КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 415354 томов
Объем библиотеки - 557 Гб.
Всего авторов - 153531
Пользователей - 94601

Впечатления

Любопытная про Гале: Наложница для рига (Любовные детективы)

Предупреждение 18+ стоит , но ради интереса просто пролистнула после пяти страниц чтива, все остальное. Жесткое насилие над гг и остальными девами…... Это наверное , для мазохисток……Тебя насилуют во все места, да не один мужик, а много, а ты потом его и полюбишь. Ну по крайней мере обложка со страстным поцелуем наверное к этому предполагает.
Похоже аффторши таких «шедевров» заблокированных мечтают , что ли , чтобы их поимели во все места, куда имеют гг, а потом будет большая и чистая любофф. Гадость какая то .Удалила всю папку и довольна.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Любопытная про Гале: Подарки для блондинки. Свекровь для блондинки (Фэнтези)

Начав читать не эротику этого к слову сказаь аффтора, поняла . что читать про тупую блондинку с чуть менее тупым магом просто не в состоянии из-за непроходимой тупизны гг. Скушно , тоскливо и совершенно неинтересно.
Удалила всю папку с этими «шедеврами». И хорошо, что ЭТО заблокировано.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Варшавский: Человек, который видел антимир (Научно-фантастические рассказы) (Социальная фантастика)

Варшавский - любимый советский фантаст, а рассказ "Человек, который видел антимир" - это прямо про меня! :)

Рейтинг: +3 ( 4 за, 1 против).
кирилл789 про Эльденберт: Заклятая невеста (Фэнтези)

бытиё здорово определяет сознание. эти две курицы под одной непроизносимой фамилией сами не поняли, что написали. ну, кроме откровенных зверств без причин (я, что ли, должен догадываться и объяснять??! ну, тогда отстегните мне часть гонорара, курицы), дошёл я до подготовки к балу после которого будет свадьба.
и тут этой чумичке, которая героиня, РАСКАЛЁННОЙ иглой протыкают мочки, чтобы вдеть серьги. и с обжигающей болью - от проткнутых ушей, и - от тяжести серёг, эта чумичка должна идти на бал, который продлится ВСЮ НОЧЬ, а утром, без сна - свадьба. с болью этой непреходящей.
МИР - МАГИЧЕСКИЙ!!! вввашу маму. не пригласили в гости.
что МАГИЕЙ боль убрать НЕЛЬЗЯ???
бросил. ну что за дурдом-то?

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Минаева: Я выбираю ненависть (СИ) (Любовная фантастика)

и вся эта галиматья из-за того, что когда-то, подростком, на каком-то проходном балу, героиня отказалась с героем танцевать и нахамила. принцесса - пятому сыну маркиза. и он так обиделся, так обиделся!
в общем, я понял почему на папке супругиной библиотеки стоит "не читать!!!".
лучше, действительно, не читать.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Кистяева: Дурман (Эротика)

читал, читал. мало того, что описывать отношения опг под фигой - оборотни, уже настолько неактуально, что просто глупо. но, простите, если уж 18+ - где секс?? сначала она думает, потом он думает. потом она переживает, потом он психует. потом приходит бета, гамма и дзета. а ггня и гг голые и опять процедура отложена!
твою ж ты, родину. если ж начинаешь не с розовых соплей, а сразу с жесткача - какого динамить до конца??? кистяева марина серьёзно посчитала, что кто-то будет в эту бесконечную словесную лабуду вчитываться?

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
alena111 про Ручей: На осколках тумана (Современные любовные романы)

- Я хочу ее.
- Что? - доносится до меня удивленный голос.
Значит, я сказал это вслух.
- Я хочу ее купить, - пожав плечами, спокойно киваю на фотографию, как будто изначально вкладывал в свои слова именно этот смысл.
На самом деле я уже принял решение: женщина, которая смотрит на меня с этой фотографии, будет моей.
И только.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).

Шанс на счастье (СИ) (fb2)

- Шанс на счастье (СИ) (а.с. Шанс-2) 635 Кб, 166с. (скачать fb2) - Екатерина Юрьевна Александрова

Настройки текста:



Екатерина Александрова Шанс на счастье

Глава№ 1

Три. Два. Один.

Закончив качать пресс, я в изнеможении повалилась спиной на коврик, мельком взглянув на часы. Сегодняшняя тренировка длилась всего два часа, а сил у меня ни на что не было. Только обещание прийти на встречу и искреннее желание увидеть друга подняло меня с пола. Вернувшись в свою комнату, чудом избежав встречи с кем-либо, я заперлась в ванной, стянула мокрую от пота майку и уселась на стиральную машину, уговаривая себя встать под душ. Наконец, мне это удалось, и, освежившись, я переоделась и спустилась на первый этаж, по которому уже распространился волшебный аромат выпечки. Я зашла на кухню и, поцеловав Меган в щеку, налила себе воды из фильтра.

— Милая, ты могла бы пригласить его к нам, — в очередной раз предложила Меган, наклоняясь к духовке.

Я покачала головой.

— Нет, думаю, нам лучше встретиться в кафе.

— Ладно, как хочешь, — Меган вытащила огромный противень с печеньем. — Отнеси его к Дж…Адаму, пожалуйста.

Я слабо улыбнулась ее поправке. Такое случалось, когда мы путали свои имена, особенно, если никого из посторонних рядом не было. Мы переехали в Бунвилл почти год назад и назвались другими именами. Для местных жителей мы были семьей Финч, которая сменила место жительства из-за выдуманной непереносимости Меган погоды в штате Колорадо, где мы жили до этого. Конечно, вся наша жизнь была сплошной ложью, но единственной правдой являлось то, что нам просто был необходим переезд. Всем троим.

— Пока, мам! — прокричала я, выходя из кухни. Весь первый этаж был оборудован под магазин, который открыла наша семья. У четы Хэйнсов было достаточно сбережений, чтобы построить двухэтажный дом с подвалом, въезд в который был с заднего двора. Открыв дверь, ведущую в магазинчик, я чуть не столкнулась с Джорджем, который как раз собирался зайти в кухню.

— Ой, Джен!

Пробалансировав на одной ноге, я все же сумела удержать поднос, который у меня поспешно забрали.

— Я вернусь к ужину, — сообщила я Джорджу, обходя прилавок, за которым все еще толпились покупатели.

— Адам, можно мне килограмм сахара? — старушка, возглавлявшая очередь, стукнула рукой по кассе.

— Конечно миссис Бутман, — засуетился Джордж, ставя поднос на полку позади себя и доставая пакет с сахаром.

Я ухмыльнулась, наблюдая, как бывший федеральный агент ловко управляется с обязанностями продавца. Когда год назад мы решили переехать, Джорджа не хотели отпускать с работы, считая его квалифицированным работником, но тот все же ушел. Смена обстановки стояла тогда в приоритете.

Здороваясь с каждым человеком в магазине, я медленно пробиралась к выходу. Городок был маленьким, и все здесь друг друга знали. Вырвавшись на улицу, я зашагала в сторону единственного в городе кафе, находящегося на соседней улице. По пути мне встречались знакомые и одноклассники, которых я приветствовала или улыбкой и словом, или простым кивком головы.

Кафе «Фантазия», как всегда по воскресеньям было забито под завязку, но внимание жителей города привлекал новехонький Mercedes-Benz, нагло припаркованный у входа. Машина была дорогая и непригодная для нашего маленького городка, хотя бы из-за огромных габаритов. Возможно, автомобиль и являлся одной из причин наплыва посетителей.

— Привет, Молли, — поздоровалась я с девушкой за прилавком, которая только что обслужила седовласого джентльмена.

— Привет, Джен! — весело воскликнула Молли и, наклонившись через стол ко мне, заговорщически прошептала. — Тот парень, который приехал на той шикарной тачке, сидит в углу, и знаешь…Он настоящий красавчик.

— Не сомневаюсь, — усмехнулась я и достала деньги. — Ты не могла бы дать мне того волшебного пирожного с вишней?

— Без проблем, — откликнулась Молли и подмигнула. — За счет заведения — ты спасла меня вчера на лабораторной.

Я улыбнулась. Мы с Молли подружились в первый же мой день в новом городе — она вместе с мамой пришла к нам с корзинкой сладостей, чтобы поздравить с новосельем. Спокойная и рассудительная снаружи, подруга была невозможной болтушкой, и жизнь, которая била в ней ключом, помогла мне встать на ноги. За лето мы очень сдружились, и в школе я не чувствовала себя одинокой.

Молли протянула мне тарелку с пирожным, в которое я воткнула свечку, зажигая. Договорившись с подругой встретиться завтра перед школой, я направилась к дальнему столику, игнорируя любопытные взгляды, которыми меня провожали.

— С днем рождения! — нараспев проговорила я, ставя тарелку с пирожным перед Диланом и целуя его в щеку.

Улыбнувшись, он задул свечку.

— Спасибо, сладкая, — прошелестел он, деловито поправив галстук, в котором ему было явно неудобно.

Я плюхнулась на место напротив.

— Ну, рассказывай. Каким невероятным образом тебя занесло в наши края?

— Я тоже по тебе скучал, — лицо Дилана посерьезнело, его ладонь накрыла мою и сжала.

— Да, — я поджала губы, с грустью глядя на него, но, встряхнув головой, снова улыбнулась. — Я могу пожалеть, что задала этот вопрос, но все-таки… Скажи, во имя всех святых, с чего ты вдруг напялил костюм?

Меня поразила неожиданная реакция парня, который, убрав обе руки под стул, скривился.

— Что? — с подозрением спросила я, но он поднял руку, призывая официантку, роль которой, к моему удивлению, досталась Молли, испепелявшей меня гневным взглядом. Дилан заказал две чашки чая, и она ушла.

— Картер, говори! — я стукнула ладонью по столу.

— Тебе это не понравится, — покачал головой он и, когда я раздраженно закатила глаза, продолжил. — Мне предложили работу… — он запнулся, ковыряя пальцем тарелку с пирожным.-…в полиции.

Мой рот непроизвольно раскрылся

— Зарплата не очень, но у меня достаточно средств…

…с прошлой работы. Он не сказал этого вслух, но слова словно витали в воздухе.

— Джессика, я понимаю, что ты против подобного, но мне все же нужен заработок, — парень поднял на меня неуверенный взгляд.

Я молчала, напряженно вглядываясь в его лицо, понимая, что не могу запрещать ему что-либо, но мысль, что он может оказаться в перестрелке…

— И какую именно должность тебе предлагают? — наконец, выговорила я, надеясь на ответ: секретарь, сотрудник по авариям на дороге, регулировщик, человек, выписывающий штрафы за парковку в неположенном месте или что-нибудь в этом роде.

— Пока стажер в убойном отделе, но, поверь, это…

Не дослушав, я вскочила на ноги, бросаясь вон из кафе. Присутствующие проводили меня шокированными взглядами, но мне было все равно. Воздух. Мне нужно было на воздух.

— Джесс! — выбежавший вслед за мной Дилан схватил меня за локоть, разворачивая к себе. — Я не знаю, что мне делать, вот я приехал…

— Дженнифер, все в порядке? — к нам подошел Лиам Бенсон — одноклассник, который, как утверждала Молли, был по уши в меня влюблен. Он с товарищем заметил, как какой-то незнакомец последовал за мной из кафе, а теперь кричит на меня посреди улицы.

— О, Лиам, Том, — я кивком головы поприветствовала одноклассников. — Познакомьтесь, это мой брат…Фрэд. Он приехал из университета всего на пару дней.

Ребята проглотили мою ложь и протянули руки для рукопожатия, представляясь Дилану.

— Ладно, мы, пожалуй, пойдем, — я торопила прощание, чтобы снова оказаться наедине с Картером.

Я потащила Дилана к его машине, вокруг которой уже собралась толпа зевак.

— Как…как…почему ты сразу не отказался? — мой голос звенел от напряжения, когда я села на пассажирское сиденье и захлопнула дверь. Благо, затемненные стекла скрывали нас от любопытных глаз, потому что машина была единственным местом, где можно было поговорить без свидетелей.

— Я… — Дилан запустил пятерню в волосы, как всегда делал, когда нервничал. — Мне это интересно, — признался он, и я потеряла всякую надежду, что он не согласится на эту работу.

— Дилан, — простонала я, закрывая лицо ладонями и наклоняясь к коленям.

— Джессика, прости.

Я подняла голову, глядя на него.

— Ты ведь все решил, да? — упавшим голосом проговорила я.

Картер вцепился пальцами в руль, отводя взгляд.

— Джесс… Это было моей мечтой с детства. Помню, мы с Джаредом воображали, что наш отец — полицейский… Что его нет рядом, потому что он спасает мир.

В его голосе слышалась такая горечь, что я сдалась.

— Ты должен согласиться.

— Что? — он снова посмотрел на меня, и я кивнула.

— Я ценю, что ты сказал мне…Но это твой выбор.

— Джессика… — начал он, но я его перебила.

— Только не смей…Не смей лезть на рожон, слышишь? — я не ждала его ответа и, отвернувшись, занялась пристегиванием ремня безопасности. — Поехали, а то опоздаем к ужину.

Дилан завел мотор и меньше чем через пять минут затормозил у нашего дома. Магазин уже закрылся, поэтому я воспользовалась черным ходом, пропуская парня на кухню.

— Привет! — раскрасневшаяся от жара духовки Меган сняла рукавицы, чтобы поприветствовать гостя.

— Здравствуйте, миссис Финч, — вежливо улыбнулся Дилан. Именно он выдумал нам имена и достал поддельные документы. А теперь этот человек решил послужить родине, охраняя мирных жителей от нарушителей закона, хотя сам им и являлся. Я хмыкнула при этой мысли, и присутствующие вопросительно посмотрели на меня.

— Пойду, достану тарелки, — я прошла мимо них к шкафу.

— Дилан! — приветственно воскликнул Джордж, появляясь на кухне. Мужчины пожали друг другу руки, и вся семья села за стол. В честь двадцатилетия Дилана Меган, к невероятному смущению именинника, приготовила индейку под чесночным соусом и торт.

Когда вся еда была съедена, а разговоры на отвлеченные темы исчерпаны, всех стало клонить ко сну. Я повернулась к Дилану.

— Фрэд приехал на пару дней, — пошутила я. — А ты здесь не задержишься?

Все посмотрели на Картера, и тот замялся.

— Вообще-то я… — он склонил голову, рассматривая лежащую на коленях салфетку. — Мне некуда спешить…

Он полувопросительно взглянул на меня, а я обратилась к Меган:

— Можно ему остаться? Пожалуйста. Хотя бы на два дня, — я тут же потупилась. — Если, он, конечно, захочет…

— Милая, я бы с удовольствием, но ему негде спать.

В нашем доме было всего две комнаты на втором этаже и кухня на первом, но решение пришло ко мне сразу же.

— Он может лечь в моей спальне на полу.

Меган нахмурилась, но было видно, что она колеблется. Женщина бросила взгляд на мужа, но тот пожал плечами, отдавая ей право самой принять решение.

— Мам, пожалуйста, — я тронула ее за плечо, но она, сощурившись, смотрела на Дилана.

— Ладно, — нехотя согласилась она, но, нахмурившись, строго добавила. — Но спать ты будешь на полу и…

— …и буду держать руки при себе, — закончил за нее Дилан, и она одобрительно кивнула.

Я с облегчением вздохнула, когда Джордж ушел смотреть в своей комнате телевизор, а Меган ушла искать одеяло и подушки. В кухне нас осталось двое, и мы принялись убирать со стола, тихо переговариваясь.

— Джессика, тебе завтра в школу, — напомнила Меган, входя в кухню, когда вся посуда была вымыта и убрана в шкаф. — Я постелила матрац, Дилан. Надеюсь, тебе будет удобно.

— Без сомнений, миссис Финч, — улыбнулся Картер, вешая мокрое полотенце, которым вытирал посуду, на сушилку.

— Тогда, спокойной ночи, — Меган поцеловала меня в щеку и ушла.

Мы с Диланом поднялись по лестнице в мою спальню. Парень бросил свою сумку со сменной одеждой рядом с импровизированной кроватью и обернулся.

— Не против, если я приму душ? — спросил он, и я улыбнулась.

— Только после меня, дорогой, — пропела я, выходя из комнаты и захлопывая дверь.

Глава№ 2

— Я сегодня работаю в магазине, — я залпом выпила стакан сока, который мне протянула Молли. Мы только что вернулись из школы и зашли в «Фантазию».

— Слушай, у тебя совесть есть? — возмутилась подруга, подбочениваясь.

— Вроде, да, — неуверенно проговорила я, непонимающе посмотрев на нее.

— Тогда почему ты мне до сих пор не рассказала, что это за парень вчера с тобой сидел? — сердито выпалила Молли, сверкая глазами.

Не сдержавшись, я хихикнула, заработав от нее разъяренный взгляд.

— Успокойся, он мой брат, — сообщила я ложь, но не испытала ни малейшего угрызения совести. — Приехал на пару дней.

— А он…

— Слушай, Молли, извини, но мне надо бежать, — перебила ее я, демонстративно взглянув на часы, на самом деле желая закончить бессмысленный разговор. Мне не хотелось врать подруге еще и об этом.

— Ладно, — тон Молли свидетельствовал о том, что мы еще не закончили, и допрос мне обеспечен. — Встретимся вечером?

— Боюсь, я сегодня буду занята, — поморщилась я и встала, одевая куртку. — До завтра, Молли.

— Пока, Дженни.

Я вышла на улицу и тут же столкнулась с Диланом.

— Легок на помине, — проворчала я, обходя его.

— Что, сплетничали обо мне? — усмехнулся он, шагая рядом со мной.

— Нет, — кисло улыбнулась я. — Просто я подумала о том, что какой-то идиот испортит мне сегодня весь день.

— Твой любимый идиот, — парировал Дилан, уходя вперед, а я, сжав челюсти, чтобы сдержать невольную улыбку, молча последовала за ним. В этом вопросе спорить было без толку.

* * *

Вчера вечером, когда я вернулась из ванной, Дилан уже спал, поэтому поговорить нам не удалось. А теперь мы были оба заняты разгребанием годового мусора в нашей кладовке. Чихая от пыли, мы протирали полки, разбирали коробки и разговаривали.

— …и потом он каждый день садился на этот велосипед, а воспитательнице приходилось лечить его разбитые коленки, — Дилан встал на стремянку, ставя на верхнюю полку ящик со специями. Он уже час рассказывал истории из своего детства, а я молча слушала, понимая, что ему нужно выговориться. Главный герой его воспоминаний — старший брат, и, если бы я не знала его лично, то точно бы стала уважать теперь.

— Ребята, пора спать, — в кладовую заглянула Меган, оповещая конец рабочего дня.

Дилан отправился в душ, а я доделывала уроки, сидя за столом к комнате, но мои мысли тянулись к шкатулке, спрятанной в ящике прикроватной тумбочки. Бросив уроки, я переоделась в пижаму и села на постель, доставая тайник и вытаскивая фотографии, те самые, что я когда-то показывала Джареду во время наших путешествий.

Скрипнула дверь, и я поспешно запихнула снимки на место и, захлопнув шкатулку, сунула ее в ящик. В комнату зашел Дилан, на нем была черная футболка и пижамные штаны, составлявшие забавное сочетание с розовым полотенцем, которым он вытирал волосы.

— Спокойной ночи, — я выключила настольную лампу, и комната погрузилась в темноту. Дилан улегся и не шевелился.

Полчаса спустя никто из нас так и не заснул. Я пялилась в темный потолок, когда Дилан неожиданно заговорил:

— Я скучаю по нему.

Я вздохнула.

— Знаешь, что бы ни случалось в моей жизни, я всегда знал, к кому обратиться.

— Да, — согласилась я. — Он никогда не отказывал.

В комнате повисло молчание, и я села, глядя в темноту в том направлении, где, по моему мнению, лежал парень.

— Иди сюда, — тихо позвала я, отодвигаясь, чтобы освободить для него место.

Кровать прогнулась под его тяжестью, когда он лег рядом со мной. Его рука обнимала меня за плечи, и я положила голову ему на грудь, прижимая ладонь ко рту.

— Прошел целый год, а я не могу привыкнуть, — призналась я, чувствуя, как предательская слезинка скатывается на его футболку. Грудь приподнялась, когда Дилан сделал глубокий вдох.

— Он оказался там из-за меня, — я редко занималась самобичеванием, но мне было необходимо поделиться с кем-то правдой. Никто не знал, при каких обстоятельствах погиб Джаред. Только бандиты и мы трое знали, что случилось на самом деле. Целью Стивена Марса была я. Только я.

— Джессика, не плачь, — Дилан погладил меня по спине, но вместо того, чтобы успокоиться, я заплакала еще сильней.

— Это я, все я…

— Нет, Джессика! Не смей так думать, — прошептал Дилан. Он начал укачивать меня, как ребенка, гладя по волосам и шепча ласковые слова, и вскоре я провалилась в тревожный сон.

* * *

— Смотри, не скучай без меня, — весело проговорил Дилан, щелкая меня по носу.

— Нет уж. Буду наслаждаться свободой, — не осталась в долгу я, ударяя его между ребер.

— Ага, — усмехнулся он. — Могу поспорить, что глаз не сомкнешь — все будешь меня вспоминать.

Не сдержавшись, я улыбнулась, а Дилан пошел прощаться с Меган и Джорджем. Мы вместе вышли из дома и сели в машину. Я уже опаздывала в школу, и Картер любезно предложил меня подбросить.

Автомобиль остановился на противоположной стороне дороги, где почти не было школьников, и я спрыгнула на асфальт. Дилан обошел капот, приблизившись ко мне.

— Я, пожалуй, поеду, — сказал он, обнимая меня. К счастью, мы были скрыты от любопытных глаз машиной.

— Пожалуйста, будь осторожен. Я не могу потерять еще и тебя… — я уткнулась носом ему в грудь, добавляя про себя: я этого не переживу.

Дилан взял мое лицо в ладони и заглянул мне в глаза.

— Я тебя когда-нибудь обманывал?

Я придала лицу задумчивое выражение.

— Дай-ка подумать… С первой нашей встречи.

Дилан опустил руки и закусил губу.

— Ты права. Я — плохой человек.

Я рассмеялась.

— Добавь в список своих плохих дел еще и мое опоздание на стереометрию.

Хмыкнув, Картер быстро поцеловал меня в лоб и уселся в машину.

— До встречи, Джесс, — он завел мотор.

— Пока, Дилан, — отозвалась я и, не дожидаясь, когда он уедет, перешла дорогу, направляясь в школу.

* * *

Пот градом катился по моей спине, но я с большим рвением воткнула лопату в землю. Вернувшись сегодня из школы раньше обычного, я весь день провела на заднем дворе. Ночной разговор с Диланом пробудил бурю эмоций и воспоминаний, не желавшие уходить из моей головы, и я боролась с ними одним единственным известным мне способом — работой. Нагружая себя физически, я избавляла себя от душевных переживаний.

— Так и будешь прятаться от меня? — раздался голос у меня за спиной.

Отбросив влажные волосы со лба, я обернулась, вопросительно взглянув на подругу.

— Ты со мной целый день не разговариваешь, — обвинительным тоном проговорила Молли и, взяв лейку, прошла к цветочной клумбе, около которой я выкапывала новое место, чтобы посадить деревце. Она принялась поливать уже трескающуюся от невозможной жары землю, и я почувствовала укол совести.

— Извини. Я просто была занята.

— Да я знаю, — Молли, выпрямившись, посмотрела на меня. — Своим сногсшибательно красивым братом, да?

— Скажешь тоже, — засмеялась я, снова начиная копать.

— Подруга называется, — буркнула девушка. — Могла бы познакомить.

— Что? А как же Том? — поддела я подругу, и та покраснела. Том нравился ей с пятого класса, но он не предпринимал никаких шагов вплоть до выпускного года. Когда мы вернулись в школу после новогодних каникул, он пригласил ее в кино, а потом они еще пару раз ходили гулять.

— Он пригласил меня на Выпускной бал, — не без гордости сообщила Молли.

— Круто! Поздравляю!

— Кстати, а ты купила платье? Хватит морщиться. Выпускной уже через месяц!

— Я знаю, — проворчала я, отряхивая землю с рук.

— И? — протянула Молли. — Пойдешь в таком виде?

Опустив взгляд на свою замызганную землей, травой и химическими удобрениями одежду, я коварно улыбнулась.

— Знаешь, а это идея…

Громко застонав, подруга подняла лейку и неожиданно обрушила на меня импровизированный дождь.

Глава№ 3

Я никогда не могла бы подумать, что буду человеком, которого по школьному радио вызовут к директору прямо в разгаре урока биологии. И уж тем более, не могла ожидать, что директор, выписав мне освобождение, отправит меня в полицейский участок. Но, тем ни менее, я здесь.

— Мисс Дженнифер Финч?

Обернувшись, я увидела седовласого мужчину, который с улыбкой протянул мне руку.

— Здравствуйте, я шериф Мансфилд.

— Добрый день, — мои пальцы хрустнули в его ладони.

— Пройдите, пожалуйста, в этот кабинет, — шериф открыл передо мной дверь. — Скоро я все объясню.

Я немало удивилась, когда, войдя в комнату, застала там Дилана, вальяжно развалившегося на стареньком диванчике.

— Джессика? — он приподнялся, не ожидая встретить меня в полицейском участке.

— Не думала, что увижу тебя так скоро, — вместо приветствия сказала я, скидывая его ноги с дивана и усаживаясь. Прошло лишь две с половиной недели с его отъезда.

— Здравствуй, Дилан, — вошедшая вслед за мной Меган лучезарно улыбнулась.

При виде ее мое лицо вытянулось.

— Зачем мы здесь?

— Без понятия, — отозвался Джордж, который только что пересек порог комнаты и захлопнул дверь. — Вы что-нибудь натворили?

Оба родителя с подозрением переводили взгляд с меня на Дилана, но мы оба покачали головой.

— Я даже не знала, что он в городе, — сказала я. — Меня вызвали к директору, и он отправил меня сюда.

— К нам домой приезжал шериф, — сообщила Меган. — Он сказал, что это срочно.

— Я только сегодня утром приехал, и меня остановили у въезда в город, приказывая явиться в участок, — внес свои объяснения Дилан. — Я думал, это из-за моей работы.

— Нет, скорее, потому что ты приду…

— Дженнифер!

— Прости, мама, — покорно извинилась я. — Я хотела сказать, что он придумал неудачный способ…

— Мы поняли, Джесс! — перебил меня Дилан, и я удовлетворенно хмыкнула.

Меган села на единственный свободный стул, а Джордж разглядывал висевшие на стене грамоты и награды, когда дверь открылась, и шериф, бросив на стол папку, повернулся к нам.

— Мистер и миссис Финч, спасибо, что пришли, — деловито начал он. — Дело в том, что в наш город приехал некий Билл Шеппард. Вы слышали когда-нибудь это имя?

Все, кроме Джорджа, отрицательно покачали головами. Меган посмотрела на мужа.

— Адам, что такое?

Джордж, застыв, смотрел перед собой, что-то бормоча себе под нос, но потом, будто очнувшись, взглянул на шерифа.

— Нет, сэр. Это имя я слышу впервые.

— Странно, — шериф нахмурился. — Этот человек утверждает, что вы можете подтвердить его личность…Вы четверо.

— Я могу с ним поговорить? — с необычным рвением выступил вперед Джордж.

— Думаю, вы все можете, — шериф встал. — Мы не можем позволить ему жить в нашем городе, пока он не приведет в порядок документы. А с этим у него проблемы.

Как только он удалился, Меган сердито повернулась к мужу.

— Джордж, что происходит?

— Кажется, шериф нам все только что объяснил, — увернулся от ответа тот.

— По-моему, это все как-то странно, — прислонившись спиной к подлокотнику дивана, я, скинув обувь, положила ноги на колени Дилана.

— Да, — согласился он, начав задумчиво массировать мои стопы. — Кто такой Билл Как-его-там?

— Не имею ни малейшего представления, — откликнулась Меган, отвлеченно о чем-то размышляя.

Несколько минут мы просидели в полном молчании, когда я кое-что вспомнила.

— Что ты делаешь через три недели? — я толкнула носком ладонь Дилана, и он посмотрел на меня, удивленно подняв брови.

— Шутишь? Я не знаю, что буду делать завтра.

— Ха-ха, — сгримасничала я. — Я всего лишь хотела пригласить тебя…

— Куда? — оживился Картер.

— …на Выпускной Бал, — закончила я, и он тут же сник.

— Знаешь, я вспомнил. У меня в этот день важное собрание.

— Какое собрание? — скептически спросила я, прекрасно зная, что он врет.

— Очень-очень важное, — с серьезным видом повторил Дилан. — Я никак не могу его отменить.

— Подожди, я не говорила тебе, когда состоится Бал, — подловила его я, но он улыбнулся, обнажая белоснежные зубы.

— Я об этом и говорю. Именно в этот день я чрезвычайно занят…

Я со всей силы пнула его ногой в бедро, и он демонстративно застонал. Бал был назначен на конец месяца, через три недели, и мне не хотелось, чтобы меня сопровождал Лиам, поэтому, когда он меня пригласил, я туманно пообещала подумать. Платье мы купили еще в эти выходные, и теперь каждый день после школы вместе с Молли обсуждали макияж, прически и туфли. Точнее, тараторила только подруга, а я делала вид, что вся эта подготовительная суматоха, так же как и сам праздник, имеет для меня хоть какое-то значение.

Звук открывающейся двери заставил меня повернуться, и я перестала дышать, встретившись взглядом с вошедшим.

Меган ахнула, хватаясь за сердце. Джордж беспомощно привалился к стене, словно собственные ноги его подвели.

— Черт, — запустив пятерню в волосы, пораженно выдохнул Дилан, и я полностью разделяла его чувства.

У двери рядом с шерифом стоял Джаред.

— Я оставлю вас, — увидев нашу реакцию, мистер Мансфилд тактично удалился, закрыв за собой дверь, а Меган бросилась к сыну на шею, заливаясь слезами.

— Ну, что ты, мама, — пробормотал Джаред, поглаживая мать по спине.

— Мальчик мой, — Меган благоговейно смотрела на него, проводя по его лицу трясущейся рукой. Джордж, шатаясь, подошел к ним и обнял жену за плечи.

— Я думал, что это чья-то шутка, — проговорил он. — Билл Шеппард, серьезно? Я думал, тебе никогда не нравилось это имя.

— Мне не приходилось выбирать, — произнес Джаред, пожимая отцу руку.

— Ты расскажешь, что произошло? — будничным тоном спросил Джордж, словно внезапно оживающие сыновья — дело обыденное.

— Только не здесь.

— Я перестал бы тебя уважать, ответь ты по-другому, — пошутил отец, но никто не улыбнулся.

Во время счастливого воссоединения семейства мы с Диланом, не шевелясь, сидели на диване. Джаред бережно отодвинул мать от себя.

— Послушайте, я обещаю, что объясню вам все позже. А сейчас позвольте мне поговорить с Диланом и Дженнифер.

Когда он назвал меня вымышленным именем, я почувствовала неожиданную обиду. Родители, кивнув, в обнимку вышли из комнаты, и наступила гробовая тишина.

— Я рад вас видеть, — подал голос Джаред.

Он не смотрел на меня, а я не могла поверить, что он здесь. И Дилан, по всей видимости, тоже.

— Мне стоит извиниться перед вами…

— Ты такое дерьмо! — резко оборвал его Дилан, вскакивая на ноги. — И за что, интересно, ты решил извиниться?

— Послушай, Дилан…

Джаред не договорил, потому что Дилан с размаху ударил его в челюсть, и он отлетел к стене. Вскрикнув, я вскочила на ноги.

— Ладно, я заслужил, — согласился Джаред, выпрямляясь, но тут же согнулся под очередным ударом.

Видя, что он даже не пытается защититься, я, подбежав, схватила Картера за руку, готовую нанести новые увечья.

— Нет, Дилан! — воскликнула я, и он медленно повернул голову в мою сторону, будто не понимая, кто я вообще такая.

— Джессика, но он…

— Хватит! — твердо сказала я, опуская его кулак. Дилан повиновался, но яростно смотрел на брата, и, когда я отошла, бросился к нему, стремительным движением пригвождая к стене. Его пальцы сжимались вокруг шеи Джареда, когда, приблизившись к его лицу, он прошипел:

— Может, я и рад видеть тебя живым, но я никогда, слышишь, никогда не прощу тебя за то, что ты сделал с ней.

Я непроизвольно дернулась, поняв, кого он имеет в виду. Тяжело дыша Дилан отстранился от брата и молча вышел из комнаты, хлопнув дверью. Я последовала за ним, но остановилась, когда Джаред впервые за все время прямо посмотрел мне в глаза. Я не увидела ни раскаяния, ни радости, ни слез, ни злости. Абсолютно никаких эмоций. Пустота в его взгляде заставила меня поежиться. И, не сказав ни слова, я ушла.

Глава№ 4

Привалившись к раковине и скрестив на груди руки, я старательно отводила взгляд от Джареда, сидящего вместе с родителями за столом и рассказывающего свою историю. После возвращения из участка Меган повесила на входе в магазин табличку «Закрыто», решив провести весь день с сыном. Дилана тоже пригласили на обед, но он, так же как и я не проронил ни слова с тех пор, как вылетел из кабинета шерифа. Я молчала, потому что не могла понять, как родители так просто приняли Джареда обратно безо всяких объяснений. В моей голове не раз мелькала мысль, что, может быть, я еще в полной мере не осознала произошедшее, но, тем ни менее, Джаред действительно сидел в двух метрах от меня.

— …Я год работал на него, — говорил он, и я встряхнула головой, понимая, что пропустила мимо ушей начало его рассказа. — Его единственным условием являлось то, что моя семья не должна знать о моем существовании.

Он говорил о Стивене Марсе — моем родном дяде, который ровно год назад держал нас обоих в плену, требуя от меня местонахождения какой-то карты, о существовании которой мне было неизвестно. Словно читая мои мысли, Джаред продолжал:

— Ему нужна была карта, и я долго не мог понять, почему он так яро за ней охотиться…

Присутствующие навострили слух. Даже Дилан, который все это время тщательно изображал из себя мистера-мне-неинтересно-что-ты-там-говоришь.

— Но потом я вспомнил, про письмо Стюарта Марса…

Я вскинула голову, встречаясь с ним взглядом, и он заговорил, обращаясь ко мне:

— Ты говорила, что заметила одну странность: твой отец написал про воскресные завтраки, хотя ничего подобного не было, — он сделал паузу. — Не так ли?

Я, заинтересовавшись, кивнула.

— Перечитав тот абзац несколько раз, я подумал, что там кроется что-то, что Стюарт не мог написать в открытую. Например, название места, где спрятана карта…

Я силилась вспомнить содержание письма, но тщетно, поэтому решила просто послушать.

— Мне потребовалось три месяца, чтобы разгадать эту загадку, — Джаред сделал глоток кофе и, вздохнув, продолжил. — В абзаце были употреблены два числительных.

— И что? — нетерпеливо поторопил его Дилан. Челюсти Джареда сжались, будто он пытался сдержать едкий комментарий.

— Восемнадцать и четыре. Стюарт знал, что его дочь обязательно навестит могилы родителей, и я побывал в семейном склепе Марсов. Но мистер и миссис Марс вместе с сыном похоронены снаружи…

— Да, потому что внутри не осталось места, — оборвала его я, гневно глядя на него. В его глазах не отразились никакие эмоции, когда он покачал головой.

— Нет. В склепе еще были свободные места, но в завещании твоего отца было указано кладбище и точное место захоронения. Он не хотел, чтобы его хоронили в склепе.

— А, может, ты не будешь говорить, что хотел мой отец…

— Мне показалось это странным, и я посчитал, что это тоже наводка Стюарта, — Джаред сделал вид, что не слышал меня.

Меган с извиняющимся видом посмотрела на меня, но мое лицо вспыхнуло от унижения и ярости.

— Я нашел восемнадцатый ряд и четвертое место, — Джаред повышал голос с каждым словом. — На плите было написано «Джон Смит».

Меган вздохнула, и Джордж понимающе кивнул. Мы с Диланом переглянулись.

— И что в этом такого? — спросил он брата.

— Обычно, когда умирает кто-то неизвестный, ему дают вымышленное имя, — пояснил Джордж. — Настоящих Джонов Смитов практически не существуют — это самое распространенное имя и фамилия в штатах.

— И что? — не уступал Дилан. — Если там лежит неизвестный труп, то что теперь?

— А то, что я раскопал могилу, — отозвался Джаред, без капли отвращения. — И нашел тайник.

В комнате наступило молчание. Все смотрели на Джареда, ожидая продолжения.

— И там действительно была карта.

— Да что это, черт возьми, за карта?! — взорвался Дилан и не без сарказма добавил. — Карта сокровищ?

Джаред развел губы в стороны, но улыбка не коснулась его глаз.

— Можно и так сказать. Речь идет о компьютерной карте памяти — съемном переносном диске. Миниатюрный — его можно зажать двумя пальцами, — Джаред посмотрел на отца. — Я отдал его Крису.

— А зачем он понадобился Стивену? — задала я единственный вопрос, который меня интересовал. — Он готов был убить за него…

— Но не убил же, — хмыкнув, вставил Дилан, дерзко глядя на старшего брата, который понял намек.

— На диске был список имен пользователей центрального банка и их конфиденциальные пароли. Он мог украсть миллиарды долларов, щелкнув пальцами, — объяснил Джаред.

— И ты решил ему в этом помочь? — едко проговорила я. — Иначе, зачем было на него работать?

Джаред долгих три секунды смотрел на меня.

— Я стал на него работать по другим причинам.

— По каким это — другим? — не унималась я и приблизилась к столу.

— Личным причинам, — отрезал Джаред, поджимая губы.

— Кстати, а где ты собираешься жить? — небрежным тоном бросила я, хотя страх, что мне придется снова с ним не видеться, пульсировал в мозгу. Как бы отвратительно он себя не вел, я все же рада была видеть его невредимым.

— Я думал купить здесь дом, — протянул Джаред, растягивая слова.

— Ты мог бы пожить у нас, — тут же предложила Меган, но мы одновременно воскликнули «Нет!». Только если мое «Нет» было для поддержания образа, то «Нет» Джареда было категоричным.

— Спасибо, мама. Но я уже присмотрел дом в конце улицы.

Фыркнув, я двинулась к двери.

— Джессика, ты куда? — спросила Меган, приподнимаясь.

— Делать уроки, мама, — я с нажимом произнесла последнее слово. — Я и так потратила слишком много времени впустую.

Я поднялась к себе в комнату, громко топая ногами по лестнице, и, бросившись на кровать, с силой ударила в подушку, злясь на себя, на Джареда и на Стивена Марса, за то, что украл у меня нормальную жизнь. Джаред вернулся. Я не знала, что с ним произошло, но это был совершенно другой человек. Холодный. Беспринципный. Грубый. И мне он не нравился.

Нехотя скатившись с кровати, я переоделась в спортивную одежду, взяла свой MP3-плеер и, засунув наушники в уши, выбежала на улицу, не оглядываясь. Машины Дилана на подъездной дорожке не было, но он предупреждал меня, что уедет как можно скорее, из-за неполадок на работе. Чтобы избежать встречи с многочисленными знакомыми, я свернула к школе — стадион был пуст в это время суток.

Спустя час десять я возвращалась домой неторопливым шагом. Наушники болтались на шее, и теперь мне ничего не мешало здороваться почти с каждым жителем городка. На углу нашей улицы мне пришлось затормозить, потому что группа подростков загораживала и без того узкий проход.

— Что происходит? — спросила я у девочки, которая училась в предвыпускном классе и ходила вместе со мной на дополнительные занятия по математике.

— К нам переехал новенький, — заговорщически склонившись ко мне, сообщила она. — Он уже разгружает вещи.

Поблагодарив ее за информацию, я стала протискиваться сквозь толпу. Это не было удивительно. Когда в прошлом году мы приехали сюда, почти весь городок собрался, чтобы поглядеть на нас.

— Привет, — останавливаясь, поздоровалась я с Джаредом, хотя мы виделись всего два часа назад. Он не ответил, продолжая вытаскивать матрац из багажника темно-синего пикапа. Во мне мелькнула надежда, что машина куплена, а не украдена.

— Почему они смотрят? — неожиданно спросил он, откидывая темную челку со лба. Он был одет так же как сегодня утром: черные джинсы и бордовая водолазка. Странный выбор, если учесть жаркую погоду, стоящую на улице.

— Это нормально, — мягко произнесла я, в тайне радуясь, что он со мной заговорил. — К нам не часто приезжают гости. Особенно те, кто собирается остаться надолго.

Ответом мне была лишь тишина. Джаред, захлопнув багажник, потащил мебель к дому, не оборачиваясь.

— Может, тебе помочь? — забыв про самоуважение и гордость, я уцепилась за соломинку.

Джаред остановился и медленно развернулся.

— Мне не нужна твоя помощь, — не без ехидства проговорил он и, отвернувшись, продолжил свой путь, оставляя меня ошеломленно пялиться ему вслед.

Глава№ 5

Учебники посыпались на пол, когда я, завернув за угол, врезалась в Джареда, который нес чемодан с инструментами.

— Простите, — пробормотал он, но, увидев меня, замер. За прошедшие десять дней мы ни разу не разговаривали. Иногда я встречала его, когда шла в тренажерный зал, оборудованный в нашем подвале, но и тогда он ограничивался сухим кивком.

Я молча села на корточки, начав собирать учебники, когда он опустился рядом. Мимо проходили ученики — все спешили на ленч.

— Что ты здесь делаешь? — спросила я, когда Джаред протянул мне учебник по экономике.

— Мне дали работу, — отозвался он. — Какие-то неполадки с водоснабжением.

Я была немало удивлена, что он сказал мне столько слов за раз, но благоразумно промолчала.

— Ладно, мне еще надо зайти в библиотеку, — я понимала, что беседа все равно бы не состоялась, поэтому поспешила ретироваться.

— Пока, — небрежно бросил Джаред и, подняв с пола свой чемоданчик, ушел.

Я пошла в библиотеку. Оставалось еще четыре урока, два часа работы в магазине, а вечером — обещанная встреча с Диланом, который обещал сегодня приехать. Зайдя в столовую, я села рядом с друзьями, которые наблюдали за тем, как Джаред, стоя на стремянке, проверял трубы, идущие по задней стене.

— Он такой странный, — с отвращением сказал Лиам и заискивающе взглянул на меня, явно ожидая одобрения, но я вместо этого посоветовала ему заткнуться, заслужив изумленные взгляды всех присутствующих за столом.

— Дженни, ты чего? — Молли коснулась моей ладони, но я отдернула руку. — Он же просто шутит.

— Встретимся на химии, — откликнулась я, вставая и хватая яблоко. У меня не было желания больше с ними разговаривать.

— Джен, извини, — без сожаления сказал Лиам, тоже поднимаясь на ноги. — Я просто пошутил. Останься.

— Нет, — покачала головой я. — Что-то аппетит пропал.

Повесив сумку на плечо, я пулей вылетела из столовой. На самом деле в кабинет химии раньше звонка лезть не стоило — мадам Джером любила давать дополнительное задание, «чтобы не тратить время впустую», поэтому я отправилась к лестнице и спустилась на нижний этаж. Вообще ученикам сюда вход был воспрещен, но это было единственное место, пустующее во время перемен. Усевшись прямо на последней ступеньке, я прислонилась спиной к стене и запустила зубы в яблоко, наслаждаясь царившей вокруг тишиной. Которая длилась недолго. Сзади послышались шаги, и все мое тело напряглось. Если это кто-то из преподавателей — то неделя штрафных работ мне обеспечена. Готовясь к худшему, я вскочила на ноги и, обернувшись, не сдержала возгласа облегчения.

— Это ты, — выдохнула я, глядя на Джареда, стоящего на четыре ступеньки выше меня. — Надеюсь, не сдашь меня директору.

Сощурившись, Джаред наклонил голову в сторону, словно размышляя, как поступить. Я хотела улыбнуться, но мышцы лица отказались мне повиноваться. Вдалеке прозвенел звонок, а мы продолжали стоять, не двигаясь, пока Джаред наконец не сделал шаг в сторону, будто говоря, что я могу идти.

Я быстренько шмыгнула мимо него, но наверху остановилась, оборачиваясь. Джаред стоял у подножья лестницы и смотрел на меня снизу вверх. Его молчание убивало, но моя гордость не позволяла мне заговорить с ним первой.

Внезапно он развернулся, чуть ли не бегом пересек участок лестницы, видимый мною, и исчез в коридоре нижнего этажа. Я поплелась на урок химии, по пути смахнув слезинку, прочертившую дорожку вниз по моей щеке.

— Он этого не стоит, — буркнула я себе под нос, перед тем как зайти в класс.

Миссис Джером, как ожидалось, дала мне дополнительное домашнее задание за опоздание на ее урок, но все же разрешила мне пройти в кабинет и сесть на свое место.

Спустя двадцать минут никаких знаний в моей голове не прибавилось, и я подумала, что могла бы сейчас пойти домой и заняться делом, а вместо этого сижу и грызу ручку, разглядывая формулы и рисунки молекул, которые выводила на доске миссис Джером.

Пронзительный сигнал заставил всех проснуться. Ученики оглядывались по сторонам, не понимая, что происходит, когда по громкоговорителю раздался голос директора.

— Внимание! Это не учебная тревога! Всем ученикам и сотрудникам покинуть кабинеты и собраться в столовой на втором этаже. Повторяю: это не учебная тревога. Возможно, придется начать эвакуацию. Сохраняйте спокойствие!

Вопреки словам директора, началась паника. Еще ни разу не объявлялась эвакуация. Случилось что-то серьезное. Все похватали свои сумки и рюкзаки, и толпа повалила в коридор, создавая пробку. Когда наконец мне удалось вырваться из толкучки, я прислонилась к стене, чтобы меня не придавили — все опрометью бежали к лестнице. Рядом со мной стояли девочки из группы поддержки. С ними я никогда не разговаривала, но, уловив слова капитана группы поддержки — Николь, я прислушалась.

— Подвал затоплен, — сообщила Николь своим подружкам — ее отец работал в школе учителем, и она знала все последние новости.

Резко обернувшись, я подошла к ней.

— Что?

Закатив глаза, Николь раздраженно повторила:

— Школу эвакуируют, потому что весь нижний этаж затоплен…

Не дослушав, я сорвалась с места, ища глазами голубой пуловер, который бы точно выделился на общем фоне школьной формы. К моей досаде все ведущие вниз лестницы были перекрыты полицией.

— Джессика? — позвал знакомый голос, и я с облегчением бросилась к Дилану, даже не успев удивиться его присутствию здесь.

— Пропусти меня, — попросила я. — Мне надо вниз.

— Зачем? — нахмурился Картер и, посмотрев по сторонам, отвел меня в сторону. — Что случилось?

— Он был там, Дилан. А здесь, — я махнула в сторону заполненного коридора. — Здесь его нет.

Похоже, Дилан разглядел что-то в моих испуганных глазах, потому что он незаметно толкнул мне в руки что-то похожее на тубу, в которой художники хранят свои рисунки.

— Это воздух, — нетерпеливо объяснил Дилан, потихоньку толкая меня ближе к лестнице. — Нижний этаж почти весь затоплен, Джесс, — он чуть ли не с мольбой взглянул на меня. — Может, дашь спасателям выполнить их работу?

— Потом будет поздно, — покачала головой я, и он, сдаваясь, отступил, загораживая меня от коллег.

Спустившись по лестнице, я увидела, что вода действительно поднялась довольно высоко. Скинув жилетку и обувь, я, оставшись в рубашке и юбке, нырнула, сжимая в правой руке баллончик с воздухом.

Проверяя каждую незапертую дверь, я медленно двигалась по коридору. Спасателей не было слышно, что не удивительно. Все думали, что ученики и персонал собрался на верхних этажах.

Как ни удивительно, удача мне улыбнулась в мужском туалете, на полу которого я случайно заметила инструменты. Вода здесь заполнила весь дверной проем, и, чтобы попасть в уборную, мне потребовалось снова нырнуть.

Оказавшись на поверхности, я вздохнула воздуха и двинулась к кабинкам. При виде темноволосой головы, находящейся в нескольких сантиметрах под водой, я почувствовала небольшое облечение от мысли, что он не так долго оставался без воздуха. Джаред был пристегнут к трубе, проходящей за унитазом и упирающейся в стену. Он стоял на крышке унитаза, подняв руку, но вода уже накрыла его с головой. Увидев меня, он лихорадочно замотал головой, но я оттолкнулась ногами от стены, чтобы быстрее до него добраться, и приставила баллончик к его губам. Он с жадностью вцепился зубами в него, вдыхая спасительный воздух. Мне пришлось всплыть на поверхность, чтобы глотнуть воздуха, и я тут же нырнула, опускаясь к наручникам. Джаред, поняв мои намерения, указал куда-то за моей спиной. Обернувшись, я взяла с пола стамеску и молоток.

Мне несколько раз пришлось выныривать, чтобы самой не задохнуться — я не хотела использовать воздух из баллончика, не зная, насколько быстро удастся избавить Джареда от наручников. Но вскоре сталь поддалась и замок раскрылся. Мы оба оттолкнулись от пола, всплывая на поверхность, и стали откашливаться.

— Что случилось? — наконец спросила я, глядя на парня, который хмуро смотрел на меня. Его глаза покраснели от долгого пребывания в воде.

— Это было глупо с твоей стороны, — сердито ответил он, и я оторопела.

— Что?!

— Тебя здесь быть не должно, — отрезал он, отплевываясь.

— Знаешь что, Джаред Хэйнс? — в моем голосе звенела ярость и обида. — Да пошел ты!

По-детски брызнув водой в его лицо, я развернулась и поплыла к выходу. Вода прибывала, и в коридоре уже виднелись фонари, которыми спасатели освещали себе путь.

— К той лестнице! — рука Джареда подтолкнула меня в противоположную от огней сторону. Наградив парня раздраженным взглядом, я все же повернула направо, понимая, что, если нас застукают здесь, вопросов не оберешься.

Когда мы поднялись по лестнице, коридор был уже пуст. Учеников распустили по домам, спасатели, занятые затоплением, находились на противоположной стороне школы, и через запасной выход нам удалось улизнуть незамеченными.

— Кто тебя пристегнул? — потребовала я, когда мы, заливая водой кожаные сиденья, сели в грузовичок Джареда.

— Не понимаю о чем ты, — едко проговорил Джаред, заводя мотор.

— Черта с два! — вскинулась я, ударяя его кулаком в предплечье. — Опять ты за свое?! Не знаю… не помню… пусть тебе расскажут другие…

— Хватит! — взревел он, на скорости мчась по улице, поднимая столб пыли.

— Расскажи мне! — закричала я, пиная ногой ни в чем не повинную машину.

— Это не важно! — Джаред, не сбавляя скорости, влетел на свой участок, заглушил мотор и выпрыгнул из автомобиля, направляясь к дому.

Я выбралась наружу, без малейшей жалости хлопнув дверью пикапа, и потопала за ним, игнорируя боль от мелких камешков, врезающихся в босые ноги.

— Не важно? — прошипела я, входя вслед за ним в дом, от ярости даже не замечая милого ремонта и интерьера. — Как это может быть не важно?!

— Нет, не важно, — неожиданно тихо произнес Джаред. Он стоял посреди гостиной, опустив голову, руки безвольно повисли вдоль тела. С нас обоих продолжала стекать вода, но это никого не заботило.

— Джаред, поговори со мной, — взмолилась я, отбрасывая всякую гордость, и шагнула к нему.

Он медленно повернулся и посмотрел на меня.

— Прошу… — его голос был хриплым. — Уйди.

Я этого не ожидала. Только не от него. Я сделала шаг назад, сглатывая огромный ком образовавшейся в горле. Джаред не шевелился. Его безучастный взгляд был направлен на невидимую точку над моей головой.

Изо всех сил стараясь не разрыдаться, я развернулась и бросилась прочь из его дома.

Глава№ 6

Его руки обвились вокруг моей талии, поднимая меня в воздух. Я не успела пересечь крыльцо, как оказалась поднята на руки и возвращена обратно в дом. Мои попытки вырваться не возымели никакой реакции. Джаред отнес меня в ванную комнату, включил воду и вместе со мной на руках залез под теплый душ. Только тогда я поняла, насколько сильно замерзла в мокрой одежде.

Неожиданно меня поставили на ноги, и, пошатываясь от изнеможения, я привалилась к стене. Вода выключилась. На мои дрожащие плечи легло большое махровое полотенце, в которое тут же лихорадочно вцепились мои пальцы. Я закуталась, пытаясь согреться. Ванна была пуста.

Когда я решила сама вылезти из ванны, на пороге показался Джаред. Он был одет во все сухое: джинсы и рубашка с длинным рукавом.

— Вот, переоденься, — не глядя на меня, он положил на сушилку одежду и еще одно полотенце и вышел, осторожно затворив за собой дверь.

Сначала мне хотелось просто убежать, но, решив, что рисковать собственным здоровьем, расхаживая в мокрой одежде, глупо, я все же насухо вытерлась и переоделась. Вечерним мой наряд точно не назовешь — старые полинявшие мужские шорты и футболка, в которой я моментально утонула, не являлись пределом мечтаний модницы, но мне было достаточно того, что мне тепло и удобно. Мокрая одежда отправилась в сушилку.

Аккуратно приоткрыв дверь, я выбралась наружу и на цыпочках прошла в гостиную. Джаред сидел в большом кресле с закрытыми глазами, не слыша моего приближения. Я прислонилась к дверному косяку и скрестила на груди руки.

— Надеюсь, это была попытка примирения, иначе, я сбегу.

— Не сомневаюсь, — он посмотрел на меня, когда я забралась на его диван, поджав под себя ноги.

— Я уже пыталась, если ты не заметил, — съехидничала я, и он покачал головой.

— Ты не могла уйти босиком.

Черт. Я забыла, что мои туфли остались в школе. Джаред, вытянув ноги, поставил их на журнальный столик.

— Кто пристегнул тебя к трубе, Джаред?

— Это долгая история, — отрезал он и продолжил, не давая мне рта раскрыть. — Но ты зря туда пришла.

— Зря?! Ты мог погибнуть, — рассердилась я, глядя на его наплевательское отношение к собственной жизни.

— Нет, — коротко отозвался он, вставая и подходя к окну.

Я закрыла лицо рукам и покачала головой.

— Послушай, мне жаль, что я не могу тебе рассказать…

— Нет, — оборвала его я, вставая. — Не хочешь.

— Ошибаешься.

Я уже дошла до двери, собираясь уйти отсюда босиком, но одно единственное слово, слетевшее с его губ, остановило меня. Дело было в интонации. Я обернулась.

— Так скажи, в чем я ошибаюсь. В том, что тебя хотели убить? Или в том, что я не должна была туда приходить? — мой голос повышался с каждым словом. — Так, вот, что я тебе скажу. Я должна была тебя вытащить…

— Почему? — тихо спросил Джаред, и я замерла.

— Почему?! Ты спрашиваешь почему?

Потому что ты спас меня. Потому что ты — мой сводный брат. Потому что я хочу поцеловать тебя прямо сейчас, хотя ты и ведешь себя, как последняя свинья.

Конечно же ничего из этого я вслух не сказала. Только первое. Про то, что он действительно спас меня в прошлом году, и мне захотелось отплатить ему той же монетой.

Повисла тишина. Мы смотрели друг на друга, но я не могла прочитать ни одной эмоции в его взгляде.

— Значит, мы квиты, — безразлично пожал плечами Джаред, и мне захотелось хорошенько его стукнуть.

— Думаю, моя одежда уже высохла, — сухо проговорила я, скрываясь в ванной. Задвинув щеколду, закрывая дверь, я быстренько переоделась, сложив футболку и шорты на сушилку, и вышла.

— Не одолжишь мне шлепки? — спросила я, и стоящий у окна Джаред обернулся.

— Я отвезу тебя…

— Нет! — срывающимся голосом воскликнула я, еле сдерживая слезы от острого осознания того, что между нами отчего-то выросла непроницаемая каменная стена. — Просто дай мне обувь, и я уйду.

* * *

— Здравствуйте, ребята, — женский голос, раздавшейся у двери в класс, заставил всех поднять головы. Вместо пожилого мистера Коллинза в кабинет уверенной походкой вошла женщина в строгом костюме нежно-голубого цвета. Из ее светлых волос была сооружена замысловатая конструкция, и даже я, не особый ценитель пафосных причесок, не отказалась бы от такой красоты.

— Меня зовут мисс Клиффорд, и я заменяю мистера Коллинза на время его болезни, — учительница встала у первой парты. — Открывайте учебники и читайте параграф номер двенадцать. В конце урока я вызову несколько человек к доске и задам вопросы. Приступайте.

Класс застонал, но абсолютно все послушно зашелестели страницами. Спустя сорок пять минут мисс Клиффорд и в самом деле вызвала трех учеников к доске, помучила их вопросами и поставила оценки. Я же весь урок витала в облаках, тупо уставившись в учебник, поэтому мне ужасно повезло, что фамилия Финч стояла в конце списка, и до нее просто напросто не дошли.

Прозвенел звонок, и поток учеников хлынул из класса.

— Мисс Финч!

Зажмурившись от досады, я медленно развернулась.

— Да, мисс Клиффорд?

Учительница с легкой улыбкой взирала на меня.

— Дженнифер, так? — я кивнула, и ее улыбка стала еще шире. — Мистер Коллинз хорошо о тебе отзывался, и у тебя отличные оценки, и я подумала, что ты могла бы мне помочь с тестами. Конечно, за отдельную плату.

Я пораскинула мозгами. Дилан, проведя со мной вчерашний вечер, уехал сегодня утром. В магазине сегодня была смена Джареда, которого Меган взяла на работу, потому что сын отказался брать деньги просто так. Его присутствие в магазине означало, что мне там делать нечего, а Молли весь день должна была работать в кафе. Уроков сегодня не задали, и мне заняться было нечем, поэтому я согласно кивнула, решив, что и лишние сбережения не помешают.

— Во сколько мне прийти?

— Заходи после уроков, — учительница принялась раскладывать учебники по столу, показывая, что разговор окончен, и я отправилась на обед.

Как обычно, столовая была переполнена, и воздух просто кипел от звенящих детских голосов, а стоящая жара от большого количества народа делала невыносимой школьную форму, главным аксессуаром которой являлась шерстяная жилетка. Мы с Молли стояли в очередь за фруктами, когда за нашими спинами послышался голос Николь.

— Это так ужасно. Говорят, что вчерашний потоп был не случаен.

Я почти забыла, о наводнении в школьном подвале, занятая мыслями о том, что случилось после, поэтому прислушалась.

— Шериф даже собирается завести дело. Ведь это неспроста. И мы могли погибнуть, — причитала Николь и больше не сказала ничего дельного, перейдя к обсуждению туфель от какого-то именитого дизайнера.

Удержавшись от закатывания глаз, я продвинулась в очереди и, взяв апельсин и два яблока, последовала за Молли к столу, за которым уже сидели Том и Лиам. Последний при виде меня широко улыбнулся.

— Дженни, привет! Куда ты вчера запропастилась? Я везде тебя искал. Мы собирались сходить в кино.

— Извини, Лиам, — я села напротив. — Но я вчера была занята.

— Жаль. А сегодня ты свободна? — лицо парня озарилось надеждой, которая тут же потухла, когда я покачала головой.

— Мадам Клиффорд попросила меня помочь с тестами. Не знаю, насколько задержусь.

— Ладно, — понуро проговорил парень, втыкая вилку в картофельное пюре, и я решила его чуть приободрить.

— Может, в следующий раз? — я шуточно толкнула его в плечо, и он улыбнулся.

— Кстати, ты не забыла, что на следующей неделе Выпускной? — Молли чуть ли не сердито смотрела на меня.

— Нет, не забыла, — соврала я, потому что Бал совершенно вылетел у меня из головы.

— И ты так и не выбрала с кем пойдешь? — укоризненно напомнила подруга, и я поморщилась. Вакансия партнера на Выпускной Бал оставалась открыта. Лиам оживился.

— Что, трудный выбор?

— Конечно, — беспечно отозвалась я и с сарказмом добавила. — С таким-то списком…

— А может, вы пойдете вместе? — жизнерадостно улыбаясь, внесла предложение Молли. Но ее улыбка померкла, когда я смерила ее уничтожающим взглядом. Лиам был хорошим парнем, но общаться с ним больше десяти минут в день — не предел моих мечтаний. Бенсон раскрыл рот, чтобы что-то сказать, но я его опередила.

— Давайте сменим тему, а то Молли и так прожужжала мне уши про свое платье…

Подруга залилась краской, и все повернулись к ней. Том о чем-то восторженно шептал ей на ухо. А Лиам больше не смотрел в мою сторону, отвлекшись разговором с парнем из команды по лакроссу. Я с облегчением выдохнула и принялась чистить апельсин, когда зазвонил телефон, оповещая о прибытии текстового сообщения. Я взглянула на экран и напечатала ответ. Дилан спрашивал, как у меня дела, и просил перезвонить, когда освобожусь. Я написала, что до вечера вряд ли смогу с ним поговорить. Мобильный снова запиликал.

«Тогда вопрос: что, если я возьму отпуск на неделю и прикачу к вам?»

Фыркнув, я ответила: «Если только согласишься работать в магазине».

Дилан: «Ты, наверное, не заметила главное слово — ОТПУСК».

Я: «Мне он тоже нужен».

Дилан: «Ты сейчас про отпуск или про моего брата?»

Прочитав последнее сообщение, я чуть не выронила телефон. Дилан иногда демонстрировал просто удивительную проницательность. Но я помотала головой и начала печатать.

Я: «Не понимаю, к чему ты это написал, но я говорила именно про ОТПУСК. Не могу дождаться каникул».

Дилан: «Как скажешь. Но помни: выпускные экзамены тоже не за горами».

Разговор сам собой перешел на нейтральные темы. Мы еще некоторое время переписывались ни о чем, и тут прозвенел предупредительный звонок на физкультуру, и я поспешила попрощаться, пообещав позвонить вечером.


Два часа физкультуры пролетели незаметно, а урок изобразительного искусства неожиданно отменили, поэтому учеников отпустили по домам. Только я отправилась в противоположную от выхода сторону и постучала в кабинет номер 1429. Услышав разрешение, я открыла дверь и вошла.

— Добрый день, мисс Клиффорд, — я поправила сумку на плече и шагнула к учительскому столу, но женщина выставила руку вперед, указывая куда-то мне за плечо.

— Закрой дверь, пожалуйста.

Обернувшись, я увидела, что не до конца закрыла дверь. Когда щель была ликвидирована, я развернулась и застыла. Мадам Клиффорд больше не улыбалась. Она продолжала сидеть за столом, но теперь в ее руках не было тетрадей и учебников. Она сжимала пальцами пистолет, направленный прямо на меня. И я не сомневалась, что он заряжен.

Глава№ 7

Наверное, стоять под дулом заряженного пистолета — худшее занятие в мире. Во всяком случае, именно так я думала около девяти секунд назад, но, когда мадам Клиффорд подошла ко мне и приставила к моей шеи длинный заостренный нож, заставив голову довольно болезненно удариться о деревянную поверхность двери, мое мнение изменилось. Я боялась даже дышать, потому что в таком состоянии моя шея двигалась, касаясь заостренного лезвия.

— Тебя же зовут Джессика Марс? — вкрадчиво спросила она, поднимая второй рукой пистолет. Увидев, что в моих испуганных глазах промелькнула неподдельно удивление, она победоносно улыбнулась. — Значит, я была права.

Мне хотелось спросить, в чем это интересно она вдруг права, но благоразумие одержало вверх над любопытством. Я молчала, стараясь не двигаться. Похоже, поняв, что так от меня ничего не добьешься, мадам Клиффорд опустила нож, но тут же направила на меня пистолет, отходя назад к учительскому столу.

— Джессика, где сейчас находится Джаред Хэйнс?

Я могла ожидать чего угодно, но только не это. Что эта женщина хочет от Джареда?

— Я не знаю, о ком вы говорите, — сдержанно ответила я, прижимаясь спиной к двери.

— Не лги мне, девочка, — мадам Клиффорд снова приблизилась, теперь приставив холодное дуло к моему виску, а другой рукой сжала мне локоть.

Я зажмурилась, снова перестав дышать. Теплое дыхание обдало мою левую щеку, когда она снова заговорила:

— У меня нет времени и желания с тобой возиться, так что просто передай своему другу, что я его найду. И на этот раз он от меня не скроется. Ты меня поняла?

Лютая ненависть сквозила в каждом сказанном слове. Я подняла веки.

— А зачем он вам?

Ее левая рука врезалась в мое горло, припечатывая меня к двери. Выпустив пистолет из рук, она вытащила нож и сделала небольшой надрез на моей коже, совсем рядом с ключицей. Я почувствовала, как теплая струйка тут же потекла из ранки, и сжала зубы.

— Скажи ему, что в следующий раз я подниму нож выше. А с перерезанной сонной артерией еще никто не выживал.

Ее слова, пропитанные ядом, поразили меня. В ее глазах читалось безумство, и, когда она отпустила меня, я сразу же попятилась назад, подальше от нее.

— Проваливай, — приказала она, отхлебнула из бутылки с виски и отвратительно рыгнула.

Меня передернуло от отвращения, но я сочла, что лучше всего сейчас не учить ее этикету, а слинять. Я вышла из кабинета, захлопнув за собой дверь, бросилась к шкафчикам. И только там, беспечно помахав охраннику, смогла глубоко вздохнуть, пытаясь успокоиться.

— И что у меня за карма такая?! — в сердцах воскликнула я, с силой ударяя по шкафчику, и, почувствовав внезапную боль, посмотрела вниз. Белая рубашка была заляпана кровью из ранки на шеи, и я поспешила натянуть шарф и надеть курточку, чтобы скрыть все это безобразие от глаз охранника, который уже с беспокойством поглядывал на меня. Показав ему повернутый к верху большой палец, обозначающий, что со мной все в порядке, я схватила сумку, захлопнула шкафчик и чинно вышла из школы, на каждом шагу уговаривая себя не пуститься на бег.

Магазин как всегда в разгар рабочего дня был полон под завязку. Меган стояла за прилавком, а Джордж сортировал на полках хлебобулочные изделия.

— Папа, ты не мог бы подменить Джа…Билла, мне надо с ним поговорить, — я указала пальцем на Джареда, который как раз передавал Меган поднос с печеньем.

Джордж согласно кивнул, ласково потрепав меня по щеке, и пообещал прийти через пять минут. Зайдя в кухню, я схватила сопротивляющегося Джареда и потащила к лестнице.

— Что ты делаешь? Мне нужно работать!

— Джордж тебя заменит, — отрезала я, толкая его вперед.

— Но печенье сгорит…

— Плевать мне на печенье! — взвизгнула я, вконец потеряв самообладание, и сбросила с шеи шарф. — Тебе не кажется, что нам надо поговорить?

Лицо Джареда изменилось. В глазах мелькнул испуг.

— Что это? — напряженно спросил он, указывая пальцем на царапину.

— Оставила твоя подружка, — съязвила я, вперив руки в бока.

— Пошли, — бросил Джаред, теперь уже меня подталкивая к лестнице. Он завел меня в ванную, усадил на табурет и запер дверь.

— Что случилось? — потребовал он, доставая из шкафа аптечку.

Пока он обрабатывал несчастную царапинку дезинфицирующими средствами и наклеивал пластырь, я рассказала ему все с самого начала. И про нового учителя, и про помощь с тестами, которая оказалась лишь приманкой, и про угрозы. Джаред слушал внимательно, ни разу не перебив, а когда я закончила, спросил:

— Она больше ничего тебе не сделала?

Я покачала головой, думая лишь об ее угрозе.

— Джаред, это она привязала тебя к трубе в подвале?

Джаред, закусив нижнюю губу, задумчиво глядел мимо меня, а потом, встряхнув головой, протянул мне руку.

— Пойдем, — позвал он, отворяя дверь.

Я, проигнорировав его руку, вышла в коридор, на этот раз намериваясь получить ответы. Джаред подошел к двери моей спальни и, взявшись за ручку, вопросительно поднял брови. Закатив глаза, я кивнула, давая разрешение, и мы заперлись в моей комнате: я уютно пристроилась на кровати, Джаред занял стул, стоящий у письменного стола. В его глазах вспыхнули гневные огоньки, когда я сняла куртку, выставляя напоказ испачканную кровью блузку.

— Кто эта женщина, Джаред? — приступила к делу я, видя, что пока он собирается мне отвечать.

Джаред вздохнул.

— Не уверен, что тебе понравится, то, что я скажу, — он закрыл лицо ладонями, но потом убрал руки, положив их к себе на колени. — Но все же…

Я молчала, боясь спугнуть его. Вот он колеблется и…

— Ёе зовут Лидия Клиффорд. И да, она действительно жаждет моей смерти.

Я шумно набрала воздух в легкие и спросила:

— А что ты ей сделал?

Мой вопрос был понятен в подобной ситуации, но Джаред почему-то отвел взгляд в сторону, будто стыдясь чего-то.

— Видишь ли… — было видно, что ему тяжело об этом говорить. — Я убил ее мужа. Точнее, я виноват в его гибели.

Кровь отхлынула от моих щек. И Джаред, увидев мое побледневшее лицо, привстал со стула.

— Это еще не все… — он запнулся. В его глазах мелькнуло сожаление. — Её мужа звали Стивен Марс.

Так я потеряла дар речи трижды за одну минуту. Нет, это конечно же фигурально, потому что мне удалось отлепить язык от неба, чтобы задать очередной вопрос:

— М-мой дядя?

— Мне жаль. Но я виноват в его смерти.

— О, Господи! — я прижала руку ко рту, и Джаред, решив, что я расстроилась из-за дяди, снова пробормотал извинения. Но мои мысли были далеко от гада, убившего мою семью. Я думала о том, что не спустись я тогда в подвал — Джаред бы погиб. Точно бы погиб. И осознание того, что я могла потерять его второй раз, только теперь по-настоящему, было просто невыносимо.

— Мне жаль, что так получилось, Джессика, — пальцы Джареда скользнули по пластырю на шее и поднялись на мою щеку. Я наслаждалась его ласковым прикосновением и, когда он отдернул руку, почувствовала небольшое разочарование.

— Ты впервые назвал меня по имени, — вылетело у меня, и я закрыла рот ладонью, расширенными глазами глядя на него.

— Что?

— Ты ни разу не назвал меня по имени с тех пор как вернулся, — пояснила я, чувствуя себя невообразимо глупо, но Джаред неожиданно улыбнулся. И на этот раз улыбка добралась и до его глаз.

— Тогда, до встречи, Джессика, — сказал он, перед тем как выйти из комнаты и закрыть за собой дверь.

Откинувшись на подушки, я шлепнула ногами по кровати и счастливо улыбнулась. Все-таки, что-то хорошее сегодня произошло. Зазвонивший телефон вырвал меня из мечтаний.

— Да? — я прижала трубку к уху.

— Привет, красотка!

— Здравствуй, Дилан, — сдержанно поздоровалась я, но улыбнулась жизнерадостности, звучавшей в его голосе. — Как у тебя дела?

— Отлично. Вот хотел спросить. Ты не против, если я к вам перееду?

Повисла паузу, и он поспешил разъясниться.

— Я имею ввиду не дом, а город. Хочется сменить обстановку.

Мне послышалась горечь в его наигранно веселом тоне.

— Дилан, у тебя все в порядке?

Снова пауза.

— Не о чем беспокоиться, Джесс. Так. Пустяки.

Судя по тревоге, которую он не сумел сдержать, это «не о чем беспокоиться» не было пустяком.

— Дилан! — укоризненно проворчала я.

— Джессика, я расскажу, как только приеду, хорошо? Не волнуйся, ничего катастрофического.

— Ладно, Картер, поверю тебе на слово, — на самом деле, я не верила ни единому слову.

— Мне надо бежать, Джесс, — кто-то действительно позвал его на заднем фоне. — Я люблю тебя.

— Я тоже люблю тебя. Будь осторожен.

— Как всегда, милая. Пока!

Он отключился, а я еще долгое время смотрела на молчащую трубку. Беспокойство внутри меня медленно обращалось в тревогу.

Глава№ 8

Платье было просто волшебным. Кремового цвета, с блестящим поясом, оно волнами спускалось вниз, достигая колен. От левой груди тянулась лента, оборачивающаяся вокруг шеи и служащая предосторожностью, чтобы платье не слезло. Так же она удачно закрывала уже заживший порез на моей шее, но об этом Меган было знать необязательно. Я повернулась к ней, и она всплеснула руками.

— Ты такая красивая!

— И похожа на пирожное, — раздалось от двери. Я обернулась. В проеме стоял улыбающийся Дилан. — Шучу. Выглядишь сногсшибательно.

— Не могу не согласиться, — вставил подошедший Джордж.

Я собиралась на Выпускной Бал и мне в этом помогала вся семья. Меган соорудила прическу, собрав мои длинные волосы в красивый пучок и уложив челку набок. Дилан подарил кольцо, а Джордж и Меган преподнесли мне в подарок нарядный пояс, как раз подходящий к платью, и потрясающие туфли, увидев которые я, не удержавшись, взвизгнула и подпрыгнула от восторга. Дилан прибыл сегодня утром, и нам не удалось остаться наедине ни секунды. Он улыбался, но мне не нравилось смятение в его глазах, появлявшееся каждый раз, как только он думал, что на него никто не смотрит.

Вскоре мы вчетвером, нарядно одетые по случаю выпускного, собрались у дома. Пока Джордж лихорадочно искал ключи, чтобы запереть магазин, я в очередной раз подошла к Дилану, намериваясь выпытать ответы, но он предостерегающе сжал мою руку.

— Не надо, Джесс. Это твой праздник, и я не позволю испортить его своими проблемами, — твердо заявил он и, поцеловав меня в лоб, пошел к машине.

Разочарованно выдохнув, я насупилась, но не надолго. Потому что когда меня кто-то окликнул, мое лицо озарилось лучезарной улыбкой.

— Привет, Лиам!

Глаза парня восторженно блуждали по моему телу, вгоняя меня в краску, когда вдруг рядом с нами вырос Дилан, который красноречиво кашлянул. Лиам, дернувшись, улыбнулся.

— Э-э, да. Дженнифер, отлично выглядишь.

— Спасибо. Ты тоже ничего.

Я окинула придирчивым взглядом его костюм и увидела огромную разницу между ним и стоящим рядом Диланом. Они были полными противоположностями друг другу. Один — длинный и худощавый, а другой — тоже высокий, но крепкий и мускулистый. Понимая, что этим двоим судьба уготовила совершенно разные судьбы, я вздохнула. Может, это дело возраста, но все же Дилан пережил много плохого, когда как Лиам не видел в своей жизни ничего страшнее боя сорвавшихся с цепи собак. Глупо их сравнивать.

Я улыбнулась.

— Ты готов?

— Да, поехали, — Лиам махнул рукой в сторону своего пикапа и скис, заметив около него Mercedes Дилана.

Картер с полуулыбкой взглянул на меня, и я закатила глаза.

— Отлично. Поехали, а то опоздаем, — я, махнув родителям, договорившись встретиться с ними в школе, взяла за руку Лиама и потопала к машине. Аккуратно забравшись в салон, я брезгливо подобрала платье, опасаясь испачкать юбку в томатном соусе, видневшемся на краю сиденья.

— Молли и Том уже в школе, — сообщил Лиам.

— Здорово, — откликнулась я, хватаясь за ручку двери, когда машина наехала на кочку.

Когда Лиам затормозил на школьной стоянке, я не стала дожидаться, пока он по-джентельменски откроет мне дверь, и выпрыгнула наружу.

— Дженни!

Ко мне подбежала Молли в красном платье в пол и стиснула меня в объятиях.

— Ты восхитительно выглядишь! — воскликнула я, заставляя ее покружиться на месте. Ее светлые волосы, обычно собранные в хвост, были распущены.

— Ты тоже! — Молли потянула меня к входу, где горели призывные огни и играла торжественная музыка. — Пошли!

Мы расселись по своим местам, и на сцену вышел директор школы. Он произнес речь, зал взорвался аплодисментами. Еще пара учеников — президент студенческого совета и капитан футбольной команды — тоже выступили, поведав всем, какой замечательной была школьная жизнь и как нам всем не хочется с ней расставаться. Началось вручение аттестатов, когда каждого ученика вызывали на сцену. Оказавшись в конце очереди, так как моя фамилия была в конце списка, я не скоро пожала руку директору. Попав на сцену, мне, как и всем одноклассникам, пришлось улыбаться, делая вид, что сбылись все наши мечты, но, вернувшись к своим родителям, которые с радостными улыбками заключали своих отпрысков в объятиях, уже никто не скрывал, что единственное, чего они ждут — Праздничный Бал, который последует за официальной частью.

— Поздравляю! Хоть кто-то из нас окончил школу, — Дилан обхватил меня за талию, поднял в воздух и закружил по полу.

Впервые за весь день я искренне расхохоталась. Меган и Джордж по очереди обняли меня и поздравили. Родителям пришло время уходить, зато Дилан решил остаться, и я была рада этому.

— Дженни, ты идешь? — к нам подошла Молли в сопровождении Тома и Лиама.

— Да, секунду.

Я еще раз поцеловала родителей и бросила вопросительный взгляд на Дилана.

— Не обращай на меня внимания, — попросил он. — Мне просто нужно выпить.

— Здесь нет спиртных напитков, — заметила улыбающаяся Меган.

— Это вы так думаете, — усмехнулся Дилан, и я, не сдержавшись, хмыкнула.

Меган переводила взгляд с одного юношеского лица на другое, и улыбка сползла с ее лица.

— Что, серьезно? — недоверчиво спросила она, и все рассмеялись.

— Ладно, идите, веселитесь, — Джордж подхватил жену под руку, уводя к выходу, а мы впятером двинули в противоположную сторону.

Спортивный зал был оборудован под танцпол, у трибун стояли столы с закусками и напитками, некоторые вышли на улицу, где около фонтана стояли скамейки. Везде были развешаны фонарики, выполняющие не столь роль осветительных приборов, сколько придающие уют и красоту.

— Потанцуем? — Лиам протянул мне руку.

— Конечно!

Мы протанцевали вместе два танца, а потом сменили партнеров. Я выпила апельсинового сока, закусив пирожным с вишней, и осталась сидеть у столиков. Ко мне подходило несколько парней, приглашающие потанцевать, но каждый получал отказ. У меня не было желания двигаться.

Когда я наклонилась, чтобы поправить застежку на туфле, в поле моего зрения остановилась пара ног в черных ботинках. Вздохнув, я подняла голову.

— Извини, но я не тан…

Я прервалась, встретившись взглядом с Джаредом, который стоял передо мной в вечернем костюме. Только если у всех парней сегодня были галстуки, то ворот его рубашки был расстегнут, а развязанная бабочка небрежно висела на шеи. Волосы, в отличие от многих присутствующих, Джаред даже не потрудился расчесать — они торчали в разные стороны, подвластные сами себе. И от всего этого вида у меня перехватило дыхание.

— Можно пригласить тебя на танец? — вежливо поинтересовался он, протягивая мне ладонь, в которую я вложила свою спустя двадцать секунд полнейшего оцепенения. Джаред потянул меня за собой на танцпол, пробиваясь между остальными парами. К тому времени, как мы нашли свободную площадку, песня сменилась, и взамен энергичной попсе пришла приторная мелодия, сопровождающаяся заунывным голосом певицы, начавшую петь про ее несчастную любовь. Народа на танцполе значительно прибавилось — каждый хотел потанцевать со своей тайной любовью или просто с человеком, который давно нравился, но в школе стеснение мешало с ним заговорить. Ведь медленный танец для этого и существует. Во время танца люди обычно не разговаривают. Движения говорят сами за себя. И именно медленный танец давал шанс хотя бы ненадолго держать дорого тебе человека в объятиях.

Джаред положил одну руку мне на талию, притягивая ближе к себе, и сделал шаг вперед. Я одновременно шагнула назад, выполняя рисунок вальса. Моя левая рука лежала у него на плече, а правая была зажата в его ладони, и я молилась, чтобы она не вспотела.

Наши глаза не отрывались друг от друга ни на секунду, и мое колотящееся сердце заглушало музыку, но я заставляла себя двигаться вслед за Джаредом, который, к моему немалому облегчению, умел танцевать. На очередном неуловимом повороте он прижал меня к себе, склоняясь к уху.

— Ты прекрасна.

Его вкрадчивый голос пустил дрожь по моему телу. Сегодня мне говорили множество комплиментов, но не он. Воздух резко покинул мои легкие, и тут музыка сменилась на более быструю, но, сомневаясь, что вообще могу переставлять ноги, я осталась стоять на месте, вплотную к Джареду, который тоже не шевелился.

— Извини, мне нужно идти, — внезапно проговорила я, вырываясь из теплого захвата его рук, и кинулась прочь. На улице я затормозила около фонтана, где, к счастью, не оказалось людей. Одиночество, вот что мне сейчас нужно. Но так продолжалось не долго, потому что за спиной послышались шаги. Джаред поднял меня в воздух и посадил на фонтан, исполняя невысказанное вслух желание.

— А ты похудела, — заметил он, усаживаясь рядом.

— Спасибо, — скинув туфли, я болтала ногами в приятно прохладной воде.

— Это был не комплимент.

Я смотрела на льющуюся воду, собираясь с духом, чтобы задать вопрос, который не давал мне покоя весь вечер.

— Джаред, зачем ты здесь? — я посмотрела ему в лицо, пытаясь встретиться с ним взглядом, но темная прядь, упавшая ему на глаза, мешала.

— Я же не мог пропустить твой выпускной, — уголки его губ поползли вверх. — Меган убила бы меня.

Неправильный ответ.

Разочарованно вздохнув, я спрыгнула в воду и зашагала вокруг фонтана, не обращая внимания на мокнущее платье.

— Джессика! Джессика, подожди.

Он схватил меня за руку, разворачивая к себе.

— Что? — сердито спросила я, глядя на верхнюю пуговицу его рубашки, старательно избегая смотреть на лицо.

— Я не мог допустить, чтобы ты погибла, — внезапно выпалил он, и я непроизвольно подняла взгляд.

— Что?

— Тогда. У Стивена.

— И? Ты решил разыграть собственную смерть?

«Только не говори «Да». Скажи, что это была идея моего сумасшедшего дядюшки». Но он кивнул.

— Это был единственный способ…

Звук пощечины показался мне раскатом грома. Моя рука горела от соприкосновения с его щекой, и я застыла от страха, когда он пугающе медленно повернулся ко мне.

— Ты меня ударила? — после каждого слова шла пауза.

— Как ты посмел это сделать? — прошипела я, тыкая пальцем в его грудь. — Как ты мог такое сделать?!

— Что сделать? — Джаред непонимающе смотрел на меня, и я взорвалась.

— Не понимаешь? Ха! Ты даже не осознаешь, что наделал своей выходкой? Не думаешь, каково было твоей семье? Маме? Папе? Мне, наконец. Каждое утро я садилась за стол с твоими родителями, чувствуя вину, за то, что жива я… Я! А не их сын! — я делала шаг за шагом, вынуждая его отступать. Похоже, он был поражен моей внезапной вспышкой гнева, потому что во время всего монолога молчал. — Каждый раз я убеждала себя, что не должна жалеть, что осталась в живых… — мой голос сник, когда я выплеснула наружу все, что собиралась ему сказать. — Каждый раз я думала, что не имею права оставить Меган одну. Она и так потеряла троих детей. И она — единственное, что останавливало меня от побега. Мне было невыносимо смотреть, как она, словно по расписанию, каждый четверг горько плакала, снова и снова просматривая эти проклятые альбомы с фотографиями! — я уже кричала, мне было все равно, что кто-то может услышать. — А я? Успокаивала ее, говорила, что все будет хорошо, хотя сама потом запиралась у себя в комнате, чтобы спокойно выплакаться…

Жгучие слезы, хлынувшие у меня из глаз, мешали обзору, и я закрыла лицо ладонями, бормоча под нос:

— Боже, зачем я вообще тебе об этом рассказываю?

— Ты винила себя в моей смерти? — упавшим голосом спросил Джаред, протягивая мне белоснежный носовой платок и даже не пытаясь до меня дотронуться.

— В твоей сфальсифицированной смерти, — подтвердила я, вытирая нос и заплаканные глаза.

— Господи, — выдохнул Джаред, отворачиваясь и запуская пальцы обеих рук в волосы.

Я высморкалась, не опасаясь выглядеть непривлекательно, когда меня кто-то окликнул.

— Да, Молли, иду! — крикнула я подруге, которая вышла меня искать.

— Дженни, где ты пропадаешь? — воскликнула она, подбегая, и тут же изменилась в лице, увидев мои опухшие и покрасневшие веки. — Что произошло?

— Нет-нет, все отлично, — заверила ее я, через силу улыбаясь. Молли бросила на Джареда истребляющий взгляд и взяла меня за руку.

— Пойдем, милая. Мы собираемся заглянуть в «Фантазию».

Следуя за подругой, я обернулась, но Джаред исчез. Он буквально растворился в толпе, вдруг наполнившей двор. Мы с Молли зашли в туалет, где я смогла привести себя в порядок. Нет, от опухших век мне не удалось избавиться, зато тушь больше не красовалась у меня под глазами, образовывая огромные синяки. Я переобулась в балетки, и мы все отправились в кафе.

Здесь были абсолютно все. Музыка грохотала на всю катушку, но она была танцевальной, и в кафе началась дискотека, которая продлилась два часа, пока не вернулись родители Молли и не разогнали всех по домам. Вдвоем они пошли в кино, сказав, чтобы к их возвращению разгромленное кафе привели в порядок. Большинство слиняло, но я, Лиам, Том и еще несколько ребят из нашего класса остались, чтобы помочь бедной Молли, которая бы просто не справилась с непосильной задачей — уж слишком большой бедлам устроили выпускники. Заводная музыка приподнимала наше настроение, и, пританцовывая, мы принялись за уборку.

Когда я встала на один из столов, чтобы снять с люстры чей-то шарф, за спиной послышался знакомый голос.

— Я что, опоздал на вечеринку?

— Нет, ты как раз вовремя, Картер, — я оперлась руками о его плечи, и он, обхватив меня за талию, помог мне слезть.

— Простите, но мы закрыты, — к нам подскочила Молли, с пеной в волосах. — О, это ты.

— Да, Молли, познакомься, это Фрэд, — приставила я, махнув рукой в сторону парня. — Фрэд, это — моя подруга Молли.

— Очень приятно, — расплылась в улыбке Молли, пожимая Дилану руку. — Вы нам тут не поможете?

— Без проблем, — отозвался Дилан и пошел вслед за девушкой, которая повела его к прилавку, на котором громоздилась гора грязной посуды. Обернувшись, он мне подмигнул. Фыркнув, я вернулась к мытью столов, напевая себе под нос популярную песенку, льющуюся из магнитофона. Было забавно наблюдать, как подростки в парадной одежде наводят порядок.

— Дженни! Принеси, пожалуйста, еще тряпок из кладовой, — попросила Молли, занятая запихиванием грязной посуды в посудомоечную машину.

— Сейчас, — отозвалась я и толкнула дверь в кладовку. — Та-ак, тряпки.

Повертевшись на месте и решив, что тряпки просто обязаны быть в коробке с надписью «Тряпки для столов», я забралась на стремянку и достала ее с верхней полки, когда музыка вдруг стихла. А затем раздался душераздирающий крик боли, разорвавший мое сердце. Не раздумывая, я бросилась в зал, чуть не переломав ноги, но увиденное заставило меня замереть. На полу, в луже собственной крови лежал Дилан, а склонившейся над ним Джаред изо всех сил сжимал рану на его груди. На лицах присутствующих застыл неподдельный ужас, девочки плакали от страха, а парни словно окаменели.

— Вызывай скорую, — приказал Джаред, но я продолжала стоять на месте, когда он заорал. — Джессика, очнись! Вызови скорую!

Я бросилась к телефону и трясущимися пальцами набрала номер службы спасения. Ответил монотонный женский голос, и я продиктовала адрес, вкратце рассказав о случившемся.

— …Сохраняйте спокойствие, помощь вскоре прибудет, мисс…

Диспетчер предложила поговорить со мной, но, не слушая, я бросила трубку, падая на колени рядом с Диланом и пытаясь справиться с обуявшим меня ужасом.

— Что…что произошло?

Но Джаред меня будто не слышал, его взгляд был прикован к бледнеющему лицу брата.

— Ты меня слышишь, Дилан? Смотри на меня. Не отключайся. Смотри на меня. Не теряй сознание…

Он машинально повторял это, но потом обратился ко мне.

— Возьми полотенце.

Я безропотно исполнила приказание, но его следующие слова повергли меня в шок.

— Мы должны поменяться местами. Ты будешь зажимать на рану, чтобы он не истек кровью.

— Что? Нет, Джаред, я не смогу.

— Нет, сможешь, — упрямо заявил он и поднял взгляд на меня. — Ты спасешь его, а я…я найду стрелявшего, пока он еще кого не пристрелил.

— Нет, Джаред, пожалуйста, — взмолилась я, но он был не умолим.

— На счет три. Давай, Джесс!

Его оклик заставил меня шевелиться. Мы быстро поменяли руки и полотенца, и уже я надавливала на грудь Дилана, старательно не думая о том, что теплая красная жидкость, которая тут же окрасила мои пальцы — кровь моего лучшего друга.

— Господи, помоги ему. Не забирай его, пожалуйста, не забирай его, — шептала я, глядя как полотенце, которое секунды назад было белоснежным становится ярко-красным. Вокруг засновали люди, и санитар отодвинул меня в сторону, занимая мое место. Дилана положили на носилки и отнесли в карету скорой помощи, подключая капельницу.

— Вы его знаете? — спросил меня другой санитар и, когда я кивнула, толкнул меня к машине. — Поедете с нами.

Забившись в угол, я наблюдала за тем, как два врача борются за утекающую жизнь моего лучшего друга. Один продолжал сжимать рану на груди, второй — измерял давление и делал все необходимые манипуляции.

— Мисс…Мисс! — настойчиво позвал молодой санитар, сидевший передо мной на корточках. Судя по голосу, он звал меня не в первый раз.

— Скажите его имя, возраст и группу крови.

— Дилан Картер. Двадцать лет, — быстро ответила я и чуть не плача добавила. — Но я не знаю его группу крови…

Санитар взялся за рацию.

— Мужчина, двадцать лет. Пулевое ранение в левую часть груди. Необходима операционная. Давление…

Дальше последовали цифры, и я отключилась. События развивались словно во сне. Машина встала, и носилки вытащили на улицу. Санитар, сидевший на них и сжимавший место ранения, объявил:

— Потеря сознания. Жизненные показатели падают. Необходим массаж сердца…

Носилки въехали в больницу, и у стойки регистрации путь мне преградила медсестра.

— Мисс! Вам туда нельзя. Прошу, пройдите в комнату ожидания…

— Нет, вы не понимаете, он мой друг… — спорила я, но у меня уже не оставалось сил.

— Мы сделаем все, чтобы спасти вашего друга, а сейчас сядьте, пожалуйста, — медсестра усадила меня в пластиковое кресло. Было уже около девяти вечера, и коридоры были пусты.

— Я принесу Вам чашечку кофе, — мягко проговорила медсестра, но я ее не слышала и, свернувшись калачиком, насколько это возможно в жутко неудобном кресле, больше не сдерживала рыдания, рвавшиеся из груди.

Глава№ 9

Где-то громко хлопнула дверь, но я продолжала смотреть перед собой.

— Эй, мистер, подождите! Вам туда нельзя! — паническим голосом кричала медсестра, и я медленно повернула голову. В конце коридора, у пустого стола дежурной медсестры стоял Джаред. Рукав его расстегнутого пиджака был сорван, на рубашке в районе живота виднелось уже засохшее красное пятно. Медсестра, испуганная его внешним видом, попыталась его остановить, но он быстрым шагом направлялся ко мне.

— Джаред! — облегченно воскликнула я, вскакивая на ноги, которые меня тут же подвели. Колени подкосились, и я рухнула в его вовремя подставленные руки, беспомощно цепляясь за лацканы пиджака. — Джаред…

— Тише, малышка, я здесь, — он прижимал меня к себе, ласково гладя меня по волосам, пока я, уткнувшись носом ему в шею, безудержно всхлипывала.

— Мисс, все в порядке? — спросила уже знакомая мне медсестра. Она с беспокойством поглядывала на нас.

— Д-да, — с запинкой произнесла я, поднимая голову, и даже попыталась улыбнуться, но, наверное, вышла только болезненная гримаса. — Все хорошо.

Кивнув, медсестра вернулась к своему столу.

— Как он?

Я испуганно посмотрела на Джареда, и глаза снова наполнились слезами. Удивительно, как долго может работать слезоточивый канал.

— Его отвезли в операционную. Почти полтора часа назад. И никто ничего не говорит.

Сжимавшие меня руки напряглись, и я хотела выбраться из объятий, чтобы сесть в кресло, но он прошептал:

— Нет, подожди минутку.

Зарывшись лицом в мои распущенные волосы, он глубоко вздохнул.

— Я скучал по тебе, Джессика, — тихо признался он, и мне даже удалось слабо улыбнуться.

Мы уселись в кресла, и я снова закуталась в выданное медсестрой больничное одеяло.

— Ты нашел стрелка?

Джаред помотал головой, задумчиво глядя в одну точку.

— Нет, он успел сбежать.

— Тогда откуда это? — я нежно провела пальцами по его скуле, на которой уже красовалась гематома.

Джаред вздрогнул, но посмотрел прямо мне в глаза.

— Зато я встретился с Лидией.

Я пораженно уставилась на него.

— Зачем? Чтобы в больнице я ожидала двух недоумков, попавших под пулю, так? — мой голос эхом разнесся по коридору, и медсестра бросила в нашу сторону укоризненный взгляд.

— Нет, Джессика. Она нашла меня.

Я вмиг успокоилась. Точнее, я перестала сердиться на него за то, что он лезет, куда не следует, но воспылала ненавистью к женщине, которая подстрелила моего друга и покушалась на жизнь сидящего рядом со мной парня. Хотя, к нему у меня чувства были далеко не дружеские.

— Мисс Финч?

Я вскочила на ноги и покачнулась, но меня поддержал Джаред.

— Да, это я, — ответила я подошедшему врачу, который просматривал больничный лист.

— Операция завершилась. Произошла остановка сердца, но нам удалось снова его запустить. Вашему другу требуется пристальное наблюдение. И, хотя его состояние довольно стабильное, мы продержим его здесь некоторое время. Сейчас он находится в состоянии искусственной комы, но как только он очнется, я разрешу Вам с ним увидеться.

Я затаила дыхание, слушая речь врача, и только когда он закончил, вздохнула с облегчением.

— Вы можете отправляться домой, отдыхать. Мы оповестим вас сразу же…

— Нет, я останусь, — решительно проговорила я и почувствовала, как ладонь Джареда ложиться мне на плечи.

— Хорошо. Мисс Остин проведет вас в комнату ожидания, — врач махнул дежурной медсестре, которая тут же подошла, и отдал указания.

— Доктор Бакер, — позвала я, когда он уже отвернулся, собираясь уйти.

— Да, мисс Финч?

— Спасибо, — коротко поблагодарила я, но он прочитал в моем взгляде все чувства, которые просто невозможно было описать словами.

— Я рад был помочь, мисс Финч, — улыбнулся он и ушел.

Медсестра позвала нас за собой и провела в комнату ожидания, где стояли уютные диванчики, журнальные столики, автомат с едой и напитками. В углу женщина, завернутая в такое же одеяло, что и я, смотрела какую-то передачу, мужчина напротив нее громко храпел, и больше здесь никого не было. Джаред поджал губы, когда мы устроились на диване, подальше от этой парочки. Медсестра вручила нам второе одеяло и пожелала спокойной ночи, когда я вспомнила, что надо позвонить родителям. Вернувшись в коридор, к автомату, я набрала домашний номер.

— Мама, это я, — заговорила я, услышав в трубке голос Меган.

— Господи, Джессика, где тебя носит?

— Я в больнице…

Я пересказала случившееся, про себя удивившись, что до родителей до сих пор не дошли сплетни, обычно распространяющиеся по нашему городку в мгновение ока.

— Господи, какой кошмар! — в ужасе воскликнула Меган. — Милая, я сейчас приеду.

Мне пришлось долгое время уговаривать ее, что это лишнее, но она успокоилась, лишь когда услышала, что со мной Джаред.

— Мы приедем утром, Джесс, обязательно.

— Хорошо… — я уже собиралась нажать на отбой, но кое-что всплыло в моей памяти. — Мама, и еще…

— Да, милая?

— Я все оплатила, ты не против?

Хотя это были мои личные средства, доставшиеся по наследству после смерти родителей, я все же считала, что Меган заслуживает знать об этом.

— Конечно, солнышко. Ты правильно поступила.

Почему-то от ее слов мне стало легче. Нет, безусловно я, не задумываясь назвала номер своего счета, чтобы оплатить лечение Дилана, и не поступила бы иначе, но все же мне было приятно услышать ее одобрение.

— Ладно, мама, спокойной ночи.

— Мне жаль, что меня не было рядом, дорогая. Я люблю тебя.

— Я тоже тебя люблю, — выдохнула я, повесила трубку и вернулась в комнату ожидания.

Наш с Джаредом диван оказался пуст, и я поискала глазами Джареда. Он стоял у автомата, тыкая пальцами в кнопки. Я плюхнулась на диван, поджимая под себя ноги и укрываясь одеялом. В узком платье было неудобно, но раздеваться в общественном месте я была не намерена.

— Держи, — Джаред протянул мне шоколадный батончик и бутылку воды и уселся рядом.

Только откусив кусочек батончика, я осознала, насколько сильно проголодалась. Закончив импровизированный ужин, мы закутались в одеяла, но уснуть так и не смогли. Джаред копался в своем мобильном, а я, вспомнив подробности произошедшего, снова начала плакать, пряча от парня свое мокрое лицо. Но в конце концов усталость взяла свое, и моя голова повалилась на плечо Джареда. Уже во сне я ощущала, как его рука обвивается вокруг меня, создавая мой собственный безопасный мирок.


Прибор пищал, равномерно отсчитывая пульс, и, когда звук неожиданно стал беспрерывным, я испуганно подскочила, бросаясь к кровати.

— Дилан, ты с ума сошел? У меня чуть инфаркт не случился.

Я гневно взирала на проснувшегося парня, который только что вытащил иглу из собственной вены. Дверь палаты раскрылась, и вбежал врач и медсестра, которая тут же вернула все на место, и прибор снова противно запищал, но для моих ушей это было лучше любой музыки.

Утром меня разбудил Джаред, сообщив, что Дилан очнулся и сейчас спит — ему вкололи снотворное, но я настояла на том, чтобы меня впустили в его палату. С шести утра я сидела в кресле, смотря на неподвижную фигуру, а Джаред спал рядом. В восемь больница открылась для посетителей, и приехали Меган с Джорджем — их к Дилану не пустили, но зато Меган привезла нам обоим сменную одежду, и мы смогли переодеться.

— Пожалуйста, не делай так больше, — попросила я, беря друга за руку.

— Что случилось? — Дилан направил на меня помутненный взгляд из-под полуопущенных век.

— Я думаю, тебе расскажет Джаред, — мягко произнесла я.

— Он здесь? — удивленно спросил Картер и, попытавшись приподняться, застонал, рухнув обратно на подушки.

— Пожалуйста, не двигайся, — я немного сжала его ладонь, но боялась прикоснуться к нему в каком-нибудь другом месте, опасаясь причинить вред. — Ты пережил сложную операцию.

— Где он?

— Кто? — я сразу поняла, о комречь, но мне вообще не хотелось о нёмговорить. Проведя целую ночь вдвоем в комнате ожидания, мы так и не сдвинулись с мертвой точки. В том плане, что я не имела представления, что онпредпримет в следующую секунду после того как вручит мне чашку кофе.

Дверь в палату распахнулась, и на пороге показался Джаред, держащий поднос с кофе.

— Знаешь, ты выглядишь просто… — обратился он к брату, но тот его бесцеремонно перебил:

— Заткнись, пока не сказал того, о чем потом будешь жалеть.

— Я хотел сказать, что у тебя цветущий вид, — невинным тоном закончил Джаред, вручая мне чашку.

Бледное лицо Дилана можно было назвать любым словом, но точно не «цветущим», но, несомненно, оба брата были счастливы видеть друг друга живыми.

— Так что произошло? — снова спросил Дилан.

— Тебя подстрелили, — буднично отозвался Джаред.

— Да неужели? — проворчал Картер, прикусывая губу от боли.

— Джаред, может не стоит… — начала я, но Дилан тут же возразил.

— Джессика, я в порядке.

— Ну, конечно, — недоверчиво фыркнула я, отпуская его руку и усаживаясь в кресло рядом с кроватью. Парни словно забыли про мое присутствие, начав обсуждать подробности вчерашнего происшествия, и я не особо прислушивалась к их беседе, пока Дилан слабо не ударил по одеялу, привлекая внимание брата.

— Джаред, ты прекрасно знаешь, что это было не просто покушение на твою жизнь. Стрелок не промазал. Это было предупреждение.

Дилан тяжело задышал и закрыл глаза — все его силы ушли на этот короткий монолог. Лицо Джареда приобрело болезненный оттенок, он стал бледнее простыни.

— Что за предупреждение? — ввязалась я, и внезапно до меня дошло. — Это Лидия, так? Она хотела показать, что может убить кого-нибудь из твоей семьи, да?

— Нет, Джессика, — я еле расслышала голос Джареда. — Она сделала это, что доказать свою власть. Показать, насколько бессилен буду я, глядя на мучения людей, которых люблю.

Глава№ 10

Боксерская груша лишь качалась под моими яростными ударами, что распаляло меня еще сильнее. Вчера, вернувшись из больницы, в которой я провела весь день, развлекая Дилана, я рухнула спать. Сегодня будильник разбудил меня в половину шестого и, несмотря на события прошлых дней, выбивших меня из колеи, я чувствовала себя на удивление бодрой и полной сил, поэтому отправилась на пробежку. Сейчас часы показывали семь часов, что означало, что тренировка длиться уже час. Футболка на мне была мокрой, но меня злила моя слабость.

— Ты неправильно держишь кулак.

Раздавшийся голос заставил меня подпрыгнуть на месте. В такую рань спал весь городок. Я резко обернулась. У двери, держа в руках спортивную сумку, стоял Джаред. На нем была неизменная футболка с длинным рукавом, но джинсы заменяли спортивные шорты. На ногах красовались кроссовки для бега.

— Извини, я не знал, что здесь кто-нибудь будет, — Джаред почесал затылок. — Я, наверное, зайду позже…

— Нет, останься, — слова вылетели из моего рта непроизвольно.

Джаред замер в проеме, раздумывая над моим предложением, и кивнул.

— Хорошо, — закрыв дверь, он бросил сумку на скамейку и подошел к тренажеру.

Я сразу же отвернулась, принимаясь за избиение груши. За спиной не слышалось никаких звуков, и я, заинтересовавшись, повернулась.

— Ой, — вырвалось у меня, когда я наткнулась на Джареда, стоявшего за моей спиной. — Что-то не так?

Он смотрел на меня каким-то странным взглядом, а потом, вздохнув, взял мою руку в свою, разворачивая меня обратно к груше.

— Ты правильно сжимаешь кулак, но неправильно бьешь, — начал терпеливо объяснять он, сопровождая слова действиями. — Удар должен приходиться на костяшки указательного и среднего пальцев. Иначе, ты рискуешь сломать руку. Вот, отводишь руку назад, но не убирай ее в сторону — локоть должен быть прижат к телу, и резко выбрасываешь кулак вперед.

Его грудь прижималась к моей спине, когда он направлял мою руку к груше, обхватив запястье своими длинными пальцами. Его дыхание щекотало мне шею, и я могла думать о чем угодно, но только не о правильности ударов, но, когда он спросил, все ли понятно, мой ответ, разумеется, был положительным.

— Попробуй сама, — сказал он, отступая, и мне сразу же стало холодно без его тепла, но, сосредоточившись, я сжала кулак и ударила по груше, которая впервые буквально отскочила от моей руки. Радостная улыбка осветила мое лицо, и я большим рвением принялась колошматить несчастную грушу, совершенно забыв про присутствие Джареда.

Зазвонивший телефон прервал поток моих ударов, и я повернулась как раз вовремя, чтобы увидеть, как Джаред слез с тренажера и достал свой мобильник.

— Да?

На его лице отразилась гамма эмоций: удивление, узнавание и, наконец, гнев. Поймав мой вопросительный взгляд, он отвернулся, заговорил тихим голосом и вскоре нажал на отбой.

— Все нормально? — спросила я, глядя на его напряженные плечи.

Он развернулся, и я увидела, что его прямо-таки трясет, но происхождение распиравшей его ярости было мне неизвестно. Если только…

— Дилан?.. — испуганно выдохнула я. Ведь звонить могли из больницы…

— Нет, он в порядке, — покачал головой Джаред, неторопливо подходя ко мне, и я ощутила себя вдруг невероятно грязной и непривлекательной, но почему-то именно сейчас, после паршивого вечера и ужасной ночи, мне захотелось, чтобы мы с ним были друзьями. Хотя бы друзьями.

— Ты поедешь в больницу? — неожиданно для самой себя спросила я, вырываясь из-под завесы собственных несбыточных мечтаний.

— Да, конечно, — откликнулся Джаред, но его задумчивый взгляд блуждал по комнате, не останавливаясь ни на чем конкретном.

— Джаред, все нормально?

— Ч-что? — он словно только очнулся после сна, непонимающе взглянув на меня. — Почему ты спрашиваешь?

— Я понимаю, что ты не хочешь говорить, кто звонил. Но… — я запнулась, понимая, что возможно пожалею о сказанном, но все же продолжила. — Я волнуюсь…и хочу знать, что ты в порядке.

Жесткий взгляд смягчился, и Джаред слабо улыбнулся.

— Спасибо, но тебе не стоит беспокоиться, все в порядке.

— Да, если то, что тебя хочет убить сумасшедшая вдовушка, означает «все в порядке», — я изобразила в воздухе кавычки.- …то мне определенно надо переосмыслить мои обычные ответы на вопрос, как у меня дела.

Улыбка Джареда стала шире.

— Тебе необходимо меньше общаться с моим братишкой. Еще одного шутника я не вынесу.

Он попытался ответить шуткой на мою шутку, и я была за это ему благодарна. Наконец-то мы сделали примирительный шаг друг к другу.

— Я подожду тебя в машине.

— Что?..А… — я сначала не поняла, о чем он. — Да, конечно. Только приму душ и переоденусь.

Джаред схватил свою сумку и ушел. Я побежала в ванную, помылась и надела желтое летнее платье — экзамены и школа позади, начались каникулы, чем ни повод?

Спустя полчаса мы уже входили в палату Дилана, который при виде нас радостно улыбнулся и выключил телевизор.

— Вы пришли!

— Я не смог придумать отговорку, — проворчал Джаред, пожимая брату руку.

— А я вроде как даже не собиралась уходить — меня выгнали, забыл? — я чмокнула друга в щеку, бросая на прикроватную тумбочку коробку в праздничной упаковке.

— Что это? — с любопытством поинтересовался Дилан и перевел взгляд с меня на брата, но тот лишь пожал плечами.

— К этому я не имею никакого отношения.

— Ага, он свое дело сделал — наклонился, чтобы пуля попала в тебя, — не сдержалась я и заслужила от парней абсолютно противоположные реакции. Дилан улыбнулся, а Джаред сердито поджал губы.

— Пойду, принесу кофе, — заявил он, поднимаясь.

— Мне тоже, со сливками, — я наткнулась на его испепеляющий взгляд и потупилась. — Только без мышьяка, пожалуйста.

Дилан негромко засмеялся, и мы с Джаредом с удивлением посмотрели на него. Парень был еще слаб, но хорошее настроение являлось верным признаком, что он идет на поправку. Наверное, смех спас жизнь мне, потому что взгляд Джареда потеплел, когда он в следующий раз взглянул на меня.

— И мне! — подал голос Дилан.

— А ты обойдешься! — отрезал Джаред, выходя из палаты.

Усмехнувшись, я повернулась к кровати, но улыбка сползла с моего лица.

— Что?

— И долго ты собираешься это продолжать?

— Не понимаю, о чем ты, — я откинулась на спинку кресла и осторожно поставила скрещенные ноги ему на постель, чтобы ненароком не навредить.

— О твоей влюбленности в моего брата, — Дилан в упор смотрел на меня, и я отвернулась.

— Слушай, пуля чудом прошла мимо твоего сердца всего два дня назад, а тебя интересует какая-то мелочь…

— Мелочь?! — воскликнул он, приподнимаясь на руках. — Ты называешь это мелочью? Джессика, я помню, какты жила весь этот год…

— Дилан, это совершенно не важно, — я закрыла глаза.

— Джессика, тебе нужно…

Открылась дверь, и вошел Джаред с двумя картонными стаканчиками с кофе.

— А что тебе нужно? — спросил он, вручая мне мой кофе, и сделал дурашливый поклон. — Не беспокойся, не отравлено.

— Я говорил, что ей нужно больше тренироваться, — вдруг заявил Дилан, игнорируя мой предостерегающий жест — я провела ладонью у основания шеи. — И ты должен ей помочь.

Джаред плюхнулся в кресло и задумчиво закусил губу.

— Да, ты прав, — согласился он и повернулся ко мне. — Тебе не помешает научиться паре приемчиков.

— Вижу, вы уже все решили, — буркнула я, отхлебывая еле теплый напиток, и чуть его не выплюнула. — Фу, какая гадость!

— Больничный буфет, — объяснился Джаред. — Ты ожидала что-то другое?

Дилан хлопнул в ладоши.

— Значит, ты согласен давать Джессике частные уроки?

Мы с Диланом переглянулись, а потом посмотрели на Джареда.

Который кивнул, отправляя в рот остатки холодного кофе.

* * *

Я умру так. Потной и грязной. В подвале собственного дома.

— Поднимайся! — приказал Джаред. — Осталось всего три раза.

— Нет, — пробурчала я, чувствуя во всем теле невыносимую тяжесть, и продолжала лежать на полу, закрыв лицо ладонями.

— Ты сделала только два подхода, — возмутился Джаред, который держал мои ноги, пока я качала пресс.

— И? Я больше не хочу! — воскликнула я, обиженно взглянув на него сквозь пальцы.

— Давай! Неужели не хочешь доказать всем, что ты не тряпка…

Прорычав что-то оскорбительное в его адрес, я скрестила пальцы на затылке и доделала упражнение, собрав все свои силы.

— Ладно, вставай. А теперь спарринг.

Застонав, я снова легла на пол, но сильные руки подняли меня и поставили на ноги.

— Вот, — Джаред протянул мне перчатки.

— А где же похвала? Я же закончила упражнение, — съязвила я и бросила перчатки ему в спину.

Он медленно повернулся ко мне.

— Не хочешь перчатки? Ладно. Потом не ной, когда твои костяшки будут сбиты в кровь.

Его слова подействовали, и, беспрерывно ворча, я наклонилась, взяла перчатки и натянула их на руки.

— Ну, давай, покажи, на что ты способен, — поддела его я, прыгая вокруг, вскинув кулаки, пока он надевал защитный шлем на голову.

Шлем скрывал его лицо, и мне было видно только его глаза, которые сейчас выражали нетерпение.

— Начинай, — проговорил он, и в его голосе слышался смех.

Разозлившись, я с разбегу прыгнула на него, выставляя кулак, и через секунду повалилась на маты. Джаред рассмеялся, и я, сидя на полу, обхватила его ноги чуть пониже колен и дернула. Смех сначала усилился, но прекратился, когда удар моего кулака пришелся на коленную чашечку. Джаред пошатнулся.

— Ай, так нечестно!

— Я и не говорила, что буду драться честно, — заявила я, вскакивая на ноги.

Два удара в его супер-накаченный живот не принесли никаких результатов. Джаред даже не шелохнулся, только продолжал раздавать наставления, выводя меня из себя своим поведением. Битый час он таскал меня по залу, тысячу раз бросал на мат, приказывая снова и снова становиться на ноги. Любые мои попытки нанести ему какой-нибудь ущерб оказывались тщетными, потому что раз за разом он умудрялся молниеносно блокировать каждый мой удар, и в конечном счете я все равно падала на мат, ударяясь снова и снова.

— Я больше не могу, — простонала я, упрямо продолжая валяться на мате. Тело отказывалось двигаться. — Может, хватит для первого раза?

Джаред, хмыкнув, присел рядом со мной на колени.

— Еще осталась растяжка.

Мне послышалось, или в его голосе действительно промелькнуло сочувствие?

— Дай своим мышцам отдых, Джесс…

Он показал мне несколько упражнений на растягивание, и я поняла, что ни о каком сочувствии не могло быть и речи. Мне понадобилась вся сила воли, что у меня имелась, чтобы заставить себя сесть прямо и вытянуть ноги. У меня никогда не было скрытых гимнастических талантов, и на шпагате я не сидела. Так что теперь, терпеливо наклоняясь к каждой ноги, я сжимала зубы, превозмогая боль в каждой клетке тела, и, самое обидное, что мне так и не удалось дотянуться руками до ступней и лечь животом и грудью на ноги — ведь именно так выглядело идеальное исполнение упражнения.

Джаред тем временем ушел к тренажерам. Пока он подтягивался, расположившись ко мне спиной, я исподтишка за ним наблюдала. Его бордовая футболка с длинным рукавом сзади пропиталась потом, но он даже не подвернул рукава. И я сомневалась, что во всем виновата излишняя скромность, которой, как мне прекрасно известно, он никогда не страдал.

Как это ни странно, но после растяжки мне и в самом деле стало немного лучше. Нет, тело продолжало ныть, но боль перестала быть резкой. В конце концов, я даже слабо улыбнулась, чувствуя гордость за свое сегодняшнее поведение. Все-таки я не сдалась и довела тренировку до конца.

Медленно я встала и, подойдя к деревянной скамейке, взяла полотенце, чтобы вытереть лицо. Джаред поступил точно так же, а потом принялся копаться в своей сумке. Повесив полотенце на плечо и схватив нетронутую бутылку с водой, я двинулась к выходу, но остановилась у самой двери, разворачиваясь.

— Джаред, — неуверенно позвала я, и он замер, поднимая на меня вопросительный взгляд. — В следующий раз ты можешь надеть майку.

На его лице отразилось непонимание, и я недовольно поджала губы, зная, что он прекрасно осознает, о чем речь.

— Что бы ты не прятал, это все равно выплывет наружу, — передернула плечами я. — А передо мной тебе стыдиться нечего… Подумай над этим.

Удовлетворенная его ошарашенным видом я развернулась и покинула тренажерный зал.

Глава№ 11

— «…страшная авария унесла жизни трех человек…»- не дочитав, я захлопнула газету, вперив гневный взгляд в Дилана, и недоверчиво спросила. — Неужели подобные новости приносят тебе радость жизни?

— Нет, но я знаю точно, что эти проклятые белые стены вгоняют меня в уныние, — проворчал Дилан и снова заискивающе мне улыбнулся. — Джесс, вытащи меня отсюда. Я торчу в чертовой больнице уже второй месяц. Ну, сколько можно?!

— Только двадцать семь дней, — поправила его я, удобнее усаживаясь в кресле.

Дилан действительно провел в больнице целый месяц, и, утверждая, что полностью здоров, он больше всего на свет желал отсюда выбраться, готовый от скуки на стенку лезть. Но врачи запрещали ему это, утверждая, что ему просто необходим постельный режим и пристальное наблюдение. Палата, рассчитанная на четверых, пустовала — Дилану катастрофически не хватало общения. Я как могла пыталась облегчить участь друга, благо летние каникулы позволяли мне это. Вместо того чтобы с остальными ребятами пойти на озеро или в кино, я приходила в больницу, приносила сладости (разумеется, одобренные врачом), кинофильмы, журналы, книги и газеты, и проводила весь день, развлекая Дилана, готового впасть в невероятное отчаяние от своего бездействия. Иногда нашу компанию разбавлял Джаред, но на нем висел такой груз ответственности, в форме Лидии, которая могла нанести удар в любой момент, что не позволяло никому из нас расслабиться. Так что от старшего брата не было никакого толка. В редкие дни, когда он приходил в палату, он садился в свободное кресло, тут же погружаясь в собственные мысли, изредка поддакивая, если его о чем-то спрашивали, но никогда по-настоящему не участвовал в беседе.

— Посмотрим фильм? — наигранно весело спросила я, потому что унылое настроение Дилана постепенно переходило ко мне, и стала копаться в огромной стопке DVD-дисков, валяющихся на прикроватной тумбочке.

— Я уже все посмотрел, — зло отозвался Дилан. Его щеки порозовели, что являлось значительным прогрессом по сравнению с мертвенной бледностью три недели назад.

— Да? А вот этот? — я вытащила диск и протянула его парню, закрывая обложкой улыбку, которую так и не сумела сдержать.

— В могилу меня свести хочешь?! — яростно воскликнул Дилан, и я от души расхохоталась.

— Между прочим, это довольно милый фильм про любовь, — проговорила я, выравнивая дыхание.

— Нет, это фильм про сопливого вампира, влюбившегося в девушку, годящуюся ему в праправнучки, — сварливо поправил меня Картер, вызвав очередной приступ смеха.

— Ты уже посмотрел? — я изо всех сил пыталась убрать с лица улыбку, но у меня не особо получалось.

— Мне было скучно! А «Крепкий орешек» я смотрел уже двести раз! — старательно оправдывался Дилан, и вдруг его лицо вытянулось. — Скажешь Джареду, клянусь — убью собственными ру…

— Не буду! — я вскинула руки в жесте «Я сдаюсь». — Кстати, а где пропадает твой братец? Обещал же зайти…

— Легок на помине, — буркнул Дилан, когда за моей спиной открылась дверь.

— Доброе утро! — бодро поздоровался Джаред, усаживаясь в кресло, стоящее у подножья кровати слева от моего, и из моих легких словно вышибло весь воздух до последней капли. Зная, кто вошел, я даже не обернулась, но теперь его разбитое лицо предстало предо мной в полной красе под ослепительными лучами солнца, заглядывающего в распахнутое окно.

— Кто, черт возьми, тебя так разукрасил?! — Дилан, не менее пораженно чем я, глядел на увечья брата.

Все лицо Джареда усеивали мелкие порезы, длинная царапина протянулась от левого глаза до уголка рта.

— Тебе надо показаться врачу, — на одном дыхании произнесла я, приподнимаясь в кресле.

Джаред отрицательно помотал головой, и с его губ сорвался еле слышный стон.

— Нет, она только этого и ждет.

— Кто? — резко спросила я. — Лидия?

Джаред молча кивнул, закрывая глаза. У меня вырвалась парочка грязных ругательств, которые я сама не ожидала от себя услышать, но внезапно накрывшая меня ненависть к этой женщине взяла свое. Внутри меня все прямо-таки клокотало от гнева. Парни изумленно уставились на меня.

— Не пристало юной леди так сквернословить, милая, — тоном пожилого проповедника изрек Дилан, разряжая напряженную атмосферу, повисшую в комнате.

— А ты, Картер, вообще бы затк…

— О, ребята, прекратите, — взмолился Джаред, и я замолчала, видя, что он на самом деле чувствует себя паршиво.

— Нет, так не пойдет, — я решительно вскочила на ноги и выбежала из палаты. Вдогонку мне понеслось удивленное восклицание Дилана: «Куда это она»?

К счастью, в больнице, рядом с буфетом так же была аптека. Не долго думая, я купила автомобильную аптечку, зная, что там есть все необходимое. Вернувшись в палату, я подошла к Джареду, ногой подцепила ножку его кресла, разворачивая к себе, и открыла аптечку, доставая антисептик, бинты и марли.

— Собираешься меня лечить? — насмешливо поднял брови Джаред, но его глаза выражали непомерную усталость.

Схватив марлю, я отправилась в прилагающуюся к палате ванную и сунула руку под поток холодной воды. Вернувшись, я, не терпя никаких слабых попыток Джареда увернуться, взяла его за подбородок, поднимая лицо к свету, и принялась аккуратно смывать кровь, стараясь не задевать ранки, чтобы не причинить излишней боли.

— Расскажешь, что все-таки произошло? — тихо спросила я, беря в руки антисептик. Глаза Джареда, не отрываясь, смотрели на меня, что очень отвлекало. Я попыталась сосредоточиться на обрабатывании ранок. Когда марля прошлась по царапине под глазом, Джаред невольно поморщился.

— Прости, — шепнула я, склоняясь к его лицу, так близко, что этого расстояния было достаточно, чтобы разглядеть каждую царапину, каждую морщинку, каждую ресничку… Мои движения стали медленными-медленными. Заворожено я смотрела в его синие глаза, совершенно забыв про реальность.

Негромкое покашливание заставило меня вздрогнуть. И не меня одну. Джаред выглядел так, словно только что проснулся и не понимает, где находится. Развернувшись, я наткнулась на красноречивый взгляд Дилана, выражающий «снова ты за свое?». Повисло неловкое молчание. Обернувшись, я бегло пробежалась взглядом по лицу Джареда и удовлетворенно кивнула.

— Кажется, все в порядке…

— Спасибо большое, — почему-то шепотом поблагодарил Джаред, смущенно улыбнувшись.

— Не за что, — откликнулась я, закрывая баночку с антисептиком и запихивая все обратно в аптечку, и, закончив, выпрямилась. — Ладно, мальчики, развлекайтесь, а я, пожалуй, пойду.

Всем было ясно, что я хочу поскорее сбежать, и Дилан энергично закивал, соглашаясь со мной.

— Да, повеселись там.

— Где? — резковато спросил Джаред, вставая.

— Я говорила Дилану, — я махнула в сторону друга. — Что мы с Молли собрались устроить девичник сегодня…

— С парнями, — хмыкнув, вставил Дилан, и я наградила его не-лезь-куда-не-просят взглядом, но он лишь улыбнулся.

— …и, собственно, всё, — закончила я, отчего-то чувствуя себя не в своей тарелке. Получалось так, что я оправдывалась перед Джаредом и сама не знала почему.

— А…тренировка сегодня отменяется? — Джаред закусил нижнюю губу, стоя в ожидании моего ответа.

— Э-э, нет? — протянула я, сомневаясь, что он вообще в состоянии нормально двигаться, судя по его внешнему виду, а что говорить о полноценной тренировке. На протяжении целого месяца мы тренировались четыре раза в неделю, и я постепенно привыкла к нагрузкам. Мое тело перестало меня ненавидеть, и я даже стала наслаждаться некоторыми упражнениями. Дилан смеялся надо мной, говоря, что мне не нравятся упражнения, а просто нравится тренер. Что ж, отчасти он был прав, я упивалась обществом Джареда, пока могла. Мы не говорили на личные темы, но я многое узнала о нем нового, например, то, что он окончил школу с отличием.

— Хотя, знаешь… — Джаред запнулся, вглядываясь в мое лицо, запрокинутое к верху, потому что мы стояли близко, и я задрала голову, чтобы смотреть ему в глаза. — Давай, сделаем сегодня выходной. Повеселись.

Я не верила своим ушам и не сдержала радостной улыбки, хотя где-то внутри меня притаилось разочарование.

— Ты серьезно?

— Да, иди, — уже сердито повторил Джаред и, отвернувшись, подошел к окну.

Я торжествующе посмотрела на Дилана.

— Возьмешь меня с собой? — с надеждой спросил он.

— Нет, Картер. У тебя сегодня и так есть компания, — наклонившись, я звонко поцеловала его в лоб, игнорируя его обиженно надутые губки. — И ты не испортишь мне вечер.

— Раз так, больше не приходи сюда, — жестко проговорил Дилан, но, когда за мной уже закрывалась дверь, он отчаянно закричал. — Ты ведь придешь? Я же пошути-ил!

Рассмеявшись, я почти бегом спустилась с лестницы и выбежала на улицу, направляясь к «Фантазии». На самом деле, мы с Молли просто решили встретиться. Сегодня была ее смена в кафе, и я села за стойку, приветственно помахав ей рукой.

— Мне булочку и сок, пожалуйста, — вежливо попросила я, но, не успела закончить, как передо мной уже стояла тарелка с заказом — Молли знала меня как облупленную. — Привет, красотка!

— Том пригласил меня сегодня в кино! — подруга пропустила мимо ушей приветствие и склонилась через стол ко мне. — Мы подумываем устроить двойное свидание. Пойдешь?

Я пару секунд тупо пялилась на нее и только потом открыла рот.

— Шутишь, что ли?

Молли раздраженно закатила глаза.

— Нет. Пригласи кого-нибудь. Будет весело.

— Кого? — фыркнула я, берясь за булочку.

— Да хотя бы того симпатичного парня, что спас жизнь твоему брату, — едко проговорила Молли и отошла, чтобы обслужить следующего клиента.

Инцидент, случившейся в кафе после выпускного, не обсуждался, но и не был забыт. Наверное, ужас, обуявший тогда всех присутствующих помог мне, Джареду и Дилану сохранить в тайне свои личности, но все же отношения жителей городка ко все троим изменилось. Джареду продолжали давать мелкие поручения, за выполнения которых он получал гроши, но не торопились с ним сблизиться, как то было в начале, после его переезда. Хотя, все девчонки были тайно в него влюблены, ведь не каждый день в твой город приезжает такой парень.

Со мной в дружеских отношениях осталась только Молли, еще Лиам иногда проявлял доброту и внимание, но больше не пытался пригласить меня куда-нибудь. Людей в маленьких городах пугают перемены. И тот инцидент никак не входил в их понятия «нормального».

Внезапно я прислушалась к разговору Молли и клиента и чуть не подавилась соком.

— …да, мадам Клиффорд, через секунду Ваш заказ будет готов, — протараторила подруга и отошла в другую комнату, где находилась кухня.

Мое тело было натянуто как пружина. Я не шевелилась и даже не дышала, желая остаться незамеченной. Но, несомненно, не отменные бургеры привели сюда Лидию Клиффорд. Она знала, что я здесь.

— Здравствуй, милочка, — пропела она, подсаживаясь ко мне.

Глава№ 12

Костяшки пальцев побелели — так сильно я сжала стакан с соком. Как себя вести с этой женщиной, зная, на что она способна?

Я медленно повернула голову в ее сторону, но промолчала. Волосы женщины были собраны в высокий хвост на затылке, а килограмм косметики срывал её уже немолодые годы. Если бы для меня она оставалось простой учительницей, я, может быть, считала бы ее привлекательной, но сейчас…

— Как поживает Джаред? — с улыбкой поинтересовалась Лидия, отхлебывая кофе из чашки, которую ей только что вручила Молли. Подруга занялась остальными клиентами, видя, что я все равно увлечена беседой с учительницей.

— Нормально, — выдавила я, когда Клиффорд ничего больше не сказала, видимо, ожидая моего ответа.

— Знаешь, Джессика, а ты довольно милая девочка, — проворковала Лидия, а мне захотелось вылить ей на голову свой апельсиновый сок, который вдруг потерял свою прелесть.

— Что вы хотите, мадам? — вместо ответа поинтересовалась я, внимательно посмотрев на женщину, чья улыбка стала еще шире.

— Отплатить кое-кому за смерть моего мужа.

Боже, да она же больная. Сумасшедшая.

— Так почему бы его просто не убить? — с иронией спросила я, и в самом деле не понимая, почему в который раз она оставляет Джареда в живых. Женщина закусила верхнюю губу, и стала мне еще более противной.

— Так не интересно, — наконец протянула она, допивая свой кофе, и я снова усомнилась во здравии ее рассудка. — Ведь так увлекательно смотреть на его мучения…

Мне показалось, что стакан сейчас лопнет в моей руке, и я усилием разжала пальцы. Лидия, тем временем, продолжала.

— Как он низок, этот Джаред, не так ли?

Было ясно, что говорит она не про рост парня. Я, не сдерживая любопытства, смотрела на нее, и она кровожадно улыбнулась.

— Мой муж заключил с ним сделку, пошел навстречу, а твой дружок его предал…

— Что за чушь вы несете? — не выдержала я, гневно глядя на нее.

— А ты не знаешь, почему тебя в прошлом году отпустили? Неужели думала, что мальчишка Картер настолько умен, что смог пройти через лучшую охрану?

Увидев потрясение в моих глазах, она уже не скрывала своего торжества.

— Он не сказал тебе… Ха! Ты думала, что Стивен отпустил тебя просто так?

Я почувствовала внезапный приступ тошноты, понимая, что она права. Стивен не мог меня отпустить, ничего не получив взамен, уж слишком тщеславен он был. Так что же он получил? Я задала вопрос вслух, и женщина демонстративно расхохоталась. И от ее смеха по спине поползли мурашки.

— Дженнифер, все в порядке? — раздался голос слева от меня, и я повернулась. Мать Молли взволнованно взирала на меня. — Пирожное не вкусное?

— Нет, что Вы, миссис Джеймс. Пирожное замечательно, как всегда, — улыбнулась я, нервно сглотнув, и тут же вернулась к своей собеседнице, но ее и след простыл. Только на столе осталась недопитая чашка кофе и пара долларов.

— Дженни, ты чего? — Молли подошла ко мне и помахала перед лицом полотенцем, а я продолжала неотрывно смотреть на белую чашку передо мной. — Дженнифер!

— А? — откликнулась я и так и осталась с открытым ртом. Уж слишком сильное было потрясение.

— Что ты решила? Эй! — подруга призывно щелкнула пальцами перед моим носом, и я наконец очнулась и посмотрела на нее, правда совершенно не понимая, что там я должна была решить.

— Что?

Молли закатила глаза.

— Дженни, ты совсем что ли? Я про двойное свидание!

В моей памяти что-то шевельнулось, и я вспомнила — она предлагала устроить двойное свидание с ней и с Томом и пророчила мне в кавалеры Джареда. С которым мне позарез нужно было поговорить.

— О, Молли, прости. Но сегодня вечер занят.

Не давая подруге больше никаких объяснений и игнорируя ее обиженную мордашку, я заплатила за ленч и бросилась вон из кафе. Спустя семь минут я уже колотила в темно-зеленую дверь, одновременно выравнивая дыхание после бега.

— Да кто…

Как только Джаред открыл дверь, я, бесцеремонно оттолкнув его в сторону, вошла в прихожую.

— Конечно, заходи, — не без сарказма произнес хозяин дома, захлопывая дверь.

— Стивен Марс, — я прошла в гостиную, выключила рабочий телевизор и повернулась к Джареду, который встал в дверном проеме, скрестив руки.

— Что? — он непонимающе смотрел на меня

— Почему он отпустил меня тогда? Почему выпустил из здания и даже не послал погоню?

— К чему ты ведешь, Джессика? — холодно спросил Джаред, но меня уже было не остановить.

— Лидия Клиффорд приходила ко мне, — сообщила я, походя ближе. В его глазах вспыхнул страх. — Она подкинула мне мысль…, и я решила узнать все у тебя. Узнать правду. Что произошло тогда?

Джаред сжал челюсти и отвел взгляд.

— Я помню, что когда вода почти заполнила цистерну, ты крикнул, что согласен, и нас тут же вытащили. На что ты согласился?

— Джессика, я не могу тебе… — начал было Джаред, но запнулся, увидев выражение моего лица. — Что?

Я с ужасом смотрела на него. Кусочки мозаики складывались вместе. Лидия сказала, что Стивен заключил с Джаредом сделку. Потом Джаред закрыл меня с собой. Я думала, что он умер. Но он вернулся спустя год. Ровно год.

— Он…он… — я побледнела, хватая ртом воздух.

— Джессика, успокойся, — Джаред протянул ко мне руку, но я отшатнулась, мотая головой из стороны в сторону, пока в конце концов он не обхватил ладонями мое лицо, вынуждая остановиться и смотреть ему в глаза. — О чем ты?

— Он получил тебя, — удалось выговорить мне, и закусила нижнюю губу, чтобы она перестала дрожать.

Руки Джареда безвольно упали, и он медленно отступил назад, при этом не отрывая взгляда от моего лица. И его реакция сказала мне всё. Джаред остался со Стивеном, чтобы тот перестал гоняться за мной.

— Ты согласился работать на него, — продолжала я. Тело Джареда напряглось, а во взгляде, устремленном на меня, мелькнуло отчаяние. — Но это не всё. Что ему нужно было от тебя, Джаред?

Похоже, я попала в точку, потому что по его лицу словно прошла судорога.

— Ты хочешь знать?

Его голос был пугающе спокоен, хотя в то же время в синих глазах полыхала буря эмоций. Он приблизился на шаг ко мне и остановился.

— Ты действительно хочешь знать? — хрипло повторил он, и я, не в силах произнести ни слова, коротко кивнула.

Моргнув впервые за тридцать секунд, он сделал шаг назад, отступая, и, чуть наклонившись, стащил свою футболку с длинным рукавом через голову, открывая ужасающие следы, покрывавшие все его тело.

— Он каждую неделю приходил ко мне, чтобы поставить очередное клеймо, — безжизненным тоном проговорил он.

Приглядевшись, я увидела, что шрамы действительно имели своеобразную форму, а посередине красовались две заглавные буквы. Меня затошнило от отвращения. Большинство шрамов уже побледнело, но остались и розовые отметины.

— Он уверял, что прекратит, как только я соглашусь обменять себя на тебя.

Мои глаза наполнились слезами. Я не могла даже представить, через какой ад ему пришлось пройти.

— А я не мог, — Джаред снова натянул футболку и попятился к стене. — Я не мог допустить, чтобы он добрался до тебя.

— Джаред… — слезы струились по моему лицу, и я даже не пыталась их смахнуть.

Он отошел к окну и сунул руки в передние карманы джинсов. Я чувствовала себя паршиво. Кажется, еще хуже, чем когда думала, что он погиб. Его рассказ поразил меня до глубины души. Его не убили тогда. Он прожил в мучениях целый год, но не согласился поменяться со мной.

Я бесшумно приблизилась к нему, но он все равно повернулся и замер. Наши взгляды встретились, и время остановилось. Вблизи было видно, что обе его щеки опухли и покрылись фиолетовыми синяками. Царапина на левой щеке больше не кровоточила, но выглядела устрашающе. Медленно подняв руку, я нежно провела пальцами по его носу, опускаясь к подбородку, но пропуская губы. Джаред резко выдохнул, но не пошевелился, даже когда я, встав на цыпочки, легко прижалась губами к его более здоровой щеке.

— Спасибо, — шепнула я ему на ухо и отодвинулась.

Глаза Джареда были зажмурены, руки сжаты, а дыхание прерывистым. Он не двигался, и я шаг за шагом стала пятиться к двери.

Даже когда я уже оказалась в коридоре, Джаред не шелохнулся. Бросив на него последний взгляд, я вышла из дома.

Глава№ 13

Закончив с распределением продуктов, я захлопнула журнал и пихнула его под стойку. Этим воскресным утром магазин пустовал, всего пара покупателей заходило за фруктами, но последний посетитель был часа три назад. Причиной являлся непрекращающейся дождь, который, начавшись вчерашним вечером, лил до сих пор.

Меган и Джордж уехали на выходные «по делам». Вдаваться в подробности я не стала, заверив их, что магазин будет в полном порядке, и пока держала обещание. Я заполнила пустующие полки свежими овощами и, сев на стул, открыла книгу. Мне не удалось прочитать ни страницы, потому что прозвенел колокольчик, оповещающий об очередном посетителе. Вздохнув, я убрала книгу в ящик и с дежурной улыбкой повернулась, ожидая, когда покупатель, выбрав все необходимое, подойдет к кассе.

— Мне, пожалуйста, шоколадный батончик, — вкрадчивый голос, раздавшейся совсем рядом, стер улыбку с моего лица.

Пробормотав под нос что-то нечленораздельное, я отвернулась к полкам и достала коробку со сладостями. Взяв шоколадный батончик, я, выдохнув, положила его на стойку.

— Это все? — спросила я, стараясь смотреть куда угодно, но только не в синие глаза, которые изучающе глядели на меня, вгоняя в краску.

— Да, — негромко отозвался наконец Джаред и протянул двадцатидолларовую купюру. — Сдачи не надо.

Когда я брала у него деньги, его пальца будто невзначай прошлись по моей ладони. Отдёрнув руку, я спрятала банкноту в кассу и, положив перед ним чек, прямо взглянула на него.

— Еще что-нибудь желаете?

Обычно люди уходили сразу после получения заказа и оплаты, но он не сдвинулся с места, внимательно меня изучая, прищурив глаза. Мы не общались три дня, пересекаясь пару раз лишь на улице и говоря друг другу «Привет».

Звонок дверного колокольчика заставил меня оторваться от Джареда, и я повернулась к очередному покупателю. И это оказался Лиам. Одетый в рваные джинсы и грязноватую футболку, он остановился у прилавка, выставив перед собой свой скейтборд.

— Привет, Дженни!

— Доброе утро, Лиам! — бодро поздоровалась я, отворачиваясь от Джареда и одаривая подошедшего парня ослепительной улыбкой. — Опять за мороженым?

Лиам, весело улыбаясь, закивал головой, и я полезла в холодильник. Там оказался лишь один пакетик пломбира, и я, зная, какой сладкоежкой был покупатель, ушла в кухню, чтобы заглянуть в дополнительную морозилку, расположенную сразу за дверью.

Вернувшись к прилавку, я застала там Джареда, который, облокотившись на стол, читал утреннюю газету, оставленную здесь, скорее всего, забывчивым мистером Одли.

— Ты все еще здесь? — недовольно прошипела я, дожидаясь, пока Лиам, набрав конфет, вернется к кассе.

Джаред уделил мне ноль внимания, лишь поняв указательный палец, будто говоря мне помолчать. Его глаза неотрывно бегали по газетной странице, и он не увидел моего недовольного лица.

— Кстати, Дженнифер, ты свободна вечером? — Лиам высыпал покупки на прилавок. — Сегодня премьера нового фильма…

— Нет, прости, я занята, — на автомате я пробивала продукты через кашу, мыслями витая далеко отсюда, но когда Джаред резко вздернул голову, мой взгляд невольно переместился на него лицо. Он бегло взглянул на Лиама, который, кажется, ничего и не заметил, рассказывая сюжет кино, и снова уткнулся в газету.

Лиам, безостановочно тараторил, когда в конце концов осознал, что никому не интересна его болтовня. Я уже доставала деньги из кассового аппарата, чтобы дать ему сдачи, когда Джаред неожиданно спросил:

— Когда уехали родители?

Удивившись вопросу, я все же ответила, протягивая Лиаму деньги.

— В пятницу вечером…

Джаред сорвался с места, кидаясь к двери, ведущей к лестнице на второй этаж. Газета с шорохом слетела со стола на пол. Мы с Лиамом пораженно уставились друг на друга, и я выдавила неуверенную улыбку.

— Наверное, забыл выключить конфорку.

Объяснение, конечно, не очень, и я была благодарна Лиаму, который его принял. Попрощавшись, он вышел из магазина, и я, заперев за ним дверь, побежала к лестнице, выкрикивая имя Джареда. На втором этаже я открывала по очередности каждую комнату и в итоге нашла его в спальне родителей.

— Вот ты где, — укоризненным тоном пробормотала я, выравнивая дыхание после беготни по дому. — Что случилось?

Замерев, Джаред стоял посреди комнаты.

— Джаред! — снова окликнула я, потому что с его стороны не доносилось ни звука, и, обогнув стул, стоящий на пути, встала перед парнем. — Что происходит?

Я замолчала, только сейчас заметив прижатый к его уху мобильный телефон, откуда доносился незнакомый голос. Слов было не разобрать, но по бледному лицу Джареда, по его плотно сжатым в тонкую полоску губам, по отблеску подлинного страха в его глазах я поняла, что что-то не так.

Джаред зажмурился, на его щеках заходили желваки, и он нажал на отбой. Телефон скользнул в передний карман рубашки.

— Я уезжаю, — внезапно проговорил он и, распахнув дверцы шкафа, принялся вытаскивать футболки отца. Оцепенев, я осталась стоять на месте, пока он, захватив пару джинсов и носки, не побросал вещи в спортивную сумку, появившуюся из недр шкафа, и не направился к выходу.

— Куда это ты собрался? — с подозрением спросила я, наконец, ожив, и двинулась за ним.

— Появились срочные дела, — Джаред быстрым шагом пересек коридор, зашел в ванную, схватил умывальные принадлежности и устремился к лестнице.

— Джаред, что происходит? — я непонимающе следовала за ним, осознавая, что он не просто так сорвался с места.

Настала очередь холодильника. Джаред вытащил пару питьевых йогуртов, пробормотав что-то про «скорую оплату», когда я, преградив ему путь, забрала все, что он держал в руках.

— Куда ты собрался? — снова поинтересовалась я, сердито глядя на него.

— Я должен уехать, — отрезал Джаред и, отобрав вещи у меня, запихнул их в сумку.

— Далеко?! — мой голос повысился на две октавы.

— Я вернусь дня через два, — небрежно бросил он, обувая кроссовки.

— Что? Ты не можешь… — кажется, в моем голосе послышались истерические нотки, потому что Джаред, подняв голову, устремил на меня взгляд, в котором читалась такая решительность, что у меня перехватило дыхание, но я продолжила, снова подступая к нему. — Ты не оставишь меня одну!

Собственно, меня не особо тревожила перспектива пожить в одиночестве пару дней, пока нет родителей, но на душе отчего-то было не спокойно.

— Ты права, не оставлю, — неожиданно проговорил Джаред, выуживая из кармана телефон. Разблокировав его движением пальца, он прижал трубку к уху. — Дилан? Привет, ты мне нужен…

Я ошарашенно смотрела, как он опять стал возиться с сумкой, не прекращая разговор.

— …да, я знаю, что не сможешь, но она не будет одна, — он вдруг остановился и в упор посмотрел на меня. — Мне так спокойнее, — тихо добавил он, не сводя с меня взгляда, от которого мне стало немного не по себе. Так он смотрел на меня тогда…у Стивена… Когда думал, что больше никогда не увидит.

— Джаред, неужели тебе обязательно ехать? — предприняла я еще одну слабую попытку его остановить, наперед зная, что затея обречена на провал.

— А почему тебе так важно, чтобы я остался? — парировал Джаред, нажимая на отбой и поднимая сумку.

Я и сама не знала почему. Просто мне так хотелось.

— У меня плохое предчувствие, — наконец выдавила я, упрямо поджав губы.

Выражение глаз Джареда изменилось. Вздохнув, он прикрыл глаза, а потом шагнул ко мне, протягивая руку к моему лицу.

— Пообещай мне, что будешь осторожна, — прошептал он, мягко проводя пальцами по моей щеке. — И не откроешь дверь никому, кроме Дилана.

Я хотела возразить, что и сама бы справилась, Дилану лучше остаться в больнице, но не могла выдавить ни слова, а просто глядела в его широко распахнутые глаза, находящиеся так близко от моих… Он снова прощался. И я полностью убедилась в этом, когда, наклонившись, он прижался губами к моему лбу. Я приказывала себе не плакать, но почувствовала, как глаза защипали от непрошеных слез.

— Не уезжай, — хриплым голосом попросила я, когда он отстранился.

— Дилан скоро приедет, — уклончиво отозвался Джаред, избегая смотреть мне в глаза, и, взяв сумку, направился к двери. Он даже не потрудился сказать: «Я вернусь…» Джаред никогда не обещал того, чего никогда не выполнит.

— Скажи мне, что случилось, Джаред, я смогу с этим справиться.

Зубы клацнули в тишине, когда он с силой сжал челюсти. Сначала я подумала, что это реакция на мои слова, но потом услышала вибрацию мобильного телефона, который он выудил из кармана.

— Запри дверь, — безапелляционным тоном произнес он и, прижав телефон к уху, вышел на улицу.

Закрыв дверь на замок, я механически повесила табличку «Закрыто» и вернулась к прилавку. Будучи ужасно расстроенной, я не замечала ничего вокруг и непроизвольно вздрогнула, когда огромное зеркало упало с комода по неизвестной мне причине. Позвонил Дилан, сообщая, что меньше чем через четверть часа будет у меня.

Сосредоточившись на собирании мелких осколков стекла, разбросанных по полу, я совершенно не следила за временем. Раздался требовательная трель входного звонка. Я надела шерстяную кофту и, распахнув дверь, открыла рот, чтобы поприветствовать Дилана, но мощный удар в лицо буквально сбил меня с ног. Наверное, при падении я обо что-то ударилась, потому что спину пронзила адская боль, и меня окутала кромешная тьма.

Глава№ 14

Первое, что я почувствовала — это боль. Но и та отошла на второй план, когда внезапно к горлу подкатила сильнейшая тошнота. Я еле успела перевернуться на бок, и меня тут же вырвало в предусмотрительно оставленное у кровати ведерко. Нестерпимая головная боль словно соревновалась в интенсивности с болью в спине — позвоночник, кажется, разваливался на куски. В горле першило, а в глазах щипало как после соленой воды.

Я находилась в маленькой белой комнатке, похожей больше на одиночную камеру — в углу стоял умывальник, унитаз, на тумбочке стоял стакан с водой, но я побоялась ее пить, не зная, кто ее здесь оставил. Постепенно воспоминания возвращались, но единственное, что осталось в моей памяти — приехал Дилан… А дальше пустота.

Дверь открылась, и в комнату зашел мужчина. Инстинкт самосохранение приказывал мне шевелиться, и я не посмела ослушаться. Правда, когда я отскочила в самый дальний угол, изо рта вырвался непроизвольный стон. Все тело пронзил очередной приступ сильнейшей боли, и мои зубы сжались, чтобы не выпустить ни звука.

— Я не трону тебя, — мягко проговорил мужчина, шагнув на свет.

Теперь я могла хорошенько его рассмотреть. Это был молодой человек — в возрасте от двадцати пяти до тридцати лет, с пепельными волосами и светлого цвета глазами. Он подошел ближе. Медленно. Стараясь показать, что не причинит мне вреда. Наклонившись, он без тени омерзения или отвращения поднял с пола злосчастное ведерко и вымыл его под струей воды из крана.

Пытаясь не дышать, так как каждый вздох сопровождался отнюдь неприятными ощущениями, я попыталась сдвинуться ближе к двери.

— Тебе некуда бежать, — неожиданно снова подал голос незваный гость и вернул ведерко на место. Он в упор взглянул на меня. — Тебе принести что-нибудь поесть?

Не знаю, пытался ли он быть милым, но мысли о еде взбудоражили мой желудок. Недолго церемонясь, уже не задумываясь, кто этот мужчина, и какие у него планы по поводу меня, я молниеносно спрыгнула с кровати и подлетела к унитазу, избавляясь от своего и без того скудного завтрака. Мужчина склонился надо мной, и я отбросила его руку, которую он положил мне на плечо, и снова забралась на кровать.

— Кто Вы? — мой голос оказался сиплым, но в тишине было отчетливо слышно каждое слово.

Удивительно, но, похоже, парень смутился. Он отвел взгляд в сторону и, когда заговорил, внимательно изучал белоснежную стену.

— Я выполняю лишь роль помощника.

— Зачем я здесь? — потребовала я, повышая голос.

— Я не могу рассказать тебе, — произнес он и направился к двери, но, взявшись за ручку, остановился и повернулся ко мне. — Но лучше будь посговорчивей.

Мне показалось, или в его интонации слышалось сочувствие?

— Это что, угроза? — огрызнулась я, напомнив себе, что он мой враг.

— Нет, это предупреждение, — угрюмо поправил блондин и, сунув руку в карман брюк, бросил мне тюбик крема. — Это для твоей спины.

С этими словами он вышел.

Постоянная ноющая боль в спине заставила меня взять злосчастный тюбик с мазью и нанести крем на кожу. В составе оказалась арника, которая почти сразу же сняла боль, во всяком случае, теперь с ней можно было смириться. Но чувствовала я себя по-прежнему паршиво, запертая в четырех стенах, голодная и испуганная.

Я легла на подушку, которая, как и все постельное белье, к моей неописуемой радости, была чистой — от нее даже пахло порошком. Желудок урчал, но зато меня больше не тошнило. Конечно, скорее всего, сотрясения мне не избежать, но сейчас, кроме безумного желания спать, у меня ничего не было. Поэтому, накрывшись одеялом, я попыталась уснуть.

Но из головы не лезли образы родителей, Джареда и Дилана. Мне не давал покоя тот звонок, после которого Джаред сбежал.


Дверь хлопнула, и я резко села, распахнув глаза. В комнату зашел мой, судя по отсутствию света в маленьком окошке, утренний посетитель. С досадой я осознала, что сама не заметила, как уснула, а что означало, что я оставила себя беззащитной.

— Следуй за мной, — приказал он, и я не стала возражать. Спрыгнув с кровати, я вышла вслед за ним в коридор, где столкнулась с охранником в темно-синей форме, на ремне которого висел массивный пистолет.

— Привет! — весело проговорила я, всеми силами пытаясь не показывать, что все происходящее пугает меня до чертиков. Ноги были ватными, коленки не подкашивались лишь благодаря силе воли, которая уже была на исходе, потому что меня не прельщало сопровождения двух мужчин, один шел спереди, показывая дорогу, а парень с пистолетом — сзади, замыкая шествие. Наконец блондинчик остановился у серой двери, открыл ее и отошел немного в сторону, пропуская меня вперед. Сглотнув, я вошла в небольшую комнатку и, когда глаза привыкли к полумраку, еле сдержала возглас изумления. У стены стояла странная конструкция, больше напоминавшая декорацию к фильму ужасов — вертикально поставленная доска, с небольшим наклоном, была оборудована кожаными ремнями.

— Что это за место? — я повернулась обратно к двери, в которую вошла, и мой рот накрыла гигантская ладонь.

Великан, одетый во все черное, схватил меня в охапку и припечатал к доске.

— Что вы делаете?! — закричала я, когда он убрал руку с моего рта, занявшись ремнями, которые обвились вокруг моих запястий. — Отпустите меня!

Я дергалась, рычала, металась из стороны в сторону, даже чуть не вывихнула руку, пытаясь лягнуть ногой мужчину, присевшего, чтобы закрепить путы на моих щиколотках. Слезы были не поддельными в моих глазах, когда толстый слой кожаного ремня обвился вокруг моей талии, пригвождая к месту и лишая возможности двигаться. Сейчас со стороны я, наверное, выглядела как ассистентка метателя ножей в цирке, только отсутствовала радужная улыбка на лице.

— Оставьте нас одних, — раздался безэмоциональный голос от двери, и по моей спине пробежал холодок.

В центр комнаты вышла Лидия Клиффорд. Невысокая, в строгом брючном костюме, она смерила присутствующих таким ледяным взглядом, что все поспешили ретироваться, не смея возразить хозяйке.

— Я могла бы догадаться, — фыркнула я, когда дверь закрылась, и мы остались наедине. — Разве еще кто-нибудь способен на такую подлость?

— Вопрос, я так понимаю, риторический, — мило улыбаясь, Лидия медленным шагом приблизилась ко мне.

— Хоть в чем-то Вы правы, — съязвила я, скорчив рожицу. Но даже моя внешняя самоуверенность спала, когда женщина взяла с металлического столика что-то похожее на хирургический скальпель и начала неторопливо крутить его в руках.

— Я бы с тобой с удовольствием поболтала на любую тему, — ее интонация была насквозь пропитана ядом и неприязнью. — Но сейчас у меня есть дела поважнее.

Она вплотную подошла ко мне и приставила нож к моей шее.

— Скажи, куда твой друг спрятал диск, который нашел в тайнике на кладбище? — пугающим шепотом спросила она.

Мне понадобилось секунд тридцать, чтобы понять, о чем она вообще толкует.

— Я жду, — с нажимом произнесла Лидия.

— Я не могу рассказать того, чего не знаю, — заметила я. В моей лжи была доля правды — я не имела понятия, кто такой Крис, мужчина, которому Джаред передал злосчастную карточку.

Лидия кровожадно улыбнулась и провела ножом вниз, по диагонали, оставляя тянущейся от самой ключицы длинный порез, который был недостаточно глубоким, чтобы нанести смертельный урон, но после него, несомненно, останется шрам. Нечеловеческий крик наполнил комнату, и только когда женщина жестко усмехнулась, удовлетворенно взглянув на меня, я осознала, что плач вырывается из моего собственного горла. Слезы полились у меня из глаз, и я с ненавистью смотрела на Лидию, которую ситуация, похоже, забавляла.

— Где карточка?! — снова спросила она и, когда я промолчала, сделала новый надрез, только ниже.

— Пожалуйста, хватит! — взмолилась я, давясь рыданиями. Теплые струйки струились из обоих порезов. Я старалась не думать, что капающие звуки, раздававшиеся в тишине — моя собственная кровь, стекающая на пол.

— Думаешь, мне интересно, где эта проклятая карточка? — язвительно проговорила она, проводя скальпелем по животу, и новый крик боли вырвался из моего рта. — Единственное, что я хочу — это чтобы твой друг испытал ту же боль, что он причинил мне, убив моего мужа!

В конце ее голос сорвался на крик, и она воткнула нож мне в левое плечо, оставив его там. От боли у меня потемнело в глазах, но мне удалось сфокусировать зрение, как раз, чтобы увидеть, как она схватила со столика шприц.

— Знаешь, что это?

Единственное, что я пыталась сделать — не потерять сознание, чтобы не давать этой женщине лишнего повода для радости, но понять, о чем она говорит — было выше моих сил.

— Это хлористый калий. Вызывает моментальную остановку сердца, — Лидия выпустила немного жидкости, избавляясь от воздуха в шприце. — Его даже используют для смертельной инъекции.

Вникнуть в ее слова было трудно, но суть я уловила, поэтому, когда она приблизила иголку к моему горлу, попыталась увернуться, превозмогая адскую боль в плече.

— Нет! Не надо… — слова так и не были произнесены вслух. Из груди вырвался лишь приглушенный стон.

Неожиданно послышался какой-то шум, и я даже подумала, что это у меня в голове, но Лидия вдруг убрала руку и обернулась. В комнате замелькали размытые фигуры, но я уже потеряла связь с реальностью, второй раз за сутки теряя сознание.

Глава№ 15

— Мы не можем везти ее в больницу…

— Как ты объяснишь врачам, что…

Фразы, доносившиеся до моих ушей, были настолько отрывочны, что я не понимала, о чем разговор. Все тело болело, голова раскалывалась, но тут появился свет, ударивший в закрытые глаза. Я пыталась поднять отяжелевшие веки.

— Смотри, она просыпается, — послышался тихий голос рядом со мной, и наступила тишина.

Моя кожа словно плавилась от жара. Горло горело, и я мучилась от жажды. Очередная попытка открыть глаза оказалась тщетной, но я была вознаграждена, потому что моего лица коснулись холодные пальцы, принося блаженство маленькому кусочку кожи.

— Джессика, — позвал смутно знакомый голос. — Джессика, открой глаза.

«Я пытаюсь!» хотелось закричать мне, но потребность в воде вышла на первое место.

— Пить, пить, — выдохнула я, но не знала, услышали ли меня.

Руку отдернули от моей щеки, и мне захотелось плакать от досады, но даже на слезы я была не способна. Но тут моих губ коснулось что-то мокрое! Я разлепила их и в рот просочилась спасительная влага.

Мои веки слабо шевельнулись, и я уставилась на два синих огонька.

— Джессика, ты слышишь меня?

Я пару раз моргнула, и мне удалось сфокусировать зрение. Это были не огоньки.

Джаред смотрел на меня со смешенным чувством беспокойства и страха.

— Где я? — спросила я, но изо рта вылетел лишь слабый шепот.

— Ты в безопасности, — прошептал Джаред, уголки его губ еле заметно приподнялись. — Ты хочешь есть?

Словно в ответ на его вопрос мой желудок недовольно заурчал, и как по команде перед моим носом возникла чашка куриного бульона, запах которого вскружил мне голову.

— Пей по чуть-чуть, хорошо? — мягко произнес Джаред и, приподняв одной рукой мой затылок, прижал чашку к моему рту.

Теплый бульон заструился по пищеводу, оставляя невиданные ощущения. Никогда еще я так не радовалась еде.

Когда чашка опустела на половину, Джаред поставил ее на тумбочку.

— Почему так душно? — спросила я, с удивлением заметив, что парень в рубашке, застегнутой на все пуговицы.

— Джессика, я не хочу сейчас говорить о случившемся…

— О том, как сумасшедшая вдова чуть не убила меня? — перебила его я и резко втянула в себя воздух, почувствовав внезапную боль. Слова давались мне с трудом.

— Здесь нормальная комнатная температура, — внезапно переменил тему Джаред. — Просто у тебя температура.

Сначала я непонимающе смотрела на него, а потом огляделась. Комната походила на гостиничный номер, и все было бы в порядке, но тут мой взгляд опустился ниже. О, Боже.

— Ты… — начала я, вопросительно взглянув на Джареда, и тот кивнул. На его лице отразилось смущение. Жар сделал свое дело, и я не смогла покраснеть еще сильней от осознания, что под тонкой простыней кроме повязок на ранах и трусиков, на мне ничего нет.

— Слушай, если тебя это так беспокоит, то я был занят спасением твоей жизни, а не разглядыванием…

— О, замолчи! — простонала я, закрыв лицо ладонью, и Джаред тихо засмеялся.

В следующий миг ко мне пришла мысль, от которой мне захотелось провалиться сквозь землю. Нет, я не могла попросить его об этом.

— Что? — спросил Джаред, будто читая мои мысли.

— Мне надо… — смущенно начала я и запнулась, но потом предприняла еще одну попытку. — Я хочу посетить уборную.

— Я сейчас, — кивнул Джаред и, подойдя к шкафчику, достал из ящика голубую мужскую рубашку. — Поднимайся.

Я попробовала сесть, но боль во всем теле заставила меня оцепенеть.

— Я тебе помогу, — сказал Джаред, и я вздрогнула, когда моей оголенной спины коснулась его ладонь. Он мягко подтолкнул меня вверх, и я села, прижав правой рукой простыню к груди. Джаред накинул мне на спину рубашку, и я невольно привалилась к его груди, пока он помогал мне засовывать раненую руку в рукав.

— Слушай, ты не мог бы… — неопределенно проговорила я, когда обе руки оказались в рукавах.

— Я не смотрю, — тут же откликнулся Джаред, уткнувшись носом мне в волосы.

Я старалась застегнуть пуговицы как можно быстрее, но левая рука все еще болела, поэтому процесс оказался довольно долгим.

— Всё, — сообщила я, когда последняя пуговица нашла свою петельку.

Джаред левой рукой обхватил меня за талию, не давая снова повалиться на подушку, а второй, откинув простыню, поправил рубашку и взял меня на руки. Ногой он распахнул дверь комнаты и вышел в маленький коридорчик. Здесь было две двери, одна из которых вела в ванную комнату. Джаред бережно опустил меня на коврик, прямо рядом с унитазом, но продолжал поддерживать за локоть здоровой руки.

— Ты уверена, что…

— Да, — перебила его я. — Здесь уж я справлюсь самостоятельно.

— Хорошо, только не запирай, пожалуйста, дверь. Давай, я ее просто закрою?

— Нет, — отрезала я, выхватывая свою руку из захвата, и тут же пошатнулась.

— Джессика, если что-то случиться, то я выбью дверь, а оплачивать ее потом будет нечем, — не сдавался Джаред, и я покачала головой.

— Чего только ты не придумаешь…Ладно! Только поклянись, что…

— Ни за что, — вскинул руки Джаред и вышел, захлопнув дверь.

Покончив со всеми делами, я, прихрамывая, вышла из ванной. Джаред стоял у противоположной стены. И он был не один.

— О, здравствуй, Дилан, — будничным тоном поприветствовала я друга, ничуть не удивившись его присутствию.

— Привет, красавица, — широко улыбнулся он. — Рад, что ты очнулась.

Я промолчала, мне было просто необходимо добраться до постели, поэтому, сжав челюсти, чтобы не застонать от боли, я сделала пару шагов, шатаясь от изнеможения. Ко мне подскочил Джаред и, просунув руки под коленки и обхватив талию, поднял меня, прижимая к себе.

— Я могу сама, — неубедительно запротестовала я, одновременно обнимая его за шею правой рукой.

— Да, конечно, — усмехнулся Джаред, а я вместо ответа положила голову ему на плечо, закрывая глаза.

Плохое самочувствие в ту же секунду погрузило меня в глубокий сон, поэтому, когда меня тихонько позвали по имени, мне казалось, что прошло не больше получаса. Но, открыв глаза, я обнаружила, что за окном светит солнце.

— Джаред? — я подняла голову и увидела парня, сидящего на краешке кровати. В свете дня ссадины и синяки на его лице были первым, что бросалось в глаза.

— Милая, нам пора уезжать, — тихо, словно я еще спала, проговорил он. — Дилан купил тебе одежду.

Я посмотрела на висящие на стуле джинсы и женскую рубашку, а потом снова перевела взгляд на Джареда.

— Что? — с подозрением спросила я, когда он тяжело вздохнул.

— Нам надо сменить повязки, — негромко произнес он, демонстрируя аптечку.

Я промычала что-то нечленораздельное, когда поняла, что именно от меня требуется. В прошлый раз, будучи без сознания, мне было все равно, но сейчас мое лицо начинало медленно покрываться румянцем. Джаред отвернулся и стал заинтересованно смотреть на однотонную стену, пока я, опустив простыню пониже, расстегивала нижние пуговицы рубашки, оголяя живот.

Я, не отрываясь, смотрела в потолок, когда Джаред, сняв повязку на одной из ран, стал осторожно ее обрабатывать какой-то мазью. Он перешел на второй порез, и я закрыла глаза, пытаясь не думать об его прикосновениях, как о чем-то невероятном. Просто он выполняет роль доктора. И все. Но пальцы, скользящие по моей коже, заставляли забыть обо всем на свете, даже о боли.

— Джессика, — негромко позвал Джаред, и я нехотя открыла глаза, зная, чего он хочет.

Повторяя снова и снова в голове, что надо воспринимать его как постороннее лицо, я расстегнула верхние пуговицы рубашки, чуть оттопырив ее края, открывая самый длинный порез, тянущейся от ключицы вниз, и отвернулась, уставившившись на прикроватный светильник.

— Руку пока трогать не будем, — сообщил Джаред, спешно накрывая меня простыней до самого подбородка. Казалось, что мы оба вздохнули с облегчением, когда не совсем приятная процедура закончилась. — Ты сможешь сама одеться?

— Да! — тут же откликнулась я чересчур поспешно и снова залилась краской. Но, Джаред, похоже, почувствовал облегчение и, смущенно улыбнувшись, вылетел из комнаты, плотно затворив за собой дверь.

Наверное, я поспешила, решив, что справлюсь сама. Потому что, пока я добралась до стула с одеждой, уже двести раз пожалела о своей настойчивости к самостоятельному одеванию. Кряхтя и постанывая, я натянула джинсы и блузку, которая оказалась мне великовата, но меня даже порадовал сей факт, потому что бинты на левой руке и так еле пролезли и без того узкий рукав.

Когда я вышла в коридор босиком, Джаред, усадив меня на стул, хотел меня обуть. Споры оказались бесполезны, да и самочувствие меня подвело, и в конце концов я вышла из номера в новеньких босоножках телесного цвета в сопровождении двух братьев, каждый из которых был готов подхватить меня, оступись я на ровном месте.

В машине, усевшись на заднее сиденье, я снова уснула, чувствуя недомогание. Мне было ужасно жарко, и, что самое удивительное, больше всего горело левое плечо. Сначала я хотела пожаловаться Джареду, но мой заплетающейся язык не смог выговорить ни слова. И я просто закрыла глаза.

Глава№ 16

В ушах звенел противный писк, похожий на звук будильника, и я, распахнув глаза, уткнулась взглядом в белоснежный потолок. Мне потребовалось меньше минуты, чтобы осознать, где я нахожусь. Это была одиночная больничная палата. Запах лекарств витал в воздухе. Источником звука, который уже начала действовать мне на нервы, являлся прибор, с которым меня связывала тонкая трубочка и провод.

Повернув голову, я увидела Джареда, который, свернувшись в кресле в крайне неудобной позе, крепко спал. Его грудь равномерно поднималась и опускалась, и мой взгляд скользнул по его лицу, которое сейчас было в какой-то мере спокойным и расслабленным. Синяк под глазом превратился в желтое, еле заметно, пятно, да и царапины стали заживать и больше не выглядели так устрашающе. Его внешний вид напомнил мне о том, что я до сих пор не знаю, как оказалась у братьев, и как им удалось обдурить Лидию.

Внезапно разозлившись своей беспомощности, я сорвала датчик с пальца, передающий информацию на прикроватный монитор, кривая на котором тут же превратилась в прямую линию, и комнату наполнил беспрерывный, режущий слух, писк. Джаред подскочил как ужаленный. Его безумный взгляд метнулся ко мне, и спустя мгновение он уже был рядом с моей подушкой.

— Господи, Джессика! — в его голосе смешался страх и облегчение, когда он взялся за отсоединенный датчик.

В палату влетела медсестра, которая, сделав мне выговор, прикрепила все проводки обратно и перезагрузила систему. Комнату снова наполнил размерный писк, и женщина ушла, пообещав принести что-нибудь из еды.

— Ты не представляешь, как напугала нас, — тихо проговорил Джаред, вернувшись к кровати, он отошел, чтобы не мешать медсестре делать свою работу.

— А что случилось? — наконец спросила я, не без волнения глядя, как он взял мою руку, переплетая наши пальцы.

— Тебе не хватало антибиотиков, твой организм перестал бороться, и жар одержал вверх. Но теперь с тобой все в порядке, Джесс. Ты поправишься.

У меня сложилось впечатление, что своими словами он хотел убедить вовсе не меня, а себя самого. Целую минуту он просто смотрел на меня, прежде чем заговорить:

— Когда мы с Диланом вытащили тебя со склада Лидии, то решили, что везти тебя в больницу слишком рискованно. Во-первых, там тебя отыскать легче и быстрее, во-вторых, как было объяснить врачам твое состояние? Но в машине…когда ты вдруг… — Джаред запнулся и зажмурился, словно от боли.

— Джаред, — сказала я, успокаивающе сжав его руку, и он посмотрел на меня так, будто видел впервые в жизни. — Все хорошо.

Он наклонился ближе, и его губы прижались к моим. Поцелуй был почти невесомым, но от неожиданности у меня перехватило дыхание, и в следующий миг я закрыла глаза, погружаясь в новые ощущения. Показатели сердцебиения на мониторе ежесекундно подскакивали, выдавая меня с головой. Настойчивый писк слышался, вероятно, на всю больницу. Мне казалось, что сердце вот-вот вырвется наружу, но внезапно все прекратилось, как только открылась дверь в палату. Джаред медленно выпрямился, глядя на меня горящими глазами, и, нехотя оторвав взгляд от моего лица, развернулся к посетителю.

— Ты как всегда вовремя, братишка, — беззлобно произнес он, пододвигаясь, чтобы дать Дилану возможность подойти к кровати, но не выпуская моей ладони.

— В следующий раз вешайте носок на дверную ручку, — хмуро откликнулся Картер, но в ту же секунду широко улыбнулся, осторожно ставя огромный букет цветов в вазу на прикроватной тумбочке. — Я рад видеть тебя во здравии, малышка!

Он быстро чмокнул меня в щеку, проигнорировав испепеляющий взгляд брата, и плюхнулся в кресло, вытягивая свои длинные ноги.

— Ну, как дела? — весело поинтересовался он, теперь уже еле сдерживая улыбку.

Джаред, фыркнув, наконец отпустил мою руку и уселся на кровать у меня в ногах. Я заставила себя перевести взгляд с него на Дилана и слабо улыбнулась.

— Бывало и получше, знаешь ли, — призналась я, и он недоверчиво хмыкнул.

— Теперь ты узнаешь, что это такое, торчать в больнице…

— Нет, не узнает, — резко перебил его Джаред и посмотрел на меня. — Мы увезем тебя отсюда, как только разрешит врач.

Я кивнула, и тут в памяти всплыл вопрос, который давно меня интересовал.

— Как вы нашил меня у Лидии? — спросила я, и братья переглянулись.

— Когда приехал и увидел, что тебя похитили, то тут же позвонил Джареду, — начал Дилан и замолчал, наткнувшись на предостерегающий взгляд старшего брата.

— Что? — я даже хлопнула ладонью по одеялу, пытаясь привлечь внимание Джареда.

— Я установил передатчик в одном из твоих кроссовок, — скороговоркой выговорил он и вскинул голову. — И я не собираюсь извиняться.

— Тебя никто и не просит. Если бы не вы, то… — меня передернуло от воспоминаний, и замотала головой. — Лучше расскажи, кто звонил тогда?

— Джессика, давай потом я…

— Говори, Джаред! — оборвала его я, не намереваясь больше терпеть утайки.

— Лидия решила расквитаться со мной не только похитив тебя. Она подстроила аварию на мосту. Машина Меган и Джорджа вылетела за ограждение и упала в воду.

С замиранием сердца я ожидала продолжения, не веря, что родители погибли.

— Их вытащили спасатели, — быстро закончил Джаред, увидев мое побледневшее лицо. — Они в полном порядке. Отделались испугом.

О, Господи! На глаза навернулись слезы облегчения, и я отвернулась. Мне нужно было немного времени, перед тем как начать задавать новые вопросы, но тут в палату вошла медсестра, объявив, что мне необходим отдых и выпроводила парней в коридор. Она дала мне обезболивающее и снотворное, и меньше чем через пять минут я уже спала.

* * *

Натягивая на себя последний элемент одежды — гигантскую мужскую толстовку — я мечтала лишь о том, чтобы поскорее добраться до отеля и принять душ. Проведя в больнице три дня, я поняла, насколько было плохо Дилана торчать там больше месяца. Лекарствами, кажется, теперь пахла даже моя кожа.

Я вышла в коридор, и ко мне тут же подошел Дилан, со скучающим видом сидевший до этого на скамейке у стены.

— Джаред оформляет документы, — сообщил он, беря меня за руку и ведя к лифту.

Я лишь пожала плечами. Джаред почти не разговаривал со мной все эти дни, ограничиваясь приветствиями, хотя два брата поочередности проводили двадцать четыре часа у моей кровати, не позволяя никому нарушить мой покой. Джаред, словно специально, выбирал время, когда я сплю, чтобы поменьше со мной общаться, а от Дилана я так и не смогла добиться ни единого слова о случившемся.

Как только мы вышли из лифта на первом этаже, от стойки регистрации отделилась фигура и присоединилась к нам. Джаред распахнул передо мной дверь, но, вопреки обычаю, не пропустил вперед, а первым вышел из больницы, направляясь к серебристому Ford. Во мне мелькнула надежда, что машина не украдена, когда я увидела, что она совсем новая.

Я заняла место на заднем сиденье у окна и тут же закрыла глаза, старательно делая вид, что сплю во время всей поездки до отеля. Когда моя дверь открылась, я спрыгнула на землю, скорчившись от неприятного ощущения во всем теле, и двинулась вслед за Диланом, который неспешной, но уверенной походкой подошел к стойке регистрации номеров, где его поприветствовала миловидная блондинка, которая при виде молодого человека выпятила грудь вперед и улыбнулась, демонстрируя ряд белоснежный зубов.

Благодаря обаянию Дилана, номер мы получили за считанные минуты, и вежливая сотрудница лично решила показать нам дорогу. Джаред неотступно следовал за нами, поэтому в лифт мы вошли вчетвером.

Пока Дилан был увлечен разговором с блондинкой, я изредка поглядывала на Джареда, но постоянно отворачивалась, натыкаясь на его взгляд. Девушка открыла дверь номера и даже предложила провести мини-экскурсию по комнатам, что чрезвычайно обрадовало Дилана. Не сдержавшись, я закатила глаза и уселась в кресло в гостиной, скрестив ноги.

— Когда Дилан мне позвонил, я думал, что сойду с ума, — раздался тихий голос, и я подняла голову. Джаред стоял у кресла и с серьезным видом смотрел на меня.

— Ты просила меня остаться, но я уехал, посчитав, что ситуация с аварией важнее, — продолжал он, с напряжением вглядываясь в мое лицо. — Когда нам удалось пробраться к Лидии, и я увидел, что ты…

Он зажмурился и замолчал, словно слова доставляли ему боль.

— Из-за меня ты чуть не погибла.

— Хватит! — я сама не заметила, как вскочила на ноги. — Прекрати так говорить. В том, что случилось нет твоей вины.

— Если бы я остался, то смог бы…

— Что? — резко перебила его я. — Думаешь, что смог бы защитить меня? Лидия не глупа, чтобы посылать какого-нибудь новичка. Так что не смей думать, что смог бы что-нибудь изменить.

Выпалив свой маленький монолог, я смерила его сердитым взглядом. Он открыл рот, чтобы ответить, но тут открылась дверь и ввалилась смеющаяся парочка. Блондинка в буквальном смысле повисла на Дилане, но тот, похоже, был не против.

— Ребята, внизу намечается вечеринка, — обратился он к нам, незаметным движением пытаясь скинуть с плеча руку девушки, которая продолжала глупо хихикать, чем ужасно меня раздражала. — Так что увидимся утром.

Попрощавшись, Дилан открыл дверь и, выпихнув девушку в коридор, последовал за ней. Джаред медленно повернулся ко мне, с некоторым смятением в глазах, от увиденного.

— Пойду приму душ, — сообщила я будничным тоном, словно нашего предыдущего разговора вовсе не было, предпочитая о нем забыть, но Джаред был иного мнения, потому что, когда я уже собиралась войти в свою комнату, он снова заговорил:

— Джессика…

Вздохнув, я обернулась к нему. Он стоял, засунув руки в карманы.

— Прости, что из-за меня тебе досталось.

Поняв, что спорить с ним бесполезно, я просто кивнула.

— Я лягу на диване в гостиной, — так же негромко добавил он, качнув головой.

— Отлично, — отозвалась я и, отвернувшись, зашагала в ванную.

Глава№ 17

Крик, разорвавший тишину, вырвал меня из сна, и я резко села, распахнув глаза. В окно спальни уже пробивались лучи солнца, прикроватный будильник показывал семь тридцать утра. Продолжая дышать прерывисто, как после длительного бега, я опустилась на подушку, когда дверь в комнату со стуком распахнулась. Приподнявшись, я уставилась на влетевшего Джареда, чьи взлохмаченные волосы после ночи торчали в разные стороны.

— Ты в порядке? — с беспокойством спросил он, подходя к кровати, и я отвела взгляд, уходя от ответа.

Сегодня была моя первая ночь без снотворного, и приснившейся кошмар казался реальностью. Я попала к Лидии, и во сне все было настолько правдиво, что я словно испытала ту же боль снова.

— Да, все нормально, — солгала я, сжимая кулаки, пытаясь унять дрожь.

— Плохой сон? — с сочувствием произнес Джаред, присаживаясь на краешек кровати.

Мне хватило одного беглого взгляда на его лицо, чтобы сорваться. Сказалась целая неделя приключений, и слезы хлынули у меня из глаз, заструившись по лицу.

— Джессика, — выдохнул Джаред, протягивая ко мне руки, и через пару секунд я оказалась в его теплых объятиях. От проявления его заботы мне хотелось плакать еще сильней, и я дала волю слезам, не задумываясь, какое произвожу впечатление.

— Прости, — сипло проговорила я, вытирая нос, и отодвинулась.

— Мне жаль, что тебе пришлось пройти через это, Джесс, — прошептал Джаред, большим пальцем смахивая очередную скатившуюся слезинку.

— Почему она не оставит нас в покое, Джаред? Почему она…

Я смолкла, когда в комнату внезапно ворвался Дилан. Рубашка на нем была порвана, губа разбита. Тяжело дыша, он выдавил:

— У нас гости. Пора сваливать.

Мои слезы тут же высохли. Джаред вскочил на ноги, бросая мне одежду, и парни быстрым шагом вышли из комнаты. Я быстро оделась, несмотря на то, что дверь осталась открыта — в гостиной что-то двигали.

— Сколько их?

Я в изумлении наблюдала за тем, как Джаред вытащил из черной спортивной сумки альпинистскую веревку, несколько зажимов, стальные карабины и даже страховочную систему.

— Я уложил двоих, но заметил еще пятерых. Думаю, есть еще, — отозвался Дилан, надевая страховочную систему поверх джинсов и толстовки.

— Помоги ей, — кидая ему еще одну страховку, приказал Джаред, распахнул окно и, закрепив один конец веревки за ввинченный в стену гигантский винт, сбросил ее вниз. Дилан принялся крепить на мне систему, изредка давая комментарии, куда деть руки или ноги. Я молча повиновалась, но, когда мое тело оказалось прижатым к Дилану толстым канатом, не выдержала:

— Что вы делаете?

Ухмыльнувшись, Дилан посмотрел на меня.

— Еще не догадалась?

Я вопросительно вздернула бровь, и его улыбка стала шире.

— Мы будем прыгать.

— Что? — я попыталась отступить, но он одним движением бедер вернул меня на место. — Джаред!

Старший брат проигнорировал мой возмущенный возглас и обратился к младшему, даже не глядя на меня:

— Встречаемся в шестом. Если меня не будет через три дня — переезжайте в четвертый, и позвони Джорджу, — Джаред с помощью карабинов прикрепил веревку к страховочной системе Дилана и отошел. — Не медли. Это может стоить вам жизни.

— Джаред, — снова позвала я, но и в этот раз безрезультатно. Он словно не замечал меня, отдавая распоряжения Дилану. — Джаред!

Он вытащил из сумки два пистолета и винтовку и встал напротив двери, за которой уже слышались тяжелые шаги.

— Джаред! — я не сдержала истерические нотки в своем голосе, изворачиваясь, чтобы видеть его, и он, наконец, прямо взглянул на меня. Внешне он казался спокойным, но бушевавшие в синих глазах эмоции выдавали его с головой.

— Будь осторожна, Джессика, — негромко произнес он и невозмутимо добавил, не сводя взгляда с моего лица. — Дилан, с трех… Три…

Дилан приблизился к окну.

— Два… — Джаред отвернулся к двери, поднимая винтовку.

Руки Дилана обвились вокруг моей талии, прижимая меня к себе, но я не отрывала взгляда от Джареда. Он снова рисковал своей жизнью, чтобы спасти мою.

— Давай! — крикнул Джаред, не оборачиваясь, и Дилан прошептал мне на ухо:

— Держись крепче, Джесс.

И с этими словами он прыгнул.

Порыв ветра ударил в лицо, канат натянулся, и страховочная система впилась мне в ребра, когда мы повисли в воздухе между одиннадцатым и десятым этажом. Мой пульс начал ускоряться с невиданной скоростью, а сердце чуть не выпрыгнуло из груди от страха.

— Это нормально? — прерывистым шепотом спросила я Дилана, невольно обхватив его тело руками и ногами.

— Успокойся, — откликнулся он, совершая правой рукой какие-то манипуляции с веревкой.

Мое сердце снова ойкнуло, когда мы спустились еще на этаж вниз.

— Как насчет лестницы? — посмотрев на секунду вниз, я крепко зажмурилась.

— Джессика, ты меня сейчас задушишь, — с трудом проговорил Дилан и с облегчением вздохнул, когда я ослабила руки.

Но в следующее мгновение над нашими головами раздались выстрелы. Я в ужасе посмотрела на Дилана, и он, нахмурившись, воскликнул:

— Держись!

Ветер засвистел у меня в ушах, внутренности сделали сальто, но меньше чем через минуту земля оказалась всего в нескольких метрах от нас. Дилан уже медленно увеличил длину каната и мягко приземлился на асфальт. Отцепив страховочную систему от веревки, он схватил мою руку, и мы побежали к стоящей на парковке машине.

— Садись! — безапелляционным тоном произнес Дилан, запрыгивая на водительское сиденье и тут же заводя мотор.

— Но Джаред! — попыталась возразить я, хотя и безропотно села в машину.

— Он справится, — отрезал Дилан, давая задний ход так резко, что шины взвизгнули. — А нам надо вытащить тебя.

На огромной скорости машина вылетела на автомагистраль и помчалась вперед. Откинувшись на сиденье, я попыталась привести мысли в порядок. Из головы не лез Джаред, и чувство вины росло с каждым километром, пока мы отдалялись от отеля.

Дилан молчал, и я не смела его тревожить, видя, как напряжено все его тело, хотя меня и переполняла буря эмоций. Я обратила внимание на пейзаж вокруг только когда мы въехали в коттеджный поселок — по обе стороны дороги расположились уютные домики.

— Где мы?

— Там, где нас не найдут, — отозвался Дилан, въезжая в подземный гараж одного из домов, дверца которого открылась автоматически. — Вылезай.

— Есть, шеф, — проворчала я, буквально вываливаясь из машины.

Вместе мы прошли в дом. Миленькая гостиная, кухня, ванная и две спальни занимали весь первый и единственный этаж. Я встала у окна, наблюдая, как на улице резвятся дети.

— Располагайся, — Дилан включил телевизор и бросил пульт на диван.

Развернувшись, я сложила руки на груди и сердито взглянула на парня.

— Располагайся? — насмешливо сказала я. — Мы оставили Джареда одного против команды убийц.

— Да! Чтобы спасти тебя, — Дилан закатил глаза и раздраженно фыркнул.

— Меня не пришлось бы спасать, если бы мы остались и помогли, — возразила я и замолчала, потому что Картер посмотрел на меня, как на сумасшедшую. — Что?

— Помогли? — его тон был пропитан издевкой. — Ты ничего не умеешь, я абсолютно бесполезен. Мы бы только мешали. И Джаред бы думал не о своем противнике, а как бы тебя кто не тронул.

— А оставить его одного, по-твоему, — верное решение? — вскинулась я, но он поднял руку, словно отмахиваясь от меня.

— Знаешь, Джесс, я не особо в настроении сейчас с тобой спорить…

Мое раздражение как рукой сняло, когда он, не окончив фразы, замер, неожиданно побледнев.

— Дилан? — позвала я, хмурясь, и бросилась к нему, подхватывая, когда он внезапно пошатнулся, хватаясь за сердце. — Дилан!

Паника затупляла боль в плече, когда Дилан всем телом навалился на меня. Я усадила его на диван, вглядываясь в бледное лицо.

— Дилан, что с тобой? — истерика начинала проскальзывать в моем голосе, да и я была на грани. — Дилан, что мне делать?

Дилан опустил голову на подушку, закрывая глаза.

— Дай мне поспать, Джесс. Просто дай мне немного поспать.

Глава№ 18

Швырнув полотенце на стол, я со злостью захлопнула дверцу шкафа.

— Они не виноваты, что у тебя выдался плохой день, — раздался насмешливый голос у двери, и я резко обернулась.

— Как ты себя чувствуешь?

Дилан стоял, прислонившись к дверному косяку, скрестив на груди руки, и с усталой улыбкой ожидал, когда я закончу попеременно трогать его лоб и свой, пытаясь определить, есть у него температура.

— Джессика, успокойся, я в порядке, — он попытался увернуться. — Просто выдалось тяжелое утро. Теперь понятно, почему не стоило оставаться в отеле? Мы бы просто мешались.

Я отвернулась, делая вид, что собираюсь заварить чай, а на самом дела продолжила терзаться мыслями, которые не покидали меня те несколько часов, пока Дилан спал на диване в гостиной. Я долго размышляла о том, что случилось с другом, и пришла к выводу, что виновато переутомление, перенесенное после операции на сердце.

— Джессика, все будет нормально. Мы поживем здесь три дня, а потом…

— А Джаред? — перебила его я. — Как же он?

Дилан, ничего не сказав, развернулся и ушел в гостиную. Избегая ответа, он лишь подтвердил мои опасения. Накинув куртку, я выбежала из дома. На площадке играли дети, и ноги сами понесли меня туда.

Сев на скамейку, я слушала детский смех и визг, а сама пребывала мыслями далеко отсюда, думая о том, как же мне будет тяжело пережить эти три дня.

— Извините, вы из двенадцатого дома?

Я подняла голову и посмотрела на женщину, лет тридцати, держащую за руку маленькую девочку, которая с любопытством меня разглядывала, жуя конфету.

— Да, — коротко откликнулась я, не собираясь вдаваться в подробности.

— Я — Мелинда, а это моя дочь Кристина, — представилась женщина, и я с извиняющимся видом улыбнулась, стыдясь своей неприветливости.

— Меня зовут Дженнифер.

Мелинда присела на скамейку справа от меня, и тут Кристина, оступившись, чуть не упала. Инстинктивно я дернулась вперед, чтобы поймать ребенка, но девочка, сумев удержать равновесие, смущенно улыбнулась.

— А молодой человек с тобой, он…

Мелинда замолчала, ожидая, когда я закончу предложение, и я не заставила себя ждать, понимая, что ее любопытство не даст ей промолчать, и она точно выпытает ответ.

— …мой брат, — улыбнулась я и подмигнула Кристине. — А сколько тебе лет, малышка?

— Четыре, — неразборчиво выговорила она и выставила четыре пальца.

— Что-то я вас раньше не видела, — проговорила Мелинда, и, повернувшись, я испытующе взглянула на нее. Чего она добивается своими наводящими вопросами?

— Мы приехали только утром, — отрезала я и поднялась со скамейки, показывая, что разговор окончен, но она поспешила извиниться.

— Подожди, я не хотела…

— Вот ты где! Я тебя везде ищу! — Дилан ловко перепрыгнул через бордюр и встал рядом со мной. Кивком поздоровавшись с Мелиндой, он обратился ко мне. — Родители звонили, попросили съездить в магазин, купить продуктов для ужина. Ты поедешь?

— Да! Конечно, — возможно, с излишним энтузиазмом воскликнула я. — До свидания, Мелинда.

Когда мы уже переходили дорогу, я хотела поблагодарить Дилана за спасение, но он тут же затараторил, не давая мне заговорить:

— Представляешь, кот миссис Монинг опять сбежал, и маме пришлось все утро помогать его искать. А потом сгорел торт, и папа задержался на работе. Хорошо, что мы приехали раньше.

Открыв входную дверь, он впихнул меня в дом.

— Что ты…

Продолжить мне не дали. Впечатав меня в стену, Дилан закрыл мне рот рукой и с невозмутимым видом добавил:

— И, кстати, ты отвратительно готовишь, так что давай дождемся мамы.

С этими словами он двумя пальцами скользнул в правый карман моей куртки и вытащил… Мои глаза расширились, когда я увидела беспроводной радиочастотный передатчик, зажатый между указательным и средним пальцем. Дилан убрал ладонь с моего рта.

— Я и не собиралась тебе ничего готовить, — фыркнула я, подключаясь к его игре, и аккуратно забрала жучок, отправляя его обратно в карман. — Знаешь, мне хотелось бы заняться делом, — проворчала я. — Эта куртка пропахла костром. Пойду, займусь стиркой.

Дилан улыбнулся и кивнул, одобряя мою идею. Вместе мы отправились в ванную. Бросив в стиральную машину куртку, я засыпала порошок и нажала запуск.

— Кто она? — спросила я, когда бак начал заполняться водой.

— Я не знаю, — отозвался Дилан, все это время стоящий рядом. — Но точно не невинная соседка.

Я посмотрела ему прямо в глаза, удерживая его взгляд.

— Ты думаешь, Джаред в порядке?

К чести Дилана, он не отвел взгляд. Облизнув губы, он произнес:

— Я не знаю. Но он может позаботиться о себе.

— Тогда почему его до сих пор нет?

— У нас еще три дня, Джесс, — мягко проговорил Дилан, обнимая меня одной рукой и целуя в макушку. — Он приедет.

Я покачала головой, не веря в это. У нас оставалось всего два дня. И если Джаред не появился до сих пор, то какова вероятность успеха? Какова вероятность того, что он остался в живых, выступив против целой команды агентов в полном одиночестве?

Следующие четыре часа я провела, вычищая дом снизу доверху. Дилан ковырялся в машине в гараже, и каждый из нас пытался выбросить из головы нерадостные мысли. Я чувствовала себя паршиво и действительно винила себя во всем случившемся. Не возьми меня Меган и Джордж к себе, все они были бы в безопасности. Вспомнив о родителях, я почувствовала очередной приступ вины и сожаления. Неизвестность убивала. Я хотела связаться с родителями, узнать, как они, но Дилан запрещал пользоваться телефоном, уверив меня, что это опасно не так для меня, как угрожает безопасности родителей. Поэтому я сдалась, решив ни за что не впутывать их еще в одно злоключение.

Мы заказали из магазина продуктов, и я приготовила роскошный ужин. Правда, гарнир с мясом остался почти не тронутым, потому что и я, и Дилан просто поковыряли вилками в тарелках, сделав перед друг другом вид, что вкусно поели. Аппетит отсутствовал абсолютно, что удивительно, если учесть, что мы оба провели день за тяжелой физической работой.

Среда не принесла утешение. С самого утра мы с Диланом перекинулись парой фраз. Я спросила, как он себя чувствует, он поинтересовался, как моя рука. Рана уже заживала, поэтому я просто обработала ее мазью и снова забинтовала. Ограничившись хлопьями на завтрак, во время которого оба молчали, мы опять разошлись. Я включила телевизор на детском канале, по которому шли мультики, и принялась за глажку. Вчера, перестирав все вещи в доме, от носков до покрывал и занавесок, я оставила все в мятом виде, лишь высушив. Поэтому сейчас на обеденном столе возвышалась целая гора белья.

Мои надежды занять себя на целый день с треском провалились, потому что с глажкой я закончила до обеда. Пожевав вчерашний ужин, я отправилась в задний двор, ко мне присоединился Дилан, и мы до самого вечера провозились в земле, вскапывая, сажая, поливая, и изнеможенные, потратив время только на принятие душа, повалились спать.

Глава№ 19

Открыв глаза на следующие утро, я чуть не заплакала, увидев за окном сильный ливень. Занятие земледелием отменялись, а пока это было лучшим средством от меланхолии.

— Доброе утро, — сказала я, спустившись в кухню.

— Привет, — отозвался Дилан, читающий газету, и пододвинул ко мне бутылку с молоком. — Будешь тосты, хлопья или овсянку?

Выбрав первое, я позавтракала, запивая тосты апельсиновым соком. В кухне стояла тишина. Единственным источником звука являлся шелест газетных страниц.

— Что пишут? — совершенно незаинтересованная в ответе, спросила я.

— Ничего, — отозвался Дилан, захлопывая газету и бросая ее на стол, и встал. — Мне надо проверить мотор.

Я промолчала, хотя и знала, что он собирал и разбирал машину раза четыре за прошедшие два с половиной дня. Сама я помыла посуду и снова занялась уборкой — теперь вытащила все сервизы и вещи из шкафов и отполировала их чуть ли не до блеска.

Подходило время обеда, а дождь все не прекращался. Сварив макароны и приготовив гарнир, я поднялась наверх, приняла душ, надела мужскую футболку и шорты и вернулась на первый этаж. Расставив на кухонном столе тарелки, я крикнула:

— Дилан! Иди обедать!

Он материализовался в дверном проеме, измазанный в машинном масле.

— Джесс, он здесь, — с некоторым смятением пробормотал он, но я уже его не слушала, выбегая из кухни. В прихожей на корточках сидел Джаред, развязывая шнурки на ботинках. С его волос стекала вода, и сам он был мокрым с головы до ног.

— Джаред!

Бросившись к нему, я повалила его на ковер. А он, перевернувшись так, что я оказалась под ним, принялся лихорадочно меня ощупывать.

— Ты ранена? Ранена?..

Его почти безумный взгляд блуждал по моему телу, выискивая повреждения, но я схватила его за шею, притягивая к себе для поцелуя. Поцелуя, который в очередной раз вскружил мне голову. Или такое воздействие оказывал сам Джаред, одним только присутствием?

— Слава Богу, ты в порядке, — прошептал он, нежно проводя пальцами по моей щеке, пока я старалась восстановить дыхание.

— Ты вернулся, — всхлипнув, произнесла я, цепляясь пальцами в рукава его насквозь мокрого пиджака.

— Я всегда буду возвращаться к тебе, — еле слышно проговорил Джаред, наклоняясь и целуя меня в кончик носа.

Прижавшись к нему, я обняла его крепко-крепко, не желая отпускать. Но он осторожно отстранился.

— Джессика, я весь мокрый и грязный.

Только сейчас взглянув на него внимательней, я увидела кровь на его рубашке.

— О, Боже, ты ранен? — я испытала отвращение к себе за свой эгоизм.

— Нет, я в полном порядке, — вымучено улыбнулся Джаред, перехватывая мою руку, которая прошлась по его груди, и прижал ладонью к щеке, закрывая глаза.

— Я тоже рад тебя видеть, брат, — голос Дилана исходил из кухни, но в прихожей он не появлялся, давая нам возможность побыть наедине.

Покачав головой, Джаред поднялся на ноги и помог встать мне.

— Он-то со мной даже не поздоровался, сразу убежал, — буркнул он, одергивая задравшуюся на мне футболку.

Я ни за что не осуждала Дилана, а наоборот была ему непомерно благодарна. Он знал, как много для меня значит это возвращение.

Джаред взял меня за руку и повел в кухню. Там братья обнялись, и, бросив на меня взгляд, полный противоречивых чувств, старший брат отправился в ванную комнату. Я сменила мокрую одежду и поскорее сбежала вниз, ожидая возвращение парней, чтобы накормить их обедом и послушать историю Джареда. Мое настроение взлетело до небес.

— Как только вы скрылись, они вломились в номер, — Джаред отодвинул пустую тарелку и расслабленно откинулся на спинку стула. — Двоих я ранил, с третьим завязался рукопашный бой, но мне удалось его обезвредить, — было видно, что ему не хочется об этом говорить. — Я сбежал и все это время скрывался.

— Мог бы и позвонить, — укоризненно проговорила я, вставая и собирая перепачканную посуду, чтобы положить ее в раковину. Парни тоже поднялись, начиная помогать мне, но я отняла у обоих грязные тарелку. — Эй, идите смотреть футбол. Сегодня мужчины отдыхают.

— Спасибо, — Джаред, наклонившись, поцеловал меня, касаясь руками волос. Если он будет так поступать всегда, то я готова мыть посуду каждый день. Глядя на его воистину изнеможенный вид, я подтолкнула его в сторону гостиной, куда уже ушел Дилан, который, развалившись на диване, пялился в телевизор.

— Иди, — отрезала я, поворачиваясь к раковине. Джаред поцеловал меня в затылок, обняв сзади, и только тогда ушел, оставляя меня с глупейшей улыбкой на лице наедине с горой грязной посуды.

Вымыв всю кухню, я вышла в гостиную и обнаружила, что Джаред спит на диване, а Дилан, чтобы не мешать ему, сиди и читает книгу.

Я плюхнулась в кресло, поджав под себя ноги и стала наблюдать за спящим. Дилан поднялся на ноги.

— Собирай вещи, Джессика, — тихо, чтобы не потревожить брата, сказал он. — Через час мы должны уехать отсюда.

Я, накрыв Джареда пледом, поднялась наверх и начала собираться. Ограничившись всем необходимым, я запихнула в чемодан все свои немногочисленные вещи, одежду для братьев и спустилась вниз. Разбудив Джареда, Дилан отнес чемодан в багажник, и уже через полчаса мы втроем сидели в машине, выезжая со двора. Дилан был за рулем, Джаред расположился рядом, я, как всегда, сидела на заднем сиденье и внимала тому, о чем говорят парни.

— Погони вроде нет, — Дилан каждые полминуты поглядывал в зеркало заднего вида, контролируя ситуацию. — Кстати, соседи здесь тоже замешаны. Ты уверен, что в четвертом безопасно?

Как я поняла, четвертый и шестой — номера безопасных домов, в которых можно было укрыться.

— Мне надо связаться с Джорджем, — отозвался Джаред, который все это время копался в своем мобильнике. — Думаю, Лидия возьмет передышку, так что у нас есть немного времени, чтобы собраться и все обдумать.

— Знаешь, в приоритете у нас — понять, что этой сумасшедшей надо, — едко проговорил Дилан и, сверившись с навигатором, свернул.

— Ага, — Джаред словно не замечал нас, его палец летал по клавиатуре, набирая сообщение. — Джордж и Меган встретят нас во втором, — он сделал паузу. — Четвертый взорвали прошлой ночью.

От его слов у меня все внутри перевернулось. Мы могли быть там. Почему Лидия так жестока? Неужели ей мало страданий, которые она уже принесла нашей семье?

— Черный седан движется за нами уже три километра, — будничным тоном сообщил Дилан, глядя в боковое стекло, но, когда Джаред достал из бардачка пистолет, добавил. — Не выйдет, друг. Он бронированный.

После его слов надежда, что этот автомобиль случайно оказался на нашем пути, растворилась подобно дыму. Джаред повернулся, вглядываясь в заднее стекло, пытаясь получше разглядеть следующую за нами попятам машину.

— Стекла тонированные, я не вижу, сколько их там, — он вернулся на место и вытащил из сумки еще парочку пистолетов.

— У нас все равно нет шансов при таком раскладе, — возразил Дилан и ударил по педали. Машина, взвизгнув шинами, рванула вперед. На несколько минут мы довольно далеко оторвались от преследователей, но те быстро сократили расстояние между нами. Дилан красноречиво выругался. Я обернулась и чуть не задохнулась. Погоня увеличилась вдвое. Два автомобиля, набрав скорость, ехали по обе стороны от нас. Стрелка спидометра достигла двухсот километров, и на такой скорости в нашу машину врезался автомобиль слева.

— Черт! — Дилан с трудом выровнял руль, но в тот же миг справа нас боднул второй преследователь. Машину тряхнуло.

— Надо что-то делать! — крикнула я Джареду, который продолжал играть с телефоном.

— Впереди будет мост, — произнес он, обращаясь к Дилану. — Нам нужно исчезнуть. Сможешь все устроить?

Дилан, впервые оторвав взгляд от дороги, в шоке уставился на брата.

— Ты сошел с ума? Мы погибнем!

Очередной удар слева толкнул нас к обочине, но Дилану удалось вернуться в центр дороги.

— Это нас единственный шанс.

— В прошлый раз после этих слов мы оказались в плену у Стивена, — заметила я, но Джаред повернулся ко мне.

— Откинь сиденье и залезь в багажник, — приказал он. — Там должны быть два баллона с воздухом. Достань их.

Нажав на кнопку, я отодвинула спинку сиденья и в дырку пролезла в багажник.

— Скорее, Джессика!

Вытолкнув наружу два огромных баллона профессиональных аквалангистов, я вылезла и сама. Впереди уже виднелся мост, к которому мы неслись на огромной скорости.

— Брось их под сиденье, — сказал Джаред, и я выполнила приказ. — И пристегнись.

Мы уже были на середине моста, когда мощный удар снова сотряс машину, но на этот раз Дилан не пытался вывернуть руль. Мое сердце остановилось, когда автомобиль тряхнуло, и он на скорости вылетел с моста. Крик ужаса застрял у меня в горле во время нашего недолгого парения в воздухе. Невесомое чувство длилось от силы секунд двадцать, и в тот же миг машина рухнула в воду, подняв столб брызг.

Глава№ 20

Нос машины опустился вниз, и ремень безопасности натянулся, удерживая меня на месте. Вода ударила в стекла, но, к чести производителей, они не лопнули.

— Джессика, ты цела? — воскликнул Джаред, безуспешно пытаясь вывернуться так, чтобы взглянуть назад.

— Да, — не без труда выдохнула я, потому что ремень больно впился в тело, и увидела, что Дилан сидит, опустив голову на руль. — Дилан!

Застонав, он выпрямился. По его лбу стекла тоненькая струйка крови.

— Твой план просто отвратителен, — буркнул он, и Джаред усмехнулся.

Машина тем временем с небольшим толчком достигла дна. Нас снова тряхнуло. У Дилана вырвалась череда ругательств, и он схватился за голову.

— Сколько у нас времени? — отстегнув ремень, я задрала ноги, потому что дно машины уже начало заливаться водой.

— Они не исчезнут, пока не удостоверяться, что мы мертвы, — отозвался Джаред, и словно в подтверждение его слов в воде, освещенной фарами, стали летать пули. Они рассекали воду, и одна попала в лобовое стекло, которое тут же рухнуло вперед.

— Воздух, Джессика! — крикнул Дилан, и я, с трудом вытащив баллоны из-под сиденья, вытолкнула их вперёд и задержала дыхание, когда вода накрыла меня с головой. Мне удалось выплыть на переднее сиденье, когда Дилан уже вылез из машины. Джаред остался на месте, и я ужасом обнаружила, что его ремень безопасности не отстегивается. Наверное, при ударе механизм заело. Приблизившись, я попыталась помочь, но Джаред отвел мои руки, яростно замотав головой. Он крутанул регулятор акваланга и сделал глоток воздуха, а потом протянул шланг мне. Глотнув воздуха, я собиралась вытащить ремень, но меня вытянуло из машины. Дилан крепко держал меня, болтая ногами в воде, удерживаясь на месте.

Вытащив пистолет, Джаред, прицелившись, отстрелил ремень и выплыл к нам, таща за собой баллоны. Втроем, поочередно вдыхая воздух, мы поплыли прочь от машины. К счастью, выстрелы прекратились, но всплывать все еще было опасно. Когда воздух оказался на исходе, мы выплыли на поверхность. Джаред поддерживал Дилана, который выбился из сил — сказывалась еще и рана на лбу. Изнеможённые мы повалились на землю, не в силах пошевелиться.

Темнота опустилась на город, зажглись уличные фонари. Джаред сначала сел, а потом поднялся на ноги.

— Нам пора выдвигаться, — безапелляционным тоном проговорил он, помогая встать мне, а потом Дилану.

— Куда мы пойдем? — мои зубы стучали из-за пробиравшего меня холода. Вечер был довольно теплым, но в мокрой одежде я чувствовала себя более чем неуютно.

— Для начала — куда-нибудь подальше, — буркнул Дилан, одергивая на себе кожаную куртку, с которой текла вода.

Полчаса мы в полном молчании шли по пустынной дороге, по которой, как назло, не проехало ни одной машины. Наконец показался город. Обессилившие, мы плелись по освещенным улицам, и гулявшая молодежь с любопытством поглядывала на нашу тройку, выглядевшую, мягко скажем, странно. От холода и скуки хотелось выть, и я не выдержала:

— Вы куда идете?

— Вперед, — последовал ответ, и мне захотелось стукнуть Джареда чем-нибудь тяжелым.

— Да ладно, Джессика, — весело проговорил Дилан. — Где бы мы еще так прогулялись?

— Я обещаю, что пойду с тобой на любую прогулку, только если ты угостишь меня горячим шоколадом, — проворчала я, следуя за Джаредом по пятам.

— Прости, но у меня в кармане только промокшие доллары, — откликнулся Дилан.

— Вы мастерски крадете машины, но не можете позаимствовать чей-нибудь кошелек, — поддела я их, и Джаред резко остановился, пораженно уставившись на меня.

— Кто ты и куда дела Джессику?

Дилан расхохотался, но я сумела сдержать улыбку и высунула язык.

— Иди ты!

Джаред хмыкнул, разворачиваясь, и в ту же секунду врезался в проходящего мимо молодого человека, одетого в темно-синий деловой костюм.

— Извините, — бросил тот и пошел дальше.

Джаред с невозмутимым видом вытащил из непонятно откуда взявшегося черного кошелька парочку банкнот и бросил его перед собой на землю. Демонстративно наклонившись, он поднял кошелёк и, развернувшись, крикнул:

— Эй, мистер!

Молодой человек обернулся.

— Кажется, вы обронили свой бумажник, — Джаред с милой улыбкой протянул ему кошелек, и молодой человек сухо его поблагодарил и ушел.

Выпучив глаза, я смотрела ему вслед. Неужели, он не почувствовал, как из его кармана стянули кошелек?

— Ты довольна, принцесса? — Джаред вручил мне деньги, и хоть их было небольшое количество, дешевый номер в каком-нибудь мотеле на них оплатить можно было.

— Ты даже не представляешь как, — издевательски пропела я, проходя вперед.

— Что с ней? — спросил Дилан, шагая следом за мной.

— Это называется усталость, — отозвался Джаред и был совершенно прав. Единственное, о чем я могла сейчас думать — теплый душ и мягкая постель.

Мои грезы о том, что все наши беды на сегодняшний день закончились, растоптала девушка за регистрационным столиком первого отеля, который нам попался на пути.

— Поймите, на такую сумму у нас нет многоместных номеров, — в тысячный раз сообщила она с извиняющимся видом. Джаред, вздохнув, забрал со стойки деньги и собирался уже отойти, как вмешалась я.

— Мисс! — я схватила деньги и протянула ей. — У нас больше ничего нет. Неужели, нет ни одного свободного номера?

— Джессика, не надо… — Джаред тронул меня за локоть, но я вырвала руку, не отрывая молящего взгляда от колеблющейся девушки.

— Мисс, пожалуйста. Нам нужно переночевать всего раз, — не сдавалась я.

— Хорошо, — девушка взяла деньги из моих дрожащих от холода пальцев и пересчитала их. — Вам хватит на одноместный номер, но…

— Мы берем, — перебила ее я. Мне не терпелось оказаться под горячей водой.

Девушка оформила номер и вручила мне ключ. Отель был никудышный, но здесь работали батареи и наверняка имелся душ, так что, бегом взбежав по лестнице, я открыла дверь. Номер представлял собой комнату, с одним шкафом и ванной комнатой.

— Кто первый в душ? — спросил Дилан, у которого зуб на зуб не попадал.

— Джессика, иди, — галантно предложил Джаред, разлепив синие от холода губы.

— Нет, — отрезала я, распахивая дверь ванной и включая свет. — Мы пойдем все вместе.

Я включила воду, от которой тут же повалил пар, и залезла в кабинку, скинув обувь. Одежда вся осталась на мне, но парни все равно застыли в дверях.

— Идите сюда, — позвала я, мой голос уже не дрожал. — Ну же!

Мой резкий оклик заставил их шевелиться. Оба разулись, но в отличие от меня избавились от одежды, оставшись в одних джинсах. Войди сюда кто-нибудь посторонний — неправильно бы истолковал открывавшуюся картину, но мы трое просто наслаждались водой, дарившей нам необыкновенное тепло.

Казалось, мы вечно стояли под горячими струями, но всему прекрасному приходит конец. Первым из кабинки вышел Джаред, за ним Дилан. Я отвернулась, чтобы дать им возможность переодеться. Точнее, снять джинсы и обернуться полотенцем. Когда дверь ванной закрылась, я, защелкнув щеколду, разделась. Воспользовавшись мылом и стоящим на полке шампунем, я привела себя в порядок.

Выключив воду, я обернулась огромным пуховым полотенцем — хоть что-то в этом отеле оказалось до неприличия хорошим, и надела нижнее белье, игнорируя то, что оно было до сих пор мокрым, хоть и провисело все это время на батареи.

Дилан сидел на кровати, поверх покрывала, но Джареда в комнате не оказалось.

— А где… — мне не удалось закончить, потому что дверь в номер распахнулась, и влетел Джаред.

Застыв, он окинул взглядом меня, но потом, встряхнув головой, отвел взгляд.

— Вот, я принес кое-что, — он бросил на кровать двое мужских шорт и хлопковую белую футболку и объяснил. — Этажом ниже есть химчистка, когда они обнаружат пропажу, мы будем далеко.

Дилан взял шорты и отправился в ванную. Зашумела вода.

— Это для тебя, — Джаред, избегая смотреть на меня, указал на футболку.

— Спасибо, — прошептала я, сжимая в руках белоснежную ткань, и он вскинул голову, прожигая меня взглядом.

— Джессика, я не допущу, чтобы с тобой что-нибудь случилось, — выговорил он, и я сдержала разочарованный вздох, осознав, что моя безопасность для него на первом месте. Он видел во мне младшую сестренку, о которой нужно заботиться. Вот и всё. Поцелуй в больнице был вызван чрезмерным беспокойством за мою жизнь, а сегодня утром его поцеловала я, он лишь не стал меня отталкивать. Неожиданная боль сковала мне сердце, но я выпрямила спину, вызывающе глядя на парня.

— Может, ты отвернешься? — почти возмущенно воскликнула я, картинно взмахивая футболкой перед его носом.

— Да! Конечно, — Джаред крутанулся на месте, поворачиваясь ко мне спиной, на которой, так же как на оголенном животе, виднелись зажившие шрамы. Отогнав жалостливые мысли по отношению к нему, я натянула футболку, одновременно освобождаясь от полотенца, и, отбросив одеяло, забралась в постель.

— Спокойной ночи, — сказала я, но Джаред промолчал и пошел в ванную, где как раз выключилась вода.

* * *

Проснувшись на следующее утро, я с неохотой вылезла из-под теплого одеяла. Спине, к которой всего секунду назад прижималась грудь Джареда, стало мгновенно холодно. Джаред, потеряв опору в виде моего тела, перекатился на живот, но так и не проснулся. Дилана же и вовсе не тревожило отсутствие места, он спал на спине сном младенца. Улыбнувшись, я ушла в ванную, намериваясь умыться и причесаться, и, не глядя, куда иду, шагнула в темноту. Включился свет, хотя я даже не тронула выключатель.

Крик застрял у меня в горле, когда высокий мужчина наставил на меня пистолет и предостерегающе прижал указательный палец к губам, приказывая молчать. Я отступила и натолкнулась на кого-то. Сильные руки обхватили меня сзади, поднимая в воздух, и не давая вырваться. Мужчина с пистолетом шагнул ближе, и, перед тем как на мою голову опустился мешок, я увидела улыбку на его лице.

Дверь номера осторожно закрыли, компания бандитов вместе со мной вышли в коридор. Я молчала. Не произнесла ни звука. Я могла закричать, но не знала, сколько здесь вооруженных людей, и подвергать опасности спящих друзей не собиралась. Попытки вырваться оказались тщетны — стальная хватка не позволяла мне шевельнуться. Когда хлопнула входная дверь, я, почувствовав, что мы на улице, закричала, но тут же огромная рука накрыла мне рот.

Послышался звук открывающегося багажника, и меня бросили на ковер. Я потянулась, собираясь снять мешок, но мои руки, грубо одернув, затянули чем-то вроде кабельной стяжки. На мое возмущенное «Ой»! ответом послужил удар в живот, отбросивший меня к заднему сиденью.

Захлопали двери, и автомобиль двинулся с места, увозя меня в неизвестном направлении.

Глава№ 21

В последний год меня не раз пытались убить. Сначала Стивен, потом Лидия, причем различными способами, так что, вроде бы, меня ничем не удивишь. Но к чему я не была готова, так это оказаться лицом к лицу с Джорджем.

Меня больно подбрасывало на каждой кочке, и мое только начавшее заживать плечо ныло до невозможности. Когда машина наконец затормозила, открылся багажник, и с меня сняли мешок. Искусственный свет ударил в глаза, и я не сразу увидела стоявшего передо мной мужчину. Руки, поднявшие меня, оказались на удивление нежными. Меня посадили на диван, и, поморгав, я уставилась на склонившегося надо мной Джорджа.

— Джессика, ты в порядке? — обеспокоенно спросил он, и в следующий миг я оказалась в его объятиях. — Тише, малышка, тише.

— Что происходит, Джордж? — всхлипывая, спросила я, отодвигаясь. На его лице была недельная щетина, щеки впали, под глазами виднелись огромные синяки. — Где мы?

— У меня в гостях, — раздался ненавистный, пробирающий до костей, голос.

Лидия стояла за спиной Джорджа, скрестив руки на груди. Джордж поднялся, закрывая меня собой, но женщина лишь коварно усмехнулась.

— Ты думаешь, что можешь защитить ее? — она хохотнула. — Как это мило. Все мужчины семейства Хэйнс слепо готовы сохранить жизнь девчонке, даже за счет своей, а ее собственный дядя…

— Где моя жена, Лидия? — перебил ее Джордж, сжав кулаки.

— О, думаю, что ей сейчас не очень весело, — жизнерадостно проговорила та, и, словно в подтверждение ее слов, послышался крик боли.

Ужас парализовал меня, когда я осознала, что крик принадлежал моей приемной матери. Нет! Это невозможно. Почему Лидия не оставит мою семью в покое?

— Что ты хочешь от нас?! — яростно воскликнула я, босая спрыгивая с дивана на холодный пол. Джордж тут же предостерегающе схватил мою руку, но я с неприкрытой ненавистью смотрела на стоящую в центре комнаты женщину. — Твой муж убил семью своего собственного брата, не моргнув глазом, только ради денег. Теперь он мертв. Ты отомстила за его смерть всем нам. Что тебе еще надо?!

В моем голосе слышалась истерика, а внутри все клокотало от гнева. Не смотря на мой менее чем непрезентабельный вид, я чувствовала необычайную уверенность. И мне хотелось вцепиться в волосы Лидии, когда она снова издевательски улыбнулась.

— Я поклялась, что отомщу. И еще не закончила.

Развернувшись на каблуках, она двинулась к двери.

— Нет! — Джордж ринулся за ней, но дверь уже захлопнулась перед его носом.

Я плюхнулась обратно на диван, подбирая под себя ноги. Раздался очередной крик, и Джордж с силой начал колотить в железную дверь.

— Прекрати! — после тщетных попыток остановить его, мне пришлось в буквальном смысле запрыгнуть на него. — Папа! Хватит!

Джордж замер. Он тяжело дышал, я слезла с него и повела к дивану. Усадив его, я отправилась в ванную, находящуюся в комнате, и, намочив полотенце, вытерла им окровавленные костяшки пальцев.

— Давно вы здесь? — тихо спросила я, бережна очищая ранки.

Джордж, зажмурившись, вздохнул.

— После аварии мы попали в больницу. А потом очнулись у Лидии. Когда звонил Джаред, нам пришлось лгать. Во-первых, нас держали под прицелом, во-вторых, мы знали, что он примчится сюда, а этого делать точно не следовало бы.

— Я не понимаю, — покачала головой я. — Джаред ей не нужен, иначе, она бы приказала схватить и его.

— Ей нужна ты, — без обиняков заявил Джордж, прямо глядя мне в глаза. — Но поверь, я не имею ни малейшего понятия зачем.

— Я здесь, почему она не оставит в покое Меган?

Джордж снова поднял несчастный взгляд на меня.

— Поверь, я не знаю.

Безысходность в его голосе убивала. Закусив губу, я поднялась, одернув футболку. Новый крик, раздавшийся на слух намного ближе, чем раньше прервал нашу невеселую беседу. Джордж снова вскочил на ноги, кидаясь к двери, и та распахнулась перед ним.

— С дороги! — прогрохотал мужчина в черном, как пушинку отпихивая Джорджа в сторону. На его плече висело безжизненное тело.

— Нет! — в ужасе закричал Джордж, протягивая руки к жене.

Потрясенная я застыла на месте, не в силах пошевелиться. Но, когда Джордж бережно забрал тело жены их рук бандита и двинулся с ней к дивану, я хотела подойти к ним, когда меня остановила гигантская рука.

— А ты идешь со мной, — прорычал все тот же мужчина, и Джордж резко обернулся, покачиваясь от тяжести тела на его руках.

— Она никуда не пойдет, — заявил он, делая шаг к нам, но я предупреждающе вскинула руку, останавливая его от глупостей.

— Нет, ты должен позаботиться о Меган. Со мной все будет в порядке.

С полминуты мы просто смотрели друг на друга. Джордж с нескрываемым мучением во взгляде, я же — прощалась с ним, зная, что сделаю все, чтобы их отпустили, даже если это означало остаться здесь навсегда. Мужчина нетерпеливо подтолкнул меня к двери, и мы оказались в просторном коридоре. Только ощутив невероятный холод, я осознала, что все еще босиком. Но, не успела я раскрыть рта, чтобы пожаловаться на холод, как передо мной возникла Лидия.

— Скорее, Клафлин, — приказала она, даже не удостоив подчиненного взглядом.

В следующий миг меня снова подняли в воздух. Игнорируя мои возмущенные крики, громила понес меня по коридору. Моей ярости не было предела. Отношение Лидии к своим пленникам поражало своей жестокостью и полнейшим неуважением.

— Опусти меня! — взвизгнула я, и меня бросили на пол, исполняя указание.

Поморщившись от боли, я отшатнулась от бандита, но тот даже не попытался меня тронуть.

— Присаживайся, Джессика, — сладко пропела Лидия, по пятам следующая за мной. Она указала мне на стул, ручки которого были снабжены наручниками. Понимая, что окажусь в неволе в ту же секунду, что сяду на стул, я колебалась, но в конечном итоге плюхнулась на жесткую поверхность. Бандит застегнул металл вокруг моих запястий, и в его глазах на краткий миг блеснуло сочувствие. Фыркнув, я гордо отвернула голову.

— Вот, мы снова встретились, милочка, — Клиффорд расположилась в огромном мягком кресле напротив, скрестив ноги. — Надеюсь, у тебя все в порядке? Как настроение?

— Лучше некуда, — выдавила я, когда тянуть с ответом уже нельзя было.

— Меган не сказала мне, где ты, — будничным тоном сообщила Лидия. — Тебя выдали твои друзья.

О чем она говорит? Внешне я пыталась не показывать свое замешательство, но внутри все кипело от непонимания и раздражения. Никто не знал моего месторасположения, что бы не говорила Лидия. И я ни за что бы не поверила, что Джаред или Дилан могли меня сдать. Они сделали все, чтобы защитить меня, и никогда не поступили бы так подло.

— Мне даже стало интересно, кто же это был, — кисло проговорила я, и Лидия, закинув голову, весело рассмеялась, словно я сказала какую-то забавную шутку.

— Я дам тебе подсказку, — смилостивилась Клиффорд. — Темные волосы, карие глаза… Никого не напоминает?

Я знала, на что она намекает, но отказывалась попадаться на удочку. Дилан не такой. Он не совершил бы предательства.

— Вы лжете, — устало отозвалась я, не намериваясь начинать спор.

— О, нет, милочка, — Лидия встала и, подойдя вплотную ко мне, прошипела. — Можешь не сомневаться. Дилан Картер — единственный, благодаря кому мы тебя отыскали.

— Я не верю ни единому слову, — процедила я, не без ненависти глядя на нее.

— Мой муж каждому, кто служил у него, имплантировал специальный чип, позволяющий отслеживать месторасположение человека, — Лидия снова жестко усмехнулась. — К сожалению, я вспомнила об этом только сейчас и сразу активировала чип. Дилан понятия не имел, что помог нам.

Я не нашлась, что ответить. Мне было абсолютно все равно, каким образом меня отыскали. Единственное, что меня волновало — жизнь моих близких.

— Отпусти их, — попросила я, и Лидия с насмешкой взглянула на меня.

— С чего мне это делать? — иронично скривив губы, спросила она, грациозно усаживаясь в кресло.

— Они не нужны тебе, — я была готова умолять, только бы добиться своего.

— Ошибаешься, милочка. Они-то как раз мне необходимы.

— Зачем?! — вскинулась я, но тут же понизила голос, заметив искорки злобы в глазах собеседницы. — Джаред не на столько глуп, чтобы соваться сюда. Да любому стало бы понятно, что это западня!

Издевательский смех снова наполнил комнату, но я сдержалась от едкого замечания. Мне нельзя было сейчас ухудшать ее настроение. Поэтому я просто ждала.

— Неужели ты думаешь, что какой-то мальчишка — и есть моя цель? — продолжая улыбаться, спросила Лидия, в притворном недоумении качая головой. — Все намного серьезней. И я не отпущу никого из вас, пока не свершится правосудие.

Едва не фыркнув, я отвела от нее взгляд. Какой-то частичкой сердца я даже испытывала к бедной женщине, потерявшей мужа, сочувствие, но не могла искренне пожалеть ее после всех злодейств, причинивших вред моей семье.

— Так что же тебе нужно? — прошептала я, когда моя фантазия исчерпала всевозможные идеи. В голову пришла даже мысль о тех бумагах, когда-то спрятанных в фиктивной могиле на кладбище, но и она была абсурдной. Ни я, никто из членов моей семьи не имели больше к этому отношения. Да и зачем тратить столько сил и времени, чтобы держать нас у себя? Я не понимала действий Лидии совершенно.

— Только ваше присутствие здесь, — пожала плечами Лидия, лицо у нее было на удивление незаинтересованное. — И вообще… Я устала.

Она нажала на какую-то кнопку на столе, и дверь распахнулась. Вошел все тот же бандит, но на этот раз он держал в руках одежду и пару ботинок.

— Верните ее в камеру, — приказала Лидия, поднимаясь на ноги. Ее каблуки зацокали по полу, когда она направилась к двери. Мужчина швырнул мне одежду и расстегнул наручники. Старательно избегая смотреть на него, я обулась, схватила футболку и брюки и направилась в коридор. Меньше чем через две минуты за моей спиной захлопнулась дверь. Я снова оказалась в той комнате с диваном, на котором сейчас лежала Меган. Джордж, услышав шум, выбежал из ванной.

— Джессика?

Побежав, он крепко обнял меня, поглаживая по спине.

— Как она? — я кивнула в сторону дивана, и веки Меган слабо затрепетали.

Джордж поник.

— Она истощена и измучена. Вроде, ничего серьезного, но ей надо в больницу.

Подойдя, я ужаснулась внешнему виду Меган. Выглядела она явно хуже Джорджа, который и сам не блистал сейчас ухоженностью и красотой.

— Мама, ты как? — шепотом спросила я, склонившись к ней.

Меган открыла глаза, и на ее губах показалась легкая улыбка.

— Ты здесь, — еле слышно проговорила она.

— Да, я здесь, — я осторожно сжала ее бледную, почти невесомую ладонь. Что Лидия с ней сделала? От горестных мыслей меня отвлек Джордж.

— Что хотела Клиффорд?

Я испытующе взглянула на него.

— Ничего. Ей просто… просто хотелось напугать меня.

Джордж недоверчиво поднял брови.

— Ну конечно, — пробормотал он, подавая жене стакан с водой. Меган приподнялась на подушке, делая глоток.

— Зато я узнала, как они нашли меня, — я надеялась отвлечь их внимание от насущных проблем. — Мое месторасположение выдал…

— Дилан, — внезапно произнесла Меган отчетливым голосом. Я в это время наклонилась завязать шнурок на ботинке и с удивлением выпрямилась со словами:

— Да, откуда ты знаешь?

Джордж со смятением смотрел на жену, но та яростно замотала головой.

— Да нет же! — ее голос становился громче, и она подняла руку и вытянула палец, указывая на что-то за спиной у мужа. — Там Дилан.

Посмотрев в сторону направления ее пальца, мы с Джорджем буквально оцепенели от неожиданности. Под потолком висел Дилан, радостно машущий нам рукой.

Глава№ 22

— Какого… — пораженно выдохнул Джордж, и Дилан предупреждающе прижал палец к губам. И как раз вовремя, потому что дверь в нашу «темницу» с грохотом распахнулась.

— Иди сюда, Джессика! — закричала влетевшая в комнату Лидия. Она вся кипела от негодования.

— Что я сделала? — с неподдельным возмущением воскликнула я, на самом деле намериваясь просто увести ее отсюда, завалив псевдо-важными вопросами о справедливости. — Я только пришла! Даже переодеться не успела. А вы снова меня куда-то тащите? Мы же еще в штатах? Или в вашей мнимой империи даже законов соблюдать не надо?!

Мой гневный монолог резко оборвался, когда Лидия наставила на меня пистолет.

— Эй! — Джордж шагнул вперед, но я остановила его, видя, что Лидия не просто пугает меня. Она вне себя от ярости. Что-то произошло, и ей нужна была я, чтобы с этим разобраться. А значит, необходимо дать Дилану шанс вытащить родителей из плена.

— Лидия, что происходит? Ваши подчиненные снова напортачили? — иронично поинтересовалась я, но по изменившемуся лицу Клиффорд стало ясно, что я неосознанно попала в точку. Похоже, Дилан не так уж незаметно пробрался сюда.

— За мной, — прошипела женщина, встряхивая волосами. — Живо!

Мне потребовалось немало усилий, чтобы не посмотреть на потолок, под которым затих Дилан, но в приоритете было увести Лидию куда-нибудь подальше, поэтому я поспешно вышла вслед за ней в коридор, демонстративно громко хлопнув дверью, показывая, что не вернусь. Я останусь здесь, если это требуется для спасения жизней родителей. Меган и без того была на гране, ей ни к чему лишние потрясения. Если здесь Дилан, то и Джаред где-то поблизости. Я могла быть спокойна. Эта парочка всегда придумает выход их положения.

— Нашу систему взломали, — Лидия, резко развернувшись, влепила мне звонкую пощечину. От неожиданности и силы удара я невольно покачнулась. В глазах на секунду потемнело, но мне удалось устоять на ногах.

— А я-то тут причем? — мой голос эхом пронесся по пустому коридору.

— Это все ты! — Лидия ткнула мне пальцем в лицо, чуть не попав в глаз, и я отшатнулась. — Во всем всегда виновата ты! Как тебе удалось одурачить охрану?

— Я не знаю, о чем вы, — мои зубы скрипнули, так сильно я сжала челюсти. — Я ничего не делала.

— Запереть ее! — взвизгнула Клиффорд, да так пронзительно, что я ощутила острое желание заткнуть уши.

Громила-охранник схватил меня за руку и потащил вперед.

— Эй, полегче! — возмутилась я, пытаясь вырвать руку из его железной хватки. — Да что вы себе позволяете?!

Меня швырнули в темную комнату, и на этот раз я, потеряв равновесие, упала на пол, больно ударившись о бетон. Боль пронзила всю левую часть туловища, а поврежденная некогда рука заныла.

Зажегся свет, и меня, грубо подняв, усадили на деревянное кресло. Громила затянул кабельные стяжки вокруг моих запястий, накрепко прикрепляя их к подлокотникам.

— Ненавижу! — закричала я, когда, повернувшись, он направился к двери. — Ненавижу вас всех!

Громила словно меня не слышал. От унижения и чувства беспомощности я истерично завопила до боли в горле. Мне надоело. До смерти надоело так жить. За все время своего существования я ни разу не задумывалась о смерти. А теперь мне хотелось умереть. Покончить с этим раз и навсегда. Все, кого я любила — мертвы. Так, ради чего жить?

«Ради семьи», — вспыхнула лампочка в мозгу, но я проигнорировала ее. У меня не было семьи. И не осталось больше сил бороться. Мне хотелось лишь не чувствовать.

Запертая в комнате в полном одиночестве, я полностью ощутила тяжесть свалившегося на меня испытания, преподнесенного жизнью. Я искренне надеялась, что Меган и Джордж выберутся отсюда живыми, но не желала сама увидеть белый свет. С меня было достаточно.

— Простите меня, простите… — шептала я в темноту, не переставая дергать руки, почему-то пытаясь освободиться. Под закрытыми веками разворачивались картины из детства. Первый велосипед. Первый поход в школу. Первый раз, когда я увидела новорожденного братика и влюбилась в него беспамятства. Разве такое бывает? Почему образы столь свежи в моем сознании, словно это происходило только вчера?

Послышались голоса, и я распахнула глаза, но пелена слез мешала рассмотреть, кто передо мной.

— Джессика, — взволнованно позвал знакомый голос. — Джессика, посмотри на меня.

Мне потребовалось больше минуты, чтобы в конце концом понять, что в нескольких сантиметрах от моего лица — лицо Джареда. Он был здесь. Он пришел за мной. Но я не хотела, чтобы меня спасали.

— Уходи. Вытащи родителей, — прохрипела я, не узнавая свой голос.

— Ну нет, — категорично заявил Джаред и, достав нож, разрезал стяжку сначала на одном запястье, потом на другом, освобождая меня. — Выбираться — так всем вместе.

— Нет, — заупрямилась я, все еще глотая соленые слезы. — Уйди.

— Даже не подумаю, — Джаред попытался поднять меня на ноги, но я слабо оттолкнула его.

— Оставь меня! — зарыдала я, и мой голос тут же сник. — Оставь меня в покое.

— Нет, Джессика, — Джаред перекинул мою безжизненно свисающую со стула руку через шею и обхватил меня за талию, с силой приподнимая меня с кресла. Мои колени подогнулись, и я повисла на нем.

— Пожалуйста! Просто оставь меня здесь, — пробормотала я, еле шевеля языком.

— Не могу, — Джаред, нагнувшись, просунул руку у меня под коленями, и я оказалась у него на руках.

Он медленно вышел в коридор, даже не потрудившись закрыть за собой дверь. Я не возражала, пока он нес меня по пустынному коридору, но, когда мы подошли к углу, потребовала опустить меня на землю. Удостоверившись по моему выражению лица, что я не собираюсь ретироваться в неизвестном направлении, Джаред поставил меня на ноги. Левой рукой он взял мою ладонь, а правой достал из пояса джинсов пистолет. Мы, не торопясь, чтобы не наделать шума, продолжили путь и в конце концом оказались в ангаре. Когда впереди показались высокие железные ворота, мы с Джаредом переглянулись. Скорее всего, это был выход. Но вероятность того, что его не охраняют — один к миллиарду, не меньше. Джаред выпустил мою руку и жестом показал следовать за ним. Мы шаг за шагом, крадучись, приближались к воротам, когда он вдруг остановился. Развернувшись, он секунд десять просто смотрел на меня, а потом принялся стягивать толстовку. Сначала я удивилась, а потом поняла, что он собирается сделать. Подтверждая мою догадку, Джаред расстегнул на себе бронежилет и протянул его мне. Я покачала головой, отказываясь его брать, потому что знала, что ему он нужнее.

— Нет, — я отступила назад. — Ты все равно будешь закрывать меня.

— Но мне же нужен кто-нибудь, кого надо защищать. Так что надевай, — яростно проговорил Джаред, натягивая на меня жилет. Он хорошенько закрепил его на мне и только тогда отошел.

— Почему ты вечно должен быть тем, кто принимает решения? — проворчала я ему в спину.

— Потому что твои идеи вечно бредовые, — парировал Джаред, не поворачивая головы.

— У тебя просто завышенное самолюбие, приятель, — хмыкнула я, но смолкла, как он поднял вверх указательный палец, предупреждая об опасности. И действительно, слева послышались шаги.

— Сюда, быстро! — Джаред толкнул меня за огромную машину неизвестной марки и сам нырнул следом.

Его горячее дыхание обдало мое лицо, благодаря чему я знала, где именно в темноте он находиться.

Приглушенные голоса было не разобрать, но вскоре они стихли, и наступила гробовая тишина, которая нарушалась только моим прерывистым дыханием. И причиной моего волнения был вовсе не страх. Подняв руку, я пальцами коснулась лица Джареда, случайно попав в нос, но потом нежно пробежали по слегка колючей от однодневной щетины щеке. Он резко втянул в воздух и внезапно притянул меня к себе. Его губы накрыли мои, и я забыла, как дышать. Прекратила думать. В голове не было ни единой рациональной мысли. Я совершенно забыла, где мы находимся. И, если совсем недавно в моей голове мелькали мечты о смерти, то сейчас единственным желанием, центром всего моего сознания стал Джаред. И этот поцелуй.

Определенно, я была влюблена в этого парня.

Осознание этого неоспоримого факта, пришедшее столь неожиданно, подействовало на меня лучше ведра ледяной воды, и я слабо оттолкнула Джареда.

— Родители, Дилан… — сиплым голосом выговорила я, и он тут же убрал руки, которые всего мгновения назад были на мне.

— Пошли, — не повышая голоса, чтобы не привлекать внимание, буркнул он, выходя из нашего импровизированного укрытия.

Свет лампы позволял нам видеть почти всю территорию ангара. И так же давал возможность бандитам лицезреть нас в полной мере. Я мельком взглянула на Джареда. Отчего-то меня больше интересовала его реакция на случившееся за машиной, чем наши насущные проблемы. Джаред же был иного мнения. Его глаза напряженно сканировали ангар, он размышлял о том, как бы нам лучше выбраться отсюда. Когда он слегка повернулся в мою сторону, я смогла увидеть его лицо. Его губы немного припухли, и у меня возникло желание коснуться своих собственных, которые, казалось, горели.

— Не понимаю, почему здесь никого нет, — задумчиво проговорил Джаред, и я встряхнула головой, освобождаясь от плена воображения.

— Надеюсь, это риторический вопрос? — откликнулась я, двигаясь за ним.

Джаред не ответил, и тут раздалось отчетливое «Эй!» разнесшееся на весь ангар. Повернувшись, я увидела Лидию, которая стояла в считанных шагах от нас. Как ей удалось так незаметно подкрасться?

— Простите, но мы спешим, — театрально взмахнув ресницами, сообщила я, не отрывая взгляда от пистолета в ее руке, направленного мне в грудь. — Так, что мы, пожалуй…

Звук возводимого курка заставил меня окаменеть.

— Никуда ты не уйдешь, — с сумасшедшим видом произнесла Лидия, ее горящий взгляд пылал безумством. — Прощай, Джессика.

И с этими словами она нажала на курок.

Глава№ 23

Воздух волной наполнил мои легкие, и я раскрыла рот, судорожно вдыхая спасительный кислород. Руки Джареда лежали на левой стороне моей груди, похоже, он мне делал непрямой массаж сердца.

— Джессика? — он склонился надо мной, потому что я лежала на полу.

— Что… случ-чилось? — прерываясь, спросила я и, коснувшись груди, непроизвольно застонала от пронзившей меня боли. Повернув голову, я увидела, что Лидия лежит на полу в нескольких шагах от меня, раскинув руки. — Лидия… Она?

Я задала несколько неопределенных вопроса, но Джаред ответил на каждый из них.

— Она выстрелила в тебя, — мягко проговорил он, наблюдая, как я потираю место ушиба, и жестко добавил. — И теперь она мертва.

В его голосе не слышалось ни капли сожаления. Я посмотрела на безжизненное тело, ощутив крохотный укол жалости, и отвернулась, снова взглянув на парня.

— Меня спас бронежилет.

Это не было вопросом. Я просто констатировала факт. Бронежилет, который мне так не хотелось надевать, спас мне жизнь. От силы удара я потеряла сознание, но все же не погибла.

— Да, Джесс, — согласно кивнул Джаред и нахмурился. — Давай я помогу тебе встать. У нас мало времени.

Мне хотелось спросить для чего, но я промолчала. Джаред помог мне сесть, я закинула руку ему на шею, и он поднял меня на ноги. Из моего рта вырвался короткий стон. Пуля летит с невероятной скоростью, и то, что я могла хотя бы стоять, уже был удивителен. Поразительно, как вообще мне удалось выжить, если учесть, с какого близкого расстояния стреляла Лидия.

— Джессика, постарайся идти быстрее, — Джаред прибавил шагу, и я еле поспевала за ним, сжав челюсти от пронзавшей меня на каждом шаге боли. Парень был явно чем-то обеспокоен.

— Джаред, что случилось? — спросила я, когда мы вышли на улицу, а он так и не сбавил скорости, а наоборот — увеличил, хотя даже здесь было пустынно — вокруг не было ни души.

— Скорее, скорее, — бормотал он, волоча меня за собой.

— Да что происходит?!

Ответом на мой вопрос стал взрыв за нашими спинами. Мощный порыв воздуха сбил нас с ног, и мы оба повалились на землю. Инстинктивно я закрыла голову руками. Вокруг запахло гарью. Открыв глаза и подняв голову, я увидела, что ангар пылает.

На глаза пеленой опустились воспоминания. Горел дом моих родителей.

Пошатываясь, я поднялась на ноги и сделала пару шагов к горящему зданию, но сильные руки остановили меня, заключив в объятия.

— Нет, Джесс, это не то, — прошептал Джаред мне на ухо, словно читая мои мысли. — Это всего лишь ангар с наркотиками.

Оцепенело я пялилась на пламя, но не могла сделать ни шагу. Сознание очистилось. Память захлопнула ящички с неприятными воспоминаниями. Я снова видела перед собой просто горящее сооружение. Не значащее для меня ничего.

— Давай, Джессика. Нам надо идти, — грязной от копоти и земли рукой Джаред убрал слипшиеся от пота и жара волосы с моего лица. Жест был настолько нежным, что я тут же повиновалась. Мы пошли прочь, держась за руки. Опасность объединила нас.

Когда мы пересекли небольшое поле, то вышли на пустынную дорогу. Как назло нам не попалось ни одной машины, но, вспомнив о своем внешнем виде, который бы скорее сошел за наряд для фильма про зомби, я подумала, что это, возможно и к лучшему.

Уже перевалило за семь вечера, но летняя жара не желала спадать. Пот катился с нас градом, и шли мы уже поодиночке, борясь с дурнотой от безумного желания пить. Бронежилет остался где-то позади, так же как и толстовка. Дорога была долгой, и лишний груз нам был ни к чему.

— Вода, — одними губами произнесла я, показывая пальцем на придорожное кофе.

В магазине Джаред купил литровую бутылку воды, но позволил мне выпить всего четверть.

— Откуда деньги? — спросила я, когда жажда перешла на второй план.

Джаред, вытащив из кармана карточку, продемонстрировал ее мне.

— Откуда? — нахмурилась я.

— Нам нужны были средства, чтобы спасти вас, — пожал плечами Джаред. — Я снял со счета немного своих денег. Так что… — он махнул рукой в сторону отдела с одеждой. — Понимаю, что выбор небогат, но все же лучше переодеться.

В этом я была с ним полностью согласна. Продавщица и так отнеслась к нам с чрезмерным подозрением, что не удивительно, если учесть, в каком обезображенном виде мы явились в магазин. Если не считать грязной, местами рваной одежды, то ко всему прочему кровавые следы на моих ободранных запястьях выглядели не очень. Купив только самое не обходимое — две футболки, двое джинсов и пару кепок, мы покинули магазин и завернули в туалет. Стараясь не дышать, чтобы не вдохнуть кошмарный запах, царящий там, я быстренько переоделась.

Джаред встретил меня на улице с машинной аптечкой в руках.

— Не стоило, — проговорила я, когда мы уселись за единственный столик у заправки, но не возражала, пока Джаред молча обрабатывал ранки на моих запястьях и обматывал их бинтов.

— Нельзя запускать даже подобные раны, — заявил он, закончив.

— Ну, конечно, — фыркнула я, невольно вспомнив шрамы, покрывавшие все его тело.

— Ты предпочитаешь прогуляться или вызовем такси? — непринужденно улыбаясь, спросил Джаред, будто не мог предугадать мой ответ.

— Такси, — я, сощурившись, смотрела на него. — И немедленно.

— Разумеется, принцесса, — издевательски пропел он, укорачиваясь от моего кулака, и достал мобильник. — Я купил его минуты две назад, — объяснил он, когда я вопросительно подняла брови.

Пока он вызывал такси, я скрестила руки, положила на них голову и закрыла глаза. Сегодняшний день был фантастически долгим и изматывающим.

— Джессика, проснись.

Джаред тронул меня за плечо, и я выпрямилась, тут же просыпаясь. Я сама не заметила, как уснула. У дороги стояла машина, которая, по всей видимости, дожидалась именно нас. Мы сели в автомобиль, и Джаред назвал водителю адрес.

— Куда мы едем? — негромко спросила я, пристегиваясь.

— В ближайший отель, — отозвался Джаред. — Нам необходим полноценный отдых.

В этом я не могла с ним не согласиться. Голова раскалывалась, да и усталость буквально валила с ног. Мы ехали по вечерним улицам, и я, чтобы не уснуть, спросила:

— А как вы нас нашли?

Джаред каким-то странным взглядом посмотрел на меня.

— О, ты не поверишь, — выдохнул он, но тут его телефон пиликнул, и внимание парня тут же переключилось с моего лица на светящийся экран. — С родителями все в порядке, — сообщил он, прочитав сообщение. — Дилан отвез их в больницу.

— Хорошо, — прошептала я, откидываясь на спинку сиденья и закрывая глаза. На самом деле не нашлось бы слов, чтобы описать степень моего облегчения. Единственным неприятным моментом сегодняшнего дня была смерть Лидии. Да, я ненавидела ее, винила во всех преступлениях против моей семьи, но никогда в жизни не желала никому смерти. Даже ей.

Когда машина, издав скрипучий звук, остановилась, я распахнула глаза. В окна был виден горевший всеми цветами отель. Похоже, Джареда не интересовала стоимость номера и обслуживания.

— Пошли, — буркнул Джаред, выходя из машины. Я последовала за ним к отелю. Внутри нас встретил улыбчивый администратор — мужчина уже почетного возраста, но с образцовым воспитанием и вежливостью. Он любезно предоставил нам двухкомнатный номер, лишь попросив подтвердить возможность оплаты. Видно, в джинсах, кедах и футболках мы не производили особого впечатления, как люди, которые могли бы позволить себе люкс. Но, тем не менее, меньше чем через четверть часа, я оказалась посреди роскошной гостиной.

— Что, нравится? — весело спросил Джаред, наблюдая за моей реакцией, когда, разувшись и сняв носки, я стала вышагивать по поразительно мягкому ковру, в котором, казалось, можно было утонуть.

Широко улыбнувшись, я воскликнула:

— Это потрясающе! Попробуй!

Хохотнув, Джаред покачал головой.

— Нет, спасибо. Я, пожалуй, лучше приму душ.

— Не будь занудой, — проворчала я, хватая его за руку и дергая на себя, но, не сумев сдвинуть его с места, сама полетела вперед. Я неуклюже врезалась в него и робко улыбнулась, задрав голову.

— Ой, прости, я…

Он поцеловал меня, и моя попытка извиниться сошла на нет. Его руки обвились вокруг моей талии, он прижал меня к своему стройному, мускулистому телу, и воздух словно наэлектризовался. Наши дыхания смешались, и я чувствовала, как его сердце бьется в такт моему собственному, которое готово было буквально выскочить из груди. Мои пальцы запутались в его густых волнистых волосах, а ноги подкосились, но крепкие объятия не давали мне упасть.

О да.

Можно было подумать, что это сон. И я наслаждалась каждой секундой, каждым мгновением… Единственным желанием было никогда не останавливаться.

Оторвавшись от его губ, чтобы вдохнуть немного воздуха, я прошептала:

— Ты вроде собирался принять душ?

Синие глаза вспыхнули юношеским озорством. Джаред улыбнулся широкой, искренней улыбкой, которую так редко увидишь на его лице.

— А ты так хочешь присоединиться? — насмешливо проговорил он, наклоняясь и целуя уголок моего рта, и я мотнула головой, с неохотой отодвигаясь.

— Не знала, что у тебя такое богатое воображение.

Мои ладони на мгновение прижались к его груди, но я чуть оттолкнула Джареда, вместо того, чтобы сделать то, что мне до безумия хотелось. А именно — обнять его и никогда не отпускать. Но поступила я в точности наоборот. Отступила, высвобождаясь из кольца его рук.

— Пойду посмотрю телевизор.

Джаред успел схватить мою ладонь и развернул меня к себе. Его рука легла на мой затылок, и он приблизил свое лицо к моему, не давая мне пошевелиться.

— Что я делаю не так, Джесс? — выдохнул он в мои раскрывшиеся губы. Его горящий взгляд не отрывался от моих глаз, и мне мой пульс подскочил до предела.

О Боже, он все делал «так». Он заставлял мое сердце пускаться вскачь. Чаще всего именно он являлся причиной моего хорошего или наоборот плохого настроения. Он вызывал у меня улыбку и слезы. Порой мне казалось, что он управляет мной. И это пугало меня до чертиков. Я не привыкла быть зависимой от кого-то, но когда он был рядом — ощущала себя счастливой.

Промямлив что-то нечленораздельное, я попыталась отстраниться. Мне срочно нужен был воздух. А для этого мне надо было уйти подальше от Джареда, на лице которого появилась выражение боли, которое тут же сменилось безразличием. Он отпустил меня, и я почувствовала холод, исходивший от него. Я хотела уйти, остаться наедине с собой, но почему же тогда мне сейчас так одиноко?

Резкая трель мобильного телефона прорезала наступившую тишину. Не отводя от меня взгляда, Джаред достал телефон и, не глядя, нажал на отбой.

— А вдруг это… — неуверенно начала я, но он перебил меня.

— Мне все равно.

Но телефон зазвонил снова. Не скрывая раздражения, Джаред принял вызов.

— Да? — рявкнул он в трубку, продолжая сверлить меня взглядом, но потом он отрешенно уставился в пол. — Я понял. Мы уже выезжаем.

Бросив трубку, он ногой пнул ногой мои ботинки.

— Обувайся, мы уезжаем.

— Что случилось? — спросила я, быстро надевая носки и натягивая ботинки.

Джаред открыл дверь.

— Моя мать в реанимации, Джессика. И я должен быть там, — сказал он, выходя в коридор.

Не потрудившись зашнуровать ботинки, я выбежала вслед за ним.

Глава№ 23

Пробравшись к регистрационному столу в больнице, Джаред, забыв про приветствие, потребовал у дежурной медсестры номер материнской палаты.

— Сэр, встаньте в очередь, — строго проговорила женщина, отказываясь выдавать ему конфиденциальную информацию.

— Скажите мне номер палаты, и я уйду, — хлопнул ладонью по стойке Джаред, и глаза медсестры сузились от злости.

— Джаред, не надо, — взмолилась я, хватая его за локоть и пытаясь утащить отсюда, и обратилась к медсестре. — Извините нас, пожалуйста, он просто очень расстроен.

— Ничего, — откликнулась женщина, на лице которой отразилось сочувствие. Она тяжело вздохнула. — Ладно. Назовите имя, я посмотрю, что можно сделать.

Меньше чем через пять минут мы с Джаредом быстрым шагом направлялись к нужной палате. Точнее, Джаред шел, а я бежала, еле поспевая за ним. Свернув за угол, мы увидели Джорджа, сидящего на стуле, закрыв лицо ладонями. Мое сердце екнуло. Это была поза крушения. Поза отчаяния. Поза человека, уже не надевшегося на положительный исход.

— Папа! — Джаред приземлился перед отцом на колени.

— Сын, — выдохнул Джордж, по-отцовски обнимая его за шею. Он поднял голову. — Джессика.

Наклонившись, я крепко обняла его, когда Джаред отошел.

— Как она? — спросила я, садясь на стул и сжимая ладонь мужчины, в чьих глазах светилась боль.

— Все было нормально, но потом она упала в обморок, — упавшим голосом сообщил Джордж. — Врачи обнаружили внутреннее кровотечение.

Резко втянув в себя воздух, Джаред отвернулся, прижав ладонь ко рту. В горле у меня пересохло, но я все же спросила:

— Что… что это значит?

И Джордж, и Джаред молчали.

— Здравствуй, Джессика, — рядом со мной, откуда ни возьмись, возник Дилан. Он держал в руке стакан кофе, которую протянул Джорджу. Поцеловав меня в щеку и потрепав по волосам, он плюхнулся в свободное кресло и вытянул ноги.

Наступило тяжелое молчание. Джаред стоял у противоположной стены, прижавшись к ней лбом, и не шевелился. Джордж сидел, не двигаясь, запустив в волосы обе пятерни. Дилан словно окаменел, уставившись на невидимую точку в полу. А я не могла терпеть.

Поднявшись на ноги, я посмотрела на Дилана.

— Где ты купил кофе?

Он поднял голову и встал.

— В буфете на третьем этаже. Я покажу тебе, где это.

Мы оба хотели поскорее ретироваться, но по разным причинам. Я хотела вытащить из него информацию о состоянии Меган, он — просто хотел убраться, чтобы не быть свидетелем семейного горя. Меган и Джордж являлись лишь людьми, которые приняли к себе его старшего брата. Но сам он не был членом его семьи.

Мы поднялись по лестнице на один этаж вверх. Я старалась не обращать внимания на носилки, несущие в операционные. Изувеченные на них люди вселяли ужас.

— Что с ней? — спросила я, когда мы уже стояли у автомата.

Дилан не смотрел на меня, когда тихо произнес:

— У нее внутреннее кровотечение. Если врачи не найдут, какой орган поврежден, она истечет кровью в считанные часы.

Стакан с кофе хрустнул в моей руке, и жидкость брызнула на пол. Люди обернулись на звук, и Дилан обнял меня за плечи.

— Эй, — прошептал он. — Давай-ка уведем тебя отсюда.

Он забрал у меня уже бесполезный стакан, бросил его в мусорное ведро и как маленькую повел по коридору. Я шла словно сомнамбула, не понимая, что происходит. Недолго думая, Дилан вошел в мужской туалет, подвел меня к раковине и, намочив салфетку, вручил ее мне. Одна из кабинок открылась, и показался мужчина, он с любопытством взглянул на нас, но увидев, что мы не намерены сейчас шутить, молча помыл руки и вышел, воздержавшись от замечаний.

— Когда будет известен исход операции? — мой голос был скрипучим, и я с усилием сглотнула, пытаясь избавиться от гигантского кома в горле.

— Она в реанимации чуть больше часа, — негромко отозвался Дилан, присевший на край раковины.

Я избавилась от мокрого бумажного комка, вымыла руки и умылась.

— Джессика…

— Не надо, — резко оборвала его я и посмотрела на него. — Не обещай, что все будет в порядке, если это не так. Потому что в противном случае моя жизнь опять отправится в тартарары, и я не захочу знать тебя. Или твоего брата. Или кого-либо из моих друзей.

Я просто исчезну.

Выключив воду, я выбежала в коридор и тут же отправилась в дамскую комнату. К счастью, здесь никого не оказалось, и я беспрепятственно заперлась в самой дальней кабинке и, захлопнув крышку унитаза, села на него, поджав ноги.

Хлопнула дверь, и послышались женские голоса. Две дамочки беззаботно щебетали о каком-то парне, а я, закрыв глаза, прислонилась затылком к холодной стене. Дверь открылась снова, послышался шум коридора, и одна из женщин взвизгнула:

— Молодой человек, вы ошиблись комнатой!

О, нет.

В ту же секунду раздался стук в мою дверь. Кажется, все кабинки были распахнуты настежь, так что не требовалось обладать никакими особыми навыками, вроде дедукции, чтобы вычислить, в какой прячусь я.

— Джессика, открой, — приказал Дилан, яростно дергая за ручку.

— Уходи, — сиплым от наступающих слез голосом произнесла я, сжимая голову ладонями, закрывая уши. Мне не хотелось сейчас никого видеть.

— Открывай! Сейчас же!

— Нет!

Он снова ударил по двери.

— Мисс, нам вызвать охрану?! — крикнула одна из женщин, и я тут же раскрыла дверь.

— Нет-нет, — поспешно проговорила я. — Все в порядке. Я его знаю.

Женщины с подозрением смотрели на нас, в полной боевой готовности, одна даже замахнулась сумкой, намереваясь, по всей видимости, отражать нападение Дилана.

— Правда. Все в порядке, — повторила я, и они пришли в движение. Кивнув, обе дамочки покинули уборную, и я повернулась к другу, толкая его в грудь обеими руками. — Ты что это тут устроил?

— Я понимаю, что тебе больно, — тихо произнес Дилан. — Но им нужна твоя поддержка.

Про себя я с неохотой признала его правоту. Джорджу с сыном необходимо было ободрение, а не навзрыд рыдающая девчонка, считающая, что все складывается отвратительно, и нет надежды на благоприятный исход. Стремительно я вышла в коридор, направляясь к буфету.

Десять минут спустя я и Дилан транспортировали огромный поднос с булочками и горячим чаем вниз. Джаред встал навстречу нам, протягивая ко мне руки.

— Ну, какие новости? — бодро спросила я, впихивая ему поднос так, чтобы наши пальцы не соприкоснулись. Джаред, сжав челюсти, отвел взгляд.

— Никто еще не… — начал говорить Джордж, но замолк, когда увидел идущего по коридору врача. По тому, как он опрометью кинулся к нему, мы поняли, что именно оперировал Меган.

— Все будет в порядке, — подняв ладони, сообщил он нам всем, но не отрывал взгляда от Джорджа. — Мы зашили поврежденную селезенку, остальные раны продезинфицированы. Сейчас миссис Хэйнс находиться под действием сильного снотворного, и, как только она очнется, мы сможем в точности сказать, как обстоят дела.

Все четверо слушали врача, затаив дыхание, и одновременно облегченно выдохнули.

— Вам нет необходимости оставаться здесь, — резонно заметил доктор, сочувственно кладя ладонь на плечо Джорджу. — У вас измученный вид. Советую всем отправиться домой, принять душ и выспаться. Миссис Хэйнс будет перевезена в палату лишь под утро. Вам все равно не разрешат с ней увидеться без разрешения лечащего врача. Так что отправляйтесь-ка все по домам. Вас оповестят, если положение Вашей жены хоть как-то изменится.

— Я остаюсь, — тоном, не терпящим возражений, заявил Джордж, и врач кивнул.

— Я не буду с вами спорить, — пожал плечами врач, видя, что бесполезно перечить мужу, который в любом случае останется с женой. — Комната ожидания в вашем распоряжении.

Его губы осветила легкая усталая улыбка, и он ушел, на ходу приветствуя своих пациентов, направлявшихся в свои покои после вечерней прогулки. Джордж повернулся к нам.

— Вы трое едете в отель.

— Что? Ни за что!

— Как? Нет!

Запротестовали мы с Джаредом, но Джордж жестом приказал нам замолчать.

— Отправляйтесь в отель. Сейчас же. Я позвоню, если что измениться, — он сурово взглянул на сына, готового снова начать пререкаться. — Это не обсуждается, Джаред. Вам троим требуется отдых. Так что до завтра.

Развернувшись, он двинулся к лестнице. Его поникшая спина уже не выражала отчаяние, но страх за жену еще не отпустил.

— Идемте, — позвал Дилан. Взяв меня за рукав футболки, он потянул меня вперед. Я остановилась, оглядываясь на Джареда.

— Так и будешь стоять?

Не говоря ни слова, Джаред прошествовал мимо нас, даже не взглянув в нашу сторону.

Глава№ 24

Вывалившись на следующее утро из кровати, я первым делом сорвала бинты с запястий. Ранки были не такие уж глубокие, чтобы их закрывать. Умывшись, я заметила на стуле новую одежду. Как ни странно, это было летнее платье. На улице стояла жара, так что я решила себя немного порадовать и не влезать в плотные джинсы. Хотя, похоже, у меня не было выбора, потому что вчерашней одежды в комнате не оказалось. Босиком прошлёпав из спальни в столовую, я обнаружила завтракающего там Джареда.

— Доброе утро! — бодро поздоровалась я, делая вид, что не помню его вчерашней отчужденности.

Ничего не ответив, он удивленно уставился на меня.

— Что? — я опустила взгляд вниз на платье. — Что-то не так?

— Откуда у тебя платье? — спросил он.

— А разве не вы с Диланом купили его? — в свою очередь поинтересовалась я, складывая руки на груди.

Бутерброд с ветчиной замер в нескольких сантиметрах от губ Джареда. Он медленно положил его на тарелку.

— Мы не покупали ничего, — негромко произнес он.

— Тогда как оно оказалось у меня в спальне, и где мои джинсы с футболкой? — рассердилась я, но он прижал указательный ко рту.

Распахнувшаяся за моей спиной дверь заставила нас обоих непроизвольно вздрогнуть.

— Привет, ребята! — Дилан бросил на стул пару пакетов. — Вот, принес вам немного приличной одежды, — он посмотрел на меня. — Вау, Джесс, отлично выглядишь.

Ответить на комплимент мне не представилось случая, потому что Джаред чрезвычайно красноречиво выругался, совершенно не стесняясь в словах.

— Ладно, приятель, она твоя, я понял, — полушутя вскинул руки Дилан, отступая, но потом посерьезнел. — Что случилось, Джаред?

— Кто-то был здесь, пока мы спали, — прорычал Джаред, шагая из стороны в сторону, словно тигр в клетке.

Когда до меня дошел смысл его слов, моя ладонь взлетела ко рту. Дилан подошел к столу и взял в руки бутылку воды, читая этикетку.

— Подожди. Это же Smart Water.

— И что? — раздраженно спросил Джаред, останавливаясь.

— Но везде в отеле расставлены бутылки с Evian, — Дилан не успел договорить, как неловко пошатнулся. В следующий миг под мой испуганный вопль он уже падал, беспомощно хватаясь за стол.

Джаред ринулся к брату, но тот уже закрыл глаза.

— Боже, что с ним? — в ужасе вскрикнула я, подбегая к ним.

— Уходи, Джессика. Найди Джорджа и оставайся с ним, — Джаред поднял веки Дилана, проверяя реакцию зрачков. — Все в порядке, это всего лишь снотворное.

— Кто это сделал?

— Я догадываюсь, — Джаред на секунду зажмурился. — Джессика, через некоторое время я вырублюсь, — он достал пистолет и рукояткой протянул его мне. — Возьми это. И беги.

— Что? Я не оставлю вас, — я отдёрнула руки от оружия, но он схватил мою ладонь, вкладывая в нее пистолет.

— Мы им не нужны. Давай, Джесс. Ты сможешь.

Мои пальцы слабо сжались вокруг рукоятки, и Джаред коснулся моей щеки.

— Ты справишься, — прошептал он. — Беги. Найди Джорджа, он поможет. И если что — просто стреляй.

Я кивнула, сдерживая волнение. Руки начинали трястись. Я не была уверена, что смогу выстрелить в человека, даже если тот угрожает моей жизни.

— Иди, — Джаред подтолкнул меня к двери, а сам оперся на стол, чтобы не упасть.

Обувшись, я подошла к двери и взялась за ручку, когда он позвал меня по имени. Я обернулась.

— Вернись ко мне, — тихо проговорил он.

На глаза навернулись слезы, но, ничего не сказав, я выбежала за дверь, понимая, что главное сейчас — увести бандитов подальше от номера. У меня была мысль остаться, но Джаред был прав. Им нужна я, не они.

Воспользовавшись запасной лестницей, я незаметно покинула отель и вышла на улицу, где уже кипела жизнь. Пистолет в любом случае привлек бы внимание окружающих. Но повернуть назад меня заставило совершенно другая мысль. Джаред сказал найти отца, хотя знал, что преследователи пойдут за мной, и тогда опасность бы грозила и его родителям. Он не говорил мне бежать и скрываться. Найти Джорджа. Уйти из отеля…

Развернувшись, я толкнула дверь, ведущую к запасной лестнице, и буквально влетела на нужный этаж. Дверь в номер была открыта. У меня перехватило дыхание, и бег тут вовсе не причем.

— Дилан! — воскликнула я, подбегая к нему, увидев, как дрогнули его веки. — Очнись, ну давай же!

С видимым усилием он открыл глаза и уставился на меня.

— Ты знал? — потребовала я, хватая его за отворот рубашки, не давая толком прийти в себя. — Знал?

— Что? — Дилан попытался сесть.

— Джаред, вот что!

Мой взгляд упал на пол справа от нас, и я застыла то ужаса.

— О, Боже, — моя ладонь взлетела ко рту, невольно пытаясь сдержать рвущийся наружу вчерашний ужин.

Дилан посмотрел в сторону направления моего полного отвращения взгляда и тут же оттолкнул меня назад. Я повалилась на пол, но не отрывала взгляда от руки, лежащей в нескольких метрах от меня.

— Не смотри, — Дилан попытался закрыть от меня отрезанную человеческую кисть, плавающую в луже крови. — Я сказал, не смотри!

Рывком он поднял меня на ноги, выталкивая в коридор. Мои колени едва держали меня, и я чуть не упала.

— Нам надо уходить, — Дилан уже полностью был собран и сосредоточен. В руках он держал пистолет, который я обронила в номере.

— Там… там… — меня трясло, и я не могла выговорить ни слова.

— Я знаю, милая, но нам пора исчезнуть отсюда, — мягко, но твердо заявил Дилан, хватая меня за локоть, и дернул, поднимая.

Шатаясь, я встала.

— Рука… отрезанная рука… — бормотала я словно в бреду, вытирая слезы, льющиеся по моим щекам. Сделав два шага, я упала на колени, и меня вывернуло наизнанку.

— Тише, тише, — Дилан заправил мои волосы за уши, придерживая меня за плечи. — Я понимаю, это ужасно, но мы не можем здесь больше оставаться.

Измученная я поднялась на ноги. Чудовищная картина из номера все еще стояла у меня перед глазами, даже когда я уже вошла в лифт больнице. Неконтролируемые слезы заливали лицо, вызывая сочувствующие взгляды других посетителей. Не видя перед собой ничего, я вплотную следовала за Диланом.

— Папа! — увидев Джорджа, идущего к нам навстречу, я кинулась к нему в объятия, зарываясь лицом в футболку.

— Она очнулась и уже ждет нас, — бодро сообщил он, но когда я подняла заплаканное лицо, напряженно спросил. — Что с ним?

Он знал. Знал, что с Джаредом что-то случилось.

— Нас напоили снотворным, — в полголоса сказал Дилан, приблизившись, чтобы его могли слышать только мы двое. — Джареда забрали.

— Я же говорил ему смотреть в оба! — яростно произнес Джордж, сердито глядя на парня, который потупил взгляд.

— Я найду его, мистер Хэйнс. Во что бы то ни стало, — теперь Дилан прямо смотрел на приемного отца его брата.

— Вы оба знали? — я переводила взгляд с одного мужчины на другого. — Оба знали, что на Джареда охотятся, но не сказали мне?

— Он просил не говорить, — отрезал Дилан, как обычно не особо церемонясь.

— В какой палате Меган? — отвернувшись от него, обратилась я к Джорджу.

— 4314,- отозвался он, вздыхая. — Только, Джессика, не говори ей про Джареда.

Даже не соизволив прокомментировать эту поистине неуместную просьбу, я пошла искать палату, но перед тем как войти, сбегала в туалет и умылась.

Кровать Меган стояла у окна, и мне пришлось пересечь двух ее соседок, вокруг которых уже сидели родственники. Я села на стул у изголовья и ласково коснулась лежащей на одеяле руки. Меган открыла глаза и радостно улыбнулась, но, разглядев мое лицо, нахмурилась.

— Ты что, плакала?

Надо думать, что из меня выйдет паршивый стилист, раз я даже не сумела скрыть обличающие следы.

— Нет, просто плохо спала. Я так испугалась за тебя, — я неосознанно прижала ее ладонь к своей щеке. Мне необходимо было сейчас человеческое тепло.

— Со мной теперь все в порядке, не переживай, — отмахнулась Меган и снова улыбнулась. — Как Джаред? Почему он не пришел?

Я чуть не задохнулась, вспомнив обстоятельства в номере отеля. Перед глазами снова встал весь тот ужас, увиденный там меньше часа назад. Но мне удалось выдавить улыбку.

— Мы поссорились, — это была не совсем ложь. Наши отношения накалились со вчерашнего дня. — Он не может теперь находиться со мной в одной комнате, так я его раздражаю.

Удивительно, но Меган купилась на это. Я не чувствовала угрызения совести, соврав ей, зная, что правду сказать было бы намного хуже.

— Ох, молодежь, — хихикнула она и помахала кому-то за моей спиной. — Привет, мальчики! Джессика рассказала про ссору с Джаредом. Скажите, что он может прийти в любое время.

— Да, он умеет обижаться, — подыграл Дилан, останавливаясь у подножья кровати. — Как вы себя чувствуете, миссис Хэйнс?

— Спасибо, я…

Я перестала слушать. Просто отключилась, задумавшись о своем. А потом встала и, извинившись, бросилась к двери. Дилан, кинувшейся за мной, врезался мне в спину, не успев затормозить, когда я, раскрыв дверь и резко остановившись, застыла на месте.

Мои глаза расширились при виде Джареда, который, похоже, как раз собирался зайти в палату. Он переоделся и причесался, но вид у него все равно был какой-то помятый.

— Привет! Можно мне пройти? — вежливо поинтересовался он, как ни в чем не бывало.

Мне наконец удалось заставить язык мне повиноваться.

— Где ты был? — мой голос был сиплым из-за слез, готовых политься из моих глаз.

— Покупал цветы, — пожал плечами Джаред, и я только тогда заметила букет роз в его руке.

— Мы думали, они забрали тебя, — вмешался Дилан, становясь рядом со мной.

— Кто? — невинно спросил Джаред и слегка улыбнулся. — Все в порядке?

— Черта с два все в порядке! — рявкнул Дилан, но тут же понизил голос, когда другие посетители больницы стали оглядываться, ища источник шума. — В нашем номере на полу валяется отрубленная кисть. И не говори мне, что ты не имеешь понятия, что происходит.

— Но я действительно не знаю, о чем ты говоришь, — терпеливо проговорил Джаред, но его челюсти сжались при упоминании человеческой кисти. — Признаю, я опасался, что за нами следят, но скорее всего снотворное было безобидной шуткой. Когда я очнулся, я просто ушел купить цветов для мамы и одежду.

Я. Не. Верила. Ни. Единому. Слову.

— Слушайте, ребят. Я же говорю, теперь все хорошо. Можно мне навестить мать? — Джаред вопросительно поднял брови, букетом указывая на дверь.

Не долго думая, я шагнула влево, освобождая путь. Джаред зашел в палату, а Дилан взял меня за локоть.

— Эй, Джессика…

— Я не хочу сейчас ни с кем разговаривать, — прервала его я. — Ты можешь отвезти меня куда-нибудь, где можно пожить пару дней? Без… Одной?

Дилан понимающе смотрел на меня, и я ненавидела этот взгляд. В нем явственно читалась жалость. Мои щеки вспыхнули от унижения и ярости.

— Просто увези меня отсюда, Дилан. Прошу.

Последовал еле заметный кивок головы.

— Пошли, — небрежно бросил Дилан, доставая из кармана джинсов ключи от машины.

Глава№ 25

Выйдя на следующий день из палаты Меган, я как назло снова столкнулась с Джаредом. Сегодняшнюю ночь мы с Дилан провели в отеле, находящемся через дорогу от больницы. Я не знала, где ночевали Джордж с сыном, и меня не особо это интересовала. Да кому я вру! Вместо того, чтобы спать, я ворочалась в кровати, пытаясь оттолкнуть болезненные воспоминания. Тяжелы телесные раны, но страдания, принесенные душе намного сложнее излечить.

«Вернись ко мне». Это три слова преследовали меня все прошедшие сутки, ясно отпечатавшись в моем сознании. Тогда я верила в их искренность, но сейчас мне причиняло почти физическую боль осознание того, что для Джареда я являлась лишь временным увлечением, а в остальном просто приемной сестрой, к которой он, как старший брат, должен хорошо относиться, да и только.

— Доброе утро, — робко проговорила я, переминаясь с ноги на ногу.

— Привет, — коротко поздоровался Джаред и, вежливо улыбнувшись, прошел в палату.

Не помню, когда я была так невероятно зла. Лидия была мертва. Но моя жизнь все равно не может вернуться в обычное русло.

Вернувшись в номер, я села на диван и включила телевизор, решив, что пора брать все в свои руки. Если я начну вести себя как обыкновенный подросток, то смогу провести окружающих. Все будут думать, что у меня все в порядке. Что думаю я только о шмотках и мальчиках.

Вздохнув, я поняла, что как раз об одежде мне и надо подумать. Дилан оставил мне немного наличных, предполагая, что сегодня я все же посещу магазин, и оказался прав. Передачи были столь скучны, что мне ничего не оставалось, как заняться делом, которое я не любила практически больше всего остального — ходить за покупками.

Оказавшись в ближайшем магазине, я беспомощно огляделась. Ко мне тут же подскочила услужливая продавщица, которые помогла мне быстро выбрать повседневную одежду из этого обилия великолепных и разнообразных вещей.

Когда в новых джинсах, блузке и куртке я вышла на улицу, передо мной снова встал выбор. Сходить навестить Меган или наведаться в кафе, чтобы пообедать? Остановившись на втором, я прошла немного вниз по улице и заглянула в одно семейное заведение, откуда высыпала толпа школьников. Заказав стандартный обед, я принялась за апельсиновый сок, предупредительно принесенный официанткой. Она посадила меня за дальний столик, словно почувствовав мое настроение. На второе мне принесли пасту, но, как только я, предвкушая трапезу, взялась за вилку, за мой столик подсел молодой человек. Будь я нормальной девушкой, мне, возможно, польстило внимание симпатичного парня, который, сидя напротив, мило улыбался, но это была я. Мало того, что из моих мыслей не уходил Джаред, так еще здесь я была совершенно не по увеселительной причине. Да и моя жизнь совершенно не располагала к знакомствам, свиданиям, легкой влюбленности или безмятежной юности.

— Меня зовут Майк, — представился молодой человек, и я слабо улыбнулась.

— Я — Дженнифер, — соврала я. Парень казался хорошим, но я не привыкла говорить правду первым встречным.

— Позвольте угостить Вас кофе? — вежливо предложил Майк, с надеждой глядя на меня.

Я опустила взгляд на тарелку.

— Знаете, я обожаю шоколадное мороженое, — кокетливо улыбнулась я, откинув свои проблемы подальше.

— Намек понят, — ухмыльнулся Майк и жестом подозвал официантку.

Когда с мороженым было покончено, мы, кажется, поговорили на все возможные темы и обсудили все самые насущные и глобальные проблемы современности. О себе мы оба молчали, рассуждая о обо всем на свете, но одновременно ни о чем.

Когда мы вместе вышли на улицу, уже начинало темнеть. Мы просто шли по тротуару, и меня удивило, с какой легкостью у меня получалось общаться с совершенно незнакомым человеком.

— Ты же не отсюда, так? — спросил Майк, и я напряглась. Этот вопрос мог оказаться наводящим, но, откинув сомнения, я все же честно ответила:

— Нет, приехала на пару дней.

— Очень интересно, — улыбнулся Майк и, пройдя вперед, встал передо мной, вынуждая остановиться. Он потянулся ко мне, и моя реакция была мгновенной. Хлопнув ладонью по его руке, я отпрянула назад.

— Эй, ты чего? — нервно усмехнувшись, Майк, словно сдаваясь, поднял руки. — Я всего лишь… Подумал, раз мы хорошо провели время, то можно не останавливаться на этом. Но если ты не хочешь…

— Не хочу, — перебила я его, меня начинало трясти, но я из-за всех сил пыталась скрыть дрожь, сотрясавшую мое тело. Подозрения, что он подсел за мой столик не просто так, не выходили из головы. — Я, пожалуй, пойду.

— Дженни, что такое? Что я сделал не так? Скажи мне, — взмолился Майк, виновато глядя на меня. Весь его вид выражал сожаление. Возможно, он действительно не хотел меня обидеть. Но паранойя стала моей второй натурой, поэтому я замотала головой.

— Нет-нет. Все отлично, Майк. Просто я вспомнила, что мне надо заглянуть кое-куда. Срочно.

Понимая, что объяснение просто ничтожно, я развернулась на каблуках и устремилась прочь, не оборачиваясь, отчетливо слыша, как он окликает меня по вымышленному имени. Его голос постепенно стих, я уже приготовилась бежать. В каждом прохожем мне виделся враг.

Достигнув отеля, я зашла в лифт и привалилась к стене, закрывая глаза.

Лидии больше нет. Больше нет никого, кто может причинить вред мне и моей семье.

Странно, но мне не особо во все это верилось.

* * *

— А где Джаред? — в очередной раз спросила Меган с переднего сидения. Мы с Диланом снова переглянулись, но Джордж сам ответил жене, тем самым избавляя нас от вранья:

— Он приедет чуть позже.

Меган продержали в больнице еще три дня, которые не отличались особым разнообразием. Лично я проводила время либо в кафе, либо у Меган в палате, развлекая ее журналами и телевизионными передачами. С Джаредом мы совершенно не общались. Сначала я думала, что он просто избегает встреч со мной, но потом оказалось, что тот раз, когда мы столкнулись с ним в больнице — был последним, когда он навещал Меган. Да и Джордж с Диланом не имели ни малейшего понятия о его местонахождении. По безмолвному согласию мы втроем решили ничего не говорить пока Меган, хотя нас действительно беспокоило, все ли в порядке с Джаредом. Джордж говорил, что и раньше случалось, что он уезжал куда-то, никого не предупредив, но у всех в памяти были свежи воспоминания о снотворном, об отрубленной руке и подозрительном исчезновении Джареда на несколько часов.

Мы въехали в гараж под нашим магазином, который оставался все это время закрытым. Казалось, что прошла целая вечность с тех пор, как меня похитили, а на самом деле всего ничего.

— Я сбегаю к Молли, поздороваюсь, — сказала я, выскакивая из машины. Никто даже не пытался меня остановить. Наш городок слыл самым безопасным в штате.

Я довольно долго добиралась до «Фантазии», потому что мне приходилось останавливаться, чтобы объяснить любопытным соседям причину нашего долгого отсутствия. Хорошо, что мы заранее договорились о причине — отпуск в теплые края. Нам показалось это вполне адекватным вариантом, чтобы люди поверили нам.

— Привет, Молли! — поздоровалась я с подругой, нацепив на лицо маску счастья и безмятежности. Молли, вылетев из-за прилавка, сжала меня в медвежьих объятиях.

— Ты где пропадала?! — воскликнула она, сжимая мое лицо ладонями.

— Мы решили немного отдохнуть, — ложь легко сорвалась с моего языка.

— Здравствуй, Дженнифер, — послышался мужской голос справа, и я повернула голову.

Лиам обвил рукой талию Молли, и та с извиняющимся видом взглянула на меня. Моя улыбка стала еще шире.

— Вы, ребята, что… встречаетесь?

— Да! — торжественно объявил Лиам. — Какие новости, Дженни? Мы давно не виделись.

— А, да ничего интересного, — за исключением нескольких попыток бандитов меня убить, — Просто семейный отдых. Все как обычно. Я думала, мы посидим с тобой, Молли. Но раз уж вы собирались…

Я всего лишь предположила, что эта парочка куда-то там собиралась, но Лиам с радостью это подтвердил. У меня сложилось впечатление, что он хотел доказать мне что-то, хотя мне было абсолютно на них все равно. Надежда провести вечер в компании подруги, попкорна и качественного фильма растворилась. Попрощавшись, я вернулась домой. Войдя в магазин, где за прилавком уже суетилась Меган, которую так долго уговаривали подождать еще недельку, прежде чем приниматься за работу, я принялась за работу. Вскоре к нам присоединился Дилан, а Джордж, сославшись на неотложные дела, ушел.

Втроем мы вычистили полки, обновили запас продуктов, помыли окна и сменили занавески. Когда мы закончили со всем, на часах уже было шесть часов вечера. Обычно магазин работал до девяти, так что Меган поменяла табличку на «Открыто», и вот уже появился первый покупатель.

— Миссис Финч, как долго вас не было! — воскликнул соседский мальчишка, подбегая к прилавку. Меган улыбнулась ему.

— А ты скучал, Пол? — она вручила ему леденец. — За счет заведения, малыш.

— Спасибо, миссис Финч, — Пол сжал в кулачке леденец и улыбнулся мне. — Привет, Дженнифер! Как дела?

— Ну ты же здесь. Значит, все отлично, — поставив коробку с моющими средствами на прилавок, я схватила парнишку сзади и пощекотала. Мальчик залился смехом. Мне он очень напоминал Питера. Вначале было больно наблюдать за счастливым ребенком, прибегающим из школы за порцией леденцов, и жалеть, что мой брат так и не сходил ни на один свой урок. Но сейчас я просто радовалась за него. Жизнь била в нем ключом.

Звонок оповестил нас о новом посетителе, и Меган, ахнув, бросилась к двери. Еще до того, как обернуться, я уже знала, кто это. Джаред обнял мать и поцеловал ее в щеку. Его ничего не выражающий взгляд скользнул по мне, но он тут же переключил свое внимание на брата, который подошел к нему, чтобы поздороваться.

— Дженни, а ты придешь ко мне в гости? — Пол аж подпрыгивал от нетерпения. — Сегодня приезжает мой старший брат. Я хочу вас познакомить.

Он потянул за руку к двери, словно я уже дала согласие, и нам пора было выдвигаться, чтобы не опоздать.

— Нет, малыш, — я наклонилась к нему, держа его за плечи. — Твои мама и папа наверняка хотят провести вечер с семьей.

— Ну пожалуйста, Дженнифер! — умоляюще воскликнул Пол, и мое сердце дрогнуло, когда я все же отказалась, мягко, но безапелляционно заявив, что не смогу прийти. Мальчик, обидевшись, тут же выпустил мою руку, устремившись к двери.

— Пол! — позвала его я. На моих глазах Пол врезался в Джареда, и тот схватил его за руки, не давая упасть.

— Хэй! Приятель, куда ты так торопишься? — весело спросил он, ставя мальчонку на ноги.

— Отстань! — захныкал Пол и, ударив Джареда кулачком по ноге, убежал.

— Пол, подожди! — я бросилась за ним, но комментарий Джареда, заставил меня застыть на месте.

— Неужели ты не можешь не обижать хотя бы детей? — с презрением проговорил он, и я непонимающе уставилась на него. Но потом в голове щелкнуло, и я выбежала на улицу.

— Пол! Пожалуйста!

— Мисс, куда вы так спешите? — раздался раздраженный голос, когда я, не посмотрев, куда иду, наступила кому-то на ногу.

Подняв голову, я наткнулась на озорной взгляд серых глаз.

— Майк?! — моему удивлению не было предела.

— Дженнифер? — он только сейчас узнал меня.

Из-за его спины высунулся Пол, который, нахмурившись, переводил взгляд с меня на молодого человека.

— Вы знакомы?! — мальчик, кажется, прибывал в полном шоке.

— Кто? — я удивленно смотрела на него, но потом факты сложились в моей голове. Светлые волосы, серые глаза, улыбка. Я ткнула Майка в грудь. — Ты его старший брат, да?

— Откуда ты знаешь? — настала очередь Майка округлять глаза.

Спустя минуту мы весело смеялись. Я забыла едкое замечание Джареда, впервые за многое время расхохоталась от души, не задумываясь о том, что могу привлечь нежелательное внимание.

— Не хочешь поужинать с нами? — предложил Майк, когда мы все успокоились. Мне было приятно его приглашение, но я ответила ему так же, как и его младшему брату.

— Хорошо, — Майк не стал спорить. — Но мы же еще встретимся?

— Ну конечно!

Попрощавшись, мы разошлись. Я ощутила почти сожаление, когда, вернувшись домой, застала там Джареда. Нет, я была рада, что с ним все-таки ничего не случилось, но и терпеть его присутствие после многочисленных нападок и незаслуженных обвинений, была не намерена. Сославшись на усталость, я отказалась от ужина и поднялась к себе в комнату. Там, сменив постельное белье, я приняла душ и, натянув майку и шорты, заменяющие мне пижаму, вернулась в комнату, на ходу обматывая мокрые волосы полотенцем.

— О, Господи! — моя рука взметнулась к сердцу, которое подскочило от страха, когда в темноте я увидела силуэт на своей кровати. — Джаред! У тебя входит в привычку пугать меня.

— Я не собирался, — тихо откликнулся Джаред. — Просто зашел пожелать спокойной ночи.

— Да? — скептически спросила я. — Ну хорошо. Спокойной ночи, Джаред. Теперь, когда твоя миссия выполнена, ты можешь уходить.

Он встал, но вместо того, чтобы пройти к двери, медленно направился ко мне. Мое тело отказывалось слушать разум, и я, вопреки здравому смыслу, осталась стоять на месте.

— Ты обижена, — констатировал он, приблизившись.

Собрав волю в кулак, я нашла в себе силы фыркнуть.

— На что?

— Не знаю, может на мое поведение?

Он издевается? Пытается вывести меня из себя?

Он сделал шаг вперед, и я отступила назад.

— Не знаю, Джаред. Может быть я зла? — он снова вынудил меня отшагнуть, чтобы избежать с ним физического контакта, а мое сердце начинало биться все сильнее. — Зла на твои внезапные исчезновения? Или на твои неожиданные, неуместные и порой жестокие замечания? Или на то, что ты раз за разом грубишь мне, и я не могу понять, за что ты меня так ненавидишь?

Спина уперлась в стену, и отступать мне было некуда. Губы Джареда накрыли мои, и у меня не осталось ни капли самоуважения, чтобы оттолкнуть его. Он прижал меня к стене, не давая вывернуться. Его руки лежали на моей талии, но потом заскользили вверх и оказались у меня в волосах. Всхлипнув, я положила ладони на его бицепсы, пальцами пытаясь притянуть его еще ближе к себе. Майка на мне задралась, и я вздрогнула, когда моя оголенная кожа коснулась холодной пряжки ремня. Из груди Джареда вырвался нечленораздельный звук, и он оторвался от моих губ, расставив руки по обе стороны от моей головы, упершись ладонями в стену. Его дыхание обдало мое горящее лицо, когда он прошептал:

— О, нет, Джесс. Я тебя совсем не ненавижу.

С этими словами он оттолкнулся от стены и вышел из комнаты. Только спустя долгую минуту, я поняла, что это был ответ на мой, уже позабытый вопрос.

Глава№ 26

Я еле скрыла удивление, услышав, что Джаред уехал из города. Он сказал родителям, что у него появились дела и вчера заходил попрощаться. У меня появилось чувство, словно меня использовали. Мне казалось, что вчера мы провели вместе достаточно времени наедине, чтобы он хотя бы скользь упомянул об отъезде. Хотя… Мы не так уж много разговаривали.

Когда моя смена у кассы закончилась, и меня сменила Меган, я переоделась и отправилась в «Фантазию», в надежде, что хотя бы сегодня Молли уделит мне немного внимания. Как всегда она обслуживала посетителей.

— Привет, Дженни! Сейчас, я освобожусь, и ты мне расскажешь, как отдохнула, — бросила она мне, вытирая стол.

Значит, у меня было еще минут пять, чтобы придумать правдоподобную ложь. Я села за свободный столик, и официантка принесла мне апельсинового сока.

— Добрый день, Дженнифер!

Я взглянула на Майка, который вместе с другом остановился у моего столика.

— Привет, ребята. Присядете?

— Нет, спасибо, — улыбнулся Майк. — Вообще-то, я подумал, вдруг ты захочешь прогуляться.

Мои губы образовали букву «О».

— А твой друг… — я замолкла, позволяя ему закончить за меня.

— Это Ричард, — небрежно представил друга Майк. — И он уже уходит. Позволь пригласить тебя в кино?

— Я должна встретиться с подругой, — изобразив сожаление, проговорила я.

— Тогда Ричард может остаться, — хмыкнул Майк, и я улыбнулась. — Давай, Дженни. Если хочешь, можем просто прогуляться.

От ответа меня спасла Молли, но одновременно она лишила меня единственной стоящей причины от отказа.

— Слушай, Дженни, можно я забегу к тебе вечером? А то мама попросила съездить к нотариусу.

Получив мое почти искренне заверение, что я совершенно не против того, что она кидает в такой час, она умчалась. Майк торжествующе посмотрел на меня.

— Что скажешь?

Вздохнув, я встала.

— Пошли, — проигнорировав его протянутую руку, я вышла на улицу.

К моему удивлению Ричард не ушел, как обещал Майк, а двинулся вслед за нами. Мы прошли до первого перекрестка, когда я почувствовала удар в спину. Вскрикнув, я еле удержалась на ногах и, развернувшись, посмотрела на Ричарда, который с суровым видом снова приблизился ко мне.

— Эй, что ты делаешь?! — я с силой оттолкнула его руки от себя, но он продолжал наступать. Схватив мое запястье, он швырнул меня в проулок между домами. Я взглянула на Майка, неуверенно переминающегося за его спиной.

— Что он делает? — закричала я, но потом все встало на свои места. Мой голос стал жестким. — Сколько тебе заплатили?!

Одновременно пытаясь избавиться от захвата Ричарда, или как-там-его-зовут-на-самом-деле, я не переставала сверлить парня яростным взглядом.

— Сколько тебе заплатили, Майк? Сколько, по-твоему, стоит моя жизнь?!

У меня не оставалось сомнений, что он предал меня.

— Они обещали навредить Полу! — жалостливо воскликнул Майк, но кроме ненависти в моей душе не пробудилось ничего.

— Ты мог бы просто сказать мне, — прорычала я, ударяя Ричарда ногой в живот, как когда-то меня учил Джаред. — А ты предпочел продать меня неизвестно кому!

Ричард, разозлившись, ударил меня по щеке. Отлетев на землю, я, сплюнув и даже не удосужившись стереть кровь с подбородка, подняла взгляд на Майка.

— Мне жаль! — произнес он, отступая. — Мне так жаль!

— Трус, — процедила я, с ненавистью глядя на него. — Ты просто трус.

Каждый нерв на моей спине вспыхнул от боли, когда по ней ударили чем-то хлестким. Я упала лицом вперед, беспомощно оставшись лежать неподвижно, чтобы не сделать себе еще больнее. Полоса на моей спине от шеи до копчика продолжала саднить, и, когда я попыталась встать на четвереньки, на меня обрушился новый удар. Крик вырвался из моего горла, и я повалилась на землю, как подкошенная. Вся моя сила воли ушла на то, чтобы не заплакать. Я не имела понятия, кто такой этот Ричард, и на кого он работает.

Подняв голову, я поняла, что Майк сбежал. Подъехала какая-то незнакомая машина, и из нее выпрыгнуло двое. Что ж, судя по их лицам, меня не ждет ничего хорошего. Ричард резко поднял меня на ноги, и втроем они связали руки у меня за спиной толстой бечевкой. Меня забросили в машину, на заднее сиденье, где один из бандитов наставил на меня свой нож, как бы предупреждая, что с ним дело иметь плохо.

Мой мозг лихорадочно соображал. Это не было похоже на незапланированное похищение. Им нужна была именно я. И тот факт, что никто из них не носил маски, значил лишь одно. Меня не собираются оставлять в живых.

Я тяжело дышала, тело дрожало от страха и боли, которая не покидала меня не на секунду. Мои губы опухли, и, когда я аккуратно коснулась кончиком языка уголка рта, то почувствовала металлический привкус крови.

Я не хотела плакать. Не могла себе этого позволить. Кто бы они ни были, они не увидят, что сумели сломить меня. Ни за что. Я не доставлю им такого удовольствия.

Машина остановилась у старого склада, и бандиты даже его не пытались от меня скрыть. Меня вытащили на улицу, и я, задрав голову, взглянула на небо, остро осознавая, что это последний раз, когда я нахожусь на свежем воздухе. Мои легкие вбирали кислород. Взгляд цеплялся за зеленую крону деревьев вокруг. Слух улавливал малейшие звуки природы.

Меня толкали в спину чем-то, похожим на дуло пистолета или рукоятку ножа. Мои запястья, связанные за спиной саднило. Старые ранки, оставшиеся после наручников Лидии, еще не до конца зажили, и веревка беспощадно снимала только затянувшейся свежий слой кожи.

Один из бандитов распахнул тяжелую железную дверь и галантно отошел в сторону, пропуская меня. Я зашла внутрь, заморгав, от светового контраста. Здесь царила полутьма, тогда как на улице ярко светило солнце. На складе в центре была очищенная территория, где, скорее всего, находилась преступная штаб-квартира. Или…

Послышался звук удара, крик боли, который явно пытались сдержать, и злобный голос. Страх овладел мной. Меня вели к источнику шума. И когда мы завернули за угол, и перед моими глазами развернулась освещенная арена, я встала как вкопанная.

— Сэр, мы привели ее, — пробасил мужчина, держащий меня за локоть, и выдвинул меня на свет. Его шеф повернулся ко мне. Это был мужчина лет сорока. Правая сторона лица которого, как и все видимые мною участки кожи украшали татуировки.

— Посмотри-ка, кто здесь. Джессика! — радостно воскликнул он, приблизившись, но мое внимание приковано к телу за его спиной. — А меня зовут Тейлор, — он, стоя предо мной, обернулся. — Эй, Джаред! А она всегда такая неразговорчивая?

Джаред поднял голову, красными глазами уставившись на мужчину. Его руки были обмотаны цепью, тянущейся в балке на потолке. Судя по напряженным мышцам на его руках, цепь — единственное, что до сих пор держало его на ногах. Лицо, разбитое в кровь, не выражало никаких эмоций. Кровь капала на пол с многочисленных ран на его обнаженном торсе. Грудь с трудом вздымалась, даже отсюда мне было слышно его неровное дыхание.

— Так что скажешь, Джаред? — весело произнес Тейлор, похоже, действительно забавляясь ситуацией. — Смотри, ей уже досталось, — он взял меня за подбородок, но я вырвалась из его хватки. — А она своенравная. Я впечатлен.

— Не трогай ее, — голос Джареда был слабым, но его слова отчетливо слышались в тишине, наступившей на складе. — Не трогай ее.

— Тогда просто скажи мне, что знаешь, — Тейлор, подпрыгивая, подошел к Джареду, — И вы вместе уйдете отсюда живые и… вполне здоровые.

Джаред прямо взглянул на него, но его челюсти были крепко сжаты. Тейлор, не поворачивая головы, поднял указательный палец, и мою спину словно обдало огнем. Мои ноги подкосились, и я упала на колени. Цепь натянулась, когда Джаред ринулся к Тейлору. Очередной удар вынудил меня упасть лицом вниз, и я почувствовала, что рассекла лоб об пол.

— Хватит! — рявкнул Джаред, давая мне время выпрямиться. Что ни говори, так упрямства мне было не занимать. Гордо выпрямив спину, я, пошатываясь, встала. Я остро ощущала каждый удар, оставивший полосу на моей спине. Боль не проходила, и не было сомнений, что из ран уже начала сочиться кровь.

— Скажи мне, куда вы упрятали мой товар, иначе будешь наблюдать ее мучения в первых рядах, — пропел Тейлор. — А потом, когда умрет она, я возьмусь за твою мать, а потом за…

— Я скажу тебе все, что знаю, — прервал его Джаред.

— Говори.

— Склад с товаром был заминирован. Клиффорд взорвала его вместе с собой. Никто ничего не перевозил…

— Ты лжешь! — Тейлор ударил Джареда непонятно откуда взявшимся ремнем, он развернулся, указывая пальцем на меня. — Сделайте так, чтобы он умолял меня его выслушать.

Меня грубо подвели к ванне, стоящей слева от Джареда. Я была достаточно близка к нему, чтобы видеть, как в синих глазах полыхнула ярость.

— Я говорю правду, — закричал Джаред, но меня поставили на колени. Ванна была с водой, и, когда в нее насыпали мешок льда, я поняла, что они собираются делать. Тейлор хотел пытать меня на глазах у Джареда, чтобы тот рассказал ему все.

— Тейлор! Остановись! Выслушай меня!

Мне на шею легла чья-то гигантская ладонь, другая рука схватила меня предплечье, приподнимая.

— Нет! Остановись! Не надо!..

Я набрала в грудь побольше воздуха, когда моя голова погрузилась в ледяную воду. Казалось, что легкие сжались и начали гореть. Я пыталась вырваться, чтобы избавиться от нереальной боли.

Меня вытянули на поверхность, но воздух не принес особого облегчения, не успев вдохнуть, я снова оказалась по плечи в воде. Желание открыть рот и закричать было невыносимым, но означало верную смерть. Ледяная вода беспощадно жгла легкие.

Мой следующий рейс на воздух оказался намного дольше остальных.

— Где мой товар?! — вопил Тейлор снова и снова ударяя Джареда.

— Пожалуйста, не надо! — взмолилась я. Слезы текли по моему лицу вперемешку с водой. — Прекратите!

Тейлор отшвырнул ремень в сторону.

— Он ничего не скажет, — проревел он, быстрыми шагами направляясь ко мне. — А ну-ка посмотрим, что ты за штучка.

Он рванул блузку у меня на груди, пуговицы разлетелись по полу. Я не могла прикрыться, стоя перед несколькими мужчинами в одном белье. Тейлор швырнул меня назад, к группе мужчин. Мои руки схватили сзади, не давая пошевелиться, и пальцы Тейлора уже потянулись к моей груди, когда раздались щелчки, похожие на звук возводимого курка.

— Убери от нее свои чертовы руки, Тейлор, — прогремел голос, звенящий от бешенства.

В центр комнаты вышел мужчина, и я чуть не обмерла от страха, увидев перед собой призрак.

— Стивен Марс, — проговорил Тейлор, отдергивая от меня руки и разворачиваясь. — Вот уж кого не ожидал увидеть.

— Заткнись, — приказал Стивен. Он ничуть не изменился с нашей последней встречи. — Мои люди держат под прицелом каждого в этом ангаре. Так что отпустите девушку.

Как только я потеряла опору, мои ноги пошатнулись, и я снова грохнулась на колени. Двое мужчин подошли к Джареду и сняли его с цепи. Тот, что был покрупнее, взял его на руки, унося от меня.

— Нет! — я попыталась встать, но тщетно. Джаред не шевелился, он потерял сознание. Я не хотела выпускать его из виду, даже теперь, когда вроде бы ему уже ничего не угрожает. Хотя, я ничего не могла знать наверняка.

— Успокойся, Джессика, с ним все будет в порядке, — Стивен устремил на меня уверенный взгляд, и я почему-то поверила ему. — Развяжите ее.

Его человек освободил меня от веревок и поднял на ноги. Мне ничего не оставалось, кроме того, как опереться на него, чтобы он помог мне выбраться из ангара, потому что мои колени продолжали дрожать. Медленно мы двинулись к выходу. Перед тем как за нашими спинами закрылась стальная дверь, я услышала, как непрекращающейся волной прогремели выстрелы.

Глава№ 27

Не двигаясь, я лежала, уставившись в одну точку. Медсестра, обработав мне спину, только что ушла. Мне было крайне неудобно целый день проводить на животе, но выбора не оставалось. Врач пообещал, что раны на спине перестанут болеть через пару дней, и просил меня потерпеть немного.

Находясь в таком положении, я ничего не могла делать. Смотреть телевизор было невозможно, читать тоже. Дилан пытался меня развлечь, но у него не особо получалось. Мне было скучно, ужасно скучно, но страх, сковавший мое сердце, покрывал все.

Вчера ночью Стивен, точнее его люди, привезли меня и Джареда в больницу. Родители и Дилан приехали только сегодня утром, и у врача для них были неутешительные новости. Джаред оставался без сознания на протяжении долгих девяти часов. И врачи до сих пор не знали причины.

Я посмотрела на часы, стоящие на тумбочке. Восемь часов утра. Прошло уже десять часов, а Джаред до сих пор не пришел в себя. Непрошеная слезинка скатилась в уголок глаза, упав на подушку. Я не была влюблена в Джареда. Я любила его. И его страдания не давали мне покоя. Несмотря на снотворное, которое мне вкололи, я все равно проспала меньше четырех часов. Да, мое бодрствование не приносило никому пользы, но мне хотелось быть в курсе событий. Хотя, это было довольно сложно, если учесть, что мне запретили покидать палату, пообещав сообщить, если состояние Джареда измениться. Каждый раз, когда открывалась дверь, я ждала новости, но это оказывалась медсестра с очередной порцией лекарств. Приближалось время завтрака, так что я никак не отреагировала, когда за дверью послышались голоса, и в палату кто-то вошел.

— Джессика?

Меган. Я закрыла глаза, притворившись спящей, как делала, когда она заходила, но она неожиданно коснулась моего левого плеча — единственного места, которое она знала, не было повреждено.

— Джаред очнулся.

Эти два слова сделали свое дело, и я распахнула глаза и приподнялась.

— Нет-нет, лежи. К нему все равно сейчас не пустят, — Меган мягко улыбнулась, ласково поглаживая меня по щеке, обходя разбитую губу. — Ты увидишь его через пару часов.

У меня появилось желание спрятаться, чтобы спокойно выплакаться от счастья. Да, именно счастье я ощущала сейчас. Больше всего на свете я боялась потерять Джареда.

— Джессика, я горжусь тобой, — проговорила Меган, словно не замечая моего молчания. Я не сказала ни слова с тех пор, как покинула склад. — Ты очень смелая девочка.

На мою щеку капнула холодная слезинка, и я удивленно взглянула на женщину. Ее лицо заливали слезы. Выпростав руку из-под одеяла, я сжала ее ладонь, и она улыбнулась, продолжая рыдать.

— Мои маленькие, — причитала она, наклоняясь и целуя мою руку. — Что же он с вами сделал!

Мне хотелось сказать, что Джаред в значительно худшем состоянии, но наверняка она его уже видела. Дверь в палату распахнулась, но я лежала спиной, так что не видела вошедшего.

— Стивен Марс умрет, — проговорил Джордж, похоже, думая, что я сплю. Меган замотала головой из стороны в сторону, но было поздно. Я слышала, что сказал ее муж, и поэтому, поставив ладони на постель, подняла себя, усаживаясь на колени.

— Стивен Марс спас нам жизнь, — сообщила я. Мой голос был хриплым из-за долгого молчания, но слова можно было разобрать. Джордж вопросительно вздернул брови, но, взглянув на жену, смягчил выражение лица.

— Джессика, милая, ты устала и…

— Устала, но не потеряла память, — прервала его я. — Мой дядя спас нам с Джаредом жизнь. Его люди привезли нас сюда.

— Джессика, ты не понимаешь, о чем говоришь, — терпеливо начал Джордж, но я снова не дала ему продолжить.

— Нет, понимаю. Он сказал, что отплатил долг за убийство моей семьи спасением моей жизни. Это он помог Джареду и Дилану найти нас тогда, у Лидии. Вы можете мне не верить. Но теперь он исчезнет.

— У меня целый склад трупов и наркоты, и ты хочешь сказать, что Марс невиновен?! — закричал Джордж, и Меган возмущенно позвала его по имени, но она зря волновалась. Я была предельно спокойна.

— Нет. Я не сомневаюсь, что все они убиты по его приказу, но меня он спас. Так что на суде, если понадобится, я выступлю на его стороне.

Джордж с ужасом глядел на меня, но тут раздался голос у двери.

— И я, кстати, тоже.

Джордж резко развернулся.

— Что?!

Дилан захлопнул дверь и шагнул к кровати.

— Она сказала чистую правду. Стивен был тем, кто помогал нам сражаться против Лидии, и он спас вчера вашего сына и дочь. Хотя… мог бы просто взорвать склад, — Дилан сделал паузу. — Как тогда, например.

Я вспомнила, как нам с Джаредом чудом удалось избежать смерти, и меня передернуло.

— Вы верите бандиту? — воскликнул Джордж, переводя взгляд с меня на Дилана. Мы оба кивнули.

— Но сейчас вопрос в том, верите ли вы нам? — резонно заметил Дилан, давая Джорджу пищу для размышлений. — А сейчас позвольте, я отведу Джессику к Джареду. Он зовет ее, и врач разрешил им встретиться на три минуты.

Надежда встрепенулась во мне, и Дилан мне подмигнул. Он взял меня под локоть, поддерживая, и вывел из палаты. Мы прошли три двери, когда он постучал в четвертую. Оттуда тут же выглянула медсестра. Смерив нас обвинительным взглядом, она отступила в сторону, строго напомнив временной лимит. Дилан подтолкнул меня к входу в палату.

— Три минуты, Джессика, — в сотый раз напомнил он мне, и я вошла.

Джаред в отличие от меня лежал на спине. Его грудь, сплошь покрытая бинтами, равномерно вздымалась, а лицо было почти полностью закрыта пластырями. Я как можно быстрее подковыляла к кровати, и его глаза тут же нашли мои.

— Джесс, — выдохнул он и попытался приподняться. Его лицо исказила гримаса боли, и я поспешила уложить его обратно на подушку, указательным пальцем толкнув в руку. Наши пальцы переплелись, и я уселась на краешек кровати.

— У нас две минуты, — сообщила я, и уголки его губ на секунду приподнялись.

— Мне об этом любезно твердили около четверти часа, — проговорил он, не отрывая взгляда от моего лица. — Мне так жаль, что я втянул тебя во все это…

— Тш-ш, — я слабо сжала его ладонь. — Ты не виноват.

— Я отталкивал тебя все это время, только чтобы они ничего не узнали… — он умоляюще смотрел на меня. — Прости меня, Джессика. Они не должны были…

— Замолчи сейчас же, — оборвала его я. Мне было больно слышать его надломленный голос. — Не трать оставшуюся минуту на ненужные объяснения.

Джаред попытался улыбнуться, но опухшие губы не позволили ему это сделать. Медсестра ворвалась в палату, требуя моего немедленного удаления. Наклонившись, я нашла здоровое место на лбу Джареда и быстро его туда поцеловала.

— Я рада, что ты очнулся. Выздоравливай поскорее.

Наши пальцы разомкнулись в самый последний момент. Улыбнувшись, я вышла из палаты.

* * *

Месяц спустя почти все мои знакомые и друзья отправились в колледж. Мои мысли последний год крутились лишь о безопасности моей семьи, но никак не о высшем образовании. Да, непохвально, конечно. Но разве у меня был выбор?

Я спускалась по лестнице в кухню, где меня попросили встретиться Меган и Джордж. Когда я вошла, родители уже были там, как и незнакомый мужчина лет сорока в строгом деловом костюме.

— Здравствуйте, мисс Марс, — поприветствовал он меня, и я пораженно уставилась на него.

— Доброе утро, — неуверенно протянула я, присаживаясь за стол.

— Я профессор Бенсон. Из одного довольно известного колледжа Оклахомы, — он нервно поправил галстук и достал бумаги из своего портфеля. — Я здесь, чтобы предложить Вам обучение в нашем колледже.

— Что? — я непонимающе взглянула на родителей, и Меган ободряюще мне улыбнулась.

— В связи с определенными обстоятельствами, — Бенсон бросил взгляд на Джорджа. — Мы допускаем Ваше поступление вне правил. Мистер Хэйнс прислал нам Ваше заявление и текущую аттестацию. Мы навели о Вас справки и были вполне удовлетворены результатом. Нам нужны такие студенты. Так что… — он пододвинул ко мне стопку бумаг. — У Вас есть время до десятого сентября, чтобы обдумать наше предложение. А теперь, — он поднялся на ноги, и все последовали его примеру. — Я желаю вам удачного дня.

— До свидания, — попрощалась я, зачарованно глядя ему вслед.

В кухне остались только мы с Меган.

— Мы решили, что тебе нужно подумать о своем будущем, — женщина обняла меня за плечи. — Джордж учился вместе с Бенсоном когда-то и сумел договориться с ним о твоем поступлении. Ведь набор уже закрыт.

Мои пальцы перелистывали страницы контракта. Я буду учиться в колледже. Да, мои оценки в школе никогда не были высшими, но только потому что, попав в приют, я забыла про высшее образование, понимая, что у меня все равно не будет средств его оплачивать.

— Спасибо, спасибо, спасибо! — расцеловав мать в обе щеки, я чуть не пустилась в пляс по комнате. Я не надеялась на такую возможность, а тут она пришла мне в руки. — Я пойду, расскажу Джареду!

— Беги! — смеясь, проговорила Меган, и я буквально вылетела из магазина на улицу. Там, обняв и поцеловав Джорджа, я отправилась к дому, путь к которому могла найти с закрытыми глазами.

Когда Джаред в наспех натянутых джинсах, только вылезший из постели, открыл мне дверь, я прошествовала мимо него в прихожую, а потом и в его комнату, тараторя о солнечной погоде.

— Сегодня воскресенье, Джесс! — застонав, Джаред повалился спиной на кровать, закрывая лицо подушкой, и пробурчал. — Девять утра. Все спят.

— Не все, — возразила я, выхватывая подушку из его рук. Он не сдвинулся с места, спрятав лицо в ладони. Недолго думая, я залезла на него и положила ладони на идеальный живот. Он задержал дыхание, и его руки тут же обвились вокруг моих запястий.

— Что ты делаешь? — спросил Джаред, разводя мои руки в стороны так, чтобы они оказались на покрывале по обе стороны от его тела.

— Пытаюсь привлечь твое внимание, — проворчала я и непроизвольно ахнула, когда он резко сел, оказавшись в сантиметре от моего лица.

— Тебе это удалось, — усмехнувшись, произнес он, и его губы скользнули от моего подбородка к правой ключице. — Так что ты хотела сказать?

— Я… я… — его рот сместился ниже, что ужасно отвлекало, поэтому я с большой неохотой отодвинулась. — Я иду в колледж.

— М-м, — Джаред попытался снова меня поцеловать, на это раз в губы, но я, выхватив руку из его захвата, закрыла ему рот.

— Ты, я смотрю, совсем не удивлен, — недовольно констатировала я и тут до меня дошло. — Это была твоя идея!

По улыбке, расплывшейся под моей ладонью, я поняла, что попала в точку.

— Когда ты собирался мне сказать? — внезапно разозлившись, я встала, сбрасывая с себя его руки, когда он попытался меня остановить.

— О чем?

— О том, что меньше чем через неделю, я уеду.

— А что изменилось бы? — Джаред встал, и я тут же сложила руки на груди, отступая.

— Прости, я просто думала, что наши отношения… Подожди-ка, что я несу? — я замотала головой, театрально взмахнув рукой. — Мы же всего лишь брат с сестрой, которые порой весело проводят время.

— Джессика, прекрати, — замотал головой Джаред, но меня было не остановить.

— Что прекратить?! — мне было больно и обидно, что он отбросил все, что между нами было, превратив это в просто незначительное времяпрепровождение. — Скажи, для тебя все это хоть что-то значило?

Весь последний месяц мы провели вместе, поддерживая друг друга морально и физически. Джаред смог ходить без посторонней помощи лишь через неделю после выхода из больницы, и то, все знали, что он просто мужается, чтобы показать, что здоров.

— Да, мне было хорошо с тобой, — сказал Джаред.

Ему было со мной хорошо?!

На миг мне показалось, что я сейчас взорвусь от возмущения, но потом мне удалось взять себя в руки. Сама виновата. Любовь жестока. Она заставляет людей видеть мир в другом свете.

Выдохнув, я снова взглянула на Джареда.

— Да, мне тоже, спасибо, — чопорно проговорила я и хлопнула ладонями по бедрам. — Я пойду, мне надо поговорить с Меган и Джорджем. А потом еще позвонить Дилану.

Я не буду плакать. Не буду. Только не из-за парня. Никогда.

Внутри все перевернулось от щемящей боли, но внешне я старалась держаться. Не знаю, насколько мне это удалось. Но когда я вышла из дома, и Джаред даже не попытался остановить меня, я почувствовала, что одинокая слезинка все же скользнула вниз по щеке, постепенно растворяясь в воздухе.

Глава№ 28

Приехав домой на осенние каникулы, я обнаружила всю семью за праздничным столом. Меган, Джордж, Дилан и… Джаред. За обедом трое из них расспрашивали меня о колледже. Об учебе, о друзьях… Когда Дилан спросил про парней в кампусе, я поняла, что сделал он это специально. У меня появилось желание пнуть его под столом, но я боялась промахнуться. Хотя, судя по дрогнувшим мышцам его лица, Джаред сделал это за меня. В кухне повисло напряженное молчание, и Меган перевела тему на моих одноклассников, рассказывая о том, куда они все разъехались после школы.

Дилан жил теперь вместе с Джаредом и работал в магазине. Чем занимался его старший брат, мне было неизвестно, но я держала рот на замке, ни о чем не спрашивая, а только терпеливо отвечая на сыплющиеся на меня вопросы.

Когда с обедом было покончено, каждый ушел по своим делам. В кухне остались только мы с Меган. Я помогла ей убрать со стола и вымыть посуду. Всего месяц, проведенный в разлуке — и я поняла, как сильно соскучилась. Мы говорили на совершенно разные темы, забыв о времени. Но тут Меган вызвали в магазин, и она, извинившись, сняла фартук, направляясь в коридор.

— Ничего, я пока отнесу вещи в спальню, — сказала я, следуя за ней. Мой огромных размеров чемодан стоял у лестницы.

— Отлично. Джаред, помоги ей.

Я резко подняла голову. Джаред как раз вошел в коридор, держа в руках несколько коробок. Наши взгляды пересеклись, и меня словно ударило током. Вздрогнув, я мотнула головой.

— Не стоит, я справлюсь.

Вопреки своим словам, я с трудом подняла чемодан на первую ступеньку. Приготовившись тащить его выше, я набрала в грудь воздуха, который тут же оттуда со свистом вылетел, когда поверх моей руки легла теплая ладонь.

— Я помогу, — негромко произнес Джаред, забирая у меня чемодан.

Кивнув, я отступила, позволяя ему пройти вперед. Мне не хотелось чувствовать, как его взгляд прожигает мой затылок.

Моя комната ничуть не изменилась за такое короткое время, но я была рада вернуться. Джаред поставил чемодан у подножия кровати и развернулся, чтобы уйти, но я, захлопнув дверь, прислонилась к ней спиной. Он замер в полуметре от меня.

— Можно мне выйти? — крайне вежливо поинтересовался он.

— Почему ты оттолкнул меня тогда? — я выпрямила спину, пытаясь казаться выше, но мне все равно приходилось задирать голову, чтобы заглянуть ему в глаза. И сейчас эти глаза отражали мои собственные эмоции. Непонимание. Страдание. Боль.

— Я не тебя не отталкивал, — проговорил Джаред, не отрывая взгляда от моего лица.

— Ты прекрасно знаешь, что сделал это, — мои пальцы сжались в кулаки. — Просто скажи — почему?

Казалось, дрожь сотрясла все его тело, когда он вдруг подался назад, отворачиваясь.

— Смотри мне в глаза и скажи правду! — взорвалась я, дергая его за рукав. — Хоть раз в жизни! Скажи — почему?!

Я не заметила, как начала кричать, но зато мне удалось завладеть его вниманием. И я ожидала услышать все что угодно, но ничего подобного:

— Потому что я тебя не заслуживаю.

На следующие десять секунд я потеряла дар речи.

— Ч-что?! — я пораженно уставилась на него, и он снова попытался отвернуться.

— Ты слышала, Джесс.

— Будь добр, объясни, какого черта ты несешь? — воскликнула я, обегая вокруг него и загораживая ему дорогу.

Обреченно вздохнув, Джаред закатил глаза и посмотрел на меня.

— Неужели в колледже не нашлось ни одного привлекательного парня?

Парней было достаточно. Проблема была в том, что мне нужен только один.

Джаред тем временем продолжал:

— Нет ни одного умного, симпатичного, счастливого… — он сделал паузу, словно собираясь с мыслями. — Парня, у которого нет за спиной горы проблем.

Я отступила, не понимая, к чему он ведет.

— Ты найдешь себе такого, Джессика. Того, с кем не стыдно показаться на пляже. Которому не надо прятаться. Который не хранит пистолет под подушкой и каждую ночь спит крепким, здоровым сном. Который не будет…

В два шага я пересекла разделявшее нас расстояние и сжала его лицо ладонями, вынуждая замолчать.

— Не говори так, Джаред, — слезы лились у меня из глаз, но у меня не было ни желания, ни сил их сдерживать. — Неужели ты не понимаешь? Моя жизнь с самого начала не была нормальной. И никогда не будет.

Мои руки опустились ниже, расстегивая пуговицы его рубашки одну за другой. Когда мои ладони легли на его открывшуюся грудь, я прошептала:

— Это история. Наша история. И ее не изменить.

Мои пальцы прошлись по каждому изгибу, каждому шраму.

— Ты воспринимаешь все на свой счет.

Я резко отстранилась, и Джаред покачнулся. Его глаза расширились, когда я через голову сняла блузку, оставшись в одной юбке.

— А разве я идеальна? — я вышла на свет так, чтобы он освещал шрамы, покрывавшие мое тело. Рука Джареда слегка дрожала, когда он нежно коснулся места на плече, откуда сам когда-то вытащил нож. Он придвинулся ближе, и, наклонившись, поцеловал шрам на моей ключице, оставшейся после пореза Лидии.

Всхлип вырвался из моего горла, когда Джаред дотронулся до продольного шрама, тянущегося от шеи до живота. Его палец прошел по всей его длине, и он прижался губами к моему уху, пуская по всему телу восхитительный трепет.

— Я думаю, ты прекрасна.

Когда я поцеловала его, встав на цыпочки, мои пальцы запутались в его густых волнистых волосах, а ноги подкосились, но крепкие объятия не давали мне упасть. Джаред приподнял меня, и мои ноги обвились вокруг его талии. Переместившись, он сел на кровать.

— Джаред, — позвала я, оторвавшись от его губ.

— Да? — улыбнувшись, он легонько пощекотал меня, и, рассмеявшись, я забыла, что хотела сказать. Перевернувшись, он навис надо мной, расположив руки по обе стороны от моей головы. Я смолкла, внезапно осознав, что мой смех был единственным источником шума в комнате. Джаред даже не улыбался, напряженно вглядываясь в мое лицо, которое начало гореть под его пристальным взглядом.

— Я люблю тебя, — выдохнул он, и я застыла, пораженно глядя на него. Он никогда не произносил этих слов вслух, но я всегда это чувствовала… Его внимание, заботу, любовь…

Приподнявшись, я прижалась губами к его, не замечая неожиданные слезы, вдруг полившиеся у меня из глаз. Когда мы наконец оторвались друг от друга, наши взгляды снова встретились.

— Пообещай мне кое-что, — прошептала я, и он кивнул с серьезным видом. — Пообещай, что позволишь нам сделать друг друга немного счастливее.

— Хорошо, — согласился он, вытирая пальцем очередную слезу, скатившуюся по моей щеке. — Но только если перестанешь плакать.

Я закивала, и он улыбнулся, целуя меня в нос.

— Тогда я обещаю, что потрачу на это всю жизнь.


Оглавление

  • Глава№ 1
  • Глава№ 2
  • Глава№ 3
  • Глава№ 4
  • Глава№ 5
  • Глава№ 6
  • Глава№ 7
  • Глава№ 8
  • Глава№ 9
  • Глава№ 10
  • Глава№ 11
  • Глава№ 12
  • Глава№ 13
  • Глава№ 14
  • Глава№ 15
  • Глава№ 16
  • Глава№ 17
  • Глава№ 18
  • Глава№ 19
  • Глава№ 20
  • Глава№ 21
  • Глава№ 22
  • Глава№ 23
  • Глава№ 23
  • Глава№ 24
  • Глава№ 25
  • Глава№ 26
  • Глава№ 27
  • Глава№ 28