КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 393319 томов
Объем библиотеки - 510 Гб.
Всего авторов - 165314
Пользователей - 89421
Загрузка...

Впечатления

ZYRA про Юм: ОСКОЛ. Особая Комендатура Ленинграда (Боевая фантастика)

Понравилось. Живой язык, осязаемый ГГ. Переплетение "чертовщины" и ВОВ, да ещё и во время блокады Ленинграда, в общем, книгу я прочел не отрываясь. Отлично.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
irina.lu@mail.ru про Шатохина: Княжна (СИ) (Любовная фантастика)

Все произведения автора, которые я прочитала, очень ярко эмоционально окрашены, вызывают ответную реакцию, заставляют сопереживать героям. спасибо за такие истории!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
АРАХНА про серию Косплей Сергея Юркина

КНИГИ КЛАСС ПРОЧИЛ 1 ДЫХАНИЕ ВСЕМ СОВЕТУЮ--- НАРОД КТО ЗНАЕТ
а будить продолжение книги Косплей Сергея Юркина Айдол-ян (часть вторая) 5--6--7-трек или новая книга .А то я дочитал 5 трек
Президент СанХён будет ругаться. - говорит БоРам Продолжение следует...подскажите кто знает заранее СПАСИБО

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Резанова: Золотая голова (Фэнтези)

Как уже было (наверное) понятно по моим предыдущим восторгам (по поводу открытия данного автора и данной СИ) я специально «докупил» эту часть в варианте «давно угаснувшего издательства» времен конца 90-х...

Единственное о чем я жалею — так это о том, что я читал их «не по порядку» (первым у меня пошел «Открытый путь»). Но в целом, я все же рад что удалось собрать и эти части...
Во «главе угла» тут (как и в другой известной мне книге «Открытый путь») два героя (мужского и женского пола)). И как всегда автор буквально с первых 2-3 страниц «заводит сюжет с полпинка» и эти два персонажа (хотя «героиня» конечно больше) обретают жизнь. У других же (коллег автора) на это порой уходит до полу-книги...

Сам сюжет — с одной стороны прост, но не так однозначен: некая преступница (по совместительству «бывшая дворянка угаснувшего рода») отправляется на плаху и... нежданно обретает не только жизнь, но и «некую миссию» по возврату долгов. Далее: дворцовые интриги, сражения по пути «туда и обратно» и некие предопределенные тайны «обретающие плоть» по мере повествования романа. Конечно кто-то наверняка сочтет этот роман «бабским», однако при всех схожих условиях (данного жанра) я б лично его таким не назвал. По своему содержанию он напомнил мне творения Дяченко («Ритуал» и «Магам можно все») где все тоже «не так просто» и однозначно (как кажется)...

Концовка данного романа так же неоднозначна. Впрочем это же касается и другой (не связанной) повести в данной книге.
P.S Данная книга куплена мной "на бумаге".

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Свержин: Трехглавый орел (Альтернативная история)

Честно говоря читать эту книгу я начал только ввиду того, что у меня в библиотеке накопилось уже 5 книг данной СИ (разных издательств) — и если уж читать, то в соответствии с хронологией.

Вся проблема — в том что собрать «всю линейку данной СИ» не удалось даже у меня (хотя я честно старался)... Плюс к этому не все «тома на руках» идут друг за другом (некоторые «в разнобой»), вот я и решил — начать читать в online (недостающие тома) и не ждать больше случая их докупить...

Сразу скажу некоторые части данной Си я читал давным-давно... В целом сюжет данной СИ мне был понятен: некая структура (типа НИИ) занимается изучением «узлов бифуркации» и засылает во всякие «интересные места и времена» своих сотрудников, дабы они что-то узнали, вынюхали или просто «подшурупили правильную нить истории». Разумеется данный процесс сопровождается «массовыми приключениями», поскольку события «имеют место» (как правило) во времена «былинные» (средневековья там всякие и тп).

Вообще-то это не совсем мой любимый жанр (непонятно: то ли «попаданцы», то ли АИ, то ли просто «приключения дяди Васи в Корнуолле»)... Но поскольку книги куплены и ожидают своей очереди на прочтение (некоторые уже лет 5-6) то и … надо соответствовать!
Конкретно эта часть (как ни странно) была написана гораздо позже имеющихся у меня частей («Власть Единорога», «Ищущие битву», «Колесничие фортуны» и других) — но по хронологии значится первой! Хм... Ну допустим...

Далее (собственно при самом чтении) становится понятно что эта часть (призванная расставить все по местам), только вконец запутывает читателя... Так настроившись на более-менее серьезное чтиво (в рамках «прошлых чтений») Вы возможно удивитесь тому что «тут разговор пойдет» в очень легкомысленном тоне: ГГ предстоит встретиться не только с интригами «большого двора» (Екатерины и пр), но и принять некое участие «в расколдовывании» своих спутниц, встретиться с Бабой Ягой и прочими фольклорными персонажами...

В общем данный сюжет «постепенно скатывается» на юмористический... плюс «лучшие традиции» изд. «В вихре времен», где «устоявшаяся история» меняется как перчатка, и где Емельян Пугачев с казаками отправляется «освобождать» (по просьбе английских товарищей) Американскую Ново... (пардон) Малороссию)) и тут же заявляют о своем полном неподчинении Британской империи...

Далее «каша» иных последствий (такого изменения истории), первый съезд «мирового пролетариата» и... собственно не совсем понятно что собственно хотел сказать (автор). Если конечно ничего и это лишь «развлекательное чтиво»... то претензий собственно и нет.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Symbolic про Фролов: Цивилизация страуса (Социальная фантастика)

Прочтите обязательно эту книгу, если вы россиянин по духу и вас ещё не воротит от всего нашего русского дурдома. Если автор старался показать нам русский дурдом в недалёком будущем, то у него это получилось. Честное слово, такого поворота в истории представить было невозможно, даже если одурманить мозги какой-нибудь дрянью. А вот у Виталия Фролова эта безумная смена приоритетов в России получилась и выглядит вполне реально.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Резанова: Последняя крепость (Фэнтези)

Вроде бы короткий рассказ, и опять «вечные герои» (мужчина и женщина), но... Если (у иных авторов) герой (из книги в книгу, из одного СИ, в другой) «один и тот же», то у данного автора «ощущения дежа вю» все же не возникает. Несмотря на кажущуюся «схожесть элементов», каждый раз это «новый герой» и этот новый герой, прописан так «явно» буквально с первых же страниц, так что... просто диву даешься!

Кто-то спросит — а зачем собственно читать «древнюю СИ» изданную еще в 90-х, если вокруг «полным полно» более «современных представителей» данной темы (фэнтези). Отвечаю (субъективное мнение) потому «что раньше» авторы тщательно «создавали свои миры и персонажей», чего их более «актуальным коллегам» порой не удается (даже в принципе)... Не сочтите за «старческое брюзжание», но я специально стараюсь докупать книги из уже закрытых серий (издательств), поскольку там хоть и полно всяких «наивностей и шаблонов», но порой попадаются (гораздо чаще чем в современных) и «неограненные бриллианты». Так я собственно и «узнал автора», до этого не имея ни малейшего представления о нем.

Но … теперь собственно о данном (небольшом) фрагменте из купленной мной книги: если судить «совсем уж строго», то это «очередной рассказ ни о чем»... Ну решили отомстить... ну похитили и вывезли «в степь» (прям как в суровые 90-е) и... (далее повели себя вконец нелогично), мол... и чего уж тут?

Не знаю «как Вам», а мне - понравилось... и очередным «погружением» в своеобразный мир автора» (где привычная нам античность соседствует с магией и «неведомыми странами») и просто повествованием сюжета. И хоть эта часть (видимо оторвана) от самой СИ (книги) и не найдет свое продолжение — советую читать ее как очередной бесконечный рассказ (типа хроник и саг о Конане и Соне).

P.S Данная книга куплена мной "на бумаге".

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Ди Гун Ань – Знаменитые дела судьи Ди (fb2)

- Ди Гун Ань – Знаменитые дела судьи Ди (а.с. Судья Ди) 690 Кб, 190с. (скачать fb2) - Robert van Gulik

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru

Все книги автора

Эта же книга в других форматах


Приятного чтения!




Роберт Ван ГуликДи Гун Ань – Знаменитые дела судьи Ди

Глава 1. Судья Ди назначен судьей Чанпина; люди заполняют здание суда, чтобы сообщить о своих бедах

Хотя все люди стремятся попасть в кабинет судьи, лишь немногие понимают, что значит раскрывать преступления: умерять суровость снисходительностью, как велят нам паши законодатели, и не допускать, чтобы искусные философы защищали закоренелых злодеев.

Один честный судья означает счастье для тысяч семей, одно слово «справедливость»означает мир для всего населения. Образцовое поведение судьи Ди, судьи Чанпина, описано здесь в назидание читающей публике.

В конечном счете, как правило, ни один преступник не уходит от закона своей земли. Но судье решать, кто виновен, а кто невиновен. Если судья честен, люди в его округе могут жить в мире; а если люди живут в мире, то их поведением руководит высокая мораль. Все бродяги и праздношатающиеся, все распространители ложных слухов и нарушители спокойствия исчезнут, и все простые люди будут весело заниматься своими делами. А если какие-нибудь порочные чужаки поселятся в этом округе, они под влиянием окружения изменятся к лучшему; ведь они увидят собственными глазами и услышат собственными ушами, как строго исполняются законы и как неукоснительно осуществляется правосудие. Поэтому можно сказать, что совершенствование простых людей зависит от честности судьи; нечестный чиновник еще никогда не облагораживал подчиненных ему людей.

Честный судья не должен быть взяточником не должен причинять вреда людям; служа государству, он должен делать то, что другие не могут или не осмеливаются, и, управляя людьми, искоренять недостатки, которые другие не могут или не осмеливаются исправить. Судья должен беспристрастно исследовать тонкие мотивы, которыми руководствуется население, и учесть ложные интриги, существующие в официальных кругах. Его девизом должно быть: «Моя цель – демонстрировать справедливое возмездие Неба, никогда не отступающего от своей педантичной аккуратности». С глубокой древности судьи, отвечавшие этим высоким требованиям, слабо ценились нашими августейшими правителями.

Однако есть судьи, которые могут повернуть дело в пользу взяткодателя или которые, из страха потерять свое положение, стараются раскрыть огромное количество дел, поспешно вынося приговоры на основе признаний, полученных под пыткой, или каких-нибудь лживых показании. Такие чиновники не сумели достичь совершенства, поэтому им нельзя управлять другими людьми. Такие судьи не могут служить примером честности для своих подчиненных и не способны дать мир простым людям.

В моменты досуга, перелистывая старинные и новые книги, досконально изучая всевозможные исторические свидетельства, я встретил много жутких уголовных дел, расследованных знаменитыми судьями прошлого. Однако лишь немногие из них могут сравниться с теми, что приведены здесь.

В этой книге описываются сложные уголовные расследования, неординарные преступления, потрясающие примеры сыскной работы, раскрытия самых трудных дел. В ней рассказывается о людях, которые совершают убийства, чтобы потом прожить до конца своих дней в маске праведности; или чтобы присвоить чужое богатство; или из-за супружеской неверности. Здесь истории о людях, которые встречают внезапную смерть, выпив яд, для них не предназначенный; о людях, неосторожным словом, сказанным в шутку, навлекших на себя серьезные подозрения и едва избежавших сурового наказания. Все эти преступления никогда бы не были раскрыты, если бы не способный и усердный судья, который, изменив голос и внешность, под чужим именем отправлялся на тайное расследование. А иногда он даже принимал помощь призрака из преисподней, чтобы раскрыть дело, исправить ошибку и изобличить преступника.

Я пишу эту историю в то время, как весенний бриз побуждает к безделью, и годы тяжело давят мне на руки, я должен ее закончить, чтобы предложить читающей публике. Я не взял бы на себя смелость утверждать, что рассказ об этих странных событиях предостережет людей от ошибок или укрепит их мораль, но смею надеяться, что он развлечет читателей в часы досуга.

В стихотворении, посвященном судье, говорится:

Описывая эти странные и трудные дела,
Можно только восхищаться судьей минувших дней:
Бескорыстный и проницательный,
Он был человеком исключительной честности,
Его всегда будут помнить за то,
что он не дал казнить невинного.

В этой книге описываются некоторые подвиги судьи, жившего в эпоху правления нашей славной династии Тан, в первой половине VII столетия нашей эры.

Этот судья был уроженцем города Тайюань, столицы провинции Шаньси. Его фамилия была Ди, имя Жэньчжи, а литературный псевдоним Хуайюн. Человек образцовой честности и проницательной мудрости, он именно в это время получил высокий пост в Имперском суде и своими откровенными обращениями к Трону помог уладить многие кризисы в государственных делах. В знак признания его верной службы позже он был назначен губернатором и, наконец, ему был пожалован титул правителя Ляна.

Его выдающиеся дела в свое время вошли в официальную «Историю династии Тан», и поэтому эти материалы легко доступны всем интересующимся.

Однако некоторые факты, относящиеся к началу карьеры Ди Жэньчжи, который в то время уже был известным судьей, в официальных записях или были опущены, или излагались очень сжато. Их надо искать по разрозненным историческим трудам, в местных архивах городов, где он служил судьей, и тому подобных источниках. И все же эти менее известные факты представляют немалый интерес. Они заставляют нас восхищаться этим человеком. Эти факты показывают, что Ди Жэньчжн не только верно служил Трону, но был также мудрым судьей, великим гражданином, сочетавшим необыкновенную проницательность с доброжелательностью и уважением к справедливости. На посту окружного судьи он успешно расследовал поразительное число странных и загадочных уголовных дел.

Этот роман касается только первых ступеней карьеры судьи Ди, начиная с того времени, когда он был назначен окружным судьей в Чанпине.

Взяв на себя управление городским судопроизводством, судья Ди незамедлительно приступил к борьбе с преступным элементом, защите законопослушных граждан и предотвращению неминуемых тяжб.

Выполнять эти трудные задачи судье Ди успешно помогали четыре верных последователя.

Его главным помощником был человек по имени Хун Лян, старый слуга из особняка Ди, который знал судью еще ребенком. Несмотря на преклонный возраст, Хун Лян был очень мужественным человеком, который проворно исполнял любую опасную или деликатную работу, порученную ему судьей Ди, проявляя при этом поразительный такт и природный дар сыщика. Судья Ди назначил его старшиной отряда стражников своего суда и обращался с ним как со своим доверенным советником.

Двух других, Ма Жуна и Чао Тая, судья Ди использовал в самых опасных операциях, связанных с задержанием преступников. В прошлом эти двое были «братьями из зеленых лесов», или, проще говоря, грабителями с большой дороги. Однажды, когда судья Ди ехал в столицу по каким-то делам службы, эти двое напали на него и его сопровождающих, намереваясь ограбить. Судья Ди тотчас же увидел, что Ма Жун и Чао Тай не простые воры, а люди героического склада, а сопротивление, которое они оказывали его охране, свидетельствовало о том, что они очень опытные поединщики. Судье Ди показалось, что он мог бы попытаться перевоспитать этих людей, взять их к себе и дать им возможность честно зарабатывать на хлеб; таким образом их таланты могли бы быть использованы в мирных целях. Итак, судья Ди, не соизволив вынуть меч, просто приказал им прекратить драку. Потом он поговорил с ними по душам, чем очень тронул Ма Жуна и Чао Тая. Первый почтительно произнес:

– Мы обратились к этому презренному занятию только потому, что видим беспорядки в империи и порочных чиновников, хозяйничающих при дворе. У нас ничего нет в этом мире, кроме наших сильных тел и знания военных искусств, мы не нашли никого, кто захотел бы взять нас на службу, и нам ничего не оставалось, как только стать разбойниками с большой дороги. Но вы так душевно с нами поговорили, ваша честь, что отныне мы хотим только одного: следовать за вашим кнутом и держать вам стремя, чтобы доказать нашу благодарность за такое доброе отношение.

Так судья Ди взял этих двух храбрецов своими заместителями.

Четвертым его заместителем был исправившийся странствующий жулик по имени Тао Гань. Этот человек давно раскаялся и стал служить в одном из судов. Но было много людей, затаивших на него злобу, и эти старинные враги постоянно изводили и беспокоили его. В конце концов он нашел пристанище у судьи Ди. Это был очень способный и ловкий человек, судья Ди сделал его своим заместителем. Тао Гань стал близким другом старшины Хуна, Ма Жуна и Чао Тая.

Когда судья Ди принял на себя управление Чанпином, эти четверо оказались ему очень полезны. Они проводили для судьи тайные расследования, и информация, которую они добывали, помогла ему раскрыть немало сложных уголовных дел.

* * *

Однажды судья Ди сидел в своем личном кабинете за залом суда, занимаясь какой-то каждодневной работой, когда вдруг услышал звук гонга. Решив, что ему принесли очередное дело, он поспешно накинул свое официальное одеяние и шапочку и, войдя в зал суда, сел за высокий стол. Внизу, перед столом, в два ряда, слева и справа, выстроились писари, стражники и другие мелкие служащие суда. Взглянув в сторону входной двери, судья Ди увидел простого человека лет сорока. Он был сильно возбужден, и по его лицу струился пот. Человек беспрерывно кричал, что по отношению к нему совершена величайшая несправедливость.

Судья Ди приказал двум стражникам подвести человека. Когда он опустился на колени перед столом, судья Ди обратился к нему:

– Кто вы и что за величайшая несправедливость совершена по отношению к вам, если вы бьете в гонг до начала работы суда?

– Этого незначительного человека, – почтительно ответил незваный гость, – зовут Кун Ваньдэ. Я живу в деревне Шести Ли, за Южными воротами этого города. Так как у меня очень большой дом, а семья довольно маленькая, большую его часть я использую как гостиницу. Вот уже более десяти лет я мирно занимался этой работой. Вчера, где-то ближе к полуночи, у меня остановились два странствующих торговца шелком. Они сказали, что прибыли из провинции Цзянсу, проходя через наши места, занимаются по дороге торговлей. Так как уже темнело, они захотели остановиться на ночь в моей гостинице. Я, увидев, что эти люди мирные путешественники, конечно, предоставил им комнату. Они обедали, пили вино, смеялись и говорили, и это могут подтвердить несколько свидетелей. Сегодня утром, как раз перед рассветом, эти два торговца съехали. Потом неожиданно, около девяти часов утра, ко мне пришел деревенский староста и сказал, что на обочине, возле ворот на рыночную площадь, найдены два трупа. «Эти двое, – заявил он, – останавливались в вашей гостинице. Вы убили их с целью ограбления, а потом вынесли тела к рыночной площади». Обвинив меня и даже не дав сказать слова в свою защиту, он притащил оба трупа к моей гостинице. Потом он начал кричать и угрожать мне, требуя пятьсот серебряных монет за то, что будет молчать об этом преступлении. «Эти двое вышли из вашей гостиницы, – ревел он, – поэтому совершенно очевидно, что это вы убили их, а затем оттащили тела к рынку, чтобы замести следы преступления». Я тотчас же в сильном гневе помчался к вам, чтобы умолять вашу честь разобраться в этой несправедливости!

Выслушав эту тираду, судья Ди внимательно посмотрел на человека, стоящего на коленях перед столом, и подумал, что на опасного преступника тот, безусловно, не похож. С другой стороны, совершено тяжкое убийство и, разумеется, нельзя судить о степени виновности этого человека, основываясь лишь на его словах. Поэтому судья сказал:

– Вы говорите, что вы законопослушный гражданин, житель этих мест. Тогда почему староста Пан тотчас же накинулся на вас, как на преступника? Мне с трудом верится, что вы действительно невиновны, как утверждаете. Придется выслушать старосту Пана, чтобы проверить ваши слова.

Он приказал привести старосту Пана, и вскоре в зал суда вошел человек лет тридцати, в голубой одежде, с лицом, изрезанным преждевременными морщинами. Опустившись на колени перед столом, он произнес:

– Этот незначительный человек, Пан Дэ, староста деревни Шести Ли, почтительно приветствует вас, ваша честь! Убийство подпадает под мою юрисдикцию. Сегодня утром я увидел на обочине, перед воротами рынка, трупы двух незнакомых мужчин. Сначала я не знал, откуда прибыли эти двое, но, порасспросив людей, живущих по соседству, выяснил, что вчера вечером они остановились в гостинице этого человека, Куна. Тогда я пошел к Куну и сказал, что это, очевидно, он притащил эти два трупа крынку, после того как убил их в гостинице с целью ограбления. Дело в том, что, если верить Куну, эти двое покинули его гостиницу еще до рассвета. В это время на дороге уже были люди, и ни один из них не видел поблизости каких-нибудь незнакомцев. Более того, расспросив живущих вблизи рынка, я выяснил, что никто из них не слышал криков о помощи. Эти факты, по моему мнению, доказывают, что жертвы были убиты ночью в гостинице Куна и что потом Кун притащил их тела к рыночной площади, чтобы таким образом отвести от себя подозрения. Так как виновный уже здесь, я прошу вашу честь возбудить против него дело!

Судье Ди подумалось, что доводы старосты, в общем, не лишены оснований. С другой стороны, хорошенько рассмотрев Куна еще раз, он почувствовал, что вряд ли этот человек может быть жестоким преступником, хладнокровно убивающим людей с целью ограбления. После недолгого раздумья он сказал:

– Ваши утверждения противоречат друг другу. Без дознания я не могу возбудить дело. Расследование будет продолжено после осмотра места преступления.

Он велел унести Кун Ваньдэ и старосту Пана и приказал подготовиться к осмотру места преступления.

Глава 2. Клевета старосты Пана оборачивается против него же самого; старшина Хун с помощью мудрой догадки находит ключ

Вернувшись в свой личный кабинет, судья Ди приказал позвать к нему следователя. После трех ударов гонга он облачился в свою официальную одежду и шапочку и на своем паланкине отправился в деревню Шести Ли, окруженный стражниками и другими служащими суда. Люди, живущие вдоль дороги, уже слышали о двойном убийстве. Зная репутацию судьи Ди, как великого сыщика, огромная толпа любопытных последовала за ним, чтобы увидеть, что произойдет.

Еще до полудня процессия прибыла к рынку деревни Шести Ли. Староста Пан, его помощник

Чжао Сань и старейшина деревни уже созвали временный суд и подошли к судье Ди, чтобы поприветствовать его.

После обмена любезностями судья Ди сошел с паланкина и заявил:

– Сначала я отправлюсь в гостиницу Кунад ля частного расследования, а затем открою заседание суда и проведу дознание.

Он приказал отвести его к гостинице Куна, где на земле, перед дверью, увидел два мужских трупа с несколькими ранами, нанесенными, по-видимому, ножом. Судья Ди спросил старосту Пана:

– Где были найдены эти трупы?

Староста Пан поспешно ответил:

– С позволения вашей чести, я сказал бы, что эти люди были убиты Кун Ваньдэ с целью наживы; потом он отнес тела к воротам рынка, чтобы впоследствии отречься от своего преступления. Так как я не хотел бы, чтобы в это дело были вовлечены невиновные люди, я оттащилэти тела к гостинице Куна. Прошу вашу честь это проверить.

Едва он закончил говорить, судья Ди заорал на него:

– Ты, собачья голова, я не спрашиваю у тебя совета, как найти преступника! Я только хочу понять, как можешь ты, облеченный официальной должностью и обязанный знать правила и предписания, так грубо нарушать закон? Тебе следовало бы знать, какое наказание полагается за намеренный перенос тел и уничтожение таким образом важных улик. Не говоря уж о том, что ты не вправе решать, виновен Кун или нет, ты не имел никакого права перемещать тела с того места, где они были найдены, прежде чем, как положено, доложить мне или прежде, чем я проведу дознание, составлю и скреплю печатью официальный отчет. Почему, спрашиваю я тебя, ты осмелился нарушить закон нашей земли и имел дерзость перенести тела без разрешения? Очевидно, ты сам хочешь прикрыть какое-то бесчестное дело? Вероятно, ты спланировал это преступление вместе с Куном и, поссорившись с ним на почве дележа награбленного, пытаешься теперь свалить всю вину на него. Для начала я прикажу побить тебя тяжелым бамбуком, а затем допрошу под пыткой!

Судья Ди приказал стражникам нанести старосте Пану сто ударов тяжелым бамбуком. Вой старосты Пана поднимался к небу, и вскоре из его растрескавшейся кожи потекла кровь. К этому времени все зрители были убеждены, что Куна обвинили ложно, и восхищались проницательностью судьи Ди.

Получив все сто ударов, Пап по-прежнему настаивал, что невиновен. Судья Ди решил до поры до времени больше не давить на него и со всей своей свитой вошел в гостиницу Куна. Прежде всего он спросил Куна:

– В вашей гостинице очень много комнат. Скажите мне точно, где остановились те двое?

– В трех комнатах в задней части здания живу я, моя жена и наша маленькая дочь. Две комнаты в восточной части используются под кухню. Поэтому в эти пять комнат мы никогда не селим гостей: для них отведены комнаты в первом и втором дворах. Так как те двое, что прибыли вчера вечером, были торговцами шелком, я понял, что они за ценой не постоят, и предложил им лучшую комнату во втором дворе – он более комфортабельный, чем первый, так как находится дальше от шума и пыли улицы.

Кун повел судью Ди и его помощников ко второму двору и показал им комнату, в которой ночевали незнакомцы.

Судья Ди и его заместители тщательно осмотрели эту комнату. Они увидели на столе остатки Вчерашнего обеда и две ночные вазы перед кушетками. Не было ни малейших следов борьбы, ничего, что говорило бы о том, что здесь совершено убийство. Судья Ди, решив, что Кун по-прежнему что-то скрывает, спросил его:

– Вы держите эту гостиницу более десяти лет, и у вас, конечно, бывает много постояльцев. Полагаю, вчера, кроме двух торговцев шелком, у вас были и другие гости?

– Кроме них было еще трое. Один – торговец кожей на пути в Шаньси, а двое других – господин со слугой из провинции Хунань. Так как господин заболел, он и его слуга и сейчас находятся в своей комнате в первом дворе.

Судья Ди велел привести торговца кожей и слугу больного путешественника. Сначала он допросил торговца кожей.

– Я торговец кожей из Шаньси, – сказал тот, – и занимаюсь этим делом уже много лет. Проходя через эти места, я всегда останавливаюсь в этой гостинице. Я сам видел, как два торговца шелком выходили отсюда до рассвета, и могу утверждать, что ночью не слышал никаких криков, никакого шума.

Затем судья Ди повернулся к слуге. Этот человек подтвердил все, что сказал торговец кожей, и добавил, что из-за болезни хозяина он почти не спал ночью. Если бы в гостинице случилось что-нибудь необычное, он бы, безусловно, это заметил.

Выслушав эти показания, судья Ди подумал, что это, похоже, подтверждает его мнение о невиновности Кун Ваньдэ. Однако, чтобы быть абсолютно уверенным, он приказал своим людям дюйм за дюймом обыскать каждый одноместный номер в гостинице. Они не обнаружили никаких следов совершенного там преступления.

Наконец, судья Ди убедился, что убийство было совершено вне стен гостиницы, после того, как торговцы ее покинули. Если бы даже все три свидетеля были заодно с Куном, вряд ли им удалось бы так быстро замести следы преступления.

Глубоко погрузившись в свои мысли, он со всей своей свитой отправился к рыночной площади и внимательно осмотрел место, где были найдены два трупа. Там ему бросилась в глаза деталь, которая доказывала, что убийство было совершено именно на этом месте: земля была буквально пропитана кровью.

Поблизости не было никакого жилья, но в некотором отдалении, на самой рыночной площади, стояло несколько домов. Судья Ди распорядился привести к нему живущих там людей и допросил их. Но результатов это не принесло. О том, что совершено убийство, они узнали из разбудивших их криков одного из ранних прохожих. О происшествии они незамедлительно доложили старосте, и в результате расследования стало известно, что жертвы останавливались в гостинице Куна.

Их показания натолкнули судью Ди на мысль, что, в конце концов, староста Паи может оказаться виновным. Но так как наступала ночь, проводить дознание было слишком поздно. Он решил немедленно послать своих помощников навести кое-какие справки частным образом и посмотреть, какую информацию им удастся собрать. Дознание можно провести завтра рано

утром. Он обратился к деревенскому старейшине:

– Когда я начал расследовать это дело, одно заявление противоречило другому, и каждое запутывало его еще больше. Поэтому я пришел сюда сразу же после того, как мне сообщили о преступлении, чтобы лично во всем разобраться. В таком деле, как это, крайне важно, чтобы дознание было проведено как можно скорее; поэтому я останусь здесь на ночь, чтобы завтра утром сразу к нему приступить.

Он приказал неусыпно следить за двумя трупами и отправился в отведенные ему официальные покои. Побеседовав там некоторое время с деревенским старейшиной, он в конце концов позволил всем удалиться. Когда все ушли, он задержал старшину Хуна и сказал ему:

– Преступление, безусловно, совершил не Кун. Я скорее склонен Подозревать старосту Пана. Он обвинил другого, чтобы отвести подозрения от себя. Выйди-ка ты сегодня и собери какую-нибудь информацию. Как только найдешь что-нибудь ценное, сразу же дай мне знать.

Старшина Хун удалился и прежде всего отправился к помощнику старосты Папа, Чжао Саню, взяв с собой трех дежурных стражников.

Чжао Сань разговаривал с Людьми, дежурившими возле трупов. Старшина Хун подошел и дружелюбно обратился к нему:

– Я прибыл вместе с его превосходительством судьей Ди, чтобы принять участие в расследовании этого дела. До сих пор я не беспокоил вашего старосту. Единственное заключение, к которому я пришел, это то, что старик Кун невиновен. И хотя я и мои спутники являемся правительственными служащими, невинных людей мы никогда не беспокоим. Сегодня у нас был довольно тяжелый день, и мы еще не успели поесть. Не будет ли слишком обременительно для вашего старосты, если мы попросим у него немного еды и кувшин вина? Не думайте, что мы хотим получить бесплатную еду; все знают, как честен наш хозяин! Завтра он, конечно, заплатит мне и моим коллегам за наши труды, и мы рассчитаемся с вами за еду. А пока не дайте нам умереть от голода!

Чжао Сань поспешно засвидетельствовал свое почтение старшине и сказал:

– Пожалуйста, не сердитесь, старшина! Наш староста сейчас так занят этим делом, что совершенно забыл дать необходимые указания относительно устройства служащих его превосходительства. Но поскольку вы и ваши коллеги голодны, предоставьте мне заботы о вашем ужине. Пойдемте перекусим и выпьем в рыночной гостинице!

Он приказал нескольким людям охранять трупы и повел старшину и стражников в гостиницу. Слуги, увидев, что к ним пожаловали официальные лица, расследующие убийство, набросились на них с расспросами и тотчас же предложили им вина и множество деликатесов, но старшина Хун заявил:

– Мы не из тех, кто, прибыв расследовать какое-нибудь дело, сразу же кидаются есть и пить за счет хозяина и в довершение всего требуют с гостиницы несколько монет, чтобы покрыть свои дорожные расходы! Вы подайте нам только два блюда самой простой еды и каждому по две чаши вина, вот и все. А завтра мы. расплатимся.

После такой отповеди старшины Хуна все притихли.

Старшина Хун, разумеется, прекрасно знал, что наказанный староста Пан содержится в гостинице Купа под охраной Чао Тая и Ма Жуна, но правила вежливости мешали ему упомянуть об этом прискорбном факте в самом начале разговора с подчиненным Папа, Чжао Санем. Наконец он все же сказал ему:

– Ваш староста, откровенно говоря, слишком беспечно относится к своим обязанностям. Вчера всю ночь его не было. Вернувшись домой рано утром и узнав об убийстве, он сразу же вспомнил, что старый Кун богатый человек, у которого можно кое-что выманить, разработал хитрый план и перенес трупы к гостинице Куна. Не слишком ли далеко он зашел? И где, если уж на то пошло, ваш староста провел прошлую ночь? Тела были найдены на открытой дороге. Почему же ни он, ни вы при ночном обходе не заметили их по время последнего дежурства? Сегодня его Превосходительство судья приказал нанести Пану сто ударов тяжелым бамбуком, а завтра он, конечно, снова нажмет на старосту, чтобы найти преступника. А теперь скажите, разве он не сам навлекает на себя неприятности?

– Старшина, – ответил Чжао Сань, – вы не знаете всех деталей дела. Поскольку все мы ъсобрались за этим столом, как добрые друзья, ничего страшного, если я вам кое-что скажу. Вам, должно быть, известно, что наш староста имеет зуб на Куна. Каждый раз, когда Кун дарит нашему старосте несколько медных монет, Пан думает о том, что он может с помощью вымогательства выудить у Куна кругленькую сумму, которую наш скряга не хочет отдать добровольно. Наконец вчера ночью староста Пан затеял какую-то небольшую сделку у Ли и с треском провалил ее. Он продолжал торговаться до рассвета, пока не услышал, как люди кричат, что совершено убийство. Как только он узнал, что эти люди вышли из гостиницы Куна, он сразу же решил, что это великолепная возможность поладить со старым Куном и вырвать

него столь необходимые денежки. Итак, вы видите, что староста Пан не имеет никакого отношения к самому убийству. Он только пытался надуть старого Куна, а в награду получил порку! Вместо того чтобы причинить вред другому, он навредил себе! Теперь, что касается убийства, это очень сложное дело. Ясно одно – убийство было совершено на рассвете. Должно быть, это случилось после того, как я вернулся с ночного обхода, потому что тогда еще все было спокойно.

Старшина Хун, выслушав эту историю, пробормотал какие-то уклончивые замечания о том, что староста Пан, похоже, не преступник. Он только пытался надуть старого Куна на несколько серебряных монет и уже получил справедливое наказание в виде ста ударов бамбуком. Итак, остается все та же проблема: кто совершил преступление? Предаваясь этим размышлениям, старшина Хун с удовольствием принялся за еду и быстро покончил с ней.

Проглотив последний кусок и допив вино до последней капли, старшина велел принести счет и, чтобы соблюсти приличия, приказал хозяину гостиницы прийти на следующий день в суд за деньгами. Затем он оставил своих друзей и направился к судье Ди.

Когда он доложил об услышанном, судья Ди сказал:

– Дело действительно сложное. Если Кун не совершал убийства, то эти торговцы, должно быть, где-то сболтнули, что у них имеются при себе деньги. Какой-то преступник услышал это, выследил, где они остановились, а утром, когда они покинули гостиницу, ухитрился убитых. Только так можно объяснить, почему оба тела были найдены у ворот рынка. Меня, как окружного судью, люди считают отцом и матерью. И я должен позаботиться о том, чтобы возмездие настигло убийцу. Только тогда я смогу прямо смотреть в глаза Господу на небесах и людям на земле. Однако сегодня мы больше ничего не в силах сделать. Увидимся завтра утром после дознания.

И он позволил старшине Хуну удалиться.

Глава 3. Кун утверждает, что произошла путаница с трупами; судья Ди под видом лекаря отправляется продавать снадобья

На следующее утро судья Ди встал рано и, приведя себя в порядок и позавтракав, отдал распоряжение своим людям оставаться там, где лежат трупы. Перед гостиницей Куна уже собралась большая группа стражников и более скромных служителей закона. Судья Ди покинул свои покои, пришел к гостинице Куна и сел за поставленный там высокий стол, символизирующий зал суда. Сначала он приказал привести к себе Куна и обратился к нему со следующими словами:

– Хотя вы утверждаете, что не совершали этого убийства, все факты указывают, что преступление как-то связано с вашей гостиницей. Поэтому вы не должны вести себя так, словно это дело вас вообще не касается. Мы начнем с того, что спросим у вас имена жертв, чтобы, как полагается, провести дознание.

– Когда эти двое, – ответил Кун, – пришли вчера вечером ко мне в гостиницу, я спросил, как их зовут. Один сказал, что его фамилия Лю, другой назвался Шао. Так как они были заняты распаковкой своего багажа, у меня не было возможности спросить их имена.

Судья Ди кивнул и, взяв свою ярко-красную кисточку, написал на клочке бумаги: «Мужчина по фамилии Лю». Затем он приказал следователю осмотреть тела. Следователь, почтительно неся перед собой обеими руками записку судьи Ди, вошел в здание суда и с помощью Чжао Саня и дежурных стражников подтащил тело, лежащее слева от центра, к столу. Следователь попросил:

– Прошу привести Кун Ваньдэ, чтобы опознать этого человека как Лю.

Судья Ди приказал Куну взглянуть на тело.

Кун, хотя и понимал, что дело неприятное, все же подошел к окровавленному трупу. Дрожа, он с трудом собрался с силами и внимательно посмотрел на убитого.

– Это действительно Лю, который вчера вечером остановился в моей гостинице.

Следователь разложил на земле тростниковую циновку и велел положить на нее тело. Чисто вымыв его горячей водой, он осмотрел тело дюйм за дюймом и доложил судье Ди:

– Мужское тело, одна ножевая рана сзади в плечо, длиной в два с половиной дюйма, шириной в полтора дюйма. На левой стороне рана, нанесенная ударом ножа, длиной в полтора дюйма, пять дюймов в диаметре. Одна ножевая рана на горле, длиной в три дюйма, шириной в полтора дюйма, глубокий разрез дыхательного горла.

Помощники следователя, как полагается, записали этот доклад и положили документ на стол судье.

Поразмыслив немного над этой бумагой, судья Ди спустился и сам тщательно осмотрел тело. Удостоверившись в правильности доклада следователя, он скрепил документ своей красной печатью, приказал положить тело в подготовленный гроб и официально обратился к народу с просьбой, чтобы любой, кто знал убитого, явился в суд.

Возвратившись за свой стол, он снова написал ярко-красной кисточкой на клочке бумаги: «Второй человек по фамилии Шао». Затем следователь выполнил те же действия и попросил Куна опознать тело.

Кун, склонив голову, подошел к трупу и поднял на него взгляд. Тут он затрясся всем телом, глаза его выкатились из орбит, и, пробормотав что-то нечленораздельное, Кун хлопнулся в обморок.

Судья Ди, удивившись такой реакции, приказал старшине Хуну привести свидетеля в чувство, чтобы продолжить дознание и получить от Куна объяснения.

Воцарилось глубокое молчание, все зрители пристально смотрели на Куна.

Старшина усадил Куна на землю и приказал его жене быстро принести чашку сладкого чая. Некоторые зрители, раздраженные затяжкой в ходе дознания, начали расходиться по домам, но многие остались, желая посмотреть, что будет дальше.

Через некоторое время Кун пришел в себя. Он попытался заговорить, но смог лишь произнести:

– Это… это не то, это… ошибка!

– Старина, – обратился к нему старшина Хун, – его превосходительство ждет ваших объяснений. Ну, говорите же, что за ошибка?

Кун ответил:

– Это не тот человек! Вчерашний господин Шао был молодым, а это пожилой человек с бакенбардами. Этот человек никогда не останавливался у меня! Очевидно, произошла какая-то ошибка. Умоляю вашу честь выяснить это!

И следователь, и старшина Хун оторопели от такого поворота событий. Они смотрели на судью Ди в полном недоумении. Судья Ди произнес:

– Как же это могло случиться? Эти два тела лежали здесь весь день, почему же Кун не заметил раньше, что один из убитых незнаком ему? Наконец, во время дознания, в самый последний момент, его вдруг осенило. Это ясно доказывает, что он пытается нас обмануть.

Он приказал привести Куна и гневно потребовал, чтобы тот сказал правду.

Кун, все еще дрожа, стукнулся несколько раз головой о землю и запричитал:

– Когда староста Пан попытался обвинить меня в этом убийстве и подтащил два тела к моей двери, я был совершенно вне себя и тотчас же бросился в город сообщить обо всем вам. Разве я мог в таком состоянии рассматривать трупы? Более того, второе тело лежало сверху и почти закрывало труп Лю. Узнав Лю с первого взгляда, я счел само собой разумеющимся, что второй убитый это Шао. Как я мог предвидеть такое? Я действительно невиновен и вручаю свою судьбу в руки вашей чести!

Судья Ди вспомнил, что, когда он вчера увидел тела, одно действительно было наполовину закрыто вторым. Вполне вероятно, что ошибка Куна непреднамеренна. С другой стороны, это вовсе не упрощало дела. Он приказал старосте Пану явиться в суд, и тот явился, как положено, в сопровождении Чао Тая и Ма Жуна. Судья Ди закричал на него:

– Ты, собачья голова, подменил тело и клевещешь на невинных людей! Ты сказал, что Кун убил этих торговцев, и поэтому вчера ты перетащил их тела от рынка сюда. У тебя, наверное, была возможность разглядеть их? А теперь говори быстро, как они выглядели?

Староста Пан, который уже слышал о том, что с телами произошла какая-то путаница, теперь, когда судья Ди обратился к нему с этим вопросом, не на шутку испугался, ведь его самого теперь могут обвинить в преступлении. Стараясь, чтобы слова его звучали как можно правдивее, он сказал:

– Я думал, что Кун убийца только потому, что жертвы останавливались в его гостинице, и потому, что убийство было совершено недалеко отсюда. Один из убитых, как я помню, был юношей, а другой – пожилым человеком с бакенбардами. Но так как Кун Ваньдэ, недовольный тем, что я положил тела перед его дверью, тотчас же бросился в город, у меня не было возможности проверить, узнал ли он убитых. Совершена ошибка или нет, сказать не могу, потому что не видел этих двух торговцев, когда они остановились накануне вечером в гостинице Куна.

Судья Ди приказал стражникам во второй раз угостить Пана бамбуком, заявив, что староста выдвинул ложные обвинения, пытаясь очернить невинного человека.

Затем он велел привести троих гостей, остановившихся в гостинице Куна, и снова их допросил. Все трое утверждали, что оба торговца были молодыми людьми и что пожилой человек в гостинице не останавливался; они не смогли его опознать и не знали, как он встретил свою смерть.

Тогда судья Ди произнес:

– Ясно только одно – преступника надо найти!

Он приказал следователю продолжать процедуру опознания тела незнакомого человека. Следователь доложил:

– Одно тело неопознанного мужчины, на левой руке след ушиба в три дюйма, а на пояснице рана, вызванная ударом ножа, три на пять дюймов. Под ребрами еще одна рана, шириной в один дюйм с четвертью, длиной в пять с половиной дюймов и глубиной в два дюйма с четвертью. И одна ножевая рана на спине, длиной в два и три четверти дюйма.

Эти подробности были должным образом записаны помощниками следователя.

Когда формальности были соблюдены, судья Ди заявил:

– Так как этот человек, вероятно, жил в нашем округе, тело должно быть оставлено здесь, во временном гробу. Возможно, его родственники и друзья живут неподалеку отсюда. Сейчас я составлю записку, скрепленную моей печатью, с просьбой ко всем, кто знал этого человека, явиться ко мне. Придет время, когда преступник будет арестован и предстанет перед судом!

Кун Ваньдэ освобождается под залог, но должен снова явиться в суд, когда будет слушаться дело, на этот раз в качестве свидетеля. А староста Пап Дэ пока будет содержаться под стражей.

Отдав эти приказания, судья Ди велел подать свой паланкин и в окружении служащих суда покинул деревню Шести Ли и вернулся в город. Там он прежде всего проследовал в храм покровителя города и воскурил благовония.

Затем он отправился в суд и сел за стол. Сделав перекличку служащих, он убедился, что все в сборе, и удалился в свой личный кабинет.

Взяв писчую кисточку, он прежде всего составил донесение властям провинции Цзянсу, в котором дал полное описание убитого Лю, и попросил их попытаться найти его семью и родственников. Затем он продумал письмо судьям соседних округов с просьбой проследить, не появится ли у них человек, отвечающий описанию Шао, исчезнувшего торговца.

Он велел своим писарям нарисовать его приблизительный портрет и разослать наброски, а затем позвал Чао Тая и Ма Жуна.

– Теперь это дело проясняется, – сказал он им. – Вряд ли могут быть какие-то сомнения, что этот Шао и есть убийца. Если поймать этого человека, мы сможем пытать его и раскрыть дело. Поэтому я приказываю вам найти его, арестовать и безотлагательно привести ко мне.

Когда Чао Тай и Ма Жун ушли, судья Ди позвал старшину Хуна. Ему он сказал следующее:

– Неизвестный убитый, вероятно, жил в этом округе. Ты должен навести справки во всех деревнях и попытаться найти кого-нибудь, кто его знает. Далее, я не думаю, что убийца успел далеко уйти; вероятно, он счел более безопасным спрятаться где-нибудь в этих местах, отложив побег до тех времен, когда улягутся страсти. Сейчас мы должны тайком разузнать что-нибудь об этом Шао.

Несколько дней судья Ди ждал возвращения своих помощников. Но они не появлялись, и о них ничего не было слышно.

Наконец, судья Ди встревожился и подумал: «С тех пор как я принял должность в этом округе, я раскрыл немало запутанных преступлений. Как же могло получиться, что это, по-видимому, не самое сложное расследование так медленно продвигается? Может быть, мне надо самому кое-что разнюхать, чтобы понять, смогу ли я выследить этого убийцу?».

Поэтому на следующее утро судья Ди поднялся рано и переоделся в странствующего лекаря. Как все образованные люди, он хорошо знал лекарства и владел искусством врачевания, поэтому мог не опасаться выглядеть невеждой в области медицины. Более того, он знал, что люди обычно рассказывают лекарю больше, чем кому-либо другому. Он также надеялся, что во время драки убийца, вероятно, тоже пострадал и, прячась, скорее обратится за помощью к странствующему лекарю, нежели к местному врачевателю.

Взвалив на плечо специальный медицинский баул, набитый травами, пилюлями и порошками, судья Ди отправился в путь.

Покинув город через Южные ворота, он пошел по дороге, ведущей к деревне Шести Ли. Он миновал несколько рыночных площадей вдоль большой дороги, но никто не обращался к нему за помощью. «Вероятно, – решил он, – я добьюсь большего успеха, если встану у крыльца большой лавки и разложу свои лекарства, чтобы привлечь людей».

Наконец, он набрел на рыночную площадь, которая хоть и не кишела людьми, но выглядела довольно оживленной. Дело в том, что она была расположена на перекрестке двух больших дорог, по которым постоянно ездили чиновники, торговцы и коробейники. В северо-восточном углу стояла мемориальная арка, на которой были высечены три слова: «Хуан Хуа Чень», то есть «Прославленный рынок империи». Пройдя под эту арку, он увидел трехэтажное здание с табличкой, на которой большими буквами было написано «Ломбард».. Судья Ди решил, что широкое крыльцо ломбарда – отличное место для временной приемной бродячего лекаря. Он распаковал свой медицинский баул и, расстелив на каменных плитках кусок ткани, разложил на нем все свои лекарства и травы. Затем он поклонился и в полный голос прочел следующие стихи:

Мой добрый путник, выслушай совет:

Здоровье береги ты с юных лет!

Но если хворь внезапно нападет,

Иди к врачу, и он тебя спасет.

Потом он продолжил:

– Смиренно сообщаю почтенной публике, что фамилия моя Жэнь, а имя Чжи, и я из провинции Шаньси. Я с юности увлечен изучением редких книг по медицине и полностью овладел тайнами искусства врачевания. Хотя я бы не решился поставить себя в один ряд со знаменитыми врачевателями древности, все же осмелюсь сказать, что мне известны методы более поздних искусных лекарей. Я измеряю пульс у мужчин и у женщин, знаю внутреннее строение тела и хирургию, а также умею распознавать признаки многих заболеваний. Пожалуйста, проконсультируйтесь со мной, и вы все о себе узнаете. Вы увидите, я сумею дать верные указания, следуя которым вы сразу же излечитесь от легких недугов, а от серьезных заболеваний я избавляю за три дня. Сегодня я здесь по просьбе старого пациента, который специально прислал за мной. А так как мой долг помогать всем, кто нуждается в помощи, я приглашаю всех, кто страдает от какой-нибудь болезни, подойти ко мне для осмотра!

Пока он произносил эту речь, вокруг него собралась большая толпа, и судья Ди внимательно рассматривал лица людей. Он заметил, что все они местные, так как мирно болтают друг с другом. Его внимание привлекла пожилая, сгорбленная женщина, которая, расталкивая остальных зевак, стремилась пройти вперед. Когда он закончил свою речь, эта женщина обратилась к нему:

– Если вы, мастер, так хорошо владеете искусством врачевания, вы, вероятно, сможете вылечить мою застарелую болезнь?

– Разумеется, – ответствовал судья Ди, – если бы я ничего не смыслил в медицине, разве бы посмел я странствовать по земле, хвастаясь своими познаниями? Опишите подробно симптомы вашего недуга, и я постараюсь помочь вам.

Женщина сказала:

– Причины моей болезни кроются, думаю, в моем сердце. Вы сможете вылечить меня?

– Разве для меня есть что-нибудь невозможное? – ответил судья Ди. – Если у вас сердечное заболевание, я назначу вам лекарство от него. Повернитесь лицом к свету и внимательно посмотрите на меня.

Когда женщина повернулась лицом к судье Ди, он лишь поверхностно осмотрел ее. Ведь хотя он и прикинулся врачевателем в интересах следствия, он по-прежнему оставался высокопоставленным чиновником, а она была неизвестной ему женщиной, поэтому позволить ей подойти к нему слишком близко было против правил. Он сказал:

– Я знаю, что вас беспокоит. Кожа у вас пересохшая и желтоватая, с голубыми прожилками. Это верный признак того, что у вас воспалена печень и ослаблена нервная система. Когда-то в прошлом вы, должно быть, пережили сильное душевное потрясение. Из-за этого у вас воспалилась печень и нарушилось пищеварение. Вы все время испытывали боли в сердце, не так ли?

Женщина быстро ответила:

– Мастер, вы действительно на редкость искусный лекарь! Я уже давно страдаю от этой болезни, но никто еще так точно не определил ее причину. Но вы поставили диагноз, и мне хотелось бы знать, есть ли лекарство, которое сможет меня вылечить?

Глава 4. Судья Ди под видом лекаря посещает пациентку; немая девочка возбуждает его подозрения

Увидев, что женщина верит в его медицинские познания, судья Ди решил, что в данном случае он мог бы пойти еще дальше. Поэтому он спросил:

– Вы уже давно страдаете от этой болезни? У вас же наверняка есть муж и дети, которые могли бы пригласить к вам лекаря. Почему же они допустили, что ваша болезнь приобрела хроническую форму?

Вздохнув, женщина ответила:

– Печально говорить, но мой муж умер уже много лет назад. Он оставил мне сына, которому теперь было бы двадцать восемь лет. Раньше у него была на этом рынке небольшая лавка шерстяных и хлопчатых товаров. Восемь лет назад он женился. В мае прошлого года, в день праздника Большой пятерки’, после полудня он взял меня, свою жену и их маленькую дочь посмотреть на гонки лодок-драконов по реке. В тот вечер мой сын был здоров и весел, как обычно. Но после обеда он внезапно пожаловался на сильную боль в животе. Я решила, что он, вероятно, днем на реке перегрелся на солнце, и велела его жене уложить его в постель. Вовремя третьего ночного обхода я вдруг услышала, как он громко вскрикнул, а затем его жена ворвалась ко мне в комнату с криком, что мой сын умер. Это ужасное горе поразило как меня, так и его жену, словно весь небесный свод обрушился на нас. Наш род прервался. Хотя у нас была эта маленькая лавка, она не приносила нам солидного дохода, поэтому мы с трудом, влезая в долги, наскребли денег на его похороны. Когда тело обряжали, я заметила, что глаза сына выкатились из орВит. Это жалкое зрелище усилило мое горе, я день и ночь оплакивала сына. И вот после этого у меня и развилась болезнь сердца.

Слушая эту историю, судья Ди сразу же принялся обдумывать подозрительные детали. «Может быть, – размышлял он, – молодой человек действительно умер от солнечного удара. Но как объяснить то, что он вскрикнул перед смертью и почему его глаза выкатились из орВит? Должно быть, за этим что-то кроется. Я пришел сюда расследовать двойное уВийство, но вполне может оказаться, что здесь произошло еще одно преступление».

Женщине он сказал:

– Выслушав вашу историю, я понял, что ваша болезнь еще серьезнее, чем я предполагал. Если этот недуг вызван меланхолией, его сравнительно легко можно вылечить. Но когда настоящее горе начинает выедать сердце и душу, эту болезнь нельзя вылечить за несколько минут. У меня есть лекарство, которое вам поможет, но совершенно необходимо, чтобы я приготовил его сам, потому что крайне важно соблюсти правильные пропорции. Только тогда оно возымеет сильный эффект. Но здесь, на улице, я не могу выполнить эту сложную задачу. Я не знаю, насколько серьезно вы хотите вылечить свою болезнь. Если вы действительно хотите избавиться от нее, мне ничего не остается, как только пойти к вам домой и там приготовить лекарство.

Женщина немного поколебалась, но ответила:

– Я, конечно, хочу избавиться от этой болезни. Если вы, мастер, любезно согласитесь пойти со мной, я буду только рада, но сначала должна вас кое о чем предупредить. После смерти моего сына его жена строго сохраняет целомудренное вдовство. Она даже отказывается видеть кого-либо, кроме близких родственников. Каждый раз после полудня она запирается в своей комнате и, если в дом приходит незнакомец, из-за двери бранит меня, крича: «Мама, почему Вы пускаете этих людей в дом, где живет молодая женщина?» Поэтому наши родственники-мужчины, зная о твердом решении моей дочери больше не выходить замуж, нас не навещают, а недавно перестали приходить и женщины. Таким образом, мы с дочерью сейчас одни в доме. Утром занимаемся домашними делами, а после полудня расходимся по своим комнатам. Если вы согласитесь пойти со мной, вам придется приготовить лекарство во дворе, а после этого тотчас же удалиться. Иначе мы с дочерью опять поссоримся.

Эти странные слова еще больше возбудили подозрения судьи Ди. Наверняка здесь кроется какая-то тайна. Он подумал: «Конечно, по счастью, в нашей империи есть немало верных вдов, но эта молодая вдова всех перещеголяла. То, что она не позволяет мужчинам входить в дом и говорить с ней, конечно, правильно. Но то, что она отказывается видеть женщин и даже каждый день после полудня запирается у себя в комнате, в высшей степени подозрительно. Пойду-ка яс этой женщиной и посмотрю, что на самом деле представляет собой ее невестка».

Женщине же он ответил:

– То, что ваша дочь верная вдова, достойно величайшей похвалы и восхищения. Я быстро приготовлю вам лекарство и сразу же уйду, даже не выпив чашки чая и не настаивая на вежливом обхождении!

Женщина обрадовалась решению судьи, но сказала:

– Только я сначала схожу домой одна, объясню дочери, а потом вернусь за вами.

Судья Ди, испугавшись, что дочь не позволит старухе вернуться, быстро возразил:

– Нет, так не пойдет! Я очень спешу, у меняв городе много своих дел. Вы ставите мне условия, хотя, полагаю, у вас нет достаточно денег, чтобы щедро вознаградить мой труд. И все же я охотно иду с вами, не рассчитывая на награду, потому что мне дорога репутация искусного лекаря. Но мы должны идти сейчас же!

Он собрал свои лекарства и травы, низко поклонился, прощаясь с толпой зрителей, и ушел с женщиной.

Они прошли по каким-то узким улочкам и приблизились к скромному домику в тихом переулке. Девочка лет семи, стоявшая перед дверью, с нескрываемой радостью побежала им навстречу, как только увидела старуху. Одной рукой она вцепилась в рукав, а другой отчаянно жестикулировала, произнося какие-то нечленораздельные звуки.

Судья Ди, поняв, что ребенок не может говорить, спросил:

– Кто эта немая девочка? Она родилась такой?

Но женщина уже открыла калитку и быстро юркнула во двор, по-видимому торопясь сообщить дочери об их появлении. Судья Ди, испугавшись, что невестка скроется в своей комнате и он не успеет рассмотреть ее, поспешил за женщиной, В задней части двора он увидел одноэтажный дом, в котором, похоже, было три примыкающих друг к другу комнаты. Дверь одной из них захлопнулась, по-видимому, ее оВитательница услышала стук калитки, но в полуоткрытом окне мелькнуло женское лицо – судья Ди понял, что это та самая молодая вдова.

Он успел ее рассмотреть. Это была женщина лет тридцати, в простой домашней одежде, еще не прибранная, но нельзя было не заметить ее

чувственной красоты. Судья Ди подумал, что одного взгляда на нее, пожалуй, достаточно, чтобы у мужчины закружилась голова. У нее был белоснежный, красивой формы лоб и розовые щеки.

Увидев незнакомца, входящего во двор, она тревожно вскрикнула, быстро скрылась в глуВине комнаты и тотчас же заперла дверь. Судья услышал, как она распекает свою свекровь:

– Зачем вы, порочная старая женщина, привели в наш дом этого жалкого шарлатана? После нескольких месяцев спокойной жизни я опять вынуждена ссориться с вами! За что мне такое несчастье?

Услышав эту тираду, судья Ди изумился и заподозрил неладное. «Эта молодая женщина, должно быть, страшная ведьма, – подумал он, – она способна на что угодно. Нет, уж теперь-то я не уйду отсюда, пока не узнаю больше, какими бы проклятиями и оскорблениями меня тут ни осыпали!»

Он опустился на скамейку во дворе и вежливо спросил:

– Простите меня, могу ли я узнать ваше почтенное имя? Кто эта девочка, которая бросилась нам навстречу, полагаю, ваша люВимая внучка?

– Наша фамилия Ви, – ответила женщина. – Моего покойного мужа звали Ви Чаншань, а сына – Ви Пунь. Увы, после смерти от него мне осталась лишь эта маленькая внучка, которой теперь семь лет.

С этими словами она крепко прижала девочку к себе и заплакала. Судья Ди прервал ее:

– Госпожа, сейчас уже довольно поздно. Пожалуйста, принесите мне переносную плитку и чайник, чтобы я мог сварить лекарство. Кстати,

меня заинтересовала немота вашей внучки. Как получилось, что она потеряла дар речи?

Госпожа Ви ответила:

– Это одна из ужасных бед, свалившихся на наш дом. Эта девочка еще младенцем подавала большие надежды. Она была очень умненькой и в четыре года болтала без умолку. Но через два месяца после смерти своего отца она вдруг лишилась дара речи. С тех пор она не произнесла ни одного членораздельного слова, хотя все прекрасно понимает. Ну разве это не трагедия, когда такой милый и многообещающий ребенок за одну ночь превращается в бессловесное существо?

Судья Ди осведомился:

– А где она спала в ту ночь, когда лишилась дара речи? Не мог ли кто-нибудь дать ей какое-нибудь снадобье? Вы должны как следует это разузнать, потому что, если какой-то злодей умышленно сделал ее немой с помощью каких-то трав, у меня есть средства для ее лечения.

Прежде чем госпожа Ви смогла ответить, из комнаты невестки раздался крик:

– Этот человек средь бела дня пытается выманить у добрых людей деньги, он мелет явными вздор! Кто мог дать какое-то снадобье моей дочери, с которой я не спускаю глаз? С глубокой древности и поныне известны талантливые врачеватели, но я никогда не слышала о человеке, который бы мог вылечить немоту! Это вы, глупая старуха, притащили сюда этого шарлатана, пообещавшего вам излечение, вы бы хоть предварительно поинтересовались, что он за человек! Мало мне своего горя, так еще ваши глупости!

Госпожа Ви не посмела ничего возразить ей.

Судья Ди подумал: «Эта ее невестка, безусловно, замешана в каком-то грязном деле. А свекровь не догадывается об этом по наивности; она считает, что ее невестка действительно намерена хранить целомудренное вдовство. Но мне почему-то кажется, что это она уВила своего мужа. Ведь по-настоящему верные вдовы любят своих свекровей; почитая мужа, они заботятся о здоровье его матери. Так почему же эта молодая женщина явно не хочет вылечить свою свекровь? И еще, почему она ничего не делает для того, чтобы вылечить немоту своей маленькой дочери? Более того, услышав, что кто-то предлагает ее вылечить, она, вместо того чтобы обрадоваться и проявить интерес, начала браниться. Эти две несообразности явно наталкивают на размышления. Однако пока не стоит торопить события, чтобы не возбуждать подозрений. Вернувшись в суд, я наведу справки как следует».

Поднявшись со скамейки, он произнес:

– Хотя я всего лишь странствующий лекарь, я требую, чтобы люди оказывали мне должное уважение, иначе я не могу их лечить. Ваша невестка оскорбляет меня без всякой причины, называя шарлатаном и вымогателем денег. Поэтому я отказываюсь от затеи помочь вам. Поищите себе другого лекаря!

С этими словами он ушел. Госпожа Ви не посмела просить его остаться и лишь молча проводила до двери.

Когда судья Ди вернулся на рынок, солнце уже садилось. Возвращаться в город было уже поздно, и он решил переночевать здесь, а завтра утром отправиться в Чанпин. Пока же можно провести вечер с пользой и попытаться собрать здесь побольше информации.

Он приметил большую гостиницу прямо напротив рынка и вошел туда. К нему подскочил слуга и спросил, хочет он получить постель или целиком комнату. Судья Ди, оглядевшись, увидел, что во дворе гостиницы полно портшезов и тележек. Ему не хотелось находиться в одном помещении с незнакомыми людьми, и он ответил:

– Я один, но планирую остановиться здесь по делам на пару дней, поэтому предпочитаю снять отдельную комнату.

Слуга, узнав, что пришлый человек соВирается принимать пациентов и продавать лекарства, смекнул, что это даст ему самому шанс получить вознаграждение, он быстро пробормотал вежливое: «А да, мой господин» – и проводил судью Ди в комнату для гостей во втором дворе.

Быстро приведя эту комнату в порядок и узнав, что постоялец путешествует без собственных постельных принадлежностей, слуга тотчас притащил их из конторы гостиницы. Постелив гостю, он поинтересовался у судьи Ди, обедал ли тот. Судья Ди заказал два простых, но хороших блюда и кувшин вина.

Слуга сначала принес чашку горячего чая, а затем отправился за едой. Пообедав, судья Ди решил, что у него есть шанс что-нибудь разузнать об уВийце из деревни Шести Ли, побеседовав с многочисленными постояльцами. Побродив по двору, он увидел, что, несмотря на поздний час, гости продолжают прибывать.

Рассматривая суетящуюся толпу, он заметилч еловека, который, взглянув на судью Ди, в нерешительности остановился.

Судья Ди тотчас же узнал этого человека и, прежде чем тот успел что-либо сказать, быстро произнес:

– Почтенный господин Хун, откуда вы? Как хорошо, что я встретил вас здесь! Пожалуйста, пойдемте со мной, мой господин, нам надо побеседовать!

Глава 5. В ходе разговора в бане открываются новые факты; молясь на кладбище, судья Ди вызывает призрака

Человек, к которому обратился судья Ди, был не кто иной, как старшина Хун. Получив приказ судьи Ди искать вблизи города убийцу из деревни Шести Ли, он бродил здесь несколько дней, но все безрезультатно. В тот день он наводил справки на рынке, а затем, когда стемнело, решил остановиться на ночь в этой же гостинице. Чтобы не выдать судью Ди, он обратился к нему как к старому другу, воскликнув:

– Вот уж не думал, что встречу вас здесь! Буду рад побеседовать с вами! Судья Ди провел его в свою комнату во втором дворе и пригласил войти. Старшина сначала тщательно закрыл дверь, а затем почтительно осведомился:

– Когда вы прибыли сюда, ваша честь?

Судья Ди быстро произнес:

– Мы в гостинице, а здесь и стены имеют уши! Постарайся больше не называть меня вашей честью. Ну, рассказывай, как обстоят дела!

Старшина Хун печально покачал головой и тихо сказал:

– Следуя вашим указаниям, я старательно искал его в течение нескольких дней, но так ничего и не нашел. Боюсь, что этот Шао уже далеко. Может быть, Ма Жуну и Чао Таю повезет больше.

Судья Ди вздохнул:

– Мы еще не раскрыли это убийство, а я уже обнаружил здесь нечто такое, что может оказаться новой загадкой! Сегодня мы должны собрать об этом побольше информации, чтобы завтра я смог начать расследование.

И он рассказал Хун Ляну о своей встрече с госпожой Би и о том, что случилось потом. Старшина Хун заметил:

– Хотя все это, безусловно, выглядит подозрительно, обвинения никто не предъявлял, и нет никаких доказательств совершенного преступления. Как же мы сможем открыть это дело?

– Вот поэтому-то, – ответил судья Ди, – нам нужна дополнительная информация. Позже вечером ты пойдешь на улицу, на которой живет госпожа Би, и посмотришь, что там у них происходит. Более того, надо порасспросить местных жителей о смерти Ви Пуня и узнать, где он похоронен.

Затем он велел принести старшине еды, и, когда тот пообедал, они стали ждать наступления ночи. Старшина Хун позвал слугу и попросил принести кувшин горячей воды и помочь судье Ди с вечерним туалетом.

– А я, – доверительным тоном добавил он, – пойду встречусь с другом и тотчас же вернусь.

Слуга, слушая их разговор, и представить не мог, что перед ним окружной судья и один из его помощников. Он выполнил приказание, и старшина Хун покинул гостиницу.

Следуя указаниям судьи Ди, он в лабиринте многочисленных узких, извилистых улочек без труда отыскал ту, на которой жила госпожа Би.

Он прошел по ней несколько раз, но кругом было тихо, как в могиле, не было даже никаких прохожих. Он решил, что, вероятно, еще слишком рано, и пошел к рынку. «Позже, проболтавшись там час-другой, я вернусь к дому госпожи Би», – подумал он.

Многочисленные лавки еще не закрылись на ночь, и улицы были ярко освещены десятками бумажных фонарей. Рынок располагался на перекрестке двух больших дорог, и на площади еще было довольно людно.

Побродив там, старшина Хун оказался у большой общественной бани. Он подумал: «Может быть, зайти и помыться? В таком месте всегда полно бездельников, а значит, найдутся любители поболтать». Хун отправился в баню.

Баня действительно была переполнена, в каждом бассейне с горячей водой плескалось много народу. Но Хуну удалось отыскать свободное место на большой каменной печи-скамье в стороне от бассейнов. Он сел и спросил банщика:

– А далеко ли этот рынок от города Чанпина и сколько здесь бань?

Банщик, поняв, что человек не из местных, ответил:

– До города миль пять. Вы собираетесь отправиться туда сегодня?

– У меня там живет родственник, которого я хотел навестить. А эта деревня находится под юрисдикцией округа Чанпин? Кто сейчас здесь судья, и не было ли у вас в последнее время чего-нибудь интересного?

Банщик обрадовался, что нашелся человек, еще не слышавший местных новостей, и словоохотливо начал:

– Наш знаменитый судья Ди один из лучших в империи! Что касается происшествий, то, если бы вы приехали сюда несколько дней назад, увидели бы кое-что интересное!

Потом он с огромным удовольствием поведало двойном убийстве в деревне Шести Ли и о том, что произошло на дознании.

Старшина Хун проявил вежливый интерес, затем разделся и с удовольствием погрузился в горячую воду. Искупавшись, он сел на скамью, чтобы обсохнуть, и снова заговорил с банщиком.

– Я слышал, – сказал он, – в этих местах особенно хороши гонки лодок-драконов. Но мне говорили, что в прошлом году здесь как раз вовремя праздника вспыхнула опасная эпидемия и что немало людей, пришедших посмотреть гонки, заболели и умерли ужасной смертью.

Банщик рассмеялся:

– Вы шутите, незнакомец! Я здесь родился и вырос, а об этом происшествии никогда не слышал. Кто вам наплел эту ерунду?

– Когда мне впервые сказали об этом, – смутился старшина, – я сам засомневался. Но затем появился один малый, который был очевидцем, он утверждал, что некий господин Би из этих мест умер прямо после того, как вернулся с гонок. Ну и как вам это?

Прежде чем банщик успел ответить, в разговор вмешался молодой человек лет восемнадцати, сидящий поблизости:

– Да, это правда. Но этот человек умер не потому, что ходил смотреть гонки. Насколько я слышал, он умер ночью от желудочного приступа.

Тут не утерпел и вмешался третий посетитель, маленький толстяк:

– Это действительно странное дело! Как мог такой сильный парень, как молодой Би, который в тот день был абсолютно здоров, вдруг заболеть

среди ночи, а затем внезапно умереть? И помните, когда его тело обряжали, глаза его отвратительно вылезли из орбит. Некоторые говорят, что возле его могилы часто можно видеть привидение. Неудивительно, что люди сомневаются в его естественной смерти. А эту его вдову вы видели?

Банщик возразил:

– Ну, это уж полная чушь! То, что она, такая привлекательная женщина, остается верной своему умершему мужу и даже никогда не выходит из дома, доказывает ее безграничную преданность. Иначе как бы она это выдержала? А что касается каких-то привидений на кладбище, то там, в Гаочжане, очень много могил. Откуда вы знаете, что этот призрак имеет какое-то отношение к молодому Би?

Толстяк виновато потупился:

– Я лишь слышал один случайный разговор. Мы в этом мире похожи на облака, плывущие по небу. Сегодня мы здесь, а завтра нас нет. Но вот что странно: вскоре после смерти Би Цуня его маленькую дочь поразила немота! Вот какая печальная история.

С этими словами он оделся и вышел из бани. Старшина Хун сделал вывод, что этот посетитель что-то знает о деле Би, и спросил банщика:

– Кто этот господин? Он производит впечатление приятного и честного малого.

– Он хозяин лавки на рынке, – ответил банщик. – Маленькая лавка шерстяных и хлопчатых товаров, которой владел Би Пунь, располагалась рядом с его лавкой. Его зовут Ван, мы все знаем его с рождения и зовем его Маленьким Ваном. Он не слишком умен и быстро все забывает, но человек он хороший.

Старшина Хун пробормотал какой-то подходящий ответ и, дав банщику щедрые чаевые, покинул баню.

Прежде всего он вернулся к дому госпожи Би, размышляя по дороге о том, что, хоть история эта начала кое-как проясняться, ему не удалось найти ни одного намека на доказательство. Как же судья будет дальше расследовать это дело?

Он снова примерно с полчаса побродил по улице, на которой жила госпожа Би. Кругом стояла мертвая тишина, и все говорило о том, что здесь давно все спят. Он вернулся в гостиницу и подробно рассказал судье Ди все, что слышал в бане. Судья Ди заявил:

– Завтра мы отправимся на кладбище в Гаочжану и посмотрим, что там происходит.

На следующее утро судья Ди со старшиной Хуном встали очень рано, вместе позавтракали, расплатились со слугой несколькими серебряными монетами и покинули гостиницу. Судья Ди нес на плечах свой медицинский баул.

Уточнив у прохожего старика дорогу на кладбище, они быстрым шагом дошли до пустынного участка земли, заросшего сорняками. Повсюду валялись высушенные солнцем кости, вокруг поднимались земляные могильные холмики.

Старшина Хун печально огляделся и сказал:

– Ну вот, ваша честь, мы пришли, но как же мы найдем среди этих могил могилу Би Цуня?

Судья Ди серьезно ответил:

– Я, судья, пришел сюда с одной целью: узнать, кто виновен в его смерти. Хотя живые и мертвые живут в разных мирах, я все же верю, что, если мое намерение станет ему известно, он сможет подать нам какой-нибудь знак.

Если Би Цунь умер естественной смертью, мы, скорее всего, не найдем его могилу. Но если он был подло убит, его душа, должно быть, еще витает неподалеку и тем или иным способом проявится.

Встав среди могил, судья Ди погрузился в сосредоточенную, безмолвную молитву.

Время двигалось к полудню. Внезапно солнце померкло, и над кладбищем пронесся сильный ветер, от которого песок и камни закружились в воздухе, как призраки. Потом появились неясные очертания темной фигуры, летящей к ним по воздуху.

Когда старшина Хун увидел это привидение, его лицо побледнело как мел, волосы встали дыбом, и он быстро юркнул за спину судьи.

– Я, судья Ди, убежден, что по отношению к вам совершено чудовищное злодейство. Но я ничего не смогу сделать, не зная, где находится ваша могила. Я прошу вас показать нам ее.

Новый порыв ветра подхватил призрака и понес его между могилами, а судья Ди со старшиной побежали вслед и оказались возле одинокого холмика, лежащего немного в стороне от других. Здесь фигура внезапно исчезла, ветер прекратился, и наступила тишина.

Судья Ди со старшиной осмотрели холмик и поняли, что он насыпан совсем недавно.

Судья Ди сказал:

– Нас сюда привел выходец с того света. Теперь пойди и найди могильщика или кого-нибудь из служащих кладбища. Нам нужно убедиться, что мы не обмануты каким-то злым призраком и что Би Цунь действительно похоронен под этим холмом. Я подожду тебя здесь.

Старшина Хун еще не оправился от пережитого потрясения и пошел довольно неохотно.

Минут через тридцать он вернулся вместе с седобородым стариком. Тот сразу же обратился к судье Ди:

– Ты, торговец лекарствами, должно быть, совсем свихнулся! На рынке никто не покупает твои таблетки, так ты решил заняться своим делом на этом уединенном кладбище? Я мирно работал в поле, когда твой человек пришел и потащил меня за собой, заявив, что ты хочешь меня о чем-то спросить. Ну давай, спрашивай!

Глава 6. Старик непочтительно разговаривает с судьей Ди; судья Ди возбуждает официальное расследование

Судья Ди прервал его:

– Пожалуйста, будьте вежливы! Хотя я всего лишь странствующий лекарь без громкого имени, я совсем не так глуп. Я пришел сюда с определенной целью. По-моему, это кладбище расположено очень благоприятно с точки зрения геомантии Если человека похоронить здесь, в течение десяти лет после его смерти его дети и внуки будут процветать. Поэтому я хочу вас спросить: кто владелец этого участка земли и не хочет ли он его продать?

Услышав это, седобородый фыркнул, повернулся и попытался уйти. Но старшина Хун побежал за ним, схватил его за халат и гневно закричал:

– Не думайте, что ваш преклонный возраст дает вам право грубить кому угодно! Будь вы лет на двадцать помоложе, я немедленно залепил бы вам оплеуху и посмотрел, как вы осмелились бы тогда оскорблять людей. Вы ведь неглупы, правда? Тогда отвечайте на вежливый вопрос, и быстро!

Седобородому, которого крепко держал старшина, ничего не оставалось, как только подчиниться.

– Дело не в том, – сказал он, – что я не хочу говорить с твоим хозяином, а в том, что слышу я от него вещи неразумные. Вот он утверждает, что это очень благоприятное место для кладбища, но как тогда объяснить, что все родственники тех, кто здесь похоронен, умерли давным-давно? Неужели ты не видишь, в каком запущенном состоянии тут могилы? С прошлогодних похорон ни я, ни другие могильщики не видели ни одного человека, пришедшего навестить родную могилу. А дочь похороненного здесь человека потеряла дар речи вскоре после смерти отца! Так как же можно говорить, что это кладбище благоприятно с точки зрения геомантии? Ну разве это не чушь?

Старшина Хун смутился:

– Вы ошибаетесь. Хотя мы не местные, но разбираемся в таких вещах. Это в семье Би Цуня маленькая дочь лишилась дара речи? Вы хотите сказать, что под этим холмом похоронен не кто иной, как Би?

– Ну, хоть это, кажется, ты знаешь, сердито произнес старик. – Если его зовут не Би, тогда ты, должно быть, сменил ему фамилию. Я проделал длинный путь со своего поля сюда, и у меня нет времени на праздные разговоры. Если ты мне не веришь, иди в деревню и расспроси там людей.

Затем он вывернулся из рук Хуна и убежал. Судья Ди, подождав, пока старик отойдет достаточно далеко, сказал:

– Нет сомнений, что этот Би был подло убит. Это ясно доказано появлением призрака, которого мы видели некоторое время назад. Вернемся в город.

Они зашагали обратно к рынку, где позавтракали в маленькой гостинице, а потом тронулись в путь. Как раз перед наступлением ночи судья Ди с Хуном добрались до города. Войдя в здание суда через заднюю дверь, судья Ди тут же удалился в свой личный кабинет.

А тем временем стражники суда и другие члены свиты судьи Ди уже начали тревожиться, когда двое суток их хозяин не появлялся в суде. В зале суда велись оживленные дискуссии, не отправился ли судья на частное расследование двойного убийства, как вдруг он собственной персоной появился на возвышении и сел за стол.

Сделав перекличку, он прежде всего спросил, вернулись ли Ма Жун и Чао Тай. Стражники доложили, что они вернулись еще прошлой ночью, но, узнав, что судьи нет, вновь отправились на поиски. С тех пор никаких известий не было.

Судья Ди кивнул и приказал привести дежурного стражника. Когда тот подошел к столу, судья Ди обратился к нему:

– У меня здесь официальный вызов в суд. Завтра рано утром вы отправитесь в деревню Хуанхуа и приведете сюда местного старосту. По дороге зайдете в местечко под названием Гаочжана, что неподалеку, и скажете могильщику с кладбища, что его вызывают в суд. Я допрошу их на утреннем заседании.

Стражник отправился в караульное помещение и пожаловался сидящим там друзьям:

– В последние два дня все было тихо и спокойно, мы не слышали ни об одном новом происшествии. А теперь вдруг появилась работа. Что такого узнал наш судья, если он срочно посылает меня в Хуанхуа? Да и кто там староста?

Один из стражников напомнил:

– Ты забыл о таком человеке, как Хо Кай? В прошлом году, когда он был назначен старостой деревни Хуанхуа, он пригласил нас всех на прекрасный обед. Неужели ты забыл? Отправляйся завтра в Хуанхуа, и ты, конечно, его найдешь. И лучше поторопись. Ты же знаешь нашего судью.

Стражник пошел домой, чтобы отдохнуть перед дальней дорогой, а следующим утром отправился в деревню Хуанхуа. Сначала он зашел к старосте Хо Каю и велел послать помощника в Гаочжану, чтобы привести оттуда могильщика. В ожидании он неплохо позавтракал со старостой за его счет. Они как раз заканчивали трапезу, когда привели старого могильщика. Не теряя времени, стражник повел и старика, и старосту в город.

Открылось дневное заседание суда. За столом сидел судья Ди. Сначала он обратился к старосте Хо Каю:

– Разве с тех пор, как вас назначили старостой, в вашей деревне ничего не произошло? Почему вы настолько небрежно относитесь к своим обязанностям, что не удосужились доложить?

Староста Хо решил, что судья Ди обнаружил какое-то преступление, совершенное в его деревне, и поспешил ответить:

– Я был назначен старостой в марте прошлого года, а в должность вступил в первых числах апреля. С тех пор я усердно исполнял свои обязанности. Когда ваша честь занял свой пост, подчиненные вам чиновники стали служить очень честно, люди наши живут в мире, так что докладывать мне было не о чем. Разве мог я халатно относиться к своим обязанностям, если мне была оказана такая высокая честь? Я прошу благосклонного снисхождения вашей чести.

Судья Ди сказал:

– Если вы говорите, что вступили в должность в апреле, почему же вам неизвестно, что в марте того же года в вашей деревне было совершено убийство?

Когда староста Хо Кай услышал это, ему показалось, будто ему на голову внезапно вылили ушат холодной воды. Приведенный в полнейшее замешательство, он забормотал:

– Я регулярно, каждый день и каждый вечер, совершаю обход, но об этом случае ничего не слышал. Если бы столь ужасное преступление действительно было совершено, разве я бы посмел держать это в тайне и не доложить вашей чести?

Судья Ди произнес:

– Пока я больше ничего вам не скажу. Значит, вы не знаете, как Би Цунь из вашей деревни встретил свою смерть? Вы же староста, вы должны что-то об этом знать! Отвечайте быстро и только правду!

Староста Хо Кай ответил:

– Я всегда полагал, что в мои обязанности входит докладывать о существенных событиях в деревне и не тревожить начальство по пустякам. В моей деревне сейчас живет несколько тысяч семей. Дня не проходит, чтобы у нас не было свадьбы, похорон или рождения ребенка. В смерти Би Цуня не было ничего необычного; его родственники не сообщали ни о чем подозрительном, да и соседи не составили жалобы, не предъявили обвинения. Мне известно только, что он умер в прошлом году в праздник Большой пятерки. Это чистая правда.

Судья Ди гневно вскричал:

– Внимательнее относись к своим обязанностям, собачья голова! Я знаю правду, а ты продолжаешь упорствовать! Хотелось бы знать, как ты понимаешь свои обязанности!

Побранив старосту Хо Кая, судья Ди велел привести старого могильщика.

Седобородый дрожал от малодушного страха. Опустившись на колени перед столом, он пролепетал:

– Этот незначительный старый человек, могильщик из Гаочжань, почтительно приветствует вашу честь.

Судья Ди, увидев его таким напуганным, едва сдержал улыбку, вспомнив, как он вел себя накануне, и спросил:

– Как вас зовут и как долго вы работаете там могильщиком?

– Этот старый человек по имени Тао… – начал седобородый, но стражники, стоящие по обе стороны, тотчас же закричали на него:

– Ты, собачья голова, неотесанная деревенщина! Как ты смеешь говорить «старый человек», обращаясь к его превосходительству? Ты что, не знаешь, что должен говорить «незначительный человек», обращаясь к своему судье? Вот всыплем тебе бамбуковыми палками, не глядя, старый ты или нет!

Облаянный стражниками, седобородый в великом испуге поспешно исправился:

– Этот незначительный человек достоин смерти. Я работаю могильщиком вот уже тридцать лет. Чем я могу служить вашему превосходительству?

Судья Ди приказал:

– Посмотрите на меня, узнаете ли вы своего судью?

Могильщик робко поднял глаза и, узнав судью Ди, почувствовал, как его душа покидает тело. Он несколько раз стукнулся головой об пол и взвыл:

– Этот незначительный человек заслуживает смерти! Вчера я не знал, что разговариваю с вашей честью. Но поверьте мне, впредь я никогда не буду грубить никому, пришедшему на это проклятое кладбище!

Услышав эти слова, стражники и другие помощники в суде догадались, что судья Ди сам начал тайное расследование. А судья Ди продолжал:

– А теперь расскажите мне в точности, при каких обстоятельствах был похоронен Би Цунь; расскажите, кто привез гроб и все, что вам известно об этом деле.

– Всякий раз, когда семья приходит на кладбище, чтобы кого-то похоронить, – начал старый могильщик, – мне дают двести медных монет зато, чтобы я вырыл могилу и соорудил над ней холм. В прошлом году, в те три дня, когда проходил праздник Большой пятерки, гроб привезли на кладбище две женщины. Они сказали, что умерший – Би Цунь из деревни и что одна женщина его мать, а другая вдова. Сначала я собирался зарыть этот гроб среди других могил. Но, когда я вырыл яму и собрался опустить туда гроб, Изнутри раздался какой-то звук. Меня это очень напугало, и я спросил женщин, уверены ли они, что их родственник действительно мертв и чем он болел. Прежде чем мать успела произнести хоть слово, вдова начала бранить меня и кричать, что это форменное безобразие, когда приличным людям мешают мирно похоронить своего покойника. Затем старуха тоже накинулась на меня. Мне было неловко ссориться с двумя женщинами, но, с другой стороны, я мог попасть в неприятное положение, если бы потом выяснилось, что этот человек умер не своей смертью, и потребовалось бы выкапывать гроб. Поэтому я выбрал заметное место, немного в стороне от остальных могил, и там похоронил умершего. Потом, правда, я каждую ночь слышал оттуда леденящие душу крики, которые не давали мне спокойно спать. Я вчера нагрубил вашей чести только потому, что смертельно боюсь этого места и не хотел там задерживаться. Вот все, что я видел и слышал. Но что касается смерти Би Цуня, тут я ничего не знаю. Прошу вашу честь о благосклонном снисхождении.

Судья Ди заявил:

– Что ж, можете возвращаться домой. Но смотрите, будьте готовы явиться на кладбище по первому зову.

Затем судья Ди выписал судебное предписание и приказал старшине Хуну тем же вечером отправиться в деревню Хуанхуа и привести госпожу Би и ее дочь, чтобы допросить их на дневном заседании суда. Отдан этот приказ, судья Ди удалился в свой личный кабинет.

Стражники, качая головами, роптали:

– В деревне Хуанхуа мы бываем по крайней мере раз шесть или семь в году, но об этом случае никогда не слышали! Конечно, у нашего судьи длинные уши! Но тут он что-то перехлестывает, ведь еще не раскрыто двойное убийство в деревне Шести Ли, а он уже схватился за новое дело! Ну и жизнь пошла! Скажите на милость, есть ли среди тех, кто замешан в этих делах, хоть один, из кого мы могли бы выжать несколько медных монет?

Вот так, перешептываясь между собой, они готовились сопровождать старшину Хуна в деревню Хуанхуа.

Глава 7. Госпожа Би отрицает, что ее сын был убит; судья Ди впервые допрашивает вдову Би Цуня

На следующее утро старшина Хун и два стражника, оставшиеся на ночь в деревне Хуанхуа, подошли к дому госпожи Би и громко постучали в дверь. Госпожа Би отозвалась изнутри:

– И кого это принесло в такую рань?

Она подошла, открыла дверь и, увидев снаружи трех высоких мужчин, быстро загородила собой проход, чтобы помешать им войти. При этом она недовольно произнесла:

– Вам, конечно, известно, что в этом доме нет хозяина, здесь живут только две бедные вдовы. Кто вы такие, что беспокоите нас в столь ранний час?

Один из стражников произнес:

– Мы пришли сюда по приказу, а, уж конечно, не для удовольствия! Нам самим было бы приятнее в такое время спокойно спать дома! Зачем, как вы думаете, мы вторгаемся в ваш убогий дом? Удовольствия ради? У нас имеется судебное предписание его превосходительства судьи, согласно которому старшина должен незамедлительно привести вас и вашу дочь в Чанпин для допроса на дневное заседание. Так что поторопитесь!

С этими словами он оттолкнул госпожу Би, и вся троица проникла во двор. Увидев, что дверь в одну из комнат открыта, они вошли и сели. Дверь соседней комнаты оставалась плотно закрытой.

Старшина Хун достал судебное предписание и сказал:

– Это официальное дело, не терпящее отлагательства. Где ваша невестка? Скажите ей, чтобы она собралась, ей придется пойти с нами в суд. Разговоры вам не помогут.

Госпожа Би, услышав, что они явились от имени окружного судьи, задрожала и взвыла:

– Мы никогда не делали ничего противозаконного, а вы хотите, чтобы мы предстали перед судом! Вероятно, кто-то из наших кредиторов подал жалобу, потому что мы еще не вернули им деньги? Пожалуйста, господа, сжальтесь над этим бедным домом! С тех пор как умер мой сын, мы едва сводим концы с концами. Как мы можем сразу же выползти из долгов после похорон? Хотя мы люди маленькие, нас еще никогда не унижали настолько, чтобы присылать за нами стражу, которая должна доставить нас в суд. Пожалуйста, господа, проявите человеческую доброту и вернитесь в суд без нас! Можете доложить судье, что мы быстро продадим нашу мебель и одежду и выплатим долги. Пожалуйста, проявите сострадание и не тащите нас в суд!

С этими словами госпожа Би горько разрыдалась. Старшина Хун, пожалев эту честную женщину, не без сочувствия произнес:

– Не волнуйтесь, ваши кредиторы не подавали никакого ходатайства. Наш судья только хочет встретиться с вашей невесткой и задать ей несколько вопросов. Вы лишь позовите ее, а затем мы вас оставим в покое, в суд же доставим только ее.

Но не успел он закончить, как госпожа Би воскликнула:

– Я не верю, что ваши люди действительно из суда! Сначала вы говорите, что мы обе должны идти с вами, а затем выясняется, что идти придется только моей дочери. Вы, наверное, похитители, которые, зная, что в доме нет мужчин, способных нас защитить, хотят обманом унести мою дочь? Знаю я вас, вы сначала надругаетесь над ней, а потом продадите в бордель! Но чтобы получить мою дочь, вам сначала придется убить меня!

И она кинулась к старшине. Терпение у стражников лопнуло, и они грубо оттолкнули ее, потом усадили на стул и сказали:

– Послушай, ты, старая женщина! Неужели ты настолько глупа, что не понимаешь, ведь старшина только по доброте своей хотел избавить тебя от явки в суд? И неужели ты не понимаешь, что этот вызов в суд подписан самим его превосходительством? Он что, скажешь, тоже фальшивый? Ты и в самом деле глупа! Неудивительно, что эта твоя невестка водит тебя за нос! Если бы наш мудрый судья не обнаружил это, твоя жизнь, вероятно, висела бы на волоске.

В этой суматохе никто не заметил, что во время этой перебранки боковая дверь отворилась и на пороге уже некоторое время стояла молодая госпожа Би, слышавшая каждое их слово.

– Мама, – сказала она наконец, – оставьте их в покое и дайте мне задать им несколько вопросов. Во-первых, у вас действительно только вызов в суд, а не приказ о нашем аресте? И во-вторых, ведь никто пока не выдвинул против нас обвинения, правда? Ни моя мать, ни я никогда не нарушали закон. Помните, что говорили древние: «Хотя стальной меч и остер, он не отрубит голову невиновному». Хотя судья, как и положено, обладает неограниченной судебной властью в этом округе, он не должен выдвигать неразумных требований. Когда при императорском дворе узнают о вдове, которая до самой смерти хранила верность мужу, правительство обычно сооружает в ее честь мемориальный храм, а высокие чиновники приносят жертвы каждую весну и осень. Нет никакой причины посылать стражников арестовывать нас, двух обездоленных вдов. Если судья хочет о чем-то нас спросить, ему стоит только дать знать об этом. Мы не совершили никакого преступления и не боимся заявить об этом публично в суде. Но мы не позволим тащить нас, как овец. А если вы поведете нас насильно, мы откажемся покидать суд до тех пор, пока дело полностью не прояснится, и тогда судья не сможет сказать, что мы не подчинялись его приказаниям!

Выслушав эту пламенную речь, каждое слово которой попадало в цель, оба стражника были ошеломлены и, не зная, что делать, повернулись к старшине Хуну.

– Что ж, уважаемая госпожа, для такой молодой особы вы, безусловно, весьма красноречивы. Теперь я понимаю, что вы могли совершить столь потрясающее преступление. Что же касается обвинения против вас, госпожа, я не судья Чанпина. Я умею только выполнять приказы. Если вы хотите еще что-либо знать, можете задать вопросы в суде. Вы не собьете нас с толку своим проворным языком!

С этими словами он сделал знак стражникам, и те схватили молодую госпожу Би за руки и, не дав ей произнести ни слова, потащили из комнаты. Старая госпожа Ви, не имея сил сопротивляться, в отчаянии бросилась к двери. Но старшина и стражники остановили ее одним суровым взглядом и все же увели ее невестку.

На улице собралась толпа жителей деревни, желающих знать, что происходит. Старшина обратился к ним:

– Мы уводим эту женщину для допроса в суде по приказу его превосходительства судьи Чанпина. Если вы помешаете нам выполнять наши обязанности, вы также будете привлечены к суду. А дело, позвольте сказать, нешуточное!

После такого увещевания толпа быстро рассеялась: никто не хотел быть привлеченным к суду.

Старшина и его спутники поспешили в Чанпин и к полудню прибыли в суд.

Когда об их прибытии доложили судье Ди, тот приказал им подождать в зале суда. Он надел в официальное облачение и шапочку, занавеску с возвышения отодвинули, и судья появился сидящим за столом. Посмотрев на писцов и стражников, выстроившихся внизу, судья Ди громко приказал:

– Приведите преступницу!

– Слушаемся! – вскричали стражники и, приведя молодую госпожу Би, заставили ее опуститься на колени перед столом.

Но этот впечатляющий судебный церемониал не поверг госпожу Би в ужас. Прежде чем судья Ди успел к ней обратиться, она произнесла:

– Эта незначительная женщина, госпожа Би, урожденная Чжоу, почтительно бьет головой, чтобы приветствовать вашу честь. Меня привели сюда по приказу вашей чести, и я умоляю сообщить мне, в чем мое преступление. Я молодая, обездоленная вдова и не могу долго оставаться на каменном полу.

Судья Ди пришел в ярость от такой дерзости и гневно произнес:

– Ты, женщина, осмеливаешься произносить слова «обездоленная вдова»? Ты можешь обмануть свою глупую свекровь, но не меня, судью! Подними глаза и посмотри на меня!

Госпожа Чжоу – как мы теперь будем ее называть – взглянула на судью и перепугалась. «Это, – поняла она, – тот лекарь, который приходил к нам на днях. Теперь я понимаю, почему сразу же не поверила ему и почему все эти дни думала, что он не настоящий лекарь». Но, хотя в глубине души она была очень встревожена, лицо ее не выразило ни малейшего страха, и она твердо произнесла:

– На днях я невежливо разговаривала с вашей честью, но я не знала, кто вы, Я думала, вы лекарь. Я оскорбила вас ненамеренно, ивы не должны держать на меня зла. Ваша честь славится своей справедливостью. Разве можно сердиться из-за такого пустяка?

Судья Ди вскричал:

– Ты, непристойная женщина, и сейчас не знаешь, кто я! Пока твой муж был жив, тебе следовало быть счастливой с ним, верной ему. Зачем ты вступила в незаконную связь, а после убила своего мужа? Но знай, что твой муж, не найдя покоя в своей могиле, обвинил тебя передо мной. Неужели ты не знаешь, что для женщины убить своего мужа – самое страшное преступление, известное закону? А теперь признавайся, как ты убила мужа и кто твой любовник?

Госпожа Чжоу, услышав, что ее обвиняют в убийстве Би Цуня, почувствовала, будто ей нанесли тяжелый удар прямо в сердце. Но она взяла себя в руки и холодно произнесла:

– Ваша честь для нас, простых людей, все равно что отец и мать. На днях я действительно ненамеренно обидела вас. Зачем же возводить на меня напраслину по такому ничтожному поводу и обвинять в таком чудовищном преступлении? Ведь преступление, в котором вы, ваша честь, меня несправедливо обвиняете, карается смертью. Такое серьезное обвинение должно быть подтверждено доказательствами.

Судья Ди понял, что госпожа Чжоу, пользуясь своей красотой, пытается поставить его в неловкое положение, намекая, что он приходил к ней под чужим именем не просто так, получив же отказ, решил отомстить. Он сказал:

– Я знаю, что вы умны, но ваш острый язык вам не поможет. Я предъявлю вам доказательства и посмотрю, сможете ли вы их опровергнуть. Ваш покойный муж ясно сказал мне, что убили его вы. А еще он сказал, что вы, опасаясь, что ваша маленькая дочь может кому-то рассказать о ваших любовных похождениях, далией снадобье, от которого она онемела. На днях я сам ее видел. Ну что, будете и дальше отрицать свое преступление? Если вы сейчас же не сознаетесь, я допрошу вас под пыткой!

Однако госпожа Чжоу ничуть не испугалась. Она ответила:

– Я не могу признаться, потому что признаваться не в чем! Вы можете пытать меня до смерти, но вам не удастся заставить меня признаться в преступлении, которого я никогда не совершала!

Судья Ди вскричал:

– Ты, женщина, осмеливаешься бросать мне вызов прямо здесь, в этом суде? Тогда я рискну этой своей черной шапочкой и, вероятно, приобрету репутацию очень жестокого судьи. Посмотрим, сознаешься ли ты под пыткой или нет! дайте ей первые сорок ударов кнутом!

Стражники разорвали на ней одежду, обнажив спину, и нанесли ей сорок ударов кнутом.

Глава 8. Госпожа Чжоу, обвиняемая в убийстве, говорит умные слова; глупость ее матери вызывает всеобщую жалость

Эта пытка не заставила госпожу Чжоу признаться. Когда все закончилось, она сказала:

– Ваша честь – отец и мать всего населения этого округа. Как вы можете причинять вред добрым людям без малейшей причины? Это, по-вашему, называется справедливостью? Но если вы думаете, что пытка заставит меня сознаться, вы заблуждаетесь – этого не будет! Вы утверждаете, что я убила мужа, только на основании того, что вам сказал призрак? Но как вы можете это доказать? Вы можете предъявить мне письменное обвинение, выдвинутое этим призраком? Позвольте мне сказать вам, что, хоть вы и окружной судья, вы не всемогущи! Если вы из-за личной обиды клевещете и пытаете меня – что ж, говорят, двери более высоких чиновников открыты для гонимых и угнетенных! И даже если ваше начальство откажется принять против вас меры, я, когда вы меня доведете пытками до смерти, буду искать справедливости у судей ада! И помните, если доказано, что судья несправедливо обвинил невиновного, закон назначает ему наказание, к которому он хотел приговорить обвиняемого. да, я молодая и беззащитная вдова, но я сделаю все возможное, чтобы черная шапочка слетела с вашей головы!

Судья Ди приказал стражникам надеть на нее колодки. Они затянули винты как можно крепче. Но госпожа Чжоу все громче и громче кричала, что ее обвиняют ложно.

Судья Ди сказал:

– Я знаю, что вы бесстыдная особа, но ваша кожа и плоть сделаны не из железа! Если понадобится, я буду пытать вас весь день. – И он приказал стражникам еще подкрутить винты.

Стражники, видя, что госпожа Чжоу даже под пыткой настаивает на своей невиновности, усомнились в том, что это преступление совершила она. Подавая друг другу тайные знаки, они делали вид, что затягивают винты крепче, они кричали госпоже Чжоу, что она должна признаться во всем, а на самом деле немного ослабляли колодки. А их старший, увидев, что судья Ди подошел слишком близко, дал знак Хуну отступить туда, где их будет не видно, и прошептал:

– Старшина, когда на днях вы проводили сего превосходительством расследование, какое именно доказательство вы нашли? Судья приказал крепче закрутить винты, но что, если она умрет, а потом окажется, что она невиновна? Это будет стоить его превосходительству его репутации и положения, а нам жизни. А это упоминание о призраке ее мужа, обвинившем ее, было, очевидно, неудачной хитростью, он хотел напугать ее и заставить признаться? Мне кажется, старшина, что наш судья – обычно такой проницательный сегодня не в лучшей форме. Если у него действительно есть доказательство что она убила мужа, почему он не приказал сначала эксгумировать тело, а потом, когда все будет ясно, а она при этом не признается, можно было бы применить пытки. Я прошу вас, старшина, использовать ваше влияние на судью и уговорить его прекратить допрос, хотя бы на сегодня! Мы все сможем выяснить завтра.

Старшина согласился, что в этих словах есть смысл. В конце концов, это дело почти годичной давности. По нему не было выдвинуто никаких обвинений, отсутствовали какие-либо прямые доказательства, а бестелесного призрака вряд ли можно вызвать в суд для дачи показаний. Поэтому старшина Хун поднялся на возвышение и, остановившись перед судьей Ди, прошептал ему на ухо, что лучше на сегодня прекратить пытку.

Судья Ди гневно произнес:

– То, что мне удалось обнаружить, убеждает меня в том, что я прав! Как я смогу оправдаться перед собственной совестью, если оставлю это убийство безнаказанным? Если люди боятся продолжать пытку, я завтра же отдамприказ об эксгумации. Если на теле не окажется явных признаков насильственной смерти, яс радостью приму наказание, предназначенноеэтой женщине. Я это дело так не оставлю!

Затем он обратился к госпоже Чжоу:

– Ты, женщина, продолжаешь настаивать насвоей невиновности, но я говорю тебе, что в следующий раэ, когда я буду тебя допрашивать, япредставлю тебе доказательство, и ты уже несможешь отпереться!

Он приказал стражникам снять колодки и задержать вдову для будущих допросов. Дежурному стражнику он приказал отправиться в деревню Хуанхуа и привести в суд госпожу Би, а другим идти в Гаочжаву и приготовить все кэксгумации, которую собирался провести на следующий день.

Когда заседание суда закрылось, все стражники и писари принялись очень горячо обсуждатьдело во всех подробностях. Они были полны сомнений и боялись, что судья Ди на этот раз про-считался.

– Это не детская игра, – раэмыш.аяли они. – Хотя имеются основания для подозрений, нашсудья сильно рискует. Если при вскрытии не обнаружат следов убийства, он погиб!

Наконец, с наступлением ночи стражник, посланный к госпоже Би, подошел к ее дому. Додеревни уже долетели последние новости о событиях в суде, и на углу улицы толпа зевакоживленно спорила, виновна ли госпожа Чжоу. Стражник, увидев, что люди загородили улицу, вскричал:

– Пропустите, я здесь по официальному делу! Смотреть здесь нечего. Если хотите что-тоувидеть, приходите завтра в Гаочжаву!

Затем он постучал в дверь, заплаканная госпожа Ви впустила его и тотчас же запричитала:

– За что нам такие испытания, словно небоополчилосъ на нас? Он же сказал, что он лекарь, и, безусловно, был похож на врачевателя, а моя дочь его обругала! Но вряд ли это можно назвать преступлением, не так ли, так зачемже поднимать весь этот шум? Завтра я, пожилая вдова, сама приду в суд и скажу, что я онем думаю!

– Глупая женщина, – ответил стражник, – неужели ТЫ не видишь, что его превосходительство пытается отомстить за смерть твоего сына? Хочешь сама пойти в суд? Прекрасно! Мне приказано привести тебя Туда, чтобы твоя дочь нечувствовала себя одивоко в темнице.

С этими словами стражник потащил ее к двери. Но старуха, вне себя от горя и ярости, закричала:

– Все вы, стражники, собаки, только и знаете, что ложно обвинять беззащитных людей! Ненужен мне больше мой дом! Не нужна мне больше эта мебель! – Она вырвалась и принялась в неистовстве швьхрять на улицу вещи.

– А, вот и вы! – с негодованием обратился стражник к только что подошедшему старосте Хо Каю. – Я проделал долгий путь ради нее, а она совершенно взбесилась! Как трудно иметь дело с такими темными людишками! Мебель унее не очень дорогая, но все же пусть пара ва-щих помощников ночью подежурит здесь. Ведьесли ее барахло разворуют, нам не избежать неприятностей!

Хо Кай согласился, и стражники увели госпожу Би. Лишь поздно ночью они постучалисьв городские ворота. По счастью, солдаты охраны знали их в лицо и впустили.

Придя в суд, стражник устроил госпожу Вина ночлег в караульном помещении.

На следующий день судья Ди велел привестигоспожу Ви на утреннее заседание суда. Он ласково обратился к ней:

– Итак, госпожа, фамилия вашего мужа была Ви, а какая фамилия у вас была в девичестве? Я хочу объяснить вам, что на днях приходил в ваш дом только ради вашего покойногосына. Он умер при очень подозрительных обстоятельствах, и я считаю, что он был убит своей женой. Поскольку я, как судья, обязан ка-рать преступников, то есть защищать от нихжителей моего округа, призрак вашего покойного сына поручил мне наказать его убийцу. Явелел привести вас сегодня только потому, чтоваша дочь упорно отказывается признаваться и, более того, бесстыдно обвиняет меня в клевете. Без эксгумации и вскрытия дело никогда незакончится. Я считаю, что мой долг сказать этовам, его матери.

Однако госпожу Ви эти слова ничуть не тронули. Она ответила:

– Мой сын умер почти год назад. Что толкуосматривать тело? В тот вечер, когда он умер, его видели многие. Ваша честь говорит, что хочет наказать злодея, погубившего моего сына, новедь его никто не убивал. Почему вы подверглимою дочь пьттке, не имея ни малейхыих доказательств? Вы отец и мать простых людей, так какже вы можете обращаться с нами подобным образом без всякого повода? Моя девичья фамилияТан. Я принадлежу к семье, многие поколениякоторой жили в этих местах. Мы приличные люди, и это всем здесь известно. Скажу вам честно, пока я жива, я не покину этого суда, есливы не освободите мою дочь! И я больше не буду слушать вас, человека, который не довольствуется тем, что мучает живых, но еще и собирается потревожить покой мертвых! – И она разрыдалась.

Судья Ди, поняв, что она столь же глупа, сколь и честна, и безоговорочно верит всему, чтоей говорит ее невестка, нетерпеливо произнес:

– Вы глупая женщина! Смерть вашего сынане внушила вам ни малейших подозрений. А когда я вам все объясняю, вы отказываетесь понимать. Но позвольте сказать вам, что, если вашадочь окажется невиновной, я, судья, добровольно подвергнусь наказанию, предназначенномуей. И я искренне готов сделать это ради вашегопокойного сына. Но вы, его мать, отказываетесьдать согласие на эксгумацию тела, а ведь от этого зависит, установим ли мы истину. Я здесь судья, и я не могу допустить, чтобы его убийствотак и осталось нераскрытым! Я собираюсь рискнуть своей черной шапочкой, чтобы докопатьсядо правды! Поэтому я решил, что эксгумация всеравно состоится, дадите вы на нее свое согласиеили нет!

Он приказал унести ее и назначил эксгумацию на следующий день. Судья предупредил своих помощников, что отправится из здания судав восемь часов, а процедура начнется в два. Сэтим он удалился в свой личный кабинет и составил подробный отчет вышестоящим властям.

Дежурные стражники поняли, что их самыехудшие опасения становятся явью. Между собой они критиковали судью, но никто не по-смел попросить его отменить эксгумацию. С явной неохотой они отправились готовить все необходимое.

На следующее утро стражники очень рано собрались в зале суда; три раза прогудел гонг, и судья Ди сел за стол. Сначала он обратился к следователю:

– Это дело совершенно необычное. Если не будет обнаружено ни ран, ни других следов насильственной смерти, мое имя и мое положение будут поставлены под удар. Это меня заботит меньше всего, гораздо важнее другое – то, что в неприятное положение попадете также вы и стражники, присутствующие при эксгумации. Поэтому я вместе с вами буду проводить вскрытие, чтобы покончить с этим делом и отомстить за смерть бедняги.

Он распорядился привести госпожу Би и госпожу Чжоу и обратился к последней:

– Вчера вы предпочли пытку признанию в преступлении. Вероятно, вам таким образом удалось обмануть других, но я по-прежнему не верю вам. Сегодня вы и ваша мать будете присутствовать при вскрытии, и мы посмотрим, что вы скажете там!

Госпожа Чжоу, наконец, осознала, что судья совершенно серьезно намерен произвести эксгумацию, но ей было известно, что во время вскрытия он не обнаружит на теле ни малейших следов преступления. Поэтому она решила продемонстрировать твердость и запальчиво произнесла:

– Да, меня бессовестно оклеветали и даже пытали, но я это вынесла. Оставьте в покое хотя бы усопшего! То, что вы сейчас, по прошествии года, собираетесь потревожить тело моего бедного мужа, просто возмутительно! Хорошо, если на теле обнаружится хоть один след насильственной смерти, я с удовольствием признаюсь, что убила его! Но если этого доказательства не окажется, уверяю вас, что, хоть вы и высокопоставленный чиновник, я приложу все силы, чтобы вас наказали самым суровым образом! Законы страны – это не детские игрушки, они не позволяют ложно обвинять честных людей!

Выслушав ее, судья Ди лишь холодно улыбнулся.

Глава 9. Могильщик показывает могилу; судья Ди выкапывает гроб для вскрытия

Стражники усадили госпожу Би и госпожу Чжоу на отдельные носилки, и они отправились в Гаочжану.

Потом судья Ди, устроившись на своем официальном паланкине, в сопровождении всей своей свиты, включая следователя и его помощников, тоже покинул суд.

Люди, жившие неподалеку, услышав, что тело Би Цуня будут эксгумировать, пришли к общему мнению, что дело серьезное. Когда судья со свитой проследовал по большой дороге к деревне Хуанхуа, за ним устремилась толпа и молодежи, и стариков, желающих посмотреть на эту процедуру.

Вскоре после полудня процессия подошла к деревне Хуанхуа, где староста Хо Кай и старый могильщик уже вышли поприветствовать судью. Они доложили, что на кладбище в Гаочжаве все готово.

Однако, прежде чем отправиться туда, судья Ди подозвал к своему паланкину старшину Хуна и тихо сказал ему:

– На днях в бане ты говорил с молодым человеком, который был соседом Би Цуня. Пойди, попробуй найти его и, не пугал, расспроси обо

всем, что ему известно о смерти Би Цуня. Сегодня нам предстоит тяжелый день, поэтому в городя не вернусь, а переночую в той же самой гостинице, в которой мы останавливались пару днеи назад. – И он отправился в Гаочжану.

На кладбище возле могилы Би Цуня был сооружен навес из тростниковой циновки, а под ним разместился временный суд. Группа стражников уже собралась там и разложила инструменты, необходимые для эксгумации.

Судья Ди сошел со своего паланкина и сначала решил еще раз взглянуть на могилу Би Цуня. Увидев, что со времени его последнего визита ничего не изменилось, он сел за стол и велел привести старого могильщика и госпожу Чжоу. Сначала он заговорил с могильщиком:

– На днях вы мне сказали, что это могила Би Цуня. Мой долг предупредить вас, что, если после эксгумации окажется, что это не его могила, вы будете виновны в ужасном преступлении. И никакие угрызения совести вам тогда уже не помогут.

– Как я посмел бы лгать, – ответил могильщик, – в присутствии матери и вдовы покойного?

– Не то чтобы, – сказал судья Ди, – я был недоверчивым человеком. Но госпожа Чжоу уже пыталась обмануть меня всеми возможными способами и даже угрожала мне наказанием за ложные обвинения. Если выяснится, что это не могила Би Цуня, это не только затруднит расследование, но я окажусь виновным в варварском осквернении могилы невинного человека. Поэтому я хочу, чтобы вы приложили свои пальцы к этому документу, удостоверяющему, что это действительно могила Би Цуня. В случае ошибки вы будете отвечать за последствия.

Потом судья обратился к госпоже Чжоу:

– Слушайте меня внимательно! Я провожу это вскрытие в интересах правосудия, а не для того, чтобы доказать, что я всегда прав. Однако эта эксгумация – жестокий акт по отношению к останкам вашего мужа. Вы его законная жена, и, независимо от того, убили вы его или нет, ваш долг сейчас, прежде чем начнется работа, вознести молитву к его душе!

Он приказал могильщику подвести вдову к могиле. Старая госпожа Би, осознав, что сейчас действительно выкопают тело ее сына, горько заплакала и вне себя от горя кинулась к невестке, схватив ее за рукав:

–Дочь моя, наша судьба поистине ужасна! Мало того что мой сын умер в расцвете лет, так теперь еще и кости его потревожат! А мы должны держать ответ перед этим жестоким чиновником!

Госпожа Чжоу, впрочем, была вполне спокойна. Она громко обратилась к свекрови:

– Теперь поздно плакать! Вы никак не хотели оставить меня в покое! Вы приводили в наш дом кого попало. И вот результат. Вы сами виноваты. Что толку теперь плакать? Вот подождите, закончится эксгумация, и будет доказано, что Би Цунь не был убит. Тогда я отомщу этому судье. Законы, установленные нашим августейшим императором, предписывают судье управлять людьми, а не преследовать их. Ему самому придется подвергнуться наказанию, которое он предназначил мне. Если он приказывает мне вознести молитву к моему мужу, я это сделаю, чтобы покончить с этим делом!

Она оттолкнула свекровь, встала перед могилой и три раза поклонилась. Вдова не только не выказывала горя, но и не скрывала своего гнева. Она даже оскорбила старого могильщика, назван его собачьей головой, и обещала свести с ним счеты после эксгумации.

– Чего вы ждете? – добавила она. – Я готова, принимайтесь за работу!

Старый могильщик пришел в сильное негодование от ее оскорблений, но ему не хотелось сейчас затевать ссору с женщиной. Он подошел к судье и спросил, можно ли начинать.

Судья Ди внимательно наблюдал за происходящим. Он приказал госпоже Чжоу помолиться перед могилой только потому, что хотел посмотреть на ее реакцию. Теперь, убедившись, что она не выказывает ни малейшего горя, напротив – ведет себя в высшей степени бессердечно, он окончательно уверился, что именно она убила своего мужа. Он приказал могильщику начать эксгумацию.

Старик и его помощники взяли лопаты и принялись копать. Через полчаса могильный холм был раскопал и показался гроб. Они медленно вытащили его и очистили от земли и грязи.

Судья Ди приказал отнести гроб под навес из циновки и там водрузить на две подставки возле стола.

Госпожа Би, увидев перед собой гроб сына, мгновенно упала в обморок. Стражники подняли ее и посадили.

Судья Ди приказал старосте Хо Каю и его помощникам открыть гроб.

Когда тяжелая скользкая крышка была отодвинута, толпа зевак, которые протискивались все ближе, желая видеть все подробности, быстро отпрянула назад.

Тело медленно вынули из гроба вместе с толстой циновкой, на которой оно покоилось, и положили на тростниковую подстилку, приготовленную перед столом. Герметично закрытый гроб из тяжелого дерева и сухая почва прекрасно сохранили тело, но в некоторых местах оно было тронуто разложением. В целом зрелище было ужасающим, особенно страшно выглядели открытые глаза со сморщенными, пепельного цвета глазными яблоками. Некоторые жители деревни стали громко обсуждать это между собой, приходя к единодушному мнению, что это верный признак насильственной смерти Би Цуня.

Судья Ди встал со своего места и подошел к телу. Он долго смотрел в невидящие глаза и наконец серьезно произнес:

– Би Цунь! Би Цунь, сегодня я, судья, пришел сюда, чтобы исправить совершенную по отношению к тебе несправедливость. Если твоя смерть была насильственной, а твоя душа еще здесь, я прошу ее сообщить о своем присутствии. Пусть закроются твои глаза!

К ужасу и удивлению всех присутствующих, высохшие веки задрожали и опустились на глазные яблоки.

Когда улеглось всеобщее возбуждение, судья Ди приказал следователю произвести вскрытие.

Следователь, осмотрев мертвеца, доложил:

– Ваша честь, это тело уже довольно давно покоилось в земле. В теперешнем состоянии его невозможно изучить. Я прошу разрешения сначала обмыть его.

Судья Ди разрешил, и следователь с помощниками сначала попытались удалить саван. Оказалось, что ткань трудно отделить от тела, не повредив кожу. Следователь велел могильщику нагреть воду в большом железном тазу. Когда вода нагрелась, он несколько раз смочил ею тело и тогда удалил ткань.

Теплой водой следователь осторожно промыл тело с головы до ног. Когда эта процедура была закончена, он доложил судье, что можно начинать осмотр.

Хотя вокруг собралось несколько сотен человек, не было слышно ни одного звука. Все вытянули шеи и следили за каждым жестом следователя.

Сначала следователь внимательно осмотрел лицо и горло, потом двинулся вниз, рассматривая тело дюйм за дюймом. Толпа наблюдала за ним в напряженном молчании. Когда он закончил осматривать живот, ничего не доложив судье, люди забеспокоились, а некоторые принялись перешептываться. Закончив осмотр ног, следователь приказал помощникам перевернуть тело и осмотрел спину, особенное внимание обращая на затылок. Но доклада не было.

Судья Ди встревожился. Он поднялся из-за стола, подошел к следователю и стал с волнением наблюдать за осмотром. Наконец следователь закончил свою работу, повернулся к судье и доложил:

– Завершив осмотр внешней поверхности тела, я докладываю, что не увидел никаких признаков насильственной смерти. Поэтому я прошу разрешения вашей чести использовать обычные методы внутреннего осмотра, чтобы убедиться, не был ли применен яд.

Прежде чем судья Ди успел ответить, госпожа Чжоу начала страстно протестовать. Она кричала, что, если бы даже ее муж был отравлен, на теле остались бы внешние признаки этого, она вопила, что не позволит больше издеваться над телом.

Глава 10. Госпожа Чжоу не позволяет хоронить своего мужа; судья Ди посещаем храм, чтобы укрепиться духом

– Так как внешних признаков нет, надо провести внутреннее исследование, – твердо заявил судья Ди. – Это правило установлено для всякого вскрытия.

Он не дал госпоже Чжоу произнести больше ни слова и приказал следователю действовать.

Следователь влил в рот покойного горячую воду и, надавив ладонями на грудь и живот, сделал так, чтобы вода вошла, а потом вышла. Затем он взял тоненькую полированную серебряную пластинку длиной дюймов в восемь и медленно стал проталкивать ее внутрь, пока она не вошла глубоко в горло. Он оставил ее там и, повернувшись к судье, попросил его быть свидетелем при извлечении пластинки.

Судья Ди снова встал возле тела. Следователь вынул пластинку. Ее поверхность осталась такой же чистой и блестящей.

Обескураженный следователь произнес:

– Это странно, ваша честь! Я могу утверждать, что не нашел на теле этого человека ни одного признака насильственной смерти. Однако я прошу вас издать приказ о повторном исследовании более опытным следователем, чтобы тот подтвердил мое заключение.

Судья Ди буквально оцепенел. Он медленно вернулся на свое место и обратился к госпоже Чжоу:

– Так как в ходе вскрытия не было обнаружено ни единого признака насильственной смерти, я доложу об этом вышестоящим властям и возьму на себя всю ответственность за последствия. Но мы не можем оставить это тело лежать здесь. Мы вернем его в гроб и снова похороним.

Однако не успел он закончить, как госпожа Чжоу толчком ноги выбила из-под пустого гроба одну из подставок. Гроб с треском упал и развалился. Вдова закричала:

– Я говорила вам, что он умер от болезни, а ты, собака-чиновник, настаивал на вскрытии! А теперь, когда тебе не удалось обнаружить ни одного доказательства преступления, ты хочешь снова похоронить тело, как будто ничего не произошло? Что же ты за судья? Хотя я всего лишь бедная женщина из народа, у тебя нет никакого права бить и пытать меня, когда я невиновна! Вчера ты пытался принудить меня сделать ложное признание, сегодня ты оскверняешь могилу! Раз ТЫ уже выкопал тело, оно не будет снова захоронено! Хотя мы всего лишь простые люди, мы не позволим, чтобы нас топтали ногами! Это тело не будет похоронено до тех пор, пока дело не будет закрыто и ты не потеряешь свою черную шапочку!

Она продолжала оскорблять судью Ди, а вскоре к ней присоединилась и ее мать. Судье Ди нечего было ответить разъяренным вдовам.

Однако зрители, увидев, что судью, которого они уважали за его честность, публично оскорбляют, пришли к единодушному мнению, что ситуация постыдная. Несколько пожилых людей обступили госпожу Чжоу и ее мать и начали увещевать их, говоря, что тело уже подверглось такому бесчестию, как вскрытие, и оставлять его лежать на всеобщем обозрении просто возмутительно. Другие добавляли, что судья честный чиновник и если он ошибся в этом деле, то никаких дурных намерений не имел. Третьи заявляли, что не потерпят в своей деревне женщин, которые публично кричат на судью и осыпают его ругательствами. «Над нами будут потешаться все жители соседних деревень, считая нас невежами! Лучше подчинитесь решению судьи и согласитесь на захоронение!» – убеждали он вдов.

Госпожа Чжоу, увидев, что все жители деревни ополчились против них, решила, что дальше упорствовать не стоит. Она подумала, что угрозами и обвинениями все же добилась того, что ни одного следователя больше не заставят произвести повторное вскрытие. Главное было вернуть тело в гроб и снова благополучно похоронить.

Судья Ди, заметив, что старый гроб больше нельзя использовать, послал нескольких стражников в деревню купить другой. Когда они вернулись, тело быстро одели и уложили в гроб. На некоторое время его оставили на носилках.

Судья Ди заполнил все необходимые документы, касающиеся эксгумации, и в сопровождении толпы вернулся в деревню Хуанхуа.

Уже начало темнеть, и он решил остановиться на ночь в гостинице Куна. Он позволил госпоже Би отправиться домой, а госпожу Чжоу приказал вернуть в темницу при суде до дальнейших выяснении.

Отдав распоряжения, судья Ди удалился в свою комнату в гостинице и там остался наедине со своими тревожными мыслями.

Позднее пришел старшина Хун и, поздоровавшись с судьей, доложил следующее:

– Выполняя указания вашей чести, я навел справки о молодом человеке, который был соседом Би Цуня. Я выяснил, что он был очень

дружен с Би Цунем и очень сожалеет, что смерть их разлучила. Но он мало что мог добавить к тому, что мы уже знаем. Правда, он упомянул, что при жизни Би Цуня его жена любила покрасоваться на улицах, громко балагурила и смеялась при всех. Она вела себя не так, как полагается уважающей себя домашней хозяйке. Би Цунь часто бранил ее за это, и дело всегда кончалось шумными ссорами. Когда после его смерти жена заперлась дома и отказалась видеть кого-либо, кроме свекрови, это вызвало немалое удивление соседей. Теперь, когда вскрытие не дало результатов, – добавил старшина, – как мы будем дальше расследовать дело? Хотя мы твердо убеждены, что Би Цунь был убит, пока нет доказательств, мы вряд ли можем снова допрашивать госпожу Чжоу под пыткой! Более того, двойное убийство в деревне Шести Ли тоже еще не раскрыто. Прошло более двух недель, а новостей от Ма Жуна и Чао Тая, разыскивающих убийцу, до сих пор нет. Конечно, вашей чести безразлична собственная репутация, но ведь совершены ужасные преступления, жертвы которых жаждут правосудия! Не могли бы вы, ваша честь, что-нибудь придумать…

Эти слова старшины были прерваны громкими криками, донесшимися со двора. Испугавшись, что снова появится госпожа Би и станет досаждать судье Ди, Хун решил выйти, чтобы задержать ее. Но потом он услышал голос стражника, дежурившего снаружи:

– Значит, вам нужен его превосходительство судья? Что ж, может быть, вы и жена того человека, но зачем же так шуметь? Его превосходительство делает все, что может. Вы отдохните здесь немного, а потом спокойно все мне объясните, и я доложу судье. Так почему вы решили, что тот мужчина – ваш муж?

Старшина Хун вышел во двор и услышал, что к судье прорывается жена неопознанного человека, убитого в деревне Шести Ли. Она хочет подать заявление. Когда он доложил об этом своему хозяину, судья Ди приказал привести женщину.

Ей было лет сорок на вид, она была растрепанной и заплаканной. Опустившись на колени перед судьей, она громко запричитала, умоляя его отомстить за смерть мужа.

Когда ее попросили объясниться, она рассказала следующее:

– Моего бедного мужа звали Ван, он работал возчиком. Мы живем в Люшикау, милях в двадцати от деревни Шести Ли. Накануне убийства жена нашего соседа внезапно заболела и упросила моего мужа тотчас же отправиться в деревню Шести Ли и привести ее мужа, который находился там по делам. Мой муж все равно собирался идти туда за какими-то товарами, поэтому он отправился в тот же вечер, надеясь назавтра вернуться пораньше. Я ждала его весь следующий день, но напрасно. Сначала я не волновалась, думая, что он, может быть, накупил товара и ищет телегу, чтобы привезти его. Однако когда через три дня наш сосед вернулся и сказал, что мужа моего он нигде не видел, я встревожилась не на шутку. Подождав еще несколько дней, я попросила кое-кого из наших родственников пойти навести справки по дороге и в деревне Шести Ли. Они натолкнулись на гроб, оставленный на носилках возле караульного помещения, и прочли официальное уведомление, помещенное возле него. Из этой бумаги они тотчас же поняли, что неопознанная жертва не кто иной, как мой муж, подло убитый каким-то неизвестным человеком. Я прошу вашу честь отомстить за его смерть!

Судья Ди, тронутый ее горем, произнес несколько слов утешения, заверив, что делается все для того, чтобы схватить убийцу. Он далей немного серебряных монет и сказал, чтобы на эту сумму она устроила приличные похороны.

После ухода вдовы Ван судья Ди продолжал сидеть на своем месте и размышлять. Мысли его были безрадостными: он думал, что плохо справляется с обязанностями судьи, что он оказался неспособным служить государству и народу, что вряд ли он может и дальше занимать это место.

Слуга принес ему обед, но судья Ди не чувствовал ни малейшего аппетита, и ему пришлось заставить себя съесть несколько кусочков. Не замечая удрученного старшины, стоящего рядом, он закончил трапезу в гнетущем молчании. Вскоре после этого судья Ди отправился в постель.

На следующее утро он рано покинул гостиницу и в сопровождении своей свиты вернулся в город. Однако он пошел окольным путем через деревню Шести Ли, где, повидавшись со старейшиной, велел ему оказать госпоже Ван всяческое содействие в перенесении гроба с телом ее мужав родную деревню.

Оставшись в своем личном кабинете, судья Ди смочил в чернилах свою писчую кисточку составил доклад вышестоящим властям. Он подробно описал, как он совершил преступление, осквернив могилу, и рекомендовал применить к себе соответствующее наказание. Покончив с этой печальной обязанностью, он предупредил слугу, что сегодня обедать не будет, и приказал приготовить ему ванну.

Приняв ванну и переодевшись в чистое, он велел старшине Хуну сообщить настоятелю городского храма, что собирается провести в храме всю ночь. Основное помещение храма с наступлением ночи закрывалось, и всем, кроме священников, полагалось удалиться.

Дождавшись ночи, судья Ди отправился в храм. Подойдя к воротам, он отослал свой эскорт и один поднялся в основное помещение.

Старшина Хун уже приготовил ему в углу постель, а перед алтарем положил подушку для медитации.

Старшина добавил в горелку ладана и удалился. Он постелил себе на широких ступенях, ведущих в основное помещение, и лег спать.

Тогда судья опустился на колени перед алтарем и принялся страстно молиться. Он молил Высшие Силы, чтобы они, зная о его страстном желании осуществить правосудие, соблаговолили указать ему правильный путь.

Потом он сел на подушку, скрестив ноги, выпрямившись и закрыв глаза, и попытался привести свой ум в спокойное состояние.

Глава 11. Толкование из книги оказываемся применимым к делу; сон дает скрытый ключ тому, что произошло

Однако сосредоточиться судье Ди было трудно. В его голове снова и снова мелькали картины, связанные с делом Би Цуня. Он вспоминал то неприятное ожидание результатов эксгумации и вскрытия, то угрозы госпожи Чжоу, то жалобы госпожи Би. Он долго сидел на молитвенной подушке, закрыв глаза, пытаясь достичь спокойного состояния души, но все его сомнения и подозрения мешали ему.

Когда прозвучал сигнал первого ночного обхода, судья Ди заволновался. Он пришел в этот храм с надеждой получить какую-нибудь помощь во сне, но сон не шел к нему, и все его усилия, похоже, были тщетны.

Он встал, напраБился к ступенькам и уБидел там спящего старшину Хуна. Ему не хотелось его беспокоить, поэтому он вернулся в основное помещение и там принялся ходить взад-вперед.

Проходя, наверное, раз в двенадцатый мимо большого стола у алтаря, он заметил лежащую на нем книгу. Говорят, чтение привлекает духов сна. Почитаю-ка я немного! Может быть, эта книга поможет мне скоротать время или настолько утомит, что я усну». Он взял книгу и наобум открыл ее.

Однако эта книга была всего лишь сборником ответов, используемых при гадании. Судья Ди решил: «Я же пришел сюда получить указания от Высших Сил, может быть, мне удастся узнать свою судьбу с помощью этих предсказаний? Кто знает, не выбрали ли духи именно такой способ связаться со мной?»

Он почтительно положил книгу на алтарь и подлил ладана в горелку. Затем столь же почтительно поклонился в сторону алтаря и некоторое время безмолвно молился. Поднявшись, он взял в обе руки вазу с бамбуковыми палочками и сильно встряхнул ее. Из вазы вывалилась одна палочка. Он быстро поднял ее и прочел начертанный на ней номер: 24. Снова открыл книгу и перелистал ее, отыскивая ответ номер 24. Это были всего лишь два слова – «средний» и «ровный», но внизу было написано имя: «Дама Ли».

Судья Ди вспомнил, что дама Ли была хорошо известной исторической личностью, она жила более тысячи лет назад. Будучи сожительницей тогдашнего праБителя, она подговорила его убить наследника; вскоре после этого их владения были уничтожены, а коварный отец бесследно исчез. Судья Ди предположил, что это, наверное, намек на госпожу Чжоу, которая, убивмужа, разрушила свой дом.

Здесь же он прочел коротенькое стихотворение:

О рассвете никогда не возвещает курица,

только петух.

Почему же император так покроБительствовал

даме Ли?

В женских сердцах рождается множество

злых планов,

И многие из них воплощаются на любовном ложе.

Судья Ди подумал, что, хотя эти строки и можно отнести к убийству Би Пуня, дела они не проясняют. Первая строчка вполне могла относиться к дерзкому поведению госпожи Чжоу, взявшей на себя роль мужчины в доме и оскорблявшей как мать, так и судью. Вторая строчка относилась к тому факту, что Би Цунь, взяв в жены госпожу Чжоу, навлек на себя несчастье, а в третьей строчке содержался намек на то, что именно госпожа Чжоу спланировала убийство мужа. Но в четвертой строчке, в которой должен быть ключ к разгадке, казалось, не было никакого смысла. Би Цунь и его жена были супружеской парой и должны были вступать в естественные брачные отношения. Что из этого следует?

При неярком свете горелки судья Ди долго думал над этой строкой, но логичного объяснения так и не нашел.

Когда прозвучал сигнал второго ночного обхода, он уже чувствовал себя гораздо более спокойным, но очень утомленным. Поэтому, подложив себе под голову сложенную куртку, он лег спать.

Засыпая, он увидел, как в зал вошел старый господин с волнистой белой бородой. Он поприветствовал судью как равного и сказал:

– У вашей чести был тяжелый день, зачем же вы остались здесь, в этом уединенном месте? Пойдемте со мной в чайную и за ароматным напитком немного послушаем, что говорят люди.

Судья Ди решил, что старый господин слишком фамильярен, но поставить старика на место он не мог. Ему было неудобно показать, что не узнал старца, поэтому он быстро поднялся и вместе с ним вышел на улицу.

Улицы все еще были очень многолюдны. Миновав несколько переулков, они наконец подошли к большой чайной, которую судья Ди раньше не видел. Старый господин пригласил его войти.

Внутри оказался просторный двор с шестиугольным павильоном в углу. В нем вокруг маленьких столиков сидели гости, пили чай и беседовали. Судья со старцем поднялись по лестнице павильона и сели за свободный столик. Оглядевшись, судья Ди заметил, что павильон отделан с изысканным вкусом. Стены были выполнены из причудливых решеток, а доски перекрытий крыши и колонны были покрыты черным лаком, на котором золотыми буквами были написаны цитаты из классиков и из поэзии. Судью озадачили две стихотворные строчки, почему-то показавшиеся ему знакомыми, но он не мог вспомнить, в какой книге он их прочел. Вот это стихотворение:

«В поисках потерянных следов Ребенка

мы опускаемся на ложе и находим ответы на все загадки прошлого.

Спрашивая Яо Фу о тайнах гадания, Мы с трудом обнаруживаем человека

в провинции Сычуань».

Эти строки заинтриговали судью, и он спросил старого господина:

На стенах чайной можно было ожидать увидеть древние строки знаменитых поэтов, посвященные наслаждению чаепитием. Но почему здесь написали эти стихи? В них упоминаются исторические личности, которые, должно быть, неизвестны большинству посетителей этого заведения, и, более того, смысл этих строчек не очень понятен.

– Ваше замечание, – с улыбкой ответил старый господин, – очень правильное. Но кто знает, может быть, эти стихи написали не для простых гостей, а для таких ученых господ, как вы? Когда-нибудь, может быть, вы найдете в них смысл.

Судья Ди не совсем понял, что он имел ввиду, но пока он мучительно раздумывал, не будет ли невежливым просить старого господина объясниться подробнее, он вдруг услышал ужасающий звон гонгов и чуть не оглушившие его резкие звуки музыки. Подняв глаза, он обнаружил, что чайный павильон исчез и он стоит в театре, в шумной толпе зрителей.

На сцене показывали акробатический номер, на смену которому пришли танцовщики с копьями, шпагоглотатели, жонглеры и прочие. Среди акробатов его внимание привлекла женщина лет тридцати, лежащая на спине на высокой скамейке. На поднятых ногах она жонглировала огромным глиняным кувшином, вращая его на стопах, как колесо. Затем к скамейке подошел симпатичный молодой человек и улыбнулся женщине. Она, похоже, очень обрадовалась, увидев его, и, толкнув кувшин, подбросила его в воздух. Затем с поразительной быстротой вскочила и поймала падающий кувшин. Выполнив этот трюк, она с улыбкой обратилась к молодому человеку:

– Вот ты и вернулся, мой муж!

Тут из кувшина вылезла крошечная девочка, подползла к молодому человеку и схватилась за его одежду.

Пока все трое дружно смеялись, толпа зрителей внезапно рассеялась, сцена опустела, и судья Ди оказался в одиночестве. Не успел он удивиться, как вдруг рядом с ним появился старый седобородый господин и сказал ему:

– Сейчас вы видели только первый акт! Идите скорее со мной!

Не дав судье опомниться, он повел его к отдаленному участку земли, заросшему сорняками. Вокруг стоял густой туман, сквозь который были едва различимы порхающие сказочные птицы. Время от времени они опускались в заросли сорняков и что-то клевали там.

И тут судья Ди наткнулся на обнаженное зеленоватое тело. Ярко-красная змейка выползла из его ноздрей и направилась к судье.

Судья Ди не на шутку испугался, его прошиб пот, и он проснулся.

Он все так же лежал на своем ложе в помещении храма и слышал, как снаружи прозвучал сигнал третьего ночного обхода.

Он сел и некоторое время оставался неподвижным, пытаясь собраться с мыслями. Пересохшими губами он позвал старшину Хуна. Старшина принес маленький чайник и налил ему чашку горячего чая. Когда судья освежился, старшина спросил:

– Ваша честь провел здесь всю ночь. Вы хоть поспали?

– Да, немного поспал, – ответил судья Ди, – но все еще нахожусь в замешательстве. Ты что-нибудь видел во сне?

– Если сказать вашей чести правду, – потупился старшина, – в последние дни я так набегался по этому делу и был так обеспокоен неприятной ситуацией, в которую вы попали из-за убийства Би Цуня, что спал как бревно. А если я и видел какие-то сны, то ничего не помню! Но вероятно, вашей чести повезло больше?

Тогда судья Ди рассказал ему все, начиная от предсказательной палочки до своего странного сна. Снова взяв книгу гаданий, он вслух прочел старшине стихотворение, которое там нашел. Старшина сказал:

– Обычно толкования, которые даются в этих книгах, очень неясны. И все же, хоть я и неграмотный человек, значение именно этой записи мне кажется понятным, Я не ищу объяснения в старинной истории, о которой говорится в стихотворении, а понимаю слова буквально. Итак, в первой строчке ясно сказано о последнем часе темноты перед рассветом. Это самое спокойное время ночи, и именно в это время тайные любовники обычно покидают своих возлюбленных. Ложе, упоминаемое в четвертой строчке, не есть символ супружеской любви, а есть намек на незаконные отношения госпожи Чжоу и ее любовника. Вы с самого начала предположили, что такой человек должен быть. Из этого стихотворения следует, что он присутствовал, когда было совершено преступление, а может быть, даже был соучастником. Это вполне укладывается в нашу схему. Нам известно, что госпожа Би, ее сын и его жена, вернувшись сгонок, отлично пообедали. Они выпили вина и некоторое время поговорили. Когда Би Пунь пожаловался на боль в желудке, было уже, должно быть, очень поздно. Тогда госпожа Би велела невестке уложить мужа в постель. Она привела себя в порядок, легла и поздно ночью проснулась от крика своего сына. Можно предположить, что любовник госпожи Чжоу пришел во время третьего ночного обхода, Би Цунь застал его, и госпожа Чжоу убила мужа неизвестным пока нам способом. Должно быть, так оно и было.

Судья Ди кивнул и согласился:

– В этом есть смысл, Я предполагал, что тут был замешан третий человек, потому что иначе госпоже Чжоу незачем было убивать мужа. Ноя был уверен, что она сознается, а затем мы выбьем из нее имя ее любовника и сможем узнать, какое участие он принимал в преступлении. Поэтому я и не пытался его вычислить. Это была грубая ошибка. Теперь нам очень важно найти его, ведь именно он должен нам рассказать, как было совершено преступление. Но как? Как найти его?

– Это, – заявил старшина Хун, – по-моему, не слишком трудно. Вернувшись в суд, освободим госпожу Би и госпожу Чжоу. Затем тайно пошлем в дом госпожи Би одного из наших лучших людей, который будет пристально следить за ней, особенно ночью, в последний час перед рассветом. Этот любовник, безусловно, где-то рядом и, когда он услышит, что госпожу Чжоу освободили, рано или поздно попытается с ней связаться. Тут-то мы его и поймаем!

Судье Ди очень понравился этот план, и он похвалил старшину за разумные рассуждения. Затем он спросил его, что он думает по поводу сна.

Когда вы здесь размышляли, – сказал старшина Хун, – вы наверняка вспоминали, кроме убийства Би Цуня, еще и двойное убийство в деревне Шести Ли.

– Вообще-то, – ответил судья Ди, – прежде чем отправиться спать, я обдумывал оба дела. Но я не вижу, какое отношение имеет к ним мой сон?

Старшина промолвил:

– Должен признаться, что тоже не понимаю этого сна. Не соизволит ли ваша честь повторить мне стихотворение, которое вы увидели в чайном павильоне? И ребенок, и ложе тут неспроста!

Глава 12. Стихотворение из сна наводит подозрения на госпожу Чжоу; Ма Жун находит важные зацепки в деревенской гостинице

Судья Ди, поняв, что старшине не знакомы литературные аллюзии, содержащиеся в этом стихотворении, с улыбкой произнес:

– Слово «ребенок» здесь имя собственное. В старину жил один мудрый человек, фамилия которого была цу, а прозвище Ребенок. В тех же местах, где жил этот мудрец, жил некий господин, который им восхищался, и всякий раз, когда ему надо было принять решение, он обращался за советом к этому умнейшему земляку. В главном зале своего дома он поставил широкое ложе специально для господина Цу, больше сидеть на нем никому не разрешалось. Теперь история о господине Цу и ложе часто цитируется в качестве иллюстрации к тому, как древние почитали мудрецов. Но я не вижу, какое отношение это может иметь к одному из наших дел.

Старшина быстро вмешался:

– Мне кажется, ваша честь, что в значении сомневаться не приходится! В стихотворении содержится намек на то, что мы должны искать любовника госпожи Чжоу. Существует прямая связь между тем стихотворением и первой строчкой этого: здесь нам ясно указывают, что фамилия этого любовника – Цу. А какие пояснения может дать ваша честь относительно Яо Фу, упомянутого во второй строчке?

– Вторая строчка, – ответил судья Ди, – совершенно понятна. Имя Яо Фу также принадлежит историческому лицу, это было прозвище Шао Юна, великого авторитета в области гадания. Пожалуй, трактовать эту строку можно так: убийца из деревни Шести Ли не кто иной, как пропавший торговец Шао, и сейчас он или прячется у выходцев из Сычуани, или сбежал в эту провинцию. В любом случае нужно, чтобы ты со своими людьми держался настороже – вдруг вовремя расследования вам встретится человек, говорящий на диалекте Сычуани.

– Это, безусловно, верное объяснение, – согласился старшина Хун. – Теперь у нас остаются только акробатка, жонглирующая кувшином, и труп на поле. Здесь можно придумать столько разнообразных толкований, что я не знаю, с чего начать. Вероятно, мы поймем значение этих персонажей на последней фазе нашего расследования.

Пока судья Ди и старшина были поглощены этими размышлениями, бумажные окна уже окрасились красным светом зари, и вскоре зал оказался залит дневным светом. Судья Ди поднялся с ложа и приказал подать себе халат.

Когда настоятель, уже некоторое время ожидавший в коридоре, услышал, что судья встал, он быстро вошел в зал и пожелал судье доброго утра. Помолившись перед алтарем, он велел молодому священнику нагреть воду для утреннего туалета судьи Ди и принести чашку горячего чая. Когда молодой священник вернулся, судья Ди умыл лицо, прополоскал рот и причесался. Старшина Хун тем временем собрал вещи и передал узелок настоятелю, чтобы тот сохранил их в храме, пока судья не пришлет кого-нибудь за ними. Потом он строго-настрого наказал настоятелю держать в тайне их пребывание в храме. И они с судьей Ди покинули храм.

Вернувшись в суд, судья Ди застал в своем личном кабинете Tao Ганя. Тот нетерпеливо спросил, дало ли пребывание в храме какие-нибудь результаты, и старшина вкратце рассказал ему, что произошло. Затем он послал Tao Ганя в кухню за завтраком для судьи Ди.

Так как утро выдалось ясным, судья Ди позавтракал на воздухе, в маленьком дворе перед своим личным кабинетом, а старшина и Tao Гань ждали его.

После завтрака судья Ди приказал старшине Хуну идти со стражником на дневное дежурство в деревню Хуанхуа и привести старосту Хо Кая. Затем он велел писцам записать события дня.

Во второй половине дня старшина вернулся со старостой Хо Каем, и судья Ди на этот раз предпочел не встречаться с ним официально, в зале суда, а велел привести его в свой личный кабинет.

Староста почтительно поклонился судье и остался стоять перед его столом.

– Если, – начал судья Ди, – мы не сможем выяснить, как был убит Би Цунь, это дело кончится позорно не только для меня, но и для вас, местного старосты. Поэтому я полагаю, что в эти последние дни вы усиленно пытались обнаружить какие-нибудь новые сведения. Говорите, что вы делали, и почему мне пришлось послать за вами? Почему вы сами не пришли доложить мне о новостях?

Получив такой выговор, староста Хо Кай поспешно опустился на колени и, несколько раз ударив головой об пол, сказал:

– Этот недостойный человек был занят расследованием день и ночь, не давая себе ни секунды отдыха. Но пока мне не удалось найти ни одной новой зацепки, и я до сих пор не представляю, как можно раскрыть это преступление.

– Пока, – произнес судья, – мы не будем обсуждать ни способы раскрытия этого преступления, ни вашу нерасторопность. Но я хочу знать больше о ситуации в вашей деревне. Сколько семей в ней живет и сколько из них носит фамилию Цу?

– В моей деревне живет примерно триста семей, и среди них около десяти носят фамилию Цу. О какой из семей по фамилии Цу ваша честь хочет получить исчерпывающую информацию? Я немедленно вернусь и наведу необходимые справки.

– Болван, – вспылил судья Ди, – если бы я знал, кто меня интересует, я бы давно допросил этого человека! Я знаю, что некто по фамилии Цу замеiпан в этом деле и, вероятно, даже был соучастником преступления госпожи Чжоу. Если нам удастся выяснить, кто этот человек, – преступление раскрытоo. Поэтому я спрашиваю вас, не был ли кто-нибудь из жителей вашей деревни по фамилии Ну как-то связан с Би Цу нем или членами его семьи?

Староста некоторое время сосредоточенно думал, потом ответил:

– Я должен признаться, что не очень хорошо знаю друзей и знакомых Би Цуня. Но по счастью, в моей деревне не так много людей по фамилии Цу. Если ваша честь позволит мне вернуться, я быстро наведу справки.

– Вы полагаете, – спросил судья Ди, – что это хорошая идея? Но позвольте возразить вам! Ваш план – лучший способ сделать наши подозрения известными всем и дать этому человеку скрыться. Поэтому не следует наводить справки слишком открыто. Осторожно, окольными путями опросите людей, живущих по соседству с Би Цунем. Как только получите малейшую зацепку, быстро возвращайтесь, чтобы доложить. Потом, после отдыха, я подумаю, что делать дальше.

Он отпустил старосту и, когда тот ушел, приказал старшине Хуну и Tao Ганю в тот же вечер, как стемнеет, отправиться в деревню Хуанхуа. Он велел им тайно проследить за старостой и посмотреть, как тот будет наводить справки, а потом найти вблизи дома госпожи Ви укромное местечко и не спускать глаз с ее дома всю ночь.

Судья Ди был довольно низкого мнения об умственных способностях старосты Хо Кая, иему не очень хотелось поручать тому ответственное задание. Но с тех пор, как было проведено дознание в деревне Хуанхуа, старшину Хуна и Tao Ганя знала там каждая собака. Он боялся, что подозреваемый, прослышав, что помощники судьи Ди наводят справки о человеке по фамилии Цу, попросту удерет. Зато староста может собирать информацию почти открыто – это входит в его обязанности, так что, даже если Хо Кай станет делать это неуклюже, подозреваемый, скорее всего, не свяжет подобные расспросы с расследованием преступления. Но судья Ди все равно счел необходимым, чтобы старшина и Tao Гань не спускали глаз со старосты и при надобности вмешались. Одновременно он хотел проверить, действительно ли Хо Кай небрежно относится к своим обязанностям, или же он попросту глуп.

Когда судья Ди покончил со своими каждодневными делами, уже опускалась ночь. Он велел принести свечи и, оставшись один в своем личном кабинете, принялся заниматься бумагами, накопившимися за последние несколько дней. Потом он приказал принести себе ужин, поел и погрузился в сладкую дремоту, но вдруг его испугал какой-то звук. Когда он открыл глаза, перед ним стояли Ма Жун и Чао Тай.

После обмена взаимными приветствиями Ма Жун сказал:

– Мы нашли кое-что, но понять, насколько это ценно, пока сложно. Чтобы не вызывать лишних подозрений, мы решили сначала вернуться, доложить вам и получить дальнейшие указания.

– Расскажите, что вы обнаружили, мои храбрецы, – обрадовался судья Ди, – и мы обсудим эту проблему вместе.

– Получив ваш приказ, – сказал Ма Жун, – я прошел все деревни в восточной части округа, чтобы осторожно расспросить население. Несколько дней назад, с наступлением темноты, я подошел к небольшому мосту и решил остановиться на ночь в одной из маленьких гостиниц, которых там пруд пруди. Я затеял разговор с одним из гостей, и он немного рассказал мне об убийстве в деревне Шести Ли, а два его друга улыбались и согласно кивали. Я тут же начал расспрашивать их о подробностях, но они вдруг замкнулись. Потом, узнав от слуги, что эти люди торговцы кожей, я предложил им выпить и сказал, что я тоже занимаюсь этим ремеслом. Я добавил, что мой интерес к убийству вполне естественен, потому что в гостинице деревни Шести Ли останавливались несколько человек из нашей гильдии. Тогда они расслабились и сказали, что, так как я их собрат по ремеслу, они могут не бояться, что их история пойдет дальше. Затем, выпив еще несколько кубков вина, они поведали мне следующее. Через день после убийства они с большой телегой шли по главной дороге в деревню Шести Ли. Им навстречу двигался высокий малый лет тридцати, толкал перед собой тележку, нагруженную тюками. Этот парень, казалось, очень спешил и хотел пройти мимо них, не обменявшись с ними обычными словами вежливости, как это принято на дорогах. Но их тележки ударились друг о друга, и левое колесо его тележки слетело с оси, и тюки шлепнулись в грязь. Они ожидали драки или, по крайней мере, потока ругательств. Но нет, парень не сказал ни слова, а только поспешно приладил колесо и стал подбирать тюки. Один развязался, и торговцы заметили, что он набит сырым шелком. Малый поспешно затолкал его обратно в тюк и пробормотал несколько слов извинений, как они поняли, на диалекте Цзянсу. Потом он двинулся дальше. Когда они услышали о двойном убийстве в деревне Шести Ли, то сразу же решили, что этот парень и есть преступник. Я спросил, почему они не сообщили об этом случае местным властям, ведь за свою информацию они могли бы получить несколько серебряных монет. Но торговцы засмеялись и заявили, что я принимаю их за дураков. К тому времени убийца уже успел уйти далеко, а кому охота быть замешанными в уголовном деле? Они заняты своими проблемами и с удовольствием предоставляют задержание преступников тем, кому за это платят. Я разыскал Чао Тая, и мы вместе остановились в гостинице еще на один день, не узнав, однако, ничего больше. Тогда мы решили отправиться по дороге, по которой шел этот высокий парень, но мы сокращали свой путь, двигаясь по горным тропинкам, где человек с тележкой пройти не мог. Пересекал границу соседнего округа, мы увидели, что большая дорога забита толпой местных крестьян, сгрудившихся вокруг тележки, стоящей на обочине. Все они громко кричали и ругались. Мы присоединились к зевакам, стоящим немного поодаль, и стали свидетелями такой сцены. На тележке стоял высокий молодой парень, который вовсе не боялся разъяренной толпы, а насмешливо обзывал всех кучкой жалких блох. Он кричал, что пересек империю с севера на юг, пережил много приключений и ничего под этим небом не боится. «Пусть я нанес ущерб вашему полю, – закончил он, – но эта жалкая земля в лучшем случае стоит нескольких медных монет! Если бы вы дали мне пройти и мы бы мирно обо всем поговорили, я бы возместил урон сырым шелком, чтобы успокоить вас. Если же вы жаждете драки, что ж, получайте!». С этими словами он соскочил с тележки прямо в толпу и голыми руками начал настоящую бойню. Группа земледельцев, вооруженных мотыгами и серпами, пришла на помощь своим друзьям. Но высокий малый бросился им навстречу, вырвал мотыгу у одного из атакующих и принялся крушить всех направо и налево. Разогнав их, он одним рынком вывел свою тележку на дорогу и продолжил путь. Мы следовали за ним на некотором расстоянии, пока он не пришел в очень большой окружной центр под названием Божественная деревня. Там он снял комнату в одной из местных гостиниц. От слуги мы узнали, что он собирается остановиться там по крайней мере на неделю, чтобы распродать все свои товары. Так как мы находились за пределами нашего округа, мы побоялись арестовать его, опасаясь неприятностей с местными властями, тем более что у нас нет прямых доказательств того, что этот малый действительно преступник, которого мы ищем. Зная, что он собирается остаться там по крайней мере на неделю, мы поспешили сюда, чтобы доложить обо всем вашей чести и получить дальнейшие указания.

Глава 13. Судья Ди сам отправляется в Божественную деревню; торговец шелком вступает в предварительные переговоры

Судья Ди очень оживился, услышав этот доклад. Немного подумав, он сказал:

– У меня остается мало сомнений в том, что человек, за которым вы следили, и есть наш неуловимый друг, молодой торговец шелком Шао, который останавливался в гостинице Куна. Его странное поведение во время встречи с торговцами кожей недалеко от места преступления, тот факт, что он вез тюки с сырым шелком, и то, что он из провинции Цзянсу, – все подтверждает мою уверенность. Более того, его необузданный нрав – лишнее доказательство того, что он опасный разбойник, который вполне мог убить своего попутчика и несчастного жителя деревни Вана, ставшего свидетелем преступления.

Ма Жун, однако, не разделял уверенности судьи. Он заметил, что, в конце концов, большинство торговцев шелком родом из Цзянсу и что многие из них постоянно путешествуют по большим дорогам округа. Все это вполне могло быть совпадением, и парень мог оказаться уважаемым торговцем, правда немного вспыльчивым.

Но судья Ди покачал головой и сказал:

– У меня имеется доказательство того, что это не простое совпадение.

И он рассказал Ма Жуну и Чао Таю о сне, виденном в храме. Он процитировал стихотворение, которое прочел в чайном павильоне во сне, и заметил им, что название «Божественная деревня», близкое по значению к «Благочестивой деревне», может быть также связано с гаданием1.

– Это, – сказал он, – ясно указывает на то, что мы найдем нашего преступника в Божественной деревне.

Ма Жун и Чао Тай очень обрадовались, услышав это, и осведомились у судьи, как им действовать дальше.

– Проблема заключается в том, – задумался судья Ди, – как арестовать этого человека вне пределов моего округа. Я, конечно, могу обратиться за помощью к моим коллегам из соседнего округа, но очень боюсь, что, прежде чем будут соблюдены все формальности, этот парень уже покинет деревню. А может случиться так, что ему станет известно о наших поисках и он успеет убежать в какой-нибудь отдаленный округ, где мы его никогда не найдем.

Сдвинув брови, судья Ди некоторое время напряженно размышлял. Потом он сказал:

– Я вижу только одно решение. Завтра утром мы все вместе отправимся в Божественную деревню. Там мы снимем комнату в самой большой гостинице и выясним, кто в этих местах наиболее известный торговец шелком. Затем вы пойдете к нему и скажете, что я представитель богатой шелковой прядильни в Пекине и направляюсь в провинцию Цзянсу, чтобы закупить большое количество сырого шелка, который мы используем для производства пекинской парчи. Вы ему скажете, что, к несчастью, я по дороге заболел и мне придется на пару недель прервать мое Путешествие. Добавите также, что я очень боюсь, что не смогу добраться до Цзянсу вовремя, до окончания шелкового сезона, и что я бы предпочел отложить пyтешествие туда при условии, что смогу купить шелк здесь по разумной цене. Это будет для него привлекательным предложением, и он, безусловно, начнет собирать весь сырой шелк, который попадется ему гiод руку. Остальное предоставьте мне.

Изложив свой план, судья Ди вернулся к своей официальной работе. Поскольку он знал, что его не будет, вероятно, несколько дней, он разделался со всеми незаконченными делами и, более того, составил подробный отчет вышестоящим властям. Затем он вызвал начальника тюрьмы и передал ему печать своего кабинета, поручив в свое отсутствие вести всю рутинную работу и описав ему в нескольких словах предстоящее путешествие в Божественную деревню. Он добавил, что надеется вернуться в крайнем случае недели через две, и строго приказал никому ничего не рассказывать о своих планах.

Уже наступила ночь, поэтому судья Ди остался ночевать в своем личном кабинете.

На следующее утро он встал до зари и надел обычную одежду. Усевшись за стол, он написал письмо, обращенное к судье соседнего округа, и спрятал его в мешочек для серебряных монет, который всегда носил на теле. Под прикрытием темноты судья вместе с Ма Жуном и Чао Таем покинули здание суда.

Нет необходимости описывать их путешествие, совершенно лишенное событий. Через три дня они в нанятом паланкине добрались до Божественной деревни и остановились на ее окраине.

Во время предыдущего визита в эту деревню Ма Жун узнал, что самая большая гостиница принадлежит некоему господину Чжану. Поэтому судья Ди прежде всего послал вперед Ма Жуна и Чао Тая, чтобы те узнали, можно ли снять там комнату.

Подойдя к воротам гостиницы Чжана, Ма Жун позвал:

– Есть здесь кто-нибудь? Мы идем из Пекина, мой хозяин крупный торговец шелком. У вас найдется для нас комната?

Слуга, услышав, что прибыли важные гости, быстро открыл ворота и пригласил их войти. Он заверил их, что они сами могут выбрать себе комнату. Когда он спросил их о багаже, Ма Жун ответил, что их паланкин и багаж ждет на окраине деревни. Он велел Чао Таю пойти со слугой и привести судью Ди в гостиницу, а сам вошел внутрь. Управляющий гостиницей вышел во двор поздороваться с гостем и лично показал ему комнаты. Ма Жун выбрал две самых чистых и проследил, чтобы слуги навели там порядок. После этого он вышел к передним воротам, чтобы встретить паланкин с судьей Ди. Пока Чао Тай со слугой разгружали багаж, Ма Жун расплатился с носильщиками, провел судью Ди в его комнату и приказал принести ему горячего чая. Когда с чаепитием было покончено, явился управляющий с визитом вежливости. Он учтиво произнес:

– Я пришел справиться об имени почтенного гостя! Мне сказали, что господин из Пекина хочет здесь заключить сделку. Я часто исполняю роль посредника во всевозможных сделках и всегда почитаю за честь покровительствовать торговцам, проходящим через наши места. К вашим услугам прекрасная кухня, которая обеспечит вам любую еду и вино!

– Моя фамилия, – ответил судья Ди, – Лян, а имя Дигун. Я представляю крупную шелковую прядильню в Пекине. Мы вышли оттуда примерно месяц назад с намерением проследовать через ваши места в провинцию Цзянсу, где нам предстояло закупить большое количество шелка-сырца для нашего производства. Но к сожалению, я в пути заболел, и мы вынуждены остановиться здесь. Теперь я боюсь, что не смогу добраться до Цзянсу до окончания шелкового сезона. Так как в этих местах пересекаются великие шелковые пути с севера и юга, я надеюсь, что смогу купить шелк здесь. Каков сейчас рынок сырого шелка?

– Наша деревня, – сказал управляющий, – находится в некотором отдалении от Цзянсу, но все-таки мы регулярно получаем информацию о состоянии тамошнего рынка. Говорят, весна была необыкновенно мягкой, поэтому сырого шелка много. Сто катти продаются всего за тридцать пять серебряных монет. Здесь же сто катти стоят примерно тридцать девять серебряных монет. Если учесть, что путешествие сюда из Цзянсу занимает несколько недель и прикинуть стоимость перевозки, то в действительности оказывается, что шелк, купленный здесь за тридцать девять серебряных монет, дешевле, чем в Цзянсу!

Судья Ди сделал вид, что колеблется, и принялся задавать всевозможные вопросы относительно качества продаваемого здесь сырого шелка. Управляющий Чжан со знанием дела ответил на все его вопросы, и тогда судья Ди признался, что впервые выступает в роли странствующего представителя своей прядильни.

– Старый представитель, – пояснил он, – недавно умер, и хозяин назначил меня на его место. А я так некстати заболел! Но, несмотря на это, я все-таки очень хочу быть полезным своей прядильне! Так как шелк здесь, кажется, не слишком дорог, я попросил бы вас связать меня с кем-нибудь, кто занимается его продажей, а там посмотрим, удастся ли мне заключить сделку. Если я смогу здесь купить нужное мне количество шелка, это избавит меня от путешествия в Цзянсу!

Управляющий Чжан очень обрадовался возможности не только получить хорошие комиссионные в качестве посредника, но и приютить богатого постояльца со слугами, который щедро заплатит за комнаты, еду и питье. Он с удовольствием пообещал сделать все необходимое, чтобы связать «господина Ляна» с влиятельным торговцем шелком. С поклонами он удалился, приказав слуге принести освежающие напитки и заказать поварам хороший обед.

Когда путешественники поели, судья Ди велел Чао Таю остаться в комнате и сторожить багаж. Сам же он вместе с Ма Жуном отправился к управляющему и спросил его, уместно ли будет, если на встречу с торговцем они пойдут вместе.

Управляющий Чжан быстро вышел из-за стола и сказал, что с удовольствием будет их проводником. Он повел их по каким-то извилистым улочкам к оживленному торговому центру. По обе стороны улицы длинными рядами выстроились крупные лавки. По всему было видно, что торговля здесь процветает.

Когда Чжан остановился перед очень солидной лавкой, оттуда вышел приказчик, поклонился и сказал:

– Господин Чжан, пожалуйста, входите со своими друзьями! Хозяина сейчас нет, но он скоро вернется.

Судья Ди решил, что отсутствие хозяина ему только на пользу, потому что позволит выведать кое-какую информацию у приказчика. Он обратился к управляющему Чжану:

– Мы ведь ни куда не спешим! Давайте посидим здесь и подождем, пока вернется хозяин!

Вся компания вошла в просторную комнату, которая ничем не напоминала магазин, в ней не было даже обычного прилавка. С одной стороны у стены лежала высокая груда всевозможных товаров. У другой стены стояли красивый чайный столик из резного дерева и кресла. На побеленной стене большими красными буквами было написано название прядильни, а внизу пояснение, которое гласило, что здесь пересекаются торговые пути с севера и юга.

Все сели. Слуга подал чай. Во время обмена любезностями выяснилось, что хозяина лавки зовут Лу Чанпо и что здесь жили многие поколения его семьи. Приказчик поинтересовался, чем занимается судья Ди и какую прядильню в Пекине он представляет. По счастью, судья Ди вспомнил, что, когда в студенческие годы жил в Пекине, он часто проходил по улице Яочжа, на которой находилась крупная шелковая прядильня, кажется, под названием «Вэйи».. Это название он и сообщил приказчику.

Тот тотчас же широко улыбнулся:

– Это знаменитая прядильня! Простите! Мне следовало бы обходиться с вами с большим уважением. С тех пор как торговля в Пекине начала бурно развиваться, ваша прядильня посылает своих представителей прямо в Цзянсу, и

здесь они появляются редко. Почему же вы пришли сюда за сырым шелком?

Судья Ди поведал ту же самую историю, которой провел управляющего Чжана. Он еще продолжал рассказывать, когда в комнату вошел человек лет сорока. Управляющий Чжан поспешно встал с кресла и представил:

– Господин Лу!

Когда церемония знакомства была закончена, господин Лу выслушал соображения судьи Ди и сказал:

– Вы очень удачно выбрали время для вашего визита. Всего несколько дней назад из Цзянсу прибыл торговец шелком по имени Чжао. Он старинный клиент нашей прядильни и оставил нам на продажу свои тюки сырого шелка. Если хотите, можете на них взглянуть.

Он подвел судью Ди к другой стене комнаты и показал большую груду тюков сырого шелка.

Судья Ди внимательно осмотрел их. Он увидел, что на большинстве тюков крупными буквами было написано название хорошо известной прядильни из Цзянсу. Но два из них были так испачканы, что надписей было не разобрать. Больше ему ничего не требовалось. Он обратился к Ма Жуну:

– Ты хорошо разбираешься в шелке-сырце! Подойди, посмотри. Мне кажется, блеск слабоват!

Ма Жун понял, что судья Ди что-то обнаружил. Он подошел к тюкам, открыл несколько из них, а потом повернулся к двум грязным.

– Шелк, – заявил он, – в порядке. Но по дороге он промок. Вот почему исчез блеск. Содержимое этих двух тюков, хоть и грязное, все равно имеет должный блеск. Если владелец еще здесь, мы, может быть, попытаемся заключить с ним сделку.

Судья Ди выразил одобрение и добавил, что, если цена умеренная, он, скорее всего, купит все. Затем он поинтересовался, в городе ли еще торговец Чжао. Господин Лу, которому не терпелось уладить это дело, обратился к приказчику:

– Господин Чжао сейчас в доме у старосты. Он заключает там сделку. Пойди к нему и скажи, чтобы он немедленно шел сюда, потому что здесь важные люди, которые хотят купить всю партию сырого шелка.

Приказчик вышел, вскоре после него удалился и управляющий Чжан, заметив, что наступает вечер и его присутствие в гостинице необходимо для приема новых гостей.

Они выпили еще чая. Наконец, вернулся приказчик, а вместе с ним пришел высокий малый. Ма Жун тотчас же узнал в нем бузотера, устроившего драку на дороге.

Глава 14. Ма Жун и Чжао затевают драку; встреча двух «6ратьев из зеленых лесов»

Ма Жун подал тайный знак судье Ди, говорящий о том, что это тот самый человек.

Судья Ди внимательно рассмотрел торговца. Он был более шести футов ростом. Лицо смуглое, с маленькими, блестящими глазками под пушистыми бровями. На нем была короткая куртка с узкими рукавами и голубой халат, распахнутый так, что были видны штаны. На ногах его были сандалии на высокой подошве, и в целом он больше напоминал «брата из зеленых лесов», чем честного торговца.

Увидев Чжао, господин Лу тотчас же встал, чтобы поздороваться с ним, и с улыбкой сказал:

– Говорят, если хочешь продать курицу, трудно найти человека, которому она нужна! Но вам повезло! Всего несколько дней назад вы поручили мне продать свой шелк, а у меня уже есть для вас покупатель!

И он рассказал торговцу Чжао историю судьи Ди.

Торговец Чжао сел. Пока господин Лу говорил, он пристально рассматривал судью Ди, а затем с кривой улыбкой произнес:

– Я хочу продать мои товары, это правда. Но боюсь, этот господин не имеет намерения покупать!

Удивленный этим неожиданным ответом, господин Лу быстро вскочил:

– Господин Чжао, вы шутите! Вам следовало бы крепко подумать, прежде чем говорить, что я собираюсь вас обмануть. Этот господин представляет прядильню «Вэйи» из Пекина, имеющую превосходную репутацию. Это известно всем, кто занимается нашим ремеслом!

Однако слова Чжао гораздо сильнее поразили судью Ди. Он понял, что этот человек – по которому с первого взгляда видно, что он не торговец, за которого себя выдает, – должно быть, невероятно наблюдателен. Единственное, что оставалось судье, – это убедить Чжао, что тот не прав. Поэтому он поднялся со своего кресла и с глубоким поклоном произнес:

– Приветствую вас, господин Чжао!

Высокий малый тотчас же ответил ему еще более глубоким поклоном и почтительно сказал:

– Сидите, пожалуйста, ваше превосходительство! Этот незначительный человек слишком долго откладывал визит вежливости к вам, за что и приносит вам свои извинения.

Эта речь еще более удивила судью. По-видимому, этот Чжао знал, кто он такой.

– Мой господин, – обратился к нему судья Ди, – что заставляет вас обращаться ко мне подобным образом? Разве мы не дельцы, которые должны разговаривать как равные? Как ваше почтенное имя?

– Моя фамилия, – ответил тот. – Чжао, имя Ваньчуань. Я много путешествовал и прошел всю империю с севера на юг. Я хорошо знаком с искусством физиогномики. Скажите, ваше превосходительство, что привело вас сюда? Могу я почтительно узнать у вас ваше уважаемое имя и справиться о вашем официальном положении? Очень ли я ошибусь, если скажу, что вы судья какого-нибудь округа?

Когда судья Ди услышал эти слова, ему стало стыдно за плохо сыгранную роль торговца. Как бы то ни было, притворяться больше не имело смысла, и он резко ответил:

– Если вы действительно знаете, кто я такой, вы должны знать, что меня сюда привело! – С этими словами он подал тайный знак Ма Жуну.

Ма Жун выскочил вперед с криком:

– Собака-грабитель, ты думаешь тебе удастся спастись, сбежав отсюда? Так вот, наш судья сам пришел сюда, чтобы арестовать тебя! Мы потащим тебя в суд в цепях!

Он встал перед дверью, чтобы помешать Чжао бежать, и согнулся в позе борца, чтобы броситься на него.

Господин Лу, наблюдая все это, спрашивал себя: уж не снится ли ему дурной сон? Он вскричал:

– Господа, господа, это приличное заведение! Вы не должны затевать здесь драку!

Едва он успел договорить, как Чжао Ваньчуань, закатав рукава и обозвав судью Ди продажным чиновником и поганой ищейкой, быстро, как стрела, бросился на Ма Жуна, намереваясь нанести ему молниеносный удар в область сердца, используя позу «тигра, хватающего овцу». Но Ма Жун увернулся от удара, сделав шаг влево, выполнив прием под названием «заманить тигра в лес»; в это же время он двумя пальцами сильно ударил по вытянутой руке Чжао, прямо по вене на внутренней части локтя. Правая рука Чжао была временно парализована, его атака приостановлена, но едва он попытался вернуться в прежнюю позу, как Ма Жун, желая закрепить свой успех, нанес Чжао сильный удар по ребрам. Чжао понял, что перед ним опытный противник, и теперь строго придерживался правил. Искалеченной рукой он прикрыл свое тело и быстро поймал левой рукой правое запястье Ма Жуна. Но прежде чем Чжао смог высвободить руку и нанести удар, Ма Жун быстро дал ему отпор с помощью уловки под названием «птица феникс, расправляющая крылья»: он подпрыгнул в воздух на два фута и, высвободившись из хватки Чжао, нацелил удар левой ему в лицо. Однако Чжао предвидел такой шаг; он быстро бросился под ноги Ма Жуна и сильным ударом повалил его на пол.

Судья Ди, увидев, что его заместитель распростерт на полу, испугался, что Чжао теперь убежит. Но, пока он раздумывал, что делать, в комнату ворвался человек лет тридцати, с плечами, широкими, как у медведя, и талией тонкой, как у тигра. Бросив взгляд на Ма Жуна и Чжао Ваньчуаня, он закричал:

– Прекрати, брат Чжао! Это мой друг! – и, повернувшись к Ма Жуну, спросил: – Брат Ма, как ты здесь оказался? Почему ты дерешься с одним из моих братьев?

С этими словами он помог Ма Жуну встать. Увидев пришедшего, Ма Жун улыбнулся и воскликнул:

– Старший брат, вот мы и встретились! Но прежде чем говорить, давай скрутим его, чтобы этот разбойник не убежал! Он виновен в убийстве!

Человек приказал Чжао оставаться на месте. Толпе зевак, собравшихся у дверей, он велел удалиться, а потом обратился к Ма Жуну:

– Этот Чжао Ваньчуань мой старый друг! Почему ты дерешься с ним? И что за разговоры об убийстве?

– Это, – ответил Ма Жун, – долгая история. Но прежде всего я должен представить тебе моего хозяина, окружного судью Чанпина, его превосходительство судью Ди!

Человек поспешно опустился перед судьей на колени и произнес:

– Ваша честь – знаменитый судья соседнего округа! Пожалуйста, простите, что я по своей невнимательности не узнал вас раньше!

Судья Ди приказал ему встать и ответил:

– Вы не под моей юрисдикцией, мой друг, так что не надо этих церемоний! Пожалуйста, сядьте и расскажите мне, какое отношение вы имеете к моему заместителю Ма Жуну и этому малому Чжао?

– Моя скромная фамилия, – сообщил человек, – Чжиан, а имя Чжун. Сначала я был«братом из зеленых лесов», и мы вместе с Ма Жуном учились у одного учителя искусству борьбы и боя на мечах. Вскоре, однако, я понял, что разбойничья жизнь не по мне. Я решил, что могу использовать свою силу в более достойных целях. Тогда я поселился в этой деревне и вскоре был избран местным старостой. Что же касается Чжао Ваньчуаня, он из провинции Цзянсу. Он учился у моего отца медицине, борьбе и искусству физиогномики. Некоторое время он странствовал, но потом унаследовал от тетушки значительную сумму и занялся торговлей шелком. В этом деле он весьма преуспел, путешествуя по всей империи, как представитель крупной прядильни. Он часто бывает здесь по своим делами всегда останавливается у меня. Сегодня мы только принялись за игру, как вдруг приказчик позвал Чжао сюда. Он долго не возвращался, и я пошел взглянуть, что с ним случилось. Я могу поручиться, что Чжао честный человек, хотя, быть может, немного вспыльчивый. Если бы он убил кого-то в драке, он бы сдался властям и, уж конечно, не пришел бы сюда и не стал бы останавливаться у меня, ни словом не обмолвившись о случившемся!

Глава 15. Чжао подробно рассказывает о настоящем убийце; судья Ди разрешаем госпоже Чжоу вернуться домой

Эта история произвела впечатление на судью Ди, но не убедила его. Ему казалось, что в этом Чжао все выдает закоренелого преступника. В конце концов, Чжиан Чжун всего лишь бывший грабитель с большой дороги. Ему ничего не стоило выдумать эту историю, чтобы отвести подозрения от друга.

Ма Жун угадал ход мыслей судьи и быстро заступился:

– Нет причин сомневаться в его словах, ваша честь! Поскольку брат Чжиан гарантирует, что Чжао честный торговец, можно быть уверенным, что он не замешан в этом деле. Вероятно, оп сам сможет объяснить, как к нему попали тюки убитого человека.

Брат Чжао, – обратился к другу староста Чжиан, – доложи его превосходительству, что именно произошло с тобой. В наших братских отношениях все должно быть ясно и честно. Более того, я староста этой деревни, находящейся на границе с округом Чанпин, поэтому отчасти несу ответственность за то, чтобы настоящий убийца попал в руки правосудия.

Это, – начал Чжао, – очень досадная история. Убийство совершил человек по имени Шао, который, не довольствуясь тем, что сделал это подлое дело, пытался вовлечь в него и меня. Полное имя этого малого Шао Лихуай, он уроженец провинции Цзянсу. Он, как и я, странствующий торговец шелком, который в сезон дешево покупает сырой шелк в Цзянсу, а потом продает его на больших дорогах Шаньдуна. Ячасто встречаю его на своем пути. В прошлом месяце, когда я покупал сырой шелк в Цзянсу, он ушел раньше, с одним молодым торговцем по имени Лю. На днях я встретил Шао одного на дороге возле Чанпина. Он вез тележку, нагруженную тюками с шелком. Я спросил его, куда делся молодой Лю и почему он путешествует один. Ходить в одиночку по дорогам с ценным товаром неразумно. Он вздохнул и рассказал мне длинную историю о постигшем его несчастье. Лю умер в пути от внезапной и тяжелой болезни; с большим трудом Шао купил ему гроб и временно оставил его в одном храме, потратив последнюю серебряную монету из своих путевых запасов на плату священникам. Потом оказалось что из-за этой задержки он не успел вовремя и выгодно продать свой шелк. Если бы не его желание помочь умершему собрату по ремеслу, тело последнего не было бы прилично положено в гроб, но Шао вернулся бы домой со значительным барышом в кармане. Я поверил этой истории и спросил его, куда он держит путь. Он ответил, что пока не намерен возвращаться на юг, так как боится, что семья Лю сочтет его виноватым в его смерти. Он занял у меня триста серебряных монет и дал в залог свою тележку с тюками. Как честный человек, я должен был продать долю Лю и вернуть вырученную сумму его семье. А деньги за долю Шао, что-то около трехсот серебряных монет, я мог забрать себе. Вот так этому плуту и удалось вовлечь меня в это дело! Сам же он немедленно убежал и унес с собой мои деньги!

Судья Ди быстро спросил:

– Вы знаете, куда отправился этот Шао, отдан вам тележку с шелком?

– Он мне не сказал, – ответил Чжао, – ноя могу догадаться. Много лет назад я знал учителя этого Шао. Он считал этого прощелыгу многообещающим парнем и выдал за него свою дочь. Но этот Шао, вместо того чтобы проявить благодарность за доброе отношение своего учителя, обращался с женой отвратительно! Она умерла от разрыва сердца. Потом я узнал, что у него была связь с брошенной женщиной, которая жила в местечке этой провинции под названием Крутой Перевал или что-то вроде этого. Скорее всего, Шао направился туда, чтобы вместе с любовницей потратить украденные у Лю деньги. Я готов немедленно пойти в Крутой Перевал, чтобы привести сюда этого малого.

Судья Ди теперь был убежден, что Чжао говорит правду. Он снова поразился, насколько вещим оказался его сон в храме; в стихотворении содержался намек на то, что имя преступника Шао; только упоминание провинции Сычуань осталось без объяснения. Он не помнил, чтобы когда-либо слышал о местечке под названием Крутой Перевал, и спросил о нем господина Лу. Тот, поняв, что происходит, пустился в долгие извинения перед судьей, объясняя, что он не знал, сколь знаменитый и высокий чиновник удостоил его своим визитом. Но судья Ди прервал его, заметив, что он пришел под видом торговца, а значит, господин Лу не должен воздавать ему полагающиеся почести. Затем господин Лу стал вспоминать о Крутом Перевале, нов конце концов заявил, что никогда не слышало такой деревне.

Тем временем на улицах уже зажглись бумажные фонари. Судья Ди решил вернуться в гостиницу. Он поднялся со своего кресла и сказал

несколько подобающих слов господину Лу, извинившись за доставленное беспокойство. Затем он пригласил старосту Чжиана и Чжао Ваньчуаня отужинать с ним, и те с удовольствием приняли предложение. Все четверо отправились в гостиницу.

Чао Тая начало тревожить их отсутствие, его буквально распирало от любопытства. Ма Жун представил ему старосту Чжиана и Чжао Ванъчуаня и рассказал о новом повороте в расследовании, а судья Ди отправился отдохнуть. Через некоторое время пришел управляющий Чжан. Ма Жун вкратце поведал ему, кто такой судья Ди и какова на самом деле цель его визита в Божественную деревню. Управляющий Чжан несказанно обрадовался столь выдающемуся гостю и незамедлительно отправился на кухню заказать великолепный ужин.

Когда принесли дымящиеся блюда и кувшин вина, судья Ди пригласил всех присутствующих сесть и поужинать в неофициальной обстановке, невзирая на ранги и возраст, а также побеседовать с непринужденной откровенностью.

Чжао Ваньчуань оказался обаятельным собеседником, который буквально заворожил всех рассказами о своих приключениях на дороге. Староста Чжиан, в свою очередь, подробно описал свои совместные подвиги с Ма Жуном, относящиеся ко времени, когда оба еще были «братьями из зеленых лесою.. Затем Чжао Ваньчуань обратился к судье Ди:

– В нашей гильдии странствующих торговцев шелком новости распространяются быстро. Боюсь, если мы не поторопимся арестовать этого Шао в Крутом Перевале, весть о том, что его преследуют, дойдет до него, и он сбежит в какую-нибудь дальнюю провинцию.

Ма Жун решил, что это отличный совет, и добавил:

– Ваша честь, в Чанпине дело Ви Пуня еще ждет своего разрешения. Предлагаю предоставить арест Шао Лихуая Чжао Ваньчуаню и мне. Завтра мы вернемся в Чанпин. Дело в том, что, хотя у нас есть все основания полагать, что Шао Лихуай прячется в Крутом Перевале, нам предстоит еще найти эту деревню. Чтобы получить эту информацию, нам придется в Чанпине просмотреть записи суда и опросить некоторых старожилов.

Судья Ди согласился с ним. Выпив еще немного вина, староста Чжиан и Чжао Ваньчуань ушли. Судья и его помощники легли спать.

На следующее утро судья Ди приказал запрячь легкие тележки, чтобы как можно скорее добраться до Чанпина.

Ма Жун расплатился с управляющим Чжаном. Возчики закричали, свистнули кнуты, и судья Ди покинул гостиницу в сопровождении своей свиты, к которой присоединился Чжао Ваньчуань. Староста Чжиан и управляющий Чжан попрощались с ними у ворот.

До Чанпина они добрались к полудню. СудьяДи прежде всего направился в суд, где потребовал вернуть ему печати его конторы. Затем он позвал хранителя архивов и поручил ему отыскать в записях, где расположен Крутой Перевал. Потом он приказал принести официальную корреспонденцию и ознакомился с наиболее срочными донесениями.

Только покончив с этими делами, он удалился в свои жилые покои, принял ванну и пообедал. Вернувшись в свой личный кабинет, он спросил писаря, нет ли каких-нибудь новостей от старшины Хуна и Tao Ганя. Тот доложил, что за время отсутствия судьи они дважды возвращались. В первый раз старшина Хун сказал, что староста Хо Кай занялся своим делом с похвальным рвением, но что по данным его расследования эти Цу оказались законопослушными гражданами, которые, кажется, едва знали Би Цуня. Во второй раз Tao Гань пришел один и оставил записку с требованием как можно скорее освободить госпожу Чжоу. Они со старшиной держали дом госпожи Ви под постоянным наблюдением, но не заметили ничего, кроме того, что госпожа Би каждый день по нескольку раз выходила и жаловалась соседям, как плохо с ними обошелся судья Ди. Он не видел никакого выхода, кроме как выпустить госпожу Чжоу и использовать ее в качестве ловушки.

Судья Ди кивнул и приказал приготовить зал суда для открытия заседания.

Когда ему доложили, что в зале собрались все должностные лица, судья Ди облачился в свое официальное одеяние и шапочку и покинул личный кабинет. Занавес над возвышением был опущен. Судья Ди вошел и сел за стол.

Прежде всего он приказал принести несколько документов, относящихся к каждодневной работе. Развернув первый, он одним взглядом окинул его содержание и отдал необходимые указания писцам, уже разворачивал второй. Через полчаса вся текущая работа, накопившаяся за время его отсутствия, была уже аккуратно выполнена.

Затем он написал записку начальнику тюрьмы и, протянув ее стражнику, приказал привести госпожу Чжоу.

Как только стражники заставили ее опуститься на колени перед столом, она принялась оскорблять судью Ди. Но он властно оборвал ее и сказал:

– Попридержите свой дерзкий язык! Настанет время, и преступника найдут. А пока, думаю, несправедливо, что ваша старая мать страдает из-за вас и одна ведет хозяйство. Поэтому я временно отпускаю вас под залог, чтобы вы могли как следует помогать матери.

Однако госпожа Чжоу закричала:

– Ты, собака-чиновник, сначала приводишь меня, честную женщину, сюда и пытаешь, а потом говоришь, что моя бедная мать нуждается в помощи! Это ты причинил ей горе, без вины бросив ее дочь в тюрьму и надругавшись над телом ее сына! Ты ожидаешь, что я сейчас спокойно вернусь домой, чтобы дать тебе замять это возмутительное дело? Говорю во всеуслышание, что буду стоять на своем! Я не покину этого суда, пока высокие власти не накажут тебя и не отнимут у тебя шапочку судьи! Только после того, как за совершенную по отношению ко мне несправедливость ты получишь по заслугам, я уйду отсюда, и не днем раньше!

В этот момент Ма Жун перебил ее:

– Женщина, опомнись! Тебе в качестве особого благодеяния позволяется пойти домой, чтобы помочь свекрови. Но если ты отказываешься, что ж, все будут знать, как ты любишь свою мать!

На самом деле госпоже Чжоу очень хотелось вернуться домой, но она боялась показать это, не желая возбуждать излишних подозрении. Слова Ма Жуна дали ей спасительную пить, иона ответила:

– Я с удовольствием пожертвую моими личными целями ради дочернего долга. Тогда я пойду, а вы в качестве охраны можете послать со мной одного из ваших людей. Пусть он возьмет у моей матери письмо с обязательством, что я не попытаюсь сбежать!

Судья Ди приказал стражникам снять с нее цепи, а Ма Жуну препроводить ее в деревню Хуанхуа в маленьком паланкине.

Интермедия

Входят три актера. Предполагается, что действие происходит на берегу реки. Сезон поздний, во сливы еще в цвету.

Первый актер играет роль «молодой девушки», второй «молодого любовника», а третий «пожилого человека».

Девушка. Я приходила сюда много раз, но никогда, мне кажется, цветы не были так прекрасны, как сегодня! (Поет.)

Пой только о красоте, пой только о любви,

Никогда не думай о долге, если думаешь

о любви!

Мужчина. Почему такая привлекательная девушка, как вы, пришла сюда одна? Дома, должно быть, есть кто-то, кто вас очень любит?

Девушка (изображая застенчивость). Может быть. Но в такой день, как этот, кто думает об оставшихся дома?

Молодой человек. На днях, проходя здесь, я любовался этим же видом.

Девушка (изображая страсть). Вы гуляете по берегу и смотрите на зеленые ивы?

Молодой человек (изображая счастье, поет).

Везде, где я шел, я видел цветы,

цветы повсюду,

Я внушал нежный запах цветов

из ароматных беседок.

(Говорит.) Уже поздно, мне пора идти.

Девушка. Я не хочу домой. Дома жестокий, жестокий человек, который всегда задает мне вопросы. Он так давит на меня, что мне иногда хочется утопиться в колодце!

Мужчина. Давайте вместе пойдем и посмотрим на цветущие деревья. Я бы хотел вам помочь.

Девушка (изображая смех, поем).

В прошлом году, в прошлом месяце, вчера

Я не знала ни любви, ни боли;

В этом году, в этом месяце, сегодня

Я испытываю и любовь, и боль.

Мужчина. Тогда пойдемте туда все втроем. Было бы печально, если бы мы пропустили этот праздник.

Молодой человек. Сезон уже почти закончен; кто в новом году думает о прошлогодних цветах?

Мужчина (изображая печаль). Цветущая ветка, если с ней правильно обращаться, проживет долго.

Девушка (поет).

Я мечтаю о свечах, свечах красных и ярких,

Кто думает о завтрашнем дне в брачную ночь?

Молодой человек Говорят, на празднике цветов не будет различий в ранге или положении. Давайте пойдем туда втроем, не спрашивая имен и фамилий. Ведь после завтрашнего дня мы больше никогда не встретимся.

Девушка. Да, как печально, что нет ничего столь же короткого, как мечты поздней весной!

Молодой человек (изображая счастье, поет).

Когда ищешь красоты, когда ищешь любви,

Никогда не думай о долге, думай только

о любви!

Уходят

Глава 16. Глухой стражник находит ключ к проблеме; судья Ди посылает своих людей арестовать Шао

Судья Ди покинул зал суда и, уединившись в своем личном кабинете, приказал привести к нему хранителя архивов.

Тот доложил, что изучение старых записей окружной администрации не дало никаких результатов: ни в одном документе не упоминалось о местечке под названием Крутой Перевал в провинции Шаньдун. Он почтительно предложил судье Ди послать своих людей в другие округа, чтобы они могли попытать счастья там.

Судья Ди лишь пожал плечами и отпустил его. Он понимал, что обращаться за помощью к другим окружным судьям у него нет времени: пока те соберутся ответить, до Шао Лихуая уже дойдут слухи о поисках, и он быстро скроется. Подумав немного, судья Ди приказал отобрать из числа стражников самых старых и привести их к нему.

Когда вошли три седобородых человека и почтительно поклонились судье, тот спросил их, доводилось ли им за долгие годы службы побывать в местечке под названием Крутой Перевал. Двое из них незамедлительно ответили, что никогда в жизни не слышали о такой деревне.

Третий был стариком лет семидесяти, наполовину глухим. Он не расслышал, что сказал судья Ди, и продолжал что-то бормотать себе поднос, поглаживая бороду. Когда двое других ответили судье, он промолвил:

– Репа? Ваша честь что-то говорит о репе? Сезон еще не настал, но, если ваша честь хочет, у меня есть немного, привезенной из соседних мест. Она там созревает раньше, и это настоящая, сочная репа. Если ваша честь пожелает, я буду рад…

Другие стражники, боясь гнева судьи Ди, поспешили объяснить, что старик глухой, но что он отличный специалист в своем ремесле и всегда дает превосходные советы; более того, он вполне пригоден для несения караульной службы. Однако судья Ди слегка улыбнулся и поблагодарил старика, ответив, что сейчас ему репы не хочется, но он с удовольствием попробует ее как-нибудь в другой раз.

Старый стражник, решив, что судья Ди из деликатности не хочет попробовать эту особую репу, настаивал:

– Пожалуйста, ваша честь, позвольте мне пойти домой и принести вам хорошую репу. У меня этой репы более чем достаточно, и, кроме того, это редкое угощение, так как ее привезли с Сычуаньского Перевала!

Упоминание Сычуаньского Перевала буквально поразило судью Ди. Он вспомнил, как точно были названы в первой части стихотворения, которое он видел во сне, имена Шао и Божественной деревни. А что, если упоминание о Сычуани во второй части вовсе не связано с этой отдаленной провинцией, а только с местом, носящим это имя здесь, в провинции Шаньдун? Может быть, этот седобородый дает ключ к окончательному раскрытию двойного убийства в деревне Шести Ли?

Судья обратился к тем стражникам, что помоложе:

– Я должен задать этом у человеку несколько вопросов наедине. В вашем присутствии больше нет необходимости.

Те подумали, что судье вряд ли удастся побеседовать с глухим стариком, но поспешили подчиниться.

Когда они ушли, судья прежде всего задал седобородому несколько обычных вопросов, касающихся его имени, фамилии, места рождения и времени службы в суде. Заметив, что старец чувствует себя совершенно непринужденно и старается разобрать, о чем ему говорят, судья Ди громко спросил:

– А теперь мне бы хотелось побольше узнать о репе из Сычуаньского Перевала, потому что я очень люблю репу. Далеко ли отсюда то место, где она растет?

– Никто из этих молодых мальчишек, – ответил старик, – не знает этого места. Да, я, может быть, стар и глух, но зато я знаю нечто такое, о чем эти молодые ребята никогда не слышали. Я не скажу, что они относятся ко мне не так, как положено обращаться с человеком моего возраста, а ваша честь, к счастью, настолько добрый хозяин, что…

– Я вас спрашиваю, – поспешно перебил его судья Ди, досадуя, что старик снова отклонился от темы, – сколько миль отсюда до того места, где растет репа?

– Да, да, – сказал старик, – я как раз к этому подхожу! Этот Сычуаньский Перевал – деревня в горах неподалеку от города Лайчоу, в этой же провинции. Во время правления предыдущей династии уроженец провинции Сычуань регулярно приходил туда продавать свои товары и извлекал из этого хорошую выгоду. Потом он решил поселиться там окончательно, открыл лавку и постепенно стал очень богатым человеком. После его смерти сыновья и внуки продолжили его дело, и их семья стала самой знаменитой в провинции. Со временем, однако, состояние семьи уменьшилось, почти все было растрачено, ив конце концов они отсюда уехали. Затем люди о них забыли и назвали это место Репным Перевалом, потому что репа там необыкновенно большая и сочная. Несколько лет назад один из предшественников вашей чести послал меня туда по делу, и, поговорив там со стариками, я услышал эту историю о семье из Сычуани. Возвращаясь домой, я взял с собой корзину репы и посадил ее в своем саду. Она очень хорошо прижилась, и, смею сказать, во всем нашем округе нет лучше. Теперь, если ваша честь позволит мне пойти домой и принести несколько…

Но судья Ди не расслышал последних слов. Он очень обрадовался, потому что понял, что Чжао Ваньчуань, говоря о тайном убежище Шао Лихуая, перепутал название деревни, и вместо «Репный Перевал» сказал «Крутой Перевал»! Благодаря этому глухому стражнику его ошибка теперь исправлена! Судья снова поразился, как верно стихотворение из его сна указало ему, где можно найти преступника.

– Вы говорите, что однажды были в тех местах? – обратился судья Ди к старику. – Это превосходно, потому что я должен послать туда с поручением нескольких человек. Я бы хотел чтобы вы пошли с ними и показали дорогу. Вы в состоянии совершить такое длинное путешествие?

– Ваша честь, – ответил учтиво стражник, – я, конечно, стар и глух, но еще могу исполнять ваши приказания. Только имейте в виду, это место находится далеко, и мы, наверное, сможем добраться туда дней за девять-десять. Пусть ваша честь лишь скажет, когда я должен быть готов.

Судья Ди отпустил его, тепло поблагодарив, и приказал никому не рассказывать об их разговоре.

На следующий день, после утреннего заседания, судья Ди позвал Чжао Ваньчуаня и сообщил, что узнал, где находится Репный Перевал. Чжао удивился:

– Надо же, как тщательно сплетены сети небесной справедливости! Что ж, раз преступник там, позвольте мне пойти за ним!

Судья Дя велел подождать, пока Ма Жун вернется из деревни Хуанхуа. Сам же он занялся составлением официального обращения к судьям округов, через которые придется проходить его людям. В этой бумаге он излагал суть их задания и просил при необходимости оказывать им всяческое содействие.

В тот же вечер вернулся Ма Жун. Он также обрадовался, услышав новости. Судья Ди приказал ему начать сборы, чтобы следующим утром они могли отправиться в путь вместе с Чжао Ваньчуанем, Чао Таем и старым стражником. Он выдал им подорожную и деньги на расходы.

После небогатого событиями путешествия на седьмые сутки, во второй половине дня, все четверо пришли в город Лайчоу, где решено было сделать последнюю остановку перед перевалами.

Старик пошел искать место в гостинице, а остальные трое отправились в контору окружного судьи поставить отметку в подорожной. Когда писарь вернул им документы, в ворота вошел старый стражник и сообщил, что нашел симпатичную комнату в дешевой гостинице. Все отправились туда.

У слуги, принесшего им обед, Ма Жун справился о состоянии шелкового рынка на перевалах. Слуга сообщил, что рынок там неплохой. У людей полно денег. Но он выразил надежду, что они не собираются отправиться туда продавать свои товары, а уладят это дело в городе. За очень умеренные комиссионные слуга вызвался свести их с людьми, заинтересованными в покупке. Однако Чжао Ваньчуань оборвал его, заявив, что на следующее утро они отправятся к Репному Перевалу и что рынок в городе их не интересует.

Слуга подозрительно посмотрел на них. Он сказал, что место это удаленное и что дороги там плохие. Перевалы охраняет гарнизон примерно из шестисот воинов. Но им, несомненно, все это известно.

Ма Жун ответил, что они здесь люди новые и с местными порядками не знакомы, но слуга, похоже, этому не поверил. Когда его спросили, кто в Репном Перевале самый крупный торговец шелком, он неохотно сообщил, что слышал о лавке Ли Да. Не дожидаясь чаевых, слуга вдруг быстро удалился.

– Что, – воскликнул Ма Жун, – случилось с этим негодяем?

Чжао Ваньчуань с задумчивым видом ответил:

– Друзья, теперь я припоминаю, что бывал здесь раньше, но не знал тогда, что одна из деревень, разбросанных по горам, называется Репный Перевал. Позвольте сказать, что работа нам предстоит нелегкая. Люди там живут не из лучших. Летом, когда в этой части провинции вырастают высокие хлеба, они устраивают засады вдоль больших дорог, убивал и грабя всех проходящих по ним торговцев и путешественников. Репутация этого края настолько дурная, что опытные путешественники предпочитают в это время года делать длинный крюк, чтобы избежать этих мест. Здешний гарнизон предназначен скорее для того, чтобы не позволять местным жителям разбойничать на дорогах, нежели для охраны перевалов. Все эти грабители собираются в банды, и Шао Лихуай, должно быть, в одной из них. Если мы попытаемся его арестовать, нам придется иметь дело с целой бандой головорезов!

Ма Жун засмеялся:

– Ну, брат, из твоих уст слышать это странно! Не хочешь ли ты сказать, что испугался?

– Вот тут-то ты ошибаешься! – ответил Чжао Ваньчуанъ. – Но я знаю, о чем говорю. Я никого не боюсь, но есть разница между смелостью и безрассудством!

Чао Тай полностью согласился с Чжао и добавил:

– Не будем забывать, что мы находимся не в своем округе и что местные власти не поблагодарят нас, если мы затеем смуту. Можно предположить, что здешнее начальство старается не связываться с этой толпой грабителей, пока они не бунтуют н не отказываются платить налоги.

Тогда Чжао Ваньчуань возразил:

– А как же военные? У нас есть подорожные, и мы через окружного судью можем обратиться к начальнику гарнизона.

Тут старый стражник рассмеялся:

– Вы, может быть, толковые и опытные помощники судьи, но здесь вы совершенно новые люди. Послушайте старика, поседевшего на государственной службе: этот командир гарнизона или получает половину награбленного, или просто старается ни во что не вмешиваться, чтобы не усложнять себе жизнь. Только попробуйте попросить его защитить вас от бандитов! Знаете, что будет? Вам еще повезет, если он выпорет вас, как нарушителей спокойствия, и в цепях отошлет назад в Чанпин!

Ма Жун полностью согласился со стариком. Все замолчали и задумались, как разрешить эту проблему. Через некоторое время Чжао Ваньчуанъ хлопнул кулаком по столу и воскликнул:

– Друзья, есть выход! Я обещал судье найти этого Шао Лихуая, и я это сделаю! Завтра, добравшись до перевалов и отыскав гостиницу, мы сразу же расстанемся. Я отправлюсь в шелковую лавку Ли Да и попытаюсь там выяснить, где находится наш друг. Встретившись с ним, я расскажу ему какую-нибудь небылицу о том, что господин Лу обманул его в последней сделке и что он должен вернуться вместе со мной, чтобы получить от него свои деньги, ну и мнё дать кое-что за труды. Я приглашу его в гостиницу, где мы угостим его хорошим обедом и убедим пойти с нами на следующий же день. А потом, когда мы покинем эти места и подойдем поближе к городу, мы арестуем его!

Все признали план превосходным, и Ма Жун похвалил Чжао за изобретательность. Выпив по последнему кубку вина, они отправились спать.

Глава 17. Чжао узнает, как живут люди на перевалах; Шао нашли и заманили искусной ложью

Следующим утром они спозаранку ушли из гостиницы и к полудню вдалеке увидели развевающиеся на ветру флаги. Вскоре они подошли к военному форту, окруженному со всех четырех сторон высокими стенами из утрамбованной земли.

Благополучно миновав его, они оказались в пустынной горной местности. Лишь кое-где виднелись участки распаханной земли, зажатые между скалами. Во второй половине дня они достигли первого перевала, и сразу за ним их взорам предстала вполне процветающая деревня. По обеим сторонам дороги располагались торговые лавки, около которых сновали хорошо одетые люди. Вскоре показалась и вывеска гостиницы. Управляющий, похоже, не горел желанием принимать посторонних, но после небольшого спора о цене неохотно предоставил им комнату.

Ма Жун, Чао Тай и седобородый вошли внутрь, а Чжао Вайьчуань взвалил на плечи свой багаж и один отправился на поиски шелковой лавки Ли Да. Справившись о дороге у двух уличных мальчишек, он наконец нашел большую лавку с надписью «Ли Да» на двери.

Чжао Ваньчуань вошел и спросил молодого человека, стоящего за прилавком, действительно ли это лавка Ли Да.

Парень, не отличавшийся вежливостью, тотчас же заорал:

– Ты что, читать не умеешь, дурак? Табличка снаружи что, недостаточно большая?

Чжао, отправляясь на поиски, поклялся любыми способами избегать конфликтов, но это было уже слишком! Он просто вскипел:

– Отвечай, подонок, на вежливый вопрос!

– Ты что, на неприятности нарываешься? – И головорез с поразительной быстротой перепрыгнул через прилавок, очевидно приготовившись нанести Чжао сильный удар в живот.

Руки Чжао были заняты поклажей, и он не мог пустить их в ход, иначе грубияну пришлось бы плохо. Опытный боец Чжао лишь поднял правую ногу и метко саданул соперника в пах. Он не собирался ударить слишком сильно, хотел лишь отбить атаку противника. Так или иначе, разбойник тяжело вздохнул и со стоном упал на пол.

Чжао широко улыбнулся и заметил:

– Вот видишь, как ты неопытен в этой игре, собачья голова! На этот раз я не буду избивать тебя до бесчувствия, но в следующий раз, когда встретишь незнакомца, который вежливо задаст тебе вопрос, потрудись также вежливо ответить!

Пока разбойник с трудом поднимался, из задней части лавки появились четверо молодцов испросили Чжао, почему он ворвался сюда и избил их друга.

– Я пришел только за тем, – сказал Чжао, – чтобы попытаться найти моего названого брата по имени Шао Лихуай!

Парни вдруг стали приветливыми:

– Пожалуйста, незнакомец, проходи в комнаты и выпей чая! Не обращай внимания на этого малого! Он сегодня в скверном настроении, и то, что ты врезал ему, очень даже хорошо!

В этот момент раздался голос:

– Кто меня спрашивает?

Чжао вошел и оказался лицом к лицу с Шао Лихуаем. Чжао поклонился ему, и Шао провел его в свою комнату, пригласил сесть и поинтересовался:

– Откуда ты узнал, что я здесь, и какое дело привело тебя в этот глухой уголок нашей провинции?

Сделав несколько глотков чая, Чжао ответил:

– Это долгая история. Достаточно сказать, что по отношению ко мне была совершена вопиющая несправедливость и что это дело косвенным образом касается и тебя. Позволь предупредить, что нам придется действовать самым решительным образом. Работа предстоит нелегкая, хотя деньги того стоят. Но я не могу это осуществить без помощи пары дюжих молодцов. По счастью, я вспомнил, как ты рассказывал, что часто останавливаешься здесь, и помчался сюда, чтобы попросить тебя о помощи.

Шао заинтересовался и стал расспрашивать, что случилось.

Тогда Чжао Ваньчуань рассказал ему печальную историю. Прибыв в Божественную деревню, он передал тюки сырого шелка, принадлежавшие Шао и покойному Лю, господину Лу, чтобы тот их продал. Лу пообещал, что сделает все возможное за более чем умеренные комиссионные. На следующий день ему действительно удалось продать по хорошей цене всю партию торговцу шелком из Пекина. Но когда Чжао пришел к Луза деньгами, тот лишь оскорбил его, заявив, что никогда не получал от Чжао ни одного тюка шелка. В довершение всего он нанял банду разбойников, которые жестоко избили Чжао, когда тот запротестовал. Старосты Чжиана на месте не было, так как он навещал родственника, а без свидетеля Чжао ничего не мог доказать.

Шао Лихуай возмутился и поклялся, что Чжао может рассчитывать на его помощь. Они вместе разделаются с этим плутом Лу. В конце концов, речь шла о его деньгах, и он должен научить этого малого, как следует обращаться с приличными торговцами. Они имеют полное право на всю сумму, которую Лу получил за шелк, а если там окажутся и другие деньги, что ж, в конце концов, Чжао имеет право на возмещение морального ущерба – его ведь избили, к тому же ему нужно оправдать дорожные расходы!

Чжао улыбнулся:

– Я знал, что могу рассчитывать на тебя, брат! Я уже нашел троих старых друзей: двух крепких парней, которые вместе со мной начинали в зеленых лесах, и одного хитрого старого вора. Они ждут в гостинице на главной улице. Как насчет того, чтобы пойти туда вместе? Давай закусим и выпьем, а потом обсудим, как рассчитаться с этим плутом Лу.

– Я к твоим услугам, – согласился Шао Лихуай, – и сочту за честь познакомиться с твоими друзьями! Мы должны хорошо спланировать это дело, потому что Лу принадлежит к старинной семье из Божественной деревни и все местные жители на его стороне. Но впятером мы справимся!

Они отправились в гостиницу, и Чжао представил Шао Лихуая Ма Жуну, Чао Таю и седобородому.

Шао позвал управляющего и познакомил его с гостями, как со старыми друзьями. Угрюмый управляющий просиял и обещал принести хороший обед и побольше вина. Вскоре, опрокидывая кубок за кубком, компания значительно повеселела. Уже наступила ночь, и Чжао предложил Шао Лихуаю уйти из деревни пораньше утром, с тем, чтобы по дороге в Божественную деревню разработать план действий.

Однако Шао Лихуай и слышать об этом не хотел. Он заявил, что они проделали долгий путь, чтобы увидеться с ним, и он, как гостеприимный хозяин, обязан дать им хорошо отдохнуть хотя бы пару дней. Кроме того, он хотел бы представить их нескольким своим старым друзьям.

Чжао попытался вежливо отказаться под тем предлогом, что они не могут злоупотреблять его гостеприимством, но Шао заявил, что перед дорогой должен уладить кое-какие дела с парнем, проигравшим ему в карты. Наконец они договорились отложить отправление на один день и выйти послезавтра. Шао Лихуай удалился, пообещав вернуться на следующий день.

Как только он ушел, Ма Жун тихо поздравил Чжао Ваньчуаня с успешной операцией. Хитроумный план «выманить тигра из ущелью», похоже, удался на славу. Единственное, что омрачало их радость, – это задержка в деревне еще на один день. В любой момент здесь мог появиться какой-нибудь странствующий торговец, который слышал о визите судьи Ди в Божественную деревню в связи с убийством близ Чанпина. На шелковых дорогах новости распространяются быстро, а драка Ма Жуна с Чжао Ваньчуанем и их последующее примирение уместных жителей тема дня. Если Шао Лихуай поймет, что его провели и что эти четверо работают на судью Ди, они никогда не уйдут из деревни живыми.

Пока Ма Жун, Чжао Ваньчуань и Чао Тай обсуждали сложившуюся ситуацию, глухой стражник произнес:

– Послушайте совет старого и опытного служаки. Позвольте сказать вам, что опасность гораздо серьезнее, чем вы думаете. У такой хорошо организованной банды грабителей, как эти негодяи из Репного Перевала, конечно, есть шпионы в суде Лайчоу. У вас – подорожные с печатью, и я могу держать пари, что завтра сюда примчится их человек из Лайчоу и предупредит своих, что четыре чиновника из суда Чанпина собираются арестовать убийцу из деревни Шести Ли. Если нас здесь искромсают на куски, суд Лайчоу доложит в Чанпин, что мы провалили задание, и судья Ди никогда не раскроет это преступление. Ну, как вам такая перспектива? Одному из нас до рассвета нужно добраться в Лайчоу и доложить тамошнему судье, что мы обнаружили убийцу и днем возвращаемся вместе с ним. Нужно попросить судью послать отряд местных стражников встретить нас на полпути, чтобы помочь арестовать преступника.

– И что нам это даст? – нахмурился Ма Жун.

Старик погладил бороду и с улыбкой ответил:

– Во-первых, у судьи появится личный интерес в этом деле! Если люди из суда Чанпина арестуют опасного разбойника в Лайчоу, местному судье это славы не прибавит. Но, если он доложит своему начальству, что, бдительно охраняя свой округ от преступных элементов, поручил своим стражникам найти и арестовать давно разыскиваемого убийцу и, в соответствии с законом, доставить его судье того округа, где было совершено злодейство, это произведет на вышестоящие власти превосходное впечатление и сможет ускорить его продвижение по службе! Можете мне поверить! Он незамедлительно пошлет нам навстречу своих людей. Во-вторых,

как только судья официально займется этим делом, бандиты поостерегутся убивать нас, если даже Шао Лихуай и разгадает нашу хитрость до того, как мы уйдем. И они не погонятся за нами в том случае, если от своих шпионов узнают, кто мы. У них, конечно, не дрогнет рука убить нескольких служак из отдаленного округа, но им не захочется ссориться с местными властями. В конце концов, если даже Шао Лихуай их названый брат, он все же не уроженец этих мест!

Ма Жун и Чао Тай восхищенно покачали головами и согласились, что в этой работе требуется нечто большее, чем просто мужество и бойцовское искусство. Чжао Ваньчуань с таким же энтузиазмом принял план и заверил их, что сможет убедить Шао Лихуая отправиться на следующий день.

Было решено, что Ма Жун выйдет до рассвета и поспешит в Лайчоу. Если остальные уйдут из деревни вместе с Шао Лихуаем после полудня, с отрядом они встретятся где-нибудь между фортом и городом.

Придя к этому решению, все улеглись, чтобы поспать хотя бы несколько часов.

Глава 18. На полпути от перевалов преступник арестован; в Чанине открылось заседание суда

Позавтракав, Чжао Ваньчуань, Чао Тай и седобородый отправились в шелковую лавку Ли Да с визитом вежливости к Шао Лихуаю. Ма Жун ушел еще два часа назад.

Шао Лихуай сердечно принял их и представил управляющему лавкой. Когда все расселись в приемной, где им подали чай с лепешками, Шао Лихуай поинтересовался, почему с ними нет Ма Жуна. Чжао Ваньчуань ответил, что тот пошел поискать одного дальнего родственника, живущего в этих местах, и предупредил, что, возможно, задержится. Ма Жун просил передать свои извинения за то, что не принял участия в визите вежливости.

Шао Лихуай учтиво ответил, что добрый друг не нуждается в извинениях. Принесли еще чая. Шао делал все возможное, чтобы произвести впечатление на своих новых знакомых, и лавка Ли Да на время превратилась в дружеский клуб. Всех заходивших в лавку местных жителей Шао представлял как своих близких друзеи.

Это было бы неплохим развлечением, если бы не тревога, с которой троица разглядывала каждого входящего гостя, боясь, что он принесет вести, которые их выдадут. Да еще в довершение всего со стариком снова случился приступ рассеянности, и они испугались, что седобородый ляпнет что-нибудь такое, что их разоблачит. К счастью, от усталости пожилой стражник совсем оглох, и Шао Лихуай и его друзья вскоре оставили попытки вовлечь его в общую беседу.

К полудню Шао пригласил всех на прогулку, чтобы дать управляющему возможность приготовить в приемной стол к обеду. Они как раз шли по главной улице, когда Чжао Ваньчуань заметил высокого малого, появившегося из-за угла ближайшего здания, он был очень похож на Ма Жуна. Чжао перепугался.

Когда этот парень подошел ближе, к великому ужасу Чжао и Чао Тая, оказалось, что это действительно был Ма Жун собственной персоной, и взгляд у него был тревожный. Чжао сумел скрыть волнение и весело спросил:

– Ну, брат Ма, нашел ты своего родственника?

– Нет, – ответил Ма Жун, – я повсюду спрашивал, но, похоже, он отсюда уехал. – Затем, повернувшись к Шао Лихуаю, добавил: – Брат Шао, я прошу прощения за то, что не зашел к тебе сегодня утром. Но моя прогулка оказалась очень полезной для нас обоих. За перевалом я встретил торговца шелком, своего старого друга, идущего налегке из Чанпина на север. Он торопился, но все же не пожалел времени и предупредил меня, что этот плут Лу, из-за которого я и пришел сюда, подал судье Чаипина иск против тебя и Чжао за то, что вы его надули. Я знаю, что тамошний судья, знаменитый судья Ди, справедливый чиновник и, безусловно, признает нас невиновными и накажет этого негодяя Лу за ложное обвинение. Не зря же поговорка гласит: «Если хоть одно слово против человека попадет в суд, девять быков не смогут его оттуда вытащить». А сколько это принесет беспокойства, сколько потребуется времени! Вот я и помчался сюда, чтобы сообщить тебе эту новость.

Услышав слово «Чанпин», Шао Лихуай побелел и сказал:

– Я не знаю, честен или нет этот судья Ди, но я не дам вовлечь себя в судебную тяжбу. В конце концов, твой план мне по сердцу. Давай как можно скорее уйдем отсюда и отправимся в Лайчоу. У меня там есть друзья, у которых мы сможем укрыться на несколько дней и разработать план расправы с этим плутом и негодяем Лу. Я считаю, нам нужно сначала его запугать,

чтобы он официально забрал свою жалобу, а потом убить, не дожидаясь, пока он сотворит еще какую-нибудь пакость.

Ма Жун сделал вид, что колеблется, но Шао Лихуай вдруг заторопился:

– Возвращайтесь скорее в гостиницу и собирайте вещи! А я сейчас вернусь в лавку и объясню управляющему. Чем скорее мы уйдем, тем лучше!

Когда Шао убежал, Чжао Ваньчуань нетерпеливо спросил Ма Жуна, что произошло. Ма Жун с улыбкой рассказал:

– Счастье нам улыбнулось! Мы можем все уладить сегодня же! Миновав форт, я встретил всадника, который ехал в суд Лайчоу по какому-то срочному делу. Этот человек оказался бывшим работником суда Чанпина, очень способным и влиятельным. Мы с ним два года назад вместе занимались одним делом по поручению судьи. Встреча с ним показалась мне подарком Неба! Я объяснил ему наше затруднительное положение, и он обещал сообщить об этом судье. Так как он верхом, то уже, наверное, добрался до суда, и если все будет хорошо, отряд, может быть, во второй половине дня будет ждать нас на полпути к Лайчоу. Поэтому я вернулся сюда и по дороге выдумал мою историю. Я был уверен, что Шао встревожится и сам предложит нам как можно скорее уйти отсюда!

Эта весть всем подняла настроение. Они вернулись в гостиницу, собрали свои вещи и успели расплатиться, тут подоспел Шао Лихуай, полностью готовый к путешествию. Вся компания быстрым шагом вышла из деревни и вскоре миновала форт.

Через два часа пути Чжао Ваньчуань остановился и обратился к Шао Лихуаю:

– Кажется, нам пора откровенно поговорить!

– В чем дело, брат Чжао? – удивился Шао.

Ма Жун подошел к нему вплотную со словами:

– Ты ушел из Цзянсу вместе с молодым торговцем по имени Лю! Расскажи-ка нам, не ты ли убил его и еще одного человека возле деревни Шести Ли?

Шао Лихуаю показалось, будто ему на голову вылили ушат холодной воды. Однако он быстро взял себя в руки и гневно закричал Чжао Ваньчуаню:

– Значит, ты, собачья голова, меня обманул! Да, я убил молодого Лю! Ну и что ты теперь со мной сделаешь?

Он оттолкнул Ма Жуна, одним прыжком вскочил на высокую обочину дороги и, продираясь сквозь кусты, побежал к лесу.

Ма Жун проклинал себя за то, что недооценил прыти Шао. Шао знает эти места, и, оказавшись в лесу, он, безусловно, удерет от них!

Вдруг со всех сторон раздались крики. Среди деревьев засверкали копья и алебарды. Оказывается, отряд устроил засаду и теперь набросился на Шао, как пчелиный рой. Он попытался бороться с вооруженными воинами, но они быстро связали его цепями. Шао ужасно ругался, а потом погрузился в зловещее молчание.

Воины окружили Шао Лихуая и повели вперед. Ма Жун и его друзья замыкали шествие. Когда процессия добралась до города Лайчоу, уже наступила ночь, но навстречу ей вышла группа стражников из местного суда с горящими бумажными фонарями. Вокруг конвоя, медленно шествующего по улице, собралась толпа любопытствующих зевак. Стражники криками расчищали себе путь:

– Пошли вон! Дорогу! Это опасный убийца, арестованный по приказу его превосходительства, судьи Лайчоу!

Местные жители восхищенно вопили:

– Да здравствует наш судья!

В суде Ма Жун заполнил и скрепил печатью необходимые документы, касающиеся Шао Лихуая, и судья разрешил им передать Шао начальнику местной тюрьмы, чтобы он остался там на ночь. Уладив эти дела, Ма Жун и его спутники сняли комнату в большой гостинице напротив суда, обильно поужинали и весело проговорили до поздней ночи.

На следующее утро им, как и было обещано, доставили Шао. Единственная неприятность заключалась в том, что начальник отряда запросил у Ма Жуна щедрые чаевые за помощь в аресте Шао Лихуая. Ма Жун пришел в негодование и хотел отказать, ведь это, в конце концов, было его работой. Однако седобородый отвел его в сторону и сказал:

– Через пару лет судья может быть переведен на какой-нибудь другой пост, но этот начальник отряда пробудет здесь еще долго. Будет разумнее, я думаю, вознаградить его. Как знать, может быть, он вам когда-нибудь понадобится в связи с каким-нибудь другим делом.

Послушавшись совета, Ма Жун дал начальнику несколько мелких серебряных монет из дорожного запаса, и они расстались довольные друг другом.

Дорога домой оказалась удивительно спокойной. Чжао Ваньчуань и Ма Жун беспрестанно пытались убедить Шао Лихуая во всем признаться судье Ди, чтобы смягчить или отсрочить свой приговор. Но Шао лишь осыпал их ругательствами и мрачно шел вперед, а Чжао держал концы цепей, связывающих его руки за спиной.

Утром на седьмой день они пришли в Чанпин и сразу отправились в суд. Первым делом они передали Шао начальнику тюрьмы, а потом пошли к судье Ди. Хотя солнце только что встало, судья уже сидел в своем личном кабинете и потягивал утренний чай. Он очень обрадовался, услышав, что операция прошла успешно, и вскоре приказал открыть утреннее заседание.

Когда стражники подвели Шао Лихуая к столу и сняли с него цепи, судья Ди спросил его:

– Как ваше имя и что за преступление вы совершили?

– Ваша честь, моя фамилия Шао, а имя Лихуай. Я уроженец провинции Цзянсу. С ранней юности занимаюсь торговлей шелком. Услышав не так давно, что в Шаньдуне большой спрос на сырой шелк, я приехал сюда по делам. Меня внезапно арестовали работники вашего суда, неизвестно, за какое преступление. Умоляю вашу честь исправить совершенную по отношению ко мне несправедливость!

Судья Ди произнес с холодной улыбкой:

– Вам нет необходимости лгать, я не верю ни одному вашему слову. Неужели вам незнакомо старинное правило, по которому странствующие торговцы должны помогать друг другу и защищать друг друга в пути? Почему же вы убили вашего собрата по ремеслу Лю близ деревни Шести Ли и, украв его тележку с шелком, погубили еще и невинного человека, проходившего мимо? Говорите правду, да поскорее!

Шао Лихуай все еще надеялся, что у судьи нет ни одного прямого доказательства его вины, и изо всех сил пытался спасти себя.

– Ваша честь, – начал он, – умоляю вас о благосклонном внимании. Все эти разговоры о том, будто я кого-то убил, не более чем подлый обман этого Чжао Ваньчуаня, который давно имеет на меня зуб и поэтому пытается обвинить меня в преступлении. Как я мог даже помыслить о том, чтобы убить попутчика? Всем известно, что в нашем ремесле очень выгодно иметь в пути друга. Меня ошибочно обвинили, и я умоляю вашу честь позаботиться о том, чтобы справедливость восторжествовала!

– Ах ты, дерзкий негодяй, – выкрикнул судья Ди, – сейчас сюда приведут Чжао Ваньчуаня, и тогда поговорим!

Судья велел подвести Чжао к столу, и тот рассказал, как встретил Шао Лихуая в пути, как он сообщил ему, что Лю умер от внезапной болезни и так далее.

Однако Шао Лихуай продолжал твердить, что это возмутительная ложь и обвинили его несправедливо. Судья Ди сделал знак стражникам. Они повалили Шао на спину, надели ему на руки и на лодыжки колодки и крепко закрутили винты. Вскоре плоть и кости были так сдавлены, что на пол брызнула кровь. Но сквозь стоны и крики по-прежнему прорывались слова Шао о его невиновности.

Тогда судья Ди приказал двум стражникам взять тонкие палочки из ротанга и со всей силы бить ими Шао, лежащего в колодках.

Тело Шао окрепло от долгих упражнений в искусстве боя на мечах, но вынести такую пытку он не мог. Тонкий ротанг врезался в его плоть; вскоре крики прекратились; подсудимый потерял сознание.

Судья Ди приказал ослабить винты и окатить его холодной водой. Когда Шао пришел в себя, судья Ди сказал:

– Ты, собачья голова, из-за нескольких сот серебряных монет убил двух невинных людей и запугал двух случайных прохожих. Смертный приговор слишком мягкое наказание за эти преступления. А то, что ты отказываешься признаться, только усугубляет вину. Я свел тебя пока с одним свидетелем, Чжао Ваньчуанем. Завтра я устрою тебе встречу с другим и посмотрю, посмеешь ли ты тогда отрицать свою вину!

Судья Ди встал и, гневно тряхнув длинными рукавами, спустился с возвышения.

Глава 19. Судья Ди закрывает дело деревни Шести Ли; господин Хуа врывается в суд и сообщает об убийстве

В тот же день судья Ди послал Ма Жуна в деревню Шести Ли, чтобы доставить в суд хозяина гостиницы Кун Ваньдэ и старосту Пана для дачи свидетельских показаний. Кроме того, он должен был также вызвать на завтрашнее утреннее заседание суда госпожу Ван. Но никому из приглашенных Ма Жун ни в коем случае не должен был говорить, что убийца пойман.

На следующий день, когда заседание открылось, судья Ди прежде всего приказал привести Кун Ваньдэ.

– Некоторое время назад вы подали в суд жалобу, – сказал судья Ди. – Проведя расследование и собран доказательства, я сообщаю вам, что дело раскрыто, а убийца найден и арестован. Это торговец Шао, человек, которыи исчез после убийства. Когда этот человек приходил в вашу гостиницу вместе с торговцем Лю, вы увидели его лицом к лицу. Пожалуйста, опишите подробно его внешность!

Кун Ваньдэ дрожащим голосом произнес:

– Ваша честь, это произошло несколько недель назад, а память у меня неважная. Но я уверен, что он был среднего роста и примерно тридцати лет. Лицо у него было тонкое, смуглое. Одно только я помню особенно хорошо. Когда они с Лю пили и разговаривали в тот вечер, Ша опозвал меня к ним в комнату и спросил, не слишком ли поздно послать слугу еще за одним кувшином вина. Сказан это, он громко рассмеялся, а так как он сидел близко от свечи, я заметил, что один из передних зубов у него совершенно черный.

Судья Ди спросил:

– Это правда, что, пока я не сообщил вам несколько мгновений назад о том, что этот Шао пойман, вы не знали об этом и с той ночи в гостинице вы его не видели?

Кун Ваньдэ это подтвердил, и судья Ди велел служащим записать его показания. Он знал, что если у Шао окажется черный зуб, то все сомнения исчезнут. Судья быстро написал записку начальнику тюрьмы и приказал двум стражникам привести Шао Лихуая.

Когда Шао опустился на колени перед столом, судья Ди закричал на него:

– Ты, негодяй, вчера упорно настаивал н асвоей невиновности! Посмотри-ка на этого человека!

Шао сразу же узнал хозяина гостиницы из деревни Шести Ли. Тут он понял, что надежды у него нет, и принялся непристойно ругаться, обнажив на всеобщее обозрение черный передний зуб.

Шао продолжал осыпать бранью Чжао Ваньчуаня и Кун Ваньдэ и в слепой ярости кричать:

– Ты думаешь, что поймал меня, но я скорее умру, чем признаюсь!

Судья Ди стукнул кулаком по столу и оглушительным голосом приказал применить «допрос с пристрастием».

Стражники принесли железную сковородку с раскаленными углями и бросили на них несколько футов тонкой цепи. Когда цепь накалилась докрасна, стражники схватили ее щипцами и бросили на пол. Стащив с Шао штаны и, держа его за руки, они опустили его голыми коленями на цепь.

Шао пронзительно закричал от боли. Зал суда наполнился запахом горящего мяса. Затем крики Шао перешли в стоны, и он потерял сознание.

Стражники оттащили его. Он мешком повалился на пол. Старший принес чашу уксуса и вылил на тлеющие угли. Один неприятный запах сменился другим. Шао постепенно пришел в себя. Лицо его было совершенно белым, черты искажены. Двум стражникам пришлось поддерживать его, когда ему велели опуститься на колени перед столом. Судья Ди произнес:

– Если ты не сознаешься, я продолжу пытку! Теперь все в твоих руках!

Дух Шао Лихуая был сломлен, он не мог больше скрывать правду. Он тихо произнес:

– Каждый год я обычно проходил через эту провинцию, продавая свой шелк. Дела у меня шли прекрасно, пока я не встретил женщину, которая заставила меня потратить на нее большую часть моих денег. Через год я вынужден был занять крупную сумму, а этой весной оказался по уши в долгах. Этот молодой торговец Лю был из той же деревни, что и я. Его полное имя было Лю Гуанчи. Мы договорились, что в этом году пойдем продавать шелк вместе. Увидев, что он берет с собой триста серебряных монет и тележку с тюками сырого шелка общей стоимостью примерно в семьсот серебряных монет, я задумал убить его и завладеть его деньгами и товаром. Этого мне хватило бы на то, чтобы расплатиться с долгами, и даже на то, чтобы открыть дело в каком-нибудь удаленном месте и счастливо зажить там с этой женщиной. Всякий раз, отправляясь вместе с ним, я искал подходящего случая для исполнения задуманного, но с нами постоянно увязывались другие торговцы. Мне пришлось долго ждать удобного момента, и, наконец, он подвернулся. В деревню Шести Ли мы пришли вдвоем. Узнав, что гостиница Куна расположена в отдаленном месте, я убедил Лю остановиться там на ночь. В тот вечер я намеренно занимал Лю разговорами и поил до глубокой ночи. Когда я уложил его в постель, он был мертвецки пьян. Прошло всего несколько часов, и прозвучал сигнал последнего ночного обхода. Я вытащил его из постели и, закинув на плечо, ушел с ним из гостиницы. На свежем, утреннем воздухе он немного протрезвел. Тогда я заставил его везти тележку. Когда мы подошли к воротам рынка, рассвет еще только забрезжил, и вокруг никого не было. Я зашел ему за спину и вонзил нож под правую лопатку. Лю со стоном упал и попытался повернуться ко мне. Я его опрокинул на спину, а когда он открыл рот, чтобы закричать, я перерезал ему горло. Потом склонился над ним и принялся развязывать его кушак, чтобы забрать деньги. Но только я дотронулся до серебра, как услышал скрип тележки. Подняв глаза, я увидел, что к нам приближается какой-то деревенский олух с пустой тележкой.

Подойдя поближе, он увидел распростертое тело Лю и хотел что-то сказать. Я подскочил к нему и, схватив его за руку, всадил ему нож между ребер. Он было закричал, но я заткнул ему рот, швырнул лицом вниз и прикончил, ударив ножом в спину. Тележка у него была маленькая, так что я переложил на нее часть тюков Лю и быстро ушел, толкая впереди себя тачку Лю, а тележку волоча за собой. Отойдя на безопасное расстояние, я сбросил маленькую тележку в канаву. Однако, избавившись от свидетеля убийства, я все равно не чувствовал себя в безопасности. Поэтому, встретив на дороге Чжао Ваньчуаня, я сказал ему, что этот Лю умер, и передал ему тележку с тюками. Он дал мне триста серебряных монет в качестве аванса, в счет тех денег, которые он планировал получить за шелк. Уже налегке я поспешил в Лайчоу, а оттуда к перевалам, где меня ждала женщина. Это чистая правда. Я умоляю вашу честь о снисхождении, так как я имею на своем попечении старую мать.

Судья Ди покачал головой и ответил:

– У Лю Гуанчи и возчика Вана тоже были родственники. Я постановляю – в данном случае это обстоятельство во внимание не принимать.

Когда писарь записал это признание, старший писарь громко прочитал его вслух. Шао Лихуай подтвердил, что слова его записаны точно, и приложил к документу палец. Его отвели обратно в тюрьму, где он должен был ожидать подтверждения приговора судьи центральными властями.

После этого судья Ди приказал привести старосту Пана и строго наказал ему больше никогда не выманивать деньги у честных людей путем ложных обвинений. Судья решил, что две порки бамбуковыми палками, которые Пан получил раньше, достаточное наказание за его проступок, и отпустил его.

Староста Пан несколько раз стукнулся головой об пол, чтобы показать, как он благодарен за такую снисходительность. Он прекрасно знал, что судья Ди мог назначить ему гораздо более суровое наказание.

Наконец судья Ди распорядился привести вдову Ван. Ей он сказал:

– На днях вы сообщили мне, что ваш муж, возчик Ван, был убит, и попросили меня отомстить за него. Наконец я нашел злодея. Он признался в своем преступлении. Как только вышестоящие власти подтвердят приговор, я велю его казнить, чтобы душа вашего мужа обрела покой!

Он добавил еще несколько добрых слов утешения и сообщил, что после казни ей будет выплачена значительная сумма компенсации.

Закончив дело, судья Ди покинул зал суда.

В своем личном кабинете он переоделся в халат и позвал Ма Жуна, Чао Тая, Чжао Ваньчуаня и седобородого старика. Он похвалил их за хорошую работу, а Чжао Ваньчуаню вручил сто серебряных монет в награду за добровольную помощь.

В знак благодарности Чжао Ваньчуань распростерся и несколько раз ударился головой об пол. Он сказал, что хотел бы как можно скорее вернуться в Божественную деревню к своим делам. Судья Ди дал ему еще денег на дорогу, и Чжао Ваньчуань ушел.

Когда Ма Жун вернулся, проводив Чжао до передних ворот, он спросил судью, нет ли чего-нибудь нового в деле Би Цуня. Судья Ди ответил, что пока госпожа Чжоу не сделала ни одного подозрительного шага, но старшина Хун и Tao Гань по-прежнему ведут неусыпное наблюдение за ее домом. Он собирался еще что-то добавить, но вдруг услышал звуки гонга на главных воротах. Судья Ди снова со вздохом облачился в официальное одеяние и взошел на возвышение в сопровождении своих заместителей.

А перед зданием суда уже собралась большая толпа. Новость о том, что убийца из деревни Шести Ли пойман и признался в своем преступлении, распространилась по городу, как пожар. Все громко восхваляли судью Ди за то, что тот успешно раскрыл это преступление и тем самым дал мир душам двух жертв.

Меж тем сквозь толпу пробиралась небольшая группа мужчин и женщин. Они остановились перед дверью зала суда. Некоторые плакали, другие кричали, что совершено ужасное преступление, а кто-то громко жаловался, что его несправедливо обвинили.

Судья Ди приказал Ма Жуну немедленно навести порядок и подвести к столу только причастных к делу.

Оказалось, что таких двое: женщина средних лет и представительный старый седовласый господин. Когда эти двое опустились на колени перед столом, судья Ди произнес:

– Пусть каждый из вас назовет свое имя и четко сформулирует свою жалобу.

Женщина заговорила первой:

– Эту незначительную особу зовут Ли. Я вдова покойного бакалавра искусств Ли Цзайгуна, который преподавал в классической школе конфуцианского храма этого города. После его смерти у меня осталась единственная дочь по имени Лигу. В прошлом году ей исполнилось восемнадцать. С помощью одного местного вельможи она была помолвлена с Хуа Вэньчжунем, сыном его превосходительства старшего дипломированного специалиста Хуа Гоцзяна, отставного префекта. На вчерашний день была назначена свадьба. Свадебная процессия отправилась от моего дома к особняку господина Хуа. Кто бы мог подумать, что моя бедная дочь внезапно умрет в первую ночь в доме жениха?

Услышав утром эту ужасную новость, я тотчас же помчалась в особняк Хуа, где увидела тело моей дочери, лежащее на брачном ложе. Оно было покрыто синяками, а из «семи отверстий» текла кровь. У меня не было ни малейшего сомнения в том, что ее отравили, и я помчалась сюда сообщить об этом! Я умоляю вашу честь отомстить за несправедливость, совершенную по отношению к невинной девочке и ко мне, ее матери, оставшейся одной в этом мире, без последней надежды и опоры!

С этими словами она громко разрыдалась. Судья Ди как мог утешил ее и обратился к старому господину:

– А вы, полагаю, господин Хуа Гоцзян?

– Я действительно старший дипломированный специалист Хуа Гоцзян, – ответил старый господин.

– Как получилось, – спросил судья Ди, – что в вашем доме произошло такое ужасное событие? Человек с вашим опытом и знаниями должен уметь обеспечить порядок в доме. Неужели вы так небрежно управляете своим домом, что преступник мог беспрепятственно проникнуть туда?

– В моем доме, – с достоинством произнес старый господин Хуа, – чтятся старинные добродетели. Мой сын Вэньчжунь, хоть и молод, готовится к первому экзамену по литературе. Я воспитал его в почтении к священным ритуалами правилам приличия. Вчера вечером на свадебную церемонию в приемном зале моего скромного жилища собралось большое количество гостей. Когда брачная церемония совершилась, группа молодых людей проводила пару в брачные покои и принялась «дразнить новобрачных». Я присоединился к общему веселью, радуясь благоприятной атмосфере покоя и счастья. Однако среди молодых людей был некий кандидат Ху Цзобинь, школьный товарищ моего сына и один из его лучших друзей. Когда он увидел, сколь красива невеста моего мальчика, его, должно быть, охватила зависть, и он повел себя самым неподобающим образом. Он оскорбительно дразнил Вэньчжуня и его невесту, отпускал непристойные замечания, и ни на мгновение не оставлял их в покое. Было уже довольно поздно, и я решил, что пора покинуть комнату новобрачных, и пригласил всех гостей к себе в библиотеку выпить несколько кубков вина. Молодые люди повели себя прилично и приняли мое приглашение с условием, что жених осушит первые три кубка в их честь. Только кандидат Ху настойчиво отказывался покидать молодую пару, твердя, что забава только начинается. Я рассердился и побранил его, упрекнув в недостойном поведении. Тут он пришел в неописуемую ярость, назвал меня старым дураком и пригрозил, что еще до того, как настанет утро, я пожалею о своих словах. Все приняли это за шутку и, поразвлекшись напоследок, отправились со мной в библиотеку, потащив за собой кандидата Ху. Кто бы мог подумать, что этот Ху не шутит. Видимо, прежде чем покинуть брачные покои, – одному

Небу известно, по какой причине, – он подсыпал яд в чайник, стоящий возле их постели. Мой сын, по счастью, не пил этот чай, а вот его невеста выпила чашечку прежде, чем лечь спать. Когда прозвучал сигнал третьего ночного обхода, она пожаловалась на сильную боль в животе. Мы все бросились в комнату и, увидев, что она страдает от невыносимой боли, позвали лекаря. Увы, когда он пришел, эта юная девочка, красивая, как нефритовая статуэтка, и нежная, как распускающийся цветок, уже умерла! Поэтому сегодня я, сюцай в области филологии, Хуа Гоцзян, опускаюсь на колени перед

возвышением вашей чести и сообщаю, что моя невестка была подло убита кандидатом Ху Цзобинем, и умоляю вашу честь восстановить справедливость!

Затем он обеими руками протянул судье Ди письменное обвинение. Судья Ди просмотрел его и сказал:

– Вы оба обвиняете кандидата Ху в отравлении вашей дочери. Где же этот Ху?

Господин Хуа сказал:

– Кандидат Ху тоже пришел в суд вашей чести, чтобы подать жалобу о ложном обвинении.

Судья Ди приказал стражникам привести его. Он увидел молодого человека располагающей внешности, одетого в голубой халат. Судья Ди спросил:

– Ваше имя Ху Цзобинь?

Молодой человек ответил:

– Этот студент действительно кандидат ХуЦзобинь.

Судья Ди гневно обратился к нему:

– У вас еще хватает дерзости называть себя кандидатом? Вы получили образование в классической школе! Разве вы не знаете учений наших почтенных древних мудрецов? Неужели вам неизвестно, что достижение мужской зрелости, бракосочетание, траур и принесение жертвы предкам – эти четыре церемонии самые важные в жизни человека? Как же вы посмели так непристойно вести себя во время брачной церемонии? И более того, вы должны были с особенным уважением отнестись к невесте, потому что жених – ваш школьный товарищ! Как же получилось, что вы, увидев ее красоту, позавидовали и стали угрожать? Вы обесчестили свой голубой халат! А теперь рассказывайте, как все произошло!

Глава 20. Поступок кандидата Ху приносит ему несчастье; судья Ди начинает дознание в особняке Хуа

Кандидат Ху, распростершись перед столом, промолвил:

– Ваша честь, умерьте на некоторое время ваш бурный гнев и позвольте этому человеку почтительно объяснить, что произошло. Мое поддразнивание новобрачных было не более чем шуткой, не выходящей за рамки всеобщего веселья. В брачных покоях собралось по крайней мере человек сорок, все смеялись, кричали и затевали всякие грубые шалости. Однако Хуа Гоцзян именно меня выбрал для своих нравоучений. Я притворился, что рассердился, и закричал, что он пожалеет о своих словах прежде, чем взойдет солнце, только для того, чтобы посмеяться над ним. Не могу объяснить, почему с языка у меня слетели именно эти слова. Что касается обвинения в том, что я отравил бедную юную невесту, то вашей чести известно, что я изучаю литературу. Мог ли я осмелиться совершить столь ужасное преступление? Более того, у меня еще есть старая мать, жена и дети. Неужели я бы стал ради этого злодейства рисковать благополучием всей своей семьи? Что же касается упреков вашей чести в том, что я зашел слишком далеко и, поддразнивая новобрачных, перешел границы приличия, то это справедливое осуждение я принимаю. Но обвинение меня в подлом убийстве не что иное, как вопиющая несправедливость. Умоляю вашу честь о благосклонном снисхождении!

Пока он говорил, пожилая женщина опустилась на колени возле него и беспрестанно билась головой об пол, громко рыдая. Судья Ди спросил ее:

– А вы, полагаю, мать Ху Цзобиня?

Старая женщина подтвердила это, добавив:

– Ваша честь, отец этого мальчика умер, когда он был еще ребенком. Я все свое время посвятила воспитанию своего единственного сына и глубоко сожалею, что из-за излишней снисходительности не сумела подавить в нем нехорошую привычку быть шутом в компании. Я умоляю вашу честь о милосердии!

Судья Ди, выслушав эти противоречивые показания, некоторое время сидел в раздумье. Он размышлял о том, что госпожа Ли и господин Хуа, увидев свою дочь лежащей мертвой на брачном ложе, естественно, потеряли голову от гнева и горя и немедленно набросились на первого подвернувшегося подозреваемого. Но молодой человек Ху действительно похож на образованного студента, изучающего литературу. Его объяснения прозвучали вполне правдоподобно. Судья очень сомневался, что это преступление совершил молодой Ху.

Судья обратился к госпоже Ли и господину Хуа:

– Вы обвиняете Ху Цзобиня, но я не удовлетворен приведенными вами доказательствами. Завтра я произведу личное расследование на месте преступления. Вы оба можете быть свободными, а Ху Цзобинь должен содержаться под стражей в помещении классической школы.

И он велел очистить зал. Когда сына взяли под стражу, мать Ху расплакалась. Судья Ди не счел необходимым напоминать господину Хуа о том, что ничего нельзя трогать на месте преступления.

Господин Хуа, много лет проведший на государственной службе, хорошо знал требования закона. Прежде чем идти в суд, он уже опечатал брачные покои. Вернувшись в особняк, он приказал устроить в приемном зале временный суд и разложить во дворе у порога тростниковые циновки для вскрытия. Он отдавал эти распоряжения со слезами на глазах, оплакивая судьбу, на склоне лет принесшую в его дом такое горе. Он только надеялся, что, принимая во внимание его высокое положение в обществе, стражники не будут слишком беспокоить членов его семьи.

Он всячески пытался утешить своего сына, но Вэньчжунь, на глазах которого его невеста умерла в мучениях спустя всего несколько часов после того, как он держал ее в объятиях, чуть не сошел с ума от горя.

Рано утром староста этого района города и несколько стражников пришли в особняк господина Хуа. двое стражников остались охранять брачное ложе, а остальные – вход во двор. Они убрали раздвижные двери в приемный зал и оборудовали помещение для заседания суда.

Господин Хуа распорядился, чтобы один из его родственников приготовил гроб и саван, чтобы похоронить невестку сразу же после вскрытия.

В полдень на улице прозвонили гонги, возвещая появление судьи Ди. Господин Хуа поспешно надел официальное облачение и шапочку и вместе с Вэньчжунем вышел к передним воротам встретить судью.

Судья Ди сошел со своего паланкина в переднем дворе, и господин Хуа прежде всего проводил его в библиотеку немного освежиться. Когда принесли чай, он велел своему сыну поприветствовать судью. Вэньчжунь опустился на колени и стукнулся головой об пол.

Судья Ди внимательно рассмотрел Вэньчжуня и решил, что он тоже приличный юноша с хорошими манерами. Он спросил его:

– Вы действительно видели, как ваша жена выпила чай перед тем, как лечь в постель? И почему вы сами не выпили чая?

– После того как гости покинули нашу комнату, – ответил Вэньчжунь, – отец приказал мне лично поблагодарить всех, одного за другим, в приемном зале и, согласно обычаю, лично проводить каждого гостя до передних ворот. Когда я попрощался с последним гостем, уже прозвучал сигнал второго ночного обхода. Я совершенно выбился из сил. Я с большим трудом смог исполнить свой последний долг уходящего дня, то есть опуститься на колени перед отцом и пожелать ему спокойной ночи. Когда я, наконец, вернулся в покои, моя жена сидела в кресле у постели. Увидев, что я очень устал, она приказала служанке налить две чашки крепкого чая. Но перед тем как попрощаться с отцом, я уже успел выпить несколько чашек крепкого чая. Я велел служанке налить только одну чашку из стоящего в комнате чайника, и моя жена выпила ее, пока я раздевался. Потом мы отправились в постель. Когда прозвучал сигнал третьего ночного обхода – я как раз начал засыпать, – моя жена тихо вскрикнула. Я подумал, что это легкое недомогание, но боль усилилась и наконец стала такой невыносимой, что она помимо воли громко застонала. Я велел служанке поднять всю прислугу и позвать лекаря. Но, когда прозвучал сигнал четвертого ночного обхода, она уже умерла. Увидев темные пятна, появившиеся на ее коже, я понял, что она, вероятно, отравилась. Посмотрев в чайник, я заметил, что чай превратился в густую черную массу. Тогда я догадался, что там был яд.

Судья Ди спросил:

– Была ли у Ху Цзобиня возможность что-нибудь положить в чайник, пока он дурачился в ваших покоях?

Отец и сын в недоумении взглянули друг надруга и признались, что не помнят, был ли тогда там чайник или нет. Старый господин Хуаочень разволновался и спросил:

– Какое это имеет значение? У этого юношиХу была возможность подсьпать в чайник яд! То, что он был намерен причинить нам зло, доказано его же собственными словами. Если вашачесть допросит его под пыткой, он, безусловно, сознается!

Судья Ди покачал головой и ответил:

– Это преступление так просто не раскрыть! Это убийство, и я не собираюсь дальше давитьна Ху Цзобииiя без достаточных доказательств. В конце концов, у остальных гостей была точно такая же возможность совершить его, как иу Ху! А больше всего возможностей было у служанки! Я хочу допросить эту служанку.

Однако старый господин Хуа запротестовал. Он заявил, что судья Ди напрасно полагает, чтоон, известный ученьнй, добросовестно прослуживший префектом в нескольких провинциях, легко может обвинить кого-то в убийстве. Болеетого, он несет полную ответственность за каждого человека в своем особняке и гарантирует, чтоникто из его прислуги не способен на убийство.

Судье ди было неудобно проявить неуважение к человеку, который намного старше его. Поэтому он сказал:

– Простые люди берут за образец поведениянаши самые вьндающиеся семьи. Такие уважаемые люди, как вы, всегда находятся в центревсеобщего внимания. Так как за развитием делабудет внимательно следить население всего города, мы должны позаботиться о том, чтобы правила соблюдались неукоснительно, чтобы никтоне мог сказать, что при расследовании преступления власти более снисходительны к местноизнати, чем к простым людям.

Господин Хуа не мог с этим поспорить и неохотно велел позвать служанку. Когда та распростерлась перед судьей, он увидел, что онауже далеко не молода.

– Вы служили в особняке Ли и перешли вособняк господина Хуа вместе с вашей молодой хозяйкой или вы всегда работали у господина Хуа?

– Рабыню вашей чести, – ответила стараяслужанка, – зовут Чень. Я в ранней юности получила незаслуженную милость госпожи Ли, которая сделала меня своей служанкой. Когда ядостигла женской эрелости, госпожа Ли любезно выдала меня замуж за привратника своегоособняка. Недавно мой муж умер, и госпожа Лирешила, что я буду полезна ее дочери после еебрака с молодым господином Хуа.

Сначала судья Ди заподозрнл, что невесту, возможно, отравила служанка. Он знал, что вбольших особняках иногда случаются любовныеистории между молодыми хозяевами и привлекательными служанками, и бывает, что такую служанку охватывает дикая ревность, когда молодой хозяин, благоволивiпий к ней, приводит вдом невесту. Но эта служанка вообще была неиз особняка Хуа. Кроме того, она была уже непервой молодости. Ему пришлось отбросить этопредположение, и он спросил ее:

– Были ли вы единственным человеком, готовивмим чай невесте, и когда вы разогревали воду?

– В полдень, – ответила служанка Чень, – я принесла кувшин воды и вылила в чайник. Несколько человек пили этот чай, а когда пришлигости на свадьбу, чайник был пуст. Поэтому ранним вечером я снова пошла на кухню и наполнила кувшин кипятком из большого котла. Явылила его в чайник, стоящий на столике возлебрачного ложа, и укутала, чтобы сохранить тепло. Никто из него не пил, только невеста передтем, как лечь спать.

– Это означает, – продолжал судья Ди, – что чайник с водой, которую вы принесли вовторой раз, простоял там весь вечер. Вы не уходили из покоев, чтобы посмотреть на веселье вприемном зале?

– Я выходила из покоев только раз, – сказала служанка, – чтобы съесть свой вечернийрис. Я ужинала в маленькой кухоньке, примыкающей к покоям. Сразу же после еды я принялась готовить комнату к возвращению жениха и невесты с церемонии в приемном зале. Потом я ни разу не покидала покоев, и туда никто не входил. Наконец, невеста и жених вернулись с толпой гостей, среди которых был этотпротивный господин Ху, он-то, скорее всего, иподсьпал яд в чайник, пользуясь всеобщей сумятицей!

Глава 21. Судья Ди решает воздержаться от вскрытия невесты; он тщетно пытается обнаружить источник яда

Отпустив служанку, судья Ди обратился к господину Хуа:

– Вы видите, что дело против Ху Цзобиня основано лишь на словах. Расследование только началось. Теперь я осмотрю место преступления.

Господин Хуа провел его через несколько дворов и показал покои жениха и невесты. Там судья Ди увидел широкое брачное ложе на фоне черной стены; занавеска перед постелью была плотно задернута, и ее охраняли двое стражников. В изголовье стоял небольшой столик на резных ножках из черного дерева, а рядом стул из того же материала. На столике судья Ди увидел большой чайник в укутанной ротанговой корзине. Господин Хуа сообщил ему, что две чашки, к сожалению были убраны во время суматохи последовавшей за смертью невесты. Сам чайник никто не трогал.

Судья Ди приказал одному стражнику принести чистый чайник, а двум остальным отправиться на улицу и поймать бродячую собаку. Когда они ушли, судья Ди тщательно обследовал комнату, но ничего особенного не нашел. Подняв крышку чайника, он увидел, что тот наполовину заполнен густой черной жидкостью, напоминающей скорее сироп, чем чай. Более того, от нее исходил тошнотворный, затхлый запах. Судья Ди подумал, что будет невероятно трудно определить, что за яд был подмешан в чай. Может быть, это был мышьяк, но от него на теле жертвы не выступили бы синие пятна. Он налил немного жидкости в чистый чайник и снова почувствовал запах затхлости. Жидкость была черной, как чернила, но судья не смог обнаружить в ней никаких инородных частиц. два стражника привели собаку, несчастное, полуголодное животное. Судья Ди велел принести из кухни несколько кусочков мяса и, смочив их в чашке чая, бросил на лестницу, ведущую в маленький двор. Собака проглотила их с невероятной быстротой и, фырча, стала просить добавки. Через некоторое время ее шерсть поднялась дыбом, и она злобно зарычала. Вскоре ее рычание перешло в протяжный вой. Бедное животное пробежало несколько кругов и упало замертво.

Судья Ди ломал голову над природой яда. Он приказал уложить мертвую собаку в коробку и опечатать ее. Потом она должна быть представлена в суде, как вещественное доказательство.

Он вошел в покои и отодвинул занавески. Тело несчастной молодой девушки лежало на постели, где она умерла. В уголке рта у нее за-

пеклась струйка крови, а стройное тело было покрыто темно-синими пятнами.

Судья Ди задернул занавески и попросил привести госпожу Ли. Соблюдая необходимую вежливость, он обратился к господину Хуа и госпоже Ли:

– Вы представляете семьи невесты и жениха. Ваши дома «пропитаны запахом книг», и то, что такое ужасное злодеяние совершено и семье вашего положения, большое несчастье. Я не стану усугублять вашего горя и производить вскрытие, выставляя напоказ тело вашей бедной дочери. Я избавлю вас от унижения, неизбежного при этой процедуре. достаточно того, что я собственными глазами увидел ясное доказательство отравления. Проблема не в том, как она была убита, а в том, кто сделал это грязное дело! Поэтому сейчас я скреплю печатью свидетельство о смерти, в котором говорится, что она умерла от яда, подсыпанного неизвестным. Затем тело можно похоронить.

Госпожа Ли со слезами поблагодарила судью за доброе отношение к ее чувствам, а вот старый господин Хуа как будто засомневался.

– В конце концов, – проворчал он, – согласно правилам, вскрытие тела убитого человека должно быть произведено обязательно. Кто знает, какое еще дополнительное доказательство выплывет на свет при вскрытии?

Однако его сын опустился на колени перед отцом, умоляя пощадить тело его бедной жены.

Наконец господин Хуа неохотно согласился и приказал слугам начать приготовления к похоронам. Судья Ди вышел во двор и некоторое время простоял там, рассеянно наблюдая, как слуги оживленно бегают туда-сюда. Его официальная миссия здесь завершилась, и он должен был вернуться в суд. Однако почему-то он не мог заставить себя покинуть особняк господина Хуа. У него было предчувствие, что ключ к тайне найдется именно здесь.

Когда тело было обряжено и вынесено в передний двор, где его должны были похоронить, судья Ди в одиночестве вернулся в брачные покои. Стражники только что уложили чайник в кожаную коробку. Судья Ди поставил печать на листок бумаги, прикрепленный к крышке. Когда все ушли, он закрыл дверь и сел в кресло у изножья кровати.

Теперь все было спокойно. доносился только приглушенный шум со двора. Судья Ди размышлял о том, что отравители часто используют самые невероятные средства для убийства, испрашивал себя, какую же тайну скрывает эта комната. Затхлый запах по-прежнему висел в воздухе. Он почему-то казался неистребимым. Твердо решив найти его происхождение, судья заглянул под ложе, за мебель, потом вышел в маленькую кухоньку. Она была крохотной, без плиты, и в ней стоял лишь таз с холодной водой для мытья чашек и блюд. Готовясь к приему невесты, кухоньку, по-видимому, на совесть прибрали. Стены были недавно оштукатурены, и судья, втянув воздух, не почувствовал здесь затхлого запаха.

Судья Ди покачал головой и медленно вернулся в просторный приемный зал. Там он сказал господину Хуа:

– Вы обвиняете Ху Цзобиня, но я нахожу, что у служанки Чень было больше возможностей совершить это преступление. Я еще раз допрошу Ху в суде, но мне бы хотелось вновь допросить и эту служанку. Надеюсь, вы позволите мне заключить ее под стражу?

Господину Хуа это, кажется, не понравилось, но он понимал, что отказаться не может. Он дал разрешение, и, когда судья ушел, двое стражников повели служанку в суд.

Раздосадованный господин Хуа излил свой гнев на сына, заявив:

– Можно было ожидать, что госпожа Ли разрешит похоронить тело дочери без вскрытия. Женщины плохо разбираются в подобных вещах. Но тебе, сыну высокого должностного лица, следовало бы быть умнее! Неужели ты не видишь, что этот самодовольный судья пришел только за тем, чтобы замять дело. Позволь мне сказать, что чиновники всегда пытаются избежать трудностей; они вовсе не заинтересованы искать преступника – это нарушает их спокойную жизнь! Я сам был чиновником и знаю, о чем говорю!

Когда к вечеру следующего дня из суда не поступило никаких новостей, негодование старого господина Хуа против судьи Ди возросло. Хмурый и неприветливый, он расхаживал по залами дворам, размахивая рукавами и браня слуг. Когда наступила ночь, он поклялся, что на следующий день сам отправится в суд и вынудит судью допросить Ху Цзобиня под пыткой.

А судья Ди тем временем приказал Ма Жуну посоветоваться со знаменитым старым следователем, давно отошедшим от дел, и двумя пожилыми управляющими медицинскими лавками. Но никто из них не смог определить яд по симптомам, обнаруженным на теле юной невесты. Потом судья Ди послал Ма Жуна и Чао Тая осторожно навести справки у людей, живущих рядом с особняками господина Хуа и госпожи Ли, и составить список гостей той свадьбы. Но ни у господина Хуа, ни у госпожи Ли не удалось обнаружить ничего из ряда вон выходящего. Все гости, приглашенные на свадьбу, принадлежали к местной знати, и никто из них, похоже, не держал зла ни на господина Хуа, ни на госпожу Ли.

На третий день расследования судья Ди сидел в своем личном кабинете, обсуждая обстоятельства дела с Ма Жуном.

– Это убийство в особняке Хуа, – заметил судья Ди, – похоже, окажется таким же сложным, как дело Би Цуня. Одна волна еще не улеглась, а другая уже поднимается!

Тут вошел служащий и протянул судье ди визитную карточку.

Судья Ди прочел имя господина Хуа и со вздохом произнес:

– Это господин Хуа. Он, несомненно, пришел потребовать от меня допроса Ху Цзобиня. Проведите его в приемную.

Выйдя в зал для приема, судья Ди увидел господина Хуа, одетого в церемониальный наряд. Он угрюмо расхаживал туда-сюда.

Когда они обменялись положенными любезностями, господин Хуа сказал:

– Прошло уже три дня с той ночи, как моя невестка встретила свою смерть. Не соблаговолит ли отец-чиновник проинформировать этого незначительного человека, как продвигается следствие?

– Вы пришли очень кстати, – ответил судья Ди, – я как раз собирался повторно допрашивать обвиняемого Ху Цзобиня и служанку вашего почтенного дома. Если вы согласитесь посидеть в моем личном кабинете, вы сможете оттуда понаблюдать за ходом допроса.

Судья проводил господина Хуа в свой личный кабинет и поставил ему кресло прямо перед ширмой, отделяющей эту комнату от зала суда. Затем судья Ди взошел на возвышение и приказал привести кандидата Ху.

Глава 22. Судья Ди находит ключ к загадке смерти невесты; старшина Хун проводит тайное расследование

Судья Ди сурово обратился к нему:

– Я осмотрел место преступления, и у меня не осталось сомнений в том, что молодая госпожа Хуа умерла от яда. А ведь вы угрожали семье Хуа в присутствии многих свидетелей. У вас была возможность подсыпать яд в чайник. Говорите правду!

Кандидат Ху ответил:

– Я признаю себя виновным в том, что допускал непристойные выражения и вел себя неподобающим образом! Но я по-прежнему отрицаю, что отравил молодую госпожу Хуа. Что же касается того, что у меня была возможность подсыпать яд в чайник, то я почтительно обращаю внимание вашей чести на то, что по крайней мере сорок других гостей имели такую же возможность, не говоря уж о слугах!

Тогда судья Ди велел привести к нему служанку Чень. Ей он сказал:

– Ваш хозяин обвинил господина Ху Цзобиня в отравлении вашей молодой хозяйки, но тот настаивает на своей невиновности. Вы теперь важная свидетельница. Расскажите мне в точности, что произошло в ту ночь. Не опускайте ни одной детали, какой бы незначительной она вам ни казалась.

– Рабыня вашей чести, – пролепетала служанка, – может свидетельствовать, что, пока невеста и жених не вернулись с группой гостей, никто не входил в брачные покои после того, как я во второй раз наполнила чайник. Гости смеялись, шумели и отпускали доброжелательные шутки. Только господин Ху говорил всевозможные непристойности и всех тормошил. Я сама видела, как он несколько раз приближался к ложу и чайному столику. Позже он угрожал его превосходительству, и я убеждена, что это он подсыпал яд в чайник.

– Ваша честь, – воскликнул кандидат Ху, – это возмутительная клевета! Я умоляю вас спросить ее, видела ли она, как я прикасался к чайпику!

Старой служанке пришлось признаться, что этого она не видела. Судья Ди обратился к ней:

– Когда вы ушли на кухню есть ваш вечерний рис?

– Точного времени я не помню, – ответила она, – но я вышла из комнаты, когда услышала, что в главном зале началась свадебная церемония. Вскоре после того, как я вернулась, послышался смех гостей. Значит, церемония тогда уже закончилась и надо было подавать вино.

Судья Ди закричал на кандидата Ху:

– Итак, в момент, когда гости в главном зале наблюдали за бракосочетанием, а эта служанка ела на кухне, вы пробрались в спальню и отравили чай! Признайтесь в своем преступлении!

Кандидат Ху стукнулся головой об пол и произнес:

– Умоляю вашу честь о благосклонном внимании! Я ни разу не покидал зал, и это могут подтвердить два моих друга, которые все время были рядом со мной. После церемонии я лично провозгласил несколько тостов за жениха. В покои я впервые вошел вместе со всеми. Это чистая правда.

Судья Ди некоторое время пребывал в размышлении, медленно поглаживая бороду. Он ни минуты не думал, что Ху виновен. Своими вопросами он лишь хотел показать старому господину Хуа, сидящему за ширмой, что он использовал все возможности. Не укладывалось у него в голове и то, что старая служанка может быть замешана в этом деле. Он пытался сформулировать еще кое-какие вопросы, когда слуга принес ему чашку чая, дав тем самым благоприятную возможность для долгой паузы.

Медленно поднимая чашку к губам, судья Ди заметил на поверхности маленькие частички белой пыли. Он крикнул слуге:

– Как ты смеешь подавать мне чай с грязью?

Слуга посмотрел в чашку и быстро произнес:

– Этот человек не виноват. Я позаботился о том, чтобы посуда была чистой, и лично положил в чайник чайные листья. должно быть, какая-нибудь пыль или штукатурка осыпалась с потолка, когда кухарка кипятила воду в кухне. Позвольте вашему слуге быстро приготовить другую чашку!

Судью Ди вдруг осенило. Он строго спросил старую служанку из особняка Хуа:

– Где вы в тот вечер брали горячую воду для чая? Вы уверены, что взяли ее из котла в большой кухне?

Она была удивлена таким неожиданным вопросом и заплетающимся языком пролепетала:

– Как рабыня вашей чести уже заявила, я воспользовалась водой, вскипяченной в большом котле на кухне особняка.

Судья Ди сурово посмотрел на обоих и произнес:

– Теперь у меня в руках ключ к таинственному делу об отравлении. Вы оба будете содержаться под стражей до завтра, пока я не раскрою это преступление.

С этими словами судья Ди сошел с возвышения и вернулся в свой личный кабинет. Старый господин Хуа, все слышавший из-за ширмы, пришел в неописуемую ярость из-за того, что судья Ди не стал пытать Ху. Увидев судью Ди, он насмешливо сказал:

– Я с немалым интересом следил за вашим допросом. должен заметить, что методы судей со времен моей молодости сильно изменились. В мое время с преступником обращались, как с преступником. Когда он отказывался признаваться, мы надевали на него колодки. Простите меня, но, увидев, что ваши методы не дают ни малейшего результата, я собираюсь обратиться с этим делом к префекту. Посмотрим, разделяет ли он ваши взгляды.

Он поднялся и собрался идти. Однако судья Ди задержал его, заявив:

– Теперь мне совершенно ясно, что произошло в вашем особняке, уважаемый. Я умоляю вас потерпеть до завтра. А завтра я почту за честь лично пригласить вас на эксперимент. Если он не удастся, я буду настаивать, чтобы это дело рассматривали вышестоящие власти.

Господин Хуа, очевидно, решил, что это всего лишь попытка затянуть следствие, но отклонить столь вежливое предложение он не мог. Он быстро ответил:

– Я с удовольствием принимаю ваше приглашение, – и тут же удалился.

Молодой стражник в караульном помещении, увидев проходящего мимо господина Хуа, сказал старшему

– Этот старый господин выглядит очень рассерженным. Почему наш судья ждал два дня прежде, чем начать второй допрос?

– Молодой человек, – снисходительно произнес старший, – тебе, как я вижу, еще многому предстоит научиться. А теперь слушай меня. дело о трупах из деревни Шести Ли было всего лишь обычным уличным убийством. Единственный раз я видел, как в ходе расследования деньги поменяли хозяина: это было, когда его превосходительство дал награду в сто серебряных монет этому Чжао Ваньчуаню. А разве Чжао поделился с нами хоть одной медной монетой из этой суммы? В конце концов, именно стражники, под моим опытным руководством, заставили преступника признаться, в то время как Чжао всего лишь совершил приятное путешествие за счет суда. Грубый олух! Взять также дело Биня – заурядный домашний скандал! Но дело господина Хуа… – Старший широко улыбнулся и, разгладив бакенбарды, продолжил: – Это очень важное дело! Неужели ты не знаешь, что госпожа Ли владеет большей частью больших домов на главной улице? Прикинь, сколько она ежемесячно получает только в качестве ренты? А старый господин Хуа был префектом в провинции Гуандун, и дела у него шли превосходно; он владеет двумя самыми крупными шелковыми лавками в нашем городе, не говоря уж о земле за Восточными воротами. И он, и госпожа Ли высококультурные люди, которые знают, как вести себя в подобной сложной ситуации. Разве господин Хуа не дал нам серебряную монету за наши труды, когда судья на днях проводил расследование в его особняке? Разве он дважды не накормил нас прекрасным обедом? И разве госпожа Ху не дала стражникам, охраняющим ее сына в классической школе, две серебряные монеты, чтобы те заботились о его питании? Более того, она даже заплатила деньги зато, чтобы они разрешили ей навещать его каждый день! И не думай, что это была маленькая сумма, нет! Хотя охранники поделились со мной лишь несколькими медными монетами!

Сказав это, старший бросил неодобрительный взгляд на двух стражников, стоящих здесь же. Но те сделали вид, что ничего не слышали. Молодой спросил:

– Так все-таки этот кандидат Ху виновен?

– Конечно, он виновен, глупенький, – ответил старший, – и наш судья знает, что этот изнеженный молодой господин сознается, как только мы покрепче на него нажмем. Но если мы быстро раскроем такое важное преступление, не подумают ли госпожа Ли и господин Хуа, что дело слишком легкое? Нет, молодой человек, следствие, касающееся нашей местной знати, надо проводить очень осмотрительно! дело надо изучить со всех сторон и без лишней спешки, чтобы все воочию убедились, с каким усердием мы относимся к своей работе. Когда, в конце концов, преступление будет раскрыто, им придется щедро вознаградить нас за труды!

Пока стражники предавались этому праздному разговору, Ма Жун прошел в личный кабинет судьи ди и поинтересовался у него, что тот задумал. Но судья Ди лишь улыбнулся и повторил, что завтра преступление будет раскрыто. Пока они беседовали, вошли старшина Хун иTao Гань и почтительно поклонились судье. Тот спросил старшину:

– Вас не было несколько дней. Что новенького произошло в деревне Хуанхуа?

– Следуя указаниям вашей чести, – начал старшина, – днем мы прятались в доме старосты Хо Кая. С наступлением темноты мы каждый вечер выходили следить за домом госпожи Би. Однако ничего необычного мы не обнаружили. В конце концов мы начали терять терпение. Вчера мы с Tao Ганем решили попытаться провести более тщательное расследование. Когда прозвучал сигнал второго ночного обхода, мы залезли на крышу дома госпожи Би и затаились там, чтобы подслушать, о чем говорят эти две женщины. Сначала госпожа Чжоу ужасно бранила свою свекровь, упрекая в том, что именно она затеяла всю эту кутерьму, пригласив вашу честь в обличье лекаря к себе в дом. Это, кажется, любимая тема послеобеденных разговоров госпожи Чжоу. Внезапно немая девочка стала издавать какие-то громкие звуки. Госпожа Чжоу закричала ей:

– Маленькое отродье, чего ты испугалась? Это просто крысы под полом! Иди спать! Мы с бабушкой тоже скоро ляжем~. Нам с Tao Ганем это показалось подозрительным. Почему девочка так испугалась шуршания крысы под полом? Вскоре госпожа Би и ее невестка разошлись по своим комнатам и легли спать. МЫ остались на крыше. Примерно через час из комнаты госпожи Чжоу донеслись какие-то звуки. Мы очень старались, но определить, что это было, не смогли. И все же у нас создалось впечатление, что там тихо говорили двое: один голос принадлежал госпоже Чжоу, другой – мужчине, но мы его не узнали. Я решил, что этот случай достаточно важен, чтобы доложить о нем вашей чести.

Глава 23. Судья Ди посылает свою визитную карточку сюцаю Тану; в особняке Ху он раскрывает тайну смерти невесты

– Это, – заметил судья Ди, – действительно очень любопытно. А узнали ли вы, не живет ли в тех местах господин Пу?

– Староста Хо Кай, – ответил старшина, – обошел в деревне все семьи по фамилии Пу, но никто из них не имеет никакого отношения к семье Ви. Кстати, этот староста на самом деле работает хорошо. Когда был убит Би Цунь, Хо Кай только что вступил в должность. Именно по неопытности, а не из-за лени или глупости, он не заметил, что там не все ладно. А теперь, понаблюдав за его работой в течение нескольких дней, я могу рекомендовать его вашей чести, как усердного и сообразительного малого. Хотя мы не смогли найти господина Пу, живущего поблизости, мы, как полагается, проверили соседа госпожи Би справа, которому принадлежит участок и часть дома, в котором она проживает. Стена комнаты госпожи Чжоу является границей участка. Может быть, к дом у госпожи Би первоначально примыкал весь участок, но позднее его разделили пополам. Тут мне пришло в голову, что в стене могла остаться старая дверь, и госпожа Чжоу может впускать и выпускать своего любовника через эту дверь, при условии, что он приходит с соседнего участка. Мы навели справки, но оказалось, что владельцы этого участка исключительно уважаемые люди. Он принадлежит сюцаю филологии по имени Тан Дэчжун. Хотя он отошел от дел и живёт в этой маленькой деревни в литературном мире он, похоже, довольно известен. Он редко выходит из дома, проводя дни и ночи среди книг в своей библиотеке. В доме у него живет с полдюжины его учеников, все сыновья известных семей этой провинции, которым сюцай Тан преподает классическую литературу. У старосты Хо Кая в журнале записей есть их имена, но среди них нет ни одного по фамилии Цу. Но я все равно хотел бы провести там расследование. Однако, поскольку сюцай Taн уважаемый господин, я не посмел отправиться туда без надежного предлога.

Судья Ди немного подумал. Затем он улыбнулся и протянул старшине Хуну одну из своих визитных карточек.

– Возьми эту карточку, – . сказал оп, – и иди вместе с Хо Каем к сюцаю Тану. Скажите ему, что окружной судья хочет видеть сюцая в суде, чтобы посоветоваться с ним об одном важном деле. Завтра я сам отправлюсь в деревню Хуанхуа. Там я посвящу вас в дальнейшие детали своего плана.

Следующим утром спозаранку судья Ди облачился в простой голубой халат и обычную маленькую черную шапочку. Взяв с собой только Ма Жуна, Чао Тая и двух стражников, он отправился в особняк господина Хуа.

Когда слуга ввел его в приемную, там уже хлопотал господин Хуа, облаченный в домашний халат. Он пристально наблюдал за слугами, наводящими порядок перед прибытием судьи. Увидев гостя, хозяин смутился и попытался быстро выйти, чтобы переодеться в официальное облачение, но судья Ди задержал его, сказав:

– Не волнуйтесь из-за меня! Сегодня я пришел сюда скорее как друг вашей уважаемой семьи, нежели как судья. Пожалуйста, позовите сюда человека, который в вашем доме кипятит воду!

Старый господин Хуа растерялся, но послал слугу на кухню, и тот вскоре вернулся с проворной служанкой лет восемнадцати. Она распростерлась перед судьей и ударилась головой об пол. Судья Ди ласково произнес:

– Мы здесь не в суде, так что не надо этих формальностей! Встаньте и вьlслушайте меня. Постарайтесь вспомнить день свадьбы. Служанка Чень дважды заходила в кухню за горячей водой?

Девушка подтвердила, что так и было, и судья Ди продолжил:

– А теперь подробно расскажите, что случилось в кухне. Кто налил воду в кувшин из большого котла, вы или она сама?

– В первый раз, когда пришла тетушка Чень, – ответила молодая служанка, – рабыня вашей чести сама налила горячей воды из котла в ее кувшин. Во второй раз, когда она пришла, я отправилась в приемную, подавать чай с пирожными. Когда я вернулась на кухню, тетушка Чень стояла на крыльце с кувшином горячей воды в руках; она угрюмо смотрела на маленький котел, валявшийся на полу. Оказалось, что, пока меня не было, кухарки настолько увлеклись приготовлением еды для гостей, что не заметили, как погас огонь под котлом. Тетушка Чень, увидев, что горячей воды нет, а на то, чтобы разжечь огонь под большим котлом, понадобится время, взяла с крыльца маленькую переносную плитку. Она наполнила ее углем из большой печи и нагрела маленький котел воды. Когда вода вскипела, она вылила ее в кувшин, но котел выскользнул у нее из рук и упал на пол. Я спросила, не ошпарила ли она ноги. Она ответила, что не ошпарила, и ушла. Вот все, что мне известно об этом деле.

Судья Ди удовлетворенно кивнул и приказал Ма Жуну быстро привести служанку Чень из здания суда; а старшему стражнику велел отправиться в классическую школу и привести в суд кандидата Ху.

Чтобы скоротать время, судья Ди выпил несколько чашек чая, потом завел со старым господином Хуа разговор на отвлеченную тему, отказываясь хоть словом обмолвиться о расследуемом деле.

Как только старая служанка Чень предстала перед судьей Ди, он снова вошел в роль важного чиновника и гневно закричал на нее:

– Глупая старая женщина, почему ты мне солгала? Почему ты сказала, что оба раза, когда ходила на кухню за водой, брала ее из большого котла? Я сейчас выяснил, что во второй раз ты сама нагрела воду на маленькой плитке, стоящей на крыльце. Почему ты не доложила об этом, хотя я, судья, приказал тебе не пропускать ни малейшей детали?

Старая служанка, услышав столь резкие слова, в ужасе несколько раз ударилась головой об пол и дрожащим голосом пролепетала:

– Прошу прощения вашей чести. На допросе в суде я была настолько взволнована, что уменя все вылетело из головы! Умоляю отнестись к рабыне вашей чести снисходительно!

Судья Ди ударил кулаком по столу и сердито произнес:

– Твоя глупость, женщина, на несколько дней замедлила раскрытие преступления! Сейчас я назначу тебе наказание, которого ты заслуживаешь!

Затем судья Ди повернулся к господину Хуа:

– А теперь проведите меня на кухню!

К этому времени старый господин Хуа уже совсем растерялся. Он без слов поднялся и повел судью Ди через бесчисленные галереи и дворы к большой кухне.

Судья Ди огляделся. Справа располагалась кирпичная плита, около которой три кухарки возились с котлами и ковшами. Возле нее стояла вторая кирпичная плита; на ней в огромном железном котле кипятилась вода для хозяйственных нужд. Из кухни во двор, где находился колодец, вело крыльцо с земляным полом. Судья Ди вышел на крыльцо и поднял голову. Он обратил внимание, что навес над крыльцом совсем старый. На карнизах висела паутина, а одна перекладина, совершенно почерневшая от времени, похоже, вовсе сгнила. Навес казался таким ветхим, что мог обрушиться в любой момент. Судья Ди повернулся к служанке Чень испросил:

– На этом крыльце вы разожгли маленькую плитку, да?

Старая служанка утвердительно мотнула головой, и он продолжил:

– А теперь я скажу вам, как вы будете наказаны за то, что дали суду неверные сведения. Принесите переносную плитку. Поставьте ее на то же место, где она стояла в день свадьбы, и кипятите воду до тех пор, пока я не сочту нужным вас остановить. Я буду сидеть здесь и смотреть, чтобы приказ был исполнен в точности.

Судья обратился к господину Хуа:

– Пожалуйста, прикажите принести сюда два кресла!

Старый господин Хуа уже оправился от изумления и был очень раздражен. Он проворчал:

– Вы судья и, полагаю, знаете, что делаете. Но если вы думаете, что я собираюсь участвовать в этом спектакле, то вы жестоко ошибаетесь. Я снимаю с себя всю ответственность за этот фарс!

Он хотел уйти, но судья Ди остановил его с холодной улыбкой:

– Может быть, вам это и кажется фарсом, но, уверяю вас, это поможет раскрыть преступление! Поэтому советую не тратить время на праздные разговоры!

А тем временем слуги принесли два кресла и поставили их рядом на крыльце. Судья Ди тяжело сел, а второе кресло предложил господину Хуа. Хозяин дома кипел от едва сдерживаемого гнева, но не хотел устраивать сцену при кухарках и слугах, столпившихся на кухне и с любопытством наблюдавших за тем, что происходит. Он, кряхтя, опустился в кресло.

Старая служанка притащила на крыльцо переносную глиняную плитку и начала раздувать угли, чтобы нагреть воду в железном котле. Через некоторое время вода закипела, и клубы пара взмыли к нанесу.

Судья Ди, казалось, с неподдельным интересом наблюдал за этим процессом. Удобно откинувшись в своем кресле, он следил за каждым движением старой служанки, медленно поглаживая бороду.

Примерно через полчаса вода почти испарилась. Служанка в замешательстве посмотрела на судью Ди. Он раздраженно крикнул ей:

– Почему вы не добавляете воды? И раздуйте угли!

Она поспешила к чану с холодной водой и долила воды в котел. Сев на корточки перед плитой, она начала энергично раздувать огонь, пока

по ее лицу не потек пот. Вскоре вода в котле снова закипела и поднялся пар.

Господин Хуа, беспокойно вертевшийся в своем кресле, решил, что с него хватит, и привстал, но судья Ди положил руку ему на плечо и сказал:

– одождите немного и посмотрите! Вот яд, который убил вашу невестку!

Он показал вверх, на старый навес крыльца. Господин Хуа взглянул туда. На рассыпающейся перекладине, прямо над плитой, заблестело что-то красное. Судья Ди возбужденно показывал на что-то пальцем. Ма Жун, Чао Тай, стражники, слуги, все подались вперед и пристально поглядели на перекладину.

Из трещины в гнилом дереве медленно выползала блестящая красная гадюка; когда снаружи оказались примерно два дюйма ее туловища, гадюка подняла злую маленькую головку и завертела ею, очевидно наслаждаясь теплой влагой пара. Вдруг она открыла свою отвратительную пасть, и несколько капель яда упало в котел с кипящей водой.

Судья Ди опустил руку и произнес:

– Вот убийца невесты!

Старая служанка, сидящая на корточках, нев силах была оторвать взгляд от злобного создания, в страхе она пронзительно закричала, и гадюка быстро исчезла в трещине.

Толпа, собравшаяся вокруг, удивленно и восхищенно зашепталась. Господин Хуа неподвижно сидел в своем кресле, в полном в оцепенении глядя на навес.

Судья Ди поднялся со своего кресла и обратился к господину Хуа:

– То же самое произошло в тот день, когда умерла ваша невестка. Судьба распорядилась так, что ее молодая жизнь оборвалась случайно. Вода, используемая в вашем доме для приготовления чая, всегда нагревается на кухне в большом железном котле. Но так случилось, что в тот день старая служанка кипятила воду снаружи, на крыльце. Гадюка, свившая гнездо в гнилой перекладине, была привлечена горячим паром, иее яд упал в котел. По счастью, служанка Чень выронила котел из рук, и отравленная вода разлилась по земляному полу; иначе еще несколько человек могли бы погибнуть. Но это случилось после того, как она наполнила кувшин, предназначенный для молодых, она вылила воду в их чайник, стоящий возле ложа. Я с самого начала заметил особенный затхлый запах в покоях, но не мог определить его происхождение. Если бы служанка Чень сказала мне, что нагревала воду здесь, на крыльце, я бы раскрыл это убийство гораздо быстрее. Таким образом, никто не виноват, если не считать того, что вы, как глава семьи, несете ответственность за то, что не приняли необходимых мер для поддержания особняка в порядке и допустили, что навес над этим крыльцом пришел в такое плачевное состояние.

Старый господин Хуа стоял со склоненной головой, пока судья Ди отчитывал его. Он не мог найти ни слова в свое оправдание.

Судья Ди приказал всем слугам освободить кухню, двум стражникам принести длинный шест, а кухарке дать Чао Таю щипцы и встать во дворе перед чаном с холодной водой. Когда стражники принесли шест, судья велел Ма Жуну снести навес. Он рухнул на землю от одного удара, и тотчас же выползла гадюка. Она метнулась к колодцу, но Чао Тай схватил ее щипцами, а МаЖун размозжил ей голову концом шеста. Судья Ди приказал сжечь ее, а отравленную воду перелить из котла в старый кувшин. Запечатав кувшин, он велел отнести его в суд, где предстояло закопать вместе с мертвой собакой и чайником. Закончив эти процедуры, он попросил господина Хуа проводить его в приемную.

Там ждали Вэньчжунь и старая госпожа Ли. Судья Ди объяснил им, как погибла невеста, и добавил несколько подходящих слов о Воле Божьей. Госпожа Ли и Вэньчжунь тихо плакали, а старый господин Хуа тщетно пытался их утешить.

Посоветовав господину Хуа помолиться в буддийском храме за упокой души невесты, судья Ди удалился.

Глава 24. Что случилось со старым сюцаем литературы; ночной вор делает странное открытие

Вернувшись в суд, судья Ди велел посыльному привести старую госпожу Ху вместе с сыном.

Он резко отчитал сына в присутствии матери. Он сказал ему, что этот случай должен научить его, как глупо стараться всегда быть шутом. Судья посоветовал юноше усерднее изучать классическую литературу, чтобы успешно сдать экзамены и тем самым скрасить старость матери.

Кандидат Ху с матерью несколько раз ударились головой об пол в знак благодарности, восклицая, что судья спас жизнь кандидату Ху.

После их ухода судья Ди удалился в свой личный кабинет, чтобы поработать с только что поступившими документами. Стражники вели под-

готовку к его отправлению в деревню Хуанхуа, назначенному на вторую половину дня.

А накануне вечером в деревню Хуанхуа пришел старшина Хун и передал старосте Хо Каю указания судьи. Утром они вместе явились к сюцаю Тану.

Староста Хо Кай постучал в дверь, п на пороге вырос старый слуга. Он угрюмо оглядел их и спросил, что им нужно.

Староста Хо воскликнул:

– Да это же старый господин Чжу! Неужели вы не узнаете человека, питающегося рисом с налогов, которые вы платите?

Старый слуга узнал старосту и с улыбкой произнес:

– Староста Хо, что привело вас сюда? Мой хозяин еще спит.

Староста Хо подмигнул старшине, и оба быстро шмыгнули в калитку. Старый слуга повел их во внутренний двор. Староста со старшиной дошли за ним до библиотеки. Там старшина обратился к старосте Хо Каю:

– Чего мы ждем? Если сюцай Taн дома, давайте разбудим его, и я передам ему свое сообщение!

Старый слуга по тону старшины понял, что тот служит в суде, и поспешно предложил:

– Господин старшина, о чем вы хотите спросить моего хозяина? Пожалуйста, скажите мне! Я пойду и передам ему.

Староста ответил:

– Этот господин служит старшиной в суде Чанпина. Он принес визитную карточку его превосходительства судьи Ди. Тот просит сюцая Тана прийти в суд и дать ему консультацию по одному вопросу.

Старый слуга почтительно, обеими руками принял визитную карточку судьи Ди и скрылся за угол библиотеки. Староста Хо последовал за ним, знаком велев старшине Хуну остаться. За библиотекой оказался маленький дворик, в дальнем его углу – три комнаты. Хо заметил, что одна из них примыкает к комнате госпожи Чжоув домике Би.

Не успел староста Хо сообразить, что это подтверждает их теорию, как дверь той самой комнаты открылась и появился молодой человек лет двадцати пяти. Он был высоким и стройным, а величавая осанка выдавала его благородное происхождение. Черты его лица были правильными, и его смело можно было назвать очень красивым парнем. Он быстро спросил старого слугу:

– Кто этот человек?

– Тут дело вот в чем, – ответил старый слуга. – Хоть наш хозяин, сюцай Taн, редко выходит из дому, проводя все свое время в научной работе и преподавании, но почему-то его превосходительство судья Ди хочет видеть его в суде.

При упоминании имени судьи молодой человек, казалось, не на шутку испугался и пролепетал:

– Так почему же вы не объясните этому господину, что сюцай Taн отошел от всех мирских дел и его нельзя беспокоить?

Староста Хо подумал, что если искать любовника красивой госпожи Чжоу, то этот симпатичный молодой человек, живущий, похоже, в смежной с нею комнате, прекрасно подходит на эту роль. Он спросил:

– Как ваше почтенное имя, молодой господин? Вы живете в этом доме? Если честно, его превосходительство слышал, что сюцай Тан известен не только как выдающийся ученый, но и как человек благородной души. Поэтому судья хочет посоветоваться с ним по поводу одной благотворительной акции.

А тем временем старый слуга вошел в библиотеку, и оттуда послышался сердитый голос:

– Ты же знаешь, что вчера вечером я допоздна толковал моим ученикам произведения классиков! Так зачем же ты будишь меня в такую рань?

После того как старый слуга упомянул имя судьи, голос смягчился:

– Что ж, возьми эту визитную карточку и попроси посыльного передать его превосходительству, что я живу в полном уединении и всецело посвящаю себя литературным изысканиям. Я не хочу участвовать в общественных делах. Если надо что-то организовать, среди местной знати найдется немало тех, кто хотел бы помочь и у кого в этом деле гораздо больше опыта!

Старый слуга вышел, осторожно закрыв за собой дверь, и повторил старосте слова сюцая Тана.

Старшина Хун все это слышал, стоя за углом библиотеки. Он быстро подошел и сказал старосте:

– Давайте скорее вернемся в суд и доложим его превосходительству ответ сюцая Тана! Вероятно, судья лично посетит сюцая Тана и объяснит ему суть дела.

Молодой человек скрылся в комнате. Старый слуга проводил гостей до передних ворот.

Как только они оказались на улице, староста Хо Кай сказал старшине:

– Вы заметили этого молодого человека? Я увидел, что при одном упоминании имени его превосходительства он изменился в лице! Кроме того, стена его комнаты примыкает к стене дома Би. давайте-ка, бегите быстро в суд и все доложите судье, а я останусь здесь и попытаюсь выяснить имя этого молодого человека!

Старшине идея понравилась, и он со всех ног бросился обратно в город.

Выслушав доклад старшины, судья Ди удовлетворенно потер руки. Он давно подозревал, что в доме ученого творятся очень неблаговидные дела, и решил сразу же пойти туда сам, пока улей не растревожили.

Он уселся в свой паланкин и поспешил в деревню Хуанхуа вместе с четырьмя преданными заместителями. Они достигли деревни, когда уже опускалась ночь. Судья Ди остановился в той же гостинице, что и раньше.

Освежившись крепким чаем, он позвал к себе Ма Жуна и приказал:

– Идите вместе со старшиной в дом сюцая Тана и тайком заберитесь на крышу. Попытайтесь увидеть, что происходит в библиотеке, и особенно в комнате молодого человека, который живет через стенку от госпожи Чжоу. После вас туда же отправятся Чао Тай и Tao Гань, которые будут наблюдать за передними воротами обоих домов. Остальное старшина Хун расскажет вам по дороге.

Ма Жун вышел вслед за старшиной на темную улицу. Они шли по узким переулкам деревни, и старшина Хун говорил:

– А теперь слушайте указания его превосходительства. Прежде всего я должен подчеркнуть, что судья надеется сегодня ночью раскрыть, наконец, это дело. Роль, которая предназначена нам, не очень приятна, но наш судья считает, что это абсолютно необходимо для успеха его плана и…

– Хватит ходить вокруг да около! – прервал его Ма Жун. – Мы с вами преданные слуги его превосходительства. Стоит ему сказать слово, и мы подчиняемся. Разве мы не едим его рис вот уже больше шести лет?

– Идея нашего судьи заключается в том, что мы обязательно должны найти потайной ход между комнатой этого человека и спальней молодой вдовушки. Мы с Tao Ганем несколько дней наблюдали за обоими домами снаружи, но все оказалось бесполезным. Единственный способ выяснить, есть ли там скрытая дверь, заключается в том, что необходимо проникнуть в комнату молодого человека. Не важно, что вас могут обнаружить. Судья принял меры и на этот случаи. Вероятно, вам некоторое время придется играть роль пойманных воришек, правда, судья думает, что вам это не понравится.

Однако Ма Жун не огорчился, он решил, что его ждут интересные приключения; в приподнятом настроении он тотчас же хотел броситься в дом сюцая Тана.

Но старшина остановил его, заметив, что еще слишком рано. На улицах было полно народа. Поэтому всей гурьбой они отправились к старосте Хо Каю и немного поболтали. Когда прозвучал сигнал второго ночного обхода, они двинулись к дому сюцая Тана. Подойдя к нему, МаЖун попросил старшину покараулить за углом, а сам, сняв свою куртку и длинный халат, в одном нижнем белье подпрыгнул и ухватился за карниз крыши. Забравшись наверх, он, как змея, прополз на животе вдоль стены к тому месту, где начиналась крыша библиотеки сюцая. МаЖун медленно подобрался к краю крыши и, ухватившись за резной карниз, опустил голову, чтобы заглянуть в окно.

Он увидел просторную комнату, хорошо освещенную множеством свечей. Три стены были заставлены полками с книгами. За высоким пюпитром старый господин вслух читал книгу. Пятеро молодых людей сидели полукругом и внимательно слушали: очевидно, это были ученики сюцая. Ма Жуну эта сцена показалась приличной и достойной.

Он поднялся выше и пополз дальше вдоль стены, пока не добрался до зданий в задней части двора. Вскоре он оказался у стены, отделяющей комнату молодого человека от спальни госпожи Чжоу. Оглядевшись, он с огромным удивлением заметил на крыше чью-то темную фигуру. Тут внезапно раздался тихий свист. Идо него дошло, что это не кто иной, как старшина, который уже успел сюда забраться.

Ма Жун дал ему знак оставаться на месте. Затем он подобрался поближе к комнате молодого человека. Спустившись по покатой крыше, он снова свесил голову, чтобы заглянуть в узкое окошко. Он увидел чистую, просто, но изящно обставленную комнату, освещенную одной свечой. У западной стены стояла широкая постель. Перед окном были квадратный резной стол из черного дерева и два стула. Молодой человек сидел за столом, а рядом горела свеча. Насколько мог судить Ма Жун, это был тот самый красивый юноша, которого старшина Хун увидел, когда они со старостой впервые пришли к сюцаю. Перед ним лежала раскрытая книга, но онне читал. Глядя перед собой, он, очевидно, о чем-то сосредоточенно думал. Через некоторое время он встал и, выглянув в дверь, внимательно прислушался к тому, что происходит в библиотеке. Потом закрыл дверь, снова сел и повернулся к постели. Он долго смотрел на нее, словно никогда не видел раньше, и что-то бормотал себе под нос.

Ма Жун увидел, как открылась дверь библиотеки и из нее вышел один из студентов. Он направился прямо к комнате, за которой наблюдал Ма Жун. Студент постучал в дверь и позвал:

– Господин Ну, вас зовет хозяин!

Услышав это имя, Ма Жун обрадовался. «Значит, это действительно наш человек» – подумал он. В приподнятом настроении он покинул свой наблюдательный пункт и пополз по крыше, не сводя глаз с двери комнаты господина Пу. Он увидел, как Пу вышел из спальни и вместе со студентом прошел по двору к библиотеке.

Когда оба скрылись за дверью, Ма Жун спрыгнул со стены, использован бойцовский трюк под названием «бабочка, садящаяся на цветок». Он бесшумно приземлился и шмыгнул к окну средней комнаты. Заглянув в него, он увидел старого слугу. Тот, сидя за столом, спал, положив голову на сложенные руки. Ма Жун медленно открыл дверь и, на цыпочках пробравшись в комнату, задул стоящую на столе свечу.

Теперь ему нужно было попасть в спальню молодого Ду, и, оказавшись там, он осторожно закрыл за собой дверь. Бросив профессиональный взгляд на обстановку, он запомнил, где что стоит. Тогда он задул свечу, в кромешной тьме подошел к восточной стене и простукал ее около постели. Пустот в ней не было. Он простукал пол перед постелью, но также безрезультатно. Подняв лежанку, он решил, что близок к разгадке. Простукивая каменный пол, он внезапно обнаружил, что в одном месте звук несколько иной. Он быстро ощупал каменные плиты и заметил, что четыре из них чуть приподняты над другими. При простукивании они определенно издавали глухой звук.

«Это, – подумал Ма Жун, – должно быть, люк потайного подземного хода. Но как он открывается?»

Он снова очень осторожно ощупал кончиками пальцев приподнятый край, но не мог найти ни желоба, ни крюка. Вытянув обе руки, он ощупью двигался в темноте. Вдруг его правая рука наткнулась на кусок веревки, свисающей с постели. Решив, что эта веревка может быть связана с рычагом, открывающим люк, он потянул за нее. Эффект получился самым неожиданным: с громким треском рухнули две ножки постели!

Ма Жун быстро выполз из-под матраца. Притаившись перед дверью, он услышал, как из библиотеки с громкими криками «держи вора! держи вора!» выбегают студенты.

Двое парней побежали через двор к задним комнатам, но, заметив, что в среднем и левомом помещениях темно, остановились, испугавшись грабителей, поджидающих в темноте.

Молодой Ду, более возбужденный, чем остальные, был скорее рассержен, нежели испуган. Он бросился в среднюю комнату, разбудил старого слугу, зажег свечу и быстро вошел в свою спальню.

Тем временем Ма Жун, воспользовавшись всеобщей сумятицей, тихо выскользнул во двор, забрался на низкую крышу галереи и перелез на крышу дома госпожи Би. Люди во дворе увидели его фигуру на фоне неба, но никто не осмелился преследовать его. Ма Жун медленно, не таясь, переполз через ограждение на крыше дома госпожи Би. Но как только он оказался вне поля видимости, он на животе подобрался к крыше комнаты молодого Ну. Люди внизу решили, что он убежал по крыше дома госпожи Би, и никто не подозревал, что он лежит прямо над ними, плотно прижавшись к черепице и вслушиваясь в каждое слово.

Глава 25. Поднимается шум вокруг ареста взломщика; с помощью хитрой уловки Ма Жуну удается поймать подозреваемого

Ма Жун слышал, как молодой Пу кричит на старого слугу:

– Ты что, настолько глух и туп, что спишь, когда в доме орудует взломщик?

Не дожидаясь ответа, он поставил свечу на стол и быстро огляделся. Все студенты гурьбой ввалились в его комнату и принялись искать следы ограбления. Молодой Пу повернулся к ними нетерпеливо произнес:

– Вы что, не видите, что взломщик только перевернул мою постель? У меня ничего не пропало, так что убирайтесь!

Один из студентов укоризненно сказал:

– Ты должен радоваться, что взломщик наделал такого шума и не успел ничего украсть! Чего ты так злишься?

Ма Жун пополз обратно к крыше дома госпожи Би, где ждал старшина Хун. Они тихо спустились по внешней стене и спрыгнули на улицу. Одевшись, Ма Жун вместе со старшиной направился к дому старосты. Там Ма Жун привел себя в порядок, и все трое двинулись к гостинице.

Когда они доложили обо всем судье Ди, тот похвалил:

– Превосходная работа! А теперь слушайте дальнейшие указания!

Он в нескольких словах обрисовал км свой план, и все трое вернулись в особняк сюцая.

По дороге Ма Жун снял с себя верхнюю одежду и вымазался в грязи. Староста крепкой веревкой связал ему руки за спиной, и старшина Хун повел его за веревку к особняку. Староста оглушительно забарабанил в ворота и что было сил закричал:

– Открывайте ворота! Поймали вора!

Студенты, как раз рассказывавшие старому сюцаю о попытке взлома, очень обрадовались такому известию и помчались к воротам. Как только они открыли калитку, в нее быстро шмыгнул староста Хо Кай, а за ним старшина, волоча за собой Ма Жуна.

Хо Кай тотчас же принялся громко осыпать студентов ругательствами.

– Почему, – кричал он, – вы сразу же не сообщили, что в этом доме побывал взломщик? Вы что, не знаете порядков, установленных в моем округе? Ведь завтра его превосходительство явится сюда с визитом к сюцаю Тану. Вызнаете, что он со мной сделает, когда услышит, что я не сообщил ему о взломе?

Студентов напугали столь резкие слова и угрожающий вид старосты и старшины. Они побежали обратно в библиотеку и стали упрашивать сюцая Тана побеседовать с представителями властей. Увидев сюцая, староста Хо Кай произнес:

– По счастью, мой господин, мы поймали вора, когда он пытался убежать! Но мне нужно составить подробный отчет о том, что пропало.

Этот разбойник заявляет, что ничего не украл, но они все так говорят. Когда его превосходительство завтра придет к вам, мой господин, я надеюсь, вы любезно расскажете ему, что я усердно выполнял свои обязанности!

Сюцай Тан велел принести со двора фонарь и внимательно рассмотрев Ма Жуна, обратился к нему:

– Ты, дерзкий разбойник, выглядишь достаточно сильным и здоровым! Неужели ты не можешь найти себе какое-нибудь полезное занятие вместо того, чтобы грабить по ночам честных людей? Тебе повезло, что ты ничего не успел украсть, поэтому жаловаться в суд я не стану! Пусть это послужит тебе уроком! Иди и не греши больше!

Это было совсем не то, чего добивался староста, поэтому он поспешно вмешался:

– Вы очень добры, мой господин! Но если мы отпустим этого разбойника, он снова примется за свои гнусные дела. до утра мы подержим его под стражей, а затем доложим его превосходительству судье. А теперь, мой господин, пожалуйста, покажите, куда именно он проник и как бежал, чтобы я мог завести все подробности в мой отчет. – И, повернувшись к старшине, он добавил: – Тащите этого парня, попробуем добиться признания на месте!

При этих словах в передний двор выскочил молодой человек. Ма Жун тотчас же узнал в нем господина Ду.

– Ты что, упрямая деревенщина, – заревел молодой Ну на старосту, – не слышал, что сюцай велел сделать с этим человеком? Знаю я вашего брата! Вам бы только выслужиться перед судьей! В доме ничего не украли, и сюцай не хочет ввязываться в это дело! Вот вам две серебряные монеты, и отпустите этого разбойника, а стражника проводите в гостиницу, чтобы он выпил добрую порцию вина!

– Кто вы такой, молодой господин? – спросил староста. – Вы тоже здесь живете? Вы ученик сюцая?

Прежде чем молодой человек успел что-либо ответить, один из студентов объяснил:

– Разве вы не знаете, что это господин Ду, владелец этого дома и участка?

– Нет, конечно, – заявил староста Хо Кай, – и это очень странно! дело в том, что согласно записи в моем журнале все это принадлежит сюцаю Тану. О том, что здесь живет господин Ду, мне ничего не известно.

– Вам бы следовало посмотреть записи вашего предшественника, староста, – вмешался старый сюцай Тан. – Этот участок на протяжении многих лет принадлежал семье Ну. Но покойный старый господин Пу вернулся в свой родной город на юге. Он оставил мне в пользование этот участок за мои труды, но с одним условием: я должен разрешить его старшему сыну поселиться в комнате на заднем дворе и обучать его классическим наукам, подготавливая к экзамену по литературе. Поэтому ваш предшественник вычеркнул из списка фамилию Пу и записал мое имя.

Староста Хо Кай покачал головой и сказал:

– Мой господин, вам следовало бы доложить, что здесь живет один из членов семьи Ду! Именно из-за подобной небрежности мы, старосты, попадаем в неприятные ситуации. Вы знаете, как строг наш судья! Господин Пу замешан в деле, которое сейчас расследуется. Мне придется забрать этого молодого господина для допроса, уважаемый, так как его превосходительство давно ждет его в суде.

Старый сюцай возмутился и гневно воскликнул:

– Ах ты, дерзкий олух, немедленно убирайся из моего дома!

Старшина Хун, молча слушавший этот разговор, вдруг заговорил:

– Может быть, вы и сюцай литературы, но у вас прячется человек, подозреваемый в убийстве! Его превосходительство приказал привести к нему и вас, и этого Ну!

Он развязал Ма Жуна и взял сюцая за руку. Ма Жун, обхватив молодого Пу за плечи, повел его к воротам. Сюцай Тан, совершенно ошеломленный неожиданным поворотом событий, позволил унести себя, словно во сне. Молодой Пу сначала пытался протестовать, но МаЖуп быстро пресек эти попытки, и все отправились в гостиницу.

Студенты поспешно закрыли ворота и собрались в библиотеке, чтобы обсудить, как вести себя дальше.

Судья Ди ждал процессию в окружении стражников, державших зажженные бумажные фонари, на которых крупными буквами было написано: «Суд Чанпина».

Увидев, как вошли его люди с двумя задержанными, Судья Ди тотчас же приказал старшине Хуну быстро вернуться в дом госпожи Би и арестовать ее и госпожу Чжоу.

Когда староста Хо Кай доложил о случившемся, судья сказал Ма Жуну и Чао Таю:

– Этот малый – преступник. держите его под строгим наблюдением в доме старосты. Завтра я допрошу его в суде.

Судья Ди не был уверен, что сюцай Тан непосредственно замешан в этом деле, и, учитывая его широкую известность в литературных кругах, не стал арестовывать его, не имея достаточных доказательств. Он только приказал поместить сюцая в комнату в гостинице и позаботиться, чтобы его напоили чаем. Но Tao Ганю велено было не спускать с него глаз.

После этого Судья Ди отправился в дом сюцая Тана, а стражники с фонарями освещали ему путь.

Они ударом распахнули ворота, и все вошли во двор.

Студенты, все еще беседовавшие в библиотеке сюцая, вдруг услышали крики:

– Пришел его превосходительство судья!

Выглянув во двор, они увидели стражников и высокого человека в простом синем халате и маленькой черной шапочке на голове. Своим видом он напоминал ученого. Этот господин бесшумно вошел в библиотеку, сел за письменный стол сюцая и тотчас же властным тоном обратился к одному из студентов:

– Назовите ваше имя и сообщите, как давно вы здесь живете. Расскажите о ваших отношениях с господином Пу и все, что о нем знаете.

Студент, запинаясь, ответил:

– Этого студента зовут Ду, и я работаю здесь под руководством сюцая Тана с прошлой весны. Полное имя господина Ду – Ду Дэтай, и он уже успешно выдержал первый экзамен по литературе. Он любимый ученик нашего учителя, который сделал его своим специальным помощником. У него отдельная комната там, в другом конце двора.

Судья Ди кивнул и заявил:

– Я посадил его под арест! Проводите меняв его комнату!

Студент провел судью Ди во второй двор и открыл ему дверь комнаты Ду. Судья приказал стражникам принести несколько больших свечей и отодвинуть лежанку от стены.

Как только они это сделали, Судья Ди тотчас же заметил, что четыре каменные плиты немного возвышаются над остальными, как и докладывал Ма Жун. Но в темноте Ма Жун не мог увидеть всего хитроумного сооружения. Четыре тонкие веревки были уложены в желоба на внутренних сторонах плит и прикреплены к ножкам кровати. Если отодвинуть лежанку, веревки натягиваются и поднимают плиты. Судья Ди немедленно проделал это, и четыре плиты поднялись. Оказалось, все они были скреплены деревянной рамой, которая шарнирами соединялась с половицей. В открытом люке зияла темная дыра.

Судья Ди со свечой в руке наклонился и увидел лестницу, ведущую вниз. Под рамой он заметил маленький бронзовый колокольчик. Ощупав его, он обнаружил, что к языку колокольчика привязана тонкая веревка. Один конец ее вел вниз, в темноту; второй скрывался под полом комнаты. Обследован стену за постелью, Судья Ди нашел небольшое отверстие, из которого торчал конец веревки с железным колечком. Он мягко потянул за него, и колокольчик немедленно издал приглушенный звук.

Судья Ди повернулся к старшему стражнику:

– В этом потайном ходе кромешная тьма. Кто знает, какие еще хитрые приспособления скрыты внизу. Оставайтесь здесь с двумя стражниками и никого не впускайте в эту комнату. Завтра, при дневном свете, я осмотрю ее внимательнее.

Ошеломленные студенты не верили своим глазам. Судья Ди успокоил их:

– Вы тут ни при чем, так что не волнуйтесь! Я только прошу вас назвать мне свои имена, сообщить возраст и все прочее и скрепить подписями эти бумаги, как свидетелей обнаружения потайного хода.

Тем временем прозвучал четвертый сигнал ночного обхода, и Судья Ди решил, что пора возвращаться в гостиницу. Только он собрался покинуть дом сюцая Тана, как пришел Чао Тай и сказал:

– Проводив Ду в дом старосты, я вернулся в гостиницу и поговорил со старым сюцаем. Мне кажется, он не лжет, утверждая, что ничего не знает о проделках молодого Ду. Он безобидный книжный червь, который не имеет ни малейшего понятия о том, что происходит на свете. Сейчас уже очень поздно, и я умоляю вашу честь немного отдохнуть.

Судья Ди спросил:

– Что, старшина Хун еще не вернулся с госпожой Би и госпожой Чжоу? Надеюсь, они несбежали?

В сопровождении стражников он вернулся в гостиницу.

Глава 26. Книжный господин получает неприятный сюрприз; потайной ход дает ключ к тайне

Войдя в передний двор гостиницы, Судья Ди услышал женские рыдания и брань. Он узнал голоса старшины Хуна, госпожи Би и госпожи Чжоу.

Увидев судью, госпожа Чжоу принялась громко осыпать его проклятиями, но он оборвал ее, приказав старшине Хуну посадить обеих в портшез и немедленно отнести в дом старосты. Там их надлежало поместить в разные комнаты и запереть на замок.

Затем Судья Ди отправился в свою комнату, чтобы поспать хоть несколько часов.

Он встал рано и попросил Tao Ганя привести к нему сюцая Тана.

Когда сюцай вошел, судья внимательно рассмотрел его. Перед ним стоял хрупкий старик с редкой белой бородкой и неровными усами. Его лицо было испещрено морщинами, а маленькие, похожие на бусинки глаза нервно блестели. Бакенбард он не носил. Судья Ди подумал, что Чао Тай описал его очень верно.

– Этот сюцай, – торжественно произнес старик, – носит фамилию Тан и имя Дэчжун. Я до сих пор не понимаю, почему ваша честь приказал стражникам притащить меня в эту гостиницу и почему меня держат в заточении. Я давно отошел от всех мирских дел. Что же касается нарушения законов, то я, конечно, не настолько дерзок, чтобы утверждать, что следую заветам древних мудрецов, но смею сказать, что никогда не делаю ничего, что выходило бы за строгие рамки правил приличия. Умоляю вашу честь оказать мне милость и объяснить.

Судья Ди ответил:

– Ваша ученость широко известна. Я давно искал возможности встретиться с вами. Как наставник нескольких молодых людей, вы ответственны за их моральный облик. Вы уверены, что все они безупречны в этом отношении?

Сюцай с негодованием произнес:

– Все мои ученики без исключения отпрыски самых лучших семейств. днем они готовят домашние задания; вечером занимаются со мной. Их жизнь полностью подчинена проверенному временем расписанию для студентов классических школ. Как вы могли подумать, что в моем доме что-то нечисто? Я очень боюсь, что вашу честь ввели в заблуждение.

– С тех пор как я вступил в должность, – возразил Судья Ди, – я никогда не предпринимаю решительных мер только на основе слухов. Может быть, ваши ученики и отпрыски благородных семейств, но считаете ли вы, что это гарантия их нравственности? Я с сожалением сообщаю вам, что студент Ду Дэтай, который несколько лет был вашим учеником, замешан в деле об убийстве.

Сюцай Тан, глубоко потрясенный услышанным, воскликнул:

– Если бы у вас были неопровержимые доказательства, вы могли бы убедить меня, что кто-нибудь из них совершил такой неблагоразумный поступок, но только не молодой Ду, мой лучший студент! Хоть я стараюсь держаться в стороне от мирских дел, до меня недавно дошли смутные слухи, что действующий судья слишком опрометчив в своих суждениях и, к сожалению, имеет склонность к скоропалительным выводам. Услышав ваши дикие обвинения, мой господин, я склонен поверить этим слухам!

– Вы, уважаемый, – нетерпеливо перебил его Судья Ди, – весьма сведущи в классических науках, в остальных же вопросах ваше невежество не знает границ! Как образованный человек, я отдаю должное вашим познаниям, но как судья этого округа, не вижу причин, по которым я должен вас щадить. Придет время, и вам придется ответить за халатное отношение к обязанностям воспитателя юношей, доверенных вашей опеке.

Он велел Tao Ганю проводить сюцая обратно в комнату.

Затем он приказал Чао Таю пойти в дом старосты Хо Кая и привести в гостиницу Ду Дэтая.

Когда Ду Дэтай опустился на колени перед судьей Ди, тот, оценив его красоту и благородные манеры, подумал, что нет ничего удивительного в том, что госпожа Чжоу влюбилась в него. Судья решил, что этот молодой человек, наделенный богатством, красотой, умом и прекрасным образованием, не заслуживает никакого снисхождения. Заведя мелкую, низкую интрижку, он стал причиной смерти невинного бедного лавочника. Нет никаких сомнений, что его надо судить по всей строгости закона. Размышляя так, судья обратился к нему:

– Я искал вас, Пу Дэтай, несколько недель. Теперь, наконец, я вас поймал. Расскажите мне всю правду о вашей любовной связи с госпожой Чжоу и о том, как вы вдвоем убили Би Цуня! Я вас предупреждаю, что у меня есть доказательства вашей вины, и если вы сейчас не признаетесь, я без колебаний отдам приказ пытать вас.

Молодой Пу не на шутку оробел, но, вспомнив, что, в конце концов, он принадлежит к старинной и очень влиятельной семье, решил, что судья никогда не посмеет подвергнуть его жестокой пытке, а сейчас просто берет его на испуг. Поэтому он ответил:

– Этот студент – выходец из старинной, благородной семьи. Мои отец и дед были губернаторами провинции, верой и правдой служа императорскому двору. Сыновья нашего дома всегда воспитывались в большой строгости. Как мог один из них осмелиться нарушить правила приличия? Более того, я день и ночь нахожусь под наблюдением сюцая Тана. Мое жилище расположено напротив его библиотеки. Питаемся мы все вместе. Как бы я мог завести любовную связь, в которой меня обвиняет ваша честь, даже если бы у меня и было подобное намерение? Я умоляю вашу честь снова проверить все факты! Тогда господин судья убедится, что я совершенно невиновен!

Судья Ди поднялся со своего кресла и проговорил:

– Значит, вы предпочитаете сказать правду под пыткой? Что ж, сначала мы покажем вам потайной ход из вашей комнаты, а потом установим, куда он ведет!

Он велел Чао Таю и нескольким стражникам отвести Ну в дом сюцая Тана, а старшине Хуну – привести туда же из дома старосты Ма Жуна и обеих женщин. Отдав эти приказания, Судья Ди и сам направился к дому сюцая Тана.

К тому времени новость о том, что в деле Би Цуня наметилось продвижение, распространилась по всей деревне, и перед воротами дома сюцая собралась толпа любопытных зевак.

Когда Судья Ди вошел во двор, на него сразу же напала госпожа Би, изливая всю свою ярость. Но он оборвал ее, сказав:

– Хорошо, что вы уже здесь! Пойдете с нами и посмотрите, какие постыдные дела творились у вас под носом!

Судья направился прямо к комнате господина Пу, а вслед за ним шли Ма Жун и Чао Тай, ведя перед собой обеих женщин.

В комнате Ду Судья Ди приказал стражникам подвести молодого человека к яме в полу и, когда тот опустился на колени, спросил:

– Вы утверждаете, что у вас нет иных интересов, кроме учебы. А известно ли вам о существовании потайного хода под вашей кроватью?

Пу Дэтай молчал. Судья дал знак Ма Жуну. Чао Тай протянул ему зажженную свечу, и Ма Жун залез в яму. Он оказался в узком проходе, стены которого были аккуратно обшиты деревянными досками. Наклонившись, он увидел, что пол тоже сделан из дерева, хорошо отполированного и без пятнышка грязи. Он спустился на три ступеньки и остановился перед низкой аркой. держа перед собой свечу, он осветил три ступеньки, ведущие вверх и упирающиеся в глухую стену. деревянный потолок при простукивании издавал глухой звук. Ма Жун поставил свечу на пол и принялся ощупывать эти доски. Вдруг они поддались. Ма Жун нажал на доски еще сильнее и обнаружил, что уперся головой в постель госпожи Чжоу. Ма Жун вылез из люка и увидел то же самое приспособление, что и в комнате Пу Дэтая: крышка люка, состоящая из четырех плит, скрепленных деревянной рамой. Когда люк закрывался, их едва можно было отличить от остальных плит, но если потянуть за веревки, люк открывался бесшумно и почти без усилий. Ма Жун, стоя над люком, позвал Чао Тая, потом вышел из комнаты госпожи Чжоу. Он пробежал через маленький дворик и оказался на улице у передних ворот. Толпа зевак была поражена, увидев, как Ма Жун появился из этой двери, потому что еще совсем недавно они наблюдали, как он вместе с двумя женщинами вошел в дом сюцая Тана. Но один сообразительный молодой парень сразу же смекнул, что произошло, и возбужденно воскликнул:

– Судья обнаружил потайной ход!

Судья Ди очень обрадовался, ведь все вышло в точности так, как он предвидел. Повернувшись к ошарашенной госпоже Ви, неотрывно глядевшей в черную яму, судья сказал:

– Неудивительно, что ваша дочь запиралась каждый день после полудня. Это ее потайная дверь, таким образом она общалась со своим любовником. У них даже был секретный сигнал, с помощью которого они предупреждали друг друга о том, что путь свободен. Вот любовник вашей невестки. Они вместе убили вашего сына.

Госпожа Би побелела, вскрикнула и упала в обморок. Судья Ди приказал двум стражникам отнести ее в библиотеку сюцая и дать ей крепкого чая.

Госпожа Чжоу и Пу Дэтай молча, с перекошенными лицами, наблюдали за всем происходящим. Они стояли так, словно дело их совсем не касалось.

Судья Ди не сказал им ни одного слова. Он приказал Ма Жуну и Чао Таю отвести их обратно в дом старосты, а там заковать в цепи и доставить в город, в суд.

Только после этого он покинул дом сюцая Тана и вернулся в гостиницу.

Глава 27. Развращенный вельможа наконец признается в своем преступлении; неверная женщина настаивает на своей невиновности

Во второй половине дня Судья Ди и его свита прибыли в суд Чанпина. Судья Ди прошел в свой личный кабинет и составил подробный отчет обо всем, что случи лось в деревне Хуанхуа. Он не переставал удивляться, как точно все было предсказано в стихотворении, которое он видел во сне. Теперь, когда был обнаружен потайной ход под лежанкой Пу Дэтая, становилась понятной строчка:

«…мы опускаемся на ложе и находим ответы на все загадки прошлого».

Закончив свой отчет, Судья Ди занялся документами, относящимися к управлению округом. На душе у него было радостно и спокойно, потому что наконец это сложное дело близилось к завершению.

На следующее утро он созвал суд и, немного подумав, приказал сначала привести Пу Дэтая. Когда тот опустился на колени перед столом, Судья Ди обратился к нему:

– Вчера я показал вам, что нашел потайной ход, ведущий в спальню госпожи Чжоу. Вы испорченный человек, но достаточно образованный, чтобы уметь мыслить логически. Вы понимаете, что вам нет смысла вынуждать меня применять к вам пытки. Избавьте и меня и себя от ненужных хлопот, признайтесь сейчас же в своих незаконных отношениях с госпожой Чжоу и расскажите, как был убит Би Цунь. Если будет хоть какое-то основание смягчить приговор, я не премину его учесть.

– Этот студент, – ответил Пу Дэтай, – ничего не знал о существовании тайного хода. Полагаю, прежний владелец этого дома устроил его как хранилище для своих сокровищ. Когда мой покойный отец, его превосходительство губернатор, ушел со своего официального поста он купил участок в деревне Хуанхуа, на котором стоял дом, где ныне живет семья Би и сюцай Тан. дом был слишком большим для нашей семьи, и отец, разделив участок и дом пополам, продал вторую часть, предварительно заделав сквозные двери. думаю, об этом ходе до сегодняшнего дня никто и не знал. Как бы то ни было, этот студент до настоящего момента ничего о нем не ведал. Что же касается утверждения, будто у меня была связь с женщиной, которая живет по соседству, я могу сказать, что это заблуждение, достойное сожаления! Оно лишь бросает тень на мое имя и имя моей семьи! Я умоляю вашу честь о благосклонном снисхождении!

Судья Ди холодно улыбнулся и произнес:

– Для способного студента вы рассуждаете недостаточно здраво. Если это действительно старинное сооружение, как вы объяснили, почему внутри нет ни пятнышка грязи? А как насчет люка, открывающегося с помощью веревок, прикрепленных к вашей лежанке, и бронзового колокольчика, который звонил, только когда выдергали веревку над вашей постелью? Ваша вина ясна, как дневной свет, и поэтому я еще раз допрошу вас, но под пыткой!

Судья приказал стражникам дать Пу Дэтаю пятьдесят ударов тонким кнутом из ротанга. Они разорвали на спине Ну одежду, и вскоре ротанг засвистел в воздухе. Задолго до того, как были нанесены все пятьдесят ударов, тело Ну покрылось кровью, и зал наполнился его криками. Но он не признавался.

Судья Ди приказал стражникам остановиться. Он догадался, что молодой Пу решил, что, если он перенесет пятьдесят ударов и не признается, судья сочтет, что формальности соблюдены, и оставит его в покое, принимая во внимание его влиятельных родственников. В гневе Судья Ди оглушительным голосом обратился к нему

– Сейчас я вам покажу, что бывает с теми, кто бросает вызов законам своей земли! В суде все равны, здесь не смотрят на положение в обществе! Вы будете подвергнуты жестокой пытке!

По знаку судьи стражники принесли низкий деревянный крест, прикрепленный к тяжелому деревянному основанию. два стражника поставили Пу на колени спиной к кресту и тонкой веревкой крепко привязали юношу за шею к верхней части креста. Его запястья сунули в петли на концах подвижной поперечины, а локти крепко привязали к ней, чтобы они не выскользнули. Между задней частью бедер и икрами просунули толстый круглый мест, а на колени положили длинную тяжелую деревянную палку. Когда доложили, что все сооружение закреплено должным образом, Судья Ди приказал начинать.

Тогда стражники, стоящие по обе стороны тяжелой поперечины, нажали на нее, используя весь свой вес. Колени и запястья Пу почти вывернулись. Было слышно, как хрустнули кости. Более того, веревка, обвязанная вокруг шеи, чуть не задушила его. Когда он уже почти задохнулся, старший стражник дал знак своим подчиненным. Они тотчас же ослабили давление. От этой страшной пытки по телу Пу Дэтая потекли пот и кровь, но он только стонал, так как веревка сжимала его горло. Когда стражники приготовились нажать на поперечину в третий раз, старший доложил судье, что Пу потерял сознание.

Судья Ди приказал снять его с креста. Через некоторое время его привели в чувство, сунув ему под нос горящий уксус. Чтобы поднять его с пола, понадобились четыре стражника, и, когда его поставили на колени перед столом, он громко стонал. Лицо его было искажено гримасой невыразимого страдания. Его поддерживали двое стражников.

Судья Ди некоторое время внимательно смотрел на него и вдруг ласково сказал:

– Не надо стыдиться того, что вы не смогли выдержать эту пытку! Этот зал видел, как закоренелые профессиональные преступники признавались на этом кресте. Разве могли вы, изнеженный молодой господин, вынести такую боль? Я готов выслушать ваше признание.

Услышав это обращение, Пу Дэтай, полностью пришедший в сознание, только кивнул. Говорить он еще не мог.

Судья Ди приказал стражникам дать ему несколько чашек крепкого чая. В зале воцарилась мертвая тишина. Затем все услышали дрожащий голос Пу Дэтая.

– Этот студент, – начал он, – теперь понимает, насколько он глуп. Все началось в один прекрасный день, когда я зашел в лавку Би Цуня сделать кое-какие покупки. Его жена сидела в задней комнате и улыбалась мне из-за спины Би Цуня. Она поразила меня своей красотой, и на следующий день я снова пришел туда под предлогом покупки. Би Цуня не было, и мы разговорились. Она сказала мне, что во второй половине дня будет дома одна, так как ее мать и дочь уйдут в лавку помогать мужу. Это было наше первое свидание, и впоследствии мы регулярно встречались у нее дома, когда все были в лавке. Через некоторое время, однако, она заявила, что ей не нравятся эти случайные встречи и всегда есть опасность, что кто-нибудь неожиданно вернется домой. Она предложила мне подкупить плотника из какого-нибудь отда енного местечка и заказать ему построить потайной ход между нашими комнатами, поскольку так получилось, что они были отделены друг от друга только старой стеной. К этому времени я уже страстно полюбил ее и поэтому послал за плотником на юг, где живет моя семья. Я вызвал его под предлогом, что мне надо отремонтировать кое-что из моей старинной мебели. Именно он по ночам и строил для нас потайной ход: Я щедро вознаградил его, и он исчез, никому не выдав тайны. Теперь мы могли навещать друг друга без опаски. Вскоре, однако, выяснилось, что и эта ситуация мою возлюбленную не удовлетворяет. Она заявила, что ей претит держать в секрете нашу любовь. Она хочет, чтобы мы поженились, и поэтому должна избавиться от своего мужа. Я был ужасно шокирован этими жестокими словами и умолял ее не предпринимать столь отчаянного шага. Она засмеялась и сказала, что пошутила. Но на следующую ночь после праздника Большой пятерки она убила Би Цуня. В ту ночь мы не встречались, и о смерти ее мужа я узнал только утром, когда услышал жалобные крики в соседнем доме. Поняв, что она, наверное, осуществила свой жуткий план, я словно прозрел, и от моей любви к ней не осталось и следа. Больше я с ней не встречался и несколько дней мучился сомнениями, донести властям об убийстве или нет. Но я трус и не осмелился это сделать, потому что тогда открылась бы правда о наших незаконных отношениях. Поэтому я решил ничего не говорить и забыть об этом эпизоде, како дурном сне. Через неделю, однако, госпожа Чжоу настояла на нашей встрече. «Я, – сказала она, – убила мужа ради тебя, чтобы ты смог жениться на мне. А ты, кажется, разлюбил меня, поэтому я сдамся суду. Я сожалею, но там мне придется заявить, что это ты подстрекал меня к преступлению. С другой стороны, если ты еще любишь меня, мы можем спокойно подождать год, а затем счастливо жить, как муж и жена». Услышав эти слова, я понял, как верна наша поговорка: «Если сел верхом на тигра, слезть с него сложно». Поэтому я заверил ее, что по-прежнему ее люблю и ничего не хочу больше, чем жениться на ней, но нужно соблюсти приличия. Я убедил ее, что отказывался встречаться с ней только из-за боязни, что наши тайные свидания заметят и ее заподозрят в преступлении. Она, кажется, поверила мне и ответила, что бояться совершенно нечего: это убийство никогда не раскроют, потому что никто никогда не узнает, как она убила мужа. Позже я часто спрашивал ее, как она это сделала, но она всегда смеялась, но так и не рассказала. С тех пор она требовала, чтобы я бывал у нее каждый день, и моя жизнь превратилась в сущий ад, так как страсть давно перешла в отвращение. Все время, пока вы, ваша честь, вели расследование, особенно когда тело Би Цуня было эксгумировано, я жил как в кошмаре. Это чистая правда.

Судья Ди приказал старшему писарю прочесть вслух это признание, и Пу Дэтай подписал его.

Судья медленно перечел документ и велел стражникам привести госпожу Чжоу.

Когда она опустилась на колени перед столом, судья Ди вкратце резюмировал собранные против нее улики. Затем он ткнул пальцем в сторону залитого потом и кровью Пу Дэтая, стоящего на коленях перед возвышением, и произнес:

– Ваш любовник после суровой пытки только что во всем признался! Теперь, когда ваша вина не вызывает сомнения, я советую вам сказать правду, потому что, уверяю вас, если вы этого не сделаете, я подвергну вас еще более жестокой пытке, чем его!

На это госпожа Чжоу едва слышно ответила:

– Может быть, у господина Пу вы и вырвали под пыткой ложное признание, но я никогда не возьму на себя преступления, которого не совершала. Я ничего не знаю о потайных ходах и незаконных любовных связях. Я не убивала своего мужа. Мое единственное желание заключается в том, чтобы навсегда остаться целомудренной вдовой.

Судья Ди дал знак стражникам. Они сняли с нее халат, оставив только нижнее белье, и распростерли ее на полу. В зал суда внесли крупные колодки и госпожу Чжоу положили спиной на тяжелые доски, а руки и ноги зажали в тиски. Когда крепко закрутили винты, кожа и кости женщины лопнули, и кровь залила пол. Она страшно закричала, а когда стражники туже затянули винты – потеряла сознание. Они ослабили тиски и обливали ее холодной водой, пока она не пришла в себя. Затем колодки снова пошли в ход. Ее тело беспомощно извивалось от ужасной боли, она душераздирающе кричала, ноне подавала ни малейшего признака того, что хочет признаться.

Пу Дэтай больше не мог выносить этого зрелища. Он в отчаянии обратился к ней:

– Я умоляю тебя признаться! Почему, почему ты не послушала меня, когда я просил тебя не убивать твоего мужа? Да, наша любовь осталась бы тайной, но мы с тобой были бы избавлены от этой ужасной судьбы!

Госпожа Чжоу заскрежетала зубами, чтобы подавить стоны, и с трудом выдохнула:

– Жалкий трус! Малодушный предатель! Если я убила мужа, скажи им, как я это сделала! Скажи… если можешь!

Не в силах терпеть ужасную боль, она снова потеряла сознание.

Глава 28. В тюрьме проводится последний допрос; признание получено, и тайна разгадана

Судья Ди приказал стражникам ослабить винты и привести госпожу Чжоу в чувство. Он подождал, пока она окончательно придет в себя, чтобы понять его слова. Через некоторое время он сухо обратился к ней:

– Как вам известно, в кодексе оговорено, что к преступнику, у которого на попечении имеется престарелый родственник, должна быть проявлена максимальная снисходительность. В конце концов, Би Цунь умер. Его уже не вернешь. Но ваша старая свекровь и маленькая дочь еще живы. Теперь, когда вы признались, я, разумеется, должен требовать для вас смертной казни. Но я могу рекомендовать суду проявить милосердие, учитывая, что у вас есть престарелая родственница и вы должны воспитывать маленькую дочь. Думаю, есть шанс, что столичный суд подаст петицию Трону о смягчении вашего приговора. А теперь расскажите, как все произошло, и не щадите этого Цу, который выдал вас, как только применили пытки.

Однако эта мудрая речь, к разочарованию судьи Ди, не произвела впечатления на госпожу Чжоу. Бросив на него полный презрения взгляд, она заявила:

– Я никогда не признаюсь.

Судья Ди долго изучающе смотрел на нее, мучительно подыскивая способ заставить эту женщину признаться. Он мог подвергнуть ее более жестокой пытке, но сомневался, даст ли это результаты. Более того, он боялся, что, изнуренная предыдущими пытками, она умрет или сойдет с ума. Он был очень раздосадован и наконец приказал стражникам отвести ее обратно в темницу.

Он также велел вернуть в темницу Пу Дэтая, но добавил, чтобы на него не надевали цепи и чтобы тюремный лекарь дал ему успокоительное и наркотик.

Судья Ди, покинув суд, расположился за столом в своем личном кабинете и велел позвать старшину Хуна.

– Мы с тобой, – сказал судья, – несколько недель работаем над этим делом. Мы сделали все, что могли, но в последний момент все наши труды, кажется, пошли насмарку, потому что эта женщина отказывается признаваться. Ты сам видел, что я исчерпал все обычные способы: угрозы, пытки и уговоры, но ничего не вышло. Я должен констатировать, что не знаю, как быть. Давай посоветуемся!

Старшина спросил:

– Не может ли ваша честь опять попробовать найти какое-нибудь решение во сне? Первое видение оказалось верным во всех деталях; может быть, попытаться таким образом решить эту проблему?

Но Судья Ди медленно покачал головой.

– Я чувствую, – сказал он, – что мы не должны придавать слишком большое значение последней части моего сна. Я тогда уже почти проснулся, и вдохновение свыше почти покинуло меня, вытесненное моим собственным воображением. Последняя часть сна, где я увидел тело и гадюку, может быть истолкована, как разгадка случая с отравленной невестой, но я в этом очень сомневаюсь. Нет, мы должны полагаться на собственный ум в решении этой запутанной проблемы.

Они проговорили еще долго. Потом Судья Ди позвал Ма Жуна, Чао Тая и Tao Ганя.

А в это время госпожа Чжоу лежала на голых досках в темнице. Она была совсем одна. Надсмотрщица ушла, оставив ей миску с вечерним рисом. Все тело невыносимо болело, а предательство Пy Дэтая потрясло ее больше, чем сами пытки. .»Ради этого человека, – размышляла она, – я выдержала муки, которым меня подвергли в начале расследования. Ради него я выдержала все допросы и все унижения. А он, появившись в суде, с первого же раза все выложил! Стоил ли такой расплаты мой «весенний сон»?»

Ближе к ночи боль в ее искалеченных конечностях усилилась, и у нее началась лихорадка. Она больше не могла сосредоточить свои мысли и лежала, глядя в темноту горящими глазами.

Вдруг она почувствовала холодный ветерок. В затхлую атмосферу темницы проникла свежесть, и она решила, что кто-то распахнул дверь. Но вокруг по-прежнему стояла кромешная тьма, и она ничего не могла различить. Женщина с огромным трудом поднялась на локти и посмотрела вокруг. У двери медленно разгорался синеватый свет, и к своему величайшему ужасу она увидела, что в этом свете выступают очертания большого красного письменного стола.

В ее больной голове пронеслась мысль, что она спит и видит во сне суд, и она закричала от испуга. Но тут еще более страшное зрелище заставило ее застыть в тупом, малодушном оцепенении.

В синем свете за красным столом она различила леденящий душу силуэт Судьи Ада. Справа и слева от него она увидела неясные фигуры демонов. У одного была бычья голова, у другого – лошадиная. Их огромные глаза искоса наблюдали за ней.

– Я умерла, – рыдала она, – я умерла!

Вдруг ее охватило тоскливое чувство одиночества. Она ощутила безнадежную слабость и тщетность всех усилий.

Черный Судья не сказал ни слова. Он лишь смотрел на нее своими неподвижными, большими глазами.

Вдруг перед столом проплыла зловещая зеленоватая фигура истлевшего трупа, окутанного пеленой. Покойник повернул свою разлагающуюся маску смерти: глаза его вылезли из орбит. Бесплотные руки протянулись к Черному Судье и подали ему какой-то документ.

– Би Цунь, Би Пунь, – закричала госпожа Чжоу, – не выступай на суде по своему делу! Ты не все знаешь! Позволь мне сказать, позволь мне сказать самой!

Она уже не чувствовала боли, только ужасную слабость и страстное желание, чтобы все поскорее кончилось. Чем, в конце концов, была ее жизнь?

– Лавка Би Цуня, – начала она, – едва давала нам возможность нормально питаться. Разве я могла быть там счастлива? Днем я без устали трудилась дома и в лавке, а по вечерам слушала ворчание своей свекрови. И вдруг, в один прекрасный день, в нашей лавке появился Пу Дэтай, красивый, такой образованный, беззаботный. Я ощутила неодолимое влечение к этому человеку и вскоре узнала, что он тоже пленился моей красотой. Выяснив, что он неженат, я решила выйти за него замуж, чего бы мне это ни стоило. Сначала я заставила его стать моим любовником, а потом, узнав, что он страстно влюблен в меня, уговорила прорыть потайной ход. Когда это дело увенчалось успехом, я подумала, что пора убить Би Цуня. Вечером после праздника Большой пятерки я заставила его выпить за обедом много вина. Непривычный к такому количеству вина, он пожаловался на боль в желудке. Уже в нашей спальне я посоветовала ему выпить еще, чтобы облегчить боль. Наконец он в пьяном оцепенении опустился на постель. Я взяла одну из длинных тонких иголок, которыми мы чинили войлочные подошвы нашей обуви, и деревянным молотком вбила ее ему в голову, пока она полностью не исчезла. Би Цунь вскрикнул только один раз и умер. Виднелась лишь крошечная головка иголки – маленькое пятнышко в густых волосах, которое невозможно различить, если не знать, куда смотреть. Не было ни одной капли крови, только глаза вылезли из орбит. Я знала, что даже при вскрытии эту смертельную рану не удастся обнаружить. Впоследствии Пу часто спрашивал меня, как я убила Би Цуня. Но я ему так и не сказала. Тогда мне казалось, что мы в безопасности. Но однажды, уверенная, что моя дочь со старухой отправились взять денег в долг, я радостно позвала Пу к себе в комнату, потянув за веревочку колокольчика. Когда он появился в потайном люке, я неожиданно увидела свою дочь, вошедшую в комнату; она спала в Соседней Спальне и проснулась от наших голосов, Я испугалась, что она расскажет обо всем моей матери, и дала еи выпить снадобье, лишившее ее дара речи. Потом я принимала Пу Дэтая даже тогда, когда моя девочка была дома, потому что знала, что она никогда не сможет меня выдать, хоть и поймет, в чем дело. Когда судья что-то заподозрил, меня вызвали в суд и в первый раз допросили.

Вспомнив о своей войне с судьей и о том ужасе, который она пережила во время эксгумации, госпожа Чжоу почувствовала страшную слабость и подумала: а стоит ли все это рассказывать? Синий свет начал меркнуть, и она снова погрузилась в благодатную темноту. Последним, что она слышала, был тихий стук закрывающейся двери темницы.

В столь поздний час в суде было темно и пустынно. Только в личном кабинете судьи горели две свечи, которые чуть дрогнули, когда он медленно стянул с лица зловещую маску. Ма Жун и Чао Тай не без труда сняли с себя головы животных, сделанные из бумаги и бамбука, и вытерли пот со лба. Tao Гань быстро записывал рассказ госпожи Чжоу, примостившись на углу письменного стола. В этот момент Старшина Хун вошел с мокрыми после мытья руками и волосами: в руке он нес самодельную бумажную маску.

– Значит, – заключил Судья Ди, – так и было совершено убийство!

Глава 29. Судья Ди закрывает дело о странном трупе; императорский цензор пьет чай в Водном павильоне

Повернувшись к Ма Жуну, Судья Ди произнес:

– Теперь, когда я знаю, что девочка лишилась дара речи под действием снадобья, я могу осмелиться и дать ей более сильное лекарство, упомянутое в старинной книге рецептов, сохранившейся в моей семье. Если его примет человек, лишившийся дара речи по естественным причинам, оно может повредить его ум; но немота, вызванная снадобьем, будет мгновенно излечена. Поэтому я не могу предоставить вам заслуженного отдыха. Я хочу, чтобы вы немедленно верхом отправились в деревню Хуанхуаи позаботились о том, чтобы завтра старая госпожа Би и ее внучка были здесь. У этой женщины, Чжоу, поразительная сила воли, и я не стану рисковать, предоставляя ей возможность завтра в суде опровергнуть свое признание. В качестве финальной точки я хочу видеть, как она дает показания в присутствии свекрови.

Ма Жун был так возбужден полным успехом их спектакля, что весело надел куртку для верховой езды и отправился прямо на конюшню, чтобы выбрать лошадь.

Когда Tao Гань записал признание госпожи Чжоу, Судья Ди прочел его и с довольной улыбкой засунул в рукав. Скоро Tao Гань и Чао Тай ушли, а старшина Хун остался и предложил судье чашку чая.

Пока судья потягивал чай, старшина пребывал в глубоком раздумье. Затем он произнес:

– Ваша честь, мне кажется, я разгадал смысл последней части вашего сна в храме! Когда сегодня вечером вы объясняли нам, как мы можем вырвать у госпожи Чжоу признание, мне это в голову не пришло. Но теперь меня осенило, что театральное представление, которое вы видели во сне, было точным предсказанием того, что случилось сегодня ночью. Ведь разве мы не превратили тюрьму в театр, где каждый играл отведенную ему роль? А что касается акробатки и молодого человека, они, должно быть, представляли госпожу Чжоу и Пу Дэтая. А девочка из кувшина, схватившая Пу за рукав, – это и есть дочь госпожи Чжоу, чьи показания завтра помогут поставить финальную точку в этом деле. Ваша честь, вы можете быть спокойны – госпожа Чжоу завтра не отречется от своего признания!

Однако Судья Ди с сомнением покачал головой:

– Твое объяснение, может быть, и правильно, но я все еще не уверен. Я по-прежнему думаю, что последняя часть моего сна очень бессвязна, и сомневаюсь, что она вообще что-то означает. Мы этого никогда не узнаем.

После разговора с судьей старшина удалился, а Судья Ди улегся спать.

На следующее утро, как только было созвано заседание, Судья Ди приказал привести госпожу Би и ее внучку.

Сначала он пожурил госпожу Би за упрямство, которое она проявляла во время всего расследования, – ее противодействие значительно замедлило раскрытие преступления. Госпожа Би принялась со слезами извиняться, но судья оборвал ее, сказан:

– У меня есть лекарство, которое вернет вашей внучке дар речи. Но это очень сильное средство, и оно причинит бедной девочке значительные страдания. Поэтому я прошу вашего разрешения на его применение и хочу, чтобы вы присутствовали, пока оно будет действовать.

Госпожа Би быстро согласилась. Судья Ди уже приготовил лекарство, и старшина Хун поднес его девочке, сказав, чтобы она медленно опустошила всю чашу.

Когда девочка выпила, ее лицо исказилось отболи, и она вдруг завопила. Ее маленькое тельце затряслось в конвульсиях, и вскоре она без сознания упала на пол. Судья Ди приказал Ма Жуну взять ее на руки, отнести в его личный кабинет, положить на постель, а как только она проснется, дать ей чашку крепкого чая.

Через некоторое время Ма Жун снова появился в зале суда, ведя за руку девочку. Увидев госпожу Би, она бросилась к ней, уткнулась лицом в халат бабушки и закричала:

– Бабушка, почему мы здесь? Мне страшно!

Судья Ди встал и сошел с возвышения. Взяв девочку за подбородок, он нежно поднял ее личико и мягко произнес:

– Не бойся, маленькая! Бабушка скоро отведет тебя домой. Скажи только, знаешь ли ты господина Пу, того, что стоит возле двери?

Девочка кивнула и серьезно объяснила:

– Господин Пу большой друг моей мамы. Он приходит к ней почти каждый день. А где мама?

Судья Ди кивнул госпоже Би, и та быстро увела девочку в дальний угол зала. Усевшись перед ней на корточки, она принялась тихо утешать внучку.

Судья снова сел на свое место и написал записку начальнику тюрьмы. Через некоторое время двое стражников подвели к столу госпожу Чжоу.

За прошедшую ночь она сильно изменилась. Лицо ее выглядело изможденным, и двигалась она с трудом. Но девочка тотчас же узнала ее, даже в тюремной одежде, и закричала:

– Мама, где же ты была все это время?

Судья быстро дал знак госпоже Би, и та увела девочку из зала суда. Судья развернул документ на столе и обратился к госпоже Чжоу:

– Здесь, передо мной, ваше полное признание. В нем рассказывается, как вы соблазнили Пу Дэтая, как убили Би Цуня, вонзив иголку ему в голову, и как вы сделали вашу дочь немой, дав ей снадобья. Сегодня утром я вылечил вашу дочь, и она сообщила суду, что Пу Дэтай часто бывал у вас.

Судья Ди немного подождал, пристально глядя на госпожу Чжоу. Но она угрюмо глядела перед собой невидящими глазами и ничего не говорила. До нее дошло, что видение прошлой ночи было лишь искусным спектаклем судьи, но ее это не слишком волновало. Ей лишь хотелось, чтобы все быстрее закончилось.

Судья Ди приказал старшему писарю прочесть признание, записанное Ма Жуном. Когда тот кончил, Судья Ди. задал госпоже Чжоу формальный вопрос:

– Вы согласны, что это ваше собственное признание?

В суде воцарилась мертвая тишина. Голова госпожи Чжоу опустилась еще ниже. Наконец она прошептала:

– Согласна.

Тогда писарь поднес ей документ, и она скрепила его отпечатком пальца.

Судья Ди провозгласил:

– Я объявляю вас виновной по трем основным пунктам: намеренная дача ложных показаний в суде, незаконные отношения при жизни мужа и убийство мужа без провокации с его стороны. Последнее преступление самое ужасное. Уголовный кодекс предусматривает за него самое суровое наказание из всех существующих, то есть казнь, называемую «медленной смертью». Отправляя на рассмотрение ваш приговор, я не премину отметить, что на вашем попечении находится старая свекровь, но считаю своим долгом предупредить вас, что, хотя этот факт и может привести к смягчению казни, он вряд ли приведет к ее отмене.

Госпожу Чжоу увели обратно в тюрьму, ждать императорской воли. Затем Судья Ди приказал привести Пу Дэтая и объявил:

– Я признаю вас виновным в незаконных отношениях и соучастии в убийстве мужа вашей любовницы, Би Цуня. За это преступление уголовный кодекс предусматривает смерть путем удушения. Будет ли это медленное удушение или приговор будет смягчен, то есть вас задушат быстро – я предоставляю решать столичному суду. Возможно, учитывая вашу принадлежность к ученому миру…

Услышав приговор, Пу Дэтай был ошеломлен. Его увели обратно в тюрьму в состоянии полного оцепенения.

Затем перед столом предстал сюцай Тан. Судья Ди строго отчитал его:

– Вы, человек, обладающий обширными познаниями и многолетним опытом, не выполнили до конца свой долг наставника. В вашем доме, можно сказать, у вас на глазах, совершалось такое преступление, как незаконная связь. Строго соблюдая положения кодекса, я бы должен сурово наказать вас за соучастие. Но, принимая во внимание ваши огромные заслуги перед наукой, я лишь выношу вам общественное порицание и предписываю отныне посвящать все ваше время только научным изысканиям. Вам строго запрещается когда-либо заниматься преподаванием.

Наконец Судья Ди снова позвал госпожу Би и обратился к ней:

– Вы не исполнили свой долг, потому что не следили за поведением своей невестки, и поэтому в вашем доме были совершены два тяжких преступления. Однако, принимая во внимание тот факт, что вы от природы в высшей степени глупая женщина и что на вашем попечении находится дочь Би Цуня, я оставляю вас на свободе. Более того, после казни Пy Дэтаяя передам вам часть конфискованной у него собственности, чтобы вы могли дать образование вашей внучке.

Госпожа Би распростерлась перед столом и, ударившись головой об пол, заплакала в порыве благодарности.

Судья Ди закрыл заседание и вернулся в свой личный кабинет. Там он составил окончательный отчет об этом деле, включив в него подлинные признания госпожи Чжоу и Пу Дэтая и добавив рецепт лекарства, вылечившего дочь госпожи Чжоу. Он также написал отдельную просьбу аннулировать его первоначальное самообвинение в вопиющей клевете на невиновную женщину и эксгумации тела без достаточных на то оснований.

* * *

Через несколько недель после сенсационного заседания суда в Чанпине губернатор Шаньдуна во дворце столицы провинции принимал именитого гостя.

Это был императорский инспектор Энь Либэнь, знаменитый государственный деятель, художник и ученый.

В тот вечер в честь инспектора Эня губернатор устроил в своем дворце официальный обед, на который были приглашены все высокие чиновники местной канцелярии и представители знати. Поздно вечером он пил чай со своим гостем в уединенной части дворцового сада. Они сидели в Водном павильоне, изящном маленьком строении, расположенном посреди пруда, заросшего лотосом.

День был жаркий, и холодный ветерок над водой доставлял обоим удовольствие.

За светской беседой губернатор спросил инспектора Эня о недавних событиях в столице. Тот вкратце обрисовал некоторые изменения в Ведомстве ритуалов и, медленно обмахиваясь широким веером из перьев цапли, добавил:

– Как раз перед тем, как я покинул столицу, в Ведомстве наказаний ходили какие-то разговоры о красивой молодой девушке, отравленной в брачную ночь. Это случилось в округе вашей провинции, и местный судья раскрыл дело за три дня. Ваш доклад произвел в Ведомстве большое впечатление, и дело живо обсуждалось, даже в судебных кругах. Я тогда не имел времени вникать в детали, но теперь, поскольку все произошло в вашей провинции, хотел бы услышать от вас все подробности!

Губернатор велел слуге принести еще один чайник горячего чая и, лениво потягивая его, произнес:

– Это дело было раскрыто окружным судьей Чанпина, чиновником по имени Ди Жэньчжи из Тайюаня в провинции Шаньси.

Инспектор Энь кивнул:

– Теперь, когда вы упомянули его имя, я припоминаю, что знал его покойного отца, префекта Ди. Центральные власти очень ценили старого префекта. Отец его, дед Ди Жэньчжи, был безупречно честным, мудрым, добросовестным чиновником. Он оставил Трону интереснейшие воспоминания, которые нередко цитируются и сегодня. Кажется, этот Судья Ди достойно продолжает великие традиции своей семьи! Насколько я помню, о нем говорили, что он – еще до этого дела об отравленной невесте – раскрыл множество запутанных преступлении.

– Это, – сказал губернатор, – было довольно искусное расследование. Оно стало сенсацией, и вполне понятно, что им заинтересовались в столице. Однако Судья Ди за первые два года пребывания в этой должности раскрыл ряд преступлений не менее запутанных, чем дело об отравленной невесте. Отчеты об этих делах можно найти в архиве суда провинции. А в этом году он, кроме дела об отравленной невесте, уже раскрыл два преступления. Первым было двойное убийство, совершенное на большой дороге каким-то бессовестным разбойником. Хотя я догадываюсь, что не обошлось без осложнений, и понимаю, что выследить и арестовать преступников, похоже, было нелегко, все-таки раскрыть это убийство, на мой взгляд, было для судьи просто. На меня лично большое впечатление произвело раскрытие третьего преступления, окончательный отчет о котором я на прошлой неделе получил от префекта и который уже отправил в столицу. Это дело касалось неверной женщины, примерно год назад убившей мужа, чтобы выйти замуж за своего любовника. Меня поразило, что никто с самого начала не понял, что совершено убийство, и никто не подал жалобы в суд. Но этот Судья Ди, услышав чье-то случайное замечание, почувствовал неладное и с поразительным упорством принялся расследовать обстоятельства дела, рискуя нажить серьезные неприятности. Фактически вначале казалось, что он допустил грубую ошибку. Префект доложил мне, что судья даже просит наказать его соответствующим образом за то, что он ошибочно обвинил и пытал женщину. Зная его предыдущие подвиги, я на некоторое время придержал его саморазоблачение, надеясь, что все уладится. И на прошлой неделе префект доложил мне о раскрытии преступления, о получении полных признаний неверной женщины и ее любовника, полученных при помощи неопровержимых доказательств. Я оцениваю успех в этом деле гораздо выше, чем раскрытие загадки об отравлении невесты, которое, в конце концов, опиралось на остроумную догадку. Поскольку этот случай произошел в особняке отставного префекта и был связан с некоторыми пикантными подробностями, касающимися брачной ночи, он имел все шансы стать известным. История с неверной женщиной разыгралась в семье бедного лавочника из маленькой деревушки. Судья возбудил дело и раскрыл преступление, рискуя потерять свою должность и положение, а также симпатию жителей округа. Им двигало только одно желание: чтобы восторжествовала справедливость и смерть несчастного, скромного торговца была отмщена. Я считаю это образцовой работой, достойной подражания.

Инспектор Энь согласился и добавил:

– Сегодня после чествования пришлите, пожалуйста, мне в библиотеку полный отчет о событиях в Чанпине. Я стар, не очень хорошо сплю и имею вредную привычку читать до глубокой ночи. Библиотека, которую вы мне любезно предоставили на время моего пребывания здесь, делает большую честь вашему изысканному вкусу. Я изучил вашу прекрасную коллекцию рукописей, а вид из северного окна на семиэтажную пагоду на фоне отдаленных гор поистине великолепен. Я уже дважды рисовал его: один раз в дымке раннего утра, а в другой раз пытался уловить хрупкую прелесть сумерек. Вид одинокого паруса на освещенном лунным светом озере, звуки храмового колокола в ночи! Я иногда задаю себе вопрос: может быть, эти вещи важнее, чем все наши суетные труды? Что ж, завтра вы выберете картину, которая вам больше понравится, и я надпишу ее вам.

Губернатор выразил благодарность за этот дружеский жест. Оба поднялись и вернулись во дворец, чтобы переодеться в официальное платье.

Глава 30. Троих преступников предают смертной казни; гонец из столицы приносит срочный указ

Две недели спустя – быстрее, чем ожидал судья Ди, – префект одобрил смертную казнь, предусмотренную для Шао Лихуая, Пу Дэтая и госпожи Чжоу, с небольшими изменениями, внесенными Ведомством наказаний по рекомендации столичного суда. Были даны и дополнительные указания, как исполнить эти приказы с наименьшей отсрочкой.

Судья Ди тотчас же отправил послание начальнику гарнизона, в котором повелевал выделить отряд воинов для присутствия на месте казни на следующее утро. На рассвете военный эскорт должен быть готов сопровождать троих преступников к месту казни.

Сам судья Ди поднялся до зари и, накинув на плечи алую пелерину, взошел на возвышение. При мерцающем свете больших свечей он сделал перекличку. В некотором отдалении от стражников стоял великан с обнаженным мечом через плечо.

Прежде всего судья приказал привести из тюрьмы Шао Лихуая. Шао, согласно обычаю, дали последний кубок вина и порцию жаркого, он выглядел смирившимся со своей участью. Когда он опустился на колени перед столом, судья Ди прочел приговор:

– Преступник Шао Лихуай будет обезглавлен, его голова будет выставлена на три дня на городских воротах, а его собственность – конфискована.

Стражники крепко связали Шао веревками, просунули за спину шест, а к нему прикрепили длинную табличку, на которой крупными буквами было написано, в чем его преступление и какое ему назначено наказание. Они вывели его во двор и посадили на открытую тюремную телегу. Перед главными воротами собралась толпа зевак, но вооруженная охрана держала их на почтительном расстоянии с помощью пик и алебард.

Потом судья Ди приказал привести Пу Дэтая. Когда, войдя в тускло освещенный зал, тот увидел алую пелерину судьи, сияющую в отблесках свечей, его охватил малодушный страх перед неотвратимой смертью, и он с криком опустился на колени. Судья Ди прочел:

– Преступник Пу Дэтай приговорен к смерти путем удушения, смерть последует мгновенно, но тело не будет выставлено на всеобщее обозрение; это смягчение участи вызвано заслугами перед государством отца и деда вышеназванного Пу Дэтая. Все его имущество конфискуется.

Когда Пу Дэтая связали и увели, его тоже посадили на открытую телегу, а над головой у него прикрепили пояснительную табличку.

Наконец, к судье привели госпожу Чжоу. Теперь она выглядела старухой. Шла с опущенными плечами, не поднимая глаз.

Судья Ди прочел:

– Преступница Би, урожденная Чжоу, должна была умереть медленной смертью, но способ казни изменен. Смерть последует после первого удара. Это смягчение вызвано тем, что она перенесла суровую пытку во время следствия. Принимая во внимание тот факт, что у нее осталась старая свекровь, суд постановил не конфисковать ее собственность. Но ее голова в течение трех дней будет выставлена на городских воротах.

Затем женщину тоже связали веревками и прикрепили на спину табличку, где изложили суть ее вины и меру наказания.

Трое преступников стояли на открытой телегe, у них за спиной находились шестеро воинов с обнаженными мечами, а остальные с пиками и алебардами окружили повозку. Все стражники и охранники суда заняли свои места, выстроившись в колонны по шесть человек, впереди и за паланкином судьи. Процессию возглавляли десять конников, которые расчищали путь. А прямо за ними шествовал огромный палач со своими помощниками.

Три раза прозвонил большой гонг, и судья Ди сел в свой паланкин. Старшина Хун и Ма Жун ехали верхом справа от него, а Чао Тай и Tao Гань слева.

Процессия медленно двинулась по улицам Чанпина, направляясь к городским воротам.

Молодежь и старики, богатые и бедные, все, кто мог ходить, собрались на улицах, чтобы лицезреть этот спектакль. Люди весело закричали, когда появился паланкин судьи Ди. А когда проезжала телега с тремя преступниками, молодежь осыпала их проклятиями и громко глумилась над ними. Однако люди постарше одергивали их:

– Не болтайте своими неразумными языками! Не проклинайте их! Пошевелите лучше мозгами и поразмыслите, какая суровая кара назначена преступникам по закону нашей земли. Вы видите перед собой жестокого разбойника, развращенного вельможу и тiохотливую женщину, и все они в одной позорной телеге! Правосудие не считается ни с положением в обществе, ни с полом виновного. Пусть это зрелище послужит вам предостережением. Вспоминайте о нем, когда вас будут одолевать соблазны!

Когда процессия миновала Западные ворота, толпа более чем в тысячу человек последовала за ней. К тому времени, когда они прибыли на место казни, первые лучи солнца засверкали на шлемах воинов, выстроившихся по четырем сторонам площади.

Начальник стражи вышел вперед и поклонился судье. Они вместе поднялись на временный помост, сооруженный за ночь перед местом казни, и заняли свои места за столом. Стражники и писари застыли перед помостом.

Два помощника палача вывели Шао Лихуая в центр площади и поставили на колени. Они сняли у него со спины табличку и развязали ворот, обнажив шею. Палач сдернул с него куртку, и все увидели мускулистое тело преступника. Подняв меч обеими руками, палач оглянулся на судью.

Судья Ди подал знак, и от сильнейшего удара голова отскочила от туловища. Помощник взял голову за волосы и поднес к столу. Судья Ди пометил лоб ярко-красной краской, и ее бросили в стоящую наготове корзину, чтобы позже выставить на городских воротах.

Тем временем другой помощник палача воткнул в землю низкий деревянный крест, к нему привели Пу Дэтая, велели встать на колени и привязали руки юноши к горизонтальной перекладине. Палач обмотал шею Пу тонкой веревкой, другой конец которой закрепил в верхней части столба. Он сунул короткую деревянную палку между веревкой на шее приговоренного и столбом за его головой и опять оглянулся на судью.

Как только судья Ди подал знак, палач обеими руками быстро повернул палку, веревка натянулась, глаза Пу вылезли из орбит, язык вывалился. Палач внимательно осмотрел казненного. На площади воцарилась мертвая тишина. Толпа более чем в тысячу человек не издавала ни звука. В конце концов, палач приложил ладонь к груди преступника и, не почувствовав биения сердца, доложил судье, что тот мертв.

Помощники сняли тело с креста и положили во временный гроб, который приготовил один из членов семьи Пу Дэтая.

Крест слегка вытащили из земли, так, чтобы он оказался на высоте человеческого роста. Утрамбовав землю вокруг его основания, к к рестуна высоте одного фута от земли прибили вторую горизонтальную перекладину. С госпожи Чжоу сняли одежду, оставив на ней только нижнее белье. Ее руки привязали к концам верхней перекладины, а лодыжки к концам нижней. К ней подошел палач с длинным тонким ножом. Его помощники встали возле старшего с топором и пилой.

Как только судья Ди дал знак, палач с силой вонзил нож в сердце женщины. Она умерла мгновенно. Затем он вместе с помощниками принялся расчленять тело, отделив сначала руки и ноги. Процедура «медленной смерти», хоть и примененная к мертвому телу, а не к живой преступнице, настолько ужаснула зрителей, что многие попадали в обморок. Весь процесс занял час. То, что осталось от госпожи Чжоу, бросили в корзину. Но судья Ди пометил голову и ей, и это означало, что в назидание остальным ее следует на три дня выставить на городских воротах вместе с табличкой, на которой будет указано ее преступление.

Прозвучали гонги, и воины взяли на караул, когда судья и начальник стражи сошли с помоста. Судья сел в паланкин, а начальник стражи в свой военный портшез. Вернувшись в город, они прежде всего направились в храм, где помолились и зажгли курительные свечи. В переднем дворе храма они расстались – судья Ди пошел в суд, а начальник стражи в свои покои.

Три раза прозвучал гонг суда, и судья Ди, сняв в своем личном кабинете алую пелерину и быстро выпив чашку крепкого чая, поднялся на возвышение для дневного заседания. Предварительно он распорядился, чтобы на этом заседании лично присутствовали госпожа Би, вдова возчика Вана, дядя убитого торговца Лю и представитель семьи Пу Дэтая.

Сначала судья велел привести родственника Пу Дэтая. Он поручил ему по возвращении на юг передать свои соболезнования старшим членам клана Пу, а затем попросил его зачитать опись собственности Пу Дэтая.

Представитель семьи казненного достал документ и прочел:

– Участок и часть дома в деревне Хуанхуа, оцененные в три тысячи серебряных монет, мебель и личное имущество стоимостью в восемьсот монет и наличные деньги – две тысячи серебряных монет. Последние являются остатком от субсидии, раз в три месяца высылаемой семьей студенту. В последний раз он получил деньги два месяца назад.

Судья Ди приказал вызвать казначея суда, которому следовало передать документ. Судья велел этому казначею продать собственность Пу Дэтая и отпустил его родственника.

Наконец, он велел стражникам привести госпожу Би, госпожу Ван и дядю торговца Лю. Когда все трое опустились на колени перед столом, он приказал казначею прочитать отчет.

Чиновник открыл дело и прочел:

– Местный посредник в операциях с шелком получил письмо от господина Лу Чанпо из Божественной деревни, в котором сообщалось, что шелк, сданный ему Чжао Ваньчуанем, был продан за девятьсот серебряных монет. Из этой суммы господин Лу триста монет выплатил Чжао Ваньчуаню, так как именно такую сумму он одолжил преступнику Шао Лихуаю. Господин Лу, желая проявить щедрость, взял в качестве комиссионных только десять процентов оставшейся суммы вместо привычных двадцати, так что чистый доход от этой продажи составил пятьсот сорок серебряных монет. Господин Лу приказал посреднику выплатить суду эту сумму. Окружной судья Лайчоу сообщил через своего казначея, что имущество, описанное его службой в доме у Шао Лихуая, оценивается в двести серебряных монет, и еще несколько человек задолжали ему в азартных играх около шести-десяти. Из суммы двухсот шестидесяти монет судья Лайчоу вычел шестьдесят в качестве окружного сбора.

Тут чиновника прервали, потому что при упоминании имени судьи Лайчоу старший стражник принялся выкрикивать в высшей степени оскорбительные замечания.

– Тихо! – громоподобным голосом закричал судья Ди и, повернувшись к казначею, приказал: – Продолжайте!

– Таким образом, – подытожил тот, – доход от собственности преступника Шао Лихуаяв казну составляет двести серебряных монет. Полная сумма, поступившая в распоряжение суда, составляет шесть тысяч пятьсот сорок серебряных монет.

Судья Ди приказал:

– Я постановляю, чтобы из этой суммы тысяча пятьсот сорок серебряных монет выплатили присутствующему здесь дяде убитого Лю как компенсацию за тюки с шелком, принадлежавшие этому торговцу, и наличные деньги, которые выманил у него Шао Лихуай. Кроме того, вы выплатите ему тысячу серебряных монет за нанесенный ему моральный ущерб. Далее, вы выплатите тысячу серебряных монет госпоже Би – по десять серебряных монет в месяц, – чтобы она могла сводить концы с концами и оплачивать образование своей внучки. И наконец, вы выдадите сумму в тысячу серебряных монет госпоже Ван в качестве компенсации за моральный ущерб. Оставшиеся две тысячи серебряных монет поступят в казну государства, об этом будет записано в вашей книге. В составляемом раз в три месяца отчете вы подробно изложите мои финансовые распоряжения и включите в него копию отчета из Лайчоу. – Посмотрев на предводителя своих стражников, судья Ди добавил: – Казначей префектуры, несомненно, должным образом изучит этот отчет из Лайчоу!

Госпожа Би, госпожа Ван и дядя торговца Лю в знак благодарности распростерлись на полу и несколько раз стукнулись головой о доски.

Судья Ди покинул возвышение и удалился в свой личный кабинет. Он переоделся в удобный домашний халат и, смочив свою писчую кисточку, принялся составлять префекту отчет о казни.

Прошло не очень много времени, как вдруг в комнату ворвался запыхавшийся слуга и возбужденно произнес:

– Ваша честь, к главным воротам подошел гонец из столицы с императорским указом!

Судья Ди был потрясен этой новостью и захотел узнать, чем вызвано появление столичного гонца. Он быстро облачился в полный церемониальный наряд, приказав старшему писарю очистить зал суда, а у северной стены поставить высокий стол с курильницей, предназначенный специально для императорских указов.

Когда судья Ди вошел в зал суда, императорский гонец уже был там, держа в обеих руках продолговатую коробку, завернутую в желтую парчу. Этот гонец был высоким юношей с серьезным выражением лица, а одежда и специальный знак выдавали в нем младшего помощника главного секретаря.

Поприветствовав гонца приличествующей церемонией, судья подвел его к высокому столу и добавил в курильницу еще свечей. Когда из курильницы стали подниматься колечки ароматного дымка, гонец почтительно поставил коробку на стол и отступил на несколько шагов. Судья Ди распростерся внизу и девять раз подряд ударился головой об пол.

Затем он встал и подождал, склонив голову, пока гонец снимет обертку и откроет желтую коробку. Он достал оттуда свиток из желтого пергамента и положил его перед курильницей. Молодой гонец добавил в курильницу ладана и торжественно произнес:

– Сейчас будут прочитаны августейшие слова!

Судья Ди взял свиток и медленно развернул его, высоко держа обеими руками, чтобы императорская печать не оказалась ниже его головы.

Голосом, в котором звучало почтение, судья прочел вслух:

УКАЗ

Императорская печать

Поскольку, почтительно следуя знаменитому примеру Наших августейших предков, Мы строим Нашу политику на том, чтобы назначать заслуженных чиновников на те должности, где их талант найдет наиболее широкое применение, давая им таким образом возможность полностью проявить свою преданность Нам, а также защищать и поощрять свой народ, поскольку Наш Государственный Советник, по рекомендации Нашего инспектора Энь Либэня, обратил Наше внимание на то, что Наш слуга Ди, по имени Жэньчжи из Тайюаня, занимая должность окружного судьи Чанпина, в течение трех лет преданно выполняет свои обязанности, проявляя похвальное рвение в искоренении несправедливости, совершаемой по отношению к угнетенным, и назначая справедливое наказание тем, кто эту несправедливость допускает, тем самым охраняя покой наших душ и мир Наших людей, Нам доставляет особое удовольствие назначить вышеназванного Ди на должность префекта Цзучжао.

Однако, так как в последнее время государственные дела не дают Нам отдыха ни днем ни ночью, Мы повелеваем, чтобы все выдающиеся таланты Нашей Империи были возле Нас и чтобы Мы, когда пожелаем, могли призвать их на помощь Трону, поэтому Мы теперь, на второй день пятой луны третьего года Нашего правления, выпускаем этот указ, согласно которому вышеназванный судья Ди назначается председателем Нашего столичного суда.

Трепещите и повинуйтесь!

Записано Великим Государственным Советником. Скреплено Августейшей ярко-красной кистью:

«Да будет так. Передать с курьером».

Судья Ди медленно свернул указ и положил его обратно на стол. Затем, обратившись лицом в сторону столицы, он снова распростерся и девять раз подряд ударился головой об пол в знак признательности императорской милости.

Поднявшись, он позвал Ма Жуна и Чао Таяи приказал им встать на стражу перед залом суда. Никому не позволялось входить в зал, покатам находится императорский указ.

Судья пригласил гонца в большую приемную, чтобы подкрепиться. Там гонец конфиденциально сообщил судье новость о серьезном кризисе, развивающемся в суде, он старался говорить как можно более кратко и тщательно подбирал слова. Ведь хотя он был еще очень молод, он вырос в кругах, близких к Трону, и знал, что разумнее всего произвести благоприятное впечатление на чиновника, который вскоре займет ключевой пост в столице. В конце концов он рассказал судье, что три дня назад уже назначен его преемник в Чанпине, который, возможно, прибудет завтра вечером; судье надлежит перебраться в столицу, как только он передаст печать суда своему преемнику.

Вошел слуга и доложил, что лошади для гонца готовы и все устроено для его отъезда. Гонец посетовал, что ему очень жаль так скоро уезжать, но у него еще есть неотложные дела в соседнем округе. Поэтому судья Ди проводил его в зал, где ему с должной церемонией был вручен императорский указ. Затем гонец уехал.

Судья Ди подождал в своем личном кабинете, пока весь персонал соберется в зале суда.

Когда судья Ди взошел на возвышение, толпа стражников, охранников, служащих и посыльных опустилась на колени, чтобы поздравить судью, и на этот раз четверо его верных заместителей также опустились на колени перед возвышением.

Судья Ди велел им всем встать и сказал несколько приличествующих моменту слов, поблагодарив их за службу под его руководством. Он добавил, что завтра утром все получат специальную премию в соответствии со своим положением. Затем он вернулся в свой личный кабинет.

Он закончил отчет о казни преступников, позвал главного распорядителя и приказал ему завтра утром подготовить приемный зал для визитов местной знати и более мелких чиновников из администрации, которые придут с поздравлениями. Ему также надлежало подготовить отдельный двор для временного пребывания там нового судьи и его свиты. Уладив эти вопросы, судья приказал слугам принести ему обед.

В суде царило ликование. Старшина Хун, МаЖун, Чао Тай и Tao Гань возбужденно обсуждали переезд в столицу, а затем занялись подготовкой праздника в лучшей гостинице города. Стражники весело гадали, какую сумму они завтра получат в качестве премии.

Все в суде были счастливы и довольны. Но с улицы были слышны причитания простых людей, собравшихся перед судом и оплакивающих судьбу, отнимающую у них мудрого и справедливого судью.

Судья Ди, расположившись за столом в своем личном кабинете, принялся приводить в порядок дела для своего преемника.

Окинув взглядом груду кожаных коробок с документами, принесенными из архива, он приказал слугам принести новые свечи. Ведь он знал, что ему предстоит еще одна бессонная ночь.


Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru

Оставить отзыв о книге

Все книги автора


Оглавление

  • Глава 1. Судья Ди назначен судьей Чанпина; люди заполняют здание суда, чтобы сообщить о своих бедах
  • Глава 2. Клевета старосты Пана оборачивается против него же самого; старшина Хун с помощью мудрой догадки находит ключ
  • Глава 3. Кун утверждает, что произошла путаница с трупами; судья Ди под видом лекаря отправляется продавать снадобья
  • Глава 4. Судья Ди под видом лекаря посещает пациентку; немая девочка возбуждает его подозрения
  • Глава 5. В ходе разговора в бане открываются новые факты; молясь на кладбище, судья Ди вызывает призрака
  • Глава 6. Старик непочтительно разговаривает с судьей Ди; судья Ди возбуждает официальное расследование
  • Глава 7. Госпожа Би отрицает, что ее сын был убит; судья Ди впервые допрашивает вдову Би Цуня
  • Глава 8. Госпожа Чжоу, обвиняемая в убийстве, говорит умные слова; глупость ее матери вызывает всеобщую жалость
  • Глава 9. Могильщик показывает могилу; судья Ди выкапывает гроб для вскрытия
  • Глава 10. Госпожа Чжоу не позволяет хоронить своего мужа; судья Ди посещаем храм, чтобы укрепиться духом
  • Глава 11. Толкование из книги оказываемся применимым к делу; сон дает скрытый ключ тому, что произошло
  • Глава 12. Стихотворение из сна наводит подозрения на госпожу Чжоу; Ма Жун находит важные зацепки в деревенской гостинице
  • Глава 13. Судья Ди сам отправляется в Божественную деревню; торговец шелком вступает в предварительные переговоры
  • Глава 14. Ма Жун и Чжао затевают драку; встреча двух «6ратьев из зеленых лесов»
  • Глава 15. Чжао подробно рассказывает о настоящем убийце; судья Ди разрешаем госпоже Чжоу вернуться домой
  • Глава 16. Глухой стражник находит ключ к проблеме; судья Ди посылает своих людей арестовать Шао
  • Глава 17. Чжао узнает, как живут люди на перевалах; Шао нашли и заманили искусной ложью
  • Глава 18. На полпути от перевалов преступник арестован; в Чанине открылось заседание суда
  • Глава 19. Судья Ди закрывает дело деревни Шести Ли; господин Хуа врывается в суд и сообщает об убийстве
  • Глава 20. Поступок кандидата Ху приносит ему несчастье; судья Ди начинает дознание в особняке Хуа
  • Глава 21. Судья Ди решает воздержаться от вскрытия невесты; он тщетно пытается обнаружить источник яда
  • Глава 22. Судья Ди находит ключ к загадке смерти невесты; старшина Хун проводит тайное расследование
  • Глава 23. Судья Ди посылает свою визитную карточку сюцаю Тану; в особняке Ху он раскрывает тайну смерти невесты
  • Глава 24. Что случилось со старым сюцаем литературы; ночной вор делает странное открытие
  • Глава 25. Поднимается шум вокруг ареста взломщика; с помощью хитрой уловки Ма Жуну удается поймать подозреваемого
  • Глава 26. Книжный господин получает неприятный сюрприз; потайной ход дает ключ к тайне
  • Глава 27. Развращенный вельможа наконец признается в своем преступлении; неверная женщина настаивает на своей невиновности
  • Глава 28. В тюрьме проводится последний допрос; признание получено, и тайна разгадана
  • Глава 29. Судья Ди закрывает дело о странном трупе; императорский цензор пьет чай в Водном павильоне
  • Глава 30. Троих преступников предают смертной казни; гонец из столицы приносит срочный указ

  • загрузка...