КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 397947 томов
Объем библиотеки - 519 Гб.
Всего авторов - 168974
Пользователей - 90491
Загрузка...

Впечатления

argon про Бабернов: Подлунное Княжество (СИ) (Фэнтези)

Редкий винегрет...ГГ, ставший, пройдя испытания в неожиданно молодом возрасте, членом силового отряда с заветами "защита закона", "помощь слабым" и т.д., с отличительной особенностью о(отряда) являются револьверы, после мятежа и падения государства, а также гибели всех соратников, преследует главного плохиша колдуна, напрямую в тексте обозванным "человеком в черном". В процессе посещает Город 18 (City 18), встречает князя с фамилией Серебрянный, Беовульфа... Пока дочитал до середины и предварительно 4 с минусом...Минус за орфографию, "ь" в -тся и -ться вообще примета времени...А так -забавное чтиво

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про серию Горец (Старицкий)

Читал спокойно по третью книгу. Потом авторишка начал делать негативные намеки об украинцах. Типа, прапорщики в СА с окончанем фамилии на "ко" чересчур запасливые. Может быть, я служил в СА, действительно прапорщики-украинцы, если была возможность то несли домой. Зато прапорщики у которых фамилия заканчивалась на "ев","ин" или на "ов", тупо пропивали то, что можно было унести домой, и ходили по части и городку военному с обрыганными кителями и обосранными галифе. В пятой части, этот ублюдок, да-да, это я об авторе так, можете потом банить как хотите! Так вот, этот ублюдок проехался по Майдану. Зачем, не пойму. Что в россии все хорошо? Это страна которую везде уважают? Двадцатилетие путинской диктатуры автора не напрягают? Так должно быть? В общем, стало противно дальше читать и я удалил эту блевоту с планшета.

Рейтинг: 0 ( 3 за, 3 против).
Serg55 про Сердитый: Траки, маги, экипаж (СИ) (Альтернативная история)

ЖАЛЬ НЕ ЗАКОНЧЕНА

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
kiyanyn про Караулов: Геноцид русских на Украине. О чем молчит Запад (Политика)

"За 23 года независимости выросло поколение людей, которое ненавидит Россию."

Эти 23 года воспитания таких людей не смогли сделать того, что весной 2014 года сделал для воспитания таких людей Путин, отобрав Крым и спровоцировав войну на Донбассе :( Заметим, что в большинстве даже те, кто приветствовал аннексию Крыма, рассматривая ее как начало воссоединения России и Украины, за которым последует Донбасс и далее на запад - сейчас воспринимают ее как, в самом мягком случае, воровство :(, а Путина - как... ну не место здесь для матов :) Ну вот появился бы тот же закон о языках, если бы не было мотивации "это язык агрессора"? Может, и появился бы, но пробить его по мирному времени было бы куда сложнее...

А дальше, понятно, надо объяснить хотя бы своим подданным, почему это все правильно и хорошо, вот и появляется такая, с позволения сказать, "литература" - с общей серией "Враги России". Уникальное явление, надо сказать - ну вот не представляю себе в современном мире государства, которое будет издавать целую серию книг о том, что все вокруг враги... кстати, при этом храня самое дорогое для себя - деньги - на вражеской территории, во вражеских банках, и вывозя к врагам детей и жен (в качестве заложников или как? :))

Рейтинг: -2 ( 4 за, 6 против).
plaxa70 про Сагайдачный: Иная реальность (СИ) (Героическая фантастика)

Да-а, автор оснастил ГГ таким артефактом, что мама не горюй. Читать, как он им распорядился, довольно интересно. Есть и о чем подумать на досуге. Вобщем вполне читабельно. Вроде есть продолжение?

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
ANSI про Климова: Серпомъ по недостаткамъ (Альтернативная история)

Очень напоминает экономическую игру-стратегию. А оконцовка - прям из "Золотого теленка" (всё отобрали))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Интересненько про Кард: Звездные дороги (Боевая фантастика)

ISBN: 978-5-389-06579-6

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
загрузка...

Жестокая охота (fb2)

- Жестокая охота 3.25 Мб, 519с. (скачать fb2) - Виталий Дмитриевич Гладкий

Настройки текста:



Гладкий Виталий Дмитриевич Жестокая охота




Кровавый узел



1. ВМЕСТО ПРОЛОГА

Ветер врывался в ночные улицы с разбойничьим свистом, сметая с пустынных мостовых опавшие листья. Тонкий лунный серп наконец вспорол полупрозрачную вуаль туч и величаво поплыл к центру звездного купола, опрокинутого над городом — время было полуночное. Тусклый свет уличных фонарей высвечивал щербатые улицы, черные провалы подъездов, мрачные коридоры переулков.

Звуки быстрых шагов нарушили тишину улицы, и из-за угла показалась пара: мужчина в плаще и худенькая женщина в меховом жакете. Вцепившись мертвой хваткой в рукав своего кавалера, она тащила его, как погонщик упрямого мула, — мужчина был дороден и навеселе.

— Какого ч-черта… — бормотал он, пытаясь свободной рукой достать из кармана сигареты. — Погоди, з-закурю… Торопишься, как голая в баню…

— Идем, ну идем же… — вполголоса уговаривала его женщина, пугливо оглядываясь по сторонам. — Уже поздно. Дети дома одни остались…

— Т-такси… Я сейчас такси п-поймаю… — Он хотел освободиться, но потерял равновесие и едва не растянулся на мостовой. — Елки-палки… Вся дорога в колдобинах.

— А ты бы еще одну рюмку выпил, — не сдержалась женщина и со злостью дернула его за руку сильнее, чем следовало бы. — Горе мое…

Мужчина хотел было что-то сказать ей в ответ, но тут перед ними словно из-под земли выросли три фигуры. С тихим возгласом “Ой!” женщина отпрянула назад.

— Ша, мадам! — с угрозой произнес хриплый прокуренный голос, и один из троицы, кряжистый, с бычьей шеей, подошел к ним вплотную.

— Что… что вам нужно? — пролепетала испуганная женщина.

— А ничего особенного, — криво усмехнулся кряжистый. — Перстенечки, камушки. И шкурку, она у тебя клевая, — он показал на жакет.

— Эй, ты…т-ты кто такой? — наконец очнулся и кавалер, до которого дошло, что происходит неладное. — П-пошел отсюда… — он попытался оттолкнуть кряжистого.

— Фраер чудит… — негромко бросил тот, и кто-то из его подручных резко и сильно ударил мужчину в солнечное сплетение.

Мужчина, хватая воздух широко раскрытым ртом, медленно осел на мостовую.

— Не нужно! Умоляю, прошу вас! — женщина начала плакать. — Вот, возьмите… — Она торопливо сорвала с себя жакет, сняла сережки, достала из сумочки кошелек. — Все заберите, только не трогайте нас.

— Понятливый бабец… — коротко хохотнул один из подельников кряжистого и попытался раскурить папиросу.

Страшной силы удар, пришедшийся в подбородок, отшвырнул его к стене дома, по которой он сполз вниз уже без сознания.

Второй бандит шарахнулся в сторону, но невесть откуда появившийся высокий парень в кожаной куртке точно рассчитанным движением захватил его руку и буквально воткнул растерянного громилу головой в мостовую.

Кряжистый, негромко ругнувшись, выхватил нож. Не обращая внимания на зловеще блеснувший клинок, парень неторопливо приблизился к нему и сказал:

— Вот и встретились, Валет… Долго я тебя искал…

— Ты!?

— Что, не верится? Похоронил, а я тебя и на том свете нашел бы, можешь не сомневаться.

— Н-но как..? — голос кряжистого дрожал.

— Судьба, Валет. Впрочем, тебе этого не понять. Да и незачем. Чересчур поздно…

Словно опомнившись, Валет вдруг пригнулся и с хриплым рыком кинулся на парня, целясь ножом ему прямо в живот. И наткнулся на вихрь ударов, сила и точность которых ошеломили бандита. Звякнул о камни мостовой нож, который не смогла удержать сломанная рука Валета, резкая боль пронзила его сердце, когда удар ногой протаранил грудь… Эта боль была последним, что успел ощутить в своей жизни бандит. Когда грузное тело Валета рухнуло на мостовую и из горла хлынула кровь, он был уже мертв.

Парень в кожаной куртке не спеша поднял воротник, задернул “молнию”, мельком посмотрел на недвижимые тела подельников Валета и скрылся в чернильной тьме проходного двора.

Безмолвная женщина, которая словно в трансе наблюдала за схваткой, снова заплакала и принялась тормошить своего кавалера, все еще не оправившегося от удара.

Где-то над ее головой заскрипели створки окна, и вскоре вдалеке замелькали огни милицейской патрульной машины.

Отступление 1. 1953 год

Красный свет фонаря наполнял небольшую каморку таинственными полутенями. У стола сидел Костя и печатал фотографии. Слегка высунув язык от чрезмерного усердия, он терпеливо и осторожно окунал в кюветы листы фотобумаги. Белое глянцевое поле покрывалось сначала беспорядочно разбросанными пятнами, полосами, затем постепенно появлялись фигуры, лица. Весь процесс проявления для Кости был тайной, удивительной, непостижимой, и от этого сладостно-приятной. Вот и сейчас он пытался представить, какая картинка образуется из пока еще неясных, размытых очертаний, испещривших фотобумагу. Подцепив пинцетом бумажный прямоугольник, Костя с радостным удовлетворением вздохнул — получилось! На него смотрели добрые мамины глаза; она уютно примостилась у папиного плеча, а отец широко улыбался и подмигивал. Почему-то вспомнился тот вечер…

Они возвратились из эвакуации в марте 1946 года. Им здорово повезло — в городе осталось мало не разрушенных бомбежками и артобстрелами зданий, и одним из них был дом, в котором они жили до войны. Мама устроилась работать в конструкторское бюро ремонтного завода. Домой она приходила поздно, уставшая, насквозь пропыленная — после работы заводчане дотемна помогали убирать останки сожженных танков, орудий, другой военной техники, которая ржавела на окраинах города.

Костя ходил в первый класс. В городе не осталось ни одного школьного здания, мало-мальски пригодного для занятий. Городские власти с трудом нашли выход из положения — приспособили под классы городскую баню. Детей было много, помещений не хватало, и Костин класс занимался вместе со вторым и третьим. В холщовой сумке, которую мама сшила еще в эвакуации, лежал старый потрепанный букварь и пожелтевшие от времени газетные листочки. Тетрадей не было, поэтому приходилось выискивать довоенные газеты и писать между строчек и на полях жиденькими фиолетовыми чернилами, плоские круглые таблетки которых можно было купить только на толкучем рынке, втридорога.

В тот вечер Костя долго не мог уснуть: ворочался, кряхтел, как старик, наконец попытался перебраться на мамин диван, но она была неумолима. И, повздыхав, он опять отправился на свою видавшую виды кровать с медными шишечками на спинках.

Последнее письмо от отца они получили как раз перед Новым годом. В нем была фотокарточка — папа возле рейхстага в окружении друзей. Костя недоумевал: война закончилась, все возвращаются домой, и как донять причину падиной задержки? Может, он не соскучился по ним? На его расспросы мама отвечала коротко: “Так надо. Жди”. А затем, закрывшись в ванной, плакала…

Проснулся Костя от голосов: радостного, звенящего весенними ручейками маминого и мужского, раскатистого, чуть хрипловатого:

— Ну, где он там? Показывай!

— Витенька, обожди до утра. Уснул, спит Костик…

Костю словно ветром сдуло с кровати. Он выскочил из своей спаленки и застыл в дверях.

— Костя, папа…

Он узнал его, узнал сразу. Отец был точь-в-точь как на фотографии — высокий, широкоплечий, грудь в орденах и медалях, а лицо доброе, обветренное и уставшее. Костя неуверенно сделал шаг вперед, затем другой, и тут сильные руки подхватили его, и он взлетел под самый потолок.

— Папа… Папочка… Я тебя так ждал… — лепетал Костя.

У него кружилась голова, он всей грудью вдыхал крепкий мужской дух, которым была пропитана гимнастерка: смесь запахов табака, порохового дыма, соленого пота и утренних заморозков…

Счастье в тот. вечер переполнило их квартиру доверху, расплескалось в переливах гармошки по всему дому. Соседи разошлись только под утро. Костя так и уснул одетый, прижимая к груди отцову гимнастерку…

С той поры прошло семь лет. Мама по-прежнему работала на ремонтном, а отец — главным инженером нового хлебозавода, построенного вместо разрушенного гитлеровцами при отступлении. На летние каникулы Костю отвозили в деревню к бабушке, которая ни под каким предлогом не соглашалась оставить свой домишко на берегу реки и перебраться к сыну в город. Война забрала у нее троих: муж партизанил и погиб где-то на Брянщине, старшего сына убили под Варшавой, а дочку немцы угнали в Германию, и с той поры от нее не пришло ни одной весточки. Так и жила бабушка Лукерья в своем тесном мирке среди старых выцветших фотографий, которые привечали ее поутру улыбками довоенною счастья.

Сегодня папа с мамой ушли в кино на вечерний сеанс, а Костя, воспользовавшись их отсутствием и чтобы скоротать время, решил отпечатать фотографии — проявленная пленка, отснятая летом, в деревне, до сих пор покоилась в каморке, где они с отцом оборудовали фотолабораторию.

Неожиданно скрипнула дверь из прихожей в гостиную. Пришли! Но почему так рано? Костя торопливо ополоснул св|-ж ий отпечаток, сунул его б кювету с фиксажем и уже хотел было отворить дверь каморки, как вдруг раздался чей-то чужой гнусавый голос:

— Кто на стреме?

— Лупатый… — ответили ломким басом.

— Успеем?

— Должны…

— Когда кино заканчивается?

— Где-то без четверти одиннадцать.

— Точно?

— Спрашиваешь…

— Где пацан?

— Должен быть в спальне.

— Займись…

Кто-то потихоньку прошел в спальню. Луч фонаря скользнул по комнате, на долю секунды заглянул в щелку двери каморки.

Воры! Костя мигом потушил фонарь, выдернул шнур увеличителя из розетки и, почти не дыша, затаился возле двери.

— Никого нет!

— Как — нет? Ищи, мать твою… — грязно выругался гнусавый.

— Ищу, ищу… — недовольно пробасил второй вор.

— Поторапливайтесь! — прикрикнул на них третий, входя в комнату.

Костя осторожно прильнул к щели. Два вора стояли неподалеку от двери каморки, третий рылся в шкафу, а четвертый выглядывал из-за шторы на улицу.

— Говорю вам, никого, — наконец раздался бас второго вора.

— Может, к соседям отправили? — высказал предположение гнусавый.

— Хрен его знает…

— Лады… — третий из этой жуткой компании нетерпеливо прищелкнул пальцами. — Приступили.

— Чемоданы есть? — спросил бас.

— Всего два, — ответил гнусавый. — Ну да ладно, в одеяла остальное сложим да в узел свяжем.

— Интересно, какой паразит наколку на эту хазу дал? — выматерился бас. — Барахла — кот наплакал, все стираное-пе-рестиранное.

— Кто думал… Начальник все-таки. На рыжевье[1] и башли[2] был расчет?-

— Эй, гляди, еще одна дверь! — кто-то пнул дверь каморки.

— Заперта… — пробасил вор. — Не найду, где замок.

— Дай я попробую, — отстранил его гнусавый.

Костя, обливаясь холодным потом и едва дыша с испугу, зажмурил глаза — воры пытались отворить дверь каморки, которая была заперта на прочный засов. Во время оккупации в этой квартире жил начальник районной полиции, который и приспособил каморку под тайник. С внешней стороны трудно было заметить дверь, которую к тому же он оклеил обоями. А засов открывался хитромудрым приспособлением, системой рычагов, вмонтированных в пол.

— Может, взломаем? — предложил кто-то из воров.

— Ты что, дурак? Грохоту будет на весь дом, — зло ответил гнусавый. — Тут дверь, как в танке… — Он выругался.

— А если там медвежий шнифер[3]? — спросил обладатель басовитого голоса.

— Не похоже… — заколебался, судя по голосу, гнусавый. — По-моему, хаза на якоре[4].

— Ну тогда покатили отсюда, — решительно сказал третий вор, видимо, главарь. — А то вместо товара вшей наберемся…

И тут с улицы раздался свист.

— Шухер! Мотаем! — чей-то незнакомый Косте голос, видимо, того вора, который наблюдал за улицей.

— Барахло возьмите! — вскричал бас.

— Оставь, придурок! Ходу! — приказал главарь.

В это время на лестнице послышались шаги и звякнул ключ, которым пытались найти замочную скважину — лестница не была освещена.

— Лупатий, падло, проворонил! — зашипел страшным голосом главарь. — Я его в душу… печенку… селезенку… — отвел он злобу в трехэтажном мате.

— Что делать будем? — шепотом спросил бас.

— Что, что! Сам знаешь… Да не трясись, как шелудивый пес, не впервой! К двери, быстрее!

Заскрипели петли входной двери, щелкнул выключатель… Костя попытался крикнуть, но язык стал непослушным, и вместо слов он выдавил слабый писк.

И в это время раздался испуганный возглас мамы, затем послышался шум борьбы, что-то упало… и гулко, страшно громыхнули два выстрела подряд.

— Папа! Папочка-а! — наконец прорвало Костю; он с недетской силой рванул тяжелый засов, выскочил из кладовки и бросился в прихожую. — Ма-а-а..!

— Пацана! Быстрее! — заорал кто-то из воров.

Третьего выстрела Костя уже не услышал — нестерпимая боль расколола его сознание, и он погрузился в звенящую пустоту…


— Мне это надоело! Слышишь — надоело! Я его видеть не желаю!

— Вирочка, милая, как ты можешь так говорить? Как тебе не стыдно?!

— Не стыдно! Он чужой нам, чужой! Ты понимаешь это, олух царя небесного?

— Эльвира! Перестань! Он мой родной племянник, и я не допущу…

— Вот и катись ты… со своим племянником куда подальше! Он дефективный какой-то, я его даже боюсь. Все время молчит, волком смотрит, того и гляди ножом пырнет.

— Он сирота, Эльвира… Он столько пережил, столько страдал.

— Ах, сирота, ах, страдалец! Отдай тогда его в детдом, ему там самое место. Забьется, паразит, в угол и сидит сиднем, не улыбнется никогда, не поможет. А жрет в три горла…

— Эльвира, ты к нему несправедлива. Он очень способный, умный мальчик. И к тебе он хорошо относится. К тому же эта квартира…м-да…ну ты сама знаешь…

— Квартира?! А вот фигу не угодно ли тебе, охломон! Ишь как запел, сродственничек. А мне плевать, слышишь, плевать! Да если я захочу…

Костя не выдержал, отвернулся к стене и накрыл голову подушкой. Голоса в соседней комнате приутихли и стали напоминать ворчание вечно ржавой воды в унитазе….

С той поры, как Костя очнулся на больничной койке, он будто закаменел. Ему повезло — пуля лишь скользнула по голове, выдрав клок волос вместе с кожей. На похоронах отца и матери он не проронил ни слезинки — стоял молча, с потухшим взглядом и прямой спиной. После поминок куда-то исчез и вернулся домой только через три дня. На расспросы, где он был, не мог ответить ничего вразумительного. Похоже, что он и сам не помнил. Со дня похорон в его курчавых волосах появились седые волоски, а виски и вовсе побелели.

На школьных переменах Костя уходил подальше от шумных сверстников и, спрятавшись среди развалин, которых еще немало осталось от военного времени, о чем-то мучительно думал, а иногда вспоминал. В такие минуты его лицо с резко очерченными скулами кривилось в гримасе, отдаленно напоминающей плач, но черные как ночь глаза оставались сухими, неподвижными, и лишь холодный беспощадный огонь бушевал неслышно в глубине зрачков да ногти впивались в ладонь до крови. И никто и никогда не видел на его лице даже подобия улыбки.

После смерти родителей его забрал к себе дядя, Олег Сергеевич, родной брат матери. Эльвира, жена Олега Сергеевича, существо злобное и недалекое, невзлюбила Костю с первого дня их знакомства. Правда, до поры до времени, пока они не обменяли свою коммуналку и квартиру Костиных родителей на просторную трехкомнатную квартиру в центре города, Эльвира помалкивала, даже пыталась быть доброй и приветливой. Но потом ее отношение к Косте резко изменилось. По любому поводу, а чаще просто так, из-за своего дурного характера, она начала на него покрикивать, однажды даже хотела ударить. Но, встретив во взгляде рано повзрослевшего подростка холодную ярость, стушевалась и свою злобу стала вымещать на муже.

Костя часто слышал их перепалки на кухне, когда Кобра (так про себя он прозвал Эльвиру), швыряя на пол жестяные миски, шипела: “Не-на-ви-жу, Почему я должна на него работать? Паразит…” В такие моменты она и впрямь смахивала на змею: неподвижные коричневые глаза под низким скошенным назад лбом излучали жестокость, необъятный бюст и жирные складки туловища колыхались под замусоленным халатом, как плохо застывший студень, длинные тощие ноги, которые она тщательно брила едва не каждый день, казались раздвоенным хвостом неведомой науке огромной змееподобной рептилии.

Однажды Костя не выдержал и сбежал к бабушке Лукерье. Горе совсем согнуло ее, но она не роптала на свою судьбу, лишь подолгу молилась перед иконами в красном углу избы да все сокрушалась: вот, в церковь бы сходить, да уж больно далеко, в райцентре, туда, поди, верст двадцать будет, не меньше, а силенок маловато, ноги не носят; была в деревне церквушка, да вот беда-то какая, сломали ее в двадцатые годы коммунары, прости их, неразумных, Господь…

Косте бабушка обрадовалась несказанно. Угощала его ватрушками, парным молоком (соседи приносили), а по вечерам подолгу сидела у изголовья Костиной постели, гладила сухонькой морщинистой рукой его кудри и рассказывала, рассказывала… О чем? О многом, что она видела-перевидела на своем веку, но Костя мало вникал в смысл ее речей, которые сплетались для него в кружевное узорочье добрых, ласковых сновидений.

Недолгим было Костино счастье — вскоре приехали Олег Сергеевич с Эльвирой и увезли его в город. Бабушка Лукерья стояла у ворот, прижав кулачки к груди, и беззвучно плакала.

Такой она и осталась в его памяти. Месяц спустя ее не стало. Костю на похороны не пустили.

Развязка случилась совершенно неожиданно. И причиной событий, которые круто изменили жизнь Кости, стал его двоюродный брат Георгий, или Жорж, как его выспренно величала любвеобильная мамочка Эльвира. Жорж был погсщрк Кости, учился с ним в одном классе и слыл среди учеников отпетым негодяем, хотя в учебе был прилежен и пользовался расположением классной руководительницы, подружки Эльвиры.

Жорж, который, как и его мамочка, считал Костю “пришибленным”, особо с ним не церемонился. Был он покрупнее Кости, пошире в плечах, хорошо кормленный и отличался наглой вальяжностью, присущей городским отпрыскам номенклатурных семей, — Олег Сергеевич занимал весьма важный пост в партийной иерархии области. Жорж помыкал Костей, как хотел, доводил его издевками до белого каления. Но Костя сносил все с удивительным терпением и, по своему обыкновению, молча, что только раззадоривало Жоржа и подвигало на новые подлости.

И однажды Жорж все-таки нашел самое уязвимое место в глухой защите Кости: он коснулся памяти погибших отца и матери, светлые воспоминания о которых служили Косте единственным прибежищем в удушающей атмосфере неприятия и злобы, воцарившейся по милости Кобры в квартире сродственников. Это была обычная сплетня, грязная, гнусная, которая приплелась из завшивевших коммуналок в респектабельную квартиру, где и нашла подходящую почву. Сплетня попалась на зубок Эльвире, а она свой язык в присутствии Жоржа не придерживала. Ну и ее достойный сынок в один из вечеров не преминул все выложить Косте, присовокупив кое-что и от себя.

Дикая, всепоглощающая ярость на какое-то мгновение помутила рассудок Кости. Не помня себя, он влепил страшный по силе удар прямо в подленькую ухмылку Жоржа, и пока тот, валяясь на полу, выплевывал вместе с кровью выбитые зубы, Костя собрал в отцовский вещмешок свои скудные пожитки и ушел из ненавистной квартиры навсегда.

2. КРАПЛЕНЫЙ

Дом словно затаился среди низкорослых деревьев небольшой рощицы. Неподалеку расползлись невзрачные постройки окраины, все в проплешинах обвалившейся штукатурки, крытые ржавым железом, обросшей зелеными лишайниками черепицей или насквозь прогнившим рубероидом. Дощатые заборы, слепленные на скорую руку, едва державшиеся на изъеденных древоточцами столбах, отделяли захламленные подворья от пыльных улиц и переулков, которые в ненастные дни превращались в зловонные непроходимые болота.

Коренастый мужчина, одетый в какую-то невообразимую смесь, состоящую из топорщившегося нелепыми складками пиджака явно не по росту, из-под которого выглядывала замызганная голубая рубаха, и широченных брюк-клеш, давно вышедших из моды, стоял в переулке у калитки дома, сторожко прислушиваясь к ночному дыханию окраины. Его круглую голову с короткими, небрежно остриженными волосами оседлала шерстяная кепка с пуговкой на макушке, засаленная и местами прожженная. Заросшее щетиной лицо изредка подергивалось от нервного тика, хищные, глубоко посаженные глаза отсвечивали перламутром белков, крупные зубы щерились в оскале злобного недоверия и настороженности.

Наконец, шумно выдохнув, он шагнул вперед. Кособокая калитка, которая висела на двух кусках транспортерной ленты, заменяющих завесы, отворилась бесшумно, и он зашел на подворье. Пригибаясь, неслышно прошмыгнул под окнами в запущенный старый сад, обошел вокруг дома, заглянул в покосившийся угольный сарайчик. Возвратился к воротам, еще раз внимательно осмотрел переулок и, уже на таясь, размашисто зашагал к дому. Некоторое время помедлив, постучал в окно коротким дробным перестуком. Затем быстро отскочил от окна и притаился за углом веранды.

В доме зажегся свет. Сквозь плотно зашторенные окна проскользнул узкий, словно лезвие ножа, лучик и вонзился в заросшее травой подворье. Скрипнула входная дверь, и чуть хрипловатый спросонья женский голос спросил:

— Кто там?

— Открывай, свои…

— Федор?

— Тихо, ты!.. Он самый…

Дверь отворилась пошире, и на пороге белым привидением стала пухлая курносая женщина в длинной ночной сорочке.

— Ты… ты как? Откуда?..

— Оттуда, дура! У тебя все путем?

— Д-да… — дрожащим голосом ответила женщина.

— Ну тогда впускай.

— Входи…

Небольшую комнату освещала люстра под шелковым зеленым абажуром с кистями. Круглый стол, застеленный вышитой скатертью, несколько старых, потертых стульев, диван с высокой деревянной спинкой и застекленный буфет с горкой посуды составляли всю ее меблировку. Из спальни, дверь в которую прикрывали бархатные шторы, подвязанные красными лентами, доносился смачный мужской храп.

— Стерва… — тяжелый взгляд ночного гостя буквально пригвоздил хозяйку к полу. — Раскладуха паршивая…

— Федя, Феденька, миленький, п-прости… — заскулила женщина, протягивая к нему руки.

— Нышкни! Кто там у тебя?

— Свои, свои, Феденька. Зуб…

— Старый кореш, мать твою… Присуседился… — Ночной гость швырнул кепку на стол. — Буди.

— Сейчас… Я сейчас… — женщина скрылась в спальне.

Храп затих. Некоторое время спустя на пороге спальни появился высокий черноволосый мужчина с косым шрамом на подбородке и, добродушно ухмыляясь, сказал:

— Вот те раз. Крапленый, это ты или твоя тень?

— Паскудник… Присосался к моей марухе и фиксы кажешь?

— Брось, не заводись, здесь все свои. Не держи зла на меня: баба есть баба. Ей тоже сладенького, гы-гы… — заржал он, — временами хочется.

— Так-то вы меня ждали, суки поганые. Думали, в зоне загнусь?

— Ну ты скажешь… — Зуб потянулся, хрустнув костями. — Эй, Софа! — позвал хозяйку. — Мечи на стол, что есть в заначке. И водочки не забудь. Дорогого гостя встречаем. Раздевайся, Федя, садись. Сколько лет…

— Да уж… — скрипнул зубами Крапленый, хотел было что-то еще сказать, но передумал и, нахмурившись, присел к столу.

Вскоре на столе появились соленые огурцы, нарезанное крупными кусками сало, картошка в “мундирах”, черный хлеб и бутылка “Московской”.

— Извини, Федя, чем богаты… — Зуб картинно развел руками. — Живем по средствам.

— Вижу, — Крапленый со злостью содрал пробку и налил полный стакан. — Будем… — не отрываясь, выпил, загрыз огурцом.

— Стосковался… — ухмыльнулся Зуб и последовал примеру своего приятеля. — Хороша, — крякнул и потянулся за картофелиной.

— Зуб, мне нужна ксива[5].

— Умгу, — кивнул Зуб, усиленно орудуя челюстями. — Будет.

— Где Валет?

— В норе[6]. Менты[7] на хвост упали.

— А остальные?

— Кривой масть[8] тенил, щипает[9] помаленьку, на харчишки сшибает. А Щука на барахолке приторговывает.

— Та-ак… На пенсию, значит, вышли?

— Трудно работать стало, Крапленый. Времена переменились. Метут всех подряд.

— Мандраж[10] шибает?

— Не так, чтоб уж очень… Просто стоящее дело не подворачивается.

— Будет дело, Зуб, будет… У Маркизы чисто?

— Да.

— Собери у нее послезавтра всех троих. Потолкуем.

— Лады, — Зуб опять наполнил стаканы. — Еще по одной… Ты как сорвался?

— Любопытствуешь? Может, по нарам соскучился?

— Ну, ты даешь, Крапленый! Что я, шизанутый?

— То-то… — Крапленый помолчал. — Удачно получилось. Рванули когти втроем…

— А где остальные?

— Там, — Крапленый показал на потолок. — И меня туда же отправят, если заметут.

— Что так?

— Часовых. Двоих. Ногами вперед…

— Ого! Вышку[11] на плечах носишь, Крапленый.

— Двум смертям не бывать… Еще погуляем, Зуб! — Крапленый повернулся к хозяйке, которая робко выглядывала из кухни. — Софа! Садись к нам, чего столбом стоишь. За мое возвращение выпей.

— Спасибо, Федя…

— Моя заначка цела?

— Конечно, Феденька.

— Ты мне завтра одежонку поприличней справь. Да смотри, чтобы не усекли!

— Все сделаю, Федя, как надо.

— Зуб, мне клевая пушка нужна.

— “Парабеллум” устроит?

— Вполне. И патроны.

— Когда?

— Еще вчера.

— Понял. Завтра к обеду притарабаню.

— У тебя есть на примете подходящие волчары[12]?

— В общем есть… — Зуб заколебался. — Но…

— Что — “но”? '

— Народ измельчал, Крапленый. Так, сявки[13]. Деловых[14] мало.

— Обмозгуем и это. Найдем. Как Профессор?

— Кряхтит. Цветочки стал выращивать. Дедушка. Только внуков и не хватает.

— Вот ты его и поспрашивай… насчет “внуков”. У него глаз наметанный, гляди, посоветует кого для дела.

— Спрошу.

— Все, вали отсюда. А я тут с Софой… потолкую.

— Застоялся? — понимающе осклабился Зуб.

— Что, свое забыл?

— Такое не забывается…

— Так я жду тебя к двенадцати дня.

— Покеда. Приятных сновидений… гы-ш…

— Пошел к черту!

— Уже иду…


Отступление 2. Первая встреча

Дороги, дороги, дороги… Пыльные, унылые, в колдобинах и рытвинах грунтовые, и стремительные, с просинью у горизонта асфальтированные; горбатые, осклизлые от ненастья булыжные мостовые и узенькие незаметные тропинки, невесть кем протоптанные среди полей и лесных разливов. Они неторопливо разматывали полотнища, укладывая их под ноги Косте, куда-то влекли, манили в неизведанное, непройденное…

С той поры, как Костя ушел от родственников, минуло четыре месяца. Палящий летний зной постепенно уступал место зябкой ночной прохладе, умытой обильными росами, и тонкое потертое пальтишко уже не спасало от холода. Пока было тепло, Костя спал прямо на земле, у костра, подложив под голову свою котомку. Ближе к осени он старался разыскать стог сена или соломы и, зарывшись, как крот, в нору, блаженствовал в мягкой и ароматной теплыни.

За лето, несмотря на свои скитания, Костя заметно вырос и окреп. Голодным он не был никогда. Год выдался урожайным, земля щедро делилась с Костей своими богатствами: ягоды, грибы и орехи в лесу, овощи на колхозных полях, фрукты в заброшенных садах. Он научился добывать яйца и рыбу. Большой хитрости в этом не было. Возле каждого деревенского пруда обычно копошились стаи домашних уток, которые поутру неслись в камышовых зарослях, куда их хозяева забредать не догадывались. А с рыбой было и того проще: пройдешь вдоль обрывистого берега или плотины, нащупаешь промоину или нору под водой — вот тут уж не зевай, юркие караси долго ждать не станут. Ловил Костя голыми руками и щупаков, которые таились в мелких речных заводях среди длинных и упругих стеблей водяных лилий и кувшинок.

И только хлеб и соль Косте доводилось видеть не часто. Замкнутый и очень стеснительный, он даже в мыслях не мог представить себя попрошайкой или вором. А иного пути добыть хлеб и соль не было.

С солью однажды Косте здорово повезло. На колхозном пастбище, у загона для скота, он нашел несколько кусочков каменной соли, “солонцов”, которые с видимым аппетитом лизали дойные коровы. Обшорканные шершавыми коровьими языками до матово-серого блеска, величиной с гусиное яйцо, солонцы приятно отягощали вещмешок беглеца. На привалах Костя доставал свое соленое сокровище, раскладывал на носовом платке, в который раз пересчитывал куски, а затем, выбрав самый лакомый с виду, сосал его, как леденец.

Но хлеб… Хлеб оставался для него недосягаемо-прекрасной мечтой, которая в ночные часы уводила в такой далекий теперь мир детства, согретый любовью и лаской отца и матери. Ему часто снился пышный, душистый, с золотистой корочкой ржаной каравай, испеченный на капустном листе в печи бабушкой Лукерьей, и запотевшая крынка холодного молока из погреба.

Как-то среди лета он не выдержал и подошел к костру, возле которого сгрудились сельские пацаны-пастушки, выгнавшие колхозных лошадей в ночное. Приняли его приветливо, без особых расспросов. Просидел он с ними всю ночь, слушая всякие деревенские побасенки и истории. Краюху хлеба, которой его угостили, Костя бережно спрятал за пазуху. На ходу отщипывая крохотные кусочки, он совал их в рот и, перекатывая вязкий комочек языком, не осмеливался его проглотить, стараясь подольше насладиться невероятно желанной хлебной кислинкой…

Осень уже властно напоминала о себе седыми заморозками, когда Костя решил возвратиться в город — нужно было искать теплое пристанище и крышу над головой. После недолгих поисков он облюбовал старый заброшенный пакгауз на железнодорожной станции, где в чудом сохранившейся каморке кладовщика стояла железная печка-буржуйка с длинной, местами проржавевшей трубой. В топливе недостатка не было — возле запасных путей высились горы угля.

Едва обустроившись, Костя начал искать работу. Не по годам серьезного и неулыбчивого юношу приняли в свою бригаду станционные грузчики, потому что людей не хватало и им часто приходилось работать в две смены. Разгружал Костя вагоны с песком, цементом, углем, лесом. Первое время было трудновато. Еще не вполне сформировавшийся организм подростка с трудом переносил огромные физические нагрузки. Но, наделенный от природы неистовым упрямством и недюжинной силой, Костя вскоре приобрел и необходимую выносливость, чтобы работать наравне со взрослыми. Он возмужал, раздался в плечах. Питался теперь он хорошо — в заработках грузчиков не обижали. Так прошли осень, зима, весеннее половодье… Длинными одинокими вечерами Костя запоем читал. Это была его единственная отдушина в размеренной, небогатой событиями, нелегкой жизни. Большую часть своей зарплаты он тратил на книги, в основном приключенческие, выискивая их на книжных развалах и в неприметных магазинчиках городской окраины.

Так прошел почти год. Однажды летним вечером Костя возвращался с работы. Пронырнув через знакомые проломы в стенах пакгауза, он подошел к своей каморке — и застыл. Из-за неплотно прикрытой двери раздавались чьи-то чужие голоса. Поколебавшись, Костя решительно потянул на себя грубо сколоченный щит, заменяющий дверь, и шагнул внутрь.

Четыре подростка, по виду сверстники Кости, расположились вокруг стола и с увлечением играли в “двадцать одно”. На столе стояли бутылки с водкой, лежала закуска. Скатертью служила мятая газета.

— Что вам здесь нужно? — негромко спросил Костя, подходя к столу.

Непрошеные гости, как по команде, бросили карты и уставились на Костю. Наконец рассмотрев, кто перед ними, успокоились и нагловато заулыбались.

— Ба-а! Кажись, хозяин? А мы тут думаем, кто это такую козырную норку себе приспособил? — Невысокий, коренастый парень с модной челкой и узкими слегка раскосыми глазами поднялся со скамьи и шагнул навстречу Косте.

— Это не норка, и я вас сюда не приглашал, — спокойно ответил Костя, угрюмо глядя на собравшихся.

— Вева! Мы ему не нравимся! — долговязый прыщеватый подросток, криво ухмыляясь, налил себе в стакан водки и одним махом опрокинул в рот.

— Ага, — подмигнул Вева прыщеватому. — Ну-ка, плесни ему, Фуфырь, для знакомства.

— Я не пью.

— Бодает! Молокосос… — заржал третий, рыжий, нескладный, с плоским рябым лицом.

— Заткнись, Клоун! — Вева недобро зырнул на рябого, тот, икнув, прикрыл ладонью щербатый рот и засопел обиженно. — Так, значит, компания наша тебя не устраивает?

— Угадал. Не устраивает.

— Что-о! Ах ты!.. — выскочили из-за стола Фуфырь и Клоун.

— Тихо! Ша! — хрипловатый голос четвертого, который до сих пор молча сидел в углу, в тени, заставил вздрогнуть подростков, которые уже были готовы броситься на Костю. — Тебя как кличут?

Только теперь Костя как следует разглядел этого человека. Щуплый на вид, с маленьким птичьим лицом, он и впрямь казался подростком. Только морщинистый лоб, мешки под глазами и обрюзгшие щеки указывали на то, что ему уже немало лет. Он оценивающе осматривал стройную мускулистую фигуру Кости, будто собирался его купить, и это вызвало у подростка чувство брезгливости.

— Какая вам разница.

— Обиделся? Зря-а… — протянул щуплый и потянулся за бутылкой. — Садись. Угощайся. Коль не пьешь — перекуси. Потолкуем…

— Мне не о чем с вами толковать. Я пришел с работы и хочу отдохнуть.

— Вон ты как… Нехорошо, малыш, нехорошо так гостей привечать… — Щуплый нахмурился и забарабанил пальцами по столу.

Костя успел заметить, как он слегка кивнул Веве, и тот, словно его подхлестнули невидимым кнутом, бросился вперед, целясь кулаком в Костину челюсть.

Встречный удар, молниеносный и точный, пришелся Веве прямо в переносицу. Ошалело выпучив от боли глаза, он опрокинулся навзничь, завалив на пол и Фуфыря. Вторым ударом Костя расплющил рябой нос Клоуна, и тот, скуля, как побитый пес, упал на стол, опрокидывая бутылки и стаканы. В это время из-под Вевы выкарабкался Фуфырь — и тут же полетел в угол от сильного удара в скулу.

— Убирайтесь! — в ярости крикнул Костя щуплому, который, как ему почудилось, с неподдельным интересом наблюдал за происходящим.

— Хоро-ош… — словно не слыша Костиных слов, тихо проронил щуплый. — Силен, малыш, силен. А это ты видел? — длинное узкое лезвие засеребрилось в его руке.

Костя медленно отступил к печке и схватил стоящую в закутке увесистую кочережку.

— Ого! Да ты и впрямь не робкого десятка, — довольно ухмыльнулся щуплый и спрятал нож. — Лады. Мы сваливаем. Пошли, вы, лопухи! — Он помог подняться Веве, который с ошалевшим видом мотал головой. — До встречи, малыш! Шевелитесь, мазурики!

— Деньги заберите! — крикнул им вслед Костя — на столе, вперемешку с картами, валялись полусотенные, мятые трешки, пятерки, рубли.

— Оставь себе. Квартплата… — закуривая, ответил щуплый и исчез в сгустившихся сумерках среди старых товарных вагонов, которые громоздились в тупике около пакгауза.

3. ГРАБЕЖ

Тусклая электролампочка сиротливо мигала внутри огромного жестяного колпака, который под напором ненастья болтался на крюке и жалобно поскрипывал. Неяркий желтый свет сеялся вместе с дождем на замусоренный пятачок растрескавшегося асфальта, изредка выхватывая из непроглядной темени разломанный палисадник, за которым угадывались очертания длинного приземистого здания. Его широкие окна сумрачно смотрели темными стеклянными глазницами на небольшую, в блестящих оспинах лужиц, площадь. Если подойти поближе, то можно было заметить над входной дверью здания вывеску с облупившейся надписью “Магазин №…”. Какой номер, нужно было гадать: на месте цифры расползлась уродливая ржавая проплешина. К торцу здания была пристроена крохотная деревянная будка-сторожка. Сквозь ее щелястую дверь пробивались полоски света, исчертившие мокрый асфальт.

Из темноты переулка напротив магазина вышли двое — мужчина и женщина. Внимательно осмотревшись, они быстро пересекли площадь и подошли к зданию. Некоторое время помедлив, женщина, не таясь, заспешила к сторожке, а мужчина, мягко, по-кошачьи, ступая, нырнул в кустарник, который щетинился вдоль палисадника.

Женщина постучала в дощатую дверь. Внутри сторожки отрывисто и зло залаял пес.

— Кто там? — спросил хриплый полусонный голос. — Чаво надобно?

— Извините, пожалуйста, мне нужно срочно вызвать “Скорую”! — нервно вздрагивая всем телом, ответила женщина.

— Эк, среди ночи угораздило… — недовольно прохрипел голос из сторожки. — Покоя нетути с этим телефоном… Из автомата звонить надобно.

— Не работает, кто-то трубку оторвал… — принялась торопливо объяснять женщина, бросая пугливые взгляды по сторонам. — Пожалуйста, прошу вас…

— Вот паразиты, — выругался сторож. — Им бы все ломать. Сучьи дети… — слышно было, что он колеблется. — Ладно, заходи… Тузик, пошел на место! — прикрикнул на пса, который заходился лаем.

Звякнул крючок, и на пороге сторожки появился дед, бородатый, заспанный, одетый в стеганую безрукавку. В руках он держал “берданку”. Пальцы его широкой узловатой ладони лежали на курке.

— Погодь! — строго осадил он женщину, которая тут же попыталась мимо него проскользнуть внутрь сторожки. — Шустрая… — добавил он с осуждением и внимательно оглядел площадь и палисадник. — Входи, молодуха, — наконец смилостивился над насквозь промокшей женщиной. — Эк, поливает… — недовольно крякнул и поспешил набросить крючок.

Женщина подошла к телефону, сняла трубку, начала торопливо набирать номер.

— Тихо, Тузик, тихо! — строго приказал сторож псу, который злобно зарычал, уставившись на дверь. — Что, не отвечают? — спросил у женщины — и застыл, вытаращив на нее испуганные глаза. — Ты… ты это… чаво? — Черный зрачок пистолетного ствола смотрел ему прямо в лицо.

— Спокойно, дед, спокойно… Положи ружье! Только без шуток, а не то…

Она попятилась, держа сторожа под прицелом, к двери и открыла ее. Напарник женщины быстро вошел внутрь. Пес залаял и бросился на пришельца. Тот привычным движением схватил его за загривок и всадил нож по самую рукоятку в мохнатую грудь. Сторож попытался что-то сказать, но напарник женщины, злобно оскалившись, ударил его ножом точно в сердце. Чуть слышно простонав, сторож медленно завалился на скамью.

— Зачем?.. — женщина побледнела и закрыла лицо руками……

— Только мертвые молчат, — цинично ухмыльнулся мужчина, вытирая лезвие ножа о безрукавку старика. — Так спокойней. Это для того, чтобы он в ментовке наши портреты не нарисовал. Ладно, пошли. Спешить надо. Да телефончик протри и дверные ручки…


Начальник уголовного розыска города майор Храмов, невысокий лысоватый мужчина с уже наметившимся брюшком, хмуро расхаживал по магазину и курил папиросу за папиросой. Оперативники и эксперты трудились в поте лица, пытаясь найти хоть какие-то следы воров. И — тщетно.

“Чистая работа… — думал Храмов, нервно разминая очередную папиросу. — Профессионалы, это уж наверняка, — вспомнил остекленевшие глаза сторожа и выругался про себя: — “Мокрушники” поганые… Не было печали…”

Подошел капитан Тесленко, старший опер угрозыска.

— Ну, что, посчитали? — не глядя на него, спросил Храмов.

— Заканчиваем. По предварительным данным, украдено следующее… — Тесленко достал измятый листик розовой бумаги: — Четыре отреза ленинградского трико, две шубы мутоновые, восемнадцать наручных часов, из них пять в золотых корпусах, три золотые броши, одиннадцать золотых колец, семь фотоаппаратов, деньги…

— Сколько?

— Что-то около сорока восьми тысяч рублей. Уточняем.

— Почему такая большая сумма хранилась в магазине?

— Выдумаете?..

— Именно.

— Я так не считаю. Завмаг новый, молодая женщина, так что…

— Тогда почему?

— Заболел инкассатор, четвертый день гриппует.

— Заменить некем, что ли?

— Я звонил в банк. Говорят, некем: два человека в отпуске, один в хирургии, неделю назад прооперировали, ну и этот…

— Та-ак… Интересная картина получается. Наводит на размышления. Ладно, потом обсудим. Что эксперты?

— Глухо. Правда, следы есть, но настолько невыразительные, что без обстоятельных исследований в лаборатории трудно что-либо сказать. К тому же дождь… 

Совещание в кабинете Храмова затянулось допоздна. Начальник уголовного розыска был взвинчен до предела. Настроение капитана Тесленко тоже оставляло желать лучшего. -

— Черт знает что! — Храмов швырнул недокуренную папиросу в пепельницу. — За полгода девять нераскрытых краж, и все по-крупному. И последняя “мокрая”! Заметьте — “почерк” один и тот же. Все сработано на высшем уровне. Ни одной зацепки. Мистика.

— Будь оно все неладно… — тихо проронил Тесленко, стараясь не встречаться взглядом со своим шефом.

— Уж ты бы помолчал! — снова взорвался Храмов. — Детский сад, а не оперативники, мать вашу! Сюсюкаете, вместо того, чтобы работать. С меня генерал уже три шкуры содрал, а вам хоть бы хны. Ты мне вот скажи — кто убил Валета? А? Молчишь? Тут тебе все на месте — и свидетели, и потерпевшие, и два его подельника… как их?

— Вева и Фуфырь… — хмуро буркнул Тесленко.

— А они что?

— Отмалчиваются. Судя по всему, не знают. Не рассмотрели.

— Странная история… Сводят счеты?

— Не похоже.

— Что говорят судмедэксперты?

— В один голос твердят, что смерть Валета не случайность, а преднамеренное убийство. Все трое обработаны со знанием дела. Профессионально. Похоже на джиу-джитсу… или что-то в этом роде. И самое интересное — тот неизвестный парень мог запросто отправить вслед за Валетом и его двоих подельников, но почему-то этого не сделал.

— Пожалел?

— Не думаю… Хотя, кто его знает. Возможно, все зависело от ситуации.

— Но почему именно Валета?

— Судя по тому, что говорили потерпевшие, они друг друга знали. Правда, о чем говорили тот парень и Валет, они не слышали… Короче говоря, мы сейчас ворошим старые дела Валета. Может, найдем какую-нибудь зацепку.

— Что со словесным портретом неизвестного?

— Не клеится. К сожалению. Было темно, ну а о состоянии потерпевших и говорить нечего… Что касается Вевы и Фуфыря, так эти два подонка даже рассмотреть его не успели.

— Ладно… Пока будем иметь в виду это происшествие, — заметив недоумевающие взгляды оперативников, Храмов нахмурился и повысил голос: — Не потому, что потеря Валета для

общества невеликое горе, а потому, что просто людей не хватает. У нас сейчас главное — все эти кражи и особенно последний грабеж. Пора кончать с этим безобразием. Мне стыдно за вас и за себя. Получается, что мы зря хлеб едим. Капитан Тесленко! По приказу начальника управления вы можете привлекать для участия в операциях по всем этим делам любое необходимое количество сотрудников, в том числе и отдел наружного наблюдения. Соответствующие службы уже оповещены, — увидев, как заерзал Тесленко, намереваясь, видимо, о чем-то спросить, Храмов добавил: — Вы меня правильно поняли — минуя всех, в том числе и меня. Любая ваша заявка будет принята к немедленному исполнению дежурным по управлению. Предупреждаю — дело на контроле у генерала.

— Будет исполнено… — не очень уверенно и негромко сказал Тесленко.

Храмов некоторое время смотрел на него, хмурясь, затем уже более добродушным тоном спросил:

— Виктор Михайлович, как там твой практикант?

— Снегирев? Нормальный парень…

— Это и так ясно. Как он в смысле нашей работы. Тянет?

— Теоретик… — буркнул Тесленко, собирая в папку свои бумаги.

— Вот и хорошо, что теоретик. А то у нас сотрудники, судя по результатам, больше ногами думают, — съязвил Храмов. — Поручи ему дело об убийстве Валета. Пусть покопается. Выгода двойная — без работы не будет болтаться, ну и… — майор не договорил, но Тесленко его мысль и так была ясна.

“Хитроват… — думал Тесленко, идя по коридору управления к своему кабинету. — Надо же, додумался — сплавить “мокруху” пацану. А что — расследование ведется, никто не внакладе, закон соблюден. Результат? Да хрен с ним, с этим Валетом. Одним ублюдком меньше…”


Отступление 3. Схватка

Воскресное утро укутало голубоватой дымкой полусонные городские здания, умыло обильной росой зеленые газоны. Редкие прохожие не спеша вышагивали по мостовым, старательно обходя лужицы, оставленные “поливалками”. Неугомонные воробьи ссорились из-за хлебных крошек и с недовольным чириканьем разлетались в разные стороны при виде какого-нибудь дога или эрдельтерьера, которых выгуливали позевывающие энтузиасты собаководства. Под крышами домов ворковали голуби, стремительные ласточки рассекали своими острыми крыльями пьянящий утренний воздух — город пробуждался…

В это раннее утро Костя шел на кладбище, чтобы положить букетик цветов на могилу родителей. Он по-прежнему работал грузчиком на станции и жил все в той же каморке в здании старого пакгауза.

Но только с некоторых пор Костя начал замечать, что за ним следят. То чья-то тень мелькнет за тусклым окном каморки в вечерний час, то встретится неожиданно среди вагонных завалов на запасных путях подозрительного вида личность в надвинутой на глаза кепке и поторопится исчезнуть за станционными постройками.

А однажды, поздним вечером, в дверь каморки постучал тот самый щуплый тип из четверки картежников.

— Наше вам, малыш! Зайти можно?

— Заходите…

— Почему так официально? Ах да, мы ведь с тобой не знакомы. Держи пять! — он протянул Косте руку. — Мы с тобой тезки, малыш. Меня тоже Костей кличут.

— Очень приятно… — демонстративно не замечая ладони незваного гостя, ответил подросток.

— Ой, ой, какие мы гордые! — нимало не смущаясь весьма прохладным отношением к своей личности, заерничал щуплый. — Лады, хозяин-барин. Обойдемся без трали-вали. Я к тебе по делу, Костя. Присесть можно?

— Пожалуйста.

— Эх, клево… — щуплый блаженно развалился на стуле. — Устал, как пес. А у тебя тут ничего, уютно.

— Я вас слушаю, — не стал поддерживать разговор Костя.

— И то верно, — согласно кивнул щуплый. — Время — деньги. У меня есть к тебе одна просьба… Знаешь, малыш, не везет мне в личной жизни. Женился — и неудачно. Развелся с женой, а она меня из квартирки того… в общем, вытурила. А монатки мне свои девать некуда. Так я хотел тебя попросить об одной услуге: пристрой пару чемоданов с моим барахлишком у себя. Тут места вполне хватит. Нет, нет, ненадолго! — заторопился он при виде нахмурившегося Кости, который отрицательно покачал головой. — Пока не подыщу себе угол. Я сейчас у друзей ночую, но там теснота: дети, жена и все такое прочее. Не хотелось бы и вовсе стеснить их своими сундуками. Ну, что, договорились?

Костя было заколебался — что такое не иметь пристанища, крыши над головой, ему было достаточно хорошо известно. Но все же он так и не смог одолеть в себе неприязнь к этому скользкому и нахальному типу.

— Извините, ничем помочь не могу. Сдайте вещи в камеру хранения. Там они будут в полной сохранности. А сюда может зайти любой.

— Ты упрямый… — криво ухмыльнулся щуплый. — Ну что же, покеда, тезка. — Угрожающие нотки зазвучали в его голосе. — Жаль, очень жаль…

— Деньги свои заберите, — невозмутимо выдержав недобрый взгляд щуплого, Костя сунул ему в руки газетный сверток.

Тот, не гладя, положил сверток в карман и, не прощаясь, вышел из каморки.

После этого посещения подозрительные соглядатаи больше не тревожили Костю. Он было успокоился и начал забывать эту неприятную историю, но однажды, на перроне вокзала, за ним увязалась толпа подростков. Эти великовозрастные бездельники постоянно кучковались в небольшом привокзальном скверике, где лакали прямо из горлышка дешевое крепленое вино и дулись в карты “под интерес”. И быть бы драке, но на тот час, к счастью, подошли грузчики, с которыми Костя работал, — после смены они обычно пили пиво в привокзальном буфете. При виде широкоплечих здоровяков, которые сами были непрочь почесать кулаки, разудалая компашка, подогретая изрядной порцией спиртного, сочла за лучшее поспешно ретироваться. Это происшествие снова заставило Костю насторожиться. Тем более что за одним из киосков он заметил притаившихся щуплого с Вевой, которые пристально следили за происходящим…

На кладбище в эту раннюю пору было пустынно и тихо. Только у одной из могил, неподалеку от центрального входа, сидел на крохотной скамеечке какой-то мужчина, отрешенный и задумчивый. Костя прошел вглубь кладбища по широкой и чисто выметенной аллее к могилам родителей. Осторожно, будто боясь потревожить вечный сон отца и матери, положил цветы на могильные холмики, аккуратно пригладил еле видимые глазу бугорки, выдернул несколько травинок, которые упрямо пробивались сквозь щели плотно подогнанных друг к другу плит, обрамляющих могильные скаты. Уселся на скамью и надолго застыл, стараясь не дать воли горестным чувствам, увлажнившим его глаза.

Звуки чьих-то осторожных, крадущихся шагов нарушили тишину кладбища. Костя встрепенулся и, все еще во власти воспоминаний, недоумевающе посмотрел на берущих его в кольцо парней. И тут же вскочил, наткнувшись на знакомый прищур Вевы и самодовольную мину щуплого “тезки”.

— Какая встреча! — щуплый показал в ухмылке гнилые зубы и подошел к Косте. — И в таком интересном месте… Здорово! Чего молчишь? Не рад? Напрасно.

— Что вам от меня нужно? 

— Понимаешь, у нас тут разговорчик один к тебе имеется. Так сказать, по душам.

— О чем?

— Не просекаешь, значит? Объясню. Должок за тобой числится, малыш. Забыл? А вот Вева и Фуфырь помнят. Надо платить, малыш, надо. Такова жизнь.

— Только не здесь… Я вас прошу. Не нужно… здесь.

— Почему? Место вполне подходящее. Гы-гы… Уютное местечко, я бы сказал, для нашего разговора.

— Я вас очень прошу!

— Что ты с ним баланду травишь, Фонарь! Я эту падлу сейчас по уши в землю вобью! — Велосипедная цепь сверкнула звеньями в руках Вевы, и Костя едва успел увернуться.

Поднырнув под Веву, он резким движением швырнул его, словно мешок, на щуплого Фонаря, который едва удержался на ногах. Коротким, хлестким ударом Костя успел опередить и второго, с какой-то замысловатой татуировкой на груди, попытавшегося достать его обрезком толстого бронированного кабеля. Фуфырь, с такой же цепью в руках, как и у Вевы, видимо, вспомнив их первую встречу в каморке, с перепугу шарахнулся в сторону, тем самым освободив Косте дорогу к центральной аллее кладбища. На бегу влепив прямой удар в челюсть еще одному из своры подонков, он перепрыгнул через чью-то могилу — и со всего размаху грохнулся на землю: Фонарь все-таки достал его железным прутком.

Боль обожгла спину, на какое-то мгновение помутив сознание, но тут же, извернувшись, Костя вскочил на ноги и молниеносно ткнул головой в лицо Фонаря. Тот охнул от неожиданности и, выпустив из рук пруток, упал навзничь. Лицо его залила кровь, хлынувшая из носа и рассеченной брови.

И это было последнее, что увидел Костя, — над его головой взметнулась чья-то рука, и вороненые шипы кастета, содрав кожу с виска, бросили онемевшее от внезапного шока тело в небытие…

4. КАПИТАН ТЕСЛЕНКО

Он долго вчитывался в скупые строчки оперативной сводки Всесоюзного розыска: “Из мест заключения бежал особо опасный преступник, вор-рецидивист Белик Федор Христофорович, 1920 года рождения, кличка “Крапленый”, уроженец Смоленской области. Судимости… Приметы: рост — средний, коренастый, лицо круглое, волосы густые, прямые, темно-русые, цвет кожи… брови… глаза… нос… походка… речь… манера поведения… Особые приметы…”

Впрочем, читал Тесленко оперативную сводку больше по устоявшейся привычке, нежели по необходимости, — Крапленого он знал достаточно хорошо. И довольно пухлую папку из архива управления, в которой были подшиты многочисленные документы, рассказывающие о похождениях матерого волчары Крапленого, он мог даже не открывать — большинство из них было написано рукой молодого опера Тесленко.

Эта папка попала на стол капитана не случайно. И вовсе не случайно он затребовал данные Всесоюзного розыска, к которым оперативники относились обычно весьма прохладно — не было печали, своих забот достаточно, пусть беглецов ловят те, кто их упустил. А поводом к этому послужило заключение экспертов по последней, “мокрой”, краже в промтоварном магазине.

Еще при первом осмотре места происшествия Тесленко обратил внимание на некоторые особенности “воровского почерка”: преступники работали в перчатках, а чтобы не оставить следов, они натянули на нога специальные чулки, пропитанные настоем махорки и еще какой-то мерзости, от которой служебно-розыскной пес Буран чихал до слез. И самое главное — умело отключенная сигнализация-ревун и несколько необычный способ вскрытия сейфа с деньгами и драгоценностями: не “фомкой”, старинным и неизменным инструментом “медвежатников”, а при помощи автогена. Сейф был взрезан аккуратно и со знанием дела.

“Почерк” знакомый, но откуда? Мучительные размышления не пропали втуне — Тесленко вспомнил. Это было “дохлое” дело многолетней давности, в котором очень многое совпадало с нынешним. Когда папку с данными по этому делу извлекли из архива, то оказалось, что одним из подозреваемых был Крапленый. К сожалению, доказать его причастность к той краже не удалось. Уже тогда он отличался завидной изворотливостью и хладнокровием, в чем приходилось не раз убеждаться молодому розыскнику Тесленко…

Майор Храмов, которого подчиненные за глаза прозывали Бубырем, был на удивление спокоен и рассудителен.

— …Крапленый, говоришь? — Храмов неторопливо просматривал план розыскных мероприятий. — С какой стати он “мокрушником” стал?

— Это версия. За неимением лучшей… — сознался Тесленко, пряча глаза. — При побеге он начудил, терять ему теперь нечего.

— Не густо. И бездоказательно. Так, мудрствование.

— Я уверен, товарищ майор, это его “почерк”!

— Не горячись, Виктор Михайлович. В нашем деле уверенность появляется только после приговора суда. Да и то не всегда, и тебе это известно…

Тесленко ругнулся про себя: “Чертов Бубырь! Кишкомот… Его хлебом не корми, дай поизмываться над нашим братом. Нет других версий, нет!”

— Кстати, Виктор Михайлович, ты обратил внимание на вот этот пунктик в заключении экспертов? — Храмов ткнул толстым коротким пальцем в один из листков дела.

— Конечно… — Тесленко привстал, чтобы рассмотреть, куда показывает Храмов. — Несколько ниток дорогой импортной ткани, которые невесть как оказались на шляпке гвоздя, торчавшего из скамейки в сторожке…

— Наводит на размышления фактик, а?

— Наводит… — буркнул Тесленко, не вдаваясь в пространные объяснения, которых ждал майор.

— Ну и?.. — требовательно поднажал Храмов.

— Возможно, знакомая… — сдался Тесленко. — Мало ли…

— К старику — и такая расфуфыренная краля? Не клеится, Виктор Михайлович.

“Сам знаю… — Тесленко упрямо поджал губы. — Похоже, кто-то звонить приходил. Телефон-автомат раскурочили как раз накануне грабежа. Где только искать эту лярву, если и впрямь она была “подсадной”?”

— А не замешан ли здесь Профессор? — продолжал тем временем майор. — Старый кадр. Что-то в последнее время он стал вести себя больно тихо. Завязал?

— Он только в могиле завяжет, — нахмурился Тесленко, вспомнив, сколько неприятностей доставил ему скользкий, как угорь, старый прохиндей.

— То-то… Может, прокачаешь его как следует? Авось, расколется.

— Вот именно — авось. Близок локоть…

— Присмотрись к нему, Виктор Михайлович, присмотрись. А заодно и к его братцу, Михею. Весьма возможно, что краденое барахлишко не миновало лап этого прощелыги. Деньжата у него водятся, и немалые.

— Сделаем, — согласился Тесленко, напряженно размышляя о своем.

— Как твой практикант Снегирев? Обнадеживает?

— Пашет, — не стал вдаваться в подробности капитан.

— Результаты есть?

— Есть, — коротко ответил Тесленко, с тоской посмотрев на часы: времени в обрез, пора приниматься за работу, но от Бубыря так просто не отделаешься.

— И какие, если не секрет? — упрямо гнул свое Храмов.

— Под ногами не путается, — не выдержав, в сердцах ответил капитан.

— Ну-ну… — с интересом посмотрел майор на раскрасневшегося от злости подчиненного. — Не смею больше задерживать…

Закрывшись в своем кабинете, Тесленко облегченно вздохнул: слава Богу, отстрелялся. До следующей оперативки. И то ладно… К счастью, он тогда не знал, что еще одной встречи со своим начальником ему сегодня не миновать…

Милицейский “газик”, взвизгнув тормозами, остановился у подъезда трехэтажного дома старинной постройки с внушительного вида дубовой дверью и лепными фитюльками по всему фасаду.

— Пошевеливайтесь! — скомандовал немолодой старшина своим напарникам, на ходу расстегивая кобуру.

Два милиционера, громыхая пудовыми сапожищами, последовали за ним в приоткрытое парадное.

— Сержант, к “черному” ходу! — уже громким шепотом продолжал командовать старшина. — Тише, ты, остолоп! — прикрикнул он на второго, который едва не загремел вниз по широким мраморным ступеням лестницы, споткнувшись непонятно о что.

На втором этаже, у двери квартиры, обитой черным дерматином, на котором эффектно сверкала начищенной бронзой массивная табличка с гравированной надписью “Профессор Арбенин Н.В.”, старшина в нерешительности остановился. Дверь была приоткрыта, и сквозь щель виднелась в полутьме солидная вешалка красного дерева. Помедлив некоторое время, старшина решительно толкнул дверь и зашел в прихожую.

В квартире царила тишина. Держа пистолет наизготовку, милиционер нашарил выключатель. Матовая колба плафона залила мягким серебристым светом оклеенные обоями стены и паркетный пол, на котором лежал пушистый коврик.

Неожиданно где-то в глубине квартиры раздался стон, затем послышались шаркающие шаги, скрип отворяющейся двери, и навстречу милиционерам шагнул невзрачный на вид субъект. Вернее, попытался шагнуть — на пороге ноги его подогнулись, и он рухнул на паркет. Искаженное от боли лицо упавшего кривил нервный тик, он пытался что-то сказать, но из горла вырвался только протяжный хрип.

Оставив его на попечение неуклюжего напарника, старшина прошел в гостиную. Там, у старинного резного серванта, украшенного медными бляшками, лежал, раскинув руки, лысый мужчина лет пятидесяти со шрамом на щеке. Казалось, что он спал. И только неестественно подвернутая нога да струйка уже потемневшей крови в уголке перекривленного рта указывали на то, что этот человек больше никогда не проснется…

— Итак, еще один покойничек… — Храмов попытался достать из портсигара папиросу, но она сломалась. — А, черт! — в раздражении швырнул ее в урну. — Узнал, кто это?

— Да. Гришакин Петр, по кличке “Щука”, —Тесленко уныло рассматривал давно не крашеный пол в кабинете майора. — Между прочим, старый подельник Валета…

— Что ты мямлишь! — взорвался Храмов. — Толком расскажи, что и как.

— Дежурному управления позвонил незнакомый мужчина, который не счел нужным представиться, и сказал, что в квартире профессора Арбенина воры. Когда патруль прибыл на место происшествия, то оказалось, что дверь квартиры была не заперта, а внутри находились двое — Щука и небезызвестный вор-домушник Балабин, кличка “Гога”. Щука был уже мертв, а Гога сильно избит. Сейчас он лежит в реанимации.

— Та-ак… Ну и дела… Вы допросили Гогу?

— Попытались. Насколько это было возможно…

— А Щука?

— Сейчас им занимаются судмедэксперты. Но, по предварительным данным, убит таким же образом, как и Валет. Удары страшные по силе и нанесены в самые уязвимые точки тела. И ни одного лишнего, все в самый аккурат.

— Итак, убийство Валета не случайность…

— Да уж… — нехотя согласился Тесленко.

— Но кто и зачем?

— Не могу даже представить, — честно сознался капитан. — Такое в моей практике впервые.

— Что говорит Гога?

— Путается. Зашли в квартиру, решили “почистить”. Профессор с семьей в доме отдыха…

— Кто навел?

— Молчит. Что работали по наводке, сомнений нет.

— Ладно, что дальше?

— Щука остался в гостиной — выгребал столовое серебро из серванта. Гога прошел в следующую комнату. Услышал какой-то шум, звуки ударов, крик Щуки. Выскочил. А дальше ничего не помнит. Что-то мелькнуло перед глазами — и все… Очнулся только к приходу патруля.

— За собой дверь они закрыли?

— Да. На защелку.

— Значит, кто-то знает толк и в замках.

— Именно. Замок в квартире профессора очень сложный, заграничный. Гога утверждает, что возился с ним долго.

— Это очень интересно. Гога — “домушник” высокой квалификации. Кстати, с чего это Щуку угораздило “масть” сменить? Ведь он, насколько мне помнится, не занимался квартирными кражами.

— В последнее время Щука фарцевал. По мелочам. Видно, доход перестал устраивать.

— Убедительно… — Храмов испытующе посмотрел на капитана. — Что делать будем, Виктор Михайлович? Хотел бы, все-таки, выслушать твои соображения на сей счет.

— Товарищ майор! — Тесленко разозлился не на шутку. — Я так соображаю, что с меня вполне достаточно и тех краж, которые у меня в производстве. Моя голова не безразмерная. В отделе есть и другие сотрудники.

— Не горячись, — голос майора посуровел. — Судя по всему, блатные сводят свои счеты. Наше предположение, что убийство Валета — случайность, неверно. Помешать мы им не в состоянии, да и, откровенно говоря, нет особого желания. Но отреагировать должны. Поэтому предлагаю дела об убийствах Валета и Щуки объединить. И пусть этим занимается Снегирев. Под твоим контролем.

— Дался вам этот пацан! В няньках я ходить не желаю!

— Будешь, Виктор Михайлович, будешь. Это приказ. Ты ведь наставник. Вот и… действуй. Все, баста! Разговор закончен. До свидания…

“Ну и влип ты, дружище… — с тоской думал Тесленко, бесцельно перекладывая бумаги на своем письменном столе. — Отпуск накрылся — факт. Антонина сделает из меня фарш. Два года к старикам не могу вырваться. И еще этот Снегирев… Эх…”


Отступление 4. Кауров

Больничная койка мягко скрипнула, когда Костя попытался повернуться на бок. Боль жгучей волной прокатилась по телу, он застонал и открыл глаза. Неяркий свет струился сквозь окно, задернутое белоснежными накрахмаленными занавеска-ми, и казалось, что по светло-салатным стенам палаты катятся бесконечным потоком упругие взвихренные волны.

Костя медленно повернул голову и встретил озабоченный и немного тревожный взгляд девушки-медсестры, которая сидела у небольшого столика возле стены.

— Где… где я? — с трудом ворочая сухим, шершавым языком, спросил Костя.

— Лежи, лежи… — поспешно подхватилась медсестра и поправила простыню. — В больнице. Все хорошо…

— Пить…

— Сейчас. Вот. Давай-ка я помогу…

Костя жадно глотал теплый ароматный чай, и с каждым глотком кровь струилась в жилах все быстрее и быстрее.

— Ну, а теперь нужно поесть. Проголодался, небось?

— Очень…

— Это хорошо. Обожди немного, сейчас принесу…

После еды Костю разморило, и он забылся крепким целительным сном.

Утром следующего дня, после завтрака и докторского обхода, в палату вместе с медсестрой вошел высокий жилистый мужчина лет сорока с густой шапкой седеющих кудрявых волос.

— Здравствуй, воин, — приветливая улыбка осветила его смуглое скуластое лицо.

— Здравствуйте. Кто вы?

— Моя фамилия Кауров. Александр Петрович. Вот принес тебе кое-что. Яблоки, виноград…

— Спасибо. Но я вас не знаю…

— Костя, Александр Петрович спас тебя, — вмешалась медсестра. — Там, на кладбище.

— Вы… меня?

— В общем, почти что так, — снова улыбнулся Кауров, присаживаясь на табурет у постели. — Пришлось немного тряхнуть стариной… Но ты молодец, еще какой молодец. Я видел, как ты их… Чуточку опоздал, уж извини, далеко был. Ну, ничего, главное, ты жив. Врачи говорят, что ничего серьезного, скоро встанешь на ноги. Родители уже приходили?

— У меня… нет родителей…

— Нет? — посерьезнел Кауров. — Вон оно что… Та-ак… Ну, ладно, пойду я. А то проник сюда, как разведчик, тайком. И то благодаря этой милой девушке, — кивком показал в сторону засмущавшейся медсестры. — Выздоравливай побыстрее. Я еще зайду. Слушай, ты читать любишь? Я принесу тебе книги. Отлично, договорились…

Через три недели Костю выписали — молодой и крепкий организм лучше всяких лекарств помог ему выздороветь. Правда, еще побаливали два сломанных ребра и ушибленная кастетом голова, но это уже были мелочи, на которые не стоило обращать особого внимания.

У больничной ограды Костю встретил своей неизменной улыбкой Кауров.

— Как новая копейка! — подмигнул Косте, крепко пожимая руку. — Но худой. Ничего, были бы кости целы, а мясо нарастет. Ты сейчас куда? Я тут с машиной, довезу.

— На вокзал… — смущенно ответил Костя, стараясь не встречаться взглядом с Кауровым.

— Как — на вокзал? Собрался куда-то ехать?

— Да нет, живу я там…

— Ладно, тогда поехали.

— Спасибо. Я… потом на вокзал. Надо зайти… кое-куда…

— Э-э, братец, нет, давай начистоту. Куда ты хочешь зайти? — пытливо всматриваясь в Костю, серьезно спросил Кауров. — И где ты все-таки живешь? Или это секрет?

— В старом пакгаузе, — неожиданно решившись, ответил Костя.

— В старом… пакгаузе? — переспросил удивленный Кауров — и вдруг все понял.

Острая жалость тугим комом подступила к горлу Каурова, и, отвернувшись в сторону, чтобы Костя не заметил его подозрительно заблестевших глаз, он глухо проговорил:

— Ты вот что, Костя… Ну, в общем, поедем сейчас ко мне. Живу один… детдомовский я. Жена… умерла, два года назад. Детей нет, квартира у меня просторная, места хватит… Поехали, а?

И Костя, неожиданно для себя, кивнул в знак согласия…

Просторная однокомнатная квартира Каурова напоминала спортзал: шведская стенка у двери, гантели, гири разного веса, эспандер, в углу кожаный боксерский мешок и “груша”. Вдоль одной из стен был прикреплен массивный деревянный брус, отполированный до блеска. Там же стояли какие-то палки, а на стене, рядом с картиной, на которой была нарисована неяркими красками скала и причудливой формы дерево, висел на гвозде настоящий меч в ножнах.

Заметив недоумевающий взгляд Кости, Кауров засмеялся:

— Удивлен? Каждый сходит с ума по-своему, так, насколько мне помнится, однажды сказал какой-то философ. Я, как видишь, не исключение. Привык. А привычка — вторая натура.

Короче — располагайся. А я сейчас кое-что сварганю по-быстрому, перекусим… — и Кауров заторопился на кухню.

Вечер наступил незаметно. Костя и Кауров с увлечением ковырялись внутри радиоприемника внушительных размеров. Хозяин квартиры был радиоинженером и в совершенстве разбирался в хитросплетении различных проводков, контактов, нагромождении электронных ламп, конденсаторов, сопротивлений. К тому же он оказался превосходным рассказчиком.

Костя с удовольствием вслушивался в неторопливый басок Каурова, лудил концы проводов, что-то подпаивал, крутил отверткой винты и шурупы, разыскивал в фанерном чемоданчике необходимые детали… — в общем, трудился в поте лица. И неожиданно поймал себя на мысли, что ему не хочется уходить отсюда, из этого маленького, уютного мирка, заполненного до отказа такими интересными, до сих пор не виданными вещами. Впервые со дня смерти родителей внутреннее напряжение, которое гнездилось в нем, сковывая мысли и поступки, накладывая неизгладимый отпечаток на характер, как-то стаяло, ушло, растворилось в удивительно теплой и доброжелательной атмосфере общения с Кауровым.

Когда часы пробили десять раз, Костя робко сказал:

— Ну… так я пошел…

— К…как? — поперхнулся от неожиданности Кауров. — Погодь, мы ведь с тобой как договаривались? Ты остаешься у меня… и все такое прочее. Или я что-то не понял?

— Извините, но я не хочу вас стеснять, — внутренне подтянувшись, твердо ответил Костя. — Спасибо вам за все.

— Вот тебе номер… — огорчился Кауров. — Конечно, ты волен решать сам, что делать и куда держать свой путь. Но, будь добр, сделай мне одолжение — переночуй сегодня здесь.

— Ладно… — опуская глаза, тихо ответил Костя; он не хотел, чтобы Кауров понял, каким облегчением и радостью наполнилось в этот момент его сердце.

— Чудесно! Стоп, вот голова садовая! — стукнул себя ладонью по лбу Кауров, глядя на старинные часы в массивном деревянном футляре, которые висели над диваном. — Время-то вон какое, а я тебя баснями кормлю. Пошли на кухню, поможешь мне картошку почистить. Сегодня у нас будет королевский ужин, это я тебе обещаю…

Так уж получилось, что Костя не ушел от Каурова и на второй, и на третий день… А когда в конце недели он было засобирался, Кауров пригласил его в выходной съездить на рыбалку. И Костя согласился.

Клев был неважный. Раздосадованные невезением, Костя и Кауров молча сидели на берегу неширокой, но глубокой речушки, внимательно наблюдая за поплавками, которые застыли будто приклеенные намертво к голубовато-зеленой водной глади. Наконец Кауров не выдержал, сплюнул с досады и поднялся на ноги.

— Что такое не везет и как с ним бороться… Сколько тут у нас? — Он начал считать окуньков: — Один, два, три, четыре… Все. Баста. На уху хватит. Пошли рыбу чистить.

Костя тоже повздыхал от огорчения и вдруг начал раздеваться.

— Ты что, искупаться решил? — полюбопытствовал Кауров.

— Ага, — весело ответил ему Костя и окунулся в медленные прибрежные воды.

Он пошел вдоль берега, старательно обшаривая глубокие норы под водой. И наконец нашел то, что искал, — здоровенный рак, щелкая клешнями, шлепнулся к ногам Каурова.

— Раки! — в радостном изумлении закричал тот и, не мешкая, разделся и бултыхнулся в реку.

Примерно через час старое жестяное ведро было заполнено раками доверху. Усталые, но довольные добытчики решили прекратить свою охоту — землю укутали сумерки…

Когда была съедена уха и ярко-красный панцырь последнего вареного рака исчез среди мерцающих угольев догорающего костра, Костя и Кауров блаженно растянулись на охапках душистого сена, притащенного со скошенной луговины.

— Хорошо-о… — протянул Кауров, мечтательно глядя в ночное небо. — Звезд столько… Красивые…

— Красивые… — словно эхо, откликнулся Костя, всем телом ощущая сонную истому летней ночи.

Помолчали. Каждый думал о чем-то своем. Наконец Кауров заворочался и как-то несмело сказал:

— Слушай, Костя… оставайся у меня… навсегда. Скучно жить одному, понимаешь? Я ведь как перст. Никого… Будешь мне за брата. А?

Горячая волна пробежала по телу Кости: Кауров высказал самое сокровенное — то, о чем последнее время он думал непрестанно. Думал, мечтал — и почему-то боялся.

Не в силах вымолвить ни единого слова, Костя лишь кивнул и, ощутив в руке железную ладонь Каурова, крепко сжал ее.

5. “МАЛИНА”

Крапленый явно был не в себе.

— Кто?! Какая сука след нюхает?! — мутными от ярости глазами он по-волчьи пристально всматривался в лица своих подельников.

Зуб, избегая взгляда Крапленого, молча курил. Старый вор по кличке “Кривой”, плешивый, сморщенный, как груша-сушка, кривился от гневных слов Крапленого, словно жевал лимонную дольку.

А ведь все поначалу складывалось как никогда удачно. И людишки для “дела” нашлись подходящие, правда, не без подсказки старого дружка, Профессора, и “навар” был приличный. Конечно, можно было, по здравому размышлению, и перебраться куда-нибудь в другое место, да уж больно не хотелось уходить с этой “малины”, надежной и еще не известной уголовке.

Дня два назад он решил: “Еще одно дело — и баста. Только стоящее, хватит по мелочам размениваться…” Он понимал, что для этого нужна длительная подготовка, чтобы комар носа не подточил. Вот тогда и можно будет сорваться с этих мест куда подальше: “ксиву” он приобрел себе надежную, даже подельники о ней не знали, “крыша” тоже на примете имелась — жить да поживать можно не один годок безбедно. О дружках и Софе он не думал — плевать, у них своя башка на плечах, после него хоть потоп. Рванет втихаря с общаком[15], ляжет на дно — ищи ветра в поле. Им что, “вышка” за плечами не маячит. Он — другое дело. Поймают — шлепнут, как последнего фраера. А Зуб и Кривой побесятся, Когда он слиняет, да на том и сядут— у обоих рыло в пуху, будь Спок. Кровью повязаны давно и накрепко, в ментовку не пойдут закладывать, верняк. Знают, что ни явка с повинной, ни срок давности не помогут, на одной веревочке придется трепыхаться. Но с ними нужно ухо востро держать — народ битый. Ежели что— в расходах…

Да, все шло хорошо до последней недели, когда был убит Валет. А на него Крапленый имел виды… Что Вева и Фуфырь попали в уголовку, его не сильно волновало — о нем они не знали. Обстоятельства гибели Валета его насторожили, правда, не настолько, чтобы можно было метать икру от предчувствия беды.

Но смерть Щуки выбила из колеи напрочь. Налет на квартиру профессора Арбенина он планировал сам, по наводке Кривого, который знал всех жирных “карасей”[16] в городе наперечет, и был абсолютно уверен в благополучном исходе дела. Даже не принял необходимых в таких случаях мер предосторожности, не поставив стрём — дело верняк, лишние люди ни к чему, делиться пришлось бы только со Щукой, а Гоге — шиш, крохи, глаза замазать. Для Кривого, узнай тот о краже, у него была готова отмазка — не знаю кто, не ведаю, наверное, залетный[17]. Поверит, нет — да и хрен с ним, поди докажи.

И вот теперь, когда все так обернулось, придется держать ответ перед всей компанией. “Кто-то нас “пасет”… Кто?” — внутренне холодея, думал Крапленый. Дело приобретало нежелательный оборот, и выхода из этой ситуации он не видел…

— Профессора позвали? — спросил Крапленый у Кривого, остывая.

— Да. Должен быть с минуты на минуту, — ответил тот, зыркнув на Крапленого исподлобья; взгляд его был востер и пытлив.

“Чует, старое падло, нескладуху… — понял Крапленый, но виду не подал, лишь насупился. — Ничего, прорвемся…”

— “Хвост” не притащит? — посмотрел прямо в колючие глаза Кривого.

— Ну ты скажешь… Это же Профессор, — отвел взгляд Кривой и хохотнул с ехидцей.

— Чего ржешь? Смотри, а то зароют нас легавые по самое некуда. Тогда и посмеешься.

— Не психуй, все в ажуре. За ним на веревочке гребут Шуня и Чемодан. Доставят в целости и сохранности.

— Надеюсь, не сюда.

— Нет, “малину” им знать ни к чему.

— Лады. Маркиза, водки! И шамовку.

Высокая черноволосая женщина, когда-то красивая и стройная, а теперь с мешками под глазами, двойным подбородком и здоровенным бюстом, не спеша накрыла на стол. Все дружно накинулись на еду, не забывая время от времени наполнять тусклые захватанные рюмки граненого стекла ледяной “Столичной”. Маркиза от мужчин не отставала, разве что водку пила по-иному, не в опрокид, а врастяжку, смакуя.

— Сходи, Маркиза, еще за одним пузырем, — попросил небритый и обрюзгший с глубокого похмелья Зуб.

— Хватит, — отрезал Крапленый. — Мы сюда не на пьянку собрались. Похавали — и будя…

В это время раздался условный стук, и вскоре в комнату вошел седой тощий старикашка в старомодных круглых очках.

— Привет честной компании! — задребезжал он тонким надтреснутым тенорком, широко улыбаясь фиксатым ртом.

— Наше вам, Профессор, — Крапленый нехотя осклабился в ответ и придвинул ему стул. — Садись. Налить?

— Нет-нет! — замахал Профессор морщинистыми, похожими на птичьи лапки, руками. — Это уже не для меня, старика. Вот чайку бы…

— Маркиза, завари чай. Как здоровье?

— Ох, не спрашивай, Крапленый. Как говорится, средне — между хреново и очень хреново. В боку колет, сердце ни к черту, одышка. Поди, скоро и на погост…

— Нам бы дожить до твоих лет. Да разве менты дадут… — выругался Крапленый матерно.

— И то правда, — охотно согласился Профессор. — Житья от них нету, забодали, язви их в душу. Не то, что в былые времена. Эх!

— Не то… — Крапленый сумрачно поковырялся вилкой в тарелке с объедками и бросил ее на стол. — Дело у нас к тебе, Профессор, имеется. Срочное дело. И важное.

— Я так и понял, хе-хе… — задребезжал Профессор. — Как у вас все ладится — Профессора побоку. Случилось что — дай совет, скулеж поднимаете. А я человек добрый, не могу отказать. Отмазались благодаря мне, все довольны, все смеются, а Профессору что? Дырка от бублика. Показываете то место, где рукав пришивается.

— Не трепись попусту, у меня ты обижен не был. И сейчас я тебя в долю возьму, если толковый совет дашь.

— Заметано. Выкладывай…

Прихлебывая мелкими глотками круто заваренный чай, Профессор слушал, не перебивая, что рассказывал ему Крапленый. Допив чашку, осторожно поставил ее на стол, пожевал сухими бескровными губами, прикрыл веками выцветшие от старости голубовато-серые глазки, задумался. Никто ему не мешал, в комнате было тихо, как в склепе. Зуб было потянулся за папиросами, но так и не вынул руку из кармана, таращил остановившиеся глаза на Профессора.

Неожиданно старик встрепенулся и с хищным прищуром, который как-то не вязался с его добродушным обликом, коротко бросил:

— Свои тут поработали, Крапленый.

— Но кто, кто?!

— Не ори! — повысил голос Профессор. — Ты и так уже фуфлом торганул[18], время упустил. Думать теперь нужно, много думать. Главное, менты на хвост не упали. Это хорошо. А со своими мы разберемся, это я тебе говорю.

— Узнаю кто, на кусочки порежу, — запенился от злобы Крапленый и вскочил на ноги.

— Сядь, бешеный… — тихо и устало сказал Профессор. — Поговорим спокойно. Есть у меня план. Слушай…

Крапленый выразительно посмотрел на Маркизу. Та понимающе кивнула и повиляла крутыми бедрами в соседнюю комнату. Впечатлительный Зуб, с вожделением глядя ей вслед, тихо крякнул и завистливо покосился на Крапленого; везуха прет человеку, такие пенки снимает.

Все сгрудились вокруг Профессора…

6. ЛЯЛЬКА

Было уже около десяти часов вечера, когда капитан Тесленко вошел в подъезд своего дома. К груди он бережно прижимал папку, в которой лежал лоскут ткани. Нитки этой импортной тряпки были найдены на скамейке в сторожке ограбленного магазина. Впрочем, ткань про себя называл тряпкой только Тесленко, со зла — он сбился с ног, разыскивая ее, насколько редкой и дефицитной она оказалась. Помог случай — сотрудники ОБХСС конфисковали на “толчке” у одного “труженика Востока” несколько кусков заграничной мануфактуры, среди которой попалась и разыскиваемая ткань. Экспертам пришлось здорово потрудиться, чтобы по обрывкам ниток установить цвет и фактуру ткани из сторожки и ее идентичность конфискованному образцу. И теперь капитан, отчаявшись в бесплодных поисках одежды, нитки из которой выдрал гвоздь, решил с помощью хитро задуманной “операции” привлечь к расследованию свою жену Антонину.

— …Господи, ну почему, почему я вышла за тебя замуж? У всех моих подруг мужья после работы сразу домой, а ты хотя бы к полуночи явился. А зарплата? Кот наплакал, едва концы с концами сводим.

— Ну да… — с обреченным видом кивал Тесленко, изображая отсутствие аппетита после нахлобучки; а у самого слюнки текли при виде остывающей миски с наваристым украинским борщом.

— С чего это ты сегодня такой смирный? — с подозрением спросила жена, остановив на полуслове свои упражнения в риторике.

— Что? — вскинулся от неожиданности Тесленко, мысли которого в данный момент занимала тайна кастрюли, стоящей на плите; он гадал, что в ней может быть: хорошо бы котлеты… — А, ну это… то есть, виноват, каюсь, такая работа.

— Так, так… — Антонина, подбоченясь, подошла вплотную. — Брехло, соленые уши. Я тебя насквозь вижу. Сколько лет я с тобой мучаюсь? Десять. И ты меня хочешь обмануть? Ну-ка, выкладывай, что надумал.

— Сыщик… — ухмыльнулся в ответ Тесленко, теплым взглядом окинув жену с ног до головы.

Была Антонина до сих пор стройна, черноволоса, легка на подъем. Поженились они поздно, и так уж получилось, что детей у них не было. И пара видная — смуглянка Антонина и он, косая сажень в плечах, русокудрый, румяный, до сих пор девки молодые заглядываются, а не дал Господь, не дал…

— Ладно, — сдался Тесленко и, не дав опомниться, обнял жену и поцеловал. — И за что я тебя люблю, такую язву, ума не приложу.

— Отстань, трепло… — вяло засопротивлялась Антонина. — Ешь, блудный муж. Прощаю, но в последний раз.

“Две тысячи сотое последнее китайское предупреждение…” — едва не ляпнул повеселевший Тесленко, но вовремя сдержался и быстренько принялся орудовать ложкой.

— Так что там у тебя? — требовательно спросила жена, усевшись напротив.

— Нужна твоя помощь, — решив отставить всякую дипломатию, ответил капитан. — Там у меня в папке ткань, импортная и, между прочим, очень редкая и дорогая. Нужно узнать, кто в городе носит одежду из этой ткани — костюм или, возможно, платье.

— И это все? — ехидно прищурившись, Антонина уткнулась подбородком в сжатые кулачки. — Подумаешь, мелочь какая — разыскать среди городских модниц нужную доблестному оперу Тесленко. Сколько ты мне отводишь на поиски — год, два?

— Неделю, — отрезал капитан, принимаясь за свои любимые котлеты под соусом. — В крайнем случае.

— А сам что?

— Я оббегал все ателье — мимо. Такой ткани даже не видали.

— Это понятно. Нужно быть абсолютной дурой, чтобы отдать ее в государственный индпошив. Загубленные деньги и нервы. То, что они там лепят, только клоунам впору.

— Вот, вот, и я об этом. Искать нужно портного-надомника, притом высококлассного. Тут тебе и карты в руки. Поспрашивай у подруг, знакомых…

— Не было печали… — вздохнула Антонина, поднимаясь. — Придумал мне забаву, чтобы по вечерам не скучала.

— Тонечка, я тебя очень, очень прошу… — взмолился Тесленко.

— Не скули, я не отказываюсь. Сделаю все, что от меня зависит. Уж не обессудь, если ничего не получится. Мы милицейских академий не заканчивали.

Тесленко удовлетворенно улыбнулся и налил себе чаю. Антонину свою он знал достаточно хорошо и был уверен, что она не успокоится, пока не отыщет эту треклятую модницу, оставившую столь важную улику в сторожке. Впрочем, он вовсе не был уверен в необходимости таких поисков, но выбирать не приходилось — другие версии ограбления напоминали безликих уродцев, которых можно увидеть только в бреду; ни фактов, ни вещественных доказательств, ни здравых мыслей — короче, фигня на постном масле, состряпанная в угоду Бубырю, признающему только марксистскую диалектику и логику в расследовании всех дел, вплоть до краж стираных исподних с балконов…

Портниха, толстая краснощекая женщина лет пятидесяти, в махровом халате невообразимо яркой расцветки и домашних шлепанцах, отороченных мехом, повертела в руках лоскут ткани и небрежно бросила его на стол:

— Ничем не могу помочь, милочка. Нетути.

— Я заплачу любую цену… — Антонина молящим взглядом пыталась расположить к себе Вадимовну — так звали портниху ее постоянные клиенты.

— Экая ты настырная… — заколебалась Вадимовна, окидывая цепким взглядом Антонину: насколько соответствуют запросы этой смазливой девицы содержимому ее кошелька.

И осталась довольна — клиент стоящий, не пустышка. Антонина, увидев, как настороженность на лице портнихи растаяла, торжествующе воскликнула про себя: “Есть!”. Для этого визита она постаралась: натянула на себя все лучшее, что было в ее гардеробе, пособирала по подругам кольца, золотые цепочки и серьги и теперь была похожа на ходячий ювелирный магазин.

— Вот что, милочка, подскажу я тебе, где такую ткань достать. Месяца два назад шила я одной девахе костюм из этого материала. У нее оставался приличный кусок, как раз для тебя хватит.

— Большое вам спасибо! — с энтузиазмом воскликнула Антонина, но потом засомневалась: — Да, но, оказывается, уже есть в городе костюм из этой ткани. А мне бы не хотелось…

— Не беспокойся, милочка, не беспокойся! — засуетилась Вадимовна, явно не желая терять такую выгодную заказчицу. — Она ведь живет на окраине, у черта на куличках. А материал — закачаешься. Сошью — лучше, чем у Ляльки, костюмчик будет. Обещаю. А насчет материала, милочка, не сумлевайся — считай, что он уже у тебя. Мне Лялька не откажет…

Так на столе капитана Тесленко появилась архивная папка с надписью “Дело №…”, в которой достаточно подробно бьгл освещен житейский путь весьма смазливой и молодой Ляльки, или Лионеллы Черновой. Несмотря на свой ангельский лик и молодость, Лялька была тем еще фруктом…

Отступление 5. Цюань-шу[19]

Кауров, мускулистый и гибкий, как пантера, хохоча, тормошил полусонного Костю, который никак не желал оторвать голову от мягкой подушки. Наконец Каурову надоело это занятие, и он опрокинул Костину раскладушку. Раздосадованный юноша, сделав кувырок через голову, стал в боевую стойку. Удар, еще удар! Молниеносные выпады Каурова сразу прогнали сон. Один из ударов едва не достиг цели, и Костя, опоздав с блоком, спасся тем, что сел в “шпагат”. Разозлившись, он сделал стойку на руках, затем сальто и в свою очередь перешел в наступление. Серия точных, хорошо фиксированных ударов не застала врасплох опытного бойца; но молодость в это утро все-таки взяла верх над мастерством: выпад, второй, несколько обманных движений, стремительный прыжок, и Костина стопа коснулась виска Каурова, который на долю секунды опоздал с блоком.

— Сдаюсь, сдаюсь! — Кауров шумно задышал, восстанавливая ритмичность дыхания. — Один — ноль в твою пользу… Отлично, Костик. Но обрати особое внимание на стойки. Ладно, все, умываться и завтракать…

Прошло почти два года с той поры, как Костя поселился у Каурова. Первое время он чувствовал себя немного скованно — ему были непривычны и уютная домашняя обстановка, от которой он успел отвыкнуть, и забота со стороны Каурова, его ненавязчивая мужская ласка. Но постепенно, под влиянием неиссякаемой жизнерадостности и доброты Каурова, он начал, незаметно для себя, оттаивать душой, превращаясь из рано повзрослевшего подростка в замкнутого, молчаливого юношу. И только беззаботная улыбка, свойственная этому возрасту, несмотря на все старания Каурова, так и не прижилась на строго очерченном смугловатом лице Кости.

Несмотря на установившиеся между хозяином квартиры и Костей почти братские доверительные отношения, Кауров для него был сплошной загадкой. Костя знал, что он работает на заводе радиоинженером, ему были известны и кое-какие подробности личной жизни Каурова, но некоторые обстоятельства, подмеченные пытливым юношей, позволяли сделать вывод о наличии некой тайны, которую Кауров хранил весьма тщательно от всех окружающих, в том числе и от Кости.

Когда Кауров впервые разделся при Косте до пояса, юноша едва не ахнул, глядя на его могучий мускулистый торс, — многочисленные шрамы буквально испещрили кожу. Заметив недоумевающий взгляд Кости, Кауров подмигнул ему и сказал:

— Грехи давней молодости. Бывали дни веселые… — не вдаваясь в дальнейшие объяснения, запел он, дурачась, и пошел в душевую.

Костя так никогда и не отважился спросить о происхождении шрамов, явно чувствуя нежелание Каурова распространяться на эту тему.

Поразила Костю и библиотека Каурова — около сотни книг, и почти все на китайском языке. Судя по всему, Кауров знал этот язык в совершенстве. Объяснения были просты:

— Понимаешь, приходилось бывать в Китае. Дружественная помощь братскому народу в восстановлении промышленности. А без знания обычаев и языка делать там попросту нечего. Вот я и поднатужился… — и снова все перевел в шутку.

После работы и в выходные Кауров усиленно тренировался. Костя на первых порах диву давался той звериной грации и кошачьей легкости, с которой Кауров проделывал бесчисленное множество непонятных упражнений, напоминающих магические пассы шаманов, запомнившихся Костей по какому-то фильму.

— Интересно? — спросил как-то Кауров, по своему обычаю широко и добродушно улыбаясь. — А вот это ты видал?

Он сложил стопку кирпичей, штук пять, затем резко взмахнул рукой… — и остолбеневший Костя глазам своим не поверил: кирпичи превратились в груду обломков!

— Все это, браток, называется цюань-шу, китайское искусство кулачного боя. Эффектная штука, доложу я тебе. Есть в Китае один монастырь, называется Шаолинь. Приходилось мне бывать в тех местах… — Кауров ненадолго задумался, хмурясь. Затем продолжил: — Так вот, довелось мне познакомиться с одним из монахов этого монастыря, который был шифу, — заметив немой вопрос в глазах Кости, объяснил: — Мастер, значит, цюань-шу, наставник. Вот он меня лет пяток, как щенка, натаскивал… — И резко переменил тему: — Хочешь научиться? Угадал? Тогда переодевайся в спортивную форму.

Так Костя, совершенно неожиданно для себя, с головой окунулся в нелегкие премудрости китайского боевого искусства. И, к удивлению даже видавшего виды Каурова, преуспел.

Гибкий, физически очень сильный, с отменной реакцией, закаленный ранним трудом и житейскими невзгодами, Костя казалось, самой природой был создан бойцом цюань-шу. Он мог сотни раз без устали отжиматься на пальцах, кулаках и запястьях от пола, мог по нескольку часов молотить тяжеленный мешок с песком, прыгать, как обезьяна, по земле, опираясь только на пальцы рук и носки, крутить многочисленные сальто и кульбиты. Кауров учил его искусству сверхбыстрого бега и ходьбы на длинные дистанции, учил скалолазанию, плаванию, всевозможным способам маскировки, умению видеть в темноте и драться “вслепую”, с завязанными глазами. К концу второго года обучения цюань-шу Костя уже знал пять основных его стилей: “Дракона”, “Тигра”, “Леопарда”, “Змеи” и “Журавля”. Успехи Кости радовали и восхищали Каурова, который теперь с увлечением посвящал юноше все свое свободное время.

Но если по части физического совершенствования Кости у Каурова не было проблем, то в области общеобразовательной он терпел явное фиаско. Началось все с того, что Костя наотрез отказался ходить в школу. В общем-то Кауров был с ним согласен — Костя перерос своих сверстников, не говоря уже о тех пацанах, с которыми ему пришлось бы сидеть за одной партой, так как он пропустил учебный год. Но Костя отказался посещать и вечернюю школу. Пришлось довольствоваться самоподготовкой по школьной программе. Тут Костя возражений не имел и занимался с удивительным прилежанием.

Правда, и здесь случилась совершенно нежелательная для Каурова накладка — после полного выздоровления Костя опять пошел работать грузчиком на станцию. Никакие доводы и уговоры не помогали — Костя хмуро отмалчивался, укладываясь вечером на свою раскладушку, а утром старался незаметно исчезнуть, по своему обыкновению отправляясь на работу кружным путем быстрым бегом. После работы он приходил усталым, полчаса отдыхал, затем садился за учебники. А вечером гонял себя часами на тренировке до седьмого пота, словно и не было тяжелого трудового дня.

Кауров понимал, что такие огромные нагрузки для еще неокрепшего молодого организма чреваты нежелательными последствиями, но переупрямить Костю не мог. Он понимал истоки этого упрямства — Костя просто не желал быть обузой, хотел зарабатывать сам, а не сидеть на положении иждивенца. Но от этого Каурову все равно было не легче. И однажды он решительно заявил:

— Костик, я не собираюсь навязывать тебе свое мнение, но у меня есть одно предложение. Я договорился с начальником экспериментального цеха, тебя примут учеником слесаря-лекальщика. Отличная профессия, доложу я тебе. Ну как?

— Я не возражаю… Но справлюсь ли?

— Почему нет? У нас там ребята хорошие, дружные, отменные специалисты. Помогут, научат. Главное, не дрейфь.

— Но мне хотелось бы… — Костя замялся. — Я хочу быть радиомонтажником…

Конечно же, Костя был прав. Под руководством Каурова он за короткое время Научился разбираться в самых сложных радиосхемах и, пожалуй, вполне мог бы стать отличным монтажником. Но была единственная загвоздка — не вышел Костя годами для работы в радиомонтажном цехе. И тут уж ничего нельзя было поделать — в этом вопросе на предприятии исключений не существовало. Кауров объяснил Косте, как смог, ситуацию, и юноша, скрепя сердце, согласился учиться на лекальщика.

В цехе к Косте относились очень хорошо. Все считали его младшим братом Каурова, которого уважали и ценили как отличного специалиста и честного, порядочного человека. Наставник Кости, уже пенсионного возраста лекальщик дядя Миша, человек горячий и “заводной”, нередко покрикивал на него, а то и отпускал подзатыльники, когда он в очередной раз “загонял” в брак какую-нибудь деталь пресс-формы или штампа. Но Костя не обижался на старика, который, будучи по натуре человеком очень добрым и сердечным, Скрывал свою истинную сущность под маской напускной строгости и ворчливости. Вскоре Косте стали поручать и более сложные работы, в том числе изготовление, подгонку и доводку замков различных систем и назначений, которые устанавливались на разнообразные сейфы, заводской ширпотреб.

И все-таки произошло то, чего Костя так боялся, хотя и ждал с необъяснимым душевным трепетом. Как-то вечером в разговоре Кауров намекнул на возможность длительной командировки. Это было сказано в обычной для него шутливой манере, но Костя вдруг, неожиданно для себя, почувствовал нечто похожее на укол прямо в сердце. Он тут же замкнулся, разговор был скомкан, и оба легли спать с тяжелым чувством. А еще месяц спустя Кауров, почему-то робко и даже смущаясь, заявил:

— Понимаешь, браток, в общем, гкм… — прокашлялся, — послезавтра в путь…

Костя молча опустил голову.

— Работа такая… — попытался было объяснить Кауров, но затем с обреченным видом махнул рукой и лег на постель лицом к стене…

Поезд уходил глубокой ночью, Каурова провожали Костя и какой-то незнакомец, неразговорчивый и равнодушный. Кауров крепко обнял Костю своими могучими руками, неумело ткнулся ему в щеку — поцеловал.

— Держись, браток… Жди, я обязательно вернусь… — Он посмотрел в глаза Кости долгим и, как показалось юноше, тоскливым взглядом, а затем, резко отвернувшись, вспрыгнул на подножку вагона — поезд уже набирал ход.

Молчаливый незнакомец ушел, а Костя еще долго стоял на опустевшем перроне, вглядываясь в темень, где растаял последний огонек поезда, умчавшего в неизвестность Сашу Каурова — друга, ставшего ему родным…

7. ПРАКТИКАНТ СНЕГИРЕВ

Мишка Снегирев, невысокий коренастый паренек, конопатый и шустрый, в своем кургузом пиджачке смахивал на школьника. И уж вовсе он не был похож на студента юрфака, будущую звезду криминалистики, как его прозывали, посмеиваясь, сокурсники. Правда, в адрес Мишки Снегирева институтские острословы проезжались довольно редко и уж вовсе не в дни сессии.

Когда в коридорах института бушевали экзаменационные страсти и ошалевшие от бессонницы и неимоверных доз кофе студенты торопливо глотали таблетки успокоительного перед тем, как протянуть дрожащую руку за билетом, когда заядлые преферансисты, привыкшие к ночным бдениям за бесконечными “пульками”, без устали строчили “шпоры” разнообразных калибров — от “бомб” величиной с тетрадный листок до “блошек” размером в спичечный коробок, на которых институтские умельцы ухитрялись вместить весь “Уголовно-процессуальный кодекс”, Мишка Снегирев блаженствовал. Помахивая огромным, видавшим виды портфелем, он расхаживал в скромном институтском сквере, с невозмутимым видом поглощая в неимоверных количествах свой любимый пломбир, который ему услужливо предлагали будущие несчастные служители Фемиды в виде гонорара за консультации по правовым вопросам; Разъяснив очередному коллеге менторским тоном какой-нибудь каверзный вопросик, Мишка фамильярно хлопал его по плечу — мол, держись, не унывай, сессия — явление преходящее, и обращал свой взор к следующему горемыке, который от нетерпения мычал над ухом, с ужасом поглядывая на стремительно, как ему казалось, вертящиеся стрелки наручных часов.

Оказавшись в роли практиканта, Снегирев неожиданно сам попал в незавидное положение “почемучки”. Уже на исходе второй недели практики Мишка с ужасом признался самому себе, что его блестящая теоретическая подготовка — нуль без палочки. На самом деле все оказалось не так, как он себе мыслил и как описывался в книгах труд розыскника. Ворох разнообразных дел, которыми обильно и каждодневно снабжался уголовный розыск неустанными трудами местных “деловых”, вовсе не способствовал неторопливым и глубокомысленным рассуждениям у камина с трубкой в руках в стиле Шерлока Холмса. Весь взмыленный, словно загнанная лошадь, Мишка метался по городу с поручениями Тесленко целый день, а иногда и до глубокой ночи. Когда он приползал в общежитие, ноги ему уже отказывали служить.

Однажды, совсем отчаявшись, Снегирев решил было сдаться на милость руководства управления и признать себя профнепригодным к розыскной работе, но тут неожиданно ему подвалило счастье в виде дела об убийстве Валета, а затем и Щуки. Не зная причин такого необычайного доверия и не чувствуя подвоха, Мишка воспрянул духом.

Энергия и цепкость, которые он проявил, расследуя порученное ему дело, вызвали нечто похожее на уважение даже у непосредственного Мишкиного начальника, капитана Тесленко. Появление Снегирева в качестве практиканта тот поначалу воспринял как приступ зубной боли. “Черт бы их всех побрал…” — бубнил Тесленко, не стесняясь Мишкиного присутствия, читая направление в угрозыск с визой Храмова: “Кап. Тесл! Наставник”. Подпись. Дата. “Хорош гусь… — брюзжал капитан, скептически оглядывая неказистую фигуру практиканта. — Геракл. В засушенном виде…” “Уж лучше Спиноза”, — невозмутимо ответил Снегирев, который к тому времени все еще пребывал в блаженном неведении специфики работы уголовного розыска и находился под впечатлением последней сессии, где он блистал как олимпийский бог. “Философ, значит, — с ударением на последнем слоге определил Тес-ленко и хитро сощурился. — Ну-ну…” Значение этого “ну-ну” Снегирев осознал довольно скоро…

Сегодня Теспенко был мрачнее грозовой тучи. Буркнув что-то в ответ на Мишкино приветствие, он сел за свой стол и принялся бесцельно перекладывать ворох бумаг. Мишка скромно помалкивал, хотя его так и распирало желание побыстрее доложить результат своих архивных изысканий. Наконец капитан перевел взгляд на розовое от возбуждения лицо практиканта.

— Ну? — недовольно буркнул он.

— Тут я маленько в архиве покопался… — с важным видом начал Мишка, небрежно листая пухлую папку с выцветшей надписью.

— У тебя что, других забот мало?

— Хватает, — солидно подтвердил Снегирев. — Но, я думаю, вам следует посмотреть вот на это… — Он передал папку Тесленко.

— Ах, ты еще и думаешь, — съехидничал капитан. — Приятно слышать, — и добавил: — Философ…

Тесленко прочитал первые страницы дела, которое подсунул ему практикант:

— “Убийство главного инженера хлебозавода Зарубина и его жены…” Послушай, на кой ляд мне эта археология?

— И еще одно дело, — невозмутимо положил на стол капитана вторую папку Снегирев. — Тоже заслуживает самого пристального внимания.

— Объясни, — решительно отодвинув папки в сторону, сказал Тесленко. — Если можно, покороче.

— Ладно, — согласился Снегирев. — Дело в том, что эти два преступления имеют один “почерк”.

— Ювелир Сорокин… — Тесленко заглянул во вторую папку. — “Вооруженный грабеж. Убиты: ювелир, его жена, домработница… ” Ну и что?

— Как — что? — загорячился Мишка. — Вы посмотрите, посмотрите внимательно! В квартире Зарубиных и квартире ювелира были найдены папиросные окурки. Вот фотографии. Окурки были оставлены бандитами. Доказано. Но главное, на что почему-то не обратили тогда внимание, — прикус на картонных гильзах в трех случаях аналогичен! Я сравнил…

— Криминалист… — в голосе капитана звучал сарказм. — Ты закончил?

— Нет, — разгоряченный Снегирев ткнул пальцем в одну из фотографий из дела ювелира Сорокина. — Сейф в квартире ювелира был вскрыт точно таким же способом, как и в магазине! Вот!

— Послушай, Михаил Иваныч, тебе какое дело поручено расследовать? — вежливое обращение капитана не сулило Мишке ничего хорошего. — Занимаешься Валетом и Щукой, так и занимайся. Не лезь в чужой огород. Усек?

— Я и не лезу, — Мишка покраснел от обиды, как вареный рак. — И, кстати, я еще не закончил. В квартире Зарубиных экспертам удалось “срисовать” отпечатки пальцев. Очень неважные и по тем временам практически непригодные для идентификации. Я попросил экспертов проверить на нашей новой аппаратуре, и вот что из этого вышло… — Снегирев, не глядя на своего начальника, положил перед ним машинописный листок бумаги.

— Заключение экспертов… — Тесленко неожиданно почувствовал, как его захлестнула горячая волна. — Валет и Кривой?!

— Так точно, товарищ капитан, — официально ответил Снегирев, хмуро глядя мимо Тесленко.

— Миша, извини, я был не прав. — Тесленко протянул Снегиреву свою широченную ладонь. — Ладно, не дуйся, держи пять.

Мишка, какой-то миг поколебавшись, пожал руку капитана.

— Да, брат, это, я тебе доложу, бомба. — Тесленко пристально посмотрел на Снегирева. — Это все?

— Почти.

— Что еще ты откопал?

— Есть у меня одна версия… — Снегирев заколебался. — Не знаю, насколько она правдоподобна…

— Ну-ну, — подбодрил его Тесленко.

— Бандиты при грабеже квартиры Зарубиных допустили промах. Так уж вышло, что остался свидетель, малолетний сын Зарубиных. Он был ранен.

— Его опрашивали?

— Да. То есть не совсем так… Мальчик был в шоке, его долго лечили. Следователь, по настоянию врачей, не рискнул детализировать обстановку грабежа до полного выздоровления мальчика.

— А потом?

— Похоже, дело просто сдали в архив.

— Бывает… — поморщился Тесленко, вздыхая. — Чтобы не портить отчетность последующих кварталов… Где теперь этот мальчик?

— Я наводил справки. Исчез. Он ушел из семьи, которая приютила его после смерти родителей. И как в воду канул.

— Нескладно получается… Нужно его разыскать во что бы то ни стало. Добро. — Тесленко задумался на некоторое время, затем сказал: — Ну ладно, выкладывай свою версию…

Отступление 6. Фонарь

У “вертушек” заводской проходной, в просторном вестибюле, толпились рабочие. Костя, подивившись про себя столь необычному в это время скоплению народа, протянул пропуск хмурому охраннику.

— Костя, погодь! — окликнул его знакомый голос.

Костя обернулся и увидел пушистые седеющие усы дяди Миши, его усталые, поблекшие от старости глаза.

— Здравствуйте, дядя Миша! — обрадованно воскликнул он — старый лекальщик был уже больше недели на больничном. — Как здоровье?

— Здоровье, Костик, сам знаешь какое… А вообще, пошел на поправку. Не в этом дело… Ты что, ничего не ведаешь? — Он пытливо посмотрел на Костю.

Только теперь юноша заметил подозрительно покрасневшие веки старика, мокрую щеку и крохотную слезинку, заплутавшую среди пожелтевших от табака волосков в седых усах.

— Что с вами, дядя Миша?

— Со мной? Со мной ничего… Ничего… Там… — Старый лекальщик махнул рукой в сторону стенда для объявлений и отвернулся, стараясь скрыть вновь набежавшую слезу.

Сердце в груди вдруг застучало неожиданно громко. Костя начал пробираться поближе к стенду. Заводчане молча уступали ему дорогу, старательно избегая встречаться взглядами.

Костя посмотрел на плакат, прикнопленный к стенду, и едва не застонал от нестерпимой жгучей боли, которая на мгновение помутила рассудок. Он закрыл глаза и пошатнулся. Его бережно поддержали, окружив плотной стеной.

Костя медленно сделал еще один шаг вперед и прикипел взглядом к большой фотографии в траурной рамке — оттуда на него смотрел с неизменным ласковым прищуром названный брат Саша Кауров.

Черные строчки текста слились в серое пятно, прочерченное полосами и штрихами, и Костя никак не мог разобрать, что было написано на плакате. Словно ослепнув, он протянул руку, пытаясь нащупать ускользающие от нею буквы, и чужим, охрипшим голосом спросил:

— Как… это… все?

— В авиационной катастрофе… — ответил кто-то из толпы.

Костя какое-то время пытался осмыслить сказанное. И вдруг словно жгучая молния сверкнула среди темного хаоса, царившего в голове: “Сашка погиб! Саша, брат!” Ничего не видя перед собой, Костя резко обернулся и выбежал из проходной на улицу…

Очнулся он от своего полубредового состояния под вечер, в городском парке. Костя сидел на скамье у небольшого пруда, который окружали пышные, кудрявые вербы. Кто-то спрашивал его:

— Эй, парень! Что с тобой?

Костя вздрогнул и обернулся. Позади стояли трое мужчин и с тревогой смотрели на его бледное, осунувшееся лицо.

Он с трудом расцепил окаменевшие челюсти и ответил, едва ворочая непослушным языком:

— Брат… погиб… Родной…

Костя так и сказал — родной. Слово это вырвалось помимо его воли — крик осиротевшей души.

— Извини… Тяжело тебе, парень. Уж я-то понимаю. У самого… Эх! — Один из мужчин, полноватый, в роговых очках, вдруг начал торопливо открывать замки объемистого портфеля: — Слушай, давай помянем твоего брата. И моих… Пусть земля им будет пухом…

Костя пил водку, совершенно не ощущая вкуса, словно воду. До этого он спиртного в рот не брал. Его приятели-грузчики, отнюдь не члены общества трезвости, не раз предлагали Косте “обмыть” очередную “шабашку”, но он в этом вопросе был тверд и непреклонен. Но сегодня было все равно…

Его случайные товарищи разошлись по домам под вечер. Только Костя, которого пугала перспектива вернуться в теперь окончательно опустевшую квартиру Саши Каурова, остался сидеть на скамейке, погруженный в свои безрадостные думы. Одиночество, к которому он уже давно привык, неожиданно стало постылым, невыносимо тяжким бременем. Жизнь потеряла смысл.

Неподалеку, на летней танцплощадке, заиграл оркестр. Мимо Кости шли влюбленные парочки, шумные компании и одинокие люди преклонного возраста, которым звучная медь саксофона и трубы навевала ностальгические воспоминания о давно ушедшей юности. Костя поморщился в досаде: веселая музыка не соответствовала его мыслям, мешала сосредоточиться. Пьяное горячечное возбуждение постепенно вползало в мозг, глаза туманились. Костя решительно поднялся со скамьи, чтобы уйти подальше от праздно прогуливающихся людей, которых в этот момент возненавидел, но тут же тяжело плюхнулся обратно — тело было непослушным, ноги стали ватными, чужими. Выругавшись сквозь зубы, он опять повторил свою попытку — результат оказался прежним.

— Хоро-ош… — несколько парней с любопытством, посмеиваясь, наблюдали за Костей.

— Уходите… — Костя все-таки встал и, покатываясь, шагнул к ним.

— Ладно, парень, не петушись, — один из них, светловолосый, улыбчивый, подхватил его под руку. — Ты где живешь? Давай мы тебя домой свезем.

— Домой? Нет… у меня дома… — Костя расставил ноги пошире, пытаясь сохранить равновесие. — Никого нету…

— Это хуже… — парень на мгновение задумался. — Ладно, тогда поехали ко мне. Переночуешь, а там видно будет… — Похоже, Костя ему понравился.

И в это время раздался чей-то хриплый, до боли знакомый своей нагловатой интонацией голос:

— О, малыш! Приветик! Давно не виделись…

Перед Костей вырос невесть откуда появившийся Фонарь со своей компанией.

Ярость на какой-то миг прогнала хмель, и Костя, оттолкнув светловолосого, двинулся к Фонарю.

— Сволочь… Ты мне за все заплатишь. Сейчас… — язык у Кости заплетался, слова звучали глухо, невнятно.

Фонарь сразу понял, что Костя мертвецки пьян. Как-то так получилось, что Фонарь в свои тридцать с лишним лет ни разу не попал в поле зрения милиции. Может, тому причиной было необычайное везение, но скорее всего — подленькая трусость, которую он тщательно скрывал под маской “делового”. Фонарь умел пустить пыль в глаза доверчивым малолеткам, у которых он был непререкаемым авторитетом. Его треп о личных воровских заслугах и похождениях они принимали за чистую монету. Впрочем, попробовал бы кто-нибудь усомниться — Фонарь был жесток и скор на расправу. И почему-то никто из его малолетних подручных не задумывался над тем, что во время особо опасных воровских налетов Фонарь всегда оставался в стороне, но при этом обычно требовал себе львиную долю добычи.

Только однажды его авторитет среди подручных сильно поколебался. И виновником этого был Костя. С той поры Фонарь возненавидел паренька лютой ненавистью.

Их первая встреча в полуразрушенном пакгаузе закончилась полным поражением Фонаря. Несмотря на то, что ему удалось сохранить невозмутимый вид, Фонарь все же отдавал себе отчет в том, что тогда он просто струсил. Похоже, это поняли и его малолетние дружки. Фонарь попытался отомстить Косте, чтобы сохранить свое привилегированное положение внутри шайки, где уже начали появляться претенденты, посягающие на его роль признанного вожака. Тогда не получилось…Но сегодня Фонарь не хотел упускать свой шанс. Хитроумная комбинация вмиг сложилась в его голове, и он принял решение. Шепнув несколько слов Веве и Фуфырю, Фонарь, повернувшись к светловолосому, резко толкнул его в грудь.

— Вы че парня трогаете? Валите отсюда.

— Убери руки, — спокойно ответил тот, отступая к своим друзьям.

— Это ты мне говоришь? — Фонарь ощерил свои гнилые зубы и неожиданно ударил наотмашь кого-то из компании светловолосого. — Братва! Костю бьют! — заорал он, тут же отскакивая на безопасное расстояние.

Шайка Фонаря вмиг набросилась на светловолосого и его друзей. Завязалась драка. Случайные прохожие поторопились перейти на другие аллеи — подобные побоища в парке не были редкостью, и им вовсе не улыбалась перспектива быть свидетелями или, что еще хуже, попасть под чью-нибудь горячую руку.

Костя не удержался на ногах и упал. Пытаясь сообразить, что происходит, он, словно слепой щенок, ползал среди дерущихся, время от времени стараясь встать.

Неожиданно из кучи дерущихся вырвался чей-то крик, полный нестерпимой боли.

— Атас! Смываемся! — завопил Фонарь.

И в этот миг сильный удар обрушился на Костю. Уже теряя сознание, он почувствовал чьи-то грубые руки, которые рвали на нем одежду…

8. ОПЕРАТИВКА

Майор Храмов, как почти всегда, был не в духе. Оперативка шла ни шатко ни валко: кто-то из сотрудников докладывал о порученном ему расследовании очередного дела, старательно избегая упоминаний о своих ошибках и просчетах, а майор, которого провести было весьма трудно, хмуро бубнил свои неизменные сентенции, которые в конце концов сводились к тому, что опер-докладчик — баран, а все его изыски — дерьмо и щепки.

Тесленко, до которого никак не могла дойти очередь, изнывал от жары и извечного трепета подчиненного перед начальством. Он а который раз прокручивал в голове весь материал по делу, чтобы не мямлить, когда дойдет дело до доклада, но чувствовал, что это вряд ли удастся — в мозгах творился бедлам.

Наконец Храмов посмотрел в его сторону:

— Ну, что там у вас? Послушаем…

Официальный тон майора не предвещал ничего хорошего, и Тесленко, как и предполагал, понес совершеннейшую чепуху. На удивление, Храмов, хотя и морщился, словно от зубной боли, терпеливо выслушал его до конца.

— И это все? — иронично поинтересовался майор. — Не густо.

— Да уж… — буркнул в ответ капитан.

— Значит, ты настаиваешь, что Кралю брать рано?

— Девка она битая, надежд на то, что “расколется”, у нас маловато. Стоит взять Кралю — и ее подельников днем с огнем не сыщешь.

— Что ты предлагаешь?

— Нужны улики прямые, а не косвенные. Хочу подобраться с другого конца.

— Ну-ну… — поторопил капитана Храмов.

— Ребята из ОБХСС подцепили одного типчика, грузина, с двумя отрезами трико. Того самого трико, из промтоварного магазина.

— Это точно?

— Экспертиза подтвердила.

— Интересно… Что дальше?

— Грузин открещивается от трико, как черт от ладана. Говорит, купил на “толчке”, по случаю. А вот у кого — не знает. Случайный клиент.

— И, конечно же, обрисовал этого “клиента” достаточно подробно…

— Именно. Считает нас за придурков. Я сделал запрос и вчера по спецпочте получил из Грузии данные на этого… трудягу. Так вот, лет семь назад он проходил по одному делу в Кутаиси вместе с Михеем. А нас пытался убедить, что здесь случайно, проездом, и никого в городе не знает.

— Михей… Занятно…

— Еще как занятно. А если учесть, что Михей — барыга Крапленого с давних пор, его особо доверенное лицо, и что в послевоенные годы Валет и Щука были подельниками того же самого Крапленого, то и вовсе интересно.

— Да, узел вяжется тугой… Кто из ныне здравствующих воров, окопавшихся в нашем городе, был связан с Крапленым?

— Кривой и Профессор. Пока удалось установить только Этих двоих, не считая Щуки и Валета.

— Профессор… Хитрая бестия.

— Хитер, — согласился Тесленко. — Голыми руками не возьмешь.

— Как он сейчас?

— Чист. Не подкопаешься. Ковыряется у себя на даче, клубнику выращивает, розы. Торгует на рынке. В общем — пенсионер.

— Хм… — хмыкнул недоверчиво Храмов. — Старо предание… Этот паразит мне в свое время немало крови попортил, так что в его смирение верится с трудом. Небось, и в церковь ходит?

— Угадали, товарищ майор. Вместе со своим братцем, Михеем. Самые примерные прихожане.

— Грехи замаливают?

— Глаза замыливают. Людям и милиции.

— Похоже. Ну а что Кривой?

— Тоже остепенился. Работает в поте лица.

— Кем?

— Грузчиком.

— Кривой — и грузчиком? Ну, батенька, что-то в лесу подохло… И с каких пор?

— Полгода.

— Где?

— В промтоварном, напротив банка.

— Что?! — Храмов даже привстал от возбуждения. — А, черт! Почему я об этом узнаю только сейчас?!

— Выдумаете?..

— Именно! Мать твою… Ах, бараны… — Храмов от злости побагровел, глаза его метали молнии. — Почему вы мне не доложили раньше? Я вас спрашиваю, Тесленко!

Капитан счел за лучшее промолчать — Храмова “понесло”, а в таком состоянии он становился похожим на быка, которого мог остановить только хороший удар шпагой. Себя же Тесленко матадором не считал…

Высказав все, что он думает о Тесленко и других оперативниках, Храмов наконец выдохся. Вытирая покрывшуюся испариной лысину, он спросил, не глядя на капитана:

— Ты инкассатора Федякина проверил?

— Конечно… — осторожно ответил Тесленко.

— Что значит — конечно?! — снова вспылил Храмов, но, похоже, предыдущий взрыв эмоций отобрал у него чересчур много сил. — Рассказывай… — и добавил еще что-то, но тихо, про себя.

— Довольно странная личность, этот Федякин, — приободрился Тесленко — после подобного разноса Храмов обычно впадал в черную меланхолию и был тих и кроток, как ягненок. — Как работник — так себе, звезд с неба не хватает. Не пьет, не курит. Но к слабому полу неравнодушен. Волочится за каждой юбкой. С виду мужик симпатичный. Холост. Тридцать один год. Больничный получил на общих основаниях — температура, кашель, гланды… Говорит, простыл на рыбалке. Поди проверь…

— С врачом, который выдал ему больничный, беседовал?

— А то как же. Старая, битая выдра. Диагноз подтвердила. Правда, уж больно честные глаза мне состроила. Не верю я ей. Все руки в дорогих перстнях, золотая цепь, сережки немалой цены… И это на ее весьма скромную зарплату.

— Подозреваешь, что больничный купленый?

— Подозревать можно все, что угодно. Доказательств только нет. А “расколоть” ее — кишка у нас тонка. Разве что под пытками. Еще та рыба…

— Федякин… — задумчиво пробубнил Храмов. — Надо бы его допросить…

— Что толку? Он ведь не дурак. Быть соучастником “мокрого” дела — не шутка. И он это прекрасно понимает.

— Понимает… И алиби у него будь здоров… Но упускать его из виду нельзя.

— Нельзя, — согласился Тесленко. — Вот только некому за ним присматривать.

— Подумаем. Найдем. У тебя все?

— Нет… — после некоторого колебания ответил капитан. — Есть у меня одна мыслишка. Хочу посоветоваться.

— Давай, только пошустрей. Время… — постучал ногтем по циферблату наручных часов Храмов.

— Я проанализировал все кражи и грабежи в городе за последний год. Получается интересная картина… — Тесленко развернул крупномасштабную карту города и окрестностей. — Были “облагодетельствованны” почти все районы города, в равной мере. Почти все, за исключением Кировского. Здесь тоже были, конечно, кражи, но все по мелочам, и “почерк” другой. Кое-кого мы взяли, но все не то, что нужно. Мелюзга. Так вот, напрашивается мысль, что волк никогда не шкодит там, где находится его логово. Параллель, естественно, условная, но все же…

— Ты предполагаешь, что “малина” Крапленого в Кировском районе?

— Почему нет? По крайней мере, судя по его прежним делам, это характерная особенность “почерка” Крапленого.

— Возможно…

— И еще, товарищ майор. Я считаю целесообразным размножить и выдать постовым и участковым фотографии Кривого, Михея и Профессора (фото Крапленого у них уже есть). Смотришь, кто-нибудь из этих ловчил и объявится в каком-нибудь интересном местечке…

— Согласен. Распорядись от моего имени. Только учти — под твоим контролем! Никакой самодеятельности. Наблюдать — и точка. И пусть сразу сообщают в управление. Это приказ. Нам не нужны мертвые герои. А свинцовую пилюлю переварить сложно — хищники серьезные, медлить не будут…

9. ИНКАССАТОР ФЕДЯКИН

Участковый, лейтенант Сушко, был зол. Мало того, что вчера получил нагоняй от начальства за слабую воспитательную работу среди подростков своего участка, что сегодня вдрызг разругался с женой из-за какого-то пустяка, так еще и небезызвестный в районе пьянчуга Клушин устроил потасовку во дворе своего дома с такими же выпивохами, как и он сам. А после, с раскровененной рожей, гонялся за своей женой и орал, матерясь по-черному: “Убью, сука! Изничтожу! Прападлина, в душу… в печень!..”

Конечно, все закончилось, как и не раз уже до этого: Клушин ползал на коленях, слезно просил прощения у жёны, лобызал своих насмерть перепуганных детей, которые ревели во весь голос, клялся, что последний раз, что за стакан ни в жизнь не возьмется… Наконец завыла дурным голосом и жена: “Ох, не забирайте корми-ильца-а…”, вцепилась мертвой хваткой в мундир Сушко, стала целовать его руки… Бр-р! Хрен бы их всех побрал, придурков.

“Дать бы тебе, паразит, по морде, да еще и носком под зад, чтобы летел без остановок куда-нибудь в Пермские лагеря…” — думал Сушко, торопливо выписывая квитанцию очередного штрафа за нарушение общественного порядка. Ан, нельзя. Закон не разрешает. А Клушину можно. Ему все можно. Он гегемон, пролетарий. Попробуй к нему подступись, сразу весь Кодекс наизусть, как стих, прочитает. За Конституцию и говорить нечего — настольная книга. Постоянно раскрыта на той странице, где про права сказано.

Пытался Сушко уговорить соседей написать на Клушина заявление в райотдел милиции, чтобы передать дело в суд — тщетно. Боятся. “С него, недоделанного, все как с гуся вода, — отвечают. — А у нас дети. Ну, дадут ему год, а толку? Уже сидел… Выйдет — того и гляди бутылкой по черепушке где-нибудь в темном углу… Пусть уж лучше на него бумагу пишет соседский пес Бобик — ему терять нечего, все равно от старости скоро подохнет”. Вот и весь сказ. Как хочешь, так и крутись.

Отправил как-то раз его Сушко на пятнадцать суток, а он по выходу смешочками замучил: “Вот спасибочки, гражданин начальник, удружил. Век помнить буду. Как на курорте побывал — и постель чистая, и жратва от пуза. А главное — от водки отдохнул. Все по науке, как в кино. Теперь можно опосля такого очищения сто лет жить и бухать, никакая болячка не возьмет…” Вот и поговори с таким… А рапорт писать нужно и меры принимать тоже. Профилактику, беседы по душам, общественность подключать… Язви его в душу!

С такими невеселыми мыслями Сушко вышагивал по переулкам микрорайона, не выбирая дороги, шлепал прямо по лужам, раз за разом проваливаясь в ямины с липкой черной грязью — недавно прошел ливень, и найти обходной путь через это месиво было пустой тратой времени и сил.

В одном из переулков, неподалеку от шоссе, задумавшись, Сушко едва не столкнулся с невысоким, сморщенным мужичком, который, горбясь, боком прошмыгнул мимо него и поспешно посеменил в сторону Рябушовки — поселка на окраине, к которому уже подступали новостройки.

“Кто бы это мог быть?” — машинально подумал лейтенант, перебирая в памяти жителей своего участка. Сушко работал здесь пятый год и практически всех своих подопечных знал в лицо. Но этого человека видел впервые. Трудно представить, что кому-то могло взбрести в голову прогуляться по Рябушовке в такую погоду…

“И все-таки где-то я его видел… Где и когда?” — размышлял Сушко, глядя вслед удаляющемуся мужичку. И похолодел, вспомнив фотографии, которые вручил ему вчера капитан из городского уголовного розыска. Не может быть! Неужели? Нет, уж на что, а на зрительную память участковый не жаловался. Сушко торопливо открыл офицерскую сумку, нашел снимки. Есть! С глянцевого картона на него глянуло лицо встреченного мужичка — морщинистое, мятое-перемятое жизнью, с глазами-пуговками, которые смотрели из-под мохнатых бровей недобро и подозрительно. Посмотрел на оборот фотографии — кличка “Кривой”. Что делать? Припомнил наказ капитана — звонить в управление. Беспомощно оглянулся, зная наверняка, что до ближайшего телефона километра два. Нет, не успеть. Проследить! Но как? В форменном кителе и фуражке за версту видать, пусть даже в надвигающихся сумерках, что милиционер, А ведь нужно, обязательно нужно узнать, к кому направился старый вор-рецидивист.

И лейтенант решился — спрятав фуражку в сумку и прижимаясь поближе к заборам, он поспешил за Кривым, нескладная фигура которого мельтешила уже в полукилометре от него…


Тесленко, медленно, словно сомнамбула, опустил телефонную трубку на рычаги. Глядя на его изменившееся лицо, Мишка Снегирев с испугом спросил:

— Что с вами, товарищ капитан?

— А? Что? — будто очнувшись, посмотрел на него Тесленко. — Со мной… все в норме… А вот инкассатор Федякин застрелился.

— И что теперь? — едва не шепотом проговорил Мишка, который был теперь в курсе событий, происходящих в городском ОУР.

— Хана, — коротко ответил Тесленко. — Оборвалась одна из последних ниточек. Ухватиться практически не за что. Храмов с меня голову снимет, — пожаловался он Мишке, понемногу приходя в себя.

— Вы-то при чем?

— Очень даже при чем. В любой неприятной ситуации всегда ищут крайнего. А это как раз тот самый случай. И крайний здесь — я.

Мишка сочувственно покивал головой, скорбно скривившись. Тесленко посмотрел на него скептически и подумал: “Артист… Сочувствие изображает на все пять. Прохиндей… ”

— Ладно, я потопал на квартиру Федякина, — тяжело поднимаясь, сказал капитан. — Ты побудь на телефоне.

— Когда вас ждать?

— Какая разница? Жди, к ночи буду… А у тебя что, свидание? — поинтересовался на ходу Тесленко.

— Не-а, — зарделся Снегирев. — Кое-какие дела есть…

— Вот и занимайся ими… здесь. Философ…

У дома Федякина стояли райотделовский “газик” и инкассаторская машина. Встретил капитана следователь прокуратуры Никитин, которого тот знал еще со школьной скамьи.

— Привет, — пожал ему руку Тесленко.

— Здорово, — улыбнулся Никитин. — Как живешь?

— Средне.

— Как это — средне?

— Между хреново и очень хреново.

— С чем тебя и поздравляю. Это твой кадр? — кивнув в сторону приоткрытой двери веранды, спросил Никитин.

— Да, Был кандидатом, стал клиентом.

— Тогда пошли…

Через небольшой дощатый коридорчик, по обе стороны которого высились полки, заставленные банками с маринованными грибами и вареньем, они прошли на кухню.

На полу, возле газовой плиты, лежал светловолосый мужчина. Его волосы слиплись от запекшейся крови, рот был приоткрыт, а возле скрюченных пальцев правой руки валялся пистолет.

— Ну и как? — спросил Тесленко.

— Похоже на самоубийство, — понял его Никитин. — Похоже… Хотя… черт его знает. Нужно работать.

— Нужно… — с тяжелым вздохом согласился капитан.

Перепуганный водитель инкассаторской машины, молодой худощавый парнишка лет двадцати, видимо, недавно демобилизовавшийся из армии, рассказывал:

— …Отвез я его на обед. Он часто дома обедал. У него гастрит… или язва, не знаю точно. Не мог он в столовке… Приезжаю, а он… вот… Лежит. Мертвый. Я сразу вам позвонил. Все…

— Сегодня вы ничего странного не заметили в его поведении?

— Да нет, все как обычно. Смеялся. Анекдоты рассказывал.

— Когда вы привезли его на обед, в доме был кто-нибудь?

— Нет. Точно нет. Он при мне замок отпирал.

— Вы и в дом заходили?

— Нет. Я попросил воды. Он кружку взял на веранде, а колодец во дворе…

— Спасибо, — поблагодарил водителя Тесленко. — Вы свободны. Замок входной двери с защелкой? — спросил он Никитина.

— Да. Но ничего необычного, дешевый ширпотреб, можно гвоздем открыть.

— А ведь защелка замка стоит на фиксаторе… — пробормотал Тесленко.

Никитин услышал и выразительно пожал плечами,

Федякина унесли, и только контуры тела, очерченные белой меловой линией на полу, да красно-черная лужа крови напоминали о разыгравшейся здесь трагедии. Тесленко внимательно присматривался к окружающим вещам и кухонной утвари, стараясь представить последние минуты жизни инкассатора: вошел в дом, снял туфли, надел комнатные тапочки, повесил плащ на вешалку. Причесался — карманную расческу нашли на трюмо в гостиной. Решил умереть красиво, как актер на сцене — с набриолиненным пробором?

Далее — замок входной двери. Почему Федякин поставил защелку на фиксатор? Чтобы избавить водителя от необходимости долго и бесцельно стучать в дверь к покойнику, раз уж он намеревался покончить с собой? Или такое намерение появилось спонтанно, уже на кухне? Взрыв эмоции… или еще что-то. Налил полный чайник, поставил на газовую плиту, зажег… Решил испить чаю перед кончиной?

Но передумал, газ выключил, достал бутылку шампанского, положил в морозильную камеру, чтобы побыстрее охладить. Бутылку взял из крохотной каморки, там их было две, стояли рядышком на полке. Хотел приготовить яичницу, вынул из холодильника пяток яиц. И — застрелился. Не вылив, не пообедав, хотя намеревался. Передумал. Почему? На кухонном столе стоит ваза с яблоками и конфетами. Сладкоежка? Нужно выяснить…

Тесленко подошел к окну, которое выходило в сад. В саду — тропинка, вымощенная кирпичом, тянется к калитке в дальнем конце подворья. За высоким дощатым забором виднеется шоссе. Дом на отшибе: с левой стороны пустырь, справа — старый заброшенный сад. Тихое местечко. Интересно, с улицы можно услышать выстрел? Самоубийство… Но почему, черт побери?! Испугался? Чего или кого? Вопросы, одни вопросы… Нужно ждать заключения экспертов…

Отступление 7. Зона

Молодой следователь прокуратуры, худощавый белобрысый парнишка, недавно закончивший юрфак, смущаясь, слушал разгоряченного дядю Мишу:

— Я не могу в это поверить, не могу! Здесь что-то не так. Понимаете, не мог Костя человека… ножом… не мог!

— Но факты — упрямая вещь.

— Будь они неладны, эти факты… — дядя Миша горестно махнул рукой и закурил.

— Извините, Михаил Афанасьевич, кем он вам доводится?

— А разве это имеет значение?

— Да, в общем, не так уж и важно…

— Ученик он мой, рабочий парень. Нелегкой судьбы человек. Сирота. Честный, трудолюбивый. Нет, не способен он на такую подлость!

Следователь в душе был согласен с доводами старого рабочего, но показания свидетелей, заключение эксперта… Больше всего следователя поражало непонятное поведение Кости — он упорно отмалчивался или отвечал на вопросы коротко и однозначно: “Да. Нет. Не помню…” И все. Будто его заклинило. Пустой, отсутствующий взгляд, полное безразличие к своему будущему. Временами следователю казалось, что Костя живет в каком-то своем мире, куда другим нет входа. А ведь положение его было практически безнадежным.

Когда к месту драки прибыл наряд милиции, Костя без памяти лежал на газоне, сжимая в руках самодельный нож, “заточку”, а неподалеку от него небольшая группа ребят окружила светловолосого парня с колотой раной в боку. И рана была нанесена именно этим ножом, как гласило заключение эксперта. И еще одно заключение судмедэксперта — подследственный Зарубин был в состоянии сильного алкогольного опьянения. Все, круг замыкался...

Правда, были кое-какие моменты в расследовании, которые не давали покоя следователю и на которые он не смог найти убедительного ответа. И первый из них — несоответствие в показаниях свидетелей, участников потасовки. Если друзья раненого парня в один голос твердили, что не видели, кто его ударил ножом и тем более не могут с абсолютной уверенностью указать на Костю, то их противники, так сказать “друзья и защитники” подследственного, рьяно утверждали, что это совершил он.

И еще одно — что могло связывать рабочего паренька с отменной характеристикой с такими, довольно подозрительными личностями, которые назвались его друзьями? Не смог найти ответов на эти вопросы молодой следователь. Возможно, на его заключение и решение суда повлияло и поведение Зарубина, отвечающего на вопрос виновен ли он в совершенном преступлении: “Не знаю…”, но, как бы там ни было, поздней осенью, в ненастную, слякотную погоду Костю отправили по этапу в северные края…

Серое небо, угрюмое, чужое, было расчерчено колючей проволокой. Лай сторожевых псов, охрипших от злобы, встретил этапированных у ворот зоны, над которыми высились почерневшие от времени деревянные сторожевые вышки. Колонна медленно втянулась на плац, представляющий собой обширный участок вязкой, размешанной пополам с опилками грязи.

Распределение по баракам длилось долго и нудно. Многократные переклички, мат промокших до нитки конвоиров, которым, как и заключенным, хотелось побыстрее добраться к теплу и отдохнуть, мелкий, занудливый дождь — все это вместе взятое доводило до бешенства измученных нелегкой дорогой этапников. Только Костя стоял отрешенный и безучастный к происходящему, не чувствуя промозглой сырости и жидкой холодной грязи, которая набивалась в рваные башмаки…


…Здравствуй, моя Мурка, здравствуй, дорогая.

Здравствуй, дорогая, и прощай.

Ты зашухерила[20] всю нашу “малину”…

— Ого, нашего полку прибыло! — коренастый зек бросил гитару на нары и, широко раскинув руки, шагнул навстречу этапированным, которые шумной толпой ввалились в барак. — Кого я вижу, век свободы не видать! Серега, кореш! Сколько лет, сколько зим…

— Валет?! — чернявый шустрый парень с быстрыми блудливыми глазками осклабился и протянул руку. — Держи петуха! Вот это встреча. Ну, как тут у вас?

— Серега, клянусь мамой, на свободе лучше. Попки[21] — зверье. Шамовка[22] — дрянь. В зоне одни мужики[23], деловых[24] — кот наплакал. Ты-то за что присел?

— Все за то же… Ты мою фартовую статью знаешь. Часть вторая.

— Взяли как?

— На локшевой работе[25]. До этого на шобле[26] разборняк[27] получился, один хмырь понты погнал[28], так я его слегка поковырял. Вот он меня, сука, похоже, и вложил. Взяли со шпалером[29] в кисете[30].

— Ну и где он теперь?

— Пасит[31], козел. Вернусь — из-под земли достану.

— Лады. Братва, располагайтесь! — показал вновь прибывшим на свободные нары Валет. — А ты, Серега, ко мне. Эй, мешок, канай отсюда! — он ткнул своим пудовым кулачищем под бок соседу по нарам.

Тот, ни слова ни говоря, быстро собрал свои вещи и уныло поплелся куда-то в угол барака.

— Шикарно живешь, Валет.

— А то… знай наших. По случаю встречи с друзьями-товарищами у нас сегодня будет керосин[32]. Для тебя, Серега. Эй, Мотыль!

— Здесь я, Валет… — лопоухий, круглоголовый зек, подобострастно ухмыляясь, подбежал к нарам, на которых развалился Валет. — Чего изволите? — заерничал он, изображая официантку.

— Давай чефир. На всех. Сегодня я угощаю. А нам шнапс принеси. И закусон поприличней. Усек?

— Бу сделано! — козырнул Мотыль и повихлял задом вглубь барака.

Костя, растянувшись на нарах, невнимательно прислушивался к трепу заключенных. В мыслях он был далеко от этих мест…

— Ты что, глухой? Пей чефир, парень, Валет угощает, — Мотыль протягивал Косте старую эмалированную кружку с темно-коричневой жидкостью — круто заваренным чаем.

— Спасибо, я не хочу.

— Нельзя отказываться, не положено. Валет угощает. Пей! — в голосе Мотыля послышались угрожающие нотки. — Иначе…

— Повторяю, я не хочу. Как-нибудь в другой раз.

— Валет, слышь, тут один зеленый от угощения отказывается.

— Что? Ну-ка, ну-ка, посмотрим, что это за рыба… Ты кто такой? Статья, кликуха?

— Я тебе не обязан докладывать… — нехотя поднимаясь с нар, ответил Костя набычившемуся Валету.

— Борзишь, зеленка? Мне? Лады… Мотыль, Котя, растолкуйте ему, кто такой Валет…

Все дальнейшее произошло настолько молниеносно, что окружившие Костю заключенные успели глазом моргнуть, как Мотыль и двухметрового роста громила по кличке “Котя” рухнули, словно подкошенные, в проход между нарами. Озверевший Валет с диким воплем тоже ринулся на Костю, но страшной силы удар ногой в челюсть надолго лишил его возможности осмысливать происходящее…

Дни в зоне тянулись бесконечной, унылой чередой. Казалось, что не будет конца этому однообразию смен опостылевших дней и ночей. Только работа, иногда совершенно бессмысленная, никому не нужная, но обязательная, как-то скрашивала полуживотное существование в этом диком угрюмом крае, сплошь утыканном островами зон. Даже низкорослые хилые деревья, из последних сил цепляющиеся за тощую почву, казались приговоренными к пожизненному заключению, смирившимися со своей участью.

Так уж получилось, что Костя, несмотря на свой юный возраст, практически с первых дней пребывания в зоне стал пользоваться определенным авторитетом среди зеков. Здесь уважали самостоятельность и силу, чем Костя не был обижен. Были еще стычки с “деловыми”, но вскоре его оставили в покое, почувствовав на своей шкуре, чем может обернуться “разговор по душам” с этим немногословным и крепким, как сталь, пацаном. И только злопамятный Валет некоторое время пытался преследовать Костю, пока после одной из разборок не угодил на месяц в больничный изолятор зоны, где его загипсовали, как куклу. После этого он стал тише воды и ниже травы и при встречах с Костей едва ему не кланялся.

Примерно через полгода Костю, как бывшего высококвалифицированного слесаря, определили помощником кузнеца в задымленную кузницу на территории зоны. Кузнецом работал старый зек, которого прозывали Силычем. Он был старожилом зоны с довоенным стажем. Силыч несколько раз попадал под амнистию, но гулял на воле недолго, с непонятным упрямством возвращаясь в эти Богом забытые места, которые, судя по всему, стали ему родным домом. Провинности его на свободе были не столь значительны, чтобы отбывать свой срок здесь, но на суде Силыч просил только об одном снисхождении — отправить его именно в эту зону. И еще не было случая, чтобы Силычу отказали. Может, в этом ему содействовало и начальство зоны — у Силыча были золотые руки и покладистый характер.

Невысокого роста, кряжистый, с длинными, почти до колен, ручищами, Силыч мог сутками стоять у наковальни, выстукивая молотком звонкую дробь. Косте нравилось работать у него подручным — Силыч, как и он, не отличался словоохотливостью, мог неделями молчать, будто был совсем один в старой кузнице среди гремящего железа и сверкающих угольев горна. Силыч пользовался значительными привилегиями — он и спал в кузнице, оборудовав в закутке нечто наподобие каморки. С некоторых пор, с молчаливого согласия Силыча, Костя вместо того, чтобы коротать свободное время в шумном бараке, оставался в кузнице до отбоя, сидел на колченогом табурете возле закопченного оконца и читал-перечитывал потрепанные книги, которые брал в библиотеке зоны.

Так шли годы…

10. ПРОФЕССОР

Муха назойливо жужжала над головой, мешая сосредоточиться. Профессор в раздражении махнул рукой, отгоняя непрошеную гостью, и нечаянно зацепил очки, которые были сдвинуты на кончик носа. Очки отлетели к стене, а оттуда упали на пол. Хрупкие стеклышки разлетелись сверкающими брызгами, тонкая металлическая оправа запрыгала по полу, задребезжала. Вздрогнув от неожиданности. Профессор некоторое время сидел неподвижно, уставившись в пространство перед собой и быстро мигая покрасневшими веками, затем вскочил и в приступе бессильной ярости затопал ногами, превращая стеклянные осколки в пыль. Пнув напоследок изуродованную оправу, он сплюнул и мелкими шаркающими шажками направился к огромному старинному буфету с резными купидонами на дверках. Достал начатую бутылку французского коньяка, рюмку, налил до краев, выпил. Поморщился с таким видом, будто проглотил полынную настойку, поставил бутылку на прежнее место, истово перекрестился на мрачные лики святых в углу, за мерцающим огоньком серебряной с чернью лампадки.

В последние годы Профессор стал набожным, не пропускал ни одной воскресной или праздничной службы в маленькой церквушке, что около рынка, единственной на весь город, которую так и не смогли разрушить большевики — уж больно прочны оказались ее стены, сложенные безвестными мастерами два столетия назад.

Михей, братец, посмеивался: “Что, сучий потрох, “крышу” надежную на том свете столбишь? В рай метишь? Поздно спохватился, там ворота покрепче будут, чем в зоне, никакие отмычки не помогут…” Скрипнул зубами от злости, вспомнив слюнявую ухмылку Михея. Собственными руками удушил бы единоутробного. Тупая скотина, мнит себя хитроумным дельцом, а того не понимает, что своей жадностью веревочку вьет и для себя и для него. Устроят менты напоследок перед дальней дорогой “чистилище”, еще как устроят. Как пить дать. Ублюдок, гад подколодный!

Кольнула неожиданная мыслишка: а может, того, попросить Крапленого, пусть поможет Михею побыстрее свернуть свои дела земные и в выси заоблачные? И тут же спохватился — грех! Ах, какой грех на душу, прости Господи… Перекрестился. И довольно растянул губы в ехидной улыбке: а все-таки он заставил Михея ходить в церковь. Пусть для показухи, гляди, Когда и пригодится. Ментам туману в глаза подпустить никогда не помешает.

Нырнул в мягкие объятия кожаного кресла, задумался. Тугой коньячный комок в желудке постепенно начал рассасываться, заставляя сердце гонять быстрее по жилам стылую старческую кровь. Мысли, подстегнутые спиртным, полетели быстрее, но без излишней суеты.

Крапленый… С-сукин сын! Сколько раз закаивался с ним дела иметь, ан нет, опять судьба на скользкой дорожке свела. И опять могилой попахивает по вине Крапленого. Два раза стоял на краю ямины вместе с ним, два раза сумел отвертеться, знать, удача над головой тогда крылья расправила. Да и умишком пришлось пораскинуть. А теперь, похоже, каюк. Крапленому что — рванет подальше, благо есть с чем и есть куда. А он? Лета уже не те, чтобы икру метать. Ноги не то что бегать, ходить отказываются. Эх, сбросить бы десяток-другой!

Почему-то вспомнились довоенные годы. Учил он тогда уму-разуму Крапленого, смышленый был, стервец, с лету фартовую науку хватал. Все воровские “университеты” прошел за четыре года, даже от фронта сумел отмазаться, напялив на себя фуфайку с белой меткой на спине. Так и проторчал за колючкой горячее военное время, тер лагерные нары и рагу из собача-тины жрал. Лизал пятки лагерному начальству, вышел на свободу — морда откормленная, семь на восемь, восемь на семь… Науку Профессора крепко усвоил, да и в зоне верхов нахватался, как задрыпанная сука блох. Выучил на свою голову…

Теперь козырем ходит, в паханы[33] метит. Радуется, недоумок хренов. Как же, сам Профессор теперь в сявках оказался, перед ним на цырлах ходит[34]. Загордился. Не рано ли, Крапленый? Оно, конечно, старость в окна стучится, силенки уже не те, да только не зря он свою кличку сколько лет имеет. Еще никому и никогда не удавалось Профессора вокруг пальца обвести. И “вышка”, которая светит Крапленому, ему как-то ни к чему. Крапленому терять нечего, а вот ему, “червонец”, совсем не улыбается. Десять лет — ого какой срок. А в зоне пенсию по старости не дают, диетический стол не накрывают, а жевать вставными зубами вместо сдобных булочек черствую черняшку тяжеловато.

Хитер Крапленый, ох и хитер стал. Связал подельников кровушкой, чтобы случаем в кусты не нырнули (дело знакомое, могут с потрохами заложить, не успеешь стопарь закусить), и вертит ими как хочет. Назад дороги им нет. Да только Профессора на мякине не проведешь и “мокруху” на него не повесишь. Ведь яснее ясного, что задумал Крапленый: подставит под удар дружков, а сам — поминай как звали… И теперь главное — не упустить момент, Когда нужно будет вовремя выйти из игры, опередить Крапленого. Если бы не Михей… Дубина!

Звонок у входной двери затрезвонил, как показалось Профессору, над самым ухом. С неожиданной для его возраста прытью он вскочил на нога и метнулся к окну. Подслеповато щурясь, выглянул сквозь щелку между портьерами и облегченно вздохнул — Михей.

— Ну ты закупорился! Духотища… Открой форточку, проветри комнату.

— Сейчас проветрю. Мозга твои куриные. Садись! — зло бросил Профессор.

Михей в недоумении вытаращил свои мутные блекло-серые глаза и грузно плюхнулся на диван с высокой деревянной спинкой. Под его весом жалобно скрипнули пружины и в воздух поднялось пыльное облачко.

В отличие от своего старшего брата, худосочного и поджарого, Михей к старости располнел и стал похожим на коротконогого выбракованного борова. Его широкое, с тройным подбородком, лицо казалось постороннему наблюдателю тупым и самодовольным, и только в случае опасности оно мгновенно преображалось, твердело, а дебильные глаза вдруг темнели, наливались злобой и хитростью взбесившегося хорька. Эту маску, которая стала его второй натурой, Михей носил уже не одно десятилетие, и только Профессор знал, что “недалекому и простоватому ” братцу палец в рот не клади — отхватит вместе с рукой.

Брезгливо посмотрев на засаленный, в перхоти воротник пиджака Михея, Профессор спросил:

— Выпьешь?

— Вот это другой разговор, — оживился Михей, потирая свои короткопалые, в старческих веснушках руки. — Плесни, сколько не жалко.

“Для тебя, придурка, жалко, да куда денешься…” — подумал Профессор, направляясь к буфету. Он знал, что братец только тогда начинает соображать, когда вольет в свое брюхо стакан чего покрепче. Отворил дверку буфета, поколебался чуток в раздумье, затем достал бутылку водки; французский коньяк незаметно задвинул поглубже, краем глаза заметив, как вытянул шею Михей, пытаясь рассмотреть из-за плеча Профессора содержимое импровизированного бара.

— Ха, — выдохнул Михей, выцедив врастяжку полный стакан водки. — Вот спасибочки, брательник, выручил. Башка со вчерашнего вечера как чугунок.

— Закусывать будешь?

— Гы-гы, — заржал Михей. — После первой не закусываю, ты же знаешь, — и подвинул, как бы невзначай, пустой стакан поближе к Профессору.

— Баста, — отрезал Профессор и спрятал бутылку. — Поговорить нужно. Серьезно поговорить.

— Валяй, — согласился со вздохом Михей.

— С Крапленым нужно завязывать.

— Чур тебя! — замахал руками в испуге Михей. — Ты что, белены сегодня объелся? Да он меня из-под земли выроет и обратно зароет, если я только намекну ему об этом. У меня его загонялка[35] имеется на приличный куш[36] и рыжевье[37].Пока не отмажусь, о чем речь.

— Поц ты коцаный[38]! Тебе сейчас нужно когти рвать отсюда, а не думать, как долги отдать. Торганешь фуфлом[39] — и поминай как звали раба божьего Михея. Заметут легавые, не успеешь “отче наш” прочитать. Усек?

— Крапленый что, сгорел[40]?! — всполошился Михей.

— Пока нет. Но его амбец[41] не за горами. Вот и вари[42] своей башкой что и почем.

— Ах, мать твою… — заматерился Михей, побледнев до синюшного цвета; он знал, что Профессор обманывать не будет, значит, положение действительно серьезное — нюх у его брата на такие дела был отменный, проверено не раз. — И как теперь?

“Достал… — с удовлетворением прикрыл свои глазки Профессор. — Значит, есть шанс насыпать соли на хвост Крапленому. Чтобы знал свое место, смердяк, и не гоношился сверх положенного”.

— Лады, подскажу. Но учти — бабки Крапленого поделим пополам.

— Ну ты и… — вскинулся было в злобе Михей да и притих под острым взглядом брата. — Звони[43]… — буркнул он сумрачно.

11. ПОЖАР

Дом вспыхнул неожиданно и горел, как факел. Заполыхал он среди бела дня, когда солнце забралось уже довольно высоко и успело подсушить остатки зловонных луж в пустынных переулках окраины. Перепуганное воронье кружило, галдя, над захламленной мусором рощицей, искры роями взмывали в небо и падали на подворья, на крытые рубероидом крыши соседских халабуд. Немногочисленные в эту пору дня жители, в основном дети малые и старики, в полной растерянности пытались спасти свой немудреный скарб и домашнюю живность, запертую в хлевах, которые тоже вот-вот могли загореться. Но им повезло — пожарные, на удивление, прибыли вовремя. Вовремя, чтобы не дать распространиться огню дальше. Дом спасти не удалось…

— Виктор Михайлович, зайди ко мне… — хрипловатый голос Храмова, усиленный мощным динамиком переговорного устройства, заставил вздрогнуть Тесленко, который сидел в своем кабинете, погруженный в безрадостные думы.

Майор был в служебной командировке почти неделю и только сегодня вышел на работу. Мысленно послав его ко всем чертям, Тесленко поплелся на очередную выволочку. В том, что он получит приличный втык, у капитана сомнений не было — дело по-прежнему разваливалось на мелкие кусочки, слепить которые Тесленко был не в состоянии. На первый взгляд все казалось простым и не требовало особых мудрствований, но когда нужно было принимать какие-либо решения, капитан чувствовал, как тупеет на глазах. Ко всем событиям не хватало какого-то ключа, зацепки, откуда можно было двигаться дальше, чтобы построить логически завершенную картину преступлений и наконец добраться до логова Крапленого. Капитан невольно дивился неожиданно проявившимся способностям весьма недалекого вора-рецидивиста так ловко прятать концы в воду. Он интуитивно почувствовал, что за Крапленым кто-то стоит. И этот человек явно был преступником незаурядным…

— Доложи-ка мне обстановочку, — не здороваясь, сразу приступил к делу Храмов.

— Ничего нового… — замялся Тесленко, не решаясь присесть — майор даже головы не поднял от бумаг, разложенных перед ним на столе, — затем все-таки сел, стараясь не скрипнуть стулом.

— Эти слова я от тебя слышу уже, по-моему, в сотый раз. Не часто ли повторяешься? Что там по Федякину?

— Согласно заключению экспертов, Федякин убит, — сухо отчеканил неожиданно разозлившийся Тесленко.

— Имитация?

— Да. Попытка имитации, если быть совершенно точным. Очень непрофессиональная, кстати.

— Собственно, как ты и предполагал…

— Именно. Выяснилось, что кто-то незадолго до появления Федякина в доме пробрался в сарай для дров, который находится в саду. Там остались следы, правда, не очень выразительные и мало пригодные для идентификации, и папиросный пепел. Окурков не нашли.

— Я так понял, что там был не один человек…

— Двое или трое, сказать трудно. Но явно не один.

— Это их ждал Федякин?

— Нет. Ждал он женщину, это уже можно считать фактом.

— Приманка?

— Не исключено. По показаниям соседей, Федякина не раз видели вместе с миловидной полноватой женщиной лет тридцати. И в день убийства она приходила к Федякину, как раз в обед. Хотя свидетель, глубокий старик, не совсем в этом уверен, так как женщина, похоже, пыталась скрыть свое лицо под косынкой и одета была неброско, по-простецки, не так, как всегда. Старик узнал ее по походке. Вроде бы узнал…

— Он видел, как она заходила в дом к Федякину?

— Не видел. Но куда она еще могла направляться? Дом Федякина на отшибе, дальше пустырь, пахота. Кроме этого, шли дожди, а туда и в сухую погоду охотников пройтись найдется мало.

— Но ведь Федякин был вооружен.

— Был. Потому они и послали эту женщину, чтобы отвлечь его внимание.

— Что говорят эксперты?

— Во-первых, на кистях рук Федякина обнаружены — правда, слабые — следы пальцев.

— Держали за руки?

— Похоже. Вот только неизвестно зачем… Здесь есть некоторые предположения…

— Это позже. Что дальше?

— Во-вторых — поза убитого. Пришлось провести следственный эксперимент, чтобы доказать, что тело должно лежать несколько иначе. И последнее — огнестрельная рана. Судя по траектории выстрела, пистолет должен был находиться в совершенно неестественном положении для данного случая — почти перпендикулярно кисти руки.

— Понятно… Словесный портрет женщины вы подготовили?

— Не только. Смонтирован и фоторобот. Женщину видели многие, так что фоторобот должен быть очень близок к оригиналу.

— Ну что же, это удача.

— В какой-то мере…

— И это все?

— С фотороботом работаем, пока результатов нет. И еще одно — при обыске Федякина в карманах обнаружено несколько использованных автобусных билетов двадцать седьмого маршрута.

— Рябушовка?

— Точно. Поэтому решили отработку фоторобота начать именно с этого района.

— Логично. Есть еще что-нибудь примечательного по нашему ведомству?

— Да как сказать… ничего особенного. Я бы даже сказал, что уж больно тихо стало. Подозрительно тихо. Правда, нам сообщили из райотдела, что позавчера исчез их участковый Сушко. Просили помочь в розысках.

— Не нашли?

— Пытались. Как сквозь землю провалился.

— Где это случилось?

— На Рябушовке. Разбирались там с каким-то пьянчугой…

— Стоп-стоп… Говоришь, на Рябушовке? Опять Рябушовка… Странно… Сушко получил фотографии наших “клиентов”?

— Конечно. Как и все остальные участковые города. Вы думаете…

— Конечно же, черт его дери! Ведь Рябушовка входит в район поиска “малины” Крапленого.

— Значит, Сушко уже нет в живых…

— Несомненно. В этом я уверен. Похоже, что мы не ошиблись в наших предположениях. Хотя от этого не легче…

— Что теперь?

— Позвони в райотдел, дай ориентировку. Пусть подключат всех своих оперуполномоченных. Время не ждет, нужно работать по горячим следам…

В это время зазвонил телефон.

— Слушаю, Храмов. Да, здесь. Тебя… — протянул майор трубку Тесленко.

Звонил Мишка Снегирев. Глядя на внезапно изменившееся лицо Тесленко, майор спросил с беспокойством:

— Что случилось?

— Разыскали эту женщину… — тихо ответил капитан, укладывая трубку на рычага.

— Ну и прекрасно.

— Не очень. Ее дом уже догорает… Видимо, вместе с хозяйкой. Поджог. Опять мы опоздали. И опять концы в воду… Вот паскудники! — не сдержавшись, выругался Тесленко.

— Кто она?

— Баркалова Софья Геннадьевна, двадцать семь лет, не замужняя. Живет… или жила одна.

— Проверь, не проходит ли она у нас по картотеке.

— Уже проверено. Снегирев постарался. Нет. Разрешите, я поеду туда вместе с опергруппой?

— Поезжай…

Когда к дому Баркаловой подъехала машина опергруппы, пожарные уже скатывали рукава.

— Жертвы есть? — спросил Тесленко у немолодого, закопченного до черноты пожарника.

— Бог его знает, товарищ капитан, — устало махнул тот рукой. — Нужно разбирать. Сгорело дотла… — подхватив багор, он неторопливо пошел к груде дымящихся бревен.

Подбежал возбужденный Снегирев. Его пиджак напоминал решето — был весь в дырках от прожогов.

— Что, пожарникам помогал? — едко спросил расстроенный Тесленко. — Где баба с веником, там и черт с помелом. Ты в своем амплуа — каждой дырке затычка.

— Я помог тут… маленько… — обиделся Снегирев. — А что делать? Горело ведь…

— Ладно, шустряк. Ты мне скажи, где Баркалова?

— Соседи говорят, что сегодня она из дому не выходила. По крайней мере, ее не видели.

— Значит, она там, — не то утвердительно, не то с вопросительной интонацией сказал Тесленко, глядя пустыми глазами на Мишку.

Снегирев счел благоразумным промолчать.

Обгоревший до неузнаваемости труп Софьи Баркаловой был извлечен из-под обуглившихся останков ее дома только под вечер.

Отступление 8. Седой

Среди чахлых прошлогодних кустиков травы, которую весенние дожди еще не успели как следует отмыть от пыли и хлопьев сажи, синели крохотными озерками первые цветы. Невесть каким образом появившиеся здесь, среди угрюмых приземистых бараков зоны, они облюбовали пригорок почти у самой колючей изгороди. Проломив тонкую скорлупу мусора, цветы упрямо тянулись навстречу робким солнечным лучам, прорывающимся сквозь грязно-сизые завитки утреннего тумана.

“Сон… Сон-трава…” — вспомнил Костя, как называла эти цветы мама. Он бережно гладил покрытые серебристым пухом упругие стебельки, увенчанные резной чашечкой цветка, трогал кончиками пальцев не распустившиеся бутоны. Затем принялся выдергивать сухостой вокруг цветов, которые закивали ему своими головками, словно благодарили.

— Цветочками балуешься? — широкие плечи Силыча отбросили уродливую тень на очищенный от мусора пригорок.

— Пошли… — хмурый Костя, не глядя на него, отряхнулся и направился к кузнице, закопченная труба которой виднелась неподалеку.

— Постой, дело есть… — Силыч придержал его за локоть.

— Ну…

— Не нукай, не запряг еще… — пошутил непривычно бодрым голосом Силыч, криво ухмыляясь.

“Что это сегодня с ним?” — подивился про себя Костя. Силыч стоял перед юношей, широко расставив кривые ноги и глубоко засунув руки в карманы промасленного ватника.

— Тебя один человек видеть хочет.

— Кто?

— Узнаешь.

— Тогда обождет. До вечера. Работать нужно.

— Пусть работает трактор, он железный. Успеется. А тут дело важное, срочняк.

— Ладно. Куда идти?

— В сапожную…

Сапожная мастерская, маленький обшарпанный домишко, сколоченный на скорую руку из обрезков и кое-как оштукатуренный, принимал посетителей с раннего утра до позднего вечера, благо находился почти в центре зоны и хорошо просматривался со всех сторожевых вышек. Лагерное начальство благоволило к сапожникам. Там и впрямь собрались великолепные мастера своего дела, которые на заказ могли стачать такие сапоги, в которых не грех было и по Москве-матушке пройтись при полном параде. Но основными заказчиками были зеки: кому валенки подшить, кому на ботинки заплату поставить, а кто и ремешок себе козырный, вычурного плетения, желал заиметь. Конечно, вовсе не задаром обслуживали своих клиентов сапожники. Потому и водилась у них первостатейная заварка на чефирок, а то и хрустящие дензнаки немалого достоинства и в приличных суммах, которые таинственным образом, минуя все запреты и заграждения, проникали за, казалось бы, сверхнадежную колючую рубашку зоны.

Сапожники на вошедшего Костю не обратили никакого внимания — сидели, согнувшись, на своих козлоногих табуретах, орудуя молотками и шильями.

— Сюда… — показал Силыч на кособокую дверь в глубине мастерской.

В прокуренной до тошнотворной вони комнатушке без окон, которую освещала слабенькая запыленная лампочка, сидел не знакомый Косте старик. Он был худощав, подтянут и одет в новенькую чистую робу. Его строгое лицо аскета было неподвижно и бесстрастно, колючие, глубоко сидящие глаза смотрели на Костю испытующе и, как почему-то показалось юноше, с состраданием.

— Спасибо, что пришел, — приветливо кивнул он Косте и сделал едва уловимый жест в сторону Силыча.

Кузнец едва не на цыпочках выскользнул из комнатушки и тихо прикрыл дверь.

— Присаживайся. Меня зовут Аркадий Аполлинарьевич. Ты можешь не представляться — Константин Зарубин, кличка “Седой”.

Благодаря седым вискам и с легкой руки Силыча эта кличка намертво прилипла к Косте с первых дней его работы в кузнице.

Но теперь Костя уже понял, кто перед ним. Это был знаменитый среди блатной братии вор в законе с еще дореволюционным стажем по кличке “Козырь”. Встречаться с ним Косте еще не приходилось, хотя заочно о Козыре он был наслышан.

— У меня для тебя есть приятная новость. Но об этом чуть позже, — продолжил Козырь, слегка картавя на французский манер. — А пока поговорим…

— О чем?

— О жизни. Я давно к тебе присматриваюсь, Седой. И, должен сказать, ты мне нравишься. Только не подумай, что я понты бью[44], — хищно сверкнул глазами Козырь. — Мне это ни к чему. Парень ты стоящий, крепкий. И молодость у тебя есть, и сила. Да и умом не обижен. Вот только в жизни не пофартило. Но это дело поправимое. Главное другое — присел ты, Седой, по ошибке.

— Как… по ошибке?

— Засадили тебя начальники, не разобравшись, кто на самом деле пером[45] побаловался. Не захотели разбираться! Им главное, чтобы лагерные нары не пустовали, а то некому будет социализм достраивать. Вот и крутанули тебе на полную катушку с прицепом.

— Но кто?..

— А вот это уже другой базар[46]… — Козырь на мгновение прикрыл глаза, как бы собираясь с мыслями, затем продолжил: — Мне нужна твоя помощь, Седой. Я тебе, запомни, только тебе верю. Остальные — шпана, шестерки[47]. Чуть что — заложат с потрохами. Я же, в свою очередь, помогу разыскать того хмыря, который тебя под статью подвел. Мое слово — кремень, век свободы не видать! Лады?

— Согласен! — Костя не раздумывал ни секунды.

Темная, бурлящая ярость скользкой гадиной вползла в душу, затуманила сознание. Ему показалось, что в этот миг с чудовищным грохотом лопнули в голове стальные канаты, которые до сих пор удерживали невидимую заслонку. И в образовавшееся отверстие хлынула всепоглощающая ненависть…

— От тебя требуется совсем немного — нужно переправить на свободу одному человеку записку. Очень важную записку! Если она попадет в руки ментов, я за твою жизнь, Седой, и ломаного гроша не дам. Учти это.

— Я ничего не боюсь, — презрительно покривился Костя, спокойно выдержав тяжелый взгляд Козыря.

— Да-да, знаю… — растянул тот свои жесткие губы в улыбке. — Это хорошо. Я тебе верю. Деньгами тебя обеспечат в достаточном количестве. “Крыша” будет надежная. А там увидим… И еще — мое имя на воле забудь. О том, что ты меня знаешь, что ты мой доверенный, будет известно только тому человеку, который получит записку. И только в крайнем случае, Когда попадешь в совершенно безвыходное положение, можешь открыться. Не всем! Кому — скажу…

— Понял. Но это будет не скоро…

— Вышел твой срок, Седой! Амба! Завтра получишь сидор[48] — и на все четыре стороны. Амнистия. Так-то…

— 3-завтра? — от неожиданности заикаясь, переспросил Костя. — К-как?..

Он почувствовал, как по телу прокатилась горячая волна, выметая, смывая дурные, безрадостные мысли. Вот оно! Наконец-то! Свобода! Свобода… Свобода?..


— Кого нужно? — раздался за дверью хриплый бас.

— Открывай, узнаешь, — со зла пнул дверь Костя.

— Э-э, не шустри! Чичас…

Вот уже четвертые сутки он шлялся по этой Богом забытой окраине, выписывая круги возле длинного кирпичного барака, переоборудованного после войны из зернохранилища в некое подобие коммуналки. Здесь жил тот человек, адрес которого дал ему Козырь. Но хозяин квартиры номер восемь словно в воду канул. Расспрашивать соседей Костя не стал — ни к чему привлекать лишний раз внимание к этой квартире. Здесь он следовал наставлениям Козыря.

Ночевал Костя в городском парке на скамейке, забившись в самую глушь, туда боялись заходить не только праздношатающиеся, но и милиция, особенно Когда время переваливало за полночь. Весна пришла солнечная, ранняя, за день земля хорошо прогревалась, а ночевать в таких походных условиях Косте было не в диковинку. На квартиру Каурова и на вокзал, в свою прежнюю обитель, он так и не решился пойти. Полустертые жерновами памяти воспоминания и без того бередили душу, появляясь в кошмарных снах призрачными тенями…

Дверь распахнулась, и на пороге появилась фигура, при виде которой Костя невольно отшатнулся. Широкое, тумбообразное тело покоилось на массивных ногах-столбах, которые были обуты в стоптанные домашние шлепанцы, каждый величиной с небольшой тазик для стирки белья. Руки с пудовыми кулачищами сложены на волосатой, в татуировках, груди, которая выглядывала через вырез давно не стиранной голубой майки. Во рту человека-тумбы торчала потухшая папироса.

— Говори, — процедил он сквозь зубы, неторопливо оглядев Костю с ног до головы.

— Тебе привет от Козыря… — тихо сказал Костя.

Человек-тумба с неожиданным для его сложения проворством схватил Костю за рукав, втащил в квартиру и захлопнул дверь.

— Наконец-то, — выплюнув папиросу, он растянул свои толстые лягушачьи губы в широкой улыбке. — Проходи, корешок. Как тебя кличут?

— Костя… — ответил юноша и тут же, спохватившись, добавил — Седой…

— Лексей, — сгреб Костину пятерню своей лапищей хозяин квартиры. — Кликуха Чемодан. Располагайся. Сейчас сообразим чего-нибудь ради знакомства… Гы-гы. Как там Козырь?

— В норме. Вот записку передал…

Пока Чемодан, беззвучно шевеля губами, читал послание Козыря, Костя разделся до пояса и, шумно отфыркиваясь, с наслаждением подставил голову под кран с ледяной водой…

— Ты шамай, шамай… — подвигал к Косте тарелки с едой Чемодан. — Вот башли[49], на первый случай тебе хватит, — положил он на стол несколько пачек в банковской упаковке.

— Зачем?

— Не сумлевайся, — по-своему истолковал Костин вопрос Чемодан. — Все в ажуре. Башли общаковые, не блины[50]. Не в долг — подарок Козыря, его наказ. Понадобятся еще — получишь без отказу, сколько нужно. А на хазу я тебя сегодня определю…


Громкий пьяный хохот, звон стаканов и посуды, треньканье плохо настроенной гитары и матерные песни — все это, вместе взятое, доводило Костю до бешенства. Дом, где квартировал Костя, больше походил на полуразваленный коровник. Он был длинный, скособоченный, приземистый и обгаженный со всех сторон рванью всех воровских “мастей”, которая гужевалась здесь с вечера до утра и которой лень было додыбать до нужного места — деревянная будка сортира находилась шагах в двадцати от дома, возле помойки.

Хазу держала пышная смазливая бабенка лет тридцати пяти по кличке “Люська-Конфета”. Она была приветлива, проворна и весьма слаба на передок. Своим гостям она никогда не отказывала в женской ласке, и Костя, который ютился в крохотной комнатухе с одним подслеповатым окном, только морщился от ее кошачьего визга за стенкой, когда Люська в очередной раз испытывала на прочность вместе с каким-нибудь хмырем свою старую скрипучую кровать. Пыталась она подбить клинья и к Косте, но он молча вытолкал ее за дверь. Добродушная Люська не обиделась на Костю, но отомстила чисто по-женски; когда они оставались одни, Конфета шныряла по комнате или в прозрачной комбинашке, под которой ничего не было, или в длинном халате, который всегда был распахнут. Костя только зубами скрипел и старался не выходить из своей кельи, напоминающей тюремную камеру, а от того постылой вдвойне.

Сегодня у Люськи-Конфеты был очередной шабаш. Гости пили и ели так, будто этот ужин был последним в их жизни. Кое-кто уже не держался на ногах, нескольких вытолкали за дверь, где они освобождали переполненные желудки прямо у порога. Трезвее других выглядела стройная высокая девушка с осиной талией, накрашенная сверх всякой меры. Манерно поджимая полные чувственные губы, она проворковала на ухо Конфете:

— Люсик-пусик, я слышала, что у тебя квартирант появился. Признавайся, подружка, где хранишь это сокровище. Ась?

— Отстань… — отмахнулась Люська, которую в этот момент облапил прыщеватый дылда с похотливыми буркалами. — Погодь, дурачок… — для вида заерепенилась она и, как бы невзначай, расстегнула пуговицу на кофточке.

— Люська, зараза, не темни. Ты меня знаешь, — с угрозой сказала девица, не глядя оттолкнув приятеля прыщеватого уха-жора, который попытался погладить ее полные смуглые коленки. — Где?

— Вот липучка… — хихикнула Конфета и показала на дверь. — Займись, если приспичило. Только, боюсь, выйдет у тебя облом, — снова засмеялась. — Он навроде монаха, дюже сурьезный.

— Ладно, разберемся, — девица с решительным видом толкнула дверь Костиной комнаты. — Можно?

Костя лежал на кровати, бездумно уставившись в потолок. Рядом с ним примостился огромный сибирский кот, рыжий пушистый разбойник с хищными умными глазами. Завидев девицу, кот недовольно зашипел, показав внушительные клыки.

— Тихо, тихо, Барсик… — погладил его Костя. — Что нужно? — спросил он грубо, скосив глаза на непрошеную гостью.

— Вставай, милок, пошли к нам. У нас весело, — непринужденно затараторила девица, и осеклась, натолкнувшись на угрюмый, враждебный взгляд Кости. — Извини, я только… позвать… — смущенно залепетала она. — Тебе тут… скучно…

— Мне не скучно, — резким движением Костя встал с кровати. — К тому же я не пью. Пока… — указал он девице на дверь.

— До свидания… — Она, не отрывая глаз от хмурого Костиного лица, попятилась. — Меня зовут Ляля, — неожиданно выпалила на пороге. — А тебя… а вас?

— Очень приятно, — буркнул Костя в ответ и с силой захлопнул дверь.

Костя ждал вестей от Чемодана. Толстяк, как и обещал Козырь, занимался поисками Фонаря. Что этот подонок истинный виновник его злоключений, Костя уже не сомневался: Вева, который схлопотал срок, выложил подручным Козыря всю подноготную случая в парке как на духу.

Но Фонарь был неуловим. Похоже, он и впрямь обладал уникальным чутьем на опасность. Чемодан сутками рыскал по притонам и “малинам”, где всегда раньше ошивался Фонарь, но того и след простыл.

“Вот, падла! — матерился взбешенный Чемодан. — Найду этого гнилого фраера, своими руками придушу, век свободы не видать!”

А дни тянулись и тянулись: вязкие, мрачные, до одури длинные и пустые. От обычной уравновешенности не осталось даже малой толики, и Костю теперь сжигал внутренний огонь ненависти к людям, по вине которых он оказался на дне. В редкие часы сна, которые иногда, смилостивившись, отпускала ему бессонница, Косте снились кошмары. И, просыпаясь в холодном поту, он еще долго видел перед собой окровавленные тела родителей и слышал предсмертный крик матери…

12. БЕРЛОГА[51] КРАПЛЕНОГО

Крапленый пил запоем уже третий день. Вчерашним вечером к нему было сунулся Зуб — и едва унес ноги подобру-поздорову: Крапленый допился до белой горячки и при виде старого дружка, не узнав его, схватился за “парабеллум”. Хорошо, Маркиза завопила дурным голосом и повисла на руке своего постояльца. Глядя в безумные буркалы Крапленого, Зуб едва не обмочился с перепугу, а когда выскочил на улицу, то бежал без оглядки километра два не помня куда и зачем.

Маркиза, неумытая, растрепанная, бестолково суетилась у заваленного огрызками стола. Крапленый сидел в чем мать родила на скомканной постели, по-турецки поджав ноги, и закусывал очередную рюмку соленым огурцом. Час был утренний, и он еще не дошел до состояния полной невменяемости, что случалось только к вечеру.

— Э! Иди сюда! — позвал он Маркизу, которая в этот момент с хрустом грызла моченое яблоко.

Маркиза покорно засеменила к кровати.

— Дай! — вырвал Крапленый огрызок и швырнул на пол. — Танцуй! Да не так, мать твою… — он рывком сорвал с Маркизы кофточку, при этом оборвав нитку янтарных бус, которые градом застучали по полу.

Угодливо хихикая, Маркиза сама сняла все остальное и закружила по комнате в каком-то нелепом танце, высоко поднимая ноги и размахивая руками, как ветряная мельница крыльями.

— Хорошо… Опа, опа! Ух ты… — хлопал в ладоши Крапленый. — Нет, постой! Ставь пластинку. Цыганочку. С выходом, — он соскочил с кровати и притопнул. — Эх, ма!..

И в этот миг в дверь постучали. Хмель слетел с Крапленого в мгновение ока. Злобно ощерившись, он бросился к постели и вытащил из-под подушки “парабеллум”. Натягивая одной рукой брюки, свистящим шепотом приказал:

— Посмотри кто! Да халат накинь, дура!

Бессмысленно ухмыляясь, Маркиза пыталась застегнуть пуговицы халата, но вялые руки все делали невпопад. Так и подошла она к двери расхристанной.

— Открывайте, черт бы вас побрал! — раздался из-за двери голос Профессора.

— Фу-у… — вздохнул с облегчением Крапленый и потянулся за рубахой. — Впусти, — кивнул Маркизе.

Профессор быстро прошел внутрь, на ходу протирая запотевшие очки. Неодобрительно окинул взглядом захламленную комнату, посмотрел на Маркизу, которая все еще воевала с непослушными пуговицами, крякнул в досаде и уселся на стул, поставив между сухих коленей старый, потрепанный зонт.

— Гудишь? — с ехидцей в голосе спросил Крапленого, который в это время жадно припал к кувшину с квасом.

— Умгу… — кивнул тот и наконец оторвался от опустошенного кувшина. — Тебе какое дело?

— Это я так, к слову…

— Чего припылил, Профессор? Я же предупреждал, что в берлогу без моего ведома ни-ни. Или ты совсем глухим стал?

— Много берешь на себя, Крапленый! — неожиданно зло огрызнулся Профессор. — Разговор есть… — показал кивком головы в сторону Маркизы, которая ползала по полу, собирая рассыпанные бусины.

— Ну, пошла! — бесцеремонно вытолкал ее за дверь Крапленый. — Что там у тебя, выкладывай.

— Новое дело щупаешь[52]? — спросил Профессор, с прищуром глядя в упор на обеспокоенного Крапленого.

— С чего ты взял?

— Не темни, Крапленый! — вскочил на ноги Профессор. — Ты что, меня за сявку держишь?!

— А ты кто такой, чтобы мне тут понты бить[53]?! — взъярился Крапленый, сжимая кулаки.

— Кто я? — Профессор успокоился и хитро заулыбался. — А никто. Не пришей кобыле хвост. Покеда, Крапленый, — направился он к двери. — Я выхожу из игры. С придурками мне не по пути. Хлебай свою баланду сам.

— Погодь, не заводись, — сдался Крапленый, опуская глаза. — Мне бы твои заботы…

— Ты мои заботы не считал, — отрезал Профессор. — Но себе лапшу на уши вешать не позволю.

— Лады, лады… — миролюбливо ответил Крапленый. — Извини, был грех. Но я тебе собирался рассказать.

— Оно и видно.

— Ты послушай…

Профессор внимательно слушал негромкий торопливый говор Крапленого. Оратором его “ученик” никогда не был, и сейчас его речь местами была бессвязна, но основную мысль Профессор уловил сразу. И, неожиданно для себя, разволновался. Дело, которое предлагал Крапленый, и впрямь было стоящее. Большое дело. И чертовски опасное. Но в случае удачи… Да, тогда и впрямь можно будет “завязать” накрепко с преступным прошлым и жить безбедно до конца дней своих, копаясь в огороде или сидя с удочкой над озером.

Но понял Профессор и другое, конечно же, не высказанное собеседником: это последнее дело и Крапленого, после которого он “ляжет на дно” надолго, а то и навсегда. А значит, делиться “наваром” со своими подельниками он не собирается.

“Шалишь! — взволнованно думал Профессор, полуприкрыв старческие дряблые веки, чтобы не выдать своего истинного состояния. — Кусок приличный, им и подавиться недолго. Деньги нужно считать, когда они в кармане. Хитрец, хитрец… Но как обезьяна не вертится, а голая задница всегда наружу лезет. Будь спок, Крапленый, мы тоже не пальцем деланы, кое-что имеем про запас… Нужно будет кое с кем перетолковать…”

— Ну как? — спросил Крапленый, слегка уставший от непривычно долгого монолога.

— Спешишь… — не поднимая на него глаз, все еще во власти собственных мыслей, ответил Профессор.

— Почему?

— Забыл Валета и Щуку? Пока мы не вычислим, кто нас “пасет”, забудь о деле. До поры до времени посидим тихо.

— Но когда, когда ?!

— Скоро, Крапленый. Уже скоро. Есть у меня соображения на этот счет… А про новое дело — никому. Слышишь — никому!

— Ты-то как пронюхал?

— Сорока на хвосте принесла… — растянул блеклые губы в ухмылке Профессор.

— Темнишь, мать твою!.. — запенился от злости Крапленый.

— Лады, лады… — миролюбиво проворковал Профессор. — От тебя секретов не держу. Михей рассказал.

— А этот… откуда?

— Не знаю. Мне он не докладывал. Сам у него спроси.

— Спрошу-у… — с угрозой протянул Крапленый. “Попробуй… — торжествующе захохотал про себя Профессор. — Спроси… ветра в поле”.

Отступление 9. Роковой выстрел

Танцплощадка городского парка была забита до отказа. Теплый летний вечер растворил в себе легкий приятный ветерок, который затаился в густых кронах деревьев, плотной стеной окруживших бетонированный пятак площадки, обнесенный ажурной металлической изгородью. Ансамбль, собранный по принципу “с миру по нитке…”, давал программу— смесь фривольных кабацких песенок и зарубежных новинок, перелицованных на свой манер. Обшорканную до матового блеска танцплощадку в перерывах брызгали водой, но это не спасало веселящуюся публику от мелкой въедливой пыли, которую неустанно взбивали подошвы танцующих.

Костя медленно прохаживался по аллее парка, неподалеку от танцплощадки. Вчера, поздним вечером, к Люське-Конфете ввалился торжествующий Чемодан: “Седой, гони пузырь! Нашел дешевого, — и, дурашливо подергивая своими плечищами, запел, отчаянно фальшивя: — Когда фонарики качаются ночные…”

Чемодан наконец разыскал логово Фонаря. И теперь Костя ждал встречи с человеком, который должен был отвести его туда.

“Зачем?” — в сотый раз спрашивал он себя. И не находил ответа. Томительное многодневное ожидание встречи с Фонарем притупило острую ненависть к этому подонку. На смену ей пришла глухая тоска, которая словно червь точила его денно и нощно. Косте все опостылело, даже долгожданная свобода, которая на самом деле превратилася в тупик. Он изнурял себя многочасовыми тренировками, пытался несколько раз надраться до положения риз… — увы, все вязло в черной трясине меланхолии, и преодолеть состояние отупения Костя был не в силах.

Он подолгу просиживал на кладбище у могилы родителей, мысленно спрашивая у них совета — как жить дальше? Но могильные холмики были глухи и немы, а серый мрамор надгробий холодил руки и сердце, высасывая последние капли надежды. Временами Косте хотелось завыть диким зверем, рвать, терзать, крушить… Но и эти редкие всплески угасающих эмоций не могли всколыхнуть мертвое болото, куда он погружался все глубже и глубже…

— Эй, кореш! Заснул? — юркий тщедушный паренек с модной косой челкой над правым глазом фамильярно трепал его по плечу. — Ты Седой?

— Убери поганки… — с трудом сдерживая внезапно вспыхнувшую ярость, процедил Костя. — Веди…

Приблатненный малый отдернул руку, будто обжегся. Он смущенно хихикнул и засеменил рядом, указывая дорогу. Они долго плутали по каким-то закоулкам, прежде чем очутились во дворе старого двухэтажного дома, похоже, предназначенного под снос, захламленного поломанными ящиками, обрезками ржавых труб и радиаторами отопления. Заплеванный коридор в проплешинах обвалившейся штукатурки привел их к двери, обитой рваным дерматином, из-под которого лезли клочья грязно-серой ваты. Засиженная мухами маломощная лампочка едва теплилась под истрескавшимся потолком, готовым рухнуть от малейшего толчка на облезлый гнилой пол. Дверь была только одна, остальные комнаты этого убогого жилища скалились обломками вывороченных второпях луток.

Проводник нажал на кнопку звонка. Долгое время за дверью царила тишина, затем кто-то кашлянул и сиплый голос спросил:

— Кто?

— Это я. Крант…

— Чё те нада?

— Может, мне на весь дом заорать?

Веский довод Кранта, видимо, убедил сиплого, и тот, покряхтев, приоткрыл дверь, не снимая цепочки.

— Щебечи…

— К Фонарю… — зашептал в образовавшуюся щель Крант.

— Кто такой?

— Кореш Чемодана.

— Какого хрена?

— Не знаю, не мое дело. Сам скажет.

— Как кличут?

— Седой.

— Не помню такого… Счас спрошу…

Дверь закрылась. Прошло не меньше пяти минут, прежде чем звякнула цепочка и на пороге появился толстомордый хмырь с красными глазами. Вокруг его шеи было намотано вафельное полотенце не первой свежести.

— Ты заходи… — ткнул он пальцем в грудь Кости. — А ты, — угрюмо зыркнул на Кранта, — канай отседова. И забудь сюда дорожку. Не то копыта повыдергиваю. Усек?

— Да пошел ты… — сплюнул независимо Крант, но опасливо спрятался за спину Кости.

Из полутемной прихожей, до тошноты пропахшей кошачьим дерьмом, Костя прошел в просторную комнату, посреди которой стоял старинный круглый стол с облупившейся лакировкой. Окна комнаты были тщательно занавешаны ветхими одеялами, вдоль одной из стен стояли диван без спинки и несколько облезлых стульев. В углу валялись пустые бутылки, смятые бумажки и прочий хлам, который обычно оставляют съезжающие жильцы.

Фонарь сидел за столом и что-то жевал, время от времени вытирая жирные пальцы о газетные лоскуты, которые служили ему салфетками. Завидев Костю, он, похоже, не удивился. Только перестал жевать и, откинувшись на спинку стула, сказал:

— Проходи. Садись. С чем пожаловал?

— Не узнаешь?

— Почему? Узнал… Малыш… Седой, значит. Клевая кликуха. Шамать хочешь? — кивком указал на стол.

— Жри сам… — Хрипловатый наглый голос Фонаря вдруг разбудил уснувшую было ненависть, и Костя, шагнув к столу, спросил, глядя в упор: — В парке… Твоя работа?

— Кто старое помянет… — криво ухмыльнулся Фонарь. — Было дело. Ты сам виноват. На кой ляд на рожон пер? Я тебя предупреждал…

— Ах ты, гнида! — Костя стремительно перегнулся через стол и схватил Фонаря за грудки. — Ты мне сейчас за все ответишь. Сполна ответишь!

И только Теперь, вблизи, Костя заметил в глазах Фонаря то, чего не смог разглядеть с порога — отчаянье и безумный, животный страх.

— Ты… ты оглянись, — прохрипел Фонарь, безуспешно пытаясь освободиться из цепких Костиных рук.

Костя медленно повернул голову и отпустил Фонаря. Сзади стоял толстомордый, держа в руках длинный и тонкий нож, похожий на шило, а рядом с ним злобно кривил плоское рябое лицо Клоун, крепко сжимая рукоятку пистолета, темный зрачок которого смотрел прямо Косте в лоб.

— Хи-хи… — засмеялся Клоун. — Шустрила… Ну чё, лапки кверху? Счас мозги твои по стенке размажу. Хи-хи… Вот и квиты будем. Э-э, стой, как стоишь! — заметив, как Костя перенес вес тела на левую ногу, вскричал испуганно Клоун.

Костя застыл неподвижно, как изваяние: он увидел побелевшие костяшки пальцев Клоуна и чуть заметное шевеление указательного пальца на спусковом крючке пистолета.

— Ну и что дальше? — спокойно и угрюмо спросил Костя, чувствуя, как уходит ярость, а на смену ей жаркой волной вливается в тело космическая энергия цюань-шу, готовая в любой миг взорваться серией молниеносных ударов; смертельно молниеносных ударов…

Но пока он стоял недвижимый и с виду хладнокровный, только все его чувства были обострены до предела да сердце ускорило свой бег, мощными толчками разгоняя кровь по жилам.

— Седой! — голос Фонаря сорвался на визг. — Я тебе обещал сквитаться? Обещал! Мое слово — кремень. Да, это я тебя воткнул в зону, я! Чтобы ты харчей гнилых попробовал, нашу баланду воровскую похлебал. Чтобы понял, что супротив Фонаря ты никто, просто сявка, шестерка. Ты посмел на меня руку поднять? Я тебя раздавлю, как клопа, я… — Фонарь орал, брызгая слюной, как помешанный.

— Фонарь… — тихий спокойный голос Кости подействовал на кликушествующего вора, как удар грома; тот замолк на полуслове. — В зоне я поклялся тебя убить. И ты умрешь.

— Что? — Фонарь опешил. — Я… умру? И когда же? '

— Сегодня.

— Клоун, ты… ты слышишь, что он говорит? Ну наглец… — Фонарь неожиданно начал смеяться. — Ха-ха… Ох, не могу, потешил… Аа-ха…

Блинообразное лицо Клоуна тоже расплылось. Глядя на истерически смеющегося Фонаря, он и сам захихикал, пренебрежительно поглядывая на Костю. Только толстомордый хмырь стоял, набычившись и поигрывая ножом.

Костя ударил в падении ногой, сделав невероятный кульбит, практически без толчка. И все же Клоун успел выстрелить, пуля просвистела в нескольких пядях от макушки Кости. Удар пришелся по кисти руки Клоуна, пистолет отлетел к стене, а сам вор с жалобным криком упал на пол, зацепившись о край замызганной циновки, заменяющей в комнате ковер.

Толстомордый от неожиданности икнул, но не растерялся — хищно ощерившись, он проворно ткнул своим ножом-шилом в бок поднимающегося на ноги Кости. Он так и не понял, почему вдруг перед его глазами завертелись стены, потолок, тело стало удивительно легким, воздушным, а когда попытался осмыслить происходящее, дикая боль в сломанных костях надолго потушила смущенное сознание…

Костя все-таки пожалел Клоуна. И удар, который мог оказаться смертельным, был нанесен вполсилы. Хотя и этого хватило, чтобы Клоун провалился в небытие на добрых полчаса.

Весь сжатый, как пружина, Костя резко повернулся к Фонарю — и застыл, медленно опустив руки. Уткнувшись виском в остатки своего ужина, Фонарь остекленевшими глазами смотрел куда-то вдаль. А из аккуратной дырочки чуть выше левой глазницы стекали на газетные лоскуты алые капли. Шальная пуля нашла себе цель…

13. ДОПРОС

В кабинете Тесленко сидела заведующая Рябушовским промтоварным магазином. Было ей лет пятьдесят. Она то и дело всхлипывала, шумно сморкалась в кружевной батистовый платочек и твердила уже в течение часа, словно заводная, одно и то же.

“Черт бы тебя подрал… — тоскливо думал Тесленко, с отвращением глядя на тройной подбородок заведующей, смоченный обильной слезой. — Надоело все, спасу нет. Сегодня вечером напьюсь вдрызг. Иначе чокнусь…”

— Гражданка Чердакова, спрашиваю вас в последний раз: чья это шуба? — Тесленко, не глядя, ткнул пальцем на стул у окна, где валялся небрежно скомканный “вещдок” — вещественное доказательство — черная мутоновая шуба с крупными серебристыми пуговицами.

— То есь как чья? — невинно глядя на капитана, шепотом спросила заведующая. — В каком смысле?

— Вот что, Чердакова, — сказал сквозь зубы, едва сдерживая себя, Тесленко, — мне этот цирк уже надоел. Хватит прикидываться дурочкой. Сейчас вас отведут в камеру, посидите там сутки на рыбьем супчике и черняшке, может, и память прояснится. Баста!

— Не имеете права! — неожиданно тонким голосом вскрикнула заведующая.

— Еще как имею, — зло сказал Тесленко. — Вы не задумывались, почему этой шубейкой вместо ОБХСС занимается уголовный розыск? Нет? Тогда я вам расскажу, для полноты картины. Шуба похищена из промтоварного магазина. При этом воры убили сторожа. Про кражу вы знаете. Ну и поскольку шуба сыскалась у вас в магазине и ее владелицей являетесь вы, вывод напрашивается однозначный: гражданка Чердакова — соучастница грабежа. Видите, как просто. Статья у вас крутая получается — от семи до десяти лет. Впечатляет?

— Г-ражданин… т-товарищ… — побледневшая заведующая начала заикаться. — Д-да вы что?!

— А то: или вы мне тут все расскажете, как на духу, или будете в изоляторе вшей кормить до конца следствия. И, между прочим, не как свидетель, а как преступница. Подчеркиваю.

— Все, вот вам крест! — истово перекрестилась Чердакова. — Как на исповеди, все скажу!

— Ну-ну… — с сомнением гладя на ее пухлые короткопалые руки, унизанные золотыми перстнями, сказал Тесленко. — Слушаю вас.

— Шубу мне привезла сестра Анюта. Из Ростова. На, говорит, Верка, продашь в своем магазине. А то на рынке могут цыгане своровать. Вещь дефицитная, денег немалых стоит. И мне, говорит, прибыль, и ты внакладе не останешься.

— Она не сказала, каким образом ей досталась эта шуба?

— А я и не спрашивала. Не мое это дело.

— Дайте мне точный адрес вашей сестры.

— Зачем?

— На всякий случай, — хмуро улыбнулся Тесленко. — Познакомиться хочу.

— Не знаю я, где она сейчас. Говорила, что завербуется на Камчатку на рыбный флот. А что ей — безмужняя, еще молодая. Деньжат подкопит…

— Ложь.

— Что… ложь? — опешила Чердакова.

— Все. От начала до конца. Не нужно больше креститься, гражданка Чердакова. Не берите грех на душу. — Тесленко потянулся к кнопке селектора. — Дежурный! Капитан Тесленко. Подошли ко мне конвоира…

— Ой, мамочки-и! — заголосила Чердакова. — Ой, не губи-ите!

— Перестаньте причитать! — рявкнул Тесленко. — Я с вами тут скоро душевнобольным стану. Или вы мне расскажете всю правду, или…

— Боюсь я, ой, боюсь… — простонала заведующая, закрыв лицо руками. — Убьют они меня, зарежут…

“Это точно, — подумал капитан. — Они могут. Как пить дать”, — он знал, кого имела в виду Чердакова…

Чердакова была в списке людей, которых опрашивал на Рябушовке Мишка Снегирев. Но если другие могли и не знать Баркалову или, по крайней мере, не узнать из-за погрешностей фоторобота, то Чердакова узнала сразу же — они были закадычными подружками, несмотря на разницу в возрасте. Узнала и не сказала об этом Снегиреву. Только сильно изменилась в лице, что и вспомнилось Мишке после смерти Баркаловой. Почему? Впрочем, и это было не главным. Основное заключалось в том, что дом Баркаловой загорелся ровно через три часа после встречи Снегирева с Чердаковой. Кто-то очень торопился… Значит, были веские причины.

Когда Чердакова попала в поле зрения угрозыска, решили проверить магазин, где она была заведующей. И тут, пожалуй, впервые за все время следствия, Тесленко крупно повезло: в подсобке, под ворохом старых халатов, была обнаружена муто-новая шуба, похищенная из магазина, где убили сторожа. Что это была именно та шуба, эксперты подтвердили, не колеблясь — несколько шуб, предназначенных на экспорт, но с незначительными дефектами, были забракованы и отправлены с базы в ограбленный магазин как раз накануне кражи. Чердаковой деваться было некуда, шубу она признала своей, но на допросе начала плести небылицы…

— Я вам помогу, Чердакова, — неторопливо молвил Тесленко, сурово глядя на заведующую. — Вы знакомы с Михеем Бузиным?

Чердакова молчала, по-прежнему не открывая лица. Только ее полное тело вдруг всколыхнулось крупной дрожью да пальцы скрючились, сжимаясь в кулаки.

— Бузин, Михей Севастьянович… — продолжал капитан, листая папку. — Или попросту — Михей. Барыга. Ваш бывший сожитель. Вот показания ваших соседей. Достаточно? Итак, шубу он вам принес?

— Д-да… — выдавила из себя Чердакова.

— Когда?

— В тот… тот день… Когда ушел ваш сотрудник…

— И вы ему рассказали, что узнали на фотографии Софью…

— О, Господи… Да, да! — И Чердакова заплакала навзрыд; но на этот раз искренне.

Отступление 10. Лялька и другие

Маленький транзисторный приемник тихо попискивал на туалетном столике, сплошь уставленном баночками, пузырьками и коробочками с яркими иностранными наклейками. Костя лежал на тахте, полуприкрыв глаза, и наблюдал за Лялькой, которая сновала по комнате, торопливо наводя порядок. В простеньком ситцевом халатике, не накрашенная, с волосами цвета старой меди, сплетенными в косу, она казалась совсем девчонкой. Полные смуглые руки Ляльки осторожно прикасались к разбросанным вчерашним вечером вещам, и они тут же бесшумно исчезали внутри полированного платьевого шкафа — она старалась не потревожить Костин сон. Лялька, Лялечка, любимая… Любимая?

Выйдя из последнего пристанища Фонаря, Костя долгое время бесцельно блуждал по улицам и переулкам окраины, пока не выбрался на привокзальную площадь. На подъездных путях устало вздыхал маневровый тепловоз, замусоренный перрон уже опустел, и только у торца неуклюжего здания вокзала, украшенного вычурной алебастровой лепниной, толпился хмельной и говорливый народ — привокзальный ресторан работал до полуночи. Огромные пыльные окна ресторана расчертили площадь на желтые квадраты, в которых изредка торопливыми видениями появлялись запоздалые прохожие, чтобы тут же растаять в темноте сквера. Костя словно сомнамбула подошел к массивной ресторанной двери, некоторое время постоял, глядя пустыми глазами на хмельных курильщиков, а затем, неожиданно для себя, прошел внутрь…

— Водку, вино? — официантка, рано увядшая женщина с головой в кудряшках химической завивки, пыталась перекричать оркестр.

— Все равно.

— Значит, водку, — записывая в блокнот заказ, подытожила она результат переговоров, с усилием растягивая накрашенные губы в профессиональной улыбке.

От закуски Костя отказался, попросил принести только минералку.

Он пил водку мелкими глотками, пытаясь жгучей горечью заглушить навязчивый запах крови, который преследовал его от порога логова Фонаря. Налитое свинцовой тяжестью тело била крупная дрожь, в голове стоял туман, в густых вязких клубах которого копошились бессвязные, бестолковые мысли…

Ресторан закрывался. Официантки торопливо сновали с Горками грязной посуды, швейцар с помощью поломоек выталкивал взашей изрядно поднагрузившихся клиентов, оркестранты прямо на подмостках эстрады делили “сармак” — деньги, заплаченные посетителями ресторана за заказанный танец.

Только Костю официантка не торопила. Она уже несколько раз подходила к его столицу, даже присаживалась, пытаясь завести разговор. Жаловалась на свою одинокую жизнь, на соседей, которые ее поедом едят… Костя изредка отвечал односложно, лишь бы отвязаться, но когда официантка попыталась придвинуться вплотную, он словно очнулся от забытья, резко встал, положил деньги и, не говоря ни слова, вышел в вестибюль.

Там было пусто. Только возле гардероба, прислонившись к деревянному барьеру, стояла девушка и, уткнувшись в плечо краснощекого швейцара, рыдала взахлеб. Заметив Костин взгляд, швейцар смущенно сказал:

— Вот, привязалась… Ну давай, давай, милая, уходи. Ресторан уже закрыт. И мне пора на боковую. Да не реви ты белугой! Чем я тебе могу помочь? — и, обращаясь к Косте, пояснил: — Понимаешь, выходить боится. Кто-то грозился ее избить. И, как на зло, милицейский наряд где-то запропастился…

Костя угрюмо кивнул и направился к двери. И остановился, встретив широко открытые глаза девушки. Оставив старика, она шагнула к Косте.

— Вы?

— Как видите…

Только теперь он узнал ее — это была подруга Люськи-Конфеты, взбалмошная Лялька. Прижав кулачки к груди, она с мольбой смотрела на Костю. Неожиданная жалость шевельнулась где-то в глубине опустошенной души, и он кивнул в сторону выхода:

— Пошли…


На привокзальной площади Ляльку и впрямь ожидали. Три хмыря навеселе, явно приблатненные, только заржали довольно, завидев Ляльку и Костю: вот теперь вечер закончится как надо, будет над кем покуражиться. Но их надеждам Костя положил конец быстро и без лишнего трепа: не останавливаясь, уложил на асфальт двоих, да так, что они даже не успели ничего понять, а третий с перепугу рванул в сторону сквера, где, зацепившись за урну, пропахал рожей добрых полметра хорошо утоптанной дорожки…

Костя проводил Ляльку до ее квартиры. Да так и остался там, сначала на одну ночь, а затем и вовсе переселился к ней. Хмурый Чемодан, который по наводке Люськи-Конфеты с трудом разыскал его, чтобы вручить ключи от своей квартиры, так как должен был уехать из города на пару недель, прямо-таки остолбенел при виде розовощекой, счастливой Ляльки. Ткнув Косте в руки ключи и пакетик с деньгами, он неожиданно, не говоря ни слова, сунул руку за пазуху, достал бутылку “Портвейна”, выбил пробку и, не отрываясь, вылил вино в свою бездонную утробу.

— Фу! Хорошо пошла, как сплетня по деревне, и не остановилась… — Довольно погладил себя по животу. — Ну, поздравляю! — принялся трясти Костину руку. — Жаль, мало времени, а то погудели бы клево.

— Ты чего это? — удивился Костя.

— Да ладно, брось темнить, — довольно захихикал Чемодан и подмигнул Ляльке, которая, потупясь, смущенно теребила передник. — Завидую. Мне бы твои годы… — и зашептал на ухо Косте: — Лялька — бабец что надо. Сладкая. Ух! Своя в доску. Не продаст, клянусь, век свободы не видать… Все, бегу. Покеда!

Неожиданно для Кости сумасбродная Лялька ворвалась в его постылую жизнь так стремительно и с таким напором, что на некоторое время приглушила все сомнения, колебания и горечь утрат. Впервые в жизни познавший женскую ласку, он с головой окунулся в необъяснимо-сладостный мир новых, еще не изведанных ощущений. Хмельной от бесконечных ласк Ляльки, в редкие минуты отдыха он спрашивал себя: “Что со мной творится? Неужели это и есть любовь?”

Лялька себе таких вопросов не задавала. Перевидевшая на своем коротком веку многих мужчин, познавшая липкую похоть новизны случайных и беспорядочных связей, растлевающих мысли и сжигающих душу, она и впрямь влюбилась. Влюбилась без оглядки, без сомнений и колебаний, как молоденькая школьница, которая готова ради своей первой любви жертвовать всем: и добрым именем, и уважением окружающих, и родительским очагом. Так иногда среди гнилой болотной зелени, из-под почерневшей от зловонных испарений кочки, неожиданно вскипает холодный, кристально чистый ключ и медленно, но неустанно прокладывает себе дорогу через застойную коварную трясину к широкой полноводной реке…

И все же бездеятельность тяжким гнетом давила Костю. Однажды он попробовал устроиться на работу, но тут же оставил эту затею: в отделе кадров потребовали паспорт и трудовую книжку. А у него не было ни того, ни другого, потому что в свое время не пошел в милицию, где ему взамен справки об освобождении должны были выдать паспорт. Не пошел, потому что знал — прописаться в городе негде, а значит, придется куда-то ехать. Уехать, не повстречав Фонаря. Теперь же Костя просто боялся пойти туда — нарушение паспортного режима грозило ему большими неприятностями. Он содрогался от мысли, что вновь придется увидеть ржавую колючую изгородь зоны, что снова нужно будет надеть грязную, замусоленную робу и вышагивать среди серого и хмурого строя заключенных.

Костя подолгу просиживал у окна Лялькиной квартиры, спрятавшись за занавеской, жадно прислушиваясь к неумолчному городскому шуму и вглядываясь в голубой лоскут неба. И только поздним вечером, а то и за полночь, когда счастливая Лялька наконец засыпала в сладкой истоме, он, крадучись и стараясь не попадать на глаза ее соседям, выходил из дома и в упоении бродил по осенним улицам, иногда до утренней зари…

Однажды, поздним вечером, пришел Чемодан, как всегда навеселе и с двумя бутылками неизменного “Портвейна”.

— Тебе привет от Козыря… — вполголоса сказал он Косте, прислушиваясь к звону посуды на кухне, где суетилась Лялька, готовя ужин. — Счас вмажем по стаканчику и пойдем.

— Куда?

— Есть места… — уклончиво ответил Чемодан, разливая вино по стаканам.

— А все-таки?

— К одному человеку.

— Зачем? И к кому?

— Не суетись, скоро все узнаешь.

— Мне твои загадки не по нутру, — резко сказал Костя, поднимаясь из-за стола.

— Брось, не заводись. Козырь просил передать, что человек надежный. Не сумлевайся, — и добавил с нажимом: — Козырь желает, чтобы ты с этим человеком встретился. Обязательно…

Сухощавый благообразный старичок в очках с важным видом поднялся навстречу Косте и протянул руку:

— Будем знакомы, Седой. Меня зовут Леонтий Севастьянович. Присаживайся, — показал на стул. — Алексей, — обратился к Чемодану, — ты погуляй возле дома часок. Мы тут… потолкуем.

Чемодан недовольно проворчал что-то себе под нос и вышел, громко хлопнув дверью. Старик поморщился, глядя ему вслед, затем спросил у Кости:

— Чай будешь? У меня отменный, цейлонский. Садись поближе. Тебе покрепче?

— Спасибо…

Неторопливо прихлебывая ароматный чай, старик ободряюще улыбался и кидал на Костю колючие хитроватые взгляды — явно присматривался. Чаепитие несколько затянулось, похоже, старик испытывал терпение своего гостя, хотел, чтобы он занервничал. Но Костю эти уловки волновали мало. Он молча, с безразличным видом пил чай и на вопросы старика отвечал коротко: “да” или “нет”.

Наконец старик сдался. Отставив чашку, блаженно вздохнул, потер руки, будто ему стало зябко, и спросил:

— Небось, скушно без дела маяться?

— Привык…

— Плохая привычка, — заулыбался старик; похрустев пальцами, посерьезнел и сказал: — Вот что, Седой, пора тебя к делу приставить. Стоящему делу. Работа не пыльная, но денежная. Козырь рекомендовал тебя как смышленого, надежного человека. А мне такие и нужны.

— Чем я буду заниматься?

— А ничем, как и прежде. Так, легкая прогулка время от времени на свежем воздухе. Чтобы кровь не застаивалась. Побудешь на стреме часок-другой — и опять отдыхай с деньгой в кармане.

— Я буду… воровать? — Костя резко встал, опрокинув стул. — Ты что, дед, сбрендил? Найди кого-нибудь другого. Я пошел.

— Э-э, погодь! — вскричал старик. — Я тебе не все еще сказал, парнишка. Погодь и выслушай.

— Ну? — остановился на полдороге к двери Костя; какая-то едва уловимая интонация в голосе старика заставила его насторожиться.

— Во-первых, не воровать, а брать то, что принадлежит нам всем. То, что государство прикарманивает, нас с тобой не спрашивая. Брать свою пайку, не огрызок черствой черняшки, что они нам предлагают, а кусок ситного с маслом. Усек? Имеем на это полное право. Ты вот отторчал в зоне по навету, зазря что ли? Кто-нибудь возместил тебе убытки? Годы не вернешь, ясное дело, но хотя бы комнату в общаге дали да на кусок хлеба малую толику подкинули в твой дырявый карман.

— Воровать я не буду, — чувствуя, как бешенство волной окатило сердце, хрипло ответил Костя.

— Заладил, как попугай, — не буду, не буду… А куда ты подашься, друг ситцевый, без гроша в кармане, без документов, ась?

— Это не твоя забота.

— Так уж и не моя… — ехидно покривился старик. — Ты хотя бы поинтересовался, кто тебя деньгой снабжал до сих пор, чтобы ты мог спокойно и в полной безопасности на пуховых перинах с Лялькой кувыркаться. Ладно, хрен с тобой, как видно, Козырь в тебе ошибся. Похоже, кровь у тебя заячья. Что ж, разойдемся, как в море корабли. Вот только должок ты мне верни. К концу недели. Понял?

— Какой должок?

— Память отшибло? У меня тут все записано — сколько, когда. — Старик достал из ящика стола потрепанную тетрадь в клеенчатом переплете. — Вот, черным по белому.

— Но ведь Козырь говорил, что это… подарок за то, что записку передал…

— Подарок ты проел за месяц. А потом я, старый дурак, посочувствовал, подкармливал тебя по мере своих возможностей, по-товарищески. Думал, добром отблагодаришь. Дождался благодарности.

— Деньги я верну. — Костя с ненавистью посмотрел на ухмыляющегося старика, едва сдерживая себя, чтобы не сломать его дряблую морщинистую шею.

— В лотерею выиграешь или наследство получил? — снова съехидничал старик, но, заметив опасный огонек в черных глазах юноши, сказал, благодушно развел руками: — Как знаешь. Это твои заботы. Но деньги — через неделю, — добавил он жестким голосом.

Отворилась дверь, и на пороге вырос Чемодан. В своей лапище он держал полупустую бутылку вина.

— Холодно на улице, едрена вошь… — пожаловался, вопросительно глядя на старика. Тот едва заметно повел бровью. Чемодан вздохнул и посторонился, пропуская Костю.

— Да, и еще одно, — проскрипел старик вдогонку юноше. — Там менты с ног сбились, разыскивая того, кто пришил Фонаря. Так ты, парень, поостерегись…

Угроза, которая явно прозвучала в елейном голосе старика, заставила Костю вздрогнуть. Он почувствовал, как по спине словно морозным инеем сыпануло…

14. БУДНИ ТЕСЛЕНКО

Сырой, промозглый ветер гонял по ненастному небу косматые серые тучи. Занудливый дождь сеялся, как сквозь решето, уже четвертые сутки. Рыхлый грязный снег медленно таял, обнажая неубранную листву и разнообразный городской мусор. Голые обледеневшие деревья в скверах жалобно поскрипывали по ночам, когда вместе с ветром из северной стороны вползал морозный туман. Зима была на исходе.

Капитан Тесленко, кутаясь в длинный плащ-дождевик, уже битый час стоял на остановке, дожидаясь маршрутного автобуса. Легкая меланхолия, одолевающая его с утра, постепенно переросла в раздражение, которое, как ни странно, согревало — углубившись в свои безрадостные, под стать погоде, мысли, капитан совершенно не ощущал ледяных порывов коварного сквозняка, задувающего в многочисленные щели автобусной остановки.

Он думал о тех новостях, которые принес вчерашний день и о чем ему сегодня придется докладывать майору Храмову. Тесленко даже в холодный пот кинуло, когда он на мгновение представил реакцию шефа на его доклад. Конечно же, вина тут была седьмого отдела, службы наружного наблюдения, но до наружников у Храмова руки коротки, а он, Тесленко, под боком…

Храмов выслушал информацию Тесленко внешне спокойно, а что у него творилось в душе, разобрать по выражению лица было невозможно. Капитан с трепетом ждал очередного разноса: если честно, то Тесленко не очень праздновал своего шефа, но страсть как не любил скандалов и ругани, будь то на работе, в семье или на улице. Всяческие склоки и брань приводили его в смятение, помимо воли, как он ни старался совладать с собой, хотя трусом никогда не был.

— М-да… — наконец проронил Храмов. — Соколики… Наверное, гляделки позаливали с вечера, наружники хреновы, а нам тут разбирайся, — несмотря на грозный вид и строгий тон, майор, похоже, был доволен.

Ответ лежал недалеко, и Тесленко знал его: Храмов и начальник седьмого отдела издавна недолюбливали друг друга, потому майору промашка коллеги была что живительный бальзам на сердце. Уж на оперативке у генерала Храмов попляшет на костях своего соперника, понял капитан. Но от этого ему легче не стало…

— Значит, Михей дал тягу… — продолжал Храмов. — С чего бы это, а?

— Не думаю, что наружники “засветились”, — осторожно ответил Тесленко.

Майор недовольно поморщился, но капитан сделал вид, что не заметил.

— Судя по всему, Михей просто вышел из игры, — упрямо гнул Тесленко свое. — Ия уверен, что не без помощи своего братца, Профессора. На нас Михею начихать: улик против него кот наплакал, свидетели во главе с Крапленым пока на свободе (впрочем, свидетелями их можно назвать с большой натяжкой — уж чем-чем, а болтливостью на допросах они не отличаются). Михей — человек крученый, его голыми руками не возьмешь.

— Может, его отправили вслед Баркаловой?

— Маловероятно. Он брат Профессора, а тот, судя по всему, играет как бы не главную скрипку в оркестре Крапленого.

—Тогда что?

— По-моему, близится финал, большое деаво. Все ужена мази, и этот старый хитрец готовит стопроцентное алиби и себе, и братцу Михею. Потому и отправил его подальше, чтобы он подыскал надежное пристанище, где, случись что, можно спрятаться и от Крапленого, и от нас. Если дело выгорит, то, я уверен, Крапленый избавится от подельников. Он уже меченый кровью, так что ему терять нечего. Нужно менять имя и убираться подальше отсюда. Но об этом догадывается и Профессор. Потому и принимает меры предосторожности.

— В каком состоянии подготовка нашей операции?

— Люди готовы, товарищ майор. Объект под наблюдением. Пока тихо.

— Смотри, если дадим промашку, ты у меня попляшешь.

— Да уж… — буркнул Тесленко, не поднимая головы. — Еще одна новость есть…

— И, как всегда, малоприятная.

— Точно. Нашли участкового Сушко. Убит, ножом в спину…

— Где?

— На Рябушовке. Наткнулись случайно. В заброшенном сарае. Пацаны местные играли ну и… обнаружили.

— Давно?

— В общем, да. Дней десять назад. Сразу заявить побоялись. Труп уже разложился, а это, сами понимаете, зрелище не для малолетних… Один из них через неделю попал в больницу — нервный срыв. Едва выходили. Вот он и признался.

— Оружие?

— Ограблен. Забрали пистолет, документы и форму. Лицо обезображено до неузнаваемости. Эксперты определили, что это Сушко, только при вскрытии. В свое время он участвовал в задержании бандита, был тяжело ранен в бок, и ему удалили одно ребро.

— Вы свободны… — Помрачневший Храмов грузно поднялся и подошел к окну. — Вот подлюги… — процедил он чуть слышно сквозь крепко стиснутые зубы…

Мишка Снегирев сиял, как новая копейка. С очередной получки он прибарахлился: купил шикарный костюм, рубашку и туфли. И теперь то и дело смотрелся в карманное зеркальце, поправляя чересчур туго затянутый узел галстука и приглаживая непокорные рыжие вихры.

— Наше вам, — кинул ему Тесленко, присаживаясь. — Слушай, фраер деревенский, ты чай заварил?

— Извините… — Мишка покраснел и смущенно заерзал на стуле. — Не успел…

— Ладно, прощаю, — благодушно сказал капитан. — Включи чайник.

— Есть! — по-военному козырнул Мишка. — Ну как там? — осторожно поинтересовался, показав пальцем в потолок.

Ему уже приходилось бывать на оперативках Храмова, поэтому он достаточно хорошо знал, какие перипетии там случаются.

— Легкий штиль, — капитан потянулся, хрустнув костями.

— Миша, у тебя когда практика заканчивается?

— Скоро, — заулыбался Снегирев.

— Радуешься? — пытливо посмотрел на него капитан. — Наконец избавишься от зануды-наставника…

— Что вы… нет, вовсе нет! — щеки Мишки вновь стали пунцовыми. — Честное слово!

— Да ладно, это я так… — улыбнулся Тесленко.

И только теперь понял, что Мишки ему будет не хватать. Этот неуемный и шустрый парнишка как-то незаметно влез ему в душу, они даже сдружились, несмотря на разницу в возрасте.

— Жаль, что ты уходишь, — неожиданно вырвалось искреннее признание. — Тебе место в угрозыске, право слово. Вернешься?

— Наверное… Если честно, то еще не думал, — Мишка посерьезнел. — Хочется дело закончить…

— Кстати, о деле. Есть у тебя что-нибудь новенькое?

— Есть, и очень важное, — оживился Мишка, доставая из своего неизменного портфеля бумаги.

— Рассказывай.

— Зарубина видели в городе с полгода назад. Но в райотделе он не появлялся.

— Значит, на учет не встал… Может, все-таки, не он?

— Больше некому, — загорячился Мишка, копаясь в бумагах. — Вот показания заключенных, которые жили вместе с ним в одном бараке. Обладает невероятной силой и реакцией, прекрасно владеет приемами самозащиты. Отлично тренированный, даже в зоне каждый день занимался гимнастикой.

— Это пока ничего не значит.

— Нет, значит! Я внимательно ознакомился с его делом. Повидал кое-кого из его так называемых “друзей-защитников”. Оказалось, что он не виновен, а вся эта история подстроена неким Скоковым, кличка “Фонарь”.

— Мотивы?

— К сожалению, выяснить не удалось. Но главное заключается в следующем: вскоре после появления Зарубина в городе этого самого Фонаря нашли мертвым.

— Убит таким же способом, как Валет и Щука?

— Нет. Застрелен.

— Ты считаешь месть?

— Похоже. Очень даже похоже.

— Тогда при чем Валет и Щука?

— Да, в парке их не было. Но Валет жил в одном бараке с Зарубиным, и, насколько мне известно, они были на ножах.

— Это еще не довод. В зоне одно, здесь другое. Тут нужно копать гораздо глубже. И — кровь с носа, но нужно отыскать Зарубина.

— Вы считаете, что он до сих пор в городе?

— Трудно сказать. По крайней мере, надеюсь. Видно, он сможет на многое нам открыть глаза. Какая-то непонятная ситуация, с двойным дном.

— Жалко парня… — хмурый Мишка собирал бумаги. — И наши коллеги тоже хороши, воткнули человека в зону за здорово живешь…

— Да, история очень некрасивая, — огорченно вздохнул Тесленко. — Ты подготовил документы для пересмотра дела Зарубина?

— Конечно. Только ему теперь от этого не легче.

— Да уж…

Отступление 11. Воры

“Вор! Вор!” — уткнувшись лицом в подушку, Костя повторял это ненавистное слово уже, наверное, в сотый раз. Тело сотрясала крупная дрожь, лихорадочно возбужденный мозг с такой силой давил на черепную коробку, что, казалось, она вот-вот лопнет. Вспоминалось…

— …Дело пустяшное, — лебезил перед Костей довольный Профессор, который уже не чаял выполнить наказ Козыря. — А Крапленый — мужик что надо. Фартовый, чертяка. Все будет в ажуре, не беспокойся. Сам увидишь. А там долг отдашь — и гуляй, парень…

Магазин обворовали в ту же ночь. Нагруженные мешками с товаром, пробирались в темноте задворками. Впереди шел Крапленый, за ним Зуб, который нес еще и саквояж с воровским инструментом. Щука и Костя шли позади. В глубоком овраге, неподалеку от городской свалки, остановились перекурить. Крапленый швырнул мешок наземь, отдышался и проворно забрался на пригорок. Внимательно осмотревшись по сторонам, по-особому посвистел. И тут же с двух сторон послышался ответный свист.

— Порядок… — Крапленый легко, по-кошачьи, спрыгнул в овраг. — Седой! Ты сваливаешь. Пойдешь вон туда, мимо водокачки, через посадку. Свою долю получишь через неделю. Покеда!

— Держи пять, — протянул Косте руку Зуб. — С крещением тебя, гы-гы…

— Пошел ты… — сквозь зубы процедил Костя и направился к чернеющему неподалеку массиву лесополосы.

“Вор…” — Костя с трудом поднялся и прошел в ванную. Разделся, стал под холодный душ и стоял под ледяными струями, пока не посинел. Растерся докрасна махровым полотенцем и посмотрел на часы. Стрелки показывали начало второго ночи. “Где это Лялька запропастилась?” — подумал он с беспокойством.

Лялька появилась под утро. Не зажигая света, прошла в комнату, присела на постель и надолго задумалась, глядя в предрассветный сумрак за окном.

— Не спишь? — наконец спросила вполголоса, и вдруг упала ему на грудь и зарыдала. — Будь они прокляты! Ой, мамочка, что же я наделала!

— Успокойся. Да успокойся же! Что с тобой? — Костя потряс ее за плечи.

— Не могу-у… — продолжала плакать Лялька. — Ой, пропали мы с тобой, Костик! Ой, беда-а-а…

— Да скажи наконец толком, что стряслось?!

Лялька вдруг оттолкнула его, метнулась на кухню. Костя поспешил вслед и едва успел вырвать из ее рук остро отточенный кухонный нож, который Лялька уже направила себе в сердце.

— Ты что, спятила?! — Костя схватил ее в охапку, отнес в комнату и положил на тахту.

Лялька была невменяема. Она царапала до крови свое тело, порвала зубами в клочья вышитую подушку-думку, что-то бессвязно выкрикивала… Только через час Косте удалось кое-как ее утихомирить. Бледная, истерзанная, подогнув коленки едва не к подбородку, она рассказала ему все.

— …Я видела, как ты мучаешься. Они хотели и на этот раз взять тебя с собой. Мне Чемодан сказал. Я пошла к Крапленому, он тогда жил у моей знакомой Софки, просила, чтобы они тебя в свои дела больше не втягивали. Крапленый только смеялся и хотел прогнать меня. Тогда я сказала, что пойду вместо тебя. Крапленый расхохотался, избил меня, а затем, подумав, вдруг согласился. Если бы только я знала, что он на этот раз удумал… Бр-р! — она содрогнулась. — Он зарезал сторожа. Гад! Кровь, сколько крови… Зачем, Господи?!

— Понятно, зачем… — сумрачный Костя поднялся. — Ты давно этим занимаешься?

— Да. Только с Крапленым… впервые. До этого с Чемоданом…

— Ладно, поспи. И успокойся. Все образуется. — Костя стал натягивать кожаную куртку.

— Костик! — Лялька подхватилась с тахты, упала перед ним на колени и обхватила его ноги. — Родненький, не ходи, не ходи к ним! Я знаю, знаю, куда ты идешь! Прости меня, дуру. Я люблю тебя, люблю!

— Я тоже тебя люблю. Но они нас с тобой в кровь замарали, сволочи, и я им этого не прощу. Где находится логово Крапленого?

— Не нужно, Костик! Они тебя убьют. Это не люди — звери. Мы уедем отсюда, забудем все. Они нас не найдут. Прошу тебя, Костенька, послушай меня. Сегодня уедем, сейчас!

— Поздно, Ляля. Поздно… — смертельная усталость охватила Костю, он едва держался на ногах. — Мы с тобой влипли в грязь по уши. Терять нам нечего. И назад возврата нет. Где “малина” Крапленого?

— Не пущу! — зарыдала Лялька. — Не скажу!

— Как знаешь… — Костя поднял ее на руки и вновь уложил на тахту.

Лялька умолкла, закрыв глаза. Похоже, она была в обмороке. Постояв над ней чуток, Костя нагнулся, поцеловал ее в лоб и решительно направился к выходу…


— Кто там? — голос Профессора был ломким от испуга.

— Открывай…

— Седой?

— Да.

— Ты что, с ума сошел?! — зашипел на него Профессор, втаскивая за рукав куртки в переднюю. — Среди бела дня заявляешься, как к теще на блины…

— Помолчи, — отрезал Костя. — Мне от тебя нужно только одно — где хаза Крапленого?

— Зачем? — прищурился озадаченный Профессор.

— Это не твое дело.

— Ну а если не мое, то катись…

— Ты, старая обезьяна… — Костя в бешенстве схватил Профессора за грудки. — Я с тобой не шучу. Понял?

— К-как… да как ты смеешь?! — вскричал было в гневе Профессор, но, наткнувшись на испепеляющий взгляд Кости, стушевался. — Не знаю, он мне не докладывал… Отпусти!

— Сейчас ты у меня вспомнишь… — Костя резким движением прокрутил Профессора вокруг оси, завел его руки за спину и нащупал болевую точку, как учил когда-то Кауров.

Профессор взвыл не своим голосом. Дикая боль пронзила его с ног до головы каленым железом.

— A-а! П-пусти! Ска… скажу-у…

— Вот так-то оно лучше. — Костя небрежно швырнул обезумевшего от боли Профессора на диван. — Слушаю. Только без обмана. Вернусь — кости переломаю…


Профессор бежал изо всех сил, держась рукой за грудь. Сердце стучало неровно, и казалось, что вот-вот лопнет от перенапряжения. Наконец он добежал до шоссе и замахал руками, пытаясь остановить такси. “Успеть бы… — единственная мысль пульсировала в голове. — Крапленый… Что будет, что будет?!”

Профессор испугался. Впервые за столько лет. Обостренным нюхом старого хищника он уловил признаки грозной опасности, которая могла поломать все его планы. Черт его дернул пойти на поводу у Козыря. Ничего не скажешь, хороший эксперимент он затеял с этим Седым… “Мне он нужен. Позарез. Приберешь пацана к рукам, по гроб жизни твой должник, будь спок…” — вспомнил записку, которую передал ему Чемодан от Козыря. Прибрал, как же… На ум пришел наказ Крапленого никому не открывать адрес его берлоги. Профессор едва не рухнул на асфальт, ужаснувшись предстоящего разговора со своим учеником: забота о личной безопасности у Крапленого была на первом месте, и в этом он был беспощаден…

— Дед, а дед! Что с тобой? — молоденький черноволосый таксист лихо притормозил рядом с Профессором.

— Сердце… Болит. Плохо…

— Садись, отвезу в больницу.

— Нет, туда не надо… Мне бы домой…

— Куда?

— На Рябушовку.

Таксист недовольно проворчал что-то себе под нос, но все-таки открыл дверку.

— Ладно, где наше не пропадало…

— Не сумлевайся, я хорошо заплачу… — едва не на карачках пополз на сиденье Профессор. — Поезжай быстрее…

Из-за угла на приличной скорости выскочило такси, и Костя только в последний миг успел отскочить в сторону, к забору, чтобы не быть обрызганным черной липкой грязью с ног до головы. Проводив взглядом замызганную “Волгу”, которая укатила в сторону Рябушовки, Костя зашагал дальше…

Дверь дома, где обитал Крапленый, отворила невысокая, полная, довольно симпатичная женщина. Стучать долго не пришлось, и это удивило и насторожило Костю.

— Вам кого? — тихо спросила она.

— Постояльца, — коротко и зло ответил Костя и, отстранив женщину, прошел внутрь.

Крапленый сидел у стола, поигрывая “парабеллумом”.

— Что скажешь, Седой? — не поднимая головы, внешне спокойно спросил он, будто появление Кости в его логове было делом обыденным.

— Ты зачем Ляльку в свои дела путаешь?

— И это все, что ты мне хотел сказать?

— Нет, Не все… — Костя шагнул к столу.

— Стой там, где стоишь! — щелкнул предохранитель, и Крапленый наконец поднял на Костю налитые кровью, бешеные глаза.

— С чего это тебя мандраж прошиб, Крапленый? — насмешливо спросил Костя, внимательно наблюдая за указательным пальцем бандита, лежащем на спусковом крючке.

— Ты!.. Ты!.. — Крапленый захлебнулся от злобы. — Твою мать! Я тебя на распыл пущу!

— Какой ты грозный. — Костя незаметно для Крапленого напружинился, примеряясь для решающего броска. — А что на это скажет Козырь?

Имя Козыря на какой-то миг заставило Крапленого заколебаться. Бандит не знал Костиных отношений со старым воровским авторитетом, потому боялся попасть впросак: ослушников своих распоряжений Козырь карал жестоко и быстро, от него спрятаться невозможно, достанет с морского дна…

Костя чувствовал, как в его душу постепенно вползает что-то холодное, скользкое, отвратительное. Когда он шел на встречу, с Крапленым, единственным его намерением было высказать все, что он думает об этом подонке, и порвать раз и навсегда всяческие отношения с ворами. Каким он был наивным и глупым… Здесь уже шел разговор о его жизни. И не только его… Перед мысленным взором вдруг встали окровавленные призраки отца и матери. Видение было настолько явственным и живым, что Костя едва не застонал от боли, внезапно пронзившей сердце. Он предал их память, стал на одну тропу с убийцами. Пусть не эти, другие, но именно воры убили его родителей, и не будет теперь им пощады… Не будет! Око за око, зуб за зуб. Ненависть помутила разум, заволокла красным туманом глаза. Чужая кровожадная сила заставила затрепетать тренированные мышцы. Он был готов…

— Козырь? — наконец справился с временным замешательством Крапленый. — Да плевать я хотел на Козыря! Понял! Вот так — тьху! А тебя я в порошок сотру! И твою лярву! Мать… перемать! — орал он дурным голосом.

Позади Кости послышался шорох, но сжигаемый ненавистью юноша не придал этому значения. Сейчас… Ноги спружинили, кулаки налились свинцовой тяжестью… — и страшный удар по голове помутил сознание. Костя попытался развернуться, но тут ловко наброшенная петля-удавка сдавила шею, расколов мир на мириады жалящих осколков. Крапленый-таки добился своего, криком усыпив бдительность юноши…

Очнулся Костя в полной темноте. Он лежал в тесном сыром чулане, связанный по рукам и ногам. Попытался перевернуться на спину — и застонал от боли. Голова была словно чугунная, а содранная веревкой кожа на шее жгла и саднила. Пошевелил пальцами рук, пытаясь восстановить кровообращение, подвигал ногами. Напряг мышцы, стараясь ослабить опутавшие тело петли. Немного полегчало. Прислушался. В дальнем конце чулана, за дверью, бубнили чьи-то голоса. Извиваясь всем телом и отталкиваясь от пола связанными ногами, он, словно улитка, пополз к двери. Добрался, приложил ухо к шершавым доскам и застыл, тая дыхание, пытаясь разобрать, о чем шел разговор.

— …Из-за тебя теперь придется когти рвать отсюда! — шипел змеем Крапленый, как всегда матерясь.

— Ты погодь, погодь, все образуется… — непривычно заискивающий голос Профессора.

— Посмотрим. Я вызвал… — Крапленый назвал имя, но Костя не расслышал. — Приедет — и амба. В расход. Его нужно кончать.

— А Козырь? Что скажет Козырь? — как бы между прочим поинтересовался Профессор.

— Плевать. Своя шкура ближе к телу. Он поймет. А за девкой ты сам присмотри. Она еще нужна для дела. Потом… Хрен с ней, невелика потеря. Чтобы не тявкала, сучка, на ветер.

Постепенно глаза привыкли к темноте. Тоненький лучик проникал сквозь неплотно забитую тряпками отдушину под потолком и упирался в деревянную кадушку, отбрасывая на пыльный пол дрожащие световые пятнышки. Костя внимательно осмотрелся и едва не вскрикнул от возбуждения: около кадушки, в кучке мусора, валялся старый заржавленный кухонный нож! Маленький, с основательно сточенным лезвием, он на поверку оказался очень острым. Пытаясь схватить его связанными за спиной руками, Костя порезал себе палец. Стараясь не шуметь, он дополз до стены, нашел там подходящую щель, воткнул туда рукоятку ножа и принялся пилить бельевую веревку, опутавшую его с ног до головы…

Звуки шагов и скрип отворяемой двери заставили Костю прекратить свое занятие. “Эх, еще бы чуток времени! ” — от досады Костя закусил губу до крови. Он едва успел вытащить нож из щели и спрятать его за пояс сзади, под рубаху, как в чулан вошел Крапленый.

— Как попивалось, Седой? — со смехом обратился он к юноше. — Постелька у тебя что надо, гы-гы…

Позади Крапленого кто-то заржал.

— Будем кончать тебя, Седой, — продолжал Крапленый. — Отпрыгался ты.

Дверь открылась пошире, и в чулан вошел еще кто-то. И только когда он заговорил, Костя узнал его.

— Здорово, кореш! Давно не видались, гы-гы…

— Валет?!

— А то кто же. — Валет подошел поближе и изо всей силы пнул Костю ногой. — Это тебе, падла, для начала. Зону помнишь?

— Валет, считай, что ты мертвец… Я тебя из-под земли выцарапаю… — в ярости прохрипел юноша.

— Какие мы шустрые, — Валет вытащил финку. — Крапленый, дай я с этого гада скальп сниму.

— Оставь. Кровищи будет до хрена. А его еще в машине нужно тарабанить. Я хочу, чтобы он перед смертью поизвивался, как вьюн на сковородке, — снова довольно осклабился Крапленый.

— Лады, заметано. Где мешок?

В чулан протиснулся еще один бандит, широкоплечий, круглоголовый, с огромными глазищами навыкате.

— Держи, — протянул он Валету вместительный чувал. — Да пасть ему заткни, чтобы ни звука…

— С пребольшим удовольствием. — Валет нашел какую-то тряпку и с силой затолкал ее в рот Косте. — Жуй, сучок. Последний ужин.

— Поторапливайтесь, — посмотрел на наручные часы Крапленый. — Время.

— Держи покрепче… — второй бандит легко поднял Костю и затолкал его в мешок.

— Ну и силища у тебя, Лупатый, — восхищенно сказал Валет, затягивая завязки.

“Лупатый!!” — воспоминания обожгли сердце. Теперь он понял все. При первой встрече с Крапленым Костя силился вспомнить, откуда ему знаком его голос, где он прежде мог слышать этот хрипловатый баритон, временами похожий на воронье карканье? Значит, главарем грабителей, которые убили его родных, был Крапленый. Крапленый! Бессильная ярость мутной волной захлестнула рассудок, Костя попытался вытолкнуть кляп, закричать — и потерял сознание…

Лупатый остановил машину в густых зарослях на обрывистом берегу реки. Он знал, что под обрывом находились глубокие ямины, куда водоворот затаскивал все подряд. Валет сноровисто привязал к мешку здоровенное зубчатое колесо и еще раз мстительно пнул ногой неподвижное тело.

— Наше вам…

— Взяли, — поторопил Валета Лупатый, тревожно посматривая по сторонам, — оно хоть и ночное время, но все же…

Бандиты раскачали тюк и швырнули его с обрыва в черную водяную кипень.

— Преставился… — с нервным смешочком Валет достал из машины бутылку вина. — Хлебни, — протянул Лупатому. — Помянем, гы-гы…

— Пей сам, — отрезал тот, усаживаясь за руль. — Не хватало, чтобы ГАИ меня прихватило с запахом. Да поживей.

— Счас, — Валет высосал бутылку до дна и швырнул ее в реку. — Спи спокойно, дорогой друг…

Хлопнула дверка, и машина на малой скорости, не зажигая фар, поползла по еле приметной грунтовой дороге, поросшей высокой щетинистой травой. Над рекой исподволь вставали седые колеблющиеся космы тумана…

15. ОБМАН

“В красной рубашоночке… В красной рубашоночке, молоденький такой…” — назойливо вертелся в голове мотив старой полузабытой песни. Прижимая к груди подушку, на которой спал Костя, лежала Лялька на тахте, бездумно уставившись остановившимися глазами в потолок…

Когда Костя не вернулся, Лялька долго не размышляла: одела, что под руку подвернулось, и поздним вечером следующего дня пошла в берлогу Крапленого. Лялька была одна из немногих, кто знал, где теперь скрывается главарь после того, как сгорела вместе с хозяйкой Софкина хаза. И не особое доверие к ней со стороны Крапленого было тому причиной, просто Маркиза, старая ее подружка, не смогла удержать язык на привязи и однажды, в порыве откровенности, ляпнула Ляльке, какой постоялец у нее обретается.

Появление Ляльки не удивило Крапленого. В последнее время он перестал чему-либо удивляться и только твердил про себя: “Нет верных людей, нет… Все паскуды. Закончу дело — в расход пущу этих тварей. Право слово…”

— Маркиза! — каркнул, обернувшись к кухонной двери. — Поди сюда.

Вошла Маркиза, под хмельком, распаренная от кухонного жара и слегка испуганная.

— Чего, Феденька?

— Твои мансы[54]? — показал на бледную Ляльку.

— Господь с тобой! — вскрикнула Маркиза, крестясь неверной рукой. — Да я ни в жисть…

— Закрой хлебало, сука… — Крапленый неторопливо встал, подошел вплотную к Маркизе и ударил почти без замаха под дых. — Еще когда вякнешь кому-нибудь то, о чем я велел молчать, на куски покрошу и свиньям скормлю. Топай!

Пошатываясь и икая, Маркиза поплелась обратно на кухню.

— Садись, Краля, коль пришла, — сердито буркнул он, указывая Ляльке на стул. — Какого хрена приканала?

— Где… где Седой? — с трудом молвила она, едва ворочая сухим языком.

— А я почем знаю? Он ведь твой хахаль, гы-гы…

— Врешь… Врешь! Ты убил его!

— Не ори, как помешанная! Нужен он мне… В бегах твой пацан. Усекла? Ему менты на хвост упали, вот он и подорвал.

— Нет, неправда… — твердила Лялька, безумным взглядом прикипев к лицу Крапленого. — Убей, убей и меня… Ну!

— Вот липучка. На, читай. — Он достал из кармана изрядно помятую бумажку и протянул ее Ляльке.

Это была записка: “Ляля! Мне нужно срочно уехать из города. Подробности при встрече. Прости, что не смог попрощаться. Не успел. Твой Костя”.

— Убедилась? Почерк узнаешь? — Крапленый ухмыльнулся довольно. — А теперь вали по холодочку. И дорогу сюда забудь, — добавил с угрозой.

Почерк и впрямь был похож на Костин. Для этого Профессору, который был дока в таких подметных делах, пришлось изрядно попотеть. Марая бумажные листы, он пенился от злости: “На кой ляд эту туфту лепить? Поприжать стерву, как шелковая станет…” Но Крапленый был неумолим: “Делай, как я говорю. Мне она нужна. А то еще в лягавку пометется, с нее станет. Бабы — они все с придурью…”

Почти месяц Лялька крепилась в ожидании вестей от Кости. А потом запила.

Профессор, который повадился навещать ее через день, говорил Крапленому: “Не прохмеляется, зараза. Боюсь, как бы чего не вышло. Ляпнет спьяну лишнее — и загудим на этап. А кое-кто… — добавил он вроде про себя, — и выше…” — поднял глаза к потолку. Крапленый только посмеивался: “Не дрейфь. Водка — хороший лекарь. Побухает чуток, а там найдет замену нашему покойничку, гы-гы, все и наладится. Как ее хотенчик взыграет, так и дело считай что в шляпе”.

Отступление 12. Мститель

Замок поддался легко. Короткий мягкий щелчок, чуть слышный скрип двери, и пушистый ковер под ногами, казалось, тут же вобрал в себя все звуки. Только размеренное тиканье часов да редкие удары капель капель в умывальнике нарушали предутреннюю тишину.

Человек, проникший в дом, некоторое время стоял неподвижно, как изваяние черного мрамора. Наконец бесшумной тенью фигура скользнула к одной из дверей, откуда доносилось чье-то мерное дыхание. Осторожно раздвинув портьеры, человек заглянул в спальню. На широкой просторной кровати разметался мужчина в просторных семейных трусах в цветочек. Скомканное одеяло валялось на полу, застоявшийся воздух в комнате был густо насыщен винным перегаром и запахом дешевого цветочного одеколона.

Ночной пришелец зашел в спальню и плотно прикрыл за собой дверь. Затем нащупал на стене выключатель, и комнату залил мягкий зеленый свет потолочного плафона.

Мужчина на кровати среагировал мгновенно: еще не разобрав, как следует, кто перед ним, он сунул руку под подушку и выхватил пистолет. И тут же застонал от нестерпимой боли: страшный удар в грудь, под сердце, пригвоздил его к перине. На какой-то миг он потерял сознание. Незваный гость небрежным движением вырвал пистолет из его руки и отшвырнул оружие в угол спальни, где в беспорядке была свалена одежда хозяина дома и еще какое-то тряпье. Затем встал у изголовья постели, дожидаясь, пока он придет в себя. Хозяин дома был крепко скроен, мускулист. Тело сплошь покрывала татуировка.

Очнулся он довольно скоро.

— Кто-о… Что… тебе нужно? — прохрипел, пытаясь встать.

— Лежи, — придержал его пришелец. — Не узнаешь, Лупатый?

— Ва-ва-в-ва… А-й-а! — закатив глаза под лоб в смертельном испуге, вскричал хозяин, но, схваченный за горло железными пальцами незваного гостя, умолк, задергал ногами будто в предсмертной агонии.

— Тихо, — со сдержанной угрозой предупредил его пришелец. — Мне нужно от тебя только одно. Слышишь — одно! Вспомни пятьдесят третий год. Вспомни! Кто брал квартиру главного инженера хлебозавода? Он и его жена были убиты. Ну!

— Н-не… помню… Н-не…

— Вспоминай, сволочь! — Резкий колющий удар пальцами в область груди — и дикая боль пронзила тело Лупатого.

— Хр-хр-хр! А-а-хр! — задергался он. — Я… сейчас… Крапленый… Зуб…

— Кто еще?

— Валет… И еще…

— Громче!

— К-кривой… Ах! И… Щука…

— Где они сейчас? Адреса, ну!

— Ва… Валет ж-живет н-на…

Лупатый говорил, с трудом ворочая языком, все тише и тише. Неожиданно он захрипел, тело его выгнулось дугой, на губах показалась пена. Затем он коротко охнул и затих. Незваный гость нагнулся над ним, пощупал пульс и резко выпрямился. Сердце Лупатого остановилось. С отвращением плюнув, пришелец потушил свет и кошачьей поступью направился к выходу…

Когда холодная вода сомкнулась над мешком, в котором находился Костя, он уже успел освободить руки. Несмотря на груз, привязанный к ногам, мощный водоворот вертел его, как щепку. Стараясь подольше задержать воздух в легких, как учил Саша Кауров, юноша с остервенением кромсал ножом мешковину и веревки. От страшного напряжения и недостатка кислорода перед глазами мелькали огненные сполохи. Наконец мешок достиг дна. Собрав последние силы, юноша освободил ноги, ужом проскользнул в прорезанную дыру и ринулся вверх, стараясь не закричать от невыносимой боли в ушных перепонках. Всплыв на поверхность, он жадно задышал, отдавшись на волю речного течения. Но его снова потащило вниз, в бурлящую темень…

На рассвете мокрого, обессилевшего Костю подобрали рыбаки на одной из отмелей в километре от обрывов. Отогревшись у костра, высушив одежду и подкрепившись ароматной горячей ухой, он поспешил уйти, так и не удовлетворив их любопытства. “Наверное, перебрал парнишка да и окунулся невзначай. Знакомое дело…” На том и порешили.

Пристанище себе Костя нашел без особого труда. За городом, среди лесного разлива, присмотрел заброшенную дачу, если можно было так назвать сколоченную на скорую руку из старых, отслуживших свой век железнодорожных шпал хибару. Неказистая с виду, внутри она оказалась вполне пригодной для жилья. К Ляльке возвратиться он не рискнул — чересчур опасно.

Деньги у него были, лежали во внутреннем кармане куртки, которую Крапленый не догадался осмотреть. На еду хватало.

Сжигаемый горячечным возбуждением, Костя рыскал вечерами и ночью по городу и окраинам. Берлога Крапленого оказалась опустевшей — осторожный и хитрый главарь после разговора с Лялькой поторопился сменить квартиру. Впрочем, этого Костя не знал. Тогда он стал тенью Профессора. И вот наконец разыскал Лупатого…

Дневное время стало для Кости пыткой. Ворочаясь без сна на старом соломенном тюфяке, он с тоской глядел на пыльные стекла подслеповатого оконца, дожидаясь ночи. Иногда его посещали кошмарные видения. Тогда он вскакивал на ноги, метался, как затравленный зверь по хибаре, обхватив голову руками. Обессилев, снова падал на тюфяк и рычал, плакал без слез, шепча что-то совершенно бессмысленное. В такие моменты ему хотелось бить, крушить, ломать все подряд. Только огромным усилием воли он справлялся с собой и забывался чутким тревожным сном.

Лишь в ночные часы приходило успокоение. Все его тело наливалось хищной силой, кошачья поступь была быстра и легка, уши улавливали малейший звук, а глаза видели ночью почти так же, как днем. Это был не Константин Зарубин, бывший зек по кличке Седой. Это был молодой тигр, который вышел на свою первую настоящую охоту.

Вскоре он нашел Валета, а затем и Щуку…

Пошли осенние дожди. Крыша в хибаре была ветхая, прохудившаяся, и Костя с трудом находил место посуше, чтобы согреться и поспать. Возбужденное состояние, в котором он пребывал все это время, не могло не сказаться на здоровье. Однажды он проснулся в сильном ознобе и едва смог подняться на ноги. И тогда Костя решился…

— Костик? — не веря глазам своим, Лялька, словно слепая, принялась торопливо ощупывать его лицо, руки, одежду.

— Ляля… — Костя осторожно прижал ее к груди.

— Господи, Костик… Любимый… — слезы ручьем хлынули из ее глаз.

Охватив его руками, она рыдала, рыдала… Потом, немного успокоившись, рассказала ему все. Угрюмый Костя сидел неподвижно, молча — слушал.

— Я не писал никаких записок.

— Как… не писал?

То, что рассказал ей Костя, потрясло Ляльку. Не говоря ни слова, она улеглась в постель и пролежала до утра, как мумия, холодная и отрешенная. Костя ей не мешал. Он тоже не мог уснуть — думал, вспоминал. А поутру неожиданно потерял сознание и упал, больно ударившись о пол.

В себя он пришел только на вторые сутки. И все эти долгие часы Лялька просидела над ним, как скорбное изваяние, состарившись за это время на добрый десяток лет.

Провалявшись в полубредовом состоянии недели две, Костя наконец пошел на поправку. Лялька отпаивала его настоями трав, крепкими бульонами, кормила едва не с ложечки разными вкусностями.

А еще через полмесяца Костя вновь начал свою опасную ночную жизнь…

16. СХОДНЯК[55]

Крапленый вполуха слушал треп Чемодана. Тот, как обычно, травил сальные анекдоты и расписывал свои мужские достоинства. Чернявый Зуб, посмеиваясь, пил Пиво прямо из горлышка, заедая ржавой селедкой. Хмурый Кривой маялся, время от времени массируя живот — давала о себе знать застарелая язва. Ждали Профессора.

Сходняк затеяли по настоянию Кривого. Достаточно хорошо зная Крапленого, он хотел заручиться поддержкой остальных подельников в таком весьма тонком и деликатном вопросе, как дележ будущей добычи. Старый вор понимал — потом может быть поздно. Свое предложение Кривой высказал Крапленому не без опаски, зная его бешеный нрав. Но Крапленый совершенно неожиданно согласился на сходняк без малейшего противления. Это обстоятельство так поразило и насторожило Кривого, что у него взыграла язва. В последнее время чрезмерная покладистость Крапленого его просто пугала. Их главарь явно что-то надумал. Но что? Этот вопрос и занимал сейчас мысли Кривого, который прикидывал, на кого из собравшихся можно положиться, если Крапленый надумает подорвать[56] с добычей в одиночку. Конечно, повязаны они все были давно и накрепко, но уж на слишком большой куш замахнулись в этот раз. Как бы чего не вышло… Кривой был стар и мудр.

Собрались на не засвеченной еще квартире, которую предоставил в их распоряжение один из молодых воров. Главным было то, что кроме передней двери она имела еще два выхода на разные улицы — через черный ход или пожарную лестницу, а там по крышам. Кроме этого, сходняк охраняли молодые сявки, которых всегда хватало у Чемодана.

Профессор, как всегда, опоздал. Одет он был в костюм и при галстуке. Крапленый только криво ухмыльнулся, глядя, как Профессор тщательно смахивает невидимые глазу соринки с предложенного ему стула.

— Начали, — он посмотрел на Кривого. — Как у вас с Зубом дела?

— Все на мази. Готово, — вместо Кривого отозвался Зуб. — Умаялся, как последний фраер, — пожаловался он, показывая собравшимся кровавые мозоли на руках. — Первый раз в жизни так припахался.

— Не скули, — оборвал его Крапленый. — Ковдадело выгорит, залечишь. Пошлем тебя в Сочи.

Все дружно рассмеялись, даже Профессор.

— Профессор! — неожиданно зло воззрился на него Крапленый. — Куда Михей слинял?

— Мне бы твои печали… — с едва заметной издевкой посмотрел на него Профессор поверх очков. — Я что, за ним на веревочке бегаю? Это у тебя с Михеем дела, ты и разбирайся.

— Будь спок, разберусь… — хищно осклабился Крапленый. — И, кстати, где обещанное?

— Здесь, — с высокомерным видом осмотрев собравшихся, похлопал по нагрудному карману пиджака Профессор. — Что бы вы без меня делали, голубчики.

— Шутишь? — согнулся над столом Крапленый как орел-стервятник над падалью: он не верил своим ушам.

— Какие шутки? Вот, — Профессор достал из кармана вчетверо сложенный тетрадный листок.

— Дай! — нетерпеливо вырвал его из рук Профессора главарь.

Прочитав несколько слов, выписанных каллиграфическим почерком Профессора, Крапленый буквально рухнул на стул.

— Не может быть… — пробормотал он, смахивая тыльной стороной руки внезапно выступивший на лбу пот.

— Хе-хе… — победно засмеялся Профессор. — Еще как может. Сам проверил.

Вслед за Крапленым записку прочли и остальные.

— Трудно поверить… — Кривой с сомнением зыркнул сначала в сторону Профессора, затем перевел взгляд на Крапленого.

Сведения, содержавшиеся в записке, вовсе не усыпили подозрений старого вора, а, наоборот, прибавили масла в огонь. Он теперь почти не сомневался, что Крапленый и Профессор ведут двойную игру. Кривой стал лихорадочно соображать, на кого можно опереться в предстоящей схватке.

— Не было печали… — Зуб допил свое пиво и закурил. — Если все, что ты тут накалякал, верно, — он показал на записку, — то какого хрена мы до сих пор сопли жуем. Помню, лет пять назад…

— Захлопни пасть! Воспоминания твои потом послушаем. — Крапленый посмотрел на Чемодана. — Леха! Ты что, уснул?

— Не-а. — Чемодан, который сидел, развалившись, на потертом диване, встрепенулся. — Я не уснул, кореша, мне просто темно от ваших зехеров[57]. Крапленый, ты что, печника[58] из меня хочешь сделать? Почему я об этом узнаю только сейчас?

— Чемодан, не заводись, — успокаивающе похлопал его по литому плечу Кривой и подумал: “Леха — свой в доску. Надо с ним перетолковать…” — Мне они тоже лапши на уши навешали, будь здоров. — Он краем глаза наблюдал за реакцией Чемодана на его слова; тот понимающе кивнул. — Я хочу спросить тебя, Крапленый: ты наши воровские правила знаешь?

— Пошел ты… — огрызнулся Крапленый. — Нашел время, когда толковище[59] устроить.

— В самый раз, — спокойно ответил Кривой, а набычившийся Чемодан опять согласно кивнул головой. — Мне, например, не нравится, что ты вершишь суд без нашего ведома и согласия. И вот что из этого выходит. — Он повертел в руках записку и небрежно швырнул ее на стол.

— Кривой, по-моему, ты оборзел окончательно, — хищно показал зубы в полуоскале Крапленый. — Я что, мать вашу, здесь в шестерках хожу?!

— Тихо, тихо… — примиряюще заворковал Профессор. — Не нужно цапаться. Мы не для этого здесь собрались. Ошибки у всех случаются. Стоит из-за этого рога сшибать…

Кривой смолчал, только выразительно пожал плечами: мол, ладно, в этот раз и впрямь не стоит шум поднимать, но я остаюсь при своем мнении. Главное он уже выяснил — Чемодан на его стороне.

— А коли так, — Крапленый остановил свой жесткий взгляд на Чемодане, — ты, Леха, эти делом и займешься. Помощники тебе нужны?

— Сам найду, — Чемодан недовольно хмурился. — Когда?

— Сегодня ночью. Кончай обоих. Только тихо и не наследи.

— Кончать не буду, — упрямо мотнул головой Чемодан. — Ты меня в “мокрушники” не записывай. Достать — достану. А там пусть будет, как решит правилка[60].

— Ты!.. — вскочил на ноги озверевший Крапленый. — Рас-туды твою в печенку!.. С кем споришь?!

— Я все сказал, — отрезал Чемодан, сжав свои пудовые кулачищи и недобро посматривая на взбешенного главаря.

Казалось, что Крапленого хватит удар. Он посинел и только беззвучно глотал воздух. Перепуганный Зуб съежился на стуле, стараясь казаться как можно меньше, чтобы случаем не подвернуться под горячую руку Крапленого. Лицо Кривого было непроницаемо, но в душе он ликовал: все получилось как по писаному. После сегодняшней свары Крапленый уже не будет ходить гоголем, а значит, общаковая касса не попадет целиком в карман главаря, надумай он сбежать, потому как теперь и он, Кривой, свое веское слово скажет по поводу дележа добычи, имея за плечами мощную поддержку в лице Чемодана.

Профессор сокрушенно покачивал головой, изображая страдание из-за случившейся размолвки. Он был великий артист, что часто спасало его в прошлом от многах неприятностей. Профессор понимал, чего добивался Кривой, и, конечно же, сообразил, что шайка распадалась на два лагеря, и сейчас старый пройдоха мысленно взвешивал свои шансы в этом противостоянии. К кому примкнуть?

Наконец Крапленый сумел справиться с обуявшей его яростью. Он коротко выдохнул и сел.

— Лады, — сказал он Чемодану. — Доставь их на Лиговку. А там решим. У нас главное другое.

Все облегченно переглянулись. Зуб даже сумел изобразить свою бесшабашную ухмылку.

— Ну, что, братва, а теперь перекусим. — Крапленый послал Зуба на кухню.

Тот долго не медлил, шустро принес две бутылки водки и немудреную закуску. Крапленый разлил водку по стаканам.

— Погоди, — Кривой прикрыл свой стакан ладонью. — Мы еще не все решили.

— Что тебе сегодня неймется? — хмуро зыркнул на него Крапленый. — Не с той ноги встал?

— Я встаю на обе, — парировал Кривой. — Мы хотим знать: как будем куш[61] дуванить[62]?

К удивлению собравшихся, Крапленый отреагировал на вопрос Кривого спокойно. Он только внимательно посмотрел на лица своих подельников и сказал:

— Обсудим и решим.

Крапленый понял: если не пойдет на уступки, они ему просто перегрызут горло…

17. ПОХИЩЕНИЕ

Автобус, медленно набирая скорость, дребезжал всеми своими частями. Казалось, что вот-вот он рассыплется и вывалит припозднившихся пассажиров прямо на грязную дорогу, которая когда -то именовалась асфальтированным шоссе.

Мишка Снегирев запрыгнул в автобус уже на ходу. Двери с раздирающим душу скрежетом захлопнулись, больно прищемив локоть, Мишка чертыхнулся и принялся шарить по карманам в поисках пятака. Как назло, там бренчали только пятнашки и двугривенные.

— Слышь, друг, разменяй, а? — просительно обратился Снегирев к высокому плечистому парню, протягивая ему двадцатикопеечную монету.

— Нету, — коротко ответил тот, мельком посмотрев на Мишку.

Снегирев обомлел — неужели?! От неожиданности он попятился и едва не свалился на колени седоусому ветерану с орденскими колодками на потертом пиджаке.

— Держи, — протянул ему пятак ветеран. — А монету свою спрячь, больше у меня все равно нет. — Он улыбнулся. — Мороженое купишь. Студент?

— Д-да… — заикаясь, выдавил из себя Мишка. — Сп-па… Сп-па-сибо…

— Не за что. Как буду на карачках ползать, гляди, когда место в автобусе уступишь или рубль добавишь на сто грамм, — не по годам бравый старик был слегка навеселе.

Еще раз поблагодарив ветерана, Мишка нажал на рычаг билетной кассы, дрожащими руками оторвал билет и стал на задней площадке таким образом, чтобы видеть высокого парня. Нет, ошибиться Мишка не мог — это был он! Снегиреву до зуда в конечностях хотелось сейчас достать из внутреннего кармана бумажник, в котором лежала фотография. Но он боялся даже лишний раз пошевелиться, чтобы не вспугнуть свою невероятную удачу. Впрочем, фотография ему не была нужна. Это лицо Мишке являлось даже в снах. Рядом с ним, облокотившись о поручень и задумчиво глядя на убегающие фонари, стоял Константин Зарубин.

Задержать! Это было первое, что пришло в голову Мишке, когда он немного пришел в себя. Но, вспомнив все, что ему было известно о Зарубине, он сразу поостыл: провести задержание этого парня без оружия было равносильно самоубийству.

Зарубин вышел на предпоследней остановке. Ни секунды не колеблясь, Мишка последовал за ним.

Где-то вдалеке проревел гудок металлургического завода. Это значило, что перевалило за полночь. Прохожих было мало, и Мишка старался держаться поближе к заборам, чтобы его не заметил Зарубин. Но как раз там-то и было настоящее болото, где грязная жижа доходила до щиколоток. У Мишки сердце обливалось кровью, когда он представлял, какой вид будут иметь его новые импортные туфли после этой вынужденной прогулки. Не говоря уже о костюме…

Неожиданно Зарубин исчез из виду, его словно проглотила обширная лужа возле новостройки. Снегирева будто пришпорили: он ринулся напрямик и одним махом забрался на дощатый забор. Но Зарубина и след простыл. Упустил! И тут ему еще раз повезло: едва не заплакав от обиды, он вдруг заметил далеко впереди, у старого кирпичного дома, знакомую фигуру, которая На миг появилась на фоне освещенного пятачка у беседки и исчезла в подъезде. Секунд через двадцать в одной из квартир затеплился за плотными занавесками неяркий огонек. Неужели он нашел квартиру неуловимого Зарубина? Мишка, пригибаясь пониже, побежал к дому, мысленно махнув рукой и на свой костюм, и на хлюпанье в туфлях, и на боль в расцарапанной гвоздем руке.

Изрядно проржавевшую табличку с названием улицы и номером дома Снегирев прочитал едва не наощупь. И сплюнул с досады: это был дом, в котором жила Лионелла Чернова, или Краля! Надо же, так нескладно получилось: в связи с подготовкой операции против банды Крапленого наружное наблюдение за Кралей было снято около месяца назад.

Раздосадованный Мишка, уже почти не таясь, зашагал к тротуару, намереваясь разыскать телефон-автомат, чтобы позвонить в дежурную часть. И едва успел спрятаться, свалившись прямо в грязь за кучей старых ящиков.

Скрипучая дверь подъезда отворилась, и несколько человек быстрым шагом направились в Мишкину сторону. Один из них, здоровенный мужичище, косая сажень в плечах, нес как соломенный куль связанного Зарубина; похоже, юноша был без памяти. Другие, грубо подталкивая и матерясь вполголоса, едва не волоком тащили Ляльку с кляпом во рту. Когда они проходили рядом, Мишка в страхе даже глаза закрыл и затаил дыхание.

Но похитителям было недосуг смотреть по сторонам. Быстро проскочив открытое пространство, они исчезли за нагромождением бетонных плит и поддонов с кирпичом. И тут же заурчал мотор грузовика.

Ошалевший от такого, неожиданного поворота событий, Мишка изо всех сил припустил вслед похитителям, совершенно не соображая, что ему делать дальше. Он успел увидеть, как Ляльку запихнули в кабину, и грузовик взревел, набирая ход. Мишка в изнеможении прислонился к стене дома. От отчаяния и собственного бессилия он застонал. Удача была так близко…

И тут Мишка увидел мотоцикл! Он стоял в тени кустарника, возле одного из подъездов. Не раздумывая долго, Снегирев подбежал к мотоциклу, открыл кран бензобака, подсоединил напрямую зажигание, оборвав провода, и дернул рычаг стартера. Мотор фыркнул и завелся.

— Э-эй, ты что?! Куда?!

Из подъезда кубарем вывалился парень примерно одних лет с Мишкой. Вслед за ним выскочила и девушка.

— Ты что это, гад? — парень схватил за грудки Мишку. — Голову отвинчу!

— Послушай, дружище, я из уголовного розыска. Бандиты уходят на машине. Нужно догнать. Вот мое удостоверение… — тыкал под нос разгоряченному парню красную книжицу Мишка.

— Я тебе сейчас покажу угрозыск… — размахнулся парень.

Выхода не было: перехватив руку парня, Мишка сделал подсечку и швырнул его на землю, стараясь по возможности подстраховать, как партнера на тренировке.

— Извини, браток… — включая скорость, сказал Снегирев парню, который, матерно ругаясь, ворочался в грязи. — Правда, очень нужно. Честное слово, я из угрозыска…

Грузовик Мишка догнал уже на Лиговке. С давних времен эти места пользовались дурной славой. Еще в дореволюционное время слобода была излюбленным местом сборищ блатной братии. В послевоенные годы, Когда на полную мощность заработали Литовские соляные копи, ни дня не проходило без пьяных потасовок между шахтерами. Но самым небезопасным пунктом на территории Лиговки слыл разрушенный Бог весть Когда монастырь. Если верить рассказам литовских аборигенов, часто среди ночи на каменных осыпях, где прежде высились монастырские стены, мерцали таинственные голубые огни, а из провалов подземелий слышались стоны и крики. Как бы там ни было, но эти развалины люди старались обходить стороной даже днем, не говоря уже о ночном времени.

Спрятав мотоцикл в глубокой колдобине, Мишка ужом проскользнул через полузасыпанный вход в подземелье, где исчезли похитители, освещающие себе путь карманными фонариками. Машину остались сторожить двое, судя по загорающимся время от времени светлячкам сигарет.

Подземный ход, в котором поначалу можно было передвигаться только согнувшись в три погибели, постепенно становился просторнее, выше, и только под ногами по-прежнему валялся битый кирпич и бутовый камень. Неожиданно свет фонарей впереди, по которому ориентировался Мишка, погас. И только по мерцающим отблескам на своде он понял, что коридор свернул направо. Туда и направились похитители.

Мишка наддал ходу, для страховки все время касаясь рукой шероховатой кладки подземелья. Он уже был почти у самого поворота, как вдруг ему показалось, что перед ним разверзлась бездна, на темном дне которой кружился вихрь из огненно-жгучей алмазной пыли…

18. ОПЕРАЦИЯ

Весь взмыленный, Тесленко вошел в свой кабинет и буквально рухнул на стул. Последнюю неделю он забыл про сон и еду, похудел и почернел, будто обуглился. И было от чего — операция по захвату банды Крапленого близилась к завершению.

Капитан, откинувшись на спинку стула, закрыл глаза, еще и еще раз прокручивая в памяти события месячной давности…

Казалось, что могло связывать банду Крапленого со взломом помещения архива главного управления архитектуры города? Но когда в оперативной сводке капитан наткнулся на несколько скупых строчек об этом происшествии, совершенно, казалось бы, нелепом с точки зрения мотивировки и целей, он почувствовал, как сильно забилось его сердце — есть! Архив после взлома был разворошен так основательно, что привели его в порядок только через неделю. Ревизия установила пропажу нескольких архивных папок и среди них поэтажного плана здания банка и чертежей старой канализационной системы города. Тесленко понял, что именно они интересовали взломщиков, а остальные документы были взяты для отвода глаз. Значит, версия, над которой он работал уже больше трех месяцев, подтверждалась.

Дубликаты документов по банку и канализации удалось разыскать без особого труда. Правда, чертежи канализационной системы были составлены очень давно и грешили неточностями. Но главное было в другом: при наложении калек чертежей канализации и планировки подвального помещения банка оказалось, что расстояние между одним из ответвлений канализационного тоннеля и хранилищем денег составляет всего десять метров. К сожалению, проникнуть в это ответвление не удалось из-за завала тоннеля.

Тогда Тесленко решил подобраться к решению загадки взлома с другой стороны. Он решил “прокачать” Кривого, который работал грузчиком в продовольственном магазине напротив банка. Как-то не вязалась личность старого вора-рецидивиста с его весьма скромной должностью. Но Кривой почти всегда был на виду, вел себя скромно, спиртного в рот не брал и работал на совесть. “Неужто я ошибся?” — думал капитан. И только Когда в магазин устроился грузчиком Зуб, старый подельник Крапленого, Тесленко стало ясно, что он на верном пути, и вход в ответвление старой канализационной системы находится в обширных подвалах магазина. Значит, Зуб и Кривой ведут подкоп к банку. Но опять-таки: где и когда? Выяснить это смогли спустя несколько дней после появления Зуба в роли грузчика, Когда подключили отдел наружного наблюдения. Оказалось, что Зуб и Кривой в основном работали в подвале, где складировалась различная тара, и контроля за ними со стороны кладовщика не было никакого. Там же был и вход в канализацию, достаточно хорошо замаскированный. “Ревизорам” из ОБХСС, которые тщательно осмотрели магазин по указанию руководства управлением, так и не удалось его найти. На большее Тесленко не отважился, чтобы не вспугнуть бандитов. Он хотел взять всю шайку с поличным. Капитан теперь знал, что Зуб и Кривой ведут подкоп попеременно: пока один крутится в подвале, стараясь за двоих, второй роется, как крот, в подземелье. Оставалось главное — не упустить момент, когда подкоп будет закончен и шайка пойдет “на дело”…

Тесленко мотнул головой, гоня сонную одурь, и включил чайник. Посмотрел на часы и озабоченно нахмурился: уже скоро сутки, как куда-то запропастился Мишка Снегирев. Капитан после обеда все телефоны оборвал, разыскивая практиканта, но тот словно сквозь землю провалился. Загулял? Ну уж это на Мишку не похоже. Тесленко посмотрел на часы — половина десятого. Время позднее. Капитан набрал номер общежития, где проживал студент Снегирев. Нет, не появлялся, ответила дежурная. Тесленко медленно положил трубку на рычаг и нахмурился: неосознанная тревога постепенно вползала в душу, заглушая все остальные чувства. Капитан подумал некоторое время, а затем решительно стал накручивать наборный диск телефона.

— Алло! Тоня, это я, — он звонил домой. — Что? Нет, сегодня не приду. Дела. Мама приехала? Передай ей привет от меня. Тонечка, честное слово не могу. Заеду утром. Ужин? У меня есть бутерброды и чай. Продержусь. Ладно, не заводись. Люблю, целую, пока…

Тесленко знал, что сегодня Кривой и Зуб на работу не вышли. Это настораживало. И если до сих пор наружники наблюдали только за банком и магазином, чтобы не спугнуть воров, то теперь они “пасли” и квартиры всех известных угрозыску членов шайки Крапленого. Только “малина” главаря так и не была найдена, хотя поиск ее не прекращался ни на день.

Капитан, прихлебывая чай, ждал. За банк он был спокоен — там уже четвертые сутки, сменяясь через каждые двенадцать часов, дежурили группы захвата. Его волновало только одно — как бы не прозевать момент, когда шайка Крапленого спустится в канализационную систему, и вовремя перекрыть ей пути отступления.

Попив чаю, Тесленко стал просматривать свои бумаги. И незаметно задремал, склонив голову на стол…

Разбудил его резкий, требовательный звонок дежурного по управлению:

— Товарищ капитан! Наружники сообщили — шайка в сборе. Сейчас они находятся неподалеку от продтоварного магазина.

— Предупредите группу захвата в банке! Объявите тревогу по спецподразделению! Я сейчас к ним спущусь.

— Будет сделано…

Свинцово-серые тучи повисли над городом, который утонул в сыром, тяжелом тумане. Шел дождь вперемешку с ледяной крупой. Улицы были пустынны, насторожены. Шел третий час ночи.

Тесленко, поглядывая на светящийся циферблат наручных часов, с нетерпением ждал донесений от группы наружного наблюдения. Рядом, кутаясь в плащ-палатку, топтался невозмутимый командир спецподразделения милиции, которое обычно задействовали только в исключительных случаях. За его ребят капитан был спокоен — он уже видел их в действии. Профессионалы высокого класса.

Наконец перед ними бесшумной тенью вырос связной на-ружнйков.

— Ну! — поторопил его капитан.

— Они взломали дверь подсобки и спустились в подвал.

Тесленко уже был известен этот ход, который хитрый Кривой держал в запасе до последнего и никогда им не пользовался. Анализируя поступки шайки, капитан удивлялся: как смогут они ночью проникнуть в подкоп через подвал магазина, если там есть достаточно надежная сигнализация? Будут грабить банк днем? Безнадежно. Тогда что? Вывод напрашивался сам собой. И оперативники постарались, обнаружив тайный ход в подвал под кучей хлама за полчаса.

— Сколько их?

— Трое.

— Кто?

— Чемодан, Кривой и Зуб. Кроме них на стреме еще двое, нам не известных.

Это новость. Неприятная новость. Где Крапленый? Не пошел на такое дело? В это Тесленко поверить не мог — большие деньги он без своего присмотра не оставит ни на миг, не тот человек. Значит, что-то задумал. Но что? На стреме это жошки, мелочь пузатая. Не исключено, что вооружены, но, похоже, работают, не зная конечной цели старших воров. Видимо, считают, что грабят магазин. Ладно, нужно решать…

— Вы, — обратился капитан к связному наружников, — оставайтесь на местах. Следите в оба. В любой момент может появиться Крапленый.

— Брать?

— Да. Только наверняка и без пальбы.

— Постараемся… — связник растворился в ночи.

— Пора и вам браться за дело, — обернулся Тесленко к командиру спецподразделения.

— Давно пора, — посмотрел тот на часы. — А то у меня, браток, такая деваха в постели ждет, а я тут мокну, как бездомный пес. — Он коротко и тихо хохотнул.

— Снимите тех, кто на стреме, и спускайтесь в подвал. Фонари взяли?

— Обижаешь… — Командир спецподразделения чуть слышно посвистел; возле него тут же появился подчиненный. — Возьми Сидоренко и успокой двух гавриков возле подсобки. Только не на всю оставшуюся жизнь! Ладно, ладно, знаю вас…

А Крапленый в это время сидел в одном из ответвлений главного канализационного тоннеля, по которому должны были идти его подручные к подкопу. После сходняка он успел многое: справил одежонку, соответствующую его новой легенде, перепрятал общаковые деньги и ценности в надежное место, с таким расчетом, чтобы захватить с собой в нужный момент. Вот только Михея он так и не смог отыскать, а у того осталось добра Крапленого на весьма приличную сумму. Перехитрил-таки его этот сучий потрох…

После стычки на сходняке Крапленый решил твердо: все, никаких колебаний, после завершения дела нужно прятать концы в воду, смыться подальше от этих мест и завязать с прошлым, благо дожить до старости будет с чем, и притом безбедно. Как это сделать, не вызывая подозрений, он знал.

Копаясь в архивных документах, которые добыли ему сявки Чемодана, он нашел то, на что не обратили внимание остальные члены шайки, — малоприметный кусок кальки с внесенными изменениями к плану канализационной системы. И там он обнаружил еще один, неизвестный ход, который тянулся почти от подкопа до двора исторического музея. Крапленый, не медля, проверил свою находку. Подземный ход оказался в приличном состоянии, без завалов, правда, был немного узок. И тогда у него возник замысел ограбления банка, который несколько отличался от принятого ранее…

Крапленый переменил позу, помассировал затекшие ноги. Все, пора — в дальнем конце тоннеля сверкнул огонек, затем другой, и лучи прожекторов осветили мрачные осклизлые своды и вонючие лужи, застывшие, словно расплавленная смола. Еще неделю назад, когда уточнялись последние детали будущего дела, Крапленый объявил своим подручным, что войдет в подземелье вслед за ними, для страховки. Мало того, в целях безопасности все должны были добираться к продмагу по отдельности, чтобы не вызвать подозрений и вовремя отрубить “хвосты”, если они будут, что гораздо труднее совершить группой. Подельники дружно согласились с его предложением, только Кривой недоверчиво прищурился, но смолчал. И сегодня Крапленый добрался к подкопу раньше всех, спустившись в колодец во дворе исторического музея.

Наконец мимо него тяжело прошлепал Чемодан, за ним просеменил Кривой, вслед которому, наступая на пятки, шел нетерпеливый Зуб. Выждав, пока они отойдут метров на двадцать, Крапленый вышел из своего убежища и посигналил фонарем. Его подождали, облегченно вздыхая — долгое отсутствие главаря вызывало тревогу…

Стену хранилища взломали быстро, благо она была сложена из крупного нестандартного кирпича на известковом растворе. Крапленый посветил внутрь пролома, принюхался, как легавый пес, и вдруг резко отшатнулся назад. В помещений пахло тройным одеколоном! И запах был свежий, густой. Это могло значить только одно…

— Назад! Все назад! — зашипел он, выхватывая “парабеллум”.

— Почему назад? — забубнил недоумевающе Зуб. — Все на мази…

— Нышкни, дурак! Рвем когти!

Кривой первым сообразил что и почем. Круто развернувшись, он побежал по тоннелю. Вслед за ним рванул и Крапленый. Тугодум Чемодан немного замешкался, перекрывая своей тушей дорогу Зубу.

И в этот момент из пролома хлынул яркий свет мощного стационарного прожектора, высветив фигуры обезумевших от страха воров.

— Всем стоять! — проревел громкоговоритель. — Вы окружены! Сопротивление бесполезно!

Но многократно усиленное сводами тоннеля эхо только подхлестнуло Крапленого и его подельников. Бежали изо всех сил, спотыкаясь и падая в зловонную жижу, ушибая колени и раздирая в кровь руки. Крапленый, рыча, как затравленный зверь, обернулся и выпалил несколько раз прямо в центр светового пятна. Прожектор погас. И тут же раздались выстрелы со стороны пролома. Пули, высекая искры, рикошетили от стен, звонко плюхаясь в лужи.

Вдруг Кривой ойкнул и упал, схватившись за колено.

— Что с тобой? — крикнул Крапленый.

— Нога… — простонал Кривой. — Я ранен. Не могу бежать. Помогите…

Крапленый осмотрелся. Чемодан и Зуб уже опередили их. Стрельба со стороны пролома утихла, потому что воров скрыл поворот. Там мелькали лучи фонарей и слышался топот погони.

— Не бросай, Федя… — протянул к нему окровавленные руки Кривой.

— Вставай!

Кривой попытался подняться на ноги, но тут же, скуля, упал.

— Федя, не бросай…

— Давай руку, — спрятав оружие, подошел вплотную Крапленый. — Держись… — и неожиданно ударил Кривого ножом прямо в сердце. — Извини, старый кореш. Ты у меня давно поперек горла стоишь…

И Крапленый побежал дальше, на ходу окликая Чемодана и Зуба; он решил им открыть свою тайну, потому что там был единственный путь к спасению, так как подвал продмага тоже заблокировали оперативники, в этом он был уверен на все сто. Знать, не судьба сегодня свести счеты с подельниками, как он замыслил, чтобы его никто потом не искал и не требовал своей доли в награбленном. Похоже, что они ему еще пригодятся…

Чемодан застрял в люке, и его едва вытащили на свет божий, изодрав в лохмотья одежду, а кое-где и содрав кожу. Грузовик стоял там, где его оставил Крапленый, неподалеку от исторического музея в каком-то угрюмом неухоженном дворе. Так как Крапленый не собирался после дела катать на нем своих подручных, место парковки грузовика было известно только ему.

Ошалевший с переполоху Зуб сел за руль, и грузовик, поднимая тучи брызг, помчался в сторону окраины.

19. ЛИЦОМ К ЛИЦУ

Снегирев застонал и открыл глаза. Кромешная тьма окружала его со всех сторон, давила сверху многопудовым грузом. Мишка в страхе дернулся, с трудом повернулся на бок. С груди свалились камни, стало легче дышать. “Где я? Что со мной?” — мучительно пытался вспомнить, поднимаясь на дрожащие ноги. Прислонился лбом к влажным и холодным камням стены — немного полегчало. Вспомнил! Лиговка, старый монастырь, подземелье… А дальше? Провал памяти. Пошарил в карманах и от радости едва не закричал: спички! Чиркнул о коробок, осмотрелся. Он стоял и подземном коридоре, которому не было ни начала, ни конца. Вверху, в потолке, зияла обширная дыра, щерившаяся почерневшими зубьями раскрошенного от времени кирпича. Значит, он провалился с верхнего коридора в нижний… Интересно, который час? Мишка посмотрел на часы и разочарованно ругнулся: стекло разбилось, стрелки отвалились. Часы еще тикали, как ни странно, но толку с них было…

В какую сторону идти? Мишка размышлял недолго — куда глаза глядят. Придерживаясь за стены и время от времени зажигая драгоценные спички, он пошел по коридору в ту сторону, откуда, как ему показалось, тянуло свежим воздухом. Блуждал он долго, часто сворачивая, потому как бесчисленные коридоры заканчивались тупиками. Наконец, уже совсем отчаявшись, он наткнулся на изгрызенные столетиями ступени, которые вели куда-то вверх. Последнюю спичку он потратил в просторном коридоре, сводчатом, с многочисленными нишами. Теперь Мишка уже явственно ощущал дуновение прохладного воздуха. Медленным шагом, осторожно пробуя дорогу впереди ногой, он продвигался по коридору, который постепенно сворачивал налево.

Неожиданно впереди загорелся трепещущий огонек. Мишка едва не заорал от радости, но тут же прикусил язык. Там явно были люди, но кто? Понятно, что вовсе не сотрудники угрозыска, которые понятия не имели, где искать Снегирева.

Осторожно приблизившись к источнику своих радужных надежд, Мишка наконец разобрал, что это был обыкновенный фонарь “Летучая мышь” с изрядно закопченным стеклом. Возле него, спиной к юноше, на глыбе отесанного камня сидел человек, что-то задумчиво мурлыкая себе под нос. Сторожа оставили, понял Снегирев. Значит, остальные ушли. Но где Зарубин и Лялька? Их не было видно.

Опять бродить по подземелью в поисках выхода Мишка не желал, а путь на поверхность перекрывал этот музыкальный сторож. И Мишка решился. На цыпочках, тая дыхание, он двинулся вперед, мысленно прикидывая, может ли этот человек быть вооруженным, а если да, то как с ним справиться.

Мишка был уже шагах в пяти от сторожа, Когда тот, видимо, что-то учуял. Он резко поднял голову и с беспокойством стал оглядываться по сторонам. “Была не была!” —мысленно вскричал Снегирев и ринулся в освещенный фонарем круг. Человек услышал звуки шагов, вскочил, но Мишка схватил его сзади за шею и с силой швырнул через бедро, нимало не волнуясь о последствиях. Сторож сдавленно вскрикнул и потерял сознание. Не мешкая, Мишка снял его брючный ремень и связал руки. Затем торопливо обыскал. На удивление, у сторожа в кармане не было даже ножа. Перевернув бесчувственное тело навзничь, Мишка присвистнул от удивления: перед ним лежал Профессор! “Вот так штука! Он хоть живой? — подумал Мишка, нащупывая пульс. — Нормально. Пусть позагорает…” — решил и, захватив фонарь, принялся исследовать подземелье.

Грубо сколоченную из толстенных брусков дверь он заметил рядом с грудой битого кирпича, перекрывающего вход в боковой коридор. Отодвинув массивный металлический засов, Мишка осторожно приоткрыл дверь и заглянул внутрь сырого каменного мешка, стены которого сплошь покрывал серый мох. Неподалеку от входа, на куче гнилой соломы, лежали связанные по рукам и ногам Зарубин и Лялька.

— Привет, ребятки! — весело сказал Мишка, поднимая фонарь повыше.

— Заткнись, сволочь! — зло огрызнулась Лялька.

— Вот те раз… — удивился Мишка, поставил фонарь и опустился рядом с ними на колени. — А я думал, спасибо скажешь.

— Ты кто? — глухо спросил Зарубин, обжигая Снегирева неистовым взглядом.

— С этого и надо было начинать. Сейчас я вас рассупоню… — Мишка принялся распутывать узлы на ногах Кости и Ляльки. — Очень приятно познакомиться, Михаил, — церемонно поклонился Ляльке. — Давай руки, — обратился к девушке. — Все.

— А мне? — сделав усилие, Зарубин сел.

— Понимаешь, Костя, — да, да, я с тобой давно знаком, правда, заочно — прежде, чем я тебя развяжу, дай слово, что не будешь делать глупости. Идет?

— Как это?

— Дело в том, что я сотрудник угрозыска и знаю о тебе достаточно много. Поэтому извини, Зарубин, но мне нужны определенные гарантии. Знаешь ли, своей жизнью я дорожу, а ты парень честный, так что поверю тебе. Иного выхода нет — отсюда нужно сматываться и побыстрей.

— Ясно, — Костя нахмурился. — Обещаю. Но Крапленый мой!

— Заладил… — Мишка развязал ему руки. — Не волнуйся, от расплаты он не уйдет. “Вышка” ему обеспечена.

— Крапленый мой! — Костя морщась массировал занемевшие руки. — У меня к нему свой счет…

— Ладно, поживем — увидим. А сейчас не до жиру…

Профессор уже очнулся, ворочался, стеная и охая, пытался встать на нога. Завидев Костю, он обмер.

— Это не я, не я! — вскричал он; из его глаз хлынули слезы. — Все Крапленый. Пощади! Я старый немощный человек…

— Помолчи, дед… — Мишка прислушался.

Со стороны входа в подземелье послышались неясный говор, звуки шагов, а затем показался и прыгающий фонарный луч. Времени на раздумья не оставалось.

— Помоги! — скомандовал Снегирев Косте, подхватывая Профессора под мышки. — Сюда! — показал он на черный зев камеры.

Они затащили Профессора в темницу, закрыли дверь на засов и поспешили спрятаться в одном из ответвлений коридора…

Зуб гнал машину, особо не выбирая дорога. Страшный в своей ярости Крапленый сыпал проклятиями вперемешку с бранью, кусая губы до крови. Лишь Чемодан, грузно ухая своей тушей о сиденье на каждой выбоине, казался спокойным и апатичным. Его и впрямь волновал в этот момент лишь несостоявшийся ужин, и он изредка вздыхал с сожалением, вспоминая аппетитно поджаренную курицу в холодильнике и четверть ароматного домашнего вина в погребке.

Они торопились укрыться в подземелье монастыря, план которого Крапленый изучил еще в довоенные годы. Это было самое надежное убежище, где отыскать их было практически невозможно: чрезвычайно запутанная система подземных ходов и лабиринтов соединялась с заброшенными штольнями соляных выработок, которые тянулись на десятки километров под землей и имели несколько выходов на поверхность. В тайниках подземелья у Крапленого было припасено вдоволь продуктов и хранились награбленные деньги и ценности.

“Седой… Его работа… — ярился бандит, до судорог в пальцах сжимая рукоятку “парабеллума”. — Что я с ним сделаю! У-у-у… По кусочкам резать буду, кровь по капле выцежу…”

Когда Профессор сказал, что наконец вычислил виновника гибели Валета и Щуки и что это Седой, он вначале не поверил и посмотрел на него, как на сумасшедшего; спятил на старости лет, с того света еще никто не возвращался. “Ты что, того… — покрутил пальцем у виска. — Лупатому не веришь?” “Лупатого, хе-хе-хе, уже не спросишь, — рассмеялся довольно Профессор. — Кранты ему пришли, сердечко не выдержало. Пить надо было меньше. Тебе тоже советую, по старой дружбе — попри-держись…” “Да пошел ты, советчик хренов!” — вызверился Крапленый. “А и пойду. Понаблюдаю. Седой жив, голову даю на отсечение. Попомнишь меня. Только он один мог так…”

Да, Профессор оказался прав, что и доказал на последнем сходняке. Он сумел разыскать и рыбаков, которые спасли Костю, и даже его тайную квартиру. “То-то я заметил, что Краля запорхала. С чего бы, думаю? В гости напросился, а на вешалке курточка, хе-хе, нашего покойничка. Правда, прикрытая плащом Лялькиным, но меня-то не проведешь. На кухню не пустила, вытолкала за дверь. А я туда особо и не рвался, хе-хе…”

Грузовик на скорости загнали в глубокий отстойник на окраине Лиговки. Тяжело перевалившись через невысокую земляную насыпь, он с шумом плюхнулся с высоты пяти метров в маслянисто-черную гладь. А еще спустя десять минут они нырнули в подземелье, щедро посыпая свои следы махоркой.

Ляльки и Седого в камере не было. Только потерявший способность что-либо соображать Профессор ерзал по соломе, нечленораздельно мыча. Во рту у него торчал кляп.

— Где?! — затряс его Крапленый, подняв, словно перышко, с пола.

— Погоди, — Чемодан подхватил сухое легкое тело Профессора, вынес из камеры, положил возле фонаря, развязал. — Узнаешь? — спросил, присаживаясь на корточки.

— М-м… — округлившиеся глаза Профессора, казалось, вот-вот выскочат из орбит. — Б-болит… — потрогал здоровенную шишку на голове.

— Рассказывай, мать твою!.. — снова заорал Крапленый.

Они сгрудились вокруг Профессора, который никак не мог прийти в себя.


Мишка неожиданно почувствовал, как пальцы Зарубина крепко сжали его локоть. Он понял — последний шанс… Костя тенью выскользнул в главный коридор. Он передвигался какими-то странными шагами, мелкими и быстрыми, но, в то же время совершенно бесшумными. “Нужно ему помочь!” — мелькнула мысль, и Мишка поспешил за Костей. Небольшой обломок кирпича попался ему на пути и, отброшенный носком, откатился в сторону.

Крапленый услышал. Он резко обернулся. Луч его фонарика высветил Костю, Крапленый ощерился, поднимая пистолет, но Зарубин уже распластался в воздухе в неистовом прыжке. Яростный крик слился с громом выстрела. Фонарик Крапленого отлетел в сторону, кто-то опрокинул “Летучую мышь”, и фонарь погас. В кромешной тьме раздались звуки ударов, чей-то сдавленный крик. Мишка уже добежал к месту схватки, как раздался дикий вопль, оборвавшийся глухим стоном.

Споткнувшись о распростертое на полу тело, Мишка упал. Перекатившись на бок, он неожиданно нащупал какой-то круглый длинный предмет. Фонарик! Мишка нажал на кнопку — и яркий луч высветил картину, от которой ему едва не стало дурно. Профессор, обхватив голову руками, лежал под стеной и что-то чуть слышно бормотал, похоже, молился. Зуб валялся с неестественно повернутой головой. Из его приоткрытого рта стекала тонкая струйка крови, выпученные глаза постепенно теряли осмысленность, превращаясь в пустые стекляшки. А в двух шагах высилась громадная фигура Чемодана, который, по-медвежьи мотая головой, надвигался на Мишку.

— Алексей, не надо! — вдруг раздался требовательный голос Зарубина.

— Седой? — Чемодан неторопливо повернулся к Косте.

— Уходи отсюда, Алексей. Я на тебя зла не держу.

— Ты нас заложил ментам, Седой. — Чемодан схватил Костю за грудки. — А за это ты знаешь, что полагается.

— Я не стукач. Даю слово. У меня счет только к Крапленому.

— Не верю. — Чемодан потянул руку к горлу Кости. — Я тебя сейчас кончать буду, Седой.

Момент удара Мишка заметить не успел. Чемодан с перекошенным от дикой боли лицом сначала медленно опустился на колени, а затем мягко завалился на бок.

— Чемодан, это тебе мое последнее предупреждение! — Зарубин, тяжело дыша, отошел в сторону.

В это время позади Мишки разлилось мягкое свечение. Он оглянулся и увидел Ляльку, которая зажигала “Летучую мышь”.

— Где Крапленый? — спросил Зарубин у Снегирева.

Только теперь Мишка понял, что Костя ранен. Зарубин стоял, слегка покачиваясь, и прижимал ладонь к левому боку. Сквозь пальцы сочилась кровь.

— Ляд его знает, — отозвался Снегирев. — Сбежал, подлец.

— Крапленый от сявок не бегает! — раздался злобный голос главаря шайки.

Из темноты на освещенное пространство ступил Крапленый. В руках он держал “парабеллум”.

— Все, Седой, амба. Я распорю твой живот и кишки на шею намотаю! — от бешенства Крапленый пенился.

Когда он подошел поближе, Мишка увидел, что и бандиту досталось: его правая рука висела плетью, лицо было бледным до синевы от боли, а пистолет он держал в левой.

— Да, против безоружных и слабых ты храбрец, — совершенно невозмутимо ответил Костя, глядя прямо в глаза главаря банды. — Таким я помню тебя с пятьдесят третьего года, когда ты убил мою мать и отца. Помнишь квартиру главного инженера хлебозавода?

— Стоп-стоп, вон оно что… Так это ты тот сопляк, по которому я тогда промазал? Вот это встреча, Крапленый начал неторопливо целиться. — Сейчас я исправлю ошибку молодости…

— Не-ет! — Лялька рванулась вперед, закрывая собой Костю, и словно дикая кошка вцепилась Крапленому в лицо.

— Ах ты, сука! — отшвырнул ее бандит и выстрелил почти не целясь. — Получи!

Костя словно взорвался. Каким-то невероятным сальто он в мгновение ока преодолел расстояние, отделяющее его от Крапленого, и “парабеллум” выпорхнул из руки бандита. От неожиданности Крапленый едва не упал, но успел опереться о стену. И тут же он выхватил финку.

— До встречи на том свете, ублюдок… — тихо сказал ему Костя.

И остолбеневший Снегирев вдруг увидел, как нервный тик искривил черты Костиного лица, как растянулись его жесткие губы в полуоскале и возле глаз легли морщинки. Зарубин, впервые за долгие годы, улыбался. Но от этой улыбки веяло могильным холодом.

— Не нужно, Зарубин! — словно очнувшись, закричал Снегирев. — Остановись!!!

Но Костя уже крутил свою смертоносную “вертушку”. Мишка услышал хруст височной кости Крапленого, когда стопа Зарубина достигла цели, и короткий звон клинка, выпущенного главарем банды. Крапленый умер мгновенно, даже не застонав.

Костя подошел к Ляльке, которая сидела, прислонившись к стене, бледная и окровавленная. Пуля пробила ей плечо. Костя помог девушке подняться, они обнялись и пошли к выходу из подземелья, поддерживая друг друга.

— Мент? — раздалось сзади.

Снегирев от неожиданности вздрогнул и обернулся. Разминая папиросу, рядом стоял Чемодан.

— Вроде… — осторожно ответил Мишка.

— Оставь их в покое. Вяжи меня… — Он закурил, затянулся пару раз, заложил руки за спину и вперевалку пошагал по каменному крошеву; он все слышал и все понял…

Мишка Снегирев поднял с пола “Летучую мышь”, еще раз посмотрел на скрюченного Крапленого и поспешил за Чемоданом. Когда он наконец выбрался наружу, то ахнул: над головой ярко голубело морозное небо, а лед на соляных прудах в лучах солнца, казалось, был покрыт сусальным золотом, таким же, как купол храма на дальнем взгорке.

Золотая паутина



1

Старый ворон примостился на верхушке лиственницы и стал неторопливо приглаживать длинным клювом взъерошенные перья. Изредка он поднимал голову, чтобы посмотреть на речной плес, где у края отмели копошился очень худой человек, одетый, несмотря на летнюю пору, в стеганую ватную безрукавку. Его лицо, темно-коричневое от загара и неотмытой грязи, выражало глубокое уныние и усталость. Расстроиться было от чего: в сети, которую он вытащил на песок, трепыхалось несколько маленьких рыбешек.

Мужичок сплюнул в досаде, потом закурил и принялся сворачивать свои снасти. Внезапный порыв ветра посеял на водной глади крупную рябь. Где-то в прибрежных зарослях затрещал сухостой. Рыбак вздрогнул, быстро схватил двустволку, которая лежала неподалеку, рядом с тощим рюкзаком, и, вытянув морщинистую шею, огляделся. Заметив ворона, он зло выругался тонким, немного хрипловатым голосом, потом вскинул ружье и прицелился, сердито сдвинув брови. Крякнул, но стрелять передумал. Просто поднял окатыш и без особой надежды на успех швырнул в птицу. Ворон тяжело взмахнул крыльями и улетел, а человек принялся нанизывать скудную добычу на кукан.

Михаил Кучкин, по прозвищу Михрюта, браконьерствовал. Когда его в очередной раз вытурили за пьянку из старательской артели, а заодно и из общежития, он было засобирался в родные края. Но так как это дело, по его разумению, требовалось “спрыснуть”, Михрюта на деньги, полученные при расчете, закатил для своих дружков-собутыльников пир. Остановились бражники лишь тогда, когда гуляка полностью “обанкротился”.

Рассудив на другой день, что ему, видимо, на роду написано доживать свой век на Колыме, Кучкин побрел на поклон к Семену Яцышину, который изредка выручал его, ссуживая рубль-два. И на этот раз Семен не отказал. Более того, узнав, что Михрюту выставили из общежития, он подыскал ему старую хибару, где тот и перезимовал в тепле и сытости, так как Яцышин взял его на полное довольствие. Но все в жизни преходяще, и Михрюта прекрасно усвоил эту истину. Долги нужно платить, поэтому по весне он безропотно согласился промышлять для своего “благодетеля” таежного зверя. Ближе к лету в речные долины, где были выходы солонцов и обширные наледи, спускались с сопок лоси и северные олени. Куда и кому Семен сбывал мясо, Михрюту не интересовало: лето на Колыме короткое, через пару месяцев ударят первые заморозки, и он снова обоснуется в той же хибаре — Яцышин обещал и впредь о нем заботиться. А большего и желать не приходилось…

Уложив в рюкзак сеть и кукан с рыбой, Михрюта, жуя на ходу зачерствевший кусок хлеба, заковылял вверх по течению реки.

Ночь застала его на берегу ручья, который впадал в реку. Михрюта устал, продрог — наступила белая ночь, по небу ползли лохматые тучи, и шел нудный, моросящий дождь. Он плелся по звериной тропе вдоль русла к скалам, где ожидал найти укрытие — пещерку или, на худой конец, поросший густым кустарником уступ, под которым можно было разжечь огонь.

На полуразрушенную землянку Михрюта наткнулся случайно. Споткнулся, упал; поднимаясь, скосил глаза влево — и застыл в нелепой позе, на четвереньках, уставившись на сколоченную из жердей дверь, подпертую трухлявым бревном.

Внутри было тепло и уютно. Набросав стланика на прохудившуюся у входа крышу и растопив небольшую печурку, сложенную из камня, лесной житель блаженствовал, потягивая круто заваренный чай. Уснул поздно, далеко за полночь. От бодрящего напитка сердце билось гулко, сильно — даже усталость отступила.

Утром Кучкин плотно позавтракал, а затем, закинув за плечо ружье, потопал в глубь распадка. В этот день ему положительно везло: уже к полудню он уложил с первого выстрела молодого оленя, а когда возвращался с полным рюкзаком мяса, почти возле землянки сбил здоровенного глухаря.

После сытного обеда разморило, и Михрюта решил поспать, отыграться за ночное бдение.

Вечером снова припустил дождь, на этот раз мелкий, хлесткий. Кучкин порадовался, что усидел, не отправился часом раньше выше по течению, к наледи. В сырую, ненастную погоду давала о себе знать тупой, ноющей болью сломанная лет пять назад нога. Подогрев на сковороде соль, он пересыпал ее на кусочек ткани. Добавив брусничного листа, положил на больное место и туго забинтовал голень. Прихрамывая, принялся наводить порядок в землянке: надежно закрепил ветки на дыре. Притомившись, присел и начал вязать веник. Не спеша подмел сор. Выволок из-под полатей старый чайник и кучу истлевшего тряпья. Плоский камень в углу тоже попался на глаза случайно, когда он мел под полатями. Михрюта потянул его к себе и в недоумении уставился на почерневшую от времени толстую медную проволоку, которая была привязана в камню за выступ. Другой ее конец исчезал в земле. Кучкин, все еще недоумевая, с силой дернул и вытащил из земли кожаный мешочек. Взвесил его на руке и торопливо принялся распутывать завязку.

В мешочке было золото — вперемешку с тусклыми желтыми кругляшками царских червонцев лежали массивные браслеты, J некоторые из них были украшены красными и зелеными камешками, свивались змеиными кольцами толстые цепочки, опутывая серьги, броши и тонкой работы вещицы непонятного Михрюте назначения. Он высыпал содержимое на безрукавку, которую расстелил на полатях, и, все еще не веря в такую немыслимую удачу, стал, словно слепой, ощупывать драгоценности, а монеты даже пробовал на зуб. Клад! Он нашел клад! Кто хозяин драгоценностей, так и не удосужившийся забрать их? Это Кучкина не волновало. Буйная, неуемная радость рвалась наружу, и наконец Михрюта не выдержал — выскочил из землянки под косой, взвихренный сильным ветром дождь и принялся отплясывать какой-то дикарский танец, хлеща ладонями f по коленям и впалой груди. Вернувшись назад, он, развалившись на полатях, принялся мечтать: “С Семеном расплачусь. И рвану к себе, подарки родным сделаю, — прикидывал Кучкин, глядя на мокрую одежду, сушившуюся на камнях очага, — ведь небось пропащим меня считают. А я к порогу прямо на такси, а то и собственный транспорт заимею”.

Внезапно его мысли потекли в другом направлении. А вдруг отберут! Семка пронюхает. У него дружки темные. И дела такие же. “Получишь ты у меня золотишко, паразит! — вскинулся он, словно в дверях стоял сам Яцышин. — Во тебе! Намаялся, хватит. Я тебе не раб! Заживу, как люди…”

Остаток вечера и ночь Михрюта не сомкнул глаз. Запрятав мешочек под рубаху, он сидел на полатях, судорожно сжимая в руках двустволку. Непогода разгулялась не на шутку: порывы ветра ломали сухостой, дождь барабанил в дверь землянки, и Кучкину казалось, что вот-вот кто-то взломает хлипкий засов и отберет его — теперь его! — сокровище.

2

Электронный будильник гудел настойчиво. Этот звук капитану Нестеренко порядком опротивел за год, и он еще раз проклял тот день, когда приобрел эти часы в универмаге — Владимир любил поспать.

Все еще находясь во власти сна, Нестеренко потянулся к журнальному столику и нажал кнопку. Гуденье прекратилось, но осталось ощущение тревоги. Он попытался заснуть еще на несколько минут, закрыл глаза, плотнее укрылся одеялом и, сердясь неизвестно на кого, вдавил голову в подушку.

Ему казалось, что он встает, направляется к ванной… Потом вдруг возник поезд и понес его с бешеной скоростью. Мимо окон проносились телеграфные столбы, вековые сосны, насыпи, взгорки…

Окончательно старший оперуполномоченный МУРа проснулся от звуков музыки, которая назойливо просачивалась сверху. Владимир взглянул на люстру — чуткие хрустальные висюльки подрагивали в такт размеренному топоту.

“Черепаха…” — подумал раздраженно капитан, но тут же усмехнулся, представив на миг соседку с третьего этажа, невысокого роста женщину необъятной толщины в спортивном костюме, — и она не устояла перед повальным увлечением аэробикой.

Нестеренко на цыпочках подошел к двери спальни, заглянул. Жена и шестимесячная дочурка мирно посапывали на кровати; на спинке манежа досушивались пеленки.

Когда брился, вдруг подумал: “В отпуск бы…” И защемило внутри, и вспомнилось: туман над родным приднепровским селом, за рощицей сверкает речной плес — словно кто-то обронил новую серебряную монету в густое высокое разнотравье. Дымок костра лениво плывет к лесу, щекочет ноздри, водную гладь изредка морщит рябь — жирует рыба на зорьке…

Нестеренко повздыхал, заторопился, порезался. Залепив кое-как царапину на подбородке газетным обрывком, принялся за стирку пеленок.

Улыбнулся, припомнив выражение на лице матери, когда она впервые увидела его за этим занятием. Мать приехала погостить, чтобы посмотреть на долгожданную внучку. Сухо поджав губы, молча отстранила его от тазика, все прополоскала, а затем долго молчала, уединившись на балконе.

Хотела поначалу погостить подольше, но уже через неделю после приезда засобиралась обратно. Ох, мама, в том ли счастье, чтобы мужик в женские дела не совался? Но ничего. Все поправится к лучшему. Они же не чужие.

Одеваясь, нечаянно дотронулся до шрама. Зарубка на память о службе в погранвойсках, след пулевого ранения. “Сырая тяжесть сапога, роса на карабине. Кругом тайга…” — замурлыкал под нос. Прошли годы, а нет-нет, да и шевельнется в глубине души томление — по нелегким солдатским будням, по друзьям-товарищам, по таежным рассветам, вкрадчиво скользящим по вершинам вековых сосен…

Завтракал капитан второпях, посматривая на часы — не опоздать бы: сегодня он в дежурной оперативной группе МУРа.

3

Михрюта, покуривая, свысока посматривал на Семена Яцышина. Глядя на них со стороны, можно было подумать, что они родные братья — невысокого роста, худощавые, с невыразительными лицами. Но если Михрюта был немного вяловат в движениях и медлителен в разговоре, то Семен напоминал своими повадками старого мудрого хорька — стремительный, с острым хитрым взглядом, с крепкими, жилистыми руками, в которых угадывались цепкость и недюжинная сила. Посмеиваясь над шуточками Кучкина, он хищно обнажал мелкие желтые зубы и морщил длинный, чуть вздернутый нос.

Они разговаривали уже битый час, а Михрюта все еще ходил вокруг да около главного, что привело его в старый барак на окраине города.

Наконец с решительным видом потушил окурок, сунул руку в карман и положил на стол перед Семеном золотую монету.

— Вот… Это, так сказать, должок…

Семен на монету посмотрел с безразличием. И только его серые, выцветшие глаза вдруг потемнели, спрятались под припухшими веками.

— Мало? Что молчишь, Сема? — Михрюта самодовольно ухмыльнулся и закурил снова, пуская дым колечками.

— Где взял?

— Хе-хе-хе… Ишь ты — где взял… Где взял, там уже нет.

— Еще есть?

— С тобой мы квиты, Сема. Долг я тебе вернул, с лихвой. Да и не по карману тебе.

— Ты что, мой карман насквозь видишь?

— Да ладно тебе, не заводись… — Михрюта заерзал на стуле. — Мне нужен “купец” побогаче, с хорошей деньгой.

Семен, натянуто улыбнувшись, спросил:

— Так все-таки, сколько их у тебя? — кивнул на монету.

— Тебе-то какая разница?

— На нет и суда нет. Бывай здоров…

— Сема, я ведь серьезно… Посоветуй надежного человека при деньгах. Ты ведь в курсе…

— А ты откуда знаешь? — Яцышин побледнел от злобы. Ржавые точки крупных веснушек, которые прятались под загорелой кожей, вдруг густо высыпали на щеках.

— Да уж знаю. Слыхал. И глаза на месте, — Михрюта заговорщицки подмигнул. — Да ты не сомневайся, у меня как в могиле…

Короткие, покрытые густым рыжим волосом пальцы Семена намертво вцепились в тощую шею Кучкина.

— Язык вырву!

— С-сема-а… — хрипло выдавил тот из себя и затряс головой.

— Вот так оно лучше… Есть у меня на примете кое-кто, — неожиданно спокойно произнес Семен. — За ценой стоять не будет. Сколько там их у тебя?

— Это… В общем… шесть штук… — “притемнил” Михрюта.

— Ну? Ай да Кучкин… — изобразил добродушную улыбку Семен.

Теперь он уже знал, как поступить…

Через неделю Семен отправил в Москву телеграмму: “Зиселевичу Артуру Борисовичу. Срочно высылай копию трудовой книжки”, что означало: “Приезжай немедленно, есть “товар”.

И с той поры Михрюта Кучкин исчез.

4

Троллейбус медленно вырулил на проезжую часть, и вскоре сверкающее огнями здание аэровокзала осталось позади. Высокий бородач в пиджаке из коричневой кожи недовольно посмотрел на беспокойного рыжеволосого соседа и, отвернувшись, крепче сжал ручку небольшого чемодана.

За окнами проплывали окутанные предрассветной дымкой дома столицы, прохожие торопливо шагали по мостовым, стараясь согреться на ходу — лето в Москве выдалось прохладным, с надоедливыми дождями.

Бородатый изредка бросал короткие тревожные взгляды по сторонам. Его темные выпуклые глаза слегка косили. Рыжеволосый, устроившись позади, дышал ему в затылок луком и перегаром.

Троллейбус подкатил к остановке. Мужчина поставил багаж между ног и принялся шарить по карманам в поисках монеты. И в этот миг рыжий схватил чемодан и стремительно выскочил из троллейбуса.

— Куда?! — рванулся за ним бородач. — Стой! Сто-ой!!! Помогите, украли!

Вор бежал на удивление резво, но на этот раз зря понадеялся на быстроту ног — взвизгнув тормозами, патрульная машина отрезала ему все пути, и вскоре возбужденная толпа окружила незадачливого похитителя.

— A-а, Сява… Ты опять за свое? — лейтенант милиции крепко держал его за локоть.

— Гражданин начальник, бес попутал. Ей-богу. Пошутил.

— Знаю я твои шуточки. Ну-ка, садись в машину. Товарищи, чей груз? Подойдите, пожалуйста, ко мне…

Люди заволновались в попытках найти владельца. Тщетно. Он исчез.

5

Микроавтобус с дежурной оперативной группой МУРа сбавил ход, съезжая на ухабистую грунтовую дорогу. Черноволосый кудрявый эксперт ЭКО[63] Геворг Арутюнян с досадой выругался по-армянски и бросил на сиденье недочитанный журнал “Огонек”. Пес по кличке Амур, который, положив лобастую голову на мощные лапы, подремывал у ног сержанта-кинолога, вздрогнул и неодобрительно покосился в его сторону. Немолодой судмедэксперт, полный мужчина в очках, страдальчески поморщился и незаметно для остальных принялся массировать живот. Только Нестеренко не обращал внимания на тряску, сидел с отрешенным видом, глядя на березки, подступившие к дороге почти вплотную. Арутюнян было обратился к нему с каким-то вопросом, но, заметив, что капитан не слушает, обиженно умолк и нахохлился, отчего стал похож на тощую взъерошенную птицу с длинным горбатым клювом.

У водохранилища, куда по вызову прибыли оперативники, толпились рыбаки. Это они вызвали милицию, наткнувшись на утопленника, на шее которого висела тонкая прочная веревка с привязанным тяжелым зубчатым колесом. Лицо покойника было обезображено.

Пока эксперты осматривали труп, Нестеренко слушал показания.

— …Ну, значит, забросил я крючок подальше — авось клюнет. Клев сегодня не ахти какой, ветер задувает. С пяти часов сижу и только две рыбешки — срамота одна… Вначале я был вон под теми кустами. Вот и подумал — дай-ка попробую с обрыва, там глубина приличная, глядишь, повезет. А крючок возьми и зацепись. Я еще подивился — е чего бы это? Места тут чистые, без коряг и водорослей… — Аккуратный дедок с бородкой клинышком, в старомодном парусиновом пиджаке, чувствуя себя в центре внимания, с увлечением жестикулировал. — Жалко крючок стало, сын из заграничной командировки привез, норвежский — во сталь! — разделся я и полез за ним. Плаваю я хорошо, на Волге-матушке вырос… Нырнул, пощупал — и обмер! Утопленник! Ну, если честно, испугался до смерти. Не каждый день ведь такое… Ребят вот позвал, вытащили мы его из воды, а оно вишь какое дело…

Подошел Арутюнян.

— Что там, Гарик? — обратился к нему Нестеренко.

— Ножом. В спину… — Лицо обычно импульсивного эксперта было хмурым и злым. — Можешь смотреть…

Владимир, стараясь унять внезапный приступ тошноты, последовал совету. Кожаный пиджак… Не хватает одной пуговицы. Сзади в раскисшей коже едва просматривается узкая прореха — след от удара. Обтрепанные джинсы. Лицо… Нестеренко старался не задерживать надолго взгляд. Коротко подстриженная борода с уже подсохшей коркой ила.

— Что в карманах? — обернулся он к Арутюняну.

— Не много… — кивком указал тот на расстеленный неподалеку платок, на котором лежали расческа, спичечный коробок, мелочь серебром, скомканный клочок бумажки и какая-то небольшая безделушка овальной формы, как показалось капитану, из белой пластмассы.

— Ограбление… — не то спросил, не то высказал предположение Нестеренко.

— Похоже… Ну-ка, что это? — Геворг с помощью пинцета осторожно развернул бумажку.

Капитан разочарованно хмыкнул — это был троллейбусный билет.

— Не густо, — огорченно вздохнул он и взял в руки безделушку, оказавшуюся брошкой. — Красиво… — невольно залюбовался умело выгравированной сценкой — белый медведь среди торосов напал на клыкастого моржа. Линии рисунка были подкрашены несмываемой темно-коричневой краской. — Это что, пластик?

— Кость. Видимо, моржовая, — сказал Арутюнян, укладывая свой чемодан с инструментами и приборами. — Нашел за подкладкой пиджака — в кармане дыра.

— Ладно. Идем докладывать следователю. Вон машина прокуратуры подъехала.

6

Капитан просматривал оперативные сводки, стараясь не пропустить сообщений даже о самых незначительных, на первый взгляд, происшествиях. Его оторвал от этого занятия Геворг.

— Здравствуй, Володя.

— А, Гарик… Привет. Чем порадуешь, наука?

— Работаем… — неопределенно ответил эксперт и потянул из кармана сигареты. — Можно?

— Давай… — кивнул капитан — для своего старого друга он иногда делал исключения. — Только возле окна.

— Ты что, заболел? — Геворг испытующим взглядом окинул его осунувшееся лицо.

— Среди лета? — Владимир потер виски. — С чего ты взял?

— Видок у тебя…

— Ладно, — Нестеренко энергично тряхнул головой. — Хватит трепаться. Работы невпроворот. Ты по делу?

— Чаем угостишь?

— Только чайник сам поставь. Заварка свежая, — он оживился: знал, если Геворг заговорил о чае, значит, пришел не с пустыми руками.

— И на том спасибо…

Вчера капитан со следователем до поздней ночи искали зацепочку в деле. Но начинать приходилось на голом месте.

Пока единственным, весьма слабым утешением служил троллейбусный билет. Примерная дата смерти погибшего совпадала с датой его приобретения. Но есть ли в этом какая-нибудь взаимосвязь? Даже предполагать было рискованно.

Оставалось уповать на ЭКО, где Арутюнян исследовал вещи потерпевшего. Так чем порадует Геворг?

— Ну будет тебе, Гарик… — с укоризной в голосе обратился Нестеренко к другу, который с наслаждением прихлебывал круто заваренный чай, — выкладывай.

— Вах, вах, какой быстрый. Слушаю и повинуюсь…

Арутюнян родился в Москве. Был стопроцентным столичным жителем. Но всегда с массой подробностей рассказывал об Армении. Послушать его, так он насквозь объездил южную республику. Геворг же, которого в МУРе переименовали в Гарика, был в Ереване, где жила его бабушка, всего два или три раза, да и то на школьных каникулах.

— Фоторобот мы сотворили, — Арутюнян положил на стол перед Нестеренко снимки. — Но гарантии я дать не могу.

А когда такое было, чтобы ЭКО давал какие-либо гарантии?

— Не клевещи, Володя. Уж тебе грех на нас обиду держать. Вспомни дело братьев Крозик…

— Сдаюсь, — поднял с улыбкой вверх руки Нестеренко. — Беру свои слова обратно… И это все?

— Почему — все? — Криминалист вынул из папки, которую принес с собой, несколько машинописных листков. — Вот заключение.

— Что-нибудь интересное есть?

— Да как тебе сказать… Мало. Судя по всему, “утопленник” был убит не на берегу водохранилища. И привезли его туда в багажнике машины. На пиджаке я обнаружил царапины, а на брюках масляные пятна. Масло импортное, довольно редкое. Применяется в основном для “Жигулей”, реже — в системе смазки “Волга” ГАЗ-24.

— А то, что у него мог быть личный автомобиль, такое предположение тебе не пришло в голову?

— Обижаешь, Володя. Науку обижаешь. Жаль, что у тебя нет хотя бы “Запорожца".

— Мне — тоже. Только при чем здесь это?

— При том, что хотел бы я тогда посмотреть на твои руки и ботинки. За машиной нужно ухаживать. А это значит, что следов, пусть невидимых невооруженным взглядом, но вполне различимых нашей аппаратурой, останется предостаточно.

— Кто спорит.

— И правильно. Поэтому я могу утверждать, что убитый за руль не садился очень давно. А масляные пятна на брюках свежие. Кроме того,‘расположение и глубина царапин на пиджаке указывают на то, что убитого затолкали в багажник. Я проверял на манекене. Картина схожая. И похоже, что эту операцию убийца проделал в одиночку. Вдвоем уложить человека в багажник было бы легче. Преступнику пришлось поднатужиться — потерпевший был рослым, крепкого телосложения. Нападавший, сам понимаешь, отнюдь не из слабого десятка.

— Похоже, что так… Что еще у тебя?

— Тот, кого бросили в воду, курил сигареты “Опал”. Сохранились крошки табака. На правой руке носил массивный перстень, золотой. Кстати, левша — мышцы левой руки развиты больше, чем на правой. Занимался борьбой — сломаны ушные хрящи.

— Тем более странно, что убийца так легко с ним справился.

— Ничего странного. Застиг врасплох, ударил сзади. Притом весьма профессионально — под лопатку, точно в сердце. Возможно, они были знакомы — тогда тем более понятно.

— Хорошее знакомство, ничего не скажешь…

— Кстати, Володя, обрати внимание на пункт заключения, где сказано о веревке. Изготовлена из пеньки, притом первоклассно и вручную. Нестандартная. Я консультировался со специалистами, так они в один голос твердят, что подобный способ переплетения прядей видят впервые. Кроме того, пенька обработана каким-то составом, предохраняющим от гниения. И здесь загадка — антисептик, примененный для пропитки, растительного происхождения.

— Интересно… А зубчатое колесо?

— Пока не удалось понять, от какого оно механизма. Сложно. Но, думаю, день-два — и я на этот вопрос отвечу, И все же у меня есть для тебя и следователя нечто. По моему мнению, очень существенная деталь.

— Ну-ну…

— Брошь, которую я отыскал за подкладкой. Вещица, между прочим, для наших мест редкая. Во-первых, как я и предполагал, изготовлена из моржового клыка косторезами Уэлена. Это Чукотка. Но самое главное — небольшая экспериментальная партия таких брошей была отправлена в Магадан совсем недавно, с месяц назад.

— И больше никуда?

— Магаданские коллеги утверждают, что нет. И учти, броши с подобным рисунком — новинка.

— Магадан, Магадан… — Нестеренко сдвинул густые брови, что-то соображая. — А ведь маршрут троллейбуса, которым он ехал в день убийства, как раз проходит мимо аэровокзала… Билет приобретен в первой половине дня… Значит… Проверим! — и капитан снял телефонную трубку.

7

Черная “Волга” стремительно подминала под себя серокоричневую ленту шоссе. Толстый, слегка обрюзгший человек с бычьей шеей, в модном дорогом костюме, брезгливо поджав губы, внимательно следил за дорогой, изредка поглядывая в зеркало.

За боковыми стеклами замелькали домики дачного поселка. Вскоре дорога уперлась в небольшой чистенький пруд, на берегу которого, за высоченным дощатым забором, виднелся двухэтажный особняк, крытый красной черепицей. Массивные ворота, окованные стальными полосами, бесшумно отворились, и автомобиль нырнул в прохладный полумрак увитой плющом аллеи.

— Вас ждут в гостиной, — к машине подошел коренастый парень в вельветовых брюках.

Небрежно кивнув ему в ответ, толстяк прошел в дом.

— Здравствуйте…

— Здравствуй, Гиви. Садись… — Высокий сухощавый старик с густой седой шевелюрой сделал едва уловимый жест. — Ты, как всегда, опаздываешь…

— Простите, Павел Константинович… — толстяк умоляюще сложил пухлые ладони на груди.

— Или тебе мое слово — уже не закон?

Гость смутился и посмотрел на еще одного человека, находившегося в гостиной, тот, казалось, не прислушивался к разговору, с увлечением листая потрепанный иллюстрированный журнал.

— Ладно, баста! Займись делом. — Хозяин пристукнул ладонью по столу. — Захар тебя введет в курс.

Гиви, изобразив на своей круглой физиономии величайшую скорбь и покорность судьбе, молча принялся вытаскивать бумаги из атташе-кейса — он очень боялся, что стало известно о его последних аферах, не внесенных в тайный реестр “фирмы”. А сумма “навара” от этих операций была внушительной. Самое неприятное во всем этом было то, что он использовал в обороте чужие деньги.

“Знает или нет?.. — мучительно раздумывал Гиви, готовясь к отчету. — Не может знать… Все было проделано чисто. Догадывается? Это еще не доказательство. Захар. Это его работа… Но чем, чем он так завел “деда”? Ладно, придет время посчитаемся… Посмотрим, чем закончится твое чрезмерное усердие. Свинья…”

8

В просторной однокомнатной квартире царил хаос. На красивом пушистом ковре, который прикрывал неухоженный паркет, валялись в полном беспорядке книги, скомканное постельное белье. Дверки платьевого шкафа были распахнуты, часть одежды лежала на полу, остальное ~ брошено кое-как на полки. Два массивных обтянутых натуральной кожей кресла исполосованы ножом. Изрезана была и обивка дивана. Даже цветной телевизор искалечила чья-то грубая, безжалостная рука — он стоял на журнальном столике с оторванной задней стенкой и вывороченными внутренности-

Нестеренко вместе с понятыми и управдомом, еще не старым, но сверх всякой меры полным мужчиной, которого мучила одышка, стояли в прихожей и наблюдали за Арутюняном. Эксперт уже закончил фотографировать интерьер и теперь кропотливо обрабатывал специальными препаратами дверные ручки, шкаф, кухонную посуду.

Это была квартира убитого и брошенного в пруд человека. В папке, лежавшей в сейфе капитана, прибавился еще один машинописный листок. Конечно же, это была несомненная удача, в которую совсем недавно Нестеренко боялся верить.

“Зиселевич Артур Борисович, 1958 года рождения, беспартийный, образование высшее, холост, уроженец г. Можайска. Не судим. Работает старшим инженером в СМУ-131. Проживает по адресу: г. Москва, ул. Беломорская, дом… квартира…”

“Проживал…” — подумал Нестеренко, вспомнив фотографию из личного дела: молодое лицо с правильными чертами, выразительные, умные глаза, полные губы, на которых застыла едва уловимая ироническая улыбка. Вспомнил и сцену у водоема, тело на берегу. Невольно вздрогнул — нет, невозможно привыкнуть к страшному облику смерти…

В школе милиции над ним подтрунивали. Володя, высокий широкоплечий перворазрядник-дзюдоист, в морге бледнел, как кисейная барышня. Тайком от ребят он всеми правдами и неправдами пробирался в “анатомичку” медицинского института. Приучал себя… Но единственное, чего он добился этими усилиями, было умение скрывать свои чувства. Странно устроена жизнь: по службе больше всего ему приходилось заниматься делами, связанными с убийствами. Но Владимир не роптал: кто-то должен выполнять эту работу. И еще… он был удачлив.

В розыске нужны умение и терпение, но и немножко — благосклонность судьбы. Правда, сам капитан считал, что везти начинает, когда прольется седьмой пот.

В этот раз Нестеренко сразу угадал с аэровокзалом. Первая же версия подтвердилась. Потерпевший и впрямь прилетел из Магадана. Редкую брошь и троллейбусный билет Володя совершенно правильно связал в единую цепь.

Потом все было просто — запросить и тщательно “просеять” список пассажиров самолета, прибывшего рейсом из Магадана в день, когда погиб бородач, и выбрать того, единственного.

— Пусть войдут понятые, — наконец разрешил Арутюнян и закурил. — Жалко, опередили нас, — сказал, обращаясь к Нестеренко. Узнать бы, что искали и нашли ли?

Опередили… — капитан хмуро смотрел на разбросанные по полу книги,

Что же искали в квартире Зиселевича? Тот, кто сотворил такой погром, понятное дело, своей визитной карточки не оставил. Даже дверные ручки тщательно протер. Уничтожены ли и другие следы? И насколько тщательно? Впрочем, это можно проверить только в лаборатории.

А пока надо самым внимательным образом осмотреть все вокруг.

Сначала “улов” был небогат.

— Ничего, старший уполномоченный, не расстраивайся… — бормотал Геворг. — Чует мое сердце…

Нестеренко только вздыхал в ответ и продолжал искать. Что? На этот вопрос он вряд ли ответил бы. Теперь, пожалуй, им двигал не хладнокровный расчет, а больше злость на того, кто так ловко и, главное, вовремя сумел выкрасть бумаги и документы.

— Иди сюда! — позвал его Арутюнян. — Ну-ка, подсоби…

Вдвоем они с трудом отодвинули от стены громоздкий шкаф.

— Ну, что я говорил! — не удержался от радостного восклицания эксперт. — Здесь! — ткнул он пальцем в пыльный прямоугольник пола, — давай инструменты…

Под паркетом, в глубокой нише, прикрытой деревянным щитом, стоял, засыпанный песком, плоский металлический ящик. Тайник явно был “законсервирован”, тонкие дубовые дощечки были приклеены мастикой.

Геворг долго и безуспешно возился с замком, пытаясь открыть самодельный сейф с помощью хитрых инструментов. Он их изготовил в какой-то мастерской. Наконец криминалист не выдержал и в раздражении швырнул “отмычки” в свой чемоданчик.

— Черт знает что! — в сердцах бросил он. — Придется взламывать. Замок какой-то заковыристый…

— Это у тебя просто профиль не тот, — не удержался Нестеренко, чтобы не поддеть приятеля. Геворг был достаточно самолюбив и считал себя большим специалистом в подобных делах.

Арутюнян “подарил” ему красноречивый взгляд, но смолчал. Рядом стояли посторонние: понятые и грузный управдом.

— Разрешите мне, — предложил он неожиданно.

— Пожалуйста… — буркнул Геворг и отошел в сторону, поджав губы.

Добровольный помощник взял инструменты, осмотрел их оценивающе, выбрал один, вставил в замочную скважину. Две-три минуты колдовал над нею, повернув голову набок и едва не касаясь ухом крышки ящика, затем выпрямился и сказал почему-то виновато:

— Ничего сложного, ничего сложного… Все.

— Н-да, красиво, — Нестеренко в восхищении развел руками и покосился на обескураженного друга. — Вот это класс. Не всем дано. А где вы так научились?

— Думаете, небось, в какой-нибудь шайке “науку” проходил? — с улыбкой спросил мужчина. — Вовсе нет. На этой должности я недавно. Сердце пошаливает, здоровье неважное. А раньше слесарил на заводе. Шестой разряд имею, — добавил он с гордостью.

— Спасибо вам, — поблагодарил его Нестеренко, осторожно открывая крышку, будто боясь ее разбить.

Внутри лежали деньги. Их было много. Несколько пачек сотенных и полусотенных, перевязанных крест-накрест тесьмой.

На дне, упакованные в целлофан, желтели две небольшие колбаски золотых червонцев. В самом низу капитан обнаружил конверт из плотной бумаги и две фотографии.

На одной из них он узнал Артура Зиселевича — тот, правда, был без бороды. Зиселевич обнимал за плечи смеющуюся девушку с пышными вьющимися волосами. На обороте крупным женским почерком было написано: “Мой любимый Арт и я, Зайка”. И дата. На втором снимке, немного выцветшем от времени, стояли во весь рост двое мужчин, забавно непохожих — один низенький и круглый, как колобок, самодовольно ухмылялся. Другой. — высокий, сухощавый, смотрел прямо, чуть прищурив глаза, — как показалось Нестеренко, холодно и зло.

В конверте лежала записка весьма интригующего содержания: “Артур, мой мальчик. У меня нет никого, роднее тебя. Все, что у меня есть, принадлежит тебе. Я прошу только одного — остерегайся X. Если со мной что случится, знай — это его рук дело. Любящий тебя…” и подпись — замысловатая, нечитаемая вязь.

9

Метрдотель был сама вежливость и предупредительность. Проводив Бубенчикова едва не с поклонами в отдельный кабинет и рассыпавшись в любезности, тут же исчез, чтобы через две минуты появиться с расторопным официантом, который принялся сервировать стол.

“Вот у кого нюх! — восхитился про себя Бубенчиков, развалившись в кресле и наблюдая за суетой. — Большие деньги за версту чует… Жох!”

— Здравствуйте, Игнатий Пантелеевич! — широкоплечий парень пробрался к столику.

— Здравствуй, здравствуй, Лелик… Присаживайся.

— Не опоздал?

— Разве это так важно? — растянул губы Бубенчиков, но на часы посмотрел. Он помнил уроки Павла Константиновича — божьего старичка, который встал у него поперек дороги. — Три минуты не в счет…

Здоровяк сразу съежился, покраснел, словно нерадивый школьник перед строгим учителем.

— Ну-ну… — небрежно потрепал его по плечу Игнатий, — не бери в голову. Где наши красавицы?

— Сейчас! — сорвался с места Леопольд и тут же остановился. — А…

Бубенчиков решительно подтолкнул его к двери.

— О делах потом. Зови…

10

Мысль ускользнула. Еще не вполне оформившаяся, где-то в подсознании, она тем не менее вызывала чувство неудовлетворенности собой. Старший оперуполномоченный злился, пытаясь сосредоточиться.

Неужто он упустил нечто важное? И в прокуратуре не смог Объяснить причину своей встревоженности. Хотя и так ясно — сроки поджимают. Следователь, конечно, прав: нужно опрашивать знакомых погибшего, родственников, сослуживцев. Иного пути нет. Очень хлопотно, но…

Зазвонил телефон. Капитан снял трубку.

— Гарик? Привет. Чем порадуешь? С колесиком прояснилось? Замечательно…

Геворг… Мысли неожиданно потекли по другому руслу. Нестеренко вспоминал… Гарик пришел, когда он перечитывал Сводки… И что-то в них тогда привлекло его внимание… Ну, разумеется, кража чемодана. В троллейбусе. Сбежавший хозяин. И день совпадает. Неужто… Нет, не может быть. И все же… Надо ехать в РУВД.

Майор милиции Панушкин встретил старшего оперуполномоченного сердечной улыбкой, они давно были знакомы и симпатизировали друг другу.

— …Ума не приложу, что предпринять, — пожаловался Сергей Богданович, узнав о причине визита. — Сяву взяли с поличным. Протокол, показания свидетелей — все по форме.

Чемодан у нас. А потерпевшего найти не можем. Не дает о себе знать.

— А почему же он сбежал?

— Можно только предполагать, а как на самом деле…

— Чемодан вскрывали?

— Да. Правда, без меня. Был в командировке.

— Ну и…

— Ничего. Вещи, книги… Документов никаких. Сам увидишь. Сейчас принесут… — Панушкин потянулся к телефону.

— А может, сначала Коркина расспросить?

— Пробовали, — махнул рукой майор.

— У меня есть сюрприз для него…

Привели Сяву, от рыжеволосой головы которого, показалось, стало светлее в помещении.

— Здравствуй, Коркин. Садись.

— Спасибочки. — Смахнув невидимую пыль со стула, Сява уселся и с независимым видом принялся рассматривать кабинет, будто впервые его видел.

— Мы опять насчет чемоданчика, — заговорил Панушкин.

— Так я уже все выложил, как на исповеди. Находит иногда на меня. Нервный я, псих — хватаю, что под руку попадется, и бегу, сам не знаю куда и зачем. Особенно если увижу мента… пардон, милиционера. Нужен мне этот угольник[64]

— Вам знаком этот человек? — спросил Владимир, решив огорошить Коркина, и положил на стол фотографию Зиселевича.

Сява мельком посмотрел на фото, затем перевел взгляд на Нестеренко и опустил голову.

— Ну… — выдавил он через минуту. — Тот самый…

— А теперь все подробнее, — перевел дух капитан и почувствовал, как горячая волна хлынула в голову — удача! — Только не нужно больше устраивать балаган.

— Понял. Не буду… Это все Леха Бас, зараза, придумал. Дело, говорит, стоящее. Человек один за этот чемоданчик деньги хорошие заплатит. Я не хотел — честное слово! Век свободы не видать! Нутром чуял — что-то здесь не так. И Лехе об этом толковал. А он на своем стоит — будем брать. Ну и взяли… в ментовку. Я тут ни при чем! — ткнул пальцем в фотографию.

— Кто тот человек, который обещал заплатить за чемодан?

— Клянусь — не знаю! Я все сказал. Спросите у Лехи…


Коркина увели. Принесли чемодан. Вещи. Ничего особенного: электробритва, синие вельветовые брюки, спортивный костюм, майка, полотенце, туалетные принадлежности, две пачки сигарет “Опал”, несколько чистых конвертов, авторучка, книга из серии “Библиотека приключений”.

Но почему же тогда охотились за этим багажом? Ерунда какая-то…

— По-моему, зря голову ломаешь, — заключил Панушкин, — дело выеденного яйца не стоит. Случайность…

— Нет, стоит, — не согласился Владимир и подумал, что чемоданчик в управлении осмотрели кое-как, раз пустяковым случай посчитали. А он знал больше. Постучал костяшками пальцев по дну, присмотрелся повнимательней. Может, второе дно смастерили?

Под тщательно подогнанной пластиной действительно оказалось маленькое отделение. Владимир сорвал хитрую крышку и нашел завернутые в вату золотые червонцы и драгоценности: цепочку, серьга, кулоны…

…Леха Бас проживал в одноэтажном доме старой постройки, предназначенном под снос, в районе Щелковского шоссе. Когда сотрудники милиции открыли входную дверь квартиры, первое, что они почувствовали, был удушающе тяжелый запах.

А на грязном, заплеванном полу небольшой кухни лежал Алексей Свистунов, по кличке Леха Бас.

11

Веселье было в полном разгаре. Бубенчиков косился на девиц, приведенных Леликом, но от еды не отрывался. Он был жаден до жизни, Игнатий-Юродивый. С младых ногтей тянул руку к тому, что плохо лежит. И закон впервые нарушил отнюдь не в зрелом возрасте. Нет, Игнашка не бедокурил, не хулиганил. Он считал, что государство богатое. Его не грех обмануть. Юродивого, в те годы молодого слесаря на ликеро-водочном заводе, сразу приметил жуликоватый начальник склада. Вместе они и сели на скамью подсудимых. В колонии Бубенчиков “дозрел” — научился осторожности и терпению. Да и запросы его выросли. Красть — так красть с размахом. С этой мыслью и жил он. Многое дало ему знакомство с Наумом Брокманом. Ловкий адвокат быстро обучил его премудростям левого бизнеса.

Но, работая снабженцем крупного предприятия, Бубенчиков твердо придерживался правила: работа — второй дом, и тащить из дома может только умственно недоразвитый. Поэтому на службе Игнатий Пантелеевич слыл за честного человека.

И, конечно же, о его темных, левых делишках никто и не догадывался, даже жена, с которой он, правда, быстро развелся.

Он же получил однокомнатную квартиру, которую обставил в соответствии со своей скромной зарплатой. Дачу записал на имя родительницы, “Волгу” ухитрился “выиграть” по лотерее, а бумажные дензнаки превращал в нетленный драгметалл и ценные камушки, которые занимали очень мало места в тайниках.!

— Леопольд! — обратился Бубенчиков к своему помощнику. — Садись сюда, поближе…

— Слушаю.

— В портфеле твоя доля.

Лелик запустил руку в одно из отделений…

С Леликом Юродивого свел случай. Однажды в ресторане на его глазах произошла драка. Плечистый молодец, играючись, расшвырял забияк. Бубенчиков исподволь, не торопясь, “привязывал” к себе Леопольда, что, впрочем, особого труда не требовало — крепыш любил жить на широкую ногу. Игнатий знал о нем немало. Лелик Турчинский, в прошлом перспективный боксер, любимец публики. И неожиданное фиаско. Спекуляция заграничным тряпьем — и чемпион был нокаутирован собственной жадностью. До суда дело не дошло, но путь на большой ринг был закрыт.

Некоторое время он пожинал плоды былой популярности, но все в мире течет, все изменяется…

Когда его приглядел Бубенчиков, Леопольд успел сменить с десяток предприятий, на которых не хотели мириться с его неуживчивым, вздорным характером.

Своего покровителя Турчинский в душе презирал, но понимал, что существовать без него уже не может. Быстро привык к “сладкой” жизни.

— …И последнее… — Бубенчиков неожиданно вскочил на ноги и мягким, кошачьим шагом подошел к двери кабинета.

На миг застыл, прислушиваясь, затем резко рванул дверь на себя — бледный и растерянный метрдотель влетел к ним и едва не растянулся, зацепившись за складку на ковровой дорожке.

— Ах, извините! — заплетающимся языком вдруг забормотал Юродивый. — Где тут у вас…

— Прошу… пожалуйста… Сюда… — метрдотель оправился от замешательства и, придерживая Игнатия за локоть-, -вышел вместе с ним в коридор.

Минуты через три Игнатий возвратился.

— Посмотри… — скомандовал “протрезвевший” Бубенчиков.

Леопольд приоткрыл дверь — никого.

— Подслушивал, гад… — сжал кулаки Турчинский.

— А, пусть его… — легкомысленно засмеялся Юродивый.

И уже серьезно, даже строго спросил:

— Где человек?

— Ждет. — Лелик посмотрел на часы. — Но…

— Да… — понял его Бубенчиков. — Едем на дачу. И стены имеют уши. Как видишь — факт. Предупреди его. Подберем по пути. Расплатись. Через десять минут уходим.

Леопольд шагнул к выходу.

— Постой… — Бубенчиков оглянулся на опьяневших девиц, болтавших без умолку на диване. — За любителем подслушивать понаблюдай. Справочки наведи.

Леопольд вышел. Игнатий, хмурясь, задумался.

“Где я его видел? А видел точно… Где и когда?”

12

Нестеренко опрашивал соседей Лехи Баса. Но, увы, ничего существенного узнать не удалось. Все, словно сговорившись, отвечали на его вопросы уклончиво и однообразно: “Не знаю, не видела, не помню…” А толстая неопрятная старуха со странной фамилией Скокотовская, когда старший оперуполномоченный спросил о друзьях Лехи, сказала: “Я их не считаю. Нужны они мне… Их столько, что до Казанского вокзала не переставишь… Паразиты…”

Ярко накрашенная блондинка в платочке, под которым угадывались бигуди, томно закатывала глаза, кокетливо улыбалась Нестеренко. Он уже битый час пытался направить разговор в нужное русло — и безуспешно. Официантка кафе “Орбита” Антонина Месропян (в девичестве Квочкина), квартира которой находилась через стенку от жилья Свистунова, недавно пришла с работы и явно нуждалась в собеседнике. Она была последней надеждой капитана. Усталый и злой, Нестеренко сидел и слушал ее излияния, изредка пытаясь вставить вопросы в бурный словесный поток.

— …Нет, но вы представляете, как меня оскорбил этот тип! Назвал размалеванной дурой!

“Господи, Когда это закончится!?” — мысленно возопил капитан, прикидывая, как бы потактичней откланяться — похоже, что и Месропян-Квочкина ничего не добавит к тому, что он уже знал о Свистунове.

Нестеренко, воспользовавшись секундной паузой, словно ошпаренный, сорвался со стула:

— До свидания, спасибо, извините, спешу! Служба…

— Постойте, вы куда? Вам ведь нужно было узнать, кто

приходил второго июля к Лешке?

— В общем-то да… — Капитан остановился у порога.

— Вечером второго июля? Ну, как же, знаю я его, видела — приходил он к Лешке с месяц назад. Здоровенный мужик. Плечи— во!

Нестеренко не поверил своим ушам — неужто?!

— Значит, вы его два раза видели?

— Кажется, два…

— А как его зовут, фамилия, где живет?

— Ну, этого я не знаю. Вот только зовут его… Странно… По-моему, Барсук. А может, это фамилия? Имени ведь такого не бывает…

— Возможно… Вы не припомните, как он выглядел? Во что был одет?

— Конечно, помню. Куртка импортная, кожаная, темно-коричневая, джинсы…

— Ну а лицо его помните?

— Лицо? Обычное лицо… Нос немного картошкой, волосы длинные, темно-русые… Да еще шрам у него — здесь… Знаете, он чем-то похож на одного киноартиста, вот только фамилии не помню. Ну, такой здоровущий мужчина, глаза узкие. Фильм недавно шел в нашем кинотеатре. Старый, но интересный. Название забыла. Там еще этот артист гири поднимал, И друг у него был маленький, шустрый такой.

— Не “Борец и клоун”, случайно?

— Точно! Хороший фильм…

…За окном кабинета синели сумерки. Настольная лампа отбрасывала свет на разбросанные по столу бумаги, Нестеренко сидел, откинувшись на спинку стула, и, казалось, дремал, прикрыв веки. У краешка стола, на расстеленной газете, лежал бутерброд с колбасой и стоял стакан с недопитым чаем.

Навалилась усталость. Капитан пытался расслабиться, чтобы вновь обрести способность ясно мыслить. Полчаса назад он звонил домой, предупредил, что задержится на работе. Выслушав в ответ строгое “заявление”, молча положил трубку — спорить и доказывать что-либо он был не в состоянии, Нестеренко понимал жену, которая большую часть суток сидела с ребенком. Понимал, что ей трудно, скучно, наконец, но что можно было изменить? Оставить МУР? Уйти на завод, откуда по комсомольской путевке был направлен в органы милиции, работать, как все, от и до? Слесарь-сборщик пятого разряда, газосварщик… И зарплата не меньше, и поспокойней… Можно и в институт, на заочный факультет. Годы позволяют.

Нестеренко почувствовал, как нахлынуло раздражение — все прочь! Выбор сделан, и давно.

Поднялся, подошел к окну, понаблюдал какое-то время за торопливо снующими по мокрому асфальту автомашинами, затем вернулся к столу. Допил уже холодный чай. Принялся просматривать бумаги. Перечитал заключение судмедэксперта о Зиселевиче.

“Смерть наступила вследствие проникающего ножевого ранения в область сердца. Колюще-режущая рана нанесена сильным ударом сзади-слева… Трассы на поврежденных тканях для идентификации оружия непригодны. Неприкрытые одеждой части тела, в особенности лицо, в значительной мере повреждены…"

Потом пробежал глазами документ о причинах кончины Алексея Свистунова…

“Форма ножа и размеры схожи, — думал капитан, вчитываясь в сухие формулировки. — Свистунова тоже ножом… И “почерк” похож — сзади-слева, с большой силой, Сзади-слева… Убийца-левша? Свистунов убит примерно в то же время, что и Артур”. Нестеренко расстегнул ворот рубахи — в кабинете было душно, но открывать форточку не стал — на город опустился тяжелый, влажный туман, окутавший уличные фонари полупрозрачными колпаками.

“Предположим, убийца один и тот же. Очень вероятно… Узнал, что Сяву взяли вместе с чемоданом, решил убрать Леху Баса, чтобы тот его не выдал. Знал, что рано или поздно ниточка потянется к Свистунову, а значит, и к нему. Но решиться на убийство Лежи он мог только в том случае, если причастен к смерти Зиселевича. Только так. Доводы? Допустим, мы его отыскали. Какое обвинение ему можно предъявить? Попросил Баса получить чемодан. Всего-то… Да и поди докажи — наговор, никакого отношения к этому делу не имею. А свидетелей нет. Значит, у него были серьезные основания опасаться свидания с ним. Возможно, это и не так, но близко к истине… Но за что он убил Зиселевича? — если это один и тот же человек. Кто? Барсук? С какой стати? Что его толкнуло на этот шаг? А ведь он знал, что находится в чемодане. Знал. Откуда? И кто, наконец, забрался в квартиру? Тоже он? Искал тайник? Когда — до или после убийства?”

— …Над чем задумался, добрый молодец?

Нестеренко от неожиданности вздрогнул — углубившись в свои мысли, он не заметил, как вошел Арутюнян.

— Гарик? Фу ты…

— Никак испугался?

— Замотался я, Гарик, — сказал капитан. — Работы, сам знаешь, сколько. Следователю в прокуратуре еще одно дело поручили. Просто беда.

— У нас та же картина. Так что даже посочувствовать, увы, не могу — сам кручусь, как белка в колесе.

— Чай будешь? — с надеждой спросил Владимир: вдруг Геворг чем обрадует?

— Само собой… — улыбнулся тот.

— Выкладывай.

— Ну уж, так сразу… — Геворг вынул сигареты, но, заметив, как тень недовольства пробежала по лицу друга, со вздохом засунул их обратно в карман. — Ничего особенного, Володя. Просто удалось установить тождество следов, которые я “срисовал” в квартире Зиселевича, с обнаруженными на одном из стаканов в квартире Свистунова. Всего лишь.

— Идентификация?

— По картотеке, увы…

Геворг, попив чаю, ушел. Нестеренко некоторое время смотрел ему вслед, затем вынул из ящика стола блокнот и на чистой странице крупными буквами записал: “СМУ-131”.

13

“Ну и рожа…” — подумал Бубенчиков, Когда Леопольд подсадил в машину неподалеку от ресторана молчаливого парня с одутловатым лицом. Что-то невразумительно промычав в ответ на его приветствие, незнакомец бесцеремонно подвинул девушек.

До самой дачи ехали молча: Лелик, который вел машину, в душе ликовал — деньги, полученные им сегодня, были очень кстати, чтобы заплатить карточный долг и выкупить дорогую японскую стереосистему из ломбарда. Парень курил сигарету за сигаретой, оценивающе поглядывая на колени девиц. Бубенчиков думал, медленно двигая челюстями, — забавлялся жевательной резинкой.

“С виду сукин сын… — прикидывал, внимательно наблюдая в зеркало за чужаком. — А в душу не заглянешь… А если Лелик ошибся? Ну и что? Чем я рискую? Но если этот финт раскусит Павел Константинович — быть драке. Придется сразиться в открытую и всерьез. Ну и ладно! ”

Бубенчиков долго и настойчиво собирал сведения о свое? “сопернике”. И Когда подбил баланс, в нем заговорило уязвленное самолюбие — какой размах! Какие деньги! Оказалось, что по сравнению с Павлом Константиновичем он всего лишь мелкая сошка, самовлюбленный верхогляд. А этого деятельная натура Игнашки-Юродивого снести не могла.

На даче подружек отправили в сад, а сами втроем прошли в кабинет Бубенчикова.

— Как насчет пива? — спросил хозяин, широко улыбаясь настороженному парню, который, не вынимая рук из карманов, остался стоять у дверей.

— Можно…

— Садись, — пододвинул ему стул Леопольд.

— Мерси, — он сел, закурил.

Бубенчиков прошел на кухню и принес три бутылки чешского пива.

— Держи… — протянул ему бутылку Игнатий. — Налить? — подошел к новенькому с фужером в руках.

— Не требуется… — проворчал тот, криво ухмыляясь. Откупорил сам с помощью золотого перстня-печатки, который носил на правой руке, и начал пить из горлышка.

— Ну, а теперь можно и поговорить. — Игнатий Пантелеевич удобно расположился в старинном кресле с высокой спинкой.

— Давно пора, — чужак сощурил и без того узкие, глубоко упрятанные под надбровными дугами глаза.

— Когда прибывает груз?

— Через два дня.

— Кто везет?

— А… — пренебрежительно махнул рукой парень. — Дешевый фраер…

— Кто встречает?

— Я. Как обычно…

Юродивый понимающе кивнул — Леопольд уже ввел его в курс дела.

— Сколько тебе платит Павел Константинович? — спросил Бубенчиков, пытливо вглядываясь в лицо сидящего напротив.

Поколебавшись некоторое время, тот нехотя ответил.

— Всего-то… — развеселился Игнатий. — Негусто! За харчи не высчитывает?

— Нет.

— Негусто, — повторил Бубенчиков. — При его-то доходах…

Сунул руку в нагрудный карман, вытащил деньги, положил на стол.

— Это задаток. Получишь товар — твои десять процентов от выручки. Идет?

— Лады… — оживился гость и сгреб деньги огромной лапищей.

— Но чтобы все было в ажуре! Если что — ты нас не знаешь. Понятно?

— Заметано.

— Помощь нужна?

— Обойдусь. Есть надежный человек.

— Хорошо. Но о нашем разговоре он не должен знать.

— Само собой…

— Все остальное обговорите с Леопольдом. — Игнатий повернулся к Турчинскому: — Держите меня в курсе…

— Будет сделано. — Лелик похлопал парня по плечу. — Пошли…

— Момент… — тот допил едва начатую бутылку Игнатия и, не прощаясь, вышел из кабинета вслед за боксером.

— Хамло… — задумчиво глядя ему вслед, сказал Бубенчиков. — С кем работать приходится? А что поделаешь? И все-таки, откуда я знаю того типа из ресторана?

14

В СМУ-131, где работал Зиселевич, капитан приехал к началу рабочего дня. Это был его второй визит сюда.

Вызывал недоумение факт необычной командировки сотрудника в Магадан, где у СМУ не могло быть никаких производственных интересов*

На этот вопрос толком ему ничего не смогли ответить. Формулировка командировочного задания Зиселевича была более чем неопределенна: “…Для согласования технической документации”. Какой? С кем? И почему, несмотря на то, что срок поездки давно истек, никто не проявил беспокойства? Похоже, что такие отлучки вошли в систему — иного объяснения старший оперуполномоченный не находил.

Направление подписал начальник управления. А значит, пришло время побеседовать и с ним. Тем более что, как выяснил Арутюнян, зубчатые колеса, подобные тому, что было привязано к шее убитого, входят в комплект одного из подъемных механизмов, которыми пользовались монтажники СМУ.

Руководитель управления Сванадзе на встречу явно не торопился — он приехал только к половине десятого. За это время Нестеренко успел обстоятельно исследовать всю территорию, изрядно захламленную металлическими конструкциями, кое-как сваленными пачками досок и брусьев, тюками со стекловатой, разнообразной техникой, ржавеющей под открытым небом, и ободранными вагончиками. Побеседовал с мастерами и рабочими, заглянул и в отстроенный недавно просторный гараж, где стояло несколько грузовиков, автокран и две легковушки — красный “Москвич” с разобранным двигателем и темно-синяя “Волга” с забрызганным грязью кузовом.

Поговорил капитан и с главным инженером, издерганным худым мужчиной лет пятидесяти. Все, что вынес из этого разговора Нестеренко, была твердая убежденность — Артур пользовался покровительством Сванадзе.

Нестеренко пришлось послоняться в приемной минут двадцать, пока начальник решил кое-какие вопросы со своими подчиненными. Секретарша, стройная девушка со смазливым капризным личиком, оказалась настоящей фурией: она с такой решительностью пресекла попытку капитана пройти в кабинет, что тому ничего не осталось, как терпеливо ждать ее милости. Даже удостоверение сотрудника МУРа не произвело на нее впечатления — холодно поджала губы, как бы говоря: “Видали мы и таких…”, и лишь затем, выдержав необходимую, по ее мнению, паузу, поднялась и, не взглянув на Нестеренко, гордо понесла свою сверхмодную прическу через тамбур. Через несколько секунд из кабинета горохом посыпались сотрудники, затем выскочила “фурия” с горячим румянцем на щеках, который проглядывался даже сквозь слой косметики, а следом за ней выкатился и сам Сванадзе, невысокий полный крепыш.

— Извините, пожалуйста, за задержку, — подскочил он к Владимиру с протянутой рукой. — Здравствуйте. Прошу вас, проходите, — жестом указал на дверь. — Ас вами, — свирепо вытаращил глаза на секретаршу, которая едва сдерживала слезы, — я еще разберусь!

Сванадзе говорил на русском довольно чисто, и только когда начинал волноваться, в его речи появлялся обычный для южанина акцент.

— Чем обязан? — едва усадив Нестеренко, сразу же полюбопытствовал он и, не ожидая ответа, спохватившись, спросил с извинениями: — Прошу прощения, что будете пить? Есть минеральная, “Фанта”… Можно чай, кофе — не стесняйтесь. Кавказское гостеприимство… — расплылся в широкой улыбке.

— Спасибо. Если можно, минеральную, — не отказался капитан: сегодняшнее утро было по-настоящему летним — солнечным и жарким.

“А ведь неспокоен, хотя и пытается скрыть свое состояние, — думал Нестеренко, с наслаждением прихлебывая, словно чай, “Боржоми”. — Впрочем, ничего удивительного в этом, наверное, нет, — продолжал он размышлять, мысленно отругав себя за проявленную сверхподозрительность. — Работники МУРа просто так, на посиделки, не заявляются…”

— Я к вам вот по какому вопросу, — начал капитан, отставив пустой стакан. — У вас работает старшим инженером Зисе-левич Артур Борисович?

— Да… — полное, немного рыхловатое лицо Сванадзе вдруг затвердело. В его круглых, чуть навыкате глазах появился лихорадочный блеск. — Простите… а в чем дело?

— Где он сейчас?

— По-моему, в командировке…

— Где именно?

— Насколько мне помнится… кажется, в Магадане.

— Кажется или точно?

— В Магадане, — на этот раз более твердо ответил Сванадзе.

— Кто его туда направил и по какому поводу?

— Кто направил… — повторил хозяин кабинета, морща лоб.

— Кто направил… Я! — вдруг заговорил быстро, напористо. — Ну да, конечно, я. Теперь вспомнил. Знаете, дел невпроворот, за всем сам не уследишь, все не запомнишь. А приходится. Совсем из головы вылетело. Что-то случилось?

— Извините, но вы не ответили мне — зачем был послан в командировку Артур Борисович.

— А… — махнул рукой руководитель СМУ. — Пустяки разные. Но что поделаешь? Нужно… Два года назад мы заключили договор с магаданскими строителями на предмет оказания им шефской помощи. Новый, более прогрессивный метод выполнения монтажных работ. Теперь и сами не рады — дело движется туго. Специфика, знаете ли, у них там — морозы большие, ветер… Крайний Север. Но дал слово — держи. Вот и сидят наши специалисты в Магадане месяцами. Внедряют…

— Что ж, понятно… — старший оперуполномоченный сделал пометку в своем блокноте. — Скажите, а что собой представляет Зиселевич как инженер, специалист?

— По этому поводу ничего определенного сказать не могу, — твердо ответил Сванадзе. — Как человек, личность довольно приятная — вежлив, предупредителен, пользуется у товарищей по работе авторитетом. Так мне говорили. Не пьет, на работу не опаздывает. А как специалист… Вам придется обратиться к главному инженеру — Зиселевич находится в его непосредственном подчинении.

— Когда заканчивается срок командировки?

— Когда? — начальник СМУ пожевал губами, подняв глаза к потолку. — Вот уж чего не помню… — развел руками.

— А кто за этим следит?

— Главный инженер. Я уже говорил, что он в его службе.

— Странно…

— Что — странно?

— Я разговаривал с ним. Он утверждает, что послать Зиселевича распорядились лично вы. И что по всем вопросам, касающимся этой поездки, в том числе и по срокам пребывания в Магадане, нужно обращаться только к вам.

— О, ну и народ!.. — Сванадзе побагровел от возмущения. — Нет, но вы только подумайте! Он, видите ли, утверждает, что я выполняю его функции — так получается? Нет, я этого так не оставлю! Я… — Экспансивный южанин потянулся к клавише селектора. — Я его сейчас вызову сюда!

— Не нужно, — капитан закрыл блокнот, спрятал ручку. — Да его сейчас и нет. — Нестеренко немного подождал, пока собеседник успокоится. — Это не суть важно. Видите ли, дело в том, что Зиселевич… погиб.

— Зиселевич?.. — начальник СМУ даже привстал от неожиданности. — Как… погиб?

Лицо Сванадзе выражало неподдельный испуг.

15

— Лелик, что с тобой?

Мать Леопольда, увядшая белокурая женщина с грустными красивыми глазами, пыталась разговорить сына.

— Нездоровится, ма… Пойду прилягу…

— У тебя что-то случилось… — Софья Яновна придержала его за рукав и силком усадила на диван. — Что?

— Прости, но мне нечего тебе сказать. Я просто устал…

— Лелик, ты знаешь, я не вмешиваюсь в твои дела. Но я вижу тебя так редко. И очень скучаю. В последнее время ты очень изменился — стал нервным, раздражительным. Нет, нет, не перебивай! Я чувствую, что с тобой творится что-то неладное.

— Я уже взрослый человек! И не нужно зря переживать. Тебе это вредно. Кстати, возьми деньга.

— Деньга? Откуда так много?

— Вернули старый долг. А теперь я буду спать. Разбудишь меня в шесть?

— Ладно… Может, чаю с малиной выпьешь?

— Спасибо, не хочу…

В семь вечера Леопольд был возле ВДНХ. Сидя в “Жигулях”, он с нетерпением посматривал на часы — ждал.

— Привет, — с силой хлопнув дверкой, в кабину влез парень, которого Лелик привозил на дачу к Бубенчикову. — Поехали…

— Ну как? — не выдержал Турчинский, сворачивая в переулок.

— Влипли…

— Что?! — от неожиданности Леопольд резко притормозил.

— Ты что, дуролом! — рявкнул верзила. — Гробануться захотел?

— Пошел ты… — Турчинский с ненавистью посмотрел на пассажира и включил скорость. — Что случилось? — спросил он через минуту. Спросил спокойно, но вдруг что-то оборвалось и заныло под ложечкой, как после удара в солнечное сплетение.

— Сяву взяли.

— Почему… как…

— Молча. Тьфу! — сплюнул здоровяк. — Шмакодявка…

— А “извозчик”?

— Рванул с перепугу. Придурок…

— Что теперь?

— А почем я знаю? Вези к своему… бульдожке…

Леопольд при последних словах парня, несмотря на серьезность положения, не удержался и хмуро улыбнулся — и в повадках Игнатия Пантелеевича, и во внешнем облике было что-то бульдожье. Он и впрямь был упрям и цепок, лицо в крупных складках и с большим губастым ртом. Ростом и фигурой Бубенчиков тоже не вышел — кривоног, приземист, ходил, переваливаясь с ноги на ногу, не спеша…

Игнатий внимательно слушал. Легкая улыбка блуждала по его лицу, словно то, о чем ему рассказывали, было всего лишь забавной историей, которая к нему не имела ни малейшего отношения.

Но Леопольд успел хорошо изучить Игнашку. “Боится…” — тоскливо подумал он, заметив, как округлились глаза Бубенчикова.

Игнатий долго молчал, прикрыв веки. Затем достал из холодильника бутылку “Пепси-колы”, открыл, плеснул в хрустальный бокал, выпил, крякнул.

— Зубы ломит… Холодная… Значит, дело дрянь, говоришь? — спросил тихим голосом. — И денежки мои тю-тю, и “рыжевье” помахало ручкой…

— Я-то здесь при чем?

— Ты? Да-да, ты тут и впрямь сбоку припека. Ладно. Не об этом речь. Сява знал, для кого “дергает” чемоданчик?

— Что я, малахольный?

— И то хорошо. Кто тебя вывел на Сяву?

— Один человек…

— Надежный?

— Кремень!

— Ой ли?

— Я за него ручаюсь.

— Головой? Своей можешь. Но не нашими. Ладно, поговорили…Леопольд, отвези его. И сразу ко мне.

— Понял…

Лелик возвратился через два часа. Бубенчиков, бледный и хмурый, мерил шагами гостиную.

— Плохо, очень плохо… Такой вариант я просто не мог предположить. Случай…

— Что же делать?

— Все операции прекратить. И немедленно! Пока… Будем ждать.

Он задумался на некоторое время, затем подмигнул:

— Оно, может, это и к лучшему… Наше дело — сторона. А вот Павлу Константиновичу придется покрутиться. В штопоре… Из которого выйти ему будет трудновато. Хорошо бы и вовсе…

— Убей ближнего, ибо он убьет тебя и воспляшет на костях твоих! — покривился Леопольд.

— А ты как думал? Кто кого… Закон жизни. Его “подметут” — нам простор.

— Не проще ли действовать по-другому? Соорудить “телегу” в органы — и дело с концом.

— Лопух, — коротко ответил ему Бубенчиков. — Такое у нас не прощается. Лучше скажи, что узнал про любопытного метрдотеля?

— Извините, Игнатий Пантелеевич, забыл. — Лелик вскочил и направился к двери. — Я сейчас.

Через минуту-две он возвратился в гостиную с папкой в руках.

— Вот. Тут все, что мне удалось узнать.

— Ну-ка, ну-ка. — Бубенчиков, наценив на свой крупный расплющенный нос очки, принялся разбирать содержимое папки. — Та-ак. Ясно.

И нахмурился — теперь он вспомнил, где и при каких обстоятельствах встречался с этим человеком…

Возвратившись после посещения СМУ-131 в МУР, Нестеренко первым делом позвонил Арутюняну:

— Гарик, зайди ко мне. Есть работа…

Геворг появился в кабинете капитана минут через пять после звонка. Не глядя на Володю, он вяло пожал ему руку и молча положил на стол какие-то бумаги.

— Вот. Виноват.

— Что стряслось? — встревожился Нестеренко. В таком подавленном состоянии Геворга он видел впервые.

— Я тебя разыскивал. С утра. Понимаешь, маху я дал.

— Да ты толком можешь рассказать, в чем дело?

— Я сегодня работал с картотекой. Помнишь вчерашний разговор?

— Конечно, помню.

— Ты оказался прав. А я… — Геворг постучал себя кулаком по лбу. — Олух царя небесного. Тюха ленивая.

— Неужто?

— Нашел. Там все. — Геворг кивком указал на бумаги, которые принес. — Смотри сам.

— Гарик, брось хандрить! Молодец! — обрадовался Нестеренко.

“Ковтун Петр Анисимович, кличка Кот, 1957 года рождения, уроженец Красноярского края, с. Верхнее. Судим: статья… УК РСФСР…”

Фотографии в фас и профиль сомнений не вызывали — это был именно тот человек, который приходил к Лехе Басу незадолго до его смерти и которого довольно точно описала Антонина Месропян; даже косой шрам на лбу хорошо просматривался. Но почему Кот? Ведь Свистунов называл его Барсуком?

— …Он сидел за вооруженный грабеж, — Геворг курил, жадно затягиваясь. Нестеренко, увлекшись, на этот раз не обращал внимания на такую вольность. — Отбыл срок, возвратился в свое село. Работал на лесосплаве. Хорошо работал — силенкой не обижен. Но недолго — примерно через год после возвращения утонул. Есть свидетельские показания плотогонов, которые работали вместе с ним. Не верить им, конечно, нельзя — люди честные. Погиб у них на глазах — на стремнине разорвало связку. Напарника успели вытащить, а он… Короче говоря, похоронили. Правда чисто символически — тело отыскать не удалось. Что, впрочем, и неудивительно — река в тех местах, если судить по свидетельским показаниям, глубокая, быстрая. Унесло куда-нибудь или зацепился за корягу — так объяснили плотогоны. Он по нашим документам считался погибшим, что меня и сбило с толку…

— Значит, выплыл…

— Наверно. Плавал он отменно. Вырос на реке.

— Но почему Барсук? Ты же знаешь, что кличку свою такие, как он, не меняют никогда .

— Или очень редко… Я думаю, что он сменил документы, а значит, прежняя кличка для него стала нежелательной.

— Говоришь, сменил документы… Это еще нужно доказать.

— Нужно. И все же, по-моему, бумаги у него теперь новые. Умом, конечно, он не блещет, если судить по материалам дела. И вызывает удивление, как это он додумался до такого. Здесь у меня тоже есть сомнения…

— Ну что же, примем за рабочую версию, что он нырнул в Красноярском крае, а вынырнул в Москве.

— А где же еще ему быть? Столица. Затеряться легче. Никто его здесь не знает, дело похоронено в архиве, по карточке он числится в потустороннем мире. Все чисто.

— Гарик, а ведь он левша, — Нестеренко не скрывал удовольствия. — Левша! Похоже, иЗиселевич, и ЛехаБас — его работа.

— Возможно…

— Сомневаешься?

— Как тебе сказать… Дубоватый тип, а такое спроворил. Можешь не сомневаться, что за спиной этого Барсука стоят люди похитрее.

— В этом я с тобой согласен. Судя по товару, который вез “извозчик” Зиселевич, тут чувствуется размах. Да еще какой — что-то я не припоминаю такого “улова” за последние два года.

— Что ж, Володя, тут тебе и карты в руки… Кстати, зачем звал?

— Гарик, следователь просит срочно подскочить в СМУ. Там в гараже стоят “Москвич” и “Волга”. Посмотри. О транспорте я договорюсь.

— Понял. Звякнешь в ЭКО. Минут через десять буду готов…

Примерно через полчаса после ухода Арутюняна капитану позвонил дежурный по МУРу.

— Нестеренко у телефона. Записываю… Все. Спасибо.

И спустя еще полчаса старший оперуполномоченный разговаривал с уже знакомым управдомом, “специалистом” по замкам.

— …Вот, понимаете, какое дело, — тот волновался, а от этого говорил быстро и не очень складно. — Гражданка Солодова, значит, пришла… Ну, это, заявление сделать. Так, говорит, и так, крутится какой-то подозрительный тип. Выспрашивает. Про Зиселевича. Я и позвонил… Фамилию вашу я запомнил…

— Спасибо вам, — искрение поблагодарил капитан. — А где Солодова?

— Да здесь она, здесь! Заходите, Анастасия Поликарпова…

В кабинет управдома вошла высокая старуха в белом в мелких цветочках платке.

— Я соседка Артура. Квартира напротив… Сижу, стало быть, на скамейке у подъезда. А он все кругами ходит. Неспроста, думаю… — Она говорила Медленно, как бы выуживая слова из хозяйственной сумки, которую держала на коленях и глядела в нее, хмурясь. — Я хоть и без очков была, но глаз у меня еще острый. По лицу вижу — мазурик. Побегал он туда-сюда, а потом прямиком ко мне. “Бабуля, — говорит, — ты в этом подъезде живешь?” “А что?” —интересуюсь. “Это я тебя спрашиваю”, — разозлился мазурик. “Ну, в этом”, — отвечаю. “Тут у меня друг живет…” — и называет номер квартиры Артура. “Никак дома, — говорит, — не могу застать. Он что, выехал куда?”

Старуха оживилась, заговорила быстрее, уже глядя на Нестеренко:

— Тут и смекнула я, что дело нечисто. У Артура таких друзей отродясь не водилось. Все люди солидные, видные. А этот — замухрышка. И одежонка как с чужого плеча. Правда, чистая, но такую теперь разве в уцененке купишь… Ну я ему и ответила: “На работе Артур. Утром видела…” С этим он и ушел. Даже спасибо не сказал. Одно слово — мазурик. После этого я сразу к управдому…

— Значит, говорите, подозрительный тип? — уточнил Нестеренко.

— Не сомневайтесь.

17

Захар Касперский обедал. Тоскливо поглядывая в сторону запотевшего графинчика с янтарной настойкой, который служил лишь для украшения обеденного стола — в рабочее время Захар спиртного не употреблял принципиально, — он нехотя жевал отбивную, щедро поливая ее соусом.

Захара Касперского жизнь не баловала. Вырос он в многодетной семье, где каждая копейка была на счету. Возможно, это обстоятельство и сказалось на дальнейшей его жизни — он был прижимист, даже скуп. В любое время года его можно было увидеть все в том же поношенном сером костюме, к которому, в зависимости от сезона, добавлялись такие предметы гардероба, как ратиновое пальто неопределенного цвета с потертым каракулевым воротником или длинный макинтош, купленный по случаю на толкучке за полцены. Павел Константинович скрепя сердце махнул рукой на его странности. Только в одном он был непреклонен, и тут уж Захар был бессилен что-либо возразить ему: бизнес строился по принципу: “Время — деньги”. Но и здесь Касперский остался верен себе — купил за бесценок “антиквариат” на колесах. Правда, этот автогибрид оказался на удивление безотказным, выносливым и неприхотливым.

Касперские жили более чем скромно, а если заводился лишний рубль, то только благодаря энергичной Эмме Генриховне, супруге. Касперский работал бухгалтером “Ювелирторга” и знал толк в той сверкающей, дорогой мишуре, которая покоилась на черном бархате витрин.

Павел Константинович, который умел подыскивать нужных для “фирмы” людей, смог разглядеть в Захаре “своего”. Он и свел скромного бухгалтера с начальником СМУ.

Со Сванадзе у Захара отношения не сложились. Гиви сразу невзлюбил новичка за мелочность, дотошность и чрезмерную исполнительность…

Сидя за столом, Касперский недовольно хмыкнул, вспомнив о недруге. И даже перестал есть…

18

Скамейки у дома, где жил Зиселевич, не пустовали — радуясь редкой этим летом хорошей погоде, те жильцы, которых больше привлекал свежий воздух, нежели экран телевизора, оживленно обменивались новостями, судачили, заодно присматривая за детворой. Среди них сидела и Анастасия Поликарпова — ее белый платочек был виден издалека.

Нестеренко устроился возле машины, припаркованной у дома напротив. Открыв капот, он для виду копался в моторе, время от времени, незаметно для снующих по тротуару прохожих, поглядывая в сторону старушки.

Неподалеку от подъезда, под грибком, расположился напарник старшего оперуполномоченного, худощавый парнишка — он с увлечением следил за баталиями доминошников, которые без устали громыхали костяшками по крышке стола, сколоченного из толстенных досок. Он был практикантом, опыта оперативной работы не имел. Но что поделаешь: все сотрудники в разгоне…

Постепенно стало темнеть. Зажглись уличные фонари, вспыхнули окна домов. Ярко зажелтели и шторы на окнах квартиры Зиселевича — там тоже включили свет.

Нестеренко невольно улыбнулся, завидев тень, которая несколько раз мелькнула на шторах. В квартире находился водитель муровских “Жигулей”.

Когда Нестеренко вновь посмотрел в сторону подъезда, то почувствовал, как мгновенно вспотели ладони — Анастасия Поликарповна сняла платок! Значит, объявился тот мазурик. Оставив свои “ремонтные работы”, он быстро пересек улицу, стараясь не выпускать из виду невысокого человека, который медленно, неуверенными шагами, шел к подъезду. Условный сигнал заметил и практикант. Перестав созерцать изрядно поднадоевшую ему игру в домино, он двинулся по дорожке к скамейке, где сидела Анастасия Поликарповна. “Рано! Погоди чуток!” — в сердцах, досадуя, подумал Нестеренко. Он не успевал перекрыть отход подозреваемому.

Последний уже было свернул к подъезду, как вдруг, словно что-то почуяв, круто развернулся и едва не бегом стал удаляться от практиканта, который, на миг растерявшись, даже не сделал попытки воспрепятствовать ему, хотя человек был буквально в пяти шагах от него.

И тут мазурику не повезло: он налетел на двух женщин, шедших ему навстречу, и потерял темп. Этого оказалось достаточно, чтобы Нестеренко отрезал ему путь к отступлению.

Теперь мазурик шел прямо на капитана. Их разделяло шагов двадцать, не больше. Нестеренко шел спокойно, слегка помахивая авоськой, в которой белели пакеты с молоком для маскировки. “Теперь все в норме, — думал он. — Все идет, как нужно… Спокойно… Спо…”

Вдруг чья-то тень мелькнула сзади преследуемого, и капитан услышал охрипший от волнения голос практиканта:

— Стой! Милиция…

Мазурик от неожиданности присел, завизжал, затем резко выпрямился и ударил практиканта быстрым неуловимым движением правой руки. В тот же миг он изо всех сил пустился бежать прямо через газон в противоположную сторону от Нестеренко. Туда, где шло строительство длинной трехэтажной коробки промышленного здания.

От преследования подозреваемого Нестеренко пришлось отказаться. Он побежал к практиканту.

— Что с тобой?! — с тревогой в голосе выкрикнул капитан, подхватив на руки медленно оседавшего практиканта.

— Ножом… гад… — простонал тот. — За ним бегите… Я ничего… выдержу…

— Анастасия Поликарповна! — громко позвал Нестеренко, обернувшись в сторону подъезда и увидев, как встревоженные криком мазурика, спешили к месту схватки жильцы дома. Вместе с ними одной из первых подошла Поликарповна/

— Вызовите “Скорую”! — крикнул ей уже на бегу Нестеренко, передавая практиканта на руки какого-то мужчины.

Сам же кинулся за преступником, который, перемахнув через неглубокую траншею, уже пробирался среди бетонных плит, сложенных аккуратными стопками. Он, словно ящерица, проскальзывал через узкие щели, стремясь поскорее пробраться к недостроенному зданию.

— Стой! — закричал Нестеренко. — Стой, стрелять буду!

Но тот и не подумал остановиться. Крик капитана подействовал на него, как кнут на лошадь. Он с еще большей скоростью стал удаляться.

Капитан дважды выстрелил в воздух.

Человек продолжал бежать с прежней скоростью. Оставалось метров тридцать до здания. Еще немного, и скроется в нем. Тогда поиск весьма затруднится. В то же время капитан был уверен, что бежит мазурик туда неспроста: наверняка он предусмотрительно изучил стройку еще засветло, а посему ориентироваться в хитросплетениях помещений ему будет легко. Значит, он просто-напросто уйдет.

Нестеренко наконец миновал захламленный участок стройплощадки и резко прибавил в скорости. С разбегу он вскочил на широкую доску, которая служила мостиком через глубокую рытвину. Бежал, балансируя и стараясь не выпустить из виду преступника. Неожиданно доска поехала в сторону, нога соскользнула с ее шершавой, в ошметках присохшей грязи поверхности, и капитан, падая в котлован, невольно нажал на спусковой крючок. Грохот выстрела полыхнул перед глазами Нестеренко мириадами ярких искр. Капитан ударился затылком об что-то твердое на дне глубокой ямины и потерял сознание…

19

Леопольд вышел из подъезда двенадцатиэтажного дома, где на квартире у одного из его приятелей обычно собиралась компания преферансистов.

Было раннее утро, хмурое и дождливое. Поплотнее запахнув легкий плащ, Леопольд заспешил к машине, которая стояла перед домом, в небольшом скверике.

Покопавшись в кармане, нашел ключ, вставил его в замочную скважину, но открыть дверцу не успел: чья-то громоздкая фигура навалилась на него.

Реакция боксера спасла жизнь Турчинскому — молниеносно отклонив корпус, он наугад ткнул кулаком и попал в спину неизвестному, который от удара едва удержался на ногах. Но, обретя равновесие, он снова кинулся на Леопольда, тяжело, с хрипом дыша; в его левой руке был зажат нож.

Неприятный холодок пробежал по спине Леопольда, он снова попытался уйти в сторону, но на этот раз фортуна изменила ему — лезвие распороло пиджак и полоснуло по боку. Боль неожиданно вернула Леопольду самообладание: отбив правой рукой следующий выпад ножом, он, как в лучшие свои годы на ринге, резко и точно ударил неизвестного своим коронным прямым. Тот грохнулся на землю…

Турчинский осторожно подошел, нагнулся, чтобы рассмотреть его лицо, и резко отшатнулся назад. Не оглядываясь, бросился к машине, с трудом завел ее и, не включая фар, вырулил на проезжую часть дороги…

Игнатий, взъерошенный после сна и обрюзгший больше обычного — ночью ему нездоровилось, болела печень — с недоумением уставился на бледное, перекошенное лицо Леопольда.

— Что случилось?

— Помогите… — Леопольд, цепляясь за дверь, медленно сполз на пол.

Бубенчиков подхватил его под руки и втащил в гостиную. Только там при свете люстры он увидел, что Леопольд в крови.

— Что с тобой?! — встревожился не на шутку Бубенчиков.

— Бок… Болит… — простонал Лелик и закрыл глаза.

— Черт возьми! — выругался Юродивый и метнулся на кухню, к аптечке.

Рана была неглубокая, но Турчинский потерял много крови. Кое-как наложив повязку, Игнатий Пантелеевич присел рядом с Леопольдом, который лежал на диване, и спросил:

— Так что же все-таки стряслось?

Турчинский в нескольких словах рассказал о схватке.

— Да-а… Вот оно что… Лихо! — Игнатий Пантелеевич хищно прищурил глаза. — Признаюсь, не ожидал от него такой прыти. Значит, у них стряслось что-то серьезное.

— Похоже…

— Ну ничего, мы тоже щи не лаптем хлебаем. Судя по всему, теперь я на очереди? — нервно хихикнул он.

— Видимо…

— Нужно, чтобы ты завтра-послезавтра был на ногах и в хорошей форме.

— Не ручаюсь.

— Рана пустяковая. Царапина. Я сейчас смотаюсь за доктором.

— Может, не нужно?

— Свой человек, не беспокойся…

Вечером следующего дня Бубенчиков в дорогом костюме-тройке сидел в загодя заказанном отдельном кабинете ресторана. На этот раз метрдотель явился только по вызову.

Он вошел, натянуто улыбаясь.

— Звали?

— А то как же, — криво ухмыльнулся Юродивый. — Ты что, Филь, решил со мной в прятки поиграть? Садись, разговор есть.

— Другого места не нашел?

— В другом месте мы с тобой пять лет говорили… А знаешь, я тебя сразу не узнал. Постарел…

— Не имею желания… с тобой.

— Ну ладно, хватит темнить! — Бубенчиков стукнул кулаком по столу. — Вот что, Филь, слушай внимательно. Сегодня же, слышишь, сегодня, найдешь Павла Константиновича и скажешь, что я хочу с ним потолковать. Это очень важно. И в первую очередь для него. Понял?

— Понял…

— Завтра, в десять утра, позвонишь по этому телефону.

Бубенчиков написал на клочке бумаги номер…

20

Настроение оставляло желать лучшего. Ушибленная голова болела. Нестеренко досадовал на себя, не мог простить провала операции, ранения практиканта.

Преступник ушел. Все последующие поиски оказались тщетными. Он словно в воду канул.

На утреннюю оперативку капитан шел, как на казнь — он не умел убедительно оправдываться, да и не хотел. Что тут говорить. Сам кругом виноват. Он был обязан предусмотреть любой поворот событий…

Но начальник отдела обошелся с ним довольно мягко, скорее всего, пожалел, глядя на его внешний вид. Он лишь сухо поинтересовался некоторыми подробностями операции и отпустил капитана раньше всех.

Теперь Нестеренко сидел в своем кабинете, уставившись отсутствующим взглядом в раскрытый блокнот с записями.

В таком состоянии его и застал Арутюнян.

— Ну, дорогуша… — покачал он головой. — Что-то ты мне сегодня не нравишься. Что ты раскис, как женщина?

— Ты уже знаешь?

— Интересуюсь, понимаешь, иногда.

— Обидно, Гарик… Ведь в руках был…

— Не переживай. Никуда он не денется. Все равно у нас будет. Днем раньше, днем позже. Лучше посмотри, что я тебе принес.

— Что-то новое? — Нестеренко стал читать бумагу, которую перед ним положил Геворг.

— СМУ-131… — оживился капитан, быстро пробегая глазами машинописный текст.

— Ваше задание, уважаемый, выполнено.

— Выходит, Зиселевича везли в “Волге”…

— Ты еще сомневаешься? Отпечатки протекторов — раз…

— Арутюнян принялся загибать пальцы* — Импортное масло, обнаруженное на штанине Зиселевича и в полиэтиленовой канистре, которая до сих пор лежит в багажнике, по составу идентично — два; химические составы проб грунта, которые я взял у водохранилища, и земли на капоте “Волги” одинаковые — три. Мало?

— А следы пальцев?

— Только Сванадзе.

— Неужто он?

— Не знаю. Я тебе принес его величество факт. Думай, соображай. Возможно, кто-то другой, но тогда он был в перчатках.

— У Гиви есть личная “Волга”. Служебной он пользуется редко. Водит ее сам — в целях экономии фонда заработной платы по управлению он отказался от шофера.

— Похвально… — иронично произнес Геворг.

— Ну-ка, погоди… — Нестеренко снял трубку телефона и набрал номер…

Пока он разговаривал, Арутюнян заварил чай.

— Дубль-два… — хмурясь, Владимир положил трубку на рычаг.

— Не понял…

— На работе его нет. Секретарша говорит, что болен. Позвонил домой, жена отвечает — в командировке. Каково? Исчезновение второе — сначала тот мазурик, теперь Сванадзе.

— Испугался, — уверенно заявил Геворг, разливая по стаканам чаи.

— Что-то уж больно все просто получается… — задумчиво проговорил Нестеренко. — Вышли на след — почуял опасность, скрылся. Остановка за малым — отыскать. А что прикажете делать с Барсуком? Что, Сванадзе и Леху Баса убил? Весьма сомнительно. Убежден — Гиви на такое не способен. Не тот тип. Или я уже совсем перестал в людях разбираться.

— Пей — остынет… — Геворг подал Володе стакан с чаем. — А я ухожу, дабы не мешать тебе пересматривать свои убеждения. Дерзай…

Остаток дня Нестеренко потратил на поиски Сванадзе. Не верить в то, что начальник СМУ каким-то образом причастен к убийству, капитан не мог — факты упрямая вещь. Их нужно или подтвердить, или опровергнуть. А это можно сделать, лишь повидав Сванадзе.

Невольно капитан вспомнил свою первую встречу и беседу С ним. Еще раз перебрал в памяти подробности того разговора. В результате он все больше и больше убеждался, что Сванадзе не разыгрывал тогда испуг. Он и впрямь был ошеломлен известием о смерти Зиселевича. Чем объяснить его состояние в тот момент? Впечатлительностью? Состраданием? Сердобольностью?

Напротив. Из бесед с подчиненными выяснилось, что начальник СМУ подобными качествами не страдал. Более того, он был крут, груб, скор на жесткие меры, но не только к нерадивым работникам, а и к тем, кто осмеливался критиковать существующие порядки в управлении.

Тогда почему все-таки Сванадзе так поразило сообщение о гибели Зиселевича? И почему он так настойчиво пытался узнать ее подробности? На эти вопросы ответа у капитана не было…

Поиски Сванадзе оказались тщетными. Нестеренко решил съездить в поликлинику, где лечился пропавший.

21

В регистратуре амбулаторной карточки Сванадзе не оказалось. Она находилась у врача Давильниковой.

Когда Нестеренко зашел в ее кабинет, там сидел щуплый мужчина с сединой на висках, одетый в хлопчатобумажный рабочий костюм, слегка припорошенный мелкими опилками. Его бледное подвижное лицо было усталым.

— …Понимаете, вот здесь болит, под лопаткой, — пациент с усилием, морщась, поднял руку с короткими крепкими пальцами, показал.

— Я вам повторяю — вы совершенно здоровы. — Давильникова, пышная женщина с рыжими кудряшками на голове, что-то быстро писала. — Анализы у вас хорошие, температуры нет, кардиограмма… в норме. Больничный выдать вам не могу, — сказала она, не отрываясь от бумаги.

— Но… Я на этой неделе прихожу к вам второй раз…

— Вот вам рецепты, — перебила рабочего врач.

— Не нужны они мне… — С этими словами мужчина поднялся, судорожно комкая в руках кепку. — Пил — не помогает… Я бы к вам не пришел, да перед бригадой стыдно. Какой из меня сейчас работник? Руку поднять не могу, по гвоздю не попадаю. А… — махнул он кепкой и направился к двери. — Да что я вам рассказываю… Вы честное слово на веру не принимаете.

— Тут я с вами согласна. — Давильникова обернулась и посмотрела на пациента холодно, со злой иронией. — Особенно если кое-кто, — проговорила она с нажимом, — пытается честным словом прикрыть обыкновенную симуляцию.

— Это… я? Симулянт? — Мужчина, который уже был у двери, резко шагнул назад. — Да как вы можете… Как вам не стыдно… Я двадцать девять лет проработал плотником. Честно проработал! За это время я… только раз был на больничном. А вы… Эх!

Он хотел еще что-то сказать, но сдержался, вышел.

— Фамилия? — как ни в чем не бывало спросила Давильникова у капитана.

— Нестеренко, — ответа он, присаживаясь.

— Вашей карточки у меня нет, — врач пухлыми пальцами, унизанными золотыми перстнями, перебирала бумаги на столе. — Пройдите в регистратуру.

— А я к вам не на прием. Побеседовать. Прошу… — капитан показал удостоверение.

— Это срочно? — ничуть не удивившись, ровным, бесстрастным голосом спросила Давильникова, глядя на старшего оперуполномоченного, как на пустое место.

— Очень.

— Ну что же… Только, надеюсь, вы понимаете, что меня ждут больные…

— Понимаю, но я вас долго не задержу.

— Что вас интересует?

— Амбулаторная карточка начальника СМУ-131 Сванадзе.

Что-то неуловимое промелькнуло в темных неподвижных глазах Давильниковой, какая-то острая холодная искорка. Но только на миг.

— Сванадзе? В регистратуре…

— Нет, у вас. Я уже там был.

— Но мне лучше знать, где она может находиться.

— А вы поищите, — Нестеренко смотрел ей прямо в глаза, спокойно и выжидающе.

Врач нехотя открыла ящик стола, достала оттуда амбулаторную карточку и положила перед Нестеренко.

В это время входная дверь стремительно распахнулась, и в кабинет вошел высокий мужчина в белом халате. Судя по всему, это был главврач поликлиники.

— Инна Николаевна! — негодующе произнес он, не обращая внимания на Нестеренко. — Плотник Васильков у вас был на приеме?

— Да-а… — протянула Давильникова. — Он что, вам нажаловался? Но… Я не могу выдать больничный. Он здоров. Анализы его в норме.

— Вы… Вы знаете, что это за человек? Орденоносец, бригадир передовой бригады…

— Для меня, Виктор Алексеевич, все пациенты одинаковы, если человек болен… — Давильникова не договорила, ее перебил главврач.

— А я вам хочу сообщить, коллега, что Васильков болен. Он после беседы с вами едва сумел переступить порог моего кабинета, как тут же упал. Тяжелейший сердечный приступ. Ваш поступок несовместим с высоким званием врача…

После посещения поликлиники Нестеренко стало ясно, что Сванадзе симулирует.

22

Сванадзе гостил у своей подружки Элеоноры.

Грозный начальник СМУ-131, который держал своих подчиненных в ежовых рукавицах, был трусом. Долгое время он пытался скрывать этот недостаток от Павла Константиновича. Но вскоре тот все понял. Это и привело к падению Гиви; так и не узнав мотивов, которыми руководствовался босс, он был отстранен от крупных дел. Мелкие поручения Сванадзе выполнял с особенной тщательностью, но с затаенным отвращением. А в результате — мизерный гонорар.

Неожиданный визит старшего оперуполномоченного МУРа, его расспросы и сообщение о смерти Зиселевича напрочь выбили почву из-под ног Сванадзе. Он знал, что Артур не раз ездил в Магадан по заданию старика, догадывался зачем. А посему предполагал, что могло послужить причиной его гибели. Единственное для него было неясным — какими сведениями располагает уголовный розыск и что кроется за повышенным интересом капитана к начальнику СМУ-131.

Гиви пытался звонить Павлу Константиновичу, разыскивать Захара — тщетно. На телефонные звонки у босса никто не отвечал, а Касперский был в командировке.

Тогда Гиви и воспользовался услугами Давильниковой. Он хотел на некоторое время скрыться с глаз МУРа, переждать надвигающуюся опасность хотя бы до тех пор, пока не свяжется с патроном. В несчастный случай сЗиселевичем он мало верил…

Громко, требовательно зазвонил телефон. Гиви вздрогнул и резко остановился, словно натолкнулся на невидимую стену. Трубку подняла Элеонора.

— Кто звонит? Да… Минуту… Дорогой, — позвала она Сванадзе. — Врач Давильникова. Что ответить?

— Положи трубку! — Гиви подскочил к параллельному аппарату. — Да, Инна Николаевна!

Не дослушав до конца объяснений врача, он швырнул трубку на рычаг и заметался по комнатам в поисках пиджака…

Через полчаса начальник СМУ мчался на работу. То, что сообщила ему Давильникова, могло означать только одно — провал. И напуганный до полуобморочного состояния, Гиви спешил замести следы своей “коммерческой” деятельности: в новеньком несгораемом сейфе, который стоял в его кабинете, хранился “дипломат” с круглой суммой — итог последней операции.

Оставив машину в квартале от управления, он вихрем промчался по тротуару и только в коридоре, который вел к его кабинету, приосанился.

Закрывшись на ключ, он метнулся к сейфу, вытащил портфель с деньгами и уже было направился к двери, как увидел из окна кабинета старшего оперуполномоченного МУРа Нестеренко, поднимавшегося по лестнице, ведущей в подъезд управления. С перепугу Сванадзе заметался по кабинету. Потом сообразил и ринулся в туалет, окно которого выходило в сквер с противоположной стороны здания. Там он перевалился через подоконник и тяжело рухнул с высоты трех метров в чахлый кустарник.

Прихрамывая, но держа мертвой хваткой ручку “дипломата”, Гиви кое-как доковылял до машины и рванул сразу со скоростью под сто километров. Обезумевший от страха, он гнал “Волгу” по улицам Москвы.

Тяжелый, неуклюжий МАЗ неожиданно вынырнул из-за поворота, и последнее, что увидел Сванадзе, был выросший до размеров небоскреба стальной бампер машины…

23

Смерть Сванадзе возвратила следствие на исходные позиции. Но то, что Сванадзе причастен к табели Зиселевича, уже не вызывало сомнений у Нестеренко. По крайней мере, как считал капитан, косвенно. А уж в том, что Гиви мог многое порассказать, он был уверен.

В извлеченном из-под обломков “Волга” шикарном “дипломате” Гиви оказалась крупная сумма денег. К сожалению, обыск у Сванадзе не принес ожидаемого результата.

Больше повезло следователю прокуратуры. Он все-таки узнал, где скрывался “больной” Сванадзе. И в “гнездышке” манекенщицы Элеоноры Тисс обнаружили то, что искал Нестеренко у начальника СМУ — тайник с крупной суммой в валюте: Судя по всему, Элеонора не знала о существовании тайника. Наконец удалось разыскать и родственников Зиселевича, которые проживали в Одессе. Они-то и опознали на фотографии, найденной на квартире Зиселевича, в одном из мужчин родного брата матери Артура, некоего адвоката Наума Брокмана.

— Было поднято давнее дело об убийстве этого адвоката, оставшееся нераскрытым.

В глаза Нестеренко сразу бросилось заключение эксперта — преступник, по всей вероятности, левша. Удар ножом нанесен в спину сзади-слева. Выходило, что Брокман был убит так же, как Зиселевич и Свистунов.

Снова и снова перечитывал капитан пожелтевшие страницы дела, пытаясь найти хоть какую-нибудь зацепку, которая могла бы вывести на след. Читал и вспоминал записку, адресованную Артуру: “…Я прошу только одного — остерегайся X. Если со мной что случится, знай — это его рук дело”. Писал ее Брокман, это уже установлено. Кто же такой этот таинственный “X;”?

Адвокат был человек состоятельный, занимался коллекционированием антикварных вещей, в основном икон, церковной утвари, рукописей, изделий из фарфора и фаянса. Преступник имитировал ограбление… Так, протокол допроса свидетеля.

"…Георгий Ставракис, 1925 года рождения, национальность — грек, пенсионер, проживает по адресу: Кронштадтский бульвар, дом… квартира… Беспартийный, не судим". Вот человек, который, пожалуй, лучше всех знал адвоката и его окружение — он присматривал за квартирой коллекционера.

Нестеренко решил встретиться со Ставракисом. Нашел его на небольшом рынке. Лысый, сухощавый и по-юношески подвижный, старик расположился со своим товаром под парусиновым тентом.

На прилавке лежали искусно сплетенные дамские сумочки, аккуратные лестницы с резными деревянными ступеньками, рыболовные сетки, коврики — красочные, многоцветные. Был там и гамак, свернутый в скатку. Нестеренко присмотрелся и едва не вскрикнул от изумления! Нет, ошибиться он не мог — веревка, из которой сплетен этот гамак, была как две капли похожа на ту, что видел старший оперуполномоченный на шее Зиселевича.

Не мешкая, капитан обратился к Ставракису:

— Извините, это вы продаете? — указал на гамак.

— И продаю, и не продаю, молодой человек.

— Как это?

— Я его изготовил на заказ, как почти все, что ты здесь видишь. И он уже продан — за ним сегодня придут.

— Очень жаль… А много у вас заказов?

— За последний год — это пятый. Вот в этой тетради все мои заказчики записаны. Видишь?

— Конечно. А когда будет готово?

— Ровно через неделю. Приходи сюда в это же время. И будь добр внести задаток, десять рублей. У меня такое правило… — Мастер с озабоченным видом стал хлопать по своим карманам» — Вот незадача…

— Что случилось?

— Очки забыл дома, дырявый мой котелок… Послушай, запиши свой адрес и фамилию сам. Возьми ручку,

— А зачем вам адрес?

— Как это — зачем? Вдруг забудешь о своем заказе — бывало у меня и такое, — сам доставлю.

Старика на минуту отвлекли. Нестеренко, как бы невзначай повернувшись спиной, торопливо строчил ручкой — переписывал фамилии и адреса клиентов. О Брокмане старший оперуполномоченный так и не стал спрашивать, еще не время.

Попрощавшись, капитан решил съездить на окраину Москвы, чтобы побеседовать со своим старым знакомым Аристархом Гребенниковым. Тот когда-то дружил с Ковтуном — Котом, мнимым утопленником.

На откровенность рецидивиста Владимир особенно не рассчитывал, но попытка — не пытка. Тем более у него появилась ниточка: Кота-Барсука или очень похожего на него человека видели в метро.

Дома Аристарха не оказалось. “А ведь Серый сбежал!” — эта мысль не вызывала сомнения у Нестеренко. Гребенников обладал прямо-таки удивительным чутьем на опасность…

24

Аристарх прислушался — соседи по купе спали крепко, дышали ровно и тихо. Прихватив полотенце, вышел в тамбур.

Дверь туалета тщательно закрыл. Сунул руку в нагрудный карман, вынул свой паспорт, разорвал его на мелкие кусочки и, не торопясь, принялся бросать их в унитаз. Когда последний обрывок исчез в сливном отверстии под напором струи, Серый, все так же неторопливо, подпорол подкладку пиджака, достал новый документ, раскрыл, прочитал: “Костиков Андрей Никанорович, год рождения… выдан…” Затем он быстро плеснул водой в лицо, вытерся и возвратился в купе. Собрал постель, вытащил вещи, присел в ожидании остановки — мимо окон уже проплывали станционные фонари. А в памяти пронеслись события последних дней…

25

Ковтун пришел под вечер. Аристарх собрался истопить баньку и колол дрова в сарайчике, Когда задребезжал звонок у калитки и захлебнулся в злом, истерическом лае молодой цепной кобелек.

— Здорово… — гость протянул свою широкую лапищу.

— Наше вам… Стряслось что?

— Ага;

— Заходи в дом. Там и потолкуем.

Барсук иногда заглядывал к Серому, которого хорошо знал по колонии и крепко уважал за сообразительность.

Изменить фамилию и кличку посоветовал Барсуку именно Аристарх. Он же придумал и “несчастный” случай на лесосплаве. Павлу Константиновичу нужен был верный человек.

Барсук — туповатый, жестокий и жадный — идеально подходил для такой роли.

— Говори, что там у тебя… — Аристарх налил стакан молока и жадно выпил.

Ковтун путанно рассказал историю с чемоданом бородача.

— Так Сяву взяли? — уточнил Серый.

— Ну…

— Ты-то чего забегал? — щурясь, спросил он Барсука.

— Так ведь по-всякому может обернуться…

— Решили пятки смазать?

— Я думал, подскажешь что…

— Не надо пороть горячку. Старик выкрутится. Но сюда больше не ходи! И смотри — ты меня не знаешь, случись что. Понял?

— Да.

— Вот и лады… — заулыбался Серый. — Пока.

Как только щелкнул замок калитки, Аристарх забегал по комнатам, собирая вещи, — панический страх, который он едва подавлял во время разговора с Барсуком, охватил его…

26

…Фамилия Хрулев показалась капитану знакомой. Долго вспоминать не пришлось: этот человек проходил как свидетель по делу Брокмана. И он же попал в книжку заказчика Ставракиса. Вряд ли тут возможно случайное совпадение. Неужто найден таинственный “X.”? Кстати, он жил по соседству с адвокатом и был с ним в дружеских отношениях…

Когда старший оперуполномоченный отыскал людей, знавших Хрулева в лицо, и показал им фотографию из тайника Зиселевича, то они сразу узнали в высоком Хрулева.

Теперь вместе со следователем пришлось сесть за писанину: запросы, справки, копии, требования. Эти документы позже обнажили истинную натуру “заслуженного” пенсионера. Оказалось, что диплом инженера-мелиоратора, офицерская книжка, наградные листы — поддельные. Сведения о работе, занесенные в трудовую книжку, не подтверждались. Почему же Ставракис молчал о нем? Пора, пора вызывать старого мастера…

— …Здравствуйте… — Ставракис исподлобья смотрел на Нестеренко, явно не узнавая его.

Он сел на краешек стула, склонил голову.

— Вы знали родственников Брокмана?

— Знал.

— В день убийства вы убирали в квартире адвоката?

— Нет.

Те же “да” и “нет”, что записаны в протоколы. Нестеренко знал: у старика стопроцентное алиби. Но у капитана теперь были материалы, которыми следствие прежде не располагало.

— Вы знали Артура Зиселевича?

— Нет.

— А Хрулева?

— Нет…

Нестеренко, внимательно наблюдавший за стариком, успел заметить, как где-то в глубине его глаз на миг мелькнул испуг.

— Вы узнаете кого-нибудь на этой фотографии? — Владимир положил перед Ставракисом найденный в тайнике снимок Зиселевича и молодой девушки.

— Да. Это Зоя, моя внучка. — Ставракис прикусил нижнюю губу.

— А рядом кто?

— Не узнаю…

— Ну как же, Георгий Дмитриевич, ведь это и есть Зиселе-вич, жених вашей внучки. Здесь, — Нестеренко похлопал ладонью по папке, — есть ее свидетельские показания. Так что будем считать вопрос с опознанием исчерпанным. Не так ли? Ваги хорошо… Теперь перейдем к Хрулеву. Вот он снят вместе с Брокманом. Ознакомьтесь еще и с сообщением ваших старых друзей, которые утверждают, что вы дружили с Хрулевым. Далее: веревка, сплетенная вами, обнаружена на шее погибшего Зиселевича. Как это объяснить?

Ставракис сжал голову руками. Затем поднял на Нестерен-ко покрасневшие глаза и с ожесточением бросил:

— Значит, он и Артура… А ведь обещал…


Павел Константинович ожидал Бубенчикова со смешанным чувством недоумения и тревоги. Брокман в свое время заочно познакомил их. Когда Филь примчался к нему ранним утром и передал предложение Юродивого, его удивил жалкий вид обычно бравого метрдотеля.

Подумав еще раз о серьезном сбое из-за пропажи чемодана, который вез Зиселевич, Павел Константинович пришел к выводу, что Бубенчиков кое-что знает об этом. А иначе чем можно было объяснить его нахальный визит.

Игнашка курил сигарету, рассматривая убранство гостиной с видом человека, которому некуда спешить.

— Зачем пожаловали, любезнейший? — резко спросил хозяин.

— Так уж получилось, что наши дорожки пересеклись. Друзей моих обижаете.

— А именно?

— Мне придется рассказать не очень приятную для вас историю. И вам станут понятны причины конфликта между Барсуком, которому вы доверяете, — с иронией подчеркнул Бубенчиков, — и Леопольдом Турчинским. С их помощью уплыл груз Зиселевича…

Павел Константинович был поражен до глубины души. Прикрыв веки, он некоторое время сидел безмолвный и неподвижный. Вот кто виновник всех бед! Нет, он не клюнет на наживку, слишком стар. Не придурок Барсук, а именно Юродивый придумал эту затею.

— Вот оно что… — протянул он в бешенстве. — Ты посмел мне помешать? Ты… — он вскочил на ноги. — Юродивый! Поганец! Заплатишь за все! — шипел, брызгая слюной.

С лица Бубенчикова мигом слетела ухмылочка.

— Имей в виду, старый осел, — холодно произнес Игнатий, — ты у меня в руках со всеми своими делишками. Я полагаю, милиции будет интересно узнать о них.

— Негодяй… Какой негодяй… — тихим голосом зашелестел старик.

— Ладно тебе, святой… Я приехал сюда не для того, чтобы ругаться…

Грохот опрокинутой мебели, звон разбитой посуды в соседней комнате прервал Бубенчикова.

В столовой сцепились Барсук и Лелик. Рядом стояли растерянные Захар Касперский и сухой, жилистый человек с веснушчатым лицом. Это был Семен Яцышин.

Он оказался на даче случайно. Приехал за полным расчетом. Михрютина находка потянула на столько, что Павел Константинович не сумел расплатиться за один раз.

— Прекратить! — властный голос старика отрезвил драчунов.

Семен и Барсук, потупясь, заторопились к выходу. Леопольд с ненавистью посмотрел им вслед и уселся на стул, массируя правую руку.

Боссы возвратились в гостиную. Долго молчали, раздумывали.

— Мы оба… погорячились… — Павел Константинович устало вздохнул. — Я готов принести вам свои извинения…

— Нам ли копья ломать по разным пустякам,

— Поэтому я предлагаю…

И в это время во дворе поднялась суматоха…

27

Группа захвата плотным кольцом оцепила дачу. Владимир прислушался — за забором тишина, только поскрипывает кованый петух — флюгер на остроконечной крыше особняка. Посмотрел на часы — пора. Рывком подтянувшись, перебросил свое тренированное тело через ограждение. Осторожно двинулся к приоткрытой двери гаража, заглянул внутрь. Никого. В глубине гаража стояла “Волга” с открытым багажником, в котором лежали какие-то ящики.

Подозрительный шорох заставил его мгновенно отклониться в сторону. В нескольких сантиметрах от него просвистел железный прут. Ударить второй раз Барсук не успел. Нестеренко “поймал” его на встречном движении. Ковтун тяжело опустился на землю.

Вдруг откуда-то сбоку выскочил мужчина с перекошенным от ярости лицом. Капитан тут же узнал его, это был тот самый мазурик, который ушел от него! Справиться с ним оказалось еще проще, да и на подмогу пришел Панушкин, Богданыч…

Все. Теперь можно передохнуть. “Волчья стая” уже не опасна. Не опасен и ее хозяин — Павел Константинович Хрулев.

28

Из протокола допроса Георгия Ставракиса.

“ Нестеренко: Почему после убийства Брокмана вы, зная о том, кто виновен в его смерти, все-таки не сообщили об этом?

Ставракис: Когда паук убивает паука, разве мухи плачут?

Нестеренко: Только поэтому?

Ставракис: Нет. Не только. Дело в том, что мы с Пашкой Хрулевым росли вместе едва не с пеленок. В Мариуполе жили на одной улице, в школе за одной партой сидели. Затем пути наши разошлось — и надолго. Только когда я начал подрабатывать у Брокмана, там и свиделся с Пашкой впервые за столько лет. Но это был уже не тот Хрулев, которого я когда -то знал. Нет, совсем не тот… Он обделывал с Брокманом какие-то темные делишки. Меня в тайны, конечно, не посвящали. Со временем я стал замечать, что словно черная кошка пробежала между ними. Вот тогда и состоялся у меня памятный разговор с Хрулевым…

Нестеренко: Значит, вы просто испугались его угроз?

Ставракис: За себя я не беспокоился, но внучка, Зоя… Зная Пашку, я не сомневался, что слово свое он сдержит, расправится с ребенком.

Нестеренко: Почему вы запретили своей внучке встречаться с Зиселевичем?

Ставракис: Яблоко от яблони далеко не падает… Он такой же, как и Брокман, — жадный к деньгам, из-за которых готов пойти на любую подлость. Я-то видел его насквозь. А вот Зоя…

Нестеренко: Если я вас правильно понял, вам она очень дорога.

Ставракис: Разумеется. Иначе бы я вел себя по-другому.

Нестеренко: Не буду с вами спорить, но как вы успокаивали собственную совесть? На ваших глазах творятся мерзкие дела, а вы — молчите. Интересно, что скажет Зоя, Когда узнает об этой истории в подробностях? Не изменится ли у нее отношение к своему деду, измаравшему честь?

Ставракис: Мне страшно об этом подумать…

Нестеренко: Что случилось с собакой, которая охраняла квартиру адвоката?

Ставракис: В этом моя вина… Хрулев знал, что пес всегда при Брокмане, днем и ночью, поэтому в дом невозможно было проникнуть без шума. Но знал Пашка и то, что в период линьки брезгливый Брокман не мог терпеть собачьей шерсти, летавшей по комнатам. Хозяин особенно бесился, если она попадала на кухню — святую святых адвоката. Жратву он ставил превыше всего. Любил покойник поесть… Отравить Дика было очень трудной задачей и не лучшим выходом из положения. Во-первых, он брал еду только из рук самого Брокмана или, по его команде, из моих. Во-вторых, гибель животного насторожила бы хитрого Брокмана, что, разумеется, не входило в планы Хрулева. Вот тогда он и придумал свой план — решил искусственно вызвать линьку у собаки. И выполнить это предстояло мне.

Нестеренко: Каким образом?

Ставракис: Я регулярно сыпал в корм псу какой-то порошок — Хрулев вручил мне два десятка пакетиков с нужной дозировкой. Еще пытался и подкупить меня — давал деньги. Но зачем мне были его тысячи, раз опасность грозила Зое?

Нестеренко: Ну и что дальше?

Ставракис: Хрулев, видно, очень торопился расправиться с адвокатом. Почти каждый день справлялся у меня о Дике. Вскоре у пса действительно посыпалась шерсть, и Брокман, как всегда, выдворил его ко мне…

……Нестеренко: После смерти Брокмана вы встречались с Хрулевым?

Ставракис: Да. Два или три раза. Когда он заказывал мне гамаки. Но, по-моему, гамаки. служили просто поводом для разговора. Вот только я до сих пор не пойму — о чем он хотел потолковать со мной?"

Из протокола допроса П.Хрулева.

“Следователь: Скажите, зачем вам понадобилось заказывать гамаки у Ставракиса?

Хрулев: Знаете, может, я покажусь вам смешным, но захотелось просто увидеть друга детства, поговорить с ним, вспомнить… Душу отвести… У меня ведь никого нет из близких — ни родителей, ни жены, ни детей… Все мое окружение — ПОДОНКИ, которых можно купить за грош. К старости я стал чересчур сентиментальным…

Следователь: Что не помешало вам, однако, расправиться с Брокманом и Зиселевичем…

Хрулев: Брокман был чересчур умный и проницательный человек» Наша группа — его рук и ума дело. Меня, конечно, такое положение не устраивало. Ну, а Зиселевич… Просто не было иного выхода — хлюпик, трус, слишком много знал… Он, кстати, догадывался, что Брокмана убрал Барсук. Однажды Артур мне намекнул, что у него есть какие-то компрометирующие меня материалы. Я ему поверил — Брокман мог застраховаться, это на него похоже. К сожалению, Барсук тогда ие смог отыскать в квартире тайник. А я подумал, что Зиселевич просто блефовал… А вообще жалею только об одном — что остался жив Ставракис. Если бы не моя глупая сентиментальность…

Следователь: Нет, Хрулев, не о том вы жалеете. И без Ставракиса мы вышли бы на ваш след. А жалеть надо себя, свою жизнь, изуродованную одиночеством и преступлениями…"

По следу змеи




1

Змея медленно закручивала тугие кольца, готовясь к броску. Холодные немигающие глаза полутораметрового гада неотрывно следили за человеком, раздвоенный язык изредка мелькал в приоткрытой пасти, в которой угадывались смертоносные зубы-крючья, скользкая чешуйчатая кожа переливалась в свете люминесцентных ламп яркими диковинными узорами. Тихое шуршание трущихся колец неожиданно переросло в леденящий душу треск, словно где-то рядом загремели кастаньеты; бешеная ярость оранжевой искрой вспыхнула в глубине змеиных глаз, плоская треугольная голова с еле слышимым свистом метнулась вперед — и тут же тело змеи взмыло в воздух, извиваясь в цепких руках: долей секунды раньше невысокий худощавый мужчина в белом накрахмаленном халате мертвой хваткой сдавил ей горло. Со злобным шипением вцепилась она в край стеклянной чашки — капли яда тоненькой струйкой скатились на дао. Небрежно поддерживая змею за хвост, человек ловко зашвырнул ее в большую сетчатую клетку и захлопнул дверцу-крышку.

— Ах, какая красавица эта наша африканочка! — грузный лысоватый мужчина в очках подошел к клетке, где в бессильной злобе металась змея, с силой бросая мускулистое тело на стенки. — Но злюка… Кстати, Олег Гордеевич, насколько мне помнится, я запретил подобные трюки с нашими подопечными. Это не цирк, а серпентарий, и вы не факир, а научный сотрудник. Элементарные правила техники безопасности, коллега, нужно соблюдать неукоснительно. Голыми руками против эдакой штучки! Да-да, я понимаю, Олег Гордеевич, что вы хотите сказать: большой опыт работы с рептилиями, великолепная реакция, ваш поразительный иммунитет к ядам… Все это так, но очень прошу, будьте благоразумны!

— Извините, Борис Антонович, больше не повторится… Я учту ваши замечания.

— И еще, Олег Гордеевич, там змееловы привезли партию гюрз, прошу вас проследить за их размещением. Завхоза я уже предупредил.

— Хорошо, иду…

Некоторое время после ухода Бориса Антоновича в лаборатории было тихо, и только неукротимая африканская гремуча' змея продолжала бушевать. Олег Гордеевич снял халат, подошел вплотную к клетке и с каким-то странным выражение^ лица долго наблюдал за выпадами разъяренной бестии. Затем решительно откинул крышку и почти на лету поймал змею, которая, не раздумывая, прыгнула ему навстречу. Поднес оскаленную пасть твари на уровень лица и несколько минут, словно завороженный, всматривался в бездушную темень свирепых глаз. Потом, тяжело вздохнув, снова швырнул гремучку в ее тюрьму и приоткрыл дверь в смежную комнату.

— Соня, займись африканкой. Покорми ее как следует. И три дня отдыха — пусть привыкает.

— Ой, Олег Гордеевич! Что с вами? На вас лица нет, — круглолицая русоволосая девушка испуганно смотрела на него ьз-за широкого стола, уставленного пробирками, колбами, различной формы банками и прочими лабораторными принадлежностями.

— Что? A-а, пустяки. Голова., Устал… Соня, скажи завхозу, пусть метя не ждет, сам принимает порз. Полежу немного…

— Бегу… Да, кстати, вы не забыли, что у вас через два часа междугородка?

— Нег-нет… Спасибо, что напомнила…

Поздним вечером взволнованный Олег Гордеевич вошел в кабинет директора серпентария.

— Борис Антонович! Прошу вас предоставить мне пять дней отгулов в счет отпуска…

2

Просторная комната напоминала склад антиквариата. Массивное вычурное бра в углу наполняло ее таинственными полутенями; солидная бронза старинных подсвечников на резцом секретере работы французских мастеров 19-го века подчеркивала некоторую тяжеловесность интерьера. Несколько старинных икон висело на стенках вперемежку с картинами на библейские темы — подлинниками и хорошо выполненными копиями. В простенке между окнами высился дубовый шкаф, на полках которого за венецианскими стеклами стояли преимущественно старинные фолианты в добротных кожаных переплетах. Посреди комнаты — круглый стол с резными ножками, покрытый бархатной скатертью с кистями. У стола сидел мужчина лет шестидесяти и курил. Небольшая бородка с проседью обрамляла крупное скуластое лицо, массивный крючковатый нос нависал над седей щетиной усов, серо-стального цвета глаза тонули под кустистыми бровями. Смуглые тонкие пальцы беспокойно выбивали на крышке стола еле слышную дробь, которая вплеталась в размеренное тиканье настенных часов.

Неожиданно за плотно прикрытой дверью в соседней комнате раздался скрип кровати, покашливание. Мужчина вскочил, подошел на цыпочках к дверному проему и застыл, прислушиваясь. Затем медленно прошелся по комнате, с нетерпением погладывая на часы, стрелки которых с непостижимым, раздражающим его упрямством, казалось, топтались на месте. Тихий стук в окно ворвался барабанным боем в пыльную тишину мрачной комнаты, и мужчина метнулся к входной двери.

— Входи…

— Вечер добрый… — высокий, широкоплечий пришелец с силой тряхнул руку хозяина.

— Почему так поздно?

— Не мог раньше, объясню потом… Выпить у тебя найдется?

— Нашел время… Сначала дело, все остальное позже. Документы принес?

— А ты как думаешь? Возьми.

— Хорошо… Водку, коньяк?

— От коньяка печень разлагается, умные люди говорят. А мне жизнь пока не надоела. Водочки, дружище, водочки!

— Тише, ты!

—Тут еще кто-то есть?

— Да. Жена. В спальне.

— Фю-у… Вот это номер… Что же ты раньше ничего не сказал? А теперь как?

— Не беспокойся, это моя забота… Что еще Богдан передал?

— Посылки твои получил в целости и сохранности. Кстати, тебе привет от Гриньоха.

— Спасибо. Ты, надеюсь, с машиной?

— Спрашиваешь. Как договорились…

— Когда уезжаешь?

— Через три дня.

— Возьми деньга — здесь пять тысяч. Пригодятся.

— Ого! Не ожидал… Пригодятся, ясное дело. Сам знаешь, у меня не густо. Благодарствую.

— День прибытия тебе сообщили?

— Там все написано. Прочтешь — сожги.

— Как твои родственники?

— Живут, что с ними станется; Ждут не дождутся, когда уеду. Им, видишь ли, не нравятся мои откровения. Ну и плевать. Каждый живет как может. Я не исключение.

— Ты за собой случаем “хвоста” не приволок?

— Обижаешь… Потому и опоздал. Все чисто. Сам знаешь, какие “университеты” заканчивал…

— Ну ладно, ладно… Есть хорошая поговорка: цыплят по осени считают. Береженого бог бережет…

— И то правда… Ну что, пойдем?

— Не торопись. Всему свое время. Придется обождать.

— Как знаешь…

Ночной гость, на ходу стаскивая клетчатый пиджак, направился к дивану.

— Вздремнуть успею?

— Успеешь, успеешь… Надеюсь, ты не храпишь?

— Отучили… Не беспокойся…

Хозяин, бесшумно ступая по толстому пушистому ковру, который укрывал пол в гостиной, прошел на кухню.

3

Лохматый пес, гремя цепью, метался по двору и тихонько скулил. Затем, усевшись у порога, поднял лобастую голову и завыл. Щелкнул замок, и на крыльцо дома выскочила хозяйка в длинной ночной рубахе.

— Рябко! Пошел вон! Гаспид лохматый! Ни днем ни ночью от тебя покоя нет…

Пес, виновато повизгивая, отбежал к сараю и лег у бочки с водой. Хозяйка, еще раз цыкнув на него, уже было направилась обратно, как вдруг страшный грохот обрушился на окраину, вмиг разметав сонную тишину раннего рассвета. Из соседнего дома полыхнул столб пламени, черный дым повалил сквозь высаженные окна.

Улицу заполнили полураздетые соседи; шум, гвалт выплеснулись волной к горизонту, наполнив окраину сумятицей. Перепуганная хозяйка вытащила на улицу мужа, который, прыгая на одной ноге, никак не мог другой попасть в штанину.

— Ой, горим! Ой, спасайте, люди добрые! Да что ж ты стоишь, Иван, бери ведра! Да не там, пьянчуга чертов, в сарае! О господи, до чего горилка довела, где ты взялся на мою голову!

Пожарные приспели “к шапочному разбору”. Дом превратился в кучу шипящих закопченных бревен, среди которых копошились почерневшие от сажи люди с баграми и лопатами.

— Ну, слава богу, прибыли, соколики! — хромой дедок сплюнул с досады и заковылял вдоль улицы. — Едрена Феня…

— Не обращайте внимания, он у нас всегда такой, — шагнул к смущенному пожарному один из мужчин. — Милицию нужно вызывать; Дом взорвался. А почему — ляд его знает. Полыхнул, как спичка.

— Жертвы есть?

Толпа молча расступилась, и пожарные прошли к старому изодранному одеялу, под которым угадывались останки человеческих тел.

— Двое… Муж и жена. Ковальчуки. Одни кости остались… Несколько дней спустя комиссия установила причину пожара, из-за небрежности погибших хозяев дома взорвался баллон с газом.

4

Профессор Слипчук умирал. Умирал медленно и тяжело. Разметавшись на больничной койке, он глухо стонал, время от времени что-то бессвязно выкрикивал; сквозь сухие запекшиеся губы слова вылетали с трудом. Три профессора, врачи высочайшей квалификации, двое суток боролись за жизнь коллега — и тщетно. Даже точный диагноз, к стыду медицинских светил» поставить не удалось. Все сошлись на том, что случай уникальный — внутреннее кровоизлияние. Без видимых причин. Еще два дня назад могучий бас здоровяка профессора слышно было во всех уголках клиники и ничто не предвещало таких печальных событий. Тем более что профессор готовился к заграничной командировке и совсем недавно прошел всестороннее медицинское обследование — заключение о состоянии здоровья ученого было вполне удовлетворительным. И вот теперь новейшие медицинские препараты и усилия врачей оказались тщетными против неотвратимо приближающейся смерти. У двери палаты рыдали безутешные жена и дочь Слипчука, толпились ученики и ассистенты. К исходу дня жизнь оставила профессора.

В кабинете начальника УВД полковника Шумко всегда царил полумрак. Тяжелые, давно вышедшие из моды плюшевые шторы, несколько столов, составленных буквой “Т”, прочные чешские стулья с жесткими сиденьями, большой сейф, покрашенный под дерево, тумбочка с телефонами и селекторным устройством— вот и вся обстановка кабинета.

— Василий Петрович, к вам посетительница, — секретарша бесшумно проскользнула в приоткрытую дверь кабинета.

— Вера, я же просил — всех посетителей направлять к моему заместителю. По крайней мере до завтра.

— Простите, но это жена умершего профессора Слипчука…

— Что? Проси немедленно. Все телефоны переключи на себя — я занят…

Ирина Прокопьевна, жена профессора, была односельчанкой полковника и даже приходилась ему дальней родственницей. Правда, встречались они очень редко, но были в хороших, дружеских отношениях уже много лет, по крайней мере с тех пор, как капитан Шумко демобилизовался после разгрома японцев и начал работать оперативным уполномоченным уголовного розыска города, в котором вскоре поселился и молодой врач Слипчук. Последний раз они встречались совсем недавно при весьма печальных обстоятельствах — на похоронах профессора.

— Заходи, Ира, здравствуй.

— Здравствуй, Вася…

— Садись.

— Спасибо… Я к тебе по делу. Не понимаю, что это может значить, но вся эта история настолько невероятна…

— Что за история?

Понимаешь, после смерти Коли я случайно нашла в его бумагах вот эту записку…

И Ирина Прокопьевна положила на стол перед полковником измятый листок бумаги с машинописным текстом…

Начальник отдела уголовного розыска Майор Клебанов уже собрался выйти из своего кабинета, как включилось переговорное устройство.

— Григорий Яковлевич, срочно зайди ко мне…

Шумко, озабоченный и серьезный, заложив руки за спину, вышагивал по кабинету.

— Слушаю, товарищ полковник.

— Григорий Яковлевич, тебе известны обстоятельства смерти профессора Слипчука?

— Да, в общих чертах.

— Ну и?..

— Криминала, насколько я знаю, нет. Правда, болезнь какая-то странная… И заключение медэксперта довольно-таки невнятное. Но медицина ведь не всесильна. И не все тайны человеческого организма ей открыты и понятны.

— То-то и оно… Поторопился, мне кажется, медэксперт. Придется нам теперь в этих тайнах разбираться.

— А в чем дело, товарищ полковник? 

— Прочти…

Ничем не примечательный измятый листок бумаги и несколько машинописных строчек: “Слипчук! Я долго ждал. Час мести пробил. Ты подохнешь на этой неделе. До скорой встречи на том свете. Гайворон”.

5

Старший оперуполномоченный уголовного розыска капитан Бикезин с папкой в руках почти бегом поднимался по лестнице на второй этаж, где находился кабинет полковника Шумко — он опаздывал на доклад.

— Здравия желаю, товарищ полковник!

— Здравствуй, капитан. Что у тебя новенького? Садись. Рассказывай.

— Машинку, на которой отпечатана записка, найти пока не удалось. Отпечатки пальцев, обнаруженные на записке, просматриваются очень плохо. Экспертно-криминалистический отдел продолжает с ними работать.

— Это, пожалуй, бесполезное занятие…

— Судмедэксперты тоже зашли в тупик. Говорят, что-то есть, интуитивно чувствуют, но доказать не в состоянии — слуг чай совершенно из ряда вон выходящий. Просят вызвать из Москвы доктора Лазарева. Это один из лучших судмедэкспертов в Союзе.

— Подготовь текст телетайпограммы, я подпишу.

— Пожалуйста, вот…

— Хорошо… Что еще?

— Данные по Гайворону…

“… Гайворон — подпольная бандеровская кличка Мирослава Баняка. Уроженец Рахова, по профессии ветеринарный фельдшер. Один из главарей “проводу” ОУН. Осенью 1945 года возглавил отряд бандеровцев и был убит во время одной из операций “ястребков”.

— Данные достоверны?

— Вполне. Вот документы, подтверждающие их.

— Какое отношение он имеет к профессору Слипчуку?

— Выяснить не удалось. Правда, профессор тоже уроженец Рахова, но, со слов его жены, Слипчук никогда не упоминал имени Гайворона-Баняка.

— Это ничего не доказывает. Версии есть?

— Простите, товарищ полковник, но мы только начали работать с друзьями и знакомыми профессора.

— Плохо, очень плохо, капитан. Ты даже не можешь ответить на вопрос — это убийство или болезнь… Когда была отпечатана записка?

— Примерно две недели назад, согласно заключению ЭКО.

— Значит, вариант убийства не исключен?

— Думаю, что нет.

— Способ?

— На отравление не похоже. Так, по крайней мере, утверждают врачи. А с того света пока еще никто не появлялся. Не знаю, товарищ полковник, даже не представляю…

— Тогда до завтра. Надеюсь, к тому времени в конце концов что-либо прояснится…


Полный мужчина в круглых роговых очках стоял у двери кабинета Бикезина, время от времени поглядывая на часы. Завидев капитана, он, слегка волнуясь, спросил:

— Простите, вы случайно не капитан Бикезин?

— Да. Вы ко мне?

— К вам. Вот повестка…

— Проходите в кабинет.

Усевшись на стул напротив капитана, он сказал:

— Моя фамилия Лубенец. Директор зоомагазина. Простите за нескромный вопрос — как вы узнали об этом?

— О чем?

— Ну о той бумажке…

— Какой бумажке?

— Вы разве не по этому поводу меня вызывали?

— Не знаю, о чем вы говорите. Просто нам нужно выяснить некоторые факты из биографии покойного профессора Слипчука, с которым, по нашим данным, вы были друзьями. Кстати, что это за бумажка?

— Вот, прошу…

Капитан Бикезин взял в руки небольшой листок — и не поверил своим глазам: перед ним была копия записки, обнаруженной у профессора Слипчука, которая отличалась только фамилией!

В кабинете полковника Шумко майор Клебанов и капитан Бикезин внимательно слушали рассказ Лубенца.

— …Коля знал Гайворона еще по Рахову. Они учились в одной школе, затем — ветеринарное училище. Знал и я его. А кто тогда в Рахове не знал семью Баняков? Отец Мирослава держал небольшую скотобойню и две или три лавки, в которых можно было купить все, что душе угодно, от иголки и куска ливерной колбасы до сенокосилки. Но вскоре пути Николая и Баняка-младшего разошлись: я и Коля прошли с боями до Берлина» а Мирослав Баняк ручкался с самим митрополитом Шептицким, был другом Бандеры… И только в сорок пятом наши дорожки волею случая перехлестнулись. Перед демобилизацией нашу часть отправили в Закарпатье — помочь очистить Западную Украину от бандеровцев, которые таились в схронах и терроризировали мирных жителей. Во время одной операции нам удалось захватить врасплох отряд Гайворона и уничтожить его. В живых остались Гайворон и еще двое. Узнав Николая и меня, он попытался уговорить нас, чтобы мы помогли ему бежать. Сами понимаете, это у него не вышло… Тогда Баняк на рассвете следующего дня сделал подкоп под стеной сарая, где их держали. Мы догнали бежавших, и в короткой схватке он был смертельно ранен. Умирая, Баняк страшно сквернословил и поклялся, что его месть настигнет нас, где бы мы ни были и сколько бы лет ни прошло.

— Может, его сообщники? — спросил полковник Шумко.

— Нет, они погибли вместе с Гайвороном.

— Когда к вам попала эта записка?

— Незадолго до смерти Николая. Я знал, что и ему кто-то прислал точно такую же — он мне позвонил на другой день. Тогда мы не придали этому значения, решили, что чья-то неумная шутка — об этой истории было известно некоторым нашим сослуживцам. Но Когда я узнал, что Коля умер!..

— Вы кого-нибудь подозреваете в этой, с позволения сказать, “шутке”?

— Нет, что вы!

— Кто-нибудь из ваших сослуживцев, которые участвовали в разгроме отряда Гайворона, живет в нашем городе?

— Да. Адвокат Михайлишин. Вы думаете?.. Нет, нет! Мы старые друзья, он сейчас проходит курс лечения в какой-то клинике под Москвой: ожирение, астма и еще бог знает что. Это Коля направил его туда, где-то за неделю до своей смерти.

— Я не хочу вас пугать, но у меня есть просьба…

— Пожалуйста.

— Мы примем некоторые меры предосторожности. С вашей помощью. Возможно, это серьезно…

— Да, конечно, я понимаю… Очень вам благодарен за заботу…

6

Директор зоомагазина жил неподалеку от пивоваренного завода на окраине города. Чистенький, свежепобеленный домик, крытый оцинкованным железом, спрятался в тени старого сада, посреди которого стояло несколько пчелиных ульев. По двору суматошливо металась наседка с цыплятами, около забора, у клеток с кроликами, важно расхаживали павлины.

В уютной гостиной Лубенец и Бикезин играли в шахматы. Хозяин дома оказался веселым собеседником и хорошим рассказчиком; но вместе с тем капитан ощущал какую-то внутреннею настороженность Лубенца.

— Скажите, капитан, вы верите в сны? — спросил Лубенец.

— Ответить, что не верю, значит, погрешить против истины. Возможно, в этом что-то есть. Но вообще-то я не суеверен и никогда не задумываюсь над своими Сновидениями. Если честно— просто не хватает времени.

— В ваши годы я был таким же. Да, давно это было… Старость у порога. Сны какие-то несуразные снятся, мысли дурные в голову лезут, старые раны ноют. Совсем развалиной стал, на аптеку работаю. Печень ни к черту, сердце пошаливает…

В гостиную вошла жена Лубенца, Ольга Петровна.

— Прошу к столу! Пора обедать, — обратилась она к Бикезину.

— Спасибо, Ольга Петровна, но я не Голоден. Если можно, сварите мне кофе.

— Хорошо, только вам придется обождать минут десять-пятнадцать…

Капитан вышел на застекленную веранду, закурил. Внимательно осмотрел двор и улицу, на которой выстроились тополя. Прохожие торопились по своим делам, стайка ребятишек играла в футбол на небольшой зеленой лужайке у водоразборной колонки… Где-то неподалеку от дома должны были находиться и его сотрудники — оперативная группа наблюдения. Бикезин включил портативную рацию, собираясь выйти на связь с ними, и тут же сломя голову ринулся в дом: пронзительный крик, полный смертельного ужаса, раздался из кухни, где обедали хозяева дома.

У небольшого столика, около газовой плиты, стоя на коленях, взахлеб рыдала Ольга Петровна, а на полу кухни хрипел в агонии директор зоомагазина Лубенец…

Он умер в тот же день. Диагноз — внутреннее кровоизлияние,

7

Судмедэксперт, кандидат медицинских наук Лазарев, высокий, слегка сутуловатый мужчина, вошел в кабинет полковника Шумко, где уже сидели майор Клебанов и капитан Бикезин, и вежливо склонил седеющую голову.

— Здравствуйте.

— Добрый день, Вениамин Алексеевич. Как успехи? — спросил полковник.

— Есть кое-что… Заключение сейчас печатают.

— Я прошу ввести в курс дела товарищей, так сказать, из первых уст.

— Хорошо, товарищ полковник. Разрешите закурить?

— Да-да, конечно…

— В общем, результаты получены довольно интересные и, я бы сказал, неожиданные — профессор Слипчук и Лубенец погибли в результате отравления. И в обоих случаях причиной смерти явился яд из группы контактных.

— Простите, что это значит?

— Группа контактных ядов, насколько я знаю, недостаточно изучена. По крайней мере, мне пришлось столкнуться с ними только раз. Это яды как растительного, так и животного происхождения. К ним относятся и некоторые разновидности змеино-го. Чтобы изготовить контактный яд, достаточно в специальную жидкость, которая проникает через поры кожи, добавить высушенный яд тигровой или гремучей африканской змеи. Стоит нанести каплю смеси на одежду или обувь человека, и результат будет всегда однозначен — смерть от внутреннего кровоизлияния.

— Почему наши медэксперты не смогли установить причину смерти профессора и Лубенца?

— Как я говорил, и для меня это было полнейшей неожиданностью. Симптомы отравления таким ядом практически едва заметны, и даже при вскрытии невозможно точно определить причину смерти. Мне помогло одно обстоятельство — скорая смерть Лубенца. Видите ли, летальный исход при отравлении контактным ядом наступает только через несколько дней после его проникновения в организм. До этого Лубенец перенес инфаркт миокарда, потому он так скоропостижно скончался — не выдержало сердце. И признаки отравления были еще достаточно свежи. Кроме того, удалось установить, что доза контактного яда была чрезвычайно велика и, судя по всему, пошла в организм через кишечный тракт.

— То есть кто-то подсыпал яд в пищу Лубенцу?

— Подсыпал — это не совсем точно… В общем, такой вариант не исключен… Правда, есть одно “но”: мы исследовали продукты, одежду, обувь, домашнюю утварь в доме Лубенца и Слипчука — и ни малейшего намека на присутствие яда. Короче говоря, в этом вопросе зашли в тупик. Мистика — и только…

— Да-а, хорошая мистика… Задали вы нам задачу, Вениамин Алексеевич. Мертвецы встают из могил и отправляют людей на тот свет дьявольскими методами, не оставляя следов…

— Товарищ полковник! Надеюсь, вы понимаете, что мы сделали все от нас зависящее. Сегодня еще раз продублируем наши исследования, но, боюсь, результат будет прежний.

— Перечень производных для изготовления контактного яда вы составили?

— Да, в заключении это указано.

— Вы не можете сказать, где занимаются исследовательскими работами по изучению свойств контактных ядов?

— По этому поводу вам придется обратиться в Минмедпром.

— А каким конкретно ядом из этой группы отравлены Лубенец и Слипчук?

— Затрудняюсь ответить правильно на ваш вопрос. Могу сказать только, что яд животного происхождения, вероятнее всего змеиный.

— Ну что же, Вениамин Алексеевич, спасибо. Не смею больше вас задерживать…

— Кстати, товарищ полковник, думаю, вам понадобится высококвалифицированный эксперт-консультант по змеиным ядам. Такой человек есть. Мой сокурсник по мединституту кандидат медицинских наук Гостев. Диссертацию он защищал именно по змеиным ядам. Правда, это очень сложный человек…

— Почему…

— Гостев — чрезвычайно талантливый научный работник, опытный, увлеченный своей работой врач. После защиты диссертации он несколько лет работал в Южной Африке, но затем его в срочном порядке отозвали в Союз.

— По какой причине?

— Точно не знаю, но, насколько мне известно, Гостев пристрастился к спиртному…

— Где он живет?

— Работает в Средней Азии, у меня есть его адрес. Из-за семейных неурядиц он попросил туда перевод из Москвы. Пить бросил, это мне доподлинно известно.

— Большое спасибо, Вениамин Алексеевич. Адрес Гостева вы нам, пожалуйста, оставьте…

Как только дверь за Лазаревым закрылась, полковник сказал:

— Должен вам сообщить, что по поручению прокуратуры оперативно-розыскные мероприятия будет осуществлять ваш отдел. Будем работать… В загробную жизнь мы не верим — это уже плюс. Значит, изощренное жестокое преступление. И убийца пока на свободе. Итак, майор, с чего начнем?

— Дело сложное, товарищ полковник… В помощь Бикезину думаю дать напарника — старшего лейтенанта Кравчука. Кроме того, нужно срочно встретиться с Михайлишиным. Срочно, но не спеша. Это мы продумаем. И будем отрабатывать план розыскных мероприятий — есть у меня кое-какие соображения. Вечером доложу.

— Ладно. А вот капитану придется съездить в Среднюю Азию к Гостеву. Время не терпит. Звонить, писать, вызывать, да и стоит ли? Нужна оперативность. Пусть медэксперты приготовят все необходимое — и вперед.

— Согласен, товарищ полковник. Три дня ему, надеюсь, хватит. А пока нужно связаться с Минмедпромом.

8

Средняя Азия встретила капитана Бикезина неимоверной жарой. Полупустой автобус, купаясь в пыли, неторопливо катил по тряской грунтовой дороге. Зелень редких оазисов постепенно уступала место чахлым кустарникам, среди которых перекатывались шары колючек; затем и вовсе вид из окна автобуса стал безрадостным: желто-серые пески волнами уходили к горизонту и только колея дорога нарушала скудное однообразие пустыни.

В серпентарий автобус пришел под вечер. Посреди долины, за которой в закатном мареве угадывались очертания скалистых хребтов, рассыпались небольшие стандартные домики. К ним примыкала сетчатая изгородь, на которой была вывеска: “Осторожно, змеи!”

В кабинете директора серпантария кроме него сидел молодой быстроглазый брюнет и что-то строчил бисерным почерком, время от времени заглядывая в папку-скоросшиватель.

— Вы ко мне?

— Да, старший оперуполномоченный уголовного розыска капитан Бикезин.

— Романов, Борис Антонович. А это старший лейтенант милиции Ахмедов — наш участковый.

— По какому делу? — полюбопытствовал Ахмедов, крепко пожимая руку Бикезину. — Если не секрет, конечно…

— Мне нужно видеть Гостева. Насколько я знаю, он работает здесь.

— Что?! Гостева? — в один голос воскликнули Ахмедов и директор серпентария.

— Извините, что вас так удивило?

— Гостев пропал без вести… — волнуясь, ответил Романов, снял очки и принялся тщательно протирать стекла куском фланели. — Я виноват… Поздно спохватились…

— Как — пропал без вести? — теперь пришла очередь удив-, литься капитану.

— Он отпросился у меня, чтобы съездить в Москву к сыну — с женой Гостев развелся года три назад. Сказал, что сын тяжело болен. Когда Гостев в срок не возвратился обратно, я решил не поднимать шума: Олег Гордеевич человек обязательный и коль уж задержался, значит, для этого была веская причина. Но когда он не появился и через две недели, я, знаете, разозлился — работы невпроворот, а начальник лаборатории где-то разгуливает и даже не возьмет на себя труд сообщить о причинах задержки. Заказал переговоры с Москвой, и — представляете! — Гостева там и близко не было. Мало того, оказалось, что сын его в полном здравии. Тут я и сообразил: что, если с Олегом Гордеевичем случилось несчастье? Ведь я до сих пор знал его как человека замкнутого, нелюдимого, но безусловно честного и исполнительного. Вот тогда я и позвонил в милицию…

— Плохо, очень плохо… — в сокрушении покачал, головой капитан.

— Извините, зачем вам понадобился Гостев? — спросил Романов.

Бикезин коротко рассказал директору серпентария и Ахмедову суть дела, которое его привело сюда. Подробности, связанные с убийством профессора Слипчука и Лубенца, он опустил…

— Думаю, мы в состоянии вам помочь даже в отсутствие Гостева. Здесь работают его ученики — очень способные и опытные специалисты. Так что, если не возражаете, мы проведем экспресс-анализ.

К обеду следующего дня данные экспресс-анализа были в руках Бикезина.

— Скажите, где вы взяли образец для исследования? — встревоженно спросил его директор серпентария.

— Почему это вас так заинтересовало?

— Это контактный яд. Вот состав, тут все расписано: ферменты, альбумины, глобулины, вода, соли… Но главное заключается в следующем: в качестве антикоагулянта применен яд гремучей африканской змеи!

— Что же здесь необычного?

— Видите ли, это особый подвид гремучих змей, водится в определенных районах Южной Африки. И самое главное: яд этих змей в Советском Союзе имеется лишь у нас, притом в мизерных количествах — мы недавно начали его исследовать…

Стоило Романову упомянуть о яде африканской гремучей змеи, которым были отравлены Слипчук и Лубенец и который мог попасть в руки преступника только из этого серпентария, как капитан сразу же насторожился. Тем более что время исчезновения Гостева совпадало со временем совершения преступления. Испросив у Шумко еще один день для более детального ознакомления с личностью начальника лаборатории, Бикезин принялся исследовать его биографию, образ жизни, привычки, личные контакты, пытаясь найти какую-либо связь с событиями в их городе. И все впустую: судя по полученным данным, Гостев не мог знать Слипчука или Лубенца. Оставалось лишь предполагать, что каким-то образом Гостев передал яд неизвестному преступнику, который и воспользовался им, чтобы убить профессора и директора зоомагазина. Но из каких побуждений и кому? На это ответа капитан Бикезин так и не нашел. И все же перед самым отъездом удалось установить' два Интересных факта. Оказалось, что Гостев, видимо, наркоман, в его комнате нашли шприц с микроскопическими остатками морфия и несколько пустых ампул. И самое интересное — квитанцию на телефонные переговоры с записанным номером телефона и адресом абонента, который проживал в городе, где работал Бикезин.

9

Полковник Шумко встретил Бикезина довольно прохладно, что, впрочем, скоро стало понятным".

— Вот что, Алексей, принимай отдел. Клебанову сделали сложную операцию, и дай бог, чтобы он приступил к работе месяца через три…

Внимательно выслушал Бикезина и тут же позвонил в справочное.

— Ковальчук Федор Антонович, — записал фамилию на клочке бумажки. — Ковальчук… Что-то знакомое… Постой, да это же лучший дантист нашего города!

— Интересно… — полковник задумчиво потер ладонью подбородок. — Случайность или?.. Ладно, прежде всего нужно позвонить в стоматологию и узнать, когда у него прием…

По мере того, как полковник слушал в телефонной трубке чей-то торопливый голосок, его худощавое аскетическое лицо Приобретало жесткое и сосредоточенное выражение. Положив трубку на рычаг, некоторое время он молчал, потупившись, затем негромко сказал, не глядя на Бикезина:

— Старею, Алеша, старею… А ведь мне докладывали. Забыл. Помер Ковальчук намедни. При весьма странных обстоятельствах, вместе с женой — взорвался газ в доме. При весьма странных — теперь это можно сказать с уверенностью. Прохлопали мы тогда, доверились пожарной инспекции, а теперь вен оно как оборачивается. Еще одна загадка в деле Слипчука и Лубенца. Круг замкнулся. Так-то, капитан…

— Неужели Гостев?

— Что-то не верится, уж больно ловко все поп роено — следов нет, концы в воду… Тут чувствуется опытная рука, попомни мое слово, Алексей. Но кто? Зачем и как? Одни вопросы, а ответов — кот наплакал, дырка от бублика. Нужно искать Гостева и детально разобраться в истории со взрывом. Только это и остается. И еще одно, пожалуй, самое главное в теперешней ситуации — Михайлишин. Сейчас он под контролем наших московских товарищей. Должен вернуться домой завтра — время прибытия уточним. И теперь нужно смотреть в оба. Если и эта ниточка оборвется, грош нам с тобой цена, капитан…

Адвокат Михайлишин жил в пятиэтажном доме недалеко от автовокзала. Он был вдов — жена умерла семь лет назад. Дети — сын и две дочери — проживали в других городах.

В квартиру адвоката Бикезин вошел следом за ним. Тот стоял в прихожей и просматривал корреспонденцию, накопившуюся в его отсутствие.

— Если вы ко мне по делам судейским — я пока не работаю. Приходите через неделю.

— Нет, товарищ Михайлишин. У меня дело несколько иного порядка. Прошу, — капитан протянул адвокату свое удостоверение.

— Ну что же, тогда проходите. Я к вашим услугам. Извините за беспорядок в квартире — долго отсутствовал… Садитесь. Если не возражаете, поставлю чайник.

— Пожалуйста… — Капитан поднялся и прошел вслед за Михайлишиным. — С вашего позволения, разрешите напиться воды — жарко.

— Да, жара, — согласился адвокат и открыл кран. — Пусть немного стечет, застоялась, — и принялся бегло просматривать содержимое конвертов.

Он был выше среднего роста, плечистый, волосы светло-русые, лицо загорелое и слегка усталое с дороги, руки крепкие, жилистые, с ухоженными ногтями. “Крепкий мужик…” — подумал капитан и невольно обратил внимание на несоответствие подтянутой фигуры адвоката костюму — он висел нелепыми складками, словно был с чужого плеча и размера на два больше.

— Удивлены? — засмеялся адвокат, подметив легкое недоумение Бикезина. — Лучше комплимента для меня сейчас не придумаешь. Вы посмотрели бы на мою фигуру месяц назад — пуговицы этого пиджака застегивал с трудом. Не верите? Ей-ей! Лечился голоданием — и вот результат. Даже астма в конце концов сдалась. Теперь буду бегать, в бассейн пойду — знаете, как это прекрасно чувствовать себя здоровым? А, что я вам об этом говорю! Завидую вашей молодости, по-хорошему завидую. Но — есть еще порох в пороховницах!..

Адвокат раскрыл один из конвертов, прочитал письмо и неожиданно с раздражением протянул его капитану.

— Черт знает что! Ахинея какая-то! Вы только посмотрите — шутники… Кто бы это мог написать такую чушь?

Капитан взглянул на листок бумаги и похолодел — еще одна записка! Такая же, как и те, что получили Слипчук и Лубенец! Капитан пристально, в упор посмотрел на Михайлишина. На мгновение ему показалось, что в голубых глазах адвоката промелькнуло какое-то странное выражение…

10

Полковник Шумко хмуро расхаживал по кабинету. Василий Петрович в последнее время чувствовал себя неважно — застарелая язва все больше и больше давала о себе знать тупой неутихающей болью и спазмами в желудке. По ночам полковник ворочался, кряхтел, то и дело поднимался с постели, шел на кухню и глотал очередную порцию лекарств. Но это мало помогало, и тогда Василий Петрович одевался и выходил на улицу.

Побродив часок-другой по пустынному ночному городу, он снова ложился в постель и наконец засыпал тревожным сном. Ко всему прочему, его угнетала пустота в квартире: дочка забрала внуков и уехала к мужу в Магадан, а жену направили в двухмесячную заграничную командировку. Потому полковник дольше обычного задерживался на работе и только к полуночи приходил домой, чтобы на другой день, с утра пораньше, снова оказаться в кабинете за письменным столом — дело Слипчука и Лубенца требовало уймы времени и душевных сил. Гостев словно в воду канул, даже всесоюзный розыск ничего не добавил к общей картине расследования. Повторная экспертиза обстоятельств гибели Ковальчука и его жены с привлечением самых опытных специалистов тоже ничего не дала — взрыв газа инициирован электрической искрой при включении выключателя. Дом сгорел почти дотла, что еще больше усугубило многотрудные изыскания экспертов-криминалистов и пожарников. Не лучше обстояли дела и с одним из главных вопросов следствия — каким образом яд попал в организм профессора и Лубенца.

Полковник Шумко, тяжело вздохнув, нажал на кнопку селектора:

— Капитан Бикезин!

— Слушаю, товарищ полковник.

— Зайди с материалами ко мне…

Бикезин, как всегда подтянутый, в ладно скроенном костюме стального цвета, молча раскрыл панку и протянул Шумко несколько листов с машинописным текстом. Полковник одобрительным взглядом окинул статную плечистую фигуру своего подчиненного. В глубине души он испытывал к Алексею нежное отцовское чувство, хотя старался не показывать этого — Бикезин был детдомовец и его ученик.

— Это все? — спросил Шумко.

— Пока да. Но здесь есть интересные нюансы…

— Касательно Ковальчука?

— Именно.

“…Ковальчук Ф.А., 1924 года рождения, уроженец города Ивано-Франковска, беспартийный, профессия — зубной врач. В городе с 1958 года. Родители умедли, детей нет. Ковальчук (Ярко) Оксана Петровна, жена, 1929 года рождения, уроженка города Мукачево… Судим не был. Родственников за границей нет."

— Данные проверены?

— В настоящий момент уточняем.

— Так что же здесь примечательного?

— А вот здесь, ниже… Оказывается, у Ковальчука были кое-какие увлечения. Притом некоторые из них не совсем в ладах с Уголовным кодексом. В 1963 году Ковальчук был взят на заметку ОБХСС — занимался частной зубоврачебной практикой. Но в 1964 году приобрел патент, и все обвинения по этому поводу отпали.

— На каком основании ему был выдан патент?

— История темная и чрезвычайно запутанная. Работаем и в этом направлении.

— Ясно. Что еще?

— В 1968 году он опять попал в поле зрения ОБХСС, на этот раз в связи с золотом. По косвенным данным, Ковальчук скупал золото, которое затем применял в своей зубоврачебной практике. Доказать это не удалось, но свой патент он потерял и опять пошел работать в городскую стоматологическую поликлинику.

— Почему забрали патент?

— Ему было запрещено ставить зубы и коронки из золота клиентов. А он этим запретом пренебрег. Криминала, в общем-то, здесь большого не нашли, тем более что его клиенты в один голос твердили о непричастности Ковальчука к махинациям с золотом.

— Криминала, говоришь, не нашли? Ладно, придется поднять и это дело из архива.

— И самое главное — опять-таки по косвенным: данным: Ковальчук занимался скупкой антиквариата, в частности старинных икон. Притом, ворочал большими суммами.

— Вот это ухе кое-что!

— Да, товарищ полковник, я тоже так думаю. И занимаюсь в настоящее время отработкой его связей среди антикваров.

— Что у Лазарева?

— Все то же… Изменений в лучшую сторону пока никаких.

— Плохо, Алексей, очень плохо.

— Товарищ полковник! Я ума не приложу, что мне предпринять по отношению к Михайлишину.

— Ты считаешь, что он замешан в убийстве?

— Трудно сказать. Меня очень волнует и смущает записка. Почему он остался жив? Ведь до сих пор убийца был весьма точен в своих обещаниях.

— Предполагаешь, что Михайлишин сочинил себе такое оригинальное алиби?

— Алиби у него стопроцентное. Это мы уже проверили. Если бы знать, каким образом яд попал в организм хотя бы Лубенца — со Слипчуком тут сложнее…

— Михайлишина я знаю много лет. И очень сомневаюсь в его причастности к убийству. А вот записка… Я считаю, все-таки это очень серьезно. Боюсь, что жизнь адвоката под угрозой. И самое обидное — мы ничем пока не можем помочь. Кстати, он знает от чего погибли Лубенец, Слипчук?

— Нет, я предупредил их жен, чтобы они не говорили никому об этом.

— Правильно… Но Михайлишина держи под наблюдением. Обязательно. Что с Гостевым?

— Занимаемся. Ничего утешительного…

Полковник, тяжело вздохнув, поднялся из-за стола и подошел к окну. Солнце уже закатилось за горизонт, оставив после себя золотисто-розовые следы на курчавых облаках, которые толпились у края темно-фиолетовой тучи. Зигзаги молний кромсали ее тяжелое тело, настойчиво подгоняя поближе к городу. Ночь обещала пролиться живительной влагой на иссушенную зноем землю.

11

Антикварный магазин находился в полуподвальном помещении старого особняка, приспособленного под различные учреждения. Среди шикарных вывесок, выполненных на стекле и нержавеющей стали, скромно ютилась маленькая дощечка с полустертой надписью, которую можно было прочитать разве что с помощью технических средств ЭКО. И если бы не всезнающие мальчишки, то, пожалуй, капитану Бикезину долго пришлось искать невзрачную входную дверь в антикварный магазин.

Узкие ступеньки привели его в просторный зал с серым, в ржавых разводах, потолком. Вдоль стен стояли статуи, обломки мраморных колонн, какие-то горшки самых разнообразных форм и размеров, несколько ваз с потускневшей росписью на округлых боках, деревянный резной столик на причудливо изогнутых ножках, огромные канделябры с искорками облупив-. шейся позолоты, старинный секретер с поломанными ящиками и даже двуспальная кровать с высоченными спинками.

В глубине магазина, у длинного застекленного прилавка, стояли две женщины и с интересом рассматривали красивый фарфоровый сервиз. Под стеклом витрин уютно расположились, старинные, фолианты с застежками, маленькие иконки, разнообразные поделки из яшмы, малахита, сердолика и других полудрагоценных камней, бронзовые статуэтки, пепельницы, старинный письменный прибор, портсигары, бусы, гребни, альбомы в потертых переплетах, чеканное блюдо, серебряные, с позолотой, ликерные рюмочки и прочая антикварная мелочь.

— Вы что-то хотели купить? — невысокий черноволосый человек в старом потертом халате неопределенного цвета приветливо улыбнулся Бикезину из-за прилавка. — О, у нас много замечательных вещей. Посмотрите, какая прелесть этот портсигар! Я считаю — лучший подарок для друга. Не нужен портсигар? Тогда купите бусы — восемнадцатый век!

— Нет, нет. Я совсем по другому делу… — капитан протянул свое удостоверение.

— Опять милиция! Месяц назад — милиция, вчера — милиция, сегодня — тоже… Бог мой, что такое? Чем провинился этот несчастный магазин перед милицией? Мое бедное сердце…

— Извините, с кем имею честь?..

— Либерман, Давид Моисеевич. Директор, продавец, грузчик, уборщица и еще бог знает кто в одном лице.

— Давид Моисеевич, мне нужно с вами побеседовать.

— О, я так и знал! Сначала беседуют, потом забирают. А затем извиняются и выпускают — что можно иметь с этого барахла? Кроме неприятностей… Сейчас закрою дверь. Милые женщины, приходите после обеда! Да-да, оставлю…

— Давид Моисеевич! Я к вам пришел, представьте себе, на консультацию.

— На консультацию? Это меняет дело! Вы правильно пришли, молодой человек. Простите — товарищ капитан… Давида Либермана знают во Львове; да что во Львове — в Киеве! Он может ответить на любой вопрос касательно антиквариата, оценить правильно любую вещь.

— Во-первых, Давид Моисеевич, этот разговор должен остаться между нами…

— О чем речь?! Я буду нем как могила.

— Во-вторых, насколько мне известно, через ваш магазин вместе с различной дребеденью проходят вещи большой исторической ценности, которые, естественно, и стоят немало.

— Да, вы правы. Но что вас конкретно интересует?

— Иконы. Как производится купля-продажа, цены и кто покупает?

— Если на комиссию поступают иконы, то прежде всего их осматривает эксперт художественного фонда. Некоторые из них, имеющие большую художественную ценность, покупают по рекомендации эксперта музеи. Остальные идут в свободную продажу.

— А цены?

— В пределах от пятидесяти рублей до пяти тысяч.

— Да-а, приличные суммы… И покупают?

— Ха, спрашиваете! Еще как — мода…

— А кто постоянно скупает иконы? Иконы высокой стоимости?

— У меня есть квитанции, но я могу и так назвать, если вам нужно.

— Пожалуйста…

— Колядко, Зильберштейн, Козлов, Брагин… Ну и еще, пожалуй, Сосновский.

— А Ковальчук у вас покупает иконы?

— Товарищ капитан! Так бы сразу и сказали, что вам нужен Ковальчук. О-о, это был великий человек! Он сюда не заходил, его наш хлам не интересовал. Ковальчук знал толк в иконах, он имел большие деньги и большие связи. За икону из своей коллекции он мог безбедно дожить до глубокой старости даже у нас в Союзе. А если ее продать за границей! Бог мой, он был бы миллионером…

— Откуда вам это известно?

— Либерман все знает! Одну из его икон я держал в руках — это такая икона! Андрей Рублев — вы представляете себе, что это такое?! Нет, вы себе не можете представить… Вам нужно знать, кто доставал ему эти иконы? Я угадал?

— Да, в какой-то мере…

— Но вы никому не скажете об этом? Если кто узнаёт, что я вам тут наболтал, бедная моя Рива! Бедные мои дети!

— Ну что вы, Давид Моисеевич, я вам обещаю… Так кто же?

— Во Львове есть такой Чаплинский. Это очень нехороший человек, поверьте мне. Он богат, как Крез. И хитер, как лиса. Но Ковальчука он почему-то боялся. Чаплинский ему иконы за бесценок отдавал. И какие иконы!

— Адрес Чаплинского вы мне не подскажете?

— Нет, чего не знаю, того не знаю… И никто не знает…

12

Старший лейтенант Кравчук долго стучал в калитку соседей Ковальчука. Здоровенный пес лаял взахлеб и с силой кидался на сваренные из стальных прутьев ворота, угрожающе щелкая белыми клыками почти на уровне Лица оперуполномоченного. Наконец дверь дома отворилась, и на крыльцо вышел худой взъерошенный хозяин в полосатых брюках и линялой тенниске.

— Вы ко мне?

Да, к вам. Уберите, пожалуйста, собаку.

— Рябко! Пошел вон! Сейчас я его закрою в будке…

Уютная небольшая комната' встретила истомившегося от полуденного зноя Кравчука приятной прохладой. Торопливо смахнув с полированной крышки стола невидимые пылинки, хозяйка усадила его на стул у окна и выскочила на кухню.

— Вы как раз кстати — мы только обедать собрались. Сейчас Мотря на стол накроет, — вошел хозяин, переодетый в новые брюки и рубаху.

— Спасибо, я не хочу. Мне нужно кое-что спросить у вас…

— Э-э, нет, нет! У нас так не водится! — Хозяйка постелила скатерть и принялась торопливо ставить на стол всевозможные закуски, соленья, салаты. — Уж коли вы в гости к нам пожаловали— будьте добры К столу.

— Незваный гость хуже татарина, пошутил Кравчук. — Да еще из милиции.

— Ну не скажите. Мы люди честные, это пусть у других поджилки трясутся при виде милиционера, у тех, кому есть что скрывать. А гостя не приветить — грех большой, так меня еще мама учила, царство ей небесное…

После обеда, уютно устроившись в тени небольшой беседки в глубине сада, Кравчук начал расспрашивать гостеприимных хозяев об их бывшем соседе Ковальчуке.

— А что можно сказать о нем? Человек простой, обходительный, муху не обидит. Но денежки у него, конечно, водились… Да вы сами посудите — зубной врач! И притом хороший, люди к нему валом шли, отбоя не было. Ну и, ясное дело, не бесплатно…

— Да что ты, Иван, заладил: хороший, мухи не обидит! — вмешалась хозяйка. — Что ты о нем знаешь? Вам, мужикам, главное — если не отказывается рюмку-другую за компанию опрокинуть, значит, хороший человек. Изверг он был! Оно и нельзя плохо про покойника говорить — так ведь правда же. Жена его, Ксюшка, через день с синяками ходила, взаперти ее держал, как собаку цепную. В одном платьице на мороз выгонял сколько раз — в хлеву вместе с коровенкой спала. А ты — “обходительный…”

— Скажите, а вот в ночь, Когда пожар у Ковальчука случился, вы ничего не заметили необычного: шум, может, какой, кто-либо приходил к ним-или еще что? — спросил Кравчук.

— Нет, не заметили, — ответил хозяин, закуривая.

— Иван, тебе что, память отшибло? Про машину забыл?

— Что за машина? — насторожился Кравчук.

— Вот чертова баба! Вечно лезет поперед батьки в пекло! При чем здесь та машина? Тебя спрашивают про Ковальчуков…

— А все-таки, о какой машине речь?

— Да с работы я, со второй смены возвращался — работаю тут неподалеку, дом строим — напрямик шел, через посадку. Вот и приметил — стоит в кустах машина легковая. Я еще подивился: на нашей окраине ни у кого нет машин, только мотоциклы — чья бы это могла быть? Подошел поближе — никого. С тем и пошел домой.

— Какой марки машина?

— “Запорожец” старой модели.

— А номер случайно вы не запомнили?

— Номер? Смотрел… Но забыл.

— И какого цвета тоже не помните?

— Светлый… А какого на самом деде, трудно сказать — темно было…

Вечером того же дня Кравчук докладывал капитану Бикезину: 

— …Машину мы разыскали, что, впрочем, особого труда не представляло. Оказывается, в ту ночь ее угнали из гаража некоего Костюка, который проживает в деревне Тихая Долина — это примерно в тридцати километрах от города.

— Почему он не заявил в милицию?

— В том-то и дело, что заявил. Да только под вечер машину разыскали в полной целости и сохранности неподалеку от деревни. Решили, что местные пацаны угнали ради баловства — уже случалось. На том все и заглохло.

— А сам Костюк не мог выкинуть такой фортель?

— Нет, он водитель, и в ту ночь был в дальнем рейсе. Возвратился только к обеду.

— Может, кому разрешил попользоваться на время отсутствия?

— Утверждает, что нет. Угнать машину было несложно: гараж у него находится на новом дворе, где он строит дом, а семья живет в другом конце деревни.

— Значит, судя по всему, “Запорожец” мог угнать только кто-то из местных жителей…

— Но кто? Мы проверили, насколько это было возможно, почти всех — безрезультатно.

— Тогда следующий вопрос: куда и зачем ездил угонщик?

— Здесь нам повезло. После этого случая Костюк за руль “Запорожца” не садился — опять был в дальнем рейсе. А мы кое-что нашли в посадке, где стояла машина. Вот, посмотри.

И Кравчук положил перед Бикезиным измятый сигаретный окурок.

— Сигареты “Кент’’. Сам знаешь, у нас в магазинах такие не водятся.

— Что еще?

Самое главное — удалось установить примерный маршрут следования угонщика. Костюк утверждает, что бак у “Запорожца” был залит горючим доверху. Если следовать версии, что угонщик выехал из деревни где-то около полуночи и ему нужно было во избежание недоразумений справиться со своим делом к рассвету, то получается, что он заехал в город, а затем отправился на железнодорожную станцию, что в семидесяти километрах от города. И должен был прибыть туда где-то за час-два до отхода скорого поезда на Киев.

— Это уже интересно… Кого-то отвозил?

Весьма возможно. Потому и не поставил машину в гараж, если предположить, что он из местных, — к тому времени рассвело.

— Замок гаража взломан?

— В том-то и дело, что открыт, и притом отмычкой. А замок довольно сложный. Тут требуется незаурядная сноровка.

— “Специалисты” подобного профиля в деревне и окрестностях не числятся?

— Нет, проверено.

— Нужно срочно отправить людей на станцию. И пусть поспрашивают водителей — может, кто заметил в ту ночь “Запорожца” где-нибудь на трассе. Распорядись.

— Хорошо. И еще одно, Алексей Иванович, так сказать, на закуску: ЭКО нам сюрприз преподнес. Читай…

“…Все три записки отпечатаны на пишущей машинке системы “Ундервуд”, владельцем которой является адвокат Михайлишин Р.С.”.

13

— Адвокат Михайлишин? Это действительно сюрприз… — Полковник Шумко долго вчитывался в заключение экспертизы, затем отложил бумаги в сторону и задумался. — Неужели все-таки Михайлишин? Нет, здесь что-то не вяжется. Понимаешь, Алексей, не вяжется.

— Но факты — упрямая вещь…

— А если нам эти факты кто-то подсовывает? Вроде наживки — пока заглотнем да переварим, гляди, время упущено. Ну скажи, с какой стати это ему понадобилось? Мотивы? Нет их, понимаешь, нет! И потом — каким образом он достал яд и как сумел, будучи за тридевять земель от города, отравить Слипчука и Лубенца? Кстати, из Минмедпрома подтвердили, что единственное место в Советском Союзе, где занимаются изучением свойств ада южноафриканской гремучей змеи, — это серпентарий, в котором работал Гостев.

— Значит, вы считаете, что Михайлишин вне подозрений?

— Что ты меня за горло берешь? Это мое личное мнение. Его к делу не пришьешь. Как ты сам выразился: факты — упрямая вещь. И проверить их нужно в обязательном порядке. Но только не в ущерб основной версии. Что-то уж больно замысловатый узел вяжется вокруг Ковальчука и Гостева. И, к сожалению, мы его не имеем права разрубить, как некий полководец, а обязаны распутать.

— Кстати, товарищ полковник, поступили новые сведения от экспертов, которые исследовали пожарище.

— Опять сюрприз?

— Похоже. Один из простенков дома во время пожара завалился, и под ним удалось отыскать полусгоревшие остатки икон. Установлено, что ОНИ не имеют практически никакой ценности, хотя Либерман утверждал обратное. Возникает вопрос где самые ценные иконы из коллекции Ковальчука? Сгорели? Тогда почему остались все эти дешевые поделки, тем более, что, по словам того же Либермайа, и не только его, Ковальчук приобретал лишь действительно ценные Экземпляры?

— То-то и оно, Алеша. Еще один узелок на память… Так что же, напрашивается вывод: кто-то ограбил Ковальчука, а затем имитировал взрыв газа, чтобы замести следы? Тем более Что факты налицо — угнанная машина, ночной рейс от дома Ковальчука на станцию…

— Тогда получается, что мы отрабатываем совсем не тот след.

— И опять-таки всплывает Михайлишин?

— Похоже на то…

— Ну что же, капитан, принимайся за него вплотную. Но во Львов тебе придется все-таки съездить. Возможно, Чаплинский и есть та самая “темная лошадка”, которая нас выведет на след преступника.


Адвоката Михайлишина было не узнать. В элегантном темно-синем костюме с искрой, стройный, подтянутый, он выглядел значительно моложе своих лет.

— Вот и опять встретились, — заулыбался он, крепко пожимая руку Бикезину. — Что, не узнаете? То-то же.

— Признаться, вас трудно узнать.Диета, мой друг, диета. И спорт. Бегаю, прыгаю, плаваю, как в молодые годы. Только вот беда — я ведь чревоугодник. Ан нельзя. Питаюсь теперь, как балерина, каждую калорию по косточкам разложу, прежде чем откушать. Как видите, результат налицо.

— С чем вас и поздравляю.

— Нуте-с, что там у нас стряслось? Признавайтесь, капитан,

— Не скажите… Мне ли вам говорить, что такая уж у нас работа, в частности, таких вот “сумасшедших”, как в вашем случае, выявлять.

— Ну что же, я весь внимание.

— Богдан Станиславович, у вас есть пишущая машинка? 

— Да.

— Вы давно ею пользовались?

— Признаться честно, очень давно.

— Когда примерно в последний раз?

— Почему примерно? Могу сказать абсолютно точно — в конце марта этого года я печатал квартальный отчет о своей работе в юридической консультации.

— И никому ее после этого не давали?

— Конечно, нет. Она у меня дома стоит, в шкафу. А в чем дело?

— Видите ли, та злополучная записка отпечатана на вашей машинке, Богдан Станиславович. Притом в последних числах мая — начале июня.

— Как вы сказали? На моей машинке? Не может быть!

— Бощан Станиславович, вы адвокат, поэтому, думаю, мне не нужно вам объяснять, что мое заявление отнюдь не голословно. Вот заключение экспертов ЭКО.

— Минуточку… Так… Так… "Ундервуд”… Постойте! При чем здесь “Ундервуд”? У меня сейчас новая югославская машинка. А свой старый “Ундервуд” я еще в прошлом году, осенью, отдал пионерам на металлолом…

В тот же день проверкой было установлено, что в последних числах сентября прошлого года пишущая машинка Михайлишина системы “Ундервуд” была сдана пионерами школы № 39 в приемный пункт “Вторчермета”. Попытки проследить ее дальнейшую судьбу оказались бесплодными.

14

В деревню Тихая Долина лейтенант Кравчук приехал под вечер. Возле колодца с журавлем, в центре деревни, на окоренных бревнах сидели старики, о чем-то неторопливо беседуя. Кравчук подошел к ним.

— Здравствуйте!

— Здорово, коли не шутишь, — отозвался дед с протезом вместо ноги. — Садись, хлопец, в ногах правды нет.

— Спасибо, — Кравчук примостился поудобнее, вытанщл пачку сигарет и предложил: — Угощайтесь…

— Э-э, нет, благодарствуем, — дед с протезом снисходительно улыбнулся. — Мы свои… Уж не обижайся — крепости в твоих фабричных не хватает. Словно прелая солома. Ты попробуй нашего табачку, с травкой.

— Ну не скажите. Эти не хуже, чем ваш табак, — заграничные, называются “Кент”. Слыхали?

— А что заграничные? Бывали мы и там, да только получше нашего самосаду курить не доводилось.

— Этот самый “Кент” я недавно пробовал — хреновина, как и все остальные, — вмешался сухонький дедок с длинными вислыми усами. — Михаила угощал…

— Где же он их достал? — спросил Кравчук. — У нас таких не купишь.

— А родственник у него объявился, из Канады приехал. Во время войны вывезли в Германию на работы, он и остался там… — объяснил дед с усами, — Приехал он не к Михайле, а в соседнее село к Вовчукам. Уехал в Германию Иваном, а сейчас, говорит Михайла, требует, чтобы Джоном его величали. Так это он, я так понимаю, Джон в Канаде, а у нас тута Иван Капустяк. Сколько лет от него ни слуху ни духу — и вот на тебе, появился. Мать его, Горпина, все глаза выплакала, ожидала, думала, что вернется, — и не дождалась: умерла шесть лет назад. Бать-ку-то еще в войну фрицы расстреляли: партизанил…

Из соседней деревни, Кленовки, старший лейтенант Кравчук возвратился около полуночи. Григорий Вовчук оказался несловоохотливым, угрюмым человеком, из которого каждое слово приходилось вытягивать буквально клещами, особенно когда речь зашла о его племяннике из Канады Иване Капустя-ке. И все-таки Кравчуку удалось восстановить некоторые моменты пребывания заграничного гостя в доме Вовчука. Оказалось, что где-то за две недели до отъезда в Канаду Капустяк неожиданно изъявил желание спать под открытым небом, в стогу сена, благо ночи были теплые. Родственники не препятствовали этой блажи Ивана-Джона, но, будучи людьми недоверчивыми, несколько раз, как бы невзначай, наведывались ночью в его “спальню” — проверяли, не случилось ли чего с племянником, который на поверку оказался уж больно охоч до горилки и чужих молодиц. Однажды и впрямь его не оказалось на месте — это было как раз в ночь взрыва в доме Ковальчуков… Кравчуку удалось также подобрать незаметно от хозяев несколько сигаретных окурков, великое множество которых валялось по усадьбе. Эксперты установили их аналогию с окурком, найденным в лесопосадке, где стоял угнанный “Запорожец”.

15

Бикезин получал в бухгалтерии командировочные, когда приоткрылась дверь в соседнюю комнату, где размещалась канцелярия, и его позвала машинистка:

— Алексей Иванович! Срочно к полковнику!


Шумко встретил капитана в дверях кабинета и, не говоря ни слова, протянул ему конверт спецпочты. Его содержимое Бикезин прочитал буквально на одном дыхании — ответ на запрос о Ковальчуке был ошеломляющим:

“Ковальчук Ф.А. умер в апреле 1939 года в г. Львове. Сведения о его кончине удалось обнаружить в церковных записях. Гражданские акты о смерти Ковальчука были уничтожены в период оккупации. Кроме того, факт смерти Ковальчука подтвержден свидетельскими показаниями (см. приложение)…

Отец, Ковальчук А.П., и мать, Ковальчук (Дубанич) О.М., умерли в январе 1945 года при невыясненных обстоятельствах. Брат отца, Ковальчук Б.П., расстрелян бандеровцами в конце 1944 года. Других родственников Ковальчука Ф.А. разыскать не удалось".

— Ну, что ты на это скажешь, капитан?

— Только спрошу: кто на самом деле этот Ковальчук?

— С таким же успехом и я могу задать тебе этот вопрос.

— Гайворон?

— С того света? Нет, Алеша, слишком много свидетелей его кончины у нас под рукой. Живых и уже мертвых… Подчеркиваю — уже мертвых. Это не Гайворон, но ниточка тянется, похоже, к нему. Вернее, не к Гайворону, а к его последышам. Посуди сам, чересчур много совпадений в этих событиях, казалось бы, не связанных друг с другом: в войну — тщательно продуманная операция бандеровцев (а в этом практически нет сомнений) на предмет заполучения “железной ксивы”; в наше время — убийства профессора и Лубенца, которые произошли при весьма странных и пока еще не разгаданных обстоятельствах; и таинственный взрыв в доме лже-Ковальчука, похоронивший под обломками весьма интересного для нас хозяина. И все почти одновременно! А если учесть известные нам факты, то это уже не совпадения, а некая закономерность, которая для нас пока остается загадкой.

Замигало световое табло переговорного устройства.

— Товарищ полковник! — голос секретарши. — Старший лейтенант Кравчук просит принять его.

— Пусть войдет…

Вошел Кравчук.

— Здравия желаю!

— Здравствуй, что там у тебя?

— Я, собственно говоря, к капитану Бикезину…

— Если по делу Слипчука и Лубенца — выкладывай.

Когда старший лейтенант закончил докладывать о последних данных, которые ему удалось добыть в Кленовке, полковник задумчиво протянул:

— Ta-ак… Вон куда ниточка-то потянулась… Эх, раньше бы… До мелочей, стервецы, продумали. Чувствуется выучка. Ну да ладно, мы тоже не лыком шиты. Фотографии Ковальчука и этого Джона имеются?

— Да, есть.

— Срочно размножить — и на железнодорожную станцию. Пошлите самых толковых ребят!

— Вы полагаете, что погиб при пожаре не Ковальчук? — спросил капитан Бикезин.

— Весьма возможно, Алексей Иванович. Но это только мое предположение, и его нужно подтвердить фактами.

— Кто же тогда покоится вместо Ковальчука в могиле?

— А вот это мы и постараемся узнать. Подготовьте соответствующие документы для эксгумации трупов. Пусть в срочном порядке судмедэксперты и ЭКО изготовят фоторобот погибшего мужчины. Возможно, конечно, это и Ковальчук… Посмотрим!

— Товарищ полковник! Я считаю, нужно подготовить запрос в МВД по поводу Капустяка.

— Правильно, капитан.

— И еще — если у них есть более обширные данные на Гайворона, пусть нам в этом тоже помогут. Слишком уж скудные у нас сведения о нем…

— И это в яблочко, согласен.

— И последнее — адвокат Михайлишин. Меня он очень беспокоит. Я не могу поручиться, что с ним у нас полная ясность и что он совершенно не причастен к этому делу.

— Почему?

— По данным оперативной группы наблюдения, в последнее время он стал заметно нервничать. Складывается впечатление, что адвокат чего-то боится.

— Может, твои ребята “засветились”? Он ведь неплохо ознакомлен с методикой нашей работы.

— Нет, не думаю, в оперативной группе опытные сотрудники. Кроме того, опергруппа обеспечена техническими средствами наблюдения, что в значительной мере снижает возможность "прокола”.

— Твои предположения?

— Не знаю, что и думать… Продолжаем досконально исследовать его биографические данные, но результаты неутешительны.

— Меня тоже не покидают сомнения, правда, несколько другого порядка. Записка… Что-то в этом кроется, но что — просто ума не приложу. Интуитивно чувствую, что записка — это не блеф, а опасная реальность. Но почему она не сработала?.. Причастен он к этому делу или нет, мы в конце концов выясним, в этом я не сомневаюсь. Но, боюсь, что будет поздно.

— Не знаю, может, я что-то упустил из виду во время опроса адвоката… В беседе я осторожно подвел Михайлишина к гибели Ковальчука — просто так, невзначай, как бы случайно. Он охотно откликнулся на предложенную мной тему, мы поговорили несколько минут о дантисте, на том все и закончилось. Но, прощаясь с Михайлишиным, я заметил некоторые странности в его поведении, которые не наблюдались до упоминания о Ковальчуке. Какое-то недоумение, может, задумчивость или даже тревога… Все это, конечно, в какой-то мере домыслы…

— Но дыма без огня не бывает? Так я тебя понял? Интуиция в нашей работе стоит не на последнем месте — это сплав опыта и таланта оперативного работника. Не каждому это дано… Но что поделаешь: достоверный факт, подтвержденный документально, — наше основное оружие. И этого мы должны придерживаться неукоснительно. Поэтому оставим пока при себе чувства и будем добывать его величество факт… Кстати, возьми на заметку еще один пунктик: пусть твои ребята проверят, не поступали, случаем, сведения за этот период об исчезновении лиц мужского пола. Как в городе, так и в близлежащих населенных пунктах.

— Проверим…

— Что нового слышно о Гостеве?

— Пока все то же — авиабилет до Львова, и на этом след обрывается.

— Значит, Львов… Ну что ж, Алексей Иванович, все дороги ведут в Рим, то бишь во Львов. Счастливого пути!

16

Дождь, дождь, дождь… Мелкий, надоедливый. Мутно-серая пелена повисла над Львовом, закрыла Замковую гору, растворила верхушки костелов и церквей, начисто отмыла старую черепицу на крышах зданий в центре города. Узкие улочки, мощенные брусчаткой, превратились в мутные ручьи, которые шумно плескались у парадных подъездов старинных купеческих особняков и бесследно исчезали в городской канализации, литые чугунные решетки которой едва угадывались среди грязно-желтых барашков пены.

Такси, в котором ехал Бикезин, то и дело ныряло в огромные лужи, время от времени останавливаясь, пока “дворники” очищали мутные стекла. Пробираясь с черепашьей скоростью сквозь ненастье и поток исхлестанных дождевыми струями машин, таксомотор наконец доставил капитана к подъезду управления внутренних дел. Вскоре он сидел в кабинете начальника отдела уголовного розыска подполковника Бойчука.

— Говоришь, Чаплинский? Знакомая фамилия… Еще как знакомая. Этим пройдохой занимается уже не одно поколение в уголовном розыске. Его передала нам по наследству польская полиция. Да что польская — немецкая “крипо” об него зубы поломала! Подарочек что надо нам достался. Не позавидуешь… Мы вот тоже пытаемся к нему ключи подобрать, да все впустую. Косвенные данные есть, во многих делах чувствуется его рука — а доказать не можем.

— Почему?

— Улики отсутствуют. Такой себе тихий да смирный дедок, а под ним половина преступного мира Львова и окрестностей ходит.

— Организовал шайку?

— В том-то и дело, что нет. Он у них вроде консультанта числится. Кличка-то у него соответствует — Адвокат.

— Еще один адвокат…

— Что, и у вас есть подобный тип?

— Да нет, просто по делу проходит настоящий адвокат.

— A-а, понятно… Наш Адвокат, этот самый Чаплинский, любого адвоката из юридической консультации за пояс заткнет. Законы всех государств наизусть знает, начиная с Римского права. Тут его из пушки не прошибешь, дока.

— И все-таки мне нужно с ним встретиться.

— Дело сложное, капитан, чрезвычайно сложное…

— В чем заключается сложность?

— Найти его очень трудно — это первое. У себя дома бывает раз в год. И не подкопаешься: в гостях был, нет такого закона запретить пенсионеру к друзьям и знакомым ходить.

— Ну а второе?

— Второе хуже: он просто откажется с тобой разговаривать. И будет прав — с какой стати? На допрос — пожалуйста, покажи документы, основание. А где его возьмешь? Небылицами да домыслами Адвоката не проймешь — факты нужны, а их-то как раз и нет.

— Это все?

— Нет, и это не все. Третье — это уже опасно. Если папа Стах — его вторая кличка — учует запах горелого, западню, то милый, добродушный дедушка волчью песню запоет. И стоит ему только мигнуть — “пера” в бок не миновать. Были уже случаи… И опять-таки доказательств нет — концы в воду, одни предположения. А на них далеко не уедешь. Вот такой фрукт.

— Так что же получается — вся милиция Львова бессильна против этого папы Стаха?

— Не спеши, капитан, — засмеялся Бойчук. — Быстро сказка сказывается, да медленно дело движется. Но верно… Сидит он у нас уже на крючке и на этот раз не сорвется. И не помогут ему все его хитрости и знание законов. Но спешка здесь ни к чему. Поспешишь — людей насмешишь. Обложили мы его по всем правилам. А он и притих, затаился, на дно лег. Не поможет! Еще неделька — и начнем. Тут у нас один типчик обретается, вот он и будет последним камешком на могилку Адвоката. Сейчас мы его “прокачиваем” по всем правилам. Много чего рассказал, да еще не все. Ничего, выложит до конца как на духу.

— Я не могу ждать — время поджимает. От моей встречи с Чаплинским может, многое измениться.

— Эх, некстати. Понимаю, понимаю тебя прекрасно… Но как бы его не спугнуть?

— Есть у меня идея…

— Ну что же, давай подумаем. Только заранее предупреждаю — не в ущерб нашим планам. Будем искать подход с другой стороны. Идеальный вариант — если ты послужишь в роли загонщика. Знаешь, как охотятся на волка? К этому и будем стремиться. Только вот беда: чересчур опасная это затея — вето логово лезть без прикрытия. А иначе нельзя: моих людей он знает наперечет.

— Ничего, разберемся…

До поздней ночи горел свет в кабинете подполковника Бойчука, а наутро в одной из гостиниц Львова поселился некий Алексей Сахно…

17

Небольшое кафе было полупустым. Лишь парочка влюбленных, которую загнал в эту пропитанную насквозь запахами кухни и табачного дыма дыру нестихающий ни на минуту дождь, ворковала в углу, возле окна, да шумная компания подозрительного вида личностей неподалеку от капитана выясняла свои отношения. Юркая официантка на невероятно тонких и высоких “шпильках”, прошмыгнув мимо буйных клиентов, которые не замедлили отпустить в ее адрес несколько соленых шуточек, подошла к Бикезину.

— Добрый вечер! Я вас слушаю…

— Что-то у вас меню не отличается богатым ассортиментом…

— Разве у нас кафе? — забегаловка. Если хотите хорошо поесть, неподалеку есть кафе “Красная шапочка”…

— Не подходит. Надоело мотаться под дождем. Ничего не поделаешь, будем довольствоваться тем, что дадите…

— Вы приезжий?

— А что, видно?

— Еще как, — засмеялась официантка, кокетливо поправляя накрахмаленную наколку. — Местные сюда носа не кажут, только вот такие придурки, как эти, — кивнула на компанию. — Да приезжие — и то только один раз.

— Ну что ж, такая у меня сегодня судьба. Не я первый, не я последний. Надеюсь, после ваших бифштексов мне дурно не станет?

— До завтра доживете, — снова засмеялась официантка, обещающе прищурив подкрашенные глаза. — А чтобы вы не подумали о нас совсем плохо, я вам принесу антрекот. Не возражаете? В виде исключения…

— Большое спасибо, очень вам признателен.

Скосив глаза влево, Бикезин почувствовал легкую дрожь: входная дверь в кафе отворилась, и на пороге появилась компания из четырех человек. Есть! Данные подполковника Бойчука не подвели: кривоногий верзила — Тютя; пониже, с прыщавым, нагловатым лицом, — Ростик; высокий, худой брюнет — Збышек. Четвертый… Кто же четвертый? Небольшие усики, длинные нечесаные волосы, неподвижные круглые глаза навыкате, шрам на щеке… Капитан не поверил своей удаче! Личный телохранитель папы Стаха, один из самых опасных бандитов, недавно вернулся из колонии, кличка Бант! Компания расположилась возле неприметной за потрепанной шторой двери — это был один из запасных выходов. Планировку кафе капитан выучил назубок и знал, что кроме центрального входа есть еще два выхода на разные улицы и один, через кухню, на подвесной трап, который тянулся по всей длине дома, со двора; кроме того, здесь был еще и подвал, где когда -то размещался игорный дом; теперь он использовался как склад стеклотары. Подвал имел выход на поверхность и вход в старую канализационную систему, которая тянулась под Львовом. Потому кафе было излюбленным местом встреч блатной братии, особенно тех, у кого “рыльце в пушку” — застигнуть их врасплох удавалось очень редко.

Тем временем официантка волчком вертелась вокруг четверки. Оказалось, как отметил по себя Бикезин, при весьма скромном выборе блюд, которые значились в меню, для них нашлись и балык, и маринованные грибы, и заливное из осетрины, и другие дефицитные яства. Это подметила и шумная компания, которая сидела неподалеку от капитана.

— Это что же, нам вонючий бифштекс, а этим фраерам разносольчики? — направился к официантке один из них. — Нехорошо… Гони балык, да побыстрее!

— Уже нет! — огрызнулась официантка и снова убежала на кухню.

— Как так нет? Им, значит, есть, а нам — фигу? Мы что — серые?!

— Сядь, — негромко бросил Тютя, не глядя на буяна.

— Что значит — сядь? Ты кто такой, чтобы мной командовать? Видели мы таких! Да я!..

Договорить он не успел — мощный удар Тютиного кулака в челюсть подбросил его в воздух. На лету загребая руками стулья, чересчур шумный клиент распластался посреди зала.

— Наших бьют! — соседи Бикезина ринулись к столику, где сидела четверка, и остановились на полпути: четыре ножа, зловеще посверкивая в тусклом свете засиженных мухами люстр, ощетинились им навстречу.

— Ша, фраера, ша! — Тютя криво ухмыльнулся. — Вам пора по домам, детки ждут. А то как бы чего не вышло…

— Мужики, постойте, это же Тютя! — заметался среди компании взъерошенный субъект в потертых джинсах. — Вы что, не узнали?

— Тютя?! — компания вмиг поостыла; ворча, словно собачья свора, у которой отобрали аппетитную кость, они побрели к своему столику.

Вскоре, притихшие после инцидента соседи капитана расплатились с официанткой и ушли из кафе. Их примеру последовали и перепуганные влюбленные. Тишину в зале нарушал только негромкий разговор четверки. “Пора”, — решил про себя капитан и поманил пальцем официантку, которая со скучающим видом убирала грязную посуду со стола.

— Ну как антрекот?

— Отличный. Мне бы еще салатик.

— Сейчас принесу.

— Одну минуточку! Я хотел вас спросить…

— О чем?

— Где я могу найти Адвоката? — вполголоса быстро спросил Бикезин.

— Какого адвоката? — испуг искрой мелькнул в глазах официантки; она деланно засмеялась: — Шутите… Адвокаты сейчас спят. Утром нужно их искать.

— Вы меня неправильно поняли. Мне нужен папа Стах.

— Какой папа Стах? — на этот раз почти шепотом спросила официантка, уставившись на Бикезина, как на внезапно появившееся привидение. — Не знаю такого. Извините, меня ждут…

Официантка знала папу Стаха, и еще как хорошо знала. Львовская милиция несколько лет подряд разыскивала неуловимую Басю, удачливую воровку и наводчицу, пока след не привел в это невзрачное кафе. Потому что Бася числилась в списках работников треста ресторанов и кафе как Ядвига Крушельницкая и старательно обслуживала немногочисленных клиентов, постукивая модными “шпильками” по старому паркетному полу бывшего питейного заведения пана Ястрембжского. Говорок за столом четверки утих — Ядвига что-то втолковывала на ухо Тюте, позвякивая посудой, для вида переставляя ее с места на место. Затем шмыгнула на кухню, принесла заказанный капитаном салат, с натянутой улыбкой поставила на стол и снова исчезла в одном из запасных выходов. “Начинается…” — внутренне сжимаясь, подумал капитан, неторопливо закуривая сигарету. Пока все идет по плану. Пока…

Шумно отодвинув стул, из-за стола поднялся Тютя и медленно, косолапя, вразвалочку направился к Бикезину.

— Что так скромно? — кивнул на стол, присаживаясь.

— Для хорошего ужина “хрусты” требуются, — ответил Бикезин, небрежно выпустив струю дыма в сторону Тюти.

— Требуются, — согласился тот и спросил: — Ты, я слышал, кого-то ищешь?

— А что, нельзя? — ответил вопросом капитан.

— Ну почему же, можно. Только смотря кого…

— Ты что, всегда такой любопытный?

— Бывает…

— Поговорили, и будя, — бросил Бикезин, отворачиваясь от Тюти.

— Э-эй, парень! Ты откуда такой шустрый приканал?

— Тебе и это интересно? Там ты еще не был.

— Слышь, друг, брось шуточки. А то будет щекотно… — Тютя поигрывал финкой.

— Спрячь “перо”, недоделанный. Можешь им хануриков пугать. Говори, что нужно, и покеда.

— Тебе зачем папа Стах?

— Давно не виделись.

— А точнее.

— Точнее ему отвечу.

— Лады. Придется Обождать… — Тютя возвратился к своим приятелям, пошептался с ними.

Бант и Збышек вышли из кафе. Примерно через полчаса после их ухода в зале появилась Ядвига и что-то сказала Тюте.

— Пошли, — позвал тот Бикезина.

И они шагнули в промозглое нутро ненастной ночи.

18

Кривые улочки, мрачные проходные дворы, пугающие оскалы подворотен, скользкая брусчатка, отсвечивающая при тусклом свете немногочисленных фонарей змеиной чешуей…

Тютя шел впереди, внимательно всматриваясь в каждый закоулок и подворотню, сторожко прислушиваясь к тихому шороху дождевых струй. Сзади неотступной тенью маячил прыщавый Ростик, то и дело натыкаясь в темноте на капитана. Шли долго. Бикезин, будучи во Львове всего второй раз, плохо ориентировался в хитросплетении бесчисленных улиц, переулков, проходных дворов, но вскоре убедился, что Тютя петляет, путая следы — тренированная зрительная память не подвела капитана и цепко удерживала малейшие приметы пути, по которому они шли. Вскоре, осмотревшись, он уже мог примерно сориентироваться, куда его привели подручные папы Стаха: несколько часов, проведенных в изучении плана Львова, не пропали напрасно. Наконец они вошли в грязное парадное и на ощупь поднялись по темной лестнице.

— Кто? — выдохнул чей-то приглушенный голос.

— Свои… — ответил Тютя.

— Направо, по одному…

Бикезина слегка подтолкнули вперед, и он, повинуясь чьим-то цепким рукам, шагнул через порог. Щелкнул замок, и тут же под потолком зажглась лампочка.

— Входи, входи, корешок. — Тютя, посмеиваясь, стряхнул со своего плаща дождевые капли и направился в одну из комнат, залитую ярким светом огромной хрустальной люстры.

За ним прошел и Бикезин, стараясь не упустить из виду ни малейшей подробности той картины, которая предстала перед его глазами. Просторная квадратная комната с плотно зашторенными окнами оказалась уютной гостиной, обставленной красивой мягкой мебелью с золотисто-зеленой обивкой. На стенах висели гравюры, несколько фотографий — виды Львова — и красивая чеканка на Меди, изображающая средневековую баталию. Телевизор новейшей марки и японская стереосистема дополняли изысканный интерьер комнаты. И только старинное распятие в одном из углов, под которым на маленьком резном столике стоял бронзовый подсвечник с зажженной свечой, несколько нарушало единство стиля гостиной.

— Прошу пана. День добрый… — невысокий сухощавый старик с седыми бакенбардами и большими, лихо закрученными на польский манер усами, приветливо улыбался Бикезину, уютно расположившись в кресле у стола, на котором стояла хрустальная ваза с белоснежными розами.

— Здравствуйте, — ответил Бикезин, усаживаясь напротив.

Так вот он какой, Адвокат — Стах Чаплинский! Добродушная улыбка на желтовато-сером лице как-то странно подчеркивала неподвижную тяжесть маленьких глаз, прятавшихся среди многочисленных морщин. Изысканный костюм темно-коричневого цвета, бабочка, как у оперного певца перед премьерой, уголок белоснежного платка в нагрудном кармане пиджака и идеальной белизны накрахмаленная рубашка, манжеты которой выглядывали из рукавов ровно на два сантиметра, точно рассчитанные жесты человека, привыкшего повелевать…

— Пан хотел меня видеть?

— Да.

— У пана есть разговор ко мне?

— Есть.

— То пан может назвать себя?

— Сахно Алексей Иванович.

— Не ведам… У пана есть документ?

— Прошу.

— Збышек! Ходзь ту! Возьми паспорт. Пшепрашем, у пана есть пистоль?

— Нет. Только “перышко”.

— Бардзо добже. Отдайте Збышеку — у меня такой закон, — картинно развел руками со своей неизменной улыбкой папа Стах. — Что вы хотите мне сказать?

— Только наедине.

— У меня нет секретов от моих друзей.

— А у меня есть, — решив брать быка за рога, развязно сказал Бикезин, внимательно наблюдая за реакцией папы Стаха.

И не ошибся — глаза старика на какой-то миг осветились изнутри опасными искорками, придав ему сходство со старым опытным котом, который играет с глупой молодой мышью, не ведающей, что у мягкой лапы есть огромные когти. Но только на миг — снисходительная улыбка снова засияла среди морщин.

— О-о, пан умеет шутить. Но он в гостях, а хозяин здесь я…

В это время вошел Збышек и что-то шепнул на ухо Чаплинскому. Тот перестал улыбаться, надменно посмотрел на Бикезина, взял из рук Збышека паспорт капитана и положил на стол.

— Вы не знаете, с кем имеете дело! Это “липа”! Пан из уголовки?

— Пан из лагеря, — в тон Чаплинскому ответил Бикезин и, не спрашивая разрешения, закурил.

Краем глаза он заметил, как насторожились Бант и Тютя, которые стояли чуть поодаль, за спиной капитана. Ухмыльнувшись в их сторону, Бикезин встал, молча распахнул пиджак и вывернул все карманы.

— Шмон будет? Нет? Лады… — и снова уселся в кресло. — Да, пан Чаплинский, “липа”! Но я приехал не за новой “ксивой”, мне ее нарисуют и без вас. Я имею разговор к Адвокату, притом тет-а-тет — как любили говорить лондонские денди с парижскими марухами. Вопросы есть?

— Добже… — подумав, сказал папа Стах и указал своим подручным на дверь.

Некоторое время после их ухода Чаплинский и Бикезин пристально смотрели в глаза друг другу: один — с маской невозмутимого спокойствия и настороженностью хищника, готового к прыжку, другой — с бесшабашной наглостью человека, уверенного в себе.

— Слушаю пана, — не выдержав затянувшейся паузы, сказал Чаплинский, поудобнее устраиваясь в кресле.

— Я хотел передать привет пану Чаплинскому от пана Ковальчука… — многозначительно прищурив глаза, Бикезин снова принялся раскуривать очередную сигарету.

Какое-то время казалось, что до Чаплинского не дошел смысл сказанного — он все так же молча сидел, развалившись в кресле с едва приметной улыбкой, которая затаилась в густых усах. Затем его глаза потускнели, засуетились; папа Стах съежился, совершенно утонув среди мягких кресельных подушек.

Элегантный костюм вдруг покрылся складками, под которыми сразу обозначилось тщедушное тело дряхлого старика. Беззвучно пожевав губами, он попытался улыбнуться и спросил, слегка запинаясь:

— Откуда вы… знаете… кгм… пана Ковальчука?

Бикезин решил не давать ему опомниться И, нагловато осклабившись, ответил:

— Я же не спрашиваю, откуда вы его знаете?

И достиг своей цели — Чаплинский совсем сник; дрожащими руками он попытался приподнять свое тело из глубины кресла поближе к столу и не смог.

— Что вам нужно? — глухо спросил он.

— Это другой разговор, — весело подмигнул ему Бикезин. — Всего лишь один адресок.

— Чей адрес?

— Пана Ковальчука…

— Не понял…

— А что здесь непонятного? Из города он уехал, а свой новый адрес мне не оставил по причине моего отсутствия. Я, знаете ли, в это время был на курорте — принимал солнечные ванны на Колыме. Перед тем, как мне туда путевку выписали, Ковальчук и шепнул вашему покорному слуге, что в случае чего вы будете в курсе.

— Пшепрашем, я не знаю никакого нового адреса Ковальчука!

— Ай-яй-яй! Папа Стах, пожалейте бедного скитальца, я ведь так и не долечился на курорте до положенного срока. Дела, знаете, дела… Выкладывайте, что у вас там имеется, — Ковальчук зря не скажет. Он по мне очень скучает и может на вас обидеться за такой холодный прием обожаемого друга и соратника.

— У меня имеется один адрес…

— Ну-ну!

— Но это не адрес пана Ковальчука, это адрес его друга в Новороссийске…

— Друг моего друга — мой друг! Считайте, что пан Ковальчук будет вам благодарен по гроб жизни.

— Ладно, я вам дам этот адрес…

Возвращались той же дорогой. Провожал Бикезина только Ростик, простуженно покашливая и сморкаясь. “Поверил или нет?” — пульсировала в голове капитана назойливая мысль. А если не поверил, то как скоро папа Стах придет в себя после неожиданного шока, вызванного упоминанием имени Ковальчука? И как скоро сумеет проанализировать все, что произошло в его “малине”? Что связывает Адвоката и лже-Ковальчука, почему Чаплинский, этот закоренелый преступник, боится какого-то зубного врача?

В одной из улочек Бикезину почудилась человеческая фигура — он насторожился, внимательно присматриваясь. Внезапный порыв ветра запорошил глаза крупными дождевыми каплями. Когда он протер их, впереди по-прежнему было пустынно, только жалкая дворняга прошлепала мимо них в подъезд, жалобно скуля и повизгивая, в надежде согреться там и высушить промокшую шкуру.

— Все, приехали… Дальше пойдешь сам. Тут недалеко. По проулку вниз, затем налево и прямо. Выйдешь на Коперника, а там до твоей гостиницы рукой подать…

— Бывай…

Ростик растаял в темноте проходного двора, и Бикезин заспешил вниз, не выбирая дороги. Что-то уж больно гладко все — вспомнил капитан улыбку Адвоката на прощание: глаза, потухшие было при их скоротечном разговоре, снова ожили на древнем пергаменте кожи лица и приобрели прежнюю тяжесть, сквозь которую проглядывала затаенная жестокость вперемешку с льдинками коварства.

Когда из-за угла вынырнула темная фигура, и нож прошел в каких-то сантиметрах от левого плеча, капитан не удивился и не растерялся: он ждал нечто подобное, и интуиция, обостренная многочасовым нервным напряжением, не подвела оперативника. Молниеносный нырок в сторону, короткий резкий удар ребром ладони по толстому загривку — и бандит, не удержавшись на ногах, ткнулся лицом в брусчатку. Второго, который с хриплым “Ха!” попытался ударить сбоку, он резко бросил через себя головой о стену. Перехватить удар третьего Бикезин не успел, только попытался развернуться боком, что и спасло ему жизнь — нож с хрустом пропорол костюм капитана, скользнул по ребру и вонзился в тело. Боль на какой-то миг обожгла сознание Бикезина, горячей волной разлилась по мышцам и тут же растаяла в страшном напряжении душевных и физических сил, которые появляются в человеке в минуты смертельной опасности. Второй удар бандит нанести не успел: Бикезин, который завалился было на мостовую, сделал зацеп левой ногой за голеностоп противника и сильно ударил правой чуть ниже колена. Дикий вопль заметался по осклизлым стенам домов, рассыпаясь дробным эхом в подворотнях, — бандит грохнулся на камни мостовой и, обхватив руками ногу, со стоном завертелся юлой возле капитана, который тем временем вскочил на ноги и приготовился отбить очередную атаку. Две массивные фигуры медленно приближались к нему, поблескивая холодной сталью клинков…

19

В кабинет Кравчука вошел розовощекий лейтенант Лукьянов из ОБХСС, которого в управлении окрестили Бутоном.

— Здорово, старина!

— Привет, Бутончик! Все цветешь?

— Костя, вызову на дуэль, предупреждаю.

— Ладно, договорились. Но учти, оружие выбираю я. Заходи сегодня вечером в гости, жена как раз собралась котлеты жарить. Вот и устроим дуэль — на мясорубках.

— Э-э, нет уж, уволь. Женюсь, потренируюсь, вот тогда и сразимся.

— Идет… С какими новостями пожаловали, дорогой коллега?

— Мы тут типчика прихватили, провизора. Обслюнявил весь кабинет. История в общем-то обычная — хапнул лишку, деньжата человеку для шикарной жизни понадобились, а теперь слезами полы моет. “Дети, семья, не знал, виноват…” — короче, знакомые вариации о заблудшей овце. Так вот, на одном из допросов он упомянул некоего Ковальчука. Насколько я знаю, он по вашему ведомству сейчас проходит.

— Лукьянов, ты гений! Он сейчас где?

— В кабинете. Нутром чуял, что он тебе срочно понадобится. Дело-то серьезное, сам увидишь…

Провизор Головинский, заплывший жиром человек с красными, словно у ангорского кролика, глазками, сидел на стуле и поминутно сморкался в огромный носовой платок, то и дело вытирая им обильные слезы.

— …Он пригрозил мне, что пойдет к вам и все расскажет. Я боялся… Я не хотел, честное слово!

— Честное слово здесь ни при чем, Головинский, — сказал Кравчук и, чуть помедлив, спросил: — Откуда Ковальчук узнал о ваших махинациях с дефицитными лекарствами?

— Не знаю, не знаю, гражданин следователь! Однажды он зашел ко мне, принес Уголовный кодекс и прочитал статью… И сказал, что мне не отвертеться, потому что у него есть свидетели.

— Кто?

— Он не указал, кто конкретно, но рассказал мне кое-что такое… Я поверил…

— И что дальше?

— Ковальчук пообещал, что никто об этом не будет знать, и даже предложил свои услуги.

— А именно?

— Ему нужны были наркотики. Он мне тут же, в кабинете, вручил крупную сумму денег.

— Какие наркотики?

— В основном морфий.

— Что еще он просил у вас?

— Кое-какие дефицитные лекарства в небольших количествах. Я точно не помню.

— Придется вспомнить, Головинский. Время у вас ДЛЯ этого будет…

Утром Кравчуку принесли пакет спецпочты — данные по Капустяку. Он несколько раз перечитал скупые строчки документов, но выудить оттуда что-либо полезное для следствия ему так и не удалось:

“…Капустяк Иван Матвеевич, украинец, 1926 года рождения. В 1942 году был вывезен гитлеровцами в Германию. Работал сельскохозяйственным рабочим у бюргера в Саксонии. В 1945 году женился на польке Анне Кубельчик, от которой родился сын. В 1947 году Капустяк уехал в Австралию, затем в Канаду. С женой развелся. В Канаде работал автослесарем на механосборочном заводе Форда. Там женился второй раз на дочери мелкого предпринимателя Барбаре Эванс. От второго брака детей нет. В настоящее время работает управляющим в одном из филиалов фирмы по изготовлению пишущих, машинок, которая принадлежит его тестю Джону Эвансу… Советский Союз посетил второй раз; первый — три года назад как турист…”

И никакого намека на связь с Ковальчуком и тем более с Гайвороном-Баняком. Украл у Ковальчука иконы, чтобы сбыть их за границей? Иконы не иголка, от таможенников не утаишь. Вариант этот, конечно, не исключен… Да только поди докажи его сейчас. Эксперты до сих пор работают с черепом Ковальчука (а может, кого другого, ясности пока никакой, одни предположения), пытаются изготовить фоторобот. Работа трудоемкая, почти ювелирная, стопроцентной гарантии тождества с живым человеком эксперты не дадут, не первый раз. Вот если бы в Москву… Но у них там работы хоть отбавляй, а ждать очереди обстоятельства не позволяют.

Кравчук нахмурился, вспомнив вчерашнюю оперативку.

— …И последнее, товарищ полковник, — адвокат Михайлишин. Вот данные оперативной группы наблюдения.

— Что там у них? — Шумко снял очки и, близоруко щурясь, посмотрел на него исподлобья.

— Ситуация довольно сложная. Михайлишин уже третий день сидит взаперти.

— Почему?

— Взял больничный лист.

— При его годах и здоровье ничего необычного…

— В том-то и дело, что он в данный момент практически здоров. Нам удалось установить, что адвокат воспользовался знакомством с лечащим врачом. Вернее, просто обманул его. Тот не нашел каких-то особых признаков болезни, но поверил Михайлишину на слово — до этого случая у него не было повода не верить адвокату. Тем более что тот действительно до лечения в клинике профессора Иванова был болен.

— Вот это уже по-настоящему интересный факт. Притом труднообъяснимый… Чем он занимается в квартире?

— Михайлишин запасся продуктами и спиртными напитками (чего раньше не наблюдалось) в больших количествах. Посмотрите, там написано, сколько и чего… Чем занимается — трудно сказать, окна зашторены. Даже технические средства наблюдения мало проясняют общую картину. В основном ходит по комнатам, курит, что тоже довольно необычно: курить Ми-хайлишин бросил давно. Спит очень мало.

— Телефон?

— Отключил.

— Попытки вступить в контакт со стороны опергруппы были?

— Да. Пришлось на некоторое время для этого обесточить дом. Под видом электриков…

— Ну и что?

— Долго не откликался на стук, но затем все-таки открыл дверь. В квартире давно не убиралось, везде окурки, пепел. Небритый, хмурый и на хорошем подпитии…

— Так. Понятного мало… Что ты можешь предложить?

— Пока ничего, товарищ полковник. Разве что сюда его, к нам…

— На каком основании? И куда? У нас тут не дом отдыха.

— Тогда, может, к нему кого-нибудь из ребят…

— В квартиранты? Бикезин уже был на полном пансионе у Лубенца. Тогда это было хоть в какой-то мере оправдано. А сейчас? В личную жизнь человека, пусть даже в таких, прямо скажем, сложных ситуациях, никто не разрешал нам совать свой нос.

— Так что же делать, товарищ полковник?

— Только одно — наблюдать и еще раз наблюдать. Притом квалифицированно, без сучка-задоринки. В контакт с ним больше не вступать: это может его насторожить. Будем ждать.

20

— Болит? — спросил подполковник Бойчук, бережно пожимая руку капитану Бикезину.

— Есть немного… До свадьбы заживет.

— Счастливчик ты, капитан. Считай, что одним глазом ей, костлявой, подмигнул…

— Не будь ваших ребят, туговато бы пришлось.

— О них другой разговор. Я им тут сегодня кое-что высказал, долго будут затылки чесать. Вот уж поистине — промедление смерти подобно.

— Каким образом они там очутились?

— Недооцениваешь, дорогой, Львовский уголовный розыск, — рассмеялся Бойчук. — Ты что же думаешь, разработали операцию, пихнули тебя в “малину” папы Стаха, и там отдувайся сам как можешь? А где наше хваленое украинское гостеприимство? То-то же… Был грех, каюсь, не предупредил тебя о прикрытии. И знаешь почему? Чтобы ты надеялся только на себя — своего рода допинг. И если честно, полной гарантии на благополучный исход мы никак не могли тебе предоставить. Сам видел обстановочку…

— Я ведь знал, на что иду.

— Оно, конечно, верно. Да только ты ведь еще не знаешь всех обстоятельств дела. Мы тут, пока на тебе медицина тренировалась, кое-кого из твоих “крестников” поспрашивали — время-то не ждет. И знаешь, что выяснилось? Вовремя ты ушел тогда от Адвоката.

— Как это понимать?

— А очень просто: на подходе к его логову торчали “фонарики”. Еще три типа, своего рода передовое охранение — Ядвига успела предупредить папу Стаха, вот он и принял дополнительные меры предосторожности. Хитер, старый лис… Но получилось, что сам себя перехитрил.

— Почему?

— Мы ведь тоже знаем его повадки, не впервой. Потому и не сунулись за тобой в “кусты”. Правда, в конце концов ребята “засветились”, это уже когда за тобой обратно шли, да было поздно; как говорится, поезд ушел… Но этот ход был заранее предусмотрен. Вот только я не ожидал от Адвоката такой прыти. Не успели его предупредить о слежке, как он ответил ударом из-за угла.

— Я думаю, что такое решение он принял еще до того. Не поверил. Сумел вовремя сориентироваться после моей атаки.

— Весьма возможно. Ну ничего, выясним…

— Чаплинского взяли?

— Куда спешить? Теперь он у нас вот где, — Бойчук крепко сжал пятерню в кулак. — Всех его соколиков вместе с Басей для полноты картины, так сказать, мы зацепили. А он пусть побегает.

— Не скроется?

— Да уж постараемся, капитан, не упустить. Когда дом горит, что хозяин делает? Барахлишко выносит накопленное годами. Вот нам и нужно прихватить старого лиса с его копилкой… Ты нам здорово помог, Алексей Иванович. Выступил в качестве своеобразного катализатора — ускорил реакцию разрушения крепости неуловимого папы Стаха.

— Ну что ж, удачи вам…

— Спасибо… Кстати, не хочешь полюбоваться на своих “крестников” — Банта, Тютю и Збышека? Ну и рожи, доложу я тебе, поработал ты на славу. А знаешь, они тебя зауважали после вашего “разговора” в переулке.

— Да нет уж, благодарствую, как-нибудь следующим разом…

Домой капитан Бикезин приехал под вечер. Несмотря на то, что рабочий день уже давно закончился, кабинеты управления не пустовали: что поделаешь, такая работа…

Полковник Шумко при виде Бикезина забеспокоился:

— Что с тобой, Алеша?

— Пустяки, царапнули маленько “пером”…

— Знаю я твое “маленько”! Сейчас позвоню в больницу — ты мне необходим живой-здоровый.

— Не нужно, товарищ полковник! Схожу на перевязку несколько раз — заживет. Кожу проткнули да ребро зацепили. Бывало похуже. Просто устал с дороги.

— А вот длительного отдыха предоставить тебе не могу. Извини. Рассказывай…

На следующий день полковник Шумко вызвал к себе Бикезина и Кравчука.

— Пришел ответ из Новороссийска на наш срочный запрос. Ознакомьтесь.

“…Сергач Мирон Степанович, год рождения 1923, уроженец города Конотопа, проживает по адресу: ул. Набережная, дом № 127, кв. 103. В Новороссийске с 1951 года, работает в баннопрачечном комбинате электриком… Был судим: статья 154 УК РСФСР (скупка валюты) в 1962 году”…

— Ну что, Алексей Иванович, как твое здоровье?

— Нормально, товарищ полковник.

— Будем считать, что я. тебе поверил… С вашей версией я ознакомился. Вполне логично. Фактов, правда, маловато, но уже кое-что просматривается. Пожалуй, нас держит только запрос на Гайворона. Я сегодня звонил в Москву, обещали в скором времени предоставить данные в полном объеме. Вот тогда и сможем расставить все по своим местам. Осталось последнее — Новороссийск…

— И способ, которым было совершено преступление.

— Правильно, Алексей Иванович, и способ… Этот гвоздь, пожалуй, можно выдернуть только при наличии исполнителя — медэксперты до сих пор в тупике.

— А если Новороссийск окажется пустым номером?

— Не будем загадывать наперед, капитан. Поедете вдвоем. Меня держите постоянно в курсе…

Вечером того же дня Бикезин и Кравчук сидели в салоне самолета, который летел в Новороссийск…

21

Море тихо плескалось о набережную, отталкивая гребешками волн мириады солнечных зайчиков, которые отражались на полированных штормами бетонных парапетах. Центральный городской пляж шевелился под ласковым летним солнцем узкой золотисто-бронзовой лентой, в плетении которой загорелые человеческие тела издали угадывались только благодаря разноцветным купальникам.

Неподалеку от пляжа, в пивном баре, выполненном в виде огромной деревянной бочки, толпились отдыхающие. Среди них томился и капитан Бикезин, стоя в самом конце длинной очереди. Изредка он посматривал через широко распахнутую входную дверь на Кравчука, который расположился в тени на скамейке неподалеку от пивбара и с явным удовольствием ел мороженое. Бикезин откровенно завидовал ему: ножевая рана, полученная во Львове от Збышека, не позволяла снять пиджак, пусть даже летний, из тонкого полотна, тогда как Кравчук мог себе разрешить приодеться в шорты и тенниску.

Краем глаза капитан наблюдал за столиком в дальнем конце пивбара. Там с доброй дюжиной наполненных кружек пристроился Мирон Сергач. На тонких кривых ногах, с огромным брюхом, которое выползаю поверх широкого ремня, пучеглазый, с мокрыми От пота косйцами ярко-рыжих волос, сквозь которые проглядывала шершавая лысина, Сергач был разительно похож на старого, медлительного моржа, особенно в тот момент, когда, осушив врастяжку кружку пива, снова неторопливо тянул свою волосатую лапищу за следующей. При этом в его круглых неподвижных глазах светились неземное блаженство и слегка туповатая простота.

Но иногда в них появлялся хищный, настороженный блеск, и тогда острые буравчики покалывали толпу, выискивая признаки еще неосознанной, неведомой опасности. В такие моменты рыхлый студень откормленного туловища напрягался, на короткой, толстенной шее собирались складки, и сквозь выгоревшую на солнце тенниску начинали проступать внушительного размера мышцы.

Успокоившись, Мирон не спеша приглаживал ладонью редкие волосы и опять принимался за пиво. Сила в его коротких пальцах-обрубках была необычайная — об этом капитана предупредили в первый же день, — Мирон шутя ломал подковы и на спор, под “пузырь”, гнул пятаки. И хитрости ему было не занимать: после первой отсидки за валютные операции он затаился, стараясь ничем не привлекать внимания милиции к своей особе. Какое-то время это ему удавалось, однако вскоре Мирон снова попал в поле зрения ОБХСС в связи со спекуляцией и скупкой барахла у иностранных моряков. Но теперь, умудренный лагерными нарами, Сергач, поднабравшись опыта, действовал очень скрытно, через подставных лиц, и что-либо доказать без наличия фактического материала следственные органы не могли.

Когда Бикезин приехал с новыми данными по делу Мирона Сергача, в УВД Новороссийска приняли решение оказывать ему и Кравчуку любую необходимую помощь. Для этого была создана специальная оперативная группа наблюдения — несколько оперативников находилось и здесь, в пивбаре. После уточнения некоторых деталей предстоящей операции решили понаблюдать за связями Мирона, потому что идти напролом не было смысла — “расколоть” Сергача до сих пор не удавалось никому…

Неожиданно один из оперативников подал капитану знак: к столику Мирона направился коренастый крепыш с татуировкой на груди и двумя золотыми фиксами во рту. Широко улыбаясь кому-то из знакомых в толпе, он втиснулся в человеческий частокол у столика и одним махом опрокинул себе в рот кружку пива. Затем, не глядя на Мирона, развернул пакет с вареными крабами и принялся старательно обсасывать клешни. Выпил еще две кружки, доел крабов и — наконец-то! — что-то скороговоркой шепнул Мирону. Тот, не оборачиваясь, слегка кивнул, допил свой очередной бокал и, немного помедлив, начал пробираться к выходу вслед за татуированным парнем.

— Это Фиксатый, — успел шепнуть Бикезину оперативник. — Бывший борец…

Солнце уже скрылось за горизонтом, и длинные тени легли на горячий асфальт — пахнуло влажной морской прохладой. По улицам сновали озабоченные курортники с авоськами, доверху нагруженными продуктами, бойкие торговки с корзинами цветов наперебой предлагали букеты прогуливающимся парочкам, у бочек с квасом все еще толпились ошалевшие от дневного зноя жители города с бидонами и бутылями — запасались впрок, на следующий день.

На окраине города, невдалеке от цементного завода, людей было поменьше, в основном молодые мамаши с колясками. Небольшой дом, посеревший от цементной пыли, к которому привели оперативников Мирон и Фиксатый, затаился среди многочисленных пристроек и заборов. К нему вел единственный узкий переулок, поросший чахлой истоптанной травой, среди которой проглядывали россыпи галечника. Незаметно подобраться вплотную к дому не было возможности, потому оперативники оцепили все ближайшие улицы и переулки: нужно было ждать наступления темноты.

22

Денег было много. Они лежали аккуратными стопками на покрытой винными пятнами скатерти. Трое мужчин, окружив небольшой столик, пересчитывали купюры, раскладывая их на три кучки. Самая большая лежала перед Мироном, который своими пальцами-коротышками на удивление ловко и быстро тасовал ассигнации и связывал их в пачки тонким бумажным шпагатом. Фиксатый изредка обнажал в хищном полуоскале золотые коронки, с завистью бросая быстрые взгляды на Мирона, но, наталкиваясь на его мутные глазищи, в которых светились огоньки алчности и неумолимой жестокости, снова принимался слюнявить пальцы, еще и еще раз пересчитывая свою долю. Третий, хозяин дома, бывший музыкант филармонии пианист Смуриков, которого выгнали с работы за пьянку, суетился, словно хорек в курятнике: порывисто хватал хрустящие купюры, бестолково совал их в свою кучку, которая то и дело рассыпалась.

Под столом затаилась небольшая собачонка с грязно-белой свалявшейся шерстью, она ворчала и обиженно потявкивала, когда кто-либо из участников дележа наступал ей на хвост или на лапы.

Комнату освещала лишь одна лампочка, косо висевшая на мохнатом от пыли электрошнуре. Видно было, что здесь давно не убирали: истоптанный пол в окурках, в углу валялись пустые бутылки, по замусоленным занавескам ползали скопища мух, на запыленном пианино, около окна, стояли немытые тарелки и закопченный чайник.

— М-мирон Степанович, почем-му м-не так м-мало, — жалобно промычал отставной музыкант.

— Мурик, не мельтеши, — отмахнулся от него Мирон. — Деньгу шшитать надо, она шшет любит. Понял?

— Так я считаю…

— Плохо шшитаешь! Месяц назад ты стольник у меня брал? Брал. Потом ишшо полета и четвертак. Секешь? А твоих баб в кабаке кто поил? Я! За три захода пять сотенных как корова языком слизала… Мне от этих девок какая корысть? Хе-хе… Вот я с тебя и вышшитал — эт тебе наука будет, Мурик…

— Га-га-га! — заржал Фиксатый. — Мурик, не связывайся с женщинами — рожденный пить любить не может. Или бери пример с меня: я их принимаю только в выходные дни и обязательно — секи, Мурик! — обязательно, чтобы со своим пузырем и закусью. А иначе — ку-ку, Гриша! — плакали твои потом и кровью зашакаленные “хрусты”. Женщины теперь с умом пошли — тугой кошелек за версту чуют. Берут нашего брата на живца: чуть зазевался — и за жабры…

— Во! — поднял палец вверх Мирон. — Золотые слова! Учись у Фиксатого, музыкант, человеком станешь! Сгоняй-ка, Мурик, в погребок, винца плесни — там у тебя ишшо имеется…

Иннокентий Смуриков, которого за его легкое заикание на букве “м” прозвали Мумуриком, а для краткости — Муриком, сгреб со стола свои деньги в сумку из мешковины и вышел во двор. За ним прошмыгнула и белая собачонка, на прощание цапнув за ногу Фиксатого.

— У-у, зараза! — схватил тот со стола огрызок батона и швырнул ей вслед. — Попадешься ты мне, стервоза…

— Собака знаить, каво кусать… — довольно ухмыльнулся Мирон, распихивая пачки денег по карманам; и застыл, прислушиваясь.

Звонкий собачий лай вмиг разметал благодушие Мирона и Фиксатого. С закаменевшим лицом Сергач поднялся из-за стола и быстро прошел к входной двери. За ним, слегка пригнувшись, словно борец на ковре перед схваткой, заспешил и Фиксатый. Дверь скрипнула, и на пороге появился взъерошенный Мурик с кувшином в трясущихся руках.

— Братва! Там кто-то ходит!

— Тихо ты, клепало! Кто ходит?

— Не знаю…

— Может, соседи?

— Нет, на соседей Бем-моль не лает.

— Та-ак, понятно… Ну-ка посторонись, Мурик. Побудьте в доме. Я сейчас…

Через несколько минут Сергач появился в дверном проеме и угрюмо посмотрел на своих дружков.

— Мурик, запри двери. Только потише орудуй замками!

— Ну что? — спросил Фиксатый.

— Хана, вот что! Менты бродят около дома.

— Ты их видел?

— Мне видеть не обязательно. Я их на нюх чую…

— Что делать будем?

Неожиданно щелкнул замок, отворилась дверь одной из комнат, и глуховатый мужской голос произнес:

— Мирон! В чем дело?

Фиксатый оторопел:

— К-кто это? — заикаясь, спросил он и воззрился на человека, который, переступив порог комнаты, шагнул к ним.

— Что за шум, Мирон? — переспросил вошедший, уставившись в упор на Сергача.

— Менты шуруют вокруг дома… — опустил тот лупатые зенки под тяжелым взглядом вошедшего.

— “Хвоста” приволокли? Я тебя предупреждал, Мирон, или нет? Ну!

— Да. Виноват… Кто знал…

— Слышь, Мирон, что за тип?! — озлился Фиксатый и подошел вплотную к неизвестному. — Ты кто такой?

— Ша, Фиксатый! — лапа Мирона легла на плечо бывшего борца, и он, повинуясь медвежьей силе, отшатнулся назад. — Тебе это знать ни к чему. Свой человек…

— Свой, свой, — заворчал Фиксатый. — Знаем мы таких своих…

— Зови меня Богданом… — примирительно сказал ему тот и спросил у Мирона: — Так что будем делать?

— А черт его знает… Уходить надо…

— Каким образом?

— Помозговать нужно…

— Чего уходить? — вмешался Фиксатый. — Они что, нас на деле застукали? Деньги не пахнут, а товар мы без липших свидетелей толкнули. Все чисто.

— Помолчи! — взорвался Сергач, недобрым взглядом окидывая его с ног до головы. — Не про тебя разговор.

— А если не про меня, тогда я лучше пойду! Покеда!

— Я те пойду! Шустрить начал? — Мирон закрыл своей квадратной тушей дверной проем. — Стукачом решил стать или как?

— При чем здесь это?

— При том, Фиксатый, что мы с тобой одной веревочкой повязаны! И если нас из-за тебя менты в воронок запихнут, то я исповедаюсь, как ты “нечаянно” воткнул перо в бок обэхээснику два года назад…

— Ах ты ж, бога-душу!.. — заматерился Фиксатый и шваркнул со всего размаху по губам Мирона.

И тут же, посерев лицом, с тихим стоном опустился на колени — короткие пальцы-обрубки клещами впились в его запястье.

— Землю грызть будешь, падла! — бешеная злоба искривила лицо Сергача, и он медленно начал отводить кулак для удара.

— Мирон! Оставь его! — резко и повелительно приказал Богдан.

Тот нехотя выпустил руку Фиксатого и, сплюнув кровь с разбитой губы, матюкнулся:

— Попомнишь меня…

— Нашли время! Будем уходить… Прорвемся. Иннокентий! Подойди сюда. Окна моей комнаты открываются?

— Да. Только нужно вторую раму выставить.

— Займись… А теперь давайте потолкуем…

23

Бикезин от досады ругнулся про себя — ну кто просил этого парня из оперативной труппы лезть под окна?! Да еще со стороны двора. Он видел, как Мирон медленно, словно прогуливаясь, прошелся по подворью, заглянул за сарай, выглянул на улицу и опять скрылся в доме. Ситуация была — хуже некуда. Операция явно срывалась: Мирон заподозрил неладное. А возможно, что-то и увидел. Капитан лихорадочно соображал, что предпринять в сложившейся обстановке. Теперь наблюдать за Сергачом не имело никакого смысла — с таким же успехом с сегодняшнего вечера можно было следить за причальной тумбой. И главная беда заключалась в том, что Мирон мог, затаившись, ждать, сколько ему заблагорассудится, тогда как им такую роскошь не позволяло время. А его и так уже было потеряно предостаточно. Брать? А если это пустой номер? Тогда что? Полнейший провал операции! Операции, на которую было столько надежд, тщательно подготовленную и отработанную в нескольких вариантах. И теперь все эти варианты, которые казались логичными и неотразимыми, превратились из-за грубейшей ошибки неопытного оперативника в прах. Что же теперь делать? Обыскать дом? На каком основании?

Капитан ругал себя последними словами за то, что не сумел правильно скоординировать действия оперативников, хотя и отдавал себе отчет в том, что большой его вины в этом нет — просто были, вопреки приказу, нарушены элементарные правила наружного наблюдения. И теперь нужно было искать выход из создавшегося положения…

Минуты тянулись нестерпимо медленно; настороженная тишина царила в переулках и во дворе. Что задумал хитроумный Мирон? В том, что он готовится сейчас предпринять какие-то действия, Бикезин почти не сомневался — чутье опытного оперативника подсказывало капитану неизбежность контригры. Детально ознакомившись в управлении с делом Сергача, капитан хорошо представлял себе всю сложность борьбы с таким сильным противником. Ведь недаром лже-Мирон столько лет водил за нос новороссийскую милицию. Чего стоило опергруппе сегодняшнее наблюдение за Сергачом и Фиксатым: добрых два часа плутали по городу и окраинам, пока наконец добрались к этому дому. Как успел выяснить капитан у местных сотрудников угрозыска, они впервые вышли на этот адрес и, судя по их данным, за хозяином дома не наблюдалось ничего противозаконного. Уже одно это обстоятельство подсказывало капитану, что след верный; если бы не эта оплошность! Что делать, что предпринять, чтобы спасти операцию? Оставался единственный шанс — открыть дорогу Мирону и Фиксатому, оставить их без наблюдения в расчете на то, что они все-таки поверят в беспочвенность своих опасений и успокоятся. Потому что в данной ситуации наблюдать за ними — задача архисложная, и малейшая ошибка будет провалом операции, окончательным и бесповоротным.

Бикезин включил рацию, готовясь выйти на связь с Кравчуком, который с оперативниками перекрыл переулок. И в это время скрипнула дверь дома — во двор вышли Мирон и Фиксатый. Поздно! В приборе ночного видения отчетливо просматривалось лицо Мирона — угрюмое, настороженное; круглые глаза беспокойно метались у основания низкого, скошенного кверху лба, всматриваясь в ночную темень. Фиксатый шел чуть сзади, недобро ухмыляясь и загребая туфлями камешки и гребешки пушистых пыльных наносов. Они миновали Бикезина, который затаился в маленьком тупичке напротив дома за кучей ящиков и деревянных обрезков, и зашагали по переулку.

Все дальнейшее произошло молниеносно. У выхода из переулка, на скамейке, сидели два оперативника, изображающие подвыпивших парней (чуть поодаль, в переулке напротив, находился Кравчук). Беззвучно, не сговариваясь, Мирон и Фиксатый бросились на оперативников — шум драки вмиг разрушил хрупкую тишину ночи. В домах начали зажигаться огни, захлопали двери, залаяли собаки; кто-то начал истошным голосом созывать соседей, чтобы унять драчунов. Мимо Бикезина стремглав пробежали два оперативника, прикрывающие дом с тыла, и вклинились в клубок тел, который грузно ворочался в переулке.

Капитан тоже хотел было последовать их примеру, но тут же остановился. С какой стати Мирон и Фиксатый затеяли такую шумную потасовку? Где логика? Ведь они знали практически наверняка, что парни из милиции, — это ясно как дважды два. Спровоцировали? С какой целью? И уже ни секунды не мешкая, он метнулся к дому. Дверь заперта, в доме тихо. Свет потушен. Бикезин, стараясь не шуметь, проскользнул, пригибаясь, мимо окон и заглянул за угол. Никого… И только едва слышимый скрип несмазанных оконных петель — кто-то закрывал окно. Подтянувшись на руках, Бикезин бесшумно перевалился через забор и тут же увидел, как в соседнем переулке замельтешила человеческая фигура — кто-то крупными прыжками убегал в сторону порта… Капитан, не выбирая дороги, ринулся вслед за ним. Забор, чей-то двор, еще один забор… Нога подвернулась, и капитан с разбегу рухнул на груду щебенки — боль от незажившей раны на миг заглушила сознание. Но тут же, перекатившись на другой бок, Бикезин вскочил на ноги и снова побежал. Некоторое время он не видел беглеца. “Упустил!” — ужаснулся капитан, чувствуя, как лоб покрылся холодной испариной. Изо всех сил бросился вперед, выскочил из переулка и наконец снова заметил далеко впереди преследуемого. Тот уже взбирался на дорожную насыпь с намерением перехватить свободное такси, зеленый огонек которого приближался со стороны пригорода. “Эх, не успею! Нельзя упустить, никак нельзя! ” — нервы были напряжены до предела.

Машина остановилась и тут же снова на большой скорости помчалась дальше. А на дороге ворочался человек, стараясь встать на ноги.

— Угнал машину! У-у, гад! — человек с трудом поднялся и шагнул навстречу капитану — из рассеченного виска струилась кровь.

— Документы!

— Таксист я, Ваулин Николай, — протянул тот права.

“Машину, срочно машину!” — Бикезин выскочил на проезжую часть, пытаясь остановить юркий “Жигуленок”. Тщетно — вильнув, тот объехал капитана и укатил в сторону города. Тогда капитан выхватил пистолет и стал посреди дороги; следующая машина, взвизгнув тормозами, остановилась буквально в двух шагах от него.

— В чем дело? — открыв дверцу, спросил водитель.

— Уголовный розыск! Товарищ, помогите! Мы преследуем опасного преступника! Он угнал такси и уехал в сторону города!

— Садитесь!

— И я! — подскочил таксист и нырнул вслед за капитаном в салон “Лады”. — Ну попадется мне этот бандюга! Ух!

24

Такси, в котором ехал преступник, они настигли уже в городе. “Волга” на полном ходу проскочила через центр и запетляла по переулкам. Водитель “Лады” выжимал из машины все возможное и вскоре пристроился метрах в десяти позади “Волги”.

— Что будем делать? — спросил он капитана, внимательно наблюдая за попытками преступника оторваться.

— Попробуйте обогнать его и прижать к бордюру. Только поосторожнее и на окраине города, там, где нет прохожих.

— Хорошо. Сделаем… — И “Лада”, стремительно набирая скорость, почти поравнялась с такси.

Но преступник разгадал маневр преследователей и рванул руль влево, загораживая проезжую часть. Потянулось томительное ожидание — “Лада” никак не могла обогнать “Волгу”, петляющую впереди, а стрелять по шинам капитан в черте города не мог из-за боязни попасть в прохожих, которые, несмотря на позднее время, изредка встречались на пути.

Наконец на одном из бесчисленных поворотов “Лада”, забравшись на тротуар, сумела проскользнуть мимо такси и вырваться вперед. Преступник в бешенстве крутанул баранку, пытаясь достать “Ладу” бампером, и промазал: проскочив тротуар, “Волга” снесла на пути небольшой застекленный киоск и, черканув боковиной о бетонный столб, уткнулась в кустарник.

Когда Бикезин выскочил из машины, преступник уже успел нырнуть в подворотню дома. Рядом с капитаном бежал Ваулин, а чуть поодаль — водитель “Лады”.

— Назад! — крикнул Бикезин Ваулину, который опередил капитана, и резко толкнул его в сторону, но опоздал: грохнул выстрел — и водитель такси со стоном повалился на землю.

Вторая пуля прозудела над головами преследователей. Капитан упал рядом с Ваулиным.

— Живой?

— А, черт! Болит… В бедро попал…

— Лежи, не поднимайся! — бросил капитан и, улучив момент, перекатился за большой мусорный ящик; снова громыхнул выстрел, и пуля, срикошетив от стены, впилась в землю рядом с Бикезиным.

Слегка высунувшись из-за своего укрытия, Бикезин выстрелил в сторону преступника с таким расчетом, чтобы пуля прошла над головой — преступника нужно было брать только живым. Ответного выстрела не последовало. Тогда капитан ощупал прибор ночного видения и, убедившись, что он исправен, прильнул к окуляру. Преступник, который укрывался за трансформаторной будкой — Бикезин успел заметить его фигуру, — попал в западню: позади него высился каменный забор, перескочить через который он не мог при всем желании. Капитан включил портативную рацию, пытаясь выйти на связь с опергруппой, но она была безмолвна — видимо, при падении он ее повредил. “Нужно брать!” — решил Бикезин и посмотрел на помощников. Ваулин лежал на том же месте, где его настигла пуля преступника, а водитель “Лады” переполз за угол дома чуть сзади капитана. Прикинул расстояние до будки — и едва успел отпрянуть за ящик: еще одна пуля отколола щепку от доски и застряла в мусоре. “Интересно, какой системы у него оружие? — подумал капитан, считая выстрелы. — По звуку — калибр крупный, явно не дамская хлопушка, но вот сколько патронов в обойме? Семь? Девять?” — думал капитан, внимательно прислушиваясь и всматриваясь в окуляр прибора ночного видения. Преступник переполз за старый “Москвич”, который стоял в глубине двора. “Неужели “вальтер”?.. Девятизарядный… Тогда еще три в запасе. Или наган? Звук похож… Проверим еще раз…” Бикезин снял пиджак, напялил его на палку, которая лежала у стены, и приподнял над головой —  выстрел не заставил себя ждать; пиджак отбросило в сторону. “Так, похоже, что “вальтер” — патронов не бережет… — с удовлетворением констатировал Бикезин. — Еще одну пулю — мне, а последнюю — себе? Не исключено… И очень даже похоже — ему терять нечего… Ну что же, пора! Нужно рискнуть, спровоцировать его опустошить обойму. Даже если есть запасная, перезарядить не успеет. Брать только живым!” Подобравшись, капитан, словно развернутая пружина, метнулся вперед. Выстрел, второй! Пуля обожгла левое предплечье, и капитан невольно вскрикнул от боли. Преступник ринулся к нему навстречу. В его руке сверкал нож. Удар клинком — самый опасный на уровне груди, очень неудобный для перехвата — Бикезин отбил ногой в высоком прыжке. Следующий удар преступник нанести не успел: мгновенный захват с подсечкой оторвал его от земли, и он со всего размаха грохнулся на камни. Все! Сзади послышался топот. Теряя сознание, Бикезин всем телом навалился на преступника…

Очнулся он от запаха нашатыря — кто-то усердно совал ему под нос огромный клок ваты, пропитанный едкой жидкостью. Ему помогли подняться, вокруг толпились люди, видимо, жильцы близлежащих домов. Чуть поодаль со связанными руками сидел и тот человек, который так нужен был капитану только живым. Бикезин подошел к нему. Холодные глаза смотрели на капитана с нескрываемой, жестокой ненавистью…

— Вот и встретились. Наконец-то… Пришелец с того света… — Бикезин спокойно посмотрел и эти недобрые глаза и медленно пошел навстречу милицейскому “газику” с оперативной группой, который заруливал во двор.

25

В кабинете было душно: солнце уже успело забраться довольно высоко, и даже плотные шторы не могли сдержать напора его горячих лучей. Маломощный настольный вентилятор тоже не помогал — лопасти с жужжанием перемалывали невидимые глазу молекулы, отбрасывая в сторону Бикезина воздушную струю, которая по температуре почти не отличалась от окружающего воздуха. Капитан подошел к окну, отдернул штору; невесть откуда прилетевший ветерок ворвался в комнату и вымел наружу назойливую духоту. Несколько бумажек взлетело со стола и, покружив среди ералаша воздушных струй, мягко приземлилось посреди кабинета.

— Как здоровье, Алексей Иванович? — в кабинет вошел Кравчук с перебинтованной рукой на перевязи.

— А я только о тебе подумал. На здоровье уже не жалуюсь, заштопали меня врачи по всем правилам. Как у тебя, Костя?

— У меня еще не скоро гипс снимут… Зудит…

Да, Мирон Сергач поработал своими “рычагами” от души: двух оперативников пришлось отправить в больницу, да и Кравчуку порядком досталось от озверевшего бандита… Задребезжал телефон.

— Слушаю, Бикезин…

— Вам звонят из Львова, — голос дежурного по оперативному залу. — Соединяю…

— Бикезин? Здорово, Алексей Иванович! Бойчук… Как у тебя там жизнь протекает? Нормально? Рад за тебя, рад… Тебе привет от нашего общего знакомого.

— Это от кого еще?

— Ну, капитан, нельзя забывать папу Стаха, от него, соколика, от него.

— Где он сейчас?

— У нас, где-же ему быть. Исповедуется старый греховодник. Кстати, обиду на тебя имеет. Это же нужно, впервые в жизни попасть впросак.

— И на старуху бывает проруха…

— Точно! Обязательно передам ему твои слова, пусть порадуется дедушка, что и ты его не забыл еще. А то у него сейчас настроение подпорчено — копилочку-то мы его зацепили. Есть на что посмотреть, доложу тебе. Не зря Адвокат столько лет старался, не зря…

— Меня один вопрос интересует — Ковальчук.

— Потому тебе и позвонил. С нижайшей просьбой. Видишь ли, Алексей Иванович, папа Стах стал в общем-то милым собеседником, разговорился наконец. Но как только доходит дело до Ковальчука, сразу же в кусты. Молчит, и все. “Не ведам. Пан Ковальчук, то есть, проше пана, случайный знакомый…” Твердит уже который день. Так ты уж, будь добр, если есть такая возможность, копни этот вопросик поглубже. Он нас очень заинтересовал. Что-то за этим всем скрывается.

— Попробуем. У нас тут тоже есть кое-кто, да только уж больно неразговорчив.

— Значит, и у тебя все на мази?

— Да, в основном…

— Поздравляю, Алексей Иванович! Значит, не забудешь? Будї. здоров! Звони.

После обеда капитан Бикезин зашел в поликлинику на перевязку и поспешил обратно в управление — дело близилось к завершению, и нужно было готовиться к очередному допросу преступника. И готовиться самым тщательным образом, материалов накопилось предостаточно, и пора было переходить в решающую атаку на этого матерого волка…

В дверь кабинета постучали.

— Войдите!

— Извините, я вам не помешал? — адвокат Михайлишин нетвердыми шагами направился к столу капитана.

— Нет, нет, прошу вас, Богдан Станиславович. Садитесь…

В который раз Бикезин поражался тем метаморфозам, которые происходили на его глазах с адвокатом. А сегодня тем более. Перед ним, ссутулившись, сидел заросший недельной давности щетиной старик. Костюм в сальных пятнах, несвежая рубашка с оборванными пуговицами, небрежно повязанный галстук с замусоленными концами. И руки… Какие-то жалкие, беспомощные, с обгрызенными ногтями, они то и дело суетились в поисках чего-то невидимого, эфемерного, что все время ускользало, заставляя их владельца недоумевать, страдать и бояться. Потухшие глаза, подслеповато щурясь, беспокойно ощупывали стол, стены, пол в кабинете и даже что-то внутри себя, заплывая слезной поволокой…

— Я слушаю вас, Богдан Станиславович.

— Алексей Иванович, бога ради, простите мне мой вид… Мне стыдно… Я виноват…

— Что случилось?

— Скажите, капитан, вы представляете себе, что такое идти в атаку? Во весь рост, под пули, в разрывах мин и гранат. Страшно? Да! Очень… Но рядом с тобой твои товарищи, друзья. А позади — Родина. Смерть — не избавление от мук и не просто шаг в небытие, а продолжение жизни. Пусть не твоей! — твоих детей, внуков, родных и близких, твоих друзей. Я прошел всю войну от порога родного дома до Берлина. Со смертью в обнимку, но я ее не боялся. Нет! Не было в моем сердце такого чувства, понимаете, не было! Два тяжелых ранения, контузия и Бог знает сколько мелких царапин — все выдержал. Верил… в жизнь… в будущую… прекрасную жизнь… А вот теперь… Теперь я боюсь! Я трус! Понимаете — трус!!!

— Успокойтесь, Богдан Станиславович! Что с вами?

— Со мной? Со мной пока ничего… И это самое страшное! Пока ничего… Пока… Но сколько это может длиться? Еще день, два, месяц, год? Я не могу, я задыхаюсь… Я беспомощен, я не могу ничего с собой поделать! Трус, самый распоследний трус!

— Так все-таки, скажите же наконец, что с вами происходит?

— Капитан, я знаю, от чего умерли Слипчук и Лубенец. Нет, не перебивайте меня! Давно знаю. Очень давно.

— Откуда это вам известно?

— Алексей Иванович, я четверть века работаю адвокатом. Записка. Все дело в ней. Я понял, все понял… Все! Это не блеф.

— Да, действительно, вы правы.

— Вот! И я испугался… Смерти испугался! Чего ради? В мои годы? Запаниковал… Это я-то, полковой разведчик, старший сержант Михайлишин! Да какой я после этого… тьху! Ходил в штыковую — не боялся, “языка” брал — не боялся, сколько раз прикрывал отход разведгруппы — не боялся! А теперь вот… струсил… По ночам не сплю… дверь на замке! Водку… пью… Стыдно… Стыдно! Опустился! И ничего, ничего поделать с собой не могу. Понимаете, ничего!

— Я просто затрудняюсь что-либо вам ответить… Все это очень сложно… Мое сочувствие вам не поможет. Но я думаю, что вы совершенно напрасно себя изводите.

— Да-да, может, вы и правы… Может быть… Послушайте, Алексей Иванович! Мне помнится, вы однажды спросили у меня про Ковальчука.

— Просто, в разговоре…

— Не-ет, не просто! Я понимаю: идет следствие, и вы не вправе мне что-либо рассказывать. Служебная тайна… Вот я после этого разговора и задумался — к чему все это? Почему именно Ковальчук? И вы представляете, кое-что вспомнил! Не знаю, насколько это вам интересно, но поведение Ковальчука в тот день было каким-то странным…

— В какой день?

— Понимаете, у меня зубы в общем-то пока на удивление неплохие. Нельзя сказать, что я чересчур много уделяю им внимания, но в мои годы иметь такие… У нас в роду у всех зубы отличные. Только два у меня отсутствуют. В одном из поисков встретились с немецкой разведкой, и в рукопашной фриц автоматом заехал по челюсти. Так вот, не помню, с какого времени у меня стерли обычные, металлические. Но с некоторых пор ко мне на работу зачастил Ковальчук — мы с ним были просто знакомы: Он обращался с просьбой посодействовать в возвращении патента. И вот однажды Ковальчук намекнул мне, что хорошо бы поставить вместо моих старых протезов новые, золотые. Я сначала было отказался, а потом подумал: почему бы и нет? Денег жалко, что ли? И согласился. Записался в очередь — желающих вставить золотые зубы и коронки очень много, очередь длинная, года два ждать нужно. И забыл, представьте себе, об этой встрече. И вот перед моим отъездом на лечение ко мне зашел Ковальчук. Домой. Сказал, что подошла моя очередь и что мне нужно срочно явиться в стоматологическую поликлинику. Я пришел туда, и он мне изготовил два отличных протеза. Вот они…

— Так что же здесь необычного?

— А то, что, как оказалось, моя очередь не подошла и до сих пор: я недавно проверил! Вот тогда мне и вспомнилось, что Ковальчук сказал на прощанье, когда поставил протезы: “Вам они к лицу. Думаю, что вы скоро убедитесь в этом. И вспомните лучшего зубного врача города…” При этом он так посмотрел мне в глаза, что я невольно содрогнулся. Вам когда-нибудь приходилось видеть вблизи глаза змеи? Именно такие были у Ковальчука в тот день…

— Постойте, постойте, Богдан Станиславович! Минуту…

“Вспомнил! Наконец-то! Неужели?!”

Бикезин схватил папку с делом об убийстве Слипчука и Лубенца и принялся лихорадочно листать ее. Фотографии судмедэкспертов. Есть! Как же это он раньше не догадался об этом? Нельзя медлить ни минуты! И капитан включил селекторную связь — срочный вызов дежурной машины…

26

Преступник отмалчивался уже два дня. Серые глаза равнодушно смотрели куда-то вдаль и только изредка вспыхивали злобой, которая превращала лицо в маску ненависти. Односложные “да” и “нет” — вот и все, что удавалось добиться Бикезину и его коллеге-следователю на допросах…

— Ну что же, будем по-прежнему молчать? Посмотрите сюда! Это фоторобот, притом довольно удачный; как видите, это вы собственной персоной. Нам удалось проследить ваш путь вплоть до Новороссийска. Вот свидетельские показания кассира железнодорожной станции, проводниц вагона, вашей попутчицы. Корешок авиабилета, паспортные данные — Домич Богдан Михайлович. “Липа”. Хорошо сработанная, явно не кустарщина. К этому вопросу мы еще возвратимся… Скажите, вы знакомы с Гостевым Олегом Гордеевичем?

— Нет.

— Странно… Вот фотография, а это еще одна, фоторобот — со скульптурного слепка. Так каким образом, гражданин Ковальчук, этот самый Гостев очутился под обломками вашего дома?

— Не знаю.

— Зато мы знаем… Но и об этом чуть позже. Кто вас отвез на станцию?

— Какая разница?

— Нет, есть разница! Джон Капустяк.

— Не знаю такого.

— А вот он вас знает. И притом неплохо. А теперь скажите, Ковальчук, где ваши знаменитые иконы?

— Сгорели во время пожара.

— Ну не скажите… Вот заключение экспертов, фотографии икон и каталог лондонского аукциона “Сотбис”, в котором значатся и ваши иконы. Кстати, вот официальное заключение эксперта “Сотбис” Ричарда Камбера о подлинности икон и свидетельские показания Либермана, Колядко и Козлова, которые видели именно эти иконы у вас, гражданин Ковальчук. Так каким образом они попали в Лондон?

— Не знаю!

— А где остальные иконы, тоже не знаете?

— Нет.

— Ну что же, придется освежить вашу память, коль вы позабыли свой тайник в Новороссийске. Прошу! Вот они!

Бикезин открыл небольшой ящик, в котором лежали иконы, аккуратно упакованные в бумагу и полиэтиленовые мешочки.

— Как видите, в полной целости и сохранности. Между прочим, самые ценные из вашей коллекции. Побоялись отправить посылкой через знакомых Мирона Сергача? Правильно сделали, Ковальчук. Иконы действительно представляют собой большую историческую и художественную ценность и вскоре займут по праву принадлежащее им место в музее. Единственное доброе дело, которое, не ведая о том, вы совершили… А теперь перейдем к следующему вопросу: ваша настоящая фамилия?

— Ковальчук.

— Вот заключение о вашей смерти, свидетельские показания и прочее… Достаточно?

— Да.

— Так в чем же дело?

— Мне все равно, под какой фамилией я буду значиться в списках расстрелянных…

— Расстреляют вас или нет, решит суд. Прошу это учесть в дальнейшем и не упорствовать, не отмалчиваться. Пусть я еще раз повторюсь, но чистосердечное признание суд не оставит без внимания, и вы это обязаны знать.

— Возможно…

— Итак, ваша фамилия? Опять не хотите отвечать? Тогда посмотрите на эту фотографию. Узнаете? Семейство Баняков в полном составе! А рядом с Мирославом, будущим главарем банды Гайвороном, стоите вы, сын младшего брата лавочника Баняка — Степан Баняк! И братец ваш Богдан, который подвизается сейчас в Канаде среди оуновцев вместе с Гриньйохом, капелланом батальона “Нахтигаль”, свояком старого Баняка!

— Предположим, я Степан Баняк. Что из этого?

— Так предположим, или вы подтверждаете, что ваша фамилия Баняк?

— Да… Подтверждаю.

— Это уже хорошо… Из этого кое-что следует. Поскольку вы Степан Баняк, значит, хорошо знали Гайворона. Надеюсь, вы не будете отрицать этот факт?

— Гайворона я не знал.

— Ну как же, Мирослав Баняк не ваш двоюродный брат?

— Мирослав — да, а Гайворона я не знаю, и вообще, впервые слышу эту кличку… или фамилию…

— Так и запишем… У вас была пишущая машинка?

— Нет, не было.

— А вот соседи утверждают обратное. Читайте.

— Ошибаются.

— И грузчик приемного пункта “Вторчермета” Сулименко, который продал вам пишущую машинку системы “Ундервуд”, тоже ошибается?

— Было такое дело… Только я вскоре выбросил ее на помойку из-за неисправности.

— Значит, и этот факт вы подтверждаете?

— Да.

— Тогда скажите, из каких побуждений вы отпечатали и отправили Слипчуку, Лубенцу и Михайлишину вот эти три записки.

— Я их впервые вижу.

— Вот заключение экспертов, что они отпечатаны на “Ундервуде”, который вы купили у Сулименко.

— Повторяю, я не имею к этим запискам ни малейшего, отношения.

— И к угрозам, которые составляют содержание этих записок, тоже?

— Да!

— Спокойнее, Баняк… У меня тут кое-что есть… Вот, посмотрите. Этот золотой зуб-протез изготовили вы лично, гражданин Баняк. Вот свидетельские показания адвоката Михайлишина.

— Как вы сказали? Михайлишина?

— А что вас так удивило? Да, Михайлишина. Вы с ним еще встретитесь… попозже… Так вы не отрицаете, что зубной протез для Михайлишина изготовлен вами?

— Н-нет…

— Взгляните на эту фотографию. Она, правда, имеет несколько необычный вид, поскольку отснята с применением специальных технических средств — кобальтовой пушки. Но это не суть важно… Как видите, это зубной протез, увеличенный в двадцать раз. Хорошо просматривается внутреннее строение, невидимое в обычных условиях. И вот здесь, вверху, у режущей части зуба — посмотрите сюда! — есть небольшая пустота, заполненная ядом. Через определенный промежуток времени яд попадает в полость рта, потому что во время еды режущая часть зуба деформируется и истирается. На этом снимке видно, что золотая пленка, предохраняющая каверну с ядом от контакта с полостью рта, истончилась до нескольких десятков микрон. Еще день-два, и спасти жизнь адвокату Михайлишину было бы невозможно. Что на это скажете? Ваших рук дело?

— Я ничего не знаю! Какой яд?

— Гражданин Баняк! Перестаньте разыгрывать здесь комедию! Вы что же, не верите фактам? Тогда вот еще целая кипа документов, подтверждающих, что яд, который находится в зубном протезе, из группы контактных, вот его состав, и изготовлен он вами. Перечень компонентов — прошу… Яд южноафриканской змеи вам достал Гостев, а для того, чтобы он попал в организм, в кровь (ведь яд сам по себе при отсутствии ранки во рту мог и не подействовать), вы изготовили специальный состав на основе жидкости, которая проникает через поры кожи и всасывается вместе с ядом стенками желудка. Вот заключения судмедэкспертов, биохимиков… А другие компоненты контактного яда, сам не ведая, для каких целей, предоставил вам провизор Головинский. Поскольку они входят в состав некоторых дефицитных лекарств, которые вы заполучили с аптечного склада. Посмотрите показания Головинского и заключения фармацевтов…

Баняк глухо застонал от переполнившей его ненависти и поднял налитые кровью глаза на Бикезина:

— Твоя взяла, начальник… Ладно, пиши. Все равно… не доживу… Эх, жаль!

Из протокола допроса Степана Баняка.

“Следователь. Расскажите о Гостеве, только подробнее, пожалуйста.

Баняк. Я с ним познакомился в 1976 году в доме отдыха. Мы жили в одной комнате. Вот тогда я и узнал, совершенно случайно, что Гостев наркоман. Он много рассказывал о свойствах различных ядов, о змеях. Я еще не знал тогда, что эти сведения мне когда-либо могут понадобиться. Но Гостева я на всякий случай “привязал” к себе — одолжил ему крупную сумму денег, как видно, для покупки наркотиков. Однажды, года через два после этого, Гостев, будучи в командировке, зашел ко мне. Вид у него был неважный, он жаловался на плохое самочувствие, головные боли. Но я-то догадывался почему: вышли наркотики. И не ошибся: он попросил меня помочь достать ему морфий; в свое время я намекнул ему, что имею такую возможность. Наркотик он получил, притом бесплатно — названная мною сумма была явно не по карману Гостеву. И с тех пор он стал моим должником. Гостев два-три раза в год приезжал ко мне за очередной порцией морфия, который я покупал у Головинского…

Следователь. Кто изготовил контактный яд?

Баняк. Гостев.

Следователь. Он поинтересовался, для каких целей вам нужен этот яд?

Баняк. Он долго не хотел мне его делать. Но потом… Короче говоря, я напомнил ему о долге… Он и тогда не согласился. Начал по частям выплачивать долг. Я ждал. И ему опять пришлось обратиться ко мне за наркотиками. Я отказал, и тогда Гостев привез мне этот яд…

Следователь. Что случилось в последний приезд Гостева к вам?

Баняк. Мне нужно было уходить. И выиграть какой-то промежуток времени, чтобы не вызывать подозрений. Тогда у меня возник план… Так как Гостева никто не мог в