КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 579686 томов
Объем библиотеки - 870 Гб.
Всего авторов - 231889
Пользователей - 106492

Впечатления

vovih1 про Корн: Леннарт Фартовый (Ироническое фэнтези)

Финальный роман

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
argon про серию Московский лес

Первая книга серии зашла легко. Ничего нового конечно, те же книги серии про очередную зону отчуждения, со своими монстрами, аномалиями и группировками. Но хорошо построенный сюжет, легкий язык автора, хеппиэнд концовка - в общем книга для "отдохнуть", четверка твердая, даже с плюсом...А остальные три...А в остальных автор начинает вставлять пояснения для не читавших предыдущее в стиле "В предыдущих сериях"...пояснения касаются и самих

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Котова: Королевская кровь. Книга 11 (Любовная фантастика)

ждем 12 книгу, Автору респект и наилучшие пожелания ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Бульба: Цикл романов "Галактика Белая". Компиляция. Книги 1-14 + Глоссарий (Космическая фантастика)

Спасибо за релизы интересных авторов

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Кронос: Цикл романов "Аутем" . Компиляция. Книги 1-10 (Фэнтези: прочее)

Читается, как полностью отдельный и автономный цикл. При этом является продолжением "Эволюции". Те, кто её читал, думаю сразу поймут, кем является главный герой.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
a3flex про Кощиенко: Сакура-ян (Попаданцы)

Я думал автор забросил этот цикл. Рад возвращению хорошего чтива.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про (Cyberdawn): Музыка Имматериума (СИ) (Космическая фантастика)

Общее впечатление начала книги - словесный панос. Однозначно в мусорную корзину. Не умеет автор содержательно писать, не матом (Краб), не псевдоумным философствованием. Философия - это инструмент доказывания с элементами логики, а не пустой трёп, типа я вот какие слова знаю и какой я умный, дивитесь мной! Не писатель, а чудо-юдо какое то. Детсад, штаны на лямках с комплексами. А кому это надо? У хороших авторах даже мат и пошлости в тему и к

подробнее ...

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).

Милый дом [Пэт Макьюэн] (fb2) читать онлайн

- Милый дом (пер. Денис Попов) (и.с. Журнал «Если» 2011) 237 Кб, 23с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Пэт Макьюэн

Настройки текста:



Пэт Макьюэн Милый дом

Иллюстрация Николая Панина

Едва проснувшись, я ощутила зуд и, еще не открыв глаз, принялась чесать лицо.

О нет! Окончательно придя в себя, я сжала кисть в кулак. Это уже выработанный рефлекс, для достижения которого я так долго тренировалась. Если тереть кожу кулаком — меньше шансов развязать гистаминовые соединения[1] и расцарапать открытые участки нежной кожи, возбудив все эти ужасные вторичные инфекции.

Я села и сжала в кулак другую руку. Да, чесалось. Все тело. Но сыпи не было. Чудо из чудес — оглядев себя, я убедилась, что кожа гладкая и розовая. Там, где я начала было чесать, остались слабые следы, но не более.

Да что ж такое?

Пока я занималась самоисследованием, зуд усилился. Он распространялся. Во рту. В ушах. В… ну, неважно. Достаточно сказать, что без видимых причин взбунтовались все мои слизистые.

За неимением других идей я встала. Чай, сказала я себе. Ромашковый. Или белый. Белый чай обладает успокаивающим эффектом и не способен мне навредить. Мне поставляет его парень из Шри-Ланки, который выращивает его без всяких там пестицидов. И упаковывает в простую вощеную бумагу и жестяные банки. Никакого тебе пластика, красителей или консервантов. Упаковка без всяких излишеств — чернила, шеллак[2], ну, и еще что-то.

Я осторожно пробиралась на цыпочках по дому, стараясь не касаться руками кожи. Однако в результате зуд разыгрался вновь — на этот раз на подушечках пальцев ног. Не удержавшись, я закружилась в суфийском танце по служившему ковром грубому черному ворсу: и из-за трения кожи о жесткие волоски покалывающее жжение переросло в явное раздражение.

Прохладная керамическая плитка, покрывающая пол кухни, несколько уняла его, но факт оставался фактом: у меня возникла аллергическая реакция. На что? В доме — ни нитки нейлона. Пластика нет и в помине. Никаких красок, никаких запахов. Никакой синтетики вообще. В этом-то и заключается соль биома[3]: все полностью органическое и привычное мне, по крайней мере моей иммунной системе.

Я нервно осмотрела пальцы: высыпания у меня перво-наперво появляются на руках. Сначала вылезают мерзкие красные прыщички, которые врачи называют крапивницей. Затем пальцы превращаются в короткие розовые сосиски. И губы тоже. Я начинаю смахивать на представительницу тех африканских племен, что прокалывают и расплющивают губы — вот только никакие глиняные блюдца мне для этого не требуются. Только отек. Старая добрая матушка-природа. А если становится хуже — что ж, тогда у меня закупоривается горло. Или я просто вырубаюсь. Куда подевались мои шприцы с адреналином?

Я протянула руку, ухватилась за край ящичка ближайшей кухонной стойки и почувствовала, как пальцы скользнули по полудюжине маленьких твердых шишечек. Типа шрифта Брайля для слепых, только покрупнее.

Тогда я заглянула вниз. Какая-то странная сыпь: шишечки выглядели причудливо прозрачными и хрупкими, а не маленькими, жесткими и красными. Да неважно. Они усеивали шкафы, стены, потолок.

Я фыркнула: «Нет, ну ты подумай!».

Сыпь была не у меня. У дома.


Понадобилось целых пять часов, чтобы прислать ко мне дежурного медтехника — три нескончаемых часа, чтобы отыскать этого клоуна, и еще два, чтоб поднять его жалкую задницу. Знаете, как это долго, когда отчаянно сопротивляешься изводящему желанию почесаться?

Когда же он наконец объявился, у него не было даже машины. Зато были пирсинг, имплантанты и прочее дерьмо. Да у него даже противоугонная система вживлена в череп, сразу за левым ухом. Клянусь богом, парень выглядел словно киборг, запутавшийся в рыболовных снастях. В довершение всего на нем красовалась форма из полиэстера. Я поняла это сразу, стоило ему слезть со своего дурацкого мотоцикла. Но и это еще не все. Лосьон после бритья.

О боже. Миг — и мое дыхание перехватило.

А он этого даже не заметил. Этот кретин неспешно подошел к крыльцу, словно слабоумный торговец справочниками: лучезарная улыбка на блаженном лице, брови унизаны кольцами.

Я встретила его заряженным арбалетом.

Завидев оружие, он встал как вкопанный. Обе руки взмыли вверх, открыв ветерку подмышки, обрызганные каким-то дезодорантом. «Fresh Scent», «Extra Dry» или что-то в таком духе. Я захрипела, повалилась на колени и обнаружила, что целюсь в точку прямо перед собой, коей случилось быть его промежностью.

А вот это он определенно заметил.

— Эй, полегче. — Он развернулся боком, всем своим поведением давая понять, что пребывает в неведении относительно угрозы моей жизни.

— Не приближайся, — выдавила я.

— Не буду! Но вы… вы ведь вызывали медтехника?

Мой взгляд скользил как раз над стрелой арбалета.

— Так это ты? А где Чен? Или Фредо? Или Сэйла?

На это я получила сконфуженную улыбку и пожатие плечами:

— Все сотрудники заняты. Если вы готовы подождать…

— Нет! Я не могу!

— Хорошо, хорошо. — Он собрался с духом и достал визитку, которую я даже и не подумала брать. После секундного замешательства рука его опустилась. Тогда он представился: — Рей Фокс. Сокращение от Ренар. Это типа шутка[4]. Моя мама была француженкой.

Арбалет мой дрогнул, но я все-таки постаралась не сводить прицел с гениталий Фокса, пока проверяла его служебный пропуск. И вправду, Ренар.

— Лис Лис? — не смогла удержаться я, хотя воздуха у меня оставалось совсем мало.

Тупица кивнул и растянулся в улыбке, будто моя дурацкая шутка немедленно восстановила мир между нами.

— Видишь знаки? — спросила я у него и зашлась в кашле.

— Э-э… Знаки?

Я закатила глаза, которые неистово чесались.

— ПОСТОРОННИМ ВХОД ВОСПРЕЩЕН. Я расставила их повсюду.

— А… Хм, нет, я их не заметил. На мотоцикле я вроде как… Ну… — Он снова по-дурацки пожал плечами. — Извилистая горная дорога, и я вроде как слился с ней.

Замечательно. Просто замечательно.

— Ладно, а как насчет вызова? Тебе ничего не сказали?

— О чем?

Великий Боже! Кашель уже просто сотрясал мое тело. Парень уставился на меня и сделал попытку приблизиться на шаг.

Я чуть не пристрелила его на месте.

— О гипоаллергенном синдроме! — со свистом выдохнула я, стоило приступу ослабнуть. Махнув арбалетом в сторону трех знаков, я прочла ему: НЕ ПРИБЛИЖАЙТЕСЬ, ЕСЛИ ВЫ ИСТОЧАЕТЕ КАКОЙ-ЛИБО ЗАПАХ! СИНТЕТИКА ЗАПРЕЩЕНА! НЕЙЛОН ЗАПРЕЩЕН!

Его темные глаза забегали.

— С какой стати я живу здесь, в горах? — вопросила я. — Зачем, по-твоему, я купила Би-ом? Идиот! У меня аллергия! Практически на все.

— Но я…

— На тебе синтетика, — объявила я. — Если я пущу тебя в свой дом, если прикоснусь к тебе, мне гарантирован анафилактический шок. — Одышка. Хрип. — Я могу умереть.

Челюсть у него отпала. Нижняя губа задрожала, при этом тихонечко зазвенев шестью хромированными кольцами, пронзавшими ее посередине.

— Вся эта вонючая дрянь на тебе… Боже мой, да я вот-вот задохнусь от одной только твоей рубашки! Даже с такого расстояния.

Он покачал головой, нижняя губа все так же дрожала.

— Мне сказали, здесь экстренный случай.

— Вот именно, идиот! Да ты посмотри на мой дом!

Лишь тогда я опустила арбалет и махнула в сторону розовой кожи-стены за спиной — румяное пространство, которое в это время года обычно становится золотисто-зеленым, потому что солнечные лучи ранней весны стимулируют загар, равно как и отнюдь не маленькую выработку энергии посредством фотосинтеза. Но сейчас вся восточная сторона розовела прыщиками. Я с трудом удержалась, чтобы не потянуться к ним и не потрогать их, потереть… почесать.

А он снова сделал шаг вперед. Я вернула арбалет в боевое положение. Он поднял руку, словно индейский вождь, однако при этом не сказал «хау», а спокойно произнес:

— Мадам, мне нужно внимательно все осмотреть.

«Мадам». Помимо всего прочего, я ощутила себя старым дерьмом. Но ведь это я вопию о помощи, в конце-то концов. Раздраженно, налившись кровью и вновь начав хрипеть, я отступила и закрыла дверь. Через роговичный глазок в ней я наблюдала, как Ренар-лис разглядывает и тычет пальцем в стену. Как достает из седельного кофра мотоцикла маленькую аптечку и берет мазки с пораженных поверхностей. Как вонзает огромный шприц в дом. Я буквально ощутила укол и предпочла отвернуться, чтоб не смотреть, как он берет образцы на биопсию. Покончив с этим, он постучался и на этот раз заботливо отошел от двери на десять шагов.

— Сколько потребуется времени? — набросилась я, приоткрыв дверь, все еще будучи начеку, хотя и оставила арбалет на кухонном столе.

— Я еще не закончил. Мне нужно посмотреть, что творится внутри.

— Черта с два!

Однако он вернулся к мотоциклу и облачился в защитный костюм: белый чистый хлопок и шелк, дыхательный аппарат, закрытый щитком шлем, перчатки и бахилы — короче, все то, что он и должен был надеть, прежде чем приближаться ко мне.

Осторожно, стараясь не вдыхать преследовавший Фокса запах, я впустила его.

К тому времени сыпь красовалась по всей гостиной — на потолке, стенах и ворсистом участке пола. Последний заинтриговал медтехника более всего. Рукой в перчатке он погладил жесткие черные волоски и просиял, когда в ответ почти половина комнаты покрылась мурашками.

— Живой ковер, — произнес он. — Круто. Но это ведь волосы не с головы? Слишком темные, — и он окинул взглядом мою русую шевелюру.

А я сама из-за внезапно атаковавших и меня мурашек словно примерзла к полу. Но его вопрос привел меня в чувство, и я залилась краской, которая посрамила бы даже положительный результат теста на стрептококки группы А[5].

К моему удивлению, он не стал углубляться в эту тему.

— А это тоже чешется? — указал он на безволосую, немного раздувшуюся полоску голого пола, кромку между внутренней и внешней поверхностями дома.

От одной только мысли об этом соответствующую область моей анатомии пронзили иглы.

— Да! — резанула я, запрещая своим рукам приближаться к той самой части тела. — Что это? И почему я чешусь? У меня же нет чертовой сыпи!

— Симпатическая реакция. Ваша нервная система реагирует на болезнь, поразившую вашу дражайшую половину.

— Мою… что?

— Дом.

— Думаю, вам лучше объясниться, мистер! Я не замужем за этим домом.

— О, нет, — ухмыльнулся он. — Ваши отношения много ближе. — Затем, увидев мою горестную реакцию, как будто образумился. — Слушайте, вы ведь знаете, что этот дом вырастили из ваших стволовых клеток?

Я кивнула.

— Нам пришлось изрядно повозиться, чтобы наладить рост и развитие генов. Подоплека же всего этого… Дом — ваш близнец. ДНК — такая же. Нервная система — тоже. И, знаете ли, бывали такие случаи, когда Би-омы и их… э-э-э… источники оказывались чересчур уж симпатическими.

— Когда я покупала свой, меня об этом не предупреждали, — заявила я.

— Ну, из-за этого вопроса до сих пор рвут волосы… — Осознав свою оплошность, он осекся и покраснел, всячески избегая смотреть на ковер. — Ой, простите пожалуйста, мадам, я ничего такого не имел в виду…

— Давай, продолжай! — Меня, подобно приливной волне, захлестнуло нетерпение. Я почти сорвалась на крик: — Что за вопрос?!

— Э-э, ну, о том… реальные это побочные эффекты или же… м-м-м… психосоматические.

Я уставилась на него, а затем, совсем уж впадая в безумие, выдавила шепотом:

— Психосоматические?

Он кивнул, словно статуэтка гавайской танцовщицы.

— А ты в курсе, что гипоаллергенный синдром сам по себе считается психосоматическим?

— Да, конечно. Я хочу сказать, у таких, как вы, все-таки столько… неврозов.

Я словно наблюдала крушение поезда в замедленной съемке: парень понимает, что вот-вот скажет, но остановиться уже не в силах.

— «У таких, как вы…» — повторила я, начиная ощущать приближающуюся опасность.

— Я вовсе не это имел в виду, — запротестовал медтехник.

— Вот как? Послушай, тебе лучше убраться подобру-поздорову.

Он не стал спорить, собрал свое барахло и вышел за порог. Я хлопнула дверью, заперлась на замок и отправилась проверять запасы овсянки. Может, успокаивающая ванна даст облегчение моей коже, и я смогу наконец поразмыслить.


Я нежилась в ванной, наслаждаясь блаженным облегчением, и посредством дыхательных упражнений пыталась восстановить контроль над легкими. Я уже была готова отключиться, когда раздался стук во входную дверь. Ради всего святого! С его ухода минуло не более получаса. Что еще ему надо?

Набросив халатик, я прокралась в переднюю и открыла Фоксу.

— Ну? — выразила нетерпение я.

А он стоял да таращился из-за запотевающего щитка шлема.

— Что это значит?

— Э-э-э…

Я даже не озаботилась вытереть овсянку. Халатик прилипал там и сям. Я закуталась в него потуже, что было явной ошибкой: глаза парня и вовсе вылезли из орбит.

— Эй, Фокс! — Я щелкнула пальцами перед щитком. — Чего! Тебе! Надо?!

— Мадам, если я вам скажу это… Боюсь, вы пристрелите меня.

Да уж, по сравнению с остальным, что я выслушивала за последние семь лет здесь, на горе, это был почти комплимент. Да, я взглянула на арбалет, признаю, но только на секундочку. Я вздохнула:

— Обещаю, что не пристрелю. Говори!

Этот придурок кивнул, но ему понадобилось еще полминуты, чтобы раскрыть рот.

— Э-э-э… извините, что побеспокоил вас.

— Ты сделал это, потому что…

— А… Я, хм, поставил предварительный диагноз. Дому.

— И?

Ему пришлось предпринять определенное усилие, чтобы посмотреть мне в глаза, но в конце концов это ему удалось.

— Это… не аллергия.

— Так. Что же это тогда?

— Э… м-м… Послушайте, я просмотрел характеристики вашего дома. Вы, наверное, помните, что компании пришлось изменить его иммунную систему?

— Да, — кивнула я, — чтобы он не реагировал чересчур сильно на то, что вызывает у меня аллергию.

— Именно. Они, то есть мы, были вынуждены избирательно нарушить антигенраспознавательную систему, чтобы она не давала реакцию на… ну, на все подряд. Особенно на искусственное — пластик, краски, духи, инсектициды…

— Естественно, — согласилась я, теряя терпение. Как-никак стоял-то он там в шелково-хлопковом скафандре — как раз для того, чтобы не вызывать у меня реакцию.

— А это подразумевало снижение иммунитета, который вы уже приобрели по отношению к определенным естественным… биологическим угрозам.

— К чему ты клонишь? — взвилась я. — Мой дом отравился?

— Формально — нет! — выпалил Ренар.

— Ну тогда что, черт возьми, не так?

— Дом заражен.

Что? Я уставилась на медтехника. Он же не отрывал взгляда от пола. Несмотря на щиток, я видела, что он весь красный. Как будто это он был болен.

— Заражен… чем?

Ренар поднял глаза, но тут же их опустил.

— Сначала я подумал, что это может быть вирус герпеса…

— Герпеса?!

От моего высокого «до» он прямо подскочил на месте, но меня уже понесло. Я завизжала:

— О чем ты толкуешь?

— Varicella zoster[6].

Zoster? Я это где-то уже слышала. Но хоть тресни, вспомнить не могла.

— Vari…

— Это детская болезнь. Была раньше. Сегодня-то вряд ли кто ею болеет, потому что у большинства детей на нее уже иммунитет.

— У большинства детей, — повторила я, подбоченясь. И вдруг обнаружила, что наклоняюсь вперед. И с безрассудной отвагой все продолжаю наклоняться, совершенно игнорируя то обстоятельство, что халатик мой распахнулся. По сути, я сделала гигантский шаг к нему, прежде чем спросила: — А что насчет дома?

Ренар облизнул губы.

— Мы… не думали, что в этом возникнет необходимость. Здесь, наверху, вероятность заражения…

Вот оно.

— Заражения — чем?

И тут в глубинах моей памяти шевельнулись латинские слова. О нет! Я вновь отступила, уставившись на парня. Затем обвела диким взглядом все стены — бледные, усеянные красными точками и пузырьками стены.

— Росинка на розовом лепестке… — Так в медицинских справочниках моей мамы описывалась сыпь. Я повернулась к Ренару: — У моего дома… ветрянка?

Он опять пожал плечами:

— Мы можем провести анализ крови. Для полной уверенности.

Я покачала головой, старательно удерживая кулаки на бедрах. Я не поддамся — ни желанию почесаться, ни необходимости вытрясти все дерьмо из этого, с позволения сказать, медтехника.

— Не надо. Просто вылечите его.

— Ну, я, э-э-э…

— О боже, это просто невыносимо, — взвыла я. Кашица из овсянки на моей коже высохла. Халатик к ней приклеился и в результате каждого моего движения отдирался, вызывая еще большую чесотку. — Сделай же что-нибудь! — взмолилась я.

— Не могу.

— Но…

— Единственное доступное антивирусное средство — ацикловир, но его надо было применять в течение первых суток после заражения. Дня три-четыре назад, возможно, это помогло бы вам. А теперь слишком поздно.

— Поздно?

Белый капюшон кивнул.

— Вирус уже размножился. Он повсюду. Единственное, что мы можем теперь сделать…

— О боже, — захныкала я и уселась прямо на пол. Волосяной ковер и моя задница были столь воспалены, что я начала кружиться, толкая себя по кругу всеми четырьмя конечностями. Жесткий ворс чудненько поскреб зад, но это ни капельки не помогло. Наоборот, из-за возникшего трения дом и я зачесались еще больше. Я зарыдала. — Уходи, слышишь? Просто уходи.

Он так и поступил.


Когда парень ушел, я заставила себя подняться. Так и подмывало наклониться и поскрести ногтями пол, но от этого стало бы только хуже, так что я поковыляла в ванную, намереваясь снова погрузиться в теплую овсянку.

Погрузилась, как же.

Ва-ау! Ва-ау! Ва-ау!

Сработала чертова сигнализация, перепугав меня чуть ли не до смерти. Я шлепнулась на пол, затем перекатилась на ковер, чтобы распластаться на нем почти всем телом, и тщетно попыталась почесать все разом. За этим бешеным бугалу[7] я даже не осознавала, что происходит, пока не заметила мигающие лампы. Как здорово! Горел весь этот чертов настенный экран — фон малиновый, пространство занято одним-единственным словом:

КАРАНТИН!

То было извещение из Министерства здравоохранения, согласно которому я и мой дом подвергались изоляции на десять дней. Как будто я могла куда-нибудь отсюда уйти.

Я вытаращилась на экран. Подползла к нему. Колотила по клавишам, вводила коды сброса, потом системные, но так ничего и не добилась. Я больше не могла управлять компьютерной сетью собственного дома. Контроль над ней взял округ. Вообще над всем. Чертыхаясь, я вновь поднялась и нетвердой походкой направилась к входной двери.

— Ах ты маленький сукин сын! Неврозы!

Пошарив в поисках арбалета, я распахнула дверь, и порыв холодного воздуха швырнул мне в лицо прошлогодние листья. Я посмотрела сквозь пальцы, чтобы прицелиться, намереваясь проткнуть крохотную задницу этого типа, однако замерла, увидев вокруг ворот множество мигающих огней. В том числе и на его мотоцикле.

А потом зазвучал гудок.

Он склонился, разглядывая нечто вроде экрана на своем мотоцикле, совершенно не замечая ни меня, ни моей ярости. Затем, сорвав шлем своего защитного костюма, швырнул его оземь. Обругав мотоцикл, он пробежал шага три вперед и пнул злополучный шлем метров эдак на тридцать вдоль подъездной дороги.

Плохая идея. Когда шлем пролетал мимо ворот, вспыхнуло еще больше огней.

— Внимание! — завопил дом. — Периметр вооружен! Не пересекать означенных границ! Дом на карантине!

И словно для пущей убедительности по шлему ударил красный луч лазера. Тот пролетел еще метра три вдоль дороги и приземлился, уставившись на нас дымящейся дырой точно по центру щитка.

— Что за… — Фокс двинулся было к нему, но остановился, услышав мой окрик.

— Не смей! Он выстрелит и в тебя.

Медтехник обернулся, недоверчиво посмотрел на меня, снова взглянул на дыру и спросил:

— Что это за охранная сигнализация?

Повышенная, конечно же, — именно такую мне пришлось поставить.

— Слушай, я здесь совершенно одна, — попыталась я объяснить. — А люди… Они ведь не читают знаков. Или полагают, что это пряничный домик, и пытаются отломить кусочек.

В прошлом октябре я поймала тут одних с пикника: они хотели приготовить барбекю из моего красного ставня. На обед, мерзкие каннибалы.

— Ну так выруби ее!

— Я не могу.

Лицо его потемнело, оттенком теперь вполне соответствуя низкому небу за его спиной.

— Слушайте, леди, я просто обязан умотать отсюда! У меня вечером свидание!

— Не я первая начала!

Вместо ответа он закинул ногу на мотоцикл и попытался его завести. Не добившись успеха с ключом зажигания, он заехал ботинком по решетке сбоку двигателя.

Он так и не поехал.

До меня донесся голос. Не знаю уж, что ему там сказали, но он снова начал ругаться на чем свет стоит, только на этот раз еще громче. Затем соскочил с мотоцикла, пнул переднее колесо и глухо зарычал, когда машина разок вздрогнула и подножка поддалась. Очень медленно машина завалилась набок.

Ух ты! Сколько в нем весу-то? Килограммов двести?

По-видимому, запас ругательств он исчерпал, ибо погрузился в молчание. Плечи его поникли. Наконец парень повернулся ко мне:

— Они сказали, что отключили мотоцикл. Черт, я здесь застрял.

Это взбесило бы меня еще больше, не имей он после всего произошедшего столь жалкий вид. Я уставилась на него, на один блаженный миг даже позабыв о чесотке.

— Что?

Взор его был обращен на землю. Он облизнул кольца на губе.

— Они… э-э, они сказали, что пока не знают, обычный ли это штамм ветряной оспы. Их беспокоит, что я могу ее подцепить. Или передать кому-нибудь. Так что я тоже на карантине.

Я возвела очи к быстро чернеющему небу.

— Ай-яй-яй, вот же дерьмо. Чертовски жаль это слышать. Всего хорошего, Фокс. — Я развернулась к дому.

— Эй!

Я остановилась.

— И что же мне теперь делать?

— Я-то откуда знаю? — пожала плечами я. — Поставь палатку или что-нибудь в этом роде.

— Леди! У меня нет этой чертовой палатки. У меня нет никакого походного снаряжения. И вы только посмотрите на небо. Приближается долбаная пурга. Я просто замерзну насмерть.

— Если разрешить тебе занести все это внутрь, — я описала рукой круг, как бы заключая в него все роскошное одеяние Фокса, — тогда умру я. Тебе нельзя заходить, если только ты не наденешь защитный костюм.

И мы оба поглядели на поверженный шлем — в любом случае теперь находившийся за пределами досягаемости, будь он хоть трижды целым.


В конце концов, мы достигли компромисса.

Ну, это я так называю, у него же для этого нашлось несколько иное выражение, которое я не буду здесь приводить.

Я все-таки впустила его, но сначала заставила снять защитный костюм. Затем остальную одежду и побрякушки. А также все имплантанты. Покончив с этим, он стоял, прикрывая руками пустые штепселя, а вовсе не пах. Наверное, он чувствовал себя более обнаженным без устройств, нежели без одежды.

Тем не менее я твердо отказывалась повернуться к нему спиной, пока он не сгреб все это барахло и не убрал в один из седельных кофров мотоцикла.

Еще больше он начал роптать, когда я бросила ему кусок мыла и заставила прямо на месте помыться дважды, пока я поливала его из шланга.

Ну да, было довольно холодно, но что мне оставалось делать? Пустить его с шлейфом ароматов шампуня и лосьона? Геля? Антиперспиранта? И той дряни, с помощью которой этот дурачина покрасил свои лобковые волосы в розово-лиловый?!

Была бы у меня возможность, я бы заставила его свести и татуировки. У него их было две — нового интерактивного типа, в ярких красках, которые начинают кружить в водовороте, если к ним прикоснуться. Та, что на груди, — мандала — вращалась при каждом вздохе. Увы, поскольку она была прорисована под эпидермисом, для сведения ее мне пришлось бы освежевать своего гостя.

Хотя, должна признать, мысль была весьма соблазнительная. А может, это ему следовало снять с меня кожу. Все что угодно, лишь бы не чесаться!

Пока я восстанавливала самообладание, он прошмыгнул в дверь. Я последовала за ним, и чтобы закрыть ее, мне пришлось побороться с ветром — начиналась настоящая буря.

Итак, теперь нас было двое. Я старательно обошла его и бросила пару полотенец из стопроцентного хлопка, а затем откопала старую рубаху и штаны из суровой хлопчатобумажной ткани, вполне эластичной. Медтехник был выше меня не более чем на пять сантиметров, таким же стройным, и я решила, что пока сойдет. Дом, хвала Господу, все равно немного лихорадило, и потому мы быстро согрелись.

Следующие два часа я взывала к людскому роду, но так ничего и не добилась. Округ не уступил ни на сантиметр, а компания и вовсе отмалчивалась. Даже когда им позвонил их сотрудник Фокс, даже в этом случае у них не нашлось времени пообщаться. Они были по свои корпоративные шеи в том, что, без всяких сомнений, оказалось эпидемией. Если только мне не потребуется неотложная помощь, подразумевающая госпитализацию, нам обоим выходить отсюда было запрещено.

Ко времени капитуляции я совершенно охрипла от криков, вновь начался кашель. И потому я не сразу услышала «вап-вап-вап» снаружи.

Фокс услышал.

— Что это? — спросил он.

Вертолет — он висел метрах в десяти над землей, швыряя мне в глаза снег, пока я пыталась заставить их приземлиться. У них же подобного и в мыслях не было. Вместо этого они беззвучно, не считая шума двигателей и винтов, опустили сетку с двадцатилитровыми баками. Потом просто отцепили сеть, подняли трос и были таковы.

— Что за… Куда они? — заорала я на Фокса.

Он пожал плечами и вздрогнул. Ветер к тому времени был уже леденящим, так что мы взяли один бак и затащили его внутрь.

Емкость была металлической и при открывании оказала сопротивление. Когда же нам наконец удалось взять над ней верх, я и мой непрошеный гость изумленно переглянулись. «Пепто-Бисмол»? Затем я почувствовала запах. Я отпрянула и ударилась в панику, прежде чем узнала его. Нет, не «Пепто». Каламиновый[8] лосьон.

В сетке, как мы обнаружили, оказалось несколько натуральных кисточек, валиков, лотков, а также удлинителей рукояток. Мы перетащили все это внутрь и принялись за работу.

Лосьон творил чудеса. Сама я не могла им пользоваться, потому как у меня реакция на какой-то компонент в его составе, дом же ничего против него не имел. Я все же осмотрительно облачилась в перчатки и тапочки. Фоксу я поручила потолок, не испытывая особого желания, чтобы мне капало на волосы и лицо. Работенка была та еще. В доме четыре большие комнаты, прачечная, ванная, и все их надо намазать лосьоном — за исключением кафеля, конечно.

Можете себе представить, сколько на это необходимо каламинового препарата?

Когда мы закончили, было уже поздно. Я устала как собака. Фокс, полагаю, тоже.

— Так, э-э-э… А где я буду спать? — поинтересовался он.

Диванчик мой представлял собой, скорее, кресло для двоих и по длине ему явно не подходил. Кроме того, нам пришлось его тоже намазать лосьоном, равно как и оба кресла, поскольку они покрылись сыпью. Но предлагать парню спать на полу я отнюдь не собиралась. Однако, коли нам придется проторчать здесь вместе несколько дней, то придумать что-то надо. С учетом всех обстоятельств это несомненно должно быть как можно дальше от моей комфортной зоны.

— Ну, в м-м-моей комнате, — выдавила я. — Можешь пойти взглянуть.

Памятуя о моих недавних манипуляциях с арбалетом, думаю, у него все-таки было право косо взглянуть на меня и отнестись с подозрением к моей нерешительности. Поэтому я, прикусив губу, повела его в комнату, которую мазала самолично. По дороге я начала готовить своего гостя:

— Как ты заметил, мебель тоже часть дома. Поэтому очень многое здесь — это я.

Взглянув через арочный проем, он кивнул, но затем застыл с раскрытым ртом.

Я знала, на что он смотрит. На кровати. Пара округлых холмиков, на концах которых темно-коричневые подушки, поднимающиеся еще сантиметров на пятнадцать, если их слегка погладить. Немного морщинистые и податливые подушки окружены гладкими коричневатыми ареалами. Из какой части тела они были получены, сомнений не возникало.

Надо отдать должное, каким-то здравым рассудком он все-таки обладал, поскольку никак не прокомментировал увиденное. Лишь спросил:

— А одеяла?

— Никогда не пользовалась ими, — ответила я. И это было правдой. Кровати были такими же теплыми, как и моя кожа. Да они и были моей кожей. Обычно я обходилась и без пижамы. Этой же ночью, решила я, будет по-другому. Буду спать в одежде. Я нашла для Фокса шерстяное одеяло, и мы оба буквально рухнули на кровати.


Я проснулась в темноте, по-прежнему измученная и толком не понимая, что же меня разбудило. А потом услышала это — причмокивающий звук умиротворенного бормотания.

Я уселась и посмотрела на своего нежеланного гостя.

Он мирно спал, растянувшись на соседней кровати. Голова его, впрочем, съехала с подушки, и во сне он уткнулся в нее носом и обхватил рукой. Подушка-сосок твердела и поднималась у меня на глазах — равно как и ее двойники на моей кровати и моей груди.

Описать возникшее ощущение не так-то легко. Возбуждающее, но какое-то призрачное, совершенно непохожее на что-либо из испытанного мною прежде. Я чувствовала, что растягиваюсь, удлиняюсь, страстно при этом желая того, чего даже сама не понимала.

Но именно это телодвижение и завело мою кожу. Я не привыкла одевать одежду на ночь. Она липла ко мне, своими складками оставляла отеки, терла шею, плечи, бедра, и в конце концов я обхватила себя руками и свернулась в клубок. Совсем скоро я превратилась в сущее воплощение отчаяния, и слезы текли по моим щекам. Каждое место на мне, до которого я могла дотянуться, находилось рядом с тем, до чего мне уже было не добраться.

Я была так несчастна, что даже не осознавала своих рыданий. Не услышала я, и как он встал. Он просто вдруг оказался рядом со мной.

— Это невыносимо! — зарыдала я и снова свернулась, но он остановил меня.

— Давай, расслабься, — прошептал он и включил свет. Потом медленно опустил мои руки к коленям. Поднял лицо, нахмурившись при виде множественных шрамов от трахеотомии у меня на горле. Он провел по ним пальцем. Затем зашел сзади и начал растирать мне спину. Плечи. Бедра. Когда ему помешала ткань, он снял с меня рубашку и стал работать с обнаженной кожей.

Это не походило на массаж в спа, где ощущаешь себя замешиваемым тестом. Меня словно утюжили, снова и снова. Он прилагал достаточно силы, чтобы разогнать кровь по коже, но движения его при этом были очень мягкими. Медленно зуд утих и превратился в слой жара — я как будто тлела на дюйм в глубину.

Уложив меня, он продолжил — вниз по каждой руке и ноге и обратно вверх.

— У тебя такая чудесная кожа, — произнес он, выдыхая слова в мое обнаженное плечо. — Чудесная…

— Да, конечно. Пока я держусь подальше от синтетики, — прошептала я. Последний раз, когда я облачилась в искусственный шелк, я выглядела словно прокаженная почти целую неделю, а Рик… Да, Рик, кажется, решил, что может этим заразиться. Еще у меня была реакция на его лосьон после бритья…

Я встряхнулась, пытаясь отбросить воспоминания. «Это уже история», — сказала я себе.

Фокс не обратил на это внимания, слишком занятый массажем моих ягодиц, где начали дрожать крохотные волоски.

«Сколько же прошло времени, — подумала я, — с тех пор как ко мне кто-то прикасался?»

Я села и повернулась лицом к нему. Он улыбался. На каком-то этапе он снял позаимствованную у меня рубашку. Мандала у него на груди сверкала и тихонечко вращалась. Руки его продолжали двигаться, лаская мне бедра.

— Потри меня везде, — потребовала я.


Когда я проснулась в следующий раз, начинался рассвет. Я чувствовала себя… человеком. Я лежала на боку, и тепло на спине было не от отеков. Это был Фокс, обнимавший меня. Он посапывал, каждый его выдох шевелил волосы у меня на затылке.

Я дивилась, не решаясь даже пошевелиться. Мне хотелось, чтобы этот миг продолжался. Он обязан был продолжаться, если вспомнить положение вещей. Лечение по снижению моей чувствительности так и не принесло результатов. Если только не появится что-нибудь новенькое, я так вот и буду жить до конца дней своих.

По крайней мере, у меня не было аллергии на него.

Я улыбнулась. С Реем было как с девственником. Полагаю, он так привык к пирсингу, имплантантам и прочему… И когда ему пришлось обходиться без них, это, кажется, выбило его из колеи. Его неуверенные движения, впрочем, были невероятно мягкими, и я просто не могла не отзываться на них точно так же. И поведение его тоже было таким милым. Он был словно ребенок, делающий открытия. И вот, лежа там, я смутно начала ощущать чувство вины за произошедшее, словно я просто воспользовалась им и его невинностью.

Неприятная мысль. Однако она была прервана щекочущим ощущением, а затем чиханием. Потом еще одним. Чудовищное чихание. Я слетела на пол, и, пока меня сотрясали конвульсии, рука Рея обнимала меня. Как сказала бы моя мексиканская бабуля: «!Que romantico!»[9].

— Что с тобой? Что-нибудь принести? Кортизон? У тебя есть ингалятор? — Он совершенно ударился в панику и готов был приступить к искусственному дыханию. — Это из-за меня?

Я покачала головой:

— Нет. — Я немного задыхалась, однако вовсе не из-за закупорки, причиной которой могла послужить какая-нибудь химия. Таковая, скорее, заключалась в физическом покалывании где-то в глубине носоглотки. Я шумно высморкалась, но облегчения не последовало. Вот тогда я и вспомнила, что кожа у меня чешется так неистово из-за инфекции Би-ома.

Ну что на этот раз? И где?

Вылетев через входную дверь, мы обнаружили, что землю покрывает добрых полметра снега. Не по правилам. Должен быть дождь в это-то время года.

Мотоцикл Рея оказался погребен под сугробами, хотя небо над нами к тому времени уже было кристально ясным. На востоке был различим рассвет, обрамляющий горы Сьерра-Невада неземным кружевом чистого снега. Красота неописуемая.

То есть пока что-то не влетело мне прямо в лицо и не вцепилось крошечными коготками. Я стукнула по нему и смахнула с носа. А потом налетел еще один.

Что это? Совы? Жуки?

Я схватила оставленные Реем полотенца, теперь основательно замороженные, и замахала ими на досаждающих тварей, стараясь не подпускать их к себе. Рей поступил по-другому: он забрался на перила крыльца и уставился на козырек крыши, поскольку вокруг дома их носилось еще больше.

— Что это? — прошептала я, опасаясь, что привлеку существ к себе, если заговорю громче. Я слышала слабое, так сказать, поскрипывание, как будто кто-то водил ногтями по классной доске.

— Стой там, — велел Рей. — Что?

Он перелез через крыльцо и взобрался по лестнице, прикрепленной к обшивке, до выхода вентиляции возле крыши — треугольника, ведшего внутрь чердака. Как и многое в этом доме, устройство это походило на свой первоисточник — мой нос. У меня на глазах эти летающие твари набрасывались на отдушину. Добравшись до ноздрей, они сворачивались в формы поменьше и потом исчезали совсем.

— Х-х-х… Х-х-х… Апчхи!

Я чихнула с такой силой, что отбросила одного из этих летающих чертенят почти на метр. Вот это наконец-то и отпугнуло тварей! Они отвязались от меня и присоединились к своим сородичам наверху.

Рей спустился. Он ухмылялся.

На этот раз я не снижала тона:

— Что?

Он и вовсе засмеялся — не обязательно надо мной, но мне все равно это не понравилось.

— Летучие мыши, лапочка, — ответил он. — Теперь у тебя все дома. В пазухах — уж точно!

Поначалу я не поверила, но когда окончательно рассвело, Рей снова забрался по лестнице и открыл вентиляционную решетку. Он засунул туда руку, вытащил одну из тварей и спустился вниз. Я даже испугалась, увидев, какой маленькой она была. Со сложенными крыльями — размером с мышку. Точнее, с мышонка.

— Видишь полоску на спинке, как у бурундука? — спросил Рей. — Это не естественный вид. Это «голая» летучая мышь[10]. Продукт генной инженерии, как и твой дом. Им добавлены некоторые человеческие аллели, чтобы они были устойчивы к синдрому белого носа[11], а также к бешенству. Возмещение вымерших.

— Но… но… что они делают здесь?

Он усмехнулся:

— Я так полагаю, они нашли на чердаке славную, теплую и уютную пещерку, которая в буквальном смысле пахнет, как они, как дом. У тебя их тут целая колония, — порадовал меня Рей. — Хотя это легко устранить. Всего лишь поставить решетки с ячейками поменьше.

Я кивнула, предавшись мрачным думам о мышином гуано. Неудивительно, что я столько времени ощущала забитость в пазухах, хотя и забралась в такую даль.

А потом меня осенило.

— И насколько они «человечны»? — спросила я Рея. — Они могут подхватить другие вирусы? Скажем, ветрянку?


Представитель компании попытался отмахнуться от открытия, но Рей послал несколько мышей в качестве образца, воспользовавшись стерилизованным контейнером-ловушкой, который нам спустили тем же способом, что и каламиновый лосьон. Через пару дней все сомнения рассеялись. Так и есть, у моих мышек обнаружилась ветрянка. И эти «голые» летучие мыши, конечно же, оказались ее разносчиками, распространив болезнь среди почти всех би-омов на севере Калифорнии. В результате последовало массовое изгнание зверьков, посредством соляного промывания пазух и несколько поспешной замены естественных фильтров металлическими — как минимум до тех пор, пока они не подправят фенотипы домов. И летучих мышей, быть может.

На следующей неделе сыпь исчезла, почти так же быстро, как и появилась. Я наслаждалась освобождением от чесотки и заложенности пазух. К тому времени главной моей заботой было быстро приближающееся окончание карантина.

Рей все не мог дождаться возможности поесть мяса. А у меня не очень-то получалось заставить себя сказать ему «прощай». Когда настал день, ему, кажется, все-таки не хотелось уходить.

— Было… интересно, — выдавил он. — Представить себе не мог… — продолжил он, но умолк, покраснев как рак, по сравнению с появившимся румянцем даже его мандала поблекла.

— Разве ты никогда не занимался этим au naturel? — спросила я мягко.

Он нахмурился. Медленно и задумчиво произнес:

— Первый пирсинг я сделал в двенадцать. А первый имплантант… — Тут он оборвал себя и просто ответил: — Нет.

Я грустно улыбнулась ему.

— Знаешь, вообще-то эти штуки предназначены помогать тем, у кого проблемы. Или же для точной синхронизации. Для удовольствия… Но ведь двум нормальным, целиком органическим и натуральным людям не нужно никаких усовершенствований. Все, что им необходимо — лишь они сами, и…

Моя небольшая проповедь прервалась, когда Рей поцеловал меня в мочку уха.

Когда через час мы вышли наружу, он заявил:

— Ты не должна прозябать здесь в одиночестве.

Я пожала плечами.

— Как насчет онлайновых групп поддержки? — предложил Рей.

— Да кому они нужны? Что, от них лучше становится? Все кончается? Становится таким, как было раньше?

— Нет, но…

— А скулить об этом бессмысленно, — выпалила я, уже не в силах остановить поток слов. — Я вполне научилась обращаться с этим, понятно? У меня есть би-ом. Я перестроила всю свою жизнь. И теперь мне надо продолжать ее. Всего лишь продолжать…

Я умолкла, но отнюдь не от изнеможения. Внезапно я вдруг остро осознала, насколько же пуст мой дом. Ни тебе призов за боулинг, ни сувениров с Ниагарского водопада, ни кучи игрушек. Никаких семейных фотографий на моих мягких розовых стенах. — Ну да, зачем смотреть на то, чего не можешь иметь? Так-то оно так, но себя ведь не обманешь. Стены, комнаты, полки — все они пусты.

Чтобы спастись, сказала я себе решительно.

Ага, верно, отозвалось мое «я». Ты спасаешься… Но для чего?

Рей погладил меня по волосам.

— Как ты… как ты отнесешься к гостю? Ну, может, всего лишь на выходные или праздники…

Я ответила ему поцелуем. И предложила построить рядом с домом баню — с обогревателями, горячей водой, полотенцами, тапочками и одеждой из чистого хлопка, которую он смог бы носить в доме. Если, конечно, захочет что-нибудь надевать вообще.

Он рассмеялся:

— Думаю, мне лучше сделать это сразу.

Я была с ним совершенно согласна, хотя и не сказала этого вслух. Я просто молча прильнула к нему. Наконец мы скрепили сделку последним продолжительным поцелуем. А потом мне пришлось отпустить его. Открыть входную дверь — дело вообще-то пустяшное. Но не тут-то было. Дверная ручка оказала сопротивление.

Еще одна попытка. Ничего.

Я отступила на шаг и только тогда заметила яркую оранжево-розовую окраску двери. Из-за каких-то странных искажений с каждой стороны косяка вся стенная панель изогнулась наружу. Скорее, выпятилась.

Я осторожно протянула руку и провела пальцами по изгибу с правой стороны. Горячая. Прямо жар. И воспаление. Я тут же почувствовала это — неприятную щекочущую боль в собственном горле.

О нет!

Я повернулась и уставилась на Ренара.

Он покопался в Сети. Много времени это не заняло. И хорошо, потому что из-за приступа симпатической реакции я уже почти задыхалась.

Он покачал головой, адресовав мне свою грустную, застенчивую улыбку.

— Я, э-э-э… не совсем уверен, но, похоже дом мог…

— Что? — потребовала я. — Ну что на этот раз?

Рей махнул в сторону распухших дверных гланд. А потом беспомощно пожал плечами:

— Свинка.

О Господи!

Примечания

1

Гистамин — биогенное соединение, регулятор многих физиологических процессов, свободный гистамин вызывает спазм гладких мышц, расширяет капилляры, понижает артериальное давление. (Здесь и далее прим. перев.)

(обратно)

2

Шеллак — природная смола, вырабатываемая насекомыми, лаковыми червецами.

(обратно)

3

Биом — в общем смысле, совокупность экосистем, или видов животных и растений одной природно-климатической зоны. У автора, однако, написание термина несколько изменено (Bi'Ome вместо biome) и подразумевает «био-дом» (bio-home).

(обратно)

4

Фамилия Фокс (Fox) переводится как «лис», его же полное имя Ренар (Reynard) благодаря памятнику французской литературы — средневековой сатирической эпопее «Роман о Лиcе» (Roman de Renard) — в английском языке также означает это животное.

(обратно)

5

При экспресс-тесте для определения антигена стрептококков группы А берутся мазки из горла, и в случае положительного результата анализ окрашивается в пурпурно-розовый цвет.

(обратно)

6

Varicella zoster (лат.) — ветрянка, ветряная оспа: вирус этого заболевания вызывает опоясывающий герпес.

(обратно)

7

Бугалу — популярный в 1960-х годах в США латинский танец, в котором тело принимает неестественные позы, осуществляя между ними плавные переходы.

(обратно)

8

«Пепто-Бисмол» — субсалицилат висмута, лекарственный препарат от изжоги, нарушения пищеварения, расстройства желудка, тошноты и диареи. Каламин — природный минерал, используемый в медицине в присыпках, примочках и мазях, в частности от солнечных ожогов.

(обратно)

9

!Que romantico! (ucn.) — Как романтично!

(обратно)

10

«Голая» летучая мышь — название по аналогии с выведенной иммунодефицитной бесшерстной мышью, используемой при проведении медицинских исследований.

(обратно)

11

Синдром белого носа — грибковое заболевание летучих мышей, смертельное для этих животных.

(обратно)

Оглавление

  • *** Примечания ***