КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг в библиотеке - 350295 томов
Объем библиотеки - 406 гигабайт
Всего представлено авторов - 140397
Пользователей - 78672

Впечатления

чтун про Метельский: Унесенный ветром. Книга 5. Главы 1-13 (Альтернативная история)

Согласен с Summer 'ом! Но самое главное - автор книгу и серию не забросил: за что ему почет и осанна!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
чтун про Богданов: Последний храм. Тёмными тропами (СИ) (Фэнтези)

Немного "выдохся" автор... Но, одно только то, что вытянул 4-ю книгу, не скатившись в рояльно-МС-ю пропасть достойно уважения! Надеюсь, к 5-ой автор будет отдохнувший и окрылен отдохнувшей же музой в-)

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
чтун про Сугралинов: Level Up. Рестарт (Социальная фантастика)

Хм... Дождался полной версии книги: зачёт! И пусть под легким флёром РПГ таится руководство по жизни, но от этого, на мой взгляд, книга нисколько не проигрывает! Если будет продолжение: почет и благолепие автору! И да, для не читавших и сомневающихся: РПГ, вышедшая в реал. Экшн только духовно-психологический, морализующий >;0)

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Мориса про Каргополов: Путь без иллюзий: Том I. Мировоззрение нерелигиозной духовности (Философия)

Считаю, что автор искренен только в своей огромной гордыне и высокомерии. Все его критиканство того же Христа основано на проекции на него своего собственного поведения и способа мышления. А своими потугами прилепиться к сонму великих, автор вызывает реальное недоумение.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Щербаков: Интервенция (Научная Фантастика)

Ну, если воспринимать как стёб - то ничего... ни плохого, ни хорошего...

Но навеяло на одну грустную мысль - сколько прочел книг, где Россия "встает с колен", навешивает плюх американцам, Европе и даже украинцам :), но... всегда и везде Россию спасает ЧУДО.

Какое-нибудь божественное или иное вмешательство.

И никогда - просто люди.

Неужели все до такой степени плохо, что даже фантазии фантастов не хватает на - взялись, засучили рукава, и стали восстанавливать страну?

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Чукк про Мартьянов: Чужие: Русский десант (Боевая фантастика)

Являясь большим фанатом Чужих, не смог до конца прочитать это произведение.
Как всегда - хорошие душевные русские, плохие бездушные пиндосы с их "ублюдочным орлом". Начало очень бодрое, но к середине первой части повествование скатилось непонятно куда. Автором выведен новый вид "чужого".

3 - неплохо, но потеряна динамика.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Любопытная про Измайлова: Больше жизни, сильнее смерти (Героическая фантастика)

Книга к серии Феи никакого отношения не имеет, хотя после Одиннадцати дней вечности очень ждала ждала 5-ю книгу серии.
Но книга необычная, неоднозначная и приятно поразила…Автор еще раз показала свою разнообразную фантазию, талант и мастерство!
Герои книги умертвие и … привидение. И как ни странно , несмотря на то , что ГГ- давным-давно мертв, он несет не смерть , а помощь другим и дарит самую настоящую жизнь.
У ГГ есть цель- он добирается к своим корням и родным, и как ни странно бы звучало находит любовь!!
Завершается книга мыслями ГГ «В сущности, ничего не значит то, что я давно мёртв, если кому-то другому я помог сберечь нечто большее, чем просто жизнь» и этим сказано очень многое.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Волшебство на троих (СИ) (fb2)

- Волшебство на троих (СИ) (а.с. Волшебство на троих-2) 3437K, 1007с. (скачать fb2) - Amberit

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Часть третья: Cleandaar/Клендар

Эпиграф.

Хоть судьбой назови это, хоть предсказаньем,

Или ядом, что силой вливается в кровь,

Ты считать это можешь наградой иль казнью,

Или просто сказать это слово – любовь.

Ты идешь по горящим углям мирозданья,

Свое сердце отдав навсегда одному.

И его не вернуть ни мольбой, ни слезами,

И достать волшебством не дано никому.

Ты, живя без него, словно ходишь по струнам,

Каждый шаг причиняет страданья и боль,

Мир вокруг серым стал, словно так и задуман.

А вся пища во рту превращается в соль.

Ты не знаешь, как жить и на что опереться,

Рассыпаясь, как мокрый песок, на куски,

А поблизости нечисть вдруг стала вертеться,

Демонстрируя острые, с блеском, клыки.

И нельзя раскисать, и нельзя расслабляться,

Несмотря на потерю и горе, и боль,

Вот пульсар, а вот меч – против Мрака сражаться,

Потому что у каждого есть своя роль.

И еще – потому, что успел твой любимый

Вместо сердца оставить частичку свою.

Ваш ребенок, окутанный призрачной силой,

Пусть поможет тебе устоять на краю.

И надежда, точнее, ее три осколка,

Что остались в истерзанной, рваной душе,

Не дающих покоя и острых, и колких,

Постоянно твердящих – нет смерти вообще.

Вы еще повстречаетесь, рано иль поздно,

В этом мире, а, может быть, где-то в другом,

Ты приникнешь к нему и скажешь так грозно:

- Где ты шлялся, пока я сражалась со злом?

А пока, дожидаясь сей радостной встречи,

Вот пульсар, а вот меч – и идешь ты вперед,

И одна за троих лезешь в самую сечу,

Безрассудно влетая в крутой поворот.

Можно это назвать и судьбой, и расплатой,

Только ты повторяешь себе вновь и вновь:

Это было бы силы бессмысленной тратой,

Когда бы не чистое чувство – любовь.

Глава 1.

Комната. Большая, ярко освещенная десятком повисших под потолком пульсаров, разгоняющих липкую тьму, просачивающуюся через узкие стрельчатые окна. Пара книжных шкафов, заполненных толстыми потрепанными фолиантами с золотым тиснением на корешках. Низкий диван, обитый темно-фиолетовой тканью. Два таких же кресла, в одном из которых сидит красивая рыжеволосая женщина. Она кажется чем-то неуловимо знакомой мне, и только через несколько секунд я понимаю, что вижу себя – ту себя, какой я стану лет через пять-семь, еще не потерявшей молодого задора юности, но уже приобретшей жизненный опыт. Хотя нет, для полуэльфийки, да еще и магички, этот возраст можно смело увеличивать вдвое-втрое.

Я перевожу взгляд дальше. Несколько массивных стульев с резными спинками. В центре комнаты – стол, громоздкий, с толстыми, надежными ножками и выскобленной добела столешницей. Но вместо блюда с фруктами или каравая хлеба на нем лежит человек. Мужчина. Полностью обнаженный, средних лет, с поседевшими висками, сохранивший подтянутую фигуру и крепкие мышцы. Магистр Велен собственной персоной. Правда, это не совсем точное замечание. Он мертв. Кожа землистого цвета, глаза открыты и пустым взглядом смотрят в потолок, грудь не поднимается. Однако с времени смерти прошло не так много времени – на теле нет характерных пятен, конечности не потеряли гибкости. Последний раз мы встречались с ним на поляне, где он готовился… принести меня в жертву? Убить? Сложно сказать, но одно я знаю точно – после обряда Элиара перестала бы существовать, а вместо нее появилась бы Нааль…

- Что ты хочешь с ним сделать? – спрашивает женщина.

- Поднять, - отвечает ей мужчина, стоящий у стола – высокий, голубоглазый, с длинными светлыми волосами. Мое сердце сжимается, когда я вижу его. Мораввен. Глава Ордена Темных Всадников. Человек – или, вернее, полудемон – убивший моего возлюбленного, преследовавший меня весь последний год, открывший портал в мир демонов и, собственно, собиравшийся вселить в мое тело чужую сущность.

- Он хорошо служил мне, - безразлично пожимает плечами маг.

- Но он не выполнил твоего поручения. – Женщина не возмущается, а просто констатирует факт.

- Его вина только в том, что он недооценил глубину чувств Элиары к этому щенку. По большей части это моя ошибка.

Мораввен порывисто оборачивается, делает два шага и встает на колени перед креслом. Он протягивает руку с явным намерением коснуться женщины, но в последний момент рывком отдергивает ее, как бы опомнившись.

- Это моя ошибка, - повторяет он. – Я должен был сам пойти преподавать в гхырову Школу, тогда девочка никогда не встретилась бы с дар Лиалланом и с самого начала попала бы под мое влияние. – Мораввен низко опускает голову, все так же не решаясь прикоснуться к женщине.

- Что сделано, то сделано, - вздыхает она и, наклонившись вперед, проводит рукой по светлым волосам. Маг отшатывается от нее и вскакивает на ноги.

- Я найду ее, Нааль! Обещаю тебе! Границы закрыты «паутинкой», телепортироваться она не сможет, за Школой установлено круглосуточное наблюдение, лучшие специалисты пытаются найти Элиару!

- Разве так сложно отыскать девятнадцатилетнюю девчонку, если у вас есть ее личные вещи? – недовольно приподнимает брови Нааль.

- Нет. Наверное. Магистр Беарн уверяет, что она находится не далее чем в ста пятидесяти верстах от Школы. Но при попытках уточнить ее местоположение он словно бы натыкается на непрозрачную стену.

- Кто-то, приютив ее, закрыл от поисков? Это возможно?

- Вероятно, - неохотно признается Мораввен. – Но мы найдем ее, обещаю. И в первую очередь мне нужен Велен. – Маг поворачивается и смотрит на лежащее на столе тело. – Он хорошо знает девочку и, не сомневаюсь, сделает все для ее поимки.

- Тогда не будем терять времени.

- Ты хочешь мне помочь?

- Почему бы и нет? Это тело обладает необходимыми навыками.

Нааль встает из кресла и, сделав шаг, пошатывается. Мораввен подхватывает ее, помогая удержаться на ногах. Его лицо выражает необычную смесь эмоций – обеспокоенность, сожаление, отвращение и… ненависть.

- Прости, я еще плохо владею им, - извиняется женщина.

- Ничего страшного. Позволь, я провожу тебя.

Нааль делает шаг, еще один, еще, и останавливается у стола. Ей приходится вцепиться руками в край, чтобы не упасть.

- Все хорошо? – уточняет Мораввен.

- Да. Мне просто требуется привыкнуть. Начнем?

Мораввен обходит стол и встает напротив женщины. Сейчас на его лице вместо взрывной смеси эмоций присутствует лишь сосредоточенность. Он и Нааль поднимают руки и сплетаются пальцами.

- Khashastan arr'grad kersten…

На соединенных руках появляется зеленоватое облачко тумана.

- Sharann gardall meretenn…

Облачко расползается в стороны и опускается, накрывая собой тело Велена.

- Ta’garst endoriest shestell…

Мужчины, лежащего на столе, не видно под плотным покровом тумана, ставшего темно-зеленого цвета.

- Giell!

Оба мага повышают голос. Облачко исчезает, впитавшись в труп. Велен дергается и вскрикивает. Нааль с Мораввеном размыкают руки и внимательно наблюдают, как в тело рыцаря Ордена возвращается жизнь. Или ее подобие.

Мораввен вытаскивает из-за пояса нож, надрезает собственное запястье и дает нескольким каплям упасть в приоткрытый рот оживляемого мертвеца.

- Da’arr gess! – завершает он обряд.

Взгляд Велена становится осмысленным. Он пытается по привычке сделать вдох, еще не понимая, что воздух, вода и обычная еда ему больше не потребуются, кашляет и садится, прижимая руки к горлу.

- Как ты себя чувствуешь? – спрашивает Мораввен.

Велен поворачивает голову, видит главу Ордена, и в глазах его загорается благоговейное обожание.

- Повелитель! Верховный Магистр!

- Как ты себя чувствуешь? – повторяет свой вопрос Мораввен, терпеливо и снисходительно, как отец, разговаривающий с ребенком. – Опиши свои ощущения.

Велен сосредотачивается, прислушиваясь к себе.

- Холод, - наконец, говорит он. – Холод и покалывание во всем теле, как будто оно затекло. Тупая боль в легких. Зрение и слух стали острее. И обоняние. Я чувствую слабый аромат хлеба, вероятно, с кухни. Запах дыма и… каких-то трав. И голод. Мне страшно хочется есть, Повелитель.

Маг подносит к его губам запястье. Дав Велену сделать несколько глотков, он грубо отдергивает руку.

- Дальше будешь питаться сам. Только постарайся не выпивать людей досуха, это не принесет пользы ни тебе, ни им, - усмехается он.

На щеках Велена появляется слабый румянец. Землистый цвет лица исчезает. Рыцарь с изумлением ощупывает свои слегка удлинившиеся клыки.

- Кто я, Повелитель? – с восхищением спрашивает он.

- Лич. Высший вампир. На мой взгляд, не самый худший вариант посмертного существования. Но помни, что теперь ты принадлежишь мне, целиком и полностью.

- Я сделаю для вас все, Повелитель. – Велен прикладывает руку к тому месту, где у него когда-то билось сердце.

- Не сомневаюсь. Мне необходимо найти Элиару, и ты поможешь мне в этом. Слушай…

Нааль отворачивается и подходит к окну, глядя в ночь. Темное стекло послушно отражает ее. Вот только вместо рыжеволосой женщины на гладкой поверхности возникает изображение красивого темноволосого мужчины…


- Ален! – Я резко села на кровати, зажимая рукой рот, чтобы удержать рвущийся наружу крик. Это сон. Это только сон. На который не стоит обращать внимания, как на любой кошмар.

Мне пришлось сделать глубокий вдох, успокаивая учащенно бьющееся сердце. Все хорошо. Я жива, практически здорова, в трезвом уме и твердой памяти, так ведь? В голове сами собой всплыли последние события: унылое болотце, боль в ноге, полностью истраченная магическая энергия, падение из раскрывшегося невовремя или не в том месте телепорта, Ален, недвижимо лежащий на алтаре…

Я сжала зубы и отогнала назад подкатившие к глазам слезы. Пока мне не покажут его мертвое тело, не поверю, что он умер. И даже тогда… Я не зря специализировалась по некромантии. Магистр Ален дар Лиаллан, он же Ариен одд Шаэннар, младший брат белогорского князя, ты будешь гордиться своей ученицей. Я достану тебя и с того света, любимый...

И, собственно говоря, разлеживаться тоже не стоит, когда в мире происходит неизвестно что. Как там говорилось в пророчестве Валлиасдара Кменофийского? На землю придет хаос, горы сотрясутся, воды выйдут из берегов, и наступят прочие неприятности? Если все это случилось на самом деле – а предполагать иное было бы слишком оптимистично, учитывая, что обряд активации Круга завершился успешно – то у меня, кажется, много дел…

Я откинула простыню, собираясь спрыгнуть с кровати, и невольно вскрикнула от боли в ноге.

Стоп. Кровати?

- Гхырово бздырище, - потрясенно проговорила я, только сейчас осознавая, что нахожусь в сухой и теплой комнате, а не на мокром болоте. Причем незнакомой мне комнате, довольно скудно обставленной: кровать, стол, стул, шкаф и кувшин с тазиком. Однако постельное белье хорошего качества и пахнет лавандой, а мебель добротная и красивая, что наводит на мысль о зажиточном хозяине. Стены дома бревенчатые, а не каменные, окно приоткрыто, и из него доносится неповторимый аромат хвойного леса, мычание коровы, приглушенный лай собаки и кудахтанье кур. На избушку лесника это обиталище явно не тянуло, поэтому, приняв в качестве рабочей версии то, что это некий домик в деревне, я принялась рассуждать дальше.

Очевидно, кто-то нашел меня на болоте, принес сюда, переодел в чистую рубашку из тонкого полотна, умыл, поскольку на моем теле нет и следа грязи, перебинтовал ногу, смазав предварительно бальзамом из красавки, судя по запаху, и оставил приходить в себя. Не так уж и мало. По крайней мере, убить меня не пытались, и никакую чужеродную сущность не вселяли, насколько я понимаю…

Однако не так уж и много. Вопросы «Где я?» и «Что делать?» по-прежнему стояли на повестке дня. И если ответ на второй зависел от множества факторов, то с первым можно разобраться легко и просто – достаточно спросить кого-нибудь. И если этого «кого-нибудь» нет рядом со мной, то он должен быть где-то еще. Вот с его поисков и стоит начать.

Но, попытавшись слезть с кровати, я зашипела и тут же изменила приоритеты. Первым делом следовало что-то сделать со сломанной ногой.

Заклинание мгновенно всплыло в памяти, руки безошибочно воспроизвели хорошо заученный жест, и боль, недовольно поворчав на прощание, уползла куда-то в глубины организма. И передо мной встал очередной вопрос: а сколько времени я провалялась без сознания, если успела полностью восстановить запас энергии? Судя по освещению за окном, сейчас вечер. Но вечер какого дня? Похоже, в ближайшее время у меня будет прекрасное, отвлекающее от печальных мыслей о судьбе Алена и всего мира занятие – ставить вопросы и искать на них ответы. Вот, например, очередной – где моя одежда?

Ни штанов, ни сапог поблизости не замечалось. На мне было только белье и чужая рубашка размеров так на пять больше, чем требуется, доходившая почти до колен. Решив, что в данных обстоятельствах ее можно посчитать коротким платьем, я, осторожно ступая на поврежденную конечность, двинулась к дверному проему.

Выяснилось, что комната, в которой меня разместили, находится на втором этаже.

- И не лень им было ташить бездыханную тушку на второй этаж, - вслух посетовала я, приступая к спуску по ступенькам – как оказалось, довольно сложному, если бояться опираться на одну ногу.

Внизу обнаружился живой человек. Женщина. Очевидно, хозяйка дома, поскольку ее габариты намекали на то, что мое одеяние принадлежало ей. Она стояла ко мне спиной, помешивая в горшке что-то аппетитно пахнущее, и немузыкально напевала себе под нос. Я, кашлянув, вежливо поздоровалась с ней на Всеобщем. Женщина вздрогнула, уронила ложку, нервно обернулась и, всполошенно всплеснув руками, умчалась на улицу, так и не сказав ни слова.

- Мда… - озадаченно проговорила я. Никогда не думала, что способна вызывать такую реакцию у незнакомых людей. Не такая я и страшная, чтобы при виде меня испуганно убегали…

Мой взгляд упал на зеркало, висевшее на стене.

- О шетт… - только и смогла выговорить я. Незнакомая женщина была абсолютно права, убежав при моем появлении. Странно, что при этом она не издавала громких воплей ужаса.

Из зеркала на меня смотрела самая настоящая ведьма – лохматая, всклокоченная, с бледной кожей и лихорадочно горящими глазами. Правую щеку украшала длинная глубокая царапина с засохшей корочкой, опускающаяся с виска до подбородка. Колорита добавляла рубашка, кокетливо обнажающая плечико из-за слишком большого выреза.

- Кошмар, - искренне сообщила я своему отражению и, вытащив пару сухих травиной из волос, попыталась привести в приличный вид хотя бы их, раз уж ничто другое мне сейчас не изменить.

Минут через пятнадцать в зеркале отражалась симпатичная молодая девушка. Не скажу, что после этой процедуры меня пустили бы на королевский прием, но, по крайней мере, теперь, надеюсь, встреченный мной житель согласится поддержать разговор.

Подняв с пола уроненную хозяйкой ложку, я положила ее на стол рядом с блюдом поджаристых пирожков и, не удержавшись, цапнула один из них. Они так вкусно пахли, а мне так хотелось есть! И все-таки, сколько же времени я провела без сознания…

Наслаждаясь нежным тестом и сочной капустной начинкой, я обследовала оставшиеся помещения в доме. Пусто. Ни единой живой души, если не считать вылизывавшей себе лапу серой кошки. И, если мои догадки верны, женщина жила одна – мне не попались ни валяющиеся детские игрушки, ни предметы мужского обихода. Печально, но, похоже, чтобы получить ответы на мучавшие меня вопросы, придется выходить из дома. Кто знает, когда вернется испуганная хозяйка, а у меня каждая минута на счету.

За толстыми бревенчатыми стенами меня ждал неласковый прием. Пухлые комковатые серые тучи застилали небо. Возможно, я все-таки ошиблась с временем суток – при такой погоде сейчас вполне мог быть и полдень, и ранний вечер. Яростный сильный ветер срывал яблоневый цвет и сгибал до земли последние нарциссы. Старая береза, росшая у самого дома, скрипела и шаталась под его порывами, касаясь гибкими ветвями крыши. В общем, от превосходной травеньской погоды, радовавшей нас несколько дней назад, не осталось и следа. Интересно, это последствия прихода демона на землю? Еще один вопрос, ответ на который нельзя получить, стоя на пороге деревенского домика.

По каменистой дорожке, вспоминая не самым цензурным словом неведомого спасителя, не позаботившегося снабдить меня одеждой и, главное, обувью, я добралась до калитки. За высоким, выше человеческого роста, забором скрывалась проселочная дорога, проходящая, судя по всему, по некой деревне. Дом, в который меня принесли, стоял на отшибе, у самого леса. Следующее жилое строение находилось не менее чем в двухстах-трехстах шагах отсюда. Добраться до него, к сожалению, я могла или по дороге, где обязательно найдется острый камушек, или по зеленой лужайке, усыпанной маргаритками, примулами, незабудками и молодой крапивой. Первый вариант казался мне более предпочтительным…

Я наклонилась, возобновляя обезболивающее заклинание вместе с обездвиживающим компонентом, и в этот момент очередной порыв ветра разметал мои заплетенные в косу волосы, запорошил глаза пылью и приподнял подол рубашки, демонстрируя всем желающим стройные бедра и изящные округлости выше них. Хорошо еще, что желающих вокруг не наблюдалось – ни на дороге, ни в окрестностях дома не бродило ни одного человека.

- Гхыр побери, - выругалась я, пытаясь одновременно укротить разбушевавшееся одеяние, убрать с лица пряди, лезущие в рот и нос, и протереть заслезившиеся глаза. Рук категорически не хватало. – Почему нельзя было оставить мне нормальную одежду?

- Потому что меня уверили, что ты проспишь до завтра, - произнес рядом приятный мужской голос.

Я отреагировала автоматически, за долю секунды повернувшись по направлению к голосу, зажав в левой руке подол гхыровой рубашки, а правую поднимая перед собой, сплетая заклинание.

- Стоп! – предупреждающе воскликнул незнакомец. – Я сдаюсь сразу, не надо кидаться пульсарами!

Сквозь слезы, застилающие глаза, я рассмотрела высокого светловолосого мужчину, держащего в руках небольшой сверток и ничем не вооруженного. Магическая аура не опознавалась. Я с сомнением опустила руку и убрала пульсар, готовая в любой момент вновь вызвать его.

- Фух, - выдохнул блондин. – Как же с вами, магами, тяжело… Чуть что – пульсар в руки и вперед. Держи. – Он протянул мне сверток.

- Что это? – подозрительно осведомилась я.

- Одежда, которую ты так хотела. К сожалению, твоя восстановлению не подлежала, пришлось подобрать подходящую.

Я покосилась на рубашку, которая вновь сползла с моего плеча. Мужчина усмехнулся одними кончиками губ.

- Это Марлы. Прости, но в тот момент ничего больше не нашлось.

- Спасибо и на этом, - проворчала я, сдирая с себя остогхыревшее одеяние и оглядываясь. Ни кустика, ни деревца поблизости не росло, забор слишком высокий, в придорожную пыль класть рубашку не хотелось, так что пришлось бесцеремонно повесить ее незнакомцу на согнутую руку, забирая принесенные им вещи – голубую блузку и длинную юбку, чуть широкую мне в поясе. Обувь - кожаные туфли без каблука - он помог мне надеть, опустившись на колено и бережно поддерживая мою ногу. Я почувствовала себя принцессой из сказки. Осталось только что-то сделать со своими волосами, чтобы завершить пристойность облика, и можно приступать к светскому разговору.

- А платка у вас нет? – поинтересовалась я. Мужчина, не удивившись, достал из кармана тонкую ленточку и протянул мне.

- Ты ведь хотела завязать волосы, так? – уточнил он в ответ на мой удивленный взгляд.

- Так… - Я взяла полоску ткани и завязала волосы, приведя их в относительный порядок. Что-то мне это напоминало… очень знакомые ощущения… Так и не сообразив, что именно, я перешла к следующей части программы – допросу свидетеля.

- А теперь, будьте добры, ответьте мне на несколько вопросов. Где я? Как я сюда попала? Кто вы такой и откуда взялись, поскольку ни на улице, ни в доме никого не было, и телепорт поблизости не открывался?

- Верхом приехал, - охотно сообщил мужчина. – Элан стоит за домом, если желаешь, можешь проверить. А с остальным… Давай так - сначала ты объясняешь мне, откуда у тебя этот амулет, - он показал на камень, висевший на моей груди, - а потом я отвечу на твои вопросы.

Мне это не понравилось. Возможно, я ошиблась при определении своего статуса? И являюсь пленницей, а не спасенной девицей? И сейчас у меня хотят выпытать подробности биографии, чтобы потребовать выкуп?

Мужчина поспешно поднес руку ко рту, уронив при этом в пыль рубашку, наклонился, поднял ее и повесил на плечо. Я настороженно следила за ним.

- От ответа на этот вопрос зависит моя судьба?

- Нет-нет-нет, - торопливо запротестовал он. – Тебе ничего не грозит, поверь мне. Я просто хочу проверить свое предположение.

- Этот амулет мне подарил… - медленно проговорила я, тщательно подбирая слова, – один человек. С которым мы были… в довольно близких отношениях…

Незнакомец задумчиво потер подбородок. Этот жест опять что-то напомнил мне, что-то настолько родное, что сердце сжалось от боли. Я, наконец, сделала то, что следовало сделать уже давно – протерла слезившиеся глаза и проморгалась, чтобы четче разглядеть стоявшего передо мной человека.

Светлые, почти белые волосы длиной до плеч. Мелкие морщинки в уголках темно-синих глаз, говорящие о возрасте – лет тридцать пять – сорок. Невероятно знакомые черты лица…

Похолодев от собственной догадки, я дрожащим от волнения голосом переспросила:

- Кто вы? Вы Ремар?

- Нет, - покачал головой мужчина. – Но ты недалека от истины. Я родственник Ариэна. Если точнее, его дядя.

- Аленар, - выдохнула я. – Но… Ален говорил, что вы – вампир.

- Эст-керстен Тор Ордвинд Шелиарр, к твоим услугам, - склонил голову в поклоне мужчина. – Или просто Аленар, как меня зовут мои племянники. – Он широко улыбнулся, демонстрируя заостренные клыки. – Крылья, надеюсь, можно не показывать?

- Так я в Асгоре…

- Добро пожаловать, Элька. Здесь всегда будут рады видеть невесту Ариэна.

- Откуда вы знаете мое имя? – вскинулась я, точно зная, что еще не называла своего имени. Хотя… Да, Ален упоминал, что его способность к телепатии передалась ему по наследству по женской линии, так что нет ничего удивительного, что мои мысли опять читают, как открытую книгу.

- Не только, - подтвердил мои домыслы Аленар. – Я видел Ариэна в конце зимы, когда он привез Гренну. Тогда он и рассказал о тебе кое-что.

- Гренна здесь?

- Да. И думаю, она будет очень рада встрече.

На меня потоком нахлынули воспоминания: мантикора, первый разговор с новым преподавателем, ставшим потом моим возлюбленным, наши ежевечерние встречи, когда я таскала у Грены еду для кота, яростный звериный вопль при нападении слайнов, Ален, ругающий меня за ранение и нежно обнимающий по дороге в Нижние Буряки…

Я не выдержала и позорно разревелась, как маленькая девчонка. Аленар мгновенно обнял меня, прижал к себе и дал выплакаться. Он не шептал ничего успокаивающего, никаких глупостей вроде «не расстраивайся, он теперь в лучшем мире», а просто молча стоял, изредка поглаживая меня по спине.

- Ты уверена, что Ариэн мертв? – тихо спросил вампир, когда я немного успокоилась.

- Он не умер! – вскинулась я. – Он просто не мог погибнуть…

Мой голос прервался, и я опять всхлипнула. Аленар прижал меня к себе.

- Я тоже не верю, что мальчик мог умереть. Ему всегда удавалось выбраться из неприятностей. Завтра приедет Ремар, ты все расскажешь ему, и мы вместе подумаем, что можно сделать.

- Еще бы с Магистром Рейфом поговорить, - пришла в мою голову здравая мысль. – Во-первых, он находился на гхыровой поляне во время активации Круга, а, во-вторых, вероятно, ищет меня. Если остался жив, конечно, - еле слышно прошептала я последние слова.

А действительно, странно, что меня до сих пор не нашли. У Рейфа полно моих личных вещей, применить заклинание поиска – минутное дело, а прошло уже столько времени… Он на самом деле погиб?

- Не думаю, - рассудительно заметил Аленар, вновь напомнивший мне Алена манерой отвечать на незаданные вопросы. – Хотя, как я понимаю, прошло не так много времени, но сообщение о гибели директора Школы быстро распространилось бы, и я, как Повелитель Асгора, знал бы об этом.

- А сколько прошло времени?

- Меньше суток. Сегодня двадцатое травня. Скорее всего, Магистр Рейф посчитал, что ты телепортировалась в безопасное место, и временно отложил твои поиски. А может быть, просто не хочет привлекать внимание к Белогорью. Ты ведь туда хотела попасть?

- Туда, - согласилась я. – Но мне или не хватило энергии, или я перепутала координаты. Первое, впрочем, вернее... И так удивляюсь, как моих сил хватило на создание телепорта. Хорошо еще, что меня выбросило в болото, а не где-нибудь в горах, там вообще бы не нашли… А кстати, как я оказалась в Асгоре?

- Тебя обнаружили Стражи. Парни, кстати, сильно удивились. Не каждый день им попадаются красивые девушки со сломанными ногами, лежащие без сознания посреди болота. Они принесли тебя сюда, в долину. Я распорядился устроить тебя у Марлы. Домик, сама видишь, на отшибе, и, если бы ты оказалась обычной девушкой, после пробуждения тебя проводили бы до ближайшего населенного пункта.

- Вийска, что ли? – хмыкнула я, вызывая в памяти карту.

- Вийска. Или Белогорья. Но, скорее, Каменска, с другой стороны долины.

- Вот, значит, как у вас обращаются с обычными гражданами…

- Ну, видишь ли, мы не стремимся к тесному общению с незнакомыми девицами. Кто знает, может, ты специально прилегла на болоте, чтобы таким сложным путем проникнуть в загадочный Асгор и получить бессмертие?

- Ну да. Любая девица мечтает отдохнуть на болоте, предварительно сломав себе лодыжку, если за этим последует романтичное свидание с вампиром… И как вы пришли к выводу, что я - не обычная искательница приключений?

- Инара, наша Травница, захотела убедиться, что не пропустила скрытых под одеждой повреждений. Мы раздели тебя, и тогда мне на глаза попался очень знакомый амулет.

Я усилием воли приказала себе не плакать. Аленар продолжал.

- Я не мог отпустить тебя, не поговорив. Инара уверила, что ты будешь спать до утра, поэтому я со спокойной душой ушел к себе, попросив Марлу дать мне знать, если что-нибудь случится. Она встревожилась, увидев тебя внизу, и побежала предупредить меня. Кстати, как тебе удалось спуститься со сломанной ногой?

- Заклинание, - спокойно пояснила я. – Ничего сверхъестественного.

- Ну да, конечно. Ничего особенного, просто магия… - вздохнул Аленар. – Знаешь, Элька, я рад, что ты оказалась здесь. Инара – очень хорошая Травница, и, если учесть твое состояние…

- Мне плевать на мое состояние! – перебила я его. Может быть, не очень вежливо, но почему-то мне показалось, что он с удовольствием заточит меня в долине, пока не срастется нога, а у меня нет времени! – Нога заживет, неделей раньше, неделей позже, неважно! Я не хочу прятаться в уютном тихом месте, пока в мире творится невесть что!

И пока неизвестно, что случилось с Аленом. Я дождусь Ремара и уеду. Или телепортируюсь. Или уйду пешком. Но в любом случае не буду сидеть сиднем в мирном Асгоре…

- Элька, речь идет не только о твоей ноге, - жестко произнес Ален.

- А о чем тогда? – рявкнула я.

Из тучи над нами посыпались тяжелые редкие крупные капли. Ветер усилился до такой степени, что сдул с плеча Аленара рубашку, и она полетела вдоль дороги, как диковинная белая птица. Мы проводили ее взглядом.

- Гхыр с ней! – заявил вампир. – Уходим!

Он открыл калитку, потащив меня за собой. Мы успели сделать только два шага, как старая береза надсадно заскрипела и начала валиться вперед, угрожая похоронить нас под собой. Я не колебалась ни секунды.

- Leistan!

Дерево зависло над землей, подрагивая от ветра. Длинные гибкие ветви образовали сплошную завесу, преграждая нам путь. Прекрасно. А дальше что?

Очень некстати мне вспомнилось, как совсем недавно, не больше месяца назад, я так же удерживала камень над перевалом, и тогда у меня хватило сил всего на полторы минуты. Еще немного, и мои ноги начнут подрагивать, а руки заболят от тяжести груза…В тот момент рядом со мной работал Ален, и это я подстраховывала его, а не он меня. Но сейчас я одна… Аленар не в счет, он не маг, и ничего не может сделать. Как бы Асгору не остаться без Повелителя…

Время неумолимо утекало, а усталость все никак не приходила. Я приободрилась. Возможно, вампир успеет уйти из-под падающего дерева. Жаль, но я не успею пробраться сквозь завесу ветвей. Стоит мне сделать шаг, и береза рухнет, придавив меня. Только какого гхыра он медлит?

«Уходи!» - мысленно заорала я, и чуть не упала, услышав ответ.

- Можешь опустить пониже?

«Издеваешься? Не знаю!»

- Пробуй!

Легко сказать – пробуй… Я закусила губу и представила, что невидимая подушка в моих руках начинает снижаться. Медленно, очень медленно… Убыстрять ее движение я не решалась – могла не выдержать резкого ускорения.

Ветер свистел в ушах, дождь, превратившийся в ливень, полностью промочил мою одежду, ветви березы хлестали меня по лицу.

- Еще немного! – крикнул Аленар.

Я прокусила губу до крови – настолько сложно было поддерживать действие заклинания, зажмурила глаза, спасая их от болезненных ударов веток, тело дрожало от напряжения, но шеттово дерево продолжало висеть в воздухе, еле заметно опускаясь. Сколько еще оно будет снижаться? Еще немного – и ствол окажется на уровне моей головы!

- Отлично! – торжествующе прокричал вампир. Раздался треск, шорох, тяжесть, давившая на мои руки, исчезла, и береза с шумом рухнула в нескольких шагах от меня.

- Что ты сделал? – потрясенно поинтересовалась я.

- Оттолкнул.

- Как оттолкнул?

- Руками! Элька, не место сейчас обсуждать способности вампиров! Живо в дом, ты вся промокла!

- Как будто ты сам сухой, - пробурчала я, начиная перебираться через ветки березы, что не так-то просто сделать со сломанной ногой. Облепившая тело одежда не ускоряла продвижения.

- Именно поэтому я и хочу побыстрее оказаться под крышей, - сообщил Аленар, подхватывая меня на руки.

- Теперь я догадываюсь, в кого пошел Ален…

Я встала в сенях, не решаясь пройти дальше – с меня потоком лилась вода.

- Ну, в общем, да. Ариэн больше похож на мать, чем на отца… - отозвался вампир, озабоченно оглядывая нас. – Элька, боюсь, нам придется опять позаимствовать что-нибудь у Марлы…

- Еще чего, - отказалась я, стаскивая с себя юбку. – Просушу заклинанием. И твою одежду тоже, так что раздевайся.

Минут через пять мы сидели на кухне в сухой, но немного мятой одежде. Я бережно положила ногу на стул, разматывая повязку, промокшую точно так же, как и все остальное. Сушить ее прямо на поврежденной конечности не хотелось. Да и энергозапас уже на исходе… Хорошо еще, что его хватило на нас после того, как пришлось столько времени удерживать березу…А вообще странные вещи творятся с моим запасом энергии… Такое ощущение, что он внезапно вырос. И я очень быстро восстанавливаюсь… Такого раньше никогда со мной не бывало. Что же со мной происходит?

- Ты разве не знаешь? – прозвучал голос Аленара.

Я повернула к нему голову. Вампир сидел, не сводя с меня пристального взгляда.

- Чего я не знаю?

Он несколько секунд молчал.

- Гхыр меня побери… Ты действительно понятия не имеешь…

- Что случилось? – встревожилась я. – Ты хочешь сказать, что Ален как-то повлиял на меня? Что-то сделал со мной?

- Ну, можно сказать и так, - хмыкнул Аленар.

- И я этого не заметила?

- Тебе виднее… - ухмыльнулся он и, помолчав несколько секунд, спокойно произнес: – Ты беременна.

- Что? – От неожиданности я вскочила на ноги. Лодыжка отозвалась острой болью, но сейчас меня занимало совсем другое.

- Ты беременна, Элька.

- О шетт…

Я плюхнулась на лавку, зажав руками голову. Все вставало на свои места…

Увеличившаяся как минимум вдвое сила – все правильно, во время беременности энергозапас магички складывается с силой ее ребенка, и она распоряжается им, как своим собственным. Правда, быстрое восстановление никак не связано с этим интересным состоянием…

- Ты носишь ребенка, в жилах которого течет кровь вампира, - напомнил Аленар, внимательно наблюдающий за мной. – Если, конечно, я не ошибся, предположив, что отец ребенка – мой племянник.

- Не ошибся… - покачала я головой, все еще пытаясь осознать происходящее.

- Ну вот. А если учесть, что не просто вампира, а Повелителя, то это не могло не сказаться.

Я со злостью сжала кулаки. Гхыр, если бы я знала это раньше! Может быть, тогда исход сражения на поляне мог стать совсем иным…

- Я вообще-то считал, что магички сразу определяют свое состояние, - осторожно заметил Аленар.

- Мне даже в голову не приходило, - честно призналась я. – Мы всегда предохранялись. Хотя…

- Это твоя ночь, Элька… Возьми от нее все…

Мы сплетались в объятиях на берегу Игрицы…

- Ell lientienn, alliarr, kessiarr, lieniellie…

- Я тоже люблю тебя, Ален. Только поцелуй меня еще раз. Пожалуйста…

Нам не было дела ни до чего – ни до жесткой земли, ни до мирно журчащей реки, ни до произнесения необходимых заклинаний. Мы сгорали от огня, заполнявшего нас, щедро делились им, отдавая себя и получая взамен такую же страстную любовь, и уснули, продолжая обнимать друг друга. А утром пришли кергасты – и, еле выжив после встречи с ними, ни один из нас не вспомнил про три простых слова…

Это объясняет все…

- Подожди, а как ты узнал? – спохватилась я. – Ведь еще не должно быть заметно…

- Я вампир, Элька, - напомнил Аленар. – У меня слух намного лучше, чем у человека, ты должна бы знать.

- Ну и что?

- Я слышу их сердцебиения, - пожал он плечами.

- Их? – Новости сыпались на меня, как картофелины из мешка. – Что ты хочешь сказать?

Похоже, выражение моего лица оставляло желать лучшего, поскольку Аленар поспешно налил в кружку воды и подал мне.

- Ален… кхм… постарался. Ты носишь двойню.

Так и не взяв у него воду, я обхватила руками живот и уставилась в стену.

Двойня… Внутри меня – два крохотных комочка, зачатых магами-полукровками. Мы смешали нашу кровь, Ален, как и говорилось в пророчестве. Осталось остановить зло, пришедшее на землю. И теперь, когда у меня сила троих, я найду ей правильное применение. Мораввен еще ответит за то, что он совершил. И мы отыщем тебя, любимый… Ты сильно удивишься при нашей встрече!

Глава 2.

Вампир не сводил с меня внимательного взгляда.

- Только не вздумай никому сказать, - предупредила я его, немного придя в себя.

- А кому я могу сказать?

- Магистру Рейфу, к примеру. Или Ремару. Или населению долины, дабы порадовать его скорым пополнением правящего семейства.

- Интересная мысль, - усмехнулся Аленар. – Хорошо, я подожду с торжественным объявлением благой вести. Но Ремар узнает все равно.

- У него такой же хороший слух? – удивилась я. Ален говорил, конечно, что слышит лучше обычного человека, но ведь не настолько же?

- Нет. Но Ремар – тоже мой племянник.

- И он тоже читает мысли. Этого следовало ожидать, - обреченно вздохнула я. – Ну что же… когда он сможет прочитать мысли моих детей, беременность уже бессмысленно будет скрывать. А свои постараюсь закрыть блоком.

- А что, с Аленом получалось? – заинтересовался вампир.

- Нет… Но с обычным магом срабатывало. Может, теперь, с такой силой, получится и с Ремаром…

Аленар недоверчиво хмыкнул.

Я ничего не ответила. При воспоминании об Алене сердце сдавила глухая тоска, в глазах защипало, все окружающее расплылось из-за непрошеных слез. Я могла сколько угодно убеждать себя в том, что Ален жив, пока не доказано обратное. Подсознание упорно подсовывало картинку распростертого на алтаре безжизненного тела, и в голове копошились, высовывая отвратительные мордочки, гаденькие мысли: все кончено, он ушел куда-то далеко-далеко, оставив меня одну на всю оставшуюся, достаточно длинную жизнь. Нет, не одну. Со мной будут наши дети. Странно, но от этой вроде бы утешительной мысли мне стало еще хуже. Невыносимо горько было думать, что Ален никогда не увидит своего сына. Или дочь. Или кто там у меня родится…

- Элька! – Мягкий и в то же время предупреждающий голос Аленара вытащил меня из глубокого темного омута тоски в реальность. Я с удивлением заметила, что по щеке нагло катится слеза, и быстренько вытерла ее. Не хватало еще второй раз за день разрыдаться на глазах практически незнакомого мне мужчины, пусть даже для этого есть веские причины. Поскорбеть о собственной судьбе я могу и в гордом одиночестве, тем более что, похоже, мне неоднократно предоставится такая возможность. А пока желательно бы понять, почему вышеупомянутый мужчина меня позвал. Надеюсь, не потому, что я плакала?

Как оказалось, нет.

- Ой!

Аленар уже протягивал мне невостребованную в прошлый раз чашку с водой. Задумавшись и ничего не видя вокруг, я рассеянно водила рукой над промокшей полосой ткани, недавно смотанной с моей ноги. Под воздействием неконтролируемого заклинания тряпочка подозрительно потемнела и обуглилась по краям. Разлитая вода успешно затушила готовый начаться пожар, но, когда мы с Аленаром протерли расползшуюся лужу первой попавшейся под руку ветошью (по всей видимости, бывшим кухонным полотенцем), выяснилось – столешница тоже пострадала. На поверхности гладко оструганной сосновой доски некрасиво выделялись темные обожженные пятна.

- Гхыр побери, - опечаленно протянула я, разглядывая причиненный ущерб. – И что я хозяйке скажу? Рубашку ее потеряли, стол испортили…

- Думаю, поскольку я в этих событиях принимал самое активное участие, очень сильно гневаться она не будет. Как-нибудь договоримся, - успокоил меня вампир. Внезапно он, насторожившись, поднял голову.

- Элька, я, пожалуй, пойду. Попробую связаться с Рейфом. Надеюсь, он сможет завтра прибыть сюда.

- Я с тобой, - поспешно сказала я, оглядываясь в поисках ткани, которой можно замотать ногу. Хотя, в крайности, можно и без нее обойтись, на одной магии.

- Надеюсь, ты хочешь пожертвовать собой не из-за того, что боишься встретиться с хозяйкой? – осведомился Аленар, как-то уж слишком торопливо вставая из-за стола. – Я же сказал, что все будет в порядке. Оставайся здесь. Я скоро вернусь. Побереги ногу, она тебе еще пригодится.

- Вот именно, - согласился с ним грудной женский голос, и в комнату вплыла его обладательница – высокая статная женщина неопределенного возраста в темной одежде, с блеклыми голубыми глазами и аккуратно, волосок к волоску, заплетенными в косу волосами. Ей могло быть от пятидесяти лет до трехсот. Более точно сказать сложно, поскольку сомневаюсь, что вампиры могут сами правильно определить возраст своих соотечественниц, так что же говорить обо мне?

Судя по выражению лица Аленара, уходить куда-то ему резко расхотелось. Точнее, уйти-то он как раз хотел, но уже не мог. Мои подозрения, что Повелитель так торопился только для того, чтобы избежать встречи с вошедшей дамой, превратились в уверенность, когда Аленар обреченным голосом представил нас.

- Элька, это Инара, наша Травница. Инара, нашу гостью зовут Элька. – И замолчал, повинуясь моей мысленной просьбе пока оставить в стороне мою личность. Поблагодарив его тем же способом, я попыталась подняться с лавки.

- Не стоит. - Голос Инары посуровел. – С твоим переломом, девочка, надо лежать в кровати как минимум неделю, а не разгуливать по дому.

- Меня зовут Элька, - невозмутимо сообщила я, тщательно сдерживая кипевшие внутри меня эмоции. – На ногу наложены заклятия, так что ничего с ней не произойдет. А неделю я не могу лежать.

- Магичка, значит… - оценивающе посмотрела на меня Инара. – И каким же ветром, девочка, занесло тебя в Асгор?

В ее ровном голосе не чувствовалось ни капли любопытства, только вежливый интерес к обстоятельствам, приведшим к несчастному случаю. И еще, возможно, проскальзывала непоколебимая уверенность в том, что с магами вечно что-то происходит.

Я замялась, поспешно прикидывая, какую легенду изложить. Аленар опередил меня.

- Цепь трагических событий. Инара, отложи на время расспросы. Позже ты все узнаешь.

Травница, кивнув, молча подошла ко мне и осторожно тонкими крепкими пальцами ощупала поврежденную конечность. Я чуть заметно поморщилась – болеутоляющее заклинание давно следовало подновить, только руки никак не доходили. Инара, что-то недовольно пробурчав себе под нос, повернулась к Аленару.

- Кстати говоря, Повелитель, у вас были какие-то дела? Можете идти. Только предварительно помогите девочке добраться до кровати.

- Я не собираюсь спать!

Но мои протесты ни к чему не привели. Аленар, сочувственно улыбнувшись и пожав плечами, легко поднял меня на руки и отнес на второй этаж в комнату, где я не так давно проснулась.

- Я скоро вернусь, - шепнул вампир, опуская меня на кровать.

- Нечего здесь до утра делать, - отрезала поднявшаяся вслед за нами Инара. – Девочке надо отдыхать. Я вообще не понимаю, почему она так рано проснулась, но, раз уж так вышло…

Травница, достав из принесенной с собой сумки баночку с остро пахнущим бальзамом и бинт, присела рядом со мной.

- Идите, Повелитель. С девочкой все будет в порядке. И не забудьте распорядиться по поводу упавшей березы. Я давно говорила Марле, что ее следует срубить. Страшно подумать, что дерево могло бы упасть на дом или на какого-нибудь вампира!

Я невольно взглянула на представителя указанной расы, на которого практически и упало вышеупомянутое дерево. Аленар, вздохнув, вежливо согласился.

- Обязательно. Элька, как только приедет Ремар, я зайду за тобой.

- Вы придете не раньше, чем она проснется, даже если дело касается судьбы всего мира! – Инара опустила на матрас мою забинтованную ногу и с нажимом повторила: - Иди, Аленар.

Вампир беззвучно исчез за дверью.

- Вот и хорошо. – На губах Инары показалась слабая улыбка. – Одни проблемы с этими мужчинами. Не понимают, что действительно имеет значение, а что – нет.

Травница открыла темную бутылочку и начала отмерять в маленький стаканчик капли знакомо пахнущей жидкости.

- Я не хочу спать, - еще раз повторила я.

- Хочешь, девочка… Хочешь. Может, ты сама и не понимаешь этого, но твоему организму требуется отдых, и сон – лучшее, что может предложить природа. Я понимаю, что ты не простая гостья, но наговориться с Повелителем еще успеешь. А поскольку приедет еще и Ремар… они завтра не дадут тебе покоя. Держи. – Инара протянула мне стаканчик. – Выпей.

Мне внезапно захотелось поддаться уговорам. Нырнуть в сладкое забытье, не думать о трагедии с Аленом, внезапно обнаружившейся беременности, Мораввене, Лежеке, Ингваре, прочих знакомых и незнакомых магах. Не гадать до утра в отчаянной тоске, что может рассказать Магистр Рейф, то загораясь от надежды – Ален жив и здоров, то камнем застывая от безрадостного понимания, насколько это маловероятно. Отключиться от всего мира, закутавшись в плотный кокон беспамятства. Но, уже протянув руку за стаканчиком, я вдруг с сомнением посмотрела на содержимое.

- А что это?

- Снотворное, - с легким удивлением ответила Инара. – Совершенно безвредное, не переживай.

- А что именно за зелье? – не отставала я.

- «Легкий сон». Состав перечислить? – с бесконечным терпением в голосе ответила Травница. Я покачала головой.

- А почему тебя это интересует?

- Мы изучали зелья в Школе, - уклончиво пояснила я, быстро перебирая в памяти состав. Вроде бы в противопоказаниях беременность не значилась. Гхыр, теперь мне придется, прежде чем принять что-то, соображать, не повредит ли это детям…

Инара удовлетворилась моим ответом, проследила, как я выпила кисловатую воду, помогла раздеться и заботливо укрыла простыней.

- Отдыхай, девочка… - последнее, что услышала я, прежде чем провалиться в ожидающую меня темноту сна.


- Можете идти, Магистр Деймар.

- Обязательно, Великий Магистр. Я с радостью сделаю все, что вы приказали. – Невысокий сухонький старичок в старомодной мантии мага суетливо склоняет голову и семенит к двери.

Высокий голубоглазый светловолосый мужчина устало опускается в кресло, запрокидывая голову на подголовник.

- Ты перетруждаешься, Вен. – Красивая рыжеволосая женщина присаживается рядом на низенькую табуреточку и протягивает хрустальный бокал с рубиново-темной жидкостью. – Сделай паузу. Ты почти сутки работаешь без перерыва, а даже у демона силы не бесконечны.

- Ты же понимаешь, что это невозможно. – Мораввен берет из рук женщины бокал и отпивает глоток. – Чем быстрее я подчиню себе Ковен, тем быстрее смогу заняться действительно важными делами, переложив часть обязанностей на своих подручных.

- А что ты будешь делать с остальными? – Нааль отводит в сторону светлый локон, чуть не упавший в вино. Маг недовольно морщится.

- С этой мелочью? Ничего. Они как жили под властью Ковена, так и будут под ней жить. Вот только с той разницей, что Ковен сам окажется под моим контролем.

- Нет, я не об этом, – хмурится Нааль. – Я о магах Ковена, которые удрали из Аррендара.

Мораввен утомленно прикрывает глаза.

- Рано или поздно они окажутся здесь. Телепортироваться из страны невозможно, на всех трактах, ведущих к границе, стоят мои люди, особое внимание обращающие на иллюзию внешности. Никому из сбежавших магов не удастся покинуть Аррению.

- Ты считаешь, что они смогут хотя бы не вредить тебе?

- Почему бы и нет? – Мораввен одним глотком допивает бокал. – После наложения заклятия подчинения им и в голову не придет сопротивляться. Они искренне будут верить в то, что смыслом их жизни является быстрое и четкое исполнение моих поручений, а знания и опыт служат на благо Аррении. Кроме, разумеется, пророков. – Великий Магистр с силой стискивает ножку бокала. Нааль приходится разжимать побелевшие пальцы Мораввена, чтобы спасти драгоценную посуду. – Эти, с позволения сказать, маги подлежат уничтожению.

- Но, Вен, - пытается успокоить Магистра Нааль. – Не слишком ли это жестоко?

- Жестоко? – Мораввен гневно поворачивается к ней и продолжает уже более спокойно. – Нет, дорогая. Это достаточное наказание за ложь и неквалифицированность. Подлинные пророки должны были предвидеть и случившиеся события, и свою судьбу. А если этого не произошло… Впрочем, не будем об этом.

Мораввен вновь откидывается на спинку кресла, вытягивает ноги и прикрывает глаза.

- Я отдохну минут пять и займусь следующим.

- Может быть, я могу как-то помочь? – участливо спрашивает Нааль, грациозно вставая и относя бокал на столик.

- К сожалению, нет, - не открывая глаз, вздыхает Великий Магистр. – Заклинание настроено только на одного мага, так что мне придется завершить свою работу.

- Или тебе просто не хочется делиться с кем-то властью? – ровным голосом спрашивает женщина, пристально глядя на Мораввена. – Даже если этот «кто-то» - я?

Великий Магистр не отвечает, выпрямляясь и, в свою очередь, встречается немигающим взглядом с Нааль. Между ними повисает напряженное молчание. Оба демона изучают друг друга, пытаясь понять, о чем думает другой, и одновременно не открыть свои мысли. Неизвестно, чем завершилось бы это противостояние, если бы не открывшаяся дверь. Вошедший Магистр Велен опускается на одно колено и склоняет голову.

- Прошу прощения, Великий Магистр, но вы просили докладывать о ходе поисков Элиары каждые четыре часа.

- Я слушаю тебя. – Мораввен переключает свое внимание на лича. – Ее нашли?

- Пока нет, владыка. – Велен расстроенно опускает голову еще ниже и говорит быстро, словно старается убедить и демона, и себя, что сделал все, что мог. – Ни в Школе, ни в Вийске она не появлялась. Мои люди установили там наблюдение и сейчас прочесывают лес вблизи Круга.

- Девочка не могла уйти далеко, - задумчиво соглашается Мораввен. – Странно, что у нее вообще хватило сил на открытие телепорта, Элиара достаточно успешно атаковала меня и при этом подпитывала энергией окружающих. Надеюсь, после воплощения мне удастся выяснить, как это происходило… - Магистр обрывает себя и меняет тон, обращаясь к Велену. – Продолжайте. Думаю, она сейчас застряла где-нибудь в болоте неподалеку от Круга или пытается выбраться из Чернолесья. И фиксируйте магические всплески. За сутки девочка могла подкопить энергии и попытаться вновь открыть телепорт. Ты не выяснил, куда она хотела уйти?

- Нет, Великий Магистр. – Велен сокрушенно разводит руками. – Элиара сирота, отец неизвестен, мать умерла. Родственников нет, жилья тоже. До поступления в Школу она жила в трактире, где помогала хозяйке по мере своих сил.

- На всякий случай проверьте его. И усиль посты на тракте в Ласинию. Кто знает, возможно, девочка попытается добраться до родственников дар Лиаллана. Поищите их, кстати.

- Слушаюсь, владыка. – Велен, не поднимая головы, встает. – Я могу идти?

- Подожди. – Мораввен делает жест рукой, и в воздухе перед личем зависает свиток пергамента.

- Это приказ о твоем временном назначении на пост директора Школы взамен Магистра Рейфа Локийского. И здесь же - приказ преподавательскому составу Школы. Им надлежит незамедлительно прибыть в Ковен для переаттестации и заключения нового договора.

- Да, Великий Магистр.

- И еще, Велен. Выясни, кто из адептов остался жив. Я появлюсь в Школе через два-три дня и хочу поговорить с ними. Включая вторую девушку… как там ее… Кессиана?

- Да, Великий Магистр.

- Только не запугивай их. – Мораввен обнажает зубы в улыбке. – Сообщи, к примеру, что защита дипломов откладывается на несколько дней до выяснения обстоятельств смерти адептов, и запрети до этого времени покидать Школу. Если кто-то уже уехал – найти и вернуть.

- Да, Великий Магистр, - кивает Велен, бережно пряча свиток за пазуху, и уходит.

Нааль вновь подсаживается к Мораввену.

- Жаль, что я никак не могу тебе помочь. – Она берет руку Магистра и прижимает ее к щеке. Демон явственно содрогается и встает, осторожно высвобождаясь.

- Жаль, - отвечает он, подходя к столу. – Но, может быть, я смогу что-нибудь придумать…

Нааль со вздохом закрывает руками лицо.


Серый утренний свет застревал в плотных занавесках, заботливо задернутых вчера кем-то – или Инарой, или хозяйкой Марлой, с которой мне так и не довелось познакомиться лично. Я села, бережно подтягивая ноги к груди, и ошарашенно тряхнула головой, сбрасывая остатки сна. Что это было? Вчерашний сон я посчитала кошмаром, порождением воспаленного сознания. А сегодня мне показали его вторую часть? Логически связанную с предыдущей? Мало того, персонажи моих снов – не какие-то вымышленные личности, а совершенно конкретные люди, имеющие отношение ко мне.

Я прижала пальцы к вискам, пытаясь укротить разбушевавшиеся мысли. Неужели… Неужели это Ален пытается таким нестандартным образом связаться со мной? Но как это возможно? Я никогда не слышала ни о чем подобном, у меня никогда в жизни не было таланта к вещим снам и пророчествам. Хотя… Засыпая рядом с Аленом, я постоянно видела один и тот же сон, может, с некоторыми вариациями, но суть всегда оставалась одной и той же – мы вдвоем на берегу реки теплым весенним вечером. И этот сон воплотился в реальность, причем события той памятной ночи стали, похоже, ключевыми в нашей судьбе. Именно тогда были зачаты наши дети…

Я опустила пылающий лоб на колени, обхватив их руками. Если я чего-то не знаю, то не факт, что оно не может существовать в реальности. И если это действительно способ Алена связаться со мной, то… То, с одной стороны, это означает, что он жив, а с другой – у нас большие проблемы. И гхыр все побери, уверенности в том, что эти сны – не плод помраченного от произошедшей трагедии сознания, у меня не было.

Я энергично отбросила простыню и обработала ногу заклинаниями. Мне срочно надо было с кем-нибудь посоветоваться, и сидеть в пустой комнате, ожидая прихода Аленара, абсолютно не хотелось. Напротив, желание поделиться сомнениями и получить ответы, хорошо бы четкие и ясные, требовало немедленных действий. И даже если мне сейчас встретится Инара со своими своеобразными понятиями о том, что действительно важно в жизни, она не остановит меня.

Однако в прения вступать не пришлось. Я без особых сложностей спустилась на первый этаж пустого дома – о наличии у него хозяйки напоминало лишь блюдо со вчерашними пирожками, прикрытое салфеткой, и вышитая дорожка на столе, прячущая уродливые пятна. Совесть чувствительно уколола меня. Стоило бы, конечно, хотя бы извиниться… Но придется отложить это на попозже, когда мы с Марлой наконец встретимся.

Со вчерашнего дня погода не претерпела изменений. Тот же резкий ветер, раздувающий подол юбки и вырывающий пряди волос из прически, те же пушистые серые комки туч, низко повисших над землей, мелкая морось дождя, застывшая в тяжелом влажном воздухе, и подернутые рябью лужи на дороге, непросохшие после вчерашнего урагана. Но сегодня у меня, по крайней мере, есть более-менее приличная одежда и обувь. Так что я вполне могу без особых проблем пройти версту-две до центра Асгора, где, несомненно, и должен располагаться дом Повелителя долины.

Вампирская деревня ничем не отличалась от человеческой: прочные дома с резными ставнями, редкие решетки заборов, красочные пятна примул, маргариток и анютиных глазок, белые крапинки облетевшего яблоневого цвета на изумрудной траве и аккуратно вскопанной и взрыхленной земле, одуряюще пахнущие заросли сирени. Хозяйки, занятые привычными утренними хлопотами, бросали на меня долгие заинтересованные взгляды и возвращались к делам. Не сомневаясь, что новость о сломавшей ногу девушке, найденной на болоте, уже разнеслась по всему Асгору, я вежливо кивала и шла дальше, чуть прихрамывая – со скованной заклинаниями конечностью не очень-то удобно ходить. И вообще, Ремар мог бы быть и порасторопнее. С братом случилось неизвестно что, в Асгоре внезапно объявилась его будущая родственница, в мире происходят катаклизмы… Лично я на его месте бросила бы все дела и телепортировалась в долину. И тогда мне не пришлось бы ковылять по каменистой дороге…

Тракт расширился и перешел в вымощенную булыжником мостовую. Вереница домов по его сторонам поредела и как-то затерялась в высоких соснах. Сами строения тоже преобразились – бревенчатые избы заменились сложенными из камня хоромами. Судя по всему, я приближалась к официальному центру вампирского селения. Теперь хорошо бы понять, где именно искать Аленара. Как назло, все местные жители словно сквозь землю провалились, и задать вопрос, не нарушая пределов частной собственности, было некому. Я решила пройти еще немного, а потом заглянуть в первый попавшийся дом и вежливо поинтересоваться у хозяев, где проживает их Повелитель.

Через сотню шагов дорога закончилась. Точнее, она уперлась в неширокую, вымощенную все тем же булыжником площадь, а за ней раздваивалась, уходя направо и налево. Такого я не ожидала. И куда, скажите на милость, мне теперь идти? Ответ возник мгновенно – пересечь площадь и спросить у играющих детей, которые смогут показать хотя бы примерное направление. Только сначала надо возобновить обезболивающее заклинание, которое вот-вот перестанет действовать.

Я сошла с мостовой, встала под молоденькой осинкой и, наклонившись, негромко произнесла хорошо заученные слова, сопроводив их положенным жестом. Ноющая уже некоторое время нога послушно онемела.

- Ну вот. – Я выпрямилась и тряхнула рукой. – Теперь можно продолжить прогулку.

В этот момент меня сшибли с ног. Кто-то крупный и тяжелый навалился на спину, громко урча, жаркое дыхание обдало затылок, и что-то со свистом разрезало сзади воздух.

«Ну и ни гхыра себе», - только и успела подумать я, падая и пытаясь одновременно вывернуться из-под напавшего зверя. В нормальном состоянии у меня это получилось бы. Однако онемевшая нога, плохо повинующаяся моим приказам, запуталась в подоле юбки, доходившей мне до пят, и в итоге я грохнулась на пятую точку, отпихивая от себя… Гренну.

Мантикора с оглушительным мурлыканьем не собиралась отпихиваться, уперевшись передними лапами в мои плечи и облизывая мне лицо влажным шершавым языком.

- Эй, я сегодня уже умывалась! – для порядка возмутилась я, обхватывая теплую шкуру кошки и приникая к ней. Да, киса, мы обе соскучились, не встречаясь уже несколько месяцев, с тех пор как Ален отвез тебя хозяину. Надеюсь, он хорошо о тебе заботится…

- Тетенька, с вами все в порядке? – озабоченно поинтересовался детский голосок.

Девочка, игравшая неподалеку, несомненно, заметила нападение Грены на незнакомую девицу и подошла проверить, не нужно ли звать на помощь. Какие хорошие дети в Асгоре…

- Да, все хорошо, - уверила я ее, убедив мантикору временно прекратить вылизывать меня.

- А почему тогда вы плачете? – осведомилась девочка, не сводя с меня пристального взгляда.

А я плачу? Шетт, и в самом деле…

- Потому что у меня нога болит, - быстро сообразила я. – Видишь, забинтована. Лучше скажи мне, дитя, где найти вашего Повелителя?

- А что его искать? – беззаботно махнул рукой ребенок. – Вон он идет.

Взглянув в указанную сторону, я мысленно простонала. К живописной группе, включавшей меня, возлежавшую на влажной от утренней росы траве, мантикору, удобно устроившуюся сверху, и симпатичную девочку, приближались двое светловолосых мужчин. С одним из них я близко общалась вчера, а второй, по всей видимости, являлся Ремаром одд Шаэннаром, князем Белогорским и по совместительству старшим братом Алена. Шетт, ну почему я не могла познакомиться с ним более приличным образом?!

- Тетенька, я могу уйти? – уточнила девочка, нетерпеливо поглядывая в сторону играющих подруг.

- Иди, конечно, - рассеянно ответила я, изо всех сил спихивая с себя нежелающую расставаться со мной тушку мантикоры. – Гренна, да слезь ты, наконец!

- Grenna, tarrenn! – приказал мужской голос.

На этот раз кошка повиновалась мгновенно, в буквальном смысле слетая с меня.

- Я же говорил, что она будет рада. – Аленар протягивал мне руку, помогая встать.

- Никогда в этом не сомневалась, учитывая, сколько времени ушло на ее выхаживание, - проворчала я, поднимаясь с земли и стряхивая с юбки прилипшие травинки и мелкий песочек. А еще одежда явно нуждалась в сушке, но с этим придется подождать, потому что прямо сейчас мне надо как-то представиться Ремару, а из головы, как назло, вылетели все правила этикета. Вроде бы положено присесть, склонив голову. Или нет?

- Ничего не надо, Элька. Я рад наконец встретиться с тобой. Правда, жаль, что при таких обстоятельствах.

Я скованно подняла голову и встретилась с внимательным взглядом. Ремар сильно отличался от своего брата: серые, а не синие глаза, светлые волосы вместо темных, другая форма носа, подбородка, контур губ… Но, увидев их рядом, любой мог с уверенностью назвать их близкими родственниками. Что-то неуловимо знакомое виделось мне в изучающе разглядывающем меня мужчине. Скорее, дело даже не во внешности, а в ауре властности и невозмутимости, окутывающей обоих…

Я внезапно занервничала и смутилась, отчего-то застеснявшись мятой, мокрой, сползающей на бедра юбки и мешковатой блузки с чужого плеча. И блок! Я же хотела поставить блок на мысли! А теперь придется делать это прямо здесь, на виду у человека, от которого, собственно, и пытаюсь закрыться. Не очень-то тактичный поступок. И один гхыр знает, поможет он или нет…

Ремар не произносил ни слова. Молчание явно затянулось, и кому-то следовало его прервать. Возможно, мне. Ну почему мы с Кесси в свое время не уделили достаточное внимание гхыровому этикету? Но, в конце концов, не можем же мы стоять тут вечность, пристально глядя друг на друга?

И я, так до конца и не уверенная в правильности своих действий, представилась.

- Элька, - зачем-то произнесла я чужим голосом.

- Ремар, - ответствовал он.

- Гренна! – завопили мы оба, поскольку мантикора, сидевшая поодаль, не выдержала и снова полезла ко мне, тычась колючей мордой в лицо и задевая Ремара распахнутыми крыльями.

Лед первой неловкости был сломан. Совместными усилиями мы укротили кошку, при этом я пару раз чуть не упала вновь – гхырова нога по-прежнему скорее мешала, чем способствовала нормальному движению, но зато в процессе мои мысли и эмоции вернулись в исходное состояние. Я вспомнила, почему, собственно, мне так требовался Ремар.

- Мне срочно нужно с тобой поговорить. И с Рейфом. – Я перевела взгляд на Аленара, придерживающего Гренну за ошейник. – Тебе удалось с ним связаться?

- Удалось, - кивнул он. – Но, кажется, нам стоит перебраться в место, более удобное для длительной беседы, чем городская площадь. Элька, ты можешь идти?

- Могу, - проворчала я. – Добралась же я как-то сюда. А до того самого «удобного места» далеко идти?

- Я же просил тебя ждать у Марлы, - укоризненно заметил Аленар. – Нет, недалеко, но мне все равно не хотелось бы лишний раз натруждать твою ногу. Ремар?

- Сейчас, - откликнулся тот, определенным образом складывая пальцы.

- Только не телепорт, - поспешно предупредила я.

- Ты боишься телепортации после неудачного приземления? – удивился Ремар, но руку опустил. – Не стоит, я…

- Не боюсь, - невежливо перебила я. – Точнее, боюсь, но не этого. Меня совершенно точно ищут, в том числе отслеживая магические всплески. Не хотелось бы, чтобы в Асгор внезапно нагрянули рыцари Ордена.

Мужчины переглянулись.

- Не должно бы… - ответил Ремар на непроизнесенный вслух вопрос вампира. – Но желательно уточнить. А до тех пор постараемся не использовать магию без суровой необходимости.

Аленар кивнул и в следующую минуту уже нес меня на руках куда-то вглубь долины. Гренна, важно задрав хвост, шествовала впереди. Я даже не пыталась протестовать, зная по личному опыту общения с младшим одд Шаэннаром, что мои усилия ни к чему не приведут.


Удобным местом, как и следовало ожидать, оказался дом Аленара – большой, прохладный и пустынный. В данный момент в нем находился лишь один человек, нетерпеливо ожидающий нашего прихода – Магистр Рейф. Его нервные шаги в просторном зале, предназначенном для совещаний, если судить по длинному столу в центре и жестким стульям вокруг, я услышала еще в коридоре. А, когда Ремар распахнул дверь, пропуская вперед Гренну, директор почти бросился нам навстречу.

Никогда в жизни мне не доводилось видеть Магистра Рейфа настолько встревоженным и озабоченным. Вдруг я сообразила, что ничего не знаю о судьбе своих однокурсников, мысленно выругав себя за эгоизм. Это же надо настолько погрузиться в собственные проблемы, чтобы полностью забыть о ребятах. У Магистра Рейфа вполне могут быть и другие причины для тревоги, кроме пропавшей адептки и ее преподавателя.

Почувствовав, как загорелись от стыда щеки, я мысленно потребовала от Аленара опустить меня и с бешено колотящимся сердцем спросила:

- Они все живы?

- Кто? – не сразу понял меня Рейф. – Маги?

- Нет… Лежек, Ингвар, Терен… Мои сокурсники.

- Не все, - тяжело вздохнул директор. – Ты лучше сядь, девочка.

С упавшим сердцем, охваченная ужасом и скорбью, я на мгновенно ослабевших ногах шагнула вперед и тут же сжала зубы, сдерживая стон и ругательство. Естественно, гхырово заклятие как нельзя более невовремя прекратило свое действие. Ремар успел подхватить меня, донес до неудобного на вид кресла в углу и, не слушая моих возражений, быстро наложил заклинание. Теперь я вообще не чувствовала проклятую конечность, зато могла сосредоточиться на действительно важных вещах.

- Кто погиб? – Боюсь, мой голос сорвался. Рейф сочувственно вздохнул.

- Стен. Магистр Эссель. Тот молодой человек, оборотень, не помню, как его звали… - Директор замолчал.

- Итен, - подсказала я, с тоскливым нетерпением ожидая следующее имя. Кто еще? Ингвар? Терен? Только не Лежек!

- Почти все маги Ордена, - выдавил Магистр Рейф и, тяжело роняя каждое слово, продолжил: - Элька, я понимаю, что ты должна сейчас чувствовать… Но я ничего не могу сказать про Алена. Он просто исчез, и никто не знает, что с ним произошло.

Исчез… На секунду я почувствовала горькое разочарование. Все-таки во мне все еще теплилась надежда на хорошие вести. Мое видение не обязательно должно быть правдивым, Ален мог просто пострадать в бою и по этой причине не приехать в Асгор. Мог. Но все надежды на счастливый исход вспыхнули, сгорели и развеялись по ветру. Видение следует считать доказанным. Осталось лишь выяснить, насколько достоверны мои сны.

Но для начала я осторожно уточнила, боясь, что Рейф просто решил не рассказывать мне про других адептов:

- Больше никто не погиб?

- Нет. Терен в тяжелом состоянии, Лежек истощен, Ингвар и Карейн ранены. Но они живы.

Я облегченно выдохнула. Все парни, самые близкие мне люди после Алена, с которыми мы столько пережили - живы, хотя и не совсем здоровы. Но это поправимо – временем, хорошим уходом, отдыхом, в конце концов. Необратима только смерть. Итену и Эсселю повезло значительно меньше. Невыносимо жаль, что я больше не увижу грустную улыбку оборотня и не услышу, как распекает нерадивых адептов Магистр. Они ушли в другой мир, где Итен теперь, возможно, вновь обретет счастье с потерянной когда-то семьей, по которой так тосковал.

Странно, но смерть Стена и рыцарей Ордена не вызвала у меня приступа скорби. Они сами выбрали свою судьбу, встав на темную сторону. Сторону человека… демона, который ради удовлетворения собственной прихоти не считался ни с чем и ни с кем, который, не задумываясь, распоряжался чужими судьбами, невзирая на желания своих жертв…

- Держи. – Я, очнувшись, непонимающе взглянула на Аленара, протягивающего мне чашку с молоком. – Выпей. И не возражай. Еще хорошо бы тебя накормить, но, как я понимаю, сейчас ты ничего не будешь, так?

Я послушно опустошила кружку и вернула ее владельцу.

- Да. Отложим торжественный прием. Мне все-таки хочется поговорить с господами магами.

- Я тебя слушаю, Элька, - немедленно отозвался Ремар, успевший устроиться в соседнем кресле.

Он-то слушает… А как мне объяснить про странные сны и при этом не вдаваться в совсем уж интимные подробности? Ладно, попробуем начать издалека… Тем более, что остались еще невыясненные вопросы.

- Магистр Рейф, что вы имели в виду, сказав «Ален исчез»?

Директор тяжело вздохнул и опустился на стул.

- Видишь ли… Как ты, возможно, помнишь, мы с Карейном вынужденно отдалились от Круга, и, когда вернулись, на поляне оставались только адепты и трупы рыцарей Ордена. Ни Алена, ни второго мага, ни Велена мы не нашли.

- Он забрал его с собой. Я так и знала.

- Кто он? Ты знаешь, кто это был, Элька?

- Мораввен, - мрачно сообщила я.

- Не скажу, что сильно удивлен, - после недолгого размышления признал Рейф, ожесточенно дернув себя за бороду. – Я подозревал что-то в этом роде, но не хотел верить. И не в последнюю очередь потому, что мне приходилось выполнять их приказы. Имздрюки гхыровы… - Он осекся и виновато посмотрел на меня. – Ты этого не слышала. Но все же, какого… кхм… происходило в Круге? Элька, ты можешь нам это объяснить?

Я руками поправила по-прежнему неощущаемую ногу и сосредоточилась, понимая – сейчас из меня будут выжимать все подробности.

- Могу. И, поскольку здесь все поголовно обладают умением читать мысли, то проще будет показать вам все, а не проговаривать вслух.

Возражений не последовало.

Я, прикрыв глаза, начала воспроизводить в памяти события вечера девятнадцатого травня: вечеринка, Ален, сообщающий мне о сработавшем маячке, вызов к директору (Рейф дернулся и скривился, но промолчал), телепорт на поляну, откровения Мораввена, ожидание своей участи, бой, появление Итена и распростертое на алтаре тело.

- На этом все. Дальше воспоминания обрываются, поскольку мое сознание решило отдохнуть, и начинаются вновь уже с Асгора. Надо полагать, после моей телепортации из Круга Мораввен забрал с собой тела Велена и Алена и вернулся в Аррендар.

- Значит, вот как все произошло… - Ремар откинулся на спинку кресла, задумчиво постукивая пальцами по подлокотнику. – Господин Великий Магистр, он же Мейседан Клейпина, он же демон из параллельного мира, заскучал без спутницы жизни и решил воссоединиться с ней. Похвально, что и говорить. Тщательно разработанный план несомненно сработал бы, выбери Мораввен себе на роль пристанища жены не невесту моего брата, а любую другую девицу. А с Элькой, удравшей прямо с алтаря, попытка успехом не увенчалась, и драгоценная Нааль осталась в другом мире. Насколько я понимаю, теперь нам только осталось выяснить, на кой гхыр Ариэн потребовался Мораввену и как вытащить его из Ордена?

Я набрала воздуха в грудь.

- Ремар, ты немного недооценил ситуацию… Мне кажется, все обстоит хуже, чем тебе видится. Нааль пришла в наш мир. И не растворилась в окружающем пространстве. Она…

- Ты хочешь сказать, что демонша вселилась в тело Ариэна? – недоверчиво поинтересовался мой будущий деверь.

Я кивнула.

- Да. Но не могу утверждать со стопроцентной уверенностью, сам понимаешь.

- Да нет, Элька… Боюсь, ты права. – Магистр Рейф встал и начал расхаживать по помещению, словно бы читая лекцию адептам. – Для Мораввена после твоего исчезновения вселить уже пришедшую в наш мир сущность в первое попавшееся под руку тело, дабы она не развеялась в пространстве – самый лучший выход. Единственный, я бы сказал. Немудрено, что он поступил именно таким образом. Я должен был с самого начала подумать об этом.

- Вы же не знали, для чего Мораввен активировал Круг, - пожала я плечами.

- Все равно. Ален передавал мне рассказ старого Асея. Никто не мешал сделать соответствующие выводы. Элька… - Магистр остановился в дальнем углу, сочувственно глядя на меня. Голос опустился почти до шепота. – Не хочется произносить это, но… ты же понимаешь, что после вселения Нааль Алена можно считать мертвым.

Осознание ударило меня пыльным мешком. Мысли раскрошились и перемешались между собой, превратившись в россыпь колючих осколков, и из них на поверхность выползла последняя уцелевшая, темная, чавкающая и грозящая заполонить собой все – Ален умер. Нет больше невозмутимого мага-некроманта, никогда он не обнимет меня, никогда не возьмет на руки свое дитя… Гхыр, я не верю в это! Не верю!

В поисках поддержки мой взгляд упал на Ремара. На лице белогорского князя читалась все та же соболезнующая скорбь. Аленар же не выражал своих эмоций, напоминая тем самым моего жениха. Странно, но его невозмутимость не уронила меня еще глубже в омут бескрайней тоски, а, напротив, придала сил.

- Нет! – Я решительно тряхнула головой и прижала руки к покрасневшим щекам. – Нет, Магистр. Я не верю, что сущность Алена потеряна навсегда и осталась лишь одна его оболочка.

- Но, Элька, - печально проговорил директор. – Ты же сама передала нам слова Мораввена: «…адептка Школы Магов, Травников и Пифий, так и не ставшая женой Алена дар Лиаллана, перестанет существовать. Останется только ее тело». Мужайся, девочка. Я понимаю, как тебе сейчас тяжело, но надо смириться с этой мыслью.

- Нет, Магистр, не хочу даже думать о такой возможности. – Я с безнадежным отчаянием стиснула ладонями виски. – Понимаете, Ален не мог умереть. Мне кажется, он жив, хотя и пребывает в каком-то странном состоянии. Я… видела его.

- Что? - с непомерным удивлением переспросил Ремар, выпрямляясь.

- Не то чтобы видела в реальности, - поправилась я. – Он... Ну, вы же знаете о нашей связи, я не ошибаюсь? – Получив молчаливое подтверждение, я неуверенно продолжила. - Так вот, Ален каким-то образом общается со мной. Во сне, транслируя эпизоды из жизни Великого Магистра. Понимаю, это звучит бредово, особенно если учесть полное отсутствие у меня провидческих способностей, но… После второго случая я уже не считаю эти сны порождением больного воображения.

- Что ты видела? – напряженным голосом уточнил Ремар.

- Смотрите сами.

Я вторично сосредоточилась и воспроизвела запомненные мною обрывки снов. Как выяснилось, забылось не так и много. Или Ремар помог заклинанием - вроде бы он что-то прошептал в процессе чтения моих мыслей. А может, просто выругался…

В комнате воцарилась выразительная тишина. Молчание нарушил Аленар.

- Это возможно, Рейф? Я никогда не слышал о таком.

Магистр покачал головой.

- Ничего не могу сказать. В первую очередь потому, что никогда не слышал о результате вселения демона в тело. А в нашем случае он вселился не просто в человека, а в мага, обладающего довольно нетипичными способностями и связанного особыми узами со своей избранницей. Но есть дополнительные соображения, по которым я могу допустить правоту Эльки.

- Планы Мораввена, - утвердительно произнес Ремар.

- Они самые. Рыцари Ордена действительно появились вчера в Школе и Вийске, настойчиво интересуясь Элькой. Собственно говоря, именно поэтому я забрал ребят и приехал к тебе, Ремар.

Я непонимающе посмотрела на обоих мужчин.

- Тебя разве не удивило, что мы появились одновременно? – вместо ответа спросил директор.

- Честно говоря, нет. Аленар собирался связаться с вами, и поэтому…

- У меня не получилось, - откликнулся вампир. – Но ты спала, Инара строго-настрого запретила тебя будить, и я не стал тревожить твой мирный сон. В любом случае приехавший Ремар нашел бы способ передать сообщение. А утром проблема отпала сама собой.

Я кивнула, подтверждая получение информации. Надо полагать, Магистр Рейф находился в Белогорье, когда пришло послание от Аленара, и просто изменил свои планы, решив завернуть в Асгор. Не сомневаюсь, услышав описание найденной девушки, он мгновенно узнал меня. Только вот о каких ребятах идет речь?

- После того, как в Школе появились рыцари, я отвез Ингвара и Лежека в Белогорье, посчитав, что в следующий раз придут уже за ними. Причем из предосторожности мы верхом выехали из Аррении, телепортировавшись уже за ее пределами. И, похоже, я оказался прав, если посчитать твои сны истиной.

- А что еще нам остается делать? – пожал плечами Ремар. – Этот вариант в любом случае прельщает меня больше, чем безвозвратная смерть Риэна. Тогда на повестку дня встает вопрос – что нам делать?

- Сейчас или вообще? – уточнил Аленар. – Общий смысл, думаю, понятен: разобраться с Мораввеном, изгнать демона из тела Ариэна и вернуть его законному владельцу. А прямо сейчас, считаю, надо уточнить, какими силами мы располагаем. На Ковен полагаться нельзя, Мораввен подчинил его. Школа, как я понимаю, распущена, и во главе ее поставлен Велен. Рейф, - Аленар озабоченно бросил взгляд на директора, - может быть, тебе не стоит возвращаться в Аррению?

- Нет-нет, - запротестовал Магистр. – Аленар, подумай сам. Я не могу бросить на произвол судьбы адептов и преподавателей в такое трудное время. Я нужен там. Не волнуйтесь, со мной нелегко справиться. И, кроме всего прочего, надо позаботиться о Кесси. Не нравится мне, что ею заинтересовался демон. Не хочет ли он использовать девушку в качестве заместителя Эльки? Ремар, примешь к себе еще одну молодую девицу?

- Присылай, - безразлично махнул рукой белогорский князь. – Замок большой, на всех места хватит. И Эльку могу с собой прихватить. Или ты предпочтешь остаться в Асгоре? – обратился он ко мне. – Тогда Кесси может приехать прямо сюда, Аленар не будет возражать.

- А кто сказал, что я собираюсь жить в Белогорье или Асгоре? – нехорошо улыбнулась я.

- Элька, не глупи, - с бесконечным терпением в голосе проговорил Ремар. – Тебе нельзя пока возвращаться в Аррению. Тебя мгновенно заметят и отправят в Орден. Или ты надеешься таким образом встретиться с Аленом? Не думаю, что это здравая мысль.

- А мне, наоборот, нравится, - ровно возразила я. – Но несколько преждевременная. Магистр Рейф, Ремар, ответьте мне на один вопрос – вы имеете представление, как вытаскивать Нааль из тела Алена, не повредив владельцу?

Ответа от магов не последовало.

- Так и знала, - вздохнула я. – Поэтому, пока вы подсчитываете ресурсы и составляете план свержения Мораввена, мне придется найти способ вернуть себе жениха.

- В Белогорье отличная библиотека, - сообщил Ремар.

- И чем она мне поможет? – усмехнулась я. – Там много книг о демонах? Ремар, ты не хуже меня понимаешь, что Мораввен – темный маг, и Круг не просто так активировался черным алмазом, и не зря Великий Магистр настаивал, чтобы тело его жены обладало навыками работы с темными потоками. Мне нужна консультация некроманта.

- И где ты собираешься его искать? – подозрительно прищурился Ремар. – Не в Аррении же?

- Нет. Я поеду к учителю Алена. На север.

Наступила пауза, во время которой мужчины, надо полагать, усиленно обменивались мысленными посланиями. Ради спортивного интереса я попыталась прощупать мысли Аленара. Как и следовало ожидать, безрезультатно. К остальным магам лезть тем более не имело смысла.

Поэтому я просто сидела, наблюдая за молчаливо и пристально глядящими друг на друга высокопоставленными лицами трех разных государств. Наконец, мне надоело это бесцельное занятие.

- Господа, - негромко позвала я. – К какому бы решению вы там не пришли, на меня оно никак не может повлиять.

- Элька, - предупредительно произнес Аленар. Мне не нужно было разъяснять, что он имеет в виду.

- Это не имеет значения, - жестко отрезала я.

- О чем вы? – напрягся Ремар.

- Неважно. Это касается только меня. И, возможно, Алена. Но, поскольку мои усилия как раз и направлены на его спасение, больше говорить не о чем.

- И как же ты, Элиара, собираешься найти человека, если даже не знаешь его имени? – сурово вопросил Магистр Рейф.

- Еще не знаю, - искренне призналась я. – Просто не было времени подумать, честно говоря. Но Ингвар, не сомневаюсь, поможет мне. Незапланированно съездит к родственникам, в конце концов. И Лежек тоже вряд ли откажется от путешествия. Все равно им, как и мне, требуется какое-то время побыть за пределами Аррении. Клендар вполне подойдет.

- Хорошо, - сдался директор. – Твоя нога будет заживать еще не меньше недели. За это время я попробую выяснить, кто из знакомых Эркаста мог выбрать север для своего местожительства.

- Нет, Магистр, - тихо, но твердо возразила я. – У меня нет времени. Неизвестно, что происходит с Аленом. Может быть, он с трудом удерживается в этом мире, и с каждым днем ему все труднее и труднее оставаться здесь? Я никогда не прощу себе, если из-за какого-то перелома мой karrienell погибнет.

А еще – через три, максимум четыре месяца мое состояние станет известным всем окружающим. И сильно сомневаюсь, что с выступающим вперед животом удобно скакать на лошади и кастовать заклинания. Или выполнять те же действия с двумя младенцами на руках. Так что у меня есть время лишь до опадня.

- Аленар, ты сможешь дать мне самое необходимое? – Я с отвращением покосилась на мятую юбку.

- Конечно, - кивнул вампир. – Не волнуйся, у тебя будет все, что потребуется. Но с одним условием – я поеду с тобой.

Ни Ремар, ни Рейф не выказали ни малейшего удивления. Очевидно, именно это они и обсуждали так долго.

- А ваши дела, Повелитель, позволят вам надолго покинуть Асгор? – ехидно поинтересовалась я.

- Позволят. И мое предложение не обсуждается. Я не готов нести ответственность перед Ариэном, отпустив его… невесту, - Аленар подчеркнул это слово, - в компании двух молодых магов гхыр знает куда искать гхыр знает кого. И не надо убеждать меня в том, что парни – твои друзья, я знаю это. Повторяю, предложение не обсуждается. Или ты принимаешь его, и мы начинаем собираться, или нет – и тогда ты остаешься здесь.

Он не оставлял мне выбора.

- Принимаю, - буркнула я.

Ни Аленар, ни Ремар, ни Магистр Рейф не сомневались в моем ответе.

Глава 3.

- Вот смотри. – Аленар расстелил на большом столе карту. Я, торопливо дожевав последний кусочек хлеба и допив молоко, пересекла комнату, приволакивая ногу. Господа правители в количестве двух персон терпеливо ждали окончания этой нелегкой миссии. Магистр Рейф уехал примерно полчаса назад, с сожалением сообщив, что не может больше задерживаться. Все необходимое он выяснил, и теперь его присутствие требуется в Школе. На прощание директор по-отечески потрепал меня по голове, выразив надежду на благополучный исход событий. В переводе на нормальный язык это, очевидно, означало: «Понимаю, ты все равно вляпаешься в неприятности, поэтому постарайся вылезти из них живой и по возможности с минимальным уроном для здоровья». Поскольку его слова полностью соответствовали моим желаниям, возражений с моей стороны не последовало, и Магистр Рейф убыл, оставив меня под присмотром Аленара и Ремара. Я же, в свою очередь, надеялась, что его уверенность в своих силах противостоять Мораввену зиждется не на пустом месте, и он не пострадает после общения с рыцарями Ордена.

Лично у меня такой уверенности не было. Я видела, на что способен Великий Магистр, и отчетливо понимала – мне удалось ускользнуть лишь чудом. И, если бы он не совершил ошибку и не сбросил на Велена обязанность привлечь меня в Орден, сейчас в мире присутствовала бы лишь моя оболочка – тело полуэльфийки с сущностью Нааль. Честно говоря, я понятия не имела, что мне делать и как жить дальше. Можно ли вообще вытащить Алена? Если можно, то в состоянии ли я это сделать? Или хотя бы с помощью Ремара и Магистра Рейфа? И как мы вообще доберемся до него, если Нааль неотлучно находится рядом с Мораввеном, а он вряд ли будет просто так стоять и смотреть, как умирает его возлюбленная?

И это если Ален еще жив… А если я обречена навечно остаться одна? Такой вариант даже более вероятен, чем счастливый конец и мирная жизнь в замке с любимым. И что тогда? Получится ли у меня посвятить свою жизнь детям и не сжиматься от горя каждый раз, как я буду видеть в них Алена? Биэлле одд Шаэннар, похоже, это не удалось… Но ее дети выросли, а мои еще даже не родились, и неизвестно, появятся ли они на свет – будущее непредсказуемо, путешествие на север опасно, Мораввен может поймать меня, несмотря на все предосторожности и охрану, или на пути встретится неведомая реликтовая тварь, а никто уже не приедет на черном к'ярде, чтобы уничтожить ее …

Но и оставаться в Асгоре, безмятежно ожидая, когда кто-то что-то сделает ради спасения отца моих нерожденных детей, я не могу. Просто сойду с ума. И еще… чувство, что только наша связь с Аленом может спасти его, не покидало меня, придавая решимости. Да пошло все на гхыр! Если есть хоть малейший шанс на долгую жизнь рядом с мужем, я не могу просто так отбросить его, оправдываясь собственной безопасностью.

Я отложила в сторону все страхи и сомнения, сосредоточившись на стоящей передо мной задаче.

- И что мне надо увидеть?

Аленар, сделав вид, что ничего не заметил, обвел пальцем область на карте.

– Это Асгор. А вот сюда нам надо попасть. Как ты собираешься добираться из одного места в другое?

Я склонилась над столом, встав коленями на стул, оперевшись локтями о полированную столешницу и мысленно обругав не желающую сгибаться ногу. Мда… Карта явно демонстрировала мою неопытность в составлении планов вообще и не учитывания рельефа местности в частности. Асгор отделялся от севера Аррении плотным горным массивом Дагар-рона, занимавшим практически весь верхний правый угол пергамента. Где-то посреди него приютилось Белогорье, в которое тоже, по идее, следовало заехать и поговорить с ребятами. Может, они и не захотят поехать со мной?

- Не захотят – останутся со мной, - безразлично заметил Ремар, вместе со мной и Аленаром изучающий карту. – Нет, господа, минуя Аррению, в Клендар вам не добраться. Вот здесь, - он показал на побережье Серого моря, - нет никаких поселений. Даже троллям не удалось прижиться в этих неуютных местах.

- Почему? – рассеянно полюбопытствовала я, занятая поиском подходящего варианта. Ремар, тем не менее, ответил.

- Холодно и голодно. Высокие, отвесные горы и узенькие ущелья, практически нет растительности, и добраться оттуда в обжитые места не так-то просто. Верхом или пешком почти невозможно. Скалы выходят прямо к морю. Зачастую отсутствует даже узенькая полоска пляжа.

- А ты бывал там?

- Приходилось. Поэтому я знаю, о чем говорю. Отсюда вам не перебраться на острова.

Я немедленно заинтересовалась, каким гхыром белогорского князя занесло к Серому морю, если сие мероприятие сопряжено с такими трудностями, но оставила вопрос при себе. Ремар все равно слышал его и, если пожелает, ответит. А если нет – то никто не мешает мне позже узнать у других.

Не пожелал. Вместо этого князь ткнул пальцем в точку на пергаменте.

- Морийск. В порту этого города постоянно болтается несколько торговых кораблей. У нас сейчас вторая половина травня… - Он запрокинул голову, что-то вспоминая. – Лед в проливе должен уже растаять. Кто-нибудь наверняка идет на Клендар.

- Да. Кажется, это самый подходящий вариант, - задумчиво признал Аленар.

Я мрачно смотрела на черное пятнышко. Похоже, поиск мага связан с большими трудностями, чем мне представлялось изначально. Допустим, нам удастся выбраться из страны на торговом судне. Но как без приключений попасть в Морийск? Если пробираться туда по горам – это займет уйму времени, а если по Аррении – есть риск наткнуться на разыскивающих меня и ребят магов.

- Нет, по Аррении не придется ехать, - сообщил Ремар. – Разве что совсем немного. Но девочка права, Аленар. Вам нужна легенда.

- Этнографическая экспедиция? – немного подумав, предложил вампир. – Скажем, я собираю легенды северных народов. Документы ты нам нарисуешь, а адепты прекрасно впишутся в эту версию: северянин в качестве проводника, один-два подручных. Как тебе?

- Неплохо, - оценил Ремар. - С одним замечанием – Эльке надо сменить пол.

- Что? – взвилась я. – Вы с ума сошли?

- Элька, он прав, - рассудительно заметил Аленар. – Агенты Мораввена не пропустят ни одну девушку, хоть чуть-чуть подпадающую под выданное им описание. Не забывай, иллюзии не пройдут. Я бы и Лежеку пол сменил, но, боюсь, парень не согласится, поскольку в этом случае его все будут принимать за мою любовницу. Это и к тебе относится, кстати.

Ну, лично мне наплевать, посчитает меня кто-то чьей-то любовницей или нет. А вот Лежек да, возмутится. Да и сам Аленар явно не придет от этого в восторг. Я мысленно представила себе Лежека в женской одежде. Девушка из него получилась бы, к слову сказать, не самая симпатичная. Так, на любителя. Широкие плечи, узкие бедра и щетина на подбородке.

- Ну да, это тоже сложно скрыть, - ухмыльнулся Аленар, беззастенчиво подсматривающий мои мысли. – Тебя значительно проще превратить в мальчика.

Я засомневалась. Ну, допустим, грудь можно забинтовать, талию скрыть мешковатой одеждой. Но эльфийскую внешность куда девать?

- А зачем ее куда-то девать? – хмыкнул Ремар. – Будешь эльфом.

Я опешила.

- И как, интересно, вы собираетесь сделать из меня эльфа? На случай, если ты не заметил – у меня нет заостренных ушей. А магией пользоваться нельзя, сами же говорили.

- Уши будут, - уверенно пообещал маг. – Так на чем мы остановились? Документы, список участников…

- Да, нам нужны будут лошади в Аррении, - вспомнил Аленар. - Пеший богатый этнограф, едущий ради собственного удовольствия к мракобесу на кулички, вызовет подозрения.

- Сделаем. – Ремар что-то записал на клочке бумаги. – Я свяжусь с одним торговцем в Морийске, и он доставит четырех лошадей в указанное место. Вот куда-нибудь сюда, скажем.

- Подойдет.

- Господа правители, - нахально влезла я в их разговор. – Если можно, все-таки об ушах поподробнее. Вы их на веревочке, хотите приделать, что ли? Или восковые? Чтобы они отвалились в самый неподходящий момент?

- Самые натуральные, эльфийские. Можешь не переживать по этому поводу. – Ремар небрежно пожал плечами и встал, направляясь к двери. На полдороге он обернулся. - Кстати, Аленар, мне нужно поговорить с Инарой. Где ее сейчас можно найти?

- У себя, скорее всего, - неуверенно ответил вампир. – Я не слышал, чтобы она куда-то собиралась. Если хочешь, подожди ее здесь. Она обязательно придет осмотреть девочку.

- Нет, это может занять слишком много времени… Хорошо, поищу ее дома.

- Ремар, - настойчиво позвала я. – Не увиливай от ответа. Откуда у меня вдруг возьмутся заостренные уши?

- Ну ты же наполовину эльф, если я ничего не путаю.

- Не путаешь. И что это дает? – раздраженно поинтересовалась я, с трудом сдерживаясь. Из Алена тоже сложно выпытывать подробности, но его брат, похоже, достиг вершин мастерства в искусстве умалчивать самое важное.

Ремар раздосадованно вздохнул и развернулся ко мне лицом.

- Элька, Риэн рассказывал тебе о моей специализации как мага?

Я честно напрягла память.

- Нет. И, если честно, мне казалось, у тебя столько дел в Белогорье, что на магию просто не остается времени.

- Ну, в чем-то ты, конечно, права. Но, тем не менее, на любимое дело я всегда найду несколько часов. Так вот, меня всегда интересовала регенерация: можно ли ускорить этот процесс, каким образом у человека отрастает именно потерянный орган, а не какой-нибудь другой, и все в таком роде.

Я невольно представила себе гражданина с выросшей вместо, к примеру, руки, ногой и не смогла сдержать улыбку. Маг немного удивленно посмотрел на меня, но продолжил:

- В ходе своих исследований я разработал весьма интересное зелье. Не буду вдаваться в научные подробности, но в итоге у тебя вырастут эльфийские ушки.

Я все еще не понимала, каким образом это произойдет, а Ремар уже, по всей видимости, посчитал свои объяснения законченными, и двинулся к двери.

- Стой, - коротко произнесла я. – Ремар, как именно действует это зелье?

- Это сложно пояснить неспециалисту… - вздохнул он. - Но попробую. При отце-эльфе ты могла родиться и с заостренными ушами, правильно?

Я кивнула.

- А родилась с обычными. Мое зелье как бы дает возможность проявиться расовым особенностям родителей.

- То есть… если ты выпьешь его, то станешь вампиром?

- Точно. Кстати, именно это я и проделал. У меня отросли клыки и прорезались крылья.

- Все равно не очень понимаю… Но эти уши не останутся навсегда? – Я тревожно присмотрелась к зубам Ремара. Вроде бы клыки не слишком выдавались…

- Нет, эффект нестойкий. Хватает примерно на сутки, потом все возвращается в норму, если не принять следующую порцию. Вопросов больше нет?

Вопросов у меня появилось огромное количество, но по большей части они касались самого процесса, а без солидной подготовки я, похоже, ничего не пойму. Оставшиеся, наиболее волнующие меня, не стоило озвучивать Ремару. Надеюсь, он не может их прочитать через поставленный блок…

- Тогда до вечера. На изготовление зелья уйдет несколько часов, а еще надо взять необходимые ингредиенты, для чего требуется найти Инару.

И маг быстро вышел, оставив меня с Повелителем.

- Аленар… - торопливо начала я, пытаясь привести смятенные мысли в порядок. – У меня есть опасения. Как это зелье может отразиться на детях?

Вампир задумался.

- Скорее всего, никак. Срок у тебя совсем маленький, а эффект нестойкий и обратимый. Я не думаю, что тебе придется принимать зелье настолько долго, чтобы оно повлияло на малышей. В самом худшем случае дети родятся не полукровками, а чистой расы, по крайней мере, по виду. Ты готова пойти на такое?

- Не знаю, - с сомнением покачала я головой. – Откровенно говоря, мне страшно.

- Тут я ничем не могу помочь, Элька. – Аленар присел около меня и взял за руку. – Я с радостью приму тебя в долине, так же, как и Ремар – в Белогорье. В этом случае внешность можно не менять, и дети появятся на свет такими, какими должны. При этом, хочу заметить, у них и так могут быть признаки вампира или эльфа. Но, если ты решила ехать на север в поисках некроманта, то должна понимать – в твоем теперешнем облике это невозможно. И тогда…

- И тогда придется рискнуть, - со вздохом заключила я, опуская голову и сжимая руками виски. – Мне страшно. Очень страшно, Аленар. Я безумно боюсь поездки в неизвестность, боюсь за детей, боюсь перевоплощения, того, что навсегда останусь в облике эльфа и того, что все наши усилия пойдут прахом… Но я не могу оставить Алена навсегда неизвестно где, иначе никогда не прощу себе этого.

Аленар несколько мгновений смотрел мне в глаза.

- Никто не может сейчас сказать, правильный ли выбор ты сделала, девочка… Время покажет… Но Мораввену стоило бы подумать, прежде чем связываться с тобой.

- Вот в этом ты прав. – Я выдернула руку и слезла со стула. Решение принято. Может, Ален и не одобрил бы его – даже наверняка не одобрил бы – но мое сердце чувствовало, что оно верно. А сейчас мне просто не сиделось на месте, несмотря на поврежденную ногу. Кстати, она ныла намного меньше. Или перелом оказался не таким серьезным, как предполагалось, или Ремар применил какое-то свое регенерационное заклинание. Во второе верилось больше.

- И куда ты собралась?

- Прогуляться по окрестностям. Когда еще доведется осмотреть местные достопримечательности? Как я понимаю, часа три-четыре у меня есть? Надо бы еще извиниться перед Марлой за разгром…

Вампир вежливо приоткрыл дверь.

- Хорошо. Пойдем.

Нельзя сказать, что я удивилась его готовности сопровождать юную деву, то есть меня. Надо полагать, Аленар твердо решил взять на себя роль вооруженного до клыков охранника. Кстати… Я с тоской вспомнила об оставленном в нашей с Аленом комнате мече. Кто же знал, что его надо прихватывать не только отправляясь погулять, но и на пьянку с сокурсниками в соседнем здании?

- Мне нужно оружие.

Вампир не удивился.

- Налево по коридору, третья дверь.

Мантикора, последние два часа мирно дрыхнувшая под столом, разумеется, увязалась за нами.

Оружейная Аленара, если ее можно так назвать, совсем не была похожа на аналогичное помещение в Школе. Да, здесь на стенах висело с десяток мечей, но в основном двуручных, предназначенных для сильного мужчины, а не плохо обученной женщины. Зато в специальных стойках располагались гладко отполированные посохи – это что, тоже оружие? - а в углу стояла покрытая пылью древняя баллиста. Как, интересно, ее сюда затащили? А, главное, зачем?

- Понятия не имею, - сообщил Аленар. – Это произошло несколько столетий назад, еще при моем пра-прадеде. Кажется, трофей после войны с гномами.

- Несколько столетий? - Я испуганно воззрилась на мантикору, с любопытством обнюхивавшую метательный рычаг. – Гренна, уйди оттуда! Вдруг эта штука развалится от старости?

Киса недовольно фыркнула, но, попятившись, отошла и улеглась около двери.

- Глупенькая, я же о тебе забочусь… Вот ударит тебя какая-нибудь деревяшка по голове, что будем тогда делать?

Мантикора взглядом дала понять, что лично ее это совершенно не волнует.

- Вот это, кажется, подойдет.

Я обернулась и испуганно отшатнулась.

- Ты с ума сошел? У меня сил не хватит даже натянуть его!

- Типичное эльфийское оружие. – Аленар покрутил в руках отличный лук: композитный, с усилением на внутренней части и костяными наконечниками. Не удостоив вампира вербальным ответом, я взяла оружие и попыталась натянуть тетиву. Как и следовало ожидать, мне даже не удалось согнуть его.

- И выстрелить я из него не смогу, - мрачно сообщила я, возвращая оружие владельцу. – Магистр Оррик, помнится, как-то раз дал нам пострелять из простеньких луков. Потом ему пришлось сильно пожалеть об этом…

- А что случилось? – заинтересовался Аленар.

- Да ничего особенного… Стрелы Кесси почему-то летели совсем не в запланированном направлении, а я долго лечила ожог на правой руке от невовремя слетевшей тетивы.

Аленар хмуро усмехнулся.

- Боюсь, ничего другого я не смогу подобрать. Гворды – не эльфийское оружие, с ним ты будешь странно выглядеть, к тому же для тебя он бесполезен.

- Что, прости? – непонимающе посмотрела я.

- Гворд. Вот, смотри. – Вампир вытащил из стойки один из посохов и продемонстрировал выскакивающее из дерева лезвие.

- Да, здесь ты прав… Действительно бесполезен… А меч? Найдется что-нибудь? Его я, по крайней мере, могу держать в руках, и даже отбить несколько несложных ударов. Хотя, конечно, хорошего эльфийского бойца из меня все равно не получится.

- Постараемся не доводить дело до драки, - сосредоточенно пробормотал Аленар, рассматривая свой арсенал. – Попробуй вот этот.

Я осторожно взялась за рукоять и для проверки замахнулась.

- Нет, не пойдет. – Я протянула вампиру меч. – Слишком тяжелый.

- Плохо. К сожалению, других мечей, подходящих для женщины, у меня нет. Двуручник ты вообще не поднимешь.

С этим сложно было спорить.

- Может, в Белогорье найдется?

- Не исключено. В крайнем случае, обойдемся длинным кинжалом. В бою он бесполезен, но ведь пускать его в ход ты все равно не будешь?

- Хотелось бы на это надеяться, - с чувством произнесла я, покидая помещение.

За время нашего плодотворного совещания погода лучше не стала. Я недовольно придержала юбку, которую так и норовил взметнуть ветер, и огляделась. Если меня не обманывает память, Марла живет вон в той стороне.

- Гренна, идешь?

- Не торопись. И не надо так хмуриться, я не собираюсь уговаривать тебя остаться и отдохнуть. Просто предлагаю конную прогулку. Правда, в моей компании, поскольку конь Ремара устал, а с Эланом ты, боюсь, не справишься.

- Аленар, в этом нет необходимости.

- Элька, я все чувствую. Да, нога у тебя практически не болит. Но это не означает, что ее можно нагружать. Подожди пару дней – все срастется, и будешь бегать как и куда захочешь.

«Вот только исключительно под твоим чутким присмотром», - мысленно дополнила я.

Элан оказался крупным гнедым жеребцом. Точнее, к'ярдом. Он с подозрением оценивающе осмотрел меня, фыркнул, но не сделал попытки укусить, когда я осторожно потрепала его по гладкому лоснящемуся боку.

- Он чувствует мою связь с Аленом?

- Вряд ли, - с сомнением ответил Аленар. – Скорее, кровь вампира, текущую в твоих детях.

Мне вдруг пришла в голову мысль.

- Послушай, ты же читаешь эмоции, да? Ремар…

- Тебе удалось от него закрыться, - не дал мне договорить вампир. – Он удивился, но не стал пробивать блок. О беременности он не знает.

- А Инара? Она же должна была услышать сердцебиение?

- Инара знает. Но, поскольку не читает мысли, имя отца ей неизвестно. И, как Травница, не будет лезть с вопросами, справедливо считая, что это твое дело. С ее стороны можешь ничего не опасаться.

Аленар легко, без усилий подсадил меня на Элана и плавным движением взлетел в седло.

- Что не может не радовать, - глубокомысленно заметила я.

К’ярд неторопливо пошел, не обращая внимания на увеличившуюся ношу.

- Главное, чтобы это не превратилось в традицию, - вслух понадеялась я.

- Что именно?

- Вот такой способ передвижения. А то может создаться впечатление, что ты стремишься занять место племянника в моей жизни.

- Он тоже возил тебя так?

- Да, как правило, именно с поврежденной после боя ногой… - мой голос заметно дрогнул.

Аленар ничего не ответил, давая мне возможность самой справиться с накатившими эмоциями.

На сей раз Марла оказалась дома. Немолодая пышнотелая вампирша стояла на крылечке и недовольно покрикивала на троих мужчин, занимавшихся обрубкой березовых ветвей. При виде нас все немедленно прекратили свою деятельность. Мужчины, облегченно выдохнув, убрались в дом, в то время как хозяйка, приветственно кивнув, подошла к нам.

В ответ на мои сбивчивые извинения за печальную участь, постигшую ее имущество, Марла только весело отмахнулась:

- Не бери в голову, деточка. Дело молодое, сама была такой когда-то. Конечно, когда Повелитель эдакое внимание оказывает, любая девушка замечтается…

Вампирша игриво подмигнула, я улыбнулась. Такая версия причины моей задумчивости ничем не хуже подлинной. Аленар, в свою очередь, отреагировал тем, что посильнее прижал меня к себе. Демонстративно. Марла, понимающе хихикнув, предложила нам пройти в дом, но, получив отказ, не расстроилась, пожелав нам приятной прогулки.

- Они все хотят меня женить, - пояснил Аленар, сворачивая с тракта на еле заметную в траве тропинку.

- А ты сопротивляешься.

- Да. Потому что еще не нашел себе подходящую невесту.

- А сколько тебе лет? – заинтересовалась я.

- Да не так много, как кажется. Всего сто девятнадцать.

- Ого, - присвистнула я. – Так моя будущая свекровь тоже бодрая столетняя старушка?

- Ты права, ей перевалило за сотню, но эта «бодрая старушка» внешне выглядит младшей сестрой своих сыновей, - рассмеялся вампир. – Подожди, ты с ней еще познакомишься…

- Что, все так плохо? – загрустила я.

Скорое знакомство с будущей свекровью явно не внушало оптимизма.

- Ну, не то чтобы совсем плохо, - задумчиво протянул Аленар. – Но лучше быть готовым заранее. К примеру, ты знаешь, как у меня появилась Гренна?

Мантикора, с интересом обнюхивавшая придорожный куст боярышника, повела ухом и одним прыжком, распахнув крылья, метнулась к нам.

- Нет. – Я протянула руку и погладила кошку. – Ален говорил, что ее создал его друг. По всей видимости, он подразумевал Ремара, поскольку в то время мы еще не находились в таких близких отношениях, чтобы сразу выдавать все семейные тайны. Я считала, что Гренна сразу принадлежала тебе.

- Нет. – Аленар отпихнул в сторону мантикору, чересчур настойчиво лезущую целоваться, и не дал мне соскользнуть на землю от таких бурных ласк. – После исчезновения Ариэна Ремар остался один. Отец практически переложил на него свои обязанности князя, мать по любому поводу выходила из себя… Не самая благоприятная обстановка, знаешь ли. Мальчик нашел себе отдушину в магии и серьезно занялся своими исследованиями. Через несколько лет его брат объявился, но не пожелал остаться в замке и никогда не задерживался больше чем на сутки. Единственным исключением стал приезд Ариэна после первого затмения.

- Да, про это он мне рассказывал.

- Ремар, страшно обрадовавшись брату, захотел продемонстрировать свое умение и создал мантикору.

- Хорошая зверюга получилась, - уважительно признала я. – А при чем тут моя будущая свекровь?

- Видишь ли… - хмыкнул Аленар. – Встреча Биэллы с Гренной сопровождалась оглушительным визгом. Причем сложно сказать, кто испугался больше – моя сестра или молоденькая, нескольких часов от роду, кошка с крыльями. Оправившись от изумления, Биэлла встала в позу и заявила: «Или она, или я!»

- И братья, надо полагать, выбрали маму…

- Ремар не захотел развоплощать мантикору, но и держать кошку в замке не мог. Поэтому предложил мне забрать ее. А я не стал отказываться, и с тех пор Гренна живет со мной.

- Ну не все время, - уточнила я. – Последний год она жила в Школе.

- А еще год до этого пропадала неизвестно где. Я считал, что мантикора развоплотилась, и очень удивился, когда Ариэн сообщил, что она жива.

- Ален тоже не верил своим глазам, - улыбнулась я, воспроизводя в памяти картинку потрясенного Магистра неестествознания. – У кого же ты была, киска…

- Боюсь, мы этого не узнаем, - вздохнул Аленар. – Тогда так и не удалось выяснить, кому потребовалось меня убивать. Но сейчас, после всего случившегося, мне кажется, что в этом замешан Орден.

- Мораввен? Ты хочешь сказать, что он в курсе подлинного происхождения Алена?

- Нет-нет, не волнуйся. Сам по себе Ален здесь не причем. Речь, скорее, идет о Белогорье.

- Слушай, ты можешь объясняться понятнее? – потребовала я. – Не хотелось бы лезть в твою голову! Кто знает, что я могу там случайно обнаружить!

- Могу. Подозреваю, что меня приняли за Ремара. Наемники напали на меня в предгорьях, на землях княжества. Я ехал на Элане, в длинном плаще, без обруча Повелителя, а рядом бежала мантикора. Во время боя мне некогда было читать мысли, но несколько обрывков я уловил. Противники очень сильно удивлялись, почему я сражаюсь с ними странным малоизвестным оружием, а не магией.

- А что же они не позаботились захватить с собой мага? – не поверила я.

- Нет, почему… Захватили. Маги как раз должны были погасить мои заклинания. Кажется, так они выражались…

- Ну ладно, тебя спутали с Ремаром. В принципе, не могу их обвинить в невнимательности. На расстоянии вас действительно сложно различить незнакомому человеку… Но кому в таком случае потребовалось убивать князя Белогорского? Или тогда он еще не занимал пост правителя?

- Только-только занял. На меня напали буквально через два дня после смерти Эркаста. Собственно, я и ехал в Белогорье на похороны и семейный совет. А зачем убивать Ремара… Возможно, кто-то хотел истребить всю правящую династию? Гибель Эркаста естественной назвать сложно.

- Все может быть… Но тогда странно, что попытки прекратились.

- Они прекратились существенно позднее.

- Что, наемники нападали еще?

- Нет, подобных засад больше не было. Ремар вообще обычно передвигается телепортами, так что его бессмысленно поджидать на лесной дороге. Но он рассказывал про несколько случаев, когда стоял на краю гибели и выживал чудом. Все прекратилось так же внезапно, как и началось, прошлой осенью.

Осенью… А что у нас тогда произошло? Ален приехал в Школу, познакомился со мной, начал обучать некромантии, потом уехал, потому что у его семьи украли темный алмаз, затем вернулся…

- Мораввен получил то, что хотел, - догадалась я. – Он добыл себе темный алмаз, и поэтому Белогорье его больше не интересовало. Даже если Ремар и знал что-то, ничего предпринять, по мнению Великого Магистра, он не мог.

- Может быть, может быть… Кстати, мы приехали. Осторожно, я помогу тебе спуститься.

- А где мы? – Занятая собственными размышлениями, я не обращала внимания на окружающий мир.

- Смотрим местные достопримечательности. Ты же этого хотела?

Я огляделась. Лес как лес, ничего необычного. Зеленая травка, высокие сосны, впереди светлеет опушка…

- Ой!

Наверное, в ясную солнечную погоду здесь еще красивее. Но даже сейчас, хмурым травеньским днем, я не могла оторвать взгляд от расстилающегося передо мной пейзажа. Лес подходил прямо к небольшому лесному озерку. В серо-синей воде, колышущейся под порывами ветра, отражались низкие серые тучи и кроны высоких стройных сосен. Ивы, склонившиеся над озером, купали в нем ветви. Пологий берег, заросший травой, так и манил сбросить обувь и пройтись по мягкому изумрудному ковру. Правда, при этом пришлось бы аккуратно обходить упавшие сосновые шишки. На противоположном берегу лес сменялся лугом, на котором сейчас пасся табунчик лошадей.

- Пойдем туда? – Не дожидаясь ответа, я направилась налево, обходя озерцо. Аленар молчаливо последовал за мной, ведя Элана в поводу. Гренна умудрялась не отставать, то и дело ныряя в заросли ракитника и пугая мелких пичуг, гнездившихся там.

Табун состоял из гнедых к'ярдов, точно таких же, как Элан Повелителя. Один из них, молодой жеребец, не настороженно напрягся при нашем приближении, а бесстрашно подошел ко мне и ткнулся бархатистым носом в щеку.

- Красавец… - Я восхищенно погладила шелковистую гриву на изящно изогнутой шее. Гренна ревниво толкнула меня под коленки, и пришлось отвлечься от разглядывания лошади и уделить внимание мантикоре. Жеребчик, деловито фыркнув, полез обнюхивать карманы на юбке.

- Нет у меня ничего, - сожалеюще сообщила я ему. – В следующий раз прихвачу. Знать бы только, когда он будет, этот следующий раз.

- Достаточно скоро. – Я удивленно обернулась к Аленару. – Он твой. И не смотри такими большими глазами. Тебе же нужна своя лошадь, раз не устраивает Элан и моя компания.

- Не то чтобы не устраивает… Не совсем удобно постоянно ездить вдвоем, сам понимаешь.

Аленар рассмеялся.

- Конечно. Он твой, Элька. Тем более что Янт сам тебя выбрал.

- Янт? Его так зовут? Ему подходит… - Шкура жеребчика даже сейчас отливала золотистым. На солнце она, по всей видимости, засияет янтарным светом… - Он тоже чувствует кровь вампира, поэтому и подошел ко мне?

- Возможно. Или твоя магия притягивает, - улыбнулся Аленар. – В любом случае я надеялся, что ты сможешь кому-нибудь понравиться.

- Так ты поэтому привез меня сюда? – запоздало догадалась я.

- Не только. Еще мне хотелось показать тебе местные красоты. Поедем дальше или будешь продолжать знакомство?

Я еще раз потрепала жеребца и нехотя опустила руку.

- Поедем. С Янтом у нас еще будет время познакомиться, правда?

К'ярд согласно мотнул головой, но, когда я отошла от него к Элану, двинулся следом.

- Не хочешь расставаться? – удивилась и одновременно обрадовалась я. – И хорошо. Аленар, подсади меня, пожалуйста.

- Он не оседлан, - предостерегающе напомнил вампир. К'ярд всхрапнул и ткнул меня мордой в плечо.

- И что? Это скорее его требование, а не мое, - улыбнулась я. – Янт ни за что не позволит, чтобы со мной что-то случилось.

Вампир с сомнением оглядел нас, потом решительно снял с Элана уздечку и седло.

- Хорошо. Я могу обойтись и так, а вы привыкайте друг к другу.

Янт, почувствовав меня на своей спине, повел себя так, как и ожидалось – не дернулся, не встал на дыбы, пытаясь сбросить, и вообще не выказал никакого неодобрения.

- Хороший мальчик. – Я наклонилась к шее к'ярда и прошептала ему на ухо. – Приедем – угощу чем-нибудь вкусненьким. Янт довольно фыркнул.

- И куда мы едем?

- Прямо, - махнул рукой Аленар.

Он показал мне еще два озера, с кувшинками, водяными лилиями и жизнерадостным водяным, проживавшим в одном из них; небольшой водопадик и морось крохотных капель над ним, где в солнечную погоду искрилась радуга; гигантскую сосну в пять обхватов, которая вполне могла застать появление Мораввена в нашем мире; большой валун со словно отрезанным ножом верхним краем, по преданию, в древности служивший ложем одному дайну. Оный священнослужитель полгода ежечасно, лишь изредка прерываясь на сон, возносил богам молитвы о благе всего сущего. Но с благом, судя по всему, как-то не получилось. То ли дайн молился недостаточно усердно, то ли боги не снизошли к его просьбе…

Когда дневные сумерки начали плавно перетекать в вечерние, Аленар прекратил экскурсию и выехал на знакомый тракт.

- Лично я проголодался, - пояснил он. – И тебе тоже следует поесть. Кроме того, боюсь, Инара уже давно ждет нашего появления.

Я сокрушенно кивнула. Есть мне не хотелось, но встретиться с Травницей стоило, учитывая, что завтра мне покидать долину. И у Ремара надо бы узнать заклинание, которым он лечил мою ногу. Наверняка пригодится.

К моему удивлению и явному облегчению Повелителя, Инара нас не искала и не ждала.

- Нет необходимости, - небрежно сообщил Ремар, удобно развалившийся в кресле. – Я убедил ее, что сам способен позаботиться о такой мелочи, как сломанная нога. Элька, зелье готово.

- Да? - поморщилась я. – А, может, не надо?

- Надо, - хором произнесли мужчины.

- Сейчас ты умоешься, поешь, и приступим к процессу превращения юной девушки в Перворожденного. Впечатляет перспектива? – поинтересовался Ремар.

- Не очень, - пробурчала я. – Лучше бы ограничиться первыми двумя пунктами.

- Не бойся. Это не так страшно, как кажется, - утешил меня Ремар. – Даже весело. Увидишь, тебе понравится. Еще будешь просить меня сделать процесс необратимым.

В этом я сильно сомневалась. Но, похоже, ничего другого мне не остается. В облике эльфа меня уж точно никто не ищет, а вот в то, что Мораввен отступится, вряд ли можно верить. Боюсь, вселение Нааль в мое тело стало для него смыслом дальнейшего существования, хотя бы потому, что неотлучное пребывание Алена возле него служит постоянным напоминанием о провале разработанного плана.

- И как часто я должна это принимать? – Мы втроем переместились в спальню, отведенную мне Аленаром в его доме, и я хмуро наблюдала, как Ремар вливает в чашку с водой небольшую порцию подозрительного серого отвара.

- Раз в сутки. Лучше всего перед сном. Но можно и в любое другое время, как тебе удобнее. Даже если один раз пропустишь, ничего страшного, уши не вырастают и не исчезают мгновенно. Но при первой же возможности выпей зелье, если хочешь сохранить свой облик.

- И надолго мне хватит?

- Примерно на два месяца. Надеюсь, дольше ваши поиски не продлятся. Но, если потребуется еще – думаю, к этому времени бдительность ослабнет, и ты или воспользуешься иллюзией, или телепортируешься ко мне за новой порцией. Пей. И не морщись, оно не противное. Я сам пробовал.

Зажмурившись, я осушила чашку. Действительно, гадостью назвать сложно: не горькое, не кислое, не вонючее. Но и не нектар. Можно сказать, никакое. Только чувствуется на языке слабо знакомый привкус.

- Прекрасно, - заключил Ремар, забирая у меня чашку. – А теперь ложись, я поколдую над твоей ногой.

Предложение пришлось как нельзя кстати. На меня почему-то накатила усталость. Не раздеваясь, я рухнула на кровать.

- Ремар, я хотела спросить про заклинание… - Мой язык с трудом ворочался. Да что такое? Что происходит? Почему глаза закрываются сами собой, а тело отказывается шевелиться?

- Что ты мне дал? – из последних сил прошептала я, еле удерживаясь на краю ускользающего сознания.

- Мягкое снотворное, - невозмутимо сообщил князь, присаживаясь на кровать рядом со мной. – Лучше, если процесс отрастания ушей пройдет во сне.

Во мне вскипела ярость – он мог и заранее предупредить меня, а не поить, как девочку-несмышленыша, исподтишка снотворным. Но даже она не позволила мне удержаться в сознании – и я растворилась в небытии.

А потом открыла глаза. Жутко хотелось есть, перелом напоминал о себе еле заметной тянущей болью, но никаких новых неизведанных ощущений не возникло. Или зелье не сработало, или… А, собственно, откуда мне знать, как должны себя чувствовать эльфы? По всей видимости, именно так. Потому что я стала Перворожденным. По крайней мере, по внешнему виду. Заостренные ушки, которые сейчас ощупывали мои руки, явно свидетельствовали об этом.

Я, спрыгнув с постели, торопливо подошла к висящему в комнате зеркалу. Серый слабый утренний свет не мешал рассмотреть мне отражение. Из блестящей полированной поверхности на меня смотрел кто-то. Кто-то, но никак не я. Миндалевидные глаза, узкие бледные губы, длинные светлые, чуть рыжеватые волосы, подчеркнутые скулы – все это отдаленно напоминало меня, но и только. Взгляд приобрел некую загадочную серьезность, свойственную эльфам. В общем, можно не волноваться – вряд ли даже Ален узнает меня при встрече. Интересно, а сколько я проспала, если успела так измениться?

- Не так долго. Всего два дня, - произнес позади голос Аленара. Я не удивилась его присутствию, поскольку слышала шаги и чувствовала еле уловимый запах. Это еще одна эльфийская способность?

- Да. Ремар упоминал о такой возможности. У тебя должны улучшиться слух и зрение. Элька, с тобой все хорошо?

- Как тебе сказать… - Я медленно повернулась к вампиру. – Меня насильно усыпили, потом в зеркале отразился неизвестно кто, голова кружится, живот подводит от голода, а в довершение всего выясняется, что теперь я вижу, как подмигивает комар, и слышу, как шепчутся рыбы в пруду. И все это за какие-то два дня, нагло вытащенные из моей жизни!

- И которые ты все равно проспала, - закончил за меня вампир. – Все претензии по этому поводу – к Ремару. Хотя, на мой взгляд, он поступил абсолютно правильно, усыпив тебя, поскольку заодно залечил перелом. При передвижении по горам лучше иметь две здоровых ноги, чем одну. А что до всего остального… в данном случае это скорее к лучшему, как ты думаешь?

Однозначного ответа на этот вопрос у меня не находилось. С одной стороны, Аленар прав, а с другой – ощущать себя совсем другим существом, чем всю свою предыдущую жизнь, не так-то приятно.

- Ты осталась все той же прежней Элькой, - сочувственно произнес вампир. – Только с такой внешностью, с какой ты могла родиться, встань звезды немного по-другому.

- То есть из лука мне по-прежнему не научиться стрелять?

- Почему же… Даже медведя можно научить стрелять. Другое дело, насколько метким он будет… Я бы сказал, что в ипостаси эльфа тебе проще овладеть этим искусством. Хочешь проверить?

- Нет, - решительно отказалась я. – Я и так потеряла два дня. Когда мы сможем выехать?

- Как только ты переоденешься и позавтракаешь. Все необходимое уже здесь. Жду тебя в столовой.

Вампир исчез за дверью. Я же занялась приведением себя в порядок. Одежда меня вполне устроила – привычные штаны из прочной ткани, длинная зеленая туника, скрывшая очертания фигуры, кожаный жилет и пояс, к которому, как предполагалось, должен крепиться нож. Значительно хуже дело обстояло с прической. Я привыкла заплетать их в косу или завязывать, чтобы длинные пряди не лезли в глаза и рот. Эльфы, гхыр их раздери, предпочитали распущенные волосы, в самом крайнем случае заплетая две косички у висков. Пришлось ограничиться узкой лентой, повязанной на голову и прижимающей шеттову шевелюру.

- Хорошо, - оценил мой внешний вид Аленар, когда я появилась в столовой. – Правда, личико все равно женственное, но это можно скрыть под капюшоном. Адептку Элиару в тебе вряд ли кто узнает.

Я только кивнула, с жадностью вгрызаясь в мягкую горбушку.

К моему облегчению, наш отъезд прошел спокойно. Никто не вышел провожать Повелителя. Никаких прощаний, пожеланий удачи, пожиманий рук или прикладывания края передника к заплаканным глазам. Все просто и буднично. Мы сели на к'ярдов, свистнули Гренне и неторопливой рысью поехали по уже знакомой мне мостовой, вымощенной булыжником.

Ремар уже покинул Асгор. Белогорский князь, напичкав меня зельем и пронаблюдав за его действием, вернулся к себе, где его ждали неотложные дела. Оставленную им бутылочку я заботливо упаковала в сумку, рядом с переданным мне Инарой порошком.

«От тошноты», - прокомментировал Аленар, выразительно приподняв бровь. Я мысленно поблагодарила Травницу, вместе с тем надеясь, что он мне не пригодится. Ведь беременность необязательно должна именно так сказаться на мне…

Сосновый бор постепенно превратился в обычный смешанный лес со светлыми пятнами берез, разлапистыми елями, упавшими стволами, покрытыми мхом, и непроходимыми зарослями колючего кустарника. Асгор кончился. Мы двигались по Чернолесью, если я правильно помнила карту.

Аленар ехал молча, предоставив мне возможность наслаждаться оглушительным птичьим пением, надоедливым звоном комаров, гулким гудением шмелей и собственными размышлениями. Если первые три пункта еще можно было как-то пережить, то последний активно меня не устраивал. Мысли, стоило им остаться со мной наедине, немедленно соскользнули в глубокую яму, наполненную страхами, опасениями и безнадежным отчаянием, а мне совершенно не хотелось вновь давиться ими, с трудом сохраняя способность дышать. Я спросила первое, что пришло на ум.

- Аленар, а где находится то болотце, в котором меня нашли?

- С другой стороны долины, - как-то обрадованно ответил он.

Я присвистнула.

- Ничего себе. Похоже, перерасход силы не причем, и я ошиблась в координатах, раз попала совершенно не туда, куда собиралась. Вместо восточного направления выбрала южное…

- Мы с Ремаром говорили на эту тему. Он предположил, что в момент активации Круга и открытия портала напряженность магического поля возросла настолько, что сбила вектор.

- А такое бывает? – призадумалась я.

- Это вопрос к магам, - усмехнулся вампир. – Но, боюсь, ты первая и единственная совершила телепортацию из активированного Круга, поставив, так сказать, эксперимент.

- А потом кто-нибудь построит на результате целую теорию, - согласилась я. – И на диспутах маги, убеленные сединами, будут спорить и доказывать друг другу, что вот этот член уравнения должен представлять собой зависимость совсем от другой величины. Но, поскольку эксперимента никто не сможет повторить, вся теория так и останется лишь досужим домыслом.

- Покажи потом Ремару координаты, он скажет, была ошибка или нет, - посоветовал Аленар. – Это может послужить доказательством.

- Обязательно. Мне и самой интересно. Не верю, что я могла так перепутать направление, даже если учесть, в каком состоянии телепортировалась. Ален заставил меня вызубрить цифры…

- И оказался совершенно прав, - мягко произнес вампир. – Элька, послушай меня. Я чувствую твои страхи и сомнения. Ты сделала выбор, но, если вдруг захочешь остаться у Ремара - никто не осудит.

- Нет, - твердо ответила я. – Я действительно сделала свой выбор.

- Тогда соберись. Я сделаю все возможное и невозможное, чтобы ты не пострадала, и твои ребята, не сомневаюсь, тоже, но иметь в команде вечно хандрящего участника – это изначально поставить всех под удар. Ты уверена, что Ариэн жив?

- Ну… да. Эти сны не могли появиться сами по себе.

- Прекрасно. Пока в теле Ариэна находится Нааль, с его головы не упадет ни пылинки, по этому поводу можно не переживать. Главное – чтобы ты не попала в руки Мораввена, вот на этом и сосредоточься. А если будешь вдохновенно страдать, то с легкостью пропустишь появление его подручных. Где сейчас Гренна? – внезапно задал вопрос Аленар.

Я растерянно огляделась. Рыжей кошки нигде не было видно. Хотя она, вроде бы, только что бежала справа от Элана…

- Вот видишь, - укоризненно покачал головой вампир и свистнул. Из кустов слева от дороги вылезла недоуменная морда мантикоры – мол, чего звали? Я здесь.

Я пристыженно опустила голову.

- Спасибо, Аленар. Я постараюсь. Не могу, правда, обещать, что у меня получится постоянно не думать об Алене.

- Никто этого и не ждет. Просто думай о нем в другом ключе – не как о покойнике, а как о человеке, попавшем в неприятную ситуацию, из которой его надо вытащить.

- И как отомстить Магистру, заварившему всю эту кашу, - со злостью добавила я.

- А вот это ты уже сделала, - засмеялся Аленар. – Только представь, что он рассчитывал на красивую девушку в качестве своей жены, а получил взамен небритого мужчину. Представляешь, какой это удар по самолюбию?

- Да, об этом я как-то не думала, - развеселилась и я.

Дальше мне ехалось уже значительно веселее. Действительно, что это со мной? Ни мне, ни Алену пока ничего не угрожает. Зато появилась прекрасная возможность выяснить, что я представляю из себя как маг без подстраховки за плечами.

К мосту через Игрицу мы подъехали уже после полудня. Незадолго до этого тракт разветвился: налево пошла дорога в Аррению, направо – в Полданию. Мы же направились прямо – в Белогорье. Окружающий пейзаж изменился – буреломный лес посветлел, поредел и, в конце концов, практически закончился. Тракт шел по предгорьям, среди отдельно стоящих деревьев и покрытых травой холмов.

- За Игрицей фактически начинаются земли Белогорья, - сообщил Аленар. – Но замок одд Шаэннаров стоит примерно в пятидесяти верстах отсюда, закрывая путь в долину.

- Часа три? – прикинула я.

- Побольше. Дорога идет по горам, так что не меньше пяти. Не хочешь отдохнуть?

- Нет. Лучше побыстрее добраться до замка. Янт, пошли. – И я легко ударила к'ярда пятками по бокам. Жеребец, однако, заупрямился. Он приблизился к мосту – самому обычному, сложенному из толстых ошкуренных бревен – но дальше идти отказался, недовольно фыркая и мотая головой.

- Что с тобой? – Я спешилась и взяла его морду обеими руками. – Почему ты встал как вкопанный? Аленар, ты понимаешь что-нибудь?

- Не особенно… Гренна!

Мантикора, тоже недоумевающая, почему вдруг все застыли на берегу, с разбегу влетела на мост. Бревна зашатались и не рассыпались только чудом. Киса с возмущенным воплем взвилась в воздух и, уже успокоившись, приземлилась на берег.

- Ого…Так вот почему ты не хотел идти, мальчик. – Я ласково потрепала Янта и повернулась к Повелителю. – А другой путь есть?

- Есть. Но далеко отсюда. Потеряем несколько часов.

- Нет уж, не хочу. Маг я или кто? Возьми Янта, пожалуйста. – Я протянула руку с зажатыми в ней поводьями Аленару. Тот не пошевелился.

- Что ты собираешься делать?

- Колдовать, - пожала я плечами. – Ничего особенного.

- Элька, ты сама говорила про отслеживание магии.

- Ну и пусть отслеживают. Даже если и придут сюда, то найдут здесь не Эльку, а… А кстати, как меня зовут?

- Как тебе больше нравится, - хмуро произнес вампир, которому явно не нравилась идея об использовании магии.

- Тогда Лиар, - предложила я. – Аленар, не волнуйся. Это то, чему меня учили девять лет, и то, что я умею делать. В том числе и маскировать чары.

- Хорошо… Лиар. Что требуется от меня?

- Держи Янта и, когда я скажу, переводи к'ярдов на другой берег. Гренна переберется сама.

- А ты?

- А я после вас. – Я бесцеремонно сунула вампиру поводья и присела перед мостом, положив руки на первое бревно и сосредотачиваясь. Собственно, я хотела сделать то же самое, что и Лежек, когда он помогал нам перебраться через Игрицу три с небольшим недели назад. Вот только тогда его заклинание было направлено на воду, а мне нужно удержать в неподвижном состоянии бревна.

- Tarienn kerst konkleinn, - тихо выдохнула я. Мост еле заметно дрогнул и застыл. – Аленар, иди. Торопиться не надо, заклинание продержится не меньше пяти минут.

- Тебе не надо его возобновлять?

- Нет, все нормально.

- Отлично.

Он бросил поводья, подхватил меня на руки и быстро понес через мост.

- А Янт? – возмутилась я, вырываясь из стальных объятий.

- Они пойдут сами. Не дергайся, я все равно не отпущу.

И Аленар выполнил свое обещание, опустив меня на землю только на другом берегу. К'ярды, как он и говорил, послушно перешли реку вслед за нами, Гренна попросту перелетела ее, с опаской косясь на подозрительно поскрипывающие бревна. Казалось бы, можно двигаться дальше…

- Не смей больше никогда так делать, - ровно, но с ясной угрозой в голосе произнесла я.

- Элька…

- Да, я – Элька. Почти дипломированный маг. И закрепить на пять минут мост – это гхырня по сравнению с тем, что приходилось мне делать. А ты показал, что не доверяешь моим знаниям и умениям.

- Ты не поняла…

- Я все прекрасно поняла. Ты испугался, что мост не выдержит обещанных пяти минут, и предпочел не рисковать моим драгоценным здоровьем. Аленар, в следующий раз в тебя может полететь пульсар.

- Не думал, что ты так не любишь, когда тебя носят на руках, - попытался перевести все в шутку Повелитель. Я не поддалась на эту провокацию.

- Аленар, я серьезно. В нашей команде три молодых мага. Ну ладно, два, Ингвар все-таки больше боец, чем волшебник. И если ты так и будешь считать нас неумелыми несмышленышами, ни к чему хорошему это не приведет. А кроме того, - ехидно добавила я, озвучивая внезапно пришедшую мне в голову мысль, - взрослого мужчину, таскающего на руках эльфа того же пола, могут неправильно понять.

Последнее добило Аленара. Невозмутимый обычно вампир изменился в лице, закашлялся и отвернулся, пытаясь скрыть то ли смущение, то ли неуместную веселость.

- Ты абсолютно права, - согласился он, придя наконец в себя. – Я осознал, понял и больше так не буду. Однако, - и вот тут из его голоса пропали нотки юмора, - не стоит недооценивать и мой опыт. Я старше вас почти в пять раз. И если скомандую: «Ложись!»

- То надо немедленно падать, а разбираться потом, - со вздохом закончила я. – Мы в курсе. Ален вел себя точно так же.

- Хорошо, что он хоть к чему-то вас приучил, - пробормотал вампир. – На этом инцидент можно считать исчерпанным? Тогда садись на Янта, поехали.

- Подожди немного. – Я вернулась к мосту и воспроизвела формулу маскирующих чар. – Вот так. Не стоит оставлять за собой четко различимый след.

- Правильно. Но все-таки мне хотелось бы знать, что случилось с мостом и знает ли об этом Ремар…

- Проще всего спросить у него самого.

- По всей видимости, да. Если ты готова, поехали.

До замка одд Шаэннаров мы добрались только к вечеру. Дорога, как и обещал Аленар, оказалась не из легких: каменистой, скользкой после недавно прошедшего дождя и со свежими осыпями, в некоторых местах практически полностью перегораживающих ее. Если бы не к'ярды, удерживающиеся даже на отвесных стенах, не знаю, смогли бы мы вообще попасть в княжество.

- Здесь что, всегда так? – поинтересовалась я после особенно трудного участка, когда нам пришлось пробираться в полушаге от пропасти. – Как же Белогорье торгует с остальными странами? Ни один обоз же не пройдет?

- Есть еще одна дорога, длиннее и идущая в основном по ущелью. Но и эта обычно проходима. Осыпи образовались после землетрясения три дня назад.

- Во время темной луны? «Придут в наш мир и скорбь, и разоренье, застонут глухо скалы и земля, и, сотрясаясь под пятой мрака, вскипят повсюду реки и моря», - процитировала я пророчество.

- Примерно так. Не в курсе насчет морей, но скалы с землей тряслись и стонали. Ты же находилась в эпицентре, должна бы помнить.

Я передернулась.

- Видишь ли… В тот момент меня меньше всего волновали сейсмические наблюдения. Вполне хватало магических…

- Понимаю, - только и сказал Аленар.

Чем дальше и выше мы забирались, тем больше меня тревожил вопрос: а как отсюда выбираться? Насколько я помнила карту, от Белогорья до Морийска сплошной горный массив, плавно перетекающий в лесной, и никакой дороги, проходящей через них, не существовало. Если нам придется сначала долго лазить по скалам, а затем продираться сквозь лесной бурелом – мои дети успеют появиться на свет, прежде чем их мать достигнет Клендара. А о возвращении в Аррению никто не заикался – слишком опасно. Тогда как же они планировали попасть в Морийск?

- Аленар! – негромко позвала я.

- Я слышу, Элька. Подожди немного. Мы уже почти доехали. Ремар все объяснит.

За очередным поворотом показался знакомый замок. Правда, в прошлый раз Ален перенес нас прямо во двор, а сейчас мне предоставилась возможность разглядеть фамильное строение на расстоянии. Собственно говоря, ничего уникального или выдающегося в нем не было. Обычный замок, примыкающий к скале - сложенные из массивных камней стены, башенки с остроконечными крышами, узкие стрельчатые окна Единственное, что отличало его от подобных сооружений – полное отсутствие крепостного рва. Его с успехом заменяла дорога, проходящая через ущелье. В самом узком месте при необходимости опускалась надежная кованая решетка, полностью перегораживающая проход в княжество. А если неприятель оказывался настолько глуп, что решал перепилить прутья или любым другим способом открыть проход – то попадал под стрелы лучников, стоящих на стене замка, или магический удар. За столетия, прошедшие после основания Белогорья, еще никому не удалось завоевать княжество. Ален знал, что говорил, когда называл свою родину самым безопасным местом.

У подножия замковой лестницы нас встретил Илай – тот же самый конюший, который приветствовал меня в прошлый раз, всего несколько дней назад. Но кажется, что с той поры пролетела целая жизнь… Аленар ободряюще положил мне руку на плечо.

- Добрый вечер, господин Аленар, - вежливо склонил голову Илай. – Господин Ремар предупреждал о вашем приезде. А это…

- Это Лиар, мой помощник. Где сейчас Ремар?

- Господин Ремар у себя в кабинете. Добро пожаловать в Белогорье, Лиар, - уже менее официальным тоном поздоровался конюший, явно не узнавший меня. Что, с одной стороны, не могло не радовать – маскировка удалась, а, с другой – Илай и видел-то меня в прошлый раз несколько минут, да и зрение у него слабовато. Вот интересно, что скажут парни…

Ответ на этот животрепещущий вопрос я получила довольно скоро. И Лежек, и Ингвар обнаружились в кабинете Ремара вместе с хозяином замка. Ремар и северянин, погруженные в тихую спокойную беседу, прервали ее при нашем появлении и вежливо поздоровались. Князь, разумеется, знал, кто пожаловал к нему, но его глаза загорелись веселым изумлением. Ингвар же не проявил особого интереса, равнодушно ожидая, когда ему представят вновь прибывших. Можно было бы и порадоваться успешной маскировке, сбившей с толку сокурсника, но мое сердце сжалось от жалости при виде Лежека.

Парень, сидевший за столом, отрешенно смотрел на разложенную карту, но, боюсь, ничего в ней не видел. В его темных волосах серебрилась белая прядь, а вместо ехидной усмешки на лице появилась угрюмая серьезность. Он поднял голову, окинул меня и Аленара рассредоточенным взглядом и вновь вернулся к пергаменту на отполированном дереве. Я тихонько вздохнула. Зелье, конечно, превратило меня в представителя другой расы, но где-то в глубине души я надеялась, что хотя бы Лежек должен узнать меня… Все-таки он – один из самых близких мне людей на земле.

Полностью насладившись моментом, Ремар решил выполнить обязанности хозяина.

- Разрешите представить вам…

Внезапно Лежек вскочил, не дав ему договорить, и, с ошалелыми глазами торопливо подойдя ко мне, провел рукой в воздухе, произнося заклинание, снимающее иллюзию.

- Этого не может быть… Но… Элька?

- Да, - облегченно выдохнула я.

Парень порывисто обнял меня, прижимая к себе.

- Гхыр все побери… Что ты с собой сделала?

- Так нужно, - пробормотала я, не пытаясь вырваться. И плевать, что подумают об этом будущие родственники. Ален понял бы меня. Он прекрасно знал, как мы с Лежеком относимся друг к другу…

Впрочем, сокурсник-почти-брат и не стал затягивать объятия, отпустив меня.

- Я уже понял, что тебе изменят внешность. Но не догадывался, насколько, - усмехнулся он, уже отдаленно напоминая прежнего Лежека.

- Но все-таки узнал ее, - разочарованно произнес Ремар. – Шетт, я считал, что нашел идеальный способ замаскировать Эльку.

- Все нормально, - улыбнулся Лежек. – Вряд ли кто-то еще хорошо знает, какое кольцо носит невеста Алена дар Лиаллана и какой амулет она никогда не снимает.

Я поспешно подняла руку к груди. Ну да, камень в виде когтя во время поездки выбился из-за ворота, а на моем пальце сиял зеленый камень.

- Я даже внимания не обратил, - сокрушенно развел руками Ингвар.

- Тогда будем надеяться, что Лежек прав, и других таких наблюдательных и осведомленных граждан вам не встретится. Вернемся к официальной части. Господа адепты… или вас уже можно так не называть? Господа маги, разрешите представить вам Аленара, который будет сопровождать вас на север, осуществляя охранную и руководящую функции, и… Элька, ты придумала себе имя?

- Лиар, - сообщила я, присаживаясь за стол. – Так я правильно понимаю, парни, что вы согласились поехать со мной?

Ингвар молча кивнул. Лежек счел нужным прокомментировать.

- Разумеется. Я чуть не сошел с ума от невозможности что-то сделать. Терен в беспамятстве, ты исчезла в неизвестном направлении, Алена забрал этот гхыр из Ордена, Магистр Рейф, ничего толком не объяснив, отправил нас с Ингваром сюда, и мы два дня вообще не понимали, что происходит… Да и сейчас, честно говоря, не очень. И, когда Ремар, - он махнул рукой в сторону князя, - рассказал, что с тобой все в относительном порядке и предложил ехать на север, мы руками и ногами ухватились за эту возможность.

- С Тереном так плохо?

- Уже нет. Ремар обещает, что брат полностью оправится. Но в первый день все выглядело совсем плохо.

Я облегченно выдохнула и благодарно посмотрела на него.

- Хорошо. И спасибо, ребята. Я не сомневалась в вас. Лежек, я потом попробую все объяснить, как смогу. Но сначала мне бы хотелось понять вот что… Ремар, каким образом мы попадем в Морийск? Нам же нужно пересечь горы, я не ошибаюсь?

- Не ошибаешься.

- И? Как мы их преодолеем, если телепорты под запретом? На лошадях это невозможно, только если не возвращаться в Аррению, а это слишком большой риск.

- Никакого риска. Вы преодолеете Дагар-рон по воздуху. На грифонах.

- На грифонах? - Я ошеломленно выпрямилась, не веря своим ушам.

- На них самых. А ты боишься летать? – участливо поинтересовался Ремар.

- Нет… - покачала я головой.

По крайней мере, не должна. Хотя не могу сказать наверняка, поскольку никогда не летала на грифонах. Предстоящее путешествие казалось мне все менее привлекательным, но отступать некуда. Ален ждет меня…

Глава 4.

- Так вот как все происходило… - задумчиво протянул Лежек. – Алену, мягко говоря, не позавидуешь.

- Это если он еще жив, неважно, в каком состоянии, - вздохнула я, наливая себе кисловатого напитка из сушеных ягод, и попыталась устроиться поудобнее на громоздком дубовом стуле.

К этому времени наше заседание плавно переместилось из кабинета Ремара на кухню. Причиной послужило жалобное ворчание Гренны, уставшей напоминать о своем существовании печальными голодными взглядами. На нас – молодых магов – господа правители возложили почетную обязанность накормить зверя, а, оказавшись в теплом уютном помещении, наполненным вкусными ароматами, я сама немедленно ощутила жуткий голод и наотрез отказалась уходить. Поговорить, в конце концов, можно и здесь, перемежая беседу поглощением чего-нибудь полезного и утоляющего аппетит.

- Я считаю, что жив, - уверенно заявил Лежек. – Иначе я не могу объяснить твои пророческие сны.

- Вот только пророческие ли они? – скептически заметила я.

- Частично – да. Кесси рассказывала, что незадолго до ее отъезда факультет Пифий разогнали, а преподавательский состав кафедры пророчеств срочно вызвали в Аррендар. Что с ними стряслось дальше, она уже не знает.

- Значит, с пророками все-таки что-то происходит. Печально… Гхыр, неужели Мораввен и в самом деле пойдет на полное уничтожение прорицателей? - Я сердито стукнула кулаком по столу. – Надеюсь, Рейф успеет что-нибудь сделать… Подожди, ты сказал – Кесси? А как ты мог с ней поговорить, если я видела этот сон уже после того, как вас с Ингваром отправили в Белогорье?

Лежек виновато смутился.

- Элька, прости. Мы не успели тебе рассказать. Кесси здесь, в замке. И Терен тоже.

- И я только сейчас узнаю об этом! – взорвалась я, вскакивая на ноги. – А сразу нельзя было? Лежек, она же наверняка переживает за меня не меньше, чем вы! Куда ее поселили? И к Терену надо было сразу же зайти, а не ждать, пока ты об этом вспомнишь!

- Терен все равно спит, его не стоит беспокоить, - обиделся Лежек. – А про Кесси я забыл, потрясенный сначала твоим внешним видом, а потом происходящими событиями. И я уже извинился. Пойдем, провожу до комнаты Кесси.

- Ты просто скажи, где она, - немного успокоилась я. – Найду, мне все-таки немного знаком замок.

- Я провожу. – Лежек уже стоял около двери и придерживал ее открытой для меня. Мне показалось, что он тихо добавил: «Не могу же я пропустить такое…» - Но переспрашивать не стала.

Кесси сидела в глубоком кресле и, хмуро-сосредоточенно глядя в окно на вершины гор, укутанные в серые облака, отстраненно почесывала за ухом Кыса. Услышав, что дверь открылась, она порывисто обернулась, привстав, но тут же снова вернулась в первоначальное положение, придержав недовольно заворчавшего и насторожившегося кота.

- Лежек… Я надеялась, это Элька. Ты, случайно, не знаешь… Кыс? Ты куда? Стой!

Идеальный мужчина, восторженно взмяукнув, сорвался с ее колен, и, метнувшись к нам, великолепным прыжком сиганул ко мне на руки. Я еле успела поддержать увесистую тушку. Кыс прижался к моей щеке, самозабвенно и громко мурлыкая.

- Кыс, нельзя так! – возмутилась Кесси и сконфуженно извинилась передо мной: - Простите… Я не думала, что он так отреагирует. Обычно Кыс не любит незнакомых людей… вообще незнакомых, - быстро поправилась она, бросив взгляд на острые уши, - а тут такое… Кыс, иди ко мне, немедленно!

Кот категорически отказывался покидать облюбованное местечко, занятый тщательным вылизыванием моего подбородка.

- Лежек, может быть, ты представишь нас? – улыбнулась я. – Тогда меня уже нельзя будет назвать «незнакомым существом».

Лежек, с явным удовольствием наблюдавший за развивающейся перед ним сценой, церемонно поклонился.

- Разумеется, господин Лиар. Это Кессиана, моя однокурсница и подруга. Кесси, это Лиар… тоже моя однокурсница и подруга.

- Что? – Кесси мгновенно, как и Лежек некоторое время назад, провела перед собой рукой, снимая возможную иллюзию, а потом неожиданно дернула меня за ухо.

- Кесси, больно же! – негодующе вскрикнула я, дернувшись в сторону.

- Элька… - ошеломленно прошептала подруга. – Но… как?

- Зелье, - коротко пояснила я. – Не пугайся, это ненадолго, только чтобы спокойно проехать по Аррении.

- Ясно, - все так же пораженно произнесла Кесси и порывисто обняла меня. – Шетт, Элька, я боялась, что больше никогда не увижу тебя!

- Я, честно говоря, тоже, - призналась я, исподтишка показывая Лежеку кулак. Тот, виновато разведя руками, выскользнул за дверь, оставляя нас одних.

- Ты даже не представляешь, что я пережила, - торопливо говорила Кесси, глотая слоги и слезы. – Вы всё не возвращались и не возвращались, и я забеспокоилась, пошла к Рейфу и не нашла ни его, ни вас, и непонятно, что делать и к кому обращаться, потому что, может быть, он просто телепортировал вас в Ковен? А потом влетел взъерошенный Ален с безумным взглядом, и тогда стало понятно – произошло нечто ужасное, но мне не удалось ничего узнать, потому что Магистр мгновенно исчез. Я опять осталась одна, и уже собралась к Брендту – вдруг у него получится успокоить меня? – как внезапно луна потемнела, земля задрожала, стены затряслись, все адепты повыскакивали из спален, и пришлось помогать Магистрам Илейне и Флоренне наводить порядок, потому что больше, похоже, никого из учителей в Школе не нашлось… А потом… - Кесси задрожала, - потом возник Рейф с телом Терена на руках, и Магистр Илейна, бросив все, побежала вытаскивать парня из губительных объятий смерти, хотя это казалось бессмысленным занятием… Затем Магистры притащили раненых Лежека и Ингвара, и директор сообщил, что погиб Эссель, но никто, никто не знал, что с тобой и Аленом!

Кесси всхлипнула, уткнувшись мне в плечо. Кыс, зажатый двумя девичьими телами, недовольно мявкнул и закопошился, больно цепляясь когтями.

- Никто и не мог знать. – Я мягко отстранила от себя подругу. – Ален исчез, а я в тот момент в беспамятстве валялась на болоте. Ты уже знаешь, наверное…

- Не все. – Кесси, последний раз всхлипнув, поспешно вытерла глаза. – Немного рассказал Магистр Рейф, отправляя меня сюда, чуть-чуть – Магистр Ремар, уже здесь, в замке.

- Он тебе представился Магистром?

- Да… - растерянно ответила Кесси. – Что-то не так?

- Нет, все нормально… Он действительно Магистр, причем специализируется в довольно редкой области. Зелье, сделавшее из меня эльфа, его рук дело.

Надо полагать, Ремар счел нужным не раскрывать Кесси всю правду. Что же, его право. И, вероятно, так и следовало делать. Чего человек не знает – того он и рассказать не сможет. А Мораввен, помнится, хотел пообщаться с Кесси, и, пусть даже ему не удалось это сделать сейчас, неизвестно, что будет дальше. И никто не сможет прочитать будущее, потому что пророков в Аррении не осталось.

Холодок прошел по моей коже, и я вздрогнула. Возможно, Мораввен добивался именно этого, изничтожая на корню институт Пифий и прорицателей?

- Все настолько плохо, да? – тихо спросила Кесси, заметив смену моего настроения.

- Не могу сказать. И никто не сможет, наверное… Я сейчас расскажу тебе все, только давай сначала сядем. Кыс, кажется, набирает вес не по дням, а по часам. Руки устали его держать.

Мы проговорили до глубокой ночи, пока за окном не воцарилась кромешная тьма, не нарушаемая даже светом луны, скрытой за толстой пеленой облаков.

- Элька, ты почти уже спишь, - заметила Кесси. – Тебе надо лечь, если ты завтра… уже сегодня утром собираешься уезжать. Или улетать, неважно.

- Надо, - устало согласилась я, с трудом разлепляя закрывающиеся сами собой глаза. – Только я не знаю, где, а искать Ремара лень.

- Здесь. Ты переночуешь у меня. И не возражай, кровать широкая, места хватит нам обеим, и на Кыса останется.

Я и не собиралась спорить – на это банально не хватило бы сил. И, честно говоря, так и не в курсе, как там устраивался на ночлег кот. Как только моя голова коснулась подушки, я немедленно провалилась в глубокий сон.

Без всяких сновидений.

Последнее обстоятельство немало озадачило меня утром. Вообще-то я считала – или надеялась – что Ален опять постарается связаться со мной во сне и ознакомит с дальнейшими решениями Мораввена. Но… Ничего. Запоздало я сообразила, что последний раз видела вещий сон в домике Марлы, три ночи назад. Что-то случилось? У Алена пропала со мной связь? Или видения приходят только после снотворного, которым меня поила Инара? Как оно там называлось? «Легкий сон»? Или… или я видела просто сны, обычные сны, и все мои предположения неверны, а совпадения с реальностью являются простыми совпадениями, основанными на интуиции и логическом мышлении?

Я подтянула колени к груди и обхватила их руками. Мысль об ошибке росла и распухала во мне, заслоняя собой все остальное и призывая смириться с потерей, сдаться, остаться в Белогорье и до конца жизни оплакивать свою любовь. Я решительно выгнала ее прочь. Нет. Я не ошиблась. Мои сны – истина, и другого просто не может быть. Иначе… даже не хочу думать об этом. Я сердцем чувствую, что Ален еще жив, и у меня получится его вернуть. Должно получиться. Судьба не просто так соединила нас…

В дверь тихо постучали.

- Элька? – поинтересовался из-за нее Лежек. – Ты здесь?

Я осторожно слезла с кровати, стараясь не разбудить спящую подругу, и неслышно приоткрыла дверь.

- Здесь. И не шуми так, Кесси разбудишь. Уже пора?

- Почти. Аленар просил тебя разбудить.

- Я сейчас оденусь и приду. Проследи за моим завтраком, хорошо?

Заплетя гхыровы косички, я в последний раз оглядела себя. Вроде бы все нормально, можно уходить.

- Подожди, - раздался с кровати сонный голос Кесси. Я виновато повернулась к ней.

- Прости, если разбудила, я старалась не шуметь.

- Мне все равно пора вставать. Не могу же я отпустить тебя, не попрощавшись. – Кесси выбралась из-под простыни, спихнув в сторону Кыса, лежащего у нее в ногах. – И еще я вчера совсем заговорилась и забыла тебе кое-что отдать. Хотелось бы надеяться, правда, что он не пригодится.

Я, не веря своим глазам, почему-то задрожавшими руками взяла у Кесси свой меч. Меч, подаренный мне Аленом совсем недавно – и, кажется, целую вечность назад

- Как ты догадалась привезти его?

- Магистр Рейф подсказал. Я еще твою одежду захватила, но, похоже, она тебе пока не пригодится.

Я с подозрением взглянула на подругу: не вкладывает ли она в свои слова двойной смысл? Но, судя по ее безмятежному виду, Кесси не знала о беременности и имела в виду лишь то, что мне временно придется носить мужскую одежду. Привычным движением забросив меч за спину и ощутив какую-то заполненность, когда тяжелые ножны ударили между лопаток, я обняла девушку.

- Спасибо. И… у меня есть небольшая просьба.

- Какая? – В голосе сразу же отстранившейся Кесси зазвучала тревога.

- Сбереги для меня вот это… - Я с огромным нежеланием сняла с пальца кольцо. – Лежек узнал меня по нему. Не хотелось бы встретить еще одного такого же знающего человека.

- Конечно. – Кесси осторожно взяла с моей ладони кольцо. – Удачи тебе, Элька.

Я смогла только молча кивнуть и, мимоходом проведя рукой по гладкой лоснящейся шерсти Кыса, вышла в коридор. Горло противно сжималось, глаза щипало от непрошеных слез… Удача... Она, безусловно, потребуется нам. Пока я понятия не имею, где и как искать учителя Алена. И, даже если мы найдем его – где гарантия, что он сможет нам помочь? А еще нужно вернуться в Аррению, добраться до Мораввена, отобрать у него тело Алена, потому что Великий Магистр не согласится на это по доброй воле, осуществить желаемое изгнание Нааль, которая, очевидно, не будет нам помогать в этом деле… А еще мне не помешает немного удачи вот прямо сейчас. Интересно, предусмотрено на грифонах седло с упряжью? Или всаднику (а как еще можно назвать человека, летающего на помеси льва с орлом?) приходится держаться за перья на шее? Да, конечно, я не разобьюсь, если упаду – магия поможет мне левитировать – но падение, даже замедленное, вряд ли принесет большое удовольствие...

- Элька, не стоит бояться. Седла нет, но существует система ремней, с помощью которых мы пристегиваемся к грифонам. Да они и не позволят тебе упасть. Правда, мальчик? – Ремар положил руку на рыжевато-коричневую спину крупного грифона, то опускающего, то расправляющего крылья во дворе замка. Зверь то ли нервничал, то ли всегда вел себя подобным образом – я не могла сказать точно, поскольку не являлась специалистом по этому виду существ, а знаний, полученных в Школе, явно недоставало. Хотя первое предположение, похоже, ближе к истине, если судить по каменному спокойствию и философскому стоицизму, с которым оставшиеся крылатые создания в количестве трех особей, стоявшие неподалеку, сносили навьючивание на них тяжелых по виду сумок.

- Он просто рад знакомству, - мягко пояснил Ремар. – Не бойся, Элька. Я никогда не предложил бы этот вариант, если бы не считал его полностью безопасным.

- Я не боюсь, - пробурчала я. – Просто внезапно выяснилось, что из моей головы выветрились все знания о грифонах. Чем их кормят, к примеру? Насколько я помню карту, за один день до Морийска мы не доберемся. Или я ошиблась в определении их скорости? – Я махнула рукой в сторону зверюги и тут же испуганно отпрянула в сторону – мне показалось, что грифон вознамерился меня клюнуть.

- Нет, не ошиблась. – Ремар погладил мощную мускулистую лапу своего любимца. – Вы будете на месте завтра вечером. Надеюсь, в предгорьях не будут бродить любители ночных прогулок. Сейчас на севере ночи светлые, стая из четырех грифонов может привлечь к себе нежелательное внимание.

- Ну вот, - вздохнула я. – И их надо будет накормить как минимум два раза, правильно? А чем?

- Мясом. Вообще грифоны с успехом питаются сами, в горах водится несколько разновидностей баранов. Но вам не стоит отвлекаться на охоту. Лежек с Ингваром сейчас грузят запас продовольствия, на два дня должно хватить.

- А если не хватит?

- Тогда грифоны прекрасно справятся сами. Элька, хватит переживать. Все будет хорошо. По крайней мере, в отношении полета, в этом я уверен. Тебе еще и понравится, расставаться с Бэрном не захочешь.

- Его так зовут? Бэрн?

- Да. Давайте, знакомьтесь, а мне еще надо кое-что сделать.

Ремар легонько подтолкнул меня к громадной зверюге и как-то очень быстро исчез из поля зрения.

- Ну здравствуй, Бэрн, - неловко проговорила я, с трудом сдерживая желание удрать вслед за князем. Что бы он там не говорил, опасения не покидали меня. Одно дело – ехать на лошади, пусть даже несущейся галопом, и совсем другое – парить в небесах на кошке с крыльями и клювом. Кто знает, что творится в голове у грифона?

Вышеуказанное создание, пристально рассматривающее меня блестящими черными глазами, вдруг переступило с лапы на лапу, курлыкнуло и, распахнув клюв, лизнуло меня в щеку шершавым кошачьим языком.

- Бэрн… - растерянно повторила я и, неуверенно подняв руку, прикоснулась к жестким перьям, покрывающим округлую голову. – Хороший мальчик… Мы с тобой поладим, правда?

Грифон еще раз курлыкнул и прикрыл глаза, наслаждаясь лаской. Я шагнула ближе, с интересом трогая место, где оперение переходило в густую короткую шерсть.

- Ты просто кот, хотя и с крыльями, да? А с кошачьими мне всегда удавалось договориться, взять хотя бы Гренну. Ты же ее знаешь? А если не знаешь, то познакомься, когда вернешься, она остается здесь, в замке. Думаю, киса будет рада новому приятелю.

Бэрн не шевелился, словно бы внимательно слушал мое бессмысленное лепетание, прежде всего, успокаивающее меня. Ну и по возможности я старалась наладить с грифоном телесный контакт – все-таки ему предстоит нести меня на себе двое суток.

- Вот и прекрасно. – Ремар появился так же неслышно, как и уходил. – Я помогу тебе пристегнуться.

- Уже пора? – Я огляделась. Ингвар уже сидел верхом на грифоне, Аленар помогал пристегнуться Лежеку, а князь пристраивал на спину Бэрну мою сумку.

- Пора. Если только ты не передумала, конечно. – Ремар вопросительно приподнял бровь. Я засунула под воротник куртки так мешающие волосы, застегнула ее до горла и подошла к нему.

- Нет уж, никогда. Спасибо за помощь. И… - я замялась, пытаясь облечь в слова терзающие меня опасения, что нам больше никогда не удастся встретиться. - На всякий случай…

- До свидания, - не дал Ремар договорить мне. – Я был рад наконец встретиться с тобой, Элька, и не сомневаюсь, что наше знакомство продлится еще много-много лет. А теперь обопрись на мое плечо, я подсажу тебя.

Сидеть на грифоне, в естественной впадине за лопатками, из которых росли крылья, оказалось неожиданно удобно. Князь умело продел передние лапы Бэрна в широкую кожаную шлейку, застегнул на спине пряжку и прикрепил к ней два тонких прочных ремешка, отходящих от надетого на меня пояса.

- В полете держись за эти петли. При сильном встречном ветре просто прижмись к шее грифона. Ну как, готова?

- Подожди! – вдруг спохватилась я. – А как управлять Бэрном?

- Никак. Он будет следовать приказам вожака.

- Хорошо. Но вожаком ведь тоже кто-то управляет, так? Не летит же он сам по себе, просто в указанном направлении?

- Нет, разумеется, - вздохнул Ремар, признавая свое поражение. – Вот здесь, под ушами, есть чувствительные местечки. Для поворота нужно нажать посильнее с нужной стороны. Для набора высоты проведи по ним обеими руками по направлению к горлу, для спуска – к затылку.

- И все?

- И все. Да, если захочешь лететь быстрее, стукни пятками по бокам Бэрна. Но лучше не экспериментируй и соблюдай строй, иначе можешь заблудиться. Не думаю, что ты хорошо ориентируешься в горах.

- Никак не ориентируюсь, - честно призналась я. – И вряд ли захочу увеличивать скорость, но, тем не менее, спасибо за разъяснения.

Ремар на несколько секунд сжал мою руку.

- Удачи вам, Элька. Estersielle darren, Eliarra. Krial!

Бэрн расправил крылья, присел на задние лапы, оттолкнулся ими от каменных плит двора и взмыл в воздух. Я оглянулась, проверяя, не сшиб ли грифон Ремара с ног, и тут же поспешно перевела взгляд вперед. Князь спокойно стоял, наблюдая за нашим отлетом, а вот у меня внезапно ослабели ноги, и в животе появилось противное тянущее ощущение. Руки сами собой вцепились в петли, приделанные к шлейке. Мы поднимались слишком стремительно, на мой взгляд. Или это нормальная скорость грифона? Тогда как можно лететь еще быстрее? Сомневаюсь, что мне хочется это проверять…

Бэрн занял свое место в строю – чуть сзади и правее вожака с Аленаром. Слева от меня летел Лежек, и замыкал четырехугольник Ингвар. По внешнему виду ребят нельзя было сказать, что их как-то беспокоит полет. Северянин, как обычно, хладнокровный, невозмутимо подставлял лицо порывам ветра, а Лежек просто сиял от восторга. Заметив мой взгляд, он что-то весело крикнул, но до меня долетела лишь часть слов.

- …йся! … ри!

Я покачала головой, показывая, что не понимаю – потоки воздуха мешали нормально разговаривать.

- Смотри! – громче крикнул парень, показывая рукой вниз. Я с опаской перевела взгляд, на всякий случай крепче уцепившись за петли. Голова немедленно закружилась – и от высоты, на которой мы летели, и от восхищения. Под нами лежала Белогорская долина: несколько десятков аккуратных домиков с остроконечными крышами, покрытыми пластинами местного слоистого минерала – темного, полупрозрачного, с редкими блестящими вкраплениями, изумрудная трава с яркими пятнами весенних цветов, яблони, еще не сбросившие бело-розовую пелену лепестков, и темно-синее озеро почти идеальной круглой формы, к которому с двух сторон подходили узкие ленточки - горные речки.

Бэрн внезапно резко поднялся вверх, одновременно поворачивая влево – мы покидали долину, огибая возвышавшийся перед нами высокий пик. У меня перехватило дыхание, но не от страха. Я поняла, почему Ремар сказал: «Тебе еще и понравится». Ощущение безграничной свободы и самозабвенного экстаза завладело мной, захотелось заорать от восторга во все горло, и, в приступе безрассудства, я стукнула пятками по бокам грифона, прося, уговаривая, приказывая лететь быстрей.

Бэрн повернул ко мне голову и недоуменно курлыкнул.

- Прости, милый, - повинилась я. Разумеется, он был прав. Веский повод покидать строй в данный момент явно отсутствовал, и пришлось смириться с мыслью о необходимости соблюдения дисциплины. Однако чувство упоения полетом никуда не исчезло, и я полностью отдалась ему, уже без всяких неприятных ощущений разглядывая долины, покрытые лесом, узкие ущелья, в которых иной раз приходилось выстраиваться в колонну и буквально протискиваться сквозь них, редко встречающиеся голубые полоски речушек, снежные шапки гор, такие близкие, что, казалось, до них можно дотянуться рукой…

После полудня Аленар поднял левую руку и направил своего грифона вниз. Бэрн, повинуясь сигналу, перестал махать крыльями, широко расправив их, и медленно спланировал на небольшую долину, кое-где поросшую кустарником.

- Привал, - пояснил вампир. – Грифонам надо отдохнуть, и всем не помешает перекусить.

- Элька, ты как? – Лежек, освободившись от ремней, помог мне расстегнуть пояс и спуститься с Бэрна.

- Нормально, - успокоила я его, оценивая свое состояние. Ноги затекли от долгого пребывания в одной позе, но, в общем, жить можно.

- Ты слишком бледная, - заметил Ингвар, подошедший к нам.

- Типичная эльфийская бледность, - отмахнулась я. – Ничего страшного. А еще это может быть результатом полета – ветер и все такое. Я вначале сильно испугалась, а потом привыкла. И, знаешь, мне даже понравилось.

- Вот в этом мы с Ремаром не сомневались, - бросил через плечо Аленар, снимавший со своего грифона набитую сырым мясом сумку. – Только вот что, господа маги. – Он повернулся и сурово осмотрел нас троих. – Забудьте про Эльку. С нами путешествует Лиар. Кстати говоря, неплохо бы придумать тебе биографию. Хотя бы в общих чертах.

Я согласно кивнула.

- Наверное, ты прав.

- Вот и займись этим во время полета. И еще: привыкай говорить о себе в мужском роде. Договорились?

Не дожидаясь ответа, Аленар отвернулся, достал из сумки солидный кусок мяса и бросил его нетерпеливо следящим за его действиями грифонам.

- Слушай, у тебя нет ощущения, - вполголоса пробормотал Лежек, наблюдая за жадно рвущими когтями и клювами еду птицельвами, - что с нами твой дражайший некромант, только отрастивший клыки и перекрасивший волосы?

- Иногда есть, - призналась я. – Но не стоит забывать вот что: Аленар не маг, и в случае чего нам придется прикрывать его, а не ему нас.

- А почему он вообще сопровождает нас?

- Не нас, а меня. Из-за вышеупомянутого некроманта. Аленар считает, что, раз уж я в буквальном смысле свалилась ему на голову, то он несет за меня ответственность перед своим племянником.

- Как племянником? Давно у нас асгорские вампиры имеют родственников в Ласинии?

Я мысленно выругалась. Конечно, Лежеку ведь никто не излагал подлинную биографию Алена, а наблюдательный молодой маг просто не мог пропустить мимо ушей мою оговорку.

- Элька… Тьфу, Лиар, тебе не кажется, что время для страшных тайн уже миновало? Прекращай темнить, пока я не начал интересоваться, почему княгиня Белогорская, портрет которой висит в картинной галерее замка, так сильно похожа на Повелителя Асгора и некоего Алена дар Лиаллана?

- А потому что она является сестрой одного и матерью другого, – сдалась я.

- Ты хочешь сказать,…

- Я имею честь быть невестой Ариэна одд Шаэннара, который предпочел скрывать свое имя, работая в Школе Магов, Травников и Пифий.

Лежек невразумительно хмыкнул.

- И ты давно об этом знаешь?

- Около полугода, - прикинула я. – Но докопалась до всего сама, Ален скрывал все до последнего.

- Могу себе представить. Ну что же, теперь мне понятно, почему князь Белогорский принимает такое активное участие в спасении никому неизвестного учителя неестествознания. А Рейф как связан с этой семейкой?

- Он дружил с покойным князем и знал его сыновей с рождения.

- Больше вопросов не имею, - усмехнулся Лежек. – Кстати, не думаю, что Ингвар сильно удивится. Он говорил мне как-то раз, что Ален не похож на выходца с юга.

Я растерянно взглянула на северянина, сосредоточенно копавшегося в сумке с провизией, пытаясь сообразить, что могло навести его на такую мысль, и неуверенно предположила:

- Приемы фехтования?

- Они самые, - кивнул Лежек. – Ингвар посчитал, что это скорее северная школа, но глубже копать не стал. Мало ли где Ален мог учиться?

- И у него не было личной заинтересованности, как у меня, - дополнила я. - Пойдем, разомнемся немного, а потом тоже поедим. Завтрак, кажется, кончился вечность назад.

Мы дошли до небольшого ручейка, раньше протекавшего через всю долину, а теперь перегороженного свежим обвалом и грозившего в скором будущем превратиться в крохотное озерцо. Пальцы заученно сплели заклинание, и несколько камней превратились в пыль, открывая воде дорогу.

- И зачем? – недовольно поинтересовался Лежек. – Мы вроде бы договаривались использовать магию только в самых необходимых случаях?

- А кто нас здесь увидит? - беспечно отмахнулась я. – В самом сердце Дагар-рона? Если только парочка стервятников или неккеров, но они вряд ли кому-нибудь расскажут. А иначе вот тот кустарник засохнет. – Я показала на противоположный край долины, густо заросший темно-зелеными кустами с мелкими красными цветочками. - А вообще странно – обвал совсем свежий. И когда мы летели, мне все время попадались то недавно рухнувшие деревья, то осыпи. И чем дальше от Белогорья, тем чаще они встречались.

- Не совсем так, - поправил меня Лежек. – Не дальше от Белогорья, а ближе к Чернолесью. Это следы землетрясения.

- Последствия активации Круга? – нахмурилась я.- Ты это хочешь сказать?

- Именно. Честно говоря, сам процесс появления темной луны я не помню, поскольку провалялся в беспамятстве и очнулся уже в Школе, так что ничего не могу сказать про силу землетрясения в тот момент. Но повторные толчки, и довольно сильные, ощущались и в Белогорье еще пару дней после катаклизма.

- Мост через Игрицу держался буквально на честном слове, - вспомнила я.

- Да? Это тоже явно следствие землетрясения. Когда по нему перебирались мы, он казался вполне крепким, хотя некоторые бревна подрасшатались. Но с той поры прошло четыре дня, во время которых повторялись подземные толчки.

- Застонут глухо скалы и земля, и, сотрясаясь под пятой мрака, вскипят повсюду реки и моря, - мрачно процитировала я. – Интересно, море действительно вскипело? Или оно слишком далеко от Чернолесья?

- Игрица из берегов выходила, это я точно знаю. А про море послезавтра выясним, как доберемся до Морийска.

- Никогда не видела моря. – Я зябко поежилась и накинула капюшон – погода, и так не радующая нас, решила не останавливаться на достигнутом и добавила к ветру и плотным тучам, закрывающим солнце, мелкий противный дождик. – И никогда не думала, что мне доведется увидеть его при таких обстоятельствах.

Лежек сочувственно обнял меня за плечи.

- Пойдем? Ты, кажется, есть хотела? Аленар в любой момент может дать сигнал к отлету, и тогда мы останемся голодными до вечера.

- Думаю, что этого он не допустит, - улыбнулась я. – Но все равно пойдем.

Мы успели и поесть, и облазить всю долину. Аленар дал как следует отдохнуть грифонам, справедливо полагая, что на уставших животных мы далеко не улетим. На этот раз во время взлета я уже не зажмуривала в приступе паники глаза и не цеплялась за петли, а упоенно отдавалась опьяняющему ощущению свободного полета.

И вновь ветер развевал волосы и трепал кончики ушей, и никакой капюшон не мог полностью защитить меня от этого. И вновь нас завораживала суровая, первозданная красота Дагар-рона с высоты грифоньего полета: высокие неприступные пики, отвесные скалы, плато и долины с россыпью цветов на ярко-зеленой траве, горные ручьи и водопадики. Небольшие стада горных козлов, завидев наше приближение, пускались наутек. И очень жаль - мне хотелось узнать, похожи ли они на ласинийских. А вот гигантские орлы, с царственным величием совершавшие облет своих владений, никак не реагировали на стаю грифонов. Один раз нам встретилась королевская виверна. Я напряглась, готовясь отразить возможное нападение, но тварь либо была сыта, либо торопилась куда-то по своим виверновым делам, и мы мирно разошлись в разные стороны.

Наш отряд неуклонно двигался на север, методично сокращая расстояние между собой и Морийском. Снеговые шапки гор опускались все ниже и ниже. Лиственные деревья начали исчезать, постепенно заменяясь хвойными. Темные и заросшие леса плохо просматривались сверху, и отыскать место для ночевки становилось все труднее. Даже с обострившимся эльфийским зрением при неярком сумеречном свете ночи я с трудом могла что-либо различить внизу.

Аленар дал сигнал к снижению, как только под нами в густой мешанине темных пятен леса и светлых скал показался просвет.

- Боюсь, лучшего места мы уже не найдем, - сообщил он, когда мы все приземлились на небольшой полянке. - Грифоны устали, и продолжать полет опасно. Не знаю, правда, как тут с водой… Но для нас небольшой запас есть, а они могут сами слетать на поиски источника.

- Летать не потребуется, воду я обеспечу. – Лежек спрыгнул с грифона и присел, положив руки на землю. – Так я и думал. Водная жила неглубоко, ее можно подтащить к поверхности.

- Это твоя стихия? – уточнил Аленар и, дождавшись утвердительного кивка, подошел ко мне. - А у тебя, Лиар?

- Огонь.

- И почему я не удивлен? - пробормотал он, помогая расстегнуть пряжку на ремне, стягивающем мою талию. – Тогда разводи костер, а мы с Ингваром займемся грифонами и обустройством лагеря.

С топливом проблем не возникло – повсюду валялись ветки и сучья. Правда, сухими их можно было назвать с большой натяжкой – моросящий дождь, продолжающийся, похоже, не первый день, промочил все вокруг. Но, с другой стороны, маг, особенно выбравший своей стихией огонь, может поджечь все, что угодно, и я – не исключение из этого правила. Так что вскоре на полянке горел яркий костерок, сразу создавший некое подобие уюта в окружающей нас суровой действительности, а над ним в небольшом котелке весело булькала вода с брошенными в нее травками. Ребята натаскали охапки лапника для постелей, и я, прежде чем накрыть их плащами, предварительно просушила заклинанием мокрые ветки. Последним штрихом стала установка защитного контура по краю полянки – исключительно на всякий случай, поскольку вряд ли в радиусе десятка верст найдется хотя бы еще один человек.

Грифоны, укрывшись крыльями, мирно спали на краю полянки, огонь умиротворяюще потрескивал, изредка стреляя искорками, нудный дождь наконец-то прекратился, а через покров туч просвечивало серое северное небо травеньской ночи. За преградой контура злобно зудели комары, в огромных количествах собравшихся со всей округи, и отчаянно пытались пробиться сквозь невидимую стену. Тех, что оказались внутри купола, Аленар отогнал, бросив в костер щепотку какого-то пахучего порошка, и теперь мы могли спокойно отдыхать, отхлебывая горячий отвар или просто любуясь четкими очертаниями гор на фоне быстро несущихся облаков. Могли. Но далеко не у всех это получалось. Ничего не могу сказать по поводу Ингвара, лежащего на спине и прикрывшего лицо рукой. Но Лежек, мрачно смотревший на огонь, явно не наслаждался происходящим. Меня вновь начали терзать отвратительные подозрения на тему случайности снов и бессмысленности нашего похода на север, в который я втянула не только сокурсников, но еще и посторонних граждан, у которых полно своих собственных дел.

- Я не посторонний, Элька, - мягко произнес Аленар.

- Лиар? – ехидно поправил его Лежек.

- Вообще Лиар, но сейчас я хочу поговорить именно с Элькой. – Вампир подбросил в костер еще веток, выпустив на свободу облако ярких искорок, и присел передо мной. – Посмотри на меня.

Я вынужденно подняла голову, встречаясь взглядом с темно-синими глазами.

- Я не посторонний, - повторил Аленар. - Ты прекрасно это знаешь. И ты не уговаривала меня пойти с тобой, точно так же, как и ребят. – Он показал рукой на приподнявшегося на локте Ингвара и кивнувшего в ответ Лежека. – Все мы пошли с тобой по собственной воле. Возможно, по разным причинам, - усмехнулся вампир, - но, тем не менее, это наше и только наше решение. Кстати говоря, раз уж об этом зашел разговор – Лежек, не стоит недооценивать не только врагов, но и друзей. Я не могу сплести простенького заклинания, но считаюсь неплохим бойцом.

Я скрыла улыбку. Насколько мне помнилось, неплохим – это очень мягко сказано, если Повелитель мог выстоять против дюжины наемников.

- Алена тренировал ты? – уточнил явно заинтересовавшийся Ингвар.

- Не только. Но в том числе. Показательные выступления предлагаю временно отложить и обговорить детали легенды. Лиар, ты свою биографию придумал?

Судя по тону и обращению Аленара, лирические отступления закончились. Я поспешно извлекла из памяти придуманное во время полета.

- Практически. Насколько подробной она должна быть?

- Ну, не стоит излагать нам каждый день вашей длинной и наполненной интересными событиями жизни, уважаемый Лиар. – Вампир церемонно склонил голову. – Мы хотим знать, каким образом вас занесло в нашу тесную компанию?

- Меня всегда привлекали красоты северной природы, - таким же тоном ответствовала я. – Они еще не описаны в балладах, коими так славится наш народ, а мне хотелось бы оставить свой след в памяти потомков. А с вами, многоуважаемый Аленар… Кстати, ты оставляешь это имя?

- А почему бы и нет? Имя как имя, я же не подлинным представляюсь…

- Ну да… так вот, с вами, многоуважаемый Аленар, мы знакомы с десяток лет…

- Лучше два десятка, - поправил вампир. – И познакомились в пору моей юности, когда я только начинал свои странствия.

- Пусть будет два, мне не жалко, - великодушно согласилась я. – Судьба в очередной раз свела нас вместе, и я, услышав о готовящемся путешествии, с удовольствием присоединился, дабы тем самым реализовать свою давнюю мечту.

- Подойдет, - заключил вампир. – Никто такой придури не удивится, поскольку эльфы – большие оригиналы.

- Ты и сам недалеко ушел, - обиделась я. – Сбор легенд народов севера не очень смахивает на рациональное увлечение.

- Так я и не спорю, - ухмыльнулся Аленар. – И хорошо. Пусть нас считают… скажем мягко, не самыми благоразумными гражданами, готовыми полезть гхыр знает куда ради каких-то бабкиных сказок. Меньше присматриваться будут.

- Ингвар – проводник. А меня за каким шеттом с вами понесло? – поинтересовался Лежек.

- Как за каким? Искать приключений, разумеется. Самый подходящий возраст. По подорожной ты – мой дальний родственник, и надо полагать, руками и ногами ухватился за возможность повидать мир, особенно если за это не требуется платить.

- Не исключено, - хмыкнул парень. – Но меня интересует вот что: как мы будем искать старого некроманта на этих самых островах, если он специально спрятался так, чтобы его не нашли?

- Алену же как-то удалось это сделать… - неуверенно ответила я. – Причем в одиночку. И у нас как-нибудь получится… Не такие и большие эти острова, чтобы не найти на них конкретного мага, даже если он скрывает свою специализацию.

- Вы будете смеяться, но, кажется, нам помогут как раз северные легенды, - задумчиво проговорил вампир. – Некромант приехал на острова полсотни лет назад, и его присутствие не могли не заметить. Ингвар, я понимаю, что ты уже десять лет не был дома, но попробуй вспомнить: не рассказывали ли у вас в селении про страшного колдуна, живущего где-нибудь неподалеку?

Парень глубоко задумался, сжав руками голову.

Я запоздало раскаялась, что так и не выучила то полезное заклинание, которым Ален помогал мне восстановить в памяти прошедшие события. Но сейчас, к сожалению, с этим ничего не поделаешь.

- Про колдуна… - Северянин потер пальцами виски, всматриваясь в огонь, словно бы он способствовал его сосредоточенности. – Что-то такое рассказывала мама, когда я был маленьким и не хотел есть рыбу.

- Где-то за горами живет страшный злой волшебник, который забирает себе непослушных маленьких мальчиков, – понимающе кивнул Лежек.

- Как-то так, - развел руками Ингвар. – Только не за горами, а на соседнем острове. Простите, ребята, больше вспомнить не могу. Слишком давно это все происходило, а я и тогда мало интересовался сказками.

- Пока этого достаточно, - уверенно произнес Аленар. – По крайней мере, тебя пугали страшным волшебником, а не выплывающим из моря чудовищем, что, на мой взгляд, логичнее для местности, где магов днем с огнем искать требуется. Ингвар, что ты скажешь, если первым делом мы навестим твое родное селение?

- Вам будут там рады, - еле заметно улыбнулся сокурсник.

- Вот и договорились, - подвел итог вампир. – План на первое время составлен, а дальше будем действовать по обстоятельствам. Лиар, а ты свое зелье выпил?

- Нет еще, - покачала головой я. – Перед сном выпью, как советовал Ремар.

- Так самое время, кажется?

Я молча встала и побрела к елке, под которой мы сложили наши сумки, не желая признаваться даже себе, что всячески оттягиваю уход ко сну. Не то чтобы мне не хотелось спать – напротив, глаза слипались, а тело с удовольствием бы растянулось на лапнике, но страх, донимавший меня утром, не давал покоя и заставлял неосознанно сопротивляться дремоте.

- Элька… - Мне на плечо легла теплая рука Аленара. – Прекрати изводить себя. Никто не знает, на чем основаны твои сновидения, никто не может сказать, как Ариэну удалось связаться с тобой и сможет ли он сделать это вновь.

- А если это не Ален? – Я вздрогнула, впервые высказав вслух это предположение. – Если мои сны - просто случайность?

- Тогда они весьма близки к истине. А чтобы узнать все доподлинно, надо идти либо к Мораввену, либо к некроманту. Кого ты выбираешь?

Ответа не требовалось, и мы оба понимали это.

- Пей свое зелье и ложись, - мягко посоветовал вампир. – Отдыхай, пока есть такая возможность.

- А дежурства?

- Грифоны разбудят, если что-нибудь произойдет. Да и я пока посижу у костра. Мне для сна достаточно пары-тройки часов.

- Как и Алену, - вздохнула я, вернулась к огню, выпила положенную порцию зелья и устроилась под плащом. Сон притягивал меня все сильнее и сильнее…


Кабинет директора Школы, в котором я была… да не так уж часто и была, честно говоря. Но ошибиться невозможно – тот же стол, заваленный бумагами и свитками, пыльное глубокое кресло с резными подлокотниками, пару столетий назад покрытыми позолотой, массивный шкаф с книгами, не открывавшийся со времени переезда в Вийск, и сам хозяин помещения, напряженно глядящий куда-то за мою спину.

- Магистр Рейф, послушайте меня, пожалуйста.

Я вздрагиваю и поспешно оборачиваюсь к источнику голоса. Сердце на секунду замирает, а потом начинает биться в груди вдвое быстрее. Я не ошиблась. Голос на самом деле принадлежал Алену. Не иллюзии Нааль, а именно темноволосому мужчине с синими глазами. Но я сдерживаюсь и не кидаюсь к нему на грудь, заливая слезами радости черную рубашку. И не только потому, что нахожусь здесь, так сказать, не в физическом облике. Меня смущает интонация, с которой говорит мой жених – непривычно требовательная и в то же время жалостливая. А еще – выражение его лица: холодное, самоуверенное, без малейших признаков тепла и человечности.

- Конечно, Магистр Ален. Что вы хотели?

Директор тоже не стремится радоваться внезапному появлению пропавшего учителя, что в данном конкретном случае весьма странно. Но Алена это не смущает.

- Магистр Рейф, я нигде не могу найти Элиару.

Я опять вздрагиваю и с большим трудом беру себя в руки. Это не Ален! Гхыр все побери, это Нааль в его теле! Ален никогда в жизни не назвал бы меня Элиарой!

- К сожалению, ничем не могу помочь, Магистр. – Директор снимает очки и, не торопясь протерев их, вновь водружает на нос. – Я не видел ее уже несколько дней… Дайте подумать… ну да, с момента вашего возвращения из последней экспедиции. На защиту диплома она не явилась… впрочем, и защиты никакой не было. Вы же слышали о печальных событиях в Школе?

- Немного. – Ален сочувственно склоняет голову. – Мне пришлось неожиданно уехать, и по возвращении я обнаружил, что Элиара исчезла, как и практически все ее сокурсники, а Магистр Эссель ушел к праотцам.

- Увы, да. Мир праху его.

Магистры выдерживают положенную приличиями паузу.

- Но все-таки, Магистр Рейф, - настойчиво продолжает Ален, – куда могла деться Элиара? Я же просил ее дождаться меня здесь. Мы собирались вступить в брак, а моя невеста исчезает перед самой свадьбой?

Я прикладываю руку ко рту, заглушая готовое вырваться восклицание. Нааль знает о свадьбе? Но как? Да, я говорила об этом Велену, но мог ли он после смерти сообщить об этом? Помнят ли личи о своей предыдущей жизни? Или Нааль узнала все от Алена? Нет, вряд ли… Тогда бы она не допрашивала сейчас Рейфа. А возможно, это просто ее догадка?

- Я не знал, что вы помолвлены, - задумчиво качает головой директор. – Сочувствую, Магистр, но, как я и говорил, ничем не могу помочь. Элиара исчезла накануне защиты диплома. В эту же ночь погиб Эссель и один старшекурсник, еще трое получили ранения, так что, простите, у меня не было возможности проследить за девушкой. Возможно, она уехала к вашим родственникам или, прошу прощения, решила таким своеобразным способом разорвать отношения с вами. Молодые девушки, знаете ли, довольно переменчивы в своих поступках.

Ален стискивает зубы, и я вижу, как ходят желваки под его кожей. Зрелище, честно говоря, устрашающее. Понимает ли Нааль, что Рейф лжет? Скорее всего, понимает, иначе не отреагировала бы таким образом. А вот знает ли она, что именно он скрывает?

- Мне необходимо найти Элиару, хотя бы для того, чтобы объясниться! Магистр Рейф, поверьте мне, это дело жизни и смерти! – неожиданно страстно произносит Ален, почти умоляя. И я верю ему. Для Нааль это действительно так. Рейф тоже понимающе кивает, но, тем не менее, сочувственно разводит руками.

- Я просто не знаю, Магистр… У девочки нет родственников, к которым она могла бы отправиться. Мать умерла, отец неизвестен… если только…

- Что? – с надеждой вопрошает Ален.

- Если только она не поехала в Ясневый Град в поисках отца. Но это настолько маловероятно…

Ален явно придерживается такого же мнения. Это отчетливо видно по скептическому выражению его лица.

- Хорошо… Но она ведь могла рассказать подруге. Кессиане, кажется, так ее зовут. Девушки обычно делятся друг с другом своими планами, не думаю, что Элиара – редкое исключение из этого правила.

- Вполне вероятно, - пожимает плечами директор. – Вся проблема в том, что Кесси срочно вернулась домой по просьбе ее родителей.

- Где она живет? – еле дослушав, спрашивает Ален.

- Не скажу. Правила Школы, вы же знаете. Если в случае с Элиарой я еще мог бы посмотреть сквозь пальцы на некоторые нарушения, ввиду сложившихся обстоятельств, то местожительство остальных адептов должно оставаться неизвестным для всех, - твердо произносит Магистр Рейф.

Честно говоря, не помню такого правила. Никто из нас не скрывал ни от преподавателей, ни от сокурсников, где жил до поступления в Школу. А некоторых родителей и просто неоднократно вызывали к директору, взять хотя бы отца Лиса. Рейф не мог не знать об этом. Но вот Нааль… если это именно она… и не имеет доступа к памяти моего жениха…

- Магистр Рейф, в данном случае вы могли бы сделать исключение, - требовательно произносит Ален.

Я облегченно выдыхаю – Нааль ничего не знает. И тут же вновь сжимаюсь от ужаса – Ален так хорошо закрывается или уже просто не может ничего рассказать? Но мне остается лишь гадать и надеяться на лучшее.

- Не могу, Магистр, - еще строже произносит Рейф, и в его глазах на долю секунды мелькает удовлетворение. Но если это заметила я – то же самое сделала и Нааль. Кулаки Алена сжимаются, кровь отливает от лица, заметно, что он с трудом сдерживает себя. Неизвестно, что произошло бы дальше, если бы в кабинете не появляется новое действующее лицо – Великий Магистр Мораввен собственной персоной.

- Добрый вечер, Магистр Рейф, - сухо кидает он. – Не знал, что вы заняты. Впрочем, я ненадолго, а после этого с вашими проблемами будет покончено.

Мораввен нарочито не обращает внимания на Алена, словно бы ему абсолютно неинтересно, с кем и на какую тему общается директор Школы.

- Что вы хотели, Магистр Мораввен? – Рейф ощутимо напрягается. Я тоже, хотя и понимаю, что меня никто не может заметить.

- Сущий пустяк, - усмехается демон, подходя к столу. – Передать вам приказ об освобождении от занимаемой должности директора Школы Магов и лично сопроводить в Аррендар.

Рейф берет из его рук свиток, но не торопится раскрывать.

- Увольнение… А на каком основании, можно поинтересоваться?

- Разумеется, - с готовностью отвечает Мораввен. – Некомпетентность, как следствие – низкий уровень знаний учащихся, полное отсутствие дисциплины и у адептов, и у преподавательского состава, а в финале – обвинение в убийстве членов Ордена. И не надейтесь, телепортироваться вам не удастся, - предупреждающе добавляет он.

- Зачем же телепортироваться? – хмыкает Магистр Рейф. – Можно обойтись и без этого. Всего вам хорошего, господа.

Мораввен рывком бросается через стол, протягивая вперед руки с целью схватить бывшего директора, но безрезультатно. Кабинет почти мгновенно заполняется сизым дымом, который так же быстро рассеивается, и я успеваю заметить, как в раскрывшееся окно вылетает крупная птица со странным оперением серовато-белого цвета.

Великий Магистр произносит несколько цветистых фраз, абсолютно неуместных в кабинете директора Школы, и поворачивается к Алену.

- Мне начинает казаться, что я теряю хватку. Но гхыр, кто бы мог подумать…

- Он знает, где Элиара, - сообщает Нааль. – Именно поэтому Рейф и предпочел пожертвовать годом своей жизни, только бы не попасть в твои руки.

- Ты не смогла его прочитать?

- К сожалению. Но это я уловила.

Мораввен пристально смотрит в глаза своего собеседника – или собеседницы, гхыр их разберет.

- До него ты по-прежнему не можешь добраться?

Нааль, вздохнув, отводит взгляд.

- Нет. Хотя пытаюсь изо всех сил. Он закрылся настолько плотно… Иногда у меня создается ощущение, что я бьюсь в толстенную каменную стену, и, чем сильнее мои попытки, тем дальше меня отшвыривает.

- Мне все чаще хочется лично разрезать на кусочки того вздбрызга, который не пропустил его ко мне… А потом поднять и повторить все заново.

Мораввен яростно бьет кулаком по стеклу шкафа. Древняя мебель не выдерживает и с жалобным треском разваливается на куски, засыпая пол кабинета осколками, толстыми фолиантами и выпавшими страницами.

- Пойдем, Нааль. Она выдаст себя. Просто не может не выдать. Магам такого уровня трудно долго скрывать свою силу.

Глава 5.

Мое сегодняшнее настроение разительным образом отличалось от вчерашнего. Ален жив. Жив и в данный момент недоступен Нааль. Уверенность в этом факте твердо поселилась во мне, выгнала хандру и сомнения, возродила спокойную настойчивость в желании добиться своей цели и затеплила крохотный огонек нетерпения. Аленар, разумеется, еще утром уловил изменение моих эмоций и молчаливо одобрил его, выяснив причину. Правда, чуть позже, перед самым отлетом, отвел меня в сторону и вполголоса предупредил:

- Только не впадай в другую крайность. Лихорадочное нетерпение настолько же плохо, как и меланхоличная тоска. И в том, и в другом случае существует опасность, что в критический момент ты не сможешь принять верное решение. И не надо демонстрировать оскорбленное возмущение. Это просто дружеский совет.

- Спасибо, - язвительно пробурчала я.

- Всегда пожалуйста. Да, вот что еще: не посылай Ремару вестника.

Я не смогла скрыть удивления. Нет, не по поводу того, откуда вампир узнал – это как раз очевидно.

- Почему? Ты считаешь, Ремару не стоит знать о случившемся в Школе?

- Для начала я хочу напомнить, что, получив вестника, можно определить как автора послания, так и место отправления. Ты должна знать это лучше меня.

Действительно, это довольно несложно сделать. Но, в конце концов, Ремар и так догадается, от кого пришло сообщение.

- Элька, Ремар – князь Белогорья. У него есть обязанности, одной из которых является прием делегаций сопредельных государств. Ты можешь гарантировать, что в момент получения вестника Ремар не будет беседовать с Мораввеном? Или любым другим рыцарем Ордена? Дальше объяснять?

- Нет, - вздохнула я. – Все понятно.

- Вообще-то мне кажется, что Рейф сам свяжется с Ремаром. Он явно предусмотрел все заранее. Или я не прав?

- Прав, - согласилась я. – Директор воспользовался заклинанием Крэнна-Шейвиза, которое плетется не меньше часа и потом в нужный момент активируется. Сама по себе формула невероятно сложная и подвластна Магистрам не ниже первой ступени. Сначала Крэнн создал формулу, позволяющую перевоплотиться в птицу. Но без посторонней помощи он не смог вернуться в человеческий облик и вынужден был пару лет провести, питаясь падалью. Поэтому Шейвиз добавил в заклинание временной компонент – то есть оно будет действовать неделю, - что усложнило и без того зубодробительное выражение. И еще оно очень дорого обходится воспользовавшемуся заклятием магу.

- Да, я помню про год жизни… - сумрачно произнес Аленар, внимательно выслушавший мою небольшую лекцию по истории магии. – Это действительно так?

- По разному… В зависимости от множества факторов. Но в среднем жизнь мага сокращается именно на такой срок.

- Зато теперь он в безопасности. И мы пока, - Аленар подчеркнул последнее слово, - тоже.

- И если не совершать необдуманных поступков, и дальше так и будет продолжаться, - закончила я его мысль.

- Именно, - улыбнулся вампир, заканчивая нравоучительную беседу.

Второй день полета неторопливо приближался к концу. Грифоны, размеренно взмахивая крыльями, подлетали к предгорьям Дагар-рона. На дневке Аленар сообщил, что, по его прикидкам, в воздухе осталось провести часов пять-шесть, и мы вполне успеем приехать в Морийск до закрытия городских ворот. Четыре из них уже истекли, так что еще немного – и придется прощаться с Бэрном. Однако до сего грустного и одновременно ожидаемого события еще предстояло пережить полет сквозь низкую облачность. До сих пор нам удавалось миновать подобное испытание – грифоны ибо проскальзывали под тучами, либо находили промежуток в скалах. На сей раз ни тот, ни другой вариант нам не подходил. Горы стояли сплошной стеной без малейшего признака ущелья, способного вместить в себя грифона с расправленными крыльями, а облака, набухшие непролитым дождем, казалось, вот-вот коснутся нижним краем земли.

«Похоже, сейчас мы получим новые незабываемые впечатления», - мысленно сообщил мне Лежек. Мы еще утром настроились на чтение мыслей друг друга. Заклинание несложное, если маг не закрывается специально, а лететь стало значительно веселее. Спать в воздухе не рекомендовалось, в одиночку бороться с дремотой, вызываемой равномерным покачиванием тела Бэрна и однообразным пейзажем, довольно сложно, а разговаривать обычным способом не получалось.

«Лучше бы обойтись без них, - посетовала я. – Но, кажется, ничего не поделаешь… Ой!»

Открытых участков кожи – рук, лица, кончиков ушей – коснулось что-то влажное и холодное. Мы влетели в гхырову тучу, оказавшись словно в густом белесом тумане. Оставалось только надеяться, что Бэрн умеет ориентироваться в непрозрачной мгле, потому что лично я с трудом различала кончики пальцев на вытянутой руке.

«Элька, ты как?»

«Нормально. Только холодно и мерзко».

«А мне нравится!» - В мыслях Лежека явственно слышалось бесшабашное веселье.

«Конечно, это же твоя стихия, - фыркнула я. – Наслаждайся. А я буду мечтать о небольшом, жарком, согревающем костерке.»

Шутки шутками, но я на самом деле замерзала. Скорость грифона если и уменьшилась, то ненамного, и ледяной воздух, почти полностью состоявший из воды, с силой бил в лицо, вымывая последние остатки тепла. Плохо сгибающимися пальцами я завязала под подбородком тесемки капюшона и натянула перчатки, теперь понимая, зачем Ремар сунул их мне в карман. Но все это не очень спасло ситуацию. Холод пробирался под полностью застегнутую куртку, вызывая мелкую противную дрожь в теле. Еще немного – и у меня застучали бы зубы. В попытке согреться я приникла к спине Бэрна, обхватив его шею руками, и зарылась носом в жесткую короткую шерсть. Стало намного лучше. Ветер проносился уже где-то за спиной, а от мощного тела грифона исходило уютное тепло. В таком положении мне практически ничего не было видно. Но густой туман все равно не позволял наблюдать за происходящим, так что и горевать об упущенных возможностях не стоило. Я, закрыв глаза, расслабилась, слушая мерное сердцебиение грифона. И, кажется, все-таки задремала.

Бэрн пронзительно курлыкнул и, сложив крылья, камнем понесся вниз, закладывая глубокий вираж. Я, почувствовав, что соскальзываю, поспешно уцепилась за петли и выпрямилась, продирая глаза и оценивая обстановку.

Из тучи мы вылетели – уже хорошо. Белесая мгла вместе с высокой горной грядой остались позади, и сейчас о них напоминали лишь замерзшие пальцы и кончик носа. Под нами – явно предгорье: холмы, покрытые темным лесом и текущая между ними река. Мы что, уже долетели? Тогда почему Бэрн снижается так резко? И почему я не вижу остальных?

По глазам резанула яркая вспышка, и в ту же секунду грифон рывком бросился вправо и вверх. Рядом со мной мелькнуло нечто быстрое, некрупное, обдавшее щеку жаром… от выдохнутого пламени?

Гхыр все побери, только не это! Но быстрый взгляд наверх подтвердил догадку.

Уртхаки. Дальние родственники драконов, размером чуть больше кошки, быстрые, злобные, ядовитые и иммунные к огню. Живут стаями, питаются в основном падалью, но при случае не упускают возможности напасть на незадачливого барана или горного барса. И, похоже, грифонами тоже не побрезгуют…

Прямо на меня неслась парочка бледно-зеленых молний, и явно не с намерением мирно познакомиться. Бэрн успел нырнуть вниз, а я в полной мере прочувствовала смысл выражения «пульсаром по воробьям». Огненными шарами хорошо кидаться, стоя на земле, в неподвижные или медленно перемещающиеся объекты, а никак не в мечущуюся тварь.

«Лежек!»

«Уходи, если можешь! Мы пробуем оторваться от них!»

«Бесполезно! Они быстрее грифонов!»

К предыдущей парочке уртхаков присоединилось еще трое. Настигнув Бэрна, твари разделились, нападая на него с двух сторон и норовя вцепиться в крылья. Грифон свечой ушел в небо, коротко взвизгнув – его все-таки задели. Из кожистой перепонки брызнула темная кровь, еще более воодушевив нападавших.

- Kreeaann! – заорала я, обрушивая на зеленых существ парализатор. Гхыр. Он не действовал на них, и уртхаки вновь неслись прямо на меня. Какого шетта, они что, еще и к магии иммунны? Тогда попробуем по-другому…

«Радужный вихрь», быть может, и не уничтожил зубастых крылатых ящериц, но, по крайней мере, снес их далеко в сторону, надеюсь, впечатав в скалу. Мне как-то не представилось возможности проследить за этим.

Ситуация, прямо скажем, гхыровая. Пока наши грифоны еще держатся в воздухе, но скоро их силы иссякнут. Улететь мы не можем – твари перемещаются слишком быстро и не намерены бросать добычу. А сразиться… Лежек бьет по уртхакам магией, тем же «Вихрем» и какой-то вариацией ослепляющего заклинания Хэндока, но не очень успешно. Ледяные звезды, возможно, и могли бы помочь, но попробуй попади ей в мелькнувшую перед тобой тварь? Ингвар, похоже, даже не пытается использовать колдовство, и, как и Аленар, пустил в ход мечи. Разрубленные пополам рептилии, к счастью, падают и уже не воскресают, но всю стаю перебить таким образом не удастся – пока расправляешься с одним кусачим созданием, трое нападают с другой стороны, выхватывая куски мяса из тела. И вампир, и Ингвар уже покрылись кровью и нуждались в помощи, и немедленной.

- Бэрн, левее! – Свои слова я подкрепила нажатием на соответствующую точку на его шее. – Левее и ниже. И быстрее!

Грифон, весьма недовольный приказом, тем не менее, повиновался и устремился в гущу сражения.

«Лежек!»

«Что?!» - Парень яростно проорал очередное заклинание, отшвыривая от себя уртхака.

«Нам не уйти просто так! Что на них действует?»

«Не знаю! Если только взорвать их изнутри! Или перестрелять из лука поодиночке!»

«Где бы его еще…»

Крик застрял у меня в горле. Грифон Ингвара, жалобно взвизгнув, кубарем полетел вниз. Одно крыло отчаянно било по воздуху в попытках удержаться, второе… второго просто не было. Вместо него болтались одни лохмотья.

Я еще успела сплести и бросить в северянина заклинание левитации, надеясь, что оно поможет хотя бы плавно опуститься на землю. И тут же вновь швырнула «Радужный вихрь», отбрасывая кинувшихся на меня мини-драконов.

«Лежек! Готовь щит! Прикрой меня!»

«Что ты задумала?»

«Смертельный веер!»

«Ты сможешь?»

«Не знаю! Должна! Прикрой меня!»

Бэрн, ловко развернувшись, завис в воздухе чуть выше и правее грифона Лежека. Краем глаза я заметила, что Аленар подобрался к нам поближе.

«Мне нужно пять минут, - предупредила я, зная, что они оба меня услышат. – Как только крикну, мгновенно уходите вниз, иначе заденет и вас.»

Все. Больше я не могла медлить. И Лежек, и вампир сейчас вкладывают все силы, чтобы дать мне возможность сплести заклинание. Глаза закрылись. Я не в воздухе на грифоне, рядом не летают молнии и от меня не пытаются откусить кусочек. Я на лекции Алена и старательно цепляю друг к другу части заклинания. Первая… И наплевать, что замерзшие пальцы не желают соединять потоки… Вторая… Третья… И не забыть вовремя повернуть, чтобы заклинание не рассыпалось… Четвертая… Осторожно, очень осторожно, конструкция слишком шаткая… Пятая…

- Trell arr! – Через долю секунды я развожу в стороны руки, выпуская серебристое копье, разлетающееся на тоненькие иголочки, и с силой ударяю Бэрна по бокам, одновременно направляя его вниз, присоединяясь к ушедшим чуть раньше Аленару и Лежеку.

- Ой гхыр! – Смертельный веер достиг своей цели. Крохотные стрелы, как им и положено, нашли свою жертву, взорвавшись в телах уртхаков. На нас посыпался дождь из смеси крови, мельчайших кусочков плоти и костей и чего-то неопознанного. Если даже кто из ящериц и выжил – преследовать они нас не стали.

Бэрн широко расправил крылья, замедляя движение и выбирая место для посадки. Я не вмешивалась, предоставляя грифону полную свободу действий. Надеюсь только, он приземлится где-нибудь поближе к Ингвару, чтобы нам не пришлось его долго искать. Живого или мертвого…

«Он жив.»

«Точно?» - Я напряженно вгляделась в верхушки елок внизу.

«Точно. Я читаю его. Ингвар жив, но…»

«Что?»

«Сейчас сама увидишь. И не пытайся его читать. Этот лексикон не для юных дев», - предупреждающе добавил Лежек.

У северянина был веский повод вспомнить свои познания в тролльем, добавив десяток выражений на родном языке. Его грифон умирал. Покрытое кровью существо лежало, бессильно распахнув клюв и тяжело поводя боками. Глаза уже затянула мутная пелена.

- Ничего нельзя сделать? – Я опустилась на колени и провела рукой по оперению грифона.

- Нет, - угрюмо ответил Ингвар. – Даже если бы удалось за пять минут залечить его раны и сломанный позвоночник, с одним крылом он умер бы от голода.

- А может быть… - нерешительно начала я, лихорадочно соображая, успеем ли мы открыть телепорт до Белогорья и насколько это поставит под удар нас?

Грифон дернулся, истошно вскрикнул, прощаясь с этим миром, и замер навсегда. Я, вздохнув, поднялась с колен.

- Ингвар, ты сам не пострадал?

- Не особенно. Кстати, спасибо за левитацию. Сам я поздно сообразил, а без нее, боюсь, пришлось бы хуже. Лежал бы сейчас, как Тарэн. – Ингвар с горечью посмотрел на грифона.

- А это тогда откуда? – Я озабоченно потянулась к разодранной куртке парня, намереваясь приподнять лохмотья и оценить степень повреждения плеча. Ингвар поспешно отдернулся, пренебрежительно махнув рукой.

- Ерунда. Просто царапины, не обращай внимания.

- Угу. Царапины… Снимай куртку, - вмешался подошедший к нам Аленар, держащий в руках влажную тряпицу и баночку с подозрительно знакомо пахнущей мазью. Если мне не изменяла память, именно этим Ален смазывал мне ногу после ожога слайнов. – И рубашку тоже. Помощь не требуется?

- Нет. - Ингвар неохотно разделся, неловко действуя поврежденной рукой. Я тихо ахнула. Рядом негромко, но отчетливо выругался Лежек. Левое плечо Ингвара покрывала сеть… ну, возможно, суровые северные граждане и назвали бы это царапинами. Но очень глубокие, длинные – одна проходила через всю спину, - набухшие и сочащиеся сукровицей. Лично я бы назвала их порезами.

- Так я и думал, - мрачно прокомментировал Аленар, прикладывая тряпицу к израненной плоти парня. Ингвар вздрогнул, сжал зубы, но не проронил ни звука.

- Подожди. – Я отвела руку вампира в сторону. – Нужно обезболить.

Повелитель молча отступил на шаг, предоставляя мне полную свободу действий.

- Я посмотрю, что с грифонами, - сообщил Лежек. Я отстраненно кивнула, уже сосредоточившись на своей задаче – остановить кровь и убрать боль. Потом мазь закончит восстановление, но Ингвару все равно придется еще пару дней не снимать повязку.

Из моей руки, зависшей над его плечом, потекло легкое тепло. Порезы на глазах затягивались, липкая розовато-коричневая жидкость сворачивалась и засыхала.

Я, расслабившись, опустила руку и осторожно протерла сетку тонких багровых полосок влажной тряпицей.

- Все. Аленар, дай мне мазь.

- Элька, мне нужна твоя помощь, - обеспокоенно позвал Лежек. – Иди сюда. Забинтовать они и сами смогут.

- Иду, - отозвалась я, поворачиваясь к Аленару. – Сможете?

- Конечно, - усмехнулся он. Я сделала было шаг в сторону, но внезапно остановилась.

- Подожди… Ты не хочешь раздеться сам?

- Это не моя кровь, Элька.

- То, что я не могу сейчас тебя прочитать, не означает, что я ослепла. – Я невежливо ткнула пальцем в длинную прореху, украшающую одежду Повелителя на левом боку.

- Там уже почти ничего не осталось, - покачал головой Аленар. - Я быстро регенерирую.

- Элька! – настойчиво и как-то нервно крикнул Лежек.

- Я потом все равно посмотрю, - пригрозила я Аленару и побежала к молодому магу, не понимая, почему он так встревожился. На первый взгляд казалось, что с грифоном ничего страшного не произошло. Да, на его задней лапе красовалась нехорошая рана – выдранный то ли когтями, то ли зубами кусок мяса, но Лежек вроде бы ее закрыл, и со временем все заживет. Или он волнуется, что зверь не сможет нести на себе груз? Я быстро оглядела Бэрна и вожака грифоньей стаи. Если не считать нескольких несерьезных царапин, они были в полном порядке. Так что тогда случилось?

- Я не могу остановить кровь, - обеспокоенно ответил мне парень. – Уже несколько раз пытался. Кажется, все нормально – но стоит ему пошевелиться, и рана вновь вскрывается. Шетт, опять!

Как раз в этот момент грифон переступил с лапы на лапу и изогнулся, стараясь по-кошачьи достать языком до больного места. Тонкая корочка, покрывающая рану, треснула, и из-под нее брызнула багровая струйка.

- Лежек, держи ему морду! А то мало ли, клюнет еще!

Я плюхнулась на влажную траву и мертвой хваткой вцепилась в лапу, что совершенно не понравилось грифону. Птицелев, глухо прорычав, несколько раз дернулся, пытаясь вырваться. Как и следовало ожидать, кровь полилась сильнее, а боль, очевидно, обострилась. Грифон захлопал крыльями и буквально взревел.

- Тихо, тихо, мальчик, - зашептал Лежек. – Тихо, стой смирно, и мы тебе поможем.

Не знаю, что поспособствовало больше – уговоры или невозможность вырваться, но зверь замер, неодобрительно поглядывая на меня.

- Сейчас тебе будет легче, птичка, - пробормотала я, соображая, что делать. По всей видимости, или рана оказалась глубже, чем предполагал Лежек, или уртхаки повредили какой-то крупный сосуд. Или – что вероятнее всего – внутрь проник яд, который не удалили предыдущие заклинания.

- Лежек, держи его крепче! – Я зажала лапу между коленями, сильнее вцепилась в нее левой рукой и надавила правой на рану. – Прости, но сейчас будет немножечко больно… По-другому никак не получится…

Концентрированный поток энергии ударил из моей ладони, обжигая, опаляя и уничтожая все постороннее, чему не место в теле живого существа. Отвратительный запах паленой шерсти и горелого мяса наполнил воздух. Меня замутило, горький комок подкатил к горлу, но отвлекаться на свои сиюминутные нужды не было никакой возможности. Грифон взвыл и яростно забил крыльями. На какое-то время мне даже показалось, что мы с Лежеком сейчас взлетим, и спас нас от сего не самого желанного события Аленар, вовремя присоединившийся к нам и буквально прижавший зверя к земле.

- Не выпускайте его! – заорала я, дополнительно наваливаясь на тушку всем телом. Ладонь медленно перемещалась по лапе грифона, запечатывая сосуды, соединяя вместе края раны и оставляя за собой только уродливый багровый шрам на темно-коричневой шкуре.

- Все. – Я устало опустила руку и отпустила изрядно обрадованного этим зверя. Меня знобило и тошнило, в ногах возникла неприятная слабость, как всегда после перерасхода энергии, и одна мысль о том, что вот сейчас надо забираться на Бэрна и лететь дальше, вызывала дрожь и дикий ужас. Больше всего хотелось свернуться комочком, забраться под одеяло и, прижавшись к Алену, закрыть глаза и поспать. Но, к сожалению, об осуществлении этого желания оставалось лишь мечтать, и я встала, усиленно скрывая усталость.

Зря старалась. Из троих моих спутников двое – сами маги – прекрасно представляли последствия перерасхода, а от третьего просто бессмысленно таиться.

- Держи. – Аленар протянул мне флягу. – Это на время придаст сил.

- Спасибо. – Я, почти не соображая, что делаю, отхлебнула холодного кисловатого напитка, даже не поинтересовавшись, что, собственно, пью.

- Ничего особенного, просто настой трав, - сообщил Аленар, снимая с себя куртку. Я пришла в себя настолько, что заметила его действия.

- Дай мне пять минут на восстановление, и я посмотрю, что там с твоим боком.

- Я регенерирую, Элька, - оскорбленно повторил вампир, накидывая куртку мне на плечи. – Это тебе нужно согреться. И боюсь, что на восстановление пяти минут тебе не хватит. Придется заночевать здесь. Гхыр, как же невовремя напали уртхаки… Это ставит под угрозу все наши планы.

- А если мы отправимся прямо сейчас – то все будет радужно и беспроблемно? – язвительно поинтересовался Лежек. – Один грифон погиб, второй вряд ли сможет унести на себе всадника, а пробираться по предгорьям пешком придется довольно долго, тебе не кажется?

- Нам оставалось лететь около часа, - повернулся к нему вампир. – Теперь же… Сложно сказать, когда мы попадем в Морийск. Надеюсь, что посланник Ремара с лошадьми все-таки дождется нас в условленном месте. Но, с другой стороны, не все так страшно, как тебе представляется. Бэрн практически не пострадал и донесет двоих, пусть даже и замедлится. Ингвар возьмет моего грифона, а я могу добраться до нужного места сам. И не исключено, что даже быстрее вас. Весь вопрос в том, сколько времени потребуется на восполнение запаса энергии. Прости, Лежек, но в таком состоянии, если вдруг нападут уртхаки или другие твари, ни ты, ни Элька не продержитесь больше минуты.

- Скорее всего, подольше. Хотя в случае с Элькой ты прав, - задумчиво признал маг, оглядев меня.

- Поэтому и хотелось бы знать поточнее, надо ли разбивать лагерь для ночевки или вам хватит пары-тройки часов?

- Постараюсь справиться побыстрее. – Я всунула Аленару в руки флягу и вернула ему куртку. – Лежек, Ингвар, помогите мне с костром.

- Лучше просто постой и не мешай. – Лежек остановил меня, не давая наклониться за сухой веткой. – Насколько большой он тебе нужен?

- Просто огонек. У меня сейчас сил не хватит даже свечу зажечь, а то я бы и сама справилась…

- Разумеется, - фыркнул парень, споро собирая хворост. – Кто бы сомневался…

Ингвар уже складывал шалашиком поломанные палочки, готовясь разжечь костерок.

- Элька, - озадаченно начал Аленар. – Могу я полюбопытствовать…

- Можешь, но не факт, что ты поймешь мои объяснения. Если мне вообще удастся их сформулировать. Только не мешай мне, пожалуйста, - устало попросила я, негнущимися пальцами расстегивая пуговицы на собственной куртке.

- Надеюсь, ты знаешь, что делаешь… - с сомнением проговорил вампир.

- Знаю. Лежек, как почувствуешь, что я восстановилась, начиная тянуть силу из меня. Тебе, наверное, в данный момент сложно будет подпитаться другим способом.

Язычок огня, разожженного Ингваром, лизнул одну веточку, вторую, и весело заплясал, с жадностью поедая подсовываемые ему прутики и палочки. Я шагнула к нему, от слабости пошатнулась и почти упала на землю, протягивая руки к пламени. Аленар позади меня выругался и, судя по донесшимся до меня междометиям и обрывкам слов, хотел меня остановить, но парни придержали его.

- Все хорошо, - на всякий случай сообщила я, нежась в уютных потоках тепла, окутывающих меня, проникающих в каждую частичку тела, заполняющих пустоту внутри.

- Тебя давно не было… Я соскучился…

- Я тоже… Но…

- Понимаю. А ты изменилась…

- Так было нужно.

- Я не только о внешности… Ты же знаешь, да?

- Знаю. И мне необходимо подпитать не только себя, но и их.

- Конечно… Все, как ты хочешь… И помни, я всегда жду тебя…

Пламя обволакивало меня – нежно и ласково, баюкая в своих объятиях. Слабость и тошнота стремительно исчезали. В какой-то момент я почувствовала, как сила тоненькой струйкой потекла в сторону, и по собственной воле увеличила ее. Мне – нам хватит. Огонь даст столько, сколько потребуется.

- Спасибо…

- Не за что. До встречи, Элька. Боюсь только, она наступит скорее, чем ты думаешь…

Я поднялась с земли и деловито отряхнулась. Энергия кипела и бурлила во мне, как и всегда после общения с Огнем, и требовала выхода или хотя бы немедленных действий.

- Можно лететь, - проинформировала я, забирая куртку у Аленара, который с непередаваемым выражением лица смотрел на меня. В общем, его можно понять. Для неподготовленного человека – или вампира, не обладающего магическими способностями – подобное зрелище покажется как минимум странным. А как максимум…

- Я же говорила, что это трудно объяснить, - виновато пожала я плечами. – Ален научил нас таким образом подпитываться от стихии.

- Ариэн научил, - хмыкнул Повелитель, продолжающий все с тем же загадочным выражением изучать меня. – Надо полагать, повезло вам с учителем. Мне не приходилось ни слышать, ни видеть подобного…

- Да нет, явление довольно известное, - пояснила я. – Просто считается, что оно недоступно Магистрам ниже первой ступени. А у нас получается.

- Получается, это точно. Кто бы мог подумать… - задумчиво произнес Аленар и принял прежний невозмутимый вид. – Хорошо. Тогда предлагаю поступить так: Ингвар, забирай сумки и садись на моего грифона. Лежек, твоего придется отпустить, полетишь на Бэрне вместе с Элькой. В общем-то, даже хорошо, что их осталось всего двое – меньше привлечете к себе внимание.

- Ты не забыл сообщить, как найти нужное место? – поинтересовался Лежек.

- Нет. Вам следует направляться на северо-северо-запад, - показал рукой Аленар. – Примерно через час начинайте искать скалу, по очертаниям напоминающую сидящую собаку, и реку, огибающую ее. Двигайтесь вдоль нее, посматривая на левый берег. Мальчик, который ждет нас – на что я очень надеюсь – должен разжечь костер на какой-нибудь подходящей полянке. Все понятно?

- Все, - кивнула я. – Только не понимаю, как доберешься до этой полянки ты. Может быть, мне попробовать долететь на грифоне Лежека, как самой легкой? Я неплохо его подлечила.

- Ни Бэрн, ни Крэнн не поднимут двух взрослых мужчин, - вздохнул вампир. – И, боюсь, грифон Лежка тоже не в состоянии преодолеть остаток пути с грузом. Не волнуйся, отсюда я прекрасно могу добраться сам. Не теряйте времени. Солнце уже почти зашло, а с учетом облаков особенно светлой ночь не назовешь. И Ингвар… прихвати мои вещи, пожалуйста.

Аленар, отойдя на пару шагов в сторону, аккуратно положил на траву куртку и начал раздеваться. Сапоги, рубашка… Я ошарашенно смотрела, как развернулись крылья, полностью закрыв фигуру вампира.

- Ты сам по себе лететь собрался, что ли? – не менее озадаченно поинтересовался Лежек.

- Нет, - усмехнулся Аленар. – Элька, неужели Ариэн так и не поделился с тобой сведениями о вампирской расе?

- Ну… - сглотнула я. – Похоже, далеко не всеми.

- Все понятно, - улыбнулся Повелитель. – Тогда считайте, что сегодня у вас небольшая практическая лекция по курсу «Разумные расы».

Аленар пригнулся, полностью закрываясь крыльями и словно бы скрываясь в небольшом шатре. Кожистая поверхность срасталась между собой на глазах, потом начала сжиматься, перетекая совсем в другую форму. Не успела я моргнуть, как на сырой траве перед нами оказался крупный светлый волк. Он встряхнулся, подмигнул, оскалив клыки в улыбке, и одним прыжком скрылся в темнеющем лесу.

- Ну и ни гхыра себе, - после небольшой паузы нарушил всеобщее молчание Лежек. – Элька, а что тогда ты знаешь о вампирах? Исключая то, что мы читали в учебниках и в чем нет ни слова правды?

- Не так уж и много, - призналась я. – Крови не пьют, чеснока не боятся, осины тоже… и вообще мирная и дружелюбная раса, сам видел.

- Я предлагаю отложить этнографические изыскания, - вмешался Ингвар. – Аленар прав. Не стоит терять времени. И кто помнит заклинание остроты зрения?

- Я помню, - отозвался Лежек. – Пойдем, закинем сумки на Крэнна и подключим себе ночное видение. А Эльке все равно не надо, у нее эльфийское зрение.

Но ни я со своими обостренными чувствами, ни парни не могли найти скалу, похожую на собаку, которую бы огибала река. Скалы в наличии имелись, как группами, так и поодиночке, но вот хотя бы отдаленно напоминающих сидящего зверя – не находилось. С реками тоже возникли проблемы – все, попавшиеся нам, либо текли в ущельях, либо мирно несли свои воды по равнине. Ни одна из них не только не огибала гору, но и просто не приближалась к отдельно стоящему утесу.

«И что дальше? – мысленно поинтересовалась я у Лежека. Хоть парень и сидел позади меня, плотно прижимаясь к спине, нормально разговаривать вслух все еще не удавалось. – Не летать же кругами, выискивая одинокий костер в округе? Бэрн скоро совсем выдохнется.»

Грифон на самом деле летел с большим трудом, еле выдерживая двойной груз. У меня складывалось твердое убеждение, что не позже чем через полчаса нам придется устраивать незапланированную стоянку, чтобы дать зверям отдохнуть. Что, естественно, замедлит продвижение, а это, в свою очередь, уменьшает вероятность быстро найти нужное место – в стремительно наступающей сумеречной ночи не так-то легко разглядеть поверхность земли.

«Не переживай, - раздался у меня в голове голос Лежека. – Аленар просто не учел, что мы снизим скорость. По моим расчетам, всматриваться надо минут через пятнадцать, не меньше.»

«Да? – с сомнением переспросила я. – Надеюсь, ты не ошибаешься.»

Ни через пятнадцать минут, ни через полчаса искомая скала так и не обнаружилась. Жаль, конечно, что граница с Арренией никак не обозначена. Хотя бы сориентироваться можно было бы… А так приходится только гадать, где именно сейчас мы пролетаем. Правда, слово «пролетает» уже не очень подходило нашему способу передвижения. «Медленно тащились» - подошло бы гораздо больше. Я с тревогой смотрела, как раздуваются бока Бэрна, как вывалился его язык, как он ощутимо теряет высоту.

«Надо снижаться!»

«Еще немного! Посмотри направо!»

Я послушно повернула голову в указанную сторону. Скала. Еще одна. Правда, у подножия этой текла река, а при богатом воображении можно разглядеть в ее очертаниях сидящего пса с запрокинутой к небу острой мордой.

«Ты думаешь, это она?»

«Да. Поворачивай за Ингваром.»

Я, наклонившись к шее Бэрна, надавила ладонью под левым ухом.

- Давай, мальчик. Осталось совсем немного, и ты сможешь отдохнуть.

Грифон, словно бы расслышав мои слова, приободрился и заложил лихой вираж, следуя по течению реки. Правда, прилива сил ему хватило ненадолго. Уже минут через десять энтузиазм Бэрна заметно упал, крылья взмахивали все медленнее и медленнее, а клюв вновь распахнулся. Я крепко обняла его, пытаясь поделиться своей энергией, и, возможно, это помогло. Грифон из последних сил упрямо летел к яркой светящейся точке на левом берегу реки.

Желтое пятнышко, хорошо видное с высоты, росло, росло, пока, наконец, не превратилось в отчетливо различимый костер, около которого темнела хрупкая фигурка, слишком маленькая и тоненькая, чтобы принадлежать Аленару. Неподалеку темнели силуэты четырех лошадей, изредка опускавших голову к земле.

- Спускаемся, - сообщила я Бэрну, подкрепив свои слова соответствующим жестом. Надеюсь, мы не ошиблись и не перепугаем до смерти какого-нибудь пастушка. О плавном спуске не приходилось и мечтать. Грифон почти камнем упал с неба и грузно опустился на землю, бессильно распластав крылья.

Фигурка у костра оказалась белобрысым вихрастым мальчишкой лет десяти-двенадцати. Увидев нас, он сначала подскочил на месте, хватаясь за лежащую рядом солидной толщины палку, а потом буквально кинулся к нам, помогая спуститься на землю.

- А я думал, вас будет четверо, - вместо приветствия сообщил парнишка, смешно выговаривая букву «о». Он задрал голову, пытаясь рассмотреть в сером небе отсутствующего человека на грифоне.

- Он позже появится, - уклончиво сообщила я.

- Да? Это в битве он задержался? Он настоящий боевой маг, правда, дяденька? – блеснув глазенками, восторженно затараторил парнишка. Я не сразу сообразила, к кому относится обращение «дяденька», и только по насмешливой ухмылке Лежека поняла, что ко мне.

- Нет, он просто отстал, - пояснила я и осторожно уточнила: - А о какой битве ты говоришь?

- Да разве вы не видели, дяденька? – удивленно ответствовал мальчик. – Недавно, еще солнце над горами висело! Я сижу, значит, вас жду, как раз – и вспышка, яркая такая, зеленая! И еще одна, и еще! И всполохи, всполохи, как северное сияние! А потом как грохнет! Я аж уши зажал и к земле пригнулся! Ясное дело, маги это были! Не вы? – паренек с надеждой уставился на меня горящими от возбуждения глазами. Мы с Лежеком переглянулись. Гхыр все побери… Разумеется, мальчик заметил отголоски нашей драки с уртхаками. Шетт, никогда бы не подумала, что кто-то увидит их на таком расстоянии от обжитых мест.

Но сообщать ребенку, что он повстречался с самыми настоящими магами, стоит только в том случае, если мы хотим разнести об этом весть по всей округе в самые кратчайшие сроки. В лучшем случае деревенские бабы (если мальчик, конечно, живет в деревне) обсудят сие событие утром возле колодца. В худшем – на рассвете в Морийске узнают о приезде к ним в город трех или четырех всемогущих – потому что людская молва обязательно преувеличит как наши способности, так и результаты сражения – магов. Что меня совершенно не устраивает. Лежек, похоже, придерживался того же мнения.

- Нет, не мы, - безразличным тоном пояснил он. – И не так уж громко бухнуло, не надо придумывать. Обычная гроза над горами, ничего особенного, и не такое видели.

- Зеленые молнии? – не поверил мальчик и с подозрением уточнил: - А чего тогда у вас, дяденька, куртка порвана, словно ее вурдалаки драли?

- Дикий кот, - небрежно проговорил Ингвар. – Вылетел из леса, как бешеный, и вцепился в плечо. Пока опомнились и прибили, успел, гад, поработать когтями. Может, и на самом деле вурдалаков испугался, откуда мне знать?

Паренек заметно погрустнел – похоже, ему очень не хотелось расставаться с мыслью о знакомстве с настоящими магами.

- Запросто мог, - вздохнул он и добавил уже более воодушевленно: – Водятся у нас тут упыри, никак извести не получается.

Он начал рассказывать, как «в позатом году ейную тетку упырь на болоте застиг, да только она заорала так, что листья с осин посыпались, и удрать успела. А упырь тот в омут свалился, но вылез, и до самой деревни за ней шел. А там…» Я слушала в пол-уха, рассеянно поглаживая Бэрна, сосредоточившись на самой важной сейчас проблеме – Аленар. Где он? Смог ли добраться? Сколько его придется еще ждать? И что делать, если не дождемся: идти дальше или отправляться на поиски?

Испуганное ржание перебило многословную эпопею о мужиках Берсенихи (все-таки паренек жил в деревне, я угадала), собравшихся в поход на гнездо упырей.

- Что это? – заволновался мальчишка, потянувшись за знакомой палкой. Ингвар с Лежеком мгновенно приняли боевую стойку, обнажив мечи. Но лошади успокоились так же быстро, как и встревожились. В кустах справа от нас мелькнула светлая тень, бросилась к сложенным сумкам, снятым с Крэнна, и вновь исчезла в лесу. Я с преувеличенным интересом спросила парнишку, желая отвлечь его от нежелательных размышлений:

- А дальше что было?

Мальчик, вдохновленный любознательностью слушателей, продолжил повествование. Но, к счастью, недолго. На сей раз его прервало Аленар, вышедший из кустов и приглаживающий взлохмаченные волосы.

- Добрый вечер, - вежливо поздоровался он. Я с трудом скрыла улыбку – нижнюю часть его лица прикрывала светлая борода и усы, очевидно, призванные скрывать клыки.

- Дяденька, а где ваш грифон? – скептически поинтересовался мальчик, подняв свою палку.

- Он устал, и я его отпустил, - пожал плечами вампир. – Вы готовы ехать? Или хотите отдохнуть?

Собственно, ответ он и так уже знал. Но я сочла своим долгом озвучить его.

- Не хотим. Только я волнуюсь за Бэрна. Может быть, его надо покормить?

Аленар присел рядом с грифоном, приподнял тяжелую голову и заглянул в темные птичьи глаза.

- Устал, милый? – тихо спросил вампир. Бэрн согласно курлыкнул. – Там на опушке – оленья туша. Дойдешь?

Грифон неловко поднялся на лапы и, волоча по земле крылья, поплелся в указанную сторону. Менее утомившийся Крэнн, обогнав его, уже распевал довольную песнь, перемежаемую треском раздираемой на куски туши.

- Все хорошо, - заключил Аленар, поднимаясь на ноги. – Можем отправляться хоть сейчас.

Мы быстро разобрали лошадей, приведенных мальчиком – не самых завалящих, но и не скаковых рысаков. Впрочем, для того, чтобы достичь Морийска, они вполне годились.

- Сейчас едете вдоль реки, потом утыкаетесь в тракт и уже по нему добираетесь до города, - важно прокомментировал наши дальнейшие действия паренек.

- А ты сам куда сейчас? – поинтересовался Аленар.

- К мамке, в Берсениху. Это деревня такая, вы мимо нее проезжать будете, - охотно разъяснил мальчишка.

- Так давай мы тебя подвезем, - необдуманно предложила я. Мальчик не стал возражать и взлетел на лошадь, устроившись передо мной. Я внезапно осознала, что собственноручно гарантировала себе продолжение повествования об упырях и местных мужиках.

- Так вот, дяденька, - начал паренек, не дожидаясь, пока мы тронемся в путь, - собрались, значит, кузнец Митроха, дядя Марек и Лютена Дикий. А кстати, знаете, почему его Диким прозвали?

- Нет, не знаю, - обреченно отозвалась я.

- Так я сейчас расскажу…- обрадовался парнишка.

Ночной лес жил своей жизнью. Тихо журчала речка справа от нас, ухали совы, надрывно кричали козодои, с тихим шелестом проносились летучие мыши. Назойливо зудели комары, которым приходилось держаться на расстоянии – активированный амулет работал безотказно. Что-то шуршало и попискивало – может, мыши, а может, гнолл.

За полверсты до деревни мы остановились, щедро расплатились с мальчиком и распрощались с ним.

- У ребенка большое будущее, - пробурчала я, растирая уши, заболевшие от беспрерывной болтовни мальчика. – Ему в менестрели идти надо, озолотится. Если не пришибут раньше сельчане, которым надоест выслушивать бесконечные истории.

- Зато, если он вздумает рассказать о странных дядях на грифонах, ему никто не поверит, - заметил Аленар.

- А ты теперь знаешь обо всех жителях Берсенихи, - хохотнул Лежек.

- Угу. – Я тронула пятками лошадь, но тут же остановила ее. – Дайте-ка я вам куртки зачарую, что ли… Мало ли кто в деревне встретится, еще расспрашивать начнут…

Мне показалось, что вампир нахмурился, но желания разбираться в сменах его настроения не возникло. Короткое слово, быстрый жест – и куртка приобрела первозданный вид. Если на дороге не попадется маг – никто и не заметит.

В деревне нам никто не встретился. Берсениха словно вымерла, и только в одной избе, судя по всему, постоялом дворе, в окнах горел свет и слышалось разудалое пьяное пение. Так что наши предосторожности, скорее всего, оказались излишними.

- До Морийска меньше часа, - сообщил Аленар, когда мы проехали крайний дом, наличники которого хозяин выкрасил в неординарный веселенький поросячьего цвета колер. – Поднажмем? Ночь светлая, дорога пустая. Не хотелось бы очень уж поздно приезжать в незнакомый город.

Мы согласно кивнули и понеслись по широкому тракту. В просвет между тучами высунулся краешек бледной луны, ветер бил в лицо, уши дрожали под его напором, волосы, похоже, растрепались вконец, но я почему-то чувствовала себя необыкновенно хорошо. Заканчивался первый этап нашего путешествия. Уже завтра мы сядем на корабль и поплывем к островам. А затем… Я улыбнулась и закрыла глаза. Ален вновь вернется ко мне, и мы поедем в его родной замок, и будем воспитывать там детей, а потом, когда они немного подрастут, оставим их бабушке или дяде и поедем по стране… или странам… за новыми впечатлениями…

Лошадь резко остановилась, и мне пришлось схватиться за седло, чтобы не грохнуться на землю.

- Что за…

Очень хотелось протереть глаза в надежде, что я ошибаюсь. Но тихое высказывание Лежека и озабоченный вид Аленара подтвердили мои подозрения. Дорогу перекрывала магическая завеса, еле заметно посверкивающая в слабом свете.

- И что делать будем? – озадачилась я. – Можно снести, конечно, только…

- Вот именно, что только, - мрачно перебил меня вампир. – Спокойствие, господа. Сейчас нам все объяснят и укажут, что делать. Лиар, не забывай, что ты мужчина.

Я проглотила еле державшийся на кончике языка возмущенный ответ. Из соседнего лесочка к нам неторопливо приближались три всадника. Двое, вооруженных мечами, носили металлические нагрудники, обычно входящие в доспех городской стражи. На третьем – стройном, средних лет, темноволосом мужчине с крупным носом и густыми бровями над черными глазами - был плащ с эмблемой Ордена Темных Всадников.

- Доброй ночи, господа, - жизнерадостно поздоровался рыцарь. – Простите за некоторое неудобство. Не могли бы вы представиться?

Стражники молчали, недружелюбно поигрывая мечами и всем своим видом выражая готовность пустить их в ход, ежели возникнет такая необходимость.

- Разумеется. – Аленар вежливо улыбнулся, тщательно пряча клыки в усах. – Аленар одд Каэрстан, скромный филолог, фольклорист и историк. Мой друг Лиар. – Я молча склонила голову. – Мой племянник Кестен и проводник Сигрид. Мы следуем на Клендар с этнографическими целями, если желаете, могу показать подорожную. А с кем я имею честь беседовать?

- Магистр Рихард, - ответствовал рыцарь, не позаботившись назвать своих спутников, и щелкнул пальцами, подвешивая в воздухе пульсар. Возможно, это произошло случайно, но мне не понравилось, что светящийся шарик завис в воздухе между мной и Лежеком. – И да, я бы очень хотел взглянуть на ваши документы.

Аленар беспрекословно полез за пазуху, достав сплюснутый свиток, увенчанный огромной красной сургучной печатью.

- И куда вы следуете, господин Аленар? - небрежно осведомился Магистр Рихард, внимательно вчитываясь в каллиграфические руны на пергаменте и чуть ли не на зуб пробуя печать.

- В Морийск, разумеется, - добавив в свой тон нотку недовольства, сообщил вампир. – А не будет ли мне позволено узнать, с какой целью меня и моих спутников остановили на дороге, учинив форменный допрос?

- Почему же не будет? Пожалуйста. – Рыцарь с явственно видным сожалением вернул свиток Аленару и буквально впился в меня взглядом. Я с безмятежным видом заинтересованно оглядела его с ног до головы и, как бы не найдя ничего занимательного, перенесла внимание на стебель болиголова у дороги. Я эльф, и подобные маги мне встречались десятками, если не сотнями, и еще неоднократно попадутся на жизненном пути. А вот болиголов действительно хорош для здешних широт – высотой по пояс взрослому мужчине и толщиной в палец. Каким ветром его вообще сюда занесло?

- Неспокойные нынче времена, изволите ли видеть, - разочарованно проговорил рыцарь, теперь внимательно разглядывая Лежека. – В стране появились деструктивные элементы, желающие дестабилизировать обстановку. Возможно, вы слышали о поднятых кладбищах и массовом появлении нежити в Аррении?

- Разумеется, - досадливо отозвался Аленар. – Как фольклорист, я уже второе десятилетие собираю подобные легенды и сказки. И, должен сказать, они практически не изменились за это время.

- Это не сказки, уважаемый господин Аленар, - настойчиво возразил Магистр Рихард. – Мне самому доводилось принимать участие в упокоении. А недавно Великий Магистр Мораввен, - благоговейно произнес он, - нашел, наконец, гнездо черных магов. Вы не поверите, но они пролезли и в Ковен, и, что еще хуже, оказались в руководстве Школы Магов. Представляете, что они могли вложить в юные неокрепшие души? Неудивительно, что половина выпускников перешла на темную сторону силы и примкнула к проклятым изменникам.

Ой-ееей… Оставалось только радоваться, что в момент произнесения этой обличительной речи я сосредоточенно изучала мелкие соцветия болиголова, отвернувшись от рыцаря, и не могла выдать себя мимикой. Блок на мыслях пришлось поставить, как только маг заговорил о поднятых кладбищах. Об Ингваре Ремар позаботился еще в Белогорье, Лежек мог справиться и сам, а при попытке прочитать вампира Магистр заполучил бы исключительно приступ головной боли. Так что с этой стороны нам ничего не угрожало. Но вот сохранять равнодушное выражение, узнав, что тебя приписали к «проклятым изменникам», причем мы-то осведомлены, кто в действительности совершил все приписываемые нам гадости. И нам - это не только адептам, но и Магистру Рейфу! А еще, вероятно, покойному Эсселю, Карейну, Оррику и неизвестным мне магам из Ковена… И, разумеется, когда действительность прикрывают подобным соусом, никто не удивится объявленной охоте на директора Школы, преподавателей и адептов. Мораввену нельзя отказать в уме и хитрости…

Гхыр, как же плохо все складывается… Но мне, Лиару, нет дела до каких-то там посторонних магов, внезапно вздумавших скрасить свой досуг общением с полуразложившимися трупами. Гадость какая, в самом деле…

Я оторвалась от разглядывания растения, пробежалась взглядом по невозмутимому Лежеку и, успокоенная, задрала голову, любуясь бледным ликом луны, застенчиво кутающейся в покрывало облаков.

Аленар явно демонстрировал приверженность моей точки зрения.

- Да? – безразлично отозвался он. – В таком случае я рад, что в свое время настоял и оставил племянника обучаться дома, не посылая его в учебное заведение с сомнительной репутацией в руки некомпетентных специалистов. Но мне, тем не менее, не ясно, каким образом сия прискорбная история влияет на невозможность моего продвижения в Морийск.

- Самым прямым, - вежливо проинформировал рыцарь. – Нынешним вечером в небе над Дагар-роном наблюдались странные явления, имеющие явное отношение к темной магии. Городской голова, господин Сигизмунд, в целях обеспечения безопасности вверенных его попечению горожан приказал перекрыть проезд в Морийск до утра.

- Да как вы смеете? – возмутился Аленар, привставая в седле. Я, изобразив на лице легкое изумление, воззрилась на Рихарда.

- Смею, уважаемые господа, - успокаивающе улыбнулся Магистр. Правда, взгляд у него остался серьезным и пронизывающим. – Поверьте, мне жаль. Однако позволю себе напомнить, что запрет на проезд действует лишь до утра. В пяти верстах отсюда деревня, вы через нее, очевидно, проезжали, а в ней - приличный постоялый двор. Там вы переночуете, а утром, отдохнув – добро пожаловать в Морийск.

- И ночевать нам придется в теплой компании клопов и тараканов, - недовольно сморщил нос Аленар. – Знаем мы такие «приличные постоялые дворы».

- Возможно, и так, - не смутился рыцарь. – Но я сопровожу вас до места и лично проведу обряд изгнания, чтобы тем самым хоть немного исправить причиненные неудобства.

Его предложение совершенно не привело меня в восторг. Скорее, наоборот. Магистр определенно желал продолжить общение, и истребление клопов – только предлог. Хотелось бы еще знать причину такого любопытства – просто по долгу службы или его все-таки чересчур интересуют наши личности? Может, попробовать избавиться от нежелательного внимания?

- Не стоит, Магистр, - возразил Аленар. - У вас наверняка есть еще дела, а мы не заблудимся. И с тараканами постараемся справиться своими силами.

- Даже не сомневаюсь, что у вас получится, - просиял улыбкой Рихард, посылая вперед своего коня. Нам ничего не оставалось делать, кроме как последовать за ним. Мы с Лежеком, не сговариваясь, придержали лошадей, пропуская вперед Аленара и Магистра, и стараясь не пропустить ни слова из их разговора.

- Вы, господин Аленар, кажется, говорили, что обучали племянника дома? Приношу свои поздравления. Он подготовлен ничуть не хуже, чем пресловутые выпускники Школы.

- Ну, магии его обучал не я, а приглашенные учителя, - поправил вампир. – Моя же заслуга в том, что мне удалось отговорить брата и не пустить мальчика в Школу – это нелепое учебное заведение, не обращающее никакого внимания на основные науки – культурологию и этнографию! Впрочем, вас это вряд ли занимает. А почему, позвольте спросить, вы сделали такие лестные выводы?

Я отчетливо слышала настороженность в тоне Аленара, полностью разделяя ее. Мы не рассчитывали вступать в тесный контакт с рыцарями Ордена. Да, моя внешность только отдаленно напоминает о некоей адептке, которой весьма интересуется господин Великий Магистр. Но все же, все же… одним неверным словом или жестом мы можем выдать себя, и тогда одним мракобесам известно, чем закончится эта история. Очень не хотелось бы использовать магию. В моей памяти горели слова Мораввена: « Она выдаст себя. Просто не может не выдать. Магам такого уровня трудно долго скрывать свою силу.»

- Вы слишком плохого мнения обо мне, - с наигранной обидой произнес Рихард. – Я могу оценить мастерство, с которым наложено заклинание на куртку вашего проводника. И вашу тоже, к слову сказать. Причем и сами дыры на одежде, и, соответственно, заклятия довольно свежие, не больше трех-четырех часов прошло. А в окрестностях Морийска мало магов подобной квалификации, так что их сплел кто-то из вашей команды, судя по всему, ваш племянник. Кстати, где это вас угораздило, господин Аленар? – доброжелательно полюбопытствовал рыцарь. Однако в его словах чувствовалось не просто праздный интерес. Очевидно, история с диким котом, наскоро придуманная Ингваром, здесь не пройдет. Для Магистра требуется придумать кое-что поубедительнее.

- Упыри, - не раздумывая, ответил вампир.- Днем, часа через два после полудня, мы съехали с тракта отдохнуть, перекусить, ну и прочее, вы понимаете.

Рихард кивнул.

- И напоролись на гнездо взбдрызговых тварей…

Далее Аленар красочно и подробно изложил переработанную версию рассказа мальчика, главными героями которой являлись не деревенские мужики, а наша честная компания. Он говорил, не умолкая, до самой деревни. Магистр еще пытался в начале вставить словечко, но потом сдался и с отрешенным видом ехал, слушая описание эпической битвы.

За прошедшее время обстановка на постоялом дворе ничуть не изменилась. Все так же горел свет в окнах первого этажа, все так же доносилось изнутри многоголосое пение, и все так же он казался единственным островком жизни в вымершей деревне.

- Благодарю за сопровождение, - склонил голову в вежливом поклоне Аленар. – Не смею больше задерживать вас, Магистр Рихард.

- И не настаивайте. – Рыцарь спешился. – Сигурд… так, кажется? Отведи лошадей к поилке, а вы, господа, идите со мной. Я обязан обеспечить вам наилучший отдых. Не часто, знаете ли, встречаются в наших глухих местах фольклористы-филологи в компании с эльфами.

И вновь его острый взгляд пронзил меня насквозь. Амулет на груди нагрелся. Магия, значит… Что же, Велен был сильнее, но и ему не удалось пробраться в мои мысли. Посему я спокойно поправила сумку на плече и направилась к двери постоялого двора.

Похоже, во всей Аррении подобные заведения строились по единому образцу – большой зал со столами и лавками, из него выход на кухню и хозяйскую часть дома, а на втором этаже располагались комнаты для постояльцев. Несмотря на позднее время, жизнь здесь бурлила. За одним столом гуляла компания уже совсем нетрезвых гномов, за другим – десяток представителей человеческой и тролльей расы методично истребляли запасы продовольствия и пива, за третьим вели оживленную беседу, пересыпаемую нецензурными словечками, несколько аборигенов, хорошо отличимых по их специфическому акценту. Я невольно прикинула – а нет ли здесь кузнеца Митрохи и Лютени Дикого?

- Варна! – заорал с порога маг, перекрыв шум в зале. Мужики на секунду прервались, уважительно посмотрели на нас, и вернулись к незаконченному спору.

- Кто там? – Из кухни, вытирая руки о передник, когда-то, несомненно, сияющий первозданной белизной, а ныне напоминающий своим цветом серое предрассветное небо, выплыла хозяйка, пышная дама неопределенного возраста.

- Варна, комнату вот этим господам, - командным тоном распорядился Магистр. – И… что там у тебя осталось?

- Караси в сметане, - заученно отрапортовала женщина. – Вареная курица, вчерашние щи и…

- Рыбу, - не колеблясь, выбрал Рихард. – И пиво. И присмотри, чтобы неразбавленное, а то знаю я тебя!

Хозяйка, даже не улыбнувшись, повернулась.

- И кувшин воды! – крикнул ей вслед Аленар. Вот тут на лице женщины показались признаки эмоций – глубокого удивления.

- Что? – переспросила она.

- Воду, - повторил вампир. – Нам завтра рано уезжать, и я не хочу отправляться в дорогу с головной болью, не юноша уже.

- Хорошо, - кивнула Варна и неторопливо удалилась на кухню, откуда вскоре послышались ее указания помощнице.

- Каська, что, гхыр тебя побери, ты уснула, что ли! Быстро, быстро, отнеси вот это господину Рихарду с друзьями! А потом комнату подготовь, да поживее, одна нога здесь, другая там!

На меня волной нахлынули воспоминания – такой же трактир в Заполье, мама, умершая много лет назад, такая же хозяйка, приютившая сироту, обзаведясь тем самым бесплатной служанкой, работающей за еду и кров. Если бы не Рейф, случайно зашедший туда – подавала бы я и сейчас холодную курятину и плохое пиво подвыпившим гулякам.

- Лиар, - тронул меня за плечо Аленар. – Все нормально? Магистр Рихард несколько раз окликал тебя.

- Я просто задумался, - искренне ответила я, вовремя вспомнив, что о себе надо говорить в мужском роде, и вслед за мужчинами, к которым успел присоединиться Ингвар, села за относительно чистый стол. Каська, миловидная девушка с четко отпечатавшимися на ее личике годами жизни на постоялом дворе, махнула тряпкой и поставила перед нами блюдо с рыбой.

- Сейчас принесу пиво, - скороговоркой произнесла она и унеслась на кухню.

- Господин Лиар, не сочтите за назойливость, - начал Рихард, разворачиваясь ко мне лицом, - но я не могу совладать со своим любопытством. Что вы делаете в здешних местах?

- Сопровождаю своего старого друга, - максимально понизив голос, ответила я.

- Но, простите меня, зачем? Господин Аленар, как я понял, собирает предания народов Севера. Неужели вас они тоже интересуют?

- Не совсем, - покачала я головой. – Я хочу войти в историю, описав красоты северной природы, как сделал это Меллинель. Ну, вы же помните его бессмертные строки?

- И вижу я вдруг море предо мною…

Покрытое седою пеленою…

И горы, прикрывая свое тело,

В его воде купаются несмело…- возвышенно процитировала я, прикрыв глаза, словно бы наслаждаясь рифмами знаменитого поэта.

- Никогда не слышал, - растерянно развел руками Рихард. Вообще-то в этом не было ничего удивительного, поскольку я прочитала кусок из поэмы, написанной Кесси на восьмом курсе, когда она пыталась сымитировать высокий эльфийский стиль, наслушавшись невероятно занудных баллад на лекциях по разумным расам.

- Вероятно, вы еще просто не доросли до Меллинеля, - утешила я Магистра и посторонилась, давая возможность Каське поставить на стол кружки пива и кувшин с водой. За последнее я мысленно выразила Аленару огромную благодарность, поскольку после первого же взгляда на мутноватую желтенькую жидкость даже нюхать ее не хотелось, не то что пить. Поэтому я решительно отставила ее в сторону, презрительно сморщившись.

Однако остальных посетителей пиво, похоже, устраивало. Тролли за соседним столом с громким стуком грохнули опустевшими кружками о столешницу и нестройно заголосили песню о девице, работающей в таверне и обладающей потрясающими воображение округлостями. Сие сомнительного достоинства музыкальное произведение состояло, кажется, исключительно из непристойностей.

- Конечно, господин Лиар, - сочувственно проговорил Рихард, от которого не ускользнула моя реакция на песню. – Это не совсем то, к чему привыкли уши любителя высокой литературы.

Я равнодушно пожала плечами, давая понять, что уже привыкла ко всему, и ткнула вилкой в рыбу, оказавшуюся вполне съедобной. Но маг не отставал. Дождавшись, когда троллий хор смолкнет, он вновь обратился ко мне:

- Господин Лиар, представители вашей расы, как я и говорил, нечасто появляются в наших местах. Продемонстрируйте нам один из талантов вашей расы. Привейте, так сказать, вкус к прекрасному.

- Что вы хотите? – холодно осведомилась я, с ужасом догадываясь, о чем идет речь.

- Хотя бы одну балладу в вашем исполнении, - разъяснил маг, не сводя с меня пристального взгляда.

- Только одну? – уточнила я, лихорадочно ища выход из сложившейся ситуации. Нет, спеть можно, конечно. Вся проблема в том, что у меня не получится понизить при этом голос до мужского, пусть даже и эльфийского мужского, как при разговоре. Если только после репетиции, но, к сожалению, о ней даже мечтать не приходится.

- Окажите любезность, - кивнул Магистр.

- Секундочку, дайте подумать…

Аленар, наклонившись, что-то шепнул Лежеку, и в моей голове немедленно возникла мысль сокурсника: «Быстро! Вспомни любую эльфийскую балладу, которую знаешь!»

«Странник», - назвала я первое пришедшее на ум название.

- Лиар, как насчет нашей, любимой? – предложил Аленар вслух. – «Странника»?

- Хороший выбор, - благосклонно согласилась я и тихо начала:

- Под небом чернильным растекшейся синью

Лежит озерцо у подножия гор

И россыпью бледною, еле заметной,

В воде отражается звездный узор.

Голос Аленара мгновенно присоединился к моему, не заглушая, а сливаясь с ним, образуя гармоничное сочетание. Посетители зала умолкли. И никто не мог бы сказать, что один из исполнителей – женщина.

- И странник склонился над темною гладью,

Во взоре горящем - извечный укор.

О вы, кто судьбою моею владеет,

За что заслужил я подобный позор?

Почти сотня лет, как скитаюсь повсюду,

Не падал мой взгляд на родные поля,

Нога не ступала по тропкам знакомым,

Не помню, как пахнет сырая земля.

Не видел давно я цветов разнотравья,

Не слышал заливистый чаячий крик,

Я вышел из дома юнцом безбородым,

А ныне, взгляните - глубокий старик.

Далее шла трудная часть - по традиции полагалось максимально понижать голос. Я напряглась, всеми силами стараясь не показывать этого. Но к нам подключился Лежек, и за мужскими баритонами мой голос практически потерялся.

Ответьте же, что сотворил я такого,

За что проклинаю себя столько лет

И вынужден, сам того не желая,

Поддерживать данный не мною обет?

Никто не ответил несчастному старцу,

Лишь в озере вдруг расступилась вода,

И, выплыв наверх, тонкий белый платочек

На миг показавшись – исчез без следа.

Схватившись за голову в ужасе, странник,

Внезапно поняв все, в ответ простонал

И, споро засунув за пазуху камень,

В холодные воды без всплеска упал.

И вновь тишина распростерлась над миром,

И вновь в небе черном мерцает звезда,

И озеро, чуть колыхнувшись волнами,

Укрыло все тайны в себе навсегда.

Песня закончилась. В зале несколько секунд царила тишина. Потом все посетители очнулись, пару раз похлопали и вернулись к своим тарелкам и кружкам.

- Надеюсь, ваша жажда культурного отдыха утолена, - холодно произнесла я, вставая из-за стола. – Прошу меня извинить, но продолжать бесплатный незапланированный концерт нет ни малейшего желания. Я устал, а завтра… уже сегодня нам вновь предстоит дорога. Прощайте, Магистр Рихард.

- До свидания, господин Лиар. Мы еще встретимся, не сомневаюсь, - тихо пробормотал маг. Но я его услышала.

Глава 6.

- Он пытался тебя прочитать.

- Знаю. Подожди. – Я отвернулась от унылого серого пейзажа за давно немытым окном и набросила на комнату чары, защищающие от подслушивания, добавив к ним маскирующие. В те благословенные времена, когда мы с Кесси изучали эту формулу, мне и в голову не могло прийти, что придется использовать ее для спасения как собственной жизни, так и моих спутников.

- Ты не слишком рискуешь? – Вампир неодобрительно покачал головой.

- Нет. Мы и так уже засветились, если я правильно понимаю. Иначе с чего бы гхыров Магистр прицепился к нам, как репей? – хмуро возразила я. Аленар с осторожностью присел на топчан, покрытый выцветшим стеганым одеялом.

– Я бы все равно не рисковал лишний раз. Рихардом двигало скорее служебное рвение и желание выслужиться. Насколько я понял, в Ордене он занимает далеко не самый высокий пост и жаждет сделать карьеру. Поэтому и прицепился, как ты выражаешься, к вызывающей подозрения компании, появившейся после странных явлений в небе.

- Подозрительной? Ему не понравилась наша легенда? – уточнила я, с ногами забираясь на лавку под окном.

- Ему не понравились профессионально поставленные блоки. Обычные люди редко закрывают свои мысли от окружающих, если не имеют к этому достаточных оснований.

Я не могла не согласиться. Действительно, мало кто из магов развлекается на досуге, на постоянной основе закрывая страждущих граждан от чтения мыслей. С другой стороны, с чего бы нам открывать первому встречному все свои тайные помыслы и желания?

- Именно поэтому Рихард и не упомянул об этом, - кивнул Аленар. – И, уцепившись за самое обычное простенькое заклинание, попытался разузнать о нас побольше.

- Он прощупывал меня магией. Или хотел воздействовать, не могу точно сказать. Его заклинание впиталось в амулет Алена. – Я вытащила из-за пазухи и продемонстрировала хорошо знакомый вампиру заостренный камень.

- Так вот как он действует, - хмыкнул вампир. – Ариэн привез его с севера и утверждал, что не знает, для чего нужен этот камешек. А Рихард проверял тебя, очень надеясь, что твой внешний вид - иллюзия. Мораввен повсюду разослал своих людей с указанием искать полуэльфийку-магичку. Твои сны оказались истиной и на этот раз.

- Надеюсь, он сильно разочаровался? – злорадно усмехнулась я.

- Не очень. Тебе следует вести себя более высокомерно, Лиар. Твоя раса пришла в этот мир на столетия раньше, чем появились люди и заполонили все вокруг. – Повелитель произнес эту фразу с непередаваемо надменной интонацией.

- И ты тоже так к ним относишься?

- Конечно. Люди в большинстве своем наглы, спесивы и глупы. Разумеется, есть и исключения, и только из-за них я еще не потерял веру в род человеческий. Но ты постарайся смотреть на всех окружающих как на… червяков, к примеру. Или мышей.

- Мышей лучше не надо, - серьезно заявила я. – Потому что тогда я завизжу и запрыгну на ближайший стол.

- Ты маг и боишься этих маленьких симпатичных зверушек? – неподдельно удивился вампир.

- А что я, не женщина, что ли? – пробурчала я. – Боюсь. И вообще предпочитаю более крупных и вменяемых животных. А сейчас, когда мне приходится изображать из себя мужчину, нежелательно демонстрировать типично девичьи эмоции. Кстати, надо бы зелье выпить, пока я про него помню…

Аленар протянул мне сумку и флягу с водой.

- Спасибо, - поблагодарила я и, немного покопавшись в содержимом, выпила положенную дозу. – Я тебя поняла. Постараюсь, насколько смогу. Боюсь только, гхыров рыцарь не оставит нас в покое и пожелает проводить обратно до города.

- Вот и потренируешься. Это, к сожалению, не самое страшное… - Вампир, помрачнев, замолчал. Я не сводила с него пристального взгляда, дожидаясь продолжения. И оно последовало. – Рихард намеревался продлить знакомство с нами в городе, разыскав после приезда.

- Надеюсь, нам удастся избежать этого, - облегченно выдохнула я. – Мы ведь не собираемся задерживаться, правда?

- Мы – нет. Но, видишь ли, порт закрыт, - угрюмо сообщил вампир.

- Как это? – озадачилась я.

- Не могу сказать точнее, не понял магических подробностей. Ясно одно – всех впускают, никого не выпускают. С чем это связано, думаю, объяснять не надо, да?

- И так понятно, что постарался Великий Магистр… - Я расстроенно сжала руками голову. Только этого нам не хватало. Гхыр, а мне почему-то казалось, что самым сложным окажется поиск некроманта… А тут – мы еще даже не добрались до островов, а уже вынуждены решать постоянно возникающие на пути проблемы. Хотя эту можно было бы и предусмотреть – Мораввен вряд ли оставил без внимания границы Аррении, хоть сухопутные, хоть морские. – Порт закрыли магией… Любое заклинание можно преодолеть, но…

- Вот то-то и оно, - вздохнул Аленар, убирая сумку в угол комнаты. – Мне тоже не нравится эта идея. Ладно, прибережем ее на крайний случай. Для начала поговорим с господином Тангердом…

- Это кто такой? – перебила я вампира.

- Это местный торговец, который ведет дела и с Белогорьем, и с Асгором, так что хорошо знает Ремара и меня. Человек надежный. Именно он обеспечил нас лошадьми. У него и проясним обстановку в городе. Может быть, удастся найти способ вырваться из Морийска, не демонстрируя ваши с Лежеком магические таланты. Прибережем их для островов.

- Кто бы возражал… - пробормотала я. – Но так уж получается…

В комнату ввалились сытые, но не очень довольные ребята.

- Он не ушел, - коротко сообщил Ингвар. – Так и сидит за столом, цедит по глоточку эту отраву. Мы больше не смогли выносить его присутствие и вежливо удалились.

- Не забудь выкинуть нож, - напомнил Лежек.

- Шетт, совсем забыл. Э… Лиар, там окно можно открыть? Не хочется опять вниз спускаться.

- А что за нож? – поинтересовался Аленар.

- Рихард всучил, когда я вышел подышать свежим воздухом, - пояснил северянин. – Насильно, можно сказать. А нож не из самых хороших, мой собственный гораздо лучше.

- Так понятно, с какой целью его дарили, - усмехнулся Лежек. – Проследить с его помощью наш путь.

- Ну и прекрасно, - неожиданно спокойно отнесся к этому Аленар. – Не выкидывай, оставь пока его себе, мы ведь не скрываем, куда направляемся, правильно?

- Хорошо, - пожал плечами Ингвар.

- Тогда ложимся отдыхать, как и положено усталым путешественникам, и проспим как можно дольше. Торопиться нам некуда, в приличные дома нехорошо являться на рассвете.

Лежек вопросительно посмотрел на меня. Я мысленно и коротко передала ему наш разговор с Аленаром и решительно встала.

- Дайте-ка я все-таки проверю наличие клопов, прежде чем ложиться… Лежек, помоги мне.

Никаких кровососущих насекомых мы, к счастью, не нашли. И, несмотря на мрачные мысли, обуревавшие меня, я почти мгновенно провалилась в глубокую черноту сна.

По степени освещенности утро мало чем отличалось от вечера. Ну, возможно, стало чуть менее темно. Зато в воздухе повисла мелкая морось, не улучшавшая настроение.

- Лежек, ты не помнишь, когда в последний раз показывалось солнце? – Я натянула поглубже капюшон, желая скрыть под ним не только уши, но и нос.

- До затмения? – неуверенно предположил маг, немного подумав?

- Вот и мне так кажется. Хотя иногда складывается ощущение, что вообще в прошлой жизни, - вздохнула я. – Интересно, это взаимосвязанные события? Или здесь просто всегда такая погода?

Лежек в ответ только пожал плечами. Ответил Ингвар.

- Не всегда. Но в принципе затяжные дожди в это время года - не редкость.

- Ясно. Спасибо. – Я с завистью посмотрела на Лежека, откровенно наслаждавшегося влагой и сыростью и, поежившись, углубилась в собственные мысли.

Прошедшая ночь не принесла ничего нового. То есть мы ничего не узнали ни о коварных планах Мораввена, ни о состоянии Алена, ни о директоре Рейфе. Ко мне приходили неясные, нечеткие и обрывочные сновидения, из которых я, как ни старалась, не могла сложить полноценную картинку. Оставалось только гадать – то ли просто не произошло ничего особенного, что требовалось бы нам знать, то ли нашу хрупкую связь с Аленом очень легко разрушить, к примеру, переехав в другое место, и весьма сложно восстановить.

Именно этими тяжелыми, но не приводящими к результату размышлениями я и занималась, в третий раз проезжая по тракту, соединяющему Берсениху и Морийск. Кстати, без явного сопровождения. Магистр Рихард, уехавший то ли поздно ночью, то ли рано утром, не соврал, магический заслон исчез, и мы беспрепятственно проехали к городу. Минут через десять вдали замаячили серые крепостные стены, а вскоре я уже четко видела необычное оживление у городских ворот. Если мне не изменяло зрение, перед ними выстроилось в ряд с пяток телег. Судя по мохнатым, низкорослым конягам, запряженным в них – местных.

- Обоз, что ли? – задумчиво проговорил Лежек.

- Вряд ли, - засомневался Ингвар. – Не похоже это на обоз. Охраны нет, груза мало, телеги явно деревенские, в таких молоко и лапти на продажу возят.

- Тогда что они там делают в таком количестве?

- А гхыр их знает, - пожал плечами северянин.

К тому моменту, как мы подъехали к воротам, очередь сократилась на одну телегу. Аленар направил лошадь вперед с намерением объехать препятствие, но его остановил возмущенный вопль бабки, восседавшей на последней телеге и ожесточенно лузгавшей тыквенные семечки.

- Это куды ж ты поехал, а? Нет такого правила, чтобы без очереди пролазить! Все стоят – и ты стой! Правда, люди добрые?!

«Добрых людей» поблизости находилось не очень много, только сельчане, стремившиеся, как и мы, попасть в Морийск. Но все они горели желанием никого не пропустить в город вперед себя.

- Прошу прощения, - извинился Аленар, остановившись. – Я просто хотел узнать, что там происходит.

- Что происходит? – взбеленилась бабка и прицельно плюнула шелухой под копыта кобылы вампира. – Поднятый крысюк городского голову в царгу тяпнул, вот что случилось! Этот… вархаад гхыров третьего дня приказал, чтобы всех въезжающих в Морийск переписывали! Вот и стоим тепеть по два часа, дожидаяся, пока ошханные стражники руны накорябают!

Мы с Лежеком озабоченно переглянулись. Аленар, явно разделяя наши опасения, осторожно уточнил:

- А с чего вдруг такой приказ появился, не знаете, уважаемая?

- Да свихнувшийся грифон его в темя клюнул! Мракобес его подери, голову этого! – не очень вразумительно, но весьма экспрессивно высказалась бабка и закинула в рот чуть ли не пригоршню семечек.

- Для учету и контролю, значится, - важно заметил мужичок в треухе, сидевший на передке телеги. – Для того, значится, чтобы господин голова в любой момент знать мог, кто и за каким мракобесом к нему в город приехал. И не слушай глупую бабу, мил человек, не понимает она ни гхыра в политической безопасности. – Мужичок чванно поднял вверх палец.

- Это кто здесь глупая баба? Это кто не понимает ничего, козел ты безрогий, тхоад коряжный, гескан шеттов! – Бабка избрала себе новую мишень и напустилась на собственного мужа, судя по эпитетам, которым она характеризовала своего спутника. Вслушиваться в их перебранку я не стала, сосредоточившись на новой проблеме, вставшей перед нами. Насколько подобная перепись въезжающих опасна для нас и можно ли этого избежать? Закрыться невидимостью и попытаться проникнуть внутрь вместе вот с этой бабкой? Она заговорит любого, сомнений нет, тут целый отряд пройдет…

- Не надо, - вполголоса произнес Аленар. – Не думаю, что это чем-то грозит нам. Обычная формальность. Не будем привлекать к себе подозрений.

- Подозрений? – расслышала бабка последнее слово и немедленно уцепилась за него. – Это каких-таких подозрений? Мало того, что глупой дваргой обозвали, так теперь еще и подозревают в чем-то?! Спасите, люди добрые!

Я решительно отъехала в сторону. Пусть Аленар сам разбирается со скандальной бабкой, а мне, эльфу, совершенно ни к чему участвовать в людских перепалках. Лучше полюбоваться… А гхыр знает, чем тут любоваться. Ну, к примеру, резными молоденькими листиками вот этого кустарника, сильно напоминающего жимолость…

Бабка бушевала еще долго, призывая всяческие кары на головы городского градоначальника, Аленара, своего мужа, тихо ухмылявшегося в пшеничные усы, стражников, магов и короля Арвида Седьмого. Чем провинился последний, узнать не удалось. Видимо, его приплели за компанию, дабы остальным не обидно было. Наконец, ее телега, негромко поскрипывая и постукивая, вкатилась за ворота. Я присоединилась к своим спутникам, имевшим не самый жизнерадостный вид.

- Иногда мне жаль, что не в моих привычках рвать клыками чужое горло, - еле слышно поделился с нами Лежек, бросив взгляд на вампира.

- Иногда мне тоже, - тряхнув головой, признался Аленар.

Дозор на воротах состоял из трех стражников, честно поделивших между собою обязанности. Один, грузный и объемистый гражданин, металлический нагрудник которого горизонтально располагался на животе, со свирепым выражением лица перегораживал алебардой путь гостям города. Второй, усатый и тощий, с кривым шрамом на щеке, задавал вопросы. Третий записывал ответы.

- Кто такие будете? – заученно грозным тоном вопросил представитель органов правопорядка.

Аленар максимально вежливым тоном, при этом четко давая понять, что отвечает исключительно подчиняясь внешней силе, представил себя и нас.

- Аленар одд Каэрстан. Мой друг Лиар. Кестен одд Каэрстан. Сигрид… дальше не знаю.

Молодой, чуть старше меня или Лежека, стражник, поминутно макая перо в древнюю чернильницу, нацарапал в толстой тетради, прошитой грубой бечевкой, наши имена. Честно говоря, не поручусь, что правильно, но как раз это волновало меня меньше всего.

- Расовая принадлежность – люди, - продиктовал усатый стражник, окинув нас цепким взглядом. – Впрочем… снимите капюшон, господин Лар.

- Лиар, - холодно заметила я, не торопясь выполнить просьбу.

- Господин Лиар, - нарочито вежливо повторил дозорный. – Будьте так добры.

Я молча отбросила капюшон назад, демонстрируя острые уши.

- Господин Лиар – эльф, - заключил стражник. – Цель вашей поездки?

- Этнографическая экспедиция, - раздраженно ответил Аленар, всем своим видом демонстрируя недовольство занятого человека, которого насильно отвлекают от дел. Усач вместе с молодым писарем ошалело переглянулись.

- Что? – переспросил дозорный.

- Этнографическая экспедиция, - с бесконечным терпением в голосе повторил Повелитель.

Стражник пошевелил губами, тщетно пытаясь воспроизвести два пугающе непонятных слова.

- Деловая поездка, - наконец, продиктовал он юнцу. – Так… четыре всадника… четыре лошади… С вас девять арренов пошлины. И добро пожаловать в Морийск, - дежурно добавил стражник. Я мысленно присвистнула. Даже по столичным расценкам он завысил въездную пошлину как минимум вдвое. Аленар тоже не сомневался в этом.

- И давно такие цены? - нехорошим тоном поинтересовался он. – Вы за кого меня принимаете? За простачка? Сначала меня, известного ученого, не пропускают в ваш гхыров городишко, потом допрашивают какие-то невежи, не знающие, что такое этнография, а в довершение всего пытаются ободрать меня, как липку! Три аррена, и ни гроша больше.

Вампир ссыпал в ладонь остолбеневшему от такой наглости усачу несколько монет и сделал знак стражнику, перекрывавшему нам путь.

- А пошлина за четвертого? – неуверенно промямлил страж порядка.

- Эльфы пользуются правом беспошлинного въезда в города Аррении, - надменно сообщила я. – Статья сорок два Уложения, параграф второй, пункт четвертый. Всего хорошего.

Я, с выражением полнейшей скуки на лице, тронула лошадь с явным намерением проехать по стражнику, если потребуется. Не потребовалось. Нам поспешно освободили дорогу, и наша компания въехала в славный портовый город Морийск.

- Некоторые бабки страшнее стражника в полном вооружении, - весело прокомментировал Лежек. – Лиар, а про Уложение – это ты придумал?

- Нет, - усмехнулась я. – Но этот параграф действовал при Конраде Двенадцатом, и пару сотен лет назад его изменили. А куда мы сейчас едем, Аленар?

- К господину Тангерду, хорошему знакомому Ремара. Отдадим лошадей и проясним обстановку. Направо, ребята.

Морийск отличался от всех виденных мною городов прежде всего улицами – узенькими – два всадника с трудом разминулись бы в них – извилистыми улочками – защита от злых северных зимних ветров, господствующих в этих местах более полугода. Дома, сложенные из толстых бревен, имели не обычный темно-коричневый цвет. Здешние здания под воздействием ветра и морского воздуха темнели почти до черноты и покрывались белесым налетом. И воздух. Воздух Морийска можно было буквально осязать. Он пах йодом, солью и гниющими водорослями, в изобилии выбрасываемыми на каменные узкие пляжи приливами и штормами.

И атмосфера в Морийске казалась удивительно подходящей его внешнему виду – мрачная, напряженная, давящая. Басовито взлаивали собаки за наглухо закрытыми воротами и высокими заборами. Улицы выглядели непривычно пустынными: из-за плотных занавесок на окнах не выглядывали любопытствующие девицы, не бегали по улицам стайки ребятишек, бабы не обсуждали у колодца последние сплетни. Единственная встреченная нами женщина поспешно отвернулась, прикрывая лицо уголком платка.

Зато трактиры, несмотря на утро, ломились от наплыва посетителей – крупных мускулистых мужчин с обветренными лицами. Надо полагать, команды задержанных в порту кораблей искали себе развлечений на суше. Тогда не стоило удивляться отсутствию женского населения на улицах. Пьяные моряки – не самая подходящая компания для непринужденного светского общения. Только вот почему женщина испугалась нас – безобидных и не внушающих опасения всадников?

- Мы чужаки, - обернувшись, пояснил Аленар. – И это испугало ее еще больше, чем подвыпивший матрос. Почему – не знаю, а догадки озвучивать пока не хочу.

- Да, в общем, и так понятно, - пробурчал Лежек. – Внезапно возникшая паранойя по поводу нехороших магов-отступников.

Вампир промолчал. Возможно, потому, что мы как раз выехали на небольшую площадь перед храмом, на которой наблюдалось необычно крупное скопление граждан Морийска, преимущественно мужского пола. Все они внимали местному дайну, невысокому плешивому дяденьке, ради такого случая нацепившему богато расшитую рясу и взобравшемуся на импровизированный амвон, наскоро сооруженный на крыльце.

- И да падет кара божия на нечестивцев, вздумавших пойти супротив власти Орденской и королевской! Ибо это из-за них мы вынуждены терпеть тягости и лишения! И стонущие горы, и вскипевшее море, и сияние в небе – это все знаки всевышнего, прямо указывающего нам – конец света близок, и только своим праведным образом действий мы можем предотвратить его! Да послужим же мы орудием в руце божией, братья и сестры!

- Похоже, Лежек, ты прав, - вздохнула я, когда мы объехали настороженно оглядывающую нас толпу и свернули в узкий переулок. – А что за стонущие горы? Сияние в небе я еще могу понять…

- Отголоски катаклизма, судя по всему. – Аленар остановился возле тяжелых ворот, украшенных замысловатой резьбой, и спрыгнул на землю. – Мы приехали, кстати говоря.

- Ингвар, надо бы твой нож выбросить, - спохватилась я. – Нехорошо, если у господина Тангерда по нашей вине возникнут неприятности.

- Все нормально. – На лице северянина мелькнула тень улыбки. – Аленар подбросил его в телегу той бабке у городских ворот. Она, не сомневаюсь, найдет ему применение.

- Да уж, - успокоилась я.

Массивные ворота бесшумно распахнулись, пропуская нас во двор. Два мальчика-подростка подхватили лошадей под уздцы, подождали, пока мы спешимся, и увели их в конюшню. С крыльца торопливо сбежал хозяин – высокий светловолосый широкоплечий мужчина, чем-то отдаленно напоминающий Ингвара.

- Я уже начал волноваться, - вместо приветствия сообщил он. – Мы ждали вас еще вчера. Рад тебя видеть, Аленар. Наконец-то ты выбрал время и приехал, как обещал уже… не будем вспоминать, сколько лет назад.

- Не будем, - согласился вампир. – Тем более что не так уж и много, по любым меркам, хоть человечьим, хоть… эльфийским.

- Может, ты и прав, - улыбнулся хозяин. – Но я все равно рад твоему появлению. И вашему тоже, господа, - обратился он к нам, вежливо склонив голову.

Аленар коротко и уже привычно представил нас.

- Твой племянник, - задумчиво повторил Тангерд. – Что же, я догадывался, что вы не просто так решили совершить прогулку на север Аррении.

- Но мы, честно говоря, не ожидали встретить такой прием. Что у вас здесь происходит, Тангерд?

- Потом, - решительно заявил хозяин. – Вначале я обязан исполнить свой долг гостеприимства, а уже потом обсудим дела. Добро пожаловать в мой дом, господа.

Нас действительно ждали. В некотором отдалении от просторного светлого дома дымила жарко натопленная баня, в которую мужчины сначала отправили меня, а затем уже посетили сами. Если хозяин и удивился такому разделению – вида он не подал.

В большой комнате на столе, застеленном белоснежной скатертью с вышитыми углами, исходило паром блюдо пирогов с рыбой, из подпола поспешно принесли морс и молоко, в печи томился горшок с кашей со шкварками… Тангерд категорически отказался что-либо рассказывать, пока гости – то есть мы – не насытятся. И, собственно, правильно поступил, потому как сложившаяся ситуация хорошему аппетиту не способствовала.

По словам хозяина получалось, что все началось, как и следовало ожидать, в последнее полнолуние. Внезапное наступление кромешной тьмы во время светлых ночей само по себе было из ряда вон выходящим и пугающим до безумия событием, а к нему добавились еще и легкие землетрясения, и жуткие, потусторонние звуки, доносившиеся со стороны Дагар-рона, и сильнейший шторм, разразившийся наутро и разметавший в щепки два корабля, неосмотрительно задержавшихся в порту. Люди заволновались. Мгновенно поползли слухи о конце света и пришествии на землю ужасных девятихвостых мракобесов, которые с удовольствием поддержал дайн. Оный священнослужитель, кстати, единственный в городе обрадовался происходящему, хотя и не демонстрировал своих эмоций – последнюю неделю он пользовался бешеной популярностью, что, естественно, выливалось во внушительное материальное воплощение. О таком внимании к своим речам дайн раньше и не мечтал, поэтому всячески старался не допустить естественного затухания народных волнений.

Более здравомыслящие граждане отправились к местному градоначальнику за разъяснениями, справедливо полагая, что события такого масштаба вряд ли коснулись только Морийска. И получили желаемое, вот только спокойствия это не принесло, скорее, наоборот. В Ковене, как гласило присланное из Аррендара сообщение, завелись предатели и отступники, возжелавшие поставить мир на край пропасти и столкнуть его вниз. Поэтому в Совете Магов срочно провели реорганизацию и чистку рядов. А Орден Темных Всадников, как организация с незапятнанной репутацией, согласился временно, пока идут поиски магов, перешедших на темную сторону, возложить на себя всю полноту власти.

Через два дня в Морийск прибыл рыцарь Ордена и вместе с городским магом приступил к выполнению приказов начальства. Магической стеной закрыли городской порт, до особого распоряжения ни один корабль не будет выпущен за ее пределы. Ввели обязательную регистрацию въезжающих в город. Всем стражникам роздано описание наиболее подозрительных лиц, коих требуется задерживать и препровождать к городскому магу.

- Бред какой-то, - не выдержала я. – Если на предполагаемом отступнике будет морок – то как определить, что он подозрительный? А если не будет – то зачем тогда к магу?

- Вот этого не знаю, - развел руками Тангерд. – Я не специалист в колдовстве. Возможно, стражникам раздали амулеты, реагирующие на наличие магии? Или это просто имитация бурной деятельности, кто знает? Какому нормальному человеку, будь он хоть трижды темный волшебник, придет в голову скрываться на севере? – Внезапно он осекся, и во взгляде его мелькнуло понимание.

- Мы не скрываемся, - невозмутимо произнес Аленар. – Нас очень интересует фольклор северных кланов.

- Разумеется, - кивнул хозяин, хотя явно не поверил ни единому слову вампира. – До этого пласта народного творчества еще не докопался ни один исследователь. Однако вы выбрали для своих изысканий не самое удачное время. Боюсь, после вчерашних вспышек в небе порт не откроют еще неделю, а то и дольше. А это может привести к еще большим неприятностям. Моряки и торговцы весьма недовольны нововведениями. Сезон навигации короток, три-четыре месяца, не больше, и каждый день простоя несет убытки. Люди, которым нет дела до проблем Ордена, интересующиеся лишь состоянием своего кошелька, ропщут и выходят из себя. Пока все это выливается лишь в потасовки в трактирах и мелкие стычки на улицах, но я не решусь предсказывать, что будет твориться в Морийске через неделю, если учесть постоянно подливающего масла в огонь дайна. Правда, не думаю, что нам что-либо грозит. Ворота в случае нападения выстоят, да и дом у меня крепкий.

- Спасибо за предложение, Тангерд, - без тени улыбки проговорил вампир. – Но надеюсь, нам не придется злоупотребить твоим гостеприимством. Как ты совершенно справедливо заметил, сезон навигации короток, и мы торопимся. Без особого разрешения ни один корабль не выпустят? Значит, попробуем получить его у властей. Кестен, не хочешь прогуляться со мной к господину Сигизмунду?

- Конечно, - с готовностью ответил Лежек и встал из-за стола.

- Я тоже пойду, - решила я. – Составлю вам компанию. Вдруг три любителя этнографии обладают большей убедительной силой, чем два?

- Хорошо, - после некоторой паузы согласился вампир. – Идем. Ингвар, жди здесь или нас, или нашего сообщения.

- Аленар, мне кажется, ваша попытка заранее обречена на неудачу, - с сомнением покачал головой хозяин.

- Но тем не менее мы попробуем, - жестко ответил Повелитель. – И вот если не получится – будем действовать уже по-другому. Тангерд, мы действительно не можем задерживаться в Морийске. По разным причинам. И не последняя из них та, что мы не имеем права подвергать тебя смертельной опасности.

- Даже так? – усомнился торговец.

- Даже так, - подтвердил вампир. – На всякий случай - спасибо за все, Тангерд. Хочется верить, что в следующий раз наше пребывание здесь продлится гораздо дольше. И да, тогда мы все тебе расскажем, - улыбнулся он. – Обещаю.

- Удачи вам, - искренне пожелал хозяин на прощание.


Дом городского головы располагался, как и следовало ожидать, в центре Морийска, неподалеку от храма. Дайн уже завершил свою речь, и толпа рассредоточилась, оставив после себя несколько осколков в виде группок неприветливых мужиков, проводивших нас неприязненными взглядами. И в местной администрации нас приняли никак не лучше. Путь к градоначальнику преграждал его секретарь, тощий мужчина с острым ястребиным носом и серыми, словно припыленными мукой волосами, что-то усердно записывающий на свитке.

- Господин Сигизмунд занят, - недовольно сообщил он, не успели мы еще зайти в приемную.

- Ничего, мы подождем.

- Вы что, не поняли? – Секретарь оторвался от бумаг и разъяренно воззрился на нас. – Господин Сигизмунд занят, и вам нечего здесь делать, - повторил он почти по слогам.

- Но ведь он когда-нибудь освободится? – невозмутимо проговорил вампир. – А у нас дело, не требующее отлагательств. Так что уходить мы не будем, а подождем этой счастливой минуты здесь. – Аленар брезгливо провел пальцем по обивке диванчика, стоящего рядом, скептически обозрел результат и осторожно сел. Лежек плюхнулся рядом, подняв облачко пыли. Лично мне приглянулся подоконник, с которого открывался прекрасный вид на площадь, храм и чахлый цветник в крохотном палисаднике.

Секретарь, потерявший дар речи, несколько секунд мучительно колебался: вызвать стражу или сделать вид, что все идет должным образом. Выбрав второе, мужчина схватил перо, нервно окунул его в чернила и продолжил яростно черкать что-то в свитке, разбрызгивая крошечные чернильные кляксы. Со своего места разобрать, что он там пишет, мне не удалось, поэтому от скуки я прислушалась к звукам, доносившимся из-за двери кабинета головы. И весьма заинтересовалась происходящим там скандалом. Грудной женский голос с явственно различимой хрипотцой отчитывал местную власть, как ребенка. Или, вернее, как матроса.

- И на вашем месте, голова, я бы думала головой, а не другим местом, якорь вам в глотку! Я тридцать лет плаваю на «Казарке», чтоб вас пурпурный червь пожрал, меня знает последняя селедка от Клендата до Мельстинии, тысяча горбатых медуз! И еще ни один драггат не догадался назвать меня ведьмой, пьяных мракобесов вам под одеяло!

- Но, госпожа Иррида, помилуйте! – проблеял мужской тенорок. – Никто не считает вас ведьмой. Мы всего-навсего просим вас задержаться в моем доме на день-два, не больше!

- День-два! – громыхнула возмущенная женщина. – За это время «Казарку» разнесут по досочкам! Если я кому-то потребовалась – пусть ищет меня в порту! И молите бога, демона или Великого Магистра, мать его медузой и через мачту, чтобы я смогла удержать своих брасхердов от разрушения города! От безделья парни уже готовы лезть на стенку, тысяча дохлых каракатиц!

На этом, судя по всему, разговор завершился, потому что послышался стук каблуков, дверь отлетела в сторону, не иначе как распахнутая ногой, и из кабинета буквально вылетела обладательница хрипловатого голоса, богатого лексикона и весьма примечательной наружности. Даже в Морийске, портовом городе, где встречаются самые разнообразные личности, дама наверняка привлекала к себе внимание: осиная талия, мускулистые стройные ноги, затянутые в обтягивающие кожаные штаны, короткий жилет, еле прикрывающий высокую пышную грудь, бицепсы толщиной в мое бедро, татуировка в виде утки на левом плече, длинные тонкие пальцы, эльфийские миндалевидные ярко-зеленые глаза, узкое заостренное лицо и копна морковного цвета волос, собранная в высокий хвост. А еще я отчетливо ощутила магическую ауру вокруг госпожи Ирриды. Не очень сильную, магом высокой ступени ей никогда не стать, но тем не менее, ее способностей вполне хватало на несложные бытовые заклинания.

Рыжеволосая женщина с магическими способностями и эльфами в родословной. Тогда понятно, почему она вызвала такой интерес со стороны местных властей… Интересно, ее что, собираются представить Мораввену? Тогда я не завидую ни ему, ни господину Сигизмунду.

Дама, лишь мельком глянув на присутствующих в приемной, стремительными шагами двинулась к выходу, жестко впечатывая каблуки сапог в жалобно поскрипывающие от такого обращения половицы. Я не заметила движения Аленара. Но оно, безусловно, было. Иначе почему бы тогда госпожа Иррида споткнулась и упала прямо на услужливо подставленные руки вампира?

- Прошу прощения, - вежливо извинился Повелитель. – Разрешите, я провожу вас до двери.

В глазах дамы вспыхнуло негодование и изумление, но вслух Иррида не возразила и позволила Аленару довести ее под руку до выхода и придержать дверь, пока она покидала помещение.

- Как о вас доложить? – раздраженно осведомился секретарь, выползший из-за стола.

- Мы сами о себе доложим, - холодно ответствовал Аленар, отодвинул его в сторону и прошел в оставшуюся раскрытой дверь кабинета. Мы с Лежеком молча проследовали за ним, подчеркнуто не обращая внимания на яростный взгляд, сверлящий нам спину.

Городской голова, шарообразный дяденька, едва возвышающийся над большим Т-образным столом, заваленным книгами, свитками и бумагами, измученно откинулся на спинку стула и вытирал большим платком розовую лысину, окруженную венчиком пушистых седых волос. Наше появление совершенно не обрадовало его. Градоначальник тяжело, по-бабьи, вздохнул, выпрямился и нацепил на лицо участливо-деловое выражение.

- Чем могу служить, господа? – скучающе-учтиво осведомился он.

- Добрый день, господин Сигизмунд, - не менее любезно поздоровался Аленар и устроился на стуле для посетителей, приставленном к длинной ножке буквы «Т», не дожидаясь разрешения. Дождавшись ответного приветствия, Повелитель представил себя и нас и продолжил, тщательно демонстрируя плохо скрываемое раздражение в голосе. - И вам того же, Магистр Рихард, - обратился вампир к присутствующему здесь же рыцарю, с необычайно воодушевленным видом сидящему в кресле рядом со шкафом.

- Добрый день, господа. – Рыцарь вышел из своего укрытия и вольготно расположился на стуле напротив Аленара. – Присаживайтесь, прошу вас. Рад встрече, хотя, честно говоря, не ожидал, что она состоится так скоро.

Лежек, с шумом отодвинув стул рядом с вампиром, занял предложенное место. Я не хотела сидеть ни напротив Рихарда, ни, тем более, рядом с ним, посему прошествовала мимо Магистра и забралась на подоконник за его спиной, небрежно сбросив с крашеных в белый цвет досок парочку запыленных свитков.

- А между прочим, вы могли бы и предупредить нас вчера о закрытии порта, - укоризненно проговорил Аленар и повернулся к градоначальнику.

- Я считаю, что вы не просто можете, а обязаны помочь. Мы представляем собой этнографическую экспедицию к северным племенам. Если желаете, могу предъявить соответствующие бумаги за подписью весьма уважаемых лиц и скрепленных печатью. Хотя Магистр Рихард уже видел их.

- Не надо, - замотал головой господин Сигизмунд. – Я верю, верю. Но что вы хотите от меня?

- Как что? – Аленар удивленно поднял палец. – Мне нужна ваша помощь.

- Какая? – устало и обреченно переспросил голова.

- Я внезапно узнал, что не могу продолжить путешествие! Что ставит под угрозу его успешное завершение, как вы понимаете!

- Ничего не поделать. – Голова вновь вытер лысину платком. – Распоряжение из столицы – никого не выпускать без специального разрешения.

- Ну так дайте нам его, - немедленно предложил Аленар. – Мы – не кто-нибудь, а научная экспедиция, от результатов которой зависит будущее целого направления в филологии!

- А мир может лишиться великолепного сборника баллад о дикой красоте северных земель, - высокомерно добавила я.

- Я все понимаю, - господин Сигизмунд измученно посмотрел на Рихарда, словно призывая его помочь. – Но видите ли… Я просто не уполномочен выдавать подобные разрешения.

- Но кто, как не местные власти, должен позволять въезжать и выезжать из города? – возмущенно заявил вампир.

- Разумеется, те, кто наложил ограничения, - заметил Рихард. – То есть столичные должностные лица. Но не стоит так расстраиваться. Я уверен, что уже завтра вы получите желаемое.

Я насторожилась. Мне не понравился ни тон рыцаря, ни внимание, с которым он не сводил с вампира взгляд. Аленар тоже напрягся и вежливо поинтересовался:

- Да? И каким же образом, позвольте узнать?

- Все очень просто, - просиял улыбкой Рихард. По лицу Аленара пробежала легкая тень обеспокоенности и немедленно скрылась за обнадеженным любопытством. – Завтра сюда по делам приедет Великий Магистр Мораввен. Не сомневаюсь, что он найдет немного времени и встретится с вами. И, проникнувшись важностью вашей экспедиции, с радостью разрешит покинуть Морийск.

Вот тут я порадовалась, что сижу за спиной Магистра. Известие о скором приезде Мораввена явилось весьма неприятной неожиданностью. Только усилием воли я подавила панику, мгновенно поселившуюся внутри. Встреча с демоном неизбежно приведет к тем самым результатам, которых мы всеми силами стремились избежать. Даже моя новая эльфийская внешность не спасет. Мораввен немедленно узнает и меня, и Лежека, и Ингвара, и страшно предполагать, чем все это закончится и для нас, и для Аленара.

У Лежека, очевидно, бродили те же самые мысли, поскольку он резко перестал скучать.

- И кстати, - Рихард обрадованно обратился к парню, - примите мой совет: не упустите шанс поговорить с Великим Магистром. Вам пора устраивать жизнь, а с вашим талантом вы вполне можете поступить на службу в Орден. Это, поверьте мне, одна из самых привлекательных возможностей сделать карьеру.

- Вообще говоря, экспедиции вместе с дядей меня вполне устраивают. Но я непременно обдумаю ваш совет, господин Рихард, - ответил Лежек, глубоко запрятав эмоции.

- Замечательно, - облегченно выдохнул Аленар. – Ваше сообщение, Магистр, все меняет. Мы, разумеется, подождем до завтра. Но один вопрос – к какому времени нам подойти? Не хотелось бы, знаете ли, торчать где-нибудь половину дня, чтобы потом внезапно выяснить, что опоздали, и Великий Магистр уже покинул город.

- Давайте сделаем так… - Рихард задрал голову, пристально разглядывая потолок. – Я лично приду за вами, предварительно договорившись с Великим Магистром. Где вы остановились?

- В таверне «Толстый Русал», - с готовностью сообщил вампир. – Но я могу на вас положиться? Вы не забудете своего обещания?

- Никогда, - блеснул улыбкой Рихард.

- В таком случае, не будем больше отвлекать вас от дел. Всего наилучшего, господин Сигизмунд. С нетерпением жду завтрашней встречи, Магистр. – Аленар склонил голову и, встав, покинул кабинет. Я последовала за ним, не утруждаясь произнесением положенных по этикету фраз. Лежек, в отличие от меня, вежливо распрощался и вышел в приемную.

Аленар ждал нас на крыльце.

- Как удачно все получилось, правда? – оживленно воскликнул он. Только вот в синих глазах вампира читались тревога и страх. – Честно говоря, я и не надеялся встретиться с Великим Магистром! Кестен, мальчик мой, тебе непременно нужно подумать о службе в Ордене.

Он обнял Лежека за плечи и повел по улочке в сторону моря. – Подумай, сколько ты сможешь сделать для сохранения культур разных народностей, пользуясь поддержкой Великого Магистра!

- А еще издашь мою балладу за счет Ордена, - усмехнулась я. – Или даже весь сборник. Осталось только найти вдохновение и одарить мир совершенными строками.

Аленар подхватил эту тему и развил ее дальше. Только отойдя от дома градоначальника на приличное расстояние, вампир сбросил с себя веселость и резко помрачнел.

- А теперь шутки в сторону, господа маги. Надеюсь, никому не надо объяснять, в какой гхыровой ситуации мы оказались?

- Не дети, и так понятно, - буркнул не менее встревоженный Лежек. – Надо уходить из города, и как можно скорее. Только вот как?

- А что, варианты есть? – скептически хмыкнула я. – Через ворота не выехать, это понятно. Перелезать через стену? А дальше тогда что? На мой взгляд, путь только один – через море. Был бы только корабль, а магический заслон пробьем, деваться уже некуда.

- Корабль найдем, - пообещал Аленар. – Но ты уверена, что вы сможете пройти через стену?

- Да, - пожала я плечами. – Ален учил нас. Не думаю, что местные маги использовали какие-то сверхсложные заклинания.

- Но, Лиар, - продолжал хмуриться вампир. – Рихард – рыцарь Ордена…

- И что? – оборвала я его. – Не надо считать, что если у кого-то нет подтверждающей его квалификацию бумажки, то он ничего не умеет. Князь Эркаст не понял бы тебя.

Я ни секунды не сомневалась с своих словах. Ален – сердце привычно сжалось при воспоминании о любимом – в свое время научил нас выбираться из магической клетки. Даже если городской маг вместе с Рихардом использовали другое заклинание – принцип останется тем же. В крайнем случае, проломим грубой силой.

- Хорошо, - заключил Аленар. – Тогда, господа, идем добывать нам корабль.

- В порт?

- Для начала в таверну «Толстый русал».

- А почему именно туда? – удивился Лежек. - И вообще, откуда ты взял название этой таверны? Я посчитал, что ты ее выдумал.

- Выудил из болтовни с госпожой Ирридой, - усмехнулся вампир. – Когда она с таким изяществом рухнула мне на руки, а я ее провожал до двери. А идем мы туда, во-первых, потому, что я неосмотрительно произнес это название, когда Рихард потребовал сказать, где мы остановились. А во-вторых, я надеюсь найти там вышеупомянутую госпожу, которая произвела на тебя такое впечатление.

- Ты хочешь договориться с ней?

- Постараюсь. Помимо всего прочего, в трюме «Казарки» стоят бочки с медовухой, и с каждым днем, как вы понимаете, их содержимое портится.

- Скорее испаряется, - хмыкнул Лежек. – Да уж, у госпожи Ирриды есть веский повод нервничать…

Таверна «Толстый русал», как и все прочие питейные заведения Морийска, на отсутствие посетителей не жаловалась. В почти заполненном до предела зале ярким пятном выделялась знакомая копна рыжих волос. Госпожа Иррида сидела возле крохотного подслеповатого оконца и о чем-то разговаривала с могучего вида троллем. Больше за их столом никого не было, очевидно, потому, что внешний вид собеседника дамы – мощный загорелый торс, прикрытый куцей жилеткой, крупная голова, практически отсутствующая шея, грудь и спина покрыты короткими черными волосками, под кожей буграми перекатываются мускулы, низкий лоб нависает над маленькими темными глазками, свирепо взирающими на мир – отбивал всякое желание искать близкого соседства. Нас это обстоятельство только порадовало. Сидя рядом, гораздо проще вступать в переговоры.

- Госпожа Иррида? – изобразил удивление Аленар. – Вы не будете возражать, если… - Он неуверенно показал на свободные места. Валькирия пару секунд вспоминала, где она видела этого блондина, потом равнодушно махнула рукой и вернулась к прерванной беседе.

- И ты понимаешь, Кэй, эти пресноводные крабы посмели пригласить меня в дом городского головы, словно я последняя крацца! И мотивировали это тем, что я - ведьма! Они назвали меня, корабельного мага с тридцатилетним стажем – ведьмой! И мало того, со мной, видишь ли, жаждет пообщаться какой-то бздырный колдун, якорь ему в гатту!

Чтобы не демонстрировать свой явный интерес к рассказу Ирриды, я села, отвернувшись к залу, и приступила к рассматриванию интерьера, не блещущего, впрочем, особой новизной и роскошью. В большом, тускло освещенном зале стояли традиционные столы и скамьи, грубо сколоченные из толстых досок, давно потерявших первоначальный цвет. Посетители исцарапали и изрезали ножами все возможные поверхности. Кое-где виднелись непристойные рисунки, выполненные с явным мастерством, особенно если учесть явное нетрезвое состояние гравера по дереву. В щели между досками могла пролезть некрупная крыса.

Толстый русал тоже присутствовал в помещении в виде реалистично выполненного на стене таверны изображения бородатого мужчины с солидным пузом и рыбьим хвостом вместо ног. Рукой он якобы подтягивал к себе самую настоящую рыбацкую сеть с запутанными в ней чучелами рыб, гвоздями прибитую к притолоке и свободно свисавшую до пола. Больше половины морских обитателей я не смогла опознать сходу, а некоторые меня просто заинтриговали. Для чего, к примеру, нужны два отростка на лбу вот тому чудовищу, состоящему, кажется, из одних игл, и как из него вообще смогли сделать чучело?

Госпожа Иррида тем временем продолжала изливать душу троллю.

- И вот теперь мы должны торчать в этом паршивом порту, как Мракобесов Палец в море, и ждать, пока кракен не вернет Сигизмунду высосанные у него по пьяни мозги. Но долго я не выдержу! Еще три-четыре дня – и я лично пойду и своими собственными руками заставлю этого гхыра моржового снять магический заслон!

- И еще раз прошу извинения, госпожа Иррида, - вмешался Аленар. – Правильно ли я понял, что вы хотите как можно скорее покинуть порт?

- Да, - резко ответила дама, всем видом демонстрируя нежелание поддерживать разговор. Аленар не смутился.

- Это просто замечательно, поскольку нам требуется то же самое.

- И что из того? – неприветливо отрезала Иррида.

- А то, - невозмутимо продолжал вампир, - что у вас есть корабль, на котором можно отплыть, а у нас – маг, умеющий снимать чужие заклинания.

- Да кто ты вообще такой, взбдрызг гхыров, а? – взревел тролль, приподнимаясь из-за стола. Иррида остановила его.

- Подожди, Кэй. Дай мне поговорить с…

- Аленаром одд Каэрстаном, - подсказал вампир.

- Господином Аленаром, - кивнула валькирия, пристально разглядывая Повелителя. – Так о чем вы говорили? Не могли бы пояснить подробнее?

- Нам – то есть мне и моим спутникам, - уже совсем другим тоном, деловым и серьезным, произнес Аленар, - крайне необходимо в ближайшее время покинуть город. Причины этого вас не касаются, и я не считаю нужным озвучивать их здесь. Скажем так – под угрозой находится успешное завершение деловой поездки, имеющей значение для судеб многих людей.

- Ну… допустим, - хмыкнула Иррида. Тролль пробурчал нечто неразборчивое, но этим и ограничился. Дама перевела на меня внимательный взгляд, и амулет на моей груди на мгновение нагрелся и опять остыл. Магичка или пыталась прочитать мои мысли, или, что более вероятно, снимала отпечаток ауры.

- Вам, как я понял, - продолжил вампир, - тоже нежелательно продлевать свое пребывание в этом гостеприимном городке. Посему я предлагаю взаимовыгодное сотрудничество: мы обеспечиваем свободное и незаметное отплытие «Казарки», а вы отвезете нас на остров Мерейн.

- Ири, что ты слушаешь этого лабарра! – пробасил тролль. – Посылай его на гхыр и пошли отсюда, проверим состояние груза!

Иррида отмахнулась от него, как от надоедливой мухи.

- Откуда вы знаете название моего корабля? – настороженно спросила она, складывая пальцы определенным образом. Я тоже напряглась. Магические войны совершенно не входили в мои планы, но и позволять ей наносить вред моему будущему родственнику я не собиралась. Аленар даже глазом не повел.

- Подслушал в приемной городского головы, - обезоруживающе признался он. – У него отвратительные двери, знаете ли… Через них доносится самый тихий звук, а вы, прошу прощения, не сдерживали эмоции.

Иррида после некоторого раздумья кивнула и расслабила пальцы.

- Какие у вас гарантии?

- Только наше слово. Но мы рискуем гораздо больше, чем вы. В случае неудачи – если нам не удастся открыть проход – «Казарка» просто вернется в порт, и никто даже не узнает, что она отплывала. А вот нам придется искать другой способ для решения своих проблем.

- Логично, - наклонила голову магичка, и рыжие волосы упали ей на грудь. Порывистым движением дама отбросила их назад.

- Если бы ответ зависел только от меня – мы бы уже договорились.

- Ири, ты что? – взвился тролль. – Водорослей накурилась? Поверила первому попавшемуся проходимцу?

Иррида подняла руку, заставляя его замолчать.

- Он не врет, Кэй. Ни по одному пункту. Это я могу понять даже со своими способностями. И его спутники – маги, намного сильнее меня. При иных обстоятельствах я не стала бы связываться с такой странной компанией. – Она обвела нас взглядом. – Но мне, морской демон побери этот город, надоело сидеть здесь сиднем.

- Могла бы пойти в другую таверну, - пробурчал не желающий сдаваться тролль. Иррида рассмеялась.

- И чем бы она отличалась от «Толстого русала»? Только и разницы, что хозяин другой, да чучела на стенах более потрепанные и висят в ином порядке. К сожалению, Кэй, нам нужна помощь, если мы не хотим покрыться здесь водорослями и ракушками. И эти ребята готовы предоставить нам ее. Аленар, - Иррида серьезно заглянула в его глаза. – Я ничего не решаю. Выбор должен делать капитан. Но, - улыбнулась она, - не думаю, что он будет возражать. В таких делах он полностью доверяется моему мнению. Сколько вас? Трое?

- Четверо. Еще наш проводник – северянин.

- Хорошо. Ждите здесь. Часа через два-три либо я, либо Кэй придем за вами. Капитана еще нужно найти в Морийске.

- А если он все-таки откажет, нам сидеть здесь до утра? – уточнил Аленар.

- Ответ будет положительным. – Иррида уже думала о чем-то своем. – Кэй, иди по тавернам, собирай своих выргыров. Тот, кто до заката не явится на «Казарку» - так и останется на берегу. И не болтайте там особо! Совершенно ни к чему, чтобы о нашем отплытии знал весь порт.

- Да понял я, Ири, понял… - недовольно пробормотал тролль. – Но все-таки…

- Это уже мое дело, - оборвала его магичка, вставая из-за стола. – Идем, Кэй, у нас много дел.

- Можно считать, что корабль найден. – Аленар проводил взглядом неординарную парочку. – Теперь дело за вами.

- Для начала хорошо бы попасть на него, а потом уже начинать разбираться с чужими заклятиями, - заметила я. – И сообщить Ингвару, что мы ждем его здесь. Или сами съездим?

- Нет, - отказался Аленар. – Пошлем кого-нибудь с запиской. У хозяина наверняка найдется клочок пергамента и перо.

Вампир махнул рукой, подзывая усталую служанку.

- И пива тогда пусть еще принесет, - вздохнул Лежек. – Дрянное, правда, но надо же чем-то заниматься еще три часа.

- Как чем? – изобразил удивление вампир. – А байки слушать? Этнограф ты или нет, в конце концов?

А послушать в таверне было что. Компания за соседним столом, за неделю вынужденного безделья уставшая отдыхать, скрашивала свой досуг самыми разнообразными историями, без зазрения совести выдавая их за факты из собственной биографии. Среди них попадались и типичные байки о морском змее, три недели гонявшемся за судном, или светящихся колесах и лучах на половину неба. Некоторые не рекомендовалось воспроизводить в компании благородных девиц, поскольку они почти полностью состояли из нецензурных слов и имели такое же непристойное содержание. Парни – Лежек и присоединившийся к нам Ингвар – откровенно посмеивались, я же в конечном итоге постаралась не слушать гулкий бас и следовавший за ним грубый мужской гогот, сосредоточившись на будущем взломе заклинания и вспоминая то, как Ален учил меня этому.

Из прострации меня вывело громко произнесенное слово «колдун». Я оглянулась. Плюгавенький мужичонка с неприятным пронырливым взглядом срывающимся от возбуждения тенорком рассказывал очередную потрясающую воображение историю.

- И превратил всю команду, - он сделал трагическую паузу, в жаб. Огромных, бородавчатых, склизких, буро-зеленых тварей. А корабль разнес по щепочкам, и каждую из них спалил в демонском огне, чтобы никто из живущих не смог больше ступить на его землю. А вдобавок колдун закрыл свой остров магической завесой, и теперь уже никто и никогда не найдет клад старого Тансенда.

Мужичок замолк, с надеждой оглядывая собеседников и собутыльников. Но никто не спешил высказывать слова одобрения или хлопать его по плечу, благодаря за интересную байку. Наконец, крупный верзила с окладистой бородой и абсолютно лысой головой скептически пробасил:

- Гхырню ты несешь, Прон. Сам посуди, ежели колдун всю команду превратил в жаб, а на острове больше никого не было, то как об этом узнали? Лучше послушай, что со мной приключилось. Лет этак пять назад, а может, и больше… Ходил я тогда на «Черном стриже» под началом одноухого Карреля.

- Подожди, - засомневался кто-то. – «Стриж» же разбился давным-давно!

- Ну так я про это и говорю, - уверенно заявил бородач. – Огибали мы Китовый мыс. Помню еще – море спокойное, солнышко светит, ветерок дует, «Стриж», словно птичка, вперед летит… Как вдруг – песня. И такая, мать ее таргейна, красивая – заслушаешься. Рулевой сам судно в ту сторону повернул, парни на весла сели, чтобы поскорей, дохлый осьминог им в гатту, до источника доплыть. А песня все громче, все завлекательнее… Уже ни солнца, ни ветра не замечаешь, лишь бы поскорей до девицы добраться, что поет нам посередь Мельтийского моря. И никто, ни одноухий Каррель, ни корабельный маг, пусть его на том свете вечно крабы по кусочкам объедают, не почуял неладное.

- Сирены, - догадался кто-то.

- Они самые, - со злостью подтвердил верзила. – Гхыровы твари, чтоб их всех скам пожрал! Вся команда на рифах осталась, вся, до единого человека. И одноухий Каррель, и маг корабельный, хотя вот уж кого не жалко, морского ежа ему в глотку…

- А как же ты сам жив остался? - язвительно поинтересовался обделенный всеобщим вниманием Прон. – если вся команда полегла на рифах?

- Потому как не слышал я песни гибельной, - важно поднял бородач палец. – В трюме я сидел, с бочонком эля в обнимку. И так с этим бочонком на волнах и закачался, когда корабль разбился. А поскольку пьяный был до беспамятства – то и плевать себе хотел на завывания хвостатых бестий. И провел в море пять дней, держась за бочонок и питаясь из него элем.

- Врешь ты все, Шарган! – Прон подскочил на месте и победно ткнул в бородача пальцем. – Никак ты не мог пить из бочонка, если плыл на нем!

- Ты что, мне не веришь? – взревел Шарган и, с поразительной для его комплекции быстротой, вскочил и со всего размаха заехал мужичку в ухо. Прон отлетел в сторону. Прямо на меня. Точнее, на то место, где я сидела долю секунды назад. Аленар успел в последний момент дернуть меня к себе. Мужичонка ударился головой о столешницу. Вскипев от ярости, он схватил первое, что попалось под руку – миску с остатками жаркого, недоеденного Лежеком, и швырнул ее в голову бородача. Но вместо этого тяжелая посудина влетела в спину худощавого брюнета со шрамом на правом плече, который не стал разбираться, от кого прилетела миска, а просто ударил своего соседа.

- Уходим, быстро! – скомандовал Аленар, подхватывая свою сумку. – Кристен, забери вещи Лиара!

Вампир буквально выдернул меня из-за стола, но мы не успели спокойно уйти. В таверне уже бушевала превосходная драка, когда все бьют всех, и совершенно неважно, есть к этому повод или нет.

- Держись за мной. – Аленар отшвырнул стоящего перед ним и мешающего пройти моряка и начал пробираться вдоль стены к выходу. Я шла за ним по пятам, прекрасно осознавая – единственное, что от меня сейчас требуется – постараться выбраться из этого бедлама без повреждений, так как в кулачном бою я не продержусь и минуты.

Пока это вполне удавалось. Правда, приходилось периодически пригибаться, уворачиваясь от брошенных кувшинов и пивных кружек. Аленар ловко лавировал между перевернутыми скамьями, недвижимо стоящими столами, прибитыми к полу, и разгоряченными, пыхтящими от возбуждения и злости, раскрасневшимися мужчинами разной расовой принадлежности, роста и веса, увлеченно наносящими друг другу удары. Я словно бы приклеилась к нему, точно повторяя все его движения – повернуться, отклониться, вспрыгнуть на стол и пробежать по нему, хрустя осколками посуды, а потом спрыгнуть и прижаться к стене, чтобы не попасть под горячую руку очередного моряка.

Мы уже практически добрались до выхода, когда невообразимый шум в таверне перекрыл пронзительный вопль.

- Ах ты, гхыров брасхерд, колдовать вздумал?!

Я замерла на месте, повернувшись к центру зала. Предчувствие оправдалось. Насколько мне удалось рассмотреть, вопль относился к Лежеку. Плюгавенький мужичок, из-за которого, собственно, и началась драка, подпрыгивал, тряс правой рукой, словно обожженной, и ругался последними словами. Его реакция абсолютно точно объясняла, что произошло. Лежек, пробирающийся к выходу, предусмотрительно наложил противоворовское заклинание на наши вещи, во избежание возможного ущерба. И оно сработало, когда Прон захотел оставить себе что-нибудь на память о нашей недолгой встрече, запустив жадную ручонку в мою сумку.

- Не гхыр по чужим карманам лазить, - бросил ему Лежек и, больше не обращая внимания на возмущенные вопли, направился к двери.

Я облегченно выдохнула – инцидент, очевидно, исчерпан, шагнула вперед, и внезапно полетела в сторону, впечатываясь головой в то самое чучело колючей рыбы, замотанной в сеть толстого русала. На какое-то время в глазах потемнело. Когда зрение прояснилось, я оказалась в полусидячем положении, прижатая к стене массивным вонючим телом, руки которого лежали аккурат на моей груди. Во взгляде мужика отчетливо читались изумление и искренняя радость.

- Ба… - начал он, осклабившись в улыбке и обнажив гнилые зубы.

Я действовала инстинктивно. Мощным заклинанием мужчину смело с меня, отбрасывая к противоположной стене.

- С тобой все в порядке? – наклонился надо мной встревоженный Аленар.

- Да, - выдохнула я, ухватилась за предложенную руку и встала на ноги. Голова немного кружилась, почему-то саднило ухо и висок, но, в общем, ничего страшного не произошло. Аленар молча обхватил меня за талию и, уже не лавируя, а просто расщвыривая все и всех, попадавшихся на нашем пути, выволок меня на улицу. Ингвар уже ждал нас. Мы отошли чуть в сторону, к низенькому заборчику соседнего дома. Вскоре появился и Лежек, на ходу зачаровывающий рубашку, на которой отсутствовала половина пуговиц.

- Ну и гхырня, - с чувством высказал он. – Это же надо такому… - Парень вдруг замолчал и с озабоченным видом подвесил в воздухе пульсар, внимательно рассматривая меня. – Эль… Лиар, у тебя кровь на ухе.

- Правда? – Я осторожно ощупала острый кончик. – Да, действительно…

- И ссадина на виске, - добавил Лежек, не прекращавший осмотр.

- Слушай, перестань. – Я рассерженно накрыла пульсар ладонью и втянула его в себя. – Ерунда. Просто ударился. До свадьбы заживет. Лучше скажите мне кто-нибудь, что дальше? Мы будем ждать здесь или пойдем в порт? И где там искать эту «Казарку»?

- Подождем. Тем более, что Кэй уже пришел за нами. – Аленар показал на высокую фигуру, хорошо узнаваемую даже в сгущающихся сумерках.

- Вы здесь? – проворчал тролль. – Мы же договаривались, что я найду вас в таверне. А если бы мне в голову не пришло посмотреть в сторону, гхыр вас всех побери?

- Там началась драка, - без всяких эмоций пояснил Аленар. В качестве подтверждения его слов в это самый момент входная дверь в таверну слетела с петель, выбитая изнутри, и с грохотом рухнула на мостовую.

- Ну ребятам надо же чем-то занять себя, - философски заметил Кэй. – Поэтому владельцы трактиров и берут плату вперед. Мы можем идти? Или вам еще что-нибудь требуется?

- Ничего, - отрицательно покачал головой Аленар. – Можем идти.

Пока мы шли по территории порта, Лежек несколько раз бросал на меня встревоженные взгляды, но, убедившись, что я не падаю, как подкошенная, кровь ручьем не льется, и вообще ссадина не причиняет мне беспокойства, успокоился.

- Вот и она, «Казарка», - с плохо скрываемой гордостью сообщил Кэй. На мой непросвещенный взгляд судно ничем не отличалось от всех прочих – широкое дно овальной формы, специально предназначенное для плавания в северных морях, высокие борта, два ряда весел, высокая мачта в центре и утиная голова, искусно вырезанная на носу. Хотя, не сомневаюсь, Кэй мог бы долго и запальчиво объяснять, чем «Казарка» лучше остальных кораблей.

- Как я понимаю, капитан дал положительный ответ? – улыбнулся Аленар, поднимаясь на борт.

- Да. Но он просил его извинить. Капитан Хольтер обычно очень занят при отплытии, так что познакомится с вами чуть позднее. – Иррида небрежным жестом показала нам, куда можно пока положить сумки.- Кстати, вся команда в сборе. Солнце село. Вы хотите дождаться, пока совсем стемнеет?

- Да нет… Все равно кромешная тьма не наступит, - пожал плечами Лежек. – Вы сможете выйти из порта в густом тумане?

- Разумеется, - сухо ответила Иррида.

- Прекрасно. Тогда предупредите своих людей, что, как только они перестанут видеть пальцы на вытянутой руке, можно отплывать.

Лежек отошел к борту «Казарки», опустил в воду руки и что-то сосредоточенно зашептал. Иррида и Кэй недоверчиво смотрели на него. Ничего не происходило. И чем больше проходило времени, тем явственнее проявлялось на их лицах сомнение.

- Ему не надо помочь? – тихо проговорил мне на ухо Аленар.

- Нет. Туману необходимо сгуститься. Лежек же не может создать его из ничего. Вот, смотри, уже появляется.

Со стороны моря на порт наползала полупрозрачная дымка, становившаяся плотнее и темнее с каждой секундой. На соседних кораблях на нее никак не отреагировали – туман он и есть туман, ничего особенного. А белая муть подползала все ближе. Вот она коснулась носа «Казарки», доползла до нас и двинулась дальше, на город.

- Кэй, - негромко приказала Иррида. – Сажай своих ребят на весла. Но тихо мне!

Туман продолжал сгущаться. Влажный холодный воздух неприятно касался щек, лба, кистей рук, липкими щупальцами присасывался к одежде, оплетал ноги. Я поежилась, с тоской вспоминая ласковые и жаркие объятия Огня. Насколько непохожи они на этот клейкий кокон!

Побледневший Лежек вернулся к нам.

- Все. Еще минут десять – и нас не только не увидят на соседних кораблях. Мы сами друг друга не различим в тумане. Иррида, медлить не советую. Долго туман не продержится, всего несколько часов, а нам надо еще снять магический заслон.

- Кэй уже занимается отплытием, - с явным восхищением в голосе ответила магичка. Лежек коротко кивнул.

- Перерасход? – полуутвердительно поинтересовалась я. – Может, помочь?

- Не надо, - чересчур резко возразил Лежек. – Тебе самой потребуется сила.

С этим я спорить не стала и обиженно отвернулась. Парень мог бы и не так грубо разговаривать со мной.

- Не сердись. – Лежек встал рядом со мной. – Я устал, тебе действительно предстоит еще поработать, а ты еще и голову расшибла. Кстати… - удивленно добавил он, - а ссадина на самом деле зажила. И на ухе осталась только царапина. Гхыров некромант научил тебя регенерировать?

Я неопределенно пожала плечами. Научить регенерировать невозможно, но ведь я вынашиваю ребенка – детей – с генами вампиров. Надо будет потом уточнить у Аленара, как сказывается такая беременность на будущей матери.

- Может быть, это просто очередное свойство эльфов, - вслух заметила я.

Туман сгустился до такой степени, что я уже не различала лица Лежека. Негромко зазвенела поднимаемая якорная цепь, что-то проворчал Кэй, и мы скорее ощутили, чем увидели, что корабль стронулся с места.

- Жаль, что мы отплываем в такой мути. Мне всегда хотелось увидеть, как тает вдали берег, - усмехнулась я, голосом изображая вселенскую скорбь. – Кажется, скоро начнется и моя часть. Гхыр, как бы за борт не свалиться в такой мгле…

Мне на плечо легла тяжелая женская рука.

- Я прослежу, чтобы этого не случилось, - отозвалась невидимая валькирия.

- Ну и замечательно… - пробормотала я. – А кстати, Иррида, где стоит этот заслон, вам известно?

- В самом узком месте бухты, перегораживая выход в открытое море.

Собственно говоря, этого следовало ожидать. Минимум энергетических затрат, максимум результата. Хороший выбор, я бы, скорее всего, поступила так же.

Корабль плыл, заметно покачиваясь на волнах. Ребята Кэя размеренно и слаженно опускали весла в воду без всплеска и скрипа, проталкивая его вперед. По моим расчетам, вот-вот мы должны были упереться в невидимую стену. Хочется верить, что невидимый и пока неизвестный нам капитан Хольтер сможет правильно рассчитать скорость в тумане, и мы…

Сильный толчок сотряс «Казарку». Я еле устояла на ногах, и не вылетела в Серое море только потому, что привычная ко всему Иррида крепко держала меня за плечо.

- Спасибо, - вежливо поблагодарила я и не услышала ответа, сосредотачиваясь и закрывая глаза.

Неяркое мерцающее сияние. Нет, не совсем. Частое переплетение толстых, в руку толщиной, стержней, переливающихся всеми цветами радуги. Но ведь каждую сеть начинают с чего-то плести, правильно? И надо только найти тот самый узел, на котором держится вся конструкция, и тогда она распадется, освобождая нам проход… Я начинаю пристально рассматривать мерцающую стену, провожу по ней руками, гладя, ощупывая, трогая и перебирая пальцами упругие, словно живые стержни. Сеть не поддается мне, ускользает, выгибается и пружинит. Я методично продолжаю поиски, потому что сейчас только это может помочь и мне, и Лежеку, и Аленару… И Алену.

«Используй серую магию», - шепчет призрачный голос, так хорошо знакомый мне. Интересно, а я какой пользуюсь? Но, если учитель так хочет, добавим еще темных потоков…

Стена нехотя начинает прилипать к моим рукам. Теперь я отчетливо ощущаю неровности и шероховатости, но мне нужно что-то более крупное, ярко выраженное. Хорошо… Добавим еще вот этот поток, и тогда…

Пальцы нащупывают четко выраженное уплотнение. Кажется, это то, что требуется – тот самый узел, на основе которого строилась сеть. Теперь надо очень, очень осторожно расплести его по ниточкам, стараясь не запутать окончательно, иначе заслон не снимет и сам его создатель.

Узел не поддается, и я усиленно гоню от себя желание сжечь его ко всем мракобесам. Огонь, безусловно, поможет, но вот какие возникнут последствия – никто не знает. Заслон – это не условно живой гбо’арг, это чужая магия, созданная с помощью неизвестно какой стихии, и грубо лезть в нее – это явно непрофессионализм. И я продолжаю распутывать ниточки, упрямо ускользающие из-под моих пальцев.

Теплые руки ложатся мне на талию, к спине прижимается твердая грудь, и знакомый голос шепчет на ухо: «Попробуй немного повернуть». Я послушно разворачиваю плетение и нащупываю, наконец, тот самый кончик, который тщетно пытаюсь найти последние несколько минут.

«Умница», - затихая, шепчет в отдалении голос.

- Все, - хрипло прошептала я, опуская руки. - Проход свободен.

- Никогда такого не видела, - потрясенно-недоверчиво проговорила Иррида. – Даже не представляла… Кэй! Поднимай своих выргыров, шеттово отродье! Шевелитесь, шевелитесь, ленивые осьминоги! Курс северо-северо-восток!

Ингвар осторожно отстранил меня, придерживая за плечи.

- Ты можешь стоять?

-Я оценила собственные ощущения.

- Могу. Слушай, так это ты меня держал, да?

- Ну да. В какой-то момент нам показалось, что твоя энергия на исходе, я вспомнил, как Магистр подпитывал тебя, и сделал то же самое. Что-то не так?

- Нет, все замечательно, - устало улыбнулась я. – Большое спасибо.

Я не стала упоминать о том, что мне почудилось присутствие Алена. Пока об этом рано говорить. Сначала надо самой разобраться, что это было: мое подсознание или его реальная помощь.

За нашими спинами захлопал на ветру поднимающийся парус. «Казарка» выходила в открытое море.

Глава 7.

Кабинет городского головы Морийска. На Т-образном столе, кажется, прибавилось бумаг и свитков, из-за которых видна только розовая лысина, покрытая бисеринками пота.

- Не стоит так нервничать, господин Сигизмунд, - бесстрастно произносит Мораввен. – Я догадываюсь, что порт находится очень далеко от вашего дома, и исключительно по этой причине ваш городской маг так долго не возвращается с… как вы ее назвали?

- Иррида, господин Великий Магистр, - торопливо подсказывает Сигизмунд срывающимся голосом. – Вы совершенно правы, порт далеко. Но не волнуйтесь, Ксан прибудет с минуты на минуту. Возможно, госпожи Ирриды не оказалось на корабле, и она сидит в какой-нибудь таверне.

- Не дави на уважаемого голову, Вен, - доносится грудной женский голос. – Понятно, что девушка не захотела оставаться в доме наедине с холостяком. Правильно я говорю, господин Сигизмунд? – усмехается красивая рыжеволосая дама. Градоначальник багровеет и нервными суетливыми движениями промокает лысину от пота.

- Да, разумеется… Нет… Я… Нет, госпожа Нааль! Как вы могли подумать такое!

На его лепет не обращают внимания.

- Мне просто не хочется терять времени, - еле заметно морщась, говорит Мораввен. – Сильно подозреваю, что эта «эльфийка» - еще одна из сонма «рыжеволосых магичек», о которых десятками идут донесения со всех уголков Аррении.

- Но, господин Мораввен! – возмущенно восклицает градоначальник. – Иррида полностью подходит под присланное вами описание. И, кроме того, в день прибытия ее корабля в порт в небе наблюдались таинственные всполохи!

- Именно поэтому я и приехал, - устало отвечает Великий Магистр. – Но все равно мне как-то не верится, что это Элиара… С чего бы ей внезапно оказаться на какой-то гхыровой развалюхе, уже два или три десятка лет бороздящей просторы Серого моря?

- Подожди еще немного, и все станет ясно, - успокаивающе произносит Нааль. – Телепорт мог унести ее куда угодно, в том числе и на корабль…

Дверь распахивается, и в кабинет заходят двое: чрезвычайно расстроенный Магистр Рихард, опустивший взгляд в пол и не знающий, куда деть руки, и высокий широкоплечий мужчина с выпрямленной спиной и гордо поднятой головой, одетый в плащ со значком мага практика на воротнике.

- Ксан! Где Иррида? – гневно вопрошает Сигизмунд, боящийся даже посмотреть в сторону Мораввена и его спутницы.

- Произошло непредвиденное, господин голова, - спокойно отвечает маг.

- Да какое, к гхыру, непредвиденное! – озлобленно цедит Рихард, бросая гневный взгляд на Ксана. – Ваше заклятие рассеялось, как утренний туман. А ведь я предлагал укрепить его или хотя бы поставить сторожок, сигнализирующий о распаде заклинания!

- А я вам отвечал, что в этом нет необходимости, - терпеливо ответствует маг Морийска. – Я ежедневно проверял заклинание, по мере надобности подновляя его, так что о распаде и речи быть не может.

- Я правильно вас понял? – настораживается Мораввен. Скука исчезает с его лица, глаза загораются хищным блеском, пальцы впиваются в подлокотники кресла, на котором он сидит. – Вы утверждаете, что кто-то снял ваш заслон?

- Именно, - чуть наклоняет голову Ксан. – Потому и назвал сие событие непредвиденным. Меня не поставили в известность, что в городе появился способный на такое маг.

- Так, значит, эта Иррида… - с надеждой произносит Нааль.

- Нет-нет, госпожа, - извиняющимся тоном перебивает ее Ксан. – Ириду я знаю уже полтора десятка лет, с того момента, как прибыл в Морийск. И она ни в коем случае не смогла бы расплести заклинание. Откровенно говоря, ни один корабельный маг из тех, кто знаком мне, даже не сообразит, с чего начать. Это люди с очень узкой специализацией и зачастую более чем скромным даром.

- Я могу подтвердить, господин Великий Магистр, - суетливо вмешивается Рихард, - поскольку лично осуществлял контроль живущих и приезжающих в город волшебников. Ни один из них не обладал званием архимага или хотя бы мага первой ступени.

- Но ведь кто-то же снял заклятие, - многозначительно произносит Мораввен. – Если, Магистр Ксан, вы уверены в этом.

- Уверен, господин Великий Магистр, - не колеблясь, соглашается маг.

- Так кто тогда? – В голосе Мораввена вроде бы нет никаких особенных ноток, но почему-то даже мне хочется забиться подальше в угол. Градоначальник так съежился в своем кресле, что полностью скрылся за стопками бумаг. Рихард бледнеет и до белизны в пальцах сжимает манжет мантии. Ксан еще сильнее выпрямляется и задирает подбородок, устремляя неподвижный взор в стену. И только на красивом лице Нааль не заметно и признаков эмоций.

- Кто это был, Рихард? Кто-то из тех, кого ты лично проконтролировал? Или скрытно проникший в Морийск колдун?

Рихард реагирует только на последний вопрос.

- В город никто не мог попасть незамеченным! – нарочито бодро рапортует он. – Через городскую стену перебраться невозможно, ибо я лично установил соответствующее заклинание, а по указанию моему и господина Сигизмунда стража на воротах фиксирует всех въезжающих. Можно хоть сейчас проверить списки, если желаете.

- Желаю. Когда у вас там вспыхивало небо? Вот за три последних дня и покажите.

Несколько минут уходит на лихорадочные поиски нужного свитка, валяющегося среди других на столе в кабинете. Мораввен все это время молча ждет, чуть слышно постукивая пальцами по подлокотнику, но его молчание наводит еще больший трепет. Наконец, нужная бумага найдена и торжественно преподнесена Великому Магистру.

- Вот, извольте убедиться… Ничего занимательного: торговцы, селяне, какой-то ученый гхыр из Белогорья…

- Что за ученый гхыр? – настораживается Мораввен.

- Филолог, собирающий для диссертации северные легенды, - с готовностью поясняет Рихард. – Светловолосый мужчина, без малейших признаков магических способностей, лет тридцати-тридцати пяти, весьма зануден и высокопарен. С ним племянник, проводник и эльф.

- Эльф?

- Да, Великий Магистр. Обычный эльф, любитель баллад, неопределенного, как и все они, возраста. Я несколько раз проверял, не иллюзия ли, потому что цвет волос немного совпадает с указанным вами – осенняя листва. Но нет, эльф настоящий и к тому же мужчина, так что никак не может оказаться искомой ведьмой.

Рихард смотрит на Великого Магистра. Тот жестом дает ему указание продолжать.

- Племянник способен к магии, но его обучали дома и не дали как следует развиться способностям. Я счел своим долгом предложить ему обратиться в Орден. Возможно, там из него сделают мага третьей и даже второй ступени.

Мораввен сосредоточенно слушает рыцаря. Рихард, гордясь оказанным ему вниманием, продолжает делиться подробностями.

- Я подумал, что вы можете заинтересоваться им, и для облегчения поисков подарил проводнику нож. Этот варвар с островов принял подарок, как драгоценность, и с удовольствием любовался им остаток вечера.

- Хорошо, Рихард, - останавливает его Мораввен. – Я хочу встретиться с этой компанией, и побыстрее.

- Разумеется, Великий Магистр. Но… вы же не думаете, что… Тому мальчику не под силу снять заклинание, я уверен в этом…

- Побыстрее, Рихард, - нетерпеливо обрывает его Мораввен.

- Одну минуту, господин Великий Магистр, - робко произносит Сигизмунд. – Если я правильно понял, о ком вы говорите, то указанные господа остановились в таверне «Толстый русал». Я обещал им встречу с вами.

- Вот как? – вежливо удивляется Мораввен. – Я готов сам нанести им визит. Рихард, где находится эта таверна?

- На другом конце города, - недовольно отзывается рыцарь. – А мое заклинание показывает, что владелец ножа в данный момент находится не далее чем в трех кварталах отсюда. Вероятно, варвар, а может, и сам филолог, которого он сопровождает, отправились гулять по городу и забрели на местный рынок.

- Хорошо. – Мораввен резко встает с кресла. – Ксан, вы идете с нами. Проверим рынок. Господин голова, я пока не прощаюсь, мы еще увидимся.

Маги выходят из кабинета, оставляя градоначальника одного.

Дорога на рынок заканчивается так быстро, что я не успеваю понять, в какой части города он находится.

- Странно, - бормочет Рихард, пристально разглядывая бродящих между рядами горожан. Рынок нельзя назвать многолюдным – кажется, продавцов больше, чем покупателей. Но ни среди первых, ни среди вторых нет ни светловолосого мужчины, ни эльфа, ни варвара с островов.

- Могу поклясться, что нож находится буквально в двух шагах отсюда, - хрипло произносит Рихард. Внезапно он спрыгивает с коня и хватает за руку бабку в цветном полушалке, сосредоточенно разрезающую на куски кочаны квашеной капусты.

- Откуда у тебя это?

Бабка оторопело смотрит сначала на незнакомого ей человека в мантии мага, потом на нож, который сжимают ее пальцы.

- А что? – возмущается она. – Какого гхыра ты, вышган брынный, хватаешь меня? Кадей, шетт тебя побери, глянь, кто на меня глаза свои бесстыжие пялит!

- Откуда у тебя этот нож? – не обращая внимания на брань, повторно спрашивает Рихард.

- А тебе-то что? Мой он, и весь сказ. Еще мой дед его ковал, вон, смотри, зарубка, кою мой батя оставил, чтоб его мракобесы на том свете базгали каждый день!

- Откуда у тебя… - в третий раз с безнадежной настойчивостью повторяет Рихард.

- Очевидно, проводник оказался не таким варваром, как ты считал, - холодно произносит Мораввен. – Едем в «Толстого русала».

Процессия разворачивается и, сопровождаемая победными возгласами бабки, выезжает на площадь с храмом. В лицо ударяет порыв холодного ветра, пахнущего гниющими водорослями. Я невольно закрываю глаза, а, открыв их, оказываюсь в знакомом зале таверны с нарисованным на стене русалом. Только вот сети у него в руках сейчас нет. Она снята и разложена на двух сдвинутых столах, и девушка-служанка, постоянно ойкая и отдергивая уколотые пальцы, выпутывает из нее остатки чучела. Я с раскаянием понимаю, что являюсь причиной ее страданий – именно моя голова вошла в соприкосновение с рыбой. Вторая служанка, стоя на коленях, оттирает пол. Сам хозяин – крупный полуголый мужчина со шрамом на левой щеке, бывший моряк, о чем недвусмысленно сообщают татуировки на плечах и груди - занят ремонтом сломанных скамеек. Он поворачивается к двери и раздраженно рявкает:

- Закрыто!

И тут же хмурится, недружелюбно глядя на вошедших в таверну магов. Мораввен неожиданно замирает, едва сделав два шага от порога, и словно бы прислушивается к чему-то. Я тоже напрягаю слух. На мой взгляд, не раздается ни одного подозрительного звука: шорох тряпки по доскам, воронье карканье за окном, еле различимые ругательства за стеной, скрип половиц… Но Мораввен продолжает стоять, не шевелясь, все в той же напряженной позе. Рихард, бросив осторожный взгляд на недвижимого Великого Магистра, берет дело в свои руки.

- Мы к вам по делу, господин Барник. Нам хотелось бы поговорить с вашими постояльцами.

- Какими еще постояльцами? – неприветливо бурчит хозяин. – У меня таверна, а не гостиница. И так проблем с посетителями хватает…

- Ну хорошо, не постояльцами, гостями. – В голосе Рихарда отчетливо слышатся тревога и страх. – Господин Барник, нам известно, что у вас остановилась странная компания: светловолосый мужчина средних лет, его племянник…

- Да гхыра лысого вам известно! – не дослушав его, рявкает хозяин. – Нет у меня никого, и на гхыр никто не сдался, когда в таверне такой разгром!

- Но они были здесь, - утвердительно произносит Мораввен, очнувшись от своего странного ступора. – Вспомните, господин Барник. Они вчера были здесь, и вы наверняка видели их. Вряд ли к вам в таверну часто заходят эльфы в компании людей и островитянина. – Великий Магистр пристально смотрит на хозяина, буквально пронзая его острым взглядом. Его жесткий приказной тон воздействует даже на немало повидавшего бывшего моряка.

- Был такой, - бурчит хозяин. – Эльф и мужчина, по виду – полный бздыр, а с ними – молодой парень и северянин. Пришли через два часа после полудня и просидели почти до заката, как раз до драки. Во время нее, шетт их возьми, и свалили, надо думать, не полные же они гакканы…

- Драка началась из-за них? – продолжает допрос Мораввен. – Они использовали магию? Кто из них?

- Понятия не имею, - резко отвечает Барник. – Огнем вчера никто не швырялся, искры не сыпались, вода с потолка не лилась, в лягушку никого не превратили. А если тут кто и колдовал – так я, господа хорошие, не специалист, это ваши проблемы. Но драка не из-за них началась, это точно. Шарган с Проном сцепились, ну, тут все и закрутилось.

- Пусть так. Но они участвовали в драке? Ты не мог не видеть их!

- Почему тебя интересует это, Вен? – обеспокоенно спрашивает Нааль.

- Она была здесь, - выплевывает Мораввен. – Ты не чувствуешь? Ты ничего не узнаешь?

Нааль замирает, несколько секунд прислушивается и разочарованно разводит руками.

- Да, я ощущаю чужую магию. Возможно, даже двух человек. Но я не могу опознать ее.

- Это она, Нааль! Она!

- Но…

- Ошибка исключена. Трудно, знаешь ли, не запомнить рисунок магии того, кто пытался тебя убить. – Мораввен усмехается, и всем в помещении, включая меня, становится не по себе.

- Так как, Барник, участвовали они в драке?

- Без понятия, - хмуро отвечает хозяин. – Сами видите, - он показывает на сломанные скамьи, - что здесь вчера творилось.

Мораввен мрачнеет и неожиданно резко произносит заклинание, сопровождаемое замысловатым щелчком. Глаза Барника стекленеют, и сам он замирает в неудобной, какой-то приниженной позе. На лице его застывает гримаса боли. Я догадываюсь, что Мораввену надоело выпытывать подробности, и он предпочел прочитать их сам. Но обычно к человеку в голову залезают аккуратно и осторожно, стараясь не причинить беспокойства и вообще как можно незаметнее, а не так, нагло и собственнически, топча сапогами самые потаенные уголки памяти.

- Немудрено, что твою таверну разносят чуть ли не ежедневно, - зло бросает Мораввен, жестом снимая оцепенение с Барника. – Хозяину следовало бы хоть изредка присматривать за залом, а не прятаться за стойкой от летящих кувшинов. Ксан, - он поворачивается к магу, - необходимо немедленно найти и доставить ко мне всех участников вчерашней драки, кого сможете найти. Может быть, кто-то расскажет что-нибудь более определенное. Внешний вид я опишу, имена подскажет он. – Мораввен машет рукой в сторону хозяина.

- Подожди, Вен. – Нааль трогает его за рукав. – Давай попробуем более простой способ. Девочки, - ласково обращается она к служанкам, - кто из вас вчера подавал еду эльфу и светловолосому мужчине?

- Я, госпожа, - боязливо произносит девушка, выпутывающая рыбу. – Но я больше смотрела не на них, а на…

- Конечно, кому нужны эти высокомерные Перворожденные и старые бздыры, если рядом с ними два молодых красавца, - улыбается Нааль. Но одними губами. Ее взгляд по-прежнему серьезен и холоден. – Кто тебе приглянулся, дитя? Северянин или другой?

- Другой, госпожа, - уже увереннее отвечает девушка. – Кому нужны эти северяне, их в здешних местах как чаек неподстреленных? А вот молодые симпатичные маги редко забредают в нашу таверну, - зачарованно вздыхает она.

- А почему ты решила, что он маг? – вмешивается Мораввен. Девушка испуганно вздрагивает, съеживается и, повернувшись к Магистру, тихо поясняет:

- Он заколдовал свою сумку. И во время драки…

Она замолкает на полуслове, повинуясь заклинанию Мораввена. На этот раз чтение мыслей длится короче. Очевидно, воспоминания о Лежеке лежат на поверхности и еще не успели скрыться в глубинах сознания.

- Ее сокурсники, гхыр их побери! - рявкает Магистр, освобождая девушку. – Как они смогли найти ее? И какого гхыра они забыли в этой гаттовой дыре?

- Господин Великий Магистр, - несмело замечает Рихард. – Возможно, здесь все-таки замешана Иррида? Она же была здесь вчера, правда, Барник?

Хозяин утвердительно кивает головой, не видя необходимости дополнять жест словами.

– Ну вот, - уже увереннее продолжает Рихард. - Я могу поклясться головой, что никого из той компании не закрывал морок, поскольку хорошо помнил ваши указания и тщательно проверял иллюзии.

- Не клянись головой, она у тебя одна, - цедит Мораввен и внезапно срывается. – Кагезд! Лабарр гхыров! Она была у тебя в руках! Стоит только надеть мужскую одежду, накинуть на голову капюшон, загримироваться – вот тебе и эльф, и без всякой магии!

- Так что же мне, за уши его было дергать? – растерянно бормочет Рихард.

- Да хотя бы и так! Или штаны с нее сдернуть, драгтат ты шеттов!

- С эльфа? – только и успевает несмело уточнить Рихард. Больше он ничего не может спросить, потому что рука Мораввена крепко сжимает ему горло. Лицо рыцаря багровеет, он раскрывает рот в тщетных попытках глотнуть воздуха, глаза вылезают из орбит…

- Господин, - робко произносит другая служанка. – Я кое-что вспомнила…

- Что? – не оборачиваясь и не выпуская уже почти задохнувшегося Рихарда, бросает Мораввен.

- Тот эльф… Он, кажется, действительно был женщиной.

- Говори, - повелительно произносит Мораввен, отпуская Рихарда. Рыцарь бессильно прислоняется к стене, глотая воздух и растирая шею, на которой остались красные пятна.

- Тот эльф, он старался уйти, когда началась драка, - сбивчиво начинает девушка, сжимаясь под пристальными взглядами Магистра и Нааль. – И вдоль стены пробирался к двери. А потом на него налетел один из моряков. Не специально, просто его толкнули. И они оба – эльф и моряк – ударились о стену. Вот, еще рыбу раздавили, которую Сэлли выпутывает, - она показывает на колючие останки на столе. – И тот моряк потом, когда все немного успокоилось, кричал, что эльф оказался девкой. Ну, титьки он у него нащупал, понимаете, - хихикает она, опуская взгляд и краснея. – Только вот ему никто не поверил, потому что после семи кружек эля Барника можно титьки и у упыря найти. Если, конечно, упырь даст себя пощупать…

Мораввен уже не слушает ее, бросаясь к столу с чучелом рыбы и начиная лихорадочно перебирать колючие куски. Я холодею, потому что понимаю, что он обнаружит на них. Кровь. Мою кровь из поцарапанного уха. Пусть немного, пару высохших капель, но и их будет достаточно, чтобы воспользоваться ею…

- Есть! - Мораввен протягивает Нааль несколько колючек с засохшими на них бурыми каплями. Женщина бережно заворачивает их в белоснежный платочек.

- Рихард, мы идем в порт! Немедленно! - командует Мораввен. - Ксан, вы тоже. Мне потребуется ваша помощь.

Я вижу недоуменный взгляд Нааль, который чуть позже сменяется хищной улыбкой. Мне не нравится это. Не нравится настолько, что я готова отдать многое, лишь бы сейчас оказаться в «Толстом русале» живьем, а не бестелесной сущностью. Но ничего не могу сделать и вынуждена только наблюдать за происходящим со стороны.

Бочком выскальзывает на улицу Рихард. Степенно и неторопливо выходит Ксан, придерживая дверь перед Нааль. Мораввен останавливается на пороге, достает из кармана пару монеток и кидает их служанкам. Потом, подумав, кладет на край стола еще одну.

- Это тебе, Барник. Замени чучело новым, не менее колючим.

Я кидаюсь к двери, которая захлопывается перед самым моим носом. Несколько секунд размышляю, как ее открыть, если у меня нет ни рук, ни тела, потом догадываюсь, что могу просто просочиться, и… оказываюсь в порту рядом с точной копией «Казарки». С той лишь разницей, что на носу вырезана голова чайки, а корабль имеет соответствующее название: «Поморник». На борту видны люди. Одна группа стоит на корме и громко гогочет над соленой шуткой, кто-то сидит на скамьях для гребцов, кто-то стоит, некоторые деловито перетаскивают что-то в трюм с палубы.

- Поднимайтесь, - коротко командует Великий Магистр своим спутникам. Ксан еле заметно пожимает плечами и спокойным шагом проходит по двум раскачивающимся доскам, перекинутым с борта на причал. Следом за ним, торопясь и неоднократно поскальзываясь, чуть не падая в воду, взбирается Рихард. Нааль не утруждает себя, щелкая пальцами и телепортируясь в середину корабля. Через секунду, воспользовавшись тем же способом передвижения, рядом с ней встает Мораввен. На его лице возникает гримаса отвращения и… страха? Но она так быстро исчезает, что, возможно, мне и показалось. Чего может бояться могущественный маг на борту корабля?

- Чем обязан? - К магам подходит высокий, скуластый, загорелый, несмотря на конец травня, мужчина с золотым кольцом в ухе. Вместо приветствия Мораввен громко хлопает в ладони и выкрикивает незнакомое мне заклинание. Я с ужасом вижу, как все на корабле недвижно застывают в той позе, в которой застало их заклятие. Вот крупный тролль держит на вытянутых руках тяжелый тюк, не успев опустить его в люк, вот замер с наклоненной кружкой, из которой льется светлая жидкость, сидящий на скамье гребец, если судить по его накачанным бицепсам, а вот один из смеющихся не успел закрыть рот, и так и стоит, демонстрируя всем желающим отсутствие двух передних зубов.

Но сам Мораввен и Нааль не утратили подвижности.

- Помоги мне, - бросает маг и с помощью своей спутницы укладывает на палубу Ксана, сохраняющего на лице невозмутимо-бесстрастное выражение. У меня сжимается сердце. Я знаю, что сейчас должно произойти. Точнее, не совсем так. Я не могу предсказать, что именно сделает Мораввен, какое заклинание он хочет применить, но догадываюсь: во-первых, оно будет направлено на меня, а, во-вторых, Ксану явно не поздоровится, мягко говоря.

Мораввен и Нааль встают на колени рядом с лежащим магом. Женщина кладет свои руки на запястья Магистра и сжимает их. Очевидно, в начинающемся действии ей отведена роль дополнительного источника силы.

Демон снимает с пояса острый кинжал. Вернее, тонкий и узкий стилет. Мне хочется заорать, кинуться к Ксану, растолкать его, вытащить из бессознательного состояния в реальность. А, может, он все осознает и вынужден лежать, взирая на приготовления, со страхом ожидая своей судьбы, понимая, что ничего не может сделать… Как и я. Вот только я скоро проснусь где-то в Сером море на борту «Казарки», а Ксан… А Ксан, по всей вероятности, уже никогда не встанет, не улыбнется, не обнимет жену, если она у него есть…

- Ничего личного, - произносит Мораввен. – Мне нужна твоя сила, Ксан, и я воспользуюсь ею.

Он начинает произносить слова заклинания: жесткие, грубые, от которых на версту веет черной магией. Корабль заволакивается туманом. Подобным вчера Лежек закрывал «Казарку» от посторонних взглядов. Но на этот раз дымка темная, сгущающаяся до чернильно-черного оттенка. Но я вижу сквозь нее. Вижу не очень четко, но все же различаю происходящее, хотя и страстно желаю закрыть глаза, не обогащая свою память подобными воспоминаниями. Но как можно закрыть то, чего не существует? И я продолжаю наблюдать за свершающимся темным колдовством.

Люди на корабле, которых касается дымка, вздрагивают и встают по стойке «смирно». Их раскрытые глаза загораются красным светом, губы искривляются в оскале хищника. Вскоре весь «Поморник» заполнен демонами, готовыми выполнить любой приказ своего господина. Только Рихарда, Мораввена и Нааль дымка обошла стороной. Рыцарь так и продолжает стоять, нелепо скорчившись и всем своим видом выражая желание помочь Великому Магистру, а некромант и его спутница продолжают колдовать.

Ритм заклинания изменился. Вместо медитативного речитатива он становится быстрым, резким, дерганым. Мораввен говорит все громче и громче, и в момент наивысшего напряжения сил вонзает стилет в сердце Ксана.

Я вскрикиваю и поспешно затыкаю себе рот. Но меня, к счастью, никто не слышит. Никто не обращает на мой крик ни малейшего внимания. Оба демона стоят на коленях и наблюдают, как растекается кровь мага, впитываясь в доски палубы, на которой лежит тело. Заклинание опять меняется. Теперь Мораввен словно бы что-то приказывает, отдавая команды не терпящим возражения тоном. В конце своей тирады он бросает в лужу крови переданные ему Нааль колючки. На мгновение тело вспыхивает ярким слепящим пламенем, и, когда огонь исчезает, палуба пуста. Нет ни тела Ксана, ни крови – только потемневшие от времени доски. Дымка рассеивается. Рихард оживает и изумленно оглядывается в попытках понять, что произошло.

- Ты привезешь мне ее. – Мораввен устало поднимается с колен и протягивает руку Нааль, помогая ей встать. – Корабль находится под заклятием и приведет тебя прямо к ней. Любой член команды, включая капитана, полностью подчиняется тебе. Не оплошай вторично, Рихард.

- Разумеется, Великий Магистр, - с горящими глазами обещает рыцарь. Но Мораввен не слушает его, телепортируясь вместе с Нааль на причал. Гребцы занимают свои места, на мачте поднимается парус. Доски с громким всплеском падают в воду. «Поморник» быстро удаляется из поля моего зрения.


Я открыла глаза и некоторое время просто лежала, разглядывая низкий потолок каюты и усиленно собирая в единое целое расползающиеся остатки сна. Когда, наконец, кусочки составили полноценную картинку, мне стало не по себе. Ничего хорошего она не предвещала, скорее, наоборот – в недалеком будущем нас явно подстерегает очередная гадость со стороны Мораввена. Хотя, если подумать, а чего еще можно было ждать после проявленных мною исключительной глупости и самонадеянности? С чего я взяла, что маскировка настолько хороша, что на меня никто не обратит внимания? Особенно если учесть заинтересованность Рихарда нашей компанией вообще и моей персоной в частности? Какого гхыра я применила магию в таверне? Ну да, это произошло скорее автоматически, но кто мне мешал замаскировать чары? Времени хватало, это заклинание занимает не больше двух-трех минут. А уж оставить свою кровь на рыбе… Такую ошибку не сделает даже адепт-первокурсник… А теперь из-за нее могут пострадать люди, не имеющие ко мне никакого отношения.

Гхыр, как же обидно сознавать правоту Мораввена. Я на самом деле сама себя выдала, не сдержавшись… И теперь, вместо того, чтобы наслаждаться первым в моей жизни морским путешествием и строить план по поиску старого некроманта, надо каждую минуту быть готовой к нападению прОклятого корабля. И неплохо бы, кстати, дать об этом знать капитану и Ирриде, чтобы оно не застало их врасплох. Надеюсь, они не посчитают мои слова пустой выдумкой. Ну, в конце концов, подключу Аленара, он умеет уговаривать…

Я решительно встала на слегка качающийся пол и с трудом сглотнула горький комок, подкативший к горлу. Волнение не такое и большое, с чего бы у меня возникла морская болезнь? Когда мы выходили из порта, «Казарка» раскачивалась намного сильнее, но никаких неприятных ощущений мне это не доставило. Все еще последствия перерасхода энергии? Тогда сколько же я проспала?

Серый свет, вливающийся в крошечное окошечко под самым потолком, служащее в основном для притока свежего воздуха, не мог дать ответа на сей животрепещущий вопрос. Солнце, в последнее время постоянно закрытое плотными облаками, и отсутствие темноты даже ночью создавали ощущение какой-то потерянности во времени. Так что я могла проспать как несколько часов, так и пару-тройку суток. Правда, во втором случае меня уже наверняка бы мучил голод, а этого я никак не могу сказать. Напротив, при одной мысли о еде мне стало как-то нехорошо.

Придерживаясь рукой за стену крохотной каюты с минимумом мебели – деревянный топчан с ящиком под ним и откидной столик – я выбралась на палубу, где сразу же наткнулась на Лежека. Маг с блаженным выражением на лице сидел, прислонившись к борту и закрыв глаза.

- Хорошо тебе, - позавидовала я, пристраиваясь рядом и ежась от попадающих на меня мельчайших брызг соленой холодной воды.

- Угу, – довольным тоном подтвердил он и приоткрыл один глаз. – Слушай, а ты не очень хорошо выглядишь. Поделиться энергией?

- Пока не надо, наверное… А сколько я проспала?

- Чуть больше суток. Сейчас раннее утро, по крайней мере, так утверждает капитан Хольтер.

Я нахмурилась. Даже если учесть, что мне восстанавливать тройной запас силы, сутки – это довольно много. Тошнота и головная боль должны бы уже уйти. Ладно, гхыр с этим, сейчас есть дела поважнее. Энергию при необходимости на самом деле можно и у Лежека попросить. Ему проще, его стихия сейчас окружает нас со всех сторон, достаточно руку протянуть.

- А где этот капитан? Мне надо бы с ним поговорить.

- На носу. Они там с Аленаром обсуждают достоинства и недостатки эльфийских баллад. Капитан, как ни странно, оказался большим любителем поэзии. Он мечтает пообщаться с тобой на эту тему.

- Пусть попробует, - безразлично отмахнулась я. – Эльф в моем лице не опустится до разговоров о недостатках поэзии Меллинеля с людской расой, принципиально не способной понять все оттенки и нюансы. И вообще не знаю, будет ли у нас время на подобные беседы.

- Что случилось? – мгновенно подобрался Лежек.

- У нас неприятности, - вздохнула я. – Пойдем, сам все услышишь. Не хочу несколько раз повторять одно и то же.

Зычный голос капитана Хольтера, кажется, предназначался для перекрикивания рева шторма и совсем не вязался со словами, которые произносил здоровенный, не ниже Кэя, и примерно таких же габаритов светловолосый мужчина.

- Нет, Аленар, мне кажется, вы не совсем правы. Помните, у Гумилиэлля:

Звезды полночной голосу я внемлю:

Как в темноте волшебный плод взрастет -

Хрустальный свет луны просыплется на землю,

И странник вечный с ног его сметет.

В этом четверостишии под вечным странником явно подразумевается высшее существо… Доброе утро, господин Лиар.

- Доброе утро, капитан, - вежливо поздоровалась я. – Простите, что прерываю вашу увлекательную беседу.

- Ничего страшного. – Капитан учтиво оскалил зубы в подобии улыбки. – Смею надеяться, что вы присоединитесь к нам и выскажетесь по поводу темы высшей сущности в произведениях серебряной эпохи эльфийской поэзии.

- Возможно, - не стала сразу отказываться я. – Но вначале мне хотелось бы поговорить с вами о более приземленных делах.

Аленар еле заметно напрягся и всмотрелся в меня.

- Разумеется, - наклонил голову Хольтер. – С моей стороны было бы как минимум невежливо не уделить толику внимания Перворожденному, совершившему подвиг, достойный воспевания в балладах. Слушаю вас.

- Не надо говорить ни о каких подвигах, прошу вас, - недовольно скривилась я. – И, если можно, позовите сюда госпожу Ирриду и ее помощника Кэя.

- Моего боцмана, - поправил Хольтер и громовым голосом, который, кажется, услышали и в Морийске, рявкнул: - Ири, Кэй!

«Ты все понял? - мысленно поинтересовалась я у вампира. Аленар на мгновение прикрыл глаза. – Тогда помоги мне убедить их».

Повелитель еле заметно кивнул и подвинулся, освобождая мне место рядом с собой. Я не стала отказываться, надеясь, что сидя будет легче справиться с опять подкатившим к горлу комком.

- Что ты хотел, Хол, кракен тебя побери? – раздраженно поинтересовалась возникшая откуда-то снизу валькирия. – Знаешь же, что у меня нет возможности рассиживаться, взирая, как нос корабля рассекает пенистые волны, и рассуждать о возвышенном! И Кэй тоже занят!

- Не шуми, Иррида, - добродушно откликнулся капитан. – Вас просил позвать господин Лиар, желающий о чем-то побеседовать с нами.

Иррида мгновенно сменила гнев на милость.

- Что вы хотели? – уважительно обратилась она ко мне. Кэй, в отличие от магички, не стал более приветливым. Тролль молча скрестил руки на могучей груди, широко расставив ноги, и устремил свой взгляд на меня. Я набрала воздуха в грудь.

- Предупредить. У нас – а, значит, и у вас – возникли некоторые осложнения. На «Казарку» будет совершено нападение.

- Это невозможно, - мгновенно отреагировал Кэй. – «Казарка» - один из самых быстрых кораблей в Сером море, ее никто не может догнать. А я не вижу сейчас ни одного судна вокруг нас. – Он выразительно огляделся.

- Я не говорю, что это произойдет сегодня. Может быть, завтра, может – через неделю. Но Мо… - я замялась, - Рихард сделает все, чтобы мы не высадились на Мерейн.

- Рихард? – насторожилась Иррида. – Это не тот ли гхыр, обозвавший меня ведьмой?

- По всей видимости, да. – Я чуть заметно пожала плечами. – Рыцарь Ордена Темных Всадников.

- Ну да, он самый, чтоб его аболет отымел щупальцами! – вскипела магичка. – Я рассказывала тебе, Хол. Это из-за него «Казарку» держали в порту, абордажный лом с хреном во все дыры триста тридцать три раза! А его назойливый жадный взгляд, так и липнущий к моему телу, мать его каракатица! Так и чесались руки врезать хорошенько по его слащавой морде!

- Боюсь, такая возможность еще представится, - хмыкнул Лежек.

- А может, и нет, - вступил в разговор капитан. – Простите меня, Лиар, но Кэй прав. Мало какой корабль может догнать «Казарку» в открытом море, а если учесть то, что на ней лучший корабельный маг в Сером море, - он похлопал Ирриду по крутому бедру, - то вам нечего беспокоиться. Не позже чем через две недели вы попадете на Мерейн, а этому гаттату Рихарду останется только кусать локти от досады. Расслабьтесь, Лиар, и давайте лучше поговорим о балладе, которую вы хотите написать.

- Не надо недооценивать Рихарда, капитан Хольтер, - покачала я головой. – Я не хочу умалять способности госпожи Ирриды, но рыцарь Ордена не обычный маг-практик. Мне доводилось сталкиваться с ними, и поверьте мне, это незабываемые впечатления.

- Пусть так, - согласился Хольтер. – Но разве вы не справитесь с ним? Особенно если подключите вот этого молодого человека, - он кивнул в сторону Лежека. – Не буду кривить душой, меня впечатлили ваши вчерашние действия.

Я мысленно простонала. Не знаю, что там произвело такое впечатление на капитана – сторонний наблюдатель-неспециалист мог различить лишь малопонятные шевеления пальцами. Разве что ему понравился результат… Но снятие чужого заклинания и бой с прОклятым кораблем с темным магом на борту – две большие разницы. И как объяснить это, не впутывая сны, природа которых до сих пор неясна мне самой, и не раскрывая своей личности?

Аленар незаметно сжал мне руку.

- Капитан, а что вы знаете об Ордене? - вежливо осведомился он. Хольтер наморщил лоб.

- Да, в сущности, не очень много. Какая-то магическая организация в Аррендаре, в последнее время пользующаяся большим доверием короля. Насколько я понимаю, конкурент Ковена за власть. Нам нет дела до магических столичных разборок, знаете ли…

- Я понимаю, - склонил голову Аленар. – Тогда вы вряд ли знаете специализацию Ордена.

- Нет. А на гхыра она мне? – искренне удивился Хольтер. Иррида тоже озадаченно покачала головой.

- Некромантия, - коротко сообщил вампир. На капитана это слово не произвело никакого впечатления. Однако Иррида моментально утратила расслабленность.

- Невозможно, - отрезала она. – Ее запретили полстолетия назад.

- Иррида, если вы пожелаете, я могу рассказать вам историю появления Ордена и возрождения некромантии как отрасли магии в Аррении. Но это займет довольно много времени, а вы, насколько я помню, сейчас заняты. Давайте примем как данность, что сейчас за «Казаркой» гонится корабль, на который наложили проклятие, управляемый темным магом.

- Да гхырня это все! – взревел Кэй. – Какое нам дело до какого-то бздырного драггата на басхардном корабле? Мы в море вторые сутки, и я не видел ни одного судна, плывущего за нами! Так как, горбатый осьминог вам в гатту, он сможет нас найти?! Я лично не оставлял сообщения о том, куда направляюсь, на каждом фонарном столбе!

- Этого и не требуется, - холодно произнесла я. – Он идет по моей крови. И не надо сообщать, какую глупость я совершил. Мне это известно лучше всех.

Лежек и Иррида одновременно выругались. Капитан недоумевающе посмотрел на магичку.

- Это означает, что корабль будет следовать за ним, как пришитый. И неважно, куда и каким курсом мы пойдем, он все равно выйдет на нас.

Теперь выругался и капитан.

- Холь, - тихо и проникновенно сказал Кэй. – Я никогда не даю тебе советов, правда? Но, тритон ты недоделанный, послушай меня хотя бы на этот раз. Дай им лодку, бочонок воды и мешок сухарей, и отправь к гхыровой матери. Я говорил Ири еще в Морийске, что с магами нельзя связываться! - внезапно заорал он. – И теперь из-за какого-то шеттового эльфа, которого я вижу впервые в жизни, мы рискуем своей собственной шкурой!

Нельзя сказать, что я сильно удивилась этому. Мало того, подозревала, что именно так капитан Хольтер и поступит. Лодку и воду он может засунуть себе в гатту – телепортация невозможна только через границу Аррении, куда-нибудь мы с Лежеком сможем всех перенести. Придется, конечно, искать другой способ добраться до Мерейна, но придумаем что-нибудь… Мне даже уже начал нравиться этот вариант – проклятая тошнота начинала действовать на нервы, но капитан сказал совсем не то, что я ожидала.

- Вот именно поэтому я никогда и не слушаю тебя, Кэй, - спокойно ответил Хольтер. – Ты всегда даешь на редкость дрянные советы. Разумеется, мы можем просто попросить магов убраться с «Казарки» - не сомневаюсь, они могут сделать это в любой момент, так? – Он вопросительно посмотрел на меня. Я коротко наклонила голову в знак согласия. – Но я не буду так поступать. Я, капитан Хольтер, дал слово доставить четверых пассажиров на Мерейн, а взамен они обязались открыть проход из порта. Маги выполнили свою часть договора, и мы исполним свою, и плевать, что ты об этом думаешь! Пусть у меня на хвосте висит хоть десяток прОклятых кораблей, я сделаю все, что в моих силах, и никто не будет трепать мое имя в тавернах, говоря про нарушившего договор капитана Хольтера!

Кэй несколько секунд открывал и закрывал рот, явно подбирая подходящие эпитеты, но в конечном итоге просто стукнул кулаком по борту и развернулся.

- Стой, - остановил его повелительный окрик капитана. – Кэй, пока не уходи. Надо назначить кого-нибудь постоянно наблюдать за морем. Пусть сообщает о каждой мелочи. Теперь вот что… - Он повернулся ко мне. – Лиар, я не хочу спрашивать, откуда вам стало все известно, равно как и то, на гхыра вы сдались Ордену. Меньше знаешь – крепче спишь, как говорится. Но ваша помощь очень не помешала бы. Вы можете рассказать что-нибудь про то, какой это корабль?

- Я не разбираюсь в них, - сожалеюще пожала я плечами. – Хотя… название могу сообщить. «Поморник». Это что-нибудь говорит вам?

Очевидно, да, поскольку Иррида выдала очередную порцию ругательств, а Хольтер помрачнел еще сильнее.

- Лучше бы что-нибудь попроще, – со злостью высказался он. – Капитан Раман – один из немногих, с кем я не хотел бы иметь дело и в обычном состоянии, не под действием проклятия. А «Поморник» - хорошее, быстроходное судно. Насколько мы обгоняем их?

- Вот этого не знаю, - вздохнула я. – Меня там не было, знаете ли…

- Они ушли вечером, - вмешался Аленар. – По скрытому за облаками солнцу трудно судить, но не раньше шести.

Хольтер окинул нас взглядом, но не прокомментировал, видимо, продолжая руководствоваться своим принципом меньшего знания.

- Значит, часов двадцать от силы, - прикинул он. – И, если там сильный маг, то он может ускорить продвижение корабля…

- Ну, ветер мы тоже можем создать, - вставил Лежек. – Правда, долго он не продержится, у нас стихия не та. Но вот с течением помогу, это не проблема.

- Я подпитаю, - рассеянно кивнула я, решая задачу о встрече двух кораблей, вышедших из одного пункта с разницей в несколько часов и с почти одинаковыми скоростями. Если нам удастся добраться до Мерейна раньше Рихарда, соотношение сил изменится в нашу сторону. Корабли не могут плыть по суше. Рыцарю придется оставить его и идти за нами одному, а это уже совсем другой разговор. Может, у нас с Лежеком и нет дипломов, но подготовлены мы никак не хуже, полянка с Кругом доказала это.

- А почему до Мерейна плыть две недели? – вдруг поинтересовался Аленар. – Насколько я помню, до него не настолько далеко.

- Прямой путь не всегда самый короткий, - усмехнулся Хольтер. – Кэй, принеси из моей каюты карту.

Тролль нецензурно пробурчал, но отправился на корму.

- Вообще-то до Клендата действительно можно добраться быстрее, - продолжил капитан, - если знать фарватер в проходе между шхерами.

- И если не бояться морского чудовища, которое подстерегает смельчаков, решивших сократить себе путь, - добавила Иррида. – По слухам, в глубокой яме перед шхерами живет монстр, и, стоит кораблю подплыть, как он попадает в щупальца твари.

- Это байки, Ири, - отмахнулся Хольтер. – А вот опасность оказаться на скалах с разбитым кораблем реальна.

- Вот. – Вернувшийся Кэй протянул потрепанный свиток. Капитан расстелил его на коленях и ткнул пальцем в россыпь мелких точек.

- Это Клендатский архипелаг, - пояснил он. – Вот здесь живет страшный монстр Ири. - Валькирия сердито фыркнула, но промолчала. - Дальше начинаются шхеры, мелкие скалистые островки, пробраться между которыми крайне сложно. Мало кто сейчас знает правильный проход. Люди предпочитают не рисковать и обходят их стороной, вот здесь, справа, по проливу Торвальда прямо в залив Сигбьерга. Время путешествия увеличивается на четыре-пять дней, зато оно абсолютно безопасно.

- Но ведь вы знаете проход. – Аленар не спрашивал, а утверждал, не сводя пристального взгляда с капитана.

- Хол, нет! – нервно вскрикнула Иррида. – Не надо!

- Я еще ничего не сказал, - Хольтер нарочито удивленно приподнял бровь.

- Я плаваю с тобой не первый десяток лет, рыба-нож тебе под ребро. – Магичка сердито ткнула пальцем в грудь капитану. – И прекрасно понимаю, что означает твоя усмешка. Подумай хорошенько, Хол. Я бы не стала соваться прямо в пасть чудовищу только ради того, чтобы избежать встречи с прОклятым кораблем, чтоб его ногай живьем сожрал.

- А может, он и прав, - неожиданно заметил Кэй. – Как на мой взгляд, так лучше бы нам поскорее распрощаться с гхыровыми магами. Я не желаю влезать в их бздырные разборки! Морская тварь, Ири, она и есть морская тварь. Ее всегда можно убить старым добрым железом. А эти заклинания… - Тролль яростно сплюнул за борт, не договорив. Но, в общем, мы и так поняли, к чему он клонил.

- Видишь, Ири, что советует Кэй. И, пожалуй, на этот раз я склонен согласиться с ним, - усмехнулся Хольтер.

- Делайте что хотите, - в сердцах отмахнулась Иррида. – Только потом не говорите, что я не предупреждала!

- Не будем, - весело согласился капитан. – Кэй, поворачиваем! Курс – три-пять-один! Подберите парус, шеттово отродье, иначе нас завалит на бок!

- Слушай, я помогу им сейчас с течением, - встревоженно обратился ко мне Лежек. – Но качка усилится. Ты как, выдержишь?

- Не знаю, - растерялась я. И тут же получила ответ на этот вопрос. Корабль развернулся боком к ветру, в борт ударила волна, и содержимое моего желудка немедленно запросилось наружу. Аленар бережно поддерживал меня, не давая выпасть в море, пока я корчилась, сотрясаемая болезненными спазмами.

- Эй, ребята, навались,

Шеттово отродье!

Заливает когги слизь

Вперемешку с кровью!

Парни Кэя, занявшие свои места на скамьях, слаженно работали веслами, направляя «Казарку» в сторону от проторенных путей, к неуютным и неприветливым шхерам Клендатского архипелага. Рядом со мной Лежек, опустив к воде руки, размеренно читал заклинание, которое должно будет ускорить движение корабля. Пока, на мой взгляд, результатом стало только обещанное усиление качки, что не замедлило сказаться на моем самочувствии. В животе и так было пусто, если учесть, что последний раз я ела больше суток назад, но тошнота не желала отступать, раз за разом пронзая мое тело кинжально-острыми спазмами.

- Кестен, у нее в сумке порошок, - отрывисто произнес за моей спиной вампир. – Разведи в воде. Надеюсь, поможет.

- Сейчас, - бросил парень.

- Все равно нам погибать,

В этой жизни хлипкой,

Так давай, драггатов мать,

Встретим смерть с улыбкой!

Мужская рука подсунула мне темную от времени деревянную кружку с водой.

- Пей, - повелительно приказал вампир. Я с трудом глотнула и замерла, боясь, что жидкость не захочет оставаться во мне. Но нет, вроде бы обошлось, а спазмы даже немного стихли. Следующий глоток пошел так же, как и первый, потом еще один, еще – пока вода не закончилась.

- Спасибо, - выдохнула я, с облегчением отворачиваясь и опускаясь прямо на палубу, прислонившись спиной к борту.

- Не за что, - хмуро ответил Лежек и присел на корточки передо мной. – А теперь скажи, пожалуйста, почему ты носишь в сумке зелье для беременных?

- Это не… - попыталась отказаться я.

- Слушай, не глупи. Я еще не забыл лекции Магистра Илейны и помню, для чего предназначен порошок «Вкусный завтрак», так заботливо подписанный чьей-то рукой.

Я вздохнула и опустила голову, не желая давать какие-либо объяснения. Да и сил не было, честно говоря. Порошок подействовал, сняв неприятные симптомы, но слабость и подрагивание в коленках еще остались. Мальчик не маленький, сам может догадаться.

- Элька, ты же не… - ошеломленно прошептал Лежек. – Гхыр тебя побери… И Ремар отпустил тебя на север?

- Он не знает.

- А ты? – Маг бросил сердитый взгляд на Аленара.

- А попробовал бы он меня не пустить! – вскипела я. – И вообще, прекрати! Это только мое дело! И еще одного человека, но именно из-за него я и сижу сейчас здесь, мучаясь от тошноты и пытаясь не сверзиться за борт!

Лежек тряхнул головой, отходя от шока.

- Теперь я еще больше хочу вернуть Алена, – ехидно сообщил он, вставая. – Исключительно для того, чтобы услышать, что гхыров некромант скажет по этому поводу.

- Смерть – она сестра твоя,

Примет, обогреет,

И отправит в те края,

Где закат алеет, - пели или, точнее, орали гребцы, занимаясь своей привычной работой. С каждым взмахом весел я все больше приближалась к конечной цели своего путешествия.

Глава 8.

Шел пятый день нашего плавания. А может, и шестой. Или даже седьмой. Мы уже довольно далеко продвинулись на север, и солнце совершенно перестало заходить за горизонт. Монотонная жизнь, отсутствие смены дня и ночи, тошнота, возобновляющаяся, как по расписанию, через каждые три часа, как только заканчивалось действие зелья, короткий рваный тяжелый сон – от всего этого я абсолютно потеряла счет времени. Но, надо полагать, скоро мы подойдем к шхерам, если, конечно, капитан вел корабль правильным курсом. Лично я сейчас вряд ли сориентировалась бы в пространстве без посторонней помощи. Но, с другой стороны, у меня несколько иная специализация, которая не давала мне покоя.

Близость шхер означала, что мы можем встретиться с монстром, о котором рассказывала Иррида. Мне очень хотелось поговорить с ней на эту тему, чтобы хотя бы прикинуть, какого рода тварь скрывается в темных глубинах, но магичка, скрываясь где-то в глубинах трюма или изображая бурную занятость, избегала меня с того момента, как Хольтер приказал изменить курс. Поэтому, как только я увидела Ирриду, стоявщую в полном одиночестве на носу корабля, то решила не терять времени и воспользоваться случаем.

- Доброе утро, господин Лиар, - с легкой ехидцей поприветствовала она, не оборачиваясь. – Или мне следует сказать – госпожа Лиара?

- Элиара. – поправила я, тщательно скрывая нахлынувшие эмоции. – Как ты узнала?

- Ты можешь обмануть их, - презрительно качнула Иррида головой в сторону кормы. – Но не меня. Походка, жесты… но в основном тебя выдало трогательное отношение спутников. Мужчина никогда не будет вести себя так с существом своего пола, будь он даже трижды эльфом. И, - она повернулась ко мне, - ты никого не выделяешь. Прекрасная эльфийка, путешествующая с тремя мужчинами – людьми, ни один из которых не является ее избранником. Скорее, они все – телохранители. Что же потребовалось госпоже Перворожденной, - Иррида издевательски выделила голосом титул, - в наших суровых краях?

- Спасти одного человека, – хладнокровно ответила я. – Очень важного для меня.

- Настолько важного, что ради него можно не моргнув глазом погубить три десятка других?

- Иррида, я не хочу ничьих смертей.

- Не хочешь? – гневно вскинулась она. – Не хочешь, одноглазого кальмара тебе в койку? Тогда почему мы сейчас здесь, в гиблом месте Серого моря?

- Потому что так решил Хольтер, - по-прежнему спокойно и жестко произнесла я.

- Хольтер, гхыр его побери, повелся на твои россказни, Перворожденная. – Она горько усмехнулась. – Он всю жизнь преклонялся перед эльфами и, когда возникла возможность оказать им услугу, да еще и продемонстрировав при этом свою храбрость, обеими руками ухватился за нее. А теперь скажи мне, где твой проклятый корабль? Если они действительно идут по твоей крови, то должны были бы уже давно догнать нас, чтоб их русалки к себе утянули!

- Мы делаем все, чтобы оторваться от него, - покачала я головой. – Ты не можешь не видеть этого. И мне очень хочется верить, что наши усилия не пройдут даром, и мы успеем добраться до Мерейна раньше, чем «Поморник» настигнет «Казарку».

- Если до этого нас не сожрет монстр, - невесело усмехнулась Иррида.

- Тогда расскажи мне о нем, - предложила я. – Все, что знаешь. Любую мелочь, пусть даже она кажется тебе не стоящей внимания.

- Ничего я не знаю! – выплюнула она. – Ничего определенного, тысяча сдохших медуз! Только то, что уже пару лет ни один корабль, решивший пройти через шхеры, не доходит до островов! Ни один! Даже «Альбатрос», капитан которого набрал себе лучшую команду и взял двух сильных магов, чтобы понять, что происходит, и, если здесь действительно поселилась гхырова тварь, убить ее. И что? Он исчез точно так же, как и все остальные!

- У тебя был кто-то на том корабле… - негромко проговорила я.

- Да, был! Мой брат! И я не хочу умереть так же, как и он!

Иррида впилась побелевшими пальцами в борт «Казарки» и невидящим взглядом уставилась в темно-серые волны, мерно покачивающие корабль.

- И не хочу, чтобы погиб Хол…

- Прости… - все, что смогла сказать я. Магичка не ответила.

Какая же тварь может уничтожить десяток кораблей, не оставив от них и следа? Я начала перебирать в памяти страницы «Справочника по неестествознанию», раздел «Морские создания». Ален не уделил ему особого внимания, видимо посчитав, что мало кто из нас пойдет в корабельные маги. Или просто не успел, так как нам сократили программу на полгода…

Первым на ум пришел морской змей – наверное, одно из самых известных водных чудовищ. Считается, что они могут достигать до нескольких сотен аршин в длину. Подобный экземпляр вполне сможет разбить хвостом судно средних размеров и пожрать всю команду. Вот только жить он должен на больших глубинах, а, если не ошибаюсь, на карте капитана эта часть Серого моря выкрашена в светло-голубой цвет.

Нага? Вряд ли, даже самая крупная не в состоянии утащить человека с корабля, они обычно нападают в воде, отгрызая плоть кусками. Кто-нибудь да остался бы в живых.

Морской лев? Вот это вполне вероятно. Здоровенная тварь с телом змеи и головой льва, охотится прайдами, нападая на все, что попадется им на пути. Но тогда странно, что никто на пропавших кораблях не заметил их – морской лев перед нападением поднимается к поверхности, и становится виден его спинной плавник.

Я непроизвольно всмотрелась в воду. Как и следовало ожидать, в непосредственной близости от «Казарки» из темно-серых волн ничего не высовывалось. А вдали…

А на горизонте я с ужасом заметила темное пятнышко. Крохотное, едва различимое, отсутствующее еще полчаса назад.

- Что это? Иррида, ты видишь?

Магичка вышла из оцепенения.

- Нет. А что там должно быть?

- Не знаю точно, но на горизонте четко различимо темное пятно.

Иррида еще раз всмотрелась в водные просторы.

- Не вижу. Но у эльфов зрение острее, чем у людей. Я скажу капитану.

Она убежала, ловко сохраняя равновесие на сильно раскачивающемся судне, а я опять попыталась рассмотреть, что это такое. Возможно, «Поморник»? Откуда мне знать, как выглядит парус в море, если мне никогда не доводилось видеть его?

«Казарка» поднималась и опускалась на волнах, пятнышко то исчезало из поля зрения, то вновь появлялось, и я прилагала огромные усилия, стараясь не упустить его. От напряжения глаза заболели, в ногах появилась слабость. Мне пришлось покрепче уцепиться за борт, чтобы не упасть. Откуда-то возникла усталость, завладевшая моим телом и настойчиво уговаривающая сесть и немножечко, совсем чуть-чуть отдохнуть. Сейчас появится Хольтер, с ним наверняка увяжется Аленар, зрение которого еще лучше моего. Мужчины разберутся во всем, успокоят, сказав, что мне просто почудилось пятнышко, или это что-то совсем безобидное, вроде большой белой птицы. А пока лучше посидеть, тем более, что действие порошка Инары вот-вот подойдет к концу, и придется вновь свеситься за борт, выворачиваясь наизнанку, потому что следующую порцию можно принимать не раньше чем через час.

Я с наслаждением села, прижавшись щекой к хорошо оструганному влажному дереву. В глаза словно песок насыпали, и они закрылись сами собой. Тело расслаблялось. Сознанием завладевало странное умиротворение. Интересно, откуда оно взялось, если для него нет никакого повода? Пятно на горизонте, чудовище где-то в глубинах моря, неприятное жжение на груди… Кажется, мне надо как-то отреагировать на него. Но лень пошевелить рукой, чтобы убрать мешающий уголек. Скоро все закончится само собой. Пропадет боль, исчезнут тревоги, уйдет в небытие так досаждающая тошнота… Все растворится в теплой, уютной, восхитительной темноте…

«Лиар!» - доносится откуда-то издалека. Кто это – Лиар? Очень знакомое имя… Но мне никак не удается вспомнить, кого так зовут.

«Элька!» - слышу я, и одновременно грудь словно бы пронзает кинжалом. Да что может там так жечь? Не костер же развели, в самом деле? И никаких безделушек с горящими в них пульсарами я никогда не носила, только амулет… Амулет?

Сонливость мгновенно слетела с меня, глаза открылись, и я встретилась взглядом с вампиром, утерявшим свою хладнокровность. По-моему, я впервые видела его настолько встревоженным. И почему за ним на палубе лежит капитан Хольтер с блаженной улыбкой на лице? Гхыр, да что же здесь происходит и почему так раскален амулет? Неужели Рихард успел подобраться на такое близкое расстояние?

Я поспешно приподнялась. Но нет, море пустынно, как и прежде. Только пятнышко на горизонте стало вроде бы побольше. Ну и шетт с ним, не до него сейчас.

- Что случилось?

- Это скорее тебя надо спросить, - сумрачно произнес Аленар, помогая мне встать. – По словам Ирриды, ты что-то заметила, а потом внезапно все на корабле погрузились в какое-то оцепенение. Я с трудом смог тебя разбу… Назад!

Он резко дернул меня за руку, толкая за себя, и рванул меч из-за спины. «Интересно, Ален научился все время таскать оружие с собой от своего дяди?» – успела еще подумать я, пока вновь разворачивалась лицом к морю. А потом увидела то, что ужаснуло Аленара, и все посторонние мысли мигом вылетели из моей головы.

На палубе валялось щупальце - толстое, зелено-коричневое, сочащееся прозрачной слизью, ядовитой даже на вид, а над бортом торчал обрубок, истекающий бурой вонючей жидкостью. Правда, рана затягивалась на глазах, сукровица засыхала, образуя тошнотворный нарост, и, кажется, он начинал раздваиваться… Нет, не кажется. В следующую же секунду обрубок щупальца распался надвое и, перевалив через борт, пополз в нашу сторону. А за ним показалось еще одно… два… пять… Мне срочно нужен Лежек!

- Аленар! – Теперь уже я встала перед вампиром, заслоняя его собой, и требовательно протянула руку. В нее тут же легла теплая рукоять меча, слишком тяжелого для меня, но лучше уж с таким, чем совсем без оружия. А мое осталось в каюте, с остальными вещами, и бежать за ним некогда. Раздвоенное щупальце уже подползло ко мне и готовилось обхватить ногу.

- Ну уж нет! – Я отпрыгнула в сторону, туда, где несколько секунд назад стоял Аленар, и с размаху обрушила лезвие меча на склизкую плоть. Щупальце, противно чвакнув, развалилось. Однако стоять и смотреть, как оно вторично раздвоится, я не собиралась. Яркий светящийся шарик угодил прямо по ране твари, спалив уже появившийся нарост. Щупальце дернулось и замерло на месте. Кажется, своей цели я достигла – делиться оно уже не будет. Только вот теперь к запаху сукровицы прибавился еще и отвратительный смрад паленого мяса, и в горле появился привычный за последнее время горький привкус. Гхыр, как же не вовремя! Я не могу сейчас отвлекаться на тошноту!

Щупальца ползли и ползли, становясь все толще, и их число постоянно увеличивалось. Удар мечом, пульсар, удар и пульсар – только в этом сейчас заключалось мое существование. Правую руку уже ломило от усталости, левая исправно щелкала пальцами, посылая очередной энергетический сгусток, палуба была уже завалена корчащимися, извивающимися отростками, и я с трудом удерживалась на ногах, постоянно поскальзываясь на слизи и крови. Но самое обидное – то, что мои усилия, казалось, ни к чему не приводили. Щупальца продолжали ползти, с каждой секундой отодвигая меня все дальше от носа корабля.

За спиной раздался громкий всплеск. Я остановилась на секунду, бросив взгляд в ту сторону, и бессильно простонала. Несколько щупалец заползли на палубу с кормы, оплели первого попавшегося им на пути человека и утащили его в воду. Где же Лежек, гхыр бы его побрал! Я не могу разорваться на части, чтобы успеть отрубить щупальца по всему кораблю!

Что-то зацепило меня по голени. Я, вздрогнув, махнула мечом, желая отрезать присосавшуюся ко мне гадость, и от усталости чуть не задела собственную ногу.

- Дай сюда! – раздался сердитый мужской голос. Лежек вырвал меч у меня из рук и быстрым ударом располовинил извивающуюся плоть. Пульсар я запустила самостоятельно. – Я режу, ты сжигаешь. Ясно?

- Лежек, корма!

- Там Аленар с Ирридой! Они справятся не хуже нас. Если что, Ингвар поможет. Ну, давай!

Выяснять, кто и когда успел привести в сознание магичку и Ингвара, времени не было. Корабль сильно накренился. Похоже, тварь всерьез намеревалась залезть на «Казарку» целиком. Очевидно, ей не нравилось происходящее, и она желала принять участие в разборках, так сказать, лично, а не частями.

- Слушай, это бесполезно! – заорала я, цепляясь за первую попавшуюся веревку, чтобы удержаться на ногах. – Мы не справимся с ней так!

- А что ты предлагаешь? – крикнул в ответ Лежек. – Ни звезда, ни веер не помогут, как и твой любимый огонь! Мы разнесем весь корабль вместе с тварью!

- А вода? Может, у тебя получится хотя бы отогнать монстра?

Лежек на секунду задумался.

- Попробую! Держи!

Он всунул мне в свободную руку меч и замер, сосредотачиваясь. Тварь словно бы почувствовала, что ситуация меняется. Корабль наклонился еще сильнее, новые пучки щупалец перекинулись через борт, и раздались новые всплески. Сколько их было – два, три? Я до крови закусила губу, стараясь не думать о тех, кто оказался за бортом. Оплакивать погибших будем потом, сейчас главное – не дать умереть остальным. И очень надеюсь, что капитан все еще среди них. То есть нас.

Я огляделась и облегченно выдохнула. Хольтер лежал, привалившись к борту, все с той же счастливой улыбкой на лице. Правда, к нему все ближе подползало щупальце толщиной с мое бедро. А допустить, чтобы мы остались без капитана, я никак не могла.

Рука в очередной раз поднялась в воздух, чтобы нанести разящий удар, но таковым он остался только в моем воображении. Мне не хватило физической силы. Щупальце дернулось, разбрызгивая вокруг струйки бурой крови. Запястье пронзила боль – тварь задела по нему, выбивая меч, который с тихим звоном отлетел куда-то под скамьи гребцов. Я рванулась к нему, но поскользнулась, не удержалась на ногах и упала, покатившись прямо в не самые гостеприимные объятия задетого мной щупальца, успевшего раздвоиться.

Склизкая, мокрая, упругая плоть тесным кольцом сжала меня. Возможно, мне и удалось бы вырваться – в конце концов, в моем арсенале есть заклинания, способные разрушить все, что угодно… Но как раз в этот момент Лежек закончил заклятие. Из-под «Казарки» выплеснула водяная стена. Она приподняла корабль, мощным потоком разделяя его и тварь, отбросив чудовище на добрый десяток аршин в сторону. Вместе со мной. Я еще успела услышать чей-то отчаянный вопль: «Элька!» - прежде чем меня с головой накрыла холодная соленая вода.

Мне сильно повезло, что тварь оказалась не менее ошарашена, чем я, и поэтому не ушла на глубину, а осталась болтаться у поверхности, в относительно теплых слоях воды, освещаемых солнцем. Вряд ли мне удалось бы что-то сделать внизу, в ледяном холоде и темноте. Правда, и в данный момент я мало на что была способна. Мое тело в объятиях монстра задергалось, пытаясь вырваться. Но это привело лишь к тому, что кольцо вокруг него сжалось еще сильнее, и меня медленно, но уверенно куда-то потащило.

В моем распоряжении оставалось не больше минуты, от силы полторы – воздух в легких катастрофически заканчивался. Однако этого времени вполне достаточно, чтобы сплести разрушительное заклинание. Всего одно – но его должно хватить, чтобы убить тварь. Простое – у меня нет времени на сложное плетение, эффективное и создающееся левой рукой, потому что правая полностью плотно прижата к телу кончиком щупальца.

- Narriest kellar, - выдохнула я, делая резкое движение запястьем вдоль уходящего куда-то в темноту толстого отростка. Ледяная звезда – ослепительно ярко-голубой энергетический сгусток - встретилась с массивной тушей монстра, на мгновение осветив его перед тем, как разорвать на куски. Я даже залюбовалась прекрасной в своей уродливости тварью - треугольная голова без малейших признаков глаз, пасть, усеянная рядами острых зубов, бесформенное тело, покрытое бородавками. А потом поняла, что не учла одного обстоятельства. Волна от подводного взрыва ударила по мне, вжимая в плотную толщу воды и выдавливая последний воздух из легких. Я забарахталась, теряя ориентацию, не понимая, где верх, а где низ и куда мне, собственно, плыть. Положение усугублялось тем, что щупальце уже мертвой твари продолжало стискивать меня, сковывая движения. Легкие разрывались и горели, сознание темнело и уползало куда-то вдаль, и я из последних сил сдерживалась, чтобы не глотнуть воды, усиленно стараясь выбраться к свету.

Вода подо мной затвердела и вытолкнула меня на поверхность, как пробку из бутылки. Я закачалась на волнах, кашляя и отплевываясь, с наслаждением глотая свежий влажный воздух. Щупальце все еще плотно прижимало руки к телу, и у меня не было возможности поднять их, чтобы убрать с лица облепившие его мокрые волосы и попытаться сориентироваться. «Казарка» должна находиться в пределах досягаемости, если Лежек смог выудить меня из воды. Надо только как-то стряхнуть с себя эту гадость…

- Не шевелись, - приказал знакомый голос. – Аленар, я помогу ей, а ты займись щупальцем. Гхыр, ну и мерзость… Элька, расслабься, дай воде самой поддерживать тебя.

Лежек сжал мои плечи, приподнимая, чтобы дать возможность вампиру осторожно, но быстро рассечь щупальце на части острым ножом.

- Все? Тогда поплыли отсюда, пока еще одна подобная тварюшка не пожаловала. Элька, ты в состоянии двигаться?

- Да, – неуверенно ответила я, неловко поднимая затекшие руки и наконец-то убирая волосы с лица. Мужчины переглянулись, Аленар качнул головой, и Лежек вздохнул.

- Так я и знал. Держись за шею, только не сильно дави.

- Я сама…

- Элька, хватит уже! Я о тебе забочусь, между прочим. Замерзнешь ведь к мракобесам собачьим...

Аленар поступил еще проще, без лишних слов забросив мои руки на шею Лежеку. Мужчины мощными гребками поплыли к видневшейся неподалеку «Казарке».

Не прошло и нескольких минут, как нам уже помогали подняться на борт. Иррида, едва бросив на меня взгляд, охнула, поспешно стащила с себя жилетку и накинула мне на плечи, скрывая живописные лохмотья, раньше называвшиеся рубашкой. Точнее, даже не лохмотья, а лоскутки, чудом державшиеся на моих плечах и еле прикрывавшие тело. Яд, содержащийся в слизи монстра, разъел ткань, а, пока мы плыли к «Казарке», вода смыла ее, представляя на всеобщее обозрение стройное девичье тело.

К счастью, внимание всех остальных было обращено на Аленара, тоже пострадавшего во время купания. Бородка с усами исчезли где-то в волнах, а мокрая рубашка облегала валики на спине.

- Если я правильно понимаю, господин Аленар, то вы… - настороженно начал капитан.

- Вампир, - спокойно ответил Повелитель, снимая рубашку и эффектно расправляя крылья. – Это что-то меняет?

Он сделал несколько шагов по палубе, небрежно отшвыривая ногами все еще валявшиеся отрубленные щупальца, поднял свой меч и начал протирать его влажной тканью, демонстративно не обращая внимания на опасливые взгляды.

- Да нет, – справился с собой Хольтер. – Просто я немного удивился, увидев вампира, путешествующего в компании с эльфом.

- Бывает и не такое, - философски заметил Аленар. – А теперь, если вы не возражаете, я со своими спутниками хотел бы переодеться.

Вампир шагнул ко мне и, как бы невзначай, изогнул крыло так, что полностью закрыл меня от посторонних взглядов.

«Теперь они будут тебя бояться», - подумала я, пробираясь по палубе рядом с ним.

- Не страшно, - негромко ответил он. – Вы пугаете их не меньше, если тебя это успокоит. Не помешает, если часть страха перекинется на меня.

- Ты так думаешь?

- Да. Поверь моему опыту.

- Ну и гхыр с ними, - устало вздохнула я. – Иррида и так считает вас моими телохранителями, так что твоя раса только добавит мне важности.

Аленар, усмехнувшись, придержал дверь, пропуская меня в каюту.

Иррида зашла ко мне без стука.

- Мне казалось, эльфийка, выдающая себя за мужчину, будет закрываться на все замки и поставит охранника за дверью.

Я спокойно отложила в сторону полотенце, которым просушивала волосы, и повернулась к ней, показывая ладонь, на которой лежал пульсар.

- Тебя выдал сладкий запах духов. Иначе это полетело бы в вошедшего. Кстати, спасибо. – Я втянула в руку энергетический сгусток и протянула магичке аккуратно сложенный жилет.

- Не за что. В сущности, это мне следует поблагодарить тебя. Ты рисковала жизнью ради Хола.

- Я не хотела ничьих смертей, Иррида.

- Но трое погибли, тысяча морских мракобесов! Да, я видела, ты сделала все, что могла, но все же…

Я присела на край топчана, схватившись за голову. Трое. Три человека, только недавно живущих, радостно гогочущих и рыгающих после сытной, но однообразной еды, сейчас превратились в кровавую пыль вместе с тварью. И все из-за меня…

Иррида села рядом со мной.

– Что, якорь ему в глотку, напало на нас?

- Аболет. – коротко ответила я.

- Подожди… они же вымерли? – изрядно удивилась она.

- В последнее время много тварей, считавшихся вымершими, оказались вполне себе живыми, – вздохнула я. – Аболет – еще один из этого списка.

Иррида тряхнула головой и потерла виски пальцами.

- Никогда бы не подумала, червяка ему в кишки… Это же псионик, да? Действует на сознание, отключая его, и после этого преспокойно поедает жертву. Тогда как нам удалось выжить, двести пьяных каракатиц? Ведь маги так же подвержены его влиянию, как и простые люди, даже сильнее?

Я кивнула, соображая, что стоит рассказать, а о чем лучше умолчать.

- На Аленара не действует ментальная магия. Его невозможно взять под контроль или прочитать мысли.

- Да, я уже в курсе, - Иррида непроизвольно передернулась. – Словно кувалдой заехал, чтоб ему всю жизнь одну селедку есть.

- Надеюсь, тварь тоже заработала приступ головной боли, - хмыкнула я. – Правда, довольно кратковременный. Мы отомстили за твоего брата, Иррида…

- Я не просила об этом.

- Я и не жду благодарности. Просто информирую, что теперь здесь безопасно.

- Особенно этому обстоятельству обрадуется «Поморник», корыто гхырово, - язвительно заметила магичка.

Корабль начал раскачиваться ощутимо сильнее.

- А что, ты внезапно поверила мне? – Я сглотнула и постаралась отогнать от себя мысли о том, можно мне уже пить порошок или нет. Кто бы еще подсказал, сколько длилась схватка с тварью?

- Еще не до конца, - нахмурилась Иррида. – Но Хол сказал, что на горизонте действительно виден корабль.

Я вылетела из каюты, забыв и про зелье, и про тошноту. Далеко бежать в поисках капитана не пришлось. Он и Аленар стояли на корме, пристально вглядываясь в море. Похоже, их отношения не испортились после раскрытия сущности вампира, и это, безусловно, не может не радовать. Тем более что больше, кажется, радоваться нечему…

Я присоединилась к мужчинам и бессильно выругалась. Пятнышко заметно приблизилось. Теперь я четко различала черный парус с изображением белой птицы. Существовала, конечно, вероятность, что это другой корабль. В конце концов, мог же кто-то еще захотеть проплыть через шхеры… Однако недвусмысленный ответ Хольтера перечеркнул мои надежды.

- Нет. В этих водах под таким парусом ходит только Раман. – На лице капитана читалась легкая обеспокоенность. – Жаль. В глубине души я надеялся, что мы сможем их обойти. Лиар, надо полагать, Кестен не сможет сейчас помочь нам с течением?

- Боюсь, нет...

- Сможет, сможет, - перебил меня из-за спины Лежек. – Только не сию секунду, а немного погодя. Мне надо восстановиться, а некоторый запас по времени у нас все-таки есть. Хольтер, а в шхерах мы сможем оторваться от «Поморника»? Или Раман тоже знает, как проплыть до залива?

- Вариантов, как миновать шхеры, много, - пожал плечами капитан. – Главное – выбрать кратчайший путь. В прежние времена Раман не слишком жаловал Клендат и бывал здесь довольно редко. Так что вероятность того, что он задержится в лабиринте, довольно высока. Даже если он пойдет точно по нашему следу, надо знать фарватер, чтобы не сесть на мель или не наткнуться на скалу, скрытую под водой. Будем надеяться на счастливый исход. Хотя, конечно, чем больше мы от него оторвемся, тем лучше.

- Рассчитывай на меня, - сообщила я Лежеку, выслушав капитана. – У меня еще остались силы.

- И не подумаю, - покачал он головой. – Не стоит забивать гвозди астролябией и использовать мага-разрушителя в качестве созидателя. Кроме того, как только качка усилится, ты перевесишься через борт, и толку от тебя уже не будет, - бестактно добавил парень.

Сообщить Лежеку все, что я о нем думаю, мне не дал Аленар.

- По сути он прав, Лиар. После всего происшедшего тебе надо восстановиться, а регенерация, - вампир показал на мою руку, - тоже требует сил. Отдыхай сейчас, пока есть возможность. – Аленар хмуро посмотрел на маячащий вдали парус.

Шхеры начались с отдельных скал, еле высовывающихся из воды. Некоторые я и вовсе не видела, но Хольтер по каким-то своим, одному ему ведомым признакам определял наличие камней под водой и умело уводил «Казарку» в сторону.

Постепенно скалы поднимались, становились массивнее и внушительнее, покрывались мхом, травой и кустарником. Появились островки: от крохотных, несколько шагов в диаметре, до более крупных, поросших непролазными зарослями леса. «Казарка» сильно замедлила свое продвижение. Бесполезный сейчас парус скрутили, и корабль шел исключительно за счет гребцов, повинующихся командам капитана. Оставалось надеяться, что капитан не соврал и действительно знает правильный проход – мы плыли в самом настоящем лабиринте. Иногда «Казарка» буквально протискивалась между скалами, настолько близко, что можно было стащить яйцо чайки, колонии которых то и дело попадались нам. А иногда ширины протока хватило бы для пяти таких же кораблей. Но и здесь Хольтер двигался очень осторожно, зачастую совершенно неожиданно меняя курс.

- Он пользуется системой вешек, - негромко пояснил Аленар, сидящий рядом со мной на кормовой палубе. – Вот, видишь, из воды выступает верхушка камня? Теперь мысленно соедини его прямой вон с той елкой со сломанной верхушкой. Вдоль этой линии мы сейчас и идем. А примерно на середине пути повернем так, чтобы дерево осталось в сорока градусах левее.

- И Хольтер все это помнит? – восхитилась я.

- У него есть записи. Но в таком виде, что вряд ли кто-то, кроме капитана, может разобраться в них.

- А если в елку вдруг ударит молния и она сгорит? Или камень совсем уйдет под воду? – заинтересовалась я. – Что тогда будет?

Аленар пожал плечами.

- Не знаю. Возможно, есть еще какие-то метки.

- Будем надеяться, что ты прав, - пробормотала я и в очередной раз привстала, вглядываясь в переплетение протоков, скал и островков. Парус «Поморника», исправно шедшего за нами все то время, пока мы двигались по открытой воде, отсутствовал. Очень хотелось верить, что Рихард с прОклятым кораблем отстал от нас. Или вообще заблудился в шхерах. Может же случиться такое счастье? Вдруг Раман после черного заклинания Мораввена намертво забыл путь через лабиринт?

- Я бы на твоем месте на такое не рассчитывал, - сочувственно произнес Аленар.

- Сама знаю, - вздохнула я. – Но помечтать же можно?

- Можно, – без тени улыбки согласился вампир.

- Вот я так и делаю.

Я запрокинула голову, оперлась спиной о борт и закрыла глаза, наслаждаясь прекрасным летним днем. Ласково пригревающее солнышко, низко висящее над горизонтом, тихий плеск весел, пронзительные крики крачек и олуш, резкие и отрывистые приказы Хольтера, легкое покачивание «Казарки» на спокойной воде, аромат свежести, нагретой смолы от растущих на соседнем островке сосен и запах трав – все это действовало самым умиротворяющим образом. Думать о настойчивом преследовании Мораввена, о постоянно присутствующей рядом с ним Нааль, о настырном Рихарде, зачарованном корабле и ноющей после удара аболета руке, еще не регенерирующей до конца, совершенно не хотелось. В голову лезли абсолютно другие мысли – об Алене, обнимающем меня, о пылающем огне, заполняющем нас без остатка, о выражении лица моего будущего мужа, когда он узнает о детях…

Правда, вот тут я скорее согласилась бы с Лежеком. Сомневаюсь, что Ариэн одд Шаэннар упадет на колено и, прижимая к сердцу мою ладонь, зальется слезами радости. Равно как и не подхватит меня на руки, крепко прижимая к сердцу, опять же роняя на мои щеки крупные соленые капли. На подобное развитие событий можно не рассчитывать даже в самых разнузданных фантазиях. Ален – далеко не герой эльфийских романов. В лучшем случае он одной рукой забросит меня себе на плечо, второй открывая телепорт в Белогорье. В худшем – к этому еще и добавится отповедь на тему нарушения техники безопасности и необходимости постоянно носить при себе оружие, чем я регулярно пренебрегаю, подвергая опасности не только себя, но и наших детей… Только вот я не буду слушать это, заставив замолчать Алена древним, как мир, способом. И он не будет возражать, совсем наоборот. Потому что мы оба понимаем – мое желание отправиться на север – не удовлетворение внезапно возникшей прихоти. Если бы не Ален, я бы сейчас не плыла на «Казарке» в шхерах Клендатского архипелага.

Стоп. Кажется, не плыла…


Замечтавшись, я не заметила, как прекратился плеск весел о воду, а капитан перестал отдавать команды, о чем-то сосредоточенно совещаясь с Кэем и Иридой. Мое романтическое настроение исчезло в мгновение ока. Суровая действительность вновь напомнила о себе.

- Что случилось?

- Ответ на твой вопрос, - сдержанно сообщил Аленар.

- На какой? – озадаченно уточнила я.

- О том, что будет, если пропадет одна из вешек. Именно это и произошло. В данный момент командование решает, возвращаться ли назад или пытаться пройти дальше, постоянно измеряя глубину.

- Вперед предлагает идти Хольтер?

- Нет, Кэй. Капитан считает, что мог ошибиться и свернуть не туда. А троллю очень не хочется встречаться с «Поморником».

- Его можно понять, - пробормотала я, опять приподнимаясь и вглядываясь за корму. – У меня тоже нет такого желания.

- Не только у вас, - прокомментировал Аленар происходящее на носу корабля. – Хольтера уговорили не разворачиваться.

Возможно, в небольшом отступлении назад и вправду не было особого смысла. Дело даже не в преследующем нас «Поморнике». Никто не гарантировал, что Хольтер смог бы быстро и уверенно найти новый – или правильный – проход. Скорее всего, мы бы двигались точно так же – медленно, аккуратно, продумывая каждый следующий гребок. Ни я, ни Лежек не могли помочь в этой ситуации – все зависело от мастерства и чутья Хольтера. И он тратил все силы, успешно проводя «Казарку» через возникающие перед ней преграды.

Переход через шхеры занял больше двенадцати часов. К моменту, когда кораблю осталось преодолеть последний проток между двумя скалами, Хольтер уже еле стоял на ногах. Иррида попыталась как-то раз настоять, чтобы он остановился где-нибудь в небольшой уютной бухте и отдохнул пару часиков. Однако капитан, горячо поддерживаемый Кэем, наотрез отказался. Мотивировал он свои действия тем, что выспаться можно и в заливе Сигбьерга, а вот задерживаться в шхерах лишний час не хочется ни ему, ни любому, находящемуся сейчас на судне. Ругань Ирриды слышали, вероятно, даже чайки на соседнем островке. Но она вынуждена была смириться и неохотно принесла Хольтеру бодрящий и временно восстанавливающий силы напиток.

- Лиар, вам лучше бы выпить своего зелья, - посоветовал капитан, утомленно рухнувший на скамью рядом со мной. – Сейчас «Казарка» выйдет в залив, и качка возобновится.

- Благодарю вас, - ответствовала я. – Аленар уже отправился за порошком.

- Аленар… - после некоторой паузы задумчиво произнес Хольтер. – Никогда бы не подумал, что ваш друг – вампир.

- Они умеют маскироваться, - пожала я плечами. – Причем больше для своей безопасности, чем для того, чтобы сбить с толку людей. Вампиров, знаете ли, не очень любят.

- Возможно, вы и правы. А скажите, Лиар…

Капитан замолчал, увидев Аленара с кружкой в руках, и мне так и не удалось узнать, о чем он хотел спросить. Правда, судя по лицу вампира, мне вряд ли понравился бы этот вопрос.

«Казарка» вышла в залив. Перед нами расстелилась блистающая в лучах незаходящего солнца вода, а на горизонте просматривалась темная полоска – остров Нарайн, первый из населенных островов Клендата. Нам оставалось обогнуть его, миновать Сольвейн и Дестар, и, наконец, достичь Мерейна. Приободрившийся Кэй громогласно раздавал команды. Кто-то из его ребят уже поднимал парус, гребцы лихо заработали веслами, Лежек сосредотачивался, готовясь к новому общению со своей стихией.

Я вновь запрокинула голову и закрыла глаза, нетерпеливо ожидая начала действия зелья и прекращения тошноты. Поэтому причина внезапного возмущенного возгласа Хольтера: «Лево! Налево, драггат гхыров!» - и последующего за ним крутого поворота корабля, сбросившего меня на палубу, осталась для меня неизвестной. Ровно до тех пор, пока я не выпрямилась и не увидела черное полотнище с белой птицей на нем – «Поморника», с которым «Казарка» разминулась каким-то чудом, разойдясь не более чем в двух пядях. ПрОклятый корабль преграждал нам путь, вынуждая обходить его. Хотя при попытке «Казарки» отойти немного в сторону, чтобы беспрепятственно проплыть дальше в залив, «Поморник» плавно переместился, опять встав у нас на пути. Хольтер попытался обойти гхырово судно с другой стороны – безрезультатно. Нос «Казарки» по-прежнему практически упирался в борт «Поморника».

- Какого гхыра ты делаешь, Раман! – возмущенно рявкнул наш капитан, переполошив колонию крачек. Ответа с «Поморника» не последовало. С него вообще не доносилось ни звука – ни скрипа, ни плеска, ни приглушенных разговоров или громкого смеха. Хотя люди на корабле присутствовали. Мы ясно видели неподвижно замерших на скамьях гребцов, всех в одной и той же позе, крепко держащих вытащенные из воды весла. На корме застыл рулевой, казалось, только и ожидающий команды стоящего рядом с ним капитана Рамана, невидяще уставившегося темно-оранжевыми глазами на дверь каюты.

- Это не люди, - прошептал кто-то из команды «Казарки». – Это уже не люди…

- Раман, гхарат ты недоделанный, убери свое корыто на гхыр! – взревел Хольтер, нарушая повисшую над нами оцепенелую тишину. И на этот раз ответа не последовало. «Поморник» все так же недвижно стоял на месте, несмотря на имеющееся течение – «Казарку» явно сносило в сторону.

- Да что ты с ним лясы точишь, Хол! – проорал Кэй. – Вперед, парни!

Я ухватилась за борт, ожидая неминуемого столкновения, но «Поморник» каким-то неуловимым движением уклонился, вильнул и вновь встал в нескольких пядях перед носом нашего корабля. Хольтер, выругавшись, дал приказ остановиться.

- Не упорствуйте, капитан, - послышался довольный голос Рихарда. Рыцарь неторопливо вышел на палубу, что-то дожевывая, оглядел «Казарку», благосклонно кивнул нам и неспешно подошел к борту. – Вы не сможете пройти дальше.

- Да какого гхыра? – взорвался Кэй. – Ты кто вообще такой, осьминог кастрированный?

Хольтер поднял руку, давая знак замолчать.

- Мне хотелось бы знать, с кем я имею дело, - холодно и вежливо осведомился он.

- Ваше право, - лучась благожелательством, согласился рыцарь. – Магистр Рихард.

- Так вот, Магистр, мой помощник, хотя и в несколько экспрессивной манере, спросил то, что хотелось бы знать и мне. А именно: по какому праву вы, а точнее, капитан Раман, преграждаете путь моему кораблю?

- Раман полностью подчиняется мне, - с гордостью проинформировал Рихард. – А я представляю Орден Темных Всадников.

- Да класть я хотел и на Орден, и на его рыцарей, - рявкнул Кэй. На этот раз к нему присоединились и его ребята, громко и не стесняясь высказывая свое мнение об Ордене, Рихарде и «Поморнике» со всем экипажем. Хольтер не стал останавливать их, терпеливо подождав, пока поток ругательств стихнет и в воздухе вновь воцарится тишина.

- Видите ли, Магистр, - заговорил он. – Мы не подчиняемся вашему Ордену. У нас свои законы. Если Раман поступил к вам на службу – это его дело. А я тороплюсь. У меня и так отняли много времени в Морийске. Освободите дорогу!

- Именно поэтому я и нахожусь здесь, - просиял гадкой улыбочкой Рихард. – Ваш корабль нарушил приказ о запрете выхода в море.

- Я посчитал, что он снят, когда суда начали покидать порт, - мгновенно отреагировал капитан.

- Голубчик мой, - рыцарь тоненько хихикнул, - приказа никто не отменял. И, поскольку вы сейчас здесь, а не в Морийске, я имею полное право покарать вас на месте. Но… - Рихард обвел нас взглядом, словно бы оценивая эффект произнесенных им слов. Я сосредоточенно размяла пальцы. Если рыцарь сейчас атакует, мне найдется чем ответить.

- Не сейчас, - прошептал Аленар, сжимая мое запястье.

- Но я готов посмотреть на ваш проступок сквозь пальцы, - вкрадчиво сообщил Магистр.

- И что требуется от нас? – деловито уточнил капитан.

- Да сущие пустяки, - развеселился Рихард. – Вы всего-навсего передаете мне своих пассажиров, после чего можете отправляться ко всем мракобесам. Не волнуйтесь, я позабочусь о них, как о дражайших родственниках, и доставлю туда, где их давно ждут. Клянусь Орденом, что не буду вас преследовать и забуду обо всех ваших проступках.

- Нет, - негромко отрезал Хольтер. – Это не обсуждается.

- Напрасно, - усмехнулся Рихард. – Конечно, это логичное решение для человека, известного своей честностью, но в данном случае оной лучше поступиться. Я буду милостив и даю два часа на размышление. После чего, капитан, я заполучу ваших пассажиров, и ты не сможешь мне помешать.

- Уходим, - приказал Хольтер. Гребцы послушно взялись за весла, уводя «Казарку» назад в шхеры. Вслед нам несся злорадный голос Рихарда:

- Ты все равно не сможешь отсидеться в шхерах, капитан! Раман отлично знает их! И мы настигнем тебя, где бы ты не спрятался!

- Пойдем. – Не дожидаясь ответа Аленара, я направилась на нос корабля. Иррида встретила меня неприязненным взглядом.

- Вы должны сдать нас, - с ходу заявила я.

- Об этом не может быть и речи, - невозмутимо отозвался Хольтер. – Отдать якорь!

- Холь, ты в своем уме? – гаркнул Кэй. – На кой гхыр тебе сдались эти хасги? Отдай их тому шеттову червяку, и дело с концом!

Капитан остался непреклонен.

- Нет, Кэй. Давай лучше…

- Хольтер… - перебила его я.

- Элиара… - таким же тоном произнес он.

Нельзя сказать, что меня это очень уж сильно удивило, и я метнула недовольный взгляд в сторону Ирриды. Хольтер перехватил его.

- Не надо сердиться, госпожа, - мягко попросил он. – Иррида мало что может скрыть от меня. Да, собственно, я и сам умею делать выводы из увиденного.

- Эльфийка, - потрясенно выдохнул Кэй. – Ну все, кырдык нам теперь пришел.

- Хольтер, это ничего не меняет, - запротестовала я. – Вы должны сдать нас Рихарду.

- Не будем больше об этом, - твердо проговорил капитан. – Я предлагаю вернуться в шхеры и попытаться пройти к западной оконечности Нарайна.

- Это не выход, - отчаянно покачала я головой. – Хольтер, «Поморник» встретит нас там. Не забывайте, он идет на мою кровь.

- А если телепортироваться отсюда? – неуверенно предложил Лежек. – Нам четверым.

- Можно, - обреченно вздохнула я. – Только в Аррению нельзя, а кроме нее, я помню только координаты Белогорья. Ну, еще Асгора. А это означает, что нам придется начинать все заново, только с еще большими сложностями.

- Нет, я не про то, - еле дослушал меня Лежек. – Иррида?

- Да? – откликнулась магичка.

- У вас же должны быть координаты какого-нибудь крупного селения в Клендате? Ну на случай чрезвычайных обстоятельств, чтобы спасти экипаж?

- Да, но оно довольно далеко расположено от Мерейна, на другом конце архипелага.

- Сейчас это уже неважно. Полагаю, в… - Лежек вопросительно взглянул на Ирриду.

- Лидгарте, - подсказала она.

- Лидгарте можно с легкостью найти рыбака, который согласится довезти нас до Мерейна.

- И которому тоже придется столкнуться с «Поморником», - с отчаянием в голосе продолжила я. – Лежек, эта гхырова лоханка будет тянуться за мной, как привязанная. Мы выведем из-под удара один корабль только для того, чтобы подставить другой?

- А кроме того, - добавил и Аленар, - Рихард не показался мне человеком, который проигнорирует невыполнение его требований. И самое меньшее, что ждет «Казарку» - арест.

- Пусть сначала догонит, - буркнул Кэй.

- Он уже обогнал нас, - горько хмыкнула я. – Кэй, «Поморник» сейчас не обычный корабль, а живой. Ему не требуется промер глубин. Он инстинктивно чувствует, где можно безопасно проплыть.

- Что же ты раньше об этом не подумала, а, эльфийка? – ехидно поинтересовался тролль. – Прежде чем тащить нас прямиком на якорь к «гхыровой лоханке», по твоему же выражению?

- Тогда у меня еще оставалась надежда, - глухо ответила я.

- Наде-е-ежда, - издевательски протянул Кэй. – А теперь нас всех кахрейн пожрет! Какого гхыра тебя понесло на Мерейн, эльфийская вздрыгла?!

В следующую секунду тролль уже валялся на палубе, получив мощный удар в челюсть от Аленара. А рядом с вампиром стоял Лежек, с холодной яростью в глазах, поигрывающий пульсаром.

- Советую извиниться и в дальнейшем держать язык за зубами, - ледяным тоном процедил маг.

- И он прав, Кэй, - сурово заметил Хольтер. – Лучше последуй совету. Я не хочу лишаться своего помощника. Кроме того, решение посадить пассажиров и пойти в шхеры принадлежит мне, и у тебя не было никакого права срываться на госпожу.

Тролль тяжело поднялся на ноги, потирая челюсть, буркнул что-то невразумительное и сел чуть в стороне, злобно зыркая глазами из-под нависших бровей.

- Прошу простить и его, и меня, госпожа Элиара, - недовольно качнув головой, извинился Хольтер. – Вы совершенно…

- Хватит, - оборвала его я. – В словах Кэя есть истина. Вы действительно влипли в данную гхырню из-за меня. Мы уходим на «Поморник».

- Я не допущу этого, - упрямо заявил капитан. – И не возражайте, госпожа. Я не смогу жить с таким грузом на совести.

- Хольтер, у нас просто нет другого выхода, - безнадежно возразила я.

- Есть, - встряла Иррида. – Кестен, я видела, как ты волной отшвырнул от «Казарки» аболета.

- Да. И что?

- А если сделать то же самое с «Поморником»? Правда, волна должна быть значительно больше, чтобы это проклятое корыто отшвырнуло на скалы.

- Он разобьется. Или, по крайней мере, получит серьезные повреждения… - медленно произнес Лежек. – И тогда не сможет нас преследовать. Да, это должно сработать.

- А ты успел восстановиться? – обеспокоенно спросила я.

- Да, - отстраненно кивнул Лежек. – Но мне все равно потребуется помощь.

- Я в твоем распоряжении.

- Ты в последнюю очередь.

- Но… - От обиды у меня вытянулось лицо. Лежек вздохнул.

- Кто-то должен нас прикрывать. Ингвар или Иррида не выстоят против рыцаря Ордена.

Я вынужденно согласилась. Лежек удовлетворенно кивнул.

- Отлично. Хольтер, Кэй, давайте сделаем вот что…

Через несколько минут «Казарка» бодро двигалась к выходу в залив. Маг наскоро инструктировал Ирриду.

- Ты почувствуешь легкий холодок, постепенно усиливающийся. Как только он станет нестерпимым, разрывай заклинание. Ингвар, проследи по возможности. Я сам буду слишком занят.

Северянин односложно выразил свое согласие.

- Все, ребята, начинаем веселиться, - пробормотал Лежек и опустил руки в воду.

Я молча стояла на носу «Казарки», тщательно засовывая обиду в самые дальние уголки сознания.

- Ты же знаешь, что он прав, - произнес за моей спиной Аленар. – Только у вас двоих из всех находящихся на корабле есть боевая практика, и так получилось, что Лежек единственный способен работать с водой.

- Знаю, - буркнула я. – Но меня не оставляет уверенность, что он стал чересчур оберегать меня с тех пор, как узнал о беременности.

- Даже если и так… Он поступает верно в любом случае.

- И ты тоже? – возмутилась я. – Вот после такого отношения не остается удивляться, что меня раскрыли.

Вампир только усмехнулся.

«Казарка» закачалась на волнах залива. Впереди маячил «Поморник». Создавалось ощущение, что за последний час не только он сам не стронулся с места, но и не шелохнулся ни один человек на его борту, за исключением Рихарда. Впрочем, команда корабля людьми уже не являлась…

Хольтер изменил курс, забирая правее. «Поморник» не шевельнулся – пока мы не делали явных попыток покинуть залив. Однако Рихард насторожился.

- Капитан, тебе все равно ничего не поможет! – громко выкрикнул он. «Казарка» продолжала двигаться по широкой дуге, оставляя «Поморника» между собой и скалами, но не подходя достаточно близко, чтобы корабль не воспринял это как угрозу побега.

- Хольтер! – предупреждающе повторил Рихард. «Поморник» вздрогнул. Я словно бы почувствовала, как маг, заключенный в нем, лихорадочно соображает, что происходит, и вот-вот начнет действовать.

И тогда Лежек ударил. Второй раз за день из-под «Казарки» выплеснула волна, и на этот раз значительно выше и мощнее, чем в первый. Наш корабль сильно наклонился, и только Аленар, вжавший меня в борт своим телом и крепко вцепившийся в гладкое дерево, не давал мне упасть. Что-то за спиной с грохотом рухнуло, что-то надсадно орал Кэй, что-то кричал Хольтер… Я с опьяняющей смесью ужаса и ликования смотрела, как растет водяная стена, закрывая от нас «Поморника», как она неотвратимо надвигается на него, отбрасывая к грозно торчащим скалам…

Короткий женский стон отрезвил меня.

- Пусти! – Я, извернувшись, выбралась из мертвой хватки вампира и кинулась к Лежеку, на бегу оценивая обстановку. Конечно же, Иррида не стала разрывать заклинание, тянущее из нее силу, стараясь держаться до последнего. И Лежек мог бы предусмотреть это с самого начала, а не бубнить про необходимость прикрытия. Кто будет нападать, если за волной видна только верхушка мачты?

Я, перескочив через лежащую на палубе без чувств магичку, присела рядом с побледневшим Ингваром и резко рванула воротник рубашки Лежека, хватаясь за его плечи. Сила уверенной струйкой потекла через мои руки в тело мага. Я, зажмурившись, сосредоточилась, контролируя ее объем, чтобы не отдавать ни слишком много, ни слишком мало. И то, и другое привело бы к печальным последствиям. Нехватка сведет на нет все наши усилия, а с избытком Лежек может не справиться.

Но все шло хорошо. Даже прекрасно. Я с восторгом ощущала, что чувствую отголоски общения Лежека со стихией. Он не приказывал ей – просил, и вода с удовольствием выполняла его желания, принимая нужную форму, отодвигая так не нравящийся молодому магу корабль все дальше и дальше к скалам.

И вовсе она не мокрая и не холодная… Вода так же, как и огонь, несет жизнь. Она утоляет жажду, смывает грязь и усталость, выливается на землю дождем, чтобы напоить пашни, сады и огороды… И вообще, я сама частично состою из воды… И почему мы так и не подружились раньше?

- Да чтоб его пьяный кальмар на перекладине через колено… - ожесточенно рявкнул Кэй.

Я открыла глаза. И не выругалась только потому, что от потрясения все слова временно вылетели из моей головы. «Поморник» скользил по поверхности волны, как… даже не знаю, как что. Он с легкостью перевалил через гребень и плавно опустился к ее подножию, оказавшись всего в паре десятков саженей от нас. Зачарованные гребцы несколькими слаженными взмахами весел подогнали судно к «Казарке».

- Впечатляет, – с издевкой сообщил Рихард. – Но увы, мальчик, тебе стоило бы еще подучиться. Правда, капитан? – И он хлопнул по плечу стоящего рядом с ним Рамана. Ответа не последовало, но рыцарь и не ожидал его. Внезапно он продолжил движение рукой, одновременно выкрикивая заклинание.

Я не успевала среагировать. Мои пальцы все еще сжимали плечи Лежека, а на постановку щита требовалось время. Пусть небольшое, но требовалось. И невидимая защита закрыла «Казарку» через доли секунды после того, как заклятие Рихарда угодило в Хольтера. Точнее, угодило бы в него, если бы не Аленар, успевший сбить капитана с ног. Заклинание пролетело над ними, попав в одного из моряков. Несчастный издал леденящий душу вопль, впрочем, продолжавшийся считанные секунды. На наших глазах из тела жертвы словно бы испарилась вся вода. Оно ссохлось, превратившись в скелет, обтянутый кожей, и рассыпалось в мелкую пыль, тут же унесенную ветром.

- Гхыр меня побери, - ошеломленно прокомментировал Кэй, нарушая всеобщее молчание. – Холь, ты это видел? Холь?!

Капитан не отвечал. Он лежал с закрытыми глазами, а по виску его стекала струйка крови – при падении Хольтер ударился о скамью. Аленар поспешно прижался ухом к его груди.

- Жив, - заключил он. – Но без сознания.

- Незадача, - посетовал Рихард, поднимая руку. – Но это ненадолго, поверь мне.

Щит вспыхнул, отразив еще одно заклинание.

- Кэй, уходим! – заорала я. – Мне долго не продержаться!

- Тебе и не требуется, - прорычал тролль, надвигаясь на меня. – Как только я сброшу тебя с «Казарки», мы уже никому не будем нужны.

Перед ним вырос Аленар, загораживая меня от тролля.

- Ты не дотронешься до нее и пальцем, - предупредил вампир.

- И что тогда? – издевательски хохотнул Кэй. – Ты можешь справиться со мной, кровопийца, и, возможно, даже с тремя такими, как я…

- Пятью, - ровно поправил Аленар.

- Да хоть бы и так, - не смутился тролль. – Нас больше двух десятков, и твои мальки, - он махнул рукой, показывая на бледных и напряженных Ингвара и Лежека, вставших рядом с Повелителем, - не помогут тебе! Мы не хотим сдыхать, как Гас!

Команда, к этому моменту побросавшая весла и выстроившаяся за спиной Кэя, одобрительно загудела.

- Шастаны! – отчаянно крикнула я. – Как только меня не окажется на «Казарке», Рихарда ничего не будет сдерживать! Он разнесет вас в пыль вместе с кораблем!

- Тогда мы не дадим ему такой возможности, - прозвучал жесткий женский голос. Моей шеи коснулось холодное лезвие.

- Вставай. Осторожнее. Я не хочу тебя поранить, но за твои поступки не отвечаю. Никому не шевелиться, кракен вам в глотку! – громче выкрикнула Иррида. – Кэй, краб пресноводный, держи своих ребят! Это наш единственный шанс на спасение, тысяча медуз! Наши гости, думаю, и сами не хотят совершать глупостей!

- Я слежу за каждым твоим движением, - сквозь зубы проговорил Аленар.

- Главное, не нервируй меня, - отозвалась магичка, сжав мое плечо и настойчиво потянув вверх.

Я медленно поднялась, продолжая удерживать щит. Гхыр с ней, с командой, но Рирхард вполне мог воспользоваться моментом и попытаться разделаться с моими мужчинами.

- Хорошо, - удовлетворенно выдохнула Иррида и крепко прижала меня к себе одной рукой, второй продолжая держать нож у моего горла. – Рихард! Ты слышишь меня?

Иррида повернулась лицом к «Поморнику», закрываясь мной.

- Да! Что ты хочешь, ведьма! – недовольно откликнулся Магистр.

- Я отдам тебе эльфа и его спутников, но при одном условии!

- Я сам заберу их, и без всяких гхыровых условий!

Щит опять вспыхнул. Я невольно прикинула, на сколько меня еще хватит. На полчаса точно. А, может, и на час. А вот что будет дальше…

- Не дергайся, - шепнула мне на ухо Иррида и вновь заорала. – Нет, Магистр! Потому что как только в сторону «Казарки» полетит заклинание, эльф умрет.

Она надавила ножом мне на шею, прорезая кожу. Кровь обагрила рубашку. Я боялась даже повернуть голову, так что реакции Аленара и Лежека не видела. Вероятно, оно и к лучшему…

Иррида требовательно подняла руку, которой прижимала меня к себе.

- Стоять!

- Хорошо, ведьма! – прокричал Рихард. – Что тебе надо?

- Ты клялся Орденом, обещая отпустить нас! Сдержи свое слово!

Рыцарь раздумывал недолго.

- Да на гхыр вы мне сдались! Отдай их, и валите на все четыре стороны!

- Тогда спускай лодку и оствайся на месте! Как только «Казарка» войдет в шхеры, я отпущу эльфа. Забирай их и делай что хочешь!

- Договорились, - после недолгой паузы проорал рыцарь.

- Кэй, уходим! Живо! Шевелитесь, черви безглазые!

Судя по шуму, парни Кэя не стали дожидаться дополнительных указаний и взялись за весла сами, направляя корабль в сторону протока, из которого недавно вышли.

- Снимай щит, - шепнула Иррида. – Не бойся, он больше не будет атаковать.

Я с опаской опустила руку, готовая в любой момент вновь поднять ее. Но Рихард спокойно наблюдал, как спущенная с «Поморника» лодка с двумя моряками на борту успешно преодолевает расстояние между нами.

- Извини, - негромко проговорила Иррида. – Меня вынудили обстоятельства.

- Все нормально. Только нож отодвинь, - тихо отозвалась я. Лезвие мгновенно отошло на пядь от моей шеи.

- Хол не простит меня, но…

Я не дала ей договорить.

- Мы должны были уйти с самого начала. И не надо об этом. Лучше скажи мне координаты Лидгарта.

- Что? – удивилась магичка, от неожиданности отводя руку с оружием.

- Нож верни, - прошипела я. – Рихард смотрит. Мне нужны координаты Лидгарта. Я не собираюсь оставаться на «Поморнике», гхыр бы его побрал вместе с командой и рыцарем.

- Сто двадцать семь, двенадцать, два нуля, четырнадцать. Но, Элиара, ты уверена…

Я медленно и осмотрительно повернула голову, взглянув на Аленара. Вампир еле заметно кивнул. Значит, Иррида назвала правильные цифры. Конечно, врать ей вроде как не имело смысла, но лучше все-таки проверить. Не хотелось бы, телепортировавшись с корабля, внезапно оказаться по пояс в камне или посреди моря.

- Уверена. Все будет хорошо, Иррида. И передай Хольтеру, что как-нибудь мы встретимся и обсудим проблематику эльфийской поэзии.

«Казарка» подошла к протоку и встала на якорь. Лодка с «Поморника» пришвартовалась к ней, и два гребца, дисциплинированно сложив весла, немигающими взглядами следили за нами. Иррида опустила нож.

- Удачи, Элиара. Мне бы хотелось, чтобы все закончилось по-другому…

- Но так получилось, - завершила я фразу. – Иррида, уходите как можно быстрее. Я не доверяю Рихарду.

Мы обе одновременно посмотрели на темную фигуру на носу «Поморника».

- Хорошо, - согласилась магичка.

Я перелезла через борт и прыгнула в лодку. Аленар, поймавший меня внизу, усадил рядом с Лежеком. Последним спустился Ингвар, прихвативший наши сумки и оружие. Все это у него незамедлительно отобрал один из гребцов. Мы не сопротивлялись, решив до последнего играть роль этнографической экспедиции. Рихард не может знать о моих снах и понятия не имеет, кто такой Аленар, так зачем же нам выдавать себя раньше времени? И, кроме того, «Казарка» еще только вошла в проток.

Я пристально следила за скрывающимся в шхерах кораблем и, когда посчитала, что он уже удалился на приличное расстояние, прицельным заклинанием сбила верхушку скалы. С глухим рокотом она грохнулась в воду, перегородив проход. Теперь «Поморник» не сможет преследовать «Казарку», если Рихард вдруг передумает.

- Зачем? – тихо спросил Лежек.

- На моей совести и так четыре жизни. Не хочу увеличивать это количество.

Маг пожал плечами и сжал мою ладонь, опустив вторую руку в воду, восстанавливая, пока есть возможность, нам силу. Гребцы, несомненно, заметившие его действия, промолчали. И вообще за все то время, пока мы плыли к «Поморнику», не произнесли ни слова, несмотря на неоднократные попытки Аленара разговорить их.

Меня это только радовало. Я впитывала силу через Лежека, восполняя запасы и стараясь не слишком много забирать у парня. Ему энергия требуется больше, чем мне – он много потратил на волну, которую в принципе не стоило создавать. Надо было уходить раньше, как я и говорила. Тогда у нас обоих имелся бы полный запас энергии… Правда, после неудачной попытки уничтожить корабль Рихард воспринимает Лежека как юного мага-недоучку, что, в конечном итоге, может сыграть нам на руку…

Лодка с глухим стуком ударилась о «Поморника». С корабля сбросили веревочную лестницу. Аленар полез по ней первым, бросив на меня ободряющий взгляд.

- Дальше эльф, - безразличным, лишенным всяких интонаций голосом произнес один из гребцов. Лежек привстал, собираясь помочь мне, но второй моряк отпихнул парня и схватил меня за талию, приподнимая в воздух. Ощущение ледяных пальцев, касающихся тела, было отвратительным до такой степени, что я с большим трудом сдержала желание отбросить их. Тем более, что еще двое заколдованных моряков перегнулись через борт, крепко схватили меня и подняли на палубу. На моем левом запястье немедленно защелкнули браслет из тусклого металла.

Я помнила это ощущение. Меня словно бы наполовину убили. Уничтожили всю магическую составляющую, оставив в живых человеческую. Мир потерял краски. Я стала хуже слышать, видеть, ощущать. От злости и отчаяния захотелось зареветь, броситься на Рихарда и расцарапать ему лощеную физиономию.

- В целях безопасности, - сияя улыбкой, пояснил рыцарь. – К сожалению, антарные наручники – большая редкость, и у меня лишь одна пара. Так что придется вам делить ее на двоих.

Рихард удовлетворенно пронаблюдал, как с Лежеком повторили ту же самую процедуру, лишь с той разницей, что браслет ему застегнули на правой руке.

- Вот гхыр, - со злостью проговорил парень.

- Кто же знал, что Рихард таскает с собой антар? – тоскливо шепнула я. – И я не вижу Аленара.

Лежек торопливо огляделся и внезапно выругался. Похолодев от нехорошего предчувствия, я посмотрела в ту же сторону, приподнявшись, и не сдержалась сама. Вампир лежал за каким-то ящиком, связанный и, похоже, без сознания.

- А вот и последний участник экспедиции, - весело поприветствовал Рихард Ингвара. С северянином поступили так же, как, видимо, и с Аленаром. Как только он ступил на палубу, его огрели по голове, связали и оттащили в сторону.

Рихард тем временем рассматривал наши вещи. Сумки он небрежно откинул, а вот моим мечом заинтересовался.

- Хорошая работа, - уважительно оценил он, вертя в руках оружие. – Эльфийская. Чары заточки, заклятие на нежить, отличная балансировка…

Он покачал меч на ладони.

- Только легковат для мужчины. Тебе так не кажется, Лиар?

Рихард покрутил мечом у меня перед носом и вдруг, отшвырнув оружие, резко рванул мою рубашку, раздирая ее пополам. Пуговицы с тихим треском разлетелись по палубе. Тонкая ткань с шорохом опала, обнажая тело.

У меня сковали только левую руку. Правая осталась свободной. И я, не задумываясь о возможных последствиях, залепила Рихарду пощечину. Одновременно со мной Лежек ударил рыцаря в челюсть. Второго удара нанести не удалось – парни из команды «Поморника» немедленно заломили нам руки за спины и связали их веревкой. Судя по пощипыванию в запястьях, заговоренной.

- Напрасно, мальчик, - наставительно произнес Рихард. – Не ценишь ты хорошего обращения. А я ведь мог бы вывихнуть тебе руки, чтобы обезопаситься от возможного проявления агрессии. Однако мне хочется сдать тебя Великому Магистру целым и невредимым… Поэтому я поступлю вот так…

Он резко ткнул пальцами в парня, проговаривая заклинание. Лежек, вскрикнув, согнулся от боли, потянув за собой и меня. Я еле устояла на ногах и закусила губу, слыша ругательства вперемешку со стонами.

- Элиара… - Рихард властно поднял мой подбородок. – Тебе удалось провести меня. Я восхищен. Не знаю, для чего ты нужна Великому Магистру, но, когда он натешится тобой, мы проведем некоторое время вместе. Я еще никогда не имел дела с эльфийкой…

Он провел ладонью по моей щеке, коснулся уха и ласково подергал за кончик.

- Тебя ждет глубокое разочарование, - презрительно произнесла я, отдергивая голову. – Посмотрим, что скажет Мораввен, когда узнает о твоих словах.

Рыцарь слегка изменился в лице, но тут же овладел собой.

- Думаю, что ничего. Он сам советовал мне при встрече содрать с тебя штаны. Этого я, пожалуй, делать не буду, дабы не вводить в смущение столь нежное и трепетное создание. Однако действительно не мешает проверить, девушка ли стоит передо мной, или это всего лишь иллюзия.

Рихард по-хозяйски, нагло положил ладонь мне на грудь, больно сжав сосок. Тошнота подкатила к горлу вместе со стоном, и на этот раз я не стала ее сдерживать, выплеснув содержимое желудка прямо на чистую, отглаженную одежду рыцаря.

Магистр сдержался и не убил меня на месте. Он всего лишь отскочил в сторону и коротко приказал:

- Увести их! В каюту капитана! И охранять! А этих бросьте в трюм.

- Я убью его, - пробормотал Лежек, пока нас волокли на корму.

- Оставь его мне, - задыхаясь и отплевываясь, выдавила я.

Нас втолкнули в крошечное помещение – точную копию каюты на «Казарке», бросили на топчан и связали ноги. Дверь захлопнулась. Лязгнул навешиваемый замок.

Послышались гортанные отрывистые команды, заскрипели весла в уключинах, и корабль закачался на волнах. «Поморник» направлялся в Морийск.

Глава 9.

Деревянный топчан – это не пуховая перина, лежать на нем жестко и неудобно. Особенно со связанными за спиной руками, медленно начинающими затекать, волосами, падающими на лицо и назойливо лезущими в глаза и рот, и полной невозможностью воспользоваться магией. А из-за отсутствия одежды на верхней половине тела я постепенно начинала замерзать, что, разумеется, не улучшало настроения.

В глазах появились злые слезы. Но рыдать, оплакивая свою участь – это удел нежных и трепетных натур, к коим, надеюсь, меня все-таки нельзя отнести. Я, пошевелившись, сердито дунула на волосы. Прядь приподнялась и упала на прежнее место. Щекотка возобновилась.

- Гхыр, - негромко, но с чувством, выругалась я, вкладывая в короткое слово все эмоции, обуревавшие меня: ярость, обиду, тревогу, тоску, ненависть и отчаяние, тщательно заталкиваемое в самые дальние уголки сознания.

- Элька, ты как? – обеспокоенно уточнил из-за спины Лежек.

- Нормально, - пробурчала я. – Только холодно и руки затекли.

- И ноги тоже…

Парень задвигался, безуспешно пытаясь лечь поудобнее. Мною внезапно завладел жуткий стыд – ведь исключительно я виновата в нашем бедственном положении. Мы, скрученные, потерявшие магию, лежим на гхыровом топчане, как беспомощные болванчики, а Аленар с Ингваром, неизвестно в каком состоянии, валяются без чувств где-то в трюме.

Слеза все-таки предательски соскользнула по моей щеке.

- Прекрати, - буркнул Лежек.

- Ты же не видишь меня? – удивилась я. – И мысли не можешь прочитать!

- Нет необходимости. И так ясно, о чем ты думаешь – что виновата во всем, что только из-за тебя мы оказались на «Поморнике», и всякая такая гхырня…

- И что в этом неверного? – воинственно вопросила я.

- Вот, так мне больше нравится, - усмехнулся Лежек. – Да все. По моему мнению, в том, что тебя занесло в эти края, виноват твой некромант. А мы пошли с тобой по собственному желанию, никто нас не принуждал. Аленар вообще напросился. И уж никто из нас не мог предположить наличия у Рихарда антара.

- И все равно. Мы могли бы телепортироваться с «Казарки», - упрямо возразила я. – А из-за меня попали в лапы к Рихарду.

- Элька, - сердито вздохнул маг, - Рихард разметал бы «Казарку» по составляющим. Никто из нас не хотел подобного развития событий. Хотя Кэя лично я бы с удовольствием отправил на корм рыбам. И Ирриду тоже. Ладно, может, еще доведется встретиться…

- Они спасали свои жизни.

- Ценой наших. И она взяла тебя в заложницы! – От ярости Лежек дернул руками. Веревки больно впились в запястья, и мне не удалось сдержать стон. – Прости.

- Ничего. И не надо говорить о заложницах. Мне не составляло труда выбраться, это была всего лишь видимость… А Ирриде еще придется разбираться с Хольтером.

Лежек опять дернулся.

- Не буду ей сочувствовать. Сама виновата.

- Лежек, не стоит. Иррида не хотела нас отпускать, просто так сложились обстоятельства. Я уговорила ее.

- Каким образом? Или она посчитала нас настолько сильными магами, что мы можем справиться с Рихардом одной левой?

- Нет… Я попросила ее дать нам координаты Лидгарта и пообещала, что мы телепортируемся при первой же возможности. И все еще надеюсь сделать это, кстати.

- Какие координаты?

- Сто двадцать семь, двенадцать, два нуля, четырнадцать.

Лежек помолчал, видимо, повторяя цифры.

- Хочется верить, что они не заведут нас в болото. Или на центральную площадь Морийска.

- Не должны, я проверила, - убежденно произнесла я.

- Не буду спрашивать, каким образом…

Парень вновь пошевелил руками, на этот раз осторожнее.

- Что ты делаешь?

- Пытаюсь развязать. Только не получается ничего, гхыр все побери… Не могу дотянуться до узла. Наручники мешают.

Мне вдруг пришла в голову неожиданная мысль.

- Слушай, а попробуй дернуть браслет.

- Ты думаешь, это трофейные наручники Алена? – понял меня Лежек с полуслова.

- А гхыр их знает. Но не может же Мораввен являться единственным в мире обладателем ящика с антаровыми наручниками, раздавая их кому попало?

- Не может, - согласился маг.

Однако многочисленные попытки как с моей стороны, так и Лежека, ни к чему не привели. Браслеты не поддавались.

- Криест арр террейн! - громко выругался Лежек, когда его пальцы в очередной раз соскользнули с гладкого металла. – Неужели этот гхыр на самом деле нашел клад с антаром?

- Скорее всего, замок починили, - обреченно вздохнула я. – Мораввен – не такой мгмыр, чтобы вручать своему рыцарю, долженствующему привезти меня, сломанные наручники.

- Очень жаль, - в сердцах произнес Лежек. – Шетт, если бы мы только тогда, на полянке, знали, кто такой Вен! Он не выстоял бы против нас четверых!

- Не знаю… Ален не смог его прочитать…

Я поежилась от холода и прижалась к магу потеснее, чтобы хоть немного согреться. Тоска и уныние исподволь завладевали мной, и все труднее становилось поддерживать в себе уверенность, что еще не все потеряно. Ален не распознал в Вене демона в момент нашей первой встречи, нам не удалось справиться с Мораввеном в Круге, а теперь Рихард ведет нас прямиком к гхыровому Великому Магистру, связанных и готовых к употреблению…

- Я помню. – Лежек тоже придвинулся ко мне. – Попробуй поспать. В конце концов, ты нужна Мораввену живой и невредимой, и не думаю, что мы весь путь до Морийска проведем в веревках.

- Так магии-то все равно нет… - Кажется, я даже всхлипнула. Лежек благородно не заметил этого.

- Ты и без нее доставила Рихарду парочку неприятных минут, - коротко рассмеялся он. – Отдыхай. Лично я не собираюсь вот просто так поднимать лапки кверху.

Я послушно закрыла глаза, стараясь настроиться на позитивный лад. Но в голову упрямо лезли мысли о малопривлекательном будущем, причем как моем, так и моих детей. Что будет с ними, если в моем теле поселится Нааль? Вряд ли она и Мораввен согласятся воспитывать чужих ребятишек. В лучшем случае их отправят куда-нибудь, в худшем – не дадут появиться на свет.

Я сжала зубы, сдерживая рыдания. Так не может, просто не может кончиться! Все будет хорошо, нам удастся выкрутиться и из этой гхыровой ситуации, как всегда, и Ален еще обнимет меня, одной рукой, потому как второй будет держать хорошенькую темноволосую девочку, так похожую на него…

Однако воображение настырно подсовывало образ двух чумазых замурзанных ребятишек в обносках, сидящих под дырявым навесом и жадно разглядывающих корыто с помоями, в котором лениво роются свиньи.

Я не выдержала. Слезы горохом покатились из моих глаз, и сдержать их никак не удавалось. Всякие мысли о нежных и трепетных натурах перестали иметь значение. Единственное, что мне удавалось – это вести себя потише, скрывая истерику от Лежека.

В конце концов, устав от безысходности, уныния и борьбы с самой собой, я провалилась в сон.

Степь. Мне никогда не доводилось бывать в этих краях, но отчего-то я была уверена – это действительно степь. Бескрайнее ровное пространство всех оттенков темно-желтого, соломенного и светло-коричневого. Пучки травы с узкими жесткими листьями с острыми, режущими, словно бритва, краями. Кое-где торчат невысокие ржаво-зеленые кустики колючек. Белесое небо без единого признака облаков. Горячий воздух, при каждом вдохе обжигающий легкие. Ослепительно-яркая монетка солнца над головой. Темное пятнышко тени под ногами.

Гробовая тишина. Не стрекочут кузнечики, не щебечут птицы, не шелестит трава под ветром, поскольку и ветра-то никакого нет. Все словно замерло в испуганном ожидании. И я сама напряженно всматриваюсь в горизонт. Ощущение чего-то плохого и непоправимого сковывает ноги, сжимает сердце и перехватывает дыхание…

- Элька!

- Что? – Я, передернувшись, стряхнула с себя остатки неприятного сна.

- С тобой все хорошо? Мне показалось, что ты перестала дышать.

- Вроде бы нет…

Для наглядности я несколько раз глубоко вдохнула и поморщилась, ощутив, как врезались в кожу веревки.

- Я просто уснула.

- Опять Мораввен привиделся? – заинтересовался Лежек.

- Нет, - разочаровала я его. – Похоже, это обычный сон. Просто степь.

- Степь?

- Ну да. Голая степь. Ни деревца, ни кустика, только ощущение чего-то плохого. Ерунда.

– Что плохое?

- Не знаю. Я ничего не увидела. Поганое такое ощущение накатило, и все. В общем, стандартный кошмар, вызванный окружающей обстановкой.

- Я бы не стал так утверждать, - задумчиво протянул парень. – С твоими снами никогда… Подожди, а это что?

Мы явственно услышали за дверью тихое рычание и глухой стук, как будто на пол упало нечто тяжелое.

- Лежек… Кажется, это…

Мои слова заглушил негромкий лязг. Дверь распахнулась, и в темную каюту проник луч света из коридорчика.

- Гхыр епп курат, - яростно прошипел знакомый голос. – Только не шевелитесь, ребята.

Ингвар, вооруженный зловещего вида ножом, склонился над топчаном, пытаясь перерезать веревки.

- Они зачарованные, - предупредил Лежек. – Сними сначала заклятие.

- Хорошо, - пробормотал северянин. – Так… Ага!

Он резким движением ножа разрезал веревки, и я с тихим стоном выпрямила ноги, сквозь слезы на глазах ощущая тысячи маленьких иголочек, воткнутых в мои лодыжки.

Ингвар тем временем успел проделать ту же процедуру с нашими руками и остервенело выругался, наткнувшись на металлические браслеты.

- И не говори, - согласился с ним Лежек, помогая мне сесть и усиленно растирая свободной рукой ноги. – Ты не можешь их сломать?

Ингвар без лишних слов взялся за браслет и попытался развести в сторону защелку. На секунду мне показалось, что у него это получится. Но северянин выдохнул, вытер выступивший пот и виновато признался:

- Не получается.

- Гхыр, - зло выплюнул Лежек. – А если ножом поковыряться в замке?

- Еще сломаем окончательно, – озабоченно покачал головой Ингвар. – Аленар!

В каюту одним прыжком скакнул светлый волк. Ему хватило короткого взгляда, чтобы оценить ситуацию. Он сжался, опустив голову к лапам. Шерсть втянулась в кожу, очертания фигуры расплылись, плавно меняя форму. Не прошло и минуты, как зверь превратился в вампира.

- Ингвар, следи! – Аленар порывисто поднялся, пропуская северянина, и встал передо мной на колени.

- Давайте! – Он дернул к себе наши скованные руки, точно так же, как Ингвар чуть раньше, вцепился в наручники, напряг мускулы… С звонким треском браслет на моем запястье сломался. Магия немедленно вернулась ко мне. Я с наслаждением ощущала, как сила заполняет каждую частичку тела, струится по жилам, уничтожает тоску и уныние, место которых уверенно занимают бешеная ярость и желание поквитаться с Рихардом. По какому праву он так обращался со мной?

Рядом еще раз щелкнуло, и Лежек облегченно вздохнул.

- Держи. – Аленар перебросил ему браслеты и взялся за мои ноги, разминая и массируя их. – Почему ты раздета?

- На себя посмотри! – возмутился Лежек.

- В ипостаси волка при отсутствии оружия проще убивать, - исчерпывающе пояснил Аленар, но, тем не менее, прикрылся крыльями.

- А ее расколол Рихард, - буркнул Лежек. Вампир, нахмурившись, встретился со мной взглядом. Я, не тратя время на разговоры, несколькими мысленными образами передала ему все происшедшее на палубе «Поморника», одновременно растирая затекшие руки и разминая пальцы.

- Надо уходить. Немедленно, - заключил Аленар, вставая. - Пока Рихард отдыхает в своей каюте, но долго это, боюсь, не продлится.

- Нет. – Я осторожно проверила, могу ли самостоятельно держаться на ногах. Оказалось, да.

- Элька, плевать на твой вид. Парни поделятся рубашкой, а потом купим новую. Надо уходить. Здесь небезопасно.

- Пока «Поморник» жив, мне небезопасно везде. И я хочу вернуть свой меч, - упрямо сообщила я, поднимая обрывок веревки и завязывая наконец-то волосы в хвост.

- А зря, - нравоучительно заметил мужской голос. – Старших надо…

Я не успела отреагировать сразу. Ингвара, стоящего в дверном проеме, отшвырнуло к стене, и на пороге каюты появился Рихард.

- …слушаться, - закончил он, поднимая руку. Его заклинание ударилось о выставленный мною щит. Хорошо, что каюта узкая, и я прикрывала всех сразу.

- Глупая девчонка, - усмехнулся рыцарь. – Ты так хочешь свой меч? Так подойди и возьми.

Он с насмешливой ухмылкой положил ладонь на рукоять моего меча, торчащего из-за спины.

Я не двинулась с места.

- Лежек, что с Ингваром?

- Все нормально, - отозвался северянин, и, кряхтя, поднялся на ноги.

- Стоишь? Правильно, - прокомментировал Рихард. – Стой, дорогая, стой. Рано или поздно у тебя кончится сила, и вот тогда мы поговорим по-другому. Я даже не буду допытываться, как вы освободились… ты сама мне все расскажешь.

- А зачем спрашивать? – Аленар, выйдя из полумрака, встал рядом со мной. На лице рыцаря четко отобразилось удивление, однако он быстро совладал с собой.

- Надо же, какие люди… Точнее, вампиры. Великий Магистр, не сомневаюсь, придет в бурный восторг, заполучив тебя.

- Зато я сомневаюсь, - хмыкнул Аленар. – Не по поводу восторга, это тебе виднее, а по поводу того, что я окажусь у него в гостях. Даже заговоренные цепи не могут удержать меня дольше десяти минут, что уж говорить там о каких-то веревках…

Это известие не порадовало Рихарда. С него слетело высокомерное выражение и, пока он собирался с мыслями, я мысленно позвала Лежека.

«Мне нужно пару минут. Сможешь отвлечь его? Потом вышибайте стену и идите на нос, там встретимся.»

- Я отвлеку. Лежек, найди мою сумку, - негромко бросил вампир, опускаясь и закрываясь крыльями. Опомнившийся Рихард громко заорал:

- Раман! Торхальд! Карран! Возьмите его!

- Sharann!

Под воздействием заклинания Лежека стена каюты, выходившая на палубу, разлетается по досочкам. В помещение врывается неяркий дневной свет и прохладный морской воздух. Почти одновременно с этим огромный волк, возникший рядом со мной, бросается на рыцаря. Рихард мгновенно реагирует – звание Магистра Ордена просто так не раздают. Аленара встречает тонкое костяное копье. Но я даже не успеваю испугаться – оно пролетает сквозь тело волка и разбивается о мой щит. А рыцарю приходится немедленно нырять в сторону, чтобы увернуться от летящего на него зверя. Магистр скрывается из поля моего зрения, и, судя по шуму за уцелевшей стеной, отступает на палубу. Прекрасно. У меня есть мои минуты. Собрать обрывки веревки, сложить их на топчан, прошептать заклинание – и вот уже передо мной потрескивает небольшой костерок.

- Это опять я… И мне опять нужна помощь…

- А я не сомневался в этом… Помнишь, я предупреждал, что мы встретимся раньше, чем ты думаешь…

Огонь вспыхивает и увеличивается в размерах, поднимаясь по стене. Горячие, шаловливые язычки окутывают меня, пробираются сквозь волосы, обнимают и согревают.

- Что ты хочешь?

- Сжечь эту лоханку ко всем мракобесам… Только постарайся не задеть моих спутников…

Огонь ревниво фыркает и недовольно соглашается. С громким сердитым гудением пламя распространяется на потолок, бесцеремонно протискивая язычки в щели между досками. Корабль стонет. Громко, отчетливо, совершенно по-человечески. От этого звука пробирает мороз по коже. Огонь, чувствуя, как дрожит мое тело, сильнее обнимает плечи и ласково щекочет за ушком.

- Уходи отсюда, Элька. Сейчас здесь будет небезопасно.

На сей раз я слушаюсь и через проломленную стену выхожу на палубу. За моей спиной обрушиваются пылающие доски потолка. «Поморник» вновь стонет, содрогаясь всем телом, если так можно сказать о корабле. Хотя гхыр с ними, с определениями, на данный момент у меня есть дела поважнее.

Я первым делом ищу Рихарда. Много времени это не занимает. Магистр стоит прямо передо мной и, прижимаясь к борту, с безумно-обеспокоенным взглядом сплетает заклинание. Причем только правой рукой. Левая держит щит, предохраняющий его от возможных магических атак.

Мое появление приводит Рихарда в состояние шока – глаза раскрываются, с щек сбегает краска. Я не могу не восхититься его выдержкой – он по-прежнему работает над заклятием. Но в следующий момент праведное негодование и желание наказать рыцаря за отвратительное обхождение напоминают о себе. Заклинание, тщательно создаваемое Рихардом, я не узнаю, и поэтому не лезу в него. Но вот немного подпортить ожидаемый эффект не помешает… Посмотрим, как тебе понравится вот это…

- Nagrann kesgrast… - Сила Рихарда начинает течь ко мне. Я не увеличиваю поток, боясь, что рыцарь разорвет заклинание, если заметит связывающую нас невидимую нить. А Огонь, почувствовав прилив энергии, оживляется и вспыхивает еще ярче. На какое-то время я перестаю что-либо видеть, поскольку меня окружает непроницаемая стена пламени.

- Эй!

- Прости, дорогая… увлекся…

Стена опадает, и я вижу завершающего заклинание Рихарда. Но он вынужден снять щит, чтобы подключить левую руку к плетению.

- Kreeaann… – Парализатор – одно из простейших заклинаний темной магии – летит в Магистра. Рыцарь застывает в нелепой позе – с раскрытым ртом, выбросив вперед руки и согнувшись. Но он успел закончить колдовство. На меня льется поток воды – из черной грозовой тучи, расположившейся аккурат над моей головой.

Огонь жалобно шипит и угасает. Часть его еще живет, я чувствую это, но, если дождь продлится еще пару минут, он умрет. Я в отчаянии поднимаю руки, ловя ладонями воду. Что-то отдаленно знакомое чудится мне. Что-то тихое, неуловимое, словно отголосок мелодии, напеваемой теплым женским голосом.

- Сестра…

Вода не отвечает, но, кажется, прислушивается ко мне.

- Сестра… Я не прошу помощи. Пожалуйста, просто не мешай мне… нам…

Не знаю, что играет свою роль – вежливая просьба, мой контакт с водой через Лежека или то, что энергия, наполняющая меня, частично получена от этой стихии… Но дождь прекращается. Туча еще несколько секунд висит надо мной, постепенно светлея, и, наконец, превратившись в легкое облачко, улетает прочь.

Огонь победно вспыхивает вновь, окутывая меня искрящимся плащом. На моем лице расцветает торжествующая улыбка. Мне удалось договориться с водой? Со стихией, с которой, как казалось, у меня нет ничего общего? Не в силах сдержать ликования, я делаю шаг к Рихарду. Во взгляде рыцаря смешиваются страх, ошеломление и… обреченность? Ты не ожидал такого от юной девушки, а, Рихард? Ты считал, что наличие диплома и степени позволяют тебе считать себя лучше остальных? Жаль, что тебе не попался хороший преподаватель…

- Ты называл меня глупой девчонкой. – Я делаю еще шаг вперед, медленно и язвительно выплевывая слова. - Ты горел желанием поиграть со мной. Ты предлагал забрать мне меч – и я с удовольствием сделаю это.

Я протягиваю руку и щелкаю пальцами. Ножны ложатся в ладонь. Правда, при этом порвался один из ремешков, но кого это сейчас волнует? Я набрасываю на плечо уцелевшую лямку. Разбушевавшийся Огонь покрывает собой всю корму судна, и «Поморник» буквально вскрикивает от боли. К крику примешивается взвизгивание, заканчивающееся грозным рычанием. Я торопливо оглядываюсь, ругая себя за невнимание к своим спутникам.

Аленар… Я, нахмурившись, быстро соображаю, что делать. К настоящему моменту волка оттеснили примерно на середину палубы. Его практически не видно под крепкими загорелыми телами моряков, стремящихся любой ценой выполнить приказ рыцаря – захватить вампира. А, поскольку привезти его к Мораввену вряд ли получится, то убить. Судя по грозному рычанию, Аленар еще жив, но мне следует поторопиться.

Понятно, что лезть в эту копошащуюся, рычащую и хрипящую кучу нельзя – только меня там и ждут. Но и магией воспользоваться нельзя – заклинание неминуемо заденет Аленара. Хотя… Не смог же его убить Рихард? Возможно, вампиры иммунны к магии?

Но я все же применяю парализатор. Даже если Аленар и подпадет под его влияние, особого вреда это не причинит.

Людская куча-мала замирает. Я кидаюсь к ней, хватаю за руку ближайшего ко мне человека и пытаюсь оттащить его в сторону. Но у Огня другое мнение на этот счет. Язычки пламени сбегают по моей руке на тело моряка, и оно вспыхивает, как факел. За ним еще одно, и еще – и вот уже вся куча горит, источая удушливый вонючий дым. Я вскрикиваю от ужаса.

- Ты же обещал!

- А я ничего и не сделал… Смотри.

Огонь стихает, и я вижу лежащего на палубе волка, абсолютно невредимого. Он, тяжело дыша, поднимается на лапы и брезгливо отряхивается, сбрасывая с когда-то светлой, а теперь запыленной и заляпанной кровью шкуры пепел. Мелкие, темные, источающие смрад частички поднимаются в воздух и оседают на окружающих предметах. В том числе и на мне.

Спазмы сжимают желудок. Я почти инстинктивно бросаюсь к ближайшему борту и перегибаюсь через него. Несколько мучительных минут проходят в беспамятстве. Я забываю про Огонь, про горящий корабль, про Рихарда, Аленара и ребят – мое тело подчинено лишь болезненным ощущениям в желудке.

- Элька, надо уходить.

- Подожди еще немного…

- Уходи! Иначе даже я ничего не смогу сделать!

Я ощущаю, что меня назойливо и упорно тянут за штанину. Оборачиваюсь – и утыкаюсь в огненную стену. Умирающий корабль стонет и сотрясается от мелкой дрожи.

Я еще пытаюсь рассмотреть, что случилось с Рихардом, отгороженным сейчас от меня обжигающим пламенем, но ничего не вижу. Аленар встревоженно рычит. Огонь тоже нервничает.

- Да, иду, - сообщаю я обоим сквозь зубы, так как мне приходится сдерживать очередной спазм.

Мы торопливо пробираемся на нос «Поморника», переступая через скамьи и лежащие на палубе тела. Пламя буквально преследует нас по пятам. Каким чудом удерживается судно на воде – лично мне абсолютно неясно.

- Быстрее! – Лежек ждет нас, уже распахнув телепорт. Ингвара нет рядом с ним. Я верчу головой, пытаясь найти знакомую фигуру, и чуть не падаю. Меня успевает подхватить маг.

- Давай!

- Подожди!

Я останавливаюсь.

- Спасибо. Ты даже не представляешь, насколько помог мне.

- Ну почему же… Представляю. Уходи. Мы еще встретимся.

Аленар серой молнией проскакивает в телепорт. Вышедший из терпения Лежек, обхватив за талию, буквально втаскивает меня в голубоватое окошко.

- До встречи…

Пламя на мгновение стихает. И, перед тем, как в глазах вспыхивают золотистые искры, мне кажется, что я вижу вспышку чужого телепорта. Но, разумеется, это только кажется. Ни один человек не может выжить в огненном аду…


- Ты совсем с ума сошла? Я же не железный – столько времени телепорт поддерживать!

- Прости, - виновато улыбнулась я и поежилась - резкий порыв ветра хлестнул по обнаженной спине, прикрытой лишь криво висящими ножнами. Возбуждение боя быстро улетучивалось, и на первый план выходили более актуальные проблемы. – Где мы? И что с остальными?

- Со мной – ничего. – Ингвар накинул на мои плечи плотную ткань. – Аленар одевается. А мы – где-то. Возможно, что и на Лидгарте, сложно сказать, я никогда на нем не был. Но, похоже, это все-таки Клендар. Очень уж похоже…

Я высвободилась из объятий продолжающего придерживать меня Лежека и огляделась, попутно надевая принесенную Ингваром рубашку. Мы стояли на берегу небольшой безлюдной бухты: крупная галька под ногами, скалы, орущие чайки, возмущенные внезапным нашествием, и никого, кроме нас. В принципе, логично. Если Ирриде требуется срочно спасать людей с тонущего корабля, то телепорт нужно раскрывать там, где нет опасности рухнуть кому-нибудь на голову. А это с легкостью может произойти в городе, например.

Тяжелая волна хлестнула по берегу, обдав нас холодными брызгами.

- Бррр… - поежилась я, поспешно запахивая на себе рубашку. – Странно, вроде бы совсем недавно шторма не было?

- Откат от нашего с тобой колдовства, - хмыкнул Лежек. – Еще хорошо, что дело кончилось только штормом, а не чем похуже.

- Куда уж хуже, - проворчала я, наблюдая за волной в мой рост, как раз сейчас яростно обрушивающейся на, кажется, застонавшие камешки. Непривычно длинные рукава мешали застегивать пуговицы, которые почему-то находились намного дальше от тела, чем я привыкла. – Слушайте, а чья это рубашка?

- Моя, - мрачно сообщил Ингвар. – Элька, прости, но…

- Что? – Я с нарастающим в груди подозрением обернулась к ребятам.

- Ваши сумки – и твою, и Лежека – мы не нашли. Возможно, Рихард взял их к себе в каюту, чтобы покопаться на досуге, и они сгорели вместе с «Поморником».

- Ну и шетт с ними, - утешительно махнула я рукой и начала вспоминать, что там лежало и без чего теперь придется обходиться. Запасные штаны – рубашку порвал Рихард, а предыдущую растворил аболет, так что одежкой все равно пришлось бы обзаводиться. Белье – ну, тоже купим. В ближайшем же городе зайдем на рынок или в лавку портного. Что еще… Расческа, всякие мелочи, небольшая аптечка с зельями… Ее можно восстановить, рецепты я помню. В крайнем случае уточню у Лежека… А вот…

- Гхырово бздырище! – потрясенно взвыла я и схватилась за уши, пока еще гордо торчавшие кончиками вверх. Пока.

- Элька? – встревожился Лежек и тут же все понял. – Гхыр побери, не к Ремару же возвращаться?

- Сейчас у меня нет сил на телепорт, - расстроенно сообщила я. – И у тебя тоже, наверное. И это не только про энергозапас, его-то как раз можно восстановить… Устала я до полусмерти.

- Так может, действительно, вернуться в Белогорье? – Неслышно подошедший Аленар протянул мне свою куртку, в которую я немедленно закуталась. После теплого, даже жаркого общения с Огнем холод ветра ощущался как-то особенно сильно.

- Немного отдохнете, выспитесь, - продолжал вампир, - и потом телепортируетесь сюда же, координаты у вас есть.

Я задумалась. Предложение, что и говорить, заманчивое. Провести один - два дня в нормальных условиях, поспать на приличной кровати, вымыться и переодеться – самый логичный вариант в наших условиях. И что мы теряем в этом случае?

Время. Мы теряем драгоценное время, те самые один – два дня, которых потом может не хватить. Очень не хотелось возвращаться именно сейчас, когда мы уже почти добрались до места назначения. И еще. У меня внезапно возникла странная уверенность – мне нельзя появляться в данный момент в Белогорье. Не знаю, откуда она появилась, пророчества мне никогда не давались, я не пифия, но, тем не менее, ощущение небезопасности Белогорья тяжело давило на сердце.

Аленар нахмурился и понял мой ответ еще до того, как я озвучила его.

- Нет. Возвращаться не будем. Гхыр с ней, с эльфийской внешностью, и так уже все интересующиеся в курсе моей «маскировки».

- Гхыр, - с усмешкой согласился Лежек. – И нам проще будет сопровождать хорошо знакомую девушку, а не неизвестного заносчивого эльфа, коего невесть каким гхыром занесло в эти негостеприимные края.

- И вовсе они не негостеприимные, - вступился Ингвар за свою родину. – Сам увидишь.

- По первому пункту, надо полагать, возражений нет, - хмыкнул маг. – Тогда пошли любоваться местными красотами. А кто-нибудь вообще знает, куда идти?

- Я. – Аленар закинул на плечо свою сумку. – Вот за ту скалу. В той стороне недалеко людское поселение.

- Ты был здесь раньше? – удивился Лежек.

- Нет. С той стороны доносится запах жилья. Еле уловимый, то есть, по моим прикидкам, до селения примерно три-четыре версты.

- Тогда предлагаю побыстрее преодолеть их, пока Элька еще держится на ногах. – Лежек решительно отобрал у меня меч, который я начала пристраивать на спину. – Отдам при суровой необходимости. Тебе бы и без груза дойти.

- Не надо так на меня смотреть! – слабо запротестовала я. – Это все пресловутая эльфийская бледность, и я скоро избавлюсь от нее естественным путем. Но предложение пойти побыстрее поддерживаю. Лично мне хочется есть, и чем скорее мы окажемся в каком-нибудь трактире, тем лучше. Ингвар, на Клендаре водятся едально-питейные заведения?

- А как же, - с готовностью отозвался парень. – Особенно в крупных портах. А Иррида вряд ли стала бы уходить телепортом в глухомань, из которой потом год не выберешься. Зачем ей это?

- Вот и прекрасно, - одобрил Лежек. – У меня тоже ощущение, что мы пропустили и обед, и ужин. С этим вечно висящим над горизонтом солнцем никогда не определить, который час, а уж если оно еще и закрыто облаками, как сейчас…

Парни бодро двинулись вперед, вслух прикидывая, сколько времени мы провалялись по каютам и трюмам и сколько, собственно, продолжался бой. Я побрела за ними. Именно побрела, потому что через десяток шагов поняла, как сильно устала. Ноги, налившись свинцом, отказывались двигаться, живот сводило то ли от тошноты, то ли от истощившегося энергозапаса, то ли от всего, вместе взятого, голова не желала подниматься, уткнувшись подбородком в тело.

- Только не начинай свою песню, - предупредил сзади голос Аленара.

- Какую? – только и успела удивиться я. Вампир поднял меня на руки и быстрыми упругими шагами отправился вслед ребятам.

- Что я не должен так поступать, - пояснил он вслух.

- И на самом деле не должен. – Я слабо и без особого энтузиазма попыталась вырваться. – Ты устал не меньше меня.

- Я всего-навсего сменил ипостась и немного подрался, а не сжег целый корабль магическим огнем. А если вдруг устану, - предупредил Аленар мои возражения, - то передам тебя Ингвару.

- Ну тогда ладно, - смирилась я. – А как вам вообще удалось вырваться?

- Я говорил Рихарду чистую правду. Вампира-Повелителя не удержат дольше десяти минут даже заговоренные цепи.

- Десять минут? А мне показалось, мы проторчали в каюте намного больше…

- Больше, - мрачно признал он. – Потому что я, как последний бдрызг, играл свою роль до конца и позволил дать себе по голове. А потом еще раз, когда нас с Ингваром бросали в трюм. Мне потребовалось какое-то время, чтобы прийти в себя. А остальное уже мелочи… Я порвал веревки на себе, потом на Ингваре, выяснил, что мы оба без оружия и сменил ипостась, пока парень взламывал люк.

- А охрана?

- Эти выргыры посадили около трюма только двоих охранников, - недобро усмехнулся вампир. Уточнять он не стал, а я не захотела спрашивать. Кровавые подробности интересовали меня сейчас меньше всего. Зато возник другой вопрос.

- А остальные? Неужели они никак не отреагировали на ваше появление и смерть их товарищей?

Аленар явственно передернулся.

- Нет. Знаешь… Мораввен сотворил с ними что-то чудовищное. Они перестали быть людьми, превратившись в живых кукол, исполняющих чужие приказы. Полное отсутствие эмоций, мыслей, желаний. Весь смысл их существования состоял только в бездумном и тщательном выполнении порученного. Сказали охранять – охраняют, послали грести – гребут, ни на что не отвлекаясь, велели нападать – нападают всей гурьбой, мешая друг другу.

- Бррр… - поежилась я. – А как ты думаешь, они навсегда остались бы такими?

- Да, - ни секунды не колеблясь, ответил Аленар. – Считаешь, что на твоих руках осталась кровь этих несчастных? Поверь, ты совершила доброе дело, избавив их от бессмысленного существования. Вина за их смерть лежит на Мораввене, и только он несет за это ответственность.

- И за Рихарда тоже? – грустно вздохнула я.

- Рихарда? – Аленар остановился. – Элька, боюсь, Рихард жив. Я слышал его мысли до того момента, как прошел телепорт. И Магистр тоже готовился уйти, если я правильно распознал его заклинание.

Нельзя сказать, что его слова стали для меня большой новостью. Подспудно я подозревала это, хотя и надеялась на лучшее.

- Значит, я не ошиблась… Это действительно был телепорт. Плохо.

- Он может нас выследить?

- Вряд ли. – Я решительно выбралась из рук вампира и встала на ноги. Меня совершенно нельзя назвать бесплотным существом, и надо и совесть иметь. Пока мы не двигаемся с места, можно и постоять самостоятельно. – «Поморник» сгорел дотла, и определить, куда мы ушли, невозможно. А в момент открытия телепорта… Думаю, у Рихарда тогда нашлись более важные дела. Я о другом. Гхыров Магистр видел наши документы, и теперь Мораввен знает про Белогорье.

- Элька, обижаешь, - укоризненно покачал головой Аленар. – Подорожные были выписаны Аррендарским университетом и никакого упоминания о Белогорье в них нет.

- Тогда странно… - Я нахмурилась. Если Рихард, а, значит, и Мораввен, никак не могут связать меня с Ремаром, тогда почему же мне так не хотелось возвращаться в княжество?

- Мне тоже показалось это непонятным, - заметил Аленар. – Ремар не хотел начинать активные действия до твоего возвращения.

- Активные действия? – озадаченно переспросила я.

- Да. Подожди, ты хочешь сказать, что ничего не знаешь?

- Откуда? – обиженно ответствовала я. – Ни Ремар, ни ты не соизволили поставить меня в известность о своих планах.

- В мои планы входило сопровождать тебя на север и по мере возможности вытаскивать из неприятностей, и ты про это прекрасно знаешь, - невозмутимо проинформировал меня Аленар. – А вот почему Ремар промолчал… Впрочем, одна версия у меня есть. Озвучить?

- И сама могу, - хмыкнула я. – Насколько мне удалось понять, князь Белогорский не очень отличается характером от своего родного брата, у которого скрытность стала неотъемлемой частью натуры. Каждую мелочь из Алена требовалось тащить клещами. И то не факт, что он раскроет все, не утаив какую-нибудь часть. Я права?

- В общем, да. Только в случае с Ремаром я бы еще добавил типичную предосторожность, присущую правящим особам.

- Что? Он мне не доверяет? – возмущенно вскинулась я, пошатнулась и не рухнула на каменистую почву только потому, что Аленар удержал меня ценой нечеловеческих, вампирских усилий.

- Элька! – с укором произнес Повелитель. – Не в доверии дело. У Ремара вошло в привычку рассказывать о своих замыслах как можно меньшему количеству человек. Чем больше людей знает – тем больше вероятность, что все пойдет не так, как задумывалось.

- Но меня-то это касается напрямую! – не желала униматься я.

- Не спорю. И, думаю, рано или поздно Ремар ознакомит тебя со своими планами. А пока он посчитал, что на данном этапе это делать необязательно.

Я громко и недвусмысленно выразила свое мнение о некоторых правителях сопредельных с Арренией государств, паранойя которых достигла невиданных масштабов. Аленар с интересом выслушал его.

- Советую при встрече повторить то же самое Ремару. Мальчику будет полезно это выслушать.

- Обязательно, - воинственно пообещала я. – И еще добавлю. А теперь мне все-таки хотелось бы выяснить, о каких активных действиях шла речь.

- Элька, а ты задумывалась о дальнейших действиях?

- Конечно. Найти некроманта и узнать у него, как вытащить Нааль из тела Алена.

- А дальше?

Вот тут я задумалась. Разумеется, смутные наметки у меня имелись, но только наметки…Я предпочитала сосредотачиваться на стоявшей передо мной задаче – добраться до учителя Алена. А остальным, собственно, и должны были заниматься Ремар и Рейф – собрать армию, составить план свержения Мораввена, разобраться с Орденом… Под этим Аленар подразумевает активные действия?

- Для того чтобы извлечь Нааль из тела Ариэна, надо иметь при себе это самое тело, - подсказал Аленар.

- Трудно поспорить, - согласилась я. – Но это довольно просто, разве нет? Достаточно найти Великого Магистра, и Нааль обязательно будет рядом с ним.

- И ты собираешься колдовать на глазах Мораввена? Не думаю, что он согласится на такое. А если для извлечения потребуется открыть Круг? Как ты затащишь в него Нааль? Сомневаюсь, что она пойдет в него по собственной воле, да и Мораввен никогда не отпустит ее от себя.

Я молчала, напряженно соображая, почему не подумала об этом сама. И действительно, а что делать-то?

- Ремар и занимается этой проблемой. – Аленар вновь подхватил меня на руки и в прежнем ритме двинулся по земле, из которой кое-где торчали редкие пучки травы. – Их надо разделить.

- Я правильно понимаю, что ты говоришь о похищении?

- Да. А учитывая то, кого Ремар хочет похитить и у кого, это не самая тривиальная задача. Требуются знающие люди и солидная подготовка. А само похищение по понятным причинам должно происходить перед самым изъятием души Нааль.

- Понимаю, – кивнула я. – Если, к примеру, окажется, что какой-нибудь эликсир надо настаивать в течение месяца на семенах, вызревающих только в вересклете, и все это время отбиваться от Мораввена, желающего вернуть возлюбленную…

- Надеюсь, процесс все же легче. Иначе Мораввен не рвался бы заполучить тебя как можно скорее. Но общая мысль верна.

- И Ремар…

- И Ремар поднимает свои связи, собирает армию, как ты выражаешься, выясняет, как лучше подобраться к Нааль, готовит убежище. Неизвестно, сколько времени Ариэн будет приходить в себя. И многое зависит от того, что мы узнаем от некроманта. Поэтому Ремар хотел дождаться нашего возвращения, а до того вести себя тихо, не привлекая внимания. И мне непонятно происхождение твоего загадочного нежелания возвращаться.

- Ты думаешь, я неправа?

- Нет. Обычно я не доверяю предчувствиям, предпочитая полагаться на голые факты, но в твоем случае мистические ощущения потом подкрепляются доказательствами. Так что если тебе категорически не хочется соваться в Белогорье - не стоит этого делать.

- Ты меня успокоил, - вздохнула я. – А то я уже начинаю считать себя глупенькой беременной лабаррочкой, боящейся каждого шороха и дуновения ветерка.

- Тебе не грозит такая участь, - рассмеялся Аленар. – Попробуй поспать. Может, Ариэн снова приснится и покажет то, что тебя беспокоит.

Я послушно закрыла глаза и, кажется, даже задремала на несколько минут. Однако ничего внятного и цельного во сне не увидела. Только какие-то рваные, бессмысленные образы: гневно кричащие чайки, чахлый перелесок, горы, каменные плиты на земле и степь. Опять жаркая, безлюдная степь…


Мы действительно находились на Лидгарте, а селение, в которое мы пришли, называлось Рейквиком. Об этом нам охотно сообщила Съенна, хозяйка местной таверны, одиноко грустившая в пустом зале. Увидев нас, она чрезвычайно оживилась, и в рекордно короткие сроки нас снабдили тарелками с вкуснейшей жареной рыбой и необходимыми нам сведениями.

Да, рынок в Рейквике есть. Но в данный момент он пуст. Нет, и завтра тоже не работает, если только корабль какой не придет. Да, дела очень плохи. Сезон навигации короток, а с момента схода льда еще не появился ни один торговец. Люди не знают, что и думать. Многие связывают происходящее со странным полнолунием две недели назад. Тогда еще луна стала кровавой. Говорят, что это гнев духов. И еще вот внезапно начавшийся шторм, не дающий возможности выйти в море… Айна, местная шаманка, сегодня будет просить духов смилостивиться.

Нет, жители Рейквика с голода не умрут даже без прибытия торговцев. Рыбы в море хватит на всех, да и семена для посева с прошлого года остались. Но они привозят то, что не растет в здешних широтах – зерно, лечебные травы, свежие овощи, экзотическую для Клендара выпивку. Но если гномью настойку можно заменить элем, а овощи скоро появятся свои, то травы и зерно необходимы.

Нет, травников в Рейквике нет. Всеми зельями занимается Айна. Может быть, у нее что-то и осталось, надо спросить. Но только завтра, сегодня она занята. Нет, ни один мужчина не согласится отвезти нас на Мерейн. Нет, не запрет. Просто шторм. В такую погоду ни один ненормальный человек не выведет лодку в море. А сегодня вообще спрашивать бесполезно, все мужчины собрались призывать духов, а женщинам запрещено, поэтому она, Съенна, и сидит здесь в одиночестве, дожидаясь прихода мужа и сыновей. А дочерей духи не послали, и это невероятно расстраивает.

- И что делать будем? – поинтересовалась я, когда словоохотливая хозяйка удалилась на кухню за очередным кувшином горячего напитка из местных ягод. – Лежек, со штормом ничего нельзя сделать?

- Даже пробовать не буду, - решительно отказался он. – Пытаться колдовством убрать откат от другого колдовства – это только подливать масла в огонь. Придется ждать, пока шторм сам не стихнет.

- Что может занять как сутки, так и неделю, - грустно заключила я. – Может, присоединимся к жителям славного Рейквика и вознесем свои молитвы местным духам, упрашивая их смилостивиться?

- Я хотел предложить то же самое, - сообщил Ингвар. – Но, Элька… Женщинам туда вход запрещен.

Я демонстративно распустила волосы и заплела две косички у висков.

- Теперь я снова Лиар. А если кто-то скажет, что первичные половые признаки влияют на качество магии и/или возносимых молитв, запущу пульсаром в лоб.

Ингвар, немного подумав, молча пожал плечами. Аленар с Лежеком и вовсе не имели возражений против моего посещения ритуального места молений, так что на этом прения завершились.

Вернувшаяся Съенна с готовностью пояснила, куда следует идти – на противоположный край селения. Там, на берегу, выложен белыми камнями большой круг с кострищем посередине. Спутать невозможно – все мужчины уже собрались в нем. И стоит поторопиться, Айна вот-вот начнет.

Мы расплатились с разговорчивой хозяйкой за еду. К счастью, у Аленара отобрали только оружие, обыскивать не стали, и наш денежный запас остался в полной неприкосновенности. Съенна, в процессе беседы успевшая узнать историю о нашем корабле, затонувшем во время шторма (на ходу выдуманную вампиром), на прощание вручила Лежеку и Аленару необъятные поношенные куртки, вероятно, принадлежавшие ее сыновьям, и наотрез отказалась брать за них плату, как мужчины ни настаивали. А одежда оказалась весьма кстати. За время, проведенное нами в таверне, ветер не только не стих, но и еще больше усилился, а полупрозрачные облачка, покрывающие небо, угрожающе уплотнились и потемнели, превращая светлую северную ночь в поздние сумерки средних широт. Дождь, готовый вот-вот пролиться на Лидгарт, слегка поколебал мою решимость идти куда-то и участвовать в сеансе коллективного упрашивания духов.

- Может, действительно останешься? – спросил Аленар. – Ты и так устала, а идти довольно далеко, если я правильно понял.

Я обдумала варианты. С одной стороны, погода и усталость… С другой – жгучее любопытство – мне еще никогда не доводилось видеть работу шамана - и гарантированная компания скучающей Съенны. Я передернулась, представляя, какой поток информации может вылиться мне на голову в ближайшее время. Лучше уж дождь… И не такой уж и усталой я себя чувствую, отдых и горячая еда сделали свое дело.

- Тогда пойдем. – Аленар вновь не стал дожидаться моего решения.

Местные дома сильно отличались от тех, которые я привыкла видеть в Аррении, и пропорциями, и материалом. Вместо толстых бревен их складывали из камня, и само строение вытягивалось в длину, а не высоту. Я не заметила ни одного дома, имеющего хотя бы два этажа.

- Обогревать легче, - пояснил Ингвар. – Элька, послушай меня…

- Да?

Мы остановились у крайнего дома. Круг, как и говорила Съенна, располагался примерно в полутора сотнях шагов от него. Внутри горел костерок, и темные мужские фигуры рассаживались вокруг огня прямо на землю, скрещивая ноги и опуская руки на колени. Ингвар набрал воздуха в грудь и заговорил, быстро и пылко:

- Ты все правильно сказала о неразличимости мужской и женской магии, но… Подумай, как будет обидно, если правило только мужского участия в молении вводилось не просто так, и духи только обидятся еще больше? И вместо того, чтобы стихнуть, шторм наберет силу, и мы застрянем здесь на месяц? Пожалуйста, останься здесь. Не ходи дальше.

Меня настолько ошарашила непривычная многословность и горячность вечно невозмутимого парня, что я немедленно согласилась. В конце концов, для удовлетворения любопытства необязательно лезть в самую гущу событий, можно и со стороны посмотреть. Если только духи не будут иметь возражений и на это…

- Нет, - с благодарностью в голосе ответил Ингвар на мой уточняющий вопрос. – Только не заходи за пределы круга. Спасибо, Элька. Лежек, идем. Аленар?

- Я останусь с Элькой, - качнул головой вампир.

- Хорошо. – Парни торопливо ушли.

- А тебе неинтересно? – повернулась я к Аленару.

- Не до такой степени, чтобы рисковать неблаговолением духов, - то ли шутливо, то ли серьезно ответил он. – Я все-таки чистокровный вампир, а не человек. Может, местные духи не признают не только женщин, но и представителей иных рас? Сама посмотри, в круге только люди.

И действительно. Насколько я могла судить, вокруг костра не сидели ни низкорослые коренастые гномы, ни высокие плечистые тролли. Исключительно люди. Мужчины самого разного возраста – от подростков до убеленных сединами стариков.

- Гхыр их знает… А Айна? Она же женщина? Или я что-то неправильно понимаю?

- Она шаманка. Может, у нее с духами особые отношения? Слушай, давай отойдем от дома… - Аленар покосился на освещенное окно. – Не будем смущать местных обитателей, а то как выскочат с вилами наперевес…

Я фыркнула, представив себе дородную тетку в длинной белой рубашке и с распущенными волосами, гоняющуюся за вампиром, и согласилась. Мы выбрали себе уютное местечко – выступ скалы, заслонившей нас от порывов ветра. А еще оттуда прекрасно было видно разворачивающееся перед нами зрелище…

Небольшой костерок, мирно горевший в середине, отбрасывал отсветы на лица сидевших на расстоянии сажени от него людей, замерших в напряженном ожидании. Я нашла взглядом Ингвара и Лежека. Парни пристроились у самого бордюра из белых камней. Но, если на лице Лежека читался только вежливый интерес, то Ингвар впал в своего рода транс.

Пламя мигнуло. В центре круга возникла женщина, сильно напоминающая ту, что недавно явилась мне в воображении – высокая, статная, с длинными светлыми распущенными волосами и в одной рубашке, расшитой по вороту, подолу и манжетам замысловатым узором. Я мысленно отметила, что телепорт выполнен не очень хорошо – плотная белая дымка продержалась несколько секунд, прежде чем растворилась в окружающем пространстве.

Появление шаманки послужило сигналом для мужчин. Они запели. Их низкие голоса, сливаясь с шумом волн, обрушивающихся на берег, и гудением ветра, создавали непередаваемо таинственное очарование. Я не могла разобрать ни слова, но почувствовала, как на меня начинает действовать магия происходящего.

К пению присоединились задающие медленный ритм удары бубна, который держал худенький мальчик, стоящий на краю круга. Женщина начала танцевать. Она кружилась вокруг костра, обходя его посолонь, то приближаясь к огню, почти наступая на него, то отдаляясь. Подол широкой рубашки, раздуваемый ветром, на мгновения закрывал ей лицо, волосы то взвивались в воздух светлым облаком, то опадали вниз. Я могла бы поклясться – у Айны закрыты глаза. Ей не нужно смотреть, куда идти – настолько выверены движения, настолько они отточены, практически до автоматизма.

Пение стало громче, ритм ускорился, и Айна закружилась быстрее, подстраиваясь под него. Ее танец напомнил мне хоровод на Живень-день, в котором я сама принимала участие. Такие же движения, такое же общение с огнем, стремление призвать пламя, получить от него нечто такое, для чего в нашем языке не существует слов. Но полностью погрузиться в медитативное состояние и поддаться магии мне мешало одно обстоятельство. В действиях Айны отсутствовала страсть. Она не отдавалась огню, как равному, а приказывала ему подчиниться, не вкладывала свою душу, а просто выполняла работу. И огонь отказывался. В какой-то момент мне даже показалось, что он сейчас погаснет. И Айна, очевидно, тоже почувствовала это. Ритм еще больше ускорился, приказы сменились уговорами, в пении мужчин появились просительные нотки. И огонь подчинился. Он вспыхнул ярче, разбрасывая ярко-красные искры.

- Хорошо, что тебя нет в круге, - шепнул Аленар мне на ухо.

- Это еще почему?

- Ты бы выгнала Айну и заняла ее место. Я же чувствую твою ревность.

- Это не ревность! – вскинулась я.

- А что же? – тихо рассмеялся вампир.

- Это… - От возмущения мне не приходили на ум нужные слова. – Это непрофессионализм. Она пытается управлять огнем, а со стихиями так нельзя. Вот смотри…

Я закрыла глаза и сосредоточилась, потянувшись к красно-оранжевым язычкам, лениво облизывающим сухие ветки. Телесного контакта у меня не могло получиться – нас разделяло с полсотни шагов, но даже на таком расстоянии чувствовалось ленивое тепло и сонная дрема мощной стихии.

«Эй! Просыпайся! – мысленно позвала я. – Нам желательно убраться побыстрее с этого гхырового острова».

Пламя замерло на миг, словно невероятно удивившись, а потом проснулось, яростно набрасываясь на топливо.

«Вот так, - удовлетворенно протянула я. – Открой Айне доступ в Серый мир или куда она там собиралась… Я так соскучилась по Алену…»

Жар костра накрыл меня. Я всем существом рванулась к огню, стремясь раствориться в нем, слиться, хотя бы на чуть-чуть вернуть ту ночь, когда мы с Аленом были вместе… и зачали наших детей. Духи, если вы существуете – помогите нам! Помогите вернуть детям – отца, а мне – мою судьбу! Пожалуйста…

- Элька? – встревоженно потряс меня за плечо Аленар. – Что с тобой?

- Ничего, - невнятно пробормотала я, возвращаясь в реальный мир.

Костер взметнул вверх столб пламени. Шаманка, очевидно, только и ждала этого. Она резко прервала танец и опустилась на землю в той же позе, что и мужчины в круге, скрестив ноги и пристально уставившись в пламя. Ритм ударов бубна замедлился до первоначального. Мужчины замолчали, словно боясь нарушить медитацию Айны.

И ничего не происходило. По крайней мере, я ничего не заметила. А опять входить в транс опасалась. Аленар и так с подозрением поглядывал на меня.

Пламя погасло мгновенно, не оставив даже тлеющих угольков. Стихли удары бубна. Айна, пошатываясь, встала.

- Шторм стихнет через два дня. Тогда же придут корабли, - сухим, неприятным голосом произнесла она.

Мужчины все как один склонили головы, демонстрируя предельное уважение и почтение к шаманке. Мальчик, державший бубен, отложил его в сторону и, торопливо подбежав к Айне, накинул ей на плечи теплую шаль, после чего, рухнув на колени, обул босые ноги женщины в меховые башмаки.

- Два дня так два дня, - со вздохом заключила я, тоже выпрямляясь и потягиваясь, разминая затекшее от долгого сидения тело. – Где будем на ночлег устраиваться? Можно в таверне, только, боюсь, Съенна заговорит нас до смерти.

- Можно, - отстраненно отозвался Аленар, молниеносно перемещаясь вперед и закрывая меня собой. Выглянув из-за его плеча, я поняла, в чем дело. Айна шла прямо на нас. Поднимающиеся с земли мужчины почтительно расступались перед ней. Правда, не все. Не успела шаманка выйти из круга и сделать несколько шагов, как путь ей преградил молодой мужчина, ненамного старше Лежека или Ингвара, с чрезвычайно потерянным выражением лица и комкающий в руках какой-то сверток.

- Госпожа Айна, пожалуйста…

- Нет, - жестко отрезала она. – Я сказала – нет, Теннар!

- Но Кайла же умирает!

- А мне что за дело? – Айна окинула мужчину презрительным взглядом. – Все умрут, рано или поздно. Пропусти меня!

- Госпожа Айна! – Теннар упал на колени перед шаманкой, всовывая ей в руки сверток. – Возьмите это! Возьмите все, что у меня есть, только помогите!

- Ты стал плохо понимать Всеобщий, Теннар? – холодно осведомилась Айна. – Мне нечем тебе помочь. У меня закончились запасы трав. И даже если бы и были… Я не потащусь сейчас гхыр знает куда только ради того, чтобы помочь твоей жене.

Она пренебрежительно отшвырнула сверток, оттолкнула мужчину и, обогнув его, направилась к нам. Теннар так и остался сидеть на земле, сжимая голову руками.

- Почему вы здесь? – тем же холодным и неприятным тоном осведомилась Айна.

- Случайно, - мягко ответил Аленар, явно не желая конфликта. Шаманка только фыркнула.

- Убирайтесь. Вам здесь не место.

- Мы подождем, пока стихнет шторм, и попросим кого-нибудь отвезти нас на Мерейн.

- Вам никто не поможет. Я запрещаю это. Убирайтесь немедленно!

- Каким образом?

- Среди вас есть маги, - ехидно ухмыльнулась Айна, пронзая меня кинжальной остроты взглядом. – Телепортируйтесь. Даю вам десять минут.

Она повернулась ко все еще толпившимся возле круга мужчинам и, повысив голос, прокричала:

- Слушайте все! Через десять минут эти нелюди должны убраться из Рейквика любым способом! И я запрещаю вам помогать им! Да услышат меня духи!

Обернувшись и еще раз убив меня торжествующим взглядом, Айна решительным шагом двинулась в селение, сопровождаемая мужчинами. Некоторые из них, впрочем, остались стоять, недобро поглядывая на нас.

- Что это было? – изумленно поинтересовался подошедший к нам Лежек в компании Ингвара.

- Она почувствовала мою магию, - покаянно призналась я. – А я влезла в ее колдовство. Так получилось…

Ингвар только укоризненно вздохнул. Лежек даже не удивился.

- А я-то думаю, откуда такое знакомое ощущение возникло… И что нам теперь делать?

- Понятия не имею, - убито пробормотала я. – У нас с тобой не хватит сил на открытие телепорта, а подпитаться за десять минут мы еле-еле успеем. И даже если успеем – в Аррению не пустит паутинка, в Белогорье нельзя, а других координат я не знаю.

- Почему в Белогорье нельзя? – удивился Лежек. Я только махнула рукой, не имея желания по второму разу за день обсуждать свои предчувствия.

- Есть еще Асгор, - напомнил вампир. – Но Айна сделала большую глупость. Она велела нам покинуть Рейквик, а не Лидгарт.

- И?..

- Сейчас… Идите за мной.

Аленар подошел к Теннару, так и не сдвинувшемуся с места.

- Что с твоей женой?

- Она умирает, - глухо ответил мужчина, не поднимая головы. – Ей осталось один - два дня, не больше.

- Что с ней? – повторил вопрос Аленар.

- Кайла тает, как свечка, - пробормотал Теннар. – И кровавый кашель, такой, что дрожит все тело. Когда я уезжал, она едва могла подняться с постели.

Звучало, прямо скажем, безнадежно. Я быстро перебрала в памяти возможные причины. По всему выходило, что Кайла была обречена, причем уже давно, года два-три.

- Мы поженились всего три месяца назад! – горько добавил мужчина.

Три месяца? Я переглянулась с ребятами, явно подумавшими о том же.

- Сочувствую, конечно, - проговорил Лежек. – Но ведь она болела уже тогда…

- Да какое там! – Теннар ударил кулаком по земле. – Три месяца назад Кайла цвела, как одуванчик! Все началось после Живеня-дня!

- Проклятие? – неуверенно предположила я. – Подробнее можете рассказать?

- Эй, маги! – раздался наглый мужской голос. – У вас осталась минута. А потом… - Он многозначительно показал нам солидный камень.

- Сейчас я ему… - Лежек резко поднял руку с пульсаром.

- Подожди! – Аленар успел остановить его. – Не начинай войну, если не сможешь ее выиграть.

- Мы что, не выстоим против горстки крестьян?

- Выстоим. И положим в итоге все мужское население Рейквика, не сделавшее тебе, между прочим, ничего плохого. Ты этого хочешь?

Лежек угрюмо промолчал, но пульсар убрал.

- Маги? – переспросил Теннар, вставая. – Вы хотите сказать, что вы – маги?

- В общем, да, - не стал вдаваться в подробности Аленар. В глазах Теннара появилась надежда, граничащая с безумием.

- Помогите мне! Я сделаю для вас все, что угодно!

- Нам нужно добраться до Мерейна. Ты можешь нас отвезти?

- Конечно! Куда угодно, хоть к мракобесам, только спасите Кайлу!

- Постараемся, - попытался Лежек немного утихомирить мужчину. – Если вовремя успеем, конечно. Хотя, в принципе, и поднять сможем…

- Поднять? – непонимающе переспросил Теннар.

- Не обращай внимания, профессиональная шутка. Но в любом случае лучше отправляться побыстрее. Идти сколько до твоего дома?

- Зачем идти? – нервно потряс головой мужчина, похоже, от нежданно свалившегося на него счастья, совершенно переставший соображать. - В том леске стоит Марица! Я как знал, в дрожки ее запряг с утра!

- Ну тогда пошли в «тот лесок», - буркнул Лежек, бросая взгляд на рейквикцев, неторопливо приближавшихся к нам, и явно не для того, чтобы угостить нас кружечкой эля. – А по дороге расскажешь поподробнее, что стряслось с твоей Кайлой…

История оказалась короткой и простой, как вареное яйцо. Теннар жил на хуторе, расположенном на другом конце Лидгарта, и считался завидным женихом. На него заглядывались многие девицы на выданье, в том числе и племянница Айны. С последней молва и связывала парня, считая, что лучше пары ему не найти. Но он выбрал себе дочь местного кузнеца, тихую и спокойную девушку, с которой и уехал к себе на хутор. Семейная жизнь оказалась сплошным праздником, молодой муж любил жену без памяти и решил сделать ей подарок – привезти на Живень-день повидаться с родными. Праздник прошел превосходно, молодожены втайне надеялись, что Огонь одарит их ребенком, но вместо ожидаемого пополнения Кайла начала чахнуть на глазах.

- А племянницу Айны ты возле костров не встречал? – задала я уточняющий вопрос.

- Наверное. Там все девушки танцевали, но я и внимания не обращал, ведь со мной была Кайла… - голос Теннара прервался. – Айна к нам подходила… Еще счастья пожелала…

- Проклятие, - заключил Лежек. – Вот вдрызга…

- Так это… Это она? – Теннар ошарашенно замер на месте. – Айна… Но почему? Она же…

- Парень, ты выбери – или мы идем назад выяснять, почему Айне вздумалось проклясть твою жену, или ищем Марицу и едем лечить Кайлу.

- Кайлу, - пришел в себя Теннар. – А Марицу не надо искать, вот она…

Мы обогнули заросли кустарника, и вот теперь на месте замерла я. На нас с любопытством уставилась лосиха, запряженная в обычную крестьянскую телегу.

- Девочка моя, - ласково потрепал ее по голове Теннар. – Заждалась… Сейчас домой поедем, к нашей Кайле…

- Ингвар, - тихо позвала я. – А почему ты никогда не рассказывал, что у вас на Клендаре запрягают лосей?

- К слову не приходилось, наверное, - пожал он плечами. – Лоси в наших местах удобнее лошадей. Не мерзнут зимой и могут проскакать даже по болоту…

- То есть они еще и скаковые бывают?

- Ну да. Некоторые хутора специально занимаются их разведением.

- Долго вы еще собираетесь стоять? – окликнул нас Лежек. – Садитесь и поехали, пока Айна не передумала и не решила выставить нас с острова…

Глава 10.

Огромное помещение, залитое серым сумрачным светом, сочащимся из высоких стрельчатых окон. Рыцарские доспехи по углам. Чучело мраскана в натуральную величину. Выцветшие старинные гобелены на стенах. Один из них рассматривают высокий светловолосый мужчина в плаще мага и красивая рыжеволосая женщина. Нельзя сказать, что я сильно удивлена, хотя сердце неприятно сжимается. Что-то такое и должно было произойти. Мораввен мог связать нас с Белогорьем через Тангерда, к примеру. Или через того, кто готовил нам подорожные в университете. Только вот что демону здесь делать, если я нахожусь в сотнях верст от княжества? Пытается выудить информацию из Ремара? Но это ему вряд ли удастся. Князь не даст себя прочитать… и вообще просто может сказать, что понятия не имеет ни о каких адептках…

- Что вам нужно? – раздается женский голос. Его можно было бы посчитать приятным, если бы не резкий, неприветливый, повелительный тон. Мораввен оборачивается и меняется в лице, в буквальном смысле забывая правила этикета и теряя дар речи. Его спутница с не менее изумленным выражением смотрит в сторону двери. Я перевожу взгляд туда же… и еле сдерживаю расстроенный возглас, совсем забыв о том, что меня все равно никто не услышит.

- Я спрашиваю еще раз – что вам здесь нужно? – ледяным тоном повторяет вопрос высокая женщина с уложенными в красивую сложную прическу светлыми, почти белыми волосами, одетая в длинное черное платье. До этого времени мне не доводилось встречаться с ней. И в картинную галерею Белогорского замка я не удосужилась зайти. Но внешность женщины не дает повода сомневаться в том, кто она. Княгиня Биэлла одд Шаэннар. Мать мужчины, который стал моей судьбой.

Мораввен справляется с изумлением.

- Госпожа Биэлла…

- Княгиня одд Шаэннар, - резко перебивает его женщина.

- Княгиня одд Шаэннар, - Мораввен не реагирует на холодный неприветливый тон. – Я Великий Магистр Мораввен, первый советник короля…

- Мне плевать на то, кто вы, - вновь не дает ему договорить дама. – Если вы приехали с дипломатическим визитом – моего сына сейчас нет. Если с дружеским – то у меня нет желания разговаривать с кем бы то ни было. Потрудитесь в следующий раз предупреждать о своем приезде. Всего хорошего.

Биэлла разворачивается, готовясь выйти, но ее останавливает голос Мораввена.

- Я приехал предупредить.

- Предупредить? – дама разворачивается, скептически приподнимая бровь. – О чем?

- Княгиня, вы долго отсутствовали и, вероятно, не в курсе происшедших недавно событий.

Биэлла молчит. Но и не уходит. Мораввен воспринимает это как приглашение продолжать и еле заметно удовлетворенно улыбается.

- В Аррении раскрыт заговор группы темных магов против короны и Ковена…

- И причем тут Белогорье? – презрительно-недоуменно вопрошает Биэлла. – Разбирайтесь со своими магами сами.

- Все дело в том, княгиня, - произносит с намеком сочувствия Мораввен, - что во главе заговора стоял Магистр Рейф Локийский. – Демон замолкает, очевидно, изучая реакцию Биэллы. А может, пытаясь прочитать ее. Но ожидаемого результата не получает.

После недолгой паузы княгиня равнодушно спрашивает:

- И?

- И у меня есть основания полагать, что сбежавшие от правосудия изменники, включая Магистра Рейфа, попытаются укрыться в Белогорье.

Биэлла пожимает точеными плечиками.

- Не вижу для этого причин.

- Княгиня одд Шаэннар, - усмехается Мораввен. – Для меня не является секретом, что ваш покойный супруг поддерживал весьма тесные дружеские отношения с бывшим директором Школы.

- Мой супруг, - подчеркнуто произносит Биэлла. – Но не я. Сомневаюсь, что Рейфу вздумается искать здесь убежище. Он знает, какой его ждет прием, если учесть, что из-за него погиб Эркаст… - Голос Биэллы дрожит на последних словах.

- И тем не менее… - настаивает Мораввен. – Я хочу напомнить, что, согласно договору, заключенному между Арренией и Белогорьем, вы обязаны выдать нам преступников.

Мораввен протягивает Биэлле свиток пергамента. Та берет его, разворачивает и некоторое время изучает. Потом хмыкает.

- А дети вам зачем потребовались, Великий Магистр? Или вы хотите убедить меня в том, что три адепта, у которых еще молоко не губах не обсохло, представляют собой угрозу для опытных магов?

- Разумеется, нет, - недовольно морщится Мораввен. – Но Орден Темных Всадников, который я имею честь представлять, вложил в обучение этих молодых людей немалые средства и силы. Нам необходимы специалисты, получившие профильное образование, и нет времени ждать, когда подрастет новая смена.

- Если их обучал Рейф, то маловероятно, что они согласятся присоединиться к вам, - задумчиво произносит Биэлла, сворачивая свиток.

- У нас есть свои способы убедить их.

- Прекрасно. Я получила ваше предупреждение и передам его Ремару. Вы можете уходить, Магистр, - повелительным тоном приказывает Биэлла.

- Еще одну минуту, княгиня. Простите мне мой вопрос… Где сейчас ваш младший сын?

По лицу дамы проносится тень. Мимолетная, но и я, и Мораввен замечаем ее.

- А вам какое, собственно, дело? – неприязненно отзывается она.

- Просто любопытно, - искренне улыбается Магистр. – Господина Ариэна в последнее время нигде не было видно.

- Он ушел из дома в семнадцать лет и живет своей жизнью, редко заезжая домой. Последний раз мы виделись на похоронах Эркаста. Вы узнали все, что хотели?

- Да, благодарю вас. – Мораввен склоняет голову.

- Надеюсь, выход вы найдете сами. – Княгиня Биэлла порывисто разворачивается и покидает Рыцарский зал. Мораввен со своей спутницей, не проронившей за все время ни слова, остаются одни.

- Белогорье… Кто бы мог предположить… - задумчиво произносит Великий Магистр.


Марица неслась по узенькой дороге, изгибающейся, как змея, среди невысоких пологих холмов, поросших густой изумрудно-зеленой травой и чахлыми березками. Я села, подтянув к груди колени. Мои спутники крепко и безмятежно спали, несмотря на сильную тряску. По словам Теннара, до его хутора ехать не меньше трех часов, так что мы дружно решили воспользоваться моментом и отдохнуть. Погоню за нами никто не выслал – очевидно, Айну удовлетворил сам факт нашего отбытия из Рейквика. Поэтому мы устроились на прелом сене и практически мгновенно заснули, строго наказав Теннару разбудить в случае неприятностей. И вот… Отдохнула, называется. Ален, любовь моя, спасибо тебе огромное за передаваемую информацию… Только вот после каждого такого сна вопросов возникает больше, чем ответов. Чем нам грозит то, что Мораввен выяснил истинное имя Алена? А он узнал, можно не сомневаться… И означает ли это, что мне теперь лучше не появляться в Белогорье, ибо меня там будут ждать с распростертыми объятиями, и далеко не будущие родственники? И пойдет ли Ремар на дипломатический конфликт, когда с одной стороны висит жизнь его брата, а с другой – благополучие целого княжества?

Наверное, я вздохнула громче, чем требовалось, потому что за спиной раздался шорох. Аленар, вышедший из своего каталептического сна, плавно перетек в сидячее положение.

- Опять сон?

Я молча кивнула, предоставив вампиру самому узнать подробности.

- Мда… - Аленар запустил руки в волосы и медленно заговорил, подбирая слова. – Думаю, что ни Белогорью, ни Ремару, ни Ариэну пока ничего не угрожает. Мораввен не такой мгмыр, чтобы развязывать войну на ровном месте. Родственные связи Белогорья и Асгора, хотя и не афишируются, но и не являются тайной, и все, кому положено, это знают. А рисковать открытым противостоянием с вампирами…

- Ты хочешь вернуться? Я могу открыть телепорт хоть в Белогорье, хоть в Асгор в любой момент.

- Нет, - не раздумывая, ответил Аленар. – Ремар справится сам. Тем более что вернулась Биэлла… Мое присутствие сейчас больше необходимо здесь, чем там. А вот тебе на самом деле не стоит соваться в Белогорье, пока мы не поймем, что там происходит.

- А что там происходит? – сонно поинтересовался Лежек.

- Мораввен там. – Я коротко передала ему содержание сна. С парня мгновенно слетела дрема.

- Терен?

- Терена я не видела. Но он, кажется, вообще не интересовал Мораввена. Биэлла говорила о трех разыскиваемых адептах. Ставлю артефакт против куриного перышка, что это мы – группа Магистра Алена дар Лиаллана.

- Терен тоже учился у Алена, - не очень уверенно возразил Лежек.

- Угу. Но большую часть практики он проторчал на кафедре, занимаясь теоретическими изысканиями, - попыталась я убедить Лежека. И после некоторого раздумья добавила: - Мораввен явно впервые приехал в Белогорье, и никто бы не позволили ему бродить по замку, как по собственному дому.

- А еще Ремар не стал бы испытывать нервную систему ребят общением с Биэллой, - усмехнулся Аленар. – И, скорее всего, забрал Кесси с Тереном и удрал в Асгор.

Лежек недоверчиво и хмуро посмотрел сначала на меня, потом на вампира.

- Жаль, что среди нас нет пророков и ясновидцев, - вздохнул он. – Или что тебе не удалось нормально поспать до общения с духами. Могли бы у них спросить…

- Я бы не смогла, - честно призналась я. – Не моя специализация.

- Подожди, ты же что-то там колдовала? – удивился Лежек.

- Я не специально, - расстроенно повторила я. – И не колдовала я, если уж на то пошло… Просто Огонь почувствовала и попросила его помочь. Вот и все. И никакого общения с духами. Правда, может быть, мы сидели далеко от круга…

- Надо же, - хмыкнул Лежек. – Мне показалось, что это я такая бездарность. Вроде бы сижу в гхыровом круге, но ничего не чувствую.

- И не мог, - подал голос Ингвар. – Ты изначально был настроен скептически. Вот про Эльку я не был так уверен… Беременные женщины более чувствительны к тонкому миру, чем мужчины.

- Подожди… Ты поэтому просил меня остаться вне круга?

- Ну… В том числе, - улыбнулся Ингвар. – Мне не хотелось тогда вдаваться в долгие и нудные подробности, и я понадеялся, что этого будет достаточно. Но не учел твое, прямо скажем, не самое обычное общение со стихией… Не делай так больше, пожалуйста. Договорились?

- Постараюсь, - пожала я плечами, искренне надеясь, что мне больше не придется участвовать во всенародных молениях под управлением шамана.

- А ты понял, что там происходило? – заинтересовался Лежек, с уважением посмотрев на сокурсника.

- Да. В общем, это было несложно. Элькина магия буквально ворвалась в колдовство Айны и почти заглушила его. Правда, потом произошло нечто непонятное… Уже, казалось бы, закрывшийся проход в тонкий мир внезапно расширился и впустил Айну в себя. Но при этом твоя магия продолжала действовать, - посмотрел на меня Ингвар. – Ты сама-то поняла, что творила?

- Просто попросила Огонь помочь, - пробурчала я. Лежек с изумлением покачал головой.

- И только я остался вне общего веселья…

- Не переживай, - утешил его Ингвар. – У Эльки сработала ее стихия, а у меня фамильный дар. Я – потомственный шаман в седьмом поколении. И, когда умрет дед, его обязанности перейдут ко мне.

- А не к отцу?

- Отец погиб, когда мне исполнился год. Меня воспитывал дед. И он же, кстати, настоял на моем обучении в Школе, полагая, что одних практических знаний маловато. Лучше бы иметь еще и теоретические.

- Ну, может, он и прав, - протянул Лежек. – Хотя мне кажется, что ваше шаманство отличается от нашей магии. Я же вот только Эльку почувствовал.

- Ты просто не настроился на Айну, - серьезно пояснил Ингвар. – А Элькину магию хорошо знаешь. К тому же поток такой силы сложно не заметить… Элька, ты двойню, что ли, носишь? Откуда у тебя столько энергии?

- Я восстановиться успела, - проворчала я, надеясь отвязаться от дальнейших расспросов. Их, впрочем, и не последовало. Парни все поняли и так, если судить по короткому и неразборчивому комментарию Лежека.

Дорога пошла вниз, огибая очередной холм, и перед нами открылась идиллическая картина: долина, покрытая травяным ковром с яркими пятнами цветов, небольшая речушка, мирно пасущиеся овцы и несколько приземистых строений вдали. Марица, то ли сама по себе, то ли повинуясь незаметному сигналу хозяина, ускорила свой бег. Не снижая скорости, она промчалась по лугу и резко остановилась перед домом. Теннар первым соскочил с телеги, прямо-таки влетая в открывшуюся перед ним дверь.

Его взволнованный возглас «Кайла?!» мы услышали, еше не успев войти. Теннару ответил неразборчивый, всхлипывающий женский голос. По отдельным словам удалось определить, что Кайла еще жива, но в очень плохом состоянии и вряд ли доживет до вечера. Нам явно не следовало терять время.

- Где она? – с порога спросил Лежек, не отвлекаясь на всякого рода приветствия. Хозяева, впрочем, не обиделись.

- Я покажу! – торопливо махнул нам рукой Теннар.

В дальнем конце длинного дома находилось несколько крохотных комнатушек. В одной из таких клетушек на широкой удобной кровати и лежала Кайла, укутанная в меха. В первую секунду мне показалось, что мы опоздали – лицо молодой женщины заливала восковая бледность, волосы тусклыми прядями разметались по подушке, и даже грудь, казалось, не приподнимается. Но в следующую секунду тело Кайлы согнулось в судороге и затряслось в приступе жесточайшего кашля. Теннар, горестно простонав, кинулся к жене.

- Гхырова шаманка, - выругался Лежек. Я кивком выразила свое согласие с ним, понимая, о чем он говорит. Аура Кайлы представляла собой темное клубящееся облако с одним-единственным светлым пятном – в районе сердца. Но и оно медленно и неумолимо сокращалось.

Кашель прекратился, и Кайла застыла, бессильно привалившись к груди мужа. Тот дрожащим голосом шептал ей что-то, нежно поглаживая по голове. Сердце сжималось при одном взгляде на эту душераздирающую картину.

- Теннар! – позвал Лежек, подходя к кровати и осторожно беря молодую женщину за плечи. – Теннар, отпусти ее.

- Она еще жива! – непонимающе вскинулся парень.

- Знаю. И мы сделаем все, чтобы Кайла оставалась живой еще много лет. Принеси ведро с водой.

- Какой водой? – переспросил Теннар, выпуская жену из объятий.

- Самой обычной. Колодезной, морской – какой угодно, - терпеливо пояснил Лежек, заботливо укладывая Кайлу на кровать. – Только побыстрее.

- Да! Я сейчас!

Теннар выскочил за дверь.

- Хочешь использовать воду? – Я встала на колени рядом с Лежеком перед кроватью.

- Ну не огнем же? – буркнул он. – Спалим тогда дом до основания… А выносить ее на улицу… Боюсь, она может не перенести этого.

Я мрачно оглядела вновь зашедшуюся в кашле девушку.

- Может и не перенести. Хорошо, давай водой.

- Элька… - нахмурился Лежек. – Может быть, тебе не стоит…

- Ты не справишься один, - оборвала я его. – Не в этом случае. И за меня не бойся. Что я за маг, если не смогу защититься от проклятия?

Вошедший Теннар со стуком поставил на пороге ведро.

- Сюда, - коротко приказал Лежек. – Рядом с нами. А потом выйди.

Парень послушно плюхнул ведро на пол, обдав нас брызгами плеснувшей воды, и попытался что-то возразить.

- Ты будешь отвлекать нас, - мягко пояснила я. – Выйди. Все будет хорошо.

Быстрым жестом Лежек захлопнул дверь за неохотно удалившимся хозяином.

- Ну что? Начали?

- Угу, - отозвалась я. – Bar'gail stan tennen.

Магистр Антип на лекциях по бытовой магии учил нас снимать проклятия. Теоретически следовало, хорошенько защитившись, собрать отрицательную энергию в комок и уничтожить ее с помощью подручной стихии. И мы даже успешно прошли практикум, снимая порчу друг с друга. Правда, проклятие тогда насылал лично Магистр Антип, строго следя за его силой и тем, чтобы адепты, вверенные его заботам, не пострадали. Но сейчас… Боюсь, если попытаться собрать в комок темную массу, пожирающую ауру Кайлы, он получится такого размера, что не поместится в ведро.

Я провела рукой над телом девушки, не касаясь его. Черная гадость мгновенно прилипла к ладони и задергалась, стараясь оплести клейкими щупальцами и мое предплечье. Гхыр. Защитное заклинание превосходно работало. Передернувшись от отвращения, я сжала кулак и потащила мерзость к себе. Гадость тянуться веревочкой не пожелала, с чавканьем оторвавшись и облепив руку наподобие черной перчатки. Я смыла ее в немедленно помутневшей и приобретшей неприятный запах воде и задумалась. Такими темпами можно действовать очень долго, а время жизни Кайлы на исходе. Надо что-то придумать.

- Шетт, - выругался рядом Лежек, тоже сбросив в ведро комок отрицательной энергии. Секундочку. Это та же, в принципе, сила, которую мы тратим на заклинания, только в другой форме. Если попробовать подтянуть ее к себе? Так же, как мы вытягиваем энергию из другого человека? Кайла не маг, повредить мы ей не сможем…

- Nagrann kesgrast, - тихо проговорила я и вновь зацепила темную массу, подтаскивая ее к себе. На этот раз мерзость неохотно потянулась вслед за моей ладонью темной упругой струей.

Замечательно… И что теперь с ней делать? Масса неприятно пульсировала в моих руках и, боюсь, если отпустить ее, втянется обратно в ауру Кайлы.

- Тяни ее, я перехвачу и опущу в воду, - подсказал Лежек.

- Угу, - опять буркнула я, хватаясь за вытянутую массу левой рукой и осторожно отпуская правую. Лежек немедленно взялся за освободившийся край гадости, направляя его в ведро.

- Вот так и действуем, - удовлетворенно заключил маг, глядя на забурлившую воду.

Дело пошло значительно бодрее. Черная масса постепенно исчезала, аура Кайлы светлела, с лица молодой женщины уходила мертвенная бледность, а приступы кашля становились все слабее и слабее, пока не прекратились окончательно.

- Все, кажется. – Лежек встал с колен, хотел было отряхнуть штаны, но, посмотрев на руки, передумал.

- Пойдем, уничтожим это. – Я тоже выпрямилась. Больше всего сейчас хотелось хотя бы вымыть руки, если уж полностью не получится. Ощущение клейкой гадости, облепляющей кожу, не желало покидать меня.

Лежек подхватил ведро и предельно осторожно понес его, стараясь не расплескать ни капли. За дверью нас встретил взволнованный Теннар.

- Все хорошо, - не давая ему произнести и слова, успокоил его маг. – Кайла спит, а когда проснется, все будет в порядке. Два-три дня она еще может чувствовать слабость, но потом все придет в норму.

Теннар, судя по его нервным суетливым движениям, похоже, не знал, что делать: то ли кидаться к жене, то ли падать на колени и целовать нам руки. Лежек избавил его от необходимости выбора.

- Не ходи пока туда. Пусть Кайла выспится. Лучше принеси нам еще воды.

- Сюда? – уточнил хозяин, неуверенно заглядывая в комнатку.

- Нет, на улицу. Желательно в какой-нибудь заброшенный уголок, где никто не ходит и не будет ходить еще сотню лет.

- Да, конечно.

Теннар отвел нас в закуток, покрытый чахлой бледно-зеленой травкой, между сараюшкой и забором. Впрочем, после того, как маг вылил туда воду с растворенным в ней проклятием, а потом мы оба тщательно вымыли руки свежей чистой водой, там уже ничего не росло. На земле образовалась некрасивая бурая проплешина. Мне очень хотелось пройтись еще и огнем, но, поразмыслив, я пришла к выводу, что двух стихий – земли и воды - вполне достаточно. Третья – уже перебор. Да и вид девушки с огнем в ладонях – не самое подходящее зрелище для обычного добропорядочного хуторянина…

- Этим ведром больше нельзя пользоваться. – Лежек протянул Теннару пустую посудину. – Сожгите его.

- Совсем? – Хозяин сожалеюще оглядел новехонькое ведро.

- Совсем. Даже если его хорошенько промыть, вода, налитая в него, еще долго будет ядовитой.

- Пожалуй, я найду ему применение. – Глаза Теннара блеснули мстительным огоньком. – Айна любит принимать подношения.

Мы с Лежеком, переглянувшись, пожали плечами, больше не настаивая на уничтожении полезной домашней утвари. Если Айна не распознает собственное проклятие – это ее проблемы.

- Как хочешь, - равнодушно проговорил Лежек. – Но хотя бы спрячь его подальше, чтобы кто-нибудь случайно не пустил его в ход.

Теннар кивнул и решительно полез в сарайчик. Чем-то погрохотав там, парень вышел уже без ведра.

- Я помню, что обещал отвезти вас на Мерейн, - виновато произнес он. – Но прямо сейчас это невозможно. Море бушует, и выходить в него - чистое самоубийство. Может быть, вы согласитесь воспользоваться моим гостеприимством и переждать пару дней? Шторм не продлится дольше. И Айна, – с отвращением в голосе произнес Теннар, - сказала то же самое.

Я вздохнула. Мне очень хотелось поскорее добраться до Мерейна, но в то же время моя бесславная смерть в морской пучине никак не поможет Алену.

- Похоже, выбора у нас нет, - пришел к тому же выводу Лежек. – Теннар, придется тебе немного потерпеть наше присутствие.

- Да с радостью! – воодушевился парень. – Вы, наверное, устали и проголодались? Ленора уже накрыла стол. Добро пожаловать!

В длинном доме, помимо Теннара и Кайлы, жили еще его родители, брат с женой и тремя детьми и незамужняя сестра - вышеупомянутая Ленора. Это ее голос мы слышали за дверью по приезде. Молодая девушка очень сдружилась с Кайлой, своей сверстницей, и сильно переживала все случившееся с ней. Поэтому мы с Лежеком, вытащившие ее любимую невестку из ледяных объятий смерти, казались ей божествами, сошедшими на землю, что явственно читалось в благоговейных осторожных взглядах, кидаемых в нашу сторону. Правда, Ингвар и Аленар тоже не обделялись вниманием. Особенно северянин. Ингвар, не привыкший к подобному обращению, смущался и чувствовал себя не в своей тарелке. А мы только посмеивались, видя, как Ленора активно ухаживает за парнем, подсовывая ему лучшие куски и с готовностью выполняя даже намек на желание.

За два дня, которые нам пришлось провести на хуторе, мне наконец-то удалось выспаться. Не мешали ни жесткая земля, ни надоевшая качка, ни, безусловно, полезные, но являющиеся препятствием для полноценного отдыха сны. Затрудняюсь сказать, что послужило причиной последнему обстоятельству: или не происходило ничего интересного, или Ален решал дать мне возможность полностью восстановить силы. Я подозревала, что верен второй вариант, но всем сердцем надеялась на первый.

Женщины хутора, включая все еще бледную, но вполне уже бодрую и веселую Кайлу, вынесли мое постепенное превращение из эльфа в человека. (Мы совершенно искренне объяснили это прекращение действия одного заклинания, не вдаваясь в подробности.) Они кормили нас до отвала вкуснейшей жареной рыбой, творогом и овечьим сыром. Правда, полностью отлично приготовленной едой мне наслаждаться не удавалось. Тошнота, начавшаяся еще на «Казарке», очевидно, вызывалась не только и не столько морской болезнью, но и беременностью. Мне пришлось обратиться к хозяйкам с просьбой поискать в запасах кое-какие травы. Алроса, мать Теннара, крепкая статная женщина, которой никак не подходило звание трехкратной бабушки, застыла на месте, прищурилась, обвела меня пристальным взглядом и, пробормотав что-то вроде: «И куды ж тебя, деточку, понесло в таком положении», - выдала мне настойку, сделанную по рецепту ее прабабки. Присовокупив к ней обещание, что она обязательно мне поможет, и сама Алроса применяла ее в свое время.

А бурная деятельность женщин продолжалась. Выяснив, что у меня и Лежека пропали все вещи, они мигом снабдили нас всем необходимым и приволокли из кладовки тонкую ткань, пообещав сшить самые лучшие рубашки.

На мои робкие возражения они только отмахнулись и с гордостью продемонстрировали мягкость и прочность материи, собственноручно сотканной свекровью Кайлы из шерсти разводимых на хуторе овец. Мне оставалось только признать поражение и предложить свою помощь. Иголкой я худо-бедно владела, а за совместной работой проще расспросить хозяек о том, что меня интересовало больше всего – как найти учителя Алена. Может быть, и на Мерейн плыть не потребуется. Вдруг выяснится, что означенный некромант живет прямо на Лидгарте? Или где-нибудь поблизости?

Увы, надежды не оправдались.

- Когда, говоришь, девонька? – переспросила Алроса, сноровисто и аккуратно обрабатывая шов. – Полсотни лет назад? Я тогда еще и не родилась… Это надо кого-нибудь постарше спрашивать… Торвальд, внучок, - обратилась она к вертевшемуся неподалеку вихрастому семилетнему мальчишке. – Сбегай, приведи-ка бабушку Талину. Она там, у амбара, на солнышке греется.

Мальчик понятливо кивнул и исчез за дверью.

С бабушкой Талиной, самой древней обитательницей хутора, мне еще не доводилось встречаться лицом к лицу. Поэтому, когда оная старушка возникла на пороге дома, я вздрогнула и невольно прочитала заклинание, снимающее морок. Ничем другим, кроме иллюзии, не объяснялось ошеломляющее сходство Талины с бабкой Мелисьей. Но, очевидно, подобные старушки встречаются повсеместно, поскольку видение не растворилось в воздухе, а просеменило к лавке и плотно уселось на нее, вперив в меня нетерпеливо-любопытный взор подслеповатых глазок. Еще до того, как она заговорила, я знала, какой у нее будет голос: резкий, скрипучий, с повизгиванием в конце фраз.

- Ты хто ж такая будешь, деточка? Или такой?

- Бабушка Талина, это гости к нам приехали, - преувеличенно громким голосом объяснила Алроса.

- Ась? – приложив руку к уху, надежно спрятанному под теплым, несмотря на лето, платком, переспросила бабка.

Я вздохнула. Ленора и Кайла, быстро переглянувшись, хихикнули и вернулись к недошитым рубашкам.

- Гости к нам приехали. Колдуна ищут, - еще более громко произнесла Алроса.

- Колдуны? Не надо нам никаких колдунов. От них молоко у лосей скисает! – всполошилась старуха, закрываясь от меня сложенными крестом пальцами и бросая на меня победный взгляд.

Алроса терпеливо продолжала расспросы. Без особого, впрочем, результата. Бабушка Талина категорически отказывалась отвечать на поставленные вопросы. Может, по причине старческого маразма и плохого слуха, может, из-за исключительно вредного характера, может, из-за всего, вместе взятого. Кое-что из нее, правда, удалось вытянуть. Полвека назад, когда Талина была молодой и красивой девушкой (во что, честно говоря, верилось с трудом. Я не дала бы ей меньше сотни лет), на Лидгарт прибыл некий мужчина в черном плаще, сверкнул молнией, напустил дыма в таверне, призвал мракобесов, выпивших весь эль в бочонке, и исчез. Куда исчез – осталось загадкой. Как и то, существовал ли этот мужчина на самом деле.

Где-то через час я, устав от бесполезных расспросов и скрипучего визга бабки, незаметно выскользнула за дверь и села на небольшую скамеечку у стены, откинув голову на замшелые камни и закрыв глаза. Неяркое солнце куталось в полупрозрачные облачка. Ветерок шевелил волосы, принося с собой запахи свежевыпеченного хлеба, молодой травы, соленой морской воды и свинарника. Обитатели последнего, блаженно похрюкивая от удовольствия, валялись в грязи. Озабоченно квохтали куры, сосредоточенно копаясь в земле. Я тщательно собирала обрывки мыслей, в клочья разодранных беседой со старушкой, попутно наслаждаясь миром и спокойствием.

Может, конечно, Аленар, который с утра убыл вместе с ребятами в неизвестном направлении, оставив меня заниматься шитьем, сумеет что-то выудить у старухи в голове. Хотя я в этом сомневалась, поскольку попробовала лично и тут же захлебнулась в бессвязных обрывках мыслей. Тогда остается Мерейн, как мы изначально и планировали… Будем надеяться, что в родном селении Ингвара найдутся более здравомыслящие старики.

Рядом присели хихикающие девушки.

- Не помешаем? – участливо осведомилась Кайла. Я лениво покачала головой, не открывая глаз.

- Элька, не расстраивайся. Бабка всегда такая, сколько я себя помню, - посочувствовала Ленора. Я молча кивнула.

- Знаешь, я кое-что вспомнила, - неуверенно произнесла Кайла.

- Что? – неохотно ответила я, просто чтобы поддержать разговор и не обижать девушку.

- Ты не первая спрашиваешь про колдуна.

- Да? – уже более заинтересованно проговорила я. – А кто еще? Давно?

- Давно. Я тогда еще девчонкой была. Лет десять назад.

Я внутренне напряглась. Десять лет назад. Очень может быть, что это…

- Красивый молодой человек. Точнее, юноша. Это тогда он казался мне взрослым, а на самом деле ему вряд ли и двадцать-то исполнилось.

- Темноволосый и синеглазый? – не выдержав, уточнила я.

- Точно! - удивилась Кайла. – Такой красивый… И очень отличался от наших мужчин, потому я его и запомнила. А как ты догадалась?

Меня царапнула по сердцу ревность. Я задушила ее на корню, напомнив себе, что, во-первых, Кайла видела Алена – а это был он, больше некому - десять лет назад, а, во-вторых, она замужем. Поэтому просто пробормотала что-то о ведьминских способностях и попросила девушку рассказывать дальше. Кайла, очень довольная тем, что вызвала мое любопытство, с воодушевлением продолжила.

- Он приехал весной, с первым кораблем, и имел при себе только тощую сумку. Правда, деньги у него водились. Я сама видела. Мы в тот день крутились у Съенны, моей двоюродной тетки. Интересно же! Корабль пришел, первый после длинной зимы, и торговцы обязательно заходили в таверну промочить горло и поделиться новостями.

Я понимающе кивнула.

- И вот приплыл такой красавец, - восторженно говорила Кайла. – И он, как и ты, начал спрашивать про колдуна.

- У Съенны?

- Нет, тетка не смогла с ним поговорить. Она с ног сбивалась, разнося тарелки и подавая пиво. У Айны.

У Айны. Конечно, это логично. О волшебниках лучше спрашивать у людей, имеющих отношение к магии, пусть даже опосредованное. У нас тоже мелькала такая мысль, вот только общение с шаманкой не задалось с самого начала. Мне стало нехорошо. Я что, собственными руками порвала ниточку, ведущую к некроманту? Вряд ли Айна теперь захочет даже видеть нас в Рейквике, не то что разговаривать.

Однако следующие слова девушки успокоили меня.

- Только она ему ничего не сказала, - рассмеялась каким-то своим воспоминаниям Кайла. Заметив мой недоумевающий взгляд, она пояснила:

- Айна предложила ему себя взамен неизвестного колдуна.

Я не нашла слов для ответа, раздираемая на части острым желанием все-таки вернуться в селение и выцарапать шаманке глаза. И в то же время понимала, что не имею повода для ревности – десять лет назад Ален понятия не имел о моем существовании. Как, впрочем, и я о нем.

Ленора, с неослабным интересом прислушивающаяся к нашему разговору, уточнила:

- А ты откуда знаешь?

- А мы подсматривали, - хихикнула ее невестка. – Мы же не могли просто так отпустить молодого красавца и проследили, куда он пошел. А потом подслушали. Магу, похоже, не понравилась такая замена. Он выскочил из дома Айны, словно за ним мракобесы гнались, - рассмеялась девушка. Ленора весело присоединилась к ней. Меня слегка отпустило, и, по-видимому, незамеченным это не прошло.

- Ты знала этого мужчину, да? – проницательно спросила Кайла. Я не видела смысла скрывать правду и честно ответила:

- Да.

- Но он же приехал на Клендар десять лет назад… - задумчиво произнесла девушка, похоже, заново оценивая мой возраст.

- Неважно. Мне нужно найти колдуна, которого искал и тот красивый маг, - грустно улыбнулась я. - А я пока понятия не имею, как это сделать… Но Алену же как-то удалось, значит, и я смогу.

- Ален? Это так его звали? Красивое имя, - понимающе хмыкнула Кайла. – Ему подсказал дайн.

- Кто? – неподдельно изумилась я.

- Дайн. Ты не знаешь, кто они такие? – ответно удивилась Кайла.

- Знаю. Но как-то не думала, что здесь, на Клендаре… - Я не закончила свою мысль, но девушки меня поняли.

- В общем-то, ты права. Дайны есть далеко не везде, в основном на крупных островах. Они приезжают сюда с… просветительской миссией, - с трудом выговорила Кайла сложное слово. - Спасти народ от мракобесия, показав ему путь к свету. По крайней мере, дайн Февроний говорил именно так.

- Дайн Февроний? Это с ним разговаривал Ален?

- С ним. Видишь ли, не могу сказать, что ему приходилось слишком много времени уделять своим прямым обязанностям… Айна очень косо смотрела на тех, кто осмеливался хотя бы из чистого любопытства прийти на службу. Поэтому почти все время дайн Февроний сидел в таверне или бродил по округе, беседуя с жителями и собирая легенды.

- Вот Аленар удивится, - фыркнула я. – Дайн-фольклорист… И куда он послал Алена?

- А вот это не знаю. Молодой маг пришел к дайну уже под вечер, провел у него ночь, а утром мы его уже не видели.

– Жаль… - рассеянно произнесла я, прикидывая, что возвращения в Рейквик для разговора с дайном все-таки не избежать, а, значит, придется пойти на открытую конфронтацию с Айной. Ладно, выкрутимся как-нибудь… Глаза отведем, в конце концов.

- Да. Только, знаешь, дайна в Рейквике уже нет.

- А где же он? – От огорчения и разочарования мне захотелось заорать, стукнуть кулаком, выругаться, в конце концов. Как же так? Только, казалось бы, нащупала кончик ниточки, как она вновь ускользает из моих рук... Резкий порыв ветра разметал волосы. Недовольно хрюкнула свинья. Всполошились куры. Я постаралась успокоиться и взять себя в руки. Не хватало еще что-нибудь здесь разрушить… Впрочем, девушки, кажется, не обратили на происходящее особого внимания.

- Пять лет назад он окончательно рассорился с Айной и уехал, - сочувственно пояснила Кайла.

- А куда, никто не знает, - с безнадежным отчаянием продолжила я.

- Нет, - неожиданно весело отозвалась она, бросая на меня лукавый взгляд. – Знает. На Мерейн.

Надежда снова прочно обосновалась у меня в сердце. Мерейн… Хотя, если вдуматься, в этом нет ничего удивительного. Мерейн – второй по величине остров в архипелаге, и там проживает достаточное количество селян, коих можно вывести из тьмы язычества к свету истинной веры… А заодно посидеть за столом с кружечкой эля, слушая народные предания…

- Правда, не знаю, не уехал ли он и с Мерейна, - попыталась Кайла остудить меня. – Все-таки столько времени прошло.

- Будем надеяться, что нет. А если и уехал… То мы все равно туда собирались, - заключила я, не желая расставаться с верой в благополучное завершение своего путешествия.

- Тогда нам пора вернуться к рубашкам, а то не успеем их закончить. Теннар говорил, что завтра море совсем успокоится.

И муж Кайлы – а, кстати, и Айна, предсказавшая то же самое – оказались правы. Наутро ветер стих, зеркальная морская гладь весело отбрасывала блики от солнечных лучей, а волны лениво шептали что-то прибрежной гальке. Отплытию ничего не мешало, и все больше и больше крепла уверенность в том, что первый этап нашего путешествия подходит к концу.

Мы в последний раз наелись вкуснейших лепешек Алросы, тепло распрощались с гостеприимными хозяевами (Ленора не скрывала слез, глядя покрасневшими глазами на Ингвара) и погрузились на «Зимородок» - небольшое суденышко, значительно меньше «Казарки». Но и хлипкой лодчонкой его сложно было назвать. Мы вшестером - вместе с Теннаром и его неразговорчивым, вечно угрюмым братом Артом – с легкостью разместились на нем. Там даже имелось некое подобие каюты, доверху забитое сетями и прочими рыболовными принадлежностями, которые сейчас лежали на берегу. Мужчины вчера разгрузили судно, готовя его к походу.

Мы в последний раз помахали стоящим на берегу Кайле и Алросе, Теннар поднял парус, и «Зимородок» шустро помчался вперед, с каждым часом все больше и больше сокращая расстояние между Лидгартом и Мерейном.

По словам Арта, обычно такое плавание занимало чуть больше двух дней, включая ночевки на берегу. Но погода стояла прекрасная, ветер дул в нужную сторону, Лежек тоже немного помог, и не успели вторые сутки пути перевалить за полдень, как перед нами замаячили скалы Мерейна. Еще несколько часов ушло на то, чтобы обогнуть остров и войти в нужную бухту, и вот, наконец, мы ступили на берег.

- Добро пожаловать в Хаствик, - улыбнулся Ингвар.

- Как-то он не очень добро нас принимает, - заметила я, оглядываясь. Пейзаж, прямо скажем, не впечатлял: голые скалы, лодки, развешанные для просушки сети, такие же, как и на Лидгарте, длинные избы и темная полоса леса на горизонте. И люди. Хмурые, неприветливые, настороженные, вышедшие из домов и неприветливо глядящие на нас. В основном мужчины, хотя я увидела и нескольких женщин в доходящих до земли юбках и светлых передниках.

- Они просто присматриваются, - небрежно отмахнулся Ингвар. – Чужаков опасаются везде.

- Но ты же вроде не чужак для них, - проронил Лежек, которого тоже явно напрягала окружающая действительность.

- Я уехал отсюда десять лет назад, - спокойно отозвался северянин. – Меня еще должны вспомнить, а это нелегко сделать на расстоянии. Мы идем вместе или вы предпочитаете подождать здесь?

- А что, возможны проблемы? – уточнил Аленар.

- Нет. Не должны быть, по крайней мере.

- Тогда мы идем с тобой, - решил вампир.

Но, несмотря на уверения северянина, что все в порядке и никто не собирается нападать на нас, мужчины вольно или невольно встали так, что я оказалась в середине. Ингвар шел впереди, показывая дорогу, Лежек прикрывал меня от сумрачных взглядов справа, Аленар – слева, а замыкали строй Теннар и Арт. Никто не пытался заговорить с нами, но никто и не проявлял открытой враждебности. Люди просто молчали, и драматичную тишину нарушали только скрип сапог по песку, лай собак и крики чаек.

Ингвар подчеркнуто не обращал на это внимания. Он невозмутимо прошел по главной улице селения, завернул налево и, не задумываясь, открыл калитку.

- Кто вы? И что вам нужно? – На пороге дома стояла с ухватом наперевес невысокая крепкая женщина.

- Это вот так ты встречаешь сына, мама? – усмехнулся наш сокурсник.

- Ингвар? - Женщина неуверенно сделала вперед несколько шагов, продолжая сжимать ухват в руках, и вдруг отбросила его в сторону. – Ингвар! Сыночек! Ты вернулся…

- Я вернулся, мама. – Ингвар крепко обнял мать.

А через забор уже заглядывали любопытствующие соседи, с лиц которых исчезла настороженность и мрачность.

Глава 11.

Праздничное застолье, посвященное возвращению Ингвара в родное селение, длилось вторые сутки. А если учесть, что в нем принимало участие абсолютно все население Хаствика, включая грудных младенцев, привязанных к спинам матерей, и древних старцев, которых чуть ли не на руках принесли и с почетом усадили за большой стол, заканчиваться оно не собиралось. Уставшие от неумеренного потребления еды и напитков, как крепких, так и безалкогольных, селяне отползали в сторону и укладывались отдохнуть прямо на открытом воздухе, а их место немедленно занимали уже отдохнувшие. Веррена, мать Ингвара, не вылезала из кухни, без устали орудуя любимым ухватом. И если бы только она… Кажется, все до единой хозяйки Хаствика сочли своим долгом принять участие в пиршестве, безжалостно опустошая кладовки и погреба и заполняя пустые прогалы на столе тушеным с травами мясом, жареной рыбой, лепешками с ягодами и медом, разнообразными соленостями-моченостями и прочей снедью.

Я успела наесться, выспаться, еще раз перекусить, проводить спешивших домой Арта и Теннара, прогуляться по селению, вернуться к столу и обнаружить, что присутствующие напрочь забыли о поводе для обильных возлияний и празднуют каждый что-то свое. А Ингвар исчез. Последнее обстоятельство меня расстроило. Я намеревалась извлечь счастливого и расслабившегося парня из-за стола и найти вместе с ним дайна или хотя бы узнать, в каком направлении его искать и есть ли он вообще на Мерейне. Мне очень хотелось сделать это еще вчера, но я усилием воли сдержалась, понимая, что Ингвар имеет полное право побыть со своими родственниками. Но сейчас прошло больше суток. Мне уже до смерти надоело бесцельное гуляние и сидение на одном месте, и нетерпение подгоняло меня вперед. В конце концов, с дайном я могу поговорить и сама, для этого нет необходимости созывать всеобщее собрание, и Ингвару достаточно просто дать нужную информацию.

Однако там, где я в последний раз видела знакомую фигуру сокурсника, в данный момент горделиво восседал крепкий бородач в возрасте. Пристальное оглядывание окрестностей тоже не привело к желаемому результату – Ингвар не обнаруживался.

- Аленар? – негромко позвала я вампира, неотлучно следовавшего за мной «в целях собственной безопасности», как он объяснил. Вопрос о том, что именно могло нарушить его безмятежность – необходимость слушать мысли не очень трезвых и совсем нетрезвых хаствикцев или моя безопасность, я не поднимала. Скорее всего, и то, и другое, и еще десяток причин, не пришедших мне в голову.

- Он у своего деда, - после небольшой паузы ответил Аленар. – Пойдем. – Он, тронув меня за плечо, показал на приземистый дом, стоявший в отдалении от других.

По скупым рассказам Ингвара я представляла его деда действительно дедом – то есть древним стариком, морщинистым, сгорбленным, с дрожащими руками и надтреснутым голосом. Поэтому, постучавшись в добротную, крепко сколоченную дверь, была готова к тому, что ее откроет Ингвар. Однако она распахнулась сама. Я сделала шаг и замерла на пороге, привыкая к полутьме после яркого света на дворе и с любопытством оглядываясь. Жилище шамана Хаствика ничем не отличалось от уже привычного мне клендарского дома – та же длинная комната с отгороженной перегородкой спальней в дальнем конце, те же столбы по центру, несущие на себе тяжесть крыши, тот же приподнятый пол с очагом в углублении по центру. Крохотные окошки, едва пропускающие солнечный свет, массивные скамьи вдоль стен и выскобленный добела стол, заставленный снедью довершали обстановку помещения. Но никакого щупленького старикашки здесь не было. За столом сидели трое – Ингвар, кругленький благообразный гражданин с угольно-черной окладистой бородой, практически лежащей на его животе, и крупный мужчина, почти задевший головой притолоку, когда он поднялся мне навстречу. Мощные руки толщиной с мое бедро, саженный размах плеч… Не удивлюсь, если бы он голыми руками, несмотря на возраст, о котором недвусмысленно сообщали совершенно седые волосы и глубокие морщины, избороздившие лицо, смог бы порвать медведя на мелкие кусочки,. Ну ничего общего с придуманным мной образом… Но при этом не оставалось сомнений, что передо мной именно Бьорн, шаман Хаствика. И дело не только во внешней схожести деда и внука, хотя и в ней тоже, конечно. Неторопливость действий уверенного в себе мужчины, властность, сквозившая в его поведении, мудрость, светящаяся в глазах – вот что привлекло мое внимание. И посох, словно бы сам собой прыгнувший в руки шамана, когда мы с Аленаром появились на пороге.

Я автоматически напряглась, но Бьорн не торопился пускать его в ход. Мы встретились взглядами. На короткое мгновение, но за это время я ощутила всю мощь деда Ингвара. Без всякой магии, по крайней мере, известной мне, он, явно не будучи вампиром-Повелителем, проник в мое сознание, оценил увиденное, собрал тревоги, обеспокоенность, мрачные опасения, тяжелые переживания и убрал их, заменив теплым спокойствием, уютной умиротворенностью и убежденностью в светлом будущем.

- Добро пожаловать. Вы всегда будете желанными гостями в моем доме. – Бьорн, отставив посох в сторону, спрятал усмешку в кустистых усах. - И не стоит так напрягаться, Элька. Тебе никто не причинит здесь вреда.

Я, опомнившись, заметила, что держу пальцы сложенными для заклинания, и разжала их. Удивляться тому, что Бьорн знает мое имя, не приходилось. Ингвар, конечно, уже рассказал деду все о своих спутниках. Ну, или почти все.

- Прошу прощения, - вежливо извинилась я. – Это подсознательная реакция на возможную угрозу.

- Ничего страшного, - добродушно усмехнулся шаман. – Лучше быть готовым отразить несуществующее нападение, чем не успеть отреагировать на настоящее.

- Бьорн, хватит держать гостей в дверях и кормить их мудрыми советами, - весело прогудел благообразный бородач. – Присаживайтесь сюда, юная дева. И вы, молодой человек, тоже. Вот, обратите внимание на селедочку, копченную на можжевеловых стружках. А вот вяленый угорь. И, разумеется, морошковая настойка, одна капля которой бодрит душу и уносит прочь уныние, что так угодно господу нашему.

Я, уже подойдя к столу, застыла на месте и со смесью отчаянной надежды и подозрения взглянула на незнакомца. Мне редко доводилось встречаться с дайнами. Собственно, за всю жизнь я видела только одного – вийского, близкого знакомца лавочника Тимахи, высокого, тощего, скуластого мужчину с фанатичным огнем в черных глазах. Бородач, сидящий рядом с Ингваром, даже отдаленно не напоминал его. Но слова о господе в устах обычного селянина наводили на некоторые подозрения о профессии этого самого селянина. Или, скорее, не профессии, а призвании…

- А с кем имею честь?.. – поинтересовался и Аленар, склонивший голову в учтивом приветствии.

- Бьорн, ты совершенно забыл о приличиях, - благодушно проворчал гражданин, кряхтя, выбрался из-за стола и протянул руку, предварительно тщательно вытерев ее о черный балахон. – Дайн Февроний. А вы, молодой человек, как я понимаю…

- Аленар, - сам представился вампир. Я тоже отстраненно назвала свое имя и села на услужливо подставленный Ингваром табурет, усиленно стараясь поверить в происходящее и совладать с эмоциями. Что, все так просто? Не надо никаких расспросов, поисков, путешествий на другой край Мерейна или вообще к мракобесу на куличики в поисках дайна? Он сам, можно сказать, явился перед нами, и теперь осталось только узнать у него, куда дайн послал Алена, завтра же отплыть и найти, наконец, старого некроманта? Ну хорошо, не сразу найти, но хотя бы получить четкое указание, где он живет? И все?

Собственно говоря, в том, что дайн оказался в Хаствике, не было ничего удивительного. Рассорившийся с Айной Февроний выбрал Мерейн местом для дальнейшего проживания по двум причинам: во-первых, оно предоставляло большие возможности для несения истины в массы, как я и предполагала. А во-вторых, шаманка слышать не могла о Бьорне, который, по слухам, как-то раз назвал ее злой и мстительной взбдрызгой. Февроний, придерживающийся того же мнения, решил, что сможет столковаться с шаманом Хаствика, и не ошибся. Они прекрасно поладили, и местные жители приняли дайна, хотя, правда, не стремились ходить к нему на проповеди. Зато регулярно угощали морошковой настойкой и копченой селедочкой, попутно рассказывая выдуманные и нет истории из своей жизни, что вполне устраивало не стремившегося к большему Феврония.

Все это дайн подробно и обстоятельно рассказал нам, попутно щедро разливая так расхваливаемый им напиток и постоянно предлагая то один, то другой деликатес. Бьорн посмеивался в усы, слушая цветистые обороты, пересыпаемые вознесением хвалы господу, вовремя наставившему своего слугу на путь истинный. Ингвар с Аленаром вежливо внимали Февронию, в нужных местах кивая или пригубливая из стакана. В другое время я бы, может, тоже с интересом послушала словоохотливого бородача, но сейчас мне не терпелось перейти к интересующей меня теме, поэтому еле дождалась, когда в его монологе наступит естественная пауза для разлива настойки.

- Знаете, дайн Февроний, а мы ведь очень хотели найти вас на Мерейне.

Дайн с довольным видом бережно поставил бутылку, приосанился, обратил на меня взор и пробасил:

- Слушаю тебя, дитя мое.

- Мне говорили, что вы знаете, как найти темного колдуна, который высадился на Клендаре лет пятьдесят назад.

- Кто говорил? – недоуменно переспросил Февроний.

- Одна девушка с Лидгарта.

- Она ошиблась, - твердо заявил дайн, качая головой. – Я слышал рассказы об этом, но считал их не более чем легендами, которые так горазд сочинять народ длинной зимней ночью. Как правило, в них есть рациональное зерно, но, чтобы докопаться до него, требуется в кровь стереть руки.

Во мне зашевелились нехорошие подозрения, но я постаралась заглушить их.

- В этой легенде оно совершенно точно присутствует. Дайн Февроний, вспомните – примерно десять лет назад к вам в Рейквик приходил темноволосый юноша, тоже искавший этого колдуна. Он переночевал у вас, ушел, и больше в селении его не видели. Но юноша достиг своей цели. Он нашел на Клендаре колдуна и несколько лет прожил с ним.

Дайн задумчиво пожевал губами. Я молчала, не желая нарушать его сосредоточенность.

- Я помню этого мальчика, - наконец произнес Февроний. – Но, дитя мое, ты ошибаешься, считая, что это мои слова направили его на путь истинный.

- Но ведь не господь же? – не выдержала я и тут же мысленно выругала себя.

- Полагаю, что он тоже принял в этом участие, - укоризненно покачал головой дайн. – Раз уж, как ты, дитя, утверждаешь, юноша в конечном итоге добрался до своей цели. И господь наш всемогущий, - Февроний возвел глаза к потолку, - волею своей вложил в мои уста хороший совет.

Дайн замолчал, благостно поглаживая себе бороду и не сводя взгляда с потемневшей от времени потолочной балки. Пауза явно затягивалась, и я позволила себе нарушить воцарившуюся тишину.

- И что за совет вы ему дали?

- Спросить об этом у человека, от коего я и услышал сию легенду, - важно проговорил Февроний. – У деда Гейральва, на тот момент самого старого жителя Рейквика.

Я тяжело вздохнула. Значит, все продолжается. Дайн был только вешкой на нашем длинном пути. И все-таки придется возвращаться на Лидгарт, гхыр бы его побрал, как-то избежать встречи с Айной, искать этого самого деда Гейральва, старейшего жителя гхырова селения. Только почему дайн уточнил «на тот момент»? Что, с той поры в Рейквике появился еще более старый житель?

- Нет, разумеется, - скорбно прогудел дайн в ответ на озвученный мною вопрос. – Сын божий Гейральв, мир праху его, почил в бозе за год до моего отъезда с Лидгарта. Сие печальное событие, собственно, и послужило поводом для того, чтобы я начал задумываться о переезде. После смерти Гейральва в Рейквике не осталось людей, с которыми можно было бы посидеть за кружечкой эля и поговорить.

- Ну как же? А Съенна? – ехидно поинтересовался Ингвар.

- Съенна – уважаемая женщина, - ответствовал дайн. – Но так увлекается разговорами, что забывает вовремя пополнять стол съестным и напитками. А что есть важнее для хорошей беседы, чем не доверху наполненная тарелка, дающая усладу четырем остающимся незадействованными чувствам – зрению, обонянию, осязанию и вкусу?

- Твой бог, Февроний, вроде бы считает обжорство грехом? – заметил Бьорн.

- Так то обжорство! – Дайн поднял вверх палец. – А не искреннее восхищение теми дарами природы, что посылает нам господь в своем милосердии!

Я не дала Февронию возможности перейти на, видимо, его излюбленную тему.

- А кто еще на Лидгарте может знать про колдуна?

- Боюсь, никто, дитя мое, - сокрушенно посмотрел на меня дайн. – Полвека – солидный возраст даже для мага, что уж говорить об обычных смертных, чья судьба в руце божией?

У меня противно заскребло на душе. Ну да, с чего это я решила, что дайн мгновенно решит все мои проблемы?

- Не печалься, юная дева, – торопливо добавил Февроний. – Подумай, возможно, это сам господь не желает твоей встречи с порождением геенны огненной, сиречь темным колдуном?

Мне не было дела до желаний или нежеланий вышеупомянутого господа. Тем более, что и меня саму можно с успехом причислить к выходцам из огненной геенны, учитывая моою специализацию. Но я не стала обижать дайна, в сущности, желающего мне только добра, поэтому просто кивнула, занятая собственными размышлениями. Дед Гейральв умер около шести лет назад. Солидный срок, тело при обычных условиях уже разложилось бы. Но мы на Клендаре, где девять месяцев в году царит зима, да и лето не жалует жарой. Может быть, нам еще удастся пообщаться с покойником… Хоть небольшой, но шанс…

- Не получится, - негромко проговорил Аленар. – На Клендаре покойников не хоронят, а сжигают на погребальных кострах, а пепел развеивают над морем.

Я тоскливо обхватила руками голову. Таинственный учитель Алена приложил слишком много усилий к тому, чтобы никто не мог его разыскать. Сколько островов в Клендарском архипелаге? Несколько десятков? Значит, я побываю на каждом, но все равно достану гхырового некроманта… А можно еще порасспрашивать о внезапно исчезнувшем острове. Если верить матросу из «Толстого русала», это произошло совсем недавно, и свидетели его существования еще должны жить. А мы почувствуем магию, закрывающую довольно большой участок суши, если некромант действительно пошел на это.

Но сколько же времени займет блуждание по архипелагу, гхыр его побери? Будет ли смысл в поисках некроманта через два-три месяца? Никто, кроме самого Мораввена, не может сказать, не срастется ли за это время сознание Нааль с телом Алена, а Великий Магистр вряд ли согласится поделиться этой информацией. И не по этой ли причине сам демон почему-то стремится поймать меня как можно быстрее?

Но даже если Мораввен просто хочет поскорее обрести потерянную две тысячи лет назад возлюбленную, и Нааль можно будет извлечь и через два года, остается еще одна проблема… В моем проклятом воображении вольготно расположились картинки меня с огромным животом, сидящей на скамейке и расспрашивающей очередную глуховатую бабку, высыпающую на меня горы ненужных сведений. Или меня же, бредущей по болоту, спотыкающейся и падающей в вязкую чавкающую грязь. И только быстрая реакция Аленара… Впрочем, какого Аленара? Повелитель Асгора не сможет столько времени находиться со мной, у него полно собственных проблем. Значит, в лучшем случае со мной останутся Лежек с Ингваром, а в худшем – бесплодные поиски надоедят и им. И я буду продолжать их в компании только неродившихся детей…

Я сжала зубы, загоняя назад рвущиеся наружу слезы.

- Дед, - позвал Ингвар. – Ты же можешь помочь?

Бьорн вместо ответа внуку обратился ко мне:

- Тебе действительно так нужен этот колдун, Элька?

- Да. Это вопрос жизни и смерти, - без колебания ответила я. И, чуть помолчав, хмуро добавила: - Боюсь, он касается не только меня, но и судьбы всего мира, если, конечно, пророчество Валлиасдара верно.

Бьорн помолчал, оценивая мои слова и пронзая меня внимательным взглядом. Я не отводила глаз, раскрываясь перед ним.

- Я могу попробовать поговорить с Гейральвом, - наконец ответил он.

- Как? – озадаченно переспросила я, перебирая в памяти сведения о шаманах Клендара. Вроде бы в их обязанности не входило поднятие покойников или призывание к себе их духов? Или нам опять не предоставили полный объем знаний?

Опять. Ален, ругающий современную систему образования, вновь оказался прав.

- Каждое полнолуние завеса, отделяющая мир мертвых от мира живых, истончается, - пояснил Бьорн. - Да ты и сама должна это знать. Не зря же именно в полнолуние меняют ипостась оборотни, нечистая сила вольготно разгуливает по городам и весям, а темные заклинания требуют меньшего расхода сил, чем обычно.

Я задумчиво кивнула. Ну да, все правильно, только раньше мы не связывали эти события с «завесой мира мертвых». А если полнолуние сочетается еще и с восходом темной луны, то она, очевидно, не просто истончается, а еще и рвется.

- В полнолуние я попытаюсь связаться с духом Гейральва. Но придется подождать пять недель. Разумеется, все это время вы будете нашими желанными гостями.

- А почему так долго? – удивилась я. По моим подсчетам, следующее полнолуние должно наступить через восемь дней. Тоже долго, конечно, лучше бы завтра, но, по крайней мере, это не почти полтора месяца.

- Потому что у меня кончились семена бранабиса, а это – важная часть ритуала, без которой он просто не состоится. Семена же созреют в лучшем случае через месяц.

- Дело только в них? – уточнила я. – Если они успеют созреть, то можно будет провести ритуал в ближайшее полнолуние?

- Да, - кивнул Бьорн, с подозрением всматриваясь в меня.

- Прекрасно, - с облегчением заявила я, вставая из-за стола. Камень, удобно устроившийся у меня на душе, с грохотом упал. Проблема созревания небольшого количества семян решается довольно легко, если, разумеется, приложить к ней немного магии. – Покажите мне, пожалуйста, заветную деляночку. Ингвар, поможешь мне?

- Конечно, - усмехнулся парень, прекрасно понимая, о чем я говорю.

Бранабис рос прямо за домом шамана на небольшой, хорошо возделанной грядочке без единого сорняка. Правда, по внешнему виду едва возвышающихся над землей светло-зеленых листочков, опушенных серебристыми волосками, я бы не сказала, что через месяц у травки созреют семена. Но сейчас это не имело значения.

- Готов? – спросила я Ингвара, опускаясь на корточки и вытягивая вперед руки.

- Конечно, - отозвался он, принимая то же положение.

- Тогда давай, на счет три. Раз, два…

- Три, - заключил Ингвар, беря меня за руку.

Мы одновременно произнесли заклинание. То самое, которое использовали еще в Школе, желая погрызть семечек у тыквы, а в результате созрели все кабачки и огурцы.

Травка на небольшом участке грядки зашевелилась и начала расти. Не прошло и пяти минут, как перед моими глазами закачались изящные сиреневые соцветия, источающие медвяной аромат. Ингвар медленным речитативом упрашивал свою стихию – землю – помочь нам. И она вняла его просьбе.

Внезапно воздух наполнился гудением. Откуда ни возьмись, появились толстенькие полосатые шмели, облепившие маленькие цветочки. Еще несколько минут – и насекомые исчезли так же неожиданно, как и возникли. Сиреневые лепестки с еле слышным шорохом осыпались на землю, оставляя после себя крохотные коробочки, в каждой из которых лежало семечко.

Бьорн взял одно из них, внимательно осмотрел и попробовал на зуб.

- В ближайшее полнолуние я совершу ритуал, - безэмоционально произнес он. – Соберите семена, они еще должны высохнуть.

Я встала и отошла в сторону, разминая затекшие ноги и оглядываясь в поисках посудины, в которую можно было бы собрать драгоценные семена.

- Вот. – Аленар протянул мне большое плоское глиняное блюдо. – И, Элька…

- Да?

- Никогда не говори ребятам, что, по твоему мнению, они способны оставить тебя одну. Оскор