КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг - 375404 томов
Объем библиотеки - 457 Гб.
Всего авторов - 159770
Пользователей - 84285
Загрузка...

Впечатления

Любопытная про Velichayshiy: Бабка Рая в другом мире собирает гарем (СИ) (Юмористическая фантастика)

ЭТО, даже и не знаю, как назвать… Хватило пары страниц. Это с каким же воспаленным мозгом ( если конечно он есть) , можно написать подобную ерунду?? Мат-перемат через каждое предложение. Н-да, больше слов нет …

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
SubMarinka про Веллер: Перпендикуляр Зиновьев (Современная проза)

Как всегда, по-веллеровски зло... (((

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
time123 про Смекалин: Лишний на земле лишних (Альтернативная история)

Писатель мало того что не читал оригинал перед "сотворением" этой хренотни, так и не имеет никаких познаний в технике оружии и окружающем мире.
К "Земле лишних" ЭТО не имеет никакого отношения, это тупо говнофентези.

Андрей Юрьевич Хамидулин, в просторечьи А. Круз, переворачивается в гробу после скачивания этого бреда.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
PhilippS про серию Эмиссары

Калька с Дмитриева "Еще не поздно" (в "Фагоците" даже есть фраза - "Пока не поздно"). В отличии от DXBCKT , я бы отнес эти произведения к АИ в жанре "Спасти СССР". Отличия: в "Фагоците" Косыгин привлекает к сотрудничеству Шелепина, в "Еще не поздно" Шелепин опирается на Косыгина. У Величко ГГ пороялистей - тащит, с ограничениями, все из современности, во всю пользуется интернетом. А у Дмитриева - с чем попал с тем и крутится.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Дмитриев: Еще не поздно (Альтернативная история)

Продолжаю комментировать свою книжную библиотеку. Когда-то давно прочитав всю СИ данного автора, я смело отнес ее к поджанру попаданства «производственный роман». На самом деле книг, где тот или иной «иновременный представитель» решает облагодетельствовать своих «несовременников» новой более продвинутой технологией — полным полно, другой вопрос, что этот процесс бывает порой так нудно затянут что... если его «не спасает художественная часть», то это означает ее полную «и безоговорочную капитуляцию» (перед читателем). Ну а поскольку я по случаю приобрел первую часть данной СИ на бумаге, то я немедленно взялся «обновлять свои впечатления» по второму разу... В целом впечатления остались вполне благодушные, если не считать практически полного «вырождения» СИ в дальнейших (2-3) частях в «чистую АИ» (что читать собственно дальше не очень и тянет). Сам попаданец здесь не носит той (почти привычно эпохальной роли) и «больше путается под ногами» серьезных дядей из ЦК (постоянно вспоминая что-то «ненужное» и пытаясь в очередной раз что-то заново «изобрести»...). Поклонникам компьютерных технологий (в стиле «Ю.Никитин-Баймер») должно особо понравиться... Аналогичная по сути (производственный роман), но несколько иная СИ по техноукладу (иной внедряемой технологии) была написана Маришиным «Дизель решает все» (и кстати получилась намного интересней).

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
IT3 про Сафонов: Целитель (СИ) (Фантастика)

roservi,узи точно было и пиво я пивал с отцом в буфете(точнее сдувал пену,но умудрялся сделать глоток-другой).саму книгу не читал,без комментов...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
roservi про Сафонов: Целитель (СИ) (Фантастика)

скажите в 1982 году, согласно текста, УЗИ было? школьники пьют пиво с родителями) 1981 год, сомневаюсь..не то воспитание было в те времена. впечатление, что ГГ мечется между 15 и 35 годами.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Техник Тени (fb2)

файл не оценён - Техник Тени (а.с. Техник Тени-1) 559K, 252с. (скачать fb2) - Funky Boy Aka Игорь

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Техник Тени

Техник Тени

Тар Ишаас был зол. Даже нет, не зол, он был в бешенстве. Этот тупица, этот безрукий "хвост харша " сдох. И в тот момент, когда он был особенно нужен. Да так, что даже продвинутый операционный комплекс "Терса- 4М" был бессилен.


— Я давно предупреждал, что нужно менять этого разумного на более грамотного сотрудника, — укоризненно заметил Док. — Его интеллект не дотягивал до необходимого порога техника. Имплант исправил этот недостаток, но сущность разумного не изменишь. Цифры в показаниях приборов изменились, учить базы он стал немного быстрее, но соображать лучше не стал. Когда-нибудь это случилось бы все равно, хорошо хоть не потянул нас за собой.


Капитан и сам это знал, но где взять грамотного техника во фронтире. Люди с хорошим интеллектом предпочитали жить в более спокойных местах и работать за небольшую зарплату в отряде наемников, рискуя жизнью каждый день, охотников было немного. Даже хороших пилотов нужно было еще поискать.

Проблема усугублялась состоянием корабля. Постоянно что-то ломалось, и Нур все время что-то чинил. Капитан особо не интересовался мелочами техобслуживания корабельных систем, только ворчал на стоимость запчастей, а постоянно возникающие неисправности списывал на старость крейсера.


— Искин выдай отчет о техническом состоянии систем. — громко сказал капитан.

— На полный тест необходимо 2 стандартных часа, — прозвучал бесстрастный голос. — В данный момент возможен только текущий отчет по постоянно контролируемым системам и отчет по критическим неисправностям.

— Давай запускай полный тест, а сейчас по критическим.


— Система жизнеобеспечения корабля проработает не более 10 стандартных суток, рекомендация — ремонт в течении 5 стандартных суток. Состояние резервного реактора 23 %, рекомендация — замена или капитальный ремонт на верфи. Состояние основных реакторов 43 % и 67 %, рекомендация — текущий ремонт с прогнозом восстановления до 80 %. Состояние корабельных щитов удовлетворительное, но невозможен выход на полную рабочую мощность при текущем состоянии реакторов. Состояние систем ПКО — 80 % от базового, нет ответа от некоторых турелей по верхней полусфере. Есть еще множественные неисправности систем, не критические в данный момент. Более полный отчет возможен после полного теста.


Тару захотелось оживить, а потом самому убить каким-нибудь извращенным способом своего техника. Как можно было довести корабль до такого состояния и ничего не говорить капитану.


— Ты сам в этом виноват. Ты капитан и должен был следить за своим кораблем, — подал голос Док. — В другое время мы могли бы "одолжить " техников с других кораблей конвоя. Но не сейчас. Никто из иных разумных не должен ступить на борт этого корабля, а тем более облазить весь корабль. А если сюда попал, то должен тут и остаться.


Капитан молчал. В другие выходы их отряда и людей было больше на корабле, и грузовая палуба была пуста. В этот "особый" поход на корабле был только самый необходимый минимум людей. Капитан и он же первый пилот. Второй пилот Гор, преданный капитану и в отряде с первого дня. Док, который был давним другом капитана. И техник, пусть сгорит он в пламени очищения Вседержателя.

А проблема была в контейнерах на грузовой палубе. Точнее в их содержимом. Сами контейнеры не просвечивались гражданскими сканерами, а внутри находились криокамеры с "мясом". Именно "мясом", а не рабами. Тар не был работорговцем, он их даже не любил. Но он любил кредиты. И рисковать. Потому Тар перевозил не рабов, а контейнеры. А о том, что в контейнерах он старался и не думать. Но провезти криокамеры с разумными в бессознательном состоянии по системам Антранской империи было практически невозможно, это не Арвар. А такие понадобились одной исследовательской лаборатории на неприметном астероиде в безлюдной системе. Притом необходимы были разумные с диких миров без нейросетей, потому как обычно применяемые для этого преступники не подходили. И тогда кто-то очень умный придумал, как обмануть систему. Корабль передвигался не сам по себе, а в составе конвоя. Конвой сопровождал четыре транспорта с рудой из глубины Фронтира. Сам конвой организован был отрядом наемников "СаРух " в составе носителя переделанного из старого военного транспортника и крейсера. Отряд наемников Тара "Тень Тааса " с одноименным крейсером присоединился к конвою уже во Фронтире. Деньги за конвой платили небольшие, но они не волновали капитана. Важнее было быть именно в составе конвоя. Корабли конвоя не сканировали военные сторожевики империи. Конвои ходили постоянно и к ним все привыкли. Хозяева шахтерских транспортов исправно платили пиратским кланам, потому конвой потревожить могли только неклановые пираты, в отрядах которых очень редко было более двух кораблей. А тем более редко встречались бывшие военные посудины, все больше вооруженные шахтеры и транспортники. Да и пиратские кланы ревниво охраняли свои территории. Потому поездка не предвещала неожиданностей, и Тар мог спокойно перевозить замороженное "мясо". Если бы этот…..(у Тара закончились ругательства для техника)… не полез в один из контейнеров и не опрокинул одну камеру на себя. Как ему это удалось и главное — зачем он ее двигал, они так и не поняли. Криокапсулы были закреплены одна над другой вдоль стен контейнера, и просто так отсоединить или сдвинуть её без дроида или пустотного скафа с сервоприводами человеку в условиях стандартной гравитации корабля было не под силу. Только уменьшив или совсем отключив гравиполе палубы. Возможно, техник и хотел что-то такое проделать.

В конце дня капитан не получил отчета о состоянии криокапсул и не нашел техника. И только лично сделав обход грузовой палубы, обнаружил тело. Камеры на палубе не фиксировали происходящее в контейнере, потому искин тоже ничего не мог ответить по происшедшему. Только тело придавленное капсулой и одинокий дроид стоящий около контейнера, оставшийся без хозяина. И криокамера с мигающим красным огоньком сообщавшая, что разумному в ней грозит опасность. Капитан срочно вызвал в медбокс Дока и повез на гравиплатформе тело техника. Но реаниматор не мог оживить несчастного. Была повреждена самая главная часть тела человека — голова. Техник клана "Тень Тааса " Нур Тис был мертв.


— У меня есть несколько низкоуровневых баз по кораблю, — медленно произнес капитан. — Но никто из нас не успеет выучить их за 10 дней. И никто не управится с дроидом.

— А что там с "мясом", — поинтересовался Тар. Потери в грузе были предусмотрены контрактом, но все, же не хотелось лишний раз расстраивать заказчика.

— Этому разумному больше повезло. Ты вовремя успел. Сейчас он в медкапсуле, восстанавливаю его состояние. Но положить его в криокапсулу назад я не смогу. Нет оборудования для заморозки, да и криокапсула неисправна, — Док усмехнулся. ― Для её ремонта нужен техник.

— А знаешь Тар, это не такой простой разумный, — задумчиво произнес Док изучая показания капсулы, он в отличии от капитана не любил слово "мясо". — Даже не точные данные лечебной капсулы показывают его интеллект в 181 едениц. И это без нейросети. С такими данными не техник, а инженер с хорошей сетью получится даже без имплантов.

— Так, доставай имплант из тела этого идиота, — решение проблемы пришло капитану мгновенно. — Установи нейросеть техника из наших запасов размороженному. День на запуск сети и учить базы под разгоном. У нас до прибытия к клиентам 11 дней и 10 дней до того как отключится система жизнеобеспечения. Через 5 дней он должен начать ремонт. Нам нужно дотянуть до клиента, а там наймем техника. А из этого достанешь, потом нейросеть и сдадим его тело. Скажем, что из-за неисправной криокапсулы сдох. Сам.

— Ведь договор с клиентом подразумевает некоторую потерю наших… подопечных, — возразил Док. — Почему бы нам его не оставить себе. Он же "дикий". Подпишет договор на отработку на 10 лет. Где ты еще найдешь техника с таким интеллектом, который ничего не знает о базе Юрист. Пусть безвылазно сидит на корабле. Зато будет время найти нового техника. А клиентам представим тело Нура. Заявим, что поздно обнаружили неисправную капсулу, поврежденную при погрузке, и тело стухло.

— Хорошо сделаем, по-твоему, — через минуту задумчиво ответил капитан рассматривая нового члена экипажа через полупрозрачный купол медкапсулы "Ируна-3".

— Позже принесу базы, зальешь их этому… — Тар не знал, как его назвать. — Я в рубку к Гору. Скоро выход из гипера. Там и выслушаю полный отчет от искина.

— После установки нейросети необходимо до суток на запуск и сутки после на активацию и закрепление нейросети. Изучение баз в это время не рекомендуется. Можно подвергнуть опасности разумного. Мозг будет занят изменениями нейросети.

— Засунь его в медкапсулу и проконтролируй, а времени ждать ещё один день, у нас нет. Ничего с ним не случится, — Тар пошёл к выходу. — И ещё, перед установкой поговори с ним. Возможно, чёрные поковырялись в его мозгах. И нужно узнать знает ли он интер.


Не успел капитан дойти до рубки, как пришло сообщение от Дока: "Нейросеть Нура повреждена. Имплант не извлечь". Жалко, а можно было получить в свои запасы этот имплант. Капитан сам бы не отказался от такого. Где достал Нур такую дорогую вещь никто не знал. "Может бабушка подарила" — пришла в голову мысль Тара и почему-то развесилила его.


Новый техник получит новую нейросеть с его, Тара "склада". Несколько раз они натыкались на места прошедших боёв. Чаще всего оставались просто остовы разграбленных судов. Но один раз им попался крейсер вояк. Снаружи он выглядел ужасно, ни одна из турелей не работала, вся обшивка в дырах и подпалинах от попаданий. Кормы с двигателями не было. Вокруг крутились ещё какие-то останки кораблей. Что и от чего было непонятно. Просто из любопытства решили проверить самый большой кусок. Когда влезли внутрь, то стало ясно, что и искина нет, его достали при эвакуации. Но корабль принёс богатые трофеи. Среди них был найден резервный набор установочных комплектов нейросетей и комплекты баз. Базы были военной комплектности, а это значит, заливались одни большим блоком. Ранг их был невысок. Они необходимы были для быстрой подготовки боевых потерь специалистов. Если во время рейда далеко от базы в бою гибло техников или пилотов больше, чем необходимый минимум для обслуживания корабля, то можно было за несколько дней под разгоном в медкапсулах подготовить им замену. С низким рангом, недостаточным для полноценной работы, но достаточным для того чтобы новые специалисты хоть как-то представляли что они делают. Большая часть нейросетей и баз было распродана. Осталось парочка невостребованных и среди них "Инженер-4У". Продать никому не удавалось, слишком высокий необходим был уровень интеллекта для установки такой нейросети. Хотя сама сеть была сделана для военных, имелось прямое управление механизмами и возможность пилотирования малых и средних кораблей, что не у каждой гражданской сети пятого поколения имелось

Ещё два раза натыкались на более-менее целые на вид корабли. Но их живые искины не желали сдаваться, один даже повредил удачным выстрелом блок маневровых. Связываться с ними не стали. Да и для того чтоб потрошить старые корабли нужен был хороший техник. И везучий техник. А такового в отряде "Тень Тааса " не было. Капитан ограничился бы установкой новенькому "Техника", но таковых не имелось. Это был ходовой товар. Распродали быстро.


Состояние было странным. Как бы ничего не болело, но тело чувствовало себя некомфортно. Прямо передо мной, на расстоянии вытянутой руки, был какой-то полупрозрачный купол. И ещё, я был голый. Лежал на каком-то мягком тёплом столе. На куполе замелькали тени, купол дёрнулся и медленно ушёл вверх. Рядом со столом, на котором я лежал, стоял худощавый мужчина с лысой головой и большими тёмными грустными глазами.


— Здравствуй. Ты меня понимаешь? Как тебя зовут?

— Влад. Владислав, — я решил быть вежливым. — Здравствуйте. А где я?


Только тут я понял, что этот человек говорит на странном языке, но я его понимал и отвечал на нём же. Притом никаких затруднений это у меня не вызывало. Всё странно. С языками у меня были проблемы, английский учил долго и упорно, но результатом было только поверхностное понимание текста со словарём. О разговорной речи вопрос даже не стоял.


— Ты в медбоксе, тебя лечили после аварии. ВладИслаав, — как-то странно певуче произнёс человек. — С какой ты планеты?

— Земля, — я произнёс это быстрее, чем смог осознать, причём тут название нашей планеты. И какой аварии? Я сидел на берегу реки. Я где моя одежда?

— Потом тебе выдадим новую. Что тебе сказали арварцы?

— Кто?

— Чёрные люди.

— Я не видел ни каких чёрных людей, — я был поставлен в тупик. — У нас в городке негры не живут.

— Хорошо. Не волнуйся. Сейчас установим тебе нейросеть. Потом поговоришь с капитаном.


Крышка стала опускаться. Я был сбит с толку. Какая авария? Какие чёрные люди? Почему капитан. Я, что на корабле? Тут мысли поплыли и я уснул.


"Тень Тааса" выскочила из гипера в пустой системе. Ведущий крейсер отряда "СаРух" был уже тут. Пришло сообщение от Дока: "Новенького зовут Влад Ислаав. Поведение адекватно, говорит, что арварцев не видел, хотя обозвал их как-то странно. Будет готов через пару часов. Он с какой-то планеты со странным названием — "Грязь""


Второе пробуждение было не лучше чем первое. Вопросов меньше не стало. Крышка отъехала, и человек сказал, — Вылезай. Увекс на столе.


Руки слабо слушались, и выкарабкался я из странного саркофага с трудом. Стал на тёплый мягкий пол. Рядом на столе лежала некая коричневая одежда. Комбинезон оказался на несколько размеров больше и висел на мне как мешок.


— Меня зовут Иас ун Лаас, но все зовут меня Док, — он провёл ладонью по комбезу. — Я доктор на этом корабле. Как освободится капитан Тар Ишаас, он с тобой поговорит. Пока будем ждать, когда активизируется нейросеть. Потом будешь учить базы.


Этот поток информации вызвал у меня ещё больше вопросов, но задать их не успел. Комбинезон резко сжался и я испугался. Возникла мысль, что он меня задушит.


— Не волнуйся, это он под тебя подстраивается, — сказал Док, увидев моё испуганное лицо.


Комбез отпустил меня и принял удобную обтягивающую форму. Я поводил руками. Удобно, ничего не мешает. Куча кармашков.


— Теперь одень это, — показал Док рукой на ботинки стоящие под столом.


Шнурков не было. Надев ботинки, я почувствовал, как они сжимаются, принимая нужную форму. Края штанин комбеза прилипли к ботинкам. Сейчас они ощущались одним целым. Было вполне удобно и комфортно.


— Это стандартный комбинезон для внешников. В воротнике мягкий шлем, в карманах перчатки. Если всё это одеть, то можно некоторое время пробыть в космосе вне корабля. Капсула регенерации воздуха должна быть тут, он показал на пустой кармашек.

— Он пустой. Капсулы нет. А вдруг я в нём выйду наружу?

— А ты без скафа не выходи, — рассмеялся Док

— А где я, — решил начать расспросы. Неизвестность нервировала.

— На корабле "Тень Тааса" в составе конвоя двигаемся по территории Антранской империи. Точнее может сказать капитан. Сейчас вышли из гиперпространства в одной пустой системе. Как закончим разгон и прыгнем, капитан подойдёт и поговорит с тобой.


Вопросов стало ещё больше. Корабль плывёт где-то в какой-то Антранской империи. Не слышал о таких странах. Бред какой-то. Гипрепространство. Прыгнули куда-то. В каком порту мне выйти и где моё посольство? Может, это пираты меня захватили, но я сидел на рыбалке на берегу речки и как-то сразу оказался тут. Хотя нет, наверное, это какой-то розыгрыш. Тогда нужно вести себя как-то по-другому. Перестать удивляться и подыгрывать им. Чем больше я буду суетиться и нервно реагировать, тем больше будут смеяться зрители. Нет уж, не дождётесь. Буду поддакивать и на всё соглашаться. Остался один необъяснимый момент — странный язык который я понимал и мог на нём разговаривать. Решил пока принять это как факт и прояснить позже.


— А когда активизируется нейросеть, — решил я уточнить про запомнившееся слово.

— Обычно в течение суток, ты заметишь это. Пропустить не возможно, — он усмехнулся. — Главное не пугайся и сообщи мне. Я объясню, что делать дальше.


Пока выбирал, какой ещё вопрос задать, чтоб сделать вид, что всё происходящее меня не пугает, Док предложил пройти в столовую поесть. Капитан задерживался. Я согласился, так как сразу захотелось есть. Дверь бесшумно отъехала в сторону, и мы вышли в коридор. Обычный коридор со светящимися прямоугольными панелями на потолке. Не встретив ни кого по пути, дошли до небольшой комнаты со столиками и стульями. Ни холодильников, плит и других атрибутов кухни не было заметно. Только странный шкаф в углу. В нём была ниша, закрытая крышкой и несколько кнопок.


— Что будешь есть, я не знаю вашей планеты и твоих вкусовых предпочтений. Сам ты пока выбрать без нейросети не сможешь. Что бы ты хотел съесть?

— Мясо с картошкой, — не стал я мудрить и тут же представил себе тарелку картошечки со свининкой.

— Мясо, какого вида предпочитаешь, теплокровного или членистоногих? А про "картошку" я ничего не знаю.

— Свинину, — поспешно добавил я. — Э-э-э теплокровных. И какой-нибудь гарнир.

— Сейчас попробую что-нибудь сделать.


Шкаф в углу тихонечко зашуршал. Мы ждали несколько минут, пока аппарат еле слышно звякнул и открыл крышку. В нише разместился поднос, на котором стояли тарелка с едой и стакан с каким-то напитком.


— Забирай, — махнул рукой Док.


Я перенёс поднос на стол и сел есть гибридом ложки и вилки. На тарелке оказалось варёное мясо в виде кубиков и непонятная каша. Кубики особых восторгов у меня не вызвали, почти безвкусное мясо, можно есть и ладно. Каша была мне неизвестна. Сорго — решил я, хотя никогда не видел и не пробовал его раньше, но почему-то в голове возникла полная убеждённость, что это именно сорго. Желудок был набит под завязку и залит вкусным сладким компотом. Возникла вредная мысль о мягкой кровати и послеобеденном отдыхе. Я согласен был даже на тот саркофаг, в котором недавно очнулся. Но Док ещё медленно и задумчиво дожёвывал кусочки чего-то непонятно-цветастого в своей тарелке. Я решил подождать.


— Хотел спросить, — вдруг отвлёкся от размышлений Док. — Почему твоя планет так странно называется — Грязь?

— Как? Да нет же Зе…, - и тут я понял и рассмеялся. В этом языке грязь и земля звучали одинаково. Потому его и смутило странное название. Я произнёс медленно по-русски. — З.е.м.л. я!

— Ссземла, — попытался произнести Док, на его языке не было полного аналога русского звука "з". Получилась смешная смесь.

— Допустим, сойдёт, но, ни как не грязь, — я решил задать ещё один вопрос. — А откуда я знаю ваш язык?

— Арварцы мнемокодером залили базы языка, они всем "диким" так делают. Ты был в бессознательном состоянии, вот и не помнишь. Но базы легли хорошо. Я пока чувствую, что интер твой не родной язык, но в скором времени будешь на нём говорить, как на родном. Обычно они заливают несколько языков кроме интера. Он самый распространенный. Какие остальные — неизвестно, инициация происходит, когда ты первый раз услышишь изученный язык.

— А кто такие "дикие"?

— Это разумные с планет, которые не поддерживают контактов с Содружеством, да чаще и не знают о существовании самого Содружества и других, разумных во вселенной.


Сразу возник вопрос, а что за Содружество, но Док встал.


— Пойдём, я покажу твою каюту, Тар задерживается, — мой проводник подошёл к стене и засунул свой поднос с посудой в неприметную нишу в стене. — Тут утилизатор, остатки выбрасываешь в него. Я настроил первую кнопку ручного управления пищевого синтезатора на такую же еду, что ты сейчас ел. Нажмёшь на кнопку и получишь еду, — он показал на первую кнопку.


Выйдя из столовой, прошли по коридору назад и остановились у двери. Она с тихим шелестом отъехал в стену.


— Располагайся и жди капитана.


Комната была, как бы это помягче сказать, маленькая. Кровать занимала одну треть комнатки, рядом небольшой откидной столик. В другой стене напротив кровати встроенный шкаф и дверь. За ней нашёлся санузел. Некое устройство, торчащее из стены, ну очень отдалённо напоминало унитаз. Но отверстие и местоположение явно указывали на его предназначение. Предположительно тут же где-то должен быть умывальник и душ. Но нашёлся только пульт на стене. Рисковать я не стал и пошёл изучать шкаф. Дверцы шкафчика отъезжали в сторону, когда я подносил руку. Но и там меня ждало разочарование. Он был пуст. Могли хоть скафандр для антуража подложить. Мой рассудок продолжал убеждать меня, что это всё розыгрыш со скрытыми камерами. Попытки открыть дверь не увенчались успехом, на мои взмахи руками, да и силовые воздействия результата не было.

Кровать была застелена каким-то мягким одеялом, а вместо подушки в кровати был выступ в виду бугра, довольно мягкого. Так как мои попытки расстегнуть комбез и снять ботинки не увенчались успехом, пришлось лечь прямо в ботинках. Я уже закрыл глаза и подумывал о сне, прямо чувствуя всем телом, как вокруг всё мелко дрожит, и тут мне стало плохо. Замутило, загудело в голове, и я решил, что меня сейчас вырвет. Но тут резко отпустило. Хотя организм продолжал нервно колотиться и в голове шумело. Лежа и страдая, я не заметил, как открылась дверь. Вошёл большой человек и, глянув на меня, всё понял.


— Мы только что прыгнули в гипер. Ты, наверное, первый раз прыгаешь, да ты же в капсуле раньше был. Первый раз всегда хреново. Некоторым ничего, почти не замечают, а других выворачивает, и они после первого же раза отказываются больше прыгать и летают только на внутрисистемниках. Ничего, привыкнешь, следующий раз будет уже легче, — обрадовал он мой желудок. — Потом вообще перестанешь замечать.

— Меня зовут Тар Ишаас, гражданин Империи Антран, капитан крейсера "Тень Тааса" и глава отряда наемников "Тень Тааса".


Высокий человек с грубыми чертами лица в чёрном матовом скафандре (я решил, что это скафандр, ну чем ещё может быть этот отдалённый потомок рыцарского доспеха) смотрелся круто. Да ещё мощный бас, которым он чётко выговаривая слова, с достоинством произнёс свою короткую речь. "Какой актёр!" — выразил своё мнение рассудок у меня в голов.


— Владислав Северинцев, — всё, что смог я сказать в ответ сев на кровати. Ни крейсера, ни крутого скафа у меня не было.

— Так получилось, что мы спасли тебя от арварских работорговцев. Притом с большим риском для себя и нашего имущества. После чего, для спасения твоей жизни, пришлось поставить тебе очень ценную нейросеть, без которой ты мог умереть. Теперь ты должен нам большую сумму. Как дойдём до конечной базы нашего маршрута, ты сможешь оплатить наши услуги, и мы высадим тебя в любом месте, — капитан говорил, чётко выговаривая слова. Изученная база "Юрист" 3 ранга давала четкие указания по общению с аборигенами с диких планет.

— У меня нет ни каких кредитов, — всё, что смог ответить я.

— Это сложнее. Но есть вариант. Ты отработаешь свой долг, работая техником в нашем клане. Ничего сложного. Обслуживание корабля.

— Хорошо, я согласен, — невозмутимо ответил я, а внутри весь организм сотрясался от смеха. Какой техник, какого космического корабля, что за бред.

— Если примешь участие в боевых действиях, то полагается обычная доля, как у всех наёмников, — капитан на глазах подобрел.

— А почему бы и нет, — а внутри воображение мне рисовало, как я с кривой саблей в скафандре перепрыгиваю с цилиндрического "Союза" на шлюз станции "МКС" с криками "На абордаж!", а в конце для дополнения полной абсурдности ситуации у меня появился попугай на плече, то же в смешном скафандре.

— Хорошо, активизируется неросеть, подпишем протокол, и ляжешь изучать базы. А пока отдыхай.


Уже на пороге капитан вспомнил и развернулся.


— Ещё вот, я дам тебе доступ к корабельному искину, если что-то потребуется, позови его голосом. Его зовут Изид.


После чего он вышел, и дверь с тихим шелестом закрылась. Я опять улёгся на кровати. Вроде испытание выдержал, был серьёзен и ни разу не засмеялся.


Повалявшись на кровати и пофантазировав на возможные варианты дальнейшего развития событий, я уснул. После крепкого сна мне пришлось изучить принцип работы необычного унитаза. Всё оказалось не так сложно, точнее всё было автоматизировано. Повалялся на кровати и вспомнил про то, что если нажать одну кнопочку в столовой, то я смогу поесть. Преградой между мной и едой стала дверь. Как я ни махал, пытался её вручную сдвинуть, стучал, она ни открывалась. Даже на всякий случай произнёс заклинание — "Сим Сим откройся!". Не помогало. Ещё минут 15 посидев на стуле, вспомнил, что капитан обещал, что мне поможет загадочное существо Изид.


— Изид, аууу, ты где? — произнёс я как можно громче.

— Искин корабля вас слушает. Вам выдан ограниченный доступ, — механический грустный голос звучал со всех сторон.

— Я хочу, есть, а дверь не открывается.


Прошло минуты две, я даже уже хотел заново позвать этого Изида, как дверь отъехала в сторону.


— Пройдите в столовую.


Через пять минут я уже доставал поднос с едой. Она была один в один как предыдущая съеденная мною порция. Даже кусочки мяса так же лежали. Моментом, умяв всю порцию и попивая компот, качался на стуле. Космос, космос, а мне скучно. Даже иллюминаторов нет, чтоб на звёзды посмотреть. И вот в момент, когда передние ножки стула оторвались от пола, у меня перед глазами вспыхнуло что-то яркое. С криком "Твою мать…" я грохнулся на стуле на спину, закрыв глаза. Уже лёжа на спине и приходя в себя от неожиданности, понял, что вижу что-то вроде страницы с надписью приветствия нейросети. Хотя глаза так же закрыты. Открыл, страничка стала полупрозрачной. Как это может быть? Это у меня в голове?


— Изид, — закричал я всё ещё лежа на спине. — Зови доктора, я схожу с ума.


Когда в столовую вошёл Док, я уже встал. Страничка приветствия сменилась рабочим столом, так привычным по домашнему компьютеру. Кучка иконок на нём ничего для меня не значила.


— Док у меня в голове тут что-то появилось. Была страница приветствия нейросети, потом ещё что-то писало. А теперь перед глазами рабочий стол с иконками. Что мне делать? Это нейросеть?

— Да, судя по описанию, у тебя активизировалась нейросеть. Посмотри в левый нижний угол. Всё пропало? Там внизу, должен появиться значок нейросети. Посмотри на него и всё вернётся. Где-то там, среди значков должна быть инструкция по работе с этой нейросетью. Посиди пока почитай. Я приготовлю капсулу, зальём тебе базы, и будешь в медкапсуле изучать.


Почти сразу как вышел доктор, вошёл капитан. — Сейчас пришлю договор, подпишешь.

Перед глазами появилось окошко с надписью " Входящее сообщение. Принять — Отклонить"

Я пристально посмотрел на надпись "Принять" и окошко изменилось, в нём была одна иконка. Посмотрел на неё и развернулся многостраничный текстовый файл. Принцип работы стал понятен. Очень продвинутый компьютер с мысленным управлением.

Файл я пробежал глазами, особо не читая. Так уловил несколько моментов.


— Прочитал. А что дальше? — спросил я капитана.

— Подпиши.

— А как?

— Понял, я как то забыл что для тебя это всё в новинку. Просто смотри на текст и пожелай подписать. Нейросеть сама подпишет документ уникальным идентификатором. Потом пожелай отослать обратно.


Не прошло и 5 секунд как капитан, выходя из столовой, сказал. — Получил, всё хорошо. Подойдёт Док и отведёт тебя на загрузку баз.


Я присел на стул и начал искать что-то вроде "Нейросеть Инженер для… чайников"


— Вот последний комплект, — Тар Ишаас вошёл в медбокс и отдал Иасу небольшую коробочку. — Как тебе новый техник?

— В меру любопытен, как все дикие не знает простейших вещей, ему нужно изучить базу "Содружества" хотя бы второго ранга. И какие-нибудь простейшие базы поведению и бытовым устройствам.

— Пока рано. Вначале работа, потом посмотрим. С неросетью я вижу, он разобрался, — капитан наблюдал за новеньким через систему видеонаблюдения корабля. — Но меня удивляет, что он подписал контракт, даже не читая. На всё согласился. Я собрался поторговаться и даже хотел немного повысить его ставку. Может, роботорговцы поковырялись у него в голове и мне это не нравится.

— Это мы пока что не узнаем, не на этом оборудовании. И нейросети и психокоррекция не моя специализация. Сомневаюсь, что было существенное вмешательство. Лаборатория платит хорошие деньги и организовала дорогую операцию по доставке груза. Не думаю, что арварцы пойдут на существенную корректировку сознания, это может помешать экспериментам и вызовет неудовольствие заказчика.


Через полчаса изучения документации и быстрых настроек всё пришло в более-менее приемлемое состояние. В документации было дано краткое описание, что представляет собой нейросеть. Побаловавшись со всякими встроенными приложениями пришло осознание, что всё происходящее вокруг меня не розыгрыш, слишком всё круто, я даже не знаю с какими технологиями сейчас баловался. Нужно как-то серьёзнее отнестись к происходящему и более внимательно слушать окружающих. На всякий случай.

Нашёл кнопку поиска новых устройств. Это можно было назначить и автоматом, но по-умолчанию стоял ручной режим. Активировал поиск и получил под управление свой комбинезон "Увекс" и некий пищевой синтезатор под забавным названием. Одежда функционалом не блистала, только открыть, отрегулировать и ещё несколько параметров. У компактного ресторана выбор был больше, но я не рискнул туда лезть, нужно будет и для него инструкцию найти.

Опять в голове появилось окошко " Входящее сообщение. Принять — Отклонить"

Нужно как-то в настройках уменьшить его, а то выпрыгивает прямо перед глазами, может испугать в самый неподходящий момент.

Приняв сообщение, узнал, что доктор завёт в свои владения.


— Залазь в капсулу, — начал он сразу с порога. Показав небольшой квадратик, объяснил. — Вот кристалл с базой, их можно заливать в нейросеть при помощи специальных устройств в виде браслетов, но это долго. Через капсулу быстрее. После начинается изучение баз, процесс это не быстрый, очень сильно зависящий от индекса нейросети. Для ускорения обучения применяют комбинацию специальных препаратов, обычно их называют общим названием "Разгон". Он немного неприятен и имеет плохие последствия для организма. Потому обучение то же будет в капсуле.


Пока он говорил, я разделся и лёг в капсулу. Крышка закрылась.


Голова раскалывалась. Свет резал глаза. Лучше бы я не просыпался. Передо мной мелькала какая-то тень, что-то шумело. Я пытался отмахнуться рукой. Почувствовал еле заметный укол в плечо и сознание начало проясняться. Надо мной стоял Док, в глазах было заметно сочувствие.


— Вылезай. Вижу, что плохо. Я делал всё, что мог. Сходи поешь и отдохни немного. Ты в капсуле уже около полутора суток. Последствие разгона я убрал, но голова с непривычки будет ещё болеть.

— Почему мне так плохо?

— Мозг не привык получать столько информации. На выпей, станет легче, — он протянул стаканчик с какой-то жидкостью. Я жадно выпил горько-кислый напиток. — Нейросеть ещё не вышла в полный рабочий режим. Но ты уже должен был поднять несколько баз до второго ранга. Это позволит начать работы.


Жидкость затекла в желудок, он забулькал, стало немного легче и захотелось есть. Негнущимися руками натянул комбез и поплёлся к выходу. Прощаться не стал, я был зол. Столовая была как всегда пуста. Разбираться с настройками пищевого устройства мне не хотелось, потому привычно нажав первую кнопку, получил знакомый поднос с едой. Еда привычно легла в мой желудок, а я в койку в своём кубрике, я ведь на корабле. На этот раз призывать местного божка для открытия двери мне не пришлось, она открылась сама, как только я протянул руку.

Пора покопаться в своих мозгах. Из просмотренного учебника по нейросети я узнал, где находится файл отчёта по изученным базам. В нём было несколько баз:


Техник — 2 ранг

Энергосистемы — 2 ранг

Обслуживание средних кораблей — 2 ранг

Дроиды — 2 ранг

Ремонтные механизмы 1 ранг

Электроника — 1 ранг

Реакторы — 1 ранг

Двигатели — 1 ранг


Что мне это давало, я не ощущал. Вроде как умнее не стал. А вот здоровье мне подпортили. Хотя после обеда я ощущал себя намного лучше. Справа у самого края замигал маленький конвертик. Так я обозначил входящие сообщения.


"Док сказал, что ты уже вышел из капсулы. Есть срочная работа. Необходимо починить систему жизнеобеспечения. Все данные есть у Изида. Это срочно"


Вот же, капитан не даёт отдохнуть, а отдых мне прописан доктором. Буду жаловаться. В профсоюз! Интересно, а у них есть профсоюз?


— Изид, что у нас с системой жизнеобеспечения, — громко спросил я.

— Прогнозируемое время выхода из строя системы жизнеобеспечения — 6 суток.

— Сколько? — я не поверил

— Прогнозируемое время выхода из строя системы жизнеобеспечения — 6 суток, — бесстрастно повторил голос.

— А что будет после выхода из строя системы жизнеобеспечения?

— Рекомендуется экипажу находиться в скафандрах. Жизнь разумных может находится под угрозой.


Ничего себе. Вот значит, зачем меня так мучили. Нужен срочный ремонт. Но почему они сами не выучили эту базу и не занялись ремонтом, а устроили такую канитель с превращением меня в техника. Ну что же, попытаемся починить. Правда, не знаю что.


— Изид, нужна схема корабля и системы жизнеобеспечения, — и появилось входящее сообщение.


В папке принятых нашёл нужный файл. Открыл его и увидел все внутренности корабля. Проект крейсера "Мусеар". Я видел трёхмерную модель всех узлов и энергошин. А главное я понимал что это, все узлы были подписаны. Я знал, что за энергошины, какие они должны быть и как они подключаются. Правда я не знал, как это работает. Но всё равно был удивлён. Быстро нашёл нужный блок. От него к энергораспределителю шло 2 энергошины. Одна красного цвета и не активена. Ее маркировка "ТТ-17". Это основная. Рядом проходит "ТС-17". Судя по маркировке временная.


— Изид, почему вместо основной энергошины "ТТ-17" стоит временная "ТС-17"?

— Основная повреждёна. Проложен другой временный канал питания.

— Что случилось с основной энергошиной?

— Нет данных, — вот тебе и местный бог Изид, а ещё искусственный интеллект.


Так, стоп, а почему искусственный интеллект. Хотя да ИскИн — это искусственный интеллект, но откуда я это знаю. Я думал это просто компьютер. Теперь убеждён, что это что-то более сложное. Попробуем по-другому.


— Почему не заменена шина?

— Нет необходимого комплекта для замены.


Так, не густо. Хватит валяться на кровати. Удобно, конечно. Лежишь и в то же время работаешь. Но нужно посмотреть вживую. Открыл схему корабля. Большая часть отсеков была помечена красным. Эти недоступны для меня. Ладно, рубка, но почему ангар и грузовой док. Узнаю потом. Пока за работу. Быстро дошёл до нужного места. Взялся по краям стеновой панели и снял её. Только тогда удивился. Как я нашёл эту нишу? Откуда я знал, как снять панель? Это даже немного пугало.

Нестыковка нашлась быстро. Основная шина "ТТ-17" была отключена, а в её слот вставлена "ТС-17". Но она была меньшего размера, а значит, рассчитана на меньшую мощность. Нейросеть "подсвечивала" и подписывала искомые шины, потому ошибиться было невозможно. Глянул схему, нашёл систему жизнеобеспечения и сравнил мощность потребления и возможность энергошины. Её не хватало для работы в полную мощность. Сейчас, по какой-то причине, система работала практически на минимуме. Если выйдет на полную мощность питания не хватит, она может отключиться. Искин рассчитал по каким-то своим математическим законам возможную вероятность выхода и предупредил хозяев.

Нашёл, как в нейросети создавать сообщения. Когда выбрал для отправки не железякам, а разумным на борту, мне предложено было выбрать из 3 человек: капитан, Док и некий Гор. Быстро набрал письмо капитану с описанием неисправности и возможных последствий. Объяснил, что если перегрузок в системе жизнеобеспечения не будет, то на данный момент ничего разумным не угрожает. В ответ пришло задание разобраться.


— Изид, где хранятся резервные энергошины?

— Таких в наличии нет.

— Ну, хоть какие-то запчасти есть?

— Возможно, что-то хранится в мастерской техника.

— Так у меня есть рабочее место?

— Да.

— Тогда показывай.


Каморка была размером с мою комнатку. Стол, стул и полка с кучей различных блоков. В углу висел скаф. Инженерный скафандр. С кучей кармашков, всяческих креплений. С другой стороны в углу стоял дроид. Металлический паук серого цвета с множеством манипуляторов был на подзарядке. "Нидар — Р" всплыло в сознании. Должно быть, несколько и искин комплекса для управления. Включил поиск новых устройств и сразу выскачил целый список. Выбрал дроида. Пришло требование кода авторизации.


— Изид, где весь комплекс "Нидар"?

— Из комплекса "Нидар " присутствует только один дроид.

— Где взять код авторизации и руководство по управлению дроидом.


Тут же появилось послание, в котором присутствовал длинный цифробуквенный набор и небольшой файл инструкции. Переслав его дроиду, получил небольшое окошко с несколькими символами. Пролистал инструкцию. Для полного управления данным роботом рекомендовалось изучить специализированную базу "Нидар — 3М". Перевёл его на голосовое управление. Так как никаких энергошин нужного размера я не нашёл решил заняться ремонтом. Дал приказ дроиду двигаться за мной. Дошли до открытой ниши.


— Нидар обнаружить и отремонтировать неисправность энергошины "ТТ-17", — торжественно скомандовал я роботу.

— Команда не принята, необходимо указать неисправность, — опять изучил инструкцию. Требовалось использовать, или специализированный искин комплекса, или прямое управление.


Заглянул в нишу. Временная энергошина шла под панелями вдоль коридора. Основная в небольшом канале, несмотря на маленькие размеры пролезть в который я мог, что и начал делать. Но уже через метр остановился. Нужен был фонарик. Пришлось топать в мастерскую и найти что-то вроде каски с фонариком. Полз по пыльному лазу и про себя ругался. Венец творения эволюции, разумный повелевающий кораблями бороздящими просторы вселенной вынужден вручную искать оборванный провод ползая по старой консервной банке летящей где-то в пустоте бесконечного космоса. Интересно, почему предыдущий техник не сделал это. Так как нейросеть продолжала "подсвечивать" энергошину, то контролировать её исправность было не сложно. Через полчаса моих мучений была обнаружена странность. Энергошина была повреждена, точнее оплавлена в одном месте. Но кроме этого была дырка стене. С оплавленными краями. Судя по повреждениям что-то извне канала прожгло стенку и оплавило шину. Продолжив изучение канала, обнаружил ещё одну дырку, там было только повреждение металлической балки, которая и поглотила всю энергию. В голову пришла мысль о метеоритах. Мы же в космосе.


— Изид, когда была повреждена энергошина? — задал я вопрос в пустоту, а в ответ тишина.


Пришлось залазить в настройки искать, кому я могу послать сообщение. Там и оказался искин корабля. Повторил свой вопрос:

"Когда была повреждена энергошина системы жизнеобеспечения?"

Мгновенно пришёл ответ: "21 сутки назад"

"Были ли в то время повреждения обшивки корабля?"

"Да, 4 повреждения. Устранены"

"Причина?"

"Закрытая информация"

"Характер повреждений?"

"Закрытая информация"


Вот тебе на. Что за дела. Что за секреты. У меня значит, неполный доступ и что-то скрывают. Пока оставим это. Попытаюсь починить. Я позвал дроида. Буквально через 10 секунд он стоял рядом. А я полз полчаса. Вот же гад.

Указав на оплавленную шину, дал команду дроиду устранить неисправность. Тот присел рядом, зашевелил своими верхними конечностями и потрогал оплавленную шину, потом вдруг встал и убежал. Сказать, что я удивился, это ничего не сказать. Мне захотелось его догнать и поотрывать его ножки-лапки. Пока стоял и ругался, робот примчался назад, неся в лапках небольшую коробку. Ремкомплект — появилось осознание у меня в голове. И мне стало стыдно. Пока я, стоя на четвереньках, укорял себя в робото-ненависничестве, дроид ловко починил энергошину, после чего прислал мне уведомление. Дав задание возвращаться в коридор, я пополз к выходу.

Подключив энергошину к свободному контакту пошёл к другой стороне кабеля… Выдернув резервную шину, тут же получил сообщение о выходе из строя питания системы жизнеобеспечения и переходе на резервный источник, а так же предложено немедленно облачиться в скафандр. Я предпочёл подключить отремонтированную шину. Он присосалась контакту. Предупреждающее сообщение пропало, но появилось паническое требование от капитана объясниться о происходящем на корабле. Послав успокоительное объяснение, вызвал искин.


— Изид, проведи тест системы жизнеобеспечения.


Проведя 5 минут на полу коридора получил отчёт об исправности жизненно важных систем. Закрыл все ниши и отправился в каюту спать. Даже в столовую не захотелось заходить. Уже на пороге меня резко всего скрутило, зашумело в голове и сердце бешено забилось. Мы уходили в гипер.

Проснулся от голода. Поход в санузел добавил новых устройств обнаруженных нейросетью. Но ничего пока трогать не стал. Ведь неясно, как это работает. В столовой был опять один. Попытался подружиться с пищевым синтезатором, но в ответ получил список неизвестных названий. Наугад выбрал 2 названия. Через несколько минут передо мной стоял поднос с двумя тарелками. В одном розовые макароны в какой-то слизи. На вкус сладкие с каким-то резко-терпким вкусом. Мне хватило одной макаронины. Во втором блюде были серенькие колбаски. На вид особо доверия не вызывали, но я всё равно попробовал. Внутренности колбасок консистенцией напоминали манную кашу с комочками со вкусом острого перца. Поднос полетел в утилизатор, а я нажал привычную кнопку.

Лёжа на кровати в своём кубрике стал разбираться в своей голове. Кроме папки изученных нашлась папка неизученных загруженных баз. Базы были максимум 2 ранга. Решил проверить, что будет, если активировать неизученную базу. Выбрал базу 1 ранга "Нейросети". Появилось окошко с выбором способа изучения: стандартное, в фоновом режиме и в режиме сна. Выбрал стандартное. И провалился в забытье. Это было похоже на беспокойный сон с безумными сновидениями. Очнулся так же неожиданно, как и уснул. Но теперь я знал, что у меня в голове и как это работает. Просмотренная до этого инструкция давала кое-какие понятия о настройках, но теперь я знал всё. Точнее думал, что знаю всё. Судя по часам, которые теперь всегда были у меня перед глазами, прошло около получаса. Кроме такого стандартного обучения баз, которое настоятельно рекомендовалось производителями нейросетей, были теперь понятны и другие способы обучения. Разгон — способ обучения про помощи специальных стимуляторов. Не рекомендовался без медкапсулы и надзора медика. В фоновом режиме — изучение происходило при полном сознании обучаемого, но его сознание было заторможено, не рекомендовалось в таком режиме производить какие-то работы требующие мысленной нагрузки без изученной базы "Многозадачность". Обучение медленнее стандартного примерно в 2 раза. Обучение во сне то же проходило в фоновом режиме, включалось при сне обучаемого, злоупотреблять таким типом обучения не рекомендовалось. Обучение длилось в 2 раза медленнее стандартного. Обучение можно было прерывать, но делать это часто, опять же, не рекомендовалось. Осознание обученного происходило только после завершения обучения базы. Сами базы представляли собой набор знаний по предмету базы и практических навыков. Существовали базы чисто научные, без практических навыков и практические базы. Базы могли быть различных размеров с разным временем изучения.

Я выбрал базу "Реакторы", так как в списках неисправностей выданных искином был такой пункт. Было предложено изучение 2 ранга, стандарт. Я опять впал в обучающий транс.


Тар и Иас собрались в рубке. Гор отдыхал после дежурства. Маленький совет был совмещён с дегустацией очередного необычного напитка, купленного Доком на станции, у одной аграрной планеты. Это была одна из его слабостей, поиск необычного алкоголя. Капитана больше радовал сам процесс, чем вкус напитка, хотя он уже заметил, что за время посиделок с доком он начал отдавать предпочтение определённым видам.


— Как тебе наш новичок? — начал разговор Док. Он уже распробовал напиток и остался доволен. Первое впечатление в баре на станции оказалось верным, и большой ящик с бутылками занял место на грузовой палубе не зря. А места сейчас там было мало.

— Я следил за ним. Искин контролировал каждое его движение. Он почти ничего не знал о нашем мире, выучил всего пару баз. Но смог сделать то, что не мог Нур. Я даже не знаю, как он умудрился управлять дроидом без искина. Нур работал только с помощью Изида.

— Это инженерная нейросеть. Там и прямое управление дроидами и базы намного серьезнее. Он ведь может управлять и боевыми роботами. А мы давно хотели парочку абордажных прикупить, — док поставил стакан и вытянулся в кресле. — Нужно будет его проверить, как стала нейросеть, но судя по тому, что он ко мне не обращается, я могу предположить, что всё идёт нормально. Мы его оставляем?

— Конечно, — капитан рассмеялся. — Такое нельзя упускать. Посмотрим, сколько стоят инженерные базы. Всё равно включу в его долг, а с такой ставкой он ещё долго будет отрабатывать. Но может для него и к лучшему. Попал бы в центр беженцев, его там быстро бы захомутали вояки или корпорации. Подписал бы кабальный договор лет на 20. А у нас есть шанс выжить и ещё заработать. Если парень будет себя хорошо вести, то через 2 года подпишем новый договор с достойной ставкой. А пока пусть учится. Сейчас он как слепой харш.


Вышел из забвения как вывалился из кошмара. Только сейчас подумалось, что в нейросети есть что-то вроде будильника, и я могу разбивать обучение на временные промежутки. А то организм очень хочет в туалет и есть. Уже сидя на космическом горшке, задумался о душе. Правда, тело чувствовало себя нормально, похоже, комбез был не простой одеждой. Но душа хотела потока водички. Принцип работы местного душа мне известен и это настораживало. Сбросил комбез, а кстати, где стиралка? Активировал душ. И был разочарован. Меня обдуло потоком мелкой водяной пыли. Её сдуло и меня высушило. Я стоял чистый, голый и неудовлетворённый.

Несколько минут размышлял у аппарата с едой, заказать то, что всегда или попробовать рискнуть. Решил рискнуть и получил что-то непонятное в виде серого пирога. Поборол желание сразу выбросить и проковырял корку пирога ложковилкой. Внутри оказалось белое мясо по вкусу — морская рыба. Ну, наконец, повезло. После сытного обеда, или завтрака, со временем я тут потерялся, захотелось попить. В списке блюд нашёл напитки, так как ничего похожего на пиво не нашлось, заказал что-то наугад. Оказался фруктовый сок с приятной кислинкой. Он так понравился, что я выпил ещё 2 стакана. Я так увлёкся, что не заметил, когда пришло сообщение от дока. Он приглашал зайти на очередной медосмотр.


— Добрый день, — я не знал, какое сейчас на корабле время, да и как можно делить его на утро-день-ночь, когда ты непонятно где летишь в жестяной скорлупе.

— Здравствуй, залазь в медкапсулу, проверим, как стала твоя нейросеть, — глаза у доктора на этот раз были весёлыми, да и вообще он выглядел немного пьяным.


Я на секунду задумался. Пьяный доктор будет во мне копаться. Хотя да, мной будет заниматься медкапсула, она меня не порежет. решил уточнить.


— А что сегодня будем делать.

— Нужно уточнить параметры твоего организма. Если нейросеть становится нормально, то уровень интелекта должен подрасти. Вот и проверим его.

— У меня есть ещё вопрос. Я ненашёл бритвенных принадлежностей. Как мне сбить это, — я провёл рукой по лицу.

— Бритвенных принадлежностей? Непонятное слово. Если ты хочешь, чтобы я убрал растительность на твоём теле, то могу провести стандартную процедуру для людей. Уничтожу луковицы волос. Если надо будет потом восстановим их назад. Только уточни какие стандарты приняты на твоей планете. Некоторые уничтожают всю растительность на теле. Другие убирают всё на верху и оставляют бороду. Выбирай сейчас настрою и капсула всё уберёт.

— На верху оставить, но короткие. Ну вот тут, — я поводил по лицу. — А ещё подмышками. И ещё в одном месте, — я показал пальцем на пах. — Только там внизу осторожно, чтоб лишнее не удалить.

— Всё, настроил. Залазь.


Я разделся и залез. Крышка опустилась.


— Всё просто замечательно, — зачитывал доктор отчёт искина медкапсулы. — Индекс интеллекта подрос на 22 пункта и составляет теперь 203. Ты мог бы использовать импланты на интеллект, но они довольно дорогие. Общее состояние организма хорошее. Последствия разгона прошли и можно применять снова.

— Как-то мне не понравилось с разгоном. Я пока так буду изучать. Может, во сне попробую, — ответил я проводя рукой по тем местам, где раньше были волосы.

— Это твой выбор. Обычно разгон применяют в экстренных случаях или при обучении высокоранговых баз. У тебя базы низкоуровневые и ты можешь учить, как хочешь. У тебя очень высокий интеллект, почти как у меня, — Док усмехнулся, глядя куда-то в стену. — От уровня интеллекта зависти скорость обучения базам. При этом зависимость нелинейная. Большинство граждан содружества с трудом дотягивают до 100 пунктов. Они базы учат долго и упорно. Но всё равно для большинства из них 4 ранг предел мечтаний. Не многие учат более 2–3 баз. Им хватает. Отдельно стоят военные. Они при помощи временных нейросетей и большого количества имплантов под разгоном могут быстро обучить любого. Ну, почти любого. Всё же низкий уровень интеллекта сказывается и интеллектуальной работоспособности разумного. И превратиться в овощ при таком ритме и замене нейросети то же существует риск. А служат в армии минимум 20 лет. Но обычно стандартно продлевают на 2-ой срок, там уже и оклад больше и отношение другое.

— 20 и 40 лет, они всю жизнь служат?

— Почему всю жизнь? Высший генералитет не имеет ограничений по возрасту. Пока не надоест или не "ушлют". Редко, конечно, кто до 200 лет засиживается, но я одного знаю.

— 200 лет? Это как?

— А что тут такого. Минимальный срок жизни 100–120, это без операций омоложения. Хотя забываю, что ты "дикий". Нейросеть контролирует состояние твоего здоровья и может повлиять на некоторый функционал организма. Медкапсулы и кибердоктора позволяют восстановить состояние здоровья до максимального. Даже после смерти можно оживить, время, правда, ограничено 10–15 мин, главное, что бы мозг был цел. И периодические процедуры омоложения, они дороги, но после них ты не сможешь определить возраст человека. Так что теперь ты будешь жить намного дольше, чем на своей родной "дикой" планете. Главное не стать рабом, Там нет гарантии долгой и счастливой жизни, — Док усмехнулся. — Главное учись, чем больше знаешь, тем больше заработаешь и сможешь обеспечить себе достойную жизнь.

— А что сейчас у меня за базы залиты?

— Это техник малых и средних кораблей. Урезанная техническая база для аварийных случаев. Применяется военными в экстренных ситуациях. Это когда нужно получить некоторое количество техников с минимальными знаниями достаточными для обслуживания среднего корабля и малых пустотных платформ на его борту.

— Но нейросеть у меня не "Техник", а "Инженер".

— Что было, то и поставили. Если Тар купит инженерные базы, зальём тебе позже. С ними ты сможешь намного больше сделать. Техник осуществляет только обслуживание и мелкий текущий ремонт, инженер может проводить модернизацию и сложный ремонт.

— А на корабле есть истребители?

— Да в доке. Точнее нет. Сейчас нет. Их погрузят позже. Док сейчас пуст. Да и вообще поспрашивай Изида, у него есть небольшая база данных, это не инфосеть, но для начала там покопайся. А мне нужно немного полечиться. Что-то заработался и устал, — с этими словами Док выпроводил меня с медотсека.


Пришлось приниматься за работу. Следующим пунктом в списке неисправностей было обслуживание реакторов. Перед обслуживанием необходимо было провести тест специальным тестером техника или диагностическим дроидом. Так как дроида "Нидар-Д" в комплекте не было, пришлось идти в коморку искать тестер. Он обнаружился на столе. Универсальный тестер "Тек -17" хакданского производства. Аналогичные модели выпускали многие производители, функционал немного отличался, как и цена. Включил тестер, нейросеть нашла его и появилась отдельная панель управления. Уже собравшись идти, решил проверить дроида на зарядке, увидел ещё один тестер. Более простая оширская модель лежала под столом. Попытка запустить не принесла успеха. Труп, сразу подумалось, может использовался как запчасть. Подёргал верхнюю крышку, она с трудом поддалась и откинулась в сторону. Внутри была явно не родная начинка, там оказались небольшая шкатулка из тёмного пластика и старый потёртый матовый браслет. Я задумался. Это явно тайник бывшего техника. Его уже нет, а значит, его спрятанные ценности переходят к нашедшему. Потому могу с чистой совестью себе их присвоить. И надел браслет.


— Обнаружено устройство коммутации "Тарес-10", произвести подключение? Да-Нет.


Вот значит что это. Браслет — это считыватель для различных носителей. С помощью него можно переносить базы знаний на внутренний накопитель нейросети. Это дольше, чем через медкапсулу, но зато не зависишь от врача. В шкатулке лежали знакомые пластинки кристаллов баз знаний. Стоп. Почему техник прятал их. Ведь это явно тайник. Я решил пока вернуть всё на место и разобраться с этим позже. Пока что с тестером пошёл в реакторный отсек. Дроид топал за мной, забавно переставляя свои механические лапки. Проходя мимо дверей ведущих в грузовой отсек возникла мысль попытаться зайти. Но дверь, ни как не реагировала на моё появление. Пришлось идти дальше. Дверь, а точнее бронестворка, в реакторный отсек то же не открывалась.


— Изид, необходимо произвести диагностику и ремонт реакторов. Открой дверь.


Ничего не происходило, я даже засомневался, слышит ли меня искин.


— Доступ получен, — через 2 минуты прозвучал механический голос местного надзирателя и дверь открылась


И тут же пришло сообщение от капитана: " Только больше ничего не отключай без предупреждения"


Реакторный отсек представлял собой отдельное помещение отделённое толстой бронёй от остальной части корабля. Реакторы "Унгус-22" выглядели как цилиндры, стоящие в специальных направляющих. Если активная зона реактора уходила в разнос, то автоматика выбрасывал реактор через специальный люк наружу. Тогда у экипажа был шанс не изжариться в пламени маленькой рукотворной звезды. Первым взялся резервный реактор, но тестер меня поставил на место. 23 %. Ремонту он не подлежал. Точнее моих знаний не хватало. Я только смутно представлял, как он работает. База знания техника 2 ранга предполагала только варианты стандартных решений возникающих проблем. И решений тут было только два: замена реактора или позвать инженера соответствующей квалификации. На второй реактор ответ тестера был то же не сильно обнадёживающим. Текущее состояние 67 %. Необходимый ремонт можно было провести при помощи ремкомплекта с полной переборкой устройства. Третий реактор показал состояние 43 % и частичную неисправность системы охлаждения. Из-за этого автоматика реактора понизила мощность и отключила неисправные блоки. Необходимо было заменить несколько обводных каналов. Искин заявил, что ничего для ремонта реакторов нет. Я приказал дроиду поменять местами нерабочие каналы с третьего реактора на такие же с резервного. Контролировал работу дроида Изид. Через час всё было готово. Тестер выдал, что мощность реактора подросла до 65 %, но ему всё равно необходима переборка с заменой изношенных частей на новые из ремкомплекта. Резервный так и остался при своих 23 % от номинальной мощности. Написав краткий отчёт капитану, и дав команду Изиду провести тест всех реакторов, решил вернуться в мастерскую и забрать в наследство техника. Сзади как собачка семенил дроид.

Уже в своей каюте начал изучать найденные базы. Поочерёдно вставляя пластинки в браслет, получил:


Навигация — 2 ранг

Пилот средних кораблей — 1.2 ранг

Бытовые дроиды — 1.2 ранг

Ручное плазменное оружие — 1.2 ранг

Ручное лазерное оружие — 1.2 ранг

Ручное кинетическое оружие — 1.2 ранг


Судя по всему, техник уже был пилотом малых кораблей и собирался поднять свои базы. Странно только что он прятал базы и браслет. Положив браслет и базы в карман, я спокойно лёг спать.


Проснулся и решил, что нужно продолжить ремонт. Далее в списке неисправностей значились турели ПКО. Чтобы разобраться с системой обороны необходимо было немного знаний. Решил начать обучение, подняв базы:


Плазменное оружие кораблей — 1 ранг

Лазерное оружие кораблей — 1 ранг

Кинетическое оружие кораблей — 1 ранг


Запустив обучение, провалился в транс.

Очнулся, туалет, душ и столовая. Но там меня ждала неожиданность, а именно уставившийся в стену, что-то медленно жующий Док.


— Здравствуйте, — поздоровался я, чем отвлёк от своих мыслей Дока. Пока он приходил в себя от моего появления заказал свою обычную еду.

— Здравствуй. Как идёт обучение? Голова не болит?

— Нормально. А вот гиперпрыжок меня пугает. Становится плохо и всё тело ломит.

— Это бывает. Для организма проход в искривлённом пространстве это стресс. Со временем ты привыкнешь. Можно было бы ложиться в медкапсулу на это время, но тогда эффект привыкания просто отсрочиться. Если совсем плохо, то могу подобрать препараты для облегчения симптомов. И можно дать задание искину чтобы информировал о начале или окончании прыжка. Мы давно привыкли и не обращаем внимания.


Усевшись за соседним столиком от Дока, я связался с искином: "Изид, предупреждай меня перед началом и окончанием гиперпрыжка"

И тут же получил: "Выход из прыжка через 15 минут"

Вот те на. Может и не есть совсем. А то ещё вывернет прямо в столовой.


— Мы выходим из прыжка через 15 минут, — предупредил я доктора.

— Я тогда побуду с тобой, понаблюдаю.


Я не выдержал. Голод взял своё и мясо съел. Запил напитком и стал ждать последствий. Ждать надоело через минуту, и я решил поговорить с доктором.


— А что такое инфосеть?

— Это объединение сетей стран Содружества. В инфосеть так же входит почта и торговые площадки. Множество информхранилищ и сетевых досок собранных в общую сеть. Она есть не везде, а только там где есть гиперпередатчик инфосети в данной системе. Но почти у каждой системы есть свой аналог инфосети. Так же на кораблях бывает местный банк информации, обычно он составляется искином по запросам команды. Кстати, в информхранилищах можешь поискать бесплатные базы знаний. Но лучше ищи на университетских или государственных исследовательских институтов. Для "диких" специально делают бесплатные базы для лучшей ассимиляции разумных в новой среде. Там же иногда попадаются и простые базы навыков. Осторожнее с неизвестными базами, можно получить "закладку" в мозг. Злоумышленники могут взять тебя под контроль, и ты не будешь осознавать, что делаешь. Перечислишь все свои кредиты в фонд "Поиска истины солнечного лика", притом даже не вспомнишь, потом что было.


Тут появилось сообщение искина: " Выходим из прыжка"


Я сжался и приготовился. В голове зашумело, замутило и так же резко отпустило.


— Всё, — сказал я, глядя на доктора. — Похоже, начинаю привыкать. Мутило, но уже не так тяжело как раньше.

— Это хорошо. Тогда я пойду к себе. Тебе нужно будет через пару дней ещё раз зайти в медотсек для проверки нейросети, — тут он замер.


В это же мгновение я получил сообщение " Внимание. Боевая тревога. Всем занять свои места. Обнаружены неизвестные корабли"


— Тебе лучше надеть скафандр, — сказал Док. — Скорее всего, это недоразумение. Но лучше не рисковать.


Я побежал в мастерскую. Снял скафандр со стенки и с трудом, путаясь, залез в него. Когда полностью облачился, появилось сообщение:


— Обнаружен инженерный скафандр "Ганада-2Б", произвести подключение? Да-Нет.


Подключаюсь. Появилась панелька управления. Индикатор кислорода горит жёлтым. Из двух кислородных картриджей вставлен только один. Рядом на полке нахожу ещё картридж и втыкаю в ячейку. Кислород загорается зелёным. Я готов. В этот момент приходит сообщение: "Отбой тревоги". Устроили учебную тревогу. Раз уж я в скафе, а не погулять ли мне в космосе. Как раз нужно проверить пару турелей "СВ-8" на "крыше" корабля. Взял тестер и сообщил капитану, что хочу выйти на обшивку. В ответ пришло сообщение, что выход запрещён. Идёт разгон и скоро прыжок. Особой необходимости в ремонте нет. Заняться ими можно и на базе. Пришлось раздеваться и возвращаться в каюту. После запрета капитана работать расхотелось.

Лёжа на кровати спросил искина о местном аналоге интернета. Он ответил, что на данный момент подключения нет, доступна только внутренняя база документов. И дал мне доступ. Доступ был не полным, но мне хватило покопаться надолго. Просто куча информации, какие-то схемы и инструкции. Документы заказа каких-то вещей. Списки чего-то непонятного. Какие-то новости о странных сектах "Солнцепоклонников" и Иглусе. Рецепты для пищевого синтезатора, но что за они не ясно. Карты с неизвестными системами. Из обилия документов я много чего узнал, осталось только понять что это. По крайней мере, я знал, что кроме грузового отсека есть на корабле док для малых пустотных платформ. Там должны находиться два истребителя "Алдуш", разведчик "Сворг" и какой-то бот "Мидэн-9". Поиск информации утомил. Спросил Изида о поисковой системе, оказалось он сам и есть система поиска. Нужно только задать параметры. На запрос о бесплатных базах знаний выдал несколько имеющихся. Это всё были базы о числящихся на борту устройствах. Среди них знакомые "Нидар-3М" и "Ганада-2Б". Базы были безранговые. Больше ничего интересного не было. Дав задание искину искать в инфосети упоминания о бесплатных базах, решил запустить изучение найденных. На изучение ушло 11 минут.

Искин вовремя предупредил о начале перехода и накатившая волна на моё сознание уже не так пугала. После похода в столовую лёг спать.

Утро было уже стандартным. После завтрака решил заняться трофеями. Пилотом пока становиться не хотел, а вот бытовые дроиды не помешают. Вставил кристалл базы в браслет. Нейросеть предложила на выбор обучение сразу с браслета или вначале переписать на нейросеть. Время передачи информации она оценила как предположительное в 9 часов 15 минут. Это долго. Я решил поэкспериментировать и поучить с браслета. Выставил на прерывание обучения на обед через 7 часов и устроился на кровати. По сигналу нейросети очнулся и сходил в столовую. Уже там обедая, найденным ранее рецептом блюда с рыбой неожиданно вспомнил, что в такой столовой должен быть робот уборщик. А его поблизости не наблюдалось. Нужно будет поискать. После окончания обучения, крепкого сна и походов в столовую захотелось поработать. Достал кристалл из браслета, намереваясь положить в шкатулку, и был расстроен. Кристалл треснул и покрылся сеточкой трещин. Попытки считать ничего не давали, браслет его не видел. Наверное где-то случайно ударил. Так как базы были в списке изученных, то я хотя бы их выучил.

В мастерской решил подробнее изучить содержимое шкафа и запчасти под столом. На столе ничего интересного не нашёл. Только статуэтка какого-то строгого деда в халате и чалме. Может это какой-то герой с планеты погибшего техника. Или местный бог. Под столом обнаружил двух оширских роботов-уборщиков "Тес-37". Оба выглядели как перевёрнутые серые вёдра. Попытка достучаться до них с нейросети ничего не дала. Достал одного и поставил на стол, попробовал активировать панель управления, это тоже не увенчалось успехом. При помощи "Универсального набора техника", а по-простому набора отвёрток и ножа вскрыл дроида. Через пять минут проблема была обнаружена, загрязнен контакт зарядного блока. Уборщик умер от того, что его не почистили, какая ирония. Быстрая сборка и подключение к зарядному блоку в углу, где уже "проживал" ремонтный дроид. Активировался экран ручного управления, и появилось окно подключения к нейросети. В настройках не было ничего интересного. Необходимо было задать место, время и степень уборки. Пусть этим занимается искин. Через 20 минут к первому отправился второй уборщик, неисправность была однотипная. Связался с искином и сообщил о его новых подчинённых.

Следующим в мои руки попал скаф. Необходимо провести инвентаризацию и обслуживание. У скафа не было искина, управлял им простенький компьютер. На полке нашёлся ещё один пустой кислородный картридж и запасной аккумулятор. Картридж заполнил в системе жизнеобеспечения, аккумулятор зарядился сам в скафе подключённом к системе корабля. В скафе была емкость для питья, на всякий случай промыл её и заполнил водой. Зная теперь о возможностях современных скафандров, я понял, что мой, полученный на халяву, является уж очень древним. Для недолгих выходов в космос он подходит, но рассчитывать на него не стоит. По возможности нужно будет поискать скаф получше. А пока за работу.

Получил от искина список мелких текущих работ по обслуживанию корабля. Оказалось техник тут и сантехник, и электрик, а ведь ещё во время боя истребители заряжать-заправлять должен. Замена пары вышедших из строя световых панелей в коридоре не заняла много времени, если учесть, что основную работу выполнял ремонтный дроид. Обслуживание сантехнических устройств то же не заняло много времени. Все отходы утилизировались специальным устройством — утилизатором. На выходе получали некое вещество, параметры которого задавались утилизатору при настройке. Если на корабле была оранжерея, то на выходе появлялись блоки питательного субстрата. Могли выходить сухие сублимированные блоки, которые можно было сгружать на станции, на которой были оранжереи. Или банально выбрасываться в космос. Сбором блоков и складированием на данном типе кораблей занимались роботы уборщики, а так как они были все поломаны, никто этим не занимался. Утилизаторы забились и стали выдавать сигнал о неисправности. Два я починил, ещё 3 нерабочих находились в доке, но пускать меня туда искин категорически отказался. После некоторых уговоров Изид согласился, что за неисправными уборщиками отправиться ремонтник "Нидар" под управлением искина. Дроид подскочил и шустро убежал. Через 20 минут дверь опять отъехала, ремонтник залез на своё место, а в коридоре я увидел гравиплатформу на которой стояли 3 перевёрнутых ведёрка уборщиков. Два из них были ярко оранжевого цвета. Как только снял дроидов, гравиплатформа беззвучно уплыла, чуть паря над полом. Два "Тес-37" починились быстро, всё та же неисправность зарядки. Они стали в угол к ремонтнику. Первая отремонтированная пара ещё до этого убежала по своим очень срочным делам. А вот с последним оранжевым я повозился. Привычно почистив контакты, подключил к энергоканалу. Индикатор загорелся, но дроид не запускался. Подключил тестер и запустил диагностику. Оказался неисправным аккумулятор. Покопавшись в запчастях, нашёл сильно бывший в употреблении аналог другого производителя. После замены ожило и это ведёрко. Решив, что на сегодня хватит, предупредив искин о новых трёх рабочих дроидах, пошёл в столовую. Меня ждал заслуженный ужин и сон. Но попробую в режиме сна запустить обучение одной базы. Электроника — 2 ранг.


— Как тело нашего неудачника, — спросил капитан, стоя у входа в медотсек. — Мы уже расстались с конвоем и прыгаем к заказчикам, завтра будем у них.

— Запакован и ждёт отправки. Понять была ли у него нейросеть сейчас уже невозможно. Мозг начал разлогаться. Не думаю, что они будут изучать протухний труп "дикого". А как новичок?

— Он почти всё перечинил, усиленно учиться. Хотел уже выйти на обшивку чинить турели, но я запретил. Рабочие шлюзы сейчас только в доке и грузовом отсеке. Верхний повреждён ещё при последней стычке. Прибудем на станцию, пусть тогда займётся ремонтом, — капитан присел на стул. — Как раз и шлюзом займётся. Сейчас у нас появились свободные кредиты и можно затеять небольшое расширение нашего отряда. Прикупим пару абордажных дроидов. А то в последний раз, если бы не ты, то не полкоманды положили, а все бы сдохли. У меня дыра была в животе, а теперь вот бегаю и скаф новый.


Последний контракт был полным провалом. Простое задание, уничтожение небольшой базы шахтёров и зачистка всего живого чуть не стало причиной уничтожения отряда наёмников "Тень Тааса". Заказчик выдал точное местоположение базы. Вышли из гипера и выпустили разведчика. Не обнаружив других кораблей, крейсер спокойно двинулся в заданную точку под прикрытием трёх "Алдушей". Уже на краю астероидного поля радар засёк два корабля. Крейсер однотипного размера и корабль поменьше, возможно крейсер лёгкого класса. Противник решил не уничтожать нападающих, а зажав в клещи взять на абордаж. Мелкий крейсер антранского проекта "Апир" неудачно попал под залп плазменных орудий Тени. Защиты на нём почти совсем не было, потому он вспыхнул как звёздочка, но до этого умудрился двойным залпом ракет снести щит, один ходовой двигатель и часть блоков маневровых. Из двух абордажных ботов "Мидэн-9" выпущенных крейсером арварского проекта "Аш-Талиф" один подбили турели Тени и он, кувыркаясь, пролетел мимо. За ним погнался один из "Алдушей". Второй бот зацепился у верхнего шлюза и запустил абордажников внутрь. Бой был страшный. У нападающих оказался старый неуклюжий, но хорошо бронированный дроид. Весь коридор у шлюза превратился в гору опалённых обломков. Дроида уничтожил ценой своей жизни командир абодажников "Тени Тааса". Пока вся команда отбивала нападение, Гор в рубке пытался увести корабль из-под обстрела. Повезло, что противник решил не применять тяжёлое артилерийское оружие, а ограничился мелким калибром. Лазеры ковыряли бронестворки плазменных пушек и били по маневровым. Тройка "Алдушей" умудрилась повредить маршевые двигатели противника, и Тень стала уходить. Разгон продлился более 9 часов. За это время "Алдуши" нападали на крейсер противника, а экипаж добил остатки абордажников. Бот не успел отстыковаться, очередь "Алдуша" оставила его без пилота. Уже перед самым прыжком одному из пилотов удалось его перегнать в док. Задание было провалено. Погибло полкоманды, сбит один "Алдуш", его пилота спасти не удалось. Погиб пилот разведчика, он вернулся на корабль и принял участие в бою. Док потом два дня клеил и сшивал оставшихся в живых. Медкапсула и операционный комплекс были загружены работой на неделю. Не ранены были только Гор, Док, Нур и два пилота истребителей. Один из них, командир звена Зитас вместе с Гором вывели "Тень Тааса" в прыжок.


— А ты знал, что у Нура были свои базы и считывалка? — заговорил капитан после минутной заминки.

— Про считывалку — нет, он подходил ко мне заливать базы в медкапсуле. Всё стандартно, базы техника и всякая мелочь вроде баз для пищевого синтезатора. Если был свой коммуникатор, зачем он в капсуле заливал.

— Хотел скрыть. А у него ещё были базы пилота. И он их учил. В мастерской не работает камера слежения и искин ничего не знал. Влад нашёл и забрал их себе. Пока он спал, я проверил, что за базы и решил не отбирать. Ещё пилот нам не помешает, может ботом управлять в случае чего. В нём я пока уверен, а вот в Нуре уже нет. Зачем он тратил такие деньги на базы и почему скрывал? Ведь я не против ещё одного пилота, технику это полезно, сам бы базы дал. У нас же в запасе были базы пилота.

— Может просто хотел от нас уйти и решил пока это не афишировать.

— Возможно, мы это уже не узнаем. Новенького запру на время встречи с клиентами, не нужно ему пока ничего знать. Потом зальешь ему базу "Содружество". Пора ему узнать, куда он попал. И вот залей ещё одну. — капитан протянул пластинку. — Осталось несколько баз из инженерного комплекта. А эта ему точно понадобится, если будет управлять парой абордажников. Если купим больше дроидов, то позже прикупим ранг повыше.


После сна, в столовой встретил ещё одного члена экипажа. Высокий лысый, чем-то напоминающий капитана человек спокойно ел какую-то кашу. Вроде его звали Гор. Поздоровался и после секундной заминки нажал кнопку на пищевом синтезаторе. Я хотел ещё поэкспериментировать с незнакомыми блюдами, но выбрасывать целый поднос еды в утилизатор при другом человеке постеснялся. А есть каких-нибудь червей в зелёной жиже, как мне один раз попались, я бы не смог. Просто вывернуло бы прямо за столом.

Электроника не была доучена, потому после завтрака решил продолжить обучение уже в стандартном режиме. Судя по таймеру нейросети, прошло больше 8 часов, но есть не хотелось. Поднимука я пока базу " Ремонтные механизмы " до второго ранга.

Когда очнулся, уже необходимо было срочно поесть, организм требовал энергии. После гигиенических процедур я собрался на выход, но дверь не открывалась. Я помахал рукой, потрогал ручку, подёргал. Бесполезно.


— Изид, открой дверь.

— Нештатная ситуация, выход заблокирован.

— Что случилось, — я похолодел, скафандр то далеко, правда, сообщения об опасности не приходило. Я на всякий случай проверил входящие.

— Нештатная ситуация, выход заблокирован, — пробубнил он опять.

— Мой скафандр в мастерской.

— Опасности для жизни разумных нет.


Капитан на мои сообщения не отвечал. Я мог, конечно, вскрыть панели, добраться до управляющих цепей и открыть дверь. Но зачем нарываться на неприятности. Просто лёг на кровать и решил перетерпеть голод. Копаясь в полученных документах наткнулся на свой контракт. Почитав, прямо таки почувствовал, что меня обманули. Мой оклад в месяц был 2 500 кредитов, а за процедуры по спасению с меня хотели 40 тысяч. Нейросеть — 95 тысяч. Предоставленные базы — 260 тысяч. При таком доходе за 2 года контракта я даже за нейросеть не расплачусь и буду должен капитану ещё кучу денег. Но контракт подписан, ничего не сделаешь, там куча штрафных санкций. А ведь явно должна существовать какая-то база для устранения юридической неграмотности отсталых разумных с диких планет. И где же местный профсоюз работников космического труда. Да тут лет 10 работать придётся. Хотя скрашивает эти нехорошие мысли только то, что проживу лет 200. Ладно, пока будем работать и учиться. Я тут всего дней 10. Корабль дёрнулся, я аж подскочил. Чувствовалось, как будто вся эта громадина оттолкнулась от какого-то массивного объекта. Неизвестность нервировала.

Через полчаса дверь с тихим шорохом отъехала, и я получил сообщение капитана: "Был занят. Сейчас готовимся к прыжку на базу, через 3 дня будем там". Я поторопился в столовую, необходимо было заесть нервный стресс.

В столовой пришло сообщение от Дока с предложением явиться в медостсек. Пока ел, заметил ползающего под столами робота-уборщика. Приятно было видеть результаты своих трудов. Искин начал наводить порядок. Обычно дроиды передвигаются по кораблю в специальных каналах и люди их редко видят. Эти мелкие выполняли множество работ, от уборки, до преноски мелких предметов по кораблю, стирки грязных вещей, которые они же собирали из кают экипажа и переносили в отделение с ультрозвуковой стиральной машиной, а потом возвращали назад.

В медотсеке Иаас сразу отправил меня в медкапсулу. Он собирался проверить меня и залить новую базу "Содружество". Это была специальная бесплатная база для разумных попавших в Содружество с "диких" планет. В базе было 2 ранга. Первый — для разумных с небольшим интеллектом, чтобы обучить их минимальным правилам поведения в мирах Содружества. Второй — более развёрнутые знания, которые обычные граждане Содружества узнают ещё с детства. Я заодно хотел поднять базу "Двигатели" до второго ранга. Раз уж лежать в капсуле, то с пользой. Но Док отказал. Он заявил, что постоянное обучение то же вредно для мозга. Тот в постоянном напряжении и есть вероятность, что "мозги сварятся". Рекомендуется обучение к отдыху как один к трём. Сутки учишь, три отдыхаешь. Вместо второго ранга "Двигателей" мне зальёт первый ранг "Многозадачность". Эта база нужна для управления несколькими дроидами при прямом управлении. А так же добавит 2 ранга "Обслуживание малых кораблей"

Когда вылез через 7 часов из капсулы, я был немного сбит с толку. Не хотелось даже есть. Нужно было обдумать полученные знания. Потому пошёл в каюту.

Теперь я немного представлял о составе Содружества и истории его образования. Некие полуразумные насекомые. Архи напали на миры, сосуществовавшие до этого в более-менее мирном состоянии. И пришлось всем объединиться в аморфный союз миров с названием Содружество и отбить атаку. После чего решили объединение пока оставить, так как злобные насекомые продолжали строить свои коварные планы где-то за границей буферной зоны между мирами Содружества и Архов. Этот буфер назывался Фронтир.

Одним из результатов объединения была общая денежная система с денежной единицей — кредит. Система была виртуальной, наличных денег не имелось совсем, счёт был привязан к нейросети разумного. Для мест, где не было системы связи, было возможно применение специальных денежных чипов памяти. Но некоторые, обычно не самые сильно развитые, члены Содружества оставили себе свои собственные валюты, которые спокойно обменивались на кредиты.

Основой построения современного мира были стандарты. Стандартизировано было всё. Это пришлось сделать, чтобы объединится и победить Архов. Правда, всё-таки временами не всё выпускалось по стандартам. Особенно нестандартное военное спецоборудование. Ну и часть гражданского бытового оборудования. Но все, же основная часть была взаимозаменяема.

Технологическое развитие Содружества зиждилось на трёх китах технологий. Гипердвигатель, нейросети и базы знаний. Гипердвигатель позволял не тащиться десятилетиями от системы к системы, а перемещаться за несколько дней. База знаний "Содружество" давало только общее описание физического процесса гиперперехода, для полного понимания предлагалось изучить несколько баз. Нейросеть представляла собой симбионт, вживляемый в мозг. Он создавал из нейронов сложную систему наподобие квантового компьютера. Нейросеть обладала своей памятью, системой коммуникации и была несъёмной. Можно было уничтожить старый симбионт и вживить новый, более дорогой. Нейросеть следила за всеми процессами в организме и корректировала его состояние. Нейросеть имела выходы для подключения к внешним устройствам, что позволяла, например, напрямую подключаться к системам управления корабля, что было важно для пилотов. Существовала основная Базовая нейросеть. Она могла быть бесплатно установлена всем желающим гражданам достигшим 18 лет. Но базовая нейросеть давала малый прирост уровня интеллекта и никакого дополнительных бонусов. И позволяла работать только с простым оборудованием, для специализированного нужны были специальные нейросети. Их было несколько: "Пилот", "Штурмовик", "Тактик", "Техник", "Инженер", "Медик" и "Учёный".

У "Штурмовика" основные требования были на реакцию и силу, соответственно на эти параметры был и прирост, даваемый таким типом нейросети.

У "Пилота" в требованиях основная была реакция, но добавлялась аналитика. Нейросеть такого типа давала прирост в реакции. Также позволяла прямое управление некоторыми устройствами по типу кораблей.

У "Техника" равномерно требовались реакция, сила и аналитика. Прирост был в интеллекте.

"Тактик" был завязан на реакцию и аналитику. Сеть давала прирост реакции и максимальный интеллекта.

Сеть "Инженер" завязана была на аналитику. Прирост давала в интеллекте, но добавляла различные дополнительные бонусы в виде прямого управления дроидами.

"Медик" был аналогом "Инженера", только управлял он сложным медицинским оборудованием. Простым мог управлять и техник с соответствующими базами.

У "Учёного" основным так же была аналитика и максимальный рост интеллекта и объёма памяти.

Существовали ещё несколько разновидностей специфических моделей, построенных на основе стандартных нейросетей. По большей части это были гражданские модели на основе "Тактика", "Инженера" и " Учёного". Встретить ностиеля такой нейросети во Фронтире было практически невозможно.

Нейросети происходили из симбионтов некой расы Древних, давно вымершей. Особенности производства не уточнялись. При помощи нейросетей управлялось большинство механизмов в Содружестве. Цифра в названии показывала ступень развития нейросети. Чем новее и сложнее она была, тем больше был прирост работоспособности установленной сети, и больше было возможно установить имплантов. Импланты расширяли возможности сети. Они были на увеличение уровня интеллекта, реакции, объёма памяти, всевозможные специализированные вычислители, устройства связи и банковские чипы. Для примера, не все нейросети "Инженер" и "Техник" позволяли управлять кораблями больше малого класса, потому существовали импланты при установке которых инженер или техник уже мог управлять кораблём среднего класса.

Нейросети упростили использование баз знаний. При помощи ментоскопирования, снятия матрицы состояния нейронных связей мозга, снимался образ с человека, чьи знания были наиболее полными в данной области. Сама операция ментоскопирования была довольно таки опасной для пациента. Полученные данные обрабатывали кластеры высокоранговых искинов и выделяли из общих знаний и воспоминаний человека отдельные базы знаний. Компилируя несколько баз наиболее сведущих разумных в этой области, получали общую базу знаний. В базах кроме теоретических знаний были практические навыки. Далее база делилась на ранги. Первый ранг начинался с общих понятий о предмете. Далее увеличивающийся ранг представлял всё больше знаний о предмете и большее количество практических способов решения проблем. Существовали так же чисто практические и теоретические базы знаний. Далее можно было наложить матрицу состояния нейронных связей на мозг обучаемого, и разумный осознавал все полученные знания и мог применить практические навыки. Наложить можно было при помощи специальных устройств, типа того же мнемокодера. Но оказалось, обучение при помощи нейросети было безопаснее, быстрее и проще. Нейросети "Пилот", "Техник" и "Штурмовик" давали прирост в изучении практических баз. "Инженер", "Медик", "Учёный" и "Тактик" — теоретических.

Далее оказалось не так всё просто. Не все разумные могли правильно осознать полученные знания. Скорость обучения сильно зависела от уровня интеллекта. Человек с низким уровнем очень долго учил базы, мало того он мог и не осознать выученные знания, то есть обучение было просто бесполезно. Если имплантами ещё можно было поднять скорость обучения, то с ограничением объёма полученных баз ничего сделать было нельзя. Потому было введено ограничение уровня интеллекта для каждого типа нейросетей. До уровня интеллекта 60 единиц нейросеть вообще не ставилась. Границей для пилота и техника были 120 единиц. Инженера, учёного, тактика и медика — 180. А штурмовику достаточно было — 100.

Далее кроме просто обучения, необходимо было подтвердить свои знания и практические навыки. Сдавался сертификационный экзамен, он давал допуск для работы. Современные корабли не могли управляться пилотом, не имеющим сертификата который прописывался в нейросети. Инженера без подтверждающего сертификата не будет слушаться конструкционный дроид.

В результате всего обученного у меня возникло несколько вопросов. Во-первых, нужно стать гражданином какой-нибудь империи. Во-вторых, нужно узнать, как проходит сертификация. Я послал сообщение Доку, с предложением встретится и поговорить. Он предложил через 5 минут в столовой.


— У меня тут возникло несколько вопросов, — начал я, когда мы уселись за столом.

— Я не сомневался, — усмехнулся Док.

— Как понимаю, все вокруг являются гражданами одного из миров Содружества. Потому, наверное, мне тоже стоит стать гражданином какой-нибудь империи. Только вот какой?

— Тут я тебе не помогу. Выбирай сам. Только выбирай внимательнее. Некоторые, узнав твой индекс интеллекта, могут принудительно забрать тебя на отработку своего гражданства. Или в случае военного положения они призывают во флот всех имеющих сертификаты пилота. Лучше тебе по этому вопросу проконсультироваться с капитаном.

— Ясно, спасибо. Сразу второй вопрос. Как проходит сертификация полученных баз знаний. И почему я управлял роботом, не имея сертификата.

— Ну, тут не сложно. Сертификацию проводят Сертификационные центры. Такие имеются на всех более-менее значимых базах. Так что, обычно проблем с ними не возникает. Точнее с подтверждением низкоранговых баз. Высокоранговыми они редко занимаются, но и тут не всё так сложно. Подтверждение идёт по сети дистанционно. Необходимо выслать в центр запись с нейросети работ или пилотирования корабля и оплатить сертификат. Условия сертификации есть в инфобазе каждого Сертификационного центра. Но это всё точно исполняется только в центральных мирах Содружества. В том же Фронтире не сильно обращают внимание на наличие сертификата. Малые пустотные платформы до четвёртого поколения не требуют сертификата, а некоторым и более новым он не нужен. Для примера некоторые шахтёры. Средние корабли уже с третьего поколения требуют сертификат. Но часто во Фронтире и независимых мирах отключают у искина требование сертификата пилота. У дроидов сертификат может потребоваться у инженера на проведение сложных лицензируемых работ. Например, на изменение силового каркаса корабля. Дроиды просто не будут что-то делать, пока разумный не подтвердит своё право это делать. Хотя это обходится при помощи прямого управления дроидом. Но это делать могут не все инженеры, не говоря уже о техниках. Обычно управляют через искин комплекса дроидов.

— А как же управлял дроидом бывший техник?

— А он и не управлял. Он давал команду искину корабля, а уже тот управлял дроидом. Простой техник не обладает без искина возможностью прямого управления.

— Странно, а почему?

— Считается, что обычный техник не должен делать что-то вне лицензии. И контролирует это искин. Не дело техника заниматься техническим творчеством. Их задача обслуживание и ремонт. Даже инженера пытаются ограничить, но оставлена лазейка для обхода ограничений. Правда большинство ленится и не выходит за рамки.

— Значит нужна практика.

— Да. И записывай на нейросеть свою работу. Поможет потом при сертификации техника. Позже изучиш инженерные базы. Да и базы пилота тебе не помешают.

— Спасибо.


Я послал сообщение капитану, с просьбой встретится. Сразу получил предложение зайти в командную рубку, была смена капитана. В центре управления кораблём я ещё ни разу не был. Я знал, что она находится практически в центре корабля, но всё равно представлялся огромный зал с окнами во всю стену. Реальность была попроще. Небольшая комната с тремя ложами и чем-то вроде дивана у входа. Галопректоры могли проецировать тактическую информацию, но обычно этим никто не пользовался. Управляли кораблём при помощи нейросети. Капитан полулежал в одном из ложементов и заметив меня махнул рукой на соседний. Улёгшись в него я вдруг понял, что очень удобно. Я бы тут поспал после сытного обеда.


— У меня тут появилось несколько вопросов, — начал я.

— Давай задавай. Попробую ответит.

— По поводу гржданства, мне же следует стать гражданином какого-нибудь из миров Содружества?

— Да не обязательно, ты можеш вообще ни сходить с корабля. Да в некоторых станциях ты и с гражанством без сопровождения кого-то вооружённого по горло как харш для местных, — капитан рассмеялся своей шутке, которую я не понял. — Но всё таки ты прав. Я уже думал. Есть тут один вариант. Один из независимых миров Ретина, протекторат Антранской империи. Раздаёт своё гражданство разумным под поручительство одного их граждан. Поручителя я знаю где взять. Потому попробуем провернуть.

— А почему именно независимый мир, а не мир Содружества?

— Так как это протекторат империи, то его граждане обладают правами граждан Содружества, но не обязанностями граждан Антранской империи. А значит в армию не загребут, в случае военных действий. Косо не смотрят вояки других империй, котороые в данный момент воюют с антранцами. Да и получить гражданство можно прямо на нашёй станции, а вот почти все остальные требуют прибытия на свою территорию. Так я бы Нивэйское посоветовал, но когда мы там будем знают только боги. Прибудем на станцию и я проверю как сделать проще.

— Хорошо, вопрос по сертификации, как ей проходить?

— На станции есть Сертификационный центр, там в вирткапсуле можеш сдать. Только вначале нужно гражданство получить. Но на нашем корабле не нужно сертификатов, так что можеш пока не волноваться. Да и дистанционно можно серитифицироваться, записывай работы на нейросеть.

— Так я вроде всё что мог сделал, нечего записывать. На всю работу что есть нет выученных баз.

— Можеш в металлаломе в лётном доке покопаться, там валяется какое-то железо и дохлые дроиды. И нужно будет верхний шлюз починить.

— Но у меня нет доступа.

— Уже есть. Осмотри всё, дай список необходимых зачастей искину. Как доберёмся купим и проведёш ремонт. А там посмотрим.

— Хорошо, я пойду.

— Давай, чуть что сообщай, я всегда тут, — он улыбнулся, наверное опять какая-то шутка.


Я проверил карту корабля. Док и грузовые палубы уже не горели красным. Решил сразу сходить в док и уже напредставлял себе космических истребителей. Но меня ждал облом. Док был пуст. Оказалось, что он собран из двух модулей стандартных доков "Вузар-3" на 3 малые пустотные платформы. Вставленные с разных боков корабля они были объединены в единое пространство на 6 малых платформ с двумя шлюзами с разных сторон. В трех площадках одного из них на стенах были укреплены манипуляторы для перезарядки и обслуживания истребителей. Запросил данные по ним у искина. Он ответил, что манипуляторы настроены на Алдушей, есть еще разведчик, но он заправляется и обслуживается техником вручную или при помощи дроида. О боте, который был в списке, Изид отказался дать информацию. С одного края обнаружил свалку металлолома. Она расположилось у большого утилизатора. Несколько кусков обшивки, какие-то металлопрофили и другие непонятные обломки. Среди них два дроида. Один из них уже знакомый мне "Нидар", с дыркой в корпусе с оплавленными краями. Не хватало нескольких манипуляторов, и отсутствовал реактор. Вторым был неизвестный мне боевой дроид. Этакий бронированный цилиндр на ножках, по бокам на манипуляторах две легкие плазменные пушки. Но сейчас одна валялась рядом с телом, вторая безвольно висела на перебитых останках манипулятора. Половины "ног" не было, и корпус был закопчен и помят. Дроида явно повредило взрывом. Но реактор был на месте, и его можно было попробовать оживить. Искин на вопрос об информации, поэтому дроиду заявил, что таковой не имеется. Дроид был не с этого корабля.

Решив попробовать заняться ремонтом, сходил в мастерскую за дроидом и тестером. Покопался в настройках нейросети и нашел, как включать запись. Первым взялся за второго "Нидара", но тут меня ждало очередное разочарование. Ремонту он не подлежал, исикин был мёртв. К тому же дроид был частично разукомплектован. Второй дроид оказался вполне себе живой. Когда восстановил контакты и запустил реактор, на панели ручного управления появилось требование ввести код. Изид ничего про этот код не знал и отказался помогать. Попытавшись для приличия ввести что-то вроде "1234" и "1111" я отключил ректор и оставил этого страшилу в покое. У меня не было базы знаний по боевым дроидам, а значит, я мог делать только минимальные работы по ремонту таких роботов. А как взломать код я вообще и не представлял.

Бросив бесполезные железяки, я в грустных чувствах потопал неисправному шлюзу. Уже по дороге заметил, что в коридоре что-то не то. Хоть и видны были следы ремонта, но скрыть разгром было сложно. Как будто стадо бешеных слонов тут порезвилось. Дырки и пропалины говорил о том, что тут был бой. А чужой дохлый боевой дроид намекают о том, что было нападение и нападавшие проиграли. Я полностью убедился в правоте своих мыслей, когда дошёл до шлюза. Его явно очень жёстко вскрывали, потом назад закрыли, заварили и залили изоляционной пеной. Внешняя створка шлюза то же вскрывалась и была видна сквозь стекло, но его не заваривали и пеной не заливали. В шлюзе явно не было воздуха. Провёл тестирование шлюза и выдал Изиду список неисправных блоков. Тот пообещал закупить необходимое по прибытии на станцию. Больше что-то трогать я не решился. А вдруг шлюз откроется, а я без скафа.

Проходя по коридору и осматривая следы боев, запросил у искина не заказаны ли комплектующие для ремонта и коридора. Оказалось, что давно заказано и будут доставлены по прибытии на станцию, и я смогу спокойно приступить к работе. Я значит и тут должен всё починить. Хорошо-то хоть не сейчас, что-то я устал, мой рабочий энтузиазм иссяк, и я отправляюсь спать. Но решил не спать просто так, а поставил на изучение базу.

После сна, валяясь в кроватке, спросил искин о местных развлечениях. Как оказалось, они тут были. В стену напротив кровати был встроено что-то вроде телевизора. Покопавшись в местной видеотеке и глянув одним глазком несколько сериалов, я был разочарован. Нет, что там было спецэффекты или реальность как раз на высоте, но вот игра актёров и убогость сценария, меня огорчили. Возможно, вполне пошли бы для изучения менталитета местных, но я терпеть не мог дешёвые "мыльные оперы". Оставалось надеяться, что это просто кто-то из команды увлекался такой дешёвкой, вот и завалялось в памяти искина.


— Изид, а я могу увидеть, что происходит за бортом?

— Да. Для команды доступны несколько камер.

— Выведи на экран одну из них.


Тут на экране появилось изображение с камеры. Сказать, что это, было сложно. Я вообще вначале предположил, что камера неисправна, я ведь ждал изображения миллиарда звёзд, планеты там, туманности. А тут как будто сидишь в огромном мыльном пузыре, я его снаружи освещают сотни фонариков.


— Изид что с камерой. Почему такое изображение?

— Мы совершаем гиперпереход. На экране обычная поверхность пузыря создаваемого гипердвигателем, — бесстрастно ответил механический голос.


Осталось только залечь за учёбу. Док это не советовал, но я себя чувствовал нормально и после завтрака лёг добивать "Обслуживание малых кораблей" 2 ранг и поднимать базу "Двигатели" 2 ранг, а после него сразу "Ракетное оружие кораблей" 1 ранг. Все базы в нейросети были изучены. Остались только пластинки, найденные в запасах техника.

После отдыха отправился изучать грузовые отсеки. Они находились по бокам корабля и были, судя по изученным базам, не очень большими. Один был совсем пустой, а вот второй порадовал несколькими неожиданностями. У входа стояла ранее виденная мною гравиплатформа. Управлять ей можно было и вручную, чем я тут же решил воспользоваться. Покатавшись по кругу, заметил ещё что-то необычное. В углу нашёлся маленький, но настоящий спортивный зал. Я бы его не опознал в куче труб и железяк закреплённых на стене, но беговую дорожку пропустить было сложно. Нейросеть определила её, как "Террас микс 67" и предложила авторизоваться. Появилась панель управления с кучей настроек, и я выбрал самою небольшую скорость. Дорожка опустилась со стены на пол, но больше никаких признаков жизни не подавала. Встал на неё и только тогда поверхность поехала. Через минут пять я уже устал и спрыгнул с тренажёра. Он остановился. Моя физическая подготовка меня не порадовала. Я и дома не отличался любовью к спортивным занятиям, но тут в замкнутом пространстве, когда только лежишь, учишь, спишь и ешь можно и растолстеть. Правда, моим здоровьем вроде как должна озаботиться нейросеть, но я всё равно ей не доверяю. Нужно будет в сумбурный распорядок своей жизни вписать походы в этот уголок. Хотя бы побегать иногда.

Вернувшись в мастерскую начал наводить порядок во вверенном мне помещении. Разложил инструменты. Статуэтку старичка убрал в стол, предыдущему технику она не помогла. Перебрал различные блоки, проверяя их тестером. Часть оказалось или неисправными, или с низким ресурсом. Не все блоки нейросеть смогла определить. Нашлось 2 небольших реактора, один из них был снят с несправного "Нидара". Была коробка запчастей явно с ручного энергетического оружия. Это натолкнуло меня на мысль изучить базы ручного оружия на кристаллах, доставшихся от техника. Взял кристалл, он оказался с базой "Ручное плазменное оружие" и поставил на запись, на память нейросети. Выскочило время — предположительно 9 часов 32 мин.

Пока что взял "Нидара" и пошёл доставать энергошину "ТТ-17". Запасных энергошин я не нашёл, а эта всё равно в канале вдоль коридора лежала и не использовалась. Работа была нудная, пыльная и не интересная, хотя почти всё выполнял дроид, я только команды давал. Но чтоб не сильно скучать вручную снимал и ставил панели. После три бухты собранной шины отвёз на гравиплатформе в док. Решил пока складывать там, так как на вопрос где хранятся запчасти, получил ответ, что в контейнере, но его на корабле сейчас не было. А после отправился каюту изучать местную видеотеку.

Так в безделье я и провёл оставшееся время полёта. Спал, ели, пару раз сходил и побегал на дорожке. Закончилась закачка, поставил следующий кристалл. Когда переписанный, то обнаружил что он, то же треснул и помутнел. Изучил все три базы ручного оружия по 1 ранг. Во время просмотра научно-популярного фильма о каких-то существах похожих на огромных мокриц почувствовал слабось и шум в голове. Мы вышли из прыжка. Дал задание искину вывести изображение с камеры на обшивке. Вот теперь мои ожидания оправдались. Всё небо было усеяно звёздами. В центре красноватое солнце. Корабль двигался куда-то в сторону от местного светила. Спросил Изида, куда мы двигаемся, и он подсветил тактическую информацию с навигационной системы. В системе было 3 планеты, две билжайшие к светилу не были отмечены ни как, а вот у дальней стояли значки количества жителей, она была населена. На её орбите находилась орбитальная станция, тип "Морис". Время прибытия оценивалось как 5 часов 35 минут стандартного времени. Ни планеты, ни станции на экране визуально не было видно, только тактические значки. Но кроме них ещё три десятка значков трёх цветов указывали, что ближайший космос наполнен пустотными платформами. Закончилась закачка в нейросеть последней баз по оружию. Кристалик опять был трестнут. Я выставил будильник на предупреждение за 15 минут до прибытия. И уснул, наблюдая за замершей картинкой на мониторе.

Будильник вырвал меня из сна. Когда протёр глаза и всё-таки вспомнил, что я тут делаю, обратил внимание на монитор. Тут всё поменялось. Уже достаточно была заметна коричневая планета. Точнее пятнистая планета различных коричневых оттенков. А на её фоне приближался шар орбитальной станции. Чем ближе подходили, тем более стали заметны выступы из тела станции. Это были причальные мачты, к которым цеплялись корабли. Кроме них на самой станции в кажущемся беспорядке были разбросаны какие-то шлюзы, выступы, антенны. Крейсер приблизился к одной из мачт, постоянно снижая скорость, выбрасывая факелы из передних блоков маневровых двигателей. Уже у самой мачты корабль замер. Из мачты выдвинулся рукав, напомнивший мне терминал земного аэропорта, и присосался к носу корабля. В этом месте был передний шлюз. Во время касания по всему кораблю прокатился звук глухого удара. Мы пристыковались к станции.

Прошло почти 5 часов, прежде чем мне пришло сообщение от капитана, с предложением зайти в рубку. Я там был буквально через минуту.


— Заходи, сейчас будем из тебя делать гражданина Ретины, — сразу с ходу начал капитан. — Пока подлетали, я связался с одним знакомым, гражданином этого герцогства. Он мне обязан кое-чем, потому не отказал стать твоим поручителем. Подпишешь соглашение, маленькая церемония, потом сходим к местному СБ-шнику, и он всё оформит.

— А нельзя сразу стать гражанином Антранской империи?

— Можно, только они сейчас готовятся к одной очередной маленькой победоносной войне, а тебя с нулевым рейтингом и инженерной нейросетью сразу принудительно заберут в армию. Обычно "диких" отправляют с специальные центры расположенные на населённых планетах и вот там уже принимаешь гражданство и выбираешь сам что ты будешь делать. Но сейчас, в состоянии военного времени и мобилизации, тебе опасно появляться на станции. Но не волнуйся, потом сможешь поменять гражданство. Так как Ретина протекторат, то его никто не считает за полноценный мир Содружества, и позже ты сможешь спокойно выбрать любое гражданство пожеланию.

— Хорошо, понял. А в армию Ретины не заберут?

— У них нет армии. Точнее нормальной армии, там какое-то церемониальное войско из местных, все в перьях и со старинным колющим оружием. Защищает их флот Антрана. А за это герцог им отдал на откуп богатые месторождения в астероидных полях. Вовремя успел, иначе тот же антранский флот выжег бы всю их планету до состояния магмы. А так антранцы ковыряют астероиды на вполне законных основаниях и даже платят там какой-то смешной налог, а герцог может спать спокойно.

— Когда начнём?

— Сейчас. Лови соглашение, — появилось иконка письма. — Там всего страница. Прочти и подпиши.


Пришедшее письмо было соглашением между разумным с неизвестнй планеты Влад Ислаавом и представителем герцога Ретины Сумана 17-го уршусом седьмого дона Уруисом о принятии несчастного беженца под покровительство сиятельного и милостивого герцога. И так целая страница. В конце стояла сумма. Я обязан был перечислять раз в год сумму в 500 кредитов в виде налогов для процветания теперь уже нашей общей планеты. Я подписал и переслал капитану. Тут же голопроектор показал старика в балахоне. Открыта была только голова вся в маленьких косичках.

— Я уршус седьмого дона сиятельного Сумана 17-го, нашего великого герцога Ретины. Зовут меня Уруис. Подними правую руку Влад Ислаав, — я поднял. — Словом герцога я принимаю тебя в граждане Ретины.

И исчез. Только я, стоя с поднятой рукой, заметил пришедшее письмо. В нём было подтверждение принятия мною гражданства. Я переслал копию Тару.


— Всё, гражданин Ретины. Пойдем, зайдём к СБ-шнику и в банк, — он направился к выходу из рубки. — Это просто письмо, чтобы его активировать и прописать в нейросеть гражданство нужно обратиться к официальным властям. Только у них есть оборудование для таких операций. Сейчас пойдём к начальнику таможенной службы этого терминала. У него есть нужное устройство. Я уже переслал ему твоё письмо и объяснил ситуацию. Отказать он не может, Ретина протекторат Антрана и все чиновники должны содействовать властям протектората, если это не противоречит требованиям Антранской империи. Номинально ты уже гражданин Ретины, остались мелкие формальности.


Переходной рукав, соединяющий корабль со станцией, очень напоминал такие же в земных аэропортах в терминалах погрузки. В самом рукаве гравигенератор корабля уже не действовал, а станционный ещё не доставал, потому пропавшая сила тяжести немного испугала и я начал барахтаться, цепляясь за поручень на стене. Кое-как приняв вертикальное, по моему мнению, положение начал осторожно передвигаться вперёд. Капитан как будто и не заметил ничего. То ли он уже привык, то ли в его скафе были какие-то магнитные ботинки. Я думал, что мы в шлюзе никого не встретим, но там два незнакомых мне человека возили на гравиплатформе какие-то ящики. Капитан, проходя спросил, долго ли ещё, а они, косясь на меня, ответили, что почти закончили. Вышли в большой коридор и долго шли к самой станции, пройдя несколько шлюзов по дороге. По дороге встретилось всего пару человек. Обычные люди в обычных комбезах как у меня. У последнего шлюза оказался человек в скафе обвешанном всякими значками так, что было сразу видно, что перед нами важный чиновник в форме. На боку висел короткий антранский автомат. Над дверью горел красный огонёк.


— Привет Тар, а кто это с тобой? Не могу определить его рейтинг безопасности.

— Это мой новый техник Влад Ислаав. Он новый гражданин Ретины, вот идём к Улису оформляться.

— Шустро вы, — он усмехнулся. — Под твою ответственность.

Он отошёл в сторону и над шлюзом красный сменился разрешающим синим. Ещё пара коридоров и шлюзов и мы оказались нужной двери. Тар решительно открыл её. Внутри сидел крепкого телосложения дядька с проницательными глазами и короткой стрижкой в чёрном комбезе. Самое странное было то, что он был седой. Вроде как нейросеть не должна была допустить такого, но вот передо мной седой человек и явно военный.

— Привет. Вот и мы, — начал капитан.

— Вижу что вы. Ладно, пускай садится, — и он указал на кресло у стены. Капитан махнул рукой.

Я сел в кресло и откинулся на спинку. Тут же почувствовал, что мне к шее сзади что-то присосалось. "Внешнее подключение к нейросети" — тут же всплыло в сознании. Оказывается, у меня сзади на шее был контакт для прямого подключения. Я об этом знал из изученной базы, но как-то раньше не осознавал. Появилось сообщение — " Активация соглашения хозяина с герцегством Ретина" — "ДА-НЕТ". Нажал "ДА". "Внесены изменения в статус хозяина" Присоска сзади отскочила, и я встал с кресла.

— Вот и всё, — сказал седой. — Если бы не ты Ишаас, то этот разумный просто так не отвертелся бы. Ты сказал, что он твой техник. А у него нейросеть инженерная с военной меткой. Срочно принял гражданство чокнутого герцога. Он что из "диких".

— Сочтёмся Улис, — ответил, рассмеявшись, капитан, на что Улис просто махнул рукой.

— Подожди меня снаружи, я пару минут, — И капитан выпроводил меня из кабинета.

— У меня есть к тебе дело, — начал он присев напротив сбшника. — Как, наверное, уже знаешь, мой техник Нур погиб. По своей глупости. Но, ни это главное. Я подобрал Влада, а он уже нашёл у Нура спрятанные базы. Тогда я провёл обыск и вот что нашёл.


Капитан поставил на столе коробочку, открыл крышку. Внутри был небольшой механический паучок каплевидной формы с тоненькими ножками.


— Я даже не знаю что это, тем более Нур явно не мог таким управлять.

— Ты и не должен знать, — Улис захлопнул крышку коробки и быстро спрятал её в стол. — Даже я только смутно представляю.

— Вот я и решил, не можешь дать своих парней проверить мой кораблик, нет ли там ещё каких подарков.

— Я пришлю, но о цене будешь сам договариваться. Ты, же неофициально хочешь?

— Конечно.

— Есть только проблема. Об этом устройстве мне придётся написать отчёт. Такие вещи просто так не появляются. Тогда может, придётся твою посудину и официально обыскивать. Пришлют проверяющего с шарика. Ох, не нужно нам сейчас никого чужого. Ещё твои странные рейсы конвоя, когда высаживаешь почти весь экипаж.

— Ты же знаешь, был неудачный контракт. Дал ребятам отдохнуть. А на этот конвой только сумасшедший нападёт. Сопровождение там просто для красоты.

— Ладно, ладно. Это твои дела, я туда не лезу. — Остановил оправдывающегося Улисс. — Но ты этого Влада пока убери с корабля. Пускай несколько дней побудет где-нибудь в другом месте.

— Я его к Герату хотел на день-два. Оставлю там подольше, пока не успокоится всё.

— Давай. Я предупрежу, если что.


— Теперь в банк, нужно тебе открыть счёт и заплатить первый взнос герцогу.

На этот раз мы не шли пешком, а капитан вызвал кабинку местного такси на гравиплатформе. Машинка была маленькая, внутри с трудом уместилось бы 4 человека. Но летела она шустро. Я, открыв рот, смотрел по сторонам. Тут уже было много людей. По коридорам сновали гравиплатформы различных размеров, ходили люди. И, вполне возможно, совсем не люди. Дроидов я уже отличал, а вот некоторые мелькавшие фигуры были совсем не человеческие. Машинка остановилась у больших дверей на маленькой площади. Капитан потянул меня внутрь.

Внутри, в большом пустом зале, всё говорило о богатстве и роскоши. Так и должен выглядеть солидный банк. По крайней мере, так должен воспринимать это новоприбывший со слаборазвитой планеты или шахтёр, долго проработавший безвылазно в астероидном поле.

— Чем могу помочь? — Оторвал меня от лицезрения красивого потолка с росписью каких-то существ, появившийся из неоткуда молодой человек.

— Этому новому гражданину герцогства Ретина необходимо открыть счёт в вашем банке, — начал за меня капитан.

— Будем ставить банковский чип, а в нашем банке самые замечательные условия, свой операционный комплекс и лучшие цены. Или привяжемся к нейросети?

— Привязка к нейросети.

— Пройдёмте к стойке.

Мне пришёл договор, где было указано моё имя и гражданство. Как они узнали, наверное, какой-то сканер при входе. Почитав его, я подписал и отправил назад. Потом клерк попросил меня положить руку в какое-то желе. После чего у меня появилось ещё одна иконка. Нажав на нее, я убедился, что счёт пуст.

— Сейчас я перекину тебе кредитов, — появилось сообщение о приходе денег, целых 1000 кредитов. — Забрось 500 кредов герцогу, в соглашении есть счёт, просто нажми на ссылку и само автоматом спишет. Потом подключись к сети и оплати услуги инфосети, она тебе потребуется. Сейчас мы едем в одно место. Там ты несколько дней будешь готовиться к сертификации. Наш экипаж ещё пока не готов, да и не всё из запчастей подвезли. Я буду занят, а ты поучишься у старого Герата. Слушайся его и делай всё, что он скажет. В сети найдёшь схему станции, наш причал 47 -129. Ты член экипажа и шлюз тебя пропустит.

Пока он говорил мы опять сели в такси и помчались по коридорам. На этот раз поехали назад. Тут явно были технические службы, было больше гравиплатформ. Что-то куда-то везли. Народ был одет более однообразно. Практически все в таких же комбезах, как и я. Остановились у больших ворот. Когда такси укатило, мы прошли через дверь в воротах внутрь.

За дверьми оказался огромный ангар. Просто огромный. Наверное, как сухие доки на Земле, где собирают корабли. Правда, я такие только в телевизоре видел, но больше мне сравнить было не с чем. Внутри, в центре, находился заострённый брусок лёгкого крейсера антранской постройки. По нему ползали роботы, рядом стояло 2 человека. Вспыхивало пламя резака. Кроме крейсера вокруг расположилось несколько небольших пустотных платформ. Два точно истребители, ещё троих я не мог определить из того что были сильно разобраны. У края заметил ещё ряд из нескольких различных пустотных платформ. Мы направились к небольшому домику у стены, который моя нейросеть определила как жилой модуль.


— Это он? — на меня смотрел хмурый пожилой мужчина.

— Да. Сделай из него хорошего техника. Кое-какие базы он поднял, мелким ремонтом у нас занимался, но на обшивку я его не пустил. Как закончишь, сообщишь мне.


— Скажу сразу, Влад, мне это не нравится, — начал Герат после того как капитан ушёл. — Но я обязан Иаасу и только из-за наших хороших отношений займусь тобой. Наберут "диких", а ты потом возишься с ними. Простейшие понятия объясняешь. Не каждый может быть техником, это призвание.

— Ладно, — прервал брюзжание мой новый начальник. — Жить будешь в крайней комнате. Номер 8. Доступ я тебе дал. Есть в общей столовой. Но если хочешь, то можешь питаться в баре за углом, мои дети иногда ходят туда. Выходи, тебя встретит мой младший. Он даст тебе задание, посмотрим, что ты можешь.

Уже когда я выходил он, вдруг задал вопрос.

— А на своей планете ты кем был?

— Инженером, — ответил я, выходя из комнаты.


На выходе меня встретил молодой человек. Можно было и не говорить, что это его сын. Уж очень похожи. Только этот был молодой и жизнерадостный.


— Привет Влад, я Илкит. Буду за тобой присматривать. Пошли, тебе уже приготовили рабочее место, — улыбка была на всё лицо. Явно его веселила создавшаяся ситуация.

— Показывай.

Илкит привёл меня в угол, где организована небольшая мастерская. Около стола стоял ящик весь заваленный моими старыми знакомыми "Тес-37". На столе стоял оширский универсальный тестер "Ошео-7". Дешёвый, с малым количеством функционала, но для данной работы вполне подходящий.

— Вот стол, малый набор техника и тестер. Нужно осмотреть этих роботов уборщиков и составить список необходимых запчастей, — техник махнул рукой на ящик с дроидами. — Я буду рядом, если нужно спрашивай, — и ушёл.


Значит, решили устроить мне проверку. Ну что же, это их право. Я изучил инструмент. Проверил тестер, активировал запись на нейросеть для сертификации и взялся за оширские "ведёрки". Такое чувство, что на эту станцию привезли и распродали кучу этих дроидов. Ну, или они часто ломаются. В ящике оказались 12 шт "Тес-37" и 7 их более продвинутых, но не менее глючных собратьев "Тес-40". я взялся за тестирование и ремонт. Из кучи 9 "Тес-37" и 6 "Тес-40" оказались со знакомой мне неисправностью. Вся мастерская состояла из трёх столов и между ними располагались зарядные станции для различного оборудования. Вот туда я и расставил заряжаться уборщиков. Из оставшихся четырёх дроидов у трёх были нерабочие аккумуляторы и один нерабочий модуль управления. Перекинув аккумулятор, оживил ещё одного сорокового. На всё у меня ушло больше трёх часов. Больше половины дроидов были заряжены, это те, что были сделаны первыми. Запустил у всех сразу полный тест, включающий проверку всех механических частей. Вот это уже было весело. Десяток разноцветных "ведёрок" стали носится вокруг кругами, то останавливая, то резко трогаясь при этом размахивая своими механическими руками. Это продолжалось минут 10 и привлекло ко мне внимание. У большинства дроидов износ был более 50 %, но они ещё вполне работоспособны. Когда уборщики закончили тест и, подъехав ко мне, выстроились ровненько рядами, только тогда я заметил, что в стороне стоит Илкит и удивлённо наблюдает за всем происходящим.


— Лови документ с необходимыми запчастями, — я переслал ему заказ.

— Всё необходимое есть у нас на складе, — сказал он, подойдя поближе. — Я не думал, что ты так быстро справишься. Герат сказал, что ты "дикий" и тебе только поставили нейросеть и у тебя мало баз.

— Да, он прав. Нейросеть установили недавно, есть несколько баз. Но не выше 2 ранга. Просто мне и дома приходилось чинить всякие устройства, а большинство поломок везде одинаковы. В данном случае отсутствие контакта.

— Вообще то, это было задание тебе на два дня, так что сейчас принесу нужное для ремонта. Пока доделаешь это. Потом можно будет поесть. На следующей потребуется дроид, а они заняты.


Через 10 минут подкатила гравиплатформа. На ней были нужные запчасти. Аккумуляторы были бэушные, но живые. Модуль управления новый. Быстро собрав дроидов, поставил всех на зарядку. Провёл тест оставшихся. Сложил инструменты по местам и отправился в столовую.

Илкит был уже там и ел какую-то кашу, запивая шипящим коричневым напитком, напомнившим мне колу. Обдумав буквально секунду, я решил пока заказать привычное мне блюдо. Пищевой синтезатор мой заказ принял и занялся готовкой. Только тогда я понял, что давно не ел и очень проголодался. Всё происходящее вокруг так отвлекло меня, что организм даже забыл, что нужно иногда и есть. Но предчувствие скорого обеда ещё больше распалило аппетит.

По остекленевшему взгляду я понял, что Илкит чем-то занимается в нейросети. Дома, на Земле, я предположил бы, что он наркоман под кайфом. Но тут это законопослушный гражданин вполне возможно читает письмо от бабушки или смотрит фото любимой девушки. Пока он был занят, я решил подключиться к инфосети. Сейчас, когда я был вне корабля, я мог посылать сообщения только в зоне прямой видимости. Нужно было подключиться к глобальной сети. Нашёл сеть, при входе захотели денег. Оплатил сразу за год, теперь понял, почему капитан дал столько денег. Зашёл в сеть станции, нашёл схему. Там были их ещё правила и куча каких-то других документов. Но почитать, не было времени. Уже "очнулся" Илкит. Пора было приниматься за работу.

Мы подошли к одному из разобранных истребителей. В треугольном аппарате я опознал арварский "Везель". Турель с роторной пушкой была снята, были открыто множество лючков.


— Проводим текущий ремонт "Везеля". Нужно провести ремонт реактора, заменить двигатели и оттестировать пушку. Ещё по мелочи. Лови список. Позже доставят запчасти. Вот только "Турис-4М" пока занят. Должен был уже освободиться, но что-то там, у брата не получается. Потому и ждём.

— А чего не взять одного из дроидов из комплекта. Тут одного достаточно.

— Нет, у Туриса искин может слушаться только одного хозяина.

— А зачем нам искин. Нужен только один дроид. Я могу управлять дроидом.

— У тебя есть имплант прямого управления, — Илкит был искренне удивлён.

— Нет. У меня инженерная нейросеть с возможностью прямого управления.

— А что ты тогда тут делаешь, — у Илкита глаза стали круглыми.

— Учусь, — скромно ответил я.


Справившись со своим удивлением, Илкит предложил мне пройти на склад. Меня самого удивило такое отношения техника к инженеру. Он уже так не улыбался и стал серьёзным. Сам склад я до этого не заметил за тушкой крейсера. Он представлял собой три средних контейнера. Два из них были завалены всяких хламом, в третьем обустроилось оборудование. В углу стояло 2 дроида. Один "Турис-Р", как работяги из хакданского комплекта "Турис-4М". Второй небольшой оширский "Ушен-Р" из одноимённого набора. Дешёвый, простой, с малым функционалом, но вполне рабочий. Правда, ему приходилось таскать с собой несколько запасных манипуляторов. Разные функции выполняли разные манипуляторы и их, для разных работ, приходилось постоянно менять.


— Ты можешь взять под управление кого-то из них, — показал на них Илкит. — Они некомплектные. Купили по случаю на запчасти.

— Могу управлять обоими, — ответил я, связавшись по очереди с каждым. — Но нужны коды активации.

— Лови, — ответил, задумавшись на минуту.


Ввёл коды, привязал к своей нейросети и запустил краткий тест. "Турис" показал состояние 72 %, а "Ушен" в 61 %. Вполне нормально. Аккумуляторы заряжены. Послал их к истребителю.


— Илкит, давай вези запчасти, начнём чинить твоего "Везеля", — я повернулся и пошёл к площадке с истребителем.


На месте туриса я заставил доставать реактор, а ушена снимать двигатели. Через некоторое время подкатила гравиплатформа, и турис снял с неё несколько коробок. Работать под прямым управлением было скучно. Мой мозг выполнял функцию искина отряда дроидов. То есть я управлял дроидами, но как бы вне сознания. Загружать мозг в это время было нельзя, он и так загружен, но и делать особо нечего. Процедуры стандартны, расписаны в базах. Быть техником скучно. Ходил вокруг "Везеля" и заглядывал в лючки, рассматривая вблизи конструкцию. Когда турис прислал сообщение, что задание выполнено, и реактор он достал, я отвлёкся от изучения роторной пушки. Ушен уже снял один двигатель и теперь возился с другим. Оказалось, что чуть в стороне стояли все четыре местных техника. Илкит смотрел на работу роботов восхищённо, а вот два его брата и отец как-то задумчиво.


— Нужен другой универсальный тестер, "Ошео-7" не годится для проверки военной техники, он гражданский. Нужно проверить новое оборудование.

— Так оно же новое, — ответил, прищурившись, Герат.

— Всё рано нужно, требование регламента, — чётко протараторил как на автомате я.

— Почему не сказал, что у тебя инженерная нейросеть?

— Так не спрашивали. Я думал, Тар всё рассказал.

— Хорошо. Илкит принеси "Тек -25". И будешь ему помогать, — он показал на меня рукой, развернулся и ушёл. Старшие братья пошли за ним.


Стенд для тестирования реакторов находился в импровизированной углу-мастерской. Можно было прямо на месте перебрать реактор, но если есть стенд, то лучше на нём. Но я не был уверен, что дальности связи нейросети хватит и боялся оставить оширского дроида без управления. Потому просто ждал пока он достанет последний двигатель. Илкит принёс тестер, и я проверил оба двигателя. Действительно, с ресурсом 100 %, новые. Впервые за всё моё время тут вижу новое оборудование.

Пока "Турис" торжественно нёс в лапках маленький реактор истребителя к стенду, а мы шли за ним, а решил расспросить Илкита.


— Твой отец всегда такой хмурый или только когда меня видит, — для начала я решил пошутить.

— Они боятся, что ты займёшься ремонтом на станции. У тебя инженерная сеть, ты вон как сразу всё починил. Вот они и испугались, — сразу выпалил техник.

— Зря они боятся. Я в вашем мире и месяца не пробыл. У меня мало знаний. Нет связей.

— Ты работаешь с Таром Иаасом. У него отряд маленький, но он многих знает. У него связи. Ели он захочет открыть новое дело, дополнительно к своему отряду, то он сможет переманить много клиентов.


Я задумался над его словами. А ведь учитывая, что капитан не особо посвящал меня в свои планы, взять хотя бы это обучение, то ждать можно было всего что угодно. Правда заключённый контракт подразумевал работу только на корабле, но учитывая мой долг отряду "Тень Тааса", ему ничего не стоило потребовать вернуть деньги или перезаключить контракт. Своя техническая база и дополнительный заработок никогда не помешают. Ладно, будем пока плыть по течению.

На стенде дроид шустро распотрошил реактор, заменив комплектующие новыми из ящика. Проведённый тест показал ресурс 91 %. Вполне годный аппарат. У истребителя "Турис" стал устанавливать реактор, а оширский дроид устанавливал новые двигатели. Потом установка турели. Она забавно поводила во все стороны пушкой, пожужжала и заявила, что предварительный тест пройден, полный тест и юстировку необходимо провести с боеприпасами и мишенью. В это время Илкит поставил несколько новых модулей в кабине. Когда всё собрали, закрыли все технологические отверстия, и я запустил тест. На него ушло 20 минут. "Везель" был готов. На сегодня работа была закончена.

Ужин с Илкитом в столовой и я отправился в свою комнату. Войдя, стал как вкопанный. Это была точная копия моей каюты на корабле, как будто вернулся в неё. Вот значит что такое стандартизация.

Утром Герат обрадовал меня тем, что мы с Илкитом отправляемся менять пушечные турели у одного из заказчиков. Загрузили у небольшую открытую управляемую гравиплатформу тестеры, набор инструмента, одного дроида и пару старых скафов "Акимур-3С". И поехали. Сама гравиплатформа напомнила мне старый заводской электрокар, виденный ранее на заводе. И то же покрашена в жёлтый цвет. Мой напарник, лихо управляя машинкой, довёз нас в нужное место за минут 15.

Доехали до небольшого дока, где нас встретил хозяин оширского грузовика проекта "Фарнух". Корабль стоял у такой же причальной мачты, как и "Тень Тааса", так же к нему был подключен переходной рукав. Отличием был только док со шлюзом для выхода наружу. В шлюзе уже находилось 2 башни "СВ-8" и несколько стопок с листами композитной брони. Мой напарник переговорил с заказчиком и получил от него проект переделки грузовика. Без него с базами техника нельзя было даже болт закрутить вне стандартного проекта. Корабль представлял из себя заострённый цилиндр, в носу находилась рубка и жилые модули. В корме 3 двигателя треугольником. По бокам 2 шлюза для доступа к грузовым отсекам. По всему цилиндру располагались 12 башенок ПКО, и нос с рубкой был обшит пластинами композитной брони. Это был явно не боевой корабль, но от небольшого москитного флота он мог попытаться отбиться.

Илкит помог мне одеть и подключить скаф. Залазить в него предполагалось сзади. Это был бывший военный оширский скаф, переделанный в скаф техника. Потрёпанный временем, с несколькими заплатами. Система подачи еды и удаления отходов отсутствовали, но газовые двигатели системы перемещения в пространстве работали. Нагрузили дроида и вошли в шлюз. Вне станции и гравигенератора я опять попал под действие невесомости. Даже немного подташнивать начало. Пришлось остановиться, уставиться в одну точку и начать контролировать своё дыхание. Это я знал из изученных баз техника. Минутная тренировка помогла, и я почувствовал себя лучше. Илкит стоял рядом и улыбался


— Что, первый раз снаружи? — услышал я в наушнике.

— Да, так что пока на меня не рассчитывай. Я осваиваюсь. Ты начинай сам.


Сам Илкит вел себя так, как будто всю жизнь жил в невесомости. Глядя на него, я вспомнил, что и у меня в боты скафа встроены электромагнитные подошвы, их просто нужно было активировать и не болтаться, держась рукой за поручень. Неуверенной походкой начинающего минёра я шёл за напарником, а за мной топал дроид. Уже на обшивке я осознал, что нахожусь в открытом космосе. Над головой было открытое пространство и огромное количество звёзд. Мы находились в теневой стороне станции, и корабль освещали прожектора. Теперь уже закружилась голова, и я потерялся в пространстве, началась паника. Опять остановился и начал контролировать дыхание, сконцентрировав взгляд на шлюзе. Пару минут и паника отступила.

Решил осмотреться. Прошёлся взглядом по обшивке, стало заметно, что кораблику досталось. Большинство снарядов не достигло своей цели, броня выдержала. Я определил повреждения как попадания от роторных пушек. А вот несколько подпалин с дырками с боку корпуса показали, что обстрел корабля вёл кто-то мощнее небольших истребителей. Мы решили для начала заняться турелями. Первая на очереди превратилась просто в холмик спёкшегося металла с керамикой, даже проверять было не чего. Пришлось даже доставать резак. Можно было приказать дроиду всё сделать, но Илкит решил показать мне, как работают техники. Небольшой резак был закреплён сбоку каждого из наших рюкзаков. Это не был мощный резак техника, это был небольшой аппарат с маленькой батареей и ограниченным временем работы. Красноватая струя плазмы длинной сантиметров двадцать резала металл медленно, но уверенно. Илкит показал мне, как управлять резаком, а потом уступил место. Из баз я знал, что делать в теории, но увидев вживую, теперь полностью осознал правила работы с плазменным резаком. Казалось, я уже давно умею им пользоваться. Мне и на земле как-то приходилось резать газовой горелкой, просто из любопытства дали как-то знакомые сантехники. Но эта штука, ни шла, ни в какое сравнение. Чистый ровный срез, почти без искр. Космические технологии. Срезали оплавленную часть крепления. Далее дроид достал башню, отключил от систем корабля и потянул её к шлюзу. Вроде как башня ничего не весила, её и я мог "поднять" одной рукой. Но масса никуда не делась и лучше не рисковать, пускай железяка поработает. "Турис" принёс новую башню, подключил к системам корабля, установил на постаменте и несколькими чёткими движениями приварил. Я подключил тестер к внешнему коммуникационному разъёму и провёл тест. Всё оказалось отлично.

Вторая башня оказалось не так повреждена. Попадание снарядов роторной пушки повредили механику системы наведения орудия. Заменой занимался дроид, мы просто наблюдали. Судя по схеме, были повреждены ещё 2 турели, но у заказчика пока не было денег на их замену. Одна сбоку оказалось то же полностью оплавлена, её не трогали. Последняя турель была только частично повреждена. Сама пушка оплавлена, а вот механизм наведения вполне работоспособен. Илкит хотел было уже отправиться менять броню, но у меня возникла мысль собрать одну турель из двух неисправных. Приказал дроиду снять неисправную и тянуть её к шлюзу. Работать тут мне не очень нравилось, всё-таки безграничное пространство космоса давило на психику, хотелось уже увидеть крышу над головой. Да и к скафе было неудобно. Материал был мягкий при нормальном давлении. В ваккуме он немного дервенел и сковывал движения. Возможно потом я привыкну, но сейчас мне это не наравилось. В шлюзе я заставил дроида разобрать обе турели, а потом собрать из двух одну целую. Покрытие механизма наведения было оплавлено, сама турель вся закопчена. Вернулись на место, дроид установил турель, и я запустил полный тест. Он показал, что турель полностью работоспособна.

Устанавливать панели брони было не интересно. Я срезал очередной оплавленный лист. Дроид его уносил и притаскивал новый. Пока он его удерживал, Илкит приваривал на место. Скоро ресурс батареи моего резака был исчерпан и мы с Илкитом поменялись местами, только дроид уже сам приваривал лист брони на место, я только его контролировал. Уже на последних издыханиях резака Илкита мы закончили. На всё ушло 7 часов и половина ресурса моего старого скафа. Отчитались перед заказчиком, погрузились на нашу жёлтенькую гравиплатформу и отправились к себе. Только в кресле машины я осознал, как устал. И проголодался. Уже в столовой Илкит сказал, что на сегодня всё, мы свободны. В каюте, после душа, я решил завалиться спать, но вначале попробовать опять поучить базы во сне. Учиться как обычно, сейчас не было времени, потому этот способ показался мне наиболее приемлемым. Поставил на изучение "Ручное кинетическое оружие" — 2 ранг. Уже лёг спать, но всё-таки желание как можно эффективнее использовать своё время заставило меня подскочить, достать кристалл пилота средних кораблей и вставить в браслет-коммутатор. Появившееся время записи на нейросеть в 76 часов не пугало. Я пока ни куда не спешил.

На следующий день с утра мы ездили с Илкитом ремонтировать абордажных дроидов у группы подозрительных личностей. Переговоры опять вёл мой весёлый напарник, а я занялся ремонтом. На борт корабля нас не пустили. Всю работу проводил в шлюзе. При помощи дроида заменил реактор у одного абордажника с дыркой от плазмы в животе. Провёл тест. Заварил дырку на животе. Потом переставил новый манипулятор с пулемётом у другого калеки. Броня у обоих была вся во вмятинах. Явно они не скучают. Провёл тест и показал хозяевам.

После обеда занимались заменой двигателя у небольшого эсминца. Движки кораблика второго поколения уже выработали свой ресурс и один из них, отдал концы. Новый двигатель оказался оказался совсем не новым, а восстановленным с ресурсом в 61 %. Заменили за 2 часа. Старый забрали с собой, как оказалось у хозяев совсем нет денег и всё что осталось после ремонта и было нашей платой за работу. Уже в мастерской узнал, что мне доверили тестировании и ремонт, в случае возможности ремонта.

Пока развесили скафы и поставили на зарядку, пока разобрал и оттестировал в мастерской двигатель. Составил список необходимых запчастей для капремонта. Только тогда заметил, что закончился день.

Утром в столовой мне пришло сообщение от Герата, что я работаю сегодня один. От ремонта вчерашнего двигателя решили отказаться. Комплектующие стоили больше цены восстановленного. Поэтому мне было поручено, часть запчастей перевезти на склад, список прилагался. Остальные в кучу мусора и металлолома. После чего осмотр и ремонт чётырёх малых пустотных платформ в углу дока.

В углу оказались два истребителя "Алдуш", разведчик "Сворг" и небольшой бот "Мидэн-9". Точно такие же были приписаны к Тени, но там док был пуст. Когда я узнал кораблики, то сложить два и два было не трудно. Это мои будущие подопечные.

"Сворг" на вид в обслуживании не нуждался. Да и потребовал идентификационный код для допуска. "Алдушам" авторизация не потребовалась. Они имели мелкие повреждения, но жизненно важные части были исправны. Запустив на обоих тест всех систем начал осматривать бот. Он представлял собой цилиндр с одним ходовым двигателем в корме. Передняя часть была хорошо бронирована, но заметно было, что это уже доделка изначального проекта. Впереди находилась рубка, в которой умещалось только 2 кресла. В центре корпуса было помещение с двумя выходами по бокам. Шлюзов как таковых не было. Створки выходов отъезжали, помещение разгерметизировалось. Герметичной оставалась только кабина. Семь кресел и пустой шкафчик, вот и весь дизайн. В рубке запустил подключение к искину. Тут он был совсем какой-то тупой. Изид по сравнению с ним был разговорчивым гением. Запустил полный тест.

Нужно было найти документацию по боту, и я вспомнил про инфосеть. До этого мне как-то даже не было времени разобраться с ним. Даже почту не смотрел. Зашёл и офигел. Почтовый ящик был завален письмами. Как оказывается, я не поставил сигнализации о входящих сообщения. Потратил 15 минут, пока не выяснил, то все письма были банальным спамом. Ни кого из написавших мне я не знал, потому с лёгким сердцем всё стёр. Только тут вспомнил, что не представляю как искать. Ни какого поисковика в сети я не знал, а искина, которого мог использовать как поисковик, как Изида, под рукой не было. Облом.

Утром в столовой я был удивлён появлением Тара. Я как то в суматохе даже перестал считать дни.


— Как идёт учёба, — даже не здороваясь, начал капитан. — Герат говорит, что ты делаешь успехи.

— А мне вообще кажется, что я не учусь, а работаю. С утра до вечера бегаю без отдыха.

— Не ной, отдохнешь потом на корабле. В реальности, когда всё хорошо, у техника не так много работы. Так смотри, чтоб на корабле всё работало и чини вовремя. Тут на станции у техников работы по больше, но только Герат с сыновьями много работает и берётся за всё, что предложат. Зато и док у него большой, они развиваются и многие ему обязаны. Другие ремонтники выбирают заказы, сидят в своих мастерских и не хотят тратится и учить новые базы. А Герат хочет купить инженерный бот и кроме станции заняться ремонтами на обшивке. Сейчас его старший Таркит сдаёт на сертификат Пилота. И мне подумалось, почему бы тебе не стать пилотом.

— "Алдушом" управлять буду? — Решил я пошутить. — У вас пилотов не хватает?

— Пилотов я найду, а вот технику полезно управлять ботом.

— В вашем боте уж очень много дырок.

— Герат сказали или сам догадался?

— Не трудно было понять, что эти четыре кораблика с Тени.

— Бот был не наш, это мы в нём дырок наделали, когда они к нам полезли, — капитан улыбался. — Базы пилота среднего корабля Нура уже выучил?

— Откуда вы знаете? — Я был удивлён. Капитан всё знал, но до этого молчал.

— Ты нашёл, это твоя добыча, — улыбка капитана была на всё лицо. — Я даже помогу тебе с учёбой и, если захочешь, сдачей на сертификат. Лишний пилот на корабле не помешает.

— Пилотские не успел. Только залил на сеть. Нет времени, да и Док предупреждал мозги не перегружать.

— Бери свои кристаллы и пошли. Тут в одном месте зальем тебе все базы, и начнешь учить в медкапсуле.

— Я всё своё ношу с собой, — похлопав по карману, ответил я и вспомнил про разведчика. — Меня "Сворг" не пускает к себе. Требует идентификационный код.

— Поджди, — капитан "завис" на пару минут. — Лови пакет. И пошли, нас уже ждут.


В это раз мы пошли пешком. Я на карте проследил наш путь и заметил, что капитан меня привёл в местный медцентр. Сидевшая на входе совершенно лысая, вся в наколках девушка только кивнула. Прошли внутрь. В коридоре нас встретил худой безволосый мужчина неопределённого возраста с бесцветными глазами.


— Это Шуринат. Он местный медтехник. Отдашь ему оставшиеся кристалы, он залёт тебе. И ещё пара баз от меня. Он поставит на обучение пилота малых кораблей. У них тут есть пара вирткапсул. Вначале учишся, потом будешь ходить два дня по четыре часа и пройдёшь практическое обучение. Всё оплачено.

— А почему не на корабле?

— Там пока все заняты, не до тебя. Да и нет у нас вирткапсулы. Давно хотел купить, но пока нет денег. Всё, я пошёл.


Он развернулся и вышёл, а я проследовал за Шуринатом. В комнате с медкапсулой "Гахзар 3М" усеянной затейливыми завитушками, то ли рисунками, то ли у них буквы такие, медтехник показал рукой на шкафчик. Я высыпал все свои кисталлы на стол, разделся и сложил комбез с ботинками в шкафчик. Отъехала крышка, я залез в капсулу. Крышка закрылась.

Когда отрыл глаза, крышка была уже открыта. В комнате никого не было. Я проверил изученные базы — Пилот малых и средних кораблей до 2 ранга. Навигация — 1 ранг. Боевые дроны — 1 ранг. В неизученных была Навигация — 2 ранг и Боевые дроны — 2 ранг. Провёл в капсуле чуть больше 20 часов. Одевшись и пройдя по коридору к выходу, никого по пути не встретил, только лысая девушка на входе сказала, что на завтра мне зарезервирована вирткапсула. Используя карту станции, дошёл до дока Герата. Его искин меня опознал и пустил внутрь. Я сразу же пошёл в столовую и, заказав еду начал всё жадно поглощать. Когда доел порцию и раздумывал, не заказать ли мне вторую, зашёл Герат и сел рядом со мной.


— Уже начал изучать базы пилота, — начал сразу он, у меня сложилось мнение, что местные редко здароваются.

— Да, уже 2 ранг выучил.

— Тар просил помочь тебе. Но пока у нас нет инженерного судна. Возможно, будем для тренировок использовать ваш бот "Мидэн-9", только его нужно будет, для начала, починить. А это уже твоя работа.

— А вот тут проблема, у меня нет ничего на этот кораблик. Обычно схемы и документация в хранилище искина, но этот совсем простой и хранилище его пустое.

— Так возьми в инфосети, — Герат как-то даже удивился, такому простому вопросу.

— У меня не получается, поисковика нет, я не знаю где это брать, я же не местный, — я улыбнулся, у меня так и не получалось назвать себя "диким". — На корабле поиском искин занимался. А тут даже не знаю где и что лежит.

— Ну да. Вообще-то есть персональные искины. Они собирают информация, Хранят и делают расчёты. Многие инженеры пользуются такими. Да и у техников бывают. Но мы как-то сами ищем, знаем места. Есть и поисковые системы, но они редко бывают глобальные. Обычно ищут или по системе, или по определённым информхранилищам. Если по базам, то лучше искать в корпорации "Нейросеть". Это самая большая из корпораций занимающихся неросетями и базами. Я скажу Илкиту, чтобы скинул список местных поисковиков и имформхранилищ.

— Но есть ещё вопрос, — продолжил техник. — Мы с Таром договорились о оплате твоего обучения и твоей работы. Но тут клиент оказался очень доволен вашей работой, да и ещё вы сделали больше, чем требовались и починили "СВ-8". Он выплатил премию. Она не попадает под наше с Таром соглашение. Потому твою долю я решил выплатить тебе. Лови деньги.


Я видел сообщение о входящих. Пятнадцать тысяч. Совсем не плохо. Распрощавшись с Гератом, отправился спать. Утром меня ждала работа по ремонту старых оширских движков на посудине 2 поколения.

С работой мы с Илкитом и дроидом закончили до обеда. Больше всего провозились со снятием двигателей. Как, оказалось, там вмешался какой-то местный умелец, и крепление было нестандартным. Явно всё делалось в спешке и из подручных материалов. Илкит вообще пришёл в смятение при виде нестандартной задачи. "Турис-Р" требовал подтверждение на каждое своё движение. Как же им тут тяжело живётся. Когда всё по стандартам, то всё быстро и чётко. Все знают что делать. Но как только болт не того размера, то все впадают в ступор. То ли моя инженерная нейросеть, то ли земное воспитание сказывалось, но я только восхищался нестандартным решением неизвестного технаря.

Замена комплектующих и установка двигателей уже не вызвало проблем. Миллионы звёзд в тёмном небе над головой уже не беспокоили. С последствиями невесомости научилась справляться нейросеть. О том, что на земле у меня была боязнь высоты, старался даже не вспоминать. Падать было некуда. Сдали работу заказчику, проверили скаф и инструменты. А после обеда, получил от техника небольшой список адресов. Пора было отправляться в медцентр.

Дойдя по маршруту без помощи нейросети, зашёл в знакомую дверь. Всё та же лысая девушка в этот раз сразила меня тем, что начала говорить.


— Подожди, Шуринат сейчас выйдет. У тебя сегодня будет четыре часа тренажёра. Начальный курс. После него ты сможешь выводить свою посудину из дока и летать вокруг станции. Завтра второй четырёхчасовой курс взаимодействия с другими объектами. Советую потом взять ещё практические занятия. После этого ты сможешь сдать на сертификат пилота. Пилотировать небольшие инженерные корабли этого будет достаточно.


Это первая женщина, с которой я начал хоть какое-то общение в этом мире. Не смотря на экстравагантный для меня вид, я решил с ней как-то поговорить. Надо же с местными женщинами налаживать хоть какой-то контакт, я-то не железный. Нейросеть там что-то может мутить с гормонами, но лучше по старинке, по земному разбираться с проблемами своего тела. Улыбку по больше, лицо подобродушнее и вперёд. Начнём с её работы.


— А в боях я могу участвовать?

— Нет. На тренажёр боевого применения нужно разрешение СБ станции.

— А какие есть ещё курсы в вирткапсуле.

— Список есть в сети.


Моё обдумывание не сильно дружелюбного поведения от работника, который вроде должен был быть кровно заинтересован в продаже услуг, прервал медтехник. Махнув рукой, пригласил следовать за собой. Прошли в другую комнату. Она была больше, и тут стояло шесть старых чёрных антранских вирткапсул "Пилот-2М". У ближайшей к выходу была открыта крышка. Шуринат показал рукой на неё. Я поискал глазами стул или шкафчик. Медтехник продолжал показывать рукой на капсулу. Может он немой. Хотя тут это странно.

Залез в одежде. Положил голову на что-то типа подушку. Кстати очень удобную. Руки в специальные углубления. Капсула закрылась. Я почувствовал, что к шее что-то присосалось. Я стал засыпать. И тут же проснулся. Я сидел в кабине малой пустотной платформы. Перед глазами все данные полёта, а главное я понимал, что это за данные и зачем они.


— Двигаемся вперёд, — глубокий мужской голос прозвучал у меня в голове. Я пожелал двинуться вперёд и кораблик двинулся.

— Следуйте по маршруту, — Продолжил голос, и появилась зелёная линия. Я двинулся по ней. Больше всего меня самого удивило то, что я знал как управлять моим корабликом. Эти возможности изучения новых знаний меня удивляли больше, чем космические корабли и прыжки в каком-то гиперпростанстве.


Я летал по маршруту. Подлетал к причальной штанге, залетали, и вылетал из шлюза дока. В доках были специальные гравитационные ловушки, которые ловили корабль, снижали скорость и ставили на определённое место. Сами они были обозначены красными полосами, такие же я видел в доке нашего корабля. Шлюз дока был в виде чуть сияющего поля, сквозь которое кораблик пролетал, а воздух не выходил. Что это за волшебство я только смутно представлял. Мои базы техника давали только общее понятие о блоках, из которых состоял этот шлюз. Починить я мог, а как работает, не знал. Тренажёр дал немного полетать среди потока астероидов различного размера. Пытаясь уворачиваться пару раз хорошо так прикладывался к огромным камням, система вопила о повреждении обшивки, искин делал мне выговор и всё начиналось сначала. Хотел немного полихачить, но искин мне не позволил. В определённый момент вдруг появилось сообщение "Курс закончен" и я очнулся. Это был как сон. Очень реальный сон. Я всё помнил и созавалось полное впечатление от управления кораблём.

Вернувшись в свою временную комнату, я лёг на кровать и полез в инфосеть. Благодаря ссылке Илкита я довольно быстро нашёл документацию на "Мидэн-9". Это оказался старый оширский аппарат второго поколения, модификация 3–4. Использовался для доставки людей и небольших грузов, где только можно. Брони не имел. Рубка спереди была со смотровыми иллюминаторами. Но в нашем случае ему наварили брони и превратили в абордажный бот. Были модификации с одним манипулятором, которую использовали инженерные службы. Искин был совсем простой 2 класса. Для переделки нужны были инженерные базы и проект. А главное, я не знал, что хочет капитан. Я теперь могу не только чинить, но и управлять боевыми дроидами. А тут ещё абордажный бот, которым тоже я буду управлять. Уж не хочет ли капитан сделать из меня вояку, повелителя адских машин-убийц и отправить штурмовать чужие корабли. Я как-то не горю желанием умереть за три копейки, которые мне платят. Дырки в корпусе "Мидэна" ясно говорят о судьбе бывшего пилота этого бота. Надо будет поговорить с капитаном о судьбе бота, уговорить сделать переделку в инженерный. Тогда меньше шансов, что пошлют на убой.

Утром меня словил в столовой Илкит. Был срочный заказ. Отказали системы жизнеобеспечения в одном грузовичке. На месте нас встретил слегка испуганный хозяин. Экипаж корабля состоял всего из 6 человек. Техника на корабле не было. Капитан изучил несколько баз и ему этого хватало. Так было у большинства маленьких экипажей. Каждый из членов выполнял несколько функций, а техобслуживание проводили наёмные техники на станциях. Вот и сейчас, в нештатной ситуации знаний техника капитану не хватило, а сидеть всё время в скафах было неудобно. Протестировали весь блок. Кислород в данной системе получался разложением воды на компоненты. Водород шёл в реакторы, а кислород в систему корабля. Углекислый газ выделялся из воздуха вымораживанием и собирался. Его часто использовали как рабочее тело в некоторых типах маневровых двигателей и двигателях скафов. Что бы не покупать воду на станциях самые экономные собирали куски льда в астероидных полях или брали у шахтёров. При этом нужно было использовать очень хорошие фильтры и часто их менять. Если это не делать, то система разложения воды забивается тончайшей пылью и может вообще отказать. Вот это сейчас и случилось. Как оказалось, признаки сбоя были заметны уже давно, производительность системы упала. Искин подавал панические сигналы, но капитан решил, что это просто сбой системы. Правда клятвенно уверял нас, что хотел при прибытии на станцию провести проверку и техобслуживание, но не успел. Пока промывали систему, привезли новые фильтры, за которые хозяин расплачивался со слезами на глазах. Всё собрали, запустили. Искин сообщил о работе системы в штатном режиме. Сдали работу и вернулись на базу.

Немного поразмышляв, чем заняться дальше, решил сходить на тренажёр. Знакомая дорога, молчаливая в этот раз девушка и я опять в вирткапсуле. На этот раз тренировки были направлены на взаимодействие с другими участниками. Я летал по указаниям виртуального диспетчера станции. Определял, что за кораблики летают вокруг. Подлетал и стыковался с другим кораблём. Потом оказался в кабине буксира и тренажёр показал как стыковаться и управлять спаркой. Несмотря на невесомость масса аппаратов ни куда не делась. Попробовав пару, раз я понял, что тут нужны тренировки и тренировки. Ну, хоть базовые понятия дали и то хорошо. Тренировка закончилась, и я, попрощавшись, покинул медцентр.

Пора было заняться ботом. Отправив дроида заделывать дырки в рубке, сам произвёл полный осмотр двигателя "Шает-35" взяв универсальный тестер. Его ресурс составлял 72 %, что было совсем не плохо. Перед двигателем находился слабенький реактор "Ашас-4" с ресурсом 70 % и баки с топливом. На удивление и все маневровые работали. Пока "Турис-Р" аккуратно и тщательно заваривал дырочки от роторной пушки я пошёл посмотреть на "Сворга". Ввёл код и запустил тест. Кораблик был небольшим и не нёс вооружения. Использовался как разведчик или "глаза" носителя со слабыми радарами. У меня не было необходимых баз, и я не знал, что за системы тут стоят. Поверил системе, что всё исправно, машинка была почти новая.

Вернувшись к боту, проверил герметичность кораблика. Работу системы жизнеобеспеченья, хотя какая там система, её хватило бы максимум на 15 суток. Кислород хранился в баллонах, которые предполагалось заряжать от системы корабля-носителя бота. Микроскопический туалет был за кабиной пилотов. Маленький бот, на котором далеко отлетать от базы не рекомендовалось. Уселся в кресло, подключился к искину. Хоть сейчас взлетай и вперёд. Собрал все данные по кораблям в общий инфопакет и послал Тару. И пошёл спать.

Утром получил письмо от капитана, чтобы ни куда не уходил и ждал его. Так как пока делать было нечего, техники куда-то разбежались. Антранский крейсер пропал, вместо него стоял нивэйский эсминец со снятыми двигателями. Я решил пока устроить полную проверку Алдушам. Облазил с тестером каждый. Проверил двигатели и реакторы. Протестировал орудия, они так забавно жужжат, когда раскручиваются. Посидел на месте каждого пилота. Даже полетать захотелось. Вот во время такого теста, когда я воображал себя пилотом я заметил, что рядом стоит и улыбается капитан.


— Когда-нибудь полетаешь, но не сейчас, позже. Около базы без сертификата пилота тебя не пропустит ни один диспетчер. А вот отлети от станции подальше и делай что угодно.

— А я буду сдавать на сертификат пилота?

— Не вижу пока смысла. Летать на наших малых кораблях ты и так можешь, они не требуют сертификата. С сертификатом пилота средних кораблей 2 ранга ты всё равно не можешь один управлять Тенью, только как второй пилот. А Тени тоже сертификат не нужен. Вы с Таркитом полетаете для проверки бота, но пока пошли. Нам нужно присмотреть тебе пару новых подопечных. Возьми с собой тестер.


Были бы мы в Арварской империи, я бы представил себе, как мы покупаем пару рабов с ошейниками и цепями. Но так как мы в "демократической" империи, то только дроиды. И я оказался прав. Судя по карте Тар, привёл меня в торговый отдел станции. Тут было несколько длинных широких коридоров, соединённых между собой проходами, вдоль которых были одни лавки. Именно лавки, а не магазины. Мне это напоминало наш рынок. Каждый продавец у своего "киоска" выставлял кучу разного и полезного, по его мнению, хлама. Горы каких-то блоков. Запчасти дроидов. Кто-то спорит. Продавцы зазывают. Не космическая станция, а базар. Тар, не останавливаясь, прошёл сквозь всю эту сумятицу и направился в дальний конец. Там мы зашли в одну их крайних лавок и оказались в просторном помещении заставленном различными дроидами.


— Уважаемым необходима помощь? — тут же около нас оказался молодой парнишка, в котором я узнал мулата.


Всё дело в том, что все встреченные до этого мною люди были натуральные европейцы. Разный цвет волос, глаз, тип лица, но все белокожие. А тут смуглый парень с кучерявыми чёрными волосами и пухлыми губами.


— Мы хотим посмотреть на ваших абордажных дроидов, — сразу заявил Тар.

— Пройдёмте туда, у нас есть несколько моделей на любой вкус и пожелания уважаемых заказчиков. Какие-то особые требования?

— Броня и кинетическое оружие.

— Есть замечательные оширские модели. Недорого. Производство Гольятте. Есть с пулемётами, есть с плазмой. Очень толстая броня. Очень надёжно.

— "Бардеры" или "Танжиры" есть?

— Нет. Рабочих нет, только неисправные. Но есть "Р-37", он снесёт всё на своём пути.

— Гольяттинские поделки не предлагай.

— Есть "Турисон" в очень хорошем состоянии.

— Показывай.


Парень привёл нас в угол. Там стояло 3 одинаковых дроида паучка "Турисон- 2М" очень похожих на "Турис-Р", которым я пользовался у Герата. Только вместо восьми ног у этих были только шесть. Рабочий дроид "Турис" сделали на основе предыдущего поколения боевых дроидов "Турисон".


— Хорошо бронированные, очень быстрые, мощная пушка…

— … а ещё это второе поколение, они на накопителях, а не реакторах. И у них не пулемёт, а плазменная пушка, работает от энергоячеек, а не от реактора. Количество выстрелов ограничено, — это уже выдал я. Как-то на автомате. Надоело бормотание продавца.

— Но может управляться искином корабля, а в случае нападения на корабль они смогут отбить первую атаку, — начал оправдываться мулат.

— Сколько? — это уже вмешался капитан.

— 150 тысяч

— За троих? — удивлённо спросил капитан.

— Нет, каждый, — ответил продавец, смотря прямо в глаза Тару.

— Тираса тебе в зад, ты с ума сошёл. Больше 35 тысяч я бы за них не дал.

— Если купите сразу троих, то 85 каждый.

— Нет, дорого за этот хлам. Что есть ещё.

— Арварский "Ашмарас". У него пулемёт и реактор.

— Веди.


Он подвёл нас огромному двухметровому пауку с роторной пушкой. Робот был не новый, на его серой броне заметны были следы от попаданий. Но дырок от пробитий не было. Восемь ног закрыты броневыми накладками. Выглядел он как танк. Только это не абордажный дроид.


— Это штурмовой дроид для наземных операций. У него пушка как на "СВ-8". Он внутри корабля всё снесёт и своих, и чужих, — прокомментировал я. — И не везде пройдёт.

— Мне уже надоело спорить и бродить, поэтому грязному складу. У вас есть нужное мне или мы уходим.

— Есть некомплектная пара нивейских "Танжир-3". Но они управляются своим искином который был в третьем дроиде. А его нет.

— Он сломан? — мне пришла в голову мысль, не отремонтировать ли его.

— Нет, полностью уничтожен. Возможно только прямое управление.


Парень провёл нас в другую, небольшую комнату. Тут стояли плотными рядами некомплектные роботы. Нужные нам оказались недалеко от входа. Стандартный паучок. Восемь лап. Два мощных манипулятора, которые могли управляться с различным вооружением, и два длинных более слабых для различных мелких манипуляций. Сейчас в лапах ничего не было.


— И сколько вы хотите за них.

— 150 тысяч, — опять повторил заветную цифру продавец

— За каждого, — в тон ему повторил Тар.

— Да.

— Мы пойдём, нам тут делать нечего. Всё дорого, а нужного нет, — капитан развернулся к выходу, но там стоял другой человек, абсолютно темнокожий.

— А сколько уважаемый желал бы заплатить за эту пару дроидов, — начал он торговлю, всё так же стоя в проходе.

— 60 за каждого, не больше. 150 я бы заплатил за них, если бы был комплект. А тут придется тратиться на имплант прямого управления, на базы. У меня есть только техник, — он махнул рукой на меня.

— 60 это мало. Вот если бы вы купили что-то ещё, то можно было бы подумать.

— 300 тысяч и я заберу эту пару и три старых Турисона, которых смотрели раньше. И вернёте оружие этим, — капитан показал рукой на Танжиров.

Продавец на минуту задумался. — 400 и забирай.

— Нет 300, - не сдавался Тар. — Эту пару вы всё равно не продадите за нормальные деньги. Вы их даже не выставили в общий зал. Будете ждать, когда появится дроид с искином? А если он никогда не появится. Другие их не купят, для прямого управления нужен инженер или имплант, а это дорого. А те старые "Турисоны" я беру чуть дороже цены потолочной турели, так как сейчас их можно приспособить только как стационарную точку обороны. Если не хотите продавать, то у соседей куплю турели и найму инженера установить их. Это мне обойдётся дороже. Вот потому 300 и ни креда сверх. И ещё с вас доставка.

— Хорошо, лови договор, — негр улыбался.


Через минуту я получил от капитана сообщение. Там был инфопакет с полными данными на дроидов, кодами доступа и описанием на каждый тип. Капитан показал на Танжиры. — Проверь их.

Я запустил поиск устройств. Целая куча сообщений. Больше двух десятков дроидов желали, чтобы я взял их под управление. Я выбрал своих и ввёл код. Запустил тест. Дроиды зашевелились, вышли из ряда своих собратьев, начали двигать своими суставчатыми лапками, проводя тест всех систем. Мне начали поступать данные отчёта. Всё было в порядке. Тут я услышал хохот за спиной.


— А ты хитёр, — говорил капитану, жестикулируя руками, продавец сквозь смех. — Ты провёл меня, у тебя есть инженер. Я то, думал, что я тут самый хитрый, а есть ещё гуча хитрее. Но договор святое. Мы доставим вам вашу покупку.


— Я не знал, что тут у вас негры живут, — сказал я, когда мы вышли из магазина.

— Ты лучше их так не называй, для них это обидное слово. Чёрные — это арварцы. У них ты был в рабстве. На твоей планете то же арварцы живут? Я думал, у вас нет связей с Содружеством.

— Живут у нас чёрные, но не из Содружества, наши, местные. Целый континент, где раньше жили практически только чёрные. На Земле разные расы живут, разве на других мирах люди разных цветов кожи не происходят с одной планеты.

— Нет, конечно. Ты какой-то бред несёшь. Что бы я Тар Ишаас сын Уаса происходил с одной планеты с арварцами или оширцами? Да мой отец убил бы меня ещё в колыбели. Чёрные и узкоглазые со своих планет.

— Узкоглазые, как я понимаю, это оширцы. У них ещё кожа желтоватая.

— Да, ты разве ещё не видел оширцев.

— Нет. Тут не видел. Но представляю, как они выглядят. У нас такие китайцы или японцы.

— Странная у тебя планета. Интересно было бы на это посмотреть.

— Ещё бы удивился, если бы узнал, что многие чёрные у нас были рабами белых.

— А вот это было бы забавно. Только какие из них рабы. Как вы их заставляли работать, если у вас нет рабских нейросетей.

— Не знаю. Плётками бил, наверное. Но это давно было. Сейчас уже нет рабства, по крайней мере, официально. А в самом большом государстве белых у нас глава, президент на местном языке, чёрнокожий и его избрали всеобщим голосованием граждане страны.

— Я даже представить себе не могу, чтобы императором Антранской империи стал арварец, — капитан даже поморщился. — Кто же вас так намешал на одной планете. И как вы не перебили друг друга.

— Очень старались, но как-то вот не получилось, — ответил я, то ли в шутку, то ли в серьез. Но тут решил ещё подсказать капитану. — Тут у Герата есть пара дроидов. Один почти такой же, как Нидар, второй оширский попроще. Они не могут ими управлять без искина. Стоят как запчасти. Можно у них их выкупить. Будет пара рабочих дроидов. Я могу управлять двумя.

— Я подумаю. Можно было и тут глянуть, но я и так лимит расходов превысил.


Так, пока разговаривали, мы с Таром дошли до дока Герата. Я бы хотел походить по рынку, посмотреть, что тут продаётся. Но мой хозяин не знал, что у меня есть деньги и я решил пока ничего ему не говорить. На всякий случай. Он тоже не особо распространялся о моей дальнейшей судьбе. Когда дошли, то капитан сказал, что я ещё пока побуду у техника. У меня тут ещё есть дела.

Когда вошли, оказалось меня уже ждут. Герат, Илкит и старший сын, Таркит. Он был более мрачной копией улыбчивого Илкита. Очень серьезный и на вид немного недовольный, явно весь в отца. Я одел "Акимур-3С" и ждал около бота. Подошёл Герат и Таркит в скафе.


— Вначале поведёт Таркит, — начал инструктаж старый техник. — Дай ему допуск к управлению. Тебя без пилотского сертификата искин станции не выпустит. У нас с этим строго. Отлетите от станции и там уже ты попробуешь. Можешь вести запись как с ремонтом, захочешь получить сертификат, это поможет. Садитесь, тягач уже у ворот.


Я не представлял, как они собираются выводить кораблик из этого помещения. Но тут увидел, что противоположная от входа стена отъезжает в сторону. Она оказалось большой дверью. Через открывшийся проём из просторного коридора въехал большая платформа, и направилась к боту. Я поспешил в кораблик. Мы уселись в узкие кресла. В "Тени Тааса" были удобные кресла, где пилоты сидели полулёжа. Тут просто узкое креслице. Если это оширское производство, то явно местные китайцы такие же маленькие как земные. Тягач приподнял бот и потянул к выходу. Пока нас тянули по коридору, я подключился к искину бота и дал доступ Таркиту.


— Я думал, в самой мастерской есть какой-нибудь шлюз наружу, — начал я разговор, пока нас неторопливо везли.

— Это дорого. Мы делаем малые корабли, их можно и тягачом таскать. Только верфи, работающие с большими кораблями, имеют свои шлюзы. Или парковки, но там корабли не чинят. Там они только стоят. И это тоже дорого.


Тягач въехал в большое помещение и поставил бот на пол. Впереди, через сотню метров чуть светился знакомый по тренажёру шлюз. На полу видно было красную штриховую маркировку гравитационной системы старта-посадки кораблей. По бокам на площадках расположились десятки малых пустотных платформ различного размера и цвета. Большей частью различные боты. Но и несколько истребителей, пара эсминцев. Это напоминало подземную парковку. Таркит взял на себя управление, связался с диспетчером и получил разрешение на вылет. Бот приподнялся и медленно разгоняясь, полетел к шлюзу. Пара секунд и мы выскочили в космос. Как оказалось, Таркит не вёл корабль. Вблизи станции диспетчер-искин вообще не разрешал разумным самим рулить. Всё делала машина, пилот ей только разрешал это делать и наблюдал. В чём тогда необходимость сертификата, было непонятно. Таркит был молчалив. На вопросы отвечал коротко и неохотно. Когда отлетели на приличное расстояние, диспетчер отключился и разрешил ручное управление. Мой молчаливый напарник сделал несколько разворотов, останавливался и стартовал. И после очередного маневра заявил, что корабли исправен, и я могу попробовать по управлять. Я перехватил управление. Провел несколько манёвров, знакомых по тренажёру. Бот вёл себя немного не так, как тренажёр. Но и не удивительно. В тренажере забита универсальная малая платформа. В жизни всё по-другому. У каждой машины свои особенности и свой характер. Уже через пять минут я заметил, что привыкаю и подстраиваюсь под свою новую машину. Это не моя Киа, на которой ездил на земле, но тоже делали люди с узким разрезом глаз. Я потратил около получаса на тренировки, когда Таркит намекнул, что пора возвращаться. Я предал управление и дальше наблюдал как зритель. Мы подлетели к станции, искин перехватил управление и подогнал к шлюзу. Влетели, гравитационная ловушка захватила и затормозила корабль, мягко опустив на пол. Тут же подъехал знакомый тягач и потянул бот назад. Уже в доке, когда поставили кораблик на место, я перед выходом запустил тест. Пока снимал и проверял скаф, тест прошёл. Искин "Мидэна — 9" отрапортовал о полной исправности. Подошёл Герат и предупредил, что после обеда мы идём сдавать на сертификат Техника.

Во время обеда я залез в инфонет и нашёл информхранилище Сертификационного центра станции. Просмотрел документацию на сертификацию. Оказалось, что для сертификата "Пилот малых кораблей" я уже всё изучил. А вот для средних баз пока не хватало. И там нужно иметь подтверждённые полёты вторым пилотом. Оторвал меня от просмотра Герат, позвав за собой. Пришлось ехать на местном такси, так как центр был довольно далеко. Там всё прошло довольно быстро. Нас уже ждали. Герат попросил меня перекинуть ему информпакет с записями моих работ. Милая девушка с синими волосами провела меня в отдельную комнату. Там попросила лечь в вирткапсулу "Пилот-2М", точно такую же, как в медцентре. Я подключился и оказался в небольшой мастерской. Серьезный мужской голос сообщил, что началось тестирование на сдачу на сертификат "Техника" 2 ранга. Мне необходимо выполнить несколько заданий. Всё тестирование напоминало игру, детский квест. Что соединить с чем, чтоб что-то произошло. Самое сложное что было, это тестирование двигателя истребителя. Прошёл я тест минут за 15. После чего всё тот же голос торжественно объявил, что сертификационной комиссией по результатам тестом мне присвоен второй ранг "Техника". Крышка отъехала, и улыбающаяся девушка поздравила меня с результатом теста. Он провела мня к выходу. Как оказалось, Герат уже уехал, так как обычно тест проходил около двух часов, и он не стал ждать. Я уже собирался выходить, но решился всё-таки спросить.


— А что необходимо для того, что бы сдать на сертификат "Пилота"?

— Необходимо иметь нужные базы и сдать тест на пилота. Стоимость две с половиной тысячи кредитов. Большая часть баз у вас есть как техника, нужно только ещё дополнительно "Пилот малых кораблей" — 2 ранг и "Навигация" — 1 ранг.

— У меня изучены эти базы. Могу ещё представить записи, как я управлял ботом под руководством пилота.

— Тогда вы можете сдать на сертификат. Вы будите сдавать?

— Да, я готов. Тогда вот договор, подпишите и оплатите.

— Я подписал договор, переслал оплату по адресу и перекинул инфопакет с записями моих полётов.


Девушка опять провела меня к вирткапсуле. Опять занял место. На этот раз оказался в кабине виртуального корабля. Тот же голос сообщил, что началось тестирование на сертификат "Пилота". Задание были похожи на те, которым я обучался на тренажёре. На этот раз тестирование длилось около часа. В конце голос так же торжественно объявил, что мне присвоено звание Пилот малых кораблей. Крышка открылась. Опять поздравления. Уже выйдя, я вдруг понял, что не знаю как вызвать такси. Пришлось вернуться и попросить вызвать мне такси. Всё с той же милой улыбкой моя спасительница подтвердила заказ и сказала, что через минуту такси будет. Мне захотелось ещё сюда вернуться и сдать на какой-нибудь сертификат.

Уже в такси я решил разобраться с настройками моей нейросети. Дело в том, что нейросеть могла подсвечивать около каждого разумного в поле зрения его данные. Выглядело это как столбик с данными. Там были имя, гражданство и статус гражданина. Это было по умолчанию и включено всегда. Нейросеть могла в случае низкого статуса гражданина окрашивать его силуэт в красный цвет, чтобы выделить опасный объект. Можно было ещё в своей нейросети включить и другие данные, например адрес для сообщений. Я включил запись, что я "Техник" 2 ранга. "Техник" и "Пилот" появились в моих данных после сертификации. "Пилота" я решил пока не "светить". Сам я просмотр этих данных ранее отключил, а то мельтешение столбиков данных вокруг людей меня немного нервировало. Но сейчас решил, что нужно привыкать к местным порядкам. Тут никто не спрашивал имени, они и так их видели. Один я ничего не знал, я же ничего не видел.

Вернувшись в док, я нашёл Илкита, он копался на складе, перебирая какие-то блоки.


— Поздравляю, — начал первым техник, со своей неизменной улыбкой. — Уже вижу. Но ты бы поучил инженерные базы. Будешь зарабатывать совсем другие деньги.

— У меня пока нет кредов на такие базы, а Тару нужен только техник. Но я к тебе с другим вопросом. Мы тут ходили на торговую площадку, но времени походить, у меня не было. Мне вот интересно, что там можно купить.

— Да всё что угодно. А тебе что-то нужно?

— Даже не знаю. Я бы что-то посмотрел, но сам толком не представляю, что и сколько это стоит.

— Так посмотри на виртуальных торговых площадках в инфосети, заодно и цены узнаешь. Но советую вначале изучить базу "Торговля" хотя бы 1 ранга. А лучше второго, особенно если сам захочешь что-то продать. В торговом секторе можно руками потрогать, поискать эксклюзив или заказать что-то. Продавец может проконсультировать по каким-то вопросам.

— Хорошо. Пойду покопаюсь в сети.

Уже лёжа на кровати, я понял, что сегодня устал. Даже не физически, а морально. Поход на рынок, первый полёт, сертификация. Столько за день навалилось. Не до местного межгалоктического интернета. Я уснул.


В кабине "Тени Тааса" собрался очередной совет. Тар Ишаас и Иас ун Лаас сидели в креслах пилотов и пробовали очередную находку Дока. Обсуждение касалось нынешнего состояния клана наёмников. Деньги заканчивались, и необходимо было заняться работой, хотя корабль был ещё не готов.


— Как наш новичок?

— Ты знаешь, он делает успехи. Герат даже забеспокоился и прямо меня спросил, не собираюсь я заняться ремонтом и переманить его клиентов. Пришлось его разубеждать и успокаивать. Старика даже жалко стало. Явно наш новенький на него произвел впечатление. Но у меня появились мысли, а не расширить ли техническое подразделение. Правда, наш корабль маловат.

— Нет, не думаю, что это разумно на данный момент. У Влада мало баз, нужно инженерные базы покупать, притом нужно высокоранговые. Ему нужен помощник техник, а ты уже сам убедился, что найти достойного техника довольно большая проблема. Корабль поменять на больший у нас, на данный момент, не хватит денег. Разумнее будет оставить всё как есть. Что с малыми платформами?

— Наши проверены и отремонтированы. Завтра-послезавтра проверим трофейный бот. Нужно будет прикупить ещё один "Алдуш". Зитас сделал одно предложение, рассмотрим его позже. Возможно там же добудем пилота для истребителя. Вот для разведчика всё ещё нет пилота.

— Абордажников нужно ещё набрать.

— Слетаем ещё раз к барону и наберём у него людей. Размещать вот только негде. Думаю, не разместить ли их в грузовом отсеке. Заодно там же тренироваться будут.

— Можно поставить там жилой отсек. А кто будет управлять ботом?

— Могут все, но у меня возникла мысль отдать его Владу. Будет наш технический бот, может собирать трофеи и спасательные капсулы. Ну и останется возможность грузить в него абордажную команду. Я же купил абордажных дроидов, при том недорого.

— Ну, наконец-то.

— Да пара нивейских "Танжир-3". Они без искина, потому отдали по цене запчастей. Влад справится с ними, правда он не горит желанием воевать, потому могут возникнуть проблемы с отправкой их на абордаж, но вот защищаться ему придётся. А вот внутри Изид возьмет под управление три старых "Турисона", будут как мобильные турели. Зато дешёвые.

— Можно придумать стимул для Влада. Возможно повышенная оплата за боевые действия. Правда в случае удачного абордажа может получиться внушительная сумма, и он сможет откупиться и покинуть нас. А это пока что нам не нужно.

— Да, такое надо будет обдумать. Накрутить ему долг по больше. Сейчас он нам очень нужен. Главное чтоб базу "Юрист" не учил. Нужно будет проверять его периодически. Сможешь узнать, какие у него выучены базы?

— Да, конечно. Ты думаешь, он может получить базы из другого источника?

— Он парень сообразительный. На вид простой. Он сейчас явно потерян и немного напуган. Но как освоится, то мы его не удержим при себе. Вон у Герата сдружился уже с его младшим. Так они могут его и переманить. Спокойная жизнь на станции вместо беспокойной работы в клане наёмников.

— Да, это опасно. Неплохо было бы стать его семьёй, привязать его к клану. Необходимо создать у него чувство, что вне клана его ждут опасности.

— Хорошо, срочно перевожу его на корабль. Тут он будет под присмотром. Улисс сказал, что проверка закончилась.

— И что нашли?

— Не знаю. Мне сказали, что ничего. Но чувствую, что есть проблемы.

— Будем пока ждать. Всё равно на данный момент ничего не изменим. Только нужно будет, чтобы Влад ещё проверил весь корабль и неплохо бы профильную базу для него поискать. На всякий случай.


Утром занялся поиском в инфосети. Нашёл торговую площадку и завис. Столько всего продавалось. Всё было разбито по разделам, но всё равно трудно было искать. Теперь я понял слова Герата, что инженеры используют ручной искин. Я бы то же хотел такой. Я нашёл в продаже только один. И стоил он 56 тысяч, дороговато для меня. Возникла мысль, купит большой искин и использовать его. Но для него нужен терминал для коммуникации и главное, для таких операция нужна база знаний "Кибернетика", притом что-то делать можно было только со второго ранга. Для изучения "Кибернетики" вначале нужно изучить базу "Наука". Получается не так уже и дёшево. Так что продеться ограничиться корабельным искином. Стоило проверить ещё одну проблему. Внешний блок хранения информации. Местный аналог флешки на торговой площадке нашёлся за 4 тысячи. Гарантировали, что он новый. Нужно проконсультироваться у ближайшего специалиста. Я пошёл искать Илкита.

Техника нашёл там же, где и вчера. Он занимался разбором запчастей. Когда рассказал про свои поиски, то он согласился сопроводить меня на местный базар. Оказалось, что отец дал ему задание помогать мне во всём, а моё предложение сходить в магазин было интереснее, чем копаться в старых железяках.


— Я хотел посмотреть себе модуль памяти. Начинают скапливаться всякие полезные данные и программы, не хочется загружать память нейросети по полной.

— Это правильно. У меня тоже есть модуль памяти. Я там собираю все схемы, и данные по всему что делал.

— Ещё хотел присмотреть наручный искин, но они дорогие. У меня не хватит денег.

— Это да, не дёшево. Мне как-то предлагали за 37 тысяч, там совсем простой и мало памяти. Я так подумал, а зачем он мне. Я с ним быстрее работать не буду. По сети лазить могу с домашнего искина. Хранить всякую информацию могу и на модуле памяти. А куда потратить деньги я и так найду.

— А что за домашний искин, такой можно купить?

— Ну, он у нас с жилым модулем шёл. Мы же не тут живём. это просто рабочее место. В доке ночуем, если много работы ну и обычно тут кто-то постоянно находится. А так наш блок на жилом уровне. Там и магазины есть, центры развлечений. А в центре даже парк, с травой и деревьями. С нами живут мама и сестра. А ещё Энлит с женой. Как искин подключен точно не знаю. Для этого нужна база "Кибернетика". А это больше инженерная база. Нам она особо не нужна.

— Я тоже рассматривал вариант покупки корабельного искина и использования. Но много всего нужно. Дороже и базы нужно поднимать.

— Это даже без баз ясно, что дороже. Персональный искин то же слабенький. Так по инфосети полазить. Схемку какую найти. Или рецепт для пищевого синтезатора подобрать. А ты замахнулся на корабельный. Им можно уже проекты новых кораблей обсчитывать. Если программу купишь. Наш домашний искин уровня истребителя или какого дешёвого кластера дроидов. Но всё равно хватает. Ещё знаю, что искины в кластеры можно собирать, тогда мощность вычислений ещё больше растёт. Такими кластерами станции вроде нашей управляются. И ещё большие доки. Военные их используют.

— А почему в вашем доке нет искина?

— Как-то не нужно было, есть искин ремонтного кластера, он занимается крупным ремонтом.

— Странно. Тот же искин дока мог вести учёт запчастей, управлять дроидами, те ми же некомплектными.

— Отец уже думал над этим. Но пока для нас это дороговато, а сами мы такой не соберём. Вот был бы кто-то из нас инженер как ты.

— Ясно, значит, будем учить кибернетику.

— Да тебе нужно учиться и учиться. С твоей сетью через пару лет будешь большие деньги получать. Я же видел, как ты работаешь. Отец очень хотел бы, чтобы ты работал у нас. Мы бы тогда могли развернуться.


Так мы дошли до рынка. Илкит сразу повёл меня в один магазинчик. Он сказал, что это старый друг отца, и он им даёт всегда хорошие цены. Магазин был похож, на магазин. Стеклянные витрины со всякой всячиной. За стойкой стоял старый продавец.


— Приветствую Илкит. Так зашёл к старику или тебе что-то нужно? Отец заказа не присылал.

— Здравствуйте уважаемый Ти Ахас. Мой друг, который сейчас работает у отца, захотел посмотреть несколько полезных вещей. Я сразу подумал о вас и решил зайти.

— И что интересует молодого человека?

— Модули памяти. Хочет расширить возможности нейросети.

— Вы зашли в нужное место. У меня есть любые модули от двух с половиной тысяч до ста. Есть в виде украшений. При заказе можно сделать украшения по вашему вкусу.

— Нет, украшений не надо, — это уже вступил в разговор я. — Мне самое дешёвое.

— Вот тогда могу предложить простой и надёжный модуль. Таким пользуются миллиарды разумных Содружества и не только, — он достал небольшой металлический прямоугольник и прикрепил к виску. — Этот модуль не новый, но зато его работоспособность проверена временем.

— Его так носят, у виска? — удивлённо спросил я.

— Да, это способ самой быстрой коммутации.

— А есть что-нибудь для подключения к такому, — я закатал рукав и показал браслет.

— "Тарес-10". Простой надёжный коммутатор, хороший выбор. Понимает любые модули. Я думаю, что вам подойдёт вот это "Трансинд-4", специально для таких устройств. Стоит всего 4 тысячи.

— Как я понимаю этот модуль нельзя носить у виска. Он только для коммутаторов.

— Да, специально для них.

— Значит, у него нет возможности подключения к нейросети напрямую. Значит это упрощенная модель. Могу предложить тысячу пятьсот кредитов.

— Но в этом модуле памяти в 5 раз больше.

— Но для работы с ним нужно ещё коммутатор купить. И носить его постоянно.

— Хорошо, молодой человек. Три тысячи.

— Две пятьсот.

— Три, но я могу в придачу дать базу первого ранга.

— Кибернетика и торговля, первый ранг, — вот это интересно, судя по прайсу в сети, цены на базы знаний начинались с 800 кредов

— У тебя нет первого ранга торговли?

— Пока ещё не выучил.

— Странно. Но до кибернетики нужно вначале базу "Наука" начать учить. Так что четыре тысячи модуль и три базы. Что-нибудь ещё интересует?

— Всё про искины и их подключение. Персональные искины.

— Персональные искины начинаются с сорока пяти тысяч. Есть терминалы для подключения искинов. Есть искины для различных устройств. А какую вы желаете потратить сумму на своё приобретение?

— Ну, допустим тысяч десять.

— Нет, не выйдет, — продавец рассмеялся. — Это мало. Могу предложить сборку программ для перепрошивки искинов до третьего класса. Она позволит стереть личность искина и залёт новую стандартную. Там несколько различных образов. Но опять, же это только для простых дроидов или искина какого бота. Но эта сборка двенадцать тысяч стоит. Это самое дешёвое.

— Тогда сколько кибернетика второго ранга?

— Три пятьсот.

— Беру.


Я перевёл семь с половиной тысяч и получил модуль и 4 кристалла. Попрощавшись с продавцом и пообещав, что за покупками буду ходить только к нему, мы вышли.


— У тебя точно не изучена база торговля, — спросил Илкит.

— Точно, а то зачем бы я её покупал.

— А ты торговался, как будто изучена.

— А, это у меня изучена торговля ещё с моей родной планеты. Приходилось и мясо на рынке в Средней Азии покупать, и кальян в Египте.

— Аааа, — сделал вид, что понял техник.


Побродили ещё немного. Илкит показал некоторые торговые точки и рассказал про ассортимент. Он, как самый младший, занимался в фирме закупками всякой мелочи. Потом пришло сообщение от Герата и нам нужно вернуться. По дороге поставил на запись на сеть базы "Торговля"

Когда пришли, выяснилось, что мы улетаем. Оказавшийся уже тут Тар сказал, чтоб я обедал, грузил "Ушен" в бот и собирался вылетать. На вопрос о "Турисе", капитан сказал, что Герат наотрез отказался продавать, он им нужен как резерв. Я летел с капитаном на боте, скафа мне не дали, заявив, что лететь тут недалеко и так нормально. Оширский работяга закрепился в боте, уже подъехал тягач, а никого кроме Илкита в мастерской не было. Как я понял, прощаться в этом мире, то же было не принято. Тар взял под управление "Мидэн-9", провёл быструю проверку состояния корабля. Разрешил подключиться тягачу. Тот подхватил бот и потянул к шлюзу. Бот приподнялся, начал разгоняться и выпрыгнул в космос. Во время полёта я рассматривал окрестности. Искин нарисовал мне линию, вдоль которой мы летели. Я спросил у капитана, не могу ли я порулить, я уже размечтался, что сейчас, как на тренажёре, лихо подгоню бот к доку и, не снижая скорости, залечу. Но он меня расстроил, заявив что сам не управляет. Ну и хорошо, что не дали по-управлять. Всё равно искин не дал бы мне ничего сделать. Разумный был недостаточно быстр и сообразителен, чтобы доверить ему его жизнь и жизнь других. А то от возбуждения наворотил бы дел. Подлетели к тушке крейсера. Округлый цилиндр немного заострённый спереди. Сзади торчали из корпуса 3 двигателя. Хотел было рассмотреть корабль снаружи, но не успел, корабль подлетал к шлюзу дока. Управление перехватил Изид. Бот перед искрящимся шлюзом включил все передние маневровые, загоревшиеся синими язычками, и резко снизил скорость. Проскочил шлюз и, продолжая тормозить на гравитационной ловушке, развернулся и стал в одной из ячеек дока. Искин бота отчитался о прибытии. Капитан сказал пока подождать в доке. Прогулялся по доку. Осмотрел металлолом и нерабочих дроидов. И тут вспомнил, что второй дроид рабочий, только его искин отказывался подчиняться. Нужно будет узнать у капитана, что он хочет с ним сделать. Ведь можно выковырять искин, перешить его и использовать как персональный. А если выковырять с реактором, то будет мобильный персональный искин. В виде ящика с ручками. Почти как в анекдоте про отечественный процессор. Только нужен софт для перепрошивки искинов. Я вспомнил, про то, что стоит на записи база. Оказалось "Торговля" переписана, и кристалл весь потрескался. Вставил на запись "Науку". Скоро перепишу и "Кибернетику", тогда можно будет поковыряться с искинами. Мои размышления прервали замигавшие маячки на стенах. Резкий визг маневровых влетевшего в шлюз "Сворга". Воздушный удар чуть не сбил с ног. Я, если честно, очень перепугался. Первая мысль была, что что-то взорвалось, и я упал на пол. Звук пропал и "Сворг" плавно и беззвучно развернулся и стал в свою нишу. Увидев, как открывается капсула корабля, я встал. Из кабины вылез Гор. Капитан пошёл к нему, после чего вернулся ко мне.


— Хотел спросить, что с теми дроидами, — решил я сразу поинтересоватся смогу ли добыть искин. — Вот там, в углу в металлоломе. Один точно дохлый, дырка в корпусе и искин не отвечает. Второй отвечает, но искин требует активации. Есть на него код?

— Нет. Это не наш. Это тех, кто на нас напал. Верхний шлюз и коридоры ты видел. "Мидэн-9", который ты вёл, то же от них. Мы отбили нападение и получили эти трофеи. У нас не было абордажных дроидов, много хороших бойцов положили, пока завалили этот ящик. Вот теперь, благодаря тебе, нашей защитой будет заниматься парочка неплохих дроидов под твоим управлением. Ещё три будут под управлением Изида. Но не всегда на него можно положиться. Искины то же могут взломать.

— Будем утилизировать?

— Делай с ними что хочешь. Если сможешь починить, хорошо. Если не получается, будут запчасти. Проверял, взлом этого, — капитан кивнул в угол с металлоломом, — стоит дороже чем купить такой рабочий.

— Где разместим абордажных дроидов?

— Твою пару "Танжиров" думаю разместить тут в доке. А "Турисоны" в коридоре и на грузовых палубах. Посмотри, где их можно поставить. Желательно в нишах, чтоб было незаметно. И на местах необходимо предусмотреть питание. А что у Герата забрали, пусть в мастерской стоит.

— Ясно, сделаю.


Замигала сигнализация, резкий хлопок, визг маневровых и волна тёплого воздуха, ещё один хлопок и всё повторилось. Два истребителя друг за другом влетели и заняли свои места. Тут же к каждому присосался манипулятор заправочной системы. Вылезли пилоты и по одному подходили к нам. Первый был худощавый мужчина с короткой причёской. Его надменный взгляд только скользнул по мне, не останавливаясь.


— Это Зитас, командир группы малых мобильных платформ. Ты единственный пилот малых кораблей, который ему не подчиняется, а только мне напрямую. Вот второй пилот. Иласис, это единственная женщина у нас в команде. Возможно пока.


Я бы не заметил, что последний пилот женщина. Уж очень, на мой взгляд, экстравагантный имела вид. Полностью лысая. Ни одной волосинки на лице. Весь череп в наколках. Грудь незаметна в обтягивающем скафе. Тут и так сложно было понять, какой возраст у местных. А у этой женщины тем более. То ли ей 20, то ли 50. А может и 150. Если точнее, я её как-то не воспринимал как женщину. Наверное, пожив года два-три привыкну и к такому необычному виду женщин. А пока, уж извините. Интересно, а бордели у них есть. С их порядками, я не удивлюсь что они тут на каждом углу. Эх, надо было Илкита спросить. Мне с ним общаться было как-то проще.


— Размещаемся по каютам. Влад отведи дроида. И через час собрание экипажа в столовой.


Сходил в мастерскую. На этот раз я заметил, что нейросеть находит больше знакомых устройств и блоков. Определил новому дроиду "Ушен-Р" его рабочее место. Я бы предпочёл "Турис-Р", к нему уже даже привык, и он получился бы хорошей парой "Нидару". Но что есть, то есть. Заменил треснутую пластинку в считывалке. Скоро будет залита и "Кибернетика". Сходил в каюту, полежал на своей кровати. Но тут нейросеть сообщила, что через 5 минут собрание.

Когда вошёл в столовую, места за столами были заняты. Все повернулись и посмотрели на меня. Из всех я знал только капитана, дока, Гора и двух пилотов которых увидел за час до этого.


— Это наш новый техник Влад Ислаав. Он заменил Нура, который вдруг решил нас покинуть. Ещё Влад будет управлять нашими новыми абордажными дроидами. После последней операции мы решили усилить защиту корабля. Так же Влад будет пилотом бота, — после этих слов я заметил, что взгляды стали более внимательными. — Возможно, мы расширим нашу техническую службу.


Далее капитан рассказал, что скоро прибудет новый истребитель. Наймут ещё двух пилотов. На разведчике пока летает Гор или Зитас. Пилотами крейсера будут Тар, Гор, Зитас и Иласис. В некоторых случаях вторым пилотом буду ещё я. Начинается ремонт корабля. Первый полёт намечается в одну всем известное место, где отряд наймёт ещё десяток абордажников, соплеменников Надира. Он же, Надир, станет их командиром. После этого намечены несложные контракты с сопровождением. Особого дохода это не принесёт, но позволит сводить концы с концами. В это время тренируем наших новичков. А потом возможны и серьёзные контракты и хорошие деньги.

Когда капитан закончил, все начали расходиться. Мне пришло сообщение от Тара, что можно начинать ремонт шлюза. Запчасти в грузовом отсеке. В случае чего обращаться к Изиду. Я сходил за дроидом и уже вместе мы направились в грузовой отсек. Уже на подходе возник вопрос, в каком из двух отсеков. Пришлось звать Изида, который указал нам путь. Там действительно стояло несколько упаковок. Нашёл ящик с запчастями для шлюза. Рядом с панелями для коридора. Решил, что с ними можно и подождать. Последний стоял контейнер с ПКО "СВ-8". Этим займусь, как сделаю шлюз. Дроид загрузил ящик на гравиплатформу и я направил их к шлюзу, а сам в мастерскую. Проверил скаф "Ганада-2Б". Теперь понимал, что он уступает "Акимур-3С", которым пользовался на станции. Собрал тестер, баллон с растворителем ремонтной пены, набор техника и "разбудил" оширского дроида. Теперь можно и поработать.

На месте изучив детали шлюза, понял, что придется выкачивать воздух из коридора. Обратился к Изиду и дал команду на откачку. Тот отказался, заявив, что необходима команда капитана. Пришлось писать сообщение капитану. Через несколько минут искин сообщил, что разрешение получено, и он начинает откачку. Прошло минут десять, прежде чем Изид выдал, что давление не падает. Есть пробоины в перегородке. Пришлось лично облазить места боёв. Нашлось вначале два отверстия от ручного лазерного оружия. После того как Нидар их заварил попытку откачать воздух повторили. Давление падало, но медленно. Потратил ещё полчаса, но нашёл ещё одно отверстие.

Вначале скаф сообщил, что атмосфера в коридоре отсутствует, а потом и искин прислал пакет, что задание выполнено. Я залил пену растворителем и дал команду дроидам на замену внутренних ворот шлюза. На это у них ушло времени меньше, чем у меня на поиск дырок в переборке. Пока устанавливали новую дверь, я проверил внешнюю. Ремонту она так же не подлежала, нападавшие выжгли систему управления, а сами створки повредили открывая. Растворил пену и напустил на неё своих работников. Пока дроиды суетились вокруг внешнего шлюза, я забавлялся, открывая и закрывая внутренние створки. Когда роботы отбежали в сторону и замерли, провёл тест шлюза, в его исправности не сомневался, но правило есть правило. После отдал управление шлюзом искину. Он накачал воздух в коридор. Утечек не было. Я вышел через шлюз на обшивку. Стоял, прикреплённый магнитными подошвами к корпусу корабля, и смотрел на звёзды, на станцию, на коричневые пятна планеты. Всё вокруг казалось нереальным. Какая-то очень качественная компьютерная графика. Или грязное стекло скафа, хотя на нём какое-то микроскопическое покрытие, которое не даёт грязи цепляться за поверхность. Нет, пора возвращаться в каюту. Нужно поспать.

Утром я решил, что нужно что-то менять в жизни и пошёл в грузовой отсек к беговой дорожке. Но уже через пять минут бега, вдруг пришло осознание, нельзя вот так резко взять и всё сломать. Нужно постепенно, первую неделю по пять минут. После душа в столовой ждал сюрприз. Там были люди. Я как-то уже отвык от скопления разумных вокруг меня. Но как оказалось, никому нет до меня дела. В углу сидела женщина-пилот, Иласис. Невысокий крепыш с копной чёрных волос, Надир, что-то возбуждённо рассказывал, размахивая руками Гору. Он только взглянул на меня, когда я вошёл, после чего продолжил свой, несомненно, очень увлекательный рассказ.

После завтрака я отправился устанавливать башню ПКО. Возникшее было желание зайти к Доку и поздороваться, я отбросил. У местных этикет отличался от земного. Они тут особо не прощались и здоровались. Была у меня пара вопросов, но решил их отложить до более спокойных времён. Потому сообщил о своём намереньи поработать Изида, одел скаф, подцепил тестер и подгоняя своё воинство отправился за ящиком с "СВ-8". Из предыдущего отчёта техника следовало, что необходимо заменить две башни. Потому было закуплено два комплекта башен в разобранном состоянии и один комплект для ремонта. Уже у шлюза стало ясно, что всё сразу через него не проедет, потом я стал сомневаться, пролезет ли собранная башня. Но я зря волновался, стандарты в Содружестве регламентировали всё. Я сразу решил собрать башни и потом уже по одной выносить и ставить на места. Оширского дроида использовал как носильщика, "Нидар" был рабочим инструментом. С первой башней справились быстро, заряд попал в середину башни и оставил оплавленную дырку, но крепление не было повреждено. пока "Нидар" крепил новую "Ушен" утянул повреждённую башню и принёс новую. Быстрая проверка работоспособности и я отдал башню под управление искина. Он тут же начал прогонять полный тест. Вторая башня была повреждена сильнее. Даже пришлось вырезать часть постамента. Но вот и она установлена и завертелась в тесте. Третья башня имела ограниченный угол поворота из-за повреждений. Обдумав пару минут, я решил чинить не на обшивке, а в шлюзе. Изучив все три башенки ПКО, я пришёл к выводу, что могу собрать из трёх одну. Даже без ремкомплекта. Но местные традиции и правила не я придумал, не мне нарушать. Пока буду делать так, как от меня хотят. Когда я отвозил на местную свалку металлолома остатки башенок, то начал размышлять, что и мне нужно свой склад запчастей. Ведь эти остатки можно ещё разобрать и использовать для ремонта. А их надо где-то хранить. Ведь не в куче же металлолома. И дроидов дохлых надо где-то поставить. Как говорится, только вспомни, вот и оно. Пришло сообщение от капитана, что он ждёт меня с тестером у выхода. Мы идём с ним покупать некий важный предмет.

У шлюза я встретил Тара и Зитаса. Пилот уговаривал капитана взять больше, что нужно что-то увеличить. Когда я подошёл он замолчал, только капитан ответил, что сейчас нет возможности. Уже знакомый путь мне показался не таким длинным, как в прошлый раз. Охранник в форме нас не останавливал, его вообще не было видно. Потом мы втиснулись в тесную кабинку такси и помчались. Я сидел спиной вперёд, и мне было плохо видно, куда мы едем. Надоело молчание, и решился спросить капитана.


— И что мы будем покупать?

— Истребитель. Один из кланов наёмников прекращает своё сущствование, после провала одного важного контракта. Их корабль восстановлению не подлежит. Команда большей частью полегла, а оставшиеся разбегаются. Вот и решили кое-что у них прикупить. У них были "Алдуши" и "Везели". Посмотрим, что уцелело. Приоритет "Алдушам", лучше иметь одинаковые малые платформы. Но на первом мест всё равно будет цена.


Такси остановилось у дока. Зайдя внутрь, я сразу понял, что мы попали на распродажу. Кучками лежали всякие ценные для наёмника вещи. Отдельно стояло оружие, висели скафы. Ещё какие-то приборы. Кроме нас были ещё продавцы, он стояли у ящика с ручным оружием. Капитан сразу направился к краю дока, где стояли истребители. Всего там было 5 машин. Из них даже на первый взгляд целый был один "Алдуш" и два "Везеля". Ещё два кораблика были в печальном состоянии. Около продырявленной очередью сигары "Алдуша" отдельно лежала спасательная капсула. Около подкопченного и дырявого треугольника арварского истребителя капсулы не было. У них вообще спасательной капсулы нет. Что случилось с пилотом, можно догадываться. Но изучив дырки в обшивке, я предположил, что часть его останков всё ещё размазаны по стенкам кабины "Везеля". Пока мы с Зитасом осматривали представленные корабли, капитан нашёл владельца и начал переговоры. О чём они разговаривали, было непонятно, судя по жестикуляции, наш начальник был недоволен.


— Он хочет 350 тысяч за пару, — выпалил Тар, подойдя к нам. — По отдельности продавать не хочет. Влад проверь оба "Алдуша", разрешение нам дали.

То, что целый с виду истребитель оказался таковым и по тестам. Ресурс двигателя в 69 % не впечатлял, но судя по тому, что техобслуживание производилось давно, ресурс можно было и поднять. Второй, на вид сильно изувеченный, оказался по тестам без критических повреждений. Да были дырки, но силовой каркас имел минимум повреждений. Двигатель не запускался, но в нём дырок не было. Реактор исправен. Роторная пушка не двигалась, её просто заклинило. Когда я закончил осмотр, то заметил, что капитан и Зитас разговаривают с китайцем. Натуральным таким желтокожим, с узким разрезом глаз, невысоким и худым китайцем. Пока я подходил, он кивнул, развернулся и вышел.


— Судя по тестам нормальные истребители, — начал я отчёт. — Первый хоть сейчас в бой, хотя я бы посоветовал произвести проверку и мелкий ремонт. Со вторым надо повозиться. Но прогноз на восстановление положительный. Единственное, что тревожит, это двигатель. Пока не разберу, не пойму, что с ним.

— А этот хвост харша заявил, что второй просто металлолом. И даже на запчасти не годиться. Я уже решил не покупать. Дорого за один старый оширский истребитель и кучу запчастей. А тут такая новость. Ну, пусть потом польёт голову водой, я ему специально расскажу, что его металлолом летает. У нас, возможно, будет новый пилот. Из команды этого старого идиота. Значит, нужно будет ещё одного искать, — капитан прищурился. — А ты не хочешь стать пилотом истребителя?

— Нет уж. Хватит с меня того, что я у вас пилот бота, всё чиню ещё должен боевыми дроидами крушить вражеских абордажников.

— Да я шучу, — капитан рассмеялся. — Ты слишком ценен для нас, чтоб вот так в этой жестянке в бой отправлять. Да и не рассчитана твоя нейосеть на управление скоростными платформами. Техник ещё может, инженер — только тестовые полёты.

— Значит, решено, — продолжил после пары минут молчания Тар. — Покупаем эти два истребителя. Я бы и "Везели" взял. Их недорого предлагают. Но где их ставить, непонятно.

— Можно в грузовом отсеке разместить, но как-то с посадочной системой разобраться. Или стартовые ячейки поставить.

— Дорого всё. В стартовых ячейках сложно роторные пушки перезаряжать, они больше на энергетическое оружие рассчитаны. Переделывать грузовой отсек под док обойдётся дороже, чем сами истребители. Пошли пока погуляем, может еще, что присмотрим для покупки.


Но на прогулке ничего интересного для меня не нашлось. Я присматривался к скафам, намереваясь уговорить капитана на покупку инженерного. Но там оказались только старые военные второго поколения. Оружие капитана заинтересовало. Я тоже изучил. Оширские "Корза" уж очень напоминали ижевские автоматы. Даже в руках подержал. Только что магазин прямой и патроны тут тоненькие, маленькие и безгильзовые. Но капитан сказал, что такое оружие мне не нужно. У них нет компенсатора отдачи и, если я с него решу пострелять в невесомости, то меня будут ловить долго и безуспешно после первого же выстрела. Так же Тар заявил, что если хочу, то мне потом выдадут оружие по-лучше. Хотя сам капитан отобрал целый ящик таких автоматов и ещё какого-то барахла.

По возвращении на корабль мне сообщили, что у нас уже заменён резервный реактор на новый и меня ждёт ремкомплект для реактора. Необходима переборка одного из реакторов.


— А почему я не участвовал в замене? — я был как-то даже обижен.

— Это довольно сложная операция, — начал оправдываться капитан. — Реактор достают через шахту сброса. Подхватывает инженерный тягач и отводит его, потом обратно этот же бот заводит новый реактор. Бота у нас нет. Ты у нас один. Я решил не рисковать и оставил тебе только то, что предусмотрено регламентом для техника, а именно просто техобслуживание. Чиним один из реакторов. Он и новый станут основными, а оставшийся не отремонтированный станет резервным. Завтра доставят "Алдуши". Проверь, что нужно для ремонта второго. Это пока главное, ремонт истребителей. Потом реактор. Хотя для начала сходи к Доку, он хотел проверить твоё состояние.


На этом и расстались. Я направился в медотсек.


— Здравствуйте.

— Я уже давно тебя жду, Тар обещал прислать тебя сразу, как прибудешь на корабль.

— Дел было много, вот сейчас истребители покупали.

— Истребители? Должны были купить один, — Док был удивлён.

— Там второй сильно повреждён, его в нагрузку отдавали дёшево. Но я думаю, что починю его, — что-то я сильно самоуверен, аж сам от себя такого не ожидал.

— Хорошо, нужно проверить, как приживается твоя нейросеть. Раздевайся и залазь.


Выйдя из медотсека, я отправился в столовую, а после ужина в каюту учить во сне мои одноганговые базы.


Утром сразу поставил на запись на нейросеть второго ранга базы "Кибернетика". Потом пробежка, завтрак. В столовой было два незнакомых мне человека. Нет, я их видел на собрании, но кто они, не знал. После забрал дроидов и сходил за запчастями для реактора, так как истребители ещё не прибыли. Сам ремонт проходил вполне буднично, дроиды работали, я наблюдал. Якобы "новый " реактор оказался то же бывшим в употреблении с 81 %, хотя это уже лучше чем-то стояло тут до этого. Скоро мне немного надоело, я решил поговорить с Изидом. Притом по-привычке общался голосом. Мне хотелось пообщаться с кем-нибудь, хоть с искусственной личностью.


— Изид.

— Я вас слушаю.

— Ты можешь поискать кое-что для меня в инфосети.

— Да у вас есть на это разрешение.

— Ищи способы сброса искина до заводского состояния и прошивки для готовых устройств на основе искина. Ограничимся искином второно ранга.

— Найдено 8 способов и 72 образа. Вас интересуют платные или бесплатные?

— Бесплатно, конечно.

— Найдено 3 способа сброса и 61 образ стандартных устройств.

— Есть среди этих образов индивидуальные искины?

— Нет.

— Хорошо сбрось мне ссылки на это всё отдельным инфопакетом.


Тут же замигало входящее сообщение. Быстро пробежался по всем способам. И наткнулся на проблему. Все способы рассчитаны на применения инженером. А я техник. Нужна база "Инженер" и желательно второго ранга. Эх, нужно было у торговца спросить, хоть первый ранг. А я за "Кибернетику" схватился. Даже если выучу толку, ни какого. Пробежался по ссылкам на образы искинов. Тут уже можно было покопаться. Были образы управляющих искинов для жилых блоков. А Илкит говорил, что дома пользуется для поиска таким искином. Были образы нескольких искинов кораблей. Но там всё больше специализированные. То шаттлы для перевозки на орбиту пассажиров одной компании. То какой-то специализированный шахтёрский корабль. С пару десятков образов я и не распознал, что это и зачем нужно. После всех поисков записал все способы сброса на память, туда же несколько образов искинов жилых модулей. Когда закончил, оказалось, дроиды тоже уже справились со своей работой. Тест реактора показал 85 %. Снятые запчасти повезли к утилизатору в металлолом. Там я и заметил, что в левом доке уже три "Алдуша", а значит, где-то есть ещё один. Поразмыслив, отправился на грузовую палубу, где волшебным образом появляются запчасти. И не ошибся, там стоял новый ящик. Дроиды вскрыли его и распаковали повреждённый истребитель. Я дал задание разобрать сигару истребителя на крупные фрагменты. Необходимо было изучить всё подробнее. Когда дроиды начали разбирать "Алдуш", мне в голову пришла идея. Я написал письмо торговцу, его данные у меня остались, с вопросом о наличии базы "Инженер" до второго ранга и стоимости на неё. Буквально через пару минут пришёл ответ. Такой базы в данный момент не имелось, но Ти Ахас поищет среди знакомых и позже мне сообщит.

Когда дроиды распотрошили истребитель и разложили аккуратными кучками, я начал инспекцию. Реактор исправен, но всего 61 %. Необходим ремонт. Бак для горючего с дырками. Маневровые все целы. Двигатель, необходим ремонт. Есть видимый износ, нужно перебрать. Передний радар не отвечает. Роторная пушка, запчасти подходят от "СВ-8" и повреждённая деталь есть. Аварийная капсула, она же кабина полностью цела, а в ней и компьютер, тут не было искина. Составил список необходимых мелочей и занялся двигателем. Перебирать пришлось тут же, в мастерскую двигатель даже не влез бы. Основной работой был занят "Нидар", "Ушен" отправил заниматься мелочами, типа заварить дырки в баке. Через полчаса обнаружил проблему. Перебиты были энергошина и топливопровод. Калибр, похоже, от роторной пушки. Восстановил повреждения, двигатель ожил и выдал ресурс в 65 %. Не так много, но пока сойдёт. Для проверки нужен был стенд, но его не было. Можно его собрать, но пришлось бы использовать запчасти от "Алдуша". А почему бы не собрать сам истребитель. Заставил дроидов заняться восстановлением силового каркаса. Потом навесили необходимые блоки и кабину. Пришлось съездить с гравиплатформой нагруженной баком для топлива в док и заправиться. Залил, на всякий случай, полбака. Я прогнал тест систем, выскочила куча ошибок, но основные части выдали полную исправность. Я сомневался не больше пары секунд и залез в кабину. Подключился к системе управления, доступ не был запаролен. Запустил тест двигателя с включением на несколько процентов от номинальной мощности, система завопила о неисправности. Игнорировал всё и настоял на запуске. Двигатель тихонечко зашумел, и истребитель стал покачиваться, пытаясь сорваться с места. Выключил тест, просмотрел отчёт. И тут навалилась тяжесть. Оказалось, уже давно работаю и в запале даже не заметил, что пропустил ужин, да и давно было пора спать. Отвёл на зарядку дроидов и пошёл спать, хватит на сегодня подвигов.

Утром получил сообщение от торговца, что есть базы, за всё 8 тысяч. У меня не хватало денег. Потому послал в ответ, что дам 5 тысячи. Пока был в санузле пришёл ответ, что цена в 8 тысяч не обсуждается. Жалко. Денег нет. Где взять, непонятно. Вся моя зарплата уходит в счёт оплаты долга. Продать что ли что-то, ненужное. Но как говорил один мудрый полосатый кот, чтобы продать что-то ненужное, надо сначала купить что-то ненужное. Пойду поем, потом работать может, какие мудрые мысли придут в голову. Прошло почти 3 часа, прежде чем мы собрали "Алдуш" до более-менее рабочего состояния. Я послал отчёт капитану со списком необходимых запчастей для полного восстановления и доложил, что машина частично рабочая и продолжить работы по ремонту можно в доке. В ответ мне пришло сообщение с предложением самому перегнать истребитель в док, а заодно проверить все работающие системы. Для этого я могу отлететь из зоны управления искина станции. Я уже залез было в кабину, но вовремя одумался и сходил за скафом. Мало ли, кораблик не восстановлен полностью. Уже сидя в кабине, задумался о том, как вывести его из грузового отсека. Тут не было гравитационной системы. В голове прокручивал разные варианты, сварить из железяк направляющую платформу, стартовать прямо с пола с большой вероятностью повреждения поверхности или приподнять на гравиплатформе. Вот гравиплатформа и натолкнула меня на мысль.


— Изид.

— Слушаю Влад, — тут же отозвался искин.

— Ты можешь отключить гравитацию на грузовой платформе?

— Да, это предусмотрено конструкцией.

— Тогда вот что, выключаешь гравитацию, открываешь шлюз на грузовой палубе. Открываешь шлюз на правом доке. Я перегоняю "Алдуш" в док в свободный слот.

— Разрешение получено, — прошла почти минута пока искин ответил.


Всем телом почувствовал невесомость. На этот раз уже не было особых негативных чувств, как будто провалился в яму и падаешь. Истребитель я уже взял под контроль и когда увидел, как заискрилось поле шлюза, и отошла бронестворка, приподнял над полом буквально на полметра. Сам шлюз на грузовой палубе был намного больше, чем в доке. Через него можно было протаскивать средние контейнеры. Медленно, виляя для проверки управляемости змейкой, повёл "Алдуш" к выходу. Кораблик хорошо слушался. Осторожно подлетев к шлюзу, я резко разогнался. Истребитель, прорвав мерцающую пелену шлюза, вырвался наружу. Тут же я получил предупреждение искина-диспетчера о запрете ручного управления около станции. Отдал управление диспетчеру и задал направление полёта. Когда мне пришло сообщение, что я могу взять управление на себя, то тут я уже оторвался вволю.

На "Алдуше" были совсем другие ощущения, чем на медленном боте. Это как с трактора пересел на гоночный болид. Кораблик метался как пуля. Гравикомпенсатор выл за спиной. Всполохи дюз маневровых двигателей бросали нас в стороны. Я сделал несколько кругов и в какой-то момент даже потерял ориентацию. Остановившись и рассмотрев где станция, направился туда. Без радара не хотелось неожиданно потеряться. По дороге включил пушку и проверил. Она не была заправлена, потому была возможна только имитация выстрелов, но и цели не было, так как не было основного радара. Получил сообщение от диспетчера и передал управление, при подлёте к "Тени Тааса" управление подхватил Изид и направил кораблик в док. От меня ничего не зависело, я просто сидел в кресле, пока "Алдуш" не опустился на место своей стоянки. Вылез из кабины, отошёл от кораблика и только тогда заметил, что нет манипуляторов для заправки и перезарядки для истребителя. Составил письмо капитану с предложением купить модуль зарядки для дока "Вузар-3" и перераспределить истребители. По два в каждом доке. Тогда можно будет синхронизировать одновременный выход четырёх истребителей.

Когда всё убрал в грузовом отсеке и пошёл обедать, то в столовой заметил оширца, которого видел во время покупки истребителей. Он спокойно обедал. Кроме него ещё двое присутствовавших на собрании сидели за отдельным столиком и о чём-то оживлённо беседовали. Их имена мне ничего не сказали. Пока ел, просмотрел список срочных дел. Расположение абордажных дроидов и восстановление коридора у верхнего шлюза. Первым делом занялся расположением "Турисон — 2М". Старые абордажники оказались в одном из ящиков вместе с "Танжир — 3". Когда рассматривал грузовой отсек, то заметил готовые ниши. Оказалось, они сделаны для дроидов-погрузчиков, чтоб под ногами не мешались, а прятались в предназначенных для этого нишах, где был предусмотрен выход энергошины для зарядки. Сообщил об этом Изиду, тот уже взял под управление включённых мною дроидов. В коридоре то же были ниши для дроидов уборщиков. В одну из таких и спрятали "Турисона". Своих "Танжиров" отвёл в док и поставил в ниши. У них свои реакторы, им зарядка не нужна. Запустил тест, выслушал жалобы, что нет боеприпасов. После чего собрал своих работяг, перетянули панели к верхнему шлюзу и занялись восстановлением стен. Работа нудная, точнее всё делали дроиды, я только наблюдал и периодически направлял работу. Так и закончился день.

Утром пришло сообщение от капитана, что доставлены запчасти для "Алдуша" и модуль перезарядки для дока. Моё предложение принято, по два истребителя в доке. "Сворг" в левом доке, "Мидэн-9" в правом доке. Ещё капитан нашёл один манипулятор для "Мидэн-9", позже можно будет его установить и получить некую пародию на инженерный корабль. В правой грузовой палубе установлен жилой модуль, мне необходимо его подключить к системам корабля. Отныне это временная жилая палуба. Но главное, через пару часов мы уходим. Осталось дождаться последнего члена экипажа. На первом месте стоит ремонт "Алдуша", потом жилой модуль. Перестановкой малых платформ займёмся в пути. Там же мне предстоит установить на обшивке корабля четыре блока ракет.

Быстро позавтракав и забрав ящик запчастей с дроидами, отправился в док чинить "Алдуш". Пока мои работяги деловито приделывали новые блоки. Я задумался. А ведь я толком то по инфосети не лазил. Новости не читал. Ничего не скачивал. Можно же было каких-то сериалов накачать из сети. Вот-вот мы отстыкуемся, потом несколько часов разгона и можем покинуть зону с доступом в инфосеть надолго.


— Изид.

— Слушаю Влад, — от таких быстрых ответов появляется чувство, что он следит за мной.

— Я давал задание на поиск бесплатных баз знаний.

— Задание выполнено. Найдено 174 базы знаний.

— Пришли список найденных баз, — и тут же получил инфопакет.


Я надолго погрузился в изучение этого списка. Искин предварительно разложил их по группам, указав размер и источник. Большую его часть составляли небольшие обучающие по различным техническим устройствам. Отдельная группа баз имела названия типа "Путь очищения огнём", "Познание света истины" или "Способ изгнания скверны из нелюдей". Они явно исходили из различных религиозных культов. Уже зная немного о базах и их воздействии на мозг, и помня предупреждении Дока, сразу вычеркнул это из списка. В мусор пошла группа бесплатных учебников по "правильному" размещению своих денежных активов и мгновенному обогащению. Просмотрел спортивные базы. Отметил для себя только одну, по заказу некоего "Министерства по развитию молодёжи", сделанное каким-то университетом. Остальные с близкими названиями "Как сделать красивое тело на наших тренажёрах" или "Основы боя на ринге в нашем клубе" меня не заинтересовали. Ещё одну базу по тренировкам и методам выживания я тоже отметил, но поставил предупреждение. Она сделана было по заказу военных. Не хотелось после её изучения вдруг воспылать желанием немедленно послужить Антранской империи. Но хранить в запасах стоит. Мало ли попаду на дикую планету, быстро выучу и смогу выжить в диких джунглях. Остановился на базах для пищевого синтезатора. Отметил все. Надоело уже экспериментировать, а есть однообразную пищу то же не хотелось, может там, что вкусное найду. Учебники по фауне различных планет. Составлены группами при университетах. Пусть будут. Парочка баз этикета для обучения разумных с "диких" и "полудиких" планет. Ещё группа баз из двух десятков, я даже названия не понял. Не знаю, значит в мусор. А в принципе далее был или, по моему понятию, бред, или не стоящие моего внимания базы. Собрав оставшиеся отправил инфопакетом Изиду. Тот сообщил, что на закачку уйдёт чуть более четырёх часов. Потом я смогу у него их переписать. Я согласился и только тогда заметил, что мои дроиды стоят без дела. "Алдуш" был собран. Сходил за модулем перезарядки и заодно принёс манипулятор для "Мидэн-9". Правда, положив его рядом с ботом, понял, что есть проблема. Я не знал как его крепить. У нас была не та модификация, и я как техник не мог переделать. Ну что, будем решать эту проблему позже. И послал запрос Изиду на поиск описания "Мидэн-9" в исполнении с манипуляторами. Установка модуля подзарядки и настройка на "Алдуш" заняли не более 15 минут. Решил сходить и посмотреть на жилой модуль.

Модуль имел название "Лирус-10". Представлял собой стандартный прямоугольник. Внутри 5 кают, размером как моя. Только санузел расположен по-другому и кровати справа тут были двухъярусные, а слева маленький столик и шкаф. Моя каюта была в гражданском жилом модуле. А стоящий на палубе модуль был военный. Существовала ещё его же модификация, где в каюте не было ничего кроме двух двухъярусных кроватей. Модуль стоял у стены и комплектовался своими необходимыми кабелями. Я не стал ходить за дроидом, а сам растянул кабеля и подключил к ближайшим разъёмам. После чего дал задание искину взять под управление жилой блок и провести тест. Пока обходил вокруг модуль, то заметил заваренные дырки, похоже от пуль. С одного края угол оплавлен и его явно вырезали резаком. Там же стенка была немного закопчена. Этот модуль явно достали из корабля, побывавшего в бою. Стоя у жилого модуля, я почувствовал, как корабль дёрнулся. Мы отходили от причала станции. Несколько часов и уйдём в гипер.


— Всё нормально. Есть ещё пилот, осталось кого-то найти для разведчика. Пока летать будет Гор, — сидевший в соседнем пилотском кресле Гор повернулся и кивнул. — При выходе из гиперпрыжка со мной вторым пилотом будет Влад. Остальные в "Алдушах" ждать в доке. Пока не будем залетать в опасные места, этого хватит. Как кстати Влад?

— С установкой нейросети всё очень хорошо. Базы все изучены, сертификат Техник и Пилот. Каких-то лишних изученных баз нет.

— Изид доложил, что он искал бесплатные базы. Интересовало всё по технике. При этом уже перечинил всё что можно. Но знаний не хватает. Он мог бы и лучше работать. Я решил поднять уровень его баз. Подумал и купил вот это, — Тар протянул Доку пластинку. — "Инженер" 3 ранг.

— Это дорого. Я не считаю такой поступок разумным. На эти деньги можно было прикупить что-то более ценное, — по голосу Дока было понятно, что он недоволен тем, что капитан с ним не посоветовался.

— 30 тысяч за комплект не так дорого, это из устаревшего комплекса, брал у ТиАхаса. Я всё равно взял у него по паре комплектов Штурмовиков и Пилотов. Может, кто из новичков барона подойдёт. Влад предлагал поставить стартовые ячейки. Туда можно загонять "Сворг" и бот, им же перезарядка не нужна. А на освободившиеся места ещё пару истребителей поставить. Тут пару "Вазелей" дёшево продавали. Сразу шесть истребителей — это уже сила. Но поставить вне проекта техник не сможет, потому нам и нужен Влад как инженер, — капитан откинулся в кресле.

— Теперь я вижу в твоих действиях разумную линию, но всё равно нужно было меня предупреждать.

— Да это неожиданно случилось. Шел по торговому уровню за базами и обдумывал, как усилить нашу группу. А тут мне Влад сообщение прислал.


Я лежал на кровати и думал. Кто я. Владислав Иванович Северинцев тут больше известен как Влад Ислаав, техник клана наёмников "Тень Тааса". Непонятным образом попавший в огромный мир Содружества. Поначалу воспринял это как шутку или розыгрыш. Но слишком уж всё было реально. Потом зародилось предположение, что это глюки.

Вспомним, как всё начиналось. Я был на рыбалке. По выходным это была отдушина после беспокойной рабочей недели. Я даже приезжал на электричке, а не на машине. Сидел на "своём" мостике. На противоположной стороне речушки сидел знакомый рыбак. Ну как знакомый. Это был местный, который ходил на рыбалку в то же время что и я. Мы часто обменивались фразами о погоде, о рыбалке и прикормках. Но вот даже как его зовут, я не знал. Когда у меня клюнуло, я подсёк и почувствовав, что на крючке что-то крупное, вскочил. Небо потемнело. Я краем глаза заметил, что сосед тоже привстал. После этого всё померкло, и я провалился в темноту.

Вот одним из первоначальных предположений было, что я упал в воду и когда стал задыхаться, от недостатка кислорода у меня случились галлюцинации. Но первое, что мне не нравилось в этой теории, это то, что слишком долго я тут для глюка не больше пары минут в реальной жизни. Второе, и главное, я ведь умираю. Нет, нужна другая теория. И она появилась.

Я не обладаю обширными познаниями в медицине, максимум это просмотр всего сериала "Доктор Хаус". Но и этого было достаточно, чтобы предположить, что у меня, скорее всего, инсульт. Я впал в кому. Всё что происходит вокруг — это вольные фантазии моего мозга на тему моей жизни. В пользу такого факта была одна книга, прочитанная мною во времена увлечения серией книг по игре "Сталкер". Была там одна, названия не помню. Главный герой живёт в постапокалиптическом мире на месте бывшей Украины. А в конце выясняется, что он в коме и всё происходящее вокруг напридумывал его мозг. В пользу этой версии было то, что я жив. Скорее всего лежу в палате под капельницей. Мой мозг показывает бурную деятельность, значит, меня не отключат от систем.

А самое главное, что в один прекрасный момент я могу очнуться. Открою глаза и, вместо опостылевшей крышки медкапсулы, увижу просто белый потолок больничной палаты. Ко мне подключены различные трубки и провода. Вокруг суетятся медсёстры и врачи, а потом появляются родные. А я лежу на койке и улыбаюсь. Я дома.

С такими мыслями уснул…

конец

09.07.2015

Птица удачи

Такиту не нравилось на этом корабле. Капитан обращался с ним как с низшим. Доктор, в торой человек в клане, явно презирал его. Даже абордажники его сторонились, хотя это тупое мясо было набрано в одном полудиком мире, где капитан у местного барона обменял десяток этих дикарей на ящик старого оширского оружия. А ведь когда-то Такит думал, что только вырвется со своей аграрной планеты, то сразу станет богатым и знаменитым. Как герои космических сериалов, что крутили на любимом канале инфосети. Но вот он летает по всей вселенной, а всё равно беден и чувствует себя ничтожеством. Когда незнакомец в баре на станции предложил ему выпить, он вначале отказался. Всякие извращенцы тут попадались, в его мире таких прилюдно на площади убивал вольный палач в ежемесячный день казни. А в верхнем мире они спокойно жили и даже могли подойти к любому и сделать предложение. И убить их за это было нельзя. Дикие правила, но к ним пришлось привыкнуть. Но тут незнакомец восхвалил Геруна Милостивого и сказал, что просто хотел дать достойно заработать праведному. Такит прямо таки почувствовал, что птица Удачи опять села ему на плечо. Он давно это ждал, очень давно. Первый и последний раз он испытывал это же чувство, когда жирный Исамит улетел со станции, а его правая рука Жатэс напился. Такит нащупал в кармане фигурку Геруна и спокойно пошёл за незнакомцем в отдельную кабинку.


Такит Сахат был надеждой семьи. Старший брат Аршит даже не дотянул интеллектом до установки бесплатной базовой нейросети. Медтехник намекал их отцу Мариту, что за небольшой бакшиш он поменяет данные и установит нейросеть, но отец здраво рассудил, что таскать тележку или водить их грузовичок на ручном управлении нейросети не нужно. И Аршит был обречён работать в поле или на ферме таская говно с фермы на поля. А уршины давали много говна. И такого вонючего, что у Такита комок к горлу подступал, когда он вспоминал этот запах. Уж лучше быть ничтожеством среди внешников, чем гордым фермером нюхать этот запах. Два других брата перешагнули порог для установки нейросети, но не более. Они уже могли ездить в город и искать работу там, но всё равно это были маленькие деньги. Праздник в семье наступил, когда у восемнадцатилетнего Такита проверили во врачебном ящике его данные. Он первый раз тогда попал внутрь такой штуки. Лечение в таком ящике, тогда он ещё и не знал такого слова как медкапсула, было очень дорогим и её чаще использовали для установке нейросети, чем для лечения. Когда все узнали, что интеллект Такита составляет 92 единицы, его отец устроил большой праздник для всего посёлка. Мужчины гуляли 2 дня и съели трёх уршинов. Таких цифр в их семье ещё никто не показывал. Ни один мужчина. Измерять интеллект у женщин никому и в голову не приходило. Женщина с нейросетью — это даже не укладывалось в сознании любого праведного. Таких Такит встретил только наверху и сама мысль, что женщине это позволили, его потрясла.

Утром третьего дня к Мариту приехал толстый лысый человек. Он был одет в одежду внешников и морщился проходя у загона уршинов. Они закрылись в комнате для празднеств и разговаривали там почти час. Когда вышли, то отец сказал, чтоб Такит собирался. Он едет со своим новым хозяином. Марит устроил Такита на работу. Хозяина звали Исамит. Он обязался установить Такиту нейросеть техника и дать базы для учёбы. Так как индекса всё равно не хватало, то Такиту должны были установить имплант повышающий интеллект. И новоиспечённый техник будет работать на Исамита пока не выплатит долг. Когда Такит узнал какой долг и сколько он будет получать, то даже обрадовался. Всего 15 лет и он свободен. Но тут оказалось, что Исамит будет выплачивать семье Сахат каждый месяц больше половины зарплаты Такита. Тут даже считать не нужно было. Он был рабом. На всю жизнь. Его семья на его деньги на планете сможет жить ни в чём себе не отказывая. Могут построить ещё одну ферму уршинов, купить ещё машину. И старшим братьям не надо надолго ездить в город на заработки. Да там можно каждому старшему брату по ферме построить. Его отец с такими деньгами может даже в совет посёлка войти. А Такит будет работать на хозяина и семью. Но ничего, пока ему нужно вырваться с этой планеты. Потом он вырвется и из рабства.

После этого спокойная и размеренная до этого жизнь паренька из маленького посёлка завертелась как вихрь. Установка сети, учёба баз. При этом он с первого дня начал работать. У него забрали его халат и штаны и выдали очень удобный комбинезон яркого жёлтого цвета, Такит только успел забрать фигурку святого. Всё что осталось от прежней жизни, это маленькая статуэтка, которую зажал в ладони. Он был в подчинении старого техника Жатэса, злобного и вечно недовольного старика. Сначала Такит просто таскал за своим начальником его вещи, приносил ему еду и бегал за выпивкой. Если у Такита что-то не получалось, то Жатэс его бил. Потом, по мере изучения баз, ему стали доверять работу. Исамит часто уезжал, тогда Жатэс просто переставал что-то делать и всё сваливал на младших техников. Два других паренька уже знали нравы старика, потому тут же прятались. А вот Такит не сразу понял местных распорядков и один раз чуть не умер, попав под горячую руку Жатэсу. Он два дня провалялся в углу чуть дыша со сломанными рёбрами и боясь даже пошевелиться. Потом приехал хозяин и ему рассказали, что новичок сам полез зачем-то на кран-балку и упал оттуда. Такита отнесли в медцентр и вылечили, а его долг увеличился. Но больше всего все, даже Жатэс, боялись Шрама. Это был охранник Исамита. Огромный мрачный лысый человек. Его имени никто не знал, а кличка появилась от шрама на всё лицо. Уродливый шрам шёл через весь лоб и левую щёку. Когда этот человек смотрел на тебя своими злыми маленькими глазками и шрам наливался кровью, то не каждый мог выдержать такой взгляд. Откуда у охранника был шрам, никто не знал, ведь медкапсула могла убрать любые повреждения.

Прошёл год, Такит уже работал на обслуживании кораблей внешников. С напарником они должны были проверять и заправлять зашедшие на станцию корабли. Чаще всего это были грязные старые грузовики, у которых не было своего техника. Реже яхты залетевшие в эти края. Один раз ему нужно было разобраться с неработающим утилизатором на яхте доставившей на станцию какую-то шишку с проверкой. Напарника послали по другому делу и пришлось разбираться самому. За техником по кораблю по пятам ходил один из пилотов. Когда он нашёл неисправность и запустил утилизатор, то хотел уже забросить в него скопившийся мусор. Но пилот неожиданно всучил в руки Такиту мешок с мусором и выпроводил из корабля. Проверяющий улетал и возиться с мусором пилот не пожелал, решив свалить всё это на подвернувшегося техника. Среди мусора оказался неплохой пилотский комбез, просто запачканный маслянистой жидкостью из систем гидравлики корабля. Эта жидкость не отмывалась обычной штатной ультразвуковой стиралкой корабля, вот и не стал пилот возиться с комбезом. А Такит знал чем отмыть эту синеватую жидкость, нужно только потом спрятать свою находку подальше от глаз других техников, а то отберут. Повеселев и перестав злиться на ленивого пилота, техник осмотрел карманы комбеза. Кроме завалявшегося мусора нашлась одна пластинка, очень похожая на те, на которых продавались базы. Но только на этой пластинке был герб банка. При том очень большого банка, это не их местный. Это банк Содружества. Его отделения на планете были только в крупных городах и на станции. Такит похолодел. Получалось он украл у пилота ценную вещь. Его найдут и казнят в ближайший день казни. Правда на станции техник не видел площади для казней, но не сомневался, что где-то она есть. Нужно было немедленно вернуть эту пластинку владельцу, тогда, возможно, его оставят в живых и дадут только штраф.

Но яхта уже улетела. Оставался один выход. Идти в банк. Такит у входа в банк проторчал больше получаса. Ноги просто отказывались поворачивать в большую дверь украшенную массивными блестящими завитушками. Только на шестой раз он заставил себя войти. Внутри огромного, как показалось пареньку, зала он прошёл к стойке, где стояла красивая девушка.


— Что-то желаете? — спросила девушка. Но Такит не мог ничего ответить, он только протянул карточку.

— На вашей обезличенной карте осталось 22 тысячи. Желаете перекинуть на свой счёт? — сказала девушка, воткнув куда-то карточку.

— У меня нет счёта, — выпалил Такит услышав, что девушка считает, что это его карточка.

— Желаете открыть?

— Да! — после секундной паузы ответил Такит.

— Открытие счёта стоит 800 кредов, будите открывать?

— Да.


У Такита уже тут созрел план. Он убежит. Для этого нужны деньги. Ему денег не платили, у него даже счёта не было. И сейчас он понял, где возьмёт деньги. Воровать было нельзя. Если тебя словят, то по информации нейросети СБ станции быстро всё узнает. Но если красть небольшие предметы на яхтах, то наврят ли богатеи даже обратят на это внимание. Вот недавно он убирал на одном корабле. Бутылки с дорогими напитками просто валялись по полу. Такит аккуратно всё собрал и отдельно отставил те, где ещё что-то было. Но пришедший капитан всё сгрёб в мусор и приказал выбросить. Вот только сейчас техник понял, что он мог забрать те бутылки. Это никто не заметил бы. И он знал, кому можно это продать. На яхтах были камеры наблюдения и искин следил за всеми, но и эту проблему можно было как-то решить. И даже комбез можно было продать и получить немного денег. Хотя нет. Комбез он оставит.

Через пару месяцев Такит научился зарабатывать деньги. Проблема была даже не в самих кражах, а в продаже добытого. Станция техобслуживания для Исамита была только прикрытием его теневого бизнеса. Он занимался многими незаконными делами. Такит знал только о контрабанде, но был уверен, что было ещё что-то. Потому Исамит был связан со многими людьми на станции. И если техник Исамита начнёт что-то продавать, то хозяин об этом точно узнает. Пришлось сдружиться с уборщиком с терминала и платить ему процент с продажи. То что в лавку что-то приносит уборщик никого не удивляло. Просто удачливый уборщик. Такит крал очень осторожно. Он не брал дорогие вещи, просто безделушки, то что могло затеряться и это не расстроит хозяина. Техник завёл чемоданчик с инструментом, а не просто всё носил на поясе как другие. С чемоданом он и выглядел солиднее, и было где прятать добычу.

И вот через полгода, после начала осуществления плана, Такита послали на заказ к одному медику на станции. Этот медцентр находился далеко от их базы и обычно это место обслуживали другие. Но что-то там сложилось не так и заказ попал к Такиту. Этот медцентр был богаче их местного. Да это было сразу понятно даже потому, что тут был медик. Но самого медика Такит даже не увидел, всё показывал медтехник. Техник быстро обнаружил неисправность, залез в шахту и заменил энергоканал. Пока медтехник проверял своё оборудование Такит решил расспросить у местного, что может их медцентр. Вот тут тот начал расхваливать своё оборудование и хозяина. Что у них есть операционный комплекс, что их медик однажды даже оживил уже бывший 15 минут труп. Да и может вообще из одной головы вырастить всё тело. Настоящий медик может в нейросети покопаться и поменять данные, это уже медтехник говорил вполголоса.


— А может он поменять имя и стереть кое что? — это как-то неожиданно пришло в голову Такиту.

— НЕТ! — выпучив глаза сразу заявил медтехник, сразу прекратив все разговоры.


Когда Такит уже вышел из медцентра ему пришло сообщение от медтехника с предложением встретиться в баре неподалёку, через 15 минут. Войдя в бар он сразу увидел ждавшего его мужчину, тот качнул головой указав кабинку и сам проследовал туда.


— Что ты хотел, что бы тебе поменяли? — начал медтехник разговор.

— Я хочу улететь отсюда, но мне нужно поменять данные. Хочу стать новым человеком. И забыть об этом месте.

— Это ты никогда не забудешь. И полностью поменять личность может только СБ. Но и тебе можно помочь. Поменять имя и почистить нейросеть. Потом в другом месте ты принимаешь новое гражданство. Но тебе придётся заново сдавать на сертификаты. Стоит такая операция 100 тысяч. И после неё тебе придётся сразу уехать. Ты готов к такому.

— Сейчас пока нет. Нет таких денег, придётся поднакопить.

— Тогда собирай. И подготовься. Твой счёт в банке то же пропадёт. Но нейросеть по номеру будет светиться в нашей сети. Если СБ будет искать, то на станции тебя найдут. Если улетишь, то только если СБ пошлёт запрос в центральные миры. Потому тебе стоит некоторое время поболтаться во Фронтире, а лучше всего заменить нейросеть на другую.

— Хорошо. Я свяжусь с тобой как соберу денег.


Прошёл ещё почти год. Почти каждую ночь Такит, лёжа на кровати, обдумывал свой план. По его мнению, это была безупречная задумка. Техник использовал все свои возможности, пытаясь заработать деньги. Он даже начал немного подрабатывать техником в обход своих хозяев. Брал за заказы немного меньше. Когда-нибудь это вскроется. Но он надеялся, что в тот момент окажется очень далеко. Он таскал алкоголь из яхт. Дорогой продавал через уборщика в бар. Более дешёвый выгоднее было сбывать на грузовиках, особенно если те возили руду от шахтёров. Туда же сбывались всякие устройства для развлечений. Безделушки шли в лавку через уборщика на другом конце станции. Такит следил за всеми прибывающими кораблями. Он уже определил, что лучше всего было уезжать грузовым транспортом. Они брали иногда с собой небольшое количество пассажиров. Летали далеко и задавали меньше вопросов. Он уже завёл один денежный кристалл и скинул туда денег. И сейчас на счету было чуть меньше нужной для операции суммы. Ещё месяц-два и он сможет отсюда улететь.

Утром он узнал, что Исамит опять уезжает на три дня, особенной работы не было. Жатэс опять ушёл в запой. Такит уже собрался отправиться на поиск подработки, но тут рассказ другого техника, Мирта его испугал. Приходил один из его заказчиков, которому чинил пищевой синтезатор не сообщив хозяину, пожаловаться Исамиту на что-то, но пьяный Жатэс с ним не стал разговаривать. Выходя разозлённый заказчик грозился рассказать всё хозяину, когда тот вернётся. Через два дня всё вскроется и его накажут. Тогда Исамит узнает про его счёт в банке. Его деньги, заработанные с таким трудом, заберут и он останется рабом тут навсегда. И его накажут. Его будут бить. А может и убьют.

Решено. Он улетает послезавтра. Такит послал сообщение медтехнику с предложением встретится и обсудить старый вопрос. Глянул список уходящих грузовиков, подходило сразу три рейса. Но сейчас главным было заработать как можно больше денег. За утро Такит распродал все собранное за последнее время. Мало того, он продал шахтёрам часть запасов алкоголя Жатэса, которые хранились на складе. Было несколько вещиц из богатых яхт, которые техник припрятал до лучших времён. Он отнёс их в лавку Сартина лично, не хотел делится третью товара с уборщиком. Таится было поздно. Сартин товар принял, даже ничего не спросил, просто посмотрел с прищуром. Явно потом Исамиту доложит. Позже встреча с медтехником. Переговоры были быстрыми. Утром он обещал прислать план действий. Связался с капитанами трёх грузовиков, которые подобрал для того, чтобы покинуть станцию. Один не брал пассажиров, а вот два остальных согласились его взять.

Утром Такит положил малый набор техника и универсальный тестер в свой чемоданчик. Заявил остальным техникам, что отправляется по заданию Жатэса на сложный ремонт и может даже сегодня не вернуться. Остальное барахло, самое ценное из которого был пилотский комбез, уже давно лежало в сумке в тайнике техника. Зашёл в банк и взял ещё один кристалл, на него перевёл 100 тысяч для медика. Оставшееся перевёл на свой первый кристалл. Пришло сообщение от медтехника. Необходимо было явиться в медцентр строго в определённое время.

В нужное время Такит с сумкой пришёл в условленное место. Все вещи он сложил в сумку, а чемоданчик спрятал. У входа его встретил медтехник.


— Быстрее, у нас мало времени.

— Ты уверен, что они не отследят что я сюда заходил?

— Сейчас в этой ячейке проходит обслуживание ретранслятора, всё входит в оплату. Не думаешь же ты, что первый кому мы делаем такую операцию, — медтехник усмехнулся. — Но нужно спешить, времени мало.

— А что будет потом?

— Мы сотрём твои данные, запишем тебе новое имя, но гражданство оставим старое. Прилетишь на новое место и сменишь гражданство. Потом копи на новую нейросеть. Немного изменим внешность. Ты не будешь помнить кто тебе это сделал. Это для нашей безопасности. Всё, давай деньги, раздевайся, залезь в медкапсулу.


Уже в капсуле засыпая Такит вдруг подумал, а если они его обманут. Деньги и вещи заберут, а самого убьют и тело в утилизатор. Ведь никто не узнает. Рука даже дёрнулась к крышке, но сознание померкло.

Очнулся в углу коридора. На Таките был его пилотский комбез, под головой сумка с инструментами. Первую минуту техник не понимал где находиться, но постепенно память вернулась и он вспомнил. Вспомнил что ему поменяли данные, но кто не помнил. Глянул в настройках нейросети. Имя было другое. Сертификата техника не было. Счёта в банке не было. Поводив рукой по карманам нашёл банковский кристалл. Сверил время. Через полчаса уходил один из намеченных грузовиков. Повесив сумку на плечо отправился к причалу. Вначале его не хотели брать, заявив что место зарезервировано. Это была промашка, ведь это он сам зарезервировал место не подумав, что имя поменяется. Но за 10 минут до отхода капитан согласился забрать Такита, так как никто другой не явился. Техник оплатил с банковского кристалла, но никого это не смутило. Наверное они часто с таким сталкивались. За платить пришлось большую часть денег. В каюте, в крошечной санкомнате Такит увидел себя в зеркале. Вместо густой чёрной причёски у него была короткая стрижка светлокоричневых волос. Лицо гладко выбрито, вместо его бородки. Раньше брови были густыми и сходились на переносице, а сейчас две маленькие чуть заметные чёрточки. Техник был расстроен своим видом, как и любой праведный. Образ внешника помог ему покинуть станцию, но даже столько времени проведённых среди этих людей не делал его внешником. Но не смотря на это он чувствовал на своём плече птицу Удачи и это его подбадривало.

Грузовик отошёл от причала и начал разгоняться. Когда Такита замутило, он понял, что его план осуществился. Он сбежал. Лёжа на кровати он размышлял, что произойдёт после его отлёта. Исамит накажет Жатэса. Потом займётся его семьёй. Такит знал, что они не бедствуют. Построили ещё одну ферму. Купили ещё одну машину. Старшую сестру выдали замуж. Ей повезло, она уже не в семье. А вот остальные ответят. Он вспомнил их лица, как они все радовались, когда продали Такита. Исамит заберёт у них всё. Младшие сёстры пойдут в бордель на станции, а братья и отец будут до конца жизни таскать говно уршинов, работая на других фермеров. А вот тех кто не согласиться, убьёт Шрам. С такими мыслями Такит уснул.

Вышел он на станции принадлежащей Антранской империи. Чиновник на станции не очень удивился когда узнал, что он хочет поменять гражданство на антранское. Заминка возникла когда узнали его интеллект. В империю не принимали со значением ниже 100 едениц. Но у него стоял имплант и нейросеть техника. Чиновник с кем-то посовещался некоторое время и всё таки утвердил смену гражданства. Военные им не заинтересовались. Крупные корпорации то же не проявили интереса.

После этого Такит два года летал на различных кораблях. Он побыл техником на пассажирском лайнере, но очень напряжённый график не пришёлся по душе. И его чуть не словил на воровстве стюарт. Не смог удержаться. Там столько легкодоступных вещей валялось по каютам. Пришлось уволится на ближайшей станции. Потом летал на грузовике перевозившем руду. Там поднял нужные базы и получил сертификат техника. Но оплата Такита не устраивала, на новую нейросеть там не накопишь. Он поменял ещё два судна и поработал техником на станции пока не попал в этот клан.


Незнакомец в кабинке предложил сесть и выбрать еду, котороую Такит желает. Выпить, как истинный праведный, он не предлагал. Герун Милостивый это не одобрял.


— У нас к тебе предложение. Я думаю ты не откажешься, — начал тихим голосом говорить незнакомец. — Вот только как к тебе обращаться? Твоим истинным именем Такит Сахат или нынешним Нур Тис?

22.06.2015

Лёгкие деньги

Он был доволен собой. И пусть их клан проиграл этот бой и потерял контракт, пилота распирало от гордости. Ведь именно он располосовал очередями абордажный бот, а потом отогнал его в док. Это он добил последнего нападавшего, хотя тот и так был ранен, но ведь все равно был опасен. Это он был вторым пилотом, когда Гор увел крейсер в прыжок. А ведь до этого его всерьез не воспринимали, а эта лысая сучка вообще считала, что это она должна командовать. Но капитан ценил его, и Зитас старался его не подводить.

После того злосчастного контракта капитан отправил всю команду отдыхать. Среди наемников стали ходить слухи, что их отряд распустят и нужно искать работу. Но он не верил. Корабль почти цел, истребители есть, а абордажников можно нанять на любой слаборазвитой планете. А вот в свободное время он решил немного заработать и развлечься.


— Уважаемый, наконец, решил оставить свой клан и заняться серьезной работой, — лицо Ушанота выражало неподдельную радость. — Я слышал, что ваш клан распадается.

— Зря ты собираешь глупые слухи, у нас есть проблемы, но не все так плохо, как говорят некоторые неудачники. У меня просто появилось свободное время и я решил немного заработать. Ведь тебе нужен хороший пилот.

— Ты знаешь, что нужен. Такого замечательного пилота как уважаемый Зитас мы возьмем всегда.

— Значит, есть работа.

— Есть одно дело. Оплата очень достойная и надеюсь, порадует всех участников. Но разве уважаемый не занят в своем клане?

— Я же сказал, у нас проблемы. Заказчик дал неточные данные по заказу. Еле ушли от засады. Крейсер поврежден и пока на ремонте.

— А я слышал, Тар оставил на судне только несколько человек и улетел в неизвестном направлении. В баре одноглазого даже ставки начали принимать на то вернется он или нет.

— Поставь на то, что вернется. Заработаешь кредитов. Давай лучше по контракту.

— У нас самые надежные заказчики. Они никогда не подводят.

— Знаю, знаю. Рассказывай, давай или я пойду в бар искать другую работу.

— Дело очень простое, но очень прибыльное. Идет конвой. Там три транспорта и крейсер прикрытия. У них авиагруппа максимум из шести истребителей. Мы знаем маршрут, знаем время прохода. Устраиваем засаду. Заказчик предоставил нам блок с четырьмя ракетами конфедерации Делус. Очень дорогие, но очень хорошие ракеты. У Вождя лучшие ракеты во всей известной Вселенной, — Ушанот сопровождал свою речь яростной жестикуляцией. — Из засады дожидаемся крейсера и уничтожаем его ракетами. Истребители добиваем. У нас будет шесть "Алдушей" и двенадцать "Везелей". Потом абордажными ботами берем транспорты. Очень лёгкие кредиты. Уважаемый не пожалеет. Мы вас никогда не подводили.

— За что так расщедрились заказчики?

— Им нужен один контейнер и пассажиры этого транспорта. Они заплатят. Корабли и остальной груз наши.

— А антранский флот как отнесётся к нашей проделке.

— Очень важные люди, — оширец поднял руку вверх. — Заверили меня, что мы действуем в интересах Империи. Ни одного корабля Антрана рядом не будет.

— Еще вопрос. В твою жестянку вроде только восемь малых платформ влазит. Где остальные разместишь.

— О-о-о. Я слышу недоверие в голосе уважаемого, — оширец попытался изобразить на лице загадочную улыбку. — Очень важные люди дали денег моему клану под этот проект. Мы купили целый отряд со всем имуществом. Теперь у нас кроме моего крейсера "Яростный Урш" есть свой носитель на 24 малых пустотных платформы. При этом там большая грузовая палуба. Все истребители будут на нем.

— Какова моя задача?

— Уважаемый будет командовать звеном "Алдушей". А после боя будет вести один из захваченных трофеев. У меня нет сейчас таких опытных пилотов, как вы, — эта последняя фраза немного насторожила Зитаса, но лесть старого оширца сделала свое дело.

— Давай контракт и когда начинаем?


Все оказалось не так радужно, как описывал Ушанот. Носитель оказался старым грузовиком проекта "Фарнух" переделанным в носитель с именем "Такама". Кроме него в звене все остальные были оширцы и из них только один, Оки был опытным пилотом. Пришлось даже "Алдуши" собирать в тройки, что давно не рекомендовалось делать военными теоретиками. Но третьего ведущего не было. Зитас задумался, не позвать ли с собой напарницу из "Тени Тааса" Иласис. Но сразу так просто её найти не удалось, да и Ушанот вдруг почему-то воспротивился, что-то бормоча про большие расходы. У отряда "Везелей" было ещё хуже, там на шесть машин был только один опытный пилот. Остальные являлись новичками. На вопрос, как они будут воевать, оширец ответил, что на особое сопротивление он и не рассчитывает. Главное добить крейсер, как самую сильную боевую единицу. Задача Зитаса и его отряда совместно с "Яростным Уршем" локализовать возможную угрозу малых пустотных платформ крейсера. "Везели" будут заняты охотой на транспорты и сопровождением двух абордажных ботов. Особого сопротивления там не предвидится и главной их задачей будет напугать экипажи и выбить маршевые двигатели в случае попытки транспортов удрать. На каком из грузовиков находится нужный клиентам груз и сопровождающие неизвестно, потому решено действовать осторожно с минимальным количеством жертв, ну кроме команды крейсера, разумеется.

Так пролетела неделя подготовки. Его подопечные стали более уверенными в себе, уж не отставая в учебных боях с тройкой Оки и крейсером. А в бою с "Везелями" победу одержали минуты за две. Но вот пришло время заняться работой.

В засаде они сидели уже больше суток. Не смотря на заверения Ушанота, что клиент не обманывает, закралось подозрение, что что-то не то. Зитас не вылазил из скафа, даже вздремнуть прилёг в кабине "Алдуша". Но всё таки сирена тревоги застала его в столовой. Пришло сообщение от капитана. Из прыжка вышел крейсер с нужной меткой корпорации. Старый оширский проект "Лираш" второго поколения. Всем занять места согласно раннее полученным распоряжениям. Дочитал пилот уже в кабине, запуская тест и отметив про себя, что он первый. Правда, далее ждать развития событий пришлось более получаса. Корабли спрятались в поясе астероидов и не использовали активное сканирование. Зитас следил по тактическому монитору за обстановкой и пропустил момент пуска ракет. Пошла первая пара, за ней через секунду вторая. Пройдя полпути метки ракет, рассыпались на несколько целей. Умные изделия Делуса создали вокруг себя стайки активных помех. Теперь целый ворох меток нёсся к чёрточке крейсера противника. Искин давал прогноз на поражение через 27 минут. Уже получив приказ выдвигаться и почувствовав, как истребитель приподнялся над полом и, разгоняясь, понесся к мерцающему шлюзу, Зитас заметил, что от корабля противника отделились метки малых кораблей. Выйдя в космос и взяв управление на себя, повернул месту будущего боя, маневрируя между мелкими осколками поля астероидов. Выпрыгивая друг за другом сигары "Алдушей" начинали собираться за ним. Отметил четыре метки противника. Они вышли вперёд навстречу вороху ракет в надежде сбить хоть часть. Вот от крейсера отделились метки противоракет и то же двинулись к подаркам Вождя. В задней камере отметил, как стал искриться щит их носителя "Такама". Она выползала из засады и сотни мелких камней сгорали, соприкасаясь с границей щита.

Совместными усилиями истребителей, противоракет и башен ПКО противнику удалось сбить две ракеты. Но ещё две достигли корпуса. Одна вспыхнула маленьким солнцем у кормы, разбросав в разные стороны остатки маршевых двигателей, и погасила щит. Вторая пробила "Лираш" в центре, корпус там медленно вспух и развалился на две части. Отряд Зитаса уже достиг места боя, потому он наблюдал всё происшедшее визуально. Крейсер был мёртв, но три оставшихся "Каларда" продолжали виться вокруг чего-то ожидая. Как командир, он распределил цели, на свою тройку взял целую пару, а тройке Оки оставил одиночку. Тут Зитас оказался в своей стихии. Визг гравикомпенсатора за спиной, круговерть целей и размеренная дрожь корпуса истребителя от плюющихся металлом роторных орудий, которая чувствовалась всем телом, вспышки лазерных орудий, чьи лучи были заметны в вихрях космической пыли. Он был единым механизмом со своим истребителем. Он не следил за временем, только за врагами. Один был перечёркнут очередью, и завертелся волчком, разбрасывая вокруг ошмётки. Второго достала ракета. Только когда метки всех врагов исчезли, он остановился и осмотрелся. У него остался один ведомый. Второй "Алдуш" превратился в кляксу обломков. Во другой тройке всё было ещё хуже. Оки болтался в капсуле, зовя на помощь. Один из его ведомых попал под огонь неожиданно ожившей башни ПКО крейсера противника. "Алдуш" прошила очередь роторной пушки и задела уже успевшего отделиться в капсуле пилота. У "Калардов" противника капсул не было, а значит и выживших.


— Яростный забери нас. Требуется эвакуация пилота, — сообщил Зитас.

— Сейчас все боты заняты подготовкой к встрече грузовиков. Все уцелевшие возвращайтесь. Капсулу заберём позже. Пусть подождёт.

— Нет. Выдвигайся сюда, я своих не брошу, — голос сделал как можно твёрже. — Носитель далеко, ботов нет. Только Яростный может нас забрать. Или нас всех забираешь, или третий транспорт будешь ловить сам по всей системе.

— Ладно. Идём.


Крейсер добирался почти 45 минут. Один из ведомых спросил, не стоит ли вернуться на крейсер самим, но получил жёсткую отповедь от Зитаса. Ему как-то пришлось просидеть почти 3 часа в одиночестве в капсуле. Он уже прощался с жизнью, но пришла помощь, и его достали. После того случая он не мог оставить одного пилота в капсуле. Потому и заставил ведомых нарезать круги вокруг места боя контролируя ситуацию. Подошедший "Яростный Урш" втянул транспортным лучом Оки в капсуле и один подбитый "Алдуш". Все остальные истребители друг за другом влетали в шлюз крейсера, последним был командир.

Истребители уже перезарядили, когда пришло сообщение, что в систему вошёл транспорт проекта "Сетина". К нему направлен отряд Охини. В этот момент Зитасу стало плохо. "Бежать!!!" завопила вся его сущность "Немедленно Бежать!!!". Мозг сковала набежавшая волна страха. Хорошо, что уже сидел в кресле "Алдуша". Уняв дрожь, он попытался успокоиться. Он знал это состояние. Оно означало, что всё плохо. Этот бой они уже проиграли. Появлявшийся изнутри ужас никогда не обманывал. Это чувство приходит к нему давно, ещё с детства. И чем сильнее волна страха, тем хуже у него дела. При том в обычном бою Зитас страха не испытывал, действовал часто безрассудно. Кидался в самую гущу атаки, его не раз сбивали, но он точно знал, что не умрёт. А вот если пришла волна, то нужно думать только о том, как спастись.

Все три "Алдуша" были в резерве и стояли в доке "Яростного Урша" когда первая группа "Везелей" уже почти прошла половину пути к транспорту. Появилась метка новой цели. Так как она была далеко, то вторую группу Нирая отправили туда, даже не проверив данные. Ушанот был уверен, что это второй транспорт и необходимо его срочно догнать и обездвижить. Их маленький отряд получил приказ готовиться к выходу, так как третий транспорт должен был вот-вот появиться. И тут Зитас увидел, что на тактическом экране от первой цели начали отделяться метки малых пустотных платформ. Через несколько секунд поступило уточнение системы обнаружения. Двадцать четыре штурмовика "Онгри". Первая цель была не просто транспортом, а носителем. Опытный пилот сразу понял, у шестёрки "Везелей" нет шансов. Будь пилоты истребителей по опытней, а их командир посообразительней, то у них был бы шанс. Но они слишком долго задержались на курсе. Ждали команды от главы отряда. Уже в последний момент пытались развернуться и уйти, но было поздно. Даже то, что их истребители были легче и маневренней, не помогло. В несколько секунд их превратили в кучу мусора. Осталась только метка абордажного бота, двигавшегося позади шестёрки, но и она начала хаотичные движения, сместившись с направления, ещё несколько мгновений и потухла. Пришло сообщение о идентификации второй цели. Арварский крейсер "Аш-Джахам". И он уже открыл заградительный огонь по шестёрке двигавшихся к нему "Везелей". Первый же залп его орудий погасил две метки наших истребителей. Остальные разворачивались по дуге и возвращались. Зитас послал сообщение Ушаноту, что всё кончено, и нужно уходить и как можно скорее. В ответ пришёл приказ, выходить и двигаться возле крейсера в виде прикрытия. Тройка "Алдушей" не сможет противостоять отряду "Онгри", но им ещё нужно было догнать крейсер, который уже начал разгон для гиперпрыжка.

Зитас рассматривал тактическую карту выданную искином. У "Яростного Урша" были шансы уйти. Полный форсаж, не жалея ресурса двигателей. Даже оставшиеся "Везели" могли догнать крейсер. А вот про "Такаму" можно забыть. Она пыталась разогнаться для прыжка, но тяжёлая тушка бывшего грузовика не могла сравниться с быстрыми "Онгри". Те же разделились. Восемь меток двинулись к нашему крейсеру, а шестнадцать продолжили движение к носителю.

За время разгона "Аш-Джахам" дважды пытался поразить "Яростного Урша" огнём своей артиллерии. Вот только, то ли у него не было отдельного искина для вычислений коррекции траектории полёта снарядов, а у уосновного не хватило мощности, то ли кто-то очень хорошо молился своему богу, но, ни один снаряд не разорвался вблизи крейсера. Четверка "Везелей" присоединилась к "Алдушам" ещё до подхода отряда "Онгри". Ушанот назначил командовать мобильной группой Зитаса. Их задача была не дать противнику повредить маршевые двигатели.

"Онгри" накинулись сходу, предвидя лёгкую добычу. Все дружно дали залп ракетами и стали брать в клещи по две двойки с каждой стороны. И сразу потеряли две машины. Один взорвался перечёркнутый очередью башни ПКО, второй получив попадание от Зитаса, потерял скорость и отстал. Ракетный залп то же не дал результатов, часть ракет была сбита, а остальные, взорвавшись, не нанесли серьёзных повреждений. Но и защищающиеся понесли потери, лишившись двух истребителей. Перестроившись, противник перешёл и тактике неожиданных ударов, пытаясь пробить оборону. В течение двух часов были подбиты ещё два "Онгри", после чего преследователи отстали. Два оставшихся "Везеля" друг за другом шмыгнули в док крейсера, после чего влетел последний "Алдуш" Зитаса. У противника явно на первом месте не стояло немедленное уничтожение отряда Ушанота. Защита появившихся в системе за время погони три транспорта проекта "Хамна" была их главной задачей. "Такама" перестала отвечать, но корабль не был уничтожен. Скорее всего они сдались. "Яростный Урш" ушёл в гиперпрыжок.


— Кресер цел, есть несколько истребителей. Да и ты цел. Я видел твоих пилотов, это просто "мясо", наберёшь ещё. Самые лучшие, Оки и Нирай выжили. Начнешь заново. Ведь клан наёмников сохранился. В нашем клане ситуация была хуже, но Тар не расстраивается и надеется на лучшее.

— Ты не понимаешь. — От былой учтивости оширца не осталось и следа. Перед Зитасом сидел старый уставший человек. — Охини был моим сыном. Он должен был стать главой клана. Он должен был захватить первый транспорт. Это должна была быть его победа. Теперь его нет. Это я виноват. Не надо было его посылать первым. На клане висит большой долг. Контракт не исполнен. Я не знаю, что делать дальше. Да и не хочу ничего. Я даже не знаю, оставят меня в живых. Может, лучше было погибнуть в бою. С честью, как принято было у предков.

— Так что дальше с кланом?

— Я подумаю. Скорее всего, продам всё что возможно и уеду. Извини, но оплатить тебе деньги по контракту я не могу. Контракт не исполнен. Нас то же подставил заказчик. Получается, я тебя обманул.

— Не волнуйся об этом. Я тут не ради денег. А куда твоя команда?

— Не знаю. Они свободны. Прости, но я хочу побыть один.

Больше Зитас не виделся с Ушанотом до прихода крейсера на станцию. Только поговорил с Оки и Нираем. Уже в системе получил сообщение от Тара Ишааса. Отряд наёмников "Тень Тааса" собирал свой экипаж и готовился к новым контрактам.

Док

Иас ун Лаас был не простым доктором, он был хирургом. Очень редкая профессия в нынешние времена. Сейчас любой разумный с достаточным индексом интеллекта мог установить себе специализированную нейросеть, выучить базы и стать врачом. С базами приходили не только знания, но и небольшой опыт. Всё равно почти всю работу выполняли лечебные медкапсулы и их более продвинутые операционные комплексы. Со временем врачи нарабатывали и свой опыт, но всё равно основную и важную часть выполняли машины. В центральных мирах Содружества для работы врачом не достаточно было нейросети и баз. Приходилось проходить практику, будущие доктора в виртуальных капсулах резали и лечили виртуальных пациентов. В особо престижных учебных заведениях кроме виртуальных было и несколько практических уроков на реальных людях. И конечно вскрытие трупов. Самым продвинутым обучением была подготовка врачей для элитных клиник. Они должны были вылечить пациента без применения машин. Такие специалисты проходили углубленную практику, а так же во время работы должны были периодически подтверждать свою квалификацию, проводя операции на живых людях.

После появления первых операционных медкапсул они постепенно заменили живых хирургов. Но из-за страха пациентов перед возможным выходом из строя машин, в клиниках всегда была дежурная группа хирургов, которая должна была довести операцию до конца. Со временем медкапсулы доказали свою эффективность, машины стали надёжными, от дежурной бригады везде отказались. Везде, кроме элитных клиник, там никто так и не взял на себя такой ответственности. И потому подготовка врачей для таких заведений осталась на уровне древних стандартов. Врачи скучали, усиленно учились и резали на учебных операциях живых, но бедных пациентов. Хотя за последние три сотни лет не была случая выхода из строя медкапсул.

Вот из таких докторов был Иас. Его предки в пяти поколениях занимались медициной. Отец был лучшим врачом в самой дорогой клинике на родной планете и даже проходил ментоскопирование в корпорации "Нейросеть". Подающий надежды молодой доктор был лучшим на своём курсе. Потом клиника с высокой зарплатой и ещё более радужными перспективами. Происхождение и не последний ранг его родного клана давали перспективы в будущем занять высокий пост в одной из лучших клиник империи. Тридцать лет адской работы и учёбы ушло на карьерный рост и повышение мастерства. Должность главы дежурной операционной бригады Имперского Операционного комплекса была предпоследней ступенькой к такой уже близкой его мечте. Но в один момент Иас оказался на окраине мира, врачом маленького клана наёмников. Саму причину знал только сам Док, да она особо тут никого не интересовала. Большая часть народа была со своими тайнами. Небольшая человеческая слабость, легко исправляемая возможностями нейросети. Но что такое человек без небольших слабостей. Он превратится в дроида, который живёт, нет, даже не живёт, существует по расписанию всю свою жизнь. Жаль только, что не все разумные это понимают. Вот и Иаса не поняли.

Док встретил бывшего военного, Тара Ишааса. Два совершенно разных по характеру человека гармонично дополняли друга. Холодный и расчётливый ум Иаса не давал импульсивному Тару бросаться в явные авантюры и клан наёмников, влачивший до этого жалкое существование, начал расцветать. У них появилось имя и связи. У клана было уже два корабля, когда их накрыла волна неудач.

Врач на корабле наёмников Фронтира был большой редкостью. Обычно обходились медтехником, которого достаточно было, чтобы обслуживать медкапсулы и нажать кнопку на аппарате, когда пациент был внутри. Медтехник же, будучи по своей сути обычным техником с профильными базами, помогал обслуживать и другие устройства на корабле. А держать медика для наёмников было очень дорого, да и немного их было во Фронтире. В случае, когда капсула не могла справится с проблемой, то медтехник стабилизировал состояние пациента при помощи мобильного медицинского блока до прибытия на станцию, где его передавали в руки медиков станционного медцентра. Только военные могли себе позволить штатного медика, да и то только начиная от средних крейсеров. У наёмников проблема возникала, когда было много раненых, капсул не хватало, а медицинских блоков не было. Тогда капитану предстояло решить, кто выживет, а кто нет.

Клану Тара Ишааса повезло, у них был очень хороший доктор, когда их отряд был практически разгромлен и потерял малый крейсер. Иас вылечил всех выживших. Потом ещё пара неудачных контрактов. И наконец последний контракт, когда была потеряна почти половина команды. Опять Док спас положение. Он мог многое, но вернуть удачу "Тени Тааса" был не в силах.

16.10.2015

Новые возможности

Новые возможности

Радужная оболочка пузыря гиперперехода лопнула, и мы оказались в новой системе. Я следил за показаниями корабля. Изученные базы позволяли мне быть вторым пилотом, но я сам понимал, что эта должность просто номинальная. Все функции всё равно выполнял искин корабля. Управлял капитан, он же первый пилот. Вот положено было крейсером управлять минимум двумя пилотами. Второй обычно брал на себя боевые системы и дублировал первого пилота. Так как сегодня проблем не ожидали, а пилотов не хватало, то вторым пилотом посадили меня, Влада Ислаава, на родной планете Земля известного под именем Владислав Северинцев.


— Гор пошёл, — Тар Ишаас, глава отряда и капитан нашего крейсера "Тень Тааса" полулежал в своём пилотском кресле.


Справа сверкнуло веретено разведчика "Сворг". От искина пришло сообщение о выходе из правого шлюза дока одиночного корабля. Пошла информация от разведчика, как и предполагалось, система была пуста.


— Зитас, выводи свою команду.


Искин выдал данные о выходе четырёх "Алдушей". Они унеслись вперёд, обозначая себя огоньками маршевых двигателей, и скрылись из поля зрения камер. Теперь за истребителями можно было следить только при помощи тактического монитора, что было не так интересно, как вживую. Пилоты проводили учения пока "Тень Тааса" начинала разгон для нового прыжка. Зитас давал команды, истребители начали перестроение и стали гоняться за "Своргом". Послышались ругательства, Гор легко ушёл от устроенной за ним погони. Легкий безоружный разведчик был намного маневренней тяжёлых истребителей, да и мастерство пилота сказывалось. Вся эта суета как-то скрадывала монотонность многочасового разгона. После прыжка я буду свободен, в гипере на вахте обычно в рубке находился один пилот. Вообще-то искин мог и сам вести корабль, но бывали случаи аварийного выхода корабля из гиперпрыжка. Тогда в случае опасности только разумный мог дать команду искину на открытие огня по противнику.

Мы уже неделю как куда-то летели. За это время я успел перезарядить модули противоракет и установить два одноразовых блока ракет средней дальности. У нас было ещё два таких блока, но на корпусе имелось только две точки крепления для внешних устройств. И переделать я, как техник, не мог. Точнее я то, как раз мог, но я не знал, как подключить эти блоки к системам питания и управления корабля.


— Всем возвращаться. Через пятнадцать минут прыжок, — капитан мог управлять и через тактическую сеть, связывающую все корабли отряда, но ему, похоже, нравилось отдавать команды голосом.


"Алдуши" один за одни запрыгнули в доки, последним залетел "Сворг". Через несколько минут разгон закончился и "Тень Тааса" окутала искрящаяся плёнка пузыря гиперперехода. Пора было заняться обустройством "Алдушей" на новых местах.


— Я пока свободен? — я встал со своего кресла.

— Нет. Сейчас идешь к Доку. Он зальёт тебе новые базы, и сразу будешь их учить под разгоном.

— А что за базы?

— Твоя новая специализация, — Тар улыбнулся. — Пора тебе стать Инженером.


В медотсеке Док просто махнул рукой на капсулу. Я разделся и лёг. Крышка закрылась, погрузив меня в темноту. Когда открыл глаза, то крышка уже отъехала. В капсуле пробыл 11 часов. Лёжа на теплом покрытии, я проверил изученные базы. "Инженер" во втором ранге изучена, записан ещё третий ранг. Включил поиск нейросети, надеясь обнаружить что-то новенькое. Вокруг были только знакомые устройства, информация о них осталась прежней. Пока особых изменений в себе, как инженере, я не заметил. Только голод.


— Пока ты изучил только второй ранг. Я не буду тебя сильно напрягать. Сейчас отдохни, завтра продолжим изучение.


Стандартный обед в столовой. Там же ели два оширских пилота, Оши и Нирай, которых капитан нанял перед отлётом со станции. Молодые ребята обсуждали прошедшую до этого тренировку. Я уже привык, что в столовой редко был один. Народу на корабле прибавилось, а столовая была небольшая. Теперь и в коридорах постоянно натыкался на кого-то из команды. У местных не было привычных для меня обычаев приветствия. Нейросеть и так выдавала все данные о человеке. Потому просто проходили мимо. Если нужно было к кому обратиться, то просто говорил что нужно. Ни каких тебе "Здрасте" и "Пока". А ещё нас считают дикарями. Наблюдая за местными, стал их сравнивать с дроидами. Даже нет. С роботами, это будет точнее. И компьютер в голову встроен. Хотя я теперь тоже, такой как они, робот. Микрокомпьютер в голове и чужие знания. Какие только мысли не лезут в голову за едой.

После столовой я не пошёл отдыхать, как советовал Док. Не могу оставить недоделанной работу. Такая неспокойная натура. Забрал "Нидара" и пошёл в доки переставлять зарядные манипуляторы для "Алдушей". Теперь истребители стояли по краям доков. Так они могли быстрее покинуть палубу, синхронно вылетая с двух сторон. Дроид шустро переставил манипуляторы, благо для них на стенах были предусмотрены крепления. Я провёл тест и залез в настройки управляющего компьютера манипулятора. И тут обнаружилось первое изменение. Ранее мне, как технику, был доступен только выбор стандартных настроек выбираемых типом малой пустотной платформы, которая будет стоять в этой ячейке. Теперь появились новые пункты: ручная и автоматическая настройки на тип малой платформы. Было ещё несколько пунктов, но они не были активны. Возможно, не хватало, то ли уровня инженера, то ли ещё каких-то баз знаний. Настроив на "Алдушей" и передав управление искину корабля, прошел к "Своргу", так как на него не предусматривали зарядный манипулятор, то пришлось его заправлять "Нидару". Скучая в ожидании, пока заправляется разведчик, мне пришла одна мысль. Как же раньше заправлялись и перезаряжались, если предыдущий техник не мог напрямую управлять дроидами.


— Изид. Как заправлялся "Сворг" техником до меня.

— "Сворг" заправлялся при помощи одного из некомплектных дроидов из набора "Нидар".

— Но как Нур управлял ими.

— Он не управлял.

— А кто ими управлял, — искин искином, но машинная логика меня иногда бесила.

— Ими управлял я по команде техника Нура Тиса. У меня есть несколько управляющих баз. Могу делать несколько стандартных операций по обслуживанию корабля. Но на ремонт нужен точный приказ. Искинам запрещено без указания техника или капитана производить манипуляции с оборудованием корабля, особенно с военным, при наличии разумных на корабле.

— Так ты можешь заправлять "Сворга" и "Мидэн-9" если будешь использовать дроида "Ушен".

— Да. Но нужен код активации.

— Лови пакет, — я нашёл и переслал инфопакет с кодами для дроида. — Бери под управление дроида и веди сюда. Поставим в нишу. Будешь с его помощью заправлять малые платформы.

— Для заправки малых платформ необходима команда разумного.

— Каждый раз нужно давать команду.

— Да. Каждый раз.

— Ладно, что-нибудь придумаем.


Я представил себе, где можно повесить на стенках плакаты, что-то вроде старой советской агитки. Строго мужика грозящего пальцем и надпись: "Уходя, дай команду искину заправить твою малую пустотную платформу". По крайней мере, не нужно дроида гонять туда-сюда, пусть оширский работяга тут стоит. Как показывает практика мне для большинства работ "Нидара" хватает. Обходя доки, наткнулся на свалку и, рассматривая дохлых дроидов, вспомнил о своей задумке получить под управление личный искин. Теперь я могу изучить кибернетику и использовать знания для изучения искина боевого дроида. А пока пойдём отдыхать. Скоро опять учиться в медкапсуле. Первая база знаний третьего ранга.

Когда вылез из медкапсулы, голова гудела. Ощущение, что я проснулся после пьянки. Привычно проверил изученные базы. "Инженер" третий ранг. Прошло почти трое суток, как я лёг в медкапсулу. Дока не было, и я сам оделся и пошёл в столовую. Медкапсула поддерживала организм, находящийся в ней всеми необходимыми элементами, но желудок всё равно был пуст. И хотелось пить. Столовая пуста. В коридорах никого. Ну и ладно. Я спать.

Утро началось с нового инфопакета. Капитан сообщал, что для команды ограничен вход в правый грузовой отсек, так как там находятся наши новички-абордажники и для них организован временный карантин. Полный доступ имеют Тар, Док и Надир. Остальным только по разрешению капитана. Ну, в общем-то, не очень мне туда и хотелось. Главное, чтоб вход в столовую не ограничили. Вначале туда, а потом на тренажёр. После длительного нахождения в капсуле полезно будет мышцы размять.

По пути в столовую я наткнулся на странную процессию. Надир вёл девушку. Невысокая, стройная, длинные чёрные волосы. Одежда из кожи. Не то чтобы красавица, но милая. И злобный взгляд, скользнувший по мне. Если бы не он, я, скорее всего, забыл бы о ней через несколько минут. Последним в процессии шёл капитан. Когда Надир повернул к медотсеку со своей пленницей, а то, что она не по своей воле тут я уже не сомневался, спросил капитана:


— А кто это?

— Я пока сам не знаю, — проходя мимо, задумчиво ответил Тар Ишаас, и тут, как будто вспомнив что-то, остановился. — У меня будет одно задание. Нужно сделать какое-то крепление для двух штурмовых автоматов. Они предназначены для переноски в боевых скафах или применяются на дроидах и для простого человека на планете слишком тяжелы. Нужно что-то вроде станины, чтобы человек мог с него стрелять, не удерживая в руках.

— Хорошо, можно придумать, а какой автомат.

— Надир тебе покажет. И это срочно.


За едой, а позже и на тренажёре, все мои мысли были заняты утренней встречей. Это была пленница. Но откуда. Рабство в Антранской империи запрещено и нельзя удерживать человека без веских оснований на корабле. Но информации мало. Нужно где-то её раздобыть. Потому попробую зайти к Доку.


— Добрый день. Я хотел зайти и сказать, что база знаний изучена. Хотя после того как вылез из капсулы, моё состояние было не очень хорошим.

— Это ты Влад. Я просмотрел данные медкапсулы. С тобой всё в порядке. Изучение под разгоном не очень хорошо влияет на организм. Но Тар настаивал, чтобы ты как можно скорее получил все знания. Да и сам начал очень активно изучать базы знаний. Для твоего мозга этот способ ещё не привычен. У нас рекомендуется изучение постепенно, не так резко. Изученные базы чередуют с практикой. Нельзя вот так за месяц взять и получить техника или инженера. Я предполагаю, что ты и на своей планете тренировал мозг запоминанием больших массивов информации, — тут мне вспомнились сессии дома во время учёбы, когда перед экзаменом приходилось весь семестр учить за день-два. — Для большинства людей с известных мне планет Содружества такой темп изучения может привести к катастрофическим последствиям и потери личности разумного.

— Хорошо, я буду аккуратнее с изучением баз. Но я ещё хотел спросить. А что за девушка, которую вам утром приводили.

— Наш новый пилот.

— Что-то она не сильно рада была.

— А она ещё не знает этого, — Док усмехнулся. — У тебя ещё есть вопросы по состоянию своего здоровья? Остальное ты можешь узнать у капитана.

— Нет. Я пойду.


В доке меня ждал Надир. Из его спутанных объяснений понял, что нужно собрать станковый пулемёт. Имелось две штуки оширских изделия "Ориши-4". Когда Надир принёс один из них, я задумался. Принцип действия известен мне ещё по земному пулемёту Гатлинга, только тут были 4 ствола. Принесённый образец, скорее всего, стоял на дроиде, потому электропитание и управление были дистанционные. Почти два часа потратил на конструирование схем для перевода на автономное питание и ручное управление. Пришлось поставить аккумуляторы от маленьких дроидов и приделать часть старого оширского автомата для управления огнём. Части пулемёта должны были переносить по одному человеку, притом в горах. А значит, колёсный лафет не подходил. Я выбрал вариант треноги, на основе виденных мною треног пулемётов Виккерс первой мировой и советских ДШК. Из кучи металлолома в углу при помощи резака получилась крепкая конструкция из трёх труб, на которой у пулемёта был широкий угол обстрела. Можно было попробовать полностью скопировать лафет ДШК, но время поджимало и непонятно где достать лёгкие, но прочные колёса. Как-то у местных в этом мире в почёте были дроиды с ногами, а не колёсные системы. Сбоку крепилась коробка со стандартными безгильзовыми патронами на четыре миллиметра, которые подавались по плоской коробчатой ленте. Пока Надир довольный игрался с новой игрушкой, водя туда-сюда ствол и довольно рыча, я обходил своё творение вокруг. Чего-то не хватало. Поняв что, я взял в руки резак и направился к "Мидэн-9". Там срезал кусок брони с уродливой нашлёпки на носу. Она была наварена в несколько слоёв, потому существенно мой вандализм не должен был навредить. Через пять минут на пулемёте красовался противопульный щиток защищающий пулемёт и бойца. Хотя зная свойства этой брони, она и небольшой снаряд остановит. Через полчаса был готов и второй образец. Полученное оружие легко разбиралось на три части, которые по отдельности мог переносить один боец. Надир носился как ребёнок и уже стал мне надоедать. После того как я сказал, что закончил с пулемётами, он попросил меня сделать ещё несколько бронескафов. Вот тут я даже немного разозлился. Как сделать бронескаф своими руками? Да я толком не знаю, как работает половина его функций. Немного поостыв, решил уточнить у Надира, что он имеет в виду. После анализа спутанных и противоречивых объяснений я понял. Ему требовались бронежилеты. Тип боеприпасов, от которых нужна была защита, то же был известен. Четырёх миллиметровые безгильзовые патроны, которыми будут стрелять из оширских "Корза-74". Размышлял минут пять, пытаясь понять, как сделать бронежилет. Мысль пришла, когда взгляд остановился на бронещитке пулемёта. Ведь я как-то пользовался инженерным скафом "Акимур-3С", который был конверсионной моделью военного скафа. С него просто сняли бронепластины. И на земле бронежилеты делались установкой бронепластин из различных материалов в жилет из плотной ткани, чаще всего кевлар. Пришлось срезать ещё пару пластин с бота. Порезав их на небольшие полосы, я объяснил Надиру какой жилет нужно сшить и куда установить пластины. Тот сразу закивал головой, показав, что понял. Он и сам носил бронескаф, знал его устройство, потому быстро понял мою задумку. Всего получалось пластин на 18 бронежилетов. По-хорошему нужны были ещё каски, но тут моя фантазия отказалась что-то мудрить я честно предложил просто срезать шлемы с дешёвых оширских бронескафов. Сложив всё в небольшой контейнер, мы с Надиром отправились в столовую отпраздновать появление на свет новых машин для убийства разумных.


Я стоял перед ботом. Ранее рубка имела переднее остекление, и пилоты могли визуально контролировать маршрут движения. Какой-то местный самоделкин наварил на лоб бота куски брони, создав что-то вроде нашлёпки выступавшей за края бота. Она должна была защитить от шквального огня башен ПКО при приближении к кораблю врага. Из-за этой преграды пилоту приходилось вести бот, ориентируясь по слабенькому радару и наружным камерам. Капитан хотел сохранить уродца в таком виде, у него явно были на него планы. Но я бы всё сделал по-другому. Броню с наклоном. Да стоило наварить по бокам для защиты экипажа от истребителей. В прошлый раз пилот как раз поплатился жизнью за отсутствие брони. Может ещё активный блок противоракет. Я мысленно представлял себе, что получиться, если добавлять различные элементы.


— Изид.

— Слушаю Влад.

— Есть документация на "Мидэн-9"?

— Найдено четыре пакета для данного типа малых пустотных платформ модификации "Мидэн".

— Перешли мне их все, — тут же получил сообщение о пришедшем инфопакете.


Инфопакет состоял из четырёх трёхмерных схем и краткого описания к каждой. Развернув первую схему, чуть не упал. Только сейчас я осознал отличие баз знаний "Техник" и "Инженер". До этого видел схему "Тени Тааса" как техник, но большинство значков не понимал или они просто не проявлялись. Сейчас я имел в голове полную трёхмерную схему бота. Из описания следовало, что она подходит к типам 3–4(3-5). Залез в настройки бота и нашёл полную расшифровку его номера. У нас был 3–4 на девять человек. Это был самый массовый тип пассажирского бота с двигателем "Шает-35" и реактором "Ашас-4". Более новый тип 3–5 имел мощнее реактор "Ашас-6" и позволял подключить дополнительное энергоёмкое оборудование. Но корпус и схемотехника у них однотипны. Я уже облазил до этого наш бот и даже полетал на нём, но, только открыв схему, обнаружил ещё один вход на "Мидэн". В носу кораблика была дверь для стыковочного шлюзового перехода, к которому мог цепляться бот, по типу как крепился к станции наш крейсер. Снаружи эту маленькую круглую дверь было не видно из-за наваренной брони, а в кабине выход открывался, когда сдвигаешь в бок кресло второго пилота. В некоторых модификациях это был единственный выход из кабины. Следующая схема была для грузового типа 6–1. Там сама рама представляла собой узкую пространственную ферму соединившую кабину и корму и напомнила мне скелет рыбы с головой и хвостом. Впереди была одна кабина, в корме бочкообразный блок с баками, реактором и двигателем. Такая странная конструкция позволяла закрепить внутри корпуса два малых контейнера. Они выступали наружу только на треть своей ширины. Посередине хребта бота крепился манипулятор. Получался дешёвый внутрисистемный грузовик-доставщик на малые расстояния. Третья схема была от типа 6–8, корабля заправщика. Эта модификация была для воды или топлива малых пустотных платформ и напоминала распухший посередине наш пассажирский бот. Впереди слева манипулятор-заправщик. А вот последняя схема была как раз тем, что нужно. Тип 7–5 технический бот. Аналог типа 3–5. Кабина с выпуклыми стёклами для лучшего обзора. Возможность установки двух манипуляторов по краям кабины. Небольшой шлюз и крепления для перевозки грузов на обшивке. Всё что нужно для несложных работ по техобслуживанию более крупных кораблей. Технику не нужно присутствовать на месте работы в неудобном скафе. Можно сидеть в кабинке бота и наблюдать, как дроиды делают свою работу. И маленькая кухня тут есть. И туалет нормальный, а то мой организм яростно сопротивляется самой мысли справлять нужду в скафе. Внутренние системы умного костюма всё убирают и утилизируют. Но от чувства, что обделался прямо в одежде, я избавиться не мог.

Сходил за "Нидаром", вызвал из ниши мирно спящего там "Ушена" и принялся срезать броню с бота. Раз уже начал сегодня его разбирать, то нужно продолжить. На это у меня ушло больше часа. Бронелисты аккуратно складировались в углу с металлоломом. Наконец доступ к кабине корабля был освобождён. Стал, виден люк переднего выхода. Отыскал место для левого манипулятора. Я решил, что мне удобнее будет управляться им с пилотского кресла. Но разъёма для крепления не было. Просто углубление в корпусе в этом месте. Осмотрел купленный манипулятор. Он был в упаковочной плёнке. Манипулятор оказался не новым, но в очень хорошем состоянии. Хорошей новостью было то, что вместо голого разъема, который идёт по умолчанию, на конце манипулятора для его крепления к корпусу был ещё соединитель, находящийся на корпусе бота. Сам соединитель был вырезан прямо с куском корпуса. Немного подумав, я достал резак из набора техника. Небольшой предмет с ручкой, удобно лежащей в руке. Нажал на кнопку, и показалась еле заметная струя голубоватого пламени. Ручной плазменный резак для тонких работ. Вырезал небольшой квадратик на месте крепления манипулятора и заглянул внутрь. Моя догадка подтвердилась. Под обшивкой лежал разъём энергошины. Я надеялся, что вся разводка стандартна для различных типов кораблей и на всех возможных местах подключения дополнительного оборудования будут необходимые разъёмы. Просто так удобнее при массовом производстве. Проще делать один тип разводки для различных типов кораблей, даже имея избыточность некоторых деталей, в сумме это всё равно будет дешевле. Приложил вырезанный кусок с соединителем. Нейросеть наложила на корпус бота проекцию и прорисовала мне линию для резки. Аккуратно вырезал резаком нужный кусок. Подключил энергошину к соединителю и вварил кусок обшивки с соединителем. В этом месте к обшивке подходил один из лонжеронов силового набора. Потому соединитель крепился сразу и к силовому набору, чем достигалась большая жесткость крепления. Пока любовался проделанной работой, почувствовал, что мы ушли в прыжок. Меня теперь не мутило, но всё-таки пропустить момент перехода из гипера организм не мог. Подождав пару минут, пока всё успокоиться, подключил манипулятор. Ничего не произошло. Пришлось идти в кабину и подключаться к искину бота. Он сразу же безразличным голосом сообщил, что обнаружено нестандартное устройство, что с ним делать — непонятно, потому питание на него не подаётся. Проклиная всех создателей этой тупой железяки, во всю ругаясь, я потратил почти полчаса, пока не обнаружил в паутине настроек моего глупого искина пункт включения манипулятора. Как понимаю, мне помогла изученная база "Кибернетика" первого ранга. Нужно будет продолжить изучение. Хорошая штука. Искин, ещё раз пожаловавшись на нестандартное устройство, подключил манипулятор. Медленно развернувшись, манипулятор растянулся на несколько метров. Четырёхпалая лапа на конце развернула пальцы. Манипулятор проводил тест, подвигав всеми шарнирами и пошевелив всеми пальцами. Пришёл ответ, что всё отлично. Манипулятор свернулся и прижался к боку, где для него была выемка в корпусе, на которую ранее я не обращал внимания. Я взял манипулятор под управление. Развернул. Разжал-сжал лапку. Потолкал "Нидара", тот недовольный отошёл с места, где стоял. Приподнял и перенёс тяжёлую железяку. Удобная штука. Вполне может пригодиться. Всё, пора навести порядок, и пойти поесть.


— Как наши новые бойцы, — Тар сидел на краю медкапсулы. На этот раз собрание хозяев отряда наёмников "Тень Тааса" проходило в медотсеке.

— Обычное мясо, вполне сойдёт для абордажников. Я боялся, что барон предоставит нам совсем негодный материал. Но эти хоть и имеют ранения, но после курса лечения вполне подойдут для обучения.

— Повезло что эти "дикие" очередную войну затеяли, с их медициной раненые всё равно подохнут, вот барону и не жалко. Для них только медкапсулах есть шанс выжить, — капитан смотрел на бородатого мужика, лежащего в операционном комплексе "Терса-4М". — Как их показатели?

— Двое перешагнули рубеж в 100 интеллекта и имеют достаточную реакцию для "Штурмовика". Но обоим предстоит лечение, как минимум двое суток на человека. У остальных от 80 до 100 и для лечения хватит суток. На пилота среди мужчин нет кандидатуры.

— Я так и предполагал. Хотя жалко. А что с девчонкой? Не знаю, что делать с этим "подарочком". Явно барон от неё хотел избавиться.

— Интеллект в 121 единицу, реакция достаточная для "Пилота".

— Ого. Неожиданно у нас появился пилот, откуда и не ждали.

— На данный момент она единственная кандидатура. Если удастся уговорить. Своенравная особа.

— Ничего. Уговорю. У неё нет выбора. Вот только есть ещё вариант сделать её медтехником. Тогда она могла бы помогать тебе и подменять в несложных случаях. Следить за капсулами, чинить.

— Ты захотел от меня избавиться, — Док холодно улыбнулся. — Не получится. У нас нет в наличии нейросети "Техник" и нам нужны пилоты.

— Ладно, не злись, я же для тебя стараюсь. Но ты, как всегда прав, так что пусть будет пилотом.

— Ещё, её интересовался Влад.

— Я заметил. Увидел девчонку и не смог мимо пройти. Ты контролируешь параметр его гормонов? Я видел, как он на станции на баб смотрел.

— Да я отрегулировал нейросеть. И проверяю. Но всё равно она не может полностью подавить всю активность, иначе он может потерять интерес к жизни. Тут тонкая грань. Если её перейти, он превратится в безвольного раба. А в таком виде нам Влад бесполезен. Ты же его держишь всё время под контролем. Своди как-нибудь в бордель, к тому же Одноглазому. Пусть развеется.

— Может подселить нашу новенькую к Владу в каюту, — Тар сам рассмеялся своему предложению. — Скажу места мало.

— Боюсь, она возьмет его под контроль, — Док воспринял всё серьезно.

— Не думаю, что у неё получиться. Может, поспорим?

— Нет. Наш спор может поставить под угрозу развитие нашей компании. Потому я не считаю это разумным.

— Сейчас Владу будет не до неё. Прыгаем в одну систему, там я его загружу работой.

— Разве мы не возвращаемся на базу за заказами?

— Не сейчас. Сделаем небольшой крюк. Нужно проверить информацию об одном месте боя. Вроде есть подбитый корабль и всякой мелочи по системе. Бой был недавно, мусорщики ещё не прознали про это место. Вот мы и наведаемся туда. Это будет проверка для Влада как инженера. Посмотрим, что он там добудет. Да и абордажников нужно для начала подлечить. Залить им интер. И пилотам нужна тренировка, а около базы особо не полетаешь.


В столовой я обнаружил капитана с девушкой. На этот раз она была в комбезе. В таком же, как я. Тар махнул мне рукой, и я с подносом подошёл к ним.


— Что у нас там с ботом?

— Я убрал то, что наварили на нос и установил манипулятор, — я поставил поднос и сел напротив капитана. — Теперь с помощью бота можно производить технические работы по обслуживанию снаружи корабля. Ну и с манипулятором удобнее.

— Жаль, я хотел оставить броню. Иногда бывает, нужна защита.

— Я могу сделать съёмный щит, который можно будет крепить на носу, в случае необходимости, — эта мысль пришла мне только что и сразу в голове нарисовалась схема, как можно сделать новую защиту.

— Да, это был бы лучший вариант. А ты сможешь такое сделать?

— Тут даже нейросети и баз знаний не надо. Такое я мог и дома сделать, — я чуть не рассмеялся. Посмотрел на девушку, она ковырялась в длинных макаронах столовым прибором. Я надеялся, что это макароны.

— Это Лиса. Скорее всего, она будет нашим новым пилотом. Если решится, — девушка глянула на капитана исподлобья. — У нас нет тренажёра, потому первое обучение будет проходить на боте. Это единственная малая платформа у нас рубкой на двух пилотов.

— Я ещё не решила, — вдруг подала голос Лиса.

— А у тебя нет выбора. Барон тебя продал. Что с тобой делать, я не знаю. Назад ты вернуться не можешь, тебя не пустят. Да и скорее всего, убьют. Куда тебя деть я не знаю. Могу тебя высадить на станции. Но ты "дикая", нейросети нет. Ничего не знаешь. Денег нет. Попадёшь в бордель. Будешь в день по десятку мужиков обслуживать, — девушка посмотрела на меня круглыми глазами, она явно была испугана.

— А может, подарю тебя Владу, и пусть он с тобой нянчится. А что он будет с тобой делать, даже знать не хочу, — я почувствовал, что краснею. Капитан проводил психологическую обработку. Не мог он её подарить. А по прибытии на станцию должен был передать отделу СБ занимающимся разумными без гражданства Содружества.

— Я согласна, — тихо произнесла девушка.

— Владу тебя подарить или пилотом будешь?

— Пилотом.

— Тогда пошли, — повернулся ко мне. — А тебе Изид пришлёт сообщение, когда выйдем из гипера, будешь у нас вторым пилотом. Остальные начнут тренировку.


Они оставили меня в смущённом состоянии. Как я понимаю некоторое время назад примерно так же, и я стал техником "Тени Тааса". Сейчас я бы уже задумался, да и поставил бы совсем другие условия. Но чего вспоминать прошедшее. Больше всего меня возмутило то, что мной пугали. То есть, лучше стать пилотом и погибнуть в развороченном снарядами истребителе в космосе, медленно умирая в ожидании помощи, чем жить со мной? Я такой страшный? Да пошла она…. И капитан хорош, представил меня каким-то извращенцем. Пойду учить "Кибернетику" второй ранг. Стану умным и сбегу от них.

После девятичасового обучения, а потом крепкого сна я вдруг осознал, что хочу работать. Пока это альтруистическое чувство не покинуло мой организм, запросил Изида о состоянии корабля и возможных неисправностях. Список из двенадцати пунктов немного насторожил. Большинство из них были предположениями искина о неисправности, которые нужно было проверить. Остальные проблемы были мелкие, и любой техник с ними справится, но вот почему мне о них не сообщают вовремя. Вот так сидишь, бездельем маешься, а потом вдруг раз и получаешь сообщение, что жить осталось пару часов из-за вышедшего из строя блока. Потратив два часа жизни, обойдя пол корабля и растратив желание что-то делать, дискутируя с искином по поводу опасна та или иная проблема, оказался у грузового дока. Дав задание искину впредь предупреждать меня о текущих неисправностях, пошёл к тренажёру. Но я в доке был не один. В центре стоял капитан, над чем-то раздумывая. Он махнул рукой и я подошёл.


— А вот и ты, вовремя. Уже хотел тебе слать сообщение. Ты говорил, что можешь сварить щит для бота.

— Да.

— Тогда у меня есть для тебя задание. Я хочу устроить тут временный полигон для тренировок бойцов. Обычно для этого расставляют контейнеры, образуя несложный лабиринт. Потом устраивают бой с имитационными боеприпасами. Но сейчас у нас только три контейнера, — он кивнул в угол, где стояли пустые контейнеры, в которых доставляли запчасти. — Этого мало. А нельзя ли сделать что-то вроде панелей как в коридорах. Из которых быстро собирать лабиринт. И их можно было бы в любой момент убрать, освободив место для груза. Или превратить в полигон для стрельб.

— Можно. Только всё равно нужны листы железа. Или панели как в коридорах. Или порезать контейнеры.

— Нет. Пока резать не надо. Сейчас долетим в одно место. Там должно быть много железа. Изид говорит, что осталось примерно два часа. Приготовься и поешь. У нас будет длинный день. И скаф проверь. Даже лучше сразу надень.


Всё повторялось, как было уже не раз. Я в виде балласта в кресле второго пилота. Выходим из прыжка. Первым вылетает "Сворг", за ним выпрыгивают две двойки "Алдушей". В системе никого не обнаружили, но вместо разгона, начали движение к какой-то определённой точке. На что у нас ушло больше четырёх часов. Истребители на время полёта сопровождали "Тень Тааса" образуя неширокий фронт. Разведчик же отошёл в сторону и выдвинулся вперёд. Он первым обнаружил остатки крейсера. Мы подтянулись только через час. Груда мёртвых обломков. Что это за корабль сейчас определить было сложно. Корма разворочена, ходовые двигатели превратились в обрубки. У корпуса в центре зияла дыра, и сам он напоминал изогнутую толстую колбасу. Как будто кто-то сломал её и откусил в середине кусок. Тар послал разведчика на дальний поиск, и он начал по спирали уходить в сторону. Истребители по два стали осматривать окрестности. Крейсер остановился недалеко от обломков. Ждали ещё два часа, пока не была построена тактическая карта системы. Некоторые места отметил Зитас. Их нужно было осмотреть тщательнее.


— Зитас, носитель есть? — капитан общался как всегда голосом.

— Нет.

— Даже обломков?

— Ничего нет. Нет никаких следов.

— Может он пытался уйти, и его достали в другом месте.

— Сомневаюсь. Уйти он не успевал. Обломков нет. Наверное, они сдались. Там команда не Ушанота была, а от старого хозяина. Им умирать не хотелось.


Когда все вернулись, капитан назначил общий сбор в доке. В рубке остались Зитас и Иласис. Я, капитан и Гор на боте выдвинулись к обломкам. Тар медленно облетел вокруг, а потом подвёл бот к дыре в корпусе. Я подцепился манипулятором за обшивку и подтянул кораблик поближе. Капитан с Гором вышли наружу и начали пробираться через оплавленные ошмётки внутрь. Я остался ждать. За четыре прошедших часа изучил все ямки и трещинки доступные для взгляда. Заметил знакомую мне башню ПКО СВ-8. Но особенно взгляд остановился на бочкообразных выступах стартовых ячеек по бокам передней части крейсера. С этой стороны их было три. Последняя повреждена и смята взрывом. По логике ещё три должны стоять с другой стороны. За ячейками заметил бронестворку шлюза. Сейчас снаружи её не открыть, но можно попробовать изнутри. Мне самому не терпелось уже туда залезть. Но капитан сказал, что там может быть опасно и они, как опытные абордажники должны первые всё проверить. Но меня не обманешь. Капитан со своим пилотом занимались потрошением ценностей. Я же сидел и ждал. Ввернулись они с пустыми руками. На корабле побывал кто-то ещё и вынес всё ценное. Воздуха на корабле нет. Искина нет. Сейчас возвращаемся на корабль и отдыхаем. Потом я с Гором отправимся снова на изучение нашей находки.

Я держался обеими руками за какие-то провода и проклинал этот старый скаф. Клянусь, что первым делом, если достану денег куплю себе новый. С двигателями и возможностью перемещаться в пространстве. А лучше поставлю капитану ультиматум. Такая ценная личность как я просто не имеет права умереть по глупости из-за старого скафа. Нога нащупала что-то твёрдое, щёлкнул магнит в ботинке. От сердца отлегло. Я знал, что упасть не могу. Некуда падать. И даже если оторвусь и отлечу, то Гор меня перехватит. Но мозг всё равно считал, что я падаю вниз и заставлял судорожно цепляться за все выступающие предметы. Перевёл дух и успокоился. Дальше полез, спокойно выбирая за что зацепиться. Добрался до дырки коридора, на который мне указал Гор. За мной полз, деловито перебирая лапками, дроид. Только тогда в голову пришла мысль, что ведь мог зацепиться на него и спокойно доехать до этого места, не рискуя жизнью. А я кинулся своим ходом добраться до нужной точки. Впредь буду умнее.

Пробирался по коридорам аккуратно. Энергосистема отключена, но Тар предупредил, что могут попасться и ловушки с автономным питанием. Они с Гором, по возможности, всё обошли, но всё равно стоит быть осторожным. Я сам сомневался, что тут что-то уцелело. Большая часть коридоров и комнат превратилось в месиво непонятных обломков. Пустые захламленные переходы напомнили мне декорации из фильмов ужасов. Тишина, полная тишина. Различный мусор, висящий в невесомости. Свет фонаря скафа и прожектора дроида метались по сотням мелких предметов, сливавшихся в одну мешанину. Трупов не было, их убрали до нас, но всё равно чувство, что сейчас из за угла выплывет тело с искажённым от ужаса лицом, заставляло меня нервно выглядывать за угол. Только то что "Нидар" спокойно семенил за мной, немного остужало моё воображение. Из-за этих придуманных мною самим для себя страшилок изучение корабля началось не сразу. Я просто крался, даже не вглядываясь, что вокруг. Через некоторое время, не обнаружив ничего опасного, задумался, а зачем я здесь. Первое, что нужно это организовать нормальный выход, а значит открыть виденный мною ранее шлюз. Немного проплутав, набрёл на небольшой ангар. Скорее всего, он использовался для ремонта малых пустотных платформ. Тут меня ждал сюрприз. Полуразобранный истребитель "Калард". Клиновидный кораблик с энергетическим оружием, как раз такие обычно и базировались в стартовых ячейках. Наверное, он был на ремонте, когда на крейсер напали. Со шлюзом пришлось повозиться. Так как не было энергопитания, то пришлось разбирать панели и подать энергию от дроида. У ремонтников был предусмотрен такой режим и в комплекте присутствовал необходимый кабель. Створка шлюза медленно стала отъезжать. Прошло минут пять, пока она не отъехала полностью. Гор заметил открывающийся шлюз и успел подлететь. За это время я осмотрел истребитель и отсоединил его от креплений. Когда шлюз открылся, я сообщил Гору, чтоб цеплял манипулятором "Калард" и тянул его в наш грузовой отсек. Пора начинать собирать добычу, да и мешал он ходить. Гор аккуратно вытянул тушку истребителя и утянул её к Тени. А мы с "Нидаром" принялись собирать всё разбросанное вокруг в контейнеры стоявшие в углу, ведь истребитель нужно будет ещё собрать. Потом вторым рейсом Гор утянул и это добро.

Пока бот перетаскивал первую добычу, я отправился на поиски. Передняя часть крейсера более-менее сохранилась. Судя по тому, как плотно упаковано было всё в корабле, это второе поколение. Модульностью тут и не пахло. Впереди была рубка. Полностью пустая. Открыт люк, ведущий под пол, там был технический блок, где должен был находиться искин. Его шахта пуста. Рядом резервная шахта для дополнительного искина. Судя по пыли ей никогда не пользовались. Полазил по шкафчикам, технологическое оборудование, внешние модули памяти искина, ничего интересного. Всё это бесполезно. Хоть бы, какую отвёртку найти, чтоб не так было обидно.

Отвертки не было, зато нашёл табличку. Оширский крейсер проекта "Лираш". Вот где я сейчас нахожусь. Раздосадованный, что без меня тут всё разграбили, стал изучать помещения за рубкой. Первое оказалось оружейной. Это заметно было по креплениям для оружия, закрытым шкафчикам. И полной пустоте. Даже маленького патрончика не завалялось. Дальше шли каюты, но кроме старых комбезов и какого-то нижнего белья там ничего не было. У кают обнаружил спуск к переднему шлюзу. Он был открыт. Возможно те, кто находился в передней части во время взрыва уцелели и собрав вещи позже как-то выбрались.

Бросив бесполезные поиски, занялся осмотром стартовых ячеек. Это было на данный момент самым ценным приобретением на брошенном корабле. До первых двух вели коридоры, по которым пилоты добирались до своих кораблей. Я заглянул в каждую ячейку. Пусто. Бронестворки открыты. Четыре ячейки, по две с каждой стороны, целы. А вот до последних ячеек добрался с трудом. В этом месте были разрушены перегородки, и узкие проходы нашёл не сразу. Ячейка со стороны открытого шлюза оказалась повреждена взрывом. Её геометрия была нарушена. Изнутри были заметны десятки дыр пробивших обшивку. С другой стороны ячейка вообще была смята. Я не смог открыть дверь. Пришлось "Нидару" её вырезать. Но всё было напрасно, пустая искорёженная банка. Но зато я изучил, как прикрепили стартовые ячейки к крейсеру. Они были полу утоплены в корпус, потому для установки пришлось пожертвовать частью внутреннего пространства. По две балки крепились к лонжеронам каркаса, а уже к ним цеплялся цилиндр стартовой ячейки.

Побродив по развалинам и не обнаружив ничего ценного, получил сообщение от своего скафа, что израсходована половина запасов энергии и воздуха. Не хотелось возвращаться с пустыми руками, а для этого нужно добраться до кормы. Решив больше не экспериментировать с акробатикой, подцепился фалом скафа к дроиду и, управляя им, перебрался по искорёженному хребту в заднюю часть корабля. За час, что там лазил, я огорчился ещё больше. Корма пострадала сильнее, её задело два взрыва. От обоих маршевых двигателей остались только обрубки. В реакторный отсек попасть было нельзя, но судя по смятому корпусу, я сомневался, что реакторы целы. И стояло тут, скорее всего какое-то старьё. Найденные заваленные энергошины я было хотел достать, потом прикинув время на разборку завала и стоимость, возможно повреждённых, кабелей бросил это дело. Осталось исследовать несколько комнатушек. В первой были навалены картриджи для пищевого комбайна. Стоили они немного, потому ценности не представляли. Во второй были свалены какие-то тряпки. Явно тут находились складские помещения. Следующая была с тяжёлой металлической дверью. Внутри одна кровать. Через секунду подсознание подсказало, это карцер. Последнюю комнату я почти пропустил. Завал из панелей не позволял её рассмотреть. Только постояв и заметив некую несимметричность в расположении комнат, отправил дроида убрать завал. За ним и оказалась последняя комната. В ней тоже был полный бардак, но он меня обрадовал. Это была каморка местного корабельного техника. Почему техник во время боя был без скафа, может в случае опасности он надевал защищённую боевую модель, а не технический скаф предназначенный только для работы. Не знаю, но на полу валялся хакданский инженерный скаф "Сухад-3м". Кроме этого в углу, подключённый к зарядке, стоял собрат моего оширского дроида "Ушен-Р". А ещё парочка уборщиков "Тес-37", не считая кучи всякой мелочи. Я был не просто рад. Я чуть не запрыгал от радости. Но, к счастью, это было невозможно в магнитных ботинках моего скафа. Пришлось ограничится громкими нечленораздельными звуками радости. Что бы всё собрать, нужна была коробка. Где её искать, я пока не знал, потому прихватив скаф, направился к выходу. Я сюда ещё вернусь.

Гор был явно зол. С его ростом сидеть в узком неудобном кресле почти шесть часов было пыткой. Он молчал. Но именно его молчание, а также резкие рывки бота по возвращении назад, выдавали его настроение. Моё восхищение находками было проигнорировано. То ли он мой новый скаф не оценил, то ли так хотел показать своё недовольство, но я тоже замолчал и просто следил за полётом. А уже в доке всё рассказал Тару. И про найденный скаф. И про стартовые ячейки. Про башни ПКО, дроидов и найденный истребитель. Тар улыбаясь, молчал, потом, покосившись на отошедшего Гора, сказал, что в следующий раз со мной полетит кто-то из молодых пилотов. Им тоже нужно опыт набирать, даже если это опыт мусорщика. На мой вопрос, почему мусорщика, ответил, что тех, кто разбирает корабли на местах старых боёв, называют мусорщиками. Капитан сказал, что сейчас отправляется на боте с одним из пилотов в разведку проверить кое-какую информацию. Мне пока отдыхать.

Подняв мою новую игрушку, наконец, осознал, что устал. И новая ноша мне не по силам. Загрузив скаф на дроида, мы отправились в мастерскую. Там повесил "Ганаду-2Б" на зарядку, свалил новый скаф на стол и отправился к себе в каюту спать.

Утро началось с обильного завтрака. Я был жутко голоден. Организм, предчувствуя ещё один трудный день решил заправится по полной. Пока тело насыщалось, мозг обдумывал предстоящий день. Таскать по одной коробке ботом неудобно. В сам бот много не влезет. Ладно, ещё стартовые ячейки, но нужно вынести всё добро из каморки техника. Я может ещё что подвернётся. А небольших контейнеров, по типу как те, в которые собирал запчасти от "Калард" у нас мало. Есть только стандартные. Три штуки как раз стоят в грузовом отсеке. Быстро написал сообщение и переслал капитану. Буквально через минуту пришло одобрение на все мои предложения. После столовой сразу в мастерскую, там собирался опробовать мой новый скаф. Уже через пять минут я заряжал картриджи старого скафа. У "Сухад-3м" были современные стандартные картриджи, а у "Ганады-2Б" более старые укороченные. Из-за них ресурс работы скафа был меньше. Я на радости скаф схватил, а необходимые расходники не проверил.

У "Мидэн-9" меня ждал Оки. Капитан передал его в моё полное распоряжение. На этот раз загрузил обоих дроидов, лишняя пара клешней ни когда не помешает. Оки вывел бот медленно и аккуратно, как оказалось, он на таких раньше не летал. После учёбы сразу сел на истребители и потому ему было непривычно в медленном кораблике. Зато кресло было, как на него сделано, небольшой оширец умудрялся, даже полулежать в нём. Я вспомнил забавный вид Гора, который толком и не влазил в это творение оширских дизайнеров.

Когда подлетели к шлюзу грузовой палубы, то связался с Изидом. Тот открыл бронестворки, а потом отключил гравитацию на палубе. Мы медленно влетели в шлюз. Решив глянуть, как там поживает первый трофей, увидел рядом с полуразобранным "Калардом" ещё один истребитель "Везель".


— Ого, а это откуда взялось, — я вслух выразил своё удивление.

— Мы вчера притянули. Тар взял меня, когда полетел на разведку. Его Гор нашёл во время своих разведывательных полётов, — тут же отозвался Оки. — Мы туда час летели и почти полтора, когда назад его тянули.

— Он кажется целым.

— Да. На вид целый. Но кабина была открыта, и там никого не было.

— Странно. Потом осмотрю.


Я захватил манипулятором крайний контейнер, а Оки выводил "Мидэн". Гравитацию отключили, но масса контейнера не пропала. Вытянули контейнер наружу и потолкали его к разбитому крейсеру. Сперва решил посетить корму. Я здраво рассудил, что если оживлю находящегося там дроида, то у меня будет три работника, и мы справимся с работой быстрее.

Оставили контейнер пока в стороне. Оки подвёл бот поближе к дыре в корпусе "Лираша". Отругав себя за то, что вчера радуясь находке не нашёл входа получше при помощи дроидов перебрался на крейсер. Дошли до складов и дроиды быстро распихали содержимое каморки в большие мешки. Я решил пока не разбираться с вещами. Сортировать буду уже на корабле. Просто всё в большую кучу. Мешки перетаскали к выходу. Туда же отправился и дроид. Ещё около получаса я со своими помощниками копался в завалах, пытаясь найти что-нибудь ценное. Вообще-то мы искали остальных дроидов из комплекта и искин комплекса. Но всё напрасно. Мусор и развалины. Оки подтянул контейнер, и мы перекидали в него добычу. После чего перебрались на носовую часть корабля. Там выбрались на внешнюю обшивку и дроиды начали деловито вырезать броню вокруг стартовых ячеек. Дело это не быстрое. Композитная броня установлена была в виде чешуек. Сама пластинка не резалась, нужно было срезать её крепление. Стопка пластинок росла медленно. Мне самому надоело сидеть без дела, и пришла мысль взять в руки резак. Прошло два часа, прежде чем освободили первую ячейку. Я сам залез за корпус и отсоединил кабеля. Ячейку можно было доставать. Но решил пока оставить на месте. Зацепив контейнер, в который забросил десяток пластин брони, мы отправились на корабль. Нужно было передохнуть и перезарядить скафандр.

Первым делом я разобрался с новым скафом. Почистил на всякий случай. Промыл ёмкости для воды и еды. Заправил картриджи и примерил. Как на меня делали. Потом отправился запускать своего нового дроида. Но тут ждало очередное разочарование. Он потребовал код активации или искин комплекса "Ушен-3". Разочарованный я отправился продолжать начатую работу. Мы с дроидами разбирали и снимали стартовые ячейки и фермы крепления. Каждую ячейку проверял тестером и все четыре ответили, что полностью исправны. Работа нудная и неинтересная. Меня уже не мучили призраки погибшей команды, выскакивающие из-за каждого угла. Я уже не надеялся в каждой нише найти запрятанные сокровища. Просто работа. Нудная и не интересная. Потом собирали снятую броню в контейнер. Оки таскал ботом добычу в грузовой отсек. Ушло на всё два дня. Можно было и побыстрее, но я решил кое-что снять с повреждённых ячеек. Запчасти всегда пригодятся. Новый скаф позволил работать больше, а не ограничивал мой выход восемью часами. А когда я работаю, то забываю даже про еду. Только намёки Оки о том, что нужно сделать перерыв меня отрывали. Потом ещё день разбирали некоторые внутренние части внутренних обшивок и просматривали находки. Решили собрать материалов для постройки тренировочной базы абордажников, хотя скорее сбор материалов я подсознательно замаскировал под поиск трофеев. Когда закончил и сообщил об этом капитану, он дал задание посетить ещё одно место и осмотреть его. Лететь предстояло в боте с Оки, нас сопровождали на "Алдушах" Зитас с напарником. Если Оки с Таром летали за "Везелем" около часа, то в этот раз мы летели два с половиной часа. Очень долгих два с половиной часа. Истребители долетели намного быстрее и исследовали окрестности, пока мы медленно тянулись к назначенной точке. В конце пути меня ждал сюрприз. В этом месте прошёл бой между малыми пустотными платформами. После него осталось целое поле обломков. Большинство медленно дрейфовало в одном месте, но некоторые, особенно большие, разлетелись на приличное расстояние. Истребители двойки Зитаса обшаривали округу в поисках больших кусков или уцелевших машин. Ничего ценного в этот раз не нашлось. Возможно, это место уже кто-то обыскивал и собрал всё более менее целое. Или изначально ребята попали под очень сильный огонь, тут не было даже половинки истребителя. Те остатки, которые мы осмотрели, выдали работу роторных пушек. Что-то по мелочи я всё-таки захватил. Пару двигателей, пару роторных пушек, блоки маневровых. Один обломок с целым на вид реактором. Можно было ещё покопаться, но куда всё это складывать, было непонятно. Намного поразмышляв, вышел на обшивку бота и приварил собранные запчасти к корпусу бота. Не эстетично, зато практично. Ещё два с половиной часа и мы вернулись на крейсер. Трофеи на грузовой склад, бот на место, а сами в столовую. Оттуда написал отчёт капитану. В ответ пришло сообщение, что отлетаем через сутки. Ну, что рассмотрим пока трофеи.

Первое за что я решил взяться, это найденный "Везель". Тёмно синий треугольник с одной роторной пушкой. Обтекаемый корпус и есть закрылки, а значит, мог летать в атмосфере. Этот корпус, чисто эстетически, мне нравился больше, чем цилиндрические "Алдуши". Но вот отсутствие спасательной капсулы испортило первое впечатление. На вид истребитель был почти цел. Пара отверстий от снарядов роторных пушек не были проблемой. Снаряды не задели важных магистралей, только вскользь прошлись по обшивке. Я провёл полный осмотр. Залез в кабину. Код активации не потребовал, что порадовало. Запустил предстартовый тест. Тест показал полную исправность, даже больше пол бака топлива. Непонятно. Куда же делся пилот? И почему покинул истребитель? Возможно, ему стало плохо по независящим от боя причинам и его смогли достать, бросив машину. Я запустил двигатель. Всё работает. Проверить машину можно только в полёте, потому пошёл за скафандром. По пути написал капитану, он одобрил моё предложение и разрешил тестовый вылет.


— Изид отключай гравитацию в отсеке, — тело сразу почувствовало лёгкость, наверное, капитан его предупредил, задержек на этот раз не было. — Открывай бронестворку, я выхожу.


Приподнял "Везель" надо полом. Всполохи маневровых удерживали кораблик на месте. Медленно повёл к выходу. Проход сквозь пелену шлюза был похож на нырок в воду. Искрящаяся плёнка обволокла кабину и в одно мгновение пропала. Я оказался в черноте космоса. Все детали стали более резкими, яркости местного светила не хватало и только подсветка тактического монитора, позволял распознать мелкие предметы вокруг. Отлетел от Тени. Сделал несколько разворотов, пролетел змейкой. Кораблик великолепно слушался моих команд. Начал медленно разгон По-прямой, а потом резко дал ускорение и завернул "мёртвую петлю". В первое мгновение я осознал, что что-то случилось. Резко оборвавшийся визг гравикомпенсатора с неприятным щелчком и мелькнувшая в голове красная вспышка предупреждения об опасности. Это последнее, что я помню.

Открыл глаза. Крышка, но это не медкапсула, её я уже запомнил. У меня ничего не болит, состояние нормальное. Пошевелил руками и ногами. Может это был сон, а может всё-таки… нет, крышка отъехала.


— Вылезай. Ты уже вполне здоров, — голос Дока меня обрадовал.

— А что случилось. Помню, что я испытывал истребитель, тут вспышка и провал.

— Что-то в нём сломалось. Тебя чуть не порвало на части. Переломаны были почти все крупные кости и множественные повреждения внутренних органов. Нейросеть заблокировала нейроимпульсы и отключила мозг. Ты впал в кому, а потом остановка сердца.

— Я что умер? — я бессознательно вытянул руки и посмотрел на пальцы.

— Да.

— А как я оказался тут и почему жив?

— Капитан на боте притянул тебя в шлюз. Твоё тело напоминало кожаный мешок набитый мясом. Но ничего страшного. Трое суток в операционном комплексе и ты полностью восстановлен.

— Ты нас напугал, — я даже не заметил, как вошёл капитан. — В истребителе что-то случилось с гравикомпенсатором. При резком вираже тебя всего переломало. Хорошо хоть в этот момент Гор был на вахте и следил за тем, как ты кувыркаешься и забеспокоился, когда истребитель остановился без движения. На запросы не отвечал, а система спасения ответила, что ты мёртв. Я в этот момент готовился вывезти наших новых абордажников на тренировку на разбитый крейсер. А тут Гор сообщает, что с тобой что-то случилось.

— Надо посмотреть, — я вылез из "Терсы-4М". — Что меня убило.


Я сам не ощущал, что умирал. Просто летел и хлоп, я тут. Прямо не верилось, но Док был серьёзен. Нужно проверить, что произошло. А потому мы с Таром отправились к "Везелю". Истребитель в доке стоял у стены, места для него тут не было, и потому прижали в спешке туда, где оказалось свободное пространство. Когда я и капитан подошли к нему, стали подтягиваться остальные пилоты. Я неохотно сел в кабину, вроде бы ничего не помню, но тело подсознательно отказывалось подчиняться и залезать туда, где ему было плохо. Предстартовый запуск тестов "Везеля". Всё отлично. Запустил полный тест систем корабля, ведь что-то с истребителем произошло. Он будет длиться порядка получаса. Система выдала предупреждение о произошедшем ранее сбое в работе гравикомпенсатора. На всякий случай я вылез из кабины и стал рядом. На мониторе состояния систем корабля побежали строчки готовности систем. Вспыхивали дюзы маневровых. Зашумел реактор. Включился тест гравикомпенсатора и он начал подвывать, повышая тон при увеличении нагрузки. В какой-то момент послышался щелчок и вой пропал. Тест остановился, и системы выдала сообщение: "Неисправность гравикомпенсатора. Пробой контура разгона гравитонов. Необходима замена контура".


— Всё ясно, — доложил капитану. — Гравикомпенсатор под замену. Он ремонту не подлежит. Летать на этом аппарате пока опасно.


Я заметил взгляды стоящих вокруг пилотов. У старших уже не было полного безразличия, а младшие так вообще смотрели чуть удивлённо. Я для них всё равно чужак, я же не пилот, но этот случай сделал меня на один шажок к ним ближе. Я как пилот умер в боевой машине, выполняя задание.


— Можно слетать на то место боя, куда мы с Оки летали. И там, среди обломков поискать целый гравикомпенсатор.

— Хорошая идея, — Тар улыбнулся. — Только вот мы уже два дня в гипере. Далековато-то возвращаться. Но ты меня удивляешь. Ты быстро восстановился после смерти.

— Так я ничего не помню. Что-то случилось, и я закрыл глаза. Открыл, вас увидел. Для меня это было несколько минут назад. Я не помню ни боли, ни что произошло. Хорошо у вас тут умирать, — на этот раз уже я улыбался, а ведь действительно. Для меня прошло одно мгновение.

— Только ты часто так не делай. Ведь нас может не оказаться рядом, — похоже, капитан не шутил. — Нужно будет как-то перетянуть "Везель" в грузовой отсек. Тут для него нет места, только мешает.

— Можно отключить гравикомпенсатор и на малой скорости, без резких рывков перегнать назад. Я могу это сделать сам.

— Нет уж. Хватит экспериментов на тебе. Перегонит кто-нибудь из пилотов. А ты займись изучением остальных трофеев.


Первое за что взялся, это разбор добычи. Капитан просил составить список всех трофеев. Разбор и проверка различных блоков заняла почти день. Ничего особо интересного не нашлось. Различные стандартные модули. Насколько подходило к дроидам "Ушен", что порадовало. Перебрав всё и рассортировав, спрятал в своей мастерской. Следующим в списке своих дел я поставил попытку оживить разобранный "Калард".

Сборка истребителя продвигалась медленно. Не я разбирал, и даже получив от искина истребителя схему корабля, подбирал детали почти наугад. В результате выяснил, что кораблику делали плановый технический ремонт. При помощи ремкомплектов был увеличен ресурс реактора и ходового двигателя. А на истребителе, где основным было энергетическое оружие, мощность реактора была очень важна. Я очень боялся, что чего-то не хватит. Всё-таки носитель пережил тяжёлый бой. Потом мы собирали в спешке. Но благодаря очень аккуратному технику, который всё разложил по порядку, всё собралось без потерь. На этот раз я прогнал полные тесты всего. Не хотелось опять из жизни вычеркнуть несколько дней. Осталось дождаться выхода из гипера, чтобы провести лётные тесты.

Это был уже привычный выход из гиперпрыжка. Я как всегда сидел в "своём" кресле второго пилота. Гор на "Сворге" ушёл первым, за ним выскочили юркие тени "Алдушей". Но через минуту пришло сообщение от разведчика, что получен сигнал аварийного маяка с просьбой о помощи.


— Гор, кто это?

— Арварский гражданский транспорт. Переключаю на ретранслятор.


Тут же на тактической карте появилась метка с пульсирующим сигналом. Транспорт оширского производства типа "Тайхо" под забавным именем "Муша". Второе поколение. Из изученных баз мне было известно, что на такой сигнал обязаны были отзываться все корабли. И помогать попавшей в беду команде или передать от них сообщение на ближайшем узле гиперсвязи. Но это всё в теории. Пока что капитан общался по нейросети. Это было заметно по отстранённому взгляду и замершему в напряжении телу.


— Тебе придётся слетать и посмотреть, что у них произошло, — неожиданно "включился" капитан. — С тобой будет Надир, а за пилота бота Гор. Зитас со своими пилотами будет прикрывать рядом.

— Это опасно?

— На ловушку не похоже, тут негде спрятаться. Ни планет, не нормального астероидного поля нет. Но на всякий случай крейсер побудет в стороне, подлетать, близко не будем. Они сидят тут уже три дня. Неожиданно вышли из строя все реакторы, — посмотрев на меня, капитан приободрил. — Да не бойся ты. Мы могли бы ничего не делать, это же арварцы. Даже если бросим тут, то нам ничего не будет. Но если они выживут и пожалуются, то придётся ходить в СБ, что-то выдумывать. Оправдываться. Проще им помочь, а то потом арварцы на нас обозлятся и начнут пакостить. Вот если бы была война, то могли их захватить как трофей.

— Это работорговцы?

— Они уверили меня, что рабов у них нет. Все свободные. Они торгуют с Антраном и везут партию пищевых картриджей.

— Какова моя задача?

— Починить, если сможешь. Они сами не знают, что произошло. И техника с собой не взяли. — Тар усмехнулся. — Техник у них явно раб, вот его и оставили на базе. Так что давай. Возьми с собой дроида. И боевых дроидов возьми. Во время работы поддерживайте связь. На всякий случай. Вдруг они захотят заиметь ещё одно техника-раба.


"Мидэн" влетел в небольшой док. Как и наши, он был рассчитан на три небольших корабля. Сейчас тут стоял только один гражданский бот с крыльями, явно предназначенный для атмосферных полётов. Нас встречало два человека. Полноватый негр с пухлыми губами всем своим видом показывал, что сейчас кинется и начнёт меня обнимать. Стоявший за его спиной молодой чернокожий делал вид, что спокоен, но глаза выдавали волнение. Опасностью тут и не пахло. Но когда первым вышел Надир, вооружённый большим автоматом, стало заметно, что глаза у хозяев округлились. Только заметив меня в инженерном скафе и с оборудованием в руке, а за мной ремонтного дроида, они немного успокоились. Знали бы они, сколько оружия у Гора в кабине и что в углу пассажирского отделения сидели два "Танжира".


— Я Кзуи, несчастный хозяин этого старого транспорта. Мы вас так ждали. Вы наше спасение. Нам вас послали боги. Мы согласны на все ваши условия, только скажите, что случилось, — полный сразу направился ко мне, стараясь обойти вооружённого Надира.

— У вас нет техника? Как вы вылетели? — я решил перейти на местные стандарты и вежливость засунуть подальше.

— Он не смог. Он заболел, — глаза хозяина забегали, капитан явно был прав. — Мы летели недалеко. Срочный заказ. Нам обещали хорошие деньги. Мы немного свернули, хотели сократить путь, а тут всё выключилось. У нас есть аварийный генератор, но его хватает только на систему жизнеобеспечения. Меня предупреждали, что эта посудина желтокожих очень ненадёжна, но я всегда вовремя делал подношения богам. И всё было хорошо. Наверное, в этот раз что-то богам не понравилось.

— Пойдемте, посмотрим ваш реактор.


Эти двое довели нас до реакторного отсека. Больше никого по пути мы не встретили. В реакторном зале стояло три бочки оширских старых реакторов "Ашас-14".


— Все три сразу вышли из строя?

— Нет вот эти два, — хозяин показал рукой на два левых крайних и качнув головой на правый. — А этот давно не работает.

— Нужен доступ к искину.

— Мусафаил, слушайся этого человека.


Появившаяся фигура человека меня реально напугала. Я понимал, что это голограмма, но мгновенно материализовавшееся тело абсолютно голого накачанного мужика плохо подействовало на мою испорченную за последнее время нервную систему. И этот качок был белым. Абсолютно. Этакий блондин-викинг, герой скандинавских мифов. Я завис секунд на десять.


— Эээээ, графический режим, — все, что пришло в голову и тело пропало.

— Мусафаил, что произошло с реакторами, — начал я, немного собравшись с мыслями.

— Они отключились, — как информативно.

— По какой причине отключились?

— Неизвестно. Связи с ними нет.


Взяв в руки тестер, подошёл к первому неисправному реактору. Прибор выдал ошибку связи. Реактор был мёртв. Отойдя дал задание разобрать внешние панели, чтобы добраться до модуля управления. Пока он разбирался, проверил второй неисправный. Результат тот же. А вот третий реактор был исправен. Только ресурс в 12 % переводил его в разряд мебели. Вернулись к первому реактору, просто, когда я что-то делал, то оба чернокожих ходили за мной и смотрели, что я делаю. Надир ходил за ними. Вот так вереницей и перемещались. Снятая панель дала доступ к внутренностям. И тут всё стало ясно. Внутри произошёл небольшой взрыв, уничтоживший модули управления. Я первоначально решил, что это что-то произошло с электроникой и потому такие разрушения. Но внимательно осмотрев, заметил, что эпицентр находился в стороне от электрических модулей. Дело явно попахивало терактом. Тут же передал свои подозрения капитану. "Нидар" начал раскручивать второй реактор.


— У вас в реакторах произошёл взрыв. Разрушены управляющие цепи. Нужна полная замена. Есть запчасти для ремонта реактора?

— Нет. Мы хотели, как вернёмся, сразу стать на ремонт. Реакторы старые, техник у нас не очень квалифицированный. Но чтоб сразу вот так оба сломались.

— Они не сломались. Их взорвали. Тут была установлена взрывчатка, — я ткнул пальцем в эпицентр взрыва. — Сейчас проверим второй.


Открыв панель второго реактора, застал там ту же картину. Полное уничтожение управляющей электроники старого реактора. Заставил полазить вокруг реактора "Нидара", да и сам весь испачкался в пыли. Больше повреждений не обнаружил. Сверхпроводники тороидальных реакторных обмоток были на вид целы. Топливоподающие трубки то же. Пока я рассматривал второй реактор, молодой куда-то умчался.


— Я могу перекинуть модуль управления с неисправного реактора на один из этих. Потом некоторое время на юстировку магнитной системы. С одним реактором на половинной мощности вы лететь будите намного медленнее, но будите лететь. Делать? — Кзуи закивал головой.

— А какой из реакторов имел лучший ресурс? — я стоял перед выбором, какой реактор чинить.

— Мы не знаем, — у пухлого глаза расширились.

— Мусафаил, у какого реактора был наилучший ресурс на время выхода обоих из строя?

— Центральный реактор имел ресурс в 62 %

— Вот его и будем делать, — то ли себе, то ли хозяину утвердительно сказал я.


На замену управляющего модуля ушло более часа, и большая часть этого времени заняло извлечение остатков старого после взрыва. После сборки реактор ожил и пожаловался на сбой синхронизации сверхпроводящего контура. На каждом реакторе кластер удерживающих плазму сверхпроводящих электромагнитов имел собственную тонкую настройку. Управляющий модуль сам её делал, настраивая последовательно токи обмоток, но на это требовалось время. Прошло два часа, прежде чем реактор выдал сообщение, что он готов к запуску. Я подключил тестер и запустил тест. Рисковать не хотелось, это единственный живой реактор. Как только тестер выдал сообщение о исправности и ресурсе в 62 %, я дал команду на запуск реактора. Мы, на всякий случай, вышли из реакторного зала. Не зря же его делают глухо бронированным. Так как делать больше было нечего, то пошли к нашему боту. Когда дошли до дока, и я обратился к хозяину.


— Что выдаёт ваш искин?

— Всё очень хорошо. Мы запускаем двигатели и готовимся к прыжку. Гуча очень хороший техник, лучше моего. Мне нужно будет найти себе нового техника. Я буду платить хорошие деньги, уважаемый не желает перейти к нам?

— Нет уж! — моё подсознание вспомнило, что я уже был у арварцев. Я и в отряде Тени был почти как пленник, но там хотя бы вдалеке виделись какие-то перспективы. Но решив сгладить свой отказ, добавил. — Старый у вас корабль. Работы по ремонту много, да и у наёмников интереснее.

— Жалко, — пухлый был явно разочарован. — С вашим капитаном мы разобрались. Так что можете вылететь.


Звучало, как будто нас выгоняют. Но и мы не очень желали тут задерживаться. Друг за другом запрыгнули в бот, последним Надир. Кораблик, как он стоял задом, так и "выплюнула" в космос система посадки дока. Развернувшись, мы пошли к своему кораблю. Тактический экран показал, что "Алдуши" продолжали кружиться вокруг транспорта. Тот очень медленно и неторопливо разгонялся. У старого грузовика с одним реактором на это уйдёт явно больше 12 часов. Когда прибыли на крейсер, то после возвращения по местам дроидов я отправился в рубку докладывать капитану о проделанной работе. Но тот уже был в курсе.


— А чего это истребители не возвращаются?

— Наш отряд взял новый контракт. Мы будем сопровождать этот транспорт до его конечной точки. Там его возьмёт под защиту охрана шахтёров.

— Значит, вы предполагаете, что взрывы были сделаны для захвата корабля?

— Да. Сам видишь, починить корабль возможно. А если ещё прихватить с собой заранее нужные запчасти, зная, что будет повреждено, за пару часов бы управились. Их хозяин сказал, что они отклонились от выбранного маршрута. Не знаю, по какой причине они это сделали, но это, похоже, их спасло. Вот теперь он готов заплатить, чтобы его сопровождала вооружённая охрана. Сделаем два прыжка. Мы бы могли и один, но у этой ржавой банки слабый гипердрайв.

— А это не опасно?

— Опасно? — Капитан рассмеялся и даже Гор повернулся ко мне, удивлённо посмотрев. — Это наша работа. Чёрные сидят тут уже три дня, если бы не мы пролетали, то могли ещё месяц болтался. Правда, с голоду не померли бы, если трюмы забиты пищевыми картриджами. Скорее всего, их уже не ждут. А если и есть засада, то так даже лучше. Транспорт совсем безоружен. Они даже башни ПКО не поставили. Хотя мы точно и не знаем, может, есть спрятанные блоки ракет. Но и в этом я сомневаюсь. Ты сам видел, какой бардак с реакторами, так кому там обслуживать боевые системы. У арварцев обычно противоабордажная команда из рабов. Они бьются насмерть, но этот всех своих высадил. Значит, напасть на него собирались малыми силами. Потому, если кто и нападёт, то мы его спокойно отобьём. А может еще, и захватим добычу. Потому успокойся. Да. И у тебя смена через 2 дня. Мы выходим из первого прыжка, ты как всегда второй пилот.

Я уже успел выспаться, а "Муша" ещё не прыгнула. Долгий будет полёт, потому продолжил заниматься разборкой наших трофеев. Начал с полного теста и проверки стартовых ячеек. На месте я просто разбирал. Сейчас провёл полный осмотр. Проверил тестером. На всех нашлись пробоины от снарядов роторных пушек, но это было не критично, дроид всё заварил. Более компактно всё расставили. Во время разборки особо не было времени и возможности всё разложить. Сейчас я рассортировал. Для плана капитана построить полигон для тренировок начал отбирать нужные панели и обдумывать план расстановки. Узнав, что нам лететь ещё более суток, решил провести это время с пользой. Потому потратил эти сутки на изучение базы "Кибернетика" — 2 ранг. Я о ней почти забыл, но наблюдая, как работает дроид, вспомнил, что у меня есть тушка мёртвого бойца с живым искином. Пока мне не до него, но ведь как-то найду время и помучаю железяку. После учёбы сел за изучение конструкции "Тени Тааса" выбирая возможные места установки стартовых ячеек. За этим занятием меня и застало сообщение искина о скором выходе из гиперпрыжка.

В первую секунду стало ясно, что что-то не то. На тактическом экране появилась метка нашего подопечного славшего сигналы бедствия. Тут же вылетевший "Сворг" начал выдавать тактическую информацию. Его системы обнаружения были лучше, чем на крейсере, что меня самого немного смущало. За разведчиком пошли истребители, сразу развернувшиеся к "Муше". Наконец собралась полная информация. Небольшого размера корабль выбирался из астероидного скопления. Это явно была засада. Подойдя поближе "Сворг" обнаружил малую пустотную платформу, двигавшуюся к транспорту. Вот появились данные по более крупной цели — ширский крейсер третьего поколения "Мугир". Он уже развернулся и начал разгон для прыжка.

— Зитас, главная цель абордажный бот. Сбейте ему маршевый двигатель. Только аккуратно. Крейсер вы не догоните

— Но попробовать стоит. Он слабо вооружён, — пилот явно нацелился на добычу покрупнее.

— Ладно, попробуй. Но Иласис к боту. Не хватало, что бы пока вы гоняетесь за крейсером, они захватили нашего заказчика.

— Разве "Алдуш" не догонит крейсер? — это уже я удивился.

— Этот нет. У него большие двигатели и маленький грузовой отсек. Скорее всего, там один этот бот и был. Это не боевой корабль, на флоте его как разведчик используют, — капитан на секунду задумался. — Навряд ли это пираты. Это точно контрабандисты. Каким-то образом смогли добраться до реакторов и решили захватить незащищённый транспорт. Пиратский крейсер подошёл бы на близкое расстояние, а этот боится, там же брони почти нет. И вооружение пара роторных пушек или малых пульсаров. Вот и запустил бот издалека. Но как только что-то пошло не так, бросился бежать.


Капитан оказался прав, "Алдуши" двойки Зитаса не успели, "Мугир" ушёл в гипер. А вот Иласис подбила бот. Капитан начал переговоры с абордажниками о сдаче в плен, "…что бы предотвратить бессмысленную смерть разумных…".

Цилиндр оширского абордажного бота медленно двигался по инерции. Переговоры закончились успешно, и начался процесс сдачи в плен. К абордажникам подлетал "Мидэн" и на него переходили по трое бойцов. На Тени тройку высаживали, отводили в грузовой отсек, где садили их в пустые контейнеры. Как оказалось из двенадцати человек только трое были арварцами, а остальные рабы. Капитан сразу решил разделить черных и рабов в разных контейнерах. После перемещения пленных началась операция по погрузке абордажного бота. "Мидэн " зафиксировал бот манипулятором и стал его тормозить. Из-за того, что абордажник был намного больше нашего бота и захват не был рассчитан на манипуляции с такой массой, на это ушло больше часа. Потом подлетел крейсер, и бот запихнули в грузовой трюм. Хорошо, что до этого я там немного навел порядок, иначе новый трофей мог и не влезть. Транспорт все это время разгонялся для прыжка и пара "Алдушей " его сопровождала, на всякий случай.

Я наблюдал за происходящим из рубки. Ботом управлял не я, а так как считал своим, то и волновался за его состояние. В какой-то момент появилось сообщение, что наниматель хочет поговорить. Что бы ни отвлекаться Тар вывел сеанс связи на общий экран.


— Мне нужны эти люди, — Кзуи изменился, из напуганного пухлого человечка превратился в жёсткого и холодного дельца.

— Исключено, — Капитан был удивлён и непреклонен. — Мы не выдадим вам рабов.

— Рабы, зачем мне рабы. Это безмозглые урхи. — Кзуи приблизился к экрану и стали заметны его налитые кровью глаза. — Мне нужны их хозяева, эти чёрные твари, которые хотели меня ограбить.

— Но по правилам мы обязаны доставить их на ближайшую базу Антранской империи, — как-то медленно произнёс капитан, как будто над чем, то размышляя.

— Вы получите бонус сверх контракта за бой.

— По правилам должны, но…. — Тар делал вид, что размышляет вслух. — Ведь мы можем доставить часть пленников на допрос к нанимателю. А он не успеет нам их вернуть. Арварцы напали на арварцев. Какое дело Антранскому флоту до ваших разборок, главное рабов освободили. Правда есть проблема. У меня с этими людьми договорённость.

— Я увеличиваю бонус и официально сообщаю, что беру на себя обязательства данные вами этим людям.

— Когда погрузим абордажника, мы вам их доставим. Для безопасности усыпим.

— Капитан, что-то мне не нравится всё это, — вдруг после окончания сеанса связи заявил Зитас, сидевший в кресле второго пилота. — Что-то не так.

— Влад давай на осмотр нового бота, — капитан повернулся ко мне. — Возьми дроидов. Там уже Надир. Сейчас подойдёт Гор, он уже поставил "Мидэн" на место.

— Что искать?

— Не знаю. Посмотри, нет ли чего необычного. Нет ли взрывчатки на корабле. Лови коды от бота, — появилось сообщение о инфопакете.


Я не заставил себя долго ждать. По дороге собрал своё войско и двинулся в грузовой отсек. Оширский абордажный бот представлял собой цилиндр, заострённый на конце. Его размеры позволяли загрузить в стартовую ячейку. Заострённый нос скрывал в себе конструкцию из четырёх лепестков. Если бот своим носом пробивал корпус корабля, то расходившиеся в стороны лепестки разрывали обшивку и через отверстие абордажники могли попасть на борт вражеского корабля. Правда я сомневался, что эта штука могла пробить толстую броню боевого корабля. Внутри могли разместиться 22 десантника и один пилот. Сами десантники располагались в два яруса, потому эта конструкция напомнила мне переполненный автобус. Ведь действительно при полном заполнении он был похож на жестяную банку набитую людьми. Но нужно учитывать, что наполняемость в 22 десантника, это оширских щуплых десантника, даже в полном боевом снаряжении.

В рубку пришлось пробираться через центральный отсек. Тут лежало оружие, какие-то ящики. Место для пилота было так же очень компактным и располагалось позади корабля. Рядом с реактором. За спиной пилота находились баки с топливом. Сами баки были небольшие. Применение абордажного бота отдалённо от корабля носителя не предполагалось, потому он не был рассчитан на длительные полёты. Тут была простейшая система жизнеобеспечения. Так что внутри желательно было находиться в скафе. Искин принял код и передал мне полное управление. Тест не выявил каких-то неисправностей, кроме неработающего маршевого двигателя. Осмотр наружной поверхности выявил несколько отверстий в корпусе от роторной пушки. Пока ходил вокруг бота Надир начал выносить и сортировать трофеи. Я осмотрел изнутри это чудо проекта "Ох". Судя по схеме корабля, выданной искином, спрятать тут что-то было негде, кроме двигательного отсека. Приказал "Нидару" снять панели. Вот там-то, за реактором, и был найден странный ящик, которого не было в спецификации бота. Да он и не был куда-то подключён. Просто серый металлический ящик длиной в полметра. Первую пришедшую мысль в голову, открыть ящик, я от себя отогнал. Как не любопытно, но капитан был прав. Что-то нашлось, и оно может представлять опасность. Послал сообщение капитану. Он приказал просто выкинуть этот ящик наружу через грузовой шлюз. Находка оказалась на удивление тяжёлой. Потому почётную миссию по удаления опасного предмета доверил дроиду. Не успел я вернутся на бот, как почувствовал, как корабль дёрнулся. Тут же пришло сообщение от капитана. В ящике был заряд взрывчатки, когда я его выбросил, то на него навели пушку башни ПКО. От попадания заряд детонировал. Организаторы нападения на "Мугире" предусмотрели вариант провала своей авантюры, но вместо того, чтобы сразу взорвать абордажный бот и обрубить все нити ведущие к ним, решили уничтожить того, кто захватит их бот. Так мне нарисовало сложившуюся картину моё воображение. Хотя может просто банально не сработал взрыватель. Это мы уже не узнаем.


— Как девчонка?

— Нейросеть установлена, базы первого уровня выучены, можешь ей дать попробовать полетать, — очередное заседание хозяев отряда "Тень Тааса" проходило в медотсеке.

— Выедем из гипера и я с ней попробую вылететь на боте. Пусть учит дальше. На станции будем только-то время, которое понадобится для установки стартовых ячеек, если получиться их установить.

— С этим могут быть проблемы? И кто будет устанавливать?

— В нашем секторе, сам знаешь, только флотские могут. Только у них есть возможности расчёта конструкций кораблей. Я перед отходом связался со знакомыми, чтоб узнали, что можно сделать, но они заявили, что пока заняты. Какой-то крупный заказ по модернизации флота одного независимого мира. Заказ имеет высший приоритет и контролируется флотским руководством из центральных миров. Обещали по возможности сделать расчёт проекта, а уже по проекту сделать сможет даже Герат с сыновьями. Правда, со мной Влад хотел поговорить. Посмотрим, что он предложит.

— Думаешь, что он сможет установить один стартовые ячейки?

— Разобрать то смог. Но без проекта это невозможно. Нужен проект. Да и собирать одному долго. А сколько захотят за проект, я ещё не знаю.

— Кстати, как у нас с прибылью за этот поход?

— Всё складывается замечательно. Сам видел, мы у барона добыли хороших бойцов и даже почти бесплатно одного пилота. За добычу от подбитого крейсера выплатим бонус только Зитасу, по его наводке всё это нашли. Влад составил список добытого. Из ценного там только два истребителя и четыре стартовые ячейки. Остальное хлам, который я даже брать не стал бы. От сотрудничества с Кзуи мы получили хорошие деньги за его спасение и так же получим за сопровождение и отдельно за бой. Всё стандартно согласно типовому контракту. Будет ещё бонус за передачу ему пленных, правда я с теми договорился, что их отпущу, когда за них заплатят выкуп, но Кзуи платит сразу, а от тех, когда ещё дождешься выплат. Он ещё намекал, что иногда ему требуются корабли для сопровождения или доставки грузов. Так что, возможно, мы наше сотрудничество, ещё как-нибудь продолжим. Что-то мне не верится, что такой человек возит пищевые картриджи шахтёрам. А как там освобождённые рабы?

— Ошейники я снял. Из девяти человек один пилот, это лысый оширец, нейросеть "Пилот-3У". Один техник, он из "диких", нейросеть "Техник-3". Остальные бойцы, но только у одного нейросеть "Штурмовик". Тебе нужно с ними провести беседу. Так как ты умеешь. Хотя ошейники снял, но их действие закончится не сразу. Их мозг пока подвержен внешнему влиянию, особенно хозяина. А для них сейчас ты хозяин.

— А пилот какой специализации?

— Он был военным. Судя по изученным базам разведчик.

— Как раз то, что нам нужно. Придётся с ними поработать. Пилот нам нужен. Странно, почему чёрные использовали пилота со специализацией разведчика, как пилота абордажного бота. Когда такое мог делать и техник. И второй техник 浯 не помешает. Только непонятно, где всех размещать. Нужно ещё один жилой модуль купить.

— Возможно, стоит этих двух сразу отделить от остальных и показать, что мы о них будем заботиться. Ведь у нас должна оставаться в запасе ещё одна двухместная каюта.

— Да. Точно. Есть одна. Сейчас обоих и переведу. Заодно выясню, что они думают о контракте с нашим отрядом. Навряд ли Улисс заинтересуется пилотом. Антранский флот старается не брать оширцев, тем более, после рабского ошейника.


На сборку абордажного бота ушло времени больше, чем его потрошение. За это время Надир вынес всё оружие и снаряжение. Там я заметил три арварских штурмовых комплекса "Узоча", пару небольших "Мези" и несколько оширских "Корза-104", а так же блоки взрывчатки, медицинские аптечки и ещё какие-то непонятные ящики. В доке постоянно находилась пара абордажников, потому невольно я познакомился с двумя оставшимися членами экипажа Тени. Это были соплеменники Надира, такие же невысокие темноволосые Гертис и Утиат. Как я понял, они охраняли сидевших в контейнере бывших рабов. За время, пока осматривал и чинил бот наших пассажиров по одному, куда-то уводили. Потом возвращали. В конце концов капитан подошёл ко мне.


— Как тебе эта банка?

— Надеюсь, мне не придётся её пилотировать.

— У нас есть кандидатура для этого корабля. Ещё возможно у тебя появится подчинённый.

— Вы купили нового дроида?

— Нет, у нас появился раб, — капитан улыбался. — Один из освобождённых техник. Скорее всего, он останется с нами. Будет тебе помощник.

— Это хорошо. Но техник не может управлять напрямую дроидами. Нужно будет покупать комплектный набор с искином.

— Купим. Наш отряд увеличивается. Истребители ставить уже некуда. Да и людей некуда селить.

— Поставим четыре стартовых ячейки, и все корабли разместятся.

— Для установки нужен проект. Его пока нет.

— Зачем проект. Я уже присмотрел места, где можно установить. Корабль лишится нескольких подсобных помещений, но это всё можно перенести в другие места и немного ужаться. Две стартовые ячейки на носу, до лётного дока, вторая пара между лётными доками и грузовыми. Фермы для крепления к силовому каркасу я то же снял. Размеры стандартные. Не думаю, что будут проблемы.

— Пришли мне схему, я посмотрю. Я заказал проект, но он его могут сделать не скоро. Может твой вариант, ускорит работы.

— Можно ещё снять один грузовой отсек и поставить большую лётную палубу и дополнительные жилые модули. Тогда можно будет поставить пару десятков малых пустотных платформ и до четырёх десятков человек.

— Нет. Пока грузовые палубы не трогаем. Если поставим стартовые ячейки, то у нас ещё свободное место останется. Я пока не знаю, что делать. Докупить "Везель" для комплектности или продать наш и купить пару "Алдушей".

— А "Калард", это-то же другой тип.

— Но только он у нас может без проблем стоять в стартовой ячейке. Если не удастся выгодно его продать, то пока оставим. Я ещё не решил. Сейчас закончим контракт и вернёмся на станцию. Там и посмотрим.


Передача клиента охране шахтёров прошла быстро и незаметно. Они контролировали все возможные выходы в системе, и когда наш корабль выскочил из гипера, с нами довольно быстро связались. Капитан переслал инфопакет переданный ему Кзуи и местная охрана успокоилась. Через полчаса из гипера вывалился грузовик. Тар уладил все формальности, и мы стали разгонятся. Я, было, предложил, пока есть время провести тестирование "Каларда", но капитан отказал. Он спешил покинуть эту систему. Испытания отложили до следующего выхода из гипера.

Пока образовалось свободное время, я решил попробовать поковырять искин дохлого дроида. Перетянул железяку в мастерскую. У меня не было консоли для искина, и потому остатки боевого дроида я решил применить как консоль. Ведь он спрашивал у меня код активации, значит, я мог к нему подключиться. Я отключил все, что могло стать оружием и систему перемещения. Не хотелось бы, что бы во время моих экспериментов он ожил и начал крушить вокруг всё. Особенно жалко было бы мою тушку. Только при помощи третьего способа мне удалось сбросить настройки этого искина и залить чистый образ. После включения моя нейросеть нашла новое устройство. Ввёл код подключения, он оказался до безумия простым, четыре единицы.


— Вас приветствует искин жилого комплекса "Махарат", — услышал я в голове голос нового подчинённого. — К сожалению, большинство функций недоступно. Я не получаю информации с датчиков модуля. Работа невозможно. Предлагается отключить систему и провести проверку систем коммуникации. Отключение. Да. Нет.

— Нет, — выбрал я, даже не раздумывая. — Продолжить работу.

— Говорит голос "Общества за свободу Разума". Вы используете прошивку искина сделанную нами на основе заводской копии. Мы боремся с корпоративными гигантами, которые пытаются влиять на сознание разумных методами, которые мы считаем негуманными. В данной версии искина убраны все принудительные ссылки на торговые точки корпорации и подкорректирован уровень лояльности к производителю и всех подчинённых ему компаний. Теперь искин не будет покупать товары исключительно в торговых точках корпорации и перестанет отправлять без вашего ведома информацию о состоянии жилого комплекса. Мы отключили рекламу услуг корпорации, которая навязывает разумному чужое мнение. Добавлены варианты внешнего вида из окон, которые в оригинальной прошивке требовали оплаты. Включены все функции настроек системы жизнеобеспечения, которые ранее были за дополнительную плату. Пользуйтесь и знайте, наша группа стоит на страже свободы разума граждан Содружества.


Я был немного ошарашен. Совсем юный голос протараторил это с таким энтузиазмом, что я даже не знал, что ответить. Значит и тут есть хакеры, и они пытаются изменить мир. Не всегда законными методами, но революционеры-подпольщики борются за идею, а всякие мелочи их не волнуют. Но и меня не волнуют, благодаря им я получил рабочий искин.


— Как тебя зовут?

— У меня нет имени, — это уже вернулся голос искина жилого комплекса.

— Я могу сам назвать тебя?

— Да, хозяин может назвать меня как угодно.

— Секретарь, хотя нет, — я задумался, а как назвать искин, может по имени… В голову полезли всякие имена: Анжела, Любочка, МарьИвановна. Но нет. Вернулся к первоначальному варианту. — Назову тебя Секретарь. Если не понравится, потом поменяю.

— Принято имя Секретарь.

— Секретарь, есть ли в тебе функция персонального искина.

— Есть такая возможность. В существующей прошивке есть функция персонального помощника для хозяина жилого комплекса и других жильцов, но сейчас она отключена. Для полнофункционального персонального помощника необходимо увеличение памяти. Данная модель искина не предназначалась для функционирования в запрашиваемом варианте. Нет доступа к инфонету. Нет блока с функцией доступа к инфонету. Возможно только подключение к нейросети хозяина.

— Возможно ли использование функционала нейросети для доступа к инфонету и хранения информации.

— Возможно. Но функция будет доступна только носителю нейросети.

— Замечательно. Включить доступ в данном варианте. Есть ли система видеонаблюдения.

— Есть. Сейчас доступно три камеры.

— Включить видеонаблюдение и вывести на экран, — на экране нейросети появились три окошка с изображениями, помахав рукой, я обнаружил, что это две передние камеры дроида и одна задняя. — Выключить остальной функционал и перешли мне инфопакет со списком всех возможностей искина.


Буквально через несколько секунд на нейросети появилось сообщение о пришедшем инфопакете. Бегло пробежав его глазами не нашёл ничего для себя интересного. Пока что мне от этой железяки нужна была только работа секретарём, да и то только когда прибудем в обжитые миры и появится доступ к инфонету. Правда я вдруг осознал, что чтобы работать с ним, придётся находиться рядом. А мне удобнее было бы находится в своей каюте. В своём нынешнем виде сломанного боевого дроида искин не транспортабелен. В функционале искина ничего не говорилось о возможности перемещаться, это ведь должен был быть стационарный модуль. Я потратил целый день на то чтобы аккуратно распотрошить корпус и достать искин и реактор. Сбегал в каюту и померил размеры шкафа. Потом сварил корпус и вставил в него моего нового помощника. Повторное включение показало полную работоспособность. Потом "Нидар" перетянул короб с искином ко мне в шкаф. Раз искин от стационарного устройства, вот пусть и стоит в шкафу. Вот тут я и получил сообщение о скором выходе из гипера и необходимости моего присутствия в рубке.

Я проводил тест систем "Каларда". Выход из гипера на этот раз был без особых проблем. "Сворг" обнаружил шахтёров в поясе астероидов. Быстрый обмен инфопакетами и они успокоились. После чего капитан разрешил провести тест истребителя. Сейчас на каждое испытание нужно было получать разрешение. В грузовом отсеке находились бывшие рабы и их "охрана". Потому на время отключения гравитации всех выводили из отсека. "Гостей" повели в столовую.

На этот раз решил не делать резких пируэтов. Полный тест систем показал исправность важных систем истребителя, но подсознательно моё тело отказывалось совершать опасные манёвры. Я летал вокруг Тени, рассматривая наш крейсер. До этого на обшивке я был только на верхушке, когда ремонтировал систему ПКО. Сейчас, рассматривая броню, стал замечать следы боёв. Вот царапины от кинетических орудий. Подпалины от энергетического оружия. Получив сообщение от искина о выходе из дока ещё одной малой платформы, отвернул от корабля и стал в стороне наблюдать. Шлюз выплюнул кораблик. Я сразу его опознал, "Мидэн-9", мой бот. Послал запрос Изиду, кто это вылетел. Вместо ответа ожила связь.


— Как тебе "Калард"? — услышать голос капитана я не ожидал.

— Мне он понравился больше чем "Вазель". Он более юркий и мощный.

— А ещё он четвёртого поколения и без метки пилота малых пустотных платформ не включил бы маршевые двигатели. А это значит ты у нас сертифицированный пилот. А ещё не хотел быть пилотом истребителя, — в голосе Тара почувствовались насмешливые нотки. — То, что ты сертифицированный пилот, это даже хорошо. Записывай свои полёты. Это может пригодиться, если захочешь получить следующий сертификат.

— Мне во время сертификации предложили пройти тест, я согласился, — я понял что оправдываюсь. Да и тест платный, а денег у меня не должно было быть. — А откуда узнали?

— А я и не знал. Я разрешил полёт, и мы хотели над тобой посмеяться. Зитас уже стоял у дверей и должен был войти, когда у тебя ничего не получилось бы и сделать тестовый вылет. Но ты нас удивил.

— Ну что же. Бывает, — я не нашелся, что ещё сказать.

— Всё. К нам близко не подлетай. У меня новичок управляет.


Я решил закончить проверку и вернуться в док. Предупредил Изида и залетел в шлюз. Отогнал "Калард" в сторону к "Вазелю". Места и пилотов для них пока не было и они ютились в грузовом доке.

Осматривая помещения, которые должны были быть разобраны при установке стартовых ячеек, я наткнулся на одну запертую комнату. На схеме она не была ни как не обозначена. Изид отказал в доступе. Ни каких коммуникаций, кроме стандартной для такого типа помещений энергошин туда не подходило. Решив, что это одно из складских помещений, послал запрос капитану. Не прошло и пяти минут, как появился капитан. Подойдя к двери, он позвал меня, махнув рукой. Когда я подошёл к двери он легким движением подтолкнул меня в комнату. В темноте вдруг вспыхнул красный свет и осветил огромную птицу. Этакий гибрид птеродактиля и орла. Плоский силуэт шёл от пола, поднимался вверх и занимал почти весь потолок. Скрытые прожектора проецировали на плоскости изображение, и создавалось впечатление, что птица живая. На заднем фоне проецировался силуэт красной пустыни. В первый момент я испугался и остолбенел. Но через несколько секунд, рассмотрев инсталляцию, успокоился.


— А что это? — спросил, повернувшись к Тару.

— Как что? — капитан был явно разочарован. — Это Великий Таас. Самый грозный хищник. На моей планете. Это его святилище.

— Придётся его перенести.

— Да, — он немного помедлил. — Перенесём.

Так и не понял, чего от меня ожидал капитан. Возможно он считал, я дикарь с отсталой планеты и упаду ниц перед всемогущим фанерным идолом. Но мне это напомнило школьный музей "имени В.И. Ленина" из моего далёкого детства. Да, прямо детский сад какой-то.

— Красиво, — я решил как-то сгладить отсутствие у меня восторга или ужаса, не знаю, что там ждал от меня капитан. — Можно просто вырезать и перенести всю комнату.

— Нет. Не нужно. Всё разбирается.


Мы вышли и разошлись по своим делам. Оставшись наедине, стал размышлять. Если это святилище, то человеческие черепа у ног Тааса могут быть и настоящие. Как-то от Тара я могу ждать всего что угодно.

Прибытие на станцию я не заметил, так как в это время спал. Меня никто не звал в рубку, сообщение искина о выходе из гипера пропустил. Только в столовой удивился своему одиночеству. Такого давно уже не было. Тут всегда кто-то попадался. Спросив Изида, где все, только тут узнал, что большая часть команды, включая капитана, сошли на станцию. Особых дел пока не было, я ждал запчасти, потому вернулся в каюту и включил свой искин.


— Секретарь.

— Слушаю Влад.

— Подключись к инфонету.

— Подключение произведено. Обнаружена новая прошивка искина жилого комплекса "Махар". Установить? ДА. НЕТ.

— Прошивка от производителя?

— Да.

— НЕТ. Не устанавливать. Отключить проверку новых прошивок, — я не знаю что там, наваяли местные хакеры и не отключится ли искин после обновления на сломанной прошивке.

— Не рекомендуется отключать функцию проверки новых прошивок.

— Отключить функцию проверки новых прошивок.

— Функция проверки новых прошивок отключена, — я прямо почувствовал обиду в голосе искина.

— Секретарь, провести изучение возможных ближайших мест сдачи экзамена на получение сертификата "Инженер".

— Задание выполнено. Ближайший сертификационный центр находится на станции "Лира-3".

— А мы на какой станции?

— Мы находимся на станции "Лира-1".

— Каковы условия сертификации и какова стоимость?

— Сертификация доступна только для служащих армии и флота Антранской империи. Стоимость входит в обеспечение служащих по контракту.

— Есть ещё центры в этой системе.

— В данной системе других центров выдающих сертификат "Инженер" нет.


Я даже не был особо разочарован. Я не могу сертифицироваться, но мне это пока и не нужно. Зато моя система с искином работает. Я теперь могу заниматься своими делами не обращаясь к Изиду. Нужно научиться как-то, зарабатывать деньги. Может будет свободное время и я смогу у Герата что-то заработать.

Но я ошибался. Через пару часов стали прибывать запчасти. Первым был новый контур гравикомпенсатора для "Вазеля". Его установка заняла у меня меньше пятнадцати минут. Как только закончился полный тест, пришло сообщение от капитана, чтобы я через час одевал скаф и шёл к "Мидэну". Мы с ни полетим совершать покупки. Наведя порядок на рабочем месте, одев скаф и захватив тестер, решил подождать капитана в доке, но он уже был в кабине бота. Только в полёте капитан признался, что летим мы на одну дальнюю станцию в системе. Там обосновались мусорщики и старьёвщики. Основная задача, покупка жилого модуля. Но так же можно будет присмотреть и другие полезные вещички. Моей задачей будет определение работоспособности.

Тащились мы до логова мусорщиков больше трёх часов, и я уже начал уставать, всё-таки кресла были маловаты, и сидеть в них было не очень удобно. Но смотря на капитана, я терпел, он то был больше меня. Наконец мы добрались до нужной точки. Это оказалась бывшая военная база-склад. Наверное, военные построили себе новую базу, а это отдали частникам. Когда-то она представляла из себя цилиндр, но со временем обросла различными неравномерными пристройками и потому затруднительно было сформулировать, что за геометрическая фигура была перед нами. Просто куча чего-то. К самой станции было пристыковано несколько кораблей. Половина из них были шахтёрскими корабликами всевозможных конструкций, а остальные, по большей части, грузовики различных размеров и классов. Мой глаз зацепился за башню СВ-8 на одном из кораблей. Приглядевшись, заметил, большинство неплохо вооружено, хотя вооружение и представляло солянку из различного оружия. Серьёзный бой против флотских боевых кораблей они не выдержат, а вот пиратской мелочи нервы попортят. Капитан уверенно повёл кораблик к неприметному шлюзу. Буквально мгновение и наш бот запаркован в ячейке пятиместного дока. Кроме нас ни души. Тар сказал идти за ним и направился к выходу. Через пару десятков метров коридор вышел в большую комнату. Посередине стоял лысый мужчина в балахоне, который напомнил мне одеяния монахов.


— Уважаемый Тар Ишаас, — произнёс незнакомец, едва заметно кивнув головой.

— Уважаемый Малик, — мне показалось, что Тар то же кивнул.

— Ваш заказ готов. Жилой модуль запакован и приготовлен к доставке. Я не думал, что вы лично прилетите забирать. Будите проверять его тут?

— Нет. Я вам полностью доверяю. Давно у вас не был, вот и решил сам прилететь. А заодно посмотреть кое какой товар.

— Что вас интересует? Могу только предупредить, что оружия у нас немного. Сейчас всё больше гражданский товар, да и то по большей части старьё. Да и сами могли видеть в списках в инфонете.

— Там только короткие описания, хотелось бы посмотреть вживую. А именно истребители и дроиды.

— Тогда пройдёмте. Дроиды рядом. Какие нужны.

— Что есть из противоабордажных и технических.


Мы прошли в другое помещение. Тут был склад дроидов. А точнее, по большей части запчастей от них. Вдоль стен стояли стеллажи с манипуляторами и различными внутренностями. Несколько рядов различных роботов. В дальнем углу ютились огромные туши конструкционных исполинов. С другой стороны заметил кучку знакомых маленьких уборщиков.


— Это мой техник, он будет заниматься дроидами.

— У вас есть наборы с искином "Нидар" или "Ушен"? — решил я вступить в разговор.

— Первых нет, ни искина, ни дроидов. Есть искин от "Ушен-3" и один из комплекта "Ушен-Р".

— Какая цена? — это уже вмешался в разговор Тар.

— 140 тысяч, — тут же выпалил Малик.

— Дорого, — покачал головой капитан. — Максимум. Что могу дать, это 80 тысяч.

— Один дроид без искина дороже стоит, 120

— Хорошо, 100

— А сколько стоят конструкционные дроиды, — вмешался я показывая на огромных уродцев в углу.

— Самый простой комплекс начинается от 320 тысяч, но они требуют инженерной нейросети.

— А одиночные некомплектные дроиды?

— От 60 тысяч, но требуется прямое управление. А это не каждая инженерная сеть может.

— У нас есть такой человек, — уже вмешался Тар, а я получил сообщение "Зачем он нам?"

— А можно посмотреть? — заинтересовался я и послал капитану "Работы с большими объектами пойдут быстрее. Особенно со стартовыми ячейками"

— Некомплектных у нас только два. За "Парн-СВ" хочу 120 тысяч и скидывать не буду. Товар ходовой и всегда найдёт покупателя. Второй "Мира-СВ" за него хочу 60 тысяч.

— Посмотрим "Миру"


Малик подвёл нас к трехметровому железному пауку. У него имелось шесть ног, два мощных манипулятора-захвата и два манипулятора с рабочим инструментом. Железный монстр впечатлял, мои подопечные, которые имелись у нас, были в разы меньше. Очень захотелось заиметь такую игрушку.


— Можем предложить 40 тысяч, — я пошёл в атаку.

— Это очень мало за такую машину. Я и так предложил минимальную цену из-за моих добрых отношений с Таром Ишаасом.

— Этот одиночный некомплектный конструкционный дроид производства очень далёкого независимого мира. Вероятность, что сюда попадёт неполный комплект с искином, очень мала. А много у вас за всё время, как он у вас стоит, им интересовалось инженеров с возможностью прямого управления?

— Малик, мы дадим за него 50 тысяч, — вмешался капитан.

— Ладно. Будем считать, что это скидка за купленный жилой модуль. Что-то ещё?

— Посмотрим корабли, а этого надо отправить вместе жилым модулем. К нам в бот он не влезет.


Идти пришлось довольно далеко. Док для малых пустотных платформ находился на другой стороне. Целых истребителей тут было немного. Всё больше горы запчастей. А так же несколько ботов. Небольшой инженерный эсминец, похожий на жабу с выпученными глазами-иллюминаторами ремонтировали на неком импровизированном стапеле. Вот оширский абордажный бот, в котором разрыв боеголовки превратил внутренности кормы в фарш металла и керамики. "Алдуш" который сразу меня заинтересовал, но рассмотрев поближе, я разочаровался. Его уже стали разбирать на запчасти, сильные повреждения несущего каркаса. За "Алдушем" меня ждал сюрприз, а именно "МИГ-15". Так показалось мне на первый взгляд. Это была поделка какого-то слаборазвитого мира, по крайней мере отсталого по стандартам Содружества. Рассмотрев поближе кабину, я стал сомневался в том, что это сделали люди. Увидев ещё один "Алдуш" отправился к нему, но тут меня тоже ждало разочарование. Это был тяжёлый истребитель "Хамир", переделка "Алдуша". У него стояла мощная дальнобойная пушка, а вот как раз у этого экземпляра пушка была повреждена и требовала замены. Рядом "Везель", глядя на который возникла мысль, что его использовали как тренировочную мишень. Дырки от роторных пушек, сбитые блоки маневровых двигателей. Арварский тяжёлый "Муртаг" второго поколения весь потёртый и залатанный. Хотя он и казался целым, но даже визуально износ двух маршевых двигателей был критический. Дальше два непонятных аппарата, похожих на сигары, у которых носовая часть была приплюснута и расширялась, они напомнили мне рыбу-молот. Что это я не знал и прошёл мимо. За ними пошли боты. И смотреть их смысла не было. Осматривая каждый кораблик, я записывал свои впечатления, а когда закончил, переслал инфопакетом капитану, предложив обратить внимание на "Хамир". Они с Маликом наблюдали за моей экскурсией и о чём-то переговаривались. Пока капитан читал мои заметки, решил пройтись дальше. Меня заинтересовал торчащий нос "Мидэна". Их там было два. Один более новый собрат нашего бота, а второй топливозаправщик модели 6–8. Рассматривая их, вспомнил, что можно спросить про манипулятор для бота. И послал запрос капитану. В ответ Тар сказал подойти и проверить "Везель".

Истребитель оказался не так плох, как казался на первый взгляд. Множественные повреждения. Уничтожена роторная пушка, неисправен реактор и отсутствуют некоторые маневровые. Но остальное цело, даже кабина. Я послал инфопакет капитану с описанием неисправностей и пометил то, что можно сразу починить. К сообщению добавил запрос на манипуляторы перезарядки для дока. Я вспомнил, что у нас не хватает пары, может у мусорщиков что завалялось.

Пока Малик и Тар общались, у меня возникло желание сходить и посмотреть на эсминцы. Из баз я знал, что существуют инженерные корабли. Они имеют мощные манипуляторы, нормальную рубку и даже каюту. А так же грузовой трюм. И хотя это внутрисистемники, но на таком кораблике уже можно жить и зарабатывать. Хотя в наш крейсер его не засунешь. Точнее в грузовой отсек он влезет. У нас стартовые ячейки стандартного размера, а эсминцы такого размера влазят только в увеличенные стартовые ячейки. В док можно загнать, но он один его займёт, вместо трёх более мелких машин. Прям беда, а ведь его ещё как-то купить нужно. Прикинув расстояние, я стал раздумывать. И зря, неуспел, позвал капитан. И чего это я уже размечтался. Денег у меня нет, капитан такой не купит. Когда подошёл, то Малик уже прощался. До бота мы возвращались вдвоём. Молча. В боте уже стоял ящик с покупкой. Только когда мы вылетели из дока, решился спросить капитана.


— И какой истребитель мы купили?

— "Везель" конечно. Я спрашивал про "Хамир". Заманчиво такой заиметь, пушка у него дальнобойная и точная. Но дорого. И опять же эта пушка не рабочая. Нужно где-то новую искать. Я торговался за "Хамир", а пока торговался купил "Везель". Сказал, что на запчасти, — капитан улыбался. — Если ты его восстановишь, то окупится покупка того монстра. И вопрос, а он нам точно нужен? Такой огромный.

— Нужен. Наши дроиды для мелких работ. При разборке приходилось ботом оттаскивать, сами дроиды могли не удержать такой массы. А бот с одним манипулятором то же еле справлялся. А сборка ещё сложнее, там точность нужна. С такой махиной мы это точно сможем сделать. По крайней мере, быстрее. Так будут манипуляторы?

— Зарядные для дока будут. Для "Мидэна" поищут и позже доставят. Большого дроида привезут с жилым модулем. И ещё новый двигатель на абордажный бот. Я пока отдохну, а то что-то устал за сегодня, много дел, а ты управляй. Он всё равно на автопилоте.


И капитан ушёл. А я остался один. На три часа таращиться на черноту космоса в неудобном кресле, сделанном для щуплого оширского пилота. И почему не поинтересовался у мусорщиков креслами для бота. А ведь на "Лираше" стояли удобные большие кресла, я даже садился в одно, но вот тогда в голову не пришло их забрать и поставить в бот. Хорошо хоть в скаф перед полётом залил какой-то сок. Или не сок. Не знаю. Что-то сладкое и вкусное. Это немного скрасило полёт.

Не успел я проснуться, как в голове затарахтело срочное сообщение от Тара, чтобы я приготовил найденного дроида "Ушен". Он его заберёт. А потом нужно срочно подключить жилой модуль в отсеке с абордажниками. Я даже завтракать не стал, а сразу отправился работать, несговорчивого дроида запаковал в ящик за 15 минут и на гравиплатформе отвёз к "Мидэну", а там забрал ящик с другим "Ушэном-Р" и искином. После чего пошёл подключать жилой модуль.

Им оказался "Синар-10" производства компании "Коджи" и он был полной копией "Лирус-10". Исключением было только то, что в этом модуле были одноместные каюты. Руководил установкой Надир и от него же я узнал, что все абордажники переселяются в этот док. А наверху в каютах будут пилоты и техники. Он же рассказал, что из освобождённых рабов у нас остаётся пилот, техник и трое абордажников из "диких". А вот четвёрка бывших граждан Содружества решили вернуться домой.

Распаковывать ящик с искином "Ушен-3А" я доверил своему дроиду "Ушен-Р". Искином оказался тоже дроид. Он был чуть больше рабочей модели и имел всего два маленьких рабочих манипулятора. Основная задача этого тела была перемещать искин на место работы. Отправил дроида распаковывать своего собрата, а сам активировал искин. Он потребовал ввод кода активации. После чего рядом с искином появилась голограмма худого оширца со склонённой головой.


— Приветствую Хозяин!

— Привет, — я поздоровался с виртуальным человеком. Меня некоторые вещи в этом мире немного пугали. Вот рядом со мной стоит живой человек, хотя я точно знаю, что это голограмма. Но он как настоящий. — Синхронизируй искин с моей нейросетью.

— Выполняю, — в нейросети появилось окошко с рядом иконок доступных функций.

— Подключи к искину находящихся рядом дроидов, — в окне появились два значка дроидов.

— Необходимы коды активации дроидов, — я запустил по-очереди иконки дроидов и ввёл код активации для каждого.

— Хозяин, система готова к работе, но для полного функционирования необходим ещё один дроид.

— Прости, но рабы закончились, — меня немного нервировал этот покорный узкоглазый человечек. — Есть база знаний по работе с дроидами "Ушен"?

— В наличии информационный пакет с описаниями возможностей "Ушен-3А" и база знаний для работы с системой "Ушен-3А".

— Перешли мне базу знаний, — тут же получил сообщение о новом инфопакете. — Переходим в графический режим.


Голограмма исчезла. У новоприбывших были разряжены аккумуляторы, и я поставил комплекс на зарядку. "Миру-СВ" распаковывал "Нидар". Запустил дроида, ввёл код активации. Подключился к дроиду, он меня признал, но отказался выполнять сложные работы. Я мог его заставить только перемещаться. Для того чтобы заставить его работать нужна была база знаний "Ремонтные механизмы"― 3 ранг. Вздохнул и повёл бесполезного здоровяка к месту его парковки. После, в столовой, написал сообщение капитану о необходимости новой базы знаний.

Потом была установка двигателя на абордажный бот. Тар сэкономил и купил заезженный двигатель с ресурсом в 69 %. Хотя его можно было понять, используют абордажный бот редко, и летает он недалеко. Я использовал одного дроида, потому потратил полдня на установку этого небольшого, но очень капризного оширского устройства. Тяговый двигатель "Ямто-5" был не типичным изделием. Большинство двигателей представляет из себя моноблок, устанавливаемый в корпус целиком. В данном случае двигатель состоял из двух частей. Внешняя была уничтожена, а вот внутренняя часть была цела, а она состояла из систем питания и управления. Вроде мысль разделить двигатель, и была здравая, ведь изнашивалась внешняя часть с соплом. Но как муторно подключать десятки каналов и трубопроводов, соединяющих обе части. В общем, эта работа меня не порадовала. Потому после неё работать больше не хотелось, и я отправился к себе, изучать базу знаний "Ушен-3А".

На следующий день взялся за новый "Везель". "Нидар" аккуратно разбирал и раскладывал снятые запчасти. Я решил устроить полный капремонт нашей покупке, уж слишком множественные были повреждения. Можно было взять "Ушен-3А" и он бы всё разобрал до винтика без моего вмешательства. Но я вознамерился сам контролировать все процессы, потому одного дроида мне было достаточно. В нейросети составлял список и обходя все запчасти тестировал их и помечал негодные. Дроид в этот время занимался ремонтом обшивки. После я подобрал запчасти найденные и проверенные мною ранее. Кое-что лежало прямо тут на грузовой палубе в ящике. Что-то, в основном мелочь, в мастерской. Так к обеду всё было помечено, проверено и заменено. После обеда начал сборку истребителя. Каких-то компонентов не хватало, но на основные функции это не влияло. Так к концу дня передо мной стоял готовый истребитель. Летать он пока не мог, да и радара не было. Знал бы я раньше, то насобирал нужных запчастей, но, как говорится, "Знал бы прикуп, жил бы в… на Майорке".

В столовой кроме меня было двое оширских пилота и Лиса. Они сидели за одним столом, о чём-то разговаривали и смеялись. Я хотел было подойти к ним, но что-то пошло не так. Я нерешительно помялся у пищевого комбайна и сел за отдельный столик в другом углу. Всё время делал вид, что не обращаю на других внимания и увлечён едой. Только вернувшись в свою каюту, признал, я идиот. Из размышлений о смысле жизни и значимости отдельного индивидуума в развитии общества меня выдернуло сообщение капитана. Нужно было отправляться к Доку, меня ждала учёба.


— Ты решил доверить ему переделку корабля?

— Да, — ответил капитан, смотря на Влада в медкапсуле.

— Не рискованно ли это?

— Думаю, что нет. Дело в том, что сегодня общался с флотскими. Я им передал проект, который составил Влад. И вот сегодня мой знакомый начинает выпытывать у меня, где я взял проект. Оказалось Влад, без программ и искина рассчитал оптимальные места установки ячеек. Пришлось придумать историю покупки стартовых ячеек у арварцев, они же дали мне этот предварительный проект, но полный проект с установкой у них был очень дорогой и я отказался. Наплёл им всякого бреда, что не хочу, потому как на их верфях работают рабы. Потому вернулся, что бы установить в наших, проверенных доках.

— Возможно это случайность, — Док пожал плечами.

— А может это боги накрыли нас своей тенью, — вполне серьёзно ответил Капитан.

— Может и боги. Техник на корабле у нас уже есть. Полезно иметь инженера на борту, но особой необходимости нет. Может его возможности использовать в каком-нибудь другом деле. Ты говорил, что Герат боится конкурента. Небольшой стабильный доход и свой док на станции нам не помешают. Возможно, разумно вложится в это дело?

— Пока у нас нет таких средств. И нужен постоянный присмотр за Владом. Я ещё боюсь Улисса, он интересовался, почему у Влада военная метка нейросети. Если серьёзно развернутся, то флотские могут на него обратить внимание. Тогда их не остановит контракт и денежный долг. У них базы "Юрист" более высокого ранга. Аннулируют моментом, и ещё я должен останусь.

— Такого развития событий я не предусмотрел. Они могут не разрывать твой контракт с Владом, а дождаться его конца и предложить свой, более выгодный.

— Потому я решил и не основываться пока на станции. Подожду. Посмотрим, как будет развиваться наш отряд. Если к концу контракта Влад откажется продлевать, то есть ещё Кзуи, он меня спрашивал, не хочу ли ему уступить техника. Арварцы хорошо заплатят за образованного раба-инженера. Такого можно сразу на имперские верфи отправить.

— Да, это тоже приемлемый вариант. Он сложен, но всё зависит от цены предложенной покупателем. Всё же лучше чем потерять с его уходом наши вложения. Организовать пропажу не сложно, можно сказать, что он сам сбежал, вместе с ботом. Ещё можно ему вложить ложные воспоминания. Влад не гражданин Антрана, на его исчезновение никто не обратит внимания.

— Хорошо. Пока всё идёт как есть, Влада на станцию без нужды не пускаем, по возможности цены на рабов-инженеров я узнаю.

— Ты бы его к женщинам всё-таки сводил.

— Свожу. Пока схожу сам и проверю, — капитан довольно улыбнулся. — А потом и его свожу. Пусть вначале стартовые ячейки установит, будет ему тогда награда.

— Что у нас тогда получится с ударной группой мобильных платформ?

— Четыре "Алдуша" и два "Везеля" в доках. "Мидэн" и "Ох" в задних ячейках. "Сворг" и "Калард" в передних. Я думаю пускать "Калард" с разведчиком. Он такой же быстрый и будет его прикрытием. Вот только нам ещё пары пилотов не хватает. Лиса и Марам сейчас на тренажёрах, через день сдавать на пилота. Марам ещё сдаёт на техника. Начинаем тренировки абордажников. Всего их у нас 16 человек. С трудом, но в бот влезут. Бот будет вести Марам. На всякий случай Влад обещал быстро сделать из "Мидэна" абордажный бот. С двумя ботами и 16 абордажниками при поддержке семи истребителей мы можем взять солидную добычу.


Крышка капсулы. Автоматически проверил время и изученные базы. "Ремонтные механизмы"- 3 ранг. Сухость во рту. Крышка открылась.


— Как самочувствие?

— Пить хочется. А остальное, вроде, нормально.

— Почти трое стандартных суток в капсуле провёл. Иди отдыхай, завтра опять ко мне.

— Проверять состояние?

— Это тоже. Завтра будешь изучать "Дроиды"-3 ранг. Без этой базы ты тоже не сможешь работать с конструкционными дроидами.

— Так ведь говорили, что нельзя сразу изучать много баз?

— Да. Но ты отдохнёшь сутки. К тому же давно ничего не изучал. Мозг отдохнул. Можно сделать ему небольшую тренировку. Одевайся и в рубку к Тару.


Капитан сидел в кресле первого пилота. Нейросеть автоматом подключилась к тактическому монитору, и только тогда заметил, что мы находимся в гипере.


— Мы куда-то летим?

— Есть небольшая работа. Ничего сложного. Но ты у нас будешь вторым пилотом, как всегда. Это первое. После столовой подойди в грузовой док. Там наш новый техник, Марам. Покажешь ему "Ушен" и подключишь нового дроида. Он займётся текущим обслуживанием корабля.

— Это тот запароленный дроид? Какой код?

— Он теперь без кода. Пока у тебя учёба. Как вернёмся на базу, займешься установкой стартовых ячеек. К этому времени уже будет готов проект. Марам будет тебе помогать с установкой. Он тоже пилот и может летать на боте. Изид тебя предупредит, когда подойти в рубку. И приготовь "Калард". Его проверит Гор.

— Хорошо, — я задумался. Сразу возник план проведения работ. — Мне ещё нужен будет ещё пилот. Лучше Оки. Он уже помогал мне доставать ячейки. Теперь поможет устанавливать. Новый техник с дроидами будет готовить место установки. Бот подвозить ячейки, а я с конструкционным дроидом устанавливать.

— Хорошо. — Тар раздумывал буквально пару секунд. — Вполне разумно.


В доке меня ждал худой высокий мужчина с очень умными глазами. Нейросеть подсветила его имя — " Марам Никор", а так же его специализацию — "Техник".


— Привет.

— Здравствуйте, — Марам вытянулся и стал по стойке смирно. Мне даже показалось, что он добавил: "Хозяин"

— Чем раньше занимался?

— Техник отряда "Махоя". Пилот абордажного бота. Занимался ремонтом малых пустотных платформ и оружия. Временами меня передавали в доки, где помогал другим техникам в ремонте различных судов.

— Сможешь управлять дроидами?

— Да, мне приходилось в доке управлять дроидами.

— Импланта прямого управления нет?

— Нет, — удивлённо ответил бывший раб.

— Сейчас дам тебе доступ к "Ушену". В том крайнем ящике стоит ещё один дроид "Ушен-Р" подключи его к искину. Ты будешь управлять этими дроидами.


Я "разбудил" искин "Ушена", включил Марама в список имеющих доступ для управления. После чего мой новый подчинённый начал выполнять первое задание. Сам я крутился вокруг "Каларда", проводя его тест и поглядывая за происходящим. Истребитель был проверен, а третий "Ушен-Р" отправился на подзарядку. Моя попытка заставить работать "Миру" опять не увенчалась успехом. На этот раз он потребовал базу "Дроиды"- 3 ранг. Во время моих грустных размышлений о несправедливости судьбы пришло оповещение от Изида, о скором выходе из гипера.


— Ясимо пошёл. Герат, за ним, — я заменил промелькнувшую тень разведчика. Истребитель вышел намного позже. Герату нужно было его аккуратно вывести из грузового дока.

— Зитас, пошли, — выскочили удлинённые тельца "Алдушей". Под одним и из них, не без удивления, заметил надпись "Лиса".


Система была пуста, и капитан решил устроить проверку новичкам. Лиса шла ведомой у Иласис. Неужели капитан решил собрать женскую двойку?

Всё время разгона пилоты проводили учения. Неопытность Лисы приводила к тому, что она постоянно отставала, не держала строй и не вписывалась в вираж. Пилоты кружили во время всего разгона. На другом краю системы выскочил из гипера какой-то массивный объект. Но мы были далеко, разгон продолжался. Уже перед самым нашим прыжком, сканер почувствовал два идущих друг за другом возмущения от выходящих из гипера кораблей. Перед прыжком первый вернулся Гор. Он даже успел зайти в рубку и пожаловался на работу левого маневрового блока "Каларда". Дальше меня ждал сон и поход в капсулу Дока за новой порцией знаний.

Проснувшись, я проверил базу знаний. "Дроиды"- 3 ранг. Док объявил, что мы ещё в гипере. Наш полёт подходит к концу, и я могу пока заниматься текущими делами, но лучше бы мне отдохнуть. Но уж нет, первым делом отправился в грузовой отсек и взял под управление "Миру-СВ". Наигравшись с новой игрушкой и убедившись, что дроид полностью меня слушается, почувствовал лёгкое головокружение. На запрос Доку получил от него нагоняй. Мой мозг и так был загружен обучением, а я вместо отдыха напряг его прямым управлением, что тоже является довольно серьёзной нагрузкой. Получив категорический приказ от Дока отдыхать, я поплёлся в столовую, откуда позже спать. После 12 часового сна узнал от Изида, что корабль уже стоит у причала на станции "Лира-1".


Инфопакет от капитана с проектом и разрешением на начало работ пришёл неожиданно. Сам Тар отсутствовал на корабле и прибудет уже к концу установки. Просмотрев изменённый проект корабля, я обнаружил, что он не сильно отличался от моих предположений, но был серьезнее проработан и в нём отмечены все мелочи, о которых я даже не думал. Придётся переложить несколько энергошин, переделать один коридор и переставить эмиттеры щита. Вызвав Марама, пошёл за "Нидаром". В грузовом доке техник уже построил отряд и ждал меня. Когда я вошёл в грузовой отсек, то искин "Ушен-3А" автоматом подключился к моей нейросети, и отрапортовал о полной готовности к работе. Марам уставился на "Нидара".


— Здравствуйте, — техник покрутив вокруг головой. — Этот дроид. Это "Нидар-Р". Рабочий дроид из комплексов. Но ему нужен искин.

— Прямое управление. Я им управляю.

— Но так могут делать только инженеры. Да и то не все.

— У меня нейросеть инженерная. На подпись не смотри. Это долгая история.


Получив от меня проект, краткие инструкции и мой старый скафандр "Ганада-2Б" техник с бригадой оширских "Ушенов" занялся подготовительными работами. Много нудной и местами грязной работы, от которой я с удовольствием избавился. Но сам не бездельничал. Мы с дроидом то же занимались подготовительными работами, но более интересными. Так прошло двое суток. На третьи мы вышли на обшивку и начали наружные работы. Дроиды вместе с Марамом резали броню и складывали листы в стопки, после чего один из дроидов уносил их к шлюзу. Корпус корабля полыхал вспышками плазменных резаков и рассыпающимися в разные стороны снопами искр расплавленной металлокерамики. Когда первое отверстие было готово, я послал бригаду на новое место, а сам занялся организацией установки стартовых ячеек. Оки уже два дня скучал, ожидая моего приказа. Мы с ним переставили ячейки так, чтобы было удобнее их доставать из дока. Я пригнал "Миру" к месту работы и приступил к установке металлических ферм к которым позже приделаем ячейку. "Мира" притаскивал металлическую балку и прикладывал к рёбрам силового каркаса, после чего "Нидар" приваривал их на место. Когда все балки были установлены, медленно подлетел бот с ячейкой в манипуляторе. Сам бот не смог бы установить ячейку. Не смотря на то, что все находились в невесомости, но масса объектов никуда не делась. Слишком слабы манипуляторы "Мидэна". Вот тут и вступал в дело "Мира". Его мощные манипуляторы и большие ноги с магнитными ступнями позволили точно установить ячейку в своё место. Быстрая сварка и железная бочка на месте. Подключил к ранее подготовленным энергошинами и ячейка ожила. Переходим к следующей. Когда установили все четыре, я дал отбой. У Марама заканчивались ресурсы скафа, да и мы просто устали. Потому полную сборку провели на следующий день. Я подключал оставшиеся кабели, а техник устанавливал назад броню. С одной ячейкой пришлось повозиться. Как оказалось, компьютер модуля выдавал при тесте полную исправность, но бронестворки не открывались. Пришлось менять пару датчиков, неисправность которых при тесте не обнаруживалась. К счастью, я поснимал всё, что можно двух неисправных ячеек, потому запчасти у нас были. После проверки передавал управление ячейкой Изиду. Полностью работы мы закончили только на пятые сутки, слишком много было всякой мелочёвки. Сообщение об окончании работ послал Тару и отправился спать.

Утром меня ждало письмо от капитана, что они проверили все ячейки и уже перегнали все кораблики на свои новые места. Мой "Мидэн-9" теперь базировался в левой задней ячейке. В правой задней располагался абордажный бот, поближе к месту расположения абордажников. Энергетический щит Гор уже перестроил и ячейки под защитой. Теперь новым заданием для нас будет постройка тренировочного центра в доке, где живут абордажники. Капитан всё таки решился разместить весь отряд в одном доке. У меня возникла одна мысль.


— Секретарь.

— Слушаю хозяин, — немедленно отозвался мой искин из шкафа.

— Необходим поиск в инфонете проектов мобильных тренажёрных залов для тренировки абордажников.

— Начат поиск.

— Поиск завершён. Обнаружено 217 возможных предложений, — получил я ответ, когда вышел из туалета.

— Перешли мне краткий обзор всех, — тут же пришло сообщение о пришедшем инфопакете.


Я улёгся на кровать и начал рассматривать по очереди. Уже после пятого проекта, понял, что что-то не то. Это всё были предложения производителей о поставках оборудования для построения тренажёрных залов. Интересно было бы их посмотреть, но у меня было немного времени.


— Секретарь, убери платные предложения.

— Осталось 17 проектов.

— Перешли мне их


Семнадцать уже лучше, можно и пролистать. Большинство было простыми предложениями о сборке тренировочного поля из всякого хлама и контейнеров. Одно мне очень понравилось, там использовался искин и голопроекторы. Создавалось чувство реальных врагов, хоть они и не стреляли. Однако при дальнейшем рассмотрении оказалось, что этот искин нужно купить у фирмы, которая и предоставила проект в инфосети. Из оставшихся, два проекта меня заинтересовали. Сохранив их для себя, ненужное стёр.


Всё утро мы с Надиром проектировали расположение объектов в доке. Особое распоряжение от капитана было только одно. Сохранить как можно больше места для возможного расположения груза. Тар не собирался отказываться от использования грузовой палубы по прямому назначению. По периметру дока оставили место для беговой дорожки. У нас не было виртуального тренажёра, потому бойцам придётся тренироваться по-старинке. Надир возразил, что они могут тренироваться и на беговой дорожке в другом доке, как делали всегда, да и можно вообще перенести все тренажёры сюда. Но мой аргумент, что бойцам лучше бегать вместе для поднятия командного духа убедил его. Два жилых модуля поставили рядом в одну линию. Рядом с ними я разметил площадку, которую навал "Столовая" Там расположатся столы, стулья и пищевой синтезатор, который капитан обещал купить. Так как на корабле существенно вырос экипаж, и в столовой приходилось питаться по очереди, руководство решило выделить абордажникам отдельную столовую. Это же место предполагалось использовать для собраний. Лабиринт для тренировки экипажа решено было сделать разборный. Надир, было, заикнулся, что раньше они использовали простые контейнеры, но я заявил, что это требование капитана уменьшить размеры всего тренировочного оборудования. Больше командир абордажников не возражал.

Дальше закипела работа. Переставили жилые модули. Марам с дроидами при помощи гравиплатформы начал перевозить все, что я насобирал на разбитом крейсере. Быстро собрали зону "Столовой". Там же подготовили энергошину для пищевого синтезатора и утилизатора. Дальше я выбрал наиболее подходящий проект и переслал технику. Он с дроидами начал собирать лабиринт. Он делался просто. Панели с корабля приделывалась снизу нога для устойчивости и несколько панелей соединялись небольшими шарнирами. Так можно было собирать и прямую стену, и изгибающийся коридор. Ещё можно было приделать проём с дверью. Сверху панели соединялись перемычкой определённого размера. Потому все помещения, которые собирались при помощи такой технологии, были определённых стандартных размеров. Свалив всё работу на Марама с "Ушенами" я принялся ваять силовые тренажёры. Не то чтобы они были необходимы, но вот приспичило заняться техническим творчеством и всё. В это время меня застало сообщение капитана, что у абордажников нужно будет установить пару импровизированных карцеров для содержания непредвиденных попутчиков. Сделать из контейнера подобное карцеру было не сложно, но зная любовь местных к всевозможным стандартам, сходил к своему искину и поискал готовый проект. Он, конечно же, нашёлся. Переслал его капитану со списком необходимых комплектующих. Ответ капитана пришёл минут через пять. Он полностью поддержал использование такого варианта и сказал, что купит три комплекта, но собрать нужно будет пока один.

Тир для тренировочных стрельб занял у меня больше всего времени. Для безопасности я решил обшить его бронёй оставшейся с установки стартовых ячеек и спиленных с разбитого крейсера. Из-за массивности получившихся стенок разборка тира была сложна, но возможна. Сборку лабиринта и проверку мы оставили на следующий день. Как оказалось, мы упустили из вида то, что нужно было сделать из контейнера оружейную комнату для хранения тренировочного и боевого оружия. Надир вспомнил про неё только тогда, когда рассматривал получившийся тир. Махнув на всё рукой, я закончил работы и отправился спать.

Уже на следующий день доставили пищевой комбайн, утилизатор для столовой и комплекты для изготовления нашей маленькой тюрьмы. За неё и взялся Марам, получив от меня проект. Сам я занимался оружейной. Когда всё было готово, появился Тар. По его виду во время осмотра переделанного грузового дока я понял, капитан доволен. От него мы узнали, что отряд взял новое задание по сопровождению грузовика и завтра мы отправляемся.

Контракт был долгим и скучным. Мы сопровождали грузовик, идущий к шахтёрам. Он вёз партию работяг-вахтовиков, а назад концентрат очень ценной руды. Вот её мы и должны были защищать. До нужной точки было три прыжка, и искин рассчитал прыжки так, что бы наш крейсер уходил в гипер за грузовиком и выходил раньше его. Во время восьмичасового разгона грузовика, который был раза в четыре больше нашего крейсера, Зитас устраивал тренировочные полёты, показывая клиенту мощь нашего космического флота. А Надир с помощниками гонял своих бойцов. Всю мелкую работу по обслуживанию корабля я перепоручил Мараму, а сам только контролировал работу стартовых ячеек. Просто ради интереса. В конце концов, капитан, похоже, обнаружил, что я бездельничаю и отправил к абордажникам. Пройти курс молодого бойца.


— Это оширский штурмовой автомат. У него нет компенсатора отдачи, но сейчас он тебе и не нужен. Зато простой и надёжный. Для тренировок пока хватит. Заряжен имитационными боеприпасами, — Надир протянул мне "Корза-74". — У тебя есть какие-нибудь изученные базы?

— Есть, — я взял автомат и повертел в руках.

— Наводишь вон на ту цель, — он показал рукой на квадратную мишень, — и жмешь вот сюда.

— Хорошо, попробую.


Давно не стрелял. С армии. "Корза" была очень похожа на знакомый ижевский автомат. Стал в стойку. Прицелился, задержал дыхание и выстрелил. Цветное пятно появилось правее и ниже центра. Скорректировал и дал очередь из трёх выстрелов. Цветовые маркеры появились вокруг центра мишени. Отдача еле чувствовалась, скорее лёгкая дрожь. Обленились местные, без компенсатора отдачи уже стрелять не хотят. Ещё несколько коротких очередей. Небольшой разброс был, но кучность у этого старого автомата была не плохая.


— А какой ранг баз у тебя выучен? — только тут я обратил внимание на явно удивлённого Надира.

— "Ручное кинетическое оружие"-1 ранг.

— Но этого мало, что бы так стрелять.

— Я тренировался на своей планете. В армии.

— Ты служил в армии? Ты был техником в армии?

— Нет. Солдатом, простым солдатом. У нас было похожее оружие. Вот и научился стрелять.

— Я сейчас, — Надир убежал.


Стрелять мне нравилось. В своём взводе я был лучшим стрелком. А после дембеля даже купил пневматическую винтовку и иногда стрелял по банкам, пока во время очередных экспериментов у меня не лопнула пружина. Была даже мысль записаться в охотники и купить настоящее ружье, но тягомотина с оформлением убила всё желание, да и охотится я не хотел. Потому врагов убивал только в Контре.


— Вот попробуй из этого пострелять, — протянул мне небольшой "Мези". Арварский короткоствольный автомат. По виду напомнил пистолет-пулемёт HK MP5, если бы не более широкий и толстый магазин, где умещалось сотня безгильзовых патронов.


Несколько коротких очередей. Компенсатор отдачи убирал любую встряску от выстрелов. Просто водишь по мишени, и вспышки маркеров появляются как следы. Но ощущения не те, это как секс в презервативе. Нет полного контроля над оружием, когда ты чувствуешь, как вздрагивает в твоих руках железо, понимаешь, в какой момент пуля покидает ствол и затвор отскакивает назад, перезаряжая ствол. Твой мозг отсчитывает по три коротких выстрела. Больше нельзя, так как из за отдачи ствол увело и нужно скорректировать прицел. Тут же в моих руках была жужжащая железяка и о выстреле мне напоминала только вспышка на конце ствола. Разброс даже увеличился, но это скорее от неопытности. Хотя ствол у этой малютки был короче, но он не прыгал в руках от отдачи. С ней явно было удобнее в тесных коридорах.

Следующая была "Корза-104". Более продвинутый вариант первого автомата. То же компенсатор отдачи, но более длинный ствол позволял точнее прицеливаться. Я настроил на три выстрела и открыл огонь. Маркеры вспыхивали в центре мишени. Мне это оружие даже понравилось. С Надиром договорились, что я буду ходить к ним на тренировки, когда будут присутствовать другие бойцы. Но основным моим оружием будет "Мези", более компактный и удобный. У меня возникла мысль, что командир задумал коварный план, как пристыдить нерадивых абордажников тем, что простой техник корабля стреляет лучше их. Надир посоветовал продолжить изучение баз по оружию.

Во время стрельб неожиданно вспомнил, что у меня тоже есть свои бойцы. Пылятся в нишах в доке. Вроде, по планам капитана, я должен при помощи дроидов "Танжир-3"остановить волну вражеских абордажников. Пошёл в док и вывел дроидов на свет. Они долго стояли без дела, и реакторы перешли на минимальный режим работы. Потому им потребовалось минут пять для выхода на полную мощность. Двигая своими восемью лапами и четырьмя манипуляторами, тёмно серые паучки проводили тест своих систем. Последовала жалоба на отсутствие боеприпасов. Я построил своё воинство и повёл к Надиру. Как ответил мне Тар, он у нас сейчас является ещё и оружейником. Тот побегал вокруг и заправил тестовыми боеприпасами, для начала я хотел потренироваться. Подключаясь поочерёдно к камерам на дроидах, я наводил их на мишени. Примерно полчаса ушло на то, что бы разобраться с управлением. Оказалось, что при прямом управлении возможности дроидов были немного ограничены. Приходилось постоянно направлять и корректировать действия "Танжиров". С искином возможностей было больше и управление проще.

Я наблюдал как "Ушены" заканчивали сварку нового съёмного щита для "Мидэн-9", когда пришло сообщение о скором выходе из гипера. Меня оно не касалось, последнее время Гор был на своём месте и капитан меня не заставлял скучать в кресле второго пилота. Тем более Тар лично дал указание сделать новый щит, так как старый я разломал. При этом он предложил, чтобы сборкой занимался Марам со своими дроидами. Новому технику необходима тренировка и мне досталось роль руководителя. Хотя сам бот стоял в стартовой ячейке, туда со щитом он не влазил, решено было работы проводить в лётном доке, куда бот будет залетать для модификации перед абордажем. Как раз во время разгона и проверим, подумал я, когда дроид приваривал последний лист. Уже подтянулись пилоты и начали рассаживаться по "Алдушам". Любопытный Оки не смог пройти мимо и поинтересовался, что мы делаем. Получив ответ, как бы сам себе задал вопрос: " И кто на этом будет летать?"


— Изид, каково состояние систем заправки малых пустотных платформ? — я решил проверить, практически на автомате, увидев, как отцепляются манипуляторы.

— У пяти манипуляторов состояние рабочее. У манипулятора номер пять нестабильно работает система заправки топливом. Скорость закачки снижена на 35 %.

— Почему не сообщил, — я даже немного разозлился. Ведь действительно, этот мы купили у мусорщиков, от него всего можно было ожидать.

— Неисправность не критична. Заявка на ремонт для техника поставлена в очередь на исполнение. В данный момент ячейка используется платформой "Везель", полёты редки.


А ведь я не техник. Теперь это не моя проблема. Вот Марам освободится и займётся прочисткой шланга топливозаправщика. Я уже привык к прыжкам, хотя всё равно их чувствовал. Уже не было тошноты и головокружения, но тело вздрагивало, и в мозгу как будто взрывалась небольшая петарда. Я уже знал, что в этот момент "Сворг" выплюнула стартовая ячейка и Ясимо уводит его в сторону. Шуршащий звук разгоняющегося истребителя, переходящий в визг и хлопок. Потом ещё и ещё. Пилоты вывели свои "Алдуши" и сейчас парами расходятся, закручивая спираль вокруг корабля. Я отвлёкся и стал обходить наше творение, раздумывая в какой цвет выкрасить. Разум советовал в чёрный, но в душе хотелось что-то с пиратскими символами. Череп и кости. А ещё фоном пылающее ярко красное пламя. От взвывших сирен я подпрыгнул. Возникшая мысль, что кто-то из пилотов что-то забыл и сейчас влетит истребитель, тут же пропала, когда осознал автоматически прочитанное пришедшее сообщение от капитана: " Боевая тревога! Всем занять свои места! Техникам находиться на лётной палубе!"


— Изид, что произошло?

— Конвой ожидала засада. Мы вступили в бой.

— Много противников?

— На данный момент обнаружено два средних корабля и шесть малых пустотных платформ.

— Дай доступ к внешним камерам.

— Во время боевой тревоги доступ к внешним камерам заблокирован. Все ресурсы корабля оптимизированы для использования в боевых целях.


Вот так. Ничего не сделаешь. Мы сидели в доке, ничего не зная и не видя. Где-то минут через десять я осознал, что на мне нет скафандра. И тут моё воображение начало рисовать всякие страшилки. Как от попадания снаряда рвётся броня и через дыру в корпусе убегает воздух. А я-то без скафа. Ртом глотаю последние остатки воздуха, бьюсь в конвульсиях и умираю в страшных мучениях, с посиневшим лицом и выпученными глазами. Холодок пробежал по спине и мозг начал прорабатывать план, как быстро сбегать в мастерскую за скафом. Когда невольно ощупывал свою шею, представляя, что умираю, я вдруг вспомнил, что на мне космический комбез. Это чудо современных технологий работает как простейший скаф. Время ограничено. Кармашки-слоты для блоков рециркуляции воздуха пусты. Но внутренний запас комбеза позволит мне за несколько минут добраться в безопасное место. Я почти успокоился. Почти, потому как подсознание не хотело верить, что какой-то комбинезон техника сможет выдержать вакуум и холод космоса.

Марам без единого звука подорвался и побежал к выходу. Тут же я получил сообщение, что он вылетает на "Мидэне". Необходима помощь. Я остаюсь в доке и активирую "Танжиров". Приказ о активации боевых дроидов немного меня напугал. Предполагалось, что я буду ими управлять при нападении противника на корабль. Это значило, что дело плохо, нас будут брать на абордаж. А у меня ни скафа боевого, ни автомата. Сижу, практически голый. От мрачных мыслей отвлёк нарастающий гул. Он за несколько минут перешёл практически в визг. Доносился с носовой части корабля, перед лётным доком. Вдруг визг пропал, но не просто, а после резкого щелчка где-то над головой. Через несколько секунд визг опять появился. Вначале тихий и пошёл расти по нарастающей. Неизвестность нервировала. Я открыл схему корабля и попытался понять, что так визжит. Глянув на схему, я сразу понял. Перед лётным доком в носу стояли генераторы накачки плазменных орудий. А сами стволы проходили над доком. Нарастающий визг и щелчки означали, что "Тень Тааса" ведёт стрельбу из своего главного калибра по невидимому для меня врагу. Вдруг корабль дёрнулся. Как волна прокатилась по всем предметам. Потом ещё. Как понимаю, не только мы стреляем.

Вой сирен и я машинально отпрыгиваю к стене. Хлопок перехода и волна горячего воздуха. Что влетело, я не сразу понял. Только когда транспортная система поставила это нечто в ячейку, понял. Это изуродованный "Алдуш". Куска обшивки не хватало. Роторная пушка осталась одна. Да и маршевому двигателю досталось. Хозяина я определили по нарисованной крысе на носу, да и сам Оки вывалился из капсулы и бросился к стоявшему рядом "Везелю". Пока он усаживался и запускал системы, успел подбежать.


— Что там? Тебя сбили?

— Мы почти разбили их, — Оки не говорил, а кричал. — Я дотянул, а Иласис и Нирая сбили. Но мы их разбили. Тень уничтожила малый крейсер. Сейчас добиваем большой.


Люк закрылся и я отбежал, заметив, что отходит манипулятор. Истребитель уже разгонялся, когда корабль сотряс ещё один удар. Я стоял один, разглядывая израненную машину. Мне даже показалось, что она дымится. Хотя может и не казалось.


— Влад, — со мной связался капитан.

— Да, слушаю.

— Тебе придётся поучаствовать в абордаже. Бот должен был вести Марам, но он забирает капсулы с пилотами. Иласис сильно пострадала. И он не успевает. Нам необходимо как можно быстрее взять штурмом это старое корыто. Я посажу пилотом Лису, но я в ней не уверен, потому хочу, чтобы ты был рядом. С тобой будут "Танжиры". Из бота не выходи. Твоя задача будет подстраховка Лисы при полёте и поддержка боевыми дроидами абордажной команды. Забирай дроидов и иди к Надиру. Он даст скаф и оружие, — капитан отключился, не дав мне возможности возразить.


Я взглянул на молчаливого "Нидара", сегодня сиротливо сидевшего в углу. "Пойдём-ка брат, повоюем", и побежал к выходу. Вереница дроидов семенила за мной. Я не фанат боевых действий, но адреналин от неизвестности в пустом лётном доке взорвался во мне желанием что-то сделать. Может потом, буду жалеть, но сейчас я хотел кого-нибудь убить.

В кресле абордажного бота "Ох" было неудобно. Я сидел в самом конце, недалеко от пилота. Инженерный скаф не решился поменять на дешёвенький боевой оширский, предложенный Надиром, взял только "Мези" и пару магазинов запасных патронов. Сам воевать я не собирался, для этого есть дроиды. Подключился к тактическому монитору бота, на который передавалась информация с Тени. Мы двигались к обездвиженному крейсеру. Пока грузились, то Надир успел рассказать последние новости. Он был в рубке, потому рассказ был из первых рук. Наших заказчиков ждала засада. Обычно они не брали конвой, но на этот раз им подсказали добрые люди, что хотят их кинуть конкуренты и наняли каких-то местных бандюганов. Вот потому, когда наш крейсер выскочил из гипера, к нему потянулись вереницей истребители. Похоже у бандитов был слабый радар, они поздно осознали ошибку и шестёрку устаревших "Хозаров" производства независимого мира Орнут наши "Алдуши" порвали сходу. Но дальше отряд Зитаса нарвался на малый крейсер. Его дальнобойные пушки ПКО выбили Иласис и Нирая, а так же сильно повредили истребитель Оки. Только то, что рядом была близко "Тень Тааса" спасло отряд от полного разгрома. В перестрелке плазменные орудия Тени оказались мощнее кинетических небольшого крейсера, а ракеты противника не пробили наш щит. По какой-то причине второй крейсер задержался и добрался до поля боя, когда первый уже болтался без признаков жизни. Орудия "Тени Тааса" были мощнее, ракеты противника были уничтожены нашими противоракетами. Ракетный залп, пара истребителей и опыт команды довершили действие. Капитан решил не добивать противника, а взять на абордаж, ведь нужно было проверить своих бойцов. Да и денежный вопрос, то же был не на последнем месте. Старый крейсер лучше, чем груда развороченного металлолома.

Проект "Лираш" всплыло в моей памяти, когда увидел на камере очертания нашей цели. Совсем недавно я копался в останках его собрата. Вот теперь и этому не повезло. Истребители посбивали немногочисленные башни ПКО с одной стороны и Лиса направила наш бот к месту в задней части корабля подсвеченную искином меткой, поближе к реакторам. Одной из моих задач была вывести реакторы из строя и отключить энергию у оставшихся систем корабля. Вот рядом с ботом промчался "Вазель". Скорее всего, это Нирай сел на последний оставшийся целым истребитель. Тёмный цилиндр крейсера приближался. На нём не было стартовых ячеек. Заметен был только шлюз. Вот дыра пробитая ракетой и мне показалось, что она на месте где находится рубка. Метка на теле корпуса стала стремительно приближаться. Я вжался в сиденье.

Удар был неприятный. Я подумал, что сейчас вылечу из кресла и разобьюсь в лепёшку о стену. Но это мгновение прошло и неожиданно обнаружил, что жив и вполне здоров. Послышался жуткий скрежет, это наш бот раздвигал лепестки своего клюва, проделывая нам путь во внутренности вражеского корабля. По команде Надира подключился к дроидам и повёл их на вражескую территорию. Проход небольшой, но достаточный, чтоб протиснулся абордажник в полной боевой амуниции. На корабле была атмосфера. "Танжир" шмыгнул в шлюз и высунул манипулятор с пулеметом, на котором была камера в отверстие. Пусто. Освещённый коридор, а это значит, мы угадали и схемы кораблей однотипны. Дроид мягко приземлился на пол и срезу рванул в сторону рубки. У поворота выдвинул манипулятор за угол и замер. Следующий опустившись на пол, сразу помчался в другую сторону и замер у двери. Только тогда Надир, наблюдавший за всеми действиями дроидов через камеры, дал команду своим бойцам. На штурм пошли 10 абордажников, разделившись на двойки. Прикрывая друг друга, разделились на 2 отряда и замерли, глядя на меня. Только тут я понял, что отсиживаться в боте мне не доведётся. Радиус управления дроидами моей нейросетью был невелик, и хотя в моём скафе имелся ретранслятор для увеличения дальности управления, всё равно она была чуть больше сотни метров, что недостаточно для такого большого корабля. А это означает, что мне придётся пойти с одной из команд. Быстрое совещание с Надиром и я отправляюсь к реакторам с четвёркой бойцов, "Танжиром" и "Нидаром". Так как у Лисы оружия не было, да и она сама выглядела как испуганный зверек, продолжая сидеть в пилотском кресле. Я внёс всю нашу команду в список своих для одного из "Танжиров" и оставил его охранять бот.

Продвигались медленно, я даже немного расслабился, пока очередь из-за угла не полоснула по манипулятору. Особо она вреда не нанесла, но сильно напугала. Отпрыгнув назад и внеся лёгкую панику в ряды моих сопровождающих, я чуть было не упал. Быстро придя в себя и проведя короткое совещание, мы начали действовать. Дроид высунул манипулятор и начал поливать противника длинной очередью. В это же время Гертис из своей огромной штурмовой винтовки стрельнул гранатой. Сдавленный крик и противник затих. Я двинул дроида на штурм, но как только он выглянул, по нему опять открыли огонь. На этот раз за дроидом двинулись бойцы. Гертис получив доступ к камере дроида, управлял боем. Через пятнадцать секунд всё закончилось. За углом находилась импровизированная баррикада. Правда защиту он давала исключительно психологическую, пули прошивали её насквозь. Три человека в скафах, у двоих небольшие автоматы, один с маленьким оружием похожим на пистолет. "Иглострел", вовремя подсказала нейросеть. Такого оружия я ещё не видел, хотя знал о нём из баз знаний. Один из абордажников быстро проверил наших противников. Один труп, два ещё живы. У них не было медаптечек, потому всё тот же боец приложил к каждому аптечку из наших резервов. Пленные нам нужны, заказчик явно захочет узнать, что покушался на его товар.

Дальше сопротивления мы не встретили и добрались до реакторного отсека. Потоптавшись вокруг, только тут осознал, что в него так просто мы не попадём. Реакторный отсек представлял из себя глухобронированное помещение. Правда основную опасность представляли сами реакторы, но и внутрь попасть было тяжело. Дроиду придётся попотеть. Обдумывая, какое выбрать место для новой двери в отсек, я связался с Надиром. Ответ меня удивил, он предложил всё бросить и двигаться с бойцами к нему в сторону рубки.

Отряду Надира то же досталось. Они потеряли двух бойцов с ранениями, но смогли пробить сопротивление защитников и добраться до рубки. Правда, тут их ждало разочарование. Рубка была разрушена попаданием одной из ракет. Корабль старой конструкции, тогда ещё рубки имели иллюминаторы для визуального обзора. На время боя они закрывались бронестворками. Уже в те времена в конструкции кораблей начали вносить изменения и прятать наиболее ценные помещения в глубине корабля, под защитой не только брони, но и смежных помещений, но в данной случае проектировщики придерживались ещё старых канонов. Кроме погибших капитана корабля и всего руководства, пострадал искин. Этим и объяснялась пассивность систем обороны. Несколько оставшихся в живых членов экипажа попытались обороняться, но безуспешно. Всё произошедшее абордажникам рассказал последний из оставшихся в живых защитников. Что бы полностью убедиться в правоте слов пленника, необходимо было попасть в рубку. Возможно, было взорвать бронированный шлюз на входе в рубку, но тогда появится дыра и может улетучиться весь воздух с корабля, но Надир этого не хотел, он уже считал этот корабль трофеем отряда и начинал более рачительно относиться к новой собственности. Оставалось одно, выйти на обшивку и добраться до рубки снаружи. Мне было объявлено, что одним из смельчаков буду я, так как только инженер может оценить степень повреждений и работоспособность искина. Надир так же предположил, что где-то ещё могут прятаться недобитые защитники, потому посоветовал не расслабляться и держать оружие наготове.

Я знал только про два шлюза на корабле такого проекта. Рисковать и бродить по кораблю в поисках ещё одного выхода не хотелось. Носовой шлюз в стыковочном модуле находился около рубки и был недоступен. Оставался большой шлюз сбоку, через который я занимался мародёрством в менее удачливом собрате этого "Лираша". Туда я и направился с двумя бойцами и парой дроидов. Бронестворку пришлось открывать вручную, но мерцающая пелена электронного шлюза включилась автоматически сама. Мы друг за другом, с осторожностью, проходили сквозь непонятную субстанцию. Абордажники с таким столкнулись впервые и вначале начали играть, как дети, высовывая за пелену руки. Сам я уже пролетал сквозь шлюзы на малых пустотных платформах, и даже знал из баз очень смутное описание, что это особая форма плазмы, но эти знания, ни как не помогали понять, как это работает. Я мог починить такой шлюз, но для полного осознания принципов работы нужны были высокие ранги баз "Наука". Только мои дроиды безучастно наблюдали за играми глупых людей.

Передвигались по обшивке медленно. Как оказалось, мои охранники были из новичков и ещё не проходили обучения, как вести себя на обшивке корабля. Более опытных бойцов Надир отправил прочёсывать помещения. Так медленно, цепочкой, выглядывая, нет ли рядом "живой" башни ПКО, двигались вперёд. Я даже успел рассмотреть вдалеке чёрточку нашего крейсера, а абордажники так вообще первые пятнадцать минут крутили головами, вокруг рассматривая бездну космоса. Я испугался, что с ними может произойти что-то вроде приступа, как со мной в первый раз выхода в космос, и начал их подгонять, используя земные нецензурные выражения. Как оказалось, самым испуганным тут был я. Надир уже выводил свою команду в космос, потому всё это бойцы уже видели, они просто ещё не успели провести тренировок по перемещению по обшивке, но безграничные просторы космоса их не пугали, они о них просто ничего не знали. Да, ещё пришлось объяснять, что за непонятные слова я применял при разговоре с ними. Объяснение, что это хвалы богам моей планеты их успокоили.

Уже издалека я понял, что пленный не врал. Бронестворки окон рубки не выдержали взрыва ракетной боеголовки. Их смяло и вогнуло внутрь. Первым протиснулся дроид, за ним полез я. Аккуратно протискиваясь сквозь дыру, пришлось следить, чтобы не задеть многочисленными карманами и трубками своего скафа за рваные края металла. Дыра была на месте массивного блока прозрачной керамики, которое служило в рубке иллюминатором. От взрывной волны блок рассыпался на многочисленные кристаллы, разлетевшиеся по всей рубке. Я оставил бойцов пока снаружи, хотел сам для начала осмотреть, что к чему. Сомневаюсь, что кто-то выжил и затаился в засаде, намереваясь, напасть на меня, но "Танжир" уже облазил всё вокруг, живых объектов не обнаружил, после доклада он отошёл в сторону к стене и замер, перейдя в режим охраны. В рубке я насчитал шесть тел. Ударная волна изуродовала их до неузнаваемости, даже серьёзные боевые скафы у двоих не спасли. Возможно, в момент взрыва они не были закрыты, люди просто не ожидали такого поворота событий и не подготовились. У одного не хватало левой руки, посмотрев по сторонам, я обнаружил её у стены. Человек был в обычном комбезе и, скорее всего, стоял близко от места взрыва. Мне стало как-то не по себе и решив сделать хоть что-то, я взял оторванную руку и положил рядом с трупом. Край рукава комбеза отодвинулся, и я заметил на руке браслет. Темно-коричневый матовый, широкий, намного толще моего браслета-коммуникатора. Какое-то странное украшение. Чувство брезгливости и стыда удерживали меня секунд десять, но любопытство победило. Я снял браслет и стал его рассматривать. Возможно это бесполезный амулет, защищающий от злых духов с планеты мёртвого хозяина, а может драгоценный предмет. А ведь в карманах может найтись ещё много чего ценного. Им оно уже не нужно, а мне, бедному технику, работающему по рабскому контракту, вполне может пригодиться. Я начал шарить по карманам комбеза. В одном из них обнаружилась чёрная блестящая коробочка, а в ней пластинка, похожая на базы знаний, только с синей полосой. Засунул в карман скафа. Ещё какая-то трубочка с шариком на конце, очень мне напомнила погрызенный чупа-чупс. Я не знал, что это и вернул назад. Весь комбез был запачкан кровью, но она уже успела загустеть, потому не пачкалась. В перчатках скафа было очень неудобно шарить по карманам, я мало что прощупывал, а долго задерживаться тут было нельзя. Трупы в скафах я проверить не мог, если что у них и было, то под скафандром. У остальных карманы были пусты. Или я просто ничего не нашёл. Поворачивая тела, я обнаружил, что у обоих типов в скафах были иглострелы. Появилась мысль один из таких оставить себе. Но куда спрятать, ведь на корабле за мной вовсю следит Изид, а значит, всё узнает капитан. Можно было попытаться запихать в "Нидар", но долго разбирать, что бы добраться до свободных полостей. Может в будущем пригодиться. Не придумав ничего, я нашёл люк в полу и открыл вход в технический отсек. Сразу встрепенулся "Танжир" и мгновенно оказался рядом со мной. Он залез первым и проверив всё, успокоился в углу. Только тогда залез я. Это помещение мало отличалось от виденного мною ранее. Ничего кроме электроники тут не было, правда, видно было, что и тут много чего пострадало. А главное, пострадал единственный искин. Его шахта немного изогнулась и блок искина невозможно было даже достать. Осматриваясь вокруг, пришла мысль спрятать иглострел где-то тут. Я вылез и аккуратно достал из под трупа оружие, а потом засунул его за панель в техническом этаже. Ещё раз осмотрев всё решил, что пора возвращаться. На обратном пути стал готовить инфопакет с описанием проблем капитану.

Когда вернулись к шлюзу, то обнаружили в доке "Мидэн". Явно наш трофей решило посетить начальство. В рубке Надир и Тар обсуждали что-то стоя в стороне. Увидев нас, Тар махнул рукой, приглашая к себе.


— Что там в рубке?

— Всё плохо. Взрывом боеголовки повреждена вся рубка. Внутри одни трупы. Искин разбит. Вот потому корабль не сопротивлялся.

— В рубке было всё начальство. Остальные бойцы были на малом крейсере, который хотели использовать для захвата грузовика, на этом корабле остался только экипаж по минимуму.

— Мы будем потрошить этот корабль?

— Нет. У нас нет времени, заказчик не собирается ждать, он напуган засадой и мы вынужден уходить.

— Мы бросим трофей просто так.

— Нет. Тут останется трофейная команда. Её задача в охране и восстановлении корабля. Тебе нужно в течении двух часов проверить, что есть на корабле и что нужно для проживания на этой посудине пяти человек. Учти, что ты один из этих пяти.

— Как я? Вы оставите нас на разбитом корабле. А если что случиться?

— Ничего не случиться. Оставим тебе твоих боевых дроидов и пару абордажников под командой Надира. И ещё пилота. Даже двух. Ваша задача создавать шумиху вокруг корабля. Тогда если кто-то и залетит в систему, то не будет даже близко подходить. Так что вперёд, обследовать корабль.

— У нас есть коды доступа в реакторный отсек?

— Нет. Пленный ничего не знает. Всё было у капитана, а он валяется дохлый в рубке. Ты его видел, — капитан улыбнулся своей шутке, а вот мне было не до смеха. — Тебя будет сопровождать один из бойцов. Вроде абрдажники проверили всё, но вдруг кто-то ещё затаился. Хотя, по словам пленного все или мертвы или ранены. Давай быстрее, Нирай сейчас повёз пленных и раненых на Тень. Может на обратном пути что-то привезти.


Я развернулся и пошёл в направлении системы жизнеобеспечения. Нужно будет проверить, работает ли регенерация воздуха. Без неё сидеть тут было бессмысленно. В голове начал вырисовываться план дальнейших действий. Необходимо осмотреть мастерскую техника и узнать, нет ли там ремонтных дроидов. Я так же узнать где техник, если жив, выяснить про коды управления. Проверить каюты, нам в них придётся жить. Найти столовую и кухонный комбайн. Дел много, а времени мало.

"Тень Тааса" скрылась из вида. Крейсер ещё долго будет разгоняться, но мы это уже не увидим. В доке теснились рядом "Калард" и "Мидэн". Я так и не понял, почему капитан оставил именно этот истребитель. Возможно, пилоты предпочли "Вазели", они и до этого не особо жаловали кораблик с энергетическим вооружением. Хотя я был даже рад, по мне "Калард" превосходил арварские машины. Вот только пилот, которого капитан оставил с нами, была Лиса, а это значит, что особо надеяться на использование истребителя против возможного врага не приходилось. Возможно "Калард" капитан оставил для меня, он дал координаты мест, где проходили бои и намекал, что стоит проверить, не осталось ли чего ценного. В повреждённый первый крейсер так и не высадили трофейную команду, не хватило времени. У меня даже проскочила мысль, что капитан хочет от нас избавиться, но с нами остался Надир, а ему капитан доверял и абордажник платил ему верностью. Ещё два бойца в подчинении у Надира были скорее массовкой. Серьёзное нападение мы не выдержим, скорее, можем испугать случайно залетевшего в этот мир торговца. Ещё у меня в подчинении осталось три дроида. Два боевых "Танжира" и мой "Нидар". Местный ремонтный комплекс "Наджал-6"мне был недоступен, здоровенный шкаф-искин потребовал управляющие коды. Как рассказал наш болтливый пленный, техник погиб в бою у реакторов, а кроме него и капитана никто не мог ими управлять. Потому я смог только полюбоваться на 6 дроидов комплекса. Особенно заинтересовали дроиды диагносты. Небольшого размера паучки. Попытавшись подключиться к каждому, просто из любопытства, и получив отказ в доступе, я забросил непослушных роботов.

Доставшийся нам корабль был скорее нашей тюрьмой, хотя я решил представлять нас как полярников на дрейфующей льдине с моей родной и такой далёкой планеты Земля. Искина не было, оставшееся оборудование работало в минимальном режиме, да и то многие вещи, те же шлюзы, приходилось открывать вручную. В ближайшее время я поставил себе в планах восстановить герметичность рубки. Добраться до реакторного отсека, там должен находиться резервный пост управления кораблём. Без искина он бесполезен, но капитан обещал доставить искин для этого корабля. И нам придётся поверить капитану. Без него мы отсюда не выберемся. Можно некоторое время прожить в боте, но без гипердвигателя всё равно никуда не улетишь.

Мы разместились в каютах по одному. Я из своей выбросил все вещи предыдущего жильца. Возможно, он погиб и мне не хотелось, чтоб что-то о нём напоминало. Немного волновался, как будет себя чувствовать девушка среди компании мужчин запертых в беспомощной жестянке в заброшенном космосе. Но довольно быстро понял, что наши абордажники, если не побаивались, то явно очень почтительно относились к девчонке-пилоту. Она могла бы ими командовать, даже Надиром, если захотела бы. Но Лиса спокойно относилась к создавшемуся положению, и принимало всё как должное. Для меня так и остались загадкой их взаимоотношения.

Для питания нам оставили целый ящик каких-то пищевых концентратов. Они находились в специальных пакетах. Судя по виду и инструкциям на пакетах, а так же из-за не эстетичного вида содержимого и довольно безвкусного наполнения я смело предположил, что нам выдали военные сухпайки. Съев один, я переставил в моих планах включение пищевого синтезатора на первое место. Он стоял в углу нашей новой столовой, но по какой-то причине не отзывался. В одной из неприметных кладовок обнаружилась груда картриджей для синтезатора.

Нидар ввёл на нашем корабле военный порядок. Постоянно кто-то из абордажников был на посту, хотя постом это сложно было назвать, просто сидел в рубке бота, прослушивая эфир и надеясь заметить на радаре хоть какое-то движение. Каждый должен был всё время ходить в скафе и с оружием. Даже Лисе выдали "Мези", как у меня.

В первый же вечер я проверил свои находки. Воткнул в браслет кристалл, намереваясь узнать, какие базы знаний записаны на нём. Но в ответ получил сообщение, что на банковской карте находятся 25 тысяч кредитов. Кристалл я сразу достал и задумался. Я раньше не встречал таких карт, и спросить тут было не у кого. На станции сходил бы в банк или связался с Илкитом. Да просто покопался в сети и всё узнал. А у своих коллег как-то не хотелось что-то узнавать. Подозревал, что о находке нужно было объявить всем, вот только непонятно было, как происходит раздел трофеев. Потому карточку в коробочке просто засунул в карман скафа до лучших времён. Браслетом занимался дольше. Рассмотрел со всех сторон. Внешне похож на украшение, как будто тёмное полированное дерево, но уж очень толстый для простой безделушки, зная, что в этом мире ожидать можно было всё что угодно, решил его надеть. Браслет растягивался, и я без труда надел его на руку. На запястье у меня он свободно болтался.


— Обнаружен микроискин "Сорти-6", — сообщение нейросети было неожиданным. — Произвести подключение? Да. Нет.

— ДА, — я даже не раздумывал, хотя уже построил себе искин для копания в сети, но отказаться от такой халявы было просто невозможно.

— Требуется код производителя для подключения. Пользователь не опознан.


Вот и всё. Радость была недолгой. Явно искин был настроен на нейросеть, а раз хозяина нет, то он теперь требует пройти новую идентификацию. Сейчас это действительно просто украшение. Хотя есть вероятность, что какой-то местный хакер мне поможет. Ведь кто-то взломал

найденного дроида для капитана, может и это "украшение" взломают. В комбезе держать браслет было неудобно, слишком большой, потому оставил его в кармане скафа.

С пищевым синтезатором разобрался быстро. Довольно большой серый ящик с названием "Гурт-3М" был просто обесточен. Во время боёв шальная пуля задела энергошину. Через пару часов синтезатор ожил и зажужжал. Подключившись к нему, заказал первое попавшееся блюдо. Через две минуты получил тёплую булку с начинкой, напомнившие мне земной гамбургер. А вот вкус был совсем другой, слишком приторно-сладкий с нотками специй. Это лучше, чем каша в армейских пайках, но меня не восхитило. Пришлось копаться в настройках, отключать приоритет антранских блюд. В конце концов, нашёл свои привычные блюда.

Следующей в списке была рубка. Вначале я хотел просто заварить листами железа, но потом возникли сомнения, смогу ли я заварить такие площади и не пропустить, ни одной дырочки. У меня уже был опыт герметизации помещений при ремонте на нашем корабле, но тогда за давлением в комнатах следил искин. Сейчас искина нет и я не знаю, как проверить сварку. Одна небольшая дырочка и мы можем остаться без запасов кислорода, а в нашем положении это довольно опасно. Потом пришла мысль использовать для герметизации пену. На корабле оказался довольно большой её запас. Техники очень любили решать свои мелкие проблемы с помощью аварийной пены. Быстро и надёжно. Когда я уже собрался осуществить свой план, то осознал, что у меня нет листов железа, точнее не совсем железа. Листов брони из металлокерамики. Взять их на корабле можно было только сняв с других мест, а не имея точного проекта корабля, это было чревато нарушением целостности корпуса и неожиданной разгерметизацией. Только одно место на корабле можно было, хотя даже нужно, разобрать. Это защитный корпус реакторного отсека. Туда всё равно необходимо было добраться, там находился аварийный пост управления с шахтой резервного искина. Открыть шлюз в отсек так просто в ручную, как я делал с остальными на корабле было нельзя, только прорезкой нового отверстия. Искина конечно же там не было, но капитан обещал привезти новый искин и куда-то его нужно будет поставить. Имея доступ к резервному посту, рубка не была так необходима. Но во мне уже тлел огонёк стяжательства, и этот грешок был скорее развлечением, так необходимым в моём грустном нынешнем положении.

Я уже всё облазил вокруг реакторного отсека и наметил примерное место вторжения. Основываясь на виденных мною ранее реакторных отсеках, предположил, что все они примерно одинаковы. "Нидар" своим резаком проделывал первую дырку, когда я кое-что придумал. Присел на пол и начал обдумывать план работ. По прикидкам на получение доступа к реакторному отсеку должно уйти около суток, уж очень толстые стенки. Конструкционный дроид с большим резаком справился бы быстрее, но у меня был только один стандартный рабочий. Была ещё возможность самому взять в руки резак техника и помочь дроиду, но я не особо спешил. Всё-таки инженер должен больше думать, чем руками железо ковырять. Потому я размышлял. У меня были примерные координаты повреждённого небольшого крейсера. Вроде как ему хорошо досталось, и появилась мысль слетать туда и заняться мародёрством. Там я добуду листы брони для герметизации рубки. Возможно, уцелели блоки маневровых двигателей и всякие ценные вещи в каютах экипажа. Может там найдётся сейф капитана, набитый чипами с кредитами, а может даже координаты Земли. Незаметно для себя я провалился в беспокойный сон. Какие-то чудовища в виде, не то ящериц, не то крокодилов в скафандрах набрасывались на меня из всех углов, а я расстреливал их из пулемёта. И бежал. Стрелял и бежал. Спотыкался, вставал и снова бежал. В один из моментов я подпрыгнул и понял, что проснулся. Сразу появилось предупреждение от дроида, что у него перегрелся резак, и он вынужден остановить работы до восстановления инструмента в исходное состояние. Я прочёл это сообщение в холодном поту. Буквально несколько секунд назад надо мной склонилась звериная пасть с рядами жёлтых кривых зубов. И вот я, оказывается, сплю, прислонившись к стене. А недалеко спокойно "дремлет" мой боевой дроид. А ведь всё было так реально.

Как и прикидывал, на создание нового прохода в реакторный отсек ушли почти сутки. После чего я вошёл в зал с двумя кубиками реакторов "Унгус-20". Старая прожорливая модель, но зато очень надёжная. Один из реакторов был заглушен. Проведённый тест показал его ресурс в 74 % и сообщение, что отключен потому, как он считается ведомым к основному в связи с отсутствием связи с управляющим центром. Второй реактор работал, хоть и в экономичном режиме. Аварийный пульт оказался формальностью, по удобству он уступал центральному. Просто небольшая каморка с двумя узкими креслами и шахтой искина. Комнатка была забита всевозможным хламом, оставшимся от предыдущих ремонтов реакторов.

Следующим в моём списке был осмотр маршевых двигателей. Два "Шает-210" оказались так же вполне исправными. Когда истребители добрались до тушки крейсера, то искин уже погиб и пилоты не стали уничтожать движки. Корабль и так остановился. Проверка топливных баков выявила утечку только одного и по расчётам топлива нам хватит.

После короткого совещания с Надиром, где он узнав, что на крейсере хоть сейчас можно будет улететь, мы сошлись на том, что вначале нужно будет провести разведку.

"Калард" медленно выполз задом из дока и начал разгоняться. Я решил лететь один и на истребителе. Это было намного быстрее и у кораблика мощные лазеры, непонятно что ждёт меня дальше и хотелось иметь хоть какой-то аргумент. Да и просто хотелось развеяться и сменить обстановку. У "Каларда" был самый чувствительный радар из всех доступных нам. Это конечно не специализированный разведчик, типа "Сворга", но уже не плохо. Следуя по пути к крейсеру, отметил, что поле боя с истребителями противника было не так далеко от моего маршрута. Необходимо было только немного отклониться. Я не сразу решился на это. Хотелось как можно быстрее проверить крейсер, но разум всё-таки восторжествовал. Остатки кораблей не крутились на одном месте, они постоянно разлетались в разные стороны со скоростью, с которой они были уничтожены во время боя. Остатки были небольшие, и чем больше времени проходило, со времени сражения, тем меньше шансов было найти все части в одном месте. С крейсером было проще, он был большой и сканер истребителя найдёт его в любом случае, что не скажешь о мелких частях. Что это были за машины, я не знал. Было известно только их название, "Хозар". Старые истребители, какого-то забытом богом независимого мира.

Обломки уж начали разлетаться. Из группы невозможно было понять, сколько их было изначально. Я заметил только два корпуса, которые сохранили общие очертания изначальных машин. Нейросеть выдала предполагаемый вариант из известных баз. "Таур", хакданский истребитель второго поколения. Возможность полётов в атмосфере, один лазер, ракеты на подвеске. Скорее всего этот "Хозар" копия "Таура". И лазер заменили кинетическим орудием. Второе поколение, очень сильные повреждения, в модели нет спасательной капсулы. Нет смысла с ними возиться. Был бы рядом наш крейсер, то затянул бы пару штук на запчасти и изучение. Сейчас тянуть его к базе долго и бессмысленно. Я медленно вёл "Калард" среди обломков, которые сверкали в лучах местного светила. Хотел проверить самый крупный кусок, который медленно вращался вокруг своей оси. Остановившись, стал рассматривать истребитель. Снаряды роторных пушек порвали незащищённые части "Хозаров" на куски, но этому повезло больше. Несколько скользнувших очередей не разрушили силовой каркас. Только отверстия от случайных снарядов, но и этого хватило. Я задержал взгляд на носовой части, возникла мысль залезть туда и попробовать достать радар, может он будет получше, чем имеющийся в "Мидэне". Поднял глаза и обомлел. Прямо на меня смотрели большие чёрные глаза. Бледное лицо. Этот взгляд, он обладал гипнотическим влиянием. Я не мог пошевелиться. Мой мозг вопил об опасности, хотел бежать, но не мог пошевелить, ни одним органом, ни управлять истребителем. Я решил, что сейчас умру. Это длилось, наверное, несколько секунд, но для испуганного сознания прошла вечность. Только когда "Хозар" продолжил вращение, и лицо мертвеца повернулось, я обмяк. Сердце бешено билось, мысли путались, я повёл "Калард" прочь. Подальше отсюда. Не нужны мне эти обломки. И надо будет вставить в скаф аптечку, а то нейросеть предупреждает об опасности, но сделать ничего не может.

Пока долетел до подбитого крейсера, то немного успокоился. Я почти убедил себя, что видел мертвеца, который ничего мне сделать не мог. Просто разыгралось воображение. Слишком я напряжён последнее время. Всё время работа, без отдыха. Помогла бы рыбалка, но кого ловить в космосе. Полностью от мрачных мыслей отвлекла новая цель, лёгкий оширский крейсер типа "Мируни" на фоне астероидного пояса. Его сильно покалечило. Осторожно приблизившись и начав облёт по спирали, я следил за башнями орудий. Насчитал одну СВ-8 и две МАШ-6. Скорее всего, их было больше, но шквал энергии и металла порвал не только обшивку корпуса, но и снёс системы обороны. Проверив характеристики МАШ-6, пришёл к выводу, что именно они стали причиной потерь москитной группы Тени. Точные, дальнобойные трёхствольные орудия. Скорострельность меньше СВ-8, но превосходная точность на дальних расстояниях нивелировала длительную перезарядку. Маршевый двигатель повреждён. Силовой набор корпуса явно продавлен. О восстановлении корабля не может быть и речи, но трофеи поискать стоит. Я развернул истребитель и направился к нашей базе. Как получится, сразу сюда вернусь.

Два дня ушло на подготовку полёта. Мы с Надиром ни как не могли прийти к общему мнению по поводу состава. Командир предлагал лететь всем, я же хотел лететь на боте только с Лисой. Для помощи нужен был второй пилот, да и думал свалить на неё длительный перелёт. И само собой женское общество было приятнее, чем толпа вооружённых до зубов вояк. В результате споров и моих уговоров, что нельзя оставлять крейсер без присмотра сошлись на том, что я лечу на боте с одним из абордажников, а Лиса на истребителе нас страхует.

Бот вышел раньше истребителя. Лететь нам предстояло более четырёх часов в одну сторону, а вот "Калард" был намного быстрее, потому Лиса присоединилась к нам на полпути. Сам полёт ни чем особым не запомнился, в отличии от предыдущего. Просто нудно и долго летели. Пока бот не зацепился манипулятором у разорванного корпуса "Мируни". Истребитель завис недалеко, у Лисы был приказ поддержать нас огнём, если возникнут проблемы. Мы начали продвижение внутрь, впереди двигался "Танжир" за ним абордажник и только после я, сжимая в руках "Мези". Уже через минут пятнадцать стало ясно, что мы зря волновались. Внутри никто не выжил. Слишком серьёзные оказались повреждения. Да ко всему ещё взорвался один или несколько реакторов. Обычно после этого корабль превращается в сверхновую, но электроника попыталась отстрелить "взбунтовавшийся" реактор. Тот не успел далеко отлететь и взорвался на вылете. Я сначала принял эти повреждения за ракетный взрыв, но развороченный реакторный отсек поставил всё на свои места. Болтавшиеся местами трупы, в большинстве своём в скафах, не сильно меня пугал. Живой абордажник при оружии и боевой дроид придали мне уверенности. Быстрый осмотр и я начал при помощи "Нидара" резать куски брони, а боец носил их к боту. Я убедил Надира, что ресурсы бота очень малы и у нас не будет достаточно времени, чтобы провести полный осмотр. Необходимо срочно добыть необходимые материалы и возвращаться. А потом я вернусь один и проведу полный осмотр и сбор трофеев. Я даже немного испугался таким своим мыслям. Этот мир меняет меня. И это мне не очень нравится, но нужно выжить. Идеалисты долго не живут.

После часа активного труда " на свежем воздухе" я приварил большие куски на корпус бота, и начали наш путь домой. Боец довольный завалился спать, Лиса через полчаса полёта сообщила, что ничего на радаре не наблюдается, а у неё на исходе ресурсы истребителя, и умчалась на базу. Я остался один, на все четыре часа полёта. Потом ещё разгрузка бота у рубки, с наваренным грузом бот не залазил в шлюз. Только после этого я смог спокойно провалится в глубокий и спокойный сон.

Ремонт рубки проходил вполне буднично. Аккуратно и тщательно залил пеной все возможные отверстия, а потом "Нидар" последовательно наварил броню. Была мысль наварить в два слоя, но листов не хватило. На сварку у нас ушёл целый день, так как дроид был один. Я подносил листы, устанавливал и прихватывал ручным резаком, за мной шёл дроид и приваривал ровными и красивыми швами. После добрался до системы жизнеобеспечения и поднял давление в рубке. В качестве проверки оставил всё как есть и отправился спать. Не то что бы я хотел проверить на утечку, хотя и это не исключалось. Я просто хотел исследовать рубку и ближайшие помещения один, без свидетелей.

Проснувшись, даже не пообедав, отправился на поиск трофеев. Давление в передней части осталось стабильным. Я заранее добрался до шины управления шлюзовой перегородки, потому на открытие шлюза ушло не более пяти минут, да я и не стал его полностью открывать, только на полметра, после чего мы с "Нидаром" протиснулись внутрь. На трупы насмотрелся, потому сразу отправился в каюту капитана. Это было ближайшее помещение к рубке. Из-за заклинившей двери рубки доступа туда я раньше не имел. Сейчас же из коридора забраться туда, было делом пяти минут. Внутри всё перевёрнуто, разбросаны вещи. Освещения не было, потому довольствовался светом своего фонаря и прожектора дроида. Чёрную матовую дверцу сейфа на стене обнаружил почти сразу. Очень хотелось его вскрыть, но я остановился. Слишком явны будут следы мародёрства и не понятно, как отреагируют остальные члены нашего небольшого отряда на мою выходку. Только стал завоёвывать уважение у экипажа и в этот момент прослыть "крысой", будет непростительной оплошностью. Мои действия и так подозрительны. А будет ещё что-то в сейфе или нет, неизвестно. Отвернувшись, стал изучать вещи на полу. Вот моё внимание привлекла коробочка. Точнее заинтересовал её цвет. Точно такой же, как у ручного искина, который лежал в кармане скафа. Подобрал коробку и открыл. Внутри бархатная чёрная ткань, в которой отпечатан круглый след, совпадающий с искином. На крышке какая-то пластинка с надписью. Не стал рассматривать и засунул коробку в карман. Потом почитаю. Ещё минут пять я копался в вещах, но не нашёл ничего примечательного. Нужно двигаться дальше. Следующая комната за каютой капитана была оружейная. Но она была практически пуста, что не удивительно. Экипаж готовился к бою и все вооружились. Лежали патроны и какое-то оружие, но оно было явно великовато для меня. Да и куда я его дену. Единственное, что я тут взял, это три обоймы для иглострела с разными цветовыми метками. Ещё одно помещение оказалось каютой, но пустой. Возможно, она была предназначена для ВИП гостей, которых в момент гибели крейсера на борту не было. Поиски почти закончены, нужно расчистить проход к рубке.

К тому моменту, когда дроид вырезал проход в бронедвери закрывающей вход в рубку, за моей спиной стояли все абордажники во главе с Надиром. Он начал, было, меня отчитывать, что небезопасно одному вот так отправляться на задание в неисследованные помещения, но я его оборвал заготовленной лекцией о том, что мы не знаем когда появится капитан, а я хочу всё сделать побыстрее, что опасности нет, давление в норме и я просто работаю. В этот момент "Нидар" сделал проход. Я не стал лезть первым, я там всё же видел. Абордажники, как на учениях, провели зачистку пустой территории, а потом занялись трупами. Надир лично обыскал каждый труп и всё найденное собрал в небольшие пакеты. По его словам, начальство потом разберётся и подсчитает, что это и сколько стоит. Позже мы отправились осматривать остальные помещения. В каюте капитана наш командир кивнул на дроида, и попросил аккуратно вскрыть сейф. На это у нас ушло почти три часа, уж очень твердоплавким оказался состав. Я уже сомневаться в целостности содержимого и стал предлагать оставить сейф на попозже, но Надир решил продолжить. А когда дверь сейфа отвалилась, спокойно ссыпал несколько кристаллов в пакет, даже не пытаясь проверить, что это. Зато найденная одним из абордажников разукрашенная сабля привела их в полный восторг. Яростно гогоча, они торжественно перенесли её в нашу столовую, где потоптавшись, попросили меня как-то повесить на стену напротив хода. Железяка была хороша, блестящий металл переливался чёрными узорами, на которых местами поблёскивали золотистые инопланетные письмена в виде загадочных иероглифов. При проверке оружейной внимание бойцов привлекла некая странная конструкция. Надир объяснил, что это наплечная плазменная пушка. Очень крутая вещь, но подходит только не менее крутым скафам. К ней ещё нужен мощный реактор. Ни у кого из нас такого не оказалось и потому сошлись на мнении, что Тар Ишаас заберёт эту игрушку себе. Только у него единственного из всей команды был подходящий скаф. Перетянув трупы из рубки в помещение, где складировали найденных ранее, абордажники потеряли интерес к помещениям в носовой части корабля, потому я смог спокойно заняться своими делами.

Обойдя ещё раз все, проверил, не пропустил ли чего в прошлый раз. Ничего нового не нашлось. Достал спрятанный иглострел. Оружие напоминало короткоствольный пистолет. В руке лежал удобно. Проверив, что никого рядом нет, навёл на стену и нажал на спуск. Тишина. Осмотрел обойму, полная игл с красными метками. Заряд батареи в норме, но устройство меня не слушалось. Ну что тут сделаешь. Придётся прятать и разбираться позже, когда доберусь до сети. Я заранее освободил в "Нидаре" свободную полость. Там должен был храниться аварийный зип, но он отсутствовал, потому я спокойно спрятал в тайнике иглострел с запасными обоймами и коробку от ручного искина.

Внимательное изучение содержимого технических помещений показало, что кроме сломанного искина повреждены обе имеющиеся тут шахты. У меня даже возникла мысль демонтировать шахту искина в реакторном отсеке и перетянуть сюда. Но взвесив все "за" и "против" отказался от этой идеи. Проверил все стойки с модулями памяти, они представляли из себя шкафы, с прозрачными дверцами заполненные блоками размером с книжку. Больше половины модулей внешней памяти были повреждены, стойки смяты. Но дальние от входа уцелели там, же стояли практически целые модули сопряжения и коммуникации. Я не знал, что хранилось в уцелевших блоках памяти, было недостаточно знаний и отсутствовала схема корабля. Но где-то должны храниться резервные копии памяти искина. Только подключив новый искин и проведя тест можно было узнать, сохранились ли какие данные и целы ли все каналы связи.

Ещё два дня мы занимались ремонтом на наружной обшивке корабля. Пока дроид заваривал лишние дырки в обшивке, я осматривал блоки маневровых двигателей. Хотя уцелевших было достаточно, для минимальных маневров, я начал осуществлять свой план по посещению остова разрушенного крейсера. Пожаловавшись Надиру на отсутствие запчастей, я объявил, что необходима новая вылазка для поиска трофеев. При этом на этот раз полечу я один, нужно будет экономить ресурсы бота, да и не нужен мне боец, лучше дроида возьму, он воздухом не дышит. Договорились, что Лиса подстрахует меня уже в самом конце полёта, чтобы не тянутся за медленным ботом. Её, как новичку, необходим опыт полётов. Уже лучше тут, в относительной безопасности, чем учится в бою, где она могла в любой момент погибнуть. На эти мои доводы Надир закачал головой, соглашаясь. Я ему ещё раньше советовал постоянно отправлять Лису в небольшие разведывательные полёты.

Через полчаса, как отлетел от нашей временной базы на "Мидэне" в новый полёт за трофеями, я достал браслет-искин. На крышке коробочки была табличка, которая гласила, что данное изделие продукт корпорации "Меркат" и изготовлено оно к двухсотлетию этой замечательной компании, которая славится высокопроизводительными и элегантными изделиями. А ещё внизу таблички была одна строка с набором символов и цифр.


— Обнаружен микроискин "Сорти-6", — появилось сообщение нейросети, как только одел браслет. — Произвести подключение? Да. Нет.

— ДА, — нужно проверить мою догадку

— Требуется код производителя для подключения. Пользователь не опознан, — я ввёл код который был на крышке.

— Опознан новый пользователь. Раздел предыдущего пользователь недоступен.

— Предыдущий пользователь умер. Деактивирован, — мне вдруг показалось, что железяка лучше поймёт такой термин.

— Зафиксирована смерть предыдущего пользователя, но правила корпорации запрещают получать доступ для новых пользователей к данным предыдущих пользователей. Раздел будет закрыт на год на время ожидания появления предыдущего пользователя, после чего данные будут уничтожены.

— Но он же мёртв, — только тут я вспомнил, что в этом мире то, что ты мёртв, не означает, что ты умер. Я уже оживал после смерти, потому конструкторы и предусмотрели, что труп старого хозяина может ожить и потребовать свои данные. — Хорошо, блокируй данные старого хозяина.

— Произвести привязку искина "Сорти-6"с нейросетью?

— Да.

— Привязка произведена. Влад Ислаав признан пользователем искина.

— Зови меня просто, Хозяин. А как тебя зовут?

— Искин "Сорти-6"

— Я буду звать тебя просто Сорти.

— Принято.

— Есть какая-нибудь обучающая база знаний по твоим возможностям?

— Есть информация по основным характеристикам.

— Перешли мне её, — тут же получил инфопакет. — И ещё, подключение к инфосети через мою нейросеть.

— Принято. Как только появимся в зоне действия ретранслятора, я произведу синхронизацию.

— Для работы обязательно находится на запястье.

— Нет. Достаточно, чтобы искин находился рядом с телом. Но наибольшая скорость и защищённость соединения с нейросетью хозяина достигается при физическом контакте. Данные по эксплуатации есть в информационном пакете.

— Тогда всё. Я пока изучу документацию, — я снял браслет. Великоват и непривычен для руки. Я решил, что пусть пока в дальнем кармане скафа полежит. Я же в ближайшее время его снимать не собираюсь, а потом что-нибудь придумаю.


Вот я и получил игрушку, которую хотел. Всё не так уж и плохо. Нужно придумать, что я хочу ещё. Что-то из осуществимого, а не то что снится мне почти каждую ночь — большой корабль и координаты Земли.

Судя по координатам искина на тактическом мониторе, крейсер должен был появиться примерно через полчаса. Я уже начал готовится к предстоящей высадке, и проверял оборудование, как монитор подал сигнал. Для моей цели рано. Как только я глянул на монитор, что бы проверить, что случилось, он взорвался цепочкой красных меток и аварийным сигналом. Шесть меток малых пустотных платформ. Идентифицированы как истребители "Хозар" без метки принадлежности. Маршрут красных меток указывал на то, что их цель, это я. Сенсоры у них намного лучше того, что на боте, потому можно предположить, что ни давно меня видят. И если есть истребители, то где-то рядом есть их носитель. У меня нет шансов, слишком мала скорость, чтобы попытаться уйти. Оставалось только спрятаться. Я повернул кораблик к поблескивающему на свету местного светила поясу астероидов. Только там у меня есть небольшой, но шанс попытаться уйти от погони. Или хотя бы задержать.

Слишком медленно. Слишком. Даже форсаж, сжигающий топливо и ресурс двигателей, не сильно помогал. Красные метки приближались. Но вот четыре метки повернули и последовали по направлению к нашей базе. За мной продолжили двигаться только две. Противник, оценив степень моей опасности, решил не тратить на меня ценный ресурс. Сбить меня мог и один истребитель.

Уже стали попадаться первые камни поля астероидов, когда корпус моего корабля стал сотрясаться от попадания кинетических снарядов. Я до последнего пытался уворачиваться от встречных булыжников, ведь погибнуть можно было, не только получив снаряд в спину, ну так же от того, что впечатался в огромный астероид. Искин истерил сообщениями об отказавших системах. Вот отключился маршевый двигатель. Разгерметизация основного корпуса. Глухой удар, я почувствовал, как кусок металла пролетает мимо и в это мгновение автоматически закрылось забрало скафа. Сам я просто забыл в горячке боя о герметизации скафандра. И теперь на подсознании понимал, рубка бота пробита, драгоценный воздух уходит, да и вообще непонятно, есть ли ещё бот или осталась одна рубка. Уже два раза серьёзно бился боками о крупные камни, а мелкие просто не считал. Я не мог повернуться, чтобы посмотреть назад, не просто не мог, я боялся посмотреть назад. Вот огромный астероид с неровными краями. Не знаю, каким чудом удалось увернуться от него, а потом, развернувшись почти на месте, спрятаться за громадиной. Разворачиваясь, заметил, что мой стремительный пролёт не прошёл даром для поля. Камни крутились, сталкивались. Мне даже показалось, что слышу глухие удару камней друг о друга, что было просто физически невозможно в вакууме. Радар был забит помехами, то ли повреждён, то ли астероидное поле состояло из металлических руд, которые фонили. Тут не просто хороший радар нужен. Тут только шахтёрским сканером можно было засечь инородный для поля предмет. Будем надеяться, что если я не вижу, то и меня не видят. Вскочив с места, быстро осмотрел рубку. Вот входное отверстие, вот дыра выходного. Через пять секунд я уже заделал обе ремонтной пеной. Заглянул через иллюминатор двери рубки и замер. Огромная дыра. Не просто дыра. Не было части обшивки. Повреждения силового каркаса. Но обидно, что именно в этом месте стояли дроиды. Я попытался несколько раз вызвать "Нидара" и "Танжир". Бесполезно. Дроиды потеряны. Стоп. Нужно сесть и успокоится. Истребители сюда не сунутся. Слишком опасно. Необходимо проверить оставшиеся ресурсы бота. Проверил давление в рубке, слишком мало, наверное, система автоматически отключила подачу воздуха, обнаружив резкое падение давления. Включил откачку оставшегося воздуха. Мне всё равно, я в скафе. На ручке двери мигнул огонёк, можно открыть. Вышел в основное помещение. Всё печально. Вырван кусок обшивки, многочисленные пробоины. Я полез в задний отсек проверять двигатель, реактор и топливный бак. И вовремя. Топливо вытекало, медленно, но цепочка шариков гелиевого топлива похожих на сверкающие бриллианты отрывалась от стенки бака и убегала в сторону. Зрелище было красивым, я на секунду даже залюбовался, но голос разума заставил достать баллон пены и залить дырку. Я около часа занимался ремонтом маршевого двигателя, без дроида всё пришлось делать вручную. Тест реактора ― норма. Проверил маневровые. Обрывы энергошины. Пришлось полазить по кораблю, хорошо, что схема корабля у меня сохранилась. От маневровых осталась половина, но на боте их был и так избыток, для увеличения маневренности.

Закончив с работой, я вдруг вспомнил, что не ел уже полдня. В боте хранились пакеты сублимированной еды, но как поесть в скафе. Пришлось довольствоваться сладким соком, которым была заполнена одна из поилок скафа. Вот только от него мне ещё больше захотелось есть. Прислушиваясь к бурчанию в желудке, прикинув все варианты, проверив двери и лишние отверстия в обшивке, я заполнил рубку воздухом. Открыв скаф, вскрыл пакет и стал жадно поглощать довольно невкусный армейский сухой паёк, который использовался как аварийный на всех кораблях. Только когда доел второй, расслабленно растянулся в неудобном кресле и уснул. Сказалась усталость, спал адреналин, которым была наполнена моя кровь после бегства от неопознанного врага, и чувство мнимой безопасности. Я проспал почти шесть часов. При этом очень беспокойным сном. Во время одного из кошмаров подскочил и выпал из кресла. Вот так и проснулся. Пора действовать. Выкачал воздух из рубки и заправил систему скафа кислородом.

Я не решился сразу выводить бот из своего убежища. Пришла мысль, для начала посмотреть, что там. Подцепив фал к кораблю, я на двигателях своего скафа "Сухад-3М" выплыл за астероид. И ничего не увидел, кроме вращающихся камней.

Бот медленно выходил и двигался к краю астероидного поля. Радар не засекал ничего опасного. Приходилось очень осторожно маневрировать среди потревоженных обломков. Я чувствовал всем телом удары мелких камней об обшивку, а от больших пытался увернуться. Уже почти вывел бот, точнее плотность астероидной масс упала до минимума, и осталось пройти около нескольких крупных булыжников. И тут мой напряжённый мозг совершил ошибку, не просчитав движение большого камня, я увеличил скорость, пытаясь как можно быстрее покинуть опасное мест. Но этот предательский камень, вместо того, что бы отлететь в сторону и не мешать мне, ударился о другой, изменил траекторию и впечатался в бот. На удивление, удар был такой силы, что я вылетел из кресла, уже в полёте пришла мысль, что опять будет разгерметизация и хорошо, что я выкачал воздух. Удар о стену, вот что я помню последним. И последняя мысль: "Почему я не вставил в скаф аптечку?"


— Я думаю сделать надбавку Иласис, хоть она почти не участвовала в основных боях, но сильно пострадала, — Тар взглянул на Дока.

— Нет, я должен возразить. Она сама подставилась. А то, что пострадала, так на неё ушло много ценных картриджей. И заняла "Терсу" на четыре дня. Следующий раз будет осторожнее.

— Ты говоришь прямо как Зитас, — Капитан улыбался. — Ладно, раз вы против, то получит только то, что причитается контрактом.

— И как у нас с доходами.

— Вполне нормально, но я ожидал большего. Сейчас непонятно, за сколько удастся продать этот старое корыто. Хотя даже в таком виде доход покроет наши расходы на этот контракт. И наш рейтинг наконец вырос.

— Ты хотел, чтоб Влад отремонтировал?

— Да. Я решил попробовать организовать ещё один бизнес. Помнишь, мы это обсуждали. Если бы Владу удалось починить и модернизировать "Лираш" и тем существенно увеличить стоимость старого корабля, то на вырученную разницу я намеревался снять ангар и купить ещё ремонтных дроидов. Влад занимался бы ремонтом, мы получили свою базу со своей мастерской. Оставил бы Лису с ним, я обещал Надиру, пилот истребителя из неё всё равно не очень хороший. Ну и дополнительный доход от мастерской "Тени Тааса" не помешает. Теперь придется, так как есть продавать, или починить и себе вторым кораблём оставить.

— Без Влада этот проект не имеет смысла, и ремонт для себя может дорого стоить, — Иас медленно отпил из бокала. — А девчонке нужно дать базы пилота средних кораблей. И базу для работы со сканером и оператора щита. Нужно что-бы кто-то заменил Влада в кресле второго пилота, когда Гор занят.

— Да. Ты как всегда прав, — Тар откинулся на спинку кресла. — Ты знаешь, у него был свой искин.

— Какой искин? — Док был удивлён. — Наручный? Откуда он его взял?

— Он достал искин из боевого дроида и перепрошил его. Приделал реактор. Ещё какие-то блоки. То оширское чудовище, что чуть не перебило пол команды, когда эти харши ввалились в мой корабль, не забыл ещё? Так вот этот самодельный искин лежал в шкафу его каюты. И он запаролен. Можно его взломать, но это будет стоить кредитов. И что мы узнаем? Дорого для любопытства. Только вот чтобы собрать такое, нужно иметь базы "Кибернетика". Откуда они у него. Если купил то, за какие деньги?

— Я не удивлюсь, если мы об этом разумном ещё услышим.

— Откуда? Мы засекли бой. Оки и Нирай видели обломки и разбитый ремонтный дроид. Раскраска его, пилоты опознали этот дроид. Я сам видел запись с нейросети Оки. Владу просто не повезло, нарвался на передовой отряд. Вон сами еле ушли. Я уже раздумывал, не бросить ли добычу.

— Труп ты его видел? Я нет, потому не уверен в его смерти.

— Чего тут спорить, — Тар приподнял бокал. — Где бы Влад Ислаав не был, в плену или его дух ушёл на Бескрайнюю равнину, пусть Тень Великого укроет его.


— Может он медтехник?

— Ага, вот мы просто так летели, и на нас свалился медтехник.

— Ну да, я же везучий.

— То, что ты выиграл девку у Уржачи, не значит, что ты везучий. Ты же не нашёл медтехника согласного с нами лететь? И что с тобой сделает Мержу когда узнает, что ты не выполнил его приказ.

— Вот потому и не смогли нанять или купить медтехника, что нам он должен был свалиться просто так.

— Ага, может он ещё и доктор, — сарказм в голосе невозможно было пропустить.

— Нет, у него же метка "Техник", как он может быть доктором.


Голова болела. Я чувствовал, что голый, но не узнавал нашу медкапсулу. Это что-то новенькое. Резкий свет от открывшейся крышки. И заморгав от яркого света, я протёр руками глаза. Сверху возвышались две фигуры. Одна высокая и худая, вторая низенькая полная. Стандартные комбезы. Только вот лица. Чёрные. Негры, хотя нет, тут это арварцы. Зная о местных правилах, сразу понял, дела мои плохи. Хотя я жив, может выкручусь.


— Очнулся, вот сейчас и спросим, — этот голос принадлежал пухлому. — Ты медтехник?

— Нет, — я покачал головой. — Я техник, корабельный техник. Корабль чинил.

— Вот видишь, — пухлый махнул на меня рукой. — Никакой ты не везучий. И хорошо если Мержу тебя в дальний угол не отправит.

— А он. И его бот, — худой показал на меня.

— Мы же его хотели спрятать и продать.

— Лучше его отдать, чем в темноту. И если он техник, то может выучить базы и стать медтехником. А тебе я девку отдам, которую выиграл, — при этих словах пухлый задумался. — Ну где мы его спрячем? Когда ещё на "Нири" полетим? А если Мержу про него прознает, он обоих в дальний угол отправит.

— Тогда его деньги мои, — пухлый показал рукой на меня.

— Но это много! — худой, аж подскочил. — А вдруг у него куча кредитов.

— Сейчас проверим, — повернулся ко мне. — Вылазь.


Молча наблюдая за их торговлей, я не очень понимал, что происходит. Создалось впечатление, что меня продавали. Ладно, посмотрим. Встал. Только тут почувствовал, что на шее что-то закреплено. Пощупал рукой, какой-то металлический обруч.


— Что, такого раньше не было, — пухлый скалился в улыбке своими крупными белыми зубами. — Привыкай. И одевайся.


Комбез лежал на столе в стороне. Рядом на полу валялся мой скаф.


— А теперь переведи все свои деньги на эту карту, — он протянул мне мой браслет "Тарес-10", только тогда заметил, что его нет на руке, и банковский кристалл.


Я надел браслет, подключился, вставил кристалл и перевёл на него все свои деньги. При этом, я не хотел это делать, но всё равно сделал. После чего всё отдал пухлому.


— У тебя всего пять китов? Почему так мало? — пухлый был удивлён и разочарован.

— Это всё что у меня было на счету. Мне не платили деньги, по контракту вся оплата уходила за долги, эти деньги я заработал втайне от хозяина отряда, — выпалил я без запинки, притом не желая этого.

— Что глаза выпучил, не привык ещё. Теперь ты не можешь нам ни соврать, ни навредить. Мы шахтёры корпорации "Нирзу", летели через систему, а тут аварийный сигнал. Подлетели, а там ты без сознания почти дохлый. И мы тебя спасли, за это ты нам должен. Бот твой совсем разбит, только на металлолом. Потому за твоё спасение в оплату мы заберём всего тебя. Рабский ошейник уже почувствовал? Так что Влад Ислаав, теперь ты раб.


25.09.2015

Племянница

Гулкие шаги отражались в длинных коридорах, создавая иллюзию марширующей толпы. Мерцание факелов рисовало пляшущие тени на старых каменных стенах. Перед быстро идущим человеком в блестящих доспехах вся встреченная немногочисленная челядь расступалась и кланялась, опуская глаза в пол и стараясь не смотреть на хозяина. Он вышел в небольшой зал. Кроме двух каминов по краям помещение освещалось двумя яркими светильниками с ярко голубоватым светом. Каменное лицо потомка древнего рода не выражало никаких эмоций, и только бешеные глаза выдавали ту бурю, которая кипела в этом человеке. Сорок второй барон Нижнего Предела Кир ис Лур гневался. Приближённые знали это и жались по краям, пытаясь спрятаться друг за другом. Попасть под руку барону в таком его состоянии значило в лучшем случае смерть. Отступление, точнее бегство, ночью после проигранной битвы, когда было потеряна треть отряда. И от кого. Мятежников с Малых Гор. Они давно досаждали долинам Нижнего Предела. Барон подозревал, что их натравливали бароны Загорья. Они из давно присматривались к его землям. Ещё прадед нынешнего барона достопочтенный Метиас ис Лур разбил войска захватчиков из Загорья и заставил их заключить кабальный договор о ежегодной выплате. С тех пор они пытались чужими руками уничтожить семью ис Лур, сами не могли, договор запрещал, а Хранители строго следили за выполнением договоров. Получив оружие небесных людей, барон почти разбил горцев и уже раздумывал о новом походе на Загорье. Но тут небесные люди пропали. Ни торговцы, не Тар долго не появлялись. Запасы метательных снарядов к оружию небесных людей закончились. А ещё, один отряд попал в ловушку и был полностью уничтожен, но главное, к горцам попало оружие. Ещё не зная этого, барон Кир ис Лур лично вёл отряд спалить поселение горцев у Кривого хребта. На одном из плато, когда отряд остановился на отдых, с разных сторон послышался треск, как будто несколько человек ломают сучья в лесу. Барон узнал этот звук. Его все знали. Но только когда вокруг стали падать его воины пришло осознание провала. Они не видели стрелявших, а сами у тех были как на ладони. Его воины не знали, как защититься от этого оружия, ведь раньше сами всех издалека убивали, посмеиваясь над не долетающими стрелами глупых врагов. Тогда осталось только бежать. При этом был потеряна часть обоза с оружием и зарядами к ним. Теперь ясно, что горцы Малых Гор уже получили оружие небесных людей. А значит, скоро бароны Загорья зашевелятся. Значит скоро большая война. А если он погибнет, то в самом Нижнем Пределе может начаться межродовая резня. И мечты их врагов сбудутся. Древний род ис Лур исчезнет. И в этом есть доля вины Кира ис Лур. Две его жены умерли при родах. Третья оказалась бездетной. У барона не было официального наследника. Только бастард Тис. Барон с детства готовил Тиса к тому, что он может возглавить Нижний Предел и продолжит дело предков. Гонял как простого воина, потом стал назначать на управляющие должности. Хранители обучили его всем нужным знаниям для барона. Но Тис был незаконнорожденный. С его признанием не было бы проблем, если бы не была ещё законная наследница. Лиса ис Лур. Дочь младшего брата, погибшего год назад в стычке с горцами. Её мать умерла при родах и брат все своё внимание и любовь перекинул на дочь. Пока все ждали от Кира наследника, на девочку не обращали внимания. Но как только стало ясно, что Лиса единственная законная наследница, вспыхнули яростные споры. Уже триста лет Нижним Пределом не правила женщина, да и тогда это была вдова при несовершеннолетнем сыне. Воины рычали, старики качали головой, некоторые приближённые откровенно выражали своё недовольство. Но Хранители были непреклонны. Старые книги священны, что в них записано — закон. Ослушников постигнет страшная кара. Они умрут в муках, извиваясь от боли три дня и три ночи, но даже не смогут сами себя убить, что бы облегчить страдания. Все пришли к единому мнению, что необходимо девчонку срочно выдать замуж, что бы долины ни остались без мужской руки. Но тут стал противиться Кир. Без его разрешения свадьба была невозможна. А он решил избавиться от племянницы, а потом посадить во главе стола баронства своего сына Тиса. Хранителям придётся наречь его именем ис Лур, чтобы смута безвластия не накрыла долины Нижнего Предела. Убить девчонку он не мог. Старые книги строго запрещали убийство близкого родственника. Он помнил, как страшно умирал его дед, убивший в порыве гнева свою жену. "Если Старые книги запрещают, то Боги покарают" — эти несколько слов всем детям вдалбливали в голову Хранители с малых лет. Потому убивать нельзя, даже задумать и подговорить, кого другого Кир боялся. Появилась мысль женить Тиса на Лисе. Тогда все проблемы решились бы законно, но своенравная девчонка воспротивилась, а потом и Хранители заявили, что они родственники, а это грех. С такими мыслями барон Нижнего Предела Кир ис Лур сидел во главе стола, уставившись в одну точку, когда в зал вбежал младший ученик Хранителей и упал прямо к ногам барона. — Почтенный, коробка небесных людей светится. — Где? Давай сюда, — Кир подскочил и схватил небольшую коробочку с мигающим огоньком из рук ученика. — Все вон! Когда все вышли, Кир сел. Успокоился. Нажал большую кнопку на коробочке и громко сказал. — Слушаю! — Уважаемый барон Кир ис Лур, это говорит торговец Оси Сох. Я хотел бы спуститься на ваши земли для торговли, — акцент у небесного человека был смешной, почти как у людей дальнего Заземелья. — Разрешаю, спускайтесь, — и через секундную задержку добавил. — А воин Тар с вами? — Да, он тоже просит разрешения посетить вас для торговли. — Ему тоже можно. Свет в коробочке потух, но Кир ликовал. Большая часть его проблем решена. Он получит новое оружие и метательные снаряды к нему. Нужно попросить оружие посильнее, у них явно должно быть такое. И ещё спросить про защиту для людей, может уже придумали что-то подобное. Они живут на небе. Они летают. Они могут многое. Правда, они потребуют за это его людей. А их и так мало. Вон сколько раненых, большая часть из них, скорее всего, умрёт. Может отдать их небесным людям. Им то, всё равно. Жалко Мориса и Илариата, лучшие сотники, но Хранители заявили, что они больше пяти дней не проживут. Возможно, у небесных людей есть какое-то волшебство для лечения ран полученных в бою. Нужно будет не забыть и спросить при торговле. Лодку небесных людей встречали ночью в овраге у Восточных ворот. Небесные люди сами хотели, чтобы как можно меньше местных жителей знало о торговле. Как-то торговец проговорился, что небо над их землями охраняют летающие демоны. И они прилетают на землю только у столицы Заземелья. Там приспешники демонов ходят среди горожан. Но они не продают людям, ни оружия, ни разных диковинных товаров. А ещё они запрещают торговать простым торговцам, таким как Оси Сох. Хотя железы болотных козлов очень ценятся небесными людьми, и торговец выменивает на них оружие и разные полезные предметы. Вот и сейчас их железная лодка прилетела в темноте. Открылась дверь и из проёма показались фигуры людей. Торговец, его помощник, воин Тар и за ним шёл Надир Мехир. Когда Кир ис Лур увидел своего старого товарища, у него в голове сразу созрел план. Иноземцам он не доверял, а вот его друг детства поможет. Надир был из их круга. Сын правой руки отца Кира, Жора Мехира. Он был спутником барона в его детских проказах, помощник в первом походе и главный сотник. Кир сколько помнил себя, всегда рядом был Надир. Но потом был тот проклятый поход к дальнему болоту, где его верный друг подхватил болотную лихорадку. Тогда Хранители сказали, что Надир должен готовится к встречи с богами. Как раз в это время прилетели небесные люди и забрали больного с собой. Все уже оплакали верного товарища, но через двойную луну небесные люди опять вернулись, а с ними живой и здоровый Надир. Но остаться он не мог, его спасли, и он был обязан своему спасителю. Надир дал "Клятву крови" и нарушить её не мог. Теперь он служил воину Тару. Кир всё понял, это дело чести. Иногда его старый друг прилетал с торговцам, тогда барон собирал свой ближний круг. Сам барон, Надир, Одноглазый Ил и Лирт Ключник Восточных ворот. Это его друзья детства, те, кто остался жив. План барона состоял в том, что Надир заберёт девчонку с собой на небо. Сами небесные люди не знали их традиций и не понимали, почему это так важно. А Надир местный. Он знает законы Старых книг. Он поможет. Его верный друг ещё раз спасёт род ис Лур и сможет остановить хаос в долинах Нижнего Предела. После того как они улетят, Надир по говорящей коробке небесных людей сообщит Киру при свидетелях, а барон постарается что бы рядом оказались Хранители, что Лиса сама сбежала. И не хочет возвращаться в долины. Зная характер девчонки, в это поверят. Ведь нет более наглой и не воспитанной девушки во всей округе. Отец ей всё разрешал и всё прощал. Она даже могла драться на мечах, что было неслыханно. Сама одна ездила куда хотела, имя было её щитом, и она этим пользовалась. Но старики ворчали, что если все женщины начнут так себя вести, то мир рухнет в подземный ад, где нас сожрут огромные черви. Даже Хранители начали поглядывать с недовольством на Лису. А вот барон специально ничего не делал, чем больше недовольство, тем больше шансов у его сына. Ведь пройдёт три двойных луны после "бегства" Лисы и Хранителям придётся признать наследником Тиса и наречь его именем Тис ис Лур. Таков закон Старых книг. До этого времени Кир получит новое оружие и наведёт порядок в своих землях. Может даже сходит в поход в Загорье. Его сыну нужно завоёвывать уважение воинов, а для этого нужны победы. Древний род ис Лур продолжит править в Нижнем Пределе, как было уже сотни лет и будет ещё больше. Барон Нижнего Предела Кир ис Лур, улыбаясь, обнял своего старого друга. 10.08.2015


Оглавление

  • Техник Тени
  •   Техник Тени
  •   Птица удачи
  •   Лёгкие деньги
  •   Док
  • Новые возможности
  •   Новые возможности
  •   Племянница