КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 605955 томов
Объем библиотеки - 924 Гб.
Всего авторов - 239922
Пользователей - 109989

Последние комментарии

Впечатления

Каркун про Костер: Легенда об Уленшпигеле и Ламме Гудзаке (Классическая проза)

Качайте книжку с Флибусты, братья и сёстры книголюбы.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kotensberg про Котенсберг: Скука и скрепы. Сага о полиамории и семейных ценностях (Современные любовные романы)

Дорогие ценители литературы, есть книги "легкие", а есть - очень "тяжелые". Насколько легка или тяжела книга "Скука и скрепы. Сага о полиамории и семейных ценностях" Котенсберг Ася решите сами. Характеры главных действующих лиц выбраны весьма успешно, не сразу, но проникаешься к ним благожелательностью и симпатией, переживаешь за осечки и радуешься победам. Комбинирование ситуаций в отношениях, и влюбленности, и дружбы, может

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Менро: Азбука гитариста (семиструнная гитара). Часть вторая (Литература ХX века (эпоха Социальных революций))

Волю в кулак, нервы в узду -
Работай, не ахай!
Выполнил план - посылай всех в п...ду,
Не выполнил - сам иди на х...й!
В. Маяковский

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про (Ivadiya Kedavra): Долгий поцелуй (СИ) (Эротика)

Крошка сын к отцу пришел
И сказала кроха:
"Пися в писю - хорошо!
Пися в попу - плохо!"
В. Маяковский

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Торден: Новейший самоучитель для семиструнной гитары (Литература ХX века (эпоха Социальных революций))

Делаю эти ноты для уважаемых друзей-семиструнников. Система записи немного устарела, но умный человек разберется.
А для дураков я вообще ничего не делаю.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Красный: Двухгодичный курс обучения игре на семиструнной гитаре. Часть II (Второй год обучения) (Литература ХX века (эпоха Социальных революций))

Сделал, как и обещал. Времени ушло много, зато качество лучше, чем у других.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Интересно почитать: Параметры выбора смартфонов

Белое пальто в клетку [Казимеж Коркозович] (fb2) читать онлайн

- Белое пальто в клетку (пер. В. Киселев) 646 Кб, 145с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Казимеж Коркозович

Настройки текста:



Сквозь сонное забытье, еще не совсем придя в себя, Кароль Пажистый услышал тихий шепот:

— Кароль… Послушай, Кароль…

Шепот развеял остатки сна, но он решил притвориться спящим. Лежал на боку, подложив под голову руку, глубоко дышал, не открывая глаз. Она осторожно коснулась его плеча и повторила:

— Кароль… Ну, Кароль…

В следующее мгновение он понял, что лежит один. И тут же услышал, как она сняла телефонную трубку и набирает номер. Он насторожился и решил дальше притворяться спящим.

Чуть приоткрыл глаза. В комнате царил серебристый полумрак, так как свет уличного фонаря пробивался сквозь задернутые шторы. Он разглядел склонившуюся над телефонным аппаратом Анку. Света было вполне достаточно, чтобы она смогла разглядеть цифры на диске.

До него донеслись обрывки фраз:

— …у приятельницы… на Охоте… Мы только что вернулись из города… Перестань, не болтай глупости… Да… понимаю… — Потом с явным нетерпением: — Да, слышу, номер двадцать шесть… но где эта Градовая находится? Хорошо, буду…

Едва слышно стукнула осторожно положенная трубка. Анка скользнула под одеяло я, обняв Кароля за шею, притянула к себе. Теперь уже не было необходимости притворяться, так как существовала причина для пробуждения.

Вскоре он действительно заснул, крепко, без сновидений.

Проснувшись, он обнаружил, что снова лежит один. Посмотрел на часы. Было восемь. Он соскочил с кровати и только тогда заметил на столе листок бумаги с поспешно нацарапанными словами: «Добрый день — Анка».

Тревогу подняла уборщица, когда, придя на работу, обнаружила в помещении, где она хранила свой инвентарь, связанного вахтера.

Вскоре было установлено, что второй вахтер, который непосредственно охранял комнату кассира, лежит возле самой двери с глубокой раной в спине, в луже крови.

Никаких следов борьбы не было видно, лишь один из стульев оказался перевернутым. Все предметы на письменных столах — на столе кассира и на столе помощника — лежали на своих местах. Штора на единственном окне с прочной решеткой была задернута, сама решетка не повреждена. Дверцы несгораемого шкафа были приоткрыты, следов взлома на них не было, все находившиеся там деньги исчезли.

Расследование вел майор Выдма из Главного управления милиции. Для своего звания он был довольно молод, лет тридцати с небольшим, с резкими сухими чертами лица и гладко зачесанными темными волосами. Мундир он надевал только в случае крайней необходимости. Предпочитал гражданский костюм, который всегда сидел на нем безукоризненно, привлекая внимание прекрасного пола.

Удалив из помещения всех пришедших на службу сотрудников, потрясенных убийством и кражей, группа, ведущая расследование под началом поручика Герсона, приступила к работе, а майор, уже ознакомившись с происшедшим, отправился в дирекцию комбината.

— Директор приехал и ждет вас, — встретила его медноволосая секретарша. В ее голосе слышалось возбуждение, но она мило улыбнулась и кокетливо стрельнула глазками.

Директор Лемпицкий, полный, с крупной почти лысой головой мужчина, при виде входящего майора снял большие темные очки и, отложив их в сторону, поднялся из-за стола.

Представившись, он предложил сесть, майор опустился в кресло, стоявшее в углу кабинета.

— Какую сумму похитили? — спросил Выдма.

Лемпицкий погрузился в свое кресло и беспокойно провел рукой по широкой лысине.

— Два миллиона восемьсот тысяч и еще сколько-то там…

Выдма тихонько присвистнул.

— Как же случилось, что такие большие деньги остались на ночь в кассе?

— Деньги были получены для зарплаты. Их должны были раздать вчера, да вот пришлось перенести на сегодняшний день…

— Почему же перенесли выдачу?

— Помощник кассира пришел на работу с зубной болью, воспалилась надкостница, он ушел вырывать зуб. Главный бухгалтер, который отпустил его, говорят, что щека у того была припухшей. Кассир без помощника деньги выдавать отказался и предложил перенести выдачу зарплаты на сегодня, я согласился, договорившись предварительно с заводским комитетом.

— А кассир сам, без помощника, не мог выдать?

— На нашем предприятии работает около двух тысяч человек, много отделов. Как вы уже знаете, сумма была большая, а он отвечает за деньги, поэтому я не мог заставить его.

Выдма посмотрел в окно, за которым виднелись крыши заводских цехов, потом перевел взгляд на своего собеседника.

— Как фамилия кассира?

— Роман Белецкий.

— А помощника?

— Ян Урбаняк.

— Что вы можете о них сказать?

— Белецкому лет шестьдесят, старый холостяк, родных у него нет. По натуре нудный педант, даже чересчур. Именно такие люди и должны быть кассирами. Работает у нас лет двадцать. Восемь лет назад, когда я пришел сюда, он уже работал кассиром. За все это время ни одна ревизия ни разу не обнаружила каких-либо недочетов.

— А тот, другой? Урбаняк?

— Вполне заслуживает доверия. Поступил на работу уже при мне, пять лет назад. Ему около сорока, может, немного больше, тоже не женат. Образованнее Белецкого, оперативнее, так что они хорошо дополняют друг друга.

— О том, что выдачу зарплаты перенесли, всем было известно?

— Конечно.

— Вы не знаете, к кому пошел Урбаняк со своим зубом? У вас есть свой врач?

— Да. Доктор Терля.

— Значит, она занималась его зубами?

— Не знаю, но это можно легко выяснить… — Директор потянулся к телефону.

— Позже, товарищ директор, — остановил его Выдма, — я это сделаю сам.

Лемпицкий отдернул руку от трубки, словно обжегшись.

Опустившись в кресло, он открыл пачку сигарет и протянул майору. Закурив, Выдма продолжил разговор:

— Сколько у вас вахтеров и где посты?

— Кроме начальника охраны — пятнадцать. Дежурят в три смены. Три поста на территории завода, один у ворот и один в вестибюле административного здания.

— А этот убитый?

— Одного из вахтеров сняли с поста, который находится на территории, и направили на одну ночь охранять кассу.

— Как фамилия того второго, найденного в чулане?

— Антоний Герман.

— Что вы можете о нем сказать?

— Я не настолько хорошо знаю всех рядовых сотрудников. Если вы хотите, я попрошу инспектора отдела кадров принести его личное дело.

— Я сам схожу туда после разговора с вами. Может быть, вы предупредите кадры о моем визите?

— Ну конечно! Все документы наших сотрудников в вашем распоряжении. Эта история, не говоря уже о материальной стороне, крайне неприятна, я готов приложить все старания, чтобы вы как можно скорее нашли преступников, украденные ими деньги, ну, и чтобы об этом перестали говорить… — Лемпицкий многозначительно улыбнулся.

— Пока все, гражданин директор… — Майор поднялся. — Я поговорю еще с главным бухгалтером, а потом зайду в кадры.

Бухгалтерия занимала весь первый этаж левого крыла здания. Касса тоже находилась там. Проходя по коридору, майор мог убедиться, что предварительное расследование идет полным ходом. Труп вахтера уже унесли, на полу мелом был очерчен его контур.

Обменявшись несколькими словами с Герсоном, Выдма нашел дверь с табличкой «Главный бухгалтер — Миколай Вусак».

Из-за стола поднялся худой мужчина. Представившись, он предложил гостю сесть и сам начал разговор.

— Вас, наверное, интересует размер ущерба, причиненного нашему предприятию?

— Об этом я уже знаю. Но меня интересует еще многое другое.

— Я вас слушаю. — Вусак сплел пальцы и наклонился вперед.

— Не могли бы вы мне сказать, что вы думаете о Белецком и Урбаняке?

Главпый бухгалтер поджал губы и задумался. Наконец произнес:

— Могу сказать только об их деловых качествах и поведении на работе. Следует отметить, что оба они хорошо справляются со своими обязанностями. Особенно Белецкий. Он просто образец примерного работника.

— Отсюда я могу сделать вывод, что Урбаняк образцом не является?

— Этого я не хотел сказать. Урбаняк, может, и не является, как Белецкий, безупречно аккуратным, но зато, гм… он более оперативен.

— Кто имеет доступ в помещение с сейфом?

— В принципе туда нельзя входить никому, если нет в этом служебной необходимости.

— А на самом деле?

— Белецкий в основном придерживается этого правила. Однако не могу не отметить, что некоторым сотрудникам он не возбраняет заходить…

— Кто же эти привилегированные?

— Это прежде всего секретарша директора Эльмер, в которую Белецкий, кажется, влюблен, и Стецкий — начальник нашего транспортного отдела. Он, так же как и Белецкий, филателист, у них одно хобби.

— У кого хранятся ключи от сейфа?

— Конечно, у Белецкого.

— А могло ли случиться такое, что ключи от сейфа побывали в других руках?

— Да. Недавно, несколько недель тому назад, Белецкий заболел и мы посылали за ключами Урбаняка.

Услыхав это, майор понимающе кивнул, потом встал и попрощался со своим собеседником.

Следующий час он провел в отделе кадров, просматривая груды личных дел. Из некоторых делал краткие выписки. Отложив последнюю папку, майор посидел минуту в раздумье. Наконец поднялся и направился разыскивать Герсона.

Эксперты уже закончили свои дела и теперь отдыхали. Возле поручика остался только сержант Бурый и еще один милиционер. Они сидели в комнате кассира.

— Стефан, какие результаты? — поинтересовался майор.

— Оттиски сняли, но не думаю, что будут обнаружены чьи-либо следы, кроме тех, кому положено здесь бывать. Решетка в порядке, но мы установили, что одно из окон первого этажа — в женском туалете — не было закрыто на крючок. Напротив этого окна стена склада, а на стене висит противопожарный инвентарь, и в том числе великолепная красная пожарная лестница.

— Гм… А сейф?

— Дверцы не повреждены.

— Где Белецкий хранит ключи?

— Он сказал, что носит их при себе, на кожаном ремешке. Отсюда вывод…

— С выводами повремени. Что установил наш врач? Когда наступила смерть?

— Около двух…

— Проверь побыстрее, был ли помощник кассира по фамилии Урбаняк у заводского зубного врача и какой диагноз она поставила. Потом возьми у администрации план этого здания.

— Слушаюсь, шеф! — Герсон браво выпятил свою щуплую грудь, но его веснушчатое лицо не выражало ничего, кроме служебного усердия.

— Врач осматривал второго вахтера, как его там, Германа?

— Сильное отравление хлороформом. Лежит в медпункте, кажется, уже пришел в себя.

— Прежде чем ты с присущим тебе энтузиазмом примешься выполнять мои приказы, позови сюда следующих товарищей, — Выдма перечислил фамилии. — Германа я приму на десерт, пускай пока полежит. Бурый, — повернулся он к сержанту, — вы будете вести протокол.

Первым в комнату вошел Стецкий. После обычных формальностей, записи анкетных данных, Выдма обратился к сидевшему по другую сторону стола тучному мужчине:

— Вам известно имя убитого вахтера?

— Конечно, известно. Его фамилия Залуский. Ведь сейчас ни о чем другом не говорят… — Стецкий пожал плечами.

— А что об этом говорят?

— У каждого свое мнение, сплошные Шерлоки Холмсы!

— Ну и каковы же эти мнения?

— Считают, что здесь замешан кто-то из работающих на заводе.

— Ах вот как! А что думаете вы?

Стецкий посмотрел на Выдму исподлобья:

— Я специалист по машинам, товарищ майор, а не по ограблениям. Попусту болтать не стану, так как не знаю, что и как…

— Вы с Белецким хорошо знакомы?

— Старика здесь все знают, ведь он выдает зарплату.

— Разве вы не встречались с ним вне работы?

Стецкий окинул майора быстрым взглядом, опустил глаза и принялся внимательно рассматривать свои ботинки. Наконец ответил неторопливо:

— Пару раз был у него дома…

— Вы дружили?

— Мы оба собираем почтовые марки. Я заходил, чтобы обменяться марками.

— Но ведь вы могли заниматься этим и на службе?

— Иногда случалось, но не часто.

— Вы работаете начальником транспортного отдела?

— Да.

— Значит, разбираетесь в механике?

— Конечно! — Стецкий усмехнулся.

— Тогда скажите мне как специалист, легко ли сделать такие ключи, которыми Белецкий открывал несгораемый шкаф.

Улыбка исчезла с лица Стецкого.

— Я к ним не присматривался, — ответил он смешавшись, — но любые ключи можно сделать, если есть образец…

— Вы имеетесь виду слепок?

— И слепок тоже…

— Пока на этом закончим. Подпишите протокол и попросите сюда пани Эльмер.

Девушка была высокой и стройной. Причесанная головка переливалась волнами каштановых волос, а в больших, слегка подведенных глазах притаилось лукавство. После установления анкетных данных Выдма угостил девушку сигаретой и, когда она наклонилась над зажигалкой, спросил:

— Вы знали убитого вахтера?

— Нет. У вахтеров не было причин заходить в секретариат.

— Похоже, вы не очень-то взволнованы этим событием? Разве убийство не произвело на вас никакого впечатления?

— Как это не произвело? Когда я об этом узнала, чуть не потеряла сознание. Теперь немного пришла в себя.

— Вы не подумали, что один из соучастников этого преступления, может быть, работает здесь?

— Вы так считаете?.. — черные дуги бровей взметнулись вверх.

— Вы не можете припомнить ничего, даже самой малости, которая подтвердила бы такое предположение?

Она задумалась на минуту, потом покачала головой:

— Нет, ничего припомнить не могу.

— А что вы скажете о помощнике кассира Урбаняке?

Девушка погасила сигарету, медля с ответом.

— Говорят, он пользуется успехом у женщин. Да я и не удивляюсь, ибо следует признать: мужчина он интересный.

— И это все, что вы можете о нем сказать? — В голосе майора прозвучала ирония. — Ну а Белецкий? Говорят, он вам симпатизирует?

— Старый зануда! — пренебрежительно махнула она рукой, звякнув серебряными браслетами.

— Не случалось ли когда-нибудь пану Белецкому открывать сейф в вашем присутствии?

— Почему вы об этом спрашиваете? Ах, извините… — задумалась она на минуту. — Возможно… Хотя точно припомнить не могу.

— Откуда он доставал ключи?

— Я никогда не обращала на это внимания.

Следующим вошел Ян Урбаняк. Несмотря на то, что ему было явно за сорок, он сохранил стройность, а седые виски и правильные черты лица придавали ему привлекательность, подтверждая мнение секретарши Эльмер.

После нескольких предварительных вопросов майор затронул интересовавшую его тему:

— Сидя в одной комнате с Белецким, вы не замечали, чтобы кто-нибудь интересовался ключами от сейфа?

— Нет, ничего такого не замечал, — прозвучал решительный ответ.

— Белецкий никогда не забывал свои ключи?

— Белецкий? Вы просто его не знаете! Он носит их всегда с собой, прикрепляет к ремню на брюках.

— Однако для того, чтобы открыть сейф, он должен их отстегивать?

— Да, конечно. Потом клал на стол.

— Стецкий и пани Эльмер иногда заходили к Белецкому. Они не брали ключи в руки?

— Нет… Пожалуй, нет… — Урбаняк внезапно заколебался.

В комнату вошел поручик Герсон и, не говоря ни слова, сел рядом с сержантом. Урбаняк проводил его взглядом.

— Так кто? Стецкий или Эльмер?

— Эльмер. Это было недели две назад. Она пришла к нам по какому-то делу и во время разговора неосторожным движением сбросила ключи на пол. Сразу же наклонилась и подняла, но потом стала дурачиться: спрятав ключи за спину, требовала, чтобы Белецкий угадал, в какой они руке, а так она их не отдаст.

— Ну, это выглядит довольно невинно… Вам не кажется?

Урбаняк посмотрел на майора с понимающей улыбкой:

— У меня было такое впечатление, что она сбросила ключи не случайно.

Последним вошел в комнату старый кассир. Худой, сгорбившийся, с ввалившимися щеками и большим кадыком, выступающим из свободного ворота рубашки. Он поклонился уже с порога и осторожно присел на указанный ему стул. Выдма окинул его быстрым взглядом, но ничего, кроме подавленности, не прочел на лице кассира.

— Ну и что, пан Белецкий, много денег у вас украли?

Старый кассир кивнул головой и вздохнул.

— Много… Точнее, два миллиона восемьсот три тысячи двести.

— Мне известны размеры похищенной суммы, — прервал его Выдма. — Я хотел бы узнать, какого достоинства были банкноты.

— Как всегда для выплаты — от тысячи до двадцаток и мелочь.

— И мелочь забрали? — удивился Выдма. — Сколько?

— Шесть тысяч. Столько я заказал в банке.

— А сколько она весит?

— Пару килограммов, не так уж много, чтобы ею пренебречь.

— Можно только подивиться такой мелочности, не правда ли, пан Белецкий?

— Конечно… При такой сумме прихватили и эти шесть тысяч.

— Как вам работается с Урбаняком?

— Не могу пожаловаться. Он помогает мне выдавать зарплату, один я бы не справился. И вот теперь это ограбление… Я чувствую себя виноватым, пан майор… Это я настоял на переносе выплаты, так как боялся, что не справлюсь, а взять другого помощника вместо Урбаняка не решился: недоглядит чего-нибудь и напутает. С деньгами шутки плохи… А они словно того и ждали!

— Да, в этом, собственно, суть дела. Ну, а что вы можете сказать о Стецком? Говорят, вы приятели?

— Были! — В голосе старого кассира прозвучало возмущение.

— Почему вдруг такая перемена? Ведь он даже бывал у вас дома?

— Вот именно! И я его поймал, когда он обшаривал мои карманы.

— Когда это произошло? Расскажите подробнее.

— Дома костюм я всегда вешаю на спинку стула и надеваю шлафрок. Стецкий пришел ко мне вечером и предложил обменяться марками, а так как меня это заинтересовало, я пошел за своими. Вернувшись, я сразу заметил, что пиджак трогали, а ключи, которые я всегда прикрепляю к поясу брюк, выскользнули и висят на ремешке.

— Как вы думаете, что он искал?

— Как это что? Конечно, марки! Этот мошенник думал, что я ношу их с собой.

— Что вы предприняли?

— Теперь я жалею, что не вышвырнул его за дверь. Тогда я только пробурчал что-то и мы рассорились.

— Что вам ответил Стецкий?

— Он утверждал, что хотел включить лампу, стоявшую на столе, и при этом задел за стул. Как будто в комнате не горела люстра! Глупое объяснение.

— А вы не подумали, что Стецкий говорил правду? Я ничего не понимаю в марках, но, возможно, ему действительно понадобилось больше света. К тому же, как я слышал, вы знакомы со Стецким довольно давно, он должен был знать, что вы не носите марки с собой.

Белецкий какое-то время смотрел на Выдму, ничего не говоря, наконец, заметил в растерянности:

— Вы так думаете?.. Считаете, что это возможно? А я был уверен, что он хотел меня обокрасть.

— С коллекционерами и не такое случается, пан Белецкий. Они убеждены, что все покушаются только на их добро. Пока все. Спасибо.

Оставшись вдвоем с поручиком Герсоном, Выдма отодвинулся вместе со стулом от стола и спросил:

— Ну, гений криминалистики, что скажешь?

— О Белецком?

— Нет. О своих успехах.

— Отпечатки пальцев — на проверке, план здания у меня с собой. Урбаняк был вчера у зубного врача сразу после десяти. Она подтвердила воспаление надкостницы и, поскольку опухоль была незначительная, произвела экстракцию, или, попросту говоря, удалила ему зуб.

— На чем основан ее диагноз?

— Я не спросил, но приблизительно знаю, как это выглядит. Стучат по зубам; если пациент подскочит, тут тебе и диагноз готов.

— Но ведь делают и снимки.

— Только не тогда, когда пациент стонет от боли.

— Довольно просто симулировать эту боль.

— У нее не было таких подозрений, как у нас. Не могла же она предвидеть, что это окажется так важно?

— Ладно, поздно теперь об этом говорить, слишком поздно. Скажи лучше, что, по-твоему, в этом деле главное?

— Прежде всего то, что грабители знали о деньгах, оставшихся в сейфе. Значит, у них здесь есть свой человек.

— Так уж обязательно? О том, что выплату перенесли на следующий день, знали все сотрудники. — Выдма исподлобья посмотрел на поручика.

— Тем не менее это факт. Столь серьезная операция, как грабеж, требует организации и тщательной подготовки. Значит, неожиданно полученное известие о переносе выплаты, а заранее такое нельзя было предвидеть, застало группу готовой к действию.

— Так, наверное, и было. Они только ждали случая.

— А если бы он не представился?

— Вот в том-то и дело! Или выжидали, или сами создали подходящую ситуацию. Пожалуй, может подтвердиться твое предположение относительно того, что у них был здесь свой человек. Подходящую ситуацию, скажем, создал Урбаняк, хотя я еще не могу утверждать, что преднамеренно. Поэтому ты немедленно займешься им. Чтобы завтра к полудню у нас уже были данные о его знакомствах и связях.

— Неужели этот человек для пользы дела пожертвовал собственным зубом? — бросил поручик иронически.

— Второе, — продолжал Выдма, — это ключи. Сейф не был взломан, значит, ключи подделали. Их держал в руках Урбаняк, кроме того, Эльмер, а возможно, и Стецкий. Но вот что меня мучает больше всего: как случилось, что убитый вахтер дал подойти к себе так близко и ему вонзили нож в спину? Возможно ли такое, если он не знал убийцы?

— Наверняка даже должен был знать… — согласился Герсон.

— Меня радует, что ты это подметил… — Выдма и не пытался скрыть ехидства.

— Сарказм как форма давления на подчиненного? — пробурчал поручик. — Нехорошо. Что дальше?

— Просмотри протокол допроса Эльмер. Возможно, там будет какая-то ясность относительно ключей. Это второе лицо после Урбаняка, на которого падает подозрение. Третий — Стецкий. Теперь бросай в бой своих рыцарей, а сам вызови в управление ночных вахтеров, может, они что-нибудь добавят к делу.

— Слушаюсь… — Герсон почесал нос.

— Затем это незакрытое окно… Обнаружены ли какие-нибудь следы на подоконнике и на полу?

— На подоконнике царапины, возможно от сапог, и немного шлака. А вот пол уборщица успела тщательно протереть.

— Покажешь мне это окно, а потом я пойду к Герману. И как договорились — первая встреча завтра в двенадцать.


В окно он увидел низкое длинное здание из белого кирпича с рядом продолговатых окон под крышей, крытой толем. На крючках висели красные пожарные лестницы, порыжевшие от дыма и дождей. У стены стояли бочки для воды и ящики с песком.

Выдма открыл окно и внимательно осмотрел покрытый жестью подоконник. Заметил подковообразную линию, резко прочерченную в начале и едва заметную к концу. Долго изучал ее, потом перенес взгляд на лестницы и дорожку из утрамбованного шлака, отделяющую склады от административного здания.

— Шлак на окне мы собрали, — доложил поручик. — Невооруженным глазом видно, что он с этой дорожки.

— Лестницу повесили на место, выходит, не очень торопились…

— Если б оставили, ее бы могли сразу заметить и поднять тревогу. Оконную ручку тоже вытерли.

— А шлак забыли смести! И окно не закрыли на шпингалет.

— Как они могли его закрыть, если выходили тем же путем?

— Ты забываешь о вестибюле. Дорога через него уже была свободна.

— Заметали следы, правда, не очень тщательно. Похоже, что не все было продумано до конца.

— Или уж слишком хорошо продумано. Допроси-ка как следует ночных сторожей, может, что и заметили, если не спали где-нибудь по углам.

Спустившись вниз, Выдма осмотрел лестницы.

— Погляди, — обратился он к Герсону, — что-то на них не видно следов шлака. Не похоже, что ими пользовались.

— Следы на жести наши сотрудники измерили. Размеры совпадают. А шлак, подсохнув, мог осыпаться.

— Возможно. Пошли…

Расставшись с поручиком, майор направился в медпункт. Герман все еще лежал на кушетке, прикрытый пледом. У него было худое, с запавшими щеками лицо, изборожденное морщинами. Тонкий висячий нос придавал лицу меланхолическое выражение. Он посмотрел на Выдму бесцветными, лишенными какого бы то ни было выражения глазами. На лбу поблескивали капли пота, слипшиеся прядями редкие седые волосы едва прикрывали череп.

— Вижу, вы уже понемногу приходите в себя. — Выдма подошел к кушетке. — У вас сильное отравление, и я не буду вас долго мучить. Расскажите коротко, как это случилось.

— Сам не знаю… — Герман с трудом выговаривал слова. — Ночью я дежурил за стеклянной перегородкой, где днем сидит информатор. Встал, чтобы немного размять ноги, решил заглянуть в комнату кассира… Надо, думаю, проверить, не заснул ли вахтер… Тот был на посту, немного поговорили, а потом я вернулся к себе. Когда входил за перегородку — а вход в нее недалеко от дверей, ведущих в тот коридорчик, где меня нашли, — кто-то сзади обхватил меня за шею рукой и что-то мокрое прижал к моему лицу. Я хотел крикнуть, чтобы предупредить вахтера, но у меня потемнело в глазах, и я потерял сознание. Утром меня нашли связанным как барана, и до сих пор меня все еще тошнит, извините, пан комиссар…

— А свет в вестибюле горел?

— Только лампа на столе за перегородкой.

— Вам повезло, что сразу потеряли сознание. Вашего товарища убили.

— Я уже слышал об этом. Очевидно, он увидел кого-то из них, поэтому они его и убрали…

— Значит, вы считаете, что он мог знать грабителей?

— Да нет, но они ведь боятся того, кто их видел, потом в случае чего опознает…

После разговора с караульным Выдма внимательно осмотрел вестибюль и коридор, ведущий к черному ходу, где находился чулан. Вышел он через подъезд, который соединялся с проходной у ворот, прошел к своей машине. Впереди было много работы.

Первые сведения майор получил около двенадцати, в тот момент, когда собирался выпить чашку кофе…

— Пожалуйста, еще одну, — попросил он секретаршу, увидев входившего поручика.

Герсон опустился на стул.

— Что показали караульные? Говори, у меня не было времени просмотреть протоколы.

— По данным проведенной проверки, охранявший склады вахтер в течение ночи пять, раз проходил позади административного здания. Он совершал обход с интервалом в час. В таких условиях у шайки было достаточно времени форсировать окно. Наверняка один из них остался снаружи, в его задачу входило приставить и убрать лестницу и следить за караульным.

— Они должны были знать график караульной службы, и это еще одно доказательство, что здесь работает их человек. А тот, у ворот?

— Никто ночью через проходную не проходил.

— Так каким же образом грабители попали на завод и покинули его территорию, если из рапортов следует, что нет никаких следов вдоль всего ограждения?

— Я этого не знаю. Следует выяснить.

— Ну, так выясняй. А теперь, что с Урбаняком? Есть что-нибудь интересное?

— Кое-что есть, но считаю, что только одаренный человек сможет установить…

— Замолчи, а то отберу кофе. Так в чем дело?

— Этого типа хорошо знают любители скачек. Кроме того, он проявляет интерес к женщинам. Не знаю еще, как ему везет с лошадьми, но вот с девушками не всегда. Недавно у него отбил девицу один малый, известный в своих кругах под кличкой Яблочко, такой красавчик с усиками, но за плечами красавчика уже три года за кражу со взломом.

Выдма тихонько присвистнул, но поручика не перебивал.

— Ну, и еще одна деталь. — Герсон усмехнулся, слегка наморщив веснушчатый нос. — Ее все знают под кличкой Белая Анка, настоящая ее фамилия — Эльмер.

Выдма откинулся в кресле и минуту молча смотрел на улыбающегося поручика, хорошо зная, что эта улыбка должна означать. Потом прервал молчание:

— Радуешься, прохвост, что меня удивил, да? Но почему Белая Анка? Ведь нашу зовут Янина. Может, это только совпадение.

— Я уже об этом подумал. Янина — это Янка, а потом Анка.

— Гм… Увидим. Этим вопросом я займусь сам. Как фамилия этого Яблочка и где он живет?

— Виктор Яхма… — Герсон протянул адрес.


Дом был старый, двор грязный и захламленный. Выдма нашел табличку с номерами квартир и поднялся по обшарпанным деревянным ступеням на четвертый этаж, вдыхая по дороге запах мыла и капусты.

Двери в квартиры вели из коридора. Майор отыскал требуемый номер и нажал на кнопку звонка.

Громкий треск раздался за дверями. Выдма подождал, но никто ему не открывал. Он нажал еще раз и довольно долго держал кнопку. Никто так и не открыл. Майор выругался про себя, прикидывая, какое время выбрать, чтобы застать хозяина дома. Уже собираясь уходить, он непроизвольно нажал на ручку двери и несколько был удивлен тем, что дверь поддалась, перед ним открылась темная глубина прихожей. Свет из коридора чуть освещал прихожую, и Выдма без труда обнаружил выключатель; закрыв за собой входную дверь, он двинулся к следующей, ведущей в глубь квартиры.

На улице уже смеркалось, поэтому в комнате, куда он вошел, было темно. Лежащее на полу тело он заметил, только когда зажег свет. Комната была обставлена просто. В углу тахта, рядом — обшарпанный журнальный столик, платяной шкаф, застекленный сервант, на нем радио, посредине комнаты — круглый стол и четыре стула.

Возле стола лицом вниз лежал мужчина в луже крови.

Выдма перевернул труп, чтобы разглядеть убитого. У того было круглое лицо, довольно полные губы, топкие черные усики. Судя по описанию Герсона, это был хозяин квартиры Виктор Яхма по кличке Яблочко.

Выдма вернул тело в первоначальное положение и внимательно осмотрелся. Никаких следов борьбы он не обнаружил. Правда, была приоткрыта дверца серванта и не до конца задвинуты ящики. В пепельницах на столе возле кушетки — ни одного окурка. А вот рамка, стоявшая на журнальном столике, была пуста. Кто-то вынул фотографию, причем в большой спешке: в рамке под стеклом остался маленький уголок.

Выдма погасил свет и отправился искать телефон.

Записки Анатоля Сарны

Что за дурацкая история, какую трудную задачу мне предстоит решить! А все из-за моего проклятого покладистого характера, уступчивости и глупой верности дружбе. Черт бы побрал этого Кароля с его вечной погоней за девицами! Почему я должен расплачиваться за это такой ценой?! Хотя почему — я знаю. Потому что я законченный осел, позволил себя уговорить!..

Сейчас, сейчас. Так будет трудно разобраться, о чем идет речь. Немного спокойствия, излагаю все по порядку.

Тереза отправилась в заграничное турне во вторник. Тереза — прелестная девушка, известная певица и моя невеста. Мы очень любим, друг друга, все это так, но это «очень» неразрывно связано с Терезиной ревностью, почти не знающей границ. Впрочем, и я не лучше.

Гастроли продлятся десять дней. Уезжая, она оставила мне ключи от своей квартиры с просьбой присмотреть за той. Хорошо же я выполнил ее просьбу.

В четверг вечером ко мне заглянул Кароль. Он даже не зашел в мой рабочий кабинет: безумно торопился — и, не раздеваясь, с порога сообщил о цели своего прихода:

— Я очень спешу, у меня в машине девушка… Мечта, не девушка. Послушай, Анатоль, дай мне ключи от Терезиной квартиры. Ты знаешь, к себе я не могу ее пригласить.

Об этом я знал, так как Кароль жил у своей замужней сестры, которая довольно решительно пресекала все его шалости.

— Ты с ума сошел?! — воскликнул я, понимая, что, как всегда, не смогу быть до конца твердым. — Во что ты хочешь превратить квартиру Терезы! Это исключено!

— Толь, не валяй дурака! Она никогда об этом не узнает, а из-за твоей бессмысленной щепетильности я потеряю все. Если бы ты ее видел! Блеск! Ну, старик, неужели ты мне не друг?

— Вы там натворите черт-те что, а мне потом убирай! — В моих словах уже чувствовалась возможность капитуляции, и Кароль это, конечно, уловил.

— Через два часа я верну тебе ключи, и там не будет никаких следов нашего пребывания.

— Нет-нет, не могу… — пытался я сопротивляться. — Я не хочу совершать поступки, о которых Тереза не должна знать…

— Святой Моисей! Можешь ей сказать! Или это сделаю я, конечно не упоминая о той брюнетке из «Бристоля». Здесь ты можешь быть спокоен…

Какой подлый прием! Собственно, не это решило, что Кароль в конце концов получил ключи. Просто я не умел ему отказывать. К тому же он обещал отдать мне старый самовар, добытый каким-то только ему известным способом, — самовар, который уже давно я хотел у него выцыганить.

Кароль заходил ко мне около восьми вечера. До одиннадцати я ждал его и, не предчувствуя ничего плохого, лег спать в твердой уверенности, что Кароль появится утром. Он появился около десяти, вернул ключи, похлопал меня по плечу, шумно восторгаясь своей новой знакомой, и, убедив меня, что квартиру оставил в полном порядке, поехал в редакцию. Я должен был закончить эскиз конверта для пластинки и просидел над ним до полудня. Поздно пообедав, я отправился на квартиру Терезы проверить, все ли так, как сказал Кароль.

Свернутая постель лежала на тахте, и это напомнило мне, что я должен сходить в прачечную. На столике я обнаружил листок с нацарапанными на нем словами: «Добрый день — Анка». Я тут же сжег его, чтобы, не дай бог, не осталось никаких следов присутствия в квартире женщины. В общем, все находилось на своих местах. Занавески на окнах задернуты, в кухне порядок. Успокоенный, я направился к выходу и только в прихожей сообразил, что чего-то не хватает. Я хорошо помнил, что там висело пальто Терезы, белое в крупную коричневую клетку, и красная кожаная сумка. Я знал это точно, ибо пальто должен был отдать в чистку.

Вешалка была пуста. Уже не на шутку обеспокоенный, я перерыл всю квартиру. Пальто не было.

Следовательно, оно было украдено. Удрученный, я опустился в кресло, охваченный мрачными мыслями.

Дело не в том, сколько стоили исчезнувшие вещи. Но сумка была куплена за границей, и точно такую же я нигде не достану, а пальто было сшито год тому назад — где взять такой же материал, кто и когда его сошьет без размеров и примерки?

Однако, если я не найду эти вещи — эти же самые или такие же самые, — Тереза узнает о краже и на основании этого придет к одному-единственному в сложившихся обстоятельствах выводу: значит, в квартире была женщина, которая, уходя, берет не свои вещи. А если была, то, конечно, со мной. Перед глазами предельно ясно выплыла картина: возмущение, гнев Терезы, слезы на ее глазах, ну и конечно, разрыв. Мне казалось, что все это уже происходит на самом деле… Во что бы то ни стало надо найти пальто и сумку — это единственный для меня выход! Только таким образом я смогу выкрутиться из ситуации, в которую так глупо попал из-за Кароля!

Найти — но как? Милиция? При мысли об этом у меня по спине пробежали мурашки. Милиция — это в первую очередь допрос пострадавшей с целью установления, что было украдено, описание украденных предметов и другие формальности подобного рода, следовательно, раскрытие факта, который я должен тщательно скрывать, если хочу избежать разрыва с Терезой. Уж лучше самому все сказать. Но тогда это ослабит мои позиции в нашем союзе, — позиции, которые и без того слабее, чем мне бы того хотелось.

Буду действовать сам. Пойду к этой девице и заберу у нее украденные вещи. Она, конечно, будет отпираться, ну уж как-нибудь я с ней справлюсь. Предложу выкуп или пригрожу милицией — все зависит от ситуации.

Я протянул руку к трубке и набрал номер Кароля. К счастью, он еще был в редакции.

— Приезжай сейчас же, — резко сказал я, услышав его голос. — Я на квартире у Терезы.

— Что случилось, почему такая спешка? — спросил он беззаботно. — Сейчас никак не могу, сижу за машинкой.

— Приезжай сейчас же, проклятый бабник, а не то между нами все будет кончено! Эта твоя богиня обокрала Терезу!

— Не может быть! — В голосе Кароля исчезла беспечность, и это принесло мне некоторое облегчение. — Ну хорошо, только я должен закончить работу!

— К черту твою работу! Мне нужен адрес этой твоей Анки немедленно! Ты ведь знаешь Терезу и знаешь, что будет, если все обнаружится.

— Через полчаса я освобожусь, подожди меня! А что касается адреса, то…

— Скажешь, когда приедешь, — прервал я разговор, со злостью швырнув трубку.

Решительный тон, каким я вел разговор, доставил мне удовлетворение, и я начал оценивать ситуацию менее пессимистично. В конце концов, может, все обойдется, надо действовать быстро, чтобы эта богиня не успела избавиться от вещей, в противном случае начнется канитель. Я горел желанием действовать и с нетерпением ожидал Кароля.

Наконец раздался звонок.

— Что пропало? — спросил он с порога. Видно было, что его взволновал факт кражи.

Не раздеваясь, он вошел в комнату и осмотрелся, держа руки в карманах пальто. Парень он был ничего себе, с голубыми глазами и длинными ресницами, как у девушки. Весь его вид свидетельствовал о хорошей спортивной форме.

— Красная кожаная сумка и пальто в коричневую клетку, которое Тереза так любила! Они висели в прихожей. Думаю, ты понимаешь, что будет, если Тереза узнает, что тут была какая-то девка! Она никогда не поверит, что не я был с ней. Она сочтет, что ты меня покрываешь. А если даже каким-то чудом мне поверит, все равно будет возмущена, что я впустил в ее квартиру чужого человека. Говори, где твою Анку можно отловить?

— Откуда ты знаешь, как ее зовут?

— Это так важно? Я нашел записку, которую ты даже не удосужился уничтожить! Надеюсь, в течение ночи ты не менял дам?

Моя ирония, кажется, дошла до него, в его взгляде я заметил смущение.

— Видишь ли, старик… Мне очень неприятно, но я не знаю ее адреса…

Я почувствовал, как у меня поплыли круги перед глазами.

— Не знаешь? — удивился я. — А фамилию? Адрес можно узнать в справочном бюро…

— И фамилию… — развел он руками.

— Итак… Где же ты ее подцепил? — Язык не слушался меня, и я с трудом выговаривал слова. Раздавленный случившимся, я в отчаянии опустился в кресло.

Кароль заложил руки за спину, прошелся по комнате и остановился возле меня.

— Выше голову, старик! Не волнуйся, найдем. Я вылезу из кожи вон, но отыщу ее!

— Пошел ты куда подальше со своими обещаниями. Говори, где ты с ней познакомился и как она выглядит.

— Познакомился в ресторане, в «Гранде». Пригласил танцевать. Высокая, стройная, знаешь, у нее ноги начинаются от подмышек. Блондинка, правда, это не примета, ведь теперь часто меняют парики, не девушка, а пантера!

— Твое описание ничего не говорит. Разве таких мало?

— Представь себе, мало!

— Идиот! Наверное ее знают там официанты или швейцар?

— Возможно… Но подожди, я вспомнил одну вещь, может, тебе пригодится… Она звонила кому-то ночью и разговаривала, а я притворился спящим… Постой, какой же она называла адрес? Ага, Градовая улица, двадцать шесть. Самый дальний конец Охоты, я это знаю точно, там когда-то было совершено убийство… Маленькие домишки с сараями и палисадниками

— Ты думаешь, она там живет?

— Нет, она повторила адрес. Знакома с кем-то, кто назначил ей там свидание.

— И ты больше ничего не знаешь? Может, она бывает в каком-нибудь кафе или, наконец, где-нибудь работает? Ты с ней не договаривался о встрече?

— Нет. Ну а выкинув такой номер, она, конечно бы, не пришла.

Я схватился руками за голову и застонал:

— Что мне теперь делать?

— Старик, выше голову! Поедем вместе по этому адресу и наверняка что-нибудь узнаем. А если нет, я похожу по кабакам и где-нибудь ее прихвачу. У нас восемь дней впереди.

— А если она продаст вещи? Нет, надо действовать немедленно. Едем на Градовую, — сорвался я.

Кароль посмотрел на часы:

— Скоро десять, а я не закончил работу. Мне просто необходимо вернуться: совершено дерзкое ограбление, и нужно закончить подготовку материала. Я забегу к тебе утром. За одну ночь ничего не случится.

— Плохо, что не можешь, но я не буду ждать ни часа! Поеду без тебя, в опекунах не нуждаюсь.

После ухода Кароля я еще раз осмотрел квартиру, все углы и закоулки, но безрезультатно. Потом спустился к машине с твердым намерением использовать эту единственную возможность.


Моросил мелкий дождь. Капли воды искрились в свете фар, фигуры пешеходов и уходящую вдаль улицу застилала блестящая пелена тумана, ряды фонарей мерцали белыми точками в темной глубине. То и дело передо мной возникали два светящихся круга, напоминая огромные совиные глаза. Меня слепили фары встречных машин, я вынужден был напрягать зрение, чтобы рассмотреть дорогу перед капотом своей машины.

Трассу я изучил по плану города. Когда дома стали редеть и между ними все чаще появлялись незастроенные участки, я понял, что подъезжаю к нужному мне месту. Еще пара поворотов, и вот в свете фар я с трудом различил прикрепленную к ограде табличку и на ней название улицы — Градовая.

Я крутанул руль и уже в следующее мгновение должен был нажать на тормоз. Передо мной простиралась огромная, черная, блестящая лужа. Улица была немощеная, грязная, в выбоинах.

Я подал машину назад, мне показалось рискованным преодолевать это препятствие. Поставив машину у обочины, я вылез, решив остальную часть дороги пройти пешком. Как оказалось, решение было правильным. Однако вызвано оно было необходимостью, а отнюдь не моей способностью предвидеть будущее.

Я зажег ручной фонарь. Гравий по обе стороны улицы был плотно утрамбован, поэтому я мог спокойно идти, не опасаясь угодить в грязь. Вдоль улицы тянулись небольшие домики, огороженные заборами и кустами.

Я определил, где четная сторона, и двинулся вперед, считая номера.

На номере двадцать втором дома закончились. Передо мной простирался пустырь, тонувший в темноте. Только где-то вдали мелькал одинокий огонек.

Это была моя последняя надежда. Я опять зажег фонарик, так как утрамбованная дорожка кончилась, и ноги заскользили по мокрой тропинке, и двинулся дальше.

Огонек стал расти, и в конце концов я заметил грязную лампочку, спрятанную под железным козырьком, прикрепленным к телеграфному столбу. Он стоял возле деревянного забора рядом с воротами, на которых я увидел выведенный белой краской номер 26, а рядом надпись: «Бетонные изделия — З. Лучак».

Забор, ворота и калитка были сколочены из плотно пригнанных двухметровых досок, и я не мог рассмотреть, что находится за ограждением. Калитка была заперта. Я подергал ее несколько раз, но безрезультатно, потом пробовал кричать, и тоже безрезультатно. Слышен был только шелест падавшего дождя.

Кругом было тихо и темно. От горевшей на столбе лампы на грязную дорогу падал круг света. Не признавая себя побежденным, я пошел вдоль забора в надежде, что мне удастся найти какой-нибудь проход и установить, что кроется за этим глухим забором — только ли склады для материалов и изделий. Однако, если ей дали этот адрес, значит, должна же здесь быть какая-то квартира или хотя бы контора, где бы я мог получить информацию, как ее зовут, где она живет и чем занимается.

Конечно, проход я нашел. Светя себе фонариком, уже через несколько шагов я обнаружил в заборе прогнившую доску и рядом с ней другую, едва державшуюся на гвозде.

Оказавшись по другую сторону забора, я увидел контуры каких-то складов или сараев, а чуть в стороне что-то вроде барака с окнами, прикрытыми ставнями. Сквозь ставни из двух окон проникал свет.

Я обошел барак вокруг. Действительно здесь что-то изготавливали: за домом валялись бетонные кольца, блоки и трубы. Вскоре я обнаружил крыльцо, значит, там был вход в барак. Идя к нему вдоль стены, я заметил, что и с этой стороны дома сквозь ставни на улицу пробивается свет. Я внимательно смотрел, под ноги, чтобы в хаосе черных теней не споткнуться о кусок бетона, но, проходя мимо окна, где горел свет, хотя оно и было закрыто ставнями, я заглянул внутрь через вырезанное в виде сердечка отверстие.

То, что я увидел, буквально приковало меня к месту. Потрясенный, я прижался к стене, ощутив всем телом грозящую мне опасность.

Комната была огромная, но грязная и запущенная. Посредине стояла «буржуйка», в которой бушевал огонь, у противоположной стены — обшарпанный письменный стол, рядом — полки с папками и старый покосившийся шкаф. С другой стороны окна, возле которого я стоял, должен был находиться стол, ибо я заметил горлышко бутылки от пива и пару стаканов. У стола спиной ко мне сидел человек, немного подавшись вперед, из-под его шляпы торчали космы седых волос.

Напротив, рядом с печкой, стоял стул, к которому был привязан мужчина. У него были тонкие черные усики над пухлыми губами и темные взлохмаченные волосы. В глазах, обращенных к старику, застыло удивление.

Возле него стояли два типа и тоже смотрели на старика. Один из них держал в руке обычный жестяной совок с большим куском раскаленного докрасна угля, над которым вспыхивало голубоватое пламя. Окно, очевидно, было разбито, так как разговор их я слышал так хорошо, будто сам находился внутри.

— Так, где они? — спросил старик скрипящим голосом, но спокойно.

— Я же говорю… — связанный мужчина торопился объяснить, — говорю вам, что не знаю!.. Это все, что мы привезли! Мы все время были втроем, я никуда не отходил! Все время! И вместе считали!

— Ты думаешь, мерзавец, что обманешь меня? Что я не знаю, сколько в действительности было?

— Шеф, честно говорю, не обманываю! Спросите их! — повернул он голову, окинув взглядом стоявших возле него парней.

— Их я уже спрашивал… — Голос продолжал звучать спокойно. — Ты сел один на заднем сиденье, чтобы охранять мешок, а на самом деле — чтобы изловчиться и распихать несколько пачек по карманам. А уж потом велел им считать, подонок!

— Нет! Клянусь, нет! Все, что было, мы принесли сюда.

— Лжешь, Яблочко! Я приказал тебе охранять деньги и не отходить целый день, значит, когда они вышли, ты их тут где-то спрятал! Признавайся, приятель, где недостающие шестьсот тысяч?

— Что я должен говорить? Сколько было, столько мы и привезли!

— Я уже тебе рассказал, как ты все это обстряпал… — произнес усталым голосом старик. — Больше я с тобой говорить не буду. Мне надо знать, где деньги.

При этих словах он сделал едва приметный жест рукой. Кисть у него была сухая, с худыми, костлявыми пальцами. По этому знаку один из парней схватил пленника за волосы и откинул ему голову назад, второй подсунул под подбородок совок с раскаленным углем. Раздался нечеловеческий крик, а потом бормотание:

— Скажу! Буду… говорить…

Снова неприметное движение рукой — и совок с углем убрали. Опущенная голова пленника болталась из стороны в сторону, а из горла вырывался прерываемый спазмами плач.

— Где ты спрятал деньги? — вновь прозвучал настойчивый вопрос.

— Я не прятал. Их взяла моя девушка… Я ей велел сюда приехать и забрать…

— Что за девушка?

Я весь превратился в слух, чтобы не пропустить фамилии, но ответ разочаровал меня.

— Анка… Они ее знают…

Взгляд старика, должно быть, остановился на парнях, потому что те закивали.

— Где ты должен был их получить?

— У себя… на квартире…

— Где ты живешь?

— Улица Вырвича, восемнадцать.

— Когда она там будет?

— Я приказал ждать, пока не приду…

Старик обратился к своим помощникам:

— Поезжайте с ним и заберите деньги. Я подожду здесь, возвращайтесь в любом случае. Если окажется, что он снова солгал, тогда… — Он не закончил фразы и вновь обратился к пленнику: — Как она была одета?

— На ней было белое пальто в коричневую клетку…

— Блондинка, брюнетка?

— Светлая блондинка…

— В чем она везла деньги?

— В красной сумке… кожаной…

Снова движение рукой, небрежное и властное:

— Забирайте его…

Пленника отвязали от стула. Поддерживаемый сообщниками, он едва держался на ногах.

Теперь надо было поскорее уходить. Меня занимало, как они попадут на улицу Вырвича, до нее довольно далеко отсюда, а машины я нигде не заметил, но времени на дальнейшие размышления у меня не было. Я отошел от окна и, обогнув дом, задержался, чтобы из-за угла посмотреть, что они будут делать. Я не мог потерять этот единственный след, на который мне удалось напасть, единственный путь, каким я мог добраться до этой проклятой девицы.

На тропинке, ведущей к калитке, раздались голоса, и вскоре я увидел их силуэты. Через минуту стукнула закрываемая калитка, и компания исчезла с моих глаз. Я направился к своему проходу и в тот момент, когда пролезал через дыру, услышал шум запускаемого мотора. Однако он донесся с другой стороны барака. Значит, сюда подходила и другая, вполне проезжая улица.

Обороты мотора все увеличивались, и я понял, что машина тронулась с места. Путь был свободен. Я бросился к своей машине. Решив как можно скорее попасть на Вырвича, я уже мысленно выбирал дорогу, где меньше светофоров и перекрестков.

Не стану утверждать, что я все время придерживался предписываемой скорости, но, приехав на место, не обнаружил вблизи ни одной машины. Свою я поставил на противоположной стороне, напротив дома восемнадцать, и стал ждать дальнейшего развития событий.

Дом был четырехэтажный, ободранный и грязный. Три окна на втором этаже были освещены, на третьем и четвертом свет горел в двух окнах. Я отметил про себя эти детали, так как вскоре они могли мне пригодиться. Я услышал шум автомашины. Она остановилась, не доезжая одного дома, из нее вылезла уже известная мне компания и исчезла в подворотне, а я ждал, сидя в машине.

Внезапно крайнее окно на четвертом этаже засветилось, Значит, или девушка спала, или ее не было дома. Так или иначе, я теперь знал, где искать квартиру Яблочка.

Я ждал. Мне пришлось набраться терпения, ибо только спустя час в воротах показались две знакомые мне фигуры. Они быстро направились к своей машине, раздался треск захлопнувшейся дверцы, шум мотора, и машина скрылась за углом.

Теперь пришла моя очередь. Яблочко остался вдвоем с девушкой. И если даже он один, то и тогда я смогу у него узнать, где и как ее найти. Охваченный одной-единственной мыслью, я вылез из машины и быстро пересек улицу, Я собирался действовать решительно и беспощадно. Ведь не мог же я допустить, чтобы конец веревочки ускользнул из моих рук, И не мог сообщить милиции о подслушанном разговоре, ибо известие о краже сразу дошло бы до Терезы…


Его люди поехали, чтобы выполнить приказ, — об этом он знал. Но он не знал о том, что Анатоль Сарна поехал следом за ними. Так или иначе, старик остался один со своими мыслями. И мысли эти были коварными, хитрыми. Они ползли по крутым дорожкам мелочных расчетов, холодных калькуляций, трезвых выводов. Мысли, которые он вынашивал, когда еще сидел в одиночке. Этот отрезок времени ему удалось скрыть, он смог подготовить иной вариант, пригодный для автобиографии.

Время шло, и все его мысли были направлены на обдумывание плана действий.

Он сидел погруженный в эти мысли, уставившись неподвижным взглядом в пламя, бушующее в печке. Потом взял бутылку с пивом и наполнил стакан. Медленно выпил, вытер губы тыльной стороной руки и потянулся за сигаретами.

Курил, продолжая обдумывать детали своего плана. Когда сигарета кончилась, он бросил окурок в печку, тяжело поднялся и направился к дверям, выйдя в маленькие темные сени. Он вытащил из кармана электрический фонарик и с его помощью среди сваленных в углу инструментов отыскал лопату. Он взял ее и вышел во двор.

Старик отсутствовал около двух часов, он вошел в дом, когда в ночной темноте раздался шум мотора. Он был весь в песке, поэтому старательно отряхнулся и вытер руки о грязное полотенце, висевшее за шкафом. Все это он проделал неторопливо, хорошо рассчитав свои действия.

В эту минуту во дворе послышались шаги и в комнату вошли оба посланца.

— Ну и?.. — спросил он, внимательно глядя на них.

— Ее не оказалось дома, — зло ответил один из прибывших. — Он обманул, что она должна вот-вот прийти, что, наверное, вышла перекусить… Мы дали ему час времени.

— Ну и?.. — повторил старик.

— Через час она не пришла. Если он не врал, а мне кажется, что нет, то девица так же обвела его, как и он нас!

— Опиши подробно, как она выглядит.

— Светлая блондинка. Высокая, изящная куколка… Небольшой нос, огромные глаза… Что бы еще добавить? В общем, такая, для заграничных клиентов. Ему с ней хлопот хватало, за ней парни так и увивались.

— Таскались по ресторанам?

— Конечно! Когда он был при деньгах, то и в «Бристоль» и в «Гранд» ходили… С ней не стыдно было показаться.

— Она жила у него?

— Нет, не соглашалась, хотя он ее уговаривал. Но где жила, не знаю.

— Ее фамилия — Эльмер? Не так ли?

— Кажется, да, но мы ее знали только по имени.

Старик молчал, какое-то время разглядывая их, пока они не смешались под его взглядом, наконец произнес:

— Как вы думаете, ее трудно будет найти?

— Да нет, — вопрос старика их несколько успокоил, — скорее всего, в забегаловках… Где-нибудь да встретится…

— Чушь, — спокойно произнес старик, — если она свистнула деньги, то нигде не покажется. Но это уже моя забота. А что с ним? Обошлось без шума?

Оба усмехнулись:

— А как же, шеф! Он даже не пискнул.

— В каких ресторанах последнее время вы бывали вместе?

Они посмотрели друг на друга с удивлением:

— В нескольких… «Лежанка», «Куриная ножка»…

Старик снова замолчал. Минуту стоял склонив голову, потом резко поднял ее. Сунул руку за пазуху, и они увидели в его руке пистолет.

В их глазах появилось недоумение. Прозвучали два выстрела, наполнив грохотом дом. Пули отбросили их к стене, где они упали один на другого.

Старик бросил взгляд на их неподвижные тела, присел к столу. Разобрал пистолет и начал его чистить.

Уже почти рассвело, когда он поставил тачку на место и с чемоданчиком в руке направился к калитке…


Прочитав последний протокол и последний рапорт, майор Выдма отодвинул от себя папку, наклонился через подлокотник кресла и долго наблюдал в окно за двумя воробьями, прыгавшими на соседнем дереве с ветки на ветку. Но любопытство его было чисто внешним, ибо, спроси его, за чем он наблюдает, он наверняка не смог бы ответить. Наконец повернул голову и поднял трубку.

Вскоре появился вызванный поручик Герсон.

— Садись, — майор кивнул на стул, стоявший с другой стороны стола. — Хочу с тобой порассуждать, чтобы как-то уложилась в голове вся эта история, — и он постучал по папке с делом. И когда поручик молча сел на указанный стул, продолжил: — Итак, мы имеем дело с грабежом. Мы установили, что один из подозреваемых в ограблении — так это или нет, оставим пока в стороне — был любовником девушки, которая в свою очередь связалась с человеком, у которого за спиной три года отсидки за грабеж. Не отсюда ли их контакт? Сначала спор из-за девушки, потом водка и наконец договоренность?

— Яхма слишком молод, чтобы руководить такой операцией. Ее организовал опытный профессионал. Если уж мы рассматриваем такой вариант, я бы изобразил все не сколько иначе. Яхма вошел в шайку с заданием через свою девушку установить контакт с Урбаняком.

— Эта поправка меня вполне устраивает, — согласился Выдма. — Однако она свидетельствует о том, что этот профессионал посвящен во взаимоотношения сотрудников на заводе, если он знал, как Эльмер попала к Яхме. А если знал, то почему прямо не вышел на девушку? Это было бы проще и менее рискованно.

Поручик исподлобья посмотрел на своего начальника.

— Вам, очевидно, еще неизвестны последние новости светской хроники. Только что я получил очередной рапорт от Давидека. И собирался сообщить вам по телефону. Существуют две Эльмер: Янина и Анна. Старшая, Янина, работает на комбинате, и до сих пор ее ни в чем нельзя было упрекнуть. Что делает младшая, не знаю, но, кажется, лихая девица и, видимо, стоит денег…

— Снова неожиданность? Давно пора избавиться от этих эффектных приемов. — Выдма не скрывал насмешки. — Постараюсь вам в этом помочь.

— Мне бы не хотелось быть вашим должником…

— Эти сведения меняют суть дела. — Выдма вернулся к прерванному разговору. — Значит, наша Эльмер уходит на второй план, но Урбаняк остается в центре внимания. Следовательно, надо как можно скорее разыскать вторую Эльмер и как следует прижать Урбаняка.

— Ее уже разыскивают. Она живет на Охоте. Я сам туда ездил. Со вчерашнего дня дома не появлялась.

— Живет с сестрой?

— Нет. У тетки.

Выдма на минуту задумался:

— Боюсь, что так скоро вы ее не найдете. Вам известно, с кем чаще всего встречался Яхма? Это можно узнать в тех ресторанах, где он бывал.

— Рапорты еще не поступили, но работа ведется.

— Вернемся к вопросу об убийстве. Оно было совершено около часа ночи. Перед смертью убитого определенно пытали, иначе, чем объяснить этот ожог под подбородком? Только где же это произошло? В квартире никаких следов огня, там центральное отопление.

— Грелка?

— Ее не обнаружили, а по заключению медицинского эксперта, ожог на шее от пламени, так как обуглена кожа и волосы вокруг раны.

— Если бы мы знали, где это произошло, мы были бы уже на полпути к преступникам. Яхма пришел домой около полуночи, был не один. Это установлено на основании первых опросов, протоколы вы прочитали. Соседка показала, что слышала шаги по коридору нескольких мужчин, но из квартиры не выглянула, потому что узнала голос Яхмы и это ее успокоило.

— Хорошо, теперь следующий вопрос. Почему его пытали и потом убили? И почему это произошло в двух разных местах?

— Напрашиваются два ответа. Или из опасения быть разоблаченными, или, что вернее, из-за сведения счетов — например, за укрытие части награбленного.

— Да, это вполне возможно. Кого пытали, убедил их, что спрятал деньги у себя, а когда выяснилось, что врет, его убили. Но зачем ему надо было так глупо врать?

— В надежде, что по дороге он от них улизнет… Но такой ответ может вам дать следователь только более высокого ранга. Вот, когда я стану майором…

— Слабая надежда, ты все время задираешься с начальством. А теперь следующий вопрос…

— Такой же легкий?

— Сейчас узнаешь… Звучит он так: почему взяли фотографию из рамки, стоявшей на столике, и что искали в ящиках серванта и гардеробе?

— Может, сначала подумаем, чья это была фотография?

— Здесь могут быть два варианта. Или семейная, или любимой девушки. Сомневаюсь, чтобы у такого типа, как Яхма, проявлялись хоть какие-то родственные чувства, значит, скорее девушки. Но почему фотографию взяли?

— Чтобы ответить на этот вопрос, не обязательно быть майором.

— Тогда говори.

— Чтобы запутать следствие. Девушка могла знать слишком много, и ее надо спрятать на какое-то время, а фотография поможет в поисках. Переворошили также вещи убитого, чтобы убедиться, нет ли там чего-нибудь, что могло бы навести на след девушки или их самих.

— Это довольно убедительно. Поэтому мы должны найти ее как можно скорее. Ну и, как я уже говорил, собрать данные, с кем в последнее время чаще всего видели Яхму.

— Девушка найдется, — чересчур самоуверенно заявил Герсон.

— Хорошо бы живая, — пробормотал Выдма. — Убийство Яхмы свидетельствует о том, что мы имеем дело со страшным преступником.

— А если здесь нет связи с грабежом? Ведь нет никаких доказательств, что одно связано с другим.

— Но предпосылок достаточно, о чем мы уже говорили. Мы установили, что существует связь работника завода с человеком, имевшим срок за грабеж. Идя по этому следу, мы раскрываем убийство. Я не верю в простое стечение обстоятельств. А теперь дальше… Ты не обратил внимания на сходство этих двух убийств? Вахтера и Яхмы? Удар ножом и почти в то же самое место — несколько сбоку и сзади со спины? Что это — новое стечение обстоятельств?

— Хорошо, пусть будет так. Наконец, вышестоящие лица для того и существуют, чтобы быть правыми.

Выдма закурил сигарету, продолжая размышлять вслух:

— То, что у шайки был свой человек на территории комбината, не вызывает у меня никаких сомнений. Это подтверждается следующими фактами: сейф открыт подделанным ключом, найден подходящий момент для ограбления, а может быть, даже, и подготовлен нужный момент. Но есть еще до сих пор беспокоящий меня вопрос: как случилось, что убитый вахтер подпустил убийцу так близко, что тот мог ударить его ножом? Ответ здесь, пожалуй, один: он знал человека, который подходил к нему, и не был удивлен, видя его в здании. Но кто это? Сначала я думал, что Янина. Но такой сильный удар она не в состоянии нанести, с ней мог быть, к примеру, Яхма. Они оба подошли к вахтеру, у которого появление секретарши директора не вызвало никаких подозрений, ну и таким образом он был застигнут врасплох. Однако теперь на первый план выдвигается Урбаняк. Остаются еще Стецкий и Белецкий. Этого старика мы тоже не можем вывести из круга подозреваемых. Пожалуй, теперь самым важным является ответ на вопрос: как грабители попали на территорию комбината, а потом в здание?

— Вы не верите, что они попали через окно?

— Нет. Этот путь слишком явно был нам указан. Все было организовано безупречно — и вдруг такой недосмотр? След от пожарной лестницы, след на подоконнике и это незакрытое окно, чтобы не было сомнений, как они сюда попали…

— Но как же тогда они проникли на завод? Никаких следов вдоль изгороди не обнаружено.

— По сути дела, остается только проходная. Ваш протокол допроса вахтера я изучил. Действительно, в его показаниях нет ничего подозрительного, но где-то должна быть брешь. Мы еще вернемся к этому вопросу, а сначала я хочу поговорить с Яниной Эльмер и Урбаняком. Вызови их завтра на утро…


— Я просил вас прийти, — начал на следующий день Выдма, когда секретарша директора уселась напротив него, — чтобы узнать кое-какие детали. Я отмечаю, что это не официальный допрос, как видите, никто не ведет протокол, я не собираюсь включать и магнитофон… — усмехнулся он, обнажив крепкие белые зубы.

— Я вас слушаю… — несколько натянуто ответила Янина. Она сидела на краешке стула и всматривалась в лицо майора.

— Я хотел бы лучше разобраться, что из себя представляют лица, с которыми мне пришлось встретиться в связи с этим грабежом. — Выдма старательно подбирал формулировки. — От этого любопытства никуда не денешься, оно неизбежно в ходе расследования, что я и подчеркиваю, чтобы у вас не создалось впечатления, будто эти вопросы я задаю только вам. Я буду задавать их и другим.

— Мне нечего скрывать, поэтому, пожалуйста, спрашивайте.

Предварительное разъяснение Выдмы принесло свои плоды, скованность Янины Эльмер несколько уменьшилась.

— Я знаю, что ваши родители умерли. Когда?

— Мама умерла пять лет назад, а отец год спустя.

— У вас есть еще близкие родственники?

— Да, сестра, ее зовут Анна.

— Она моложе или старше вас?

— На два года моложе.

— Еще есть родные?

— Сестра матери, вдова, живет на Охоте. Есть еще дяди, один живет в Щецине, другой в Кракове… И есть брат отца, пенсионер, живет в Залесье Гурном. — Девушка назвала адреса, которые Выдма записал в блокнот.

— Ваша сестра живет с вами?

— Нет. У тетки.

— А где она работает?

Наступило молчание, потом, несколько смешавшись, девушка ответила:

— Кажется, нигде…

— Вы точно не знаете? На что же тогда она живет? Неужели тетка согласилась содержать молодую, здоровую девицу и разрешает ей нигде не работать?

Секретарша опустила голову. С удивлением Выдма заметил слезы, заблестевшие на ее ресницах.

— Анка… Анка очень красивая, но и очень легкомысленная. Она выбрала плохой путь… — произнесла девушка тихо и медленно. — Тетка и я старались на нее повлиять, но безрезультатно. А теперь… Я даже не знаю, где она. Слышала, что живет с каким-то подозрительным типом…

— А до этого? Вы можете что-нибудь рассказать о ее привязанностях?

Янина подняла голову и посмотрела на Выдму.

— Вы сами, наверное, знаете? Правда?

Он кивнул утвердительно:

— В общих чертах, но я хотел бы услышать более подробно.

— Урбаняк по крайней мере ее любил, даже хотел на ней жениться. Это, может, и странно, но Анка именно поэтому стала им пренебрегать, пока наконец не бросила из-за какого-то гангстера, который… который ее бьет!

— Откуда вы знаете?

— Иногда она заходит ко мне. Особенно если ей не на что жить. Последний раз была месяц тому назад. Я заметила, что у нее руки в синяках, синяк на лице она старалась прикрыть волосами. Это была неприятная встреча. В сотый раз я пыталась втолковать ей взяться за ум, но, как обычно, она отвечала шутками. И была чем-то напугана, поплакали мы вдвоем, а потом она ушла… и ничего не изменилось…

— С тех пор вы ее не видели?

Девушка покачала головой.

— Нет… — колебалась она минуту и замолчала.

— А все-таки?

— Нет, я не видела ее. Но она мне звонила. Именно в тот день, после грабежа. Вы уже уехали, мы заканчивали работу, я закрывала канцелярию, и вдруг зазвонил телефон.

— Что она сказала?

— Как всегда, болтала глупости…

— Пожалуйста, расскажите более подробно содержание разговора.

— Она была страшно возбуждена. Плела чушь, перескакивала с одного на другое, но из ее слов я поняла, что она порвала со своим приятелем и собирается кончать со своим бесшабашным образом жизни. Потом сказала, что уезжает.

— А куда?

— Она не сказала. Упомянула только, что будет отсутствовать какое-то время, словом, чтобы я не беспокоилась. Просила также никому о ней ничего не рассказывать, так как, возможно, какие-то люди будут ею интересоваться. Она, наверное, боялась, что тот тип будет ее искать.

— Вполне возможно, — согласился майор. — И это все?

— Собственно, да… Все остальное обычные глупости в ее стиле.

— Ничего-ничего, говорите, прошу вас.

— В конце разговора она заявила, несколько смущенно, что влюбилась.

— И сказала в кого?

— Я спросила, но она мне ответила только, что его зовут Кароль и что он журналист.

— А где работает?

— Этого она не сказала.

— Вы считаете, что это могло послужить причиной разрыва с тем человеком?

— Вероятно, да, хотя еще раньше мне казалось, что она тяготится этой связью.

— Возможно, она задумала уехать со своим новым поклонником?

— Увы, нет, я спросила ее об этом, она отрицала, сказала, что с Каролем встретится лишь после возвращения.

— А теперь вернемся к Урбаняку. Он знал о своем преемнике?

— Очевидно, да, я слышала от Анки, что они познакомились с Яхмой в ночном ресторане.

— Урбаняк не говорил с вами о сестре уже после их разрыва?

— Да, как-то раз попросил встретиться с ним в кафе и умолял, чтобы я уговорила Анку взяться за ум. Он предостерегал ее быть подальше от того человека, так как яко бы узнал, что это темная личность. Я обещала ему, но потом он меня даже не спросил, поговорила ли я с сестрой.

— Может, вы знаете кого-нибудь из подруг вашей сестры, ее близких знакомых?

— Нет, ни с кем из них я не встречалась.

— У вас есть фотография сестры?

— Да, прошлогодняя. Но разве?..

— Нет, пока у нас нет ничего против нее, однако есть причины, по которым мне хотелось бы иметь ее фотографию.

— Я принесу ее завтра на работу.

— Спасибо, пани Эльмер. Если кто-нибудь будет расспрашивать вас о сестре, я прошу вас договориться с этим человеком о встрече и тотчас же сообщить мне или поручику Герсону. Тут дело может идти о ее безопасности.

После ухода Янины Эльмер Выдма позвонил поручику.

— Запиши адреса родственников этой Эльмер, сейчас я тебе продиктую. — И в конце посоветовал: — Урбаняк ждет, возьми его к себе и допрашивай до моего прихода. Можешь вести протокол.


После предварительных формальностей майор обратился к Урбаняку:

— На этот раз я счел нужным вызвать вас к себе.

Слова звучали резко и официально, так что улыбка, с которой Урбаняк вошел в кабинет, мгновенно исчезла с его лица. Однако он постарался скрыть, какое впечатление произвело на него это вступление. Закинув ногу за ногу, он довольно развязно ответил на заявление майора:

— Я в вашем распоряжении.

— Вы знаете Виктора Яхму?

— Да, знаю.

— Как вы с ним познакомились?

— Я иногда бываю на скачках. Он однажды оказался за мной в очереди перед кассой и поставил на тех же самых лошадей. Начался разговор, потом мы уже вместе следили за заездами и таким образом познакомились.

— Кто первым начал разговор? Он или вы?

— Он. Потом привязался ко мне, и это стало меня раздражать, но я не решался отделаться от него, о чем в конце концов пожалел.

— Он был причиной вашей размолвки с Анной Эльмер?

— Да.

— А как она с ним познакомилась?

— Мы были вместе в ночном ресторане, там в этот вечер оказался и Яхма. Он подсел к нашему столику. С этого все и началось.

— Эльмер жила у вас?

— Нет.

— С кем она еще дружила? Были ли у нее подруги?

— Возможно, но мне о них она не говорила.

— Судя по вашим словам, вы посещали рестораны?

— Довольно редко, так как моя зарплата не позволяла вести такой образ жизни.

— Но на скачках вы играли?

— Тоже не часто и осторожно. Впрочем, мне везло.

— Насколько мне известно, в последнее время не так уж.

Урбаняк сжал губы и промолчал. Выдма продолжал допрос:

— В каких ресторанах Эльмер чаще всего бывала?

— В «Гранде» и в «Конгрессовой».

— Что вы можете сказать о ней? О ее характере, склонностях?

Губы Урбаняка исказила гримаса.

— Я не могу быть беспристрастным, так как слишком много из-за нее пережил. Но постараюсь. Она веселая, легко относящаяся к жизни, в чем я убедился на собственной шкуре, — добавил он с горечью.

— И это все, что вы можете о ней сказать?

— Ну, нет… Импульсивная, капризная. У нее богатое воображение, она интеллигентна и сообразительна. Таков ее психический облик.

— Гм… Следовательно, натура, скорее, богатая, с буйным темпераментом, не считающаяся ни с чьим мнением, ни с десятью заповедями?

— Можно сказать и так.

— Она смелая? — прозвучал неожиданный вопрос.

Урбаняк поднял брови и задумался.

— Да, скорее да, — бросил он колеблясь. — Но трудно отличить, где у нее смелость, а где легкомыслие.

— Женщины, как правило, верны своим парикмахерам. Вы не знаете, где и у кого она причесывалась?

— Конечно, знаю. Есть такой пан Вацлав, у него дамский салон на Новолипках, пять.

— Однако мы отклонились от основной темы. Вам было известно, что Яхма отсидел срок за грабеж?

Урбаняк изобразил удивление:

— Яхма? Невозможно! Жаль, что я об этом не знал!

— Вы действительно не знали? — в голосе Выдмы прозвучали резкие нотки. — Советую говорить правду, так как допрос носит официальный характер и вы были предупреждены о последствиях за дачу ложных показаний.

— Откуда, черт побери, я мог знать?

— Вот об этом я и хотел вас спросить. Ведь вы просили Янину Эльмер предостеречь сестру и сказать ей, что Яхма подозрительный тип.

— Это ни о чем не говорит, я вовсе не знал, что он был грабителем. Просто я повторил то, что услышал, уже не помню от кого.

— Удивительно короткая у вас память. Подозрительный тип отбил у вас девушку, но, несмотря на это, вы поддерживаете с ним отношения… Есть над чем призадуматься, вам не кажется?

— Я, отношения?.. Это какое-то недоразумение!

— Не отрицайте. Нам известно больше, чем вы думаете.

Урбаняк наклонился вперед и оперся руками о край стола. Выдма не без удовольствия заметил, что выстрел попал в цель, так как руки у Урбаняка дрожали, а на лбу выступили капельки пота.

— Ведь именно ему вы передали отпечатки ключей от сейфа?

— Это неправда! Неправда! — Голос Урбаняка звучал пискляво, истерично. Он почти кричал, а пальцы, которыми он вцепился в край стола, побелели.

— Так, значит, Яхма обманул?

— Он не мог этого сказать. Я требую очной ставки! Пусть он мне скажет это в глаза!

— Вы слишком уверены в себе, Урбаняк, — спокойно заметил Выдма, — а все потому, что знаете: очной ставки быть не может, знаете, что Яхма мертв, хотя в газетах ничего относительно его убийства не сообщали.

Слова эти буквально парализовали Урбаняка. Какое-то время он в упор смотрел на Выдму глазами полными удивления, потом повторил, произнося слова почти шепотом:

— Убит? Яхма убит? Кто… Кто это сделал?

Майор безразлично пожал плечами:

— Следствие ведется. Но я думаю, что собственными дружками из той же шайки, и этого я не собираюсь от вас скрывать.

— Вы хотите меня запугать… Но я… Я действительно ничего не знаю…

Он покачнулся и наверняка упал бы со стула, если бы поручик Герсон не успел его подхватить.

Выдма взял графин и протянул ему стакан воды.

— На этом сегодня закончим. Завтра допрос продолжим, прошу обдумать создавшуюся ситуацию. Правдивые признания могут облегчить вашу участь. Завтра в десять прошу вас быть здесь.

Но в десять Урбаняк не явился, на работу он тоже не вышел, было установлено, что он не ночевал дома. И, как вытекало из рапорта, между девятью и десятью часами вечера ему удалось скрыться от сотрудника милиции, ведшего за ним наблюдение.

Записки Анатоля Сарны

…Двери в квартиру я обнаружил без труда. Я уже поднял было руку к звонку, но тут с удивлением заметил, что дверь не закрыта, сквозь узкую щель в коридор проникал тусклый свет. Квартира была не заперта. Меня охватило предчувствие, что произошло что-то страшное. Я вспомнил неоконченную фразу там, в бараке, и видел, как эти двое, выйдя из дома, ничего не несли в руках. Что же случилось с девушкой? Может, действительно, как сказал один из них, она украла деньги? Где же красная сумка? Если она прихватила вещи Терезы, от нее всего можно ожидать.

Я перешагнул порог и оказался в небольшой прихожей, дверь в комнату тоже была приоткрыта, именно из-под нее пробивался свет, который я заметил на лестнице.

Я вошел в довольно просто обставленную комнату. Но мне было не до разглядывания мебели, так как я увидел лежащего на полу человека. Это был знакомый мне брюнет с черными усиками. Он лежал в луже крови и не подавал признаков жизни.

Я с трудом поборол чувство страха и свое желание как можно скорее уйти из квартиры. Осмотревшись, я увидел стоявшую на столике возле тахты фотографию. Я знал, что рано или поздно тут появится милиция, поэтому, обойдя труп, я подошел к столику, вынул носовой платок и, обернув руку, взял рамку. Лицо, которое я увидел, было очень выразительным. Надо лбом вздымалась волна светлых волос, полные чувственные губы хитро улыбались.

Подцепив фотографию ногтем, я вытащил ее из рамки. При этом оторвался уголок, но в целом фотография не пострадала. С интересом я перевернул ее, ища подпись, надеясь, что найду там имя владелицы. К сожалению, оборотная сторона была пуста. Любой ценой я должен узнать ее имя. Может, здесь есть какой-нибудь конверт с обратным адресом или записки? Я начал поиски. Просмотрел гардероб, потом по очереди все находившиеся в комнате ящики. Единственной добычей, которую мне удалось получить, была цветная открытка, на ней пляж в Сопоте. На открытке всего несколько слов и под ними уже известное мне имя — Анка. Она писала Виктору Яхме: «Мне удалось достать комнату в «Белой чайке» — привет». И под этим дата: «19 июля с. г.»

Открытку и фотографию я аккуратно положил в бумажник. Погасил свет, пользуясь платком, закрыл одну и вторую дверь и быстро оказался в машине. Для одной ночи впечатлений было более чем достаточно. Вставляя ключ в замок своей квартиры, я услышал настойчивый телефонный звонок. Однако я не успел подойти к аппарату, звонки прекратились. Я посмотрел на часы. Было около трех, значит, это мог быть только Кароль, который этой ночью дежурил в редакции и, конечно, не думал считаться с тем, что я, возможно, сплю. Телефон зазвонил снова, когда я уже в пижаме вышел из ванной и собирался разложить постель на тахте.

Конечно, это был Кароль.

— Ну, чего? — набросился я не слишком вежливо, узнав его голос. Но это не помогло.

— Где тебя до сих пор носило?! — Кретин, у него еще были претензии! — Я звоню каждые полчаса, наверное, уже десятый раз.

— Странный вопрос. Я был там, куда ты меня послал.

— До сих пор?

— «До сих пор? До сих пор?» — передразнил я его. — И если б ты знал, в какую историю ты меня впутал, то разговаривал бы со мной стоя на коленях.

— И что, ты нашел ее?

— Что я нашел, это не по телефону. Сейчас я должен выспаться, приходи утром, поговорим.

— О каком сне ты говоришь! — решительно заявил Кароль. — Приготовь кофе, я буду у тебя через четверть часа!

Я уже понял, что о сне и думать нечего, и только заметил предостерегающе:

— Если приедешь хоть чуть позже, я спущу тебя с лестницы! — и положил трубку.

Упоминание о кофе смирило меня с мыслью, что я не скоро окажусь под одеялом. Был у меня и другой рецепт для улучшения самочувствия. Включив кофемолку, я вытащил бутылку водки и две рюмки.

Вода как раз закипала, когда раздался звонок в дверь.

— Ну, рассказывай, — крикнул Кароль с порога, стаскивая пальто и бросая его небрежно на тахту, — какие новости?

— Новостей предостаточно, только не те, которые меня интересовали. Я расскажу тебе все, но при условии, что ты никому ничего не скажешь. Дай слово!

— Ты что? — возмутился он. — По твоему вступлению вижу, что дело идет о сенсации! И я, журналист, должен дать тебе такую клятву?!

— Именно ты! Я знаю, с кем имею дело! Можешь выпить кофе и даже рюмку водки, а потом выкатывайся, вторую ты уже не получишь.

— Ого! Неужели это так серьезно?

— И даже очень.

— Ты все еще боишься вмешательства милиции?

— Теперь еще больше.

— Тем более не требуй от меня такого обещания. Я удивляюсь, как ты можешь на этом настаивать.

— Только без проповедей! — Я старался придерживаться принятой линии поведения. — Дело оказалось куда сложнее, и теперь я тем паче не хочу быть замешанным в него. Тереза никогда мне этого не простит.

— Я это слышу не впервой. — Он одним глотком выпил водку и отставил рюмку. — Ты хотя бы знаешь фамилию девушки? Знаешь, где ее искать? Для меня это более важно, чем ты думаешь.

— Не знаю ни того, ни другого. У меня есть след, и я надеюсь, что ее заполучу. Интересно, чего это тебя так интересует? Неужели мучают угрызения совести?

Он махнул рукой:

— Конечно, мне неприятно, что я впутал тебя в историю, но у меня нет намерения посыпать себе голову пеплом. Просто она меня очень заинтересовала. Я не могу ее забыть. До чего же она хороша!

Я уже в какой-то степени имел о ней представление, ибо в кармане у меня лежала ее фотография, но я не выдержал и засмеялся.

— Красивая воровка!

— Многие вещи делаются для того, чтобы усилить остроту переживаний ради приключения или просто шутки ради. Однако не это главное, важно, что у тебя внутри.

— Ведь ты ее совсем не знаешь. А ее образ жизни, говоря деликатно, оставляет желать лучшего.

— Ах ты, святоша! Тоже мне судья!

— Кароль, ты случаем не втрескался!

— Черт его знает! Во всяком случае, я надеюсь, что ты сообщишь мне ее фамилию и адрес.

— Если сочту это целесообразным. Одно могу тебе сказать: я ввязался в такое дело, рядом с которым мой вопрос просто пустячок. И поэтому я требую сохранения тайны.

— Ну, хорошо. Обещаю молчать до тех пор, пока нарушение слова будет наименьшим злом.

— Это не обещание. В этом вопросе только я могу решать.

— Идем на компромисс. Решим это вместе. Я ничего не открою, не договорившись с тобой.

В сущности, я сам хотел поделиться с Каролем впечатлениями этой ночи. Надеялся таким способом сбросить с себя тяжесть событий, свидетелем которых я стал, и услышать его соображения.

Мы выпили еще по одной, и я рассказал ему подробно, что со мной произошло. Он слушал молча, потягивая трубку, и, когда я закончил, заговорил:

— Я догадываюсь, в чем дело. Ты, очевидно, не читал вечерних газет и не знаешь об ограблении кассы комбината. Воры похитили около трех миллионов злотых. Ты как раз и столкнулся с этим делом. Теперь подумай, можешь ли ты молчать о том, что тебе известно?

— Милиция и без меня обойдется, а Тереза для меня слишком много значит.

— Ты все про свое! А девушка? Разве похоже, что она сбежала с этими шестьюстами тысячами! Они ведь не позволят обобрать себя на такую сумму! Из-за этих денег они убили своего товарища. Следовательно, ей грозит смертельная опасность. Это вторая причина, тоже серьезная, чтобы не молчать. Милиция быстро пресечет их преследование…

— Но с ними останется их жажда мести. Пойми, что милиция сама будет искать девушку. Эта Анка должна была отдавать себе отчет, прежде чем идти на такой риск. Меня совершенно не интересует, кто ее поймает — те или другие!

— Тем более что ты сам хочешь ее поймать, — ехидно проворчал Кароль.

— Именно так. Если это сделает милиция, тогда пальто и сумка в лучшем случае останутся на хранении в суде, а я буду лить слезы, потеряв Терезу.

— Снова Тереза! А ты не принимаешь во внимание, в какой ситуации оказалась Анка? Ее разыскиваешь ты, милиция и, что самое худшее, те убийцы! Неплохая охота за одной девушкой!

— Бедняжка со светлыми локонами, невинной мордочкой и пачкой украденных денег в украденной сумке. Если она была столь ловка и на это решилась, пусть такой и остается, тогда ее не поймают.

— И ты тоже?

— Но я ведь ей ничем не угрожаю. Пусть только вернет сумку и пальто.

Мы еще немного поговорили об этом деле. И когда в комнате дневной свет стал мешаться с электрическим, Кароль провел рукой по лицу и поднялся из кресла.

— Пора идти. А что ты собираешься делать?

— Отправлюсь по следам открытки и фотографии.

— Помощь тебе не нужна?

— Пока нет. Но в случае необходимости, я надеюсь, ты мне не откажешь, несмотря на разницу во взглядах.

— Договорились. А когда добудешь сведения об Анке, дай мне знать.

Простившись с Каролем, я прилег на тахту и, едва прикоснувшись головой к подушке, тотчас заснул. Вечером я выехал в Сопот…


Пожилой мужчина, гладко выбритый и хорошо одетый, сначала осмотрел маленький зал и направился в дальний угол кафе, где за столиком сидел человек его возраста, тоже седой, с лицом, изборожденным глубокими морщинами, свидетельствовавшими о пережитых житейских бурях.

— Это ты… — сидевший протянул кончики пальцев.

— Рад, Земба, что вижу тебя в добром здравии. — Пришедший медленно опустился на стул. — Чай, — обратился он к официантке, которая подошла принять заказ.

— Да, давно не виделись. Но старые друзья — надежные друзья. Ты хотел меня видеть, вот я и пришел.

— Хотел. У меня к тебе дело. Пусть цыпочка сначала принесет чай, тогда поговорим.

— Ты знал, где меня искать?

— При твоей профессии это нетрудно. Посетителей у вас много, наверно, и деньги гребешь лопатой?

— Сейчас не сезон, осень теплая. Вот станет похолодней, тогда начну заколачивать свое.

— Ну а теперь за дело. — Пожилой мужчина сменил тему, когда чай был подан. — Мне надо отыскать девицу Яблочка. Зовут ее Анка. Она наверняка бывает и у вас, да ты ее, конечно, знаешь?

— Конечно, знаю. Ничего себе краля.

— Давно была?

Гардеробщик задумался.

— А знаешь, что-то в последнее время ее не видно. В чем дело?

— Она мне должна деньги…

— Тебе? Как бы не так. И не думай, что я поверю. Вроде на тебя не похоже давать взаймы.

— Я и не давал взаймы. Она украла.

Земба тихонько присвистнул.

— Очевидно, не знала, с кем имеет дело!

— После этой кражи где-то прячется, надо узнать где. Адрес Яблочка ничего не даст, она не настолько глупа. Наверное, скрывается у какой-нибудь подруги.

— Хорошо, все сделаю. Потревожу коллег из других кабаков, дам знать официантам. Ho…

— Знаю. — Старик полез за пазуху и, вытащив конверт, положил его на стол. — Здесь деньги для тебя, остальное получишь, когда ее найдешь.

— А где искать тебя?

— На конверте номер телефона. Спроси Густава. А теперь мне пора, — старик вынул из кармана жилета старомодные часы, — у меня сегодня еще одна встреча.

Он положил деньги за выпитый чай и направился к выходу. Взгляд, брошенный на часы, был предлогом прервать беспредметный разговор, ибо его предложение было уже принято. Хотя та, вторая встреча, о которой он упомянул, не была выдумкой. Только времени до нее оставалось вполне достаточно: назначена она была на одиннадцать вечера. Следовало только сменить костюм, правда, условленное место находилось довольно далеко. Это был бокс сборного гаража, стоящего вблизи комплекса жилых домов в отдаленном квартале города.

Могло показаться, что близкое соседство жилых домов не слишком способствует тайной встрече. Но гараж стоял несколько в стороне и к окнам был обращен задней стеной, которую, кроме того, загораживали деревья и кусты. А ворота боксов выходили на маленькую площадку, прилегающую к улочке без построек и названия. Это была заранее асфальтированная дорога, поскольку предусматривалась дальнейшая застройка района.

Войти в гараж и выйти из него, особенно в такое позднее время, не привлекая ничьего внимания, не составляло труда. Бокс и стоявшая в нем машина не были собственностью старика. Тем не менее у него были ключи от гаража и от машины и водительские права. Он мог всем пользоваться, когда хотел.

Светя фонариком, старик открыл дверь и проник внутрь. До встречи еще оставалось немного времени, он сидел в темноте и размышлял. Незадолго до назначенного часа зажег свет, вытащил тряпку и протер стекла машины. Вскоре он услышал снаружи осторожные шаги. Он не прерывал занятия, пока не раздался условленный стук. Старик повернулся и произнес вполголоса:

— Заходи. Я один.

Дверь приоткрылась, и на темном фоне мелькнул силуэт человека. Вошедший был в шляпе и пальто с поднятым воротником. Он вошел в освещенный бокс и приблизился к машине.

— Хорошо, что ты уже здесь, а я боялся, что придется ждать.

— Привет, Урбаняк, садись в машину, расскажи, в чем дело. Я погашу свет, и нас не будет видно, а мы заметим, если кто подойдет…

Когда они сели в машину, Урбаняк подробно рассказал о допросе.

— Хорошего мало, — отозвался из темноты голос старика. — Но если не потеряешь голову, они тебе ничего предъявить не смогут.

— Черт их знает! Я начинаю бояться. Скажи, зачем вы прикончили Яблочко? — Голос Урбаняка выдал плохо скрываемое возмущение.

— Он обворовал друзей. Надеюсь, достаточно?

— Да, конечно! Но когда мне об этом сказали, мне стало нехорошо. Я не видел никаких причин…

— А теперь видишь? Но это дело еще не окончено, так как деньги прихватила его девчонка.

— Анка? — В голосе Урбаняка прозвучало недоверие.

— Да, она. Но это разговор другой. Говоришь, вызывают на завтра?

— Да. Но я думаю, лучше будет смыться. Кто знает, что они еще пронюхали, выглядит так, что знают много.

— Если боишься, что сдадут нервы, то действительно лучше слинять. А у тебя есть куда?

— Я уже все обдумал. В Гданьске у меня приятель, свой парень. Деньги есть, а остальное он организует. Это недешево обойдется, но меня он переправит. Однако часть доли мне надо в валюте, все равно по какому курсу.

Какое-то время старик молчал. Наконец спросил:

— А если тебя поймают? Тогда уж не сможешь отрицать. Такое бегство — это уже признание вины!

— Если хорошо заплачу, не поймают. Об этом не беспокойтесь.

— Правда, была договоренность, что в течение полугода никто из нас деньги не тронет, но твоя ситуация требует уступок. Если боишься, что не справишься, то лучше беги. Ты готов?

— Готов. Возьму только небольшой чемодан, он уже на вокзале.

— Хорошо посмотрел? Никого не было на хвосте, когда шел сюда?

— Даже если и был, то я от него оторвался. В этом переходе на Маршалковской, который ты нам показал.

— Ну, хорошо… Деньги получишь, но за ними надо съездить в Юзефов.

— Часть валютой?

— Может быть, и найдется. А курс заплатишь такой, как следует, и ни грошем больше. Приятеля в такой ситуации обирать не стану. Подожди, я выведу машину…

Через город проехали молча. Только на Медзешиньском валу Урбаняк произнес:

— Подбросишь меня на вокзал?

— Но не слишком близко. В котором часу уезжаешь?

— В четыре с минутами.

— Лучше на вокзале не сиди. Задержимся немного у меня, так чтобы в вагон сел прямо перед отходом поезда.

Снова воцарилось молчание. Машина, тихо шурша шинами, двигалась среди ночи, разрезая ее остриями фар. Они давно были за городом, когда в какой-то момент старик начал судорожно хвататься за руль, который, казалось, неловко подпрыгивал у него в руках. Он резко нажал на тормоза, и машина с писком остановилась.

— Черт подери! Передняя покрышка. Придется заменить.

Старик вылез из машины и наклонился над колесом. Потом обошел капот, появившись на миг в резком свете фары, и осмотрел следующую покрышку. Наконец выпрямился и кивнул приятелю.

— Выходи, ты должен мне помочь. Посмотри, как ее продрало…

Урбаняк вылез из машины и подошел к колесу. А когда он нагнулся, ища повреждение, над головой его взметнулся большой французский ключ. И опустился, вминая шляпу в кости раздробленного черепа.

Потом старик столкнул тело с насыпи, по которой в этом месте проходило шоссе. Оно покатилось вниз между растущими там кустами. Старик постоял минуту, стараясь взглядом проникнуть сквозь темноту. Наконец сел за руль и двинулся вперед. Вскоре он разглядел боковую дорогу, подал машину назад и, развернувшись, покатил в сторону города…


Вернувшись после осмотра трупа, Выдма сел за стол, вынул сигарету и пододвинул пачку поручику. Тот кивнул и, ничего не говоря, протянул майору зажженную спичку. Только когда первый дым рассеялся в воздухе, майор прервал молчание:

— Итак, это уже номер второй. Наш противник заметает следы, и довольно поспешно. Кто обнаружил труп?

— Крестьянин из ближайшего хозяйства. У него луг возле Вислы.

— Неплохо проломили череп…

— Чистая работа… Никаких следов.

— Ваш вчерашний выстрел попал в цель, но вызвал слишком быструю реакцию. На свое несчастье, Урбаняку удалось уйти из-под нашего наблюдения.

— Дорого ему это обошлось, но и нам тоже. Я не думал, что был так близко от этой щуки, которая кружит где-то в темной глубине. Я нарочно не дожал Урбаняка до конца. Хотел дать ему время раскаяться. Меня интересовало, с кем он поделится впечатлениями…

Поручик кивнул:

— Ну и поделился с кем-то, но мы не знаем с кем. Однако в вашем объяснении мне чудится немного самокритики, извините, начальник…

Выдма усмехнулся:

— Это правда. Ибо, к сожалению, учитывается только положительный результат. Не удалось — ты халтурщик, удалось — почти гений.

— Будет и на нашей улице праздник. И, возвращаясь к делу, я хотел бы еще раз прочитать протоколы и рапорты. Может, где-то там ухватимся за конец нити.

— Я даже знаю где.

Герсон с интересом посмотрел на майора. Тот встал из-за стола и направился к несгораемому шкафу, стоявшему в углу кабинета. Вынул из него папку и бросил перед поручиком.

— Не дает мне покоя вопрос, каким образом грабители попали на территорию завода, ибо, как я уже говорил, не верю я в это подсунутое нам окно. Остаются только проходная и вестибюль…

— Подожди, — Выдма взял папку из рук поручика, который как раз открыл ее, — я найду быстрей. Вот… — Он придержал рукой открытую папку и начал читать: — «…около десяти вечера из здания вышел Белецкий. Он задержался в проходной и напомнил мне, чтобы я хорошенько охранял, так как в кассе деньги. Об этом я знал, ведь выдача зарплаты была перенесена на следующий день. Когда Белецкий ушел, никого уже не осталось на заводе. Несколько позже, как обычно, в караулку зашел Герман, так как у старшего вахтера такая привычка, проверять, не уснул ли кто из нас на посту. Мы выкурили по сигарете, и Герман вернулся на свой пост. Остаток ночи прошел спокойно, и только от уборщицы я узнал, что произошло…» И следовательно, не произошло ничего заслуживающего внимания. Для него ночь прошла спокойно! Он и не заметил, что одного вахтера убили, а другого связали.

— Все случилось в другом здании, и грабители действовали тихо. Нож — это не пистолет. Тут я не вижу ничего особенного… — Поручик, как казалось, не разделял мнения начальника.

— Несмотря на это, следует допросить его особо внимательно. Вызови еще раз, я сам с ним поговорю. Послушай, Стефан, а эта девушка? Мы должны ее, черт возьми, найти!

— Все данные сестрой адреса были проверены. Но это ничего нового не дало. Она давно не бывала у своих родных.

— Как это? А тетка, у которой она прописана?

— За исключением тетки, но и она не видела племянницы уже неделю.

— Может, она ее прячет?

— Возможно, но скорее, нет. Это порядочная женщина. Она огорчена и жалеет свою племянницу, очень она привязана к этой Анке.

— А если что-нибудь и знает, то тебе не сказала, боясь ей повредить.

— Да… — поручик почесал за ухом, — вполне вероятно. Поговорю с ней еще раз.

— Нет, этим я сам займусь. Поговорю еще с парикмахером, ну тем, с Новолипок. Может, удастся что-нибудь выяснить.

— Еще есть Кароль…

— Ах, этот журналист! Если он действительно тот, за кого себя выдает. Кино и пресса — две профессии, с помощью которых молодые люди чаще всего подлавливают девушек. Наверняка так будет и в этом случае.

— Надо попробовать. Интересно, сколько может быть журналистов по имени Кароль?

— Придется немножко побегать, — не без удовлетворения в голосе заметил майор. — Ты должен исходить из данных, которые облегчат тебе задание, а именно возраст и каков из себя. Лет не больше тридцати и представительный, если так заморочил ей голову.

— Заморочил голову наверняка только потому, что переспал с ней, — проворчал поручик.

— Да, это ускоряет эмоциональный процесс, особенно у женщин.

— Ох, шеф, если бы у меня была такая практика, — вздохнул поручик.

Выдма притворился, что не расслышал замечания, и продолжал:

— На слишком многое не надейся, ибо, даже если окажется, что этот Кароль журналист, и ты отыщешь его, выяснится, что они только что познакомились, следовательно, многого о ней он не знает, а встречаться она с ним прекратила…

— И это что-то даст.

— Тебя не удивляет, почему она так старательно заметает за собой следы? Может, она замешана больше, чем нам кажется?

— Именно это я и подозреваю…

Записки Анатоля Сарны

…Адрес пансионата «Белая чайка» я узнал на стоянке такси возле вокзала, а спустя десять минут уже был на месте.

Пансионат — двухэтажная вилла с изломанной линией крыши и датой 1910, выбитой на полукруглом фронтоне стены, — находился рядом с парком, расположенным у южного пляжа. Была вторая половина сентября, и у меня не возникло никаких трудностей с наймом комнаты. Черноволосая девушка внесла мой чемодан наверх, пообещав быстро организовать завтрак. Придя в себя и приняв душ, я спустился в столовую.

Действительно, завтрак уже был готов. Сезон окончился, и только несколько столиков было занято. За завтраком я искал взглядом заведующего или владельца пансионата. Установил, что им является женщина, сидящая в углу зала. Она разговаривала с каким-то мужчиной. Я ждал удобного случая, чтобы обратиться к ней. Наконец женщина осталась одна, тогда я поднялся и подошел к ней. Кивок головой был ответом на вопрос, не может ли она уделить мне немного внимания.

— У меня возникли трудности, — начал я заранее продуманный разговор, — из которых без вашей помощи мне не выбраться.

— Что же это за трудности? — заинтересовалась она.

Зал уже был почти пуст, и я мог говорить относительно свободно.

— Я приехал сюда, к сожалению, не отдыхать, но и не в командировку, — предупредил я с улыбкой, — так как я не журналист и не инспектор. Я просто художник из Варшавы, вот мое удостоверение… — Тут я вытащил книжечку и, раскрыв, положил перед ней. — И если я хочу попросить вас об одолжении, то только в моих личных интересах.

Женщина остановила взгляд на удостоверении, потом посмотрела на меня. Минуту мы разглядывали друг друга, наконец она отвела взгляд и улыбнулась. Это была первая улыбка, появившаяся на ее до сих пор неподвижном лице.

— Уж очень торжественно вы начали разговор, чем же я могу вам помочь?

— В июле этого года я был в Сопоте, в это же время здесь отдыхала одна девушка. Она говорила, что живет в вашем пансионате. Вот посмотрите, это она, — я вытащил фотографию и с бьющимся сердцем ожидал реакции моей собеседницы.

— Ах, да это пани Эльмер! Я ее отлично помню! — бросив взгляд на фотографию, воскликнула она.

Я вздохнул с облегчением.

— Да, именно Анка Эльмер… — повторил я с самоуверенной миной, ибо наконец-то узнал ее фамилию. — Мы… — я на минуту замолк, — очень подружились, и поэтому она подарила мне вот эту фотографию… На обороте она написала… пожалуйста, прочитайте, чтобы убедиться, что я говорю правду…

Заведующая пансионатом перевернула фотографию и прочитала слова, которые я сам написал еще в Варшаве, обдумывая сценарий этого разговора: «Чтобы Анатоль слишком быстро меня не забыл — Анка». Под ними были число и год.

Во взгляде заведующей я заметил искорки веселья, и это вдохнуло в меня надежду.

— Ну, хорошо, а что же я должна сказать?

— Сейчас объясню. При расставании, ибо, к сожалению, я должен был уехать раньше, Анка дала мне свой адрес в Варшаве, и пожалуйста… я его потерял!

— Я вам сочувствую. Но чем же я могу вам помочь?

— Мне пришло в голову, что в регистрационной книге пансионата записывается место постоянного жительства приезжих. Я сел в поезд и появился здесь, у вас…

— Вы приехали специально из-за этого адреса?

— Но не могу же я потерять такую девушку!

— Проще было обратиться в справочное бюро в Варшаве.

Я был готов и к этому замечанию.

— Ну, конечно же, я там был. Однако женщин с такой фамилией несколько десятков, а я не уверен, не является ли имя Анка уменьшительным от какого-нибудь другого имени.

— Ах, молодежь! — Заведующая рассмеялась и поднялась со стула. — Подождите, сейчас поищем.

Она пришла с книгой в черном переплете и положила ее передо мной.

Я возвращался в Варшаву в надежде, что моя погоня за этой проклятой девицей подошла к концу. И время было самое подходящее, ведь только шесть дней отделяло меня от возвращения Терезы. Я вернулся довольно поздно и не решился тотчас отправиться по полученному адресу. Пошел туда на следующий день утром.

Двери мне открыла пожилая женщина, худая и маленькая, с седыми, мелко завитыми волосами. Лицо ее было покрыто морщинами, но глаза сохранили юношеский блеск.

— Ну, зачем такой трезвон! — фыркнула она вместо приветствия, так как я действительно под влиянием хорошего настроения несколько дольше задержал палец на кнопке звонка.

— Ради бога извините. Анка дома?

— Вы что, снова за свое? Ведь я уже раз вам ответила!

— Как это снова?.. — удивился я. — У меня к ней очень важное сугубо личное дело.

— Так вы не из милиции?

— Откуда? Но может быть, вы уделите мне немного внимания? Неудобно говорить об этом в прихожей…

Женщина проводила меня в чистенькую комнату с разными занавесочками, салфеточками и фарфоровыми статуэтками. Указала мне кресло у окна, сама присела на второе.

— Что это за личное дело? Неужели Анка снова что-нибудь натворила?

— Из ваших слов я делаю вывод, что с ней такое случается часто, — ответил я уклончиво, чтобы сначала получить как можно больше сведений об Анке. — Интерес милиции действительно ничего хорошего не сулит…

— Сулит, не сулит, наплевать, — недружелюбно проворчала старушка, — но этот милиционер, что тут был, хотя бы симпатичный парень, чего нельзя сказать о других…

— Значит, я вам кажусь не симпатичным? — попробовал я пошутить.

— Я имела в виду не вас!

Ответ был резким и не предвещал ничего хорошего в дальнейшем ходе нашей беседы. Но как оказалось, несмотря на эту резкость, женщина втянулась в разговор. Окинула меня быстрым взглядом и произнесла, нахмурив брови:

— Был тут еще один… Он мне не поправился, какой-то недомытый. Я ему устроила от ворот поворот, и, как оказалось, хорошо сделала. Негодяй этот сразу же снюхался с нашим сторожем-пьяницей, пошли вместе выпивать, я ведь видела, как они входили в бар напротив, — и она махнула рукой в сторону окна.

— А чем интересовался милиционер?

— Приходил офицер, поручик… Спрашивал об Анке, тоже хотел знать, где ее можно найти. Но я ему ничего не сказала…

Старушка сжала губы, выражение лица стало решительным. Значит, она что-то знала об Анке.

— Однако вернемся к моему вопросу. Как вы думаете, когда Анка может появиться?

— Она уехала и не сказала ни куда, ни когда вернется.

Это был серьезный удар, но, помня слова, оброненные старушкой, я продолжил разговор:

— Значит, я так ничего и не узнаю от вас? Этот вопрос имеет для меня огромное значение. И думаю, что для Анки тоже, — добавил я значительно.

Старушка посмотрела на меня исподлобья:

— Я вам должна давать сведения, а ведь вы мне даже не представились, не сказали, в чем дело.

Я не мог не отметить справедливости этого замечания, но не знал, как ответить. Мои сентиментальные признания, скорее, могут уменьшить шансы на успех. Похоже, было, что старой женщине родная племянница уже порядком надоела, но это ей не мешало любить ее. Поэтому я и решился сказать правду.

Я рассказал о цели своего прихода, почему я ищу Анку, не вдаваясь, конечно, в подробности, чтобы не испугать старушку. Я не счел возможным также назвать вещи своими именами и поэтому вместо «украла» употребил слово «взяла».

Когда я закончил, старушка опустила голову и проворчала с горечью:

— Значит, так… Вот до чего дело дошло! Сначала милиция, потом этот темный тип и, наконец, вы… Теперь я уже уверена, что ее ищут не как свидетеля, так мне сказал поручик. Видимо, она натворила дела посерьезней… Понятно, почему, прощаясь со мной, она не дала свой адрес! Просто сбежала!

— Не оставила адреса? — воскликнул я разочарованный.

— Я же сказала, что нет…

— Может, есть какие-нибудь следы, которые указали бы мне место ее пребывания? Ведь надо ее предупредить, что ее ищут.

Старушка минуту раздумывала, наконец решилась:

— Гм… Может, вы и правы, поверю вам… Уже в прихожей она сказала мимоходом: «Если придет какое-нибудь письмо, то перешли его мне до востребования на почтовое отделение в Праге…» А это определенно имеет отношение к ее подруге Зосе Уейской, которая живет в Праге, на улице Гжималы, но номера не помню… Милиции я этого не сказала, хотя думаю, что Анка перебралась именно к Зоське… Попробуйте, может, вам удастся. Но в любом случае я рассчитываю, что вы не обманете моего доверия.

— Конечно, вы можете быть спокойны! Сердечно благодарю вас за помощь!

— Надеюсь, вы не причините Анке вреда. Она не воровка, просто легкомысленная дурочка, не больше…


Писем не было. Анка вышла из здания почты и остановилась, рассматривая снующую по тротуару толпу. Ей захотелось слиться с этим потоком и идти, куда глаза глядят, только бы двигаться, чувствовать себя свободной, отдохнуть от тоскливого пребывания в тесной, маленькой квартире. «Где-то здесь, совсем рядом, зоологический сад, — вспомнила она. — Может, пойти посмотреть зверюшек, милых мишек, с трудом взбирающихся по бетонным скалам?» Однако поборола искушение, побоялась ненужных, неожиданных встреч. Она и так рисковала, выйдя из дому на почту, не стоит подвергать себя опасности, ибо черт не дремлет — встреча с Виктором или с кем-нибудь из его приятелей может кончиться для нее плачевно. Кажется, получила сполна за свое легкомыслие, но и отплатить сумела. Как следует отомстила за то, что поднял на нее руку. А если он сейчас ее встретит? А милиция? Они наверняка ищут эти деньги. Что с ними делать? Сумма-то порядочная…

Раздумывая обо всем этом, она шла в направлении дома. Знала, что там сейчас никого нет. Зося дежурит на междугородной телефонной станции до полуночи, а ее мать тоже еще не вернулась с работы. Придется самой разогревать вчерашний гуляш и кипятить чайник. Потом, может, что-то покажут по телевидению. Она не привыкла заниматься домашними делами, и эта перспектива казалась ей не слишком заманчивой.

Анка вышла на улицу 11-го Ноября. Краем глаза заметила на одном из окон полукруглую надпись: «Бар под грибом». Желая избежать домашней стряпни, она решила заглянуть туда и, не раздумывая, толкнула входную дверь.

В гардеробе никого не было. Анка прошла через вращающиеся двери и оказалась в небольшом, но чистом помещении. За длинной стойкой, тянущейся вдоль боковой стены, стояла барменша. Из всех столиков были заняты только два.

Она села, раскрыла меню и принялась его изучать. И тут же услышала над собой слова, произнесенные с преувеличенной любезностью:

— Мое почтение, чем могу служить?

Анка подняла голову, перед ней стоял официант в белой полотняной куртке. Улыбающееся лицо показалось ей знакомым, и поэтому, ответив ему улыбкой, она спросила:

— Мне знакомо ваше лицо… Вот только не знаю откуда.

— Из «Бристоля», я там работал последнее время.

— Ах, теперь вспоминаю, вы пан Зютек. Почему же вы здесь?

Лицо пана Зютека помрачнело.

— Перевели меня сюда, мерзавцы. Говорят, будто я клиента обсчитал… Да что там, говорить не хочется! Напьется такой, набезобразничает, а ты за него расхлебывай!

— Будем надеяться, вы не задержитесь здесь надолго. Ведь «Бристоль» — это не такая дыра…

— Ну конечно… А вы теперь почти вдова… Кто бы мог подумать! И неизвестно, кто и почему?

Эти странные слова испугали Анку. Почему он говорит о вдовстве?.. Что могло случиться? Она с трудом перевела дыхание.

— Вы говорите о Витеке? Мы с ним расстались, я его давно не видела… — прошептала она, чувствуя, что бледнеет.

— Вы ничего не знаете? — Зютек наклонился и, понизив голос, продолжал: — Его убили, кажется, два дня назад…

— Убит? Витек! О господи! Может, это вранье, ведь в газетах ничего об этом не писали?

— Наверное, специально не пишут. Один из друзей Витека был у него. Дверь опечатана, а в доме ни о чем другом и не говорят… Он узнал от жильцов.

— Это ужасно! Просто трудно поверить! — Анка почувствовала, что ей становится дурно. — Пан Зютек, мне ничего в горло не полезет. Принесите только водки и кофе.

Официант, видя, что она побледнела, повернулся на каблуках и через минуту принес заказ. Потом, когда она заплатила по счету и закурила сигарету, он исчез за портьерой, закрывающей вход в служебное помещение. Кивком подозвал к себе барменшу и прошептал:

— Баська, подмени меня на четверть часа. Я мигом вернусь! — И, не ожидая ответа, снял белую куртку и надел пиджак.

— Хорошо, только не задерживайся. Хочешь подцепить эту кралю?

— Где там! У меня другое на уме. Я быстро вернусь! — Он раздвинул складки портьеры и заглянул в зал.

Увидев, что Анка встает из-за стола, он заторопился к выходу. А потом шел за ней, стараясь в толпе пешеходов не потерять из виду светловолосую головку…


— Неужели меня теперь никогда не оставят в покое?! — взорвалась старушка, провожая Выдму в гостиную. — С тех пор как эта ненормальная сбежала, ко мне все время кто-то приходит.

Майор, не слишком задетый таким приветствием, прошелся по комнате, заложив руки за спину. С интересом рассматривал расставленные повсюду фарфоровые фигурки.

— Некоторые из этих безделушек довольно ценные, — заметил он.

Старушка зло посмотрела на своего гостя и ответила с сарказмом:

— Вы и в этом разбираетесь?

— Недавно я проводил следствие о краже ценного фарфора, пришлось в силу обстоятельств заняться и этим, — усмехнулся Выдма.

— Вы пришли ко мне, чтобы пополнить свои знания?

— Пожалуй, нет. Вопрос куда серьезнее.

— Вы действительно не можете обойтись без меня? Уже в четвертый раз я принимаю непрошеных гостей!

— Неужели? Вот, значит, сколько лиц вам уже досаждало! Кто ж это был? Может, мы сначала присядем, тогда и разговор пойдет в более спокойном тоне.

— В таком случае садитесь. — Старушка несколько смягчилась, победило любопытство и желание поболтать. И сама присела. — Пожалуйста, пан поручик…

— Поручик был тут до меня, я же по званию майор. — Выдма усмехнулся. — Конечно, это трудно угадать по моему гражданскому костюму…

Даже если бы вы были в форме, я бы вас так же назвала, ведь не разбираюсь я в ваших званиях. Хорошо, пусть будет майор, так что же вы от меня хотите?

— Давайте для начала поговорим об этих визитах, так как я не получил ответа на мой вопрос. Почему я оказался четвертым?

— Так как первым был поручик, — начала перечислять женщина, — вторым какой-то подозрительный тип, с ним я вообще не стала разговаривать, наконец, третьим был молодой мужчина, который мне даже понравился. У него такой приветливый взгляд.

— А что ему было нужно?

— То же, что и остальным: где найти Анку?

— Значит, я действительно четвертый и пришел с тем же самым вопросом.

— И я отвечу вам так же, как тем трем: я не знаю.

Выдма посмотрел в глаза пожилой женщины, она не выдержала и отвела взгляд.

— Это плохо, что вы не знаете… А если речь идет не о преследовании вашей племянницы, а о ее спасении? Ведь задача милиции не только раскрытие преступлений и предание виновных суду, но и оказание помощи людям, обеспечение их безопасности. Неужели это нужно объяснять?

— А разве… разве Анке что-нибудь грозит? — Слова майора произвели впечатление на пожилую женщину.

— Когда об опасности знаешь, она уже не так опасна, ибо ее можно предупредить. Хуже, когда не знаешь. Мы немного ориентируемся в мотивах, но не знаем, откуда может прийти несчастье. И не знаем — когда. Поэтому нам нужны сведения, которые помогут установить контакт с вашей племянницей, и, прежде всего для того, чтобы уберечь ее от опасности. А остальное уже зависит от степени ее участия в деле.

— Я просто поражена… И действительно начинаю беспокоиться! О грозящей Анке опасности упоминал и тот симпатичный молодой человек. И поэтому… — Старушка замолчала и грустно посмотрела на своего собеседника.

— И поэтому вы сообщили ему то, что никому не сказали? Разве не так?

— В общем, да… — И она нервно принялась крутить кольцо на пальце. — Когда Анка призналась, что порвала с этим своим типом и уезжает, я решила, что она, наверное, хочет просто скрыться от него. Потом визит вашего поручика несколько меня обеспокоил, а когда появился тот подозрительный тип, а после него молодой человек, который предостерег меня, я действительно испугалась… И поэтому сказала ему, где, как мне кажется, может быть Анка, он тоже предупреждал, что ей грозит опасность…

— Откуда ему известен ваш адрес?

— Я его не спросила.

— Как его зовут?

Старушка поднесла пальцы ко рту и посмотрела на Выдму широко открытыми глазами.

— О господи! Я уж не помню. Он назвал свою фамилию, но я абсолютно…

Выдма улыбнулся:

— Что делать… А что он еще сказал?

— Мне тяжело об этом говорить… Но уж коли дело зашло так далеко, я скажу… Анка его обокрала.

— Обокрала? — Выдма наклонился вперед. — И сколько она украла?

— Нет, не деньги. Анка забрала пальто и сумку из квартиры его невесты, где была с каким-то… ну, в общем, с кем-то…

— Он говорил только о пальто и сумке? — В голоса Выдмы прозвучало недоверие.

— Ну конечно! Послушайте, как все было.

Старушка повторила рассказ Анатоля Сарны, и Выдма медленно стал складывать в голове фрагменты этой головоломки.

— Что же вы ему сообщили?

Пожилая женщина повторила то, что раньше сказала Сарне, в голосе ее звучала озабоченность.

— Может, я поступила плохо, все рассказав ему? Но он показался мне достойным доверия. Обещал предупредить Анку, что ее ищут, хотя я не знаю, откуда ему это известно…

— И я этого не знаю и очень хотел бы найти ответ на этот вопрос, — закончил разговор Выдма.

От Анкиной тетки он поехал на Новолипки. Разыскал дамский салон. Из пяти кресел только два были заняты, что позволило пану Вацлаву пройти с посетителем в маленькую комнатку позади салола, чтобы спокойно там поговорить. Пан Вацлав оказался совсем еще молодым мужчиной, у него были напомаженные волосы и круглое лицо, с которого не сходила довольная улыбка. Он бросил взгляд на предъявленное ему удостоверение, предложил майору стул, стоявший возле небольшого столика, и присел сам, полный достоинства, не скрывая любопытства на лице.

— Чем могу быть полезен, пан майор? — начал он разговор.

— Я хотел бы получить от вас кое-какие сведения об одной из ваших клиенток, — начал Выдма без вступления. — Однако мой разговор с вами прошу сохранить в тайне.

— Само собой разумеется! — пан Вацлав услужливо склонил голову. — О ком идет речь?

— Причесывается у вас, вернее, причесывалась ли Анна Эльмер? Высокая, очень красивая светлая блондинка?

— Постойте… Эльмер… — пан Вацлав нахмурил брови, и на его пухлом лице отразилась напряженная работа мысли.

— В определенных кругах ее называют Белой Анкой…

— Кажется, знаю! — дамский мастер хлопнул себя по колену. — Припоминаю… Да, она приходила к нам со своей подругой, которая давно причесывается у нас.

— Да. — Выдма удовлетворенно кивнул. — А как эту приятельницу зовут?

— Уейская. Мы хорошо ее знаем. Она дружит с одной из наших мастериц. Только я не знаю, что вас интересует.

— В принципе меня интересует все, что вам известно об Эльмер…

Пан Вацлав на минуту умолк.

— Что мне известно? — повторил он задумавшись. — Собственно, я не много могу сказать. Мы, правда, разговариваем с клиентками, но как-то все выветривается, мало что остается…

— Пчелы тоже собирают мед по капельке, а получаются из этого целые банки, — вздохнул Выдма.

— Отличное сравнение, — лицо пана Вацлава засияло улыбкой. — Ну что ж, знаю, что у нее есть парень по кличке Яблочко. Однажды он даже заходил за ней сюда.

— Она жила у него?

— Я не знаю адреса этого типа, но Анка как-то упомянула, что ей далеко домой, так как она живет на Охоте. Но улицу не назвала.

— А ее подруга, Уейская? Тоже живет на Охоте?

— Это лучше знает Кристина, они приятельницы. Сегодня она работает, могу ее позвать.

— Хорошо, позовите.

Пан Вацлав оставил майора одного и через минуту явился с девушкой в белом халате; у нее было сухое продолговатое лицо, невыразительные глаза и тонкие губы, искусно увеличенные помадой. Она была высокой и худой, с узкими бедрами. Окинув Выдму оценивающим взглядом, прислонившись плечом к дверному косяку, она молча ждала вопросов.

— Я слышал, вы знакомы с пани Уейскон. Так ли это?

— Да. Мы приятельницы.

— Прежде чем я задам вам следующий вопрос, может быть, мы представимся друг другу? Я майор Выдма из Главного управления милиции.

Девушка немного растерянно усмехнулась, обнажив ряд ровных белых зубов.

— Кристина Кнапик. Как видите, работаю в этом салоне.

— А где вы живете?

— Недалеко. Павья улица, дом два.

— Вы тоже знаете Анку Эльмер?

— Знаю. Она подруга Зоси.

— Что вы можете рассказать об Эльмер, так как меня главным образом интересует она?

Кристина пожала плечами:

— Что я могу сказать? Ухоженная девица, просто так на себя ничего не наденет, у мужчин пользуется успехом, это и не удивительно: она ведь красивая.

— Ну, это немного, — вздохнул майор. — Вы ее часто встречали?

— Не очень. Иногда мы вместе ходили в кино, а летом она брала нас с Зосей в Залесье Гурное. У Анки там дядя, он уже на пенсии, но любит, когда молодые девушки его навещают, и рюмочку водки пропустить тоже любит. Мы приятно проводили там время. Немножко дурачились. Дом у него хороший, большой сад, да и на солнышке можно позагорать.

— Вы не припомните его адрес?

— Он живет на Променной, номер тридцать девять.

— Вы бывали вместе в ресторанах?

— С Зосей бывала, а втроем как-то не приходилось.

— А жениха Эльмер вы знали? Его зовут Яблочко.

Кристина покачала головой:

— Нет, такого не знаю.

— А у вас есть жених? — Выдма улыбнулся.

— Муж.

— Где он работает?

— Гардеробщиком в «Мелодии»…

— Наверное, хорошо зарабатывает. Поздравить? А Зофья Уейская? Живет одна?

— С матерью. На улице Гжималы, пять.

— Это, пожалуй, все. Спасибо.

Выдма распрощался с паном Вацлавом и вернулся к своему автомобилю. Несмотря на то что был вечер, он решил ехать на улицу Гжималы и в конце концов поговорить с этой неуловимой Анкой.

Это был маленький переулок, идущий от Ратушовой. Выдма без труда отыскал дом номер пять. Дом старый, тронутый временем, трехэтажный. Майору показалось странным, что перед домом стояла милицейская «варшава», а на тротуаре группка людей оживленно разговаривала с милиционером.

Выдма приказал шоферу остановиться, немного не доезжая, и медленно направился к дому…


Поручик Герсон отыскал в Союзе журналистов секретариат и, представившись, объяснил цель визита.

— И еще одно, — закончил он, — я попросил бы вас, чтобы вы лично приняли участие в дальнейшей классификации. Мне нужны только варшавские журналисты. Хромые и косые не в счет. Этот Кароль должен быть привлекательным мужчиной.

— Постараюсь вам помочь, — рассмеялась секретарша.

Таким образом, поручик Герсон получил четыре фамилии кандидатов, отвечавших его требованиям. Записав адреса, домашние и редакций, он сразу же решил пойти по следу. Однако перед выходом позвонил в управление.

— Хорошо, что позвонили, поручик, — услышал он в трубке голос сержанта Бурого, — четверть часа назад звонил майор. Вы должны немедленно ехать на улицу Гжималы, пять.

— Не знаете, в чем дело?

— Похитили девушку, но подробностей не знаю. Я тоже еду туда.

— Берите машину и захватите меня по дороге. Я буду ждать возле музея Войска Польского.

Так случилось, что полученные адреса, среди которых был и адрес Кароля Пажистого, не были проверены сразу же, что в значительной мере затянуло раскрытие преступления…


В жесте Выдмы, несмотря на его гражданский костюм, было что-то начальственное, милиционер сразу почувствовал это, быстро выбрался из толпы и подошел к майору.

— Что случилось? — спросил Выдма, показывая свое удостоверение.

— Похитили девушку, товарищ майор.

— Из квартиры Уейской?

— Да.

— Какой этаж?

— Второй. Вход из подворотни.

— Там кто-нибудь есть?

— Поручик Витек из районного отделения Прага-Север. Ждем «Скорую помощь».

Выдма отстранил любопытных и вошел в дом. Лестница была деревянной, с сильно стертыми ступеньками. На втором этаже у дверей квартиры стоял приземистый широкоплечий мужчина с пышными усами, с красной опухшей физиономией, а рядом девушка в свитере и юбке, такой грязной, что с трудом можно было определить ее первоначальный цвет.

— Кто вы? — коротко спросил Выдма.

Мужчина окинул его внимательным взглядом:

— Сторож, а что?

— Вы мне понадобитесь, прошу вас никуда не уходить.

В прихожей было темно, но из открытых дверей, ведущих в глубь квартиры, падала полоска света. Выдма вошел в освещенную комнату. На тахте всхлипывала пожилая женщина, возле которой хлопотала черноволосая девушка. С несколько озабоченным выражением на это взирал высокий молодой сотрудник милиции. Выдма вспомнил, что где-то уже с ним встречался, но поручик, очевидно, помнил его лучше, ибо встал по стойке смирно и отрапортовал:

— Товарищ майор, поручик…

— Знаю-знаю, — прервал его Выдма. — Что здесь произошло?

— Согласно полученному сообщению, похитили одну из жилиц этой квартиры.

— Кто сообщил об этом?

— Я. — Девушка, склонившаяся над женщиной, выпрямилась и повернулась к Выдме.

— Зофья Уейская, не так ли?

— Да…

— Похитили Эльмер?

— Вы все знаете?

— Пожалуйста, расскажите, как это произошло. — Выдма не обратил внимания на удивление девушки. Он с трудом сдерживал раздражение. — По возможности короче и точнее!

— Минутку, я только сменю компресс маме. — Девушка намочила под краном полотенце, выжала его и обложила шею стонущей женщины. Потом начала рассказ: — Я вернулась домой около шести, открыла двери ключом и, поскольку приволокла тяжелую сумку с продуктами, позвала из прихожей Анку, чтобы та помогла мне. Не услышав ответа, удивилась, так как Анка никуда не выходила… — Она внезапно прервала рассказ, но, видимо не зная, как выкрутиться из неудачно начатой фразы, решила ее не заканчивать. — Мама возвращается с работы около двух, значит, тоже должна быть дома, а между тем в квартире было абсолютно тихо. Это меня удивило, но я еще не подозревала ничего плохого. Поставив сумку, спокойно сняла пальто и, только войдя в комнату, увидела, что произошло… Мама сидела привязанной к стулу, с кляпом во рту, с налившимся кровью лицом, с вылезшими из орбит глазами, она уже задыхалась…

Девушка будто снова переживала те страшные минуты, так как говорила быстро, не переводя дыхания, при последних словах судорожно глотнула воздух. Выдма слушал терпеливо, не перебивая.

— Я вытащила кляп и перерезала шнур, — показала она на валявшуюся на полу веревку, — и кое-как дотащила маму до тахты. Она почти теряла сознание. Я положила ей компресс на шею, а сама побежала звонить.

Во время рассказа женщина, лежавшая на тахте, внимательно всматривалась в сотрудников милиции. Выдма приблизился к ней.

— Вам трудно говорить? — наклонился он к женщине.

— Да… пока да… Их было трое, они забрали Анку.

В эту минуту за дверями раздались шаги, и в комнату вошла молодая женщина в белом халате, а за ней, тоже в халате, мужчина. Выдма повернулся к ним:

— Вы доктор? Я майор Выдма из управления милиции, веду расследование.

— Что случилось? — Врач приблизилась к тахте и наклонилась над женщиной.

Выдма коротко объяснил. После окончания осмотра врач обратилась к нему:

— Пациентка пережила сильный шок. Следы на шее указывают на попытку задушить ее. Я сделаю укол, и она скоро придет в себя. К счастью, пострадавшей не грозит ничего серьезного.

— Укол подействует усыпляюще?

— Конечно, но не сразу. Предварительный допрос советую провести тотчас, если она сможет говорить.

После ухода врача Выдма вызвал ожидавшего в коридоре сторожа.

— А это кто с вами? — спросил он, указывая глазами на девушку.

— Это моя дочь. Я взял ее с собой потому, что меня в это время не было. Она видела, как они подъехали.

— А где были вы?

— Забежал выпить пива, — откровенно признался сторож. Опухшее лицо и хриплый голос свидетельствовали о том, что признание сторожа было искренним.

— Ваше имя? — Выдма вытащил ручку и лист бумаги.

Сторож сообщил свои данные. Потом майор обратился к его дочери:

— Что вы можете рассказать?

— Приехал фургон, въехал задом в подворотню, из него вышли трое мужчин…

— Как они выглядели? Пожалуйста, опишите поподробнее.

— В подворотне плохо видно, но я разглядела двух молодых людей с бородами, на третьем были темные очки и шляпа, надвинутая на глаза.

— Как они были одеты?

— Тот, что в очках, в легком пальто, не то зеленом, не то сером… А двое в синих комбинезонах, похожи на рабочих.

— Вы с ними говорили?

— Я была возле дома. Вошла в подворотню и спросила, к кому они приехали, один рассмеялся и отвечает: «К вам, пани», только тот, в пальто, сказал, что они должны забрать тахту из четвертой квартиры… Ну, так я подумала, что пани Уейская, очевидно, хочет купить новую и поэтому продает старую. Больше они меня не интересовали, и я пошла к себе. У нас квартира со двора.

— В котором это было часу?

Девушка пожала плечами:

— Я не смотрела на часы. Пожалуй, часа два назад…

— А номер фургона вы не заметили?

— Нет. Да и как можно в такой темной подворотне что-то разглядеть?

— А цвет машины?

— Серо-голубой.

В дверях появился поручик Герсон в сопровождении сержанта Бурого.

— Хорошо, что ты пришел, — приветствовал его Выдма, — опроси жильцов, а сержант пусть тоже поговорит с теми, кто видел происшествие. Знаешь, что случилось?

— Знаю. Нам рассказал милиционер внизу.

— Сомневаюсь, что тебе удастся установить номер машины, но попробуй. Может, кто-нибудь слышал, о чем они между собой говорили, в общем, сам знаешь…

— Поручик, — Выдма обратился к молчавшему до сих пор офицеру, — я займусь расследованием; похоже, инцидент касается дела, которое я веду. Я свяжусь потом с вашим отделением. Вы свободны.

— Как вы себя чувствуете? Можете говорить? — Майор подошел к женщине.

— Горло еще болит, но мне уже лучше…

— Давайте попробуем. Говорите медленно и негромко. Если устанете, отдохните.

— Когда раздался звонок, я сразу не открыла, а спросила: «Кто там?» Услышала ответ: «Почта, заказное письмо», я отодвинула задвижку. Они ввалились втроем. Первый оттолкнул меня в сторону и сразу прошел в комнату, где была Анка, тогда тот, второй, схватил меня за горло и втащил в комнату. Третий ни в чем не принимал участия, но я заметила, что он держал под мышкой пару темных досок. Очутившись в комнате, я увидела, что Анка стоит у стены, а тот, в очках, держит револьвер и все время повторяет: «Где деньги, говори, иначе пристрелю как собаку!» Меня привязали к стулу и воткнули в рот кусок тряпки. Потом тот, третий, что принес доски, положил их на пол, вынул из кармана какую-то бутылку и кусок бинта. Полил из бутылки, подошел к Анке сзади и приложил бинт к ее лицу. Бедняжка даже не крикнула. Сначала пробовала вырваться, потом как-то обмякла и осела на пол… Тогда они быстро сложили эти доски, у них были какие-то крючки на концах, и получился ящик, похожий на тахту. Они положили Анку в этот ящик и накинули наше покрывало… — Женщина прервала рассказ и провела ладонью по шее. — Еще болит, но я уже заканчиваю. Потом обыскали квартиру. Очевидно, все дело было в деньгах, о которых они спрашивали Анку. В конце концов, вынесли Анку в этом ящике. Прежде чем они закрыли за собой дверь, я услышала, как один сказал другому: «Будь осторожен, а то испортишь стену, жильцы предъявят претензии пани Уейской…»

— Что отвечала Эльмер на вопрос о деньгах?

— Я не знала, что она такая отважная. «Ищи, мерзавец, — отвечает, — может и найдешь! А если нет, возьми себе мои пятьсот, они в сумке!»

— А он что?

— Я думала, он ее ударит, но, видно, сдержался и, извините, пан комиссар, отвечает: «Видал я в заднице твои пятьсот! Ты прекрасно знаешь, о каких деньгах идет речь. Отвечай, где спрятала!»

— А между собой они ни о чем не говорили? Попробуйте вспомнить.

Женщина покачала головой.

— Только отдельные слова, ничего особенного… — прошептала она с трудом.

— Теперь отдыхайте. Может быть, вы мне еще понадобитесь, но это уже позже… Ну, как? — обратился Выдма к Герсону, который вернулся и молча прислушивался к разговору.

Поручик пожал плечами:

— Ничего, за что можно было бы зацепиться. Жилец с первого этажа видел, как выносили тахту и сунули в машину. Это же видели еще двое парней, слонявшихся в это время по двору. Я записал их фамилии…

— Гм… Негусто… А Бурый?

— Еще разговаривает.

— Хорошо, идем. Мы освобождаем вас от работы, — обратился он к пани Уейской. — Прошу вас никуда из дома не выходить. Считайте, что это запрет. В случае необходимости бюллетень будет продлен. Но из дома ни на шаг, пока я не разрешу.

Они спустились вниз, майор отыскал сержанта и отдал ему распоряжения, а потом вместе с поручиком сел в ожидавшую их «варшаву».

— Приехали за тахтой, а завтра обнаружим ее труп, — с горечью заметил Герсон, когда машина свернула на Ягеллонскую, — хорошо, если не расчлененный…

— Похоже, она прихватила их добычу. Как ей это удалось, черт его знает, но выходит так: мы преследуем их, а они ее…

— Да еще тот тип, — добавил Герсон.

— Ах, тот, с пальто! Что-то в этом кроется, но что? Пожалуй, Стефан, следует заняться им…

— После этого похищения мне все представляется в несколько ином свете, — вздохнул поручик, — бывают ситуации, когда лучше быть подчиненным, чем начальником…

— Нечего умничать! — произнес со злостью Выдма, а потом добавил уже спокойнее: — Да, видно, придется давать объяснения…


…Сознание возвращалось медленно, страшно мутило. Ей казалось, что вот-вот ее вывернет наизнанку. Голова раскалывалась от боли, будто кто-то сжал ее железным обручем. Она попыталась сесть и застонала, но подняться не смогла, так как руки и ноги были связаны.

Она лежала на железной кровати, на сеннике, покрытом каким-то выцветшим одеялом. Опустив на пол связанные ноги, она села, но встать не смогла: конец веревки, которой ее связали, был прикреплен к металлическим прутьям кровати. Тряхнув головой, Анка откинула волосы, спадавшие на лицо. И опять вскрикнула от боли. Постепенно она совсем пришла в себя. Осмотревшись по сторонам, поняла, что лежит в небольшой грязной комнате, под потолком горит лампочка без абажура. Возле кровати стоит табурет, у одной из стен — стол и колченогий стул. Решетки на окне нет, но зато снаружи оно прикрыто ставнями. В открытую дверь виднелась темная пустая комната.

Она опять застонала, когда чуть шевельнула головой. Боль постепенно утихала, но тошнота не проходила. На трухлявом сеннике со сбитой соломой сидеть было неудобно, а передвинуться она не могла, не пускала веревка. Анка сидела в неудобной позе, опустив голову, и пыталась вспомнить, что произошло.

Неожиданно из темноты долетели до нее слова.

— Ну как? Пришла в себя? — Скрипучий старческий голос спрашивал ее безучастно, но и без явной враждебности.

Она вскинула голову от неожиданности — чей же это голос отозвался в зияющей черноте двери?

— Кто там? Кто вы? — спросила она со страхом.

— Не задавай глупых вопросов. — На сей раз ответ прозвучал резко. — Говорить можешь?

— Могу… но, — простонала она, — почему вы не войдете сюда? Почему меня связали?

— Так надо. Надеюсь, у тебя хватит ума понять; не советую просить, чтобы я вошел. Если это случится, ты должна будешь умереть.

— Почему? Что вам от меня надо?

— Отдай деньги, которые взяла у Виктора.

— Не брала я у него!

— Он сам тебе дал? Возможно. Только интересно, почему же ты его не ждала у него на квартире, как он тебе велел. Из-за этого он и погиб.

— Ни о каких деньгах ничего не знаю!

На какое-то время в темной комнате все затихло. Потом опять раздался голос:

— Значит, так… Я ожидал этого. Виктор пошел тем же путем, только потом ему пришлось признаться. Думаю, и ты так поступишь.

Она помолчала какое-то время, потом спросила:

— Значит, вы убили Виктора?

— Да, мы. Он обобрал своих дружков и пытался выкрутиться. Говорил вначале то же самое, что и ты, будто ничего не знает. А когда его прижали, заговорил, сказал, что деньги отдал тебе…

— Это неправда…

— Повторяю, ты делаешь ту же ошибку, что и твой Яблочко. На него нашли управу и с тобой справимся.

Мужчина говорил чересчур спокойно, будто главное для него — как можно точнее выяснить обстоятельства дела.

— Говорю вам, не брала я деньги!

— Ты глупее, чем я думал. Значит, хочешь расстаться с жизнью из-за этих денег… — до нее донесся короткий, скрипучий смешок. — Ведь тебе не удастся пустить их в дело.

— Что вы со мной собираетесь делать?

— Вариантов у нас много. Виктору мы развязали язык с помощью раскаленного уголька, а для тебя, пожалуй, достаточно лезвия.

— Вы не сделаете этого! — Голос у нее задрожал от страха.

— А почему бы и нет, если ты упираешься? Пройдусь по твоей физиономии разочек-другой, сразу помягчаешь. А ежели будешь молчать, то придется разукрасить твою смазливую мордашку…

— Нет! Нет! — прокричала Анка в отчаянии, понимая, как она бессильна что-либо сделать.

— Чего ты надрываешься, боюсь, что тебя никто не услышит. Положение твое не такое уж плохое, у тебя есть возможность выбора.

Она молчала довольно долго, опустив голову. Светлые волосы закрывали лицо, падали на связанные руки, которые она засунула между коленей.

— А если… если… — с трудом выдавила она, оборвав фразу, будто боясь решиться.

Мужчина, сидящий в темной комнате, догадался, что она хотела сказать.

— Если вернешь деньги? Тогда освободим тебя. У тебя нет другого выхода. Если будешь упираться — это дорого тебе обойдется. Надеюсь, у тебя хватит воображения, что бы понять. Все, разговор окончен.

Анка, тряхнув головой, откинула волосы с лица и заговорила решительным тоном:

— Пусть будет так! Плевать мне на эти деньги, просто хотела отомстить Витеку за то, что меня ударил. Но… но… — добавила она, судорожно глотая воздух, — я не знала, что он поплатится за это. Я совсем не хотела, чтобы так получилось.

— Меня это не касается, что ты хотела, а чего нет. Лучше скажи, где деньги.

— На вокзале, в камере хранения.

— Так я и знал. А квитанция?

— Дома. Сунула в щель дверного косяка, на кухне.

— Плохо дело, за квартирой наверняка следят. Ладно, что-нибудь придумаем. Где твоя подружка работает?

— На почте, в переговорном пункте.

— В какую смену?

— На этой неделе в дневную.

— Останешься пока здесь, сюда придет человек, ты ему дашь записку к подруге. Пусть она найдет квитанцию и принесет туда, куда мы скажем. И напишешь ей, что ждет тебя, если она не выполнит наше требование или же передаст записку куда не следует…

— А меня разве не выпустите? Ведь я выполнила ваши условия?

Она услышала короткий смешок.

— Хочешь, чтобы мы остались без заложницы? Еще не известно, не набрехала ли ты. Деньги в чемоданчике?

— Нет, в красной сумке.

— Ага, кажется, совпадает. Сюда придут двое. Одного ты видела, в очках. Ему дашь записку, а второй останется сторожить тебя. У меня еще дел невпроворот…

Последние слова она едва разобрала, тот, по всей видимости, говорил их сам себе. Потом услышала стук отодвигаемого стула, неторопливые шаги. Хлопнула дверь, раздался скрежет поворачиваемого ключа. Она осталась одна…


…Выдма зажег лампу на своем письменном столе, сел, положил сплетенные руки на стол и молча наблюдал за Герсоном, а тот молча вышагивал по кабинету. Ковер приглушал шаги. Тень от поручика ложилась черной полосой на стену.

Молчание прервал Герсон.

— Второе место на аттестационной комиссии, — пробурчал он под нос.

— Это еще не так плохо, — Выдма вымученно улыбнулся.

— Если иметь в виду, что экзаменовалось двое, то нечему радоваться, — добавил не без иронии Герсон.

— Сетуй не сетуй, ничего это не даст, подумаем-ка о грядущем. Итак, первый вывод: деньги у этой девицы, а не у бандитов.

— Чтобы прийти к столь оригинальному выводу, совсем не обязательно думать, — въедливым тоном пробурчал Герсон. — Но вся ли добыча у нее?

— Если не вся, то довольно значительная часть, так что шайке стоит приложить серьезные усилия, чтобы ее выручить.

— Занятно, как удалось этой девчонке перехватить деньги?

— Не думаю, что ответ на этот вопрос в какой-то степени ускорит расследование. Меня больше интересует, где она припрятала их.

— Значит, это является дополнительным, хотя и не главным стимулом, почему нам надо найти эту Эльмер.

— Ха! А за что зацепиться? Хотя след следу рознь… И остается заняться обычной кропотливой следовательской работой, а чтобы чего-то добиться и спасти человека, мы должны действовать мгновенно.

— Поспешишь — людей насмешишь, — не удержался поручик. — Вынесли ее при всем честном народе, на глазах у всех, теперь держат в руках. Сомневаюсь, чтобы они оставили ее в живых, даже если она отдаст им деньги. У нас была возможность убедиться, как они заметают следы.

— Думается, что в данный момент ей не грозит опасность.

— Пока они не получат деньги. А потом?

— А потом все зависит от того, где они ее спрятали. Я уже доложил нашему старику. К моему удивлению, он принял случившееся поразительно спокойно.

— Какие дал указания? — заинтересовался поручик.

— В том-то и дело, что никаких. Должен действовать по собственному разумению.

— Гм… Подозрительная благосклонность. По мне, было бы лучше, если бы отругал…

— И для меня, пожалуй, тоже, — признался Выдма.

— Итак? Какие указания?

— Что касается тебя — пока никаких. Я уже распорядился установить наблюдение за квартирой на улице Гжималы.

— Не думаю, что это может что-то дать.

— Погоди, Пинкертон! А если ты попробуешь хоть чуть-чуть пошевелить мозгами? Ищут деньги, при ней их не находят. У них два варианта: либо деньги надежно спрятаны в квартире Уейской и они смогут их добыть, когда узнают, где тайник, либо деньги в другом месте. Нам известно, что Анка Эльмер из города не уезжала.

— А может, в камере хранения на вокзале? — Поручик прервал свое хождение по ковру и сел в кресло.

— Именно. Гораздо легче спрятать клочок бумаги, нежели пачку денег. Если квитанция при ней, то пиши пропало. Ну, а если нет?

— Скорее всего, она спрятала квитанцию дома. Значит, еще не все потеряно! — оживился поручик. — Если они заставят ее заговорить, то должны будут появиться на улице Гжималы.

— Вот именно это я и имел в виду, поэтому за домом установлено наблюдение. Да и не только за домом.

— А конкретно?.. — Герсон выжидательно посмотрел на Выдму.

— Не думаю, чтобы они не приняли в расчет опасность своего появления возле дома, люди они дошлые. Приманка у нас есть, только голыми руками ее не возьмешь.

— Безусловно, но они попытаются, только вот каким образом?

— В квартире остались две женщины. Обе работают, к ним подобраться можно и вне дома. Пообещают прикончить эту Эльмер и вынудят их отдать квитанцию или деньги, и чтоб никому ни слова. Поэтому я запретил Уейской выходить из дому, а за ее дочерью, которая работает на почте, установил тщательное наблюдение, как и за домом на Гжимале. Посмотрим, кто ищет контакта с ней, вот тут-то и схватим другой конец ниточки.

— Я начинаю лучше думать о вас, — оживился Герсон.

— В то же время понятия не имею, что делать с этим искателем пальто и сумки, но им обязательно следует заняться.

— Вы говорите об этом Кароле?

— Возможно. У тебя есть все адреса?

— Да. В моем распоряжении четыре кандидатуры. Если б не события на Гжимале, я бы давно установил, какой Кароль нам нужен.

— Займешься этим после того, как разыщешь Эльмер. А вызовы Герману и второму вахтеру отправлены?

— Да. Одного я пригласил к восьми, второго к девяти.

— Хорошо. Пригласи и Белецкого, скажем, к одиннадцати. Я сам их допрошу. Ну, а теперь спать, хотя я неуверен, удастся ли нам спокойно провести ночь.

Записки Анатоля Сарны

…Улицу Гжималы я сначала отыскал на плане города, а потом без труда добрался до нее. Улица тупиковая, мощенная булыжником. Ища нужный мне номер, я издали заметил перед одним из домов группу зевак и милицейскую машину. Остановив машину на некотором расстоянии от этого дома, я выскочил на тротуар, понимая, что с разыскиваемой мною девушкой что-то произошло.

В доме, возле которого я остановился, находился небольшой продовольственный магазин. Я воспользовался этим обстоятельством, мне не хотелось близко подходить к той группе, где, как я заметил, вертелся милиционер. Купив спички, я намеревался выйти, но тут в магазин влетела девочка-подросток.

— Что там случилось, чего милиция приехала? — поинтересовалась продавщица.

— Похитили эту высокую блондинку, которая приехала к Уейской. Старуху связали, а блондинку увезли.

— Божья матерь! — воскликнула продавщица, но я не стал слушать их дальнейшего разговора. Мне достаточно было того, что я узнал.

Снова неудача. Чуть ли не из-под носа увели эту девицу. Тут я почувствовал свое полное бессилие, но где-то в глубине росла глухая, отчаянная злость. И тогда я подумал: а вдруг еще не все потеряно? Я ведь знал, где находится малина этой шайки, вряд ли они станут искать другое место, чтобы спрятать эту злосчастную Эльмер. Я был уверен, что ее повезли на Градовую улицу.

Небрежно сунув руки в карманы пальто, я не торопясь, подошел к группе зевак, окруживших милиционера. Остановившись позади этой группы, с жаром обсуждавшей происшествие, я какое-то время прислушивался к разговору, что дало мне возможность более обстоятельно разобраться в случившемся. Их было трое, и они вынесли тахту, накрыв ее покрывалом… Из всего, что я услышал, единственно точно можно было установить количество вероятных моих противников. Ну, а мог я рассчитывать, что они все трое окажутся на месте? Неужели столько человек будут охранять эту девчонку, да еще связанную?

Повернувшись, стараясь не привлекать ничьего внимания, я не спеша, направился к машине. Весь во власти эмоций и жажды действий, я сразу же хотел ехать на Градовую. Но, немного поразмыслив, пришел к выводу, что, пожалуй, лучше чуть подождать и появиться там к ночи: чем позже я туда отправлюсь, тем вероятнее, что возле нее будет меньше охраны. Я вернулся домой и сразу же позвонил Каролю. Само собой разумеется, когда он позарез нужен, его нигде не было. Ни дома, ни в редакции. Пробовал искать его еще по нескольким телефонам, где он, вероятнее всего, бывает, но, увы, безрезультатно. Пришлось отказаться от его помощи. До последней минуты у меня все же теплилась слабая надежда, что Кароль сам позвонит мне, ибо всюду, куда я звонил, просил передать ему, что жду его звонка.

Хорошо понимая, что в горло у меня ничего не полезет, вместо ужина я приготовил себе крепкий кофе и, попивая его, тщательно обдумывал детали предстоящей операции, стараясь учесть все возможные варианты. Время подошло к двенадцати, а телефон молчал. Пришлось отправиться одному.

Кроме финки, сохранившейся у меня еще со времен зеленой юности, никаким другим оружием я не располагал, на всякий случай еще прихватил фонарик.

Дорогу я помнил хорошо. Оставив машину в том же месте, что и накануне, я нырнул в темноту загородной улочки. Так же как и в первый раз, ориентиром была горящая вдалеке лампочка. Дождя, правда, не было, но темень такая, хоть глаз выколи. Я все время вслушивался, не уловлю ли в темноте рокот мотора или голоса. Вокруг царила тишина. В какой-то момент долетел до меня приглушенный расстоянием гул проходящего поезда. Я подошел к деревянному забору и, напрягая слух, остановился в тени. Ничто не нарушало молчания ночи.

Осторожно ступая, я шел вдоль забора к знакомой мне щели. Пролез в дыру и загородил ее снова доской, уже находясь за забором, внимательно прислушался, прячась в тени. Черная глыба барака четко вырисовывалась передо мной.

Внимательно изучая все, что увидел за забором, я заметил на черном фойе барака слабый, едва приметный огонек. Я помнил, что окна закрываются ставнями, значит, свет просачивается через щель. Значит, внутри кто-то есть. Но кто? Только ли она? Я направился на свет, шагая по траве, которая буйно разрослась в этой части двора. По мере приближения к бараку мне начало казаться, что этот слабый огонек влечет меня к себе, притягивает, искушает. Но что он несет, радость или коварство?

Наконец я добрел до барака и, крадясь вдоль него, остановился возле окна. Через сердечко, вырезанное для украшения в ставне, я смог заглянуть внутрь помещения. Комната, которую я увидел, была гораздо меньше той, но также убого обставлена. Под потолком горела грязная лампочка, висящая на коротком шнуре. Осматривая комнату, я увидел железную койку и сидящую на ней светловолосую девушку. Ее руки и ноги были связаны веревкой. Больше в комнате я никого не обнаружил.

Может показаться странным, но первое, что я почувствовал, — это была радость. Значит, мои догадки подтвердились, и это меня утешило. Правда, спустя минуту беспокойство и напряжение вновь охватили меня. Кто ее охраняет, сколько их, где они? Если только один — я могу рискнуть, ну, а если больше? Что тогда? Как поступить? Бросить человека на произвол судьбы и скрыться?

Такое решение было для меня неприемлемо. Поскольку это был вопрос не только этики, но и личной заинтересованности. Девица сидела без пальто. Если с ней что-либо случится, я буду вынужден распрощаться с надеждой отыскать его. Во что бы то ни стало я должен найти выход.

Если горит свет в этой комнате, то и охрана определенно не сидит в темноте. Тогда мне удастся установить, сколько их. Я решил обойти барак и вскоре убедился, что огонь горит только в этом единственном окне. У меня затеплилась надежда, что узницу никто не охраняет.

Но эта надежда, как и многие другие, оказалась обманчивой. Проверяя одну за другой ставни, я подошел к тому окну, где накануне подслушал разговор этих бандюг, и то, что увидел, рассеяло все мои сомнения.

В знакомом мне помещении было темно, но через широко открытые двери из соседней комнаты, где сидела узница, падала широкая полоса света. Ярко горела печка, и вспышки пламени просачивались сквозь многочисленные щели в ставнях. Красные отблески падали на фигуру мужчины, сидящего на стуле. Вытянув далеко вперед ноги, засунув руки в карманы, он сидел, запрокинув голову назад, надвинув шапку на лицо. Видимо, дремой решил скоротать время.

Что же делать? Каким образом проникнуть внутрь, поскольку совершенно ясно, что двери заперты? В этом я довольно быстро убедился, подойдя к двери и осторожно нажав на ручку.

Положение, в каком находился охранник, давало все основания считать, что он проснется, едва лишь заслышит шум. Я стоял под дверью и мучительно придумывал, как туда проникнуть. И ничего не мог придумать — от малейшего шороха мужчина проснется. В этом не было сомнений. Как же мне подобраться к нему? Выманить его каким-либо шумом наружу? Криком? Ну, а могу я рассчитывать на то, что он будет настолько беспечен и выбежит из дому? Там есть телефон — ведь эта девица разговаривала с тем своим типом, — значит, охранник, вероятнее всего, бросится к телефону и вызовет своих сообщников. У них есть машина, они довольно быстро прибудут сюда, и тогда…

Нет, это не годится. Неужели ничего нельзя придумать? Я стоял в темноте, не шелохнувшись, и пытался найти выход.

В какой-то момент я вспомнил про горящую печку. Эта печка помогла мне. Я направился к сараю и, светя себе фонариком, отыскал там большой бумажный мешок, в котором когда-то был цемент. Затем, сняв с крючков пожарную лестницу, приставил ее к стене барака. Быстро взобрался на крышу и, соблюдая все меры предосторожности, добрался до трубы. Оттуда поднималась в небо полоска дыма. Смяв мешок, я превратил его в огромный шар и с трудом затолкал в дымоход. Быстро спустился вниз, прихватив черенок от лопаты, и вернулся к окну.

Какое-то время внутри барака царила тишина, но вскоре послышался крик девицы:

— Эй ты, растяпа! Хочешь, чтобы я задохнулась? Что там у тебя горит, смотри, сколько дыму, дышать нечем.

Охранник уже и сам почувствовал запах гари; глянув на печку, откуда клубами валил дым, сообразил, в чем дело.

— Черт побери! — с криком вскочил он со стула. — Дымит как в коптильне! Не иначе как сажа забила дымоход!

— Открывай скорее окна, а то задохнемся!

Охранник зашелся от кашля и принялся вытаскивать затычки, которыми закреплялись ставни, потом побежал к входным дверям. Я тотчас бросился тоже к двери, слыша, как уже скрежещет ключ в замке.

В следующее мгновение он вынырнул из-за двери, я замахнулся и опустил палку на его голову. С тяжелым стоном он свалился мне под ноги. Рассчитывая на то, что после моего удара он не сразу придет в себя, я открыл ставню и, не тратя времени, повыбивал стекла. Потом втащил потерявшего сознание охранника внутрь, широко распахнув входные двери. Дым клубами валил из барака, а я бросился к девице.

Она сидела, вытянувшись как струна, всматриваясь в темноту, еще не видя меня. Когда я появился из тьмы, на ходу вытаскивая из-за пояса финку, чтобы освободить ее от пут, она при виде поблескивающего клинка закричала не своим голосом:

— Нет! Нет! Я все сказала!

— Тихо! — заткнул я ее бесцеремонно. — У меня нет ни малейшего желания прикончить тебя. Не верещи и давай сюда руки!

Нож был острый, я быстро разделался с веревками, освободив ее руки и ноги. Она попыталась сразу вскочить, но тут же со стоном повалилась на кровать.

— Растирай руки, а мне дай ноги. Будет больно, но ты терпи, времени мало. На руках я тебя не понесу!

Во время всех этих манипуляций мы не обменялись ни словом. Наконец минуты через две я прекратил массаж, и она смогла сама встать на ноги.

— Откуда ты здесь взялся? Кто ты?

— Я представлюсь тебе несколько позже, — с некоторой издевкой прошипел я в ответ, ибо злость все еще бушевала во мне. — Советую как можно быстрее отсюда смыться. Ты в состоянии передвигаться?

Она сделала два шага:

— Кажется, могу… Давай поскорее сматываться, по дороге приду в себя.

— Минуточку, — предупредил я ее, собирая обрывки веревки. — Я должен кое-что предпринять.

Затем связал лежащего без сознания бандита и, поддерживая девицу, вышел с ней из барака. Остановившись, я прислушался. Сюда, в глухую тишину, едва доходил далекий шум города.

Мы двинулись вперед и успешно выбрались на дорогу. Я все время напряженно вслушивался, не донесется ли рокот мотора. То напряжение, в котором я находился, не могло не передаться моей спутнице, она шла рядом, боясь нарушить молчание. Наконец, когда мы прошли первые строения, я услышал ее шепот:

— Спасибо… Если б не вы, не знаю, что бы они со мной сделали… Кто вы?

— Какое это имеет значение… — пробурчал я, ибо у меня не было намерения давать ей какие-либо сведения о себе.

Девица, видимо, не почувствовала, каким тоном я ей ответил, потому что продолжала расспрашивать:

— А куда мы идем?

— К автомашине. Она в ста метрах отсюда.

— А… а потом? Мне кажется, что вы… А я смогу вернуться домой?

— Сможешь, но при условии, что вернешь то, что украла! — зло выкрикнул я.

— Я? Украла?! Вы о чем?! — В ее голосе я почувствовал гнев и некоторую настороженность.

— Пальто и красную сумку! Ты должна мне их немедленно вернуть!

Тут я почувствовал, что она остановилась как вкопанная.

— Ох! — воскликнула она тихо. — Значит, и вы?!

Это были ее последние слова, которые я услышал. В следующее мгновение она резко дернулась, и до меня донесся лишь хруст торопливых шагов по гравию. Ее реакция была столь молниеносна, что я буквально растерялся и бросился догонять ее, чуть замешкавшись. Это все решило. Мои собственные шаги заглушали эхо ее шагов. Когда я остановился, чтобы перевести дух, кругом было тихо и пусто.

В этой тишине особенно отчетливо донесся до меня рокот заведенного мотора, в следующую минуту в пролете узкой улочки я увидел задние фонари промелькнувшей машины. Это длилось не более секунды, но я понял, что это мой автомобиль. Я оставил ключи зажигания, чтобы в случае опасности как можно быстрее уехать, и никак не мог предположить, что в столь глухом месте угонят. У меня нет ни малейшего желания описывать, в каком состоянии я зашагал вперед, вслед за своей машиной. Наконец после несколько затянувшейся прогулки я добрался до стоянки такси.

Машину я обнаружил возле своего дома. По всей вероятности, Анка наткнулась на мои документы, которые я обычно держу под приборной доской.

До возвращения Терезы оставалось три дня…


Предположения майора Выдмы подтвердились: уже в три часа ночи зазвонил телефон. Полученное донесение мгновенно сняло сонливость.

— Эльмер отыскалась, — сообщал голос по телефону. — Минуту назад появилась в квартире.

— Сама пришла?

— Сама.

— Срочно высылайте машину! Выезжаем!

— На проводе Зентек. Какие будут указания?

— Не спускать с нее глаз! Если она выйдет из дому до моего прибытия и вы потеряете ее из виду — спущу шкуру…


Ее все время не покидало чувство, что кто-то гонится за ней, преследует ее. Она круто брала виражи, так что пищали шины, только бы поскорее и подальше уехать от этого барака. Ровные ряды светящихся фонарей тянулись вдоль мостовой, черные квадраты окон, словно пустые глазницы, смотрели на безлюдные улицы.

После всего пережитого, после тех страшных минут пустые улицы сияющего города пугали ее, Анка совсем обезумела от страха. Свернув в боковую улочку, она остановила машину у тротуара, ей надо немного успокоиться и подумать, что делать дальше.

О возвращении в квартиру подруги не могло быть и речи. Куда угодно, только не туда. Тот адрес бандиты знают, она не должна туда ехать, ее там найдут. Анка сидела, притаившись в машине, и пыталась осмыслить происходящее. Вспомнилось доброе лицо мужчины, с которым она провела последнюю ночь, мужественное, красивое, с чуть озорной улыбкой, и ей так захотелось вновь оказаться рядом с ним, в его объятиях, там найти спасение.

Но это чересчур романтично, ненадежно и почти недостижимо. Она достаточно трезво оценивала свое положение.

Мысленно перебрала нескольких своих подружек, но ни одна из них, кроме Зоси, о которой в данный момент не могло быть и речи, не вызывала доверия. У них она не чувствовала бы себя в безопасности. Вернуться к тетке, которая живет на Охоте? Ни за что, ведь она там прописана. Ее адрес они знают наверняка. Так что?

Уехать из Варшавы? Она вспомнила своего дядюшку Юзефа; как давно она его не навещала, наверняка старик обрадуется, если она приедет. Побудет у него несколько дней, а там решит, как жить дальше. Как поступить с деньгами и с собой. Хорошо бы денежки подбросить милиции. Только как? Чтобы не попасть под следствие из-за убийства Виктора и его участия в грабеже?

Вспомнив о деньгах, она вспомнила и о том, что у нее нет с собой квитанции. Надо ее поскорее добыть из тайника, они ведь заставили ее сказать, куда она ее запрятала. Да и в таком виде, вся перепачканная, в мятом, грязном платье, драных чулках, она не может ехать к дяде в Залесье. Значит, ей обязательно надо попасть на улицу Гжималы. Хоть немного приведет себя в порядок, возьмет кое-какие вещи и, конечно, квитанцию. Да и свои собственные две тысячи злотых, спрятанные в банке на кухне, пригодятся, не забыть бы еще сумку с документами. Значит, на улицу Гжималы? Только как можно скорее, ведь если за ней гонятся, то в первую очередь направятся туда, там будут ее искать.

Теперь все зависит от того, когда они узнают о ее бегстве. Если не сразу, значит, она успеет хотя бы на несколько минут заскочить к Зосе и улизнет оттуда до их появления. Ей надо поторапливаться, и автомобиль ей пока нужен. Она никак не могла понять, кто же спас ее. Кто явился столь неожиданно и в столь удачный момент? Она оглянулась по сторонам. Улочка совершенно пустынна. Зажгла свет в машине и принялась обшаривать карманы на дверцах в надежде хоть что-либо узнать о владельце. На полочке под приборным щитком нашла пластиковый пакет с документами. Прочитала ничего не говорящие ей имя и фамилию, адрес.

Запустив мотор, Анка тронулась с места. Не доезжая до Гжималы, притормозила, развернулась, чтобы потом не терять времени, если ей придется бежать отсюда. Осмотревшись по сторонам, вышла из машины. И здесь улица была совершенно пустынна. Проехал ночной трамвай, вдалеке в свете фонаря заметила милиционера, это ее почему-то успокоило, принесло ощущение безопасности. Она быстро зашагала вперед, перед поворотом в свою улочку еще раз внимательно осмотрелась. Здесь было темнее, ни одно окно не светилось. От двух фонарей на тротуары падали желтые круги света. За этими пятнами тьма казалась еще гуще. Она нырнула в темную подворотню и, осторожно ступая, добралась до нужной ей двери. На ее стук не сразу отозвался испуганный голос подруги.

— Зоська, открывай, это я, Анка!.. — зашептала она торопливо.

— Ты?! — услышала она полный удивления возглас подруги, и дверь открылась.

На сборы ушло несколько минут, она сложила вещи в небольшую дорожную сумку, добыла из тайника квитанцию. Пока собиралась, успела ответить на полные удивления вопросы подруги, попрощалась с ней и выбежала на улицу. В следующую минуту она была уже возле машины. Трогаясь с места, заметила милицейскую «варшаву», промчавшуюся мимо нее на бешеной скорости.

Теперь она могла не спешить. До поезда на Залесье оставалось более часа. Поскольку она рассказала бандитам, где спрятаны деньги, вполне возможно, что они дежурят на вокзале. Поэтому она решила приехать к поезду на такси, а сумку с деньгами пока не брать, сделает это позже, квитанцию проще держать при себе, в случае необходимости можно и подальше спрятать.


Вряд ли привлечет внимание столь обычное явление, как трогающийся с места автомобиль, да к тому же довольно далеко от места действия. Ну а если внутри не горит свет и не видно, кто сидит за рулем? Вот и Выдма где-то краем глаза заметил отъезжавшую машину, не обратив на нее особого внимания, ведь в донесении с места наблюдения ничего не говорилось об автомашине. Только о появлении Эльмер. Милицейский пост вел наблюдение за домом через щель в воротах, поэтому автомашину тоже не видел. Милицейская автомашина стояла во дворе, и, только когда они выехали на улицу, чтобы следовать за вышедшей из дому Анкой, только в этот момент установили, что она садится в машину.

Вот почему Выдма понял, что он прошляпил, понял тогда, когда поднялся в квартиру Уейских. Тут-то он припомнил отъезжающий «вартбург». С этим прояснилось, но вот совершенно не было никакой ясности, каким образом Эльмер удалось вырваться из рук бандитов? Поисками ответа на этот вопрос он решил заняться позже. Сейчас срочно надо выяснить, куда ее повезли и опознала ли она преступников.

Окидывая взглядом перепуганных женщин, Выдма задавал вопросы:

— Значит, она вернулась?

— Да, пан майор, только что была здесь.

— Как «была»?!

— Ну да… Разве вы с ней не встретились на улице? — Женщины удивленно смотрели друг на друга, а Выдма сжал зубы, чтобы с досады не выругаться. Взяв себя в руки, он продолжал расспрашивать:

— Как ей удалось вырваться из рук бандитов?

— Ей кто-то помог. Какой-то мужчина.

— Кто же это?

— Она не знает. Он стукнул по голове охранника, разрезал веревки, которыми она была связана.

— Где же это было? Это очень важно!

Женщины в растерянности пожимали плечами.

— Мы не спросили… Она всего несколько минут здесь побыла. Умылась, переодела платье и тут же выбежала. Мы упрашивали ее остаться, но она и слышать об этом не хотела. Мы не все поняли, что она нам говорила… — оправдывалась Зося.

— Значит, неизвестно, куда ее от вас уволокли?

— Сказала, что привезли в какой-то барак, привязали к кровати… с ней кто-то разговаривал из соседней комнаты…

Тут Выдма уже не смог сдержаться:

— Ах, черт возьми!

— Мы как-то не сообразили, что надо спросить про адрес, — убитым голосом оправдывалась пани Уейская.

Выдме вновь пришлось взять себя в руки.

— Ясно. Может, сказала, куда отправилась?

— Да-да, мы спрашивали ее об этом, но она сказала, что еще не знает, — торопливо объясняла Зося.

— Что взяла с собой?

— Деньги, свои, которые прятала у нас, сумку, кое-что из одежды и… — неуверенно протянула Зося и торопливо закончила: — И все…

— Нет, не все, уважаемая пани! — Выдма почувствовал ее неуверенность. — Каждая деталь важна для следствия и для нее самой.

— И еще достала из щели косяка, — девушка кивнула на дверь, — какую-то маленькую бумажку и быстро сунула в сумочку.

— Вы не разобрали, что это было?

— Нет.

Вот и все, что ему удалось вытянуть из этих женщин. Он спустился вниз и, сев в машину, поехал в управление. По дороге соединился с дежурным, попросил сообщить, есть ли донесения от машины 36.

Донесения были. Она села в такси, которое следует по трассе Пясечно — Гура Кальвария.

— Какой номер такси?

— Могу сообщить. Есть и номер «вартбурга», на котором она отъехала с Гжималы.

— Значит, она была на машине?

— Да, на «вартбурге». Он стоял на улице…

— Соединюсь с вами по приезде в управление, — прервал Выдма.

Сведения, которые он получил, были довольно неожиданны. Судя по всему, следует немного подождать, чтобы убедиться, действительно ли эта особа направилась в Залесье. Когда он входил в свой кабинет, за окном уже серело. О доме и о том, чтобы выспаться, нечего было и мечтать. Он вновь вышел на связь с дежурным. Ему рассказали все про «вартбург» и подали очередное донесение. Такси свернуло с шоссе и в данный момент проезжает Жабенец.

— Передайте им адрес, куда, как я предполагаю, она направилась: Променная улица, тридцать девять, — распорядился Выдма. — Ни в коем случае не обнаруживать себя, но за домом вести наблюдение. Не исключено, что там будут крутиться подозрительные типы. Их можно арестовать лишь в случае явно враждебных намерений или действий. Если они надумают уходить, Эльмер оставить, а их не выпускать из поля зрения. Не исключено, что она будет отсыпаться, проспит всю ночь. В тринадцать ноль-ноль наблюдение передать поручику Герсону.

— Слушаюсь. Распоряжение понял…


В семь часов поручик Герсон, тихо посвистывая, вошел в кабинет Выдмы.

— Приветствую вас, товарищ майор!

Его приветствие, в котором прозвучали весьма бодрые нотки при соблюдении всех правил субординации, не было должным образом оценено.

— Ваша милость уже на ножках? — проскрипел нелюбезно Выдма. — Очень хорошо, работы невпроворот.

— Неужели что-нибудь новенькое? — Поручику никак не удавалось найти правильный тон.

— Эта особа отыскалась.

— Громы небесные! Потрясающая новость, а наш уважаемый патрон что-то не в духе?

— Увы, с ней опять новые хлопоты. Выскользнула буквально у меня из рук, и теперь мы вновь не спускаем с нее глаз, чтобы не улизнула. — Майор кратко рассказал поручику о происшедшем.

— Разве не проще задержать ее, коль скоро знаем, где она находится? Сразу бы многое выяснили.

— В нашу задачу входит задержание всей банды, а не одной Эльмер, тем более что в создавшейся ситуации она стала своего рода связующим звеном…

— Понимаю. Мы держим ее в руках, и, пожалуй, не стоит убирать у них из-под носа столь лакомый кусочек. А не попытаются ли они вновь организовать похищение?

— Я этого не исключаю, только думаю, что теперь, пожалуй, они не будут столь нагло работать. Ну и мы примем все меры предосторожности. С одной стороны, должны предупредить эту девицу о грозящей ей опасности, а с другой стороны, не выпускать из рук всех нитей. Так вот, доблестный воин, получайте задание: в тринадцать ноль-ноль прибыть автомашиной с двумя людьми в Залесье и принять наблюдение за этой особой. Детали передачи оговорите с опергруппой автомашины 36. До этого узнайте, кто владелец «вартбурга» и такси. — Выдма продиктовал номера машин. — Эльмер, вполне возможно, болтала с таксистом, может, из него что-нибудь полезное вытянете.

— А как с деньгами?

— Похоже, наше предположение, что они в камере хранения, подтверждается.

— Ловкая особа, — констатировал Герсон. — Номера записал, это я быстро проверю, а не стоит ли заняться поисками Кароля? До тринадцати часов я, пожалуй, успею.

Выдма что-то обдумывал про себя.

— Согласен. Будешь проходить мимо канцелярии, скажи, чтобы прислали этого вахтера из заводской охраны, и попроси Бурого вести протокол…


— Давайте еще раз повторим все сначала, — попросил Выдма, продолжая допрос. — Расскажите, как было с Белецким? Он вошел точно в двадцать два часа десять минут… И потом?

— Панове… — вздохнул вахтер, — ну сколько уже раз я вам рассказывал!.. И должен все повторить сначала?

— Возможно, и больше, пан Лабусь, пока не вспомните все детали. Один раз вы сказали, что Белецкий задержался на несколько секунд, а потом не секунд, а минут, а старший вахтер Герман вначале разговаривал с вами стоя, а потом на минуту присел… А на самом деле как было?

— Неужто так это важно?! Вы все время ловите меня на слове. Не может же человек все сразу точно припомнить, как бы вам хотелось.

— Ну, вот видите. Поскольку любая мелочь очень для нас важна, и приходится все начинать сначала. Я тоже сыт вашими объяснениями по горло, но мы не сможем закончить, пока вы не перестанете выкручиваться.

— Да не выкручиваюсь я, провалиться мне на этом месте! — вахтер стукнул себя в грудь.

— Тем лучше, я ведь все равно вытяну из вас всю правду, так что будем сидеть здесь до рассвета. Кое-что я уже начал понимать, в случае чего смогу вам помочь! Итак, прошу вас, все сначала. Белецкий проходит через проходную ровно в двадцать два десять, так?

— Да, точно в это время.

— И дальше? Рассказывайте.

Вахтер покрутил головой и принялся повторять свои показания:

— Белецкий сказал мне: «Пан Лабусь, я уже закончил свои дела, а вы, значит, будете сидеть здесь до утра». Он приостановился и посмотрел на стенные часы. Тогда и я посмотрел, потому и помню точно, сколько было времени.

— В каком месте стоял Белецкий?

— Остановился возле стола, который стоит в проходной как раз под часами.

— Что вы делали в это время? Стояли, ходили по комнате? Продолжайте…

— Сидел за столом и ужинал, еду принес с собой, жена всегда готовит и дает мне в котелке, когда заступаю в ночную смену, я привык поздно ужинать.

— Ну, и что же вам жена приготовила на ужин?

— Я уже вам говорил, гороховый суп и хлеб. Когда Белецкий вошел, я как раз сидел за столом и ел.

— А котелок какой? Солдатский?

— Солдатский, двойной. Когда надо — на два блюда. В тот раз во второе отделение жена положила хлеб.

— Давайте вернемся к Белецкому. Что потом?

— Остановился, видит, что я ем, сказал: «Приятного аппетита, пан Лабусь, я уже закончил свои дела, а вам сидеть здесь до утра…» Посмотрел на часы, тогда и я поднял голову и посмотрел, сколько времени. Потом Белецкий спрашивает: «Вкусный суп? Жена, наверное, на корейке сварила?» Я ответил, что вроде ничего себе, вкусный… Тогда он говорит: «Вы на ночь не наедайтесь, а то спать захочется!» Я не успел ему на это ничего сказать, потому что он рассмеялся, этим своим смехом, будто ворота заскрипели, и ушел.

— Кто-нибудь еще был в проходной, кроме вас?

— Нет, я и Белецкий…

Вахтер умолк и настороженно посмотрел на Выдму.

— Что вы замолчали, продолжайте. Значит, Белецкий ушел, а дальше…

— А дальше ничего не происходило. Я заканчивал есть, и тут в проходную вошел старший вахтер Герман. Он заместитель начальника охраны и должен проверять посты. Я убирал котелок, когда он вошел, осмотрелся и спросил: «Как у тебя? Спокойно?» Я сказал, что спокойно, да и что могло быть? Тогда он предупредил, чтобы я был начеку, потому что в сейфе остались деньги. Но об этом я знал и без него, вот и ответил, что понимаю, как надо нести службу.

— Как вы разговаривали? Стоя?

— Нет, Герман присел, и мы закурили.

— И долго он сидел? Когда ушел?

— Как кончили курить. Повторил еще раз, чтобы не заснул, и ушел.

— Кто кого угощал сигаретами? Он вас или вы его?

— Точно не помню, — задумался вахтер, — кажется, он…

— Что вы делали, когда Герман ушел?

— Как обычно, что на посту можно делать? Прошелся по помещению, выглянул на улицу, потом в другую дверь вышел во двор. Все было тихо, спокойно, сел, немного почитал газету. Я человек, привыкший к такой работе, не замечаю, как тянется время, когда дел никаких нет. Так просидел до самого утра, и тут утром началась вся эта кутерьма.

Выдма не отводил глаз от лица вахтера:

— И это все?

— А что еще может быть? Рассказал все как на исповеди.

— Неплохо вы исповедуетесь, пан Лабусь. О грехах, значит, умалчиваете?

— Я умалчиваю? Надо же такое сказать, — искренне возмутился вахтер.

— Да. Никак не хотите признаваться, что после ухода Германа вы вздремнули. Прихватили несколько часиков.

Вахтер открыл рот, пытаясь что-то сказать, но молчал, испуганно всматриваясь в лицо Выдмы. Его реакция была так понятна и ясна, хотя он все отрицал, бормоча что-то невнятное под нос:

— Я… никогда в жизни, пан майор… Богом клянусь! Не спал я.

Майор резко оборвал его, чтобы сломить остатки упорства:

— Только не лгать! Я веду следствие об убийстве, а вы все время пытаетесь меня обмануть. Если не спали, значит, были в сговоре с убийцами, которые не могли спуститься в здание с неба. Если я не добьюсь от вас правды, отправлю в тюрьму, будете сидеть, пока не вспомните. Кроме того, вас предупредили об ответственности за ложные показания.

Вахтер опустил голову, уставившись в пол.

— Так как?.. Или вы говорите, как было… или… — Выдма оборвал фразу.

— Значит, так… Пусть будет, как будет… Узнает дирекция, да и Герман не простит мне этого… Не знаю, как уж случилось, но заснул… Первый раз в жизни с тех пор, как здесь работаю, хотите верьте, хотите нет.

— И долго спали?

— Часа три, пожалуй…

— Неплохо. Проснувшись, глянули на часы?

— Глянул. К двум подходило.

— Каково было самочувствие? Наверное, почувствовали себя бодрым, отдохнувшим?

— Нет, совсем наоборот. Кости ныли, потому как спал, положив голову на стол, башка трещала, никак с мыслями собраться не мог. Когда выпил воды, немного полегчало.

— Почему вы сказали, что вам Герман этого не простит?

— На следующий день он расспрашивал меня, не заснул ли я ненароком. Я поклялся, что ни на секунду глаз не сомкнул, а он терпеть не может, когда его кто надувает…

— Может — не может, надо было сразу говорить правду.

Отпустив Лабуся, Выдма соединился с дежурным.

— Какие новости? — спросил он его.

— Ничего нового, товарищ майор, никаких изменений. С дома не спускают глаз.

— Передайте, чтобы немедленно докладывали о малейших, даже самых незначительных переменах.

— Они получили такое распоряжение.

— Хорошо, я пока буду у себя.

Выдма попросил пригласить в кабинет Германа. Посмотрел на вошедшего внимательным, изучающим взглядом, но лицо вахтера с запавшими щеками, длинным большим носом, нависшим над маленькими, как у ребенка, тонкими губами, ничего не выражало, ни тени волнения. Он сел на предложенный ему стул, пригладил рукой редкие желтоватые волосы, тронутые сединой, едва прикрывающие лоснящуюся кожу головы, сообщил свои данные и с равнодушием ждал начала допроса.

— Вы являетесь заместителем начальника охраны? — Выдма не спускал глаз с Германа.

— Так точно, товарищ майор, но одновременно несу службу и как вахтер.

— Что входит в обязанности заместителя?

— Разница между мной и вахтером только в том, что я обязан проверять, как несут службу вахтеры. Иногда кое-какие бумажки подписываю, но такое редко бывает.

— А проверка постов?

— Это всегда делаю. Конечно, тогда, когда сам заступаю на дежурство. И сам начальник охраны время от времени проводит ночную проверку.

— Расскажите, как проходило дежурство в ту ночь, когда была совершена кража. Вы проверяли, как несли службу вахтеры?

— Конечно. До того как на меня напали, я один раз зашел в проходную и еще проверил внутризаводской пост.

— В котором часу вы были в проходной?

Герман смотрел в окно, задумавшись на какой-то момент.

— Кажется, это было после десяти.

— Кто там был?

— Только Лабусь, он в ту ночь дежурил в проходной.

— И никого больше?

— Нет, он был один.

— Что он делал? Не спал?

— Нет, сидел за столом и заканчивал ужин, как раз складывал котелок.

— А что он ел на ужин?

— Кажется, какой-то суп. — В голосе Германа прозвучало удивление.

— О чем вы разговаривали?

— Трудно сейчас вспомнить. — Герман с еще большим удивлением посмотрел на Выдму. — О какой-то ерунде, пустяках, которые тут же вылетают из головы.

Майор ухмыльнулся.

— Да, пожалуй, так. И долго болтали?

— Минут десять, не больше.

А теперь подробнейшим образом опишите, что во время этого разговора делал Лабусь и что вы?

Теперь ухмыльнулся Герман, едва заметно искривив губы в улыбке, давая понять, сколь безразлично ему любопытство майора. Тем не менее обстоятельно принялся рассказывать:

— Лабусь, собирая котелок, стоял возле стола. Я подошел к нему, он отодвинул котелок и сел на табурет. Я тоже сел на другой, Лабусь только что поел, поэтому вытащил из кармана сигареты, и мы закурили…

— Он их вытащил или вы?

Герман бросил быстрый взгляд на майора, показывая, что удивлен вопросом, неужели можно предположить, что было не так, как он сказал!

— Ну конечно, он, — уверенно подтвердил Герман. — Я даже помню, как я ему протянул огонь. Если бы предложил сигарету я, то, скорее всего, подождал бы, когда он даст мне прикурить.

— Вы хороший психолог, — равнодушно бросил Выдма. — Рассказывайте дальше. Долго вы курили?

— Минут десять.

— А потом?

— Что «потом»? Я вернулся на свой пост, и все. А если говорить про нападение на меня…

— Об этом у меня есть обстоятельная информация на основании ваших показаний. На сегодня хватит, благодарю вас.

Поскольку телефон молчал, Выдма попросил вызвать кассира.

Белецкий вошел, раскланялся и попросил разрешения снять пальто, указывая взглядом на вешалку в углу.

— Ну конечно, прошу вас. — Выдма с интересом рассматривал вошедшего пожилого мужчину, а тот не спеша нашел место, куда положить шляпу, потом снял пальто, вывернул подкладкой наверх и аккуратно повесил на крючок. Только после этого подошел к письменному столу и, еще раз поклонившись, сел на стул.

— Вот и опять пришлось нам встретиться, пан Белецкий… — начал Выдма, рассматривая огромный пестрый галстук-бабочку, украшавший кассира. Значит, несмотря на довольно солидный возраст, пан Белецкий еще не утратил интереса к жизни.

— Да-да, пан майор… И, увы, не при самых приятных обстоятельствах. Денег как не было, так и нет.

— Простите, но это довольно явный упрек в мой адрес.

— Ну что вы, — заспешил Белецкий, — просто констатация фактов. Понимаю, как нелегко вырвать добычу из рук таких бандитов.

— Я признателен вам за понимание. Ну, а теперь к делу. Мне надо выяснить некоторые мелкие детали, которые мне не совсем ясны. В первую очередь расскажите, чем объяснить, что накануне грабежа вы задержались на работе дольше, чем обычно. Часто вы так делаете?

Белецкий отрицательно покачал головой:

— Нет, совсем не часто, уверяю вас. Скорее, очень редко. Но в тот вечер я вынужден был остаться. Вы знаете, я сейчас один, и нужно было подготовить выплату к следующему дню.

— Разве она не была подготовлена? — удивился Выдма.

— Не была, я не успел сделать это своевременно.

— Я слышал, что выплату перенесли на следующий день, потому что без помощника вы не хотели выдавать деньги.

— Действительно, именно это явилось второй причиной.

— Гм… Придется согласиться с таким объяснением. Пойдем дальше.

Белецкий покраснел и язвительно изрек:

— Значит, вы не верите тому, что я говорю?

— В принципе не очень доверяю опрашиваемым. Но возможно, в случае с вами я поступаю неправильно… — примирительно добавил майор.

Белецкий сжал губы и с неприязнью посмотрел на Выдму, но ничего не сказал. В этот момент раздался телефонный звонок. Майор молча слушал, бросил короткое «спасибо» и, положив трубку, продолжил разговор:

— Мы остановились на том, что вы задержались на работе. Сколько, интересно, было времени, когда вы проходили через проходную?

— Я уже давал показания. Неужели я должен все время повторять одно и то же?

— Это не помешает. Повторите, прошу вас.

— Было десять минут одиннадцатого.

— А вы не ошибаетесь? Как вы запомнили, который был час?

— Потому что посмотрел на часы, которые висят в проходной.

— Сколько времени вы находились в проходной, что там делали? Расскажите, пожалуйста, об этом поподробнее.

— Собственно, рассказывать мне почти нечего. Обменялся несколькими словами с вахтером и тут же ушел. Вот и все.

— Минуточку, пан Белецкий. Значит, вы перекинулись несколькими словами, и, выходит, не задержались? Бросили несколько слов через плечо, направляясь к выходу? Так?

— Нет-нет, не так. Подошел к столу, за которым сидел вахтер, и на минуточку остановился.

— Что в этот момент делал вахтер? Неужели я должен каждое слово вытаскивать из вас клещами?

— Что делал?.. — Кассир словно пропустил мимо ушей последнее замечание Выдмы. — Да-да, припоминаю. Он ел какой-то суп из солдатского котелка…

— Ну вот видите, уже лучше. И что вы ему сказали?

— Не помню… — На лбу кассира появились капельки пота.

— Может быть, вам напомнить? Вы обратили внимание вахтера на часы. После ваших слов он посмотрел вверх. Разве не так?

— Возможно, довольно трудно сейчас вспомнить столь незначительные детали.

— Не такие это уж незначительные детали, пан Белецкий, ибо вахтеру подсунули снотворное, вот я и стараюсь установить, когда это произошло.

Реакция кассира была крайне неожиданна.

— Хи… хи… хи… — раздался его скрипучий смех. — И вы думаете, что это я его усыпил? Неплохо получается. Я ночи не сплю, все никак не могу успокоиться из-за этой кражи, а вы считаете, что я к ней руку приложил. Довольно жалкая острота!

Выдма, постукивая карандашом по столу, внимательно наблюдал за кассиром. Тот, заметив, что Выдма смотрит на него пристально, внезапно осекся, нахмурив брови.

Майор откинулся на спинку кресла.

— Твердый вы орешек, пан Белецкий, — усмехнулся Выдма. — Ну, ничего, думаю, что мне еще предоставится приятная возможность поговорить с вами. До конца следствия пока далеко… А сегодня на этом закончим.

Белецкий встал, подчеркнуто церемонно раскланялся и направился к вешалке…


Согласно распоряжению майора поручик Герсон установил имена владельцев обеих машин, после чего еще раз проверил адреса журналистов, которых разыскивал. Первый, живущий поближе, ничего не дал. После нескольких фраз заспанный молодой человек, стоявший перед Герсоном в пижаме, протирая глаза, обнаружил полнейшее незнание предмета разговора.

Следующим в списке фигурировал Кароль Пажистый. Просмотрев список жильцов, поручик установил, что разыскиваемый журналист живет на третьем этаже. Поднявшись на второй этаж, он услышал, как хлопнула дверь этажом выше и на лестнице раздались торопливые шаги. Потом на площадке появился молодой мужчина с сумкой, из которой торчали две пустые молочные бутылки. Герсон увидел перед собой брюнета с густыми темными бровями и длинными ресницами, оттеняющими голубые глаза, от такого молодца любое девичье сердце замрет от счастья.

Поручик приостановился и, разглядывая мужчину, спросил:

— Не вы ли Кароль Пажистый?

Молодой человек остановился.

— Именно я. Интересно, какие боги вас сюда привели?

Герсон усмехнулся.

— Я поручик Герсон из Главного управления. Вот мое удостоверение, — и он полез в карман.

— Я вам верю, — улыбнулся в ответ Пажистый. — Просто чудесно, что наконец-то вы напали на мой след. Подождите меня минуточку здесь или же возле дома, в квартиру пока не могу пригласить, ибо моя сестрица не навела еще порядок. Сейчас вернусь, вот должен купить что-нибудь на завтрак.

И, не дожидаясь ответа, помчался вниз.

Герсон подошел к окну и выглянул на улицу. Молодой человек пересек мостовую и исчез в дверях продовольственного магазина. Очередь оказалась не такой большой, и Кароль Пажистый через несколько минут появился с сумкой, полной провизии.

— Еще чуть-чуть терпения, — обратился он к поручику, — сделаю один телефонный звонок, и вы сможете надеть на меня наручники.

Герсону следовало бы послушать телефонный разговор, но ничего иного не оставалось, как покорно ждать. Все поведение молодого человека свидетельствовало о том, что появление поручика ему на руку, пожалуй, даже он его ожидал. Герсон не сомневался, что, наконец, напал на разыскиваемого человека. В следующую минуту Пажистый появился на лестнице.

— Вы знаете Анку Эльмер? — не удержался поручик, чтоб покончить со всеми сомнениями.

— Знаю и поэтому давно жду вашего появления. Идемте, сейчас я отведу вас к своему приятелю. Я уже предупредил его по телефону, что мы идем к нему. Он живет совсем рядом, такси брать не надо.

Когда они уже шагали по тротуару, Герсон продолжил разговор:

— Ваш приятель имеет отношение к этому пальто в клетку и сумке?

Пажистый засмеялся:

— Браво, милиция! Все знаете? Уверен, пока не все. Сейчас мы с вами прижмем этого лягушачьего сына, пусть наконец откроет свою пасть.

— Вы со мной разговариваете так, будто я посвящен в ваши отношения. Увы, я не могу всего знать.

— Не беда. Сейчас разберетесь. Дело в том, что я сразу хотел сообщить милиции о некоторых событиях, а мой приятель в силу определенных причин никак не мог на это решиться. Как я рад, что вы сами пришли и столько, по всей вероятности, знаете, что заставите его заговорить.

Герсон вспомнил имя владельца «вартбурга», которое ему дала автоинспекция.

— Вашего друга зовут Анатоль Сарна?

— Точно. Значит, вы и это знаете? Тем лучше.

— Интересно, почему же он так загадочно ведет себя по отношению к милиции?

— Пусть он сам вам все объясняет. Из меня он выжал клятву, что без его разрешения я рта не открою, вот и держу слово. Хотя его опасения, из-за чего он, собственно, ничего не хотел сообщать милиции, теперь уже не имеют смысла, поскольку вы знаете, что он разыскивает пальто в клетку и эту проклятую сумку.

Поручик не все понимал из того, что говорил Пажистый, и ждал с нетерпением встречи с этим загадочным Сарной, надеясь, что тот, наконец, все объяснит. Через несколько минут они были на месте. Герсон быстрым взглядом окинул хозяина дома, открывшего им дверь. Перед ним стоял молодой, высокий, крепкого телосложения мужчина, широкоплечий, со светлыми вьющимися волосами. Садясь в кресло, поручик внимательно осмотрелся по сторонам.

Комната была большая, с широким окном, у окна стоял стол, на котором в беспорядке валялись тюбики с красками, карандаши, рулоны бумаги, в майоликовой вазе торчали всевозможные кисти.

Пажистый опустился в другое кресло, а хозяин пододвинул стул и сел на него, закинув руки за спинку.

— Кажется, вы знаете от своего друга, кто я и откуда? — начал Герсон.

— Да, знаю. Кароль только что звонил мне, предупредив о вашем приходе.

Итак, если Магомет не идет к горе, то гора идет к Магомету…

— Ты уже успел что-то рассказать поручику? — Сарна кинул взгляд на приятеля.

— Только одно — что я был против твоего молчания, А все остальное, чтобы ты получил удовольствие, приберег для тебя.

Сарна чуть кивнул и перевел взгляд на поручика.

— Что вас интересует?

— Все, что касается Анки Эльмер и того дела, в котором она замешана. Меня также интересует ваше участие в некоторых ее действиях. Рассчитываю на откровенность. Вы ведь разыскивали какое-то пальто и сумку?

— Поскольку вы уже знаете основную причину моей заинтересованности Анкой Эльмер, мне не избежать весьма неприятных последствий.

Не спеша, старательно подбирая слова, Сарна описал все события, в которых он принял участие, стараясь при этом обстоятельно объяснить мотивы своих поступков. Герсон молчал, вертя в руках шариковую ручку, время от времени делая пометки. Наконец Сарна закончил.

— И все это вы хранили в тайне только по этой причине? Трудно поверить.

— Но это так, — убежденно подтвердил Сарна. — Я должен был руководствоваться в первую очередь собственным интересом. Потеря невесты, а до этого неминуемо бы дошло, была бы для меня слишком дорогой ценой. У меня не было никакого желания платить ее.

— Как вы могли заранее все предрешить? Еще не известно, пришлось ли бы вам платить. В милиции работают люди, тоже имеющие невест. Вас вполне могли бы понять, вы должны были рассчитывать на то, что мы умеем хранить тайны.

— Да, но есть еще и инструкции. Я никак не мог рассчитывать на то, что ради какого-то там Сарны вы решитесь нарушить инструкцию.

— Договориться всегда можно, ибо тот же Сарна оказал бы нам большую услугу, сообщив весьма важные сведения. Это позволило бы давно закончить следствие, а вы давно получили бы свое пальто и сумку.

— Да, но их нет, и я уже готовлю себя к тому, что помолвка будет разорвана… — с горечью констатировал Сарна.

— Скажите, — обратился поручик к Пажистому, — значит, это вы сообщили своему приятелю адрес на Градовой, полученный вами, гм… не будем называть, при каких обстоятельствах? Наверное, вам небезынтересно будет узнать, что Анка Эльмер не может забыть тот вечер. Я не совру, если скажу, что у нее к вам довольно теплые чувства.

По-видимому, это был тот редкий случай, когда на лице Пажистого вспыхнул яркий румянец. Он всячески пытался скрыть свое смущение. Поручик пришел ему на помощь:

— Таким образом, можно сделать вывод, что в ту ночь она звонила Яхме, тот велел ей ехать на Градовую. Там он передал ей шестьсот тысяч. Держать их при себе было рискованно. Она должна была ждать его с деньгами в его квартире, чего она не сделала, и он поплатился за это жизнью… Хотя я уверен, что судьба Яхмы уже была предрешена в тот момент, когда он признался, что обобрал своих дружков. Такие номера безнаказанно не проходят. — Поручик умолк, потом обратился к Сарне: — Где эта Градовая находится?

Сарна подробно рассказал, как туда попасть.

— А как вы узнали про Уейских и их адрес?

— Мне сказала ее тетка.

— Вы говорили, что видели, как истязали Яхму, и видели человека, который этим руководил?

— Да, но только сзади.

— Какой он?

— Сутуловатый, из-под шляпы торчали седые космы.

— Еще на что-нибудь вы обратили внимание, я имею в виду внешний вид?

— Хорошо запомнил руку. Он пил пиво и время от времени подносил стакан ко рту. Это рука пожилого человека, белая, морщинистая, покрытая веснушками. Пальцы длинные, костлявые, с коротко подстриженными ногтями.

— Во что он был одет?

— На нем было поношенное осеннее пальто, темное, и на голове коричневая бесформенная шляпа.

— Эльмер бросилась бежать, как только вы упомянули о сумке?

— Именно тогда. Видимо решила, что я очередной претендент на эти деньги.

— Когда же возвращается ваша невеста?

— Через два дня… — вздохнул Сарна.

— Посмотрим, возможно, нам удастся вам помочь. Хотя, если быть искренним, вы никак этого не заслуживаете. Скорее всего, мы должны злом отплатить за зло и в подходящую минуту вызвать вашу невесту и вручить ей найденные вещи.

— Сожалею. Я уже говорил, что понимаю, сколь печальные последствия меня ожидают.

— Черт побери, — воскликнул Герсон, — но ведь она должна вам поверить. Думаю, вы сильно преувеличиваете.

— Вы не знаете Терезу…

— Надеюсь, у меня будет возможность познакомиться с ней. Тогда я выступлю в вашу защиту… — проговорил Герсон, вставая с кресла. — Я обязан пригласить вас обоих в управление для дачи показаний, — закончил он разговор…


Анка, как и предполагал Выдма, приехав к дяде, сразу же легла спать, путано объяснив причину своего столь неожиданного приезда. Пан Эльмер, обрадованный появлением племянницы, не стал вникать в причины, побудившие ее приехать. Она была его любимицей, ее приезд свидетельствовал о том, что она о нем помнит.

Анка проснулась довольно поздно, болела голова, в горле пересохло, но холодный душ быстро улучшил ее самочувствие, поэтому она не отказалась от обеда в ресторане, на который ее пригласил милый дядюшка. За несколько часов в этом гостеприимном доме она почти совсем успокоилась. Лес и тишина сняли напряженность, страх притаился где-то на донышке сердца, и картины пережитого кошмара не казались уже такими страшными, она не думала об опасности, вроде ее и не было.

От такого настроения прошла и напряженность; она и представить себе не могла, какое донесение передал Герсон именно в тот момент, когда она шла на обед. Поручик, находясь в машине, доложил на центральный пункт связи следующее:

— В районе дома появились два подростка, сгребают листья, обращает на себя внимание их неторопливость в работе. Девица в сопровождении дяди вышла из дому. Один из парней исчез из поля зрения. Наблюдать за Эльмер выслал Зентека…

Деревья за окнами купались в солнце, и Анка, вернувшись с обеда, поставила шезлонг в палисаднике перед домом, прихватив с собой книжку. Царила тишина и покой. Неподвижные сосны, росшие вокруг дома, казалось, охраняют его, вселяют чувство безопасности. Пахло смолой, и в тишине едва различимо было гудение насекомых. Так прошло послеобеденное время, а вечером они сели перед телевизором.

Было уже десять, закончился фильм, и как раз в этот момент послышался шум мотора, внезапно оборвавшийся перед их домом. Анка подошла к окну и увидела, как из машины выскочила девушка, войдя в калитку, почти бегом бросилась к дому.

Услышав торопливый стук в дверь, дядя поднялся и сам пошел открывать. В следующую минуту в комнату влетела молодая особа и бросилась к Анке, будто к своей старой знакомой.

— Анка, меня прислала Зося, я ее подруга. Мне надо сказать вам несколько слов наедине.

— Говорите здесь, я не буду вам мешать… — проговорил несколько обиженно дядя.

Когда они остались вдвоем, прибывшая схватила Анку за руки и взволнованно заговорила:

— Дорогая, я пришла совсем не с добрыми вестями. Зося прислала меня предостеречь вас.

— В чем дело? Почему она сама не приехала?

Женщина наклонилась к самому уху Анки:

— Я разговаривала с ней по телефону, она боялась прийти ко мне. Сказала, что за ней следят… Умоляла, что бы я как можно скорее добралась до вас и предупредила об опасности…

— Какой?! Что мне грозит?!

— Вас хотят похитить, они торопятся. Это может случиться в любую минуту. По дороге мы обогнали машину с какими-то подозрительными типами. Проехав Служевец, заметили впереди себя машину… Зыга, когда их обгонял, включил фары, и я рассмотрела их. Два бородатых типа и еще один за рулем в темных очках.

— А Зыга — кто?

— Ох, задаешь ненужные вопросы, а время бежит, — нетерпеливо дернула плечиком приезжая. — Это мой парень, у него машина, он согласился за тобой приехать! Ночь проведешь у меня, а завтра Зоська постарается добыть тебе другую квартиру…

Анка внимательно присмотрелась к совершенно незнакомой женщине. Показалось, что где-то ее видела, возможно, как раз среди друзей Зоси. Чтобы рассеять сомнения, она поинтересовалась, откуда ей известен адрес.

— Точно она не была уверена, но дядин адрес знала и предполагала, что ты можешь быть у него.

— А вы не знаете, откуда Зоська узнала, что мне грозит опасность?

— Нет, она ничего не говорила про это… Ну, решайся, Со мной поедешь или рискнешь остаться?..

— Нет! Нет! Еду! Спасибо, что выручили.

— Пустяки, моя дорогая. Только если уж решила ехать, то поторапливайся, не хочется попадать в переделку. Зыга стоит возле дома, я пойду к машине и буду ждать тебя там.

И снова бедной Анке пришлось быстро собирать свои вещички и уносить поскорее ноги, оказывается, и здесь небезопасно. Наспех расцеловав огорченного дядю, она побежала к машине, та с ходу рванула с места.

Когда они выехали с проселка на асфальт и уже подъезжали к вокзалу, Анка заметила темный «фиат», он на большой скорости обошел их, проезжая через переезд, подскочил несколько раз, резко заложил вираж на повороте и с ревом умчался вперед.

Вдоль шоссе, по которому они ехали, с двух сторон тянулась сплошная стена леса. С этого шоссе они должны были выехать на автостраду, ведущую на Варшаву. Фары выхватывали из темноты стройные стволы сосен и белеющие березки, но в глубине, в чащобе, притаилась непроницаемая тьма. Перед Анкой маячил силуэт мужчины. Он сидел, несколько откинувшись назад, держа руки в кожаных перчатках на руле. Машину вел уверенно, спокойно. Потом она перевела взгляд на женщину. Та тоже сидела спокойно, вглядываясь в освещаемую фарами полоску шоссе.

От тишины, царившей в машине, у Анки со дна души поднялся притаившийся там страх. Она всеми силами старалась сдержать растущее беспокойство, понимая, что может не выдержать и закричать. Уже хотела, было потребовать остановить машину, тогда она выскользнет и побежит — и будет бежать, бежать и бежать, все равно куда, только бы избавиться от этого ужаса, который давит ее.

Но то, что случилось в следующее мгновение, как нельзя, кстати, помогло ей. Вначале она увидела два красных огонька идущей впереди машины, которая медленно ехала по краю шоссе. В какой-то момент фары скользнули по крыше той машины, осветив заднее стекло. Зыга просигналил светом, что идет на обгон, и вдруг идущая впереди машина внезапно повернула влево, перегородив дорогу.

Их машина резко остановилась. Анка заметила, как от той машины оторвались два силуэта и с пистолетами в руках бегут к ним. Выскакивая из машины, она краем глаза заметила, как Зыга поднимает руки вверх, и еще до нее долетел протяжный зов, но слов она не разобрала, так как уже скрылась в лесу, ища там спасения. Что происходило на шоссе дальше, она не знала, подгоняемая страхом, мчалась вперед, среди деревьев, куда едва доходил свет фар. Неожиданно она налетела на дерево и, сотрясаясь от рыданий, приникла к нему, удар оглушил ее, она никак не могла перевести дух. Наконец пришла в себя, несколько успокоилась, поняв, что находится уже довольно далеко от шоссе. Сквозь деревья еще виднелись белые полосы света от двух стоящих на шоссе машин, но в лесу, где она притаилась, была совсем темно.

Вдруг рядом хрустнула ветка, кто-то тихо ругнулся. Значит, кружил человек. От страха она пригнулась, прячась за куст можжевельника, ища спасения в его ветвях. Совсем рядом промелькнул черный силуэт. В первый момент ей хотелось сорваться и бежать, но она сдержалась, сообразив, что это небезопасно. Шаги вскоре удалились, и воцарилась тишина… Какое-то время она выждала, а потом побрела по лесу, сама не зная куда.

То и дело, натыкаясь на деревья, задевая лицом колющиеся ветви, она упорно шла вперед. Вдали увидела мелькающие огоньки. Наконец вышла на какую-то улочку, пересекла ее и, пройдя неогороженный участок, вышла на тропинку, идущую вдоль железнодорожной колеи. На той стороне она заметила освещенный фонарями перрон.

Только теперь спало нервное напряжение, и Анка разрыдалась. Рыдала громко, не сдерживаясь, спазмы перехватывали горло, вместе со слезами проходила напряженность. Наконец она вытащила носовой платок и, всхлипывая, принялась вытирать глаза. Подходя к станции, она уже совершенно успокоилась. Но тут ее опять охватил страх: вдруг наткнется на своих преследователей, бандиты могут вернуться, и ей опять придется бежать. Она постаралась взять себя в руки, сосредоточилась; что бы там ни было, но она найдет выход из положения, это она умеет.

Подходя к станции, она не заметила ничего подозрительного. На перроне стояло несколько человек, значит, скоро будет поезд. Анка вошла в зал ожиданий и осмотрелась по сторонам. В зале никого не было. На одной из лавок сидел пожилой мужчина, который сразу же встал и направился к выходу.

К счастью, во время бегства она не выпустила из рук дорожную сумку, где лежала ее сумка с деньгами. Анка купила билет, привела себя в порядок, стряхнула с пальто кору и мох и вышла на перрон. Поезд вот-вот должен был подойти, уменьшалась возможность встречи с преследователями.

А пожилой мужчина тем временем, выйдя из здания станции, направился не на перрон, а, обойдя дом, заспешил к телефону-автомату. Услышав в трубке знакомый голос, торопясь, проговорил:

— Слушай, Густав, это я. Срочно отправь на Западный вокзал Метека. В его распоряжении тридцать пять минут. Он должен сесть в поезд, идущий из Варки, и разыскать блондинку, она в белом пальто в клетку. Мне надо знать, где она выйдет и куда направится.

Не слушая ответа, он повесил трубку и вышел на перрон.

Поезд был почти пуст. В вагоне, куда села Анка, кроме нее, оказался только тот пожилой мужчина, которого она заметила в зале ожиданий. Его присутствие, решила она, оградит ее от возможных выходок хулиганов, и она села поближе к нему.

Она всматривалась в черноту ночи, раскинувшейся за окном, и никак не могла решить, куда же ей теперь податься. Где-то внутри Анку согревала мысль: а не разыскать ли Кароля. Она хорошо помнила адрес его квартиры, где они были вместе, — а вдруг он дома и приютит ее? Теперь она понимала, что это единственный выход. Ну, а если он откажет, тогда ничего не остается, как пойти на самое худшее и страшное: заявить в милицию, отдать квитанцию и терпеливо ждать в камере решения суда. Сколькими же годами придется заплатить за то, что к ней попали краденые деньги, что ей захотелось таким образом свести счеты с Яхмой?

Поезд подъезжал к Варшаве-Западной. Неожиданно пришла в голову мысль, а не слишком ли поздно искать защиты у Кароля? Ведь, несмотря на все заверения, он может оказаться женатым, и тогда своим появлением она вызовет ненужный скандал. Эти пальто и сумка…

Интересно, который час, подумала она, но часов на руке не было. Значит, потеряла в лесу, а возможно, торопясь, забыла их на столике у дяди. Она бросила взгляд на пожилого мужчину, который так же, как и она, вглядывался в темноту ночи, хотя за окном ничего нельзя было разглядеть. Наклонившись к нему, чтобы он лучше расслышал, Анка спросила, сколько времени.

Пожилой мужчина не спеша расстегнул пальто, вытащил старомодные часы луковицей.

— Половина одиннадцатого, — любезно ответил он, окинув ее взглядом из-под набрякших век.

Отчаяние и ужас сдавили ей горло.

Тот голос! Тот голос!.. Да-да, это тот голос из темноты, она уверена, она навсегда запомнила эти дребезжащие звуки!

Мысли путались в голове, ничего не видящим взором она смотрела на пожилого мужчину, который, казалось, совершенно не обращал на нее внимания. Она никак не могла разглядеть его лицо, поскольку он сидел, опустив голову, глубоко надвинув на лицо шляпу.

Поезд, замедляя ход, подъезжал к станции. Это была Охота. Боясь оглянуться на своего страшного спутника, Анка сорвалась с места и бросилась к выходу.

Пожилой мужчина еще ниже опустил голову, чтобы она не смогла разглядеть его. По ее реакции он понял, что она узнала его. После того как была обнаружена их малина на Градовой, после бегства этой девицы, сейчас в поезде произошел второй опасный провал, ему надо как следует все обдумать. Первое и самое важное — убрать блондинку, это гораздо важнее, чем добыть деньги, попавшие к ней…


Круг света от лампы освещал лежащие на столе бумаги, стоящее рядом кресло и ковер. Вытянутые ноги Герсона были хорошо видны, а его лицо и лицо Выдмы скрывала тень, вся комната тонула в полумраке.

Поручик докладывал, вернее, описывал ход событий в Залесье, откуда только что прибыл:

— …обогнали их около станции, потом сбавили скорость. Когда они наконец появились, мы поставили машину поперек дороги. Те двое не сопротивлялись, а Эльмер сбежала. Реакция у нее потрясающая, машина еще не остановилась, а она уже на ходу выскочила и скрылась в лесу. В такой темноте отыскать ее совершенно было невозможно. В погоню за ней я послал Зентека. Думал, что она притаилась где-то поблизости в кустах и ждет, пока мы уедем…

— Что и говорить, мастер она по побегам, — пробурчал Выдма. — Сбежала от бандитов, потом от Сарны, а теперь от нас.

— От нас второй раз, — не без язвительности добавил Герсон.

— На сей раз от тебя, — парировал Выдма, уловив злорадство в тоне поручика.

— Только теперь ей не удастся скрыться. Не с пустыми руками прибыл я сюда.

— Посмотрим, чего стоит ваш улов. Документы у них есть?

Герсон протянул майору удостоверения задержанных. Просмотрев, майор просил ввести вначале женщину и зажег верхний свет.

— Пани Рената Вильская? — поинтересовался Выдма, когда ввели задержанную.

Перед ним стояла женщина лет тридцати, у нее были хорошо уложены волосы и умело сделан макияж.

— Да, пан майор, — подтвердила она, из чего следовало, что задержанная хорошо разбирается в знаках различия, ибо Выдма на сей раз был в мундире.

— Ваши анкетные данные уточним потом. А сейчас ответьте мне только на один вопрос: привлекались ли вы ранее к судебной ответственности? Только правду, надеюсь, вы понимаете, что завтра мы все это проверим.

— Да, привлекалась…

— За что?

— Сводничество… Получила год условно, как ранее несудимая.

— Ну а теперь получите неусловно. Зачем вам надо было вмешиваться в эту историю? Сколько вам обещали дать за то, что выманите Эльмер из дому?

— Как «выманите»? Я ничего не понимаю, о чем вы? Я оказала ей помощь. Почему нас, как преступников, привезли сюда?!

— Серьезно не понимаете?! Тогда я вас прошу рассказать, как получилось, что вы решили ей помочь? Кто просил вас об этом?

— Один из моих знакомых, — в растерянности проговорила Вильская.

— Предупреждаю, за дачу ложных показаний будете привлечены к судебной ответственности. — И Выдма зачитал соответствующий параграф. — Ну а теперь не выкручивайтесь и скажите: кто просил?

Женщина, закусив губу, протянула:

— Пан Земба… гардеробщик из «Бристоля».

— Ну а этому господину что надо было?

— Значит, было так, — Вильская, поняв безнадежность своего положения, заговорила. — Когда мы пришли с Зыгой, то есть с моим парнем, в «Бристоль», так, немного развлечься, то пан Земба, беря от меня пальто, отозвал в сторону и сказал: «Послушай, Рената, хорошо, что пришла, я уж хотел искать тебя. Знаешь Эльмер, ну, Белую Анку?» Я говорю, что знаю, видела ее несколько раз. Тогда пан Земба говорит: «С ней всякое может случиться, тут два типа хотят ее достать. Дело серьезное. Надо Анку предупредить, лучше всего бери такси, она сейчас в Залесье, дам тебе пока на расходы две тысячи злотых, подержи ее у себя день-два, пока все утихнет». Тогда я ему говорю: «Ладно, попробую, у моего парня есть экипаж, можем сразу туда подскочить, а чего это, пан Земба, вы так ею интересуетесь?» В ответ на это он вытаскивает тысчонки и говорит: «Не твое это дело, и не суй свой нос, куда не надо! Монету тебе даю, делай что говорят, а об остальном не беспокойся. Знаешь, как бывает. Я сам в это дело не полез бы, но кореш попросил, приходится помогать, жалко эту Анку». Потом подробно описал, как ее найти и что я должна говорить, чтобы она не почувствовала подвоха… Вот и все. Рассказала все точно, как было.

Выдма внимательно выслушал Вильскую и, когда она кончила, попросил подписать протокол.

Потом пригласил второго задержанного. В кабинет вошел молодой мужчина. У него было гладко выбритое лицо, ничем не примечательное, модная рубашка, широкий пестрый галстук. Идеально отутюженные брюки и замшевые ботинки особо подчеркивали его пижонистый вид.

Покончив с необходимыми для протокола формальностями, Выдма приступил к допросу:

— Сдается мне, что мы с вами знакомы, пан Кавка? По-моему, я не ошибаюсь?

— Что-то не могу припомнить… — несколько неуверенно протянул мужчина.

— Неужели? Год назад вы предоставили мне возможность поговорить с вами. Кажется, разговор шел о долларовых сертификатах?

— Возможно, пан майор. Привлекался по такому делу, но была доказана моя невиновность.

— Точнее говоря, вам тогда удалось выкрутиться. Не уверен, повезет ли вам так и на сей раз…

— Не понимаю… — с хорошо разыгранным удивлением Кавка поднял брови. — А из чего я должен выкручиваться?

— Из нового дела. Попытка похищения Анки Эльмер.

— Похищения? — Удивление в голосе Кавки звучало довольно убедительно. — Выходит, вроде я хотел ее похитить? Откуда вы взяли, что это так? Она поехала с нами добровольно, ей надо было спасаться! Интересно, что за дело вы мне хотите пришить, черт побери?

— Ну-ну, поспокойнее и без комментариев, — осадил его Выдма. — Расскажите подробнее, как получилось с поездкой в Залесье.

— Очень просто. Пришли мы в «Бристоль». Ренату отозвал в сторону гардеробщик, они там о чем-то долго говорили. О чем, я не слышал, человек я воспитанный и не подслушиваю, а потом она мне говорит, надо ехать в Залесье, потому что какие-то там типы хотят схватить ее знакомую. Сунула мне в лапу ассигнацию и говорит: «Держи, это тебе на бензин». Не очень я поверил в ее сказку, но пятьсот злотых — пятьсот злотых, ну и поехали. Рената пошла за той девицей, а я остался в машине. Потом вернулась и сказала, что знакомая сейчас придет. И правда, та почти сразу же выбежала из дому и села в машину. Ну а как было дальше, вы знаете. Какое тут похищение, когда она добровольно влезла в машину?

— А раньше вы знали Эльмер?

— В жизни не видел!

— Подпишите протокол, — попросил Выдма и, обернувшись к секретарю, сказал: — Пригласите Вильскую.

Отдавая задержанным удостоверения, Выдма предупредил:

— Вам запрещается в течение ближайших десяти дней выезжать из города без моего разрешения. А пока свободны, можете отправляться домой.

После их ухода Герсон поднялся с кресла:

— Поехал за этим Зембой. Через четверть часа, думаю, будем здесь.

— Прямо мысли мои читаешь, Стефан. Значит, получится из тебя человек. Наверное, еще столкнешься с Вильской, уверен, что побежала докладывать…


— Зембу доставил, — доложил, вернувшись, Герсон, — а Вильскую как раз встретил у входа в кафе.

— Этого следовало ожидать, хотя они играют второстепенную роль. Давай Зембу.

Вошедший в кабинет человек был невысокого роста, с квадратным черепом, коротко остриженными волосами и носом картошкой. Его маленькие глазки поблескивали сквозь узкие щелочки век, лицо было изрыто оспой.

— Значит, вы знаете Эльмер? — начал дознание Выдма. — Ее еще называют Белая Анка…

Гардеробщик кивнул:

— Конечно, знаю, она часто заходила. Последнее время не показывается.

— Наверное, вы о ней что-то слышали. Можете сказать, что?

Земба потер голову рукой и зыркнул узенькими глазками на майора. Было видно, что он раздумывает, что говорить, а о чем умолчать, так как вопрос давал свободу выбора. Наконец решился и заявил:

— Ничего не слышал, а что я мог слышать?

— Предупреждаю, мне довольно много известно касательно этого дела, так что от дальнейших ваших ответов зависит, где вы будете размышлять надо всем этим — в наших апартаментах или же вернетесь на работу.

Земба наклонил голову и вновь провел рукой по волосам. Потом, вздохнув, выпрямился:

— Я ничего такого не совершил, чтобы бояться отсидки. Ладно, пусть будет по-вашему. Предпочитаю с вами жить в согласии.

— Итак, вы велели забрать Эльмер из Залесья?

— Да, велел.

— И куда же ее должны были доставить?

— Одна моя знакомая обещала взять к себе…

— Понимаю. И уже от нее она должна была быть переправлена в другое место. Как фамилия вашей знакомой?

— Рената Вильская.

— А от Вильской куда собирались перевезти?

Земба пожал плечами:

— Этого не знаю. Ей какая-то опасность грозила, она должна была переждать у Вильской несколько дней, пока все уляжется.

— Что уляжется?

— Она что-то стянула, но что — это мне неизвестно.

— Значит, придумали сказочку об угрозе, чтобы предстать в роли добрых опекунов?

— Я повторяю то, что мне сказали, — пробурчал Земба.

— Кто же просил вас об этом? — Выдма преднамеренно задал важный для него вопрос только теперь.

Земба повернул голову и какое-то время рассматривал секретаря, пишущего протокол, потом перевел взгляд на Выдму. Пошевелил губами, будто собираясь заговорить, но ничего не сказал.

— Я хочу обратить ваше внимание, пан Земба, — начал спокойно Выдма, — что дело гораздо серьезнее, чем вы думаете, с убийством связано, и не одним. Надеюсь, вы не станете самому себе вредить?

Земба провел языком по губам. На скулах у него заходили желваки.

— Если честно, то я даже не знаю имени, под которым он сейчас живет… — медленно процедил Земба.

— А раньше?

— Алоизий Ковальский. Только это было в тысяча девятьсот сорок девятом году, а потом он, кажется, выправил себе другие бумаги.

— Значит, вы старые знакомые. Где же познакомились?

— Вместе сидели…

— И за что?

— Я за хищение, а он за вооруженное ограбление. Потом наши дороги разошлись. Встретил я его года два тому назад, но не спросил, где он и как, таких лучше не спрашивать. Я свое отсидел, и меня не тянуло искать его общества, он очень опасный человек…

— Вы же совсем недавно опять встретились с ним. Как это произошло?

— Как-то он позвонил мне рано утром и спросил, знаю ли я Эльмер, я сразу понял, кто его интересует. Назначил мне встречу в кафе, а при встрече сказал, что интересуется этой особой, и попросил достать ее адрес. Я знать ничего не знал про его дела и пообещал достать. А вчера опять встретились, и он велел мне спрятать ее.

— А как вы передали ее адрес?

— Он оставил телефон и велел спросить Густава.

— Какой номер?

Земба вытащил замусоленную записную книжку и принялся ее листать. Потом вяло пробурчал:

— В общем, номер вам даже не нужен, звоните в ресторан «Столичный», который на Праге…

После ухода Зембы майор посмотрел на Герсона:

— Новое задание, поручик. Желаю успехов.

— Ничего, выдержу. Кажется, дело сдвинулось с мертвой точки. Теперь поедем как с горки на санках!

— Подозреваю, поручик, что у вас нет ремня на брюках.

Герсон удивленно посмотрел на майора:

— Снова хотите меня подловить?

— Кажется, так поступают все оптимисты.

— Вы, товарищ майор, всегда гасите мой энтузиазм. Может, чуть вздремнем, поздно уже.

— Хорошо бы, я сегодня на ногах с двух часов ночи, а денек выдался тяжелый. — Выдма посмотрел на часы. — Двенадцатый час… Завтра обязательно проверить Градовую. Повестки с вызовом не дали результатов?

— Послали уже вторую, а от хозяина мастерской ни слуху, ни духу.

— Завтра с утра договорись с прокуратурой, чтобы дали ордер на обыск без Лучака. Возьмешь группу и все осмотришь. Ты выставил там посты?

— Выставил. Барак под постоянным наблюдением.

— У них было время уничтожить все следы, — пробурчал Выдма, — но обыск не помешает.

— Думаю, к одиннадцати буду готов. Успеем?

— Успеем. Потом отправишься в «Столичный». Разузнал про Густава. Интересно, неужели это кто-то из тех двух…

Выдма умолк и посмотрел в окно, за окном огни уличных фонарей рассеивали темноту ночи.

— Из тех двух?.. — повторил Герсон, подавшись всем телом вперед. — Вы имеете в виду показания вахтера? — спросил он с прояснившимся лицом.

— Да, я имею в виду показания вахтера, — медленно повторил Выдма. — Кто из этих двух подсунул снотворное? Белецкий в еду или же Герман с сигаретой? А вахтер ни за что не хотел сознаться, что спал, боялся, что призовут к ответу. И непроизвольно стал соучастником преступления, а преступник, хорошо зная, что вахтер скроет свой проступок, учел это, обдумывая план преступления.

— Значит, кто-то из этих двух — наш главный противник? — поручик непроизвольно понизил голос.

— Если я не допустил ошибки в исходных данных.

В этот момент зазвонил телефон…

Записки Анатоля Сарны

…Вскоре после ухода поручика, который оказался совсем неплохим парнем, я получил телеграмму от Терезы. Она сообщала, что прилетает утренним рейсом в двенадцать часов с минутами.

Это приятное известие отнюдь не обрадовало меня, я был страшно растерян. Целый день не покидала меня мысль, как я с ней встречусь и смогу ли рассказать все. С помощью каких доводов заставлю ее поверить?

Мне надо было заняться проектом, который я уже давно должен был представить заказчику. К концу дня, когда все уже валилось из рук, я решил позвонить Каролю, так как перспектива провести вечер в одиночестве лежала на сердце тяжким грузом. Мне еще нужно было заглянуть на квартиру Терезы, убедиться, что там все в порядке.

Кароль сказал, что раньше восьми не сможет прийти, я точно в обещанное время явился. Вспомнили утренний разговор с поручиком, поговорили о возможных последствиях, к каким наши показания могут привести, после чего решили прогуляться, дойти пешком до квартиры Терезы на улице Мадалинского.

Кроны лип на улице Нарбута накрыли пестрым шатром тротуар. Сквозь них едва пробивался свет фонарей, не рассеивая мглы в туннеле, по которому мы шли. Кароль, видя мое подавленное состояние, пытался меня успокоить:

— По-моему, ты преувеличиваешь последствия визита Анки. Теперь это малозначащий эпизод в цепи последующих драматических событий. Он отступил на задний план. Знаешь, старик, мне так неловко, что из-за меня ты вляпался во всю эту историю, но это такая сенсация, что обо всем другом можно забыть.

— Кароль, ты рассуждаешь так, будто бы не знаешь женщин. Для них сражение двух армий — мелочь по сравнению с тем, что ее мужчина ущипнет какую-либо девицу. Для Терезы существует лишь факт, что я впустил к ней в квартиру другую женщину, и она будет подозревать, что сделал это я исключительно по собственному желанию, а не уступая чьим-то просьбам, тебя же попользовал в качестве ширмы. Только это увидит она во всей истории, ничего больше.

— Ты сказал, что самолет прилетает завтра в полдень. Если хочешь, я готов ехать вместе с тобой встречать ее.

— Прекрасно! Я буду себя чувствовать увереннее.

— Дело даже не в том. Просто я сам расскажу все Терезе.

— Считаешь, что у меня не хватит мужества?

— Совсем нет. Ты, наверное, захочешь как можно скорее убедить ее в своей невиновности, в результате запутаешься и погубишь все дело.

— Возможно, ты прав. Ладно, объясняйся ты.

Мы подошли к дому Терезы, я достал ключи, открыл дверь, через минуту мы были уже в ее квартире, и тут же, взяв тряпку, я принялся стирать пыль. Кароль тоже взял тряпку, и мы быстро навели порядок. Затем привели в порядок и себя, и, налив по бокалу вина, спокойно опустились в кресла.

Говорить не хотелось. Я сидел, вытянув ноги, и бессмысленно рассматривал картину, висящую на противоположной стене. Кароль, перекинув ноги через подлокотник, допил вино и поставил бокал на столик. И вдруг неожиданно раздался звонок в дверь. Долгий, настойчивый звонок.

В недоумении я повернул голову.

— Ого, уже начинается. Кто-то перепутал день приезда Терезы или, возможно, увидел свет в окнах…

Не спеша встал я с кресла и направился в прихожую, готовясь дать объяснения. Но при виде стоящей в дверях женщины потерял дар речи. Передо мной стояла Анка Эльмер. Она с трудом переводила дыхание, словно после длительного бега, волосы у нее были растрепаны, лицо возбужденное. Первое, что мне бросилось в глаза, — пальто. Белое пальто в клетку. Оно было на ней.

При виде меня она отступила назад и уже готова была бежать, с ее уст сорвался крик изумления:

— Это вы?.. Вы здесь?..

Боясь, что она опять выскользнет у меня из рук, я поспешил сказать ей, что Кароль тоже здесь, и любезно пригласил ее пройти в комнату. Тут же раздались поспешные шаги Кароля, видимо, он слышал наш разговор и узнал ее голос; не успел я оглянуться, как он очутился возле Анки, и та бросилась ему на шею. Видя происходящее, я быстро закрыл входную дверь. Анка, прижавшись головой к Каролю, рыдала навзрыд.

— Не могу… не могу больше… Они меня уморят… Я пришла к тебе, надеясь, может быть… может быть… ты поможешь мне. Я не знаю, куда и к кому идти, не знаю, что делать…

Я глянул на этого Ромео. Он держал Анку в объятиях с бараньим выражением на лице. И, гладя ей волосы, токовал как тетерев:

— Успокойся, дорогая, тебе ничто не грозит… Я не позволю никому обижать тебя. Ну успокойся, все будет хорошо…

— Может быть, свое токование вы продолжите в комнате? — пробурчал я, непонятно почему разозлившись и на Кароля, и на Анку. — Я прошу вас, снимите, пожалуйста, пальто, возможно, ваши переговоры продлятся еще какое-то время… Ну а пальто, я думаю, пора повесить на свое место. Кароль, проведи даму в комнату и дай ей хорошую рюмку водки, ей станет легче гораздо скорее, чем от твоего кудахтанья.

Наконец он усадил ее в кресло. Анка дрожала, стуча зубами. Это была нервная реакция после всего перенесенного, ибо в комнате не было холодно и ночь была теплая. Не сопротивляясь, она выпила водку, потом посмотрела на меня и перевела взгляд на Кароля.

— Значит, вы знаете друг друга?..

— Что-то в этом роде, — пробурчал я и, не желая отказать себе в приятности, добавил: — К моему сожалению…

— Да, знакомы, и я горжусь дружбой с этим благородным человеком, — сказал в свою очередь этот тетерев.

— Значит, я совсем напрасно испугалась вас!..

— Несколько запоздало пришли вы к этому выводу, но это ни в коей мере не свидетельствует о том, что он неправилен, — едко бросил я в ответ.

— Как только вы вспомнили о сумке, я не знала, куда деваться со страху. Но как случилось, что вы попали туда?

— Это довольно длинная история, но вы обязаны выслушать ее. Причиной моего участия в этом деле явилось то, что из этой квартиры, в которой живет моя невеста, были взяты сумка и пальто. Я должен был эти вещи разыскать, ибо в противном случае она узнала бы, что к ней в квартиру в ее отсутствие проникла не без моего участия одна, ну… скажем, несколько невоспитанная особа.

— Вы довольно деликатно представили дело, — сказала Анка. — Я ведь собиралась вернуть взятые вещи. Яхма попросил, чтобы на Градовую я пришла обязательно с сумкой, а утро в тот день было очень холодным, вот я и прихватила пальто.

— Нам известно, что в сумке вы привозили деньги. Мы попросим вас заполнить пробелы в цепи тех событий, о которых мы уже знаем, так как нам предстоит принять довольно серьезное решение.

Вначале рассказал все я, потом Анка — с подробным описанием последних событий. Когда она кончила, я предложил наполнить бокалы.

— Давайте выпьем, друзья! Дела Анки совсем плохи. Что скажешь, Кароль?

— Какой-то рок, что она встретила того типа. До этой встречи он думал только о том, как вернуть деньги; то, что он прятался в темной комнате, свидетельствовало, что он не собирался ее убивать. Сейчас дело приобрело совершенно иной оборот. Этот тип наверняка понял, что она его узнала, значит…

Кароль оборвал фразу, понимая, что конец ее еще больше перепугает Анку.

— Будем надеяться, что он потерял ее след. Сам он уже стар, чтобы выслеживать молодую особу, а кроме него, никого в вагоне не было…

Во время нашего разговора Анка не отозвалась ни словом.

— Если ты прав, значит, мы должны ее где-то надежно спрятать, — не скрывая озадаченности, пробурчал я. — Вот только где?

Я понимал, что есть только один-единственный выход из создавшейся ситуации, но внутренне весь содрогнулся при мысли, что придется пойти на это. Наконец через какое-то время я взял себя в руки.

— Так или иначе, меня ожидает довольно бурный разговор с Терезой, ибо, несмотря на то, что я получил пальто и, по всей вероятности, скоро получу и сумку, дело приняло такой грандиозный размах, что трудно будет рассчитывать сохранить все в тайне. Пусть уж лучше Анка остается здесь до завтра, а завтра вместе с моей бывшей невестой решим, что делать дальше.

— Мне кажется, напрасно вы так беспокоитесь по поводу меня, — отозвалась Анка, — эту проблему вам поможет решить милиция. Ведь вы должны, наверное, сообщить о том, что я объявилась? Если я приду в милицию, это учтется при рассмотрении моего дела, ведь я добровольно вернула деньги.

— Да, сообщить надо, — согласился Кароль. — Возможно, они отнесутся с пониманием. Поручик, который здесь был вчера, славный парень.

— Но ведь не он будет решать. Теперь я тоже считаю, что надо предстать перед милицией, и прежде всего в связи с деньгами. Они по-прежнему в камере хранения? — обратился я к Анке.

Она кивнула и, встав с кресла, вышла в прихожую. Вскоре она вернулась с небольшой дорожной сумкой, открыв ее, вытащила небольшую бумажку.

— Вот, пожалуйста, квитанция, — сказала она.

— Где-то записан помер телефона этого поручика. — И я потянулся к записной книжке, лежащей возле телефона.

— Минуточку… — задержал меня Кароль, — позвонить всегда успеем. Может, еще раз все обдумаем?

— Что обдумаем? — удивился я. — Насколько я помню, ты был всегда сторонником лояльного отношения к властям и вдруг меняешь фронт?

И не скрывая иронии, посмотрел на Анку.

— Дискутируя вопрос, что делать со мной, вам не пришло в голову спросить мое мнение. Я не собираюсь ни вам, ни Каролю причинять неприятности. Я уже достаточно пришла в себя, чтобы попять, что срочно надо сообщить милиции о моем появлении. Это единственный выход в создавшейся ситуации. Если меня арестуют, это меня спасет, даст мне укрытие. Звоните и не слушайте Кароля.

— Ну хорошо. А что потом? Ведь против тебя начнется дело.

— А каким образом ты хочешь этого избежать? — по-деловому спросила Анка.

— Я не представляю, какие имеются возможности передать квитанцию им, не объясняя, откуда она появилась…

— Да не в этом суть, — запротестовал Кароль. — Квитанцию мы отдадим, но неужели нельзя ничего придумать, чтобы вручить квитанцию и не сообщить, что Анка нашлась?

— Ты думаешь, тебе удастся их обмануть? — фыркнул я, не сдержавшись. — На этом деле они собаку съели, а ты беспомощный пижон. Думаешь, при такой расстановке сил у тебя есть хоть какая-то надежда?

— Не стоит тратить времени на пустые разговоры, — энергично вмешалась Анка. — Пан Анатоль, прошу вас, позвоните, пусть приезжают за квитанцией!

Не видя необходимости в дальнейших пререканиях, я отыскал номер Герсона и поднял трубку.

Через десять минут приехали двое. Один поручик, которого я уже знал, а второй в гражданской одежде — худой, седоватый, весьма привлекательный мужчина, словно сошедший с обложки модного английского журнала. Герсон, обращаясь к нему, называл его майором. В гражданском вошел в комнату первым и остановился перед Анкой, а та, растерявшись, поднялась с кресла. Какое-то время майор внимательно изучал ее, наконец, заговорил:

— Ну что, надоело играть в кошки-мышки?

Анка, кажется, непроизвольно в этой ситуации выбрала самую правильную позицию. Она опустила голову и расплакалась, по щекам покатились слезы. При виде этого майор скривился и повернулся ко мне:

— Объясните, пожалуйста, как произошло, что Эльмер объявилась у вас?

— Насколько я ориентируюсь, она сочла, что эта квартира принадлежит моему другу. Ну а причины, которые склонили ее прийти сюда я думаю, она объяснит вам сама.

— Тогда подождем, пока она успокоится, — пробурчал майор.

— Я могу говорить! — возбужденно воскликнула Анка.

— В таком случае я вас слушаю, прошу говорить четко и связно, а то поручик Герсон уснет в этом удобном кресле.

Анка села и принялась рассказывать, а майор стоял перед ней, скрестив руки на груди, и слушал. Я почувствовал, что она ничего не утаивает. Видимо, такое же впечатление должно было создаться и у майора, потому что он уже более мягким тоном стал задавать вопросы.

— Значит, вы рассчитывали, что пан Пажистый поможет вам, — посмотрел он на Кароля. — А откуда у вас была такая уверенность? Скажем, основания для такого предположения у вас были весьма слабые…

— Для меня это был единственный выход, — искренне призналась Анка. — Я решила пойти на риск.

— Ты должна была сделать это гораздо раньше, — высказал свою точку зрения Кароль.

Все молчали, и вновь заговорил майор:

— А теперь самый важный вопрос: вы действительно уверены, что это тот же голос? Вам ведь могло показаться.

— Нет! Уверяю вас — нет! — начала горячо убеждать Анка. — Я запомнила каждую нотку, тембр, интонацию его голоса. Я не могла ошибиться.

— И вы его видели?

— Да, я сидела в вагоне довольно близко от него, это был какой-то миг, но у меня перед глазами стоит его лицо. Вагон хоть слабо, но был освещен, черты я видела отчетливо, хотя он и надвинул на лицо шляпу.

— Вы смогли бы узнать этого человека?

— Конечно. Особенно при таком же освещении.

— Гм-м… Вот, значит, как… Боюсь, что опознание по голосу и при слабом освещении суд вряд ли сможет признать как убедительный довод. Надо что-то более существенное.

— Товарищ майор, — встрепенулся Кароль, — значит, Анке Эльмер грозит опасность?

— Не стану скрывать, но это так. Правда, сейчас этому человеку другие заботы не дают покоя, но, думаю, и о вас он не забудет, поскольку, видимо, понял, что вы его узнали.

— Думаю, что нет…

— Но уверенности в этом у вас нет. Хорошо, к этому мы вернемся позже. Сейчас займемся деньгами. Где они?

— По-прежнему в камере хранения. Квитанцию я передала пану Сарне.

— Пожалуйста, вот она, — и я протянул майору клочок бумаги.

Тот, глянув на нее, передал поручику.

— Поезжай скорее и прими меры. Деньги доставишь в управление, а сумку вернем пану Сарне, надеюсь, это его успокоит. Буду ждать тебя. Возьми с собой шофера, пусть он на всякий случай сопровождает.

Герсон вскочил с места. Когда он вышел, майор обратился к Анке:

— Сколько из этих денег вы взяли себе?

— Ничего не брала! Я к ним не прикасалась!

Я обратил внимание, как брови майора взлетели кверху.

— Так зачем же вы их тогда, черт побери, взяли?!

— Ну… ну, хотела отомстить Виктору за то, что он так поступил…

— Как же он поступил?..

— Ударил меня. Два раза… по лицу… — Анка опустила голову.

— Что же вы собирались с ними делать?

Она пожала плечами.

— Я не думала об этом. Только хотела отомстить за то… И порвать с ним хотела. Я понимала, как он будет поражен, когда не застанет дома ни меня, ни денег, только… только я не думала, что из-за этого он погибнет.

— Насколько мне известно, поручик Герсон уже разъяснил вам, не вы явились причиной его смерти: он пытался припрятать денежки. Бандиты должны были вернуть то, что потеряли, а потом все равно убили бы его.

— Вы… вы меня арестуете? — робко спросила Анка.

— Вот теперь-то мы и займемся вашей персоной. Кто знает, не лучше ли в целях вашей безопасности именно так и сделать? Только я вижу, что пан Пажистый испытывает непреодолимое желание окружить вас заботой и вниманием, а учитывая, что вы не прикасались к деньгам и вернули их добровольно, считаю нецелесообразным лишать его возможности выказать свое к вам отношение.

Анка исподлобья глянула на Кароля и увидела его улыбающееся лицо.

— Единственное, что я считаю нерешенным, — это как обеспечить ее безопасность, пока дело не закончится. Что вы можете посоветовать?

Майор на какое-то время задумался.

— Опасность есть, это факт. Считаю, что все должно закончиться в течение ближайших нескольких дней. Анка Эльмер мне еще будет нужна, впрочем, и вы тоже, — и майор посмотрел на меня, — кажется, даже завтра. Если это возможно, я просил бы ни на шаг не выходить из этой квартиры. Когда возвращается ваша невеста? — теперь уже непосредственно ко мне обратился майор.

— Завтра. Она прилетает в полдень.

— Да, не совсем складно получается, она сразу попадет во всю эту кашу. Но иного выхода я не вижу, если только действительно не арестовать Анку Эльмер. А нельзя ли вам, пан Пажистый, на несколько дней освободиться от работы и увезти ее куда-нибудь? Сейчас стоит прекрасная погода, недолгий отдых в горах или на побережье успокоит ваши нервы. Но и там надо будет соблюдать осторожность.

— Если за квартирой наблюдают, естественно, они пошлют за нами своих людей, — заволновался Кароль.

— Поручик Герсон изыщет способ, как незаметно вывести отсюда пани Эльмер. Это детали, которыми сейчас мы заниматься не будем. Главное, чтобы пан Сарна получил согласие своей невесты использовать ее квартиру в качестве временной базы. — Майор посмотрел на меня с улыбкой.

— Все зависит от того, какое у нее в тот момент будет настроение, — осторожно ответил я и тоже улыбнулся, чтобы хоть как-то скрыть свою неуверенность.

А что я мог ответить? Но мои рассуждения на эту тему прервал появившийся Герсон. Уточнив еще кое-какие детали, оба офицера уехали, оставив мне сумку. Наконец-то оба столь жаждуемых мной предмета вернулись на свои места — с девушкой в придачу! Видимо, я родился в рубашке…

— Ты знаешь фамилию майора? — спросил Кароль, когда закрылась за ними дверь. — Помнится, он говорил, Выдма. Он мне понравился.

— Потому что оставил тебе Анку, — съязвил я, не удержавшись. — А вот что мне оставил, тебя это совершенно не волнует. Анка, прошу вас, чтобы было все в полном порядке, перед приездом Терезы не переверните здесь все вверх ногами. Поесть, кажется, действительно ничего нет, но утром я вам принесу.


Обыск на Градовой произвели без хозяина мастерской Зигмунта Лучака. Промышленный отдел сообщил, что Лучак постоянно живет в Юзефове, но появляется там весьма редко, поэтому повестку с вызовом в милицию ему невозможно было вручить. Такое стечение обстоятельств лишило майора возможности задать Лучаку несколько вопросов, на которые ему очень хотелось бы получить ответ.

Барак, сараи и вся территория, на которой размещалась бетонная мастерская, были тщательно обследованы. В бараке и сарае, где полно было всякого хлама, поломанной мебели, разных инструментов и форм для бетонного литья, а также несколько мешков с окаменевшим цементом, ничего не нашли.

После осмотра территории возле одной из стен сарая заметили свежую землю, после раскопок на дне глубокой ямы было обнаружено два трупа.

После их освидетельствования было установлено, что смерть наступила от пистолетного выстрела. Когда были изучены найденные пули, удалось без особого труда установить, кому принадлежит пистолет, из которого стреляли, а значит, и кто был виновником их смерти…

Записки Анатоля Сарны

…На следующий день утром я позавтракал в обществе Анки и Кароля в не самом лучшем настроении. Они заметили это и старались улучшить мое самочувствие. Я им был за это признателен, ибо надежда, которую они вселили, вернула мне некоторую уверенность. В противном случае ожидающий меня разговор без Кароля — он оставался в квартире Терезы для безопасности Анки — был обречен на провал.

В одиннадцать тридцать я попрощался с ними и отправился на аэродром. Поставив машину на стоянку, я вошел в огромный зал. Выкурил одну сигарету, потом вторую, непрестанно размышляя над тем, как начать разговор и каким образом объяснить все Терезе; несмотря на мои старания, мне так и не удалось представить себе, какова будет ее реакция. Наконец объявили о прибытии самолета. Я постарался занять место, откуда можно наблюдать за выходящими из самолета, и вскоре увидел ее высокую тоненькую фигурку, ее головку в шлеме светлых волос. Тереза должна была еще пройти таможню, и только почти через час я смог обнять ее.

Поздоровавшись, я чуть отстранил ее от себя и посмотрел ей в глаза, увидел в них блестки радости, а на устах ее теплилась улыбка.

— Тереза, как я рад, что мы снова вместе, — проговорил я взволнованно. — Столько мне пришлось пережить за эти дни…

— И я тоже рада, дорогой! Ты на машине? Хочется поскорее попасть в свою родную берлогу!

Я почувствовал, как у меня перехватило горло. Тереза, видимо, иначе восприняла смысл моих слов. Я пересилил свою растерянность и ответил ей довольно непринужденно:

— Сейчас едем. Но вначале мне хотелось бы поговорить с тобой… Поэтому, прошу тебя, давай пройдем в кафе и выпьем по чашечке кофе.

— Анатоль, ты с ума сошел! Поговорить мы сможем и дома, а кофе мне совершенно не хочется.

— В таком случае вместо кофе я предлагаю сок. Но поговорить мы должны непременно.

Мое упорство обеспокоило ее.

— Что случилось?! Толь, говори поскорее! Что-то серьезное?

— Очень, дорогая.

— Только я никак не могу понять, почему именно здесь мы должны разговаривать?

— Сейчас все поймешь. — Я взял ее за руку и потянул за собой.

Она перестала упираться, явно заинтересованная разговором. Когда мы сели за столик и получили заказанные напитки, я приступил к рассказу, подробно описывая все события, начиная с просьбы Кароля. В тот момент, когда я коснулся передачи ключей, она на мгновение вскинула брови и окинула меня проницательным взглядом. Увы, умолчать об этом факте я не мог. Вот, собственно, как она прореагировала в самый критический для меня момент. По мере дальнейшего рассказа этот эпизод, кажется, совсем затерялся в ее памяти, потому что в ее глазах исчезло напряженно-пытливое выражение, уступая место любопытству. Ее интерес к событиям по мере моего рассказа кажется возрастал, это я заключил по тому, как расширились ее зрачки и появилось нескрываемое удивление во взгляде. Она слушала, не донеся стакан с соком до рта, и даже не замечала этого. Стакан Тереза поставила на стол только тогда, когда я закончил свой рассказ следующими словами:

— Вот именно поэтому я и хотел тебе все рассказать здесь, где мы могли поговорить без свидетелей.

— Значит, эта девушка сейчас у меня? — взволнованно спросила Тереза.

— Да, и с ней Кароль, — счел необходимым я добавить.

— Как жаль, что меня не было с вами! Такие события обошли меня стороной!

Никак я не ожидал такой реакции. Это меня несколько успокоило, однако я не счел нужным обращать внимание Терезы на тот факт, что именно ее отсутствие привело ко всем этим перипетиям.

— Поехали поскорее, страшно хочется с ней познакомиться! — и Тереза вскочила из-за столика.

Дорогой я переменил тему разговора, начал расспрашивать о ее дорожных впечатлениях. Если бы я не задал хотя бы несколько вопросов об ее успехах за границей, о чем у меня, конечно, не должно было быть никаких сомнений, это свидетельствовало бы о моем невнимании и в соответствующий момент мне бы это припомнилось.

Кароль открыл дверь. Тереза сразу же расцеловала его в обе щеки, после чего, не говоря ни слова, но, усмехнувшись, погрозила мне пальцем, и мы вошли в комнату.

Анка стояла спиной к окну и напряженно посматривала на дверь.

Я вновь имел возможность лишний раз убедиться, как Тереза легко находит нужный тон. Протягивая руку и улыбаясь, она подошла к Анке.

— Я уже знаю, как тебя зовут. Меня зовут Тереза. Я очень рада, что события, о которых мне рассказал Анатоль, склонили тебя искать спасения здесь. Ты можешь у меня находиться и дальше, пока не прояснится обстановка.

— Спасибо большое, — взволнованно отвечала Анка, — я страшно боялась, не зная, как ты воспримешь мое появление здесь. Кароль, правда, убеждал, что ты отзывчивая, но я понимаю, что значит застать непрошеного гостя в своем доме, да еще после трудной поездки. А мужчины в своих заключениях часто бывают довольно безответственны, поэтому я не очень верила Каролю, считая, что он просто хочет приободрить меня…

Мы с Каролем, наблюдая за нашими дамами, прислушивались к их разговору. И тут впервые я обратил внимание на то, как они похожи, у них совершенно одинаковый цвет волос и совершенно одинаковые стройные фигурки.

В этот момент раздался звонок.

— Кто же это может быть? — удивилась Тереза.

Я вышел в прихожую и вернулся в комнату с поручиком Герсоном, который, представившись, обратился к Терезе:

— Вы уже, наверное, знаете ход событий, которые происходили в ваше отсутствие. Я пришел, чтобы записать показания Анки Эльмер. Лучше это сделать здесь, вызывать в управление, пожалуй, не стоит. Правда, есть еще и другая причина, почему я пришел сюда, но о ней позже. Где бы нам разместиться, чтобы я мог составить протокол?

— Быть может, вы пройдете в спальню? — предложила Тереза. — Там есть столик, ну и стулья найдем.

Пока Анка давала показания, Тереза приготовила всем кофе и подключилась к нашему с Каролем разговору. Объектом ее исследования стал Кароль. Она принялась буквально выворачивать его наизнанку, задавала массу вопросов, пуская в ход всю свою женскую хитрость; ей, пожалуй, мог позавидовать любой следователь.

Она сличала мою версию с версией Кароля и пыталась нащупать, есть ли между нами сговор. Кароль быстро сориентировался, в чем дело, и нашел самый правильный путь, принялся пространно все объяснять, стараясь быть предельно откровенным; в результате Тереза, кажется, поверила в честность наших слов.

Наконец и тот официальный разговор закончился, в дверях показалась Анка, а за ней поручик Герсон. Анка несла пустые чашки. Обе женщины ушли на кухню, а поручик открыл свой портфель и обратился ко мне:

— А теперь перейдем к той второй причине, по поводу которой я пришел сюда. В своих показаниях вы не раз упоминали о мужчине, плечи и руки которого вы видели через окно в бараке. У меня здесь несколько снимков мужских рук. Вы бы не посмотрели их?

Сказав это, он разложил на столе шесть снимков. Склонившись, я внимательно рассматривал их. Передо мной были мужские руки в различных положениях, руки пожилых мужчин. Один из снимков решительным жестом я отложил в сторону.

— Вот они, — засвидетельствовал я без колебаний.

— Я вас прошу еще раз внимательно посмотреть, у вас нет сомнений?

Я по-прежнему был уверен в точности своего выбора. На других снимках руки были более морщинистые или менее, иная форма пальцев, а на той фотографии, которую я отложил, сняты именно те руки, которые и по сей день стоят у меня перед глазами. Белая, довольно узкая кисть, покрытая веснушками, с длинными костлявыми пальцами.

— У меня нет никаких сомнений, — уверенно подтвердил я.

Герсон перевернул снимок, на обратной стороне я увидел надпись, но прочесть не успел.

— Значит, точно? — еще раз спросил он, и это уже вывело меня из равновесия.

— Уважаемый поручик, — раздраженно начал я, — вы имеете дело с художником, в моей профессии главное — наблюдательность, как, собственно, и в вашей.

— Прекрасно. — И поручик, загнув уголок указанного мной снимка, сгреб их все вместе и сунул в портфель.

— Теперь я попрошу Анку Эльмер тоже помочь мне, только несколько в иной области. У меня с собой магнитофон и пленка с записью нескольких голосов. Мне бы хотелось знать, есть ли среди них голос того человека, с которым вы разговаривали? — обратился он к Анке, которая вместе с Терезой вошла в комнату.

Поручик поставил магнитофон на стол и включил его. Раздались слова:

«…в один из дней он позвонил мне рано утром и назвал эту фамилию, я сразу понял, кто это. Назначил ему встречу в кафе…»

— Нет, это не его голос… — прервала поток слов Анка.

Герсон поставил другую пленку, и мы услышали:

«Он утверждал, что хотел включить лампу на письменном столе и при этом подвинул стул. Но в комнате было светло от люстры под потолком».

Анка опять отрицательно покачала головой, раздался третий голос:

«…о каких-то там мелочах. Такие детали мгновенно вылетают из головы…»

При звуке этого голоса, скрипучего, с одышкой, Анка замерла и тут же воскликнула:

— Это голос того человека! Это он!

— Вы уверены? — Герсон все подвергал сомнению.

— Я уверена!

Поручик спрятал магнитофон и заявил, не скрывая удовлетворения:

— Вот и решили!

— А руки, на снимок которых я указал, принадлежат тому же человеку? — не сдержал я своего любопытства.

Он кивнул.

— Да. Такое совпадение дает основание считать ваши свидетельства достоверными. Для следствия это весьма ценно.

— Для обвинительного акта достаточно?

— Увы, не совсем. Но благодаря этому нам не надо будет предпринимать никаких дополнительных и ненужных усилий, мы теперь сможем сконцентрировать внимание на одном человеке. Во всяком случае, почти на одном. А теперь, — сменил он тему, — приступим к нашей последней задаче, какую мне поручено решить: как нам незаметно вывести отсюда Анку Эльмер. В этом доме только один вход? — обратился он к Терезе.

— Выход есть, он ведет в маленький дворик, отделенный от соседнего двора высокой сеткой.

— Гм… Это ничего не даст. Решим это несколько по иному. Скажите, вы уже готовы к отъезду? — обратился он к Анке.

— Не совсем… — нерешительно ответила она. — Мне хотелось бы перед отъездом как-то укомплектовать свой гардероб — ведь мы поедем в горы. Поезд уходит вечером, у меня есть еще время.

— Я советовал бы вам ограничиться только самыми необходимыми вещами, вам лучше не крутиться по городу. Могут быть всякие стечения обстоятельств.

— Все самые необходимые вещи можешь взять у меня, — предложила Тереза.

— Теперь прошу минуточку внимания, — начал поручик, присев на крутящийся стул у пианино. — Я заметил, что здесь совсем рядом находится продовольственный магазин. Так вот, поскольку вы обе цветом волос и фигурами очень похожи, я хотел бы это использовать.

— А при чем здесь продовольственный магазин? — удивился Кароль.

— Мы его используем для переодевания. Сейчас я вам объясню, что надо делать.

Герсон растолковал нам свой план, а мы внимательно его выслушали. Когда он кончил, Кароль утвердительно кивнул головой.

— Неплохая придумка. Я буду ждать Анку за углом. Потом отведу ее к себе, и до отхода поезда она проведет время в обществе моей сестры.

«Безумный, он, кажется, зашел довольно далеко в своих чувствах», — подумал я не без злорадства, естественно, не выразив свои мысли вслух.

Тереза с Анкой приступили к изучению гардероба, а поручик обратился ко мне со следующими словами:

— Пан Пажистый наверняка уже ждет, следом за ним выйду я и, как договорились, прослежу за процессом переодевания. А вас прошу взять на себя руководство дальнейшими действиями. Через несколько минут после меня пусть выходит Анка с непокрытой головой, надев пальто в клетку и с хозяйственной сумкой в руках. А через какое-то время, ну, скажем, минуты через две-три, — пани Тереза, в сером пыльнике, надев косынку на голову с дорожной сумкой в руке. Кажется, все понятно?

— Конечно. Сейчас начнем готовиться в ускоренном темпе.

Поручик ушел. Вслед за ним я отправил Анку, вслед за ней Терезу, они были одеты согласно полученным указаниям. Я остался один в ожидании Терезы и ее рассказа о проведенной операции.

Ждать мне пришлось недолго, через десять минут я услышал, как поворачивается ключ в замке, и в квартире появилась Тереза, она была без платка, с полной сумкой продуктов и в своем пальто в клетку.

— Как все прошло?

— Блестяще! Герсон предупредил заведующую, и мы переоделись в задней комнате.

— Значит, девушка в пальто в клетку пошла в магазин за покупками и вскоре вернулась домой, где и находится! Сообразительный парень этот Герсон, — не удержался я от похвалы, и на этом мы закончили разговор о той истории, ибо наконец-то остались одни…


Доложив майору о результатах своих действий, получив дальнейшие указания, поручик поднял телефонную трубку, приступив к выполнению очередного задания Выдмы.

Набрав номер, он терпеливо ждал. Наконец ответил резкий голос: «Столичный» слушает…»

— Попросите к телефону Густава…

— Минуточку… — Голос несколько помягчел.

— Густав у телефона… — Голос был низкий, с хрипотцой.

— У меня поручение от старика, — торопливо проговорил поручик, — он предупреждает, что вскоре нагрянет милиция. Будут спрашивать его адрес. Надо сказать, а то, похоже, они его знают, и на вас падет подозрение. Все.

Не дожидаясь ответа, он положил трубку…


Ресторан был полон. За столиками сидели преимущественно мужчины и пили пиво. Герсон подошел к буфету и спросил у стоящей за стойкой женщины:

— Густав у себя?

Она окинула его вызывающим взглядом.

— Вы директора? Сейчас позову.

— Не надо, я сам его найду.

Он направился к тяжелой портьере, раздвинул ее и попал в небольшой коридор. Было темно, но сквозь стеклянные двери с надписью «Канцелярия» просачивался свет. Не стучась, поручик нажал ручку.

Комната была небольшая, но в ней стояли два письменных стола, книжный шкаф и маленький столик с пишущей машинкой. За одним из столов сидел мужчина, у него был совершенно голый череп и набрякшее красное лицо алкоголика. Мужчина с головой погрузился в бумаги, которыми был завален весь стол.

— Вы по вопросу… — он остановился, вопросительно глянув на вошедшего.

— Мне нужен пан Густав. Вы директор ресторана?

— Да. Какое у вас дело?

— Как хорошо, что я вас застал. Я из милиции, мне нужны кое-какие сведения. Пожалуйста, вот мое удостоверение.

Толстяк приветливо улыбнулся.

— Ну, если из милиции, тогда другое дело. Прошу вас, садитесь, — и он указал на пустой стул возле окна. — Не хотите ли кофе?

— Нет, спасибо, — холодно ответил поручик. — Имя ваше я знаю, но свою фамилию вы еще не назвали.

— Ковальский. Я думал, что вам и это известно. — И широкая усмешка вновь озарила лицо директора.

— А что же мне должно быть известно еще? — Герсон сказал это тем же сухим тоном, не отвечая на улыбку.

Толстяк несколько смутился.

— Ну, если вы назвали мое имя, то я подумал…

— Можно знать и тем не менее спрашивать, не так ли? — Теперь улыбнулся Герсон.

— Ну конечно. Чем могу быть полезен властям?

Разговор подходил к кульминационной точке, Герсон должен назвать фамилию, которую ему посоветовал произнести майор. Но окажется ли она именно той? Майор даже не скрывал, что это его чистый домысел.

— Речь идет о человеке, который, как нам известно, бывает или бывал у вас.

— Интересно, кто же это?

— Наш разговор прошу сохранить в тайне. Мы со своей стороны поступим так же, — начал Герсон свои расспросы, не спуская глаз с Ковальского.

— Само собой разумеется. Итак? — В голосе директора послышалась настороженность.

— Что вы можете сказать о Зигмунте Лучаке?.. У него бетонная мастерская на окраине Охоты.

— Да-да, понимаю, о ком вы спрашиваете. — Толстяк понимающе покивал головой. — Боюсь, что не многое смогу о нем рассказать.

То, что директор подтвердил знакомство с Лучаком, свидетельствовало, что майор правильно нащупал их связь.

— Много или мало — это вещи условные. Я ведь не спрашиваю всю его биографию.

— Что же я вам могу о нем рассказать? — Ковальский скользнул взглядом по бумагам, раскиданным на столе. — Действительно, он здесь иногда бывал, но вот в последнее время что-то его не вижу.

— Вы с ним познакомились здесь, в ресторане, или это ваше старое знакомство?

Герсон, который внимательно наблюдал за толстяком, без труда установил, какими невероятными усилиями тот старается придать своему лицу безразличное выражение.

— Пожалуй, старое, — спокойным тоном ответил он. — Несколько лет назад совершенно случайно я где-то познакомился с ним. Потом, когда я был направлен в этот ресторан, знакомство возобновилось, он, будучи человеком одиноким, ежедневно заходил сюда обедать.

— Понимаю. А где он живет?

— Где живет… — Толстяк наморщил брови, показывая, с каким напряжением пытается вспомнить адрес, потом выдвинул один из ящиков стола, бурча под нос: — Сейчас, сейчас, где-то у меня он записан… О, нашел: Юзефов, Сосновая улица, одиннадцать…

Герсон вытащил блокнот и записал адрес: увы, ничего нового он не узнал, именно на этот адрес направлялись все повестки. Но разговор с директором кое-что все же дал. Теперь настала пора задать следующий вопрос — так просил его майор. И вот Герсон безразлично глянул в окно, потом так же безразлично, как бы мимоходом, будто интересуясь каким-то пустяком, спросил:

— А вы не скажете мне, что вас связывает с Алоизием Ковальским, вы не родственники?

Реакция толстяка на этот вопрос превзошла все ожидания Герсона. Директор откинулся на спинку стула и, широко открыв глаза, уставился на поручика, кровь отлила от лица, оно стало белее бумаги. Наконец он резко втянул воздух и выдавил из себя:

— Это… это какое-то недоразумение… Ковальских в Польше много, почти на каждом шагу. Вы хорошо знаете… — Он пытался усмехнуться, но вместо улыбки появилась гримаса.

— Значит, это не ваш родственник? — Герсон сделал вид, что не заметил реакции толстяка на его вопрос.

— Совершенно не мой! — ответил директор решительным голосом.

Но его реакция была столь выразительной и мгновенной, что сомнений в правильности ответа не было никаких…


Тереза Терен прилетела в пятницу. Почти весь следующий день она занималась делами, связанными с ее поездкой, и только вечером смогла встретиться с Анатолем Сарной; они довольно поздно вместе пообедали, за кофе Тереза сообщила, что страшно устала после поездки, сегодняшний день добил ее окончательно, поэтому она не намерена сидеть завтра дома.

— Наши дорогие друзья наверняка не дадут нам спокойно посидеть дома, да и у меня нет никакого желания принимать гостей.

— Что бы ты хотела? — поинтересовался Сарна, глотнув кофе.

— Сейчас такая прекрасная погода, лето уже кончается, давай поедем куда-нибудь за город.

— Кажется, завтра гулянье в Залесье. Прощание с летом или что-то в этом роде…

— Великолепно! На телефоны сегодня не отвечаем, а завтра чуть свет поедем.

— Чуть свет — это значит около двенадцати? — не без иронии заметил Сарна. — Ведь раньше ты, пожалуй, не наведешь блеск…

Больше они к этому вопросу не возвращались, но на следующий день выехали довольно рано, что-то около десяти. В Залесье, поставив машину на стоянку, направились к прудам, смешавшись с толпой гуляющих, только что приехавших варшавской электричкой и запрудивших всю аллею, уходящую в глубь леса.

Вскоре они подошли к пруду. В зеленый ковер лужайки был красиво вписан белый эллипс, обрамляющий бассейн. К нему вел дугообразный мостик, а вдали тянулась широкая полоса леса. Перед мостиком был тир, билетная касса и буфет с прохладительными напитками. Тут же на небольшом помосте, сколоченном на скорую руку, играл оркестр, на площадке перед оркестром толклись танцующие пары.

Вдоль аллеи, тянущейся вдоль пруда, стояли скамейки, почти все занятые. Пока они не чувствовали усталости и не стремились отыскать свободное место. Обойдя танцующих, они по мостику прошли к плавательному бассейну. Там также продавали сосиски, соки, сладости, играл оркестр, аккомпанируя певице, которая дергалась в такт музыке.

Держась за руки, решили остановиться возле оркестра, послушать певицу.

На одной из скамеек возле пруда сидел пожилой мужчина, и, казалось, все его внимание было поглощено скользящими по зеркальной поверхности разноцветными байдарками. Руки он положил на набалдашник трости, весь его вид говорил о том, что на скамейке сидит утомленный жизнью пенсионер, который пришел погреться на солнце, поскольку лето уже догорает. Мужчина сидел не шелохнувшись, смотрел прямо перед собой, но от его внимания ничего не ускользало, он видел, что происходило вокруг.

Поэтому, когда в конце аллеи появился молодой человек в джинсах, пестрой рубашке и короткой кожаной, небрежно расстегнутой куртке, отчего была видна массивная металлическая пряжка, он проводил его внимательным взглядом. Когда молодой человек проходил мимо скамейки, их взгляды встретились и пожилой едва заметным кивком головы указал на мостик.

Молодым человеком был не кто иной, как пан Метек, личность довольно известная и пользующаяся вполне заслуженным уважением в определенных кругах. Черные, падающие на плечи волосы обрамляли худое лицо с впалыми щеками, у пана Метека был острый, торчащий кверху нос и узкие бескровные губы. Красивым его назвать, пожалуй, было нельзя, но у пана Метека были другие достоинства. Несмотря на свой довольно молодой возраст, ему были известны многие стороны жизни, и это способствовало развитию в нем не самых лучших качеств его натуры, доведя до совершенства благоприобретенные — и в первую очередь блестящее владение ножом и бритвой. Пан Метек не признавал иных средств убеждения, особенно тех, что вызывают слишком много шума. Он предпочитал работать в тишине, под покровом ночи. Но на сей раз ему предстояло выполнить задание при свете дня, столь сложные условия были продиктованы определенными обстоятельствами и пожеланиями заказчика.

Скользнув взглядом по сидящему пожилому мужчине, подтвердив, что понял молчаливое указание едва заметным кивком головы, пан Метек двинулся в направлении мостика и вскоре в плотной толпе гуляющих отыскал белое пальто в клетку, убедившись, что у владелицы его светловолосая головка. Это позволило ему заключить, что полученные указания абсолютно точны.

— Может, пойдем, — предложил Анатоль, — ветер относит слова, глушит мелодию, какой смысл здесь стоять?

Тереза покорно пошла за ним.

— Давай присядем у бассейна и погреемся на солнышке, — предложила она. — Здесь нет такой толчеи.

Они сели рядышком, подставив лица солнцу, а пан Метек, который буквально минуту назад, когда они еще были в толпе, приблизился к Терезе почти вплотную и уже было потянулся за ножом, прошел мимо них с перекошенным от злости лицом: из-за каких-то нескольких секунд все дело пошло насмарку. Придется повременить, пока снова не сложится благоприятная обстановка, нож он вонзит бесшумно — не подставлять же самого себя под удар, — а потом незаметно исчезнет в толпе.

Спустя какое-то время Тереза, не открывая глаз, обратилась к Анатолю:

— Скажи, а здесь есть где-нибудь шезлонги?

— Конечно, есть, ты же видела, сколько их стоит на лужайках.

— Давай возьмем. На этом парапете не очень-то удобно сидеть.

Анатоль отправился за шезлонгами. Тереза сидела, не меняя позы, с закрытыми глазами, чуть откинувшись назад. Гомон гуляющих, крики резвящихся мальчишек, играющий вдалеке оркестр — все это сливалось в кошмарный гул. Она услышала возле себя шаги и открыла глаза, это был Анатоль.

— Где ты хочешь поставить их?

— Мне все равно… Ну, хотя бы там…

Они блаженствовали в шезлонгах, а пан Метек прикинул и решил, что в течение часа он может быть свободен. Поскольку незамеченным ему никак не подкрасться к своей жертве.

Пожилой мужчина по-прежнему сидел неподвижно, опершись руками на трость, и терпеливо ждал.


Прошло более часа, и Тереза заявила, что она голодна.

А прибывающие электрички везли и везли людей на гулянье, толпа стала заметно гуще. И возле бассейна толклось много людей. Оркестры ни на минуту не умолкали — дальний за прудом был едва слышен, а ближний громыхал вовсю.

Они не спеша, двинулись к мостику, а пан Метек следовал за ними, стараясь не потерять из виду светловолосую головку.

Возле мостика было полно тележек с мороженым и водой, окруженных плотным кольцом толпы. Тереза изъявила желание съесть мороженое, и Анатолю ничего другого не оставалось, как взять приступом плотный кордон.

Пан Метек счел этот момент подходящим для выполнения своего задания. Оглянувшись по сторонам, он торопливо начал пробираться к Терезе. Обогнул лысого типа в ярком свитере, потом женщину с маленьким мальчиком. И когда перед ним остались только два подростка, он сунул руку за пазуху и крепко сжал обмотанную веревкой рукоятку длинного тонкого ножа. Он уже вытащил его почти до половины, но тут внезапно возникла помеха. Какой-то молодой человек, одетый почти, как и он, в джинсах и спортивной куртке, бесцеремонно раскидал пареньков и затем довольно нагло толкнул Терезу. Та, резко повернувшись, возмущенно вскрикнула:

— Неужели нельзя поосторожнее?!

— Не нравится? Ну а если двину промеж глаз, тогда понравится?

В эту минуту из толпы выбрался Анатоль. Одного взгляда ему было достаточно, чтобы оценить обстановку; не медля ни секунды, он накинулся на хулигана:

— Сам слиняешь или тебе помочь?

Тот окинул оценивающим взглядом противника и, видимо, достаточно высоко оценил его возможности, потому что ядовито процедил сквозь зубы с усмешкой:

— При следующей встрече не премину поблагодарить тебя, что протянул руку помощи, будь здоров, дружок!

Хулиган присвистнул и исчез в толпе, провожаемый бешеным взглядом пана Метека. Ситуация кардинально изменилась, и ему ничего не оставалось, как ждать новой оказии.

А Тереза тем временем высказала новое пожелание:

— С меня хватит и этой толпы, и этого шума, хочется есть. Я где-то по дороге видела ресторан. Быть может, нам удастся попасть туда.

— Да-да, ресторан на той горе, в лесу. А потом?

— Наверное, вернемся. Если увижу телефон, позвоню Олекам. Уговорю их на партию бриджа после обеда.

Им повезло, нашелся свободный столик; приняв заказ, официантка отошла.

— А Кароль с Анкой, наверное, уже добрались до места… — начала разговор Тереза.

— И, пожалуй, теперь в безопасности. Этот трюк с переодеванием сбил бандитов с толку…

— Анка мне понравилась. Думаю, что она сможет взять Кароля в руки. Должна тебе признаться, в первый момент я подумала, что это ты с ней завел легкий флирт.

— Ну а теперь? — Сарна настороженно посмотрел на Терезу.

— Теперь так не думаю: Кароль, пожалуй, не мог бы с девушкой своего друга…

— Значит, ты и такой вариант продумала?

— Представь себе!

Вместо ответа Сарна вздохнул, а Тереза продолжала:

— По-моему, ты только радоваться должен этому, дурачок! А теперь подожди меня, пойду поищу телефон и позвоню Олекам. Если их поймаю, постараюсь что-либо организовать после обеда.

Она встала и направилась к буфету. При виде ее буфетчица приветливо улыбнулась:

— О, пани Терен, вы сегодня поете у нас? Я вас сразу узнала!

— Нет, сегодня не пою. Скажите, есть где-нибудь здесь телефон? Мне надо позвонить в Варшаву…

— Есть в кабинете директора. Пожалуйста, вот дверь рядом, пойдете по коридору, а там вторая дверь направо.

Она направилась к двери, которую ей указали, и не обратила внимания, как от столика отошел молодой человек в кожаной куртке.

Тереза попала в небольшой коридор, освещаемый единственным окном над противоположной дверью. На первой двери справа висела табличка «Склад»; значит, следующие двери, как объяснила буфетчица, кабинет директора.

Тереза взялась было уже за ручку, но тут услышала за спиной чьи-то тихие шаги, невольно она повернула голову и увидела перед собой мужчину — у него было худое лицо и беспокойство в глазах. С легкой ухмылкой он подходил к ней.

— Привет, цыпочка! Как делишки?

Почему к ней опять пристают? Этот парень был, пожалуй, пострашнее. В ужасе Тереза смотрела на нож в его руке. Она резко отпрянула назад, прижавшись к стене. То, что потом произошло, трудно описать, она видела сплетенные тела двух мужчин, видела их перекошенные лица, потом услышала стук упавшего на кафельный пол ножа, хриплый крик не то от боли, не то от злости, кто-то выругался, вспыхнул металл наручников, опять какая-то возня, потом половинки дверей с шумом распахнулись, и она осталась одна. В коридоре было пусто и тихо, словно в нем ничего и не произошло. Лишь слегка покачивались створки дверей, оттуда донеслись до нее обрывки слов, но в следующую минуту голоса затихли.

Только теперь отпустило ее напряжение, и она обрела свободу движений. Дрожащей рукой откинула прядь волос, хотела, было вернуться в зал, но ноги были словно ватные, она не смогла сделать ни шагу, так и стояла, прислонившись к стене, жадно хватая воздух ртом. Через какое-то время пришла в себя и смогла двинуться с места. Войдя в зал, она вся собралась и спокойно прошла между столиками к своему месту. Опустившись на стул, Тереза закрыла лицо руками.

— Что с тобой? — удивленно воскликнул Анатоль. — Ты такая бледная, словно повстречалась с привидением…

— Со смертью повстречалась… — И все еще дрожа, она рассказала о случившемся. — Навис надо мной с ножом и еще ухмылялся при этом… — закончила она свой рассказ.

— В чем дело? Почему он хотел убить тебя?

— Не знаю… Откуда я могу знать… И знаешь, кто меня спас? Тот тип, который тогда задел меня. Ничего не могу понять…

— Откуда он там взялся?

Она только пожала плечами.

— Даже не обратила внимания и не пойму, откуда он появился… Я смотрела на нож и, кроме него, ничего не видела… Попроси, чтобы мне принесли рюмку водки, я ничего не смогу проглотить.

Анатоль выполнил ее просьбу и сидел насупившись. Неожиданно они услышали знакомый голос. Перед ними был поручик Герсон в гражданском костюме.

— Приветствую вас, разрешите на минуточку присесть, мне надо сказать несколько слов. — И он пододвинул стул. — Я уже знаю, что произошло, — начал он без вступления. — Мы все время вели наблюдение за пани Терезой, потому что предвидели такое развитие событий.

— Ах, это потому, что они поменялись пальто? — воскликнул Сарна. — Поэтому? Их жертвой должна была быть Анка.

Тереза получила рюмку рябиновой и выпила ее залпом.

— Вот и лучше, — воскликнула она, пытаясь изобразить на лице улыбку. — Как было страшно!

— Еще немного — и все пройдет, — успокаивал ее поручик.

— Скажите, а кто же был моим спасителем? Странно, но мне показалось, что спас меня тот хулиган, который так бесцеремонно толкнул меня!

— Тот хулиган — это сержант Зенек, он вынужден был столь странным образом защищать вас, чтобы не спугнуть бандита.

— Сержант?! Значит, это был ваш человек?! — удивилась Тереза. — Он был великолепен в своей роли!

— Послушайте, вы же подвергали жизнь Терезы опасности! — Анатоль не мог скрыть возмущения. — Могли бы хотя бы предупредить нас об этом.

— У нас не было уверенности, что действительно есть угроза, — спокойно ответил поручик. — Если бы знали, тогда, скорее всего, не посоветовали бы вам отправляться на эту прогулку.

— А разве нельзя было сразу схватить того негодяя, еще у мостика?

Герсон покачал головой.

— К сожалению, не было подходящих условий. Но если иметь в виду, сколько людей принимало участие в том, чтобы вы были в безопасности, риск был минимальный. Ну, а пережитое эмоциональное напряжение довольно хорошо снимается лекарством, которое, пани Тереза, вы только что приняли… — Поручик, улыбаясь, кивнул на пустую рюмку.

— Ну и будет, что рассказать! — К Терезе вернулось хорошее настроение.

— У меня небольшая просьба. — Герсон посмотрел на часы. — Сейчас как раз поведут задержанного, и в связи с некоторыми обстоятельствами его поведут совершенно определенным путем, мимо одной скамейки, которую выбрал своим наблюдательным пунктом организатор покушения. Нам очень важно, чтобы он знал, что его планы сорвались и операция не удалась. Это пожилой мужчина, он сидит на скамейке в аллее, идущей вдоль пруда, в руке у него трость. Вы пройдете мимо, и пани Тереза должна внимательно на него посмотреть, не скрывая своего интереса к его персоне. Очень важно, чтобы он понял, что обманулся. Он видел лицо Анки Эльмер и, таким образом, убедится в своей ошибке.

— Идет! Прямо сейчас? Как мне хочется посмотреть на него!

— А Терезе это ничем не грозит?! — забеспокоился Сарна.

— Конечно, нет. В такой ситуации он не станет рисковать. И потом, должен вам сказать, что мы с него не спускаем глаз. Чем скорее вы пойдете, тем лучше, хотя я не допускаю мысли, что у него сдадут нервы, и он сразу же уйдет. Мне нельзя показываться ему на глаза, поэтому пойдете без меня.

Анатоль заплатил по счету, они встали и попрощались с Герсоном.

Уже издалека Тереза увидела пожилого мужчину, сидящего на скамейке. На нем была шляпа, из-под которой торчали редкие седые волосы. Руками он опирался на трость. Тереза повернула голову и заглянула в лицо мужчине, как ее просил Герсон и к чему не в меньшей степени ее толкало собственное любопытство.

Она заметила удивление во взгляде мужчины, пожалуй, даже больше чем удивление — в глазах была растерянность и страх. Это длилось секунду. Потом он чуть прикрыл веки, и его пустые, бесцветные глаза вновь смотрели на все холодно и равнодушно.

Они прошли мимо скамейки, Тереза еще раз оглянулась и тут же услышала шепот Анатоля:

— Этот человек был в бараке. Я рассмотрел его руки, лежащие на трости…


Пожилой мужчина уже издали приметил Метека, идущего в сопровождении людей, чья принадлежность к милиции не вызывала никаких сомнений, а если бы такие сомнения и появились, то руки Метека в наручниках подобные сомнения мгновенно бы рассеяли.

Тут старик почувствовал, как от страха непроизвольно сжались челюсти. Он взял себя в руки и постарался равнодушным взглядом проводить Метека, а тот, минуя его, довольно нагло усмехнулся, как бы выставляя напоказ свой босяцкий гонор, однако виду не показал, что они знают друг друга.

Когда они прошли, мужчина погрузился в размышления, уставившись неподвижным взглядом в темную стену леса. Сложившаяся обстановка требовала того. Но его ждало еще более сильное потрясение, когда в нескольких шагах от себя он неожиданно увидел девушку, на ней было белое пальто в клетку… Минуя его, она повернула лицо, словно специально, чтобы он посмотрел на нее. Вот тут у него было буквально шоковое состояние. В белом пальто прошла совершенно другая женщина! Ее он не смог рассмотреть вблизи и обманулся, решив, что это Анка, что это ее светловолосая головка и белое пальто в клетку. Значит, подсунули другую…

На сей раз взять себя в руки ему было не так легко. Он попытался сосредоточиться, собрать расползающиеся мысли, не поддаваться панике и проанализировать обстановку.

Спустя некоторое время ему удалось прийти в себя, он смог спокойно обдумать происшедшее. Нет никаких сомнений, они нашли похожую на Анку женщину-милиционера и специально надели на нее это пальто. Это, бесспорно, свидетельствует о том, что они много знают… Но все ли?..

Мысленно он вспомнил все свои последние неудачи. Девушка, которая видела его, осталась жива — у этого разини, который ее стерег, увели ее из-под носа. А ему самому подсунули приманку. Квартира в Юзефове после обыска в мастерской небезопасна, туда не сунешься; потеряла значение и вторая его фамилия, под которой он скрывался. Потом еще этот звонок в «Столичный», предупреждающий о милиции… Густав попался на удочку, но тут и удивляться нечему, теперь и на его помощь рассчитывать не приходится: перепуган разговором с милицией. Значит, и это знают… Самое время исчезнуть, замести следы, на которые напали эти сыщики. У него еще остались кое-какие возможности на Побережье. Этот идиот Урбаняк тоже пытался искать там спасения, это было небезопасно, он настолько был глуп, что обязательно бы сыпанулся. И засыпал бы всех остальных, несомненно. А Метек? Он, пожалуй, не продаст, фирменный малый. Только теперь это не имеет никакого значения, надо поскорее сматываться. Заляжет у Юзефа в Кацеке, а потом посмотрит — вдруг появится возможность двинуть дальше, постарается добыть новые бумаги. Скажем, возникнет вместо покойника, о чьей смерти никто ничего не знает, бывало, иногда такие номера удавались. Можно и повторить.

Только вот не поздновато ли? Так или иначе, надо трогаться и выяснить, не сидит ли кто на хвосте.

Мужчина встал и не спеша направился к остановке электрички. Народу было полно, и ему трудно было определить, не следят ли за ним. Многолюдные улицы в центре тоже не позволяли установить, не сидит ли кто на хвосте. Он зашел в экспресс-бар и там решил переждать какое-то время, оттуда через черный ход вышел во двор, где был разбит небольшой садик, через садик пробрался в соседний двор, сел в одно такси, потом пересел в другое, еще попетлял какое-то время, осторожно подбираясь к своему жилью.

До ночи еще далеко, и можно не спешить. Только в глухой, почти пустой улочке, где он жил, наконец убедился, что за ним никто не идет. Несколько успокоившись, он принялся упаковывать самые необходимые вещи. Надо взять небольшой чемоданчик, там он обязательно оставит место для нескольких пачек денег.

Вскоре он закончил сборы, уселся в старое колченогое кресло и вновь принялся сопоставлять события последних дней. От всех этих сопоставлений его вновь охватило беспокойство, не оставляла назойливая мысль: кажется, с решением бежать он несколько припозднился.

Значит, оставаться на месте? Но эта девица весьма опасна, а чем, интересно, ее показания они смогут подкрепить? В вагоне был полумрак, она не сможет точно подтвердить, он это или не он. Больше всего не давал покоя вопрос, заданный Густаву: «Алоизий Ковальский — ваш родственник?» Коль скоро прозвучало это имя, значит, может всплыть его прошлое. А Густав? Если его припрут к стене, ради спасения собственной шкуры он определенно распустит язык. А еще Земба и Метек…

Значит, следует, несмотря на все сомнения, пойти на риск, использовать последний оставшийся шанс — надо бежать.

Приняв окончательное решение, он тщательно обдумал детали. Какой выбрать вид транспорта — не поездом ли? Если они его выслеживают, то, как оторваться от них? Пожалуй, это легко сделать. Он давно подготовил себе лаз в заборе, через него проберется в соседний двор, а оттуда в следующий. И еще несколько дворов он присмотрел на трассе своего бегства, он их проверил еще тогда, когда готовил план ограбления. Значит, не так плохо обстоят дела. А то, что в его распоряжении машина брата, — этого милиция могла и не знать…

Около одиннадцати он решил трогаться: не стоит, пожалуй, ждать, когда улицы опустеют.

Открывая двери гаража, он был уверен, что добрался никем не замеченный. Начало побега прошло успешно. В гараже он не должен оставаться более пятнадцати минут, потом быстро на улицу, а там его не так-то просто выследить. Для большей безопасности, войдя в гараж, он не зажег света. Плечом навалился на машину, чуть сдвинул ее с места, чтобы добраться до досок, прикрывающих яму. Убрал несколько досок, отложил их в сторону и по бетонным ступенькам спустился вниз. В яме, присев на корточки, зажег фонарь. С трудом отыскал хорошо замаскированный крюк, откинул его и вытащил вертикальную часть одной из ступенек, тоже из бетона, ничем не приметную. Это был его тайник. Засунув руку, торопливо начал вытаскивать пачки денег. Брал только большого достоинства — в его чемодане мало места, все не поместятся, — остальные ровными рядами уложил обратно в тайник, вставил бетонную ступеньку на место, с трудом разгибаясь от боли в пояснице, взял чемодан. И медленно поднялся наверх.

Наконец он выбрался из ямы и уже было нагнулся за досками. В этот момент гараж залило светом, и раздался спокойный голос, который был так хорошо ему знаком:

— Ни с места, старший вахтер Герман.

Он осторожно повернулся; при виде направленных на него автоматов выпустил чемодан и непроизвольно поднял руки вверх.

— Откуда?.. Как вы сюда попали?.. — удивленно воскликнул он, поскольку это была единственная мысль, какая пришла ему в голову в столь непредвиденной для него ситуации. Бешенство, ощущение бессилия, страх появились несколько позже.

— Это было не так трудно, — ответил все тот же знакомый голос…

Записки Анатоля Сарны

…Итак, этого бандита, кажется, схватили. Я тут же телеграфировал Каролю, и на следующий день эта парочка вернулась в Варшаву. Кароль, кажется, нашел то, что искал, прыгает вокруг нее как паяц, просто тошно смотреть, ибо терпеть не могу подкаблучников.

Вначале я боялся, что флирт Кароля бросит тень на меня. Потом после вполне разумной реакции Терезы я несколько успокоился, и вдруг — эта проклятая неосмотрительность!

О чем речь? Вот о чем: вчера я надел первый раз тот пиджак, в котором ездил в Сопот. И конечно, Тереза нашла в кармане фотографию Анки, на которой я собственноручно — правда, несколько изменив почерк — сделал ту дурацкую надпись!

Если вы помните ее содержание, можете себе представить, что после этого произошло. И вот я сижу в одиночестве дома и понятия не имею, чем все это кончится.