КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 423613 томов
Объем библиотеки - 575 Гб.
Всего авторов - 201837
Пользователей - 96117

Впечатления

DXBCKT про Деревянко: Пахан (Детективы)

Комментируемый рассказ-И.Деревянко-Пахан
В очередной раз прошел «по развалам» и обнаружил там («за смешную цену») старый сборник «шикарной» (по прежним меркам) серии «Черная кошка»... Помню «в те времена», к кому ни зайди — одним из обязательных атрибутов были «купленные для полки» серии книг... В основном либо на «любоФную» тему, либо на бандитскую... А уж среди них — это издательство не могло никого «оставить равнодушным»)) Ну а поскольку мне до сих пор хотелось что-то купить из Леонова — я «добрал» его том, (этой) книгой Деревянко... о чем в последствии не пожалел!

Справедливости ради — стоит сказать что у этой серии была «прям беда» с обложками)) Вечно они куда-то девались, а вместо них... эти книги приобретали довольно убогий вид из-за дурацких аляповатых иллюстраций (выполненных черным) на извечно-философскую тему «пацанских разборок»... Но тем не менее — даже в этом «красно-черном» виде книги этого издательства все равно узнаются на прилавках «влет».

Теперь собственно о содержимом. Эта книга (как и многие другие произведения автора) представляют из себя сборники рассказов и микрорассказов о быте суровых 90-х ... (и не много не мало) карме которая неотвратима!

Причем — с одной стороны, эти рассказы можно принять и за «черноюмористические», однако это лишь первое и обманчивое представление... С другой — чисто «за воровскую тему» автор и не пишет (хоть об этом вроде бы, все его книги). Автору как-то удается «стаять на грани» и использовать «благодатную и обильно удобренную почву» блатной тематики с элементом (как я уже говорил) некой (не побоюсь этого сказать) почти «сказочной» темы справедливости. Почему сказочной? Наверно потому что почти в каждом рассказе автора присутствуют не совсем фентезийные, но вполне «реальные» черти, ад, и «все такое». Что-то вроде осовремененного «Вия»)) При этом все это довольно «мирно и органично» соседствует с бытом кровавых разборок и прочего «дележа пирога» на руинах страны. В общем — не знаю «как Вы», а я «внатури» считаю что автор писал больше фантастику, чем детективы))

Таким образом - «конкретным любителям» жестких разборок и терок за власть (и прочие призы) «это чтиво сразу не пойдет», да и любители (собственно) детектива так же местами подразочаруются... но автору фактически удается «отвоевать собственную нишу» в которой все это смотрится... просто шикарно («черт возьми»)) Что-то вроде Лукьяненских «Дозоров», но в гораздо более примитивном виде...

По автору — любой выбор влечет «наказание» или освобождение, любой грех (рано или поздно) наказывается, и грешники попадают в место «очень затасканное и прозаичное», но тем не менее — очень пугающее... Данная «сортировка душ» так или иначе свойственна рассказам автора... Конечно все это можно отнести за счет «его черного юмора», но в те времена когда каждый пацан (еще) мечтал стать «крутым пацаном», а каждая девочка элитной... кхм... эти рассказы (надеюсь) «поставили хоть кому-то голову на место», т.к автор черезчур красочно описал что скрывается за «вкусной оберткой успешной жизни» и что таится внутри...

P.S Небольшое замечание по этому рассказу — лично я считаю что наврядли бы ГГ (при указанном времени отсутствия) кто-то бы ждал целых 8 месяцев... Давно бы поделили и забыли о прежнем хозяине... И в случае его воскрешения из мертвых... В общем «печалька»))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Каттнер: Прохвессор накрылся (Юмористическая фантастика)

Комментируемый рассказ-Хогбены-Профессор накрылся

Совершенно случайно полез искать продолжение одной СИ и в процессе поиска (искомой аудиокниги), нашел сборник рассказов про Хугбенов, и конкретно этот «Профессор накрылся»)). Как ни странно - но похоже я эту СИ вообще не комментировал — в связи с чем срочно «исправляю данную ситуацию))

Если исходить из того что у меня есть — эта СИ представляет из себя серию довольно таки немаленьких рассказов в которых главные герои (явно мифического происхождения) рассказывают про всякие забавные случаи, которые (порой) возникают у них в результате вынужденного проживания с «хомо-сапиенс-обычным»...

Сразу нужно сказать, что несмотря на свою «мифичность и необыкновенные способности» здесь не идет речь о каких-то супергероях (которые плодятся в последнее время с неимоверной скоростью). Это семейка (почти как некий мафиозный клан) старается «тихо-мирно» жить в соседстве с людьми и «не выпячивать» свои особые способности... и совершенно другое дело, что это (у них) получается «слабо»)) Конечно — в том городке, «все давно уже знают», однако и воспринимают это как должное... как что-то вроде чудачества или как местную достопримечательность.

Сами герои (этой семейки) большей частью (чисто внешне) не отличимы от людей, но порой «выкидывают» что-то такое, что просто не укладывается в какие-то рамки и относится к разряду «чудес»... Кстати — не совсем понятно как, но автору удалось как-то «органично вписать» существование этой семейки в реальном мире (без стандартной мотивировки в виде «Ельфов» или всяких магических предметов)... Органично в том смысле — что несмотря «на происходящее» все это не кажется чересчур странным или излишне пафосным (применительно «к ареалу обитания» реального среднестатистического городка «из буржуазного и загнивающего Запада»).

Конкретно в этой части ГГ (один из родственников семьи) пытается решить вопрос — что же делать с неким профессором, который грозится «предать факт их существования огласке»... Убить? Так вроде и нельзя: «квоты» закончились, да и «шериф заругает»... в общем — проблема!))

Вообще — вся эта ситуация множится и усугубляется всякими нелогичными действиями (персонажей) и не менее неадекватными способами их решения. Логика как класс — отсутствует напрочь, и как мне кажется это (как раз) именно то что (по мнению автора) должно произойти в случае попыток «научного познания» всяческих «феноменов»... Полный бардак и хаос!!!))

Тем не менее (как ни странно), это все же не укладывается «в простой образчик» юмористической фентези (который можно прочитать и забыть) или «очередную сказку про Карлсона на крыше и Ко»))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Брэдбери: Диковинное диво (Социальная фантастика)

Очередной раз убеждаюсь что настоящему мастеру не нужен «экшен» и прочая «движуха» что б по настоящему оживить рассказ и сделать так «что бы он заиграл множеством красок»...

По большому счету — в данном рассказе опять ничего не происходит: здесь только дается небольшая характеристика 3-героев и описание всей их немудреной жизни... 2-х странников (которых можно охарактеризовать коротким словом «неудачники») и 1-го «хитро... сделанного» типа который со всего умудряется получить выгоду.

С одной стороны «неудачников» жалко, с другой стороны понимаешь — что они гораздо больше свободны (чем их более успешный собрат). Первое что приходит в голову, читая этот рассказ — что это вечная тема справедливости (справедливого воздаяния) и что всякий обман рано или поздно будет наказан. Но при более «детальном размышлении» понимаешь что справедливость тут вовсе не является конечной целью, да и не факт что она по итогу «восторжествует»... На мой субъективный взгляд этот рассказ немного о другом... о некой «полярности душ»... о том к чему (ты) больше относишься «к плюсу» или к «минусу»... И в зависимости «от Вашей принадлежности» Вам даны такие бесполезные способности «видеть мираж» (там где его нет), либо возможность «увидеть кеш» на пустом месте...

Что тут для кого важней - решает каждый сам для себя, но (по автору) данный выбор определяет Ваш взгляд на мир... (увидите ли его его глазами ребенка или... хапуги). В общем — как говорится «выбирай и обрящешь»... но потом «не жалуйся»))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Желязны: Знак Единорога. Рука Оберона (Фэнтези)

400 скинутых книг здесь желязны, блин. буду исправлять по мере перечитывания.) отличная вещь!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Колибри: Один взмах волшебного посоха (Юмористическая фантастика)

ознакомился, м.б. как-нибудь дочитаю

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
кирилл789 про Желязны: Девять принцев Амбера. Ружья Авалона (Фэнтези)

всё-таки великое - вечно.) это была первая книга из библиотеки зарубежной фантастики, что купили в нашей семье, когда она только появилась.) и именно в этом переводе.
вторым были миры гаррисона, но после желязны, шекли и саймака, которых мои приобрели чуть позже, гарри - не пошёл.)
читайте, кухарки-птушницы, классику! мозги развивайте.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Слави: Мой парень – демон (СИ) (Любовная фантастика)

почитав об идиотках в немыслимых позициях и ситуациях, вынужден признать, это чтиво - квинтэссенция.
имея по паспорту 18 лет "ггня" обладает мозгом 10-летнего ребёнка.
бедный демон, волею случая вынужденный с ней нянчиться как сиделка с умственно отсталым. и, несмотря на то, что он выпутывает её из трагедий и неприятностей, она его всё-таки обокрала.
я не знаю дочитаю ли такой кошмар. есть только одна вещь, которая в любых жизнях срабатывала (а знакомых у меня много): такая вещь как кража всё равно вылезет, и "любовь к воровке" (да ещё умственно отсталой) - это даже не сову на глобус, это - бред.
таким дают по морде те, кто попроще. а уж высшие демоны - сжигают на хрен, чтоб и от самой следа не осталось, и - чтоб размножиться не успела.
не пиши, афтар. это вторая твоя вещь, что я смотрю, такое позорище, что слов уже нет.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Пир во время войны (fb2)

- Пир во время войны (а.с. Семья-1) 462 Кб, 242с. (скачать fb2) - Елена Миронова

Настройки текста:



Елена Миронова Пир во время войны КНИГА ПЕРВАЯ

* * *

Двадцать второго июня, аккурат около четырёх часов утра, сонного и безмятежного, возле дома № 19 по улице Усиевича, раздался страшный грохот. Что-то полыхнуло и взорвалось. В соседних домах задрожали окна, правда, стёкла не вылетели.

Анна Михайловна вздрогнула, проснулась окончательно и, увидев всполохи огня за окном, заголосила.

— Война! Петя, война!

Старичок, тоже проснувшийся от взрыва, зашевелился и поднялся с кровати, кряхтя и кашляя.

— Анюта, война началась шестьдесят два года назад, — он назидательно поднял палец. — И успела закончиться. У тебя уже склероз, моя старушка!

В комнату ворвался внук. У него был выпускной вечер, и он только что вернулся, даже не успел принять душ.

— Теракт! — завопил он. — Вы слышали? Слышали, как взорвалось?!

Антошка рванулся к окну и отдёрнул штору. Старички тоже быстро оказались у окна, и наконец-то увидели то, что произошло. Напротив дома полыхала автозаправка, принадлежащая холдингу « Терра — нефть». Неоновые буквы плавились и отваливались одна за другой под действием огня. Зрелище было впечатляющим.

— Опять разборки, — разочарованно произнёс Антон. — Это не теракт…

— Эх, молодость, — покачал головой дед. — И слава Богу, что не теракт! Мало их было, что ли?

Они замолчали. Сосед этой семьи погиб при штурме захваченного чеченцами здания на Дубровке, в котором проходил мюзикл «Норд — ост»…

— Это уже третья, — зевнул дед. — Заправки «Терра — нефть» горят одна за другой. Наверное, чего — то не поделили с конкурентами…

Он взял трубку телефона и кратко сообщил в милицию о случившемся.

Анна Михайловна с уважением взглянула на мужа. В отличие от него она не читала газет, чтобы не расстраиваться под воздействием негативной информации, которая бросалась в глаза прямо с заголовков.

— Давайте спать, — предложила бабуля, — мы же в их войнах не участвуем! А мне завтра с правнуками сидеть, Танюшка попросила…

Двумя месяцами ранее.

Жанна была вне себя от злости. Надо же, эти англичашки не понимают ни слова по-русски! Мало того, они даже не потрудились пригласить переводчика, хотя прекрасно видят, что перед ними представительницы иной державы! Но нет, этот кретин в чалме, натуральный индус, засыпал её вопросами. И откуда он такой взялся, ведь Индия — это тоже не член Евросоюза. Откуда в Лондоне, на паспортном контроле — индус из иммиграционной службы? И как он смеет так грубо разговаривать? Эта ситуация так повлияла на девушку, что она даже не замечала великолепной погоды, солнца, заливающего аэропорт тёплым светом и заставляющего пассажиров жмуриться и чуть ли не мурлыкать. Ведь всех их пугали серой и промозглой английской действительностью.

— Деточка, не злись так, — Камилла Аскеровна поправила платок из тончайшего шёлка от Ив Сен Лорана, и преданно улыбнулась индусу. — Когда ты сердишься, то покрываешься красными пятнами, а это нехорошо для молодой девушки!

Она с любопытством оглядывалась, стараясь запечатлеть в памяти аэропорт Хитроу, в котором не была никогда в жизни. Камиллу Аскеровну абсолютно не смущал тот факт, что, совершив перелёт из Москвы в Лондон, они отстояли в очереди минут сорок, в то время как граждане Евросоюза, как белые люди, просто проходили мимо таможенной стойки и показывали паспорта. Всем остальным представителям стран бывшего соцлагеря и Латинской Америки приходилось толпиться в длиннющей, похожей на змею, очереди, и с замиранием сердца ждать.

За свои 83 года Камилла Аскеровна научилась ждать, поэтому её ни капли не волновала унизительность положения, в которое попали они с внучкой. Когда, наконец, подошёл их черёд, индус долго пялился в их документы, а потом принялся задавать вопросы. И всё бы ничего — а вдруг он задавал обычные, стандартные вопросы, но задавал — то он их на английском языке! А, как оказалось, зря Малик—оглы, сын Камиллы Аскеровны и по совместительству отец Жанны, приглашал в своё время к дочери репетитора. Жанна так и не смогла выучить даже программу для туриста, оказавшись абсолютно не способна к усвоению чужой речи. И это было удивительно и непостижимо для Малика, привыкшего считать свою дочь — вундеркиндом, гением. Тем более если учесть, что в свои двадцать лет Жанна в совершенстве знала компьютер, легко ломала любые программы и скачивала недоступную для простых смертных информацию. Самое уникальное в этой ситуации было то, что сложные английские слова и выражения, связанные с компьютером или «крэком» — взломом, Жанна запоминала с первого раза…

— Почему он не говорит по-русски? — бушевала она. — Это же отвратительно — торчать в очереди почти час, а потом подвергаться допросу…

— Девушка, не волнуйтесь так, — раздался голос сзади, из очереди, — лучше вести себя спокойно, иначе он может доставить вам массу неприятностей!

— Да как я могу вести себя спокойно? — взорвалась Жанна. — Я же не понимаю, о чём он меня спрашивает!

— Он должен знать русский, — удивился тот же голос, и из толпы показался симпатичный парень. Он протиснулся ближе к Жанне и, подозрительно уставившись на индуса, задал ему вопрос на английском. Тот быстро ответил.

— Его коллега, знающий русский, отошёл на полчаса. Вы можете подождать… Он извиняется…

— Ещё полчаса? — перебила его Жанна. — Ну уж нет! Я лучше вернусь домой!

Жанна была очень вспыльчивой и резкой девушкой, несмотря на юный возраст. Из-за трудного характера у неё не было подруг, и вообще в общении её сложно было назвать приятной особой. Она обычно рубила сплеча, говорила откровенно обо всём на свете, не страшась ранить собеседника и забывая о таких понятиях, как женская хитрость и гибкость. Тем более что со своей яркой, привлекательной внешностью она могла добиться гораздо большего с помощью улыбки, нежели вопя на весь зал. Но, кроме бабушки, ей некому было об этом сказать, а бабушку Жанна не очень — то слушала.

Индус, видимо, потерял терпение, и, схватив девушку за локоть, указал ей на какую-то дверь.

Парень, быстро сориентировавшись в ситуации, затарахтел на иностранном языке. Индус нехотя отпустил руку девушки. Молодой человек скороговоркой стал задавать ей вопросы, и переводить их индусу. Зачем она прилетела в Лондон? Чем она занимается в России? Где она остановится в Лондоне? Кто оплатил эту поездку?

Жанна отвечала, крепко сжав кулаки и впившись ногтями в кожу, чтобы не броситься на этого сукиного сына, и не расцарапать ему лицо и не сорвать жуткую чалму. Лишь, отвечая на последний вопрос, она немного расслабилась. Кем приходится ей эта пожилая женщина? Камилла Аскеровна от негодования открыла рот. Её назвали пожилой женщиной? Её? В то время как ей всего лишь 83 года?

— Какой негодяй, — громко заявила она, и в очереди стали улыбаться. — Так оскорбить женщину!

Неизвестно, до чего бы дошло, но тут индус, насупясь, отпустил их. Жанна, забыв поблагодарить практически спасшего их парня, ринулась вперёд, схватив бабулю за руку. Они выскочили, наконец, из аэропорта и вздохнули спокойнее. Камилла Аскеровна тоже была возмущена не меньше Жанны, но вовсе не тем затруднительным положением, в которое они чуть не попали.

— Какая наглость, — бормотала женщина. — Какая невоспитанность!

Жанна сдержанно улыбнулась. Ну конечно, бабуля — милейший человек, пока не затрагиваешь вопрос её возраста. На этом месте она жеманно улыбается и произносит банальную фразу о том, что неприлично спрашивать возраст у женщины. Собеседники обычно теряются, ведь неприлично спрашивать возраст у женщины, а не у бабушки…

— В метро я не поеду, — Камилла Аскеровна обиженно поджала губы, увидев указатель со словом «Андеграунд». Это было одно из пятнадцати слов, которые она знала на английском языке.

— Ладно, — пожала плечами Жанна. — Багажа у нас немного, так что могли бы проехаться и в метро, но, если ты не хочешь, поедем на автобусе!

— Ну нет, — бабуля вырвала руку из ладони внучки, — ещё чего не хватало! Бери такси!

— А куда вам? — раздался мужской голос.

Возле них стоял тот самый парень, с помощью которого они всё же прошли паспортный контроль.

— В гостиницу, — бесхитростно пояснила старушка. — Надо бы отдохнуть после перелёта, принять ванну…

— Ну, более-менее приличную гостиницу можно найти в Паддингтоне, — начал парень.

— Нам не надо более-менее, — сухо отрезала пожилая дама, — нам надо самую лучшую!

Она всё ещё была под воздействием некорректного поведения служащего аэропорта, поэтому по-детски злилась.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Мила, уставившись в зеркало, тупо смотрела на своё отражение. Откуда-то уже появились первые морщины, и глаза — тусклые, как у дохлой рыбы. Уголки губ тягостно опустились вниз, словно она играет роль вечного плакальщика Пьеро. И кожа какая-то несвежая, хотя она только вчера была у косметолога. Впрочем, что тут удивительного, она уже и не девочка, тридцать лет ей исполнилось на прошлой неделе. Кроме того, приходится накладывать на себя столько грима, что не справляются даже самые лучшие косметические средства. А мимика! Без неё на сцене — никуда, вот и приходится Миле наблюдать процесс появления морщин в таком, совсем « не морщинистом» возрасте. Как же ей надоело гримироваться чуть ли не каждый день, выходить на сцену и корчиться под дурацкую музыку, активно под неё подвывая! Но никуда не денешься — такая у неё работа, чёрт бы её побрал! Девять лет назад, когда Мила начинала петь, ей этого страстно хотелось — и кривляния на сцене, и вокальных уроков у маститых преподавателей, и даже мучительный процесс гримирования не доставлял ей неприятных ощущений. Но прошло девять лет, и всё это ей осточертело. Теперь Миле хотелось бы приезжать на тусовки только в качестве почётного гостя, а не для увеселения публики. Хотелось бы бывать в казино, только чтобы развеяться, и потратить кучу денег, а не для того, чтобы строить глазки со сцены подвыпившим гулякам. Хотелось бы позволить себе иногда спать по ночам, но ведь концерты в основном проходят за полночь. В общем, ощущение у Милы было двойственное. С одной стороны, она бы хотела оставить всю эту полуночную жизнь, но частично, тогда, когда ей хочется, а не когда позовут на концерт, а с другой — она ей уже порядком надоела. Миле хотелось новшества. Мало того, она даже знала, какого именно.

Людмила Ковалёва, сценический псевдоним которой звучал: Мила Илиади, хотела выйти замуж. И только в этом случае она одним ударом убивала двух зайцев. Её жених, сын известного олигарха, не стал бы заставлять её отрабатывать концерты. Она бы перестала петь, но не потеряла то, что имеет. И тусовки, и знакомства — всё осталось бы при ней. Только теперь она участвовала бы в них с другой, противоположной стороны, нежели ранее: со стороны зрителя — обывателя. Она бы отдыхала, потягивала текилу, и наблюдала, как на сцене корчатся в причудливых танцах всё новые и новые певицы, старательно развлекая публику и отрабатывая свой гонорар.

Кстати, это тоже один из моментов, по которым ей требуется скоропостижный отдых на всю оставшуюся жизнь: новые певички наступают ей на пятки. Их развелось так много, и все они — едва успели оторвать аппетитные попки от школьной скамьи. Так что Миле с ними не тягаться. У них, надо признать, и голоса несравненно лучше, и хватка жёстче, юность позволяет плясать и петь всю ночь, и принципов — полный ноль. Через постели продюсеров и пожилых бойфрендов эти девочки оказываются на вершине горы, тогда как Мила постепенно скатывается к подножию. Пару лет как её перестали приглашать в крупные, элитные клубы. Сцены последних плотно заняты всё теми же девочками. Теперь она работает в основном в небольших клубах и казино. Ни тебе сольников, ни концертного зала «Россия», ни гастролей… За последние пять лет — ни одного хита. «Так чего же ты хочешь, спросил продюсер, — радуйся, что ещё хоть куда-то приглашают.»

Мила бы давно поменяла продюсера, да вся беда в том, что он по совместительству — её отец. А отца-то не поменяешь! Всё равно он будет напутствовать её, заваливать нудными советами, упорно лезть в её жизнь и так далее. И, потом, её отец — неудачник. Он пытается что-то делать, но всё у него выходит наперекосяк. И вдобавок, если смотреть в глаза правде, ни один стоящий продюсер не предлагает ей свои услуги. Видимо, считают её бесперспективной. Но она отнюдь не такая!

Мила решительно откинула с лица пергидрольный завиток, выбившийся из-под полиэтиленовой шапочки, и ещё раз прошлась тампоном, наполненным косметическим молочком, по лицу. Она и так сумела продержаться долгих девять лет! А сейчас просто устала. Ей требуется отпуск — долгий — долгий, чтобы нежиться под ласковым солнышком, глотать коктейли и ни о чём не думать, кроме меню на обед, ничего не видеть, кроме тропических растений, ничего не слышать, кроме прибоя. Но — вот беда, если она уедет на пару месяцев, даже то небольшое количество предложений, поступающих от администраторов клубов, иссякнет. В шоу-бизнесе можно отдыхать только на заслуженной пенсии.

Мила вздохнула и с трудом поднялась. Всё тело болело — она только что целый час лихо отплясывала на одиннадцатисантиметровых шпильках, принимала шикарные позы, необходимые для каждой из песен, и пыталась вытянуть себя за волосы из болота, как Мюнхгаузен. Посетители клуба «Сова» сидели за столиками, вяло жевали, и никто не подхватил её призыва танцевать под её песни. Никто, кроме одной пьяной девицы, которую, впрочем, с танцпола тут же забрал парень бандитского вида.

— Ну и отстой, — услышала она от двух девчонок, сидящих прямо возле сцены.

Эти проститутки стреляли глазками по сторонам в надежде выцепить очередных денежных мешков, и даже они не вышли на площадку для танцев, чтобы показать себя во всей красе. Значит, кривляния и старания Милы никого не вводят в заблуждение. Песни её — на самом деле полное дерьмо. Только вдуматься: « Я тебя целую, и иду танцую. Ты меня целуешь, и идёшь танцуешь…» Но ведь дело не в словах, если на то пошло! Вон « Пальцы веером», мальчиковая группа, тоже поют: « Поцелуй меня везде, ведь шестнадцать мне уже…» И ничего, между прочим, прокатывает. И концерты у них, и аншлаги, и гастроли…

Может, дело вовсе не в словах? А в чём тогда? Мила отбросила тампон, сняла шапочку, защищающую волосы во время косметических процедур, и затрясла головой. Разве она дурна собой? Нет, имидж типичной певицы — осветлённые до белизны волосы, тонкое лицо, почти прозрачная кожа, синие глаза, по-кукольному широко распахнутые… Так в чём же дело?

В дверь гримёрки постучали. Ну конечно, это принесли гонорар!

Мила быстро приняла эффектную позу.

— Войдите, — томным сопрано почти пропела она.

В дверь протиснулся маленький лысый человечек. Он действительно держал в руках конверт. Мила ловко выхватила его и по привычке пересчитала купюры.

Певица нахмурилась, не досчитавшись двухсот долларов, и пересчитала ещё раз. Так и есть, вместо пятисот долларов, которые она получала за часовое выступление в этом клубе, в конверте лежало триста.

— Я чего-то не понимаю, — медленно произнесла Мила совсем другим голосом.

— Простите, это не я решаю, — вспотел толстяк, — если бы я, то мы бы платили вам гораздо больше…

Мила брезгливо уставилась на него.

— Передай своему управляющему, что он урод. Понял?

Лысый кивнул. Дрожащими пальцами он вытащил из кармана визитку и протянул её певице.

Мила откинула голову назад и расхохоталась во всю великолепную, свежепоставленную челюсть.

— Засунь себе её в ж…. понял? Я ещё не настолько вышла в тираж, чтобы прыгать в постель к первому встречному, пусть даже и такому красавчику.

Она вновь окинула взглядом толстяка и покатилась со смеху ещё больше. Теперь её мало интересовали управляющие ночных клубов и их «шестёрки». Хватит уже плясать под их дудку и унижаться, соглашаясь принимать «копейки» за выступления. Ей надоело зависеть от этой шушеры. Она приняла решение, и точка. Она должна выйти замуж, и она выйдет, за Павлика, друга детства. Он на следующей неделе как раз прилетает из Англии, и остаётся в России. А если учесть, что пять лет назад у них был бурный роман, то ей будет совсем нетрудно заманить Павлушу в свою койку. Он и опомниться не успеет, как вылезет оттуда с обручальным кольцом на руке. Кстати, об обручальном кольце…

Мила вспомнила, что недавно она гуляла по торговому центру на Манежной площади и видела там отличные ювелирные изделия. Павлик не жадный, выложит и пару десятков тысяч баксов за обручальное колечко с бриллиантом. Он, мягкий, тонкий и деликатный, не станет ограничивать общение жены, и не будет протестовать, если она будет веселиться по клубам со своей компанией заядлых тусовщиков. Павлик не будет скаредничать, и выделять ей мизерную сумму на недельные расходы, как это делает её отец. Если сказать по правде, сумма вовсе не была мизерной, но это для обычной женщины. Певица же отнюдь не считала себя обычной.

Мила повеселела. Она больше не казалась себе усталой, морщинистой девушкой неопределённого возраста. Она была красавицей, яркой, умной и дальновидной. И эта её дальновидность подсказывала ей, что на сей раз Мила приняла верное решение. Она выйдет замуж за Павлика! Только надо не забыть известить его об этом…


— Толик, милый, пора спать, — Любовь Андреевна заглянула в кабинет мужа.

Тот нехотя оторвался от ноутбука и покосился на дверь. Приход жены означает, что работа на сегодня закончена. Так повелось с самого начала их супружеской жизни, а стаж, слава Богу, почти тридцать лет. И Анатолий Максимович не видел смысла менять этот раз и навсегда установленный порядок. Хотя, признаться, порою его так и подмывало схитрить: к примеру, когда Люба уснёт, он может потихонечку встать, надеть халат и на цыпочках прошествовать в кабинет.

От этого шага его удерживало только одно: возможная расплата. Он знал, что Люба не будет кричать, она в жизни не повысила голос ни на него, ни на сына. Она вообще ничего не скажет, только заплачет. Тихо, без надрыва и показухи, так, чтобы он не увидел. Но он будет знать, что она плачет. И это рвёт ему сердце гораздо сильнее, нежели бы она кричала и ругалась и стучала кулаком по столу.

Анатолий Максимович вздохнул, потянулся и, наконец, поднялся из-за стола. Работа осталась незаконченной, значит, завтра предстоит встать пораньше. Ведь с самого утра — важное совещание по слиянию двух крупных нефтяных компаний. Пока что совещание предварительное, но всё равно следует хорошенько к нему подготовиться.

Анатолий Максимович Резник, руководитель нефтяной компании «Терра — нефть», был скромен до неприличия. Так уж повелось с самого его детства, и продолжалось до сих пор. А, так как в следующем году ему должно было стукнуть пятьдесят, то, следовательно, нечего было и предполагать, что в жизни Резника что-то изменится.

Жена это поняла уже давно, и смирилась. Хотя поначалу и противилась: ей было непонятно, как, имея миллионы долларов на счетах, не пользоваться теми благами, которые даёт богатство? Или пользоваться так, чтобы об этом никто не знал? Но, прожив почти тридцать лет с этим человеком, она настолько впитала в себя его образ жизни, что с некоторых пор подобные мысли попросту не приходили ей в голову. Она уже много лет не спрашивала мужа, отчего он работает по ночам, почему вынужден принимать антидепрессанты и добавки, способствующие появлению жизненной энергии. Отчего ему не отдыхается на островах, куда она обожала летать вместе с мужем? Отчего он если и уезжает из России, то только по делам, как, к примеру, в конце марта, когда он улетел в Вену на международную конференцию «Нефть и безопасность»? Он даже не взял с собой жену, хотя она обожает этот чудный город с его волшебной атмосферой сказки и вкуснейшими кондитерскими пирожными! Чего стоит один фирменный торт «Захер»!

Отчего, имея столько денег, он всё работает и работает, словно робот, в то время как может позволить себе вообще не работать ни дня, плюнуть на всё, уехать в приличную, цивилизованную страну с хорошим климатом и жить там припеваючи.

Любовь Андреевна уже давно не задавала таких вопросов ни мужу, ни себе. Она приняла его образ жизни вместе с ним, и была удовлетворена той жизнью, которую они вели. Она постаралась понять мужа, и была за это вознаграждена удивительной атмосферой, царящей в семье. Только благодаря её стараниям муж не изменял ей с молоденькими девочками, как это делает большинство состоявшихся мужчин среднего возраста. Только благодаря этой атмосфере сын напрочь отказался учиться за границей, чтобы не расставаться с родителями, предпочтя МГУ Йеллю, Гарварду, Оксфорду и Кембриджу. Впрочем, всё-таки в Кембридж Павлик попал — на курсы совершенствования английского.

Язык Павел Резник знает отлично, у него здесь были лучшие преподаватели и репетиторы, но всё-же Любовь Андреевна смогла убедить его закончить и курсы. Сказать по правде, она просто надеялась, что, посетив Англию и проведя там год, Павлик будет очарован, и останется в этой милой чопорной цивилизованной стране с её традиционными пятичасовыми чаями и другими традициями, которых англичане строго придерживались. Но её чаяния не оправдались: Павел стремился домой. Конечно, сердце матери исполнено радости от предстоящего возвращения единственного сыночка, и всё-же она была бы спокойна, если бы Павлик жил в другой стране.

Россия — дикая, населённая невоспитанными людьми, стремящимися получить мгновенную наживу, опасна для детей богатых родителей. Любовь Андреевна и сама давно бы переехала куда-нибудь, но муж категорически против. Он — патриот…

Наблюдая, как муж неуклюже укладывается в постель, женщина с грустной улыбкой подумала, что это слово — патриот — в последние годы стало носить негативный оттенок. Кто может остаться патриотом в стране, в которой безумствуют террористы, в которой погибают ни в чём не повинные люди, в стране, которая не может много лет решить проблему с Чечнёй в то время как чеченцы приезжают в Москву, строят рестораны и богатеют за счёт русских. А потом на эти деньги покупают оружие и воюют против наших мальчиков?!

Если бы Анатолий Максимович узнал, о чём думает жена, то безумно бы удивился. Он всегда считал её разумной и спокойной женщиной, не стремящейся к каким-либо высотам или несбыточным желаниям. Люба не была мечтательницей — никогда в жизни! Но на данный момент Резнику было не до жены. Он переживал за собственное детище — свою компанию. Если всё пройдёт удачно, то уже осенью «Терра — нефть» исчезнет, а вместо неё появится « ТерраСик» — крупнейший нефтяной холдинг страны.

К слиянию «Терра — нефть» и нефтехимической компании « Сикбур» он готовился давно, но до конца так и не верил, что его планы осуществятся. И вот, поди ж ты, практически всё на мази. Осталось ещё два — три штриха, и дело можно назвать завершённым. А ведь именно «Сикбур» совсем недавно получил лицензию на разработку очень крупного месторождения! Единственное, что смущало Резника — это название новой, полученной в результате слияния, компании. «ТерраСик» — как-то несолидно, по-детски. Напоминает слова «терраса» и «карасик». Но делать нечего — почему-то акционеры «Сикбура» поставили такое название во главе угла. Уже засыпая, Анатолий Максимович подумал, что, в конце концов, не название определяет работу холдинга, а активы. А активы были, прямо скажем, очень даже ничего…


Мила припарковала свою «ауди» у дома Валерия. Она не предупредила его о приезде, но, в конце концов, имеет же она право на отдых! А сейчас ей, как никогда, требовалась релаксация. Ей хотелось пожаловаться на менеджеров клуба, в котором она выступала в последнее время, на постоянную усталость и вообще, на всю свою паршивую жизнь. Конечно, она понимала, что Валерик не слишком подходил на роль слушателя. Но уж, во всяком случае, он мог бы её утешить — по-мужски. А это то, чего ей так хотелось сегодня.

Мила щёлкнула сигнализацией, и вошла в подъезд. Привычно кивнула консьержке, вошла в лифт и поднялась на двенадцатый этаж. Сначала хотела позвонить в дверь, потому что копаться в сумочке, и искать ключи было лень, но потом она передумала, решив устроить любовнику сюрприз.

Мила вошла в холл, повесила кожаный пиджачок от Дольче и Габбаны на вешалку, и крикнула:

— Зайчик, ты где?

В квартире царил полумрак, наверное, Валерик дремлет под телевизор. Она сама недавно купила ему тарелку НТВ+. Так что теперь телевизор у парня работает круглосуточно.

— Валерик, — пропела Мила, — это я, просыпайся!

Она вошла в спальню, и действительно в тусклом свете светящегося экрана увидела лежащую на огромной кровати фигуру. Услышав голос подруги, парень вскочил:

— Это ты? Почему не позвонила?

— У меня есть ключи, зачем же звонить в дверь? — удивилась Мила.

— Да нет, — досадливо отмахнулся он, — почему ты не позвонила по телефону, не предупредила?

— Я заехала к тебе спонтанно, — пояснила певица и приблизилась к нему. — Моё солнышко, я так соскучилась…

Она обняла его и приготовилась было поцеловать, как вдруг краем глаза уловила лёгкое движение на кровати. Она резко отодвинулась от парня. Сразу же стало понятным недовольство Валерия.

Мила щёлкнула выключателем и повернулась к неверному возлюбленному.

— Ну ты и козёл! Тебе меня было мало, завёл себе потаскушку? А кто будет оплачивать твои счета, Казанова?

— Да уж как-нибудь разберёмся, — раздалось с кровати хрипловатое меццо — сопрано.

Мила, не поверив своим ушам, подошла поближе. Уставившись на шикарную блондинку, вольготно раскинувшуюся на чёрных шёлковых простынях, купленных Милой в прошлом месяце, теперь она не могла поверить своим глазам.

— Мама! — воскликнула она. — Это ты?!

ГЛАВА ВТОРАЯ

— Вот это — Харродс? — Жанна была разочарована.

Она столько читала о знаменитом, крупнейшем и самом дорогом магазине Европы, что представляла его себе совсем иначе. А этот шестиэтажный комплекс, выполненный в неоклассическом стиле с элементами раннего модерна, отделанный красной терракотовой плиткой, не внушил ей тех особых чувств, которые, по её мнению, должен был бы вызывать.

— И подумать только, — продолжала она, — что этот магазин — собственность Аль Файеда!

— Видишь башенку с куполом? — подхватил Павел. — За ней прячется вертолётная площадка, на которую прилетает вертолёт Аль Файеда рано утром. Все жители окрестных домов постоянно жалуются на шум.

— Заплатил бы им, — пожала плечами девушка, — и дело с концом!

— Если бы он платил всем желающим, — возразил Павел, — то вряд ли стал бы одним из самых богатых людей в мире!

Он с удовольствием разглядывал свою новую знакомую. Она была похожа на принцессу из восточных сказок: длинные чёрные шёлковистые волосы были небрежно переброшены на одно плечо, тонкий профиль с горбинкой на носу горделиво сидел на тонкой, изящной шее, а глаза — миндалевидные, чуть раскосые, иссиня-чёрные, как спелые смородины, с интересом взирали на мир. Павел мгновенно увлёкся этой Шахерезадой, в тот самый момент, как только её увидел. А теперь, по прошествию двух дней с момента знакомства, был просто покорён ею.

Несмотря на кажущуюся хрупкость, в этой юной девушке чувствовалась сила. В ней был стержень, тот самый, которого не имел Павел. И это было для него внове — хрупкая, и одновременно сильная девушка. Он никогда не встречал таких, в его мире все девушки были слабые и женственные, или казались таковыми. Так уж было принято: мужчина должен быть сильным, женщина — слабой. А Жанна не боялась показаться сильной и уверенной, она была естественной. Именно на это клюнул Павел. Очарованный, он помог им с бабушкой подобрать гостиницу.

Камилла Аскеровна рвалась в «Хилтон», но этот отель, что в Грин Парке, что в Гайд парке, оказались четырёхзвёздочными, что показалось Камилле Аскеровне недостойным. Перед поездкой она много читала об Англии, и выяснила, что в четырёх звёздах может не быть ванны. Так что старушка сочла Гросвенор Хауз Меридиен более приемлемым вариантом. Так что вся компания, включая Павла, поселилась в элегантном здании на Парк Лейн.

По правде сказать, Павлу срочно требовалось вернуться в Кембридж, но он не мог заставить себя оторваться от Жанны. Может быть, ему удастся уговорить её съездить вместе с ним, в конце концов, это не так далеко, не более двух часов езды!

— Мы так и будем стоять перед входом в магазин? — Жанна скорчила недовольную рожицу.

Павел опомнился и галантно уступил ей дорогу в «Харродс».

— А знаешь, как звучит его девиз? — заторопился он. — «Всем, каждому, и абсолютно всё!»

— И за очень большие деньги, — добавила Жанна.

Павел расхохотался. Он уже знал, что не захочет расстаться с этой девушкой ни здесь, в Лондоне, ни в Москве, куда они тоже вернутся вместе. Как ему повезло, что эта красавица живёт в Москве, а не в другом российском городе!

Жанна тревожно поглядывала на бабушку. Та с упоением разглядывала вещи, ахая при взгляде на ценники. В принципе, Жанна не была большой любительницей шопинга, и в «Харродс» согласилась пойти только из-за Камиллы Аскеровны. Конечно, бабуля и сама бы прочесала все триста тридцать отделов универмага, но Жанна боялась неприятностей. Вернее, опасалась. Перед этим всё утро она вправляла мозги шустрой родственнице и рассказывала о правилах поведения в подобных местах. В конце концов пожилая женщина рассерженно воскликнула:

— Яйца курицу не учат! Чего ты кудахчешь с утра пораньше, словно я в первый раз в жизни иду в магазин?!

— Ну, смотри, — пригрозила внучка, и бабушка отвернулась, словно не поняла, о чём идёт речь.

Теперь же Камилла Аскеровна копошилась среди вешалок с одеждой и бормотала:

— Ах, какая жалость, что здесь нет Тофика! Даже не знаю, подойдут ли ему эти джинсы, он такой модник! Жанна, как ты думаешь, мне купить Малику вон ту толстовочку?

Жанна разъясняла Павлику, кто есть кто в её огромной семье, и он честно пытался запомнить, что Малик Гусейнов — это отец Жанны, Тофик и Рафат — её двоюродные братья, сыновья её дяди с неприятным для русского человека именем Шахид. А Шахид, стало быть, родной брат Малика, и сын Камиллы Аскеровны, так же как и сам Малик.

Но, как ни силился Павлик, азербайджанские имена тут же повылетали из его головы. К тому же по большому счёту его мало интересовали родственники этой восточной красавицы. Главное — что у неё самой привычное для уха русского имя.

— А что ты делал в аэропорту? — вдруг спросила Жанна. — Ну, когда мы встретились? Я тебя в самолёте не видела!

— А я прилетел не из Москвы, — признался Павлик, — а из Парижа. Обожаю Францию! Всегда, когда выдаётся свободная минута, летаю туда. Хочешь, как-нибудь побываем там вместе? — вырвалось у него.

— Посмотрим, — лаконично ответила Жанна.

Она не была любительницей загадывать на будущее. Девушка, несмотря на инфантильную внешность, крепко стояла на ногах, и была реалисткой.

Внезапно какой-то шум привлёк их внимание. В отделе женской одежды, на расстоянии десятка метров от них, гневалась Камилла Аскеровна, топая по викторианской напольной плитке.

— Да как вы можете? — кричала она. — Я подам на вас в суд! Слово не воробей, вылетит — не поймаешь! Извинения не приму!

— Что случилось? — Жанна и Павел поспешили на помощь к пожилой мадам.

Продавец, хорошенькая молодая девушка, быстро защебетала на английском. Павел изумлённо выслушал и повернулся к Жанне:

— Она говорит, что твоя бабушка…ммм… забыла заплатить за покупку!

Жанна покраснела и кинула на бабулю испепеляющий взгляд, под которым женщина съёжилась и, кажется, даже уменьшилась в размерах.

— Я же тебя предупреждала, — вырвалось у девушки. — Всё, мы едем домой! Бороться с тобой бесполезно!

— Жанночка, — залебезила Камилла Аскеровна, — только не говори Малику!

Она стащила с головы ярко — рыжий парик, в котором была похожа на Красную шапочку, и умоляюще уставилась на внучку. Павлик едва сдерживал смех. Ай да бабушка, ай да Камилла Аскеровна! Теперь ему стал понятен смысл нравоучений и жёстких взглядов, которыми Жанна постоянно одаривала бабулю. Оказывается, пожилая дама нечиста на руку! Впрочем, на обычную воровку она не похожа…

Павлу вдруг захотелось помочь ей. Он обратился к продавцам.

— Что ты им сказал? — недовольно держа бабушку за руку, словно ребёнка, поинтересовалась Жанна.

— Что у неё старческий склероз, уж простите, Камилла Аскеровна, — Павел чуть поклонился.

— У неё не склероз, — процедила сквозь зубы Жанна, — это клептомания.

— Ну, если ты настаиваешь на такой трактовке данной темы, я могу сказать и менеджеру, вон он уже спешит… Но не советую.

— Говори, что хочешь, — отмахнулась Жанна, и вновь кинула уничижительный взгляд на родственницу. Та делала вид, будто вся эта шумиха её не касается, и надела на себя маску обиженного достоинства. Камилла Аскеровна походила на взъерошенного воробья, но очень трогательного воробья, надо сказать.

Вечером того же дня они Жанна и Павел сидели в пабе и пили классический английский эль. Музыка играла так громко, что они уже не пытались разговаривать. Но Жанна не испытывала дискомфорта. Почему-то даже молчать с Павлом ей было интересно. Она никогда не знала таких мужчин — милых, интересных, забавных, услужливых и очень, очень доброжелательных. В её кругу все мужчины были сильными, вспыльчивыми и горячими, как и она сама. И никогда не шли на уступки — женщине. Вернее, на уступки шли и охотно, но только не на те, которые касались работы.

Павлик пил уже вторую пинту пива и ласково ей улыбался. А потом вообще пригласил танцевать под какую-то весёлую музыку. Они прыгали и дурачились, как дети. И это было самым необычным, потому что двадцатилетняя Жанна давно не чувствовала себя ребёнком. Сказать по правде, она вообще не помнила, чтобы когда-то чувствовала себя им. Она всегда была взрослой — сколько себя помнит.

Когда они вышли на улицу, было уже темно.

— Ты решительно настроена уехать? — задал Павел вопрос, который мучил его весь вечер.

— Не хочу больше никаких проблем с бабулей, — призналась девушка. — Слушай, а погода-то какая чудная! Я-то думала, Англия — страна дождей и туманов.

— Ошибочное мнение. Конечно, здесь в определённое время года бывают туманы и дожди, но не так часто, как об этом говорят, — машинально ответил он. — Слушай, не уезжай, а? Ты ведь толком ещё ничего не видела — ни Вестминстерского аббатства, ни Тауэра, ни дворца, ни Траффальгарской площади, даже Биг — Бена…

— Я могу приехать в другой раз, — пожала плечами Жанна.

Ей почему-то было приятно, что Павел не хочет оставаться без неё.

— И, потом, — добавил он, — в этом случае мне тоже придётся возвращаться в Москву, а я ещё не забрал свои документы из Кембриджа…

— Но ведь я же не заставляю тебя уезжать вместе со мной, — поразилась Жанна.

— Заставляешь, — серьёзно ответил Павел и остановился.

Эта странная девушка поразила его воображение и заставила забыть обо всём на свете. Хотя, справедливости ради, надо сказать, что странности её проявлялись только в несвойственной молодым девушкам манере одеваться. И, пожалуй, ещё внешность. За год учёбы в Кембридже Павел привык к тому, что студентки могут выглядеть как угодно. Кто-то приходил на занятия даже в мятых футболках и плохо выстиранных брюках, и на это никто не обращал внимания. Но чтобы молоденькая девушка из России не красилась, и одевалась весьма консервативно, не имела на теле никаких тату и в носу у неё не было пирсинга — это что-то новенькое. Во всяком случае, Павел таких россиянок не знал. Ему тут же пришло в голову, что он слишком много на себя берёт, потому что не может судить о наличии тату или пирсинга на закрытых стороннему взгляду частях её тела. В конце концов, кто знает, может быть, у Жанны кольцо в пупке, и какая-нибудь выколотая пантера на бёдрах?! Он сдавленно хихикнул, представив, что спокойно интересуется у неё наличием татуировок и посторонних предметов на теле.

Хотя вряд ли, уж слишком она серьёзна. И это, кстати, тоже необычное явление для молодых девушек: Жанна даже шутит с серьёзным лицом. И улыбается очень редко. Да и вообще, что это за девушка, которая в знаменитом «Харродсе», шикарном универмаге, состоящем из более трёхсот отделов, не сделала ни одной покупки! Может быть, она ограничена в средствах? Вроде бы не похоже! Пальто у неё — из первоклассного кашемира, обувь тоже великолепна. Вещи сдержанные, строгие, но сразу в глаза бросается качество. К тому же ограниченные в средствах люди не будут селиться в дорогом отеле, и приезжать на неопределённый срок в одну из самых дорогих столиц мира. Но, может быть, у неё есть на это причины?

Они стояли на тёмной улице, и губы Жанны были так близко от него, что он не мог сдержаться. Павел наклонился, и очень ласково, бережно поцеловал её.

Внезапно он почувствовал толчок в спину, и сзади по-английски сказали:

— Гони кошелёк, быстро…

— Кто это? — удивилась Жанна, отстранившись от него.

— Грабители, — дрогнувшим голосом ответил Павел. — Мы же в Сохо, самом разгульном районе. — Лучше я действительно отдам им деньги, иначе это может быть опасно…

Он полез в карман и протянул двум молодым мужчинам портмоне. В тусклом свете блеснули его часы.

— О, «Радо», — уважительно произнёс один из воров, и ловко щёлкнул браслетом, стаскивая часы с запястья Павла.

— Только не часы, — испугался парень, — это подарок отца. Там гравировка…

От расстройства он говорил на русском. — Верните часы!

Но воришки уже увидели в ушах Жанны серьги с бриллиантами. Один из них подошёл к девушке и протянул руку. Этого Павел уже стерпеть не мог. Он изо всех сил ударил по этой руке и толкнул нахала. В руке последнего блеснул нож. Жанна вздохнула. Вот они, современные мужчины, даже драться по-человечески не умеют, все проблемы решают при помощи ножей и пистолетов.

Она расстегнула пальто и сбросила его прямо на землю. Взмахнула рукой, и один из негодяев неожиданно для себя упал. Второй оказался там же ещё через пару секунд. Павел даже не успел понять, что происходит.

— Забирай свой кошелёк и часы, и пошли отсюда, — велела Жанна.

— Вот это да, — Павел семенил рядом и восхищённо смотрел на новую знакомую. — Ты владеешь карате?

— Немного, — уклончиво ответила она.

Жанне вдруг, впервые в жизни, захотелось выглядеть более женственной, и она не стала признаваться, что владеет не только карате, но и почти всеми восточными единоборствами. А также отлично стреляет, водит машину в любых, самых экстремальных условиях, прыгает с парашютом, имеет разряд по плаванию, может взломать почти любую компьютерную базу данных, и умеет много чего ещё. Но пугать Павлика раньше времени она не стала. Её тоже неудержимо влекло к нему, и она боялась — тоже впервые в жизни — сделать неверный шаг и оттолкнуть его от себя.

Эту ночь они провели в его номере отеля Гросвенор Хауз Меридиен.


— Толик, там Джонни опять дурит, — Любовь Андреевна показалась в ванной мужа, где Анатолий Максимович совершал утренний моцион.

— Сейчас подойду, — откликнулся он и обильно смочил лицо лосьоном после бритья.

Жена принюхалась и блаженно улыбнулась. Ей очень нравился этот запах. Любовь Андреевна подошла ближе и поцеловала мужа в ароматную гладкую щёку.

Джонни был головной болью этой семьи. «Джонни опять дурит» — так в их семье называли бившегося головой об эвкалипт ветеринара. Этот дурачок мог разбить голову очень сильно, если его вовремя не оттащить от дерева.

В прошлом году Анатолий Максимович Резник выписал себе из Австралии трёх коал. Естественно, пришлось так же обзаводиться ветеринаром — специалистом по коалам, и завозить в свой зимний сад эвкалипты. Кроме того, два раза в неделю личный самолёт Резника садился в Австралии, откуда привозились свежие листья эвкалиптов для питания коал. В зимнем саду Резника росли эвкалипты, как оказалось, непригодные для питания австралийских медведей. Требовался иной сорт листьев, поэтому и гонялся самолёт в Австралию.

А с ветеринаром вышла уж вовсе забавная история. Когда Анатолий Максимович договорился с администрацией австралийского городка Ганеда, называющего себя «Столицей коал», и купил у них трёх медвежат, его практически насильно заставили взять с собой ветеринара. Когда Резник увидел этого человека, то понял, что, скорее всего, власти просто решили избавиться от него. Рыжий, с вечно всклокоченными волосами, в очках с треснувшими стёклами, Джонни был просто одержим коалами. Наверное, он даже не заметил, когда его привезли в дом Резника. Имя у ветеринара было труднопроизносимым, поэтому всеми членами семьи единогласно было принято предложение горничной Светочки звать ветеринара просто Джоном. Потом Джона переименовали в уменьшительное Джонни. Впрочем, он откликался бы и на любое другое имя.

С утра до вечера он наблюдал за своими подопечными, и потребовал, чтобы его кровать стояла в зимнем саду. Этот человек был до смешного неприхотлив, и страстно обожал своих питомцев. Анатолию Максимовичу импонировала такая любовь к коалам, но порою и доводила до раздражения. Это случалось периодически, примерно раз в два месяца, иногда чаще. Когда это случилось в первый раз, после появления в доме коал, в кабинет к Анатолию Максимовичу постучалась испуганная Светочка, горничная.

— Анатолий Максимович, — сбившимся голосом начала она, — там Джонни бьётся головой о дерево, весь в крови…

— Кто в крови — Джонни или эвкалипт? — неуклюже пошутил Резник. Он не поверил горничной.

Но сам убедился в том, что это правда. Придурочный ветеринар, приговаривая что-то, равномерно долбился головой о ствол дерева.

Оказалось, что у одного из коал что-то не то с пищеварением.

— Кал, кал, кал, — приговаривал Джонни в такт ударам.

Тогда Анатолию Максимовичу еле удалось оторвать его от дерева и сдать приехавшим санитарам из «Скорой помощи». Хотя он подозревал, что пора сдать Джонни не в обычную больницу, а в психиатрическую лечебницу.

Но этой же ночью Джонни, оборванный, полуголый, появился в доме. Для Резника осталось загадкой, каким образом иностранец, плохо знающий русский язык, сумел добраться до загородного дома. Как потом на полном серьёзе объяснил ветеринар, «по запаху».

В любом случае, такая привязанность к коалам делала честь Джонни. Хотя Резник и предпочёл бы, чтобы любовь ветеринара к млекопитающим обрела бы более спокойные формы. После этого выражение «Джонни опять дурит» прочно вошло в их лексикон. Все — и родственники, и штат прислуги, и домашние, и знакомые, с удовольствием приходили посмотреть не столько на коал, сколько на «придурочного Джонни». Поэтому в зимнем саду всегда на видном месте хранилась аптечка — на всякий случай.

Анатолий Максимович покачал головой, и направился в зимний сад, посмотреть, что же произошло на этот раз. Он уже остерегался вызывать «скорую», и раны на многострадальной голове Джонни промывал сам. Горничная кричала, что боится крови. Однажды даже пришлось зашивать ему голову, но этим занялась Любовь Андреевна — дипломированный врач, хотя и терапевт.

Резник прошествовал по красивейшей оранжерее, и ступил в зимний сад. Там было тепло — чтобы коалы, привыкшие к определённому микроклимату, чувствовали себя, как дома.

— Ну, что тут опять? — грозно спросил он.

— Он слез, — взвыл Джонни, более — менее научившийся изъясняться по-русски. — Он слезал пол!!!

— Ну и что? — несказанно удивился хозяин. — Естественно, он будет слазить и залазить, это ведь не игрушка, а живой медведь!

Он с удовольствием оглядел плюшевую ушастую фигурку, вцепившуюся в ветку дерева. Вторая фигура покачивалась чуть ниже, из-за листьев был виден только блестящий кожаный нос.

— Нет, — заорал ветеринар, — он не может лазить пол! Это плохо, очень, очень! Это — смерть!

— Тьфу, дурак, — Резник суеверно сплюнул через левое плечо. — Что ты несёшь, какая смерть?

— Коал умирает только земля, — плакал навзрыд Джонни, размазывая слёзы по некрасивому веснусчатому лицу. — Он умирает не дерево, земля!

Резнику стало не по себе. Он вспомнил, что действительно читал о том, что коалы, чувствуя приближение смерти, слезают на землю.

— Но они совсем молоденькие, — вскричал он, перекрикивая всхлипывания Джонни. — Им только два года!

Ветеринар затих, и закивал головой, как китайский болванчик.

— Да, да, он молодой, — согласился он, — наверное, лазил пол хотеть лезть другая дерево!

— Вот-вот, хотел залезть на другое дерево, — с облегчением вздохнул хозяин. — Ну и дурак же ты, Джонни, опять перепугал меня! Да и я тоже дурак, ведь отлично знаю, что ты всегда нагоняешь страху!

— Дурак, — опять согласно закивал Джонни, — дурак!

Резник внимательно посмотрел в искристые глаза ветеринара. У него возникло странное чувство, что Джонни издевается над ним.


— Нет, ну ты прикинь! — взбешённая Мила сидела на кухне у своего дяди, знаменитого стилиста Саши Кравчука. — Эта старая дрянь трахалась с моим любовником! С моим!

— И что, ты так сильно переживаешь, мамочка? — лукаво поинтересовался Саша.

— Да я вообще не переживаю, этот козёл мне и даром не нужен! В нём только и хорошего, что огромный член, — взорвалась девушка. — Но какова ситуация! Я столько бабок вложила в этого урода, а он — пожалуйста, изменяет мне направо и налево, да ещё и с моей собственной мамашей!

— Курва старая, — педик Саша Кравчук был лаконичен.

Он женственным движением поправил обесцвеченную чёлку, падающую на лоб, и поставил на стол бутылку водки — для Милы. А для себя открыл мартини и плеснул в бокал немного жидкости, кинув туда обязательную оливку.

Мила положила на кусочек чёрного бородинского хлеба (Саша заботился о своём весе) кусок буженины, и опрокинула в рот стопку водки совсем не женским движением. Саша неодобрительно наблюдал за ней. По его мнению, женщина должна следить за тем, как она выглядит со стороны. И уж совсем недопустимо ругаться матом и пить, как сапожник, как это делает Мила. Впрочем, Мила — его племянница, родная душа, единственная, кстати, которая от него не отвернулась в то тяжёлое время, когда он понял, что его влечёт к мужчинам. Поэтому к ней можно относиться более лояльно. Тем более она только что испытала настоящий шок, увидев собственную мать в постели собственного же любовника. Так что можно и выпить по такому поводу. А мать Милы, свою же сестру, Галку, он всегда терпеть не мог, даже в детстве.

— Бедняжка, — он сочувственно потрепал певицу по щеке.

Мила укусила маринованный огурчик и запихнула в рот бутерброд с бужениной. Саша вновь отвёл глаза. Миле не хватает утончённости, манерности. А в шоу — бизнесе без этих качеств — никуда. Перефразируя поэта, можно сказать: певицей можешь ты не быть, манерами владеть обязан. Ну, что-то в этом духе. Именно поэтому все начинания Милы проваливаются, именно поэтому её отец — продюсер, по совместительству то ли шурин, то ли деверь Кравчука, не может заставить известных поэтов и музыкантов написать песню специально для неё. Ну не потянет Мила хит, провалит только, лажанёт даже самую великолепную песню.

— Знаешь что, — внезапно озарённый идеей, произнёс дядька, — твой отец должен вложить деньги в раскрутку группы, а не твоего сольника. Если ты будешь петь в группе, то быстро станешь популярной.

— Здрасте, я ваша тётя, — Мила отстранилась и уставилась на Сашу.

— Да нет, мамочка, ты путаешь, — пошутил он, — пока что это я — твой дядя! Впрочем, можешь считать меня и за тётю…

Мила расхохоталась. Вот что ей нравилось в дядьке — это абсолютная искренность и самоирония. Он знает, что голубой, и знает, что все остальные тоже знают. И ничуть этого не стыдится, хотя и не выставляет на показ, само собой.

— Ну что ты смеёшься? — обиделся он. — Я ведь серьёзно говорю. Помнишь, лет пять назад на эстраде выступала эта… как её… Артемида? Ну, помнишь? Такие песенки слащаво — плаксивые…

— Ты с Булановой спутал, — отмахнулась Мила.

— Нет, я про Артемиду. Так вот, она поняла, что уходит в тираж, и быстренько вышла замуж, уехала за границу и несколько лет оттуда носа не показывала. А потом вернулась, и поёт уже в составе новой группы. «Импульс». Да ты слышала, конечно же, эти песенки по всем радиостанциям крутят! Так что тебе пора, мамочка, менять приоритеты!

— Я так и собираюсь делать, — уверила его Мила и опрокинула очередную рюмку «Гжелки».

— Будешь выступать в группе? — обрадовался стилист. — Я тебе и имидж новый сооружу…

Он сделал глоток мартини, отставив мизинчик с длинным ногтём в сторону.

— Я собираюсь выйти замуж, балда, — Мила ласково посмотрела на Кравчука, — тоже, между прочим, как Артемида…

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Малик сидел в своей роскошной джакузи и недовольно смотрел на пузырьки пены. В первый раз в жизни он позаимствовал из ванной дочери этот нежно-розовый флакон, чтобы узнать, почему Жанна тратит так много денег на эту мыльную добавку к ванне. Не в том смысле, естественно, что он хотел запретить ей покупать пену для ванны известных мировых брендов, а затем, чтобы убедиться, что эти средства и в самом деле так божественны. Ну и что?! Ничего особенного!

Такое чувство, будто ты лежишь в мыльных пузырях, и сам ты — один из них. Сильный сладковатый аромат не давал ему покоя, беспокоил его очень сильно, будил какие-то давние воспоминания. Малик хотел выйти из пены, но почему-то не мог себя заставить, словно прирос к чёртовой джакузи. Ему очень не хватало дочери. Без неё он чувствовал себя незащищённым, хотя никогда не признался бы ей в этом. Ему срочно понадобились базы данных по нефтяным месторождениям — Малик решил заняться добычей нефти, и ему срочно требовалось обсудить это с Жанной. Лишь она одна могла найти доступ к этим базам, и согласиться с отцом, что пора им выходить на другой уровень. Сколько можно контролировать рынки и торговлю наркотиками! Давно пора снимать сливки и с самого прибыльного бизнеса в истории человечества — нефтяного!

Но без Жанны он не хотел начинать, Малик давно привык обсуждать все свои дела с дочерью. С малых лет она заменила ему сына, он обучил её всему, что знал сам. Но компьютер Жанна знала в совершенстве, тогда как Малик мог едва ли набить небольшой текст на клавиатуре, и всё. Тем более он привык доверять дочери, она была не по годам умной и сообразительной, деловое чутьё у неё было развито великолепно. Жанна не раз давала отцу мудрый совет, который действительно помогал ему. Поэтому он лучше дождётся дочь из Лондона, и потом обсудит с ней свой план. Жанна обязательно внесёт дельное предложение, в этом он уверен. Дочь не станет противиться, ведь нефть — это очень перспективное направление. И кому как не Жанне понимать это! Она вообще очень умная девочка, в него пошла…

Малик самодовольно ухмыльнулся, и наконец вспомнил, откуда ему знаком этот запах, исходящий от пены. Когда — то духами с очень похожим на запах пены ароматом пользовалась его жена — единственная женщина, которую он когда-то любил, кроме дочери, конечно…


Он снова потянулся и почувствовал лёгкое движение за спиной. Жена внесла поднос, на котором стояла чашка лиможского фарфора, фарфоровая сахарница, и на фарфором же блюдце лежал ломтик лимона и расплывалось ярко-жёлтое пятно от мёда.

— Спасибо, Люба, — поблагодарил Анатолий Максимович и тепло взглянул на неё.

Подумать только, они прожили вместе двадцать семь лет, у них сын, а он до сих пор любит жену, и не смотрит на других женщин. Наверное, именно это и называется семейным счастьем: когда двое, вне зависимости от времени и обстоятельств, не скучают в обществе друг друга и не надоедают друг другу. Ему вдруг захотелось совершить какой-нибудь мальчишеский поступок, прыгнуть, закричать от радости, побежать в оранжерею и сорвать орхидею, чтобы подарить её жене…

Резник рассмеялся, представляя, как будет выглядеть в глазах жены, если принесёт ей варварски сорванную любимую орхидею…

— Ты чего? — забеспокоилась супруга.

Она нервно запахнула халатик из тончайшего натурального шёлка, больше похожий на кимоно, и поправила волосы, уложенные в безупречную причёску. Любовь Андреевна всегда была безупречна — даже когда ложилась спать. Наверное, это немудрено, когда в доме проживает твой личный косметолог и парикмахер, но всё-же довольно приятно.

— Совсем забыла, — ахнула жена и вернулась от двери, в которую уже собиралась выйти. — Звонила Тася, она приедет завтра…

— Завтра? — забеспокоился Анатолий Максимович, — а почему так сразу, без приглашения?

— Настенька будет поступать в институт, и на это время они остановятся у нас, — пояснила жена.

— Но сейчас только конец апреля, — удивился хозяин, — Настенька ещё и школу не закончила!

— Она закончила школу с золотой медалью, поэтому её отпустили пораньше, — сухо объяснила Любовь Андреевна.

Супруг недовольно засопел. Конечно, он терпеть не может ни Тасю, ни Настеньку, но, в конце концов, они — сестра и племянница Любови Андреевны. И, если им понадобится приехать в Москву — она не будет протестовать. И, если им понадобится прожить здесь несколько месяцев, пока с Настей будут возиться репетиторы, и та будет сдавать вступительные экзамены, она с удовольствием будет терпеть их присутствие. Потому что они — родная кровь, её кровь. И пусть он не любит крикливую Тасю, пусть едва терпит Настеньку, которая в свои неполные семнадцать сделала три аборта. Пусть. Но она, Люба, создаст все условия своей семье, и Толику придётся смириться. В конце концов, когда она выходила за него замуж, он был нищим студентом. И после всего, что она вынесла, она заслуживает хотя бы такой малости! Тем более что дом — огромный, и Толик может не встречаться с родственницами, если не захочет. Люба поселит их в дальних гостевых комнатах, чтобы они не мозолили глаза супругу. Он может месяцами не видеть их, особенно если учесть, что работает с утра до ночи. Это слияние двух крупных компаний в одну корпорацию подкосит его здоровье — он спит по три часа в сутки! И это в лучшем случае!

Люба покачала головой, и подумала, что, после того, как две компании объединятся и у мужа появится больше свободного времени, они обязательно слетают куда-нибудь отдохнуть. На Сейшелы, к примеру. Нет, лучше на Багамы — там у них вилла. Или Гавайи. Понежиться на тёплом солнышке, искупаться в океане, и отдыхать. Самое то, что доктор прописал!


— Твоя бабушка — просто чудо, — простодушно высказался Павлик. — Удивляюсь, что продавцы попросту не подарили ей тот парик! Она так очаровательна, что на неё невозможно сердиться!

— Ты её просто не знаешь, — Жанна не была удивлена этими словами Павла. Она тоже считала, что бабушка очаровательна и мила, но только в те моменты, когда не давала себе труда позаимствовать что — либо из магазина.

Они сидели в кафе отеля, и пили чай с молоком. Жанна бы предпочла пиво, но только что пробило пять часов вечера, а это священный для англичан момент чаепития — файф о клок. Во всех кафе и ресторанах подают чай с молоком, сливками, лимоном, и множество печёных изделий — булочки, тарталетки с различными начинками, вафли и пр.

В Москве Жанне было бы безразличны определённые традиции, но здесь, в чужой стране, а, главное, в присутствии мужчины, который заинтересовал её, она вдруг захотела выглядеть настоящей английской леди.

Жанна ни секунды не сомневалась в том, что бабуля не просто забыла снять с головы дорогущий парик из натуральных волос, прекрасно выполненный и, безусловно, подходящий ей. Камилла Аскеровна попросту не желала мириться с четырёхзначной суммой на ценнике. И, сколько бы её внучка Жанна или сын Малик не уверяли в своей стабильной платежеспособности, Камилла Аскеровна упорно продолжала уносить обновки на себе. Много раз её уже ловили в московских магазинах, ещё чаще — нет. Продавцы то ли не замечали, то ли просто пожилая женщина благопристойного вида была вне подозрений, как жена Цезаря.

Жанна, неизменно сопровождавшая бабулю по бутикам, уже и ругалась, и запрещала ей совершать подобные поступки, и жаловалась отцу, Малику. Бабуля обычно побаивалась своего сына, но только не в этой ситуации. Каждый раз она клялась и божилась, что больше не притронется ни к одной вещи в магазине, но не проходило и месяца, как Жанна обнаруживала у неё очередную дорогую безделушку или новую одежду.

Не смогла она удержаться от соблазна и в «Харродсе», хотя перед этим Жанна провела с ней специальную беседу, после которой почувствовала себя выжатой и усталой. И вот надо же — бабуля, оказывается, в очередной раз не послушала её, и, если бы не Павлик, снова выполнивший роль переводчика, неизвестно, чем бы это закончилось…

Жанна поймала себя на том, что она не отрываясь смотрит на этого молодого человека. В первый раз в жизни ей понравилось в мужчине всё: и светлые, аккуратно подстриженные волосы, и серые глаза, и слегка выступающие скулы, а ямочки на щеках ей неудержимо хотелось поцеловать. Когда Павел улыбался, то был похож на ангела, и это покорило Жанну.

Она никогда не видела, что мужчины ТАК улыбались. И никогда не видела ТАКИХ мужчин — небрежно — элегантных, не нарочитых, мягких, добрых, чутких, не стесняющихся своей доброты. Казалось, что Павлик может решить все свои проблемы только лишь с помощью улыбки. Раз — и все вокруг тают. А Жанна привыкла совсем к другому оружию: она вооружалась резкостью и агрессивностью, и это всегда срабатывало. Оказывается, она даже не знала, что, помимо этого, существуют и другие методы.

Павлик что-то рассказывал, ямочки на его щеках появлялись и исчезали, а Жанне казалось, что это всё происходит во сне.

Прошедшая ночь только подтвердила догадки девушки о том, что Павлик — это её принц на белом коне. Обычно Жанна, резкая и сильная в жизни, предпочитала такой же секс — резкий, даже агрессивный. Но сегодня ночью она вдруг поняла, что просто не знала другого — нежного, трепетного, когда партнёр изо всех сил стремится доставить тебе бездну наслаждения, и ты уносишься в эту бездну, не думая ни о чём. Бабушка, конечно же, обо всём догадалась, но предпочла молчать, чтобы захваченная страстью внучка не обрушила на неё свой гнев, ещё не выветрившийся после вчерашних событий в «Харродсе».

— Так мы договорились, ты не уедешь? — волновался Павлик. Он держал её за руку, и боялся отпустить.

Жанна представлялась ему чудом, и он боялся, что, если отпустит её, волшебство может рассеяться.

— Не уеду, — улыбнулась она. — Бабушка хочет развеяться, она любит Европу. Одну её оставлять нелогично и даже опасно, хотя и очень выгодно в материальном плане: сам видел, как она бережёт деньги!

Павлик захохотал. Его умиляла манера Жанны рубить сплеча. Так обычно делал только его отец, и то далеко не всегда. А сам Павлик старался обходить деликатные и щекотливые темы стороной. И обычно предпочитал таких же деликатных и беспроблемных девушек. Но Жанна — это было нечто. Павел понял, что впервые за свои двадцать семь лет влюбился — так, что потерял голову. Он смотрел только на неё, и видел только её. И, самое главное, он ХОТЕЛ видеть только её, и никого больше!

— Ты уже была в Англии раньше?

Жанна отрицательно качнула головой, и перевела разговор на другую тему. Не рассказывать же ей, ПОЧЕМУ она никогда не была за границей. Она даже развеселилась, представив себе округлившиеся глаза этого светловолосого нежного парня в тот момент, когда она будет рассказывать о себе. Незачем ему знать это! Во всяком случае, пока. И так он был поражён, увидев, как легко она расправилась с грабителями.

— Ну, какие у нас планы, мой путеводитель?

— Как скажешь, — переключился Павлик, — куда хочешь: в Вестминстерский дворец? Здание Парламента хочешь посмотреть? А пройтись по Пикадилли?

— Это та улица, о которой поёт Вайкуле? — приободрилась Жанна. — Знаешь что, я хочу посмотреть всё!

— О кей, — ответил ничуть не удивлённый Павел. — Тогда мы сначала пройдём по Пикадилли, затем выйдем на Трафальгарскую площадь — там очень красивые фонтаны, затем по набережной дойдём до Парламента и Вестминстерского аббатства, заодно посмотрим на Биг Бен, всё это располагается рядом. Ну а потом перейдём на другой берег Темзы по Вестминстерскому мосту, и окажемся у Лондонского глаза, это огромное колесо обозрения… Покатаемся, и, пожалуй, зайдём в ресторан. Ну, как тебе программа?

— Чудненько! Только, пожалуйста, не в традиционный английский ресторан, — взмолилась Жанна. — Меня от одного вида не прожаренного бифштекса в дрожь бросает!

— А ещё у английской говядины, когда она гуляет по пастбищам, случается ящур, — подхватил Павел. — Не волнуйся, я поведу тебя в Меззо! Жалко, что столик раньше не заказали, но попробуем уладить этот вопрос! Там работает мой знакомый метрдотель, его сын тоже учился в Кембридже…


Мила с ненавистью смотрела на своего отца. Ну, где это видано, чтобы родной отец, особенно если он ещё и твой продюсер, был так холоден и равнодушен к тебе — и как к дочери, и как к певице. Она только что пыталась выдать ему идею Саши Кравчука, о том, что на Миле Илиади как на певице следует поставить крест — уж слишком долго она держится за эстраду. И то не держится, а цепляется за её край, словно сорвавшийся с горы альпинист. Пора уже организовать новую группу — и Мила будет там солировать вместе с другими девушками. Этим можно убить сразу двух зайцев: новые группы очень нравятся зрителям, это — во первых, ведь можно рассматривать сразу нескольких хорошеньких девушек или юношей, а во-вторых, вдвоём или втроём вытянуть песню гораздо проще. И песня звучит уже по-новому! Правда, все певцы, наоборот, стараются уйти из групп, чтобы начать сольные карьеры, а у Милы получается всё наоборот. Впрочем, не только у неё.

Говорил же Саша Кравчук, её дядька, про Артемиду. Вон она-то теперь вся в шоколаде, хотя и организовала группу «Импульс». Этот «Импульс», состоящий из двух худосочных крашеных блондинок, сейчас ездит по гастролям, выступает в модных клубах и гребёт бешеные бабки за выступление. Это именно то, чего так не хватает Миле. Но отец, глупый — глупый, равнодушный Владимир Ильич Ковалёв, воспринял её предложение о создании группы в штыки. Мол, Милу — то все знают, а группу ещё раскручивать нужно, денежки вкладывать.

— Как ты мне надоел, — вырвалось у певицы, — я же не просто артистка, я ещё и твоя дочь! Забыл?

— Ну что ты начинаешь, — раздосадовано потянулся Владимир Ильич, — я же говорю, нет у меня таких денег!

— Так займи, — заорала дочь, — делай, что хочешь, укради, убей, наконец, но сделай что-нибудь!

— Что, например? — инертно поинтересовался отец. Он сидел в любимом, изрядно потрёпанном кожаном кресле, и раскуривал трубку.

Мила в сердцах выбила у него трубку изо рта и выскочила из комнаты, хлопнув дверью. Как же она ненавидит его, родного отца, да и мать тоже! Была бы у неё такая возможность — она давным — давно ушла бы из дома. Но для этого нужно снимать квартиру. А такой довольно известной личности, как Миле Илиади, не пристало снимать хибару на окраине столицы. Ей понадобится как минимум «двушка», и притом в центре, с хорошим ремонтом и мебелью. Иначе вся тусовка потом будет говорить, что Мила настолько вышла в тираж, что ей не хватает денег даже на то, чтобы снять жить в приличном месте. Её «однушку» на окраине тут же обзовут конурой, и слух об этом разнесётся далеко за пределы её круга общения. В гости, естественно, к ней никто не придёт, и, если вдруг она кого и пригласит, будут отмахиваться и в притворном ужасе заявлять, что не поедут в бомжатник на «край земли». Вот такая уж московская тусовка.

А снимать приличную квартиру в центре — это тратить на неё ежемесячно долларов шестьсот как минимум. Плюс еда, одежда, машина… Всё это выльется в — три — четыре тысячи долларов. Нет, Миле не по плечу такие расходы. Особенно если учесть, что с некоторых пор за выступление ей стали платить всего триста баксов. В принципе, она могла бы жить у Валеры, но после того, что отчебучила её мамаша, это было невозможно. Всё-таки у Милы была гордость, а к Валерке, этому мудаку, она больше ни за что не сунется. И пусть катится к чертям со своим огромным членом!

Хлопнула дверь, в квартиру вошла Галина.

«Появилась, шлюха, — злобно подумала девушка, — от очередного любовника!»

Отец давно знал о похождениях жены, но отчего-то не пресекал их. Вернее, ему не удавалось этого сделать. Для Милы же стал большой неожиданностью тот факт, что отец знает, и терпит. Он даже не позволял себе сказать хотя бы слово в адрес жены — плохое слово. Наверное, он до сих пор был без ума от Галины, и жутко боялся, что она когда-нибудь просто не придёт. Мила же цинично считала это наилучшим выходом из сложившейся ситуации. Во всяком случае, в этой квартире на одну ненавистную рожу станет меньше.

Скорее бы приехал Павлик! Она тут же заставит его сделать ей предложение, и переедет в шикарный особняк Резников. Вот там люди действительно живут, по-настоящему! Это же надо — на крыше дома у них специальная вертолётная площадка. А в аэропорту у Анатолия Максимовича в ангаре стоит собственный самолёт, который два раза в неделю гоняют за свежими листьями эвкалипта для этих придурочных коал. А ветеринар чего стоит! Глупый, чрезвычайно щедрый Резник платит ему бешеные тысячи, годовое содержание этого идиота составляет порядка восьмидесяти тысяч долларов. И за что? Этот Джонни одевается, как бомж, думает и говорит только о своих коалах, и ни на что другое больше не способен. Зачем ему эти деньги?

Другое дело Любовь Андреевна! Она не перетруждается, руководит каким-то благотворительным фондом, то ли для детей — сирот, то ли для инвалидов. Она специально пригласила на постоянное проживание в свой дом личного парикмахера, косметолога, массажиста. В доме у них есть специальный тренажёрный зал, где она отрабатывает свои упражнения с личным тренером. Когда Мила будет её невесткой, она тоже станет пользоваться всеми благами этого дома. Вернее, не дома, а настоящего дворца. Это она живёт в жуткой, пусть и трёхкомнатной, с евроремонтом, конуре. А Резники живут в пятиэтажном особняке. Шикарное, в классическом стиле, с белыми колоннами, зелёными лужайками, роскошными клумбами, с бассейном под стеклянным куполом, сооружение похоже на Белый дом. Даже не скажешь сразу, что в нём живёт одна семья. На первом этаже у них тренажёрный зал, подсобные помещения, и громадная, оборудованная современной бытовой техникой кухня. Ещё там располагается прачечная и винный погребок. На втором этаже — столовая, в которой можно принять сотню гостей, гостиная с камином и кинозал. И, кажется, гардеробная комната. На третьем — спальни хозяев и Павлика, и комнаты для гостей. И, конечно же, каждая комната оборудована своей ванной и туалетом. На четвёртом — рабочие кабинеты и оборудованные места для парикмахера, массажиста и косметолога. А на пятом — оранжерея, зимний сад и огромная веранда с балконом, на которой летом все собираются и пьют чай.

Ну и, конечно, на многокилометровой территории находится ещё один дом — для прислуги и обслуживающего персонала. Кухарки, охранники, горничные, садовники, водители, телохранители, штат помощников и прочие и прочие — все они живут гораздо лучше Милы. Уж, во всяком случае, получают они приличное жалованье, плюс бесплатное жильё и еда.

Мила взволнованно поднялась с дивана и заходила по комнате. Подумать только, скоро всё это будет принадлежать и ей тоже! Какая же она была дура, когда пять лет назад отвергла предложение юного Паши Резника. Но тогда она была исполнена сумасшедших надежд и радужных планов по части сольной карьеры, она тогда была чуть ли не на вершине Олимпа, и предложение друга детства Павлика прошло мимо её ушей. Она тогда, кажется, даже высмеяла его. Мол, кто ты такой — сынок олигарха? А я — знаменитость, причём карьера моя сделана мною самой, а ты есть только за счёт своего папочки!

Эх, подсказал бы кто-то ей, молодой и наивной, что карьера карьерой, а тыл должен быть надёжно обеспечен! Ну кто мешал тогда Миле Илиади выйти замуж, и продолжать петь? Робкий, деликатный Павлуша ни за что не стал бы вставлять ей палки в колёса! Но зато теперь, когда её сольная карьера провалилась, она жила бы спокойно, и в ус не дула. Даже не так! Её карьера бы никогда не провалилась с денежками Резника. Уж тот-то не пожалел бы, отстегнул щедрую сумму на новый альбом для невестки.

Миле внезапно пришла в голову идея, и она выскочила в зал, где отец продолжал дымить своей трубкой.

— Слушай, — начала она, — а почему бы тебе не обратиться к Резнику? Вы же с ним друзья, и он может дать тебе денег на мою раскрутку!

— Когда в дружбу вмешиваются деньги, это уже перестаёт быть дружбой, и становится деловым сотрудничеством, — попыхивая трубкой, как Шерлок Холмс, сказал Владимир Ильич.

— Вообще-то смею напомнить, — ехидно начала Мила, — что я — твоя дочь! А близкородственные связи всегда выше дружеских!

— Толик прежде всего бизнесмен, — спокойно ответил отец, — и не даст денег на заведомо проигрышный вариант, устаревший проект!

— Это я — устаревший проект?

От обиды на глаза у Милы навернулись слёзы. Она схватила одну из китайских ваз семнадцатого века, которые собирал Владимир Ильич, и с удовольствием грохнула ею о паркет. Ей доставило несказанную радость видеть боль и отчаяние в глазах отца — те же самые чувства, которые он не желал разглядеть в глазах дочери.

ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ

— Здравствуй, Тася, здравствуй, Настенька, — скороговоркой поздоровался с родственницами жены Анатолий Максимович Резник.

Когда он вышел к ужину, приехав с работы пораньше, то застал обеих родственниц уже поглощающими пищу. Он досадливо обругал себя, что забыл про приезд дам с Украины, и специально торопился домой, чтобы побыть с женой. Ведь за последние месяцы, когда готовилось слияние двух компаний, он почти не видел её. И, в кои-то веки решив оправдаться ранним возвращением домой, встретил Настеньку и Тасю — племянницу и сестру Любы.

Почему он не любил ни ту, ни другую, он уже точно не помнил. Просто где-то в голове отложилось, что был какой-то негативный случай, связанный с этими женщинами. А вот какой… Но теперь ассоциативная память услужливо напоминала ему, что этих дам он только терпит.

Резник положил льняную салфетку на колени, и позволил прислуге обслужить себя. Ирина, работающая в его доме много лет, положила ему в тарелку кусок нежно-розовой, с хрустящей корочкой, свинины, и придвинула поближе тарелку с греческим салатом. С некоторых пор Анатолий Максимович стал замечать, что у него появляется брюшко, поэтому ему пришлось отказаться от гарниров и десертов. Он заметил, что перед упитанными родственницами стоят тарелки, полные всякой снеди — женщины активно поглощали пирожки с мясом, свинину, бутерброды с красной и чёрной икрой, калорийный салат из копчёной курицы с ананасами, и многое другое, что в изобилии стояло на столе.

— Ну, как доехали? — обратился он к здоровой, похожей на гренадёра Тасе. Над верхней губой у неё торчали жёсткие усики.

— Та мы летели, на самолёте, — с непередаваемым хохляцким говором ответила та. — На поезде долго и муторно… Та вы кушайте, кушайте…

Резник принялся за еду. Такое чувство, будто это он в гостях у них, а не они сидят за его столом. Это фрикативное «г» его просто убивало. Он вовсе не был против украинцев, и обычно никогда не раздражался, слыша чужую речь. Но только не в этом случае. Отчего — то и Тася, и Настенька так выговаривали букву «г», что казалось, будто они говорят её в последний раз в своей жизни — слишком громко, с надрывом, словно издеваясь над ним.

— Мы не на долго, — начала Настенька, умильно глядя на него маленькими поросячьими глазками, — на три чи четыре мисяца…

Резник чуть не поперхнулся маслиной из салата. Целый квартал — разве это считается недолго? И вообще, почему эту дебелую, с рыхлым телом перезревшую девицу называют Настенькой? По мнению Анатолия Максимовича, имя Настенька подходит хрупкой, очаровательной девушке с большими глазами, а не этому свиноподобному существу с вытравленными перекисью, жёсткими волосами.

Ей бы тоже не помешало сесть на диету, для такой молодой особы, только что закончившей школу, она непомерно толста. Но ей, кажется, было наплевать на это. Девица с удовольствием уписывала вкуснейшие, калорийные пирожки с печенью трески, и в ус не дула. Хотя нет, в ус не дула её мамаша, у Настеньки усов не было…

Резник хохотнул. Люба, питавшаяся преимущественно салатами из овощей, подозрительно взглянула на него. Он отвёл взгляд и, стараясь быть гостеприимным, снова спросил:

— А в какой институт ты будешь поступать?

— В институт? — удивилась Настя. — Та ни, в колледж…

Резник удивлённо поднял взгляд на жену, и та, опустив глаза, поспешно стала ковырять вилкой в своей тарелке. Вот, значит, как… Люба утверждала, что умная, закончившая школу с золотой медалью Настенька будет поступать в институт, а она, значит, решила не тратить пять лет, и пойти учиться в колледж. Который, собственно, можно считать обычным ПТУ.

— А что, на Украине колледжей мало? — не вытерпел он.

Ведь если институт — то московский, понятное дело, престижнее. Но уж училище — извините, подвиньтесь, их и в бывшей социалистической республике хватает!

— Злой ты какой, Толя, — выговорила Тася. — Тоби жалко, что ли? Хай живе девка…Не объист…

— Хай, — согласился он. — Мени ни жалко, повирь…Хай ист, скильки влезет…

На него напало безудержное веселье. Тася приехала на Украину лет пятнадцать назад, и не могла разговаривать на чистом украинском языке, отчего коверкала слова, путая их и смешивая украинский язык с русским. Анатолий Максимович прекрасно понимал всю эту кухню: созревшую девицу, сделавшую как минимум три аборта, мать решила сбыть с рук. И, так как они живут в какой-то станице, где нет других учебных заведений, кроме школы, Настеньку надо везти в город. Значит, Тасе придётся платить за её обучение, содержать её на это время, кормить, одевать, оплачивать квартиру. Но самое главное — следить за распутной девкой. А, притащив её в Москву, хитрюга сразу убивает всех зайцев: девка будет под присмотром, это раз, во-вторых, ни за что платить не надо, и в-третьих, глядишь, она подцепит себе московского кавалера, и останется жить в Москве.

Конечно, Резник понимал материнские чаяния, но ему было что возразить. Что касается содержания — без проблем, он не жадный. Сколько понадобится Насте на период обучения — он даст. И не станет жалеть денег на вещи и, естественно, питание для неё. Но, что касается присмотра… Пардон, кто же будет этим заниматься? Он с утра до ночи на работе, да и не нанимался нянькой, Люба тоже занята в своём благотворительном фонде. И жениха для Настеньки они подыскивать не будут — в их кругу общения сплошь нефтяники да газовики, политики, да ещё, пожалуй, несколько семей из мира искусства. Вряд ли кто-то из высокопоставленных чиновников согласится женить сына на этой девушке. Так что с кавалерами ей придётся разбираться самой. И это самое опасное. Бедовая девка влетит в какую-нибудь неприятную историю, как пить даст, влетит. А ему вовсе не хочется разбираться с её женихами. Лишние проблемы ему ни к чему.

— А Павлушко когда прииде? — ласково пропела Настенька.

Резник сглотнул. Неужели она метит на его сына? Но ведь они двоюродные брат и сестра. А у нас — не Европа, среди кузенов не принято жениться. И слава Богу!

— Мы сами ждём со дня на день, — радушно ответила Любовь Андреевна и подложила племяннице щедрую порцию свинины.

— Та ну шо вы, я же не лошадь, стильки не зъим, — жеманно протянула Настенька.

— Зъишь, зъишь, — пробормотала Тася, — чоловик — не свинья, усё зъист!

Они с дочкой громко расхохотались, сверкая одинаковыми золотыми зубами. Резник вздохнул и отодвинул тарелку. У него начисто пропал аппетит.


Малик рвал и метал. Сейчас ему как никогда нужна была дочь, ему требовалось посоветоваться с ней немедленно. Но, как назло, её мобильный телефон был отключён, и, по всей видимости, она не собиралась возвращаться из Англии. Загуляла она там, что ли, до такой степени, что забыла позвонить отцу? Перед её отъездом Малик договорился и с матерью Камиллой Аскеровной, и с Жанной, о том, что они будут созваниваться каждый день. Отдых отдыхом, но Жанне нельзя отключаться от работы надолго.

Малик настолько привык полагаться на дочь в своих делах, что не решался обойтись без неё и принять важное решение. А принять его требовалось немедленно. На одном из подконтрольных ему рынков случилось ЧП. Пятеро азербайджанцев избили трёх курсантов военного института. Те, конечно, сами виноваты, в драку полезли первые, но в силу численного неравенства их увезла «Скорая помощь». Вернее, увезла двоих. Третий курсант, в рваном кителе, с разбитым лицом, доковылял до расположения своего батальона, и оповестил своих криком «Чурки наших бьют».

Это случилось вчера, и Малику об этом никто не доложил. Видимо, сочли мелочью.

Зато сегодня, примерно в обед, к рынку подъехали «Икарусы», оттуда, как горох, посыпались курсанты — порядка четырёхсот человек, не меньше, и принялись крушить рынок и избивать торговцев. Малику уже доложили, что армейское братство, потрясённое вчерашними событиями, сегодня, с самого утра отправило гонцов в автопарк, где они заказали два автобуса — гармошки. Отсидели первую пару на лекциях, и во главе с сержантами выдвинулись в автобусах на рынок. По всем правилам военного искусства оцепили рынок и начали натуральную зачистку.

Взволнованный Тофик, смотрящий рынка, родной племянник, позвонил ему с места событий. Малик, разумеется, не поехал сам, а послал своего человека проверить. Человек вернулся и чётко объяснил, что рынок не сможет функционировать в нормальном режиме по меньшей мере пару недель. А это колоссальные убытки! Продукты испорчены, лотки с фруктами перевёрнуты, торговцы избиты — многие до травматичного состояния. Большая часть торговцев попала в больницу: курсанты били их намотанными на руку ремнями с бляхами, основным оружием военнослужащих.

Торговцы и охранники пытались откупиться и совали парням пачки денег. Но те со смехом бросали их в воздух, словно конфетти. В арьергарде курсантов шли мародёры — пенсионерки. Они, пользуясь моментом, хватали продукты, уцелевшие под натиском и сапогами курсантов, и набивали ими полные сумки, радуясь сложившейся ситуации и неожиданной халяве. Торговцы пытались бежать, но рынок находится возле дороги с интенсивным движением, что делало попытки торговцев практически невозможными. Курсанты догоняли их, сбивали с ног и били сапогами. Один из торговцев пытался спрятаться на крыше собственной палатки, но был атакован курсантами, которые с помощью ремней сделали своеобразное лассо и сбросили его с крыши на землю.

Но и это ещё не всё! Разгорячённые курсанты, почувствовавшие запах крови, уселись в автобусы и поехали к другому рынку, находящемуся в нескольких километрах от этого.

Они успели разбить стёкла в маленькой гостинице на территории рынка, тоже принадлежащей Малику, когда приехал ОМОН и СОБР. Курсанты были блокированы отрядами, с помощью проведённых переговоров они пришли к общему консенсусу — так, кажется, говорят русские, и наконец убрались с территории Малика. Самое неприятное, что никто и не подумал наказать курсантов: бойцы отрядов ОМОНа и СОБРа тоже в своём роде армейцы, так что у них с курсантами возникло полное взаимопонимание. Как же, ведь они выступали против чурок!

Спасибо Рафату, он отреагировал оперативно. Это не Тофик, щёголь и Казанова, любимчик девушек, член КВН-овской бригады «Парни из Баку». Тьфу ты, какой бригады, команды… Малик покачал головой. Зря Шахид поставил Тофика смотрящим на этот рынок. Не тянет он, красавчик, совсем не тянет. Жаль, конечно, ведь родной племянник, своя кровь. Но Рафат — тоже племянник, оба они сыновья брата, Шахида. Но Рафат — умный, жестокий, сообразительный, ловкий, весь в Шахида. А Тофик — прямо, тьфу, размазня. Но нужно что-то решать, причём срочно. Нужно раз и навсегда положить конец подобным мероприятиям. Это очень сильно подрывает положение азербайджанцев — и финансовое в том числе. Обидно, что, если бы рынок контролировали русские, то курсанты не стали бы затевать подобную расправу. У русских с русскими всё решается иначе. Придёт человек от курсантов к русскому смотрящему, они посидят, выпьют водки, и договорятся между собой спокойно — без кровопролития и огромного ущерба. Смотрящий даст курсанту денег — на лечение для пострадавших, и отвезёт в их военное училище машину с продуктами. На этом и кончатся их разногласия. И он, Малик, тоже сделал бы так, кабы к нему обратились сначала. Но не обратились ведь…

Русские хотят войны, они не любят жителей Кавказских республик. И почему, спрашивается, особенно если учесть, что азербайджанцы — вторая по численности национальность в Москве, после русских? В столице их около полутора миллионов, так давно пора бы привыкнуть и жить, не трогая друг друга. Так нет же, русские постоянно унижают азеров, стремятся показать тем, что они — люди второго сорта. А это очень плохо, потому что даже правительство России приняло азербайджанцев и их культуру. Открыты азербайджанские школы, существуют азербайджанские культурно — развлекательные центры, а ансамбль « Соловьи Азербайджана», наверное, знают почти все русские! А чего стоит Кара Караев! Этот великий композитор не только был ректором консерватории им. Чайковского, но и руководителем Союза композиторов, несмотря на азербайджанское происхождение!

Так уж повелось, что азербайджанцы контролируют многие овощные рынки и оптовые базы Москвы. Ну и что, надо же и им как-то жить! И у них свои семьи, которые надо кормить! Кроме того, русские, особенно москвичи, не хотят работать, пачкать свои руки на рынках. Русские ленивы и недальновидны, они не видят возможности заработать деньги, хотя те валяются у них под ногами. И, раз они не собирают денежный урожай, почему не собрать его азербайджанцам? Кто же будет торговать, кто будет поставлять овощи и фрукты? Без азербайджанцев не обойтись. Не они — так другая бы нация торговала! Так почему русские так агрессивно настроены против азербайджанцев? Малик покачал головой.

Он жил в столице около семнадцати лет, но каждый год исправно ездил в родную Ленкорань — на мартовский новруз — байрам, праздник прихода весны. Это один из главных и любимых азербайджанских праздников, наряду с Новым годом и религиозным Рамазаном. В советское время новруз байрам праздновался неофициально, так как советская власть запрещала это делать и даже подвергала наказанию ослушавшихся мусульман. Но даже тогда в каждой азербайджанской семье отмечали этот праздник, подтверждая многовековые традиции. А уж сейчас, при нынешней демократии и свободе, было бы вовсе глупо сидеть в эти праздничные дни в Москве, тогда как родственники, оставшиеся в Ленкорани, готовятся к празднику за месяц и насыщают его различными обрядовыми действиями.

Малик отдыхал, общался с многочисленной роднёй, слушал звуки, издаваемые народными инструментами — сазом, таром, кеманчой, ел гутаб и плов, пил айран и чай из необычных национальных стаканов армуду — серебряных, по форме похожих на фигуру женщину, с тонкой талией.

Именно она не пропускает поднимающийся со дна поток теплой части жидкости. Этот поток как бы отражается и при этом получает дополнительную энергию, благодаря которой снова возвращается на дно. Но при этом небольшая часть, поступившей со дна охладевшей жидкости проходит через тонкую «талию» в верхнюю часть стакана. Это очень удобно для того, кто пьет чай, потому что в продолжении чаепития чай в стаканах армуду охлаждается не сразу. При этом не теряются вкусовые качества чая — он выпивается свежим, ведь ёмкость этих стаканов небольшая.

Малик загрустил, вспомнив и стаканы, и народные музыкальные инструменты, и недавнюю, мартовскую, поездку. И Жанна тоже ездила с ним… Их принимали по-королевски. Ну а как иначе, если Малик много — много лет отсылает деньги родственникам в Азербайджан! И как без этого — то! Иначе они не выживут, а родственников — много, и все они хотят есть, одеваться, учиться… После этих поездок он привозил в Москву круги свежайшего домашнего нежного сыра из овечьего молока, молодого барашка, которого забивали не только в день приезда почётного гостя, но и ему «на дорожку», и сладости. Конечно, в Москве можно купить и мясо, и сладкое, и сыр. Но ведь вкус не сравнить! Разве можно назвать рахат — лукумом то, что продаётся в московских супермаркетах? А пахлава и шакер — чурек? Это же просто смех! Малик загружался халвой и бамией вперёд на пару месяцев. А потом из Ленкорани приезжал курьер с дарами, и так было всегда. И будет всегда. Малик Гусейнов — большой авторитет, и не только в родном городе, но и в Москве, которая стала его вторым домом. Но он так грустит о родине, что даже свой дом — в двух километрах от МКАД — построил в духе национальных традиций, из камня…

Малик сбросил с себя ценный груз воспоминаний. Надо дело делать, а потом расслабляться. А он в последние годы только и делал, что расслаблялся, взвалив основной груз принятия решений на дочь. Жанка — несмотря на то, что, когда отец ввёл её в курс дел, ей было шестнадцать, очень быстро втянулась. Малик довольно покачал головой — он готовит её для того, чтобы переложить впоследствии свои проблемы на её плечи.

Ну, положим, вот умрёт он. Кто останется главой Семьи? Брат, Шахид? Он слишком беспощадный и бескомпромиссный, надо гибче быть. Тем более что имя его на русский переводится как «мученик», а он совсем не такой! Злой и жадный Шахид, думает только о себе. А это грех, даже в Коране написано. Малик чтит Коран и молится Аллаху, несмотря на то, что много лет живёт в окружении христиан. Шахид тоже молится, но это не необходимость его души. Он и сам словно правоверный, а не мусульманин… И люди слушать его не будут, он не знает, что у Малика для каждого из его помощников есть своеобразная палка для битья. И, пока эта палка крепка, Рафаэль, Вагиф, Юнус, Камал отлично работают. Но у Шахида этой палки не будет.

Рафат, племянник? Он такой же, как отец. Будет вокруг него слишком много крови.

Тофик, второй племянник? Нет, ему лишь бы окружить себя девочками да по ночным клубам шастать, деньги прожигать. Блистать на сцене, кидать в толпу восхищённых зрителей дурацкие шуточки, да поражать всех окружающих бестолковыми розыгрышами. При этом парень думает только о причёске и одежде — модная ли ещё куртка, можно ли её носить в этом году. Совсем как женщина!

Конечно, много ещё вокруг него народу, но по азербайджанским традициям твоё место в общине, в Семье, должен занять не чужой — близкий родственник!

А в основном все родственники Малика — в родной Ленкорани. Как-то так само получилось. И оставить после себя ему некого, кроме Жанны, доченьки единственной и любимой. Он не хотел отдавать нажитое чужому роду, пусть и землякам. В интересах дела не хотел.

Надо срочно решать с этими курсантами, и решать в их пользу. Иначе землякам с других рынков не будет покоя, и не простят они Малика, если он не сможет уладить этот вопрос. Вот почему Малик хотел переговорить с Жанной, узнать, что бы она сделала на его месте. И уж, конечно, вовсе не потому, что сам не знал, как поступить. Он готовил Жанну на своё место, и должен был знать, как она поступит в той или иной ситуации — чтобы быть спокойным, или показать ей, что она не права. Это очень тяжёлое, ответственное дело — ставить дочь во главе Семьи. Даже нонсенс — женщина управляет всей организацией: наркокурьерами, торговцами с рынков, угонщиками машин, рядовыми бойцами!

Но Малик так хотел. А, когда он хотел, то умел добиваться поставленной цели. В конце концов, они не в Баку и не в Ленкорани, где женщина не имеет права голоса. Жанна — европеизированная девушка, хоть и не родилась в Москве. Малик привёз Жанну сюда, когда той и четырёх лет не было!

А в Москве можно всё! Тем более что дочь даст сто очков вперёд всем претендентам на сладкое место руководителя группировки!

Малик подумал с минуту, потом набрал номер мобильного телефона Рафата, и произнёс три предложения. Проблема с курсантами была решена.


Мила сидела с дядей Сашей Кравчуком и его любовником, известным певцом Стасиком, в ресторане «Царская охота». Они потребляли белужью икру на тостах, рябчиков в ананасах и суп из стерляди со сливками. Мила, по обыкновению, пила водку, которая очень хорошо шла под супчик с икоркой, а педики потягивали коктейль «Космополитен».

Трогательно шепелявый Стасик страстно поглядывал на Кравчука, и поглаживал его коленку под столом. Они встречались второй месяц, и были поглощены друг другом. Мила едва сдерживала смех, глядя на их умильные рожицы. От Стасика одуряюще несло парфюмом, сладким Гуччи. Он был одет в чёрную прозрачную рубашку от Готье, не скрывающую хилого тельца с едва заметной рыжеватой редкой порослью на впалой груди, и блестящие брюки с люрексом. Милу всегда интересовал вопрос, намеренно ли голубые одеваются так, чтобы и дураку сразу становилась ясна их ориентация, или это получается случайно. Но она не решилась задать подобный вопрос Стасику — по крайней мере, не сейчас.

— Ой, посмотри, — Кравчук легонько стукнул любовника по руке, — явилась, блин… Нацепила «Прада», а они, между прочим, из прошлогодней коллекции…

Мила повернула голову и увидела худосочную певицу Анну Щедрину в сопровождении телохранителя. Та, тряхнув жидкими обесцвеченными волосами, гордо прошествовала к столику. Телохранитель, этакий бульдозер, встал неподалёку и повернул бычью шею в их сторону.

Щедрина, сняв очки «Прада», что-то защебетала подскочившему официанту. Мила с завистью наблюдала за ней. Подумать только, ни рожи, ни кожи, одни кости выпирают из тех мест, где у женщин обычно наблюдаются округлости. А ведь поди ж ты — звезда эстрады! А голосок её ещё хуже, чем у Милы, между прочим. Но вот достаются ей хорошие песни, потенциальные хиты, и Щедрина на их волне выплывает. А вообще-то, всё дело в любовнике. У Анны бойфренд не кто иной, как известный всей России бизнесмен. Он-то и финансирует её проекты, отслюнявливает ей баксы в любом количестве. Чего бы так не жить! А вот Миле что-то со спонсорами не везёт. Наоборот, на её жизненном пути одни альфонсы и негодяи, взять того же Валеру…

Мила отогнала ненужные воспоминания и старательно нацепила улыбку на тщательно намакияженное лицо. Сегодня у них не просто дружеская встреча, а, деловая, можно сказать, решающая. Она должна понравиться Стасику — ну, насколько женщина может понравиться гомику. Мила планировала спеть с ним дуэтом. Стасик очень популярен, и на его славе выплывет и Мила. Ей бы только начать с чего-нибудь…

За соседним столиком две юные модели, пощипывая овощной салатик — один на двоих — громко и призывно хихикали. Мила насмотрелась на таких девочек вдоволь! Приезжают из глубинки, думая, что столица, вернее, модельные агентства — резиновые, и могут принять всех желающих. А, когда выясняется, что это совсем не так, возвращаться в свою провинцию им неохота, и они начинают большую охоту на мужчин. Потому что другого источника дохода у них нет и быть не может. Вот, девочки скинулись на самый дешёвый салатик из дорогущего меню «Царской охоты», чтобы столик совсем уж не пустовал, и выжидают дичь. А дичь не замедлит появиться. Где-то через час в ресторане будет не протолкнуться, а, значит, к девочкам обязательно подсядут, ведь их столик рассчитан на четверых. Таким вот образом, через рестораны и клубы, прошло процентов семьдесят моделей. Остальным везёт — они или москвички, или сразу умудряются подобрать себе постоянного любовника, или имеют обеспеченных предков, что позволяет им не тратить себя на постельные изыскания.

Мила поправила лямочку платья от Валентино и снова улыбнулась Стасику. Да, её задача непомерно осложняется тем, что певца не интересуют женщины. Но любимый дядечка позволил уговорить себя и познакомить Милу с любовником. А вдруг всё-таки у них выгорит творческий союз? Если честно, Мила не совсем понимала, зачем это надо Стасику. Сама она цеплялась за любые возможности. Конечно, она собирается выйти замуж, за Павлика. Но, во-первых, для начала его надо снова окрутить, а на это понадобится время. Во-вторых, Павлу вряд ли понравится, если она с первого же дня будет просить у него денег. И эта причина — главная, ей просто нужны деньги. Когда она будет соблазнять его, ей понадобится приличная сумма, чтобы хорошо выглядеть, дорого пахнуть, и пустить ему пыль в глаза. Чтобы он не смекнул, ПОЧЕМУ она так его обхаживает, чтобы не понял, что у неё конкретные финансовые трудности. Чтобы не подумал, что она стремится выйти замуж исключительно из-за полного краха карьеры и тотального безденежья.

Поэтому ей надо как-то выкручиваться ещё несколько месяцев — ведь у этих олигархов принята сначала помолвка, и только потом — свадьба. Конечно, она постарается, приложит все усилия, чтобы помолвка и свадьба состоялись в рекордно короткие сроки. Но всё равно, одним месяцем тут не обойдёшься. Ау, Павлик, где ты?

— Какой Павлик? — недоумённо спросил Стасик, и Мила сообразила, что последнюю фразу произнесла вслух.

— Простите, задумалась, — она ослепительно сверкнула улыбкой. — Ну так как вам наша идея?

Мила намеренно выделила слово «наша», и за это поплатилась: Саша Кравчук ощутимо пнул её под столом. Больше всего модный стилист боялся, что Стасик решит, будто он его использует.

— Даже не знаю, — покачал головой Стасик, и разломал руками дичь, и нежно улыбнулся, протянув крошечную ножку рябчика Саше. — Мне-то какая выгода?

— Ну, — начала Мила, — вы покажетесь публике в новом ракурсе…

— Милочка, — снисходительно перебил её педик, — в новом ракурсе я показываюсь только своим бойфрендам…

Они с Сашей захихикали. Милу затошнило и она отложила недоеденное канапе с икрой. Ей даже пришлось хлопнуть стопку водки, потому что она уже поняла, что, скорее всего, ей откажут.

— Мамочка, — заторопился Саша, откинув свою длинную крашеную чёлку с глаз, — давай поменяем твой имидж, а? Я ведь столько раз предлагал тебе сменить причёску, цвет волос…

— Действительно, — подхватил Стасик, любовно посмотрев на свой увесистый платиновый перстень, украшенный россыпью бриллиантов. Мила догадывалась, что это подарок Кравчука.

— Хватит уже изображать старлетку, ты не в том возрасте, дорогуша! И вообще, отдохни, иди перепихнись с Щедринским охранником, вон он с тебя глаз не сводит! Глядишь, и познакомишься с ней, станешь появляться на страницах модных журналов…

Стасик был откровенен и не выбирал выражений, разговаривая с ней.

От усталости и разочарования Мила выпила ещё одну стопку водки. Её замутило. Этот педик смеет так с ней разговаривать, будто она — кусок дерьма, ничтожество!

— А ты — козёл, — громко заявила уже пьяная Илиади, — думаешь, всегда тебя будут целовать в твою волосатую жопу? Ещё год — два, и будут тебя трахать не модные цирюльники, — она улыбнулась округлившему от ужаса глаза Кравчуку, — а вонючие бомжи!

— Дура, — обиженным, плаксивым голосом воскликнул Стасик.

— Сама дура, — ухмыльнулась нетрезвая Мила.

Она с шумом поднялась, схватила свою сумочку, и направилась в гардероб. Она не позволит так себя унижать, к тому же какому — то престарелому педику, взлетевшему на гребне славы только потому, что в своё время он был известным танцовщиком, и жил в Америке! Рашен экзотик, называется…

Она приняла из рук гардеробщика красивую шубку из рыси, и выскочила на улицу. Было тепло, на дворе апрель, но в московской тусовке в шубах ходят до июня. Мила щёлкнула брелоком сигнализации старушки «ауди», и прыгнула в авто. Её мутило от выпитой водки. Внезапно открылась дверца со стороны пассажира, и на сидение рядом присел тот самый Щедринский телохранитель.

— Тебе чего? — еле ворочающимся языком спросила Мила.

— Мне — тебя, — коротко ответил «бык», и ловко перетащил девушку на своё сидение, а потом перекинув на заднее. Быстро влез и сам на заднее сидение, сорвал с неё шубку, задрал платье от Валентино, порвав тонкую материю, и быстро и деловито навалился на неё.

ГЛАВА ПЯТАЯ

— Я никак не могу привыкнуть к левостороннему движению, — пожаловалась Жанна.

— Но тут же написано, прямо на дороге, — Камилла Аскеровна победно нацепила очки, — посмотрите направо, а потом — посмотрите налево.

— Ты совершенствуешь свой английский, — съязвила Жанна. — Равно как и умение брать то, что плохо лежит.

Камилла Аскеровна насупилась. Ей совсем не нравился тон, которым с ней разговаривала внучка. В конце концов, Камилла Аскеровна старше её в четыре раза, и уже это одно даёт ей право… Вспомнив про свой возраст, старушка постаралась переключиться на другую тему. Подумать только, и как Жанна умудряется видеть то, чего не видят другие?

Камилла Аскеровна плотнее прижала к себе довольно увесистую сумку — от Гуччи, между прочим, набитую всякой белибердой с Портобелло. Они с самого утра гуляли по этому знаменитому рынку, и Камилла Аскеровна, поражаясь тому, что здесь можно найти всё — от антиквариата до копеечной безделушки, безвозмездно позаимствовала у торговцев: серебряную ложечку, старинную книгу в пыльной обложке, жестяную баночку с чаем, какую-то странную фигурку, бронзовый подсвечник и шёлковый платок. Она попыталась припомнить, что ещё она там прихватила, но не смогла. Вот странность — то: продавцы не видели, а Жанна разглядела!

Делом чести для Камиллы Аскеровны было получить желаемую вещь бесплатно. И вовсе не потому, что она не имела возможности тратить деньги. Просто последние лет десять ей было так скучно, что она придумала себе это невинное развлечение. Старушка не отдавала себе отчёта в том, что оно было действительно невинным довольно давно — когда она шутки ради прятала принадлежащие домочадцам и друзьям семьи мелкие предметы: ручки, ключи, зубные щётки. Ей доставляло несказанное удовольствие видеть, как кто-то из детей или внуков носится по дому в поисках ключей от гаража или расчёски.

Потом ей это приелось, и захотелось чего-то остренького. Пожилая женщина рискнула в примерочной кабинке одного из магазинов: она мерила несколько свитерков, и решила подшутить над продавцами. Будучи энергичной, стройной дамой, она натянула под свою старую кофту один из свитеров, оторвала от него бирку, и засунула её в щель примерочной кабинки. Затем вынесла остальные пуловеры, и отдала продавцам. Камилла Аскеровна искренне собиралась выйти из магазина, потом вернуться и радостно сообщить, что девушки — продавцы проморгали, и её эксперимент закончился успешно. Она планировала по матерински пожурить девушек, и научить их присматривать за покупателями.

Но, когда ноги Камиллы Аскеровны, обутые в модные ботиночки, вынесли её за пределы магазина, ей пришла в голову простая мысль. А зачем, собственно, возвращаться? Почему бы ей не оставить этот свитер себе? Особенно если учесть, что инстинктивно она выбрала тот, который понравился ей больше других.

Нельзя сказать, чтобы и десять лет назад женщина была стеснена в средствах, однако Малик тогда ещё не поднялся так высоко, и всё — равно ограничивал бюджет матери, выделяя ей определённое содержание. Это сейчас у неё — кредитка, а тогда…

Впрочем, Камилла Аскеровна постаралась отогнать воспоминания. Ей вовсе не хотелось напоминать себе, что она пошла на банальное воровство не от нужды, а от скуки. Ведь было бы куда романтичнее, если бы она, а лучше, её семья, нуждалась, и она, женщина ммм… не слишком юная, спасала бы их от голода и холода… Мимо промчался двухэтажный красный автобус, и Камилла Аскеровна вздрогнула.

— Давай зайдём в паб, — нарочито небрежно предложила она. — Я немного устала…

Жанна повернулась к ней, и насмешливо уставилась чёрными глазищами — смородинами в родное морщинистое лицо. Камилла Аскеровна нервно поправила стильный платок — на сей раз от Гермес. Ну что за внучка такая, как говорится, на ходу подмётки рвёт!

— Ну и что? — с вызовом начала она. — Деточка, что тут страшного в том, что мне понравилось знаменитое английское пиво?! Как говорится, делу время, потехе — час.

— Да, в общем-то, ничего страшного, — согласилась внучка, — если не считать того, что после употребления эля ты становишься совсем неуправляемой, и тащишь даже пепельницы со столов!


Анатолий Максимович Резник сочувствующе смотрел на друга детства, Ковалёва Владимира Ильича. Тот с униженным видом просителя раскуривал трубку, пытаясь скрыть обуревавшие его чувства. Резнику стало неловко за приятеля, и он нажал на кнопку селектора.

— Катя, принесите нам кофе, пожалуйста…

А потом, подмигнув Ковалёву, достал из шкафчика початую бутылку коньяка.

Вообще-то у Резника дел было выше крыши, но Ковалёв давненько не захаживал к нему в кабинет. Да и вообще, они не виделись уже несколько месяцев. Так, созванивались иногда… Поэтому Анатолий Максимович, изо всех сил стараясь сохранить радушную мину, предложил приятелю коньячка. Когда-то, в школе, они были очень близкими друзьями, и не переставали дружить и в юности. Чёрная кошка пробежала между ними, когда Резник познакомился с Галиной, нынешней женой Ковалёва.

Он влюбился в неё, как мальчишка. Да, собственно, тогда он и был настоящим мальчишкой — ему только стукнуло восемнадцать. Галка была самой красивой девчонкой, которую он только видел. Она приехала с родителями из другого города, и поселилась в доме, где жили Резники. Толик краснел в её присутствии, стеснялся, мычал что-то, и никак не мог с ней познакомиться.

Однажды они с Вовкой, то бишь с нынешним Владимиром Ильичём, сидели на лавочке у подъезда, и курили. Мимо прошла Галина, притормозила, присела рядом, и деловито попросила сигаретку. Вовка тут же принялся сыпать остротами, рассказывать анекдоты, и бренчать на гитаре, очаровывая красотку. Он был смелым и циничным в отношениях с девушками.

То же самое, и даже лучше, мог делать и Резник, но он смущался и не мог поднять глаз на девушку. Так что Галина пошла гулять в тот же вечер с Вовкой, а не с ним. Резник молча страдал, видя, как друг завоёвывает сердце самой красивой девушки на свете. А потом, когда он наконец-то решился признаться Вовке в том, что любит Галю, его призвали в армию. Ковалёва не взяли в армию, найдя у него плоскостопие. В те годы таких ещё не брали служить отечеству.

Когда Резник дембельнулся, на перроне его встречали родители и друг Вовка с женой Галиной. Возле них стояла коляска, в которой восседал толстый младенец.

— Да я женился, потому что она залетела, — сообщал другу пьяный Вовка в тот же вечер. — Ты думаешь, я не знал, как ты её любишь? Поверь, не собирался ничего такого… ну, ты меня понимаешь. Она сама, первая начала. Кто бы устоял?

Резник молча пил, стараясь держать себя в руках. Тогда ему казалось, что жизнь кончена. Любимая, желанная девушка стала женой другого. Он постарался свести на нет все контакты с Ковалёвым, и принялся упорно работать. Только работа помогала ему забыть о своей боли и безнадёжной любви.

Однажды, когда он возвращался с института, где учился на вечернем отделении, ведь днём ему надо было работать, его ждал сюрприз: на лавочке, той самой, на которой они с Вовкой познакомились с Галиной, сидела она сама, нервно теребя в руках сигаретный окурок.

— А я тебя жду, — хрипло сказала она. — Поговорить надо…

Толик провёл её в свою комнату, подальше от родительских глаз, и молча слушал жалобы любимой женщины. Мол, Ковалёв её не любит, позволяет себе даже руки распускать, всё произошло так глупо, он практически её изнасиловал, а потом, когда она забеременела, ей пришлось выйти за него замуж…

Галка говорила много и вдохновенно. Кажется, она даже была под градусом. Резник молчал, иногда вскидывая голову и разглядывая любимое точёное личико.

Галка села рядышком, стала плакать, просить, чтобы простил. Оказалось, что она тоже знала о его любви к ней. А потом это получилось как-то само. Галка оказалась в его объятиях, и Резник не удержался, что называется, «поплыл».

К утру он уже принял решение жениться на ней, поговорив с Вовкой. Раз она ему не нужна, то он, Толик, заберёт её себе. И ребёнок, Людочка, не помеха. Она ещё совсем кроха, станет называть его папой. А потом они и своих родят.

И слава Богу, что он прежде решил поговорить с Вовкой, другом.

Тот саркастически усмехнулся, когда услышал горячую тираду Резника.

— Она не пойдёт за тебя, — выдохнул он. — Неужели ты так ничего и не понял? Галка — обыкновенная шлюха! До тебя она переспала ещё с Валеркой и Самсоном, и у меня есть подозрения, что не только с ними.

Резник обозвал друга лгуном, они чуть не подрались. И Толик решил встретиться с Галиной, и обсудить с ней своё решение жениться на ней. Женщина подняла его на смех.

— Ты же — студент, а мне надо кормить дочь, — заявила она.

— Но я же работаю, — удивился Резник.

— На заводе, и получаешь копейки!

— Значит, ты не выйдешь за меня? — обозлился Толик.

— Что же я, спятила? — засмеялась Галка. — Вовка хоть и козёл, но он обеспеченный. А ты…

Резник хлопнул дверью. Он понял, что друг говорил правду. Галка — просто шлюха. Ну, может, разве что дорогая шлюха. Вовкины родители были людьми обеспеченными. Отец — член союза писателей, мать — директор английской спецшколы. Вероятно, Галка изначально знала это, и не случайно стала встречаться именно с Вовкой. Непонятно только, зачем же она приходила к нему в тот вечер? Неужели только за ЭТИМ?!

После этого Резник постарался больше не встречаться с Ковалёвыми, и стал учиться и работать, чтобы заглушить боль, прочно засевшую в нём. А потом он встретил Любу, и сразу же женился на ней. Только после этого, по прошествию нескольких лет, он смог спокойно встречаться с Вовкой и его женой. Они продолжили начатую в детстве дружбу. Вот только с Галкой Резник старался не видеться. Впрочем, четырнадцать лет назад случился ещё один эпизод, но Анатолий Максимович старался прочно изгнать его из памяти. А сейчас, глядя на курящего трубку приятеля, ему вдруг захотелось рассказать, как Галка снова появилась в его жизни. Тогда они отмечали день рождения Милы. Ей исполнялось шестнадцать. Естественно, были приглашены и Резники. Пашке было тринадцать, но он смотрел на Милу точно такими же глазами, какими когда-то Резник пожирал Галку.

Галина, выглядящая чуть старше дочери, хрупкая, роскошная блондинка, была в тот вечер очаровательна. Резник вышел подышать свежим воздухом на террасу, оставив жену и сына на даче Ковалёвых, где и праздновался день рождения. Не прошло и минуты, как рядом с ним появилась благоухающая головокружительным ароматом Галина.

— Хорошая у вас дача, — сказал Резник, чтобы что-то сказать.

— Да ну, — пренебрежительно махнула рукой Галина, — какая же это дача, так, избушка на курьих ножках. Вот у вас действительно дача…

На тот момент Резники ещё жили в городской квартире, и у них была и вправду отличная дача. Анатолий Максимович уже прилично зарабатывал, и купил огромный двухэтажный коттедж в чудном месте — в Барвихе.

— Помнишь, ты когда-то сделал мне предложение? — грустно спросила женщина. — Знаешь, я до сих пор жалею, что отказалась. Дурой была, не хотела семью рушить…

Резнику стало смешно. Он отлично помнил, в каких выражениях ему отказала Галка, и почему она это сделала. И уж, во всяком случае, отказала ему вовсе не из-за нежелания рушить семью, а из-за недостаточного количества его финансов.

— Ты прости меня, пожалуйста, — продолжала она, и вдруг прижалась к нему.

Он чувствовал её горячее стройное тело сквозь тонкую материю платья, её духи кружили ему голову, к тому же он выпил несколько бокалов шампанского, а оно будоражит голову.

И Резник, забыв о том, что в доме находятся его жена и сын, схватил Галку в охапку, отнёс в беседку, и там, на дощатом столе…

В общем-то, если быть честным перед самим собой, то Галина здорово помогла Резнику — с самого начала. Если бы она дождалась его из армии, и они бы поженились, то у Анатолия Максимовича не было бы той нефтяной империи, которой он сейчас владеет. Ведь именно из-за разбитой любви его жизнь сложилась так, как сложилась. Именно в работе находил он утешение. И пошёл учиться в институт нефти и газа, потому что уже тогда осознавал перспективу данного направления. А если быть совсем честным, то он с самого начала, будучи отвергнутым любимой женщиной, решил добиться небывалых высот — только затем, чтобы она поняла, кого упустила. Все эти годы он пыжился и выбивался из сил только затем, чтобы она оценила его положение. Только затем, чтобы она пожалела о случившемся много лет назад. Только затем, чтобы доказать — ей… Потом, когда он переспал с ней в беседке, ему показалось, что сейчас он заработал право быть с ней. Она с удовольствием бы бросила семью и переехала жить к нему. Только тогда ему это уже не было надо. Он любил жену, привык к жизни, которой жил, и стал забывать, что именно и кто толкнул его на этот трудовой подвиг, когда он с утра бежал на завод, а вечером сидел в студенческой аудитории и писал конспекты. Ночью он их учил, а утром снова шёл на работу…И всё время перед ним было лицо Галины, манящая конечная цель…

— Ты меня не слушаешь, — ворвался в вихрь его воспоминаний обиженный голос Ковалёва.

— Ну что ты, — соврал Резник, — конечно, слушаю. Хочешь ещё коньяку?

Как оказалось, Ковалёв появился, чтобы попросить у него денег. Не для себя — для дочери. Мила собиралась то ли записывать новый альбом, то ли снимать новый клип, и средств не хватало.

Резник согласился выписать чек на двадцать тысяч долларов — для начала. А вообще речь шла о ста двадцати тысячах.

Согласился, хотя отлично понимал, что вкладывать деньги в Милу нерентабельно. Певица она посредственная, на эстраде её и не заметишь, так, серая мышка. Ковалёв, продюсер дочери, что-то говорил о новом имидже. Впрочем, если так, то, может быть, у Резника даже есть шанс вернуть свои деньги. Хотя он мог бы их и не давать. Впрочем, если у Ковалёва ничего не выйдет с этими двадцатью, то Резник просто перестанет подписывать чеки для него. Но Резник выписал чек, прекрасно понимая, почему. Он утолял свои амбиции, он мстил Вовке за то, что случилось тридцать лет назад, и прекрасно понимал, что это глупо и по-детски. Уже ничего не вернёшь, да и не надо возвращать. Резник любил свою жену и сына. Но, пытаясь отыграться за те страдания, которые когда-то причинил ему друг, он выписал чек, и ещё добавил пять штук — от себя лично. Так сказать, в качестве бонуса.

Резник никогда не был мстительным и желчным, но ему доставило удовольствие видеть загнанное выражение в глазах Ковалёва. Впрочем, ему тут же стало стыдно за это, и он, смущаясь, щедро плеснул в бокалы янтарную тягучую жидкость.


Пятеро азербайджанцев — тех самых, ввязавшихся драку с курсантами военного училища, не дожили до утра. Как только рассвело, их трупы, с перерезанным от уха до уха горлом, аккуратно, в рядочек уложенные рядышком, были обнаружены возле кафе «Марсианка» милиционерами, курировавшими рынок. Курсанты остались довольны. Во время общего побоища они практически разорили рынок, а пятьдесят четыре торговца были покалечены — в той или иной степени. Малик подозревал, что многие из них уже никогда не вернутся в прежнюю физическую форму. И всё-же ему пришлось пойти на такую жестокость, и убить пятерых своих людей, ввязавшихся в драку с русскими. Иначе поднимется волна недовольства по всей столице, русские будут бить азэри( так эта нация называет друг друга), крушить их рынки, разбивать стёкла их магазинов, и во всём будет виноват Малик. Он себе этого не простит, впрочем, не только он. Когда случаются подобные вещи — слава Аллаху, случаются они довольно редко, надо быть точным и быстрым. Заодно и землякам надо показать, как делается бизнес. И что свои эмоции надо держать при себе, иначе это может кончиться вот таким вот образом. Ему самому пришлось ехать в этот военный институт, долго и униженно объясняться с генералом, а потом по его приказу комбат собрал батальон тех самых курсантов, и Малик извинился перед ними. И попросил рассказать подробности, как произошла драка, положившая начало жуткой разборке. Он выяснил приметы тех азербайджанцев, которые начали этот кровавый процесс. И обещал, что они будут наказаны — жестоко. Он выполнил своё обещание. Жёстче наказать своих людей было некуда. Кроме того, Малик отправил курсантам несколько десятков ящиков с различными фруктами. Пиво он не решился отправить, опасаясь вызвать недовольство генерала: всё-же это курсанты. А вот фрукты — в самый раз.

Вот почему Малик так хотел созвониться с дочерью и узнать, что она бы сделала в такой ситуации. Жанна, конечно, не подкачала бы, Малик уверен. Но всё равно ему надо постоянно проверять её, чтобы уйти в другой мир спокойным за будущее и дочери, и своей Семьи — маленького царства Малика Гусейнова.

Так, а теперь надо заняться менее приятным делом. Надо снять с должности Тофика, родного племянника, и поставить Рафата контролировать и этот рынок. Людей у Малика было много, но в основном — рядовые бойцы, торговцы, наркокурьеры. А таких, чтобы соображали, по пальцам можно пересчитать. Эх, лучше бы он не делал Мальчика телохранителем Жанны. Лучше бы он доверил ему другую должность.

Он сам не понимал, почему боится поставить Мальчика на рынок или устроить его в подконтрольный банк, например. Но Малик доверял своей интуиции, а она подсказывала ему, что Мальчик пригодится для другого, особого задания. Тогда, когда нужен будет человек не примелькавшийся, и здравомыслящий, хорошо говорящий по-русски. А Мальчик, этот эрудит, хорошо говорил не только по-русски, но и ещё, кроме него, на трёх языках. Даже на четырёх — если ещё прибавить сюда его родной чеченский. Впрочем, этот красавчик, кажущийся таким спокойным и равнодушным, на самом деле таил внутри себя опасную силу. Малик не раз сталкивался с этим и поражался несоответствию формы и содержания. Пока что, дожив до двадцати четырёх лет, Мальчик фактически ничем, кроме охраны Жанны, не занимался, кроме учёбы и тренировок по боксу. Ещё одно его достоинство — он великолепно стрелял. А как же иначе, когда его тренировали вместе с Жанной?! Малик горделиво усмехнулся и погладил себя по гладко выбритым щекам. Как бы там ни было, Жанна даст фору любому. Эта девушка — идеальное оружие. Но она — его дочь, и Малик ни за что на свете никому не позволит подвергать её опасности. Пусть она будет во главе Семьи. Жанна — мозговой центр, руководитель, отдающий приказы. А уж исполнителей на её век хватит.

Малик посмотрел в окно своего офиса, находящегося на юго-западе столицы. День выдался прохладный, но зато яркое солнце помогало ему видеть жизнь в солнечных красках — хотя бы напоследок. Малик так торопился упрочить положение Жанны в группировке, потому что ей одной не совладать с таким количеством самолюбивых мужчин, если Малик не успеет высказать свою волю во всеуслышание. Поэтому он каждую минуту думал о возвращении дочери, и молил Аллаха, чтобы это возвращение не заставило себя ждать. Если бы только Малик знал ЭТО до отъезда дочери и матери в Лондон, он бы попросил отложить поездку. Но он узнал результаты медицинского обследования только неделю назад. А в это время дочь уже наслаждалась красотами Англии.

Дело в том, что Малик был смертельно болен. Совершенно случайно, при обычном профилактическом медицинском обследовании, которое он проходил в обязательном порядке два раза в год, у него обнаружился рак. Метастазы уже охватили большую часть его организма. Жить ему оставалось всего ничего.


После того, что случилось, Милу могло утешить только одно известие. Именно его и преподнёс ей отец, прямо с утра. Мила, мучаясь с похмелья и раздавленная вчерашним практически изнасилованием, была не в духе. Когда отец постучался в дверь её комнаты, она, не стесняясь, грязно выругалась, запрещая ему входить. Обычно щепетильный папаша в этот раз не обратил внимания на нецензурные выражение дочери, и вошёл. Запах перегара ударил ему в нос. Мало пьющий Владимир Ильич сморщился, но стойко выдержал ровно две минуты в комнате Милы, чтобы сообщить ей о том, что у него есть деньги на раскрутку новой группы, в которой она будет солировать.

Плохое настроение Милы как ветром сдуло. Значит, её папашка не совсем конченый тип, раз сумел найти деньги. Хотя наверняка он взял их у Резника, больше-то не у кого. Мила искренне пожалела, что её мать в своё время совершила непростительную ошибку и не вышла замуж за Анатолия Максимовича. Несколько лет назад мать рассказала ей эту историю. Мила понимала, что мамаша приврала, про неземную любовь со стороны Резника, и про то, как он обещал покончить жизнь самоубийством, если Галина не выйдет за него. Со временем эта история претерпела значительные изменения, и теперь, во время ссор матери с отцом Милы, Галина кричала, что Резник из-за неё даже наглотался таблеток, но его откачали. Потом мать забыла про таблетки и стала врать, что Анатолий Максимович резал себе вены в ванной из-за неё.

Сначала Мила слушала эти истории с раскрытым ртом, а потом стала понимать, что всё это — ложь. Но то, что Резник был влюблён в Галину, не подвергалось сомнению. Иногда Мила спрашивала мать, почему же она не вышла замуж за Резника. Мать что-то плела, но с возрастом девушка сообразила, что мать искала выгоду для себя. Но, будучи недальновидной особой, проглядела завидного жениха.

— Хотя бы я была его внебрачной дочерью, что ли, — ляпнула как-то в сердцах певица в разговоре с матерью.

— Конечно, можно было бы приврать, — задумчиво протянула Галина Львовна, — но, видишь ли, ты родилась, когда Толик был в армии. И сроки не совпадают на полгода. Так что, прости…

Раздался какой-то шум, обе дамы обернулись, и увидели Владимира Ильича. Он стал случайным свидетелем их разговора. Мила успела увидеть затравленное выражение побитой собаки в глазах отца, и это её тронуло. Она как-то забыла, что у неё есть родной отец! Он тут же вышел, и после этого как-то отдалился от них.

А потом и мать начала свои гулянки и пьянки. Она пропадала по ночам, порой появляясь только через несколько дней. Но, находясь в любом состоянии, мать всегда выглядела безупречно. Мила порою ей завидовала — ей скоро будет пятьдесят, но она выглядит ровесницей дочери. Даже постоянные пьянки и разврат не могли заставить её кожу потерять свежесть и нежность, её волосы — эластичность и пышность, фигуру — стройность, а глаза — наивность и любовь к жизни. И пусть этот взгляд юной девы был наигранным, фигура поддерживалась титаническими усилиями, кожа была свежа благодаря подтяжкам, на которые мать находила деньги неизвестно где. Мила подозревала, что у неё есть и обеспеченные любовники. И тут уж зависти дочери не было предела. Почему-то жизнь Людмилы Ковалёвой, то бишь Милы Илиади, складывалась так, что любовники её оказывались не только не богаты, но и сами норовили поживиться за счёт певички. Отчего-то ей совсем не везло с обеспеченными мужчинами. Так что оставалось уповать только на Павлика.

Впрочем, он вернётся со дня на день, и тогда Мила не упустит шанса, который безрассудно отказалась использовать несколько лет назад. К тому же, кажется, её жизнь начинает налаживаться: мало того, что скоро вернётся Павлик, так ещё и отец сумел выбить из Резника денежки. Значит, Мила снова скоро будет в строю. Но от Павлика не откажется, теперь она не такая юная дура, какой была раньше. Всегда надо знать, где и кем подстраховаться. К тому же Мила отлично помнила, какому унижению подверглась вчера, после того, как вышла из ресторана. Мерзкий телохранитель Щедриной положил на неё глаз, а потом и не только глаз… Он счёл безопасным для себя использовать Милу как падшую женщину. И всё только потому, что его начальница и покровительница — великая и могущественная Анна Щедрина! Хотя, конечно, не такая она и могущественная, не Алла Пугачёва, но всё-же какой-то вес в шоу-бизнесе имеет. А ведь когда-то была обычной замухрышечной домохозяйкой, женой популярного певца. А теперь, наоборот, певец канул в небытие, а Щедрина поднялась. Голоса нет, слуха тоже, зато есть наглость — присущее всем бывшим провинциалкам качество. Ну, и внешность подходящая — чахоточная фигура с ножками, как у оленёнка, того и гляди, подломятся. Три волосинки, оставшиеся от былой шевелюры после всех пертурбаций: окрашивания, завивки, обесцвечивания… Откровенные клипы, дурацкие песенки…

Впрочем, Мила малодушничала. Песенки хоть и были незатейливыми, но зато им подпевала вся страна. И тощая фигура отлично выглядела в экране телевизора и смотрелась прямо таки роскошно и сексуально. Да и вообще о популярности актёра или певицы можно судить по их благосостоянию. А, судя по тому, что Щедрина ездит на «Лексусе», а квартира у неё в центре столицы, всё у неё отлично. Настолько, что её телохранитель посмел тронуть Милу, будто она была дешёвой шалавой. Конечно, можно было бы прийти к Щедриной, и сообщить про случившееся. Та, опасаясь, что уголовное дело, которое заведёт Мила на её охранника, может навредить карьере, могла бы отстегнуть Илиади щедрую сумму. Но после этого вся тусовка узнала бы о случившемся, и Мила не смогла бы нигде появиться. И вообще… Миле вдруг пришло в голову, что изнасилование могло быть спровоцировано самой Щедриной. Ведь Мила — то моложе её. И Щедрина знает её, наверняка не раз видела на сцене. Может быть, таким образом она хотела показать, кто тут главный? В этом случае Миле должно было польстить событие прошлого вечера: значит, Щедрина не любит её. Завидует? Хотя чему завидовать — то, разве что молодости. Но ведь на эстраде полно девочек, гораздо более молодых, чем Мила. И, если говорить честно, гораздо более успешных. А, может, когда-то Мила как-то обидела Анну? Нечаянно, не осознанно? В интервью сказала что-то не то, напутала с очерёдностью выступлений, и вышла после Щедриной, хотя та должна была финишировать?

Ну, в любом случае, она этого так не оставит, но с «быком» разберётся сама. Потом. А пока что надо заниматься делом — искать композитора, автора текстов, сценический образ новой группы, девочек, которые будут на подпевках… Ну, а новый имидж Миле придумает дядя. Надо бы ему позвонить, не слишком он обиделся на неё после того, как вчера она нагрубила его знаменитому любовнику. Хотя нет, наверное, он уже простил её.

Дядя у неё — высший класс. Непонятно только, как у одной женщины, то есть бабушки Милы, могли родиться два таких непохожих друг на друга ребёнка, как Саша Кравчук и Галина, мать Милы. Не иначе как бабуля согрешила в молодости! Похихикивая, Мила с трудом поднялась с кровати и некстати вспомнила, что вчерашний сумасшедший секс с Щедринским охранником был очень даже ничего…

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Жанна сошла с трапа под руку, поддерживаемая Павлом под локоток. Он не мог оставить её ни на минуту, ему всё время хотелось ощущать её. И она была только рада такому трогательному проявлению его чувств.

Единственное, что смущало девушку — как воспримет Павлик её семью. Не в смысле Малика, дяди Шахида, двоюродных братьев Рафата и Тофика, Мальчика… У Жанны много родственников, дело не в этом. Не будет ли обидно Павлику узнать, что её семья — очень обеспеченная, не станет ли ему не по себе, не оттолкнёт ли это его от неё…

Хотя он, должно быть, тоже не бедствует. Не каждый может позволить себе закончить языковые курсы в Кембридже, ездить в дорогущих английских кэбах и каждый день водить девушку в пабы и рестораны. И всё же, скорее всего, семья Павлика — среднеобеспеченная. Просто он один сын в семье, единственный ребёнок, для которого родители делают всё. И Жанна страшно переживала, что Мальчик, которому поручат встречать её, может выпендриться, как она это называла, и приехать встречать её на розовом кадиллаке, словно кинозвезду, как в прошлый раз. Малик потом ругал его за это, но дело было уже сделано. Это было совсем недавно, на праздник новруз — байрам, когда Жанна и Малик летали в Азербайджан, в Ленкорань, к родственникам. Хотя, конечно же, Малик, вспомнив последнюю встречу, должен дать отмашку Мальчику, и предупредить, что больше не потерпит дурацких розыгрышей. Хотя Тофик тогда так смеялся…

Как отреагирует Павел, когда увидит, на чём её приехали встречать? Пусть уж тогда не на кадиллаке, а на джипе, или «мерседесе». Или Мальчик появится на своей роскошной «БМВ»…

Когда Павлик спросил, кто её родители, Жанна честно призналась, что её мать умерла при родах, и отец сам вырастил дочь. Но умолчала об истинном положении вещей, и сказала, что отец — директор овощного рынка. Выйдя из самолёта и спускаясь по трапу, Жанна молила Аллаха, чтобы Мальчик не шокировал публику и обошёлся без выпендрёжа. Пусть «джип» — во всяком случае, Павел не узнает его истинную цену, а директор рынка может купить и подержанную машину такого класса тысяч за пятнадцать. Но если Мальчик опять пригонит «кадиллак», то…

Жанна, нервно высматривая в толпе встречающих Мальчика, сжимала руку Павлика, а с другой стороны поддерживала бабулю. Та нервничала, потому что ей не удалось стащить в «дьюти — фри» очень красивый флакончик с духами.

Потом они получили вещи, и, наконец, вышли из аэропорта. Взгляд Жанны сразу же упал на роскошный чёрный «лимузин», явно собранный на заказ. Она вздохнула спокойнее: Мальчику и в голову не пришло бы брать в аренду подобную машину, это было бы слишком строго для парня, желающего покривляться. А в личном парке отца такой не было — даже Малик не способен был выложить полмиллиона долларов за подобный шик. А уж Жанна отлично разбиралась в машинах и видела, что этот лимузин был сделан на заказ, и оборудован внутри по желанию владельца.

Но вот из лимузина выскочил молодой человек и бросился по направлению к ней. Девушка похолодела. Не может быть! Неужели теперь и эксклюзивные тачки сдают в аренду? Она бросила взгляд на Павлика. Он посмотрел на неё как-то странно, взгляд его выражал беспокойство. Ну вот, парень уже всё понял… Жанна расстроилась. И вдруг…

— Павел Анатольевич, с приездом вас, — молодой человек, выскочивший из уникальной тачки, резво оглянулся по сторонам, натренированный взгляд Жанны уловил чуть заметное движение его головы, будто он кивнул кому — то. И в ухе у него торчала такая штучка, с такими ещё ходят крутые ребята из крутой охраны…

— Иди, я сейчас, — Павлу явно было неловко, и он пытался отправить молодого человека обратно в машину. На что тот не отреагировал, продолжая стоять возле Павла и оглядывать окрестности.

— Деточка, — опомнилась Камилла Аскеровна, — а где Мальчик? Я его что-то не вижу.

— Мы можем вас подвезти, — обрадовался Павел, — хотите?

— Спасибо, — серьёзно кивнула пожилая дама, — только я думаю, что Малику это не понравится… А, вот и Мальчик!

Сквозь толпу прибывших к ним продирался очень красивый парень. Павел ревниво посмотрел в его сторону. Жанна заметила и его взгляд, и улыбнулась. Да, Мальчик выглядел потрясающе. Но Жанна была абсолютно равнодушна к нему. Когда-то в ранней юности, когда они ещё учились в школе, он начал ухаживать за ней, но Малик быстро всё прекратил.

Вдруг дверца лимузина распахнулась и оттуда показалась женская ножка в розовом, с опушкой, сапожке на длинном каблучке. Жанна, не отрываясь, смотрела на эту ногу. А вот показалась и её хозяйка. Одетая в нежно-розовую коротенькую шубку, из машины выпорхнула девушка. Классическая, стандартная внешность модели — ухоженная кожа, обесцвеченные волосы, длинные роскошные ногти… А какими духами от неё пахло… Жанна впервые в жизни почувствовала себя замухрышкой, и пожалела, что практически не умеет пользоваться косметикой: не до того ей всегда было. Ну, подкрасить ресницы и губы она в состоянии, но вот наложить безупречный макияж, как на этой девушке, и одеться так, чтобы все вокруг оборачивались, Жанна не могла. Да и, честно говоря, никогда не пыталась. Зачем? Но сейчас, когда девица бросилась на шею Павлику, Жанна ощутила некое беспокойство.

Немного облегчил её состояние тот факт, что Павел явно не был рад появлению девушки. И что Мальчик, который уже стоял рядом с Жанной, вызвал его недовольство и явный интерес со стороны яркой девицы. Жанне показалось, что она её уже видела, но не могла припомнить личного знакомства. Значит, девушка — известная личность. Наверное, Жанна видела её по телевизору. Это совсем, совсем не радовало её.

Она наспех попрощалась с Павликом, и, схватив под руку Мальчика — с одной стороны, и Камиллу Аскеровну с другой, зашагала к машине. Мальчик не сумел погрузить то безумное количество багажа, прихваченное Камиллой Аскеровной, в багажник щегольской «БМВ», и пришлось складировать вещи на заднее сидение. Пожилая дама была практически завалена сумками и фирменными пакетами, но не роптала. Жанна недовольно уселась на сидение рядом с Мальчиком и, посмотрев в зеркало заднего обзора, увидела, как Павел усаживается в лимузин, а та розовая девица что-то щебечет, прильнув к нему. Жанна со злости высказала Мальчику, что он плохо водит машину, и вообще, по-хорошему, никакой телохранитель ей не нужен. То же самое она говорила отцу, но Малик настоял, и она не стала сопротивляться.

С Мальчиком у Жанны были довольно сложные и зыбкие отношения, поэтому обычно она предпочитала молчать в его присутствии. Когда-то он пытался ухаживать за ней, но очень быстро получил резкий отказ. Это Малик внушил ей, что Мальчик — не пара для его дочери. Что он — чеченец, а она — азербайджанка, пусть и наполовину, ведь мать её была гречанкой русского происхождения. Поэтому она сначала противилась, когда Малик сообщил ей, что Мальчик будет её личным телохранителем, а потом сдалась. Но ей было неловко, что отец счёл Мальчика недостойным мужем для неё, но достойным телохранителем. Она думала, что теперь Мальчик обозлится на неё, и будет постоянно высказывать своё недовольство и претензии. Но всё обошлось.

Мальчик же после назначения на новую должность стал относиться к Жанне равнодушно, но работу свою выполнял идеально. В своём деле он был один из лучших, у него был острый взгляд, звериное чутьё, и все навыки отличного телохранителя, за которые Малик платил ему пять тысяч долларов в месяц.

Жанна вздохнула, вспомнив о Павле. То, что казалось таким простым в Лондоне, в Москве выглядит совершенно иначе. Эта яркая девица и лимузин вывели её из равновесия.

Она достала из сумочки блокнот, в котором были записаны домашний и мобильный телефоны Павлика, и вырвала эту страницу. Вот так. Жанна была максималисткой во всём. Она не умеет делиться своим имуществом. Если они и встретятся вновь, то только потому, что он ей позвонит. Она же, даже если и захочет, не сможет этого сделать. Пусть ей будет плохо и больно, если он не захочет больше увидеть её, но и у неё не будет соблазна позвонить и предложить встретиться. Потому что она не знает даже его фамилии.

Жанна открыла окно и пустила обрывки блокнотного листочка по ветру.


Владимир Ильич Ковалёв уже давно не был в таком великолепном расположении духа, как сегодня. Юные красотки сверкали обнажёнными частями тела и белоснежными зубами, они ловили каждый его взгляд и жадно ожидали его решения. Ковалёв чувствовал себя богом, сошедшим с Олимпа, чтобы лично отметить наиболее приглянувшихся ему девушек, и наградить их. Вообще-то, если честно, ему вовсе не требовалась любовница. Ковалёву на секс было наплевать.

В своё время, в молодости, он не пропускал ни одной юбки, а, повзрослев, остепенился и поменял секс на работу. Дочь смеялась над ним, считая, что он наивно хранит верность своей неверной жене. Ковалёв прекрасно понимал, что Мила презирает его за слабохарактерность, а жена так вообще в упор его не видит. Раньше просто вытирала об него ноги, а сейчас он для неё — пустое место.

Почему Галка не ушла от него до сих пор, для него оставалось загадкой. Он не закрывал глаза на её похождения, и всё знал. Знал уже давно, с того самого момента, когда она впервые ему изменила. Тогда она пришла домой с работы вовремя, на её теле не было синяков, а на шее — засосов. Но Ковалёв всё отлично понял, стоило ему только взглянуть на Галину. Она просто светилась, и глаза были подёрнуты дымкой любви, и от неё самой прямо — таки физически ощущался запах секса. Тогда он промолчал, и это его молчание повернуло всю его жизнь так, какой до сих пор она была.

Ковалёв смирился. Но вот никак не мог понять, почему жена оставалась жить с ним. Иногда она жила у очередного любовника несколько дней или даже недель, но всегда возвращалась домой. На вопрос Ковалёва « Почему?» она улыбалась и пожимала плечами. Иногда шутила, что тянет к родному очагу. Но ведь очага — то давно не было. И, если говорить совсем уж честно, был ли он вообще?

Тридцать лет назад, когда они поженились, Галина относилась к нему чуть снисходительно, но всё-же отношения у них были ничуть не хуже, чем у других молодых пар. И что же потом случилось? Сначала умер отец Ковалёва, потом мать сняли с должности, отправив на пенсию. Это сразу же почувствовали молодые, ощутив на своём кошельке. Ковалёв оказался не способным зарабатывать столько, сколько требовала Галина. Была и другая причина… И, когда Миле исполнилось лет пятнадцать, она изменила Ковалёву в первый раз. Хотя нет, первый раз у неё был с Резником. Он тогда только пришёл с армии, и, наивный дурачок, хотел жениться на Галке. Ковалёв, как истинный друг, попытался открыть ему глаза на положение вещей.

Он тогда соврал, Галка ему ещё не изменяла ни с Валеркой, ни с Самсоном, которых он придумал, но её блятскую натуру он чувствовал уже тогда. Зачем женился? Любил, наверное… А теперь, если оглянуться назад, получается, что он и не жил вовсе. Что за радость была в его жизни? Жена, которая трахается направо и налево? Дочь, которая ни во что не ставит папочку? А ведь, в юности казалось, что ему, человеку с таким звучным и знаменитым именем, будет светить яркая звезда. Что его ожидает счастье, удача, идеальный брак, дом — полная чаша…

А в результате он оказался у разбитого корыта, как та бабка… Десять лет назад Ковалёв вдруг от безысходности решил заняться продюсированием. Тогда это было модно. На эстраде образовалась временная чёрная дыра: ярких молодых исполнителей практически не было, оставались только зубры — Кобзон, Лещенко, Пугачёва… Но этого было явно мало. Иногда вспыхивали, как звёздочки, какие-то группы, но гасли тут же, запутавшись в неумелых сетях продюсеров и директоров. «Комбинация» уже не была популярна, правда, ещё оставались Королёва со своими жёлтыми тюльпанами, Буланова и вошедшая в моду Ветлицкая. И «Любэ», конечно, со своим «Атасом». Но разве они не потеснятся, освободив дорогу новой группе? Или все могут мирно сосуществовать, эстрада большая.

Ковалёв, много лет подряд преподававший в музыкальной школе, имел отменный слух. К тому же дочь, Мила, всё время участвовала в каких-то конкурсах, самодеятельных концертах, пытаясь выбраться на сцену. Получалось, что в одной квартире живут и потенциальная звезда, и человек, желающий заниматься раскруткой будущих звёзд. Мила с огромным удовольствием подхватила инициативу отца, и пошло — поехало.

Сначала, на удивление всем, им очень везло. Молодые, неизвестные композиторы и авторы текстов отдавали свои шедевры за копейки. Эти шедевры превращались в хиты. Люди слушали хиты, и узнавали Милу. Она действительно потихоньку становилась звездой. Потихоньку — потому что у них не было денег на то, чтобы она стала звездой очень быстро и надолго. Хотя уже через год к ним поплыли денежки. Не сказать, чтобы Мила стала популярна у широких народных масс, тем не менее, ещё через три года, незадолго до дефолта, Ковалёв купил новую, большую трёхкомнатную квартиру. У Галины появились хорошенькие шубки, у Милы — новенькая «ауди», куча шмоток, и — первый альбом.

Ещё некоторое время они были на высоте. Ковалёв придумал дочери псевдоним — Илиади. Это вызывало некоторую ассоциацию с Милой Романиди, но необычные фамилии наш народ запоминает быстрее, чем стандартные Иванов, Петров, Сидоров, и Ковалёв, соответственно.

Но, к сожалению, всё это продлилось недолго. Однажды августовским утром Ковалёв обнаружил, что курс доллара по отношению к рублю вырос почти в три раза. А все его расчёты велись в рублях. Мало того — совсем недавно он продал старую, родительскую квартиру, продал за доллары. Но успел разменять их на рубли, потому что собирался начать конкретный пиаровский ход. На тот момент рекламное агентство, в которое он обратился за помощью, вело расчёты исключительно в рублях, как и полагается российскому законопослушному рекламному агентству.

Ну, а что было дальше, уже понятно. Деньги пропали. Раскрутка Милы провалилась. Да и не нужна она была никому, потому что бедные потенциальные слушатели и зрители хотели только одного: суметь прокормить и одеть свои семьи в жуткой ситуации кризиса.

Примерно через год, когда ситуация не то чтобы стабилизировалась, просто к ней уже привыкли, Ковалёв снова начал действовать. Он организовал выступление дочери в сети казино и ночных клубов. И дочь снова пошла в гору. Пока что она выезжала на прошлых песнях. И вот незадача: отчего — то больше ни один композитор или автор не обратились к нему, чтобы предложить новый хит. Они отлично запомнили, что Ковалёв когда-то вырвал у них популярный мотивчик за копейки. В шоу — бизнесе такое не забывают. Ковалёвы остались без хитов. А остаться без песни, которая выведет тебя на звёздную тропу, означает полный провал. Конечно, есть авторы, которые просто стряпают хиты, как писатели — бестселлеры, но их услуги стоили столько, сколько Ковалёв никогда бы не смог собрать. Милу постепенно забывали. На смену ей пришла куча молоденьких девушек и юношей, и Мила Илиади, не отличавшаяся изумительным тембром голоса, как, к примеру, Лариса Долина, или необычным стилем исполнения, как Земфира, была выброшена за борт российского шоу — бизнеса. Постепенно она скатилась до второсортных клубов. И вместе с тем изменила отношение к отцу. Дочь поставила на нём клеймо «неудачник». И, возможно, была права. Ковалёв не смог сделать так, чтобы Мила осталась на плаву. А ведь он был её продюсером, и это была его основная обязанность. Именно продюсер должен придумывать имидж своего подопечного и его «фишку». Он же не справился с обязанностями, и был нокаутирован собственной дочерью — по всем правилам бокса… Так что же он упрекает её в плохом отношении к себе!

Зато сегодня, когда он вооружился деньгами Резника, когда экономика в стране вроде бы стабилизировалась, и он, Владимир Ильич, уже поднаторел в вопросах сцены и вокала, он не подведёт. Он не подведёт ни Толика, который сразу же, без лишних вопросов об обеспечении, занял ему приличную сумму, ни дочку, вышедшую в тираж по его вине. Он хочет быть настоящим отцом, заботливым и проворным, способным поднять Милу на небывалую высоту.

Он выберет самых голосистых и хорошеньких девчонок, среди которых будет солировать его единственная дочка, имидж новой группе соорудит этот педик Кравчук, любимый Милкин дядька. И чего она в нём нашла, в этом женоподобном существе? С деньгами Резника он сможет «отовариться» хорошей музыкой и словами у престижных авторов и композиторов. И запустит этот новый проект, который станет его визитной карточкой, как «Тату» Шаповалова, «Иванушки — интернешнл» Матвиенко…

Он создаст новую популярную группу, женский бэнд, трио или квартет. Найдёт для них фишку, и — вперёд! Ковалёв унёсся в эйфорическую даль, упиваясь мечтами, забыв о том, что находится на прослушивании будущего знаменитого трио или квартета…


— Ну, как же ты похудел, Павлик! — укоризненно взмахивала руками Любовь Андреевна.

— Ма, ну хватит уже, — с набитым ртом отвечал её сын, и впрямь похудевший. — Иди лучше, посмотри, что я тебе привёз!

— А мени ты шо привез? — Настенька, только что основательно подчистившая свою тарелку с едой, умильно поглядывала на двоюродного брата масляными глазками.

— Извини, — смутился тот, — я же не знал, что вы с мамой гостите у нас…

— Тьфу, Настька, — ударила девушку по руке мать, — чи ты нищая? Подарки выпрашиваешь, как собачонка голодная!

— Тася, — переключилась с сына на сестру Любовь Андреевна, — прекрати. Настенька — очень живая и непосредственная девушка, так что не говори ерунды!

— Как Скарлетт О Хара, — вдруг заявила Настенька.

Она откинулась на спинку высокого стула и алчно высматривала, что бы ещё ей съесть.

— Скарлетт О Хара тоже была живой и непосредственной, — объяснила она, что присутствующие смотрят на неё недоумённо, — так в книге написано.

— Ты умеешь читать! — не удержалась от язвительной реплики Мила.

Она почти ничего не ела, предпочитая овощи и фруктовый салат мясным рулетикам с грибами, фаршированной курице и вкуснейшему картофелю — по деревенски. Ей хотелось отличаться от присутствующих за столом дам, так, чтобы Павлик мог сравнить их и сделать вывод в пользу Милы. Ей не приходило в голову, что парень не следит за количеством еды на соседних тарелках.

Павлик уткнулся в чашку, сдерживая смех. Настенька сравнила себя со знаменитой Скарлетт! Но Мила какова, ничуть не изменилась! Хотя почему она должна меняться? Когда-то он был неравнодушен к ней, и даже сделал ей предложение. Мила его отвергла, и Павлик страдал, долго и муторно переживая. Потом как-то всё рассосалось само собой.

Интересно, почему Мила приехала его встречать? Насколько ему известен её характер, она никогда не совершает необдуманных поступков, считая их напрасной тратой времени. Ей что-то нужно от него? Но что?

— Ну зачем ты так, Милочка? — расстроилась Любовь Андреевна. Она, как всегда, стремилась всех помирить и наладить отношения между гостями.

— А неужто не понятно? — завелась Тася, напрочь забыв про украинский акцент и вставляемые словечки из этого языка. — Женщины видят друг в друге соперниц! Тем более — когда одна молодая да справная, а другая — кость собачья, доска столярная, и в возрасте уже!

— Это я в возрасте? — задохнулась от негодования Мила.

Резник — старший молча промокнул губы салфеткой, поднялся из-за стола и направился в зимний сад. Уже открывая дверь, он обернулся, и кивнул сыну, чтобы тот следовал за ним. Вот почему он не любил родственниц жены — те обожали скандалы. А в доме Резников никто ни на кого голоса не повышал.

Мила была готова растерзать эту толстую дуру, испортившую весь вечер. Теперь Любовь Андреевна будет дуться на неё, а Анатолий Максимович вообще вышел из-за стола, он ненавидит склоки и препирательства. Если Мила хочет войти в их семью, она должна быть милой и спокойной, и совсем, совсем неконфликтной.

— Извините, — обратилась она к Тасе и надувшейся Насте с милой улыбкой, — я не хотела никого обидеть. Просто у меня некоторые неприятности, поэтому я сегодня злая…

— Свои неприятности треба держать при себе, — ответила Тася, — ты в приличном доме находишься…

От злости она даже забыла, что ей положено говорить по — украински.

«Вот сука, — подумала Мила, — ну погоди, я тебе ещё устрою весёлую жизнь, хохлушка задрипанная!»

А вслух произнесла:

— Совершенно с вами согласна, и только поэтому и попросила прощения.

— Милочка, а что случилось? — встрепенулась Любовь Андреевна.

— Так, ничего серьёзного, это на личном фронте, — отмахнулась Мила и со значением посмотрела на Павла, удаляющегося из комнаты. Услышал ли он, принял ли её слова за сигнал к действию?

Ей удалось разрядить обстановку, разговор плавно перетёк в нейтральное русло. Примерно через полчаса, когда родственницы хозяйки дома наконец насытились, Мила предложила прогуляться по зимнему саду. Павлик с отцом оттуда ещё не выходили, звука лифта не было слышно, так что она рассчитывала остаться с молодым человеком наедине. Внесённое ею предложение дамами было одобрено.


— В этом месяце у нас большие потери, — рассказывал отец, — так что перекинь расход средств с N — ского рынка на другие.

— Угу, — кивнула Жанна, — я прослежу за бухгалтерией.

— Потом, я хотел бы переговорить с тобой по важному вопросу. Это касается нефтепереработки, — продолжал Малик, — мне нужны сведения по месторождениям, по крупным нефтяным холдингам. Кто какой частью владеет, где чья доля.

— Угу, — снова кивнула дочь, — взломаю, не вопрос.

Отец по обыкновению многого не договаривал, но она понимала с полуслова, что ему нужно. Он не хотел развязывать распри и ввязываться в чужое разделение нефтяных месторождений. Задачей дочери было соорудить и предоставить пред его очи схему, нечто вроде пирамиды — какие компании на российском рынке какой долей владеют, у кого в руках сосредоточены мощные силы давления на потребителей нефтепродуктов. Малик хотел урвать свой кусок пирога, и вклиниться на рынок. А перед этим ему необходимо было провести так называемую разведку, маркетинг. Жанне вменялось взломать базы данных крупных компаний, чтобы сегментировать нефтяной рынок.

— И ещё: у нас находятся двое парней, чьи родители отказались платить выкуп. Что с ними делать?

— А то ты не знаешь, — удивилась Жанна. — Почему у меня спрашиваешь?

— Значит, новых идей у тебя нет? — загадочно поинтересовался Малик.

— Я не понимаю, — начала Жанна, — в чём дело? Почему ты…

— Ладно, проехали, — покачал он головой. — Так, кажется, говорит молодёжь?

После ухода отца Жанна, работая на компьютере, долго думала над тем, что он сказал. Почему он спросил её, что делать с заложниками. Они уже не нужны, раз родители отказались платить. Неужели непонятно, что с ними делать? То же, что и всегда! Камень на шею — и в Москву — реку! Ведь ясно, что заложников отпускать нельзя: они вернутся, расскажут, что видели, где были, а видели они некоторых людей Малика. Может, даже нарисуют фоторобот. И что дальше? Но почему он спросил её, несмотря на то, что знает мнение дочери практически по всем отраслям и областям своих занятий?

Жанна немного подумала над этим вопросом, и переключилась на другую тему. Вообще-то она не была кровожадной и злой, так уж сложились обстоятельства. Ведь неудивительно, если ребёнок, выросший в семье математиков, к примеру, выведет новую теорему. Или хотя бы просто отлично знает сей предмет. Так и Жанна: она никогда не задумывалась над тем, что делает, с эстетической точки зрения. Она просто делала то, что полагалось, что считалось правильным в определённой ситуации. Если что — то или кто-то ставил под сомнение безопасность членов Семьи, это обстоятельство или этого человека стоило ликвидировать. Это было всего лишь вопросом внешней политики, не больше. Жанна никогда не рассматривала свои действия в ракурсе человека как личности со своим жизненным грузом и опытом, со своей семьёй, наконец, с чувствами и помыслами. Она заботилась о собственной Семье — и всё. Когда человек попадает в определённые обстоятельства, он действует в соответствии с ними, каковыми бы они не смотрелись со стороны. Ведь в пустыне не может вырасти привередливая орхидея, растущая, к примеру, только на высокогорных склонах. Для этого требуется определённая подпитка, необходимые условия для роста, грунт и так далее. Если же растение попадёт в другие условия, то он или погибнет, или видоизменится. Жанна, как и орхидея, развивалась в соответствии с той почвой, в которую была посажена. Теперь же, в соответствии с новыми обстоятельствами, появившимися в её жизни, она начинала меняться. Теперь, кроме работы, она постоянно думала о Павлике, о том, как хорошо им было в Лондоне, как они занимались любовью, как гуляли по незнакомым Жанне улицам, как он водил её в рестораны и нежно на неё смотрел.

Но теперь во все воспоминания упорно вмешивалась та девушка в розовом полушубке. Кто она такая? Павлик про неё не упоминал. Единственное, что успокаивало Жанну — кажется, Павел не слишком был рад её видеть, и не ожидал. Может быть, она всё же не его невеста? К тому же, если бы та девица была его невестой, он не стал бы показываться ей на глаза вместе с Жанной, соврал бы что-нибудь в самолёте… Но он был так поражён появлением той розовой штучки, что даже не познакомил Жанну с ней.

В общем — то, она уже может ничего не узнать, если Павел ей не перезвонит. Гордая кавказская кровь взыграла, и она выбросила листочек с его координатами. И, если…

Зазвонил телефон. Жанна мгновенно схватила трубку.

— Это ты? — раздался родной голос в трубке. — Жанна, это ты? А то я звоню, а какая-то барышня упорно твердит, что Жанна — это она…

— Это секретарша, — засмеялась Жанна, пользуясь случаем.

Павел не поймёт, что она смеётся от радости, ведь ситуация позволяет. — Секретарша — моя тёзка!

— Ой, действительно, — смутился Павел, — я же звоню тебе на работу, совсем отчаялся. Твой мобильный не отвечает, и я…

— Давай встретимся, — вырвалось у Жанны, мгновенно забывшей правила хорошего тона, которые она только что себе напоминала. — Прямо сейчас! Я уже соскучилась!


Мила задумчиво слушала бормотание Джонни. Она сидела на резной качели среди папоротников, невиданных цветов и птиц. Этот райский уголок, оранжерея, была создана несколько лет назад по спецзаказу Резника — старшего. В связи с его суточной занятостью у него не оставалось времени на отдых и природу, поэтому свой дом он постарался максимально приблизить к желаемому идеалу. Если у него выпадала свободная минутка, Анатолия Максимович мчался в свой зимний сад, наблюдая за коалами и вдыхая специфический запах эвкалиптов, или в оранжерею, чтобы полюбоваться попугаями и душистыми растениями. Даже Мила, абсолютно равнодушная к природе, поразилась красоте этого большого цветника.

Окна тянулись сверху донизу, так что, прогуливаясь по аллеям сада, можно было увидеть, что на улице — снег или дождь. А в садике всегда была ровная температура, было светло и дышалось очень легко.

Циничный Резник объяснил, что лёгкость эта возникает из-за насыщенного, влажного воздуха. Но Миле казалось, что нет на земле приятней уголка, чем этот. И вообще, нет приятней дома, чем этот.

Мила искренне была привязана к Любови Андреевне, и иногда даже жалела, что не она её мать. Ведь как приятно было бы наслаждаться её любовью и заботой и знать, что она очень её любит и дорожит ею. Иногда Мила чувствовала себя совершенным ребёнком, ей хотелось, чтобы кто-то защищал её и она чувствовала себя нужной. В своей семье она не ощущала этих чувств. Наоборот, её мать и вовсе не замечала дочку, а отец с каждым неверным шагом всё меньше обращал на неё внимания как на дочь, и общался с ней, как с подопечной певицей общается продюсер. Мила давно уже уверовала в то, что она сама должна уметь постоять за себя, что никому она не нужна, и именно поэтому девушка была настроена довольно воинственно. На самом деле( но в этом она не призналась бы и самой себе, хотя обычно наедине была честна с собой), она страдала от комплекса неполноценности. Ей постоянно надо было доказывать себе и другим, что она чего-то стоит.

Мила слегка робела перед старшим Резником, а младшего считала слюнтяем. Но это не помешает ей выйти за него замуж! Сейчас, когда она возглавит новую поп-группу, ни у кого и сомнения не возникнет, что она выходит замуж не за деньги, а за человека. Только почему-то Павлик не слишком жаждет броситься в её объятия! Хотя Мила видела это самое «почему-то». Смуглая, черноволосая девушка, явно не русская…

И что Павлик, утончённый эстет, представитель так называемой золотой молодёжи, нашёл в этой девчонке? Вряд ли у них это серьёзно, скорее всего, познакомились в самолёте… Но Мила не привыкла врать самой себе. Она сразу поняла, что Павлик очарован той смуглянкой. И знакомство в самолёте здесь вовсе не причём. Но она не намерена сдаться без борьбы! Единственное преимущество, которым владеет та мусульманка, это её молодость. Мила успела заметить и свежесть кожи, и естественную, хрупкую фигуру, ещё чуть неловкую и угловатую, как это бывает только у юных девушек. Но Мила — настоящая женщина, она сможет привязать Павлика к себе, ведь когда-то он был влюблён в неё! А в арсенале Милы — миллион любовных ухищрений и приёмов, которые её никогда не подводили. И Павлик очень быстро забудет свою смуглую замарашку!

— Шесть грамма, шесть грамма, — щебетал рядом возбуждённый Джонни. Он притащился в оранжерею из зимнего сада вслед за Милой.

Мила вначале не поняла, о чём идёт речь, а потом вспомнила, что за обедом Любовь Андреевна рассказала, что пара коал, живущая у них второй год, принесла потомство — у них родилось два малыша, совсем крохотных. Любовь Андреевна со смехом призналась, что Джонни чуть с ума не сошёл от радости. Он целовал эвкалипт, о который обычно бился головой в случае непонятного поведения подопечных, и на радостях выпил стопку водки, преподнесённую ему Анатолием Максимовичем. Выпив алкоголь, Джонни просто сошёл с ума. Он устроил дикие пляски, и перепугал коал, попытавшись влезть на их эвкалипт. Но не удержался и рухнул вниз, примяв собой какой-то редкий цветок, непонятно каким образом выросший возле дерева.

Миле было непонятно, почему Резники держат в доме такого придурка. Разве мало других ветеринаров, чем этот рыжий клоун?

— А, значит, детёныши родились весом шесть граммов, — сообразила она.

Джонни так закивал огненной головой, что, казалось, она сейчас отлетит в кусты.

— Ну покажи их, что ли, — со скучающим видом добавила девушка.

— Он в сумках, — яростно зажестикулировал Джонни, показывая на себе, очерчивая вокруг себя окружность.

— У коал есть сумки, как у кенгуру? — поразилась певица. — Надо же, чего только не услышишь!

Вообще-то она уже слышала от Джонни, что «коала» на языке австралийских аборигенов означает «тот, кто не пьёт». И не пьют медвежата потому, что им вполне хватает влаги, содержащейся в листьях эвкалипта, которых они съедают по килограмму.

Но на данный момент её интересовал только Павлик. Когда она предложила дамам выйти погулять в зимнем саду, Павлика там уже не было. Анатолий Максимович сидел на этих вот качелях в оранжерее и удручённо сообщил Миле, что у его сына оказались дела, и он спешно уехал.

Мила расстроилась и присела рядом с олигархом. Тот внимательно посмотрел на неё, поднялся и, извинившись, покинул сад, увидев приближающихся украинских родственниц. Видимо, он тоже не в восторге от этих колхозниц.

Мила старательно отгоняла от себя мысль о том, что Павлик помчался к той девчонке. Скорее всего, он поехал на встречу с друзьями. Но… Это было очень неприятно — то, что друг детства оставил её, а сам испарился. Получается, что у него были более интересные дела, чем общение с Милой. В первый раз за последнее время она подумала, что женить Павлика на себе будет не так легко. Эта мысль была удручающей и совсем не располагающей к веселью.

И ещё этот уродливый рыжик в полуразбитых очках! За те деньги, которые ему платит Резник, он может купить себе сотню очков, причём в золотых оправах! Мила брезгливо отодвинулась от него.

Ветеринар отчаянно жестикулировал, пытаясь на плохом русском объяснить Миле весь процесс родов у коал. Певицу внезапно затошнило. Джонни весь пропах каким — то странным, животным запахом, и был Миле попросту противен. Она поднялась, сдерживая дурноту, и, не прощаясь, зашагала в сторону дома. Джонни тоскливо и растерянно смотрел ей вслед.

Если бы Миле кто-нибудь сказал, что ветеринар влюблён в неё по уши, она бы рассмеялась этому человеку в лицо. Рыжий Джонни, вечно озабоченный состоянием желудка коал, не имел права влюбляться в такую девушку, как она.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Ковалёв чувствовал себя отвратительно. Вчера вечером он перебрал шампанского, ящик которого специально купил для отобранных для группы девочек и своих помощников, помогающих ему проводить кастинг.

Он вообще — то почти не пил, но теперь, когда его жизнь должна была так круто измениться, он позволил себе лишнего. Да ещё какого лишнего… Владимир Ильич покосился на девицу, которая спала рядом с ним, разбросав длинные руки и ноги по его телу. Он осторожно выбрался из-под неё, спешно оделся и потянулся за трубкой.

Как же его развезло, если он позволил себе такое: напился, и провёл ночь с девушкой в гостинице. Ещё хорошо, что он сообразил не приводить её в свою квартиру! Хотя, с другой стороны, может быть, Галина начала бы его уважать после такого поступка. Он покачал головой и поморщился от вспыхнувшей в голове боли. Что это вообще за девушка? Неужели одна из тех, кого он отобрал в будущую группу? В таком случае ему очень жаль, но с этой девушкой придётся распрощаться. Ещё чего не хватало: ему, как продюсеру, придётся каждый день быть рядом с группой, и эта девушка будет постоянно напоминать ему, или даже расскажет подругам… Это просто недопустимо!

Внезапно Ковалёв замер. Надо же было допиться до того, что он забыл о самом главном! Об ЭТОМ… Ему необходимо узнать, как ЭТО было, что именно произошло ночью…

Он с трудом, дрожащими руками, запер номер и спустился в кафе. Там он взял себе яблочный сок и чай с лимоном. Как же ему себя вести? Позорно бежать, а потом через помощников сообщить, что эта девочка кастинг не прошла?! Но в этом случае он не узнает, КАКОВО было этой ночью. А, если честно, он ничего не помнил. И, если вдруг эта ночь прошла именно так, о чём он и подумать боится, тогда в его жизни может всё измениться. Он взглянул на часы. Наверное, она уже проснулась. Владимир Ильич решительно допил сок и снова поднялся в номер.

— Котик, это ты? — раздался слащавый голосок. — Дай мне чего-нибудь попить, голова раскалывается!

Ругая себя за то, что не догадался сделать это раньше, Ковалёв просто позвонил по телефону портье и заказал завтрак в номер. Как бы поточнее узнать, что это за гостиница? Он абсолютно не помнил, каким образом оказался здесь.

— Слушай, э… — он не знал, с чего начать. — Тебя как зовут?

Девица, оказавшаяся не такой уж и юной, как он подумал вначале, внимательно посмотрела на него, а потом расхохоталась, откинув с лица рыжеватые волосы.

— Как говорится, постель не повод для знакомства, да? — решил пошутить продюсер. Он чувствовал себя не в своей тарелке. Никогда в жизни он не спал с незнакомыми женщинами в гостиничных номерах.

— Меня зовут Катя, — наконец-то сообщила она. — А как зовут тебя, можешь не говорить. Я всех мужчин называю котиками.

— Всех? — вырвалось у Ковалёва. — У тебя их что, много?

— Ты чего? — девушка, не смущаясь, сбросила с себя простыню и поднялась, потягиваясь к потолку. — Ничего не понял, что ли?

— А что я должен был понять?

— Я работаю в этой гостинице, дурачок, — ласково пропела она.

В дверь постучали. На пороге возникла горничная с подносом в руках. Они молчали, пока она расставляла тарелки и стаканы на маленьком столике.

Ковалёв был в шоке. Мало того, что он провёл ночь с незнакомкой, так она ещё вдобавок ко всему оказалась проституткой!

— Ничего не помню, — признался он, когда за горничной захлопнулась дверь. — Как же так получилось?

— Ты шёл по улице мимо этой гостиницы и горланил песни, — улыбнулась путана, — я тебя и подцепила. — Но, может, позавтракаем для начала?

— Мы хоть предохранялись? — ужаснулся Ковалёв.

Катя отложила вилку в сторону и с жалостью взглянула на него.

— От чего предохраняться — то? — фыркнула она. — От полового бессилия пока что предохранения не придумали! Хотя, впрочем, ты мог ослабеть из-за алкоголя. Хочешь, после завтрака заново попробуем?

Она подмигнула ему и набросилась на яичницу с жадностью.

У Владимира Ильича опустились руки. Завтракать ему расхотелось. Ничего в его жизни не изменилось, и, скорее всего, никогда уже не изменится. Он навсегда останется мужчиной, не способным к сексу! Вначале он говорил себе, что это временный период, что он закончится. И только поэтому позволил жене изменять ему. А период затянулся на пятнадцать лет. И, похоже, прекратится только тогда, когда он уйдёт из жизни…

— Ты мне должен сто баксов, — добавила проститутка.

— За что? Ведь ничего же не было! — воскликнул шокированный Ковалёв.

— Не было по твоей вине, котик, а не по моей! Кабы не ты, я бы подцепила другого, рабочего чувака! Гони денежки, импотент!

— Ах ты, коза драная, шалава подзаборная, — заорал от ярости и обиды продюсер. — Хрен тебе, а не деньги!

— Я позову охрану, — пожала плечами Катя, и спокойно отправила в рот тост с маслом.

— Вот, — Ковалёв протянул ей сложенную комбинацию из трёх пальцев.

Он повернулся к ней спиной, намереваясь выйти из номера. Таким униженным он давно себя не чувствовал, поэтому был сильно обозлён. Подумать только, грязная соска требует у него денег! Конечно, можно было бы отдать ей эти несчастные сто долларов, и отвалить. Тем более что в кожаном портфеле, который он прижимал к себе, лежало двадцать пять тысяч долларов, которые он получил вчера по чеку Резника. Но после того, как она обозвала его импотентом, к тому же у них ничего не было… Ничего она не получит! Это уже дело принципа! Идиотка, и как это она задержалась в проститутках? Разве можно говорить клиенту, что он импотент? Наоборот, эта овца лучше бы соврала что-нибудь, мол, что он был на высоте, и так далее. Даже если бы он точно знал про себя, что не силён в области интимных отношений, это ему бы польстило. И он отдал бы ей эти деньги, и даже больше. И был бы ей благодарен. Но девица не читала Карнеги, и не была сильна в психологии.

Ковалёв обернулся, чтобы сказать всё это напоследок этой шалаве, и добавить от себя лично что-нибудь обидное, но тут же получил в лицо удар такой силы, что у него мгновенно отключилось сознание…


— Мне так неудобно, — покачала головой Жанна, пряча глаза от Павла. — Честное слово, даже не знаю, что сказать.

— А ты ничего не говори, — предложил парень, и, улыбнувшись, погладил её по волосам.

И в самом деле, что тут скажешь! Они только вчера прилетели в Москву из Лондона, сегодня был праздничный обед — в честь его возвращения.

А потом он позвонил Жанне, которая почему-то оказалась на рабочем месте, и они договорились встретиться. И вот, встретившись час назад, решили немного прогуляться, где-нибудь поужинать, а потом…

Потом Павел, безумно смущаясь, хотел предложить Жанне снять на ночь номер в гостинице. Потому что пригласить её к себе он не мог, а ехать к ней не хотел. У них ведь не просто дешёвый романчик, он её очень любит и рассчитывает на ответные чувства с её стороны. И, значит, не может приводить её в дом ночью, как какую-то девку…

Нет, надо сделать совершенно иначе: представить её родителям, и познакомиться с её отцом. Павел планировал не откладывать в долгий ящик заявление о том, что он собирается жениться. В первый раз в жизни он принял самостоятельное решение, и это кружило ему голову. Всё время он принимал навязанные ему решения, и никогда не пытался противиться этому. Правда, он категорически отказался учиться за границей, но всё равно родители уговорили его хотя бы годик — другой потусоваться в Англии. А ещё раньше отец принял решение за него, и сообщил сыну, что тот должен стать юристом. Даже когда Павлик собирался жениться на Миле, его натолкнула на этот шаг мать.

— Если она тебе так сильно нравится, — сказала она, — тогда сделай ей предложение! По крайней мере, мы с отцом хотя бы знаем эту девочку и её семью! И я буду довольна такой невесткой! Она меня полностью устраивает.

И очень хорошо, что Мила тогда ему отказала! Иначе он бы не поехал в Лондон и не встретил там Жанну. Правда, мама переживала, когда поняла, что не видать ей Милы в качестве невестки.

Когда он позвонил Жанне, и они встретились, прошло совсем немного времени. Они едва успели поцеловаться пару раз. И вдруг раздался сигнал мобильного Жанны. Павел вздрагивал, когда слышал мрачноватую музыку из телесериала «Бригада». Жанна скачала её в интернете, специально для мобильного. Она выслушала сообщение с таким каменным лицом, что Павел испугался.

— Что-то случилось?

— Бабушка… — простонала она.

— О нет, — вскричал Павлик, — неужели Камилла Аскеровна…?

— Да нет же, — успокоила его Жанна, — она в бутике…

У Павла отлегло от сердца, он мгновенно всё понял. Старушка опять нашкодила, и теперь, опасаясь гнева Малика, звонит внучке. Но, по крайней мере, она жива. А то он уже стал сомневаться в этом, ведь возраст у бабули почтенный, хотя она трогательно скрывает его и злится, если ненароком этот вопрос всплывает.

Они приехали в подземный торговый комплекс на Манежной площади. В одном из маленьких европеизированных магазинчиков, нахохлившись, сидела Камилла Аскеровна в модных очках от «Картье». Подумать только, бабушка приехала только вчера, и уже сегодня ринулась по магазинам. Неужели ей не хватило покупок, сделанных в Лондоне? Или и в самом деле у неё такое несокрушимое здоровье, что она полна энергии и не может сидеть на одном месте?

— Что случилось? — обратился Павел к продавцам, симпатичным молоденьким девушкам.

— Вот, бабуля решила украсть очки, — возмущёно начала одна.

— Пожалуйста, не надо так говорить, — попросил Павел. — Это ещё надо доказать!

Почему-то ему было искренне обидно за бедняжку Камиллу Аскеровну. Конечно, её увлечение невинным вовсе не назовёшь, но всё-же надо уважать пожилых людей. Может быть, это у неё единственное развлечение в жизни, кто знает. К тому же эта дама ему импонировала. Она была трогательной и забавной одновременно, очень доброй. И ещё — она безумно любила внучку, что особенно сильно сроднило её с Павлом.

Он решил, что ему, как мужчине, следует разобраться самому. Жанна с интересом наблюдала за ним, стараясь не смотреть на бабушку. Она точно знала, что, как только взглянет на старушку, сразу же заведётся.

— А что доказывать? Она пришла, стала разглядывать драгоценности, — повысила тон продавец, — потом померила колечко с изумрудом, и оно исчезло с прилавка!


— Что — же ты так, — укоризненно произнесла Жанна, по прежнему не глядя на Камиллу Аскеровну, — рубины — то дороже!

Павел заметил, что бабуля ещё больше вжалась в сидение стула, на котором сидела.

— Это смотря какие, — возразила продавец.

— Постойте, — вмешался Павел, — вы сначала сказали, что бабушка не заплатила за очки, а теперь, выходит, что за колечко!

— Да это я только сейчас обнаружила, что колечко пропало, — воскликнула девушка. — А до этого она нацепила очки и хотела уйти!

— Я не брала ваши очки, деточка, — сухо сообщила Камилла Аскеровна. — Это мои! А за колечко я собиралась заплатить!

— Собиралась — то собиралась, да не заплатила, — включилась в диалог вторая продавщица.

Жанна угрюмо молчала. Ей надоело отчитывать бабушку, ведь все её слова не достигают цели. Так зачем же пупок рвать?

— Сколько она вам должна? — сухо спросил Павел.

Продавец назвала сумму.

— Это за кольцо или за очки? — уточнил он.

— И за то, и за другое, — недовольно ответила девушка.

— Это мои очки, — повторила Камилла Аскеровна. — Я их в Лондоне… купила!

Павел задумался. Бабулю было очень жаль. Во-первых, ей здорово попадёт от внучки, это факт. На лице Жанны было прямо написано, что, как только они окажутся дома, трёпка Камилле Аскеровне обеспечена. К тому же продавщиц следовало наказать. Молодые, холёные, работают в престижных бутиках, а разговаривать с покупателями вежливо не научились. Ведь у Камиллы Аскеровны мог быть просто старческий склероз. Или маразм, как правильно назвать?!

И он решился. Попросил позвать администратора, менеджера или директора. Одна из девиц недовольно набрала номер на мобильном.

— Сейчас подойдёт, ждите.

Было ясно, что менеджера вызвали бы ещё раньше. Но девицы рассчитывали, что родственники воровки не станут раздувать скандал, и приплатят продавщицам отступные — премиальные. И сейчас им было непонятно, для чего вызван администратор.

От нечего делать Павлик стал разглядывать ценники на ювелирные украшения. Да уж, Камилла Аскеровна в этот раз продешевила. Можно было бы выбрать колечко гораздо дороже — вон то, с бриллиантами, чёрными и белыми. Когда подошёл менеджер, Павел налетел на него, не дав сказать тому ни слова:

— Знаете, мы очень недовольны вашим магазином и в частности обслуживанием! Наша бабушка зашла, чтобы выбрать себе колечко. В результате, когда она всего лишь мерила его, её обвинили в краже не только кольца, но и очков! А эти очки я сам ей подарил на прошлой неделе, когда мы отдыхали в Лондоне, — возмущался Павлик.

Он импровизировал. И Жанна и Камилла Аскеровна смотрели на него с изумлением. Ничего он не покупал бабушке в Лондоне, кроме цветов, конфет и пары милых безделушек. Но, насколько он помнил, очки от Картье она действительно купила себе в Лондоне.

— Но, послушайте, — завёл менеджер.

— Это вы послушайте, — прервал его Павел, — возьмите.

Он протянул ему свою визитку.

— Позвоните мне, и мы уладим все вопросы, — сказал Павел голосом избалованного, недовольного, богатого клиента.

Менеджер неохотно взял визитную карточку и открыл рот, чтобы что-то сказать, но тут прочёл фамилию клиента. Не веря своим глазам, он ещё раз прочитал надпись, и вмиг изменился.

— Да — да, конечно, — засюскал он, — простите продавцов, они совсем обленились, — окинул он их недовольным взглядом. — Я позвоню вам на днях, Павел Анатольевич. А вы упакуйте кольцо, которое выбрала дама, — прикрикнул он на девушек.

— Не надо, мы торопимся, — в соответствии с ролью произнёс Павел.

Он подхватил Камиллу Аскеровну под руку, и, не прощаясь, вышел из бутика. Даже его спина выражала недовольство и презрение.

Очумевшая Жанна молча следовала за ними. Она не ожидала от Павла такой реакции. Он открылся ей с новой стороны, избавил бабулю от неприятных, унизительных объяснений. И это было благородно.

В этот вечер Павлу пришлось отказаться от мысли пригласить любимую девушку в гостиницу на ночь. Жанна очень взбудоражена этим происшествием с Камиллой Аскеровной, и, к тому же, ей придётся везти старушку домой. А Павлу придётся тоже возвращаться домой, и оправдываться перед отцом за отсутствие телохранителя и шофёра в его машине. Ну что-ж, как — нибудь в ближайшее время надо довести до сведения родителей, что отныне он не намерен встречаться с девушками под бдительным оком телохранителей. В конце концов, это просто смешно! Да, надо бы поскорее сыграть свадьбу — чтобы они с Жанной могли спокойно, на законных основаниях жить вместе, и не нестись друг к другу через весь город по первому зову сердца. Павлик вдруг вспомнил, что вопрос женитьбы он с Жанной ещё не обсуждал, а уже считает его решённым. Но не может быть, чтобы она ему отказала. Ведь она любит его так же сильно, как и он её… Он это чувствует, вернее, не он, а его сердце. А сердце не может обмануть…


Ковалёв, кряхтя и охая, открыл глаза. Голова кружилась, во рту было сухо, к тому же его тошнило.

Он с трудом поднялся и осмотрелся. Ну да, это всё тот же номер гостиницы, в котором он был с этой шлюхой… как бишь её? Катя или Наташа, что-то в этом роде. Эта дрянь ударила его чем-то, когда он отказался платить деньги за несовершённые действия. К сожалению, несовершённые…

Ковалёв привычным движением, с трудом нагнувшись, хотел притянуть к себе портфель, но его не было. Он быстро проверил комнату, и обессилено сел на разобранную постель. Портфель исчез. Было абсолютно ясно, что его забрала проститутка. Она, конечно же, не думала, что в нём — деньги. Вот ей подарочек привалил к майским праздникам!

До Ковалёва внезапно дошла истина во всей её красе: он, можно сказать, потерял всё: и деньги, которые ему дал Резник, и новую группу, на которую так рассчитывает Мила, и остатки уважения к самому себе. С чем он остался?

Можно было бы сказать, с чем, да ведь он импотент! То есть даже без этого…

Что же теперь ему делать? Покончить жизнь самоубийством, потому что он такой никчёмный, никому не нужный, даже самому себе?

Ковалёв, кряхтя, в последний раз осмотрел гостиничный номер, и вышел из гостиницы. Ему было очень, очень плохо. И пожаловаться было некому. Жене? Да ведь он для неё — пустое место. Непонятно только, почему она продолжает жить с ним в одной квартире. Наверное, никто замуж не зовёт. Дочери? Да и ей он нужен только потому, что пообещал сделать её популярной. За какой счёт он будет организовывать группу, и выводить Милку на новый виток популярности? Резник ему денег больше не даст, это факт при таком раскладе. А Мила любит его, только когда у него есть деньги! Когда-то давно врач сказал Ковалёву, что его импотенция носит психологический характер. Мол, физическая форма у него в норме. Дело в голове. Что-то не ладно у него с головой, не дружит он с ней!

Владимир Ильич добрёл до какого-то скверика и уселся на лавочку. Самым удивительным в этой ситуации было то, что, несмотря на жуткое, безвыходное положение, в которое он попал, и не самое лучшее физическое состояние, он вдруг ощутил желание жить. Он внезапно заметил мир вокруг — начинающую зеленеть траву, яркое солнце, красивых девушек в плащиках и коротких юбчонках, симпатичную дворнягу, подбежавшую к нему, маленьких детей, которых мамаши выгуливали в парке…

Почему-то в этот миг ему показалось, что он совершил роковую ошибку в своей жизни — ещё в тот самый момент много лет назад, когда понял, что, как мужчина, не пригоден. Тогда он вдруг стал считать естественными измены жены, подчас весьма откровенные, её тычки и обидные замечания, оскорбления и презрение дочери, вторившей матери. Он стал считать себя кем-то, даже не человеком, а существом второго или даже третьего сорта. Он соглашался с женой, что он серость и никчёмность — только потому, что стал не способным к сексуальной жизни. И из-за одного этого он упустил и жену, и дочь. Он позволял им всё, и считал это вполне естественным. Он не видел ничего вокруг, кроме собственного убожества. Он не видел жизни, она проходила мимо него! Зачем он жил, ради чего? Трудно сказать, он пытался всякий раз заслужить одобрение дочери или жены, как пытается это сделать провинившаяся собака. Да он и жить — то не хотел, ему было всё равно…

Так почему же сейчас всё изменилось? Сейчас, когда его положение — хуже некуда, он хотел жить, как никогда раньше! И почему-то именно в этот момент, когда Ковалёв, можно сказать, впервые за много лет ощутил прилив жизненной энергии, и понял, в чём была его ошибка, и решился её исправить, у него случился инфаркт — прямо на лавочке в скверике…


Малик внимательно осмотрел присутствующих. Каждую неделю на доклад к нему приходили пять человек — самых приближённых, занимающих особое положение в Семье.

Вообще-то на самом деле Малик был лидером одной из азербайджанских группировок, если смотреть правде в глаза. Но предпочитал называть группировку Семьёй. В крайнем случае — общиной. Жанна шутила, что лавры Крёстного отца не дают ему спокойно спать. Малик в ответ сердился и кричал, что ни за что не позволил бы подчинённым называть себя доном, и что Пьюзо, автор той популярной саги, сделал своего героя страдающим комплексом неполноценности. Мол, именно потому он требовал от окружающих доказательств их дружеского отношения к нему. А он называет группировку Семьёй — потому что почти все её члены родственники, пусть и дальние. Но у азербайджанцев нет такого критерия — дальний родственник. Просто родственник — и всё.

Жанна, улыбаясь, вспомнила эту извечную распрю с отцом. Она сидела от него по правую руку — знак величайшего доверия и уважения.

Малик периодически поглядывал на неё и был недоволен тем, что она, кажется, даже не слышит, о чём идёт разговор. Чему — то улыбается сама себе. Она вообще после этой поездки сильно изменилась, и Малика это тревожило.

Рафаэль отвечал за наркотики и отмывание «грязных» денег и обналичку «чистых» в подконтрольных банках. Юнус — за вопросы внутренней безопасности, за взаимоотношения с властями и конкурентами. Шахид, брат, контролировал принадлежащие Семье рынки и так называемый «автобизнес», то есть угон автомобилей. У Семьи были и легальные автосервисы, принадлежащие ей.

В этих автосервисах машинам перебивают номера, красят, и продают. Или даже не перебивают номера, просто вносят подкормленному гаишнику тысячу долларов за машину, и он убирает её номер из компьютера. Получается, что в угоне она не числится, и бывший владелец, хоть носом землю рой, её никогда не найдёт.


И ещё Шахид отвечал за похищение людей. Хотя в последнее время Жанна давила на Малика, утверждая, что следует завязать с шантажом и заложниками. Это было муторно, опасно и приносило больше хлопот, нежели прибыли.

Вагиф, солидный и седой азэри, был хранителем кассы, то есть общака, поэтому стабильно присутствовал на еженедельных сборах. И Камал, у которого тоже была фамилия Гусейнов, как и у Малика с Жанной, отвечал за контролируемые Семьёй супермаркет «Восьмое чудо света», казино « Мимоза», рестораны и клубы.

Малик внимательно слушал отчёты, но больше всего его интересовал другой вопрос. Сегодня он собрался сделать важное заявление, для которого нужно собрать все силы. Потому что препятствий для выполнения его желания было много.

После того, как все отчитались, и Вагиф собрал деньги в свой потёртый дипломатик, и начал прощаться с присутствующими, Малик попросил его сесть на место.

— В прошлые недели N — ский рынок давал больше денег, чем в эту, — начал он.

— Так, брат, — влез в разговор Шахид, — ты знаешь, почему. Рынок не работал, много денег потеряли…

Малик с неудовольствием зыркнул на него.

— Вот об этом я и хочу поговорить с вами. Кто виноват, вспоминать не будем…. — Малик специально сделал паузу, и Шахид понял, опустил глаза.

Ведь виноват был не кто иной, как Тофик, его сын, понадеявшийся на русское «авось». Он не постарался принять меры заранее, и вот результат. Конечно, Тофика сняли с должности, но ничего уже не изменишь. Пятеро торговцев были убиты своими же земляками, чтобы не связываться с русскими. Ещё трое умерли в больнице от побоев. Остальные еле оклемались. И всё — из-за Тофика… Если бы он не был племянником Малика, то его наказание было бы очень строгим. А так его всего лишь лишили должности, но ещё надо доказать, что Тофик этим недоволен. Этот пижон и мот только рад не работать, а разъезжать со своей квн-овской командой по стране и хохмить.

— Я хочу, чтобы все присутствующие поклялись именем Аллаха почитать мою дочь так же, как и меня — после того, как я отойду в мир иной.

Жанна встрепенулась под обращёнными на неё со всех сторон недоумевающими взглядами. Она не поняла, к чему была эта речь, и прекрасно знала, о чём думают присутствующие. Разве будут мусульманские мужчины почитать женщину так же, как и мужчину? Жанна отлично помнила, сколько неудовольствия выразили они четыре года назад, когда отец в первый раз привёл дочь на совет. Тогда он одержал победу, хотя со всех сторон раздавались недовольные крики. А потом выступил один из старых азербайджанцев:

— Наши женщины носят хиджаб, сидят за отдельным столом, и не смеют начать разговор, пока муж не разрешит. Мусульманский закон велит относиться к женщине как к нечистому существу: после даже случайного прикосновения к женщине следует совершать омовение. Она — низшее существо, не имеющее право голоса! А твоя дочь сидит за одним столом с мужчинами, перебивает их, ведёт себя, как мужчина…

— Всё это было давно и в другой стране, — ответил тогда Малик, и все замолчали. — И пусть когда-то на самом деле положение женщины было унизительным. Но вспомните, что даже тогда женщину чтили. Если она появлялась между двумя дерущимися, драка немедленно прекращалась. Если целовала врага в знак примирения, он становился другом мужа. При вражде кланов женщина была неприкосновенна и свободно ходила среди враждующих фамилий. Да, положение её было противоречивым. Но всё меняется. Теперь и в Азербайджане к женщинам относятся совсем по-другому. Они свободны в своём выборе и в своих поступках. Ведь ислам — это свобода человека.

У нас сложилась неверная концепция, идея о лидерстве. Качества женщины дополняют качества мужчины. Мы забыли Аллаха! Аиша, жена Пророка, была передатчиком ряда Хадисов. И, если мы обратимся к истории, то вспомним, что более 2 тысяч Хадисов было передано женщиной. Аиша была великой учёной, и даже великие Сахабы (сподвижники Пророка ( авт), обращались к ней за помощью! Они не считали это зазорным — почему? Кто велел нашим женщинам сидеть дома и слушать мужей? Пророк? Аллах? Это мы, мужчины, велели! Мы поставили себя выше Аллаха. Мы забыли Аллаха! Пророк сказал: женщины — близкое родство мужчин! Жанна — моя дочь. И она — моя плоть, моя кровь. Она почитает мою религию, она читает Коран, она придерживается его заповедей. Почему я не могу привести её сюда, когда моя дочь, словно Аиша, умнее многих из вас?

Тогда, четыре года назад, отец много чего говорил. И подкреплял свои слова конкретными цитатами — из Корана, священных Сур. Никто не мог ему возразить, и Шахид тогда так и сказал:

— Тебе никто не возражает, потому что боятся…

— Нет, — поправил его Малик, — потому что я прав!

С тех пор Жанна была полноправной участницей подобных мероприятий, советов, наперсницей отца. Мужчины больше не обращали внимания на её пол и возраст, и советовались с ней, не стесняясь того, что она — женщина. Порою ей даже казалось, что они забыли об этом. Да и сам Малик, страдая от того, что у него дочь, а не сын, с детства относился к ней как к мужчине, ничуть не щадя ни природную женственность дочери, ни скромность. Именно поэтому Жанна выросла чёрствая, жёсткая, мужественная. Но она приехала в Москву совсем маленькой девочкой, к тому же её кровь была наполовину греческой. Так что она не могла считаться абсолютной азербайджанкой до мозга костей, ведь выросла в столице России. Тем не менее она с удовольствием ездила на родину отца, и общалась с многочисленными родственниками, почитала мусульманские праздники и не ела свинину и чёрный хлеб. Но в любом случае поколение Жанны подлежало иному разделению, нежели на расы и национальности.

И теперь отец, словно вспомнив тот день четырёхлетней давности, снова вернулся к этому вопросу. Теперь он хочет, чтобы её почитали. К чему бы это?

— Но мы и так уважаем твою дочь, — сказал Рафаэль, уважительно наклонив голову в сторону Жанны.

— Я не об этом, — покачал головой Малик. — Вы должны поклясться именем Аллаха, что будете слушать мою дочь и будете так же преданы ей, как и мне, когда меня не станет…

— Папа! — воскликнула Жанна. — Зачем ты это говоришь? Ты так молод, что можешь найти себе жену…

Присутствующие заулыбались и закивали головами.

Малик раздражённо цыкнул на них.

— Сегодня — молод, а завтра мёртв, — загадочно произнёс он непонятную фразу.

— Что за речи? — расстроилась Жанна. — И слушать не хочу!

— Клянитесь, — взревел Малик. — Немедленно! Дружеским саламом, молоком матери, жизнью единственного ребёнка, землёй родины… Клянитесь!


Жанна задумчиво держала поводья в руках. Жеребец — ахалтекинец — её любимчик, названный Пейкамом, в честь коня, выигравшего в 1999 году убийственный 120-километровый марафон вдоль МКАД, гордо нёс свою хозяйку по лесу. Пейкама подарил Малику преступный авторитет из Азербайджана. Они с Маликом много лет назад сидели в одной тюрьме. Естественно, конь был тут же передарен Жанне, которая по мере возможностей старалась не упускать шанса съездить на международные спортивные митинги коннозаводчиков. В четырнадцать лет, когда она увлеклась конным спортом, Жанне прочили большое будущее. Она готовила себя в берейторы или даже жокеи, успешно прошла техминимум. Мечтала завоевать Большой приз.

Но три года назад на тренировке девушка упала с лошади, подвернувшей ногу, и получила серьёзную травму головы. После этого Малик запретил ей появляться на конезаводе, расположенном в одной из лесопарковых зон столицы. Тем не менее своенравная дочь, ослушавшись отцовского слова, продолжала заниматься конным спортом. Но, конечно, больше не использовала галоп или рысь, предпочитая более спокойный аллюр — иноходь.

Она оплачивала стойло и содержание двух лошадей — ахалтекинца Пейкама и орловского рысака Макса. Макса она объезжала очень редко, поэтому разрешала владельцу конюшни иногда сдавать его под седло. А сама предпочитала Пейкама. Золотисто — рыжий, с высокой холкой, поджарым животом, тонкими ногами, мощным крупом он напоминал гепарда, самого быстрого зверя. Гибкостью, плавностью движений, тонкой шелковистой кожей и необыкновенно высоким поставом длинной шеи его можно было сравнить со змеёй. А из-за величественного и гордого вида Пейкама можно было сравнить с орлом. Жанна была без ума от коня, и жалела, что в момент травмы не он был под седлом. То есть, если бы это был Пейкам, то Жанна не провалялась бы в больнице почти два месяца, и не вынуждена была бы ограничивать его аллюр. Самое интересное, что высота в холке у Пейкама была такой же, как и рост его красавицы — хозяйки: 158 см .

У Жанны почти никогда не было свободного времени с тех пор, как отец привёл её на совет в первый раз.

И, тем не менее, она всегда находила пару часов, чтобы объезжать Пейкама и старичка — Макса, так неловко сбросившего её три года назад.

Но сегодня она даже не получала удовольствия от конной прогулки. Жанне надо было обдумать вчерашние слова отца. Ей не нравились слова, которые он говорил, и было непонятно, почему он их говорил.

С чего вдруг он так обеспокоен положением дел после своей кончины? Он ещё совсем не старый, физически крепкий, он никогда ничем не болел. Так почему же, ни с того ни с сего отца стало интересовать отношение главных членов его организации, то бишь Семьи, к Жанне? Почему он требовал уважения и послушания по отношению к ней? Тем более что клятва в верности Жанне, которую вчера дали все присутствующие на совете, смотрелась по — детски, как фарс, дешёвое представление. Неужели отец этого не заметил?

Жанна этого не понимала, и ей было тревожно. Она ощущала смутное беспокойство. Теперь, когда её личная жизнь налаживалась, да ещё и как, и она думала, что всё теперь будет иначе, навалились новые проблемы. И, самое неприятное, что отец напрочь отказался сказать ей правду. Жанна упорно расспрашивала его, с чего бы это ему настаивать на том, чтобы она практически сменила его на посту.

— С каждым из нас может что-то случиться, — спокойно ответил отец и обнял её. — Я только предусмотрителен, ничего больше!

Но Жанне было мало этого. Почему-то раньше он об этом даже не задумывался. А теперь созвал всех самых важных персон ОПГ, и практически приказал им, заставил почитать её…

Это было для него очень важно. Почему? Жанна уже сломала себе голову, когда вдруг подумала, что, может быть, отец просто устал, и решил отдохнуть? Грубо говоря, уйти на пенсию? И доверить ей все дела? Конечно, у него нет сына, это очень обидно для него, но он безумно любит Жанну, и воспитывал её, как мальчика…

Кроме того, его брат и племянники не подходят на пост лидера. В этом случае группировка значительно ослабит свои позиции, это понимала даже Жанна. Но почему он считает, что она сможет заменить его?

Жанна ещё долго думала об этом, но потом решительно свернула свои мысли, оставив их до лучших времён. Ничего нового она не придумала и сообразить не могла. Её мысли упорно возвращались к Павлику. Как он, сын крупного бизнесмена, отнесётся к положению Жанны и сфере деятельности её отца? Но ему придётся смириться — если он её любит. А он её любит, это сразу понятно, лишь только взглянешь на него. Он смотрит на Жанну с обожанием и такой нежностью, что она просто тает, как воск, хотя никогда не была послушным пластилином в чужих руках. А сейчас ей даже хотелось этого — хотелось стать другой, настоящей женщиной, слабой и прячущейся за спину своего мужчины. Жанна улыбнулась, вспомнив, как вытянулось лицо продавца в бутике, когда Павлик сказал, что очки Картье он подарил Камилле Аскеровне в Лондоне… Как он сказал?

— Это бабушка моей невесты, и я не позволю оскорблять её…

Сердце Жанны наполнилось радостью. Бабушка невесты, надо же! Он действительно считает её своей невестой? А что, если он сделает ей предложение, что тогда? Да ничего! Ни секунды не сомневаясь, Жанна скажет «да»!

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Когда Владимир Ильич Ковалёв открыл глаза, то увидел человека, о котором думал в последнюю очередь. Резник сидел в кресле напротив, устало прикрыв глаза. Ковалёв изумлённо вглядывался в его лицо, решив было, что зрение подводит его.

— Толик, это ты? — наконец-то позвал он.

Анатолий Максимович оживился и, придвинув кресло к кровати больного, ободряюще улыбнулся.

— А ты думал, архангел Гавриил?

— Почему ты здесь?

— Потому что у моего друга инфаркт, — на полном серьёзе ответил Резник.

— Друга? — усмехнулся Ковалёв, и наконец обвёл взглядом палату.

Она больше походила на гостиничный номер: красивые жалюзи, большой букет цветов в вазе на светлом современном комоде. На полу — уютный, домашний палас, на котором стоят такие же домашние уютные тапочки. Два светлых кресла, между ними — маленький столик со стопкой свежих журналов на любой вкус. Телефонная трубка и ноутбук лежали на комоде возле вазы с цветами. А в углу притаился маленький пузатый холодильник, над которым висела полочка с телевизором.

Ковалёв почувствовал себя виноватым. И поэтому начал нападение: всегда легче нападать на благодетеля, чем благодарить его.

— И ты, конечно, пристроил своего друга в лучшую больницу, и платишь за этот санаторий сто баксов в сутки, — язвительно начал он.

— Двести семьдесят, — спокойно поправил его олигарх.

Ковалёв притих. И с чего он взял, что сможет атаковать Резника? Тот уже тёртый калач, иначе и быть не может. Случайные люди не делают себе миллиардного состояния…

И что теперь? Как сказать Резнику, что денег нет, и что вернуть их он не сможет? Конечно, в каком — то смысле Ковалёва тоже нищим не назовёшь, он живёт в отличной квартире, ездит на хорошей машине и может позволить себе питаться в ресторанах, но по сравнению с Резником он просто нищий. И те несчастные двадцать пять тысяч, которые дал ему друг в долг, на первый этап раскрутки Милки, ему не поднять.

Ещё хорошо, что Резник не выписал ему чек на сто двадцать тысяч, о которых шла речь, а решил давать деньги Ковалёву поэтапно, отслеживая каждый его шаг.

Всё-же Резник был бизнесменом, а не меценатом, и хотел знать, куда делись его денежки, на что пошли. И, если он узнает, что шестая часть общей суммы осела в кармане у проститутки, которую снял воспаривший на небеса Ковалёв, невозможно предсказать его действия. Да он Ковалёва в порошок сотрёт! Особенно обидно оттого, что он с этой проституткой даже не спал! Если бы его проклятая мужская несостоятельность вдруг исчезла под напором этой Наташи или Кати, как там её, Ковалёв бы считал, что это просто плата за своеобразное излечение. Но она украла деньги просто так, за здорово живёшь!

И вдруг Ковалёву пришла в голову простая и очень удачная мысль: а что, если представить дело так, будто он с деньгами в портфеле шёл… да мало ли куда шёл, оплачивать помещение для кастинга, например, или заказывать студию для записи пилотной песни, почувствовал себя плохо, сел на лавочку, и… всё. Очнулся в больнице. Как в кино: упал, очнулся — гипс. А портфель с денежками — тю-тю, испарился…

Ковалёв уже открыл было рот, чтобы выдвинуть эту версию, как вдруг увидел насмешливые глаза Резника. У Владимира Ильича интуиция находилась в зачаточном состоянии. Она никогда прежде не работала, он даже не понимал, что означает слово «интуитивно». Но теперь, когда он увидел выражение глаз Анатолия Максимовича, внезапно осознал — совершенно интуитивно, что ему сейчас врать нельзя. Потому что… Потому что просто нельзя, и всё. Скорее всего, Резник знает правду. И, потом, отчего — то Ковалёву показалось, опять же, проснувшаяся интуиция подсказала, что именно сейчас очень важный момент. Что Резник раздумывает над принятием решения, и какое оно будет, в пользу Ковалёва или нет, зависит от самого Владимира Ильича. И поэтому, чисто из вредности, Ковалёв намеренно весело сообщил:

— А знаешь, деньги — то у меня украли!

— Догадываюсь, — кивнул Резник, и больной поблагодарил Бога за то, что не стал врать. Если Резник догадывается, что деньги украли, значит, знает правду.

— По проституткам бегаем, Вовчик? — продолжил Резник, но в голосе его не было злобы, скорее, одно веселье.

— Грешен, каюсь, — подхватил его тон Ковалёв. — Слушай, Толик, а что у меня прихватило — то? Сердце?

— Оно самое, — кивнул приятель. — И в связи с этим я даже не знаю, говорить ли мне своё деловое предложение сейчас, или обождать, пока ты оклемаешься…

— Да я вроде в порядке, — неуверенно сообщил Ковалёв.

Ему не терпелось узнать, что же это за деловое предложение, которое его приятель, один из самых богатых людей России, делает ему, неудачливому продюсеру.

— Знаешь, наверное, чуть позже, — решил Резник. — Поправляйся пока. Я вот тут тебе кое-что принёс, — он распахнул холодильник, показывая, что тот заполнен под завязку. — Так что кушай, пожалуйста, отдыхай, и ни о чём не волнуйся. Всё будет хорошо, я тебе обещаю.

Он поднялся, и направился к двери.

— Толик, — окликнул его Ковалёв. — А Галка с Милой…

Резник отрицательно покачал головой. Ни жена, ни дочь Ковалёва не соизволили появиться у отца и мужа в больнице. Владимир Ильич вздохнул. Если не думать о том, что он только что перенёс инфаркт, что жена с дочкой не заботятся о его здоровье, и что дешёвая проститутка Катя украла у него портфель с двадцатью пятью тысячами долларов, то всё действительно хорошо, как сказал Резник. Впрочем, тот пообещал, что всё будет хорошо, особенно напирая на глагол «будет». И, раз он сказал, значит, всё так и будет — хорошо!


Мила была в отчаянии. Она не помнила, чтобы когда-то с ней происходило что-либо подобное. В последнее время на неё навалились несчастья, и нет от них отбою, словно от назойливых кавалеров. Но, вот беда, кавалеров тоже не было. Да ещё и Павел, негодяй, устроил такое…

Вчера вечером семья Резников пригласила Милу на ужин. То есть не семья, а Любовь Андреевна. В принципе, Миле не требовалось приглашение, она и так была «своей» в этом доме. Но всё-же церемония приглашения присутствовала, так что Мила с радостью согласилась. Ведь гораздо приятнее чувствовать себя приглашённой гостьей, чем незваной.

К тому же, ей не удавалось поговорить с Павликом с того самого дня, как он приехал, а ведь уже прошла неделя. Его то не было дома, то он был занят, то у Милы не было возможности поговорить с ним. Ей всего-то и требовалось, что начать разговор, увести Павла подальше от любопытных глаз и соблазнить. И всё! Можно считать дело сделанным, ведь он, как честный человек, должен будет жениться! Павел был до смешного старомоден. И, если вдруг он окажется в Милиной постели, то можно будет праздновать победу. Но Павел оказался прямо-таки неуловимым, и Мила поняла, что не так — то легко будет застать его, к тому же наедине. Впрочем, если ей это удастся, она не растеряется. Павел мигом забудет свою смуглую замарашку!

Мила, приглашённая на ужин, старательно накрасила лицо, и распахнула шкаф. Так, это коктейльное платье не подходит для домашнего ужина, эта юбка почти новая, но она с пятном от кофе, а это платье слишком длинное, под него надо одевать каблуки. Не станет же она тащить с собой шпильки! Любовь Андреевна вообще заявила, что для Милы специально куплены домашние тапочки. Резники делали вид, что они самые обычные люди.

Мила усмехнулась. Может, Анатолий Максимович и верит в эту демократическую ерунду, но она — то точно нет! Они совсем не обычные люди, у обычных нет такого дома, личного вертолёта и самолёта, шикарного бассейна под стеклянным куполом. Заморского зимнего сада с коалами, уникальной оранжереи, в которой собраны редчайшие экземпляры цветов, каждый из которых стоит как квартира в провинции, особняков в Майами и Беверли — Хиллз, вилл на Майорке, Багамах и, кажется, в Испании или где-то на Кипре, плантации оливковых деревьев в Греции, нескольких заводов, и кучи других «мелочей» стоимостью в миллион долларов. И, конечно, у обычного человека нет нефтяного холдинга «Терра — нефть», который скоро будет носить дурацкое название « ТерраСик», который включает в себя кучу нефтяных разработок, нефтезаводов и сеть автозаправок по всей России.

У Резников было всё — буквально всё! Но Любовь Андреевна, которая могла бы купить себе небольшую страну и править в ней, как королева, предлагала, чтобы на семейном ужине все присутствующие сидели в домашних тапках… Какое лицемерие!

Мила только качала головой, пока стояла возле шкафа. Похоже, ей нечего надеть! Конечно, если послушаться Любовь Андреевну, и нацепить тапочки, то можно натянуть и старенькие джинсы от Версаче, в которых Мила ходила ещё в прошлом году. Но только как она, чувырла в тапочках, будет очаровывать Павла — тонкого эстета, любящего красивую музыку, хорошую литературу, тонких, умных женщин?

В этом случае Мила уподобится этой корове Настеньке с её мамашей, гусыней Тасей. Эти две дебелые тётки совершенно не смущались, сидя за столом в пеньюарах, или, ещё того хуже, в халатах! А иногда даже с нечёсаными волосами и неумытыми физиономиями!

Мила уже не могла дождаться, когда они уедут. Или хотя бы Тася. С дурой Настенькой она — то уж как-нибудь справится, а вот мамаша у неё похитрее и сообразительнее будет. К тому же Тася имеет влияние на Любовь Андреевну, так что Миле нежелательно конфликтовать с той. А Настя… Ужас какой, она же двоюродная сестра Павлика, отчего же она строит ему глазки? Не иначе, девке срочно нужен любовник! Мила усмехнулась, решив придумать какую-нибудь каверзу для этих украинских колхозниц. Но это чуть позже, а сейчас надо было срочно искать одежду, в которой она прибудет к Резникам.

Мила решительно захлопнула дверцы гардероба. Ей давно уже пора обновить его. Наверное, придётся вначале выйти замуж за Павлика, а потом и покупать себе полностью новую экипировку. Мила прошла в комнату матери и решительно распахнула её шкаф. У Галины был тот же размер, что и у дочери, так что они иногда, раньше, ещё до того, как стали равнодушны друг к другу, заимствовали друг у дружки кофточку или шарфик. Мила нашла отличный розовый свитер — яркий, тонкий и ажурный, очень изящный, и подобрала к нему юбку — свою же, розовую, только на тон темнее. У Милы было много розовых вещей, потому что розовый — это её любимый цвет. Цвет Барби, в стиле которой Мила одевалась и выглядела. И пока что этот стиль ей шёл, правда, уже лет этак через пять она будет смотреться смешно с обесцвеченными локонами и розовыми сапожками. Всему приходит конец, и в тридцать пять Миле придётся одеваться в более сдержанных тонах. Но пока что она ещё может себе позволить это, тем более что выглядит моложе. А вот её мамаша, молодящаяся тётка, лучше бы не покупала розовую одежду. Для почти пятидесятилетней женщины это просто смешно!

Мила оделась, тщательно напудрила т — зону: нос, лоб и подбородок, чтобы, не дай Бог, не блестели. И, прихватив с собой туфельки на маленьком каблучке — всё же не тапочки! — вышла из дома. Сегодня — кровь из носу, ей надо затащить Пашку в кровать. Пора уже приступать к серьёзным действиям, пора! А то, ещё не дай Бог, папаша коньки нарежет, и денежки продюсерские — того, тю-тю! А нынешние продюсеры предпочитают продвигать кого? Юных девочек, молодое мясо! Мила уже не канает, никак не канает… Ох уж не вовремя отец попал в больницу со своим сердцем, ох, не вовремя! Пусть бы сначала сколотил группу, а потом болел себе, сколько влезет! Дочь почувствовала некие угрызения совести, ведь она думала о родном отце как о постороннем человеке, к тому же не собиралась навестить его в больнице. Но она усилием воли подавила робкие возгласы совести, и уселась в машину.

Охрана открыла ей ворота, Мила поставила свою «ауди» в подземный гараж Резника. Всё-же нет у человека размаха, сразу видно, что вырос он в нищете! Если бы ей, Миле, хотя бы треть, да даже десятую часть его денег, даже сотую, она бы построила не то что такой дом с обычным гаражом, а сделала бы из своего жилища конфетку — закачаться можно! А Резники — скучные люди. Удивительно, как это ещё у них хватило смелости заказать себе коал из Австралии? Не иначе как кто подсказал!

Мила почувствовала взгляд и подняла голову. На секунду ей показалось, что это Павлик, и она вскинула было руку, чтобы весело помахать ему. Но с пятого этажа особняка, застеклённого особым, толстым стеклом, на неё смотрел рыжий Джонни. Смотрел преданно и печально, но Мила не рассмотрела его взгляда. Она не задавалась такой целью — узнать, о чём думает чокнутый ветеринар, когда смотрит на неё. А зря: если бы она была бы дальновидной девушкой, то, возможно, сделала бы иной выбор. И тогда вся её жизнь пошла бы по — другому…


Малик был недоволен и даже сердит на дочь. Ну как она могла связаться с русским? Это при том, что у неё не было брата, и у Малика не было сына, который продолжил бы его род. Но Малик смирился бы с этим, если бы Жанна увлеклась настоящим, этническим азербайджанцем. Тогда было бы не так обидно. Пусть фамилия Гусейновых уже бы не звучала, но зато у Жанны была бы пусть и другая, но азербайджанская фамилия. И было бы совсем идеально, если бы Жанна полюбила бы парня из их общины. Например, Рафаэля. Или сына Вагифа, который был хранителем общака.

Малик не стал бы так напирать на дочь, кабы не предчувствие скорой смерти. Жанна не знала, да и никто не знал, кроме личного врача Гусейнова, что Малик вот уже скоро три недели как держится только на таблетках. И сколько ещё продержится — неизвестно. Только поэтому он и созвал своих людей, и заставил их поклясться, что после его смерти они признают Жанну, как его самого. Это был нонсенс — чтобы азербайджанской общиной руководила женщина. Но, кажется, Малик смог доказать, что Жанна — наилучшая кандидатура. В принципе, особо никто не противился, влияние и авторитет Малика были на такой недосягаемой высоте, что и на его дочь падали лучи этой власти, озаряя её в свете лидера. Только Шахид, родной брат, дядя Жанны, не желал смириться с такой постановкой вопроса. Шахид сам давно хотел занять место Малика, его трон. И теперь, оказывается, ему ничего не светит даже после его смерти?!

Хотя откуда бы знать Шахиду, что Малик скоро умрёт? Но он, как шакал, почувствовал. Малик знал, что почувствовал, потому что видел, как у брата загорелись глаза, а в них — надежда…

Малик вообще не доверял брату, постоянно ожидая подвоха со стороны брата. Обычно у азербайджанцев всё не так. Родственники — это святое. Брат — за брата, род — за род. Но Малик и Шахид словно были от разных родителей. И это тревожило Малика, не давало ему спокойствия в жизни. А теперь ещё и дочь, единственная, горячо любимая, начудила…

Естественно, Малик понял, что в жизни Жанны что-то изменилось, когда она приехала из Лондона. И потом, когда она удирала от телохранителя, её мгновенно вычисляли. Неужели Жанна настолько наивна, будто думает, что отец, лидер одной из крупнейших азербайджанских группировок, спокойно отпустит дочь одну в город? Естественно, за Жанной следил Мальчик, да так, что она сама не знала. И тут же доложил Малику, что она встречается с каким — то парнем, молодым блондинчиком. С тем, с которым прилетела из Лондона.

Проследили и за ним, и теперь на столе перед Маликом лежало досье на Павла Анатольевича Резника. Сам по себе парнишка не представлял ничего интересного, зато его отец владел громадным состоянием. Он владел нефтяным холдингом, а ведь Малик совсем недавно с нетерпением ожидал дочь, чтобы поговорить с ней о новом начинании — о нефти. Он бы хотел легализоваться окончательно, чтобы после его смерти у Жанны не было проблем. К тому же эта отрасль была очень прибыльной и стабильной. Малик практически уже принял воистину революционное решение, но по приезду Жанны немного отложил его. Дочь была невменяема от любви к этому русскому. Она вряд ли смогла бы внести дельное предложение, поэтому Малик терпеливо ждал, когда же она наконец сможет переключиться на текущие дела. Правда, больше он ждать не мог: его время было на исходе. Он дал ей задание выяснить о разделе нефти в России, чтобы не наступить на пятки крупному холдингу, но Жанна до сих пор ничего не нарыла в своём интернете, в котором просиживает чуть ли не сутками, взламывая программы и сайты, даже те, которые не представляли для неё никакого интереса. Просто так, в качестве профилактики. Но до сих пор он не получил от неё никакой информации только потому, что она полностью поглощена этим своим младшим Резником.

Сейчас, когда после революции прошёл почти век, люди вновь стали богатеть, стали появляться знаменитые фамилии. Это было совсем неплохо.

В общем-то, породниться с такой семьёй каждый счёл бы за честь, но только не Малик. В их роду женщины выходили замуж за азербайджанцев — всегда. Это он, первый, нарушил уклад и женился на гречанке. Но он — мужчина. То, что дозволено Юпитеру, не дозволено быку.

Если Жанна выйдет замуж за этого Павла, её дети будут русскими, будут носить фамилию Резник. Они будут обеспеченными, и дети этих детей тоже будут иметь всё. Но Малик этого уже не застанет. Если бы у него был сын, он бы более лояльно отнёсся к выбору дочери. Но Жанна у него одна. И он не может позволить ей исчезнуть из рода Гусейновых. Разве что её избранник примет ислам! Но Павел Резник, сын олигарха, никогда не пойдёт на такое. Ему незачем это делать, представителю так называемой «золотой молодёжи». Так что Малик не позволит Жанне сделать подобный выбор. К тому же если она выйдет замуж за русского, она уйдёт из Семьи. Кто останется во главе? Что станет с общиной? То, что лучше, чем при Малике, не будет, это ясно. Будет хуже, притом намного, а Малику не хотелось, чтобы так случилось. Даже если он этого уже не увидит, он не мог допустить, чтобы всё, что он строил в течение стольких лет, разрушилось из-за прихоти девчонки!

Особенно после того, как недавно отстаивал её кандидатуру, способную заменить его, когда придёт время. Никто из присутствующих не понял, что это время грядёт очень скоро. Они сочли это одной из причуд Малика, и поклялись Аллахом. Но, так как они уже поклялись, должны будут сдержать свою клятву. Аллах священен, да падёт его гнев на голову ослушника!

А с Жанной надо что-то решать, и немедленно. Малик откинулся на спинку кресло, и лицо его просветлело. Вот старый дурак, и чего это он так разволновался? Скорее всего, у Павла этого с Жанной — обычный роман. Его дочь не могла всерьёз увлечься мужчиной, да ещё и русским, после недолгого пребывания в Лондоне! Они повстречаются немного, а потом она его бросит. Ведь она — его дочь, она не сможет решиться на брак с иноверцем, она не омрачит последних дней отца и не ослушается его воли, не уйдёт из Семьи! Но всё равно надо бы поостеречься и предусмотреть любой поворот событий. На всякий случай.

Малик задумчиво взглянул на отпечатанный на компьютере отчёт, и прочёл ещё раз абзац, посвящённый украинским родственницам жены Резника. Досье было максимально полным, поэтому Малик быстро сообразил, кого отправить на передовую.

Он нажал кнопку селектора и сказал секретарше, тоже Жанне:

— Тофика ко мне, и побыстрее.


— Знаешь, я ведь почти ненавидел тебя, — признался Ковалёв. — Думал, что это ты способствовал тому, что моя Галка так изменилась! А, оказывается, она всегда была такая, просто я этого не замечал.

— Мы этого не замечали, — поправил его Резник.

Он сидел в удобном кресле в палате Владимира Ильича и с аппетитом грыз яблоко, килограмм которых принёс другу.

— Так вот, — продолжил Ковалёв, — со временем я стал считать, что это ты виновен во всех моих неудачах, потому что все они брали исток у семейных неурядиц, понимаешь? Ты же процветал и богател, тогда как я скатывался всё ниже. Я и продюсером-то стал, чтобы быть хоть чуть — чуть похожим на тебя, чтобы стать публичной персоной. Но, опять-таки, ничего хорошего мне это не принесло. А когда я… потерял мужскую силу, то снова стал винить тебя. Галка постоянно смеялась надо мной, и говорила о тебе. Вот, мол, зря она вышла за меня, надо было ей дождаться тебя из армии. И это на том фоне, что ты — мой старый друг, у тебя ничего не было, когда ты начинал свою карьеру, а у меня был неплохой старт, ведь родители предоставили мне такую возможность. И я постепенно стал привыкать к мысли, что я — никчёмность, бесполезное существо. А ты — почти Бог. И от этого я стал ненавидеть тебя ещё сильнее, потому что я тоже мог бы быть Богом. Но я научился винить в своих неудачах тебя, и это спасало меня, скрашивало моё существование. Я думал, что, раз я импотент, никчёмность и серость, то должен сказать спасибо за то, что мне разрешено жить. И, так как сказать это спасибо мне надо было кому-то, то я говорил его самым близким людям — Галине и Милке. Вот только чем чаще и искреннее я им это говорил, тем меньше они меня понимали, а потом и вовсе стали ноги вытирать… Я вообще перестал жить, меня, Ковалёва Владимира Ильича, уже и не было, осталась только телесная оболочка, да паспорт… Моё сознание отравляла мысль, что я вообще не мужчина. Знаешь, как в анекдоте: — Встать! Встать при исполнении гимна, я сказал! Ну, встать! Ах, даже при исполнении гимна — нет? Не встаёшь? Увы… Извини, милая…

Резник заулыбался, хотя, на его взгляд, анекдот был весьма пошловат и нехорошо попахивал. Следовало переключиться на другую тему.

— Знаешь, я в какой-то мере даже рад, что ты попал в больницу, — вдруг произнёс он. — По крайней мере, ты смог понять свою жизнь, проанализировать её и прийти к определённому выводу. Ведь ты пришёл к выводу, не так ли?

Ковалёв кивнул. Он был ещё слаб, лежал на высоких подушках, но глаза его горели.

— Если бы не этот твой инфаркт, мы бы никогда не стали разговаривать так, как сейчас, — продолжил Резник. — Я тоже хочу выложить тебе то, что было у меня на душе, и есть сейчас.

— Раз пошла такая пьянка, режь последний огурец, — улыбнулся Ковалёв.

— Режу, режу, — поднял руки кверху Резник. — Я никогда не собирался становиться промышленным магнатом или олигархом. Ты же помнишь, я хотел быть художником!

Ковалёв кивнул, и тут же устыдился. На самом деле он абсолютно не помнил, кем хотел стать Резник. И что он когда — то рисовал неплохие картины, тоже забыл.

— И только когда Галка вышла за тебя замуж, а потом наша дружба как-то свернулась, и отношения перешли в разряд приятельских, а не дружеских, я понял, что хочу опередить тебя — во всём. Чтобы Галина пожалела, что потеряла меня. И чтобы ты завидовал мне. Да-да, не удивляйся, я хотел, чтобы ты мне завидовал, чтобы я стал богаче тебя, чтобы я чего-то добился. Но художники, как правило, добиваются известности после смерти, или в старости, в лучшем случае. Поэтому я сцепил зубы и забросил мольберт и краски, поступил в институт нефти и газа, и… стал яростно работать, стал тем, кем стал. А совсем недавно, после какого-то заседания, я вдруг понял, что мне это всё уже неинтересно. Что я с гораздо большим усердием и удовольствием рисовал бы свои картины где-нибудь на чердаке, и был бы счастлив. Ты понимаешь, Вовка, о чём я?

— Что ты несчастлив? — поразился Ковалёв.

— Да нет, — отмахнулся Резник, — я не про это. Хотя… В общем, я хочу сказать, что я прожил другую жизнь, не свою.

— Так брось всё и стань художником, — удивлённо предложил Ковалёв.

— В том-то и дело, что не могу, — вздохнул Резник. — Я не могу бросить всё, потому что теперь от меня зависят тысячи людей, от меня ждут поступков и событий, и я не могу не оправдать доверие акционеров и служащих. Да и экономика России, если честно, тоже зиждется на множестве элементов, один из которых — это я. Я уже обязан, понимаешь? И не только своей семье.

И вообще, к чему это я говорю: к тому, что, если бы не Галина и не наша дружба, обе жизни — и твоя и моя, были бы иными, прошли бы по-другому. Галка оказалась роковой женщиной, а мы с тобой — обычными дураками. Мы жили не так, как хотели, перечёркивали свои желания, чтобы угодить кому-то или насолить. И, самое обидное, что теперь, когда я это понял, то всё равно не могу изменить свою жизнь, бросить всё к чертям собачьим, и свалить в тёплую страну. У меня появились проблемы — пока что не очень крупные, но уже ощутимые. И мне не дадут всё бросить. Но ты можешь изменить свою судьбу, и зажить по-другому. Именно это я тебе и предлагаю.

— Что именно ты мне предлагаешь? — не сообразил Ковалёв.

— Политическую карьеру, дурачок, — незлобиво покачал головой Резник. — Ты, видимо, не читаешь газет, иначе знал бы, что мне требуется помощь в политических кругах. В противном случае меня скоро сожрёт наше правительство!


Жанна и Павел сидели в маленьком ресторанчике на краю Москвы. В целях конспирации они выбирали тихие и уютные места подальше от любопытных глаз. К тому же они оба скрывались от собственных телохранителей, а надо было заботиться и о собственной безопасности.

— Я хочу, чтобы ты познакомилась с моими родителями, — Павел нежно положил ладонь на руку Жанны. — Ты не против?

Она пожала плечами. Ей тоже хотелось бы познакомиться с семьёй Павлика, к тому же что он отзывался с такой любовью и теплотой о своей семье, с юмором рассказывал о гостях с Украины, но о работе отца упоминал вскользь. Жанна уже знала, что отец у Павла — крупная шишка, а мать занята в благотворительном фонде, который специально для неё организовал её муж. Но только сейчас Жанна позволила себе спросить:

— Помнишь, когда мы прилетели в Москву, тебя встречала какая-то девушка?

— А, Мила, — протянул Павел. — Да, это подруга детства. Наши родители дружат.

— А вы? — задала провокационный вопрос Жанна.

Павел немного подумал, потом обезоруживающе улыбнулся, и отставил креманку с мороженым.

— Не хочу тебя обманывать. Несколько лет назад, когда я был молод и глуп, то сделал ей предложение. Она отказала.

— Ты переживал? — Жанне нужно было знать, как сильно Павел привязан к этой девице.

— Ну… не очень сильно, но самолюбие было задето, — засмеялся он, и на щеках его снова показались ямочки.

Жанна почувствовала, как заныло её сердце. Она так любила Павла, что, казалось, сердце сейчас не выдержит и разорвётся на тысячу осколков. Конечно, Жанна предполагала, что Малик будет не в восторге от её выбора, но в конечном счёте согласится на брак с «неверным». Потому что ещё ни разу не было случая, чтобы Жанна не получала желаемого. А сейчас она желала Павла, и только его. Потому что он был из другой жизни, из другой сферы, воспитанный, утончённый, интеллигентный, мягкий, уступчивый… Жанна была очарована им до такой степени, что собиралась ослушаться отца. Впрочем, когда Малик познакомится с Павлом, то, наверное, не будет возражать против их связи. Павел не может не понравиться отцу, к тому же он не босяк, родители у него очень, очень обеспеченные, это будет неплохая партия…

— Знаешь, я тоже хочу познакомить тебя с отцом, — вырвалось у девушки.

Внезапно она почувствовала взгляд и резко повернулась в ту сторону. В окне напротив маячила чья-то физиономия. Жанна вздрогнула.

— Ты что? — удивился Павел.

— Мне показалось, что там Мальчик…

— Твой телохранитель? — понимающе кивнул Резник — младший.

Он уже знал, что тот красавчик, который встречал Жанну в столичном аэропорту — её телохранитель. Иначе Павел бы безумно ревновал. Но он знал, что такая девушка, как Жанна, никогда не станет лицемерить и встречаться сразу с двумя мужчинами. Она поразила его своей прямотой, в этом и была её своеобразная прелесть. Жанна не стала бы врать даже ради сохранения отношений с каким-либо человеком, она спокойно признавалась в своих поступках и с шокирующей откровенностью отвечала на любые вопросы. Она поступала так всегда — до встречи с Павлом. Только на его вопросы ей приходилось отвечать, моментально придумывая или ретушируя ответы. Только с ним она была мягкой и пушистой — насколько могла. Потому что она не собиралась отпугивать Павла правдой о своей жизни. Как он себя поведёт, если узнает, что с помощью хитроумной паутины, которую умело плела Жанна, добрая сотня конкурентов или врагов была отправлена в мир иной? Что он скажет, когда узнает, что Жанна взламывает закрытые любопытному взору сайты и базы данных и пользуется полученной информацией в своих целях? Что он скажет, если узнает, что именно она помогла отцу добиться того влияния, которое он имел в последние годы — с помощью женской хитрости? Самое интересное, что до встречи с Павликом девушка выполняла подобные действия, как обычную работу, и никогда не задумывалась над этической и моральной стороной этого вопроса.

Жанна многое могла бы рассказать о себе и деятельности отца, только в этом случае Павел враз бы расхотел встречаться с ней и знакомить её с родителями. И вообще, услышав даже маленькую толику её деяний, он бы исчез из её жизни навсегда, сорвался с места прямо сейчас и — всё!

И сейчас, когда всё на мази, можно сказать, она не станет портить отношения. Вот когда она выйдет за него замуж, тогда можно будет посвятить мужа в свою работу, и то совсем немного. К тому же когда он узнает, будет поздно: Жанна будет его женой, и он смирится с родом ее деятельности. И вообще, когда она выйдет за него замуж, она уйдёт из Семьи в другую семью — семью Резников. Туда, где тепло на сердце и светло на душе и все члены семьи окружены любовью и доверием.

Жанна снова взглянула на окно. Теперь там никого не было. Неужели ей показалось? Но острое чутьё девушки подсказывало, что за окном действительно маячил Мальчик. Если так, то это нехорошо. Он следит за ней, и потом доложит Малику. Хотя пусть докладывает, ищейка поганая! Всё равно Малику уже пора узнать, что именно собирается делать Жанна. А собирается она выйти замуж. Всего — то делов…

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Малик вытер слёзы, выступившие на его глазах от безудержного смеха, и приказал Тофику заткнуться. С ним было просто невозможно разговаривать. Тофик с детства смешил всех окружающих, чем и заслужил их любовь. Когда он вырос и поступил в институт, его пригласили в команду КВН — «Парни из Баку», где он моментально адаптировался и теперь смешил гораздо большее количество народа, уже с экрана телевизора.

Он был незаменим в любой компании, но вот поручать ему серьёзные дела не было никакого смысла: он всё равно ухитрялся превратить их в комедию. Вот и сейчас, описывая Малику свою встречу с Настенькой в лицах, он корчил забавные рожицы и старательно копировал речь хохлушки. Когда же он дошёл до того момента, когда Настенька в ресторане потребовала сало, Малик чуть не рыдал от смеха. Всё-же Тофик был талантливым клоуном, с этим ничего не поделаешь. И посылать в семейство Резников засланного казачка было очень умным и хитрым ходом.

Малик хотел подстраховаться и узнать, на каком положении там Жанна. Прочитав досье, он остановил свой выбор на Насте — приезжей молодой девушке, охочей до мужчин. И, так как Тофик обладал яркой смазливой внешностью, к тому же испытывал горячие чувства ко всем женщинам на свете, как и полагается настоящему джигиту, Малик решил отправить его на свидание с Настенькой. Естественно, встреча молодых должна была произойти якобы случайно. Тофик обставил дело с присущим ему юмором.

Внимательно отследив путь Насти с Тасей от какого-то училища до дома Резников, он выбрал подходящий момент и, ловко затормозив, въехал в лужу прямо возле женщин, обрызгав их грязью с ног до головы. Естественно, пострадавшие напустились на него, и Тофик был вынужден защищаться. Мол, простите, дамы, не углядел.

— Чи тоби повылазило? — начала орать Настя.

— Нынешним девушкам не хватает женственности, — вздохнул Тофик, вспомнив старую шутку Фоменко, — а женщинам девственности. Садись, девушки, я вас подвезу, раз виноват! Куда вы в таком виде денетесь? Разве что разденетесь!

— Ты испортил новую юбку, — канючила Настя.

Тася подозрительно молчала. Она уселась в новенькую «десятку» Тофика, и указала адрес.

— А ты тихо едешь, — удивилась Таисья, когда они проехали пару километров.

— Тише едешь — меньше русский, — пошутил парень. И тут же предложил:

— Хотите, анекдот расскажу?

Он знал, что недовольных, обиженных, рассерженных женщин надо обязательно рассмешить, и тогда они оттают. Эти бабы молчали. Но он продолжил без их согласия:

— Знаете, почему волк съел не Красную шапочку, а её бабушку?

— Потому шо он дурак, — ляпнула Настя.

— Потому что ему сухофруктов захотелось, — захихикал Тофик.

Ответом ему было молчание. Украинские гости не поняли тонкого азербайджанского юмора. Вернее, квн — овского. Но Тофик не сдавался. Дядя Малик приказал ему окрутить Настеньку, и ему придётся это сделать, хоть в доску расшибись. Правда, девушка, на его вкус, была слишком толстовата, и физиономия у неё такая, будто она только что, пардон, дерьма понюхала. Но раз надо — Тофик готов был пожертвовать своей личной жизнью ради дяди Малика. На время, конечно.

— Я люблю про Вовочку, — капризно протянула Настя.

— Про Вовочку, так про Вовочку, — послушно подхватил Тофик. — Приходит Вовочка из школы, и рассказывает матери: представляешь, что было сегодня! Училка по коридору шла, банку клея разлила, поскользнулась, упала в клей и прилипла.

— Ну, вы её хоть от пола — то отодрали? — спрашивает мать.

— Отодрали, отодрали! Кто посмелее — аж два раза!

Настенька закатилась со смеху. Её круглое лицо, покрытое каплями грязи, сморщилось, и стало похоже на непропечённый блин, местами, однако, пригоревший. Тофик хихикнул про себя, но вслух выражать эту мысль, понятное дело, не стал. Вскоре в разговор включилась мать Насти, и они довольно весело доехали до дома.

— Ну ладно, грязнули, счастливо вам! — напутствовал их весельчак. — А вы, деточка, задержитесь!

Настя покорно встала у машины. Таисья зыркнула на неё и тоже остановилась.

— Мамаша, вы не переживайте, я всего лишь хочу попросить номер телефона вашей дочери. Она меня поразила в самое сердце!

Тофик бессовестно врал, и при этом улыбался. Но, видимо, Насте такой оборот дела пришёлся по нраву, и она быстро нацарапала ему цифры на клочке бумаги.

— Поцеловал бы ваши ручки, но их не мешало бы помыть, — попрощался Тофик и уехал.

Он знал, что приезжие с Украины женщины положительно относятся к кавказцам, потому что в основном работают на московских рынках под их началом. И никто из хохлушек не станет протестовать, если кто-то из джигитов предложит ей провести вечер вместе. Особенно если кавалер говорливый, нежадный и при машине. Хотя лучше бы им не встречаться с иностранцами, а поддерживать отечественного производителя!

Но, если пропустить все шуточки племянника мимо ушей, то он предоставил Малику серьёзную информацию для раздумий.

Как раз вчера в доме Резников произошло важное событие. Павел сообщил родителям за ужином, что собирается жениться. У них произошла небольшая семейная ссора, но тут же стихла. Родители были взволнованы сообщением сына, но, в общем-то, не препятствовали его заявлению о свадьбе. Мало того, Резник — старший в шутку даже предложил нарисовать эскиз свадебного платья для невесты. А скандал затеяла Мила Илиади, певица, которая тоже неравнодушна к Павлу и явно метила на место его супруги. По словам Тофика, Милу бросилась утешать Любовь Андреевна, а Павел и его отец выпили по рюмке вина в честь такого события. После чего Анатолий Максимович попросил Павла немедленно познакомить его избранницу с ним и Любовью Андреевной. И уже назначены так называемые смотрины. Впрочем, они всё равно ничего не решают, заявил Павел. Он, мол, влюблён, и собирается жениться, даже если родители будут против. Конечно же, Настя не подозревала, что невеста Павлика — двоюродная сестра Тофика. Она даже имени её не знала.

Пересказывая рассказ Настеньки о событиях в доме Резника, Тофик брезгливо вспомнил, как, упоминая о свадьбе Павла и его девушки, её глазки масляно заблестели, и она с намёком посмотрела на Тофика. Неужели она думает, что он намерен жениться на такой дуре? На такой неполноценной идиотке, которая словно не замечает, что он — представитель иной веры, предлагает ему сало и называет представителей кавказских национальностей «чурками». Хотя с удовольствием бы трахалась с ними направо и налево, если бы они ей это предложили. Тофик никогда в жизни не посмотрел бы на эту рыхлую хохлушку, если бы не приказ дяди Малика. Тофику нравились утончённые девушки, с чувством юмора и изюминкой. Впрочем, в постели Настя была великолепна, и это помогло ему перенести неделю общения с ней. Он умело направлял разговор в нужное русло, и выуживал у неё подробности семейной жизни Резников. Но теперь, когда он доложил обо всём Малику, его охватило облегчение, когда дядя сообщил, что скоро его вынужденное общение с Настенькой закончится, осталось совсем немного потерпеть.

После ухода Тофика Малик задумался. Похоже, что отношения Жанны с Павлом затянулись и стали опасными. Пора было кончать с этим. Поведение дочери ставило под угрозу её дальнейший авторитет в Семье. Кроме того, Малику теперь стало понятно, почему дочь плохо выполняет его инструкции, касающиеся ежедневной работы. Она полностью погрязла в своих любовных похождениях. Хорошо ещё, что Мальчик быстро заметил их, и доложил Малику. Кстати, надо бы не забыть, сделать Мальчику какой-нибудь подарок. Пусть знает, что Малик ценит его и не забывает. Хотя, с другой стороны, следить за Жанной и охранять её — это работа Мальчика.

Малик усмехнулся, подумав, что кличка — Мальчик — прилипла к парню намертво. Уже никто и не помнил, как его настоящее имя и фамилия — ведь должны же быть у Мальчика имя и фамилия. Но с лёгкой руки Малика все об этом забыли. Все, кроме самого Малика. Он — то хорошо знал, и никак не мог забыть, хоть и пытался. Та, давнишняя история появления у Малика Гусейнова Мальчика не давала ему покоя. Она беспокоила его и тревожила, иногда он даже думал, что аллах накажет его за ложь.

Но прошли годы, и пока что всё в порядке. Малик суеверно сплюнул через левое плечо, и поднялся со стула, разминая затёкшую спину. Он вышел из кабинета, чтобы размять и ноги, а заодно поинтересоваться у секретарши, когда ему привезут обед. Малик терпеть не мог русский фаст — фуд. Ну где это видано, чтобы рабочий человек питался кое-как, всухомятку, да ещё и быстро? Так и появляется язва! А когда человек болен, он не может работать. Поэтому для своих служащих — двенадцати человек, обитающих в этом офисе на третьем этаже многоэтажного здания, он нанимал поваров, которые готовили еду дома и привозили её в офис — горячую и свежую.

Так как большинство служащих были русскими, Малик составил меню из русских блюд. Но для себя неизменно просил блюда национальной азербайджанской кухни — бозбаш, бозартму, пити, говурму, шашлык, долму… Профессиональные повара готовили ему и довгу — напиток из кислого молока и зелени, улучшающий работу кишечника и восприятие мясной пищи желудком. Жители многих кавказских республик стали охотно употреблять в пищу азербайджанские блюда, самое удивительное, что шашлык, к примеру, считают национальным грузинским блюдом, плов и долму — узбекскими. На самом деле это настоящие азербайджанские кушанья, так же, как и халва и тель, известный во всём мире под названием сладкая вата. Конечно же, сейчас развновидностей плова и не счесть, появился даже плов с курагой и изюмом, сухофруктами и другими ингредиентами. И каждый вид плова называется по — разному: плов по — узбекски, плов по — таджикски, плов по — ещё каковски… Но самый настоящий плов — это азербайджанский, с бараниной, с морковью, жирный и вкуснейший…

Малик усмехнулся. Как всегда: обязательно найдётся человек или даже народ, присвоивший себе лавры другого. Без этого не бывает!

А он, Малик, почти семнадцать лет назад совершил прямо-таки противоположный поступок: совершённое им деяние навязал другому человеку, и без сожаления сам же и приказал его убить — как негодяя и предателя…


— Бабушка, я выхожу замуж, — радовалась Жанна, кружась по комнате.

В последнее время она находилась в состоянии радостных предчувствий и эйфории. Ей казалось, что весь мир изменился, и из чёрного или по крайней мере серого, стал очень светлым.

Камилла Аскеровна была в восторге от новой Жанны. Раньше, до знакомства внучки с Павлом, бабушка, хотя и обожала внучку, но не то чтобы побаивалась её, скорее, опасалась… А теперь Жанна вдруг резко подобрела, перестала ябедничать отцу о проделках бабули и прекратила оскорблять Камиллу Аскеровну, узнав, что та снова набедокурила в одном из магазинов. Жанна очень изменилась, наконец-то стала похожа не на железную леди, увлечённую работой, уверенную в себе и строптивую, а на ту, которой и была — на юную восторженную девушку. Жанна перестала отдавать команды, и начала разговаривать, как и полагается девушке. Единственное, что смущало пожилую женщину — предстоящая свадьба.

Камилла Аскеровна помалкивала. Она ткала ковёр, который хотела подарить внучке в день свадьбы — с кем-бы то ни было. Яркий килим — безворсовый ковёр — в исполнении пожилой дамы, мог бы занять достойное место в одном из музеев в любой стране мира. Ведь не секрет, что азербайджанские ковры пользуются особой популярностью в Европе ещё с пятнадцатого века. И, если такие именитые музеи, как Лувр в Париже, Текстиль в Вашингтоне, Эрмитаж в Петербурге, Альберт и Виктория в Лондоне не брезговали выставлять в экспозиции старинные азербайджанские ковры, то разве внучка откажется от такого подарка?

И всё-же бабуля была уверена, что Малик не позволит Жанне выйти замуж за иноверца. Ведь, по канонам ислама, если мусульманину ещё дозволено жениться на женщине другой веры, то мусульманке можно выходить замуж исключительно за мусульманина. Потому что муж или его родственники могут уговорить её или заставить обратиться в их веру. Конечно, воинственную Жанну вряд ли можно заставить, но любовью и ласками уговорить… А почему бы и нет? Благодаря этой любви Жанна так изменилась!

К тому же эта новость Малику не понравится особенно сейчас, когда его жизнь постепенно угасает. Камилла Аскеровна уже смирилась с предстоящей смертью старшего сына, и думала об этом отстранёно, без слёз, которые душили её в самом начале, когда она узнала страшную новость.

Примерно пару недель назад Камилла Аскеровна вошла в кабинет сына. Она прогуливалась по магазинам неподалёку от офиса, и решила посетить старшенького. Настроение у неё было отменным, если учесть, что час назад она засунула себе в сумочку дорогие часы и ручку «Паркер», принадлежащие менеджеру универмага, неосмотрительно оставившего их на столике возле кассы.

Камилла Аскеровна ловко смахнула их со столика, рассчитывая, если вдруг её заметут, отделаться упоминанием о старческой рассеянности и плохом зрении. Эта басня выручала её много раз. Этот мужчина — менеджер, выпачкал руки чернилами ручки, и направился в туалет, помыть их. Кроме кассирши, в зале никого не было. Камилла Аскеровна попросила девушку показать ей какой-то дурацкий ежедневник, обёрнутый в кожу аллигатора, и, пока девушка искала его, прихватизировала имущество менеджера, и покинула магазин. По правде говоря, это было единственное увлечение женщины, изрядно украшавшее её скучную и безбедную жизнь. Она всегда радовалась, как ребёнок, когда ей удавалось что — нибудь стащить. При этом стоимость предмета не играла никакой роли. Камилла Аскеровна считала это игрой — не самой законной, но весьма щекотливой и возбуждающей.

Довольная собой и растяпой — менеджером, она решила зайти по дороге к сыну в офис, но обнаружила отсутствие первого.

По обыкновению, Камилла Аскеровна охватила взглядом пространство стола, стала перебирать бумаги от нечего делать, и заметила серенький конверт. Оглянувшись, чтобы проверить, тщательно ли прикрыта дверь от любопытных взглядов секретарши, старушка вынула из конверта лист бумаги, оказавшийся официальным письмом о результатах анализа крови, которые недавно делал Малик.

Когда сын появился в кабинете, Камилла Аскеровна уже всё знала, и боролась с желанием броситься к Малику, и заплакать на его груди. Но она была уверена, что сын, даже стоя на пороге смерти, не простит ей самовольное вторжение в его личную жизнь. Она рассудила так: если он захочет — сам расскажет. Она была так убита этим известием, что не стала дарить Малику часы и «Паркер», а отнесла их обратно в магазин, к огромной радости растяпы — менеджера. Камилле Аскеровне даже выдали дисконтную карту с приличной скидкой за совершённый ею благородный поступок, но и это её не обрадовало.

Теперь же она не знала, как сказать внучке, чтобы та не торопилась со свадьбой: во-первых, отец бросит все последние силы на то, чтобы предотвратить это событие. А во-вторых, ему осталось совсем немного, и после его смерти Жанна сможет устроить свою жизнь, как захочет. Но Камилла Аскеровна промолчала. Если она начнёт упрашивать Жанну обождать, то та, со своим чутьём, заподозрит неладное, и вытянет правду из бабули.

А, узнав о болезни отца, тут же побежит к нему. И Камилле Аскеровне не поздоровится: Малик не простит её. Он оберегает эту тайну, не хочет, чтобы о ней знали. Значит, на это у него есть свои причины. Поэтому она, его мать, поддержит сына в эти тяжёлые дни. Если узнает Семья о его болезни — она выберет нового лидера в присутствии умирающего. А у Малика свои мысли на этот счёт, так что всё должно идти своим чередом. И всё — же она аккуратно спросила у внучки:

— Значит, деточка, твой возлюбленный уже сделал тебе предложение?

— Да! И я его приняла!

— А отец знает, что ты собираешься сделать?

— Узнает, когда придёт время, — загадочно ответила внучка. — Я не хочу торопить события. Пусть это станет неожиданной новостью для него!

Камилла Аскеровна изумлённо уставилась на внучку. Неужели от счастья у Жанны совсем разум помутился, если она считает, что Малик до сих пор не знает о её любви? Малик много лет был главным человеком в общине, в основном благодаря своему умению опережать неприятные известия, нанося решающий удар прежде, чем ему сообщат о случившемся. Так неужели же Жанна считает, что Малику неизвестны её помыслы и желания?! Камилла Аскеровна покачала головой. Да, видимо, любовь свела внучку с ума, если она говорит такие вещи!

— Ну — ну, цыплят по осени считают, — загадочно произнесла она в своей обычной манере сыпать русскими пословицами.


Мила, с присущим ей чёрным юмором, думала, что, по всей видимости, ей придётся выйти замуж за придурочного Джонни. В этом случае она получит желаемое: будет жить в доме Резников и пользоваться всеми благами, которые этот дом имеет: бассейн, штат прислуги, личные парикмахер, косметолог, самолёт…

Но вот только статус её будет совершенно иным, нежели она планировала. Не жена сына олигарха, а жена ветеринара олигарха…

Мила хрипло рассмеялась и приложилась к маленькой никелированной фляжке, в которой была водка. Что за жизнь? Папаша — неудачник не сдержал своего обещания сделать из дочери звезду, к тому же загремел в больницу с инфарктом. Мать вообще дома не появляется, денег нет. И Павлик, скотина, решил жениться на какой-то чуречьей девке! Он прямо с ума сошёл: в упор не замечает Милу, даже когда она откровенно предложила ему своё тело. Она разделась перед ним, изящно танцуя стриптиз, а он смотрел на неё, как кролик на удава.

А потом, когда Мила поцеловала его, вдруг отодвинул её в сторону, сообщил, что любит другую, и вышел из комнаты. А чуть позже, когда расстроенная Мила с горя напилась и пошла в зимний сад дышать эвкалиптовым воздухом, к ней подошёл Джонни. И стал говорить о своей любви к ней. Это было так унизительно, что Мила даже не могла посмеяться ему в лицо. А потом этот рыжий урод даже стал её целовать, нежно и бережно. Мила отчаянно спихнула его с себя, и обозвала то ли коальим помётом, то ли рыжим животноводом. И убежала. А Джонни продолжал сидеть на качелях и затравленно смотреть ей вслед. Кажется, он даже плакал. Тюфяк!

Мила презрительно сплюнула на ковёр, лежащий в её комнате. Всё равно в квартире было грязно, домработница придёт послезавтра.

Конечно, нехорошо, что она потеряла самоконтроль и устроила Павлу скандал — после того, что произошло в зимнем саду. Любовь Андреевна её утешала, а Анатолий Максимович тут же покинул гостиную. Он терпеть не мог скандалы и вообще разговоры на повышенных тонах. В их доме было не принято повышать голос. Но Мила быстро взяла себя в руки и рассказала, что Джонни приставал к ней. И только поэтому она так разозлилась. А эти идиотки с Украины с удовольствием присутствовали при этой сцене, у них даже глаза блестели от восторга, когда Мила закатила истерику!

Певица допила водку, оставшуюся во фляжке, и закусила лимончиком. Что ей теперь делать? Она так рассчитывала на этот брак, Павел был её последней надеждой. Но и думать нечего, чтобы соблазнить его и заставить жениться на Миле. Он по уши влюблён в свою восточную принцессу. И, что самое ужасное, Анатолий Максимович вовсе не против, чтобы он женился. Он даже пусть и в шутку, но всё равно, предложил нарисовать эскиз свадебного платья для невесты. Мол, когда-то мечтал стать художником, почему бы не попробовать?!

Только Любовь Андреевна — союзница Милы, она постоянно напоминает Павлу, чтобы он сначала познакомил свою избранницу с родителями, и только потом можно говорить о свадьбе. Любовь Андреевна недовольна скоропалительной женитьбой сына, к тому же на девушке не из их круга. Она хочет, чтобы Мила была её невесткой, о чём и заявила девушке прямо на семейном ужине. Но Павел пропустил эту фразу мимо ушей. Он вообще мало что слышал, наверняка постоянно раздумывая о своей девчонке! Но вообще-то его родители не чинят ему никаких препятствий: видите ли, в их доме это тоже не принято, там учитываются желания каждого члена семьи и предоставляется свобода действий.

Мила со злостью запустила фляжку в стену. Если Павел женится не на ней, то это будет крахом её жизни. Ей останутся только «быки» из охраны звёзд. И всё! И вообще, на носу — лето, вся тусовка махнёт куда-нибудь в Сан — Тропе. И, если там не будет Милы, все поймут, что она уже — вне обоймы. Ей срочно нужны деньги, а лучше всего — рука и сердце Павлика. То есть сердце его ей ни к чему, она бы с удовольствием поменяла его на кошелёк его папаши! Хотя, с другой стороны, Павлик ей нравится.

Мила засмеялась. Что это она так раскисла? Ещё ничего не потеряно, Павлик ещё не женился. Надо будет подождать чуть-чуть, пока он познакомит свою невесту с родителями. И тогда уже можно будет начать действовать. Она будет бороться, потому что не может позволить ему жениться на другой!


— Анатолий Максимович, к вам просится какой-то парень, говорит, что это насчёт вашего сына, что это важно, — доложил Резнику охранник, высокий крепкий мужчина.

— По поводу Павла? — удивился Анатолий Максимович. — Пусть войдёт.

Не было смысла спрашивать, обыскали ли визитёра, потому что охрана, состоявшая из двух сотен лучших ребят, всегда была начеку, строго следя за всеми посещениями здания, в котором расположился офис «Терра — нефть».

В кабинет вошёл красивый молодой человек, похожий на модель из «Плейбоя». У него была нежная, фарфоровая кожа, светлые волосы и голубые глаза. Но взгляд — жёсткий, цепкий, производил неприятное, отталкивающее впечатление.

Резник напрягся. Он чувствовал, что от этого посетителя он не получит хороших известий.

— Я бы хотел поговорить с вами наедине, — сказал молодой человек.

— Володя, выйди, — велел Резник, и охранник нехотя повиновался, окинув гостя на прощание недобрым взглядом.

— Я не буду тянуть, — сообщил молодой человек и, пройдя к столу, уселся в кресло. — Вашего сына собираются убить.

— Это шутка? Вам нужны деньги? — поинтересовался похолодевший внутри Резник.

— Вы не поняли меня. Вашего сына собираются убить. Я знаю, когда это произойдёт и где. Другое дело — интересно ли это вам?

— Вы издеваетесь? — разозлился Резник. — Мой сын — не бандит и не госчиновник. Если кого и захотят убить, так это меня. Он не имеет отношения к «Терра — нефть».

— А при чём тут ваша корпорация? — удивился посетитель, и его голубые глаза словно заледенели. — Речь идёт о будущей женитьбе вашего сына на дочери азербайджанского авторитета. Вас, похоже, не поставили в известность, чьей дочерью является избранница вашего сына? Ну, да это уже неважно. У меня нет времени и желания объяснять вам, что к чему. Значит, так: вас интересуют сведения о готовящемся убийстве?

— Естественно, — заволновался Резник. — Что вы за них хотите?

— Ничего. Считайте меня послом доброй воли. У меня свои интересы в этой игре. И от вас мне ровным счётом ничего не надо. Ваш сын будет убит в самое ближайшее время. Киллер выстрелит ему в голову и не промахнётся, будьте уверены.

— Откуда вам это известно?

— Потому что этим киллером буду я…


Ковалёв стоял на пороге и грустно смотрел на дочь, допивающую последние капли из фляжки. И как так могло случиться, что он породил такое эгоистичное чудовище, думающее только о себе, о своей карьере, о нарядах и деньгах? Как вообще могло случиться, что он забросил в помойку собственную жизнь, предоставляя ей плестись по течению самостоятельно? Как мог он позволить жене сотворить из него робкого подкаблучника — только из-за проклятой импотенции?! Да наверняка она у него приключилась на нервной почве, и врач говорил о каких-то психологических причинах. Галка вечно была всем недовольна, ныла, оскорбляла его… И Милку воспитала по собственному подобию!

— О, привет, — дочь наконец заметила его. — Тебя уже выписали?

Ковалёв кивнул, не в силах отвечать. Ему было очень обидно и горько: единственная дочь, которую он в детстве носил на руках, водил в зоопарк и на карусели, которая была для него светом в окошке, даже не потрудилась прийти хоть раз в больничную палату и поинтересоваться здоровьем отца. Самое грустное и тяжёлое заключалось в том, что если от надоевшей жены он мог избавиться путём развода, то от дочери ему не избавиться никак! А переделывать её, учить отличать плохое от хорошего уже поздно: ей самой уже тридцать лет!

— Где мать?

— Трахается где-нибудь, — по обыкновению ответила дочь с милой улыбочкой, и у Ковалёва снова заныло сердце.

Мила даже не щадит чувств отца, прекрасно осведомлённого о том, чем занимается его жена всё свободное время.

— Когда появится, — справившись с чувствами, безразличным тоном добавил он, — пусть зайдёт ко мне в кабинет. И ты тоже. Мне надо с вами поговорить.

Мила кивнула, удивлённо глядя на родителя. Что-то давненько она не слышала от него такого командного тона. Неужели что-то случилось, о чём она не знает до сих пор? Или папаша забылся? Пусть знает своё место!

— Я тебе не передатчик, — крикнула она вслед ему. — И вообще, я ухожу!

Она и в самом деле решила посетить Кравчука. Давно уже она не была у него, а ведь светские сплетни — вещь жизненно необходимая для людей, вращающихся за кулисами шоу-бизнеса. Мила намеревалась ворваться туда яркой звездой, но из-за проклятого папаши всё пошло насмарку.

Она собиралась стать богатой женой, но и тут ей перешла дорогу эта азербайджанская чувырла. Значит, ей придётся пробивать дорогу самой. Она сама сделает свою жизнь: ликвидирует ту сучку, выйдет замуж за Павлика и, если захочет, начнёт карьеру с нуля. Но пока что необходимо появиться в тусовке, иначе её быстро забудут! Поэтому и следует навестить Кравчука, поинтересоваться у него, когда будет очередной светский раут — показ мод, чей-нибудь день рождения или надуманный праздник. Ведь для тусовки не существует обычных дней, это не принято, просто встречаться. Присутствующие обязательно выдумают какой-то повод, иначе якобы чувствуют себя обычными алкоголиками. Кажется, именно так сказал в позапрошлом году какой-то именитый певец, и все подхватили за ним эту мысль. Мол, без повода встречаются только бомжи…

Мила обязательно должна быть там, и своим цветущим видом доказать, что у неё всё в порядке, дела идут отлично, а скоро будут ещё лучше.


Миле не терпелось поделиться последними новостями с Кравчуком, но Резник приказал ей молчать. А её так и распирало от того, что она собиралась рассказать. Ей нестерпимо хотелось похвастаться, но она всякий раз взывала к собственному благоразумию и заставляла себя прислушиваться к болтовне дяди.

— Даже не знаю, что делать, — огорчался тот, всплёскивая тонкими ручонками. — Меня пригласили на выставку в Париж — в июле, а у Костика как раз отпуск. И он планировал повезти меня на Сейшелы…

— Ты же уже там был, — удивилась Мила, — с этим, как его… Ну, с твоим бывшим, то есть предыдущим… — вконец запуталась она.

— С Егором, — присвистнул Саша, — ну, когда это было! Вспомнила, мамочка, тоже мне…

Он поправил кокетливую цветастую приталенную рубашку, и повернулся к племяннице, скорчившей недовольную рожицу. У дядьки мужиков гораздо больше, чем у неё. Неужели вокруг одни гомики, нормальных мужчин не осталось? И разобрали их не женщины, а голубые! Тот же Кравчук меняет мужчин, как перчатки. Совсем недавно она сидела с ним и его приятелем Стасиком в ресторане. А теперь у него уже какой — то Костик. И Егор тоже был, причём в этом году, хотя сейчас всего лишь май!

— Может, не надо?

— Надо, Федя, надо, — весело ответила Мила.

Она чувствовала себя великолепно. В кои — то веки решила изменить имидж, и то Саша противится её выбору цвета волос. А ещё крутой дизайнер — имиджмейкер называется! Интересно, почему почти все стилисты — педики?

Мила подумала, не задать ли ей этот вопрос дядечке, но передумала. В зависимости от настроения, дядя — или тётя — Саша — мог обидеться. А это грозило Миле нешуточными расходами на другого парикмахера и стилиста. К тому же он почти что единственный, кто действительно любил её, просто так, ни за что. И Мила этим дорожила и любила его в ответ. Интересно, как бы он отреагировал, если бы узнал, что племянница собирается стать соучастницей убийства? Принялся бы отговаривать её, и предлагать познакомить с очередным своим другом, который мог проспонсировать Милин проект?

И, как всегда, на деле оказалось бы, что новый дружок готов проспонсировать только постель Кравчука или оригинальную игрушку из секс-шопа.

Мила прекрасно понимала, что спонсора найдёт только в одном случае. И, можно сказать, она уже его нашла. Если всё пойдёт удачно, она снова будет петь — и станет популярной. Наконец-то всё будет, как надо! Осталось совсем немного. Осталось только понравиться старому азеру, и переспать с ним. И сделать это так, чтобы он захотел ещё. Впрочем, по мужской части у Милы богатый опыт. Она знает, что надо сделать, чтобы понравиться мужчине, особенно не обременённому кучей молодых любовниц. Но на всякий случай ей следует поостеречься. А вдруг он видел её по телевизору, или был в одном из ночных клубов, когда она там выступала, узнает её? И это, конечно, не так страшно, но ведь он может проболтаться кому-то о ней. И вот это уже недопустимо.

Поэтому Миле нужен был другой образ, другая внешность, и легенда. Легенду она уже сочинила. Она, мол, певица, и ищет себе офис под студию, в которой будет записывать новый диск. Она пока не раскручена, но планы у неё грандиозные. Она не замужем, но у неё есть любовник, с которым они вместе живут. Именно поэтому она не может пригласить нового знакомого к себе домой. Но совсем не против встретиться с ним вновь. Получалось, что, во — первых, она вроде бы и не свободна, а с другой стороны, не связана семейными узами, и этим притягательна для большинства мужчин. Ведь, если у молодой красивой девушки никого нет, это подозрительно. А, если она замужем, то, значит, придётся подстраиваться под неё, то есть под её мужа, чтобы выкраивать время для встреч, которые будут носить редкий, эпизодический характер. Тем более она вроде бы как самостоятельна и вполне самодостаточна — чтобы новый знакомый не волновался, что она будет тянуть с него денежки. И ко всему она, получается, особа публичная — певица. А это привлекает внимание и интерес, и повышает престиж мужчины. То есть он будет увлечён и заинтригован сразу же, как только узнает всё это.

Но, чтобы он всё это узнал, он должен быть очарован её внешностью настолько, чтобы ей хватило времени рассказать свою легенду. И именно этого эффекта добивалась Мила, попросившая Кравчука подстричь её длинные волосы и покрасить в чёрный цвет, хотя дядя настаивал на золотистой краске.


— А шо, в Москве нема куриных гузок? — расстроилась Настенька.

Её губы, и без того пухлые, обиженно надулись. Тофик едва удержался, чтобы не рассмеяться ей в лицо.

Они стояли перед витриной супермаркета, куда заехали, чтобы купить по требованию Насти конфеты и шампанское. Девушка при встречах с Тофиком первым делом предлагала выпить, чтобы свидание прошло удачно. Тофик такой формулировки не понимал, но послушно покупал ей дорогущие конфеты «Ферреро Роше» или «Моцарт», и бутылку «Асти Мартини» либо коньяка — и не обычного, а VSOP. Откуда украинская девушка с такой тонкостью разбиралась в марках коньяка, он не понимал, а она не рассказывала.

Обычно они покупали продукты и ехали в гостиницу — в свою квартиру Тофик предусмотрительно поостерёгся приводить Настю. Ведь он встречался с ней только по приказу Малика. И с нетерпением ждал, когда же это общение с деревенской клушей закончится, и он сможет переключиться на настоящих москвичек — тонких, циничных, умных, которые не позволят себе сесть в калошу в обществе его друзей, как это недавно получилось с Настей.

Они тогда случайно встретили пару его приятелей с девушками в одном кафе. Пришлось подсесть к ним и познакомить всех с Настенькой. Тофик изумлённо заметил, что его друзья с интересом и удовольствием поглядывают на аппетитную украинку, и расслабился. А зря: нельзя было разрешать ей открывать рот. Эта дурёха понесла какую-то чушь, а потом и вовсе опозорила его, выспрашивая у официанта, почему не подают сало в этом кафе, и расспрашивать, любят ли сало друзья Тофика. А все его приятели в массе своей были мусульманами. Так что же они должны были чувствовать к этой непроходимой дуре? Именно этот момент Тофик и рассказал дяде Малику.

С одной стороны, конечно, Тофик был рад чувствовать себя полезным и оказать услугу дяде. Жанна вообще от рук отбилась, и пора её водворить на место!

С ума сойти — она не поставила в известность отца о планируемой свадьбе, и Тофик пришёл в негодование, узнав об этом. Ему ли не знать, как дядя Малик обожает свою единственную дочь, какие планы он строит на её жизнь?! А Жанна, значит, решила отплатить своему любящему отцу такой вот монетой…

Тофик не видел ничего плохого в том, что дядя Малик следит за дочерью глазами Настеньки, пребывающей в неведении о неоценимой услуге, которую оказывает семейству Гусейновых.

Знай она об этом, то, наверное, потребовала бы не коньяка и конфет, а сразу машину, к примеру! Ещё Тофик очень хорошо понимал, почему его дядя просил никому о проделках Жанны не говорить — совсем никому, даже собственному брату, отцу Тофика Шахиду.

Племянник сдержал обещание. Он никому не рассказал о том, что собирается сделать Жанна, как она собирается отплатить отцу за любовь и воспитание. Жанна, по словам Насти, которая с удовольствием рассказывала о предстоящей свадьбе, не торопится знакомиться с будущими родственниками сама и знакомить свою семью.

Любовь Андреевна уже не раз просила Павла привести девушку в их дом, Павел же всякий раз говорил, что у Жанны на назначенный вечер смотрин оказывались неотложные дела, либо она себя неважно чувствовала, либо ещё что-то мешало встрече будущей невестки с родителями жениха. Настя, рассказывая Тофику о событиях в доме Резников, всякий раз удивлялась, что невеста сына такого человека, как Резник, отклоняется от встречи с родителями жениха. Или она думает, что они смогут сыграть свадьбу, даже если она не познакомится с будущими свёкром и свекровью?

— Да я бы ни секундочки не думала, — откровенничала Настя, лопая конфеты. — Если бы мне сделал предложение такой богатый парень, я тут же поскакала к его родителям и постаралась их очаровать!

Она с намёком посмотрела на Тофика. Его лицо оставалось непроницаемым. Знала бы дура Настя, что он встречается с ней только потому, что она любит подслушивать, что творится в доме её родственников, а потом выбалтывает это первому встречному! И знала бы она, как противна Тофику!

Он вздрогнул: в кармане кожаного пиджака зазвонил мобильный. Тофик взял его и, услышав голос Малика, вышел в гостиничный коридор. На всякий случай он перешёл на азербайджанский язык, когда передал информацию, полученную сегодня от Насти.

Тофик умело «разводил» её, она даже не подозревала, что он интересуется ею, только потому, что ему нужна информация о Резниках. Малик поблагодарил племянника и сообщил, что с сегодняшнего дня ему больше не нужны сведения о сыне олигарха. Тофик на всякий случай переспросил, действительно ли он может больше не встречаться с Настей, и, получив утвердительный ответ, чуть не взвыл от восторга. Видит аллах, как эта дурища его достала!

Он вернулся в гостиничный номер с намерением сообщить ей, что у него неотложные дела, но увидел, что Настя уже разделась и, приняв соблазнительную позу, лежит на постели. Тофик передумал и, сбрасывая с себя кожаный пиджак и пожирая девушку плотоядным взглядом, подумал, что вовсе не против побарахтаться с ней в постели на прощание.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Малик посмотрел в зеркало заднего обзора собственной машины, поправил и без того короткие волосы, захватил пакет с заднего сидения и букет цветов с переднего. Несколько дней назад, выходя из своего офиса, он столкнулся с девушкой.

Каким-то непостижимым образом она споткнулась и упала прямо на него. Малик машинально подхватил её, и невольно улыбнулся, увидев, какая она красотка. У него уже давно не было постоянной любовницы, ему приходилось пользоваться услугами дорогих проституток. Впрочем, ему это не доставляло хлопот и неприятных моментов. Но эта девушка поразила его воображение. Она была в его вкусе — с короткими чёрными волосами, уложенными в стильную стрижку, хрупкой фигурой, белозубой улыбкой и нежно — васильковыми глазами на фарфоровой коже лица. Оказалось, что она — певица, и искала офис для себя в этом здании. Она была так мила, что Малик тут же пригласил её на ужин. Девушку звали Людмилой, и она с удовольствием приняла его приглашение. После этого ужина в дорогом ресторане они поехали на одну из квартир Малика, и провели там восхитительную ночь. Это было тем более приятно, что Малику оставалось жить совсем немного. Но, кроме него, об этом никто не знал.

Он был рад, что ему представился случай в последний раз отведать прелестей любви, потому что сам он не стал бы искать такой возможности. Голова и так была занята многочисленными делами: требовалось охватить всё, ничего не упустить. Ещё и Жанна организовала для отца такую проблему. Но Малик её уже решил.

Он ликвидирует Павла — чтобы дочь оставила в покое дурацкие мысли о замужестве. Иначе Малик не сможет упокоиться с миром, ведь его будут терзать думы о бренности его империи. Он с таким трудом создавал её, объединяя земляков в общину, сделал эту общину настоящей семьёй, семьёй с большой буквы, и теперь, из-за какой-то дурацкой любви, всё будет разрушено?

Нет, пусть он разрушит счастье дочери, но не может разрушить жизнь своих подданных. У штурвала некого будет оставить, только Жанна способна руководить не хуже, чем сам Малик. Конечно, если бы он знал хотя бы год назад, что ему вскоре предстоит умереть, то присмотрел бы на своё место заместителя, и не требовал бы от Жанны невозможного. Но ситуация сложилась так, что, кроме неё, никто не в курсе истинного положения дел, и никто не справится с ними. Впрочем, довольно думать о дочери! Она — то не слишком часто думает об отце, своевольная, дерзкая девчонка. Вчера, не сдержавшись, он накричал на неё. Запретил думать об этом замужестве. А Жанна, ничуть не смущаясь, ответила ему, что в этом случае, по национальному обычаю, раз родители невесты против свадьбы, то жених выкрадет её. А после того, как невеста проведёт ночь в доме жениха, ей уже нельзя возвращаться домой, и свадьба всё равно будет. Малик не сдержался и закатил ей оплеуху, чего никогда не делал. А потом сообщил, что нынешние распутные нравы ставят крест на старой традиции. И что она может спать с Павлом сколько угодно, но вот замуж за него никогда не выйдет. И что с сегодняшнего дня она будет сидеть в своей комнате под замком. Её два раза в день будут выводить в туалет, а еду приносить в комнату. На этом Малик успокоился. Может, эта дурочка одумается?

По правде говоря, решение убрать с дороги дочери её жениха далось Малику нелегко. Он очень переживал, когда думал об этом. В его чёрной шевелюре появились седые волосы, чего не было даже в день, когда он узнал о своей близкой кончине. Так уж сложилась жизнь, что другого выхода у него не было. Ему было безумно жаль и Павла, и свою девочку, но ему пришлось пойти на такие крайние меры. Он не спал несколько ночей, усиленно молился аллаху, но другого решения ему в голову не пришло. Он уже не мог воздействовать на Жанну уговорами или запретами. Она уже взрослая, к тому же он скоро отойдёт в мир иной, и сможет направлять Жанну лишь оттуда. А кто знает, какие полномочия будут у него ТАМ? Это решение далось Малику с огромным трудом. Он всё оттягивал его исполнение, пока не сообразил, что дальше тянуть некуда. Он понимал, какой это грех — лишить жизни молодого человека только потому, что он любит Жанну. Малику было тяжело, когда он думал, как будут страдать и родители Павла, и сама Жанна. Но он не видел иного пути. Речь шла о Семье, в которой было несколько сотен человек. Что будет с этими людьми, когда Малик умрёт, а Жанна уйдёт в семью Резников? Пятеро помощников Малика, которые еженедельно приходят к нему на доклад, начнут драться из-за трона, и никто не подумает о других, рядовых членах Семьи. Малик считал, что приходится жертвовать одним человеком ради сотен других. И то, что эта жертва выпала на долю Павла — к сожалению, так сложилась жизнь.

Малику было невыносимо тяжело думать о своём решении, поэтому он переключился на воспоминание о нежном, молодом теле Людочки. Он попросил её приехать в эту квартиру, которую купил в прошлом году для таких вот любовных встреч. Не мог же он встречаться со шлюхами в доме, где жили его мать и дочь! Это было бы неправильно, а Малик чтил Коран. Люда должна уже быть там — вчера он дал ей ключи от квартиры. В другое время он бы поостерёгся, но сейчас, когда жить ему оставалось всего ничего, Малик ничего не боялся. Он уже ничего не может изменить, так надо успеть наверстать упущенные моменты сладострастия и насладиться жизнью и любовью.

Улыбаясь, он вошёл в подъезд и поднялся на лифте на пятый этаж. Дом был приличный, в престижном месте. Вот только из-за стоимости квадратного метра в этом районе большинство квартир ещё было не заселено. Малик купил квартиру здесь в прошлом году. О ней никто не знал. Он не желал, чтобы охрана видела, каким образом он периодически проводит время. Малик был приверженцем старых традиций. Он нажал на кнопку звонка. Почему-то ему было важно, чтобы Людочка сама открыла ему дверь. Это выглядело бы так по-домашнему…

Дверь действительно открылась. Малик прикрыл своё лицо букетом роскошных цветов, и с глубоким изумлением услышал тихий знакомый звук выстрела. Его глаза закрылись раньше, чем он увидел собственного убийцу. Если бы он всё-же увидел его, то изумился бы ещё больше.


Павел не знал, что сказать. Он никогда не умел утешить человека, потерявшего близкого. Особенно если этим человеком была любимая девушка, а её потерей оказался собственный отец.

Павел беспомощно смотрел на неё. Ему было бы проще, если бы она рыдала, билась в истерике и кричала. Тогда он бы положил её голову к себе на грудь, стал гладить её волосы и успокаивать, целуя заплаканное лицо.

Но Жанна сидела в его машине, отвернувшись к окну. Она нервно курила сигареты одну за другой, и молчала. Только и сказала, что её отца убили. Павел был шокирован. Только сейчас он задумался впервые над тем, чьей дочерью является его избранница, и насколько близко от неё стоит смерть. Хотя нет, это неправда.

Он задумался над этим сегодня утром, когда его разбудил отец, и стал говорить ужасные, чудовищные вещи. Павел сначала не поверил. И только теперь, когда почерневшая от горя, осунувшаяся, с пустыми глазами Жанна сидела возле него, он вдруг понял, что всё, что говорил отец — правда. И теперь стоило донести эту правду до Жанны. Только как? Как рассказать ей, что её отец решил убить его, Павла. А его отец каким-то образом об этом узнал, и опередил Малика, убив его самого? Как сказать Жанне, что теперь он не сможет жениться на ней и привести её в свой дом, потому что отец и знать об этом ничего не хочет.

— Ты больше не будешь встречаться с этой девушкой — никогда, — сказал Анатолий Максимович. — Она чуть было не погубила тебя!

— Не она, папа! А её отец, если верить тебе. И, потом, не погубила ведь!

— А ты бы хотел, чтобы это случилось? Чтобы погиб ты, а не её отец? В общем, я не собираюсь спорить с тобой. Будь добр, забудь об этой исламистке!

— В твоих устах это звучит как оскорбление, — удивился Павел. — А чем плоха эта религия?

— Эта цивилизация тоталитарна, она порождает деспотизм. Да о чём может идти речь, вспомни множество терактов! — бушевал Анатолий Максимович.

— Это экстремисты и террористы, они просто прикрывают религией мира и гуманизма чудовищные преступления. Разве ислам — это не одна из религий? Разве она воспевает и пропагандирует войну? Папа, одумайся, что ты говоришь! А разве христиане не совершают точно такие же теракты — ну, может, не в таких масштабах? Разве фашисты, скинхеды, нацисты в основе своей не православные? При чём тут вообще религия! Ведь мы с Жанной встречаемся не как изолированные индивиды, а как две любящие личности, папа!

— Не собираюсь вступать с тобой в дискуссию, — сухо ответил Резник — старший. — Моё отношение к этой проблеме тебе известно. Так что, будь добр, исполни мою волю — себе во благо. Забудь эту экстремистку, и найди себе другую. Если не терпится жениться — пусть это будет Мила.

— Мила? Тебе же она никогда не нравилась! — поразился Павел.

— Во всяком случае, пусть лучше она будет моей невесткой, чем та мусульманка, из-за которой я чуть не лишился своего единственного сына. Она сказала тебе, что её отец — лидер преступной группировки? И что она сама является его правой рукой, планирует различные преступления? И чем же это тебе не экстремистка?!

После этого разговора Павел был окончательно выбит из колеи. Но одно он знал точно: от Жанны он не отступится. Она — преступница? Он в это не верил. Ну и пусть её отец — лидер ОПГ. Дочь за отца не в ответе. Ведь и его отец мог бы стать бандитом, никто от этого не застрахован! К тому же сегодня утром Павел очень резко сказал отцу, что, хотя тот и не мусульманин, но ведь он тоже совершил убийство! Он убил Малика! Правда, отец сказал, что это не он убил отца Жанны, и даже не его люди. Это сделал тот самый парень, который предупредил его о готовящемся покушении. Причём Анатолий Максимович не просил его, парень сам сказал о том, что намеревается сделать. А Резник — старший всего лишь помог ему — совсем немного. И если бы не этот парень, он не стал бы преследовать Малика, всего лишь отправив Павла из страны на время, чтобы эта история предалась забвению. И, безусловно, не разрешил бы сыну встречаться с этой роковой женщиной.

Так что это было просто чудо, что Жанне и Павлу удалось встретиться: Резник — старший строго-настрого приказал сыну не отлучаться из дома, потому что его жизнь в опасности. Павел ослушался родителя, потому что позвонила Жанна и попросила о встрече. Её голос был глухим и каким-то болезненным, и Павел моментально согласился. Он любил Жанну, как никого на свете. И ни в коем случае не хотел сделать ей больно.

Как он мог рассказать ей всё это?

А вообще странно, почему её отец решил убить его? Чем Павел помешал Малику? Резник — старший утром говорил об исламистах, о том, что они не любят браков с иноверцами. Но разве это повод для убийства? Почему Павел, пусть даже будучи христианином, не может жениться на мусульманке? Разве мало таких смешанных браков? Значит, была ещё какая-то причина. И её может знать Жанна. Но как у неё это спросить? Как не выдать собственного отца? Как сберечь их любовь?

В этот момент, пока Павел ломал себе голову, как выйти из этой страшной ситуации, Жанна повернула к нему голову.

— Мне надо тебе кое-что сказать, — еле слышно произнесла она. — Я должна. Иначе мы не сможем доверять друг другу. Но это может изменить всю мою жизнь. И твою, соответственно, тоже…

Но всё равно ты должен знать всю правду обо мне.


Шахид взволнованно ходил по комнате. Вчера поздно вечером он получил известие о том, что его старший брат, Малик Гусейнов, был убит выстрелом из «Стечкина» на пороге квартиры, купленной им около года назад.

Киллер не взял денег, приличная сумма которых лежала в кошельке Малика, не снял золотой «Ролекс» и печатку с крупным бриллиантом. Словом, убийство было совершено профессионалом, и вовсе не в целях ограбления. Камилла Аскеровна слегла с сердцем, а Шахид вовсю готовился к похоронам. Они будут завтра.

Теперь, по праву брата, он должен занять место Малика. Но только брат почему-то хотел посадить на трон после себя Жанну. С чего бы это? Неужели он чувствовал, что его убьют? Или втянулся в какую-то историю?

Шахид искренне горевал о Малике. Он действительно любил брата так, как только кавказцы могут любить своих родственников. Но на данный момент его больше всего занимала мысль, кто же станет теперь править балом — он или Жанна? Последнее слово Малика имеет очень большой вес, и в этом случае Жанна будет признана лидером общины. Но, с другой стороны, Шахид — родной брат покойного, и кому, как не ему, заняться всеми делами и взять руководство на себя? Так было испокон веков — когда умирал брат, его место занимал другой. К чему доверять руководство сотнями людей сопливой девчонке, даже если на её счету несколько тщательно спланированных операций, принёсших общине серьёзные прибыли?

— Тофик? — Шахид обнаружил, что в комнату вошёл его младший сын. — Ты уже знаешь?

Парень кивнул. Он еле сдерживал слёзы: дядя Малик был его идеалом.

— И что теперь будет? — печально вопросил он.

— А что будет? — удивился Шахид. — Я встану во главе организации…

— Но дядя хотел, чтобы это была Жанна, — возразил Тофик.

— Аллах всё видит, — напыщенно произнёс Шахид, — он позволит мне не выполнить волю покойного. Я сделаю это ради нашей Семьи — нашей общины.

— Думаю, Жанна не станет протестовать, — угрюмо сказал Тофик, — это всё из-за неё…

Шахид навострил уши. По мере рассказа Тофика он всё более ясно понимал, кто убил брата.

Ну а как иначе — то? Ведь Малик заставил Тофика посредством Насти следить за семьёй олигарха. И, если верить сыну, недавно сказал, что слежка должна быть закончена. Это могло означать только одно: Малик должен был разобраться с этой ситуацией. Если так, то Шахид найдёт человека в общине, которому была поручена эта миссия. И тогда всё встанет на свои места.

Да и Жанна не станет отпираться, что имела связь, против которой был настроен её отец. Так, а что, если… Если это она узнала, что Малик хочет устранить её любовника, и сама убила его? От этой девчонки можно ожидать всего!

Шахиду было на руку, чтобы племянница была причастна к смерти Малика. Если это так и в самом деле, то он встанет на место Малика без всяких проблем. Жанна противиться не будет. Разве ей захочется, чтобы все знали, что Малик погиб из-за неё?! Что она предпочла какого-то русского мальчишку собственному отцу! Он поговорит с девчонкой, и она отступится от трона.

Правда, это называется шантаж. Но как иначе получить славное, хлебное место? Как взойти на вершину, чтобы не сорваться и не упасть? У Шахида не было иного выбора. Вот и ответ на вопрос, в какую историю ввязался Малик. То есть не Малик, а Жанна.

До сих пор было всё тихо: Малик предпочитал поддерживать дружеские отношения, или нейтралитет с другими группировками. Его клан, его Семья, его община стояла особняком среди множества мелких азербайджанских группировок, и выжила, и обрела мощь только благодаря тому, что Малик наладил в ней истинно семейные отношения. Каждый состоявший в общине человек, будь он контролёром, бригадиром, либо торговцем на рынке или наркокурьером, знал, что в любой момент может прийти к самому Малику — и тот его выслушает, и поможет, какой бы мелкой сошкой ни был этот человек. Малик, по сути, дал работу сотням азербайджанцев, он взял ответственность за их жизни на себя, он контролировал, расширял границы своей общины — чтобы её члены жили лучше.

Он помогал родственникам, оставшимся в Азербайджане — родственникам всех членов своей общины. Он назначал суммы, которые шли в оборот, на закупку наркотиков и оружия, суммы, которые распределялись между всеми родственниками Семьи, оставшимися в Азербайджане — одинаково. Он отправлял огромные деньги близким людям тех, кто попал в тюрьму, или погиб. Он не лез на рожон, отнимая чужое. Он приумножал своё, но делал это грамотно, с умом. Роль вожака теперь вакантна, но кто же её займёт? Этот человек должен был взять на себя непомерную ответственность за судьбы всех членов клана, и так же грамотно и мудро руководить и править ими. Кто же это будет?

До сих пор Шахид не мог заставить себя признаться, что большинство будет склоняться к кандидатуре Жанны, тем более что это был приказ Малика. Но теперь, когда у него в руках появилось оружие, нейтрализующее племянницу, он мог не переживать. Жанна должна будет уйти с его дороги — иначе все узнают о её роли в смерти Малика.

Шахид будет лидером — ведь недаром в нём течёт такая же кровь, какая текла в жилах его всесильного брата. Но по традиции тот, кто займёт место погибшего, должен будет лично наказать его убийцу. Шахиду придётся это сделать. И тогда он будет вне конкуренции! А Жанна ещё будет благодарить его — за то, что он не позволит семье разорвать её в клочья. Он потёр руки. Всё складывалось как нельзя лучше. Правда, осталось доказать, что всё было именно так, как он рассчитал. Что Малик решил ликвидировать любовника дочери, а та опередила отца. Но, насколько Шахид знал брата и понимал ситуацию в Семье, всё должно было быть именно так. За исключением, конечно, предположения о том, что Жанна сама убила отца.


— Мы с тобой как Ромео и Джульетта, — грустно улыбаясь, сказал Павлик. — Все вокруг против нашей любви…

Он нежно гладил Жанну по распущенным волосам. Она тоже слегка улыбнулась и потянулась за сигаретой. Это казалось невероятным, но почему-то их любовь породила множество событий, и в основном очень неприятных. Получалось, что именно из-за их любви был убит отец Жанны. Именно из-за неё ей самой пришлось скрываться от дяди Шахида. Именно из-за этой любви чуть было не погиб Павлик.

Жанна подкурила сигарету и погладила любимого по обнажённому плечу. Павлу надо было уходить — дома он должен был быть в восемь часов. Отец требовал беспрекословного повиновения. После того, что случилось, он усилил охрану сына, но Павлу удалось договориться с ребятами.

Теперь охрана входила в квартиру, проверяла её, и только после этого входил Павел. Жанна не роптала: только таким путём она могла встречаться с ним. В чужой квартире, которую Павел снял для неё, Жанна проводила целый день в ожидании его, потом, часов в пять, он приезжал, привозил пакет с едой, они ужинали и занимались любовью. А потом он уезжал. И так прошла уже неделя.

Жанна боялась выходить на улицу. В свете последних событий её могли искать, и, найдя, убить — за отца. Это было несправедливо, но подчинённые Малика, не задумываясь, сделали бы это. Жанна не понимала, как такое возможно. Почему такое чувство, как любовь, которое насыщает сердце человека радостью, удовольствием, добротой, может иметь такие ужасные последствия. Их любовь с Павлом оказалась разрушительной, убийственной. Она будто сжигала всё вокруг, и оставляла после себя пепелище. Она принесла только разочарования и испытания, только горе окружающим. Но почему, ведь так не должно быть! Почему отец велел убить Павла? Почему он не захотел, чтобы дочь была счастлива? Почему он не отпустил её с любимым человеком, несмотря на то, что он русский?

На дворе двадцать первый век, стёрты многие грани между религиями. Каждый день по всему миру регистрируются сотни, тысячи межнациональных браков. Почему же отец пошёл на такой шаг, и не посоветовался с ней? Почему он поторопился, решил лишить единственную дочь её счастья? Жанне даже страшно было подумать, что Павел сейчас мог бы быть мёртв, если бы всё пошло так, как задумал отец. Она не сомневалась в том, что он рассказал ей правду — про то, что Малик решил убить его. Жанна прекрасно знала, что отец был способен на всё, чтобы сохранить Семью.

Ну почему же он не поверил в собственную дочь, почему решился на такое? Неужели он был уверен, что после его смерти Жанну допустят к власти? Женщину — и поставят у штурвала?! Неужели отец не понимал, что власть — это именно то, о чём мечтает каждый мужчина в их общине, в их огромной Семье? Так за что же он умер? Жанна теперь вынуждена скрываться от своих же: Шахид рассказал всем, что Малик погиб из-за неё, потому что она предупредила любимого о том, что Малик планирует его убийство. Жанна была шокирована. Ей и в голову не приходило, что кто-то может так трактовать эту ситуацию. Но ведь она невиновна! Она, если на то пошло, вообще не знала, что Малик задумал убийство.

На похоронах, нарушив все мусульманские обычаи, Жанна произнесла речь, после того, как мулла прочитал все молитвы.

Малик, по мусульманскому обычаю завёрнутый в чёрно — красный саван, покоился в могиле на том самом ковре, который выткала Камилла Аскеровна, желая подарить его внучке на свадьбу.

Жанна, нервно поправляя обязательный траурный платок, говорила мёртвому Малику, что никогда не предавала его, и никого ни о чём не предупреждала. Что она не ведала, что он собирается сделать. И что она прощает его — но только потому, что он умер. Но что он был не прав, и она клянётся больше не проливать крови. Что она не будет мстить его убийце, потому что это отец её возлюбленного. И что Малик сам виноват, что ввязался в такую историю, и первым решил поднять руку на счастье дочери.

Но это означает, что среди своих завёлся предатель. Тот, который сообщил Резнику о готовящемся покушении на Павлика. И тот всего лишь подстраховался, опередив соперника. Жанна поклялась, что найдёт этого предателя. Она не знала, кто это был. Павлик счёл нужным не рассказывать ей эту историю полностью, и Жанна верила в то, что Резник — старший послал своих людей, чтобы опередить Малика и убить его первым.

Но она чувствовала, что Семья ей не верит. Община отвернулась от неё. Шахид успел настроить людей против неё. Большинство считало, что это сама Жанна предупредила отца своего любовника. А, может, и сама подняла руку на отца.

Жанна чувствовала угрозу, исходящую от людей. Они были готовы горло ей порвать — по первому слову Шахида. Но тот не торопился. Он знал, что всегда успеет это сделать — дать знак.

Жанна теперь была предательницей, стала для них чужой. И только то, что она дочь Малика, спасло её — на время. Только факт, что она — дочь убитого, и страдает вместе со всеми, ослабил поводья, натянутые дядей Шахидом. Жанна не злилась на него.

Она знала, что такое власть, было время, она тоже упивалась ею, и понимала, какую силу имеет это слово над людьми. Власть была приятна, сладка, она наполняла сердце волнением и страстью — как и любовь. И нет ничего удивительного в том, что дяде Шахиду эта власть вскружила голову. Он жил в тени старшего брата, и сейчас, когда он дорвался до вожделенного трона, его не в чем было винить. Но что оставалось Жанне? Только уйти — уйти добровольно, оставив Семью. Её ведь теперь считают предательницей, и, если бы было хоть одно доказательство, хоть одна улика — её бы разорвали за Малика. Ей было обидно, что никто не выразил ей соболезнование, что на кладбище она стояла отдельно от всех. И даже мулла из маленькой мечети, которую построил и спонсировал Малик, посматривал на неё недобро. Но почему они все так уверены, что это она предала отца? Почему не могут раскрыть глаза пошире и увидеть других подозреваемых? Или им просто выгодно, чтобы это была она? Взрослые мужчины хотят отомстить молодой девушке за то, что несколько лет она вместе с Маликом правила ими, решала их вопросы, давала задания? Неужели они помнят, какому унижению подверглись, когда Жанна высмеяла их на одном из собраний, когда она умело и ловко затыкала рот любому, кто в очередной раз осмеивал её женский пол? Неужели они так ненавидели её всё это время, что сейчас готовы загрызть из-за любой провинности, вменить ей в вину любое, самое бредовое обвинение? Почему никто не думает о том, что по меньшей мере о готовящемся покушении знали двое: Тофик, который встречался с двоюродной сестрой Павла, и который мог сделать выводы, когда Малик разрешил прекратить их свидания. И Мальчик, который и не подумал отпираться, когда его спросили, он ли должен был убить Павла. Почему же эти двое, словно жена Цезаря, вне подозрений? Только потому, что они — мужчины?

А Шахид сказал, что он готов простить её — если она отомстит за отца. Если выйдет замуж за Павла и будет шпионить за Резником — старшим. Его, мол, даже убивать не придётся — только разорить. Забрать всё, чем он владеет. Мешать ему, срывать сделки, портить жизнь всей их семье. Но Жанна считала это несправедливым. Резник только защищал своего сына, Малик первым начал войну.

И к тому же бабушка рассказала Жанне, что Малик всё равно должен был умереть — от рака, в ближайшие несколько месяцев. Но Шахид не поверил даже анализам крови, которые показала ему мать. Он кричал, что всё это — подделка, дело рук Жанны, которая ищет себе оправдание. Самое удивительное, что Семья вновь поверила ему. Положение Жанны уже становилось опасным.

По сути дела, она могла бы отомстить. И в этом случае она осталась бы в общине, пусть и не на посту лидера. Но она снова стала бы своей для них — земляков. Но как она могла мстить отцу своего мужчины, как? У неё никогда бы не поднялась рука. Жить в доме Резников и шпионить за ними, пакостить? Это называется предательство, вот как. Почему же Шахид так настаивает на этом браке, против которого был настроен отец, из-за чего и погиб?! Разве это справедливо? Почему никто не обращает на это внимания?

Впрочем, если бы это случилось несколько раньше, всё могло бы быть. Но сейчас, когда Жанна отведала это чудесное блюдо под названием «любовь», она не хотела убийств.

И оттого, что без убийства не обошлось, ей было горько.

Ещё более горько было оттого, что отец не поверил в их любовь, и решил сделать всё по-своему. А теперь она не будет мстить за него, потому что Малик первым начал эту войну. Потому, что она больше не хочет крови, а хочет только счастья — обычного бабьего счастья с любимым. К тому же на следующий день после смерти Малика Жанна, встретившись с Павликом, прямо в машине рассказала ему про себя многое. Конечно, кое о чём умолчала, но всё равно Резник — младший узнал довольно много фактов из её биографии. Она не щадила себя, и была объективна. Павел должен знать, кто она такая и чем занималась. Если это его шокирует — она позволит ему уйти из её жизни. Но Павел постарался понять её. Жанна видела, что ему неприятно слушать, но он не оттолкнул её. Сказал, что таковы были обстоятельства, в которые она попала. И что это ни на что не влияет, он всё равно её любит, даже если бы она была серийной убийцей.

Поэтому сразу же после похорон она позвонила Павлу. И сумела сбежать от Шахида, не спускавшего с неё глаз. Наверное, он считал, что она одумается, и примет его предложение — разорить Резника, отобрать у него всё, чем он владеет. Ведь ему это было выгодно: не затрачивая своих сил, он значительно приумножал свои капиталы!

В тот же день, когда Жанна встретилась с Павлом, сразу после похорон, он снял по своему паспорту квартиру в риэлторском агентстве, и поселил там Жанну.

И что ей оставалось делать теперь? У неё ничего не осталось: ни отца, ни дяди, ни родственников, ни положения, ни денег — кроме тех, что на кредитке, которую она успела захватить с собой. Но по ней её могли вычислить.

Жанна вообще как будто перестала существовать! У неё остался только Павлик и их любовь. Но, если говорить откровенно, Жанна крепко задумалась бы, если бы ей назвали прежде цену за эту любовь, принёсшую столько страданий и несчастий.


— Мы — братья, — закончил свою пламенную речь Шахид. — А разве брат не должен отомстить за брата? Это священно! Мы все — братья! И если завтра убьют кого-нибудь из наших бойцов — разве мы не отомстим за них? Разве мы не должны отомстить за Малика?

Присутствующие согласно закивали. Шахид был доволен. Он добился того, чего хотел: члены общины, стоящие по рангу выше остальных, приближённые к лидеру, согласились с ним. Они не представляли себе размеров будущей войны, но Шахид знал, что, когда всё начнётся, отступать будет некуда. Судя по характеру убийства, Малика убил киллер, настоящий профессионал. Он не оставил следов. Таких вот профессионалов нанимают, когда что-то случается, когда кто-то кому-то мешает. Малик за последнее время не участвовал ни в каких акциях, никому не переходил дорогу. Тут не могли вмешаться враги или соперники, потому что их просто НЕ БЫЛО. Все территории были давно поделены, и все были довольны сложившимся положением. Ещё мог возникнуть вариант, что Малика убил какой-то идиот, маньяк, грабитель, наконец. Но — убийство было выполнено не дилетантом, и это означало только то, что его хотели убить. И, значит, всё сходится.

Малик увидел угрозу для себя в связи своей дочери и сына Резника. И решил уничтожить эту угрозу. Но та сторона каким-то образом узнала о готовящемся покушении, и первой предотвратила эту угрозу. Оставалось узнать, как именно та сторона это почувствовала. Но это подождёт. Сейчас надо будет отомстить за Малика.

Шахид умалчивал, что на самом деле месть играла очень небольшую роль в этой войне. Конечно, он в любом случае должен был отомстить за Малика, особенно теперь, когда Жанна отказалась сделать это.

Но то, что он собирался сделать, выходило за рамки обычной мести. У Резника, убийцы брата, было то, чего не было у Шахида. Но, по справедливости, это должно было принадлежать как раз Шахиду. Резник владеет нефтью — каспийской нефтью, которой должны владеть азербайджанцы! Разве это справедливо, что у Резника нефтяная компания, а у Шахида, который родился на Каспии, нет даже завалящей скважины?

А ведь это было бы так выгодно — у общины, среди других направлений деятельности, есть ещё одно: продажа краденых автомобилей. Для этого они выкупили специальный ангар и несколько автосервисов.

Дело это прибыльное, можно было бы его расширить. И для этого как нельзя лучше пригодится сеть автозаправок Резника. Пусть даже не сеть, а две из них — которые расположены как раз неподалёку от одного из автосервисов Семьи. Это было бы выгодным вложением средств, к тому же пора потихоньку легализовываться. Ведь сам Малик неоднократно говорил об этом.

То есть не то чтобы весь бизнес их общины — Семьи был криминальным, просто приносил он баснословную прибыль. А легальный — рынки — тоже, конечно, отличный источник дохода, но ведь любой бизнес должен развиваться и увеличивать доход. Так ведь гораздо лучше будет, если бизнес азербайджанской общины будет легальным — и не надо будет заниматься ограблениями, распространять наркотики в ночных клубах, рискуя курьерами, не надо будет угонять машины, если община будет владеть сетью автосервисов и заправок. И не надо будет брать выкуп у родственников похищенных людей и продавать оружие.

И детям Семьи не надо будет рисковать ради заработка. Они будут обеспечены, и жить спокойно, и их дети будут жить спокойно, и владеть предприятиями, заводами, фабриками.

Малик всё это понимал, но ему не удавалось оставить тот же уровень обеспечения общины и при этом держаться только за счёт легального бизнеса. Но Шахид знал, что перед смертью Малик собирался заняться нефтью, он собирал материалы, биржевые сводки, и уже стал вести переговоры кое с кем на Каспии. Но неужели он не понимал, что, если официально участвовать в разработке месторождений, то необходимо инвестировать миллионы долларов?! К тому же необходима разведка, реабилитация и разработка месторождения. Если бы сумма составляла, к примеру, один или два, пусть даже десять миллионов, можно было бы поднатужиться. Но ведь речь идёт о сотнях миллионов долларов! И всё из-за того, что теперь Каспий — объект притязаний сразу пяти прикаспийских государств — Ирана, России, Туркмении, Азербайджана и Казахстана. И кроме этой пятёрки, о разработках Каспийского шельфа постоянно судачат Штаты, Япония, страны Персидского залива.

Все хотят урвать свой кусок каспийского пирога. Несмотря на многочисленные договоры, подписанные Азербайджаном с Россией и другими странами, до сих пор не решён спорный вопрос о чётком разграничении акватории. Кто успел — тот и съел! Вот Резник успел. У него богатое месторождение нефти на Каспии. Значит, он выкачивает нефть, превращающуюся в огромные деньги, из Азербайджана. А Азербайджан — это он, Шахид, и его Семья. Разве справедливо, что Резник богатеет за счёт Семьи? Что он выкачивает из Семьи нефть — словно кровь? Что из-за таких, как Резник, Семья вынуждена довольствоваться объедками с барского стола, и подбирать за ним крошки?

Видит аллах, Шахид волнуется не только за жизнь своих сыновей, но и за судьбы всех членов клана. Только ради них он хочет постепенно отходить от криминала и держать курс на честный бизнес. Именно это Шахид и сказал всем присутствующим. Общине пора позаботиться не о насущном хлебе, а о своём будущем. И для этого им надо получить то, чем владеет Резник. Потому что, во-первых, это будет местью за Малика. И, во — вторых, у него нефть — которая по праву принадлежит Семье.

Община его поддержала. Шахид всегда мог запудрить мозги слушателям. Месть — это только повод. Очень удобно получилось, что именно Резник виноват в смерти Малика, а не какой-нибудь безвестный бомж. А по поводу легализации… Шахид отлично понимал, что только криминальный бизнес может приносить такой доход. И не собирался отказываться от него даже при наличии хорошей легализации. Но ведь сказать — то можно, от него не убудет! Особенно если учесть, что сейчас очень важное время: Семья должна почувствовать, что именно он, Шахид, достоин занять место Малика!

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Мила с любопытством осматривала квартиру. Да, эта чурка неплохо устроилась. Надо бы намекнуть Резнику — старшему, что его сынок прилично тратится на содержание своей любовницы. А ведь отец ему строго — настрого запретил встречаться с этой девчонкой!

Жанна встретила её в роскошном восточном, расшитом золотом халате. Надо же, как она устроилась! Снимаемая квартира выглядит лучше и уютнее, чем квартира Милы!

Двухуровневое помещение было напичкано дорогой мягкой мебелью, на кухне была вся необходимая бытовая техника и даже домашний кинотеатр, а в гостиной уютно пыхтел камин.

Мила подумала, что следовало бы рассказать Резнику, что его сын содержит эту азербайджанскую сучку. Вон она как разоделась — гуляет по квартире в роскошном шёлковом халате, расшитом золотом. Принцесса, блин, нашлась. Мила взглянула на Жанну и тут же нацепила на лицо улыбку.

— Очень красиво, — пропела она. — Наверное, это Павлик подбирал квартиру, да? У него отличный вкус!

«Если не считать женщин, которых он выбирает» — хотела добавить она, но вовремя замолчала. Жанна и так насторожено смотрит на неё, явно не ожидала её визита. Ещё хорошо, что она видела её в аэропорту, иначе вообще не открыла бы дверь.

— Как ты узнала адрес? — Жанна смотрела прямо в глаза Миле.

— Павлик сказал, — солгала Мила.

На самом деле она следила за ним, и вычислила эту квартиру. Резник — старший был так завален работой, что даже не потрудился сам проверить, чем занимается его сын с пяти до семи вечера, понадеялся на охрану! А охране всё равно, где её подопечный — в постели у любовницы, или в офисе на работе, лишь бы был в безопасности.

Анатолий Максимович никогда не догадается спросить у телохранителей сына, чем именно он занимается и куда ездит, потому что доверяет сыну, а сами они не будут лезть на рожон. Их дело — охранять клиента, а не следить за его личной жизнью. Теперь это дело Милы — следить за Павлом и его пассией. Эта Жанна чувствует в ней соперницу, вон как её лицо вытянулось, когда она узнала, что это Павел рассказал Миле об этой квартире. Так, ладно, с Павлом она этот вопрос уладит. Теперь надо действовать.

— Ты ведь знаешь, кто отец Павлика, верно? — Мила развалилась в кресле и стянула перчатки с рук.

Перчатки были бежевые, лайковые, в тон новой курточке, чуть темнее оттенком, с оторочкой из меха рыси. Куртка тоже была с такой же оторочкой, и Мила безумно обрадовалась, когда увидела эти перчатки в бутике на прошлой неделе. И, хотя был уже конец мая, она упорно не желала снимать их.

— Так вот, — продолжала она, — он очень недоволен тем, что у Павла такая… девушка. Они постоянно ругаются. Ты стала камнем преткновения в этой семье. Они все мучаются — из-за тебя, а ведь до этого это была отличная, дружная семья!

Вам никогда не разрешат пожениться. Ты будешь любовницей при нём — пока не надоешь ему. Зачем тебе это надо? Не лучше ли тебе было уйти, если ты любишь Павла?

— И оставить его тебе? — усмехнулась Жанна. — А ну пошла вон отсюда, дрянь!

— Спокойно, — Мила вытянула вперёд руки, — мне Павел не нужен. Мы с ним друзья, поняла? Мы дружим с детства.

— С чьего детства — с Павлушиного? — хмыкнула Жанна, намекнув на разницу в возрасте Милы и Павла.

Мила замолчала. Всё пошло не так, как она рассчитывала. Она думала, что Жанна, услышав про то, что семья больше не принимает Павла, что он мучается, исчезнет. Мила считала, что восточные девушки — очень гордые, что стоит им только намекнуть, что они стали обузой для любимого, и они тут же испарятся. Но Жанна оказалась не такой. И всё — же Мила предприняла ещё одну попытку.

— Знаешь, если они узнают, что вы с Павлом встречаетесь, ему будет очень плохо. И тебе тоже.

— Ты мне угрожаешь? — изумилась Жанна. — Подожди — ка, ты только что сказала, что они ругаются из-за меня. Значит, они уже знают, что он встречается со мной!

Мила осеклась. Вот чёрт, и как только она не подумала об этом? Решила, что эта смуглая дурочка, увидев роскошную Милу, тут же рванёт из квартиры, посрамлённая? Да, надо было лучше подготовиться! А то она и в самом деле несла чёрт знает что : про семью, недовольную выбором сына… Девятнадцатый век какой-то, ей — богу… Ну что-ж, спасение утопающих — дело рук самих утопающих, так ведь говорят? Миле придётся вытаскивать себя за волосы из болота, как барону Мюнхгаузену.

— Прокололась, — как можно более естественно засмеялась она. — Прости меня, Жанночка, но я ведь подруга Павлика, и должна же знать его избранницу! Я ведь тоже волнуюсь за него, поверь! И мне пришлось вести себя таким вот отвратительным способом, чтобы проверить, на самом ли деле ты неравнодушна к Павлику. Понимаешь, на него было много претенденток — тех, которые были неравнодушны не к нему, а к деньгам его отца.

— Ты, например, — хищно улыбнулась Жанна.

Мила вздохнула. Ничего не получалось. Она не смогла прогнать эту тварь из жизни Павла. Мало того, она даже не может наладить с ней нормальные отношения. А ведь это необходимо, если Мила хочет вернуть Павла в своё стойло. Остаётся только попрощаться и уйти с обиженным видом — пока она вообще всё не испортила. Хотя, всё и так уже плохо…

— Извини, я лучше пойду, — Мила с виноватым видом поднялась из кресла, — у нас не получилось общения, а я только хотела тебе помочь, правда…

— Помоги себе, — отрезала Жанна и распахнула входную дверь, выпроваживая Милу.

На пороге стоял Павел в окружении охранников. Он секунду назад протянул руку к звонку, и даже не успел удивиться, увидев прямо перед собой Милу.


— Я больше так не могу, — простонала Любовь Андреевна. — Толик, ну зачем тебе это всё, если ты не можешь этим пользоваться? Для чего тебе столько денег, если ты не успеваешь их тратить? Для чего тебе куча домов по всему миру, виллы на берегу всех существующих океанов, если ты туда не ездишь? Для чего тебе яхта, если ты на ней за пять лет ни разу не вышел в море?

— Зато я часто пользуюсь своим вертолётом и самолётом, — пошутил Резник.

Ему не хотелось ссориться с женой, особенно сейчас. Он по опыту знал, что эти приступы отчаяния у неё проходят через пару дней. Останется только потерпеть завтрашний денёк, и Люба снова станет собой. Но жена сегодня была настроена слишком воинственно. Вообще-то она давно смирилась с той жизнью, которую они ведут, но иногда взбрыкивала. Анатолий Максимович подозревал, что это из-за того, что она не слишком загружена в фонде. Надо бы придумать что — то для жены, чтобы она была постоянно занята.

— Пользуешься только по работе, — огрызнулась она. — Если бы в филиалах твоей конторы могли управиться без тебя, самолёт бы тоже стоял без дела. А вертолёт выручает тебя, когда на дорогах пробки, а ты опаздываешь на совещания.

— Любушка, — досадливо сморщился Анатолий Максимович, — контора — это та, которая называется «Рога и копыта».

— По-твоему, «ТерраСик» лучше? — съязвила жена.

— По-моему, у него активы несколько больше, — вспылил Резник. — Кроме того, пока что не «ТерраСик», а «Терра — нефть». И, потом, я это делаю для вас, для тебя и Пашки. Я хочу, чтобы вы ни в чём не нуждались, когда останетесь без меня…

— А останемся без тебя мы, потому что ты сгоришь на работе, — всхлипнула Любовь Андреевна, и, выскочив из кабинета мужа, хлопнула дверью.

Резник стукнул кулаком по столу. Ну что за баба, чего она бесится? Галка, жена Ковалёва, бесится оттого, что муж мало денег приносит. Эта с ума сходит, потому что муж приносит слишком много денег. Вот чёртовы бабы, не угодишь им! Что же делать, как угодить? Ну не рассказывать же ей, в самом деле, что их сына совсем недавно хотели убить! Как бы она запела тогда? Резник щедро заплатил тому парню, который сообщил о готовящемся нападении на Пашку, хотя тот и твердил, что у него свои интересы, и ничего ему не надо. Но от пятидесяти тысяч долларов кто откажется? А Резник не хотел оставаться в долгу перед тем красавчиком с ледяными глазами.

А вот жене он ничего не сказал. Ещё чего не хватало — чтобы Люба узнала?! Достаточно и того, что об этом узнала Мила. И предложила свою помощь. И на самом деле помогла. А вот теперь Резник оказался в сложном положении : услуга Милы была неоценима, но предлагать ей деньги было бы верхом тупости. Милка денег не возьмёт. Как расплатиться с ней за то, что она, подслушав разговор Резника с тем самым странным киллером, тут же вызвалась помочь?

Конечно, он её отругал за то, что она, вместо того, чтобы ждать в приёмной, пока он освободится, запёрлась в кабинет, и услышала, о чём они разговаривали. Парень стоял спиной к двери, и Резнику из-за него не было видно, что у двери притаилась Мила. Она, по её словам, зашла, чтобы поговорить об отце, но Резник не особенно поверил ей. Насчёт отца она могла бы узнать, появившись в доме Резников вечером. Она и так зачастила к ним с тех пор, как Павел вернулся. Впрочем, сейчас это уже неважно.

С помощью Милы убийца был нейтрализован, и это главное. Теперь они с Милой стали союзниками. Павлу тоже пришлось разъяснить, что к чему, ведь после этого он должен был бросить свою нерусскую любовницу, чей папаша пожелал смерти Павлику.

Но Любовь Андреевна оставалась в неведении. Резники — оба — тщательно оберегали эту тайну, чтобы не волновать мать и жену. Анатолий Максимович поговорил с сыном, и ни секунды не сомневался в том, что он наконец-то бросит свою любовницу, и всё пойдёт, как надо. Но, видимо, как надо уже не пойдёт. Сегодня с самого утра были взорваны две бензоколонки, принадлежащие нефтяному холдингу. Анатолий Максимович ни на секунду не сомневался, что это — дело рук азербайджанской мафии. И как они умудрились вычислить его так быстро? Конечно, на самого Резника они не покусятся — слишком велик риск, к тому же охрана у него почти как у президента России. Но всё же, нельзя не признать, что действуют они весьма оперативно. Вообще-то Резник не убивал Малика. Ни он, ни его люди. Единственное, в чём заключалась его вина — в том, что он разрешил Миле втянуться в эту историю. Малик был подловлен с её помощью, но это и всё. Руки Резника отнюдь не были в крови. Да он и не собирался никого убивать. Он предпочитал отослать сына из страны, пока не уляжется это дело. Но киллер, который предупредил его, сказал, что у него с Маликом свои счёты. Естественно, Резник не стал протестовать, да и что он бы мог сделать?! Киллер воспользовался помощью Милы, которая тут же предложила её. Вот и всё участие Резника в убийстве азербайджанского авторитета. Но, видимо, группировка думает по — другому.

В его офис вчера утром курьер принёс записку: « Ты убил моего брата. Я не стану мстить. Но твой сын хочет жениться на моей племяннице. По нашим традициям он должен заплатить калым за невесту. В качестве калыма подойдёт твоё каспийское хозяйство, которое находится на нашей земле.»

Вот как, значит. Они решили, что его скважина на Каспии принадлежит им. Ну что-же, они хотят войны? Хотят войны в чужой стране, войны с ним? Резник, прочитав записку, даже улыбнулся. Они её получат. Только пусть не жалеют потом… Ни о какой скважине и речи быть не может. Неужели эти странные люди думали, что, стоит им намекнуть на то, что эта нефтяная скважина находится на их земле, как он тут же отдаст им её? Или отдаст за Малика, которого не убивал?

А чуть позже ему позвонили — на личный сотовый! Эти бандиты узнали номер его телефона! Он ответил, что не убивал Малика, и что калым слишком велик, поэтому проще отказаться от невесты. А голос в трубке практически без акцента вкрадчиво сообщил, что это — оскорбление, нанесённое его родственнице. И что теперь он будет вынужден отомстить за женщину. Анатолий Максимович довольно резко оборвал его. И вот результат: сегодня они уже взрывают его бензоколонки.

Резник помотал головой, отгоняя от себя все мысли о последних событиях. Это было слишком ужасно. В его не совсем спокойную, но обычную жизнь ворвалось сразу слишком много событий: вначале Павел собрался жениться, потом оказалось, что отец невесты решил убить Павла, затем произошла смерть человека, который хотел насладиться вестью о смерти Павла. А теперь вот — результат: взорванные бензоколонки. Милиция, конечно, работает, но ничего не найдёт.

И теперь ещё надо думать, как отдавать долг Миле. Резник терпеть не мог собственных долгов, он и в юности почти никогда и ни у кого не занимал. А теперь Мила ждёт своей награды. И Резник догадывается, что именно она хочет. Она жаждет выйти замуж за Павла. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы это понять.

Но как он может ей помочь в этом, не заставлять же сына жениться! Хотя он и так уже помог ей косвенно: запретил Павлу встречаться с той девчонкой, из-за которой всё и началось… Интересно, можно ли считать это уплатой долга или ещё нет?


— Она неплохая девушка, — неуверенно говорил Павел, обнимая Жанну. — Мы знаем друг друга с детства, и…

— А теперь она сдаст тебя отцу, — убитым голосом сказала Жанна.

— Нет, — возмутился Павел, — она же обещала!

Он всё ещё не мог привыкнуть, что люди чаще не выполняют свои обещания, нежели выполняют. И Жанна подумала, что он совсем ребёнок: нежный, доверчивый… И как только он мог родиться в семье олигарха, а потом ещё и поступить на юрфак? Павел был больше похож на творческого человека — дизайнера, художника, артиста, нежели на делового юриста.

Мила Жанне совсем не понравилось. И не понравилось то, что, увидев Павла на пороге, она тут же выскочила в коридор и закрыла дверь, и что-то шептала Павлу на ухо, пока Жанна тоже не вышла в коридор. А потом Мила попрощалась, и ушла. И Павел сказал, что она только хочет им помочь, вот и всё. А Жанна не могла простить ему, что он рассказал ей об этой квартире. Если бы она узнала, что Павел никому ничего не говорил, она бы очень удивилась. Но вопрос не был задан, поэтому остался без ответа. Жанна считала ниже своего достоинства спрашивать о таких вещах, словно она… ревнует. К тому же она и понятия не имела, что Мила соврала Павлику, будто случайно увидела его машину вчера, и зашла, чтобы убедиться, на самом ли деле он посещает этот дом. И что консьержка рассказала, в какую квартиру он ходит. Мила поклялась Павлу в вечной дружбе, и попросила рассчитывать на неё.

Павел переживал: свадьба откладывалась на неопределённое время. Ну не мог же он привести в дом Жанну теперь, когда его пытался убить отец девушки? Надо было переждать некоторое время. Скоро страсти улягутся, и тогда… Тогда можно будет сыграть свадьбу — шумную, с кучей гостей и официантов в накрахмаленных манишках, с серебряными подносами в руках. А в замаскированном пальмами углу гостиной — или ресторана, это неважно, будет играть оркестр. И мать, как она обычно делала на крупные торжества, закажет из Франции устриц во льду и фуа — гра. И французское коллекционное вино. Правда, Павлу больше нравились грузинские вина — «Талисман», «Киндзмараули», «Хванчкара».

А пока что придётся смириться с ситуацией. Он сам выбрал себе такую жизнь. Всё можно было изменить тогда, когда Жанна в машине сказала, что хочет с ним поговорить. И рассказала в общих чертах, каким бизнесом занимается азербайджанская община и Жанна в частности. Она тогда много чего говорила.

Павел слушал и ужасался, содрогаясь внутренне. Но он не мог заставить себя встать и уйти. Эта девушка словно загипнотизировала его, и он не мог от неё оторваться. Потом он тоже сказал правду. Сказал, что его отца предупредили о готовящемся покушении на сына. Именно тогда они оба поняли, что, несмотря на трагедию, они не в силах разлучиться. И что любят друг друга так сильно, как только это возможно. И что действительно, оказывается, настоящая любовь может преодолеть буквально всё.

Сейчас, проводив Милу, Павел видел, что у Жанны испортилось настроение. И от этого ему самому было нехорошо. Но он очень вовремя вспомнил о сюрпризе, который уже несколько дней как хотел преподнести любимой.

— Давай съездим на конюшню, — предложил он.

Жанна согласилась. Она теперь не могла ездить на ту конюшню, в которой находились два её коня, чтобы не столкнуться с кем-то из членов общины. Её ведь могли там поджидать.

Поэтому Павел, загадочно улыбаясь, повёз её в другое место. Эта другая конюшня находилась на юго-востоке Москвы, и была довольно большой. На специальной огороженной площадке было пусто. Жанна заглянула в сухое, светлое помещение, и пошла по длинному проходу, вдоль которого размещались стойла и денники, оборудованные кормушками и автопоилками. В самом конце конюшни находились подсобные помещения для хранения фуража и конского снаряжения, а также офис для персонала. Скрипнула дверь, и из офиса выглянула симпатичная девушка.

— Павел Анатольевич, здравствуйте! — расцвела она.

Жанна нахмурилась. Ей не понравилось, как девица смотрит на Павла.

— Здравствуй, Лиза, — улыбнулся в ответ Павлик. — Познакомься. Это Жанна. Я тебе о ней говорил. Ты приготовила то, что я просил?

Девушка загадочно отошла к одному деннику, и вскоре вывела оттуда великолепную кобылу.

— Арабская чистокровная, — заворожено произнесла Жанна. — Какая красавица!

Словно почуяв её восторг, кобыла шумно выпустила воздух из ноздрей и заржала — протяжно и громко.

Она была великолепна, гнедой масти, с тонко выраженной восточной породностью. Кобыла была чуть ниже Жанны, но они обе подходили друг другу. Павел потратил массу времени, пока нашёл её на одном из аукционов, и дождался, пока её привезли в Москву. Конюшня обошлась ему не в пример дешевле, чем одна эта кобыла. Но подарок стоил того.

— Иди, переодевайся, — Павел подтолкнул Жанну в сторону раздевалки. — Там есть всё необходимое на твой размер.

Лиза не тронулась с места и продолжала смотреть на Павла. Жанне стало неприятно, но она решительно направилась к домику.

Павел решил сделать ей сюрприз, и ему это удалось. Жанна нашла в домике отличную амазонку и котелок. Павлик предусмотрел и это! Какой же он всё-таки милый, заботливый, самый лучший! Он знал, что она обожает лошадей, и скучает по ним, и сделал ей отличный сюрприз — привёз на эту конюшню…

Жанна вышла из домика и, улыбаясь, направилась к Павлу, любезничающему с Лизой. Хорошее её настроение как ветром сдуло. Она сама взлетела в седло, и, натянув поводья, поскакала навстречу ветру, легко перемахнув через ограду. Кобыла, почуяв опытного седока, не протестовала, чувствуя, как шпоры врезаются ей в бока.

Через час, когда Жанна вернулась, Павел сидел на крылечке домика. Лизы не было видно.

— Наконец-то, — подскочил он с места, — я так волновался! Ну как ты могла так со мной поступить?

Жанна против воли засмеялась. Павел всегда выражался книжным языком, и это было забавно.

— Я просто захотела побыть в одиночестве, — строго сказала она.

Как будто она и так целыми днями не сидит одна в этой чёртовой квартире! Павел сник. Жанне стало жаль его. В конце концов, он не виноват, что она так ревнива!

— А где Лиза? — поинтересовалась она.

— Не знаю, — отмахнулся он. — Я за ней не слежу. А почему ты спрашиваешь?

— Она мне не нравится, — призналась Жанна, заводя лошадь в стойло.

— Ну, это легко исправить, — засмеялся Павел. — Ты можешь её уволить!

— Что? — не поняла Жанна.

— Это теперь твоя конюшня, и ты вольна делать всё, что хочешь! Это мой тебе подарок!

Жанна молча завела арабку в стойло, и, будто ничего не случилось, вернулась. Но, не дойдя нескольких метров до обескураженного любимого, она завизжала от восторга, и бросилась ему на шею.


Ковалёв был доволен. Резник вложил в его раскрутку больше миллиона долларов. И теперь он должен оправдать его доверие, быть ему надёжной опорой в политических кругах.

Подумать только, как изменилась его жизнь! Ещё совсем недавно он был импотентом — неудачником, а теперь — он будущий депутат! Да, уже в декабре он станет депутатом — когда будут проходить выборы в Думу! Резник обещал, что так и будет. Да и зачем бы ему так тратиться, если он не был бы уверен в том, что говорит? Когда он станет депутатом, то непременно купит себе другую квартиру, и уйдёт из семьи. Вернее, уйдёт от жены и дочери, потому что никакой семьи у них нет и не было. Он видеть их больше не может. Но не станет же из-за этого просить у Резника денег ещё и на свою жилплощадь! Толик и так стал его ангелом — хранителем, он помог ему изменить жизнь — на сто восемьдесят градусов повернуть её. Теперь — то он станет заниматься своим делом — и поможет своему другу, у которого начинаются неприятности с бизнесом. Как, впрочем, у всех крупных бизнесменов этой страны. Это где-то ТАМ, за океаном, можно жить спокойно, не бояться, что тебя накажут за то, что ты работал 24 часа в сутки и заработал состояние — собственной головой, собственными руками, отказом от всех удовольствий ради спокойной обеспеченной старости.

Это где-то ТАМ можно класть деньги в банк, и не бояться за то, что они исчезнут в любой момент. Это там не надо бояться наказания за то, что стал другим, а не таким, как все. За то, что не захотел быть нищим.

А здесь это нельзя. Заработал денежки — будь добр, отстегни государству львиную долю. За что? А за то, что тебе позволили работать, заработать эти деньги, за то, что вообще позволили жить! Как говорил Бендер, « с таким счастьем — и на свободе».

Резник оказался в сложной ситуации — с одной стороны, на него началось давление государства, а с другой стороны, его силы подкашивают эти азербайджанцы. В общем-то, никаких особенно сильных проблем они ему не доставят, потому что они — моськи, лающие на слона. Но всё равно, конечно, Резнику досадно и неприятно. Мало хорошего, когда взрывают твои бензоколонки. И ещё хуже, что в этот момент он занят предстоящим слиянием двух корпораций, да ещё и находится под колпаком у спецслужб, старающихся не допустить этого слияния. Ведь в этом случае в руках у объединившихся компаний будет мощное средство влияния на ситуацию с нефтью в стране. Разве может это понравиться президенту?

Но он, Ковалёв Владимир Ильич, старый неудачник, импотент, подкаблучник, должен смягчить эту ситуации с государством. Потому что в ситуации с мусульманами люди Резника разберутся сами!

Владимир Ильич вспомнил, как несколько дней назад он общался с представителями ПР — агенства, которое возьмётся за его раскрутку. Которое за полгода должно будет сделать из него депутата — честь и совесть эпохи, цвет нации.

Дочь, узнав о планах Резника относительно отца, тут же изменила отношение к нему. Стала заискивать, предлагать свои услуги, делиться проблемами. Если бы это произошло несколько недель назад, Ковалёв был бы несказанно счастлив. Но сейчас, зная Милу, как облупленную и понимая, почему она старается, он чувствовал только гадливость к собственной дочери — и ничего больше.

Сейчас начинается новая эра в его жизни. Он был не слишком доволен, что начинается она со лжи, но что же, раз это необходимо…

Представитель ПР — агентства сказал, что ему требуется легенда. О нём должны быть напечатаны репортажи в газетах и журналах, региональных, само собой, значит, читателю надо подать историю его жизни. Жизни, надо сказать, необыкновенной.

Эту историю требовалось сочинить от агентства, а он её должен был бы запомнить и повторять на каждом углу. А через несколько дней ему надо будет лететь на Урал — там у Резника консервный завод. Именно от этого одномандатного округа и будет избираться Ковалёв — как независимый депутат. И дай Бог, чтобы всё получилось! А уж он-то не даст Резнику пропасть, ведь тот вытащил его из гнилой ямы.


Запах мятной жевательной резинки заполнил весь автомобиль. Тофик сглотнул и прямо-таки почувствовал вкус мяты. Ему нестерпимо захотелось этой жвачки, хотя он в принципе не переносил жевательных резинок.

— У тебя есть жвачка? — спросил он у Настеньки, выдувавшей из резинки огромные пузыри.

— У мэнэ тильки для сэбэ, — недовольно ответила она.

Тофик едва удержал руль. Вот жадная дрянь! Он скосил глаза. Всё ещё обиженная девушка, широко расставив толстые ноги, едва прикрытые короткой юбкой, смотрела в окно. Её пережжённые от постоянного обесцвечивания волосы развевались на ветру, а расстёгнутая короткая кожаная курточка еле удерживала в себе готовую вылезти наружу аппетитную грудь. Настя не могла простить Тофику, что он бросил её, не появлялся и не отвечал на звонки почти две недели. Теперь же, когда, наконец, он сам позвонил, она была очень довольна, но всё равно дулась для вида. Он не должен был так поступать с ней! Теперь он должен просить прощения и подлизываться. Но Тофик не делал ни того, ни другого. Но она всё равно должна найти способ наказать его! И Настя придумала способ. У Тофика денег — куры не клюют. Пусть он купит ей что-нибудь. Но не обычную шмотку, а что-то действительно дорогое и приличное.

— Я хочу машину, — вдруг вырвалось у неё.

— Что? — Тофику показалось, что он ослышался.

Чего ещё захотела эта дура, которая обычно говорит на неправильном украинском языке — Тофик, смотрящий за рынком, прекрасно знал, КАК надо разговаривать на украинском, иногда переходя на русский. На русский Настя переходила, когда хотела что-то от него получить.

Эта толстуха была необычайно алчной и меркантильной — и это при том, что жила в доме одного из самых богатых людей России! Хотя Резник явно не разгонится покупать ей тачку. Судя по рассказам Насти, он недолюбливает её. Тофик даже посочувствовал этому Резнику. И верно, такая племянница достанет кого угодно!

Он был так рад, когда Малик разрешил ему больше не общаться с ней! А теперь вот отец заставляет делать то же самое, что и прежде.

Шахиду тоже нужна информация о событиях в доме противника. И Настя, по его словам, должна эту информацию предоставить. А как Тофик заставит её выспрашивать у олигарха предпринятые им шаги по отношению к Семье? Да Анатолий Максимович ни слова ей не скажет, наоборот, что-то заподозрит…

С чего бы это тупая племянница его жены интересуется его нефтяными делами?! Шахиду было легко приказать, но вот как Тофик это исполнит? Как он заставит Настю узнавать всё это и передавать ему? Как он заставит узнать её пароль электронной почты Резника?

Вот где пригодилась бы Жанна, но отец выгнал её. Он попросту шантажировал Жанну, и Тофик это понимал. Шахиду хотелось самому главенствовать в семье, и Жанна была его конкуренткой, довольно сильной. Поэтому он и выставил перед общиной это дело так, будто Жанна чуть ли не сама убила дядю Малика. А ведь, если разобраться, Малик первым начал эту войну с Резником. И Резник наказал его тоже по справедливости. Но справедливость хороша, когда речь идёт о чужих людях, а не о любимых родственниках…

Хотя кое-кто из родственников уже вовсю делил лакомые кусочки. Например, Рафату, брату Тофика и сыну Шахида, досталось место хранителя общака — очень престижное место. Гораздо теплее и хлебнее, чем контроль за рынком. Вагиф обиженно его уступил. А куда ему было деваться?

Он думал, что Шахид не станет снимать его с должности. И Вагиф, прекрасно справлявшийся со своими обязанностями в течение многих лет, останется на привычной работе. Но Шахид припас эту непыльную работёнку для старшего сына, Рафата.

Что именно отец готовит для Тофика — пока неясно, но он тоже хорошо поднимется. Хотя, если честно, карьера в общине его не интересовала. Была бы рядом хорошая девочка, понимающая юмор, да приличная сумма в кошельке, и — порядок. Тофику больше ничего не надо.

— Эй, — он, услышав голос спутницы, очнулся от размышлений. — Ты оглох, что ли? Я говорю, треба горло промочить!

Тофик отвернулся и тихо выругался. Глотка у Настеньки была лужёной, в неё влезало по литру спиртного. «Промочить» — ну, это она явно поскромничала.

Ещё и машину потребовала! Впрочем, пусть отец сам разбирается. Ему нужна эта девка, пусть и покупает ей тачку. А Тофик не намерен тратить свои личные сбережения на прихоти этой лахудры!

Скрипя зубами от злости, он остановился у «Седьмого континента» и вздохнул.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Жанна удивлённо оглядывалась вокруг. Надо же, и как так могло получиться, что за свои двадцать лет она ни разу не была в ночном клубе? Нет, конечно, была. Но не для того, чтобы развлечься, потанцевать, сыграть в казино. Обязательно по делу, чтобы с кем-то переговорить, что-то решить…

Вот в рестораны они с отцом ходили часто, оба любили национальную кухню, в отличие от дяди Шахида. А на дискотеки Жанна не ходила, думала, что успеет, а вообще — то ей не было там интересно. Но сегодня, в этом странном клубе, с таким оригинальным убранством помещения, ей даже нравилось. Огромные аквариумы, в которых плавали полуобнажённые девушки и юноши, исполняя загадочные танцы, прозрачные колонны, шикарные кожаные диваны, отделённые от всего мира огромной спинкой, вышколенные официанты, то и дело кидающиеся с зажигалкой к желающему прикурить…

А туалет! Один туалет чего стоит! Когда Жанна вошла в туалетную комнату, она чуть не упала: стена была стеклянной! Она видела всё, что происходило за стенами туалета, видела танцующих на танцполе, видела официантов, снующих туда — сюда посетителей. Жанна тут же одёрнула свитер и выскочила в коридор, чтобы убедиться, что стена и в самом деле прозрачная. Но с этой стороны стена оказалась зеркальной, и девушка вспомнила, что в каком-то фильме уже видела такое: с одной стороны комнаты кажется, что ты смотришься в зеркало, а через стенку, глядя в это самое зеркало, убийца видит тебя и следит за тобой.

Жанна вымыла руки и вернулась за столик. Ей стало не по себе, когда она заметила взгляды, которыми её провожали сидящие за их столиком.

Мила сегодня повела их в люди, так она сказала. И пригласила в самый модный ночной клуб. Павел с радостью согласился, ведь родителям они с Милой сказали, что идут вместе, и Резник успокоился. А на самом деле Мила упрекнула их, что они с Жанной никуда не ходят, всё время сидят дома.

То есть она говорила о Жанне, что она, бедненькая, всё время одна. А деспот Павел никуда её не выводит, а ведь «девочке нужно развлекаться».

Павел был бы рад, если бы Мила взяла так называемое шефство над Жанной и познакомила её со своей компанией, чтобы Жанна не скучала в одиночестве, пока его нет.

Жанна сопротивлялась, но вдвоём с Милой они её уломали. Вообще-то Жанна не доверяла Миле, хотя та действительно помогала им, и не сказала Резнику про квартиру, на которой они с Павлом встречаются. Но Жанна чувствовала себя не лучшим образом, она была чужим органом в этом динамичном клубном организме. Она не подходила к клубу по всем статьям, и это было видно невооружённым взглядом. Мила, блестящая, как новая монетка, в роскошном вечернем платье и высоких сапогах на шнуровке, затмевала собой Жанну. Та блекла в свете лучей нимба, озаряющего Милу, и Павлу было от этого не по себе.

Он чувствовал, как переживает Жанна из-за этой дисгармонии, и страдал, что не может вернуть ей былое присутствие духа.

А Жанну, уверенную в себе, строгую, серьёзную и решительную, выдернули из привычной ей среды обитания, и поместили в другую: с фальшивыми улыбками и поцелуями, возгласами «дорогая, ты сегодня прелестна» и идиотскими переглядываниями, когда всем окружающим понятно, что «дорогая» опрофанилась, и выглядит далеко не лучшим образом.

Это был мир Милы — фальшивый кукольный мир, и Мила в этот мир отлично вписывалась. А Жанна чувствовала себя здесь выброшенной на берег рыбой, и задыхалась. Но у неё не было иного выхода. Ей всё равно надо было привыкать к другому миру, новому, ведь того, старого, уже никогда не будет. Так почему бы ей не попробовать прижиться в мире Милы? В конце концов, в одном из этих новых миров ей придётся обитать, так какая разница, в каком из них? Ведь, если Мила прижилась в этом кукольном мире, полном красивых ярких женщин, ненатуральных улыбок, перешёптываний за спиной, громкой музыки, необычных нарядов, значит, Жанна тоже может здесь сойти за свою — со временем. Потому что сейчас она ощущала взгляды, которыми её награждали друзья Милы.

Взгляды были снисходительные. Дамы перешёптывались, улыбаясь Жанне, а их кавалеры с любопытством разглядывали подругу Павла, и удивлялись: что он нашёл в ней, в этой ничем не примечательной девушке? Она не актриса, не модель, не певица, в конце концов, она даже не тусовщица.

Павел был знаком со многими из этих молодых людей, они росли в одной атмосфере, у них, у этой золотой молодёжи, был один круг общения. И Жанна слышала, как они спрашивали у Павлика, где он выкопал эту девицу, то есть её. Они думали, что Павел приволок её в этот клуб, чтобы поразвлечься с ней. Никто из них и предположить не мог, что такая женщина, как Жанна, способна вскружить Павлу голову. А ведь она не уродина, не дура, у неё красивые волосы, красивые глаза, тонкая фигура. И она не безродная дворняжка, мать её — гречанка, отец — азербайджанец. А в новых паспортах сейчас нет графы « национальность», и всем известно, что в Москве чистокровных русских почти уже и не осталось, что Москва теперь — столица Кавказа. И что с того, что Жанна — нерусская?

Видимо, дело было не в том, что она другого вероисповедания, а в том, что она — чужая. Она плохо одета — плохо для этого клуба, почти не накрашена, чувствует себя не в своей тарелке, и по сравнению с Милой смотрится дурнушкой. А Мила делала вид, что всё в порядке, и изо всех сил старалась понравиться Жанне и развлечь её, и это было ещё хуже.

Павел, услышав звуки медленной мелодии, пригласил Жанну на танец, и они наконец остались наедине.

— Тебе нравится? — с надеждой спросил он.

И что она могла ему ответить, как она могла его разочаровать? Он и так уже почувствовал её непохожесть на людей из его среды. Мила затмила её, и, наверное, Павел думает сейчас о том, что зря он вывез Жанну в люди. Ему, как и любому другому парню, наверное, хотелось похвастаться своей девушкой, и это не удалось.

Жанна думала так, но не решилась спросить у Павла. Ей было не по себе. Куда-то исчезла её уверенность и решимость, уступив место слабости и самобичеванию. Жанна потеряла свою старую опору, а новую ещё не нащупала. И ей было стыдно и неудобно за саму себя перед Павлом. Ей хотелось бы, что он гордился ею, чтобы все вокруг поздравляли его с удачным выбором. Но получилось наоборот: она отсиживалась в тени, а взгляды присутствующих или были недоумёнными, или её почти не замечали. Это происходило то ли намеренно, то ли она не стоила их внимания.

На этом шикарном диванчике сидело семеро — включая Жанну. «Семеро козлят», — подумала она и улыбнулась.

И крепче прижалась к Павлу. В конце концов, какая разница, кто и как на неё смотрит, и в чём она одета! Главное — она танцует с Павлом, и он её любит! И она сейчас будет пить шампанское, которое уже принёс официант, есть очень вкусные закуски, и смотреть только на Павлика. А остальные пусть делают что хотят, в конце концов, её это не касается!


Мила была довольна. Всё шло, как по маслу. Эта дурочка среди декораций роскошного клуба была похожа на Золушку. Может быть, хоть сейчас Павлик обратит внимание на то, что она ему не пара? Это и так очевидно: дурында даже не сделала причёску, не накрасилась, нацепила дурацкий тёмный свитер и синие брюки. А ведь любая женщина должна знать, что брюнеткам стоит надевать одежду светлых или ярких цветов, чтобы волосы не сливались с ней, а, наоборот, красиво оттеняли её. И что для ночного клуба нужно обязательно накрасить глаза и губы, чтобы не потерять лицо, и полить себя духами. И вести себя более расслабленно, даже небрежно.

Эта же дурочка вся сжалась, напряглась, и выглядит, как дикая коза, попавшая в стаю домашних животных. Мила взглянула на Жанну и чуть не рассмеялась.

Собственно, в этом и состоял её план — показать Павлику, что Жанна — человек не его круга, что она ему не подходит. Что её никогда не примут его друзья. Что, в конце концов, она не умеет вести себя так, как подобает девушке, на которую обратил внимание такой человек, как Павел.

— Что это за замарашка? — довольно громко спросила знакомая Милы, и та ей мысленно поаплодировала.

Павлик явно слышал эту фразу, и опустил глаза. Ему должно было стать стыдно за Жанну — именно этого добивалась Мила. Павел больше не будет никуда выводить эту девицу, и навсегда поселит её в той квартире. А потом и вовсе перестанет приходить к ней, она ему надоест. Миле доставляло истинное удовольствие видеть, как стесняется Жанна, как она чувствует здесь себя серой мышкой.

Мила это предвидела, и похвалила себя за предусмотрительность. Если бы она предложила Павлику и его спутнице провести вечер в обычном ресторане, всё было бы не так. Жанна была бы, как всегда, на высоте. Эта девка никогда не теряла головы. Но Мила нутром чувствовала, что ресторан не годится. Что Жанна наверняка была там и раньше. А вот шикарный, модный ночной клуб, в котором тусуются знаменитости, которые, к тому же, знакомы с Милой — это совсем другое.

Этой атмосферой надо было проникнуться, чтобы понять её, а с первого раза ни у кого это не получится. К тому же Жанна выглядела действительно замарашкой. Может быть, если её постоянно водить по клубам, она и привыкнет, и станет здесь своей, но сейчас она выглядит не лучшим образом, и это сказывается на её имидже. И Павел это видит, он же не слепой! А пока Жанна будет привыкать к атмосфере богемы, он её уже бросит!

Нет, как хорошо, что Мила прикинулась подругой влюблённой пары, и предложила им свою роль наперсницы и помощницы!

Мила намеренно не рассказала Резнику о том, что его сын, вопреки отцовским запретам, встречается с Жанной. Потому что Резник нашёл бы способ утихомирить сыночка и реально обездвижить его. Они не смогли бы встречаться с Жанной, но опытная Мила знала, что запретный плод сладок. Павел рвался бы к ней всей душой, и Мила так и осталась бы не у дел. Нет, этот вариант, с Резником, отпадает. Она всегда успеет ему рассказать, если что. Но лучше всего она должна доказать Павлу, что это не любовь — с его стороны, во всяком случае. Что Жанна — это только увлечение, и ему уже давно пора закончиться.

И что подходящая для него партия — это она, Милочка. Что она ради него рисковала своей жизнью — если бы старый азер что-то заподозрил бы, Миле не оставалось ни одного шанса, чтобы спастись. Но Павел об этом не знал. Резник — старший не сказал сыну — по просьбе Милы, о её роли в убийстве Малика. Мила подстраховалась, ведь, чем больше народу будет знать об этом, тем больше шансов, что ей отомстят. Так что она предпочитала помалкивать, и с интересом взирала на Жанну. Интересно, что бы сделала эта дикарка, если бы Мила рассказала ей, что это она заманила её отца в ловушку?


Шахид был вне себя. С тех самых пор, как сбежала Жанна, он был зол на весь свет. Успокаивал его только тот факт, что теперь он добился того, чего желал всю жизнь. Теперь он — вместо Малика, он занял трон брата. Теперь он — вместо аллаха в этой общине.

Но оказалось, что власть не только сладка и упоительна, но и опасна. Что это сложно — управлять такой прорвой народа, что это почти невозможно — контролировать все процессы. Шахид всё больше и больше убеждался, что ему необходим человек, который варился в этом соку, который сможет быстро наладить работу в организации, и вернуть Семье былой ритм. Кроме Малика, этим человеком была Жанна. Теперь Шахид стал лучше понимать брата, утверждавшего, что только Жанна справится с управлением их огромной семьёй, потому что всё это происходило у неё на глазах с ранней юности. Она всё время была рядом с отцом, она была правой рукой Малика, и должна знать, что к чему. А Шахид отвечал за подконтрольные рынки, за угон автомобилей и за похищение людей. У него была своя область, о других он и понятия не имел.

Поэтому Шахид растерялся. Он все силы отдавал на войну с Резником, а ведь была ещё тьма-тьмущая дел, требующих его указаний. Дел ежедневных, обыденных. Вот, мелочь, к примеру: на одной из подконтрольных семье территорий появились беспредельщики. Они требуют свою долю за то, что курьеры Семьи продают в ночном клубе наркотики. А Рафаэль, который отвечает за наркопоток, и Юнус, который следит за внутренней безопасностью и манипулирует связями с чиновниками, даже пальцем не пошевелили, чтобы помочь ему. Так же поступил и Камал . Они, видимо, решили взять его измором. Каждому из них хотелось занять место Шахида, и никто не собирался ему помогать. Мало того, Шахид видел, что казна теперь пополняется в два раза меньше, чем при жизни Малика. Это значило, что Рафаэль, Камал и Юнус вместо того, чтобы помогать ему и удерживать позиции Семьи, разворовывают казну и набивают собственный карман. Ну понятно, они хотят показать Семье, что Шахид ничего не смыслит в управлении, и что общине нужен новый лидер. Власть — это кость. А приближённые — собаки, дерущиеся из-за неё…

Шахид приказал убить тех негодяев — беспредельщиков, но в результате трупами оказались несколько бойцов Семьи. Вот слово дурацкое, какой такой Семьи? Это всё бредни Малика — это он решил называть общину Семьёй, прямо дон Корлеоне какой-то.

Хотя, если смотреть правде в глаза, при жизни Малика община и в самом деле была семьёй. И как так ему это всё удавалось?

«Эх, тяжела ты, шапка Мономаха», — вспомнил Шахид где-то прочитанное выражение, и застонал от ярости.

Власть — то, к чему он всегда стремился, лекарство, должное залечить раны, нанесённые его самолюбию при жизни брата, стала раздражать его. Он стал бояться стука в дверь, селекторной связи с секретаршей. Он стал бояться новых проблем, которые почему-то не решались сами собой, а накапливались день ото дня. И всё это должен был решать он. И как только Малик всё это успевал? Как он мог так мудро и долго править толпой народа, которую ласково называл семьёй? Шахид, к примеру, не чувствовал ничего по отношению к своим землякам и даже родственникам. И лишь Малику удалось сплотить азербайджанцев вокруг себя, замкнуть на себе. У Шахида это не получалось.

Ему срочно требовался помощник. Но кто? Рафат? Он совсем не стратег и даже не тактик. Поэтому Шахид сменил на посту Вагифа, поставив собственного сына. Пусть отдохнёт!

Тофик? Он даже не может справиться с девкой из дома Резников! Та дрянь потребовала купить машину, и теперь придётся подогнать ей тачку! Конечно, Шахид и не думал покупать её — ещё чего не хватало! Тем более когда в общине есть люди, занимающиеся угоном! Но всё равно, Тофик не может противостоять этой девке, так что нечего и мечтать о том, что он справится с управлением организацией! А привлекать других Шахид не хотел. Он боялся, что всем станет известно, что лидер из него никудышный, и что он не способен сам принимать важные решения. Он просто поставит под вопрос свой престиж, уронит своё достоинство, и все это поймут, и перестанут ему подчиняться. И, кто знает, может быть, найдётся кто-то другой, кто захочет стать на его место?

Нет, Шахиду нельзя показывать свою слабость и неспособность руководить общиной. Он не может в этом признаться! И у него есть выход — ему может помочь Жанна! Жанна была правой рукой Малика, она всё знает и всё умеет. Она найдёт выход из любого положения, она вернёт общине и ночной клуб, который уже потерял Шахид, и укрепит остальные позиции, которые уже тоже подверглись нападению. Другие группировки, прослышав о смерти лидера АОПГ, начали свой натиск — пока осторожно, вкрадчиво, ведь неизвестно, что за личность теперь вместо Малика! Но, не получив должного отпора, эти мерзавцы скоро пойдут напролом. И Шахид потеряет всё! К тому же надо ещё и обороняться от Резника. Тот ведь не будет ждать очередного нападения, и тоже может здорово навредить Шахиду!

Ему надо срочно найти Жанну, срочно! Он сделает ей предложение, от которого она не сможет отказаться. Вот чёрт, опять этот дон Корлеоне… Впервые за всё время Шахид подумал, что дон Корлеоне — это довольно неплохая идея. Семья и всё такое.

Малик был умным, он знал, что говорить и что делать. Жанна, конечно же, мечтает вернуться в общину, но она теперь прокажённая. Шахид собственными руками умело разжёг огонь ненависти к ней. Но он так же может и потушить его — если она согласится ему помогать, на его условиях. Это будет выгодно им обоим: Жанна вернётся домой, а Шахид с её помощью заменит Малика. Все будут довольны, потому что все получат желаемый результат. Жанна должна найти рычаги управления людьми. Ведь те же Юнус, Рафаэль, Камал при жизни Малика никогда не своевольничали. Значит, у него была сила, заставляющая их так действовать. И Жанна должна знать, что же это за сила!

К тому же теперь Шахид может выставить Жанну жертвой. Ведь отец её жениха отказался платить за неё калым. Это позор для женщины! Жанна должна будет почувствовать себя оскорблённой. Конечно, многие традиции стёрлись, ведь Семья живёт в столице России, но калым — это святое. Все женщины Семьи брали со своих будущих мужей калым. Конечно, в его роли мог выступать любой подарок, зависящий от благосостояния жениха, даже букет цветов. Но Жанна — не рядовая невеста, а Павел — не обычный жених. Резник, небось, не разорился бы, если бы отдал каспийскую скважину семье невесты. Причём Шахид даже согласен был оплатить часть стоимости месторождения. Но Резник только засмеялся в ответ, значит, он оскорбил Жанну, он сказал, что ему проще будет обойтись без невестки, чем без каспийской нефти. Это значит, что женщину не ценят и ни во что не ставят. Жанна должна это узнать. И обидеться — смертельно. И вернуться в Семью, чтобы помочь Шахиду войти в колею и справиться с ежедневными проблемами общины.

Ну а потом, когда он уже обвыкнется в новой роли и сможет справиться без неё, когда она укажет ему на его недочёты и он сможет дёргать людей за ниточки, как марионеток, он избавится от Жанны. Потому что она будет опасна: в любой момент она может пойти против него, как это сделали приближённые Малика, которым тот доверил управление людьми, а ему это незачем.

Шахид повеселел и стал насвистывать национальную азербайджанскую песенку. Он уже двадцать с чем-то лет жил в Москве, но азербайджанский язык знал лучше русского, хотя и говорил по — русски практически без акцента. Он придерживался старых традиций и чтил их — пока это было возможно и не начинало ему мешать. Он ежедневно совершал пятикратный намаз, а по пятницам ходил в отстроенную Маликом мечеть вместе с другими членами Семьи, потому что так было принято. Читал Коран, когда у него было время. Но точно так же, не задумываясь, он мог пойти по другому пути, забыв о традициях — если бы понадобилось Семье или ему лично. Поэтому он ни перед чем не остановится, только бы вернуть Жанну. Пусть она остаётся до поры до времени в Семье, пусть чувствует злость и обиду на Резника. Опозоренная женщина — отличное орудие мщения. Когда Жанна узнает, что отец Павла никогда не разрешит ей пожениться, и ей всю жизнь придётся ходить в любовницах, она вернётся. И станет бороться против них вместе с Шахидом. Ведь на Кавказе честь семьи — важнее, чем её безопасность.

Итак, осталось только найти девушку. Это он поручит… кому? Ну, понятно кому: Мальчику! Мальчик был её телохранителем, он вроде бы как неравнодушен к Жанне, и будет только рад увидеть её снова. Он должен знать, где она может скрываться, и в каких местах её можно найти.

Так что пусть ищет! Шахид нажал на кнопку селекторной связи и уверенным голосом — впервые за долгое время — попросил найти Мальчика.


— Ты подложи её под кого-нибудь, мамочка, — предложил Кравчук, попивая любимый мартини на своей кухне.

Мила рассказала ему о том, что у человека, за которого она собирается выйти замуж, есть другая. И теперь они вместе обмозговывали, как их разлучить.

— Под кого? — вяло откликнулась Мила. — Вокруг одни педики!

Она прикусила язык, но Саша сделал вид, что не услышал её последнюю фразу.

— Никто не захочет её, — заторопилась Мила, чтобы загладить свою оплошность, — кто на неё полезет, на эту рвань? К тому же желательно, чтобы Павлик видел это!

— Думаю, что смогу тебе помочь, — загадочно произнёс стилист. — Мой Костик — он бисексуал. И нашим и вашим, понимаешь, дорогуша?

Он с довольным видом откинулся на спинку дурацкого креслица, скрестив тоненькие ручонки на тощей груди. Сегодня Саша был одет в чёрную сетчатую рубашку и чрезвычайно гордился собой. Он считал, что сумеет уговорить Костика поухаживать за Жанной — так, чтобы видел Павлик.

— Но простые ухаживания не нужны, он должен… ну, ты понимаешь, да?

Мила договорилась с дядей, что они поступят следующим образом: они с Костей придут будто бы в гости к Жанне.

Павел не будет протестовать, он сам просил Милу, чтобы та почаще общалась с Жанной, гуляла с ней, водила куда — нибудь, словом, не давала скучать, пока он работает. Вот Мила и приведёт в гости Константина. А потом уйдёт куда-нибудь — ну, в ванную, например, а он должен будет соблазнить Жанну. И сделать всё это надо так, чтобы Павел увидел.

То есть, надо это подгадать к возвращению Павла. А сделать это очень просто: он всегда появляется у Жанны в одно и то же время: в пять — четверть шестого. Надо будет сказать Костику, чтобы примерно без двадцати пять он начал свои ухаживания. А вообще, чтобы, не дай бог, Милу не заподозрили, она лучше будет отсиживаться не в ванной, а выйдет в магазин. Ну, за вином, к примеру. Это будет просто здорово: она пошла в магазин, по дороге встретит — якобы случайно — Павлика, и вернётся в квартиру вместе с ним. И тут они увидят такое…

Мила представила, как обнажённая соблазнённая Жанна рыдает и рвёт на себе волосы. А Павел с каменным лицом поворачивается, берёт Милу за руку, и уходит. Вот это да!

Жанну надо выставить шлюхой. Но, кто знает, может быть, она отвергнет приставания Кости? Надо сделать её более мягкой и податливой. И для этого требуется как-то нейтрализовать её. Например, подсыпать ей в кофе снотворное. Павел зайдёт, а там в постели обнажённая Жанна и чужой мужчина…

Да разве он будет разбираться, что его любимая просто спит? Он тут же покинет квартиру, насколько Мила знает Павлика!

Или… или подкинуть ей в пищу немного наркотика? Надо бы поговорить со Светочкой. Светочка — подруга Милы — уже давно слезла с иглы, но употреблять наркотики не перестала. Она теперь видоизменила форму своей зависимости: не кололась, зато нюхала, курила, и принимала их внутрь. Да, кстати, сигарета с травкой — тоже хороший вариант! И наименее сложный!

Воспрянувшая духом Мила радостно констатировала, что теперь — то ей точно удастся рассорить Павла и Жанну. После того памятного вечера в клубе Павел почему-то не бросил свою подругу. И даже не обратился к Миле за словами утешения. Пришлось Миле самой сделать вид, будто она утешает его:

— Ну ничего, Павлуша, они к ней привыкнут! Ну что здесь такого, подумаешь, не вписывается в наш круг! Успеет вписаться, какие её годы!

Так после этих слов Павел так посмотрел на Милу, будто не понимал, о чём идёт речь. Он недоуменно уставился на неё, и глаза у него тоже были такие же — недоуменные. Он ничего не понял, этот идиот! Он ничего и никого вокруг не видит, кроме своей обожаемой чурки! Ну как он мог быть настолько слеп, что не видел, как ярко смотрелась Мила, как она красива и умна, настоящая жена для обеспеченного человека!

А эта Жанна? Серость, никчёмность, бездарность! Одета кое-как, пусть и дорогие вещи, но не подходящие для подобного момента. Траур у неё, видите ли! А косметика? Да не было у неё никакого макияжа, а ведь Павел наверняка даёт ей приличную сумму! Куда она её девает? Отдаёт своим нищим азербайджанским родственникам?

Миле было не понять, куда можно девать деньги, кроме как на собственные наряды, косметику, духи, причёску. Хотя эта Жанна — разве её можно назвать женщиной? Этого серьёзного, настороженного зверька? И что только Павел нашёл в ней?

Мила прислушалась к словам дяди. Кажется, она упустила что-то интересное.

— Ты представляешь, её выгнали с кастинга! Из-за какой — то мыши!

— Кого? Из какой мыши? — не поняла она.

— Дорогуша, ты меня не слушала! Я говорю, Алину Краснову выгнали с показа нижнего белья «Дикая роза». И всё из-за того, что она принесла с собой мышь!

Алина Краснова была знаменитой российской топ-моделью. Оказалось, что девушка принесла с собой на показ любимую декоративную крысу. Крыса прогрызла коробочку, в которой сидела, и оказалась на свободе. Она бегала по языку, то бишь подиуму, мешалась под ногами у манекенщиц, которые с визгом разбегались и сорвали показ. Зрители тоже были встревожены, среди них поползли слухи о том, что произошло что-то страшное. Одна модель отравилась, вторая превратилась в вампира и грызёт всех подряд.

В смертельном ужасе зрители бросились со своих мест на выход, и, соответственно, произошёл затор у дверей. Был ужасный шум. Пока разобрались, что к чему, почти никого в зале не осталось. И виной всему какая-то крыса! Кравчук умирал со смеху, показывая Миле в лицах, как всё это происходило. Он был приглашён на показ, и видел всё это воочию. Потом, когда крыса была поймана и водворена обратно в коробку, заклеенную скотчем, Алину прогнали с дефиле. На прощание она обозвала организаторов показа тупыми целлюлитными старыми кошёлками, и гордо удалилась. Теперь и думать нечего, что «Дикая роза» будет продолжать с ней сотрудничать. Скорее всего, контракт будет расторгнут!

В другое время Мила, обожающая подобные подробности, с удовольствием бы смаковала их и прислушивалась к каждому слову дяди. Но сейчас она была слишком озабочена своими проблемами. Ей предстояло поссорить Павлика с Жанной, и самой выйти замуж за Резника — младшего. Резник — старший теперь был у неё в союзниках, он чувствовал себя её должником, ведь она помогла ему убрать с дороги заказчика его сына. Так что он не будет протестовать против свадьбы сына и Милы. Осталась самая малость — разлучить новоявленных Ромео и Джульетту.


Мальчик исчез. Никто не знал, где он, и никто не видел его уже несколько дней. Мальчик словно испарился. И найти его не представлялось возможным. Как, где? Страна большая, к тому же он мог покинуть пределы России, и уехать за границу.

К тому же, искать его не было особого смысла. Теперь, после смерти Малика, когда у руля стоял Шахид, всё должно измениться. Мальчик, конечно, фигура известная и нужная, стреляет он не хуже любого снайпера. Но, в принципе, не так уж он и необходим. Таких стрелков, если поискать, можно найти с десяток в общине.

Это Малик его пригрел, постоянно хвалил его, и дружил с ним. Шахид догадывался, что Малик побаивается Мальчика — с того самого памятного дня, когда отца Мальчика убили. И сам Мальчик отомстил за него, хотя ему было всего лишь восемь лет. Он сам, будучи ребёнком, расправился с убийцей своего отца.

После этого Малик взял его к себе, хотя Мальчик был чеченцем, а не азербайджанцем, и растил его, почти как сына. Почти — потому что Малик не любил парня. Привечал — да, хвалил, и пытался быть в курсе всех событий жизни Мальчика.

Но он даже не называл его по имени. Наверное, никто не знает настоящее имя парня. Эта собачья кличка — Мальчик — прилипла к нему с детства, и Мальчик послушно на неё откликался. Сначала потому, что боялся Малика, а потом просто привык.

Он плакал на похоронах Малика, и потом Шахид его видел несколько раз. А сейчас он пропал. Почему? Бросил всё, потому что Малик погиб? И ему захотелось покинуть общину? Но почему так тихо, никому ничего не сказав, не попрощавшись? Шахид тихо выругался. Впрочем, чего можно ожидать от чеченца!

Но дело осложняется. Кого теперь заставить искать Жанну? Вернее, кто сумеет её найти?

И кто захочет это сделать? Видимо, придётся поручить своим сыновьям — снова Тофику. Пусть он через свою подружку узнает, когда Павел появляется дома, где он работает, куда отправляется после работы. Его можно будет выследить, и Жанну, следовательно, тоже.

Но это только в том случае, если они продолжают встречаться. По-хорошему, Жанна должна была уже давно убить его — как сына того, кто убил её отца. Если она этого до сих пор не сделала, это означает только одно: она простила Резника, о чём и сказала Шахиду на похоронах. Правда, этот поступок так не похож на суровую, беспощадную Жанну. Или…

Шахид задумался, и у него даже дыхание перехватило. Или она ждёт момента, чтобы нанести решающий удар? Может быть, она специально сказала всем, что простила Резника — чтобы не было утечки информации? Ведь, по её словам, в их стане завёлся предатель, сообщивший отцу Павлика о готовящемся покушении! Ведь может статься, что Жанна хочет лично отомстить — и только поэтому ушла из Семьи, чтобы приблизиться к Павлику, втереться ему в доверие. Чтобы он подумал, что она совершила такой поступок — ушла из дома, чтобы быть с ним. А потом, выбрав подходящий момент, она нанесёт решающий удар по всем Резникам. Вот такой план, коварный и хитрый, больше в духе Жанны, чем жалкие слова о прощении и прекращении войны с олигархом. Шахид повеселел. Если так, тогда у них цели сходятся. Они оба хотят погубить Резника. Только Жанна — в качестве мести за отца, а Шахид — в качестве завоевания новой высоты, цена которой — нефтяная скважина на Каспии. Он выбьет её из этого пресытившегося русского, как пить дать, выбьет!

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Мила нетерпеливо выглядывала в окно супермаркета. Ну где же Павел? Она уже давно купила сигареты, за которыми якобы пошла в магазин, чтобы предъявить их Павлику.

Костик, снабжённый отличной дурью, остался с Жанной, и всё шло как по маслу. Она оставила их наедине, горестно воскликнув, что у неё кончились сигареты.

Костя тут же предложил Миле свои, но она отказалась. Мол, курит только «Вог», и ничего больше. Как хорошо, что Жанна — не того круга, что она не носит высокие каблуки, не наращивает в салонах ногти, не озабочена новыми моделями одежды и обуви на шнурках, и, соответственно, не курит «Вог». У неё на столике всегда лежат «Кэмел».

Итак, Мила покинула квартиру, и теперь нетерпеливо ждала Павлика. Она репетировала своё поведение. Значит, так: когда они войдут в квартиру, Мила крикнет:

— Жанночка, Костик, где вы?

И скажет Павлу, терпеливо ожидающему, пока она снимет курточку и сапоги, правила хорошего тона, чёрт бы их побрал! Скажет ему:

— Пашуньчик, ты иди, я тут долго буду ковыряться, с этими сапогами…

Павел, понятное дело, ринется в комнату, и не застанет их. Потому что после тщательной и долгой инструкции Костя уяснил, что должен отволочь Жанну в спальню. Так что Павел уже насторожится, не узрев любимую в комнате, и кинется в спальню. А там…

Потом, когда Павел, шатаясь от удара судьбы, возникнет на пороге комнаты, Мила, специально не расшнуровавшая сапожки, будет ожидать Павлика в холле. Подхватив его под руку, она «всё поймёт, лишь взглянув в его глаза», больные и несчастные, и уведёт из той квартиры. Они поедут к нему, и Мила там и останется. Навсегда.

Она и сейчас, конечно, может жить в доме Резников — в этом огромном замке места всем хватит, но она хочет иметь статус жены Павла, а не просто « подруги детства».

Замечтавшись, Мила чуть не пропустила кортеж Павлика. Вот приехал он, на серебристом « порше», а сзади тормознул «лендкраузер», в котором сидела охрана. Ребята высыпали на улицу, профессионально окружив Павла, повели его к подъезду. Пора!

Мила, поскальзываясь на неудобных каблучищах, ринулась к ним.

— Паша, — крикнула она, когда он уже готов был скрыться в подъезде.

Павел обернулся. Охрана чётко и оперативно отреагировала, заслонив его. Но Павел уже отодвинул их, сообразив, кто это несётся к нему навстречу.

— Я за сигаретами ходила, — оправдывалась Мила заранее. — Кстати, не пугайся, я привела в гости к Жанночке одного классного парня. Ты же сам говорил, что её надо развлекать!

— Что за парень? — ревниво напрягся Павлик.

Мила почувствовала приступ раздражения. Ну что за придурок! Кто покусится на эту бледную моль?! Но в ответ она защебетала:

— Да это МОЙ приятель, бог с тобой, Павлик!

Не переставая болтать, Мила вошла в лифт вместе с Павликом и его охраной. Наконец-то они поднялись на нужный этаж, и Мила напряглась. Она прямо-таки дрожала от возбуждения. Неужели буквально через две минуты всё будет кончено? Неужели она очень скоро станет «миссис Резник»? И потом можно будет спокойно тянуть из папаши Павлика денежки, чтобы записать второй альбом? Ведь её собственный папаша теперь метит в депутаты, и не собирается заниматься раскруткой дочери!

Она не разрешила Павлику позвонить в дверь.

— Пусть это будет сюрпризом, — снова защебетала она, и просто толкнула дверь.

Она позаботилась, чтобы та осталась открытой. Замок был устроен таким образом, что, если, уходя, сильно хлопаешь дверью, то он автоматически закрывается. Мила же, уходя, наоборот, нажала чёрненькую кнопочку, чтобы замок не закрылся, даже если она нечаянно хлопнет дверью.

В общем, дверь оказалась открыта. Мила предложила Павлику войти первому. Но первые вошли охранники. Вот чёрт, и как же это она забыла про то, что вначале входит охрана? Впрочем, они очень быстро осматривают помещение — обычно…

Затаив дыхание, певица ждала, когда же охрана, убедившись, что для жизни клиента нет опасности, впустит его в квартиру. Она даже глаза прикрыла от предвкушения момента. Вот сейчас, уже сейчас, Павел поймёт, какая дрянь его Жанночка, и уйдёт от неё навсегда!


Настя была в восторге. Надо же, этот дурачок Тофик и в самом деле подарил ей машину! Значит, это и в самом деле важно — делать вид, что ты дура бестолковая и ничего не понимаешь? И в этом случае можешь получить всё, что угодно?

Настенька прекрасно понимала, что Тофик интересуется ею с какими — то своими тайными намерениями. Они перестали быть для неё тайными, когда она сообразила, что Тофик слишком часто, чаще, чем это дозволено рамками приличия, интересуется её дядей, укладом в семье Резников, взаимоотношениями между обитателями дома.

Сначала Настенька искренне радовалась, что её новому другу интересна та жизнь, в которой живёт она. Но потом как-то быстро поняла, что та самая жизнь интересует его гораздо больше, чем она сама. После этого Настя догадалась вытребовать себе хоть какую-то компенсацию за моральный ущерб: она нещадно обдирала Тофика, постоянно затягивая его в супермаркеты и универмаги, покупала на его деньги парфюмерию и шмотки, а так же эксклюзивные коньяки.

Отчего-то в доме Резников не пили дорогущие «Наполеон» и « Вдову Клико», обходились армянским, пятизвёздочным, и обычным российским шампанским. Это Настю неприятно поразило с самого начала. Ещё тогда она подумала, что при достатке Анатолия Максимовича, кухарка в их доме, кроме борща и расстегаев, пельменей и котлет, могла бы подавать паэлью, жульены, севрюгу, и прочие деликатесы.

Конечно, еды было полно, и была она очень вкусная и свежая, но в основном обычная. Только на семейные праздники или торжества Любовь Андреевна заказывала праздничные обеды. А так, в основном, жизнь в доме Резников не отличалась от жизни обычного человека. Любовь Андреевна, хоть и выглядела ослепительно благодаря бассейну, постоянным ухищрениям косметологов и тренеров по фитнесу, не спускалась к обеду, сверкая бриллиантами.

Еда была разлита в обычные фарфоровые тарелки из сервиза, хотя можно было кушать, пользуясь серебряными или даже золотыми приборами. И за месяц с хвостиком, пока Настя жила у Резников, никто никуда не сходил и не съездил — ни в ресторан, ни в загородный дом отдыха, ни на виллу, которых у четы Резников наверняка было неисчислимое количество, хотя тётя Люба говорила, что их всего четыре. Ха, «всего»!

Настя была разочарована. Она не думала, что богатые люди так живут. Утром и тётя Люба, и дядя Толя расходились по своим делам. Тётя Люба появлялась дома часам к трём — четырём, а дядя Толя вообще неизвестно когда. Во всяком случае, Настя в это время обычно спала. И если тётя Люба ещё могла себе позволить не пойти на работу в свой дурацкий благотворительный фонд, то у дяди Толик почти не было выходных!

За всё это время Любовь Андреевна обрадовала Настю только раз — предложила ей пошляться по магазинам.

Шофёр вёз их по Тверской улице и терпеливо ждал, пока Настя, её мама и тётя Люба занимаются шопингом.

В результате они проездили целый день, и тётя Люба накупила им кучу подарков — очень дорогих, между прочим. Хотя, если честно, Настенька не видела разницы между маечкой, купленной на рынке и майкой из бутика. Та же материя, тот же фасон, разве что, конечно, качество чуть получше.

Зато денег за эту маечку с тёти Любы взяли немерено, почти три тысячи рублей. На Украине это средняя зарплата, и Тася, мама Настеньки, чуть в обморок не упала. Хотя знала, что Резники очень богатые, у них ведь даже есть личный самолёт, а на крыше дома вертолётная площадка. Иногда дядя Толя улетает оттуда, с крыши.

А потом, после магазинов, Любовь Андреевна отвезла их в шикарный ресторан, в «Прагу». Они сидели в одном из роскошных залов, и слушали какую-то странную, практически симфоническую музыку.

И Настенька даже разозлилась на тётю Любу. Если бы у неё самой было столько денег, она бы ни минуты не скучала, и не сидела в этом огромном особняке. Она бы путешествовала по миру, постоянно покупала бы себе одежду и меняла шубы, тусовалась бы на вечеринках и балах, и её фотографии не покидали бы репортажи светской хроники. А дома у Резников, несмотря на причудливый зимний сад с дурацким ветеринаром и его коалами, несмотря на необычный бассейн под куполом и оранжерею, нет ничего оригинального. Ни оригинальных аквариумов на всю комнату с пираньями, ни настоящего антиквариата, кроме пары древних шкафов и ещё какой-то мелочи, оставшихся Резнику от бабушки, ни стильного интерьера, ни белых пушистых ковров и канделябров на стенах, ни музыки в туалете…

У них, конечно, очень красиво, но как-то так без вычурности, и нет очень дорогой мебели. А если и есть, то по ней не скажешь. У Резников в доме слишком уютно, слишком по-домашнему, и несмотря на огромные площади, их богатство не бросается в глаза. Тьфу!

Настенька, сидя за рулём синей «девятки», подаренной ей Тофиком, ехала по не слишком оживлённой улице и раздумывала над интерьером Резниковского дома. Да если бы ей столько денег, она бы, не задумываясь, всё поменяла!

Купила бы такую мебель, стилизованную под Людовика 14, все стены завесила бы подлинниками картин знаменитых художников, (у Резника всего две — Шагал и ещё кто-то, Настя уже не помнила). Потом она бы повесила везде массивные хрустальные люстры, в оправе из серебра, стены обила бы тканью — такой розовой, с золотистыми вкраплениями, все пледы, вечно валяющиеся на диванах и креслах, сделала бы из соболя или норки. Поставила бы несколько статуй в доме, и парочку мраморных львов — у входа.

Ну, и ела бы на золотых тарелках, пила бы коллекционные французские вина — каждый день, и обедала бы, конечно, в ресторанах. И ужинала там же.

Настя даже разозлилась на родственников. Ну почему всё так несправедливо? Ну почему деньги есть у людей, которые не умеют ими распоряжаться? Почему Анатолий Максимович женился на Любови Андреевне, а не на Настиной маме, ведь они сёстры?! И жаль, что никак не выйти замуж за Павлика, он ведь приходится ей двоюродным братом!

Она злобно вдавила педаль газа в днище, и почти сразу же услышала свист. Так и есть, этот чёртов гаишник машет ей вслед своей полосатой палкой!

Настя ловко затормозила. Она научилась водить машину на Украине, у одного из своих ухажёров. Она у всех них что-то перенимала.

Настя поспешно глянула на себя в зеркальце и подкрасила губы. Только внешность выручала её всегда. Она привыкла, что дома все парни кидаются на неё, как мухи на варенье. Именно поэтому Настя сделала уже несколько абортов — была слишком любвеобильной, и жалко было оставлять с носом тех несчастных, которые добивались её расположения. Ну что плохого в том, что она и сама получит, и им доставит удовольствие?!

Но этот гаишник не отреагировал на короткую юбочку, обнажающую роскошные массивные телеса. Он хмуро взглянул на Настю и предложил ей выйти из машины.

«Вот кобель, — снисходительно подумала она, — хочет посмотреть на меня во всей красе! Ну что — ж, пусть смотрит!»

Настя соблазнительно выставила на дорогу одну ножку в модной остроносой туфле, и призывно распахнула тонкую курточку, которая не удерживала рвущуюся наружу грудь. И вправду, гаишник не удержался и стал глазеть на молодую плоть. Настя уже улыбнулась и открыла рот, как вдруг этот идиот с полосатой палкой, словно очнувшись, выхватил пистолет и приказал ей повернуться лицом к машине, упереться в неё руками и раздвинуть ноги.

Услышав последнюю фразу, Настя ухмыльнулась и игриво исполнила приказ.

— Ты извращенец, что ли? — засмеялась она, томно приникая к машине.


Жанна с радостью бросилась в объятия Павла. Она так скучала по нему целыми днями, пока он был на работе, а она слонялась без дела по квартире, смотрела телевизор и читала книжки. Правда, она уже присмотрела себе компьютер, и скоро ей будет гораздо веселее, ведь бродить по интернету — увлекательнейшее занятие. И всё же она не могла дождаться, пока наконец-то Павлик уговорит своих родителей на свадьбу. Ей надоело это нелегальное положение.

Ей хотелось узнать поближе его семью, ведь Паша столько всего хорошего рассказывал о своей ласковой и доброй, отзывчивой маме, чей благотворительный фонд занимался помощью детям — сиротам и инвалидам. Правда, с его отцом знакомиться у Жанны не было никакого желания, потому что, несмотря ни на что, он был виновен в смерти Малика.

Хотя, в противном случае, был бы убит Павел. Жанна часто думала, как бы она поступила в ситуации, когда надо было бы решать, кого потерять — Павлика или отца. Но, поступая наперекор собственной честности, предпочитала не отвечать на этот вопрос. У неё было много времени, чтобы подумать о смерти отца. Она уже давно просчитала, что в ту квартиру отец должен был бы войти с какой-то целью, не просто так. К примеру, она, его дочь, об этом приобретении ничего не знала. Получается, что Малик приобрёл квартиру специально для тайных целей, о которых никто не должен знать. И он терпеть не мог окружать себя охраной, считал, что ему это ни к чему. Разве что когда ездил на деловую встречу…

И думать нечего, отец встречался на той квартире с женщинами. Раньше, когда Жанна была маленькой, он приводил женщин к ним в дом. Потом, вероятно, встречался с ними в гостиницах. А сейчас вдруг решил, что уже стар для гостиниц, и предпочитает отдыхать не в казённом месте, а в уютной квартире. Значит, он нашёл себе девушку, с которой захотел провести время. Жанна знала своего щепетильного и требовательного, брезгливого отца. Он никогда бы не стал связываться с недостойными женщинами. Хотя, наверное, раньше он пользовался услугами проституток, но только элитных, не каких-то там дешёвок. А потом вдруг резко изменил к ним отношение, и перестал спать с ними. Жанна не могла знать это точно, но догадывалась. А теперь, значит, он встречался с какой-то женщиной.

И странным образом киллер, нанятый Резником, засёк его в этот самый момент. Значит, Резник знал, где будет Малик в определённое время, раз киллер прятался в квартире? Не мог же киллер сидеть в засаде вечно! Если бы дядя Шахид не был таким тупым, увлечённым только собственной персоной, он бы подумал об этом. Но он решил, что киллер действительно просто поджидал Малика возле квартиры. А ведь ещё следует принять во внимание то, что в Семье есть предатель, рассказавший Резнику о готовящемся на его сына покушении. И, вероятно, об этой квартире — тоже.

Жанна считала, что новая пассия отца была в курсе готовящегося убийства. У неё было очень много свободного времени, и она могла строить самые разные предположения, одно нелепее другого. Одним из таких предположений была мысль о том, что это Мила могла быть новой любовницей отца. Во-первых, Мила хорошо знакома с семейством Резников. Во-вторых, те, чтобы не рисковать, вряд ли стали бы просить незнакомую женщину помогать им и способствовать убийству её любовника. Значит, женщина должна была быть хорошей знакомой Резников. Кроме того, наверняка они «подставили» женщину отцу, ведь гораздо проще познакомить Малика с новой любовницей, чем «подружиться» с его старой настолько, чтобы та согласилась на такой шаг! И новая внешность Милы — совпавшая с роковыми событиями, стала подозрительна Жанне. Конечно, у неё не было уверенности, только подозрения. Причём она отдавала себе отчёт в том, что подозрения эти подогреваются её личной неприязнью к Миле. Хоть та и делает вид, что готова помогать влюблённым, но Жанна иногда чувствовала на себе её вопрошающий и ненавидящий взгляд.

Жанна не решалась спросить у Павла подробности убийства отца. То есть она боялась, что не сможет совладать с собой, если будет не только об этом думать, но и говорить об этом.

После того памятного разговора с Павликом прошло уже много времени, и разговор стал первым и последним. Они оба предпочитали не затрагивать эту болезненную тему. Павел всё равно чувствовал себя виноватым, Жанна это знала. Разобраться в этой ситуации было чрезвычайно сложно, поэтому они не говорили о том, что случилось.

Жанна решила, что надо жить настоящим, и не вспоминать болезненное и тяжёлое прошлое. Павел, скорее всего, придерживался того же мнения. В любом случае, дорога в общину Жанне заказана. Она отказалась сотрудничать с Шахидом и погубить всю семью Резников. Так что ей остаётся только терпеливо ждать — когда та семья согласится принять её в качестве жены их сына. А пока что ей приходится поддаваться на уговоры Милы и принимать навязанные ей развлечения. Мила по просьбе Павлика проводит с ней всё время! Вчера, к примеру, она вытащила Жанну в магазины. Жанна не любит делать покупки, из-за этого у неё такой небольшой гардероб. Там только необходимые вещи, никаких куч завалявшейся одежды в шкафу Жанны невозможно встретить!

Но Мила заставила Жанну приобрести чудовищную кофточку жуткого сиреневого цвета, и помаду в тон. Мила сказала, что этот цвет сейчас очень моден, к тому же, безусловно, идёт Жанне. Ещё она сказала, что надо менять внешность, чтобы не надоедать мужчине. И Жанна, потерявшая опору под ногами, послушалась, и даже сняла траур по отцу.

Поэтому сегодня она надела новую кофточку, и накрасила губы сиреневой помадой. По мнению Жанны, она выглядела, как продавщица с рынка, который принадлежал общине. Но Миле очень понравилось. Она цокала языком, и сказала, что Жанна настоящая красавица. Особенно если не распускать длинные чёрные волосы, а сделать хвостик — вверху, на затылке.

Жанна послушалась. Не хотелось признаваться, но факт остаётся фактом: Мила знает толк в моде, она — настоящая светская львица. И кого волнует то, что, если с Милы смыть косметику и снять яркие тряпки, её никто не узнает! Главное — как она выглядит в данный момент. Так что Жанна одела то, что предложила ей Мила, и накрасилась так, как сказала та.

А потом Мила привела своего приятеля Константина. Он оказался довольно известным актёром. Жанна никогда не видела мужчин с такими обезьяньими ужимками. К тому же ей показалось, что он… красит глаза! Но тем не менее он проявлял к ней неподдельный мужской интерес, так что обвинять его в нетрадиционной ориентации казалось нелепым. Жанна старалась поддерживать разговор, когда Мила ушла в магазин за сигаретами. Тогда этот самый Костик предложил ей выкурить сигарету — свою, «особенную». Жанна взяла сигарету и уловила запах анаши. Она усмехнулась. Парню было невдомёк, что Жанна, выросшая в Семье, члены которой торговали наркотиками, отлично знает, как они выглядят, пахнут, и каковы на вкус.

Жанна с удовольствием забила косячок. Анаша оказалась отличного качества, пакистанской. Девушку даже немного «торкнуло».

Костя, увидев, как спокойно она курит, присоединился к ней. Откуда ему знать, бедняге, что Жанна в юности баловалась косяками, нюхала кокаин, и даже пару раз попробовала уколоть себе героин. Малик узнал об этом и жестоко её наказал. После этого Жанна не притрагивалась к наркотикам — кроме анаши. Малик разрешал курить травку, иногда. Так что у неё выработался иммунитет — весьма устойчивый, надо сказать.

— Может, выпьем? — предложил Костик, подливая Жанне вина.

Жанна сделала глоток. Ей не понравился вкус, и она отставила бокал. Зато новый знакомый выпил рюмку водки, и продолжал курить анашу. Неужели он не знал, какой убийственный коктейль получается из анаши хорошего качества и спиртного?

Ему уже было очень хорошо, глаза блестели, он понёс какую-то чушь. Вдруг он замолчал, и стал клеиться к Жанне. Попытался её обнять, но Жанна вовремя увернулась, и он упал на диван. И больше не поднялся.

Жанна услышала храп. Она открыла окна, чтобы стойкий сладковатый запах выветрился, почистила зубы, и подкрасила губы сиреневой помадой. Скоро должен был появиться Павел.

Когда она вышла из ванной, слабак Костик всё ещё лежал на диване. А потом открылась дверь, и на пороге возникли мальчики из охраны. Жанна привычно подбежала к Павлику, маячившему за спинами ребят, и бросилась к нему на шею.


Павел чувствовал себя виноватым перед Жанной. Он любил её всё так же, но уже стал уставать от такой жизни. Всё так нелепо вышло! Павлу не нравились трудности, он предпочитал их решать при помощи денег, а тут так вышло, что ЭТИ трудности оказались не решаемы.

Он уже не верил, что когда-нибудь родители дадут согласие на их свадьбу. Хорошо ещё, что пока они не знают, что он встречается с Жанной! Мила пока молчит. А если вдруг отец узнает, что тогда? Да и самому Павлу надоело бояться: то, что узнает отец, то, что мать может раскрыть его обман, ведь он врёт ей, что в фонде накопилась масса работы, и он вынужден задерживаться допоздна. И это на самом деле так, дел очень много, но он не успевает ничего, потому что к пяти приезжает к Жанне. Эта двойная жизнь очень его утомила. Он не может позволить себе выходные, потому что в этом случае не сможет вырваться из дому, и Жанна обидится. Но, тем не менее, несмотря на усталость, он очень её любит. Любит, несмотря ни на что.

Бедняжка так хочет его порадовать, всегда готовится к его приходу. Сегодня даже нарядилась в старомодную кофточку ужасного цвета, которая абсолютно ей не идёт, и накрасила губы сиреневой помадой, вследствие чего они приобрели мертвенный оттенок, и девушка стала похожей на вампира. Павел быстро поцеловал её, чтобы стереть этот сиреневый налёт с её губ, и ему стало легче. А потом он увидел спящего на диване парня, и ему это не понравилось. Мила объяснила, что это она привела в гости известного актёра, Костика, чтобы растормошить Жанну. А он, видимо, напился… Павел почувствовал странный сладковатый запах в квартире, и подумал, что у этого актёра очень неприятная туалетная вода.

А потом, когда Мила собралась уходить, Павел попросил её забрать с собой пьяного Костика. И поблагодарил её за то, что она так старательно помогает Жанне не скучать.

— Понимаешь, — впервые признался он ей, — Жанна недавно потеряла отца. Теперь, кроме меня, у неё никого нет… У него был рак, — заторопился Павел.

Он вспомнил, КАК на самом деле погиб Малик, но тут же подсознательно выудил наружу слова Жанны о болезни отца. Ему так же, как и ей, было проще думать, что Малик умер не от пули киллера, а от болезни. Он отдавал отчёт в собственном малодушии, но слишком любил себя, чтобы пытаться искоренять свои недостатки. К тому же он понятия не имел, что Мила тоже владеет информацией о смерти Малика, и что она даже приняла в этом участие. И Резник, и Мила хранили эту тайну в секрете.

Павел скорбно покачал головой и заметил, что Мила смотрит на него очень странно. Но он не придал этому никакого значения: подумаешь, какая разница, как именно она смотрит! Наверное, на неё произвёл впечатление рассказ Павла о болезни отца Жанны. Девушки вообще очень впечатлительные…


Шахид не верил собственным ушам. Рафат, его сын, которому он поручил кассу, плакал в бывшем кабинете Малика, теперь кабинете Шахида. Новый владелец полностью поменял мебель и стиль кабинета, но не смог отделаться от мысли, что при Малике помещение выглядело гораздо лучше, и работалось в нём, наверное, соответственно.

Сегодня, с самого утра, Рафат прибежал к отцу и срывающимся от ужаса, тонким голосом, неестественным и ломким, прошептал, что весь общак… исчез.

Оказалось, что он проверял кассу вчера вечером. Одной ночи вору хватило на то, чтобы касса исчезла. Бесследно. Шахиду не потребовалось много времени, чтобы вычислить, что Мальчик пропал очень вовремя и так же безоглядно, как и касса… Но, вот незадача, Мальчик исчез некоторое время назад, а касса, по словам Рафата, была в порядке ещё вчера.

Где казна? Что теперь делать, без денег? А деньги — огромные, сумасшедшие, они уже заранее распределены. Взятки адвокатам и ментам, оплата лечения пострадавших при разборах бойцов, содержание семей погибших, доля тех, кто в тюрьме или под следствием, деньги, предназначенные для родственников, живущих в Азербайджане, для покупки наркотиков и оружия…

Шахид схватился за голову. Вор украл несколько миллионов долларов! С такими деньгами его невозможно найти, невозможно! Где он может быть, кто сможет найти этого вора? И КАК объяснить общине, что общак украден? Это же восстановит всех против него! Прошло так мало времени, и его авторитет уже подорван! А нельзя, нельзя! Если он хочет и дальше править балом, то ни в коем случае нельзя показывать слабину, и свою непригодность к управлению.

— Так, иди, отдохни, — велел Шахид старшему сыну. — И молчи о том, что случилось, слышишь?

Рафат, ещё не веря, что всё почти обошлось, что отец не стал мучить его упрёками, что не сыпал страшными ругательствами, что не сменил его на посту хранителя общака, как недостойного, быстро вскочил.

А Шахид уже принял решение. Он и раньше хотел найти Жанну, а теперь у него есть для неё работа. Если кто и сможет найти вора, так это она. Дело в том, что несколько лет назад случилось то же самое. Тогда об этом никто не знал, Шахид услышал случайно, вернее, подслушал разговор Малика с Жанной. Семья ничего не узнала, а вскоре деньги были на месте. То ли они были возвращены вором, то ли нашлось иное решение. Но Жанна должна была в любом случае знать, как поступить! Может быть, это сделал один и тот же человек?

И она должна знать, кто он. Тем более она постоянно ковырялась в этих своих компьютерах — мапьютерах, и говорила в основном на своём, птичьем, компьютерном языке. Шахид помнил, как она оперировала такими понятиями, как «мыльница», «жёсткий диск», накопитель, интернет, ещё присутствовала какая-то мать… Не умея даже подойти к компьютеру, Шахид считал, что все ответы на вопросы Жанна находит именно там.

Единственное, что его смущало — то, что Жанна может отказаться от этого. Зачем ей рассказывать, кто взял казну в прошлый раз, если она её уже не волнует? Но её надо уговорить! Ещё совсем недавно Шахид был уверен, что Жанна вернётся в Семью, если ей это предложить, с тем условием, чтобы она помогла ему на первых порах разобраться с делами.

Значит, ей пока что нельзя просить её помочь в текущих проблемах, а просто сообщить о пропавших деньгах.

Надо предложить то, о чём он думал раньше. Если, допустим, она найдёт общак — может, даже с помощью своих компьютеров, то он пообещает ей оставить её в покое. И что Семья примет её обратно. Может быть, она просто была вынуждена уйти к Резнику, потому что Шахид её выгнал! Он сделает ей такое предложение: она рассказывает, кто украл деньги несколько лет назад, или как они с Маликом вышли из этой затруднительной ситуации в прошлый раз, а он принимает её обратно в Семью, и помогает наладить отношения с остальными её членами.

А уж потом… Потом она и сама захочет продолжать вникать в проблемы, которых накопилась целая куча. То есть она и в этом поможет Шахиду.

Только надо придумать, как преподнести ей новости об исчезновении денег. Сделать это надо таким образом, чтобы она сама захотела найти их, чтобы это было делом чести. Чтобы, несмотря ни на что, ей захотелось покарать вора, повторившего свой опыт. Шахиду вдруг пришла в голову простая мысль: неужели этот вор, который несколько лет назад решил поиграть с Маликом, до сих пор жив? Но он полностью отрешился от логики и всё-же решил найти Жанну. Будучи абсолютно несостоятельным в делах, он был вынужден надумать себе решение проблемы. Жанна подвернулась ему под руку, и он быстро нацепил на неё ярлык «того, кто всегда знает, что делать». Ему и в голову не приходило: а что, если на самом деле это совсем не так?!

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

Мила с недовольным видом выговаривала Саше Кравчуку свои претензии насчёт Константина.

— Он сам обкурился, этот идиот, а ей хоть бы хны! Ты что, его недостаточно проинструктировал?

— Я сказал ему, чтобы он не делал затяжек, — вздохнул Кравчук и развёл руками. — Ну что ты, мамочка, сердишься, всё равно уже ничего нельзя изменить!

— Свяжешься с идиотами, — зашипела Мила, — а потом сама расхлёбывай! Ну что мне делать с этой дрянью, прилепившейся к Павлику, что? Она вообще от него ни на шаг, даже домой не ездит, клуша! Понятно, что отца убили, но ведь ещё кто-то должен остаться! Не все же они умерли от рака!

— А при чём тут рак, дорогуша? — поинтересовался Кравчук.

Он потягивал матэ из калебасы, и с удовольствием причмокивал. Недавно ему сказали, что этот зелёный чай индейцев способствует похудению, и он с воодушевлением включился в процесс. Не сказать, чтобы сам чай был очень вкусным, так, кисловатый, отдаёт сеном, но со временем Кравчук, и без того не толстый, привык. К тому же полезно было иногда круто менять свои привычки, чтобы поражать новых знакомых. К примеру, с этим актёром Костей, с которым он встречается совсем недавно, Саша познакомился именно здесь, в этом ресторанчике.

— А рак при том, что её отец был болен раком. Потом его убили, но, если бы не убили, он бы всё равно умер, — выпалила Мила.

— Ой, посмотри, — почти не слушая её, тоном Ренаты Литвиновой, прошептал Кравчук, — видишь, вон Афанасия Кулачкова пошла? Говорят, её собираются выгнать из Большого театра, потому что она набрала вес. Ты видишь у неё лишний вес?

Мила обернулась и посмотрела на неземное создание, улыбающееся кому-то за дальним столиком.

— По-моему, ей не мешало бы набрать лишний вес там, где должна быть грудь, — ехидно высказалась она.

Кравчук захихикал. Он стрелял по сторонам маленькими глазками, выискивая нового партнёра. Если честно, туповатый Костик уже начал его утомлять. Да и не престижно было несколько недель встречаться с одним и тем же. У актёра было только одно неоспоримое достоинство: он был богат. Но Кравчук и сам не был особенно беден, так что с Константином пришла пора распрощаться. Мила всё ещё кипятилась, вспоминая, как он валялся на диване бездыханной чуркой, а потом ей ещё пришлось доставлять его домой.

— Он всё утро блевал, — признался Кравчук, — его так дико тошнило!

Он закатил глаза, показывая, как тошнило дружка. Но Миле было не до смеха.

Она не могла простить тому, что вместо того, чтобы соблазнить обкуренную Жанну, как было запланировано, он сам обкурился, а Жанна даже не моргнула глазом! То ли она очень стойкая, то ли мухлевала и не курила анашу вовсе.

И Миле сейчас не было дела ни до Кулачковой и её веса, ни до рассказов Кравчука о том, что происходило вчера на закрытой вечеринке в клубе «Полёт». Ей вообще ни до чего не было дела. Она вся была захвачена лишь одной мыслью — рассорить Жанну и Павла, и выйти замуж за младшего Резника. Это уже стало навязчивой идеей, но Мила с каждым днём только укреплялась в мысли, что Павел должен принадлежать только ей.

Кравчук, трепетно поправив чёлочку, вздохнул. В последнее время с Милой невозможно разговаривать! Она только и думает, что об этом Павлике, да его невесте. И вдруг его осенило:

— Так что ты говоришь, мамочка? У родственников этой твоей соперницы — рак? Думаю, я знаю, как разлучить её с твоим Павликом…

Кравчук наклонился ближе к племяннице, и стал ей что-то быстро втолковывать. Правда, при этом он не забывал попутно строить глазки симпатичному брюнету, сидящему за соседним столиком.


Настенька уже успокоилась и теперь уже обдумывала план отмщения для Тофика. Надо же, её продержали на посту ГАИ несколько часов, машину отобрали, потом приехали менты и отвезли её в милицию.

А там, в милиции, вручили повестку к следователю. Хорошо ещё, что тётя Люба успела сделать для неё регистрацию. Потому что даже несмотря на это, с ней обращались, как с колхозной шлюхой! А она не такая! Хотя, когда у неё спрашивали, кто ей подарил машину, она не могла назвать ни фамилии, ни адреса этого мудака Тофика!

Зато она не стала звонить тёте и просить выручить её из этого положения. В любом случае, раз её не посадили в тюрьму, то уже и не посадят. Правда, обидно было, когда козлы менты стали над ней смеяться. Мол, не успела приехать с Украины, и уже угнала тачку.

Тёте Любе она ничего не скажет. Не надо втягивать её в это, иначе тётя узнает, что Настенька встречается с нерусским, и принимает от него такие подарки, как машина. И может проверить, что это за Тофик, и что ему от Насти надо. А Настя уже давно это сама вычислила, и теперь остаётся ей только сделать Тофику предложение. Тогда всё будет в порядке! Настенькина жизнь наладится, у неё появятся хорошие деньги, она поступит в институт — Любовь Андреевна уже договорилась, что её зачислят на дневное отделение то ли строительного, то ли индустриального — Настя точно не помнила. Конечно, это будет платное отделение, но тётя Люба заплатит! Вообще-то Настя не хотела учиться пять лет, но тётя Люба сказала, что лучше учиться, чем работать, это во-первых. А во-вторых, ей будет гораздо проще выбрать себе жениха в институте, там ведь много парней, и много москвичей, если учиться, конечно, в хорошем заведении. А какой смысл идти в училище, а потом работать маляром или штукатуром?! Настя с этим согласилась, она ведь не дура!

К тому же, очень скоро, с помощью Тофика, у неё появятся и хорошие вещи, квартира и машина — настоящая, не угнанная.

И, всё-же, как обидно, что Тофик оказался такой сволочью и подсунул ей тачку, числящуюся в угоне. Это непорядочно, в конце концов! Хотя, впрочем, о какой порядочности может идти речь, ведь он — не славянин!

Настенька презрительно фыркнула и поправила юбку. Она затормозила машину, и, прыгнув в салон, назвала адрес. Обратила внимание на то, что таксист очень симпатичный и молодой. Настроение сразу улучшилось. Подумаешь, какой-то Тофик! Она ещё с ним расквитается! А сейчас можно подумать о чём-то более приятном. И не только подумать…

Настенька, заметив любопытный взгляд водителя, расцвела в улыбке, попутно вспоминая, не размазалась ли у неё помада, и видно ли ему, какие у неё хорошие ножки, или их поднять чуть выше, закинув одну на другую?


Жанна задумчиво смотрела вдаль. Она сидела на арабской чистокровной — той самой кобыле, которую подарил ей Павлик, и которой она ещё не успела придумать имя, и думала о том, как нелепа жизнь.

Почему в свои двадцать лет она должна умирать, когда только-только начинает жить? Почему её так наказал аллах, за что? Она же попыталась замолить свои грехи, отказавшись от предательства семьи Павлика.

Получается, наоборот, она должна была отомстить за отца, хоть он и не прав? А как же любовь и надежда на семейное счастье? Ведь когда-нибудь родители Павла должны были бы принять её в свой дом. Они зажили бы спокойной тихой жизнью, и Жанна никогда не стала бы вспоминать прошлое. Она порвала связь с общиной, она забыла свои корни — только потому, что хотела принадлежать одному Павлу. И вот ведь как получается, её любовь оказалась настолько сильной и неистовой, что отец понял, что теряет дочь. И попытался помешать её счастью. И умер. А теперь умирает она — медленно, но верно. Рак — это ужасная болезнь. Она разъедает не только тело, но и мозг, и душу. Она не даёт Жанне ни на секундочку забыть о том, что ей осталось жить совсем немного!

Жанна узнала о том, что больна, смертельно больна, вчера. Вчера были готовы анализы, и доктор пригласил её в свой кабинет, и долго уговаривал её, сообщая о случаях, когда «практически безнадёжные больные вылечивались». Но Жанна не верила в эти сказки. Доктора всегда говорят так, они хотят утешить пациента. Всё-же неприятно говорить человеку, что ему осталось жить не больше трёх месяцев. А она и на самом деле чувствовала себя неважно — в последнее время её постоянно тошнило, сильно болел желудок, и начисто пропал аппетит.

Лошадь, казалось, чувствовала, что творится с хозяйкой. Сегодня она, обычно непослушная, не доставляла хлопот, и была паинькой, хотя обычно вела себя как вздумается.

Она могла взбрыкнуть ни с того ни с сего, и отказаться везти Жанну. Могла встать, и, не как породистая лошадь, а как обычный мул, упереться и не двигаться с места. Норов у неё был тот ещё, но Жанна постепенно научилась управляться с ней.

Она теперь проводила целые дни на конюшне, и возвращалась домой к появлению Павлика. Совсем недавно она сказала ему, что пора бы поменять квартиру: жильцы странно посматривают на неё, они ведь замечают, что с Павликом приезжает куча охранников! Надо бы снять квартиру в таком месте, где куча охраны никого не удивит. А лучше бы вообще — домик за городом. Хотя Павлу будет неудобно ездить…

Жанна вздрогнула. Она думала о будущем, как обычная девушка! А ведь никакого будущего у неё нет и уже не будет. Очень обидно умирать в двадцать лет, и она никак не может привыкнуть к мысли, что скоро, очень скоро, её уже не останется. Она не могла заставить себя не мечтать, и постоянно забывала, что ей нельзя думать о будущем. Что теперь всё изменилось, ход её жизни нарушен. Да и жизни нет никакой! Никогда ей уже не нежиться в душистой пене в ванне, никогда больше не видеть солнца, не слышать музыки, и главное — не видеть Павлика…

Жанна поспешно вытерла неловкую слезинку. Она не привыкла плакать, да и не приучена была. Малик всегда говорил, что плакать — стыдно, что слёзы — проявление слабости. А она — его дочь, и она — сильная. Она оглянулась, убеждая себя, что, раз вокруг никого нет, то, в общем-то, можно и поплакать, как плачут обычные девушки. Ведь плачут обычные девушки?!

К тому же у неё есть повод, чтобы проливать слёзы. Но по старой, с детства сформировавшейся привычке Жанна поспешно вытерла их. Она не имела права плакать, как обычные девушки. Потому что она — не такая, как все. Она — не обычная девушка. Она никогда не жила, как обычная девушка, поэтому не имеет права делать то, что могут делать ОНИ, обычные.

Жанна вспомнила, как с самого детства отец учил её драться, учил водить машину, понимать язык жестов, чтобы знать, когда человек лжёт. Малик ненавидел лжецов, и заставлял её быть откровенной и честной. Он воспитывал её в строгости, никогда не гладил по голове и не читал сказки. Жанна несказанно удивилась, узнав, что мать Павлика до сих пор приходит к нему перед сном и целует в щёку, желая спокойной ночи. Эти телячьи нежности вызывали в ней отвращение — до того, пока она не познакомилась с Павлом. Только тогда она узнала, что, оказывается, она может быть не только строгой и серьёзной, а и весёлой, и ласковой. И что ей хочется этих телячьих нежностей, несмотря на то, что она умеет великолепно стрелять — из любого оружия, владеет восточными единоборствами, и навыками экстремального вождения. Несмотря на то, что её умению обращаться с компьютером может позавидовать любой хакер. Несмотря на то, что она спланировала самолично несколько операций, в результате которых отец расширил зону своего влияния. Малик приучил её страдать в одиночестве, и ни с кем не делиться ни своим позором, ни болью, ни страхом. Он учил её принимать решение — быстрое и верное.

Но не привыкшая лгать самой себе, Жанна вынуждена была констатировать, что напугана — как никогда в жизни. И растеряна — как никогда в жизни. Впервые она не знала, что ей делать. И впервые пожалела о том, что она — не обычная девушка, которая может позволить всплакнуть, и, главное, умеет это делать, не стыдясь.


Тофик получал нагоняй от отца по полной программе — с проклятиями и ругательствами. Шахид обозвал сына ослом и кретином, потому что тот не позаботился о чистоте машины, подаренной Настеньке.

— Придурок, — орал Шахид, — она же могла тебя сдать! Тебя, идиот! За что мне такое, за что мне такие дети? Один дарит угнанную машину своей шлюхе, второй не может уследить за общаком! Аллах наказал меня — но за что?

Тофик предусмотрительно помалкивал. Он не стал напоминать отцу, что тот первый решил сэкономить на Насте и подарить ей не свежекупленную в салоне тачку, а угнанную. И Шахид сам виноват, что не предупредил Тофика о том, чтобы позаботиться о чистоте машины. Ребята обычно платили тысячу долларов за то, чтобы номер угнанной машины исчез из ментовских компьютеров. Откуда знать Тофику, чистая машина или нет? Вот он и не озаботился этой проблемой!

И вообще, как девка могла сдать его ментам, если не знает о нём ничего!

Она вообще не интересовалась ни им самим, ни его родственниками, ни родом его деятельности. Её интересовали только его деньги, и всё. Так что она знает только номер одного из мобильных Тофика! И всё! А номер зарегистрирован вообще на другого человека, который, в свою очередь, продал этот телефон вовсе не Тофику. Сейчас в Москве можно купить всё, буквально. И свободу, и счастье, и любовь.

А те, кто говорит, что за деньги счастье не купишь — это просто пижоны — неудачники, неспособные заработать. Таким вот образом они оправдывают собственную лень и никчёмность. В любом случае, Тофик прекрасно знал, что за деньги можно купить всё. И если не чистое счастье — то подобие его, суррогат. И пусть так, пусть суррогат, пусть замена — но всё — равно счастье, и — за деньги!

Тофик отвлёкся от философских размышлений, когда отец уже вошёл в раж, и продолжал обзывать его. Парень оскорбился — в конце концов, он не школьник, получивший двойку! И, хоть по азербайджанским традициям, на отца нельзя повышать голос, Тофик заорал:

— Да замолчи ты, надоел!

Вообще-то он рисковал получить оплеуху, но Шахид, изумлённый таким поведением сына, наконец-то заткнулся.

— Хватит меня оскорблять, я уже наслушался всего! И вообще, я пришёл, чтобы не слушать всякие гадости от родного отца, а чтобы сообщить кое-что важное. Но, если тебе это не интересно, валяй, оскорбляй меня дальше!

Обескураженный Шахид, пожевав губами, кивнул сыну: мол, говори.

— Настя согласилась помогать нам! Она сказала, что будет делать всё, что я скажу, чтобы прижать к ногтю Резника.

— Но он же её дядя, если я не ошибаюсь, — удивился Шахид.

— Папа, у русских родственные связи не так сильны. Поэтому они и не могут выиграть войну в Чечне — до сих пор! Они превыше всего ценят деньги! Даже превыше родной крови!

Тофик тоже очень ценил деньги. Но, будучи подкованным студентом, знал, что напыщенные фразы сбивают необразованного отца с толку.

— Значит, эта девушка решила помогать нам — за деньги? — сообразил Шахид.

Тофик кивнул, походя заметив, что теперь Шахид называет Настю не шлюхой, как обычно, а девушкой.

— За большие деньги, — спохватившись, добавил он. — Но зато теперь у нас есть свой человек в тылу врага!


Мила радостно разглядывала себя в зеркале. Перед отъездом отец-таки отвалил ей три штуки баксов, и она наконец-то купила себе новые шмотки. Начало июня выдалось очень тёплым, так что Мила приобрела несколько летних платьев, пару обтягивающих юбок, одна из которых была модной «мини», и супермодные колготки — с люрексом. Самое интересное, что ещё совсем недавно люрекс считался прерогативой старух. А сейчас — поди ж ты, звёзды кино и эстрады облачаются в сверкающие одежды и переливаются, как новогодние ёлки.

Владимир Ильич уехал куда-то на Урал, Мила не уточняла. Кажется, он собирается баллотироваться на выборы в Думу, которые пройдут в начале декабря. Интересно, как это за полгода он планирует стать депутатом? Хотя, если Резник отвалил ему кучу бабок, то, наверное, это вполне возможно. Иначе Ковалёв не поехал бы чёрт — те знает куда!

Мила как раз хотела переговорить с Резником насчёт отца и его будущего депутатства, когда, пользуясь личным знакомством с руководителем «Терра — нефть» и его секретаршей, бывшей моделью, появилась в кабинете Резника. И подслушала разговор Анатолия Максимовича и юного красавчика.

Разговор шёл о готовящемся убийстве Павла, и Мила запаниковала. Она не могла позволить, чтобы Павел погиб. Если это случится, за кого она выйдет замуж? Поэтому она опрометчиво предложила свою помощь Резнику. И тот, ошарашенный известием, так же опрометчиво принял её. После этого Мила пришла в себя и ужасно боялась, что ничего не получится. Что старый азербайджанец не клюнет на неё. А, если и клюнет, то она не сможет его удержать. Или случится какой-нибудь форс — мажор, и всё полетит к чертям. И тогда её, Милу, убьют азера. Но отступать было поздно. И некуда. Она смело познакомилась с Маликом, и переспала с ним, и даже получила удовольствие — неслыханное дело! И ей даже стало немного жаль его, когда белокурый красавчик направился в ту квартиру, ключи от которой были у Милы. Конечно, она туда не пошла. И не видела убийства. И слава Богу! Она утешала себя тем, что, даже если бы не её помощь, Малик всё равно был бы убит.

Зато теперь Мила оказалась на привилегированном положении в доме Резников. Любовь Андреевна ни о чём не подозревает, зато Анатолий Максимович чувствует себя неловко в её обществе. А как же иначе, он ведь пользовался услугами Милы, и до сих пор не расплатился!

Так что все пути к сердцу Павла открыты — теперь олигарх не будет протестовать, а Любовь Андреевна всегда была только «за». Раньше Мила побаивалась, что старший Резник повлияет на сына, и Павел откажется от мысли о женитьбы на Миле. Мол, она — певица, и недостойна сына олигарха. Но теперь всё было иначе. Мало того, она даже избавилась от Жанны! Почти избавилась! Надо только немного подождать — и всё. Та сама уступит дорогу. А ведь как просто всё вышло! Молодец, дядька, не подвёл! Хоть и педик, а голова варит. Это он придумал изумительную идею, а Мила быстренько оформила её.

Она пригласила Жанну с собой, за компанию. Сказала, что сейчас очень модно гадать — на свою судьбу. Жанна отказалась. Тогда Мила попросила её съездить с ней, в качестве группы поддержки. Павлика всё равно до вечера не будет, и всё такое. А Миле хочется узнать свою судьбу, хоть ты тресни. Говорят, что гадалка — самая лучшая по Москве, и берёт не так чтобы очень дорого, сто долларов за сеанс.

Жанна никогда не узнает, что «гадалка» обошлась Миле в полторы тысячи долларов — именно в эту сумму оценила она свою услугу. Не обычное гадание, а единственную оброненную якобы случайно фразу. Мила, усмехнувшись своему отражению в зеркале, подумала, что воистину каждое слово гадалки стало золотым в финансовом плане для заказчицы.

Когда она и Жанна вошли в красивый холл, слегка мрачноватый и наполненный запахом ладана, к ним вышла полноватая женщина пятидесяти с лишним лет. Она пристально взглянула на Жанну.

— Не ходи ко мне, — вдруг молвила она, — гадать тебе не буду.

— А ей и не надо, это я пришла погадать, — «удивилась» Мила.

Но начало было положено. Какая женщина не полюбопытствует, отчего это модная гадалка отказывается гадать ей? Так и получилось. После «сеанса», длившегося десять минут — как раз столько, чтобы Жанна не заскучала и не ушла, и в то же время чтобы удержать её в напряжении, Мила вышла из комнаты в холл, к томящейся от любопытства Жанне.

— Почему вы не будете мне гадать? — бросилась девушка к вышедшей проводить клиентку гадалке.

— Скажи ей, я не буду с ней разговаривать, примета плохая, — пробормотала гадалка, повернувшись к Миле, и сплёвывая три раза через плечо.

Мила почти силком вытащила хрупкую Жанну на лестницу, и только там объяснила, что к чему.

— Не бери в голову, — увещевала она подругу, — всё это глупости! Подумаешь, гадалка какая-то…

— Но ты говорила, что это самая лучшая гадалка, — упавшим голосом напомнила Жанна.

— Ну мало ли, что говорят… К тому же, и самые лучшие ошибаются!

— Так всё — таки, — потребовала Жанна, — что именно она сказала?

— Что ты… ну, что тебе осталось совсем недолго жить, потому что у тебя какая-то серьёзная болезнь. Но это всё глупости, не обращай внимания!

Мила пыталась утешить Жанну, а сама боялась выдать себя — торжествующей улыбкой, или ненавистью, которую Жанна могла заметить в её взгляде. Наконец-то всё получилось! Наконец-то эту мусульманку хоть что-то зацепило! Вон как она сникла, и блеск в глазах исчез. Она явно волнуется, и настроение у неё пропало! Теперь осталось самое главное — вовремя, очень вовремя предложить медицинский осмотр. Так, чтобы комар носа не подточил, а девчонка поверила в добрые намерения Милы.

Через полчаса, прошедшие в задумчивом молчании Жанны и попытках Милы разговорить её, Мила решилась.

— Ну что ты, до сих пор об этом думаешь? Выбрось из головы, чушь какая! — как можно более беззаботно прощебетала Мила. — Если ты так напугана, пройди обследование в больнице. Сдай анализы, и убедись, что всё в порядке. Только не знаю, стоит ли это делать из-за какой-то старой цыганки!

Она прямо — таки почувствовала, как расслабилась и обрадовалась Жанна. А что, это был выход: убедиться, что она не больна, как предсказывала эта гадалка.

— Если хочешь, прямо завтра с утра поедем в медицинский центр, и ты сдашь анализы.

— Ты поедешь со мной? — Жанна, у которой никогда не было подруги, крепче сжала ладонь Милы.

Теперь ей требовалась поддержка. Как и большинство сильных людей, Жанна жутко боялась заболеть, и страдала от страха за свою жизнь при любой простуде. И по отношению к Миле она впервые почувствовала признательность.

Откуда этой дурочке было знать, что Мила заранее условилась не только с гадалкой, но и с доктором, принимающим анализы у онкологических больных. Мила ни секунды не сомневалась, что Жанна сразу же подумала о раке — если её отец был болен этой страшной болезнью, значит, она может перейти по наследству. Так ведь бывает, и нередко!

Так и получилось. Доктор, который был одноклассником Милы, и в своё время страдал по ней, получил аванс от неё в качестве отличного секса прямо на рабочем столе в своём кабинете.

И это он объявил Жанне, что жить ей осталось не больше трёх месяцев. Мила чётко рассчитала, что к концу этого срока мнительная Жанна убедит себя в том, что действительно умирает. И что никакой свадьбы не будет — потому что, несмотря на зависть и ненависть к сопернице, Мила вынуждена была констатировать непререкаемую её честность. Жанна обязательно должна рассказать о своей скорой смерти жениху, ведь она при любых обстоятельствах говорила правду. Порой даже во вред себе.

Например, когда Павел спросил её, совершила бы она самоубийство, если бы умер он, Жанна ответила «нет». Она сказала, что это грех — самоубийство. Но Павел надулся, Мила заметила и усмехнулась про себя. Вот дурочка! Ведь любая девушка знает, что любимому парню надо говорить даже самые нелепые вещи. К примеру, что они будут жить долго и счастливо и умрут в один день. А на деле получается, что через десяток — другой лет, если они и не разведутся, то будут ненавидеть друг друга лютой ненавистью, и желать друг другу смерти, чтобы отдохнуть от постылого супруга на старости лет. Вот вам и « долго и счастливо и в один день»!

Но надо соблюдать правила игры. И, если парень спрашивает, насколько сильно любит его девушка, надо отвечать, что ты готова умереть за него. Даже если на самом деле тебя от него тошнит, и ты встречаешься с ним только затем, чтобы выкачать из него деньги.


Жанна сидела напротив Шахида, и осматривала бывший отцовский кабинет. Дядя Шахид поменял в нём мебель, купил более дорогую, и ремонт сделал. Но ни навороченный ремонт, ни стильная мебель не могли заглушить в посетителе чувстве дешевизны. Дешевизны, которая исходила от самого кабинета и его хозяина. Так бывает, когда деньги не могут привить человеку чувство меры и вкуса. Вот их действительно не купишь!

У Шахида чуть глаза из орбит не вылезли, когда он увидел, кто входит к нему в кабинет. Тем не менее, он быстро справился с собой, и принял её более любезно, чем она ожидала. Даже гораздо более любезно.

Жанна думала, что он даже разговаривать с ней не станет, а Шахид вдруг вскочил со своего места, забегал вокруг неё, приказал секретарше — новой, не её тезке, сделать два кофе. Он знал, что Жанна, словно не азербайджанка, не пьёт чай, только кофе. Жанна догадалась, что ему что-то от неё надо.

— А я искал тебя, — словно отвечая на её молчаливый вопрос, ответил дядя. — Отправил парней на твои поиски. Не сегодня — завтра они бы тебя обнаружили, и мы всё равно бы свиделись.

— У меня нет этого завтра, — ответила Жанна, — я умираю, у меня очень мало времени. И хватит сыпать любезностями и говорить о ерунде. Давай приступим к делу. Мне нужен Мальчик.

Шахид недоверчиво уставился на неё. Она умирает? Это что-то новенькое. Но он не стал спрашивать, потому что, если она захочет, то расскажет ему всё сама.

— И мне нужен, — подхватил он, — ой, как нужен! Только нет этого Мальчика! Пропал он.

— Как — пропал? — поразилась Жанна.

Отсутствие Мальчика только укрепило её в его виновности. Значит, Павел сказал правду…

— А так — он словно испарился, — Шахид вытер пот со лба.

Жанна устало вздохнула. Она вообще выглядела уставшей, ещё больше похудела и побледнела.

— А тебе он зачем? — вкрадчиво начал Шахид. — Старая любовь?

— Не было никакой любви, — вымолвила Жанна, — что ты, как женщина, сплетничаешь? А ищу Мальчика я потому, что это он убил отца.

Шахид не верил собственным ушам. Мальчик, которого воспитал Малик, убил своего благодетеля? Да такого быть не может! Это просто нонсенс. Шахид так и сказал Жанне, с трудом выговаривая долго заучиваемое ранее слово. Но она засмеялась — и всё.

— Я точно это знаю, — сказала она таким тоном, что он вдруг понял, что это правда. Я хочу найти его. Помоги мне.

— Но как, — разочарованно начал Шахид. — Я, наоборот, думал, что это ты мне поможешь. А ты ищешь помощи у меня…

— Я помогу тебе, — перебила его Жанна, — но при одном условии. Идёт?

— Идёт, — согласился Шахид, — только я не понял, что за помощь тебе требуется от меня? И как ты можешь говорить, что, в свою очередь, поможешь мне, если даже не знаешь, о чём речь?

— Тогда скажи. Что ты хочешь от меня?

— У нас пропал общак. Я поставил Рафата кассиром, и касса исчезла. Ничего не было взломано, никаких посторонних следов. Ты же помнишь, такое уже было?

— Это свои, — усмехнулась Жанна, перебив его. — И вообще, зря ты поставил Рафата на место кассира. Но это дело твоё. Я могу сказать тебе, кто взял кассу, и у кого она находится сейчас. Но для этого ты должен поклясться, что выполнишь моё условие.

Шахид торопливо пообещал Жанне сделать всё, что в его силах. Больше всего на свете его заботили пропавшие деньги. И, если она знает, кто их взял, то он готов пообещать ей сделать всё, что угодно.

— Если я не доживу до того момента, когда отомщу Мальчику, если я покину землю раньше, чем найду его, тогда ты должен это сделать. Ты должен найти предателя и наказать его. И ты должен рассказать всем, что случилось, и кто виноват в смерти отца. И что я не предавала его, и не предавала свой народ. Я просто влюбилась, вот и вся моя вина. Теперь о деньгах.

Общак тогда забрал Вагиф. Он посчитал, что отец ему стал доверять меньше и вбил себе в голову, что будет смещён с поста. Теперь то — же самое: он очень обижен на то, что много лет был отличным кассиром, а потом ты не растерялся, и поставил своего сына. Конечно же, ему обидно! Думаю, он скоро вернёт деньги, Вагиф хочет, чтобы ты понял, что Рафат недостоин такого места. Верни Вагифу его должность, и всё будет в порядке. Отец тогда всё понял и простил его, не наказал.

Шахид задумался. С Вагифом он разберётся, конечно. И слова Жанны бывшему кассиру не помогут. Но как он сам не мог просчитать этот вариант? Почему не подумал на прежнего хранителя общака?

Жанна попрощалась и покинула офис. Она гораздо лучше стала понимать своего отца и его поступки, когда сама очутилась в таком же положении. Безнадёжность, безвыходность, отсутствие перспектив — это было невыносимо осознавать. И Жанна решила, что последние отведённые ей дни она должна прожить не просто так, а с определённой целью.

Она должна отомстить — за отца. Не отцу Павла, а исполнителю. Тому, кто сам вызвался убить Малика, тому, кто его ненавидел все эти годы. Тому, кто лицемерно называл его отцом, а сам, оказывается, планировал нанести удар в спину. Тому, кто предал его, тому, кто гораздо опаснее и хуже, чем заказчик преступления. Тем более что это её домыслы — насчёт заказчика. Павлик уверял, что его отец тут ни при чём, что Мальчик сам решил сделать то, что сделал.

Жанна была уверена, что Шахида интересует только его нынешнее положение. Мальчик сам по себе помог ему подняться на ту ступеньку, на которой он сейчас стоял. Конечно, нечего было и думать, что, если он найдёт Мальчика раньше, чем она, то оставит его в живых. Конечно, нет.

Но будет ли он его искать? Выполнит ли её просьбу?

Как ни хотела, она не могла избавиться от этой мысли. Шахиду может быть не до Мальчика. И только поэтому она должна наказать Мальчика собственноручно.

Она просто обязана успеть найти предателя и наказать его — по заслугам.

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

Павел не мог себе простить, что так бездарно раскололся. Жанна очень легко и как-то даже незаметно выудила из него сведения об убийце отца.

И ведь Павел, давший себе обещание не говорить с ней о том дне, когда был убит её отец, как — то пропустил мимо ушей её вопрос. Его неприятно поразил тот факт, что Жанна умеючи, даже играючи, задала ему этот вопрос — и он ответил на него по инерции, как и на предыдущие. Кажется, Жанна использовала определённый приём, об этом Павел смотрел фильмы и читал пару раз в книгах.

Есть такие приёмы, позволяющие узнать секретные сведения у человека, который не жаждет ими поделиться. Вот и Жанна пошла тем же путём…

И зачем ей это надо? Зачем ей знать, что её отца убил Мальчик, бывший её телохранитель? Неужели она снова хочет ввязаться в войну? Она же сама говорила, что устала от крови и смертей.

И обещала Павлу, что раз и навсегда завязала с прошлым, что в свою семью не вернётся, что решила изменить жизнь. И Павел ей верил, потому что любил её. И собирался жениться на ней. Ему было невыносимо стыдно просить её подождать со свадьбой, но Жанна обычно закрывала ему рот поцелуем. Она всё отлично понимала — то, что его отец будет против их свадьбы.

Павел даже решился на тайное бракосочетание, чтобы привести в дом Жанну уже женой. Тогда отец ничего не сможет сделать. Конечно, это совсем неприятно — что у них не будет настоящей свадьбы с кучей гостей и криками «горько», но зато они упростят ситуацию. Павел будет спокойно работать, возвращаться домой — к Жанне, официальной жене. Они больше не будут прятаться и бояться, что отец в любой момент может узнать об их связи.

И вообще, порядочному Павлу было неловко, что он и Жанна состоят в любовной связи, но не женаты.

Он всей душой любил эту девушку, так непохожую ни на одну из девушек его круга. И сегодня он придумал эту идею — с тайным бракосочетанием. Это было так романтично, и так здорово! Павел решил, что это выход из положения, и спешил огласить эту новость невесте. Он был уверен, что Жанна придёт в восторг. Ей ведь тоже надоело это никчёмное существование в пустой квартире. Конечно, Мила, спасибо ей огромное, развлекает её, но Жанна день ото дня становится грустнее и задумчивее. Сегодня, когда он расскажет ей, что пришло ему в голову, она изменится — потому что будет знать точную дату новой жизни. Она будет знать, когда именно изменится её жизнь, и заиграет новыми красками. Они уточнят дату бракосочетания, и Жанна успокоится.

Павел был несказанно доволен собой. По обыкновению, помедлив, он вышел из машины вслед за охраной, и поднялся пешком по лестнице на нужный этаж. Охрана, как обычно, вошла в квартиру первой, лишь через пару минут пропустив Павла.

Он удивился, что Жанна не встречает его, как обычно.

— Солнышко, это я, — крикнул Павел.

Наверное, Жанна прилегла в спальне, ожидая его, и уснула. Он быстро вошёл в спальню. Её там не было. Когда Павлик осмотрел все помещения и не обнаружил любимой, его охватила паника. Он постарался успокоиться и прийти в себя — мало ли, где она задержалась! Конечно, у них и так мало времени на встречи, и Жанна всегда к его приходу была дома. Но ведь могло и всякое случиться…

Павел присел на диван и только тогда заметил большой листок бумаги, лежащий на столе в гостиной. Он схватил его и не сразу понял, ЧТО именно там написано.

«Дорогой Павел! Мне очень тяжело, но я должна тебя оставить. Поверь, для этого есть серьёзные причины. Мы с тобой больше никогда не встретимся, и, прошу, не ищи меня. Хочу, чтобы ты знал: я очень тебя люблю, больше жизни. И только поэтому оставляю тебя в покое. Ты должен быть счастлив, и ты будешь счастлив! Но уже без меня. Прости меня, и забудь. С любовью — твоя Жанна».


Резник был взбешён. Ну как же так могло получиться, что контракт, над которой он долго работал, сорвался? Ну почему это случилось именно сегодня?

В два часа дня, только прилетев из Екатеринбурга, в котором он ездил вместе с Ковалёвым на свой завод, он, едва заскочив домой, чтобы переодеться и принять душ, снова выехал — уже на работу. В три он договорился о подписании контракта — на сделку, над которой работал полгода. Речь шла о трейдерской компании, расположенной во внутренней оффшорной зоне — в Калмыкии.

К этому времени должен был подъехать курьер со всеми документами. Но к трём он не появился. В половине четвёртого Резник занервничал. А в пять узнал, что на курьера напали — неподалёку от холдингового центра «Терра — нефть», когда он выходил из машины. Ударили по голове камнем, и забрали дипломат с документами.

Резник поехал домой. Ему надо было прийти в себя — после этих неприятностей, да и после поездки в Екатеринбург. Он лично представил Ковалёва своему консервному заводу, и сообщил, что это — человек, который будет баллотироваться в Думу от их округа 7 декабря. Но Ковалёв молодец, он не подвёл. С деловым видом он ходил вместе с Резником и директором завода по цехам, разговаривал с рабочими, а потом взял и заколбасил на одном из станков банку консервов! Рабочие, кажется, тоже остались довольны. А чего бы, спрашивается, им быть недовольными? Резник сделал для них очень много: во-первых, зарплата на заводе такая, что за последние несколько лет никто из рабочих не уволился по собственному желанию. Во-вторых, стоит только появиться вакансии, желающий находится сразу. Причём отдел кадров отбирает претендента на вакансию из десятка — другого желающих. Прямо как при поступлении в институт! Потом, рабочие получают ежеквартальные премии, пятнадцатидневный отпуск полагается им два раза в год, а продуктовые наборы к новому году. На заводе есть касса взаимопомощи, откуда каждый желающий может брать кредит — беспроцентный, между прочим.

Недавно был выстроен садик для детей работников завода. Чего бы работникам не принять во внимание желание Резника, и не проголосовать за Ковалёва?!

Резник сделал несколько важных звонков, встретился ещё кое с кем, чтобы закрепить за Ковалёвым место депутата от этого округа, и уехал. Ковалёв остался там, общаться с рабочими и прессой. Теперь он был величиной, и безумно гордился этим.

Резник старался не думать о том, что произошло с курьером. Ребята из службы безопасности «Терра — нефть» уже выясняют этот вопрос. Хорошо бы, что это была случайность, и поработали обычные воры. А если нет? Если этот акт был спланирован заранее? Если документы попадут в чужие руки? Они могут стать достаточным компроматом на него! То есть, конечно, не совсем достаточным, но всё же неприятным. Особенно если всплывут не там, где надо… И есть ли вообще место, где надо, чтобы они всплыли?

Он попытался расслабиться дома, в своём кабинете и подумать, как подстраховать себя и компанию на случай, если ограбление было спланировано конкурентами. Вдруг на весь дом раздался крик прислуги.

— Мамочка, помогите, убивают!

Анатолий Максимович недовольно вскочил. Ну что ещё сегодня произошло?

Какой-то шум раздавался сверху — из зимнего сада. Резник вошёл в лифт, и нажал кнопку с цифрой «пять». Стеклянная кабинка быстро подняла его, и, не выходя из лифта, он уже видел, что по коридору несётся горничная Светочка. А за ней, взъерошенный, как обычно, рыжий Джонни. Он что — то вопит, и руки его — в крови. Резнику стала понятной реакция Светы. Он вышел из лифта и нажал тревожную кнопку, которая находилась на каждом этаже. Это был вызов охраны. Сейчас парни ворвутся на этаж и узнают, кого прикончил этот идиот.

Резник на всякий случай отступил подальше. Вполне возможно, что Джонни сошёл с ума — на него это похоже. Он слишком возбудимый и эмоциональный, а если учесть, что его голова изрядно побита об эвкалипт, так что…

Додумать он не успел. Крепкие ребята уже были рядом. Они мгновенно разобрались в ситуации и прихватили несчастного сумасшедшего ветеринара, скрутив его в три секунды.

— Что случилось, Анатолий Максимович? — обратился к нему Василий, начальник охраны.

— Понятия не имею, — признался тот. — Света, ты где? Подойди, пожалуйста!

Из-за угла выглянула перепуганная горничная. Увидев, что ветеринар теперь безопасен, она поправила передник и затараторила:

— Анатолий Максимович, я пылесосила ковёр на лестнице с той стороны, и тут появился этот…. и погнался за мной, стал орать. А вы видите, видите, у него руки в крови! Я перепугалась, конечно, и побежала от него… Он кого — то убил, точно вам говорю!

— Сейчас разберёмся, — откликнулся Василий, и ослабил хватку.

Джонни наконец смог спокойно дышать и разговаривать.

— Безобразие, — тут же застрекотал он, от волнения говоря даже почти без акцента, — эта дура бежать, бежать, а мне хотеть её…

— Убить, — подсказал Василий.

Он не был лишён юмора, к тому же недолюбливал Светочку после того, как она отказала ему в любовных утехах.

— Нет, — выкрикнул Джонни, — мне хотеть взять её вещи!

— Значит, изнасиловать, — мрачно констатировал тот же Василий.

— Нет, — снова заверещал ветеринар.

Его рыжая голова болталась на тонкой шее, как развязавшийся шнурок, лицо покраснело, ему было неудобно и больно.

Резник велел его отпустить, и после этого Джонни наконец-то сообщил, в чём дело. Оказывается, родила вторая самка коалы. Родила незаметно, тихо, и Джонни, не ожидавший прибавления семейства, схватил малыша, не поверив собственным глазам.

А у его матери началось кровотечение, вот откуда кровь на руках Джонни. Самку следовало перебинтовать, чтобы остановить кровь, поэтому Джонни погнался за Светланой — он хотел забрать её стерильно чистый передник, чтобы пустить его на бинты. Он не ожидал родов, поэтому не подготовился. А аптечка, которая всегда лежала на столе в зимнем саду, куда-то запропастилась.

Резнику стало смешно. К волосам Джонни прилип лист эвкалипта, и сам он, рыжий и взволнованный, был похож на какое-то заморское чудище.

Анатолий Максимович велел Светочке помочь ветеринару, и сам навестил новоявленную мамашу — коалу.

Это помогло ему на некоторое время отвлечься от невесёлых раздумий. В принципе, с одной стороны, ничего страшного в пропаже документов нет. Их можно заново подготовить.

Кроме того, все знают о том, что нефтяные компании уходят от налогов, регистрируя трейдерские фирмы в Мордовии, Калмыкии, или на Чукотке. Основное добывающее отделение холдинга «Терра — нефть» продавало всю свою нефть чукотским фирмам, которые тут же перепродавали эту нефть самой «Терра — нефть» в два — три раза дороже.

Все операции проводились на бумаге, и только.

Трейдеры, живущие в оффшорных зонах, полностью освобождались от региональной и местной частей налога на прибыль, на которые приходилось 24 процента из ставки в 35. Таким образом, налог выплачивается чуть ли не в три раза меньше, что экономит для «Терра — нефть» огромные средства. Резник должен был подписать документы о создании ещё одной трейдерской фирмы — теперь не для «Терра — нефть», а для будущей «ТерраСик», с целью её последующего присоединения к слившейся компании.

Вообще, всё это — в рамках законодательства. А оптимизация налогов — задача менеджмента любой компании перед её акционерами. И, если задача не выполняется, значит, управление неэффективно.

Но в России всё не так, всё не так просто. И, пока все знают о том, что происходит, но молчат — это одно. А, когда об этом заговорили, это уже другое. И, если документы «Терра — нефть» попадут на всеобщее обозрение, за холдинг возьмутся, в этом можно не сомневаться. У правительства и так давно чешутся руки, уж кому это не знать, как Резнику! У него уже была открытая конфронтация с президентом, и он теперь ходит по канату над пропастью. Да, документы следует вернуть, пока они не стали достоянием общественности! Иначе гром разразится гораздо раньше, чем Резник сумеет к нему подготовиться!


Шахид уже жалел, что позволил Жанне уйти. Теперь она была ему не нужна. Он самодовольно считал, что может справиться с управлением группировкой и без неё. Но она была для него всё так же опасна.

Опасна, потому что в любой момент могла вернуться. К примеру, могла передумать, и остаться в Семье. И, если она убьёт Мальчика, то вся община примет её и простит, ведь время всё лечит. Она, конечно, что-то бормотала насчёт того, что скоро умрёт, что у неё рак, как и у Малика, но Шахид в это не верил.

Наверняка, она готовит какую-нибудь гадость Шахиду. Да мало ли что она может сделать! Ведь не случайно она пришла сюда сама. Сказала, что это Мальчик убил Малика. Шахид, по зрелому размышлению, решил, что это неправда. Ну не мог Мальчик поднять руку на своего благодетеля, человека, который воспитывал его почти семнадцать лет, с детства. Жанне зачем-то надо было сделать так, чтобы он поверил в виновность Мальчика и в её близкую смерть, поэтому она и взяла с него клятву. Но что она задумала?

С той информацией, которой она владела о Семье, она может сделать всё, что угодно. Предупредить Резника, рассказать ему, как нейтрализовать соперника, к примеру. Может, она что-то выведывала, и попутно придумала эту чушь про Мальчика. Она реально опасна, она может навредить ему!

В общем, Шахид склонялся к мысли, что было бы лучше её не отпускать.

Опять он упустил шанс! Ему надо было задержать Жанну. По крайней мере, она была бы у него перед глазами. А он, как дурачок, повёлся на её глупые россказни. Просто глазам не поверил, когда увидел её. И не смог оперативно среагировать.

Шахид почувствовал сильный голод, и позвонил секретарше. Он собирался пойти на обед в ресторан. Шахид, в отличии от брата, предпочитал русскую кухню. Ему не нравились плов и долма, он любил пельмени и жареную картошку.

И не любил щербет, который традиционно пьют азербайджанцы, предпочитал, как и Жанна, кофе. А лучше — коньячок. Французский. Реми Мартин. Или Курвуазье. За три тысячи за бутылку. Теперь он мог себе это позволить — хоть каждый день пить по бутылке. Вся прибыль была в его распоряжении.

Шахид самодовольно усмехнулся. Ну и дурак Малик, что не оставил после себя ни шикарных вилл, ни яхт и купленных футбольных клубов, как это делает Абрамович. Если урезать расходы на родственников и помощь семьям, оставшимся без кормильца — на время или навсегда, можно здорово повысить собственную прибыль. Отчего Малик не делал этого — для Шахида осталось загадкой.

Он уже пообвыкся на новом поприще, и стал чувствовать себя увереннее. Все периодически возникающие проблемы он предпочитал решать с помощью пистолета или ножа. Что, объявились конкуренты в ночных клубах? На тот свет их! На рынке кто-то не доплачивает дань? И их туда же! Никакой дипломатии и предупреждений!

Крови уже пролилось немало. Зато порядок был наведён быстро — быстрее, чем при Малике. Члены общины теперь стали следить друг за другом — по указу Шахида. Разделяй и властвуй — вот был его новый девиз.

Шахид был уверен, теперь он справится. Теперь — особенно, когда в его руках был Резник, не оставалось в этом никакого сомнения.

Настенька послушно прикрепила к его «сим-карте» в мобильном телефоне крошечный «жучок», и Шахид был прекрасно осведомлён о событиях в жизни противника. Теперь он может опережать его — как сегодня, например. Конечно, это продлится недолго, потому что олигархи часто меняют номера телефонов — примерно раз в месяц — два, но какое-то время у Шахида ещё есть. И начало уже положено: курьер Резника лежит на дне Москва — реки, а документы по открытию какой-то фирмы в Элисте находятся у Шахида. И, хоть в этих бумагах сам чёрт ногу сломит, всё-же это прорыв. Наверняка бумаги очень важные, иначе их привёз бы не курьер, а передали по факсу.

И это только первый шаг. Дальше будет хуже. Настя согласилась также подслушивать все разговоры, которые Резник ведёт с женой и сыном, быть в курсе всех семейных проблем. И обязательно докладывать обо всём Тофику, который совершает с Настей обмен: информацию — на деньги. А, если повезёт, она влезет в компьютер Резника, и скачает информацию на дискету. Так что Шахид обойдётся и без Жанны! С чего это вообще он так запаниковал, решив, что не справится с управлением? Теперь ему было смешно, что он верил, будто двадцатилетняя соплячка поможет ему удержать бразды правления. Но теперь он понимал, что Жанна реально опасна для него. Так что ему вновь следовало заняться её поисками, только теперь вовсе не для того, чтобы заставить её помогать ему…


Мила не скрывала своей радости. Любовь Андреевна попросила её срочно приехать, потому что « С Павликом что-то не так, мне он ничего не рассказывает. Но вы с ним друзья, и, я думаю, что с тобой он поделится…»

Мила быстро приехала, и утешала Павлика, который был расстроен и расклеен из-за исчезновения Жанны.

— Но она же любит меня, ты понимаешь, любит, — повторял он, как заведённый.

— Конечно, любит, — вторила Мила, и поила его успокоительным.

Ей уже надоело вытирать ему сопли, и она хотела, чтобы он поскорее заснул. Разговоры о ненавистной соперницы не придавали ей уверенности в том, что Павел всё — же женится на ней. Хотя соперница уже была нейтрализована. Всё получилось именно так, как и хотела Мила.

И теперь Павлик — в её единоличном пользовании. Больше никаких Жанн Мила не допустит. Павла надо посадить на короткий поводок. И так слишком много усилий она потратила, чтобы избавиться от этой Жанны. Избавляться от очередной его пассии ей будет тяжеловато. Так что надо не допустить его новых знакомств.

Миле вдруг пришло в голову, что надо ковать железо, пока оно горячо. Она вышла на кухню за очередным стаканом чая с лимоном для Павла, и добавила в него снотворное. Потом вернулась к нему в комнату, напоила чаем и без того сонного страдальца.

Когда он уснул, Мила, не спускаясь к жаждущей узнать подробности Любови Андреевне, быстро разделась и легла рядом с Павликом. Тот, не просыпаясь, обнял её и прижался к тёплому телу.

— Жанночка, любимая, — бормотал он.

Мила скривилась и приготовилась сбросить его руку, как вдруг услышала шаги. Она сделала вид, что спит, и прикрыла глаза, оставив узкую щёлочку, чтобы рассмотреть, кто направляется в комнату.

Дверь приоткрылась. Как Мила и ожидала, за ней стояла мать Павлика. Она несколько секунд смотрела на чудную картинку, представшую её глазам, а потом осторожно закрыла дверь.

По лицу Милы растеклась счастливая улыбка. Теперь ей было всё равно, что Павлик во сне продолжает называть её Жанной. В доме Резников было не принято спать с женщинами, на которых мужчины не имели серьёзных видов…


Жанна стояла, прислонившись к дереву, и внимательно осматривала окрестности. Надо же, у Мальчика неожиданно обнаружился хороший вкус. Дом был великолепен — в колониальном стиле, белый, не слишком большой, но довольно вместительный, с огромным садом, состоящим преимущественно из фруктовых деревьев. Во дворе дорожки были посыпаны гравием, и напротив дома горделиво высилась беседка, затейливо выполненная с элементами каслинского литья.

Только вот забор подкачал: он был невысоким, старым, с прорехами, в одну из которых и смотрела Жанна. Видимо, у Мальчика ещё не дошли руки до забора.

Жанна чувствовала жгучую, непримиримую ненависть и ярость. Да как мог этот урод, эта сволочь, так поступить с человеком, который вырастил его? Как он мог предать Малика?

Она прислонилась к дереву: голова закружилась. В последнее время она и так чувствовала себя на троечку, а сегодня ей совсем плохо. Жанна с утра помолилась Аллаху, чтобы он позволил ей осуществить задуманное прежде, чем она умрёт.

В одной руке девушка сжимала пистолет. Она отлично стреляла — её, как и Мальчика, обучал искусству стрельбы сам Малик, бывший мастер спорта по пулевой стрельбе.

Жанна стояла в одной и той же позе с самого утра. Она боялась упустить появление Мальчика. Он был очень осторожным и обладал звериным чутьём: не зря же Малик предназначил его в качестве телохранителя для Жанны. Поэтому она боялась подойти ближе, ведь Мальчик мог заметить из дома какое-то движение, и тогда он будет предупреждён. Если это случится, он подготовится, и Жанна не сможет убить его. Стрелять надо внезапно, неожиданно для него, только в этом случае можно будет совершить этот поступок, о силах для которого она молила Аллаха.

У Жанны сильно болел затылок — то место, которым она ударилась, упав несколько лет назад с лошади. Тогда она была на волосок от смерти, но выжила. Но зато теперь затылок болит очень часто — и на перемену погоды, понижение давления, и просто в зависимости от настроения. Жанна вспомнила, что забыла о боли только во время встреч с Павликом.

Ей стало грустно. Больше никогда она не увидит его, не сможет прикоснуться, поцеловать… Они никогда не будут счастливы вместе, у них не будет весёлой, пышной свадьбы, и детей тоже не будет. То есть, всё это будет у Павлика — ведь когда-нибудь он женится. Но Жанне этого не дано. Её вообще скоро не будет.

От такой несправедливости у неё заныло под ложечкой. Самое ужасное в этой жизни — это безысходность. Обычно из любого положения можно найти выход — устраивающий того, кто его ищет. Но в случае Жанны выхода не было. Она не могла изменить события, не могла дать болезни обратный ход. И это её угнетало больше всего. Приколист Тофик говорил, что, если даже вас съели, у вас всё равно есть два выхода. Но чтобы он сказал сейчас ей?

Жанна вспомнила, что так ни разу после похорон и не сходила к отцу на могилу: всё ещё сильной была обида на то, что Малик позволил себя убить. На то, что он совершал поступки, которые к этому привели. На то, что он не поверил в свою дочь, и пошёл наперекор ей. Правда, она отмечала третий и седьмой день с момента его смерти. Пила чай с халвой, как и предписано мусульманскими традициями, хотя не любила ни того, ни другого.

Жанна вздохнула. И именно в этот момент увидела Мальчика. Он вышел на высокое широкое крылечко, и щурился на солнце, заливавшем окрестности. Жанна стояла против солнца, и ей было видно, как доволен жизнью этот ублюдок, как он улыбается. Их разделяло примерно метров сорок, но Жанна точно знала, что попадёт в него.

Попадёт в это улыбающееся, красивое холодное лицо, и успеет увидеть страх в его глазах. Она не сразу его убьёт. Сначала она прострелит ему обе ноги — чтобы он не успел убежать, пока она будет идти к нему. Он ведь должен знать, кто и за что покарал его.

А потом Жанна подойдёт, и будет методично стрелять в каждый его орган, в каждую клеточку, пока он сам и его великолепное белое крыльцо не окрасятся в красный цвет. Он будет молить о пощаде, но Жанне не знакомо это слово по отношению к предателям. Она накажет его по заслугам. Ей, умирающей, не страшно, что обязательно найдётся свидетель, и её посадят. Всё равно ей недолго придётся сидеть. Зато она совершит поступок — настоящий поступок, которым сможет гордиться — на том свете, если он, конечно, существует. И Малик будет доволен тем, что дочь отомстила за него… После смерти Мальчика она примирится с тем, что сделал Малик.

Жанна подняла пистолет и прицелилась. Чтобы занять устойчивое положение, ей пришлось отступить на шаг назад.

Этот шаг стал для Жанны роковым. По нелепому стечению обстоятельств она наступила на брошенную кем-то шкурку от банана, поскользнулась и, неловко взмахнув руками, упала на землю. Пистолет, словно птица, вырвался из руки и улетел в кусты. В средней полосе России, ближе к югу, уже давно зеленела трава, и кустарники были пушистые и объёмные.

Жанна, падая, пыталась уцепиться за что-либо, но ветки были далеко. Она неловко повернулась и ударилась затылком, тем самым местом, которое пострадало у неё при падении с лошади.

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

Асланбек Цагароев стоял на крыльце собственного дома и думал, как же хорошо ему сейчас — когда нет вокруг постылых мерзких рож, когда никто не отдаёт тебе приказы, не называет унизительно, не по имени, а Мальчиком, и самое главное — когда Малик наконец-то получил по заслугам.

Асланбек столько лет стремился наказать его, найти подходящий случай, чтобы в смерти Малика не обвинили его, что сейчас, когда, наконец это случилось, чувствовал себя опустошённым.

Ему требовался отдых, и он отдыхал — как хотел. С утра до вечера он находился в своём прекрасном доме, лишь иногда выезжая в магазин — чтобы забить холодильник пивом и пиццей. Потом он возвращался и смотрел телевизор, слушал музыку, и думал, думал, думал…

Он вспоминал, как Малик сказал ему — тогда ещё восьмилетнему, что убийца его отца Зелимхана — это Умар. Умар Бикушев убил его отца по пьянке — они что-то не поделили. И не что-то, а жену Зелимхана, мать Асланбека.

Он помнил всё до мельчайших подробностей, будто это случилось совсем недавно, хотя прошло много лет.

Вот он, восьмилетний мальчик, просыпается среди ночи оттого, что слышит какой-то шум и крики. Он бежит на свет, и видит рыдающую мать, склонившуюся над телом человека. Он, словно во сне, подбегает ближе, и понимает, что человек, у которого в груди торчит нож — его отец Зелимхан.

Рядом стоит ещё один мужчина, незнакомый. Он явно растерян, и руки у него — в крови. Дяди Малика, который приехал к ним в гости, нигде не видно. Он появился после, сказал, что вышел покурить, и убийство случилось за несколько минут, без него.

А вот дальше Асланбек плохо помнит, как развивались события. Всё произошло очень быстро, и в его воспоминаниях словно застлано пеленой. Сейчас ему не верилось в то, что он тогда сделал.

Потакаемый дядей Маликом, и его увещеваниями о том, что он, Асланбек, последний мужчина в этом тейпе, то есть роду, и что он просто обязан отомстить тейпу Бикушевых. Что, кроме него, остаётся только древний дед, отец отца, и две малолетние сестрички. Кто же, если не он, достоин и обязан отомстить за отца?

Малик учил маленького Асланбека стрелять. И научил. А перед первым же заседанием суда дядя Малик прикрепил пистолет ТТ с помощью лейкопластыря к ладони Асланбека — чтобы не было пути назад. Кроме того, пистолет был очень тяжёлый, и мальчик с трудом его удерживал.

Когда в зал заседаний ввели подозреваемого, Умара Бикушева, Асланбек медленно поднялся, и всадил в него шесть пуль.

Все они попали в цель.

Малик потом хвалил его, и сделал подарок — оставил ему тот самый пистолет. А мать Асланбека молча плакала — даже после того, как он отомстил за отца.

— Мама, почему ты плачешь? — спросил Мальчик. — Я убил того, кто убил отца!

Но мать не отвечала, и продолжала плакать. По молодости лет мальчику ничего не сделали. Для колонии для несовершеннолетних он был ещё мал, к тому же на Кавказе никто не осуждал месть, считалось справедливым, что родственники должны отомстить за убитого. Правда, Асланбека допрашивали. И мать его тоже. Мать молчала, только плакала. Она вообще всё время плакала с того дня, как убили её мужа. А Асланбек на вопросы милиционеров отвечал, что нашёл пистолет в лесу, ещё в прошлом году, и что он сам решил отомстить Умару, потому что больше некому это сделать. И что пластырем примотал пистолет к руке, потому что пистолет тяжёлый. А стрелять он не умел, просто так само вышло, что пули попали в цель. Да и расстояние, посмотрите, до подсудимого, было не больше семи метров, и дурак попадёт! Правда, была ещё инспекция по делам несовершеннолетних. Они собирались поставить Асланбека на учёт и вообще отправить его в какой-то специнтернат. И вот тут уже вмешался Малик.

Он забрал Асланбека с собой. У чеченцев был старый обычай названного родства — куначества. Устанавливалось оно побратимством, специальным ритуалом. Всё сводилось к тому, что двое мужчин клялись друг другу в вечной верности, пили водку из одного кубка, целовались и обменивались оружием. И нередко отдавали на воспитание ребёнка — только мальчика — в другой род, для упрочения названного родства. Нередко таким образом мешались национальности, а не только роды.

Когда-то, когда Малик только познакомился с отцом Мальчика, Зелимханом, они пообещали отдать старших сыновей на воспитание друг другу.

В армии, где и произошло их знакомство, они были друзья, не разлей вода. И после службы не забывали друг друга, приезжали в гости, и с оказией отправляли посылочки — в Чечню и в Азербайджан.

А в конце восьмидесятых, когда начались волнения в Нагорном Карабахе, Малик вспомнил, что его друг хвастался, что может достать любое оружие. Малик навестил Зелимхана, и напомнил о том разговоре. Зелимхан пообещал выполнить просьбу друга, и Малик приехал за оружием. Они встретились, жена Зелимхана накрыла стол и, как принято у кавказских народов, удалилась.

Мужчины беседовали, потом Малик вышел на улицу — просвежиться и покурить. Он видел, как в дом вошёл Умар. Очень скоро он услышал крики жены друга, и вернулся в дом. Он не был свидетелем убийства, но кто, кроме Умара, мог убить Зелимхана? К тому же у Умара, соседа, руки были в крови. После сосед клялся и божился, что зашёл к Зелимхану, чтобы забрать у него долг. Мол, Зелимхан был должен ему деньги, и Умар, устав ждать, когда тот их вернёт, зашёл сам. А, увидев, что сосед лежит бездыханный, бросился к нему, и испачкался в крови.

Малик тут же громогласно заявил, что Умар лжёт. Что это он должен деньги Зелимхану, и зашёл, чтобы попросить об отсрочке. А, когда Зелимхан отказался ждать, убил его. Чтобы вообще не отдавать долг.

Умара тут же арестовали. Малик был так убедителен…

А на первом же заседании суда Асланбек расквитался с убийцей отца… Он помнит, как кричали его родственники, присутствующие на суде. А потом к нему пришли люди из тейпа Бикушева, и попросили больше не мстить никому из них. Попросили с почтением, уважительно.

Именно в тот момент, а не в момент убийства, Асланбек Цагароев почувствовал себя мужчиной, а не мальчиком. И никогда после этого он не был ребёнком. Он стал мужчиной в восемь лет, и Малик забрал его с собой. Мать молча плакала, как обычно, но что она могла сделать? Асланбек уехал с Маликом сначала в Азербайджан, а уже через полгода — в Москву. Жанне, дочери Малика, только — только исполнилось четыре годика, и Асланбек относился к ней, как к младшей сестричке. Его младшая родная сестра была ровесницей Жанны, и Мальчик привязался к ней.

Его сначала переименовали в Аслана, а потом и вовсе начали звать Мальчиком. Так решил дядя Малик, и с его лёгкой руки все вокруг подхватили. Малик объяснил, что некоторые чеченские имена непривычны для слуха азербайджанцев. А потом и вовсе началась война в Чечне, и Малик сказал, что чеченское имя вызывает у окружающих ненависть. Так что Асланбек покорился, и стал Мальчиком.

В юности он вдруг заметил, что Жанна стала его волновать — не как подруга или сестра, а как женщина. Чеченские мальчики рано взрослеют. Он стал ухаживать за ней, и Жанна, казалось, благосклонно принимала его ухаживания. Но однажды всё изменилось: она отвергла его, и сообщила, что не может ответить на его чувства.

Асланбек подозревал, что это Малик запретил дочери общение с ним. Но почему? Разве он не достоин руки дочери лидера преступной группировки? Дядя Малик, правда, никогда не употреблял это слово — группировка, называя её членов Семьёй с большой буквы, в крайнем случае — общиной. Они и в самом деле почти все были друг другу родственниками, пусть седьмой водой на киселе, но всё же.

С того памятного дня Асланбек затаил обиду на Малика. Значит, тот счёл жениха недостойным?

А ещё через несколько лет, когда он отметил совершеннолетие, Малик купил ему путёвку — в Сочи.

Мальчик поехал. Но прервал свой отпуск раньше. Он решил повидать мать и сестёр. Он помнил название посёлка, в котором жил раньше, и точный адрес будто врезался ему в память.

Но шла война. На месте его бывшего дома зияла воронка. Соседи были чужие, почти все уехали. Никто ничего не мог ему рассказать о том, что случилось с матерью и сёстрами.

Асланбек, неожиданно для себя, ощутил горечь. Дядя Малик лишил его родни — кровной родни. Каким образом он теперь сможет найти мать? Или она уже погибла? Сначала он хотел остаться со своими, с чеченцами, тем более что он отличный снайпер, но потом передумал. За столько лет он привык к азербайджанцам, и к той жизни, которую они вели.

Но с того самого дня Мальчик стал относиться к Малику по — другому. Он больше не почитал его, как родного отца.

А потом Малик предложил ему стать телохранителем Жанны. Мальчик задумался. Если он будет телохранителем, то, по иерархии, никогда не займёт достойного места в Семье. И, конечно же, Жанна для него в этом случае навсегда потеряна.

Если, несмотря на недовольство Малика, у него ещё был шанс обрести её любовь, то в этом случае не оставалось никакой надежды.

Она никогда не обратит на него внимания, ведь телохранитель — это твоя бледная тень. Это своеобразный обслуживающий персонал. Избалованная и высокомерная Жанна мигом забудет о том, что в детстве они сначала вместе играли, а потом даже целовались втихушку, на лавочке во дворе дома Малика.

Но Малик прервал раздумья Мальчика, предложив ему четыре тысячи долларов в качестве ежемесячного заработка. Малик знал, что Асланбек — самый лучший. И не поскупился.

— Пять, — ответил Мальчик, быстро выбросив Жанну из головы. — Пять тысяч.

— Такой же жадный, как отец, — усмехнулся Малик.

И Мальчик возненавидел его за эти слова. Кроме того, подозрения его усилились. Он стал с усиленной энергией вспоминать тот день — который изменил плавное течение детской жизни.

И вспомнил, что, когда дядя Малик уезжал, мать передала ему какой-то пакет. А в машине Малик заглянул туда, и Асланбек тоже увидел краешки купюр, выглядывавших из конверта. Конверт был плотный, и пухлый. Значит, денег в нём было достаточно. Откуда деньги? Почему мать отдала их Малику? На воспитание сына? Но Асланбек помнил, что они жили не богато. Откуда же тогда деньги? Причём, когда мать отдавала конверт, она сказала Малику:

— Здесь всё. Можешь не считать.

И Малик не стал считать при ней, но пересчитал деньги в машине.

Асланбек долго, очень долго думал, откуда деньги. Сопоставлял с рассказом Малика о том, что случилось в ту ночь, когда убили отца.

Решение пришло само собой — очень естественное, простое решение. Малик рассказывал, что он приехал за оружием. Деньги он передал раньше, а теперь хотел забрать то, за чем приехал.

Но Асланбек не помнил никакого оружия в машине. Он не видел его! Значит, оружия не было? А этот намёк Малика на то, что Зелимхан был жадным? Очень быстро Мальчик сообразил, как было дело.

Малик и вправду хотел купить оружие, вследствие чего отправил деньги Зелимхану. Через какое-то время Малик приехал за товаром. И оказалось, что Зелимхану не удалось купить оружие. Возможно, он просто хвастался, что знает, где её взять в том количестве, которое требовалось Малику. Словом, так уж получилось.

Малик, видимо, во время ужина стал требовать деньги обратно. И неизвестно, что сказал Зелимхан — то ли чтобы друг обождал, то ли что потерял эти деньги. Теперь Асланбек никогда не узнает правды. Они, видимо, поссорились, и Малик схватился за нож. А, может, и Зелимхан… Мальчик помнит отца легко впадающим в ярость, горячим, безудержным, настоящим джигитом. И Малик — именно Малик — убил Зелимхана. Вот почему он настаивал, что Асланбек должен отомстить. Вот почему он заставил его убить Умара прямо на суде — чтобы тот не смог доказать своей невиновности. Вот зачем он забрал Асланбека с собой — чтобы мать не рассказала ему правду. Ведь она знала, что произошло. Знала, потому что вернула Малику его деньги. Вероятно, Малик пригрозил, что убьёт Асланбека, поэтому она молчала.

Кроме того, Малик боялся, что Асланбек вырастет и отомстит уже ему, а не Умару. Поэтому и предпочёл держать его при себе, на глазах. Вот почему он счёл, что Асланбек недостоин носить своё имя — чтобы высказать своё презрение по отношению к Зелимхану. Вот почему он счёл, что Мальчик не должен встречаться с Жанной — потому что он всего лишь мальчик, сын человека, обманувшего Малика. И пусть Зелимхан нехорошо поступил, решив присвоить деньги Малика, но кто такой Асланбек, чтобы осуждать его? Он ведь его сын!

Как бы там ни было, Асланбек люто возненавидел Малика, когда вся логическая цепочка наконец-то выстроилась в его голове. И тогда он точно знал, что должен убить Малика — за чужую жизнь, которую прожил. Если бы не Малик, Асланбек сейчас рос в своей семье, а не в чужой. И отец, возможно, был бы жив. И мать, и сёстры были бы рядом. И не было бы постоянного напряжения, которое он испытывал в качестве телохранителя Жанны.

Не было бы того убийства — в детском возрасте, после которого последовало ещё несколько: Малик не случайно платил Асланбеку такую зарплату. У него было бы детство — то, чего он лишился в восемь лет. И, конечно же, он бы занимался тем, чем хотел, а не тем, что его заставлял делать Малик. Вот и получается, что он прожил чужую жизнь. Под чужим именем. Под чужой профессией. В окружении чужих людей.

Мальчик долго ждал, когда же представится возможность отомстить человеку, укравшему его жизнь. И дождался. Одним ударом он убивал сразу двух зайцев: во-первых, обожаемая Маликом Жанна потеряла бы жениха. Ведь смешно предполагать, что Резник, после известия о том, что Малик решил погубить его сына, разрешит Павлу встречаться с дочерью убийцы.

И во-вторых, он точно знал, что пол шумок расквитается с Маликом, а все будут думать, что это Резник виноват в смерти лидера ОПГ.

Так и получилось. Теперь, после смерти Малика, Асланбек обрёл своё имя, и начал свою — не чужую — жизнь! Он уехал из Москвы в дом, который втайне от всех купил ещё в позапрошлом году. Только Жанна знала об этой покупке. Но она, скорее всего, забыла название города и адрес, хотя Аслан предлагал ей съездить вместе с ним, чтобы посмотреть дом, и даже говорил, в каком месте тот находится.

Да и зачем ей Асланбек? После того, как Шахид выгнал её из Семьи, она осталась одна. У неё теперь другие заботы, да и не знает она, кто предал Малика.

Он никому ничего не должен, он теперь свободен! Асланбек потянулся навстречу неуверенному июньскому солнышку, и вдруг услышал чей-то крик возле своего забора. Он встревожено зашагал к калитке. Да, забор ни к чёрту, надо установить новый, глухой и высокий. В его новой жизни он будет делать всё, что хочет. А пока ещё руки не дошли…

— Она жива? — спрашивал кто-то.

Асланбек быстро вышел на улицу и подошёл к толпе. То есть, толпой было сложно назвать трёх человек, склонившихся над чьим — то телом.

— Что здесь случилось? — недовольно спросил он.

— Я шёл мимо, и увидел руку, человеческую руку, — стал рассказывать немолодой мужчина в грязных ботинках. — Подошёл, а там…

Асланбек решительно отодвинул его и наклонился к лежащей на земле женщине. Он перевернул её, и отпрянул.

— Не может быть, — пробормотал он, — Жанна! Скорую, скорее!

Машина скорой помощи приехала быстро. Жанну, которая была без сознания, погрузили на носилки.

— Я думаю, — произнёс уже осмотревший место происшествия Асланбек, — что она поскользнулась, упала и ударилась головой. Скажите, она будет жить?

Толстая докторша пожала плечами.

— Если организм крепкий, то выживет.

Они помолчали. Встревоженный Асланбек понял, что его чувства к Жанне, хоть и претерпели значительные изменения, но всё же остались. Он не желал ей смерти — ни за что! Но почему она тут?

Неужели она вспомнила, что он рассказывал ей про этот дом, вспомнила адрес, и решила жить с ним? Она ведь потеряла Павла, отца убили, куда ей податься? Если это так на самом деле, он готов принять её. Он пустит её в свой дом. Это будет очередным фактом возмездия Малику: ты считал, что я недостоин твоей дочери? А вот, пожалуйста, она сама прибежала ко мне, как бездомная собачка! И, так и быть, я её прощу и приму…

— Ваша жена принимала какие-нибудь лекарства? На что у неё аллергия? — тем временем спрашивала врач.

— Что? — не понял Асланбек.

Его поразило, что женщина назвала Жанну его женой. Впрочем, что она могла подумать? Он очень волнуется, переживает за её состояние, врачи забрали её из дома — чтобы она не мёрзла на земле, Асланбек осторожно перенёс её в дом на диван. Всё сводится к тому, что они женаты! Он не стал разуверять врачиху в обратном. Отчего-то ему было приятно, что она решила, будто он и потерпевшая — муж и жена.

— Нет… не знаю… — запутался он.

Откуда ему знать, на какие лекарственные препараты у Жанны аллергия? По её виду, она вообще никогда не употребляла таблетки. Правда, сейчас она неважно выглядит — бледная, с кругами под глазами, ещё более худая, чем обычно.

Весь день он просидел в коридоре, ожидая, пока она придёт в сознание. Ему не терпелось узнать, что она здесь делала. Врач сказала, что она выживет. И Асланбек терпеливо ждал. Ему не привыкать: он ждал момента, когда сумеет расквитаться с Маликом, целых шесть лет. Так что теперь его не тяготит ожидание в несколько часов или даже суток.

Вечером из палаты вышел доктор. Снимая перчатки, он поинтересовался у Асланбека:

— Что же вы, молодой человек, не сказали, что ваша жена беременна? Пять недель, самый токсикоз. Почувствовала себя плохо, оступилась и сильно ушибла голову. Но, слава богу, с ребёнком всё будет в порядке. И с матерью тоже. Единственное, чего нужно опасаться — это возможной амнезии. Удар был силён…


Девушка пошевелилась и открыла глаза. Она ничего не чувствовала, кроме боли — тупой и постоянной. Она застонала, и тут же уловила движение. В комнате, кроме неё, ещё кто-то был, но чтобы его рассмотреть, надо было поднять голову, а это у неё не получалось.

Ей стало страшно. Где она находится, что с ней?

Хлопнула дверь, и в комнату ещё кто-то вошёл. А потом ещё. Какие — то белые халаты…

Это больница? Значит, она больна? Она хотела спросить об этом у женщины в белом халате, но слипшиеся губы не слушались. Вокруг было какое-то движение, кто-то разговаривал. Какой-то красивый парень ласково ей улыбался. Он хотел поговорить с ней, она это чувствовала.

Но врачи не дали ему такой возможности, и выгнали его из палаты. А потом ей сделали укол, и поставили капельницу. И она уснула. А, когда проснулась, почувствовала себя гораздо лучше.

И снова в палате был тот красивый молодой человек. Кто это? На врача не похож, значит, пришёл к ней лично.

Девушка запаниковала. Он ей так ласково улыбался, значит, он знаком с ней! Почему же она не знает его? Кто он?

Ужас затопил её сознание. Кто она такая, как её зовут? Что с ней случилось? Почему она ничего не помнит?

От страха она сумела разлепить ссохшиеся губы, и спросила:

— Вы знаете, кто я?

Парень удивился. С его красивого лица исчезла улыбка. Он недоумённо смотрел на неё.

— Ты шутишь? — неуверенно спросил он.

— Я не помню, ничего не помню, — прошептала она, и по её лицу потекла слеза.

Это было так жутко — не помнить своего имени. В её голове была пустота — и ничего больше. Это её убивало, и ужасало гораздо больше того «больничного» положения, в котором она оказалась.

— Что со мной? Расскажите, пожалуйста, кто я! Как меня зовут? Кто вы?

— Значит, ты и правда ничего не помнишь? Ты не обманываешь?

Он некоторое время смотрел на неё пристально, а потом лицо парня разгладилось, и он на мгновение задумался. А затем, озаряясь счастливой улыбкой, произнёс:

— Тебя зовут… Ирина. Ты — моя жена. С тобой приключился несчастный случай, но скоро ты выздоровеешь, я в этом уверен. Ты ведь хочешь выздороветь, правда? Ты сделаешь это ради меня?

И ещё у нас будет ребёнок. Теперь тебе нужно заботиться и о нём! А то, что ты ничего не помнишь — не беда. Я всё тебе расскажу, дорогая, ведь я так люблю тебя…


Оглавление

  • * * *
  • Двумя месяцами ранее.
  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  • ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ