КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 615525 томов
Объем библиотеки - 958 Гб.
Всего авторов - 243225
Пользователей - 112886

Впечатления

vovih1 про серию Попаданец XIX века

От

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Барчук: Колхоз: назад в СССР (Альтернативная история)

До прочтения я ожидал «тут» увидеть еще один клон О.Здрава (Мыслина) «Колхоз дело добровольное», но в итоге немного «обломился» в своих ожиданиях...

Начнем с того что под «колхозом» здесь понимается совсем не очередной «принудительный турпоход» на поля (практикуемый почти во всех учебных заведениях того времени), а некую ссылку (как справедливо заметил сам автор, в стиле фильма «Холоп»), где некоего «мажористого сынка» (который почти

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
медвежонок про Борков: Попал (Попаданцы)

Народ сайта, кто-то что-то у кого-то сплагиатил.
На той неделе пролистнул эту же весчь. Только автор на обложке другой - Никита Дейнеко.
Текст проходной, ни оценки, ни отзыва не стоит.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про MyLittleBrother: Парная культивация (Фэнтези: прочее)

Кто это читает? Сунь Яни какие то с культиваторами бегают.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Ясный: Целый осколок (Попаданцы)

Оценку поставил, прочитав пару страниц. Не моё. Написано от 3 лица. И две страницы потрачены на описание одежды. Я обычно не читаю женских романов за разницы менталитета с мужчинами. Эта книга похоже написана для них. Я пас.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Meyr: Как я был ополченцем (Биографии и Мемуары)

"Старинные русские места. Калуга. ... Именно на этой земле ... нам предстояло тренироваться перед отправкой в Новороссию."

Как интересно. Значит, 8 лет "ихтамнет" и "купили в военторге" были ложью, и все-таки украинцы были правы?..

Рейтинг: 0 ( 2 за, 2 против).

Семя и всходы [Yugoross] (fb2) читать постранично


Настройки текста:




Глава 1.

Ласковое южное октябрьское солнце освещало странную компанию расположившуюся на плоской крыше старого полузаброшенного склада на окраине южнороссийского города «N». Склад был высокий, ангарного типа, с крышей покрытой так называемой «мягкой кровлей». Трое мужчин, не сказать чтобы откровенно старых, но явно «поживших» и такого же на вид возраста женщина расположились там с видимым комфортом. На крыше стояла, сколоченная, вероятно, кровельщиками, «халабуда» из горбыля, оббитого гофрированным металлическим профилем, да так и оставленная там, после последнего неизбежного ремонта. Кому неизвестны вечные проблемы с этими «мягкими» кровлями? Только лет прошло с того последнего ремонта... Даже эти, по сути старики, не враз бы и вспомнили сколько. Но разве есть в нашем мире что то постояннее и крепче временных строений?


Кроме этой будки, в которой неведомые строители или ремонтники прятались, вероятно, от ветра и солнца во время перекуров и перерывов в работе, строго по центру весьма большой по площади крыши, стоял металлический противень, примерно, два на три метра, с двадцатисантиметровыми бортиками по краям. Аккуратно выставленный на шесть «штучняков» из пиленого ракушечника, он тоже, скорее всего, оставлен был в качестве своеобразного «наследства» теми же неведомыми ремонтниками. Сваренный как бы не из трёхмиллимитрового листа, поскольку с материалом в давние советские времена особо не жмотились, противень позволял невозбранно ходить по нему, не опасаясь прогиба под весом человека. А уже в самом его центре был установлен аккуратный мангал на невысоких ножках, и один из мужичков колдовал над ним, проворачивая несколько шампуров с доходящим до кондиции шашлыком. Рядом с будкой строителей стоял невысокий аккуратный столик с бутылкой вина и несколько раскладных кресел, видимо принесённых сюда стариками.


Место для организации этого «барбекю» только на первый взгляд было странным. С крыши склада, стоявшего на возвышении, открывался прекрасный вид на весь «крайний» квартал города, а прямо по центру, напротив длинной стороны крыши, метрах в трехстах - трехстах пятидесяти, располагалось длинное трехэтажное здание, явно старинной, крепкой, «кондовой» постройки. Все, кто имел хоть какое то к нему отношение, называли здание не иначе как «Баржей».


Добрая половина его от веку использовалась под разнообразные склады, а во второй его половине был расположен «Детский дом имени товарища Дзержинского». Именно так. Не Ф.Э.Дзержинского, а «...товарища Дзержинского»! Просуществовал он, вероятно, с времён жизни и деятельности вышеозначенного товарища, вплоть до всеразрушающей стихии «Перестройки», когда, вдруг, не стало нужных средств на его содержание, да и сама категория лиц нуждающихся в нём , якобы, куда то таинственно «рассосалась». А всю «Баржу» быстренько оприходовали всё те же лица, озабоченные хранением разнообразных ценностей, теперь уже величаемые «юридическими лицами». Ближайшая городская школа, в которой и приобщались к плодам образования обитатели «Баржи», и до сих пор в городе иначе как «детдомовской» не называлась, хотя, самого детдома не было уже больше десяти лет.Именно «Баржа» и была тем Домом, где прошло всё детство и часть юности четырёх немолодых уже людей, расположившихся в странном месте на как бы отдых.


Все они «одногодки», сорок девятого, прошлого века, года рождения, из числа детей - «потеряшек», а правильнее сказать, откровенно брошенных детей, попали в «Баржу» из одного соответствующего ясельного учреждения, где неведомая «принимальщица - паспортистка», бывшая видимо записной любительницей всякой растительности, осчастливила их всех очень «оригинальными» фамилиями: Саша Ясенев, Лёня Клёнов, Витя Березин и Ира... Крапива! Чем сумела неугомонная Ирка достать чёртову тётку в столь ангельском возрасте, никто уже не узнает, но, так же, никто из общавшихся когда - либо с Ириной, не рискнёт упрекнуть ту чиновницу в неточности или в предвзятости!


Судьбы выпускников детдома складывались по разному. Немалое их число сгинуло в мутных водоворотах и бочагах российского криминала, но у явного большинства всё вершилось вполне «по - человечески». Создавали нормальные, в разной степени счастливые семьи, растили детей, работали. Как и в каждом подобном учреждении, в «Барже» была своя «Красная стена» с именами и портретами выпускников, достигших немалых высот в жизни. Были там и свои знаменитые лётчики, капитаны различных морфлотов, профессора и, даже, два академика, не говоря уже о председателях колхозов и руководителях крупных предприятий. Но ... не сказать чтобы эта стена была очень уж длинной. Детский дом - суровая площадка для старта!


Судьба друзей - товарищей сложилась в общем то неплохо. Их группку всегда в шутку так и звали - три мушкетёра и ... Крапива! Сумели они как то пройти по кромке, по лезвию, когда свалиться в неприятности с криминальным