КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 406775 томов
Объем библиотеки - 537 Гб.
Всего авторов - 147467
Пользователей - 92603
Загрузка...

Впечатления

Serg55 про Фирсанова: Тиэль: изгнанная и невыносимая (Фэнтези)

довольно интересно написано

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Графф: Сценарий для Незалежной (Современная проза)

Как уже задолбала литература об исчадиях ада, с которыми воюют... впрочем нет - как же они могут воевать? их там нет... - светлоликие ангелы.

Степень ангельскости определяется пропиской. Живешь на Украине - исчадие ада. На Донбассе - ну, ангел третьего сорта, бракованный такой... В Крыму - почти первосортный. В России - значит, высшего сорта. И по определению, если у тебя украинский паспорт - значит, ты уже не человек, а если российский - то даже если ты последняя скотина - то все равно благородная :)

И после такой литермакулатуры кто-то еще будет говорить, что Украине - не Россия, а Россия - не Украина? В своих агитках - абсолютно одинаковы...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Ланцов: Фельдмаршал. Отстоять Маньчжурию! (Альтернативная история)

неплохая альтернативка.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
каркуша про Шрек: Демоны плоти. Полный путеводитель по сексуальной магии пути левой руки (Религия)

"Практикующие сексуальные маги" звучит достаточно невменяемо, чтобы после аннотации саму книгу не читать, поэтому даже начинать не буду, но при чем тут религия?...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
каркуша про Рем: Ловушка для посланницы (СИ) (Фэнтези)

Все понимаю про мечты и женскую озабоченность, но четыре мужика - явный перебор!

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
DXBCKT про Андерсон: Крестовый поход в небеса (Космическая фантастика)

Только сейчас дочитал этот рассказ... Читал сравнительно долго и с перерывами... И хотя «данная вещь» совсем не тяжелая, но все же она несколько... своеобразная (что ли) и написана автором в жанре: «а что если...?» Если «скрестить» нестыкуемое? Мир средневековья (очень напоминающий мир из кинофильма «Пришельцы» с Ж.Рено в главной роли) и... тему космоса и пришельцев … С одной стороны (вне зависимости от результата) данный автор был одним из первых кто «применил данный прием», однако (все же) несмотря на «такое новаторство» слабо верится что полуграмотные «Лыцари и иже с ними» способны (в принципе) разобраться «как этот железный дом летает» (а так же на прочие действия с инопланетной технологией...)

Согласно автору - «человеческие ополченцы» (залетевшие «немного не туда») не только в кратчайшие сроки разбираются с образцами инопланетной технологии, но и дают «достойный отпор» зеленокожим «оккупантам» (захватывая одну планетную систему за другой)... Конечно — некие действия по применению грубой силы (чисто теоретически) могли быть так действительно эффективны в рамках борьбы с «инопланетниками» (как то преподносит нам автор), но... сомневаюсь что все эти высокультурные «братья по разуму» все же совсем ничего не смотли бы противопоставить такому «наглому поведению» тех, кто совсем недавно ковал латы, трактовал «Святое писание» (сжигая ведьм) и занимался прочими... (подобными) делами...

В общем ВСЕ получается (уже) по заветам другого (фантастического) фильма («Поле битвы — Земля», с Траволтой и прочими), где ГГ набрав пару-сотню людей из фактически постядерного каменного века (по уровню образования может даже и ниже средневековья) — сажает их за руль «современных истребителей» (после промывки мозгов, и обучающих программ в стиле Eve-вселенной). Помню после получасового сидения (в данном фильме) — такой дикарь, вчера кидавший копья (якобы) «резко умнел» и садился за руль какого-нибудь истребителя F... (который эти же дикари называли «летающим копьем»... В общем... кто-то может и поверит, но вот я лично))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
медвежонок про (Пантелей): Террорист номер один (СИ) (Альтернативная история)

Точка воздействия на историю - война в Афганистане в 1984. Под влиянием божественной силы советские генералы принимают ислам, берут власть в СССР, делят с Индией Пакистан, уничтожают Саудовскую Аравию.
Написано на редкость примитивно и бессвязно.
Кришне акбар. Ну и Одину тоже.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
загрузка...

Гарри Поттер и Суровая Реальность (fb2)

- Гарри Поттер и Суровая Реальность (а.с. Проект «Поттер-Фанфикшн») 1.56 Мб, 488с. (скачать fb2) - Rakot - Сергей Александрович Малышонок (Седрик)

Настройки текста:



Rakot Гарри Поттер и Суровая Реальность

Примечания автора:

Крик души Седрика:

Я отбивался как мог! Я сломал три ОГлобли о лоб Ракота, но болезнь не отступила! Мы его теряем! Братья… Помните меня как героя!

Гарема не будет. НЕ БУДЕТ ГАРЕМА! Вообще! И нет, не подумаем! И картинок красивых девушек в хогвартской форме нам НЕ НАДО!

Глава 1. Старый враг

Иногда они возвращаются снова и снова.

Один из наиболее часто используемых приемов в различного вида ужастиках.

Подозрительная черная лужица. Место и время неизвестны.

Сколько уже прошло времени? Час? Тысячелетие? В бездне между миров трудно следить за ходом стрелок часов… да и часов тоже нету. Ну Вальтер, ну скотина, бэкапы мне понадобились, а я теперь страдай и беспокойся, как там они? Вот же сволочь! Мое безмолвное возмущение было прервано мощным потоком информации, неизвестным образом возникшим у меня в тушке, так и что там? Ну ничего себе, завидую, мало того, что у него по первости была частично заблочена память, а значит, никаких проблем с терзаниями этот засранец не имел, так еще и попал в такой мир! Вот же везунчик, я тоже так хочу, к тому же в реальности фейки еще прекраснее… Так, ладно, а из полезного Сефирот что–нибудь приволок? Так–так, основы магии, неплохая библиотека, Огонь, Тьма, Жизнь, Смерть… хм… Перевооружение и Поглощение, суровый набор, плюс, информация об инициации, но для этого нужна кровь дракона… неплохо, но пока еще неизвестно, куда я попаду, надеюсь, хоть в этот раз обойдется без этих чертовых лестниц!

Некоторое время спустя.

Господи, за что? Я что, так много прошу? Ну почему? Почему каждый новый мир встречает меня лестницей? Правда, в этот раз, она хотя бы чистая, неужели в следующий мне повезет и я попаду хотя бы на пандус? Хм… судя по всему, я оказался в каком–то доме, причем явно жилом. А где есть жилой дом, должны быть и его обитатели. Хм, что это там? Какой–то жирдяй уставился на меня, выпучив глаза… бррр, ну и харя, с одной стороны — много материала, удобно переделывать, но вот с другой… больно уж противно. Меж тем, жирдяй явно на кого–то (или кому–то) орал, хорошо что в «режиме лужи» звук я не воспринимаю, думаю, его голосок красотой не отличается. Спустя некоторое (не слишком длительное) время, к жирдяю подошел мальчишка, довольно худой и невзрачный, в видавших «лучшие дни» джинсах и безразмерной футболке. На ногах паренька красовались слегка подранные кеды, в общем, классический вид обычного деревенского паренька или школьника на каникулах опять же, в деревеньке. Судя по возрасту парня, действительно школьник, лет 12, может быть 13. Пока я приходил в себя после переноса, парень метнулся наверх, после чего спустился с колбой в руках, да еще и в перчатках, судя по всему, кожаных… правда, кожа была какая–то странная… Меня аккуратно соскребли лопаткой и запихнули в колбу (хотя, скорее бутылку, почувствуй себя джином, блин). По ходу дела я взял немного материала перчаток на анализ… так, явно какой–то ящер, судя по размеру и толщине изделия — весьма крупный и массивный, варан? Хм, нет, не думаю, что–то в нем не так, ладно, данных пока маловато…

Парнишка отнес меня в комнату на втором этаже, где благополучно скинул на стол, а сам улегся на кровать, зря он так, очень зря. Выбраться из бутылки и добраться до потенциалного носителя было нетрудно — левитация, добытая еще из Марвела работала вполне сносно, конечно, использовать в своих целях ребенка — идея не лучшая, как с морально–этической, так и практической точки зрения, вот только парочка деталей в этом парнишке заставляет выбрать именно его… чтож, значит, кому–то сегодня не повезло. Долететь и закрепиться, после чего начать Слияние. Ну здравствуй, Гарольд Джеймс Поттер, значит я все–таки оказался прав — мир Поттерианы, чтож, могло быть и хуже, меня могло занести и в совершенно обычный мир, откуда ничего полезного не утащишь, а тут и пространственная магия интересна и Время местные маги если не покорили, то уж «попробовали на зуб» точно, а про лича-Волди аж с семью филакретиями, одна из которых является ЖИВЫМ человеком, я вообще молчу, если настоящие личи такие, как описываются в большинстве произведений современных фантастов, то за один этот рецепт любой лич мне свой собственный Хилс отдаст, да еще спасибо скажет! (Хилс — некромансткий мега посох, разумный, способен колдовать самостоятельно, частенько не уступает в мощи магу–создателю, а то и превосходит его, способен к самосовершенствованию, отличается ну ОЧЕНЬ паршивым характером *прим. Автора).

Что делать с Поттером я еще не решил, была парочка вариантов, но для начала стоило, понять, кто он есть такой на самом деле — знания канона знаниями, но мир может преподносить и свои сюрпризы, а вот кусочек от Волди был определённо куда опаснее, был бы он целиковым, совсем не факт, что удалось бы справиться, а так…пока я еще не закрепился в теле и не являюсь человеком…

— Магия Поглощения. Пожирание сущности, — тихонько шепнули губы Гарри Поттера и один из осколков Тома Риддла перестал существовать, а я почувствовал легкий бриз магии, влившейся в меня… как–то маловато для самого мощного темного мага второй половины двадцатого века. А вот информационного потока не было вообще, разве что серпентерго (он же парселанг или просто змеиный язык), впрочем, сие тоже весьма неплохо. Чтож, непосредственная угроза устранена, теперь можно начать обустраиваться в теле, а заодно посмотреть, что собственно уже произошло, а что еще нет. Итак, приступим-с, но сначала зададим некоторые параметры по улучшению тушки… блин, какой же он худой, а ведь нормально питается, глисты что ли? Хм, нет, нету… ладно, не важно, пока только исправим зрение и дадим регенерацию, больше организм может и не выдержать, нужно было больше кушать, мистер Поттер.

Хотя мелькнула у меня мысль прицепиться к кому–то другому и спокойно учиться, добывать знания… но, вынужден признать, адреналиновая зависимость, вызванная Симбой требует нахождения в центре событий, а искусственно подавлять её мне не особо хочется, так почему бы нет? Теперь, что касается памяти… тут все было весьма интересно, во–первых, не далее, как неделю назад доблестный Гриффиндорец умудрился, благодаря своему человеколюбию, пролюбить возможность оправдать крестного, потому и был столь печален, угу, значит, угораздило меня влететь в конец третьего курса, так, с этим разберусь, а что было до этого? А до этого был чистый канон — опасный рецидивист Гарри по кличке Поттер нарушал безобразия как только мог — над дементорами издевался, не давая добычу сожрать, василиска вообще гоблинской заточкой зарэзал, как настоящий джигит (назвать эту парадную шпагу с диким количеством драгоценных камней на ней гордым именем «меч» у меня язык не повернется, хорошо хоть гоблины — народ суровый, поэтому даже их парадные клинки — весьма неплохое оружие… по меркам человеческого средневековья, во всяком случае, если судить по воспоминаниям Поттера), профессора–заику вообще зажарил неизвестным образом, да еще и троллю морду набил. Хех, неплохой список, многие за всю жизнь столько не попадали, сколько он за три года, а уж дальше будет еще интереснее… я об этом позабочусь. Так, друзья–товарищи… м-да, честно говоря, мне дико не нравился весь круг общения избранного — если в первый год Рыжий был, в принципе, парнем неплохим, честным, отважным (без дураков, сыграть гамбит самим собой — нужно иметь воистину железные яйца, пусть 11-летний ребенок и не понимает полностью, что он смертен и может погибнуть, но наглядный пример в виде кучки битого щебня из поверженных фигур способен навести на мысли) и верным, то чем дальше, тем больше в нем проступала зависть к избранному, он начинал впадать в крайности, бросаться на своих товарищей, в общем, вел себя конфликтно и вызывающе. Увы, думаю, в дальнейшем от него будет больше вреда, чем пользы… да и раздражают такие люди. Вторым человеком была Гермиона Грейнджер — увы, никакого сходства с актрисой Эммой Уотсон у девушки не было… черт, вы вообще англичан видели? Островное государство, изоляция… специфические традиции… как итог, симпатичное(на взгляд искушенного славянского человека, привыкшего к обилию красивых девушек) лицо и фигура — скорее исключение, чем правило. Другими словами… память Поттера вгоняла меня в ужас… во всем Хоге я не смог вспомнить НИ ОДНОЙ СИМПАТИЧНОЙ ДЕВУШКИ!!! (Чанг и Патил не в счет, к тому же, увы, моим эстетическим требованиям они не отвечали… хотя по поводу Чанг есть варианты, Гринграсс и еще пара девушек — скорее исключение, подтверждающее правило и… все, больше вообще никого) Аааа, заберите меня отсюда, переведите в Дурмстранг, а лучше в Шармбатон, как там говорил тот король? Уйду я от вас, к черту, к дьяволу, в монастырь! А потом тихонько добавлял… женский. Кхм, ладно, отставить панику. Что касается Грейнджер — классический вариант человека, которому все больше всех надо, из таких получаются хорошие аудиторы и налоговые инспекторы (тот еще ужас), благо, галантность у них примерно на одном уровне. Именно эта скромная тихая девочка подбивала ребят сначала узнать, что там охраняет Пушок, потом втянула в авантюру с посещением гостиной Слизерина, да и на третьем курсе так задолбала Поттера с советами, что он уже и не знал, куда от неё деваться, хоть и не особо это афишировал, между прочим, по вполне себе корыстным мотивам — больше списывать домашку было просто не у кого — остальные либо не делились, либо не блистали знаниями… м-да. Ну и теперь, барабанная дробь, а также, главный вопрос всех времен и народов… Дамбигад или не Дамбигад?

Я уже несколько часов крутил воспоминания о белобородом любителе лимонных долек (кстати, сие лакомство оказалось банальными леденцами, впрочем, логично, не станет же нормальный человек таскать в кармане истекающий соком лимон в сахаре или мармелад… хотя с Дамби нельзя быть уверенным ни в чем, ах да, и вкус у них был действительно не ахти) и тонкого троллинга (а как еще назвать происшествие с птичкой на втором курсе?) и никак не мог прийти к какому–то конкретному выводу. С одной стороны, старичок явно готовил Гарри на роль почетного камикадзе, но в особых зверствах замечен не был. Послал к Дурслям? Да, было дело, судя по всему — ему было в лом возиться с мелким самому, по какой причине — не суть, а доверить его кому–то из магов он не захотел. Хотя, из его «лагеря» особо никому и не доверишь, Уизлям бы свои рты прокормить, Лонгботтомы выбыли — осталась одна Августа, а эта боевая пенсионерка могла и учудить чего–нибудь эдакое. Барыга — Флетчер не подходил по вполне понятным соображениям, Грюм… кхм, спасибо, посмеялся. А вот Блека добрый дедушка явно посадил осознанно. По какой причине, не знаю, возможно, такой опекун его тоже не устраивал, а убедить словом Сириуса бы не получилось точно. Вот и остались одни Дурсли. Методом исключения. А заодно, такой ход мог считаться компромиссным с аристократами, заседающими в Визенгамоте — пусть народный герой не достался им, но и фракция ДДД его не получила, ну а то, что Дурсли- единственные оставшиеся кровные родственники и по законам Британии опека как бы должна отходить именно к ним — это так, приятное дополнение, в конце концов, у волшебников свои законы и большинство чистокровных рассматривает маглов в лучшем случае как забавных зверушек (привет Артуру Уизли). Посмотрев память о жизни с этими людьми, я опять же, не смог прийти к какому–то однозначному мнению — да, Гарри периодически отхватывал по мозгам, запирался в чулане и лишался еды. Вот только «просто так» такое происходило крайне редко — как правило, к таким мерам Дурсли прибегали после очередной «выходки» парня — взорванной вазы, пролетевшего мимо головы ножа… страх, именно он побудил их начать практику наказаний, ну а дальше они заметили — чем сильнее устает Гарри, тем меньше неприятностей случается вокруг него (магия уходила на поддержание организма), вот оттуда и пошла практика трудотерапии и лечебного голодания. Конечно, кое–где они перегибали палку (кстати, в некоторые моменты могли реально влететь в добрые ручки органов опеки, но, как по волшебству, окружающие забывали или не придавали значения некоторым деталям, забавно, не правда ли?)

События вечера, оставившего Гарри сиротой вызывали много вопросов. Начнем, пожалуй, с родителей. Поттер–старший был… конченым идиотом, не знаю, сам он додумался до столь «гениального» плана или ему помогли, но назначить хранителем трусливого и не вызывающего особого доверия Петтигрю… блин, да даже жена его, Лили Эванс была против такого «хранителя», но её слушать не хотели. Ладно, старый друг, с первого класса вместе и всё такое, мог Джеймс ошибиться, от этого никто не застрахован, но, черт подери, во время ВОЙНЫ переться открывать дверь неизвестно кому, оставив своё оружие в детской? Пусть дом и защищен «хранителем», это не повод настолько расслабляться… м-да… зато я увидел человека, у которого голова предназначена только для того, чтобы в нее есть. Теперь же, что касается Лили Поттер, увы, ничего конкретного сказать о ней я не могу, особых талантов мною замечено не было, но что может заметить годовалый ребенок? Обычная молодая девчонка, в меру серьезная, в меру веселая, очень счастливая, хотя, порой в её глазах можно было заметить какое–то сожаление и тоску. А может, мне просто казалось? В конце концов, со зрением у Гарри даже в годовалом возрасте уже было не так, чтобы очень — дурная наследственность древнего чистокровного рода. Что же случилось в тот роковой Хэллоуин? Увы, сказать наверняка не смогу и я, но, кажется Дамблдор не врал, или, не полностью врал, когда говорил о защите Гарри. М-да, я многое слышал об осознанных, добровольных жертвах. По большей части — из различных рассказов, порой, рассказов людей, реально присутствующих при тех событиях. Осознанная жертва собственной жизни штука сильная, даже у обычных людей сильная — бросок на амбразуру чтобы заткнуть пулемёт, и трое здоровых мужиков не могут столкнуть одно тело до тех пор пока волна атакующих не добежит до дота, хотя каждый должен бы это сделать одним пинком. Вход в пекло, где плавится даже защитный комбинезон, но всё равно человек жертвующий собой проходит до конца, делает, что должен и только потом умирает. Случаев масса, возможно ли, что прыгнувшая под смертельный луч женщина тем самым поставила защиту на своего ребенка? Вполне может быть.

Я вновь и вновь просматривал момент гибели Лили Поттер. Как глупо все вышло. Вот Лорд движением руки откидывает её к стене и наводит палочку на младенца, доля секунд и женщина вновь между ними, но луч уже летит в её сторону, вспышка и тихая фраза Риддла себе под нос, Гарри не может её расслышать, но видит движение губ, я же могу прочитать… «Жаль… все бы могло быть иначе». Потом темный лорд поворачивается к ребенку и смотрит на него, теперь Гарри может расслышать его голос, в котором проскальзывает некоторая досада.

— Дожил… воюю с детьми… но, рисковать нельзя, Авада Кедавра.

— Фух, вроде бы все, — я вынырнул из воспоминаний, судя по часам, провалялся я до самого утра и это — с раннего вечера, м-да, неплохо так поспал, судя по последней фразе Волди, особым желанием убивать Гарри он не горел, скорее, просто перестраховывался, понимаю, пожалуй, на его месте я бы поступил также, разве что Лили не просто оттолкнул, а вырубил нафиг, хотя не факт.

Чтож, теперь, остается решить, что делать с душой Поттера — поглотить я ее могу, но… пожалуй, не буду — толку с неё будет немного, к тому же, Гарри ещё не превратился в того непрошибаемо упёртого полудурка, страстно лелеющего свои детские обиды, мнящего себя пупом земли(свято при этом веруя в то, что на самом деле не мнит, а к нему просто придираются) и совершенно не способного к саморазвитию без направляющего пинка и тщательного разжёвывания материала лучшей подругой. Сейчас в нём всё–таки ещё оставалось немного от того простого ребёнка, каким он поступил в Хогвартс три года назад растерянно и восхищённо хлопая глазами, не много, но осталось. Так что, на мой взгляд, он вполне заслуживал права беспрепятственно вернуться в круговорот душ. Ладно, лети с миром, но ты был близок, — мысленно обратился я к Поттеру, обрывая его связь с телом.

— И что мне со всей это херней делать? — задал я потолку весьма интересующий меня вопрос, потолок своим ответом меня не удостоил, впрочем, что делать было понятно — ждать приглашения на Кубок Мира по хоккею на траве, в смысле, игре в мячики на метлах, хотя что первое, что второе — еще то извращение. А до этого юный герой убивал время каникул (после чего означенное выше время жестоко мстило на уроках в Хоге), заниматься два с лишним месяца ничегонеделаньем? Это было выше моих сил, да и планов уже выстроилось больше, чем у Наполеона (особенно того, из 6-ой палаты). Итак, первое, что мне нужно — это плеер, далее, привести в порядок тушку — глиста в скафандре не вдохновляет, ну а потом уже можно заниматься магией, что Фиорской, что местной, ну и с гоблинами пообщаться хочется, нет не на предмет проверки наследства на заводы–газеты–пароходы (хотя состояние счета глянуть стоит, да и вложиться в некоторые фирмы типа яблочков и мелкомягких было бы неплохо, к тому же, примерно в это время яблочники были в очень тяжелом положении, если мне склероз не изменяет). Если будут дергать с предложениями сложить голову на почве Всеобщего Блага — куплю попугая и научу вежливо посылать всех нахрен, после чего поставлю его своим секретарем, фух, теперь план ясен и очевиден. С личной жизнью придется повременить — до сих пор перед глазами лицо Фелиции, пусть девочки и остались в другом мире с другим мной, но все равно…(да и страшность местных забывать не стоит).

В окно влетела белоснежная сова и, нагло клюнув меня в щеку, проследовала в свою клетку. Эм, это типа «привет»? Грязным клювом после ночной охоты на крыс? Хм… а из неё получится неплохое чучело… мои кровожадные мысли были прерваны очень немелодичным звуком, напоминающим чей–то визгливый голос, кажется, завтрак и разнарядка на работу. Еще раз просмотрев свои планы, я не нашел там графы «погорбатиться на Дурслей», а значит, с кем–то предстоит сложный разговор. Вздохнув воздух поглубже, я превратил Симбу в поношенные джинсы и безразмерную футболку, добавил к костюму разбитые кеды и спустился на кухню.

Глава 2. К вопросу о гоблинах

Гоблинская семья собирает корзинку с пирожками гоблинской Красной Шапочке и дает ей напутствия:

— Таки слушай сюда. Когда ты придешь до бабушки, она сразу тебе таки будет плакаться, что, ой вэй, зима совсем скоро, из щелей дует, кран подтекает, топить нечем, крыша прохудилась, денег нет совершенно и вообще, шо ты, внучка, знаешь за эту жизнь. Но ты таки ничего не слушай, а твердо стой на своем: с капустой — по 5, с мясом — по 8!

Просто анекдот.

Вальтер Поттер. Кухня.

— Мальчишка, что ты так долго там делал? А, какая разница, неважно, нам с Верноном и Дадликом нужно сегодня съездить по делам, пока нас не будет, вытри пыль, подстриги газон и не забудь поджарить бекон к нашему возвращению, — пока миссис Дурсль выдавала ц. у. я разглядывал сестру женщины, что подарила жизнь этому телу… хм, некоторое сходство, конечно, имеется, но Лили однозначно была симпатичнее, да и по Фиору я заметил, некрасивых женщин–магов там можно было пересчитать по пальцам одной руки, причем все «посчитанные» были… не совсем адекватны, скажем так, и мнили свою внешность привлекательной. Впрочем, о том, что магия меняет тело известно в Фиоре давно, в мире Поттера уровень голой мощи магов куда как ниже, а потому, кардинальных изменений быть не может, но вот сгладить какие–то незначительные детали — вполне. Есть, правда, метаморфы, у них таких проблем нет вообще, но принципы их работы стоит выяснить. Интересно, Тонкс согласится на пару совершенно безопасных и безболезненных опытов?

— Эй, ты меня слышишь? — мои размышления прервал гневный оклик Петунии.

— Простите тетушка, но у меня другие планы, — спокойно заявляю я, потягивая апельсиновый сок, кстати, надо бы озаботиться запасами сего продукта — весь год давиться тыквенным у меня нет никакого желания, как вообще ЭТО можно пить?

— ЧТОООО?! — начала заводиться Петуния, — неблагодарный мальчишка! Да как ты…

— Благодарный, — спокойно поправил я её, — ведь я не сказал своему любимому крестному, ну, вы о нем слышали, прошлым летом все телеканалы говорили о серийном убийце, сбежавшем из тюрьмы, так вот, я не говорил ему, что до 11 лет жил в чулане, подвергался побоям и голодал, да и ваш адрес не называл… — о, как они сразу побледнели и как вытянулись их лица, — в общем так, давайте договоримся сразу, вы не трогаете меня, я не трогаю вас, могу даже питаться за свой счет, чтобы не было никаких претензий. И мы спокойно живем. Или, вариант второй, с вами происходит «несчастный случай», например, автокатастрофа, и я благополучно отправляюсь в приют, где договариваюсь с дирекцией.

— Ты не посмеешь! — Вернон пытался храбриться…

— М-да? — вопросительно приподнимаю бровь, — с чего бы, это? Кстати, если в ваши головы вдруг пришла глупая мысль остановить меня силой, полагая, что колдовать на каникулах я не могу… — двумя пальцами завязывая железную вилку в причудливый узелок, — то я рекомендую вам подумать еще раз.

Не став дожидаться ответа от явно глубоко ушедших в себя Дурслей, я вышел из дома, прихватив с собой пару десятков золотых монет и волшебную палочку, кстати, было бы неплохо разобраться в устройстве данного артефакта, но ничего, кроме состава (остролист и перо феникса) и родства с магической ковырялкой Волди, Поттер о своем инструменте не знал, печально. Так, как там говорилось? Выйти на дорогу и «проголосовать, кажется? Попробуем-с. Легкий взмах волшебной деревяшкой и через десяток секунд из ниоткуда выпрыгивает магический автобус «Ночной Рыцарь», пофиг, что сейчас не ночь, волшебников такие мелочи не смущают. Кондуктор, некий Алекс Брют принялся декламировать заученный текст про «автобус для волшебников, попавших в затруднительное положение», вообще, особого смысла в таком автобусе я не видел — телепортироваться, в смысле аппарировать тут умел каждый совершеннолетний маг. Кто лучше, кто хуже, но добраться из точки А в точку Б мог каждый, единственное условие, что в точке Б хотя бы раз маг уже бывал. Были, конечно, места, где такие «прыжки» невозможны, но их было подавляюще мало, и, как правило, эти места были из серии «режимных объектов» и кого попало там не ждали, а остальные пользовались порталами или каминами, по крайней мере, именно такие выводы я мог сделать из памяти Гарри.

— В Лондон, к Дырявому котлу пожалуйста, — назвал я адрес.

— Семь сиклей за проезд, десяток — с койкой, а за пятнадцать — к койке прилагается номер «Пророка» и кружка какао вместе с зубной щеткой (вот на хрена все это, если ехать от силы минут пять? Хотя, раз этим пользуются, то кому–то это надо.). Рассчитавшись заранее прихваченными деньгами, уже через пару минут я выходил у широко известного (в узких кругах) бара. Классическая обстановка средневекового паба, включающая в себя факелы на стенах, люстры в виде колеса от телеги, утыканного свечами и конечно же, общая мрачность атмосферы. Были и другие атрибуты, свойственные любому уважающему себя фентези–бару — бармен, протирающий стакан (иногда мне кажется, что на самом деле, Стакан Бармена — это артефакт околобожественного уровня, он существует во всех мирах и измерениях, способен реинкарнировать и призывать Бармена, дабы тот его протирал. Даже если вы разобьете Стакан, рано или поздно появится новый и Бармен вновь будет его протирать) и мутная темная личность в столь же темном углу, для полного сходства с классикой не хватает только Файтера, Клирика, Вора и Мага. М-да, что–то меня понесло. Выходим на задний дворик и вежливо стучим по кирпичикам над кучей мусора, попутно превращая поношенные вещи в обычную черную мантию, столь популярную у местных, да и шрам стоит «замазать», нет, на слежку мне параллельно, иначе бы маскировался еще в доме Дурслей. Просто не люблю навязчивых людей и крикливых идиотов, а именно такие на мальчика–со–шрамом и лезут — нормальные люди просто проходят мимо (жаль, что их среди английских волшебников куда меньше, чем мне бы хотелось). Первой моей остановкой стал Гринготс, магический банк всея Британии, ну и остального мира до кучи, заправляли в котором гоблины. Чистые, опрятные гоблины в деловых костюмах, с вежливыми оскалами на лицах, видимо, должных изображать улыбки. О да, с такой рожей только и улыбаться. Мне они сразу понравились.

— Добрый день, уважаемый, я хотел бы поинтересоваться состоянием своего счета.

— Имя?

— Поттер, Гарольд, — гоблин вопросительно приподнял бровь, уставившись на мой лоб.

— Тональный крем… достали, — провожу рукой по лбу, «стирая крем».

— А есть ли у вас ключ, Мистер Поттер?

— Нет, ключа у меня нету, — ключик от хранилища Гарри выдавали перед началом учебного года. Дальше он под присмотром Хагрида или Уизли брал деньги, после чего ключ возвращался взрослым. Можно, конечно, вопить о притеснении и все такое, но все было вполне логично, кто в здравом уме даст полный доступ к семейным деньгам ребенку без родителей, которого могут «кинуть», что называется, не отходя от кассы. Но меня это не смущало, судя по тому, что Гарри слышал о гоблинах — им откровенно плевать, с кем работать, хоть с ребенком, хоть с самым разыскиваемым преступником Англии (а что, Сириус спокойно снимал деньги со своего счета, когда был в бегах). И эти милые создания меня не подвели.

— Восстановление золотого ключа обойдется вам в сто галеонов, желаете ли восстановить ключ, деньги будут удержаны с вашего счета.

— Желаю.

— Вашу руку, — получив просимое, гоблин шустренько уколол мой палец и выдавил несколько капель крови. Проделав еще ряд манипуляций с полученной жидкостью и пожевав губами, он наконец–то изрек, — ммм, все в порядке, вот ваш ключ, мистер Поттер, — кажется, он огорчился, что Поттер перед ним настоящий, но золотой ключик отдал, хм и где он у него хранился до этого? Что–то не видать на столе его заготовок. — Теперь же, что касается информации по счету, пройдите в кабинку и откройте шкатулку своим ключом, в ней вы найдете всю нужную вам информацию. Что–нибудь еще?

— Да, я хотел бы узнать, какие еще услуги предоставляет банк.

— Обмен валюты, юридическая консультация, посреднические услуги, кредиты (даже не хочу спрашивать под какие проценты), букмекерские услуги, ювелирное дело, создание артефактов, проведение ритуалов.

— Прекрасно, думаю, после того, как посмотрю данные по счету, я вновь к вам обращусь.

— Как пожелаете, Мистер Поттер, — и вновь крокодилий оскал.

Пройдя в указанную кабинку, я сел в кресло и открыл «шкатулку», на деле оказавшуюся скорее сундуком. Хм, понятно, почему так лыбился гоблин, хоть текст и был написан на английском, но вот сообразить, что почем обычному ребенку было бы сложновато, разве что только посмотреть итоговую сумму. Итак, что там у меня?

Миллионы и миллиарды, золото, брульянты… дома по всему миру и парочка фирм в придачу, ага, а еще личный штат служанок–девственниц, которых хоть на алтарь, хоть в кровать, и титул Лорда в придачу. Всю эту замечательную коллекцию венчала губозакатательная машинка для не в меру жадных. На счету было 52 713 галлеонов, причем часть лежала в сиклях, часть в кнатах. Сумма, конечно, немаленькая, но и особо большой её не назовешь. Из недвижимости — сожжённый дом в Годриковой Лощине, ну, или Впадине, кому как больше нравится. Титулов и всяких стильных перстенечков тоже не прилагалось — Поттеры род, конечно старый и даже местами уважаемый, раз с ними в свое время не стеснялись родниться и Блэки, и перстни у них имелись, вот только Джеймс, судя по всему, был не во всем согласен со своим отцом,(не настолько, как Сириус, которого вообще чуть не изгнали — если бы изгнали, хрен бы он смог в дом на Гримо попасть), поэтому титула не получил, а вместе с ним и перстня. Куда делось колечко?

Вопрос хороший, но ответов у меня нет, то, что я узнал что–то о отношениях Джеймса и Битена(как звали деда Гарри) вообще чистая удача — заметил пару фраз на полях гроссбуха, что–то вроде «сотня галеонов, спущенная на выпивку, да этот сопляк совсем обнаглел». М-да, печально, хотя до совершеннолетия будь ты хоть трижды Лорд, прав у тебя не прибавится, зато влететь можно куда крупнее, оно мне надо? Оно мне не надо! Финансовое положение было терпимым, хотя, если можно улучшить его без особых проблем и телодвижений… кажется, кто–то там что–то говорил про букмекеров.

— Я ознакомился с состоянием своего счета, благодарю вас, теперь я бы хотел поподробнее узнать по поводу букмекерских услуг, — судя по хищному блеску в глазах гоблина, он уже прикидывает, как будет раздевать лоха… ну–ну. Гоблин стал распинаться, поясняя «тонкости» науки приема ставок. Если его послушать, то все складывалось очень просто, сначала ты подписываешь акт о том, что не пользовался зельем удачи либо его аналогами, потом ставишь на нужный результат, кстати, чем маловероятнее событие, тем больше с него можно получить. Казалось бы, все хорошо и замечательно, но этот коротышка излагал это таким языком, что создавалось впечатление, что ставить нужно только на самые бредовые варианты развития событий. Пользоваться помощью пророков не запрещалось, в конце концов, пользуются же маглы рыночными аналитиками, но те ошибаются куда как реже пророков, хех.

Я посмотрел предлагаемые варианты ставок, так, что тут у нас вообще есть… турнир по подрывному покеру (WTF О_о?), гонки на метлах, спортивные дуэли (надо бы зайти, посмотреть), всякие конкурсы питомцев… ага, квиддич. Расклад по чемпионату, так, Британия еще не вылетела, более того, ставки на неё неплохие, а вот на то, что она не дойдет до финала… хм. 2 к 1, то бишь, при успехе за 2 вложенных монеты, выигрыш в 1, вообще неплохо за такой прогноз, Так, далее, шансы на выход Ирландии в финал, опять же 2 к 1. Болгарии — 3 к 1. Если ставить, что они встретятся в финале, то 1 к 1. Вероятность, что выиграет Ирландия, но мяч поймает Крам сейчас составляет 1 к 75.5 почему так много? Да потому, что ставку делать нужно уже сейчас, и в случае, если Болгария или Ирландия не выйдут, то денежки то того, тю–тю.

— Что–нибудь выбрали. Мистер Поттер? — поинтересовался гоблин.

— Да, я хочу поставить на то, что Ирландия выиграет финал Мира, но снитч поймает Крам! — важно говорю чуть ли не лопающемуся от восторга чиновнику, еще бы, «лох» сделал все, как он ему и советовал — поставил на одно из самых маловероятных событий.

— И какую же сумму вы желаете поставить? — зеленушка чуть ли уже не облизывалась, даже на сотню золотых кинуть — уже неплохо.

— Пятьдесят тысяч! — стараюсь придать своему лицу выражение наибольшей важности, — у меня хорошее предчувствие.

— Ну, раз предчувствие, — покивал гоблин, — тогда конечно, вот, вам нужно подписать эту бумагу, — я прочитал протянутый пергамент, магический контракт, подтверждение, что я не пользовался Феликсом и аналогами, а также Маховиком Времени, сумма, и условие «пари с банком» (то самое, про 1 к 75.5).

Подмахнув договор (причем кровью, сумма была все–таки солидной), и сняв со счета семь сотен галеонов,(и чего Хагрид так не любит эти тележки, прикольно же, правда, создалось у меня впечатление, что перемещались мы не столько при помощи них, сколько под действием каких–то хитровыкрученных заклинаний, как же не хватает драконьих глаз), я отправился за покупками.

Итак, начнем-с по списку. Мне нужен плеер, но обычный, к сожалению, не подойдет — в Хоге от него толку будет мало, но особой проблемой это не является — раз у них существует волшебное радио, то сделать волшебный проигрыватель компактного размера они смогут. Во всяком случае, я на это очень надеюсь.

Подземные коротышки за работу захотели аж четыре сотни золотых, данная сумма заставила мою Жабу записать гоблинов, как «любимых врагов». Нет, я понимаю, что их плеер будет крут, как мобильник Чака Норриса, но раз лестницы в этом мире меня в покое не оставят (я начинаю содрогаться при мысли о Хогвардсовских подъемниках), то есть подозрение, что и с музыкой у меня будут проблемы. Гарантию же эти засранцы оформлять не спешили, мотивируя это тем, что гоблинские вещи сломать почти невозможно… хм, а они пари на это принимают? Нет? Жаааль…

Расставшись с гоблинами и вновь «замазав» шрам, я отправился в косой на прогулку, в первую очередь меня интересовали книги. Зелья, Трансфигурация, Чары, да и по вопросам традиций и этикета стоило что–нибудь поискать, конечно, уроки Федерико с Марвела в памяти есть, но мало ли, какие заморочки были у волшебников? Магазинчик с книгами под гордым названием Флориш и Блотс встретил меня тишиной и некоторым покоем — до начала учебного года было еще далеко, следовательно, толп, желающих закупиться не наблюдалось, волшебники по старше или находили себе занятия более интересные, чем чтение книг, или пользовались услугами тематических магазинов, здесь же торговали «ширпотребом».

— Добрый день, чем могу помочь вам? — вежливо поинтересовался пожилой волшебник в темно–синей мантии, вроде бы Флориш.

— Я бы хотел приобрести ряд книг на определенные темы. Чары, Зелья, Трансфигурация, Этикет, а так же книгу по различным магическим животным, растениям и грибам.

— Какого уровня книги вам нужны? Для начинающих?

— От основ до профессиональной литературы.

— Хм… — продавец оглядел меня, — ладно, но это займет некоторое время, на какую сумму вы рассчитываете?

— Для начала — две–три сотни галеонов. Да, еще мне нужны учебники за 4‑й год Хогвартса и далее(если в этом году будет вести «Грюм», то и литературу он порекомендует нормальную, значит, стоит прислушаться к мнению умного человека и взять книг и для более старших курсов).

— Хорошо, ваш заказ мы соберем минут через сорок. Желаете подождать здесь?

— Нет, мне еще нужно пройтись по другим магазинам, я загляну к вам на обратном пути, — расставшись с продавцом–консультантом, я вновь вышел на улицу. Так, мне нужна хорошая сумка — тащить в руках всю ту кипу будет проблематично, а значит, пойдем на поиски нужного магазина.

Минут через десять, я нашел искомое — небольшой магазинчик, торгующий различными бытовыми мелочами, в том числе и нужными мне сумками. Можно было бы, конечно, обойтись и без нее, благо собственный пространственный карман должен иметься… но должен он иметься в теории, да и со следилками я пока не разобрался, по какому принципу тут «палят» волшебство несовершеннолетних? К тому же, потом можно будет в этой сумочке поковыряться и разобраться с принципом ее действия, думаю, в случае чего Флитвик поможет — он вроде бы фанат магии и всегда поощряет стремление студентов к знаниям, хех, думаю, мы поладим.

Итогом похода стала сумка, чем–то напоминающая незабвенный солдатский вещмешок, разве что имела она не завязки, а обычную молнию, правда, аж с семью собачками — за какую потянешь, в такое отделение и попадешь, ну и объем каждого отделения был сопоставим с чуланом, где раньше обитал гордый потомок Поттеров. Стоила сумка всего 40 галеонов, цена была довольно низкой для такой вещи по одной простой причине — артефакт считался бракованным — маг, что зачаровывал предмет, где–то накосячил и вместо чар облегчения веса заделал увеличение прочности, теперь мешочек не уступал по прочностным характеристикам железному сейфу, но вес вещей в нем оставался неизменным. А кому нужен походный рюкзак, при максимальной загрузке весящий до полутоны?(это если грузить обычные, бытовые мелочи и предметы, со свинцовыми слитками то и за пару тонн выйдет). Для меня же такой мешок был почти идеален — случись чего, просто так его упереть будет сложно, а для меня вес особой роли не играет, точнее, не будет играть в ближайшем будущем. Поговорил я с хозяевами и по поводу музыки. Кое–что у них имелось, но меня не устраивало — слишком громоздкое и неудобное, зато можно было сделать вещь и на заказ, но, к сожалению то, чего я хотел, маги выдать не могли — не хватало у них знаний. Нет, обычную музыкальную шкатулку купить можно было без проблем, на любой вкус и кошелек, но… я вспомнил об Омуте Памяти и его возможностях «проигрывания», почему бы не скидывать воспоминания о музыке в плеер? Конструкцию можно здорово упростить, убрав возможность полного погружения и воспроизведения «видео», но, увы, даже это было чертовски сложно, а технология Омутов вообще являлась гоблинской тайной и делиться ею подземные коротышки не спешили. Прикинув, сколько с меня они попытаются содрать за такой плеер, мне стало как–то грустно — до получения денег с тотализатора об этом не стоило даже думать, разве что сразу законтролив через Симбу местных распорядителей богатств и благ народных… м-да, идея неплохая, но пока полностью не проверю свой арсенал и возможности, спешить не стану, а то мало ли. Ладно, раз с магическим плеером покамест облом, купим потом обычный, но сначала — зайдем в аптеку.

Аптека также была выполнена в лучших традициях фентези средневековья, а может, не только фентези — непередаваемые ароматы, подозрительного вида пучки трав, висящие у потолка, бочки со всякой слизью, червями и другими малоаппетитными ингредиентами. Впрочем, какая разница, как оно выглядит и пахнет, главное, чтобы работало. В аптеке я затарился всем необходимым для школьных зелий (флаконы, фиалы, пробирки. Реагенты выдавал Снейп — их закупать не требовалось), а заодно, парочкой составов для себя лично… ну хорошо, далеко не парочкой — укрепляющие, кроветворные, просто «витаминные коктейли». Нет, изображать ведьмака я не собирался, а вот оценить влияние на организм такой интересной химии было бы неплохо. Купил я и пару флаконов с кровью дракона, вдруг пригодится? Ну и жабросли, само собой — очень уж любопытно, как, простая по сути трава, может так менять организм, да еще и безболезненно, да еще и временно, хм, что–то я опять увлекся. Оставив в аптеке еще пару сотен (жабросли — штука дорогая) я вернулся в книжный, где уже собрали мой заказ. Еще минус три сотни, но и книг ушлый торговец мне выдал чуть ли девять десятков. Пожалуй, на сегодня хватит. Мыслей заскочить в Лютый ко мне не приходило. Что там делать? В историю, что там есть «черный рынок» и все запретное и жуткое находится именно там, я не верил. Это что же за черный рынок, что о нем знает любой пьянчуга в кабаке? Нет, какая–нибудь мелочь там имеется, как и мутные личности бандитской наружности, которые, скорее всего и стучат «кому нужно» о всех посетителях. В общем, нафиг. Разменяв сотню (на школьный год тоже нужны монетки, поэтому менял не все) галеонов на фунты, и поговорив с гоблинским артефактором насчет плеера (900 монет и два месяца работы, пришлось душить жабу и вносить аванс, доведя свой сейф до состояния, близкого к Уизливскому, впрочем, я ожидал худшего) я покинул волшебный район. Теплая погода, птички поют, девяностокилограммовый рюкзак за плечом. Что еще нужно для счастья? Хех, известно что — я потопал к ближайшему музыкальному магазину.

Кассетники… м-да, ничего лучше там не было, что поделать — на дворе 94 год, хорошо, что хоть по записям особых проблем не было — а то я уже боялся, что ничего приличного, кроме Битлов я тут не найду. Российских и Советских исполнителей, правда, не было, но Европа и Америка была представлена очень неплохо. Оставив в магазинчике что–то около пятидесяти фунтов, я совершенно довольный жизнью отправился к Дурслям, не то, чтобы я горел желанием их лицезреть, но задумываться о переезде было лениво, да и Дамби что–то там говорил о поддержке защиты родной кровью, вот тут я уже сомневаюсь, с чего бы Волди тогда так радовался получению этой плюшки, если в доме Дурслей он не был ни дня и быть не собирался? Но пока не разберусь что и как, буду следовать инструкции — упустить такой любопытный феномен было бы неприятно.

На Тисовую улицу дом4 я прошел через несколько магазинчиков, впрочем, маршрут стандартный, мясо, рыбка, парочка кг костей «собачкам», а также витаминки и таблетки кальция из аптеки. Поскольку плеер есть, пришло время заняться вторым пунктом плана — привести в порядок тело, а то весить чуть больше 45 кило в 14 лет по мне нормально для девушки, но не для парня, тем более, он тут вроде как спортсмен. Так, для начала, свойства, думаю, от энергетов мы возьмем все, реген, броня, полет, повышение физической силы, а главное — пространство, точнее, управление пространством, хм… «Серо» пригодится, ну и подарок Руж, само собой, без него никуда. Как последний аргумент в споре — самое оно. Возиться ли с физическими переменами? Пожалуй, толку от них немного, а вот затрат хватает, так что нафиг, управление огнем и льдом нужно, но тут уже требуется возиться с Формами, равно как и для металла Виктора — можно, но не сейчас, тут следует действовать постепенно и осторожно — прошлого раза с отторжением мне хватило… М-да, от Поттера осталось одно название, сомневаюсь, что со всеми наворотами я бы прошел проверку через кровь, ладно, в крайнем случае выцежу им нужной жидкости, трансформировав небольшой участок организма. Со свойствами понятно, теперь сама тушка. Назовем вещи своими именами — задохлик, возраст — почти 14, выглядит в лучшем случае на 12, есть подозрение, что принятие внутривенно лошадиной дозы яда василиска сыграло в этом свою роль. Внешность… англичанин, единственное, что действительно хорошо смотрится — глаза, да и то, Гарри все время ходил в очках, так что… м-да. Чтож, начнем приводить тебя в человеческий вид, к переделке организма–носителя я всегда относился как к некоторому искусству, вроде написания картины или созидания статуи… правда, инструменты у меня были весьма… специфическими. Для начала, зальемся зельями, противопоказаний и предостережений по поводу смешивания у них нет, так что приступим-с… я сделал жадный глоток укрепляющего. Пхе, в следующий раз нужно отрубать рецепторы, по вкусу — чистая тухлятина недельной выдержки, да на ярком солнышке заготовленная. А вот эффект интересный — растворяясь в желудке, данная микстурка начала поставлять напрямую в кровь некое соединение, неизвестным образом проникающее в клетки и напитывающее их энергией по самое не могу, пожалуй, от истощения такая штука здорово помогает, хотя принцип его действия не совсем ясен, с физикой процесса все понятно, но вот само возникновение соединения и его транспортировка — явно дело местной магии.

Кроветворное зелье просто подстегивало организм и ничем кардинальным от стимулятора не отличалось, разве что эффективностью. Кровь дракона меня разочаровала — ДНК я получил, но магии в крови было немного, для инициации хотя бы одной стихии мне таких драконов сожрать полностью нужно будет штуки три–четыре, а уж на все… м-да.

После зелий наступил черед мяса и витаминов — выглядеть ребенком я не собирался, а следовательно, чисто физически нужно было «нарастить мяса». Оплетя собой купленные куски, я принялся за работу. Так, внешний вид… возьмем лет 16–17, хотелось бы больше, но пока не нужно, рост тоже стоит увеличить, ибо быть пигмеем — сейчас не требуется. Метр семьдесят пять подойдет — слишком высокий рост тоже неудобно, подтянем конституцию тела до нормального состояния, а не этого «шкилетика», как выражалась одна бодрая бабулька в далеком нынче мире (правда, я до сих пор подозреваю, что все, не стремящееся по своей форме к шару для неё было «шкилетиком»). Глаза трогать не будем, а вот черты лица чуть–чуть подправим — пластическая операция от доктора Симбы — никакой боли, швов и побочных эффектов, результат гарантирован, хе–хе. Впрочем, особо изгаляться над физиономией я не стал, просто дал команду на постепенное изменение лика Гарри на привычное мне, разве что процесс затянется на пару — тройку лет, ну а остальное тело выйдет на заданные параметры где–то к концу лета — а то увидит какая–нибудь мисс Фиг, как вечером в дом зашел паренек лет 12, а вышел уже постарше и стуканет доброму дедушке. Начнутся какие–нибудь телодвижения, может проверки… напрягает, так что нафиг, особо торопиться некуда. Хотя небольшие изменения можно провести уже сейчас… В общем, результат получился неплохим. По крайней мере, не такой страшный, каким был Поттер до начала операции. Волосы, по давней традиции, слегка отрастил, где–то до состояния чуть ниже плеч — тут вопросов возникнуть не должно, есть у волшебников и шампуни для роста волос, да и других способов хватает, но шампунь — самое простое объяснение. Смоделировал в сознании весь процесс изменения лица и долго смеялся — чисто случайно, промежуточный результат очень напоминал Сириуса Блэка, причем сходство станет заметно аккурат к началу учебного года, хе–хе, разве что глаза были другого цвета, ну и возраст, хех, кто–то в Хоге будет много думать, а таким ли «крестным» отцом был Сириус, особенно, зная его любовь к противоположному полу. Или в этом мире он был более… хм, сдержанным? Надо будет спросить.

Кстати, представители (в основном, представительницы) дома Блэк и их потомки в первом–втором поколении были относительно симпатичны, с учетом склонности некоторых представителей дома к метаморфизму и подсознательному желанию прекрасной половины человечества быть еще прекраснее… хотя нет, выводов все равно слишком мало, нужна теория магии, эксперименты и подопытные, попросить что ли Драко…

Ладно, что–то я опять ушел в себя, пора бы заняться теоретической подготовкой, итак, начнем с учебников Хога…

Глава 3. Немного о спорте

Вот уже два месяца я пребываю в этом мире, тело потихоньку доходит до нужных кондиций, а все мое время уходит на поглощение теории магии — с практикой, увы, пока никак — память Гарри четко дала понять — любое магическое действие в доме отслеживается, например тот же левитирующий пирог на втором курсе — колдовал Добби, а по мозгам получил Поттер, может быть, если свалить в Лондон или еще куда подальше, подозрений и не будет, а если не выйдет? Проще дождаться поездки в Хог и уже там основательно покопаться в литературе (или в чьих–нибудь мозгах) и снять эту следилку к чертовой матери. Что же касается почерпнутой из книг мудрости… хм, честно говоря, я пребываю в некоторой растерянности. Система магии этого мира, мягко говоря, ущербна с одной стороны, но зато затыкает фиорскую школу с другой. Итак, начнем с того, что все или почти все маги тут — ритуалисты. Что такое местное заклинание? Это определенный набор звуков и движение палочкой. А что в палочке находится? Правильно, часть тела какого–то магического существа, еще и неким образом обработанная, вот и получается, что маг чертит своеобразный символ и произносит ключ–активатор. Правила ритуала сохраняются, чем сложнее 'написание', тем меньше нужно вкладывать собственной силы и концентрации, а ошибка в произношении или жесте может привести к срыву заклинания или его неправильному срабатыванию (что значительно хуже), 'невербальная' магия — это уже следующий этап. Хотя ничего принципиально нового не происходит — просто у мага накапливается достаточно опыта и сил, чтобы 'ритуал' сократить. А вот с беспалочковой магией все куда интереснее — выполняя один и тот–же ритуал–заклинание многие сотни, если не тысячи раз, маг как бы впечатывает в себя его структуру и может применить его без какой–либо подготовки, а если поймет принцип, то и начать использовать похожие методы для других заклинаний. Правда, тут есть одна маааленькая загвоздочка. Личная сила мага. У местных она очень невелика и подавляющее большинство без своего 'инструмента для написания магических узоров' просто не смогут потянуть какое–либо действие. Также у меня появилась теория по поводу 'стихийных' выбросов. В Фиоре было доказано — сильные эмоции могут служить катализатором для мага, чем сильнее, тем лучше, а большинство выбросов происходит именно в моменты сильного испуга, гнева, стресса. Вот и случаются всякие забавные казусы, типа раздутых тетушек и взрывающихся ваз. Правда, не совсем понятно, как к этой системе привязать аппарацию, то бишь, телепортацию из одной точки в другую, впрочем, думаю, ничего кардинального я там не встречу.

Законов и правил составления таких ритуалов найти не удалось — учебники Хога были, по сути своей методичками с описаниями известных заклинаний, их свойств и предназначения. Честно говоря, ожидал большего, но и на том спасибо, а вот Зелья меня откровенно порадовали — катализаторы, таблицы совместимости и взаимозаменяемости, а также, в полупрофессиональной литературе объяснялось, зачем нужны помешивания, потряхивания и прочие странные манипуляции, а главное, почему они должны быть именно такими. Ответ был очевиден — все та же ритуалистика. Помешивались составы палочками из различных материалов, скорее всего, с разной 'магической проводимостью', и зелье насыщалось маной и приобретало или закрепляло свои свойства. Хм, если это так, то большую часть при помощи Симбы синтезировать не получится, разве что подсмотрев магические потоки при сотворении зелья и наложив их на синтезированную 'физическую' часть состава, но для этого нужно видеть магию, а с этим пока что проблематично, да и эксперименты все равно нужны, блин, быстрей бы уже в Хог.

С Дурслями таки получилось достичь вооруженного нейтралитета — первое мое внушение при помощи вилки забылось всего через десяток дней. Пришлось повторить, но на этот раз так, чтобы поняли, что лучше меня не трогать. И 'Магия Крови', мне в этом здорово помогла — когда 'любимый дядюшка' решил показать, кто в доме хозяин, я просто слегка сжал его сердце, а потом, взял под контроль тело, словно марионетку. Когда его собственная рука приставила нож к его же горлу, он наконец–то проникся мыслью, что племянника лучше оставить в покое. Жестоко? Да, но я их предупреждал, к тому же, он попытался напасть первым, то, что без шансов, это уже другой вопрос. Вот так вот и жил, прерывая чтение только небольшими тренировками с выращенным костяным мечом (благо в гараже места хватало), чтобы совсем уж мхом не зарасти, да и не хватало мне движения, оригинал мог побренчать с Федерико и Ли, Сефирот тренировался с Эльзой (скотина, как же я ему завидую — девушек симпатичных полно, лестниц — минимум, а у меня ситуация кардинально противоположная), читая доставляемые всякими попугаями письма Сириуса (тот просил ответов не писать, опасаясь навести на себя преследователей, а вообще, судя по письмам, человек он позитивный) да затариваясь всякой мелочевкой для убивания времени — появилась одна небольшая идейка по получению источника доходов, но её еще требовалось обмозговать. И вот, наконец–то наступил день, которого я так ждал — за мной пришли.

Началось все со странного письма, которое мне отдал Вернон. Конверт был просто утыкан марками по самое «не могу», в письме меня проинформировали, что заскочат завтра в пять часов и заберут на остаток лета, ну и про Чемпионат там упоминалось — пока что все шло по плану Ирландия и Болгария собирались выяснить, кто же из них круче в следующий понедельник. М-да, и на фига было отправлять его обычной почтой? Сверху послышался какой–то странный шум, поднявшись в комнату, я обнаружил совенка–с–шилом-в-заднице, что изображал из себя реактивный самолет, доводя полярную сову до нервного тика (нет, серьезно, у белой птички дергался глаз и перья стояли дыбом). Поймав летуна, я снял с его лапки тубус с письмом, превосходящий почтальона, наверное, раза в два, и как он его дотащил? После прочтения записки от «лучшего друга», я невольно задумался, не влияет ли местный магический фон на магов, но не как в Фиоре, а несколько иначе. Вот зачем, было передавать через обычную почту приглашение, да еще так утыканное марками, если то же самое с минутной задержкой доставила нормальная (ну… эээ, почти нормальная) сова? М-да, не понять мне загадочную британскую душу. Не понять. Накидав ответ, что мол, да, все хорошо, приезжайте, я отправил обратно реактивную сову и стал собираться. Хм, надо будет заняться пополнением запаса книг — из прошлой партии от силы десяток остался, хотя, до конца каникул хватит, а там к моим услугам неплохая библиотека появится. Или подкупить еще чего–нибудь? Все равно придется заскакивать в Косой — забирать плеер, ладно, решу после матча. В сумку отправились книги, письменные принадлежности (не думаю, что буду ими пользоваться, но вдруг?), совиный корм, после некоторых колебаний — костяной клинок, выполненный в виде «Меча из Драконьей Кости», чей образ я позаимствовал из Скайрима, реплика получилась хорошей. Правда, тоже самое нельзя было сказать о свойствах оружия — все–таки кость, пусть и укреплённая (Увы, не по методу Кимуры — там возникли проблемы с самоподдержанием эффекта, а тратить собственные клетки на «питание» этой игрушки мне не хотелось) — не самый лучший материал, впрочем, меч был предназначен для тренировок и поддержания формы, а не реального боя, так что сойдет. С внешним видом заморачиваться не стал — традиционный кожаный плащ лег на плечи, брюки, чёрная рубашки с расстёгнутым воротником, ну и ботинки в общую цветовую гамму.

— Хм, неплохо, — из зеркала на меня смотрел 16-ти летний парень, подозрительно похожий на Сириуса Блэка. На лице отражения была легкая усмешка, завершавшая образ «хитровыкрученного раздолбая», — о, точно, нужно прихватить фотоаппарат и запечатлеть для истории лица Уизли, когда они меня увидят.

Время ожидания (чуть меньше суток), я решил провести за книгой «Магические расы и существа». Весьма интересная книжка, должен признать, особенно, если иметь некоторое представление о магическом мире и политике волшебников. Начнем с того, что палочку иметь в Англии дозволялось только людям. Гоблины, эльфы, вейлы и еще десяток рас к магии не допускались, хм, впрочем, те же вейлы в Англии не встречались вообще, как и половина указанных в списке народов, логично, я бы тоже не стал жить там, где меня определяют как переходное звено между животным и человеком. Кстати о переходном звене, то бишь, оборотнях. Их относили к людям, пусть и подвергнувшимся «влиянию темных искусств», палочки они могли иметь, но вот как–то устроиться в мире им было сложновато. Вампиров же вообще приравняли к «опасным магическим тварям», были даже охотники, что занимались истреблением этого народа… вот только начали меня терзать смутные сомнения. Если по удачным облавам на оборотней или других «опасных существ» в книге были упоминания и даты, то вот побед над любителями красного что–то не было, да и отсутствие удивления от преподавателей, при встрече с запуганным, боящимся собственной тени Квиррелом, обложенным чесноком, после того, как он сказал, что у некоего вампира появились к нему претензии говорит о многом. Если верить книге, вампы жить могли очень долго, сохраняли магические способности, если были магами, а также приобретали и кое–что новенькое, помимо жажды крови и боязни солнечного света. Люди для них были едой, игрушками и, возможно, списком кандидатов на пополнение своих рядов. Вот и получается, что «облавы охотников» для них были, скорее всего, «обедом с доставкой». На счастье магов, вампиров не интересовала политика и мнение волшебников (логично, людей тоже не интересует мнение домашнего скота) и вмешивались в дела людей они крайне редко.

Закончив с книгой, я серьезно задумался. В Войне вроде бы победили союзники, идеи третьего рейха были признаны отвратительными и бесчеловечными, но то, что сейчас творится в старой доброй Англии, иначе, как нацизм и не назовешь. Хм… а ведь действительно, если мне не изменяет склероз, лагеря–резервации для оборотней уже не за горами. Впрочем, проблемы англо–саксов меня не колышат и ничего нового за обликом «демократии и равенства» не открывают. Люди… они везде одинаковы, пусть живут, как хотят, а я займусь своим образованием, знание — вот что имеет реальное значение, все остальное — прах. Хех, еще немного и начну добавлять «На ветру Перемен» и откликаться на Тзинча… брр, куда–то не туда меня заносит.

Все заканчивается, закончилось и время моего ожидания — на следующий день, в половину шестого вечера, камин в гостиной немного взорвался, явив свету колоритную компанию из Артура Уизли, Близнецов и Рона. Дурсли, которых я «забыл» предупредить, поспешили забиться в самый дальний угол — в последнее время их нелюбовь к магам трансформировалась в животный страх.

— К-ха, тьфу, м-да, прошу прощения за все это! — вышедший из камина мужчина в потрепанной мантии и начинающей лысеть рыжей головой смущенно обвел взглядом гостиную, сейчас больше напоминающую поле боя.

— Ничего страшного, мистер Уизли, правда, я думал, что вы выберете… менее экстравагантный способ прибытия, — я предусмотрительно скрылся за диваном, а потому избежал «радости» почувствовать себя ежиком в тумане.

— Эээ, Гарри? — визитеры повернулись в мою сторону… прошла секунда, другая, вот их глаза начинают потихоньку округляться, челюсти устремляются к земле…

— Щелк! Клац! Щелк! Клац! — затвор фотоаппарата прозвучал удивительно громко в установившейся тишине.

— В Хоге за фотку близнецов в ступоре мне отвалят целую гору золота, — поделился я своими планами с окружающими. Фред и Джордж довольно заржали, Артур смущенно хихикнул, а вот Рон пребывал в ступоре.

— Гарри, это действительно ты?

— Нет, я злобный пришелец из иного мира, — совершенно искренне отвечаю рыжему, — кем же я еще могу быть?

Рон рассмеялся.

— Эй, Гарри, а где твои вещи? Нам их еще тащить в «Нору», наверху? — близнецы действительно продолжали фразы друг друга, что создавало некоторое неудобство в плане восприятия информации, — кстати, прикольно выглядишь, это ты специально к нашему визиту принарядился?

— Нет, я просто решил, что пора меняться, что же касается вещей, то все здесь, — я похлопал рукой по мешку, чей вес, с учетом затаренных напитков, книг и полезных мелочей перевалил уже за полтора центнера.

— Как–то немного, — почесал затылок Рон, пока мистер Уизли приводил помещение в порядок.

— Я на каникулах наведался в Косой, где купил себе рюкзак с расширением — сил терпеть этот чертов сундук уже не было, а заодно — книги к следующему году, — пожимаю плечами.

— Круто, — Уизли № 6 с некоторой завистью посмотрел на вещь.

— Гарри, тебе не стоило одному ходить в Косой Переулок — это было очень рискованно, пока Сириус Блэк на свободе… — начал было подошедший отец семейства.

— Я сильно сомневаюсь, что Блэк настолько не дружит с головой, что остался в стране, а даже если и так, постоянно сидеть в четырех стенах и трястись за свою жизнь я не собираюсь.

— Хех, настоящий Гриффиндорец! — Джордж хлопнул меня по плечу, — ну как, будешь прощаться со своими родственниками? Раньше следующего лета вы не увидитесь.

— Мы уже попрощались, — отвечаю ему.

— Ну тогда, прошу в камин — мой знакомый выделил нам канал на сегодня, хотя обычно магловские камины не подключают. Рон, ты идешь первым, — Рыжий послушно взял горсть серебристо–серого порошка и метнул в огонь, сразу же изменивший цвет на зеленый. Прокричав «Нора», младший из мужского состава рыжих исчез в яркой вспышке. Следующим на очереди был Фред, что «случайно» чуть было не рассыпал конфеты по полу в гостиной — прежний Поттер рассказывал ему о толстом брате, неравнодушном к еде, сейчас, же, во время диеты Дадли при виде конфет терял волю почище, чем слон при звуках дудки (*подробнее смотри «Братья Пилоты: по следам полосатого слона» *прим. Автора). Оставить такой презент я ему помешал, нет, не из человеколюбия. Мы с Дурслями заключили договор о «ненападении», Уизли сейчас мои гости, а значит, ответственность за них несу я. И что–то сомнения меня гложут, что конфетки безопасны, тем более, для обычного человека. Но вот очередь дошла до меня, вспышка, ощущение полета, сопровождаемые небольшой световой иллюминацией и кухня «Норы» предстает передо мной во всем великолепии. Кухня реальная ничем не отличалась от той, которую запомнил Гарри — плита, небольшой столик, да часы на стене, показывающие не время, а состояние каждого члена семьи. За столиком пребывало еще два представителя славного дома Уизли — довольно коренастый парень с обветренным лицом и следами ожогов на руках, одетый в классическую мантию мага и не менее классический металюга — в косухе, тяжелых ботинках и с длинными, убранными в хвост волосами. Чарли и Билл Уизли — а кто бы это мог быть еще? С Чарли мы просто пожали друг другу руки, а вот Билла я решил немного поспрашивать.

— Мановар? Кисс?

— Дип перпл, — с достоинством ответил работник банка и улыбнулся, — а Рон не рассказывал, что среди его друзей есть люди, любящие хорошую музыку, — Бил скользнул взглядом по моим длинным волосам, плащу и остальному прикиду, и одобрительно кивнул, кажется, с ним у меня проблем не будет.

— Ну, в школе особо не послушаешь — не на чем, а на каникулах мы только переписываемся, — пожимаю плечами.

— О чем это они? — Растерянно спросил Рон.

— О, брат мой, сие — тайна великая есть, — начал ездить младшему по ушам один из близнецов.

— Так бы и сказали, что не знаете, — буркнул в ответ Уизли № 6.

— Кстати, Гарри, почему ты помешал нашей маленькой шутке, ты же не особо жалуешь своих родственников? — быстренько съехал со скользкой темы Джордж (или все–таки Фред?), а заодно поинтересовался животрепещущим вопросом.

— Потому, что вы уедете и больше туда не вернетесь, а мне с ними еще жить, сомневаюсь, что ваша «шутка» пришлась бы по душе маглам. Вы хоть эти конфетки испытывали?

— Эээ….

— Понятно, можете не продолжать… хотя, а что они должны были делать?

— О, наши ириски «гиперязычки» увеличивают размер данного органа и красят в какой–нибудь веселенький оттенок… в теории… — продолжить ребята не успели, сзади к ним подкрался полный писец, точнее, миссис Уизли, слышавшая окончание разговора.

— Так–так, кажетса, я вам говорила завязывать с этими «Ужастиками умников Уизли», — накинулась она на близнецов, — Гарри, дорогой, привет, как добрался? У тебя все хорошо? — женщина заметила меня и переключила внимание, что позволило Фреду с Джорджем применить «101-ый прием карате».

— Да, миссис Уизли, все хорошо, — бррр, слишком она энергична, а так вроде бы ничего — обычная домохозяйка, впрочем, выводы делать рановато.

— Хорошо, ей вы, двое, а ну стоять! — женщина пошла в атаку, заметив маневр противника. Отступление не удалось. Пока рыжики выясняли отношения между собой, на итак небольшую кухню протиснулась Гермиона и Джинни, последняя сразу же залилась краской и спряталась за Грейнджер, в эмпатическом плане я ощутил большие волны смущения и восхищения, м-да, приплыли, вот только двенадцатилетних влюбленных девочек низкой симпатичности и несносного характера мне и не хватало.

— П–п–привет, Гарри, — выдавила из себя самая младшая Уизли.

— Гарри, тебя не узнать, ты прямо как… — Грейнджер осеклась, вспомнив, что мы тут немного не одни и о Сириусе лучше не распространяться. — Ага, привет, Джинни, Гермиона, вот решил слегка изменить имидж, как считаете, мне идет? — начал я «беседу ни о чем», увы, но более–менее нормально общаться получится разве что с Гермионой. Да и то, только по теме книг, проблемы и переживания остальных мне были просто неинтересны, ну в самом деле, не спорить же мне какая команда по игре в мячики на метлах «круче» или еще что–то в этом же духе. Быстрей бы Хог и его библиотека. Где–то на заднем плане мать семейства продолжала отчитывать нерадивых чад (включая Чарли и Билла, правда, за что попало им я как–то не уловил, судя по всему — за компанию). Гермиона рассказывала о прочитанных за лето книгах (хм, парочку стоит посмотреть и мне), Рон грезил Чемпионатом Мира. Вечер прошел в теплой дружеской обстановке, народ общался и отдыхал, часам к одиннадцати всех погнали спать, мотивировав тем, что завтра вставать ни свет ни заря. Ночь прошла спокойно — оравший под потолком «домашний упырь» при моем приближении забился куда–то в угол и притворялся деталью обстановки, чем вызвал удивление Рона и близнецов, но мой приход и странное поведение домашней нечисти никто воедино не связал, ну а утром всех дружно разбудили и погнали к ближайшим холмам — портал до стадиона находился именно там.

Подъем на вышеозначенные холмы вышел забавным, склон не выглядел особо крутым или сложным, до оборонительного вала ему было далеко, но волшебникам хватило и этого — девочки (называть их девушками у меня язык не поворачивается) держались за бока, Уизли, которой Артур постоянно утирал вспотевший лоб, а близнецы дышали так, словно совершили по меньшей мере марш–бросок, про Рона я вообще молчу — дай ему волю, он бы упал прямо тут и это молодежь, которая спортом занимается, на почти пологом подъеме, причем без спешки. М-да… вот что значит отсутствие уроков физкультуры в школе.

— Что же, мы показали хорошее время — у нас в запасе еще десять минут, — Артур наконец–то восстановил дыхание… лучше я промолчу про «хорошее время», — теперь остается найти портал, он небольшой… Смотрите внимательнее… — выдал ценные указания глава семейства. Ну и где как искать небольшую вещь, что может выглядеть «как угодно» на холме, со «следами цивилизации», сиречь, бытовым мусором, лежал он, конечно аккуратно — у англичан земли не так много, как у русских, поэтому разбрасывать отходы по всей поляне у них не принято, но тем не менее… К счастью, поиски завершились еще до того, как успели толком начаться.

— Иди сюда, Артур! Сюда, сынок, мы нашли его!

— Амос! — Мистер Уизли улыбнулся и зашагал к кричавшему человеку, рядом с которым стоял парень лет семнадцати… хм, судя по памяти Поттера — Седрик Диггори, а значит рядом, скорее всего, его отец.

— Знакомьтесь, это Амос Диггори, — представил его мистер Уизли, — сотрудник Отдела по регулированию и контролю за магическими существами. А это, как я понимаю, твой сын Седрик? — хм, «регулирование и контроль», а если называть вещи своими именами — сотрудник СС, из управления концлагерями, ну или где–то около того. Впрочем, возможно, я сгущаю краски, но первое впечатление — не нравится он мне. Пока я размышлял над своим отношением к данному волшебнику, тот продолжал разговор, но вот кое–что я краем уха услышал…

— Гарри Поттер, Седрик рассказывал о тебе. Рассказывал, как выиграл у тебя в прошлом году… Я еще ему сказал: «Да, Седрик, тебе будет что рассказать внукам… Ты победил Гарри Поттера!» — а он забавен…

— Гарри сорвался с метлы, папа, я же говорил тебе… Это был несчастный случай! — а вот Седрик меня приятно удивил.

— Да, но ты–то не сорвался! — шумно развеселился Амос, хлопнув сына по спине, — ты такой скромный, такой джентльмен… Но побеждает лучший. Уверен, Гарри согласен со мной! Один упал с метлы, другой нет. Кто лучше летает? Не надо быть гением, чтобы ответить на этот вопрос, — а вот это уже наглость.

— Забавно, вы только забыли уточнить о десятке дементоров, что сидела у меня на хвосте, какое странное совпадение, как раз во время игры против сына сотрудника из отдела по Контролю за магическими существами, — о, вот это лицо, если бы я сейчас начал швыряться Авадами и призывать демонов, шок был бы меньше.

— Гарри! — Пай–девочка пришла в себя первой.

— Кажется, уже пора, — Артур постарался закончить разговор, явно переставший быть дружеским, — народ дружно взялся за драный ботинок, превращенный неким умельцем в портал, Диггори старший сверлил меня недобрым взглядом, я же смотрел на него, как на пустое место. Вот подошло время и я ощутил рывок, словно кто–то очень большой и сильный ну очень грубо дернул меня где–то в районе живота, вой ветра и замеченная краем глаза удаляющаяся земля навели на мысли о работе портала, кажется — это банальное ускорение вместе с защитой на тело и, возможно, смещением в другой слой бытия, дабы об стенку не размазаться, во всяком случае, это бы объяснило, почему вой ветра слышен, но воздействия на тело не ощущается.

После приземления, господа Диггори покинули наше общество в лучших традициях англичан — не попрощавшись. К мистеру Уизли подлетел странный субъект, одетый в шотландский килт и мексиканское пончо… я понял, что начинаю ненавидеть магов, неужели так сложно просто выйти из «Дырявого котла» на минуту и посмотреть, во что одеты люди на улице? Меж тем, на меня налетела Гермиона.

— Гарри, почему ты так разговаривал с мистером Диггори?! Это было весьма грубо!

— Грубо? Нет, грубо было с его стороны что–либо решать и говорить от моего имени и общаться со мной в таком покровительственном тоне.

— Вау, Гарри, неплохо ты заткнул этого напыщенного индюка, — близнецы были явно на моей стороне.

— Ага, вы видели его лицо? — Рон попытался изобразить выражение лица Амоса… неудачно.

— И все равно, я считаю, что это было слишком грубо, мы не должны так вести себя со взрослыми!

— Считай на здоровье, — пожимаю плечами.

— И это все, что ты можешь сказать? Не хочешь ничего добавить?

— Ну, если ты настаиваешь, то: Олух! Пузырь! Остаток! Уловка! — процитировал я одного эпичного долькомана, — теперь точно все.

— Ты сегодня просто не выносим, — Гермиона вздернула носик и величественно удалилась, сопровождаемая сдерживаемым хихиканьем близнецов.

Но все заканчивается, закончилась и нудная процедура регистрации и получения места, опять оставившая у меня кучу вопросов, вот зачем было использовать сторожа–магла? Мало того, что ему память стирают по пятьдесят раз на дню, так еще и зачем–то деньги платить нужно… не проще ли воткнуть одного мага, а этого старичка просто усыпить и подправить память один раз? Увы, в ответ на такой вопрос я получил казенное «не положено» и мрачную мину мага, кажется, он просто не подумал о таком варианте.

Старик–сторож на автопилоте выдал нам карту участка и ткнул на ней наши места. Добравшись до указанной полянки, Артур принялся руководить расстановкой палатки. Делать это он предложил вручную, равно как и добывать воду для чая и прочих нужд.

— А почему нельзя пользоваться магией?

— Это противомагловская защита! Мы должны вести себя, как маглы и все делать по–магловски! — рыжий дядька был весьма воодушевлен подобным ходом вещей.

— Правильно ли я понял, что, находясь в окружении волшебников, на волшебной, защищенной от маглов территории мы не должны пользоваться магией? — я ткнул пальцем в сторону живых портретов сурового болгарского ловца, палатки с волшебными сувенирами, а также указал на парочку мальчишек, рассекающих по лагерю на метлах, — мне одному кажется, что всем остальным на эту защиту, мягко говоря, пофигу?

— Эээ, м-да…

— А Гарри дело говорит, — поддержал меня Рон — перспектива тащить через половину лагеря ведра с водой на собственном горбу его явно не грела.

— Ну ладно, наверное, действительно ничего страшного… — мистер Уизли выглядел как ребенок, у которого отобрали конфету, ну, или любимую игрушку. Тяжело вздохнув, он несколько раз махнул палочкой, заставляя палатки разложиться самостоятельно, новый взмах, завершившийся тычком в ведро и тихое «Агуаменти» решило проблему водоснабжения, а вот костер зажигать пришлось ручками — Артур хотел побаловаться спичками, очень уж его интересовало, как они загораются без всякой магии. Стоило разложиться, как с легкими хлопками вытесняемого воздуха к нам пожаловали оставшиеся рыжики (в количестве трех штук).

— О, как раз к чаю, — Перси довольно потер руки, — ничто не способствует скорейшему пробуждению, как чашка горячего крепкого чая…

— Вылитая на колени пробуждаемому, — закончил я фразу рыжика, за что удостоился недовольного взгляда от бывшего старосты и подозрительного шевеления близнецов… хм, кажется, один из них что–то записывал в блокнот, — хорошо сидим, — я вытащил из своего мешка плеер и нацепил наушники, вот теперь я достиг дзен. Увы долго им насладиться мне не дали.

— Гарри! — Гермиона потрясла меня за плечо, освободив одно ухо я вопросительно приподнял бровь, — что это за ужасные звуки?!

— Это не «ужасные звуки», а классика.

— ЭТО?!

— Хм, что–то знакомое, — потер подбородок Билл, — не напомнишь?

— Black Sabbath. Paranoid.

— Точно! — металлюга довольно кивнул и дальше мы залипали на пару с Биллом.

— Мальчишки…

Меж тем, нашу скромную компанию решил посетить Людо Бэгмен — довольно массивный мужик, когда–то явно отличавшийся силой и телосложением, но уже порядочно подрастерявший былую мощь. Вышеозначенный Людо начал агитировать народ делать ставки, хех, передвижной тотализатор.

— Билл, разве гоблины не держат тотализатор? — добавить немного любопытства в голос.

— Держат, конечно, но перед игрой у них довольно невыгодные коэффициенты, ну, в смысле… — начал объяснять мне на пальцах работу тотализатора работник банка.

— Хм, а гарантии у них какие–нибудь есть?

— Разумеется. Магический контракт, а на крупные суммы — так называемый «кровавый договор», — тем временем, близнецы стали что–то обсуждать с Бэгменом, кажется, в каноне они поставили все свои деньги, а потом этот тип их кинул… нехорошо, эти раздолбаи вызывают у меня симпатию.

— Хм, кажется мистер Бэгмен не собирается заморачиваться такой «мелочью»… не нравится мне все это.

— Ну, он довольно уважаемый человек…

— Мои родители тоже в свое время доверились «довольно уважаемому человеку», что из этого вышло, ты и так знаешь, считай, что у меня теперь пунктик по этому поводу, может, подскажешь братьям идею с договором? В конце концов, если он не планирует жульничать, то проблем с ним не возникнет.

— А ты серьезнее, чем о тебе рассказывали, Гарри.

— Сотня дементоров, желающая познакомиться с твоей душой поближе, заставляет резко переоценить многие вещи в жизни, — Билл кивнул и пошел просвещать братьев по поводу магических контрактов и обязательств. Через пару минут Людо, уже не такой довольный, покинул семейство, как я узнал позже, он принял ставку братьев как 1 к 10, хм, да, негусто, если учитывать вероятность такого события.

После Людо к нам на огонек заглянул сам Барти Крауч — фигура эпохальная, бывший глава аврората, причем во времена первой войны, бывший кандидат на кресло министра магии и много что еще бывший, а за все спасибо его сыну-Пожирателю, но вот информация о знании этим дядькой двух сотен языков меня заинтересовала — даже будучи Симбионтом и поглощая знания языка с носителя, сразу привязывая его к цепочкам ассоциаций, освоить и четыре десятка было тяжеловато, да и времени заняло прилично. А тут две сотни простым человеком, я прямо горю желанием пожать его руку… хе–хе.

Осуществить задуманное было нетрудно, просто сказать, что всегда хотел познакомиться с человеком, что столько сделал для магов Англии в столь тяжелое время ну и прочий пафосный бред. В итоге подсадить свои клетки удалось без проблем, немного, конечно, но их можно и размножить непосредственно в тушке, а за день, что остался до игры, скопировать удастся немало.

Крауч принялся обсуждать с Уизли проблемы министерства, в частности, был упомянут эпизод с запретом на ввоз ковров–самолетов, мол, магловское изобретение… угу, а метлу придумали именно маги, а злые маглы сперли секретную разработку. Зато я увидел, как работает лобби в магическом варианте — прикольно. Было и упоминание о Турнире, так, намеками и вскользь, но вроде бы все идет по плану, кстати о планах. Я осмотрел выданную карту лагеря… ага, палатки игроков находятся в северной части, надо бы сходить и «уговорить» их выдать нужные результаты, не стоит полагаться на волю случая. Теперь тихонько покидаем стоянку и идем к игрокам, так, поляна разделена на две части — с одной стороны ирландцы, с другой — болгары, мне нужны болгарский вратарь и ирландский ловец, Впрочем, это нетрудно, время есть, так что просто возьмем небольшой кусочек Симбы и тихой сапой проберемся куда нужно, большое спасибо торговцам сувенирами — теперь я знаю, как выглядят нужные мне цели…

Немного позже.

Хм, как–то это было слишком просто, впрочем, неважно, теперь я уверен — матч сложится так, как надо, к сожалению, мое отсутствие заметили, а потому, сразу же пристали с вопросами.

— Гарри, ты где был? Мы уже начали беспокоиться, — Рон действительно выглядел взволнованным.

— Да туалет искал.

— Зачем, ведь у нас в палатке есть ванная комната? — удивился рыжий.

— Забыл, — пожимаю плечами, — я никогда раньше не видел волшебных палаток вот и не подумал.

— Ааа, бывает, пойдем за сувенирами?

— Хм… почему бы и нет? — действительно, стоит прикупить пару–тройку… десятков артефактов, дабы потом разобрать их до винтика и понять, как они работают.

Под удивленный взгляд рыжего я с совершенно нейтральным выражением лица скупал флаги, значки, пищалки, анимированные фигурки и запихивал все это дело в рюкзак.

— Эээ… Гарри, с тобой все в порядке? — рыжий подозрительно на меня уставился.

— Да, все отлично, а что?

— Нууу… ты как–то странно себя ведешь…

— Ты о закупках? Не обращай внимания, я просто хочу показать эти вещи профессору Флитвику и узнать, как они работают, — опять уже ставшее привычным пожатие плечами.

— Эээ, а зачем?

— Знаешь, Рон, события последнего года заставили меня пересмотреть отношение к учебе и знаниям, будь мы лучше подготовлены и Сириус мог бы уже быть свободен, — чуть–чуть стиснуть зубы и сжать кулаки, — Поэтому весь следующий год я планирую провести в библиотеке, — Уизли № 6 смотрел на меня с суеверным ужасом, что–то тихонько шепча себе под нос. Я прислушался.

— Если оборотень укусит человека в полнолуние, то человек сам станет оборотнем, а когда его успела покусать Гермиона? — размышления рыжего прервало появление продавца магических биноклей (ну и подзатыльник от вышеупомянутой Гермионы, что также отправилась за сувенирами вместе с нами). Хотя по мне — эти девайсы больше походили на профессиональные камеры, с возможностью прокрутки, повторов, да еще и подстрочными комментариями увиденных приемов. Я взял сразу три, один из которых протянул Рону, но он заупрямился.

— Я не могу… это очень дорогой прибор…

— Рон, я тебе его не дарю, а просто одалживаю — позже я планирую его разобрать, потому и купил второй — в личное пользование.

— Ясно… а третий зачем?

— А вот его я подарю Гермионе, как нашей боевой подруге и прекрасной даме, — господи, какой бред, но Рону хватило.

— Спасибо, Гарри, — смутилась девочка, все это время слушавшая наш диалог.

Закончив с сувенирами, мы встретились в условленном месте со взрослыми и отправились на стадион — до игры оставалось минут двадцать. Сама спортивная арена довольно сильно напоминала Колизей и была рассчитана на сто тысяч мест, причем, цена билета начиналась от двадцати галеонов (в самой заднице, чуть ли не за табло) и заканчивалась тысячами — ВИП ложа — штука дорогая, но чтобы настолько… не ожидал, плюс, почти каждый маг считал своим долгом сделать ставку, в среднем получалось по три–четыре сотни золотых монеток, если не больше, а тут их сотня тысяч, итого, примерный оборот — тридцать пять–сорок миллионов галеонов, неплохо так. Откуда я все это узнал? Так рядом со входом расположились гоблины, что все еще принимали ставки в тотализаторе; пока стояли в очереди, я перекинулся с ними парочкой фраз, разумеется, никто отчетов не делал, но общие сведения достать удалось. Но вот ожидание кончилось и нам указали на наши места, да, обзор отсюда шикарный, хотя на месте простого волшебника меня бы напрягло отсутствие бронестекла или чего–то подобного — прилетевший в голову бладжер — удовольствие ниже среднего, ну или я чего–то не понимаю. Далеко еще не все гости заняли свои места, а потому маленькая фигурка домового эльфа бросалась в глаза, разумеется, это не могло не заинтересовать Гермиону.

— Ой, кто это?

— Домовой эльф, скорее всего, занял место для хозяина.

— Хм, я хочу с ним поговорить… — после чего девочка полезла общаться с незнакомым эльфом, судя по выражению лица последнего, ну, точнее, последней, такая инициатива слуге не сильно понравилась. Тем временем, Рон вытащил свой омнинокль и принялся испытывать его, рассматривая скопление народа на противоположной стороне стадиона.

— Круто! — воскликнул он, вращая регулятор повтора, — я могу заставить того старого хрыча внизу поковырять в носу еще раз… и еще… и еще… — моя рука сама легла на лицо… спокойствие, только спокойствие — это всего лишь ребенок, плохо воспитанный, но ребенок, к тому же…» нельзя убивать идиотов в людных местах» — затянул я не раз спасавшую меня мантру.

Ложа потихоньку заполнялась, вызывая у Перси приливы восторга и подхалимажа — каждому следующему гостю он кланялся ниже, чем предыдущему, ну а когда вошел министр магии — так вообще умудрился в поклоне стряхнуть свои очки и раздолбать их об пол.

— Хм, а еще можно встать на колени и уткнуться головой в ноги вошедшего… — прокомментировал я сие действие. Одно дело восхищаться и уважать какого–то человека и совсем другое — так прогибаться, причем чуть ли не перед любым «старшим по званию», впрочем, это дело Перси. Пока Уизли № 3 сверлил меня недовольным взглядом, Фардж постарался покрасоваться на фоне «национального героя», попутно пытаясь втолковать своему иностранному гостю, кто это вообще такой.

— Гарри Поттер, вы понимаете, — м-да, как будто от повышения громкости голоса смысл резко станет понятен иностранцу, — Гарри Поттер, ну же, вы знаете, кто это… Мальчик, который одолел Сами — Знаете-Кого… Ну должны же вы знать, кто это…

Иностранец окинул взглядом мою тушку, задержал внимание на шраме и на беглом болгарском высказал свое веское мнение.

— А, знаменитый паренек, об которого убился тёмный лорд, хм… и чего его все так восхваляют? Не понимаю…

— Я тоже, — отвечаю ему на его родном языке, довольно сильно напоминающем русский, правда, присутствовал акцент — неприспособленное горло немного коверкало непривычные звуки, — устроили из меня мессию, вот только все они плохо заканчивали и мне это очень не нравится, — хех, как приятно смотреть на вытягивающееся лицо собеседника.

— Гарри, ты знаешь болгарский? — удивился Фардж, тц, не особо вежливо встревать в чужую беседу…

— Да, как и еще парочку — в детстве особо было нечем заняться, вот и изучал.

— Гарри, а нам ты никогда об этом не говорил! — чему–то возмутилась Гермиона.

— Ну, вы никогда и не спрашивали, да и как–то все время не до того было.

Меж тем, болгарин попытался как–то уладить щекотливую ситуацию — его слова вполне можно было расценить, как оскорбление, а скандал никому не был нужен. Заверив мужчину, что все в порядке и претензий с моей стороны нет (хотя тонко намекнув, что я был бы очень рад побывать в легендарном Дурмштранге, блин, ну и название у них), я вновь вернулся к происходящему в ложе. А там незабвенный Люциус Малфой изящно поливал отбросами мистера Уизли, м-да, довольно тонко он его, прямо приятно слушать — ни одного прямого оскорбления, сочувствие и переживание в голосе, но общий смысл… ммм, всегда приятно видеть работу профессионала, пусть и в такой специфической области.

Но вот все гости заняли свои места, спамеры закончили мучить табло (последнее, что там мелькнуло — это реклама салона красоты «В гостях у вейлы», хм… а это точно салон красоты, а не…, уж больно вывеска была фривольной, впрочем, не важно. Но заскочить определённо стоит.). Бэгмен «прокачал» свое горло и представление началось.

— Леди и джентльмены! Добро пожаловать! Добро пожаловать на финал четыреста двадцать второго Чемпионата мира по квиддичу! — Зрители разразились криками и аплодисментами, — а теперь без долгих предисловий позвольте представить вам… Талисманы болгарской сборной!

— Интересно, что же они привезли? — пробормотал мистер Уизли, наклоняясь вперед, — а–а–а-а! — Он спешно сдернул с себя очки и принялся протирать их. — Вейлы! — На поле вышла сотня довольно симпатичных девушек, ну хорошо, чертовски симпатичных девушек и начала танцевать, хм… кажется, легкое ментальное воздействие, хотя тем же англичанам и этого не надо — хватило бы внешних данных, хотя не всем, вон Малфои сидят с каменными лицами, хотя Драко периодически сглатывает слюну. Гермионе пофиг, но это–то понятно, а вот Рон ушел в нирвану и принялся ощипывать клевер с сувенирной шляпы. Впрочем, в себя он пришел от банального щелчка пальцами перед глазами.

— Добро пожаловать в реальный мир, друг, — процитировал я одного популярного негра.

— Эээ… что это было?

— Вейлы, — пояснил своему сыну Артур, — эти магические существа могут очаровывать людей своим голосом и движениями, они — дальние родственницы сирен, что заманивали своим пением моряков на скалы.

— И английским министерством отнесены к «условно светлым магическим тварям», — продолжил я.

— И что это значит? — спросила Гермиона.

— О, всего лишь то, что им нельзя пользоваться волшебными палочками, на них разрешено применять непростительные, но в клетки их еще не сажают и сезон охоты, как на тех же вампиров, не открывают. Собственно, поэтому в Англии и нет ни одной их общины, — девочка сразу погрустнела, что образ доброй сказки потихоньку начал испаряться? Лучше сейчас, чем потом. Артур же только тяжело вздохнул — возразить было нечего.

— Откуда ты все это знаешь? — удивилась Гермиона.

— Этим летом я смог нормально засесть за книги, о вейлах пишут в «Магических расах и существах», равно как и о многих других, там все это и написано, правда, не прямым текстом, но фразу «не считается человеком» расшифровать нетрудно, особенно, со «Сборником магических законов и традиций».

— Ясно, — кажется, девочка не успокоится, пока не вызубрит эти две книги.

После вейл выступали лепреконы — шумно, ярко, на мой взгляд даже несколько вульгарно, хотя может я и придираюсь, в общем, выступление девушек мне понравилось куда больше (и нет, не потому, что это первые реально красивые представительницы противоположного пола, что я встретил в этом мире…хотя…). Рон на время выпал из реальности повторно — он судорожно собирал и запихивал в карманы посыпавшиеся с неба золотые монеты, чем заработал презрительные взгляды от Малфоев, да и остальные гости на него поглядывали с некоторой брезгливой жалостью, но рыжий ничего не замечал и продолжал сгребать иллюзорное золото. Но вот кончилось и это выступление, после чего команды начали выходить на поле, а Людо, соответственно, объявлять хм… квиддичистов? Квиддеров? В общем, объявлять. Примечательно, что в сборной Болгарии половина фамилий и имён была русской, прямо таки захотелось за них поболеть, но увы, на этот матч у меня были другие планы.

Судья подал сигнал к началу матча и народ понесся, должен признать — скорости были приличными, а реакция игроков вызывала подозрение на их не совсем человеческую природу либо применение каких–либо стимуляторов. Хотя в крови вратаря и ловца ничего подобного обнаружено не было. Вратарь у Болгар, кстати, был не очень, но все равно пришлось ему немного «помочь» с мячами — счет капал не так быстро, как мне хотелось для спокойной жизни, а вот ловца наоборот, пришлось пару раз спасать, выводя из пике — парень реально мог совершить самоубийство, влетев в землю на разогнанной метле, а вдруг его замена окажется лучше? Через два часа такого времяпрепровождения, Крам все–таки поймал мяч и закончил Чемпионат. Выиграла Ирландия со счетом 270–180, но снитч поймал ловец болгар, а я стал богаче почти на четыре миллиона галеонов, или двадцать лямов в фунтах — по нынешним временам, сумма очень внушительная — на следующий проект должно хватить. А вот Рон прошляпил свою палочку — некий хитрый невидимка ее благополучно спер, а вот нефиг таскать свое оружие в кармане и забывать об окружающем мире при блеске золота, впредь будет осмотрительнее… или не будет. Народ начал потихоньку сваливать из ложи. Фардж убежал фотографироваться с победителями, близнецы насели на очень грустного Бэгмена, а злобный невидимка исчез в неизвестном направлении. Отправились по своим палаткам и мы — поскольку время матча по квиддичу штука весьма переменчивая, то расписания отправления по порталам еще не было, как и самих порталов, но к утру, как заверил нас Артур Уизли, все будет готово. Еще немного обсудив матч, народ расползся по койкам, а в середине ночи обеспокоенный глава рыжиков сдернул всех и велел валить в лес — начались беспорядки.

Глава 4. Особенности менталитета

— Русский бунт — бессмысленный и беспощадный

А. С. Пушкин.

— Это вы еще с гоблинами не сталкивались, батенька.

Неизвестный Гоблин.

М-да, гениально, пусть мои дети и дети, которых я взял под свою ответственность валят в лес вместе с обезумевшей толпой, причем не вполне адекватной (хотя, как может быть адекватной обезумевшая толпа?), а я в этот момент буду путаться под ногами у стражей порядка, сверкая желанием всем помочь и спасти. Вот как такого человека назвать, если цензурно? Вот и я не знаю. Выходим из палатки, глядим по сторонам, что видим? Видим примерно сотню типов в черных балахонах, что вращают в воздухе пятерых человек в ночнушках и нагоняют панику на несколько тысяч магов. На несколько тысяч вооруженных волшебными палочками магов, блин, развернись последний ряд бегущих и долбани их той же «Бомбардой» или «Редукто» на этом бы всё и кончилось, да блин, обычные футбольные фанаты их бы порвали на лоскутки, но… нападающий мудро начали нападение с сектора британских магов, прекрасно помня, что данные типусы предпочитают прятаться за спины годовалых детей или покорно ждать, когда их пустят под нож, а традиционные костюмы «Пожирателей Смерти» давали дополнительные, как там говорится, плюс сто к «запугиванию»? Правда, версия сомнительная — при всей моей нелюбви к лимонникам, должен признать, далеко не все из них являются трусами или идиотами, скорее всего тут толпе долбанули чем–нибудь по мозгам, вроде ауры дементора или и того проще — распылили «зелье Страха» — довольно простой составчик, а выпитая доза заставляет душу поселиться в пятках на пару часов. Увы, его «вкуса» я не знаю, а то мог бы попытаться выделить Симбой, хотя в местной мешанине зелий, перегара и разлитого алкоголя все равно было бы бесполезно. К тому же, особо не важно, как именно прошло первичное воздействие — зельем, магией, провокацией через «подставных» или при «помощи» реальных трусов — дальше работала психология толпы — все бегут, и я побегу, впрочем, выбора особого не было — или бежишь со всеми, или благополучно затаптываешься перепуганными людьми. Пришлось смещаться вместе с толпой. Пока не выбрались на относительно свободный участок. Правда, близнецов от нас отжали, ну да ничего, уж они о себе позаботиться смогут точно.

— Это безумие, — пробормотал Рон, — это настоящее безумие… (нет, это СПАРТАААА!!! пардон, не удержался *прим. Автора), — ай, блин! — рыжий чуть было не растянулся на земле — пришлось подхватывать, — ну и темень.

— В задницу статус секретности, Люмос! — Гермиона зажгла на кончике палочки светляк, подсветив метров восемь–десять вокруг себя.

— Черт… я не могу найти свою палочку! — Уизли выглядел очень несчастным.

— О, теперь твоим родителям придется продать свой сарай, чтобы купить тебе новую? — растягивание слов, тонны призрения в голосе, ну и эмоции на тему «Вы — говно, я — Д» Артаньян», хотя, боюсь но это его стоимости не хватит, — эх, а я надеялся, что Малфой–младший просто играет роль избалованного муд… нехорошего человека, увы, он говорил именно то, что думал, четырнадцать лет, да, «мягко» такого уже не поменяешь, впрочем, особо заморачиваться по этому поводу и не хотелось.

Рон от намеков на свое финансовое состояние пришел в состояние, близкое к берсеркеру, но, по старой памяти, ограничился оскорблениями, причем, не особо умелыми, впрочем, что еще ожидать от мальчишки? Малфой же продолжал поливать грязью, переключившись на Гермиону. До уровня его уважаемого отца белобрысику было далеко, не хватало изящности слога, но, в целом, на четыре с плюсом, правда, зря он так на женщину, пусть и будущую, точнее, тем более. Что на будущую.

— Драко, я поражен, — улыбнуться в «стиле Сефирота», хм, и чего это он так на меня уставился, — ты — истинный Гриффиндорец! — теперь шокировано выглядели и гриффиндорцы, — ведь только отчаянно смелый человек может хамить трем магам, находясь в гордом одиночестве, да еще и во время такой паники, в которой его могут совершенно «случайно» затоптать… возможно, насмерть, — никакой угрозы, только доброжелательность и искренняя забота.

— Ты не посмеешь, за такое тебя исключат! — блондин попытался огрызнуться.

— С чего бы? Ты рассказать не сможешь, «Обливиейт» — штука надежная, правда, я никогда раньше его не накладывал и может получиться, как с Локхартом, но наука не забудет твоей жертвы! — хмм, а бегает он шустро и профессионально — настолько вихляющую цель подстрелить трудно даже из огнестрела, не то, что с палочки.

— Гарри, да что с тобой происходит, ты сам на себя не похож! — попыталась прочитать нотацию Грейнджер.

— Знаешь, Гермиона, людям свойственно меняться, мне надоело, что вокруг меня постоянно плетутся какие–то интриги и курсируют слухи, я просто хочу спокойно жить и изучать магию, и мне откровенно плевать, у кого какое мнение на этот счет. Но мне очень не нравится, когда при мне оскорбляют моих друзей (правда вас я ими вряд ли назову, но вам же это знать не обязательно?). Малфой же давно нарывается.

— Ладно, не горячись, гроза Змей, — похлопал меня по плечу Рон, давай лучше двигать к лесу, а то тут становится неуютно.

— И будем мы в том лесу ждать «гостинца» из–за каждого дерева, лучше прибиться к какой–нибудь группе магов

— Но отец сказал…

— Рон, с твоим отцом я поговорю отдельно — бросить своих детей посреди бушующего лагеря и идти мешаться под ногами у стражей порядка… в общем, не обижайся, но поступка глупее этого придумать сложно.

— Он хотел помочь!

— Н-да? Ну и толку от его помощи? Этих в масках стало только больше, а если в панике что–то случится с твоей сестрой, об этом ты подумал?

— Я… нет, — рыжий посмурнел, меж тем, толпа вынесла нас на более–менее утоптанный участок дороги, где в растерянности в одних ночнушках обреталось четыре девушки лет семнадцати… ммм, миленько, да и посмотреть есть на что. О, парни тут тоже есть… хм, а их я сразу не заметил (и с чего бы, а?).

— Вы не видели мадам Максим? Мы потерялись… — понятно, француженки, во всяком случае, язык французский.

— Эээ… — завис Рон, кажется, он был свято уверен, что английский знают все, или почти все люди в мире.

— Увы, нет, прекрасные дамы, но можем помочь вам с поисками, да и в такой сумятице лучше держаться группами, — ответил я на её родном языке.

— Спасибо, месье…? — девушка вопросительно посмотрела на меня.

— Гарольд, могу я в свою очередь узнать ваши имена?

— Мона.

— Диана.

— Авелин.

— Дезири.

Парни что–то пробурчали про Астора и Вивьена.

— Мне, конечно, очень неловко прерывать столь милую беседу, но… кажется, у нас проблемы, — голос Гермионы звучал весьма испуганно, еще бы, к нам направлялось трое типов в балахонах и с масками, судя по эмоциям, к француженкам у них интерес был весьма понятным. Девушки как–то инстинктивно нырнули за мою спину, хм… приятно. Так, от палочки пока никакого толка — пользоваться неизвестным и сомнительным оружием, когда есть средства проверенные — излишне, хотя для симуляции, пойдет. Указываем палочкой на какую–то валяющуюся балку (судя по всему, одна из палаток зрителей накрылась медным тазом и раскидала свое содержимое по полянке), а потом резкий рывок в строну Пожирателей, одновременно с этим телекинезом подхватит означенную выше балку и как следует засадить ею по так удачно выстроившимся в ряд целям… ммм, страйк, но жить будут… если вовремя подлечат.

— Пожалуй, задерживаться действительно не стоит, — и всей компанией мы покинули ставшую недружелюбной полянку.

Легко ли найти женщину монументальных форм и роста (за два–двадцать, если быть точнее) в толпе? А если задачку усложнить — устроить поиск ночью, да в жуткой панике и давке? Как оказалось, весьма просто — достаточно было посовещаться над картой с французскими знакомыми и определить, где мы находимся (с последним помогла Гермиона), а дальше просто пойти в сторону стоянки Шармбатонцев (забавное все–таки название). Место стоянки было относительно спокойным, границу охраняли маги постарше, а студенты кучковались ближе к центру, и над всем этим лагерем, подобно гордому знамени, возвышалась действительно МОНУМЕНТАЛЬНАЯ женщина. Но, тем не менее, нельзя не признать, что эта дама, выглядящая на «немного за тридцать» была удивительно гармонично сложена, шикарные пышные волосы до середины спины даже без намека на седину, правильные черты лица, достойные кисти художника, темные омуты глаз, в которых сейчас застыло беспокойство, кожа — нежная и ухоженная, приятного глазу светло–оливкового оттенка… мулатка, или просто загар? Да какая, в сущности, разница? Фигура… хм, при виде неоспоримых достоинств мадам Максим, Рон улетел куда–то далеко–далеко, логично, сейчас же лето, тепло… одежды минимум, да и глубокая ночь, в общем, сия дама в ночнушке не могла оставить равнодушным. Кстати, в текущий момент времени она была весьма напряжена и спорила с каким–то мужиком лет сорока.

— А я говорю, что нужно начать поиски как можно скорее, там шесть моих студентов, Готье!

— Мадам Максим, в такой сумятице мы вряд ли сможем их отыскать, скорее нарвемся на неприятности, — устало отвечал маг, судя по всему, беседа шла не по первому кругу и бедолага уже не знал, куда деваться.

— Мадам Максим, мадам Максим! — загалдели приведенные нами студенты.

— О, хвала Господу, вы целы, — женщина еще раз пересчитала студентов по головам и ощутимо расслабилась, — о, кто это с вами? — теперь её внимание было приковано к нашей тройке.

— Это месье Гхеральд, — слегка исказила моё имя девушка… а что, тоже неплохо получилось, заделаю себе вертикальный зрачок, желтые глаза и белую шевелюру, а полуторник уже есть — вон, в сумке валяется, — он помог нам найти вас и спас от троих, — дальше последовала непереводимая игра слов, — в черных балахонах.

— Авелин, негоже девушке так изъясняться! — Попеняла ей директор, после чего обратилась ко мне, — благодарю вас, молодой человек, могу ли я узнать ваше полное имя?

— Гарольд Джеймс Поттер, мадам, — в эмоциях женщины полыхнуло удивление, а глаза невольно сместились к шраму… м-да, а я то надеялся, что у французов с этим как–то полегче. Впрочем, особо пристально не всматривались — и то хлеб.

— Еще раз благодарю вас, Гарольд, нечасто в наше время можно встретить человека, готового помочь незнакомым.

— Что вы, как я мог пройти мимо девушек в затруднительной ситуации, особенно, таких прекрасных, — Мадам Максим улыбнулась, а мне достался небольшой обстрел глазками от означенных прекрасных дам.

— Чтож, прошу вас и ваших товарищей побыть нашими гостями, пока не улягутся беспорядки.

— Благодарю вас, — я вежливо кивнул и закончил разговор, после чего суть беседы пришлось объяснять Рону и Гермионе, пребывающем в некотором замешательстве. Рыжий рассеянно кивал, выпав в астрал от обилия вокруг действительно прекрасной половины, а вот Гермиона вцепилась в меня клещами — и почему у меня почти нет акцента, и как я сотворил невербальные чары, да еще такие мощные, что простой «Левиосой» впечатал в землю троих засранцев, и… в общем, появлению зеленой морды с языком–змеей я сильно обрадовался — мне перестали есть мозг и зудеть под ухом. Дальше события закрутились — народ занервничал, почти все сотрудники министерства магии сбежались в тот многострадальный лесок, а там нашли тушку домового эльфа Крауча с палочкой сына Уизли в руках (Артур опознал магическое орудие сына), Барти ревел белугой, трансгрессировал прямо в лагерь французов (как позже выяснилось, навелись на «незаконные» чары света Гермионы) и пытался сделать Рона козлом отпущения, вообще, насколько нужно быть долбанутым, чтобы обвинять школьника в чем–то подобном? Хотя, сейчас Крауча–старшего припекало неслабо и адекватных поступков ждать от него не приходилось. Вот только у нас был целый лагерь свидетелей, что в момент сотворения заклинания, Рон сидел с нами, а я потом и намекнул, что домовой эльф Крауча как раз сидел рядом с Роном, который как раз после игры никак не мог найти свою палочку. Хм, кажется, если бы Барти мог, он бы заавадил меня прямо тут… кажется, мне начинает нравиться бесить людей, хех.

Разбирательство длилось остаток ночи, кто, куда, зачем, что видел по пути? Хорошо хоть вместо Крауча показания принимал обычный аврор, кажется, Гаррисон, правда, буркнул он свою фамилию весьма неразборчиво, да и по состоянию было видно — человек на ногах только за счет стимуляторов, что плещутся в его тушке уже где–то на уровне подбородка, и держится. Мистер Уизли тоже пытался что–то выяснить, но был мягко и ненавязчиво послан… давать объяснения журналистам, м-да, зря они так, лучше бы нашли кого–нибудь менее… простодушного, но это дело министерства и авроров. Итог был закономерным — Уизли № 6 вернули его палочку, предварительно просмотрев её «Приори инкартатем», то бишь, глянув, какие ритуалы ей совершались в последнее время. Домовичке вручили платье и пинком отправили куда подальше.

— Какая жестокость, это мерзко! — Гермиона пылала праведным гневом, — как он мог так поступить с бедной Винки!?

— Действительно, глупо — лишаться домовика, который не смог выполнить приказ… расточительно.

— Гарри!

— А что, он прав — домовики — весьма полезны, вот был бы в нашей семье один…

— Рон! Рабовладельцы! — кучерявая еще и ножкой топнула, выражая нам свое несогласие, впрочем, получилось у неё это довольно вяло — усталость давала о себе знать, — как вы можете так обращаться с ней?

— А что такого? — устало пожал плечами Рон, — она — не человек, а имущество.

— Имущество?! Да как ты… — к счастью, слушать «глас народа» в исполнении Грейнджер мне не пришлось — мистер Уизли уже смог отловить близнецов, Джинни и своих старших детей, а заодно — добраться до нас и выбить портал.

— Фух, наконец–то я к вам пробился, — выдохнул мужчина, — тут черте что творится!

— Вы поймали тех, кто все это устроил? — спросил Перси, даже в столь ранний час умудрявшийся выглядеть ухоженно и педантично.

— Только пару молодых идиотов, которых сбило балкой от развалившейся палатки, — мистер Уизли поморщился, — зачинщики смогли скрыться, — а пойманные отпираются, говорят, думали, что это всё «шутка». Меток у них нет, да и молоды они слишком. Чтобы принимать участие в войне, так что отделаются штрафами и полугодом исправительных работ.

— Метка, какая еще метка? — не догнал Рон. Гермиона не могла упустить такой возможности, пустившись в объяснения, что такое метка, что за знак висел над лесом, ну и насколько это было хреново в прошлом (тут уже высказался мистер Уизли).

— Ладно, мы все сегодня многое пережили, но теперь все позади, давайте отправимся домой, — эх, вместо симпатичных француженок вновь оказаться в компании рыжиков, может свалить от них нафиг? Хм, наверное, пока не стоит, когда еще выдастся возможность порасспрашивать автора летающего автомобиля, что он там наваял?

Попрощавшись с учениками (точнее, с ученицами, ага) Шармбатона и получив на прощание несколько целомудренных поцелуев в щеки (хотя Авелин немного… промазала, хе–хе), я схватился за портал. Знакомый уже рывок и мы опять на холме, ну а оттуда уже домой, где обеспокоенная Молли Уизли сразу же попыталась добить бедного мужа, во всяком случае на «обнимашки» акт удушения, что предстал перед нашими глазами, походил мало. Кхм… кажется, Артур реально начинает синеть… Потом женщина переключилась на своих детей, а я, на всякий случай, решил отвалить подальше — подвергаться тисканью миссис Уизли у меня не было никакого желания, вот будь на её месте та же Диана…

Причиной волнения домохозяйки стал срочный утренний выпуск «Пророка», доставленный чуть ли не на рассвете. Передовицу украшала цветная фотография черепа со змеей, хм, а неплохо смотрится, готичненько. А что там пишут? Интересно было не только мне, но и всему семейству, а потому, пока Молли отпаивали чаем с виски (хм, горит, как абсент, но само по себе, любопытно), мистер Уизли зачитывал в слух выдержки из статьи.

— «Ошибка Министерства… преступники не задержаны… небрежность службы безопасности… Темным магам удалось скрыться неопознанными… национальный позор…» Кто все это написал? А… Ну разумеется… Рита Скитер…

— Эта женщина постоянно нападает на Министерство! — прорвало на негодование Перси, — на прошлой неделе она заявляла, что мы впустую тратим время на крючкотворство по поводу толщины котлов, когда необходимо заниматься истреблением вампиров! — хм, хотел бы я посмотреть, как они будут их истреблять, но сказал я не это.

— Ну, вообще–то она права — министерство магии облажалось по–крупному, причем сразу на весь мир. Допустить погромы в международном лагере после Чемпионата Мира… какой позор.

— Ох, Гарри, не говори, теперь полетят головы, — печально нахмурился старший Уизли, — думаю, мне стоит находиться в министерстве.

— Я с тобой, отец, мистеру Краучу может потребоваться моя помощь! — патетично воскликнул Перси, угу, как будто его сейчас волнуют проблемы стенок котлов.

— Дорогой, но у тебя же отпуск! — хм, звучит так, словно отпуск является каким–то диагнозом.

— Что поделаешь, дорогая, сейчас мой долг — быть в министерстве! — с этими словами мистер Уизли благополучно смылся, хм… легкий хлопок воздуха, заполняющего пустоту, значит, исчезновение было мгновенным, плюс, Артур слегка повернулся по часовой стрелке, словно вворачиваясь куда–то… любопытно. Следом, повторив действия отца, дом покинул Перси. Чарли отправился проведать каких–то своих друзей, а вот Билл остался в доме. Молодежь погнали спать, мотивируя это дело тем, что день у нас выдался насыщенным, а ночь так вообще. А в это время на кухне состоялся весьма забавный разговор, благо с модернизированным слухом прослушать его удалось даже из комнаты Рона (упырь, ну или кто там обитал на чердаке, начал было шебуршать, но стоило только чуть–чуть «освободить» эмоции тушки, накачанной Симбой, как квартирант сразу стал шелковым и продолжил притворяться деталью интерьера).

— Билл, в Гринготсе все в порядке? — Молли была немного взволнованна.

— Да, все хорошо, а что такое? — а вот Билл был совершенно спокоен.

— Я хотела снять немного денег для Гарри из его сейфа при помощи ключа, что нам оставил директор Дамблдор, но мне сказали, что этот ключ более не действителен.

— Да? Странно, такое бывает только в двух случаях — когда изменяется статус сейфа или когда владелец заявляет об утере ключа — тогда все старые ключи автоматически блокируются, — а вот о том, что Уизли могут попытаться попасть в мой сейф без меня я как–то не подумал — расходы в банковской книге свидетельствовали о том, что за три года знакомства, эта семья оттуда не взяла ни кната. Возможно, что и сейчас они бы все передали мне, миссис Уизли сама упомянула, что деньги берет «для Гарри», но сам факт бесцеремонности такого «вторжения» говорит не в их пользу.

— И что же теперь делать?

— Я попробую узнать, что случилось, в крайнем случае, просто сводим Гарри в банк и там ему восстановят ключ, если старый по какой–то причине перестал действовать.

— Спасибо, Билли.

— Мам, ну сколько раз я просил не называть меня так, — в голосе работника банка проскользнули недовольные нотки, — ладно, пойду узнавать, — послышался характерный хлопок телепортации. Хм, я понимаю, что они заботятся о «бедном сиротке» в меру своих сил, но вот считать и инспектировать то, что принадлежит мне я могу позволить только своим, а таких среди Уизли нет… разве что близнецы, и то, только возможно и в будущем, так что «разговор» предстоит еще и с Биллом. Тем временем, Рон благополучно уснул и… начал храпеть, нет, нет так… ХРАПЕТЬ! Черт, а я так надеялся, что в реальности этого не будет… хм, кажется, первое, что я освою в Хоге будет «Силенцио», а пока обойдемся силой воли. Но это было очень, очень тяжело. Богатырский храп, с посвистываниями и подвываниями разносился по спальне. Храп был настолько могуч, что немного подпрыгивали и тряслись стекла в окнах комнаты. От чередующихся с этими раскатами грома посапываний и повизгиваний меня аж передергивало — казалось еще немного, и мощности звука хватит чтобы «снести» меня с тела к чертовой матери, а стоило закрыть глаза и отрешиться от реальности, как пакостное воображение услужливо рисовало адских тварей, явно состоящих в родстве с дементорами или кем похуже.

Так, хватит, нужно сосредоточиться на чем–то ином, иначе я его прямо тут прикопаю, какая там у нас следующая книжка? «Руководство по защите от Темных Искусств. Высший уровень». По седьмому курсу последняя книга, да и полупрофессиональная литература на исходе, ладно, думаю, гоблины смогут подсказать нужные магазины или достать книги… за определенный процент.

Народ начал просыпаться часам к четырем вечера, аккурат к обеду. Билл, Артур и Перси все еще пропадали на работе, а вот близнецы оказались свободны и принялись составлять планы.

— Нет, все равно не хватает, нам бы еще сотен пять… — один из братьев досадливо погрыз кончик пера.

— Увы, брат мой, но нет их у нас, разве что в Хоге сможем заработать, но там есть Зонко и мы им, к сожалению нашему, пока не конкуренты.

— Ну не у гоблинов же занимать? С ними во век не расплатишься.

— В чем печаль ваша, достойные мужи? — решил я включиться в обсуждения.

— О, славный рыцарь, дев спаситель, — историю с француженками эта парочка уже откуда–то узнала, вот когда, спрашивается? — вопрос презренного металла нас тяготит, — продолжил за братом… хм, кажется, Фред.

— Цена вопроса? — забавный стиль.

— Сотен пять. Идеи… есть?

— Быть может. Но что я получу взамен?

— Чего изволишь? — вот теперь начнется деловой разговор, судя по подобравшимся позам и «еврейскому ответу».

— Хочу я долю… где–то четверть… и пару протолкнуть своих идей, но с них возьму две трети, вы согласны? — близнецы переглянулись.

— Твои прелестны речи, мы согласны! — потом последовала пауза на десяток секунд и заливистый смех в три глотки.

— Уф. Гарри, ну ты даешь! — Фред утирал слезы, — а что там были за идеи? — я мысленно поставил ему жирный плюс — сначала спросил именно про идеи. А не какие–то деньги, видно, что парень действительно предан своему делу.

— Так, есть мысли, по поводу парочки игр. Одними магическими шахматами сыт не будешь. Кстати, вы анимирующие чары знаете?

— Увы, — огорчился Джордж, — это — седьмой курс, продвинутая трансфигурация, — память Поттера услужливо подкинула картинку гигантских шахмат и инфу, что это было «испытание» от МакГонагал.

— Ладно, попробую уломать декана, ну или Флитвика — думаю, он тоже предмет знает неплохо, к тому же, всегда рад помочь.

За деньги мы с близнецами договорились спокойно — я все равно планировал наведаться в Косой, так что просто прихвачу ребят с собой, в банке заключим договор с указанием долей и обязательств сторон.

Ближе к вечеру вернулся уставший Билл и передал мне письмо из банка — весьма качественная бумага (именно бумага, а не пергамент), увенчанная гербовой печатью банка — устрашающего вида зазубренный палаш и горка монет. Вскрыв печать, я углубился в документ.

«Уважаемый Гарольд Джеймс Поттер, банк Гринготс рад сообщить, что текущая сумма вашего счета составила 3 777 013 галеонов, в связи с этим, мы просим Вас явиться в любое удобное для Вас время для замены вашего ключа на новый, соответствующий новому уровню безопасности Вашей ячейки.

С наилучшими пожеланиями, Крышнак Крыгурз третий, второй заместитель первого помощника старшего финансиста банка Гринготс»

— Хм, мне нужно в Гринготс, — я задумчиво потер подбородок, — да и по магазинам пройтись не помешает.

— Что–то случилось, Гарри, дорогой? — Молли действительно была обеспокоена.

— Все хорошо, миссис Уизли, летом я… сделал одно капиталовложение, сейчас получаю с этого плоды.

— Гарри, в твоем возрасте еще рано заниматься финансами! Тебя могут обмануть или ограбить, лучше пусть взрослые присмотрят…

— Я весьма благодарен вам, миссис Уизли, однако позвольте с вами не согласиться. Если я достаточно взрослый для того, чтобы подставлять свою шею под клыки василиска или целоваться с дементорами, то и со своими деньгами как–нибудь разберусь, — получилось, конечно, грубовато, но какого черта? — Фред, Джордж, не составите мне компанию?

— С удовольствием, мистер Поттер, — близнецы склонились в поклоне, я бы им даже поверил, если бы не ощущение веселья и одобрения в эмоциях, кажется, постоянный контроль со стороны матери достал и их, да и возраст у них сейчас весьма специфический — самое то для конфликтов.

Оставив недовольную женщину возмущаться на кухне, мы отправились через каминную сеть в Гринготс, благо нычка летучего пороха у близнецов была. В банке меня встретил уже знакомый улыбающийся гоблин, вот только в этот раз он был настроен куда серьезнее, а в эмоциях читалось… хм, уважение?

— Мы рады вновь приветствовать вас, мистер Поттер, — вновь добрая акулья улыбка. Я кивнул и протянул гоблину письмо, — да, все верно, вам требуется сменить ключ. Вы достаточно доверяете этим людям? — банкир кивнул на близнецов.

— Да, достаточно.

— Как знаете, итак, сумма вашего счета превысила миллион галеонов, а значит, вы имеете право на алмазный ключ.

— Алмазный ключ?

— Видите ли, мистер Поттер, — терпеливо пояснил работник банка, — уровень защищенности хранилища и статус владельца зависит от суммы, которой он располагает. До тысячи галеонов — бронзовый ключ, до десяти тысяч — серебряный, до ста — золотой. До миллиона уже идет платиновый, а до пяти миллионов — алмазный.

— Хм, а выше пяти миллионов? — невольно мне стало любопытно.

— А выше пяти миллионов к вашей ячейке приставляется личный слуга — гоблин с Непреложным Обетом. Открыть такой сейф можно лишь в присутствии владельца и гоблина — работника банка.

— Сильно, — я сдал «золотой ключик» и получил в обмен похожий, но, судя по всему, покрытый алмазной пылью, красиво, интересно, как они это сделали? — А как поживает мой заказ?

— Уже все готово, прошу, — вот где этот коротышка до этого прятал коробку? Ну не сидел же он на ней в самом–то деле, да и в ящик стола такую не положишь, — артефакт, — следом за коробкой последовала небольшая книжка, — инструкция. Можете проверить, если желаете, — я было дернулся, но вспомнил, что по поводу гоблинов писали в «Магических расах». Усомниться в качестве их артефакта — тяжелейшее оскорбление, раньше такое могло привести и к вендетте.

— Я вам и так верю, у нас нет смысла обманывать друг друга, — улыбаюсь гоблину.

— Банк может еще чем–нибудь вам помочь?

— Да, я хотел бы заключить партнерское соглашение с этими молодыми людьми, помнится, ваш банк предоставлял соответствующие услуги?

— Разумеется, я вас внимательно слушаю.

Несколько часов спустя.

— Гарри, если не секрет, откуда у тебя состояние на алмазный ключ? — близнецы просто изнывали от любопытства.

— Вы все равно не поверите… я просто поставил круглую сумму на Чемпионат… ставка была такая же, как и у вас. И вот результат.

— Значит, тебе крупно повезло.

— Можно и так сказать, — ну не признаваться же, что мое «везение» по большей части было предрешено? — ребят, а не поможете мне с книгами?

— В смысле донести?

— В смысле добыть, мне нужны профессиональная литература по Зельям. Чарам, Трансфигурации, ну и еще что–нибудь интересное, — близнецы опять переглянулись.

— А чем тебя не устраивает Флориш и Блотс?

— У них я уже спрашивал — общий и продвинутый уровень у них есть, а вот что–то сложнее — уже никак.

— Хм, можно попробовать отправить сову в Мюнхен, говорят, там есть неплохие книжные, но лучше тебе по этому поводу поинтересоваться у Флориша или оставить у него спецзаказ, будет, конечно, дороже, чем при самостоятельной покупке, но, как я понял, проблем с деньгами у тебя нет? — последняя фраза звучала довольно иронично.

У Флориша мы зависли еще на пару часов, составляя заказ на книги, манускрипты и трактаты. Мое земноводное попыталось провести акт удушения, когда услышало финальную сумму — четырнадцать тысяч этих милых глазу желтеньких кругляшечков, да еще и магазин. Как посредник брал пятую часть стоимости, но и товар предлагался стоящий — книги по тому, что тут называли Высшей Магией. От теории Маховиков до Фиделиуса, а уж эликсиры, описание рецепта и способов приготовления которых могли занимать по паре десятков страниц мелким убористым почерком… ммм, в общем, в «Нору» мы вернулись часам к одиннадцати вечера и, разумеется, нарвались на семейный скандал и порицание в глазах общественности, правда, я был слишком умиротворен, чтобы обращать на это внимание, а близнецы, получившие стартовый капитал, пребывали в настроении столь прекрасном, что даже известие о возвращении Волди вряд ли бы их сильно огорчило. Разве что чуть–чуть. Когда Артур при поддержке Перси начал уже заходить на третий круг, я решил, что на сегодня хватит.

— Мистер Уизли, скажите, чем именно вы недовольны?

— Как это чем?! Я взял на себя ответственность за тебя до конца лета и, разумеется, я беспокоюсь о тебе. Вдруг с тобой бы что–то случилось? — ну все, рыжий, держись.

— Кхм, правильно я понял, что вы опасались, как бы со мной чего не случилось в одном из самых безопасных мест Британии, Гринготсом именуемом?

— Эээ…

— Тогда скажите, мистер Уизли, где было ваше беспокойство, когда вы оставили шесть несовершеннолетних детей, между прочим, как вы выразились, двоих из которых вы взяли под свою ответственность, посреди охваченного паникой лагеря на Чемпионате Мира?

— Нуууу… я, как сотрудник министерства…

— Не при исполнении, да и заниматься охраной правопорядка — работа авроров.

— Гарри… — но тут в нашу беседу включилась Молли, до которой дошел смысл моей последней фразы.

— АРТУР, ТЫ СДЕЛАЛ ЧТО??? — И никакого «Соноруса» не надо…

— Дорогая… — мистер Уизли попытался оправдаться… м-да, сегодня явно не его день, ну, а обо мне, естественно, забыли, чем я и воспользовался, побыстрее свалив в предоставленную комнату.

В комнате меня уже ждали недовольные Рон и Гермиона.

— Гарольд Джеймс Поттер, объяснитесь немедленно! — девочка пылала праведным гневом.

— Ммм?

— Ты что устроил сегодня? Это было возмутительно!

— Гермиона, давай ты не будешь читать мне нотаций, а? Рон знает, я ценю заботу его семьи, но тотального контроля мне хватает и у Дурслей.

— Мы все хотим тебе только добра! — обиженно крикнул Рон.

— Рон, ты знаешь, куда выложена дорога благими намерениями? К тому же, меня уже достали эти двойные стандарты — мы достаточно взрослые, чтобы отправить нас ночью в опаснейший лес Британии на отработку, столкнуть лбом с василиском или сотней дементоров, но как возникает желание распорядиться собственным имуществом — так мы резко дети.

Разговор закончился ожидаемо — народ, терзаемый «силой юности» (бррр, чур меня!) и гриффиндором головного мозга (лучше уж «сила юности»), решил, что таки да, как–то не очень справедливо получается, а уж сидеть дома вместо того, чтобы «оттянуться напоследок» — это вообще жестоко по отношению к бедным узникам родительской заботы. Правда, Рон сильно огорчился, что отправились без него, да еще и близнецы не колятся, чем же именно весь день мы там занимались, ну, а Гермиону коробило, что Гарри так легко послал нафиг запреты взрослых и общественные правила, впрочем, девочка быстро признала, что это как раз в его стиле, а после получения парочки книг («Магические расы» и «Сборник законов») вообще была потеряна для мира. Рон завалился спать, Молли и Артур еще несколько часов «выясняли отношения», ну, а я… я рассматривал свою преллесссть и читал по ней инструкцию. До отправления в Хог оставалась неделя.

Глава 5. Магический замок

Уж какое столетье подряд,

Нарушая закон природы

И от всей души наплевав

На границы привычных рамок,

Как увидел Магритт,

В поднебесье нахально парит

Невзятый мой замок.

Канцлер Ги. «Невзятый Замок»

Неделя прошла довольно быстрой — Гермиона все также зависала над книгами, постепенно приходя в ужас от политики «доброго» министерства магии, я ковырялся с гоблинским плеером, сгружая в него из памяти музыку и песни, самое примечательное — добрая половина в этом мире еще даже не была написана, а может быть, не будет написана вообще никогда. Артефакт работал отменно, подзарядки не требовал (точнее, магии ему хватало, судя по всему, и из окружающей среды), «памяти» в нем было… много, так что было чем заняться, а через пару дней почтой доставили заказанные мной книги (четыре десятка сов, пикирующих в окно — это реально страшно). Оставленный на произвол судьбы Рон пытался обижаться, но быстро остыл, поняв, что его возмущение пропадает в пустоте — два тела, закопанные в книги на его потуги внимания не обращали.

— Сладкая парочка, — бубнил парень каждый раз, когда заходил в комнату, ставшую филиалом библиотеки. Потом тяжело вздыхал и уходил обратно.

Близнецы были заняты составлением бизнес–плана, а также разработкой антидотов к своим шуткам — без этого можно было влететь в крупные штрафы и неприятности, впрочем, большая часть их шалостей снималась обычным безоаром.

Но вот неделя закончилась и наступило первое сентября — день, глубоко и искренне ненавидимый любым школьником, ну, может быть за парочкой редких исключений. Семейство Уизли в очередной раз продемонстрировало свои способности на ниве создания хаоса и суеты на ровном месте. Вроде бы и заранее подготовились, сложили вещи в сумки, поставили будильники… и проспали. В итоге я сейчас имел удовольствие наблюдать мечущегося по дому Артура Уизли в надетой задом наперед мантии (вот как, как он это умудрился сделать? Это ж как надо постараться, чтобы нацепить мантию таким образом?) Рон страдальчески рассматривал свою «парадную форму» из секонд хенда и думал, куда бы её деть, близнецы судорожно запихивали в чемодан что–то шевелящееся и противно верещащее, их сестра, постоянно смущаясь и краснея мельтешила у меня перед глазами в полуодетом виде, вызывая желание свалить как можно дальше от демонстрируемых «прелестей», точнее, полного отсутствия оных, зато веснушек было… жуть. Но это еще была не жуть. Жуть началась, когда мистер Уизли… заказал магловское такси до Лондона.

— Ммм, мистер Уизли, а это не будет нарушением кодекса секретности — приглашать посторонних маглов чуть ли не к волшебникам домой?

— Нет, Гарри, ведь мы просто на улице погрузимся в эти их… акто… асто, точно, астомобили! — и опять восторг в голосе, м-да.

— А камином воспользоваться не быстрее? От того же «Дырявого котла» до платформы почти рукой подать, да и на самой платформе я вроде бы видел камины…

— Ну, понимаешь, Гарри… — Артур спрятал глаза… нет, вы же не хотите сказать, что он все это затеял только для того, чтобы прокатиться на такси? От дальнейших объяснений сотрудника министерства спас как раз обсуждаемый камин — в нем появилась знакомая голова Амоса Диггори, сотканная из языков пламени. Сотрудник отдела по контролю за магическими тварями в панике начал рассказывать, как сильно влетел некий Грозный Глаз Грюм, и что неплохо бы сейчас провести его по какому–нибудь левому делу, дабы тот смог приступить к своим обязанностям. В итоге Артур смылся в министерство, сказав, что раз мы так хотим, то можем использовать камины до платформы, а Молли принялась рассказывать Рону, кто такой этот Грозный Глаз. Потом наступила пора прощаться. Чарльз намекнул, что в этом году мы с ним еще увидимся, Билл посокрушался, что тоже бы не отказался посетить Хог, ну а миссис Уизли порадовалась, что правила изменились, чем вызвала жуткий приступ любопытства у детишек. Но вот с формальностями было покончено и мы наконец–то отправились в путешествие по каминам. Должен признать, способ, конечно, странный, но интересный, словно попадаешь в некое пространство, соединенное с нормальным миром только в определенных точках и с другим понятием о расстоянии. На ум почему–то пришла Паутина Эльдар…м-да, куда–то меня не туда клонит последнее время.

Платформа встретила нас толпами спешащих волшебников, мелким противным дождем и гудками паровоза, от которых хотелось лезть на стенку — до чего же мерзко он звучал. Купе удалось найти быстро, правда, народ как–то странно на меня посмотрел, когда я садился в поезд (рюкзак весом уже в пол тонны благодаря запасу нормальных напитков, книг, тренировочного оружия и прочих полезных в жизни вещей заставил слегка покачнуться вагон, когда я в него входил). В купе мы с Гермионой опять засели за книги, а Рон принялся плевать в потолок, впрочем, скоро в гости заглянул Невилл с приятелем и рыжему нашлось, чем заняться — гости на Чемпионат не попали, а потому слушали Уизли № 6 чуть ли не раскрыв рты.

Поездка прошла штатно — никаких налетов всяких жутких тварей, засад «злых волшебников», пришествия демонов и тому подобных развлечений, блин, да даже традиционных визитов Малфоя младшего для практики в остроумии и тех не было! К вечеру (ну и моменту прибытия, само собой) погода окончательно решила, что для антуража не помешала бы хорошая буря, так что дождь хлестал, как из шланга, на озере реально штормило, а несчастные худосочные лошадки у карет дрожали и нервно трясли головами.

Хогвардс… по идее, меня должно восхищать его величие и красота мерцающих огней… но, это все–таки замок, а не дворец, то есть, структура изначально рассчитанная на оборону, а потому уже на все остальное. Высокие стены с зубцами, узкие бойницы вместо широких окон… да и стоял он в весьма удачном для обороны месте — высокий холм, с одной стороны окруженный озером… короче говоря, с платформы ничего выдающегося увидеть было просто нереально — только стену, бойницы на башнях и флюгеры на крышах. Замок нельзя было назвать особо крупным, но вот основательностью и некоторой мощью, что чувствовалась буквально «нутром» он несколько давил… хм, а это точно школа, а не какой–то форпост?

Чутье Симбионта уловило повышение действия излучения, классифицированного носителем как «магия», а магловский плеер, проверки ради оставленный включенным, жалобно пискнул и затих, судя по запаху, что–то в нем замкнуло, вот только откуда взялась энергия? Заряда батареек было бы явно маловато для поджаривания схемы…

— Бедные первокурсники, я даже думать не хочу, какого им сейчас в лодках, — Гермиона зябко передернула плечами.

— Хм, зато у них есть возможность почувствовать себя отважными моряками… — начал Фред.

— … подводниками, — закончил Джордж, наблюдая за особо мощной волной, чуть было не опрокинувшей сразу пяток лодок, — не скучайте, мы к нашим — близнецы откланялись и поспешили к своим приятелям–шестикурсникам.

— Пойдемте уже, я боюсь околеть на этой погоде, — Невил подозрительно шмурыгнул носом, хм, кажется, ему уже поздно волноваться. Упрашивать себя дважды компания не заставила и быстренько разместилась в карете. Главным вопросом на повестке дня встало «А кто у нас будет новым смертником?», то бишь, преподавателем ЗОТИ. Версии выдвигались самые разные, народ наделся, что это будет кто–то вроде Люпина или, хотя бы, кто–то не похожий на Локонса. И вот кареты въехали в ворота школы, украшенные статуями крылатых вепрей… нет, в таком искусстве я решительно ничего не понимаю, вот зачем ставить статую крылатой свинье? Впрочем, если школа дословно переводится, как «свинарник»… хм, ладно, не будем об этом. Давай подумаем еще о чем–нибудь. Ну давай же, Вальтер, только не смотри под ноги… поздно. Я увидел ИХ! Лестницы… хренова туча лестниц, начинающихся сразу от «прихожей замка». Они летали, перемещались и кажется, предвкушающе скалились исчезающими ступеньками… бррр.

— Гарри, с тобой все нормально? — Гермиона заметила мое состояние.

— Да, все в порядке, просто погода навевает грустные мысли…

— Если Кэп погонит тебя в такую погоду на тренировку, то можно будет предъявить ему обвинение в покушении на убийство, но зная стиль нашей команды, могу сказать только одно, крепись, друг, — Рон сочувственно похлопал меня по плечу, конечно, мило с его стороны, но вот мокрой рукой по сухому мне мог бы и не хлопать… Гермиона страдальчески закатила глаза и применила чары для просушки одежды на своем рыжем друге. Тут я почувствовал на потолке концентрацию магической энергии, но какой–то странной. Быстрый взгляд — так, нечто мелкое. В шутовском балахоне и с наполненным водой шариком задумчиво целится в нашу сторону. Полтергейст Пивз, в высшей мере интересное создание. Вроде бы призрак, но на материальный мир действовать может, равно как и нормально взаимодействовать с призраками… хм, как бы его препарировать… «Злой дух» заметил мой взгляд и, кажется, что–то понял. Во всяком случае, шарик он спрятал за спину и как–то бочком–бочком покинул зал, при этом усиленно изображая композицию «я тучка–тучка–тучка» (впервые исполненная самым суровым медведем современности, между прочим! А уж какой с ним был свин–снайпер… местным крылатым кабанам до этого уровня еще расти и расти). Но вот нас наконец–то пропустили в Большой Зал, оставив первокурсников еще немного промариноваться в собственном соку. Рон сразу же плюхнулся за стол и уставился голодным взглядом в тарелку, попутно извещая всех желающих (и не желающих тоже), что сейчас он бы и гиппогрифа бы сожрал. В это время я отбивался от какого–то мелкого недоразумения, по гиперреактивности способного поспорить с мини совой Рона. При более детальном рассмотрении объекта и напряга извилин высокая комиссия в моем лице постановила — сей шумный тип — некий Колин Криви, он очень рад вновь увидеть меня, а также очень просит, чтобы я поболел за его брата, поступающего в этом году, чтобы тот попал тоже на гриффиндор. Если его брат такой же, то я переведусь к змеям, чего бы мне это не стоило! Гермиона не могла упустить момента и не просветить молодое поколение, что наличие на факультете брата или сестры не гарантирует автоматического попадания на тот же факультет, примером тому являлись сестры Патил. Пока девочка просвещала «юного падавана» (хотя скорее все–таки еще только юнглинга), зам директора, а заодно — старая и верная подруга Миссис Норрис вынесла видавшую виды шляпу и водрузила на не менее видавший виды трехногий табурет. Шляпка начала петь, кратко просвещая народ кто есть кто на факультете и кто она такая. Лично меня очень заинтересовали строчки:

Четыре Основателя процесс произвели,

Я толком ничего не ощутила,

Всего два взмаха палочкой, и вот в меня вошли

Их разум и магическая сила.

Если это правда, то становится оч–чень интересно, я оценивающе оглядел шляпу, прикидывая, как бы в ней лучше поковыряться, да и вытаскивание меча из неё на втором курсе свидетельствовало о том, что внутри у неё есть пространственный карман и… кто знает, какие еще ништяки там могут заваляться. Шляпа резко поперхнулась и начала как–то подозрительно оглядываться, неужели почуяла? Нет, я просто обязан изучить столь интересный артефакт!

То же время и место. Шляпа.

Эх, опять распределять мелких по факультетам. И зачем? Раньше еще было понятно — каждый факультет занимался по своей программе, несколько отличной от остальных, сейчас же, когда всех обучают одинаково от распределения толку никакого, даа… вот были раньше времена. И трава зеленее и небо выше, да и маги — не чета нынешним. Ничего делать не хотят, ослабли, поглупели… эх. Ну ладно, чего уж там, традиция есть традиция, одна отдушина — могу совершенствовать свой музыкальный талант, всё равно заняться в течении года больше нечем. Песню запееевай!

Чуть позже.

Пхе! Ч‑что это было? На секунду мне показалось, что где–то тут Ровена. Ну… за исключением четвертой части моего сознания, та, помнится тоже, как увидит какую новую игрушку или зверушку, сразу загорается желанием её препарировать или разобрать… бррр.

Древний разумный артефакт на мгновенье представил себя на столе зачарователя, надежно зафиксированным и со склонившейся над ним девушкой с опасным блеском в глазах и содрогнулся еще раз.

При всей моей любви к «старым добрым» временам, что–то не хочется мне таких «опытов», как–то тут стало неуютно, нужно бы побыстрее раскидать мелких и назад, в директорский кабинет, в надежную витрину… там старый привычный маг и птичка…

Вальтер Поттер. Большой Зал.

Хм, мне показалась или шляпа стала какой–то нервной? Из памяти Гарри я точно знал — иногда она могла сидеть на ученике минут по пять, а тут стоило только опустить её на макушку, как она судорожно орала название факультета и Минерва приглашала следующего. Братец Криви таки попал к алым, что послужило поводом для очередной вспышки энтузиазма (и фотоаппарата), Рон уже вооружился ножом и вилкой и жадно уставился на директора. Старикан (интересно, он бороду растил «натуральным образом» или помог себе магией?) не стал его разочаровывать и соизволил отдать короткую команду.

— Ешьте, — пафосный взмах и блюда наполняются едой. Стол Слизерина дружно скривился и я их понимаю. Он бы еще «Жрите» бы сказал, а вот мистер Уизли такой команде обрадовался и поспешил наложить в тарелку по максимуму, после чего начал уничтожать еду с пугающей скоростью и… чудовищными манерами, если раньше так ели все ученики то название «свинарник» становится вполне понятным.

— А–а–а, от эфо лушше, — пробормотал рыжий со ртом, набитым картофельным пюре, забрызгивая пищей окружающее пространство. Жуткое зрелище, даже в начальной школе дети у нас вели себя куда приличнее… Пока Уизли № 6 утолял свой голод, попутно отбивая аппетит у окружающих, призрак с почти отрубленной головой просвещал флегматично жующую девочку о недавних событиях школы. Упомянул он и диверсию полтергейста на кухне, чуть было не приведшую к массовому инфаркту домовиков. Ох, зря он про них сказал, девочка тут же попыталась выесть мозги духу по поводу эльфов и их прав, в результате чего дух мастерски исполнил 101 прием карате и сбежал… через стену. Судя по кислым лицам учеников, рядом с которыми сидела Гермиона (кроме Рона, тот был занят отбивными), живые уже начали завидовать мертвым. Я же просто сидел и смотрел на грозовое небо (не забывая периодически перехватывать что–нибудь со стола, дальше в меню планировалась только овсянка и тыквы, тыквы и овсянка… бррр, так что будем пользоваться возможностью, пока она есть). Всегда любил дождь и грозу, а наблюдать за ней через потолок Большого Зала… это нечто. Автор этого был гением, не меньше. Но вот еда исчезла со столов, двери Зала распахнулись и в гробовой тишине, звонко цокая при каждом шаге в помещение вошел Крауч младший, притворяющийся Грюмом. Директор радушно пожал руку «старому другу», представил ученикам (Слизерин опять был «в восторге»), а потом решил добить окружающих, отменив квиддичные матчи. Поднявшуюся бурю возмущения долькоман погасил в зародыше, ловко перекинув вспыхнувший энтузиазм учеников на обсуждение Турнира Трех Волшебников. Стоило восторгам подняться до определенной планки, как Дамби вновь охладил горячие головы. Рассказав об ограничениях, после чего подсластил пилюлю призом в тысячу золотых и с вишенкой на торте в виде «славы». Никаких воздействий на разум или эмоции я не ощутил, но управление толпой директор показал мастерское. Почти век опыта в политике — это вам не какая–то жалкая волшебная палочка и «Империус»… я бы не отказался взять у дедушки пару–тройку уроков — в жизни всякое может пригодиться.

Раздав слонов, директор отпустил учеников по гостиным факультетов — переваривать известия и обсуждать новости. Ну а мне предстоял подъем на одну из самых высоких башен по трем десяткам лестниц…(стоило только на секунду представить, что я мог оказаться тут без носителя и вынужден был бы подниматься по этим пыточным приспособлениям, на которых отметились десятки учеников в грязных ботинках, а кое–кто еще и поплевывал ведь туда)может, стоит переехать к Хагриду?

Глава 6

Утро началось с завтрака. Из съедобного тут были только сосиски и… хлеб, как можно есть все остальное я представлял себе слабо, разве что с голодухи… сильной голодухи. Пришлось запускать руку в рюкзак и доставать пакет с нормальным соком. Тем временем, Грейнджер выдала расписание, которое уже успела отнять у старосты, кстати, было бы неплохо узнать, кто сейчас занимает этот пост — Перси–то уже закончил Хог.

— М-да, надо будет поговорить с деканом, — расписание откровенно не радовало.

— Что–то случилось? — Гермиона оторвалась от сосисок, хех, рабский труд рабским трудом, но голод как–то заставляет с ним примириться.

— Угу, Прорицания — явно не моё я бы поменял его на Руны и Нумерологию, вот только терзают меня смутные сомнения, что на второй год обучения по этим предметам перевестись не так просто.

— Если хочешь, я могу тебе помочь с ними, а то, что ты хочешь бросить Прорицания — это хорошо — более бесполезного предмета я не знаю…

— О чем болтаете? О, смотрю ты пересмотрела свое отношение к «рабскому труду»? — Рон беспардонно влез в разговор, Гермиона фыркнула и известила, что нашла более «эффективные способы помощи угнетенным».

— Рон, — я вздохнул, — на рождество я подарю тебе книгу по этикету и манерам…

— Зачем? — удивился рыжий.

— Да затем, что порой ты ведешь себя хуже тролля! — хех, Гермиону, кажется, тоже огорчило, что он влез в разговор, когда Поттер сам(!), добровольно(!!), вместо халявы собирался выбрать что–то действительно полезное.

— Я фполфне нофмально фефя феду! — Уизли № 6 в этот момент был занят битвой с сосиской и прекращать борьбу из–за какого–то разговора явно не намеревался.

Закончив с едой, мы отправились на первую пару — Гербология вместе с Хаффлпафом. Пожилая преподавательница весьма доходчиво объясняла о неких Бобунтюберах и их гное — препарате, довольно широко используемом в зельеварении и косметике. Сами растения выглядели, как коричневые огурцы, покрытые неприятного вида прыщами. Которые и нужно было выдавливать, предварительно облачившись в перчатки из защитного материала — в чистом виде «гной» по своим свойствам сильно напоминал соляную кислоту средней концентрации — вызывал довольно неприятные ожоги. Мои перчатки состояли из меня симбионта, а потому провести анализ по крайней мере на физическом уровне я мог вполне сносно. Вот только дало мне это до прискорбия мало. С точки зрения химического состава, обжигать этой жидкости было просто нечем — кислоты нет, какой–то щелочи — тоже, точнее, есть, но не такой концентрации, чтобы оставить хоть какие–то следы. Блин, как же плохо без драконьего зрения…

Второй парой был уход за магическими животными, где Хагрид познакомил класс с легендарными тварями — Соплохвостами! И, черт подери, это очень, очень интересные создания, правда, никто другой (кроме Хагрида), моего энтузиазма не разделил. Почему они мне так понравились? Ну, когда мы их перебирали, я взял небольшую пробу ДНК. Так вот, пусть полувеликан даже Хога не закончил, но химеролог он прирожденный. Уж цепочку, свойственную дракону я определил сразу, а судя по присоскам и общему виду, что–то ещё присобачил от Кальмара из озера. Остальные компоненты определить не получилось, но зная Хагрида, готов поспорить — мирных существ в родственниках у этих ребят нет. Генетик во мне аплодировал стоя — создать жизнеспособный экземпляр из такого коктейля — это нужно сильно постараться, особенно с учетом отсутствия оборудования. Но и это было не самое замечательное в соплохвостах. У них была слабо развита пищеварительная система и, судя по окружающему их фону, питались они магией, что вытягивали из окружающей среды. И их тут под две сотни. Две стони маленьких, чудесненьких батареек, правда, пока что у них очень небольшая емкость, но вот когда они подрастут… правда, придется их подкармливать своей магией, но оно того стоит — в них есть кровь драконов, а значит… инициироваться можно и через них, правда, это будет непросто, но так даже интереснее…

Обед меня порадовал человеческими блюдами — баранья отбивная и вареный картофель, еще бы вместо этого долбаного тыквенного сока было что–то приличное… но, увы, идеала не существует. После обеда намечалась аж две пары Прорицания, то бишь, аж три часа непрерывных предсказаний жуткой и мучительной смерти одному шрамоносцу… хм, это будет забавно.

Увы, забавно это не оказалось. Местный пророк обитал в бане (хотя по степени «натопленности» все–таки немного не дотягивала), до которой нужно было топать… правильно, по лестницам, все также пытающимся меня если не покалечить, то доставить пару неприятных минут точно, уже подумываю забить на любую конспирацию и гулять напрямую по стенам или летать. Но вот подъем закончился и мы оказались в башне Трелони. Приторный аромат благовоний ударил по ноздрям, заставляя отрубить обоняние — если она постоянно нюхает такое, то мне её становится жалко… чуть–чуть… наверное. Профессор не обманула ожиданий и сходу предсказала мне кучу неприятностей, страданий и тяжких испытаний, вот только потом, присмотревшись получше, сказала, что возможно, страдания и неприятности будут сопровождать окружающих меня людей. В результате чего храбрые гриффиндорцы сразу же поспешили свалить от меня подальше. Остался только Рон, пофигистично пожавший плечами. Далее пра–пра–и-так–далее–внучка Кассандры начала рассказывать о влиянии звезд и планет на судьбу человека. Чем дальше я слушал, тем грустнее мне становилось. В судьбу я не верил — есть вероятность развития события, я допускаю, что «пророки» могут подсознательно их видеть или рассчитывать, но при некоторых усилиях случиться может событие почти невероятное. Доказано одним художником, ставшим одним из страшнейших и, из песни слова не выкинешь, величайших диктаторов своего времени. Закончились пары заданием на расчет траекторий движения планет, да еще и соотнести с личными гороскопами. Нет, отсюда надо валить, в крайнем случае просто забью на пары и пусть делают, что хотят, хоть отчисляют. На прощание «добрый» профессор еще раз предсказала мне свидание со страшным врагом и отпустила. Спустившись из её башни, я оказался… перед магической лестницей, как раз только–только подлетевшей к спуску… да они издеваются!

Но вот пары кончились, времени было только пять. Ужин в семь, отбой в десять, самое время выловить декана. МакГонагал была в своем кабинете и занималась заполнением каких–то бумаг, услышав скрип дверных петель, волшебница оторвалась от своего занятия и посмотрела на меня.

— Мистер Поттер, что–то случилось? — декан слегка нахмурилась, ну да, с Поттером вечно что–то случается, порой, даже в первый день учебы.

— Да, профессор, я бы хотел изменить свое расписание. Сменить Прорицание на Руны и Нумерологию, — женщина явно задумалась, Трелони она, на сколько помню, не любила и считала её предмет если не бредом, то близко к этому.

— Хм, то, что вы начали серьезнее относиться к учебе — это хорошо, но по данным предметам вы уже отстали на год и наверстать их будет крайне сложно, мистер Поттер.

— Я принял это решение еще весной и все лето изучал рекомендуемую литературу, к тому же, Гермиона обещала меня подтянуть в этих областях.

— Я не возражаю, но вам придется сдать экзамены за прошлый год. Только в этом случае можно будет сменить предметы, — приняла решение МакГонагал.

— Ясно, когда можно сдавать, — добавить в голос нетерпения.

— Не торопитесь так, мистер Поттер, — хмыкнула декан, — экзамены будут не раньше октября, а до этого я советую вам как следует подготовиться. До сдачи экзаменов вам придется посещать занятия по Прорицаниям.

— Понятно, спасибо вам, профессор.

— Пока не за что, мистер Поттер, — кивнула МакГонагал, — если у вас больше нет вопросов, то ступайте — мне нужно заняться бумагами.

— До свидания.

— Всего доброго.

Так, с учебой разобрались, хотя толку с той учебы, после нагрузок от Курта… м-да. Теперь стоит уточнить пару моментов. Зайдя в туалет, я вытащил кусочек старого пергамента и… активировал карту. Так, Грюм сидит в сундуке, Крауч в учительской, там же Снейп и Флитвик, ученики шляются по всему Хогу и окрестностям. Метки Гарри Поттера нет вообще, впрочем, как и Вальтера Майера… хм, логично, мое сознание прикреплено к Симбе, в тушке сознания нет, а засечь модель «диверсант» не так просто. Могут ли быть с этого проблемы? Ммм… возможно, вот только копать будут не под меня, а под окружение — кто это умудрился что–то такое на меня повесить, что я теперь не отображаюсь в школе. Это при условии, что у директора есть артефактик на подобии карты, впрочем, я бы сильно удивился, если бы его у него не было. Еще есть полтора часа до ужина, значит, можно заскочить в Тайную или Выручай комнату. Пожалуй, стоит начать с Тайной — у входа народу нет никогда, да и сам коридор пользуется дурной славой, да и занятий там ни у кого нет. Сказано — сделано, без особых проблем пробираюсь в женский туалет (о, как низко я пал, еще немного и начну красть нижнее белье, хе–хе. Но что поделать, других входов я просто не знал, а гулять сквозь насыщенные магией стены… что–то пока мне не хочется так экспериментировать). Потом настроиться на змеиный и немного пошипеть. Раковина послушно отъехала в сторону, а в нос ударило «ароматом» разложения. Натренированный еще на прорицании я вырубил обоняние и спустился в ход, не забыв закрыть за собой проход. Эх, уважаю я Слизерина — однозначно наш человек — ни одной лестницы, только удобные пандусы, он прямо таки осуществил мою мечту. Пять минут неспешного шага и вот я оказался перед статуей Основателя. Перед статуей лежала полуразложившаяся туша Короля Змей, а вот и источник запаха. Выклеванные глаза, пробитый череп, один целый клык и один обломанный. Да, Поттеру очень крупно повезло, захоти василиск не укусить, а просто «боднуть» гриффиндорца всей массой и пришлось бы Избранного соскребать с пола. Василиск был безнадежно мертв, большая часть ценных ингредиентов в нем протухла и испорчена, но если его яд так смертоносен, как о нем говорят, то вполне возможно, что он мог убить и бактерий, отвечающих за «переработку» биомассы.

Яд сохранился, впрочем, логично помнится. в седьмой книге одна парочка диверсантов при помощи этого яда уничтожила чашу Хафлпафа, а было сие событие аж через шесть лет после смерти змея, значит, за год с этим в высшей мере любопытным составом ничего случиться не могло. А вот геном василиска ничего полезного не дал — без магической составляющей это просто змея–переросток, что даже нормально двигаться по идее не смогла бы. Каких–либо сокровищниц, библиотек и могил Слизерина также обнаружено не было, зато нашел систему ходов, распространяющуюся на весь Хог и его окрестности, которая не была отмечена на Карте и, скорее всего, у директора тоже, хотя и не факт — очень уж точно и вовремя тогда птичка феникс появилась, хотя там мог быть и вариант со следилкой на Поттере. Оставалось лишь одно место, куда я еще не успел заглянуть — рот статуи, из которой вылезал василиск, чтож пойдем–ка посмотрим–ка. Когда залез, сильно удивился — внутри головы оказалось довольно тепло и сухо, в отличие от прохлады и сырости снаружи. Но это все ерунда, куда больше меня заинтересовало другое. Яйца… десяток крупных яиц, полных магии… и в них чувствовалась жизнь. Салазар был весьма предусмотрительным магом, вдруг его чудовище кому–нибудь удастся убить? Вот и подстраховался, за что ему большое спасибо.

Двенадцать яиц. Это хорошо, очень хорошо. Я понятия не имею, как их правильно «высидеть», а инструкции что–то невидно и вот это уже плохо, придется посидеть в библиотеке и, возможно, имеет смысл попытать Хагрида. Применять Поглощения на яйца смысла нет — сейчас это только заготовки, так что ни «доброго» взгляда, ни магического яда получить не получится, а то что яд магический — это однозначно, эксперимента ради я попытался взять его пробы через Симбу, на всякий случай отделив эту часть от себя — и хорошо, что так поступил — ЭТО растворило даже клетки симбионта, нет, чтобы прикончить меня целиком понадобилось бы литров эдак пять–шесть такого яда, но попади состав в тело и к ужину я бы точно не пришел — пришлось бы отсекать пораженные участки тела и выращивать их заново, во всяком случае, других вариантов я не видел, разве что магия Жизни, но и там придется помучиться. Ни один яд, основанный на голой физике на меня бы не подействовал, а тут словно залез во Тьму без защиты… бррр.

Оставшиеся до ужина полчаса я потратил на приведение себя в порядок и поиск альтернативного выхода — все–таки женский туалет это как–то не комильфо. С выходами проблем не было — на каждом этаже замка их было, как минимум, три — в левом, правом и центральном крыльях соответственно. Так что я спокойно вылез в одном неприметном закутке на пятом этаже, предварительно удостоверившись по карте, что рядом никого нет. Так что к ужину я спустился во время и без всяких проблем (кроме долбаной лестницы, что передо мной убрала целый пролет — пришлось прыгать). В Большом Зале меня уже ждал Рон и Гермиона, уткнувшаяся в какую–то книгу.

— Ты где был, Гарри? Вроде бы только на минуту отвернулся, когда спускались от Стрекозы, а тебя уже и след простыл! — накинулся на меня рыжий.

— Да так, гулял… думал, — пожимаю плечами.

— О чем? — хм, а я думал Грейнджер вся в книге.

— О том, насколько сильно я влетел.

— В смысле? — а вот это уже хором.

— Знаете, мне, конечно, нравится Хогвартс, но каждый, подчеркиваю, каждый год мы умудряемся вляпаться в неприятности. Камень на первом курсе, змея на втором, сотня дементоров на третьем и вот мы узнаем, что в этом году будет турнир. Готов побиться об заклад, — тут я обратил внимание на что нас тихонько подслушивают, некая белобрысая особа по имени Драко, хм, уже отошел от случая на чемпионате, хотя, тут то ему ничего не угрожает, можно и позубоскалить. Хотя, пусть его, — что и в этом году случится какая–нибудь гадость, пойти самому записаться на Турнир, что ли?

— Эм, я правильно поняла, ты боишься вляпаться в неприятности, поэтому сам в них лезешь? — Гермиона посмотрела на меня… как на полного психа.

— В одной стране есть мудрая поговорка — не можешь предотвратить, так возглавь!

— Что, Потти, хочется еще немного славы? — растягивая слова, к нашей беседе присоединился уважаемый мистер Малфой, — а может, твой рыжий дружок готов рискнуть головой за тысячу галеонов? Хотя его понять можно — его голова стоит куда меньше…

— Малфой, ублюдок! — Рон заводился и так весьма быстро, а уж когда дело касалось намеков на бедность его семьи, то вообще, а вот наносить прямые оскорбления — это глупо, за это могут и штрафануть.

— О, Драко, — я радостно улыбнулся ему, как старому другу, люди, неплохо знающие Сефирота в Фиоре в этот момент начинали судорожно сжимать в руках кошельки, — давно хотел у тебя спросить. Неужели тебе так нравимся мы с Роном? Прости, но мы не по этим делам.

— Эээ, что? — на мгновение маска невозмутимости и тщеславия сползла с лица слизеринца.

— Ну как же, ты частенько оказываешь нам знаки внимания, не очень, конечно, получается, но какие твои годы, к тому же, с тобой постоянно рядом два накачанных парня, а вот девушек я что–то не примечал, — я почувствовал рядом волну интереса, ага, одна из сестер Патил, являющихся очень говорливыми девушками, хе–хе, — но мы не такие, так что давай останемся просто друзьями! — ммм, какие эмоции у Драко, создается впечатление, что он сейчас начнет пускать пену, грызть край щита и бросаться на все, что движется. Взбешенный Малфой совершенно забыл, что он вообще–то маг и попытался применить физическое воздействие, в руках у него как раз была газета и он попытался швырнуть её мне в лицо и, пользуясь внезапностью, врезать мне в голову, хм, и чего он так взъярился? Наступили на больную мозоль? Перехватываю газету и делаю небольшой шажок в сторону.

— За газету спасибо, я как раз забыл подписаться, а вот объятия — это тебе не ко мне, теперь прости — ужин стынет и времени на аудиенцию у меня больше нет. Приятного дня, — разумеется, четырнадцатилетний мальчишка такого стерпеть не мог и потянулся за палочкой, которую и направил мне в спину. За что и поплатился — Крауч младший, наблюдающий за нами уже минут пять (как и половина зала) не мог не воспользоваться моментом законно поиздеваться над сыном своего «друга», да и с его точки зрения, так проще было втереться в доверие ко мне — общий враг он сближает.

— Э нет, малыш, тебе же сказали, ты тут приятеля для своих игр не найдешь, — короткий пасс палочкой и Драко превратили в хорька, — а вот бить в спину — плохо, — удар хорьком в пол, — очень, — еще удар, — очень плохо!

«Воспитательный» процесс прервала МакГонагал, превратившая Драко обратно, м-да, трансфигурация человека — сила. Пятидесятикилограммовый парень стал от силы пяти килограммовым хорьком, а потом опять вернул свой вес и внешность, прикинул, сколько на такое преобразование должно было потратиться энергии, если действовать чисто по физике… цифра получилась очень внушительной, а декан не проявляет никаких признаков усталости, вот как?

Пока МакГи просвещала «Грюма» о школьных методах взыскания, я спокойно насыщался и разглядывал студентов за столами. Ну, Грифы уже были более–менее знакомы, хоть и по памяти Поттера, но тем не менее. Уизли № 7 все также фонтанировала радостью и восхищением при взгляде в мою сторону, к счастью, решимости подойти первой у неё не хватит еще год–два, а значит — лезть ко мне не будет, что не могло не радовать. Хаффы были заняты едой и делились впечатлениями о первом учебном дне, на проблемы окружающего мира им было как–то плевать — ребята меланхоличные, к сожалению, после выпуска Тонкс ни одной красивой девушки там не осталось. Вороны за столом сидели небольшими группками от трех до пяти человек и каждая группа обсуждала что–то свое. Но точно не последние сплетни, исключение составляла лишь одна девочка — узнать Луну Лавгуд было нетрудно — перевернутый вверх ногами журнал, странные очки, ожерелье из пивных крышек и легкое безумие во взгляде. Хм, её можно было бы назвать симпатичной, если бы не глаза — немного на выкате, да еще и как будто специально подведены и привлекают внимание, в общем, эффект получился довольно отталкивающим, но поболтать с ней было бы неплохо, интересно, какие тараканы водятся в голове столь эксцентричной личности? И, наконец, стол Слизерина. Змейки сидели тихо и спокойно насыщались. Разговоров за столом почти не велось, в этом поколении очень много детей фанатов «чистоты крови», причем фанатов настолько, что эти самые дети есть следствие близкородственных браков, к тому же, такие браки в этих семьях явно не впервой. До физических уродств, влияющих на здоровье еще не дошло, но думается мне, что это вопрос двух–трех поколений. И пойдут детишки без рук/ног/глаз и прочие… неприятные последствия. Впрочем, всей картины я пока не вижу, возможно, есть определённые ритуалы и заклинания, чтобы нивелировать или уменьшить такие проблемы, но первая война с Волди и все сопутствующие ей «приятные стороны» типа истощения, проклятий и ранений магов могли помешать в их проведении, вот и результат. Хотя возможно и то, что об этом никто не задумывался, в силу недостатка научных званий или убеждений, что физическое уродство ничто по сравнению с увеличением магической мощи, тут работы на целую диссертацию может быть. Но факт остается фактом — в нынешнем поколении чистокровных внешность страдала у всех или почти всех. Взять ту же Паркинсон, помнится, тетушка Ро описывала ее внешность весьма схожей с мопсом… что тут скажешь, она была права — вдавленный нос, глаза на выкате, причем если у Луны это было еще не так страшно, то тут создавалось впечатление, что девочка, пардон, страдает запором и постоянно тужится, несколько раздутые щеки только усиливали сходство… рядом с ней сидела Дафна Гринграсс… которую уже начали окружать парни и я их могу понять. В свои четырнадцать девушка имела уже неплохие формы, хоть и не без подростковой угловатости, правильные черты лица, гладкую чистую кожу и шикарную копну черных прямых волос, достигающих уровня лопаток. Через пару–тройку лет эта девушка станет желанной «добычей» для любого мужчины, но сейчас ей всего четырнадцать, эх будь она на пару лет постарше… хотя, молодость проходит быстро, кхм, о чем это я? Рядом с Дафной сидела её копия, разве что на пару лет младше и с платиновыми волосами, Астория… как и сестра, эта девочка в будущем станет настоящей мечтой любого парня. Паркинсон тем временем что–то шепнула Дафне на ушко, та окинула взглядом красного, помятого и очень злого Малфоя, посмотрела на меня и легонько улыбнулась. Хм… помнится, он вроде бы подбивал к ней клинья, но был послан… или я что–то путаю? В своё время мне было лень вникать в особенности взаимоотношения этих книжных героев, кто же знал, что меня угораздит попасть в эту самую книгу? Легонько кивнув в ответ, я вернулся к ситуации за столом Грифов, а там близнецы во всю рассказывали, насколько мощно прошел у них урок ЗОТИ и как крут товарищ Грюм. Поужинав, народ расползся по освоим гостиным, Рон начал пропагандировать шахматы, Гермиона засела за книги, а я принялся составлять план по дальнейшим мероприятиям и первое, что мне стоит сделать — наведаться в Выручай–комнату… осталось дождаться отбоя — сейчас седьмой этаж все еще заполнен неприлично большим количеством студентов.

Глава 7

Хогвардс. Примерно половина первого ночи.

Тиха Украинская ночь… но сало надо перепрятать. Или, как говаривал один параноик — ПОСТОЯННАЯ БДИТЕЛЬНОСТЬ! Я уже минут десять пробирался на верхний этаж к портрету некоего Вздрюченного, интересно, на фига ему понадобились танцующие балет тролли? Для психологической атаки типа матросов на зебрах? Ну да ладно, какая, по сути, разница? Проходить я решил через пути дедушки Салазара — портретов там нет, призраков нет и, самое главное, лестниц тоже нет. Если бы еще не грязь и запашок, поднимающийся с подземелий — цены бы ему не было. Кстати по поводу запашка, с разлагающейся тушкой тоже нужно что–то делать. Яд я сцедил, шкура уже бесполезна… кости… хм, довольно прочные, таки тысяча лет в самом магически насыщенном месте Британии, но лично мне с них никакого проку — разве что посмотреть, где может использоваться костяная пыль или что–то в этом роде.

За размышлениями дорога прошла незаметно и вот я вылез на нужном этаже — сейчас совершенно пустом и тихом. Гобелен с балетмейстером–неудачником висел, где ему и положено, на данный момент пяток троллей в балетных пачках наглядно демонстрировали, почему маг, что их в них нарядил носил прозвище «Вздрюченный» (кажется, так изобрели реслинг, правда, избиение на гобелене было явно не постановочным). Так, теперь нужно трижды пройти мимо гобелена усиленно думая о том, что мне надо. А надо мне что? А надо мне помещение, где можно проверить работоспособность палочки и её совместимость с хозяином, причем проверить должен суметь даже дилетант в этом деле. Ну, пошагали.

Полчаса спустя.

— Да открывайся уже, долбаный схрон! — в общей сложности я намотал километров пять, думая о комнате, представляя комнату, задавая параметры комнаты… да что я только не делал. Бесполезно! Стена оставалась монолитной и никаких дверей появляться даже не думало, — что я делаю не так? С воображением у меня нормально, могу хоть чертежи авианосца в полном объеме представить. Канон врал и комнаты нет? Маловероятно. Значит, причина не в замке, а все–таки во мне, — поймав себя на том, что размышляю вслух, я остановился и прислушался… нет, никого, но лучше так не делать. Глянем на всякий случай на Карту… седьмой этаж — пусто, вообще ни души… минуточку, но ведь и я не отражаюсь на этой Карте, значит, замок меня банально «не видит», а если не видит, то и «не слышит», скорее всего и, соответственно, комнату не предоставит. Эх, знал бы, что будут такие проблемы, от души Поттера избавляться бы не спешил. Варианты решения? Самый простой — использовать какого–нибудь ученика, хоть под контролем, хоть навешав лапши на уши, хотя под контролем предпочтительнее — меньше будет вероятность попасться. Но использовать… дополнительные инструменты — не очень удобно — это нужно вытаскивать его из общежития, потом затаскивать обратно, это может кто–то- заметить… хотя, если и заметит, то ничего особо страшного не произойдет, мало ли зачем человек выходит по ночам в Хог? Может на свидания бегает? Как временная мера вполне сойдет. Приложить майнд контролем от дедушки Ксавьера и добавить для надежности пару капель Симбы. А кого брать? Самый оптимальный вариант Гриф–старшекурсник, да тот же Ли Джордан или кто–нибудь с его курса, чтож, время еще есть, ночь только началась, значит, успею.

То же место, сорок минут спустя.

Теренс МакДаггер — шестикурсник, как и близнецы. Человек весьма незаметный, на факультете имеет несколько приятелей и, пожалуй, все — в учебе середнячок, спортом не увлекается, в неприятности не лезет — обычный обыватель, каких в мире тысячи, что в магическом, что в магловском. В памяти Поттера даже его имени не было, пришлось узнавать самому. В общем, идеальный вариант для моей задумки. Захватить спящего и внушить нужные мысли в его голову было нетрудно. Провести по тайным ходам до заветного места — тоже. Требования обработанного человека замок уловил сразу и перед нами предстала дверь, вроде бы её могут видеть только те, кто точно знает, что будет по другую её сторону, точнее, знает предъявленные требования. Возможно, но дверь я видел спокойно, по какой причине — разберусь потом. То–ли от того, что защита такая на меня банально не действовала, то–ли я прошел по «знаниям», хотя вряд ли, если замок меня не видит, то и проверить эти знания не может. А, не важно.

В комнате стояла кровать, куда сразу же отправился мой «помощник» и благополучно отрубился, некое устройство, подозрительно напоминающее алтарь зачарователя из Скайрима, а также пара книжных шкафов с десятком книг. Эх, мне бы сюда очки скорочтения, но чего нет, того нет.

К моей радости, книги были написаны действительно для дилетантов и представляли собой больше методички по действиям с краткими теоретическими справками. Если подытожить. То выглядело все следующим образом: авторы книг утверждали, что магическая сила в каждом волшебнике несколько отлична по своим качествам. От чего так происходит не пояснялось, но я уловил сходство с Фиорской магией — мана в магах различна. Даже в начинающих, так как предрасположенности к школам никто не отменял. Там, правда, всякие магические «костыли» и «протезы» не использовались, но тем не менее. Так вот, вернемся к миру Поттера. Местные тут тоже додумались до факта различия в мане, но пошли по пути ритуалистики и протезирования, так сказать. Заклинания «рисовались» палочкой, в которую маг закачивал свою силу,(кстати, именно поэтому тут, скорее всего, такой напряг с мощью — разработанные ритуалы требовали тонкости и четкости исполнения, а не магической накачки), маг фактически превращался в некий зарядник для палочки–аккумулятора, вот только магия «зарядки» имела некий «привкус» стихии, свойственный конкретному магу, поэтому, для лучшего и более… ммм… чистого колдовства требовалось подыскать такой магический компонент, который максимально соответствует стихиям мага. Конечно, можно использовать и любой, благо ритуалистика как раз и оперирует «чистой» маной, но КПД такого проводника будет несколько ниже, чем у правильно подобранного, а с учетом и так невеликой мощи подавляющего числа магов даже один–два процента эффективности — это уже весомо. Еще различаются «мощности» магических инструментов. Точнее, магический заряд, который одномоментно может выдать палочка. Впрочем, различия невелики. Дальше в книгах пошли затраты на то или иное действие при помощи различных палочек. Например, инструмент на основе волоса единорога имеет «скидки» при использовании световых заклинаний и заклинаний, связанных с Жизнью, а вот кастануть через неё что–то темное или связанное со Смертью — наоборот, сложнее, впрочем, бонусы и штрафы можно свести к минимуму, если использовать «темную» древесину. Коэффициенты такого изменения, как ни странно, регулировались длиной и толщиной палочки, хотя логично, фактически, задавалось количество дерева. Но если подытожить, то получим следующее — маг может пользоваться любой палочкой, но подходящая под него будет забирать меньше сил и творить заклинания–ритуалы таким инструментом будет легче. Теперь же, что касается конкретно палочки Гарри. Феникс, если верить таблицам, идет аж по трем стихиям — Жизнь и Смерть, связанные между собой Огнем. Ко Тьме, как и к Свету эта птичка относится совершенно индифферентно, а вот Воду и Холод очень не любит, правда эту проблему можно обойти, используя в качестве древесины северную лиственницу — одно из самых морозоустойчивых растений. Так, а что дает остролист? Порывшись в очередной методичке с таблицами, на этот раз по древесине, я таки нашел искомое. Остролист дает «плюшки» к Свету и Жизни…хм, ну хоть минусов нет. Получается, лучше всего ей колдовать вливая ману Жизни, на втором месте Смерть, а третье делят Огонь и Свет. Остальное плюсов не имеет, а Вода еще и штрафуется, впрочем, даже с моим текущим резервом — это не страшно. Чтож, понятно, осталось провести практические испытания, начнем с чего–то простого.

— Вингардиум Левиосса, — одновременно со словами передаю небольшой заряд маны в палочку и «рисую» необходимый символ. Шкаф послушно взмыл в воздух. Судя по скорости, с зарядом я переборщил. Так, а теперь попробовать тоже самое, но без слов — силы моего разума вполне хватит, чтобы представить себе весь «ритуал» в голове. Взмах палочкой с передачей нового заряда. Второй шкаф поднимается в воздух. Эх, хорошо быть космическим монстром с компьютером в голове. А вот без палочки фокус уже не получился, причем явно не от недостатка сил. Но в чем причина, я понять не мог — знаний не хватало. Одно ясно точно — тут уже представлением ритуала в голове не отделаешься.

Оторвавшись от исследований, я бросил взгляд на часы, черт, уже пять утра, а встают тут в семь (убежденная сова такого издевательства над организмом понять не могла, зачем в такую рань, если занятия начинаются в половину десятого?), пожалуй, на сегодня достаточно, хотелось бы еще посмотреть, как работает тут Фиорская магия, но это можно будет сделать и позже, и в Тайной Комнате.

Доставив МакДаггера на место, я уселся в кресло у камина и стал наблюдать за танцем огня. Первые наметки в местной магии уже есть, но этого мало. Очень мало. Боевая часть тут откровенно хлипкая, зато почти любой Поттериановский маг при наличии волшебной палочки может устроить себе неплохое жилье даже в чистом поле. С провиантом, единственное, у него могут возникнуть проблемы, но все остальное просто на высшем уровне. Мне нужно выходить на Флитвика и МакГонагал, вот только я не припомню, чтобы в Хоге были хоть какие–то факультативы и дополнительные занятия за исключением отработок и игры в мячики на метлах. Да и захотят ли тратить и так загруженные преподаватели, по совместительству являющиеся деканами факультетов время на обучение вне школьной программы? А ведь в мозгах еще лежат курсы аврорской подготовки от Крауча–старшего, но для их закрепления нужны похожие книги, которые, скорее всего, лежат в Запретной секции библиотеки. Попробовать обойти через Выручай–комнату? Это само собой, но не думаю, что все будет так просто. Мысли текли спокойно и лениво, хотелось просто сидеть и смотреть на огонь, хм… огонь, Кубок Огня и турнир. Моё имя по любому окажется в кубке, вот только если меня не видит Хог, вполне вероятно, что и Кубок не увидит, следовательно, никаких магических контрактов заключить он не сможет. Это в том случае, если он действует по той же схеме, что и замок, если просто сравнивает… ну, допустим, по ауре ТТХ кандидатов, а потом просто выплевывает бумажку. Которую поместил самый «мощный»? В этом случае я смогу спокойно кинуть свое имя, как чемпион Хога, но «Грюм» ведь все равно будет перестраховываться и кинет 4‑го чемпиона. Хм, а что будет с этим артефактом, если он дважды выберет одного и того же претендента? Буйное воображение представило выплывающую табличку «программа совершила недопустимую операцию и будет закрыта» и схлопывающийся Кубок… забавно, почему бы не проверить?

— Эй, Гарри, что ты тут делаешь? — Уизли № 6 вывел меня из созерцательного состояния. Эх, ну вот что ему надо?

— Сижу… размышляю, — недовольно смотрю на Рона. Ноль реакции.

— И о чем?

— О Кубке Огня, — честно признался я.

— Придумываешь, как обойти защиту Дамблдора? Ну… ты же расскажешь мне, если узнаешь как? — в эмоциях рыжего скользнуло что–то вроде жадности и предвкушения.

— Разумеется, — киваю, — но сначала стоит разведать, что это будет за защита. Боюсь, раньше начала отбора мы этого не узнаем, а значит, времени придумать обходной маневр будет немного. Не думаю, что можно будет просто попросить старшекурсника подать заявку с нашими именами.

— Угу, пошли на завтрак? — кто о чем, а рыжий о хавчике.

— И что у нас сегодня утром на завтрак, Рон?

— Тоже, что и каждое утро, Гарри, овсянка! — ответил Уизли и радостно потопал в Большой Зал. Мрачно посмотрев ему вслед, я тяжело вздохнул, взвалив на плечо свой вещмешок и отправился за ним — начинались суровые будни магической школы.

Глава 8. Практическая магия или немного о финансах

— Жил был у бабушки серенький козлик…

Лавр Маркинс. Хозяин таверны «Гарцующий Пони».

— А ты, Лавр, теперь вообще лягушка!

Гендальф Серый. Маг.

Просто анекдот.

Жизнь довольно быстро вошла в свою колею — очень ранним утром подкармливание соплохвостов магией, где–то три четверти резерва уходило в этих животинок. А что и им полезно и мне некоторая разминка и постепенное восстановление прежнего объема, хотя такими темпами до уровня Сефирота я буду возвращаться лет двадцать–тридцать, впрочем, в этом мире мощность меня интересует в последнюю очередь, а вот тонкость применения… Трансфигурация, как много в этом слове. А когда я своими глазами увидел её реальное применение… черт, сначала я подумал, что маги этого мира как–то не знают закона сохранения материи–энергии. Был ёжик. Обычный такой ничем не примечательный ёжик. Взмах палочкой МакГонагал и ёжик становится небольшой подушкой для булавок и игл. Более того, уже с парой десяток различных иголок в ней. Подушку пронесли по рядам и даже дали потрогать. Хорошие железные иглы с серебрением, а некоторые и с позолотой. Из органического ежа. Железные иглы. Но из ежа. Мозг слегка заклинило. Одно дело иметь воспоминания о превращающемся в свинью столе и совсем другое — наблюдать похожее превращение своими собственными глазами. Органику в неорганическое соединение. Живое в неживое. Но МакКошка решила добить бедного космического монстра и, сказав, что следующий этап — это превращение неживого в живое превратила вазу в сову. Сова ухала, летала по классу и была, черт подери, действительно живой. Из ничего создать Жизнь? Причем, судя по тому, с какой легкостью птичка летает, набор базовых инстинктов у неё есть. И это маг С ранга с палкой–артефактом, по своим свойствам не сильно далеко ушедшим от волшебной ручки! Тремя небрежными жестами! Моему разуму явно брошен вызов. После урока пришлось лезть в сумку и искать книгу по теории Трансфигурации. Как оказалось — без толку, там объяснялся принцип работы преобразующих глифов (именно их нужно рисовать палочкой, причем строго определенным манером), какой элемент символа за что отвечает, даже говорилось, что чем лучше и детальнее представлять конечный результат, тем качественнее будет изделие, но, черт подери, ни строчки о том, откуда берется энергия на все это преобразование? Мана организма? Хм, ну и внешняя подпитка, как магией, так и просто энергией — в ходе преобразований, особенно ученических, я улавливал изменения температуры в комнате, точнее, понижение где–то на градус–полтора — для обычного человека совсем незаметно. Увлекшись открывшейся неизвестностью, я совершенно потерял ход времени и очнулся только на строгий окрик. Оказывается, обеспокоенная моим состоянием Гермиона привела МакГонагал. М-да, наверное, нужно было все–таки что–то отвечать на вопросы девочки…

— Мистер Поттер, разве у вас сейчас не должна быть история магии? — декан с удивлением взирала на студента своего факультета, оказавшегося настолько наглым, что решил прогулять бесполезный (по общему мнению студентов и части преподавателей) предмет в кабинете собственного «начальства».

— О, простите, профессор, задумался и не уследил за временем, — закрываю книгу, тем самым привлекая внимание к ней МакГонагал, все равно я хотел поговорить с ней на тему дополнительных занятий или чего–то в этом роде. Вещи, что месяц приходится учить по книге (это если вообще получится), порой при помощи наставника заучиваются за час). Несложная уловка сработала — волшебница кинула взгляд на книгу и приподняла брови. Грейнджер жадно вцепилась в книгу глазами.

— Теория трансфигурации? И вы что–то поняли в этой книге, мистер Поттер?! — взгляд, как на говорящую табуретку… хотя, с опытом преподавания МакГи, есть подозрение, что этих говорящих табуретов она навидалась по самое «не могу». Гермиона… всё ещё не отцеплялась взглядом от книги.

— К сожалению, у меня возникли лишь дополнительные вопросы, профессор. Если глифы четко разделены на категорию что во что превращают, то почему некоторые класса неживое–неживое чуть ли не на порядок сложнее, чем неживое–живое и даже живое–живое? Откуда берется энергия на преобразование и почему, казалось бы в совершенно разных глифах присутствуют идентичные конструкции, причем явно не для сбора энергии? — Хм… как интересно, наверное, так бы Снейп смотрел на Невилла, если бы тот сделал на его уроке Философский Камень и невзначай продемонстрировал значок Мастера — Зельевара.

— Должна признать, мистер Поттер, вы весьма удивили меня… далеко не каждый семикурсник задается такими вопросами, впрочем, ваш отец тоже пришел ко мне с похожими вопросами, — вдруг улыбнулась декан, — правда, он это сделал в середине шестого курса. Если вам интересно, то приходите в мой кабинет. В субботу, в десять часов. Мисс Грейнджер, ещё немного и вы начнете пускать слюни, если желаете, предложение распространяется и на вас. А сейчас — марш на лекцию к профессору Бинксу.

— Благодарю вас, профессор, непременно буду, — быстренько упаковав книгу обратно, я подхватил мешок и отправился к призраку. Не знаю, как там его лекции, но вот понаблюдать за подобной некротической сущностью в естественной среде обитания весьма любопытно, но стоило выйти из класса, как кудрявая девчонка накинулась на меня с расспросами, эх, а ведь все так хорошо начиналось…

Также стоит упомянуть профессора Флитвика. Этот маленький полугоблин был просто эпичен и сильно напоминал Макарова — что ростом, что искренней любовью к (шпанью) «детишкам», м-да, думаю, если бы эти два старикана познакомились, фейки повесились бы сразу — мозги им бы выели напрочь. В любом случае, когда я после урока (объяснялись так называемые манящие чары, забавная штука, кстати) вывалил перед профессором из мешка с десяток различных артефактов с Кубка Мира и попросил объяснить, как они устроены, восторгу Флитвика не было предела. К счастью (для меня) пара у профессора чар, как и у Гриффиндора была последней, так что полугоблин решил провести дополнительное занятие прямо сразу. Не отрываясь, так сказать. И опять Гермиона была рядом и жадно слушала мага. Если резюмировать его лекцию, то выходило примерно следующее. Артефактов, как таковых, существует три вида. Первый — самый простой и широко распространенный — зачарованные вещи. Это различные светильники, кричалки, вопилки и прочая мелочевка. Создавать их нетрудно — достаточно наложить на предмет нужный комплекс чар, фактически просто напитать энергией заготовку и вложить туда заклинание. Но такие предметы недолговечны — постепенно энергия в них расходуется и выветривается, в итоге те же вопилки начинаю кричать все тише и тише, к тому же, может повредиться структура заклинаний и в этом случае могут «проглатываться» или искажаться слова или части слов, светильники начнут мигать, анимированные фигурки — хромать и спотыкаться и так далее. Второй вид — это доведенный до ума первый. На предмет наносятся руны, для удержания и подпидки чар, увеличения прочности, придания других замысловатых функций. Такие вещи встречаются куда реже и стоят немало, Пример рунных артефактов, что имеют более–менее широкое распространение, это омнинокли. Ну и третий, самый редкий вид, чары наносятся на специально подготовленный материал. Причем подготовка идет в несколько ступеней, например — меч Гриффиндора как раз артефакт третьего вида. Гоблинская сталь куется из десятка металлов (скорее, все–таки имелось ввиду десяток присадок, но мало ли), обрабатывается по ходу дела заклинаниями из Высшей Трансфигурации и закаливается в специальных зельях. И это только заготовка, на которую потом накладываются чары и руны. Есть и другие примеры, но этот самый наглядный. Те же Маховики Времени также относятся к третьей группе.

Профессор увлекся настолько, что чуть не пропустил ужин, впрочем, прерывать его никто не думал — дед действительно умел и любил объяснять. Договорившись о дополнительных лекциях (теперь забито и воскресенье), мы распрощались с полугоблином, оставив ему в подарок омниноколь — больно он хотел в нем поковыряться, к тому же, всё равно ещё один был у меня в запасе. М-да, бурный выдался денек, а ведь он ещё не закончен. Распрощавшись с Гермионой. Поспешившей в библиотеку «почитать что–нибудь об эльфах», я спешно покинул Хог, воспользовавшись одним из тайных ходов, потом еще десяток минут бега и вот граница защитного барьера осталась позади. Привычным жестом разрываю пространство и делую шаг в темную арку — порталы — это хорошо, можно было бы попробовать открыть их и из Хога, все–таки принцип их работы от магии весьма далек, но черт его знает, какие искажения вносит защита замка, да и засечь его теоретически могут. В общем, проще и надежнее двадцать минут поработать ножками. Выходил я уже в Лондоне, недалеко от Косого и, следовательно, магического банка.

В Гринготтсе все было ровно также, как и в первый мой визит. Серьезные ребята сидели и проверяли различные камушки, в тележках развозили какие–то документы, волшебники, несмотря на вечернее время, продолжали осаждать консультантов. Не стал исключением и я.

— Добрый вечер, уважаемый, — гоблин окинул меня оценивающим взглядом, слегка задержавшись на шраме.

— Мистер Поттер, чем банк может помочь вам? — и опять этот оскал–улыбка. Ну до чего же, душевные ребята, хе–хе.

— Я бы хотел получить юридическую консультацию, а также воспользоваться вашими услугами в качестве посредников.

— Как вам будет угодно. Консультация стоит семьдесят галеонов, — предупредил гоблин, — желаете заплатить наличными или списать с вашего счета?

— Со счета, будьте добры.

— Как пожелаете, следуйте за Кришнкрактомом — он проводит вас к консультанту, — означенный Кришнк… ну и далее (Тьма, какие же у них имена, неужели они реально так друг к другу и обращаются?) появился весьма шустро и также шустро чуть ли не на буксире потащил меня в дебри банка.

Консультант, оказавшийся старым седым гоблином не стал размениваться на приветствия и прочую муть, м-да, кажется, его время весьма дорого.

— Итак, что вы желаете узнать, мистер Поттер?

— Меня, в первую очередь, интересуют налоги. Сколько и кому я должен отчислять денег.

— В данный момент, мистер Поттер, вы ничего никому не должны отчислять, — я приподнял бровь, гоблин, видя мой интерес, продолжил, — согласно магическим законам Британии, юридические права, как и обязанности, маг взваливает на свои плечи по достижению семнадцати лет. Налоговое бремя — одна из таких обязанностей.

— Хм, но при этом я могу пользоваться своими деньгами, проводить финансовые операции, сделки с недвижимостью и прочее? Как–то странно.

— Видите ли, мистер Поттер, Министерство не влияет на наш банк. Каждый разумный дееспособный индивидуум имеет право пользоваться своим золотом. И нам не важен его возраст, раса или социальный статус. Значение имеет лишь золото.

— То есть, ещё три года я могу оперировать с деньгами без взносов в Министерство. А потом?

— Два года, десять месяцев и пятнадцать дней, — скрупулёзно уточнил гоблин, — потом с вас будут взимать подоходный налог в размере 15 % на любые финансовые операции… за исключением тотализатора, разумеется — мы храним информацию о своих клиентах весьма тщательно, — улыбнулся консультант.

— А что касается магловского бизнеса?

— В соответствии с магловскими законами страны, в которой находится предприятие, — пожал плечами юрист.

— Хорошо, а что имеют с сейфов сами гоблины? На благотворительную организацию Гринготтс не похож, — гоблин, услышав это, весело оскалился.

— За содержание хранилища ежегодно снимается некоторая сумма галеонов. Чем выше статус такого хранилища, тем больше стоимость аренды, в вашем случае — это тысяча галеонов в год.

— Понятно, — теперь становится ясно, почему гоблины радуются, когда хранилище их клиента переезжает на новый уровень, впрочем, если прикинуть размеры «ячейки», то цена за обслуживание не такая уж и большая, — тогда еще пара вопросов…

Два часа спустя.

— Чтож, благодарю вас за оказанную консультацию.

— Не стоит, мистер Поттер, это моя работа, — степенно кивнул гоблин, хотя по эмоциям было видно, что зеленушка все–таки доволен.

— Еще одно, я бы хотел воспользоваться посредническими услугами вашего банка для совершения ряда сделок в магловском мире.

— Прекрасно мистер Поттер, я вызову вам провожатого до нужного специалиста, — гоблин что–то пощелкал у себя на столе, — все специалисты сейчас заняты, придется немного подождать. Не желаете пока чаю или кофе?

— От кофе я бы не отказался. Две ложки сахара и без сливок, если можно, — юрист вновь потыкал когтистым пальцем в ничем не примечательное место на столе и на гоблинском наречии заказал требуемый напиток. Хм, интересный у них язык, весьма резкий и жесткий, чем–то сильно напоминает немецкий, хорошо, что Крауч смог его выучить, а я — скачать из его мозгов.

Через пару минут меня пригласили пройти в комнату ожидания, где на столике стоял горячий кофейник, чашка со сливками, миска с четырьмя видами сахара, а также несколько видов печенья, аккуратно разложенных в корзиночке. Хех, ребята явно поддерживают Темную Сторону Силы — печеньки в наличии имеются на любой вкус. Минут десять я наслаждался терпким вкусом горячего кофе (напиток и не думал остывать, ни в кофейнике, ни в чашке, вот это сервиз, нужно будет затариться таким же), попутно размышляя о насущном. Итак, 94 год, что я по нему знаю? Яблочники сейчас в глубокой заднице — Джобса они турнули (точнее, он сам ушел, не без причины) и приползут просить его вернуться только в 96‑м. Впрочем, сам Джобс сейчас тоже далеко не на вершине славы. Акции компании стоят весьма недорого, скажем так, 7 долларов за штуку (против 800 в 2012‑м году), или пять фунтов… или один галеон. Плюс, сейчас они выпускают убыточную серию, а потому предложение о продаже акций поступает куда чаще, чем предложение о покупке. Другими словами… даже по 5 фунтов эти акции никому и нафиг не упали. Некоторые аналитики вообще прогнозируют банкротство яблочников через пару лет. В общем, дела у них, не как у фон Дума, в свое время, но и не так, чтобы очень. За три миллиона галеонов, думаю, я вполне смогу купить миллионов семь этих милых бумажек, что дает 10 % общего числа акций компании и право на голос в совете директоров. А там немного Симбы и красноречия и будем посмотреть. Другие варианты? Хм… мелкомягкие сейчас вполне неплохо себя чувствуют, да и 95 винда на подходе, их не потяну, а вот кого–нибудь поменьше… хм, интересный вариант… и очень соблазнительный. А если сунуться в Россию? Покатал это предложение в сознании. Сейчас там состояние перманентной задницы, впрочем, как и всегда, разве что в этот промежуток времени она довольно глубока. По Белому Дому из танков уже стреляли, Ельцин благополучно победил и сейчас страну усиленно делят и грабят. Поучаствовать в этом «празднике жизни» конечно можно, но это будет требовать очень много внимания, да и русские маги, что–то мне подсказывает, сейчас очень не в духе и весьма нервные. Плюс, никакой политики! А там сейчас без этого никак, может позже — в 98‑м тоже будет очень «весело».

Но вот ожидание подошло к концу и меня пригласили к гоблину, отвечающему за посреднические услуги. Разговор с этим типом прошел… бурно. В смертельной схватке сошлись Жабы, направляемые и подстегиваемые Хомяками. Это была славная битва. Но блин, когда тебе сообщают, что просто за то, чтобы купить (за твои же деньги!) акции парочки компаний и временами предоставлять подходящего человека, как представителя владельца на совете директоров, с тебя желают содрать аж 25 % от суммы сделки… Первый момент, когда я только это услышал был… весьма бурным.

— Кхм… спасибо, было приятно пообщаться, загляну как–нибудь к вам еще.

— Вам не нравится данное предложение? — первый раз вижу, гоблина вопросительно приподнимающего бровь, довольно прикольный жест, если бы еще не обстоятельства.

— За такие комиссионные, я найду мага, что принесет мне Непреложный Обед, наймет адвокатскую контору, и будет денно и нощно следить за моими вкладами. На сдачу же приобрету парочку квартир в центре Лондона.

— Ваше предложение?

— Один процент. С вашим банком, у меня просто будет большая экономия времени, но я еще не настолько известная личность, чтобы моё время стоило так дорого.

— Это неприемлемо для банка. Но ваши аргументы понятны. Предлагаю рассмотреть варианты… — все–таки странный народ эти гоблины. Согласись я сразу на такой грабительский процент и ко мне бы относились… не очень, скажем так, несмотря на то, что подобная сделка принесла бы банку хороший доход, но стоило показать своего Хомяка, как зеленушки оживились. Хех, ценит этот народ прижимистость, да и работать с ними — одно удовольствие. В итоге договорились мы до 7 %, плюс юридическая и бухгалтерская поддержка. Жабы обоих высоких договаривающихся сторон явно остались недовольны, но что поделаешь. Были составлены предварительные договоренности и намечены планы. Недели через две бумаги будут окончательно готовы, мы еще раз встретимся с достопочтенным Гриплуком и подпишем договор, тогда я назову акции компаний, что мне интересны и познакомлюсь с предоставленным гоблинами человеком — посредником. Кстати, Непреложный Обет таки будет, хе–хе. Кстати, никаких вопросов. Как я выбрался из Хога и откуда такой характер гоблинов не интересовало. Только возможная прибыль, легко работать с люд… существами, которые точно знают, что хотят от жизни. Банк я покинул только на рассвете, м-да, неплохо так посидели.

По возвращению в замок я засел в пустой гостиной и взялся за ручку — нужно было кое–что набросать по идее, пришедшей мне в голову. Утром меня задолбал Рон с вариацией на тему «ты где был?», а чуть позже к нему присоединилась Гермиона.

— По делам отлучался, — пришлось оторваться от написания и недовольно посмотреть на приставших детей.

— По каким делам, глубокой ночью? — удивился рыжий.

— По личным делам, Рон, по личным.

— Эм… ладно, — Уизли почесал затылок, — кажется, что–то ты сегодня не в духе. На завтрак хоть идешь?

— Опять давиться тыквенным соком? Нет, благодарю покорно, но лучше я еще немного поработаю, — киваю на стопку бумаги.

— Какой–то ты странный в последнее время, Гарри, — теперь начала Гермиона, — сам на себя не похож, с тобой точно все в порядке?

— Герми, мы это уже обсуждали, три года неприятных приключений без перерыва заставляют задуматься о жизни, знаешь ли. И о людях, что тебя окружают. А такие размышления вызывают вопросы. Много вопросов, ответы на которые мне никто давать не собирается. Что в свою очередь вызывает новые вопросы. Я просто переосмыслил свою жизнь и пришел к выводу, что пора прекращать заниматься глупостями и относиться ко всему серьезнее. Думаю, в следующем году я уйду из команды по квиддичу.

— ТЫ СДЕЛАЕШЬ ЧТО??? — весь мир рыжего только что рухнул, правда, зачем же так орать? — А как же факультет… как ребята…

— Ну, на мне мир клином не сошелся, найти ловца не так уж и трудно. А бесконечные тренировки отнимают массу времени, которое можно потратить и на что–нибудь более важное, — кажется, Рон не мог поверить в то, что на свете есть что–то более важное, чем квиддич.

— Гарри прав, пока вы развлекаетесь, несчастные домовые эльфы… — о боги, опять…

— Гермиона, а ты завтракать не хочешь что ли?

— Завтракать? — я кивнул ей на настенные часы, — ой! А как же ты?

— Я не голоден, встретимся на трансфигурации, — отделавшись от назойливой парочки, я вновь вернулся к бумаге и ручке.

Глава 8

В следующие дни особых проблем не было, разве что Зелья вызвали у меня двоякие чувства. Северус Снейп — личность весьма любопытная, помнится, после его смерти госпожа Скитер выпустит книгу, вроде «С. С. — святой или подонок?» ну или как–то так. С точки зрения преподавания, он относился к той категории профессоров, что искренне ненавидел своих учеников, считая их источником всевозможных бед и неприятностей, правда, после первого же взрыва котла от Мастера Невилла, я был вынужден признать — такая точка зрения сложилась у декана Слизерина явно не на пустом месте. Ну и техника безопасности… как ни странно, но была на уровне. Да, мелкие травмы и ожоги случались сплошь и рядом, взрыв котла награждал неудачника массой болезненных ощущений и различными видами поражений кожи, но по странному стечению обстоятельств, травмы учеников никогда не поднимались на значение «средней тяжести», не говоря уже о чем–то большем, а ведь народ тут и кислоты использовал и ядовитые вещества. Причем, память Поттера подтверждала — самое страшное, что происходило за четыре года — это покрытие тушек неких невезучих индивидуумов (думаю, кого именно, догадаться нетрудно) неприятного вида фиолетовыми нарывами, благополучно удаленными мадам Помфри меньше, чем за пятнадцать минут. Каждый раз, когда кто–то мог смешать что–то излишне… неприятное, рядом с рабочим местом этого ученика возникал мрачный зельевар и проходился по умственным способностям ученика и снимал десяток баллов, чем вызывал бурю ненависти у пострадавшего, которому было невдомек, что таким забавным способом профессор только что спас ему пару пальцев или глаза. Стиль больше подходит какому–нибудь сержанту в учебке, чем человеку, работающему с детьми, но ведь никто не идеален. Правда, был у профессора один пунктик. Пунктик носил фамилию Поттер и отличался массой достоинств, вот только зельевар на эти достоинства внимания не обращал, а если учесть, что человек с очень нелюбимой для Северуса фамилией теперь выглядел подозрительно похожим на человека с другой, не менее нелюбимой Северусом фамилией… в общем, есть подозрение, что канонного Гарри Снейп довел бы до истерики минут за двадцать. Мне же было… откровенно пофиг. Куда любопытнее были реакции, происходящие передо мной. Зельеварение оказалось куда сложнее, чем я думал, помимо чисто магических реакций, параллельно шла химия, что неким, пока непонятным для меня образом влияла на магию процесса. И наоборот. Например, серебряная ложка. Серебро, как и золото(хоть и в меньшей степени) в чистом виде очень слабо реагирует на, ну, допустим, кислоты. А тут — немного молотого панциря некой магической рыбы (причем панцирь имел щелочное происхождение) и пожалуйста — ложечка хоть и медленно, но начинает растворяться. Ей необходимо совершить три оборота по часовой стрелке… так, каждый оборот «расходует определенное количество серебра, хоть и весьма незначительное, а что будет, если…

— Поттер, минус пятнадцать баллов Гриффиндору. Вы разучились читать? Где, скажите мне, в рецепте сказано про добавление серебряной пыли? У вас не хватает мозгов запомнить состав простейшего зелья против прыщей? — Снейп как всегда материализовался за спиной. Хм, если бы я был не Поттером, это бы говорило об опасности подобного шага, но конкретно в моем случае совсем не факт.

— Хм, увлекся, профессор. А что бы было, если бы я все–таки добавил пыли? — у Снейпа дернулся глаз.

— Минус десять баллов за неуважение к преподавателю и отсутствие элементарных знаний. В таком количестве пыль ускорила бы протекание реакции примерно в пятьдесят раз. У вас хватит мозгов, чтобы понять последствия, или мне нужно разжевать и это? — Теперь понятно, почему он так нервничает — с такой скоростью процесс приобрел бы воистину «взрывной» характер — накрыло бы половину подземелья.

— Ясно, спасибо, профессор, — спокойно откладываю пыль и кладу следующий ингредиент в котел. В подземелье установилось звенящая тишина. Стоящий рядом Рон застыл с занесенным ножом для разделки ингредиентов, — что?

— Минус пять баллов за разговоры не по делу, — как–то механически сказал Снейп и отошел от нашего котла подальше, странно на меня поглядывая. Пожимаю плечами и продолжаю свои опыты, а ведь в учебниках по зельям о таких тонкостях не пишут, впрочем, выполнение рецепта всегда имеет массу подводных камней, так что запомним и пойдем дальше.

С Поттеровскими друзьями отношения потихоньку скатывались на нет — Рон все никак не мог простить заявления об уходе из команды, Гермиона… о, с ней история вышла другая. Дело было в Винки — домовихе Крауча–старшего. После того, как её вышвырнули на улицу, мелкой было некуда идти, кроме как Хогвардса, где она благополучно надиралась сливочным пивом (редкостная дрянь — приторный напиток с долей алкоголя, соответствующей квасу и никакой приятной горчинки). Обнаружил её я на кухне, когда зашел переговорить с местными домовиками о замене этого чертового тыквенного сока на апельсиновый или хотя бы простую воду. Бывшая служанка Крауча находилась в глубочайшей депрессии из–за полученной свободы. Добби, также устроившийся в Хогвардсе пытался её ободрить и как–то утешить, но «неправильный эльф» вызывал у Винки только отвращение и злость, что проявлялось в попытках прибить означенного Добби пустой бутылкой из–под пива. Сам бывший Малфоевский слуга намекал (насколько это было возможно в его случае), что лично он был бы не против служить «доброму сэру, Гарри Поттеру, сэру», вот только я предпочту обходиться вообще без домовика, чем с домовиком, один раз уже предавшим своего хозяина. И мне как–то пофиг, каким «плохим» был Люциус, он был полноправным господином и Добби его самым что ни на есть подлым образом предал — раскрыв его планы его же врагам, а потом и вовсе атаковал. А если этот эльф в какой–то момент сочтет и меня «плохим»? Оно мне надо? Оно мне не надо. То ли дело Винки — ради хозяина терпела и высоту, которую жутко боится, и тайны его хранит даже после получения свободы. Такой эльф мне бы очень пригодился. Вот только сама домовичка считала себя опозоренной и ни на что не годной. Да и местные, Хогвардсовские служки относились к ней… неодобрительно, скажем так, считая не справившейся со своими обязанностями, но в тоже время жалели. Обо всем этом я узнал из беседы со старым седым домовиком, являющимся «главным по тарелочкам», что–то вроде главы отдела, если переводить на человеческие понятия. С главой общины мне поговорить не получилось — я не наследник Основателей, не декан и не директор, чтобы отвлекать уважаемого эльфа от обязанностей, впрочем, мне он и не был нужен. Вообще, разговор с этим пожилым эльфом довольно многое мне открыл. Домовики были когда–то созданы магами (возможно, самим Мерлином, как заявил мне старик) для одной цели — обслуга. Их магия была направлена на это, их смысл жизни — служение. Воля хозяина — закон. Исполнение его воли — долг, что превыше жизни. За невозможность исполнения следует наказать себя. Я слушал эльфа и тихонько… ммм… офигевал, старикан мне цитировал кодекс самурая. Пусть несколько измененный с вассала и воина на слугу, но тем не менее. Лишившийся хозяина эльф — ну, его положение становится примерно как у ронина, но опять же, с поправкой на домовых. Другими словами, если за обычным эльфом стоит господин, что является гарантом его статуса и залогом благополучной жизни, то ронин может идти куда угодно и делать, что хочет, но за его жизнь не дадут и ломаного гроша. Вообще, как я понял, Добби очень сильно повезло, что местные не в курсе его полной истории, иначе, несмотря на всю миролюбивость лопоухих, его бы забили камнями. Я, как последний представитель древнего рода, мог взять себе на службу подобного «самурая», ну, или, как в случае с Винки, «ронина». Рассказать о своей надобности старику, высказать пожелание взять на службу именно Винки, сказав, что я был впечатлен её преданностью прошлому господину, пообещать самой домовичке, что секреты и тайны её прошлого хозяина меня интересовать не будут и пожалуйста — Винки соглашается на службу мне. «Нормальному» эльфу без хозяина весьма паршиво. За отсутствием дома, в котором должен проживать домовик, она пока что оставалась в Хогвардсе, но вообще стоит обзавестись собственным жильем — этого требует статус владельца, впрочем, думаю гоблины смогут подобрать что–то подобное. В любом случае, домовой эльф решал главную мою проблему — устранял из меню этот чертов тыквенный сок и малосъедобные «пудинги с почками» и прочую малоаппетитную жуть.

Разумеется, изменение моего меню не могло не привлечь внимания «друзей». На вопрос Рона, «откуда дровишки», я спокойно ответил, что взял на службу эльфа, чем вызвал приступ зависти рыжего и негодования лохматой. Меня обозвали рабовладельцем и перестали разговаривать. Наступила блаженная тишина и покой, ну наконец–то.

В промежутках между изучением новых магических дисциплин, я написал письмо Сириусу, с вопросом о более быстром средстве связи а также просьбой порекомендовать литературу, благодаря которой они когда–то «решили пушистую проблему нашего общего друга». Ответ пришел совой уже на следующий день. Беглый каторжник радостно сообщил, что более–менее оклемался, отъелся и вообще, горит энтузиазмом. Дамби вызвал его по неким «важным делам, о которых не стоит упоминать в письме», так что мистер Блек вновь неподалеку и очень рад, что крестник решил пойти по стопам предков. В письме была и небольшая посылка — карманное зеркальце с краткой инструкцией по пользованию. Хм, неплохой вариант мобильника. Особенно, если учесть, что магам он известен со средних веков, да и выглядит весьма — потемневшая от времени серебряная ручка, украшенная затейливыми рунами, четырехдюймовый «экран» с возможностью поддержки видеоконференции… да, внушительно.

Первый урок ЗОТИ оставил весьма приятное впечатление. Крауч–младший любил и умел учить. Демонстрация «Непростительных» заклинаний перед толпой четырнадцатилетних подростков — решение неплохое, хоть и весьма… сомнительное, но детей своим поступком он заинтересовал, впрочем, не забыв потом дать по мозгам особо впечатлительным и рассказав, что это — совсем не игрушки, а очень опасное оружие. К сожалению, половина слушателей пропустила данное предостережение мимо ушей и свела все к тому, что «было круто». Я же размышлял (вообще, последнее время, только этим и приходится заниматься, был бы мозг моим — уже бы болел беспощадно). Без драконьих глаз рассмотреть структуру непростительных было нереально, но вот ощутить «привкус» магии получилось, хоть и весьма нечетко. Заклинания боли и подчинения «не пахли» ничем, а значит, к стихийным преобразованиям не относились, а вот «Авада» отчетливо отдавала Смертью, вот только настолько незначительно, что я не понимал, как она может убить? Нет, ребенка или больного, ослабленного человека — пожалуй, но вот взрослого, здорового мага… максимум — сильно ослабит, а уж про кого потолще я вообще молчу, так в чем же дело? Да и эффективность этого заклинания… скорость порядка 10 метров в секунду — может увернуться даже не особо тренированный человек. Про оповещение об атаке в виде весьма неприятного свиста от полета заклинания я промолчу. В средние века такое заклинание еще было эффективно, но в нынешнее время… любой огнестрел даст куда большее преимущество. Печально.

В выходные были дополнительные занятия у профессоров — Флитвик и МакГонагал собрали небольшие группки студентов со всех факультетов (большая часть была из Воронов) и давали продвинутый курс, отвечали на вопросы, в общем, готовили интересующихся к продолжению учебы после сдачи СОВ. Получил я ответы и на свои вопросы. Оказывается, транфигурация неживого в живое — вещь, на самом деле, весьма… ммм… формальная. В объект просто записывается сложный поведенческий конструкт, отвечающий за движение, инстинкты и прочее. Сам конструкт снимается с живого существа хитрым заклинанием из Высших Чар, потом долго обсчитывается в Нумерологии и на выходе получается новая формула Трансфигурации. Преимущество превращения в «живого» — возможность самоподдерживания за счет поглощения пищи. Недостаток — относительная хрупкость и невозможность нанесения рун (хотя обычные заклинания накладывать можно). Ну и размножаться такие оживленные вещи естественным для вида способом не могут. Трансфигурация неживое–неживое, но со сложной структурой, что поразила меня недавно была рассчитана на придание живых свойств неживым объектам. Самый яркий пример подобного преобразования — Горгулья у входа в директорский кабинет. Статуя статуей, но двигаться может ничем не хуже живого существа. Преимущества таких конструктов — долговечность, возможность рунироваться. Недостатки — сложность сотворения, отсутствие «естественной» подпитки и невозможность «залечивания» повреждений, даже магический ремонт не всегда возможен — порой проще собрать заново, чем починить. Далее профессор пустилась в объяснения различных тонкостей того или иного преобразования, условиях и затратах, в конце занятия добрый декан не забыла задать дополнительного материала на самостоятельное изучение.

Флитвик провел занятие в похожем ключе, разве что восторгов от учеников у него было больше. Пользуясь благодушным настроением преподавателя, я решил пояснить один момент, о котором он не упомянул в прошлый раз. О темных артефактах. Полугоблин нахмурился, тема была ему явно не очень приятна, но все–таки ответил. Темные артефакты также бывают нескольких видов. Есть просто вещь со вложенным проклятием и ничем, кроме этого она от артефакта «светлого» не отличается, но есть варианты и похуже. Первый, это когда для основы используется плоть живых существ…

— Темный путь всегда легче, — вздыхая, говорил Флитвик, — зачем тратить кучу времени и усилий для создания основы под артефакт третьего класса, когда можно просто отрезать у волшебника руку и наложить чары на неё — плоть, долгое время пребывающая в магическом существе очень хорошо принимает в себя чары… если предварительно правильно её обработать. Не спрашивайте меня как, — покачал головой профессор, — этому я учить вас не буду.

Второй вариант темных артефактов был схож чем–то с первым. Можно было перенести свойства живого существа в предмет, для этого требовалось это самое живое существо убить, опять же, весьма неприятным способом и давать какие–либо дальнейшие пояснения Флитвик отказался наотрез.

Помимо магии, приходилось заботиться и о собственных финансах — знание истории знанием истории, но и проверит данные собственноручно было бы неплохо, впрочем, даже если с яблочниками не получится, то есть у меня и еще пяток вариантов. Какой–нибудь да сработает. Но менять ничего не пришлось. Эппл действительно были сейчас в «глубокой потенциальной яме», как высоконаучно Курт называл задницу. Так что план в этом плане работал, заодно, удалось проверить и еще одну вещь, но об этом позже.

Через две недели я вновь наведался к гоблинам и изучил договор, его содержание меня более чем устраивало. Подписав бумаги, я познакомился с моим магом — представителем (и повесил на него изрядно клеток Симбы, чисто на всякий случай) и передал ему свои указания. Акции яблочников и… передать маааленький договорчик о приеме на работу одному канадскому медику и его другу. Чтож, теперь остается только ждать.

Рей Музика. Молодой медик с хобби.

Недавний выпускник медицинского колледжа спокойно попивал кофе, когда в дверь к нему постучался человек с незапоминающимися чертами лица, одетый в дорогой костюм.

— Мистер Музика? — человек заглянул в дорогую кожаную папку.

— Да, это я, мистер?

— Смит, Джонатан Смит, — улыбнулся человек, — наша компания ищет молодых и талантливых специалистов в развивающейся области игроиндустрии.

— Хм, и причем тут я? — удивился Рей.

— Простите, но я всего лишь посыльный. Мне сказали дать вам прочитать вот это и, если вас заинтересует, подписать контракт, — человек протянул солидную пачку листов бумаги, Рей прочитал заглавие «Baldur» s Gate»…

Позже.

— А как называется ваша компания? — молодой человек не мог оторваться от текста. Черт подери, он сам неоднократно думал о чем–то подобном. А тут… тут уже было все.

— Bioware, — ответил посыльный, — так что мне передать учредителю?

— Показывайте контракт.

Глава 9

Вальтер Поттер. В раздумьях.

Прошел уже месяц моего пребывания в Хоге, «друзья» продолжали обижаться и игнорировать, что не могло не радовать, я все также пропадал в библиотеке и потихоньку переваривал знания Крауча, на очереди были скачанные при помощи моих клеток знания МакГи, Флитвика и Снейпа, но на нормальное усвоение уйдет несколько лет, все–таки без Поглощения применить их навыки нереально, так, лежат «книгами» в памяти, причем, не только знания и навыки, но и эмоциональное отношение, ассоциация того или иного навыка с событиями, которые тоже придется переделывать под себя… в общем, очень много мусора, но бриллианты информации, что можно в нем найти, стоят усилий. К тому же, освоение учебной программы «своими силами» здорово помогает подключать и «дополнительные блоки», впрочем, не важно. Куда любопытнее были дела социальные, если можно так сказать. Я не учел одного небольшого побочного эффекта от изменения внешности и более спокойного поведения. Записочки. Долбаные записочки с сердечками, иногда политые женскими духами (зачастую, до состояния химического оружия) и ладно бы только записочки, порой приходили и небольшие посылки со съестным. Попробовал… хм, необычный вкус, ну и десяток соединений, нехарактерных для теста, но явно не несущих организму ущерба. Осторожно скормил Уизли № 6 (а что, нужно же мне на ком–то проводить испытания? Вон, близнецы его используют так уже не первый год) — парень неделю сох по Лаванде Браун и пускал на неё слюни каждый раз, когда видел… м-да… и подливать приворотные зелья у них в порядке вещей, а то, что после окончания действия есть солидный шанс заполучить недоброжелателя, мозгов подумать не хватает, впрочем, Рон каких либо признаков недовольства не проявил, кажется, для него это было вполне «рабочим моментом», еще раз м-да.

Состоялся у нас разговор и с Фредом и Джорджем, благо, те как раз подошли ко мне рассказать, как продвигаются дела с магазином и узнать, что с моей идеей или хотя бы в чем она заключается. По поводу идеи я колоться не стал, мысли по магазину выслушал, ребята подошли к процессу ответственно и теперь на всех их шалостях, что продавались в стенах Хогвардса красовалась обертка с гордым «УУУ» и адресом в Косом, заодно, удалось узнать одну маааленькую тайну братьев — в магловском мире они разбирались куда лучше своего отца, этот вопрос не давал мне покоя со времен их обмолвки про моряков–подводников первого сентября. Но все оказалось очень просто — сначала папаня много и с восторгом рассказывал о этих «чудесных маглах», потом как–то взял их с собой на работу, а по пути ребята наткнулись на магазин магловских приколов, типа мышеловки в пачке жвачки, подушек–перделок и прочих сомнительных «шедевров» не магической культуры. С тех пор близнецы горели желанием открыть что–то подобное, но в магическом мире («Зонко» не в счет, поскольку юмор у них остался средневековым, а с тех пор популярность шутки с навозной бомбой несколько… увяла, скажем так), а также не стеснялись заимствовать у простых людей разные идеи, связанные с юмором и приколами, ну а за несколько лет, с учетом живого ума, ребята очень неплохо разобрались в жизни не магов, но свои знания не афишировали. Как пояснил Фред (вроде бы, именно он, хотя с этой парочкой нельзя быть уверенным наверняка), чтобы родной отец не задолбал с бесконечными вопросами.

Удалось воспользоваться «Сквозным Зеркалом» и пообщаться с Сириусом. Его лицо в тот момент, когда он увидел мое изображение стоит внесения в анналы истории, думаю, этот кадр будет греть мою душу долгими зимними вечерами (сразу же за «фоткой» розового Морбиуса)…

— Сириус, ты меня слышишь? — удобно развалившись в кресле в Выручай–комнате, я взглянул в старинное зеркало.

— Да слышу, сл… Регулус? — мистер Блек сейчас очень сильно напоминал какого–нибудь аниме персонажа, во всяком случае, размер глаз был соответствующим…

— Эм, крестный, с тобой все в порядке? Это же я, Гарри! — чуть–чуть удивления.

— Гарри? Мерлин и Моргана, ты сейчас выглядишь как мой младший брат! — изображение немного подергивалось, судя по всему, Сириус сейчас вышагивал по комнате, держа (или левитируя) перед собой зеркало.

— У тебя есть младший брат?

— Был… — сразу помрачнел Блек, — Гарри, ты сильно изменился с нашей последней встречи, тебя прямо не узнать.

— Ну, за лето я неплохо вытянулся и избавился от очков, а так вроде бы все тоже самое…

— А? Да, конечно, наверное, это все кровь твоей бабушки, Дореи Блек, — судя по забегавшим глазкам мистера Блека, был и альтернативный вариант, кажется, Джеймс действительно имел шикарные рога… и не только в анимагической форме, хе–хе. Но тут он беспокоится зря, проверка крови у гоблинов четко показала, что кровь Поттеров в тушке имеется, это если Лили не приняли официально в род, тогда, за отсутствием прочих наследников, перешло бы все к ребенку принятой… кхм, интересно, а Дамби что думает по этому поводу?

— Все может быть, — пожимаю плечами, — лучше расскажи, как ты там?

— Да вроде бы неплохо, за лето отъелся, погрелся на солнышке, отдохнул…

— Неплохо. Сириус, насколько надежна связь через такое зеркало, нас могут подслушать? — Блек сразу же преобразился, из добродушного раздолбая он мигом стал сосредоточенным магом, на собственной шкуре убедившимся в девизе, что паранойя — залог здоровья параноика.

— Нет, если только прослушка не стоит на помещении. Что–то случилось? — мужчина выглядел обеспокоенным.

— Да так… я свяжусь минут через двадцать, — я оборвал связь. Зачем? Во первых, Дамби мог знать о комнате и установить тут что–нибудь, хоть это и маловероятно, во вторых — чисто психологический момент, с учетом предположительного характера мистера Блека, за двадцать минут он себя накрутит так, что отнесется к моим словам очень серьезно. Зачем мне все это надо, ведь Дамби можно просто экстерминировать или устроить сердечный приступ? Я прибыл сюда учиться, далеко не всегда можно решить дело за счет грубой силы, порой вовремя сказанное слово куда эффективнее ковровой бомбардировки, а поучиться у политика с вековым стажем или «скрестить с ним мечи»… было бы глупо отказываться от такой возможности и Сириус в плане влияния — идеальная фигура для начала такой практики, да и как человек он весьма неплох, если еще и мозги начнут работать в нужном направлении…

Через двадцать минут, находясь уже аж в Москве (порталы рулят, правда, постоянные забеги из комнаты до границы барьера уже надоели, найти что ли «добровольцев» — испытателей?), я вновь связался с Сириусом. Блек уже «дозрел» — беспокойство, нервозность, слегка расширившиеся зрачки (принял немного на грудь для успокоения? Возможно.).

— Что случилось, Гарри, — сразу же спросил Сириус.

— Случилось многое, Сириус. Видишь ли, за каникулы у меня было много времени подумать над моим положением, а также покопаться в архивах. И чем больше я анализировал (не надо так смотреть, да, анализировал!) события последних лет, тем больше у меня возникало вопросов, отвечать на которые никто не хотел, — судя по лицу Блека, он пока не улавливает, чтож, подскажем. Начнем с того, что меня отдали «любимым» родственникам, а не семье магов, в итоге, до одиннадцати я жил в чулане под лестницей, подвергался лечебному голоданию, профилактическим побоям и ничего не знал о магии… — Блек сдавил стакан с коричневатой жидкостью с такой силой, что несчастная посуда разлетелась стеклянным крошевом, — как я позже узнал, этому я обязан уважаемому Альбусу Дамблдору, кстати, письмо от него тоже пришло в «чулан под лестницей», что вызывает ряд вопросов о его осведомленности о судьбе «национального героя», — последнюю фразу я постарался произнести в манере Снейпа, уж больно хорошо у него получается интереснейшая смесь сарказма и презрения, — далее, первый курс и философский камень, это кем нужно быть, чтобы хранить в детской школе вещь, сопоставимую с ядерным оружием?

— Эм, с чем?

— Со штукой, способной мгновенно уничтожить большой город. Маглы придумали почти пятьдесят лет назад… не важно, но делать «полосу препятствий», что смогли преодолеть первокурсники и заявлять, что ставил её на опытного мага, чуть ли не Темного Лорда… это либо маразм, либо провокация. Идем далее, второй курс и Василиск Слизерина. Три второкурсника, толком еще ничего не умеющих, смогли догадаться о сути монстра раньше, чем это сделал «Величайший светлый маг столетия»? Про третий курс и сотню дементоров, что пыталась сожрать меня ТРИЖДЫ я вообще молчу, подогнать к детям пожирателей душ… даже Волдеморт до такого бы не додумался. Ну и последнее. Тебя бросили в Азкабан без дознания. Кто был председателем суда?

— Дамблдор, — мрачно отозвался Блек, — но он говорил, что был просто в ярости и все указывало на меня…

— На тебя указывал только выкрик Петтигрю и невнятные слухи о том, что хранитель тайны Поттеров именно ты. Как результат — 12 лет Азкабана, а вот Северуса Снейпа, что носил на своей руке Метку, наш директор защищал с пеной у рта. Действующего Пожирателя.

— Откуда ты все это знаешь? — Сириус уже чуть ли не бегал по комнате.

— Газетные вырезки, старые архивы заседаний… немного золота чиновникам… Знаешь, Сириус. Один раз — случайность, два — уже подозрительно, три — закономерность. Вокруг меня закручивается какая–то интрига и мне это очень не нравится. Ты бы усыновил меня, если бы остался на свободе?

— Конечно, Гарри, черт, я же предлагал тебе жить со мной, когда меня оправдают!

— Именно, но в итоге ты очень «вовремя» получил пожизненное у дементоров. Слишком вовремя. И, как результат, Мальчик–который–выжил отправляется к родственникам под «кровную защиту Лили», вот только во время жизни у Дурслей, периодически на меня натыкались маги, а значит, найти меня было нетрудно. Пожиратели не прикончили меня только по той причине, что я им был не нужен, своих забот хватало, вот тебе и «кровная защита», зато когда директор открыл передо мной магический мир, я был просто счастлив и считал Дамблдора чуть ли не святым. Знаешь, крестный, я просто боюсь в один прекрасный момент получить Аваду в спину или отправиться в Азкабан «во имя общего блага». Может я и преувеличиваю, но… — ну вот, общую атмосферу я создал, самое забавное, ни капли лжи, просто немного другой взгляд на вещи и пара вопросов, надеюсь, Блеку их хватит, чтобы слегка призадуматься, особенно, с учетом моей новой внешности и возникающих у него по этому поводу мыслей.

— Гарри… — Сириус выглядел, как человек. только что узнавший, что Нового года не будет по техническим причинам и вообще, Армагеддон начнется в следующую пятницу, — я… так, во–первых, ничего не предпринимай, веди себя естественно, во–вторых, постарайся под каким–нибудь предлогом отправится к своим «обожаемым» родственникам на Рождество, думаю, я смогу тебя перехватить и… будь осторожен.

— Постоянная бдительность, — улыбнулся я, процитировав главный лозунг Грюма.

— Именно, — серьезно кивнул Блек, — пока я мало чем могу тебе помочь и, честно, говоря, толком не знаю, что тут можно сделать.

— Спасибо, что ты на моей стороне, Сириус, а что сделать… что–нибудь придумаем, но одно я знаю точно, «общее благо» мне не нужно, хватит и блага моей семьи и близких, — Блек кивнул и закончил разговор, чтож, теперь остается немного выждать — если в ближайшее время за мной не придут добрые дяди из Мунго, возглавляемые директором, то Сириус действительно на моей стороне, если придут… их ждет ну очень неприятный сюрприз. Конечно, когда Блек слегка отойдет от эмоций и подумает, то половину доводов можно будет смело опровергнуть и отмести. Те же письма вполне может рассылать какой–нибудь артефакт или что–то подобное, но, во–первых, для образа четырнадцатилетнего ребенка в переходном возрасте, обвинять во всем взрослых — вполне в порядке вещей, во–вторых, Дамби реально слил Сириуса, по какой причине — это уже дело десятое, но я то подал эту мысль под вполне однозначным соусом, а дальше, если Блек начнет вспоминать прочие сомнительные эпизоды, да с учетом моей накрутки, то может и сам найти что–нибудь нелицеприятное, хоть ту же историю с сестрой директора и я сильно сомневаюсь, что он пойдет спрашивать у главы Хогвардса ответы на свои вопросы — при правильно сложившимся образе, он может посчитать, что беседа закончится «Обливиэйтом», а там уже пойдут подозрения, недоверие и директор лишится союзника, а я вполне смогу порыться в библиотеке Блеков. Чистая психология и никакой магии, да и Сириусу это будет полезно — как показал канон, движение за «общее благо» очень негативно сказывается на здоровье.

Кстати о директоре, думаю, он уже мог заметить серьезные отклонения в поведении его «золотого мальчика», конечно, есть вероятность, что он спишет это на переходный возраст, да и с учетом турнира у него есть, чем заняться, но… почему бы не устроить Альбусу еще какой–нибудь отвлекающий фактор, желательно, подальше от Британии, но весьма тревожный. Хм… а почему бы… да, это будет весьма забавно.

Альбус Персиваль Брайян Вульфрик Дамблдор, Глава Международной Конфедерации Магов, кавалер ордена Мерлина первой степени и прочее, прочее, прочее…

Директор сидел в своем любимом кресле, посасывал любимые лимонные дольки и ковырялся в нелюбимых отчетах за месяц. Северус в очередной раз требовал финансирования исследований по Зельям и закупки ингредиентов, он их что, ест что ли? Минерва выставила декларацию о потраченных пуговицах, спичках и ежах, тоже нужно докупить инвентаря, мадам Хуч уже который год пишет депешу за депешей об обновлении спорт инвентаря, в частности, замене метел. А где на все это взять финансы, если попечительский совет хочет урезать финансирование? Великий светлый маг устало потер переносицу, а ведь еще этот Турнир и подготовка к нему. Нужно разместить гостей, организовать им учебный процесс, питание, да и сами испытания… тянуть в его возрасте три школы и соревнование между ними — очень трудно и выматывающе, а ведь еще есть обязанности Главы Визенгамота, да и в Конфедерации он уже давно не появлялся. И, словно этого мало, с юным Гарри начали происходить какие–то изменения, старый волшебник радовался, что Поттер так налег на учебу, но вместе с практически разрывом отношений со своими друзьями это выглядело настораживающе. Правда, как он слышал, Гарри что–то активно обсуждает с близнецами, а значит, не все так страшно, возможно, у мальчика просто переходный возраст, а не влияние хокрукса Тома, хотя, может никакого хоркрукса и нет, пока что это только теория, причем, весьма слабая. От размышлений директора отвлекла постучавшаяся в окно сова, старый волшебник узнал птицу сразу — такими пользовался его осведомитель в России — должность Главы Международной Конфедерации Магов требовала от чародея осведомленности во всех ключевых делах мира, как магического, так и магловского, а в России сейчас было очень неспокойно и многие темные существа и маги пользовались моментом.

По мере чтения письма, старый волшебник становился все мрачнее, какой–то маг, явно темный и могущественный, к тому же, весьма амбициозный, устроил «Бал у Князя Тьмы» прямо на Воробьевых Горах в Москве. Осведомитель говорил, что там собралось огромное количество темных, вроде бы, даже были замечены вампиры, во всяком случае, кровь в чашах–черепах присутствовала. Директор передернулся, до чего же отвратительно. Самым паршивым было имя нового «князя», как понял чародей, в России, данный титул был чем–то вроде Лорда, то есть, Темный Князь, по сути, был тем же Темным Лордом, а с учетом политических событий, сторонников он набрать сможет без труда. Итак, он называл себя Воландом. Князь — Лорд, Воланд — Волдеморт, все было очень похоже. А что если Том решил попытать счастья не в Британии, а где–то еще? Тогда выбор страны был очень удачным, да даже если это не сам Том, а просто подражатель — все равно беды не оберешься, придется внимательно следить еще и за другим концом света, эх, он уже слишком стар для всего этого. Дамблдор устало прикрыл глаза и потянулся за следующей лимонной долькой. Хм… Воланд, где–то он уже слышал это имя, нужно будет посмотреть в библиотеке по старым темным магам, может, удастся узнать о нем побольше…

Глава 10. Хэллоуин

Boys and girls of every age

Wouldn't you like to see something strange?

Come with us and you will see

This, our town of Halloween…

Просто прикольная песенка.

Приближался конец октября, а значит, приезд иностранных гостей и отбор на Турнир, списки участников от болгар и французов уже были, как и ставки на чемпионов, точнее, на то, кто этими чемпионами будет. Итак, на каждого ученика ставка шла как 1 к 2.5, тобишь гоблины в любом случае очень прилично наварятся, ведь желающих будет по два десятка с каждой стороны. На Крама, правда, в связи с большим количеством ставок коэффициент шел уже как 1 к 1, кое–кто уже ставил на него как и на чемпиона Турнира, впрочем, пришел я в банк не ради ставок(хотя пару десятков тысяч на себя поставить можно. Гоблин, что принимал ставку как–то странно на меня покосился… и начал с кем–то судорожно связываться, хех, забавно) — нужно было выдать некоторые ц. у. поверенному по делам в магловском мире, а заодно послушать слухи магической Британии, не начались ли какие шевеления? Все–таки с той моей «шутки» прошел уже целый месяц… да, это было чертовски сложно, потом голова трещала дня три, но оно того стоило — при помощи сил Грозы нагнать на Воробьевы Горы небольшую бурю, и долбать по мозгам людям с магическими способностями псионикой, заставляя лицезреть настоящий праздник всевозможной нечисти, для полноты картины полить место человеческой кровью (не нужно было пытаться просить прикурить вчетвером у безобидного прохожего, не нужно!) да сбросить через стихию Тьмы весь свой резерв и пожалуйста — следов от «жутко страшного ритуала Темных Искусств» было более чем.

Увы, шевелений пока никаких не было, либо их хорошо скрывали, жаль. Зато случился небольшой прорыв в другой области — удалось найти информацию по яйцам василиска, к сожалению, далеко не практическое руководство а так, историческую справку — просто наткнулся в библиотеке на имя некоего Герпия Омерзительного (иногда упоминался, как Злостный). Данный дядька был очень суровым магом, помимо выведения василисков, он умудрился создать крестраж, собственно, две строчки с «достижениям» — вот и все, что было о нем в Хогвардсовской библиотеке. Но если знаешь направление и имеешь достаточно ресурсов… в общем, удалось найти несколько копий его рабочих дневников (лучше не спрашивайте, сколько это стоило, впрочем, в основном платить пришлось «Магией Крови» и ментальными ударами — очень многие хотели «кинуть» идиота, что охотится за трудами старого тёмного мага), ничего стоящего, так, пара записей об опытах, философия и некоторые рассуждения. Если обобщить, то получится следующая картина. Создать василиска из яйца, снесенного черным петухом (бедная птичка) и высиженного жабой, конечно, можно, вот только даже в зрелом возрасте такая змейка не будет превышать длину в пару–тройку метров, но, если выбрать двух самых мощных и здоровых василисков и скрестить их между собой, и потом уже «высиживать» новые яйца, то змейки выйдут метров по пять–восемь. Я прикинул, сколько «итераций» нужно было совершить для здоровенного пятидесятиметрового творения Салазара и проникся глубоким почтением к выдержке этого мага — выходило не меньше двадцати пяти, если не тридцати, а ведь маленькие василиски начинали «нестись» только после года жизни, а значит на свое создание он убил минимум четверть века, хотя, возможно я чего–то не знаю и есть обходные маршруты, но общий принцип был ясен — мне нужна крутая магическая жаба (собственное земноводное оччень подозрительно покосилось на меня в этот момент и предостерегающе показало удавку), желательно, ядовитая, эх теперь ещё и её искать. Хотя, чего искать? Можно просто обратиться к поставщикам ингредиентов для зелий. Думаю, австралийский гремучий жаб мне подойдет (да, есть такая зверушка в магическом мире, с костяной короной на голове и размером с футбольный мяч). Хотя не нравится мне эта теория про петуха и жабу, нет, я верю в силу сего земноводного (подозрительно косится на собственную жабу с удавкой), но тут появляется вопрос. Если Король Змей произошел от петуха и Жабы, то как он понимает серпентарго? Петух был сильно грамотный? Сомнительно, возможно, первые василиски и не понимали язык и были маленькими, но за три тысячи лет под магией могли и развиться, или скреститься с кем–то, да чего там могли — творение Салазара прямое тому доказательство. Но если они так эволюционировали, то нужна ли еще вся эта возня с жабами? Сейчас василиски встречаются в дикой природе и я сомневаюсь, что они ловят там жаб для высиживания собственного потомства. Ну, яиц в загашнике хватает и проверить можно несколько теорий, пожалуй, помимо жабы, стоит попробовать обычный инкубатор…

Наконец–то удалось официально забить на Прорицания и перевестись на Руны и Нумерологию, кстати, предметы весьма интересные, но не очень популярные. Первый представлял собой некий аналог обычного программирования, смешанный с геометрией и черчением и позволял наносить стационарные заклинания длительного действия. Те же антимагловские чары на Чемпионате Мира поддерживались столь длительное время за счет рунной конструкции. Нумерология же представляла собой математический аппарат для расчета положения рун, использовалась как для подгонки заклинания к конкретному месту и времени (высекать на камнях и скалах — это не тоже самое, что чертить на земле, требуются разные коэффициенты материала, магического взаимодействия и условий среды), так и для расчета новых заклинаний и конструкций, но это будет только на седьмом курсе для особо продвинутых. Сама по себе данная наука представляла почти чистую математику, может быть с легким вкраплением «физики».

Правда, как побочный эффект, теперь мое расписание совпадало с Грейнджер, а эта особа всё ещё пыталась наставить меня на «путь истинный», впрочем, к постоянному зуду над ухом я уже привык и внимания не обращал, куда интереснее было пытаться рассчитать новый конструкт, например, возьмем обычное медицинское заклинание для остановки кровотечения, а что будет если изменить вот этот участок, отвечающий за мощность? Скажем, поднять её раза в три? Любопытно… Хм, выйдет, конечно, сложновато, но эффект будет лучше, чем у «Авады» или все–таки хуже? Нужны эксперименты…

Еще пару дней спустя. 28 Октября.

Рогатый Демон усмехнулся и нанес сокрушительный удар по Грифонам, те зашипели и в ответ злобно клюнули обидчика, а разогнавшийся Чемпион закончил дело, но оба победителя рассыпались горсткой праха от сокрушительной атаки Маггогов. Подлетевшие Ифриты завершили разгром.

— Гарри, ты жульничал! — Фред пылал возмущением.

— Да? Интересно знать как? — я вопросительно приподнял бровь.

— Не знаю, но это жжж не с проста! — Ну, в чем–то рыжий был прав, «жжж» действительно было не с проста — опыт многих лет сражений в Третьих Героев так просто не проходит, а ребята были новичками и разделать их под орех было нетрудно… становилось даже немного стыдно, но все–таки как приятно вновь окунуться в мир Эрафии, столько кофе и ночей было убито в свое время на её полях…

Вот уже второй день Хог затопила эпидемия «Героев», проект, что я потихоньку ковырял больше месяца был завершен и приносил свои плоды. Разумеется, в одиночку я бы сделать его не смог, одни чары иллюзий, анимационные и звуковые чего стоили. А ведь все это нужно было увязать в систему и расписать законы взаимодействия. За основу чар были взяты обычные магические шахматы и… полностью перелопачены. Да и фигурок стало больше на порядок, как и вариантов их ходов. Если бы не помощь Флитвика и Вектор (причем, профессора денег не взяли, один был в восторге от самой идеи, другая просто восприняла это как вызов своим способностям по расчету чар) вряд ли бы чего–то получилось, а так вышел сложный артефакт второго уровня себестоимостью (это если без платы специалистам за разработку) «всего» в пять десятков галеонов, хотя, можно и без кавычек, для такой работы это действительно не много. В комплект входил небольшой кубик, что генерировал иллюзию ландшафта, несколько сотен фигурок монстров, разделенных по уровням — в каждой фигурке были прописаны алгоритмы действия нескольких десятков существ и их параметры, фигурки героев, песочные часы для ограничения времени хода и еще один куб, содержащий в себе сведения по игре — свойства артефактов, влияние характеристик, «заклинания» героев и их эффекты, ну и сам движок вместе с обликами монстров и различными зданиями. С синглом пока дела обстояли не очень — если задать последовательность действия «диких монстров» было относительно не трудно, то «компьютерный противник» пока не получался, но профессор Вектор решила, что это дело чести и продолжила работать над этой проблемой, более того, она умудрилась припрячь 6-ти и 7‑ми курсников, обещая им за помощь льготы на экзаменах, вплоть до автомата по своему предмету. Саму женщину я подозревал в использовании Маховика, иначе как она умудрилась провернуть всё это за такой небольшой срок я не представляю. А потом я предложил близнецам сразиться в пробную версию. В Большом Зале Хога, да. Очень быстро к нам подошли Рейвенкловцы и поинтересовались, чем это мы занимаемся, за ними подтянулись Хафы, да и пару зеленых оторочек я в толпе заметил… Ну а потом началась эпидемия, по другому не назовешь, голодные до развлечений детишки ухватились за новую игрушку с силой, сопоставимой с давлением челюстей белой акулы. Пришлось срочно бежать к Флитвику и просить начаровать еще хотя бы три комплекта, впрочем, того уже облепили его воронята и просили тоже самое. Акцию бесплатного распространения быстро обозвали бета–тестом и даже пообещали премировать за найденные баги. А вот «полную версию» уже нужно будет покупать, отослал проект гоблинам с просьбой оценить рынок и предложить стоимость товара. Разумеется, права на игру уже были у меня, а потому, волноваться было не о чем… вроде бы. Но и это было еще цветочками. Ягодки пошли, когда народ начал делиться по интересам и кучковаться, обсуждая те или иные варианты действий. А уж лицо Дамблдора, когда он краем уха услышал фразу «нужно в первую очередь прокачивать Некромантию и валить всех толпой нежити…», моя коллекция греющих душу кадров продолжала расти.

За этими событиями никто не заметил пропажи парочки соплохвостов, те на халявной мане отожрались до размеров лошади, а с учетом их количества, в отличии от канона и не думавшего сокращаться по мере роста особей, умыкнуть можно было и десяток, но… пусть еще немного подрастут. И вот наконец–то настал тот день, кровь дракона уже покоилась в моем желудке, соплохвосты были помещены в магический рисунок…

— Поглощение: Пожирание сущности, — сухопутные спруты растворились в воздухе, а в меня ударил неплохой заряд магии, Огонь и Смерть, это все, что можно вытащить из этих монстриков — извергать огонь и уничтожать — это всё, что они умели, блин, да даже потомство оставить соплохвосты бы не смогли, наверное, потому в них и не было Жизни, но инициация драгонслеера по двум стихиям стоит этого. Тело выгнуло дугой, черт, а я уже и забыл, насколько это больно… сознание плавно погрузилось в темноту.

Очнулся я ближе к вечеру все на той же полянке в Запретном Лесу, хорошо, что сегодня воскресенье — отсутствие на занятиях может вызвать дополнительные вопросы, впрочем, именно поэтому я и проводил обряд в выходные. Лес был пронизан магией, её потоки струились сквозь деревья, наполняли грибы и местных животных, боги, как же приятно снова видеть, до этого казалось, что я просто слеп, но сейчас… я посмотрел на волшебную палочку. Вот сердцевина, пылающая огнем феникса, заключенная в древесную оболочку. А вот и куча плетений на палочке — запоминающий блок, позволяет вытащить из деревяшки все ритуалы. Что ей проводились, без него сделать это можно будет… но куда сложнее, а вот этот сегмент отвечает за «Надзор», память Крауча при виде его выдала, что ставить «Надзор» можно не только на палочку, но и на область и даже вешать метку на мага, впрочем, о последнем я не волновался — после инициации если что до этого было, то сгорело в пламени дракона. Хм… резерв тоже подрос, теперь честный А ранг, где–то 0.6 Нацу на момент его приключений в Харгеоне. Неплохо, но до себя прежнего мне все еще как до Китая. Но резерв — это так, приятное дополнение, главное — способность видеть магию, как же мне её не хватало, теперь я понимаю Иллидана, что отдал свои глаза за эту возможность… без других альтернатив, я бы поступил также. Слегка пошатываясь, я отправился в башню Гриффиндора — стоило как следует отдохнуть и привести себя в порядок, ведь скоро начнется Турнир.

Глава 11

С Наступающим!

Понедельник — день тяжелый, но чтобы настолько… добрый «инвалид–мракоборец», радостно скалясь, объявил, что будет сегодня на нас тренироваться в «Империусе», на попытку Грейнджер пропищать что–то про «запрещено законом», он предложил ей пойти на…фиг из его класса и больше не докучать своим присутствием, если она такая законопослушная и желает стать безвольной куклой при первом же нападении. М-да, Барти–младший очень «любит» маглорожденных. Я же задумался, с одной стороны, сейчас можно вполне официально свалить с предмета, где ничего путного я не узнаю. Право слово, только «Адское Пламя» ещё как–то может конкурировать с «Геенной» или «Рыком Огненного Дракона», но все остальное… с другой стороны, всё равно нужно строить ассоциативные цепочки и занятия ЗОТИ тут неплохо помогают, порой с одного жеста палочкой, проведенного на практике в памяти всплывает и запечатывается исполнение десятка магических приемов, слабеньких, но знания лишними–то не бывают. Значит, уходить смысла нет, тогда два варианта, изображать подвластную «Империо» тушку или, наоборот, не страдать фигней. Прыгать на стол или ходить колесом, как делали остальные ученики мне было откровенно влом, да и изображать из себя шута… Тем временем, «добрый» препод добрался и до меня.

— Империо! — хм, сырая сила с какой–то мозголомной составляющей. Так выглядит ментальное внушение? Ну и дальше что? Что–то изменений не ощущаю, — прыгни на стол! — хм, нет, никакого желания прыгать не появилось.

— Да ну нафиг, я не акробат, — на миг на лице «Грюма» проскочила растерянность и злость, но уже через секунду Крауч–младший взял себя под контроль и радостно осклабился.

— Очень хорошо, мистер Поттер, двадцать баллов Гриффиндору. Из вас получится неплохой аврор, — и такой выразительный зырк… хм, проверка на вшивость?

— Благодарю, профессор, я как–то об этом не задумывался, мне больше нравилось изучать чары, но и ваше предложение весьма лестно, может быть и в правду стоит попробовать? — Барти понял, что только что пропагандировал фракцию своих «заклятых друзей», более того, убедил потенциально очень неплохого мага попробовать к ним присоединиться, нет, он помнил, что по плану этого мага скоро прибьют, но сам факт! Впрочем, лицо он удержал, хоть и с некоторым трудом (каюсь, не удержался, глянул его мысли телепатией).

— Вот как… занятно, но мы отвлеклись, продолжим урок! Уизли, ты следующий…

Снейп продолжал радовать, новая тема занятий — противоядия, для закрепления результатов, декан Змей обещал кого–нибудь отравить и протестировать на бедолаге приготовленные учениками составы, звучало угрожающе, вот только с опытом зельевара, откровенной фигней он не напоит, а значит, антидот будет нормальным. Да и я больше чем уверен, что и своих противоядий у Северуса навалом. Однако народ проникся и старался готовить с особы тщанием, но, увы, в середине пары материализовался домовик и радостно сообщил, что для приема высоких гостей, все последние пары сокращаются, а урок, на котором Снейп хотел потестить яды был как раз в среду — в день прилета. М-да, не дали мужику развлечься, вон какой взгляд грустный он кидает на Уизли, не могу удержаться и сочувственно ему киваю — последнюю неделю мне самому все чаще приходит в голову организовать какой–нибудь несчастный случай этому рыжему. Хоть он вроде как со мной и «не разговаривает», но одно его присутствие жутко бесит — чем дальше, тем больше он напоминает тролля, хорошо хоть не пахнет… во всяком случае, пока что. Снейп посмотрел на меня… странно. Во взгляде читалось что–то между «оно разговаривает» и «наверное, я надышался испарениями зелий», после чего, Северус с задумчивым видом принялся изучать содержание моего котла, хм, конкретно мужик подвис. Ну да ладно, пора уже идти.

И вот стоим мы на плацу, в парадной форме, навсегда покинув строй… кхм, что–то меня опять не туда заносит. Итак, сегодня 31 число, среда, хэллоуин, иностранные гости должны прибыть с минуты на минуту, а директорат нашей доблестной школы не придумал ничего умнее, чем выпустить встречать их толпу школьников, никакой программы встречи, ничего, а ведь строй отдающих честь големов мог бы произвести впечатление, но нет, пусть лучше молодежь померзнет. Хотя, плюс восемь — не та температура, чтобы замерзнуть, если хватило мозгов нацепить что–то помимо летней мантии или применить «Согревающие чары», хех, некоторые старшекурсники использовали «топливо», то бишь, Огневиски — напиток довольно приятный, кстати, нужно будет раздобыть рецептик. Но что–то я опять отвлекся, народ ждет явления иностранных магов, Рон рядом колотит зубами… м-да… и вот наконец–то слышится «летят» и точно — в небе виднеется постепенно приближающаяся карета, запряженная здоровенными крылатыми конями, интересно, чем кормят этих пегасов? Там размер со среднего слона, не меньше, или это порода такая?

С жутким грохотом карета приземлилась на импровизированный аэродром и немного прокатилась по дороге, собирая все колдобины гигантскими колесами. М-да, внушает, это вам не камин, эффектно появились. Тем временем, карета остановилась, из неё вылез мальчик–паж (французский ответ домовым эльфам? Ну не похожа структура магии этого существа на человеческую. Не похожа!), оформил золотую лесенку, по которой спустилась мадам Максим, строгая черная мантия, тем не менее очень хорошо подчеркивающая фигуру женщины, массивные перстни на пальцах, волосы уложены в какой–то сложный клубок, вместе с выходом и выражением лица четко вставал образ «ледяной королевы». Несколько портили представление вышедшие вслед за Максим ученики — примерно десятка два–полтора парней и девушек (но последних было все–таки больше). Тонкие шелковые мантии, конечно, смотрятся очень даже, но погодка в Англии явно похуже, чем по ту сторону Ла Манша, а накладывать согревающие чары сейчас было бы дурным тоном, увы, но по этикету волшебников, в гостях колдовать не принято, вроде как неуважение к хозяевам, Турнир, конечно, вносит свои коррективы, да и учебу никто не отменял, но сейчас, без представления… было бы некрасиво. Вот и мучились французы, кутаясь в свои шарфы. К счастью для делегации, я углядел среди прибывших Диану — ту самую девушку, с которой я познакомился на Турнире, воистину, мир тесен, однако, её присутствие, а также начавшийся разговор Максим и Дамби позволяли мне подойти к гостям и попутно наложить согревающие чары. Можно рассмотреть этот жест, как помощь даме снять плащ по приходу в гости, ох, не зря я убил столько времени на зубреж этикета, не зря. Правда, покинуть дружный строй встречающих было не так уж просто — пришлось обходить студентов по небольшой дуге, ну не проталкиваться же вперед, пихаясь локтями и наступая соседям на ноги. Как некоторые рыжие товарищи? Тем временем, Дамби уже во всю общался с директрисой Шармбатона.

— Дорогая мадам Максим! Добро пожаловать в Хогвартс!

— Дамблёдорр, — произнесла мадам Максим приятным грудным голосом, — надеюсь, вы пребываете в добром зд'гавии? — французский акцент и временами проглатываемая «р», хм, есть в этом что–то такое, эдакое, но в голосе слышится некоторая усталость и желание закончить с этой волокитой побыстрее… понимаю, держать учеников на холоде не есть гуд.

— Спасибо. Я в превосходной форме, — только мне показалось, что в эмоциях старика скользнуло явственное «не дождётесь!»? — Меж тем, я смог добраться до новоприбывших и поспешил выразить свое почтение старой знакомой.

— Добрый вечер, миледи, — обратился я к девушке на ее родном языке, Диана явно обрадовалась, увидев меня и подала руку для поцелуя.

— О, месье Гарольд, признаться, я приятно удивлена встретить вас здесь, — тем временем, я наложил согревающие чары, правда, «случайно» перестарался и накрыл полянку, за что удостоился благодарных взглядов французской делегации, и как ни странно, нескольких одобрительных со стороны Слизерина, все–таки там тоже придерживались правил этикета, но помочь ничем не могли — знакомых не было.

— Так же, как и я, спокойно ли прошла ваша поездка? — вежливо улыбнуться в ответ и отвесить небольшой поклон.

— Благодарю, все хорошо, позвольте представить вам моих спутников, — Диана принялась представлять меня остальным гостям, их действительно оказалось всего полтора десятка, разумеется, среди представленных была и Флер Делакур. Что я могу сказать об этой девушке? Хм, голубые глаза, ровные белые зубки, платиновая волна волос почти до пояса, она была действительно красива, никакого сравнения с английским ужасом, обитающем в этих славных стенах, но на мой скромный взгляд, до Фелиции ей было далеко, при мысли об оставшейся неизвестно где любимой настроение сразу же ушло в глубокий минус, кажется, это как–то отразилось на моем лице.

— С вами все в порядке, Гарольд? — Флер кинула на меня сочувственный и несколько разочарованный взгляд. Ммм? Решила, что меня проняло от чар вейлы? Действительно, легкая, почти невесомая аура дымкой вилась вокруг девушки, но лично мне с неё было ни тепло, ни холодно.

— Да, Флер (французы как–то сразу предложили общаться не столь официально), просто вспомнился один неприятный момент, прошу прощения, — я отошел немного в сторону, чувствуя на себе задумчивый взгляд будущей участницы Турнира и постарался успокоиться, получалось это не так, чтобы очень, но потихоньку все устаканилось. Пока мы общались, прибыли и болгарские гости, которых пошли встречать Дамби и мадам Максим, видя, что её подопечные находятся в тепле, женщина несколько расслабилась и потому решила дождаться прибытия Каркарова вместе со старичком Альбусом.

Директор Дурмштранга особо тянуть не стал и его корабль вынырнул из вод Хогвардсовского Озера, в магическом плане эта штука представляла собой целый конгломерат различных заклинаний и светилась новогодним фонариком от вкачанной в неё энергии, что–либо разобрать в таком клубке было задачей трудно реализуемой, но… он тут будет полгода стоять, так что еще покопаюсь. Следом за Каркаровым, который принялся здороваться с Альбусом и целовать ручку Максим, вышел, слегка косолапя мрачный ловец болгарской сборной — Виктор Крам. Его появление вызвало нездоровый ажиотаж среди студентов, кто–то судорожно искал пергамент и перо для автографа, кто–то из девушек со старших курсов раздумывал, а не подпишется ли спортсмен губной помадой, можно даже прямо на ней. Я краем глаза взглянул на авторшу столь… смелой идеи. М-да… Хафлпаф, курс шестой–седьмой, слегка одутловатые щеки, нос… тоже не фонтан… бррр, нет, я бы на таком «холсте» расписываться не стал.

Меж тем, делегация наконец–то двинулась к замку — пировать по случаю приезда иностранной делегации, хм, возможно, сегодня там даже будет человеческая еда, что не может не радовать. Гости расселись по столам — болгары отправились к Слизерину (Малфой сразу же завязал о чем–то непринужденную беседу с Крамом, чем вызвал зубовный скрежет младшего Уизли и бормотание из серии «ууу, подлизывается», сопровождаемое вспышкой зависти рыжего), а вот гости из Франции предпочли стол Гиффиндора, чем вызвали необычное оживление в рядах алознаменных, особое оживление вызвала Флер, одним своим присутствием вызывая повышенное слюновыделение у большей части мужской половины Грифов, да и от других столов нет–нет, да прилетали заинтересованные взгляды.

— И чего все так уставились на эту француженку? — вздернула голову Грейнджер, — в Хогвартсе есть девушки не хуже! — а у самой на лице все написано. Обычная зависть и ревность, как бы Гермиона не любила книги, но быть симпатичной хочется, а тут такое перед глазами и реакция окружающих парней очень наглядна.

— Согласен, — кивнул я на реакцию гриффиндорки, которую, если глянуть в зал, поддерживало абсолютное большинство хогвартских девушек. Правда были и исключения, Луне Лавгуд например всё было абсолютно параллельно, как, кстати и Дафне Гринграсс с сестрой, те как раз о чём–то увлечённо общались с какой–то девушкой из Дурмштранга, казалось полностью забыв о происходящем в зале, — определенно есть, — проследив за моим взглядом, будущая староста страдальчески закатила глаза и отвернулась. Хм, она что, намекала на себя?

— Ну–ну, — тихо хмыкнул я, выражая по этому поводу свое мнение. А гости, меж тем, с восхищением разглядывали зачарованный потолок, да создать такие масштабные, прочные и точные чары иллюзии, да ещё и с передачей реального изображения сейчас не может ни один маг. Ни сил, ни знаний не хватит, хм, а ведь с новыми глазами можно попробовать скопировать и разобрать структуру плетения, но, чую, намучаюсь я с ней, так, с ходу, могу сказать только что по сложности оно не сильно уступает «Закону Феи», а это о чем–то да говорит. Но вот директор соизволил объявить о начале пира и некоторое время все были заняты поглощением еды, что ж, в этот раз домовики постарались на славу — национальные блюда Франции и Болгарии появились на столе, а уж когда рядом со мной возникла огромная борщевница, а около неё крынка со сметаной и поднос с черным хлебом… домовики жгут, большое им спасибо, а мне, приятного аппетита.

Когда голод был утолен, а еда со столов исчезла, директор поднялся со своего трона и задвинул в меру пафосную речь.

— Торжественный миг приблизился, — Дамблдор оглядел, улыбаясь, обращенные к нему лица, — Турнир Трех Волшебников вот–вот будет открыт. Перед тем как внесут ларец, я хотел бы коротко объяснить правила нынешнего Турнира. Но прежде позвольте представить тем, кто не знает, мистера Бартемиуса Крауча, главу Департамента международного магического сотрудничества, — раздалось несколько хлопков, — А также Людо Бэгмена, начальника Департамента магических игр и спорта, — Бэгмену аплодировали как–то оживлённее, но всё равно, без огонька, — Мистер Бэгмен и мистер Крауч, организаторы Турнира, без устали работали несколько месяцев, — продолжал Дамблдор. — И они войдут в судейскую бригаду, которая будет судить состязания, ну да, а чем бы ещё занималась судейская бригада? Капитан такой капитан, но рекламу ребятам он сделал неплохую, вон, как теперь на них поглядывают студенты.

— Мистер Филч, ларец сюда, пожалуйста, — протянул руку Дамби. Филч, вынырнул из затемненного прохода сбоку от преподавательского стола и, слегка надутый от осознания важности своего дела, протянул директору поднос со старинным деревянным ларцом, инкрустированным жемчугом и украшенным затейливым узором. Весь зал уставился на доставленный предмет, нетерпение и азарт можно было щупать руками, так, если я не ошибаюсь, директор будет еще что–то вещать, накаляя обстановку, и только потом перейдет к сути. И точно.

— Подготовка к состязаниям мистером Краучем и мистером Бэгменом уже проверена. Для каждого тура все готово. Туров — три, состязания основаны исключительно на школьной программе. Чемпионам предстоит продемонстрировать владение магическими искусствами, личную отвагу и умение преодолеть опасность, — о, слушатели затаили дыхание. Как он играет интонациями, паузами. Снимаю шляпу, такого уровня я, если когда–нибудь и достигну, то ещё очень и очень нескоро, — В Турнире, как известно, участвуют три чемпиона, по одному от каждой школы–участницы. Их будут оценивать по тому, как они справились с очередным состязанием. Чемпион, набравший во всех турах самое большое число баллов, становится победителем. Участников Турнира отбирает из школьных команд беспристрастный выборщик — Кубок огня.

Дамблдор вынул волшебную палочку и стукнул по крышке ларца три раза. Крышка медленно, со скрипом открылась. Директор сунул внутрь руку и достал большой, покрытый грубой резьбой деревянный Кубок. Со стороны смотрелось довольно забавно — небольшая шкатулка. Куда сначала запихивают руку чуть ли не по плечо, а потом вытаскивают предмет, способный вместить три такие шкатулки, а если учесть, что предмет еще и магический, то или тут не действуют ограничения пространственного кармана на магические вещи, или его как–то обошли. Ну или шкатулочка сама по себе артефакт запредельной силы. Сам кубок выглядел действительно стильно. Никаких камней или позолоты, простой деревянный кубок с резьбой, выполненной нарочито–грубо. Ничего примечательного, не будь он до краев наполнен пляшущими синеватыми языками пламени. Я невольно облизнулся — пламя выглядело очень вкусно. Да и сам кубок был очень непрост, этакое сочетание нарочитой грубости физической формы и тончайшие, искуснейшие переплетения магического узора. Бесподобно. Дамблдор закрыл крышку и осторожно поставил на нее Кубок, чтобы все хорошо его видели.

— Желающие участвовать в конкурсе на звание чемпиона должны разборчиво написать свое имя и название школы на куске пергамента и опустить его в Кубок, им дается на размышление двадцать четыре часа. Кубок будет выставлен в холле. И завтра вечером выбросит с языками пламени имена чемпионов, которые примут участие в Турнире Трех Волшебников, — директор говорил отрывисто, интонацией буквально вбивая слова в головы слушателей, — конечно, избраны будут достойнейшие из достойнейших. Кубок на всю ночь останется в холле и будет доступен всем, кто хочет участвовать в Турнире. К участию в Турнире будут допущены только те, кто достиг семнадцати лет. А чтобы те, кому нет семнадцати, не поддались искушению, я очерчу вокруг него запретную линию. Всем, кто младше указанного возраста, пересекать эту линию запрещено. И последнее: желающие участвовать в конкурсе, примите к сведению — для избранных в чемпионы обратного хода нет. Чемпион будет обязан пройти Турнир до конца. Бросив своё имя в Кубок, вы заключаете с ним магический контракт, который нарушить нельзя, — нуу, при большом желании, пару способов отыскать, конечно, можно, вот только никто этим заниматься не будет, в крайнем случае можно же просто формально выполнить условия — побывать на всех трех испытаниях, получить там нули чисто за присутствие и всё, никаких проблем, — Посему хорошенько подумайте, действительно ли вы хотите участвовать в Турнире. Ну а теперь, кажется, самое время идти спать. Всем, всем доброй ночи.

Ох, что началось после слов долькомана… народ в первую очередь кинулся обсуждать услышанное, строить прогнозы или… пытаться прикинуть, как обойти защиту.

— Запретная линия! — Фред (скорее всего, хотя, может и Джордж, но… нет, все–таки Фред… а, к черту…) нервно вышагивал по коридору, — Её наверняка можно обмануть зельем, которое набавляет возраст. А когда уже имя в Кубке, кричи «ура»! Кубку всё равно, сколько тебе лет!

— Дело не в возрасте, — опять Грейнджер влезла, куда не просят, — мы ещё очень мало знаем, и нам такие состязания не по плечу.

— Говори только за себя, — отбрил Джордж, — Гарри, ты ведь хочешь принять участие в конкурсе?

— Не особо, но печенью чую, всё равно придется — ещё не было ни одного года спокойной жизни в этой школе, ну и раз так, то почему бы не возглавить это безобразие, раз откосить не получится? Да и «попробовать на зуб» очередную защиту Дамблдора будет интересно, надеюсь, в этот раз он придумал что–то белее действенное, чем с Философским камнем.

— Это совершенно безответственно с твоей стороны, Гарри! Как ты можешь так относиться к своей безопасности! — Нет, я её точно прибью… книгой и свалю всё на несчастный случай.

— Гермиона, ты вроде бы со мной не разговаривала, прошу, продолжай и дальше это делать и не лезть в чужие разговоры. Спасибо, — обиженная девчонка упорхнула прочь.

— Может, не нужно было… так резко? — спросил Джордж (или… нет, к черту, пусть будет Джордж, поставил бы на них разные метки Симбы. Но проблема в том, что я изначально не знаю, кто из них кто… о, надо будет глянуть на карте и разобраться с этим вопросом раз и навсегда! Или не париться и посмотреть телепатией? Нет, не спортивно.).

— А по другому она не понимает, уже пробовал. Её вечные нотации и попытки «учить жизни»… раздражают, такими темпами ещё немного и она попробует вас в коммерции наставлять, — близнецы дружно скривились, страсть Гермионы к поучениям уже стала притчей во языцех, а уж как воют с неё младшекурсники…

— М-да, вопросов больше нет. А что скажешь по поводу черты?

— Скажу что идея с зельем точно не пройдет, директор маг куда более матерый, чем вы оба вместе взятые и вряд ли вы сможете придумать что–то, что обманет его магию… при помощи магии. А вот про магловские методы, наш обожаемый любитель лимонных долек мог и подзабыть.

— Хм… нужно попробовать для начала просто попросить кого–то из старшаков кинуть записку, — принялся строить различные варианты Фред, — хотя это самое банальное, достаточно поставить условие, чтобы кидал именно сам претендент…

Угомонились Грифы только к полуночи — слишком уж всем охота была обсудить известия да поделиться впечатлениями, мы с близнецами засели в уголке и строили «страшные планы по захвату мира», точнее, разрабатывали способы проникновения. Некоторые мои мысли им не нравились, другое они обещали обмозговать, но и свою затею с зельем не оставляли, а вдруг выгорит? Рон пытался было присоединиться к нам, но был очень вежливо послан — ничего умного предложить рыжий не мог, а просто шумное нечто, желающее присоединиться к «великому делу» было нам без надобности — шуму много, толку ноль. В итоге, утром мы дружною толпою направились к Кубку, итак, черта. Черта представляла собой первый рубеж защиты, множество блоков, отвечающих за «не пущать» — по крови, по духу, запрет на перемещение пергамента выше определенной скорости (как я понял, на случай, если кто–то умный попробует просто закинуть бумажку в кубок), далее, сам Кубок, на нём тоже появилось несколько новых конструкций, все они говорили примерно следующее — опустивший бумагу должен считать свое имя таким же, как написано на опущенной бумаге. Другими словами, если просить кого–то кинуть записку вместо себя, то данная записка банально сгорит в Кубке. Попутно сама чаша содержала кучу плетений–анализаторов. Много опознать не удалось, но, судя по всему, сей сосуд реально выбирал «самого достойного» по совокупности целого ряда признаков — ловкость, сила, выносливость, магическая мощь. Как именно он это делал — вопрос не ко мне, скорее всего, слепок с ауры или еще что, но комплекс чар поражал.

Близнецы всё–таки для начала попытались воспользоваться зельем старения, но защиту духа это не обмануло и парни вылетели за черту, обзаведясь стильными бородами в духе «ZZ Top». Довольный директор, вышедший из–за угла, отправил их в больничку, тем самым помешав испытать остальные методы.

— Ну что, Гарри, убедился. Что чары Дамблдора так просто не обмануть? — в голосе Грейнджер отчетливо слышалось превосходство.

— Посмотрим… — вообще, по «духу» я бы прошел спокойно, слегка состарить тело… тоже не проблема. Но нужно придумать что–то, что вызовет минимум вопросов. Проформы ради. Попробовал закинуть записку, но, как и предполагалось, она отрикошетила от защитной черты.

— Пф, бесполезно, — хмыкнул Рон.

— Так, вариант номер два. Камушек трансфигурируется в щипцы на длинной рукоятке, записка преодолевает защитный круг, но сгорает в Кубке, — народ вокруг подхихикивает, в том числе и сам Дамби, оставшийся понаблюдать за бесплатным цирком, ну–ну.

— Прекрасная трансфигурация, пять баллов Гриффиндору, Гарри, но этого мало, чтобы обмануть мою защиту.

— Ничего профессор, полосу препятствий на первом курсе мы же прошли. Хоть там защита стояла на сильного мага, — я прямо–таки затылком чую, как сейчас веселится старый долькоман, ну да, мальчик считает, что он уже крут безмерно и хочет преодолеть трудности. Молодец, возьми с полки пирожок, можешь даже два.

— Хм, видимо, нужно, чтобы в кубок записка попала сразу после разрыва контакта с человеком, но закинуть её нельзя. Перейти черту тоже, а если медленно, то проходит уже слишком много времени…

— Именно так, мальчик мой. Именно так, — улыбнулся бороду чародей.

— А если так? Секо! — из рассеченной руки начинает сочиться кровь, полить новую записку, на щипцы и в Кубок! Магическая чаша… принимает заявку, а я улыбаюсь остолбеневшему Дамби, — вот видите, профессор, не так уж и сложно, а по сравнению с укусом василиска — даже не больно.

— Кхм… — резкий жест и порезанную руку охватывает бинт, — м-да, не учел я безбашенность Гриффиндорцев, вздохнул Альбус, печально посверкивая очками–половинками (Вот как у него это получается? Посверкивать, да еще печально!), — я ведь столько говорил, насколько это опасно, хотя решимости тебе не занимать, мой мальчик. Придется ставить дополнительную защиту, а тебе — отправляться к мадам Помфри.

Пожав плечами, я послушно потопал к колдомедику, контролируя собственный организм — с геномом Логана такая царапина затягивается за секунду, но вот информировать о нестандартности тушки я пока не буду. Колдомедик встретила меня охами и ахами, обработала ранку каким–то зельем, перебинтовала конечность и хотела было оставить в больничке до вечера, но как постоянный клиент, я вежливо отказался (читай, покивал головой а потом тихонько смылся). Остаток дня я провел в библиотеке, копаясь в медицинских чарах, кое–что я отсюда уже читал, но как–то получалось, что больше я задумывался как превратить безобидные в сущности заклинания, в убойные проклятья, несколько подзабыв, для чего они предназначались изначально. Приходилось наверстывать.

В восемь вечера состоялся второй праздничный ужин, на котором должны были объявить Чемпионов. Народ на еду особо не налегал, то тут то там можно было заметить студента, нервно ёрзающего на лавке или барабанящего по столу. Ну и общая атмосфера была… соответствующей моменту. Но вот директор посчитал, что достаточно выдержал паузу. Еда исчезла со столов, а Альбус поднялся со своего трона.

— Кубок огня вот–вот примет решение, — начал он, — Думаю, ему требуется ещё минута. Когда имена чемпионов станут известны, попрошу их подойти к столу и проследовать в комнату, примыкающую к залу, — Дамби указал на дверь позади профессорского стола, — там они получат инструкции к первому туру состязаний, — завершив краткую речь, профессор взмахнул палочкой, гася большую часть свечей и зал погрузился в приятный полумрак. «Хм, самое время для звуков поцелуев и хихиканья», почему–то подумалось мне, но нет, все сидели чинно–мирно и поедали глазами Кубок, что начал разгораться всё сильнее. Пламя вдруг налилось красным, взметнулся столп искр, и из Кубка выскочил обгоревший кусок пергамента. Зал замер.

Дамблдор, протянув руку, подхватил пергамент, освещенный огнем, опять синевато–белым, и Дамблдор громким, отчетливым голосом прочитал:

— «Чемпион Дурмстранга — Виктор Крам».

Народ возликовал, аплодисменты, подбадривающие крики, в общем, все как положено.

Виктор поднялся с места и, ссутулив плечи, вразвалку двинулся к Дамблдору, блин, ему бы еще тяжело вздохнуть и сказать что–то вроде «как меня все это достало».

— Браво, Виктор! Браво! — орал Каркаров, так что его слышал весь зал, — я знал, в тебе есть дерзание!

Пламя вновь покраснело, и Кубок выстрелил еще одним куском пергамента.

— «Чемпион Шармбатона — Флер Делакур!» — возвестил Дамблдор.

Флер устремилась за Виктором к столу преподавателей. Кажется, они хотят сразу услышать имя третьего Чемпиона и потом уже идти в комнату.

— Вы только гляньте, как они расстроены! — воскликнула Гермиона, кивнув в сторону стола, где сидели шармбатонцы.

Хм, действительно, некоторые сидели весьма понуро, Диана с подружкой вообще плакали от обиды и разочарования, и чего такого. Ну не выбрал их кубок, жизнь–то на этом не кончается, хотя, кажется понимаю. Чемпион школы — это маг, признанный самым «сильным» по совокупности факторов, среди своих сверстников, а значит, просто получив титул Чемпиона, можно очень выгодно… ну, допустим, выйти замуж или жениться. Любой или почти любой род с радостью породнится с таким магом. Но вот огонь в Кубке опять покраснел, посыпались искры. Из Чаши вылетел третий кусок пергамента. Дамблдор поймал его, тяжело вздохнул и прочитал:

— «Чемпион Хогвартса — Гарольд Поттер».

— Ну почему он?! Почему? — возопил Рон, глядя на меня чуть ли не с ненавистью.

В установившейся тишине этот крик души был слышен многим, я спокойно встал и направился к столу судей, Дамблдор стоял и ждал; вот кто–то начал робко аплодировать, постепенно его поддержали остальные, молчал только стол Слизерина. Вроде как и нужно поддержать своего чемпиона, к тому же, проявившему некоторую хитрость, что помогла ему обойти ограничения, но… это же, черт его подери, Поттер.

— Превосходно! Мы теперь знаем имена чемпионов. Я уверен, что могу положиться на всех вас, включая учеников Шармбатона и Дурмстранга. Ваш долг — оказать всемерную поддержку друзьям, которым выпало защищать честь ваших школ. Поддерживая своих чемпионов, вы внесёте поистине неоценимый вклад… — Дамби продолжал делать хорошую мину при плохой игре, но…

Кубок огня вдруг покраснел. Посыпались искры. В воздух взметнулось пламя и выбросило еще один пергамент.

Дамблдор не раздумывая протянул руку и схватил его. Поднес к огню и воззрился на имя, потом как–то резко и нервно почесал свою бороду, Вновь повисла тишина. Директор смотрел на пергамент, весь зал смотрел на него. Наконец он кашлянул и прочитал:

— «Гарри Поттер»…

— Эээ? — Недоуменное эхо пронеслось по залу.

— Ну ладно, одну записку подложил я, — мой голос звучал несколько меланхолично, — но вот кто такой добрый. Чтобы сунуть вторую?

— Меж тем, кубок, судя по всему каким–то образом осознавший, что дважды выбрал одного и того же человека, да еще и от разных школ впал в состояние когнитивного диссонанса. Он заискрил, задергался, начал дымить и… расплавился. Деревянный кубок. Народ молча взирал на лужицу дерева и переваривал увиденное.

-*ляяя, — протянул Виктор.

— Полностью согласен с вами, коллега, — ответил я болгарину, продолжая смотреть на жидкое дерево на подносе, — полностью согласен.

Глава 12

Вот только убиение невинного кубка никак не повлияло на Дамби и остальных директоров — нас всё–таки пригласили пройти в заветную комнатку на разговор. Хм, а ничего тут обстановочка, уютненько, кресла, большой камин, где сейчас радостно потрескивают дрова, несколько столиков и деревянные панели на стенах.

— Дамблдор, что это был за фокус в конце? — Каркаров налетел на старичка едва за нами закрылась дверь.

— Не знаю Игорь, выглядит все действительно очень странно.

— «Огвардс пытался явить двух чемпионов? — Мадам Максим с подозрением поглядывала на долькомана.

— Уверяю вас, мадам, мы тут ни при чем.

— А что же по поводу возрастного ограничения? Если бы я знал, то привел куда больше кандидатов! — хм, вообще странная заявка от Каркарова, и что бы эти молодые кандидаты делали?

— Признаю, я ошибся и недооценил Гарри, — Альбус улыбнулся, разводя руками, — кто бы мог подумать что он окажется наиболее достойным претендентом? Всё–таки кубок выбирал из всей школы и признал его самым достойным претендентом. И даже то, что Гарри хватило умения и решимости обойти мою защиту только подтверждает верность этого выбора, в любом случае, изменить что–то мы уже не можем.

— Поттер специализируется на нарушении правил, он тут этим занимается с первого дня, — Снейп вместе с МакГонагал вошли в зал.

— Я польщен вашей высокой оценкой, профессор, — отвешиваю Северусу уважительный поклон, хм… кажется, у него задергался глаз.

— Ты, парень, пошёл в своего папашу. Тот был таким же безбашенным, — к нашей милой беседе присоединился «Грюм», вот только вы забыли о небольшой проблеме. Записок с фамилией «Поттер» было две, одну подложил он сам, но кто тогда автор второй?

— Может, мальчишка решил подстраховаться? — Директор Дурмштранга одарил меня неприязненным взглядом.

— При всей его изворотливости, но у парня бы не хватило ни сил, ни знаний на такой трюк. Нужно обладать впечатляющей магической мощью и навыками, чтобы заставить такой тонкий артефакт «забыть», что школ вообще–то три, — да, Барти, скромностью ты не страдаешь, — иначе с чего бы Кубку дважды выбирать его, только если он был представлен как Чемпион ещё какой–то школы, четвертой. Вот только каким–то образом, Поттер умудрился подойти и как Чемпион Хогвардса.

— Но кому нужно такое? Зачем? — спросил Крам.

— По статистике, в Турнире выживает где–то половина Чемпионов и это — взрослых, почти завершивших своё обучение магов, какие шансы могут быть у мальчишки?

— Что, мистер Грюм, день прожит зря, если к обеду не раскрыта парочка заговоров? — хмыкнул Каркаров, — кому нужен этот мальчишка?

— Ну, твоему бывшему хозяину в своё время он зачем–то понадобился! — оскалился Крауч–младший, помимо маглорожденных, очень любящий «предателей» своего Лорда. Хотя тут я его поддерживаю. Сам таких… недолюбливаю.

Директор болгар зашипел и потянулся за палочкой.

— Аластор, Игорь, успокойтесь! — хех, а ведь может Дамби рявкнуть, когда надо, — сейчас не то время и не то место, чтобы обсуждать возможные мотивы злоумышленника.

— Дамблёдорр, а действительны ли контракты после… пов» геждения Кубка? — переключила тему Максим.

— Хороший вопрос, мистер Бэгмен, мистер Крауч? — перевёл стрелки старик.

— Контракт был заключен, — после некоторых раздумий ответил Барти–старший, — условия его выполнения — это прохождение всех трёх этапов Турнира, гибель Кубка на этот факт уже никак не влияет.

— К тому же, отмена Турнира повлечет за собой огромный ущерб репутации школ, — зачастил Людо, ага, а ещё — такие убытки, что тебя и без гоблинов закопают. Билеты–то уже проданы, причем, на все этапы, готов поспорить.

— Значит, чемпионы должны пройти турнир и их не поменять? — слегка успокоившийся Каркаров продолжал буравить взглядом… только не «Грюма», а почему–то меня.

— Да, — кивнул Крауч, ну, который Крауч под Империо, а не под оборотным.

— Хм, господа и дамы, а мы вам не мешаем? — привлек я внимание ушедших в свои дела администрации.

— Кхм, что–то мы действительно увлеклись, мистер Бэгмен? — Дамби перевел взгляд на бывшего квиддичиста.

— О, инструкции Чемпионам, чуть не забыли, хе–хе, — Бэгмен потер ладони, — Эта честь, Барти, представлена тебе. Не возражаешь?

— Да, да… Инструкции, — Барти слегка тормозил, создавалось впечатление, что он или сильно устал или чем–то болен, или и то и другое одновременно, — первый тур проверит вашу смекалку, мы не посвящаем вас в то, какое испытание вам предстоит. Для волшебника крайне важно действовать смело и находчиво в неожиданных обстоятельствах. Первый тур состоится двадцать четвертого ноября в присутствии зрителей и судейской бригады. Участникам Турнира воспрещается принимать от учителей хоть какую–то помощь. Единственное оружие чемпиона — волшебная палочка. По окончании первого тура вы получите инструкцию для второго. Учитывая затраты сил и времени для подготовки к Турниру, чемпионы освобождаются от годовых экзаменов. По–моему, это всё.

— Да–да, благодарю вас, Барти, — закивал Дамблдор, — что–то вы неважно выглядите, быть может, останетесь у нас?

— Увы, Альбус, благодарю, но сейчас я нужен в министерстве. Вместо меня останется помощник… как же его… Уизерби — довольно энергичный молодой человек, — Бартимеус поморщился, — даже слишком энергичный.

— Да ладно тебе, Барти, оставайся, я вот остаюсь, — Бэгмен… вежливых ответов не понимает.

— Нет, Людо, у меня ещё много работы, — так и читалось продолжение фразы «в отличие от некоторых». Крауч, не прощаясь, покинул комнату.

— Мадам Максим, профессор Каркаров, может, пропустим по рюмочке? — Кхе, я не ослышался? Дамби, фанат чая и сладостей предлагает пропустить что–то покрепче? Кхм, сурово, хотя, может он в окружении школьников звереть начинает, мол выпить хочется, а не с кем, вот и пичкает всех леденцами с горя, чтоб тоже жизнь мёдом не казалась, а тут такой повод? М-да, вот же старый алкоголик! Между прочим, тут дети… эээ… теоретически должны быть.

— Благодарю, Альбус, может чуть позже, — хозяйка Шармбатона уже взяла под ручку Флёр и поспешила покинуть столь «дружное» общество, на французском обсуждая программу подготовки и возможные препятствия на турнире.

— Я, пожалуй, тоже откажусь, — Каркаров ушёл, а вот Виктор немного задержался, несмотря на то, что директор явно жестами просил удалиться вместе с ним. Хм, кажется, у них не самые лучшие отношения.

— Гарри, советую тебе тоже пойти к себе, думаю, твои друзья будут рады поздравить тебя с чемпионством, — улыбнулся Дамби и покинул комнату.

— Мистер Поттер, — начал болгарин, — могу я спросить вас?

— Можно просто Гарольд, если желаете, так что вы хотели узнать?

— Тогда зовите меня Виктором, вы не знаете, что имел в виду… ммм… кажется, директор назвал его Аластор, когда говорил про «бывшего хозяина» директора? — Крам говорил с довольно сильным акцентом, да еще иногда путался в словах. В общем, лучше перейти на болгарский. Чтобы не насиловать мозг и уши ни себе, ни ему.

— Хм… копался я как–то в старых подшивках газет, в общем, некий Игорь Каркаров проходил по делу о так называемых «Пожирателях Смерти». Говорят, сидеть бы ему лет двадцать, если не пожизненное, но он сумел откупиться, сдав многих своих сообщников. Аластор Грюм — мракоборец, что засадил довольно много… хм… коллег вашего директора, так что их взаимная «любовь» вполне понятна.

— О, тогда понятно, кстати, прекрасное владение языком.

— Слушай… а может… — я характерно постучал по горлу.

— А как же «отправляйтесь к себе»? — поднял бровь Виктор.

— И встретить там толпу фанатов имени Мальчика–который–выжил-и–опять–влез-в-неприятности? — притворяться не пришлось, перспектива общаться с толпой гиперактивных Грифов меня не грела ни разу. Виктор сочувственно кивнул, — ну так как?

— А есть?

— Обижаешь! — я достал из заветной сумочки, с которой я не расставался почти никогда бутылку огневиски и немного закуси.

— Иэх, наливай! — ловец болгар плюхнулся в соседнее кресло. Два Чемпиона принялись праздновать начало турнира.

Глава 13

— Дракон, журналист, василиск, демон — укажите лишнее.

— Учитель, тут нет лишнего — все они жуткие и опасные твари.

Обычный урок в магической школе. Младшие классы.

Возвращение в башню было эпичным и достойно отдельной книги. Виктор оказался человеком выносливым, а после обильных возлияний почему–то вместо корабля всё пытался свернуть в сторону кареты французов, мол, нужно поддерживать идею дружбы народов и школ волшебников, но лучше всего это делать в компании красивых девушек, чья концентрация в карете куда как выше, чем в замке или на корабле (там, как признался болгарин, их было всего три, причем, уже несвободные). Не то, чтобы я возражал, но в таком виде налаживать дружбу народов явно не стоило, после некоторых размышлений, Крам согласился, что таки да, выйдет не комильфо и вообще, завтра тяжелый день, а послезавтра так совсем труба. В итоге у входа в Хог мы расползлись по своим точкам дислокации. И хоть время был уже третий час ночи, но башня Гриффиндора всё ещё гудела и стоило мне только зайти… оу, вот это рёв. Уже изрядно набравшиеся Грифы в десяток рук чуть ли не втащили мою тушку в башню.

— Гарри, ну ты отжёг! — один из близнецов радостно скакал вокруг, тряся бородой — уже рыжей, но всё ещё внушительной.

— Пусть не я, но все–таки гриффиндорец! — подвыпившая… ммм, кажется, Анжелина повисла у меня на шее и полезла целоваться, эх, была бы она симпатичнее… — ба! Да от кого–то неплохо разит огневиски!

— Признавайся, Гарри, чемпионы устроили отдельную попойку? — Ли Джордан мечтательно закатил глаза, — вино, свечи, та француженка…

— Подбери слюни, дружище, тебе там явно ничего не светит, — прервал мечты друга Фред.

— Эх, даже помечтать не дают, — грустно вздохнул вышеупомянутый Джордан. Его дальнейшее сетование заглушил весёлый смех народа.

— Завидовать нехорошо, — отвечаю, сохраняя каменное выражение лица, — зависть порождает гнев, гнев ведет к ненависти, а ненависть — на путь Тёмной стороны силы, юный падаван, — маглорожденные и самые «продвинутые» чистокровные разразились очередной порцией смеха, после чего принялись растолковывать значение шутки менее просвещенным товарищам.

— Что, нарушил запрет профессора Дамблдора и радуешься? — Боги и демоны, идея где–нибудь её тихонько удавить с каждым днем кажется мне всё более притягательной.

— Гермиона, я тебя умоляю, пожалуйста, хотя бы разок, ну не лезь не в своё дело, лучше бы порадовалась успеху однокашника, как остальные…

— Не своё дело? — начала заводиться девочка.

— О боже! — возвожу очи горе, — Да, не своё. Ну имею же я право на личные дела? В конце концов, ты сама видела, что Кубок выплюнул две бумажки с моим именем, а значит в начале года я был прав и мне бы всё равно пришлось участвовать.

— Гарри, ты не понимаешь! Из–за твоей выходки пострадал Кубок — древний и очень ценный артефакт, а Дамблдор бы не допустил…

— Да–да–да, Дамблдор бы ни за что не допустил чтобы я участвовал в турнире, если бы бумажка была только одна, так же, как он не допустил истории с Философским камнем, дуэли с василиском и сотни дементоров на третьем курсе. Ты определённо права, абсолютно и безоговорочно, пойду напьюсь с горя и повешусь в туалете от осознания собственной никчёмности! — прислушивающийся зал взорвался одобрительными криками и смехом.

— Ты… ты становишься похожим на Малфоя!

— Это называется «повзрослеть», Гермиона. Мир не делится на черное и белое. «Доброе» министерство считает половину магических существ недочеловеками, а вторую — вообще животными, в то время, как «плохой» Волдеморт обещал им равные права. С остальным, у него, правда, было… не очень. Но, тем не менее, — девочка задохнулась от возмущения, — ну вот, ты опять хочешь мне возразить, и ведь готов поспорить, ничего, кроме «он творил ужасные вещи» и «так сказал Дамблдор» я не услышу, — Грейнджер захлопнула рот, хм, кажется, именно это она и хотела выдать, — поэтому я и прошу тебя быть сдержанней в чтении нотаций, одёргивать надо, когда человек только собирается сделать глупость, а не тогда, когда ничего уже не изменишь.

— Я пыталась!

— Так и я не виноват, что нашёлся кто–то сваривший мозги Кубку чтобы он выбрал меня ещё и от какой–то четвёртой школы. Я же просто нашёл способ бросить бумажку, а значит в отборе участвовал наравне с остальными, мозги Кубку я не полоскал.

В общем, разговор толку не дал. Гермиона надулась и осталась при своём мнении, хоть скандалить дальше не стала и то хлеб, хотя, глупо было бы ожидать от неё другого — слишком много фанатизма. На этом проблемы не кончились. Хрен с ним, с Уизли, что окончательно объявил бойкот или Невилом и остальными соседями, вознамерившимися меня поздравить. Это тоже всё ерунда. Проблема была в другом. Яйца василиска. Точнее, первые два яйца, устроенные в импровизированный инкубатор, изощряться я не стал и за основу взял магловский аналог, созданный для разведения крокодилов, поставил и температуру соответствующую — одну на самку, другую на самца (пол рептилии зависит от температуры, при которой вызревает яйцо* прим. Автора). В итоге получил — одно сварено в мешочек, другое — вкрутую. М-да, печально сие. Очевидно, что с температурой я слишком перестарался, но подбирать нужную методом перебора (читай, научного тыка) — плохой вариант. Хм, возможно, подойдут методики из магловских серпентариев, занимающихся особо крупными представителями? Помнится, был в Лондоне зоопарк с очень прикольным Боа Констриктором. Кстати, не дает мне покоя одна мысль — а с чего это тот Боа был такой умный? Да ещё и подмигивать умел (не говоря о том, что как–то умудрялся понимать Поттера через бронестекло)? Мягко говоря, нетипично для обычной змеи… зато — очень даже в порядке вещей для магической, а раз в том серпентарии умудрились «высидеть» магическую змейку (вопрос, как к ним попало яйцо, стоит отдельно), то и с василиском должны справиться, ведь он, по сути — та же магическая змея. И почему я сразу о таком варианте не подумал? Эх, слишком увлекся магией, вот и результат. Ну да ладно — минус два яйца — это неприятно, но не смертельно.

Связался по зеркалу с Сириусом и рассказал последние новости. Блек… испытывал двоякие чувства. С одной стороны — гордость за крестника, с другой — опасения, за него же. В итоге он подвел черту всего одной фразой:

— Охренасоветь! — изображение уже привычно подергивалось — Сириус опять носился по комнате, — Кричер, зацелуй тебя дементор, принеси мне бренди!

— Недостойный хозяин, связавшийся с предателями крови и грязнокровками, только и делает, что проедает и пропивает сбережения хозяйки, ах, бедная госпожа Вальпурга…

— Хм, я смотрю, у вас там весело…

— Очень, — скривился бывший заключенный, — ты ещё не встречал портрет моей мамочки, — теперь его уже отчетливо передернуло.

— О, раз при одном упоминании о ней легендарный Мародер впадает в ужас, то я просто обязан познакомиться со столь интересной особой.

— Хех, приедешь на Рождество — познакомлю, хотя с этим могут возникнуть проблемы — с твоим чемпионством ты стал слишком заметен, да и с директора станется устроить какой–нибудь бал или торжественный ужин, на котором Чемпионы должны присутствовать обязательно — после той истории с василиском и моими прогулками по вечернему Хогвартсу репутация школы заметно покачнулась, а тут такая возможность подправить ситуацию с минимумом усилий, — Блек усмехнулся, хотя скорее оскалился.

— Ну, в случае чего, смыться я сумею, а что там хочет Дамби — не мои проблемы. Если ему надо, пусть сам хоть канкан отплясывает, — богатое воображение сразу нарисовало эту картину, — дааа, в этом определенно что–то есть…

— Вот после этих слов Джеймса мы и влипали в неприятности, — Сириус мечтательно закатил глаза, — славное было время…

Так, некоторое время поболтав о всякой ерунде (ну не постоянно же коварные планы строить, в самом то деле?), мы распрощались, а следующим же утром начались новые неожиданности, кажется, накопилась уже порядочная масса событий, чтобы пересечь критическую отметку и заставить канон на прощание помахать ручкой.

Как говорится, ничто не предвещало беды, Снейп, сильно огорченный, тем, что этот год пройдет, как и прочие под общей эгидой «плохой день», а точнее, «год, когда мне придется стараться, чтобы этого чертового мальчишку не сожрал дракон» вновь поменял цель — теперь он собирался тестировать противоядия не на Уизли, а на мне, причем, судя по взглядам, большая их часть будет работать исключительно через общую чистку организма из категории «чтоб ты, зарраза, неделю с толчка не слезал». Но вот явилась его личная Немезида. В данный момент она отзывалась на имя Колин Криви и заявляла, что его жертву… эм, в смысле, добровольного испытателя забирают… фотографироваться и давать интервью. О, вот это эмоции, Северус уверенно вышел на уровень в треть Эльзы, у которой на глазах растоптали тортик, поверьте, это очень немало, думаю, сейчас его бы хватило и на невербальную «Аваду», лишь немного ему уступал Уизли номер 6, но какие его годы…. Как бы то ни было, но я поспешил покинуть ставшую резко такой негостеприимной лабораторию. Последнее, что я заметил, это как Снейп повернулся к Рону, хех, у кого–то будет очень трудный день, возможно, что и не один, хе–хе.

Мелкий привел меня к ничем не примечательной аудитории, попутно доставая различными вопросами и своим энтузиазмом, но потом, видимо вспомнив, что у него самого вообще–то тоже уроки, пожелал удачи и быстренько смысля в направлении кабинета Трансфигурации, я же вошёл в кабинет.

Виктор без малейшего следа вчерашних возлияний приветливо кивнул, всё–таки совместная попойка сближает, Флер смотрела на нас с некоторым подозрением, периодически словно принюхиваясь, её «аура вейлы» по–прежнему окружала девушку, вызывая прилив энергии у круглого низенького субъекта, крутящегося вокруг неё с фотоаппаратом… эдак начала века. А ничего поновее и менее громоздкое религия использовать не позволяет? Хм, кажется, это уже начинает надоедать красотке, тогда, почему не вырубит? Вопрос…

Мои размышления прервал странный грохот и сдавленные ругательства. Некая особа примерно девятнадцати–двадцати лет попыталась войти в комнату, но запнулась о порог и растянулась прямо у двери. Розовые волосы, сейчас сменившие цвет на темно–фиолетовый, неуклюжесть, вывод очевиден, но что она тут делает?

— Тонкс, ты в своем репертуаре! — за спиной девушки появился парень её же возраста и помог несчастной подняться, хех, судя по эмоциям — прекрасная особа весьма смущена.

— Практиканты… — я обернулся — Бегмен закончил разговаривать с высоким волшебником в серой мантии и теперь со страдальческим выражением лица смотрел на парочку, — я ведь говорил Дамблдору, что это плохая идея, — для полной гармонии эмоций и образа, комментатору не хватало только международного жеста, более всего известного, как «рука–лицо», — о, Гарри, давно ты тут? — Людо наконец–то заметил и меня.

— Да нет, мистер Бэгмен, только подошел. А что за практиканты?

— Видишь ли, из–за того, что произошло при выборе Чемпионов, Дамблдор попросил в аврорате прислать кого–нибудь для усиления мер безопасности, вот только им сейчас явно не до этого — до сих пор не разгреблись из–за события на Чемпионате Мира. Людей просто не хватает, вот они и прислали группу практикантов, м-да… — прислушивающаяся к разговору Тонкс вся покраснела… причем, действительно вся.

— Группу? — зацепился я за слово. Группа, это несколько больше пары. Да и вообще, в каноне директор что–то не спешил приглашать авроров. Что изменилось? Или, тогда были косвенные доказательства и вариант, что Поттер сам подбросил имя в Кубок всё ещё рассматривался? Идиотизм, конечно, но я уже сталкивался с не вполне нормальной реакцией магов на многие вещи. Сейчас же любому понятно, что даже Поттер не мог быть настолько стукнутым, чтобы подложить своё имя дважды, а значит — кто–то все–таки «хотел» ему помочь. Тогда, почему прислали стажеров, а не матерых спецов? А потому, что один тут есть, и, в случае чего, стажеров он поднатаскает, а то, что он не тот, кем кажется — это уже детали. Вроде бы логично, но слишком зыбко — мало данных.

— Да, десять человек. Мисс… эээ… Тонкс? — всё ещё красная девушка кивнула, — является представительницей женской части группы, а мистер Флат — мужской. Они будут патрулировать Хогвардс, ставить дополнительную защиту на спальни… много чего, — это «много чего» звучит особенно интересно, — Но что–то мы заболтались, приемная комиссия скоро выйдет и начнется церемония проверки палочек, а после этого вас будут фотографировать. Кстати, познакомься — Рита Скитер. Она делает статью о Турнире для «Пророка».

— Нельзя ли до начала церемонии взять у Гарри коротенькое интервью? — обратилась она к Бэгмену, оглядывая меня жадным взором, — Самый юный чемпион, несомненно, прибавит статье живости.

— Разумеется! Гарри, ты не возражаешь? — хм, хороший вопрос, я взглянул на Риту. Алая помада на губах, алая мантия, длинные ногти с опять же алым лаком. Сумочка из чего–то похожего на крокодилову кожу. Слишком кричаще и на мой взгляд, безвкусно, хотя при таком ярком образе очень трудно быть незамеченной, в отличие от небольшого жучка, которым может становиться Рита. Прическа из десятка золотистых локонов и лицо матёрой стервы.

— Если недолго.

— Не волнуйся, Гарри, много времени это не займет, — улыбнулась журналистка.

— Что–то не припомню, чтобы мы с вами были настолько близки, мисс Скитер, для столь фамильярно обращения друг к другу, — да, ледяной тон и пронизанный арктическим холодом голос, давненько я не прибегал к нему.

— О, прошу прощения, мистер Поттер, — на ходу перестроилась женщина, вот только в эмоциях полыхнуло злостью, хм, еще бы, какой–то наглый сопляк так с ней обращается. Но, с вежливой улыбкой, эта стервочка притащила меня в кладовку, мол, там, в основном кабинете, слишком шумно. Рита перевернула ведро и уселась на него сверху, мне же предложила устроиться на картонной коробке. И это маг, освоивший трансфигурацию на достаточном для собственного перевоплощения уровне? Ничем, кроме как изощренным издевательством или попыткой отвести от себя малейшие подозрения такое назвать нельзя. Так эта дамочка ещё и дверь закрыла, в результате чего в кладовке установилась кромешная тьма…

— Знаете, мисс Скитер, — трансфигурирую коробку в удобное кресло, потом, на всякий случай, активирую небольшой амулетик — подарок от гоблинов на случай переговоров в незащищенных местах. Разумеется, полной гарантии не дает, но хоть что–то. Ну и простой «Люмен», заставляющий потолок изображать из себя лампу дневного света — чары чуть сложнее «Люмос», но в них светиться начинает задаваемая магом поверхность, а не кончик палочки — куда удобнее, чем постоянно держать деревяшку в руке, — я думал, что вы не в том возрасте, чтобы затаскивать парней в кладовки для инвентаря.

— Мистер Поттер, вам не говорили, что упоминать возраст дамы — дурной тон? — а в глазах столько негодования.

— Увы, мистеру Поттеру это некому было объяснить. По техническим проблемам, знаете ли.

— О, вы что–то можете рассказать про тот вечер? — журналиста изобразила улыбку, а её «Прытко пишущее» перо уже нетерпеливо затанцевало над бумагой.

— Я могу рассказать о многом… и многим, — перышко начало работать, вот только двигалось оно явно дольше, чем необходимо, чтобы записать такой ответ, — например, о незарегистрированном анимаге. Знаете, мисс Скитер, никогда не любил насекомых, летают, жужжат, так и хочется их размазать по стенке, — страх, злость… неплохо, но немного не то, — сколько там за это дают? От трех до восьми Азкабана, кажется, плюс, отягчающие, плюс, вмешательство в личную жизнь посредством незаконного использования. Уже лет двенадцать… вы же, я надеюсь, не думаете, что недавно облитое грязью министерство будет лояльно относиться к человеку, что его грязью и обливал…

— Откуда… впрочем, не важно, ты всё равно ничего не докажешь! — хм, неожиданно. Хм, клиент отпирается и все ещё не понимает. Ладно, будем делать проще.

— Рита, мне и не нужно будет ничего доказывать, — вытаскиваю алмазный ключик, — ты знаешь, что это такое? — судя по виду, дама прекрасно знала, — а теперь скажи, если скромный дар, галеонов в пятьсот, упадет в стол какого–нибудь небольшого чиновника из аврората с небольшой запиской от доброжелателя, с предположением, что так любимая всем министерством журналиста является анимагом… как быстро тебя накачают веретасерумом, ссылаясь на «надежный источник»?

— Что ты хочешь? — хм, умная девушка, понимает — хотел бы сдать, уже сдал, — чтобы я перестала писать?

— Если бы я хотел, чтобы вы перестали писать, я бы просто поступил так, как только что сказал, — удивление, что не ожидала от «бедного наивного мальчика» такого? — или просто рассказал о вашем секрете одному из длинного списка ваших «друзей».

— Да как только ты попал на Гриффиндор? — все ещё злость, но уже бессильная.

— Ну, пришлось долго и нудно уговаривать шляпу не отправлять на Слизерин. Такое реноме было бы… нежелательно для «надежды света», — сделать улыбку как можно более милой и доброй, хм, и чего это её так перекосило?

— Пхе…

— Но давайте вернемся к делу. Рита, вы можете писать всё, что вам вздумается, поливать грязью министерство, Дамблдора, организаторов Турнира… но статьи обо мне могут быть двух вариантов. Можете показать меня чудовищем, которого Волдеморт… и не надо так вздрагивать, пытался удавить ещё в детстве, дабы конкурентов не плодить, можете показывать наоборот, этаким рыцарем в золотых латах, надеждой света и прочей кашкой для домохозяек. Но, никаких соплей, «нежного ранимого мальчика» и прочей мути для тех же домохозяек. В будущем мне потребуется некоторое влияние. Будет оно на страхе или уважении, мне, в общем–то, всё равно. Справитесь?

— Д-даа…

— Вот и прекрасно. Если мне статья понравится, то вы получите щедрые чаевые, если нет… ну, дементорам в Азкабане будет не так скучно. Содержание придумаете сами, вам не впервой. И да, Рита… если о нашей беседе вдруг станет известно кому–то постороннему… боюсь, дементоры останутся голодными, — и вновь добрая улыбка, — приятного дня, мисс Скитер, буду ждать вашей статьи, — я оставил журналистку обдумывать новые вводные, а сам присоединился к Чемпионам, благо, как раз прибыл эксперт по палочкам — незабвенный Оливандер. Нет, я себя не прощу, если упущу возможность подсадить к нему своих клеток и потом пошарить в его мозгах.

На полпути мы пересеклись с Дамби, что уже шел к злополучному чулану — судя по эмоциям, которые старик не скрывал в этот раз, дед намеревался встретиться с врагом мелким, но очень противным, типа слизняка или вышеупомянутых насекомых.

— Дамблдор! — сколько радушия и меда в голосе, так и хочется зажевать лимон. ДДД вытащил из кармана леденец и засунул его в рот… хм, кажется, не мне одному, — Как поживаете? — Рита начала трясти бедного директора за руку, выражая своё радушие и восхищение этим великим человеком, — Надеюсь, вы видели мою летнюю статью о Международной конференции колдунов?

— Отменно омерзительна, — теперь Дамблдор весьма злобно сверкнул очками, Кабуто одобряет, блин, я тоже хочу научиться так, а то все приходится улыбаться, а тут раз — чуть–чуть повернул голову, поймал блик и пожалуйста! — Особенно меня потешил мой собственный образ выжившего из ума болтуна, — хм… если у Риты в списках недругов такие товарищи сидят, то понятно, почему она испугалась оглашения своего маленького секрета им куда больше, чем какого–то Азкабана, — простите, мисс Скитер, но нашу беседу придется продолжить в следующий раз. Сейчас начнется церемония и мистер Поттер должен на ней присутствовать.

— А, да–да, конечно, приятного дня, профессор Дамблдор, мистер Поттер, — журналиста еще раз потрясла нам руки и поспешила свалить в туман… хотя, судя по взглядам, следующей её жертвой станет Виктор, а потом и до Флёр доберется, как пить дать.

Тем временем Дамби представил Оливандера, а я же решил осмотреть его драконьими глазами. Хм, для этого мира — силен, не Дамби. Совсем не Дамби, но на фоне большинства «рядовых» магов — очень даже, да и знания его… явно будет многое мелькать при проверке палочек, нет, не утерплю — воспользуюсь помимо Симбы еще и псионикой, проще потом будет связать цепочки ассоциаций, благо буду недалеко от него и даже будет контакт глаза в глаза, но осторожно, а то еще Дамби чего почует. Пока я размышлял, мастер палочек уже вызвал Флёр и сейчас обнюхивал, ощупывали чуть ли на зуб не пробовал её палочку, вызывая некоторое беспокойство и неудовольствие француженки.

— Хм-м, ясно, двадцать сантиметров, не гнется, розовое дерево. Боже милостивый! Содержит… — пояснения сопровождались магическими импульсами в инструмент, мастер, судя по всему, работал при помощи магической вариации на тему эхо локатора.

— Волос с головы вейлы, моей гран–маман, — флер явно была недовольна, а я попытался узнать, что именно так испугало Оливандера, благо он только что об этом думал. Вейлы — природное очарование, завязанное на магию. А если в качестве сердцевины… скидки на тонкие воздействия, иллюзии и… мозголомство, а розовое дерево только добавляет возможностей в этом плане, зато что–то мощное и убойное ей просто не создашь — не может отравленный стилет выполнить работу тяжелой секиры. Ай да француженка, ай да милая девочка.

— Да… да, я никогда не использовал для палочек её волос. Слишком уж они получаются темпераментные. Но каждому своё, и если она вам подходит… — ага… темпераментные, конечно, но мне стало весьма интересно узнать настоящее лицо Флёр, очень интересно. Тут я ощутил на себе взгляд девушки. Хм, что–то почувствовала? Кажется, да? Судя по всему, теперь интересно не мне одному, хе–хе.

— Орхидеус! — воскликнул старый мастер, из палочки выскочил букет орхидей, и он протянул их Флёр, заодно возвращая и палочку. Причем, делал это он максимально поспешно. Хм, а действительно — очень тонкая манипуляция — трансфигурация воздуха в цветы, причем, готов поспорить — каждый листик в букете уникален. Старик крут, я бы такое не осилил… пока он не показал плетение и напитку.

Вторым оказался Виктор.

— Хм-м. Ежели не ошибаюсь, творение Грегоровича? Прекрасный мастер, хотя стиль не совсем тот, какой… Ну, это ладно… — Стиль? Какой еще стиль? А, последовательность обработки сердцевины и древесины, ну и так, ещё какие–то мелочи, трудно уловить. Тем временем, Оливандер начал производить очередные манипуляции с палочкой болгарина.

— Да… саксаул и сухожилие дракона? — метнул он взгляд на Крама. Тот кивнул.

— Толстовата, довольно жесткая, двадцать семь сантиметров… Авис! — как раз вариант на тему тяжелой секиры.

Палочка из саксаула издала звук, похожий на ружейный выстрел и с кончика сорвалось несколько птичек, выполненных под копирку, — иллюзия, не сильно качественная, да еще и с «корявостью» в виде грохота в начале, зато долбани он из неё чем–нибудь боевым. Результат был бы куда интереснее.

— Отлично, кто у нас еще остался?… Поттер! — я молча протянул ему деревяшку, Оливандер хмурился, вертел несчастный артефакт и с каждой секундой мрачнел всё больше. В мыслях у деда творилась сущая чертовщина, единственное, что я понял, его сильно что–то удивило, но вот что? А если копнуть чуть глубже? Вот же! Старик в недоумении — через палочку пропускали в последнее время только чистую ману одной школы, без каких–либо посторонних примесей, причем именно ту, что лучше всего для палочки и подходит — Жизнь и Огонь, вот только для четырнадцатилетнего пацана, которого, к тому же, никто не учил — это немного невозможно, чёрт, придется править воспоминания, хорошо, что всё–таки решил посмотреть за Оливандером псионически, а то могло бы нехорошо получиться. Так, теперь аккуратненько… хм, вроде бы нормально.

— Палочка в прекрасном состоянии, мистер Поттер, — мастер протянул инструмент обратно и, раскланявшись с Дамблдором, покинул кабинет. А нас повели фотографироваться, вот только кое–что не давало мне по пути покоя — задумчивый взгляд от Флер и… Тонкс?

Глава 14

Сириус Блек. Дома.

Сириус сидел в кабинете, когда–то принадлежавшем его отцу и выводил на бумаге список «ошибок», «случайностей» и «совпадений», так или иначе связанных с директором, с Гарри и с Орденом. Картина получалась очень неприятной. Стоило отправиться в увлекательный круиз до Азкабана, как все «друзья» резко забыли, что у Джеймса и Лили был ребёнок. И ладно Ремус — одного взгляда на оборотня было достаточно, чтобы понять — он помочь Гарри не смог бы при всём желании — ему средств и на еду–то не хватало, не говоря уже о возможности забрать ребёнка друзей, да и опять же, его «пушистая проблема»… но остальные? Уизли, Динглы, да та же МакГонагал в конце концов! Плюс письма, ну, тут юный Поттер несколько погорячился — отправляет их артефакт, причем, не один и не два — система резервируется раз пять, но для волшебника, что рос среди маглов существуют чёткие правила — знакомит его с миром магии преподаватель, а никак не лесник. При всех достоинствах и дружелюбии Хагрида, нельзя не признать, что способность что–то объяснить у него… почти отсутствует, ладно, преподаватели могли быть заняты, хотя извещать маленьких волшебников — их прямая обязанность, но мог же он послать кого–то из Министерства, или, если не доверяет им, сам сходить, чай не развалился бы, но нет, письмо доставил Хагрид. Мягко говоря, странный выбор директора, но… только если смотреть на этот эпизод, но вот в целом… Грюм в своё время неплохо его натаскивал, в том числе различным методикам аврората. Что такое психологическая ломка и прессинг Сириус знал прекрасно, чего не дал Грюм, объяснили дементоры. Добротно так объяснили, с примерами и применением на собственной шкуре. За двенадцать лет объяснений любой проникнется. Вот тебе и добрый дедушка… м-да, да еще Гарри, который подозрительно похож на него самого в молодости, слишком похож для простого совпадения. Неужели он не такой уж «крестный» отец? По времени подходит… как–то, когда Джеймс разок перебрал и Лили устроила скандал, ну, он пошёл её успокоить и как–то само собой все получилось… Мысли были весьма сумбурными и беспорядочными.

— Боюсь, на том свете Сохатый будет бить мне морду долго и вдумчиво. Но, это будет потом, сейчас стоит сделать то, что нужно было осуществить ещё в войну. Правда, теперь я не знаю, против кого будут направлены новые знания, впрочем, неважно, — поднявшись из кресла, последний (а может, и нет, как теперь подозревал Сириус) из Блеков отправился в библиотеку — хоть когда–то он пообещал себе, что не будет мараться в темных искусствах, но последние события заставляют пересмотреть старые убеждения и, в случае необходимости, лучше иметь возможность напомнить, почему Блеков в свое время так боялись, чем глупо погибать из–за несоответствия некоторых заклинаний морали людей, отправивших его в Азкабан, а Гарри — в личный ад…

Флёр Делакур. Карета и разговор.

— Что скажешь, девочка? — Мадам Максим устроилась в кресле и укуталась в плед, грея руки о керамическую чашку с подогретым вином — прогулки по такой погоде были вещью очень неприятной, хорошо хоть среди местных учеников нашелся хотя бы один, достаточно воспитанный, чтобы наложить согревающие чары по прибытии делегации, иначе половина гостей могла свалиться с простудой.

— Крам — силен, судя по палочке, предпочитает силовые методы решения проблем, давит грубой мощью. Реакция на мою врожденную способность низкая, но есть, — белокурая девушка в соседнем кресле пожала плечами, — Поттер… очень странный тип.

— Ммм? Я слышу в твоем голосе заинтересованность несколько большую, чем просто любопытство по поводу конкурента, — директриса Шармбатона отхлебнула подогретого вина.

— Я успела собрать слухи про этого человека. Часть учеников отзывается о нем довольно пренебрежительно, но есть некоторые факты. В 11 лет — дуэль с преподавателем ЗОТИ, после этого профессора Квирелла никто больше не видел. В 12 — история с Тайной Комнатой, говорят, там был василиск. К тому же, выяснилось, что Гарри Поттер — змееуст. В 13 — телесный патронус, отпугнувший сотню дементоров, плюс, прогулки под полной луной вместе с оборотнем, по странному стечению обстоятельств, также оказавшимся учителем ЗОТИ.

— Телесный патронус в 13? Очень неплохо, пожалуй, не стоит его недооценивать из–за малого возраста. Тебя заинтересовала его сила?

— Нет, мадам, дело не в этом. Он ПОЛНОСТЬЮ невосприимчив к очарованию. Я попробовала воздействовать на него в полную силу и… ничего! Он сообщил, что вспомнил какой–то неприятный момент жизни и все! Даже отец два года привыкал к минимальному уровню мамы, а если она начинала действовать в полную силу, то он до сих пор пускает слюни — за двадцать лет он так и не привык полностью, — девушка не усидела в кресле и начала нервно вышагивать по комнате.

— Тише, Флёр, я понимаю, что для тебя это очень важный вопрос…

— Важный? Да я нормально по улице пройти не могу — подавляющее большинство носителей штанов пытается изнасиловать взглядом, а остальным просто стыдно себя так вести, но не нужно быть легелиментом, чтобы понять, о чем они думают, — продолжила бушевать девушка.

— Флёр! — резкий окрик директора вернул её к действительности.

— Простите, мадам Максим, просто наболело. Я же вообще ни с одним парнем поговорить нормально не могу лет с восьми! А тут такой интересный случай.

— Я понимаю, девочка, но всё–таки тебе стоит быть сдержаннее. К тому же, не стоило использовать свои способности на Поттере, в его возрасте такое могло закончиться… нехорошо, — успокоившаяся вейла села обратно в кресло, — что–нибудь ещё можешь сказать?

— Да… во время проверки палочек мне показалось… что–то странное. Вкус, нет, ощущение, похожее на то, что возникает, когда кто–то рядом пользуется нашей силой, но куда более… ммм… структурированное? Четкое? Это было не очарование, а… внушение? Нет, сложно сказать, но исходило оно от Поттера, причем, в тот момент, когда их Мастер Палочек проверял его орудие, — девушка потерла лоб, — хм, а ведь точно! Сначала месье Оливандер выглядел удивленным и обеспокоенным, он рассматривал палочку так, словно увидел в ней что–то, чего быть там не могло, а ведь это его творение! Но потом он как–то успокоился и вернул её владельцу, даже не попробовав использовать заклинание!

— Вот как… очень любопытно. Как ты смотришь на то, чтобы пригласить этого интересного молодого человека к нам на чашечку чая? Если он тебя заинтересовал, конечно.

— Я… заинтересована, но как? Не могу же я подойти к нему и просто пригласить? — на секунду, директору Шармбатона показалось, что её ученица изрядно смутилась, но… наверное просто показалось.

— Не волнуйся, так получилось, что мы познакомились с Гарольдом на Чемпионате Мира, так что я сама приглашу его, благо и повод есть, — улыбнулась мадам Максим, — и ты сможешь вдоволь наобщаться с твоим молодым человеком.

— Он не! — начала отвечать вейла, а директириса довольно рассмеялась — ей не показалось — Флёр действительно заинтересована в Поттере явно больше, чем хочет показать, впрочем, если информация о его невосприимчивости к очарованию правда, то это не удивительно.

Вальтер Поттер.

С момента фотосессии прошло несколько дней, жизнь вновь вошла в привычную колею — занятия, библиотека, эксперименты в Выручай–комнате, вновь занятия, стоит упомянуть разве что небольшие изменения, добавленные статусом Чемпиона. Самым «вкусным» было разрешение от Грюма на посещение Запретной секции, добыть его было нетрудно — всего лишь подойти к преподавателю и сказать, что для преодоления препятствий Турнира мне потребуется явно что–то убойнее «Ступефая», тот лишь кивнул, сказал что–то про повышение боеготовности и постоянную бдительность и выписал разрешение.

А вот сама Запретная секция меня разочаровала. И почему её называют запретной? Вот книга по применению боевых чар, в которой описывается создание «Адского Пламени», причем, нескольких разновидностей — от банальной огненной струи, до чего–то подозрительно похожего на огненного голема — во всяком случае, похожие конструкции я уже видел на трансфигурации в разделе «Анимация». Вот только с тем же успехом и примерно такими же затратами по силам можно приподнять обычной «Левиосой» кусок скалы и огреть им противника, пользы может выйти даже больше. Книги по трансфигурации человека — такие же названия рекомендовал Сириус для овладевания анимагией, так, просто просмотрим, запоминая, изучим потом, в спокойной обстановке. Что забыли в Запретной секции «Основы окклюменции» (а вот по активному мозгоклюйству книжек вообще не было!) я так и не понял — при всем желании этот раздел волшебства навредить не сможет ни самому магу, ни его окружающим, скорее наоборот. Артефакторика и теория создания заклинаний, неплохо, но ничего особо пакостного там нет, да и артефекты светлые, принципы их создания сейчас рассказывает Флитвик. Ну и несколько условно «тёмных» и неодобряемых Министерством ритуалов(так как там использовалась, о ужас, кровь мага), что–то типа сродства с животным (используется анимагами для определения своей второй ипостаси, а если маг достаточно силен, то и изменить эту ипостась он может, но только до первого обращения, после душа запоминает вторую форму и уже ничего не исправишь), для меня совершенно бесполезного — и так уже сроднился с драконами, что дальше только хвост отращивать. А вот второй найденный ритуал был куда интереснее. Подозреваю, что Дамби его осуществлял — слишком хорошо он понимает своего феникса, не говоря уже о том, что может посылать его выполнять какие–то поручения. Итак, ритуал Фамильяра. Формула, условия, ограничения и предостережения. Так–так, должно быть соответствие характеров, чем ближе, тем лучше, добровольность обеих сторон, ну и магическая мощь. Чем сильнее потенциальный фамильяр, тем сильнее должен быть маг. Любопытно… в голове начал выстраиваться План, правда, он не очень впишется в тот образ, что успела создать Скитер в своей статье, хотя, если правильно изложить, то будет наоборот — лишь укрепление образа «рыцаря без страха и упрека», но Рите придется постараться, хе–хе. Больше ничего путного в Секции не было, «Основы тёмных искусств», которые изучают семикурсники, выбравшие своей дальнейшей стезей работу на аврорат содержали в себе три Непростительных да пропаганду, насколько это плохо и как сильно можно влететь. М-да.

Также приятным разнообразием к рутине, пусть и такой необычной, стало приглашение мадам Максим как–нибудь зайти на чай. Отказываться было бы глупо, да и посидеть в компании приятных девушек всяко лучше, чем лицезреть уже порядком доставших меня Грифов. Чаепитие прошло в теплой, можно сказать семейной обстановке, ни к чему не обязывающие разговоры, прерываемые на очередной глоток травяного сбора, мадам Максим, с улыбкой доброй мамочки, наблюдающая за неспешной беседой, Диана, периодически кидающая злобные взгляды на Флёр, которая забралась в самый центр девушек, отгородившись ими от нескольких парней. Хм, кажется, она действительно не может полностью отключить свое очарование, тогда ей можно только посочувствовать. Подозреваю, что это приглашение на чай явно не с проста, но смотреть подоплеку событий было бы неинтересно, да и какая разница? Я провел вечер в приятной компании, судя по довольству в эмоциях главы шармбатонцев — она тоже добилась своего, а раз так, то зачем заморачиваться? На прощание получив новое приглашение на «как–нибудь зайти ещё», я попрощался с французами и отправился в Выручай–комнату, сейчас, когда появились кое–какие знания по местной магии, очень хотелось разобраться в устройстве одного артефакта…

М-да, кажется, я переоценил свои способности — принцип работы мантии–невидимки оставался загадкой. Сам конструкт, наложенный на этот артефакт, поражал своей сложностью, а нити заклинаний были практически не видны, хотя логично — какая бы это была мантия–невидимка, если бы в магическом плане сверкала, как новогодняя елка? Пусть тут и нет людей с магическим зрением или соответствующих заклинаний (во всяком случае, я такого не видел ни у Дамби, ни у Оливандера, а им, особенно последнему, по статусу положено пользоваться чем–то подобным, если это «подобное» вообще существует), но многие магические существа магию если и не видят, то чуют точно. В общем, мантия была безумно сложна в плане чар, а уж материал, на который эти чары были наложены… что–то на основе шёлка, но более четко не скажу — просто не знаю. Правда, был у плащика и один минус — если противник обладает рентгеновским зрением, достаточным для сканирования сквозь не толстую стенку, то просветит артефакт без проблем. Карта Мародеров порадовала комплексом следящих чар, чем–то напоминающих незабвенный «Надзор», подключенных к замку. Судя по всему, принцип слежки был ментальным, во всяком случае, это бы объясняло, почему я невидим для карты и систем Замка, впрочем, Карта — не сильно меня заинтересовала, ничего выдающегося, кроме хитрого подключения к самому Хогвардсу в ней не было, а вот домовые эльфы… Прекрасные образцы использования Магии Жизни, их Творец был гением, не просто сварганить что–то жуткое–смертоносное (это и я могу при своих довольно слабых познаниях в направлении), но создать полноценную расу, способную к собственной магии, преданной человеку чуть ли не на генетическом уровне… это… великолепно, единственное, что меня в них огорчало — это внешний вид. Просто жжесть — грубая кожа, полное или почти полное отсутствие волос, нос, больше напоминающий клюв какой–то птицы, голос… брр. В общем, эстетические чувства корчились в муках и просили добить. Но… есть возможность исправить этот ужас, так почему бы и нет? Почти три недели плавного и осторожного изменения, внесенного на генетическом уровне и вот результат — Винки теперь стала походить на… Чибика. Да–да, небольшой рост, анимешные глаза на пол лица, аккуратная фигура, водопад черных волос, в общем, чиби версия Дафны Гринграсс(каюсь, не удержался, взял за основу именно её.). Домовичка восприняла такие изменения стоически — раз так желает хозяин, то Винки слушается, поскольку Винки — хороший эльф… ну и далее по тексту. Правда, пришлось приказывать ей не попадаться на глаза ни эльфам, ни магам — лишние вопросы мне не нужны.

Время летело незаметно и вот на дворе уже 17 ноября, Хагрид пригласил меня на «погулять» в полночь по запретному лесу, хех, прошлая такая прогулка кончилась встречей с убийцей единорогов (кстати, неплохо бы сцедить у них немного крови… желательно, чужими руками, чисто на всякий случай), а нынешняя будет посвящаться драконам, хм, прикольные у Хагрида прогулочки. В назначенный час я был у хижины полувеликана, тот попросил накинуть мантию–невидимку (да ну её нафиг, просто использовал способность Сью Шторм — так куда надежнее) и следовать за ним. Как и в каноне, лесничий пригласил прогуляться и мадам Максим, хм, а что, довольно забавно они смотрятся вместе, если бы еще вместо старого пальто на Ребеуса нацепить потертую косуху, то выйдет эдакий суровый байкер с подружкой. Парочка привела меня на небольшую полянку в лесу, где я встретил трех красавиц — зелененькую, красненькую и просто восхитительную черненькую драконочку. Последняя выделялась на фоне остальных наличием костяной булавы с клинками на хвосте, небольшой костяной короной и, как любезно сообщил Хагриду Чарли Уизли, способностью плеваться огнем на пятнадцать метров против семи у остальных крылатых. Мы встретились с драконихой взглядами и… я уловил её, хм, пожалуй, чувства — всё–таки мыслить в привычном смысле этого слова она не могла.

— «Страшно… голод… незнакомое место… двуногие, что могут больно жалить… боль в голове… беспокойство о Нерожденных под боком… странный Старший, зачем–то притворяющийся двуногим… просьба… помочь… принять под крыло», — бррр, ничего не понимаю. Старший? Меня посчитали драконом, да еще и, судя по всему, каким–то суровым. Хм… попробую ответить.

— Удивление. Вопрос. «Принять под крыло», — в ответ образ мощного дракона, закрывающего крылом более мелкого собрата и шипящего на волшебника. Становится всё интереснее, но, так даже лучше, — Предложение, — послать образ человека–мага, в обряде фамильяра, только вместо человеческой тени у того драконья.

— Озадаченность, — новый образ — за мощным драконом летит Хвосторога в тени его крыльев, — Вопрос, — блин, да что они так помешаны на этих крыльях? Хорошо хоть эмоционально сопровождают образы, можно догадаться.

— Образ ритуала. Образ полета, согласие.

— Радость. Образ ритуала, согласие. Вопрос. Когда? — хм… ещё неделя.

— Образ смены дня и ночи. Семь раз, — на этом наше «общение» и закончилось. М-да, странный способ, сильно выматывающий к тому же, но ведь поняли же друг друга! Нет, хватит таких приключений. Так, Флер по любому узнает о драконах, Виктор уже в курсе, всё–таки я ему тоже отправил записочку о романтичной прогулке под луной, а вот и он кстати.

— Я смотрю, вы решили ответить на мои чувства, господин Крам?

— М-да, мистер Поттер, чувство юмора у вас… своеобразное, — хмыкнул Виктор не обращая внимания на мои подколки, но, должен признать, эти девушки весьма… да, весьма и весьма.

— Согласен, коллега, мне особо приглянулась та брюнеточка.

— А почему не рыженькая или зеленоглазка?

— Ну, друг мой, если любить, так королеву, а у неё и корона имеется, всё при ней, так сказать. А какую бы выбрали вы?

— Я с детства испытывал некоторый интерес к рыжим девицам.

— Получается, наша обворожительная вейла будет иметь дело с зеленоглазой красавицей?

— Это если распределение так решит… или есть варианты? — подобрался болгарин.

— Виктор, неужели вы не сможете определить даму на ощупь? Есть мнение, что будем мы вытягивать их из мешочка…

— Какое интересное мнение… Но давай серьезно, спасибо за драконов, Гарри, но зачем это нужно тебе? — Крам перестал поддерживать мою игру и заговорил серьезно, хм, я этому огорчился? Кажется, общение с близнецами Уизли начинает на меня дурно влиять.

— А в том, что я поступил так из–за Гриффиндорского благородства ты не веришь? — в ответ меня удостоили скептическим взглядом, ну да, благородство в состязании на выживание, да еще благородство к прямому конкуренту — смешно, — ну ладно, могу сказать и правду, но ты в неё всё равно не поверишь.

— Неужели?

— Мне абсолютно плевать на турнир, репутацию школ и деньги, что уже угробили на этот балаган, так что и результаты турнира мне параллельны, но вот помогать конкретно тебе причин у меня две: найти в этих местах нормального собутыль… собеседника — тяжеловато, обидно будет, если его сожрет дракон, — главное, сохранить каменное выражение лица.

— К-хе, намёк понял, с меня стол, — Крам задумался, — а вторая?

— Пока ты тут, весь мой фанклуб сосредоточен на новой знаменитости и я могу вздохнуть спокойно, так что я, можно сказать, кровно заинтересован в твоем выживании, — хе–хе, какое лицо, однозначно в коллекцию греющих душу кадров.

— Гарри, ты псих? — а у самого в глазах отчетливая зависть к некоему засранцу, умудрившемуся избавиться от фанатов, да ещё и за его счет.

— Ммм, я предпочитаю термин адреналинозависимый индивидуум с расширенным сознанием, — в мыслях болгарина так и читалось, «а, значит не просто, псих, а еще и обдолбанный».

— Ясно… ну ладно, тогда, до встречи, а после первого этапа предлагаю всё это дело отметить.

— Договорились.

Неделю спустя.

Вот и настал час испытания.

О, как я устал от ожидания.

Долог был путь к цели заветной

Тёмная суть магии светлой. (Эпидемия «Час испытания» *прим. Автора)

В наушниках звучал бодрый мотивчик, Виктор Крам поигрывал палочкой и прислушивался, подозрительно косясь на меня, Флёр нервно мерила шагами шатер Чемпионов — нервы у девушки явно шалили — перспектива встречи с десятиметровой бронированной ящерицей с режимом полета и встроенным огнеметом чемпионку Шармбатона явно не радовала, поэтому, когда Бэгмен наконец–то предложил «тянуть своего дракона», француженка как–то сжалась и помотала головой, уступая право засунуть руку в мешок следующему магу. Следующим оказался Виктор и благородно предложил попытать удачу самому юному чемпиону, при этом легонько ухмыльнувшись мне, ну и ладно, ну и спасибо, запускаем руку в мешок… так, продолговатое тело, больше похожее на змею… китайский Огненный Шар, нет, это зверушка Виктора, о, вот, острая корона и хвост с булавой.

— Не повезло, Гарри, Венгерская Хвосторога считается опаснейшим драконом мира — она опасна и спереди и сзади, так что будь осторожен, — м-да, Людо явно огорчен, хм, он что, поставил на меня в тотализаторе и теперь мысленно хоронит свою ставку? Хех, не дождетесь! М-да, возможно, идея накачаться маной для лучшего прохождения ритуала была не самой блестящей — бурлящая в крови магия доставляла серьезный дискомфорт, все–таки было «скушано» пару внушительных костерков и запасенная сила требовала выхода, а тут еще и номер выступления, как на зло, третий. Придется терпеть.

Первым на сцену выпустили Крама и Людо поспешил занять место комментатора, то и дело до нас доносилось «Какие нервы, да он просто машина, а не человек!», «Вот это было близко!» и «Хорошо, что во время турнира не действует статья о жестоком обращении с животными!».

— Гарри, ты не выглядел удивленным, — начала француженка, я же недовольно поморщился от звуков имени — ну не нравилось оно мне, категорически не нравилось.

— Как и ты, Флёр. Вполне логично, что Чемпионы… предпринимают некоторые шаги, чтобы подготовиться получше к испытаниям. Ну, или их директора, — вейла недовольно поморщилась.

— Скажи, почему ты относишься ко мне… неприязненно, это потому, что я не совсем человек? — хм, неприязненно? Пожалуй, со стороны такое может показаться, но как мне объяснить, что я просто стараюсь держаться подальше из–за того, что эта девушка очень сильно напоминает мне другую, оставшуюся в ином мире?

— Я не отношусь к тебе с неприязнью, нечеловеческая кровь меня тоже не волнует — у меня приятели полувеликан и оборотень — вполне нормальные парни. Просто… — я взглянул в такие знакомые голубые глаза, — ты всегда окружена вниманием кучи парней, да и вокруг тебя витает какая–то… ммм, подозрительная аура, что вместе с моим прошлым опытом общения с непонятными явлениями заставляет проявлять осторожность.

— Вот оно как… — девушка явно удивлена, но виду не показывает… сидим, молчим, слушаем выкрики Бэгмена и шум толпы зрителей.

— Следующий участник, прошу подняться на помост! — слышится вопль комментатора, девушка тяжело вздыхает и идет к выходу.

— Флёр… — вейла оборачивается, — удачи, — девушка кивает и молча выходит из шатра, оставляя меня наедине с собственными мыслями. Черт, что–то последнее время всё идет кувырком — то не знаешь, за что схватиться, то вообще ничего не хочется. Пойти что ли в следующее полнолуние погулять рядом с общиной оборотней? Может хоть добрая драка восстановит запас душевного равновесия…

Из раздумий меня вырвал очередной вопль Людо, зовущего третьего чемпиона, чтож, пора. Поднимаюсь и иду на помост. Толпа зрителей, замерших в ожидании очередного шоу, Промерзшая земля арены и голодная, раздраженная дракона на противоположном конце. Короткий обмен взглядами, ну что же, начнем-с, но сначала, стоит немного ввести потенциальных противников в заблуждение.

-*Почему маги ведут себя так странно и непродукивно? Порой у меня возникает желание устроить кардинальную чистку,* — с губ срывается зловещее шипение, серпентарго — язык змей, общаться на котором можно только с этими существами, но никак не с драконами, вот только змееустов во всём мире не очень много (а в Англии вообще один живой и один условно живой) и они не спешат просвещать всех подряд о своих возможностях. Драконица в ответ тоже шипит и взрыкивает.

-* Где–бы достать Маховик Времени? Поковыряться бы в нем,* — новая порция шипения и дракона вновь рычит в ответ, зрители на арене притихли, а от Каркарова разит таким страхом, что чувствуется он даже отсюда, причем, без всяких усилий с моей стороны.

-*Ладно, пора уже заканчивать этот балаган*, — хвосторога в ответ кивает, уловив моё желание.

Достаю палочку. Первый взмах и часть земли трансфигурируется в каменную чашу, ещё взмах и рядом с чашей появляется обсидиановый нож, — Sanguis sanguinem, anima ad animam, — связь крови и души — древняя литания на мертвом языке отзывается вихрем магии, забурлившей в жилах, резкое движение ножом и красный ручеек устремляется в чашу, забирая с собой львиную долю резерва, теперь очередь за драконицей. Хвосторога подходит вплотную ко мне, взмах когтистой лапы и… теперь в чашу падает драконья кровь, — et sic esse debet! — вместе с финальными строчками дракон и человек склоняются над чашей и одновременно делают глоток общей крови, каким образом драконья морда влезла в небольшую чашу, да ещё и вместе с человеческим лицом понять с точки зрения физики было нереально, что же касается магии… впрочем, человеку сейчас было не до неё — переплетение сущностей — процесс неприятный, даже если сущности так похожи.

— Я дам тебе имя… Лейт, — горло немилосердно жгло, резерв мягко намекал, что истощение уже не за горами, а по установившейся связи между мной и теперь уже моим фамильяром поступала информация, свидетельствующая о том, что дракону сейчас тоже плющит не по детски, кажется, у неё меняется энергетическая структура, делая возможным применение её собственного резерва… хм, теперь понятно, куда утекла вся моя магия, средний А ранг, неплохо для всего–то девяностолетней драконы. Так, а откуда я знаю её возраст? Впрочем, пока оставим. Сейчас нужно завершить этот фарс. Спокойно подхожу к кладке и забираю золотое яйцо, в отличие от прошлых чемпионов, моё «выступление» аплодисментами не удостоили. Ну и черт с ними, подхожу к драконице и приваливаюсь к теплому боку, жрать охота… и спать.

— Эм… третий чемпион добыл яйцо и… ЧТО? — к Людо подошел Дамблдор и что–то начал шептать тому на ухо, — Кхм… такое точно не предусматривалось, так вот, чемпион Хогвардса добыл яйцо, исполнив обряд фамильяра, поаплодируем ему, господа и дамы, — раздалось несколько вялых хлопков.

Жюри выставило оценки — улыбающийся Дамби поставил десятку, как и Бэгмен, мадам Максим выдала девять, бледный и подрагивающий Каркаров, сжимающий предплечье левой руки — восемь, Крауч ограничился пятью и кислой рожей, как же — министерство не одобряет. Ну, а потом ко мне попыталась пробиться школьный медик — Поппи Помфри, вот только драконица такой маневр не оценила и предупреждающе рыкнула, пришлось успокаивать Лейт, потом заверять колдомедика, что со мной все в порядке, потом пить укрепляющее зелье, потом… много что было, в общем–то. Самым трудным было отбиться от Хагрида — гигант был на седьмом небе от счастья и уже прикидывал, где можно организовать загон для дракона, «чтобы эта красавица себя хорошо чувствовала», хотя нет, вру, самое трудное мне ещё только предстояло…

— Мистер Поттер, поздравляю вас с прохождением первого испытания, — Минерва МакГонагал поджала губы, — с вами хотел поговорить директор Дамблдор, пройдемте, — ну вот, началось. Пришлось просить Лейт побыть пока с Хагридом и никого не есть (кстати, по поводу есть, неплохо бы покормить дракону, впрочем, думаю наш полувеликан сам с превеликим удовольствием чем–нибудь угостит «лапочку»), а самому топать вслед за деканом, эх, печенкой чую, как сейчас мне будут выедать мозги на тему как этот ритуал был опасен, как недалеко от него до жуткой Тёмной магии, а дракона лучше вообще отдать. Хотя последнее вряд ли. Тем временем, профессор довела меня до сторожевой горгульи и сказала пароль (сегодня это был малиновый джем), статуя послушно отпрыгнула с пути и мне указали на лестницу. Сама преподавательница явно не собиралась составить мне компанию, ну и ладно, чтож, пойдем, послушаем.

Со второго курса кабинет мало изменился, разве что появилась витрина с мечом… хм, ну как, мечом… длина около девяноста сантиметров, из них на клинок приходится семьдесят. На рукояти выбито изображение мужика в плаще, по поводу художественной ценности ничего не скажу, но вот удобно лежать в руке такая рукоять точно не будет — там её ещё и камушками украсили… существенно выпирающими камушками. Гарда была слишком массивной и опять же, изукрашенной драгоценными камнями, отдельно стоит упомянуть и сам клинок — лезвие довольно узкое, подходящее скорее рапире, чем мечу, да и вес всего клинка небольшой — рубить таким запаришься, для хороших режущих ударов тоже не годится — можно, конечно, и резать(благо гоблинская заточка позволяет), но саблей, ятаганом или другим оружием соответствующей формы будет куда удобнее. Колющие атаки? Разве что, хотя отсутствие гарды чуть меньше, чем полностью, намекает, что при столкновении с противником, также вооруженным чем–то острым, обладатель столь «дивного» оружия рискует остаться, минимум, без пальцев, а то и вовсе без кисти. Вывод однозначен — парадная игрушка или ритуальный предмет. Судя по тому, как эта штучка светится в магическом зрении, скорее всё–таки второе, более того, вот эти куски плетения очень похожи на те, что используются в волшебных палочках, любопытно.

Рядом с мечом, в соседней витрине, стояла Шляпа, на таком расстоянии я отчетливо ощущал её содержимое — четыре души, каким–то мудреным способом спаянные воедино, сомневаюсь, что от личностей магов что–то осталось, но с таким содержимым, да за тысячу лет шляпа вполне могла развить свой собственный разум. Хм, забавно, по современной классификации, данный головной убор является темным артефактом третьего класса, а значит, должен быть уничтожен или изъят и засунут в самое прочное хранилище Министерства Магии, а они его ежегодно на головы детей цепляют. Политика двойных стандартов во всей красе.

Самого директора в кабинете не было, хм, занят чем–то более важным или старый трюк, основанный на том, чтобы «пациент» сам себя накрутил и к моменту разговора чувствовал себя сильно виноватым? Вообще, с учетом прошлого психологического портрета данного тела — ход более чем уместный, ну а я никуда не тороплюсь, тут столько любопытных вещиц имеется…

— Поздравляю с победой, Гарри, — ДДД вошел в кабинет с фениксом на плече, птичка была очень красивой… и аппетитной — столько Огня, Жизни и Смерти, так, главное, не захлебнуться слюной. К тому же, Фоукс действительно был фамильяром Дамби — примерно зная, что искать, я довольно быстро сумел заметить канал связи мага и его помощника, так, а теперь задачка — по известным чертам фениксов составить примерный психологический портрет Альбуса. Анализ. Обработка данных. Результат. Завершение анализа. Весь процесс не занял и доли секунды — старый маг только–только закончил поздравление, а я уже «просматривал» в голове выкладку боевого режима Симбы по возможному характеру волшебника. И он мне очень, очень не нравился. Феникс постоянно рождается и умирает, поэтому смерть, как и жизнь для него вещи незначительные скажем так, если ради своей цели нужно умереть самому, то он умрет, если кому–то другому, то… он поможет умереть этому другому. Не скажу, что возражаю против такого подхода к жизни, сам порой придерживаюсь похожего, но мой приоритет — это «ближний круг» — семья, друзья, моя стая. Тут же балом правит Идея и ради этой идеи человек, близкий по духу к фениксу не пожалеет ничего. Другими словами — конченный фанатик, пусть разумный, мудрый, возможно, действительно, добрый, но фанатик.

— Спасибо, директор, — улыбаемся и машем.

— Чаю, лимонную дольку? — Дамби уселся в кресло за столом и предложил мне занять гостевое.

— От чая не откажусь, а вот дольку — как–нибудь потом, что–то не хочется сейчас конфет, — волшебник улыбнулся в бороду и наполнил чашки из вылетевшего из соседней комнаты заварника.

— Как ты себя чувствуешь, ничего не беспокоит? Все–таки обряд фамильяра, да ещё и дракон, — директор покачал головой.

— Все хорошо, спасибо, была небольшая слабость, но мадам Помфри дала мне зелье и всё прошло, — Фоукс слетел с плеча Дамблдора и устроился на подлокотнике моего кресла, при этом периодически тыкаясь мне в руку, кажется, птичка уловила огненную ману и тихонько намекает поделиться, ну, мне не жалко, чуть–чуть выбросить в воздух и растерянно поглаживать феникса, получив в ответ довольное курлыканье. Если что, всё получилось совершенно инстинктивно.

— А странные сны тебе в последнее время не снились? — хм, любопытно, с чего бы он спрашивал? Метка Снейпа проснулась? Или его насторожили изменения характера? Хех, дедушка хочет поговорить о снах? Тогда…

— Эм… н-нет, — так, чуть отвести взгляд, увеличить приток крови к щекам и ушам, поднять температуру тела на десятую долю градуса. Ни слова лжи, и я готов съесть собственный плащ, если в эту минуту Дамби не вспомнил, какие сны могут сниться четырнадцатилетним подросткам, да еще и при довольно частом общении с французской делегацией, на девяносто процентов состоящей из симпатичных девушек, хе–хе. Судя по задорному блеску в глазах главы школы, понял он всё правильно, — профессор Дамблдор, а что теперь будет с Лейт?

— Лейт? А, та молодая дракона. Теперь она твой фамильяр, а значит, должна находиться недалеко от тебя, во всяком случае, по первому времени точно, я уже попросил Хагрида организовать для неё подходящее место, правда, на каникулах вам придется расстаться — боюсь, маглы не поймут прилет дракона на Прайвет Драйв.

— Спасибо, директор… а может, — добавить в голос побольше надежды, — мне можно будет остаться в Хогвардсе на лето?

— Прости, мой мальчик, но защита твоей матери требует присутствия родной крови, так что лето тебе лучше провести у родственников.

— Понятно, — немного печали.

— Ну что же. Не буду больше тебя задерживать, думаю, твоим друзьям уже не терпится поздравить тебя с победой в первом туре, — вновь улыбка доброго дедушки.

— До свидания, профессор, — встаю с кресла и покидаю кабинет, краем глаза замечая возвращение феникса на плечо директора.

— Счастливого празднования, — попрощался ДДД.

В гостиной Грифов уже во всю шла грандиозная пьянка, близнецы втихую проверяли свои изобретения на невинных жертвах и разливали вокруг море позитива, активно смешанное со сливочным пивом, огневиски и абсентом «зеленая фея», обеспечивающего выпившего хотя бы стакан этого напитка видением соответствующей феи, летающей перед глазами. Очередной проблемой оказалась Грейнджер, попытавшаяся повиснуть у меня на шее. Все–таки, не смотря на то, что она та ещё педантка и, чего уж там, заучка, помешанная на правилах и зачастую не видящая ничего дальше своих книг, она оставалась девушкой, а значит, существом эмоциональным и склонным к переживаниям.

— Гарри, я так переживала! — пришлось подхватывать летящее на меня тело, дабы означенное тело не впечаталось в стенку за моей спиной. Судя по пронесшийся волне ревности и неприязни, некая рыжая девица была бы не против такого развития событий. Впрочем, не она одна. Рядом обнаружился источник неприязни, злости и зависти, что примечательно, тоже рыжий. Кажется, Рона окончательно допекла популярность некоего шрамоносца. Ну и ладно, в спину не ударит — не тот склад характера, а остальное меня не волнует.

— Совершенно напрасно, Гермиона, — осторожно ставлю девушку на землю, — как видишь, со мной всё в порядке, — я уже собирался было вежливо отделаться от неё и заняться своими делами, но…

— Гарри, я… хочу извиниться. Ты… был прав, это твоя жизнь, просто… просто беспокоюсь за тебя, а старшие волшебники должны были помочь, разобраться, отменить твоё участие, ведь с уничтожением кубка уничтожился и магический контракт, но…

— Но они предпочли сделать вид, что всё идет по плану, променяв жизнь и здоровье студента на сохранение своего статус–кво и звон золота. Своя шкура всегда дороже. Выгода — вот что движет всеми.

— Это отвратительно, — насупилась девочка, — я думала, магический мир — это добрая сказка.

— Люди везде одинаковы, а умеют они колдовать или нет, особой роли не играет, разве что в методах достижения цели, но, давай не будем об этом, сегодня положено веселиться. Кстати, не расскажешь, как справились со своими драконами остальные чемпионы, а то тут ни от кого вразумительного ответа не дождешься.

— С удовольствием. — улыбнулась девушка, — значит так, Виктор Крам…

Наконец–то удалось узнать, как с препятствиями разобрались мои коллеги по чемпионству. Стиль поведения у них полностью соответствовал содержимому палочек. Так Виктор сначала долбанул дракона усиленным световым заклинанием, потом приложил шумовым, а закончил комбинацию мощным взрывным на землю перед бедной ящеркой. В итоге дракон оглох, ослеп, да еще и пыли наглотался, пока рептилия приходила в себя, болгарин хладнокровно спер яйцо, разминувшись с когтями дракона только каким–то чудом. Флёр умудрилась просто вынести мозг своему противнику, введя его в гипнотический транс и спокойно забрала яйцо. Я прикинул сложность конструкта, способного связать в узелок мозги дракону и проникся к француженке неподдельным уважением. Лично я бы так не смог. Через талант Ксавьера — возможно, но магически — увы.

Ближе к вечеру я смылся от студентов Хогвардса и отправился к студентам Дурмштранга, Крам уже всё подготовил и, как и обещал, накрыл стол, немного поразмыслив, мы пришли к выводу, что сейчас–таки стоит наладить дружбу народов и школ, а потому очень скоро к нашей компании присоединилась Флёр и несколько других девчонок из Франции, чему болгары были очень рады. Правда, несколько напрягало излишнее внимание к нашим скромным персонам. Наблюдатели оставались практически незаметны, но вот в магическом зрении «Дезъиллюминационные» чары распознать было можно, впрочем, логично — вряд ли бы руководство школ просто так позволило студентам, пусть и совершеннолетним, пьянствовать на опушке Запретного Леса, да и пригляд требовался и с другой стороны — много парней и девушек, алкоголь и эйфория от недавних событий. Как бы не вышло щекотливых ситуаций, после которых приходится жениться или влипать в очень некрасивый скандал. Но наблюдатели больше себя ничем не выявляли и позволяли молодежи веселиться и сбрасывать пар. Благо рамок приличия никто переходить не спешил. Откуда–то появилась гитара, кто–то разжег костер и вскоре полянка у Запретного леса, выбранная нами в качестве места для пикника (согревающие чары — очень хорошая штука) оглашалась звуками музыки и пением на французском, английском, болгарском и русском языках. Разумеется, такой шум не мог не привлечь внимания и очень скоро, на полянку вышли (кое–кто умудрился запнуться о корень, смею заметить, это был чуть ли не единственный корень на этой полянке, да и наблюдателей они прохлопали) примечательные личности, аврорами–практикантами именуемые. Будущие стражи порядка пытались было отчитать собравшихся о недостойном поведении, но переоценили свои силы, ну… или недооценили мощь развеселившихся студентов, в итоге новоприбывших просто усадили в круг, выдали в одну руку шампур шашлыка, в другую — что–то явно алкогольное и присоединили к застолью в принудительном порядке (хотя не сильно–то они и сопротивлялись, если быть до конца откровенными). Вскоре на веселье «Старшего», вышла Лейт, сумевшая каким–то образом смыться из загона, ей там видите ли, было скучно, яйца уже разместили в инкубаторе, охранять было некого, вот она и пришла. Судя по спокойствию неизвестных наблюдателей, явление дракона народу для них неожиданностью не стало (оповещающие чары? Возможно), как и то, что дракон мирный, правда, некоторое напряжения я всё равно ощутил, но всё обошлось. Появление драконихи в рядах празднующих вызвало некоторую панику, но, выяснив, что дракон свой, студенты успокоился и даже поделились с хвосторогой шашлыком (к тому моменту на грудь некоторые приняли уже немало, а потому части народа уже и сам черт был не страшен). Шашлык драконе явно понравился, но его было до прискорбия мало (на взгляд дракона), в результате чего мне пришлось на некоторое время отлучаться и срочно добывать это кушанье, в количествах, способных удовлетворить аппетит дракона(четыре барана, три свинки и очень много всяких птичек), что при наличии вышеупомянутых наблюдателей было не так просто, но оно того стоило. В общем, есть подозрение, что таких масштабных посиделок Хог не знал со времен основателей. Утро встретило нас всё на той же поляне, идти куда–то было влом, да и выбраться из того положения, в котором я оказался было не так–то просто. В какой–то момент времени рядом со мной оказались Флер и Тонкс, мы просто разговорились за очередной порцией шашлыка, сдобренного парой бутылок вина из запаса французской делегации, в итоге, девушки так и уснули, используя меня в качестве пуфика, не то, чтобы я сильно возражал, но, чувствую, пробуждение будет весёлое.

Вот так и закончился первый этап, принесший столько интересных впечатлений, остался только один вопрос — осталось ли у народа что–то на опохмел или следующий день будет особо весёлым?

Глава 15

Hard rock hallelujah!

Милая песенка о добре и дружбе.

Вальтер Поттер. Утро.

Следующее утро порадовало меня большими круглыми глазами Флер и Тонкс, начавшими осознавать, где именно они проснулись и если француженка ещё более–менее быстро пришла в себя, да и ничего особо криминального с её точки зрения не произошло, то вот юная правоохранительница–практикантка пребывала в некоторой панике — мало того, что вместо пресечения веселья она его чуть ли не возглавила (хотя по мне, всё строго в соответствии с мудрой поговоркой, ну там, где «не можешь остановить, так возглавь», да и из авроров она тут была не одна), так ещё она чуть ли не проснулась на парне, что младше её на шесть лет и является несовершеннолетним, пусть и выглядит почему–то как ровесник. В общем, девушка пребывала в некоторой панике.

— Эм, Гарри, — славная представительница рода Блек отвела взгляд.

— Ммм? — в этот момент я активно махал палочкой, очищаясь от пыли и расправляя одежду.

— Ну, я… кхем, извини, — информативно. Очень. Но странно, такое поведение нехарактерно для Тонкс, всё–таки она создавала впечатление девушки без комплексов, хотя, возможно — это просто маска? Или ситуация из ряда вон?

— За что? — перехожу на заговорщицкий шепот, подальше от любопытных ушей, хотя это уже особо и не требуется — народ потихоньку расползается по пунктам дислокации, дабы привести себя в порядок, только и успевай на прощание рукой махать, — ты так многому научила меня этой ночью… — я отчетливо слышал, как судорожно заметались мысли метоморфа — девушка с ураганной скоростью перебирала воспоминания прошедшего вечера, ладно не буду её мучить, — например, некоторые практики диверсионной войны, нужно обязательно будет рассказать близнецам… — Нимфадора действительно делилась воспоминаниями об учебке аврората и некоторых специфических приёмчиках магических полицейских, без подробностей, разумеется, но общий принцип был понятен (и ничем кардинально не отличался от моего прошлого опыта, разве что вместо мин меток симбионта были заклинания и зелья). От таких вестей в эмоциях девушки случился небольшой диссонанс — с одной стороны — облегчение от осознания, что до совращения малолетних она ещё не опустилась, а вот с другой… кто такие Близнецы Уизли Тонкс знала — сталкивалась лично в Хоге, да и магическая Британия не такая уж и большая — все друг друга знают, особенно, представители старых родов.

— Хана моей практике, — подвела итог волшебница.

— Да ладно, ты забыла главное правило всех времен и народов…

— ???

— Не попадайся, да и доказательств, указывающих на тебя не будет, — девушка явно приободрилась.

— Знаешь, Гарри, я тебя не таким представляла, думала, ты спокойный тихий мальчик…

— Хех, кровь Блеков и спокойный? К тому же — трудное детство, прибитые к потолку игрушки, злобные темные маги, василиски и дементоры — самое то, чтобы вырасти тихим и скромным.

— РРРР! — Лейт разделяла мой подход к спокойной жизни, к тому же, ей хотелось полетать и немного поохотиться. Немного поразмыслив, я скинул ей маршрут до логова акромантулов, говорят, мясо этих паучков весьма нежное и вкусное, вот пусть драконица и проверит.

— Чего это она?

— Хочет немного поразмяться, а я как раз знаю координаты одного паучьего логова в Запретном Лесу.

— Ты и там успел побывать?

— Угу, на первом и втором курсах.

— М-да, а я не верила рассказам дяди Сири о безбашенности грифов…

— Дядя Сири? Уж не Блек ли? — хех, вот Бродяга в осадок выпадет.

— Ой! — Тонкс шлепнула себя по губам, — эх, ну да, он приходится мне дядей… двоюродным, кажется, — судя по эмоциям колдуньи, она свято убеждена, что из–за такого родства я сейчас пошлю её очень и очень далеко.

— Хех, это многое объясняет, так что можно действительно делать вывод, что безбашенность — это семейная черта Блеков, во всяком случае, в 2–3 поколениях от «основной» семьи точно, кстати, Тонкс, хотел спросить.

— О чем? — мой пофигизм относительно её происхождения авроршу явно порадовал.

— Как у тебя получается так менять цвет волос? — магически я её уже просканировал, да и через Симбу образцы тканей взял, но было бы странно, не заинтересуйся я этим вопросом.

— О, хе–хе, это врожденный талант, кстати, я могу не только цвет волос менять, — с этими словами девушка превратила свой нос в клюв цапли…

— Нет, прошлое твое лицо нравилось мне куда больше, — я щелкнул по клюву… хм, черт подери, действительно структура, очень похожая на цаплю, без малейших усилий или усталости, это же какие могут быть перспективы и… очередное забивание гвоздей микроскопом. Да при правильном подходе эта девушка сможет уворачиваться от пуль и рвать стальные листы голыми руками, про увеличение сроков жизни я вообще молчу, а тут вместо этого превращение носа в клюв.

— Учту, но что–то мы задержались, все уже давно разошлись, или это твой коварный план, чтобы остаться наедине с девушкой? — меня пихнули локтем в бок.

— Блин, меня раскрыли, теперь операция по совращению некоего аврора может быть сорвана, — сказано это было с самым серьезным видом, на который я был способен.

— Эээ… что? — волосы Тонкс приняли кислотно–зеленый оттенок, а девушка сбилась с шага и чуть было не упала — пришлось подхватывать её под ручку. Вот только такое действие вызвало новый прилив паники, довольно забавно ощущаемой в эмосфере.

— А что? Ты — интересная девушка, к тому же уже доказала, что с тобой точно не придется скучать, так что нужно быть полным дураком, чтобы не обратить на тебя внимания, — хм, кажется, она подвисла, но, не стоит торопить события, к тому же, каких–либо чувств, характерных для влюбленности, не говоря уже о чем–то большем, по отношению к Тонкс я что–то в себе не ощущаю, — хотя, подозреваю, что это может быть опасно для жизни и никакая безбашенность тут уже не поможет, — улыбка таки выползает на мое лицо.

— Издеваешься? — сколько подозрительности в голосе.

— Не-а, просто констатирую факты, впрочем, в этом году сей славный замок навестило столько красоток, что глаза просто разбегаются.

— М-да, мама рассказывала, что Сириус вел себя примерно также…

— Вот видишь, так что это наследственное и я ничего не могу с собой поделать! — ответом мне был межмировой жест, более всего известный, как «facepalm» или «рука–лицо», если по простому.

— Мальчишка…

— Ну, ты тоже на старушку не очень похожа, — в ответ девушка организовала у себя на лице морщины, седину и дряблость кожи, — ммм, походку забыла, а то старушка с такими резкими движениями заставляет задуматься, а какие же она кушает таблеточки.

— Блин, точно! — «старушка» стукнула себя ладонью по лбу, — спасибо, Гарри.

— Может, ты в качестве благодарности примешь свой нормальный вид? А то боевая пенсионерка — это, конечно, круто, но эстетически куда приятнее лицезреть молодую девушку.

— Слова–то какие, долго учил?

— Не без этого, — вот так, упражняясь в пикировке, мы и достигли замка, после чего разошлись по своим делам. Вообще с Тонкс было… весело, хотя это не совсем подходящее слово, скорее, наблюдение за ней — довольно забавное занятие, да и её компания сама по себе эстетически приятна, хм…

Вновь потекли рабочие будни — История Магии (к слову, я наконец–то разобрался, что представляет собой призрак — довольно сложная ментальная структура, скорее всего, слепок личности и памяти, запитанный через Магию Смерти, это, кстати, объясняло ощущение погружения в ледяную воду при прикосновении приведения. Однако Бинкс был довольно несовершенен, у него даже эмоций не было, а вот часть других призраков могла даже обижаться и радоваться, правда, их конструкты были на порядок сложнее, ещё бы Пивза поймать и препарировать, но полтергейст чуял моё приближение задницей и старался оказаться как можно дальше, хотя надежды я не терял), Трансфигурация, Нумерология, Руны, ЗОТИ, Чары, Уход за Магическими Существами (Хагрид забил на Соплохвостов и теперь упоенно рассказывал о драконах, Лейт любезно согласилась побыть наглядным пособием, хех, за такую кормежку–то — не удивительно), ну и Зелья, конечно. Северус не терял надежды опробовать на мне различные неприятные настойки, а потому с остервенением вдалбливал в класс знания различных ядов и противоядий, становящихся все более изощренными от занятия к занятию и грозился новыми «контрольными тестами» к Рождеству, на кого он плотоядно при этом поглядывал, надеюсь, пояснять не надо?

Начало декабря осчастливило студентов трех школ мокрым снегом, порывами холодного ветра, сквозняками в промерзшем замке и сообщением МакГонагал о Святочном балу и ладно бы сообщила и на этом успокоилась, но нет, ей резко приспичило научить меня танцевать, не скажу, что я любил это дело, но необходимый набор знаний был заботливо вбит в мою голову Федерико ещё в эпоху обучения этикету высшего общества, вместе с хорошими рефлексами и некоторой практикой, полученной на очередных приемах Фелиции, ситуация с балом для меня катастрофической не была, но и какого–то удовольствия от этого процесса я вряд ли бы получил, тем более, когда танцевать нужно было не с симпатичной девушкой, а со строгим профессором, судя по некоторой «закостенелости», последней раз танцевавшей лет двадцать–тридцать назад… минимум.

Хорошо хоть с партнершей особых проблем не возникло, я просто подошел к небольшой компании слизеринок и в лучших традициях девятнадцатого века («Позвольте мне иметь удовольствие пригласить Вас на бал»), после положенного приветствия и легкого поклона дамам пригласил Дафну Гринграсс. Девушка благосклонно улыбнулась и кивнула, принимая приглашение, после чего попрощалась со мной и вернулась к беседе, словно всё происходило по договоренности и было в порядке вещей. Безукоризненно. Выражение лица Малфоя и его «свиты» пополнило коллекцию греющих душу кадров, думаю, если бы они вдруг узнали, что Темный Лорд решил заняться благотворительностью и пошел спонсировать магловские приюты и выдавать субсидии маглорожденным, степень удивления на их физиономиях была бы куда меньше. Почему именно Гринграсс, а не Делакур или Тонкс? Да просто из соображений здравого смысла. Флер является противницей по Турниру, да и приглашение от столь юного кавалера для девушки будет весьма неудобно. В общем, если возраст ещё туда–сюда, то вот с политической точки зрения — никак. Тонкс же отпадала по другой причине — на балу она будет представлять обслуживающий персонал, и приглашать её было бы неуместно, а вот Дафна подходила по всем параметрам (да и эстетически была мне наиболее приятна из всех возможных альтернатив). Возвращение к Грифам, также заставшим эту картину было куда более бурным, народ негодовал, как же так, их «золотой мальчик» вдруг выразил предпочтение «гнусной слизеринке», а не девушкам собственного факультета или хотя бы представительницей Барсуков или Воронов, на худой конец. Особенно негодовал Рон Уизли, чуть ли не называя предателем и его рыжая сестра, видимо рассчитывающая получить от меня приглашение.

— Гарри, зачем? — удивилась Гермиона, ну хоть не «как ты мог», уже лучше, — неужели нельзя было найти девушку среди своих?

— Гермиона, «свои», «чужие» — это всё просто ярлыки, чем принципиально Гринграсс отличается от той же Патил?

— Она с факультета Змей, а оттуда вышло множество сторонников Сам — Знаешь-Кого! — хотелось ругаться. Матом. Громко.

— Герми, — вздох, — тебе напомнить, с какого факультета был человек, предавший Поттеров? Факультет не значит ничего, учат всех одинаково, круг общения… так никто не мешает подойти к соседнему столу в Большом Зале и завязать беседу, в конце–концов, обожаемый тобой Дамблдор…

— Профессор Дамблдор, — рефлекторно поправила лучшая ученица потока.

— Сам неоднократно говорил, что дружба факультетов — благое дело. («Дружба — это Магия», так и хотелось процитировать одного Пони… но, ну нафиг, вдруг сюда заявится их главный фанат, а этого мир может и не пережить).

— И все–таки, почему именно Гринграсс, а не… ну, хотя бы та же Патил, — я почувствовал, как в башне все дружно обратились в слух.

— Вопрос вкуса, я полагаю, к тому же, помимо внешней привлекательности, Дафна Гринграсс является одной из лучших студенток курса, прекрасно разбирается в этикете и, готов поспорить, с раннего детства обучалась танцам, как и большинство волшебниц из старых родов, а ведь Чемпионы не просто должны присутствовать на балу. Они должны его открывать, что накладывает определенные критерии, к тому же… — я выдержал некоторую театральную паузу, — лицо Малфоя в тот момент, когда «Ледяная королева Слизерина» согласилась пойти на бал с Поттером было просто бесценным, жаль, что у меня не было под рукой фотоаппарата…

— Эмм, Гарри… — Колин Криви застенчиво переминался неподалеку.

— Да, Колин?

— В общем, вот — мальчик протянул мне фотографию Драко с командой, фотка была анимированная, поэтому весь спектр изменений был проиллюстрирован от и до.

— Это… шедеврально! Спасибо, — обрадованный мелкий радостно улыбнулся, а гостиная явственно зашевелилась, с интересом подтягиваясь к интригующей фотографии. Но парень ещё не понял, как сильно он попал — Фред и Джордж с нездоровым блеском в глазах уже нацелились на третьекурсника, что–то тихонько шепча себе под нос про плакаты и рекламные баннеры.

К счастью юного фотографа, у братцев Уизли были и ещё кое–какие дела, так что отстали от него относительно быстро, а вот мне уже так просто отделаться не получилось, впрочем, известия, что вывалили на меня близнецы, того стоили.

— Наш дорогой партнер…

— Мы пришли сообщить…

— Что в выходные состоится открытие Турнира! — как всегда, синхронно сообщили мои, кхм, партнеры.

— Эээ, какой турнир?

— Ты где был последний месяц? — в ответ удивился Фред.

— Если вы запямятовали, то у меня немножко привалило проблем, поэтому я был… занят, так что там за турнир такой? — не дал я сбить себя с мысли.

— О, это Величайшее Событие Года!

— Первый!

— Международный!

— Турнир!

— По Героям Меча и Магии!

— Чегооо??? — сказать, что я был удивлен — это сильно приуменьшить.

— Того, — кратко ответил Джордж, — Как–то сидели мы в Большом Зале, резались в «Героев», а тут болгары подкатили. Мол, что за шахматы такие продвинутые, ну мы и объяснили и показали, потом подошло пару французов и вот уже целый месяц народ каждый вечер собирается за отдельным столом в комнате за Большим Залом и устраивает сражения. Черт, Гарри, да у нас уже два десятка предзаказов на игру, некоторые отписались своим друзьям и знакомым, в итоге, пара заказов поступила из Германии и Испании, кое–кто написал из Румынии (ну да, Чарли мы тоже игру показывали) и это — только начало. Профессор Флитвик вместе с профессором Вектор как раз обещали доделать твой «одиночный» режим и исправить выловленные баги к выходным, тогда–то мы и объявили о Турнире, конечно, Кубка Огня у нас нет, но и обычной системы «по выбыванию» вполне хватит, — рыжий был возбужден настолько, что было удивительно, как он ещё и не носится по стенам и потолку.

— Ну вы, блин, даёте, — я прикидывал, что можно подарить в благодарность профессорам, ну, кроме некоторых процентных отчислений — всё–таки работу они провели титаническую, а любой труд должен быть оплачен, если ты хочешь и дальше пользоваться услугами этого трудящегося.

— А то, — гордо задрал нос Фред, — ты как, участвовать будешь?

— Вряд ли — со временем тяжко, да и опыта у нас с вами все–таки побольше, чем у других, вы ведь тоже не участвуете?

— Да, но мы–то организаторы, а вот остальные «бета–тестеры», как ты их назвал, как раз участие примут. Ну да ладно, мы вот о чем. Как насчет открыть этот турнир? Все–таки твое присутствие будет очень неплохой рекламой.

— Почему бы и нет, особенно, когда это мне ничего не будет стоить, а выгоду принесет очень даже?

— Вот и отлично, — синхронно ухмыльнулись братья, — тогда в субботу ждем тебя в Большом Зале в одиннадцать часов, — довольные предприниматели удалились, продолжая что–то обсуждать про баннеры, список заявок и таблицу участников, м-да, выходные грозят стать весьма эпичными

Глава 16

Но до выходных ещё нужно было дожить и не загнуться от всей той кучи планов, что уже была, да и пополнялась она новыми идеями весьма шустро — завал грозил стать таким, что я начинал подумывать о марионетке, загримированной под Поттера — всё равно обычные занятия уже ничем толком помочь не могли. Впрочем, пока что я ещё справлялся, а марионетка, помимо очевидной пользы, может и дров наломать, да и не уверен я, что она будет способна колдовать, даже если делать её из мага. Чтож, отложим, покамест есть дела более занятные — например, давно запланированный мной визит в зоопарк.

Что можно сказать о лондонском серпентари… он большой, просторный и хорошо оборудованный, к сожалению, свободолюбивый Боа Констриктор был отправлен в менее популярный зоопарк где–то в район Йоркшира, немагические змеи особым умом не блистали и сказать ничего не могли, но вот моему шипению подчинялись беспрекословно, впрочем, до самих змей мне особого дела не было, куда больше меня интересовал персонал серпентария и, в частности, обслуга инкубатора. За главного там был невысокий мужичок лет пятидесяти, сначала воспринявший мой визит в штыки, но быстро смягчился, стоило только упомянуть, что я сам увлекаюсь змеями и хочу зачерпнуть мудрости такого опытного специалиста, ну и десяток банкнот с портретом королевы само–собой внесли некоторую лепту. А дальше оставалось только слушать и запоминать различные тонкости и хитрости экзотической профессии змеевода. Как я и думал, с температурой в первый раз я накосячил очень сильно, мало того, что здорово её завысил, так для повышения шансов «созревания» яйца её следовало варьировать в зависимости от размера самого яйца, влажности, давления и еще пары параметров. Выкормить змеенышей тоже не так просто (хотя тут можно считерить за счет Симбы). Пораскинув мозгами, я пришел к выводу, что лучше оставить это дело профессионалам, новая сумма денег, подкрепленная легким внушением чисто на всякий случай и в лондонском серпентарии в инкубаторе появилось пара неучтенных яиц от явно очень крупной змеи, также там появилось несколько камушков со непонятными закорючками, рядом с которыми оргтехника периодически сбоила, василискам помимо тепла, скорее всего, требуется ещё и магическая подпитка, а простенькие артефакты с магией я сделать мог и на коленке — камушек и пара рун — вот и всё, что требуется для примитивного накопителя, постепенно «теряющего» ману в окружающую среду, главное, не забывать их периодически заряжать. Хотя за месяц, что по предварительной оценке требовался для вызревания кладки, заряд израсходоваться не должен.

Следующим пунктом моей прогулки стал домик неких Гонтов, точнее, скорее руины этого домика, найти его удалось относительно нетрудно — вся недвижимость регистрировалась в Министерстве Магии, разумеется, будь на доме Фиделиус, записи бы оказались девственно чисты, но Том по какой–то причине не стал заморачиваться с такими мерами безопасности или они могли как–то негативно сказаться на работе хоркрукса, ну или крестража, кому как больше нравится, да какая, в сущности, разница? Чар не было, а крючкотворов, желающих подзаработать пару лишних монет — хоть лопатой греби, так что адресок нычки Темного Лорда достался мне за тридцать галеонов. Итак, как я говорил выше, домик представлял собой живописную развалюху, каким–то чудом ещё не перешедшую в разряд «руины». Если на старом поместье и были какие–то защитные чары, то выветрились они отсюда очень и очень давно, исключением был один участок, прямо–таки фонящий Тьмой и Смертью. При более плотном изучении удалось выявить и рассмотреть нити различных проклятий, сплетенных в такой узел, что просто диву даешься — как оно всё не замкнуло к чертовой бабушке. Правда, источника питания я никак уловить не мог, но и без этого тут работы хватит, заодно удастся почерпнуть много нового, к примеру — вот это славное плетение, основанное на Тьме — грубо выжимает из жертвы все соки и передает по себе источнику заклинания. Жаль, что завязано на предмет, да к тому же требует очень сложного «рисунка» — в бою сложноприменимо, хотя что мешает мне взять сам принцип и попробовать сделать нечто подобное? Или вот еще…

Семь часов спустя.

Или Волди Гений с большой буквы, или за последние пятьдесят лет программу Хога урезали на порядок, если не на два — изощренность плетений и некоторые связки заклинаний вызывали восторг, пусть это смертельная ловушка, но по исполнению и красоте её смело можно приравнять к картинам великим мастеров кисти, ломать такой шедевр было почти физически больно, впрочем, с учетом моей способности поглотить ману Смерти из плетений, сломать ловушку было делом нескольких минут, но просто так похерить такой труд, даже не изучив его как следует? Хомяк не простит. В итоге, почти всю ночь я занимался разбором самого сложного после мантии–невидимки узора и лишь когда более–менее понял, как всё это работает, сломал ловушку. В награду мне досталось колечко, да не простое, а немного проклятое — эдакая последняя линия обороны. Проклятье было мастерски скрыто за чудовищно сложной структурой камушка, что на колечке сидел, кстати, стиль исполнения структуры в камне был подозрительно похож на волшебство мантии–невидимки, так что легенда о «дарах Смерти» имела под собой какие–то корни, во всяком случае, автор этих артефактов был, скорее всего, одним и тем же человеком, или, на худой конец, создатели этих шедевров магической мысли придерживались одной школы. Но вернемся к проклятью, месье знал толк в извращениях — хороший заряд магии Смерти был упрятан в конструкт, позаимствованный из Трансфигурации и отвечающий за анимацию объекта. Судя по отпечатку, в кольце сидела небольшая, но смертельно опасная змейка, атакующая не столько тело, сколько энергетику идиота, захотевшего примерить кольцо, дальше всё будет зависеть напрямую от силы жертвы — чем мощнее, тем дольше потрепыхается, но выжить после прямого заряда Смерти такой концентрации в ауру для нормального человека нереально. Прилепленный ко всему этому кусок души уже особого интереса не вызвал, да и времени изучать артефакт почти не осталось — скоро в Хогвардсе начнутся занятия и моё присутствие на них обязательно. Чтож, остальные визиты будут чуть позже.

Сегодняшним головняком была Гербология, или же, Травоведение, сути это не меняет — различная волшебная трава, имеющая разнообразные свойства и порой отличающаяся весьма скверным характером. Предмет для меня был столь же простым, сколь и бесполезным. Дело в том, что почти все растения были так или иначе завязаны на Магию Жизни, причем в «сыром», грубом исполнении, фактически, просто ей накачены, различия им придавала генетическая цепочка, могущая даже несколько изменить «стихийный окрас» и добавить к Жизни Воду, Свет или еще чего, также спокойно мной скопированная, м-да, на старости лет буду выращивать волшебную коноплю, а может, лучше заделать энтов или хьёрнов? И поставить сторожить коноплю… Кхм, что–то я от темы отошел, вернемся к лютикам–цветочкам, теперь я понял, почему Невил оказался среди Грифов, а не Барсуков. Когда этот слегка полноватый парень видел перед собой новую рассаду, то приходил в восторг и тотчас забывал о всем остальном, в этом увлечении сильно напоминая Хагрида и его страсть к милым зверушкам, также, как и великан, Лонгботом не обращал внимания, что некоторые цветочки могут спокойно сожрать человека (правда, такие нам показывали только издали) и искренне недоумевал, почему никто не разделяет его страсть.

А вот с Зельеварением вышел облом — зачаровать простую воду на такую же магическую компоненту, что есть в зелье, у меня не получалось, даже если проводить вливание нужной маны (с этим тоже были большие проблемы, у меня есть далеко не все стихии, а проводить двойную трансформацию типа огонь–нейтраль–земля было утомительно, но с каждым разом это получалось всё легче, так что, может быть, когда–нибудь, лет эдак через пятьдесят, проблемой это быть и перестанет) также, как это бы происходило при варке традиционным способом. Энергия без прочного материального якоря смешивалась, если её насильно структурировать, то на выходе будет заклинание, но никак не зелье, а материальный якорь… по сути, это и есть обычный ингредиент, в плюсы можно отнести только то, что теперь мне, при нужде, не придется отмерять компоненты с точностью до грамма и нарезать их сложными фигурами — зрение и контроль магии вполне позволяют обойтись без таких ухищрений, что местные вынуждены были применять из–за своих относительно скромных сил. Снейп бросал на меня очень странные взгляды, нет, неприязнь зельевара никуда не делась, вот только появился у него ещё и очень нехороший такой интерес, кхм, в общем, на шляпу Гриффиндора я смотрел примерно также. Дядька, кажется, всерьез задумался, а не препарировать ли столь любопытный экземпляр человека с драконьей кровью в жилах.

После занятий Гермиона предприняла попытку «помирить» некоего Поттера и Уизли № 6, попытка оказалась неудачной — разговаривать с рыжим мне было банально не о чем. Это Гермиона была весьма начитанным ребенком с широким кругозором (пусть и излишней верой в авторитеты), а тут… к тому же, волны зависти и неприязни от Рона изрядно раздражали, так что разговора не получилось, к тому же, заявлять что он меня «простил»… Он. Меня. Да ещё с таким напыщенным видом, хотя как же, первый друг, что показал Магический Мир, с которым было столько пережито вместе, думаю, со старым Поттером это бы сработало, я же прилагал серьезные усилия, чтобы не рассмеяться наивности гриффиндорца. Но развлекаться времени не было — Кольцо жгло карман (прелессссть, наша преллеессссть, голм–голм), требовалось подобрать проект дома, да и несколько других дел поднакопилось, так что заверив Рона, что в его высоком обществе низкий смерд находиться права не имеет, я поспешил оставить гостиную и продолжить заниматься своими делами. Мелькавшую на границе сознания мысль заскочить к жителям озера и договориться о доставке пленников на поверхность я отверг. Во–первых, озерникам придется за это что–то платить, а выяснять их предпочтения у меня не было ни времени, ни желания, можно, конечно, запугать их до трясучки и говорить с позиции силы, но это было бы глупо и противно — все равно, что детей избивать. Во–вторых, спокойно сплавать я могу и на испытании, вряд ли с этим возникнут проблемы, хм, озерники, а есть ли у них связи с морским народом? Тогда можно было бы и поговорить о взаимовыгодном сотрудничестве — на дне океана лежит столько интересного… черт, ну вот ещё один пунктик добавился. Так за стратегическим планированием я и добрался до границы антиапарационного барьера, уже ставший привычным портал отправил меня в небольшой тупичок неподалеку от Гринготса, чтож, надеюсь, зеленушки подготовили хорошие проекты.

Немного позже.

— Итак, мистер Поттер, я правильно вас понял? Вам не нужен дом в Англии или Европе? — Грипнгкрок (Тьма, как они сами эти имена произнести–то могут?) сверился с моей заявкой.

— Верно, уважаемый Грипнгкрок (закрытый перелом языка), — выговорил я, а гоблин довольно хмыкнул, м-да, всякие «Крюкохваты» и «Загребабры» — это всего лишь прозвища, клички, если угодно, свое имя гоблины называют далеко не каждому чужаку, а уж произнести его, да еще и правильно могут вообще единицы, — в идеале, я бы предпочел леса Сибири, чем дальше от людских поселений, тем лучше.

— Странный выбор, но за ваше золото — любой каприз. Однако, должен вас предупредить, тамошние маги не любят жителей островов, впрочем, в лесах обитают только старые отшельники, коим нет дела до окружающего мира. К вопросу о юридическом оформлении. Наш банк осуществляет подобные услуги, однако жилье требуется зарегестрировать в Министерстве Магии. Поскольку территория вашего будущего поместья находится в пределах России, то и министерство вам нужно соответствующее, — я задумался, регистрация — это не есть гуд. Да и зачем она мне? Чтобы на мой дом повесили «Надзор» или еще какую гадость.

— Думаю, регистрацию я пройду позже, — гоблин понимающе оскалился.

— Как вам будет угодно, теперь рассмотрим проект и строителей, предлагаю вам сторонних специалистов, после окончания работ им можно стереть память — процедура отработана веками и гарантирует результат, — гоблин вздохнул, — раньше было принято убивать работников после завершения постройки — и оклад платить не надо и гарантия, что точно никто не проболтается, но, увы, те славные времена прошли — теперь приходится платить по двойной ставке, — м-да, кто о чем, а гоблин о деньгах. Далее было двухчасовое обсуждение проекта дома, что туда нужно, чего не нужно, ну и, само собой, выбор участка земли. В итоге мне выдали что–то типа маяка для портала — воткни в землю, активируй и туда будет перемещена бригада строителей, удобно, хоть и стоит… впрочем, с деньгами пока проблем не было, особенно после закрытия некоторых убыточных проектов яблочников и торжественного возвращения Джобса в родные пенаты с идеей графического интерфейса для продукции.

Путешествие до Сибирских лесов описывать смысла нет — сосредоточиться, посчитать расстояние, вложить энергии, открыть переход — вот и вся недолга, правда, я как–то забыл про разницу во времени и условиях. Ночь, начало декабря, девственный лес… сугробы по пояс. Пришлось помогать себе левитацией. Кое–как победив снежный завал, я осмотрелся. Покрытые серебром деревья, свет полной луны льется с безоблачного неба, на диво яркие и крупные звезды — такие в городе не увидишь даже глубокой ночью, тишину леса нарушали лишь поскрипывания на ветру могучих древесных исполинов, да отдаленный вой какого–то волка. Я вдохнул чистый морозный воздух полной грудью.

— Здесь русский дух, здесь Русью пахнет, — каюсь, не удержался. А что тут в плане магии? Переход на магическое зрение заставил слегка поутихнуть радости. Лес был живым и почему–то мне казалось, что сейчас он очень пристально наблюдал за мной. Возможно, соваться сюда было не самой лучшей идеей — пусть концентрация магии в лесу и относительно невелика, но вот если прикинуть площадь и высчитать общий объем — даже у десятка Богоравных вместе со всеми драгонслеерами будет меньше… порядка на два–три. Вот и не верь потом в старые сказки про леших и водяных — в таких местах они просто обязаны быть. Хорошо простым людям — они банально не чувствуют всей этой мощи, а вот мне тут как–то неуютно. Впрочем, если сказки не врут, то можно попробовать и договориться.

Или все–таки не рисковать и тихо–мирно свалить? Ладно, смыться я всегда успею, в крайнем случае, восстановлюсь из нычки, так, что там нам советовали старые добрые русские народные, прочитанные ещё в далеком детстве в… неважно… вывернуть наизнанку одежду, так, нет, это если тебя водят кругами… хм… точно, главное, чтобы всё нашлось. Кстати, нужно будет потом спросить с гоблинов за то, что «позабыли» предупредить о такой «мелочи», ну а пока… так, это не то, это тоже, вот! Нашёл! Из рюкзака, с которым я предпочитал не расставаться была торжественно извлечена краюха хлеба и небольшой мешочек с солью (первый был из НЗ на случай окончательного перевода блюд Хога в категорию «это я есть буду только когда кончатся собачьи консервы», вторая использовалась в некоторых ритуалах, о которых я краем уха слышал от Флитвика, но осуществить пока не успел), так теперь бы найти пенёк, но чего в глухой чаще нет, так это вырубки, ладно, обойдемся просто тряпочкой — небольшое подношение лесу. До сих пор многие жители глубинки при походах в чащу берут с собой кусок хлеба, говорят, за небольшую мзду Леший может помочь и вывести к людям, если заблудишься, обычное суеверие, казалось бы, но вот с точки зрения магии и ритуалов, все гораздо сложнее.

— Прошу у Хозяина Леса разрешение построить свой дом в его владениях, — м-да, чувствую себя полным идиотом, стою один в зимнем темном лесу во втором часу ночи и пытаюсь общаться с мифическим Лешим, нет, мне срочно нужен отпуск и отдых, может махнуть на пару дней куда–нибудь район Самали, поохотиться на пиратов?

— Давненько уже никто вежества мне не оказывал из молодежи, да, давненько. Ну, здрав буде, отрок, — вот же *ть! Никакого возмущения магии, никаких следов по физике, был совершенно пустой лес и вот спустя миг рядом со мной оказался низенький дед в лаптях, домотканой одежде и с берестяным туеском на поясе, то, что сейчас зима и одет он несколько не по погоде, старика явно не смущало. Пришелец с интересом изучал меня своими зелеными глазами, не забывая, тем временем с удовольствием жевать кусок хлеба.

— И вам не хворать, дедушка, — в магическом плане этот «дедушка» превышал Сефирота раза в четыре, про меня нынешнего и говорить–то нечего. Хотя если в разборках применить и физику, то грустно станет уже ему… скорее всего, но воевать с ним что–то меня не тянет.

— Чьих же ты будешь, никак не пойму, на скифа не похож, слишком высокий, варяг? Нет, среди них черноволосых отродясь не бывало, — дед словно принюхался, — хм, Навь значит, да к тому же связанная с самой… — последние слова прозвучали столь невнятно, что разобрать их не получилось даже с учетом усиленного слуха.

— Связанная с кем? — но Леший лишь отмахнулся.

— Узнаешь, когда вырастишь. Редкие вы гости у нас, оттого и не признал, так–то меня не видит почти никто, забывать стали, да. Засыпаю потихоньку, — Леший был весьма непоследователен и мысли свои выражал как–то странно, да и говор был у него довольно архаичный хотя, от человека он был весьма далек, так что неудивительно.

— Эм, а маги? — я направился вслед за куда–то потащившимся «стариком».

— Чароплёты? Так слабосилки одни остались, оскудела порода, старые волхвы ушли, а новые так и не появились, скоморохи и фигляры на их месте теперь — машут своими ковырялками, да знай себе под нос что–то бормочут. Ни заветов предков, ни традиций старых не помнят. А уж посох нормальный вместо ковырялки взять, так и силенок не хватит же! Тьфу! — огорчился Леший, — нет больше настоящих кудесников, как пришел на земли наши крест, так и стали волхвы уходить, никого нонче не осталось, даже поговорить не с кем — или ушли или спят непробудным сном. Стой! — вдруг резко оборвал себя Хозяин Леса, — пришли мы, — действительно, всего в паре шагов от места моего приземления оказалась довольно обширная полянка, окруженная деревьями и все бы хорошо, но если судить по ощущениям от моих клеток в «нычках», сместились мы километров на семьсот, м-да, суров старик, а самое главное, я опять не заметил с его стороны применения магии, впрочем, неудивительно — весь лес по сути, и есть он, так что обнаружить что–то по внешним колебаниям вряд ли удастся, — вот тут можешь себе справить дом, деревья не обижай, да землю не трави, а в остальном, живи как хочешь, ну и заходи, если что, давно у меня собеседника не было, очень давно, да, — протяжно зевнув, Леший растворился в окружающей темноте, оставляя меня в полном одиночестве.

— Сходил, блин, выбрал место для домика, — нет, к черту, буду сидеть на попе ровно до бала и проводить в порядок свои нервы, хватит пока что с меня визитов. Активировав маяк и раздав ц. у. прибывшим (на тему окружающие деревья не трогать, мусор забирать с собой), я наконец–то отправился обратно в Хогвардс — полученная информация требовала осмысления, да и по времени как раз успеваю на ужин.

Увы, этот день, похоже, решил стать самым насыщенным в моей нынешней жизни — за ужином ко мне подошел Виктор и невзначай поинтересовался, нет ли у меня в планах пригласить «ту девушку с растрепанными волосами, что постоянно сидит в библиотеке, Гермивона, кажется», привет из канона?

— Нет, к тому же, я уже пригласил другую даму, но почему именно она и причем тут я? — все–таки внешность Грейнджер оставляла желать лучшего, да и характер временами был, м-да.

— Понимаешь, Гарри, наши уже все заняты, француженки и подавляющее большинство твоих соотечественников смотрят на меня, как на какой–то трофей и чуть ли не облизываются, а она одна из немногих, кому совершенно всё равно! Но если вы с ней близки, то я не хочу встревать.

— Хех, Гермиона вообще квиддич недолюбливает, но вот если ты назовешь её «Гермивоной» может обидеться. И нет, мы просто старые приятели, пару раз вместе влипавшие в неприятности.

— Отлично, тогда я приглашу её! Хм… пожалуй, лучше всего поймать её в библиотеке, а то могут быть проблемы, — вот что мне нравилось в Викторе, так это то, что он всегда продумывал свои действия на несколько ходов вперед.

— Угу, удачи, кстати, ты не хочешь побывать на открытии небольшого турнира по «Героям» в эти выходные? — думаю, присутствие самого результативного ловца этого года ещё немного поднимет рейтинг моей игрушки.

— Супер шахматы, да? Я сам думал зайти, ты тоже будешь?

— Еще бы, должен же я узнать чем все это кончится. Так что приходи, не пожалеешь.

— Ну ладно. Так, у меня ещё есть пара дел… Гарри, как у тебя с загадкой яйца? — Виктор вдруг перешел на шепот, — я могу помочь… — хм, не хочет оставаться должником за драконов или просто проникся симпатией?

— Не нужно, в таких загадках, я как рыба в воде, — болгарин понимающе хмыкнул, уловив интонации. Попрощавшись, мы направились по своим делам. Ловец, стараясь быть как можно более незаметным скрылся по направлению к своему кораблю, я же отправился прямиком в Выручай–комнату, теперь, при наличии Винки, для открытия входа в неё не требовалось вылавливать «добровольных» помощников. Полчаса поисков и Диадема Ровены также оказывается в моем рюкзаке, теперь выйти и войти заново, заказав через эльфийку нормальную лабораторию зачарователя — что–то типа алтаря для проверки палочек, но несколько более сложный. Дело в том, что местные маги, неспособные видеть заклинания, умудрились создать замену нормальному зрению, кривую, бесполезную «в поле», но очень хорошую в плане работы с волшебными предметами. Принцип эхо локации, ориентированный на магическое плетение и с различными «частотами» — стихийным окрасом, такой алтарь позволяет определить структуру любого заклинания даже местному слепцу, ну, а для меня такая подсветка нужных зон с указанием, что именно использовалось в плетении вообще как подробная инструкция по сборке артефакта. Конечно, минусы у такого способа были — это и невозможность рассмотреть что–то громоздкое и стационарное, и шанс случайно активировать какой–нибудь «подарок» в предмете (скорее всего, так в свое время Дамби и влетел в проклятье кольца — решил рассмотреть подробнее и «разбудил» змейку), но плюсы лично для меня эти минусы перевешивали. Начать я решил с кольца — там уже точно ничего пакостного не осталось, а вот диадему сначала стоит осмотреть без применения дополнительных средств — мало ли.

Перстень Гонтов с Воскрешающим камнем порадовал меня мозговыкручивающей структурой на основе Смерти. Плетение содержало куски, похожие на структуру призрака, но ещё более сложные, плюс, что–то из пространства, но точно пока не определю — уроки аппарации для старшекурсников проходят весной, сама брошюрка ничего внятного не содержит — сосредоточьтесь, представьте место и потянитесь к нему всем существом, вот и все объяснения, магический портал гоблинов плетение содержал, но было оно на порядок проще того, что было в кольце, хотя общие черты, безусловно, присутствовали. По грубым прикидкам, кольцо обращалось куда–то очень далеко (судя по сложности), что–то выдергивало из этого «далеко» и создавало его образ при помощи плетения призрака, опять же, судя по сложности, вполне материального, вот только запитывалось все это дело от магии Смерти и ощущение от прикосновения к такому существу должно быть сродни ощущению от прохождения сквозь призрака. Как там писал Бидль, «его невеста вновь оказалась в мире живых, но была холодна, словно лед?» очень похоже. К тому же, я сомневаюсь, что кольцо вытаскивает душу из загробного мира, хотя, про души и этот самый загробный мир я знаю до прискорбия мало, но в призраках души точно не было, а если тут такое же плетение в основе… ммм слепок? Возможно…

Кусок души Волди подвел меня к очередной развилке и выбору вариантов. Его можно тупо поглотить, вероятно, освоив часть знаний и немного увеличив свою магическую мощь, его можно уничтожить, хотя нет, душу уничтожить нереально, во всяком случае, я такого способа не знаю. Даже сожранная душа становится частью поглотившего его существа и продолжает свой путь. Тогда не уничтожить, а отправить по кругу перерождения, но без остальных частей это будет… м-да, хрен его знает, как это будет и отправится ли эта часть Темного Лорда хоть куда–нибудь, но есть подозрение, что будет хреново как тому куску, так и оставшимся кусочкам тут, а мистер Редл и так четырнадцать лет пробыл в полуматериальном состоянии, что явно не прибавило ему любви к ближним. Тоже проблема, нужен ли мне он вообще или стоит собрать оставшиеся части да прикопать главу Пожирателей по–тихому? Судьба этого мира и его обитателей меня, по большей части, не колышет, как и власть, только знания имеют ценность. А где можно достать эти самые знания? Дамби? Разве что залезть к нему на прямую в череп и скачать — сам он делиться точно не будет, Министерство под Фарджем? Не смешно. Другие страны? Возможно, но нужно долго и нудно искать и подбирать подходы, а вот Волди всё это уже проделал в своё время и знаний у него хватает — один трюк с семью филактериями чего стоит. К тому же, если он окажется у руля и снимет массу идиотских запретов и ограничений, будет всяко проще, да и если есть желающий разгрести все эти Авгиевы конюшни, именуемые политикой, то зачем мне мешать столь достойной цели? Правда, есть некоторая проблема с желанием Томаса убить некоего паренька со шрамом, да и адекватность его остается под большим вопросом (я имею ввиду Тома, а не паренька, хотя…), тогда уничтожение или поглощение кусков его души адекватности точно не прибавят, всё–таки в первую очередь дух мага отвечает за его связь с магией, его эмоции и состояние, во всяком случае, так было в Фиоре и у меня нет причин считать, что тут дела обстоят сильно по другому. Значит, ломать хоркруксы не стоит, во всяком случае, до той поры, пока я не удостоверюсь, что Том — просто психопат с комплексом Бога.

Но с кольца пока хватит, плетение я запомнил и, думаю, даже смогу воссоздать, хотя все эти заигрывания с мертвецами как–то не по мне, мертвому лучше оставаться мертвым, а не издеваться над природой и жизнью, хотя, возможно это во мне говорит симбионт, как раз «заточенный» на работу с живыми, ведь с практической точки зрения, нежить куда выгоднее живых, однако, если этих живых модернизировать… кхм, что–то я опять отвлекся. Вторым артефактом стала Диадема Ровены и, как я и предполагал, Том помимо куска своей души внес в неё и другие корректировки, они были хорошо видны — довольно грубые вставки по сравнению с изящностью основного плетения, рассчитанного на «прочистку» мозгов и, хм, оптимизацию их работы, но, опять же, это грубо и навскидку, угадывание общей картины по знакомым деталям, для большей точности нужна оценка мозгоклюя, Флёр что ли как–нибудь спросить, хм… пожалуй, наши отношения не настолько доверительные в текущий момент времени, м-да, но вот что нагородил Волди было понятно очень хорошо, каркас «Империуса» узнать нетрудно — грубая и мощная, как бревно, форма, содержащая всего одну команду «подчиняйся!» и управление к куску души. Дешево, надежно, эффективно. Польстившийся на бонусы от диадемы человек рисковал повторить судьбу принца Артаса, нацепившего каску Нер» Зула. Думаю, эффект будет примерно таким же, что тут скажешь, хитрожопый засранец, уважаю! Чтож, два хоркрукса — это, конечно, маловато для статистики, но с учетом знаний об остальных можно сделать некоторые выводы, например, что под сосуд души подходит далеко не каждая вещь. И Кольцо и Диадема выполнены из какого–то интересного сплава, скорее всего, гоблинской работы, да и зачарование у них было мощным, это помимо того, что сами артефакты по плану Темного Лорда должны были постоянно находиться в довольно насыщенных магией местах, что бывшее родовое гнездо Гонтов, что Хог, да и пещерка с утопленниками, думаю, тоже не обезмажена, а значит, нельзя было просто так запихнуть кусок души в голыш да кинуть к другой речной гальке или вообще на скалистое побережье Тихого океана. Хрен бы тогда его кто нашел, но Том этого не сделал и явно не из–за тщеславия, как в каноне утверждал ДДД, ездя вдоль извилины всенародно избранного козла отпущения, тщеславие тщеславием, но личная безопасность как–то важнее, а раз не сделал, значит или был полным идиотом, или так сделать было нельзя, но поскольку идиот при всем желании не сможет чуть ли не в одиночку захватить целую страну, то возвращаемся к варианту с «нельзя».

Откинувшись в кресле, я потер глаза — слишком долгая работа с магическим зрением была довольно утомительным занятием, сколько там натикало? Хм, четыре часа утра, неплохо так поковырялся, можно и отдохнуть, позвав Винки, я приказал ей накрыть стол и принести бутылочку вина — пива сейчас не хотелось, но вот чего–то приятно согревающего отведать было бы неплохо, заодно сообщил эльфийке, что дом уже вовсю строят и скоро ей нужно будет принимать хозяйство. Радости было…

После перекуса я занялся вещью необходимой, но весьма раздражающей — подбору гардероба, причем требовалось несколько вариантов, а потом их еще согласовывать с Дафной, дабы прийти в гармонирующих костюмах. Ярко–изумрудная парадная мантия была отвергнута сразу — слишком крикливая, да и я предпочитаю тона темнее. Вообще, согласно традициям, у кавалера на балу может быть три варианта нарядов — классический фрак, парадная мантия или строгий камзол, правда последнее было больше распространено в Восточной Европе и России — дань традиций уже давно распавшейся Империи. После некоторых размышлений, я остановился на последнем — париться с длиннополыми мантиями или мучиться с удавкой на шее, именуемой бабочкой к фраку мне не хотелось категорически, даже если эти костюмы будут из Симбы. К тому же, к камзолу полагалось надевать легкие сапоги, что было куда удобнее бальных туфель. Большинство русских офицеров девятнадцатого века еще и шпоры на них цепляли и лихо ими звенели на танцах, говорят, пользовалось сие большим успехом. Выбор цветовой гаммы оставим партнерше, хотя, скорее всего, будет серебро или темно–зеленый, так, теперь призвать зеркало и осмотреться, хм, коня, клинок и можно идти на Париж, хе–хе.

Оставшиеся до начала каникул дни пролетели довольно скучно — открытие Турнира по «Героям» разве что прошло феерично благодаря помощи Лейт, присутствию Виктора и еще нескольких его друзей из команды болгар — парень пригласил их поучаствовать в столь «эпичном» событии. Разумеется, была там и Рита Скитер — весьма довольная жизнью и суматошно надиктовывающая что–то своему перу. Её радость была вполне понятна — описание моего выступления на первом туре было шедевральным, вспоминался и Мерлин, умевший говорить со змеями и водивший дружбу с драконами и то, что у него были потомки, чей след затерялся в глубинах истории и много что ещё, в общем, свои пять сотен галеонов премии журналистка честно заработала и, судя по всему, рассчитывала после новой статьи пополнить свое благосостояние еще немного. Присутствовали на открытии и некоторые профессора, в частности Флитвик и Вектор, коим выразили огромную благодарность за помощь в создании проекта и его отладке. Вектор получила несколько магловских книжек с интригующими названиями типа «Программирование нейронных сетей», «Числовые методы подбора», «Оптимизация алгоритмов» и парочку других и почти сразу же ушла в литературу, периодически удивленно ахая. Маленький профессор чар уже весело носился на своем подарке — зачарованное летающее кресло, на самом деле, ничего сложного, принцип тот же, что и в метле, разве что комфорта больше, основной проблемой было доказать, что кресло — вовсе не магловское изобретение, а потому его можно зачаровывать. Дурдом, но, к счастью, коррупция в министерстве всё также процветала, а Артур Уизли был далеко не единственным сотрудником отдела по борьбе с незаконным использованием магловских вещей, так что разрешение получено было. Ну и после завершения открытия, оба старших волшебника получили по письму из банка, где говорилось, что им принадлежит по пять процентов с чистого дохода от продаж игры «Герои Меча и Магии», деньги не так, чтобы большие, но при хороших продажах прибавка к зарплате будет существенной.

Но вот начались каникулы и я с чистой совестью подал заявление декану. Мол так и так, хочу провести каникулы с родственниками. И новый кадр, греющий мою душу — МакГи, с выражением полного отрешения от реальности рассматривающая заявление.

— Ммм, мистер Поттер, вы уверены? На сколько я помню, у вас сложились не самые хорошие отношения с родственниками.

— Ну что вы, мэм, сейчас мы наконец–то нашли общий язык и зажили душа в душу (ага, они ко мне не лезут и я не отрываю им головы, полное взаимопонимание), вот я и хочу их навестить, — так, теперь сделать невинный вид, ещё невиннее! Кхм, нет, лучше не стоит, а то на меня уже как–то странно поглядывают.

— Хорошо, мистер Поттер. Но должна вас предупредить, как Чемпион Хогвардса, вы должны вернуться хотя бы за день до святочного бала.

— Буду знать, мэм, — осталось только вытянуться смирно и отдать честь.

— Чтож, тогда всего хорошего и… счастливого Рождества, — улыбнулась профессор, в миг растеряв всю свою строгость.

— И вам, миссис МакГонагал, — главное, чтобы она не узнала, автора рождественского подарка, а то как бы чего не вышло…

Куда сложнее было расстаться с Лейт — дракона очень хотела отправиться вместе со «Старшим», да и я чувствовал себя без неё несколько… некомфортно, но как в центре Лондона сныкать такую тушку я понятия не имел, дезъиллюминационные чары долго не продержатся — слишком большой размер у этой красавицы, вот будь она меньше… хм, а ведь я знаю кое что о магии «Титан», хоть это только теоретические основы, но стоит попробовать, жаль, что сейчас времени уже нет, нужно было раньше об этом подумать, по возвращении точно займусь… список дел продолжал шириться.

Хогвардс экспресс был на редкость пустынным, в связи с Турниром (и по «Героям» в том числе) ехать домой на Рождество решилось всего несколько человек и ради них стали гонять поезд, нет бы воспользоваться камином или порталом, но нет, мы убьем кучу времени и сил на поезд, чем воспользуемся менее броским способом передвижения. На платформе меня уже ждал большой черный пес, радостно попытавшийся облизать мне лицо, но был жестоко перехвачен в полете и потрепан за уши.

— Бродяга, я тоже очень рад тебя видеть и соскучился, но целоваться предпочитаю с симпатичными девушками, а не с подозрительного вида собаками, — пёс смущенно потер нос лапой и опустил очи к полу, — ничего, рабочий момент, бывает. Ну что, веди меня, собачка, домой, — Блек с энтузиазмом завертел хвостом и побежал к выходу с платформы. Собственно, отошли мы до ближайшего безлюдного проулка, где анимаг принял свою нормальную форму и, подхватив меня за руку, аппарировал на столь же безлюдную площадь, окруженную домами, как говорится, знававшими лучшие времена. Еще минута и вот мы уже в холле довольно обшарпанного дома и Сириус сразу же стискивает меня в объятиях.

— Гарри, не могу поверить, что это ты! Как вырос, как изменился! — меня попытались удушить.

— Кхе… дышать… кха, — Блек сразу же отстранился, а по эмоциям долбануло его смущением, вообще, в этом плане Сириус был довольно открыт и фонтанировал очень неплохо, особенно для представителя мужского племени.

— О, прости… — угу, я верю, что тебе очень, очень стыдно.

— НЕВЕЖИ, УБЛЮДКИ, ПРЕДАТЕЛИ КРОВИ! — ау, мои уши. Я повернулся к открывшемуся портрету некой дамы, на вид лет сорок, пышные черные волосы до середины спины без намека на седину, породистое, все ещё симпатичное лицо, а на фоне прочих англо–саксов, так даже красивое, вот только сейчас оно было перекошено от бешенства, — ПОЗОР НА МОЙ РОД… — тут дама наконец–то обратила внимание на присутствующих, — Реги? Это в правду ты? — хм, а когда она не орет, то становится очень даже ничего.

— Простите, леди, не имею чести быть вам представленным, — я поклонился портрету, — Гарольд Джеймс Поттер, к вашим услугам.

— Поттер, древний род, хорошо, значит, я обозналась, простите, молодой человек, просто вы, как две капли воды похожи на моего младшего сына, Регулуса Арктура Блека, — видимо, моё внешнее сходство с её погибшим сыном настроило леди на куда более позитивный лад, во всяком случае, удивление, разившее от Сириуса говорило, что сейчас поведение портрета его дражайшей матери очень далеко от типичного, да и встретившие нас крики это подтверждают, Я — Вальпурга Блек, последняя леди этого рода и мать недоразумения, что стоит рядом с вами, — от Бродяги донеслось раздражение и некоторая неприязнь.

— Гарри, может не будем стоять на пороге и пройдем на кухню? — попытался как–то прервать наше с портретом общение Сириус, воровато оглядываясь.

— А ты молчи, позор Рода, если у тебя не хватило мозгов правильно выбрать себе друзей, то хоть прояви остатки воспитания чистокровного мага и не лезь в чужой разговор, — а эта женщина начинает мне нравиться, да злобная, да вспыльчивая и бешеная в гневе, но вот есть в ней какая–то жила, какой–то стержень, что заставляет считаться с её словом, даже если это слово сказано всего лишь портретом–слепком после её смерти. Во всяком случае, Сириус действительно прикусил язык, — что же касается вас, молодой человек, добро пожаловать в родовое гнездо Блэков, точнее, в то, что от него осталось благодаря некоторым.

— Благодарю за гостеприимство, леди, — вновь раскланявшись с портретом, я наконец–то проследовал на кухню за Сириусом.

— М-да, не ожидал от матушки такого, — бывший узник Азкабана явно переживал из–за слов матери, — обычно, она на всех только и орет… правда, эти «все» целиком и полностью состояли из меня одного, — маг покачал головой, — но как же я рад, что ты приехал, Гарри, кстати, а что там была за фраза про девушек? У тебя появилась дама сердца? — гриффиндорец заинтересованно на меня посмотрел.

— Ну, как тебе сказать, я пока в раздумьях, «дядя Сири», — Блек подавился воздухом.

— Дора? Ты встречаешься с Нимфадорой Тонкс?

— Встречаюсь — это слишком громко сказано, мы просто спали с ней, — бедного анимага можно было уносить, а моя коллекция кадров продолжала пополняться, — а кое–кому стоит сходить в бордель, раз он за каждой фразой слышит вполне определенные вещи, — под конец тирады я не выдержал и рассмеялся, секунду спустя меня поддержал лающий смех Мародера.

— М-да, уел, признаю, ну а все–таки? — отсмеявшись, продолжил допрос маг.

— Пока весь мой личный фронт занят лично мной и ещё Лейт, конечно, хотя, порой появляются некоторые мысли, — пожалуй, не стоит ему говорить, что мысли эти зовут Флёр и я всё ещё невольно ассоциирую её с Фелицией, отчего все проблемы и происходят, да и с Тонкс скучать не приходится, так, отставить мысли о метаморфах и их особенностях, я только наполовину бабник-Сефирот, на вторую я меньший бабник-Вальтер… твою маать.

— Лейт? Необычное имя, познакомишь? — волшебник оскалился и подмигнул, мол, следи, а то уведу твою девушку.

— Да без проблем, только в собаку при ней не перекидывайся — сначала сожрет, а потом уже будет спрашивать, что это было.

— Такая злая?

— Как Хвосторога, — честно признался я.

— Да, Лили тоже была скора на расправу, — потер шею Сириус, явно вспоминая какой–то эпизод из своей бурной молодости, — а выглядит как?

— Как Хвосторога, — опять честно признаюсь.

— Такая страшная?

— Нет, просто она Хвосторога.

— Ты издеваешься? — Блек подозрительно прищурился.

— Немного.

— И тебе нравится? — подозрения крепли.

— Немного.

— Ррр,

— Вот и Лейт также говорит, — улыбаемся и машем, господа, улыбаемся и машем. М-да, сегодня я нащелкал столько забавных кадров, шикарно.

— А если серьезно?

— Я полностью серьезен. Лейт — это Хвосторога с Первого Тура, она согласилась стать моим фамильяром по Обряду. Ты что, газеты не читаешь?

— Ну, знаешь ли, для меня сейчас немного проблематично подойти к киоску и купить прессы. К тому же, после всего того дерьм… кхм, отходов, что вылили на меня в Пророке, я вряд ли бы поверил их бредням.

— М-да, не подумал…

С Блеком мы проговорили до поздней ночи. О былых временах, о делах нынешних и о планах на будущее, с Дамби нам точно не по пути, Сириус уже был сыт по горло его «силой любви» и «общим благом», экивоками закинутая мной идея позволить Волди в случае его возрождения самостоятельно разбираться с директором, а директору, соответственно, разбираться с Волди особых протестов не вызвала, хотя сам анимаг не отказался бы пожать шею как Тому, так и Альбусу, правда, пока не определился, кому больше, но лидировал пока Темный Лорд. Следующая неделя прошла целиком и полностью в библиотеке — Бродяга расщедрился на полный доступ и я завис. Тонкости магии крови, жертвоприношения, малефицистика и поднятие мертвецов, род Блек по праву мог называться «чёрным» — такого изощренного набора способов нагадить ближнему своему я не встречал нигде ранее. Проклятия мгновенные, отложенные, срабатывающие по условию, работающие, пока не будет соблюдено условие и просто родовые, передаваемые по наследству (последние использовались очень редко и требовали чудовищных затрат магии, порой приводивших к смерти проклинающего, даже с учетом жертвоприношений), отрывался я только на небольшую переписку с Дафной — как раз шло обсуждение фасонов и цвета нарядов, Сириус пытался по этому поводу хохмить, но был пойман, привязан к стулу и… дальше я позвал Кричера (Сириуса тот очень не любил, а вот меня называл молодым хозяином и готов был исполнить любой приказ, кажется, в его мозгах окончательно что–то замкнуло и он стал считать меня то–ли Регулусом, то–ли его реинкарнацией, во всяком случае, медальон он мне отдал сам и сильно каялся, что не смог выполнить приказ хозяина и уничтожить его, хорошо хоть это было не в присутствии Бродяги), вручил ему томик этикета и велел зачитывать его мистеру Блеку до полного просветления. Эльф был счастлив, Сириус — не очень, но смыться у него не получалось — веревка была старая, взятая из одного интересного подвала в доме (там еще были решетки, различные щипцы и много цепей, уходящих в стены) и рассчитанная на сдерживание и не такого. Периодически шутливые боестолкновения с анимагом прерывались беседами с портретом его матери, впрочем, ничего полезного из таких бесед выжать не удалось, ну не считать же за важную информацию о том, что в детстве грозный и опасный мистер Блек писался в кроватку? (Хотя, чую, кое–кто с этим не согласится и будет готов пойти на многое. Чтобы эта информация продолжала оставаться тайной, хе–хе)

Каникулы пролетели весьма быстро и настала пора расставания, как с Сириусом, оказавшимся действительно «свойским» человеком, так и с замечательной библиотекой Блеков, куда я обещал ещё не раз вернуться. С возвращением я мудрить не стал и просто воспользовался камином, оказавшись в почтовом отделении Хогсмида. Откуда до самого Хога было уже рукой подать. Чтож, отдых окончен, настроение поднято, осталось только пережить бал и можно будет покопаться в медальоне, интересно, какие свойства у него?

Глава 17

И вот настал долгожданный вечер — народ заканчивал судорожно прихорашиваться, Рон с потерянным видом ходил по гостиной, как сказал Фред, этот парень умудрился сначала пригласить Флёр, при этом чуть ли не насилуя ту взглядом, за что получил порцию презрения и ясно выраженное отвращение девушки, потом его послала Ханна Абот, сестры Патил и родная сестра Джини, заявившая, что идти на бал с братом — это уже слишком, к тому же, приглашение девочка уже и так получила. Попытка сунуться к Гермионе тоже успехов не принесла — ту гораздо раньше пригласил Крам, правда, об этом они не распространялись, хе–хе. В итоге рыжий отправлялся на бал с какой–то второкурсницей из Барсуков, которой просто было любопытно взглянуть на волшебный фуршет. Увы, без звания «лучшего друга мальчика–который–почему–то–не–помер» Уизли № 6 стал никому неинтересен. Денег нет, связей нет, талантов не обнаружено, манер тоже, успеваемость ниже среднего — и кому он сдался с такой характеристикой? А ведь именно сейчас как раз и складывается у окружающих мнение о человеке, опозоришься и отмыться потом будет ой как не просто. Впрочем, это проблемы рыжего, близнецы в его возрасте уже начали собирать свое состояние и сейчас вполне смогли позволить себе дорогие мантии, а если Рона устраивает ничего не делать и ходить в обносках, то это его выбор и никто насильно тащить наверх балласт не собирается.

Время неумолимо приближалось к началу представления и народ потихоньку стал выдвигаться, а мне ещё нужно было спуститься к подземельям за своей спутницей. Дафна не разочаровала — ровно в назначенный срок кусок стены в подземелье отъехал в сторону и моим глазам предстала юная девушка в облегающем вечернем платье, выгодно подчеркивающим её уже неплохо сформированные достоинства, в тоже время скрывая некоторую остаточную угловатость. Серебристая основа и темное шитье, в сочетании с распущенными волосами брюнетки с вплетенными в прическу серебряными цепочками, было не совсем ясно, где начинается платье и заканчиваются волосы.

— Леди, вы безупречны, — целую протянутую ручку, заключенную в перчатку примерно до локтя, тоже, между прочим, обязательная часть бального костюма как для дамы, так и для кавалера — руки людей имеют свойство потеть в самый неподходящий момент, а если в танце активно двигаться, то тем более. Потные ладони же, помимо того, что их просто неприятно сжимать, оставляют следы как на платьях дам, так и на фраках или камзолах кавалеров. Вот и ввели умные люди несколько веков назад сей полезный девайс в качестве дополнения к костюму.

Девушка кивнула, как бы выражая в этом жесте что–то между «я знаю» и «комплимент засчитан», окинув взглядом мой костюм (камзол, цвета реверсивны по отношению к цветам дамы — темная основа и шитье серебром), позволила взять себя под руку. Вот так мы и подошли к залу, где МакГонагал шустро выцепила нас из потока и направила к другой двери. Вообще бал положено открывать хозяину или хозяйке дома, но Альбус мог сослаться на свой возраст и использовать Чемпионов, как «важные лица», что тоже могли открывать мероприятие, вообще, этикет девятнадцатого века, на котором, фактически и было построено современное магическое общество, штука весьма занятная, позволяющая всего парой слов или движений сказать многое… или не сказать, что тоже скажет очень многое другим, прошу прощения за каламбур, но по другому тут и не скажешь.

Рядом со мной и Дафной встали Виктор со смущённой Гермионой, девушка наконец–то привела себя в должный вид и… уменьшила зубы, воспользовавшись косметическими чарами, хех, а всёго–то и нужно было, что приглашение на бал от одного из самых знаменитых игроков нашего времени, хе–хе. А вот Флёр со страдальческим видом и некоторой долей зависти в эмоциях смотрела на Дафну, рядом с ней чуть ли не пускал слюни Дэвис — капитан квиддичистов (или все–таки квиддеров?) Воронов. Клиент явно был готов, что сильно раздражало француженку, но раз она пошла с ним, то это был ещё не худший вариант, опять же, если сравнивать с Роном… перекинуться с вейлой парой слов я уже не успевал — начала играть музыка, двери распахнулись и Чемпионов пригласили открыть бал. Впрочем, на деле это было никакое не открытие, что подразумевал собой танец, а просто торжественный проход в обеденную залу, где гостям предлагали сначала утолить голод. Ага, а потом танцевать с полным желудком, хотя насильно еду никто не пихал, так что вариант хоть и не совсем вписывался в строгие рамки, но был вполне пригодным.

Усадили нас за стол вместе с судьями, разве что вместо Крауча был какой–то не запоминающийся парень, представившийся как Меллоу и сообщивший, что в связи с заболеванием Бартемиуса Крауча, его обязанности временно исполнять поставили его. Виктор вел непринуждённую беседу с Гермионой, девушка постоянно смущалась, но постепенно входила в раж и отвечала всё более естественно, порой начиная спорить из–за какой–нибудь мелочи с ловцом болгар. Каркаров явно был не в восторге от выбора Крама, но влезать в беседу не спешил, вместо этого постоянно косясь на меня и непроизвольно потирая левое предплечье, что, начинает припекать? Флёр продолжала пребывать в дурном настроении — её кавалер окончательно ушел в мир грез и отвечал невпопад, что сильно раздражало Чемпионку Шармбатона, в результате чего девушка была недовольно вообще всем — антуражем зала, ледяными стенами(кстати да, хоть и смотрелось красиво, но вот прислоняться к такой стеночке не рекомендовалось), чересчур «тяжелой» пищей, а главное — наличием в школе этого долбаного «муэрдэ» Пивза, судя по эмоциональности иностранной гостьи, уже успевшего чем–то подгадить девушке. Впрочем, всё это было где–то на периферии восприятия, сам я также развлекал свою спутницу ничего не значащим разговором, хех, как и положено по этикету. Наконец, администрации в лице уважаемых директоров школ надоело точить лясы и они вспомнили, что вообще–то тут бал намечается и вызвали ансамбль. Кхм, что–то я сомневаюсь, что они будут играть вальс — длинные волосы, завязанные в хвосты и косы, нарочито–рваные черные мантии, да они больше напоминали то–ли вымытых панков, то–ли выползших с бодуна рокеров, ну а когда один из музыкантов достал волынку… кажется, у меня дернулся глаз.

— «Ведуньи», — определила мисс Гринграсс, — не классика, но могло быть куда хуже.

— Тогда, не подарите ли мне танец? — встаю и протягиваю девушке руку.

— С удовольствием, — и мы таки пошли открывать бал, как ни парадоксально, но музыканты оказались куда лучше, чем я опасался, даже парень с волынкой умудрялся выводить приличные звуки (тот, кто слышал, как звучит этот инструмент, поймет, что это сделать очень непросто) и медленная грустная мелодия наполнила зал, более того, помимо музыки, были и слова, что–то о любви двух юных волшебников из враждующих Родов, в общем, классические Ромео и Джульетта, необычно, совсем не «Венский Вальс», но весьма и весьма. Как и положено, во время танца разговаривать не запрещалось, скорее наоборот, было бы невежливо молчать, но и серьезных разговоров вести не принято.

— Вы великолепно танцуете, леди, — вести в танце юную мисс Гринграсс действительно было весьма легко и приятно, я даже начал получать некоторое удовольствие от всего этого, хоть и недолюбливаю все эти танцы и приёмы.

— Обучение с пяти лет, мистер Поттер, — сдержано улыбнулась волшебница, — должна отметить, что и ваше мастерство впечатляет, где вы научились такому? — вопрос был весьма заковыристым. Казалось бы, что такого, обычный светский разговор и ничего, выходящего за пределы рамок озвучено не было, вот только благодаря стараниям одного долькомана с недавнего времени каждая собака в магическом мире знала, что Поттер живет у родственников–маглов, а существо, хотя бы немного по развитию означенную собаку превосходящую, могло догадаться, как именно живет, если приезжает в Хог в обносках на пару размеров больше и приличную одежду надевает уже в поезде. И вряд ли с таким уровнем жизни ребенка учили бы чему–нибудь.

— О, это один из маленьких секретов мальчика–который–выжил, у всех есть секреты, мисс Гинграсс.

— Зовите меня Дафна.

— Как пожелаете, леди, но и вы тогда называйте меня Гарольдом, — судя по на мгновению вспыхнувшим и прищуренным глазам, девушка сейчас подтверждала или опровергала какие–то свои выводы.

— Хорошо… Гарольд.

Танец кончился и пары разбрелись по окраинам зала, я отошел за пуншем для нас с Дафной и краем глаза заметил Рона, развалившегося в кресле и волком смотрящего то на Гермиону с Виктором, то на Флёр с Роджером Дэвисом, то на меня и мою спутницу. М-да, дурак и не лечится, мог бы и заметить, что сидят сейчас только девушки и преподаватели. Почему? Да всё тот же этикет. На балу имеет право сидеть женщина, ребенок (если он каким–то чудом тут окажется, а не останется дома с гувернанткой) и старик. Если здоровый парень садится в кресло, то как дальнейший партнер для танца он уже не рассматривается, поскольку приравнял себя к женщине или старику, впрочем, тут всё–таки не прием Королевы и многое можно опустить, но тем не менее. Согласно всё тому же этикету (что–то частенько я на него ссылаюсь), уделять всё свое внимание одной даме не есть гуд, даже если вы пришли вместе и между вами существуют более тесные, чем между обычными знакомыми, отношения. Это будет крайне невежливо по отношению к другим участникам бала, поэтому так или иначе, но пары менялись, Гермиона, сестры Патил, потом удалось отбить Флёр у окончательно растерявшего остатки мозгов Дэвиса, кстати, пришедший от него коктейль эмоций мне очень не понравился, а его взгляды на вейлу… Но от мыслей о капитане Рейвенкловцев меня быстро отвлекли — мисс Делакур была куда занимательнее всяких озабоченных игроков, так что после первого танца последовал второй, потом мы вынуждены были расстаться и её место заняла чем–то недовольная Дафна, на миг её взгляд скрестился со взглядом вейлы… хм, мне показалось или в воздухе чётко повисло «это моя добыча»? Почти одинаковый прищур, но, не будем об этом, после танца с Дафной я прошелся с Джоу Чанг, а когда подумал было возвращаться, увидел, как Делакур и старшая из сестер Гринграсс как бы невзначай стоят рядом и мило улыбаются друг другу… М-да, однако какое небо голубое… Но тут неподалеку нашлась Астория, также стоящая со скучающим видом и это был прекрасный шанс не оказаться между молотом и наковальней. Чёртов этикет. Так что последний для меня танец был как раз с младшей сестренкой Дафны и в момент, когда мы проходили мимо француженки и старшей слизеринки, Астория на секунду отвернулась… и показала язык девушкам, от неё веяло весельем и неким торжеством, примерно как от близнецов после очередной их шуточки, а вот «обставленные конкурентки» зафонили некоторой досадой (Флёр) и… таким же довольством от хорошо провернутой аферы (Дафна), у которой в глаза к тому же заплясали смешинки, да что тут вообще происходит? Нет, чтобы понять женщину, нужно быть… а действительно, кем? Сами себя они ведь тоже далеко не всегда понимают… М-да, какие страсти в этом маленьком зале, взять хотя бы Малфоя, подавившегося пуншем — парень заметил, как сестра «ледяной королевы» просто и весело, с оттенком легкого превосходства, показывает язык старшей, танцуя при этом с Поттером, или вон Рон, окончательно забивший на всё и сейчас без затей набивающий свой желудок. Расчесанный(!) Хагрид с аккуратно подстриженной бородой(!!), заливаясь румянцем о чем–то беседует с мадам Максим, Дамби цедит херес, судя по всему, втихую отжатый у Трелони, Тонкс просто стоит в уголке и тихонько наслаждается музыкой, иногда перехватывая со стола какие–то закуски, вроде бы её даже кто–то пытался пару раз пригласить на танец, не смотря на то, что она в боевой мантии, но без успеха, в общем, весело народ время проводит.

Остаток вечера, к сожалению, был полностью испорчен. И все благодаря окончательно слетевшей крыше Дэвиса. То–ли парень перебрал, то–ли Флёр не смогла сдержать свои чары или и то и другое вместе… я как раз возвращался через зимний сад после того как проводил мисс Гринграсс (обеих) до их гостиной — слизеринки устали и выразили желание покинуть мероприятие. Не суть, но вот проходя мимо одной из беседок, я заметил, как некая рослая фигура затаскивает фигуру более хрупкую внутрь, а если учесть, что хрупкая фигура явно сопротивлялась… нехорошо это, девушек обижать.

Внутри беседки меня встретила спина Дэвиса и напуганная Флёр в полуразорванном платье. Почему–то, о магии я вспомнил лишь в тот момент, когда ребро моей ладони уже опускалось на затылок идиота. Словивший удар волшебник послушно упал и в воздухе установилась неловкая тишина. Секунда, другая и вот вейла уже ревёт, уткнувшись куда–то мне в район груди и, прерывая свою речь всхлипами, то пытается рассказать, что случилось, то сбивчиво поблагодарить, то попросить позвать мадам Максим. Я же пытался как–то успокоить девушку и унять её слезы, но получалось откровенно хреново, что поделать, плохой из меня утешитель. В итоге я просто трансфигурировал из ботинка Дэвиса дятла и отправил его к Максим и Дамблдору. Чувствую, старик будет дооолго беседовать со взбешенной полувеликаншей, ну а я пока займусь приведением в чувство этого смертника, благо директора уже на подходе — спутать тяжелые шаги Офелии с чем–то ещё попросту невозможно. Интересно только, чем занимались эти долбаные практиканты, присланные вроде как следить за безопасностью, хотя, понятно чем, сами ещё считай школьники, а тут бал, музыка, веселье, готов поспорить, половина забила на свои обязанности и оттягивается.

— Г» харальд, что слу… — тут Офелия увидела полу разорванное платье прижавшейся ко мне девушки, начавшее подавать признаки жизни тело и все довольно быстро поняла, — тааак… — а я понял, сейчас прольется чья–то кровь, — Флёр, посмотри на меня, он… что–нибудь успел сделать? — перешла на беглый французский директор Шармбатона.

— Нет, — вейла ещё сильнее прижалась к моему плечу, — Гарри оказался тут вовремя, — старая волшебница перевела взгляд на меня.

— Я возвращался к себе в башню после того как проводил свою спутницу и заметил, как какой–то верзила затаскивает девушку в беседку.

— Офелия, что случилось? — а вот и фанат леденцов причалил вместе с МакГи.

— Дамблёдоръ, — сейчас старика убьют, а не убьют, так покалечат, — ваш студент чуть не изнасиловать моя подопечная! Это так вы проявлять «безопасность»?! — от гнева и волнения Максим начала переходить с английского на французский и обратно, при этом акцент здорово вырос. Тут ДДД заметил меня, прижимающего к себе Делакур и слегка обалдел.

— Гарри? — эээ, он что, подумал, что это я? С чего бы? Типа дурное влияние хоркрукса в голове? Я молча пнул ногой лежащее тело, тело издало слабый стон и пошевелилось, привлекая к себе внимание.

— Я проходил мимо, когда увидел его, затаскивающего Флёр в беседку и решил вмешаться, — Минерва одобрительно мне кивнула — поступок явно Гриффиндорский.

— Это Дэвис — один из студентов профессора Флитвика, думаю, стоит позвать его сюда, — профессор МакГонагал трансфигурировала из воздуха сову и отправила за мастером чар, — «Энервейт»… хм, не действует, мистер Поттер, перестаньте пинать мистера Дэвиса и скажите, что это было за заклинание? «Конфундус»?

— Кхм… нет, магия более древняя — «Кулаком в затылок» называется…

— Альбус, судя по всему, у него сотрясение мозга, — там есть, чему трястись? Не знал, — мистер Поттер, я понимаю, что вам очень не понравился поступок мистера Дэвиса, но перестаньте, наконец, его уже пинать!

— Простите, профессор, оно как–то само…

— И это вы называть «случайность»? Я многое терпеть — ваше неумение организовать встреча, нежелание обеспечить ног» хмальный условия, но это! Будьте уверены, сегодня же мой претензий уйдет ваш министр, вы явно не справляться с возложенный на ваш ответственность! И на международной Конфедерации впг» хос будет поднят!

— Офелия, успокойтесь, я уверен, что все случившееся — просто недоразумение… — Но глава французов явно успокаиваться не спешила, развернувшись спиной к Дамблдору, Офелия дала понять, что разговор с ним окончен.

— Г» харальд, ты не мог бы помочь мне… — я просто кивнул и повел всё ещё прижимавшуюся ко мне девушку к карете французов, взбешенная полувеликанша шла за нами молчаливым предупреждением любому, кто только подумает косо посмотреть в нашу сторону. Краем глаза замечаю подлетающего на своем кресле к беседке Флитвика, ох, полетят чьи–то головы, да и Дэвису теперь лучше ходить оглядываясь, насильников никто не любит и вряд ли ему помогут оправдания в стиле «я под чарами был, она сама виновата», а по части изощренного возмездия женщина может оставить позади и самого Темного Лорда, ну, или ее родственники. Не такого окончания бала я ждал, совсем не такого, главное, выловить Скитер и правильно проинструктировать, в том, что она всё видела и слышала, я не сомневаюсь.

Примечание: Хоть в тексте часто по отношению к Флёр используется термин «вейла», но вейла она лишь на четверть, по бабушке.

Глава 18. Будни подводника

Поздравляем прекрасную половину человечества с праздником и желаем чтобы любовь и цветы вам дарили ежедневно, а не только на международный женский день. =^__^=

Большому кораблю большое плавание… ну а мы и в луже побултыхаемся.

Из размышлений владельца навороченной ванной.

Карета французов. Несколько минут после ухода Поттера.

— Ты как, Флёр? — Мадам Максим несколькими пассами восстановила порванное платье. Сама хозяйка платья потихоньку успокоилась и уже не стучала зубами по бокалу вина, протянутому директрисой.

— Уже лучше… — девушка нервно рассмеялась, — дракона я испугалась меньше.

— Просто ты не ожидала такого, будь у вас дуэль, ты бы наверняка разделала этого Дэвиса, — подбодрила Максим свою ученицу.

— Скорее он бы начал считать себя пингвином и искать рыбу, — улыбнулась вейла, Офелия весело хмыкнула, представив себе эту картину.

— Можешь рассказать, как так получилось?

— Сама не пойму, как я так оплошала, просто отвлеклась, перестала следить за состоянием спутника, а потом не проверила.

— Заигралась в противостоянии с той брюнеткой? Кого вы там не поделили? — вряд–ли глава французов не знала ответа на свой вопрос, но беседа отвлекала ученицу. А именно это сейчас и было нужно.

— Поттера…

— Тебе так вскружил голову четырнадцатилетний мальчик? Ну, пусть выглядит он постарше…

— Между прочим, он единственный мой партнер на этом балу, чья рука в танце «случайно» не соскальзывала у меня с талии, опять же совершенно «случайно» при этом пытаясь ощупать совсем другую часть моего тела! — вино начинало действовать и девушка всё больше приходила в себя.

— Мне показалось, или ты огорчена этим фактом? — небольшая шпилька сейчас была как раз к месту, да и наблюдать за негодующей воспитанницей было довольно весело. Пусть лучше негодует, чем запирается в себе.

— Кстати, мадам Максим, если вам так легко удалось восстановить платье. То почему вы этого не сделали прямо в беседке?

— Ну, мне показалось, что ты была не против прижаться оголенным плечиком к месье Поттеру, вот и не стала мешать, — ну не признаваться же, что как–то не сообразила в такой ситуации, несолидно как–то, — видеть вас всё равно никто не мог, уж об этом я позаботилась.

— Эээ, спасибо… наверное, — смутилась вейла.

— Ладно, тебе стоит отдохнуть, а мне — пойти выяснить отношения с Дамблдором, с их законами, в итоге виноватой можешь оказаться ты, а чистокровный маг отделается общественным порицанием, — глаза ученицы вспыхнули недобрым огнем, — да ещё и ославят на весь мир — скандал на Турнире — это то ещё событие.

— Вот как… ясно, — что–то решив, девушка направилась к своей спальне, — Спокойной ночи, мадам.

— Спокойной ночи, Флёр, — проводив подопечную взглядом, Офелия допила вино и поднялась из кресла, сейчас нужно отправиться к Альбусу и как следует поскандалить, да и родителям ученицы стоит написать — девочка она уже взрослая, но вот опыта у неё нет, пусть Изабель поможет дочери или завоевать юного Поттера, или выбить его из головы. Да и по поводу Дэвиса тоже пусть проконсультирует — Флёр явно что–то задумала, вот только что — неизвестно и сама она вряд ли скажет. Но довольно об этом, пора навестить одного старика.

Альбус Персиваль Вулфрик Брайан Дамблдор. Утро.

Альбус хотел выпить. Нет, не так. Альбус хотел надраться в хламину, чтобы очнуться только через пару дней, с ужасной головной болью и полным непониманием обстановки. Чтобы единственные вопросы, крутящиеся в сознании были лишь «где я?» и, возможно, «а что было–то?». Последний раз он так напивался лет пятьдесят назад, после победы над лучшим другом Гелертом, да и настроение было примерно таким же. Ситуация начинала выходить из–под контроля, Гарри после встречи с дементорами очень сильно изменился, стал гораздо жёстче, более закрытым. Возможно, эти душееды как–то растревожили хоркрукс, во всяком случае, это бы объясняло изменение поведения, а также некоторые знания, которые юный Поттер использовал чисто рефлекторно, но никак не мог получить, проживая у маглов в не самых лучших условиях. Но меж тем, он оставался гриффиндорцем — бесшабашным, задиристым, готовым прийти на помощь. Да и Фоукс вполне дружелюбно отнёсся к парню, а своему питомцу профессор доверял. Вот только на сколько велико влияние осколка души? Не получится ли так, что сразив Тёмного Лорда, Гарри просто займет его место? К сожалению, точно ответить на этот вопрос не было возможности, оставалось только следить и временами направлять парня. Было бы куда проще просто рассказать ему всё, но… полученными знаниями может воспользоваться не только сын Джеймса, но и Том, а это может привести к катастрофе и такой крови… но ладно бы только с Гарри были проблемы. Осведомители из России паниковали — русские маги никогда не любили англичан и уже сами искали «Князя Тьмы», как сообщал Виктор, явно не с целью повесить его на ближайшем столбе. А таинственный Князь просто исчез, Альбус уже начинал подозревать, что всё это было просто ширмой для чего–то, чтобы отвлечь всех высокопоставленных магов от реальной угрозы, но сильнейший магический выброс в центре Сибири уверил его, что всё серьезно. Для отвлечения внимания ТАКОЕ точно не делается. Неизвестный то–ли пробудил, то–ли создал место силы, судя по отголоскам, достигшим даже Хогвардса, точка по насыщенности, как минимум, не уступает той, на которой построили свой замок Основатели. Судя по тому, что точку найти так и не удалось, кто–то уже успел её хорошо защитить, значит, случайности быть не может — такие заклинания готовятся не день и не два. Место Силы пробудили на уже подготовленной площадке, а потом активировали защиту. И кто может там обосноваться ведомо одному лишь Богу. Но и этого было судьбе мало. Скандал с Дэвисом и Делакур удалось замять только чудом. Офелию пришлось увещевать добрых четыре часа: объяснять политику английского Министерства, предупреждать, что виноватой могут сделать её воспитанницу, обещать санкции к Дэвису, хотя парень, если подумать, был виноват лишь в том, что поддался шарму вейлы. Но… проклятый принцип, сформированный ещё Гелертом продолжал действовать — ради общего блага приходится жертвовать благом кого–то. Чтобы не раздувать международный скандал, Роджеру придется покинуть Хогвардс… Хорошо хоть мальчик уже на седьмом курсе… или плохо? Альбус не знал, смог бы он принять такое решение, учись студент на каком–то из младших курсов, за всю его карьеру директора Дамблдор ещё ни разу не позволил отчислить ни одного ученика и гордился этим, но сейчас… Впрочем, Роджер умный парень, не даром что Ворон, досрочные экзамены сдаст без проблем, но сам факт… увы, с учётом Турнира и того, что должно произойти ближе к лету, альтернативы просто не остается. Сейчас скандал не нужен никому. Ну, по крайней мере никто ещё не мог ему запретить поговорить с экзаменаторами и убедить их не быть слишком строгими к парню, да и с родителями его ещё надо будет встретиться…

Директор тяжело вздохнул и потянулся к бутылке хереса. Пусть не в хлам, но сегодня он напьётся, и пошло оно всё…

Вальтер Поттер. Выручай–комната. Несколько дней спустя.

— Либо лыжи не едут, либо я… неправ, — после бала прошло уже три дня, Риту я сначала попридержал, а потом вообще запретил упоминать о происшествии в беседке, судя по всеобщему молчанию и исчезновению Дэвиса, стороны договорились полюбовно. Глупо было бы сейчас влезать с такой историей, нет, директору бы подложенная свинья крови попортила немало, но реального вреда бы не принесла, да и вредить просто потому, что можно вредить — глупо. К тому же, «забрызгало» бы и Флёр, а подставлять девушку я не хотел. После той истории, я пару раз ловил себя на мысли, что с ней куда лучше, чем без неё, как бы странно это не звучало, впрочем, с Тонкс тоже было интересно проводить время, да и другие «я» никогда не останавливались на одной девушке… кхм, что–то меня опять начало уносить. Вернемся к работе. Работа состояла в исследовании хоркруксов. Медальон, Кольцо, Диадема, в каждой вещи содержалось своё уникальное плетение, вот только меня смущали некоторые общие детали. Помимо стандартного комплекса для удержания осколка души, были и другие общие черты, явно из «новодела» — не сочетались эти части с «оригинальными» плетениями. Вот зачем, зачем в артефакте–анализаторе ядов (пусть Медальон Слизерина отличался от него также, как микроскоп от мутной лупы, но сходства с тем образцом, что показывал на своем факультативе Флитвик, были очевидны) сложные ментальные конструкты? Для подчинения надевшего? Так нет же, во–первых, тогда структура должна выглядеть иначе, во–вторых, это украшение Амбридж таскала довольно долго и подчиняться Волди не спешила. Или там был принцип «Неуловимого Джо?» (почему неуловимый? Да потому, что нафиг никому не нужен). Как ни странно, но на правдоподобный вариант меня натолкнула песня. Спокойная мелодия плыла по комнате, после первых аккордов пришли слова…

Мотылек к огоньку,
Ключик к замку,
Черное — к белому,
Разделенное — к целому! («Последнее Испытание: Испытание Огнем»*прим. Автора, да меня все ещё плющит с этой истории*)

Называется, почувствуй себя идиотом, сам сейчас нахожусь там, где нахожусь благодаря подтверждению концепции единства целого и части, что от целого была отделена. А что может быть более близким, чем собственная душа? Я по–новому взглянул на артефакты. Определитель ядов, если я прав своем предположении, то сделав из него филакретию, Волди получил возможность чуять любую или почти любую отраву — с учётом количества его врагов, свойство крайне полезное для продления жизни. Кольцо с камнем… не знаю, достать нужную информацию даже с того света?(Кстати, неплохо бы пораспрашивать папашку Джеймса, куда тот дел семейные реликвии). Диадема и так понятна — прочистка и структурирование мозгов — вещь необходимая, особенно, если разделение души эти самые мозги, скорее всего, здорово скручивает — во всяком случае, представить себе полностью нормальным человека, что сам себе добровольно отпиливает руку(а существенное изменение энергетики организма по ощущениям ближе всего похоже на этот процесс, да ещё и тупым ножом осуществляемый) и так семь раз — довольно сложно. Впрочем, маг уже не совсем человек и уж точно критерии нормальности для него несколько отличны от общепринятых, но всё равно — внушает. Мне одной инициации стихиями хватило за глаза, а тут «операция» куда сложнее и неприятнее. Если я прав, то снимаю шляпу, Том умудрился одним выстрелом завалить десяток зайцев — и якоря обеспечил, и плюшки с них тянуть может, да ещё и вещи подобрал так, что уничтожать их захотят только в крайнем случае — уж больно дорогие артефакты, да и историческая ценность, опять же. Хм, тогда, захаванная частичка души Волди открывает передо мной очень интересные перспективы.

Прошла еще пара дней и наступило любимое многими 31 декабря, хотя в Европе этот праздник куда менее популярен, чем в России и, как их теперь называют, странах СНГ, директор всё ещё ходил немного нервный — никак не мог отойти от моей небольшой рождественской шутки. От товарища Поттера ему пришли просто тёплые носки, а вот Князь Воланд прислал Дамби красное полотно, серп, молот и две незабудки с запиской «помним, любим, надеемся». Профессора Вектор уже второй день никто не видел — получив книги по матану и ангему, женщина просто исчезла, ходят слухи, что кто–то видел ночью её инфернала — красные глаза, всклокоченные волосы и перекошенное лицо вместе со странным и жутким бормотанием про «определение границ устойчивости САУ методом d — разбиения и подбор оптимальных параметров под условия… это же… это же может сократить затраты на четверть, а ведь есть ещё генетический алгоритм…», профессор Флитвик попытался было привести коллегу в норму, но зацепился за упоминание о сокращении затрат и попросил пояснить… зомби стало два, правда, одно из них летало на кресле… МакГонагал до сих пор искала шутника, приславшего ей когтеточку, пропитанную кошачьей мятой (её, кстати, тоже искали пару дней), подозрение лежало, в основном, на близнецах, но парни стоически переносили повышенное внимание и сейчас занимались распространением «Героев», турнир, кстати, выиграла Астория Гринграсс, просто–таки порвав в финале своего конкурента–болгарина. Вот тебе и тихая маленькая девочка. Рон таки получил свою книгу по этикету и манерам, чем был крайне недоволен, а вот Гермиона радовалась «Старинным обрядам Старых Родов», как ребёнок, хотя… она и была ребёнком. Вообще, книга была больше ознакомительной, изданной в первую очередь для маглорожденных и поясняющей им множество аспектов и нюансов мира волшебников, например, почему домовые эльфы служат магам и что с этого имеют. В Англии её было не найти, да и в Мюнхене пришлось помучиться, добывая её на английском — тираж был небольшим. Близнецы долго ржали над «Руководством начинающего Вредителя» и второй его частью «Руководством опытного Поганца». Тонкс, которой повезло выйти из истории с балом без потерь, стала счастливой обладательницей музыкальной шкатулки, а то я не видел, как она настораживала ушки, когда я слушал при ней плеер. Подарил бы и такой же агрегат, но к празднику гоблины банально бы не успели. Для Флёр был букет цветов, в который я положил небольшую коробочку с изящной цепочкой из серебра — должно подойти к её волосам и в то же время сам подарок недостаточно дорогой, чтобы это можно было посчитать каким–то намёком. Примерно такой же презент отправился и к сестрам Гринграсс, разве что с поправкой на их внешность и стиль. О, ну и, конечно же, Хагрид. Его образ у меня прочно ассоциировался с байкером, так что и костюмчик он получил соответствующий — косуха, жилет и штаны из драконьей кожи и что–то типа кирзачей. Колоритный персонаж вышел, да. В ответ пришла куча всякой мелочевки типа Неуничтожимых Кексов, свитеров, конфет (процентов 90 содержали различные добавки, компоненты и магию, явно не характерную для подобных изделий) и просто открыток.

Но вернемся к 31 декабря, точнее, к Новому Году. Праздник я решил встретить в новом доме, благополучно достроенном нанятой бригадой. Обстановку и мебель заказывал через обычных людей, с доставкой, правда, пришлось помучиться, но уменьшающие чары, о которых я вовремя вспомнил, проблему решили, следилку на палочке я обошел — используя знания Крауча, сделать это было нетрудно — просто «подрезать» пару нитей с блока–сканера до «архива». Так что теперь любая проверка будет выдавать вечное «Протего». Но вот я сижу в обставленном доме в центре Сибири и чувствую себя как–то неуютно, глупо. Что мне тут одному делать? Да и праздник вроде как семейный, а семья осталась чёрт знает где. Накатила какая–то тоска и отрешенность. Сижу на пороге, на улице под минус сорок, потрескивают деревья, а я просто пялюсь в пустоту и пью дешёвое вино из подогреваемой мелкими вливаниями маны огня кружки.

— Сидишь? — Леший, как и в прошлый раз, возник из неоткуда. Вот никого не было, и вот уже рядом со мной сидит забавный дед в лаптях.

— Угу. Вот думаю… — машинально протягиваю Духу Леса кружку, тот делает пару глотков и возвращает посуду, — на кой чёрт мне всё это надо? Этот мир, его обитатели. Ведь можно просто вскрыть мозг Дамблдору, потом выпотрошить магов–исследователей, благо их очень немного, пару лет на освоение и осознание их знаний и всё, цель достигнута, можно идти дальше. А вместо этого я зачем–то играю в школу, в купца. Пытаюсь шутить и занимаюсь прочей ерундой.

— А почему бы и нет? — мой собеседник пожал плечами, — ты — Навь, но не дитя Марены (славянская богиня смерти *прим. Автора), а значит, как и любая живая тварь, опираешься не только на дар мыслить, но и на дар жизни, — а попонятнее эти духи изъясняться не могут? Он сейчас о чем вообще? О физиологических потребностях? — а раз так, то и живи. Какой смысл в силе, если её некуда и незачем приложить, кроме как для достижения ещё большей силы? Какой толк от знаний, если они лежат мёртвым грузом? Жизнь — очень сложна, но, в тоже время, и очень проста.

— Ты знаешь, в чем состоит смысл жизни?

— Конечно, это многие знают. Смысл жизни состоит… в жизни, — кажется, в этот момент у меня дернулся глаз, а в сознании всплыл образ довольно улыбающейся девушки в туманном платье и хитрый прищур её золотых глаз, — когда, по меркам смертных, ты вечен, то время теряет для тебя своё значение, — после некоторой паузы продолжил хозяин леса, — зачем спешить? Зачем куда–то торопиться, ведь, спеша к своей цели, ты можешь упустить что–то важное, — спокойный голос «старика», вполне возможно, заставшего, как некая обезьяна взяла в руки палку (и долбанула ей промеж ушей второй обезьяны) завораживал и прогонял подступившую тоску, — о, опять! — мой собеседник встрепенулся и отставил пустую кружку (вот же! И когда умудрился!?)

— Что–то случилось?

— Да, скоморохи нынешние все бродят, ковырялками своими тыкают, ищут чегой–то, — видя, что я несколько напрягся, дух меня под успокоил, — на полянку твою я их не пущу, уж так тропки заверну — во век не сыщут. Да и осерчал я на них — половину окрестных медведей перебудили, три табуна единорогов распугали. Ох дождутся, выведу их к логову мантикор — сейчас холодно, голодно, надо бы зверушек подкормить… — м-да, Леший всё–таки может быть не только «добрым дедушкой» и интересным собеседником, о чем забывать не стоит. Но на кой чёрт маги поперлись под Новый Год в задницу мира? Им что, заняться больше нечем? Ааа, не мои проблемы.

— Хм, ещё по одной? — достаю их рюкзака бутылку поприличнее, настроение стремительно повышается. Хозяин Леса молча протягивает берестяной стаканчик, куда и отправляется содержимое сосуда. Вот так я и встретил новый. 1995 год, сидя на крыльце дома, расположенного в глухой чаще, и попивая вино и прочие алкогольные напитки с легкой закуской в компании владельца самой чащи.

Следующим утром меня разбудила Винки, точнее, её самобичевания. Из сумбурного монолога, я понял, что «Винки — плохой эльф», поскольку не смогла обслуживать хозяина и его гостя, потому что гость страшный и в его присутствии даже дышать тяжело. Пришлось успокаивать домовичку и пояснять, кем был гость, пока та не решила себе чего–нибудь прижечь или ещё что. Приказывать домовику не калечить себя было бессмысленно — с их психологией и устоями принцип «накосячил — накажи себя» возведён чуть ли не на уровень рефлексов. Запретить, конечно, можно, но в итоге выйдет только хуже, домовик со временем начинает считать себя настолько никчемным, что ему не доверяют даже собственное наказание, в итоге, дело может закончиться сэппуку или харакири. Во всяком случае, пара таких моментов была описана в книгах по Старым Родам и их обрядам. Той самой, что я подарил Гермионе. Зато, после моих разъяснений Винки приободрилась и даже позволила себе немного погордиться, правда, я не совсем понял, чем… кажется, это как–то связано с иерархией самих домовиков, мол, чем круче хозяин, тем выше в иерархии стоят его слуги. Как–то так.

До конца каникул было ещё пять дней. Вообще, рождественские каникулы Хога начинались за неделю до Рождества, а заканчивались — через десять дней после него. Неплохо так. Но вернемся к пяти дням свободного времени. Ну как, относительно свободного. Есть такое волшебное слово «рождественские распродажи», а за полгода, яблочники под чутким, но незримым руководством прикрыли проекты невыгодные и уже поставили на конвейер модели с полноценным графическим интерфейсом. И вот, под Рождество в свет вышли первые модели Ivision, что можно было расшифровать и как «зрительный» и как «предвидение», забавно. Фурор был бешеным, спасибо товарищу Билли, который Гейтс — у того «случайно» (серьезно, я тут ни при чем, скорее всего, это был такой рекламный ход) произошла утечка информации о выпуске кардинально нового интерфейса, люди ждали, ждали… а тут никому неизвестные(относительно) эппл взяли и выпустили. Что началось… акции скакнули резко вверх, заказы и предзаказы. Мелко–мягкие от «счастья» писали кипятком и подавали иски за «промышленный шпионаж» и требовали исходники кода. На что их не очень вежливо посылали и спрашивали, «вы вообще об чем?» Вот графический интерфейс, это наша разработка, которую ещё год назад предлагал мистер Джобс, а у вас мы вообще ничего подобного не видели. Что? Разрабатываете? В самом деле? А давно? Не скажете? А уж не после ли нашего анонса? Где там патентное бюро? Подобный скандал послужил дополнительной рекламой, всего за неделю продаж раскупили всю выпущенную продукцию и завалили заказами. Ну а там уже начали потихоньку подтягиваться производители компьютерного «железа» с предложениями по подгонке архитектуры процессоров. Гоблины были счастливы, даже относительно небольшой процент с чистой прибыли превращался в золотую реку, а золото — это одна из немногих вещей, что всегда может вызвать благожелательность у этих ребят. Биовары продолжали допиливать «Врата», но там ещё было работать и работать, вряд ли раньше конца 96, середины 97 что–то выйдет. Заодно ребята получили проект на «Героев», точнее, первую их часть… хм, нужно будет расширить штат. М-да, отдохнул, называется — счета, договоры. Бухгалтерские отчеты, списки закупок необходимого, контракты — всё требовалось просмотреть и подписать — и это только то, что прошло «отбор» человеческих и гоблинских финансистов, бухгалтеров, юристов и управляющих!

Со всей этой волокитой использование Кольца стало событием пусть и не рядовым, но особой значимости ему я не придал, хотя, пожалуй, стоит остановиться на нем по подробнее…

Я сидел в уютном кресле у себя дома и разглядывал перстень. Массивный, да и сама работа довольно грубая, к тому же, металл не особо сочетался с цветом камня, но ломать или переделывать филактерию только из–за несоответствия её моему вкусу… мне есть чем заняться и без этого. Впрочем, сейчас я взял кольцо совсем не для того, чтобы оценить его художественную ценность, так, влить немного магии и… вот же сволочь! Помимо магии колечко от души хапнуло жизненных сил, хм… для обычного мага примерно минус полгода жизни. Да уж, хороший подарок от «обманутой Смерти» — изощренненько, но всё в пределах требования. Проходя по плетению, жизненная сила «приносилась в жертву», давая очень неплохой выход маны Смерти, которая, в свою очередь, уже питала конструкцию… Рядом со мной из воздуха соткался фантом пожилого мужчины. Чёрные волосы, побитые сединой, серые глаза с надменным взглядом, нос, как говорят, «с горбинкой» и небольшой шрам на подбородке.

— Хм, интересные ощущения, вновь оказаться в мире живых. Зачем ты призвал меня, молодой Блэк? — призрак давно умершего человека посмотрел на меня.

— Вы ошиблись, почтенный, Блэк я только на четверть, — на поддержание фантома кольцо тоже тянуло жизнь, немного, но если часто им пользоваться, то человек состарится буквально за пять–десять лет, мне всё больше хочется пообщаться с автором этого шедевра.

— И кто же ты тогда? — а могут ли копии личности язвить? Или ему в самом деле это интересно, ну ладно.

— Гарольд Джеймс Поттер. Сын Джеймса Поттера, сына Чарлуса Биттена Поттера, слыхали про такого? — м-да, иронизирую с оживленным даже не духом, воспоминанием. Пусть очень качественным, разумным, но… души–то нет, а значит, мои потуги смотрятся довольно глупо. Бесчувственный чурбак всё равно не поймет иронии и я не канонный Поттер, который поверит в игру фантомов, что устроили родители парня… скорее всего, по его же подсознательному желанию. Во всяком случае, управляющие контуры позволяют делать с фантомом всё, что угодно, ну, или почти всё.

— Это мое имя, стало быть, ты мой внук. Джеймс рассказывал твою историю, — тут я несколько подвис. Мёртвый Джеймс рассказал мёртвому отцу про сына. Допустим, тогда, почему он не знает, что я не совсем Гарри? Хотя, о чем это я? Души нет, так что «рассказывал», скорее всего, на самом деле является информацией, оставленной мужем Лили в момент его смерти. А Гарри я отправил, можно сказать, прямым ходом и его, ну пусть будет, отпечатка, не осталось. Хм, значит, существует некий «банк данных», до которого было бы неплохо добраться. Знать бы ещё, где он находится…

— Мне нужны ответы на некоторые вопросы.

— Я отвечу тебе, — ещё бы, всё равно других вариантов нет.

— Где находятся регалии Рода Поттеров?

— В тайнике, — и замолчал, ответ исчерпывающий. М-да, в некоторых случаях подсознательно управление куда лучше, а тут придется чётко всё спрашивать. Впрочем, вопросы задавать я умею, но будет… долго. Допрос длился часов двенадцать, но он того стоил. Итак, регалии Поттеров… в Швейцарском банке, в депозите, ключик от него — прикопан в одной пещерке. Просто, как и всё гениальное. Ну кто подумает, что чистокровный маг, относящийся к маглам с пренебрежением, доверит им хранить реликвии своего Рода? Вот я бы стал искать их там в последнюю очередь, тем более, что по всем документам депозит оформлялся на парня по фамилии Вестфал, который к Поттерам и магам никакого отношения не имеет (берется обычный магл, под «Империусом» делает всё, что нужно, а потом или «Обливиэйт» или «Авада»). Возник логичный вопрос, а на фига так изощряться? Как выяснилось, отношения у Джеймса с отцом складывались… двоякие. Да, его и его друзей всегда были рады видеть у Поттеров, но только чистокровных магов «без вредных привычек». Тот же Ремус не мог похвастаться, что часто бывал у Джеймса, а вот Абраксас Малфой, бывало, заходил. Но вот увлечение своего сына грязнокровкой старшая чета Поттеров не одобряла, препятствовать не препятствовали, да ещё и Дамби… Когда наследник твоего рода начинает чуть ли не молиться на какого–то левого деда, пусть и весьма уважаемого, это… начинает напрягать, особенно, если у этого деда по молодости случались очень мутные истории, да в друзьях ходил Тёмный Лорд, которого, он, к слову, опять же, при очень мутных обстоятельствах «победил»… В общем, по здравому размышлению, Чарлус решил передавать ответственность за Род на плечи Джемса только когда у того включатся мозги (попытки включения их вручную отцом осуществлялись, но результатов не принесли), или же, передать регалии его потомку, минуя буйного папашу. В банк же их Биттен положил уже почувствовав в себе и супруге развитие болезни. Драконья оспа скоротечна, но несколько часов она даёт. Лекарства от неё действительно не существует, так что Поттер–старший всё–таки отчалил на тот свет вместе с Дореей Блэк. Как они заразились дух не знал. Возможно, случайно, возможно, что и нет, сейчас это уже не выяснишь, но вернемся к Джеймсу. Его отец до конца исполнил свой долг — он поведал сыну, где хранится достояние его рода — перстень, родословная и пара книг под редакцией ещё Певерелла, нет, не одного из легендарных братьев. Кого–то, кто был ещё раньше. По словам призрака — ничего особого, кроме исторической ценности — старые рецепты зелий, большая часть из которых уже давно усовершенствована современниками. Вот только мелкий засранец (Джеймсу было около 17–18), проникшись идеями «равенства» магов плюнул на наследие семьи и решил жить «по–современному». В итоге старый дом предков был продан, вместо него куплено поместье в Годриковой Лощине, а реликвии так и лежали в банке, почти бесхозные. Хорошо хоть у него хватило ума не трепать о депозите направо и налево. Но какой же идиот. У меня нет слов. Продать родовой особняк, где, можно сказать, и стены помогают, случись чего. Чтож, Джеймс подтвердил теорию Дарвина — естественный отбор, как он есть. На секунду мелькнула мысль вызвать фантом этого гриффиндорца и объяснить ему, на сколько тот был неправ, но порыв быстро угас — глупо орать на фотографию неприятного тебе человека, а по своей сути, фантом и был фотографией. Просто куда более сложной, несущей данные не только о внешности, но и о всей жизни объекта. Отпустив призрака Биттена, я попробовал призвать дух Мерлина или кого–то из Основателей — черта с два, складывалось ощущение, что их вообще никогда не существовало, аналогичная проблема с волхвами, старыми магами, в общем, всеми, кто умер раньше середины XIX века. Кажется, тут есть какое–то ограничение, правда, пока не ясно, на неведомом «сервере» или в кольце.

Окончание каникул знаменовалось Пришествием Хагрида. Именно так, с большой буквы, в этот день полувеликан вернулся в школу из какой–то поездки, ездил он по своим делам на зачарованном мотоцикле, а потому образ байкера был полностью завершён. И вот под громовой рев движка и «Bad to The Bone» из зачарованного радиоприемника первый байкер магического мира в полной экипировке спустился с небес. Несколько маглорожденных, в тот момент проходивших мимо, застыли соляными столбами, Колин Криви чуть было не выронил свой фотоаппарат, но быстро сориентировался и стал бешено им щелкать. Собственно, установившуюся тишину только эти щелчки и нарушали, а ну и ещё, конечно–же, знаменитое.

«I broke a thousand hearts
Before I met you
I'll break a thousand more, baby
Before I am through
I wanna be yours pretty baby
Yours and yours alone
I'm here to tell ya honey
That I'm bad to the bone»

Выглянувшая на шум из кареты мадам Максим встретилась взглядом с нашим преподавателем по УЗМС как раз на этих строчках и… хлопок двери и небольшая буря эмоций с той стороны кареты, м-да, а в новом амплуа Хагрид может стать тем ещё сердцеедом. Увы, сам лесник этого не заметил и просто стал отгонять мотоцикл в сарай у своего домика. Я же решил поинтересоваться, откуда он надыбал эту композицию.

— Привет, Хагрид, смотрю, тебе пришелся по душе мой подарок?

— Да, Гарри, привет, кстати, он такой удобный — раньше в пальто на высоте продувало, аж чихать тянуло, а ща хорошо, тепло. Спасибо.

— Твой вид произвел неизгладимое впечатление… особенно, на одну даму.

— Ой, правда? И… как? — сколько в голосе надежды.

— Ну, сложно сказать, кажется, ты её слегка шокировал, — видя, как грустнеет великан, я поспешил его ободрить, ну и немного приукрасить, — она покраснела и тааак на тебя смотрела..

— Не шутишь?!

— Честное Гриффиндорское! — великан довольно улыбнулся и даже плечи расправил, — так что продолжай в таком же духе и она не устоит, — хех, а теперь покраснел, — кстати, а откуда у тебя эта песня?

— Дык. Еду я как–то по магловскому шоссе, а там несколько маглов в похожих костюмах стоит, ну, ты знаешь, интересно мне бывает за маглами понаблюдать, вот я и подъехал, поинтересовался. Они странные, но забавные, угостили виски, но не огне, а просто, потом про какой–то клуб говорили и что бы мог вступить, ну и всякое слушали, я и записал в шкатулку музыкальную некоторые вещи, вот, — я слушал бесхитростный рассказ Хагрида и тихонько офигевал. Мужик около недели зависал с каким–то байкерским клубом и стал там, судя по всему, за своего. М-да, неплохо он оторвался. Распрощавшись с полувеликаном, я ушёл к себе — переваривать полученную информацию.

Дни тянулись за днями, я всё также изучал местное волшебство, потихоньку вырисовывалась общая схема ритуалов, что, в будущем, должно позволить составлять по «ритуальному» принципу новые чары, хотя, признаю, без помощи Флитвика, наконец–то вышедшего из «зомби–мода» было бы в разы сложнее. Занятия чередовались с краткими днями отдыха и ничегонеделанья, обычно такие дни я проводил в компании Тонкс или Флёр, было бы неплохо куда–нибудь прошвырнуться втроём, но англичанка и француженка друг друга просто терпеть не могли, да и не вызывая лишних вопросов дальше Хогсмида не прошвырнёшься, а в той деревеньке толком делать нечего — магазин тупых шуточек, кондитерская, канцелярская лавка, пара кафешек для влюбленных парочек и студенческих компаний, да таверна под руководством брательника Дамби, где собирались всякие «тёмные» личности. Хотя, если смотреть правде в глаза, больше всего они были похожи на обычных пьяниц и бродяг. Прекрасная публика рядом с детским заведением, не так ли? Скучно, шило в заднице и потребность в адреналине требовали куда–то бежать, что–то делать. Приятное разнообразие в рутину внесло обучение Лейт магии Титана. Дракошка оказалась довольно смышленой и обучалась весьма быстро, возможно, наша связь в этом деле ей и помогала, но факт остается фактом, основы (а больше я там толком ничего и не знал) она схватила за месяц, правда, с практикой возникли некоторые проблемы — немного увеличиться у неё получилось, но вот уменьшаться… м-да, это будет труднее, чем я думал, зато в Фиорской магии Огня Лейт познавала всё просто инстинктивно, с контролем же этой стихии у дракона проблем не было вообще, хотя, я бы сильно удивился, если бы они возникли. Так что теперь мой фамильяр периодически лакомился всякими акромантулами, запеченными на медленном огне или вепрями–гриль.

В начале февраля вылупились змееныши — самец и самка. Уже на третий день эта парочка достигала метровой длины и явно не собиралась останавливаться на достигнутом. Назвал Нагом и Нагайной… хм, надеюсь, мангустов–мутантов в округе нет. Василиски жрали магию как не в себя, да и от материальной пищи не отказывались, к тому же, требовали довольно много внимания, пришлось отдавать их Винки, тщательно проинструктировав домовика и не менее тщательно нашипев на змеенышей — попробовав мою магию ещё в яйце, у них, судя по всему, произошёл импринтинг — змеи тянулись на мой «запах» и слушались… хм, как маму родную? Но это не мешало им быть мелкими несносными засранцами, уже могущими взглядом устроить инфаркт птичке (Буклю едва откачал, дурная птица попыталась клюнуть Нага) или мышке (Эх, Питер, как мне тебя сейчас не хватает). Так что пусть обживаются в моём доме, там и с магией проблем нет, зато Леший есть, да и Винки в своём облике «чиби-Дафна» с магловскими зеркальными очками смотрится уморительно. Этакая горничная–терминатор… мини–версия, хихик-с.

Кажется, я хотел приключений? Беру свои слова назад, старая добрая скука и рутина — это предел мечтаний. Что случилось? Случилось 14 февраля, день, мать их, влюбленных. Записочки, признания, поцелуйчики… толпа страшных девиц, от 12 до 17, вышедшая на твой след… Нет, участвуй в этом Флёр, Тонкс или Дафна с Асторией, то было бы ещё ничего, но эти девушки, как раз вели себя спокойно, зато младшая Уизли и целая толпа местных куриц (по другому их назвать у меня язык не поворачивается) открыла сезон охоты на Гарольда Поттера и Виктора Крама. Один бы я уйти смог, но вот Виктор… увы, из женской солидарности или природной вредности, девицы из Болгарии закрыли корабль и ловец вынужден был ныкаться от толпы фанаток по углам замка, а поскольку знал он его куда хуже местных обитателей… чисто из мужской солидарности я должен был помочь приятелю. В результате, мы устроили командный забег по всему Хогу.

— Фух, вроде бы оторвались, — болгарин вытер выступивший пот, — но это было близко.

— Так–так–так, кто это у нас тут? — из стены показалась гнустная морда, вот только потом призрак заметил меня и резко поскучнел.

— О, Пивз, рад тебя видеть! — морда резко свалила, истошно вопя.

— Опять смылся, но ничего, однажды мы с ним встретимся в тёмном коридоре…

— Кто это был? — удивился Виктор.

— Пивз, местный полтергейст. Боится только Кровавого Барона — местного старшего призрака, Дамблдора и, почему–то, меня.

— Знаешь, Гарри, когда ты смотрел на этого Пивза… я тоже как–то начал тебя опасаться, — хмыкнул болгарин, — у тебя взгляд был, как у нашего профессора Штайна.

— А кто это? — хм, кажется, пара книг по химерологии были за его авторством.

— Наш преподаватель Магических Существ и Их Повадок, весьма… своеобразная личность.

— Ммм?

— Как–то раз он два месяца ходил с внушительными ветвистыми рогами, сначала это всех шокировало, потом попривыкли, ну а потом и шуточки про фрау Штайн пошли.

— Да, весело у вас там, — я осторожно прислушался. Нет, погони пока не слышно.

— Было бы, если не Каркаров. Хуже него с должностью справляться может только тролль, да и то — не факт, тот по крайней мере, мешать не будет.

— Всё так плохо?

— Фаворитизм, некомпетентность, ограничение в развитии магии.

— Ну, у вас хоть изучают боевые заклинания, мы же, ничего мощнее «экспелиармуса» вообще не изучаем, разве что удастся что–то урвать самому.

— Серьезно?

— Ну, я несколько сгущаю краски, трансфигурация у нас на уровне. Бытовые чары тоже, но вот «Защита от Темных Искусств»… только последние два года более–менее нормальные преподаватели. До этого был заика, боящийся любого шороха, а после него — напомаженное нечто, вообще не способное исполнить ни одного заклинания правильно. Каким чудом народ сдавал СОВ и ЖАБА я не знаю.

— М-да, пожалуй, по поводу некомпетентности Каркарова я ошибался. Он ещё ничего так. Хотя, с вашими законами использовать большую часть арсенала заклинаний Дурмстранга не стоит.

— Мне вот любопытно, по какому принципу они запрещают заклинания.

— Ммм, никогда не думал об этом, по опасности для окружающих?

— Вряд ли, той же бытовой «Левиосой» можно поднять камушек повыше и опустить кому–нибудь на голову, а если поднапрячься в «Локомоторе» и использовать банальную гальку, то разогнанные камни смогут прошить насквозь дерево.

— Гарри, ты — маньяк, — прозвучало с уважением.

— Я знаю, Вик, я знаю. Кстати, что думаешь по поводу второго этапа?

— Не нравятся мне эти строчки про «ценность», очень не нравятся.

— Угу, зная нашего дражайшего директора(и канон), подозреваю, что он использует заложников. Любит он детишек, — небольшой барьер из школы магов Фиора незаметно отгородил участок коридора.

— Ты серьезно?

— На первом курсе нас отправили в полночь на отработку в Запретный лес. К оборотням и акромантулам. На втором целый год по школе ползал василиск, которого, в итоге, мне же пришлось убивать. На третьем тоже было весело.

— И его не снимут?

— Главу Визенгамота, главу международной конфедерации магов и прочая–прочая–прочая?

— Понятно, сидит крепче Каркарова. Что–то мне всё это нравится меньше и меньше.

— А уж я‑то в каком восторге. Но к чему я, веду. Как насчет слегка саботировать второй этап?

— Скандал будет… хм… если его правильно раскрутить.

— Угу, смотри, какая есть идея… — я склонился ближе к Виктору и стал озвучивать детали плана.

Некоторое время спустя.

— Знаешь, подобная наглость достойна восхищения.

— Ага, наглость вообще — второе счастье.

— А первое тогда какое? — Крам ухмылялся, предвкушая изощренное издевательство над дражайшим руководством школы.

— А первое — это музыка, девушки и пиво!

— Кстати о девушках, как будем уговаривать нашу французскую коллегу?

— Флёр я беру на себя, не беспокойся.

— Поняяяятно, — сейчас рожа Виктора отчетливо просила кирпича.

— Вик, сделай лицо попроще, а то все твои мысли там написаны крупными буквами.

— Хе–хе… — так, судя по топоту, сюда кто–то идет.

— Кажется, они нас нашли, — лицо болгарина сразу же стало серьезным и сосредоточенным.

— Сваливаем?

— Да, тут неподалеку должен быть тайный ход… — чтож, план вчерне одобрен, осталось только уговорить прекрасную вейлу к нам присоединиться.

С Флёр особых проблем не возникло, когда девушка узнала, что в качестве наживки и приза выставят кого–нибудь дорогого ей (при этом к ней пару дней назад приехала обожаемая сестренка Габриэль — девочка была воплощением кавая, а через пяток лет будет класть к своим ногам парней штабелями ничуть не хуже, чем старшая сестра)… скажем так, я имел сомнительное удовольствие понаблюдать за трансформацией вейлы, Хм, заострившиеся черты лица, когти на изменившихся руках, в образе появилось что–то хищное и птичье, не самое эстетически приятное зрелище… К счастью, француженка довольно быстро взяла себя в руки и вернулась к нормальному облику.

— Прошу прощения, просто такое известие… это точно? — смущение, опаска… ждёт моей реакции? Хех, по сравнению с перестройкой организма всё не так уж и страшно.

— Точно можно будет сказать только в день этапа, но ведь твою сестру вызвали не просто так? — взгляд как–бы между прочим скользит по участкам тела девушки, оставшимися неприкрытыми после обратной трансформации, ничего такого… так, разрез на юбке удлинился, декольте побольше стало, — кстати, тебе бы лучше сменить наряд — я хоть и джентльмен, но всё–таки не железный.

— Ой! — девушка стремительно упорхнула, оставив за собой волну смущения и облегчения. Боялась, что я впаду в шок от её второй формы? Минут через десять, госпожа Делакур вышла в новом платье, — Гарри, а как ты узнал об этом? — я только насмешливо глянул на девушку.

— Я же не интересуюсь, как ты узнала о драконе? Впрочем, всё банально — чем больше информации у меня есть, тем мне проще жить. А если знать что и у кого спрашивать… — окончание мысли я оставил на воображение француженки.

— Мадам Максим, — девушка нехорошо сощурилась, — кажется, нам предстоит ещё один разговор… Спасибо, Гарри, — шармбатонка быстро приблизила свое лицо ко мне и попыталась чмокнуть в щеку, ну уж нет, лучше воспользоваться советом Лешего и жить полной жизнью. Помнится, что–то подобное я уже проделывал когда–то — довернуть голову и вместо щеки поцелуй Флер попадает мне в губы, — удивление, капля довольства и опять опаска, — ой.

— Где–то я это уже слышал…

— Эм, — смущение, — я… случайно…

— А я — нет, — и добавить легкую улыбку. Удивление, — как насчет небольшой экскурсии во время Второго этапа? Будет славная шутка над нашими директорами, да и полюбоваться видами подводного города стоит, говорят, там довольно красиво.

— Это… приглашение на свидание? — странный коктейль чувств.

— Почти, всё–таки мы там будем не одни… к сожалению, — девушка раздумывала недолго, но вот в глазах появилось что–то озорное и госпожа Делакур решительно кивнула.

— С удовольствием принимаю ваше предложение, Гарольд, — хех, ещё и книксен исполнила.

— Тогда, буду ждать вас 24 февраля на берегу Озера, — поцеловать на прощание ручку и отправиться дальше, чтож, действующие лица предупреждены, сценарий составлен, декорации на месте. Осталось дождаться времени премьеры.

Чисто на всякий случай, до начала этапа я глаз не сводил с плеера, канон каноном, но мало ли… Сюрпризов не было, за несколько часов до старта, я заметил, как метки Гермионы, Дафны (всего–то сходил раз на бал и уже сразу ценностью назвали, причем моей… м-да) и Габриэль уходят по направлению к центру Озера. Так, а что на них за заклинание наложили? М-да, чуть лучший аналог чар, что лежат у меня на мешке для сохранения продуктов свежими. Чтож, пора потихоньку выдвигаться.

На берегу уже собрали трибуны, даже успели набить их зеваками. Какое удовольствие в течении часа пялиться на озерную гладь, я не понимаю, но, вероятно, что–то в этом есть. Может, артефакты наблюдения? Проверим и… пусто. Совсем ничего, даже банальной следилки нет. Хм, если в озере что случится, с поверхности прийти на помощь не успеют, но как тогда уцелела Флёр в каноне? Русалки с тритонам помогли? Возможно, значит, следилки будут, но будут они у водных обитателей. Так, а что там на трибунах?

Я прислушался.

— … приветствовать вас на втором этапе Турнира Трёх Волшебников. Сегодняшним заданием будет… — Бегмен информирует гостей, а вот и Флёр подтягивается, вид хмурый, судя по тому, что не менее хмурый вид у мадам Максим, разговор таки состоялся и стороны остались недовольны друг другом. Хорошо. Виктор приветливо кивнул и подмигнул, подтверждая, что план в силе, так, Людо наконец–то закончил сотрясать воздух и дал отмашку. Хм, теперь понятно, чего ждала вся это толпа — француженка начала раздеваться, вот развязан последний шнурок, платье скользит вниз и… вздох разочарования — под платьем закрытый костюм–купальник. Птичка обломинго салютует крылом, а вот чар на этом купальнике хватает — согревающие, укрепляющие, фильтра. Хороший такой артефакт выходит, заклинание «пузыря» является просто завершающим штрихом, как одетая маска у аквалангиста. Ну да, чисто с воздушной сферой на голове лезть в воду температурой в пять градусов — нужно совсем с головой не дружить. У Виктора костюмчик тоже был непрост, но всяко попроще, чем у госпожи Делакур — без фильтров и прочих ухищрений — один обогрев. Впрочем, парень париться не стал и просто отрастил себе жабры и акулью голову, не анимагия, но очень близко, так, жабры ещё понимаю, но голова то зачем? А, глаза и нюх… разумно, я париться не стал и просто молча ушел под воду в воздушном коконе — аналог «пузыря», но покрывает больший объем, правда и жрёт он больше, а уж плавать в нем вообще нереально… если не использовать некоторых ухищрений. Виктор и Флёр должны быть неподалеку, одну вижу. Так, сначала подберем девушку, уже умудрившуюся ввязаться в стычку с местными мурлоками, гриндилоу именуемыми, заодно попробую то интересное заклятие–ритуальчик для остановки кровотечения…

— О, спасибо, Гарри, — в расширившемся коконе девушка позволила себе снять свой «пузырь», — чем это ты их?

— Так, одна небольшая разработка, — я задумчиво осматривал тела существ, пожалуй, стоит уменьшить вложение энергии — достаточно закупорить сосуды в мозгу, а не по всему телу, эх, придется пересчитывать величину основного канала плетения… или лучше всё–таки оставить так? Жрёт вроде бы всё равно немного, особенно, по слабомагическим целям. А вот более–менее сильный маг может и не ощутить воздействия — собственная энергетика защитит. Впрочем, для этого мира данный факт можно опустить. А если уменьшать энергию, то придется вводить блок наведения, чтобы именно в мозг била — тромб в пальце неприятен, но не смертелен, — кстати, кажется, у меня уже входит в привычку спасать прекрасных дам из пасти различных чудовищ.

— О, мой герой! — рассмеялась прекрасная дама.

— Неужели такой подвиг не заслуживает награды? — смеющаяся девушка вызвала и мою улыбку.

— И какую же награду ты желаешь?

— Быть может, поцелуй прекрасной дамы? — и меня поцеловали… в нос, — м-да, это не совсем то, на что я рассчитывал, но тоже неплохо, — в ответ хитрая улыбка, — ладно, теперь найдем Виктора и поплывем за нашими «потерями», он должен быть где–то тут… — нашли болгарина мы быстро, буквально минут за пять, точнее, он сам нас нашел и просто врезавшись в кокон, прошел его стенку и выпал на «пол». Пара секунд обратной трансформации и вот болгарин вместе с нами.

— Чего это вы так долго? — немного, задумавшись, парень продолжил, — надеюсь, я ничему не помешал? — вот же тролль, зачем бедную девушку смущать?

— Если бы ты чему–то мешал, я бы просто укрепил стенки и оставил кое–кого гулять снаружи. Просто этой штукой довольно трудно управлять. Ну что, за потеряшками?

— Угу.

— Давай, — и мы отправились возвращать себе утраченное. Вообще, Озеро Хогвардса оказалось действительно очень красивым местом, а уж город подводного народа… Дома, вырубленные в каком–то слабо светящемся камне, сами речные обитатели, ну и некое «пение», едва различимое из–за границы раздела сред, но всё–равно довольно приятное. Пленники были привязаны к столбу на городской площади, м-да, если бы не подводный антураж, я бы сказал, что их собирались сжигать, а так — висят себе на веревках и висят. Подплыли, впустили в кокон, при контакте с воздухом, «добыча» начала оживать, так что отвязывали мы уже слегка подергивающиеся тушки, пришедшая первой в себя Габриэль сразу же повисла на шее обожаемой сестрёнки и принялась рассказывать, как её вечером отвели в кабинет к ДДД, тот что–то кастанул, ну а в себя она пришла уже тут. Похожую историю поведали и Дафна с Гермионой. М-да, весело, хотя, что ещё можно было ожидать?

— Итак, дамы, как насчет небольшого круиза по дну озера? Тут довольно красиво, — я обновлял плетения — фильтры, всё–таки добывать кислород из воды для такой толпы несколько напряжно.

— Гарри, а как же второе испытание? Ведь дается только час… — Гермиона… такая Гермиона.

— Ну, нам нервы они трепать могут, похищая наших близких, так чем мы хуже? Ничего, за пару часиков не умрут.

— И всё равно — это плохая идея, — продолжала Грейнджер.

— Почему же, — Дафна с интересом разглядывала окружающий пейзаж, — лично я считаю себя оскорбленной — выступать в качестве приза. Они бы ещё предложили разыграть нас в подрывной покер.

— А тут интересно, я бы хотела посмотреть, — Габриэль тоже оказалась на нашей стороне, таким образом, Гермиона оставалась в гордом одиночестве и вынуждена была согласиться.

— Тогда, предлагаю начать с осмотра подводного города.

Два часа спустя. Трибуны.

Дамблдор и Каркаров начинали изрядно нервничать, судя по докладам обитателей озера, Чемпионы мало того, что объединились, так ещё и выполнили свою задачу буквально за двадцать минут… после чего пропали и их никак не удается найти.

— Я вам гово» гила, Дамблёдёрь, это — плохая идея. Использовать живых заложников и вовлекать в Туг» нир посторонних.

— Мадам Максим, я сам был не в восторге, но департамент игр и спорта… — взгляды директоров скрестились на Бегмене. Людо почувствовал себя на редкость неуютно и принялся ерзать на стуле.

— Господа… и дама, испытания были составлены Бартемиусом Краучем, я просто комментатор и судья. Второй этап — наименее зрелищный во всем Турнире, а живые заложники должны были добавить ему накала.

— Надеюсь, вы удовлетворены результатом, — желчно отметил Каркаров, — ни заложников, ни чемпионов. Если что–то случится с самым результативным ловцом десятилетия, скандал выйдет такой, что с должностей мы послетаем все!

— О что это там? — Дамблдор обратил внимание на набухающий пузырь воды у берега, спустя десяток секунд пузырь лопнул и на поверхности оказались чемпионы и заложники. Дети что–то обсуждали и ярко жестикулировали. Казалось, им совершенно плевать на беспокойство директоров и на Турнир… или так оно и было?

Вальтер Поттер. Пару дней спустя.

За второй этап Чемпионы получили по нулю баллов, зрители — простуду и недовольство, директора попортили нервы, ну а одна журналистка… она получила команду «Фас». И Рита меня не подвела, всего пара часов работы и изумительное по своей консистенции и насыщенности ведро первостатейного дер… первосортных отходов готово излиться на Дамби, Министерство и конкретно Министра. Казалось бы, что такого, ну сорвали Чемпионы выступление, по идее, позор Чемпионам, вот только есть одно маленькое «но», которое Рита расписала очень, очень красочно. В Турнир привлекли посторонних, мало того, несовершеннолетних волшебников, в дополнение к этому не удосужившись не то что получить разрешение у родителей или опекунов, но даже уведомить их! И сорванный этап уже начинает смотреться маршем протеста объединившихся Чемпионов против такого произвола. И если использование Гермионы ещё могли бы спустить на тормозах, всё–таки маги к маглам относятся, в лучшем случае, как к забавным зверькам, а значит, и ребёнок маглов в представлении многих магов не сильно отличается от животного, чего о нем беспокоиться? Габриэль — на четверть вейла, к тому же, иностранка, тоже не вызвала большой ажиотаж, но вот старшая дочь Гринграсс, чистокровная ведьма в чёрт знает каком поколении, наследница старинного рода… за неё прилетело капитально. Заодно вспомнили и о недавнем позоре на Чемпионате Мира, и о том, что в школе творилось два года назад, упомянули отвратительную организацию самого этапа, а уж когда выяснилось, что организаторы тупо отсиживали задницы, когда с Чемпионами пропала даже та паршивая связь, установленная, страшно сказать, через «полу разумную нелюдь»… в общем, госпожа Скитер, несколько соскучившаяся по «горячим» новостям оторвалась по полной и превзошла себя. Я же подводил итоги диверсии. Во–первых, сам факт относительно «тонкой» подставы радовал — потихоньку расту, совсем идеально было бы, если бы Виктор пришёл ко мне с подобной идеей, а не я к нему, но без использования мозгоклюйства навести человека на довольно непростые действия получается ещё весьма редко, впрочем, какие мои годы. Во–вторых, Дамби теперь точно будет не до меня — Министр газеты тоже читает и танец на его больных мозолях с организацией Чемпионата и Турнира настроения Фарджу не поднял точно — в Хог уже приехала… нет, всё–таки приехало Амбридж с неясными намерениями, но очень широкими полномочиями. Впрочем, одного её вида хватало для уверенного поражения любого существа хотя бы с зачатками вкуса. Вечно розово–вырвиглазное нечто с большим количеством рюшечек, оборочек и кружев на необъятных телесах… это даже не Мастер Боб — это реально страшнее. Так что независимо от того, что конкретно она будет делать, проблем директору привалит. Ну и в-третьих, максимум, что могли «пришить» мистеру Поттеру, так это организация срыва Второго Этапа, вот только поскольку действовал я вместе с другими Чемпионами, то не то, что дисквалифицировать, даже штрафануть на очки или скинуть на последнее место в забеге на третьем этапе меня было нельзя. Да, как правильно говорил один из Мудрых — незнание законов не освобождает от ответственности, а вот знание — вполне. В общем, «шалость удалась». Дафна была полностью удовлетворена скандалом и пребывала в приподнятом настроении, Гермиона ходила мрачнее тучи — на живом примере поняла, что в магическом мире она стоит где–то чуть выше домового эльфа — в статье даже не упоминалось её имя, а Амбридж, помчавшая выражать «сожаления министра Фарджа о столь чудовищном пренебрежении руководства школы здоровьем и жизнью учеников» Дафне, при виде Грейнджер кривилась и чуть ли не плевала ей под ноги.

Но всё–таки испортить настроение Амбридж полностью не могла, а всё дело в небольшом походе в Хогсмид, предпринятом нашим маленьким, но дружным коллективом и нам было как–то глубоко пофиг, что в тот день не было официально разрешенного похода (представьте, насколько все достало Гермиону, раз она столь откровенно и без веской необходимости забила на правила), более того, Дафна прихватила с собой Асторию, да и Габриэль никуда уходить не собиралась, кстати, эти две девочки, в отличие от старших сестёр, очень быстро нашли общий язык и уже весело болтали на жуткой смеси английского и французского, я честно пытался понять, о чем идет речь в разговоре но быстро сдался — мужской разум расшифровать эту смесь был не в состоянии, а мелким пофиг, трещат, как из пулемета, но всё–таки, как мило они вместе смотрятся, меня прям так и тянет начать их тискать… Да и Дафна с Флёр тоже весьма и весьма, так и просится на язык, кавайны, если бы ещё периодически не прожигали друг друга взглядами, самое забавное, что сами они никогда не признаются — это противостояние доставляет массу удовольствия им обеим, я‑то вижу.

Обосновались мы в «Трёх метлах», Розмерта попыталась впарить всем сливочного пива, но, видя наши с Виктором грустные лица, сжалилась и принесла нормального сока. Ну а там легкие манипуляции и вот вместо сока у нас уже плещется легкое вино, хотя нет, вру, мелким оставили сок. Крам поднял бокал и произнес тост, хорошо распространённый в странах СНГ, но совершенно неизвестный в Европе.

— Ну, чтобы у нас все было и нам за это ничего не было! — позвенели бокалами (Розмерта усиленно делала вид, что не замечает смены жидкостей на столике, за что ей отдельное спасибо), выпили. А дальше началась очень забавная игра, называется, «моё». Суть состояла в том, что то Флёр, то Дафна как бы невзначай то прижимались ко мне боком, то просили что–то передать, в общем, я бы назвал это легким флиртом в детском варианте. Хех, забавно, но этому столику больше не наливать. Дафна… Дафна — красивая девочка с очень неплохо варящим котелком, да ещё и сверстница этого тела, вот только для меня всё–таки слишком молода, но вот через пару–тройку лет… хм, до этого ещё дожить надо.

Что же касается меня и Флёр… я испытывал к ней симпатию, любовался, словно произведением искусства, но какие–то более сильные чувства… вряд ли, впрочем, девушка тоже никуда не торопилась и, казалось, сама оценивала новые варианты развития событий (что не мешало ей в очередной раз мурлыкающим голосом мне на ушко попросить передать какой–то закуски). М-да, а ведь той же Тонкс я симпатизирую не меньше… да и возраст, опять же, куда больше располагает, ну и поговорить с ней всегда тем хватало, м-да, на ум пришел лентяй 90 уровня и его коронная фраза «Как это всё напряжно», чтож Шика, теперь я понимаю тебя как никто другой

Глава 19. Ревизор

Я пригласил вас, господа, с тем, чтобы сообщить вам пренеприятное известие: к нам едет ревизор.

Самая непопулярная фраза в среде любых чиновников.

Вальтер Поттер. Через неделю после завершения второго этапа Турнира.

Как и следовало ожидать, подобный скандал имел некоторые последствия — министерство магии и Фардж в частности, использовал ситуацию для повышения своего контроля над Хогом. Активную помощь в этом ему оказывал господин Малфой. Как звучало в том декрете–приказе, вывешенном на днях, «в связи с неспособностью администрации школы организовать Турнир, от Министерства направляются специалисты для проведения надлежащих мероприятий…» ну и так далее, про благо и безопасность учащихся, а заодно, чиновники от магии решили и «проинспектировать текущий уровень образования». Что это значит? Ну, Амбридж–таки помимо полномочий получила и направление работы, вот только о чем думал министр, когда отправлял в школу, в которой сейчас гостят иностранные представители, часть которых, к тому же, чистокровными людьми не является, откровенную расистку, да ещё и с уровнем интеллекта, явно недостаточным для того, чтобы держать своё мнение при себе… Впрочем, есть у меня одно предположение, связанное с Люциусом. Судя по тому, как начал дергаться Каркаров, Метка потихоньку оживает, полагаю, не у него одного. Вот и Малфой, решил немного перестраховаться и подмазать своего «любимого» Лорда. Каким образом? Да хотя бы дискредитировать Министерство в глазах общественности. Согласитесь, мало кто захочет помогать организации, чей представитель буквально год–два назад с удовольствием смешивал с грязью твоих граждан, более того, твоих детей. Банальная психология. Да ещё и очередную палку в колеса Дамби получается воткнуть, вот «скользкий друг» и воспользовался моментом.

Розовая Жабко возложенные на себя надежды оправдала и сразу же начала докапываться до Хагрида, некоторых учеников (по большей части, иностранцев) и мадам Максим вместе с Флёр. Чёрт подери, да она даже до бедных соплохвостиков доколупалась! Нет, свои нежно откармливаемые (существа достигли уже пяти метров и выдачи пламени из своего «сопла» сопоставимое с четвертью «залпа» огнемета типа «шмель») батарейки я не отдам! Отвести атаку от животинок было относительно нетрудно — всего–то указать цель куда более «интересную», а заодно намекнуть, что нынешний преподаватель по Уходу за Магическими Существами — друг Мальчика–который–выжил-и–очень–любит-министерство. Правда, делать это пришлось за чашечкой чая в кабинете свежеиспеченного ревизора всея Хогвардса. Нет, чай у Долорес был выше всяческих похвал — классический английский «Earl Grey», к которому прилагалось аж восемь видов сахара — от рафинада до чего–то, напоминающего карамель, а наличие печенек на подносе вообще заставило заподозрить принадлежность Амбридж к Тёмной Стороне, но… оформление кабинета… мои глаза, я хочу развидеть это! Как говорил товарищ Жнец, «КОШКИ — ЭТО ХОРОШО», но изображения котят в розовых костюмчиках и оборочках (судя по виду бедных животных, им такие наряды тоже не нравились, а потому рисунки кривились, пытались сорвать ненавистные тряпки и постоянно дергались, что художественной ценности им тоже не прибавляло), да ещё в таком количестве, не забудем приплюсовать общее оформление кабинета, опять же, в розовые цвета… короче говоря, моё чувство прекрасного молило или об ударе милосердия для себя или об экстерминатусе для комнаты…

— О, мистер Поттер, рада видеть вас у себя! — женщина улыбалась и шустро расставляла чашки, — вы хотите мне что–то рассказать? — очередная улыбка, хм, а ей не говорили, что когда она улыбается, становится еще страшнее? Нет, после этого визита мне нужно будет хотя бы полчасика полюбоваться на Флёр… или Тонкс… или Дафну… в общем оживить бессильно издохшее чувство прекрасного.

— Здравствуйте, миссис Амбридж, — сильно сомневаюсь, что она замужем, но обращаться к ней «мисс» у меня язык точно не повернется, — я просто пришёл выразить благодарность министерству за проявляемую им заботу о нас.

— Ну что вы, это наша работа! — пафосно провозгласила Жабко, — и пусть этот труд тяжёл и, зачастую, неблагодарен, но должен же кто–то заботиться о подрастающем поколении!? — м-да, пропаганда, как она есть.

— Я рад, что мы оказались в столь надежных руках, — немного растягиваю губы в улыбке, — министр прислал прекрасного специалиста, не передадите ему мою благодарность?

— Всенепременно, мистер Поттер, а вы знакомы с министром Фарджем? — угу, так я и поверил, что тебе об этом никто ничего не говорил.

— Да, в прошлом году он помог мне в одной истории с раздутой тётушкой, хороший он человек, — ага, тупой, но хороший. Хотя, по поводу «тупой» терзают меня смутные сомнения. С точки зрения руководства страной, несомненно, а вот если он пролез в кресло, чтобы пополнить собственный бюджет…

— Министр Фардж — великий человек! — мне остается только растерянно кивнуть, в моей лояльности министерству Жабко теперь не сомневается, ну, или считает, что я хочу «переметнуться» от Дамби к министру, поскольку у директора сейчас явно не лучшие времена, — скажите, мистер Поттер, а не хотите ли вы помочь министерству? — закончив петь дифирамбы власти, инспектор перешла к вербовке, о, даже печенек пододвинула, а ничего так печеньки, кстати, мням, вкусные.

— Но что я могу? Я же простой школьник? — конкретнее изложите задачу, конкретнее.

— Ничего страшного, именно со школы начинается путь любого волшебника в нашем мире, но, к сожалению, уровень образования в Хогвардсе сильно упал, о чем ярко свидетельствует текущее положение дел и все те ужасные скандалы! Именно поэтому министр лично отправил меня навести порядок в сем учебном заведении. Но, к величайшему сожалению, я столкнулась с яростным сопротивлением как руководства, так и части учеников. Лишь немногие сознательные юные волшебники помогают в моей работе, но их до прискорбия мало, — угу, скорее всего, Драко и его компания, раз Люциус обеспечил «импульс снаружи», то логично, что его сын будет работать изнутри, — и я была бы рада, если бы вы, мистер Поттер, стали бы одним из них, — угу, дятлы всякие нужны, дятлы всякие важны. Примерно на это я и рассчитывал.

— О, я с радостью помогу министерству, к сожалению, мои обязанности Чемпиона оставляют очень мало времени, но, чем смогу.

— Прекрасно, просто прекрасно, — Амбридж превратилась в саму любезность, — ещё печенья?

— Да, если можно, потрясающий вкус, — щедрый ревизор поставила ещё одну вазочку с выпечкой и подлила мне чаю.

— Скажите, мистер Поттер, что вы думаете о текущей ситуации в школе? Например, о её преподавателях?

— Большая часть — прекрасные специалисты, отменно знающие своё дело, но… — так, теперь немного помяться.

— Продолжайте, мистер Поттер, продолжайте, это же во благо школы… — Долорес чуть ли не в охотничью стойку встала.

— Но некоторые, как мне кажется, не соответствуют высокому званию преподавателя. Конечно, не мне судить магов куда более старших и опытных, нежели я, просто со стороны их методы кажутся… странными.

— Прекрасные слова, но вам и не нужно никого судить, для этого здесь есть я, итак, кто же вам кажется странным?

— Ну, профессор Бинкс, например. Он постоянно бормочет о гоблинских восстаниях, причем, каждый год одно и тоже, да ещё таким голосом, что даже самые стойкие невольно засыпают. Он слишком мёртвый, даже для призрака!

— Угу, — ревизор что–то принялась отмечать у себя в блокноте, — ещё кто–то?

— Пожалуй, профессор Трелони, постоянно предсказывает смерть, неприятности и увечья, по её прикидкам, я уже должен был умереть раз пять, в остальном, всё преподаватели обладают прекрасными познаниями в собственном предмете и никаких нареканий не вызывают.

— Вот как? А что вы можете сказать о профессоре Снейпе и профессоре, — второй раз слово «профессор» Жаба явно произнесла с издевкой, — Хагриде.

— Профессор Снейп, насколько я знаю, является первоклассным зельеваром, к сожалению, наши с ним отношения не сложились с первого курса, его стиль преподавания является, на мой взгляд, излишне жёстким, но тут я могу быть необъективен. Касательно профессора Хагрида — он уникальный специалист с опытом общения с различными опаснейшими животными более, чем в пятьдесят лет, к тому же, для своих занятий он порой добывает действительно весьма редких магических существ.

— Но, как я слышала, в прошлом году одно из этих существ чуть не убило студента!

— А, вы, должно быть, имеете ввиду случай с мистером Малфоем. Данный случай наоборот, подтверждает профессионализм Хагрида — несмотря на то, что ученик грубо нарушил инструкции безопасности в обращении с животным, до этого озвученные профессором, в результате чего взбесил гиппогрифа, преподаватель смог удержать его, в результате чего мистер Малфой отделался простым порезом, боюсь, в любом другом случае Драко мог быть разорван на части. В самом деле, не обвинять же в непрофессионализме профессора Снейпа, если один из его учеников вдруг попытается утопиться в котле с зельем? — Амбридж хохотнула, показывая, что нехитрая шутка ей понравилась, угу, выказала расположение.

— Ясно, спасибо, мистер Поттер за ваше сотрудничество, если узнаете ещё что–нибудь интересное, то моя дверь всегда открыта для вас.

— До свидания, миссис Амбридж, — так, пока не унесли печенек, нужно захапать их на дорожку, а Жабко пусть худеет — ей не помешает, хе–хе.

Покинув гостеприимный кабинет, я отправился в Выручай–комнату — следовало привести в себя мое чувство прекрасного, а заодно немного порелаксировать, думаю, метание десятка–другого «Авад» должно вернуть мне веру в человечество.

Глава 20

Выручай — Комната. Немного позже.

— Авада Кедавра, — зеленый луч со свистом, более уместным артиллерийскому снаряду разнес подброшенную Винки тарелку. На тарелке был изображен котёнок в чепчиках и прочем извращении, кажется, уничтожаемое изображение животного смотрело на меня с благодарностью. Фух, вроде бы немного отлегло, вечерком ещё прогуляюсь с Флёр по берегу озера и совсем хорошо станет, хм… или вытащить ещё и Тонкс с Дафной? Дилемма… от мыслей о планах на вечер меня отвлекла новая тарелочка, запущенная в воздух исполнительной эльфийкой, — на этот раз зеленый луч не сопровождался выкриками странных слов, но вот противный свист никуда не делся. М-да, с учётом скорости полёта, обычный метательный нож будет куда эффективнее, особенно, если его смазать чем–нибудь типа яда василиска… Вообще, так называемые «Непростительные» меня не впечатлили, «Империо» — грубый мозголом, вбивающий в сознание и подсознание единственную команду «подчиняйся». Нужно обладать действительно незаурядными способностями и тонкостью управления, чтобы человека под «империусом» не заподозрили в, скажем так, неадекватности, ведь с промывкой мозгов спадают и все психические ограничения человека, что сказывается и на походке, и на манере речи, да и угнетённое таким грубым импульсом сознание тоже может откалывать ещё те фортели, нет, при беглом осмотре или поверхностных встречах в глаза ничего не бросается, но вот при длительном общении с жертвой этого заклинания уже можно что–то заподозрить, впрочем, часто по невнимательности такие изменения скидывают на стресс, болезнь или просто плохое настроение. Но, чёрт подери, Барти–младший действительно хорош! Уже полгода контролирует отца, а в министерстве никто ни сном, ни духом. И это при том, что Крауч–старший там вообще–то глава отдела и постоянно на виду, правда, говорят он недавно взял больничный. Но всё равно, внушает.

«Круциатус», как ни странно, ничем принципиально от «Империуса» не отличался, только команда «починяйся» была заменена на «страдай», кстати, это и объясняло, почему для успешного применения «круцио» требуется желать боли своей жертве — ментальный посыл заклинание должно же откуда–то брать, да и такая вспышка злобы слегка «раскачивает» мага, повышая его мощность на некоторое время. «Авада» была, в принципе, похожа на предыдущие два заклинания, но, кое–в–чём всё–таки отличалась. Признаюсь, я восхищён рациональностью автора сего шедевра магической мысли. Итак, убивающее заклинание. Начнем с того, что оно является двойным, точнее, у него два… ммм… момента влияния, первый, очевидно, это ментальный приказ «умри!», вот только любой живой организм, собака такая, почему–то очень не хочет умирать и цепляется за жизнь всеми конечностями, а вложить в команду столько силы, чтобы именно сам организм подчинился и отключил свою жизнедеятельность… не с местными резервами, убить мыслью — это заявка на хорошего телепата, пожалуй, где–то уровня Ксавьера или чуть ниже. Проще тогда уже «империусом» и приказать самоубиться. Но неизвестный колдун сумел обойти эту проблему и тут выплывает вторая составляющая — преобразования импульса в ману Смерти и посыл её в тушку противника, опять же, большинство местных волшебников не смогут выдать импульс, достаточный для уверенного поражения жертвы размером хотя бы с человека чисто за счет, ну назовем это банальной «стрелой смерти», зато сильно ослабить тушку таким «подарком» — самое то, а вот сильно ослабленный организм уже легче поддается на приказ и… отключается. Это, кстати объясняет полное отсутствие каких–либо повреждений у жертв заклинания, а также то, что сама волшба состоит из двух «активаторов». Дешево и сердито, вот только того же тролля «Авадой» нужно долбануть раз пять, а дракона если валить, то не иначе, чем синхронным кастом от нескольких магов. В общем, заклинание эффективно только на цель, размером с человека или чуть больше. Конечно, тут ещё роль играет и сила мага, Волди с его В рангом вполне сможет и дракона завалить, не с первого, так со второго заклинания, но большинство местных–то и на С не всегда тянут…

Исследования и разглядывание забавной домовички несколько привели меня в чувство и восстановили пошатнувшуюся было любовь к жизни, ну а очередное приглашение на чай в карету французов тем паче подняло настроение, к тому же, как выяснилось немного позже, сегодня меня там ждал весьма любопытный гость, но не стоит забегать вперед…

— Добрый вечер, госпожа Офелия, — я вежливо поцеловал протянутую ручку. Означенная «ручка» была чуть меньше всей моей головы, хорошо хоть не пришлось подпрыгивать, чтобы до этой ручки дотянуться.

— Гарольд, ты как раз вовремя, — улыбнулась полувеликанша и посторонилась, пропуская меня в место, за билет в которое половина британских школьников от 14 и старше готова была если не душу продать (душу бы они продали за визит в здешнюю ванную комнату во время её эксплуатации), то уж руку–то точно. За небольшой прихожей следовала гостиная, выполненная в синих тонах — от бирюзового оттенка волн где–нибудь на Каймановых островах до почти черного цвета глубин океана. В помещении уже располагались воспитанницы и воспитанники главы Шармбатона. Поздоровавшись с парнями (и поймав пару неприязненных взглядов), я расположился в уже ставшим привычном кресле, по странному стечению обстоятельств, рядом разместились Флер и Габриэль — девочка на отрез отказалась покидать сестру и новую подругу, хотя, как я слышал краем уха, никто особо сильно её и не тянул обратно, к тому же, мадам Максим предложила лично заниматься с маленькой полувейлой, так что и отстать от программы девочке не получится. Хм, любопытно, такая забота связана с какими–то личными отношениями семейств Максим и Делакур или тут «корпоративная» солидарность «нелюдей»? В любом случае, есть над чем подумать, но не сейчас. Сейчас стоит немного расслабиться и позволить ожить своему чувству прекрасного.

— Гарольд? С тобой всё в порядке? — обеспокоенно спросила старшая из сестер–вейл.

— Ммм? Да, все хорошо, просто день выдался напряженным и малоприятным, а сейчас я могу отдохнуть душой в компании прекрасных дам, что ещё нужно для счастья?

— Хм… я обычно предпочитаю отдыхать с книгой в руках в тишине и покое нашей библиотеки…

— И как, получается? — указываю взглядом на просто светящуюся от энергии Габриэль.

— Иногда, — улыбается Флер и, понизив голос, продолжает, — когда удается спрятаться от этой егозы.

За разговорами я как–то не заметил, что народ потихоньку рассосался, оставляя меня наедине с полувейлами. Хотя народ «рассасывался» на протяжении часа, поэтому, наверное, и не придал значения, но всё равно — мой просчет.

— Гарольд, — посерьезневшим тоном обратилась ко мне француженка, — я бы хотела тебя кое с кем познакомить, ты не против?

— С чего бы мне быть против? — пожимаю плечами, — и кто же это? — тут, словно в ответ на мой вопрос (хотя почему «словно», уверен, какая–нибудь «следилка» в комнате есть… чисто на всякий случай) в зал вошла женщина примерно лет двадцати пяти прямо–таки ослепительной внешности. Воплощенный идеал красоты и гармонии, само совер… сброс гормонов, отфильтровать магический фон… хм, пока не получается, чтож, будем просто держать гормональный уровень под контролем. Так вот ты какая, аура вейлы на полной мощности, впечатляет, Флёр до такого ещё расти и расти.

— Это моя мама, Изабелл Делакур, — с непонятной грустью сообщила девушка, — мам, сей молодой человек — Гарольд Поттер, мой друг и конкурент по Турниру, — отрекомендовала меня… хм, ну, пусть будет подруга, хе–хе.

— Мадам, — встать и поцеловать ручку, дождаться, пока дама усядется и только потом сесть самому, хех. Федерико неплохо постарался — нужные действия выполняются автоматически, почти что без участия сознания, — вы обворожительны.

— Благодарю, месье Поттер, — голос оказался под стать внешности — бархатистый, завораживающий… хм, может вообще эмоции отключить? Нет, не стоит, испугаются ещё, а вот общую чувствительность всё–таки понизим, но, право, какое интересное воздействие — разум практически не затрагивается, а вот подсознание и инстинкты тела… ещё раз хм.

— Что вы, я просто констатировал факт… — разговор с Изабелл продлился где–то полчаса и не содержал в себе ничего, кроме обычного перекладывания из пустого в порожнее, так, всякая мелочь типа погоды, отличий в программе образования в Англии и Франции сейчас и в «её годы», при этом старшая Делакур довольно внимательно отслеживала мою реакцию и делала какие–то выводы. С одной стороны чувствовать себя предметом на прилавке магазина было не особо приятно, но с другой было довольно любопытно, что всё это значит и зачем нужно. Впрочем, думаю со временем всё станет ясно и так. Эх, как не жаль, но пора расставаться — время уже позднее, да и Габриэль уже носом клюёт…

Карета французов. Немногим позже.

— Ну и? — молодая девушка нетерпеливо переминалась с ноги на ногу, наблюдая как очень похожая на неё девушка внешне немногим старше укладывала в постель девушку чуть по младше.

— Имей терпение, Флёр, сейчас уложу Габриэль и поговорим.

— Но я тоже хочу послушать! Ну мам! — укладываемый ребенок попытался состроить глазки, увы, родительница явно была закалена в боях и стоически игнорировала жалобные рожицы и грустные взгляды.

— Никаких «мам», рано тебе ещё, спи, маленькая, — последние слова были произнесены каким–то другим, чарующим голосом, недавно ушедший парень остался к нему равнодушным, а вот ребенок сладко зевнул и закрыл глаза, — теперь можно и поговорить.

Вернувшись в гостиную, волшебницы уселись за небольшой столик у камина, щелчок изящных пальцев и на столе появляются два бокала с вином и вазочка фруктов.

— Чтож, Флёр, — сделав глоток, начала старше выглядящая девушка, — очень… интересный случай… да, очень.

— А можно подробнее? — в голосе второй собеседницы звучало некоторое раздражение, — и, зачем было давить в полную силу? Он же мог помешаться!

— У меня всё–таки хватает опыта, ничего бы с твоим Гарольдом не случилось, — на лице старшей появилась легкая улыбка, — не ожидала, что ты будешь ревновать к собственной матери, — Флёр начала набирать в грудь воздух, видимо, для категоричной отповеди, — хотя, будь я лет на десять по моложе или он немного постарше… — вздох прервался судорожным кашлем, а возмущение можно было черпать ложкой. Женщина рассмеялась, — ох, какая же ты забавная.

— Мам! — нахохлившаяся полувейла сейчас отчетливо напоминала недовольного котёнка.

— Ладно–ладно, — отсмеявшись, продолжила глава семейства Делакур (что бы по этому поводу не думал её муж), — если серьезно, то у меня появились вопросы… жаль, что не получилось взглянуть на месье Поттера до обряда с драконом, итак, если коротко, то я сильно сомневаюсь, что он является человеком.

— Эм?

— Позволь, я поясню. Когда я только вошла, он сразу же попал под «шарм», да, для его возраста очень неплохая сопротивляемость да и вместо банальной похоти во взгляде было восхищение, твою ауру он действительно мог и не заметить, но ничего запредельного, а вот потом начались странности — один миг и он совершенно спокоен, его даже «голос» не пронял, мы, конечно, не сирены, но всё–таки. Твои выводы? — прервалась женщина и устремила взгляд на дочь. Девушка закусила губу и нервно дернула себя за прядку волос.

— Хм, резко успокоился… зелье? Нет, не было возможности выпить при нас, а делать это загодя смысла не имело… Чары? Беспалочковая невербалка? Нет, тоже вряд ли… но тогда что?

— А если вспомнить тот эпизод с «непонятным ощущением», о котором ты рассказывала? — подтолкнула девушку Изабелл.

— Магия разума? Но окклюменция и легилименция со стороны не ощущаются, да и против наших способностей окклюменция почти не работает. Нет, не понимаю.

— Хм, пожалуй, ты ещё слишком молода, чтобы полностью понять ощущения… хотя я давала подсказку, упомянув подозрение на нечеловеческую природу… видишь ли, дорогая, так контролировать реакции своего тела можно… при помощи магии Крови. Это, кстати, и объяснило бы, почему он смог осуществить ритуал фамильяра с драконом.

— Но… на таком уровне ей владеют разве что…

— Вампиры, но нет, отвечая, на твой не заданный вопрос, я не думаю, что месье Поттер принадлежит к этому племени — новообращенные очень уязвимы к свету, да и не выпустил бы никто «неоперившегося птенца».

— Тогда ничего не понимаю, — помотала головой девушка.

— Возможно, над ним поработал кто–то из старших, я успела навести кое–какие справки… Гарольд очень сильно изменился за это лето, почти одновременно с этим, из России приходят странные слухи про некоего Воланда. Откуда взялся этот маг и что он из себя представляет никто не знает, да и слухи — это всего лишь слухи. Конечно, может быть, что эти события никак не связаны, но совпадение настораживает.

— И… что делать? — молодая француженка сделала большой глоток вина.

— Сложный вопрос, я бы посоветовала тебе не слишком сильно увлекаться молодым Гарольдом, пока ситуация вокруг него не прояснится, по крайней мере, но, с другой стороны, если за ним действительно стоит кто–то могущественный, то… привлекательно, чертовски привлекательно. А тебе он нравится? — неожиданно сменила тему Изабелл.

— Не знаю, — смутилась девушка, — с ним… комфортно.

— Чтож, тогда не будем торопить события и просто посмотрим, что будет дальше, главное, не уступать конкуренткам, не так ли, дорогая?

— И откуда ты всё знаешь, — тяжело вздохнула полувейла, её мать только хитро улыбнулась и вновь пригубила вино из бокала.

Глава 21

Вальтер Поттер.

Февраль подошел к концу и первые, пока ещё робкие шаги весны уже чувствовались в воздухе. Потихоньку сходил снег, некоторая живность в Запретном Лесу разминалась перед началом брачного сезона, впрочем, живность водилась не только в Лесу, но и в самом Хоге…

— Нет, это уже ни в какие ворота не лезет! — Виктор Крам нервно мерил шагами комнату, — ты представляешь, они чуть ли не всем курсом взяли в магическую осаду Корабль и даже как–то умудрились пройти половину его чар!

— А что ты хотел от Равенкловцев? Странно, что они не попытались сделать что–то подобное куда раньше, — меланхолично провожаю взглядом болгарина, сейчас отчетливо напоминающего тигра в клетке.

— Умники, блин, а мозгов сообразить, что там может быть и что–нибудь «активное» им не хватило, если бы не наши девчонки, вовремя поднявшие тревогу, могли бы быть жертвы… минуточку, а как наши девчонки узнали о проникновении раньше наблюдателя в рубке? — всемирно известный ловец даже застыл на половине шага, — не может быть…

— Ну, там ещё была половина курса Слизерина… — «добил» я приятеля, в ответ получил незабываемой зрелище — суровый болгарин бьётся головой о стенку, бормоча себе под нос что–то явно очень нецензурное, — хм, я думал, что такое внимание со стороны прекрасных дам должно льстить, — постукивание стало громче, а выражения витееватее, — эй, я, между прочим, несовершеннолетний и так высказываться при детях…

— Гар–р–р-ри!!! — хм, в такой накачке его хватит «Авад» на восемь–десять, очень силен для С-ранга, а сейчас вообще почти вплотную к В подошел, неплохо, — ради всего для тебя святого, молчи!

— Ну, раз ты заклинаешь самим Кипеловым, умолкаю. Но, если серьезно, за тобой носятся по той простой причине, что ты «официально» свободен, ну и имя, само собой. Прояви интерес к конкретной девушке и от тебя поотстанут… на некоторое время (а вот самой «счастливице» может стать несладко, но это уже частности).

— Не учи, сам знаю, — тяжело вздохнул Виктор и плюхнулся в соседнее кресло, — вот только понимаешь, воротит меня от оценивающих взглядов, всем пофиг конкретно на меня, им имя подавай, — ещё один тяжелый вздох, — Что вашим, что француженкам, ну а те, для кого я могу стать просто «почетным трофеем», если между нами, страшны, как обанкротившийся гоблин. Это ты как–то умудрился оказаться в окружении чуть ли не идеальном, цветовод, блин, — а вот сейчас прозвучало с легкой завистью.

— Ну а что по поводу Гермионы? На сколько я знаю, она как раз плевать хотела на твою известность, да и в будущем станет очень даже ничего, — ещё бы, я всё–таки не выдержал и запустил в ней процесс легких изменений, за образец взяв внешность Эммы Уотсон, правда, мотивы мои были весьма корыстны — возможно, с такой внешностью у неё появится личная жизнь и она перестанет уделять всё своё внимание единственному на данный момент в её жизни нормальному парню — некоему Г. Д. Поттеру. Про Р. Б.Уизли промолчим, ибо определяющее слово было «нормальному», да и их общение в последнее время и так сократилось — спасибо Виктору за это.

— Увы, у неё на уме только книги и учёба, — ловец совсем скис, — с ней есть о чем поговорить, но как парня она меня не воспринимает. И это если опустить тот маленький фактик, что она несовершеннолетняя, не знаю, как тут с этим у вас, а у нас с этим строго — влететь можно только так. Нет–нет, — поднял руку Крам, останавливая мою ещё непроизнесенную фразу, — я понимаю, что тащить понравившуюся девушку в кровать «с порога» вовсе не обязательно и, в принципе, не против подождать и просто общаться, но, тут опять же, есть нюансы. Кто бы что не говорил, но расстояние таки «любви помеха», особо часто лично общаться мы не сможем, во всяком случае, до выпуска её из школы — я связан контрактами на следующие четыре года по рукам и ногам и просто не смогу надолго отлучаться, а «дружить по переписке», — игрок только хмыкнул, — Ну а в «большую и светлую» любовь никто не поверит, да и нет между нами ничего такого, да, мы с Гермионой общаемся, она мне действительно симпатична, но мы ещё слишком мало знаем друг друга… да и опять же, она видит во мне только друга и её это полностью устраивает.

— А тебя? — не удержался я от провокационного вопроса.

— Меня, как ни странно, тоже, — пожал он плечами, — просто пообщаться с кем–то на равных, поспорить или даже поругаться… для меня это почти что роскошь, но, вернемся к Гермионе, даже если вдруг я неоднозначно намекну, что строю на неё какие–то планы, осаду это не снимет, а вот девочку могут начать травить. Это тебя не трогают благодаря твоему окружению — вейла, аврор и чистокровная ведьма в н-дцатом поколении — хрен сунешься, а вот «грязнокровку» загнобят, уж поверь моему опыту, — теперь болгарин выглядел даже мрачнее своего обычного «публичного» амплуа, — и давай больше не будем о Гермионе, лучше уж о твоем «цветнике», — вставил под конец шпильку этот нехороший человек.

— Ну, меня тоже достают, правда, для этого меня ещё нужно найти, что весьма непросто, а по поводу окружения, то всё совершенно невинно. С Дафной мы просто поддерживаем вежливые и доброжелательные отношения, как и положено наследникам старых родов, Флёр — просто интересная собеседница и соперница по турниру, ну а с Тонкс мы вообще родственники.

— Тонкс? Эта та милая девушка с забавного цвета волосами? — сразу подобрался парень, — хм, родственники, значит… — что, думаешь уже нашёл себе «спасительницу»? А вот хренушки!

— Дальние, очень дальние, — поспешил я обломать болгарина, хех, чувствую себя «собакой на сене», но… жадный я, хотя… будем посмотреть, в любом случае, компания чистокровного мага–спортсмена, признанного Кубком одним из сильнейших в своем поколении всяко лучше, чем нищий оборотень–нытик, способный бросить беременную жену да ещё и старше на десяток с лишним лет… — но я передам ей от тебя привет.

— Знаешь, порой я испытываю иррациональное желание обнять тебя за шею и сжимать, сжимать! — вопреки озвученной угрозе, в эмоциях Крама царило веселье.

— Бывает, такое желание периодически возникает у всех моих друзей, ну, кроме Хагрида, да, Хагрид — святой.

— А я думал, что ты подкупил его своим драконом…

— Не без этого, — признал я, ну что, разбегаемся? — я бросил взгляд на часы, показывающие половину двенадцатого ночи.

— Угу, толпа фанаток уже должна была отчалить… по крайней мере, большая часть, ну, бывай, — накинув на себя дезъиллюминационные чары, Виктор покинул заброшенный класс, превращенный нами в одно из убежищ как раз на случай всяких неприятностей. Вообще, в этом плане маги оказались куда хуже маглов, у простых людей хоть есть такие понятия, как «рамки приличий» и «нормы поведения», нет, у магов они тоже есть, но, например, использование тех же любовных зелий в них вполне укладывается, конечно, есть некие ограничения, но… право слово, сложно ожидать, что подростки 16–18 лет будут их соблюдать.

Дела сердечные, это, конечно, замечательно, но до третьего этапа осталось не так уж и много времени и к моменту его начала нужно уже определиться, что конкретно делать с Волди, и, в соответствии с этим, действовать. Итак, что я знаю о Томе Марволо Риддле, ну, или Реддле, не суть. Знания канона, конечно, хорошо, но и информацией из других источников пренебрегать не стоит, благо свидетелей тех событий до сих пор немало. Итак, детство в магловском приюте, ни денег, ни связей, вообще ничего, о том, что он маг, узнал в одиннадцать, хотя силой своей начал учиться управлять значительно раньше и весьма успешно…Ещё в Хоге обзавелся несколько «дурноватой» славой и авторитетом сильного, разумного мага. Уже внушает уважение, особенно, если учесть, что большинство магов с таким же происхождением становятся, в лучшем случае, мелкими лавочниками, а то и вовсе опускаются на самое дно Лютого. Далее, десяток лет странствовал по миру, с усердием, достойным всяческого восхищения выбивая из означенного мира различные знания. Ну а по возвращению в «родные пенаты» умудрился поставить себя так, что чистокровные маги из старых родов САМИ перед ним склонились и позволили поставить себе метку. Хм… вряд ли они тогда знали о всех её… ммм… особенностях, возможно, даже изначально планировали в конце прикопать под шумок и самого Лорда–полукровку, или сделать из него послушную марионетку, но не срослось, впрочем, не суть важно. Далее, объединив всю эту толпу магов под эгидой некой идеи, он выдал им почётные поводки и полез наводить порядок, сначала мирными методами, но, видя их крайне малую эффективность, я бы сказал, нулевую, пришёл к закономерному выводу, что «с пистолетом и добрым словом можно добиться результатов, куда больших, чем просто с добрым словом», такой подход дал свои результаты и поставил магическую Британию на колени меньше, чем за год, ну а потом товарищ убился о маленького Поттера, наверное, войдя в десятку самых нелепых смертей мира. Чем всё это время занимался Орден Феникса я себе представляю слабо, по ходу дела тем же, чем они занимались в каноне — разговорами на кухне, да идиотским сованием головы в пасть крокодилу. Хм, или здесь не всё так просто, или полководческие навыки не входят в обширный список талантов Дамблдора, нужно будет более детально прояснить этот момент у Сириуса. Но вернемся к Лорду и его личности. Весьма жЁсток, даже несколько жестОк. Обращение с подчиненными… хм, сначала был весьма харизматичен и привлекателен, но чем дальше, тем туже он закручивал гайки. Следствие дробления души? Возможно, к тому же, там немножко Гражданская война шла, не до сантиментов, попытайся кто в такой момент оспорить мои приказы или начать качать права… совсем не факт, что я бы обошёлся всего лишь «Круциатусом»… что там положено за саботирование приказа по законам военного времени? Ну ладно, допустим, до своей смерти Лорд был относительно вменяем, а на это указывают даже мои куцые воспоминания о событиях того Хэллоуина, но будет ли он вменяем после воскрешения? Если верить канону, крыша у него к тому моменту потекла капитально — те же пыточные он на своих «соратников» накладывал чуть ли не чаще, чем на врагов… но, с другой стороны — почти полтора десятка лет в виде полуматериальной непонятной хрени любви к ближнему точно не добавят, а тем более любви к «соратникам», что поспешили забыть о нём едва ли не быстрее, чем пришла весть о его смерти. Ну, кроме тех, что подозрительно быстро и дружно угодили в Азкабан… тоже в общем то повод к размышлениям — все кто хотели найти и искали своего господина лишились свободы, чуть–ли не в считанные дни, хотя глядя на того же Барти–младшего, идея что они все сами нарвались, так как ничего не понимали ни в конспирации, ни в агентурной работе, мягко говоря, вызывает сомнения. И кстати, что–то я не припомню, чтобы Волди поднимал палочку на ту же Беллатрикс, любопытно, очень любопытно, к тому же, поглощенный кусочек души Тома может открыть для меня массу вариантов воздействия на него, но это оставим на крайний случай.

В целом, сотрудничество с мистером Реддлом смотрится всё более привлекательным, да и цели и методы его куда более понятны, нежели «сила любви» некоего долькомана. Правда убийство собственного отца… хотя, можно ли так называть человека, бросившего беременную жену, кхм, правда, женился он будучи под «приворотным», м-да, та ещё Санта — Барбара, в конце концов, это было личным делом Волди, не мне судить.

Подведём итог, если удастся договориться, то Волдеморт мне куда выгоднее Дамблдора, если договориться не удастся, то Тома нужно будет уничтожить — во избежание лишней головной боли. Идём дальше, чтобы договориться, мне нужен максимально адекватный Волди. Хм… что влияет на его состояние? Ритуал воскрешения? Определенно да, Питер, хоть и маг неслабый (пусть как человек он может вызвать лишь брезгливость, но слабак анимагом стать не может — изменение формы всё–таки стоит энергии), но в ритуале, тем более таком сложном, очень многое зависит от правильных «ингредиентов». Что–то сомневаюсь я, что «плоть слуги» была отдана действительно «добровольно», да и «кровь врага»… ну какой враг из 14-тилетнего мальчишки, что ни одного действительно убойного заклинания не знает? Это первый момент, хотя, было бы неплохо как следует почитать описание того ритуала, думаю, в доме Блеков должна найтись подходящая книжечка. И вторая неприятность — кровь единорога. Все источники, с которыми я успел поработать, утверждают — убьешь единорога — получишь очень неприятные последствия для себя, а хлебнешь его крови — так вообще, лучше повесься сразу. Пусть кровь пил Квиррел, но и Тому могло достаться… хм, чтобы лечить болезнь, я должен видеть её симптомы и последствия, да и единороги как раз недалеко, чтож, значит, для начала, мне нужен кто–то, кто убьет единорога…

Вальтер Поттер. Три дня спустя.

С выходом на нужных людей особых проблем не возникло, разве что времени ушло несколько больше, чем я рассчитывал, но, что поделаешь, ничего серьезнее Лютого среди «тёмных» мест я не знал, а Лютый — это просто смесь клоаки, притонов мелких контрабандистов, да торговцев, промышляющих полу запретными артефактами, правда, впаривали их как «жутко тёмные» вещи всяким доверчивым ло… простофилям за круглую сумму, а потом частенько сдавали клиентов аврорам, правда, только в том случае, если у них не хватило мозгов использовать оборотное зелье, посредников или иные способы скрыта. Разумеется, были и несколько более… ммм… «продвинутые» поставщики, но работали они только с определенными клиентами. Все это и кое–что ещё я узнал просто вскрыв память мистера Горбина — владельца соответствующей лавки, можно, конечно, было пойти путем более длинным и извилистым, но тратить на это время категорически не хотелось, а так помучается мужик недельку мигренью, и всё, а времени будет сэкономлено весьма прилично. Увы, поставщиков он не знал, только посредников и перекупщиков, с которыми встречался, в лучшем случае, раз в месяц, к счастью, следующая встреча была запланирована как раз на послезавтра, так что через пару дней Горбин получил свой прошлый заказ, а я информацию о самих поставщиках. Итак, господа охотники–контрабандисты имели офис в центре Лондона, в так называемом «Сити», что уже говорило о многом, глянув же на магическую составляющую, я лишь убедился в серьезности сидящих там людей — чар было наложено чуть ли не больше, чем на «Летучий Голландец» болгар, чтож, в облике Поттера там лучше точно не появляться, а вот Воланд может лишний раз и засветиться, пусть старичок понервничает… если, ему, конечно, сообщат о визите.

— Добро пожаловать в «Экстремальный Туризм», чем мы можем помочь вам, сэр? — довольно симпатичная девушка–секретарша одарила меня дежурной улыбкой. Судя по энергетике, очень слабая С-ранг, ну, или среднестатистический маг по меркам этого мира…

— Я бы хотел сделать заказ на ваши специальные услуги по сбору трофеев, — улыбка девушки сразу же увяла, сменившись деловым прищуром. Ну а я пока размещался в созданном из воздуха кресле.

— Конечно, сэр, что именно вас интересует? — легкий взмах палочкой под столом активировал весьма любопытную систему чар, так вот этот контур похож на опознавательные, хм… даже есть что–то вроде оценки силы мага, пусть и весьма грубой. Не знал, что тут такое есть, о, вздрогнула, видать, получила отклик.

— Сафари… на единорога. Точнее, мне нужно тело единорога с минимумом повреждений, а также я желаю присутствовать в момент его убийства. Вы можете предоставить такую услугу?

— Р-разумеется, сэр…?

— Воланд, — в эмоциях отчетливо скользнуло опасение, — что касательно подробностей?

— Такой заказ будет стоить восемь тысяч галеонов, место и время вы выбираете сами, мы же предоставим вам необходимого исполнителя, а также, услуги по транспортировке туши и отсутствие проблем с законодательством. Оплата производится авансом в размере 100 % от суммы заказа, — зачастила девушка, в её успокоившихся было эмоциях вновь мелькнул страх.

— Прекрасно, — достаю из кармана плаща небольшой мешочек и отсыпаю восемь довольно крупных алмазов с магическим «клеймом» Гринготтса — сделки на крупные суммы в магическом мире оплачиваются драгоценными камнями — всё–таки камушек в 1,2 карата всяко легче, чем восемь кило золота, а от подделки их защищают чары гоблинов. В обмен на камни, получаю уже знакомый артефакт–маячок для портала, конечно, есть шанс, что исполнитель может «кинуть», а то и авроров прислать по маяку, но люди тут собрались серьезные, своей репутацией дорожащие… да и сомневаюсь я, что они захотят злить своего клиента после результатов сканирования. Выслушав заверения, что воспользоваться им я смогу уже через несколько часов (и в течении недели), покидаю гостеприимный офис, после чего ухожу привычным порталом в чащу Запретного Леса.

Через несколько часов, уже в сумерках, маячок нагрелся, сообщая о готовности охотника на той стороне. Активирую артефакт и наблюдаю, как с небес падает фигура человека, м-да, местные порталы — это извращение какое–то — слегка «сдвигают» пользователя из материального мира, а потом просто на бешеной скорости протаскивают через пространство, игнорируя физические препятствия и часть ограничений человеческого организма, впрочем, и заблокировать их нетрудно — достаточно создать возмущения на том, ну, назовем это «слоем реальности», через который происходит транспортировка и всё, портал, если он создан нормально и с необходимыми блокировками перемещения, просто не срабатывает, ну а если блокировок нет, то… на выходе будет очень неаппетитное зрелище, раньше даже был такой метод казни, но, что–то я отвлекся. Итак, охотник — на вид обычный мужчина плотного телосложения, возраст около сорока лет, вид несколько нездоровый, но тушка неплохая, энергетика… кхм, любопытно, очень любопытно, двойная энергетика, чем–то напоминающая строение Сириуса, но и отличий хватает, в частности, в отличие от анимага, нет «триггера» превращения на разуме, зато конструкции звериная и человеческая управляются чуть ли не отдельно, в то время как у анимагов «блок управления» один. Так вот вы какие, оборотни…любопытно, очень любопытно. Одет гость был в потертую кожанку, на ногах были обычные холщевые штаны, заправленные в легкие сапоги с подошвой из стеганой кожи — бесшумно ходить в таких одно удовольствие.

Пришелец окинул меня равнодушным взглядом, на миг в его эмоциях мелькнуло что–то вроде презрения, но столь же быстро ушло.

— Господин заказывал сафари? — голос был хриплый и какой–то лающий, — как именно господин хочет увидеть смерть?

— Мне всё равно, мне нужен результат, а не театральное представление, — в ответ оборотень лишь пожал плечами и принюхался к воздуху, после чего сказал следовать за ним, не забыв наложить на нас несколько заклинаний, что–то вроде бесшумности и отвода глаз. Сам охотник бежал чуть впереди, периодически припадая к земле. Где–то минут через двадцать, мы выбрались на поляну, где в лучах уже взошедшего месяца стоял единорог, кажется, животное спало. Оборотень подкрался вплотную к жертве и резко прыгнул, мощный удар просто сломал рогатой лошади шею (м-да, силен мужик), а я поспешил перейти на магическое зрение. Единорог представлял собой прямо таки бурдюк, по–другому и не скажешь, магии Жизни, неудивительно, что его шерсть в палочке усиливает именно эту составляющую, сейчас же, «бурдюк» был пробит и магия буквально вытекала в окружающий мир, некоторая её часть вливалась в структуру оборотня. Видимо, это и есть «проклятие» убийства единорога — сама мана Жизни для организма весьма полезна, вот только в единорожке она была, скажем так, «грязная», заточенная под структуру определенного животного и, попадая в организм, от этого животного отличающийся, корежила его энергетику, в будущем такое может вызвать различнейшие патологии, от редких заболеваний и магических недугов, до безумия, если будут нарушены структуры в мозгу, зато в краткосрочной перспективе заряд Жизни на организм в целом влияет положительно, восстанавливает силы и даже лечит мелкие травмы и это просто от фона, а ведь в крови заряд куда как больше.

— Вы удовлетворены, сэр? Требуется ли вам помощь в транспортировке туши? — всё также равнодушно спросил оборотень, правда, голос его был уже не такой хриплый.

— Нет, благодарю, но я бы хотел задать вам несколько вопросов, разумеется, за определенную плату.

— Не гарантирую, что я смогу ответить на все ваши вопросы, но за пару десятков золотых всё, что возможно, я расскажу.

— Договорились, — передаю деньги, — сколько вам заплатили за охоту?

— Три сотни, — оборотень поморщился, — да, я знаю, что это крохи, но на эти деньги моя семья сможет прожить гребаных полгода, а то и больше, — опередил мой следующий вопрос собеседник.

— Какая это уже охота на единорога?

— Я перестал считать после пятого, — опять равнодушное пожатие плечами.

— А как же проклятие?

— Я уже и так проклят, проклятьем больше, проклятьем меньше, какая разница? А тут платят неплохо.

— Неплохо? — вопросительно приподнимаю бровь.

— Хех, — ухмылка больше напоминает волчий оскал, — другие и этого не имеют — либо грабят кого по мелочи, либо в леса подаются, на свой страх и риск.

— И в чем риск?

— А в том, что у Министерства может быть не выполнен план какой–нибудь и тогда случается облава на «банду опасных тёмных существ, терроризирующих округу», — выплюнул охотник.

— Почему тогда не уйдете к маглам?

— А кому мы там нужны? Без этих их бумажек, пачпортов или как их там, без знаний об их штуковинах, да и Министерство не отпустит — Статус Секретности, контроль за магическими тварями и прочее, нелюдь прав почти не имеет, так что в случае, если кому–то из магов что–то не понравится, то всегда можно заавадить и сказать, что «он сопротивлялся аресту» или «была вспышка безумия», — в эмоциях моего собеседника проступила такая ненависть и отголоски старой боли, что даже мне невольно захотелось пойти и немного взорвать Министерство или хотя бы Отдел по Контролю магических Существ. Глупо спрашивать, поддержит ли он Темного Лорда, если тот вернется. Поддержит, даже если тот ничего не будет обещать, просто ради возможности вцепиться в глотку магам, что годами издевались над его видом. Чтож, осталось ещё пара вопросов.

— Что ты думаешь о Фенрире Сивом?

— Долбаный ублюдок, собравший рядом с собой таких же. Но пока он не трогает своих, пусть творит, что хочет — хуже нам всё равно уже не будет, а так, пока его боятся, лишний раз к оборотням стараются не лезть без необходимости или приказа сверху.

— Чтож, я узнал всё, что хотел, забудь этот разговор, — прекращаю воздействие, заставившее моего собеседника откровенничать на темы, даже упоминать о которых он бы не стал при других обстоятельствах, после чего легонько затираю последние минуты его жизни, так, что ещё, точно, деньги он не должен был получить, так что монеты долой, впрочем, я обещал заплатить за информацию и я это сделаю.

— Вы удовлетворены, сэр? Требуется ли вам помощь в транспортировке туши? — как ни в чем не бывало, спросил охотник, чьим именем я так и не поинтересовался.

— Нет, это всё, — протягиваю ему кошель с золотыми, — премиальные за чётко и быстро выполненную работу.

— Благодарю, сэр, прощайте, «Летус!», — исполнивший свою работу наемник активировал портал и «умчался в небеса», ну а я приступил к упаковке туши — работы предстояло ещё уйма, а времени, как всегда, кот наплакал, а ведь ещё нужно подобрать контрольную группу «добровольцев» — общие принципы — это, конечно, хорошо, но мне нужно отследить непосредственно влияние крови единорога на организм.

Сутки спустя.

— Контрольная группа показывает любопытные результаты, подопытный 1 полностью исцелился, к сожалению, урон для неразвитой энергетики оказался слишком велик, прогнозируемое время смерти — четыре–пять месяцев. Причина: деградация и разрушение ЦНС, — я расслабленно наблюдал за движением Самопишущего Пера и прикидывал первые результаты, что, зачем с абсолютной памятью вести записи? Ну, сами записи особо и не важны, просто когда ещё раз проговариваешь результаты, порой в голове появляется какая–нибудь новая, интересная мысль, в общем, помогает лучше осмыслить данные.

К сожалению, набрать большую контрольную группу из всех «слоев общества», да ещё за короткое время было весьма проблематичным, но можно обойтись и малой — пяток обычных людей (в любом мире подворотни и злачные районы исправно снабжают всех желающих наркоманами, грабителями и прочими маргинальными элементами почти в неограниченных количествах), один маг–оборванец да оборотень из дружков Фенрира, в общем, бесполезный сброд, которых и искать–то вряд ли будут. И вот начались опыты. Кровь единорога — действительно чрезвычайно мощное средство, а уж если давать её вместе с укрепляющими и витаминными зельями, то эффект просто невероятен. Первый подопытный полностью исцелился — восстановилась убитая печень, вновь заработали почки, да даже венерические заболевания бесследно исчезли, вот только слабая энергетика простого человека столь грубого удара не выдержала и пошла в разнос — для мага это инвалидность и куча мучительных последствий, а вот магл гарантированно превращается в труп. Печально. Опыт на втором пациенте особых результатов не дал — потерянные конечности не отрастают, увы, нет даже намеков на это, а вот энергетика так же разрушается. Третьего я решил превратить в оборотня и посмотреть, что будет, увы, как выяснилось немногим позже, оборотнем стать может только волшебник, хотя, возможны варианты и со сквибом или с относительно сильным энергетически маглом, во всех других случаях организму просто не хватает энергии на перестройку системы. Кстати, сама трансформация оборотня происходит не из–за света полной луны, а благодаря особому влиянию магического фона, низкий уровень сил местных способствует их высокой чувствительности ко «внешним колебаниям» (хм, теоретически, оборотень, поднявшийся до сильного B ранга уже может игнорировать полнолуние, а если потренируется, то и перекидываться сможет по желанию… опять же, теоретически, правда, контроля над собой в звериной ипостаси это ему не даст, но тем не менее), а фазы луны пусть немного, но влияют на магию мира, собственно, поэтому тут народ астрономию и учит, правда, в отрыве от ритуалистики, где это всё и учитывается, сам предмет несколько… бесполезен. Но, вернёмся к опыту. Подобрать нужные условия фона было нетрудно и вот и мы получаем слюну оборотня, содержащую в себе любопытные магические мутагены. На подопытном номер 4 я решил совместить влияние крови единорога и слюны оборотня, опять же, при поддержке дополнительных стимуляторов. Результат получился неоднозначным, с одной стороны, энергетика действительно перестроилась, сил хватило, но вот вторая форма… это было чем угодно, но точно не волком, без особого сопротивления энергетики организма, структура единорога полностью отпечаталась в образце, пусть сейчас энергии на трансформацию нет, но вот в будущем (очень, очень далеком) вполне может получиться существо, в полнолуние превращающееся в… единорога, м-да, разрыв шаблона многим гарантирован, да и срок жизни у подопытного явно вырос, к тому же, сейчас он тянул на слабенького D, что было пусть и ниже среднего, но всё–таки уровнем местного волшебника, правда, теперь разума в нём не больше, чем в той рогатой лошади, но для прототипа результат более чем удачный. Пятого магла я оставил на потом для теста пришедшей в голову идеи.

Принятие крови волшебником меня разочаровало — всё тоже исцеление поврежденных органов, небольшое усиление энергетики и калечащие травмы в ней же. Оборотень волшебную кровь принял куда легче, пусть повреждения у него и образовались, но были на порядок слабее и могли быть исцелены и местными… если бы кому–то в голову пришло тратить на лечение оборотня пару тысяч золотых. Причина такой разницы была понятна — двойная энергетика сама по себе проще воспринимает такие удары, а звериная ипостась полу волка всё–таки куда ближе к животному началу единорога, чем обычный человек, вот и деформации не такие страшные.

Лично на меня кровь единорога влияла лишь как хороший энергетик, неплохо восстанавливая резерв и немного расширяя его, впрочем, «выпивание» стихии работало куда быстрее, а дальше наращивать грубую мощность в этом мире было бессмысленно, да и Поглощение в этом плане было эффективнее в разы. Но вкус мне понравился — можно использовать вместо кофе, особенно, если добавить немного сахара и корицы, кхм, что–то меня опять не туда уносит. Изначально целью было научиться нивелировать последствия приема крови рогатой лошадки, а меня что–то сильно унесло, м-да, Курт однозначно оказал на меня дурное влияние, интересно, как он там? Так, не отвлекаться… как удалось выяснить, никакого проклятья, как такового, не существует, есть просто побочный эффект, вызванный плохой совместимостью энергетики, что приводит к повреждению магической части организма слабее А ранга, с этого уровня и выше каналы слишком мощные и без проблем выдерживают нагрузку до полного растворения жизненной энергии единорога. Значит, вся проблема именно в совместимости, возьмем не раз работавший принцип подобия и единства целого и части, добавим человеческую кровь в кровь единорога… угу, энергия растворяется — в человеческой крови слишком мало магии по сравнению с этими лосями–мутантами, а если помочь? Воот, теперь уже человеческая кровь доминирует и перестраивает энергетику под себя, где там был мой последний подопытный?

Еще немного позже.

Я задумчиво рассматривал четыре сотни флаконов по сто миллилитров в каждом. Внутри флаконов находилась жидкость, более всего напоминающая краску цвета «красный металлик», а при взаимодействии со сколько–нибудь заметным магическим фоном содержимое посуды ещё и легонько светиться начинало. Переработанная под человека кровь е… завораживающе. С одной туши можно выжать примерно 50–55 литров, кое–что ушло на опыты, немного я оставил в изначальном виде, но большую часть переработал и расфасовал, если расчеты верны, для полного восстановления Волди потребуется десяток флаконов — часть уйдет на создание и укрепление тела, часть на восстановление магической структуры, ну и на нейтрализацию принятия неочищенной крови, само собой. Пяток флаконов отправится к Сириусу — окончательно восстановить последствия Азкабана. Но что делать с оставшимися флаконами Эликсира Жизни? Кстати, сходство цвета жидкости с Философским Камнем Фламеля, конечно, может оказаться случайным, но… продление собственной жизни за счет вливания жизненной энергии других людей не такая уж и сложная вещь, к тому же, это бы объясняло, почему Эликсир нужно принимать периодически, а не «раз выпил и свободен», вот только на семь веков жизни даже для двоих (Фламель с женой) требуется очень много энергии, вряд ли старый алхимик перегонял в камушек жизни магических существ — всё тот же пресловутый конфликт энергии и без зрения исправить это… хм, может и возможно, но сомневаюсь. Кхм, а ведь Камень он изобрел в 14 веке… сразу после эпидемии Чумы, что выкосила, по самым скромным подсчетам, около 4 миллионов человек. Любопытное совпадение, я уже примерно представляю параметры ритуала… о, опять отвлёкся. Ладно, часть можно будет осторожно продать, а ещё часть пойдет на взятки — что может быть дороже жизни и здоровья? А ведь каждый флакон — это примерно два года и исцеление от очень, очень многих болячек. Но на сегодня хватит, стоит поспать — анализ и подбор вариантов по такому количеству данных, да ещё и в сжатые сроки тяжеловато даже для меня… спать — сознание послушно соскользнуло в темноту.

Вальтер Поттер. Следующее утро.

Проснувшись и выпив стаканчик серебристой крови (хм, к этой штуке быстро привыкаешь, надо за собой следить), я привычно двинулся на пары занятий, вообще, титул Чемпиона является неплохим способом эти самые занятия не посещать, но злоупотреблять этим не стоит — и так последнее время моё присутствие на большинстве предметов весьма формально — что поделать, за восемь месяцев уже усвоено едва ли не всё, чем могут поделиться профессора, а для получения «ассоциативной» связи с другими разделами их знаний требуются уже совсем другие занятия… ведь тот же Флитвик прекрасно знает, как сделать артефакты из «ближнего своего», но вот практику он вряд ли одобрит.

Тем не менее, кое–что новое я всё–таки услышал. Госпожа Амбридж, благополучно вытурив Трелони с должности, вновь взялась за Хагрида, да и Флёр с Габриэль в последнее время старалась появляться в Хоге как можно реже тоже явно не с проста. Моё чувство прекрасного задумчиво проверило остроту воображаемого ножа, а потом провело большим пальцем по шее в характерном жесте. Зря она так, ведь насчет Хагрида я намекал, да и о моей дружбе с Делакурами она вряд ли не осведомлена, тот же Драко бы известил, благо к почтенному ревизору всея Хога он заглядывает частенько. Я‑то думал, что мы друг друга поняли и согласились сотрудничать, м-да, порой то, что тебя считают всего лишь подростком является больше минусом, чем плюсом. Накатило глухое раздражение.

Несколько часов спустя. Кабинет директора.

— И как это понимать, Дамблдор?! Мало того, что уровень образования в Хогвардсе до отвратного низок, а должности занимают мошенники, тёмные твари и полуобразованные дикари, так теперь ещё и это? — Изображение низенького человечка в камине брызгало слюной, топало ножками и махало ручками.

— Корнелиус, авроры уже провели следствие, это был несчастный случай, — устало ответил директор, — мисс Амбридж просто неудачно оступилась…

— Тридцать семь переломов! В том числе, сломанная шея! Да ещё и проломленная голова и «просто оступилась»!? Не делайте из меня идиота, Дамблдор! — Альбус вздохнул, Фадж за эти десять минут разговора уже успел довести главу Хога если и не до ручки, то где–то рядом, и если бы не терпение, отточенное за десятилетия преподавательской деятельности просто до сверхчеловеческих показателей… в общем, Министру крупно повезло.

— Мистер Фардж, — такое обращение от «доброго дедушки» уже говорило о многом, что поделаешь — у Альбуса выдался на редкость неудачный и напряженный год, — вы же знаете о лестницах Хогвардса не хуже меня. Долорес поскользнулась на седьмом этаже, скатилась до шестого, а там упала в пролёт, после чего продолжила катиться с четвертого на первый. Авроры и колдомедики однозначно указали, что никакого магического воздействия ни на неё, ни на местность не накладывалось, следов зелий в крови или какой–бы то ни было обработки места, с которого она сорвалась также не обнаружено.

— Почему же не сработали защитные чары? При всей пакостности этих конструкций, они считались абсолютно безопасными! — продолжал бушевать глава Министерства.

— Увы, этого не знаю даже я, возможно, потому, что мисс Амбридж не была студентом, преподавателем или членом Попечительского Совета, то есть, являлась гостем, но при этом имела при себе артефакты, способные нанести вред детям, чары Хогвардса посчитали её опасной и не включили в защиту, кто знает, ведь этим заклинаниям уже больше тысячи лет.

— Вы издеваетесь?! Министерство этого так просто не оставит! Я требую повторного проведения расследования!

— Как пожелаете, Корнелиус. Как пожелаете, — грустно сверкнул своими очками–половинками Дамблдор, глядя на затухающий камин, — но всё–таки, действительно, почему не сработали защитные чары?

Вальтер Поттер.

Надеюсь, следующий инспектор будет адекватнее, хотя… м-да, но надежда умирает последней. Что же касается самой Амбридж… чтож, я давал ей шанс, она им не воспользовалась, а жалеть человека, что в будущем должен был сначала накачать ребенка сывороткой правды, а потом ещё и пытаться «круциатусом» его приласкать… туда ей и дорога. Зато, может теперь они заменят лестницы на что–то более приемлемое? Ну и что, что «поскользнулась» инспектор уже будучи мёртвой и управляемой посредством моих клеток? Всё равно эти сооружения чертовски опасны!

Так бесславно закончилась карьера первого инспектора Хогвардса, некоторое время и несчастные случаи спустя, эту должность признают проклятой, а позже и упразднят за невозможностью найти на неё претендентов, но это уже совсем другая история…

Глава 22

Из ленивого, неподвижного человека самая благосклонная судьба не создаст ничего, кроме брака.

Томас Карлейль

Дни продолжали тянуться за днями, сводясь к привычной серой рутине, ученики и гости Хогвартса занимались обычными делами — учеба, нехитрые развлечения, да любовные переживания, ничего необычного для подростков, правда, приближающиеся экзамены уже начали оказывать кое–какое влияние на самых осторожных. Пятые и седьмые курсы, которым предстояли магические ГОСы, уже окапывались в библиотеке чуть ли не полным составом. Хех, Турнир Турниром, но жизнь им не заканчивается (во всяком случае, если ты не Чемпион–неудачник), так что народ начал вкалывать.

В середине марта состоялось не менее примечательно событие — уроки аппарации для шестых курсов, по идее, присутствовать на них могли только студенты означенного курса и инструктора из министерства, но от наплыва любопытных это не спасало. Наконец–то удалось послушать нормальную теорию телепортации и воочию посмотреть на процесс обучения, благо ради такого дела в Большом Зале сняли барьер. Внезапно, в уроках оказалась парочка интересных подводных камней. Да, основа была все та же «ритуальная», включающая в себя задачу желания и поворот по часовой стрелке, символизирующий своеобразное «вкручивание» в ткань реальности. Но это лишь внешний, самый простой слой. Уроки аппарации проводят в Хоге совсем не случайно — самый мощный источник магии в Британии — это не пустой звук. Именно тут телепортироваться в первый раз проще всего, да и кольца, что принесли с собой инструктора, куда и откуда должны перемещаться студенты, тоже далеко не просты. Именно они и создают первичный прокол и своеобразный канал. А дальше, волшебник уже будет работать на ощущениях и готовых «настройках» в своей энергетике. Но даже в таких тепличных условиях, местные маги частенько «расщепляются», косячат с точкой выхода и запарывают переход ещё десятком интереснейших способов — побочный эффект постоянного использования палочек — нет ни нужной концентрации, ни запаса сил, чтобы сгладить отсутствие мастерства, вот и оставляют при старте кто кусок брови, а кто и ногу или руку. Зрелище довольно странное — конечность спокойно висит в воздухе, словно так и надо, а волшебник благополучно стоит на одной ноге без каких–либо проблем, как известный оловянный солдатик. Инструктора матерятся, выправляют пространственную аномалию и все начинается повторно. Чтож, принцип ясен, для меня, понятно дело, никто «коридор» строить не будет, но сил и концентрации мне хватит и для самостоятельных прыжков. А там дело привычки. Заодно, стал понятен механизм антиаппарационного барьера и то, как Волди его обходил. Волшебники просто «укрепляли ткань реальности» в зоне, куда пускать посторонних не желают (или откуда их не желают отпускать) и всё — мало кто из местных находил в себе сил такой блок пробить, разве что Альбус и Том с их В рангом, при некоторых усилиях это дело пробивали.

Вторым важным лично для меня событием стал прорыв Лейт — драконица таки умудрилась уменьшиться и теперь могла около получаса в день пребывать в своей «мини–версии», не превышающей размером собаку… очень крупную собаку. Такое событие вызвало настоящий фурор, примчавшийся Чарли с командой драконологов бился головой о деревья Запретного Леса и вопил, что «этого не может быть, потому, что не может быть никогда», ведь пусть крылатые ящеры и считались магическими животными, но вот какой–либо магии за ними самими замечено не было, а ничем иным такой финт быть не мог, сначала пытались выпытать, каким зельем я зверушку накачал, но Снейп, в своей излюбленной манере объяснил желающим, сколько нужно было влить в дракона зелья уменьшения и какой концентрации оно должно быть, чтобы такая защищенная от магии туша могла столько времени пребывать в сжатом состоянии, а также, сколько требуется ингредиентов и мастерства на приготовление состава, и если Поттер не умудрился где–то приобрести артель Зельеваров, попутно ободрав в ноль Запретный лес, то зелье отпадает. В итоге, порассуждав пару дней на тему того, что «мир полон магии» и вообще, «что мы знаем о драконах–фамильярах», ученые мужи пришли к выводу, что это какое–то умение самого дракона, которое проснулось из–за желания Лейт быть поближе к магу–хозяину. На сём все и разошлись, Альбус правда, сказал, что всё равно взять домой зверушку вряд ли получится, ибо даже маленький дракон, всё равно дракон. Впрочем, другого я и не ожидал, но нужно будет подумать над уроками в магии Превращения. Интересно, что он тогда скажет?

Вот только даже такое уменьшение жрало энергии просто немеряно, даже драконьего резерва больше, чем на полчаса растянуть не получалось, да и сложновато сие было — приходилось подстраховывать и периодически одергивать, выяснять, что будет с полностью обезмаженным драконом, пребывающем в сжатой форме, да ещё если в тесном помещении мне совсем не хотелось. Разумеется, такие расходы не могли не отразиться на ее аппетите, так что порой она заскакивала в башню Гриффиндора или в карету к французам, где, пользуясь своим обаянием (возможно, что большую роль играл набор зубов из комплекта «мечта крокодила»), частенько выпрашивала различные вкусности, особенно сильно мой фамильяр подсел на круасаны с шоколадом и прочую выпечку. То, что она хищник и её вкусовые рецепторы, по идее, должны быть не в восторге от такой пищи, как и весь желудочно–кишечный тракт в целом, Лейт не знала, а потому продолжала уплетать кондитерские изделия в каких–то запредельных масштабах, прекрасно себя при этом чувствуя.

— Смотри, растолстеешь и не сможешь летать, — сильно сомневаюсь в таком исходе. Но вдруг? Драконица посмотрела на меня с некоторым удивлением, потом что–то прикинула и протянула в лапе несколько пирожных, сопроводив свои действия мысленным посылом, примерно расшифровавшимся, как «Если Старший хочет, то Лейт поделится вкусной штуковиной, тут их много и эти двуногие всегда могут принести ещё». Мои попытки донести, что такая пища может навредить, вызвали ещё большее недопонимание, как это пища и навредить? Ну да, с чего бы это бронированной ящерице со встроенным огнеметом и желудочной кислотой, способной растворять неплохую сталь, бояться пищевых отравлений? — Ладно, может ты и права, хм, неплохо, весьма неплохо, — выпечка была свежей и ещё теплой. А вкус, ммм.

— И не стыдно тебе отбирать последний кусочек хлеба у несчастной зверушки? — розововолосая аврор–практикантка приветливо улыбнулась.

— Хм… — делаю вид, что ищу совесть, — не, совсем не стыдно — она ещё себе отберёт, эм, в смысле, выпросит или поменяется. Разве можно отказать такой милашке? Кстати, привет, Тонкс.

— Угу и тебе не хворать, Гарольд, — за время нашего общения, Нимфадора заметила, что я тоже не в восторге от имени данной тушки и предпочитаю более прилично звучащее. С учетом её небольшого пунктика на именах, она сразу же стала называть меня Гарольдом и никак иначе, за что ей дополнительный плюс, — помню я, как она меняется, это ж нужно было умудриться притащить живого акромантула и пытаться впарить его Хагриду в обмен на его кексы.

— Но ведь кексы, в конечном итоге, она получила… да и акромантул отделался легким испугом, — вообще, история с теми кексами достойна отдельной книги, как участников всего этого бедлама не упекли в Мунго, я так и не понял.

— Это меня во всей истории веселит больше всего, — рассмеялась девушка.

— Кстати о кексах и прочих пищевых делах. Как насчет где–нибудь поужинать? Я угощаю.

— То есть ты, предлагаешь мне, без пяти минут аврору, фактически выкрасть несовершеннолетнего волшебника и отправиться с ним на свидание? — возмущенно начала колдунья, впрочем, за те месяцы, что она провела в Хоге, такая игра стала уже привычной, правда, обычно мы ходили в Хогсмид и сразу небольшой толпой с Флёр, Дафной и мелкими, а Тонкс официально была просто охраной для двух Чемпионов.

— Ты забыла упомянуть, что отправиться в какой–нибудь хороший ресторанчик с приятной кухней, — улыбаемся и машем, господа, улыбаемся и машем.

— И как тебя только на Гриффиндор отправили? Ведь чисто же змей–искуситель, так убеждать!

— Шляпу тоже можно убедить, — пожимаю плечами, отмечая, что хватающая ртом воздух девушка с сумбуром в эмоциях выглядит очень мило и забавно, — так я могу услышать твой ответ, о прекрасная леди?

— Наставник Грюм меня убьет, когда узнает… — звучало обреченно.

— Если. Если он узнает, — ухмылка сама выползал на мое лицо.

— Если… какое хорошее слово, — аналогичная улыбочка отразилась на личике «без пяти минут аврора».

— «Какие у тебя странные брачные игры, Старший», — добавила свое веское мнение Лейт, — «да и стая маловата, всего пять самок, две из которых ещё не готовы давать потомство», — теперь воздуха уже не хватало мне, это она серьезно или под моим дурным влиянием учится троллингу? Нет, я не хочу думать об этом.

— Ты чего? — обеспокоенно спросила Тонкс.

— Да так, воздухом подавился, — спасибо всем богам и демонам, что мысли–образы своего фамильяра понимаю только я.

Глава 23

«Похищение» и последующий возврат на законное место прошли без проблем, ну, если не считать недовольных взглядов Флёр, что сначала никак не могла найти меня, а потом, когда заметила отсутствие Тонкс… хм, может это и не очень красиво, но наблюдать за эмоциями девушек было весьма забавно, чтож, нужно признать, я всё больше похожу на энергетического вампира, разве что силу не тяну, а вот эмоции реально смакую, поэтому, что пылающая возмущением Флёр, что не знающая, куда деваться Тонкс вызывали у меня довольную усмешку (которую приходилось прятать, дабы не огрести сразу от обеих). Девушки постепенно начали выдых