КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 393344 томов
Объем библиотеки - 510 Гб.
Всего авторов - 165338
Пользователей - 89435
Загрузка...

Впечатления

Stribog73 про Лавкрафт: Вселенная Г. Ф. Лавкрафта. Свободные продолжения. Книга 1 (Ужасы)

Добавлено еще восемь рассказов.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про Юм: ОСКОЛ. Особая Комендатура Ленинграда (Боевая фантастика)

Понравилось. Живой язык, осязаемый ГГ. Переплетение "чертовщины" и ВОВ, да ещё и во время блокады Ленинграда, в общем, книгу я прочел не отрываясь. Отлично.

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).
irina.lu@mail.ru про Шатохина: Княжна (СИ) (Любовная фантастика)

Все произведения автора, которые я прочитала, очень ярко эмоционально окрашены, вызывают ответную реакцию, заставляют сопереживать героям. спасибо за такие истории!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
АРАХНА про серию Косплей Сергея Юркина

КНИГИ КЛАСС ПРОЧИЛ 1 ДЫХАНИЕ ВСЕМ СОВЕТУЮ--- НАРОД КТО ЗНАЕТ
а будить продолжение книги Косплей Сергея Юркина Айдол-ян (часть вторая) 5--6--7-трек или новая книга .А то я дочитал 5 трек
Президент СанХён будет ругаться. - говорит БоРам Продолжение следует...подскажите кто знает заранее СПАСИБО

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Резанова: Золотая голова (Фэнтези)

Как уже было (наверное) понятно по моим предыдущим восторгам (по поводу открытия данного автора и данной СИ) я специально «докупил» эту часть в варианте «давно угаснувшего издательства» времен конца 90-х...

Единственное о чем я жалею — так это о том, что я читал их «не по порядку» (первым у меня пошел «Открытый путь»). Но в целом, я все же рад что удалось собрать и эти части...
Во «главе угла» тут (как и в другой известной мне книге «Открытый путь») два героя (мужского и женского пола)). И как всегда автор буквально с первых 2-3 страниц «заводит сюжет с полпинка» и эти два персонажа (хотя «героиня» конечно больше) обретают жизнь. У других же (коллег автора) на это порой уходит до полу-книги...

Сам сюжет — с одной стороны прост, но не так однозначен: некая преступница (по совместительству «бывшая дворянка угаснувшего рода») отправляется на плаху и... нежданно обретает не только жизнь, но и «некую миссию» по возврату долгов. Далее: дворцовые интриги, сражения по пути «туда и обратно» и некие предопределенные тайны «обретающие плоть» по мере повествования романа. Конечно кто-то наверняка сочтет этот роман «бабским», однако при всех схожих условиях (данного жанра) я б лично его таким не назвал. По своему содержанию он напомнил мне творения Дяченко («Ритуал» и «Магам можно все») где все тоже «не так просто» и однозначно (как кажется)...

Концовка данного романа так же неоднозначна. Впрочем это же касается и другой (не связанной) повести в данной книге.
P.S Данная книга куплена мной "на бумаге".

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Свержин: Трехглавый орел (Альтернативная история)

Честно говоря читать эту книгу я начал только ввиду того, что у меня в библиотеке накопилось уже 5 книг данной СИ (разных издательств) — и если уж читать, то в соответствии с хронологией.

Вся проблема — в том что собрать «всю линейку данной СИ» не удалось даже у меня (хотя я честно старался)... Плюс к этому не все «тома на руках» идут друг за другом (некоторые «в разнобой»), вот я и решил — начать читать в online (недостающие тома) и не ждать больше случая их докупить...

Сразу скажу некоторые части данной Си я читал давным-давно... В целом сюжет данной СИ мне был понятен: некая структура (типа НИИ) занимается изучением «узлов бифуркации» и засылает во всякие «интересные места и времена» своих сотрудников, дабы они что-то узнали, вынюхали или просто «подшурупили правильную нить истории». Разумеется данный процесс сопровождается «массовыми приключениями», поскольку события «имеют место» (как правило) во времена «былинные» (средневековья там всякие и тп).

Вообще-то это не совсем мой любимый жанр (непонятно: то ли «попаданцы», то ли АИ, то ли просто «приключения дяди Васи в Корнуолле»)... Но поскольку книги куплены и ожидают своей очереди на прочтение (некоторые уже лет 5-6) то и … надо соответствовать!
Конкретно эта часть (как ни странно) была написана гораздо позже имеющихся у меня частей («Власть Единорога», «Ищущие битву», «Колесничие фортуны» и других) — но по хронологии значится первой! Хм... Ну допустим...

Далее (собственно при самом чтении) становится понятно что эта часть (призванная расставить все по местам), только вконец запутывает читателя... Так настроившись на более-менее серьезное чтиво (в рамках «прошлых чтений») Вы возможно удивитесь тому что «тут разговор пойдет» в очень легкомысленном тоне: ГГ предстоит встретиться не только с интригами «большого двора» (Екатерины и пр), но и принять некое участие «в расколдовывании» своих спутниц, встретиться с Бабой Ягой и прочими фольклорными персонажами...

В общем данный сюжет «постепенно скатывается» на юмористический... плюс «лучшие традиции» изд. «В вихре времен», где «устоявшаяся история» меняется как перчатка, и где Емельян Пугачев с казаками отправляется «освобождать» (по просьбе английских товарищей) Американскую Ново... (пардон) Малороссию)) и тут же заявляют о своем полном неподчинении Британской империи...

Далее «каша» иных последствий (такого изменения истории), первый съезд «мирового пролетариата» и... собственно не совсем понятно что собственно хотел сказать (автор). Если конечно ничего и это лишь «развлекательное чтиво»... то претензий собственно и нет.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Symbolic про Фролов: Цивилизация страуса (Социальная фантастика)

Прочтите обязательно эту книгу, если вы россиянин по духу и вас ещё не воротит от всего нашего русского дурдома. Если автор старался показать нам русский дурдом в недалёком будущем, то у него это получилось. Честное слово, такого поворота в истории представить было невозможно, даже если одурманить мозги какой-нибудь дрянью. А вот у Виталия Фролова эта безумная смена приоритетов в России получилась и выглядит вполне реально.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Жемчужина императора (fb2)

- Жемчужина императора (а.с. Судья Ди-7) 476 Кб, 143с. (скачать fb2) - Robert van Gulik

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru

Все книги автора

Эта же книга в других форматах


Приятного чтения!




Роберт ван ГуликЖемчужина императора

Глава 1

Высокий мужчина зажег благовонную палочку на алтаре богини реки.

Вставив палочку в бронзовую подставку, он поднял глаза на спокойное лицо статуи, тускло освещенное единственным масляным светильником, свисающим с закопченных балок потолка. Казалось, богиня слегка улыбается.

– Ну что ж, ты можешь быть довольна! – горько сказал мужчина. – Там, в своей священной роще, ты отняла ее у меня в тот момент, когда я собрался окропить тебя ее кровью. Но сегодня вечером я выбрал тебе новую жертву и должным образом подготовился к жертвоприношению. На этот раз я буду…

Он оборвал себя на полуслове и бросил встревоженный взгляд на старого священника в оборванной коричневой одежде, сидящего на скамейке около входа в храм. Священник посмотрел на набережную, украшенную разноцветными фонариками, и снова склонился над молитвенником. Он не обратил ни малейшего внимания на одинокого человека у статуи.

Мужчина еще раз взглянул на богиню.

Статуя была выполнена из необработанного дерева. Скульптор поступил мудро, оставив нетронутой структуру древесины, которая имитировала складки одежды, ниспадающей с круглых плеч богини. Она сидела, скрестив ноги, на цветке лотоса, ее левая рука лежала на колене, а правая была поднята в жесте благословения.

– Ты – прекрасна! – хрипло прошептал мужчина, не мигая глядя на неподвижное лицо богини. – Скажи мне, почему красота всегда зла? Искушая мужчину, обольщая застенчивыми улыбками и взглядами из-под ресниц, она затем отталкивает его. Отталкивает с презрительной усмешкой, ломает ему жизнь, а потом преследует его. Почему? – Безумно вытаращив глаза, он ухватился за край алтаря. – Это всего лишь справедливо, когда нож вонзается в их коварные сердца, когда они, распростертые, лежат у подножия алтаря перед тобой, справедливо, что их…

Вдруг он испуганно замолчал. Ему показалось, что на челе богини, около жемчужины в середине лба, появилась строгая морщина. Но тут же со вздохом облегчения он вытер пот с лица – это была всего лишь тень ночного мотылька, пролетевшего над пламенем.

Он крепко сжал губы, бросил подозрительный взгляд на статую и пошел к выходу.

Мужчина подошел к старому священнику, погруженному в молитвы. Он стукнул его по костлявому плечу.

– Ты мог бы оставить богиню одну на сегодняшнюю ночь, не сторожить ее? – спросил он с напускной веселостью. – Скоро начнутся состязания лодок-драконов. Смотри, лодки уже выстраиваются под Мраморным мостом! – Мужчина достал пригоршню мелочи из рукава и добавил: – Вот! Возьми деньги и поужинай как следует в харчевне!

Старик посмотрел на него воспаленными глазами. Денег он не взял.

– Я не могу покинуть ее, господин. Она не простит мне этого.

Он опять склонился над молитвенником.

Помимо своей воли мужчина содрогнулся. Пробормотав неприличное ругательство, он помчался вниз по лестнице, ведущей на дорогу вдоль набережной. Ему надо было спешить в город, чтобы успеть к концу состязаний.

Глава 2

– Наконец-то я дождался «шестерку»! – с удовлетворением сказал судья Ди своей первой жене. Он приставил костяшку домино к концу замысловато извивающейся «змейки».

Две других его жены не произнесли ни звука, они сидели потупившись. В сгущающихся сумерках было трудно различить красные пятнышки на костяшках домино. Судья со своими тремя женами расположился на высоком помосте, на корме служебной лодки, стоявшей на якоре. Другие суденышки в некотором отдалении растянулись цепью вдоль берега Канала. Это был пятый день пятого лунного месяца – день ежегодного праздника Большой пятерки, во время которого устраиваются состязания лодок-драконов. С полудня жители Пуяна потянулись от Южных ворот к расставленным на берегу скамьям, возле которых поздно вечером должны были финишировать участники состязаний. Именно здесь судья Ди вручит призы победителям.

Судью попросили только наградить лучших, но он всегда с удовольствием принимал участие во всех праздниках жителей вверенного ему города, а потому предложил свою помощь в проведении состязаний. Поэтому вместе со своей свитой в трех паланкинах он покинул город за час до заката. Они устроились на его большой служебной лодке, стоявшей на якоре. Там же они и пообедали – рисом и сладким супом, – точно такой же обед подали всем зрителям. После трапезы вся семья села играть в домино, ожидая, когда взойдет луна и состязания начнутся. Становилось прохладно; отовсюду слышались песни и смех. Зажглись гирлянды разноцветных фонарей на лодках, и гладкая темная вода засияла веселыми огоньками.

Все выглядело как в сказке, но четверо, сидящие за столом, были так поглощены игрой, что не замечали ничего вокруг. Домино – любимая игра в семье судьи Ди, и все относились к ней очень серьезно, с азартом борясь за победу. Сейчас игра приближалась к концу, все нервничали.

Третья жена выбрала одну костяшку из разложенных перед ней. Она приставила ее к цепи костяшек на столе и сказала двум служанкам, сидящим на корточках около чайной плитки:

– Лучше зажечь светильники, я почти ничего не вижу!

– Я – пас! – заявил судья Ди. Он с раздражением посмотрел на старого управляющего, который появился на палубе и направился к судье. – Что еще случилось? Вернулся тот загадочный посетитель?

Получасом раньше, когда судья и его жены прервали игру и подошли к перилам ограждения, чтобы полюбоваться пейзажем, на борту лодки появился незнакомец. Но когда управляющий собрался объявить о его визите, мужчина вдруг сказал, что передумал и не хочет беспокоить судью.

– Нет, ваша честь, это доктор Пэн и господин Ку, – уважительно произнес седобородый управляющий.

– Проводи их сюда! – вздохнул судья Ди. Пэн Киа и Ку Юаньлян были ответственными за организацию состязаний. Судья знал их только в лицо, они не принадлежали к числу знатных людей Пуяна, с которыми он регулярно встречался на официальных приемах. Доктор Пэн был известным врачом, владельцем большой аптеки, а господин Ку – богатым собирателем древностей.

– Это не займет много времени! – обратился он к женам с ободряющей улыбкой.

– В кои веки собрались поиграть в домино! – пробурчала первая жена, надув губы.

Женщины перевернули костяшки домино, встали и ушли за ширму, установленную поперек помоста. Им не разрешалось встречаться с посторонними мужчинами.

Судья Ди тоже поднялся и ответил кивком на низкие поклоны двух вошедших мужчин с очень серьезными лицами. На них была длинная летняя одежда из тонкого белого шелка, на головах – черные кисейные шапочки.

– Присаживайтесь, господа! – приветливо сказал судья. – Думаю, вы пришли доложить, что к состязаниям все готово?

– Совершенно верно, ваша честь, – бесстрастным голосом ответил доктор Пэн. – Только что господин Ку и я покинули деревню Мраморный Мост, все девять лодок уже выстроились на старте.

– Хорошие команды принимают участие в состязаниях? – спросил судья Ди и тут же рявкнул на служанку, которая собиралась накрывать стол к чаю: – Не трогай домино!

Пока он снова переворачивал костяшки, доктор Пэн ответил:

– Желающих было больше, чем когда-либо, ваша честь. По двенадцать гребцов на каждую лодку были найдены мгновенно. Будет ожесточенная борьба, так как команда второй лодки полностью состоит из гребцов с Канала, а они настроены выиграть у команд, составленных из горожан! Господин Ку и я проследили за тем, чтобы участники были накормлены в харчевне у Мраморного моста. И теперь они рвутся в бой!

– Ваша лодка, доктор Пэн, безусловно, фаворит! – скривив губы, заметил Ку Юаньлян. – Моя же не имеет ни малейшего шанса – она слишком тяжела!

– Зато она отвечает всем историческим требованиям, господин Ку, – любезно сказал ему судья. – Я слышал, что ваша лодка – точная копия «Драконов» наших предков.

Довольная улыбка появилась на живом симпатичном лице Ку. Он поклонился:

– Я принимаю участие в состязаниях только для того, чтобы не забывали древние традиции.

Судья Ди кивнул. Он знал, что Ку посвятил свою жизнь изучению старины и был страстным собирателем древностей. Судья напомнил себе, что должен как-нибудь увидеть его собрание картин. Затем он произнес:

– Рад это слышать, господин Ку. В этот день состязания лодок-драконов проводились с незапамятных времен. По всей империи, где только есть вода – река, канал или озеро, – устраивались праздники. Их организовывают регулярно, чтобы у людей, занятых тяжким трудом, были просветы в жизни!

– Местные жители, – заметил доктор Пэн, – верят, что таким образом они ублажают богиню реки, а она, в свою очередь, обеспечит дождями крестьян и уловом рыбаков. – Он расправил черные усы, оттеняющие бледность его длинного апатичного лица.

– В старину, – вступил в разговор Ку, – этот праздник не был таким уж безоблачным. Как правило, после состязаний лодок-драконов люди убивали молодого человека в храме богини, принося его в жертву. Юношу называли Слуга Богини, и вся его семья была довольна, считая это честью.

– К счастью, много веков назад наши просвещенные правители отменили подобные жестокие ритуалы, – сказал судья.

– Старые обычаи легко не умирают, – медленно произнес доктор Пэн. – Здесь люди до сих пор поклоняются богине реки, несмотря на то что Канал стал основной артерией судоходства и рыболовства. Я помню, как четыре года назад во время состязаний лодка перевернулась и утонул человек. А местные жители восприняли несчастный случай как хорошее знамение – дескать, осенью будет богатый урожай.

Ку тревожно посмотрел на доктора. Он поставил свою чашку, встал и сказал:

– С вашего позволения мы сейчас отправимся на трибуну и проверим, все ли там готово к вручению призов.

Доктор Пэн тоже поднялся, и, низко поклонившись, они удалились.

Три жены судьи Ди быстро вышли из-за ширмы и заняли места за столом.

Служанки принесли свежий чай. Скоро все четверо снова увлеклись игрой. Медленно поглаживая длинную черную бороду, судья Ди прикидывал свои шансы. Среди последних костяшек у него были «тройка» и «пустышка». Все «тройки» уже вышли, но должна была остаться «дубль-пустышка». Если это так, то он выиграл. Вглядываясь в раскрасневшиеся лица своих жен, он пытался угадать, у кого же из них нужная ему костяшка.

Вдруг рядом с лодкой раздался громкий взрыв и затем затрещали разрывающиеся петарды.

– Твой ход, – нетерпеливо обратился судья ко второй жене, сидящей справа.

Жена колебалась, поглаживая свои блестящие гладкие волосы. Потом она положила на стол костяшку «дубль-четыре».

– Пас! – разочарованно сказал судья Ди.

– Я выиграла! – взволнованно воскликнула третья жена. Она показала свою последнюю костяшку – «четыре-пять».

– Поздравляю! – бросил судья. Потом спросил: – Кто из вас придержал «дубль-пустышку»? Я ведь только и ждал этого хода!

– Не я! – заявила первая жена, открывая оставшиеся костяшки.

– Странно! – нахмурившись, сказал судья Ди. – Одна «дубль-пустышка» на столе, а другой нет ни у вас, ни на «базаре». Куда же она могла деться?

– Может быть, я ее уронила на пол? – предположила первая жена.

Они заглянули под стол, затем встряхнули одежду. Но костяшки нигде не было.

– Может быть, служанки забыли положить ее в коробку? – спросила вторая жена.

– Непостижимо! – пробормотал судья. – Когда перед началом игры я доставал костяшки из коробки, то пересчитал их. Я всегда так делаю.

Послышалось шипение, затем раздался резкий хлопок. Канал осветился разноцветным дождем фейерверка.

– Посмотрите! – воскликнула первая жена. – Как красиво!

Все быстро встали и подошли к борту. Было шумно от взрывающихся петард, которые пускались со всех сторон. Холодный лунный свет серебрил воду. Пришло время лодкам, ожидавшим старта около Мраморного моста, ринуться к финишу. Взорвалось несколько одиночных петард, гул голосов усилился. Люди нетерпеливо делали ставки.

– Давайте тоже побьемся об заклад! – добродушно предложил судья Ди. – Сегодня каждый житель города, даже самый бедный, ставит на участников состязаний несколько монет.

Третья жена захлопала в ладоши.

– Я поставлю пятьдесят монет на номер три! – заявила она. – Только для того, чтобы показать господину Случаю, что я о нем не забыла.

– Я поставлю пятьдесят монет на лодку-фаворит доктора Пэна, – сказала первая жена.

– А я поставлю свои пятьдесят монет на лодку Ку, – усмехнулся судья. – Я верю в торжество традиций!

Еще некоторое время они смеялись и шутили, а потом направились пить чай.

Вдруг они заметили, что люди в лодках застыли, вытянув шеи и глядя в сторону изгиба Канала – именно оттуда должны были выйти лодки-драконы на финишную прямую. Судья со своими женами опять вернулся к перилам. Их тоже охватило волнение.

Две лодки типа сампан отделились от остальных. Они направились к середине Канала и замерли напротив трибун. Сидящие в сампанах бросили якорь и развернули большие красные флаги. Это были судьи.

Издалека послышался грохот барабанов. Пока еще невидимые лодки приближались к изгибу Канала.

Толпа разразилась разноголосыми криками. Лодка номер 9 появилась из-за поворота. На этой лодке было двенадцать гребцов, сидящих парами. Они энергично взмахивали веслами, в такт ударам большого барабана, находящегося в середине корпуса. Высокий широкоплечий мужчина, обнаженный до пояса, яростно бил в него колотушками. Рулевой, изогнувшись, кричал на гребцов, не щадя своих голосовых связок. Белая пена вскипала у задранного носа лодки, вырезанного в форме головы дракона с длинными рогами и выпученными глазами.

– Это лодка Пэна! Я выиграла! – закричала первая жена.

Но когда появилась корма, вырезанная, как хвост дракона, все увидели, что вплотную к ней идет другая лодка. Дракон с раскрытой пастью, украшавший нос этой лодки, казалось, хочет сожрать лодку номер 9.

– Это лодка номер два, та, которой управляют лодочники, – заметил судья Ди. – Они стараются изо всех сил!

Барабанщик лодки номер 2, маленький жилистый человек, исступленно бил в барабан, выкриками подбадривая гребцов. Когда лодки подошли поближе, стало видно, что лодка номер 2 уже нагнала лодку номер 9. Нос лодки номер 2 был на уровне кормы номера 9. Звуки барабанов утопали в реве зрителей.

Еще четыре лодки появились из-за поворота, но на них никто не обращал внимания – взоры болельщиков были прикованы к лодкам номер 2 и номер 9. Мускулистые гребцы лодки номер 2 работали с непостижимой скоростью, но догнать лодку номер 9 не могли. Обе лодки были уже совсем близко, и судья Ди разглядел широкую улыбку на лице барабанщика с лодки номер 9. Судьи опустили флаги, чтобы отметить линию финиша.

Вдруг высокий барабанщик на лодке номер 9 замер. Поднятая правая рука повисла в воздухе. Показалось даже, что он в изумлении уставился на нее, но тут же упал на барабан. Гребцы, сидевшие за ним, потеряли ритм, весла их столкнулись. Лодка накренилась и замедлила ход. Лодки номер 9 и номер 2 вместе проплыли под красным флагом, но все-таки лодка номер 2 была на полкорпуса впереди.

– Бедного парня хватил удар, – покачал головой судья Ди. – Не следует много пить перед… – Его голос потонул в оглушающих аплодисментах зрителей. Пока лодки-победительницы двигались к причалу у трибуны, остальные семь лодок пересекли финиш, и каждую из них шумно приветствовали зрители. Снова засверкали фейерверки.

Судья увидел большую служебную лодку, направляющуюся к его судну. Повернувшись к женам, он сказал:

– За мной послали лодку, чтобы отвезти на церемонию награждения. Управляющий проводит вас домой. А я приеду, как только закончу.

Жены поклонились ему, и судья спустился на нижнюю палубу. Пэн и Ку ждали его у сходни. Когда судья вошел на борт лодки, то обратился к Пэну:

– Сожалею, что ваша лодка проиграла, доктор. Надеюсь, что с барабанщиком не случилось ничего серьезного.

– Я сейчас же пойду и все узнаю, ваша честь. Он сильный парень, мы быстро поставим его на ноги. Зрелище было удивительное!

Ку Юаньлян ничего не сказал, только нервно подергал себя за жиденькие усы. Он было начал что-то говорить, но тут же замолчал.

Когда они подошли к причалу, предводитель отряда стражников из шести человек отдал честь судье. Пэн и Ку проводили его к скамье для почетных гостей. На возвышении его встретил старшина Хун, давний и преданный его помощник. Он отвел судью в маленькую комнату для переодеваний, отгороженную ширмами. Пока Хун помогал судье надеть официальное облачение из зеленой парчи, тот довольно восклицал:

– Это было замечательное зрелище, Хун! Правда? Впечатляюще! – Взяв в руки бархатную судейскую шапочку, он спросил: – Надеюсь, в суде ничего не случилось?

– Ничего особенного, несколько совершенно обычных дел, ваша честь, – ответил седобородый Хун. – Я даже смог отпустить чиновников домой до шести часов. Они были счастливы, так как успевали посмотреть состязания лодок-драконов.

– Хорошо. Пока я буду произносить речь, спустись к причалу и узнай, как там дела с этим барабанщиком с девятой лодки. Беднягу хватил удар как раз перед финишем.

Судья Ди вышел на помост.

Внизу собралось очень много народу. Всех участников состязаний выстроили у подножия лестницы. Старший стражник провожал каждого лидера команды на возвышение, где судья Ди говорил ему несколько добрых слов и вручал сверток, упакованный в красную бумагу. В каждом был маленький рисовый пирог и небольшая сумма денег.

После награждения судья произнес короткую речь и пожелал всем присутствующим счастья и благополучия до конца года. Он удалился в комнату для переодеваний, провожаемый шквалом аплодисментов.

Старшина Хун ожидал его. Он встревожено сказал:

– Барабанщик мертв, ваша честь. Судебный лекарь заявил, что его отравили.

Глава 3

Судья Ди молча смотрел на неподвижное тело барабанщика. Труп принесли в комнату для переодеваний и положили на циновку, на пол. Судебный лекарь сидел на корточках возле покойного. Он находился среди зрителей во время состязаний и, когда погибшего перенесли на берег, успел произвести беглый осмотр. Сейчас он тщательно изучал тело. Он вставил в рот умершего серебряную пластину. Доктор Пэн, который стоял в углу вместе с Ку, вышел вперед и раздраженно сказал:

– Это пустая трата времени, ваша честь! Я уверен, что у него был сердечный приступ. Все симптомы говорят об этом.

– Пусть судебный лекарь закончит свою работу, – отрывисто произнес судья Ди.

Он внимательно посмотрел на мускулистое тело, на котором была сейчас лишь набедренная повязка. Лицо покойного было искажено гримасой смерти, но правильные черты лица, высокий лоб свидетельствовали о том, что это не простолюдин, из которых обычно набирают команды гребцов. Когда лекарь поднялся на ноги, судья спросил:

– Что дает вам основания думать, что этот человек отравлен? Вы слышали слова доктора Пэна, который уверяет, что причиной смерти был сердечный приступ?

– Это очень похоже на сердечный приступ, ваша честь. Но я обратил внимание на фиолетовые пятна на кончиках пальцев рук и ног. Далее, я только что убедился, что язык распух и покрылся темными пятнами. Я родом с юга и знаю, что у нас жители гор умеют готовить медленно действующий яд, который вызывает именно такие симптомы. Как только я увидел пятна на кончиках пальцев, то сразу заподозрил, что этот человек отравлен тем самым ядом.

Доктор Пэн склонился над трупом. Старший стражник открыл рот покойного с помощью пластины, и доктор заглянул в него. Затем Пэн сокрушенно кивнул и обратился к судье:

– Судебный лекарь совершенно прав, ваша честь. Теперь я вспомнил что читал о таком яде. Если его принять на голодный желудок, то он начнет действовать спустя четверть часа или что-то около этого. Но если он попадет в желудок после еды, то время действия может растянуться до часа или даже больше.

– Этот барабанщик с вашей лодки был вашим служащим?

– Нет, ваша честь. Он был бродячим студентом, звали его Тон Май. В горячий сезон он иногда помогал мне в аптеке.

– У него что, не было семьи?

– Была, ваша честь. Несколько лет назад он жил вместе с родителями в красивом доме, в пригороде. Потом его отец разорился. Он продал дом и вернулся в свои родные места на севере страны. Тон Май остался в Пуяне, в надежде как-то свести концы с концами, чтобы закончить учебу в храме Конфуция, где он занимался классической литературой. Потом он собирался уехать к родителям на север. Это был жизнерадостный, открытый парень, сильный и выносливый. Между прочим, хороший борец-любитель. Он очень нравился всем моим служащим, поэтому они и попросили его быть барабанщиком на нашей лодке. – Он бросил горестный взгляд на распростертую фигуру.

– Тон был очень способным молодым человеком, – подал голос Ку. – Его отец хорошо разбирался в старинных предметах искусства, и Тон с первого взгляда мог определить стоящую вещь.

– Как вы познакомились с ним, господин Ку? – спросил судья Ди.

– Он часто приходил ко мне и приносил то какую-нибудь фарфоровую вещицу, то старинную бронзовую скульптуру, которые покупал по дешевке. Я согласен с доктором Пэном, он был приятным молодым человеком.

– Но это не остановило того, кто его убил, – сухо заметил судья. – Не знаете, были ли у него враги?

Доктор Пэн вопросительно посмотрел на господина Ку. Когда последний пожал плечами, доктор ответил:

– Никто из наших знакомых, ваша честь, не желал ему зла. Должен добавить, что у Тона были приятели среди чудаковатых людей: странствующих студентов и просто бродяг. Они часто ходили в залы для упражнений. Может быть, ссора с одним из этих негодяев… – Он не закончил фразу.

Пэн был бледен и выглядел расстроенным. Судья Ди отметил, что внезапная смерть его сезонного помощника сильно его огорчила. А может быть, его выбило из колеи то, что он поставил неправильный диагноз? Судья задал вопрос господину Ку:

– Где жил этот юноша?

– Где-то в районе улицы Полумесяца, в юго-западной части города. Я не знаю точного адреса, но могу выяснить его у Ся Куана, его друга. Ся тоже бродячий студент, борец-любитель и тоже баловался торговлей древностями. Однажды Ся сказал мне, что он живет вместе с Тоном в мансарде над лавкой старьевщика. Он, кстати, обещал помочь мне оттащить лодку после состязаний, а значит, он должен быть где-то рядом.

– Приведите сюда этого юношу! – приказал судья Ди судебному лекарю.

– Он уже уехал в город, ваша честь, – быстро вмешался доктор Пэн. – Направляясь сюда, я случайно заметил, как он шел к Южным воротам. Я не мог его ни с кем спутать из-за безобразного шрама на левой щеке.

– Очень жаль, – вздохнул судья Ди. Он видел, что Ку Юаньляну не терпится скорее уйти, – он нервно переминался с ноги на ногу. – Хорошо, господа, – заключил судья, – я произведу тщательное расследование этого случая. Первое время не говорите никому об убийстве Тона. Пусть это будет сердечный приступ. Я жду вас обоих на завтрашнем утреннем заседании. Хун, когда проводишь этих господ, позови старшего стражника.

После того как Пэн и Ку ушли, судья сказал лекарю:

– Я рад, что вы компетентный специалист. Если бы вы не оказались здесь, то я бы отнесся к этому убийству как к несчастному случаю и положился бы на слова доктора Пэна. Идите в суд и оформите разрешение на вскрытие тела.

Судебный лекарь ушел, довольно улыбаясь. Заложив руки за спину, судья стал мерить шагами комнату. Когда вошли старшина Хун и старший стражник, он приказал последнему:

– Принесите мне одежду убитого!

– Она здесь, ваша честь. – Стражник вытащил тюк из-под стола и развязал его. – Вот его штаны, пояс и башмаки, ваша честь. А вот его куртка, которую мы нашли сложенной под барабаном на лодке.

Судья Ди сунул руку в широкий рукав куртки и достал документ, удостоверяющий личность Тона, справку о том, что он сдал первый экзамен по литературе, и два серебряных предмета, завернутых в тонкую бумагу. Положив все обратно, он сказал:

– Отнесите эти вещи в суд. А тело заверните в циновку, и пусть ваши люди доставят его в пустую камеру в тюрьме. Затем вы должны пойти в дом, где жил Тон, и привести Ся Куана ко мне. Позже я допрошу его.

Старший стражник ушел выполнять приказ. В то время как старшина Хун помогал судье снять парадную одежду, судья Ди размышлял вслух:

– Кто же мог убить этого студента? Можно подумать, что…

– Убить? – спросил низкий голос за его спиной. – Мне сказали, что это был несчастный случай!

С губ судьи уже готова была сорваться гневная тирада. Но он сдержался, увидев в распахнутых дверях огромного человека. Это был Ян, владелец большой лавки древностей, расположенной напротив храма Конфуция. Судья часто заходил к нему в лавку полюбоваться предметами искусства. Без раздражения судья сказал:

– На самом деле это было убийство, господин Ян. Но я прошу вас помалкивать об этом.

Гигант удивленно поднял брови. У него было загорелое лицо с резкими чертами, щетинистые усы и короткая борода. Он улыбнулся, обнажив крепкие белые зубы.

– Как скажете, ваша честь! Я пришел выяснить причину смерти, потому что рыбаки у причала говорят, что его забрала к себе Белая богиня.

– Что вы имеете в виду? – изумленно спросил судья Ди.

– Так местные жители называют богиню реки, ваша честь. Рыбаки рады, что во время праздника Большой пятерки умер человек, они считают, что теперь богиня обеспечит им богатый улов до конца года.

Судья Ди пожал плечами.

– С незапамятных времен люди верят в эту чушь. Пусть убийца думает, что власти допускают такую версию случившегося, – сказал судья.

– Как он был убит, ваша честь? – Ян бросил взгляд на лежащее рядом тело. – Я не вижу крови.

– Если вы хотите узнать детали, то приходите завтра на утреннее заседание суда, – резко ответил судья. - Между прочим, ведь Тон Май занимался продажей старинных предметов искусства, значит, вы были знакомы?

Ян покачал крупной головой:

– Я знал о нем, но никогда с ним не встречался. У меня есть свои каналы получения товара. Добывать старинные предметы – тяжкий труд! Приходится без устали колесить по стране, в дождь и в зной, разыскивать крестьян, которые хранят всякое старье. У меня отличное здоровье, много энергии – я нахожу по-настоящему ценные вещи. Вот на днях…

– Когда-нибудь встречались с парнем по имени Ся Куан, другом Тона?

– Нет, ваша честь. К сожалению, ничего не могу сказать. – Он наморщил лоб. – Имя вроде бы знакомо, но человека не помню. Ваша честь, только что я приобрел старинную картину в храме, что на востоке города; мне кажется, вы бы заинтересовались ею. Она в отличном состоянии, и я…

– В скором времени я загляну в вашу лавку, господин Ян. Сейчас я очень тороплюсь в суд.

Торговец древностями поклонился и ушел.

– Мне нравится беседовать с Яном, – сказал Хуну судья. – У него огромные познания в области старины. Он искренне этим интересуется. Но пришел он в совершенно неподходящий момент. – Судья надел маленькую черную шапочку и со слабой улыбкой добавил: – Так как трое других моих помощников не появятся в Пуяне до послезавтра, нам с тобой, Хун, придется заниматься этим убийством.

– К сожалению, Ма Жун и Чао Тай взяли с собой Тао Ганя, ваша честь! – с тоской произнес старшина. – Этот пройдоха как раз такой человек, который нам нужен для расследования дела об отравлении.

– Не переживайте, мы и сами справимся, Хун! Я сейчас возьму лошадь и поеду в деревню Мраморный Мост. Очевидно, яд положили в еду или питье, пока команды отдыхали там в ожидании начала состязаний лодок-драконов. Я осмотрю все сам. А ты поезжай в храм Конфуция и найди преподавателя литературы, сюцая Оуяна. Расспроси его о Тон Мае и его друге Ся Куане. Сюцай проницательный человек, и мне бы хотелось знать его мнение об этих молодых людях. Не жди меня, увидимся завтра утром в моем кабинете.

Спускаясь по лестнице, судья добавил:

– Когда поедешь мимо моего дома, пожалуйста, передай моему управляющему, что я вернусь поздно, и пусть он скажет об этом моим женам.

Глава 4

Судья Ди взял лошадь одного из стражников, вскочил в седло и направился на юг. На дороге было много людей: все спешили и никто не обращал внимания на одинокого всадника.

Дорога шла вдоль канала на протяжении двух ли. Небольшие группы мужчин и женщин все еще сидели на берегу, откуда совсем недавно наблюдали за состязаниями. Дорога свернула в горы. По обеим ее сторонам поднимались густые леса. Когда судья опять спустился в долину, то увидел разноцветные фонари, отмечавшие въезд в деревню Мраморный Мост. Судья проехал по горбатому мосту, давшему название деревне, и сразу заметил в отдалении мачты пришвартованных лодок у слияния реки и Большого канала.

Базарная площадь по другую сторону моста сверкала сотнями огней. Около лотков толпились покупатели. Судья Ди слез с лошади и, взяв ее за уздцы, направился к кузнечной мастерской. Кузнец сидел без работы и за несколько монет согласился присмотреть за лошадью. Судья Ди с удовольствием отметил, что кузнец не узнал его.

Он медленно шел, выискивая место, где можно было бы получить какую-то информацию. На берегу реки под высокими деревьями он увидел красные лакированные ворота маленького храма. Он постарался затеряться в потоке людей, идущих туда. Каждый бросал несколько монет в ящичек для пожертвований, стоящий у подножия лестницы, ведущей в храм. После того как судья опустил свое пожертвование, он с любопытством заглянул внутрь. Пожилой даосский священник, одетый в изорванное коричневое тряпье, доливал масло в единственный светильник, висевший над алтарем. Судья увидел статую богини реки в человеческий рост, которая сидела, скрестив ноги, на троне в форме цветка лотоса. Казалось, что полуприкрытые глаза смотрят прямо на него, а изогнутые губы слегка улыбаются.

Как непоколебимый конфуцианец, судья Ди не приветствовал идолопоклонства. Но прекрасное улыбающееся лицо богини заставило его ощутить некоторое волнение. Сердито пожав плечами, он спустился по лестнице и направился к выходу. Неподалеку он увидел цирюльню. Ее фасад был обращен к порту. Судья вошел и сел на низкий табурет. Его взгляд упал на группу людей, от которой отделилась стройная женщина и направилась к лотку. На ней была одежда из черной ткани с узорами, нижняя часть лица закрыта черным шарфом, спускающимся с головы. Ее гордая осанка и красивая одежда говорили о том, что это не проститутка. Снимая свою шапочку, судья подумал о том, что могло привести сюда, на базарную площадь, такую знатную женщину без сопровождения в столь поздний час. Но он быстро переключился на объяснения с цирюльником, как надо подстричь бороду и бакенбарды.

– Откуда вы, господин? – спросил цирюльник, начиная стричь бороду судьи.

– Я – мастер боевых искусств из соседней провинции, – ответил судья. Он знал мастеров, которые, как правило, вели строгий образ жизни и пользовались большим уважением в народе. Это были люди, внушающие доверие. Он добавил: – Я остановился у вас по пути в столицу, чтобы навестить родственников. Должно быть, сегодня у вас хорошо идут дела, ведь на праздник приехало столько народу?

– По правде говоря, не так уж хорошо. У людей голова занята другим, и им недосуг зайти в цирюльню и подстричься. Видите ту большую харчевню на другом берегу? Перед стартом уважаемые Пэн и Ку принимали там гребцов вместе с их родственниками и друзьями. Вот и ответьте мне, кто же пойдет стричься, если можно даром наесться и напиться до отвала?

Судья Ди полностью с этим согласился. Уголком глаза он следил за женщиной в черном, которая стояла у загородки, отделяющей цирюльню от улицы. В конце концов, может быть, она действительно была проституткой? Вероятно, она ждет, когда судья выйдет из цирюльни, чтобы пристать к нему. Он обратился к цирюльнику

– Я вижу только четырех прислужников в той харчевне. Наверное, они с ног сбились, обслуживая участников состязаний! Я слышал, что было девять команд.

– Нет, у них было не много хлопот. Видите тот дальний столик? Там они поставили шесть больших кувшинов с вином. Любой желающий мог подойти и зачерпнуть оттуда вина. А на тех двух крайних столах находилось несметное количество холодных закусок. Самообслуживание! В связи с тем, что у меня стриглись двое из участников состязаний, я подумал, что могу считать себя приближенным к гостям. Господа Пэн и Ку не поскупились на угощение, должен сказать! И держались на равных со всеми, для каждого находили доброе слово. Вам помыть голову? – Так как судья отказался, цирюльник продолжил: – Односельчане будут пить до полуночи, бьюсь об заклад! Несмотря на то, что им придется платить. Во время состязаний произошел несчастный случай, вы слышали? Поэтому все такие радостные. Теперь Белая богиня проявит свою благосклонность, и осенью будет хороший урожай!

– Вы верите в Белую богиню?

– И да, и нет. Мое ремесло не зависит ни от воды, ни от земли. Я могу позволить себе жить без суеверий. Но никогда по своей воле я не приближусь к Мандрагоровой роще! – Он указал ножницами на горы и вздохнул. – Та территория принадлежит ей, а я предпочитаю не рисковать!

– Я тоже, поэтому перестаньте, пожалуйста, размахивать ножницами вокруг моей головы! Я доволен вашей работой. Сколько я вам должен?

Судья расплатился, надел свою шапочку и вышел из цирюльни.

Женщина в черном подскочила к нему и отрывисто сказала:

– Я бы хотела поговорить с вами.

Судья Ди остановился и пристально на нее посмотрел. Ее сдержанный голос и уверенность в себе подтвердили предположения судьи, что это не простолюдинка. Она быстро произнесла:

– Только что я слышала, что вы мастер боевых искусств. У меня есть для вас работа на сегодняшний вечер.

Судье стало интересно, чего же от него хочет эта странная женщина. Он сказал:

– Я путешествую, а это стоит денег, поэтому не откажусь от заработка.

– Идите за мной!

Она направилась к грубым каменным скамьям на берегу под ивами и села. Судья Ди расположился напротив нее. Женщина опустила с лица конец шарфа и внимательно взглянула на него большими блестящими глазами. Она была очень красивой. На ее овальном лице не было никакой краски, у нее был маленький аккуратный рот с естественными ярко-розовыми губами, на щеках играл нежный румянец. Он решил, что ей не более двадцати пяти. Она тоже пристально изучала судью, наконец возобновила разговор:

– Вы производите впечатление честного человека, не думаю, что вы меня обманете. На самом деле все очень просто. У меня намечена важная деловая встреча с одним человеком в заброшенном доме, около Мандрагоровой рощи, всего в получасе ходьбы отсюда. Но, назначая встречу, я совершенно упустила из виду тот факт, что сегодня были состязания лодок-драконов и здесь собрался всякий сброд. Я хочу, чтобы вы сопровождали меня до заброшенного дома и, в случае надобности, защитили от разбойников. Вам предстоит довести меня только до входа. – Она достала из рукава блестящую серебряную монету. – Я готова хорошо заплатить за эту небольшую услугу.

Судье непременно захотелось побольше узнать об этой встрече. Он резко встал и холодно произнес:

– Я, как и все, не прочь заработать легкие деньги. Но я мастер боевых искусств с признанной репутацией, у меня много учеников, и я отказываюсь потворствовать тайным свиданиям.

– Да как вы смеете! – сердито воскликнула она. – Здесь все честно, уверяю вас!

– Вы должны доказать мне это, если рассчитываете на мою помощь.

– Сядьте! Время поджимает, придется все объяснить вам. И ваше нежелание выполнить мою просьбу только подтверждает хорошее впечатление, которое вы произвели на меня. Я уполномочена купить предмет большой ценности. Стоимость уже оговорена, но особые обстоятельства заставляют провести эту сделку тайно. Есть другие желающие приобрести эту вещь, но владелец не хочет, чтобы кто-нибудь узнал, что ее покупаю я. И он уже ждет меня в этом доме. Дом заброшен в течение многих лет, и нет более безопасного места для тайной сделки, связанной с большими деньгами.

Судья Ди посмотрел на ее отвисший левый рукав.

– Вы хотите сказать, – нахмурился он, – что женщина без сопровождения имеет при себе необходимую сумму денег наличными?

Она достала из рукава квадратный сверток и передала судье. После того как он убедился, что поблизости никого нет, судья отогнул угол плотной бумаги. Невольно у него вырвался возглас изумления. В свертке было десять слитков золота. Возвращая ей сверток, он сказал:

– Кто вы?

– Вы видите, что я вам безраздельно доверяю, – спокойно ответила женщина, пряча золото обратно в рукав. – Прошу вас относиться ко мне так же. – Она достала серебряную монету и спросила: – Договорились?

Судья кивнул и взял монету. После разговора с цирюльником он убедился, что искать разгадку смерти Тон Мая сейчас бесполезное занятие. Завтра ему надо будет произвести тщательный допрос, выяснить все о его окружении и связях, чтобы установить мотив преступления. Не было смысла в дальнейших расспросах возможных свидетелей, так как любой мог подсыпать яд в вино или пищу во время отдыха в харчевне. Теперь он имел некоторое представление о том, что собой представляет эта женщина. Когда они пересекали площадь, судья сказал:

– Думаю, нам следует купить фонарь.

– Я знаю местность как свои пять пальцев, – нетерпеливо ответила женщина.

– Но я здесь чужой, а обратно возвращаться мне придется одному, – сухо заметил судья.

Он остановился у лотка, где продавали все для дома, и купил маленький бумажный фонарь в бамбуковой окантовке. Они продолжили свой путь, и судья с любопытством спросил:

– А как тот человек, с которым вы встречаетесь, найдет дорогу обратно?

– Он не первый раз в этом доме. И он проводит меня обратно в деревню, так что не беспокойтесь!

Дальше они шли молча. На темной дороге, ведущей к лесу, путники повстречались с группой хулиганов, которые приставали к испуганным прохожим. Парни начали было говорить непристойности проходящей мимо паре, но, взглянув на внушительную фигуру судьи Ди, замолчали на полуслове.

Немного дальше дорога превратилась в лесную тропинку. Навстречу попались двое бродяг: они поджидали одинокую жертву под деревьями. Разбойники приблизились, но когда увидели, как судья закатывает рукава и встает в профессиональную стойку борца, то тут же исчезли. Судья Ди отметил про себя, что он честно отрабатывает полученные деньги. В одиночку женщина никогда не добралась бы невредимой до места назначения.

Вскоре шум базара уже не был слышен, тишину вокруг нарушали только жуткие крики козодоя. Извивающаяся тропинка уходила в дремучий лес, лунный свет едва пробивался сквозь переплетенные ветки и пятнами падал на сухие листья, ковром покрывшие землю.

Женщина обернулась и указала на кривую сосну.

– Запомните это дерево, – сказала она. – Когда пойдете обратно, здесь поверните налево и все время держитесь левой стороны.

Она выбрала тропинку, заросшую травой. Двигалась она по ней очень уверенно, в отличие от судьи, который спотыкался на каждом шагу. Чтобы сбавить темп, он решил задать вопрос спутнице:

– Почему этот дом заброшен?

– Потому что считается, что там живут привидения. Поместье граничит с Мандрагоровой рощей, вам же рассказывал об этом болтун-цирюльник. Вы трус?

– Я не более труслив, чем все люди.

– Хорошо. Успокойтесь, мы приближаемся к дому.

Наконец женщина остановилась, и казавшееся судье бесконечным путешествие закончилось. Она положила руку ему на плечо и указала вперед. Там, среди поредевших верхушек деревьев, в лунном свете он увидел ворота из растрескавшегося кирпича. По обеим сторонам тянулись высокие стены. У входа в дом она поднялась на три ступеньки, распахнула скрипучие двойные двери и прошептала:

– Большое спасибо и до свидания!

Женщина скользнула внутрь.

Судья Ди повернулся и пошел обратно. Но как только он скрылся за деревьями, то внезапно остановился. Он поставил фонарь на землю, заправил длинные полы одежды под пояс и закатал рукава. Затем он поднял фонарь и направился обратно к дому. Он решил найти место свидания странной пары и отыскать удобный уголок, откуда удобно наблюдать за ними. Если это и в самом деле честная сделка, он тут же удалится. Но если возникнут подозрения, то он выйдет к ним, назовет себя и потребует обстоятельных объяснений.

Но как только судья попал в дом, то понял, что задача у него не из легких, – это была нестандартная постройка. При выходе из дома человек попадал в темную узкую галерею, вместо привычного открытого и просторного двора. Не зажигая фонаря, судья Ди ощупью двинулся по галерее, придерживаясь за стены, покрытые мошками, и ориентируясь на свет впереди.

Из странной галереи он вышел в большой запущенный двор. Дорожка была выложена камнями, между которыми проросла трава. На другой стороне двора темнела громада дома на фоне довольно светлого неба. На крыше дома виднелись дыры. Судья пересек двор и остановился. Ему показалось, что он услышал легкий шорох справа, – там находился дверной проем, ведущий в восточное крыло здания. Он быстро нырнул в него и прислушался. Голоса доносились из квадратного флигеля, фундамент которого был поднят на четыре чи. Этот отдельный домик находился по другую сторону огороженного забором, заросшего травой сада. Стены и потолок флигеля были в лучшем состоянии, чем основное здание. Дверь была плотно прикрыта, окна забиты ставнями. Голоса слышались из открытого окна над входом. Судья Ди быстро оценил ситуацию. Внешняя стена ограды была только четыре чи высотой, за ней темной стеной поднимался лес. Стена справа была выше. Он решил, что если забраться на нее, то через открытое окно можно будет услышать и увидеть, что происходит внутри.

Он нашел в стене место, где было легче забраться наверх. Но когда он добрался до края ограды, луна зашла за облако, и наступила кромешная тьма. Тут он услышал женский голос:

– Я вам ничего не скажу, пока не узнаю, почему вы здесь.

Раздались ругательства и звуки драки. Женщина закричала:

– Не трогайте меня, слышите!

В этот момент старая ограда под тяжестью судьи начала рассыпаться. Пока он барахтался, чтобы восстановить равновесие, несколько камней с шумом упали вниз. Судья решил слезть с разрушенной стены и стал осторожно спускаться вниз. В это время раздался женский крик. Затем он услышал звук открывающейся двери и поспешные шаги. Судья упал в заросли у подножия стены и заорал во все горло:

– Стоять! Дом окружен!

Это было лучшее, что он мог придумать, но слова его не подействовали. Выбираясь из кустов, судья Ди услышал далеко впереди, у ворот, треск ломающихся веток. Человек спасался бегством.

Судья посмотрел на дверь флигеля. Она была полуоткрыта, и он увидел часть комнаты, освещенную свечой. Женщина в черном лежала на полу.

Выскочив из кустов, судья взбежал по ступенькам. Он распахнул дверь. Незнакомка лежала на спине, из груди торчала рукоятка кинжала. Он присел возле несчастной на корточки и стал пристально изучать ее спокойное лицо. Она была мертва.

– Она заплатила мне, чтобы я ее защищал, а я позволил убить ее, – сердито пробормотал он.

Очевидно, женщина защищалась, так как в ее правой руке был зажат длинный тонкий нож. Лезвие было в крови, и пятна крови вели к двери.

Судья засунул руку в рукав ее одежды. Слитки исчезли. В рукаве было два носовых платка и рецепт на лекарство, на котором значилось: «Янтарь, уважаемой госпоже Ку Юаньлян». Судья Ди еще раз взглянул на неподвижное бледное лицо. Он вспомнил что люди говорили о многолетней неизлечимой болезни первой жены Ку, о том, что он завел вторую жену, молодую и красивую женщину. Должно быть, это и была она. Неужели Ку послал ее, совсем одну, приобрести какую-то старинную вещь для своей коллекции! В любом случае это была ловушка, и золото украли.

Со вздохом судья поднялся на ноги и стал осматривать пустую комнату. Он задумчиво нахмурился. Рядом со стулом стояла бамбуковая кушетка. В комнате не было ни шкафов, ни полок для вещей. Стены и потолок были недавно отремонтированы, на окнах стояли крепкие решетки. Дверь была сделана из толстых досок, на ней висел большой железный замок. Растерянно покачивая головой, судья Ди взял свечу и зажег свой фонарь. Потом он спустился во внутренний сад и направился к дому.

Ни одного предмета мебели не обнаружил он в темных сырых комнатах. В полуразрушенном зале взгляд судьи наткнулся на надпись, сделанную на стене. Она гласила: «Поместье Река», под ней стояла подпись: «Тон Икван».

– Красиво написано! – пробормотал он, продолжая осмотр дома.

В пустых коридорах несколько летучих мышей, привлеченных светом фонаря, стали кружить около его головы. Но кроме этих отвратительных тварей, которые поспешно скрылись, когда он взмахнул руками, в доме никого не было.

Судья пошел во флигель, чтобы забрать нож и кинжал. Пора возвращаться в деревню, нужно приказать начальнику городской стражи отправить сюда людей, чтобы перевезли тело мертвой женщины в город. Ему здесь делать больше нечего. Когда он вошел во внутренний сад, то луна опять появилась из-за облаков.

Вдруг он остановился как вкопанный. Кто-то крался по другую сторону невысокого забора. Судья видел только взъерошенную голову незваного гостя, удаляющегося от флигеля. Незнакомец явно не чувствовал присутствия судьи, потому что двигался неспешным шагом.

Судья Ди бесшумно перелез через стену и спрыгнул в канаву, заросшую травой. Выбравшись из канавы, он отметил, что стена здесь имеет высоту более шести чи. Вокруг никого не было.

Судья взглянул вверх и вздрогнул от ужаса. Всклокоченная голова двигалась по краю стены сама по себе, какими-то странными рывками.

С минуту он стоял затаив дыхание, уставившись на жуткий предмет. Затем он улыбнулся и вздохнул с облегчением. Лунный свет сыграл с ним шутку! Это был пучок спутанной травы, который шевелился от движений какого-то маленького животного.

Судья подтянулся и раздвинул траву. Небольшая черепашка испуганно взглянула на него темными глазами, затем быстро втянула под панцирь голову и лапы.

– Мудро поступаешь, малыш! – вполголоса сказал судья. – Жаль, что я не могу сделать так же.

Судья присел, чтобы немного успокоиться. Зловещая атмосфера этого странного места начинала действовать на него. Он бросил тревожный взгляд на черную полосу леса, поднимающегося по другую сторону канавы. По-видимому, это была Мандрагоровая роща, мрачная собственность богини реки. В лунном свете было видно, что ни один лист не шевелится.

– Это место не для нас. – Судья погладил черепаху по спинке. – Пойдем-ка со мной. Ты – как раз то, что мне надо для оживления маленького сада камней. Уверен, что Белая богиня не станет по тебе скучать!

Завернув черепаху в носовой платок, он убрал ее в рукав. Судья перелез через стену и опять оказался в саду.

Он вошел во флигель и аккуратно вынул кинжал из груди женщины. Удар был нанесен прямо в сердце, и платье в этом месте намокло от крови. Потом судья взял нож из ее безжизненной руки и вместе с кинжалом завернул его в носовые платки. Он окинул взглядом комнату в последний раз и вышел.

На обратном пути судья изучил галерею. Теперь он заметил вал вдоль внешней части стены. Очевидно, владелец этого отдаленного дома хотел обезопасить себя на случай нападения разбойников. Судья пожал плечами и двинулся в сторону леса. Освещая дорогу фонарем, он без труда добрался до деревни.

Рыночная площадь все еще весело шумела. Местные жители и не думали расходиться по домам. Он приказал попрошайке проводить его к старосте деревни. Судья Ди представился старосте и дал указания перепуганному человеку по поводу доставки трупа. Он также велел послать дюжину стражников в заброшенный дом, чтобы они сторожили его до рассвета. Затем он взял свою лошадь у кузнеца, положил свертки с ножом, кинжалом и черепахой в седельную сумку и поехал обратно в город.

Глава 5

Стражники у Южных ворот держали огромную обитую железом дверь приоткрытой. Маленькие группы людей все еще сновали мимо ворот, несмотря на поздний час. Каждый отдавал начальнику стражи пропуск – маленькую продолговатую бамбуковую пластинку с написанным на ней номером. Житель, которому надо войти в город после того, как заперли ворота, должен предъявить пропуск. Человеку, не имеющему его, разрешается войти в город после уплаты пяти монет, при этом надо назвать свое имя, род занятий и адрес.

Когда начальник стражи узнал судью, то тут же рявкнул на подчиненных, и те распахнули ворота настежь. Судья остановил лошадь и спросил:

– Не входил ли недавно в город раненый человек?

Начальник стражи сдвинул на затылок шлем с потного лба и усталым голосом ответил:

– Честно говоря, я не знаю, ваша честь! У нас просто нет времени разглядывать каждого, ведь такая толпа…

– Ладно. С этой минуты вы будете осматривать каждого входящего мужчину и искать ножевую рану. Если вы его обнаружите, кто бы он ни был, задержите и немедленно доставьте в суд. Пошлите одного из ваших стражников верхом к трем другим воротам с моим приказом!

С этими словами он уехал. Улицы были заполнены веселящимися людьми. У лоточников и владельцев харчевен дело шло очень бойко. Судья направился в восточную часть города. Он вспомнил, что там живет Ку Юаньлян. В ставке предводителя караульного войска он спросил у начальника стражи, как ему добраться до дома Ку. Его проводили к большому особняку в богатом районе города недалеко от Восточных ворот. Пока судья Ди слезал с лошади, стражник постучал в двойную, покрытую красным лаком дверь.

Как только старый привратник узнал судью Ди, то тут же поспешил в дом известить своего хозяина о визите столь высокого гостя. Господин Ку выбежал во двор встретить судью. Он был очень взволнован. Забыв о правилах хорошего тона, он обеспокоено спросил:

– Это был несчастный случай?

– Да. Лучше пройдемте в дом.

– Конечно, ваша честь. Пожалуйста, простите меня, я так… – Ку сокрушенно покачал головой.

Он провел судью извилистым коридором в большую библиотеку. Мебели в ней было немного: несколько старинных предметов искусства. Когда они сели в углу за круглый чайный столик, судья Ди спросил:

– Янтарь – настоящее имя вашей второй жены?

– Да, ваша честь, настоящее. Она ушла по делу после обеда и до сих пор не вернулась! Что…

Он замолчал, так как в библиотеку вошел слуга с подносом. Пока господин Ку разливал чай, судья изучал его лицо, медленно поглаживая бороду. Закончив с чаем, Ку сел на свое место, и судья обратился к нему:

– Мне очень тяжело говорить это вам, господин Ку, но госпожа Янтарь найдена убитой.

Ку побледнел. Он выпрямился в кресле и уставился на судью немигающими испуганными глазами. Вдруг он выпалил:

– Убитой?! Как это могло случиться? Кто это сделал? Где она была, когда…

Судья Ди поднял руку:

– Что касается последнего вопроса, вы, думаю, знаете ответ, господин Ку. Ведь это вы послали ее в тот заброшенный дом.

– Какой дом? Где это? О Небо! Ну почему она не послушалась меня! Я умолял ее сказать, куда она собирается, но жена…

– Расскажите все по порядку, господин Ку, – опять перебил его судья. – Выпейте чаю. Конечно, для вас это страшный удар. Но если я сейчас же не узнаю всех деталей, мне трудно будет поймать убийцу.

Ку сделал несколько глотков, затем уже спокойнее спросил:

– Кто был с ней там?

– Какой-то неизвестный человек.

- Как она была убита?

– Кинжалом, прямо в сердце. Она не мучилась, смерть была мгновенной.

Ку медленно кивнул, потом заговорил дрожащим голосом:

– Она была замечательной женщиной, ваша честь. У нее была необыкновенная способность распознавать настоящие произведения искусства, особенно драгоценные камни. Она всегда помогала мне в поисках древностей, она была незаменимым помощником. – Он потерянно взглянул на резные полки из эбенового дерева, которые стояли справа от двери. На них были со вкусом расставлены вещицы из фарфора и нефрита. – Все это оформлено ее руками, – продолжил он, – она также составила опись. Когда я купил ее четыре года назад, она была неграмотна. Я обучал ее чтению и письму в течение года или двух, и она быстро все схватывала… – Ку замолчал и закрыл лицо руками.

– Где вы ее нашли? – мягко спросил судья.

– Она была служанкой-рабыней в доме господина Тон Иквана. Я…

– Тон Икван? – перебил его судья. Это имя он видел на стене в заброшенном доме! А ведь женщина тогда сказала, что тот человек, с которым она встречается, знает дом как свои пять пальцев! Судье пришло в голову: Тон Икван отец убитого студента Тон Мая!

– Да, ваша честь. Янтарь была сиротой, и госпожа Тон с любовью вырастила ее. Четыре года назад Тон Иквану пришлось продать все свое имущество. Он очень хотел, чтобы Янтарь попала в хороший дом, и предложил ее мне. Я купил ее за четыре золотых слитка. Так как у меня не было детей, я хотел удочерить ее. Она росла и с каждым днем становилась все красивее. Она была необыкновенно грациозной, как нефритовая статуэтка, она…. – Ку закрыл лицо руками. Спустя некоторое время он продолжил: – Из-за того, что у моей первой жены неизлечимая болезнь, два года назад я взял в жены Янтарь. Конечно, я намного старше ее, но у нас были общие интересы…

– Я вас очень хорошо понимаю. Что это было за поручение, с которым вы ее послали?

Перед тем как ответить, Ку допил чай.

– Оно заключалось в следующем, ваша честь: она рекомендовала мне Тон Мая как помощника в поисках древностей, потому что прекрасно его знала, – они выросли вместе. Два дня назад она мне сказала, что Тон Май нашел очень древнюю ценную вещь… вазу. Эта ваза была необыкновенно красивой, за нее просили десять слитков золота. Жена заявила, что на самом деле ваза стоит в два, а то и в три раза больше. За такую цену нашлось бы много желающих приобрести ее, поэтому Тон не хотел, чтобы стало известно, что вазу покупаю я. Они договорились, что он передаст ей вазу в безопасном месте, известном им двоим. Она должна была пойти туда сегодня вечером после состязаний лодок-драконов. Я настаивал, чтобы она сообщила мне, куда идет. Ведь нельзя же молодой женщине в одиночку с такой суммой денег… Сегодня, узнав, что Тон мертв, я понял, что она будет ждать его напрасно. Я искал ее дома, когда вернулся с состязаний. Я ждал ее, она все не возвращалась, и я стал волноваться. Но я ничего не мог поделать, потому что не знал места их встречи…

– Я могу назвать это место, – сказал судья Ди. – Их свидание было назначено в заброшенном поместье Тона в лесу, около деревни Мраморный Мост. Она не знала, что юноши уже нет в живых. Кто-то другой знал об этой сделке и пришел туда вместо Тона. Этот человек убил ее, украл деньги и… вазу. Ведь это была ваза, не так ли?

– Заброшенный дом! Всемогущее Небо! Почему она… Место для нее, конечно, было знакомое, но… – Ку опустил глаза.

Судья Ди пристально на него посмотрел. Затем спросил:

– Почему люди говорят, что этот дом населен призраками?

Ку вздрогнул и взглянул на судью:

– Призраками? А, это из-за Мандрагоровой рощи, ваша честь. Много веков назад эта местность была почти непроходимой: болотистой, с дремучими лесами, и река была гораздо шире, чем сейчас. Провинция считалась центром культа богини реки. Рыбаки и моряки обычно приезжали издалека, чтобы поклониться ей. В то время Мандрагоровая роща была девственным лесом, в середине которого находился храм, а около него стояла колоссальная мраморная статуя богини. Каждый год в жертву ей приносили юношу. Потом расширили Большой канал и лес вырубили. Оставили только рощу вокруг храма, как знак уважения к верующим местным жителям. Потом правительство запретило жертвоприношения. На следующий год случилось сильное землетрясение, которое разрушило часть храма и унесло жизни священника и двух его прислужников. Люди говорили, что это разгневалась богиня. Тем не менее они перестали ходить в этот храм и построили новый на берегу реки в деревне Мраморный Мост. Тропинки, ведущие к Мандрагоровой роще, заросли, и с тех пор никто не осмеливается наведываться туда. Не отваживаются ходить туда даже сборщики лечебных трав, а ведь корни травы, которая дала название роще, обладают массой целебных свойств. Они очень дорого стоят на рынке лекарств, как известно вашей чести.

Ку нахмурился, казалось, он потерял нить рассказа. Он несколько раз откашлялся, снова наполнил чашки чаем и затем продолжил:

– Когда десять лет назад старый господин Тон начал строительство поместья неподалеку от Мандрагоровой рощи, местные жители предупреждали его, что это настоящее святотатство – жить по соседству с владениями богини. Они отказались работать на строительстве дома, объясняя, что божество будет гневаться из-за вторжения и нашлет засуху и другие несчастья, если Тон не откажется от своих планов. Но старый Тон был упрямцем и, как все северяне, не верил в богиню. Он нанял людей из другой провинции, и они построили поместье. Он въехал в дом со своей семьей и расположил там свое собрание старинной бронзы. Я несколько раз был у него и могу сказать, что все бронзовые изделия были великолепны. В наши дни очень трудно найти истинно ценные бронзовые вещи, и очень обидно, что… – Ку вдруг замолчал, не докончив фразы, затем собрался и заговорил опять: – Четыре года назад, вечером, в конце знойного жаркого дня старый Тон со своей семьей наслаждался прохладой. Они сидели во внутреннем дворе перед восточным флигелем. По его словам, среди деревьев Мандрагоровой рощи он увидел Белую богиню, прямо напротив себя. Сам Тон как-то рассказывал мне об этом… Под белым в кровавых пятнах платьем на ней ничего не было… Ее длинные мокрые волосы спадали на лицо. Богиня подняла свои руки с когтистыми пальцами, они были в крови. Пронзительно воя, она направилась прямо к Тону с семьей. Они вскочили на ноги и бросились бежать так быстро, как только могли. Разразилась сильнейшая гроза, которая собиралась весь день. Раздался оглушающий раскат грома, яркие вспышки молний осветили все вокруг, и начался проливной дождь. До деревни Тон со своей семьей добрался ни жив ни мертв. Промокшие насквозь, они еле передвигались, одежда на них висела клочьями.

Старый Тон решил незамедлительно покинуть поместье. Более того, на следующий день он узнал, что его торговый дом в столице разорился. Он продал свою землю одному богатому аптекарю из столицы и уехал отсюда.

Ку обессилено замолчал. Судья Ди слушал его очень внимательно, поглаживая длинную черную бороду. После небольшой паузы он спросил:

– Почему же госпожа Янтарь, зная обо всем этом, осмелилась поздно вечером пойти в дом, населенный призраками?

– Она не верила во всю эту историю, ваша честь. Обычно она говорила, что появление там призраков – это проделки крестьян, чтобы напугать Тона. Кроме того, она была женщиной бесстрашной. Белая богиня символизирует таинственную созидательную силу природы. Она считается покровительницей женщин. Поэтому в жертву ей приносили юношей, но никогда девушек или женщин.

Судья кивнул. Он сделал несколько глотков чая, аккуратно поставил чашку и резко обратился к Ку:

– Это вы послали Янтарь заключить сделку для вас, и она была жестоко убита. Значит, вы несете ответственность за это подлое преступление! И не думайте, что я поверил в вашу историю о какой-то вазе! Нет, не перебивайте меня. Вы полагаете, я настолько необразован, что меня можно обмануть: в империи не существует древней вазы стоимостью в дюжину золотых слитков! Рассказывайте и говорите только правду! Что госпожа Янтарь должна была купить для вас?

Ку подпрыгнул и заметался по комнате в сильном возбуждении. Наконец он принял решение. Он остановился напротив судьи. Настороженно оглянувшись на закрытую дверь, он нагнулся к судье и хрипло прошептал:

– Это была жемчужина императора!

Глава 6

Судья Ди онемел. Он ошеломленно смотрел на хозяина. Потом стукнул кулаком по столу и закричал:

– Я приказал вам, глупцу, говорить правду! На этот раз вы решили развлечь меня байкой о жемчужине императора! О Небеса! Моя нянька рассказывала мне эту сказку перед сном, когда я был маленьким! – В сердцах он дернул себя за бороду.

Ку опять сел в кресло. Краем рукава он вытер со лба пот и сказал:

– Клянусь, ваша честь, это правда! Янтарь видела жемчужину. Она размером с голубиное яйцо, идеальной формы и отливает тем несравненно белым цветом, который так высоко ценится!

– И какую же небылицу сочинил Тон Май о том, как это знаменитое императорское сокровище попало в его руки?

Наклонившись вперед, Ку быстро ответил:

– Жемчужину ему дала нищая старуха, живущая недалеко от их дома. Однажды он оказал ей услугу, и, находясь при смерти, она отдала жемчужину Тону в благодарность за его доброту. Так как она была одинока, то решила раскрыть ему страшную тайну своего рода. Секрет хранили на протяжении жизни двух поколений.

– Так, теперь мы имеем старинный семейный секрет! – со вздохом проворчал судья. – Ну ладно, рассказывайте!

– Это странная история, ваша честь, но в ней есть доля правды. Бабушка старой нищенки прислуживала наложницам императора. Когда матери старухи было всего три года, персидский посланник преподнес знаменитую жемчужину прославленному дедушке нашего нынешнего императора. Его величество подарил драгоценность императрице в день рождения. Этот поистине императорский подарок наделал шуму: все наложницы толпились в спальне императрицы, наперебой поздравляя ее с таким знаком венценосной любви. Маленькая девочка, играющая на террасе, слышала все эти взволнованные речи. Она проскользнула в спальню и увидела жемчужину, покоящуюся на парчовой подушечке. Она взяла ее, положила в рот и вышла, намереваясь поиграть с ней в саду. Когда пропажа была обнаружена, императрица тут же собрала служителей женской половины дворца. Все двери заперли, всех обыскали. Но никто не обратил внимания на малышку, бегающую по парку. Четверых наложниц, которых императрица заподозрила в краже, замучили до смерти, многие служанки были высечены кнутами, но жемчужина, конечно, не нашлась. В тот же вечер два императорских дознавателя провели тщательный обыск.

Щеки Ку покраснели. Рассказывая эту историю, он так разволновался, что, казалось, забыл о своем горе. Он торопливо сделал глоток чая и продолжил:

– На следующее утро служанка заметила, что ее маленькая дочка что-то сосет. Когда она отругала девочку за то, что она без конца берет конфеты, малышка показала ей жемчужину. Женщина обезумела от страха. Если она вернет жемчужину и расскажет правду, то она и ее семья будут казнены – ведь они виноваты в смерти четырех непричастных к краже людей. Поэтому она запрятала жемчужину и успокоилась.

Поиски продолжались очень долго, в помощь дознавателям были призваны судьи столичного суда. Император обещал большую награду тому, кто сможет разгадать эту головоломку. Об этом случае стало известно всей империи. Высказывалась масса предположений, но жемчужина найдена не была. Сокровище находилось у служанки до того момента, когда она почувствовала, что умирает. Тогда она передала его дочери. Та была замужем за плотником, который влез в долги, семья жила в нищете. Можете себе представить, ваша честь, в каком ужасном положении оказались те люди! Имея на руках сказочное богатство, они не могли превратить его в деньги. Ни один перекупщик не осмелился бы дотронуться до жемчужины. Он бы тут же сообщил о ней властям, и последствия были бы ужасными. Помимо вины в смерти четырех женщин, семья была виновата в краже из императорского дома, а такое кощунственное преступление не имеет срока давности. С другой стороны, они никак не могли избавиться от жемчужины – не выбрасывать же ее в канаву! Жемчужина повсюду преследовала ее владельцев! Муж нищенки умер, когда она была еще молодой. Хотя ей пришлось влачить жалкое существование прачки, она никогда не осмелилась ни с кем поделиться своим секретом. И только когда у нее не осталось никого из близких, когда она была смертельно больна, женщина достала жемчужину и отдала Тон Маю.

Ку замолчал. Он выжидающе смотрел на судью.

Судья Ди ничего не мог сказать. Он думал о том, какое простое решение может иметь задача, над которой столетие ломали головы лучшие умы империи. Императрица, окруженная стайкой служанок, наложниц, носящих широкие свободные одежды… Конечно, никто и не заметил маленького ребенка, играющего на полу. А может быть, это хорошо продуманная сказка? После долгого молчания судья спокойно спросил:

– Почему Тон Май не отнес жемчужину во дворец? Судебные исполнители могли легко проверить родословную старухи, и, если она была из рода той служанки, Тон мог получить огромное вознаграждение. Гораздо больше, чем десять золотых слитков.

– В конце концов, Тон был просто бродячим студентом. Он боялся, что власти не поверят его истории и подвергнут пыткам. Ему показалось достаточно разумным получить десять слитков золота. А я, в свою очередь, собирался вернуть давным-давно потерянное сокровище его законному владельцу в императорский дворец.

Судья Ди с сомнением посмотрел на бледное лицо хозяина. Он не поверил его последнему заявлению. Собиратели древностей зачастую совсем теряют совесть. Он подумал, что, вероятнее всего, Ку оставил бы жемчужину себе, чтобы тайком в одиночку любоваться ею всю оставшуюся жизнь. Судья холодно произнес:

– Вы называете это разумным решением? Я же считаю это сокрытием фактов. Вы обязаны были тут же доложить мне о том, что рассказала вам Янтарь. Теперь по вашей вине жемчужина снова потеряна. Я сделаю все возможное, чтобы отыскать ее. Жемчужина может оказаться фальшивкой, а вся история выдумкой!

Поднявшись, он пресек вопросы, которые собрался было задать Ку.

– И последнее. Говорил ли вам Тон Май, что он привел в порядок флигель для проведения там своих сделок с торговцами древностями?

– Никогда, ваша честь. Я уверен, что и Янтарь не знала об этом.

– Понятно, – кивнул судья, направляясь к двери. Вдруг он остановился. В дверях появилась высокая величавая женщина.

Ку быстро шагнул к ней. Взяв ее за руку, он мягко сказал:

– Ты должна вернуться в свою комнату, Золотой Лотос! Ты же плохо себя чувствуешь, дорогая!

Казалось, она не слышала его. Когда судья Ди подошел ближе, увидел, как прекрасна женщина. У нее был тонкий прямой нос, изящный маленький рот и красиво изогнутые брови. Но ее спокойное лицо ничего не выражало, тусклые глаза смотрели куда-то в пустоту. На ней была черная шелковая одежда с длинными свисающими рукавами, широкий пояс подчеркивал ее тонкую талию и совершенной формы грудь. Ее блестящие волосы были уложены сзади в прическу, которую украшал маленький золотой цветок лотоса филигранной работы.

– Моя первая жена сошла с ума, ваша честь, – грустно прошептал Ку. – Она потеряла рассудок несколько лет назад. Это было следствием менингита. В основном она находится в своей комнате, ее страшно отпускать куда-либо одну. Служанки, видимо, прозевали, как она вышла из комнаты, – вся прислуга очень переживает из-за того, что Янтарь пропала сегодня вечером…

Ку наклонился к своей жене и произнес какие-то ласковые слова. Но она вела себя так, будто его не было в комнате. Все так же ни на кого не глядя, она подняла изящную белую руку и провела ею по волосам.

Судья Ди с сочувствием посмотрел на женщину. Затем сказал Ку:

– Лучше присмотрите за ней, я сам найду дорогу к выходу.

Глава 7

Судья остановил лошадь перед главными воротами суда около одиннадцати вечера. Он наклонился в седле и постучал ручкой кнута в обитую железом дверь. Два стражника быстро распахнули ворота, и судья въехал через каменную арку во двор суда. Передавая лошадь заспанному слуге, судья заметил свет в окне своего кабинета, который располагался рядом с залом заседаний. С седельной сумкой в руках он направился в кабинет.

Перед большим письменным столом судьи на табурете сидел старшина Хун и читал какой-то документ при свете единственной свечи. Увидев вошедшего судью, он вскочил на ноги и с нетерпением спросил:

– Ваша честь, что случилось в деревне? Полчаса назад староста доставил в суд труп женщины. Я приказал судебному лекарю сделать вскрытие. Вот его отчет.

Он отдал бумагу, которую читал, судье Ди. Стоя у стола, судья просмотрел ее. В отчете было написано, что это труп молодой замужней женщины, убитой ударом ножа в сердце.

На теле не найдено никаких повреждений, кроме непонятного происхождения шрамов на плечах. И еще: она была на третьем месяце беременности.

Судья Ди отдал документ Хуну и сел в кресло за письменный стол. Он положил перед собой седельную сумку, откинулся в кресле и спросил:

– Привел ли наш старший стражник этого парня, Ся Куана, друга Тон Мая?

– Нет, ваша честь, он пришел час назад и сказал, что Ся еще не вернулся. Старьевщик, который сдает ему жилье, объяснил, что ждать Ся бесполезно, потому что он приходит домой в разное время, а часто вообще исчезает на день-другой. Стражник обыскал чердак, где живет Ся и жил Тон, и вернулся сюда. Он оставил двух стражников следить за домом до завтрашнего утра, и, если Ся появится, его схватят. – Старшина откашлялся и продолжил: – У меня была долгая беседа с сюцаем Оуяном, ваша честь. Он не согласен с высокой оценкой, которую дали Тону доктор Пэни господин Ку. Он сказал мне, что Тон и Ся юноши не глупые, но безалаберные, любящие выпивку и женщин, и неспособные заниматься какими-либо финансовыми делами. Они очень нерегулярно посещают занятия, а в последние месяцы вообще не появлялись в храме. Сюцай ничуть не расстроен этим, так как они плохо влияли на других студентов. Он очень сочувствует старому господину Тону, человеку большой эрудиции и высокой культуры. Что касается Ся Куана, то, по сведениям сюцая, его родители живут в столице. Похоже, что они отказались от сына из-за его образа жизни.

Судья Ди кивнул. Он выпрямился в кресле, взял седельную сумку и вытряхнул ее содержимое на стол. Отодвинув свертки с кинжалом и ножом, он развернул носовой платок и выпустил черепашку. Она поползла вперед, мигая от света свечи, затем спряталась в панцирь. Старшина уставился на маленькое животное в безмолвном изумлении.

– Если ты приготовишь мне большую чашку чая, Хун, – сказал судья с улыбкой, – то я расскажу, где и как я познакомился с моим маленьким другом.

Пока старшина готовил ему чай в углу кабинета, судья встал с черепашкой в руке и подошел к дальнему окну. Перегнувшись через подоконник, он опустил черепашку на землю в маленький садик.

Он вернулся в свое кресло и в деталях рассказал старшине Хуну о своем путешествии в заброшенный дом. Судья прервался только один раз, когда начальник стражи от Южных ворот пришел доложить, что стражникам не удалось обнаружить человека со свежей ножевой раной. После его ухода судья Ди рассказал Хуну о разговоре с Ку Юаньляном.

– Таким образом, Хун, – заключил он, – мы располагаем фактами для работы в двух направлениях. Я выскажу тебе свои соображения в общих чертах, исключительно затем, чтобы выработать совместный план действий и составить схему ведения расследования. Налей себе чаю, Хун. – Судья долил свою чашку и возобновил разговор: – Во-первых, давай возьмем за основу предположение, что все, рассказанное господином Ку, абсолютная правда. В этом случае Тон Май был отравлен кем-то, кто знал о намечающейся сделке. Незнакомец решил сам пойти на встречу с Янтарь вместо Тона, украсть золото и жемчужину. Чтобы осуществить свой замысел, он не задумываясь убил Тона. Затем он расправился с Янтарь, то ли потому, что она угрожала ему ножом, то ли для того, чтобы она замолчала навек. Возможно, но маловероятно, что человек, пришедший на встречу с Янтарь, не имеет ничего общего с отравлением Тон Мая. Но в любом случае он знал о предстоящей сделке в заброшенном доме. Когда он услышал, что Тон внезапно умер, решил пойти на встречу вместо него и завладеть золотом и жемчужиной. Если все обстояло так, то Янтарь была убита случайно, ведь вор не замышлял убийства. – Судья Ди замолчал, погладил бакенбарды и заговорил опять: – Возьмем другой вариант: допустим, Ку частично говорил правду, он солгал, заявив, что не знает, где жена собиралась встретиться с Тон Маем. В этом случае Тон и Янтарь были убиты по приказу Ку Юаньляна.

– Разве такое возможно, ваша честь? – воскликнул старшина Хун.

– Помни, что Тон и Янтарь росли вместе! Тон был приятным, привлекательным молодым человеком, и Янтарь была умной, симпатичной девушкой. Предположим, что эти двое стали любовниками. К сожалению, очень многие люди закрывают глаза на связь своих сыновей со служанками или рабынями. Старый господин Тон был как раз из таких людей. Если это так, то вполне возможно, что любовники тайно встречались и после того, как Янтарь переехала в дом Ку.

– Это было бы черной неблагодарностью со стороны госпожи Янтарь!

– Я не берусь объяснять действия влюбленной женщины, Хун. Ку очень привлекательный мужчина, но он на двадцать лет старше жены. Вскрытие показало, что она была беременна. Тон Май вполне мог быть отцом нерожденного ребенка. Ку узнал, что Янтарь изменяла ему, но не подавал виду, а ждал случая, чтобы отомстить. И случай появился, когда Янтарь сказала Ку о жемчужине. Он понял что можно избавиться от порочной жены, ее любовника, вернуть золото и заполучить вожделенную жемчужину одним разом. У Ку был миллион возможностей отравить Тона, ведь именно он организовывал отдых для команд в харчевне, в деревне Мраморный Мост. Избавившись таким образом от соперника, он должен был лишь нанять какого-нибудь подонка, чтобы тот пошел на встречу в заброшенный дом, убил Янтарь, взял золото и отыскал жемчужину, спрятанную Тоном во флигеле.

Таковы две мои главные версии, но я повторяю, что все это построено на моих домыслах. Мы должны узнать побольше о действующих лицах этих событий и только тогда что-то предпринимать.

Старшина Хун медленно кивнул. Затем обеспокоено сказал:

– Надо, однако, подумать о судьбе жемчужины, ваша честь. Ваше неожиданное появление помешало убийце найти ее. Она должна быть где-то во флигеле. Не стоит ли нам пойти сейчас в заброшенный дом и поискать драгоценность?

– В этом нет необходимости. К счастью, я приказал старосте деревни послать туда отряд для охраны дома – просто на всякий случай. Завтра утром мы отправимся в имение и как следует все осмотрим при дневном свете. Кстати, есть еще один вариант: Тон все время носил жемчужину с собой. Его одежда здесь?

Старшина взял с полки большой опечатанный сверток. Судья Ди сорвал печать и вместе с Хуном тщательно обследовал одежду. Они ощупали все швы, а старшина даже разрезал подошвы башмаков. Но так ничего и не нашли.

Когда старшина Хун упаковал тряпье, судья уже допил вторую чашку чая. Он устало произнес:

– То, что эти убийства связаны с той давней кражей во дворце, делает наше расследование чрезвычайно важным, Хун. Пока мне достаточно трудно оценить личность Ку. Мне бы хотелось знать о нем гораздо больше. Жаль, что самый полный источник сведений о нем для нас недоступен – его первая жена сошла с ума. Ты, случайно, не знаешь, как это произошло, Хун?

– Я слышал кое-какие разговоры, ваша честь. Четыре года назад это событие потрясло весь город. Госпожа Ку, или Золотой Лотос, однажды вечером отправилась навестить подругу, живущую на соседней улице. Но туда она не дошла. По дороге, по-видимому, у нее возникло воспаление мозга, и она потеряла память. Женщина брела куда-то без всякой цели, очевидно, вышла из города через Восточные ворота и оказалась в дальних крестьянских полях. На следующее утро несколько землепашцев нашли ее без сознания лежащей в траве. Несколько недель она тяжело болела. Потом дело пошло на поправку, но психика ее была расстроена. – Старшина замолчал и задумчиво теребил свои седые усы. Затем снова заговорил: – Когда вы излагали свою первую версию, то заметили, что Тон мог быть убит без всякой связи с продажей жемчуга. Сейчас я вспомнил, как однажды Тао Гань рассказывал мне, что во время состязаний лодок-драконов простые люди заключают пари на незначительные суммы, а богатые купцы и судовладельцы ставят в заклад огромные деньги. Тао Гань тогда добавил, что различные проходимцы прибегают ко всякого рода трюкам и обману. Все ожидали победы лодки доктора Пэна. Если один из таких хитрецов заранее знал, что с барабанщиком на лодке доктора Пэна случится несчастье, то он мог заработать кругленькую сумму. Возможно, именно такой негодяй отравил Тон Мая.

– Да, – одобрительно кивнул судья Ди, – ты прав. Вот появилась еще одна версия, которую нельзя игнорировать.

В дверь постучали. Старший стражник вошел в кабинет и поздоровался с судьей. Он положил на стол солидный пакет и сказал:

– Когда мы, ваша честь, обыскивали чердак, где жили два студента, я нашел этот пакет у Ся в сундуке с одеждой. В сундуке Тона были только поношенные вещи. Ни клочка бумаги!

– Спасибо, можете идти.

Судья разорвал пакет и достал три сложенных документа. Первый оказался свидетельством, из которого следовало, что Ся Куану успешно сдал первый экзамен. Второй листок представлял собой разрешение на проживание в Пуяне. А когда судья развернул третью бумагу, брови его поползли вверх. Он бережно расправил листок на столе и, придвинув ближе свечу, произнес:

– Хун, посмотри-ка, что это такое!

Старшина подошел и увидел грубо начерченную карту района к югу от города. Указывая пальцем на карту, судья Ди объяснял:

– Вот Мандрагоровая роща, а этот треугольник – старое поместье Тона. На карте обозначен только восточный флигель. Значит, Ся, так или иначе, был связан с продажей жемчужины! Семь Преисподних! Нужно схватить этого парня. И чем скорее, тем лучше!

– Может быть, он болтается где-нибудь в центре города, ваша честь? Наш старый знакомый Шен Па, самозваный повелитель подонков общества, без сомнения, знает, где его искать.

– Да, можно спросить его об этом. С тех пор как я назначил его главой гильдии нищих, он охотно сотрудничает с нами.

– К сожалению, это довольно скользкий тип, ваша честь. Застать его дома можно только поздно ночью. Именно тогда к нему собираются нищие, чтобы отдать часть собранных ими денег. Я пойду туда прямо сейчас, ваша честь.

– Да, хорошо бы. Хотя ты, должно быть, устал? Иди лучше спать, Хун. Это дело подождет. Тебе надо отдохнуть.

– Но тогда мы потеряем целые сутки, ваша честь! Кроме того, у меня возникло что-то вроде взаимной симпатии с Шен Па. Я уже прекрасно разбираюсь во всех его хитрых штучках. Мне кажется, он мне доверяет, а на других ваших помощников надежда плохая. Однажды он сказал мне по секрету, что считает Ма Жуна и Чао Тая грубыми громилами, а Тао Ганя злобным плутом.

– Приятно слышать это от Шен Па, – с улыбкой сказал судья. – Хорошо. Если ты настаиваешь, поезжай. Но обязательно воспользуйся паланкином и возьми с собой четырех стражников – Шен Па живет в неблагополучном районе.

После того как Хун ушел, судья выпил еще одну чашку чая. Все произошедшее теперь казалось судье гораздо более важным, чем старшине Хуну. Убийство бедного студента вдруг оказалось связанным с делом государственной важности – кражей из императорского дворца. Ему надо скорее добиться результатов, так как нельзя тянуть с докладом об императорской жемчужине высшему начальству. Но продвигаться надо осмотрительно. Судья глубоко вздохнул и поднялся. Погруженный в свои мысли, он вышел через центральный двор к своей резиденции, которая находилась в дальнем углу территории суда.

Судья Ди подумал, что жены уже давно легли спать, и решил провести ночь на кушетке в библиотеке. Но когда слуга открыл дверь и проводил судью в дом, он услышал взрывы смеха, доносящиеся с ярко освещенной женской половины дома. Увидев изумленное лицо хозяина, седобородый слуга объяснил:

– Сегодня вечером, ваша честь, зашли первая жена полководца Бао и первая жена предыдущего судьи Вана. Женщины вместе сходили в храм Царицы ночи, потом ваша первая жена пригласила их к нам в дом поиграть в кости. Хозяйка велела доложить тотчас, как вы придете, чтобы у нее появился повод выпроводить своих гостий и уделить время вашей чести.

– Попроси ее выйти на минуту в приемную.

Когда первая жена вошла в маленькую комнату, судья с удовольствием отметил, как она хороша в своей любимой одежде из фиолетовой парчи, расшитой золотыми цветами. Поклонившись, она участливо спросила:

– Надеюсь, после состязаний лодок-драконов ничего плохого не произошло?

– Неожиданно возникло дело, требующее моего непосредственного вмешательства. Пожалуйста, ни в коем случае не покидай свою компанию. У меня был очень тяжелый вечер, и я просто с ног валюсь. Пойду спать в библиотеку, а слуга мне поможет.

Жена уже собралась пожелать ему спокойной ночи, как вдруг судья спросил:

– Кстати, ты нашла пропавшую костяшку домино?

– Нет. Мы решили, что она, очевидно, упала за борт.

– Это невозможно! Наш столик стоял в центре помоста. Куда же могла деться эта дурацкая костяшка?

Жена подняла указательный палец и сказала полушутя-полусерьезно:

– Я уже много лет за вами замужем и никогда не думала, что вы способны так волноваться из-за подобных пустяков. Надеюсь, у вас не развилась неврастения?

– Нет, не развилась, – с улыбкой ответил судья Ди, нежно кивнул ей на прощание и отправился в библиотеку.

Глава 8

Питейное заведение, где обосновался глава гильдии нищих, располагалось в бедном квартале, позади храма бога войны. В кабаке было полно оборванцев и бродяг, пахло немытым телом, потом и дешевым вином. Старшина Хун, расталкивая окружающих локтями, пробирался к стойке у задней стены.

Два бандита в пропотевшей одежде громко ругались, стоя лицом к лицу. Это были высокие парни, а рядом, облокотившись о стойку, примостился толстый гигант, который был еще выше их на цунь или два. Он был одет в поношенную черную куртку и обвисшие залатанные штаны. Свои руки, похожие на две огромные мачты, он сложил на здоровенном животе. На исполинской голове, перевязанной грязной тряпкой, не было головного убора; сальная борода свисала неопрятными космами. Какое-то время он угрюмо смотрел на спорящих из-под кустистых бровей. Затем распрямился, подтянул штаны и схватил обоих за шиворот. Без усилий он оторвал их от земли и дважды стукнул лбами. Когда он после этого бросил их на пол, старшина Хун подошел к великану и сказал:

– Мне очень не хочется беспокоить вас, Шен Па. Я вижу, у вас забот полон рот, вы решаете проблемы городских властей. – Он кивнул на двоих, которые уже сидели на полу, ошеломленно потирая головы. – Но дело в том, что мне необходима ваша помощь.

Гигант с сомнением посмотрел на старшину.

– Я – занятой человек, господин Хун, – пробормотал он, – очень занятой. Но никто не может обо мне сказать, что я игнорирую вежливое обращение. Присаживайтесь рядом со мной, господин Хун, и подкрепитесь немного.

Когда они уселись за шаткий стол и перед ними появился кувшин плохого вина, старшина Хун приветливо сказал:

– Я не отниму у вас много драгоценного времени, Шен Па. Я хочу, чтобы вы рассказали мне кое-что. О двух бродячих студентах Тон Мае и Ся Куане. Последнего еще называют Меченый Ся.

Шен Па почесал голый живот, потом веско произнес:

– О бродячих студентах, да? Нет, о них я ничего не знаю. И не хочу знать. Безграмотные бродяги – это отребье, а грамотные, которые читают книги и учатся изощренным подлостям – еще хуже. Неудивительно, что они попадают во всякого рода переделки. С такими я не имею ничего общего. Поверьте…

– Один из них мертв. Несчастный случайно время состязаний лодок-драконов.

– Да покоится его душа с миром! – набожно опустил глаза Шен Па.

– Вы были на празднике?

– Я? Нет. Я никогда не бьюсь об заклад. Терпеть не могу этого.

– Ну что вы, это же просто забава – вы рискуете потерять всего лишь пару мелких монет!

– Пару мелких монет, говорите? Разрешите просветить вас, господин Хун: многие потеряли изрядные деньги из-за номера девять. Включая, возможно, Пэна и Ли, владельцев лодки. Доктору очень не повезло – если только он в самом деле проиграл. Мои парни говорили мне, что с деньгами у него в последнее время было туговато. – Шен Па глубокомысленно посмотрел на свою чашу с вином и мрачно заключил: – Если замешаны большие деньги, могут быть несчастные случаи.

– А кому было выгодно, чтобы проиграла лодка доктора?

Шен Па взглянул на старшину и медленно ответил:

– Трудный вопрос, господин Хун, очень трудный. Те, которые бьются об заклад, хитрые пройдохи – точно вам говорю! Они работают с посредниками и осведомителями. Кто знает, куда в конце концов попадают деньги? Мне это неизвестно.

– Нашему судье хотелось бы об этом знать. Это может быть связано с делом, которое он расследует.

– О смерти того студента? – Гигант грустно покачал головой и твердо повторил: – Сожалею, но ничем не могу помочь.

– Я думаю, – хитро прищурился старшина Хун, – что судья хорошо заплатит тому, кто ему поможет.

Шен Па выкатил свои большие глаза.

– Его честь судья? – изумленно воскликнул он. – Почему же вы сразу не сказали, что это он хочет знать! Хоть раз я отказывался сотрудничать с властями? Приходите завтра, господин Хун, и, возможно, я кое-что вам расскажу.

Старшина кивнул и хотел встать. Но Шен Па положил свою громадную руку ему на плечо и с упреком произнес:

– Что за спешка, господин Хун? – Когда старшина опять неохотно сел, Шен Па горячо его заверил: – Вы мне нравитесь, господин Хун! Мое глубокое убеждение, что вы порядочный человек. Жители этого города – я имею в виду уважаемых жителей – расположены к вам и очень вас ценят.

Хун грустно подумал, что это прелюдия к просьбе выдать ему аванс из вознаграждения судьи Ди. Ощупывая в своем рукаве деньги, Хун пробормотал несколько слов о том, что является лишь мелкой сошкой.

– Не затмевайте скромностью правды! У вас большой и разнообразный жизненный опыт, и он будет расти с годами. Поэтому я хочу доверить вам деликатное поручение. – Глядя в непроницаемое лицо Хуна хитрец добавил: – Нет, вы не можете отказать мне в маленькой услуге. Ведь я – безобидный человек, к тому же тяжело больной!

– Вы не выглядите больным, – усмехнулся Хун.

– Это ни о чем не говорит, господин Хун. Болезнь у меня здесь, внутри, в моем желудке. – В животе гиганта послышалось урчание, потом он рыгнул так громко, что все бродяги замолчали, одарив своего предводителя восхищенными взглядами. – Вот! В моем желудке. Самый главный жизненный орган!

– Какие у вас проблемы?

Шен Па наклонился к Хуну и хрипло прошептал:

– Женщина!

Великан скроил такую несчастную мину, что старшина Хун с трудом удержался от насмешливого замечания, которое рвалось с его губ. Вместо этого он спросил:

– Кто же эта счастливица?

– Настоящая госпожа! – сказал Шен Па с удовлетворением. – Одно время она была связана с императорским двором. Утонченная натура. Очень чувствительна. Поэтому с ней обращаться надо с… м-м-м… великой осторожностью.

Старшина пристально посмотрел на собеседника. Женщина, которая работала во дворце? Вдруг он выпрямился на стуле.

– Ваше поручение связано с жемчужиной? – напряженно выговорил он.

– Великолепно! Вы всегда тут же находите нужное слово, господин старшина! Жемчужина – вот как ее надо называть! Жемчужина среди женщин! Идите повидайте ее и замолвите за меня словечко. Но, предупреждаю вас, очень деликатно! Нельзя оскорблять ее девическую скромность!

Старшина вконец растерялся. Значит, поручение не имеет ничего общего с украденной жемчужиной? После некоторого колебания он спросил:

– Вы хотите, чтобы я выступил в роли свата и сделал ей предложение от вашего имени?

– Хо-хо, не так скоро! – ошеломленно воскликнул Шен Па. – Послушайте меня! Вы ведь тоже важная фигура и должны понять, что в моем положении я не могу допустить… э-э-э… отказа с ее стороны, правильно? Я должен сохранять лицо… Так ведь?

– Я ничего не понимаю! – сердито пробурчал Хун. – Что вы от меня хотите, в конце концов?

– Я хочу, чтобы вы пошли к ней и замолвили за меня словечко. Вот чего я от вас хочу, господин Хун! Замолвить за меня словечко. Только это. Ни больше ни меньше!

– Это я сделаю с большим удовольствием. Где мне ее найти?

– Идите к храму бога войны и спросите там заведение госпожи Лян по прозвищу Фиалка. Любой ответит вам.

Старшина Хун встал:

– Сейчас я очень занят, Шен Па, но я схожу туда, как только у меня появится время. Возможно, через день-другой.

– Хорошо, если бы вы нашли время завтра утром, господин Хун! – произнес гигант с самодовольной усмешкой. – Мне только что пришло в голову: те два парня, Тон и Ся, посещали заведение госпожи Лян. И мне кажется, довольно часто. Спросите об этом у самой госпожи Лян. Но умоляю вас! Она женщина деликатная, работала в…

– Я знаю, во дворце. Хорошо, Шен Па, я приду сюда завтра.

Глава 9

На следующий день рано утром, сразу после завтрака, старшина Хун нашел судью Ди в его кабинете. Он стоял около письменного стола и кормил черепашку листьями.

– Удивительно, какое тонкое обоняние у этих животных! – заметил судья. – Для нас эти листья совсем не пахнут, а посмотрите на нее!

Он положил несколько листочков салата на стул. Черепаха, которая ползла по книге, подняла голову и повернулась в ту сторону. Судья Ди подвинул листья ближе к рептилии, а когда она их быстро съела, опустил ее обратно в сад камней. Затем он сел за письменный стол и живо спросил:

– Как прошел твой вчерашний визит, Хун?

Старшина в деталях рассказал о своей встрече с Шен Па. В конце он добавил:

– Похоже, что Шен Па в курсе того, что произошло с Тон Маем. Он также осведомлен о махинациях с заключением пари. Шен Па даже предположил, что, так как у доктора Пэна плохо с деньгами, он сам подстроил проигрыш своей лодки, но получил барыш.

Судья Ди поднял брови.

– Он сделал это? Да мог ли он такое сделать? – Судья подергал себя за усы. – Тогда доктор предстает в совершенно другом свете. У меня сложилось впечатление о нем как об обеспеченном достойном человеке с безупречной репутацией. На его серьезном бледном лице с блестящими черными усами мне почудилось выражение благородства. Признаться, он довольно настороженно воспринял известие о смерти Тона вследствие сердечного приступа. Ты слышал о нем что-нибудь плохое, Хун?

– Нет, ваша честь. Он всеми признан лучшим доктором в городе. Жаль, что Шен Па выставил его с такой неприглядной стороны. Могу поспорить, что он знает о Тон Мае и Ся Куане гораздо больше, чем хочет показать. Но он скорее умрет, а не скажет правды!

Судья Ди кивнул.

– Понятно, – проговорил он. – Шен Па предпочитает, чтобы женщина сама сообщила все сведения. Мы поедем к ней сегодня же утром. Ся еще не вернулся домой? Мне бы хотелось встретиться с ним, прежде чем нам что-то расскажет подруга Шен Па о нем и о Тон Мае.

– К сожалению, Ся еще не пришел домой, ваша честь. Старший стражник доложил мне, что вернулся наблюдатель от дома Ся и сказал, что тот не появлялся. – Хун замолчал, потом как-то неуверенно продолжил: – Что касается подруги Шен Па, ваша честь, то вполне возможно, что старый негодяй имеет какие-то сведения о продаже жемчужины, но хочет все представить так, что всеми интересующими нас данными обладает эта женщина. Зачем он несколько раз повторял, что она связана с императорским дворцом? Мне кажется, это полный бред!

Судья пожал плечами:

– Ну почему же, Хун, дворец обслуживают тысячи людей, включая поденщиц и судомоек. А что касается жемчужины императора, то можешь выбросить эту историю из головы. Сказка – с начала и до конца!

Изумленный старшина открыл рот, чтобы что-то сказать, но судья быстро перебил его:

– Это обман, Хун. Более того, я убежден, что Ку знает об этом! Я плохо спал, у меня из головы никак не выходила эта история о пропаже жемчужины и о том, как она появилась у Тон Мая. И я пришел к выводу, что жемчужины вообще не существовало. Послушай меня внимательно! Как я тебе объяснял вчера вечером, скорее всего, между Тон Маем и Янтарь была любовная связь. Пару месяцев назад Янтарь сообщила своему любовнику, что она беременна и что он отец ребенка. Они поняли, что держать в секрете их отношения больше невозможно, и решили сбежать. Но как достать деньги? Тогда-то и была придумана история об императорской жемчужине. Янтарь сказала мужу, что Тон спрятал жемчужину в надежном месте, и она предложила пойти туда и заключить сделку. Любовники должны были встретиться во флигеле и тайно убежать с десятью слитками золота. Умный план! Однако они не знали, что Ку уже осведомлен об их любовной связи и только ждет подходящего момента, чтобы отомстить. Ку был бы дураком, если бы не догадался, что надежным местом, известным им обоим, является заброшенное поместье. Ку притворяется, что верит в историю, рассказанную Янтарь. Он отравил Тона и нанял подонка, чтобы тот убил Янтарь во флигеле и принес обратно золото. Что ты думаешь обо всем этом, Хун?

Старшину терзали сомнения. Он медленно ответил:

– Вчера вечером я воздержался от высказывания своего мнения по поводу версии вашей чести о причастности Ку. И только потому, что мы рассматривали различные варианты. Но сейчас, когда вы сформулировали обвинение против Ку, ваша честь, должен признаться, что не могу допустить, чтобы такой достойный господин с утонченной натурой был способен организовать подобные грязные убийства. Ведь существуют и другие версии. Вот только что мы обсуждали доктора Пэна и его…

– Ревность может заставить даже тишайшего человека совершить зверские поступки! – перебил его судья Ди. – Как бы то ни было, мы пойдем в заброшенное поместье и еще раз осмотрим флигель. Я убежден, что жемчужины не существует, но мне хочется посмотреть на место преступления днем. А прогулка ранним утром принесет только пользу! Если по возвращении в город выяснится, что Ся Куан все еще не появился, то мы тут же поедем к подруге Шен Па и попытаемся узнать, где же отыскать этого неуловимого парня. Мне просто необходимо поговорить с ним до открытия утреннего заседания.

Когда судья встал, его взгляд упал на книгу, по которой ползала черепашка.

– Да! – воскликнул он. – Я забыл тебе сказать! Ты уже знаешь, что спал я плохо. Проснувшись за час до рассвета, я решил полистать эту интересную книгу, которую взял в библиотеке суда. – Он взял в руки томик, открыл его на странице, заложенной закладкой, и добавил: – У меня в руках собрание записей об этой провинции, опубликованное около пятидесяти лет назад бывшим судьей, который проявлял большой интерес к истории этой местности. Однажды он отправился в путешествие к разрушенному храму богини реки в Мандрагоровой роще. К тому времени дорога, ведущая к храму, была вполне проходимой. Вот что он пишет: «Внешняя стена около ворот совсем разрушена землетрясением. Главный зал и статуя богини остались целы. Скульптура высотой более пяти чи представляет женщину, стоящую на пьедестале, вырезанном из огромного куска мрамора. Квадратный алтарь перед статуей является продолжением пьедестала. Замечательное произведение искусства». – Судья Ди поднес книгу ближе к глазам и сказал: – Предыдущий читатель оставил заметку на полях красными чернилами. Зачитываю: «Мой уважаемый коллега не прав. Я был в этом храме спустя десять лет и обнаружил, что алтарь сделан из отдельного куска мрамора. Я удалил цемент между пьедесталом и алтарем, потому что слышал, что у священников за алтарем была ниша, где они хранили золотые сосуды для сбора пожертвований. Я решил, что эти ценные вещи должны храниться в более надежном месте, например в Ведомстве ритуалов. Но никакой ниши за алтарем я не обнаружил. Тван, судья Пуяна». Тван был добросовестным человеком, – заметил судья Ди. – Теперь вернемся к записям в книге. «На указательном пальце левой руки статуи золотой перстень с рубином. Староста деревни сказал мне, что этот рубин считается Оком Зла, поэтому никто не осмелится украсть его. В каждом верхнем углу алтаря есть отверстия. В них крепились веревки, которые удерживали распластанных на алтаре юношей во время жертвоприношения. Кого принесут в жертву, определял жребий. Ритуал совершали каждый год пятого числа пятого лунного месяца. Верховный жрец перерезал вены жертвы нефритовым ножом и орошал кровью статую. Потом тело торжественно относили к реке и бросали в волны. Этот поистине дикарский обычай, к счастью, отменили несколько лет назад по приказу нашего мудрого правительства. Молва гласит, что статуя всегда покрыта влагой. Я проверял, и действительно – у нее мокрая поверхность. Но в чем тут причина – в росе или в действии сверхъестественных сил, – я оставляю решать мудрому читателю. На меня очень повлияла жуткая атмосфера этого странного места, и я покинул его быстрее, чем намеревался, прихватив один старинный кирпич из разрушающейся стены в качестве иллюстрации к моему повествованию». Вот и все. Любопытные факты!

Судья Ди положил книгу на письменный стол и махнул рукой старшине Хуну, чтобы тот следовал за ним. Во дворе он приказал слуге привести из конюшни двух лошадей.

Они покинули город через Южные ворота. Над Каналом стелился туман, и им было приятно ехать к деревне Мраморный Мост этим прохладным утром.

В деревне они сразу направились к старосте. Он доложил, что стражники вернулись на заре после неприятной ночи. Один из них уверял, что слышал тихие голоса призраков в Мандрагоровой роще, другой говорил, что видел, как среди деревьев мелькало что-то белое. Мужчины сторожили всю ночь, сбившись в тесную группу во внутреннем саду перед флигелем. Староста сказал, что опечатал входную дверь флигеля после того, как вынесли тело Янтарь.

Судья одобрительно кивнул, и они поехали дальше. Миновав рынок, где торговцы раскладывали на прилавках товары, они повернули к лесу. Судья со старшиной молча приблизились к старой сосне, за которой начинались владения Тона. Судья Ди слез с лошади и привязал поводья к искривленному стволу. Старшина поступил так же. Дальше они добирались пешком.

При свете дня дорога к поместью не показалась судье очень длинной. Скоро они увидели побитые непогодой ворота и поросшие плющом стены.

Когда судья ступал под арку внутреннего сада, он внезапно остановился и дотронулся до плеча Хуна. Высокий широкоплечий человек в длинной черной одежде и черной кисейной шапочке стоял спиной к ним у самого флигеля.

– Эй! – окликнул его судья. – Кто вы и зачем пришли сюда?

Мужчина обернулся и молча оглядел пришедших с ног до головы. У него были тяжелые веки, спокойное лицо с короткими усиками и аккуратно подстриженной круглой бородой. Внимательно изучив незнакомцев, он вежливо сказал:

– Столь резкое обращение вызывает столь же резкий ответ. Судя по вашей осанке и манерам, думаю, вы представляете высшую власть. Полагаю, я вправе задать вам те же вопросы. Ведь это вы зашли на мою территорию.

Не тратя времени на объяснения, судья тут же заявил:

– Я – судья этой провинции, провожу официальное расследование. Отвечайте на мои вопросы!

Мужчина поклонился и еще более учтивым тоном ответил:

– Имею честь сообщить, что меня зовут Куан Минь. Я торгую снадобьями, которые привожу из столицы. Четыре года назад я приобрел это поместье у его бывшего владельца господина Тон Иквана.

– Странные вещи творятся здесь. Покажите свое удостоверение личности.

Человек в черном еще раз поклонился, затем достал из рукава два документа и отдал их судье. Одна из бумаг была удостоверением личности, выданным столичными властями, а другая представляла собой подробную карту всех владений Тона и была оформлена четыре года назад судом Пуяна и вручена господину Куан Миню как новому собственнику. Просмотрев документы и вернув их владельцу, судья Ди сказал:

– Хорошо. Теперь объясните, почему вы сорвали официальную печать со входной двери флигеля. Вы знаете, что тем самым нарушили закон?

– Я ничего не делал! – возмущенно воскликнул Куан. – Я нашел дверь распахнутой настежь.

– Почему вы оказались здесь в столь неурочный час?

– Если ваша честь не будет возражать против длинного рассказа, я…

– Буду возражать, поэтому постарайтесь изложить все кратко.

– Суть состоит в следующем, – невозмутимо пожал плечами господин Куан. – Четыре года назад мой постоянный клиент доктор Пэн Киа прислал мне письмо и сообщил в нем о том, что дешево продается это имение. Он посоветовал мне приобрести его, поскольку в соседних лесах растет мандрагора. Мой торговый дом всегда с удовольствием покупает подобные участки. Ваша честь, конечно, знает, что корни этой травы высоко ценятся фармацевтами. И я купил эти земли. Однако в то время у нас было достаточно сырья из этого растения, и только два года спустя я решил послать одного моего работника изучить эти владения. Позже доктор Пэн написал мне о страшной засухе, охватившей всю провинцию. В письме он предупредил, что местные жители могут не пустить моего посланца в Мандрагоровую рощу, которая, по их верованиям, принадлежит богине реки. Полагают, что она…

– Знаю, знаю, – нетерпеливо перебил его судья Ди. – Продолжайте.

– Подчиняюсь, ваша честь. На протяжении следующих двух лет я был очень занят другими делами и только вчера утром, когда моя лодка пришла в деревню Мраморный Мост, меня осенило – ведь здесь, неподалеку, у меня есть свой участок, и…

– Что привело вас в Мраморный Мост? Желание совершить приятную прогулку?

– Напротив, – сухо ответил Куан, – неотложное дело, связанное с моей работой. Три дня назад мы с другом и коллегой господином Саном наняли лодку, чтобы без промедления двинуться по Каналу на север. Однако, когда наши гребцы услышали о вечерних состязаниях лодок-драконов, эти лентяи упросили нас здесь остаться. Решив, что нет худа без добра, я отправил доктору Пэну записку с просьбой встретиться со мной днем в деревне и показать мне бывшие владения Тона. Он ответил, что очень занят организацией состязаний и сможет увидеться со мной только ближе к вечеру. Доктор пришел ко мне, и за чашкой чая мы договорились о прогулке сюда сегодня на рассвете. Я выбрал ранний час, поскольку моим намерением было – и с позволения вашей чести остается – тронуться в путь как можно скорее. Сейчас я ожидаю доктора Пэна и, признаться, рад счастливому случаю, который привел сюда вашу честь. Вчера вечером только моя скромность не позволила мне явиться с визитом к вашей чести.

Заметив удивленный взгляд судьи Ди, господин Куан продолжил с той же льстивой интонацией:

– Вчера доктор Пэн любезно пригласил меня в питейное заведение, где отдыхали гребцы, а потом проводил к месту финиша. Скоро доктору пришлось отлучиться по делам, и, пока я бесцельно бродил по берегу реки, какой-то прохожий указал мне на вашу лодку, и я осмелился подняться на ее борт. У меня много деловых связей в Пуяне, и я считал своим долгом засвидетельствовать свое почтение судье этого города. На нижней палубе лодки никого не было, и некому было доложить о моем визите. Когда я поднялся на верхнюю палубу, то увидел, как вы со своими женами любуетесь праздничным видом реки. Не желая мешать семейной радости, я ушел. На нижней палубе мне встретился слуга, но я попросил его не беспокоить вас. Сейчас я рассказываю об этом, чтобы доказать, что я исполнен…

– Достаточно. С вашей стороны это было очень любезно, господин Куан. – Судья пристально посмотрел на торговца снадобьями. Вот, значит, кем был неизвестный посетитель, о котором говорил слуга. Потом он спросил: – А был ли с вами ваш коллега господин Сан?

– Нет, ваша честь. Он плохо себя чувствовал и остался на лодке. Я же дождался окончания состязаний, потом нанял лошадь и поехал обратно в деревню. Ни один из моих гребцов не появился, – распущенные бездельники! – поэтому мне оставалось лишь выпить чашку чая и лечь отдыхать.

– Спасибо, господин Куан. Скажите мне еще, зачем вы восстановили флигель?

Куан в вежливом удивлении поднял тонкие брови.

– Восстановил? Вы имеете в виду разрушил, ваша честь?

Судья прошел мимо него и поднялся по ступеням. За ним двигались старшина Хун и Куан. В дверях судья застыл в немом изумлении. Повсюду валялись большие куски штукатурки, обнажившие кладку из красного кирпича. Часть потолка обрушилась, плиточный пол был разобран, даже бамбуковые ножки кровати выломаны.

– Что здесь происходит? – раздался сзади удивленный знакомый голос.

Судья Ди повернулся и горько сказал:

– Неизвестные люди устроили здесь погром, доктор Пэн. Мы обозреваем его результаты.

– Мне казалось, доктор, – холодно обратился к пришедшему Куан, – мы договаривались, что вы приглядите за особняком.

– Я всего лишь месяц назад посылал сюда человека, господин Куан, – с досадой ответил доктор. – Он доложил, что здесь все в порядке. Здесь все было тщательно осмотрено – кстати, это был Тон Май, сын бывшего владельца. Я ничего не понимаю, я…

– Погодите, я сейчас вернусь, – прервал его судья Ди и дал знак старшине следовать за ним.

Когда они отошли, судья прошептал на ухо спутнику:

– Убийца приходил сюда рано утром, сразу после того как ушли деревенские стражники. Должно быть, он верит в историю с жемчужиной императора и решил поискать ее здесь. Давай проверим, был ли он в главном здании. – Судья сердито отмахнулся от синих мух, вьющихся вокруг его головы.

Быстрый осмотр комнат показал, что в них ничего не трогали. На пыльном полу остались только их собственные следы. На обратном пути старшина заметил:

– Флигель полностью перевернули. Значит, убийца не нашел того, что искал.

Судья Ди кивнул и снова раздраженно отмахнулся от назойливых насекомых.

– Что-то меня смущают эти мухи. Послушай, Хун, вот здесь, на краю стены, я увидел ту маленькую черепашку. – Он оперся на низкую стену и добавил: – Она ползла под…

Вдруг он замолчал, перегнулся через стену и посмотрел вниз. Хун проследил за взглядом судьи и невольно выругался.

У подножия стены в неглубокой канаве среди травы они увидели тело мужчины, одетого в синюю куртку и такого же цвета штаны. Сотни мух кружили вокруг его головы, превратившейся в месиво из запекшейся крови.

Судья повернулся и поспешил обратно во флигель. В углу комнаты стояли увлеченные разговором доктор Пэн и господин Куан. Судья Ди подошел к ним и небрежно произнес, обращаясь к Куану:

– Сколько времени вы находились здесь до моего прихода?

– Я появился за несколько минут до вас, ваша честь, – ответил Куан. – Я не успел даже осмотреть главное здание. Я сначала зашел в сад, чтобы взглянуть на Мандрагоровую рощу, потому что…

– Вы оба, идемте со мной! – крикнул судья, недослушав его.

Как только Куан взглянул через стену, у него начались рвотные позывы.

– Это Ся Куан, ваша честь! – воскликнул доктор Пэн. – Видите шрам на левой щеке?

Судья Ди подобрал полы одежды, забрался на стену и спрыгнул в канаву. Доктор Пэн и старшина последовали за ним.

Присев на корточки, судья внимательно изучал волосы трупа. Затем он огляделся, поднял из травы кирпич и передал Хуну.

– Его ударили сзади по макушке этим кирпичом. На одной стороне видны следы крови. – Поднимаясь на ноги, он попросил: – Помоги мне обыскать кусты – там могут быть еще улики.

– Это похоже на плотницкий ящик для инструментов, ваша честь, – сказал старшина Хун и протянул судье ободранный продолговатый ящик, который нашел под кустом.

По знаку судьи Хун развязал кожаные тесемки. Внутри лежали полотна для пилы, молоток и несколько стамесок.

– Возьмите это с собой, – велел судья. Затем обратился к доктору Пэну: – Помогите мне снять с него куртку.

Когда они стянули куртку, то увидели, что левое предплечье мертвеца туго забинтовано куском ткани. Доктор Пэн размотал повязку и осмотрел глубокий порез.

– Рана была нанесена совсем недавно, ваша честь, – заметил он. – Мне кажется, острым тонким ножом. Тело еще не остыло, должно быть, смерть наступила около получаса назад.

Судья Ди ничего не ответил. Он обыскал рукава одежды убитого, но они были пусты. Ничего не было и за широким поясом на талии, даже носового платка. Судья отрывисто произнес:

– Нам здесь больше делать нечего. Остальное выяснит судебный лекарь.

Глава 10

Они перелезли обратно через стену в сад, и судья, жестом остановив поток взволнованных вопросов Куан Миня, обратился к Хуну:

– Возьми лошадь и поезжай в деревню. Приведи старосту и нескольких стражников.

Он стал мерить шагами сад, сердито встряхивая рукавами. Доктор Пэн отвел господина Куана в сторону, и они начали шепотом что-то обсуждать.

Старшина Хун вернулся на удивление быстро. Он привел взволнованного старосту и группу испуганных юношей, вооруженных бамбуковыми палками.

Судья Ди приказал старосте положить труп на носилки и доставить в деревню. А его людям – сторожить дом до тех пор, пока их не сменят стражники. Судья, заметив унылые лица парней, строго сказал:

– Сейчас ведь белый день, правда? И бояться вам нечего. – Он обратился к Пэну и Куану: – В деревню мы вернемся вместе. Возьмите на время лошадей у стражников.

Когда процессия въехала в деревню Мраморный Мост, судья Ди попросил господина Куана проводить его на лодку.

У Куана была очень большая лодка, которая заняла почти все место у причала под мостом. Четверо худых матросов штопали парус. Судья велел Куану и его спутникам подождать на причале, а сам прошел по узкому настилу на борт. Он поднялся на верхнюю палубу и позвал капитана. После долгого ожидания из люка показалась взлохмаченная голова. Капитан вылез на палубу, подтянул штаны и уставился на судью затуманенными, налитыми кровью глазами. По-видимому, у него и его команды была бурная ночь.

– Проводите меня к господину Сану, – приказал судья.

Капитан, покачиваясь, пошел к приподнятой корме, где располагалась сдвоенная каюта. После повторного стука в узкую дверь в ней открылось узкое окошко. Из него выглянул худой человек с морщинистой шеей и агрессивно торчащей короткой бородой. Кусок белой ткани был туго обвязан вокруг головы.

– Это вы устроили такой ужасный шум? – сердито прошипел он. – У меня голова раскалывается! Меня нельзя беспокоить.

– Я – здешний судья и хочу вас спросить, как вы провели вчерашний вечер?

– В кровати, ваша честь. Даже за обедом не съел ни крошки. Меня периодически мучают эти головные боли. Такая неприятность! – Он облокотился на подоконник и снова заговорил: – Но они приходят не внезапно. Первые признаки – лихорадочное состояние и потеря аппетита. Потом начинает слегка поташнивать, и во рту появляется кислый привкус. А затем…

– Ужасные страдания! А господин Куан навещал вас?

– Да. Он заглянул ко мне перед обедом сказать, что со своим другом уходит смотреть состязания лодок-драконов. Я не слышал, когда он вернулся. Вы, наверное, найдете его в каюте, она рядом с моей. Там произошел несчастный случай?

– Я ищу свидетелей. Был убит мужчина.

Господин Сан бросил на неряшливого капитана злобный взгляд.

– Жаль, что жертвой не является наш капитан! – со вздохом буркнул он. – Очень жаль! Никогда в жизни не был я на судне хуже этого!

Капитан возмущенно начал что-то говорить, но судья повернулся к нему и резко приказал:

– Вы отведете лодку к пристани у Западных ворот города и будете ждать там дальнейших распоряжений. – Потом судья посмотрел на господина Сана. – Боюсь, что вам придется задержаться здесь на пару дней, господин Сан. Вы можете использовать задержку для того, чтобы посетить лекаря. Желаю скорого выздоровления!

Господин Сан хотел возразить, что он очень спешит продолжить путь, но судья Ди повернулся к нему спиной и сошел на берег.

– Вы – важный свидетель, – заявил судья господину Куану. – Поэтому вам придется прервать свою поездку. Я приказал вашему капитану отвести лодку к причалу. Вы можете жить на ней или перебраться на постоялый двор, как сами пожелаете. Адрес, по которому вы будете проживать, сразу же сообщите в суд для того, чтобы мы смогли вас вызвать, как только будет нужно. – Куан нахмурился и хотел что-то сказать, но судья уже обращался к доктору Пэну: – Вы мне будете нужны, доктор. Пожалуйста, не уезжайте пока из города. До свидания!

Он вскочил на лошадь и вместе со старшиной Хуном уехал. Когда они свернули на главную дорогу, солнце уже было высоко и нещадно палило.

– Надо было взять соломенные шляпы, – пробормотал судья Ди.

– Будет еще жарче, ваша честь! На улице ни ветерка, и потом мне совсем не нравятся те маленькие темные облака. Днем мы можем попасть в грозу.

Судья ничего не ответил. Он ехал молча. Когда показались Южные ворота, судья Ди вдруг выкрикнул:

– За два дня это третье убийство! И один из погибших Ся Куан, единственный человек, который мог пролить свет на это непонятное дело! – Затем уже спокойнее он продолжил: – Скажу откровенно, Хун, я очень расстроен. В нашем городе на свободе разгуливает опасный беспощадный преступник.

Начальник стражи издали увидел, как они подъезжают. Он в напряжении замер в воротах перед сторожкой. Из окна доносились звуки – похоже, там перемешивали костяшки домино. Но нет, там два солдата сортировали бамбуковые пропуска. Судья Ди остановил лошадь, наклонился в седле и заглянул в окно. Выпрямившись, он стал задумчиво покачивать кнутом. У него было смутное ощущение, что этот звук должен напомнить ему о чем-то, что находится в глубине его памяти. Он нахмурился.

Начальник стражи удивленно смотрел на него. Он, волнуясь, заговорил:

– Сегодня… э-э… довольно жаркий день, ваша честь.

Погруженный в свои мысли, судья Ди не слышал его. Вдруг он широко улыбнулся. Похлопав по шее лошадь, он повернулся к Хуну и воскликнул:

– О Небо, я понял, так и есть, ну конечно! – Потом он быстро сказал стражнику: – Пусть ваши солдаты разложат эти пропуска в соответствии с номерами. Если они найдут два с одинаковыми номерами, тут же отправьте эти пропуска в суд.

Он погнал свою лошадь к суду.

Только Хун собрался спросить судью, что было не так с этими пропусками, как тот быстро произнес:

– Я сам поеду к подруге Шен Па. А ты отправляйся в дом к Ку и узнай у слуг, уходил ли хозяин сегодня утром. Мне не важно, кнутом или пряником ты добудешь сведения!

– А как же утреннее заседание суда, ваша честь? – обеспокоено поинтересовался Хун. – Известие о смерти Янтарь уже распространилось по городу, а скоро люди узнают об убийстве Ся Куана. Если мы не дадим официальное заявление, то языки начнут болтать бог весть что!

Судья Ди сдвинул на затылок свою шапочку со вспотевшего лба.

– Конечно, ты прав, Хун. Надо объявить, что сегодня утреннего заседания не будет и что оно состоится во второй половине дня. К тому времени у меня, надеюсь, появятся факты, и я сделаю горожанам заявление о том, что расследование идет полным ходом. Давай поменяемся шапочками. Я не знаю, что из себя представляет эта девица Лян по прозвищу Фиалка, поэтому лучше я явлюсь туда инкогнито.

Он надел маленькую шапочку Хуна, и они расстались. Судья Ди поехал в направлении храма бога войны. В чужой шапочке, весь покрытый пылью и потом, он надеялся, что его никто не узнает.

Глава 11

Уличный мальчишка, у которого судья Ди спросил, где находится дом госпожи Лян, едва взглянул на него. Он молча указал грязным пальцем на большое некрасивое здание на углу.

Когда судья слез с лошади и привязал поводья к кольцу, его взгляд упал на красную лакированную вывеску сбоку от входа. Она была написана черными буквами от руки: «Зал для упражнений тела». Большая квадратная печать означала, что вывеска сделана с одобрения одного из наследных принцев. С сомнением покачивая головой, судья вошел внутрь.

В большом полуосвещенном зале было прохладно. В центре его лежал толстый тростниковый мат. Шесть здоровенных парней, обнаженных по пояс, парами тренировались в различных захватах борьбы. Чуть дальше два взлохмаченных великана колотили друг друга бамбуковыми палками, изображая бой на мечах. Несколько мужчин сидели на деревянной скамье у стены и внимательно наблюдали за происходящим. На нового человека никто не обратил внимания.

Один из великанов получил сильный удар по руке. Он уронил свою палку и начал ужасно ругаться.

– Пожалуйста, следите за своей речью, господин Мо! – раздался раздраженный голос из глубины зала.

Парень оглянулся с испуганным видом.

– Да, госпожа Лян! – робко сказал он. – Извините, госпожа Лян!

Он подул на ноющие пальцы, поднял палку, и поединок возобновился.

Судья Ди обошел борцов и направился к стойке, но внезапно остановился как вкопанный. Он смотрел и не мог поверить глазам – перед ним, развалившись, сидела огромных размеров женщина. На ней были куртка с короткими рукавами и широкие штаны из плотной ткани, какие носят борцы. Широкий красный пояс охватывал ее бочкоподобное тело под необъятной грудью, а еще один – под колоссальным животом. Она повернула к судье лицо с абсолютно безразличным выражением и спросила скрипучим голосом:

– Чего вы хотите, незнакомец?

Взяв себя в руки, судья хрипло проговорил:

– Меня зовут Жэнь, я мастер боевых искусств из столицы. Мне придется задержаться в городе на несколько недель, и господин Шен Па направил меня сюда за советом, где бы мне найти нескольких учеников, чтобы моя миска всегда была полна риса, вы меня понимаете?

Госпожа Лян ответила не сразу. Она подняла свою мощную правую руку, провела ею по волосам, гладко зачесанным и собранным в маленький пучок на шее. При этом она не сводила внимательного взгляда с судьи. Вдруг она быстро произнесла:

– Дайте мне пощупать вашу руку.

Его рука утонула в мясистой, покрытой мозолями ладони женщины. Судья был крепким человеком, но он невольно поморщился. Ему пришлось напрячь все силы, чтобы сопротивляться тискам, в которых оказалась его рука. Неожиданно она разжала пальцы.

– Хорошо, – сказала женщина. – Значит, вы мастер боевых искусств? Похоже, теперь они носят бороду и бакенбарды. – Она встала с удивительной для ее габаритов легкостью, обошла стойку и наполнила две миски для риса вином. – Выпейте, собрат! – небрежно бросила она.

Тут он заметил, что она была одного роста с ним. Голова ее лежала непосредственно на круглых плечах. Попивая небольшими глотками хорошее вино, он поинтересовался:

– Где вы обучались своему ремеслу?

– На севере. У меня была группа монголок-борцов. Несколько лет назад, когда мы выступали в столице, третий сын императора взял нас на службу во дворец. Весь двор приходил смотреть на выступления обнаженных женщин. Я сказала «обнаженных», но это не совсем так: на участницах были маленькие парчовые передники. Ведь мы очень целомудренны. – Она залпом осушила свою миску, сплюнула на пол и продолжала: – В прошлом году по дворцу пошли разговоры, что Ведомство ритуалов считает наши выступления неприличными. Неприличными! Так я в это и поверила! Знаете, кто за этим стоял? Придворные дамы! Они ревновали, не могли смириться с тем, что их мужья наконец-то увидели, как должна выглядеть настоящая женщина! Эти костлявые, хилые создания в юбках! Ха! Если бы Небо не дало им носа, вы бы не определили, где у них перед, а где зад. Но в конце концов, император приказал принцу выгнать нас.

– Где же теперь ваша команда?

– Все уехали на родину. Я осталась, мне понравился Китай. Когда я покидала дворец, третий принц дал мне слиток золота. «Если ты выйдешь замуж, Фиалка, не забудь известить меня, – сказал его высочество. – Я подарю тебе слугу с серебряной лестницей, чтобы ему было удобнее ухаживать за тобой». Он любил пошутить, его высочество. Да, он был весельчаком. – Она покачала крупной головой, с улыбкой вспоминая прошлое.

Судья Ди понимал, что женщина его не обманывает. Советники должны были приближаться к принцам только на коленях, но зато эксцентричные сыновья императора позволяли акробатам и жонглерам, которым покровительствовали, общаться с ними на равных.

– Единоборства – единственная вещь, которая меня интересует, – подвела черту госпожа Лян. – Поэтому я открыла этот зал для упражнений. Я запрещаю своим ученикам пить вино, а в остальном они ведут себя так, как хотят. Некоторые из них достигли значительных успехов.

– Я слышал, двое ваших подопечных особенно талантливы. Я имею в виду бродячих студентов Тона и Ся.

– Ваши сведения устарели, мой друг. Тон мертв, и туда ему и дорога.

– Почему? Мне говорили, что Тон способный борец и приятный молодой человек.

– Да, он был неплохим борцом. А вот насчет приятного обхождения… – Она повернула голову и крикнула: – Роза!

Тоненькая девушка лет шестнадцати появилась из-за занавески у задней стены. У нее в руках была кастрюля, которую она вытирала тряпкой.

– Поставь посуду, повернись к стене и покажи свою спину, – приказала госпожа Лян.

Девушка послушно повернулась и спустила с плеч халат. Ее худая спина была вся покрыта красными шрамами. Девушка хотела было спустить халат еще ниже, но госпожа Лян прикрикнула:

– Достаточно! Одевайся и возвращайся к своей уборке.

– Это дело рук Тон Мая? – спросил судья Ди.

– Не совсем так. Тон часто бывал здесь, его не видели только несколько последних недель. Эта глупая гусыня влюбилась в него и как-то поздно вечером позволила ему увезти ее. Он отправился с ней куда-то в северную часть города. В темноте она лишь заметила, что дом был большой. Тон привел ее в темное помещение. Она не видела, кто там находился, но прежде чем успела что-либо сообразить, ее раздели, привязали к кушетке, положив лицом вниз, и начали избивать. Результат вы видели. Потом вновь появился Тон, привел ее в чувства и привез обратно.

Он дал ей серебряную монету, велел ей молчать и исчез. Эта дура рассказала мне о происшедшем всего пару дней назад. Она мылась, а я в этот момент вошла в комнату и увидела рубцы. Жаль, что Тона уже нет в живых, а то я устроила бы ему то же самое, а может быть, и похуже. Впрочем, эта распутница получила хороший урок!

– Ее изнасиловали?

– Нет, она все еще девственница – только надолго ли? Я знаю, что надо было подать заявление в суд. Я знаю свои права. Но ведь девчонка пошла с ним по своей воле да еще получила деньги. И что я могла сделать?

– Часто Тон использовал девушек для извращенных развлечений?

– Несомненно. Но только ради одного человека. Мне кажется, того самого, для которого он доставал старинные вещи. Недавно Тон из-за этого мерзавца попал в беду. Тон был честолюбивым негодяем и, наверное, хотел заработать много денег. Но я думаю, что его дружок Ся, этот тупой подонок, перехватил его работу.

– Вы сказали Ся?

– Ся совсем не такой умный, как Тон. Он другой. Вчера утром он пришел сюда и прилично выпил – это, впрочем, обычно для него. Что было странно, так это то, что он выплатил мне весь свой долг. Я спросила: «Ты что, наткнулся в лесу на денежное дерево?» – «Еще нет, – сказал он, – но сегодня вечером у меня появится много денег. Я обещал одному человеку, что поймаю птичку в клетку». – «Лучше будь поосторожнее, а то в клетку попадешь ты!» – посоветовала я. «Не беспокойся! – ответил он со злым оскалом. – Это заброшенное место, и никто не услышит ни звука! К тому же Тон сказал, что этот человек расплачивается за работу тут же». Я положила руку ему на плечо и по-дружески проворчала: «Убирайся, мой мальчик Ся, и чтоб я никогда больше не видела твою изуродованную морду!» Затем он пролетел через весь зал и врубился в дверной косяк. Когда он пришел в себя и кое-как поднялся на ноги, то от двери прокричал мне несколько ругательств. Тогда я пригвоздила его рукав к дверной раме – вот так!

С этими словами она вытащила откуда-то длинный нож. Он тут же полетел через зал и вонзился в дверной косяк с глухим гулом. В зале воцарилась тишина. Два великана вразвалку подошли к двери. С трудом они вытащили нож из косяка и с уважительными поклонами отдали его госпоже Лян. С доброй усмешкой она заметила:

– Когда я нервничаю, у меня появляется желание разбрасывать вокруг себя вещи.

– Если вы не будете осторожны, то можете нажить неприятности.

– Я? Да я никого не боюсь! Даже властей. Когда я уходила из дворца, его высочество дал мне бумагу с печатью величиной с вашу голову. В ней говорится, что я все еще принадлежу к императорской свите и что меня может осудить только дворцовый суд. Вы же спрашивали о Тоне и Ся. Теперь вы все знаете. Чем еще я могу вам помочь, господин судья?

Увидев изумленный взгляд гостя, она усмехнулась:

– Не думаете ли вы, что вам удалось одурачить женщину, которая находилась бок о бок с высокими особами в течение многих лет? Я догадалась, кто вы такой, как только вас увидела. Иначе я не выболтала бы вам секреты, верно? Запомните мои слова, судья, Тон был плохой, а Ся – очень скверный.

– О Ся тоже можно говорить в прошедшем времени, госпожа Лян. Он был убит этим утром. Возможно, тем же негодяем, который нанял его. Вы не знаете, кто бы это мог быть?

– Нет, ваша честь, не знаю. Я спрашивала Розу, но глупая гусыня не имеет ни малейшего представления. Ее привязали к кушетке лицом вниз. И она ничего не смогла рассказать. Только ревела. В случае если я его найду, можете присылать своих подручных, чтобы они собрали то, что от него останется. Я ненавижу людей такого сорта.

– Вы рассказали мне очень много полезного. Кстати, Шен Па попросил меня замолвить за него словечко.

Ее широкое лицо тут же просветлело.

– Правда? – застенчиво спросила она. Потом вдруг нахмурилась и отвернулась. – Он что же, решил послать посредника, чтобы через него сделать мне предложение?

– Ну, не совсем так. Он только просил…

– Замолвить за него словечко, да? Упрямый черт! За последнее время он присылал разных ходатаев замолвить за него словечко! Я не скажу ни «да», ни «нет», но у него остается шанс. Он замечательный честный человек, этот Шен Па. Я признаю это. Но у меня есть свои принципы.

– Вся беда в том, что у него тоже есть свои принципы, – усмехнулся судья. – Но могу вас заверить, что у него твердый доход и что он способный и надежный человек, в своем роде, конечно. – Судья Ди счел, что он выполнил обещание, данное Хуну. Он поставил чашку и сказал: – Большое спасибо. Мне надо ехать.

Она проводила его до дверей. Проходя по залу, она обратилась к коренастому мужчине, сидящему на скамейке у стены:

– Если вы не против, сейчас будем опять отрабатывать мертвую хватку, господин Ко.

Мужчина побледнел под загаром, но покорно встал.

На улице было жарко, как в печи. Судья Ди быстро вскочил на лошадь, кивнул госпоже Лян, провожавшей его в дверях, и тронулся в путь.

Глава 12

Судья двигался на восток. Своим рассказом госпожа Лян дала совершенно новый ход его мыслям. Однако он решил заехать еще в одно место, перед тем как вернуться домой.

Он направился к храму Конфуция и остановился перед аккуратно оштукатуренным двухэтажным домом. На окнах первого этажа были железные прутья, на уровне второго они переходили в остроконечные пики, которые были преградой для воров. Скромная маленькая вывеска над дверью гласила: «Лавка древностей». Судья слез с лошади и привязал ее к каменному столбику, где была тень.

Молодой продавец улыбаясь вышел навстречу судье.

– Господин Ян будет с минуту на минуту. Он ездил в поместье, где выкопали старинный камень с надписью, и сейчас изучает его у себя в кабинете наверху.

Он повел судью Ди мимо шкафов, битком набитых старинными предметами искусства, к лестнице в глубине дома.

Просторная комната наверху имела приспособление для искусственного охлаждения: два медных бассейна, наполненных кусками льда. Рассеянный свет пробивался из двух высоких окон, закрытых бумажными ширмами. В простенке между окнами висели блеклые картины, написанные на пожелтевшей бумаге, а у стены стояла полка, заваленная книгами с загнутыми уголками.

Огромного роста мужчина сидел за полированным столом из эбонитового дерева. Откинувшись в кресле, он изучал изящную вазу из красного фарфора. Когда прислужник объявил о визите судьи, Ян аккуратно поставил вазу на стол и быстро поднялся. Он низко поклонился, подвинул к столу кресло и произнес глубоким голосом:

– Ваша честь, без сомнения, хочет увидеть ту прекрасную картину, о которой я упоминал вчера! Я уверен, вы не пожалеете, что проделали столь длинный путь! Но сначала позвольте предложить чашку чаю, ваша честь!

Судья Ди сел в кресло и взял у продавца шелковый веер.

– Буду вам очень благодарен за чай, господин Ян, – сказал он, обмахиваясь веером, – но картина пусть подождет до лучших времен. Я заехал к вам, чтобы получить кое-какие сведения. Конфиденциально.

Торговец древностями сделал знак продавцу удалиться. Он сам разлил чай, затем опустился в кресло и выжидающе посмотрел на судью проницательным взглядом.

– Я расследую три убийства, господин Ян, – начал судья. – Вы знаете о смертях Тон Мая и госпожи Янтарь и, возможно, слышали, что сегодня утром был найден мертвым Ся Куан.

– Ся Куан? Нет, об этом еще не слышал. Минуту! Меня осенило! Я помню это имя. Кто-то мне говорил, что торговец древностями, имя которого Ся Куан, связан с преступным миром, и меня предупреждали, чтобы я не имел с ним дела. Итак, какой-нибудь из его сомнительных друзей прирезал его, да?

- Его убийство, должно быть, связано с двумя другими смертями. Хочу вам признаться, что зашел в тупик. Для меня было бы настоящим подспорьем, если бы я узнал немного больше о людях, связанных с жертвами. Это может натолкнуть меня на мысль о мотивах этих ужасных преступлении. – Он сделал глоток чаю и улыбнулся. – У меня сложилось высокое мнение не только о вашей эрудиции в области искусства, но и о вашей осведомленности о жизни своих земляков. Поэтому я к вам и пришел.

Ян поклонился:

– Я польщен, ваша честь! Должен подчеркнуть, что кроме своих клиентов я почти ни с кем не общаюсь, а потому слышу мало сплетен. С тех пор как шесть лет назад умерла моя жена, а двое сыновей обосновались на юге, я живу только ради своего любимого дела – изучения древностей. Вы знаете, я в общем-то веду монашеский образ жизни! Я сам себя обихаживаю и не хочу иметь в доме неуклюжих служанок, которые без конца били бы мои бесценные вазы! По вечерам меня никто не беспокоит, так как мой помощник приходит только днем. Я веду сейчас такую жизнь, к которой всегда стремился, ваша честь. А это означает, что я совсем потерял контакт с жителями города.

– Люди, которые меня интересуют, – это ваши клиенты, господин Ян. Например, что вы можете сказать о докторе Пэне?

Ян допил чай, сложил руки и ответил:

– Доктор Пэн собирает нефрит. Этому есть свои объяснения: старый нефрит обладает лечебными свойствами. Многие лекари и фармацевты проявляют к нему интерес. У доктора небольшая, но очень впечатляющая коллекция. Он использует экспонаты для исследований, для него не имеет значения, какую цену имеет данная вещь. В этом отношении он – полная противоположность своего собрата – господина Куан Миня. Господин Куан часто приобретает очень дорогие вещи, но покупает он их только для того, чтобы при первой же возможности перепродать втридорога. Господин Куан – делец до мозга костей! Его постоянный покупатель – господин Ку Юаньлян. Я никогда не покупаю у него – слишком высокие цены.

– Я встречался с господином Куаном. У меня сложилось впечатление, что он живет в столице, – заметил судья Ди.

– Да, это так. Но он много путешествует, и в Пуяне бывает по крайней мере каждые два месяца. Но об этом я говорю только вам, ваша честь!

– Почему?

– Потому что, – ответил с улыбкой Ян, – господин Куан поставляет лекарства и конкурентам доктора Пэна. Кроме того, господин Куан просил никому не говорить о его визитах в Пуян и по другой причине. Он объяснил мне, что несколько лет назад, при содействии доктора Пэна, купил за бесценок владения, примыкающие к Мандрагоровой роще. Господин Куан убедил доктора Пэна в том, что покупка имения является только капиталовложением. А на самом деле Куан посылает своих людей собирать растения на границе рощи с его участком. Если только доктор Пэн узнает об этом, то тут же потребует с него выплату комиссионных. Я уже говорил, что господин Куан прожженный делец!

– Понятно, – кивнул судья Ли.

Он тут же вспомнил, что Куану без всякой лжи удалось так поведать о своей деятельности, что судья и не понял, чем он занимается на самом деле. Значит, этот безукоризненно вежливый господин собирал древности ради наживы. Тогда он вполне мог использовать Тона или Ся для того, чтобы они искали ему подходящих клиентов, а может быть, и для других целей тоже. Он спросил:

– Вы, случайно, не знаете, где обычно останавливался господин Куан, когда приезжал в Пуян?

– Если он не жил на своей лодке, то снимал комнату на постоялом дворе «Восемь Бессмертных», ваша честь. Это очень маленький дешевый постоялый двор, – добавил Ян с улыбкой.

– Я знаю это место. Господин Куан все таки очень скупой человек!

– Деньги для него – все, ваша честь. Ему наплевать на древности, оно для него лишь источник наживы. Вот господин Ку Юаньлян – настоящий собиратель! Для него не имеет значения цена, если он захотел купить какую-то вещь. Этот счастливец что захочет, то имеет! – Он задумчиво потер подбородок и неуверенно произнес: – А я, пожалуй, нечто среднее между ними. Мое дело скупать и продавать, но иногда я просто влюбляюсь в какую-то вещь и не могу с ней расстаться. Тогда я оставляю ее себе. С годами эта моя страсть становится все сильнее. Раньше я наслаждался созерцанием богатств господина Ку и ходил к нему по меньшей мере раз в неделю. Но в последние четыре года я посещаю его только тогда, когда он приглашает меня. Да и то дальше гостиной я не хожу. Обычная ревность! – Он покачал головой и улыбнулся. – Кстати, ваша честь, вы нашли ключ к разгадке убийства барабанщика, этого Тон Мая, с лодки доктора Пэна?

– Еще нет. Я уже говорил вам, это очень запутанное дело. Вернемся к господину Ку. Я слышал, что у него в самом деле уникальное собрание. У него глаз знатока. Доказательство тому – его красавицы жены. И хотя его первая жена уже давно больна, она все еще очень привлекательна. Я как раз видел ее вчера вечером. Должен признать, что его вторая жена, Янтарь, тоже была чрезвычайно хороша.

Ян неловко задвигался на стуле. Спустя некоторое время он заговорил, будто сам с собой:

– Глаза Ку никогда его не подводили. Я помню госпожу Янтарь, когда она еще была маленькой нескладной девчонкой-рабыней в доме старого Тона. Но Ку ее разглядел: купил, научил, как носить одежду, следить за собой, как делать прическу, как пользоваться духами. Он сам выбирал для нее серьги, бусы и другие украшения. Спустя год она превратилась в настоящую красавицу. Но Небо рассудило, что он не заслужил обладания двумя прекрасными женщинами. В итоге – госпожа Ку неизлечимо больна, а госпожа Янтарь мертва.

Он уставился в одну точку, печально пощипывая себя за бороду.

– Без причины ничего не может случиться, – вздохнул судья Ди, – как говорили древние – тот, кто стремится к обладанию совершенством, навлекает гнев богов.

Казалось, что Ян не слышит высказывания судьи. Вдруг он наклонился к собеседнику и резко сказал:

– Нет, ваша честь, Ку не заслуживает этого! Так как мы беседуем конфиденциально, то сообщу вам, что у Ку есть странная черта характера. Приведу пример. Однажды он показывал мне один из своих лучших экземпляров: бесценную персидскую чашу из тончайшего стекла. Я восхищенно разглядывал ее, осторожно поворачивая в руках. Я указал ему на маленький изъян на дне чаши и с улыбкой произнес: «Это крошечное пятнышко придает совершенной красоте заключительный штрих!» Ку взял чашу из моих рук, посмотрел на пятнышко и вдребезги разбил ее. Это же преступление, ваша честь!

– Господин Куан никогда бы такого не сделал! – сухо сказал судья Ди. – Думаю, и доктор Пэн на такое не способен. Между прочим, я слышал, что доктор, несмотря на свой серьезный вид, довольно бесшабашный парень, в рамках допустимого, конечно.

– Я никогда не замечал, чтобы он посещал дома веселья, ваша честь. Но никто не стал бы его винить, если бы он бывал там, потому что всем известно, что его жена сущая ведьма. Несмотря на то, что она родила ему сына, она запрещала ему иметь младшую жену. – Ян покачал головой, потом взглянул на судью и быстро добавил: – Доктор – стойкий и искренний человек, ваша честь. Он прекрасно справляется со своими домашними трудностями.

– До меня дошли слухи, что у доктора Пэна финансовые затруднения.

Торговец древностями бросил на него быстрый взгляд.

– Финансовые затруднения? Не думаю. Он одалживает мне большие суммы денег. Нет, я не верю в это. Он разумно ведет свои дела, у него большая практика – все знатные люди Пуяна являются его пациентами. Кроме того, он постоянно наблюдает госпожу Ку.

Судья кивнул. Он допил чай и осторожно поставил на стол чашку из тончайшего фарфора. Какое-то время он поглаживал свою длинную бороду. Наконец заговорил:

– Раз уж я здесь, то мне хотелось бы узнать ваше мнение еще по одному поводу. Вам, конечно, известна история о краже жемчужины императора, которая случилась сто лет назад? У вас есть какие-нибудь соображения на этот счет?

– Поиски были настолько тщательными, что я уверен – это сама императрица взяла и спрятала жемчужину где-то у себя. Только для того, чтобы уколоть императора, который замучил ее своей любовью. Цель была достигнута, и она выбросила жемчужину в колодец или куда-нибудь еще. За золотыми воротами императорского дворца произошло много трагедий, ваша честь! Кстати, зачем кому-то красть вещь, которую он никогда не сможет продать?

– Предположим, господин Ян, что жемчужину действительно украли. Разве нет никакого способа превратить ее в деньги?

– В нашей империи нет, ваша честь. Но если у вора есть связи среди арабских или персидских купцов, живущих в Кантоне, то он может продать жемчужину одному из них, естественно, за малую толику от настоящей стоимости. А купец уже перепродаст ее в далекой варварской стране. Это единственный путь избавиться от нее, не навлекая на себя страшных последствий.

– Понятно. Ну что ж, мне пора. Мне еще надо подготовиться к дневному заседанию. Между прочим, вы когда-нибудь бывали в разрушенном храме в Мандрагоровой роще?

У Яна вытянулась физиономия.

– К сожалению, нет, ваша честь. Сквозь густой лес не пробраться, да и местные жители не советуют ходить туда. У меня есть хорошее описание этого места. – Он встал, подошел к книжным полкам и взял толстую книгу. Передав ее судье, он сказал: – Этот труд написал один из ваших предшественников, ваша честь.

Судья Ди пролистал книгу и отдал обратно.

– Да, у меня такая есть, – кивнул он. – Очень интересный материал. Здесь прекрасно описана мраморная статуя богини.

– Я бы многое отдал, чтобы увидеть эту статую! – мечтательно произнес торговец. – Здесь говорится, что она относится ко времени династии Хан и что она вместе с пьедесталом высечена из одного куска мрамора. Квадратный алтарь перед статуей тоже сделан из мрамора, и именно на нем убивали юношей, принося их в жертву богине. Замечательный памятник прошлого, ваша честь! Не смогли бы вы, ваша честь, внести предложение в Ведомство ритуалов, чтобы вырубили лес и отреставрировали храм? Если бы Ведомство объяснило людям, что все зловещие знамения означают, что богиня гневается, потому что храм в запустении, то местные жители не были бы против реставрации. Храм мог бы стать одной из достопримечательностей нашей провинции, ваша честь!

– Это замечательное предложение! Безусловно, я буду иметь это в виду. Мне бы не хотелось сохранять в своей провинции черную зону, окутанную тайной. Кто его знает, что там может произойти! – Он встал и поклонился. – Я весьма признателен вам, господин Ян!

Провожая судью к выходу, торговец древностями сказал:

– Я приду на сегодняшнее заседание суда, ваша честь. Практически все люди, связанные с жертвами, – мои клиенты, и это мой долг – присутствовать на разбирательстве.

Глава 13

Когда судья вернулся в здание суда, он сразу же прошел в свои покои. Ему было жарко, и он устал. Он принял ванну, надел чистый летний халат из хлопка и легкую кисейную шапочку. Затем он направился в свой кабинет. Старшина Хун уже ждал его там.

Судья взял веер из журавлиных перьев, сел за стол и начал энергично обмахиваться. Не успел он дойти до кабинета, как опять сильно вспотел, какая жара! Судья живо поинтересовался:

– Ну, какие новости?

– Мне повезло, ваша честь, я встретил болтливую служанку из дома Ку в ближайшей овощной лавке. Без труда мне удалось узнать, что действительно господин Ку сегодня рано утром ездил верхом на прогулку.

– И часто он совершает такие прогулки?

– Раньше такого не было никогда, ваша честь. Служанка сказала, что вся прислуга пришла к выводу, будто господин Ку решил немного развеяться после смерти госпожи Янтарь. Женщина также добавила, что, несмотря на разницу в возрасте, они очень любили друг друга и что госпожа Янтарь помогала Ку ухаживать за его первой женой. Это был дружный счастливый дом, по словам служанки.

Хун ждал, что судья как-то отреагирует на эти новости, но он промолчал. Вдруг судья Ди выпрямился в кресле и указал на две небольшие бамбуковые пластинки, которые лежали среди бумаг на столе.

– Когда их принесли? – спросил он.

– Несколько минут назад их доставил стражник от Южных ворот, ваша честь.

Судья напряженно изучал их. Они были примерно одинакового размера, и на каждой был написан номер 4207. Но на одной пластинке номер был выведен кое-как, рукой необразованного человека, а на другой его написали каллиграфически. На последней он обнаружил почти незаметную черточку, разделяющую пластинку на две равные части. Судья послюнявил палец и стер номер. Он положил пластинку в рукав и с довольной улыбкой сказал:

– Этот пропуск я оставлю у себя. Другой можно вернуть обратно. А теперь я расскажу о визите к подруге Шен Па, госпоже Лян.

– Какая она, ваша честь? – с нескрываемым любопытством спросил Хун. – Она и в самом деле такая утонченная и воспитанная?

– При виде ее слово «утонченная» последним приходит в голову, – лукаво ответил судья Ди. – Она женщина-борец из Монголии, и притом довольно злобная!

Вкратце он изложил старшине свой разговор с ней и заключил:

– Итак, мы знаем, что действительно существует маньяк, который нанял сначала Тона, а потом Ся, чтобы они искали женщин для удовлетворения его низменных желаний. И безусловно, это тот самый изверг, который совершил три убийства.

– Значит, мы можем исключить первый вариант, ваша честь, я имею в виду господина Ку Юаньляна? Я допускаю, что из-за ревности он мог убить свою вторую жену и ее любовника. Но Ку конечно же не извращенец, который ради удовольствия будет мучить женщин!

– Я не уверен в этом, Хун. Для окружающих и для своих слуг Ку – культурный человек, любитель искусства и заботливый муж, но вполне возможно, его натура имеет оборотную сторону. Люди такого сорта, как правило, скрывают свои порочные наклонности. Поэтому дела, в которых замешаны подобные типы, очень трудно раскрыть. Единственными людьми, знающими истинный его характер, являются жены. Если рассматривать его с этой точки зрения, то история о том, что госпожа Ку собиралась пойти к своим друзьям и вдруг потеряла память, звучит совсем неубедительно. Что, если на самом деле она убегала от мужа, который постоянно издевался над ней? А ее помешательство было результатом безысходного отчаяния от жестокого обращения с ней! Вспомните шрамы на теле Янтарь, которые лишь подтверждают мое предположение. Должен признать, что в таком случае ее любовная связь с Тон Маем и желание сбежать с ним имеют свое оправдание.

Какое-то время судья медленно обмахивался веером, затем сказал:

– Покинув госпожу Лян, я направился к господину Яну в его лавку древностей. Госпожа Лян сообщила мне, что преступник, скорее всего, собирает старинные предметы искусства, и я решил получить сведения о клиентах господина Яна. Он дал весьма любопытную характеристику Ку Юаньляну. – Судья рассказал Хуну о случае с персидской чашей. – Ку разбил бесценную старинную вазу только потому, что на ней был маленький изъян. Легко представить состояние Ку, когда он узнал, что посягнули на его собственность, а именно – госпожу Янтарь. Супружеская неверность – самый серьезный изъян, что может быть у женщины. – Судья нахмурился и покачал головой. – Но есть одна загвоздка! Предположим, что Ку извращенец, но зачем тогда ему нанимать убийцу, для чего ему Ся? Таким образом он отказывает себе в удовольствии убить ее собственными руками? – Судья в сомнении посмотрел на Хуна.

– Есть еще одна деталь, которая указывает на Ку, ваша честь. Я имею в виду тот факт, что Ся и Тон работали на него, отыскивая по округу ценные вещи.

– От Яна я узнал, – отрывисто произнес судья Ди, – что доктор Пэн и господин Куан Минь тоже большой любитель старинных предметов искусства.

Громкий звук большого бронзового гонга раздался в здании суда. Он возвещал о том, что скоро начнется заседание.

Подавив тяжелый вздох, судья встал с кресла. Старшина Хун помог ему облачиться в официальную одежду из тяжелой зеленой парчи, затем он передал ему бархатную черную судейскую шапочку. Надевая ее перед зеркалом, судья Ди сказал:

– Я постараюсь закончить заседание как можно быстрее, старшина! После этого ты пойдешь к Шен Па и узнаешь, что ему удалось выяснить насчет заключавшихся на состязаниях пари. Между прочим, можешь ему сказать, что я лично замолвил за него словечко перед госпожой Лян. Потом сходишь на постоялый двор «Восемь Бессмертных» и расспросишь хозяина о господине Куане. Как часто он останавливался там, на какой срок и кто к нему приходил. Также узнаешь, имел ли он дело с проститутками, и если имел, то поинтересуйся, не жаловались ли они на него. Я хочу иметь полное представление об этом слишком вежливом человеке.

Старшина выглядел ошеломленным, но задавать вопросы не было времени. Он отодвинул тяжелый занавес, и судья Ди прошел в зал заседаний. Пока он поднимался на помост и усаживался за высоким столом, многоголосый гул в зале стих. Старшина Хун, стоящий по правую руку от судьи, наклонился к нему и прошептал:

– Жители Пуяна, видно, очень интересуются этими убийствами, ваша честь!

Судья Ди кивнул и оглядел зал. Шестеро стражников во главе со своим старшим стояли около помоста лицом к судейскому столу. В руках у них были кнуты, бамбуковые палки, цепи и другие предметы, необходимые для поддержания трепета в обывателях перед судебной властью. С одной и другой стороны судейского стола размещались низкие столики для писцов, которые готовили свои кисточки к работе. В первом ряду зрителей судья Ди увидел господина Ку и доктора Пэна. Во втором ряду стояли господа Куан Минь и Ян. Судья стукнул молотком и объявил заседание открытым.

После переклички служащих судья Ди вкратце доложил об обнаружении трупов госпожи Янтарь и Ся Куана. Он сказал, что, так как оба преступления совершены в одном и том же месте, суд убежден в том, что они связаны между собой. Судья заверил, что ведется тщательное расследование.

Когда судья закончил свою речь, вперед вышел Куан Минь. Он поклонился и заговорил:

– Я…

– На колени! – рявкнул на него старший стражник.

Куан бросил на него возмущенный взгляд, но покорно опустился на колени перед судейским столом и вновь начал говорить:

– Я, торговец Куан Минь, пришел сообщить вам, что временно собираюсь жить на своей лодке, пришвартованной у Восточных ворот.

– Ваше заявление будет занесено в протокол заседания, – объявил судья Ди. Но когда Куан Минь поднялся на ноги, судья неожиданно остановил его: – Вы сегодня не слишком разговорчивы, господин Куан.

Куан пристально посмотрел на судью. Затем спокойно ответил:

– Меня ведь специально предупредили, чтобы я был краток, ваша честь.

– Дело можно изложить очень коротко, господин Куан, – усмехнулся судья и закончил: – Теперь я знаю, где вас можно найти. Вы свободны.

Когда Куан занял свое место среди зрителей, судья Ди сообщил о новом распоряжении, только что полученном из столицы, которое предписывало ввести удостоверения личности. Пока судья разъяснял новый порядок, он мучился от невыносимой жары в толстом парчовом одеянии. Он только было собрался закрыть заседание, как два аккуратно одетых человека подошли к столу и опустились на колени. Они назвали свои имена и сказали, что являются владельцами лавок. У них возник спор по поводу участка земли. Некоторые зрители начали покидать зал. Среди них был и господин Ян.

Судья Ди терпеливо выслушал доводы обеих сторон. Наконец он пообещал зарегистрировать претензии каждого из заявителей на указанный участок и отпустил их. Затем вперед вышел старый ростовщик и подал жалобу на двух хулиганов, которые пытались запугать его.

После ростовщика перед судьей предстали еще несколько человек. Казалось, жители города копили обиды, чтобы после праздничных дней излить их судье. Время шло. Большая часть публики ушла, и среди них доктор Пэн, господин Ку и Куан Минь. Приближалось время обеда. Судья Ди повернулся к старшине Хуну и тихо сказал:

– Когда же все это кончится! Тебе лучше отправиться выполнять мои поручения. Увидимся позже в моем кабинете.

Когда судья выслушивал последнего просителя, у входа в зал возникла какая-то суета. Судья Ди с раздражением посмотрел в ту сторону и вдруг выпрямился в своем кресле. К судейскому столу приближалась странная процессия.

Ее возглавляли трое хорошо сложенных молодых человека. Их одежда была разорвана, очевидно, их здорово побили. Один держался обеими руками за голову, плечи были в крови. Другой, с искаженным от боли лицом, левой рукой придерживал правую. Третий скорее ковылял, чем шел, прижимая руки к животу. Он бы, наверное, упал, если бы не тычки зонтиком, которыми его подгоняла в спину госпожа Лян по прозвищу Фиалка. Она двигалась медленно, ее покрытое загаром лицо ничего не выражало, одета она была в коричневые куртку и штаны. За ней шла толстая молодая девица в одеждах из синей ткани, украшенных крупными красными розами. Левая половина ее лица представляла собой сплошной синяк, глаз заплыл.

Подойдя к судейскому столу, госпожа Лян прикрикнула на троих парней, которые тут же опустились на колени. Старший стражник выругался вполголоса и шагнул к ней, но женщина бесцеремонно оттолкнула его и огрызнулась:

– Не вмешивайся, я знаю, как надо вести себя в суде! – после чего повернулась к девушке: – Встань на колени, дорогуша, таков порядок. Ведь ты не входишь в число приближенных к императорскому двору, не то что я! – Взглянув на судью, она спокойно проговорила: – С глубоким к вам уважением я сообщаю свое настоящее имя: Алтан Цэцэг Хатун. Императорским указом мне было присвоено китайское имя Фиалка Лян. По роду занятий я – мастер боевых искусств. Эти трое дезертировали с военного корабля и подались в разбойники. Называю их имена слева направо: Фэн, Ван и Лю. Девушку, стоящую на коленях, зовут Ли, но у нее еще есть прозвище – Пион. Она профессиональная проститутка. – Повернувшись к писцу, госпожа Лян спросила: – Вы все записали? – Пораженный чиновник молча кивнул, и женщина вновь обратилась к судье: – Я прошу, ваша честь, выдвинуть обвинение против вышеупомянутых Фэна, Вана и Лю.

Судья не мигая смотрел на невозмутимую женщину. Затем коротко ответил:

– Ваша просьба удовлетворена.

– Когда я села обедать на заднем дворе своего дома – стол накрывала моя служанка Роза, – то услышала женский крик о помощи. Он доносился с улицы, на которой стоит мой дом. Я перепрыгнула через стену и увидела, как эти трое силой тащат по дороге девушку – ту, что сейчас стоит слева от меня. Она снова закричала, и Фэн ударил ее по лицу – потому у нее и заплыл глаз – и вытащил нож. Все зеваки скрылись за углом, тогда я подошла к нападавшим и спросила, в чем дело. Сначала они отказывались отвечать. Мне пришлось настоять, и они рассказали следующее. Позавчера бродячий студент Ся Куан дал им серебряную монету и велел похитить эту девушку из заведения, где она работает. Потом они должны были доставить ее в третий дом на второй улице, что за даосским храмом, владелицей которого является женщина по имени Мен. Разбойники решили провернуть все в полдень, поскольку в это время улицы почти пустынны. Кроме того, они приняли кое-какие меры предосторожности, в частности замотали голову похищенной куском ткани. Однако, когда эти мерзавцы поравнялись с моим домом, женщине удалось сдернуть покрывало. Поскольку они признались в насильственном похищении, я тут же вспомнила, что суд интересуется Ся Куаном, и направилась сюда, любезно сопровождаемая тремя негодяями. Я решила также привести эту женщину Ли в качестве живой улики. Надеюсь на благоприятный исход дела, ваша честь.

Госпожа Лян поклонилась и торжественно застыла на месте, расставив ноги и опираясь на рукоятку зонтика. Как только она упомянула место, куда должны были доставить Ли, судья Ди сделал знак старшему стражнику подойти к столу. Понизив голос, он приказал ему взять шестерых стражников и отправиться по указанному адресу. Там они должны арестовать всех, кого обнаружат, и заключить их под стражу в тюрьму. Потом судья обратился к госпоже Лян:

– Суд выражает вам благодарность за столь решительные действия. Помня об обязанностях законопослушных граждан, вы предприняли быстрые и эффективные меры. Теперь расскажите более подробно обо всем случившемся, чтобы мы записали ваши показания.

– Слушаюсь, ваша честь. Когда я, как было уже упомянуто, спросила их, в чем дело, то вот этот, второй в ряду, Ван, собрался было ударить меня кулаком по голове. Я перехватила его руку и вывихнула ему плечо, бросив на землю через бедро. Я позаботилась о том, чтобы обезвредить его, но не нанести серьезной травмы – ведь он должен был давать показания. А этот тип Фэн попытался наброситься на меня с ножом, я отобрала у него нож и пригвоздила его левое ухо к дверному косяку. Но он дернулся и разорвал ухо, тогда мне пришлось попортить и его правое ухо тоже. После этого из его рта вылетали только непристойные выражения, а не ответы на мои вопросы, и я была вынуждена немножко поколотить его, но как только он заговорил, я тут же прекратила взбучку. Вот и все.

– А что случилось с третьим? – спросил судья.

– С ним? Я стояла на нем, пока расспрашивала Фэна. Видите ли, этот гад, пока я возилась с Фэном, попытался нанести мне запрещенный удар в живот. Ха! Они же просто сосунки! Я отошла в сторону и сделала ложный выпад, а когда он поднял голову, то получил сильный удар по шее тыльной стороной руки. Так как он пытался убежать, я свалила его на землю рядом с Ваном и встала на него – одной ногой в пах, другой на голову. Я стояла очень аккуратно, чтобы не причинить вреда.

– Понятно, – кивнул судья Ди. Он погладил бороду, затем наклонился к Фэну: – Скажите, когда и где вы познакомились с Ся Куаном?

Мужчина убрал руки с разорванных ушей. Из ран стала опять сочиться кровь.

– Познакомился с ним в харчевне на рынке! – заныл он. – Позавчера это было. До этого я никогда не видел подонка. Он дал нам серебряную монету и сказал, что добавит еще после того, как работа будет выполнена. Мы…

– Ся говорил, кто его хозяин? – нетерпеливо прервал судья.

Мужчина озадаченно посмотрел на него:

– Хозяин? У него не было хозяина. Ся сам нам платил. Мы хотели захватить эту шлюху тем же вечером, но у нее было полно клиентов, и у нас ничего не вышло. Вчера вечером было то же самое. Этим утром мы направились в харчевню, чтобы попросить у Ся еще денег, потому что задание оказалось трудным. Но Ся там не было. Поэтому мы предприняли еще одну попытку поймать женщину сегодня днем. Мы захватили ее, но на улице мы наткнулись на эту… эту…

– Госпожу! – прошептала грозная Лян ему в ухо.

– Уберите от меня это чудовище! – в панике взвизгнул Фэн. – Вы знаете, что она со мной сделала после того, как пронзила мое ухо? Она… она… – Он потерял самообладание и разрыдался.

Судья Ди громко стукнул молотком по столу.

– Отвечайте на мои вопросы! – велел он. – Вы признаете себя виновным в том, что пытались похитить женщину?

Закрыв свои кровоточащие уши, Фэн выдохнул:

– Признаю.

Его сосед Ван дрожащим голосом тоже признал свою вину. Третий подельник только кивнул. Судья Ди приказал стражнику:

– Проводи этих преступников в тюрьму, и пусть им обработают раны. Они будут давать показания после того, как выздоровеют. – Пока стражник выводил приятелей из зала, судья обратился к женщине: – А теперь я хочу послушать вас, госпожа Ли.

Толстушка вытерла рукавом свое избитое лицо и мягким голосом заговорила:

– Мы только сели обедать – я и мои три подруги. Эти трое ворвались в комнату и сбили с ног привратника. Наш хозяин спросил, что им надо. Один из них ударил его кулаком по лицу и сказал, что они хотят взять меня на время и вернут поздно вечером. Они схватили меня, обвязали голову какой-то тряпкой и потащили на улицу, грубо подгоняя пинками. На улице я какое-то время спокойно шла рядом с ними, затем мне удалось освободить руку. Я стянула с лица повязку и позвала на помощь. Потом появилась госпожа Лян…

– До этого случая были попытки похитить вас?

– Никогда, ваша честь.

– Кто из ваших клиентов мог приложить к этому руку?

Она недоуменно посмотрела на судью. Немного подумав, она покачала головой и ответила:

– В самом деле я не знаю! В этом доме веселья я работаю только год, ваша честь. Я дочь лодочника Ли с севера. Мой отец влез в долги, и ему надо было продать или лодку, или меня. Моими клиентами были владельцы лавок и их помощники. Обходительные люди, я их хорошо знаю. Зачем бы им похищать меня, если они без хлопот получали что хотели?

– Хорошо, – сказал судья Ди. – Помимо того что вы принимали клиентов в доме веселья, вас приглашали обслуживать гостей на вечеринках в харчевнях или распивочных?

– О нет, ваша честь! Я не умею ни танцевать, ни петь, поэтому меня никогда туда не приглашали. Правда, хозяин иногда посылал меня помочь накрыть на стол или прислуживать нашей первой красавице.

– Назовите места, куда вас посылали за последние два месяца.

Когда она начала долгое перечисление, судья Ди понял, что это ни к чему не приведет. Вечеринки устраивались часто; Ку Юаньлян, доктор Пэн и другие знатные люди посещали их не раз. Бывал там и господин Ян. Еще она вспомнила, что на одну маленькую вечеринку, хозяином которой был торговец снадобьями, пригласили Куан Миня. Судья спросил:

– Кто-нибудь из гостей оказывал вам особые знаки внимания?

– Никогда, ваша честь. Ведь я была только служанкой. Господа общались с проститутками из первоклассных заведений. Хотя чаевые они мне давали. Иногда даже очень большие.

– Знакомы вам имена Тон Май и Ся Куан?

Она покачала головой. Судья Ди попросил старшего писца зачитать записанные показания. Госпожа Лян и госпожа Ли признали их правильными и поставили на документах отпечатки своих больших пальцев.

Судья сказал женщинам несколько добрых слов, стукнул судейским молотком по столу и объявил заседание закрытым.

Госпожа Лян передала зонтик Ли.

– Раскрой его и держи над моей головой, милая, – велела она. – Я очень чувствительна к солнцу, а женщине моего положения не пристало ходить по улице в одиночку.

Она царственно двинулась к воротам, а девушка робко семенила за ней.

Глава 14

В своем кабинете судья Ди с помощью писца переоделся в домашнее платье из тонкого серого шелка. Судья попросил подать ему обед в кабинет и захватить миску с полотенцами, смоченными холодной водой. Он также велел сказать старшему стражнику, чтобы тот явился к нему с докладом, как только вернется в суд.

Отдав распоряжения, судья Ди стал задумчиво расхаживать по кабинету. Он анализировал последние события. Очевидно, Ся Куан нанял трех негодяев по приказу своего хозяина, неизвестного маньяка. Знает ли его женщина из дома свиданий, что расположен за даосским храмом? На это едва ли можно рассчитывать! Хотя иногда счастливый случай помогает быстро разрешить трудное дело. В дверь постучали. Судья быстро оглянулся, ожидая увидеть старшего стражника. Но это был всего-навсего слуга, который принес ему обед – рис, суп и тарелку с маринованными огурцами.

Судья обедал за письменным столом. Он почти не чувствовал вкуса пищи, его голова была занята загадкой трех трупов. Он осознавал, что расследование достигло наивысшей точки, – наконец стал понятен мотив убийств. Вначале он считал, что виной всему была жадность и цель убийцы – кража жемчужины и золота. Затем он отбросил жадность как основную причину. Предположив, что мотивом могла быть ревность, он пришел к заключению, что вся история с жемчужиной императора является вымыслом. Теперь похоже на то, что придется расстаться с версией убийства из-за ревности, по крайней мере она не была основной причиной, так как, без сомнения, установлено, что главным побуждением было непреодолимое желание доставлять женщинам боль, любым женщинам. Жадность, конечно, тоже была составляющей частью преступления, доказательством этого служит кража золота и заклады на состязаниях. Нельзя совсем сбросить со счетов и ревность. Но все эти причины были лишь второстепенными, доминирующим мотивом являлась похоть. Это было самое страшное, потому что, когда у людей, охваченных такой страстью, рушатся надежды, они могут прибегнуть к крайне жестоким мерам, невзирая на последствия.

Число очевидных подозреваемых сократилось до трех, но, возможно, существовал никому не известный четвертый. Судья тяжело вздохнул. Если преступник находится во власти жадности, ревности, жажды мести или какой-либо другой страсти, то предстоит тяжелая работа: тщательное систематическое изучение биографий всех подозреваемых, выяснение их прошлого, знакомство с их семьями, финансовым положением и так далее. А если это маньяк, то времени на такое долгое расследование у него нет. Потому что преступник в любое время может совершить еще одно убийство. Действовать надо немедленно. Но каким образом и против кого?

Судья положил на стол палочки для еды и погрузился в глубокую задумчивость. Он даже перестал ощущать жару.

Вернулся слуга и принес большой медный таз с полотенцами, намоченными в холодной воде. Судья с удовольствием обтер лицо, и тут вошел старший стражник. Он выглядел удрученным, и судья Ди с беспокойством спросил:

– Что случилось?

– Дом мы нашли без труда, ваша честь. Это бывший домик садовника, расположенный в большой усадьбе, где много лет никто не живет. Главное здание полностью разрушено, а домик садовника в глубине двора хорошо выглядит после ремонта. Единственной обитательницей оказалась старуха Мен. Соседи подозревали, что этот дом используется как место для свиданий. Они часто наблюдали, как поздно вечером туда входили и потом покидали его мужчины и женщины. Но так как поместье расположено в отдалении, то соседи не могли видеть и слышать, что там происходило. Поэтому никто не имеет ни малейшего понятия, кто убил ее.

– Убил? Почему же ты сразу не сказал об этом, глупец? Как это случилось?

– Старуха была задушена, ваша честь, – сокрушенно ответил старший стражник. – Должно быть, к ней кто-то приходил незадолго до нас, потому что чай в двух чашках на столе был еще теплый. Госпожа Мен лежала на полу около опрокинутого стула. Вокруг ее шеи был туго затянут шелковый шарф. Я ослабил узел, но женщина была уже мертва. Я привез ее тело сюда. И сейчас оно на вскрытии.

Судья Ди покусывал губы. Это уже четвертое убийство! Затем он взял себя в руки и бодро произнес:

– Хорошо. Вы сделали все правильно. Можете идти.

В дверях старший стражник едва не столкнулся со старшиной Хуном. Стражники у ворот доложили старшине о новом убийстве, и теперь он жаждал услышать, что же там случилось. Он присел и спросил:

– Что это значит, ваша честь?

– Это значит, что мы имеем дело с необычайно решительным и умным противником, Хун. А сейчас я расскажу, что произошло в суде, после того как ты его покинул.

И он дал полный отчет о подвигах госпожи Лян.

– Я думаю, что преступник видел, как девица Лян вела в суд трех негодяев и проститутку. Мужчин он не знал, так как переговорами о похищении занимался его прихвостень Ся. Но он узнал госпожу Ли, которую встретил на какой-то вечеринке, и решил сделать ее следующей своей жертвой. Он понял, что госпожа Лян вынудит похитителей дать показания. А стало быть, они упомянут адрес, куда надо было доставить жертву. Он немедленно отправился туда и убил старую сводницу. – Судья сердито дернул себя за бороду. Затем, глубоко вздохнув, поглядел на Хуна. – Что нового ты узнал?

– Не так уж много, ваша честь. У меня был длинный разговор с Шен Па. Он сделал все, что было в его силах, но смог установить только, что этот человек, так или иначе, связан с торговлей древностями.

– Опять торговля древностями! Силы небесные, создается впечатление, что каждый имеющий отношение к этому делу – большой любитель искусства!

– Что касается Куан Миня, ваша честь, то хозяин постоялого двора описал его как спокойного человека, не доставляющего неприятностей и точно в срок выплачивающего деньги. Вместе с ним я просмотрел регистрационный журнал и выяснил, что Куан за последний год останавливался там восемь раз. Он всегда появлялся неожиданно и поселялся не дольше чем на два-три дня. Как правило, он уходил после завтрака и возвращался поздно ночью. К нему никто никогда не приходил.

– Когда он там останавливался в последний раз?

– Около трех недель назад. Время от времени Куан просил хозяина, чтобы тот привел ему женщину. Он всегда подчеркивал, что это должна быть обычная проститутка, а не девушка с цветочной лодки. Не обязательно она должна быть хорошенькая, но непременно чистая, здоровая и недорогая. – Старшина скорчил гримасу и пожал плечами. – Я отправился в дом веселья, где хозяин заказывал женщин для Куана. Я поговорил с проститутками, которые когда-либо спали с ним. Они мало что могли рассказать. Они говорили, что он был не лучше и не хуже других клиентов. Он никогда не требовал от них чего-то особенного, поэтому не нужно было прилагать больших усилий, чтобы удовлетворить его. К тому же он давал маленькие чаевые. Это все. – Хун помолчал, затем поинтересовался: – Зачем вам нужны подробности жизни Куана, ваша честь? Я уж подумал, что…

Его прервал стук в дверь. Вошел судебный лекарь. После приветствия он передал судье листок бумаги и сказал:

– Из этого доклада ваша честь узнает, что убитой женщине было около пятидесяти лет. Кроме красной полосы на шее, я не обнаружил никаких следов насилия на теле. Я предполагаю, что они пили чай, убийца под каким-то предлогом встал со стула и, зайдя за ее спину, накинул шарф ей на шею. Он был затянут с такой силой, что вошел в плоть, едва не перерезав дыхательное горло.

– Благодарю вас. Поместите тело во временный гроб и сообщите родственникам о несчастье. Пусть забирают покойницу как можно скорее, потому что из-за жары держать его здесь долго нет никакой возможности. Господин Ку уже забрал тело госпожи Янтарь? Да? Хорошо. Проследите за тем, чтобы семье Ся Куана тоже сообщили о его смерти. Я слышал, что его родители живут в столице. – Судья провел рукой по лицу, затем сказал: – Как там себя ведут три узника?

Лекарь скривил губы:

– У того, с оторванными ушами, сломано несколько ребер и еще есть несколько внутренних повреждений. Другому я вправил вывихнутое плечо и дал болеутоляющее, поскольку у него сотрясение мозга. Этих двоих можно будет допросить через несколько дней. Что же касается третьего, у которого раздавлено горло, то его придется лечить не одну неделю, чтобы он смог заговорить. Да и заговорит ли он вообще?

Когда лекарь ушел, судья Ди обратился к Хуну:

– Похоже, несчастная троица сполна получила за свои подвиги. Девицу Лян по прозвищу Фиалка не отнесешь к людям, которые равнодушно взирают на преступление. О Небо, жара становится просто невыносимой! Открой окно, Хун.

Старшина распахнул окно и высунул в него голову, но тут же вновь захлопнул раму.

– На улице еще жарче, ваша честь. Небо закрыто низкими облаками, и никакого движения воздуха. Боюсь, скоро начнется сильная гроза.

Судья взял из таза мокрое полотенце, вытер потное лицо и обмотал его вокруг шеи. Он подвинул таз к Хуну и сказал:

– Возьми полотенце. Сегодня во время обеда я еще раз проанализировал три смерти. Убийство этой Мен, которое стало четвертым, не укладывается в мою схему. Хун, сейчас я попробую вкратце обрисовать ситуацию, как я ее вижу в данный момент.

– Ваша честь, прежде я хотел бы узнать, почему вы так заинтересовались деятельностью господина Куана?

– Скажу больше, я хочу навестить его. Он занимает центральное место в одной из моих версий. Но давай приведем все данные в порядок. Итак, обстоятельства всех преступлений указывают, что убийца – беспощадный маньяк. У нас нет никаких улик, по которым его можно было бы опознать, и он пользуется этим, убирая всех, кто мог бы навести на его след. Госпожа Янтарь, Тон Май, Ся Куан и хозяйка дома свиданий Мен – все мертвы! Нет свидетелей – нет подозреваемых! Добавьте периодически всплывающую деталь – торговлю древностями и эту историю с жемчужиной императора, и все это на зловещем фоне страха перед Белой богиней с ее недоступной священной рощей – словом, перед нами премилое и очень занимательное дельце. Очень приятно было бы обсуждать его и выдвигать различные теории, сидя за чашкой чаю в компании закадычных друзей. Будь оно проклято! Однако нам с тобой придется распутать его, Хун! Причем очень быстро, поскольку наша нерасторопность даст преступнику время уничтожить улики, а может быть, и совершить новое убийство!

Судья Ди жадно осушил чашку чаю, поданную ему Хуном. Он поменял полотенце на шее и деловым тоном продолжал:

– Ку Юаньлян остается главным подозреваемым. Мои доводы против него в основном те же самые, о которых я уже говорил. Давай перестроим нашу схему таким образом, будто Ку и есть нужный нам человек. Ку нанимает Тон Мая, чтобы тот поставлял ему древности и женщин для удовлетворения похоти. Когда становилось совсем темно, Тон окружными путями приводил женщин в дом к Мен. Сам Ку надевал маску или скрывал лицо еще каким-то образом, чтобы не быть узнанным, и тоже приходил туда. Он щедро расплачивался со своими жертвами, поэтому не было никакого риска попасть в неприятность. Единственным слабым звеном этой цепи было то, что Ку нуждался в помощнике. И этим помощником стал Тон Май – умный и предприимчивый молодой человек. Со временем Тон захотел получать больше и больше денег, возможно, даже угрожал Ку, шантажировал. В придачу Ку узнал о тайной любовной связи между Янтарь и Тоном, а может, и о том, что Тон являлся отцом ожидаемого ребенка. И Ку решил убить их обоих. Но он человек терпеливый, он ждал подходящего момента. Первое, что он сделал, – уволил Тона, выдав ему приличную сумму денег, и нанял вместо него Ся. Госпожа Лян по прозвищу Фиалка говорила мне, что Ся был не так умен и предприимчив, как Тон, поэтому от него вряд ли стоило ждать крупных неприятностей.

Ку понял, что время для мести подошло, когда Янтарь рассказала ему небылицу о жемчужине императора. Ку, опытный торговец древностями, сразу сообразил, что это мистификация, их хорошо продуманный план, в соответствии с которым Тон и Янтарь, завладев деньгами, сбегут вместе. Для Ку это было настоящей удачей.

Ку вызывает Ся Куана. Он велит ему отменить операцию с похищением проститутки Ли. Издевательства над ней было бы обыденным развлечением, у него же в голове созрели более грандиозные планы. Ся пообещал, что предупредит трех негодяев об отмене похищения. Как мы уже знаем, Ся не выполнил задания, что получилось совсем некстати. Ку дает Ся план заброшенного поместья, где обозначен флигель, и объясняет ему, что после состязаний лодок-драконов Тон и Янтарь должны там встретиться, и Янтарь принесет с собой украденное у мужа золото, для того чтобы сбежать вместе с любовником. Ку приказывает Ся пойти в заброшенное поместье, убить развратников и вернуть ему золото. Ку обещает Ся щедрое вознаграждение. Ку может позволить себе это, так как в дальнейшем собирается ликвидировать Ся.

Судья Ди взял веер. Откинувшись в кресле, он начал медленно обмахиваться им.

– Что же случилось вчера вечером? Ку отравил Тон Мая, когда занимался организацией отдыха для команд участников состязаний в Мраморном Мосту. Таким образом Ку достигает трех целей. Первая – он мстит любовнику своей жены. Вторая – он избавляется от беспокойного помощника. Третья – он получает большую прибыль от махинаций с закладами. Ся Куан встречается во флигеле с Янтарь, убивает ее и приносит золото обратно Ку. Тогда Ку говорит ему, что золото было вовсе не украдено, оно должно было стать платой за жемчужину императора, которая спрятана где-то во флигеле. Дескать, Тон и Янтарь планировали сбежать с золотом и жемчужиной. Ку добавляет, что специально не сказал Ся о жемчужине, потому что не хотел, чтобы Ся задерживался во флигеле в поисках жемчужины после убийства Янтарь. Ку также подчеркивает, что это было мудрое решение, так как по каким-то неизвестным причинам Янтарь сопровождали чиновники из суда, которые едва не поймали Ся. Ку утверждает, что жемчужина до сих пор там. А на следующее утро, на заре, как только открылись городские ворота, Ку и Ся, но отдельности, покинули город. Утренняя поездка верхом немного развлекала Ку. Ся был одет как плотник, идущий на работу в город. Ку позволяет Ся перевернуть во флигеле все вверх дном – так ему легче его убить, потому что все внимание Ся сосредоточено на поисках жемчужины. Кроме того, он потом может морочить нам голову бреднями о похитителях жемчужины. В подходящий момент Ку пробивает голову Ся кирпичом, бросает тело в канаву и возвращается в город.

Позже, тем же утром, Ку приходит на заседание суда. Покидая здание суда, он встречает на улице госпожу Лян, которая ведет к нам целую процессию. Ку не знаком ни с ней, ни с бандитами, но он узнает Ли. Он понимает, что произошло что-то не то, и что теперь мы услышим о доме старухи Мен, что за даосским храмом. А госпожа Мен знает его. Поэтому он спешит туда и душит ее. Теперь все было кончено. Он был отомщен, его десять золотых слитков вернулись к нему, и вдобавок он выиграл на состязаниях. Тон, Ся и госпожа Мен – единственные свидетели, которые могли разоблачить его, – мертвы. Он добился своего.

Судья помолчал. Старшина Хун, также молча, налил ему свежего чая. Судья Ди сделал глоток, вытер лицо холодным полотенцем и возобновил свою речь:

– Если Ку невиновен, тогда он просто неудачник. В этом случае его первая жена действительно сошла с ума в результате внезапной вспышки воспаления мозга, а шрамы на спине Янтарь появились еще в ее бытность рабыней-служанкой. В некоторых домах с бедняжками часто обращались очень жестоко. Если все так, то Ку поверил в историю с жемчужиной императора. Она была настолько правдоподобной, что вначале я и сам поверил в нее. Ну а теперь забудем все, что я говорил о господине Ку, и обратимся ко второму подозреваемому, а именно – доктору Пэн Киа. Прежде всего, какой мотив мог быть у доктора? Я думаю, что неудачный брак развил в нем вкус к изощренным оргиям. Это можно назвать формой протеста против тирании его жены, которая не разрешала ему взять в дом еще одну женщину. У мужчины не было другого выхода, так как ревность жены и нормы приличий не позволяли ему иметь открытую связь с дешевыми проститутками или девами веселья. А может быть, в нем всегда скрывались садистские наклонности. Мы ведь ничего не знаем об этом, Хун.

Тем не менее это могло выглядеть так: сначала Пэн утолял свою страсть с простыми безграмотными женщинами, поставляемыми его прихвостнем Тон Маем, а позже Ся Куаном. Скорее всего, Ся занял место Тона по тем же самым причинам, которые мы рассматривали в случае с Ку. Самым ужасным было то, что его страсть требовала все большего и большего возбуждения. Грубые невоспитанные женщины уже не удовлетворяли Пэна. Ему хотелось видеть унижения утонченных женщин. Очередной жертвой своих извращенных развлечений он выбирает вторую жену Ку, госпожу Янтарь. Он постоянно встречается с ней, потому что, по словам торговца древностями Яна, Пэн является домашним лекарем первой жены Ку. Но издеваться над женой всеми уважаемого гражданина – не шутка. Чтобы организовать все, Пэну приходится ждать благоприятного момента. Он велит Ся наблюдать за обстановкой в доме Ку, пообещав ему большое вознаграждение, в случае если тому удастся доставить госпожу Янтарь на одну ночь к нему.

Судья Ди выпрямился в кресле и сделал несколько глотков чаю. Усевшись поудобнее, он продолжил:

– В этой второй гипотезе мы должны определить совсем другие роли Тону и Ся. В первой версии Ся не знал о плане Тона и Янтарь до тех пор, пока Ку не рассказал ему. Теперь будем считать, что Ся знает от Тона, что тот договорился встретиться с Янтарь в заброшенном доме и продать жемчужину за большие деньги. Но Тон оказался хитрой бестией и не сказал Ся, что никакой жемчужины не существует и что он просто планирует сбежать с любовницей. Ся же видит возможность получить от доктора Пэна большую награду. Он чертит план заброшенного дома и флигеля, основываясь на сведениях, которые он вытянул из Тона, затем идет к доктору Пэну и говорит ему, что теперь госпожа Янтарь у них в руках. Если доктору Пэну удастся отвлечь на вечер Тона, то он может пойти вместо него на встречу во флигель и получить там Янтарь. Она попадется как птичка в клетку. Ся возьмет золото и жемчужину, а потом они с Пэном поделят добычу. Они организуют все так, что труп госпожи Янтарь найдут во флигеле на следующее утро. И все, включая Ку, припишут это ужасное убийство бродягам-бандитам.

Доктор Пэн с готовностью соглашается на предложение Ся. Он получит в свои руки не только Янтарь, но и десять слитков золота, с помощью которых прекрасно разрешит все свои финансовые проблемы. Я сомневаюсь, что Пэн поверил в историю с жемчужиной. Он достаточно умен, чтобы сложить два и два и понять, что Тон придумал эту байку, потому что решил сбежать вместе с Янтарь. Но это его не касается.

Пэн кладет яд в кружку с вином Тона во время отдыха в деревне Мраморный Мост. Так он избавился от надоевшего прихвостня и получил чистый доход от ставок на свою собственную лодку. Придя на место, госпожа Янтарь видит, что во флигеле ее ждет Ся. Он пытается связать ее, но она сопротивляется и внезапно достает нож. Во время драки Ся получает рану и убивает Янтарь – то ли случайно, то ли умышленно. Он думает, что убийство даст ему больше власти над Пэном. Ся берет золото, но мое появление мешает ему найти жемчужину. Он возвращается в город и обо всем докладывает доктору Пэну. Парень говорит, что хотел бы получить большую долю, чем было условлено, так как в смерти Янтарь виноват Пэн. Однако Ся не понимает, что имеет дело с беспощадным маньяком. Пэн делает вид, что согласен, и подогревает жадность Ся, сокрушаясь, что жемчужину так и не удалось найти. Ся не подозревает, что подобную жемчужину никогда не удастся продать, и легко поддается на уговоры Пэна пойти с ним утром в заброшенный дом и отыскать жемчужину. Пэн дает Ся какое-то время на поиски, потом убивает его. Налейте мне еще чашечку чаю, Хун, в горле у меня пересохло!

Наливая чай, старшина поинтересовался:

– И как же себя вел доктор Пэн сегодня утром, ваша честь, после того, как убил Ся?

– Я думаю, что он спрятался в деревьях у дороги, ведущей в деревню, и ждал, когда мимо него пройдет господин Куан, направляющийся на встречу с ним. Доктор дал господину Куану достаточно времени, чтобы полюбоваться погромом в доме, затем пришел сам. Перед тем как покинуть свое укрытие, он увидел, как мы идем по дороге. Для него ситуация складывалась еще лучше – теперь у него будет два свидетеля! И он пошел за нами к флигелю.

Ну а все остальное схоже здесь с моей первой версией. У доктора Пэна была такая же возможность, как и у Ку Юаньляна, увидеть и узнать на улице Ли. Ведь он тоже ушел с заседания суда, не дожидаясь окончания. Доктор помчался в северный квартал и придушил госпожу Мен. Подведем итог: доктору Пэну пришлось отказаться от удовольствия провести время с госпожой Янтарь, но он отделался от двух беспокойных прихвостней, разрешил свои финансовые проблемы, завладев десятью слитками золота и приличным выигрышем на состязаниях лодок-драконов. Дело сделано, и никаких улик.

Судья Ди замолчал. Какое-то время он прислушивался к раскатам грома, доносившимся издалека. Он опять поменял мокрое полотенце на шее. Старшина Хун заметил:

– Вторая версия, ваша честь, мне кажется более правдоподобной. Она проще. Именно доктор Пэн хотел убедить нас в том, что Тон Май умер по естественной причине. Кроме того, он солгал вашей чести, когда сказал, что видел Ся, возвращавшегося в город после состязаний лодок-драконов.

– Интересно, но неубедительно, – сказал судья. – Все признаки указывали на то, что Тон Май действительно умер от сердечного приступа. У Ся лицо было обезображено шрамом, и доктор Пэн, увидев другого человека со шрамом на лице, мог быть полностью уверен, что видел Ся. Но это только в том случае, если Пэн невиновен!

– Кто отремонтировал флигель, ваша честь?

– Я склонен к мысли, что это был Тон Май. Он жил в поместье и знал его в деталях. Он сделал ремонт не для того, чтобы хранить там приобретенные старинные вещи, как я думал вначале. Решетки на окнах, тяжелые двери, новый замок – все эти меры предосторожности были предприняты не для того, чтобы оградить дом от незваных гостей, а для того, чтобы никто не мог выбраться оттуда! Для тайных оргий флигель подходил гораздо больше, чем дом госпожи Мен. «Никто не услышит писка цыпленка», – сказал Ся девице Лян по прозвищу Фиалка.

Старшина Хун кивнул. Он задумался, подергивая свою козлиную бородку. Вдруг он нахмурился и произнес:

– Ваша честь, вы говорили, что подозреваемых трое. Господин Куан Минь – третий? Должен признаться, что…

Он замолчал. В коридоре послышались поспешные шаги. Дверь распахнулась, и ворвался старший стражник.

– Ваша честь, на доктора Пэна напали и чуть не убили! – задыхаясь, сообщил он. – Здесь недалеко, прямо перед храмом Конфуция!

Глава 15

Судья Ди изумленно смотрел на старшину. Он выпрямился в кресле и спросил у стражника:

– Кто это сделал?

– Человек скрылся, ваша честь! Доктор Пэн до сих пор лежит на улице, где его сбили с ног.

– Как это случилось?

– На доктора напали, когда он шел к мосту, ваша честь. Бандит повалил его с ног, но украсть деньги он не успел, так как, услышав крики о помощи, из своей лавки выскочил господин Ян. Разбойник оставил доктора и пустился наутек, а господин Ян побежал за ним. Но негодяй исчез в лабиринте переулков по другую сторону моста. Господин Ян удостоверился, что доктор Пэн жив и находится в сознании. Затем он позвал стражника от ворот храма, а сам побежал к начальнику городской стражи и все рассказал. – Старший стражник глубоко вздохнул и потупился. – Доктор Пэн запретил себя передвигать до тех пор, пока лекарь не подтвердит, что у него нет переломов.

Судья Ди поднялся с кресла:

– Мы сейчас же идем туда. Позовите судебного лекаря, и пусть ваши люди принесут носилки. Пойдем, Хун!

Небо было покрыто низкими темными облаками. Они быстро шли по душной улице, стараясь держаться в тени стены, окружающей здание суда. Когда они добрались до храма Конфуция, то увидели у ворот толпу людей. Старший стражник грубо растолкал зевак, освобождая путь судье.

Бледный и жалкий доктор Пэн лежал около стены. Ян положил ему под голову сложенную куртку. Шапочка с головы Пэна отлетела в сторону, волосы, собранные в пучок, рассыпались и теперь влажными, длинными седеющими прядями облепили его мертвенно-желтое лицо. Над левым ухом вскочила большая шишка, а правая сторона лица была сильно разбита. Его одежда была в пыли и разорвана от плеча до пояса. Когда судебный лекарь присел около доктора на корточки, пострадавший пробормотал:

– Проверьте грудь, бедра, правую и левую руки. С головой все в порядке. Рана довольно болезненна, но думаю, висок не поврежден.

Пока судебный лекарь ощупывал грудь Пэна, судья Ди наклонился к доктору и спросил:

– Как это произошло, доктор?

– Я шел по этой улице к своей пациентке роженице. Она живет на улице Полумесяца по другую сторону моста. Улица была пуста. Я… – Он замолчал, его губы искривились от боли в тот момент, когда судебный лекарь начал ощупывать ребра.

– Негодяй напал на него со спины! – сердито произнес торговец древностями.

– Вдруг я услышал крадущиеся шаги сзади, – продолжил доктор Пэн слабым голосом. – Как только я собрался оглянуться, получил удар по левой стороне лица, который откинул меня к стене. Оглушенный я упал. Я смутно увидел высокого бандита, начал звать на помощь, но он заставил меня замолчать, сильно избивая ногами. Затем он наклонился и разорвал мою одежду. Вдруг он насторожился. Потом я увидел как он бежит к мосту, за ним гнался господин Ян.

– Это был высокий парень, одетый в коричневую куртку и штаны, ваша честь! взволнованно добавил Ян. – Голова его была повязана какой-то тряпкой.

– Вы смогли разглядеть лицо, господин Ян? – спросил судья Ди.

– Я только бросил на него взгляд, ваша честь. Довольно круглое лицо с короткой бородой и бакенбардами. Так ведь, доктор?

Доктор Пэн кивнул.

– Обычно вы носите с собой много денег? – спросил судья. После того как Пэн отрицательно покачал головой, он добавил: – А важные документы?

– Несколько рецептов, – глухо ответил доктор Пэн.

Судебный лекарь поднялся на ноги и бодро сказал:

– Нет причин для волнений, доктор! На груди у вас ушиб, но, насколько я понял, ребра не повреждены. Легкий вывих правой руки и синяк на ноге. Мне бы хотелось более тщательно осмотреть вас в своем кабинете.

– Положите доктора на носилки, – произнес судья и тут же обратился к старшему стражнику: – Пошлите четырех человек на улицу Полумесяца. Пусть они там как следует поищут бандита, которого только что описал господин Ян. Парень – левша. – Судья резко повернулся к стражнику и рявкнул: – Вы что же, ничего не слышали и не видели? Чем вы занимались? Разве вам никто не объяснял, что входит в ваши обязанности?

– Я… я задремал, ваша честь! – заикаясь, сказал напуганный мужчина. – В сторожке, рядом с воротами. Меня разбудил господин Ян, когда начал барабанить в дверь.

– У меня тоже должен был быть послеобеденный сон, – улыбнулся Ян. – Так случилось, что мой помощник разбирал коллекцию вещиц из жадеита в лавке, внизу дома, и я спустился, чтобы проследить, как он уберет их, прежде чем идти на обед. Я был там, когда услышал с улицы крик о помощи, и тут же выскочил в дверь. Я увидел, как этот мерзавец рвет одежду на докторе, и вспугнул его. Я преследовал бандита, но бежал недостаточно быстро. Боюсь, годы дают о себе знать, – добавил он печально.

– Похоже, вы спасли доктору жизнь, господин Ян, – сказал судья. – Пожалуйста, пройдите с нами в суд и напишите свои показания. Эй, держите носилки пониже и не прикасайтесь к доктору!

Он наблюдал за попытками судебного лекаря и господина Яна уложить доктора на носилки. Наконец, с помощью Хуна они удобно его устроили. Пока стражники осторожно поднимали носилки, судья тихонько шепнул Хуну:

– Время выбрано замечательное. В послеобеденные часы едва ли встретишь кого-то на улице. А в том квартале за мостом вечно такое столпотворение, что раствориться в нем не составит труда. – Он сделал знак, чтобы старшина и старший стражник следовали за ним.

Когда все они возвратились в суд, судья Ди сказал старшему стражнику:

– Возьмите лошадь и как можно быстрее поезжайте к пристани. Пройдите на лодку Куана и потребуйте, чтобы он явился в суд. Если его там нет, дождитесь его. Поспешите!

Когда старший стражник умчался, судья обратился к старшине Хуну:

– Сию же минуту иди к господину Ку и проверь, был ли он в этот момент дома.

Первое, что сделал судья Ди, вернувшись в свой кабинет, налил себе чашку чаю. Он осушил ее одним глотком, затем сел за стол и оперся локтями о столешницу. Нахмурясь, он постарался привести в порядок мысли. Что-то было не то в этом происшествии с доктором, и вообще интуиция ему подсказывала, что в показаниях очевидцев масса несоответствий. Его промокшая от пота серая одежда прилипла к спине и плечам, но он даже не замечал этого.

Просидев в задумчивости довольно долго, судья вдруг вскочил на ноги. Он пробормотал:

– Да, это может стать разгадкой! Все складывается, кроме мотива!

Он опустился в кресло и попытался сконцентрироваться, чтобы найти самое мудрое решение. Объяснение всего случившегося, которое только что пришло ему в голову, не выходило за рамки возможного. Но правомерно ли действовать лишь на основании интуиции? Должно ли предположение, ставшее результатом логических заключений, одержать верх над интуицией? Или нужно хорошенько проверить оба варианта: и тот, что подсказывает интуиция, и другой, основанный на логике. Поглаживая длинную бороду, он снова глубоко задумался. Спустя полчаса пришедший с докладом судебный лекарь застал его все в том же состоянии.

– С доктором Пэном все в порядке, ваша честь, – удовлетворенно произнес он. – Грудь ему я натер мазью и забинтовал, а правую руку уложил на перевязь. Он может ходить, опираясь на палку. Доктор спрашивает, можно ли ему уйти домой, он хотел бы как следует отдохнуть.

– Передайте ему, что он может отдохнуть здесь, в суде, – бросил заметно удивленный судья. – Я бы хотел чуть позже задать ему несколько вопросов.

Почти сразу после ухода судебного лекаря появился старшина Хун. Судья жестом показал ему на стул напротив себя, предлагая садиться, и спросил:

– Был ли дома господин Ку?

– Нет, ваша честь. Домоправитель объяснил, что из-за смерти жены господин Ку решил не отдыхать дома, а пойти в храм городского божества и сжечь благовонную палочку. Гроб с телом госпожи Янтарь временно поставили туда, поскольку еще не определена дата похорон. Господин Ку при мне вернулся домой. Я попросил его никуда не выходить, потому что ваша честь, возможно, захочет вызвать его в суд. – Хун посмотрел на судью с тревогой и недоумением. – Что означает это нападение на доктора Пэна, ваша честь?

– Это может означать только то, что сразу приходит на ум, – медленно ответил судья Ди. – А именно – попытку ограбить доктора. Если так, то мои подозрения в отношении его вины укрепляются. Если же это было покушение, то доктор Пэн невиновен, и следовательно, он знает что-то такое, чему сам не придает значения, но что может вывести нас на преступника. Поэтому его и хотят заставить замолчать навсегда. В этом случае нам надо все наше внимание обратить к господину Ку. Его сентиментальная прогулка в храм на самом деле могла быть связана с намерением нанять бандита, которому он собирался поручить убить доктора Пэна. Между прочим, доктор хотел вернуться домой, но я велел ему остаться здесь, чтобы предотвратить возможную вторую попытку покушения. Ты правильно сделал, что не разрешил господину Ку покидать дом в ближайшее время. У нас только третий подозреваемый – я имею в виду господина Куан Миня – остался без присмотра.

– Вы подозреваете Куана? – воскликнул старшина. – Но почему вы включили его в свой список? Конечно, судя по описанию доктора Пэна, нападавший похож на Куана, но ведь вы заподозрили его еще до этого происшествия.

Судья Ди слегка улыбнулся:

– Мне пришлось включить его в список, Хун. Это произошло сразу после того, как я понял причину пропажи костяшки домино.

– Костяшки домино?

– Да, костяшки «пусто-пусто», если быть точным. Вчера вечером кто-то украл ее из набора, которым я с моими женами играл на барке. Взять ее могли только Ку, Пэн и Куан. Пэн и Ку имели возможность это сделать, когда пришли доложить о готовности к состязаниям лодок-драконов. Служанка, накрывая чай, сдвинула костяшки в сторону, и некоторые из них перевернулись. Куану такой случай представился, когда мы прервали игру, чтобы полюбоваться праздничным видом Канала и трибунами со зрителями. Он в этот момент незамеченным прокрался на верхнюю палубу.

– Но зачем преступнику костяшка домино?

– Его ум был в постоянном напряжении, – ответил судья, чуть улыбаясь, – даже в большем, чем мой. Когда он увидел костяшку на столе, его внезапно осенило, что она как две капли воды похожа на пропуска, которые стражники проверяют у городских ворот. Он это сообразил мгновенно, а мне, чтобы понять, потребовалось немалое время. Преступника очень тревожило, как бы его прихвостню Ся Куану не пришлось объясняться со стражниками у городских ворот, если бы он вернулся в город после того, как пробили первую ночную стражу. Он предвидел, что в связи с убийством Тона или несчастьем, случившимся с Янтарь, начнут выяснять личности всех, кто возвращался в позднее время, и стражники могут вспомнить Ся по его приметному шраму на лице. Преступник стащил костяшку под действием минутного порыва. Потом он нацарапал на ней первый пришедший в голову номер и отдал Ся. Тот, естественно, использовал ее вместо пропуска, когда возвращался в город, чтобы рассказать хозяину обо всем, что произошло во флигеле. Позже этот фальшивый пропуск мне доставил стражник от Южных ворот.

– Убийца допустил крупную ошибку, – заметил старшина.

– Я бы так не сказал. Он ведь не мог знать, что я серьезно отнесусь к пропаже костяшки и что именно это натолкнет меня на мысль о его причастности к преступлению. Но достаточно теорий! Надо приступать к работе – дел много, а времени мало. Нам, пожалуй, нужно было бы досконально проследить все передвижения подозреваемых, выяснить все подробности. Но, к сожалению, у нас нет времени – мы не имеем права допустить пятого убийства! Необходимо действовать, а я ничего не могу предпринять, пока не установлю, где находится Куан. Сходи и проверь, не вернулся ли старший стражник.

Старшина поспешно вышел расспросить стражников у ворот, а судья Ди поднялся с кресла и подошел к окну. Он распахнул его и выглянул во двор, с удовольствием отметив, что в воздухе появилось хоть какое-то движение. Затем он задумчиво посмотрел на сад камней. Маленькая черепашка беззаботно ползала среди растений, окаймляющих пруд с золотыми рыбками. Она вытягивала шею и уверенно переставляла ноги. Услышав, как в кабинет вошел старшина Хун, судья обернулся.

– Старший стражник еще не вернулся с причала, ваша честь.

– Надеюсь, Куан не сбежал, – обеспокоено произнес судья Ди. Потом покачал головой и вздохнул. – Нет, он не сбежал, он слишком умен, чтобы так поступить. – Судья взял веер из журавлиных перьев, сел и заговорил: – Пока мы ждем, я могу изложить свою версию, которая уличает Куана. И ты узнаешь, на каком этапе расследования мы находимся и какова роль трех подозреваемых, возглавляющих наш список. – Судья поправил полотенце на шее. – Я полагаю, – начал судья, – что в столице господин Куан Минь ведет образцовую жизнь. А вот во время частых поездок в провинцию он привык удовлетворять свои низменные желания. Это необыкновенно умный человек, и свои похождения он держит в строгом секрете. Он старается не запятнать свою репутацию даже на постоялых дворах, где останавливается. Там он прикидывался человеком, которому время от времени нужна проститутка – дешево и безопасно для здоровья. Будучи большим любителем древностей, Куан во время визитов в Пуян познакомился со студентами Тоном и Ся. Он начал платить сначала Тону, а потом Ся, чтобы те организовывали увеселения для него – совсем не полезные для здоровья и не такие уж дешевые. Интерес к предметам искусства сблизил его и с Ку Юаньляном. Господин Ян говорил, что Ку изредка покупал у Куана старинные вещицы. Мы знаем, что Янтарь выполняла роль секретаря своего мужа, сортируя старинные вещи и составляя их опись. Поэтому Куан, видимо, не раз встречался с ней во время визитов к Ку. Куану, как и доктору Пэну (в моей предыдущей версии), хотелось поиздеваться над утонченной женщиной и унизить ее. Куан велел Ся сообщить ему, как только представится подходящий случай застать Янтарь одну.

Несколько дней назад Куан письмом оповестил Ся, что утром он должен быть в деревне Мраморный Мост. Зная намерения Куана, Ся нанял трех негодяев, согласившихся похитить проститутку Ли, которую маньяк наметил своей следующей жертвой, – он видел ее на вечеринке во время своего последнего визита в Пуян. И вчера утром Ся поспешил в Мраморный Мост. Он рассказал Куану о неудаче с похищением Ли и добавил более интересные новости: Куан может получить Янтарь следующей ночью. Далее Ся поведал о свидании в заброшенном доме Тона с любовницей с целью продажи жемчужины и предложил отправиться туда вместо Тона. Куан с радостью согласился, так как, кроме удовольствия от истязаний Янтарь, он получил бы еще десять слитков золота. Возможно, Куан не до конца поверил в историю с жемчужиной, но ничего не сказал. Главной его заботой теперь было – как избавиться от Тон Мая. Ся сообщил ему, что перед состязаниями команды гребцов будут отдыхать в Мраморном Мосту и что Тон тоже будет там как барабанщик с лодки доктора Пэна. Это позволяло Куану решить свои проблемы. Он послал записку доктору Пэну, где указал, что будет ждать его на своей лодке. Пэн ответил, что зайдет к нему вечером, когда освободится. Тем лучше! Куан идет с доктором Пэном на праздник и в харчевне кладет яд Тону в чашу с вином. Ся отправляется на свидание в заброшенный дом, и Куан идет туда же, как только получает от сообщника весточку, что Янтарь находится взаперти во флигеле. Он собирался сделать вид, что нашел женщину на следующее утро якобы при осмотре своих владений в присутствии доктора Пэна. Так как Куан очень жаден, он поручает Ся организовать нечестные заклады. Наконец, он приказывает расторгнуть договор с бандитами. Мысли Куана теперь заняты куда более сладкими фантазиями, нежели издевательства над обычной проституткой.

Судья Ди замолчал. Некоторое время он прислушивался к раскатам грома. Кажется, гроза уже близко.

– Зачем Куан приходил вчера вечером к вам на лодку, ваша честь?

– Я задавал себе тот же вопрос, Хун. Объяснение может быть таким: Куану нужны были свидетели, что он находился там во время праздника Большой пятерки и не возвращался в Мраморный Мост до позднего вечера. Владелец лодки был пьян, Сан болен, поэтому трудно проследить за перемещениями Куана. Хотя, возможно, Куан, стащив костяшку домино, передал ее Ся и затем поспешил в Мраморный Мост. Поздно ночью он встретился в деревне с Ся, и тот сообщил, что все пошло наперекосяк: ему пришлось убить Янтарь, взять с места преступления он смог только золото, потому что поисками жемчужины ему помешало заниматься мое появление. Куан расстроен, что не провел время с Янтарь, но утешается тем – и это может быть важнее для него, – что получил десять слитков золота. Затем история повторяется: Куан убеждает Ся пойти утром в заброшенный дом, переодевшись плотником, и как следует поискать жемчужину. У Куана есть уважительная причина, чтобы появиться там, – встреча с доктором Пэном. После того как Ся обыскал флигель, Куан убивает его. Последний эпизод – убийство пожилой женщины – имеет то же объяснение, что и в версиях с Ку или Пэном. Вот и все.

Судья Ди вытер лицо свежим полотенцем, Хун последовал его примеру. В кабинете была изнуряющая жара. Спустя некоторое время Хун промолвил:

– Мне кажется, один эпизод говорит в пользу Куана: его сильно тошнило после того, как он увидел труп Ся. Симулировать это трудно.

Судья пожал плечами:

– Куан в этот момент повернулся к нам спиной, а все наше внимание было приковано к ужасной находке. Куан мог просто засунуть палец поглубже в горло и вызвать рвоту, чтобы нас одурачить!

Раздался стук в дверь, и в кабинет вошел старший стражник. С довольной улыбкой он проговорил:

– Мне пришлось долго ждать, но я привел господина Куана! Хозяин лодки сказал мне, что господин Куан и господин Ся ушли в город за покупками сразу после обеда. Господин Сан вернулся один и объяснил, что у Куана какие-то дела в районе порта. Я тут же пошел туда, следовал за ним до небольшой аптеки, там его и арестовал. Сейчас он ожидает в караульном помещении.

– Отлично! А где доктор Пэн?

– Доктор пьет чай с судебным лекарем, ваша честь, в канцелярии суда. Он продиктовал заявление о нападении. У меня также есть письменные показания господина Яна, которому я позволил вернуться в свою лавку.

Судья просмотрел обе бумаги. Он передал их старшине, затем спросил старшего стражника:

– Вашим людям удалось поймать нападавшего?

Лицо старшего стражника помрачнело.

– Нет, ваша честь. Они опросили много людей на улице Полумесяца и обыскали все подходящие места. Но не нашли и следа негодяя.

Он с тревогой посмотрел на судью, ожидая упреков. Но судья Ди не ругал его, а молча подергивал бороду. Потом он произнес:

– Скажите господину Куану, что я не буду сейчас с ним беседовать, потому что хочу, чтобы при этом разговоре присутствовали господин Ку и доктор Пэн. Это будет неофициальная беседа, и я решил провести ее в доме господина Ку. Так будет гораздо лучше. И позаботьтесь, чтобы Куана и доктора Пэна в закрытых носилках доставили в дом господина Ку. Скажите ему, что для нашей беседы я хочу занять его библиотеку. Это спокойное место в отдаленной части дома, вчера вечером именно там меня принимал господин Ку. Передайте ему, что я приду туда, как только закончу текущие дела. Вы все поняли? – Старший стражник кивнул, и судья продолжил: – После того как вы доставите в дом Ку господина Куана и доктора Пэна, возвращайтесь за новыми указаниями.

Когда старший стражник ушел, старшина Хун нетерпеливо спросил:

– Ваша честь ожидает, что если этим троим устроить перекрестный допрос, то виноватый выдаст себя?

– По крайней мере, я на это надеюсь! У меня для тебя есть поручение, Хун. Мне нужна деревянная рука.

– Деревянная рука, ваша честь?

– Да. Идите в лавку господина Яна и попросите его помочь нам. У него наверняка есть руки от деревянных статуй Будды. Как правило, их вырезают из отдельного куска дерева, а потом прикрепляют к уже готовому туловищу. Мне нужна левая рука размером с человеческую или больше. Я хочу, чтобы руку покрасили белой краской, а на указательный палец надели медный перстень с красным камнем. Объясните господину Яну, что такая рука будет нужна мне как вещественное доказательство во время встречи сегодня вечером с доктором Пэном и господином Куаном в доме Ку.

Окна осветила вспышка молнии, и тут же раздался оглушительный раскат грома. Судья Ди быстро проговорил:

– Воспользуйся крытыми носилками, Хун, на случай дождя. Когда вернешься, я изложу тебе свой план. Поезжай скорей, время поджимает!

Глава 16

Уже наступили сумерки, когда потные носильщики опустили большой служебный паланкин судьи Ди во дворе перед домом Ку. Шесть больших масляных фонарей свисали с карниза дома, и на каждом была надпись: «Поместье Ку». Их свет падал на обеспокоенное лицо хозяина поместья, когда он, сопровождаемый слугой, быстро шел к паланкину. Они давно уже стояли во дворе, ожидая прибытия судьи.

Судья Ди и старшина Хун вышли из паланкина. Господин Ку почтительно, низко поклонился. Судья Ди кивнул и любезно к нему обратился:

– Прошу прощения, но неотложные дела задержали меня в суде, господин Ку. Надеюсь, что господин Куан и доктор Пэн уже прибыли?

– Конечно, ваша честь. Мы уже начали беспокоиться, ваша честь: волновались, что гроза могла застать вас в дороге. – В небе вспыхнула молния, послышался глухой раскат грома. Ку указал рукой: – Сюда, пожалуйста! – и торопливо пошел впереди.

Извилистыми коридорами он провел судью Ди и старшину в дальнюю часть дома.

Когда они вошли в библиотеку, судья с удовлетворением отметил, что в ней ничего не изменилось со дня его последнего визита. Большая просторная комната, в которой почти не было мебели, освещалась шестью свечами, расставленными между окнами. Слева от двери располагался застекленный шкаф с прекрасной коллекцией древнего фарфора и тончайшего стекла. Вся стена справа была занята полками с книгами и свитками манускриптов. Толстый синий ковер покрывал пол. В центре библиотеки стоял квадратный стол из эбонитового дерева и четыре таких же стула. Доктор Пэн и господин Куан сидели за маленьким чайным столиком в дальней части комнаты около окна.

Они быстро поднялись и пошли навстречу судье, доктор Пэн опирался на бамбуковую палку. Судья не мог не заметить, что долгое ожидание в жаркой комнате вывело из равновесия обоих. При свете свечей их лица выглядели осунувшимися, их тонкая летняя одежда прилипла к мокрым от пота плечам. Судья весело воскликнул:

– Вернитесь на свои места, господа! Рад видеть, что вам лучше, доктор. Тем не менее будьте осторожны, не ходите много! – Он сел за чайный столик рядом с ними. – Прошу прощения за то, что заставил вас ждать, но вы ведь знаете, как много дел в суде… – Оборвав вежливое бормотание Ку в ответ на его слова, судья кивнул в сторону Хуна. – Мой помощник поможет вашему слуге приготовить чай, господин Ку. Здесь немного жарковато, но, должен сказать, вы правильно делаете, что не открываете окон. Полагаю, что скоро разразится буря. А в общем-то жаловаться на здешний климат не приходится. Когда я вспоминаю о суровых зимах на севере страны…

Последовала светская беседа об особенностях погоды. Они говорили до тех пор, пока слуга с Хуном не принесли чай. Судья сделал глоток и с широкой улыбкой произнес:

– У вас великолепный чай, господин Ку! Такой и должен быть в доме человека с утонченным вкусом!

Под влиянием жизнерадостного настроения судьи лица у присутствующих просветлели. Доктор Пэн вытер со лба пот и спросил:

– Есть ли какие-нибудь новости о том негодяе, который на меня напал, ваша честь?

– Пока нет, доктор Пэн, но мои люди ищут его. Не волнуйтесь, от нас он не уйдет!

– Я глубоко сожалею, что доставил вам лишние хлопоты, – сокрушенно сказал доктор. – Ваша честь сейчас так загружены расследованием этих уб… – Он замолчал на полуслове, бросив быстрый взгляд на Ку, но, сделав усилие, докончил фразу: – Серьезных преступлений.

– Да, в самом деле я очень занят. Мой визит сюда связан именно с этим расследованием. Я пригласил вас потому, что нуждаюсь в вашем совете. – Судья повернулся к Ку и чуть улыбнулся. – Надеюсь, вы извините меня за то, что местом нашей встречи я выбрал ваш дом во время траура. Но так как вы напрямую связаны с этой ужасной трагедией, я подумал, что вы сможете… – Он не закончил предложение, Ку склонил голову, а судья вздохнул. – Господин Ку, прикажите вашему слуге покинуть библиотеку. Я вижу, что закуски уже готовы, мой помощник обслужит нас.

Судья Ди подождал, пока слуга уйдет из комнаты. Затем наклонился вперед и сказал:

– Я всегда придерживался того взгляда, что судья должен опираться на уважаемых людей провинции, чтобы в нужный момент воспользоваться их знаниями и опытом, спросив совета. – Он одарил улыбкой Куана. – Вы ведь не местный житель, господин Куан, но так как вы часто бываете в этой провинции, то я счел необходимым пригласить и вас. – Игнорируя изумленный взгляд доктора Пэна, он продолжил: – Хочу заявить вам откровенно, господа, на данном этапе я очень нуждаюсь в вашем совете. В нашем городе было совершено четыре убийства, я же нахожусь в полном мраке и никак не могу вычислить преступника, совершившего эти отвратительные злодеяния. Проводится тщательное расследование. Цель нашего собрания – определить направление, в котором мне нужно двигаться, чтобы получить ответы на мои вопросы. Думаю, что пройдет немало времени, прежде чем мы увидим свет в конце тоннеля… Но не придавайте этому большого значения. «Медленно, но верно» – как говорится в пословице.

Тонкие брови Куана поползли вверх.

– Означает ли это, ваша честь, – спросил он, – что все это время мне придется находиться в Пуяне?

– Не обязательно, господин Куан. Иногда чрезвычайно сложное дело раскрывается благодаря счастливой случайности! Старшина, подайте нам охлажденные фрукты! И пожалуйста, ни слова о деле, господа, пока мы будем наслаждаться этими сочными плодами!

В то время, когда они ели восхитительные кусочки холодных фруктов, поданные в старинных чашах из цветного фарфора, господин Ку немного успокоился. Расправившись со своей порцией, он рассказал интересную историю о подделанной картине. Потом судья Ди поделился воспоминаниями об увлекательном деле, которым занимался на предыдущем месте службы. Он остроумно построил свой рассказ, и все смеялись от души. Несмотря на невыносимую жару, в библиотеке царила атмосфера расслабленности. Когда старшина собрался наполнить чашки чаем, судья Ди вдруг резко произнес:

– А теперь, господа, перейдем к делу!

Он направился к столу в центре комнаты. Судья сел в кресло во главе стола, слева от него оказались окна, справа – дверь. Повелительным жестом он пригласил присутствующих занять три стула, которые старшина поставил напротив судьи. Господин Куан сел справа от него, господин Ку слева.

Судья Ди отодвинул большой серебряный подсвечник и раздраженно сказал:

– О Небо, какая жара! Хун, поставь эти свечи у стены. Они только добавляют духоты. И их свет раздражает меня. Меня стали беспокоить глаза, господа. Думаю, им вреден яркий свет солнца. Сейчас я проверю, взял ли я с собой козырек. – Он залез в рукав и достал оттуда конверт. – Силы небесные! – воскликнул он. – Я совсем забыл о письме! Его доставили в суд в тот момент, когда я уходил. Помечено «лично и срочно», так-так… Извините, я на минуту отвлекусь.

Он разорвал конверт и достал сложенный листок бумаги. Письмо было длинным, написано мелким неразборчивым почерком. Просматривая его начало, судья пробормотал:

– Человек пишет, что его племянница, которая работает где-то служанкой, была похищена, а вернулась вся избитая. Да-а-а, бедняжка, должно быть, попала в руки маньяка.

Дальше он читал молча.

– Человек утверждает, – подытожил судья, – что девушка разглядела своего мучителя. Он оказался довольно известной личностью в наших местах. Поэтому бедный старик долго колебался, прежде чем написать мне. Он считает, что в нашей провинции таких вещей не должно быть, и просит немедленно начать расследование и принять соответствующие меры, чтобы предотвратить… да-да, все это нам уже известно. Ему следовало доложить о случившемся без промедления. Где он тут упоминает имя негодяя? – Судья поднес письмо ближе к глазам, удрученно покачал головой и вздохнул. – Не могу найти. Худшего почерка я еще никогда не видел! – Судья поднял взгляд от бумаги и добавил: – Господин Ку, вот вам письмо, дочитайте его до конца вслух!

Он было протянул руку с письмом, но внезапно отдернул ее. С извиняющейся улыбкой судья сказал:

– Нет, полагаю, что не имею права показывать официальные письма посторонним. Я сам изучу его позже. – Он сложил конверт и убрал в рукав.

– Люди дважды должны подумать, прежде чем выдвигать такие нелепые обвинения! – раздраженно воскликнул господин Куан.

– Я бы не стал огульно называть их нелепыми, – неожиданно сурово заметил судья. – На самом деле у меня есть причины подозревать, что преступник, которого мы ищем, – тот самый маньяк, о котором пишут в письме.

Откинувшись в кресле, судья Ди наблюдал за тремя мужчинами, сидящими напротив. При свете свечи их лица выглядели напряженными. Хорошее настроение вмиг сошло с них.

Судья спокойно изучал комнату. Старшина Хун устроился за чайным столиком в углу. Он сидел неподвижно, не мигая смотрел на пламя маленькой свечки на подносе. Большая часть комнаты была в полумраке. В воздухе висел тяжелый запах нагара от свечей, расположенных на стене.

Какое-то время судья Ди своим молчанием словно специально накалял обстановку. Он осторожно повернул голову и взглянул на дверь. Это была самая темная часть комнаты, судья только смог различить, что из-под двери пробивается полоска света. Если бы кто-то стоял с той стороны и подслушивал, ему бы пришлось приоткрыть дверь. Судья дал ему для этого достаточно времени. Он подумал, что интуиция подвела его. Значит, теперь все внимание надо уделить испуганным мужчинам, сидящим напротив.

– Только что я сказал, – возобновил разговор судья, – что преступник – маньяк. Да, опасный маньяк. Я пришел к такому выводу, потому что…

Он замолчал на середине фразы. Ему показалось, что он услышал скрип открываемой двери. Он быстро обернулся. Ничего, кроме полоски света из-под двери, судья не увидел. Должно быть, уши обманули его. Он откашлялся и продолжил:

– Мне кажется, что сейчас я совершенно четко знаю, кто преступник. Я понял это, когда он допустил курьезную ошибку.

Судья заметил, что Ку стал ерзать на стуле. Доктор Пэн пристально смотрел на судью, его тонкие губы были крепко сжаты. Налившийся синевой кровоподтек резко контрастировал с бледностью его лица. Куан лучше всех владел собой: он изобразил на лице выражение вежливого интереса.

– Любого человека, который хладнокровно совершает убийство, – продолжил судья Ди ледяным тоном, – можно считать ненормальным. А если мотивом является извращенная похоть, тогда такого человека можно считать сумасшедшим. У такой личности кошмарная жизнь. Он должен притворяться, что ведет нормальный образ жизни, ему приходится сдерживать в себе безумные желания. Осужденные преступники такого типа в своих признаниях описывали все это. Они в деталях рассказывали об отчаянной борьбе, которую приходится вести, чтобы восстановить умственное равновесие. У них были галлюцинации. Силы тьмы постоянно мучили их, к ним приходили призраки их жертв. Я помню одно дело, где…

Он замолчал и прислушался. Сейчас судья был уверен, что слышал, как захлопнулась дверь. Уголком глаза он заметил в темноте какое-то движение между дверью и полками с коллекцией древностей. Кто-то вошел в комнату. Такую возможность он не учел. Он предполагал, что неизвестный просто распахнет дверь, чтобы слышать разговор в библиотеке. По расчетам судьи, этот человек должен был выдать себя позже, намного позже. Но теперь ничего не поделаешь. Ему придется продолжать беседу.

– Когда я допрашивал того убийцу, он мне признался, что каждую ночь у него в спальне появлялась отрубленная рука убитой и расчлененной им женщины. Эта рука ползала по его груди, пытаясь задушить его. Он…

– Это, должно быть, был сон! – выпалил доктор Пэн.

– Как знать! – возразил судья Ди. – Могу добавить, что тот мужчина был найден задушенным у себя в камере в ночь перед казнью. Конечно, я доложил начальству, что это самоубийство, совершенное из-за страха и угрызений совести. А может, так и было. С другой стороны…

Он покачал головой в сомнении и несколько минут гладил свою длинную бороду. Затем судья вновь заговорил:

– Так или иначе, теперь понятно, почему в нашем случае убийца совершил ошибку. Я думаю, он сделал промах, когда разбудил силы, которые лучше было бы не трогать. Убийство Тон Мая могло ублажить Белую богиню. Оно напомнило ей о старых временах, когда юношам перерезали вены на алтаре у ее ног, а затем орошали кровью мраморную статую. Но убийство Янтарь, женщины (как известно, богиня была покровительницей слабого пола), да еще поблизости от ее священной рощи – это было вызовом, насмешкой, которую она не простила. – Судья замолчал, пожал плечами и продолжал: – Как бы то ни было, у меня есть доказательство, что убийца сделал ошибку, которую можно объяснить только провалом памяти. Он необыкновенно умный человек, но он, по-видимому, совершенно забыл, что на месте преступления он…

– Какого преступления? – хрипло спросил господин Ку. Он быстро взглянул на доктора и Куана, затем, заикаясь, произнес: – Пожалуйста, извините меня… меня за то, что перебил вас. Но… я хочу напомнить, что было четыре убийства, верно?

– Верно, – сухо ответил судья Ди.

Раздался далекий раскат грома.

– Нельзя поддаваться влиянию погоды, господин Ку, – заметил Куан Минь. Он хотел ободрить Ку, но его голос прозвучал неестественно резко в полной тишине.

– Мне кажется, я видел, как приоткрылась дверь, ваша честь! – раздался обеспокоенный голос. – Можно я посмотрю, кто там?

Это заговорил старшина Хун. Он вышел из своего угла и, обогнув сидящих за столом, направился к двери.

С минуту судья не знал, что делать. Он специально не предупреждал старшину, что в его планы входит появление таинственного подслушивающего. Очевидно, Хун увидел, как незваный гость удаляется, а ему показалось, что тот входит в комнату. Но у судьи не было выбора. Если человек все еще здесь, он не должен почувствовать, что судья знает о его присутствии. В противном случае затея провалится. Он резко сказал старшине:

– Должно быть, это была игра светотени, Хун! Иди на свое место и не перебивай меня!

Ему показалось, что он слышит шуршание хлопковой одежды Хуна. Но нет, это не платье Хуна! Звук доносился из-за его спины, теперь судья слышал его отчетливо. Похоже, это был шелест шелковой ткани. Кто-то приближался к нему сзади. Он быстро взглянул на лица мужчин, сидящих напротив, но понял, что они не могут видеть, что делается за его спиной. Его лицо было освещено, другие же скрыты полутьмой. Медлить было нельзя.

– Итак, – вздохнул судья, – в данный момент я не буду подробно останавливаться на курьезной ошибке убийцы. Я упомяну еще один факт, даже более серьезный, чем предыдущий. Убийца нанял исполнителем бродячего студента Ся Куана, а Ся, когда выпивал, становился слишком болтливым. Я нашел бродягу, который часто пил с ним. Этот человек сказал, что хозяин Ся нанял еще одного помощника. Но совершенно другого типа. Он…

Снова судья Ди услышал шелестящий звук сзади. Его мышцы напряглись. Он предполагал, что опасность будет приближаться сбоку, и он хоть и вполглаза, но все же сможет видеть нападающего и защититься. Но сейчас кто-то дышал ему прямо в затылок.

Сидящие напротив заметили внезапную перемену в лице судьи Ди. Пэн спросил сдавленным голосом:

– Что с вами, ваша честь? Почему…

Сильный удар грома заставил всех вздрогнуть.

Судья Ди подумал, что лучше всего сейчас вскочить с кресла и схватить неизвестного, который стоит сзади. Нет, нельзя обвинять кого-то только за то, что он присутствует в комнате. Злоумышленник может сказать, что не хотел прерывать разговор между присутствующими, поэтому он… Что-то зашевелилось в рукаве одежды судьи. Так, он должен действовать по заготовленному плану. Пот струился по его лицу, но он этого не замечал. Не узнавая собственного голоса, судья произнес:

– Третий человек известен всему городу. И он был не только участником убийства Тон Мая, на его совести и смерть старухи. Удавка была наброшена из-за спины, слабая морщинистая рука напрасно пыталась ослабить ее давление. Женщина умерла по вине злодея всего несколько часов назад. Если ее призрак сейчас ходит среди нас, он…

Вдруг судья издал приглушенный крик. Выпрямившись в кресле, он уставился широко раскрытыми глазами куда-то за спины сидящих перед ним мужчин. Судья задал старшине заранее приготовленный вопрос:

– Кто это стоит за вами, Хун?

Доктор Пэн резко повернулся назад, Ку и Куан оглянулись со сдавленными проклятиями. Старшина Хун вскочил и быстро направился к ним, бешено размахивая руками. Судья Ди достал из рукава громоздкий предмет.

– Смотрите!

Когда присутствующие снова повернулись к судье, Хун уже стоял около него, нащупывая что-то у себя в рукаве. У Ку и Пэна одновременно вырвался вопль ужаса. Куан беззвучно шевелил губами. Все неподвижно смотрели на белую руку, которая, как казалось, ухватилась за край стола. Красный камень перстня, надетого на указательный палец, сверкал зловещим светом, пока рука медленно ползла к свече. Это была отрубленная конечность, вокруг запястья которой висела рваная кожа. Вдруг она изменила направление движения и стала подбираться к подозреваемым.

Судья Ди привстал с кресла. Доктор Пэн вскочил на ноги, стул опрокинулся. Его искаженное лицо было мертвенно-бледным. Глаза были прикованы к движущейся руке, вдруг он взвизгнул:

– Я не убивал ее! – Он повернулся и вцепился в Хуна. – Помогите мне! – закричал он. – Я не убивал ее. Только Тона. И то по ошибке! Мне сказали, что… – Он судорожно зарыдал.

Судья его будто не слышал. Он так и остался стоять возле кресла, слегка повернув голову, приготовив правую руку, чтобы отразить опасность сзади. Судья не шевелился. В диком ужасе он уставился на другую белую руку, появившуюся из темноты совсем рядом с его головой.

Глава 17

Этот кошмар длился несколько мгновений. Судья почти поверил, что его призывают мертвые. Затем белая рука вздрогнула. С неимоверным облегчением он разглядел черный рукав. Рука сделала жест в сторону распахнутой настежь двери, через которую проник свет из коридора. В дверях застыл крупный мужчина, лицо его было в тени.

Рядом с судьей раздался тихий, но повелительный голос:

– Вы не спрячетесь от меня. Я знаю, вы здесь!

Эти слова отвлекли Ку и Куана от созерцания руки на столе. Доктор Пэн отцепился от плеча Хуна и повернулся. Трое подозреваемых в безмолвном изумлении уставились на высокую женщину в одежде с длинными рукавами, которая появилась так неожиданно и теперь заняла место рядом с судьей Ди. Пока все изучали ее бледное прекрасное, но несколько странное лицо, судья наклонился вперед, быстрым движением схватил со стола деревянную руку и убрал в рукав. Потом он встал, взял подсвечник со свечами и поднял его высоко над головой.

В углу комнаты все заметили огромного мужчину, который, съежившись, крался вдоль стены. Его могучие плечи были опущены, руки вытянуты, кулаки сжаты так, будто он собрался защищаться от какого-то страшного врага. Глаза мужчины были устремлены на лицо женщины.

Она поманила его рукой. Он выпрямился и сделал несколько шагов негнущимися ногами.

В дверях появился старший стражник, в коридоре толпились его подчиненные. Он хотел войти в комнату, но судья резким жестом остановил его.

Обезумевший мужчина продолжал двигаться к женщине, сверля ее тупым тяжелым взглядом, он был как бы в трансе.

– Я не делал этого! – снова закричал Пэн. Он был готов упасть в обморок.

Ку и Куан тоже были почти без чувств. Дрожащим голосом Ку обратился к женщине в черном:

– Вы должны… Как вам удалось?…

Она не обращала на него внимания. Ее взор странно сверкал, она не сводила глаз с гиганта, который стоял перед ней навытяжку. Она произнесла монотонным голосом:

– Вы составили отличный план на сегодняшний вечер. Как мы договорились, вы ждали меня на соседней улице с двумя лошадьми. Мы выехали из города через Южные ворота. Вы обещали мне показать короткий путь до Мандрагоровой рощи. Там я сама должна была собирать магическую траву, которая вылечила бы меня от бесплодия, и подарила бы нам с мужем долгожданного сына. – Женщина глубоко вздохнула и продолжала без всякого выражения: – Когда мы добрались до рощи, вы сказали, что трава растет в самой чаще, около храма Белой богини. Я боялась идти по темному лесу, но вы напугали меня еще больше, когда прикрепили факел к разрушенной стене, и я увидела большую мраморную статую. Но бояться мне нужно было вас, Ян! А не ее!

Губы торговца древностями скривились, но она безжалостно хлестала его словами:

– Вначале вы нагло твердили о своей любви. Вы сказали, что я самая красивая женщина из тех, кого вы когда-либо встречали. Вы предлагали мне бежать с вами, обещая вечный праздник любви. Когда я, ошеломленная вашим напором, высказала вам все, что я думаю о вас и вашем дьявольском плане, вы упали передо мной на колени, умоляя изменить свое решение. Вы бросились целовать мои ноги, но я отпрянула и тут же вам объяснила, кто вы есть на самом деле – вероломный извращенец. Вы моментально превратились в ужасное чудовище.

Ян обмяк, плечи его обвисли. Он попытался отвернуться, но не мог оторвать взгляд от ее горящего лица. Наклонившись к нему, женщина хрипло произнесла:

– Перед моим любимым мужем именно здесь я заявляю, что тогда вы изнасиловали меня. Вы привязали меня, обнаженную, к мраморному алтарю и с усмешкой сообщили, что убивать меня будете медленно, разрезая одну вену за другой и разбрызгивая кровь по статуе богини. Вы сказали, что я буду числиться пропавшей, и никто не узнает, что со мной случилось. «Молись! Молись богине!» – глумились вы. Потом вы ушли, чтобы собрать еще веток, так как факел почти погас.

Я лежала, обнаженная и беспомощная, у ног богини, надо мной сверкал рубин в перстне на ее руке. Его сияние будто согревало мое тело, истерзанное и оскверненное. Я молилась ей, женщине, чтобы она спасла меня от мучительной смерти. Мне показалось, что веревка, завязанная на моем правом запястье, ослабла. В отчаянной попытке я дернула ее, и узел развязался. Я освободила другую руку, потом распутала оставшиеся узлы. Я встала на ноги и со страхом и с благодарностью взглянула на богиню. В тусклом свете дымящегося факела мне показалось, что ее губы изогнулись в ободряющей улыбке.

Я спрыгнула с алтаря, быстро накинула что-то и выскользнула в дыру в заборе позади статуи. Там рос густой кустарник. Пробираясь сквозь него, я слышала, как вы звали меня. В жутком страхе я убегала все дальше, не обращая внимания на то, что колючки раздирали мне руки. Потом…

Внезапно она замолчала. Полуобернувшись, она смущенно взглянула на мужа. Еле слышным голосом она добавила:

– Нет, я не знаю, что случилось потом. Но я вернулась домой, в свой собственный дом. Я…

Она покачнулась. Господин Ку одним прыжком оказался возле жены и подхватил ее. Глядя на судью, он пробормотал:

– Я ничего не понимаю! Сегодня вечером она никуда не выходила, как с ней могло…

– Ваша жена сейчас рассказала о том, что с ней произошло четыре года назад, господин Ку, – мрачно пояснил судья Ди.

Глава 18

Господин Ку, нежно поддерживая женщину, удалился. Судья сделал знак своим подчиненным войти. Четверо стражников окружили Яна, а судья Ди рявкнул старшему из них:

– Зажгите свечи на стенах!

Раздался еще один раскат грома, и начался ливень. Сильные порывы ветра качали ставни. Стихия наконец-то разыгралась.

Доктор Пэн указал на Яна.

– Он… это он дал мне порошок! – произнес доктор дрожащим голосом. – Он сказал, что это снотворное, мне и в голову не пришло, что это…

– Вы украли у меня костяшку домино? – холодно прервал его судья.

– Я все, все объясню, ваша честь! Ян сказал, что хочет, чтобы Ся пошел поздним вечером в заброшенный дом Тона. В связи с очень важным делом. Ся должен был пойти туда после состязаний лодок-драконов. Днем я спросил Ся, взял ли он пропуск, чтобы пройти через Южные ворота. Ся ответил, что не догадался. Поэтому, когда я увидел «дубль-пустышку», то взял ее и позже отдал Ся. – Умоляюще глядя на судью, Пэн запричитал: – Клянусь, Ян заставил меня помогать ему, ваша честь! Я должен ему деньги, много денег… Мне не везло, я влез в долги, кредиторы давили на меня, жена пилила с утра до ночи. Ян мог разрушить мою карьеру, разорить меня… Он дал мне маленький пакетик и заявил, что это совершенно безвредное снотворное. Уверяю вас, я поверил ему! Позже, когда я понял, что отравил Тона, то испугался… Что мне было делать?

Он закрыл лицо руками.

– Вы знали, кто убийца, Пэн! – сурово произнес судья. – И то, что вы не сообщили об этом вовремя, делает вас соучастником. Мера вашей вины будет установлена позже. Старший! Пусть два стражника посадят доктора в паланкин и отвезут в тюрьму.

Старшина Хун поднял с пола палку и отдал Пэну. Доктор, сгорбившись, ковылял к двери, сопровождаемый двумя стражниками.

Все это время торговец древностями стоял не шевелясь, как изваяние, его широкое лицо ничего не выражало.

Теперь судья Ди повернулся и грозно взглянул на преступника:

– Вы обманом увезли и изнасиловали госпожу Ку, Ян, и вы будете приговорены к самой жестокой мере наказания – медленной смерти. Вы должны подробно рассказать то, как вы отравили Тон Мая, зарезали госпожу Янтарь, как вы убили своего подручного Ся Куана, потом госпожу Мен и, наконец, как вы пытались убрать своего сообщника Пэна. Если вы ничего не утаите, то я внесу предложение изменить меру наказания на более гуманную.

Казалось, что Ян не слышит его. Пустыми глазами он смотрел перед собой.

– Вам также нужно признаться, – продолжил судья, – в ограблении храма Белой богини, а именно – в краже золота, которое там хранили священники.

- Все девять золотых сосудов, – произнес Ян дрожащим голосом, – вы найдете в моем тайнике. Сосуды отлиты одним из величайших мастеров времен династии Хан. Мне очень нужны были деньги, но у меня рука не поднялась переплавить эти шедевры. Они все там в целости и сохранности. А также перстень с рубином. – Он помолчал, бросил тяжелый взгляд на судью и усмехнулся: – Как вы об этом узнали?

– Когда я был у вас сегодня утром, то вы заявили, что никогда не были в храме. В то же время вы знали, что алтарь и пьедестал не составляют единого целого. В книге же, которую вы показывали мне вчера, ясно сказано, что они сделаны из одной мраморной глыбы. В моем экземпляре той же книги на полях было написано, что алтарь и пьедестал были скреплены с помощью цемента, который удалили по приказу покойного судьи. Поэтому я заподозрил, что вы мне солгали, сказан, что никогда не были в храме. Описывая статую, вы нечаянно перепутали то, что вы прочли в книге, с тем, что видели в действительности. Конечно, это только мое предположение. Об удалении цемента вы могли прочесть в другой книге или рукописи, которых я не знаю. Но вы не ссылались на другой источник и сегодня вечером попались в ловушку.

– В конце концов, все, что у вас есть, – лишь неясные подозрения, – горько усмехнулся Ян. – Что ж, ваша затея с белой рукой и перстнем с рубином очень ловкая. Мне пришлось поломать голову над тем, есть ли у вас доказательства кражи из тайника в храме, имеет ли муляж руки отношение ко мне, или он вам понадобился для какого-нибудь эксперимента. Я понял, мне надо во что бы то ни стало узнать, о чем здесь будет идти речь. Я пришел, чтобы заставить замолчать вас или этого труса Пэна. – Он достал из-за пазухи тонкий длинный нож. Старший стражник ринулся к нему, но Ян бросил нож на стол. – Не волнуйтесь! – оскалился он, презрительно взглянув на стражника. Затем он снова обратился к судье: – Я понял, что проиграл. Должен сказать, что я хорошо метаю ножи и никогда не промахиваюсь. Но она… она мешала мне. – Он нахмурился. Вдруг он оживился. – Как вы догадались, что это я напал на эту крысу, доктора Пэна?

– Я достаточно хорошо разбираюсь в медицине, – ответил судья, – чтобы понять, что одного удара по голове и нескольких ударов ногой вряд ли довольно, чтобы лекарь боялся двигаться, пока его не обследуют. Такие предосторожности уместны, если человек падает с большой высоты. К тому же грабителю не было нужды разрывать одежду для того, чтобы добраться до его пояса с деньгами. Я полагаю, что вы выбросили доктора Пэна из окна своего кабинета, расположенного на втором этаже. Он зацепился одеждой за одну из пик на подоконнике, и это спасло его от перелома шеи…

– Я не выбрасывал его из окна, – хрипло перебил судью Ян. – Пэн пришел ко мне и расхныкался из-за задушенной старухи. Когда он сказал, что не может больше молчать, я нанес ему хороший удар по лицу. Я и представить себе не мог, насколько этот негодяй слаб в коленках. Он отлетел к окну и вывалился из него, прежде чем я успел схватить его. Я помчался вниз, выскочил на улицу и понял, что решетка смягчила падение. Он несильно ушибся и был в сознании. Мне нужно было торопиться, в любой момент мог появиться прохожий. Я его предупредил, что этот несчастный случай будет ему уроком пусть знает, что его ждет, если он меня предаст. Я велел ему говорить, что на него напал грабитель. В то время как я перетаскивал его на другую сторону улицы, он все скулил о пощаде! Конечно, я мог его там же и прикончить. Но он задолжал мне много денег, и еще я подумал, что история о неизвестном грабителе сослужит прекрасную службу – сильно запутает дело.

Судья Ди кивнул:

– Завтра я выслушаю ваше полное признание в суде. А сейчас я хочу уточнить некоторые аспекты. Я так понял, что доктор Пэн говорил правду о том, что он неумышленно отравил Тон Мая?

– Конечно! Не думаете же вы, что я мог доверить такое дело неврастенику? Я сказал Пэну, что хочу на этот вечер убрать с дороги Тона, потому что вместо него на встречу пойдёт Ся. Я добавил еще, что мне нужно, чтобы лодка Пэна проиграла, тогда я, поставив на соперника, выиграю немного денег. Я дал Пэну порошок и сказал: «Положишь это снотворное в чашу с вином Тона во время отдыха в Мраморном Мосту!» Пэн боится меня, и он должен мне кругленькую сумму, как я уже говорил, поэтому ему приходилось подчиняться мне. Но это было не снотворное, а очень хороший сильный яд! Мне просто не повезло. Если бы этот ваш дотошный судебный лекарь не оказался рядом, когда тело Тона перенесли на берег, Пэн бы подумал, что это сильное снотворное так подействовало на сердце парня. Причиной смерти Тона назвали бы сердечный приступ, и никто бы ничего не узнал!

– Вы хотели, чтобы Ся пошел на свидание вместо Тона и доставил вам золото и жемчужину? – холодно проговорил судья Ди.

– Вы не правы! Честное слово, я ничего не знал ни о золоте, ни о жемчужине! Мне нужна была Янтарь, эта много о себе возомнившая маленькая шлюха! Вы знаете, что она отказала мне, когда была еще невзрачной рабыней служанкой? Я сказал старому господину Тону, что она приставала ко мне, когда я приходил в его дом, и добился того, что ее высекли. Но этого наказания похотливой девке было мало! Я уверен, что она спала с Тоном даже после того, как глупец Ку взял ее второй женой. Тон все отрицал, когда я намекнул ему на это, но он и сам был лишь жалким шантажистом! А она… О, я знаю такой тип женщин! Я бы проучил ее, заставил молить о пощаде, как это было с Золотым Лотосом в храме… перед тем как я… – Внезапно он замолчал. В его глазах мелькнула грусть, и он нехотя продолжил: – Нет, нельзя упоминать эту мерзкую рабыню служанку в одном ряду с Золотым Лотосом. Я бы не смог убить Золотой Лотос там, на алтаре. Разве можно запачкать кровью такое совершенное нагое тело? Я только хотел напугать ее, чтобы овладеть этой идеальной красотой, она должна была принадлежать только мне… Никто не может уничтожить такое ангельское создание, ни у кого не поднимется рука на такое святотатство! И сейчас я не смог убить ее, когда она стояла здесь, – прошло четыре года, а она ничуть не изменилась… – Он прижал руки к лицу.

Последовало долгое молчание. Слышен был только шум дождя. Куан изучал Яна, и брови его ползли вверх. Он хотел что-то сказать, но судья остановил его взмахом руки. Ян вскинул голову и посмотрел на судью. Бесстрастным голосом он продолжил рассказ:

– Я приказал Тону привести в порядок флигель. Пристанище старой карги стало небезопасным. Она просила все больше денег, Тон требовал больше денег – все дороже мне обходились те грязные потаскухи, которых он приводил мне. Они были немытые и глупые, но они были нужны мне. Я мстил им за то, что не смог подчинить себе Золотой Лотос.

Я уволил Тона, пообещав ему месячное содержание, чтобы он не волновался. Вместо него я нашел Ся – недалекого, жалкого, подлого вора! Но мне нужен был человек, который бы шпионил в доме Ку. Доктор уверял меня, что Золотой Лотос никогда не выздоровеет. Я должен был это проверить, должен был следить за ней: как она живет, как… – Ян закашлялся. Когда он взял себя в руки, голос его стал увереннее. – Ся был мне полезен тем, что вытягивал разную информацию из Тона. Несколько дней назад Ся сказал мне, что теперь у него есть твердое доказательство того, что Янтарь спала с Тоном. У них было назначено тайное свидание во флигеле после окончания состязаний. Развратники использовали бы мою кушетку, которую я поставил там, чтобы забавляться со шлюхами и мстить им! И я не допустил этого. Ся должен был в назначенное время явиться туда вместо ее любовника и привязать к кушетке. Да, ее ждал сюрприз – она-то хотела резвиться со своим милым Тоном! – Его лицо помрачнело. Он тихо выругался и вздохнул: – Представьте себе, этот идиот все испортил! Когда Ся вернулся в город и нашел меня в доме недалеко от Южных ворот, где мы договорились встретиться, негодяй был в ужасном состоянии. Он что-то бормотал о том, что, когда он пытался ее раздеть, она ударила его ножом. Он запаниковал и случайно убил ее, защищаясь. Хуже того, очевидно, всю дорогу до заброшенного дома за ним следили стражники! Я дал ему чашу вина и посоветовал пойти отдохнуть. Мне нужно было подумать. Когда я заставил его лечь, то заметил у него в рукаве что-то тяжелое. Я залез в рукав и вытащил сверток, в котором обнаружил десять золотых слитков! Ся отпрыгнул как ошпаренный и собрался бежать из комнаты. Но я схватил его за шею и сомкнул на ней пальцы. Тогда подлец признался – он знал, что Янтарь принесет на свидание золото. Ся решил украсть его и оставить себе. Я спросил его, зачем она принесла золото, и доверчивый дурачок ответил, что он слышал от Тона, будто золото нужно для покупки жемчужины императора! Ся не понял, что история о жемчужине была придумана для Ку, чтобы получить деньги и сбежать с ними. Я ничего не стал объяснять Ся. Теперь, когда золото было у меня, Янтарь погибла – Ся должен был исчезнуть. Я сказал ему, что готов забыть о его попытке воровства, более того – один золотой слиток разрешил ему оставить себе, при условии, что он поможет мне достать жемчужину. Я добавил, что ночь он может провести в моем доме, а рано утром, переодетый плотником, он пойдет в бывшее поместье старого Тона.

Я тоже направился туда, а своему помощнику солгал, что мне надо встретиться с крестьянином, который выкопал камень с интересной надписью. Я знал короткий путь к дому Тона. Сначала я ехал по хорошей дороге, затем свернул на грязную проселочную, потом пробирался во рисовым полям, что примыкают к восточной части Мандрагоровой рощи. Три белых вяза растут у начала узкой тропинки, ведущей через лес к храму, и там же начинается другая тропка, опоясывающая рощу и заканчивающаяся позади дома Тона. Я привязал лошадь к одному из вязов и вошел к дому.

Ся сделал все, что мог. Должен призвать, он был хитрой бестией! Сначала он обыскал крышу флигеля: заглядывал даже под карнизы, потому что Тон сказал ему, что спрятал жемчужину в таком месте, о котором никто не догадается. Конечно, Ся ничего не нашел, кроме птичьих гнезд. Ведь вся история о жемчужине была выдумкой. Тогда я заставил его перерыть все в доме. Я подумал, что это отвлечет вас, даст ложный ход вашим мыслям. Я знаю вас уже больше года, судья, и должен признать, у вас есть мозги в голове! Когда Ся выполнил мое задание, я взял кирпич и пробил ему голову. Потом я бросил тело в канаву и вернулся домой тем же путем. Уходя из поместья, я увидел этого лысого скрягу, подъезжающего к нему.

Куан начал что-то сердито бормотать, и судья быстро вмешался:

– Надеюсь, вы узнали девицу Ли, когда ее сегодня утром привели в суд?

– Как я мог забыть это глупое круглое лицо! – ответил Ян с презрением. – Я действительно просил Ся организовать ее похищение на прошлой неделе. Она – просто истеричка. Увидев ее, направляющуюся в суд вместе с тремя негодяями, я понял, что Ся не смог предупредить их об отмене заказа, и теперь они выболтают о доме свиданий старухи. А та сразу опознает меня, чтобы спасти собственную шкуру! Поэтому я бросился к ней. На этот раз мне повезло, дома старая ведьма была одна!

– Хорошо, – сухо сказал судья. – Достаточно. – Он сделал знак старшему стражнику.

Судья молча наблюдал, как стражники надевают на Яна цепи, и вдруг спросил:

– Я понял, что на госпожу Ку и на Янтарь вы затаили злобу, потому что они отвергли вас. Но зачем вы истязали других женщин? Женщин, которых вы даже не знали?

Ян выпрямился, цепи на нем звякнули.

– Не думаю, что вы способны это понять, – спокойно ответил он. – Но тем не менее я попытаюсь объяснить. На какое-то короткое время я действительно увлекся Янтарь, потому что чувствовал, что со временем из этой замухрышки выйдет удивительная красавица, – это же понял и Ку. Но Янтарь была пустышкой, внутри она осталась распутной маленькой рабыней. А вот Золотой Лотос – настоящее сокровище, излучающее внутренний свет, – это признак человека высокой культуры и редкого обаяния. Золотой Лотос уникальное явление – единственное, ради чего я жил, потому что только красота может быть смыслом жизни. – Речь его стала сбивчивой. – Красота, созданная из камня или дерева, серебра или фарфора, бронзы или золота, никогда не сможет сравниться с живой прелестью женщины. Такое совершенство должно приносить наслаждение его обладателю, каждый день им надо восхищаться. Такую женщину необходимо гладить и ласкать, бесконечно находить новые способы получать удовольствие. Главной целью моей жизни было обладание Золотым Лотосом. Долгие годы собирания, изучения и поклонения предметам искусства дали мне на это право. В ту ночь, в храме, она убила меня. Одним взрывом гнева она погасила мою способность получать удовольствие от красоты. Я почувствовал себя искалеченным, и единственным оставшимся у меня желанием было отомстить. Я жил с мечтой о возмездии за жестокое, бесчеловечное преступление, совершенное против меня. – Его глаза светились маниакальным огнем, когда он торжествующе воскликнул: – Я отомстил! Я – мертвец, восставший из могилы! Я проучил женщину, бессердечную мучительницу, которая искушает и обольщает мужчину застенчивыми улыбками и робкими взглядами, а затем отталкивает его с презрительной усмешкой. Она превращает его в жалкое, ничтожное животное с искалеченной психикой. Все они, которых я унижал, умоляли о пощаде голосом той единственной, ее плоть я терзал, ее кровь текла рекой, ее… – Он замолчал и облизал губы, лоб его блестел от пота, руки дрожали. Он судорожно вздохнул. – Я делал то, что считал справедливым. Теперь пусть будет что будет.

Судья Ди кивнул старшему стражнику. Яна увели.

Судья опустился на стул и провел рукой по лицу. Господин Куан откашлялся и спросил:

– Ваша честь позволит мне задать вопрос? – Судья Ди устало кивнул, и Куан подошел ближе. – Господин Ян задолжал мне небольшую сумму за две старинные бронзовые вазы. Прав ли я в своем предположении, что суд со временем выплатит причитающиеся мне деньги из конфискованного имущества преступника?

– Конечно, господин Куан, – ответил судья Ди с усмешкой. – Я вас жду завтра в суде. Вы нужны мне как свидетель. Потом вы сможете продолжить свое путешествие.

– Благодарю вас, ваша честь, – грустно покачивая головой, сказал Куан. – Я всегда считал господина Яна и доктора Пэна надежными партнерами! Эта история показывает, что не всегда можно доверять людям. Как я ошибался! Я очень благодарен вашей чести за то, что мне позволили принять участие в сегодняшней встрече, это было очень поучительно. Я так понял, вы заранее знали, что Ян и Пэн виновны, ваша честь?

– Да, – ответил судья Ди, желая поскорее отделаться от него.

– Великолепно! Вы не поверите, ваша честь, у меня было смутное ощущение, что вы и меня подозреваете. Да-а-а, как же мало мы понимаем в сложностях вашей ответственной работы!

– Вы можете идти, господин Куан, – кисло произнес судья. – Передайте мои наилучшие пожелания господину Сану.

– Спасибо, ваша честь. Господин Сан, конечно, оценит ваше внимание. – Он скривил губы в подобострастной улыбке. – Боюсь, что у господина Сана рецидив старой болезни. Мне знакомы симптомы. Когда сразу же после обеда у него началась отрыжка и он стал жаловаться на…

– Хун, будь добр, проводи господина Куана, – перебил его судья.

Куан низко поклонился, и старшина вывел его в коридор.

– Какой надоедливый человек! – возмущенно сказал судья Ди. Он нащупал в рукаве и достал деревянную руку, вздохнув, бросил ее на стол.

Вернулся старшина Хун. Он молча прошел к чайному столику, потрогал чайник – тот был еще горячим – и налил себе ароматного напитка.

– Дай и мне чаю, Хун. Я чертовски устал.

Старшина подошел к столу и поставил перед судьей дымящуюся чашку. Затем он сел рядом и сочувственно взглянул на начальника. Лицо судьи осунулось, под глазами легли тени.

Глава 19

Старшина Хун молча наблюдал, как судья Ди медленно пьет чай. Он не хотел его беспокоить. Когда судья допил чашку, Хун удрученно произнес:

– Сегодня днем, ваша честь, вы сказали мне о ловушке, устроенной для Ку, Пэна и Куана. Вы ни словом не обмолвились о Яне, ваша честь.

– Не сердись, Хун, – спокойно ответил судья.

Он ослабил ворот одежды и сдвинул на затылок шапочку. Положив руки на стол, он приступил к рассказу:

– Случай с пропажей костяшки домино дал мне трех подозреваемых – Ку, Пэна и Куана. То, что один из этой троицы выполнял задание четвертого, казалось мне маловероятным. Такая мысль пришла мне в голову только из-за того, что в двух последних убийствах было что-то зверское. Ся и госпожа Мен были убиты с исключительной жестокостью. Я не мог себе представить, чтобы Ку, Пэн или Куан были способны на такое. Ни один из них не смог бы расколоть голову Ся, как орех, или задушить старуху. Далее, убийства следовали одно за другим, но в совершенно разных местах. Это означает, что орудовал очень выносливый человек, привыкший к длительным поездкам в разные концы провинции. Ни Ку, ни Пэн, ни Куан не подходят под описание такого человека. Куан, этот алчный зануда, действительно много путешествует, но только на удобной лодке.

Так как убийца был связан с торговлей древностями, конечно, я сразу подумал о Яне, четвертом подозреваемом. По своим физическим данным он очень подходил на роль преступника, и у него были те же возможности совершить эти злодеяния, что и у Ку, Пэна или Куана. Ян присутствовал на состязаниях лодок-драконов и живо интересовался причиной смерти Тона. Во время своей утренней прогулки верхом он вполне мог убить Ся. Он был поблизости от суда, когда госпожа Лян направлялась к нам, чтобы сообщить о похищении проститутки Ли. Затем было еще три факта против него. Первое: хотя он и уверял меня, что никогда не был в разрушенном храме, он знал об алтаре и пьедестале все подробности. Это означало, что он приходил в храм, возможно, чтобы ограбить его. Второе: он клялся, что не знал Тона и Ся, но это совершенно невозможно, так как занимались они одним и тем же делом. Третье: он отрицал показания Шен Па о том, что доктор Пэн нуждался в деньгах, из чего следовало, что Пэн является прислужником Яна, которого он хотел уберечь от всякого подозрения.

Судья подождал, пока старшина наполнит его чашку чаем, потом заговорил снова:

– Однако каждый из пунктов имеет совершенно бесхитростное объяснение. О том, что в храме происходили изменения, он мог прочитать в любом научном труде. Тон и Ся могли специально избегать Яна как опасного конкурента в торговле древностями. Доктор Пэн мог искусно скрывать свои финансовые затруднения, и только всевидящие и все слышащие нищие из армии Шен Па могли узнать об этом. И самое главное – у Яна не было мотива. Я очень хорошо знаю образ жизни Яна. Если у него была тайна, то ее подноготную надо было искать в прошлом. Но не было времени заниматься детальным расследованием, и мне пришлось принимать срочные меры, которые помогли бы мне проверить мои логические заключения и неясные намеки моей интуиции.

Итак, сегодняшняя ловушка готовилась для всех четверых подозреваемых. Если бы преступником оказался Ку, Пэн или Куан, то я надеялся, что после чтения выдуманного письма, после моих слов об ошибке, совершенной преступником, после моего жуткого спектакля с местью привидений, с появлением белой руки он бы испугался и выдал бы себя. Это мы детально обсудили заранее. О чем я не сказал, так это о приходе Яна, которого ожидал. Я знал, что он явится шпионить за нами.

Перед тем как уйти из суда, ты слышал, как я приказал старшему стражнику незаметно проникнуть сюда и, как только я выставлю слугу Ку из комнаты, собрать всех его слуг в одной комнате. Стражники должны были спрятаться за выступом в коридоре. Они обязаны были арестовать любого, кто покинет библиотеку, но не имели права трогать того, кто придет с улицы. Эти меры гарантировали, что Ку, Пэн или Куан, будь они виновны, не смогут сбежать, и в то же время Ян беспрепятственно мог следить за нами, если он и есть человек, который нам нужен. И интуиция меня не подвела. Убийцей оказался Ян, и он попался в мою ловушку. Ты и сам слышал, что он пришел сюда, чтобы совершить еще одно злодеяние. Он настоящий маньяк!

– Вы очень рисковали, ваша честь! Если бы я обо всем знал заранее, то никогда бы не согласился с вашим планом. Никогда!

Судья Ди с нежностью посмотрел на старого слугу и рассудительно сказал:

– Вот теперь ты знаешь причину того, почему я скрыл от тебя детали операции, Хун!

– Вы были правы, ваша честь! Я ужасно за вас боялся! Когда обстановка начала накаляться, я каждую секунду ждал, что кто-то из троих набросится на вас!

– Мне тоже было не по себе! – произнес судья Ди с усталой улыбкой. – Я видел эту комнату всего один раз и ошибочно предположил, что если убрать подсвечники с дальней стены, то света от большой свечи на столе хватит, чтобы держать в поле зрения и дверь, и троих подозреваемых, сидящих напротив. Я думал так: если Ян придет шпионить, я замечу, как он откроет дверь и приготовится ворваться и напасть на меня. У меня хватит времени, чтобы позвать стражников. На самом деле дверь была в тени, я ничего не мог разглядеть. Да и от подозреваемых отвлекаться мне было нельзя. Когда я почувствовал, что кто-то находится в комнате, и услышал дыхание сзади, мне пришло в голову, что на этот раз я слишком понадеялся на судьбу! – Он провел рукой по глазам и, вздохнув, продолжил: – Теперь, когда мы услышали исповедь Яна, стало ясно, что все началось с того момента, когда он увидел Золотой Лотос. Эта безрассудная страсть разбудила в нем зверя. Его жгло безумное желание одинокого пожилого человека обладать и наслаждаться тем, что ему не принадлежит. Изнасиловав Золотой Лотос в разрушенном храме, он не смог убить ее. Потерять ее значило для него лишиться всего. Такие переживания породили в нем маниакальную ярость, которую он выплескивал на женщин, издеваясь над ними и причиняя им боль. – Судья глубоко вздохнул. – Что касается Пэна, то по закону ему следует отрубить голову. Но так как доктора ввели в заблуждение, а это является смягчающим обстоятельством, то я внесу в суде предложение заменить смертную казнь на длительное тюремное заключение. Хун, напомни мне, что нужно уладить дела девицы Ли. Мы выдадим ей хорошие деньги из конфискованного имущества Яна, чтобы отец смог выкупить ее. Она произвела на меня впечатление стойкой девушки, заслуживающей лучшей участи, чем работа в доме веселья.

Некоторое время судья Ди молчал, раздумывая над событиями этого вечера. Затем сказал:

– Я не смог предусмотреть всего, Хун. Жизнь внесла свои коррективы. Теперь-то мне понятно, что произошло на самом деле. Когда я приказал старшему стражнику собрать всех слуг в одном помещении, то совершенно забыл о присутствии в доме госпожи Ку. Наш доблестный стражник оказался рьяным служакой и собрал даже личных служанок хозяйки Ку.

Оставшись одна, женщина ушла из комнаты и стала бродить по опустевшему дому. Должно быть, она увидела Яна, который пробирался в библиотеку, но он ее не заметил. Ян избегал встречи с ней с того дня, когда изнасиловал ее в разрушенном храме. Он говорил мне, что взял за правило никогда не заходить в этот дом дальше прихожей, так как ему было тяжело смотреть на замечательное собрание древностей Ку. Настоящей же причиной было то, что он боялся встречи с Золотым Лотосом, которая могла узнать его и все вспомнить. Сегодня вечером она не сразу узнала Яна, но его облик пробудил что-то в ее разрушенной памяти, и она пошла за ним в библиотеку. Ты ведь видел, Хун, как она появилась? Она прошла мимо Яна, который стоял в углу, слева от двери, направилась в центр комнаты и остановилась за моим креслом. Так случилось, что гроза сегодня была необычайно сильной, стихия разбушевалась так же, как в ту ночь четыре года назад, когда Ян изнасиловал ее. Люди с нарушенной психикой особенно чувствительны к погодным условиям, и гнетущая духота была причиной того, что последовало дальше. Как только я положил на стол белую руку с перстнем, женщина увидела в ней мраморную длань богини, той самой, кого она молила о защите, когда лежала связанная на алтаре. Внезапно она осознала, что эта рука и мужчина, которого она только что видела, как-то связаны. Память вернулась к ней. Шок ее излечил.

Старшина Хун кивнул.

– Боги были милосердны к господину Ку, – заметил он. – Своей милостью они забрали порочную Янтарь и возвратили разум его верной жене. – Он нахмурился и потер лоб. – Ваша честь, а как вы узнали, что в ту ночь, когда Ян надругался над госпожой Ку, тоже была ужасная гроза? Я не помню, чтобы она упоминала об этом.

– Никто об этом не говорил. Разве ты не догадался, что появление призрака Белой богини четыре года назад – помнишь, оно так напугало семейство старого Тона, – в действительности было появлением госпожи Ку? Ее разум помутился от жуткого происшествия в храме, и она металась по имению в поисках дороги к опушке рощи. Все сходится! Она была полуобнаженной, ее волосы свисали прядями, а колючий кустарник разодрал руки женщины в кровь, которая особенно ужаснула семейство Тона. Потом началась буря, и бедная умалишенная женщина заблудилась в лесу, а потом всю ночь бродила по полям. У Восточных ворот она обессилела и потеряла сознание, там на следующее утро и нашли ее крестьяне. Конечно, я проверю и уточню даты, но я могу ручаться, что изнасилование Золотого Лотоса и появление призрака в поместье Тона произошли в одну и туже ночь!

В тишине двое мужчин молча сидели и слушали шум дождя. Наконец старшина Хун заговорил с довольной улыбкой:

– Итак, сегодня вечером, ваша честь, разгаданы две головоломки! Одна – тайна четырех убийств, другая – тайна Белой богини.

Судья Ди отпил немного чая. Поставив чашку на стол, он хитро посмотрел на старшину и медленно произнес:

– Да, убийцу я нашел. И прояснил факт появления богини четыре года назад. – Он покачал головой и вздохнул. – А что касается ее участия во всем, что произошло… Нет, здесь еще есть над чем подумать, Хун. – Он встал с кресла и посмотрел в окно. – Кажется, дождь немного утих. Давай вернемся в суд.

Глава 20

На следующий день рано утром судья Ди и старшина Хун выехали из города через Южные ворота. После ливня воздух был чист и свеж, и все предвещало замечательный прохладный день.

Накануне судья до глубокой ночи составлял отчет начальству о раскрытии убийств. Он плохо спал. Ему не удавалось выбросить из головы мысли о вечере в библиотеке Ку, и его не радовала перспектива опять выслушивать на утреннем заседании показания Яна. Пробудившись от тяжелого сна, он решил с утра пораньше съездить вместе с Хуном в Мандрагоровую рощу, чтобы осмотреть ее и убедиться в том, что ее необходимо вырубить. Он решил приложить к своему отчету предложение об уничтожении рощи на том основании, что это место привлекает преступников и разный сброд, которые творят там свои черные дела.

Они отправились коротким путем через рисовые поля по дороге, указанной торговцем древностями. Вскоре они увидели высокие деревья.

Судья быстро нашел серебристые вязы, от которых начиналась тропинка, ведущая к разрушенному храму. Однако их глазам открылась страшная картина! Буря вырвала с корнями могучие деревья, и они упали на тропинку, сделав ее непроходимой. Вдобавок к этому на пути было много колючих кустов.

Всадники объехали рощу, с трудом продираясь сквозь заросли. Даже днем эти места производили зловещее впечатление.

Наконец они увидели, что находятся позади заброшенного дома. Они поехали вдоль наружной стены ко входу. Там судья Ди спрыгнул с лошади. Он сказал старшине:

– Давай посмотрим на рощу из внутреннего сада. Четыре года назад где-то там, среди деревьев, появилась госпожа Ку. Это наш последний шанс найти дорогу к храму.

Они прошли через длинный, как тоннель, коридор и оказались в саду с восточной стороны дома.

Заброшенный сад выглядел уныло. Ни один лист не шевелился этим тихим утром. Щебечущие птицы порхали около карниза флигеля, но в лес они не летели. Было тихо, как в могиле. Казалось, что все здесь замерло в тревожном ожидании.

После длительного молчания судья Ди покачал головой и сказал:

– Нет, я не стану вторгаться во владения Белой богини. Мы оставим ее с миром в разрушенном храме, что спрятался в святой роще. Есть силы, Хун, которые лучше не будить. Поедем-ка обратно в город!

Когда он повернулся к дому, его взгляд упал на птенца – тот запутался в траве, пищал и не мог выбраться. Он неистово хлопал недоразвитыми голыми крылышками. Судья Ди осторожно взял его в ладони, поднял и ласково произнес:

– Бедняжка, вывалился из гнезда! По-моему, ты себе ничего не повредил. – Он вскинул голову. – Смотри, Хун, там под карнизом его дом, мать летает вокруг. Я верну ей птенца.

Он залез на невысокую стену и положил его в гнездо. Но вместо того чтобы спуститься вниз, судья застыл на месте. Он что-то разглядывал там, наверху, не обращая внимания на всполошившуюся птицу, галдящую около его головы.

Среди скорлупы в гнезде сидели еще три птенца, тесно прижавшись друг к другу и раскрыв клювы. Около них лежал овальный предмет. Прилипшая к нему грязь не могла скрыть сияющей перламутровой белизны.

Судья Ди аккуратно вынул предмет из гнезда и спустился вниз. Он тщательно вытер его носовым платком. Положив его на ладонь левой руки, судья молча протянул помощнику находку. Старшина Хун с любопытством смотрел на предмет. Он излучал белоснежное мягкое сияние. Спустя некоторое время судья Ди тихо сказал:

– Это жемчужина императора, Хун!

Старшина затаил дыхание. Склонившись над ладонью судьи, он потрогал жемчужину. Затем он спросил, невольно понизив голос:

– Это не может быть подделкой, ваша честь?

Судья покачал головой:

– Нет, Хун. Никому не удалось бы подделать столь идеальную форму и несравнимый блеск. История Тон Мая оказалась правдой – это и в самом деле давно утерянное императорское сокровище. Тон был изобретательным плутом. Он спрятал жемчужину во флигеле, но в таком месте, где никто не смог бы найти ее. Когда Ся обыскивал карниз, он наверняка видел гнездо, но в то время птенцы еще не вылупились. И мы бы никогда не нашли ее, если бы не случайность. Если только это была случайность! – Медленно перекатывая жемчужину на ладони, он смотрел на нее с восхищением. – Итак, после долгих лет, после неимоверных страданий невинных людей, после того, как были пролиты реки крови, жемчужина вернется на престол, к своему законному владельцу.

Он благоговейно завернул ее в платок и спрятал сверток на груди. Затем он сказал:

– Я передам жемчужину господину Ку вместе с официальным документом, подписанным мной, где будет указано, что дело об убийстве помешало Ку сообщить о найденном сокровище. Таким образом господин Ку без всяких опасений поедет в столицу и передаст жемчужину во дворец. Надеюсь, что почести, которые ему воздаст император, и выздоровление Золотого Лотоса, возместят ему потерю Янтарь.

В отношении этой женщины я допустил вопиющую несправедливость, Хун. У нее никогда не было любовной связи с Тон Маем, не было и планов бежать с ним. Она только хотела приобрести это уникальное сокровище для господина Ку, в знак благодарности за то, что он в корне переменил ее жизнь: вытащил из нищеты и сделал своей второй женой. Именно его ребенка носила она под сердцем. Тон Май был для нее только сыном бывшего хозяина, человеком, который иногда приносил старинные вещи ее мужу. Она ничего не знала о его грязных делах с Яном. Мои выводы в этой части дела оказались абсолютно неверными. Я совершил огромную ошибку, но уже ничего не могу поделать, чтобы исправить ее. Единственное, что мне остается, – смиренно принести ее покинувшей нас душе свои извинения.

Судья молча стоял и смотрел на темные заросли Мандрагоровой рощи, начинавшейся прямо за забором. Затем он резко повернулся и пошел прочь, махнув рукой Хуну, чтобы тот следовал за ним. У ворот они сели на лошадей и поехали в деревню Мраморный мост.

На рыночной площади суетились лоточники, расставляя прилавки. Больше никого пока не было – слишком ранний час.

Легкий утренний туман висел над спокойной коричневой водой Канала. Сквозь его пелену среди деревьев проглядывала усыпальница богини реки. Старый священник сметал бамбуковой метлой опавшие листья со ступенек.

Старик безразлично посмотрел, как судья Ди слез с лошади и стал подниматься по лестнице. Очевидно, он не узнал судью.

Голубые облачка благовоний поднимались из курильницы на алтаре, наполняя усыпальницу мягким ароматом. Сквозь дымку судья с трудом разглядел лицо богини, ее губы изогнулись в улыбке.

Изучая спокойное лицо богини, судья сложил руки и задумался, и перед глазами его пронеслись все события последних двух дней. Были странные совпадения. Но существует ли вообще такое явление, как совпадения? Как мало знаем мы о влиянии таинственных сил на нашу жизнь! Может ли он позволить себе отрицать их вмешательство в судьбы людей?

Судья мягко сказал:

– О, великая рукотворная богиня, ты являешься символом того, что человек не может знать все и не должен к этому стремиться. Осознав это, низко кланяюсь тебе.

Когда он выпрямился и повернулся к выходу, то увидел, что за спиной его стоит старый священник. Судья нащупал в рукаве несколько мелких монет и одну серебряную. Он достал ее и какое-то время в глубокой задумчивости рассматривал. Это была та самая монета, что дала ему Янтарь.

Он протянул ее священнику и сказал:

– Пятого числа каждого месяца ты будешь зажигать здесь благовонную палочку в память о госпоже Ку по прозвищу Янтарь.

Старик принял монету с уважительным поклоном. Он подошел к боковому столику и открыл большую книгу для записей. Увлажнив тонкую кисточку для письма, он аккуратно занес сумму денежного пожертвования в книгу, склонив седую голову над желтоватой страницей.

Судья Ди попрощался и спустился по ступеням. Он взял из рук Хуна поводья и вскочил на лошадь.

Вдруг из дверей храма выбежал священник с кисточкой в морщинистой руке. Дрожащим голосом он крикнул:

– Какое имя я должен записать в книгу, уважаемый господин? И каков ваш род занятий?

Повернувшись в седле, судья коротко ответил:

– Запишите: Ди из Тайюаня. – Он покосился на Хуна. – Студент.



Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru

Оставить отзыв о книге

Все книги автора


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20

  • загрузка...