КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг в библиотеке - 350562 томов
Объем библиотеки - 407 гигабайт
Всего представлено авторов - 140511
Пользователей - 78802

Последние комментарии

Впечатления

ANSI про Вестерфельд: Левиафан (Стимпанк)

Неплохая книга для тех, кому приятно творчество Жюля Верна и Альбера Робиды. Простой язык, стилизованные картинки. А также - шагающие машины )))))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
ANSI про Тертлдав: Оружие юга (Альтернативная история)

скорее - исторические приключения, чем альтернативка... многабукаф, ниасилил... но, глянув, кто аффтор, домучал до конца. Сразу скажу, тут почти нету - попал, пострелял, победил, как в большинстве альтернативок. Да и главная идея - почему пытались изменить прошлое? Чтобы нигеры "на голову не сели"! а скатилось опять же - освободить бедных черномазых...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
kiyanyn про Тюриков: Полигон (Боевая фантастика)

До безобразия инфантильно. Что стиль, что сюжет...

И даже чудеса странные :) - типа идуших на одном аккумуляторе в течение 770 лет часов или чума (!), которую легко вылечили современными антибиотиками, и которой почему-то в средневековом городе болел единственный человек. Всяким нестыковкам - несть числа.

Зря потраченное время.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
каркуша про Медведева: Как не везет попаданкам! (Фэнтези)

Как-то от данного автора хотелось большего...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Трифон про Каргополов: Путь без иллюзий: Том I. Мировоззрение нерелигиозной духовности (Философия)

О чем тут спорить. Название у книги самое что ни на есть неподходящее. То, что автор Христа грязью облил еще не значит, что избавился от иллюзий. Его рассуждения на тему религий так же поверхностны, как и рассуждения на тему древних учений Востока:йоги, даосизма, буддизма. Настоящие знания в этих учениях передаются только через учителя, так что все рассуждения и песнопения в честь возможностей медитации и других методов совершенствования лишь пустой звон.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Любопытная про Алюшина: Счастье любит тишину (Современные любовные романы)

Как то я разочаровалась немного в авторе..
При всем моем уважении к автору, немного в недоумении. Раньше ждала новые романы с нетерпением, но сейчас…Такое впечатление, что последние книги пишет кто-то другой под фамилией автора.
В этой книге про измену столько накручено и смешано . Большая , чистая, всепрощающая любовь после измены???!!! Как оправдание измены присутствует проститутка- суккуба от которой ни один мужик не может удержаться да еще и лесбиянки млеют. Советчица суккуба- бабушка - старая проститутка при членах ЦК и иностранцах...
Религия добавлена по полной программе - и православие и буддизм, причем философские размышления занимают едва не половину книги…. Н-да..

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Любопытная про Банши: "Ад" для поступающих (СИ) (Фэнтези)

Б-э-э..Только увидев обложку, а потом начав читать аннотацию, поняла , что книгу читать не буду, от слова совсем..
Если уж автор предупреждает о плохих словечках в данном опусе и предупреждает о процессе редактирования, но пишет аннотацию с ошибками ( это-э надо написать шара Ж кину контору.., вместо шарашкиной...) , то могу себе представить себе, что там можно встретить в тексте...

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).

Факультет боевой магии (СИ) (fb2)

- Факультет боевой магии (СИ) (а.с. Ледяная принцесса-2) 2055K, 440с. (скачать fb2) - Сергей Александрович Садов

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Факультет боевой магии. I-й курс.

Глава 1

Фургон, с парой впряженных в него быков, медленно катился по пыльной дороге, перекатываясь на ухабах. Зачарованные колеса подпружинивали, смягчая скачки, но не очень хорошие чары полностью погасить их были не способны. Либо маг, накладывающий их, оказался не сильно знающий, либо денег у актеров на хорошего не хватило. Зато на чары против летающей живности актеры не поскупились.

Впрочем, такие мелочи Ленайру не интересовали совершенно. Разложив на крыше фургона матрас, она устроилась там поудобнее, свесив одну ногу с края, и яростно терзала струны музыкального инструмента, напоминающего нечто среднее между гитарой и гуслями – бандорой. Возничий страдальчески морщился, но попросить высокородную госпожу прекратить мучить инструмент и их всех не осмелился. И не потому, что боялся. Просто поглядывал на сына, который с гиканьем носился вокруг на аршане госпожи с непередаваемым выражением счастья на лице. Стоили ли его уши этого восторга сына? Наверное, все же да… Принесла же нелегкая…

Путников бродячий цирк встретил случайно и сначала они даже не поняли, кто перед ними, хотя и ясно, что люди далеко не бедные – аршаны не всем по карману и путешествуют на них только очень состоятельные люди, а потому даже простая неброская одежда путешественников не ввела в заблуждение главного в цирке. Архим повидал многое в своей жизни и умел различать такие детали. Потому сразу понял, что главная у путников не та старшая девушка в женском походном платье, а девчонка в неброской мужской одежде, у которой на поясе висело непонятное холодное оружие, видеть которого Архиму еще не доводилось.

Девчонка уравняла скорость аршана с повозкой, прищурилась от солнца и вскинула ко лбу ладонь.

—Эй, хозяева! Позволите нам присоединиться? Уже второй день скачем, отдохнуть бы от седла.

Спутник госпожи выразительно скривился, давая всем понять, что он думает о таком вопросе, но возражать не стал. Зато вторая девушка явно обрадовалась. Несмотря на весь комфорт путешествия на аршане, вымотана она была основательно. Судя по всему, из-за нее госпожа и попросилась к ним, сама она уставшей не выглядела совершенно. Заметив полные восторга глаза мальчишки лет одиннадцати, наблюдавшего из окна фургона за ее средством передвижения, госпожа неожиданно подмигнула ему.

—Хочешь прокатиться?

—Ага! — вопль ребенка вырвался раньше, чем глава циркачей успел что-либо сказать.

Архим тяжко вздохнул. Он, конечно, и так не собирался отказывать попутчикам, но сейчас не смог бы, даже если бы захотел.

—Госпожа, вы уверены? Доверять такое…

Девчонка, теперь, Архим видел, что госпоже не больше четырнадцати лет, беспечно махнула рукой.

—Аршаны вовсе не неженки, ничего мальчишка ему не сделает. Эй, давай сюда. И, да, птичку эту зовут Бобик.

Архим даже вожжи выпустил от удивления.

—Как?

—Бобик, — хмыкнула девчонка, видно уже привыкла к такой реакции.

—А… а почему собачье имя?

—Потому что он козел.

От такого объяснения Архим завис окончательно и в поисках поддержки обернулся к единственному мужчине в этой компании. Но тот только возвел глаза к небу и пожал плечами.

—Так вот, — девчонка как ни в чем не бывало, продолжила объяснения, — управляешь этими вожжами. Захочешь остановиться, дергай вот за эту веревку. Видишь шоры на глазах? Они закроются и этот баран остановится.

Закончив объяснять, что к чему, она легко соскочила, хлопком по недокрылу заставила аршана присесть, помогла забраться в седло мальчишке, убедилась, что он надежно пристегнулся, и хлопком по хвосту отправила птичку в свободный бег.

Аршана второй девушки забрал мужчина и пристегнул его за повод к своему. Сам он забираться в фургон отказался категорически.

Фургон циркачи освободили для гостей целиком, а сами перебрались в другой, либо зашагали пешком, благо двигался небольшой караван неторопливо. Старшая девушка сразу завалилась на заботливо постеленную кем-то из женщин-циркачей кровать и заснула. А вот госпоже сидеть без дела вскоре наскучило. Свистнув, она подозвала своего аршана, успокоила встревоженного мальца, думавшего, что его счастье уже закончилось, вытащила из багажа одеяло, забралась на крышу фургона, позаимствовала оставленную кем-то из циркачей бандору, для приличия спросив разрешения у Архима, полностью уверенная, что ей не откажут.

Теперь уже третий час изображала нечто, похожее на мелодию, хотя и старалась делать это потише. Впрочем, Архиму, у которого госпожа играла почти над головой, легче от этого не стало. Но приходилось молчать, глядя на счастливое лицо сына.

Девушка вздохнула, отложила в сторону инструмент и слегка приподнялась, выискивая эту помесь курицы и страуса, которую она в шутку обозвала Бобиком. Никогда она не любила аршанов, несмотря на комфорт в путешествии. Как у любой нелетающей птицы, у них было отличное чувство равновесия и при беге голова и шея практически не двигались.  Сидящий в специальном седле у основания шеи человек всегда оставался практически неподвижным, по какой бы дороге птичка не бежала. Огромное преимущество в дальней дороге. Да и выносливостью аршан лошади не уступит, а вот по скорости еще и фору даст. Идеальное средство для того, чтобы доехать быстро и удобно. Если, груза, конечно, мало. По грузоподъемности лошадь сильно впереди.

Недостатки, а куда ж без них… привередливые, сволочи, эти птицы. Что попало жрать не будут, только отборное зерно. Да еще обязательная чистка после путешествий, иначе в перьях заведутся паразиты. В общем, мороки с ними… потому и содержать их по карману только очень состоятельным людям.

—Ленайра? — к фургону немедленно подъехал мужчина и уравнял скорости.

—Пусть Лисана отдохнет. — Пожала плечами девушка.

—А я предлагал ей отправиться с основным обозом.

—Ну, переоценила она себя, подумаешь. Теперь будет знать. Да ладно тебе, Риген, мы никуда не опаздываем.

—И все же я хотел бы доехать до Тара как можно быстрее. Мне еще обратно возвращаться.

—Сам виноват. Я бы и одна добралась.

—Безусловно.

На эту ехидную реплику Ленайра поморщилась и снова откинулась на одеяле, притянула инструмент, забренчала.

Архим мученически вздохнул и неодобрительно покосился на мужчину. Чем бы они ни обидел свою спутницу, мог бы подумать об окружающих.

—Была бы воля деда, он бы всю гвардию со мной отправил, — буркнула девушка сверху. — Вот бы я здорово выглядела в академии: студент приехал учиться на боевом факультете в окружении десятка телохранителей. Картинка.

Риген хмыкнул. Собственно, из-за этих соображений лорд Геррая и отказался от своей идеи, однако настоял на том, что внучку проводит до города новый капитан гвардии лично. На всякий случай. Конечно, вряд ли найдется в империи самоубийца, рискнувший напасть на наследницу древнего рода, но… А Лисана посчитала, что ее долг сопровождать госпожу, а не ее вещи, отправленные обычным обозом. В тот момент служанка не обратила внимания на веселье в глазах Ригена. А зря. Естественно, заданного темпа она не выдержала.

—Госпожа, думаю, моя сестра могла бы дать вам парочку уроков игры, — не выдержал все-таки Архим.

—Да? — девчонка прекратила играть и озадаченно посмотрела на бандору в руках. — Вам не нравится, как я играю?

—У вас несколько необычная манера, — осторожно отозвался циркач. Кто его знает этих высокородных – вдруг обидится?

—Думаете? Ну ладно, сыграем что-нибудь более привычное. Видимо, до рока вы еще не доросли.

Сорокалетний мужчина на это заявление девчонки только хмыкнул, но тут же растерянно замолчал, даже рот открыл от удивления. Девочка заиграла… она играла сложнейшую сонату с небрежностью человека, который многие часы занимался музыкой. Да, у нее были легкие ошибки, видно, что она вовсе не посвящает музыке всю жизнь, но обычный человек, не слишком хорошо разбирающийся в музыке, их бы и не заметил. Да и сам Архим не заметил бы, если бы именно эта соната не была его любимой и если бы он не обладал абсолютным слухом.

Спустя несколько часов троица путешественников продолжила путь дальше, оставляя гостеприимных артистов позади. Отдохнувшая Лисана снова бодро сидела на своем аршане, показывая всем своим видом готовность ехать дальше.

Неожиданно рассмеялась Ленайра.

—А ведь они так и не поняли, кто я. Я думала, Архим догадается, очень уж он проницательный. И умен.

Риген хмыкнул.

—Госпожа, если бы я не ехал с вами от самого поместья, я бы сам вас не узнал. Ледяная Принцесса слишком известна в империи, а вы… вы совершенно не похожи на самого талантливого мага столетия с полностью вымороженными чувствами. Отказываетесь от образа?

—Скорее просто расслабляюсь, — вздохнула девушка. — Кто знает, как там в школе повернется. Но в одном граф Лонг прав – в маске Ледяной Принцессы мне с людьми не сблизиться. Сразу ее сбросить я не могу, но мало ли, что произойдет в школе, что она вдруг треснет и осыплется?

Риген молчал минут десять, о чем-то размышляя.

—Поразительное для вашего возраста благоразумие.

—Не я такая, жизнь такая, — философски пожала плечами Ленайра, не вступая в споры по поводу своего реального возраста. — Но вы правы – завтра к обеду мы подъедем к Тару. Пора возвращать маску.

Тяжко вздохнула Лисана.


Заночевали они на постоялом дворе, которых на всех дорогах в Тар было столько, словно там собирались размещать армию. Впрочем, порой так и случалось, особенно когда будущие курсанты боевого факультета со всей империи съезжались в город. Могло бы показаться, что такие наплывы не окупят содержание стольких дворов в округе, но казна щедро оплачивала их – имперская безопасность имела на них свои виды.

В Тар путешественники въехали ближе к обеду. Ленайра, уже нацепив свою маску, внимательно осматривалась вокруг, вспоминая, что слышала об этом городе. Тар в некотором роде был уникальным городом, возникшим не в самом удобном месте и обслуживающим исключительно один из факультетов имперской академии. В нем располагались лавки, в которых студенты могли купить себе все необходимое; корчмы, где можно провести выходные. Население города тоже было весьма специфичным – отставники, бывшие курсанты факультета, решившие провести остаток своей жизни недалеко от своей альма-матер. Здесь же жили и преподаватели факультета… точнее, здесь они имели дома, поскольку во время обучения наведываться в город они могли только в общие выходные и праздники. Еще в городе располагались штаб-квартиры нескольких наемных гильдий. Насколько слышала Ленайра, разместились в Таре они не просто так, присматриваясь к подающим надеждам курсантам и частенько перекупая их контракт у империи, полностью оплачивая их обучение. Ясно, что из-за такого специфического населения здесь практически полностью отсутствовала уличная преступность. Да и как им тут выжить, если практически все либо бывшие военные маги, либо действующие, либо курсанты боевого факультета. Ну и гости города бывают тоже весьма специфические. Бедным грабителям тут совершенно не развернуться.

К полудню улицы города, расположившегося у подножья высокой горы, уже выглядели весьма оживленно, хотя широкие улицы – крайне редкое явление в городах-крепостях империи – позволяли двигаться по ним без всяких помех.

На троих вновь прибывших в город никто не обратил никакого внимания. Даже стража у символической заставы на въезде в город проводила троицу ленивым взглядом и вернулась к своим делам. В чем заключается работа этих стражников и зачем они тут, Ленайра так и не поняла.

—Нам в таверну «Красный петух», — тихонько сообщил Риген.

—У владельца отменное чувство юмора, — буркнула Ленайра, пытаясь разобраться, куда ехать.

—Пожаров он не боится, — усмехнулся капитан, — таверна полностью каменная.

—Все равно богов дразнит, — пробормотала Лисана, поглядывая на госпожу.

Риген пожал плечами, достал из притороченной у седла сумки лист бумаги, оказавшийся схемой города с какими-то пометками. Внимательно изучив ее, поднял голову, чтобы сориентироваться, снова изучил схему, покрутил листок и так и эдак.  Вздохнул и сунул его обратно.

—Сюда, — махнул он вправо.

Ехать пришлось еще минут десять, в основном из-за частых остановок в попытках разобраться, куда дальше идти. Ленайра воспринимала все это с философским спокойствием.

Наконец, нужное место нашли. Трактир впечатлял. Не трактир, целая гостиница – здание в четыре этажа, внушительное, за ним виднелся угол еще какого-то строения, либо склады, либо конюшни. Скорее последнее.

Подбежавший слуга удивленно покосился на аршанов, видно не часто сюда приезжали на этих птичках, но принял их без вопросов и тут же увел, выслушав от Ригена некоторые рекомендации по уходу.

Хозяин встретил их у дверей, молча изучил невозмутимую Ленайру, сделав вид, что видит ее впервые, хотя Триннер и выполнил свое обещание, представил их друг другу еще в столице.

—Госпожа, я получил от вас письмо и уже все приготовил. Несколько комнат в правом крыле на третьем этаже целиком в вашем распоряжении. Я распорядился там поставить дверь.

Один из постояльцев, как раз выходивший из таверны, услышав такое, удивленно присвистнул и с интересом оглядел девушку. Хмыкнул.

—Знаменитая Ледяная Принцесса, значит? Вот ты какая.

—Простите? — повернулась к нему Ленайра, одарив мужчину фирменным взглядом Снегурочки. Для нее оказалось в новинку, что ее называли этим прозвищем вот так в лицо. В академии редко кто осмеливался обратиться к ней таким образом.

После слов мужчины во дворе воцарилась тишина. Все невольные свидетели замерли и теперь с интересом рассматривали гостей. Девушка с трудом удержала маску на лице – впервые на ее памяти окружающие смотрели… да что там смотрели, откровенно пялились… без всякой почтительности. Ну если не вспоминать про мир Лешки, но там ее просто не знали.

—Кар-р-р!!!

«Блин, ну как же не вовремя», — только и успела подумать Ленайра, когда совершенно черный ворон спикировал с небес и приземлился ей на плечо. Фамильяр или нет, но ворон остался тем же наглым птицем, что и раньше. Слушаться хозяйку он слушался, но и характер порой проявлять умел. Так же он обладал прямо-таки чутьем на ситуации, когда можно вроде бы и волю хозяйки выполнить и одновременно поставить ее в неловкое положение. Вот прямо как сейчас.

Таких зверей здесь не видел никто, и уже одно это привлекало внимание. Ворон же, словно этого мало, еще гордо вскинул голову, огляделся вокруг и отвернулся с таким видом, словно говоря, что здесь нет ничего, что заслуживало бы его внимание. Умудрился даже изобразить что-то вроде презрительного фырканья.

Люди вокруг обиделись, а Ленайре захотелось свернуть голову наглой птице. Гром, почувствовав настроение хозяйки, опасливо покосился на нее, каркнул в ухо и слетел с плеча, приземлился чуть в стороне и косясь на нее одним глазом бочком отодвинулся подальше, показывая, как испуган.

Лисана захихикала. Ленайра чуть подняла руку. Наставив палец на ворона, щелкнула пальцами и с руки сорвалась небольшая молния, ударившая точно в птицу, отчего у того перья встали дыбом… буквально. Да и сам ворон стал выглядеть словно ощипанная курица. Служанка жалостливо вздохнула, неодобрительно покосилась на госпожу и, тихонько приблизившись к птице, шепотом сообщила:

—Я тебе вечером мясо дам.

Как ни шептала девушка, но Ленайра расслышала, мысленно пообещала свернуть все-таки наглой птице голову. Что там понял этот ворон в случившемся неизвестно, но изображал несправедливо обиженного и пострадавшего от жестокой хозяйки очень убедительно. Даже зрители прониклись и стали посматривать на девушку очень неодобрительно.

Сдержавшись и все же не шарахнув дверью об косяк, Ленайра прошла внутрь.

—Это же иллюзия была? И молния, и этот вид птицы? — с интересом поинтересовался хозяин заведения, когда девушка проходила мимо.

Ну конечно, не просто же так господин Триннер характеризовал этого человека как одного из лучших магических взломщиков. Его так просто не обманешь.

—В следующий раз не пожалею и в самом деле шарахну, — буркнула она.

—А сейчас нарабатываешь репутацию?

Ленайра промолчала. Этот хозяин таверны слишком уж проницательным оказался. С другой стороны, иначе с ним господин Триннер и не имел бы дел.

В зале Ленайру обогнали несколько слуг, резво тащивших их походные сумки куда-то наверх. Следом прошел Риген, контролируя каждый их шаг. Вряд ли в этом заведении распространено воровство, но бывалый путешественник привык не доверять гостиницам.

—Мой племянник вас проводит, госпожа, — махнул рукой в сторону крутящегося тут же мальца лет одиннадцати, наряженного в парадную ливрею. Видно было, что это жесткая одежда доставляла мальцу множество неудобств, но сносил он их стоически.

—Что это? — поинтересовалась Ленайра, когда следом за ним поднималась по лестнице в отведенные им комнаты. Лисана, как послушная служанка, шла последней. — Я никогда не видела такой… ливреи. На вид очень жесткая.

—Это дядя придумал, — обиженно буркнул мальчишка. — Говорит, я тебя возьму на работу, только если будешь носить вот это! — Он остановился, крутанулся на пятке и рукой провел рядом с собой сверху до низу, как бы приглашая оценить наряд. — Воротник жесткий, ткань такая плотная, что и не согнешься.

—И за что тебя так дядя наказал? — полюбопытствовала Лисана, убедившись, что госпожа не собирается больше ничего спрашивать.

—«Живость твоего характера должна быть надежно скомпенсирована жесткостью одеяния» — явно процитировал он дядю и уже от своего имени закончил: — в этом не побегаешь.

Лисана чуть улыбнулась.

—Ну, ты же не всегда эту ливрею носишь?

— Нет, конечно, — возмутился малец. — Только когда помогаю в таверне. Дядя говорит, что иначе я буду носиться везде и все поломаю.

—Были случаи? — заинтересовалась Ленайра.

—Ага, — вздохнул мальчишка. — Тогда-то дядя и велел надеть это. Или выгонит. А нам деньги нужны… не мог я уйти. Да и нравится мне тут. Особенно нравится поручения разные выполнять постояльцев – туда сбегать, то доставить. Там моя живость в тему… это тоже так дядя говорит. — И тут же, с непосредственностью ребенка поинтересовался: — А ты и правда Ледяная Принцесса? У нас весь город только и обсуждает, что в академии будет учиться самый талантливый маг империи, член Древнего рода.

—Тш…— зашикала на мальца Лисана, опасливо косясь на госпожу. — Госпожа Ленайра не любит этого…

—Правда, — совершенно спокойно перебила Ленайра служанку.

Малец снова замер на ступеньке, развернулся и оглядел девушку с головы до ног.

—Не похожа, — констатировал он с грустью.

—На что? — на миг даже растерялась Ленайра.

Мальчишка вместо ответа залез в карман и вытащил сложенный вчетверо листок, развернул, изучил его и показал гостям.

—Вот… это я нарисовал.

У мальца явно талант, по крайне мере картинка представляла собой не мазню ребенка, а вполне хороший рисунок молодой девушки, почему-то с белыми волосами с синеватым отливом. На бледном лице застыло некоторое выражение, которое можно было посчитать гордым. У юного художника явные проблемы с передачей эмоций на рисунке, а потому лицо получилось похожее на камень, зато на одежде малец оторвался – роскошное платье с длиннющим шлейфом позади, алмазная диадема в волосах, правую руку, направленную вперед (этот жест Ленайре живо напомнил виденный плакат на тему «ты записался добровольцем»), охватывал не менее роскошный браслет-концентратор.

Ленайра молча изучила рисунок, игнорируя хихикающую за спиной Лисану, явно с трудом сдерживающую рвущийся наружу хохот, глянула на мнущегося на ступеньках художника, сообразившего, что сделал что-то явно не так.

—Тебе твоя работа не подходит, — равнодушно заметила девушка. — Я поговорю с твоим дядей.

Мальчишка заметно испугался. Никак не ожидал такого исхода.

—Госпожа, — залепетал он. — Пожалуйста! Я прошу прощения, если сделал что-то не так, но не заставляйте дядю прогонять меня! Нам очень нужны деньги и если меня выгонят…

Ленайра обогнула мальчишку и, не слушая его извинений, стала подниматься дальше. И с каждом шагом она менялась… менялись волосы, которые светлели, приобретая синеватый отлив. Менялась одежда. Края походной куртки удлинялись, менялся покрой, вот уже шлейф роскошного платья упал на ступеньки перед опешившим мальчишкой. Девушка обернулась.

—Эй, художник, ты чем думал, когда вот это рисовал? Как бы я в таком путешествовала? — Ленайра сейчас один в один напоминала ту самую девушку с картинки. Даже диадема с концентратором такие же. — Теперь бери этот шлейф и тащи, рыцарь… печального образа.

Растерявшийся мальчишка подхватил шлейф и послушно затопал следом рядом с хихикающей Лисаной.

—Не переживай, — зашептала она. — Госпожа совсем не злая и справедливая. А ты ей понравился, если такое вот сотворила. И с работой не бойся, если она так сказала, значит, хочет тебе что-то другое предложить.

Лица слуг, ожидавших гостей у двери в отдельное крыло гостиницы, отведенной им, надо было видеть. Даже Риген едва не сел прямо там, где стоял. Ленайра важно прошествовала в поспешно раскрытую перед ней дверь и прошла дальше по коридору, осматривая двери комнат. Да уж, от того, что отгородили дополнительной дверью крыло дома, роскошнее оно не стало. Такой же коридор и те же комнаты по сторонам.

Владелец гостиницы-таверны, заметив лист с портретом в руках гости, понимающе хмыкнул, показал кулак племяннику, но больше ничем свое отношение к происходящему не выразил.

Слуги быстро затащили их вещи в одну из комнат и по знаку хозяина испарились. Хотел было сбежать и мальчишка, но Ленайра жестом остановила его, показав на шлейф за спиной. Тот насупился, но послушно остался держать его.

Хозяин аккуратно закрыл общую дверь, провел несколько раз рукой перед ней, плетя какие-то чары, при этом косясь на племянника. Вот он закончил, оглядел дело рук своих и удовлетворенно кивнул.

—Теперь можно и поговорить. На всем этом коридоре и всех комнатах я поставил дополнительную защиту, так что подслушать никто не сможет, говорить можно совершенно свободно. Но прежде… Госпожа Ленайра, зачем вы оставили Райана?

—Райан – ваш племянник? Понятно. Видите ли… я почти все время буду жестко привязана к академии и вырваться в город у меня не всегда может получиться по разным причинам. Лисана служанка надежная и доверять ей можно, но она все-таки молодая девушка и носиться по городу, исполняя мои поручения ей неуместно. Ситуация может быть разная. Так что мне потребуется помощь кого-нибудь… незаметного, быстрого, верного. Вы своему племяннику доверяете?

—Так ребенок он еще… — заметил мужчина, игнорируя умоляющий взгляд племянника. Заметил вскинутые брови госпожи, вздохнул. — Ну да… Вы тоже… Что именно вы хотите от него?

—Чтобы он постоянно был с Лисаной. В случае нужды, он должен стать почтальоном и доставить письма, но главное, чтобы он выполнял разные мои поручения, если в таком возникнет необходимость. Согласитесь, лучше, когда рядом будет тот, кому доверяешь, чем искать случайного порученца. И не волнуйтесь, ничего опасного я ему поручать не собираюсь.

Мужчина снова задумался. Повернулся к племяннику.

—А ты что скажешь?

Тот усиленно закивал головой, казалось, она сейчас просто оторвется.

—Я согласен, дядя.

—Ладно. Тогда скройся сейчас с глаз моих, потом я тебе все объясню. И оставь ты уже этот шлейф, все равно он не может ни испачкаться, ни помяться – иллюзия же.

Дождавшись, когда мальчишка скроется, мужчина вздохнул.

—Малец он сообразительный, так что не подведет. И язык за зубами держать умеет. Потом я ему объясню, что можно говорить, а о чем лучше молчать.

Ленайра легким жестом убрала с себя иллюзию, снова вернувшись к прежнему виду, и кивнула.

—Хорошо. Тогда поговорим о том, чем мы с вами займемся до занятий, господин Дарин.

Мужчина кивнул и приглашающе махнул в сторону оной из комнат.

—Ее я велел обставить как гостевую. Там лучше всего и принимать гостей… в случае чего, для них найдутся и кое-какие неприятные сюрпризы. Как и чем пользоваться, я покажу позже.

Глядя на Дарина и не скажешь, что это лучший магический взломщик управления императорской охраны и что он даже имеет дворянский титул. Простоватое лицо деревенского увальня, средний рост, среднее сложение. Вообще ничего выдающегося или запоминающегося. Уходя в отставку, он по какой-то причине решил уехать не в свое имение, а открыть гостиницу-таверну в Таре, хотя может это было пожеланием  Триннера, Ленайра в такие тонкости предпочитала не вдаваться. В таких структурах меньше знаешь – крепче спишь, потому даже не пыталась выяснить, что забыл в этом небольшом провинциальном городке взломщик уровня Дарина. Вряд ли же они три года назад, когда открывалась гостиница, догадывались о проблеме с неожиданно объявившимся наследником. А еще этот племянник, которому зачем-то очень нужны деньги. Ну не верила Ленайра в то, что у Дарина не найдутся деньги для помощи родственникам, если они так нужны.

Дарин тем временем рассадил гостей, лично принес кувшин с морсом, а так же нарезанные хлеб и плашку с медом. Риген, глядя на кувшин, поморщился: он явно предпочел бы чего покрепче.

—Риген, старый друг, не морщись, — заметил его мимику Дарин. — Сначала дело, а потом я тебе лично налью лучшего веринского двенадцатого года.

—Ого! Ловлю на слове.

—В таком случае, займемся делами. Как я понимаю, ваша служанка, госпожа Геррая…

—Давайте уж просто по имени. Мне так проще.

—Гм… — Дарин с удивлением глянул на девчонку. Обычно в ее возрасте как раз настаивают на обращении со всеми формальностями. Оно и понятно, других-то, кроме титула, заслуг нет, вот и показывают собственную значимость таким образом. — Хорошо, Ленайра. У вас дома мы смогли обговорить только основные вещи, и я пообещал вам дать кое-какой учебный материал…

Дарин нагнулся и откуда-то из-под стола вытащил невзрачно выглядящую потрепанную тетрадь в черном кожаном переплете. На краю обложки виднелась прикрепленная бронзовая круглая пластина с оттиском. Что там изображено, девушка со своего места не разобрала. Мужчина же перебросил тетрадь через стол.

—Даже не пытайся сейчас ее открыть, — предупредил он. — Ничего опасного, просто не сможешь, листы словно склеены. Но все равно при посторонних лучше ее не доставать. Защита защитой, но лучше, когда никто и не пытается ее взломать, чем проверять запор на прочность. Это основы по обеспечению безопасности, о слабых местах в заклинаниях защиты, а так же основные приемы по взлому.

—Основа? — Ленайра невозмутимо взяла тетрадь и покрутила в руке, изучая. На оттиске, кстати, оказался рисунок подсолнуха… всего лишь.

—О, не переживай, я не просто так задавал тебе вопросы у вас дома – оценивал твой уровень. Неплох, весьма неплох, но все же до настоящего взломщика тебе далеко. Тетрадь это как раз на твой уровень и рассчитана. Уверяю, найдешь там много интересного.

—Но ведь взлом заклинаний – это низшая магия? — неуверенно предположила Лисана. — А госпожа специализируется все-таки на высшей… да и факультет.

Мужчины дружно промолчали, словно показывая, что не собираются отвечать на такие глупые вопросы. Ленайра оторвала взгляд от тетради, посмотрела сначала на Дарина, потом на Ригена.

—Пока что я универсал, — задумчиво отозвалась она. — И мой новый инструмент, который я показывала мастеру, вполне позволяет мне работать с низшей магией. Лисана, это не те вопросы, которые всем интересны… Думаю, у мастера Дарина достаточная квалификация, чтобы предлагать мне для изучения только тот материал, который я смогу применить.

—Простите, госпожа, — смутилась Лисана.

—Так вот, — вмешался Дарин, спасая служанку от дальнейшего смущения. — Как я понимаю, ваша служанка остается здесь?

—Да, — кивнула Ленайра. — Лисана, подыщи себе комнату поудобнее…

—Но госпожа, сначала ведь должны вы…

Ленайра вроде бы ничего не сделала, даже не поморщилась, но каким-то образом все поняли, что она очень не довольна поведением служанки, а потому ее вроде бы спокойные слова все правильно интерпретировали как жесткий выговор:

—Лисана, я сюда приехала учиться на боевом факультете и жить буду в общежитии вместе с остальными курсантами. Иного устав не предусматривает. Сюда я буду выбираться в лучшем случае в выходные, и то не всегда. Мне не нужна тут комната.

—Госпожа, — Лисана совсем сникла. — Простите, я не подумала…

Ленайра посмотрела ей в глаза и медленно кивнула, словно завершая разговор. Мол, выговор сделала, служанка все поняла, осознала и больше такого не повториться.

—Дарин, Лисана ответственная девушка, доверять ей можно… просто она пока не освоилась.

—Надеюсь так, — буркнул он. — Но пару уроков ей преподать стоит, если вы не возражаете, госпожа. Думаю, нам всем будет лучше, если я поделюсь с ней кое-каким опытом из прошлой службы.

—Возьмете в ученицы? — вскинулась Ленайра.

—Не то чтобы в ученицы, — поморщился Дарин, — но провести кое-какие занятия не помешает, иначе она может подставить всех нас просто по незнанию.

Лисана сидела совершенно подавленная, боясь поднять голову. Ленайра глянула на нее и кивнула.

—Договорились. А в случае чего, связь будем держать через вашего племянника, которого я официально найму как помощника Лисане. Одной ей не справиться со столькими комнатами, тем более скоро привезут мои вещи.

—Много?

—Если вы подумали о нарядах, Дарин, то не очень. В основном книги и кое-какие семейные артефакты.

Риген нарочито шумно вздохнул и поднялся.

—Разговор сейчас бесполезен. Дарин, вы о деталях поговорите с Ленайрой позже – время у вас будет, она не завтра отправляется на факультет. Мне же, а тем более Лисане, знать об этих деталях не нужно. Ах да, Дарин, лорд Геррая просил передать, что ты знаешь, где будет постоянно дежурить тройка гвардейцев рода. У них приказ подчиняться любым твоим приказам. Главная задача – обеспечить безопасность наследницы.

Ленайра возмущенно вскинулась, но тут же взяла себя в руки, только поглядывала на капитана словно через прицел.

—Вот потому лорд подчинил их не вам, госпожа, а Дарину, — повернулся к ней Риген, слега поежившись от этого взгляда. Вот вроде опытный оперативник службы безопасности, но все равно от взгляда наследницы рода Геррая, в котором словно лед застыл, мурашки по спине бегали. Тут же сам себя одернул, иначе совсем конфуз получится – испугался ребенка. Хотя тут не испуг… нет… просто очень уж выбивал из себя этот ледяной взгляд у совсем еще девчонки. — Знал, что вы захотите отослать их обратно. По этому поводу гвардейцы получили строгий приказ лорда и вас не послушаются. А зная ваше умение убеждать, лорд распорядился не сообщать вам о том, где они будут жить в Таре, хотя и позаботился, чтобы вы смогли с ними связаться. — Риген протянул девушке на ладони небольшой медальон. — Для связи достаточно его раскрыть.

—И ты говоришь об этом только сейчас?

—Приказ лорда, — кратко отозвался он.

Ленайра медленно протянула руку ладонью вверх, куда Риген с поклоном вложил медальон. Глянув на украшение в руке, девушка молча повесила его себе на шею и спрятала под рубашку.

—В таком случае, всем отдыхать. Дарин, как я понимаю, днем вы не сможете уделить мне много времени? Вы же все-таки еще и хозяин этой гостиницы?

—Верно, госпожа. — Если он и заметил это мимолетное столкновение характеров, то не подал виду.

—В таком случае наш первый урок состоится вечером. Тогда мы обсудим детали и другого… задания. С Лисаной же займетесь, когда я уеду.

Дарин поднялся, поклонился.

—В таком случае отдыхайте. А тетрадь я вам советую хотя бы начать читать. Будут вопросы, спрашивайте.

Ленайра недоуменно приподняла тетрадку, оглядывая.

—Можно вашу руку, госпожа?

Девушка молча протянула левую руку, даже не дернулась, когда Дарин вытащил кинжал и приблизил его к ладони. Резко кольнул, быстро глянув на лицо девушки. Удивился ли он тому, что у той на лице не дрогнул ни один мускул или нет, так и осталось непонятно, ибо держать эмоции под контролем умел не хуже Ленайры.

Взяв руку девушки, он провел ею по корешку тетради, пачкая ее в крови, которая почти сразу зашипела и впиталась в кожу переплета. В тот же миг мужчина уколол себя в палец и прижал его к бронзовой бляшке на обложке. Подержав так секунд десять, он вернул тетрадь Ленайре.

—Теперь ты сможешь ее открывать.

Ленайра приняла тетрадь здоровой рукой, глянула на идущую из ладони кровь на другой и сжала ее в кулак. Замерла. Когда же она снова раскрыла ладонь, крови уже не было, как и раны.

—Как я понимаю, можно занять любую комнату, они все готовы к приему постояльцев? — спокойно поинтересовалась девушка, словно ничего не произошло.

—Совершенно верно, госпожа.

—Тогда я займу ближайшую. До вечера, господа. Лисана, твоя помощь мне пока не нужна, выбирай комнату и разложи сумки. Я потом отберу то, что возьму с собой на факультет.

—Да, госпожа. Все сделаю.

—Отлично. — Ленайра направилась к двери, но у порога обернулась. — Господин Дарин, вы же не нарушите свое обещание господину Ригену? Раз уж обещали ему веринского двенадцатого года.

—Вот… — что еще хотел добавить Дарин, так и осталось загадкой. Вместо этого усмехнулся и махнул Ригену. — Идем, раз уж обещал. Выделю тебе отдельную кабину как почетному гостю.

—Это дело! — обрадовался Риген и заспешил к выходу следом.

Глава 2

Одним из тех странных совпадений между мирами Ленайра считала то, что у нее дома занятия в школах тоже начинаются в первом месяце осени. Правда, не с первого числа, а с пятнадцатого. Эти две недели давали учащимся чтобы добраться из дома до школ, многие из которых были пансионами или полупансионами, а так же на обустройство – ознакомление со школами для только поступивших, изучение планов на учебный год, покупка учебников, если кто не позаботился об этом заранее.

Потому у Ленайры, прибывшей в Тар третьего числа было в запасе еще достаточно времени, а поскольку все нужное она узнала заранее, то и ехать в школу для знакомства с учебным планом и за списком нужных учебников она не спешила. Потому, сразу после того, как уехал Риген, увозя с собой аршанов – все посчитали, что оставлять их в гостинице излишняя расточительность – целиком ушла в занятия с Дарином. До этого она даже не предполагала, сколько тонкостей не знает о низшей магии. На миг она даже пожалела, что решила заниматься высшей.

Поскольку в первой половине дня Дарин целиком занимался делами гостиницы, то посещать ее мог только урывками. В эти моменты он, как правило, отвечал на возникающие вопросы по тем темам, что он давал вечером. Дальше уже Ленайра разбиралась самостоятельно по лекциям и тем немногим учебникам, что давал хозяин гостиницы. Потом же Дарин ставил перед ней запертый магией сундук, проклятую вещицу или иной какой артефакт и предлагал открыть сундук, снять проклятие или разобраться в наложенных на артефакт чарах.

—Конечно, за оставшееся время, — говорил Дарин, — я не смогу подготовить тебя так, как хотелось бы, но, думаю, ты и сама справишься, опираясь на ту базу, которую я тебе даю. У тебя, на удивление, неплохая подготовка в низшей магии. Выучишь тот материал, что я тебе дам, и сможешь дальше двигаться самостоятельно. Не так быстро и продуктивно, как с учителем, но справишься.

Потому-то в последующую неделю девушка практически не вылезала из гостиницы, окопавшись там с книгами и подаренными ей тетрадями, стремясь за оставшееся время узнать как можно больше секретов теории магической защиты и взлома. Найти на боевом факультете мастера такого уровня вряд ли светило. Да и не тот профиль у него, там больше боевиков готовили. А такие уроки можно было получить только на занятиях под эгидой спецслужб.

А вот про поиски наследника почти не говорили. В первый же вечер занятий, когда Ленайра подняла этот вопрос, Дарин задумался минут на пять, потом покачал головой.

—Давать советы тебе не буду, не хочу как-то влиять на твои действия. Лучше действовать разными путями: больше шансов, что у кого-то получится. Если начнем обсуждать и советоваться, то будем искать одними и теми же способами.

—Но ведь лучше искать в команде.

—От помощи друг друга отказываться, конечно, не следует. В таком серьезном деле соперничеству не место. Так что если кому понадобится что, нужно обращаться, и другой поможет без вопросов. Если же ничего критичного, то в этом вопросе нам лучше никак не пересекаться – меньше шансов засветиться. Одно дело, когда кто-то один непонятно зачем что-то спрашивает, другое дело, когда тем же самым интересуются уже двое. Но и держать друг друга в курсе событий тоже нужно, на всякий случай.

На этом все обсуждение и закончилось.


—Ну и долго ты собираешься тут сидеть? — поинтересовался Дарин после очередного вечера занятий, убирая в защищенную сумку проклятые предметы, с которыми не справилась Ленайра. — Нет, я не возражаю, ты хорошая и умная ученица, приятно заниматься с такой. Но, полагаю, все же не стоит приходить на занятия в последний день. Нужно еще и освоиться на месте.

—Э-э… — Ленайра задумалась. — А какое сегодня число?

—Десятое.

—Да-а… Что-то я действительно засиделась. Завтра с утра и отправлюсь.

—Я велю Райану проводить тебя, он приготовит повозку для гостей.

Ленайра мысленно нахмурилась, но внешне осталась спокойной. Слово «повозка» ей совсем не понравилось. С другой стороны, тащить свои вещи на себе тоже не лучшая идея. А тут еще вчера прибыл обоз с вещами, в которых лежала часть ее библиотеки. И слава Митьке за его планшетник, в который он успел перекачать довольно солидное количество книг, иначе пришлось бы везти их намного больше. Она бы и их перенесла в планшетник, но увы, Митька со сканированием не справлялся даже с новыми сканерами. Там ведь не только отсканировать нужно, но и привести все в нужный формат.

Ладно, что жалеть о том, что исправить нельзя? Ленайра кивнула Дарину, прощаясь и благодаря за урок одновременно, после чего отправилась в свою комнату собирать вещи, которые хотела взять с собой сразу.

Выехали они из гостиницы примерно в шесть утра. Лисана, с трудом сдерживая слезы, прощалась так, словно госпожу провожает в другую страну. Ленайра старалась не обращать на это внимания, но сопровождать себя ей запретила. Все же видно было, что Лисана еще плохо представляет, как должна вести себя личная служанка высокородной госпожи. Такое открытое проявление чувств недопустимо.

На самом деле Ленайре, по большему счету, не было до этого никакого дела, все равно никто не осмелится что-либо сказать Ледяной Принцессе, но вбитые с детства правила этикета не позволяли игнорировать столь явное его нарушение на виду у толпы зевак, вываливших из гостиницы посмотреть на знаменитую в империи Ледяную Принцессу. Девушка же сейчас стояла чуть в стороне, ожидая, когда слуги загрузят ее вещи и демонстрировала окружающим, что прозвище это получила не зря – от ее вида, казалось, даже воздух заледенел.

«Вот интересно, — мысленно поинтересовалась сама у себя Ленайра, ни на миг не отпуская маску, — как весь этот этикет отбрасывается, стоит мне отправиться к Лешке домой, но дома опять начинает работать на уровне рефлексов?»

Девушка мысленно вздохнула, чуть нахмурилась, выражая служанке неудовольствие ее поведением. Лисана уже научилась понимать такие знаки и слегка покраснела, торопливо скрылась в гостинице. Вокруг вздохнули зеваки – Ледяная Принцесса изволила выказать чем-то неудовольствие.

—Это… садись… — поймав многообещающий взгляд дяди, Райан тут же поправился, распахивая дверку: — в смысле садитесь, госпожа.

Повозка, вопреки опасению Ленайры, оказалась вовсе не крестьянским возком, как она боялась, а вполне себе приличной полукаретой с сидячими местами и багажным отделением. Не роскошно, но удобно. Скорее всего, в таких возили постояльцев, если им нужно было куда добраться с грузом.

Ленайра придержала шашку на поясе, проверила, как сидит кинжал-концетратор в ножнах на руке, и забралась внутрь. Будь она в платье, обязательно расправила бы складки, нужно держать марку перед народом, но походный мужской костюм в таком не нуждался и на миг Ленайра даже растерялась. Это у Лешки в мире она могла позволить себе ходить в чем нравится и не задумываться о правилах. Тут же… этикет, что б его. До этой поездки на боевой факультет она в родном мире ни разу не позволила себе появиться в брюках и мужском камзоле на людях. Только на тренировках. И теперь не знала, как себя вести, чтобы и достоинство не уронить, и не выглядеть нелепой. Вспомнила деда, как он садится в карету и что делает. Потом так же мысленно плюнула, неторопливо откинулась на спинку жесткого кресла и махнула рукой.

Когда повозка выехала со двора, Ленайра вздохнула с облегчением. Нет, с этим определенно надо что-то делать. Если этот… этот богами проклятый этикет так сковывает ее, то что будет в академии на факультете? Так же заниматься невозможно!

С этими невеселыми мыслями она и добралась до ворот факультета, который располагался за городом чуть в стороне от горы на берегу спускающейся с нее реки, впадающей в огромное озеро.

Дорога вела как раз вдоль этой горной речки, пересекала ее по каменному мосту и вела к огромным решетчатым воротам, устроенным в каменной ограде метра три высотой – благо строительный материал для нее под рукой. Что происходит за забором, с дороги видно не было совершенно.

Повозка неторопливо подкатила к полураскрытым воротам, обгоняя немногих людей, пешком направляющихся на факультет. Скорее всего, это были второкурсники или третьекурсники, у которых все вещи уже в общежитии, потому и шагали они почти налегке, с небольшими сумками за спиной. Первокурсников можно было отличить по нескольким баулам, сложенным у ворот, около которых они стояли, неуверенно переминаясь с ноги на ногу.

Перед воротами посередине дороги, загораживая вход, возвышался мужчина метра два ростом, фигурой напоминающего то ли молодого Шварценеггера, то ли Илью Муромца. Заткнув большие пальцы рук за пояс, он с отвращением рассматривал прибывших первокурсников. Собственно, из-за этого те и выглядели несколько нервными и неуверенными. Зато старшие ребята проходили мимо этого стража врат совершенно спокойно, только уважительно кланялись ему, потом аккуратно огибали и скрывались за воротами.

—Дядька Жден, — обернувшись, сообщил Ленайре Райан. — Суровый, но справедливый. Он будет у вас преподавать физкультуру… — Тут мальчишка на миг задумался. — Хотя он вроде бы только у парней ведет, для девушек что-то другое есть.

—Что радует, — мысленно пробормотала Ленайра. Что-то ей не хотелось заниматься у такого… такого…

Райан подкатил повозку так близко к воротам, как получилось, соскочил с козел, хотел было уже открыть дверь, но Ленайра вышла сама. Волнения, связанные с проблемами этикета, как-то сами собой ушли на второй план. Раз боевой факультет, то чем, собственно, занятия здесь будут отличаться от тех, что давал ей Савилов? А раз так, то и вести себя надо так, словно она у Лешки в гостях в его мире. А потому нечего ждать, когда Райан начнет изображать слугу высокородной леди.

Опыт ношения маски, отточенной на многочисленных приемах, помог Ленайре и здесь остаться внешне совершенно спокойной, полностью проигнорировав полный отвращения взгляд стража у ворот. Кажется, она не понравилась ему основательно, ибо с самого прибытия этот Жден смотрел исключительно на нее. Причем с таким видом, словно размышлял: сразу раздавить эту гадость или ну его мараться. Первокурсники вздохнули с облегчением, до этого такие взгляды доставались им всем одинаково.

Ленайра еще раз проверила свои ментальные щиты, убедилась, что все в порядке и, не обращая внимания на взгляд мужчины, занялась выгрузкой вещей. То есть отошла к первокурсникам, выбрала свободное место и повернулась к повозке. Дождалась, когда Райан откроет багажное отделение, сосредоточилась, хотя внешне это никак на ней не отразилось. Для всех девушка осталась прежней: равнодушной, с холодным безразличным взглядом, слегка расслабленной. И с таким же равнодушным взглядом она принялась вытаскивать из багажного отделения свои вещи… вот в воздух поднялся небольшой сундук и поплыл к ней, следом сумка… еще одна… еще… Вокруг воцарилась тишина. Будущие и уже студенты ошарашенно наблюдали за тем, как вещи вереницей проплывали мимо девушки и складывались аккуратным рядками на выбранном ею месте.

Поднять в воздух одну вещь тут способны все. Две-три… без проблем. Четыре… возможно, некоторые. Но восемь одновременно… Да еще с таким видом, словно выполняется скучнейшая работа.

Вот все вещи уложены. Ленайра подошла к одной из сумок, которая тут же раскрылась под ее взглядом, оттуда медленно выплыл кубик сантиметров тридцать шириной. И сразу завращался наподобие кубика Рубика, раскрылся, словно распадаясь на сотню кубиков поменьше, которые в свою очередь стали раскрываться и распадаться. Через мгновение на земле стояло плетеное кресло. Из сумки выплыла небольшая подушка, опустилась на кресло, после чего Ленайра спокойно подошла и села так, словно королева на трон.

Тишина. Птички поют. Даже страж у ворот выглядит… странно. Видно, такое тут проделывают впервые. Ленайра взглянула на сумку, оттуда послушно выплыла книга и опустилась к ней в руки. Девушка устроилась поудобнее, раскрыла книгу на закладке и начала читать, ни на кого не обращая внимания, даже не замечая, как ошарашенный Райан торопливо направил повозку обратно. При этом он выглядел так, словно увидал что-то настолько ошеломительное, что глаза сами собой раскрылись и наотрез отказались возвращаться к прежнему размеру.

Один из первокурсников неуверенно подошел к сидевшей девушке, замер. Потоптался. Остальные смотрели на него как на героя и молча наблюдали. Ленайра отслеживала краем глаза перемещения парня, делая вид, что читает. Парень склонил голову набок и вытянул голову, пытаясь разобраться, что именно читает девушка.

—Принципы построения заклятий высшей магии Эрала Корна, — сообщила Ленайра, не отрываясь от книги. — Редкая книга, но полезная.

—Э-э… — парень растерялся. — Спасибо… эм… Карт Тайсен.

Ленайра подняла голову, оглядела смелого собеседника с головы до ног. Вокруг все снова замерли, с интересом ожидая, чем все закончится. Молчание. Десять секунд… пятнадцать. Парень занервничал под изучающим холодным взглядом, нервно оглянулся.  Дернулся, чтобы отойти, когда девушка неторопливо подняла руку и протянула ему.

—Ленайра Геррая.

—Очень приятно, — с сомнением пробормотал Карт Тайсен, растерявшись – нужно протянутую руку пожать или поцеловать? Очень уж не хотелось ударить в грязь лицом и выставить себя невеждой. Но и аристократом он явно не был, у которых все эти правила в подкорку зашиты.

Сомнения разрешила сама Ленайра, чуть привстав навстречу, дотянулась до замершей руки парня, и крепко сжимая ее. На миг замерла, потом вернулась в кресло.

—Эм… очень приятно, — снова повторил парень, совсем растерявшись. — Это… ловко у тебя получилось. Кресло это.

—Спасибо, но тут нет моей заслуги – обычный артефакт.

—Дорогой, наверное…

Ленайра открыла было рот для ответа, замерла, приподняла одну руку и глянула на подлокотник кресла.

—Смотря с чем сравнивать, — наконец отозвалась она. — Для меня это недорого.

—О-о-о… понятно. — Парень даже как-то сник.

—А тебя это волнует? — Две льдинки пристально уставились на Карта.

Парень уже десять раз проклял тот момент, когда ему пришла в голову мысль подойти к этой девчонке. Говорила ему мама, что его любопытство когда-нибудь выйдет боком. Вот не смог устоять – впервые видел не просто представителя Древнего Рода, но наследника. Да еще слава о ней по всей империи как о самой талантливой молодой ведьме империи. И… другая слава – Ледяная Принцесса без чувств.

Но отвечать надо.

—Не то чтобы очень… просто подумал, как сложно сделать такое самому…

—Такое? Сложно. На самом деле это кресло не цельное, а состоит из множества маленьких кусочков-кубиков, которые используются как строительный материал. Зачаровывать нужно каждый такой кубик отдельно, потом задавать систему перестроения. Для путешествия кубики складываются в большой куб. По команде они перестраиваются в кресло. Кроме кресла, они еще могут принять форму лежака. Три формы преобразования пока предел для современной артефакторики.

Корт моргнул. Чего он не ожидал, так это такой вот лекции. Заметил, что остальные первокурсники подошли поближе, чтобы слышать их разговор. А у ворот стоял их страж и морщился словно от зубной боли. Видно не привык, чтобы новички его так явно игнорировали, а все его презрительные взгляды пропадали впустую – его просто перестали замечать.

Карт Тайсен дураком не был и теперь, когда на него не давила аура этого могучего мужчины у ворот, задумался, для чего он там вообще стоит. Понятно, что встречает новичков, но для чего он их запугивает, а он ведь явно запугивал. Да и презрение в его взгляде теперь, когда его все игнорируют, исчезло. Еще одна проверка? Типа, выдержишь, не сбежишь? Глупость, с одной стороны, но с другой - сразу станет ясно, кто чего стоит. Ага, вот оно что! Раз этот мужчина преподаватель, то он сразу может видеть кто чего стоит по первой реакции! Потому именно он и встречает новичков. Старшие же его явно не боялись. Кланялись, да, но уважительно. Оставалось понять, почему он сразу это не сообразил, потребовалось, чтобы его буквально ткнули носом в это.

Карт уже по новой взглянул на девчонку… Тут он вспомнил, что она младше его на два года и поступила сюда потому, что сумела досрочно закончить академию. А ведь она единственная, кто не поддался этому стражу у ворот. Та же, с прежним холодным выражением на лице, отвечала на вопросы по поводу работы кресла-артефакта. Отвечала кратко, но так, что всем становился ясен принцип, положенный в основе таких преобразований.

Единственное, о чем умолчала Ленайра, так это о том, что данный принцип пришел ей в голову, когда она увидела конструктор лего у Лешки. Тогда ей и пришла в голову мысль создать такой конструктор, но зачаровать каждый кубик так, чтобы по команде он сам собирался в нужную вещь. Этой идеей она поделилась с придворным артефактором. А уж мастер Гингер не смог отказаться от такого вызова своему мастерству. Года три разрабатывал это направление, пока начало хоть что-то получаться. Это вот кресло один из немногих удачных экспериментов, но мастер обещал уже на следующий год закончить теоретические расчеты и грозился даже написать книгу по новому направлению в артефакторике и грезил всеимперской славой.

—Так! — Мужчина наконец отошел от ворот и решительно направился к толпе новичков, собравшихся вокруг сидящей девушки… Единственной, среди окружающих парней… И в тот же миг все прыснули в стороны, давая дорогу. Только девушка осталась сидеть, невозмутимо глядя на приближающую «гору». Вот мужчина замер перед ней, буравя девушку взглядом. Та совершенно невозмутимо смотрела на него.

—Кха.

Молчание.

—Девушка, — с неприкрытым сарказмом проговорил их будущий преподаватель, — вы не хотите встать?

Ленайра чуть приподняла одну бровь, выражая этим свое отношение к просьбе. Мужчина видно понял, что имелось в виду, и смутился.

—Так, сейчас я не мужчина… — заметил вторую поднятую бровь, замолчал. Сообразил. Наверное, впервые в его жизни кому-то удалось сбить его с толку и это чувство ему ужасно не понравилось. — Встать! — Ленайра поднялась, ничем не выразив своего отношения к такой команде. Замерла. — Вам всем, — мужчина обвел собравшихся новичков яростным взглядом, — Вы пришли сюда заниматься на боевом факультете! Потому забудьте всю ерунду про этикет, — яростный взгляд на Ленайру, — про то, кем вы были до прихода сюда. Отныне вы курсанты боевого факультета! А я ваша мама, ваш папа, нянька, дядька и невеста! Меня зовут Жден Ерыш, и я руководитель всего первого курса!

Мда… учитель физкультуры у парней… Ленайра чуть скосила глаза, в сторону дороги, по которой уехал Райан. Впрочем, глупо было считать, что мальчишка знает все о школе.

—Какие-то вопросы? — Жден повернулся к Ленайре.

—Никаких, господин профессор.

—И забудьте все то, что вы учили у себя в академии! Ко мне обращаться – капитан Ерыш! Или просто, господин капитан! Это ясно?

—Ясно, господин капитан, — тут же подтвердила Ленайра.

«У себя в академии… хм…» Ленайра слышала, что боевой факультет хоть формально и относился к имперской академии, почему, собственно, и назывался факультетом, а не училищем, школой или еще как. Сделано это было для поднятия его престижа и престижа его выпускников. Одно дело — диплом военной школы, и совсем другое — диплом императорской академии факультета боевых магов. Император, который провернул этот трюк, таким образом решил поднять престиж боевых магов, на которых оперся во время бунта знати. Так что так он и отблагодарил их, и дал определенные привилегии. Из-за этого же школе пришлось соответствовать определенным требованиям, которые предъявлялись тем учебным заведениям, которым позволялось именоваться «императорскими». Вот и получалось, что курсанты именовались все-таки студентами, жили они не в казармах, а в общежитии, в котором выделялось по комнате на четверых. Ну и еще куча всяких требований, на исполнение которых казна исправно отпускала нехилые средства.

А еще Ленайра слышала, что сами преподаватели такому подчинению не слишком радовались, ибо императорская академия, которую никак иначе и не называли, действительно считалась престижнейшим учреждением, что гарантировало постоянные инспекции из столицы. И хотя школа сохраняла определенную самостоятельность и ее директор имел право многие вопросы решать самостоятельно, но все же вынужден был отчитываться перед руководством академии, в котором не было ни одного военного и которое просто не понимало потребностей школы. Судя по словам Ригена, из-за этого частенько и вспыхивали конфликты между факультетом боевых магов и ректоратом академии. Только у императора порой и получалось разрешать эти споры. Один раз дошло даже до того, что поднялся вопрос о выделении факультета в отдельную академию. Правда, император на такое не пошел. Но, похоже, сами преподаватели все-таки разделяли академию и свой факультет.

—А раз ясно, тогда оставляете здесь свои вещи и бегом за ворота! По дороге на центральный плац! Там строитесь и ждете меня! Ваши вещи, если вы их подписали, как было указано в требованиях к поступающим, доставят в выделенные вам комнаты!

—А…

—А если не подписали, то вы либо безграмотны, раз не можете прочитать методичку для поступающих, либо идиоты, не понимающие прочитанного. Но и в том, и в другом случае вы нам тут не нужны! Потому, если такие есть, можете забрать вещи и валить на все четыре стороны… нет таких? Отлично, значит, будем считать все неподписанные вещи случайным мусором, который уборщики выкинут на помойку. Все еще никто не хочет забрать вещи и уйти? — Капитан Ерыш развернулся к одному скривившемуся первокурснику, явно из таких не подписавших. — И не считайте меня жестоким негодяем… Впрочем, можете считать, мне нет до этого дела. Но я хочу, чтобы вы поняли одно – мамок и нянек тут нет и возиться с вами никто не собирается. Все, что говорит любой преподаватель должно быть запомнено и выполнено точно и в срок. Мы не попугаи и повторять ничего никому не будем. Не хватает  мозгов запомнить и понять, что от вас требуется – выход вот он. Если в правилах что-то написано, то это не потому, что писавшему их захотелось поупражняться в эпистолярном жанре. Мы ожидаем, что это будет прочитано, понято и выполнено. А теперь в ворота и бегом марш на плац!

Кресло за Ленайрой молниеносно сложилось в кубик и ухнуло в сумку следом за книгой. Девушка же молча развернулась и легкой трусцой под очень хмурым взглядом преподавателя отправилась внутрь. И если капитан ждал от нее хоть какой-то реакции, то просчитался – девушка осталась совершенно невозмутимой. А тут еще эта непонятная птица над ней. Ясно, что фамильяр, только где такие обитают? И что от нее ждать?

Еще когда Жден Ерыш только услышал, что одним из студентов в этом году будет одна из Герраев, у него возникли нехорошие предчувствия, потому он постарался узнать о ней побольше. Узнал, и это только укрепило его в первоначально ощущении. Действительность превзошла все самые пессимистические опасения. Оставалось только надеяться, что она не выдержит нагрузки и уйдет. В конце концов, гений она или нет, но это никак не поможет выдержать чисто физические нагрузки. А она еще и младше всех. М-да. Этот год будет нелегким.

Похоже, Ленайра умудрилась обломать преподавателям церемонию встречи первокурсников. Иначе как еще можно объяснить то, что их согнали на вымощенный плитами плац под открытым небом, не предложив даже укрытия от солнца. Перед воротами хоть у стены укрыться можно было. Да и посидеть, опять же… Здесь же все вынуждены были стоять.

Догадываясь, благодаря кому их всех раньше времени погнали сюда, все теперь поглядывали на Ленайру очень неодобрительно. Сама девушка стояла слегка расслабившись и ни на что не обращая внимания. А владение холодом помогала переносить солнце без особых проблем, что тоже не добавляло ей симпатий будущих сокурсников. И если Ленайра что-то понимала в людях, то Жден как раз на такое и рассчитывал: знал, что плац совершенно не предназначен для ожидания.

Девушка, прищурившись, глянула на солнце, прикидывая время. Если вспомнить методичку, полученную всеми поступившими, то новенькие должны были прибыть к воротам не позднее четырех после полудня. Вспоминая, как тут отнеслись к не подписанным вещам, то можно смело утверждать, что ворота закроются ровно в четыре, ни минутой раньше, ни минутой позже. Ага, а вон и башня с часами и колоколом, только циферблат отсюда не виден. Но, судя по всему, стоять им тут еще часа полтора. Фигово. И скучно.

От нечего делать Ленайра прикрыла глаза и связалась с фамильяром… Этот… этот наглый птиц нашел прохладное местечко под крышей и самым наглым образом дрых. Мысленно дала ему щелчок и отправила к воротам глянуть, что там происходит. Ворон довольно понятливо высказал на своем вороньем все, что думает о хозяйке, и отправился исполнять просьбу. Ленайра уже привыкла к таким выходкам и давно уже перестала обращать на них внимание. Порой она жалела, что не взяла в качестве фамильяра местного воробья. Этот ворон оказался на редкость умной сволочью. Нет, как фамильяр он слушался хозяйку, исполнял ее команды, тут не подкопаешься, да и не сможет он ослушаться ее. Но вот постоянно что-то отчебучивал, после чего Ленайра ощущала себя последней сволочью, нещадно эксплуатирующую бедную миленькую птичку. Сначала стыдилась, старалась не загружать Грома просьбами… потом догадалась… чуть не прибила за то, что ощущала себя такой дурой. Теперь-то ее не проведешь.

Ворон, тем временем, добрался до ворот, уселся на заборе и транслировал вид крайне недовольного Ждена Ерыша, который особо зверским взглядом сверлил вновь прибывших новичков. Те в ужасе стояли навытяжку вдоль дороги, боясь даже вдохнуть лишний раз. Мимо недоуменно проходили второ- и третьекурсники, косясь на перепуганных новеньких, а так же на буквально источающего тьму преподавателя. Вокруг него, казалось, даже трава вянет. Мда… вот еще… ведь наверняка и этим добрые люди расскажут, благодаря кому все произошло. Ленайра нахмурилась. Вот уж ни за что не поверит, что опытный преподаватель, а только опытному доверят вести первый курс, вот так обидится на нестандартную реакцию новенькой и устроит такое представление. Неспроста это… Печенка чует, что неспроста. Похоже, против нее решили настроить весь первый курс. Для чего, тоже, в общем-то, понятно. Ленайра мысленно нахмурилась. Что ж, посмотрим.

Пока они тут стояли на плацу, изображая пугала, ворон отправился на разведку, транслируя сверху всю территорию факультета, изучая дороги и строения. Назначение некоторых было сразу ясно, таких как столовая или спортзал, других оставалось только догадываться. Хотя вон то пятиэтажное здание, скорее всего учебный корпус, а вон то без окон — склады. Заставив ворона пролететь несколько раз вдоль всех дорог, Ленайра запомнила основные маршруты. Изучила стадион и огороженный участок у озера, где явно занимались плаваньем… и не только, судя по вышке. Это зимой что ли тут прыгают?

В общем, время до появления Ждена с другими новичками прошло плодотворно в изучении школы. Даже странно, что в разосланных методичках нет плана территории. Вряд ли это случайно. Собственно, поэтому Ленайра и потратила время на изучение окрестностей.

—А ты чего молчишь? — неожиданно слегка подтолкнули ее сзади за плечо.

Вокруг сразу воцарилась тишина. От девушки даже отодвинулись все, кто рядом стоял. М-да, вот что значит репутация. Ленайра слегка повернула голову, оглядев вопрошающего с ног до головы.

—Вопросов никто не задавал, а кричать просто так смысла никакого.

Стоявшие рядом выдохнули. Видно ожидали громов, молний или вызова на дуэль. Сам спрашивающий, видно, сразу не понял, к кому обратился, а потом уже просто застыл.

—Э-э… а тебе… вам… можно задать вопрос?

Пристальный взгляд в глаза.

—Если такой смелый, задавай.

—Мне что-то угрожает? — Парень, невысокий, в простой потрепанной одежде, у которой на локтях виднелись свежие заплаты, видать подновил одежду перед поступлением, лукаво усмехнулся. Очевидно, пришел в себя и сейчас то ли проявлял характер, то ли действительно была таким безбашенным.

—Только за глупые вопросы.

—Учту. Но скажите, о, принцесса, зачем ваша милость оказала честь столь… провинциальному учебному заведению? Решили позабавиться?

—Допустим. Но! Господин… шут…

Парень сразу вскинулся.

—Это можно считать оскорблением?

—Шут – хорошая профессия. И важная. Шуты при дворе выполняют важную роль – говорить правду монарху. Он ведь шут… дурачок. Ему можно то, что не простят другим.

Интересно, сообразит или нет? Ленайра ожидала ответ, ничем не показывая нетерпения. А мальчишка задумался, значит, мозги имеются.

—Приглашаете на работу, принцесса? — оскалился он.

—Если рискнешь. Профессия важная, но неблагодарная. Вокруг дураков много больше умных, они за шутовским колпаком ничего больше не видят.

—Пожалуй, откажусь, — хмыкнул он.

—Шуты положены принцессам. Ты сам  меня так назвал.

Парень на мгновение задумался.

—Намек понял. Раз мы будем учиться здесь вместе, то стоит забыть о принцессах и шутах. Ты это хочешь сказать?

—Именно.

—Тогда я Вариэн Гронер, младший сын фермера из Аниталии. Как младшему из пяти братьев мне досталась по наследству эту одежда, пара медяков и мой веселый нрав. Вот решил показать его здесь всем, благо наш деревенский маг сказал, что потенциал у меня имеется.

—Ленайра, — девушка осторожно пожала протянутую руку… очень крепкую и мозолистую, сразу видно, что парень не белоручка. — Младшая внучка лорда Геррая, Древнего рода.

Вариэн нахмурился, о чем-то размышляя.

—Подожди, — все-таки не выдержал он и задал мучивший его вопрос: — Я слышал, что тебя назвали наследником Рода? Но если ты младшая в роду, то как ты стала наследником?

Ленайра на миг замерла. Потом, мысленно посмеиваясь, а снаружи даже немного холода подпустила:

—Как стала? — переспросила она так, словно этот вопрос и не требовал ответа. — Известно как: интригами.

Оживившиеся было ребята, видя, что разговор идет вполне мирно, замерли снова. По внешнему виду Ледяной Принцессы никак не понять, шутит она или нет. Точнее ее внешний вид скорее говорил, что она убийственно серьезна. Правда, Гронер, не ожидавший такого ответа, сам на миг растерялся, потом едва заметно улыбнулся.

—Конечно… я должен был и сам понять. В Древних родах оно ведь только так и бывает.

Ленайра слегка, самую малость, кивнула.

—Приятно иметь дело с умным человеком и со знатоком обычаев Древних родов.

—Дык об этом же все говорят, — хмыкнул он. — Спроси у любого тут.

Ленайра обвела всех вокруг ледяным взглядом, но отчего-то никто не рискнул подтвердить или опровергнуть это утверждение. Вокруг Ленайры и Вариэна образовалось пустое пространство.

—Видишь, — уже в открытую усмехнулся парень, — Все знают, но даже сказать об этом боятся.

—Да… я заметила.

—А мне вот интересно, — Вариэн понизил голос, чтобы услышать его могла только Ленайра, — чего это на тебя преподы взъелись. Похоже, кому-то твое присутствие на факультете поперек горла. Тяжело тебе придется.

Девушка с новым интересом глянула на собеседника. Теперь стало понятно, почему он вообще с ней заговорил. Сначала своими шутками, так сказать, проверил на адекватность, а убедившись, что с ней можно нормально общаться, заговорил уже на интересующую его тему.

Ленайра холодно улыбнулась.

—Не дождутся.

Вариэн сначала не сообразил, о чем она, потом до него дошло, хрюкнул, пытаясь сдержать хохот.

—А с тобой не соскучишься, принцесса… если, конечно, не обращать внимания на твою манеру общения.

—Я никому не навязываюсь. Кому не нравится – может идти пешим и далеко.

—Тяжело тебе будет, — вздохнул Вариэн. — Ты же не дура, понимаешь, почему так с тобой обошлись. Вскоре весь курс будет против тебя. Шла бы ты в какую-нибудь элитную академию в столице, где тебе самое место. А уж это оставь нам, простым людям.

—Я учту твой совет.

Вариэн глянул на совершенно равнодушное лицо собеседницы. Вздохнул и покачал головой.

—Вот даже не пойму, как к тебе относиться: как к избалованной девчонке, которой вдруг захотелось острых ощущений, или как к гению, у которого все ходы рассчитаны на несколько лет вперед.

—Как хочешь, так и относись.

—Пожалуй, я понаблюдаю за тобой сначала, прежде, чем делать какие-то выводы, — хмыкнул парень. — Возможно, ты сама сбежишь отсюда через несколько дней или недель.

Вариэн отвесил шутливый поклон и отошел в сторону. Вскоре до Ленайры донесся его голос, когда он спорил с кем-то на тему, как долго Ледяная Принцесса выдержит на боевом факультете. Причем спорил он весьма хитро, вроде бы критикуя избалованную девчонку, которая всю жизнь прожила в роскоши, когда исполняются все ее желания, но ставил все-таки на то, что «она еще удивит тут всех». У кого-то уже откуда-то появился в руке небольшой лист бумаги, куда записывали ставки. При этом все опасливо косились в ее сторону и старались сделать все так, чтобы она ничего не услышала, совершенно не учитывая, что ее не просто так называют гениальным магом – подслушать разговоры даже на расстоянии никакой сложности не вызывает.

Сама Ленайра осталась стоять в одиночестве посреди всеобщего интереса, стараясь делать вид, что все вокруг совершенно ее не касается.

Вариэн появился через полтора часа.

—Большинство уверено, что ты сбежишь отсюда недели через две. Максимум, сколько тебе дают – два с половиной месяца. — Ленайра промолчала. Парень хмыкнул. — Вот только не делай вид, что не понимаешь о чем речь, не верю, что не в курсе ситуации. Кстати, если тебе интересно, то я поставил на то, что ты окончишь факультет.

—Польщена твоим доверием.

Вариэн почесал затылок.

—Вот ты говоришь с таким выражением на лице, что и не поймешь, то ли это был сарказм, то ли ты серьезна, то ли меня сейчас опустили ниже плинтуса, заявив что-то типа: чего еще ожидать от этих простолюдинов.

—И какой вариант ты выбрал? — чуть повернулась к нему девушка.

—Пожалуй… первый. Для второго и третьего варианта ты слишком умна.

—Льстишь?

—Ну почему же? В тринадцать лет закончить начальный уровень элитной академии… тут, пожалуй, без вариантов. — И тут же, не дожидаясь реакции собеседницы на похвалу, закончил: — Правда, твое поступление на этот факультет, да еще в те же тринадцать лет говорит об обратном. Так что пока я еще определяюсь по поводу уровня твоего интеллекта.

—Даже не знаю, что я должна сделать, чтобы помочь тебе определиться. Как же я жить смогу, если ты решишь, что я глупа?

—О! — Вариэн многозначительно поднял вверх палец. — А сейчас был сарказм, я понял. Слушай, ты хоть чуть-чуть выражение лица меняй, что бы люди понимали, когда ты шутишь, когда смеешься, а когда сердишься. Не все же такие умные, как я.

Ленайра наградила наглого парня пристальным взглядом.

—А сейчас ты сомневаешься в моем уме, — тут же облачил он ее взгляд в слова. — Ага, а сейчас ты выражаешь презрение к такому наглому выскочке, как я. Слушай, идея. Возьми меня к себе переводчиком? Ты смотришь вот так вот на людей, а я перевожу, что твой взгляд означает.

—Послушай… Вариэн, — не меняя выражения лица, заметила Ленайра. — Меньше всего меня волнует, что кто-то не поймет моего взгляда. Я ведь могу и по-другому в случае чего объяснить.

Парень сделал вид, что смертельно обиделся и снова исчез, не заметив, как губы Ледяной Принцессы предательски дрогнули, изображая улыбку. Забавный он… и ничуть ее не боится и не пытается заискивать перед ней. Как же это отличается от тех отношений, что сложились у нее с людьми из начального курса академии. Знатные там перед ней заискивали и искали покровительства, остальные боялись, даже если делали вид, что им все равно. Интересно, может ли он быть сыном Алехандро?

Девушка на этот раз изучила лицо парня самым внимательным образом, благо тот как раз о чем-то спорил с другими первокурсниками и стоял так, что его можно было рассмотреть не привлекая внимания.

Вряд ли, признала себе Ленайра. Он вроде бы говорил, что сын фермера и что он младший из пяти братьев. Такое проверяется на раз два. Хотя, безусловно, надо будет попросить службу безопасности проверить его семью и узнать, не приемный ли он. Да и ни лицом, ни фигурой брата императора не напоминает. Бывает, конечно, такое, да и о маскировке заговорщики позаботились бы, но… все равно Ленайра не верила в такое.

—Становись! — Вышедший откуда-то из-за угла Жден Ерыш стремительно прошелся перед нестройными рядами первокурсников. Глянул на несмело топтавшихся за ним новичков. — А вы вставайте на свободные места – сегодня у нас свободное построение, потом разберемся.

Дождался, когда все займут свои места, Жден, заложив руки за спину, прошелся перед не очень ровным строем, правда ничего по этому поводу не сказал.

—До начала занятий остается еще три дня, — заговорил он. Снова глянул на первокурсников. — Сегодня вас пришло несколько больше, чем обычно – двадцать восемь человек. И почему вы все любите приезжать в последние дни? — Помолчал. — Значит так, кто не слышал, меня зовут Жден Ерыш и я курирую весь ваш курс. По всем организационным вопросам обращайтесь ко мне. Сегодня у вас расселение по комнатам, через два часа ужин, после чего вам дается время на распаковку вещей и обустройство. До начала занятий на плацу появляться не нужно, здесь пока встреча новичков. Рекомендую еще раз прочитать разосланные вам методички и познакомиться с факультетом, узнать, где что находится. Учтите, опоздания на занятия очень не приветствуются, потому выясните, где какая аудитория, за оставшееся время. Что? Мало времени? Сами виноваты, что отложили приезд на последние дни. Нет времени изучать все самим – спрашивайте старших товарищей. А сейчас я буду называть фамилии. Те, кого я назову, подходит ко мне и получает номер своей комнаты.

—А фамилии списаны с подписанных вещей, — догадалась Ленайра, косясь на парня, которого заметила у ворот, явно забывшего подписать багаж. Кажется, он еще не понял, что к чему. Пожалуй, лучше бы ему покинуть факультет – не доучится.

Ленайра огляделась, стараясь разыскать еще девушек, кроме себя. Ага… раз… два… и все? М-да, будет тяжелее, чем думалось. Ну… может в прошлые дни еще пришли. Если наберется человек двадцать на потоке, не все так плохо.

Тем временем перекличка шла вовсю. Названные подходили к Ждену, получали из его рук ключ с прикрепленным к нему номерком, после чего уходили в сторону, не мешая остальным. Ленайра приготовилась ждать, подозревая, что ее вызовут одной из последних. Но нет, Жден Ерыш придерживался алфавита, не отступил от него даже ради наследницы рода Геррая. Вот только взгляд, которым он наградил девушку, был далек от благожелательного. Он, конечно, и на других первокурсников не очень тепло смотрел, но взглядом на Ленайру можно было бы убить… если бы так посмотрели на менее закаленного человека. Но тут нашла коса на камень и убийственный взгляд Ждена Ерыша столкнулся с холодным спокойствием Ледяной Принцессы. Получив свой ключ с номером, Ленайра неторопливо, по всем правилам этикета императорского двора поблагодарила и зашагала в сторону студенческого общежития. И словно в довершение этой сцены сверху на плечо уходящей девушки спикировала неведомая в этом мире птица и уселась ей на плечо.

Глава 3

Имея такого замечательного разведчика, как ворон, Ленайра быстро отыскала нужный корпус общежития, а дорогу к своей комнате спросила у дежурного на входе, предъявив в качестве пропуска выданный ключ. Гром уселся девушке на плечо и, склонив голову, с интересом посматривал вокруг. Ленайра дернула плечом, пытаясь его согнать, но тот возмущенно каркнул ей прямо в ухо и предупреждающе щелкнул клювом. Девушка с трудом сохранила невозмутимое выражение на лице, сделав вид, что так и надо, но едва она зашла за угол, схватила ворона за горло и поднесла к лицу.

—Кар! — возмутился ворон.

—Если ты еще раз попробуешь сделать нечто подобное, я сверну тебе шею.

—Кар!

—Не делай вид, что не понимаешь, я ощущаю твои эмоции!

—Кар!!!

—Хочешь проверить? Зато когда воскреснешь, станешь шелковым. Ну, или я тебе еще раз ее сверну.

—Кар! Кар!

—Не веришь? — Ленайра ухватила второй рукой за клюв.

Ворон дернулся, потом каким-то образом умудрился виновато склонить голову.

—Кар. — Из голоса исчез боевой задор и в нем послышались извиняющиеся нотки.

—Смотри у меня.

Отпущенный ворон снова опустился на плечо и замер, изображая чучело.

Пройдя по пустым коридорам, Ленайра поднялась на третий этаж и огляделась, пытаясь определить, в какую сторону идти – налево или направо. На всякий случай еще раз глянула на номер, прикрепленный к ключу – триста двадцать пять. Шагнула влево, убедилась, что там не та нумерация, зашагала направо.

—Триста двадцать… триста двадцать два… триста двадцать четыре… тут четные. А там… триста двадцать семь… — Ленайра вернулась и удивленно замерла перед дверью с номером триста двадцать три. Снова прошла вперед – триста двадцать семь. Глянула на номер ключа, на всякий случай проверила стену между дверьми с номером триста двадцать три и триста двадцать семь.

Наверное, если бы Ленайра не жила долгое время в России, она бы растерялась, но сейчас только пожала плечами и зашагала дальше по коридору. Триста двадцать девять… триста двадцать пять…

—Гм. — Одним звуком девушка умудрилась выразить свое отношение к этому факту, потом, уже мысленно, пожала плечами и приняла ситуацию как данность.

Не совсем уверенная, она вставила ключ в замок и повернула его – дверь открылась. Ага, а вон и ее вещи, сложенные у кровати.

Ленайра миновала небольшой коридор и вошла в комнату, осматриваясь – здесь ей предстояло прожить следующие три года учебы.

Да уж, не ее апартаменты в академии, но тоже неплохо. Комната оказалась широкой, условно разделенная пополам – она словно отражала поставленным по центру зеркалом обстановку одной половины в другую: одежный шкаф справа – одежный шкаф слева, дополнительная секция для книг справа и такая же слева, правда, в отличие от правой, здесь стояли книги. Следом шли две кровати, а у широкого окна два письменных стола, над которыми тоже были приколочены книжные полки и опять на левой стопкой лежали книжки, форзацем наружу. Еще они лежали на столе, на стуле и валялись в художественном беспорядке на кровати.

—Так, значит, тут живет моя соседка, а эта кровать моя. — Ленайра развернулась к своему месту, приподняла покрывало и проверила постель. Изучила пустой одежный шкаф, там же оказались полки с запасным постельным бельем. — Ясно, тут слуг не предусмотрено и за своим бельем придется ухаживать самим… Гм…

Ленайра выглянула в коридор и нашла дверь в душевую и туалет. Судя по всему, это было для девушек. Ленайра изучила раздвижную металлическую решетку, которой перекрывалась эта часть коридора, отгораживая несколько комнат и душевую. Девушка дернула ее, чуть перекрыв коридор, изучила запор, который открыть можно было только с этой стороны. Достала из кармана методичку и еще раз перечитала о правилах общежития.

—Так, решетки, перекрывающие коридоры, должны быть закрыты в двенадцать и открываться только в шесть утра. Называется, кто не успел, тот опоздал. А дежурные где тогда ночуют? — Ленайра еще раз пролистала книжку. — Ага. Для дежурных предусмотрены свои комнаты на каждом этаже.

Как раз напротив лестницы. Ленайра вспомнила, что когда поднималась, видела комнату без номера. Тогда она не обратила на это внимания.

Умывшись, девушка вернулась в комнату, уперла руки в бока и задумчиво уставилась на собственные вещи, сложенные перед кроватью и шкафом, прикидывая, поместятся они или нет. Судя по всему, с мечтами притащить сюда собственную библиотеку придется расстаться.

Вспомнив о библиотеке, Ленайра хлопнула себя по лбу и поспешно зарылась в сумку, вытащила оттуда планшетник. Включила. Убедилась, что все работает, выключила и аккуратно убрала в ящик стола. На полки над столом перенесла те справочники, которым она пользовалась чаще всего, и свой ежедневник. В ящики стола отправились карандаши, гусиные перья, рядом с которым легла коробочка со стальными перьями, а так же несколько перьевых и шариковых ручек. Пачка белоснежно белой бумаги марки «Снегурочка» - Лешка подарил… Посчитал символично… Шутник…

Ленайра как раз взялась за развешивание одежды, когда дверь открылась и в комнату быстрым шагом вошла соседка – девушка чуть выше ее ростом со светлыми волосами. Ленайра машинально отметила слишком уж парадный наряд соседки для боевого факультета. Сама Ленайра тоже взяла с собой выходное платье из самых скромных, но ей даже в голову не пришло бы надевать его для прогулки по территории факультета. А девушка же даже волосы шелковой лентой подвязала.

Вошедшая замерла у двери и глянула на новенькую. Ленайра ответила ей равнодушным взглядом. Так они и замерли напротив друг друга. Но тут в глазах вошедшей зажегся огонек гнева, быстро переросший в ярость. Ленайра даже удивилась такому почти мгновенному преображению, а поскольку опыта схваток у нее все-таки не хватало, она позволила подойти к себе и ухватить за ворот рубашки. Вошедшая с силой прижала Ленайру к шкафу и сдавила ворот, пристально разглядывая ее лицо, видно пытаясь найти там хоть тень страха. Напрасно. Такими выходками маску было не пробить – натренировалась с братьями, особенно со старшим, а потому на лице Ленайры даже мускул не дрогнул. Сейчас она только размышляла: сразу вырубить эту агрессивную особу или подождать, пока та объяснит, с чего это накинулась на нее. Не будет же она сразу бить? Еще Ленайра пыталась вспомнить, пересекались ли когда-нибудь их пути. Вроде бы нет. Точно нет, лицо девушки достаточно запоминающееся.

Не дождавшись никакой ответной реакции, вошедшая девушка даже растерялась, не понимая, что делать дальше, и от этого рассердилась еще сильнее.

—Надо же, — прошипела она, — нас удостоила чести сама Ледяная Принцесса! Наше скромное общество не возмущает ваш взор, ваше высочество?

—Не возмущает, — Ленайра покосилась на сжимавшие ее воротник руки, снова глянула на девушку.

—Надо же! Не возмущает! — раздалось новое шипение. — А вот нас возмущает! И чтобы ты уяснила: тебе здесь не рады! И лучше бы тебе по-хорошему убраться отсюда, иначе я превращу твою жизнь в ад! Это тебе понятно?

Ленайре это все надоело, ее волосы стремительно побелели. Температура в комнате резко упала, одежда Ленайры покрылась инеем, и агрессор вынуждена была отдернуть руки, тряся обмороженными кистями. А температура вокруг продолжала падать, вокруг закружился снег, покрывая мебель и пол.

—Знаешь, — от голоса Ленайры казалось, температура упала еще сильнее, заставив ее собеседницу выбивать зубами дробь, она пыталась что-то там смагичить, вызывала огонь, но ведь Ленайра могла управлять и им, о чем ее противница явно забыла, а потому его энергия только дополнительно вливалась в заклинание холода. — Меня называют гением все же не просто так, я и слова понимаю, вовсе не обязательно меня хватать и трясти. Не знаю, что я там с тобой не поделила, вроде бы мы не встречались, но свое отношение ты могла бы объяснить словами. Я бы больше к тебе и не полезла. Предлагаешь превратить жизнь здесь в ад для меня? А давай попробуем, кто кому его раньше устроит? — Ленайра подняла руки, вызывая снежные вихри над раскрытыми ладонями. — Как тебе здесь спать? Не хочешь попробовать?

Соседка смотрела одновременно с ненавистью и страхом, а еще с какой-то обреченностью. Сообразила, что как маг та, кого называют Ледяной Принцессой, уделывает ее походя, даже не запыхавшись. Болонка тявкнула на волкодава и сейчас волкодав размышляет сразу удавить наглеца или слегка поиграться с ним? Однако меньше всего Ленайре нужна здесь война. Она сюда не для этого приехала.

—Знаешь… извини, что не по имени, ты не представилась как-то. Так вот, я не знаю, за что ты на меня взъелась и, честно говоря, знать не хочу. Но раз уж дошло до того, что едва войдя, бросаешься на меня… Полагаю, война тут не нужна ни мне ни тебе, а раз о дружбе речи нет, предлагаю вооруженный нейтралитет. Мне плевать, что ты меня ненавидишь, нет дела, до твоего отношения ко мне. Думай, что хочешь. Но пока ты не трогаешь меня, мои вещи, сводишь свое общение со мной к минимуму – я не трогаю тебя и твои вещи. Ты не замечаешь меня – я тебя.

Яростный взгляд в ответ, тут же сменившийся бессилием.

—Я согласна.

Ленайра тут же прогнала вихри, взмахом руки распахнула окно, а поднявшимся ветром весь снег выдуло на улицу, после чего температура в комнате стала стремительно подниматься, высушивая пол и слегка подмокшую постель… только ее. После всего произошедшего Ленайра посчитала, что помогать еще и соседке будет уже чересчур, а потому сохла только ее половина комнаты. Через мгновение на ее стороне словно и не происходило ничего. А вот соседке еще придется сушить постель, книги, тетради на столе… и восстанавливать записи на подмоченных листах. Удачи ей. Сочтя себя отомщенной, Ленайра отвернулась и вернулась к раскладыванию вещей, оставив свою недавнюю соперницу бессильно скрипеть зубами.

После произошедшего Ленайра сочла, что не будет проявлением неуважения, если она и защиту на свою половину поставит. Нет, она бы и так ее поставила, но без устроенного спектакля защита была бы скорее предупреждающая, чем что-то серьезное. Разве что на личных вещах. А сейчас… Что ж, соседка сама напросилась.

 Разложив вещи, Ленайра достала планшетник, устроилась на кровати и занялась поиском необходимого. Нашла нужное быстро, освежила в памяти ритуал, встала, держа в левой руке планшет, а в правой кинжал-концентратор для низшей магии. Краем глаза заметила, как ее соседка с плохо скрываемым недоумением и любопытством наблюдает за ней. Интересно все-таки, чего она на нее взъелась? Как ни старалась Ленайра, так и не смогла вспомнить, где могла бы с ней столкнуться.

Отбросив мысли о странной соседке, девушка сосредоточилась на ритуале. Подкрутив яркость экрана так, чтобы на очень ярком фоне была отчетливо видна рунная печать. Всмотревшись в нее несколько секунд, Ленайра быстро подняла взгляд на шкаф. Как и ожидалось, на сетчатке глаза еще отчетливо виднелись линии. Пока не пропал эффект, девушка направила в печать силу, заставляя её светиться уже в реальности. Этот способ переноса печати подсказал в свое время Лешка, который однажды заметил, что если долго смотреть на что-то ярко освещенное с рисунком, то даже если рисунок убрать он еще некоторое время стоит перед глазами. Потом поинтересовался, можно ли использовать этот эффект в магии. Ленайра тогда не сразу сообразила, зато когда надо было запомнить особо сложную рунную печать и воспроизвести ее… Она справилась за десять минут… Лешка за несколько секунд. Минут пять он ходил задрав нос, а потом раскрыл секрет, сообщив, что просто использовал планшет, сфотографировав печать на листе, дал самую большую яркость и…

—Умеешь же думать, когда хочешь, — только и сказала потом Ленайра, наградив парня поцелуем… в щечку.

Потом тренировки и куча проверок идеи. Зато сейчас перед Ленайрой пылала не самая простая печать, вызванная почти моментально.

Движением кинжала Ленайра направила светящуюся печать к шкафу, выбрала на нем относительно ровное место и пихнула ее туда. Линии вспыхнули на двери, выжигая рисунок. Не теряя концентрации, девушка ткнула кинжалом себе в руку, вытащила кончик из раны… за ним потянулась струйка крови. Легкое движение кинжала, словно она кинула что-то с его кончика в сторону и в линии печати вплелась кровь. Ослепительно белый свет печати стал алый. Вот от печати по все стороны потянулись эти кровавые нити, опутывая шкаф, кровать, стол, стул, нити бежали по полу, но под взглядом Ленайры замирали ровно посередине комнаты, где снова сплетались и ложились точно по центру, отделяя одну половину комнаты от другой.

Подождав еще немного, Ленайра взмахом кинжала потушила пылающие нити. Те еще некоторое время светились, но постепенно гасли. Вскоре осталась видна только изначальная рунная печать на шкафу, но через две минуты исчезла и она.

Ленайра подошла к шкафу, подергала ручку, проверяя работу. Хлипкая на вид дверка шкафа даже не шелохнулась. Девушка чуть прикрыла глаза и снова потянула дверь на себя. На этот раз она открылась без проблем. Удовлетворенная проверкой, Ленайра повернула голову к соседке. Та, забыв обо всем, открыв рот, наблюдала за происходящим. Не то, чтобы Ленайра совершила нечто сверхсложное и невозможное, но вряд ли ей приходилось видеть, что бы такое действие проводили так быстро. Хотя, собственно, и в самой защите было несколько новых и незнакомых элементов. Было видно, что ей хочется задать вопросы, но… она же сама и отрезала возможность разговора. Поджав губы, девушка отвернулась. Ленайра мысленно хмыкнула, развернулась и направилась к выходу. Ворон, все время просидевший на шкафу, тут же слетел с него и устроился на привычном месте на плече.

—Кар-р, — высказал он свое отношение к соседке своей хозяйки, после чего демонстративно отвернулся.

До сегодняшнего дня Ленайра даже не догадывалась насколько она известна в империи. Где, собственно она бывала прежде? Дома, в элитной академии, во дворце на приемах, ну и в путешествии в карете между этими местами. Да, еще на приемах в аристократических семьях. Но во всех этих местах у нее не было никаких шансов пересечься с обычными людьми, не составляющими элиту империи. Разве что в академии учились стипендиаты, но тут уже ее прихлебатели отсекли от нее таких «недостойных». Вот и получилось, что только на боевом факультете она получила возможность близко пообщаться с ними и, соответственно, они получили возможность близко увидеть знаменитую Ледяную Принцессу. Так что куда бы Ленайра ни шла по территории, всюду ее провожали любопытные, а порой и просто назойливые взгляды. И только ее репутация и совершеннейшая ледяная маска на лице удерживали всех от желания подойти и поговорить. Не все же такие безбашенные, как ее первый здесь знакомый – Вариэн Гронер. Теперь, наблюдая за реакцией окружающих, девушка прониклась к парню даже некоторым уважением. Если, конечно, его смелость не обуславливалась желанием быть поближе к знаменитости, но если так, то в будущем это обязательно проявится, а потому и тревожиться пока не стоит.

Помяни черта… Вариэн вынырнул откуда-то из-за угла и едва не протаранил неторопливо шагающую по дороге Ленайру, старавшуюся хоть куда-то скрыться от уже изрядно надоевшего внимания. Вот и решила прогуляться не по центральным улицам.

—Ох, прости… Ого. Уважаемая принцесса.

От такого обращения Ленайра даже опешила, на мгновение потеряв контроль над маской, к счастью тут же его восстановила.

—Ты не пробовал устроиться учителем этикета, Вариэн? — поинтересовалась она. — Успех гарантирован.

—А что я не так сказал? — парень искренне удивился, потом задумался. — А-а-а… ты не принцесса!

Ленайра глянула на него, отвернулась и зашагала дальше, куда шла. Однако Вариэн так просто от нее отстать отказался. Догнал и зашагал рядом.

—А все-таки, что я не так сказал? Не, ну понятно, что ты не принцесса.

—Ты не задумывался над самим сочетанием обращений «уважаемая», словно к представителю третьего сословия и принцесса?

Вариэн почесал затылок.

—Да, сглупил. Но у нас ведь не было этих ваших аристократических штучек. Где бы я научился? У нас там один барон был и то он мало чем отличался от фермера – сам пахал, сам сеял, сам продавал.

—За заслуги перед короной титул получил?

—Ага. Что-то имеешь против, принцесса?

—Я? С чего бы? Просто констатирую факт.

—Ага, ясненько. А тебе, гляжу, уже надоело внимание окружающих, что даже сбежать пытаешься.

Порой проницательность этого мальчишки ставила Ленайру в тупик. Иногда ей казалось, что ему, так же как и ей, не столько лет, насколько он выглядит, а больше. С другой стороны, откуда ей знать, насколько хорошо соображают пятнадцатилетние подростки? Может, они все такие? Ленайра вспомнила о Мирле… или только дети простых людей, поправилась она, вынужденных с раннего детства помогать родителям и оттого более самостоятельные.

—Меня это не трогает.

—Ага. То-то я смотрю, ты свернула куда-то за хозяйственные постройки.

—Я изучаю территорию. Ты, между прочим, тоже здесь околачиваешься. — Ленайра замолчала и задумалась: а с чего это она вообще начала оправдываться?

—Ну… я же не наследник Древнего Рода, — усмехнулся Вариэн.

—Я сразу об этом догадалась, — сообщила ему Ленайра. — Как увидела, так и поняла, что ты не наследник Древнего Рода.

—О! Сарказм. Странно, с чего это тебя все так боятся?

—Боятся?

—Ага. Представляешь, сколько я всего о тебе наслушался? Если бы все это услышал раньше, никогда не рискнул бы подойти к человеку, который замораживает всех, кто ему не нравится, кто косо на него посмотрит, вызывает на дуэль по любому поводу, а потом, пользуясь своей силой, размазывает противника по арене. Как там еще? А! Высокомерна, без чувств, если что, может и убить и ничего ей за это не будет. Не знаешь, о ком это?

—Даже не догадываюсь.

Похоже, избавиться от своей маски Ледяной Принцессы будет не так просто, как казалось раньше.

—Да. А я вот теперь ищу этого человека, чтобы знать, от кого нужно подальше держаться.

—Ты странный, — после  недолгого молчания заметила Ленайра. — Никак не пойму, что тебе от меня нужно.

—Честно?

—Лучше да. Честность она, знаешь ли, порой для здоровья полезна.

—Ага, опять сарказм. Ну… если скажу, что люблю дергать тигра за усы – поверишь?

—Нет, — подумав, ответила Ленайра. — Сам сказал, что не слышал всех этих слухов, когда заговорил впервые.

—Да? А в любовь с первого взгляда поверишь?

—Тоже нет. На сумасшедшего ты не очень похож.

—Полагаешь, в тебя только сумасшедшие могут влюбиться?

Такой ответ Ленайру слегка озадачил. Точнее не сам ответ, а сама эта пикировка. Такими вот словесными дуэлями она занималась только с друзьями у Лешки, где могла расслабиться и забыть о своем положении. Сейчас же… Кажется, сообразила. Ленайра едва не хмыкнула. Совсем расслабилась, привыкла, что дома ее постоянно в людных местах окружают всякие подлизы из аристократов, которые никого к ней не подпускают. А держать с ними маску никаких проблем не составляло – сама не хотела общаться с ними. Сейчас же, когда с ней впервые заговорил нормальный человек, она и повела себя так, как привыкла у Лешки.

Ленайра остановилась, повернулась и ухватила парня за ворот, притянула к себе. Тот испуганно захлопал глазами, сам не понимая, чего больше испугавшись, что его сейчас кинуться целовать или бить.

—Скажи, — прошипела ему в лицо девушка, — чего ты на самом деле хочешь? Только честно. Я дам тебе один шанс, все зависит от твоего ответа.

Вариэн от неожиданности замер, потом заморгал, наконец, сфокусировал взгляд на приблизившемся почти вплотную лице девушки… совершенно спокойном.

—Ты ведь не веришь в простое желание познакомиться?

—Не верю. У меня не то положение, чтобы кто-то захотел просто подружиться, ничего не желая получить взамен. Извини, в бескорыстие не поверю. Так чего ты хочешь?

Парень вздохнул.

—Доучиться, получить патент боевого мага, — признался он. Но заметив появившееся презрение в глазах девушки, так необычно выглядевшее на спокойном лице, поспешно поднял руки. — Не подумай ничего плохого, будто я хочу выехать на твоем положении. Я же заметил, как все на тебя смотрят. Да и не идиот я, понимаю, как к тебе отнесутся преподаватели. Только идиоты могут подумать, что для тебя тут красную дорожку до выпуска постелют и можно на твоем хребте к патенту приехать.

—Вот как? — Ленайра чуть отстранилась. — И что же ты тогда хочешь?

—Ты ведь тоже на дуру не похожа, да и все говорят о тебе как о гении. Тоже должна понимать, что в этой школе ты как белый аршан.

Ленайра покосилась на сидящего на плече ворона. Как и вороны, аршаны крайне редко бывали белой раскраски и выражение было сродни «выделяется, как белая ворона».

—Допустим. Тогда тем более непонятно, что ты ко мне прилип. Если меня постараются завалить, то ведь и тебя заодно завалят.

—Тебя? — Вариэн убрал руки девушки со своего ворота и задумчиво обошел ее вокруг. — Возможно и так, — проговорил он. — Но знаешь… что-то мне подсказывает, что стоит рискнуть. Ты спрашивала, что мне надо? Тебя ведь гением называют, освоившем противоположные стихии. Да даже без этого о тебе говорят как о самом талантливом маге столетия. Я же, как ты понимаешь, мало чему мог научиться у себя на ферме. Там кое-что услышал, у бродячего мага немного подсмотрел, кое-какие имеющиеся книги прочитал. Экзамены сдать знаний хватило, но вот учиться дальше… мне нужен наставник, иначе я не уверен, что справлюсь. Талантов и ума у меня хватает, но для успеха этого бывает мало.

—А ты самоуверен, — задумчиво протянула Ленайра.

—А это не я говорил, это мой учитель. Поселился у нас один старик, бывший городской маг, которого почему-то выгнали с его должности, не знаю уж почему, он никогда на эту тему не говорил. Он и заметил меня, сказал, что у меня есть талант, который надо развивать. И он же сам говорил, что у него не хватит знаний дать мне все, что нужно.

—Кажется, я понимаю, почему твоего мага выгнали с должности, — пробормотала Ленайра. — Ладно, допустим, я поняла, что тебе от меня нужно, а ты мне зачем, такой красивый?

—Снова сарказм? Ты ведь и сама все поняла, видела же отношение к себе и со стороны студентов, и со стороны преподавателей. Одни тебе завидуют, замечая только титул и деньги и не видя, что идет приложением, другие ненавидят из-за того, что на твоем фоне будут выглядеть жалко. Преподаватели же… для них ты только головная боль. Из-за тебя к факультету будет слишком много внимания небожителей, — для пущего эффекта, подчеркивающего его последние слова, Вариэн потыкал указательным пальцем в небо, намекая на императорский двор, — что гарантирует им много головной боли и никаких выгод. Хочешь все три года учиться в такой обстановке?

—А не боишься сам? Если ты станешь моим другом, то и тебе достанется, если меня сумеют выжить отсюда.

—Боюсь. Но я пришел сюда за знаниями и чтобы вырваться из деревни, занять свое место. А для этого мне нужно не просто закончить школу, но и стать одним из лучших. Но каким бы умным и талантливым я ни был, без возможности получать новые знания и лучше всего такие, которые превосходят те, что доступны окружающим, у меня это не получится.

Ленайра задумалась, Вариэн ей не мешал.

—Знаешь, что я больше всего не люблю в людях? — заговорила она, наконец

—Навязчивости? — грустно выдохнул парень.

—Навязчивости? Я с навязчивыми людьми все начальные курсы академии проучилась, ничего, выдержала. Как я поняла, ты понимаешь, что тебя не простят, если меня вынудят уйти. И даже не потому, что ты был моим другом, а потому, что оказался умнее других, что выделился, что сделал то, на что другие не решились, хотя и хотели.

—Понимаю.

—Хочешь рискнуть? Или, полагаешь, что я тебя не брошу, если меня выгонят?

—А не бросишь?

—Брошу, — отрезала Ленайра. — На кой ты мне нужен, если без меня ничего не можешь? Но ты можешь сейчас уйти и присоединиться к остальным. В коллективе безопасней, не находишь?

—Почему тогда сама не в коллективе?

—А с моим положением туда трудно вписаться.

—А не будь его?

—Вот это уже разговор из темы «если бы, да кабы». Я – есть я, и от этого никуда не деться. Что было бы, будь все по другому… я могу что угодно сказать, проверить все равно невозможно. И решать тебе придется с тем, что есть. И тебе придется либо быть со мной до конца и выдерживать все, что достанется мне… или уйти. Потому что больше всего я ненавижу предателей. Понимаешь, к чему я веду?

—Если я сейчас присоединюсь к тебе, но предам, то стану твоим врагом на всю жизнь?

Ленайра замерла, выгнув бровь. Впечатление от этого получилось… необычное. Вариэн попятился даже.

—Ты? Враг? Мне? А не много ли вообразил о себе, фермер?

Парень нахмурился, разглядывая вмиг посуровевшую девушку. Но тут, видимо, о чем-то догадался, хмыкнул.

—Как обычно, выставляешь напоказ свою маску, когда не знаешь что сказать? То есть, если я предам тебя, то перестану для тебя существовать?

—Именно.

—И какие тогда твои условия?

—Единственное – ты закончишь факультет несмотря ни на что. Даже если меня сумеют выгнать – ты должен закончить его.

Вариэн вдруг расхохотался.

—Знаешь, принцесса, а ты совсем не такая, как о тебе говорят. Я начинаю подозревать, что на самом деле тебя никто толком не знает. Ну, кроме разве что родных. Годится. Но знаешь, готов заложить последнее, что скорее ты всех с факультета выживешь, чем тебя заставят уйти. Других условий нет?

—Других? Это каких условий еще ты ожидал?

—Ну… при встрече падать на колени… лобызать ноги…

—А мне потом в душ бежать? Уволь. И без коленопреклонений проживу.

—Почему-то так я и подумал. Тогда как к тебе обращаться, принцесса?

—Как всегда твой этикет на высоте, — вздохнула Ленайра. — Обращаешься на «ты» и тут же «принцесса». Ты вот что, называй по имени. Честное слово, и тебе, и мне проще будет.

Девушка, наконец, отошла от Вариэна и неторопливо зашагала по тропинке дальше, наконец-то продолжая прерванную экскурсию.

Вариэн некоторое время стоял глядя ей вслед, потом очнулся и бросился догонять, зашагал рядом.

—В той стороне нет ничего интересного, — заговорил он. — Только склады с обмундированием студентов и прочие. Даже в заборе ни одной дырки.

Ленайра с интересом покосилась на парня, дернула плечом и Гром, сорвавшись, улетел вперед.

—Уже углядел, что в заборе дырок нет? Силен. Я о таком еще и не думала.

—А как тогда в город бегать? — удивился Вариэн. — Нас же только по выходным отпускать будут, и то не всегда.

—Полагаешь, тут заняться нечем будет? Думаю, преподы нам дела найдут.

—Вот этого я и боюсь.

Тропа и в самом деле, пропетляв между складскими ангарами, вывела их на небольшую поляну, от которой вели несколько вполне себе хороших дорог.

—Там кухня, — махнул налево Вариэн, — а там, — махнул он направо, — спортивный зал. Впереди несколько спортивных площадок.

Ленайра замерла, к чему-то прислушиваясь. Вот на плечо вернулся ворон.

—Ты прав, — кивнула она. — Ничего интересного.

Вариэн покосился на птицу.

—Твой фамильяр? Откуда он? Я ведь всю жизнь прожил в деревне, но такого не видел.

—Кар! — выразил свое отношение к этому факту ворон. Ленайра щелкнула его по клюву.

—Не зазнавайся, птиц. Вовсе ты не уникальный экземпляр.

—Ты понимаешь, что он говорит? — удивился Вариэн.

—Конечно, понимаю, у меня же с ним связь. К тому же все фамильяры гораздо умнее своих звериных сородичей. А этот вот тип и без того считается представителем одной из самых умных пород птиц.

Поразмышляв некоторое время, Ленайра двинулась по дороге к кухне, посчитав, что где кухня, там и столовая, а где столовая, там и центральные здания. Вариэн не спорил, шагал рядом, с интересом посматривая на птицу. Гром, заметив неподдельный интерес к себе, гордо поднял голову, слегка расправил крылья и принял позу атакующего ястреба… как он себе это представлял… сидя на плече. Вариэн с трудом сдержал смешок и сделал вид, что восхищен. Гром тут же перелетел к нему на плечо и подставил шею, демонстративно потерся о протянутую к нему руку.

—Предатель, — буркнула Ленайра, но больше ничем своего недовольства не выказала.

Вариэн хмыкнул и принялся чесать шею птицы. Тот даже глаза прикрыл от удовольствия.

—Надо же. Ты ему понравился, — удивилась Ленайра. — Обычно он никому не дает к себе прикасаться.

—Так я же из деревни, всю жизнь с разными животными вожусь. А он, пусть и умный, все же птица.

—Он фамильяр.

—Я читал об этом. В одной из книжек было про фамильяров. Если я правильно помню, им нужен прямой приказ хозяина, его они ослушаться не могут. Без него они свободны в своих действиях. Ты же, похоже, совсем его не воспитывала, предоставила самому себе.

—Верно. Вот и обнаглел.

—Кар!

—Повозмущайся мне еще.

—А давай я тебе помогу с ним? Научу, как надо со зверями работать.

Ленайра с интересом глянула на парня.

—Идет. А мы, кстати, пришли.

Они и правда, миновав кухню, вышли к столовой, откуда уже было видно вход в общежитие. Снова стали попадаться студенты. На их парочку с интересом посматривали, но подходить не решались.

Решив срезать путь, Ленайра сошла с дороги и протопала мимо непонятного то ли сарая, то ли мастерской, миновала высаженные кусты и замерла, рассмотрев впереди обнимающуюся парочку. Вариэн, выскочив следом, так же замер, потом попытался за руку оттащить девушку обратно.

—Идем, не будем мешать.

Ленайра сбросила руку, не отрывая взгляда от парочки. Шагнула ближе, привлекая внимание. Двое испуганно обернулись, замерли, не понимая, как реагировать. Ленайра же совершенно невозмутимо прошагала мимо, больше не обращая на них никакого внимания. Вариэн вынужден был протопать следом, извиняюще улыбнувшись обоим.

—Ну, и зачем ты это сделала? — поинтересовался он.

—Понимаешь, когда я вселилась в общежитие, моя соседка, едва меня увидев, бросилась на меня с кулаками, заявив, что мне тут не рады. Я все гадала, чего она ко мне прицепилась, я ее сегодня первый раз в жизни увидела.

—И?

—Одна из парочки и есть моя соседка.

—Ты так решила отомстить ей?

—Ты уж совсем меня за мелочного человека не держи. Просто мне второй из пары знакомым показался, вот и посмотрела на него поближе.

—И? — повторил вопрос Вариэн.

—Теперь я поняла, почему она на меня взъелась.

—Почему же? — заинтересовался Вариэн.

—Если мне память не изменяет, то ее парня зовут Патрис Тернов. У нас с ним была дуэль весной, еще когда я в академии училась.

—Он тебя на дуэль вызывал?

—Смеешься? Я его.

—Гм… — Вариэн с сомнением посмотрел на девушку. — Подожди, Этот Патрис тоже новичок?

—Со второго курса. Он в центральном офисе академии экзамены сдавал.

—То есть первый заканчивал. Ладно… допустим. Но ты же это… гений… Зачем надо было его вызывать? Что он такого сделал?

—Да ничего… захотелось просто… развлечься.

Вариэн несколько секунд разглядывал невозмутимое лицо девушки. Вздохнул.

—Ладно, не хочешь говорить, сам узнаю. Но, получается, эта девушка, решила таким образом отомстить за своего парня?

—Понятия не имею, что она там решила. Но набросилась на меня сразу, как только поняла, кто я. И чего взъелась, спрашивается? Я этого Тернова даже не покалечила.

—Тяжело тебе тут будет с таким подходом, — вздохнул Вариэн.

Вернулась к себе Ленайра уже под вечер, когда они с Вариэном обошли практически всю территорию, решив обследовать учебные корпуса завтра. В общем, день прошел не зря.

Устало плюхнувшись на кровать, девушка покосилась на пустую соседскую. Где, интересно, ее носит? До сих пор на свидании? Впрочем, какая разница? Поднявшись, девушка вытащила из-под кровати засунутую туда сумку с вещами первой необходимости, вытащила из кармашка общую фотографию с друзьями, которую они сделали в последний день на земле. Откинулась на подушку и подняла снимок, чтобы удобнее было смотреть. Как ей хотелось сейчас вернуться туда и снова вместе с ними отправиться на прогулку по городу, может в кино какое завалиться, кегельбан, может быть. Или на полигоне опять пострелять и побегать.

Рука опустилась, а Ленайра прикрыла глаза. Поставить бы снимок в рамке на стол, но… у Ледяной Принцессы не должно быть слабостей и привязанностей, которые увидят посторонние. А девушка на фотографии, обнимающая одного из парней и весело смеющаяся никак не может быть той самой Ледяной Принцессой с вымороженными чувствами.

Поднявшись, Ленайра убрала снимок обратно в карман сумки, поставила на него дополнительную защиту и снова закопала внутри, вытащила тубус, отвинтила крышку и достала оттуда несколько плотно свернутых в трубочку плакатов. На мгновение невозмутимая маска у нее на лице треснула и девушка, покосившись на кровать соседки, предвкушающе улыбнулась. Достала пачку с кнопками и принялась укреплять на стене плакаты, на которых оказались изображены самые различные монстры из фильмов, игр и простые рисунки, скачанные из интернета и распечатанные в фотоателье в большом формате. И пока она их развешивала, не переставала улыбаться.

Пикантность ситуации состояла в том, что никакому магу в ее мире было не по силу сделать настолько качественное изображение придуманных персонажей. Художники были и весьма неплохие, вот только эти плакаты мало походили на рисунки художников. Зато на работы магов очень даже… как извлеченные воспоминания. В свое время сама Ленайра, когда только начала познавать мир Лешки, увидев эти плакаты, перепугалась до ужаса, решив, что такие «зверушки» здесь водятся. Даже спать потом одна боялась, отказываясь верить Лешке, который убеждал девочку, что это обычные рисунки.

—Я видела рисунки художников, они не похожи!

Отец Лешки, когда ему рассказали об этой беде, долго смеялся, а потом организовал детям экскурсию в типографию, где им показали весь процесс создания таких плакатов. А Лешка уже дома накачал кучу рисунков с инета. Ленайра тогда почти всю ночь просидела за компом, знакомясь с технологиями создания изображений. С того времени у нее и появилась эта странная для других любовь к изображениям различных монстров, которые лепила на всю подходящую одежду, все-таки вкусом девушка не была обделена и понимала, куда можно прилепить аппликацию, а куда не стоит. Но на этой страсти девочки сделали неплохую прибыль многие фотоателье Северогорска, специализирующиеся на переносе фотографий на одежду или посуду.

Последний плакат, который достала Ленайра, представлял собой шедевр полиграфического искусства, который подарили ей друзья, хотя, скорее всего, идея была именно Лешки. На плакате была изображена почти копия картины Георгия Победоносца и змея. Только вместо змея изображался очередной непонятный монстр, а вместо Георгия Победоносца в легких доспехах, поставив ногу на голову поверженного гада и проткнув мечом шею, с развивающими на ветру черными волосами вперед смотрела Ленайра… нет, Ледяная Принцесса. Как художнику это удалось непонятно, но в глазах девушки с плаката, словно смотревшей на тебя, виделся холод льда… Естественно вся эта картина была обработана на компьютере, что придавало изображению потрясающую реалистичность. А если учитывать, что в родном мире Ленайры такое могут создать маги только как слепок с реальных воспоминаний, никак не выдуманных… В общем, девушке было очень интересно, о чем подумает ее соседка, когда увидит такое. Да еще и портреты других монстров по соседству.

Полюбовавшись на картину, Ленайра прикинула, на какую высоту его повесить – место она определила заранее – закрепила верхние углы и отошла назад, глянула ровно ли висит, поправила и закрепила уже окончательно. Снова отошла и оглядела всю «портретную» галерею целиком со своим портретом в центре. Общее впечатление было… сногсшибательное. Ленайру даже саму передернуло, хотя она прекрасно знала, что к чему.

Остался последний штрих. Девушка вытащила свой кинжал и принялась им словно резать воздух… и с каждым взмахом оставался висеть огненный след. Легкое движение, белое пламя охватило все картины, которые стали медленно сливаться со стеной. Миг, и они все уже представляли с ней единой целое. Теперь проще было стену снести и построить заново, чем соскрести с них картины. Без кодового слова защита не позволит их даже закрасить – краски просто не удержатся.

Неторопливо переодевшись в пижаму, Ленайра разобрала кровать, взмахом руки прикрутила фитили у газовых фонарей под потолком, с помощью магии дающих намного больше света, чем обычные. Сейчас же комната погрузилась в легкий полумрак.

Интересно, соседка, когда вернется, зажжет свет из вредности или все-таки постесняется тревожить уже уснувшую сокурсницу? Ну, если зажжет, ей же хуже – незабываемая ночка ей обеспечена. Бессонная ночка – ей же, в отличие от Ленайры, никто не будет объяснять, что это всего лишь рисунки, плод больного воображения художников.

Забравшись в кровать, Ленайра натянула одеяло по шею и отвернулась к стене. Пропустить реакцию соседки она не боялась. Что-то ей подсказывает, что когда бы та ни разглядела рисунки, она об этом узнает первая.

Глава 4

Ленайра привычно проснулась в шесть утра, глянула на еще спящую соседку. Мысленно хмыкнула, похоже, свет она не включала вечером. Ну, и ладно.

Девушка, стараясь не шуметь, накинула на себя халат, захватила полотенце и отправилась в душ. То ли потому, что еще рано, по расписанию подъем в семь утра, то ли потому, что еще официально занятия не начались, но в душе не было никого. Есть повод порадоваться, что привыкла так рано вставать – никто не мешается.

Быстро приняв холодный душ, Ленайра тщательно вытерлась и тихонько вернулась в комнату, переоделась в спортивный костюм, подумала, но все же надела на руку кинжал-концентратор, а вот шашку оставила пока в шкафу. Она и вчера ее не брала, и сегодня решила пока оставить.

Гром попытался что-то каркнуть, но наткнулся на предупреждающий взгляд хозяйки и послушно заткнулся. Но и слетать со шкафа, где провел ночь, не спешил. Вместо этого отвернулся и сделал вид, что спит. Ленайра даже замерла от такой наглости птицы… потом махнула рукой и отправилась на стадион. Сильно решила не напрягаться, пробежала всего три круга – так, легкая разминка. Потом еще несколько упражнений и возвращение обратно. За все время она так никого и не встретила. Ленайра даже удивилась, что ей никто не встретился… с другой стороны, преподаватели, скорее всего, занимаются своими делами, а студенты еще спят, готовясь к будущим тренировкам. По словам Дмитрия Ивановича, в армии они спали в любой обстановке, когда выпадала свободная минута. Странно только, что дежурных почти нет. Только на выходе из здания за столом сидел один, но и он почти спал, а потому даже не обратил на нее никакого внимания.

В комнату Ленайра вернулась почти к половине восьмого и едва сумела сохранить маску, глядя на откровенный ужас на лице соседки, которая как раз выходила из комнаты и столкнулась с ней у двери. С приглушенным писком она отскочила в сторону, вжалась в стену, словно пытаясь слиться с ней, и бочком-бочком, не спуская глаз с Ленайры, протиснулась в сторону душевой.

Ленайра все-таки не выдержала. Это было выше ее сил. Поспешно влетев в комнату и захлопнув дверь, наложив заглушающие чары, она рухнула на кровать и расхохоталась. Перевернулась и уткнулась в подушку, надеясь заглушить хохот. Всхлипнула и прижала лицо сильнее.

Опыт все-же сказался и девушка взяла себя в руки довольно быстро. Натянув снова ледяную маску, она подхватила полотенце, мыло и направилась в душ следом за соседкой. На этот раз она сумела удержаться и не расхохотаться, глядя с каким выражением лица смотрит на нее та. Здесь оказались еще две девушки, которые с некоторым недоумением наблюдали как одна новенькая бегает по душу от другой, опасаясь даже приблизиться к ней. Вторая же с совершенно невозмутимым лицом разделась, приняла душ, после чего вычистила заклинанием одежду, переоделась в принесенное платье, высушила волосы, привела себя в порядок… И все это с совершеннейшим спокойствием. А то, что от нее кто-то бегает с белым от страха лицом… бывает. Остальные даже забыли, зачем пришли и наблюдали за спектаклем с широко открытыми глазами.

Приведя себя в порядок, Ленайра сложила спортивный костюм в мешок, взяла прочие вещи и с видом королевы покинула душевые, даже не взглянув на бегающую от нее девушку. В комнате все же не смогла удержаться от улыбки.

—Я буду это помнить до конца дней своих! — восхищенно прошептала она. Глянула на развешенные над кроватью картинки, хмыкнула, снова вернула маску на лицо и удалилась.

На этот раз в коридорах оказалось значительно больше народа, чем до этого. Студенты, кто в повседневной одежде, а кто еще пижамах, ходили по этажам. Кто-то заглядывал в соседние комнаты, слушались радостные голоса, когда встречались друзья или знакомые. Глядя на все это, Ленайра только головой качала… мысленно. Бедлам какой-то. Не так она представляла армию, совсем не так. Хотя, с другой стороны, знала она о ней только с рассказов своих наставников у Лешки и с немногих подслушанных разговоров в доме деда. Увы, но общаться с теми, кто закончил факультет боевых магов, ей не доводилось. Видеть при дворе видела, здоровалась, согласно этикету, но не более. Возможно, что обычные линейные полки императорской армии готовятся немного по-другому. И обстановка в офицерских академиях все же ближе к той, о которой ей доводилось слышать. Да и принимают туда не с пятнадцати лет, а с восемнадцати.

Вариэна она встретила на скамейке у входа в учебный корпус, он явно дожидался ее, поскольку сразу убрал в сумку книгу и поднялся навстречу.

—Принцесса, рад приветствовать вас.

—Прекращай меня так называть, — в который раз попросила Ленайра, проходя в здание. Вариэн пристроился рядом.

—Как спалось?

—Отлично.

—Как всегда многословна, — притворно восхитился парень, после непродолжительного молчания. — Ну а настроение твое как?

—Слушай, едва я заселилась, как на меня наехала моя соседка, в результате я до сих пор не знаю ее имени. Пройти ни по общежитию, ни по территории академии нельзя без того, чтобы не собрать вокруг толпу любопытных. Преподаватели ко мне неровно дышат и мечтают, чтобы я свалила отсюда куда подальше. А ты еще спрашиваешь как мое настроение? Великолепно.

—Надо же… прорвало. Да ты не расстраивайся, Ленайра, попривыкнут и перестанут обращать внимание.

—Или я особо надоедливых на дуэль вызову и раскатаю в тонкий блин – быстрее отстанут.

Вариэн покосился на идущую рядом девушку, пытаясь найти у нее на лице хоть какую-то эмоцию, намекающую, что это была шутка. Не нашел.

—Ты это… прекрати так шутить с таким лицом. Не все такие умные, как я. Не поймут шуток.

—А кто сказал, что я шучу?

—Я сказал. Ты ведь не дура, это мы еще вчера выяснили.

—Ну, спасибо.

—Сарказм… всегда пожалуйста. Так вот, ты же не дура, а потому вряд ли дашь преподам такое оружие против себя, как несанкционированная дуэль. Кстати, я поспрашивал вчера Тернова.

—Тернова?

—Который Патрис.

—И он стал с тобой общаться?

—Он очень сильно на тебя сердит, потому, стоило только заикнуться о поступившей на факультет Ледяной Принцессе, как я услышал много интересного. Под это дело я и расспросил про дуэль.

—И зачем?

—Так интересно же было. Вот смотрю на тебя и не могу представить вызывающей кого-то на дуэль просто так, от скуки. А я привык доверять своим чувствам, мне мама всегда говорила, что я умею чувствовать людей. Талант у меня такой.

Что ж, это многое объясняет, Ленайра покосилась на спутника, потом огляделась, достала из кармашка небольшой блокнотик с карандашом, и сделала несколько пометок по расположению учебных классов. В какую сторону возрастает нумерация, где какой специализированный кабинет. Зашагала дальше.

Вариэн с интересом понаблюдал за этим. Хмыкнул.

—Если хочешь, я дам тебе срисовать свой план.

—А у тебя он откуда?

—Сегодня в пять утра встал. Уже весь этот корпус излазил.

—Зачем? Мы вроде как собирались вместе его изучить.

—Привычка. У нас на ферме всегда с петухами вставал, вот и тут так же. И уже не мог уснуть. Надо же было чем-то заняться.

—Понятно. Но лучше я сама все изучу – так потом удобнее будет.

—Как хочешь. — Пожал Вариэн плечами. — Так вот, по поводу Тернова. Сможешь ответить, только честно?

—Хм… ты сначала спроси.

—Что случилось бы с Патрисом, если бы ты его не вызвала на дуэль?

Ленайра остановилась и развернулась к парню.

—А сам как думаешь?

—Думаю, обязательно нашлись бы еще типы, которые захотели бы поставить наглого выскочку на место, чтобы не воображал о себе слишком много. Я хоть и мало общался с представителями дворянства, но встречаться с ними приходилось. — Вариэн помолчал. — Знаешь, ты очень странная. Только, кажется, я разобрался в тебе, как тут же обнаруживается еще один слой. Думал, загляну под маску, и все станет ясно, но под ней вдруг обнаруживается еще одна. А потом еще одна. Какая же ты настоящая?

Чем-то Вариэн напоминал Милия Тарна, который так же вот сумел заглянуть под маску и стал ее первым вассалом. Вот только Милий увидел настоящую Ленайру Герраю под маской Ледяной Принцессы, а Вариэн сумел еще разглядеть и Снежану. Определенно талант. Будет жаль, если он и окажется наследником.

—Хочешь подсказку?

Вариэн удивился. Явно не ожидал такого.

—Гм… не откажусь.

—Я – всегда я. Только обстановка вокруг разная.

Парень задумался. Видно о чем-то сообразил и кивнул своим мыслям.

—Тогда зачем ты здесь Ледяная Принцесса?

—Потому что это тоже я.

—Бр-р-р. Только подумал, что разобрался. Ладно, подумаю потом. Первый этаж мы вроде как обошли, на второй?

Ленайра закончила черкать в блокноте и кивнула.

—Идем.

По какой-то причине в учебных корпусах тусовались в основном второ- и третьекурсники. Новичков попадалось мало. Очевидно, не очень внимательно отнеслись к наставлению встречающего их Ждена Ерыша за оставшееся время изучить территорию факультета и расположение кабинетов в учебных корпусах. Не просто же так ни в какой методичке планов зданий и территории не встречалось. Даже на самой территории Ленайра нигде не видела никаких плакатов хотя бы с набросками расположения того или иного здания. Девушку такое старательное умалчивание важной информации насторожило сразу. Потому, кстати, и отказалась от предложенной помощи Вариэна, уже заметив несоответствие нумераций, когда номер учебного кабинета находился вовсе не там, где он должен быть по логике. Например, двадцать третий кабинет был крайним в левом крыле корпуса и соседствовал с сорок третьим и сорок четвертым кабинетом. А двадцать четвертый кабинет находился в крайне правом крыле. Смысл этого экзамена для новичков от Ленайры ускользал, но и особого неприятия не вызывал, только недоумение. Хотя, может, так и надо, тут же еще и разведчиков-магов готовят.

В общем, к обеду успели пройтись по двум учебным корпусам.

—Тут как, обедать дают? Или пока занятия не начались, питаемся тем, что взяли с собой?

—Что взяли с собой, — тут же отозвался Вариэн. — Или можно до Тара дойти и там в таверне какой подкрепиться. Выпускают тут пока свободно.

Все-таки поразительный человек. Вот когда успел все это узнать? Вроде бы вместе с ней пришел, но явно знает намного больше и о самом факультете, и о его устройстве, и о том, как тут занятия идут.

—Я хорошо с людьми схожусь, — правильно понял ее взгляд парень… действительно поразительный. Никто еще не мог с такой легкостью заглядывать за маску.

—Вариэн… можно тебя попросить…

—Да, принцесса?

—Перестань называть меня принцессой.

—Это и есть просьба?

Глядя на преувеличенно восторженно-придурковатое выражение лица Вариэна Ленайре захотелось побиться головой о ближайшую стену. Вот как он не только заглядывает за маску, но и умудряется довести ее? А ведь вроде бы уже маска Ледяной Принцессы стала настолько привычной, что, казалось, уже никто, без ее на то дозволения, не сумеет даже пошатнуть ее. На этот раз она сдержалась. На этот раз.

—Нет, — совершенно невозмутимо отозвалась она.

Вариэн вздохнул.

—Неужели тебе нравится строить из себя девочку-без-чувств?

—Меня все устраивает. Так что насчет просьбы?

—Валяй.

—Не нужно объяснять другим, что я делаю, если те сами этого не понимают.

—Ага! Я все-таки верно толкую тебя! Иначе ты не стала бы просить о таком!

Ленайре снова остро захотелось побиться головой обо что-то твердое. Так умел выводить ее из себя только Колька с его вечными просьбами показать приемы боя ее мира… фанат-рукопашник чертов. Вот только «там», в отличие от «здесь» она могла себе позволить выразить свои чувства прямо… например, подзатыльником, когда Колька особо сильно надоедал.

Ленайра остановилась… Ленайра задумалась… Ленайра зашагала дальше. Вариэн шел следом и ухмылялся. Девушка и сама не знала, чем бы закончилась эта ситуация, но тут из-за поворота вышел человек, которого она меньше всего ожидала увидеть, но могла бы предположить, что рано или поздно эта встреча состоится. Вот только она даже не задумывалась об этом.

Мужчина вынужден был затормозить, чтобы не столкнуться с Ленайрой. Разглядел ее и замер, нахмурившись.

—Вызовете меня на дуэль за столкновение, госпожа? — ядовито осведомился он. Потом разглядел за спиной девушки еще одного человека. Оглядел его. — Уже и здесь свитой обзаводитесь? Только тут не ваша академия, будете слишком выпячивать свое происхождение, крылышки быстро обломают.

Ленайра замерла, вскинула голову и окинула человека с головы до ног ледяным взглядом.

—Спасибо, профессор, я обязательно учту ваш совет.

Названный профессором на миг нахмурился, соображая, как отнестись к словам – как к насмешке или как к тому, что его слова реально приняли за совет и поблагодарили? Ясно, что гений академии, окончивший начальный курс раньше на два года идиотом быть не может, потому слова явная насмешка. Вот только придраться невозможно. Все вежливо и строго по протоколу… и вполне в духе Ледяной Принцессы. Вот за что профессор и не любил аристократов, так за такое вот умение опустить собеседника ниже плинтуса, явно показав свое отношение, при этом оставаясь предельно вежливым, корректным и все в рамках этикета.

Сообразив, что дальнейшее препирательство только усугубит его положение, он махнул рукой.

—С дороги! Студенты должны уступать учителям, титулы тут не имеют значения!

Ленайра чуть кивнула и шагнула в сторону. Профессор двинулся вперед, но остановился рядом с Вариэном.

—На вашем месте, молодой человек, я бы лучше выбирал знакомства. Здесь в пристяжке с кем-либо, даже с наследником Древнего Рода, карьеру не сделаешь. Еще и талант нужен. Займитесь лучше учебой, а не лизанием аристократических… ног… — Выразиться он хотел явно более грубо, но все же не рискнул при даме, как бы он к ней не относился.

Ленайра на его слова даже не обернулась, продолжала стоять статуей, разглядывая что-то впереди. Профессор ушел. Вариэн проводил его взглядом, подошел к девушке и снова оглянулся.

—Старый знакомый?

—Профессор Арсен Лирен… не знаю, что преподает, не интересовалась.

—Похоже, он тебя любит.

—Он судил мою дуэль с Патрисом Терновым. Уже тогда не сильно уважительно ко мне отнесся.

—О. Тогда понятно.

—Сейчас у тебя есть последний шанс уйти от меня. Как видишь, я могу не только знания дать, но и большие неприятности принести.

—Надо же! — чуть ли не восторженно протянул Вариэн, обходя Ленайру со всех сторон. Девушка недоуменно наблюдала за этим маневром. — Ледяную Принцессу заботит судьба какого-то фермера и она боится, что может вызвать на его голову неприятности.

И тут же он посуровел, резко придвинулся и слегка притянул Ленайру к себе, ухватив за плечо.

—Ты за кого меня принимаешь? Или полагаешь, что только у вас, благородных, есть честь? Да после того, что тут высказал этот… профессор, — последнее слово в устах Вариэна прозвучало как ругательство, — я бы тебя не оставил, даже если бы не было никакого соглашения между нами. Не люблю, знаешь ли, когда на меня вот так вот пытаются давить авторитетом. У меня и своя голова есть, и она думает, что что-то не так с этой знаменитой Ледяной Принцессой. И твоя тайна привлекает меня намного больше, чем отпугивают слова разных тут… Что-то мне подсказывает, что с тобой будет интересно.

Ленайра медленно сняла руку парня со своего плеча, демонстративно поправила ворот платья.

—Это твое решение, — холодно заметила она, после чего развернулась и зашагала дальше как ни в чем ни бывало. Сзади выругался Вариэн, что-то буркнул себе под нос про слишком гордых аристократов, и бросился догонять. К разговору с профессором он больше не возвращался.

Часа в три дня Ленайра, покосившись на явно демонстрирующего страдания Вариэна, вздохнула.

—Мог бы и сам отправиться обедать, вовсе не обязательно со мной таскаться.

—А где я тебя потом искать буду?

—Да? Твое поведение уже напоминает преследование.

—Ну… я думал, что ты в оставшееся время покажешь какой-нибудь хитрый трюк по магии.

—Митька, я тебя узнала, прекрати прятаться под маской.

—Прости, что?

—Ничего. — Ленайра отвернулась и зашагала к выходу из здания. Однако все-таки пояснила свои слова: — Есть у меня один знакомый, который тоже все хотел выучить какой-нибудь хитрый трюк в магии, но при этом не умел толком делать даже элементарной концентрации. Ладно, идем, пообедаем.

Вариэн, неуверенно потоптавшись перед решеткой, отделяющей женскую часть общежития от мужской, но все же шагнул следом.

—А ничего, что я сюда иду?

—Ты правила читал? По приглашению можно, правда, до восьми вечера. Только я сначала проверю, как там моя соседка.

Быстренько заглянув внутрь и убедившись, что в комнате никого, Ленайра распахнула дверь.

—Заходи. — Двинулась в комнату сама и тут же замерла, только сейчас вспомнив о картинах, но ничего сделать не успела, следом уже зашел Вариэн.

—Я гляжу, ты еще толком не… — И замер.

Ленайра вздохнула, повернулась, изучила замершего парня, открыв рот рассматривающего развешанные картины. Подошла, пихнула. Не сработало. Снова вздохнула. Подняла две руки, оттопырив указательные пальцы, свела руки так, чтобы между ними проскочила искра, после чего одновременно коснулась парня. Тот аж подскочил от удара тока, заозирался, потирая руки, куда и пришелся удар. Обиженно глянул на девушку.

—Ты это…

—Ладно, в следующий раз что-нибудь другое придумаю, — равнодушно отозвалась она, вытаскивая из-под кровати ящик. Раскрыла.

—А может не надо в следующий раз? — Вариэн при этом продолжал коситься на картины. Ему явно хотелось задать кучу вопросов, но, посматривая на портрет в центре, не осмеливался.

—Тогда не надо так застывать посреди комнаты.

Парень присел рядом с девушкой, заглядывая в раскрытый ящик, целиком забитый походной едой.

—Ого. Ты неплохо подготовилась.

—Начальник охраны собирал. Сказал, пригодится… видно, знал, о чем говорил. Только тут больше, чем я смогу съесть за оставшийся день, он не думал, что я так поздно в академию приеду.

—А-а… а ты давно уже в Таре?

—Десять дней, но пока устраивалась там. — Распотрошив несколько упаковок с рунными печатями консервации, Ленайра быстренько организовала нехитрый, но обильный стол.

Вариэн неуверенно пристроился на свободный стул, который забрал от соседнего стола, покосился на присевшую рядом девушку, даже сейчас употребляющую пищу согласно правилам этикета, и салфетку не забыла заправить за воротник. Парень поспешно отложил вилку и тоже схватил салфетку, неумело запихал ее за ворот, в результате та ничего не прикрывала, а просто торчала свернутой трубочкой, причем криво. Ленайра покосилась на него, на то, как Вариэн несколько скованно тыкал своей вилкой в небольшие помидорчики черри, при этом явно стараясь подражать идеальной осанке соседки, а так же ее манерам.

Девушка некоторое время продолжала есть, косясь на соседа, но вот ее маска треснула, она устало потерла лоб, чем шокировала Вариэна. Подняв руку, она скомкала свою салфетку, отшвырнула ее в сторону, чуть отодвинула стул, отчего ее поза сразу стала более расслабленной, крутанув вилку в руке, она перехватила ближе к зубцам, после чего без всяких манер просто сунула отломанный кусок хлеба в тарелку и старательно собрала им все крошки и масло.

Понаблюдав за ней, расслабился и Вариэн. Салфетку, правда, он убирать не стал, видно, забыл про нее, зато исчезла скованность, а расслабившись, он уже не казался куклой-марионеткой, которой управляет неумелый кукольник.

—Теперь я понимаю, о чем говорил учитель, — пробурчал он себе под нос.

Ленайра много есть не стала и вскоре отложила еду, быстренько скомкав бумажную посуду, она скинула все в мусорное ведро, махнула соседу, чтобы он не обращал на нее внимания, закопалась в сумку с книгами. Как раз в этот момент и вошли соседка по комнате вместе с… Патрисом Терновым. И оба застыли у двери. Потом одновременно глянули на картины и снова застыли.

—Вариэн, верни чужой стул, — совершенно невозмутимо попросила Ленайра, продолжая копаться в книгах. — Раз уж я ушла, можешь сесть на мой.

Парень, старясь подражать в невозмутимости девушке, аккуратно вернул стул на место и пересел на второй, продолжил есть. Сама Ленайра, разложив перед собой на кровати три книжки, задумчиво изучала их обложки.

—У тебя склонность к какой стихии? — поинтересовалась она.

—Вода.

—Вода… Ага. А какой сейчас уровень?

—На ферме не очень-то его и проверишь… Мой учитель говорит, что второй, но когда я сдавал документы и его проверили тут, то сказали, что третий.

—Разные шкалы. Насколько я помню, на боевом факультете принята шкала Рора, основой в которой служит мощность. Стандартно же применяется шкала Аре, где за основу берется контроль. Твой учитель скорее всего мерил твою магию по шкале Аре. Второй уровень контроля и третий силы… Гм… Все очень стандартно… даже не знаю, что посоветовать.

При этом оба делали вид, что кроме них в комнате никого нет. Но если Ленайра играла, то Вариэн точно забыл обо всем, глядя на разложенные книги, явно очень редкие.

—Вот что, — приняла решение Ленайра. — Что посоветовать сходу, я даже не знаю, тут надо думать. Желательно, конечно, узнать, что ты уже изучил. Да! Вот, возьми. — Девушка протянула одну из книг. —  Конечно, ты тут для себя ничего нового не найдешь, это сборник начальных упражнений для детей от трех до пяти лет, но выполни их все и запиши результаты. Когда сделаешь, покажешь.

—Упражнения для детей от трех до пяти лет? — озадачился Вариэн, неуверенно принимая книгу. — Я что, для большего не гожусь?

—Совсем глупый? По-твоему, я просто так эту книгу с собой таскаю от нечего делать? Тут собраны упражнения, которые очень точно показывают на что способен человек, если правильно проанализировать результаты. Потому и прошу тебя их записать. Сложностей для тебя, конечно, тут нет, но вот то, как и за сколько ты выполнишь то или иное упражнение, скажет о многом. Да чего я тебе все объясняю? Хочешь, бери и сделай, что прошу; не хочешь, не бери, но тогда и не требуй помощи.

—О! — Вариэн восхищенно поцокал языком. — Как же это знакомо! Учитель всегда прав и делай, как он говорит. Но не думал, что и у тебя есть эти замашки.

Ленайра даже смутилась, хотя внешне никак и не показала это, оставшись совершенно равнодушной.

—Было на ком потренироваться, — невнятно буркнула она.

Все время разговора Вариэн косился на развешенные картины, но ни о чем не спрашивал, посматривая и в сторону сидевших на другой кровати соседей. При этом Патрис не отрывал взгляда от картины с Ленайрой и чудовищем, иногда несколько нервно сглатывая.

Наконец, Ленайра закончила все дела, убрала вещи и махнула Вариэну.

—Идем, осталось еще одно здание не изученное.

—Там нет ничего необычного и интересного, но ты же все равно не откажешься от своей идеи.

Только в коридоре Вариэн все-таки поинтересовался, где обитают такие монстры и каким образом Ленайре удалось завалить такого страшилища.

В ответ Ленайра что-то изучила на потолке, глянула на шедшего рядом парня.

—Мне кажется, мы еще недостаточно знакомы, чтобы доверять друг другу все свои тайны.

—О… прошу прощения.

—Ничего… Но это был тяжелый бой, — многозначительно протянула Ленайра, вспоминая, сколько усилий Лешке стоило заставить ее все-таки принять этот подарок.


Ближе к вечеру они обошли всю территорию и все учебные корпуса, решив оставшиеся постройки изучить позже. Пока же они остановились перед воротами, сейчас закрытыми, только калитка оставалась распахнутой. Ленайра вышла за ограду и присела чуть в стороне, облокотившись о забор, разглядывая появляющиеся на небе звезды. Вариэн присел рядом.

—Если я спрошу, зачем ты сюда поступила, ты ведь не скажешь?

Девушка чуть склонила голову и взглянула на парня.

—А ты зачем?

—Разве не очевидно?

—Хочешь чего-то достигнуть?

—Тебе не понять, что значит быть младшим сыном не очень богатого фермера, без всякой надежды получить хоть какое-то наследство.

Ленайра чуть приподняла бровь.

—А-а. — Тут же опомнился Вариэн. — Конечно, ты тоже младшая… если я ничего не путаю.

—Не путаешь.

—Но ты стала наследником.

—Мой дед меня назначил.

—Эм… это нормально? В смысле…

—Я поняла о чем ты. Для Древних Родов в порядке вещей.

Тут вдруг где-то вдалеке послышался стук копыт скачущего коня. Ленайра тут же подняла руку, призывая к тишине и прислушиваясь. Кивнула.

—Ты кого-то ждешь? — удивился Вариэн.

—Да. — Ленайра встала и подошла ближе к дороге, замерла, всем своим видом олицетворяя собой картину «королева изволит постоять».

Вариэн, уже привыкший к не всегда понятному поведению своей новой знакомой, остановился позади нее, изображая слугу.

Конь вместе с всадником выскочил из-за холма через несколько минут. Снизил скорость, остановился. Всадник… всадница приподнялась в стременах и огляделась. Вот заметила две фигуры на обочине, что-то радостно крикнула и дернула поводья, направляя коня к ним. Шагах в шести от них девушка соскочила с коня и торопливо подошла.

—Госпожа, я не заставила вас ждать?

—Все в порядке, Лисана, — Ленайра оглядела наряд девушки. — Верхом?

—Я сочла, что так будет быстрее… госпожа, я отлично умею ездить верхом, отец учил меня.

—Одна?

—Я подумал, что помощь Райана вам пока не потребуется…

—Лисана, я ожидаю, что мои просьбы будут исполняться.

—Прошу прощения, госпожа, — девушка потупилась, явно чувствуя себя виноватой. — Отныне я буду приезжать только в его сопровождении.

Ленайра еще несколько секунд смотрела словно сквозь служанку, потом опустила взгляд и достала из небольшой поясной сумки запечатанный конверт.

—Письмо передай через Дарина, я с ним договорилась, он знает, куда его отправить дальше.

Лисана торопливо спрятала конверт в седельную сумку.

—Госпожа, как вы устроились? Все хорошо?

Ленайра не ответила, но всем тут же стала ясна неуместность вопроса. Стоявший позади Вариэн Гронер даже позавидовал такому искусству. Вот ни слова не сказала, казалось, даже не двинулась с места, но даже он, который стоит позади и не видит лица Ленайры Герраи, ясно понимает, что она сильно недовольна, а служанке только что устроили форменную выволочку. Без слов… ага… Вон, бедная девушка стоит совсем потерянная.

Получив разрешение, Лисана вскочила на коня и умчалась.

—Ну разве можно так? — покачал головой Вариэн.  — Девушка же старалась, а ты с ней так…

—Как? — с интересом глянула на него Ленайра.

А действительно, как? Вот что она сделала плохого? Но, боги свидетели, он же буквально чувствовал это недовольство Ленайры! И понял, на кого оно направлено! Но не предъявишь же такое…

—Ну… она вон как расстроилась.

В ответ взгляд… и сразу все понятно.

—Ладно-ладно, я не должен встревать в это дело, — поспешно сообщил он.

Ленайра кивнула, но неожиданно все-же пояснила:

—Вариэн… Она моя служанка. Когда я оставляю ей распоряжение, я ожидаю, что оно будет выполнено точно, а не будет домыслено в меру понимания. Сейчас Райан, это мальчишка, которого я наняла для разных мелких поручений, мне действительно не нужен. Но откуда служанке об этом знать? Я, может быть, хотела его послать в магазин за чем-нибудь и договориться, когда доставят покупку. Я не говорю уже о том, что Лисана впервые в городе и не знает его. Хорошо, тут преступности нет. В письме ничего важного или секретного, но и терять его по дурости не стоит.

—Да понял я, понял! — в доказательство Вариэн даже руки поднял. И чтобы перевести тему, поинтересовался: — Домой пишешь? Хорошо. А я вот пока не знаю, через кого можно отправить весточку.

—Домой… — О том, что в письме была вся информация, которую удалось собрать о шагающем рядом Вариэне Гронере с просьбой проверить его, Ленайра, понятно, сообщать не стала. Хотя она и была почти абсолютно уверена, что он не наследник, но всегда оставалось это самое «почти». Как говорил в таких случаях Колька: лучше перебдеть, чем недобдеть. Вот Ленайра и бдела. Если была возможность все выяснить точно, то надо это сделать. А дальше, кто знает… вдруг поможет в поисках… — Что касается твоей весточки… пиши и отдавай мне. Когда в следующий раз встречусь с Лисаной, передам и твое письмо, она отправит.

—Ой, вот спасибо… э-э… а это ничего?

—Что, ничего? Ей все равно мои письма отправлять, какая разница, если там еще одно будет?

—Если это ее не напряжет…

—Не напряжет.

—Суровая ты госпожа, — глянул на девушку Вариэн.

Ленайра слегка кивнула, соглашаясь. Вариэн хмыкнул, но тут же нахмурился.

—Знаешь, я только сейчас понял, какая между нами разница. До этого ты хоть и показывала всем вокруг свою ледяную маску, но я все равно не ощущал дистанции. Воспринимал просто как некую данность.

—Какой смысл мне здесь демонстрировать свою аристократическую сущность? — поинтересовалась Ленайра. — Мне здесь три года учиться.

—О-о… не подумал. То есть в академии и здесь… там ты другая?

—К чему этот вопрос?

—Гм… понимаешь… — Вариэн даже замялся. — Просто когда вчера я расспрашивал Патриса о вашей дуэли, то узнавал и про тебя. Тогда я подумал, что он преувеличивает и специально наговаривает, все-таки ваша встреча была не совсем… дружеской.

Ленайра недолго помолчала.

—Там я специально держала дистанцию от всех, чтобы не сближаться с людьми, — все же ответила она. — Здесь мне это не надо.

—М-да. То есть ты свое нынешнее поведение считаешь верхом общительности и дружелюбия?

Ленайра снова замолчала, подумала.

—А что не так? Я со всеми держусь одинаково. А если кто-то пугается – я-то причем?

Конечно, Ленайра лукавила, но рассказывать о жизни в другом мире, где у нее были настоящие друзья, и где она была совершенно свободна от всех условностей этикета, посчитала излишним. Так что она прекрасно понимала, какое впечатление производит на окружающих. Только вот если она сразу начнет себя вести по-другому, чем привыкли… еще закричат о подмене. Потому и говорила, что от маски надо избавляться постепенно. Вот только соседка эта ее… угораздило же так нарваться.

—Действительно, что не так, — всплеснул руками Вариэн. — Впрочем, ладно. Только я никак не пойму, каким образом ты учиться собираешься.

—Так я же гений, — пожала плечами девушка.

—Гений, — печально вздохнул Вариэн. — Принцесса, тут мы должны команду создать на первом курсе. Кто с тобой в команду пойдет? Нет, если хочешь, можно и одной остаться, такое тоже бывает, но что тогда тебе светит? Должность мага в заштатной крепости?

Под слегка удивленным взглядом девушки Вариэн сначала замолчал, потом осознал, что сказал и откровенно заржал. Ленайра остановилась рядом и терпеливо ждала, когда парень успокоится.

—Да уж, — вытер он выступившие от смеха слезы. — Вот я сейчас спорол. Конечно же, тебе такое не грозит. Совсем забыл.

—Не грозит, — согласилась Ленайра.

—Просто я слышал разговор старших… одиночек тут не слишком жалуют. Как правило, это означает, что человек не может работать в команде. Задач же для одиночек не так уж и много. Вот и получается, что такой человек становится изгоем без каких-либо шансов чего-то добиться. Разве что он какой-то запредельной силы и ума, что взмахом руки горы рушит… Но я о таких героях только в легендах слышал.

—Я тоже, — согласилась с ним Ленайра, помолчала. — Говоришь, не в силах работать в команде? Скажи, а ты пойдешь ко мне в команду?

Вариэн резко оглянулся и прищурился.

—Ты ведь не шутишь?

—Нет.

—То есть требуешь серьезного ответа?

—Да.

—Нет, не пойду.

Ленайра удивилась. Даже ледяная маска не сумела скрыть этого.

—Почему?

—Потому что формирование команды – очень серьезное дело, от которого зависит вся дальнейшая жизнь и карьера. Если я сумею влиться в хороший дружный коллектив, то и карьера будет обеспечена. Не сумею раскусить всяких пускающих в глаза пыль личностей, которые сами по себе ничего не представляют, намучаюсь. Ты же… прости, но для тебя ведь это не серьезно. Захотелось богатой девочке поучиться на боевом факультете, пожалуйста, но что будет после выпуска, тебе не интересно. Ты же не собираешься посвящать этой профессии жизнь, а значит, любая твоя команду просуществует только до выпускного вечера. А что делать тем, кто пошел за тобой и кому придется служить? Какой тогда смысл мне к тебе в команду идти?

Вариэн уже успел понять, что откровенно врать Ледяной Принцессе крайне не рекомендуется, особенно если она о чем-то спрашивает серьезно. Тем не менее, отвечая правдиво, он все равно испытывал опасение: кто знает, как она на такую правду отреагирует? А жизнь ему она испортить сумеет при желании. С другой стороны, он и в самом деле пришел сюда выбиваться с низов, а значит, нужно искать тех, с кем потом придется служить, а то и воевать плечом к плечу.

Однако Ленайра его удивила. Она не стала высказывать никакого неудовольствия. Просто замолчала, уйдя в себя.

—О таком я не подумала, — наконец пробормотала она. — Это может создать проблемы. Хорошо, что ты обратил на это внимание, а то бы я так и бегала, пытаясь найти тех, кто бы согласился пойти ко мне в команду.

—Эм… и что ты собираешься делать теперь? — осторожно спросил Вариэн.

—Как вариант, когда найдешь свою команду, предложи им принять и меня к себе. Как временного члена. В ответ я обещаю обучать магии всю команду. Думаю, обмен достойный.

—О… наверное… да…

—А тебя использую как рекламу. — Девушка чуть улыбнулась, а у Вариэна отчего-то по спине забегали мурашки от нехорошего предчувствия. — Так что готовься, заниматься магией мы будем очень серьезно.

—Я как бы не против, но я до конца первого курса хоть доживу? — немного нервно поинтересовался парень.

—Тут уже зависит все только от тебя. Обещать не могу. — И снова многообещающая улыбка.

Ленайра глянула на уже потемневшее небо, огляделась, не видя никаких фонарей в округе, приподняла ладонь, на которой закружился небольшой вихрь, постепенно формируясь в ледяной шар чуть больше ее ладони… совершенно прозрачный и, как оказалось, еще и пустотелый. Это стало понятно, когда Девушка осторожно поднесла к нему указательный палец  другой руки, на кончике которого разгорелось яркое пламя. Палец медленно погрузился в лед и вскоре в шаре образовалась небольшая дыра. Не вынимая пальца, Ленайра сильнее разожгла на его кончике огонь, который вскоре запылал с таким жаром, что смотреть на него стало почти невозможно. При этом ледяной шар даже не думал таять.

Девушка так же медленно вытащила палец из шара, после чего дырка в нем тут же затянулась. Ленайра снова вызвала вихрь, который закрыл снежной коркой одну половину шара, в результате получился своеобразный прожектор, освещающий только дорогу впереди.

—Да уж, — ошарашенно протянул Вариэн. — Лед и пламя… Теперь я понимаю, почему тебя гением называют. Принцесса, вынужден извиниться, до сегодняшнего дня я считал, что тебе просто льстят из-за твоего титула.

—И все равно хотел у меня учиться? — удивилась Ленайра.

—Скорее хотел получить доступ к твоим книгам… ну, и уверен, что у тебя были хорошие учителя, на магических дуэлях ты же побеждала.

Ленайра хмыкнула и слегка подбросила шар. Он медленно всплыл у нее над головой и там завис, светя перед ней и прямо. Девушка для проверки повернула голову вправо… влево… Убедилась, что шар так же поворачивается следом, светя туда, куда она смотрит.

—Что ж, идем… ученик.

Светящийся «прожектор» над головой Ленайры вызвал настоящий фурор у всех, кто имел возможность наблюдать это зрелище. Правда, когда они подошли к центральным зданиям, Ленайра тут же развеяла свой освещающий шар, поскольку света из окон домов вполне хватало.

—Все-таки интересно, — пробормотала она, — почему тут улицу не освещают?

—Мы же в академии боевых магов, — усмехнулся Вариэн.

Оказывается он и это успел узнать. Разведчиком, наверное, будет, подумала Ленайра.

—Считается, что если здешние студенты не смогут самостоятельно подсветить себе путь или настроить ночное зрелище, то им нечего делать на факультете.

—А новичкам как быть?

—Новички либо сидят после захода солнца по комнатам общежития и учат уроки, либо ищут информацию в библиотеке как справиться со своей слабостью.

—Знаешь, — задумалась Ленайра, — за короткое время ты поразительно много узнал о жизни факультета.

—Просто я умею ладить с людьми.

—Я это… запомню… Ладно, до завтра. — Ленайра в прощальном жесте махнула рукой и скрылась за дверью общежития, хотя было видно, что мысли ее блуждают где-то очень далеко.

Глава 5

Занятия для всего первого курса начались с построения, о котором было объявлено в последний подготовительный день. Причем сообщение заканчивалось предупреждением о недопустимости опозданий и возможных карах за это. Само же построение должно было начаться в шесть утра. Вот и пришлось стоять на площади позади центрального учебного корпуса среди зевающих новичков и терпеливо ждать, когда Жден Ерыш, наконец, соизволит объяснить, ради чего все это затеялось.

Руководитель всего первого потока невозмутимо стоял перед тем, что, по идее, должно изображать строй, и с некоторой обреченностью наблюдал за новичками. Впрочем, сама Ленайра этим выражением лица не обманывалась, подозревая, что подобное представление он проделывает каждый год. Возможно, сейчас будет еще и целая речь относительно их бездарности, глупости и что все они еще пожалеют, что решили пойти на боевой факультет.

Однако Ерыш обманул ее ожидания. Как только часы на башне пробили шесть утра, он разом потерял все свое равнодушие, выпрямился и мрачно обозрел студентов. Под его взором все разговоры смолкли и воцарилась тишина.

—Я не буду говорить о тех сложностях, которые вас ожидают здесь, — неторопливо заговорил он даже не повышая голоса. Но то ли акустика в этом месте была так организована, то ли здесь  работали чары, но голос преподавателя без труда достигал самых последних рядов. А ведь сейчас на площади, по примерным прикидкам девушки, собралось порядка двухсот человек. — Вы все люди взрослые… — тут взгляд преподавателя, полный сомнения, выцепил из толпы Ленайру и задержался на ней на несколько секунд, к счастью никаких комментариев он делать не стал, продолжил говорить: — …потому сами должны все понимать. И раз вы здесь, значит решили. Не все из вас перейдут на второй курс, скажу прямо, отсев после первого года доходит до пятидесяти процентов, а то и выше. Продолжите вы учиться на втором курсе или нет, зависит только от ваших стараний и успехов.

Подождав, пока его слова дойдут до всех, Ерыш решил, что сложностью учебы прониклись все, потому заговорил уже о том, ради чего всех и собрал:

—Теперь, как вы будете учиться. После построения вы пройдете в шестой кабинет главного учебного корпуса, где получите расписание занятий. Как будет происходить учеба, я вам сейчас объясню. В расписании есть два типа предметов – обязательные для посещения и добровольные. Но добровольность посещений не означает, что эти предметы не важны. Не сдача зачетов по ним означает такое же исключение, как и не сдача по обязательным для посещения предметам.

Ленайра уже видела, какие предметы обязательны, а какие нет, и даже сообразила, почему так сделано. Технически боевой факультет все-таки часть имперской академии, лучшего учебного заведения страны, где весьма высокие стандарты учебы. Но вот беда: практически все поступающие на этот факультет принадлежат далеко не к элите общества и многие заканчивали только начальные классы в небольших городках, организованных на пожертвования богатых горожан. Уровень образования там... ну, читать, писать учат, так же дают основы по теории магии, истории. Знаний этих совершенно недостаточно, чтобы стать хорошим магом. Потому практически весь первый курс посвящен подтягиванию таких студентов до нужного уровня. Собственно, уровень знаний по общеобразовательным предметам на факультете после окончания первого курса такой, с каким выпускаются студенты имперской академии. Потому, например, для самой Ленайры эти предметы не представляли никакого интереса, она хоть сейчас могла сдать по ним экзамены. Главное, не забыть все к концу года, когда экзамены и начнутся.

Но есть и еще одна проблема: уровень учеников тоже довольно различный. Кто-то учился в деревне у какого-нибудь нанятого деревней учителя с соответствующим уровнем, а кто-то все-таки имел деньги, как правило, мелкие дворяне, дети купцов, жрецов или еще какие состоятельные люди, которые вполне могли получить серьезное образование. Не такого уровня, как в академии, но все же. Потому-то и были эти предметы добровольными. Каждому предоставлялась возможность самому оценить уровень собственных знаний по имеющимся в академии книгам с курсами лекций и решить, достаточно он знает предмет или нет. Человек мог совершенно свободно заявиться на любую лекцию и прослушать ее или просто подойти на дополнительные занятия и задать вопросы, если что-то не понимает. В конце же каждого месяца организовываются тесты, результаты которых никуда не идут, но по которым студенты имеют возможность сами оценить свой уровень и решить, посещать лекции в следующем месяце или нет. Главное – сдать экзамен в конце года. Не сдал какой-нибудь, потому что неправильно оценил свой уровень знаний? До свидания. Возиться никто ни с кем не станет. Вообще, как заметила Ленайра, на факультете очень многое отдается на усмотрение самих учеников, предоставляя им просто огромную самостоятельность. Но и за результаты решений спрашивают гораздо жестче, чем в академии.

Обязательные же предметы… тут, собственно, все понятно. Предметы, от посещения которых отказаться невозможно.

—Неделя вам дается, чтобы выбрать те предметы из необязательных, которые вы станете посещать. Пока же в первой половине дня у вас начинаются занятия по основному курсу. Что в него входит, как я понимаю, вы уже догадались. Итак, зачитываю ваше расписание, начиная с сегодняшнего дня. — Ерыш вытащил из кармана свернутый листок, развернул. — Итак, подъем в семь утра. Полчаса вам дается на приведение себя в порядок. В семь тридцать на стадионе разминка. Полчаса. Завтрак в восемь двадцать. Занятия начинаются с девяти. На эти занятия вас разделят по группам, списки групп получите так же в шестом кабинете. Сегодняшнее расписание будет единым для всех, поскольку является вводным, и пройдет в третьей аудитории… не переживайте, туда вы поместитесь все. Предупреждаю сразу, вы уже не дети, и нянчиться с вами никто не станет. Не можете организовываться сами, никто вас за ручки не поведет. Итак. В девять утра первое занятие — боевая медицина… Полагаю, мне не надо объяснять важность этого курса? Каждый из вас должен уметь оказать первую помощь своему товарищу даже в бою. Занятие идет сорок минут, потом перерыв десять минут и снова занятие, еще сорок минут. Следующая пара через двадцать минут — теория тактики отдельных групп, а так же в составе подразделений. Теория построения боевых заклинаний.

На этом месте Ерыш остановился и обвел всех суровым взглядом.

—Для особо умных поясняю, ничего общего с теорией заклинаний, которые многие из вас изучали в гражданских учебных заведениях, этот предмет не имеет. Теория заклинаний находится в списке среди необязательных предметов. Следующий предмет – артефакторика. Дальше защита от проклятий. Часовой перерыв на обед. В обычные дни у вас утром было бы по три-четыре пары обязательных предметов, потом обед и еще одна пара, после которой до пяти вечера была бы физкультура, в которую входит: фехтование, отработка боевых заклинаний и защитная магия, защита без оружия.

Надо же! Ленайра даже удивилась. Не думала, что на факультете отрабатывают защиту без оружия. Хотя… наверняка это не то, о чем она подумала. Вряд ли эта защита будет без применения магии.

—Грубо говоря, — закончил Ерыш, — после обеда начинаются практические занятия с отработкой всего того, что вы будете изучать в теории. Занятия идут до четырех вечера с перерывами. С пяти до семи  начинаются занятия по необязательным предметам. Кто на эти занятия не ходит, получает свободное время и может заниматься своими делами.

Ну-ну. Ленайра скептически хмыкнула. Студентов вряд ли оставят без внимания, и если кто-то в это свободное время начнет бить баклуши, то станет кандидатом на отчисление.

—Ужин в восемь. После него у всех свободное время. Отбой в десять. Вопросы?

Вопросы были, хоть и немного. Все в основном пытались выяснить детали занятий. Но тут Ерыш сразу отказался что-либо отвечать.

—Все необходимые пояснения по каждому предмету вы получите у тех преподавателей, кто их ведет. У каждого из них свои требования и бессмысленно пытаться их объединять. Если все, то сейчас все в шестой кабинет за расписанием. На занятия не опаздывать. Разойдись!

Толпа дружно покачнулась вперед и рванула к входу в центральный учебный корпус. Остались стоять очень немногие. Среди них оказались и Ленайра с Вариэном.

—А вы, принцесса, почему не спешите? — подошел он к девушке.

Ленайра вздохнула.

—Вариэн, будь добр, прекрати называть меня принцессой. Я не имею никакого отношения к этому титулу. То, что все в империи уверены, что наследников Древних Родов титулуют принцами и принцессами, не делает это реальностью.

—Правда? — искренне удивился Вариэн.

—О! — раздался вдруг рядом насмешливый голос. — И откуда приходят такие необразованные, которые не знают очевидных вещей.

Вариэн нахмурился, разом растеряв все свое насмешливое настроение. Ленайра скосила глаза, изучая подошедшего парня. Он, надо признать, производил впечатление и не был лишен определенной харизмы. Высокий блондин со слегка длинноватыми для мужчины волосами, насмешливо-уверенный взгляд, в жестах и манере держать себя за километр несло дворянином, привыкшего повелевать. Не обращая внимания на застывшего Вариэна, он подошел к Ленайре и чуть поклонился.

—Все же я до конца не верил, что в стенах этого факультета будет учиться столь неординарная личность… лорд, — парень отчетливо выделил это обращение голосом, — Геррая.

Рядом фыркнул Вариэн.

—И кто у нас тут такой умный, что путает девушку с парнем? — поинтересовался он. Наткнулся на насмешливый взгляд гостя и на равнодушно-удрученный Ленайры, застыл с улыбкой на лице. — Э-э-э… — Он глянул на парня. На Ленайру. Решил все же обратиться к ней. — Хочешь сказать, что он все правильно сделал?

—Что б ты знал, деревенщина, — снизошел все-таки до объяснений гость, — если ты хочешь подчеркнуть особое положение девушки, члена Древнего Рода и его наследницы, то к ней допустимо и желательно обращение «лорд».

—Только допустимо, — без эмоций поправила его Ленайра. — Как подчеркивание статуса наследницы. Но необязательно. С кем имею честь говорить?

—О, прошу прощения, где мои манеры. Барон Тайрин дер Карин.

—Барон, думаю, нам все-таки стоит поспешить за расписанием.

—Конечно, лорд Геррая.

Навязываться барон не стал и довольно быстро убрался вслед за толпой. Вариэн же всю дорогу молчал, что было для него совершенно несвойственно. Наконец уже при подходе к зданию не выдержал.

—Я себя чувствую так, словно меня окунули в навоз и изваляли там с ног до головы.

Ленайра притормозила и повернулась к нему.

—Есть такие люди, которым доставляет удовольствие опустить собеседника. С такими лучше общаться как можно меньше, если сделать ничего не можешь. Только…

—Только? — не выдержал Вариэн.

—Только этот барон, как мне кажется, не из таких… Специально он задеть тебя точно не хотел.

—Неужели? — ядовито поинтересовался парень.

—Да, — полностью проигнорировала эту вспышку Ленайра. — Он из тех, кто искренне убежден в превосходстве дворян над остальными сословиями и в их праве отдавать распоряжения. И то, что он даже снизошел до ответов тебе, должно, с его точки зрения, наполнить тебя благодарностью…

—… — эмоционально выразился Вариэн, потом покосился на невозмутимую девушку и покраснел. — Извини, — буркнул он.

—Привыкай, — посоветовала ему Ленайра. — Или тебя втравят в неприятности с твоей эмоциональностью. Неужели ты думаешь, что этот барон такой единственный?

У кабинета ребят встретила толпа студентов, образовывающая что-то типа очереди… условной. Вперед все равно проходили те, кто имел больше наглости или знатности, что, порой, было одним и тем же. Вчерашние крестьяне, фермеры, ремесленники еще не до конца понимали, что в стенах факультета дворяне перед ними не имеют никаких преимуществ и привычно робели перед ними, чем последние беззастенчиво пользовались. Некоторые демонстрировали свое превосходство без всяких задних мыслей, искренне считая, что ведут себя очень демократично по отношению к низшим по положению. Таким, как подозревала Ленайра, был и новознакомый барон. Вон он, кстати, уже почти в первых рядах, оттеснив всех остальных. Наверное, не будь знакомства с Лешей и ее жизни в другом мире, девушка тоже считала бы поведение барона вполне себе нормальным.

Отойдя в сторонку, Ленайра прислонилась к стене и принялась наблюдать за людьми. Отыскать тут наследника она не надеялась, но все же нет-нет, но ее взгляд останавливался на том или ином студенте. Снова отыскала барона. Задумалась, вспоминая геральдический атлас. Бароны дер Карины были в империи эмигрантами из королевства Танизен, именно там перед названием владений ставилась приставка дер, показывая дворян. Дед нынешнего барона не поладил с новой властью, когда поменялась династия, и вынужден был бежать, чтобы спасти жизни себе и своей семье. Тогдашний император из каких-то своих соображений приютил беглеца и даже одарил его землей, вот только до прежнего состояния они так и не поднялись. Прошлое баронства было довольно богатым, а император не мог бы наградить таким же в обход своих. Нынешний барон стал им после смерти отца от какой-то болезни в довольно молодом возрасте, и из-за воровства управляющего они почти разорились. Похоже, поступая на боевой факультет, новый барон хотел поправить пошатнувшееся положение и обеспечить семью.

Зная его биографию, Ленайра потому и не верила, что барон специально хотел оскорбить Вариэна. Вел себя как привык. Потому же она и не верила, что он наследник, слишком уж характерная внешность у барона, выдающего в нем уроженца южного королевства.

—Любуешься бароном? — осведомился вставший рядом Вариэн. В голосе слышалась обида. — Конечно, есть что смотреть.

—Вариэн, если не хочешь поссориться, замолчи, — холодно отрезала Ленайра. — Ты совершенно не понимаешь моих интересов, но демонстрируешь поразительную самоуверенность.

Все-таки Вариэн был умен, а потому спорить не стал, тоже стал наблюдать за бароном, явно прикидывая, что в нем могло заинтересовать Ленайру, кроме смазливого личика.

Расписание выдали быстро. Только дежурный, услышав имя и фамилию, с интересом глянул на девушку, но тут же опустил взгляд, выхватил из ящика конверт, сунул его в руки Ленайре и проорал:

—Следующий!

Видно, совсем запарился бедняга…

Ленайра конверт открывать не стала и отправилась в зал, где должно было пройти первое занятия сразу у всего потока. Большущее амфиобразное помещение занимала примерно два этажа здания. Кафедра внизу, скамейки со столами ступенями уходили вверх, охватывая преподавательский стол и огромную черную доску на стене полукругом.

Ленайра выбрала место по центру в середине. Не стала подниматься выше, но и ушла от первых рядов, чтобы не мелькать перед глазами преподавателей. Едва успела занять место, как рядом уселся барон дер Карин. Сердито покосившись на него, по другую сторону от  девушки плюхнулся Вариэн. Открыл было рот, чтобы что-то сказать, наткнулся на взгляд Ленайры и аккуратно его закрыл. Девушка отвернулась и вскрыла конверт… внутри оказалось расписание на неделю, с припиской в конце, что основное выдадут после того, как все определятся с теми предметами, которые выберут из неосновных. Непонятно, почему так, если не основные все равно идут во второй половине дня, но, видно, причины были. Еще лежал буклет, но его она пока трогать не стала, даже из конверта не стала доставать, чуть высунула краешек, прочитала, о чем он, и сунула обратно. А вот расписание изучила самым внимательным образом.

—Хм… — раздался слева задумчивый голос барона, которые тоже изучал расписание. — Занятно.

Видно, он ожидал вопросов на тему того, что именно так его заняло, но Ленайра возглас просто проигнорировала, а Вариэн изобразил на лице простодушно-идиотское выражение и усиленно закивал, соглашаясь, что все тут и в самом деле так занятно… и так занятно… и вот так занятно.

Барон досмотрел пантомиму до конца с вежливой улыбкой, изобразил аплодисменты и кинул мелкую медную монету. Вариэн покраснел…

—Если сейчас кто-нибудь начнет здесь какие-нибудь разборки, то пожалеет об этом в тот же миг, — ледяной голос Ленайры вмиг остудил кипевшего праведным гневом Вариэна, который моментально сообразил, что все далеко не шутка. Пожалеет, и еще как.

Барон изобразил издевательскую улыбочку…

—Обоих касается, — закончила Ленайра, даже не повернув головы. — И на будущее, если вам так хочется выяснять отношения друг с другом, садитесь вместе и подальше от меня.

К счастью в зал вошел преподаватель… декан. Ленайра узнала его сразу по картинке, которую ей показывал Триннер.

Ничего путного от этой речи Ленайра не ждала, но слушала внимательно. Собственно, начало оправдывало ее ожидания. Декан говорил о достоинстве, о великой чести учиться под этими сводами… бла-бла-бла… о том, сколько всего могут достичь студенты, если будут прилежно заниматься и не будут лениться… бла-бла-бла. В общем, стандартный набор. И вдруг разом все изменилось. Дека перестал выглядеть простоватым дядечкой, подтянулся и обвел зал разом посуровевшем взглядом. Студенты даже вздрогнули от такого преображения.

—Что? Заснули? — хрипловато поинтересовался он. — Думали, дядя несет какую-то чушь, можно не обращать внимания? Так вот… вы правы! — внезапно закончил он… и тишина воцарилась под сводами зала. — Да-да. Вся эта чушь… — он потряс листами с речью, — забудьте о ней. Умники в столице требуют соблюдать правила, что мы должны показать будущим студентам перспективу их выбора… — Он скомкал листы и отшвырнул их в сторону. — Пожелание выполнил, рассказал. Теперь к делу! Я полагаю, что люди вы достаточно взрослые и свой выбор сделали вполне осознано, и заранее изучили все сложности, которые вас ждут. Потому в этой бюрократической чуши не нуждаетесь. Может, этой золотой молодежи в столице и требуется все разжевывать и класть в рот, но я надеюсь, вы все здесь если не волки, то волчата, и сами знаете чего хотите. Я же требую от вас полной отдачи в учебе и на занятиях. Те, кто станет лениться, не справится с нагрузкой, начнет ныть, вылетит отсюда быстрее собственного визга. Никакой пересдачи экзаменов, а тем более практических занятий тут нет и не будет, пусть даже о таком будет требовать сам император! И это не потому, что я такой безжалостный, а потому, что я очень добрый и отзывчивый.

Студенты тихонько загудели, но тут же затихли под свирепым взглядом декана.

—Сомневаетесь? Напрасно. Мы готовим воинов! Боевых магов, кто будет идти вперед, выполняя приказы, зачастую без поддержки основных сил. Ваша жизнь будет посвящена службе и боям, в которых вы будете карать врагов империи. В этом и будет заключаться вся ваша жизнь, каких бы высот вы ни достигли. И жизнь не будет давать вам второго шанса! Никакой переэкзаменовки, никакой пересдачи. Ты либо выжил, либо нет! А потому я по доброте душевной буду безжалостно выгонять не справившихся здесь, ибо если они не справляются с учебой, то и в бою у них шанса нет! Цените мою доброту, я вам жизнь спасаю!

Снова тишина. Кажется никто даже дышать не смел, не то что говорить.

—Вижу, поняли и прониклись, — удовлетворенно кивнул декан. — А сейчас кратко по учебе. Сегодня все ваши занятия пройдут в это классе. К вам будут приходить ваши преподаватели, с которыми вы будете знакомиться. Так же они коротко расскажут, чему именно вас будут учить и о своих требованиях, которые они предъявляют к учебе. Что еще? Ах да, забыл представиться, хотя, надеюсь, мое имя вы уже знаете. Архей Шариан, магистр боевой магии. Остальные преподаватели представятся вам в свое время.

Магистр Шариан быстро глянул в угол, где стояли большие часы-ходики.

—Итак, у вас есть еще десять минут. Готов отвечать на вопросы.

Вот только желающих вопросы задавать что-то не находилось. Зал безмолвствовал под пронзительным взглядом декана.

—Если вопросов нет, то до звонка сидеть тихо. После — перерыв десять минут, а на следующее занятие придет новый преподаватель. — После чего декан развернулся и покинул помещение.

Ленайра изучила потолок.

—Ох, не позавидую я тем, кто попытается в эти десять минут что-нибудь учудить.

—Почему? — Вариэн тоже уставился в потолок.

—Потому… я могу ошибаться, но кое-какие плетения наверху очень напоминают магические глаза. А это значит, что весь зал под наблюдением и сейчас нас всех изучают.

Барон дер Карин, уже было поднявшийся, что бы куда-то свалить, резко плюхнулся на место и с какой-то обидой посмотрел наверх.

—Совсем житья не дают. И что делать будем.

—Лично я собираюсь изучать выданное расписание, — опередила Ленайра Вариэна, который уже готов был сказать что-то едкое в адрес барона. — А вы делайте что хотите. Но если решили затеять драку, то подальше от меня.

Ленайра снова достала конверт и углубилась в чтение приложенного буклета с описанием тех вещей, которые требовалось брать на каждый из предметов. То-то Ленайра удивлялась толщине конверта.

Пролистав его, снова вернулась к расписанию, достала блокнот и принялась делать пометки по предметам и времени.

—Кто-нибудь дайте свое расписание, хочу кое-что проверить… — не успела Ленайра договорить, как два расписание оказалось перед ней. — Хм… спасибо, конечно, но на вашем месте я бы пометила их как-нибудь, чтобы не перепутать. Если я права, то это важно.

Вариэн тут же поставил крестик в углу своего. Ленайра кивнула и принялась сравнивать предметы и время.

—Занятно, — наконец проговорила она. — Нас и в самом деле не будут делить на группы, но заниматься мы все же будем раздельно. Смотрите, например медицина. У меня она завтра в девять и… и у Вариэна она в девять, то есть одновременно со мной. А вот теория магии уже у меня совместно с бароном. А так же совместно с бароном медицина через два дня. И такая чехарда постоянно. Похоже, все расписание будет составлено так, чтобы постоянные группы не формировались, но мы имели возможность познакомиться с каждым на потоке.

—А как же тогда формирование групп? — удивился Вариэн.

—Думаю, нам об этом скажут, но, скорее всего, как только какая группа начинает формироваться, то таких людей больше не разделяют, давая им возможность заниматься постоянно вместе. Для этого и тасуется расписание постоянно.

—В точку. Мне один знакомый рассказывал. Лорд, вы чрезвычайно умны… гхм… Что я не так сказал? — стушевался барон плод взглядом девушки.

—Ненавижу льстецов. Насмотрелась в академии.

—Гхм… так вы поэтому сбежали на этот факультет?

—Если мы сокурсники, то давай без этикета… барон. Сбежала? Вы меня с кем-то перепутали. Я никогда не сбегаю, а только иду к своей цели.

—Вот оно как… я согласен без этикета… Ленайра. Но тогда уже и ты можешь обращаться ко мне просто по имени.

—А еще я не терплю аристократического чванства, когда пытаются гордиться заслугами предков, не имея никаких своих. Потому либо вы с Вариэном находите общий язык, либо даже не пытаетесь делать вид, что дружите со мной.

—Делаю вид? — Барон явно был сбит с толку.

—Барон, понимаете, в чем дело… я не разделяю людей по их родословной. Исключительно по степени полезности. С Вариэном мы заключили определенный договор, а потому мы с ним обречены на… назовем это союзом. Перерастет ли союз в дружбу, видно будет, но пока ситуация такова. Поскольку я не меняю своих решений и не намерена отказываться от обещаний, вы или договариваетесь с Вариэном не доставлять проблем друг другу и мне, либо мы вежливо раскланиваемся друг с другом и расходимся каждый своей дорогой.

Дер Карин явно был растерян от такой постановки вопроса и даже не пытался скрывать этого…

—Но чем этот… — снова наткнулся на ледяной взгляд и замолчал. — Чем этот человек может быть полезен вам?

—Он фермер и вырос в деревне, имел дело с животными. Он пообещал помочь мне с дрессировкой фамильяра. В обмен я помогаю ему готовиться по магии.

—Мне кажется это не совсем равноценный…

—А я не торговец, барон, чтобы в таких вещах сопоставлять стоимость услуг. Вы ведь тоже подсели ко мне не просто так. Только не убеждайте меня в моей неземной красоте, которая заставила вас забыть обо всем на свете.

—Ха. — Последние слова Ленайры неожиданно привели дер Карина в отличное расположение духа. — Нет, не поэтому, хотя вы, лорд, к себе несправедливы. Почему подошел? Мне стало интересно, чем руководствовалась такая высокородная особа, да еще девушка, когда принимала решение поступить на боевой факультет. И, поверьте, я не единственный такой любопытный, просто оказался самым смелым… ну или самым нахальным.

—По крайней мере честно, — кивнула Ленайра. — Итак?

—По рукам, — барон привстал и протянул руку. — С тобой я точно не соскучусь. И что-то мне подсказывает, что мне тоже не помешает подтянуть магию под руководством самого гениального мага столетия… Эй, не смотри на меня так, это не лесть, это не только мое мнение.

—А что барон предложит взамен? — ехидно поинтересовался Вариэн. Ему явно не нравилось эта навязывание к их компании, но он так же понимал, что его возражения тут никому не интересны.

—Ха, деревенщина, думаешь, барон дер Карин ничего не может предложить?

—Так предложи, сноб.

Дер Краин даже опешил. Потом хохотнул.

—Парень, а ты мне нравишься. По крайней мере, смелость у тебя есть. Готов предложить вам услуги учителя фехтования. В своем баронстве я считался лучшим клинком…

Ленайра с интересом на него посмотрела.

—Услуги учителя фехтования мне не нужны, а вот спарринг-партнер не помешал бы.

—Даже так? А не слишком много о себе думаешь, девочка?

Ленайра нахмурилась… чуток… потом осторожно кивнула.

—Поняла. Проверяешь? Ладно… согласна… лорд меня начал уже доставать, но девочка?

—Я Тайрин. Не барон. Если мы вместе.

—В таком случае Ленайры будет вполне достаточно.

—Вариэн, — представился Гронер под сдвоенным взглядом, правильно поняв намек.

Ленайра же на миг задумалась.

—У нас подъем в семь… Я привыкла вставать в шесть и слегка разминаться. Тайрин, как насчет короткого спарринга? Каждый своим оружием.

—Идет. В шесть на стадионе. У тебя есть защита?

—И на одежду, и на оружие. У тебя?

—Тоже. Значит, просить у профессоров не придется.

На этом разговор закончился, поскольку никто не заметил, что закончился не только урок, но и перемена подошла к концу. Очнулись только когда на кафедру поднялась высокая суховатая женщина в длинном зеленом платье. В руках она несла небольшую поясную сумочку, которую поставила перед собой. Оглядел зал.

—Вижу, о дисциплине вы еще не имеете никакого понятия… это скоро исправят. А пока тишина!

Голос у женщины был не то чтобы громкий или пронзительный, какой-то весомый, что ли. Услышишь приказ и не захочешь, но подчинишься. К тому же он каким-то образом сумел перекрыть гам зала и слова услышали все, даже на последних рядах.

—Сегодня, — продолжила женщина как не в чем ни бывало, — у нас вводное занятие, потому расскажу только в общих чертах, что у меня за предмет, чему я вас буду учить и зачем. Пока запишите: меня зовут Батильда Даршоп и я преподаю полевую медицину. Некоторые идиоты из здесь присутствующих наверняка подумали, что они поступали на боевой факультет, а не на медицинский, и что все это им совершенно не нужно. Вот только такие очень быстро меняют свое отношение к предмету, когда на их руках оказывается умирающий друг, а они не могут оказать элементарную помощь, потому что слишком много о себе воображали, выкинув из головы мои уроки сразу после окончания экзаменов. Потому говорю один раз – из вас готовят бойцов для войны. А на войне, как известно, могут не только убить, но и ранить. И не обязательно вас. И если ваш товарищ умрет только потому, что вы стояли рядом, растерянно хлопая глазами, не зная, что делать, то грош вам тогда цена как бойцам. И не нужны вы такие никому. Я ясно выразилась?

Сдавленный гул малость ошалевших от такого натиска студентов подтвердил, что все всё поняли.

—Тогда коротко, с чем вам предстоит научиться иметь дело. Про стандартные диагностические чары я рассказывать не буду. Надеюсь дураков тут нет и все понимают, что прежде, чем что-то делать нужно узнать что именно нужно делать для лечения… а если такие дураки найдутся, то долго они тут не задержатся. Итак, — женщина подняла вверх на вытянутой руке поясную сумочку, — это стандартный лечебный набор боевого мага. Составляли его далеко не глупые люди и он проверен опытом. Потому, если кто-то считает себя самым умным и способным внести в его состав какие-то свои изменения… Ну, вы поняли. — Женщина откинула клапан и показала всем разделенную на секции сумку, в каждой из которой торчала крышка небольших сосудов с рельефным символом. Достала один, оказавшийся похожим на пробирку-переростка, только сделанной из обожженной глины. — В таких сосудах упаковываются все зелья. На каждый из них наложены чары усиления и укрепления… — В доказательство она с достаточно силой постучала пробиркой по столу. — Как вы видите, на крышке выдавлен символ… если кто через месяц не сможет в полнейшей темноте на ощупь определить, какое лекарство находится в сосуде по этому символу, тот покинет наш факультет навсегда.

—Но…

—Кто там хочет возразить? — взгляд грозно обежал зал. — Запомните, вы… Нам тут не нужны идиоты, которые не в силах запомнить десяток символов, из-за чего в бою, например, ночью, когда некогда разжечь огонь, а лекарство нужно дать срочно, перепутают кровоостанавливающее с крововосстанавливающим.

По рядам прошлись смешки, которые преподаватель совсем не оценила.

—Смешно вам? А мне вот было не смешно, когда один такой идиот в прошлом году сотворил такое! Ладно, успели вовремя доставить жертву в лазарет. Мало того, что у него рана на всю ногу, так еще и кровь активно начала восстанавливаться и тут же с двойным напором все это начало хлестать из раны! Что, уже не смешно? А вот я вам очень советую приглядеться к соседям… возможно, рядом с вами и сидит один из таких идиотов, который в критический момент перепутает зелья и вольем вам, именно вам, не то, что нужно.

На Ленайру дружно с двух сторон уставили Вариэн и Тайрин. Ясно, что прикалываются… шутники, но… Девушка, невозмутимо глядя вперед, заметила:

—Если кто-то из вас сотворит такое со мной, до вылета из факультета он не доживет.

—Это смотря какие зелья перепутать, — на полном серьезе отозвался Вариэн, но тут же усмехнулся. — Но кто тогда меня магии учить будет? Придется заниматься серьезно. Вот только непонятно, чего это каждый преподаватель, который нам встречался сегодня, начиная с декана, обзывает нас идиотами?

Никто не ответил. Ленайра словно и не заметила вопроса, а Тайрин только скривился.

Лекция тем временем продолжалась. Батильда Даршоп словно задалась целью напугать всех студентов до смерти, а потому принялась подробно описывать возможные последствия в случае ошибки с зельями. Тайрина замутило, он даже позеленел, когда профессор создала иллюзию одного из таких последствий.

—Она издевается, — пробормотал он, опустив голову и старательно рассматривая свои ноги. — Я ж теперь на эти зелья смотреть не смогу.

—Значит, вылетишь, — жизнерадостно отозвался Вариэн.


Следующим уроком была теория магии. И снова был разговор про идиотов, про ответственность и осторожность. Сухонький старичок, представившийся Кралом Бломом, вытянув руку, сотворил в воздухе огненную птичку, которая, казалось, жила. Трепетали перья на несуществующем ветру, глаза хищно высматривали добычу, а когти вцепились в кафедру, оставляя на ней отчетливые подпалины.

—Вот тот идеал, к которому вы должны стремиться, — сообщил он, довольный произведенным эффектом.

Ленайра, поджав губы, внимательно рассматривала птичку.

—Что-то тут не так, — пробормотала она.

В этот момент птичка исчезла, а Ленайра недовольно покачала головой.

—Еще бы чуть-чуть и сообразила бы.

—Думаешь, обман? — заинтересовался Тайрин.

—Нет. Слишком мелко для профессора. Просто там был какой-то секрет, который сильно облегчал задачу в создании таких образов. Вовсе не так уж и сложна она, как кажется на первый взгляд. Но для впечатления студентов хватит.

—Почему ты так думаешь? — заинтересовался Вариэн.

—Потому что это огненная стихия, а я работала с ней. Профессор же огненной стихией не владеет, я читала о нем. Но вот птичка у него из огня, да еще такая сложная, значит, должен быть секрет. Ладно, полагаю, он им поделится.


Дальше представлялся еще один профессор, потом еще… Каждый рассказывал о программе, требованиях, чем должен студент владеть к концу года и о чем будут спрашивать на экзаменах. Преподаватели-практики демонстрировали возможности по различным предметам, теоретические задачи были менее зрелищные, но, возможно, потому преподаватели по ним особенно напирали на их важность, подчеркивая, что без знаний теории они могут забыть про успехи в практике.

Разбредались на обед все уставшие и обалдевшие от количества потока новой информации. Из всех только Ленайра выделялась своим спокойствием. И после обеда, устроившись под деревом, что-то строчила в свой блокнот.

—Ты чем занята? — плюхнулся рядом Вариэн.

—Подвожу итоги, — не прекращая писать ответила девушка. — Помечаю важные моменты в сказанном учителями и на что следует обратить внимание. А здесь, — она перевернула несколько страниц в блокноте, — выписываю темы, по которым стоит поискать литературу в библиотеке.

Вариэн выглядел… озадаченно. Почесал затылок.

—Хочешь сказать, сегодня нам что-то важное говорили кроме того, что запугивали?

Теперь на парня озадаченно смотрела Ленайра.

—Ты чем слушал? Сегодня же нам всем подробнейшим образом разъяснили, в каком формате будет проходить учеба и на что учителя будут обращать внимание. А так же особо выделили сложные моменты, на которые нужно обратить внимание и по которым требуется заниматься дополнительно самостоятельно.

—Эм… — Вариэн помолчал, помрачнел. — Гм… Ленайра… ты это… дашь блокнотик посмотреть?

Согласия он явно не ожидал и тем удивительней был ответ. Девушка только плечами пожала.

—Когда закончу подводить итоги, возьми. Вот только ответь, ты собираешься дальше сам учиться или на моем горбе поползешь? И я не про титулы. — Ленайра глянула на совсем скисшего парня и вздохнула. — Ладно, покажу тебе несколько секретов. В первую очередь заведи себе блокнот. Что писать и как его вести я тебе позже объясню. А уж когда научишься  выделять главное, дальше будет легче.

Судя по тому, что поняла девушка, нагрузку им обещали дать колоссальную по сравнению с той, к какой привыкли ученики даже в самых элитных академиях, а уж про тех, кто получал образование дома, и говорить нечего. Легко учиться, если тебе все разжевывают и раскладывают. А вот когда ты предоставлен сам себе, никто не говорит, что нужно делать и что искать, тут уже нужны навыки: как выделить главное из рассказа учителя, самостоятельно найти дополнительную литературу, если нужно, узнать когда проходят дополнительные занятия, прийти на них и разобраться с непонятным вопросом. При этом мало кого интересовали твои успехи в учебе. Это, в конце концов, твое дело и никто за ними следить не собирается. Важны успехи на практике и годовые экзамены. Все. И для многих учащихся такая свобода, обрушившаяся им на голову, выбивала почище иной муштры. Но оно и понятно. Если от солдат в первую очередь требовалось подчинение приказам, то маг или группа магов обладали большой автономностью действий и зачастую от них требовалось самостоятельно и быстро решать сложнейшие задачи как боя, так, порой, и дипломатии. И люди, которые получив свободу, не ощущая за собой присмотра, расслаблялись, не умели настроиться на самостоятельную работу и контролировать себя сами, не имели никаких шансов закончить факультет.

Свои размышления на эту тему Ленайра и изложила Вариэну и подошедшему Тайрину.

—Так что решайте сами, — закончила она. — Внешне кажется, что мы можем делать что угодно, а потом подтянуться и сдать экзамен. Вот только что-то мне подсказывает, что если целый год ничего не делать, то результат в конце будет печальный. Не стоит уподобляться им, — Ленайра кивнула в сторону нескольких девушек и парней с первого курса, что-то весело обсуждающих в компании друг друга.

—Вот зараза. — Тайрин хмыкнул. — А я все думал, где подвох. Слишком уж все хорошо, чтобы быть правдой. И куда ты сейчас?

Ленайра захлопнула блокнот и поднялась.

—В библиотеку. Нужно набирать книги по обозначенным темам, пока еще кто умный не догадался.

Вариэн с Тайрином переглянулись и дружно кивнули.

—Мы с тобой…

Глава 6

Утром, поеживаясь от утренней прохлады, троица друзей собралась около стадиона. Молча поприветствовав друг друга, они зашли за ограду и сложили сумки на скамейку.

—Зря вы это затеяли, — проворчал, видно не в первый раз Вариэн. — В расписании нет, но я узнавал, что через месяц у нас каждое утро будет зарядка.

—Почему только через месяц? — без всякого интересе спросил Тайрин.

—За этот месяц преподаватели физкультуры должны составить представление о состоянии каждого ученика, а медики подготовят зелья для ускорения физического развития. Такие зелья готовят индивидуально.

—Этот тип как всегда в курсе всего, — отозвалась Ленайра, отвязывая от сумки перетянутый черным бархатом длинный сверток.

Тайрин с интересом покосился на него, но все же занялся своим оружием. Вытянул шпагу из ножен и принялся крепить на нее защитный амулет. И он, и Ленайра уже были одеты в спортивные костюмы. Вариэн… тоже… наверное… скорее всего, его штаны и куртка должны были изображать таковой.

—Полезный навык. — Тайрин занялся разминкой, подпрыгивая и нагибаясь в разные стороны, проделал несколько пробных выпадов. — Отличный разведчик.

Ленайра пожала плечами и отправилась на пробежку вокруг стадиона, оставив вещи здесь…

В общем, сражаться они приготовились только через двадцать минут. Каждый накинул на себя вроде бы легкую курточку, разрисованную рунами. Тайрин для проверки потыкал себя шпагой и убедился, что та пружинит от невидимой защиты, высекая сноп красных искр. Подошел к Ленайре ткнул ее… искры оказались зелеными.

—У меня все в порядке, — сообщил он.

Девушка, молча наблюдавшая за проверкой, стянула со своего оружия чехол и откинула в сторону. Одним движением к скамье улетели ножны. Тайрин застыл, ошарашено глядя на оружие в руках девушки.

—Эм… я такого не видел ни разу.

—Это оружие очень далекой страны. Мой учитель оттуда и учил сражаться именно им.

—Это… будет интересно, — пробормотал Тайрин. — А защита?

—Шашка… так называется оружие на языке той страны, - мой концентратор. Я могу задать ему любые свойства. В том числе учебного оружия.

Тайрин, услышав такое, даже задохнулся. Закашлялся.

—Да уж, Древние Рода не размениваются на мелочи.

—Эксклюзив. Разработан нашим придворным артефактором.

—Ого. — К ним подскочил восторженный Вариэн. — И камни. Сколько такая штука может стоить?

Тайрин расхохотался, даже Ленайра чуть улыбнулась.

—Вариэн, фермер ты необразованный, — отсмеявшись, заговорил барон, — эта, как ты изволил куртуазно выразиться - «штука», не стоит нисколько. Просто никому в голову не придет ее продавать.

—Тем более она сделана под особенности моей магии, — добавила Ленайра. — Только у меня в руках концентратор можно использовать на все его возможности.

Девушка, крутанув шашку, вонзила ее в песок, а сама отошла с Тайрином обговорить условия учебного боя. Вариэн остался перед оружием, рассматривая его со всех сторон.

Договорились быстро, тем более времени на проведение полноценного учебного боя не оставалось. После ведь надо еще успеть принять душ перед обедом. Обернулись.

—Стоять!!! — завопил вдруг Тайрин.

Ленайра метнулась вперед, вскидывая руку. Вариэн, потянувшийся вытащить шашку, вдруг почувствовал резкое похолодание, воздух перед ним уплотнился, словно пытаясь оттолкнуть, что на мгновение замедлило его… и в тот же миг плечи захлестнула огненная петля, прожигая одежду и оставляя ожоги на теле… рванула назад, заставив парня отлететь метра на два и тут же пропала. Вариэн остался лежать ошеломленный, с пережженной одеждой в том месте, где прошла огненная плеть и со следами ожогов на теле. Рядом стоял бледный как смерть Тайрин… даже Ленайра, не смотря на всю ее хваленную невозмутимость выглядела перепуганной.

Тайрин ухватил приятеля за ворот, приподнял и принялся трясти.

—Ты идиот!!! Ты вообще хоть чего-нибудь слышал о родовых артефактах? Тем более активированных, как в данном случае?! Кретин!!! Если жить надоело, только попроси, я тебе сверну твою куриную шею с куриными мозгами на ней! И какого проклятого твоя одежда так быстро поддалась низкоуровневому заклинанию? Ты вообще никакую защиту на нее не ставил?

Вариэн осторожно поднялся, вывернулся из захвата и, морщась от боли, помотал головой.

—А чего это сейчас было? — ошарашено поинтересовался он.

—Тьфу! — в сердцах выдал Тайрин, отходя в сторону. — Ты чуть в ящик не сыграл, придурок, вот что было! Если бы наша принцесса в последнюю секунду не выдернула тебя назад, сейчас мы имели бы честь любоваться трупом одного недоумка, который тянет руку к родовому артефакту, не спросясь хозяина! И во всех документах было бы написано, что ты покончил с собой, поскольку только конченный суицидник… ну или человек, впервые узнавший сегодня о магии… станет трогать чужой, закрытый на кровь родовой концентратор. Ты вообще значение слова «концентратор» понимаешь? Ни разу не трогал чужой, предварительно не разрядив с него остаточную магию старого владельца?

Похоже до Вариэна только сейчас дошло от чего его спасли. Побледнел… потом позеленел… наконец цвет лица сменился на красный.

—Э… — он с опаской покосился на торчащее в песке оружие. — Это…

—Я тоже виновата, — проговорила Ленайра, которая уже взяла себя в руки и снова демонстрировала ледяное спокойствие. — Не должна была оставлять оружие вот так… хотела его немного подзарядить с этого места.

—Все в порядке, госпожа. Вы же не могли знать, что этот головозадый настолько не знает элементарной теории, которую дети в пять лет познают. Он все же поступил на факультет боевых магов.

По этой причине Ленайра и не переживала, оставляя рядом со своим оружием Вариэна. Кто ж знал… Вспомнился Дмитрий Иванович и любимые им законы Мерфи. Если что-то может пойти не так, оно обязательно пойдет не так. А еще о безграничности человеческой глупости.

—Я ведь знал… — окончательно растерялся Вариэн и сейчас выглядел довольно жалко, продолжая бубнить, оправдываясь: — знал… просто не подумал… Просто хотел посмотреть поближе… Честно знал…

Ленайра опустилась на скамейку, прикрыла глаза… Встала и протянула руку… Меч влетел в раскрытую ладонь, ножны в другую, молниеносное движение и сталь клинка надежно укрыта. Девушка подобрала чехол.

—Думаю, на сегодня нам лучше закончить… и… Тайрин, мы все тут хороши. Учебные схватки должны проводиться в присутствии преподавателей… Полагаю, теперь никто не сомневается в правильности этих правил. Так что об учебном бое придется договариваться с кем-нибудь из профессоров. Пока же надо отвести Вариэна в лазарет…


Утреннее происшествие имело неожиданные последствия. Вариэн, искренне пытаясь не подставить друзей, с настоящей крестьянской смекалкой сочинил целую историю получения травмы… которая может быть и прокатила бы среди людей несведущих, что не в силах отличить ожог, оставленный обычным огнем, от оставленного огнем магическим. Тем более их троицу, выходящую из здания, видели дежурные общежития. И кто среди этой троицы слывет гением и мастером огненной стихии? Правильно – Ледяная Принцесса. Кое-кто вспомнил о ее репутации в академии и любимых развлечениях дворян из ее компании.  К началу занятий среди всех первокурсников ходил упорный слух, что несчастный деревенский паренек, приехавший добиваться успеха в жизни, нарвался на госпожу Геррая, чем-то ей не угодил, за что и был наказан. Напрасно Вариэн убеждал всех, что все было не так и пытался что-то объяснить. Чем больше он горячился и спорил, тем больше ему сочувствовали и не верили… Ну как же, ясно же, что Ледяная Принцесса чем-то ему пригрозила, чтобы молчал. Как может быть иначе, в самом деле?

Тайрин злился и грозился «прибить идиота». Ленайра сохраняла ледяное спокойствие… с трудом. Но из-за всего этого на занятиях она старалась быть как можно более незаметной. Преподаватели делали вид, что ее не замечают. Проблемы начались на спортивной тренировке, которую вел Жден Ерыш. Этот, в отличии от остальных, сразу уставился на девушку и преувеличенно любезно пригласил в первый ряд.

—С вашим ростом, леди, из задних рядов вы и не увидите ничего. Извольте сюда встать. Тут ведь не теория нужна, тут практика у нас.

Корректно, вежливо… и издевательски. Но не придраться. Ленайра внутренне кипела, но понимала, что срываться ни в коем случае нельзя. На помощь снова пришла многолетняя привычка сохранять спокойствие в любой ситуации. Мысленный тренинг и слова перестают восприниматься эмоционально, только информация. А тут все вежливо и правильно…

Это спокойствие студентки еще сильнее бесило Ждена, но он сохранил голову холодной настолько, чтобы не перейти границу. Так что быстро отстал и стал рассказывать про то, насколько важно заниматься физической культурой, тренировать выносливость и скорость несмотря на возможность магии. Ничего нового Ленайра не услышала, потому просто релаксировала, прогоняя гнев.

Наконец лекция закончилась и их отправили на пробежку. Впереди девушки бежал какой-то парень в обычных крестьянских брюках… чуточку даже украшенных вышивкой. Парадные наверняка, но какие-то потрепанные, словно в них уже не первый день ходят. Вечером стирают, до утра высохнуть они не успевают и так мокрыми натягивают, собирая всю грязь к середине дня. Нет, конечно, бывают странные люди, но не настолько, чтобы бегать в выходных брюках и обнаженным по пояс. Девушка чуть ускорилась, обогнала парня, бросив мимолетный взгляд на его лицо… узнала. Это с ним она попала в школу… и он выглядел очень печальным, когда узнал, что вещи требовалось подписывать. Хм… а она думала, что он уже уехал.

Ленайра знала из методички, что из этой школы не выгоняли просто так. Надо очень сильно отличиться, чтобы вылететь отсюда… специально убить особо зверским образом кого-нибудь, например. Да, за не сдачу экзаменов выгоняли сразу, но в остальное время никому до студентов не было никакого дела. Не совсем так, конечно. Были и дежурные, были и регламентированы наказания за разные проступки, но выгнать не могли. Зато каждый может уйти в любой момент. Точнее перевестись, куда прикажут, согласно наработанному долгу. В первый день долг на каждом мизерный, любой может уйти безнаказанно, тем более занятия ведь еще даже на начались. Дальше шло суммирование съеденных обедов, потраченных преподавателями часов… все учтено согласно стандартной имперской тарификационной сетке. Ничего лишнего не  насчитают. И сейчас парень нарабатывал себе лишние штрафы… И выглядит он бледновато…

После пробежки последовали другие упражнения, потом еще… еще… Фантазии Ерыша можно только позавидовать. При этом он явно выделял Ленайру из всех и уделял наблюдению за ней основную часть времени. Правда, сама девушка посматривала на замеченного ею парня, который с упрямством носорога продолжал заниматься. Пыхтел, сопел, но делал все, о чем просили. Умотался капитально… впрочем, не он один. Сама Ленайра… да не смешно, Дмитрий Иванович гонял их куда сильнее, да еще та зверская полоса препятствий. Здесь до таких издевательств не додумались. Гм… надо будет подкинуть идейку Ждену… когда будет заканчивать школу… как раз перед вручением диплома.

Ленайра мысленно улыбнулась мечтам. Но тут ее вырвал из грез сердитый голос великана, что-то рядом орущего про ни на что не годных маменьких сынков и дочек, при этом почему-то смотрел он исключительно на Ленайру, хотя она-то как раз выглядела так, словно и не было утомительного занятия… так, легкая разминка.

—А сейчас на мой выбор кто-то из вас продемонстрирует мне, чего вы умеете. — Взгляд преподавателя сурово обежал по притихшему ряду и остановился на бугае под два метра ростом и в полтора обхвата.

«Даже странно», — удивилась Ленайра. Она полагала, что эта честь достанется ей.

—Вот ты. — Бугай нехотя и явно опасливо вышел вперед, неуверенно потоптался на месте, не зная, что делать. — А противник у него будет… Прошу вас, леди. Вы же понимаете, что в настоящем сражении никто не будет проявлять благородство и сражаться вам придется с тем, кто достанется.

«А, нет, ничего неожиданного», — мысленно вздохнула девушка, выдвигаясь из строя и прикидывая предполагаемую манеру боя, искоса поглядывая на бугая. Силой тут явно ничего не сделать, нужна скорость, а лучше вообще близко не подходить и бить издалека.

—А для лучшего понимания ситуации, в бою запрещено использовать магию, — чем-то жутко довольный сообщил он, игнорируя недовольный гул из рядов – даже тем, кто так же невзлюбил Ледяную Принцессу, показалось, что это перебор.

Жден утихомирил всех одним взглядом.

—После этого боя сможете тоже попробовать сразиться с победителем, если так не терпится! — А сарказма в голосе, сарказма.

Ленайра чуть-чуть подняла руку… чтоб заметили.

—А, но…

—И возражения не принимаются. Прошу соперников надеть блокираторы.

—Простите, профессор, — попробовала еще один заход Ленайра.

—Что? — развернулся к ней Жден, демонстрируя гнев, хотя от него буквально веяло весельем и предвкушением. Ленайра разозлилась. Решили так играть? Что ж, она честно пыталась предупредить, пусть теперь на результат не жалуются.

В общем-то, девушка понимала желание Ждена Ерыша поставить ее на место и вынудить уйти из школы, показав все круги ада. Так же понимала и причину ошибки преподавателя, павшего жертвой ее репутации гениального мага. Ему нужен ее проигрыш. Причем полный. А если разрешить использовать магию, то… кто знает…

Ерыш, конечно, опытный преподаватель, но репутация студентки и ему затмила глаза. Забыл, что быть магом-теоретиком и боевым несколько разные вещи. Хотя скорее и тут он просто не знал всего, полагая, что уж учителя у девушки были лучшие, каких только можно найти. И ошибся. Крупно. Как раз с использованием магии у нее было меньше всего шансов победить. Как сложится. Пятьдесят на пятьдесят… может, даже меньше, если она вообще что-то понимала в противниках. Слишком уж нарочито неуклюже двигался ее противник, понятно, что опытный боец. И вон как вроде бы случайно бросает в ее сторону растерянные взгляды… ага, как же. Явно изучает ее.

Беда только в том, что Ленайра всю жизнь тренировалась в другом мире совершенно без магии. Именно искусство боя без магии и составляло ее стихию. С магией же она только последнее время с капитаном гвардии стала тренироваться, нарабатывая новый стиль, соединяя бой одного мира и магию другого. И пока еще ей было ой как далеко даже до среднего уровня.

Этот же парень… опытный, да, но именно опыт его и погубит. Скорее всего, он тренировался с детства как боец-маг, не просто так его выбрал Ерыш, далеко не просто так. И, можно предположить, что как боец он на голову превосходит всех на потоке. Но вот беда, его стиль составляет единое целое с магией. Лиши его последней, и все посыплется. На это и хотела обратить внимание Ленайра. Нет у парня шансов при таких условиях. От слова совсем. Даже случайно не победит. Его, конечно, жаль, он не виноват, что преподаватель решил его использовать в качестве наказующего для не понравившейся ему студентки, но… се ля ви.

Ленайра вышла вперед, встала боком к противнику и расслабилась, внимательно наблюдая за соперником. Дождалась, когда Ерыш устроит ей на голове блокиратор. Не слишком, на самом деле, надежная вещь и при желании взламывается на раз, но после такого варварства он просто раскалывается на несколько частей, и скрыть применение магии уже не получится. А вот непроизвольный выброс по привычке… такое да, подавит.

Соперник подошел к Ленайре и протянул руку.

—Архис… Архис Руб. — Выглядел он при этом слегка виноватым. Видно, что преподавателя не одобряет, но и отказываться от боя не собирается.

—Ленайра Геррая, — девушка спокойно пожала протянутую руку и отошла. — Но в этих условиях ты проиграл.

Архис удивленно моргнул. Насупился.

—Начали!

Дальше события стали развиваться стремительно. Если бы Ленайра не сказала последнюю фразу, может, Архис стал бы действовать осторожнее. И не из-за опасения соперника, а просто не желая навредить девушке. Сейчас же… ну, он немного стал солидарен с учителем в желании наказать нахалку. Вот и ломанулся вперед… ударил…

Ленайра мгновенно поднырнула по удар, развернулась, пропуская его над плечом, выставила локоть и прыгнула вперед, усиливая удар массой и инерцией тела. Такую скорость от противника Архис не ожидал… и удар пришелся точно в солнечное сплетение, выбивая воздух и заставляя скособочиться. Магия… как ее не хватало Архису, привыкшему, что есть кожный щит, который как раз и призван оберегать все болевые точки на теле. Не прошел бы такой удар с ней… по крайней мере с первого раза, а дальше бы у него были шансы оценить скорость соперницы и принять меры…

Девушка присела на одной ноге, подсекла ноги противника другой, заставив его еще дополнительно рухнуть на землю и дополнительно выбивая дух. В следующее мгновение ее нога заплелась вокруг руки Архиса, вывернутая его кисть оказалась зажата двумя руками… Сейчас девушке достаточно было просто чуть присесть, чтобы сломать руку парня.

И тишина… Ленайра вопросительно глянула на застывшего Ждена. Тот молчал и смотрел. Девушка чуть присела… Архис захрипел и отчаянно замолотил свободной рукой по земле.

Но даже когда Ленайра отошла и в общей тишине встала в строй он еще не скоро пришел в себя, долго сидел, скрючившись на земле, пытаясь снова научиться дышать. Рядом суетился врач, всегда дежуривший на занятиях. Вот он махнул рукой, прибежали еще двое санитаров с носилками, погрузили на них пострадавшего и унесли.

—Все с ним в порядке будет, — сообщил врач на прощание в ответ на вопросительный взгляд Ерыша. — Ему просто надо немного отлежаться, а это лучше делать на кровати в лазарете.

Жден прошелся перед строем… остановился.

—А… — снова прошелся. — Геррая!

—Я!

—Ты что-то хотела сказать в начале?

—Только предупредить, что в поединке с магией у моего противника намного больше шансов, чем без нее. Он же явно не новичок, скорее всего армейский стиль, а значит всю жизнь учился использовать тело и магию. Исключи что-то одно, и весь его стиль рассыплется. Что и случилось.

—А ты?

—Магия отдельно, тренировки отдельно. Так получилось, что я всегда тренировалась без магии.

—Почему?

—Есть мнение, что так достигаются большие результаты. И только когда тело приводится в хорошую форму, только тогда начинаются занятия с магией. Я их начала всего полтора месяца назад.

—А… — Жден мотнул головой и замолчал, но поглядел на Ленайру он на этот раз с большим уважением. — Что ж… по крайней мере на что-то ты годна, — закончил он. — Так, а вы что встали! Кто-то тоже хочет продемонстрировать свои таланты? Нет?! Тогда бегом еще три круга вокруг стадиона!

Надо ли говорить, что после такой демонстрации Ленайру засыпали вопросами как Вариэн, так и Тайрин. Девушка честно объяснила. Вариэн был в восторге.

—А меня сможешь научить?

—Нет, — охладила его пыл девушка. — Я с семи лет начала заниматься. Если же хочешь совет, то делай, как велят преподаватели. Полагаю то, чему будут обучать они, уже проверено временем и все построено так, чтобы за три года привести нас в нормальную форму. Попытаешься хвататься за все – ничего не получится.

—Она права, — поддержал девушку Тайрин. — Нельзя одновременно изучать настолько разные методики.

—Но Ленайра…

—Ленайра, как она тебе сказала, занимается с семи лет. Думаю, ее стиль уже устоялся и она вполне может наложить на него что-то новое без ущерба для себя.

Вариэн печально повздыхал, но смирился…

—Я только одного не понял, — задумался он когда они же подходили к общежитию. — Почему ты говорила, что с магией у этого Архиса больше шансов? Ты ж это… гений… лучший маг… И я слышал, что ты всегда на дуэлях побеждала.

Тайрин хмыкнул. Ленайра глянула на него, заставив замолчать, потом пояснила.

—Магия – магией. Как думаешь, у кого больше шансов победить у магистра… например, преобразования, или у боевого мага первого круга?

—Эм… думаю…

—Боевой маг даже не вспотеет, — пришла ему на помощь девушка. — Хотя по силам магистр перед ним как солнце перед костром. Проблема только в том, что он элементарно не сможет применить свои таланты. Не успеет. Или промахнется. Боевой маг же не станет ждать, когда по нему шарахнут всей мощью, а проламывать защиту сильных магов нас специально обучают. Скорость, сила и направленность атаки. У них совершенно разная специализация. Я могу быть сколь угодно гениальна в магии, но если я не смогу двигаться быстрее бойца, быть выносливее его, использовать заклинания быстрее действий его амулетов… в общем, понятно. Архис точно не новичок и тренировался он, наверняка, много. Я тоже, но… несколько специфически, и пока опыта у меня почти нет, мой стиль еще не состоялся как таковой. Я смогла бы его удивить, он меня… дальше — кому повезет.

—А как же дуэли?

—Дуэли, — на этот раз объяснять начал Тайрин, — на самом деле жутко регламентированная вещь, призванная как раз продемонстрировать возможности магии. И сражаются на них именно маги. Соответственно, шансов там больше у тех, кто лучше соображает и знает больше всяких магических сюрпризов. И хотя в дуэлях допускается возможность прямого столкновения, но, опять-таки, с условиями.

—К тому же сами дуэли больше заточены под зрелищность. Искусство благородных, — Ленайра чуть скривилась. — С моим контролем и знаниями я там имею определенное преимущество. Да и противников сильных мне не попадалось.

—А Патрис? — заинтересовался Вариэн.

—Сегодня вы видели, что происходит, если из стройной системы изъять один элемент, в частности магию. На дуэли у Патриса убрали другой – силовую подготовку, вынудив сражаться на ограниченном пространстве. А как магу ему сильно не хватало выносливости. Этим и воспользовалась… да и тактику он плохо продумал…

Надо ли говорить, что слухи о Ледяной Принцессе с этого момента приобрели воистину мрачный характер. Сама Ленайра несколько раз замечала, как из ее комнаты буквально выскакивают студенты, причем иногда даже старших курсов. Сначала она никак не могла понять, что происходит, пока случайно не заметила сигналку в коридоре, поставленную конкретно на нее. Простенькую, но именно потому Ленайра ее до сих пор не замечала. Это ее заинтересовало.

Соорудила в комнате простенький записывающий шар, а через несколько дней при просмотре Ленайра в полном обалдении наблюдала, как ее соседка за небольшие деньги водила в комнату студентов всех курсов и демонстрировала им развешанные на стене картины. Рядом катались по земле давясь хохотом Вариэн и Тайрин.

—Требуй свою долю, — наконец отсмеялся Вариэн.

—А я-то все гадал, откуда пошли слухи про тренировки Ледяной Принцессы на дальних островах, где она должна была голыми руками убить не меньше трех варийских ящеров, — пробормотал Тайрин.

Ленайра сидела молча и разглядывала проплывающие по небу облака. В этот момент даже землетрясение не разрушило бы ее философского состояния. Избавляться от маски? Ага… поиск наследника? Тоже ага. Все ага… Ну, кто мог предположить, что ее детская выходка с картинами, повешенных попугать разозлившую ее соседку приведет к таким последствиям?

—Думаю, — наконец заметила она, — скоро все само собой успокоится.

В ответ дружный фырк приятелей.

Возможно, так бы и произошло, если бы некоторые преподаватели не настраивали против нее студентов. И если Жден Ерыш после памятного поединка успокоился и даже начал относиться к девушке с некоторым уважением, видя ее старания, то Арсен Лирен, видно, решил отыграться. Но поскольку он вел второй курс, то напрямую с Ленайрой не сталкивался, вот только девушка все чаще и чаще стала ловить на себе откровенно неприязненные взгляды старшекурсников.

Впрочем, обращать внимание на это было просто некогда. Занятия, тренировки, потом нужно выполнять свою часть контракта с Вариэном и заниматься с ним магией. Девушка порой поражалась, как тому вообще удалось поступить. Некоторые теории, которые преподал ему учитель в их деревне, были весьма… странны. Приходилось затрачивать время объясняя почему они не верны.

—Этот твой учитель, похоже, был большим оригиналом, — ворчала она. — Откуда он вообще брал свои теории?

Вариэн только вздыхал. Зато с вороном он отрывался… Гром, как ни странно, проникся к фермерскому сыну огромным почтением и слушался во всем даже лучше Ленайры… если, конечно, она не использовала связь фамильяра. Занимался с ними и Тайрин. Иногда помогал Вариэну разбираться с магией, иногда сам слушал Ленайру, раскрыв рот.

—Сама же ругала теории деревенского учителя, — ворчал он, — и сама же выдвигаешь свои, не менее странные.

—Я, в отличие от того деревенского шарлатана, все свои теории могу подкрепить практикой. И они, кстати, опубликованы в университетском вестнике, который доступен для всех, кто желает ознакомиться. Тем более вестник должен быть в библиотеке факультета с комментариями преподавателей.

Тайрин записал номера журналов и пообещал почитать.

Вечером Ленайра сидела с листком, выписывая фамилии сокурсников, кто, по ее мнению, мог оказаться наследником. Когда список увеличился до двадцати человек, она все-таки вынуждена была признать то, о чем догадывалась, но боялась озвучить: невозможно найти человека, о котором абсолютно ничего неизвестно. Из писем Дарина она так же знала, что и он ничего не добился. Даже приблизительных наметок не было. Имперская служба безопасности опасалась проявлять слишком откровенный интерес к учащимся факультета… короче, тоже ничего не добились.

Мрачная Ленайра сидела за своей разработкой защитного контура, пытаясь сделать привязку к русскому алфавиту. Точнее, букве «Я», завязав на нее личную защиту. Задача интересная, но сейчас все мысли были заняты наследником, который, попадись он ей сейчас, она бы лично и с удовольствием придушила. Медленно, со вкусом, глядя в глаза…

Ленайра мысленно встряхнулась и поморщилась. Вот какие гадости в голову лезут. Но она, блин, ехала сюда учиться и тренироваться, а не разбираться в интригах императорского двора. Вместо этого приходилось отвлекаться… в общем, идея придушить кое-кого не такая уж и плохая. Проблема только одна – найти этого кое-кого. Девушка в очередной раз мысленно вздохнула. Судя по всему, надежда отыскать наследника только одна: если ему самому прикажут или попросят сблизиться с ней. На это надежда.

Глянув в очередной раз на расчеты, разбросанные по столу, она единым жестом сгребла все листы в кучу, потянулась и решила прогуляться, подышать свежим воздухом. Снова глянула на бумаги… Убирать? Нет? А, потом все равно снова садиться считать. Ничего особо секретного тут нет, тем более вряд ли ее соседка сокурсница разберется в деталях защитной руны – это даже не со второго курса, а с третьего.

Прогулялась… попала под дождь и вымокла до нитки… и это в середине октябре. Ладно тут приморская погода. Тем не менее настроение упало ниже плинтуса и, идя в комнату, Ленайра остро жалела об отсутствии в своем родном мире сотовых телефонов. Сейчас бы с Лешкой поговорить… как он там интересно? Тоже грызет гранит науки? Правда у него этикет и все то, что положено знать молодому благородному господину… можно посочувствовать, сама она это проходила с пяти лет и впечатления остались на всю жизнь. Надо бы письмо отправить, решила Ленайра, сообразив, чем сейчас может заняться.

Размечталась… В комнате собралась толпа человек в восемь и все из старших курсов… ну, кроме соседки, понятно. Кажется, друзья Патриса. Вон он сидит, сверкает глазами в ее сторону. И все притихли так… смотрят. Ленайра одарила всех своим фирменным взглядом (очень сильно старалась), отвернулась и засела за стол. Хм… вроде бы бумаги не так лежали? Защита, конечно, работает, но она защищает сами предметы мебели, не то, что на них… Точнее не так, ни один лист не смог бы покинуть столешницу, но вот двигать их по столу никто не запрещал. Неужели эти читали? Интересно, много поняли? Флаг им в руки.

Отодвинув в сторону листы, Ленайра засела за письмо, отгородившись от всех заглушающей стеной. Гости, сообразив, что их наглым образом игнорируют и не замечают… и даже не слышат, вернулись к пирушке. Алкоголь в пределах школы был запрещен, за него и выгнать могли, но очень легкое пиво (очень-очень легкое) дозволялось. Считалось, что оно помогает расслабиться от нагрузок. В общем-то, может и правильно считалось.

Закончив письмо, Ленайра запечатала его личной печатью и убрала в ящик, чтобы в следующий раз взять с собой и передать Лисане для отправки. Снова придвинула расчеты и сунула пятерню в волосы, растрепав их до невозможности. Расчет никак не складывался. Точнее, результат был, но немного не тот, какой хотелось. Соединить руну и букву? Не, слишком большая разница в информационных понятиях. Главное обозначить информационное значение символа «Я»… Все-таки знаний немного не хватает. Защитной магией как таковой Ленайра не интересовалась, предпочитая общую, как более универсальную. Вот сейчас пробелы и всплывали. С другой стороны, можно и потерпеть до второго курса, когда построение защиты будут давать на уроках… или можно получить нужную книгу в библиотеке. Нужно будет Вариэна попросить узнать у кого-нибудь из его знакомых о подходящих книгах. Наверняка этот говорун успел познакомиться с кем-нибудь из старших курсов. Вот умеет человек находить общий язык почти со всеми. Ленайра порой даже ему завидовала.

Увлеклась расчетами так, что ничего вокруг не замечала, хотя и гости уже разошлись и соседка посматривать стала нетерпеливо…

—Эм…

Молчание.

—Кха!

—Будь здорова, — машинально отозвалась Ленайра… позади раздался грохот…

Девушка недовольно обернулась (кто там мешает думать?)… Соседка слетела с кровати, опрокинув пару книг с полки, рядом валялся перевернутый стул, сама она трясла ушибленной рукой (видно, о стул задела, когда с кровати летела). При этом соседка ошалело смотрела на Ленайру.

Ленайра чуть нахмурилась, быстро взглянула в зеркало… вроде все в порядке, если не считать растрепанной шевелюры. Снова посмотрела на соседку, изобразив взглядом легкое удивление. Похоже, ее поняли.

—Ты… это… не сердишься?

—Сержусь? — еще больше удивилась Ленайра. — За что?

—Ну… я без разрешения пригласила друзей…

—И?

—Ну… они тебе могли помешать…

—И что?

Ленайра полюбовалась на вытянутое лицо соседки и мысленно поставила себе пять баллов. Лешка прав – убойный аргумент в любой ситуации. И неопровергаемый.

—Я думала, ты будешь сердиться, — наконец нашла что сказать соседка.

—Гм… госпожа… вы даже не соизволили представиться… в свое время…

Соседека шпильку уловила и нахмурилась.

—Геля… Геля Разон.

—Разон… — Ленайра возвела глаза к потолку. — Я слышала об этой фамилии… Командующий гарнизоном Тарейса не твой родственник?

—Мой отец…

—О-о-о… поздравляю. Его, кажется, два года назад награждал лично император за мужество при обороне крепости. Что-то там кочевники пытались сделать. Сейчас он вроде как переведен в третий энжейский полк…

—Хм… — теперь Геля смотрела с откровенным недоумением. — Ты… вы…

—Можно «ты».

—Хм… ты всех командующих гарнизонов и полков помнишь?

—Только тех, кто этого заслуживает. За новостями я слежу и такого точно упустить не могла. Как я понимаю, с Патрисом ты познакомилась именно в Тарейсе? Он вроде бы из тех мест.

О, да! Теперь ясно, что имел в виду Лешка, говоря об анимешных глазах. Вот они и есть!

—Навела справки… после твоего бурного приветствия, — пояснила Ленайра. — Меня оно… заинтересовало.

—Прости. — А соседка действительно смутилась. — Просто Патрис тогда пришел такой подавленный… даже факультет бросить хотел. А он так мечтал о нем… Вот я и психанула…

—Жалеть ни о чем не собираюсь и извиняться не буду. Извини, но если парень после такого пустяка собирается похерить мечту своей жизни, то либо грош цена такому парню, либо его мечте.

—Пустяка?!!!

—А что, нет? Геля, я считалась гением в университете! Со мной не каждый профессор мог справиться в дуэльном поединке. Неужели твой Патрис счел позором проиграть мне? Извини, я была о нем лучшего мнения. Он не побоялся бросить вызов этому идиоту Дарейну и даже победил его, но расклеился после боя со мной?

—Эм… идиоту? Дарейн?  Наследник графа Дарейна?

—Ты права, идиотов там много было, но наследник Дарейна был всего один.

—Гм… мне казалось это… что они…

—Из моей дружной компании? Геля, я там половину из них мечтала пришибить особо зверским образом, а вторую половину только покалечить. Твой Патрис осуществил мою давнюю мечту – опустить Дарейна так низко, как только можно и старательно повозить его мордой по полу.

Разрыв шаблонов полный. Что там раньше было про анимешные глаза? Вранье полное. Анимешные они сейчас, а прошлые вполне так миленькие, маленькие и симпатичные.

—Я не понимаю, — жалобно прошептала она.

—Гель, скажи, ты всерьез полагаешь, что я в том клоповнике, который называется элитарным столичным университетом, могла выбирать, с кем мне общаться и дружить? Серьезно?

Геля всерьез задумалась.

—Но зачем тогда была дуэль с Патрисом?

—А ты как думаешь?

—Не… не знаю…

—Подумай, — пожала плечами Ленайра. — Хотя… я же не знаю, что там тебе наговорил твой приятель. Поспрашивай его.

—А ты не хочешь сказать? — наткнулась на взгляд Ленайры и стушевалась. — Прости.

—Не сочти меня занудой и все такое прочее, но, знаешь, до некоторых вещей полезней доходить своим умом, чтобы не повторять прошлых ошибок.

—Так ты на меня больше не сердишься? — после недолгого молчания все-таки спросила Геля.

—Я тут подумала, — Ленайра изучила соседку, — что три года такого вооруженного нейтралитета, который у нас тут длится уже больше месяца, как-то чересчур. Как я успела понять местную политику, отселять нас друг от друга никто не будет. Потому нам нужно либо договариваться… либо сделать так, чтобы кто-то покинул школу добровольно, поскольку настоящее совместное существование… несколько напрягает. Твое предложение?

—Договариваться, — вздохнула Геля.

—Я рада, что здравый смысл победил.

—Просто я знаю, кто бы покинул школу «добровольно», — пробурчала Геля.

—В этом и заключается здравый смысл, — согласно кивнула Ленайра. — Но ты, оказывается, злюка. Хочешь сказать, что если бы имела возможность, то выжила бы меня?

—До сегодняшнего разговора с тобой? Да.

—А вот это тебе в минус. Не принимай решения, не заслушав обе стороны. Это мне дед всегда говорил. Тебе никогда не приходилось участвовать в суде?

—Эм… нет, — отозвалась сбитая с толку Геля.

—А вот мне приходилось… когда ни деда, ни старшего брата не было в имении. Так что поверь мне… выслушивать обе стороны всегда полезно.

Было что-то в голосе Ледяной Принцессы такое, что заставило воздержаться от вопросов.

—Я… я запомню.

—Запомни. Избежишь очень многих проблем в будущем.

—Так что… мир?

—Мир.

—Только…Ленайра… я тут… среди старшеклассников говорят… о тебе…

—Я даже знаю, откуда эти разговоры пошли, — вздохнула Ленайра и покосилась на картины. — Много хоть заработала?

—Четыреста трид… э… Ты знаешь?!

—Естественно. Когда кто-то ставит в коридоре сигналку, настроенную конкретно на меня – это не может не заинтересовать. Особенно если до этого частенько наблюдаешь, как из твоей комнаты поспешно выскакивают разные личности… Оно, конечно, может быть, что это были твои друзья, но подозрительно, как шустро они удирают когда я иду. И я ни разу их с тобой не видела. Сегодняшние, например, никуда удирать не кинулись, хотя сигналка до сих пор стоит. Нет, меня это совсем-совсем не заинтересовало.

—Прости…

—Да чего уж там, — отмахнулась Ленайра. — Хочешь жить, умей вертеться. Но с сегодняшнего дня уговор!

—Больше не водить экскурсантов?

—Чего? Нет, конечно. С сегодняшнего дня выручку пополам.

—Ам…

Во! Снова большие-большие глаза!

—А что? — невинно поинтересовалась Ленайра. — Имею право. В конце концов, это мои картины. И да, спокойной ночи, завтра с утра опять это зверь Ерыш зверствовать на разминке начнет.

В этот день Ленайра ложилась спать в прекрасном настроении. А ведь начинался он так паршиво… да и продолжение у него было не очень.

—Ленайра, — донеслось до девушки с соседней кровати. — Я старшеклассникам про тебя ничего не говорила, честно. Они и без того почему-то злы на тебя.

—Я знаю, не бери в голову. Даже догадываюсь, кто там воду мутит.

—Патрис говорит, что они планируют проучить тебя как-то.

—А вот это даже интересно… спасибо за предупреждение.

—Ты не боишься?

—Кто предупрежден, тот вооружен. Это не доставляет мне никакой радости, но и пугаться им на радость я не собираюсь. Лучше б учились, остолопы, а не с первокурсниками воевали

—Хи… спокойной ночи. Ты совсем не такая Ледяная… Принцесса.

—Я злая и коварная… если верить слухам. Спокойной ночи.

—Хи-хи, — донеслось с соседней кровати, это было последнее, что услышала Ленайра прежде, чем провалилась в сон.

Глава 7

Распоряжением по школе было доведено до всех студентов первого курса, что подготовительный этап закончился и отныне все в обязательно порядке должны носить личное оружие. В случае отсутствия такового подойти к складу номер семь для выбора подходящего от казны.

Ленайра ради интереса отправилась к этому складу вместе с Вариэном. С ними увязался и барон дер Карин, хотя у самого уже болталась на боку шпага, явно, судя по богатой гарде, родовая. Сама Ленайра шашку оставила в комнате, решив пока воздержаться от демонстрации необычного оружия всем. Выигрыш по времени, конечно, небольшой, все равно вскоре все увидят, но хоть сейчас, пока вокруг суета с подбором оружия и все пытаются получить советы от тех, кто по их мнению более знающий, приставать не будут. Наверняка ведь некоторым альтернативно умным захочется узнать, где такое же можно приобрести. А чего? Ледяная Принцесса из Древнего рода плохое ведь не приобретет. А то, что оружие совершенно незнакомое и никто не сможет научить им пользоваться… когда такие пустяки останавливали мечтающих о силе мгновенно и без усилий? Проще ведь взять нечто могучее, и ты первый парень на деревне и главная цапля на болоте.

Склад представлял из себя длинный сарай, внутри которого в несколько рядов стояли большие деревянные щиты, к которым оружие и крепилось. Причем все было рассортировано по типу и виду. Под потолком тоже были подвешены щиты, на которых большими буквами писалось какое именно оружие находится в том или ином ряду. Ленайре это живо напомнило супермаркеты иного мира. Там, правда, не оружием торговали. И толпа студентов, с восторгом глазеющая на мечту оружейного маньяка.

Девушка огляделась. Ага, вон и смотритель, лениво прохаживающийся недалеко от студентов. Остановился, со вкусом зевнул и зашаркал дальше. Сухонький такой старичок. Что-то в нем Ленайре показалось неправильным…

—Ленайра, а ты что мне посоветуешь?

Девушка недовольно покосилась на Вариэна.

—А ты чего меня спрашиваешь? Нашел большого специалиста. Вон, Тайрин, думаю, лучше меня поможет.

—Ты не разбираешься? — Вариэн явно удивился.

—Я знаю об оружии достаточно, чтобы предполагать, каким образом будет его применять тот человек, что будет его держать в руках. Правда, некоторые моменты только в теории: не попадался мне противник, вооруженный моргенштерном, — Ленайра мотнула головой в сторону одного из щитов. — А если такой попадется, предпочту шарахнуть по нему чем-нибудь поубойней издалека. Ты сам что предпочитаешь?

—Да я даже не знаю, — почесал затылок Вариэн, вызвав невежливый смешок Тайрина.

—Ты бы лучше помог, — косо глянула на весельчака Ленайра. — Что бы ему посоветовал?

—Гм… судя по занятиям, Вариэн очень вынослив, крепок, но ростом невысок…

—Но-но… чего тебе мой рост не нравится?

—О, великий фермер, тут умные люди пытаются тебе помочь подобрать оружие, а вовсе не оскорбить тебя. Но если ты себя считаешь высоким, иди вон туда, там вроде как двуручники лежат. Справиться с ними не сможешь из-за роста, зато самолюбие потешишь.

Вокруг раздались смешки слышавших перепалку студентов. А Ленайра молчала, размышляя. Оружие на щитах под номерами… выбрал, записал, отправился к окну выдачи, сказал номер, получил. Вроде бы все просто. Вот только больше половины студентов тут до прихода в школу оружие видели максимум у стражников или у проходящих мимо имперских полков. А уж тех, кто его в руках держал, можно по пальцам пересчитать. Даже сама Ленайра, основательно проштудировавшая как энциклопедии по холодному оружию того мира, так и описания его этого, находила на складе незнакомые образцы. И как им разобраться во всем великолепии и подобрать то, что им подойдет? Ведь от правильного выбора оружия зависит все, в том числе и жизнь. Тут настоящий специалист нужен, а не «мудрые» рассуждения пятнадцатилеток с мерянием роста и объемов мышц. Специалист…

—А ну заткнулись! Думать мешаете. — оборвала спор приятелей Ленайра.

Те, оторопев от такого тона, послушались, удивленно повернувшись к Ленайре. Та же все внимание уделила смотрителю-старичку. Теперь, зная, что искать, она поняла, что ее насторожило в нем. Ее учитель фехтования с шашками в том мире Александр Петрович… он двигался точно так же. Конечно, так театрально он не шаркал, но вот этот скользящий шаг… его ни с чем не спутаешь.

Ленайра вздохнула. Очередная проверка. Конечно, в пятнадцать лет все крутые воины и обалденные специалисты по оружию. Вон с каким энтузиазмом обсуждают достоинства и недостатки того или иного меча, кто-то превозносит боевые топоры… А ведь смешно это выглядит, если смотреть не предвзято.

Девушка ухватила Вариэна за руку и потащили за собой. Парочка еще та… Ледяная Принцесса с маской превосходства над всеми тащит за руку ошарашенного фермерского сына, который вроде бы и пытается сопротивляться, но делает это так, чтобы ни в коем случае не рассердить того, кто его тащит. Так что двигался он следом за девушкой какой-то дерганной прыгающей походкой. Следом шагал не менее удивленный происходящим Тайрин.

—Простите, — обратился девушка к смотрителю.

—Да, леди? Если не ошибаюсь, вы и есть знаменитая Ледяная Принцесса, о которой столько говорят?

—Наверное, мэтр…

—Виттолио. Виттолио Аризен.

—Очень приятно, мэтр Виттолио. Ленайра Геррая.

—Конечно. Кто же вас не знает, леди. У вас ко мне дело?

—Да. — Ленайра вытолкнула вперед офигевшего от всего происходящего Вариэна. — Вы нам не поможете подобрать подходящее оружие вот этому студенту?

—Чем же такой старик, как я, может помочь столь бравым воинам? — искренне удивился смотритель.

—Уверена, — улыбнулась Ленайра уголками губ, — сможете. Вы же наверняка уже изучили все представленные тут образцы.

—Гм… ну если только так, — смотритель вернул улыбку… так же уголками губ. — А себе вы не хотите ничего присмотреть?

—Спасибо, мэтр, у меня есть.

—Не сомневался… кхе… совершенно не сомневался. Говорят, какое-то очень особое…

—Я вам обязательно его покажу, — поняла намек Ленайра. — Будет невежливо не  отблагодарить вас за помощь.

—В таком случае, следуйте за мной, молодые люди.

По дороге Тайрин ткнул в бок Ленайру.

—Ты чего чудишь? Чем этот старик нам может помочь?

—Ты такой умный, барон, — ровным голосом отозвалась Ленайра, — …но такой болван, — закончила она.

В том месте, куда их отвел смотритель, обнаружилось не только оружие, но и защитное снаряжение разных размеров.

—А я и не знал о существовании этого зала, — растерянно пробормотал Тайрин. — Кажется, ты права, Ленайра, я болван. Этот старик все-таки оказался полезен.

Ленайра только вздохнула, с трудом удержавшись, чтобы не стукнуть себя по лбу. Но комментировать не стала.

—Мэтр Виттолио, а вы не могли бы подобрать нашему другу и защитное снаряжение?

На этот раз смотритель глянул на девушку с большим интересом.

—Если вы просите… А вам, леди, ничего не нужно?

—Благодарю, у меня свое.

—Я так и подумал, — кивнул он, после чего повернулся к растерянному Вариэну. Долго смотрел на него, отчего тот почувствовал себя крайне неловко и начал переминаться с ноги на ногу. — Покажите-ка мне вашу руку, молодой человек.

Проведя разные измерения, заставив Вариэна отжаться несколько раз. Потом покрутить руками.

—Что ж… скажу, что меч вам не подходит. Категорически. Я правильно понимаю, что вы раньше много работали на земле?

—Какое это имеет значение? — насупился Вариэн.

—О, самое прямое. Ваши кисти потеряли подвижность. Вы приобрели силу, но потеряли скорость. Конечно, ситуацию можно исправить зельями, но я бы категорически не советовал этого делать. Зелья вернут вам былую подвижность суставов… которая у вас была раньше. Но натренировать ее вы уже не сможете. Потеряете и приобретенную силу и не приобретете нужной ловкости.

—Так мне что… оружие не подобрать?

—Почему же… У меня есть парочка подходящих…. — С этими словами старик ушел и вскоре вернулся неся боевой топор в одной руке и шестопер в другой. — Ну-ка, попробуйте.

Шестопер Вариэну не понравился категорически, один раз даже едва себе по голове не заехал, после чего оружие у него отобрали. А вот топор пришелся по руке…

—Я ж всегда дрова рубил дома, — пояснил он, крутя топором восьмерки.

—Кхе… значит, это и есть ваше оружие. Теперь давайте подберем одежку…

—Э-э… — неуверенно вмешался Тайрин. — А можно мне тоже доспехи подобрать? Я только шпагу из дома захватил.

—Вижу-вижу, — скосил на висящее у него на боку оружие старик. — Если не ошибаюсь, Торская выделка. Сталь там варят отменную, но не гибкую… Как я понимаю, вы специализируетесь на резких выпадах? Самое подходящее оружие…

Ленайра с новым уважением посмотрела на старика, покосилась на Тайрина, прикидывая, как бы она построила бой против такого соперника. Ей вот и в голову не пришло по оружию прикинуть способ сражения приятеля. Тайрин, похоже, тоже был впечатлен.

Провозились около часа, пока Виттолио Аризен подбирал доспехи. Вариэну достался тяжелая сплошная кираса, наручи, шлем. А вот Тайрина снарядили в кольчугу. Естественно, ко всему этому прилагалась и нужная одежда: поддоспешники, рукавицы для Вариэна. Последние, правда, были очень непростые, с какими-то рунами.

—Это чтобы не мешали магию применять, — пояснил мэтр, заметив заинтересованный взгляд девушки, — ну, и защита от износа. На занятиях вам подробно расскажут обо всех свойствах как оружия, так и доспехов.

—Так оно чего… непростое? — простодушно поинтересовался Вариэн.

—О-о… далеко непростое. Узнаете на занятиях.

Уходили впечатленные. Причем каждый тащил на горбе мешки как с оружием, так и с доспехами. Смотритель посоветовал пока их не надевать и упаковал в специальные чехлы. Ленайра подозревала, чтобы никто из студентов не обратил внимания на наличие доспехов и не сделал нужных выводов. Девушка мысленно пожала плечами и попросилась помочь в упаковке. Виттолио улыбнулась и кинул еще один чехол, указав на кольчугу. кирасу он взялся упаковывать сам.

Мальчишки отправились в свои номера сгружать полученное, а Ленайра отправилась к себе, проверить как там ее снаряжение поживает. До сегодняшнего дня она брала только шашку, да и то применять не пришлось. Как концентратором тоже не пользовалась, пока успешно справляясь и без него, хотя кинжал носила… на всякий случай. Все-таки низшая магия достаточно сложна для быстрого применения, а кинжал-концентратор, заточенный под нее, позволял сильно упростить и ускорить работу.

Сокращая путь, заметила сидящего под деревом парня… в знакомых штанах… рубашка… ну, когда была очень нарядная. Сейчас потертая, на локтях дыры, воротник застиран настолько, что уже трудно понять какого он был цвета раньше.

—Где-то я эту личность уже видела, — пробормотала она, разглядывая страдальца, сидящего на не очень теплой земле и жующего нечто, похожее на бутерброд.

Выглядел парень весьма потрепанно, но… не было в его взгляде обреченности, только упрямство. Вот его взгляд встретился с взглядом Ленайры… Глаза он не отвел, только нахмурился. Даже на ее маску не отреагировал. Девушка подпустила холода… Нахмурился, но не отвернулся.

Ленайра подумала немного и зашагала к парню.

—Я тебя знаю.

—Я тоже, — буркнул он, покосившись на бутерброд в руке, ему явно не нравилось, что его отвлекли от еды.

—Правда?

—Ты та самая Ледяная Принцесса.

—А ты?

—Ты же меня знаешь… сама так сказала.

—Я помню тебя, ты вместе со мной был у ворот. И ты забыл подписать свои мешки. Признаться, я думала, что ты уже уехал домой.

Парень фыркнул и отвернулся, пробурчав что-то про белоручек, боящихся трудностей.

—Понятно, — кивнула Ленайра. — Как ты вообще умудрился забыть сделать это? В методичке же об этом говорилось.

Парень снова насупился. Помолчал. Ленайра уже думала, что ее сейчас пошлют несмотря на знатность.

—Это все брат… он считает меня ни на что не годным. Он сжег методичку, которая пришла с документами… я не до конца успел ее прочитать.

—Гм… веселый у тебя брат… И как ты все это время жил?

—Кормят тут неплохо… Только одежды не хватает переодеться. Ну и всего другого по мелочи.

—А купить? В выходные нас в Тар отпускают.

Парень снова насупился.

—Деньги тоже с вещами остались…

—О-о… да ты талант. Но ты ведь понимаешь, что дальше будет хуже? Скоро понадобиться дополнительная литература… другие мелочи… И одежда.

—Захотелось поиздеваться?

Парень смотрел зло, исподлобья. Ленайра завела руки за спину, качнулась с носок на пятки…

—Как тебя зовут?

—Дар.

—Дар и?

—Просто Дар. Я сирота, меня подбросили в дом мельника.

—Подожди, а твой брат?

—Сын мельника… он вроде как усыновил меня… вот он и это… сводный.

Ленайра с новым интересом глянула на собеседника.

—Дар, значит… сирота… Вот что, Дар, идем со мной.

—Э-э… что? — от такого предложения он даже растерялся.

—Ты хочешь закончить школу?

—Ну так. Это единственная возможность вырваться… от братца.

—Тогда идем. Так ты ничего не добьёшься. Просто чудо, что столько сумел продержаться.

—Эм…

—Идем!

Дар нехотя поднялся и затопал следом за девушкой… которую он ростом превосходил на голову. Ленайра мысленно сравнила его с Вариэном и хмыкнула, неплохую пару они бы составили.

—Ты уже получил оружие? — решила она поспрашивать его по дороге.

—Ну так.

—Выбрал?

—Нет. Я не понимаю в этих штуках ничего.

—И как же? — искренне заинтересовалась Ленайра.

—Ну там старичок один ходил между стеллажами. Я подумал, что не просто ж так он там гуляет, номер переписать и без него можно. Вот и подошел. Он и помог. Знающим оказался. Я так и думал, что он там помогать должен.

—Хм… — девушка с новым интересом поглядела на великана.

Вот вроде бы увалень, под простачка косит, но, поди ж ты, сообразил. В отличие от того же Тайрина. Барон и сейчас ничего не понял. А может и не косит. Но, как оказывается, такие простачки бывают самые умные. Он точно знал, что ничего в оружии не понимает, сознательно стал искать того, кто поможет, и нашел такого человека. То есть оценивает себя и свои таланты вполне честно: знает и свою силу, и свои слабости. Зато тот же Тайрин совершенно безосновательно вообразил себя крутым специалистом оружия и кинулся советовать, что подобрать приятелю. Да и она, если честно, тоже поддалась такому соблазну. Тоже посчитала себя знающим… прочитав несколько книжек.

Задержка с Даром привела к тому, что у дверей ее комнаты уже дожидались Вариэн и Тайрин. Барон хотел что-то сказать, заметил плетущегося позади девушки спутника и замер удивленно.

—А это кто?

—Мой гость. — Открыв дверь, Ленайра пригласила всех войти, с интересом ожидая реакцию Дара на картины. Тот вошел, равнодушно огляделся, лишь ненадолго задержав взгляд на репродукциях.

Ленайра хмыкнула, Вариэн и Тайрин удивленно переглянулись.

—М… — привлек внимание к себе Вариэн. — Как тебе кажутся эти картины на стене? — Видно было, что сына фермера задело такое явное отсутствие реакции – помнил свою.

Дар снова глянул на стену, пожал плечами.

—Интересные рисунки. Занятные. Но краски какие-то странные.

Ленайра закашлялась, на миг даже потеряв свою хваленную невозмутимость. Спасло ее от окончательного падения имиджа только то, что оба ее спутника кинулись доказывать этому деревенщине, что такое не нарисовать, а только создать магически, вытянув из памяти…

В ответ новое пожатие плечами.

—Что ж я, рисунок от магии не отличу? Краски незнакомые, а так — обычные рисунки. Сами гляньте, там же пропорции не соблюдены. В картинах из памяти такого не бывает.

—А ты и рисовать умеешь? — заинтересовалась Ленайра.

—Учился немного… пока брат не узнал.

—Вижу, брат у тебя очень хороший человек. Ты вот что, садись за стол. Садись. — Ленайра достала лист бумаги, чернильницу и перо. Положила это все перед Даром. — Пиши.

—А чего писать?

—Что продиктую. Пиши давай.

—Дык я готов.

—Отлично. Я, Дар, получил от Ленайры Герраи… написал?

—Дык.

—Хм… — Девушка заглянула ему через плечо. — И без ошибок.

—Учился же…

—Пока брат не узнал?

—Дык это… да.

—Мне кажется, ты темнишь. Ладно. Продолжай. Получил от Ленайры Геррая пятьдесят золотых монет…

—Чего?

Ленайра вытащила кошелек из шкафа и положила перед ним.

—Пятьдесят ровно.

—Но…

—Пиши. Обещаюсь вернуть пятьдесят пять монет золотом через пять лет после окончания обучения на боевом факультете имперского университета.

—Я не понял…

—Написал? — Ленайра снова глянула ему через плечо. — Ставь дату и подпись. Чего тут непонятного? Я даю тебе пятьдесят монет, ты мне вернешь пятьдесят пять. Полагаю через пять лет после получения звания боевого мага ты сумеешь заработать пятьдесят пять монет.

—Но…

—Отказаться ты, конечно, можешь. Вот только ты школу тогда не закончишь. Никакое упрямство не поможет. Ты даже элементарно пишущих принадлежностей купить не сможешь. Того, что тут выдают, тебе не хватит, и ты это знаешь. Берешь или отказываешься?

Дар насупился, сжав перо так, что оно хрустнуло. Ленайра молча открыла ящик, достала новое и положила перед ним. Дар глянул на мешочек с монетами, на бумагу перед ним, снова на кошелек. Взял новое перо и решительно подписал бумагу. Ленайра убрала бумагу в ящик и подтолкнула к нему кошель.

—Послезавтра выходной. Как раз сумеешь сходить в Тар и приобрести все, что нужно для учебы и запасную одежду.

Дар стиснул кошелек в кулаке так, что кулак побелел.

—Это… спасибо… Принцесса. Ты не такая, как о тебе говорят.

Тишина… когда Дар ушел, никто сразу заговорить не решился.

—А зачем это все? — спросил Тайрин. — Я понимаю, тебе его жалко стало, но эти несчастные пять монет выигрыш… расписка.

—Он бы не взял, — вмешался Вариэн, сердито поглядев на Тайрина.

—Он прав, — кивнула Ленайра. — Человек, который почти полтора месяца учился здесь несмотря на наличие всего лишь одного костюма, без денег, без единой вещи… Нет, не взял бы. А так он взял в долг. И вернуть обещался с процентами. Это уже заем. Он прекрасно все понял, и понял, почему я предложила такие условия, но не из жалости. Просто он достоин помощи.

—Ага, — усиленно закивал Вариэн… нахмурился… задумался… — Э-э… Леанйра… а что он там говорил про рисунки?

—Я же не виновата, — пожала плечами девушка, — что у вас так плохо с перспективой, и вы их приняли за картины из памяти.

—Э-э… — умно повторил Вариэн и завис. — Но ты говорила…

—Что? Я говорила, что это из памяти?

—М-м-м… нет… но я думал… а как… но получается… а-а-а…

Тайрин моргнул. Посмотрел на картины, на Вариэна, плюхнулся на кровать и заржал.

—Ленайра… ик-к… Ленайра, я тебя люблю! Ты поставила этими рисунками на уши весь боевой факультет! От тебя сейчас даже преподаватели шарахаются и гадают, где водятся такие звери… сам слышал… а тут… рисунки… Честное слово, я тебя люблю.

Ленайра совершенно невозмутимо уселась на стул и словно ненароком продемонстрировала руку с кольцом.

—Я рада это слышать, но я уже помолвлена. Извини.

Теперь ржал Вариэн, глядя на ошарашенного Тайрина, чью шутку вывернули таким образом. Правда, сам Тайрин быстро пришел в себя и покачал головой.

—И как я не заметил… Я хочу познакомиться с этим героем, кто сумел растопить ледяное сердце.

—Что бы ты знал о ледяных сердцах, — вздохнула Ленайра, вставая. — Все, пошутили и хватит, дайте мне мое снаряжение проверить.

Снаряжение Ленайры не вызвало особого интереса, разве что разочарование… пока до друзей не дошло, что абсолютно все металлические части сделаны из лунного серебра.

—Что б я так жил, — Вариэн от избытка чувств даже плюхнулся на пол, продолжая разглядывать кольчугу. — А с виду и не скажешь.

—Это специально так сделано. И маскировка, если вдруг придется прятаться, и не скажешь, что дорогая, пока не присмотришься.

Тайрин, как более опытный в магии, обратил внимание на другое.

—Подожди, я правильно понимаю, что у тебя зачарована не кольчуга, а каждое кольцо в ней?

—Угу, — Ленайра в этот момент примеряла перчатки без пальцев и проверяла отклик от меча, потому не обратила внимание на выражение лица барона, зато услышала его плагиат.

—Что б я так жил.

—Так, парни, ну-ка, извольте из комнаты, мне переодеться надо.

Тайрин и Вариэн поспешно вскочили, но у двери Вариэн обернулся.

—Знаешь, когда ты забываешь о своей маске, с тобой даже общаться становится приятней.

—Много ты понимаешь, — буркнула Ленайра закрытой двери. — Посмотрела бы я, как ты выжил бы с моим старшим братиком или при дворе без нее.

Переодеваться пришлось дольше, чем ожидалось. Забыла, что нужно и одежду менять. Сразу натянула кольчугу и поняла, что что-то не так, когда попыталась получить отклик от управляющего контура. Стукнула себя по лбу и отправилась доставать поддоспешник, термобелье и все остальное нужное.

На этот раз провозилась подольше. Прицепила шашку на бок, убедилась, что размер нормальный для роста, кинжал-концентратор низшей магии на другой бок. Перчатки на руки. Все же удачная вещь – и в повседневной жизни не мешают и от мозолей предохраняют. В случае чего и как кастетом работать можно. Очень удачная вещь… Ленайра с многозначительной улыбкой потерла ребристые выступы на перчатке на кулаке. Вовремя этот приказ вышел… ой вовремя, а то старшие курсы уже начали вызывать у нее откровенное опасение. И чего этот профессор на нее взъелся?

Едва она вышла за порог, как оба парня разом замолчали и уставились на нее, оценивающе рассматривая со всех сторон.

—Знаешь, — проговорил Вариэн, — если бы не твои длинные волосы, тебя вполне можно было бы принять в таком виде за парня.

—Ну, спасибо…

—А он прав, — тут же поддержал приятеля Тайрин.

—Спелись, да? Ладно, не хмурьтесь, просто тут мастера исходили из того, чтобы было прежде всего удобно и не сковывало движения. Моя стихия – скорость и, соответственно, требующаяся для нее гибкость. Поэтому… — Девушка продемонстрировала шпагат, мостик, из которого ушла в перекат, тут же крутанула колесо, — …ничего не должно сковывать движение или мешать. Заметили, что ничего из закрепленного на поясе не сдвинулось с места, не звякнуло, не задралось? Волосы же... когда нужно, я их уберу.

—Гм… впечатляет, — оценил Тайрин. — И это сделано специально для тебя?

—Угу.

—Эм… но, думаю, года через полтора-два кольчуга тебе уже будет мала.

—У меня еще есть, — отмахнулась Ленайра. — На вырост. Да и эта одежда меняет размер… немного, конечно, но, как ты точно подметил, на два года хватит.

—Я вообще-то про цену говорил, — пробубнил себе под нос Тайрин и вздохнул. — Начинаю думать, что слухи про вымощенные золотом дорожки в поместьях древних родов совсем не слухи.

—Непрактично, — тут же отозвалась Ленайра. — Золото, конечно, не ржавеющий металл, но и не тускнеющий. Ты представляешь, как он блестит на солнце в ясный день? А уж как он нагревается на том же солнце! Как тебе картинка: прикрывающий от блеска отраженного солнца глаза человек торопливо бежит по мощенной золотом тропинке, чтобы раскаленные плитки не прожгли подошвы его сапог? Тем более золото мягкое и быстро сотрется. Менять часто придется… не выгодно это.

—Эм… Я вообще-то… — Тут Тайрин поймал ехидную улыбку Ленайры и застыл… не совсем понятно от чего. То ли от того, что его так поймали на шутке, то ли от самого факта наличия улыбающейся Ледяной Принцессы. Точнее Ледяной Принцессы, демонстрирующей хоть какие-то чувства.

—Ты… это… улыбаешься?

—Вот это вот растягивание и слегка искривление губ, — Ленайра пальцем поводила вокруг рта, — называется улыбка, да?

За спиной Тарийна Вариэн с трудом стоял на ногах, держась за стену, он с трудом удерживался, чтобы не расхохотаться в голос. Давился, краснел от напряжения, но держался.

—Эм… да…

—А-а-а… а я-то думала, — покивала Ленайра. — Ты ведь никому не скажешь, да?

—Нет… клянусь честью!.. Э-э… а что не сказать?

Вариэн не выдержал все-таки и захрюкал – идея сунуть кулак в рот оказалась не очень удачной. Тайрин резко обернулся, снова посмотрел на улыбающуюся Ленайру…

—Так ты чего… шутила, да?

—Прости, не могла удержаться. Но ты был так удивлен. Кстати, у меня предложение, у нас вроде как выходной намечается скоро, не хотите со мной в Тар? Мне надо навестить служанку, передать письма, а потом можно просто побродить по городу.

—Гм… Вариэн и Тайрин переглянулись. — Мы за!

—Вот и отлично. В таком случае, что у нас там следующее?

—Мне на необязательные предметы, — вздохнул Вариэн. — Сегодня математика и геометрия.

Тайрин сочувствующе похлопал его по плечу. Сам он, как и Ленайра, на эти занятия не ходил. Потом повернулся к девушке.

—Ленайра, раз уж этого наглого фермерского сынка с нами не будет…

—От баронского сынка слышу, — беззлобно ругнулся в ответ Вариэн и отправился по делам.

—И почему я ему это все прощаю? — пробормотал барон вслед приятелю.

—Из большого уважение ко мне? — поинтересовалась Ленайра.

—Исключительно по этой причине, — мгновенно сориентировался Тайрин.


В субботу, чтобы успеть проделать все дела, в город отправились с самого утра. С оружием, как велел Ерыш.

—Отныне вы ни на минуту не должны расставаться с тем оружием, которое получили. Если я хоть кого-нибудь увижу без него, я гарантирую ему такие неприятности… — продолжать он не стал, оставив все на усмотрение фантазии учеников.

Ленайра все это не совсем понимала, поскольку многие оружием пользоваться откровенно не умели. Видела она парочку таких тренировок, которые студенты устроили между собой. Жалкое зрелище. Барон выразился грубее, заметив, что не понимает, почему в школу набирает кого попало, а не после хотя бы годовой муштры.

—Кого? — заинтересовалась Ленайра. — Полагаешь, у того же Вариэна на ферме были свободные минуты для тренировок?

—Но эти… эти… они же себе раньше руки или ноги поотрубают!

—Естественный отбор, — пожала плечами девушка. Если у кого не хватает ума понять, что оружие опасно и что пользоваться им надо уметь, то…

И Тайрин и Ленайра категорически запретили Вариэну даже доставать свой топор из специального чехла, в котором он висел у него на поясе, а не то что тренироваться. Тайрина он бы еще мог не послушать, но Ленайре доверял.

—А я думал, вы мне хоть что-то покажете, — обиженно пробубнил он.

—Пойми, — вздохнул Тайрин. — Будь у тебя шпага, меч или еще что-то подобное, мы бы показали. Но ни я, ни тем более Ленайра, никогда не пользовались боевым топором и не учились им пользоваться. В теории мы знаем, что от него ожидать, поскольку может так получиться, что придется сражаться с противником, вооруженным им, но мы учились противостоять ему. Так что оставь все до занятий, где тебя будет учить профессионал своего дела. После же наших тренировок тебе придется… переучиваться.

—А почему «тем более Ленайра»? — заинтересовался Вариэн, поглядев на девушку с легким недоумением. Видно полагал, что раз она гений, то и владеет в совершенстве любым оружием.

—Потому что я этот топор даже не подниму без магии. А с ней… меня унесет следом за топором, если попытаюсь им резко ударить. Законы инерции никто не отменял. Будет как в анекдоте: сильная, но легкая.

Пришлось объяснять, что такое анекдот и рассказывать саму историю. Посмеялись.

—Если ты без помощи магии не сможешь пользоваться каким-то оружием, даже не пытайся им учиться владеть, — просветил Тайрин приятеля. — Это первое правило, которое меня заставил выучить мой учитель.

К концу путешествия Ленайра решила, что походы в Тар еще один способ тренировки. До этого она ходила туда налегке, но в доспехах все оказалось совсем не так просто, как казалось. Тайрин ворчал:

—Вот не понимаю, зачем на нас все это напялили? Ладно, оружие, это я понимаю, но вот зачем мне кольчугу на себе таскать?

Вариэн же дополнительного груза словно и не заметил. Топал как ни в чем не бывало, облачка разглядывал, цветочки. И искренне не понимал проблем приятеля.

—Думаю, твоя кольчуга вовсе не так проста, как кажется, — заметила Ленайра. — Уменьшение веса одно из базовых заклинаний. Магией она, по крайней мере, точно укреплена.

—И почему тогда мне не сказали, как уменьшить ее вес?

—А почему ты не спросил? Я же сказала, что уменьшение веса заклинание базовое. Б-А-З-О-В-О-Е.

—Это которое на базе, — пояснил со знанием дела Вариэн, вызвав смех Тайрина и недоуменный взгляд Ленайра.

—Теперь я понял, почему тебе все прощаю, — театрально задумался Тайрин. — Шуту все простительно.

—Вы сговорились что ли? — удивился Вариэн, косясь на Ленайру. — И эта мне шутом предлагала поработать.

—Почетная должность, — покивала Ленайра. — Я же говорила.

К счастью они уже подошли к нужной гостинице, а потому споры затихли. Выскочившая при виде госпожи Лисана, замерла.

—Ох, кольчугу-ту зачем?

—Приказ по школе, — вздохнула девушка. — Носить, не снимая. Лисан, у меня три письма, отправишь их завтра.

—Завтра?

—Да. Просто может еще одно будет, — Ленайра покосилась на насторожившегося Вариэна. — Кое-кто планировал… Если попросит, дашь этому кое-кому бумагу и писчие принадлежности, а то он, судя по всему, забыл.

—Ох, если можно… Ленайра большое спасибо…

Девушка только рукой махнула.

—Ребята, вы там идите в зал, вас накормят, а мне надо кое-какие распоряжения отдать и посмотреть письма из дома.

—Это дело, — обрадовался Тайрин. — С утра выскочили до завтрака из школы.

—Лисана, проводи этих господ и распорядись там, — и уже тихонько, чтобы никто не слышал, добавила: — попроси Дарина подняться ко мне.


Дарин сидел на стуле и рассматривал медленно вращающееся объемное изображение парня довольно плотного сложение лет пятнадцати-шестнадцати на вид.

—Как, говоришь, его зовут?

—Дар. Сказал, что фамилии нет, поскольку найденыш. — На миг потеряв сосредоточенность, Ленайра утратила контроль над иллюзией и картинка замигала. Пришлось быстро восстанавливать.

—Да развеивай его уже, я запомнил.

Ленайра облегченно вздохнула и картинка исчезла.

—Думаешь, он наследник?

—Процентов на десять.

—Хм… это больше, чем у этих твоих Вариэна и Тайрина… но все равно мало. А ведь подходит. Сирота, что-то, как ты говоришь, недоговаривает.

—Он явно что-то не договаривает. Дарин, он с одного взгляда отличил рисунок от магического слепка памяти по нарушенной перспективе! Эти рисунки разглядывали сотни человек до него. Никто не отличил. Он может кажется простоватым, но… как бы объяснить… Понимаешь, есть простота, которая хуже воровства, а есть, которая иной хитрости стоит. Вот у него как раз вторая. Ты ведь наверняка знаком со всеми этими заморочками в школе? Ну типа предоставление абсолютной свободы.

—Конечно, — хмыкнул он. — Я же тоже этот факультет заканчивал.

—И как оружие подбирали?

—Ну, я все-таки из семьи потомственных военных.

—А Дар точно не дворянин. Этих оружием обучают с раннего детства владеть. Он им пользоваться не умеет, сам признался. Понимаешь, Дарин… он очень трезво оценивает себя и, самое главное, правдиво. Признает, что чего-то не знает и находит того, кто ему поможет. Упрям. Почти два месяца без всего проучиться… дорого стоит. С тем, что он рос у мельника, я не верю. Слишком много знаний для мельника. А вот в то, что у него есть сводный брат, верю. Но именно потому я и не думаю, что он наследник.

—Гм… я понимаю тебя, но все же объясни свои рассуждения.

—Потому что глупо так палиться. Если уж наследника будут определять в школу, то такого прокола не допустят. Им же нужно его доверие, а когда сводный брат тебя гнобит, а его родители вместо того, чтобы осадить сына…

—Почему так думаешь?

—А иначе почему он сбежал тайком? А он именно тайком сбежал. Потому и фамилию не назвал. Есть она у него, зуб даю. Не продумал он просто этот момент, вот и сочинил на ходу. Так о каком доверии тут идет речь? Он же возненавидит такую семейку. Да и семья… я думаю, купцы или гильдия мастеровых. Скорее гильдия, купцы все-таки с деньгами обращаться умеют и не оставят кошелек далеко от себя. Пойдут дворяне за воспитанником купцов или гильдии? Нет, наследника нужно искать среди дворян. Причем средней доходности. Не богачи, но и не нищие. Причем дворян с безупречной репутацией.

—Хм… А это мысль…. Как-то мы упустили этот момент. Нужно дать распоряжение составить списки всех дворян, которые обучаются на факультете.

—Но Дара тоже проверьте. Нужно убедиться на сто процентов. И еще… я думаю, среди преподавателей есть кто-то, кто знает наследника.

—Думаешь?

—Если сам наследник не в курсе своего… гм… происхождения, то обязательно должен быть кто-то, кто за ним будет присматривать.

—Не тот, кто взъелся на тебя?

—Не думаю. Зачем так выставляться? Нет, если такой наблюдатель и есть, то так выставляться не будет. У этого Лирена явно что-то личное ко мне… можешь добыть его биографию?

—Без труда, но если он не из заговорщиков, то стоит ли так отвлекать силы?

—Он мне мешает. Пока не сильно, но кто знает, что дальше будет.

—Ладно, попрошу подыскать пару практикантов на это дело, — вздохнул Дарин. — А вы сейчас куда?

—По магазинам пройдемся, нужно подкупить по мелочи.

—Понятно. Отдыхайте тогда.

—Отдыхайте, — буркнула Ленайра. — Отдохнешь тут… Как меня задолбали эти заговорщики.

Продолжая ворчать себе под нос и провожаемая ошарашенным взглядом Дарина, Ленайра вышла из комнаты и отправилась в общий зал, где уничтожали запасы еды ее приятели.

Глава 8

В понедельник объявили об уроках по овладению оружием. Именно так и назвали. А еще в объявлении настоятельно посоветовали обедать по самому минимуму, что уже настораживало.

В общем, весь курс выстроили, особо нетерпеливые оружие даже достали из чехлов и сейчас старательно изображали из себя идиотов… э-э-э… то есть героев. Вставали в картинные позы, грозно замахивались мечами. Вариэн не удержался. Достал топор, вскинул, выставил правую ногу вперед и изобразил на лице свирепое выражение.

—Как я?

—Честно? — покосилась на него Ленайра.

—Ну тык.

Девушка моментально сместилась в бок и подбила излишне выставленную вперед ногу Вариэна, отчего тот едва не сел на шпагат. Прошелестела выдернутая из ноже шашка и замерла у шеи парня. Топор оказался под ногой девушки – не выдернешь.

—Не очень.

Вокруг раздались смешки. Вариэн угрюмо поднялся и отряхнулся.

—Принцесса… ну зачем так?

—Грязными кованными сапогами по нежной ранимой душе? Не подражай идиотам.

Теперь уже все не так веселились. Как-то так получилось, что Ленайра оказалась в строю не с теми, кто умел владеть оружием, а мальчишки не устояли и каждый считал своим долгом продемонстрировать грозное оружие, которое он себе взял, а так же то, как он будет разить им врагов.

Неизвестно, чем бы все закончилось, но тут появился Жден Ерыш и сразу стало тихо. Ерыша студенты боялись.

Оглядев толпу-строй, он хмуро буркнул про разгильдяев и замолчал. Намек поняли и первокурсники быстро перестроились в строй-толпу. Ерыш снова скривился, но на этот раз комментировать построение не стал.

—Значит, так, — весомо заговорил он. — Вы начинаете изучать очень важный предмет… один из основных и наиглавнейших… Многие из вас уже привыкли к той свободе, которая царит в школе. Но на этот раз от вас будут требовать абсолютное послушание и дисциплину. Вы должны уяснить, что оружие – это не шутка. Потому за любое баловство с ним будут применяться серьезные меры… ко всем, вне зависимости от того, насколько хорошо вы умеете обращаться с ним. — Он выцепил взглядом в строю Ленайру и многозначительно посмотрел на нее. — А сейчас я вам представлю вашего учителя. И я очень вам советую слушаться его как отца и как мать, ибо он, в отличие от меня, излишней добротой не страдает.

Студенты явственно поежились. Если уж Жден так характеризует учителя, то явно какой-то зверь.

—Итак, Виттолио Аризен.

Из-за небольшого сарайчика с инвентарем вышел тот самый старичок-смотритель из склада и добро-добро улыбнулся. Рядом удивленно ухнул Вариэн. Ленайра, совершенно не удивленная, чего-то подобного и ожидала, когда сообразила, что к чему, отыскала в толпе Тайрина, который сам смотрел на нее взглядом пучеглазой рыбы. Ему явно много чего хотелось сказать и сейчас явственно жалел, что встал рядом с приятелями.

Виттолио же с улыбочкой доброго дедушки отправился в неспешную прогулку вдоль строя, тыкая пальцем в каждого студента, мимо которого проходил, и указывая ему куда встать с другой стороны площади: справа или слева. Иногда он задерживался около кого-то дольше обычного, щупал мышцы на руках, проверял гибкость суставов, изучал оружие. Только после этого принимал решения, отправляя первокурсника в ту или иную сторону. Тайрину он махнул даже особо не задерживаясь, отправив к немногочисленным студентам справа. Туда же отправился Вариэн. А вот у Ленайры он задержался подольше. Даже улыбку с лица согнал. Потрогал кольчугу, попросил разрешения подержать в руках оружие.

Ленайра вытащила шашку, доля секунды потребовалось на деактивацию защиты, и рукоятью вперед протянула учителю.

—Хм, — задумчиво проговорил он. — Не для моей руки.

—Пожелайте увеличить в размере так, как вам хочется.

—Даже так? Гм-гм… хотя чего я ожидал. — Под его взглядом клинок стал удлиняться и слегка утолщаться. Тут же рост остановился. — Ширину я не просил увеличиваться.

—Соблюдение пропорций, — пояснила Ленайра. — Можно?

Под ее взглядом шашка снова уменьшилась. Девушка крутанула ее и положила себе на руку.

—Это оружие, которой в ее родной… стране… — было видно, что Виттолио уловил небольшую заминку, но ни о чем спрашивать не стал, — должно быть размером в руку владельца. Вот таким. Ширина клинка… пропорция выдерживается сама.

—А такое оригинальное крепление чем обусловлено? Лезвием вверх…

Ленайра убрала шашку в ножны.

—Готовы, учитель?

—Вот оно как? Ладно, Готов.

Шашка выскочила из ножен стремительно и сразу же рванулась вперед в едином слитном движении. Виттолио каким-то плавным, вроде бы даже неторопливым шагом сдвинулся назад, выходя за пределы атаки и шашка просвистел буквально в паре миллиметров от шеи.

—Неплохо, — задумчиво проговорил он, рассматривая застывшую в выпаде девушку с вытянутой вперед шашкой. — Были бы вы, леди, выше ростом, чуть длиннее руки, чуть длиннее оружие и я бы не успел. Однозначно не успел бы. Наш с вами спарринг будет безусловно очень интересным.

—Спасибо, мастер. Я еще расту. — Ленайра плавным движением вышла из выпада и вернулась в строй, шашка соскользнула в ножны. Щелчок замка, ножны отстегнулись от пояса и она протянула шашку на вытянутых руках учителю.

Виттолио кивнул, принял оружие, попробовал его вытащить, вернуть обратно. Достал клинок и увеличил до указанного Ленайрой размера, померил по руке. Убедился, что правильно, после чего задумчиво покрутил шашкой перед собой.

—Необычно, но чувствуется, что оружие имеет свою историю. Почему выбор пал на него?

—Сначала потому, что был хороший учитель рядом, потом осознала преимущество самого оружия.

—Что ж… очень хорошо. Позже у нас еще будет время поговорить с тобой по поводу формата наших занятий. — Виттолио вернул клинок в ножны и протянул его обратно. Ленайра сразу же пристегнула шашку к поясу. — Пока же иди к тем, кто стоит справа.

Виттолио вернул на лицо добрую улыбочку, глянул на оставшихся ребят.

—Ну а вы все налево.

Ленайра остановилась рядом с Тайрином и Вариэном, которые, словно сговорившись, раздвинулись в стороны при ее приближении, приглашая встать между ними. Ленайра выступать не стала и заняла предложенное место. Огляделась. Всего их тут оказалось человек двадцать со всего курса, остальные попали в другую группу. Если ее предположения верны… Ага, вон и Дар маячит, такого не пропустишь.

—Ты знала? — прошипел под ухом Тайрин.

—Догадалась, — не стала спорить Ленайра. — Я поняла, что на складе должен быть кто-то из учителей. Я бы не доверила выбирать оружие вчерашним сыновьям купцов, хотя те и могут уметь им пользоваться, если ходят с караванами, или же крестьянам.

—А почему тогда не предупредили? — обиженно поинтересовался Вариэн.

—Тебе-то как раз больше всех повезло, — досадливо поморщился Тайрин. — Специалист подбирал оружие. И благодари Ленайру. Не догадайся она, стоять бы тебе среди вон той группы.

Судя по всему, Тайрин тоже понял принцип, по которому Виттолио разделил группы. Тот же как раз занял позицию между этими неравными группами и помахал руками, предлагая всем подойти к нему поближе.

Когда все подошли, Виттолио ядовито прошелся по тем, кого отправил, популярно объяснив в чем заключается их ошибка.

—И главная ваша ошибка, что вы вообще выбрали эту школу, — закончил он вступление. — На занятиях Жден Ерыш должен был вам объяснить основы владения оружием, рассказать про технику безопасности и о том, как важно, чтобы оружие подходило. Было такое?

Нестройный хор подтвердил, что было.

—Ну и чем вы тогда думали, когда подбирали себе оружие? Вот вы, например? — Мэтр Виттолио жестом пригласил из строя невысокого, но плотного парня с эстоком.

—А чего? — хмуро поинтересовался он.

—То есть вам все равно, что ваше оружие предназначено для всадника?

—А я думал, это шпага такая, — удивился он.

Хохот, раздавшийся было в рядах понимающих, мгновенно умолк под взглядом Виттолио.

—То есть вы даже не поняли, что за оружие взяли. Замечательно. Значит так, все вы кандидаты на исключение. Пока только кандидаты, если не поймете этого урока. Пока же быстро на склад и сдайте все, что получили. С вами занятия будут проходить отдельно, и для начала вы познакомитесь с различными типами оружия, познакомитесь с его особенностями, сильными и слабыми сторонами. Даже если какое-то оружие вам не достанется, вы должны понимать, что ждать от противника, который им вооружен. Марш отсюда.

Подавленная толпа свалила. Виттолио дождался, когда исчезнет из виду последний из них, повернулся к оставшимся.

—Что ж… в этом году лучше обычного на удивление. Кто-то сам о себе позаботился, — мэтр посмотрел на Ленайру, — кому-то подсказали, — взгляд на Вариэна. — Как бы то ни было, вы сумели справится и подобрать себе подходящее оружие. Теперь что касается тренировок. Одноручные мечи, шпаги, сабли — встать справа от меня. Ударно-дробящее оружие: шестоперы, топоры, булава — встать слева.

Несмотря на некоторую оригинальность команды, ее поняли правильно. Вариэн, с грустью глянув на Ленайру и Тайрина, отправился направо.

—Теперь, внимание, — снова заговорил Виттолио, когда группа разделилась. — Уроки у тех, кто выбрал себе легкое оружие, ориентируясь на скорость, буду вести я. У остальных — мэтр Агрипа Трайзен, которого вы найдете на пляже у Одинокой скалы, и он вас уже заждался. Бегом марш!

Вообще-то Ленайра ожидала, что как раз их в группе будет больше, но оказалось, что Виттолио отправил к Агрипе Трайзену и тех, у кого оказались тяжелые мечи. Таким образом, их осталось всего семеро.

—Ну вот, — мэтр выглядел довольным. — Теперь можно и приступить к тренировкам. Скоро, конечно, к вам еще добавится болванов, но пока они закончат тренировочно-учебные занятия у Ерыша… честно говоря, ему очень нравятся такие тренировки… — Ленайра мысленно вспомнила тяжелый нрав Ждена Ерыша и посочувствовала несчастным. Гонять их будут… — Но вы, я полагаю, хоть что-то об оружии знаете. Некоторые даже что-то умеют. Моя задача научить вас пользоваться сталью и магией, чтобы вы по настоящему стали опасны врагам. Честно говоря, именно сейчас у вас и начинаются те занятия, ради которых вы и поступили на этот факультет. Все остальные предметы, чтобы вам ни говорили профессора, идут лишь приложением в том плане, что они либо немного помогут понять, как все работает, чтобы вы не были подобны дикарям с дубиной, а так же дать тот уровень образования, который соответствует элите империи. И настоящие будущие группы будут складываться именно на моих занятиях…

—Или у мэтра Агрипы, — вылез кто-то сильно умный.

Виттолио наградил выскочку очень многообещающим взглядом.

—Поясню кое-что. На факультете есть разные предметы, но в одном из них заключается слишком много… различного. Один человек не в состоянии охватить всю область знаний. Мэтр Агриппа специалист в тяжелом виде оружия. Топоры, булавы, тяжелые мечи – его стихия. Жден Ерыш отлично умеет натаскивать новичков, вбивая в их глупые головы основы и теорию. Эйрис Надин специалист в метательном оружии, у вас с ним тоже будут тренировки. Но глава в этом балагане я, старший преподаватель по боевым единоборствам и специалист по легкому оружию Виттолио Аризен. И именно от меня зависит получит группа одобрение на формирование или нет.

—Но…

Виттолио жестом заткнул очередного торопыгу.

—Да-да, вы имеете полное право на определение того, с кем будете работать. Я не смогу запретить, но… если какая группа не получит моего одобрения… а это будет в ваших делах, то она может даже не рассчитывать на какие-либо серьезные дела, а значит прокукует все время в какой-нибудь глуши.

—А как же…

—Тихо! Доверять вам такое дело, это как вон тем остолопам поручить подобрать оружие. Если вы сами не понимаете этого, я в вас вдолблю – группа, это очень серьезная заявка. Вам вместе придется работать не один год, вы должны будете доверять друг другу как самим себе. К тому же группа должна быть сбалансирована. Конечно, если в нее попадут одни лишь тяжеловооруженные маги, чьи задачи в группах обычно сводятся к защите своих от атак, чтоб дать им передышку, то и ей найдутся задачи, но, как вы сами понимаете, их количество будет не так велико, как то, которое можно поручить сбалансированным группам. Но если внутри не будет доверия… если установится нездоровая атмосфера с командиром тираном, подхалимами и шестерками, а в моей памяти бывало и такое, то серьезное дело таким никто не доверит. Никто не возьмет на себя ответственность за срыв важной работы. И я не возьмусь таких рекомендовать, ибо в девяноста случаев из ста подобные группы обычное мясо. Когда нет доверия внутри, ни о каких серьезных делах и речи быть не может. Впрочем, если у вас есть мозги, вы и сами будете держаться от таких подальше. Нельзя работать с полной отдачей, если нет уверенности в том, кто прикрывает тебе спину. Для того и даются каникулярные задания, чтобы в не очень серьезных ситуациях и под контролем старшекурсников вы смогли бы оценить тех, с кем собираетесь связать свою карьеру.

—А группы можно менять уже после формирования? — поинтересовалась Ленайра.

—До окончания факультета можете менять как угодно, лишь бы вас приняли. Официально группы формируются только после получения вами диплома. Потом… тоже можно, но на таких перебежчиков смотрят не очень хорошо, и отношения к ним соответственное. Им еще придется доказывать, что им можно доверять. Такое отношение не всегда справедливо, ситуации разные, как я уже говорил, бывают, но учитывать это вы должны. Попытка в третий раз поменять группу… такого я не припомню. Да и не примет к себе никто такого бегуна. Обстоятельства у него должны быть очень серьезные. — Тут Виттолио замолчал, помрачнел, но закончил: — Есть еще ситуация, когда на заданиях гибнет часть группы. Они либо остаются в неполном составе, либо разбегаются по другим группам, либо набирают к себе из тех, кто согласится. Переход по взаимной договоренности возможен и не сложен.

Ленайра подумала, что Дмитрий Иванович такой подход к формированию групп не одобрил бы. Уж точно он настоял бы на опытном инструкторе к каждой.

—Только не думайте, что сразу после выпуска вы пойдете штурмовать вражеские столицы. Вы еще годик постажируетесь вместе с более опытными товарищами, к которым припишут вашу группу.

О. Ленайра задумалась. В таком виде все выглядит немного иначе, но все равно не была уверена, что даже так Дмитрий Иванович выскажется одобрительно.

«Надо будет описать ему все произошедшее и спросить совета», — решила девушка. Взгляд со стороны, да еще такого опытного человека, лишним точно не будет.

Виттолио еще объяснил как именно будут построено их обучение. В общем, все предсказуемо. Сначала он проверит уровень каждого, потом будет подтягивать всех и составлять программу обучения для развития сильных сторон и устранения слабых. Когда он сочтет, что индивидуальный уровень достаточно подтянут начнутся тренировки на слаженность. В свое время через тоже самое Ленайра уже проходила в другом мире на полигоне под руководством Дмитрия Ивановича. Хотя лишними занятия точно не будут.

—А сейчас разминка… с тем оружием, что у вас есть. То есть ничего не снимать. Побежали. Для начала три круга.

Рядом пристроилась Геля, придерживая рукой эфес довольно элегантной боевой шпаги, позволяющее наносить как колющие, так и рубящие удары. В отличие от той зубочистки, что таскал Тайрин, у которого шпага была очень похожа на гражданский вариант, если бы не явно усиленный клинок. Как в свое время заметил Виттолио, такое оружие для резких и быстрых выпадов. Рубить им нельзя. Вроде бы недостаток, но… усиленный клинок позволял парировать удары даже тяжелых мечей, а удар острием, при должной сноровке и силе, способен был пробить и укрепленную кирасу.

—У тебя очень необычное оружие, — пропыхтела она, пристраиваясь рядом. Видно не утерпела и решила удовлетворить любопытство.

—Покажу в общежитии, если интересно, — отозвалась Ленайра. Покосилась на шпагу у пояса соседки. — А вот у тебя ничего неожиданного. Почему-то я и полагала, что у тебя будет нечто похожее.

—Что поделать, — с притворной печалью вздохнула Геля. — Мы, девушки, гораздо слабее мужчин. Приходится полагаться на скорость и ловкость. — И уже серьезно пояснила: — У папы в гарнизоне был один наемник, мастер клинка. Не знаю, почему он решил вступить в армию, видно, скрывался от кого-то. Его и уговорила меня научить.

—И он сразу согласился? — удивилась Ленайра, примерно представляя характер такой публики.

—Нет, — улыбнулась Геля. — Но папа перед моими просьбами никогда не мог устоять, а когда рядовому приказывает командующий… Но потом Кардин говорил, что я очень талантливая ученица и что он гордится мной…

—Когда остыл, да? — захихикала Ленайра.

—Ну… да, — Геля поежилась. — Но первый год был очень тяжелый.

—А ну прекратить разговоры! — рявкнул Виттолио. — Или для вас эта задача слишком проста? Так сейчас дополнительный груз прикажу взять!

Ленайра с Гелей предпочли замолчать и дальше бежали молча. Сам Виттолио достал небольшую тетрадь, в которую изредка что-то записывал, поглядывая то на одного, то на другого студента.

Занятие оказалось… выматывающим. Причем Жден Ерыш вроде бы гонял сильнее, и тренировка с ним шла дольше, но там никто так не уставал. Возможно, это связано с тем, что у Ждена все занимались налегке, в спортивной одежде, а Виттолио требовал полной экипировки. И дело тут не в том, что она тяжелая, из оставшихся, ну разве кроме Вариэна, но ему его доспехи что слону соломинка, все разобрались с механизмом облегчение веса. Проблема в неудобстве. Шпаги и мечи у пояса приходилось придерживать, иначе они бились о ноги, доспехи с непривычки кособочились, их приходилось поправлять. И если к ношению оружия некоторые из присутствующих имели привычку, то с доспехами дело другое, тем более еще не до конца подогнанные. Из всех только у Ленайры был собственный полный комплект, но и она еще не настолько свыклась с той же кольчугой, например.

Виттолио убрал блокнот и оглядел пыхтящих студентов.

—Ну что, поняли, чем обычный бег отличается от того, с чем вам придется столкнуться в реальности. И это вы еще бежали по стадиону. Ну ничего, когда начнется практика в полях, там вы поймете разницу. А сейчас можете быть свободными.

Ленайра дождалась, когда все разойдутся, махнув Тайрину, что бы не ждал ее, и подошла к Виттолио, наблюдавшим, как расходятся студенты. Кивнул Ленайре, словно ждал ее.

—Подожди немного. Догадываюсь о чем хочешь поговорить, но давай не здесь. Сейчас разойдутся все и отыщем местечко.

Местечко отыскалось за какими-то складами, где высился сплошной забор метра два высотой. Ленайра несколько удивленно огляделась… выглядело все так, словно гопник завел жертву за гаражи и сейчас начнет потрошить карманы. Наткнулась на откровенно забавляющегося мэтра. Ленайра мысленно почесала затылок, пожала плечами и чуть сдвинулась в сторону, давая дорогу профессору. Тот улыбнулся и прошел вперед.

—Как я уже говорил, — заметил он, продвигаясь между складами, — я догадываюсь о чем ты хочешь поговорить. Я обратил внимание на твой уровень подготовки, который вполне достоин выпускного года. Но… — Виттолио обернулся, словно приглашая продолжить девушку.

—Но он не вписывается в стиль академии.

—Логично. Потому… — Виттолио подошел к забору и быстро простучал по нему какую-то дробь, — …надеюсь на твое благоразумие, что ты сохранишь это место в тайне.

С последним стуком доски сдвинулись в сторону, открывая проход. Мэтр приглашающее махнул рукой. Ленайра с интересом подошла и заглянула в открывший проход… за которым оказался небольшой стадион со спортивными тренажерами, дорожкой для фехтования и несколькими огороженными площадками для спаррингов.

—Место для преподавателей. Здесь мы тренируемся, отрабатываем приемы, а также все то, что собираемся показать студентам. Обычно сюда никого из посторонних не пускают, но… с тобой случай особый. — Виттолио прошел следом и закрыл проход… и не скажешь, что здесь есть калитка. — Я поговорил с ректором… кое-кто возражал, но я сумел убедить скептиков.

—Вы уже тогда догадывались, что я спрошу об этом?

—Хороший преподаватель, госпожа Ленайра Геррая, внимательно читает личные дела поступающих студентов и прикидывает, на что годен тот или иной человек. Или вы полагали я действительно с первого взгляда определил, кому какое оружие подходит? Вопросы анкеты не просто так составляли. Но вы… я понимал, что с вами занимались дома, вопрос был в вашем уровне. Сегодня я имел удовольствие его приблизительно оценить. Сейчас бы мне хотелось узнать, на что вы годитесь. Полагаю, вы понимаете так же, почему я привел вас сюда, а не стал устраивать спарринг на общем стадионе.

—Чтобы лишний раз не раздражать студентов?

—Самонадеянно, — хмыкнул мэтр Виттолио, — но точка зрения имеет право на существование. Итак, прежде, чем мы начнем выяснять ваш уровень, о чем вы хотели поговорить?

—Как раз об этом… дело в том, как я уже говорила профессору Ждену Ерышу, я тренировалась без магии. Мой учитель магией… не владел. Но как боец он был хорош. Вот я и тренировалась с ним… — Под очень внимательным взглядом Виттолио Аризена Ленайра стушевалась и замолчала.

—Леди, чтобы пудрить мозги такому пожилому человеку, как я, надо иметь жизненный опыт лет в пятьдесят. Всякие недоговорки, а уж тем более откровенную ложь, я чую очень хорошо.

Ленайра вздохнула.

—Тайна Древнего Рода.

—Понятно. Тогда спрошу так: что из сказанного правда?

—Меня тренировал в месте, где совершенно не действует магия, человек, который вырос в том месте и который учился воевать там. На систему этого человека накладывать магию я начала только полтора месяца назад под руководством капитана гвардии рода. Без магии, думаю, я справлюсь и с вами.

—Хм… полагаю потому, что я без магии сражаться не привык.

Ленайра кивнула.

—Верно.

—Да… Жден поделился своими воспоминаниями о твоей схватке на первом занятии. Впечатляет. И что ты хочешь от меня?

—Помочь мне в тренировке. Стандартный стиль факультета мне не подходит… самой же мне освоить его не хватит знаний и умений.

—Вы пошли сложной дорогой, леди. Стандартный стиль, если уж на то пошло, был разработан специально для того, чтобы из вчерашних пахарей, кузнецов, купцов за короткий срок превратить в бойцов. Но и ваша проблема не нова. Сюда поступают и дворяне, которых с детства обучают пользоваться оружием… но не без магии. Для таких разработан свой стиль. Хм… задачка интересная… Сделаем так. Вы обучаете меня своему стилю, я помогаю вам в разработке вашего.

—Обучить вас сражаться без магии? — изумилась Ленайра.

—Это будет хороший опыт. Плохо представляю возможности такого сражения. Признаться, потому и заинтересовался. Итак?

—Я не возражаю.

—Отлично. В таком случае мы сейчас сделаем следующее. Чтобы знать, что делать… да-да, капитан гвардии уже объяснил, но я хочу составить своё мнение, а потом уже сравним его с мнением капитана. Так вот, мы одеваем подавители и проводим спарринг. Сначала ты просто защищаешься от моих атак, не атакуя сама. Потом мы меняемся ролями и защищаюсь я. После проводим полноценный спарринг.

—Э-э-э… а мы успеем?

—Оценить я твой стиль сумею, потом мне все равно подумать нужно будет. Итак… — Меч мэтра Виттолио покинул ножны. — Первым атакую я, ты только защищаешься. Без магии. Готова?

Ленайра обнажила шашку и отбросила ножны в сторону, проверила как сидят перчатки, крутанула шашку, разминая кисть.

—Готова.

—Атакую…

Спустя полтора часа и после душа, который располагался здесь же в помещении для учителей, Виттолио пригласил Ленайру к столу. Ну как к столу… стол представлял из себя врытый в землю столбик и прибитую к нему круглую крышку под навесом. Явно поставили его сюда просто посидеть, обсудить поединок. Больше, чем вчетвером, за ним не пристроишься.

—Хорошо, потренировались, — заметил Виттолио, раскладывая на столе свои записи и что-то записывая, попутно давая пояснения внимательно слушавшей девушке. — Что могу сказать? Ваш капитан дело свое знает и задал правильное направление. Но кое что все же стоит поправить. Полагаю, будет лучше, если у нас будут индивидуальные занятия. Смысла пускать тебя спарринговаться с кем-то из первокурсников никакого. Без магии ты разделаешь любого, с магией… у тебя пока недостаточный контроль, чтобы не бояться случайно кому-нибудь навредить. Признаться, не помню, чтобы к нам в школу приходил кто-то с таким уровнем подготовки. Если не секрет, зачем? С вашими деньгами вам по карману любые учителя, которые по той же самой индивидуальной программе подтянут тебя не хуже меня.

—Я плохо схожусь с людьми.

—Хм… тоже вариант. Ледяная Принцесса… как я понимаю, это все маска, который ты закрываешься от неприятных тебе людей? Можешь не отвечать. Я никому не скажу о своих догадках. Вот ведь проблема… Понимаешь, Ленайра, — после прошедших спаррингов обращаться с соблюдением правил этикета и вежливости все посчитали излишним, — три года учебы не просто так. Как ты уже поняла, на первом курсе идет подтягивание студентов по общим предметам и физической подготовке до определенного уровня. Плюс даются начальные знания об оружии, чтобы ученики хотя бы не поранились. Еще дается много материала по теории магии, и теории боевой магии… то есть структуры щитов, атакующие плетения… впрочем, чего я тебе рассказываю.

—Я с этим тоже занималась. Но мне практики не хватает. Без магии я выжала все, что можно.

—Это я понял. На втором курсе вам станут давать уже практику по магии, причем с каждым разом усложняя задачу. Сначала просто формирования заклинаний и щитов, потом на ходу, на бегу и на полосе препятствий. Ну и налегание на обучение владению оружием. Однако пока идут магия отдельно, оружие отдельно. Еще будут учить вплетать заклинания в предметы. Умеешь?

—Конечно. Накладывание простейших чар. У меня даже одна из работ есть на эту тему…

—М-да… И, наконец, третий курс, сплетении магии и оружия в единую систему, тактика работы в одиночку и группах, плюс законодательство империи… В реальности, как ни странно, люди плохо представляют что такое боевой маг. Сами они не сталкиваются с ними на поле боя, а приврать маги в своих рассказах любят не хуже других. Вот и появляются истории, как один маг целую армию победил. Отделить правду от вымысла простому человеку трудно.

Виттолио отложил записи и встал, снова достал меч.

—Сейчас я покажу, что такое настоящий боевой маг. Смотри внимательно.

Он вышел на площадку перед столом, прикрыл глаза, вытянув меч в сторону. Что-то прошептал и вдруг около забора напротив вспыхнули небольшие огоньки. Ленайра удивилась, присмотрелась, понятливо хмыкнула – защита. Скорее всего, в ту сторону заклинания и метают при тренировке.

Виттолио на мгновение застыл, но тут его меч вдруг налился синеватым свечением… молниеносный удар и гигантская синяя световая коса устремилась вперед, вспыхнула защита, прошла косая светящаяся черта по щиту. Виттолио явно ограничил силу, иначе после такого удара щит даже если бы и выдержал, то заметно ослаб бы. Но оно и понятно, он демонстрировал возможности, а не силу. Вот его силуэт размазался, появился, снова размазался. Со стороны, если не присматриваться, казалось, что он исчезал в одном месте и появлялся в другом. И в момент появления с его рук срывались молнии и били в защиту. Прыжок… мэтр Виттолио на насколько секунд завис в воздухе, а потом вниз устремился огненный дождь, который буквально пропахал все под ним. Приземление, резкий круговой разворот и порывом ветра взметнулась пыль, мелкие камни, трава… Ленайра прикрыла глаза, пытаясь рассмотреть происходящее из-под руки. Порыв ветра растрепал волосы и едва не свалил девушку со скамьи, а вокруг мага закрутилась настоящее торнадо. Хлопок, ветровое копье ударило в защиту. Вокруг загудело, в стороны полетел разный хлам, поднятый с земли. Теперь в ход пошли огненные пульки, которые зарождались у гарды меча, молниеносно протекали по лезвию и срывались с острия, устремляясь в сторону защиты, которая уже сама полыхала, прогибалась, но держалась. Причем Ленайра видела, что сам маг всю возможную силу не использует. Ровно столько, чтобы показать возможности, но не разрушить защиту. Скорее всего, возможности щита он знал великолепно, как знал, какую мощность он способен сдержать, а какую нет. Меч, точнее его лезвие, уже сияло мягким голубым светом. Само лезвие, при каждом взмахе, оставляло за собой светящийся след, словно прорубался сам воздух. А Виттолио уже демонстрировал возможности защиты, то формируя перед собой щит вытянутой вперед левой рукой, то окутывался в сверкающую сферу, то по доспехам пускал усиливающие чары, из-за чего казалось, что те раздувались то в одном, то в другом месте. Меч уже даже заметить взглядом было невозможно, только сияющая голубоватая сфера, даже не скажешь, что всего лишь остаточный след от свечения клинка.

—Вот как-то так. — Мэтр вдруг застыл в боевой стойке, направив меч в сторону щита. По лезвию все еще бегали голубоватые огоньки, но они постепенно затухали.

Меч скользнул в ножны, влетевшие в руку магу, сам она развернулся на пятке и прошел к столу, опустился на скамейку.

—Как ты понимаешь, я слегка сдерживался, иначе полигон пришлось бы восстанавливать. Именно это и есть соединение магии и боевого стиля с вплетением чар в материальные предметы. В моем случае меч и доспехи. Так сможешь?

—Не с такой скоростью, — честно призналась Ленайра, — но сложного ничего нет.

—Теорию вам дают на первом курсе и в начале второго, потом только углубление. А скорость – это всего лишь практика. Твоя шашка… гм…

—Рунное серебро с накопителями. Это мой концентратор.

—Гм… Вот оно что. — Виттолио с новым интересом присмотрелся к оружию. — Твои стихии пламя и лед?

—Холод и огонь. Лед – это водная стихия.

—Ну-да, ну-да. Можешь что-нибудь показать?

—Почему нет? — Ленайра встала и прошла к тому месту, где еще недавно стоял мэтр. Замерла, так же выставив шашку вперед положив лезвие параллельно земле.

Верхняя сторона шашки вдруг полыхнула пламенем, которое, словно живое, плясало по лезвию. Ленайра перевернула шашку… пламя, словно ничего не случилось, продолжало полыхать, только его лепестки были направлены вниз. А теперь уже верхняя сторона стало покрываться изморозью, над ним закружились снежинки, появилась ледяная корка. Взмах… в сторону щита устремилось сразу две гигантские косы: ледяная и огненная. Причем расстояние между ними как раз и составляло ширину клинка. В момент попадания в препятствие они соединились…

—Упс… — Ленайра втянула голову в плечи, наблюдая как сверкающими осколками опадает щит с хрустальным звоном. Из множества огоньков на земле, подпитывающих щит, остался гореть только один, сиротливо покачивая лепестком пламени. Забор за щитом тоже пострадал – его верхняя половина покрылась льдом, а нижняя почернела от пламени.

—Ты ведь не в полную силу била? — с надеждой поинтересовался Виттолио, разглядывая пейзаж.

—Самую капельку вложила, — честно отозвалась Ленайра, но все же призналась: — я пока не умею столь тонко настраивать потоки в высшей магии.

—А в низшей тонкая настройка по умолчанию предусмотрена, — буркнул Виттолио. — Надо будет поработать с контролем силы. Но выглядит очень впечатляюще. Вот что значит концентратор, управляющий родными стихиями. Родовой?

—По спецзаказу. Стандартные не выдерживают.

—Хм… Понятно. Сложную задачку ты подкинула, признаться. Придется хорошо подумать. И магия у тебя особенная, и тренировки странные, и этот концентратор, позволяющий работать с двумя стихиями разом… да еще противоположными…

При этих словах Ленайра дернулась. Что-то буркнула под нос.

—Что? — удивился такой реакцией Виттолио.

—Просто устала уже объяснять, что холод и жар явления одной природы, а не противоположных, как считают в академии. Там мне тоже не поверили. Но ведь суть одна – температура. Если уж говорить так, то я владею стихией… гм… никак не могу подобрать определение поточнее… ну пусть будет стихия температуры. А уж куда ее смещать – вверх или вниз, уже частности. Да, сложно это делать сразу, но ничего запредельного. Гораздо больше мешает инерция мышления, которое отказывается считать жар и холод одним явлением. Да вот, сами смотрите…

Ленайра убрала шашку, выпрямилась и раскинула руки в стороны, повернув ладони вверх. На правой заклубился туман, появились снежинки, стала оседать влага… на левой полыхнул огонь, образовав ярко светящийся шарик огня. Шарик тумана и огненный стали расти, пока не достигли размеров кулака взрослого человека. Ленайра начала медленно сдвигать руки… Виттолио охватило недоброе предчувствие и он поспешил подойти поближе… нет, вроде все спокойно…

Ленайра развернула кисти так, словно собралась соединить ладони в молитве. Шарики тумана и огня, словно приклеенные, тоже развернулись, встав друг напротив друга между ладонями. Теперь ладони и два шарика находились на равном расстоянии друг от друга. Ленайра начала медленно сближать руки. Шарики сдвигались, но было видно, как они изо всех сил стараются избежать соединения. Словно два магнита одним полюсом пытаться соединить.

Наконец один шарик коснулся другого… на границе засверкали серебристые искры, которые усиливались и разрастались, когда эти шарики наплывали друг на друга. Который из них поглощал кого совершенно непонятно. О том, чего такое объединение стоило Ленайре, говорил пот, градом катящийся по лицу девушке, но та, боясь даже моргнуть лишний раз, продолжала объединение… Между ладонями повис один шарик… серебряный с багряными прожилками, которые хаотично перемещались по нему, явно норовя вырваться наружу.

—Э… — Начал было Виттолио, но тут же замолчал – говорить под руку магу в такой ситуации явно не лучшая идея.

—Куда бросить? — вдруг хрипло спросила девушка. — Больше не могу контролировать… и развеять… не… получится…

Виттолио понял все моментально.

—Туда! — он указал рукой направление.

Ленайра развернулась и словно бы толкнула шарик. Тот, с резким ускорением ушел вперед, а девушка, словно завороженная, смотрела ему вслед.

Правда, долго наслаждаться видом ей не дали. В мгновение чьи-то сильные руки подхватили ее, швырнули на землю так, чтобы она оказалась ногами к улетевшему шарику и сразу ее придавила сверху чье-то тело. Девушка дернулась…

—Лежи, — прошипел Виттолио, создавая вокруг защитную сферу. А потом все потонуло в ослепительной вспышке и грохоте.

Сначала снесло защиту… шарик ее словно бы и не заметил, просто пролетел, разбив ее на куски… испарил по дороге кусок забора и влетел в насыпь за ним… тогда-то и полыхнуло. Сначала в месте попадания возник густой туман, потом из него вырвались багряные всполохи пламени… и взрывная волна, отразившаяся от горы прокатилась по полигону, сметая хрупкие постройки, срывая крышу у более крепких, а потом пришел холод… и жар… и снова холод.

Защитный купол снесло после третьей такой волны, но свою задачу он выполнил. Оглохшие и малость растерянные маги поднялись и огляделись.

—М-да, — емко охарактеризовал происшествие Виттолио.

Весь полигон покрывал ровный слой снега, который еще продолжал сыпать с неба… под снегом лежала корочка льда… Видно, последствие волн холода и жара. Выпал снег, похолодало, прошла волна тепла – снег растаял, а тут новая волна холода, и вода превратилась в лед.

—Было бы больше места, — непонятно восхищенно или огорченно заметила девушка. — Он же нестабилен… не будь препятствия впереди, метров через тридцать сам бы распался… грохнуло бы… но не так…

Виттолио покосился на Ленайру.

—Слушай… принцесса Древнего Рода… тебя в детстве пороть не пробовали?

Ленайра повернулась к мэтру, видно что-то такое… нехорошее… увидела в его глазах и бочком, бочком, отошла подальше.

—Нет… — помолчала… огляделась вокруг еще раз и грустно добавила: — Думаете, поможет?

—Уже нет, — махнул рукой профессор. — В детстве надо было. Но контролем мы займемся обязательно… Ты ведь не ходишь вечером на занятия? Вот и отлично. Жду завтра в шесть на этом полигоне.

Ленайра чуть поклонилась, обозначая уважение учителю.

—Хорошо.

—Вот и ладно. А пока свободна… мне тут после тебя уборку нужно сделать.

Ленайра вздохнула, огляделась и заторопилась к выходу, пока ее не привлекли в помощь. Но была остановлена у замаскированного выхода.

—И не думай, что все закончится просто так. Завтра на первом занятии я скажу о твоем наказании.

—А я надеялась, что вы забыли, — пробурчала себе под нос Ленайра, уже менее охотно поклонилась и исчезла за оградой.

У общежития плюхнулась на скамейку и прикрыла глаза, откинувшись на спинку. Ее начало потряхивать – только сейчас дошло, чем реально все могло закончиться. И ведь были сомнения с расчетами, когда она разрабатывала такое объединение. Не проверила до конца! Раньше была осторожней, а сейчас выпендриться захотелось. Вот и шарахнула не до конца рассчитанным заклинанием. А ведь можно было подумать, что холод и жар должны быть в равновесии. Развеять любое из них по отдельности без проблем, а когда они соединены… Чуть больше одного рассеешь, сразу шарахнет другое. И держать дальше нельзя было.

—Дура! — прошипела Ленайра. — надо было вверх бросать. Без препятствий все бы ледяным туманом закончилось и горячим дождем… наверное…

Проверять почему-то не хотелось.

—А может и правильно, что в насыпь, а не вверх? Расчеты не закончены, кто знает, что было бы в итоге, пальни в воздух. Определенно нужно быть осторожнее…

Глава 9

Вопрос с личностью Дара неожиданно решился сам собой без участия Дарина Тирена. На одной из индивидуальных тренировок с мэтром Виттолио ему доставили сообщение. Мэтр прервал тренировку, недовольно глянул на доставившего записку какого-то служащего школы. Прочитал… перечитал еще раз.

—Это тебе, — сообщил он, поворачиваясь к Ленайре, которая, воспользовавшись передышкой, уже устроилась на земле и отдыхала – гонял ее мэтр нещадно… хотя и освободил от общих занятий. — Декан просит проводить тебя к нему. Не совсем понял, но что-то по поводу каких-то денег и Дара.

Ленайра не сразу сообразила о чем речь, вспомнила и недоумение усилилось.

—А чего это декана интересуют мои деньги?

—Не его. Идем, узнаем на месте. Он просил не откладывать.

—Даже не переоденемся? — Ленайра с сомнением оглядела свой спортивный костюм, весь пропитавшийся потом и соответственно благоухающий.

—А нечего от занятий отрывать, — хмыкнул Виттолио.

Ленайре такой подход не понравился, но спорить с профессором не стала. Вскоре они уже вдвоем стояли у кабинета. Секретарша хмуро оглядела колоритную парочку: пропыленную, с грязными разводами на одежде и лицах, слипшиеся от пота волосы, в которых собралась пыль и небольшие веточки. Хотела что-то сказать про уважение к старшему, но встретилась взглядом с мэтром Виттолио, передумала, решила, что можно отругать ученика, безопасней оно как-то, по сравнению с учитель боевых искусств. Нехороший такой взгляд у того был, словно два клинка сверкнуло. Потому внимание секретарша перенесла на первокурсницу, открыла рот для выговора, посмотрела ей в глаза… медленно закрыла, всерьез задумавшись, кто здесь из парочки менее опасен. Решила судьбу не искушать и осторожно юркнула в кабинет шефа.

Мэтр хмыкнул, посмотрел на ученицу, хмыкнул повторно, но ничего говорить не стал. Сама Ленайра осталась совершенно невозмутимой. Пыль в волосах? Грязные разводы на лице и одежде? Вот только почему-то ни у кого из встречных людей не возникло даже желания как-то прокомментировать это. Может оно, конечно, виной все мэтр Виттолио, шагавший рядом в точно таком же состоянии, но может и не так.

—Проходите, — секретарша вынырнула из кабинета и приоткрыла дверь, даже придержала ее.

Виттолио посторонился, пропуская вперед даму, хотя как профессор имел право зайти первым.

Ленайра неторопливо вошла, огляделась. За столом сидел декан, сложив руки в замок и опершись локтями о крышку стола. Выглядел он, мягко говоря, очень недовольным, причем злился он конкретно на одного из здесь присутствующих, стоявшего слева от стола. Ленайра его не знала, зато знала Дара, который примостился около этого незнакомца. Крепко сжав кулаки, он исподлобья смотрел на этого пришельца, причем взгляд его был далек от доброго. Справа на стуле у стены сидели Жден Ерыш и… Арсен Лирен.

Декан перевел взгляд на вошедших, кивнул Виттолио и снова посмотрел на девушку.

—Геррая, тут возник один вопрос. Один из студентов говорит, что вы одолжили ему пятьдесят монет золотом…

Ленайра промолчала, ожидая продолжения. Но тут влез тот самый незнакомец:

—Хочу заметить, что такие деньги мой непутевый брат вернуть совершенно не в состоянии. Госпожа, смею заметить, что он приживала в нашем доме и у него просто нет средств вернуть такой долг…

Ленайра медленно повернулась к говорившему… кончики ее волос стали белеть – верный признак знавших ее, что девушка злится… очень сильно злится, если даже теряет контроль над магией.

—Продолжайте, — тихо попросила она. — Мне очень интересно.

Декан покосился на девушку и убрал руки со стола, поправив браслет концентратора на руке. Мэтр Виттолио шагнул в сторону, освободив ладонь с татуировкой печати защиты на ней. А вот незнакомец продолжил…

—Госпожа, только хотелось бы уточнить… вы действительно одолжили моему брату эти деньги?

—Действительно…

—Это очень плохая идея… Госпожа, я готов выплатить вам двойную цену…

—Уважаемый… — перебила Ленайра, чье терпение уже истощилось, а волосы  полностью покрыл иней. — Если ваш брат такой непутевый… какое вам дело до того, отдаст он мне свой долг или нет? Не находите, что это его проблемы?

—Так это… родная кровь… — говорун растерялся от такой реакции. Видно ожидал, что за его предложение удвоить выплату сразу ухватятся. Купца видно сразу.

Вот тут Ленайра вспылила… точнее, внешне она осталась совершенно невозмутимой, зато вокруг закружился хоровод снежинок, температура в кабинете резко упала… Чем дальше кончилось бы дело так и осталось не выяснено. Декан резко вскинул руку, по его браслету проскользнула молния, а поднявшийся теплый ветер сдул все снежинки и повысил температуру в комнате.

—Давайте не разрушать мой кабинет! — он глянул на Ленайру. Да уж… этот человек отличается от ее прошлого руководителя, который в похожей ситуации уже сдулся.

— Прошу прощения, — Ленайра слегка склонила голову перед руководителем. Повернулась к опешившему гостю. — Уважаемый… забывший представиться в разговоре, я не помню, чтобы нанимала вас распорядителем своих средств. К тому же чтобы потратить свои карманные деньги мне не нужно советоваться даже с распорядителем. Господин декан, я не понимаю, ради чего меня оторвали от занятий с мэтром Виттолио?

Архей Шариан чуть кривовато ухмыльнулся.

—Сей господин, не представившийся наследнице Древнего Рода… — при этих словах указанный господин как-то резко спал с лица и посерел… — старший брат нашего студента Дара… двоюродный брат. Раз уж он сам соизволил приехать выяснять отношения, не открою тайны, если кое-что поясню. Дар – наследник не очень большого, но вполне хорошего состояния своего отца, который умер три года назад. Его мать умерла раньше. Отец Дара оставил свои деньги сыну, но распорядителем их до двадцати одного года наследника назначил своего брата. Я ничего не перепутал, Жийон Таскан?

—Эм… нет, господин Шариан.

—Хорошо. Сегодня указанный Жийон Таскан прибыл в школу, чтобы забрать своего сводного брата домой на основании того, что он мот, успевший наделать долгов уже за три месяца учебы, и боится, что дальше будет хуже. А долги лягут на его семью…

Ленайра с сомнением посмотрела на декана. Тот откровенно ухмылялся. В уставе школы не было пункта исключения за слишком большие долги. Ее присутствия тут не требовалось никаким образом.

—Понятно. А зачем тут я?

—На этом настаивал Жийон Таскан.

—Зачем?

—Как я понял из его объяснений, он хочет перекупить ваш долг его брату, предлагая за это сто монет.

—Ясно… — Ленайра на мгновение задумалась. — Этот… уважаемый Жийон Таскан так заботится о тратах сводного брата… так за него переживает, чтобы не дай боги он не наделал слишком больших долгов. Весьма трогательная братская забота. Уважаемый Жийон, объясните мне, каким образом долги вашего брата лягут на вас, если ваша семья всего лишь распорядители его состояние до совершеннолетия?

Жийон нервно облизнулся.

—Мы считаем своим долгом… мой отец так заботится о повышении благосостоянии этого… брата… если он сейчас начнет тратить…

—Выплаты по долгу я назначила через пять лет. Ему к тому времени будет двадцать один год. Это уже никак вас не коснется.

—Но кто знает, какие он еще долги наделает…

—Гм… логично… Очень трогательная забота… Господин Шариан, можно у вас попросить перо и листок бумаги?

—Конечно, — Декан если и удивился, то ничем этого удивления не показал. Встал и уступил свое место.

Ленайра села за стол и стала быстро писать. На нее смотрели удивленно, но молчали: раз уж хозяин кабинета разрешил, кто возразит?

Закончив, девушка перечитала текст, сложила листок вчетверо. Глянула на Жийона.

—Это письмо моему деду, — объяснила она ему. — Он занятой человек, но, думаю, сумеет найти время выполнить просьбу внучки… Я его прошу назначить аудиторскую проверку расходов средств состояния отца Дара… Таскана, как я понимаю. Полагаю, к просьбе сиятельного лорда Геррая в службе безопасности прислушаются.

Жийон пошатнулся и точно упал бы, если бы не облокотился о стену. Ленайра подошла к нему вплотную и уставилась прямо в глаза.

—Так как? Мне отправить это письмо?

—Я… не…

—Вы ведь не хотите этого?

—Что вам нужно… сиятельная леди… — Жийон тут же согнулся от удара в поддых, а Ленайра еще и с ноги добавила, когда он согнулся о  боли. Ухватила его за волосы и задрала голову, выхваченный кинжал уперся прямо в кадык. И на этот раз никто в кабинете даже не шевельнулся… Только Дар дернулся и сейчас ошарашенно глядел на сокурсницу.

—Уважаемый… только моя уверенность в вашей умственной неполноценности пока спасает вам жизнь… Но если вы прямо сейчас не приведете ни одного аргумента почему я не могу перерезать вам горло, то все здесь присутствующие засвидетельствуют, что вы от раскаяния в преступлениях против брата покончили жизнь самоубийством.

—Не очень хороший способ вы выбрали покончить с собой, — покачал головой невозмутимый Виттолио. — Надо не горло себе резать, а вены на руках. Но можно сделать как мужчина – броситься на меч.

—Уборщикам тут работы будет, — проворчал Архей Шариан. — Мог бы как приличный человек повеситься.

Жийон затравленно переводил взгляд с одного лица на другое. Но даже Арсен Лирен, который явно не симпатизировал Ленайре, сейчас кривился и отворачивался.

—Хм… — Ленайра чуть сдвинула руку. — Ваше удивление подтверждает мой диагноз… господин Шариан, можно провести обследование этого человека на предмет психических заболеваний?

—Можно, конечно… если это вас удовлетворит.

—Не совсем… Жийон… слушай внимательно. То, что ты идиот, это понятно, и сегодня врачи это официально зафиксируют. И ты это подтвердишь… иначе пойдешь по статье государственная измена. Не надо строить такие круглые глаза, надо было слушать, что говорят на уроках в школе по поводу титулования, а не спать. Но так и быть, поясню… если ты в школе спал. Сиятельный лорд – обращение к действующему главе Древнего Рода. Не уважительный титул, не знак почета. Обратившись так ко мне – наследнику Рода, ты предложил мне участвовать в заговоре с целью убийства моего деда и занять его место главы.

—Я…

—Лучше молчи, Жийон. Лучше молчи. Здесь много свидетелей и уши есть у всех. Поверь мне, для тебя намного лучше прослыть умалишенным, чем заговорщиком. — В школе плохо учился видать не только Жийон, но и Дар, если судить по его внезапно побледневшему виду с проблесками озарения. Видно и до него дошло, что происходит. — Итак, твой выбор?

—Я… я согласен…

—На что? На заговор?

—На обследование…

—А-а-а… — Ленайра убрала кинжал и отошла. — Отлично. Господин Шариан?

—Я прикажу провести обследование, — улыбнулся он. И когда возвращался за свой стол, проходя мимо девушки, чуть задержался, браслет на руке сверкнул. — А ведь обвинение не прошло бы. Даже до суда бы не дошло.

Ленайра на мгновение вскинулась, озираясь, но остальные вроде бы и не слышали этого вопроса… и только тут сообразила, что и она не слышит никаких звуков от остальных… Декан силен, сумел поставить круг тишины незаметно даже от нее, хотя она буквально в шаге от мага.

—Но ему об этом ведь не обязательно знать? — отозвалась Ленайра.

—Не обязательно, — согласился Шариан. — Но он, кажется, еще не понял, что с таким диагнозом он не сможет наследовать за своим отцом.

Ленайра лишь пожала плечами. Тишина пропала, до девушки снова донеслись слова других людей в комнате, а Шариан проследовал дальше к своему столу. И если кто и заметил произошедшее, то оставил наблюдение при себе.

Уже позже, приняв душ и переодевшись, она возвращалась в общежитие в компании Дара, который специально ее караулил, она объясняла ему:

—Конечно, твоего брата никто не стал бы судить. Отправили бы мелкого служащего, который заставил бы его вызубрить значения обращений, провели бы экзамен, после чего выписали бы штраф и взяли бы плату за обучение. На этом все и закончилось бы. Но я не виновата, что твой брат не только титулование в школе не учил, но и законов не знает.

—Но ты знаешь. Почему ты принудила его к такому?

Ленайра глянула на Дара, ухватила его за рукав, и оттащила в сторону за росшие у дороги кусты. Отыскала более-менее удобное место и присела, взглядом предложив Дару последовать ее примеру.

—Твой брат мне совершенно не интересен. И если хочешь, я прямо сейчас попрошу декана отменить проверку и выгнать этого идиота за ограду. Но как ты думаешь, почему декан меня поддержал? И почему никто не возразил из присутствующих, когда я его загнала в угол? Или думаешь, что там никто, кроме меня, законов не знал?

—А… — Дар задумался. — Почему?

—Подумай лучше вот над чем: с чего это твоему сводному брату так переживать по поводу твоих долгов, что он даже хотел забрать тебя домой из школы? Казалось бы, радоваться должен, что не видит тебя. Насколько он, кстати, тебя старше?

—На десять лет, — нахмурился Дар, видно, пытаясь поглядеть на дело с этой стороны.

—Так вот, что-то мне подсказывает, что если бы аудиторскую проверку назначили, то всплыло бы очень много разного, вплоть до того, что твое состояние уже растрачено… но это в худшем случае.

—Э… а ты могла бы такое организовать?

—Служба безопасности, Дар, — вздохнула Ленайра, — не занимается аудиторской проверкой соблюдения прав несовершеннолетних наследников. И даже дед не смог бы организовать такое. В лучшем случае отписали бы в тот город, где находится официальная контора вашей семьи общей почтой. А там может и повезет, в порядке очереди поступлений заявок что-то такое и организовали бы. Но что-то мне подсказывает, что такую проверку твой дядя выдержит, раз уж до сих пор ничего не нашли.

—Так может…

—Не может, Дар. Не может. Ты сам видел реакцию своего брата, когда я показала ему письмо и объяснила что это. Не выдержат они серьезную проверку. И судя по тому, как старательно они пытались вернуть тебя домой, там очень серьезно нечисто. Иначе смысла им связываться с боевым факультетом никакого. Это у себя в городе ваша семья может что-то значить, а здесь они никто. — Объяснять, что она опасается даже за жизнь Дара, Ленайра не стала. Судя по всему, он такое не примет.

—И что теперь будет?

—Что будет? У твоего дяди есть еще дети?

—Нет. Жийон единственный.

—В таком случае, ты теперь становишься наследником обоих состояний. Если, конечно, твой дядя не подсуетится с другим наследником.

—Не подсуетится, — угрюмо отозвался Дар.

—Что так?

—Ему же пятьдесят пять и… в общем, не подсуетится.

—Гм… Ну, тогда принимай наследство.

—Я не хочу.

—А если не хочешь, то когда получишь диплом факультета, ты станешь дворянином и сможешь инициировать новую проверку своего сводного брата, которая докажет его здоровье… магическая медицина империи воистину творит чудеса, даже умственно неполноценных лечит. Только мой совет… проведи сначала проверку всех трат. Хотя… может, твой дядя назло тебе разорить свое дело? Продажа теперь, без одобрения наследника старше пятнадцати лет, невозможна… а уж с состоянием твоего отца он вообще ничего сделать по закону не сможет.

—А на что тогда он с братом жить будет? Нет… не думаю… Дядя человек суровый… не спорю, он может обмануть меня ради своего сына… но лучше все же он оставит дело мне, чем кому постороннему. Мы уже не первое поколение нашей семьи.

—Понятно. В общем, теперь все от тебя зависит. Как скажешь, так и будет. Но только очень прошу… не надо сейчас ничего делать. Не проси отменить все.

—Но…

—Дар… если ты мне доверяешь, пожалуйста. Я выполню твою просьбу, если ты прямо попросишь, но очень прошу. Просто поверь мне, что там у вас нечисто. Тут или всю грязь основательно перелопачивать, с вынесением скандала на общее обозрение, или дать твоему дяде три года до твоего окончания школы для приведение всех дел в хорошее состояние и уничтожением всех следов… незаконных… если ты не хочешь выносить этот мусор на люди. Или простить, ничего не делать и дать этой грязи разрастаться дальше с непредсказуемыми последствиями в будущем.

Дар молчал… долго… минут двадцать сопел, периодически трепля волосы.

—Ладно, — наконец решил он. — Через три года… когда получу диплом…

—Вот и отлично. — Ленайра резко поднялась. — Идем, а то ты опоздаешь на занятия.

—А… да… ты же не ходишь на не обязательные… — Дар заторопился, но у общежития, прежде чем они расстались, обернулся. — Это… спасибо, Ленайра… если что нужно, попроси…

—Конечно, — кивнула Ленайра, глядя вслед великану. Когда он скрылся, грустно улыбнулась. — Обязательно, Дар… как только что-нибудь понадобится…

Вернувшись к себе в общежитие, Ленайра убрала шашку, кольчугу, переоделась в простую одежду и отправилась в учебный корпус, где и встретила Вариэна, у которого как раз закончились занятия по необязательным предметам. Насколько помнила Ленайра, у него как раз была математика, потому и выглядел он малость пришибленным. Ну не давалась ему эта наука, несмотря на старания Тайрина и самой Ленайры. Все эти уравнения он совершено не понимал, а слова типа «предположим, что х=5» приводили его в глубочайшее недоумение.

—Как это «предположим»? — возмущался он. — Это либо пять, либо не пять! И если этот ваш икс равен пяти, то какой же он икс и зачем вообще нужен?

В общем предмет он учил методом жесточайшей зубрежки, а по его виду можно было сразу понять, с математики он идет или с другого предмета.

—А, Ленайра, — обрадовался он. Даже взгляд слегка прояснился. — Опять в простой одежде? Как ты умудрилась выпросить у преподов право ходить без доспехов и оружия?

Правило было жесткое: всегда с оружием, всегда в защите. Требование вполне понятное, так учителя заставляли привыкнуть ко всему снаряжению, и сейчас в коридорах корпуса только Ленайра выделялась своим обыденным костюмом.

—Я сейчас не на занятия, — буркнула она.

—А-а-а, — дошло наконец до Вариэан. — Отрабатываешь свое наказание?

—Сегодня, слава богам, последний день.

—И все же, как тебе разрешили без оружия приходить?

—Потому что оно, как и доспехи, будут только мешать. Виттолио хоть и жестокий человек, но все же не полный изверг.

—А ты так и не сказала, как тебя наказали. Даже мне.

—Даже? И что в тебе такого особенного, что я должна тебе была обязательно все рассказать?

—Ну-у… дай-ка подумать… Я твой переводчик.

—Чего?

—Перевожу окружающим твое красноречивое молчание, многообещающее выражение глаз и малейшее движение ледяной маски.

—Вариэн!

—Все-все, понял. Осознал, ухожу. Но все-таки, что там придумал такого мэтр, что ты даже своим друзьям сказать ничего не хочешь?

Ленайра многозначительно глянула на потолок. Помолчала…

—Он очень жестокий человек… Не зли его никогда, Вариэн… это я тебя как друга предупреждаю.

—О… Я бы тебя заставил восстанавливать разрушенное…

—Вариэн, детская попытка. Но знаешь… лучше бы заставил… пусть даже без магии… и без инструментов… Но мэтр все-таки очень жестокий… очень.

Оставив Вариэна озадаченно чесать затылок, и мысленно посмеиваясь над ним, девушка отправилась дальше. Она, конечно, шутила, но, как известно, в любой шутке лишь доля шутки… Лучше бы ее и правда заставили восстанавливать тот злосчастный полигон. Она остановилась перед одной из множества дверей, вздохнула и постучалась.

—Заходи, Геррая, — донесся до нее жизнерадостный голос Ждена Ерыша. — Раньше начнешь, раньше уйдешь. Сегодня, в честь твоего последнего дня наказания, я приготовил нечто особое.

Ленайра скривилась, но тут же вернула на лицо маску. Вошла в кабинет как и подобает наследнице Древнего Рода… приговоренной к казни. То есть с достоинством и без воплей с просьбой о помиловании.

На этот раз Жден ждал ее с каким-то незнакомым старичком. Его Ленайра ни разу еще не видела… Сам Жден улыбался ласковой улыбкой людоеда и приглашающее махал в сторону подготовленного для нее стола.

—Знакомьтесь, госпожа Геррая. Этого многоуважаемого человека зовут Рилон Антей и он преподает на факультете родную речь. Вы с ним, конечно, не встречались, но именно ему будете сдавать экзамен в конце года. Сегодня как раз весь первый курс, кто посещает необязательные предметы, писал сочинение… Я посмотрел вашу ведомость из университета… просто поразительно… Рилон тоже был в восхищении. Полагаю, вы сумеете помочь уважаемому учителю в проверке опусов тех, кого по ошибке называют студентами. Чернильница и перо перед вами, сочинения лежат с краю. Какие-нибудь просьбы будут, госпожа Геррая?

—Никаких, — с трудом удержавшись от рычания, вежливо проговорила Ленайра, посматривая на внушительную стопку листов справа от себя.

—В таком случае оставляю вас. Полностью полагаюсь на вашу непредвзятость в проверке.

Ленайра нахмурилась, но снова сдержалась. Жден же в явно приподнятом настроении удалился.

—Не переживайте, девушка, — с улыбкой проговорил старик. — Мы с вами быстро справимся. Давайте так, вы проверяете и передаете мне, я просмотрю сделанное вами и, если все будет нормально, мы с вами сочинения поделим. Так быстрее справимся.

—Спасибо, — искренне поблагодарила старика Ленайра.

Прошлые преподаватели радостно сваливали всю работу на нее и занимались своими делами. Математика, геометрия, теория магии, история… чего только ей не пришлось проверять за прошедшие недели. Нет, сначала ее некоторые опусы даже веселили, особо понравившиеся она даже выписывали в отдельный блокнот. Но потом… да еще и почерки у некоторых были такие, что нужно дешифровальщиков приглашать. Но если в математике или теории магии с их цифрами, формулами и графиками это еще не критично, то предстоящая проверка сочинений вызывала у нее откровенный ужас. Все-таки Виттолио настоящий изверг.

—Больше не буду его злить, — пообещала она себе, после чего со страдальческим видом притянула к себе первую тетрадь.

Несмотря на помощь учителя, в общежитие Ленайра вернулась почти к самому закрытию. В последние минуты успела перед закрытием. И задержка была вызвана отнюдь не объемом работы, а временем, затраченным на разбор некоторых почерков. Будь выбор Ленайры, она бы такие работы просто перечеркивала с комментарием, что ничего не поняла и похожих букв в алфавите не помнит. Но старый учитель, посмеявшись, когда девушка предложила такой вариант, взял тетрадку и легко прочитал написанное.

—А что вы хотели, девушка? — посмеивался он. — Я уже пятьдесят лет преподаю, навидался за это время всяких почерков. Этот еще не из худших.

Ленайра вздохнула и снова взялась за проверку. После такого как-то даже стыдно было отказываться.

Девушка уже хотела было пройти на свой этаж, когда ее остановил голос дежурного.

—Геррая, тебе письма.

—А? О, спасибо. — Ленайра отправилась к почтовым ящикам, висящим на стене, куда и раскладывали приходящую почту. На самих ящика писали номер комнаты.

Забрав письма, Ленайра даже удивилась их количеству, быстро пролистала…

—Лешка! — чуть не закричала она, узнав знакомый почерк. Удержалась и быстро сунула письмо в карман. — Так… это от Дмитрия Ивановича… это моей соседке… это от Лисаны…

Письмо от служанки Ленайра вскрыла прямо тут, пробежалась по тексту и кивнула сама себе. Скомкала лист и тоже отправила в карман, только в другой.

В комнате она положило письмо Гели Разон ей на стол, а сама плюхнулась на кровать. Положила перед собой сложенные конверты… подумала… и взяла первым письмо от Дмитрия Ивановича.

Тот довольно скупо описывал свой быт, сообщив только, что под руководством деда вникает в политику империи, но пока многого не понимает. Написал, что для него изготовили несколько специальных амулетов и теперь он шарахнуть может не хуже иного мага.

—Что же касается твоего вопроса, — писал он под конец, — то, полагаю, ваши преподаватели знают, что делают. Если система работает столько времени, значит, свою задачу выполняет. Скажу только, что я не уверен в такой уж свободе при формировании групп. Если ваши преподаватели явно не вмешиваются, это не значит, что они не вмешиваются совсем. Про один из способов влияния ты сама мне написала. Но это самый грубый и очевидный, а кроме него есть куча других методов подвести детей, можешь не хмуриться, по сути все вы там еще дети, даже после выпуска, к нужным решениям. Правда, мне остаются непонятными несколько моментов. Ведь ваши группы участвуют в опасных делах даже в мирное время… помнишь как в песни? «Боевым награждается орденом…» подозреваю, у вас так же. Значит, группы несут потери. Что потом с ними происходит? Кстати, я поспрашивал вашего капитана, он сказал, что по статистке половина выпускников остаются вне групп… задумайся об этом, вам ведь про это не сказали? Не удивлен. Скорее всего их и направляют пополнением. Группы же… это либо заранее подобранные вашими преподавателями под конкретные нужды и задачи, которые возникают у империи постоянно и под которые нужны заранее слаженные отряды, либо же… это заявки ваших спецслужб или армии. Но, возможно, что и то, и другое. Так что смотри… в любом случае, тебя ни в одну группу точно не включат… но ты можешь попытаться набрать свою команду. Как я слышал, твой дед высказывал такое пожелание на одной из встреч где, внимание, присутствовал заместитель вашего декана (надеюсь, ты не выдашь, что я поделился с тобой этой тайной). Так что, полагаю, с этой вашей школой все не так просто, как кажется на первый взгляд.

Ленайра отложила письмо и задумалась. Сказанное Дмитрием Ивановичем очень походило на правду… Конечно, так с ходу не стоит все принимать на веру, большинство его предположений легко проверяется наблюдением за ситуацией вокруг. Просто раньше как-то даже в голову присматриваться не приходило. Так что присмотреться стоит, все-таки у ее учителя очень большой опыт в определенной сфере деятельности и подобные вещи он за версту чует. Девушка сложила письмо, сунула его в самый дальний угол шкафа… подальше положишь – поближе возьмешь.

В этот момент распахнулась дверь и в комнату вошла Геля, на ходу вытирая мокрые волосы полотенцем.

—О, — увидела она Ленайру. — Пришла? А я думала уже, что тебе придется в дежурной комнате ночевать.

—К счастью успела. Тебе, кстати, письмо пришло. Я его на стол положила.

Убедившись, что Геля письмо обнаружила, Ленайра вскрыла письмо от Лешки. Перечитала два раза, подняла взгляд и встретилась глазами с Гелей, которая стояла напротив и разглядывала Ленайру так, словно впервые увидела.

—Ты чего? — удивилась Ленайра, на всякий случай быстро глянув в зеркало на шкафу соседки.

—Ты улыбалась! — чуть ли не обвиняюще ткнула в нее пальцем Геля.

—Чего?

—Ты улыбалась. И не как обычно, одними губами. У тебя даже взгляд другой стал.

—Эм… — Ленайра совершенно растерялась, не зная как реагировать на такую реплику. К счастью соседка не стала ждать какого-либо ответа или еще что-то говорить. Кивнула и отправилась расстилать постель.

Ленайра задумчиво изучила потолок, глянула на письме в руке, торопливо сложила и убрала в ящик стала.

—Спокойной ночи, — пожелала она соседке.

—Угу. Спокойной.


А с утра снова занятия… Ленайра уже втянулась в ритм, успевая и сидеть в библиотеке, и помогать Вариэну с Тайрином, а потом еще индивидуальные занятия с Виттолио.  Еще нужно было обучать его боевому искусству без магии. Хотя «обучать» - слишком сильно сказано. Виттолио оказался настоящим мастером  и, уловив основные отличия, уже на втором занятии сам пробовал составлять движения, а на третьем, при спарринге с блокировкой магии, разделал Ленайру под орех.

—В общем, — подвел он итог, — основное я понял. — Задумчиво потер подбородок, одновременно жонглируя другой рукой мечом. Подбрасывал его и ловил… подбрасывал и ловил.

—И? — не выдержала Ленайра.

—Видишь ли… на самом деле, мы действуем почти так же, как училась ты. То есть на первом курсе тренировки проходят почти без магии… почти… В этом «почти» все и дело. Использование магии допускает некоторые… скажем так, огрехи исполнения. Промахнулся с ударом, так добавь чуть магии усиления, и промах становится некритичным. Слегка подставился, поставь защиту, и удар не пройдет. Это… расслабляет. Хотя настоящий мастер сам осознает эту слабость и в процессе старается исправить ее, тренируя точность в движениях. Потому-то меня ты своим стилем не удивила, хотя многие из приемов мне в новинку, но в целом… мне было, чем тебе ответить. В твоем стиле все заточено на точность и знание человеческой анатомии. И все тренировки идут именно на это, магия на помощь не придет и на нее не рассчитывают. Честно говоря, подкинула ты мне задачку.

—Эм… мастер, в каком смысле?

—Да вот, думаю о пересмотре учебной программы. Конечно, не в этом году, и даже не в следующем… Нужно как следует изучить твой стиль…

Ленайра замерла… озарение! Эврика!!!

—Гм… Мастер… а вы хотели бы познакомиться с моим учителем? Он не учитель фехтования, а скорее мастер борьбы без оружия, что я вам показывала, но именно по его методике я тренировалась. Если разрабатывать новые учебные планы, то он именно тот, кто вам нужен. Да и магам, думаю, будет не лишним уметь постоять за себя без оружия. С этим делом у нас очень плохо, как я заметила. Убери магию, и все… сразу все становятся беспомощными.

Виттолио замер… его меч вывернулся из рук, хотя и был в последнее мгновение подхвачен, и он вернулся в ножны.

—Ты можешь его пригласить?

—С некоторыми условиями.

—Вот как? Слушаю?

—В каком статусе он тут будет?

—Приглашенный учитель. Есть такое в школе, если нужно организовать обучение по какой-то особой дисциплине, по которой нет специалиста. Под эту ставку всегда держат вакансию. Декан, уверен, пойдет мне навстречу.

Ленайра в этом и не сомневалась.

—Тогда второе условие: не расспрашивать его о прошлом. Не ищите криминала, но…

—Понимаю… тайна Древнего Рода.

—Именно.

—Я не любопытен. И тем более не любопытен, когда дело касается высшей политики или Древних Родов.

—В таком случае, когда я получу официальное разрешение от деканата, я напишу учителю.

—Думаешь, он согласится?

—Он вчера мне письмо прислал… прямо не сказал, но чувствую, скоро он там волком взвоет…  Все же он человек действия… как вы. Все эти интриги, в которых он вынужден вертеться, не для него.

—Ясно. В таком случае, дождемся его, и, когда я окончательно уясню суть его тренировок с тобой, будем работать с магией. Магию ты знаешь, физически ты тоже подготовлена. Значит, будем переходить к третьему курсу и соединять все твои знания в единое целое. Пока же давай, нападай. Покажи мне еще что-нибудь интересное!

—Можно подумать, мне тут нравится носом пахать грядки, — буркнула себе под нос Ленайра, но послушно достала шашку, приготовившись к атаке.

Все-таки первые тренировки, пока не втянешься, кажутся довольно адскими, после которых даже ноги движутся с трудом. Ленайра уже думала, что такого чувства ей испытать уже не придется, полагая, что уже достаточно подготовлена. Однако Виттолио, уяснив уровень ученицы, тут же выставил планку так высоко, как только можно. С ходу определив слабости в подготовке, он налег на их устранение, а потому занятия шли, пока Ленайру держали ноги. А потом еще наказание…

К счастью, благодаря той же подготовке, Ленайра втянулась в такой темп довольно быстро и снова стала общаться с приятелями. Те же, видя состояние девушки, понимающе кивали и ограничили время на занятия магией.

—Даже нас так не гоняют, — заметил только Вариэн. — По крайней мере, в общежитие я возвращаюсь на своих двоих.

Хотела Ленайра ответить, что их пока только готовят, а не гоняют, да не стала портить настроение человеку. Хотя ради интереса отправилась посмотреть на тренировку Вариэна и Дара. Геля с Тайрином увязались за ней – тоже стало интересно. Вообще Геля в последнее время старалась быть в компании с Ленайрой. Не навязывалась, не просила ни о чем, но если видела, что против ее присутствия никто не возражает – оставалась. Правда, Патрис при встречах в этом случае волком смотрел, но это мешало разве что Геле…

Втроем они добрались до пляжа, уселись на вершину не очень высокой скалы, с которой открывался отличный вид на тренировочную площадку, и стали оттуда наблюдать. Оказалось, что ничем особым там не занимались. Просто всех ребят, кому досталось тяжелое оружие, заставляли бегать по песку, прыгать, скакать со скакалкой. В общем, поднимали выносливость, увеличивали силу ног и учили держать равновесие. На песке же они отрабатывали и приемы с оружием. Пока только базовые. И, как заметила Ленайра, не используя магии. Да уж… самой умной себя тут считала. Хотя упражнения, надо признать, совершенно не дотягивали до того уровня, что давал Дмитрий Иванович. И на песке он тоже заставлял тренироваться…

—Надо будет сегодня написать…

—Что? — повернулся к девушке Тайрин.

—А? Нет, ничего… Так… мысли вслух.

Тут сверху спикировал ворон, чуть подлетел и уселся девушке на плечо. Ленайра недовольно покосилась на него.

—Ну и где ты пропадал?

—Кар!

—Зачем летал в город?

—Кар!

—Чего? Это зачем ты дрался с местными воробьями? Подожди… какими воробьями?

—Кар! Кар! Кар!

—Мелкие, значит воробьи? Ну… впрочем ладно. Зачем?

—Кар!

—Обормот, — вздохнула Ленайра. — Ладно, лети домой – вернусь, покормлю.

—Как ты его понимаешь? — восхитился Тайрин, прислушиваясь к содержательной беседе.

—Даже и не знаю, — пожала плечами Ленайра. — Он по своему что-то каркнет, а у меня прямо в голове ответ формируется. Не словами, а… образами, наверное. Потому не всегда его легко понять. У него очень своеобразное мышление. Например, для него самое страшное оскорбление – воробей. Он так всех называет, кто ему не нравится. Хотя почему, объяснить не может. Мне лично воробьи нравятся.

—А чего он делал в Таре? — заинтересовалась Геля. — Он же туда летал?

—Туда. Доказывал местной живности, что он первый парень на деревне. Кажется, он там стал кем-то типа птичьего короля… ну или главаря банды, что будет вернее.

Геля рассмеялась.

—Зря смеешься, кстати. Эти птицы и без разума фамильяра очень умные и часто действуют в стае. А уж если такой зверь себе банду подберет… боюсь, скоро местные склады продовольствия подвергнутся тотальному разграблению.

—И ты его не остановишь?

—Зачем? — искренне удивилась Ленайра. — Сам он много не съест, птицы мяса не будут, за зерном начнут охотиться, а его охраняют хорошо. Да и не думаю, что Гром возьмет к себе слишком много живности. В любом случае это будет неплохая тренировка охране… и Грому. Пусть свой разум развивает.

—Ты его плохо кормишь?

—Этого зверя попробуй не корми, всю ночь под ухом каркать будет. Нет, этот птиц ворует ради спортивного интереса. Пусть его, развлекается… Нам пора, кстати. Не будем мешать тренировке. Вам бы понравилось, если бы при ваших занятиях вокруг собиралась толпа зевак?

—Допустим, на толпу мы никак не тянем, — задумчиво возразила Геля, — но ты права.

Рассталась с приятелями Ленайра недалеко от учебного корпуса. Они направились в библиотеку, а Ленайра к себе, решив сразу и подготовить письмо. Поймала на себе чей-то внимательный взгляд, неторопливо, стараясь делать это словно бы невзначай, чуть повернула голову. Под осиной стояла группа старшекурсников, которая ее и разглядывала. Один из них, заметив, что девушка смотрит в их сторону, отвесил шутовской поклон.

Ленайра отвернулась, но задумалась… вспомнила, один из той компании был в ее комнате в гостях у Гели вместе с Патрисом. Друзья Патриса? Но тот в последнее время как-то притих, видно Геля основательно прокапала ему на мозги на тему, что все не так, как кажется. Приятелем он не стал, но хоть волком смотреть перестал.

Девушка снова обернулась. Парни собрались в кучку и что-то активно обсуждали, при этом то один, то другой нет-нет, да и глянет в ее сторону. Вспомнился Лешка с его незабвенной шуточкой про то, что интуиция – это способность головы чуять ж… э-э… попой. Вот сейчас именно тем местом голова чуяла неприятности.

Впрочем, размышлять об этом сейчас все равно нет никакой причины – сделать-то ничего нельзя. Не подойдешь же к ним с выяснением отношений. Только на посмешище себя выставишь. А эти ехидные взгляды в ее сторону к делу не пришьешь. Значит, нужно просто быть настороже.

—Вот только этого мне еще тут и не хватало, — пробурчала себе под нос Ленайра. — мало мне маньяка-учителя в лице Виттолио, мало наследника, которого еще нужно отыскать, так еще и эти… нехорошие люди что-то задумали. Боги, дайте мне терпения никого не убить… и не изувечить… слишком сильно… ну, не более, чем они того заслужат.

С этими оптимистичными мыслями девушка скрылась за дверьми общежития.

Глава 10

Однако прошла неделя… две… но эти… как бы их помягче назвать… на голову ушибленные, пока ничего не предпринимали. Ленайра, раскинув вокруг себя сканирующую сеть, уже по привычке, шагала на очередную тренировку к Виттолио и мрачно размышляли. То, что старшеклассники явно что-то замыслили, было понятно, но лучше бы они уже сделали это, чем такая неопределенность. И ходить, постоянно сканируя все вокруг, выматывает.

Девушка понимала, что тут, скорее всего, опять сыграла ее репутация гениального мага. Какими бы идиотами те, кто задумал подстроить ей гадость, ни были, но они понимали, что простые ловушки тут не сработают. И, судя по тому, как часто она натыкалась в библиотеке на своих недругов, которых раньше туда было не заманить, они явно готовились к чему-то грандиозному, что никак не улучшало настроения.

Мастер встретил ее у входа и протянул конверт.

—Твой учитель сообщил, что согласен занять должность временного преподавателя.

Ленайра удивилась. Как это письмо в школу пришло раньше, чем к ней. Виттолио понял выражение лица девушки правильно и хмыкнул.

—Можем удивить, да? На самом деле, согласие пришло одновременно с письмо тебе, просто это сразу передали мне, а ты свой ящик еще, наверное, не смотрела.

Ленайра поморщилась. Дмитрий Иванович… ну чему вас там учили на этикете? Он же ее вассал, а значит, просто не имеет права без ее разрешения, пусть даже это чистая формальность, принимать такие предложения.

—Что-то не так? — удивился Виттолио.

—Он мой вассал, — не стала скрывать она ситуацию, тем более выйти из нее без потери лица мог помочь только мастер.

—О-о…

—Как я уже говорила, он издалека, где магии почти нет и… не совсем понимает отношения…

—Понятно… Что-то нужно?

—Можете придержать это сообщение, пока я не поговорю с ним? Я официально дам свое согласие, и после этого уже можно будет его оформлять.

Виттолио суть понял быстро и согласно кивнул.

—Конечно.

—Только имя у него какое-то странное.

Ленайра приняла письмо, прочитала, хмыкнула.

—Сэр Димитрий… м-да.

—Я и говорю. Сэр – очень странное имя. Как и родовое – Димитрий.

Тут Ленайра уже не выдержала и улыбнулась открыто.

—Сэр – это не имя. Это обращение к рыцарю. А вот Димитрий – это имя.

—Хм… Ну, чего только на свете не бывает. Идем заниматься…


С занятий Ленайра, как обычно, почти приползла, хотя сейчас уже все не так плохо, как было раньше. Думала, втянулась уже, но сегодня Виттолио явно решил вывести тренировку на новый уровень и насел на нее с новой силой.

В общежитии, прежде, чем отправиться спать, получила письмо, вскрыла его прямо в коридоре и прочитала. М-да, видно, все эти правила и этикет настолько достали Дмитрия Ивановича, что он рванул оттуда, не дожидаясь ответа. Вот ведь… впрочем, его понять можно, он воин, а не политик и не разведчик. Все эти игры тайной войны совершенно не для него, а зная деда, он наверняка привлек его к работе по полной. И этот прокол с письмом… опять-таки скорее всего из-за того, что дед решил использовать чужака как возможность взглянуть на ситуацию со стороны, и всему остальному уделял слишком мало внимания, полагая, что время еще есть. Это Лешке и друзьям надо знать такие тонкости в совершенстве, все-таки их готовят к тому, что они войдут в элиту империи. А Дмитрий Иванович — солдат. Да, он вроде как поднялся за услуги Древнему Роду, как все будут смотреть на него в обществе, но он все равно солдат. Таким многое прощается. Потому и этикет знать в совершенстве не обязательно.

В письме же он сообщал, что приезжает завтра в Тар и будет ждать сообщений в гостинице.

Ленайра вздохнула, с силой потерла лоб, словно пытаясь согнать усталость, понимая, что если сейчас не сделать, то завтра уже можно и не успеть, и придется ждать лишний день. Развернулась и отправилась на поиски Виттолио…

—Приезжает завтра? Когда?

—Пишет, что к обеду, мэтр. То есть после основных занятий. Если вы меня освободите от тренировки, я могу съездить за ним.

—Но тебе нужно еще и разрешение от профессора Ерыша… хорошо, я поговорю с ним. Как только этот твой учитель приедет, приводи его на учебную площадку, там и поговорим, а потом я уже провожу его в отведенные ему комнаты.

Ленайра чуть склонила голову и снова отправилась в общежитие… спать… как же хочется спать… и ноги уже почти не держат, и руки отваливаются…


На следующий день после занятий Ленайра, получив в конюшне казенного жеребца под расписку, отправилась на нем в Тар. Ну, в самом деле, не пешком же туда топать? А раз уж она едет по делам школы, пусть школа и транспортом обеспечивает.

Встреча прошла в теплой дружеской обстановке… Точнее, после первых минут ахов и охов Лисаны, которая тут же кинулась вычищать пыль с кольчуги и плаща, чем изрядно посмешила Ленайру, хотя виду она и не подала.

Задерживаться долго девушка не стала, да и Дмитрий Иванович тоже не очень стремился оставаться в городе.

—Странно тут, — сообщил он.

Уже после отъезда, услышав, как он прокололся с письмом, помрачнел.

—Вот ведь… некогда мне было читать эту книгу с этикетом… вникал в вашу внутреннюю политику и учил, кто есть кто у вас. Все имена самых важных аристократических родов… будь они не ладны. Лорд Геррая посчитал, что это важнее. Сказал, что тонкостей этикета от меня все равно никто ждать не будет.

—Он прав, — кивнула Ленайра, направляя коня в очередной поворот улицы.

Дмитрий Иванович в седле держался намного менее уверенно, чем его ученица. Его явно поднатоскали в этом деле, но все равно вручили совершенно смирную и пофигистичную кобылку. Просто удивительно, как быстро он на ней добрался до Тара. Хотя может и не на ней. Прибился к каравану и ехал на телегах, как в свое время и она. Деньги ему, очевидно, выделили.

—Сильно накосячил? И чем это тебе грозит?

—К счастью, мой учитель фехтования первым прочитал письмо и показал его сразу мне. Так что пока о нем он распространяться не будет и даст ему ход только после моего официального разрешения. Чем мне это грозило? Тут понятие тонкое… скорее потерей лица, когда мой вассал, находящийся на официальной службе, не ставит своего сюзерена ни в грош. Ну, как бы у вас в армии подчиненный на службе отправился бы, никого не спросясь, в другой полк помочь другу.

—О-о-о… ну это дезертирство…

—Не все так плохо. Как я сказала, тут потеря моего лица, когда меня ни во что не ставит мой подчиненный. Пережила бы.

—М-да… надо будет прочитать все-таки ту книгу. К счастью, она у меня с собой.

—Пожалуйста.

—Кстати, об этом. Я так и не понял, чего от меня нужно? Этот твой учитель… он же фехтование преподает. Причем тут я? Что я могу ему показать? Тут Алексей Петрович нужен.

Они уже выехали за пределы города, и Ленайра чуть придержала коня, чтобы удобнее было разговаривать.

—Как раз Алексей Петрович тут совершенно не нужен. При всем моем к нему уважении, он не воин. Фехтует он великолепно, но… как бы сказать…

—Он не убивал, — мрачно кивнул Дмитрий Иванович.

—Я бы сказала, он не защищал свою жизнь с клинком в руке. Мэтр Виттолио на это особо обратил мое внимание. Основу же фехтовальной техники показать и я могу, что и сделала. Мэтр – профессионал высшей категории. Он уже на третьем занятии уловил суть и сумел разделаться со мной совершенно не используя магию. И разработать тренировку с использованием этих знаний он сумеет.

—Тогда зачем я нужен?

—Для разработки общей методики. Фехтование я учила с Алексеем Петровичем, но выживать училась у вас. И у вас же тренировалась. Вот именно эта методика подготовки бойцов без магии его и заинтересовала. На первом курсе школы это было бы самое то.

—Вот оно как… — протянул Дмитрий Иванович. — И ты готова поделиться этими знаниями?

—Я не собака на сене. Тем более в ближайшие года два программу вряд ли пересмотрят. Такие вещи с наскока не делаются. Сначала вас протестируют профессора, посмотрят, чего вы реально стоите. Потом будут выспрашивать про ваши умения… спросят и о том, приходилось ли вам воевать… Потом отберут экспериментальную группу, проведут соревнования…

—И что говорить про умения и войны?

—Правду. Но без подробностей. Мол воевали, но приказ синьора не распространяться. Все поймут. Категория – тайна Древнего Рода. Не лезь – пришибет.

—Так серьезно?

—Более чем. Вообще, в любом сомнительном случае, если не знаете, как поступить, ссылайтесь на меня. Спрошу разрешения, если синьор позволит – расскажу.

—Понятно. — Дмитрий Иванович задумался, потом покивал каким-то своим мыслям. — Слушай, — наконец заговорил он. — Давно хотел спросить… почему шашка? Это же кавалерийское оружие?

—Скорее оружие, призванное рубить… но… — Ленайра извлекла шашку из ножен и протянула ее так, что бы ее кончик оказался перед Дмитрием Ивановичем. — Видите? Он заточен. В обычной шашке такого делать не имеет смысла из-за смещенного к концу баланса, для усиления рубящего удара. Колоть шашкой трудно. Кстати, это тоже одна из причин, почему Алексей Петрович не подошел бы в качестве учителя. Мы все-таки в мире, где действует магия, и в бою она используется, что открывает очень много новых возможностей, о которых даже если он узнает, то использовать не сумеет. Вот как пример…

Ленайра повернула шашку к себе и положила ее плашмя на указательный палец, подвигала пока шашка не уравновесилась и посмотрела на Дмитрия Ивановича.

—Видите?

—Баланс к рукояти смещен…

—Именно. Что и позволяет колоть.

—Тогда почему не шпага? Не сабля? Не рапира?

Ленайра слегка улыбнулась, и снова стала передвигать шашку по пальцу… снова нашла равновесие и показала учителю. Тот даже рот приоткрыл от удивления.

—Баланс сместился… Он теперь там, где и должен быть у шашки.

—Именно. Вот это и есть магия. Смотрите… — Ленайра перехватила шашку за рукоять и нанесла стремительный колющий удар вперед. — Когда я делаю так, баланс смещается к рукояти, а когда так… — косой рубящий удар, — он перемещается к острию, что позволяет усилить удар, не прибегая к магическому усилению. Правда, когда шашка останавливается, баланс снова возвращается к рукояти и когда я делаю так… — Ленайра резко отдернулся шашку на себя, словно возвращая ее к себе после рубящего удара, — то поражение человека несколько слабее, поскольку шашка на конце стала легче. Но тут за все приходится платить. Такой плавающий баланс я посчитала более важным. К тому же, я всегда могу зафиксировать его в любой точке. На земле, например, смещу его к рукояти, на коне к концу. Так что этой шашкой я и как шпагой могу орудовать, и как шашкой. Именно потому я и выбрала это оружие. Сразу о таком подумала. Никакое оружие в нашем мире не позволяет так полно использовать преимущество колющих и рубящих ударов.

—А что, смещение баланса так трудоемко?

—Не то чтобы очень… Скорее проблемно восстанавливать энергию, потому там нужны накопители. Дорогая вещь получается. Хотя у рунных рыцарей все оружие такое. Но у них мечи… что-то типа ваших бастардов. Я, кстати, еще не очень освоила фехтование со смещением баланса, признаться. По крайней мере, в бою пока не рискну применять, этому ведь Алексей Петрович меня не мог научить. Осваиваю сейчас с учителем.

Ленайра крутанула шашку перед собой, сбоку…

—Очень непривычно. Но мэтр обещает, что через полгода освоюсь и почувствую оружие. Тогда уже смогу так работать.

—Да уж, впечатляет. Честно говоря, с трудом представляю работу с холодным оружием, которое может менять баланс. Но, думаю, тут дело тренировки.

—Мэтр так же говорит.

Оставшуюся дорогу Ленайра выспрашивала о доме. Друзей Ленайры Дмитрий Иванович не видел, они расстались сразу, после ее отъезда. Лорд оставил наставника при себе. Но о происходящем в доме он рассказать мог. Проговорили до самой школы.

Там Ленайра, сдав коня и пристроив кобылу Дмитрия Ивановича в конюшне, повела его на полигон.

—Ваши вещи из Тара приедут вечером, — на ходу поясняла она, — Лисана обещала, что найдет извозчика, но тут уж вам придется получать их без меня, потому запоминайте дорогу. Хотя ее и спросить можно. Сейчас вы встретитесь с мэтром Виттолио, вы с ним переговорите о ваших планах, отправляемся к декану, где я официально даю вам разрешение на работу здесь, после чего оставляю на растерзание профессоров.

—Звучит жестоко, — хмыкнул Дмитрий Иванович.

—О-о! Вы еще услышите, какие тут обо мне слухи ходят.

—Кхм…

—Именно.

Виттолио на полигоне не оказалось, потому Ленайра присела за тот самый столик, за которым они с мэтром всегда садились, когда нужно что-либо обсудить.

—Мэтра нет, — заметила очевидное Ленайра. — Но ему скоро сообщат о моем возвращении, и он придет. Подождем.

Сначала сидели молча. Потом Дмитрий Иванович решил, воспользовавшись случаем, восполнить пробелы в магии.

—Ты говорила про магическое усиление? Насколько оно велико?

Ленайра улыбнулась краем губ, пересела на другую скамейку напротив наставника и поставила локоть на стол.

—Посоревнуемся?

Дмитрий Иванович с сомнением посмотрел на девушку. Потом кивнул и поставил на стол свой локоть.

—Раз… два… начали!

Сначала Дмитрий Иванович давил осторожно, явно стараясь не причинить боль. Потом, убедившись, что рука девушки даже не шевельнулась, увеличил нажим… потом еще… еще… Ленайра продолжала улыбаться и даже не напрягалась… Тогда он начал давить в полную силу. Тут рука девушки чуть дрогнула и медленно поползла вниз. Девушка уже не улыбалась, надавила сама. Руки снова остановились по центру… шаткое равновесие… и вот уже рука Дмитрия Ивановича поползла вниз… и вдруг рухнула на стол.

Он поморщился, потер плечо.

—Да уж. Впечатляет.

—А как иначе я справлюсь, если придется сражаться со взрослым?

—Разве он тоже не усилится?

—Ну и что? — пожала плечами Ленайра. — Дело не в том, что бы усилиться по максимуму, а в том, чтобы усилиться достаточно для того, чтобы применять оружие. Слишком много силы – малая подвижность. Всегда нужно соблюдать баланс. Я либо усиливаю мышцы, либо увеличиваю скорость. И то, и другое можно делать до определенного предела. Потому и говорю про важность баланса. Когда двигаюсь, я ускоряюсь, когда бью – усиливаюсь. Поймать нужный баланс здесь – тоже часть искусства бойца. Потому никто не будет усиливать себя больше, чем необходимо – слишком легко нарушить баланс.

—Это и есть боевой маг, как понимаю?

—Не совсем. Оружие оружием, но боевой маг все-таки именно маг. Суть в том, что он, с помощью магии, может все превратить в оружие… Ну вот, для примера… — Ленайра огляделась, сунула руку в сумку и достала тетрадь. Вырвала из нее лист. — Вот. Обычный лист бумаги. На него можно воздействовать магией.

Ленайра зажала лист двумя пальцами за краешек… вдруг по листу пробежала словно молния и он выпрямился, превратившись в пластину. Короткий взмах и от края стола отлетел отрезанный угол… идеально ровно отрезанный.

—Упс. — Лист сразу опал и снова стал бумагой. — Ленайра опасливо огляделась, торопливо подобрала отрезанный угол, приставила к столу, выставила указательный палец, на кончике которого сверкнула синеватая игла, которой девушка провела по месту среза. Осторожно убрала руку… угол держался. — Уф.

Дмитрий Иванович не выдержал и хохотнул. Но тут же стал серьезным.

—Так ведь любой маг может?

—Далеко не любой. Нужна прочность и острота края, к тому же это нужно сделать быстро. Но в принципе да, опытный маг сделает.

—И он станет боевым магом?

—Любой может взять автомат, но это не сделает его бойцом. Всем этим еще и пользоваться нужно уметь. Основа – владение телом и магией. Ну там еще много тонкостей…

Тут показался Виттолио Аризен и Ленайре пришлось прервать свое объяснение.

—А вот и мэтр Виттолио. Идемте, полагаю, ему захочется поскорее разделаться с формальностями и остаться с вами наедине, чтобы обсудить ваши с ним занятия.

Дмитрий Иванович кивнул и поднялся с места.

—Что ж, тогда не будем терять время. Идем.

Быстро представившись, Виттолио Аризен задал несколько вопросов, ответил сам на парочку, после чего предложил отправиться к декану.

—Повезло, — сообщил он, — что профессор Шариан сейчас свободен. Думал, придется до вечера его ждать. Так что предлагаю отправиться к нему, закончить все дела, а потом уже поговорим.

Дмитрий Иванович чуть улыбнулся, услышав, как мэтр почти слово в слово повторил то, что недавно ему сказала Ленайра. Похоже, учитель и ученица работали на одной волне.

Бюрократию, видно, не любил не только Виттолио, но и сам декан. Задав несколько вопросов, покосился на невозмутимую Ленайру, когда Сэр Димитрий (Дмитрий Иванович, было видно, уже проклял тот момент, когда так назвался – местные упорно считали сэр именем, а Димитрий фамилией) отказался отвечать на некоторые, сославшись на тайну Древнего Рода. После чего подписал приказ о приеме его на работу, назначив Виттолио Аривана сопровождающим новичка.

—Поздравляю с рождением нового аристократического рода Димитриевых, господин Сэр, — съехидничала Ленайра.

С учетом того, что ехидничала она с совершенно невозмутимым лицом, то это походило либо на настоящее поздравление, либо на тонкое издевательство. Но Дмитрий Иванович слишком хорошо знал ученицу, чтобы поверить в настоящее поздравление.

—Издеваешься? — перешел он на русский, поскольку Виттолио шагал рядом.

—Есть немного, — призналась девушка. — Кто вас вообще надоумил использовать обращения с Земли? Они же здесь совершенно неизвестны и непонятны. Вот все и сочли его именем. А раз оно имя, то Димитрий, соответственно… кстати, в приказе о приеме на работу так и записано. И в ваших документах тоже. В них даже не смотрели? Вы ведь деду так же представились?

—И что делать? — расстроился наставник.

—Можно написать деду чтобы документы переделал, но лучше оставить как есть. Сэр как имя только для вашего уха непривычно.

—Ну… не знаю…

—Сами виноваты, Дмитрий Иванович… или уже господин Сэр?

—Издеваешься, — снова вздохнул он. — Ладно, действительно сам виноват.

—Тогда я вас покину, — Ленайра перешла на язык империи. — Всего хорошего, мне еще эссе надо написать. Мэтр Виттолио, у нас сегодня занятия будут?

—Нет. Сделай стандартную разминку самостоятельно, а вот завтра продолжим. Хоть мне и не нравится прерывать занятия даже на день, но, боюсь, у меня сейчас просто времени не хватит.

Ленайра чуть поклонилась профессору и удалилась, отправившись в общежитие. По дороге глянула на часы – скоро ли ужин. Прикинув, что у нее есть где-то два часа, она заторопилась, чем скорее начнет эссе – тем быстрее закончит.

Наверное, сами небеса были сегодня против эссе. Пока шла в общежитие, ее перехватили Тайрин и Вариэн. Подойдя с двух сторон, они почти зажали девушку, не давая ей свернуть в сторону. Ленайра обернулась к одному, другому, после чего продолжила движение уже с эскортом.

—И чего вы хотите? — поинтересовалась она.

—Просто у нас тут есть подозрение, что наша Ледяная Принцесса совсем забыла друзей. Пропадаешь где-то, даже на занятия по фехтованию не ходишь, — заговорил Тайрин.

Ленайра вздохнула.

—Мэтр Виттолио занимается со мной отдельно, потому я не хожу на общие занятия. Тайрин, у меня просто времени нет… а когда я свободна – у вас занятия.

—Почему? — простодушно удивился Вариэн.

—Что почему? Потому что Виттолио не может разорваться и тренирует меня тогда, когда не занимается с общей группой.

—Нет-нет, я не про то. Почему с тобой отдельно занимаются?

Тайрин тоже заинтересовано вскинул голову.

—Нас тоже по-разному тренируют – дворян отдельно, а остальных в другой группе натаскивает помощник Виттолио, но чтобы отдельно занимались с кем-то…

—И здесь сплошная несправедливость, — заворчал Вариэн. — С дворянами занимается лично Вариэн, а с остальными его помощник.

—Друг мой фермер ты простодушный, — преувеличенно печально вздохнул Тайрин. — Когда же ты начнешь включать голову, а не только в нее есть. Дворян с детства учат владеть оружием и у всех них оно свое – то, с которым и учились. Остальных же еще учить и учить, чтобы они хотя бы не порезались, когда его в руки возьмут. Потому с теми, кто что-то умеет, занимается мэтр, а натаскать остальных хватит и помощника.

—У нас не так, — признался Вариэн, почесав затылок. И тут его рука была перехвачена Ленайрой и с силой опущено вниз.

—Манеры, Вариэн! Ты станешь боевым магом и дворянином. Отвыкай от крестьянских привычек.

—Э-э… — рука Вариэна снова потянулась к затылку, но остановилась на полпути, когда парень встретился взглядом с Ленайрой. Послышался смешок Тайрина. — Так почему с тобой отдельно занимаются? — решил перевести он тему разговора… точнее, вернуть ее в прежнее русло. Обсуждать свои манеры рядом с дворянами ему совсем не хотелось.

—Потому что со мной занимаются по программе третьего курса. И… — Ленайра подняла руку, останавливая вопросы, — …это потому, что я с семи лет тренировалась с оружием, а потом с магией. Прочитайте программу второго курса про магию и воздействию на предметы. Это я уже умею. На третьем курсе нас и будут учить собственно бою. Первый же курс – обучение владению холодным оружием.

—Я тоже умею пользоваться оружием, — удивился Тайрин.

—А что по магии?

—Ну…

—И что тогда предлагаешь? Сможешь, используя магию, наделить свою шпагу каким-нибудь свойством?

—Эм… на ней чары прочности…

—Наложенные не тобой, скорее всего. А разные чары надо будет накладывать в бою, и быстро. Если реально хочешь добиться чего – занимайся фехтованием и учи магию за второй курс. Я посмотрела, там куча тренировочных упражнений. Вот и занимайся. И пока ты не сможешь выполнять их как нужно, тебе пока остается только повышать мастерство владения шпагой… ну, и знакомиться с другим оружием. Вариэн, тебя это тем более касается.

—А что? Я ничего… У нас одна группа.

—Потому что ни один дворянин не возьмет в руки топор или булаву в качестве оружия, — язвительно отозвался Тайрин.

—Потому что не поднимет даже, — буркнул Вариэн.

—В сражении я бы булавы или топора опасалась больше меча… если только мечник не на коне, — заметила Ленайра. — Только я не поняла, вы сейчас меня поймали с какой целью?

—В то, что мы соскучились по нашей маленькой принцессе, ты не веришь? — поинтересовался Вариэн.

—Маленькой?

—А что, большой? Нет уж. Ты, во-первых, самая младшая в школе, во-вторых, самая низенькая.

—Просто это вы все дылды. Чем выше столб – тем громче падает.

—Обиделась, — перевел невозмутимое выражение лица Ленайры Вариэн.

—Думаешь? — усомнился Тайрин.

—Клянусь. Видишь, у нее чуть-чуть брови разошлись? Верный признак.

—Гм…

—Я вас сейчас обоих закопаю прямо тут, — чуть ли не зашипела Ленайра. — Брови тут мои изучать они будут.

—Точно обиделась, — согласился Тайрин.

Парочка рассмеялась. Ленайра наградила обоих подозрительным взглядом и вздохнула. Спелись. Даже странно. Барон и сын фермера, силач и ловкач… воистину, противоположности притягиваются. Вариэн даже на подначки Тайрина с бесконечным поминанием его происхождения не обижался – видел, что тот просто подшучивает, без злости.

—Ладно, — вздохнула Ленайра, — высший с вами. У меня через неделю день рождения, мне исполняется четырнадцать. Предлагаю на выходных отметить его в каком-нибудь ресторане в Таре.

—О-о-о! — восхитился Тайрин. — Дружище, кажется нас, наконец, приняли в круг друзей нашей Ледяной Принцессы. Госпожа, от себя и своего друга, который сейчас застыл с открытым ртом, принимаю ваше приглашение…

—Только вы и я… ну, может еще моя соседка присоединиться… надо же все-таки наладить с ней контакт. Больше никого не нужно.

—Леди, это же ваш праздник, — поклонился Тайрин. — Пока же позвольте нам вас оставить, вы дали нам слишком мало времени на поиск подарка.

Тайрин ухватил за руку совсем растерянного Вариэна и утащил за собой.

—Наконец-то смогу позаниматься, — облегченно вздохнула Ленайра, на этот раз собираясь все-таки засесть за эссе.

—Да что же это творится!!! — в сердцах чуть не взвыла Ленайра, издали заметив, как ее соседка в компании друзей и подружек направляется в общежитие. Не нужно быть предсказателем, чтобы сообразить, куда они идут.

В общем, худшие предположения подтвердились. В комнате царил настоящий бардак и праздник. Ленайра обвела присмиревшую компанию холодным взглядом.

—Ленайра, мы это… — поспешно заговорила Геля, заметив настроение своей соседки.

—Как я понимаю, к занятиям никому из вас готовиться не надо, — перебила ее Ленайра, останавливая взгляд на Патрисе Тернове. — А уж второму курсу вообще ничего не задают, конечно.

—Ленайра, зачем ты так? — явно обиделась Геля. — Я хотела, чтобы ты поговорила с Патрисом…

—Зачем?

—Ленайра…

—Гель, вот честно не пойму, что тебе нужно от этого?

—Не хочу, чтобы он злился на тебя, все-таки ты его выручила летом…

—Ага, размазав по арене, — буркнул Патрис, отворачиваясь.

—Считаешь позором проиграть лучшему магу университета? — рассматривая собеседника сузившимися глазами, поинтересовалась Ленайра. — Ты хоть понял почему проиграл? Или только свое ЧСЗ лелеял и не дал себе труда проанализировать бой?

—ЧСЗ? — растерялась Геля.

—Чувство собственной значимости. Есть такие люди, для которых оно важнее всего на свете и которое для них заслоняет даже реальность.

—Ленайра!

—Геля, я готова даже помочь твоему приятелю с магией, как помогаю своим друзьям, но пусть он докажет, что хоть что-то понял, а не пришел сюда вроде бы мириться только потому, что ты его притащила. Так как, господин будущий боевой маг? Хоть что–то извлекли из поражений? Говорят, что поражения намного лучше способствуют обучению, чем победы.

—Готова помочь? Можно подумать, я прошу о чем-то таком!!! — прорычал Патрис, вскакивая.

—Геля, извини, — повернулась к соседке Ленайра, — но он ничего не понял.

—Патрис, Ленайра, пожалуйста.

—Гель, нельзя начать общаться с человеком, если он сам этого не хочет. Я готова разговаривать с ним, даже помогать с магией, но он тоже должен сделать шаг. Он сам, а не в следствие твоего пинка ему сзади.

Слушающие их ребята, сидящие в комнате, рассмеялись, но тотчас замолчали под взглядом Патриса.

—Вот, значит, как? Помогать?

—В чем твоя ошибка на дуэли? Ты понял?

—Да не собираюсь я… — уже почти взорвался он.

—То есть, даже не думал о том поражении, я правильно понимаю?

—А ты считаешь забавным унижать тех, кто слабее тебя?

—Унижать? С этого места поподробнее. Каким образом я унизила тебя?

—Весь этот вызов был унижением.

Ленайра прищурилась и несколько секунд разглядывала нахохлившегося парня. Все молчали, переводя взоры с одного спорщика на другую. Кажется, всем был интересно, чем все закончится. Вмешиваться никто не стал. Только парни смотрели хоть и с интересом, но хмуро.

—То есть, ты считаешь, что я вызвала тебя исключительно для того, чтобы унизить?

—А для чего еще?

—Патрис! — снова попыталась вмешаться Геля. — Я же говорила…

—То, что тебе сказала она? — Патрис кивнул на Ленайру. — А ты и уши развесила. И чем она тебя подкупила? Тоже обещанием научить магии?

—Ты идиот! — взорвалась Геля. — Ты кем меня считаешь? И что позорного в том, чтобы учиться у того, кто знает больше? Да я за последний месяц узнала о магии больше, чем за весь прошлый год! А вот ты закрылся в своей гордости и ничего видеть вокруг не хочешь! Очнись, ты не центр мироздания! Чтобы досадить тебе, никто не собирается устраивать глобальных заговоров! А вот вы…

—Заткнись! — заорал Патрис. — Еще только слово…

Ленайра посмотрела на Гелю, Патриса, обвела взглядом остальных, с тоской глянула на стол, где лежали заготовки будущего эссе. Развернулась и вышла. Надо было бы, конечно, гостей выгнать нафиг, но… жалко просто Гелю. Сейчас она явно наговорит лишнего, чего ей ее друзья не простят, а потом начнется мексиканская мелодрама с попытками примирениями, слезами, жалобами. А оно ей надо, это все выслушивать? Пусть сейчас поругаются и утихнут. Без раздражителя в ее лице все быстро успокоятся. Но Патрис точно болван.

—Геля, тебе ведь тоже нужно писать эссе… Я вернусь через двадцать минут.


Когда Ленайра вернулась, в комнате уже никого не было. Вздохнув, она сняла шашку, стянула кольчугу, уложила их на кровать и отправилась работать. Столько времени потеряно… Впрочем, ладно.

Геля вернулась за полчаса до ужина в скверном настроении и плюхнулась на свою кровать. Ленайра покосилась на нее, но ни о чем спрашивать не стала.

—Почему он такой упрямый? — первой все-таки заговорила Геля.

—Мальчишки, — отозвалась Ленайра.

—И что?

—У меня есть друг… меня учили фехтовать с семи лет. Потом я еще отдельно занималась. Он увязался со мной, но для него фехтование было развлечением. Он не воспринимал его всерьез. Я же училась защищать жизнь. Понимаешь в чем между нами была разница?

—Конечно. — Геля даже подалась вперед. Впервые ее соседка заговорила о себе и стала что-то рассказывать. — Но как так он не воспринимал его? Если он благородный…

—Долгая история, — перебила ее Ленайра, а Геля сообразила, что дальше спрашивать не стоит. — Так вот… я всегда его побеждала. Сначала легко, но он понимал, что я раньше начала заниматься. Но и спустя год он выиграть у меня не мог. И это его очень сильно злило. Даже то, что он не мог выиграть еще у одного друга, его так не задевало, как проигрыш мне.

—Потому что ты девчонка?

—Именно. Но это и заставило его начать воспринимать фехтование всерьез, и сейчас он даже немного лучше меня. Он тянулся превзойти меня, а я хотела не уступить. Выиграли мы оба. Твой же Патрис… он не умеет извлекать пользу из проигрыша.

—Умеет! Просто…

—Просто когда считает, что задета его гордость – его мозги отключаются.

—Я пыталась ему объяснить… просто… знаешь…

—Молчи.

—Что?

—Ты ведь хочешь сказать, что он с приятелями что-то замыслили против меня? Я это знаю, а тебе выступать в качестве доносчика на друзей не стоит.

—Я знаю, что ты знаешь об этом… и они знают. Но они хотят сделать такую гадость…

—Смертельно?

—Эм… нет, конечно! Они же не идиоты!

—Тогда все остальное можно пережить. А мне и самой интересно, обнаружу я их гадость или нет. Мне тоже нужна тренировка. — Ленайра чуть улыбнулась, но почему-то от этой улыбки у Гели по спине побежали мурашки. Она нервно сглотнула и поторопилась к выходу. — Постараюсь все-таки еще раз их отговорить. — У двери задержалась. — Это… спасибо…

—За что? — удивилась Ленайра.

—За то, что не дала рассказать. Не знаю, как бы потом себя чувствовала.

—Потому и не дала. Не ради твоих приятелей. Ну и, как я уже говорила, мне самой интересно.

—Спасибо, — еще раз поблагодарила Геля и выскочила за дверь.

Ленайра глянула на тетрадь перед собой, в которой эссе было написано примерно на четверть нужного объема, и вздохнула.

—Что ж за день сегодня такой?

Глянула на часы. До ужина двадцать минут осталось. Вздохнула, отложила тетрадь и начала собираться. Немного покрутилась перед зеркалом, проверяя, как сидит кольчуга, шашка. Только убедившись, что все на месте, отправилась на ужин.

Все-таки собираться она стала явно не вовремя, потому что на ужин она успевала впритык. Опаздывать не хотелось – профессора на такое реагировали не очень хорошо, требуя пунктуальности в делах. Понятно, что так приучали к порядку, но легче от понимания этого факта не становилось. Ленайра ускорила шаг, мысленно проклиная компанию Гели, из-за которой у нее позаниматься толком не получилось, да еще и сейчас задерживается.

Немного времени она бегом выиграла и сейчас можно быть уверенным, что придет она вовремя. Хотя, судя по тому, что ей по дороге так никто и не встретился, то прийти ей придется последней. Нет, где-то там вдали у столовой она замечала мелькающие фигуры, но исчезали они из виду очень быстро – тоже торопились.

Все же Ленайра успела в последний момент и торопливо заняла свое место рядом с друзьями.

—Мы уж подумали, что ты вся в своем эссе утонула, — проворчал Тайрин.

—Не нуди, барон, просто разговор состоялся с одним типом…

—Патрисом? — сразу понял в чем дело Вариэн, а вот Тайрин, не посвященный в историю, озадаченно покосился на них.

—С ним… и… когда я ем – я глух и нем. После ужина переговорим.

—У меня дополнительные занятия, — вздохнул Вариэн. — Но ладно. А с этим Патрисом надо все-таки переговорить… Давно хотел объяснить ему, что к чему.

—А нужно? — пожала плечами Ленайра. — Его мнение меня как-то не заботит.

—Но и ходить, постоянно оглядываясь, не дело, — разумно заметил Вариэн. — Тем более он настраивает против тебя старшие курсы… и весьма активно.

—Ешьте, — оборвала спор Ленайра.

Все дружно уставились в тарелки.

После еды Вариэн нехотя ушел на занятия, а Тайрин потребовал объяснить, что к чему. В ответ на ироничный взгляд Ленайры требование заменил на вежливую просьбу.

Девушка подумала секунду и нехотя кивнула.

—Ладно. Только там нет ничего интересного.

Они вдвоем шли по небольшой тропинке в сторону общежития, а Ленайра рассказывала о своих отношениях с Патрисом и своей соседкой…

—Ну дела. А я ведь знаю этого Патриса. Он подходил ко мне в начале года, пытался объяснить, какая ты плохая.

—А ты? — заинтересовалась Ленайра.

—Да послал его. Будут тут… всякие… указывать барону, с кем ему стоит разговаривать, а с кем нет.

—Хм… ясно.

—Да не обращай внимания. Не стоят они того. Чего они сделают дворянам?

Ленайра только головой покачала. Неужели она бы такой же стала, если бы не познакомилась с Лешкой? И ведь всерьез уверен, что ничего они не посмеют сделать.

В общежитии они расстались. Тайрин отправился к себе, а Ленайра, уже мысленно погрузившись в эссе, к себе.

Любителей ловушек подвело желание лично полюбоваться на результат. Столь пристальное внимание сразу нескольких людей Ленайра просто не могла пропустить. Озадаченно огляделась… никого, что уже настораживало. Запустила сенсорику на полную мощность и внимание к своей персоне стало невыносимым.

—Дилентанты, — буркнула Ленайра, но сама себе призналась, что могло бы и сработать. Внутри общежития она опасности не ждала, а сейчас вообще задумалась о задании. Повезло, что эти придурки решили все увидеть. Скорее всего где-то повесили «око», а сами сидят в одной из комнат неподалеку и любуются.

Ленайра сбавила скорость и активировала свой кинжал-концентратор низшей магии. Стараясь действовать незаметно, пустила вперед самые чувствительные и незаметные щупы, пытаясь разыскать ловушку. Сразу не обнаружила и пришлось кинжал почти обнажить, добавляя чувствительность. Нашла… Секунду на изучение плетения… Ленайра чуть улыбнулась.

—Ну-с… сами напросились. — Слегка прикрыв глаза, чтобы лучше сосредоточиться, она зашагала к ловушке, уже полностью достав кинжал и держа его так, чтобы его не было видно «оку», которое она тоже отыскала.

Глава 11

Держать кинжал-концентратор так, чтобы его острие показывало на ловушку, и прятать от «ока» оказалось не очень удобно: приходилось изгибать кисть под невообразимым углом. Но… чего только не сделаешь ради врагов.

Ленайра сконцентрировалась, активировала пелену взора, которая позволяла разглядывать магию, запустила тест. Все приходилось делать быстро, не сбавляя скорость шага, чтобы наблюдающие ни о чем не догадались.

—Ну и накрутили, — пробормотала девушка, лихорадочно пытаясь отыскать узел активации ловушки.

По-хорошему стоит выяснить и в чем заключается ловушка, но некогда. Однако постарались, сделали с толком. Хоть она пока еще и может использовать низшую магию, но не на таком уровне. Без концентратора даже узор бы не разглядела. Хе, не учли эти мастера ловушек присутствия специального инструмента…

—Стоп! — Ленайра едва с шага не сбилась. — Низшая магия? На боевом факультете? Та-а-ак… это ж кто ж такой гений, который сумел состряпать эту ловушку?

Но тут она наконец обнаружила активационный узел. Еще секунда и пришлось бы останавливаться. Острие концентратора туда, подать энергию, распределить, дозировать… Узел аккуратно расплелся, раздвинулся, давая проход. Ленайра двинулась по нему с одной стороны уверенно, с другой тщательно наблюдая за линиями – не дай бог какую задеть – реакция будет непредсказуемой. На висках даже капли пота выступили от напряжения. Шаг… еще шаг… еще… Все! Теперь аккуратно сплести узел обратно… ловушка снова на боевом взводе. Ленайра слабо улыбнулась. Все-таки низшая магия выматывает. Казалось бы, это высшую сложно применять, когда оперируешь огромными объемами энергии, в отличие от низшей, где ее используется капля. Но вот требуемая там концентрация и контроль… напряжение колоссальное.

Ленайра облегченно сунула кинжал в ножны и одернула рукав рубашки. Скрылась в комнате и замерла, прислушиваясь. Далеко эти орлы быть не могут – «око» не работает на больших расстояниях.

Настроив слух на большую чувствительность, Ленайра замерла. Сначала была тишина… скрип двери… голоса… Жаль, не разобрать слов. Голоса сначала тихие, потом все более и более возмущенные. Даже интересно стало, чем все закончится.

Однако чем закончится все, Ленайра даже предположить не могла. Нет, такую степень идиотизма в старшекурсниках она даже предположить не могла. Похоже, они решили сами проверить работу ловушки… Это единственное, что она расслышала – сказано было громко, с истеричными нотками. Видно тот, кто ловушку устанавливал, доказывал, что сделал все правильно. Потом мгновение тишины и…

Казалось, что сотрясло все здание. Нет, это точно казалось, грохот быстро стих. Похоже, это сделали специально, чтобы привлечь общее внимание. Ленайра чуть улыбнулась, кажется эти… гении специально настроили сигнализацию, чтобы она сбежать не успела. Непонятно, что они там сотворили, но в ее гениальность в магии верили.

Чуть выждав, она вышла из комнаты. В коридор уже сбежались те, кто был поближе, и сейчас они ошарашенно разглядывали синие бритые головы, торчащие из пола. Очевидно, зрители еще не поняли, что происходит, потому вокруг стоял удивленный гул, кто-то куда-то бежал, кто-то стоял и разглядывал торчащие из пола головы.

Ленайра протиснулась в первые ряды, осмотрелась вокруг. Синие разводы на стенах, на потолке, лужи на полу. М-да, краски не пожалели. С гарантией. Посчитала торчащие головы. Семь человек, причем между ними было вполне себе приличное расстояние – шагов в шесть. О площади ловушки тоже позаботились. С гарантией.

Девушка присела перед одной головой, присмотрелась.

—Привет, Патрис. Решили сменить образ? Может, скажешь, что тут произошло?

—Ненавижу, — прохрипел он, отплевываясь.

—О, как? За что?

—Ненавижу…

—Информативно.

—Патрис!!! — перед головой опустилась на колени Геля. — Патрис, ты? Что здесь произошло?

—Вот я о том же спрашиваю, — отозвалась Ленайра.

В этот момент толпа вдруг отхлынула и вперед вышел Жден Ерыш. Лицо у него было таким… таким… в общем, нехорошим. Он вышел в центр торчащих голов, огляделся.

—Превосходно, — прошипел он. — Я-то думаю, чьи это тела болтаются этажом ниже. Может, кто-нибудь расскажет, что здесь происходит? Геррая?! — углядел он Ленайру.

—Да, профессор?

—Жду вашего рассказа.

—Я шла к себе, у меня был незаконченное эссе, обдумывала, что буду писать дальше. Зашла. Только села за стол, тут грохот, шум, звон, выхожу и вижу вот это.

Ерыш секунд десять буравил совершенно невозмутимое лицо девушки.

—А вы, кретины, что скажете?

—Мы… — начала было одна голова.

—Хотели собраться у Гели Разон… — вмешалась вторая. Дальше все заговорили вместе, подняв настоящий галдеж.

К удивлению, Жден Ерыш слушал молча, никого не перебивая. Вот только Ленайра наблюдала не столько за лицом профессора, сколько за его глазами, в них же… Непередаваемые чувства. Правда, Ерыш их тут же прикрыл и дальше слушал с закрытыми глазами. Ленайре даже интересно стало, сколько он еще вытерпит.

Недолго.

—Замолчать всем!!! А ну марш по комнатам, и чтобы через минуту я в коридорах никого не видел!!! Если кто задержится… Геррая, задержитесь на минуточку. Вам, говорящие головы, молчать!!!

Студенты испарились – в таком состоянии своего преподавателя они еще не видели.

Ерыш оглядел пустой коридор, глянул на Ленайру.

—Проводите меня в вашу комнату, госпожа, — ласково-ласково попросил он.

Ленайра спорить не рискнула, прошла к себе и раскрыла дверь. Ерыш в комнату почти влетел, глянул на замершую на соседней кровати Гелю.

—Вон!

—Но…

—В коридор! Стоять! Следить, чтобы там никто не появлялся! Вон!

Геля вылетела из комнаты, только дверь с хлопком закрылась за ее спиной. Ерыш несколько секунд глядел на закрытую дверь, видно считал до десяти, успокаиваясь. Развернулся, глянул на замершую у стола девушку, которая невозмутимо опиралась о спинку стула и смотрела на профессора. Ерыш глубоко вздохнул.

—Так… давай поговорим как обычные люди… без всяких там… Только не пытайся меня убедить, что ты тут не причем. Что? Здесь? Произошло?

—Шла к себе заниматься. Почувствовала магию, обнаружила «око». Присмотрелась, увидела ловушку. — Ленайра вытащила кинжал, пояснила: — Концентратор низшей магии. Блокировала срабатывание ловушки, прошла к себе. Эти… кретины решили проверить, что ловушка работает.

Ерыш прикрыл глаза.

—Кратко, по существу… как же без тебя спокойно было. И что мне прикажешь делать? Покушение на наследника Древнего Рода?

—Какое покушение? Разве кто-то погиб?

Теперь Ерыш поглядел на девушку с интересом.

—То есть я могу рассчитывать, что ничего из произошедшего не выйдет за пределы школы?

—В службе безопасности узнают, но без моей жалобы ничего делать не будут. Вопреки общему мнению там не идиоты работают и понимают, что такое покушение, а что детская шалость. В свою очередь я могу рассчитывать, что тем субъектам, которые сейчас торчат в коридоре, объяснят, что такое шутка, а что… несколько выходит за пределы шутки.

—То есть…

—То есть я ожидала чего угодно, но то, что они там сотворили…

—Ты хочешь сказать, что не знала, что делает ловушка?

—Времени не было выяснить. Ставил кто-то, кто владеет низшей магией, маскировка очень хорошая. Обнаружила поздно. Только и хватило времени отыскать спусковой модуль.

—Понятно… если бы не «око»…

—Не обнаружила бы.

—Кретины.

—Вы переживаете, что ловушка не сработала на мне?

—Не поверишь, да! — рявкнул Ерыш. — Может тогда до тебя дошло бы, что тебе здесь не рады?!! Что ты создаешь нам всем огромные проблемы!!!

Наткнувшись на совершенно невозмутимый взгляд, замолчал.

—Тебе все равно?

—Нет. Но переживать не собираюсь. Я свой выбор сделала не из прихоти и шла к нему с семи лет. И никто не заставит меня изменить решение.

—О, как… — Ерыш помолчал. — Родители?

Ленайра промолчала. Не дождавшись ответа, профессор вздохнул.

—Ладно, пойду смотреть, что там с этими головополами можно сделать. И это… сделай милость, сделай так, чтобы я тебя до утра не видел.

Через минуту после ухода Ерыша в комнату ворвалась рыдающая Геля и рухнула на кровать. Ленайра неожиданно для себя испытала неловкость. С одной стороны, в произошедшем с ее другом есть и ее вина, в конце концов, она могла просто убрать ловушку. С другой… В конце концов, не она же все это придумала, это ей готовили, и если бы эти придурки не захотели лично посмотреть за тем, как она попадет в ловушку, то она могла бы и вляпаться. И это ее голова сейчас торчала бы из пола… лысая и синяя.

Ленайра опустилась на свою кровать и протерла виски.

—Прекрати реветь…

—Сейчас, — отозвалась Геля из-под подушки, которой она накрылась.

Всхлипы постепенно прекратились, голова девушки показалась наружу.

—Что теперь будет с Патрисом? — спросила она.

—Откуда я знаю? — удивилась Ленайра. — Они же там химичили. Но краска явно непростая, что-то там намешали из алхимии.

—Я не про это… это же покушение на наследника Древнего Рода…

—Будет им, если я подам рапорт в службу безопасности. Пока это студенческая шалость. В конце концов, мы на боевом факультете, и умение строить, а также распознавать такие ловушки входит в один из курсов обучения… хотя не на первом, и даже не на втором курсе.

—А ты не…

—Считаешь, они мало наказаны?

Геля впервые слабо улыбнулась.

—Спасибо.

—Гель, пойми меня правильно, это я делаю не из-за тебя и не потому, что эти идиоты в свою же ловушку умудрились вляпаться. Просто мне еще два с половиной года здесь учиться, да и сдавать их за идиотизм… без них проблем у службы хватает.

—Все равно спасибо. Ты не злая.

—Я очень злая… и очень мстительная. Не заблуждайся… Просто моя злость и мстительность не расходуются по мелочам. А ты поговори все-таки со своим другом.

—Да говорила я им…

—Понимаю.

Ленайра откинулась на подушку и задумалась, вспоминая узор ловушки. Определенно что-то там не так… слишком серьезный уровень даже для третьекурсников. Да еще построена эта ловушка на низшей магии. Это не грубая поделка студентов, Ленайра признавала, что даже она не смогла бы построить ее так элегантно с минимумом усилий.

Девушка вскочила с кровати и выскочила в коридор. Там рабочие уже начали долбить пол вокруг торчащих голов – видно все решили, что так безопасней, чем использовать магию.

Жден Ерыш, наблюдающий за работами, повернулся к ней.

—Геррая, что непонятного я сказал?! — прорычал он.

—Один момент, профессор. Это важно. Очень, — выделила она последнее слово. Глянула на головы, злобно наблюдающие за ней. — Кто создавал ловушку? Быстро!

—Он, — Ерыш указал на одну из голов. — Я уже спрашивал.

Ленайра присела на корточки перед головой и внимательно изучила, не обращая внимания на злость во взгляде жертвы собственной глупости.

—Профессор, спусковой блок ловушки был очень надежен и прост, хотя отыскать его стоило усилий.

—Продолжай, — сразу насторожился профессор.

—Я к тому, что возможно, такая штука описывается в одной из книг, по которой учатся рейнджеры. Я запомнила узор.

—И что?

—Найти сложно, блокировать легко. Ловушку делал профессионал, я бы такое не сотворила, слишком все сложно. Делал мастер. Каким образом эти придурки сумели попасть в нее, если блокировать спуск дело секунды… для того, кто ее реально ставил.

—Что скажете, господин Тревел? — присел рядом Ерыш. — Ловушку действительно ставили вы?

—Я не понимаю, о чем она вообще говорит! — чуть ли не прорычала голова. — Я ее делал!

—И сможешь повторить? — чуть склонила голову набок Ленайра, чтобы лучше видеть лицо.

Парень заколебался на мгновение, но тут же снова вскинулся.

—Я месяц готовился. Все-таки низшая магия.

—Значит, ты, — покивала Ленайра. — Что ж, господин Ерыш, вот мы и нашли виновника, о чем мы с вами говорили в комнате. Можно оформлять его как изменника. После освобождения его из ловушки арестуйте и ждите людей из службы безопасности. Сообщение им я уже отправила.

—Что? Какой заговор?!

—Тревел, так тебя назвал профессор? Убеди меня, что ученик второго курса способен создать такую ловушку, где основу составляет низшая магия.

—Почему я должен в чем-то…

—Тогда будешь убеждать не меня, а службу безопасности.

—Да нет никакого заговора! — парень, видно было, перепугался основательно.

—Вот только не убеждай в детской шалости, в которой применялся боевой компонент магической ловушки. — Выстрел был наугад, но он, похоже, попал в цель, судя по забегавшему взгляду парня.

—Тревел, лучше по-хорошему отвечай, — прошипел Ерыш, — пока действительно не вызвали службу безопасности… на всех.

—Да не виноваты мы! — тут же завопила одна из голов. — Нам помогли ее сделать! Мы были уверены, что наши ловушки она быстро найдет, вот и искали что-то, что трудно обнаружить! А запал на складе взяли…

—Та-а-ак! Поправьте меня, если ошибаюсь. Вы свинтили спусковой механизм с боевой ловушки? На складе учебных мин? Геррая, я благодарен вам за помощь, но сейчас идите к себе… пожалуйста.

—Вы скажете, кто им помог? И кто придумал такую гадость? Вы же понимаете, что одно дело шутка малолетних дебилов, и совсем другое, если им помогал кто-то из профессоров.

Ерыш молча уставился на Ленайру. Та взгляда не отвела.

—От декана услышите, — наконец отозвался он, решив для себя проблему с ответственностью.

Ленайра кивнула и удалилась к себе. Геля стояла в комнате у открытой двери и внимательно слушала.

—Они же не специально, — прошептала она.

—Да где им специально, — отмахнулась Ленайра. — Я же вижу, что они и сами не ожидали такого эффекта. Тот, кто придумал это – «шутит» совсем на другом уровне. И этот кто-то был твердо уверен, что после такого я в школе не останусь. Убивать меня не хотели, но вот опозорить… А этих придурков просто использовали. И если они не включат мозги, то однажды они могут таким образом доиграться. Вот что значит, когда уязвленная гордость мозги отключает. Такой человек легко становится игрушкой в руках более опытных.

—Значит действительно на тебя покушались?

—Да. Но не убить… Ладно, Ерыш, наверное, еще расскажет, что собой представляла эта ловушка. Не думаю, что дело только в том, чтобы побрить и покрасить.

—А в чем?

—Не знаю. Меня краска смущает. Она определенно фонит магией, но что именно она делает, сказать не могу.

—Это может быть опасно?

—Да откуда же я знаю? Подозреваю, эти ловушечники и сами не знают. Но одно хорошо – кое-какие плетения я разглядела, и если они действительно стянули активатор со склада, то очень быстро можно найти, что именно было использовано. Ладно, что гадать, узнаем со временем.

—Но это не может быть боевой ловушкой…

—Конечно нет, боевой активатор так просто не блокировать. Да и последствия срабатывания несколько иные – попавших можно в совочек сгребать.

Геля сбледнула и отвернулась.

—Я ему устрою, — пробормотала она.

—Вот-вот, устрой. Обязательно. А сама ловушка скорее всего учебная. Активатор хоть и сложно отыскать, но можно, и блокируется легко, а вот последствия – это уже индивидуальное исполнение, и на нашем факультете таких мастеров не готовят. Тут нужно реальное владение низшей магией, а не то, что доступно боевикам типа меня или других студентов. Так что этот «автор» сколько угодно пусть убеждает, что месяц работал. Не справится он с таким. И я не справлюсь, несмотря на концентратор низшей магии.

—Я думала, таких не бывает.

—Персональный заказ. Моя идея, а придворный артефактор воплотил.

—Здорово. Сложный, наверное. Даже трудно представить, как его сделать.

—Трудно скорее материал подобрать и нанести руны, остальное дело техники. Сама разработка плетений сложная была, но в учебниках можно поискать примеры. Наш мастер сказал, что в их среде такие вещи делают в качестве разминки для ума. В реальности воплотить невозможно из-за сложности, но в теории все работает.

—А можешь посоветовать книги? — в голосе Гели, в отличии от слов, никакого интереса не было.

Ленайра глянула на соседку, которая сидела бледная, нервно покусывая губы. Разминка ума мастеров-артефакторов, судя по всему, интересовала ее в последнюю очередь. Скорее она хотела себя чем-то занять, чтобы отвлечься. Ленайра вздохнула, взяла со стола тетрадь, карандаш и села рядом с Гелей.

—Давай, я тебе покажу, как эта штука работает.

—О, спасибо огромное… но если тебя это отвлекает от дел…

—Да какие сейчас дела? — отмахнулась Ленайра. — В общем, смотри…


Когда Ленайра утром отправлялась на занятия голов в коридоре уже не было, вместо них в полу зияли дыры, закрытые деревянными щитами. Аккуратно сманеврировав между ямами (наступать на деревянные щиты как-то не хотелось), Ленайра отправилась на завтрак…

С каждым месяцем нагрузки на занятиях возрастали и сейчас уже первокурсникам было не до развлечений. Это у Ленайры было время заниматься другими делами благодаря тому, что не нужно посещать дополнительные уроки, а вот остальные крутились целый день. Даже с Тайрином практически не виделись в последнее время, а уж про Вариэна и говорить нечего, тот даже по вечерам зубрил математику. Но в этот день ей было не до занятий, потому слушала профессора не очень внимательно, хотя тема была важна.

Хотя она и ожидала такого развития событий, но вызов к декану все равно оказался неожиданным. Ее выдернули прямо с занятий, причем Ерыш пришел за ней лично. Выглядел он при этом так, словно всю ночь вагоны разгружал.

—Хуже нет, когда малолетние дебилы воображают, будто умеют думать, — выговаривал он по дороге, непонятно кого имея в виду.

Ленайра, видя состояние профессора, понимала, что ему просто необходимо выплеснуть раздражение, потому слушала молча и старалась казаться незаметной.

—Благодаря вам пять профессоров всю ночь разбирались с тем, что там накрутили. А эти… эти… они еще смеют говорить… А вы молчите, Геррая! Лучше молчите.

Девушка говорить и не собиралась, но на всякий случай кивнула, правда Ерыш, шагавший впереди, этого не увидел.

Наконец, они пришли. Кивнув секретарше, Ерыш вошел в кабинет декана, даже не потрудившись придержать дверь. Похоже, по дороге он так и не успокоился, скорее еще больше себя накрутил. Ленайра осторожно вошла следом, прикрыла дверь.

Внутри собрались четверо профессоров вместе с деканом. У стола в кресле в несколько расслабленной позе сидел Виттолио Аризен и крутил в руках карандаш, внимательно его разглядывая, рядом пристроился Ерыш, усевшийся так, словно палку проглотил, нервно барабаня пальцами по подлокотнику. С другой стороны, играя желваками, сидел Арсен Лирен. Вот уж кому Ленайра совсем не была рада, так это ему. Судя по всему, он тоже был не сильно рад ее видеть. Едва девушка вошла, как тот уставился на нее яростным взглядом, словно пытаясь испепелить на месте. Четвертого человека Ленайра не знала. Возможно, он даже и не из школы, а срочно вызванный специалист из Тара. Все-таки на боевом факультете трудно найти специалиста по низшей магии. Сам декан стоял у угла стола, облокотившись на него и рассматривая ковер под ногами.

Едва Ленайра замерла напротив стола, как с места попытался вскочить профессор Лирен, но под взглядом декана медленно опустился на место.

—И все равно я настаиваю на ее исключении, — проворчал он.

—И на каком основании, коллега? — усмехнулся Виттолио.

—Вот только не говорите мне, что если она сумела блокировать активатор ловушки, то не смогла бы ее совсем убрать. Но нет, ей захотелось показать свои таланты!

—Гм… коллега, — Виттолио по-прежнему оставался сама любезность, — вы ничего не попутали? Студенты и должны показывать свои таланты, для того их и учим. Что же касается ловушки… Вы не думаете, что если бы некоторые ее не ставили, то ее и не нужно было убирать? Вы точно уверены, что хотите продолжать эту тему?

—Хватит! — оборвал спор декан, легонько стукнув по столу. — Мне казалось, мы закончили этот спор. — Он повернулся к совершенно невозмутимой девушке, казалось, что предыдущий диалог она даже не отнесла на свой счет. — Геррая… я хочу задать вам несколько вопросов.

—Конечно, профессор Шариан.

—Вы знали, что делает ловушка?

—Нет. Не успела разобраться. Я слишком поздно обнаружила ее и все, на что хватило времени – отыскать активатор и блокировать его. Было бы у меня секунд пять, разобралась бы, но если бы я остановилась, то наблюдатели поняли бы, что я их ловушку обнаружила.

—Ага! — опять вскинулся Лирен. — То есть ты сознательно хотела подставить других, чтобы они попались.

Ленайра развернулась к говорившему.

—Извините, профессор, но я все-таки выше оценивала умственный уровень студентов школы, чтобы предполагать, будто они могут попасться в собственную ловушку. Разве что…

—Что, «разве что»? — прорычал Лирен.

—Разве что ловушку делали не они. Профессор Шариан, я вчера вечером повспоминала по свежим следам, — Ленайра подошла к столу и положила на стол декану несколько листов. — Я вот тут зарисовала некоторые узлы плетений, которые запомнила, пока искала активатор. Уровень того, кто это делал оценить можно.

Декан взглядом заткнул кипящего Лирена и быстро пролистал листы.

—Это стандартные плетения, Геррая. Устанавливаются специальным артефактом. Комбинирование их вы будете изучать на третьем курсе. Артефакты же делают мастера.

Ленайра кивнула. Как делают ловушки, она знала. Положить артефакт, активировать, он плетение развернет уже сам и поставит ловушку на взвод. Более сложные ловушки состоят из нескольких артефактов, скомбинированных по специальному алгоритму, это когда нужно настроить ловушки разного уровня воздействия. Не всегда ведь нужно убить кого-то, иногда и поймать требуется без причинения вреда. Здесь, скорее всего, тоже использовали комбинацию артефактов.

—А вот как эти артефакты попали к нашим… ученикам… — Декану явно хотелось назвать студентов несколько иначе, но из педагогических соображений сдержался, — это уже другой вопрос, с которым мы еще будем разбираться.

—Они что-нибудь говорят?

—Говорят, — опередил декан Лирена, который явно хотел заставить Ленайру заткнуться, — что их им дал другой ученик, якобы сам их сделал ради забавы, но использовать не рискнул. Мы считали в их памяти описание студента… такого в школе нет. И таким образом дело уже выходит за рамки простых школьных разборок. Есть, что сказать, Геррая?

—Тот, кто дал им артефакты, находится в школе.

—Вот как? С чего такой вывод?

—О том, что эта доблестная семерка хочет меня проучить, знали многие, но за пределы школы слух не выходил… это я точно знаю. Результат срабатывания несколько нестандартный и, скорее всего, подготовлен специально для меня. Бритье головы… многие мальчишки так делают, им кажется, что так они выглядят… крутыми. А вот для девушки подобное весьма… неприятно.

Внимательно слушающие ее профессора усмехнулись.

—Логично, — кивнул четвертый присутствующий и, словно спохватившись, представился: — Рейлин Карт, мастер-артефактор, приглашенный из Тара, — Ленайра мысленно поставила себе галочку – догадка оказалась верна, — разбирался с тем, что там накрутили. Беда в том, что такие ловушки после срабатывания рассеиваются и в них предусмотрен специальный механизм подчищения следов. Но твои схемы нам помогут.

—Рада была помочь.

Арсен Лирен фыркнул и отвернулся.

—А что там за краска? Вы уже поняли?

—Поняли, — хмыкнул Виттолио. — Ничего там сложного нет, обычный блокиратор и усиление стойкости. То есть пока с них не сойдет эта краска, магичить они смогут несколько ограниченно.

—А стойкость добавлена, чтобы краска быстро не сошла?

—Да.

—А что за блокиратор? Я даже не слышала о таком, — нахмурилась Ленайра.

—О, очень оригинальная придумка. Не совсем блокиратор, а дополнительный источник магемы. Когда человек пытается использовать магию, этот источник тоже дает часть силы и искажает заклинание. Теперь им придется приспосабливаться к этому и учитывать помеху. Ну или ждать, пока краска сойдет.

—Вы закончили обсуждение? — ядовито поинтересовался декан. — Давайте эту интересную придумку вы потом оцените.

—Прошу прощения, господин декан, — Виттолио откинулся на спинку, показывая, что разговор стал для него не интересен.

Остальные преподаватели тоже задали несколько вопросов, в основном пытаясь выяснить детали произошедшего, и отпустили ее. Ленайра даже растерялась – стоило ли устраивать этот чуть ли не трибунал, чтобы задать несколько вопросов, что можно было сделать и не таким официальным образом.

Тут ее догнал Ерыш и зашагал рядом.

—Нашли мы, как они достали запал от ловушки, — буркнул он.

—Гм…

—Гадаешь, зачем тебя вызывали и задавали все эти вопросы, но не сказали главного? — покосился на нее Ерыш. Вздохнул. — Ладно, все равно узнаешь. С запалом было проще всего. Эти юные таланты просто подкупили дежурившего на складах заведующего, а тот, идиот, посчитал, что ничего страшного, если он продаст студентам активатор учебной ловушки. И именно после этого к ним и подошел тот таинственный студент со своей разработкой.

—О-о-о… пока у них не было активатора ставить ее смысла не было, все равно не смогли бы настроить, а как только появилась возможность…

—Правильно.

—Но это значит, что тот человек все-таки не мастер. Мастер смог бы полностью все настроить.

—И засветиться по почерку? Но, думаю, ты права. Мы даже подозреваем, откуда пришла разработка.

—Даже так?

—Думаешь, в Таре мало специалистов, готовых сделать на заказ что угодно? Нет, серьезные вещи делать бы не стали, но что противозаконного в обычной детской шалости?

—Гм… о таком я даже не думала.

—Это Рейлин Карт нам подсказал и пообещал поспрашивать знакомых. Это мы выясним. Вопрос – кто здесь в школе гадит.

—И зачем.

—Разве не для того, чтобы заставить тебя уйти?

—Это понятно, но зачем меня хотят заставить уйти?

—Гм… Признаться, даже не думал об этом.

—Вот и мне непонятно.

Ленайра отвернулась от профессора и задумалась. Хотя чего думать, и так уже все мозги сломала. То, что это не заговорщики – точно. Не кретины же они так привлекать к себе внимание. Да и сделано все… через пень колоду. С одной стороны, мастерский артефакт с ловушкой, а с другой — исполнители дебилы. Серьезный враг сам бы все сделал и замел следы. А здесь… ну, не считать же серьезной маскировкой смену внешности? Все равно ведь найдут, слишком много следов осталось. Отвлекаться от основной задачи на эту новую опасность не хотелось, но с другой стороны не хотелось постоянно оглядываться, ожидая еще какой пакости. Самое главное – зачем?

—А вы ведь уже предполагаете, кто это сделал, — вдруг сообразила Ленайра, заметив хмурую физиономию профессора.

Тот даже оправдываться не стал, только брови сильнее сдвинул.

—Все мои догадки без наличия доказательств ничего не стоят. И мне бы пока не хотелось это обсуждать. Но одно могу пообещать: если я прав, то этот человек тебя больше тревожить не будет.

—А вы своими догадками можете поделиться? Ну, так… чтобы мне спокойней было.

Еще более хмурый взгляд в ее сторону.

—Когда у меня будет хотя бы что-то, кроме моих догадок.

—Хорошо, — вынужденно согласилась Ленайра, сообразив, что большего не добьется все равно. — Тогда я на занятия…

—Как же спокойно без тебя было, — расслышала бурчание профессора девушка, когда поспешила на урок. Криво усмехнулась – можно подумать, она всю жизнь мечтала всем проблемы создавать. В кои-то веки решила, что хоть здесь можно будет с нормальными людьми пообщаться, и тут эта глупая вражда на пустом месте. И непонятно, кто воду мутит. В то, что все это инициатива Патриса, Ленайра не верила. Кто-то очень умело подогревал у него вражду к ней. У него и у еще некоторых старшеклассников.

—Ну, не заговорщики же это делают? — уже совсем запуталась девушка.

—Какие заговорщики?

Оказывается, уже началась перемена и у нее за спиной стоял Вариэн, с интересом прислушивающийся к бормотанию девушки.

—Понятия не имею, — буркнула она.

—Ищешь заговор против великой тебя в этом происшествии? Зря. Глупая выходка.

Ленайра, прищурившись, изучила приятеля с ног до головы.

—Что, уже поползли слухи о происшествии?

Вариэн хохотнул.

—Слухи? Смеешься? Да это новость дня. Меня вчера вечером разбудили, чтобы поделиться новостью. Я даже хотел к тебе мчаться, но там уже коридоры закрыли и никого не пускали. Утром узнал подробности.

—То-то я смотрю, на меня все пялятся. И к чему слухи сходятся?

—Что ты прокляла старшеклассников, которые доставали тебя все это время, каким-то жутким проклятьем. Они теперь ходят синие и лысые.

—Блеск. Я еще и проклятьями сыплю направо и налево.

—Ты расстроилась, что ли? Да брось. А что там на самом деле было?

—Магическая ловушка, которую установили на меня эти гении.

—Эм… на тебя?

—Да.

—Но ты не попалась?

—Вовремя заметила и заблокировала спуск.

Вариэн задумался.

—А почему тогда они синие и лысые?

—Пошли проверять работоспособность ловушки после того, как она не сработала.

—Гм… — Вариэн слегка подзавис. — Гениально. Слушай, давай вечером встретимся, и ты все расскажешь? А сейчас мне уже на занятия пора. — парень помахал рукой и исчез, оставив растерянную Ленайру смотреть ему вслед, не дав даже шанса отказаться. Знал ее и догадывался, что рассказывать ничего не будет и от встречи откажется. Сейчас же придет, если не успела явно выразить отказ.

—Ну, жук, — буркнула Ленайра и отправилась на свои занятия.

До вечера она ни Вариэна, ни Тайрина не встретила ни разу, а потому передать о нежелании обсуждать происшествие было не с кем. Пришлось тащиться на их место в парке под приметным дубом, которое их кампания оккупировала практически сначала учебного года и где они встречались в свободное время.

Тайрин стоял, прислонившись к стволу дуба-великана, и читал вслух дуэльный кодекс, Вариэн старательно конспектировал.

Ленайра глянула на одного, другого.

—Поразительный интерес к дуэлям у вас проснулся.

—Эм… Ленайра… — Вариэн торопливо спрятал тетрадь с записями… — я тут попросил барона помочь и просветить по поводу некоторых тонкостей вызовов и условий дуэлей… ну, раз уж я учусь здесь, то рано или поздно обязательно столкнусь…

—Угу-угу, ты кому сейчас лапшу на уши вешаешь? Не интересовался до сегодняшнего дня, а тут вдруг раз, и заинтересовался? Вот что, ребята, забудьте.

—Моя честь… — Под взглядом Ленайры барон Тайрин дер Карин стушевался и замолчал.

—Считаешь, что эти недоумки недостаточно наказаны?

—Это не имеет значения.

—Барон, ты помнишь, где мы учимся? Ловушки – это один из предметов обучения.

—Во-первых, не на первом курсе, во-вторых, не с такими последствиями.

Ленайра вздохнула, села на траву под дерево и рассказала обо всем, что знала.

—То есть, этих недоумков самих подставили? — нахмурился Вариэн.

—Именно. Теперь понимаете, что мстить им смысла нет никакого? Они дураки, но это не их вина, а беда. Кстати, надеюсь, вы понимаете, что об этом трепаться не следует? Я и вам обо всем рассказала только для того, чтобы вы глупостей не наделали.

—Но…

—Тайрин, ты действительно считаешь меня своим другом?

—Эм… ну да…

—Тогда, пожалуйста, не делайте никаких глупостей, если действительно хотите мне помочь. Обещаю, что если мне понадобиться ваша помощь – я сразу обращусь к вам. Пока же, пожалуйста, ничего не делайте, иначе можно упустить того, кто за ними стоял.

—Как у вас все сложно, — махнул рукой Вариэн. — Вот то ли дело у нас в деревне! Кто кому пакость сделал, подошел, дал в морду, и снова можно дружить.

Тайрин рассмеялся.

—Действительно… как все у вас в деревне просто.

—Я могу рассчитывать, что вы не будете делать глупостей? — не дала себя сбить с темы Ленайра.

—Только из уважения к вам, госпожа, — учтиво поклонился Вариэн.

Девушка удивленно посмотрела на парня. Тот слегка растерялся.

—Что? Я опять нарушил какие-то правила этикета?

—В том-то все и дело, что нет. Это и удивительно.

—Ха! Мы, фермеры. Тоже кое-что что могем…

Тайрин фыркнул.

—Могете, кто бы спорил, — махнул он рукой.

—Да ну вас… всех таких высокородных… Вот скажи мне, барон, сможешь ли ты выжить один в лесу? С одним ножом и без концентратора.

—А что, этому теперь фермеров учат? — удивилась Ленайра.

—У нас там лес рядом, а там волки… приходится постоянно устраивать загоны, если не хотим лишиться стада. Так что с луком я обращаться умею, а с двенадцати лет с отцом ходил. А концентратор мой – дешевая деревяшка… ну, и сломался однажды.

—Когда тебе было двенадцать?

—Что? А, нет… я тогда постарше был. Как раз перед поездкой в академию это случилось. Отделился от других и тут обнаружил, что при падении сломал концентратор. Попытался найти дорогу… так я ж не запоминал ее. Вот и…

—Подожди, ты заблудился в лесу? — явно удивилась Ленайра. — Когда жил рядом и постоянно туда ходил?

—Я далеко забрался… хотел отыскать логово одного волка… он нам сильно досаждал. Когда обнаружил, что остался без концентратора, уже забрался в самую чащу.

—Ты силен, — восхитился Тайрин. — И как выбрался?

—По солнцу. Я знал, в каком направлении находится деревня, туда и двинулся… на второй день вышел к реке, которую уже знал. Но эти два дня в лесу…

Ленайра даже растерялась. Во-первых, непонятно, с чего Вариэн рассказал эту историю, а во-вторых… а что тут, собственно, такого? Два дня летом в лесу… Да они с ребятами на неделю в лес ходили с одними ножами, и ничего… спасибо Дмитрию Ивановичу. И уж о концентраторах там вообще речи не шло.

Вариэн видно понял, что его рассказ произвел на девушку вовсе не то впечатление, на которое он рассчитывал и, похоже, немного растерялся. Зато Тайрин начал выспрашивать приятеля о том, что и как он делал.

Уже перед расставанием Вариэн немного отстал и придержал Ленайру.

—Я хотел сказать, — пояснил он, — что не всегда магическая ловушка – лучшая. Я в те дни охотился на живность самыми обычными приспособлениями без капли магии. А ты слишком привыкла полагаться на свои силы.

Ленайра с трудом сдержала улыбку. Полагаться на свои силы? Как это точно. Вот только на магию ли она привыкла всегда полагаться?

—Спасибо, Вариэн, я учту твое предупреждение. Только что-то мне подсказывает, что те, кто ставил ловушку, на свою магию привыкли полагаться намного больше меня. Помнишь, что я на занятиях говорила? Я училась там, где магии почти нет.

Вечером, успокоив все еще нервничающую соседку по комнате, Ленайра лежала в кровати без сна, тщетно пытаясь уснуть.

—Как же это все не вовремя, — пробурчала она, перевернувшись на бок. Но и так сон не шел. — Нет, с этим определенно что-то надо делать… Еще наследник этот… Хотя… хотя… — Ленайра даже села в кровати от неожиданной мысли, пришедшей в голову. Ведь если заговорщики не имеют к этой ловушке никакого отношения, а вряд ли они имеют, не идиоты, если сумели столько времени прятаться, то… они просто обязаны как-то отреагировать. Вряд ли уход с факультета Ленайры в их интересах. Да и привлекать внимание спецслужб к происходящему тут тоже вряд ли им захочется. А значит… значит нужно просто раскрыть глаза и внимательно наблюдать за тем шевелением, что начнется в школе.

Появившаяся мысль внезапно совершенно успокоила девушку, даже в сон потянуло. Теперь она поняла, что ее больше всего раздражало в происходящем – абсолютная невозможность на что-либо повлиять. Ленайра не привыкла плыть по течению и всегда у нее была возможность повернуть ситуацию в ту сторону, в какую ей было нужно. А тут впервые она вынуждена просто смотреть, не зная, что делать. В роли простого наблюдателя ей выступать еще не приходилась, и девушка поняла, что это состояние ей крайне не нравится. Не нравится, когда растерянно оглядываешься вокруг, не понимая, что и как делать дальше. Сейчас же, когда у нее впервые появился хоть какой-то план, пусть даже благодаря эти идиотам, она сразу успокоилась и собралась. Наконец-то можно хоть что-то начать делать, и эта беспомощность прекратит ее бесить.

В сон Ленайра провалилась практически мгновенно, едва только сформулировала эту мысль.

Глава 12

Следующие три недели не были особо примечательны… ну, за исключением постоянных насмешек над незадачливыми ловушкостроителями. Из всей истории основная масса учащихся запомнила только то, что они попали в собственную ловушку, что и вызвало непрекращающийся шквал острот в их адрес. Немногая часть из потомственных дворян, кто учился в школе, выделила, что такая ловушка на девушку не слишком… достойна, а потому уже состоялось несколько дуэлей с разными результатами. Синяя краска, кстати, сошла только через четыре дня, после чего эти семеро недо… гениальных людей осмелились наконец-то появиться на людях.

На пятый день Геля, по просьбе Ленайры, затащила Патриса в комнату.

—Привет, — поздоровалась Ленайра. Патрис, едва взглянув в лицо Ледяной Принцессы, испуганно прижался к шкафу и застыл словно кролик перед удавом. Геля опасливо покосилась на соседку по комнате, но, помня просьбу, встревать не стала.

—Хочешь отомстить? — прохрипел Патрис, оглядываясь на подругу.

—Хотела бы, сразу подала бы заявление о покушении.

—Чего тогда ты хочешь?

—До вас хоть дошло, что вас использовали?

—Допустим…

—Патрис, ты совсем кретин? — ласково поинтересовалась Ленайра. — Ты тут собрался в несгибаемого разведчика поиграть?

—Я не знаю, кто это был…

—Да плевать… да-да, я и так могу выражаться, удивлен? Поверь мне, я могу и грубее сказать. Так вот, мне все равно, кто там вас подставил, его найдут в любом случае, слишком много заинтересованных сторон. Вы, придурки, даже сами не поняли, куда лезете. Мстители с атрофированными мозгами! И не морщись, это я еще ласково сказала.

—Чего ты хочешь?

—Я хочу, чтобы ты сообщал мне о разном… необычном… если такое увидишь.

—Я не буду доносчиком!

—Идиот! Нужны мне ваши секреты… Я говорю о происходящем рядом с вашей компанией.

—Почему ты думаешь, что что-то будет рядом с нами?

—Потому что вы идиоты.

Вот тут Патрис обиделся, даже от шкафа отлип и с вызовом посмотрела на Ленайру… Недолго смотрел… секунд двадцать… потом снова потупился и отвернулся, проиграв окончательно.

—Прости, — буркнул он. — Мы честно такого не хотели. Думали, там будет простая вода и клей. Ну, намокла бы ты, постояла, приклеенная к полу. Ничего страшного.

—И ты еще обижаешься, когда я называю вас идиотами? Ну кто же ставит ловушку, которую вы сами не знаете досконально? Да еще на наследника из высшей аристократии. Вам что, даже в голову не пришла мысль, что это может быть какая-нибудь интрига, и что ловушка может оказаться не такая безобидная? Вам повезло, что убить никого не хотели.

Кажется, до Патриса только сейчас дошло, что могло произойти в худшем случае. Он даже побледнел.

—Ты могла бы разрядить ловушку, — но это уже были остатки сопротивления.

—Да? Извини, но я тоже не всевидящий бог. Мне вот даже в голову не пришла мысль, что вы притащили и поставили что-то, что сами не знаете, как работает.

—А кто сделал ловушку? Узнали?

—Узнали. Мастер один в Таре. По заказу студента… того самого, кто и вам помог. Поскольку его шутка несколько вышла за рамки, то его оштрафовали и запретили жить в городе. — В общем, не секретная информация, о ней все в школе судачат, Патрис просто не успел еще узнать эту информацию.

—Понятно.

—Рада. Так вот… мне все равно, что вы там затеваете внутри свой группы, но если кто-то со стороны подойдет с непонятными вопросами или предложениями помочь…

—Я сообщу тебе…

—Не мне. Геле скажешь, а уж она передаст мне. И… это в ваших же интересах. Иначе я перестану сдерживать порывы службы безопасности, которая так и рвется провести здесь расследование.

Вот тут Ленайра не шутила. Триннер решил, что эта ловушка просто идеальное прикрытие для службы безопасности в проведении поиска наследника, и развил бурную деятельность с требованием немедленно направить отряд дознавателей. Чем это закончилось бы для шутников, не трудно предсказать. К счастью, ни сам Патрис, ни Геля таких подробностей не знали. А еще повезло в том, что Триннер командовал только императорской охраной и не мог распоряжаться императорской службой безопасности напрямую, а потому нуждался в официальной жалобе от Ленайры, чтобы запустить механизм.

Граф Гидеон Лонг, руководитель ИСБ, напротив, прислушался к доводам Ленайры по поводу того, что явно неадекватная реакция на обычный розыгрыш никак не способствует успокоению заговорщиков, а только усложнит ситуацию.

—Да и не оставят заговорщики здесь наследника в случае даже намека на расследование. Под любым предлогом уберут, — писала девушка.

В общем, произошла ссора двух вельмож, отзвуки которой донеслись даже до Ленайры, когда она выслушивала новость в таверне от Дарина.

—Решили не рисковать, — закончил он, оставив за кадром, какой ценой все же удалось достигнуть компромисса.

—Будь воля Триннера, он бы вообще весь первый курс школы арестовал, — пробурчала Ленайра, догадавшись, что осталось за скобками скупого сообщения от деда.

Дарин промолчал. Зато дал несколько советов по поводу планов Ленайры. И поговорить по душам с одним из шутников тоже он посоветовал.

—Если они там не совсем идиоты, то должны понимать, что их втравили в историю. Наверняка они захотят, чтобы этот случай забылся в определенных кругах, иначе карьеры им не видать.

Этот намек Ленайра выдала соседке, а та уже клятвенно пообещала вправить мозги приятелю и затащить его для серьезного разговора. Вот так они и встретились.

—Значит так, — подвела итог Ленайра. — Ты рассказываешь мне обо всем, что там у вас происходит… и не надо считать себя предателем, ваши шутки меня не интересуют… о них, кстати, можешь не говорить… если, конечно, это действительно ваши шутки будут, а не посоветанные со стороны. Я же со своей стороны обещаю не использовать полученную информацию против вас и в случае чего прикрыть от служб империи, официально пригласив тебя на службу Рода. Вот бумага, распишись.

—Э-э… а это обязательно? — неуверенно поинтересовался Патрис. Походу, уже сдался.

—Нет. Мне она не нужна. Но в случае каких-либо проблем она гарантирует свободу тебе и твоим приятелям. Она тебе нужна, а не мне, болван.

—Подписывай, — прошипела стоявшая рядом Геля. — Ваша компания и так уже отличилась.

Патрис подписал и торопливо удалился.

—А это и в самом деле нужно? — высказала сомнение Геля, когда приятель удалился.

Ленайра мысленно вздохнула. Для поиска того, кто все это затеял, не очень, а вот в поиске наследника пригодится. Но говорить об истинной цели всего затеянного нельзя, потому пришлось придумывать легенду о возможных повторных попытках покушения. Сама девушка в то, что эта вербовка что-то даст, не верила, но зато прикрывалась от возможных неожиданных проблем со стороны пылающих местью старшекурсников. И без них проблем хватает. Будет от этого польза или нет, но не повредит точно.

Ну а потом уже пошли все эти вызовы от дворян, насмешки школьников… еще бы, такое событие, кто упустит возможность обсмеять облажавшихся однокурсников? Тем более реальная подоплека событий для широких масс осталась неизвестной. Хотя кто-то и догадался, что для шутки как-то все очень круто, но такие умные держали догадки при себе. Остальные же размышлениями себя не утруждали. Зато появилось много желающих показать себя перед Ледяной Принцессой, заступившись за ее честь и покарав негодяев. Из-за любой другой девушки, даже дворянки, столько дуэлей не организовывалось бы.

Сама Ленайра отнеслась к происходящему философски. Проучат еще раз бедолаг, так заслужили. Но и не выделяла дуэлянтов каким-то особым образом, дав понять, что благодарна вступившимся за нее, но и делать из них героев не станет. В конце концов она никого не просила и это только их выбор. А понадобится, так она и сама за себя постоит. Потому-то в конце третьей недели поток желающих вступиться за честь дамы иссяк. А Жден Ерыш позднее сообщил, что эти дни поставили своеобразный рекорд по количеству дуэлей в школе за последние пятьдесят лет.

—Одни проблемы от тебя, — привычно вздохнул при этом профессор.

Еще через десять дней профессор Ерыш сам вызвал Ленайру к себе в кабинет, пригласил сесть в кресло напротив, налил чаю и надолго замолчал, глядя куда-то в пустоту. Девушка неторопливо пила чай и терпеливо ждала, сохраняя на лице маску холодного безразличия. Профессор все-таки не выдержал первым и перевел взгляд на нее.

—Совсем непрошибаемая, да?

—Долгая тренировка в подходящем окружении, — невозмутимо отозвалась Ленайра, игнорируя тон.

—Так… — Ерыш неторопливо встал и подошел поближе, присев на краешек стола так, чтобы нависнуть над студенткой. Но и это не вызвало с ее стороны какой-либо реакции. Профессор раздраженно махнул рукой и решил перейти к сути. — Имя Талирий Ракорт тебе о чем-нибудь говорит?

Ленайра чуть вздрогнула, губы дрогнули, едва не сложившись в презрительную полуулыбку.

—Говорит… знатный говнюк.

—Гхм… — неизвестно что больше шокировало профессора: тон или слова из уст аристократки.

—Что? — Вскинула голову Ленайра. — Я всегда честна, а эта характеристика наиболее точно отражает суть названного вами типа. Но если хотите, могу поиграть в настоящую аристократку и навести кружева из самый вежливых высокопарных слов, суть которых сведется к тому единственному, которое я назвала сразу. Простая экономия времени, думала, вы оцените.

—Я оценил… а не могли бы, лорд… пояснить вашу характеристику названного мной человека?

—А как его еще назвать? Он учился в столичной академии на три курса старше, чем я, да и его положение в обществе… потому с ним не пересекалась до определенного момента. У него хватало ума избегать моего внимания, пока не отличился, точнее, пока не доигрался до того, что ему потребовался покровитель, который смог бы спасти его зад. За покровительством ко мне и обратился.

—Занятно… — задумчиво протянул профессор. — А что именно он натворил?

—Сколотил самую настоящую банду, которая буквально терроризировала стипендиатов академии, вымогая у них деньги… ну или услуги, заставляя их писать за них работы, присваивая их открытия. При этом жертв подбирали умело: тех, кто пожаловаться не мог. Развернул торговлю эссе на заказ, дипломными работами, делать которые заставлял тех самых стипендиатов. В общем, обнаглел в конце… из-за этого, кстати, тот самый скандал и развернулся, из-за которого ректор академии с поста слетел. А этот… нехороший человек… затерялся во время разразившегося скандала и сумел вылезти из него относительно непострадавшим. Тот редкий случай, когда в битве панов не заметили холопа.

—О-о-о… понятно… я слышал малость другую историю.

—Не удивлена. С моей-то репутацией. Наверное, слышали, что я затерроризировала бедного парня, издевалась над ним, вынудила уйти.

—Что-то типа этого. Но теперь все становится понятно…

—Мне пока нет.

—Понимаешь в чем дело, — в задумчивости Ерыш отставил этикет и теперь разговаривал не с наследником Древнего Рода, а со своей студенткой, — он в этом году хотел устроиться на работу в нашу школу… не надо делать такие удивленные глаза… слухи, что ты его затерроризировала…

—Которые он сам, скорее всего и распространил, чтобы скрыть правду.

—Возможно… но тогда он подгадил сам себе. В результате в столице для него все хорошие места закрылись. Ссориться из-за него с Ледяной Принцессой Геррая… желающих не нашлось. Сейчас он подрабатывает кем-то типа младшего помощника старшего писаря в канцелярии учета столичных отходов.

—В столице есть такая канцелярия? — изумилась Ленайра. — Не знала.

—Зато можешь понять, как он тебе благодарен. А сколько он там получает, можешь сама представить. Школа для него – единственный шанс.

—Ладно, это я поняла. А почему он был уверен, что его тут примут?

—Он племянник Арсена Лирена.

Ленайра с трудом удержалась от не очень вежливого свиста. Все-таки приобретенные в мире Лешки манеры порой прорывались и тут в разных словечках, шокирующих публику, жестах или, как сейчас в момент удивления, когда срывался тщательно выстроенный эмоциональный контроль. К счастью, все же этот самый контроль был великолепно отточен на разных великосветских мероприятиях.

—Ничего себе.

—И, как я помню, именно он просил взять его родную кровинушку на какую-нибудь должность в школу, чтобы дать ему шанс. И историю рассказал… жалостливую про бездушных аристократов, зажимающих талантливую молодежь, не имеющую таких связей.

—То-то на меня так все профессора взъелись с первого дня.

—И я в том числе? Извиняться не буду, головной боли ты нам и правда добавила. Но и впечатление о себе ты сумела создать несколько отличное от того, каким мы тебя представляли. Потому и отношение к тебе стало меняться. И мое в том числе.

—А этот племянник?

—Должность для него была готова, но тут в школу пришла ты, и он от нее отказался…

—Конечно… я бы обязательно с ним пересеклась… и молчать бы не стала. Проверить же мои слова вполне возможно, благо есть куча жертв его деятельности, которые сейчас вполне могут дать показания…

—Вот-вот. И учиться ты здесь будешь еще три года, а значит и он три года вынужден прозябать на текущей должности без надежды на что-то достойное.

—Для человека с его самомнением страшная трагедия.

—Именно. Получается, что единственный шанс для него вырваться со дна – получить работу в школе.

—А пока я здесь, этот путь для него закрыт.

—Вот дядя и решил подсобить племяннику. План его, а вот исполнение… Я немного подкинул деньжат мальчишкам в Таре и они обнаружили Ракорта. Оказывается, он с начала года уже живет в Таре.

—А Лирен?

Жден помолчал.

—Арсен Лирен, может, и не идеальный человек, но все же не негодяй. Не думаю, что он поддержал бы племянника, зная правду. Но вот бороться за родню, особенно против аристократа, от которого кто-то из родни неправомочно пострадал… это он может.

—Не любит аристократов?

—Очень. Его самого в молодости хорошо подставили… и именно аристократ. Тот-то вывернулся благодаря связям, а все палки достались Лирену. С тех пор и не любит.

—А племянник об этом не мог не знать, — кивнула Ленайра. — И что?

—А ничего. Доказательств у меня нет. То, что Ракорт — племянник Лирена, ничего не доказывает. Меня слушать никто не будет. Тебя… будут.

—Но если я выдвину официальное обвинение…

—Будет скандал, который школе совершенно не нужен… а тебе здесь еще два с половиной года учиться. С другой стороны, с Лиреном я поговорю… доказательств нет, но рассказать же можно. И про племянника расскажу. Думаю, больше попыток убрать тебя не будет. Декан у нас тоже ведь не дурак, думаю, эту историю он не хуже меня просек, просто более сдержан.

—Это он просил со мной поговорить?

—В том числе и он…

—Ясно… Но за школой услуга.

—Кха… а ты своего не упустишь, — протянул Ерыш то ли осуждающе, то ли уважительно. — Обещать не могу… не мой уровень. Но декану сообщу, думаю, он против не будет. Тем более, как я понял, ничего предосудительного ты не затребуешь.

—Профессор, — чуть улыбнулась Ленайра, поднимаясь. — Все предосудительное, что делает член Древнего Рода делается во благо империи.

А ближе к вечеру Ленайра заметила, как в ворота школы вошел Джен Ерыш, таща какого-то парня лет восемнадцати чуть ли не за шкирку. Когда они вышли из тени деревьев, девушка узнала столь заботливо приглашенного в гости. Торопливо обогнала их по неприметной тропинке и остановилась, прислонившись к небольшой осине, росшей у дороги. Сделала вид, что изучает схему заклинания. Когда эта парочка поравнялась с ней, она подняла голову, улыбнулась одними губами.

—Какая встреча, господин Ракорт. Слышала, что напрасно забыла о вас, надо было получше позаботиться о вашей дальнейшей судьбе.

Такой искренней ненависти во взгляде Ленайре еще не доводилось видеть. Он хотел что-то сказать, но Ерыш хорошенько встряхнул его и заставил поторопиться. Неодобрительно взглянул на Ленайру и прошел дальше.

Не выдержав неравной борьбы с любопытством, девушка заняла стратегическое место у дверей главного корпуса, где располагался кабинет ректора и комнаты профессоров, расположилась на удобной для наблюдения скамейке и разложила свои записи, хотя они ее в настоящий момент интересовали мало.

Вскоре в двери буквально влетел Арсен Лирен. Неизвестно, о чем шел разговор в кабинете ректора, но длился он около двух часов, после чего Ракорта потащил к воротам уже сам Лирен, мало обращая внимания на окружающих. У ворот он напоследок отвесил племяннику знатного пинка, от которого последний пролетел метра два и скатился с дороги в сточную канаву.

—И чтобы я больше даже не слышал о тебе! — прошипел профессор. — Даже не вспоминай, что у тебя есть дядя!

Развернулся и зашагал обратно в школу. Побитый и перепачканный в грязи Ракорт понуро побрел в сторону Тара. Ясно, что до темноты он добраться до города не успеет, но это, похоже, мало кого волновало, кроме самого Талирия Ракорта, который периодически с тревогой посматривал на темнеющее небо, но его мнение мало кого волновало.

Ленайра понаблюдала за всем из-за ближайшего дерева, дождалась, когда и дядя и племянник скроются из виду, выбралась на дорогу, посмотрела сначала вслед Ракорту, потом Лирену, покачала головой.

—Так проходит земная слава… но все равно надо в столицу страже сообщить. Эта должность… как там… старшего помощника младшего писаря что ли… или наоборот… В общем, она слишком шикарна для него. И да, я не злая… но злопамятная.

Выдав эту сентенцию, девушка неторопливо двинулась в сторону общежития. А на следующий день объявили приказ о снятии запрета на выход с территории школы, который продолжался уже почти месяц. Надо ли говорить, насколько студенты были благодарны виновникам такого запрета… Так что мастерам ловушек досталось еще и за это. Вариэн же с Тайрином даже больше Ленайры огорчились тому, что сорвался их поход в ресторан для отмечания ее четырнадцатилетия. Впрочем, Ерыш намекнул, что в случае просьбы и в связи с обстоятельствами ей и ее друзьям разрешат покинуть школу, но девушка приглашением не воспользовалась. Покидала территорию она только и исключительно по делам, чтобы переговорить с Дарином о деле. Да и то старалась делать это как можно более незаметно. Судя по всему, о ее отлучках знали только приятели и профессора.

Сразу после объявления она разыскала Вариэна, а уже вдвоем они нашли Тайрина.

—Ну что? С опозданием почти на месяц, но я готова к отмечанию своего дня рождения. Если вы ничего не имеете против, отправлю сообщение, чтобы забронировали столик.

Парни переглянулись.

—Хм… — Вариэн поднял руку к затылку и даже успел пару раз почесать его, прежде чем заметил взгляд Ленайры. Замер, потом осторожно отвел руку от затылка, посмотрел на нее словно на предателя. — Она сама… И вообще, зачем мне эти ваши манеры аристократов? Я фермер, и мне это все…

—Ты не собираешься оканчивать академию? Но об этом мы потом поговорим. А сейчас я хочу услышать ваши решения.

—Да когда ж я отказывался от бесплатной еды? — удивился Вариэн. Тайрин хмыкнул, но тоже кивнул.

—Ни разу не слышал о праздновании дня рождения с таким опозданием, но ничего против не имею.

—Поздно не рано, — заметила Ленайра и вздохнула. — Между прочим, я тут тоже пострадавшая. Я специально попросила Лисану – это моя служанка, придержать все подарки до официального праздника. Вот уже почти месяц мучаюсь, что мне там подарили.

—Эм… а твои друзья не будут? — Тайрин покосился на руку девушки, где на пальце было надето венчальное кольцо.

Ленайра перехватила его взгляд, тоже глянула на руку, вздохнула.

—Нет. У них сейчас самая учеба… еще больше, чем у меня. — Ну, не говорить же, что дед счел ее друзей пока не готовыми к свободному путешествию по миру. Они все еще слишком выделялись. Приветы, письма, подарки, все от них передал, а вот ехать им не разрешил. — Так что цените – вы двое вошли в ближний круг Ледяной Принцессы… хотя надо еще Гелю пригласить. В этих событиях она показала себя весьма здравомыслящей девушкой. Даже непонятно, что она нашла в таком… гм… недалеком типе, как Патрис. А ведь придется тогда и его приглашать… М-да… Надеюсь, у него хватит ума отказаться.

—Как же у вас, дворян, все сложно, — вздохнул Вариэн. — Ну вот почему ты обязана его приглашать, если приглашаешь свою подругу?

Тайрин подхватил приятеля под локоть и развернул в сторону учебного корпуса.

—Нам на занятия нужно, не забыл? А об этом я тебе сам расскажу, не будем тревожить госпожу такими пустяковыми вопросами.

Ленайра благодарно кивнула барону и отправилась на свои уроки. Сейчас у нее была боевая медицина, где они как раз должны были изучать расширенные диагностические заклинания.

Звучащее грозно название «Боевая медицина» по сути сводилось к диагностике ранения и, в зависимости от отклика, выдаче определенного зелья. Потому основное время занятий все только и делали, что зазубривали до автоматизма диагностические чары и маркировки привязанных к результату зелий. Более подробное изучение медицины профессор Батильда Даршоп обещала на третьем курсе.

—Большинство проблем, с которыми вам придется столкнуться, можно решить тем набором зелий и заклинаний, которым я вас научу. В более сложном случае, когда этого окажется недостаточно, вы все равно ничего не сможете сделать, поскольку тут потребуются намного более обширные знания медицины, чем мы вам сможем дать, все-таки вас готовят не на медиков. От вас требуется только поддержать жизнь вашего товарища до того момента, как подоспеет квалифицированная помощь… ну или вы доставите его туда, где эту помощь ему смогут оказать.

На самом первом занятии их преподаватель так и сказала, после чего и началась зубрежка. Точнее даже дрессировка, ибо профессор требовала от каждого студента полнейшего автоматизма в действиях в любом состоянии и в любое время суток. Спросить о пройденном она тоже могла совершенно неожиданно, прервав лекцию по новому материалу и обратившись с вопросом к студенту на выбор. И горе тому, кто не сумеет ответить в течении десяти секунд. После такой оплошности, как правило, следовал блиц-опрос по всему материалу и зачет признавался только в случае стопроцентно точных ответов.

—Что значит всего на один вопрос не ответил?! А если вашему товарищу потребуется помощь именно в случае ранения печени? Вы так ему и скажете: «извини, помочь не могу, не помню, но пусть тебя это утешит, это единственный вопрос, ответа на который я не знаю… вот если бы тебя в другое место ранили…»? Вон! Пересдача через неделю!

Ленайре приходилось и сложнее, и проще, чем другим. Медицину она изучала у Лешки, и даже техники лечения свои разрабатывала, основываясь на знаниях двух миров, у себя тоже она занималась. Но вот конкретно здесь и сейчас эти ее знания оказались совершенно бесполезными. Их натаскивали оказывать помощь как можно быстрее, пусть даже не всегда самым лучшим образом. Главное, чтобы пациент дожил до более квалифицированной помощи. Оно и понятно, неизвестно же в каких обстоятельствах придется лечить кого из команды. Возможно и в разгар боя. Вот и получилось, что зная и умея больше своих одногруппников, она совершенно не могла проявить эти знания, вынужденная, как и все, дрессироваться под руководством профессора. Хотя, надо признать, дело свое она знала.

Сначала быстрая диагностика, потом изучение зелий, лечебные заклинания. Сейчас добрались до расширенной диагностики, когда быстрая не дает однозначного ответа. Скучно… и кроваво. Людей студентам не доверяли, но манекены были очень точной копией раненых и, в случае ошибок студентов, результат они показывали… впечатляющий. У кого голову разорвет, когда кто-нибудь перепутает зелья и даст крововосстанавливающее вместо понижающего давление, кости начинают прорастать сквозь кожу… много всего, в общем. Особо впечатляющие случаи профессор запечатлевала в заморозке. Манекены после студентов выставлялись в специальной комнате, типа музея, с табличкой, поясняющий кто и каким образом сумел получить столь яркий результат.

Из всех студентов только Ленайра знала медицину достаточно, чтобы понимать, что такое в принципе невозможно. Сообразила, что манекены, скорее всего, специально так сконструированы, чтобы ошибки выглядели несколько более гипертрофировано для наглядности. Насмотревшись, сразу начинаешь на уроке прислушиваться к словам профессора более внимательно.

Своим наблюдением Ленайра, конечно же, ни с кем не делилась.

Задумавшись, девушка не сразу сообразила, что профессор обращается именно к ней.

—Да, профессор? — вскинулась Ленайра.

Батильда Даршоп сердито поджала губы, но делать замечаний не стала. Ленайра была одной из лучших учениц и потому некоторые моменты ей прощались. В конце концов все мы люди, тем более после всего произошедшего.

—Я говорю: вот перед тобой лежит твой товарищ, — кивок на валяющийся на полу манекен. — Его ранили и ему очень больно. Нужно срочно оказать ему помощь. — После этого Даршоп активировала манекен. Тот зашевелился, открыл рот и громко и мучительно застонал.

Студенты малость побледнели и торопливо отодвинулись в сторону. Ленайра нехотя приблизилась, глядя на рваную рану в боку манекена, истекающего кровью. Особенно раздражали стоны.

—Быстрее, Геррая.

—Простите, профессор, но мне нужно знать параметры раненного… иначе трудно рассчитать силы на расширенную диагностику.

Даршоп поджала губы. Действительная проблема – манекены все одного сложения, так проще их делать, но в некоторые моменты, как сейчас, это становилось неудобным. Она оглядела притихших студентов и выбрала одного. Махнула в его сторону.

—Вот он — ваш товарищ, и он ранен.

Ленайра обернулась… узнала… прищурилась… кончики волос слегка побелели. Видела она этого типа, постоянно крутился около старшеклассников. В произошедшем его имя ни разу не всплыло, но девушка была уверена, что он с ними. Просто мелкая сошка.

Парень под взглядом девушки поежился, но тут же попытался взять себя в руки и даже изобразил презрительную улыбочку. Покосился по сторонам, обратил внимание, что на него уже никто не смотрит и жестом изобразил как состригает ее волосы.

Самоубийца… и инстинкт самосохранения атрофирован.

—Геррая! — рявкнула профессор, заметив, что девушка попыталась отойти от манекена.

Ленайра замерла. Посмотрела на парня… прищурилась… медленно перевела взгляд на кричащий манекен. Плавно развернулась и подошла к нему. Замерла.

—Быстрее, Геррая! Да что с тобой сегодня?

—Ничего такого, профессор. Просто я думаю, как ему эффективней… помочь. — Она неторопливо расстегнула сумочку на поясе, достала перчатки и принялась так же неторопливо их натягивать, улыбаясь каким-то своим мыслям. При этом температура в комнате постепенно опускалась.

Еще два шага… Ленайра подняла правую руку, а левой поправила застежку своей перчатки без пальцев. Вспыхнули руны на алюминиевых вставках.

—Ранение серьезное, — ровным голосом сообщила Ленайра. — Такое доставляет сильную боль раненному и потому малейшее промедление с помощью может стать фатальным. В первую очередь нужно снять эту боль.

Девушка присела рядом с головой манекена и осторожно левой рукой поправила на нем волосы. В комнате воцарилась тишина. Такое при лечении не требовалось. И тут… Ни замаха, ни самого удара никто не видел, только вдруг резко запахло озоном, сверкнула короткая молния, а кулак девушки уже впечатался в пол, оставив в нем солидную вмятину… а то, что по пути в кровавую кашу разнесло голову манекена… сопутствующие повреждения.

В мертвой тишине Ленайра выпрямилась, оглядела ошарашенных студентов и остановила взгляд на разом побледневшем и утратившим всю спесь пареньке, которого профессор выбрала за образец. Улыбнулась… улыбка на устах и лед в глазах, вокруг закружились снежинки. И, не спуская с мертвенно бледного парня взгляда, закончила:

—Помощь оказана, профессор Даршоп. Обезболивание проведено вместе с лечением. Ему теперь и не больно, и заболеть больше ничем не сможет.

—Кардинально, — несколько нервно отозвалась профессор, разглядывая последствия «лечения». Даже ее пробрало. — Но, похоже, я несколько неудачно выбрала объект для примера.

Профессор дурой отнюдь не была и прекрасно поняла подоплеку происходящего.

—Тем не менее, что бы там между вами ни происходило, это не дает вам права ломать школьный инвентарь.

Ленайра неторопливо обернулась.

—Надо было использовать в качестве цели не инвентарь?

—Так! Не надо передергивать мои слова! Геррая, после занятий придете и наведете здесь порядок – это будет вашим наказанием! Швабру и ведро возьмете в кладовке. Остатки манекена… Заморозить, я позже заберу. Поздравляю, сегодня вы дали начало собственной коллекции.

—Конечно, профессор.

—А послезавтра персональный зачет по всему пройденному материалу! И только попробуй не ответить хоть на один вопрос! А сейчас, — профессор глянула на часы в углу, — все вон. Занятия окончены.

Выбранный в качестве пособия парень выскочила из кабинета первым, а когда Ленайра вышла следом буквально спустя несколько секунд, в коридоре уже никого не было.

—М-да, — оценила она скорость, прикидывая длину коридора. — Бразильская система, однако. — Хмыкнула, заметив непонимающие взгляды одноклассников, услышавших ее последние слова. Улыбнулась им, отчего те торопливо сделали вид, что просто проходили мимо, а сейчас вот уже вообще уходят.

Оставшись одна, она уже улыбнулась вполне искренне, едва сдержавшись, чтобы не расхохотаться – услышь кто, и конец имиджу Ледяной Принцессы. Стянула перчатки и убрала в сумку.

—Ух, здорово! И настроение поднялось. Надо будет запомнить это средство. Что б еще придумать при следующей встрече? — Хмыкнув, Ленайра вернулась в кабинет за сумкой, сложила вещи и неторопливо двинулась на следующее занятие. О грядущем наказании она даже и не думала.

Естественно о произошедшем уже к концу основных занятий говорила вся школа. Вариэн с некоторым удивлением разглядывал Ленайру, пока это не достало Тайрина – девушка взгляды приятеля привычно игнорировала.

—Есть что сказать – говори, а не демонстрируй свою фермерскую невоспитанность.

—Лучше моя фермерская невоспитанность, чем твое дворянское чванство.

—Между прочим, ты теперь тоже дворянин… хотя и младший.

—Вам заняться нечем? — Ленайра убрала тетрадь с собственными записями, которые накидала на уроке, а сейчас проверяла, ничего ли не забыла важного.

—У меня просто есть интерес…

—Я уже помолвлена, Вариэн, и меня все устраивает.

Тайрин невежливо хрюкнул и торопливо зажал себе рот, чтобы не расхохотаться, глядя на лицо Вариэна, которое плавно принимало непередаваемое выражение… да еще и цвет поменяло на красный.

—Эх, принцесса, — наконец он справился с собой, бросая в сторону все еще посмеивающегося Тайрина сердитые взгляды. — Как вы можете быть такой жестокой? А я так надеялся…

—Вот видишь, я сама доброта – сразу все объяснила. А могла бы помучить.

Вместе с убийственно серьезным выражением лица, с которым девушка все это говорила, создавалось впечатление, что она обсуждает тему вполне искренне. Вариэн и Тайрин, уже успевшие узнать Ледяную Принцессу и знавшие, что она даже самые смешные истории рассказывает с той же интонацией и тем же выражением, с которым может отвечать урок или выражать недовольство. Но со стороны все казалось предельно серьезно и Тайрин сейчас жалел, что их разговора никто не слышит. Дорого он дал бы, чтобы полюбоваться на непосвященных, услышавших их беседу.

—А если серьезно, Ленайра, — все же решил он прийти на помощь другу, который уже совсем стушевался, не зная, как выкрутиться из глупейшего положения. — Ты же всегда сохраняешь эту свою абсолютную невозмутимость. На старших курсах даже пари заключают, увидят тебя до конца года хоть с каким-то эмоциями или нет.

—Я часто улыбаюсь.

—Угу. Только почему-то от твоей улыбки в дрожь бросает, — буркнул Вариэн. — Сегодня вроде как тоже от твоей улыбки убежали.

—Типа отомстил, да? — искоса глянула на него Ленайра. — Злой.

—Фермер, что с него взять, — предельно серьезно покивал Тайрин. — Так зачем ты устроила представление?

—Вот ведь любопытные… Я помню этого парня. Как звать не знаю, но часто видела его в той компании, что ловушку делала.

—Он брат одного из них, — пояснил Вариэн.

—И откуда ты все знаешь…

—Я просто умею слушать.

—Да-да, ты уже говорил. Ну в общем, этот смертник дал мне понять, что ничего не забыто… попугать решил. Ну вот я и решила показать… превентивно… чем может закончиться продолжение. У меня нет никакого желания устраивать в школе войну с желающими поустраивать мне ловушки, пусть даже более безобидные. Сейчас же умные задумаются и оставят меня в покое. А идиоты… ну, идиотов будет не жалко.

—Хм… — Вариэн задумался. — А возможно… в школе ходят разговоры про болванов этих, и все активно обсуждают смогли бы они соорудить нечто, во что ты обязательно попалась бы. Конечно, ничего такого серьезного – все стандартно и в пределах одобренного учителями. Но бросить вызов гению столетия… желающие есть.

Ленайра нахмурилась.

—Все хуже, чем я думала. Боюсь, моя демонстрация мало кого остановит.

—Остановит, — покивал головой Вариэн, в его глазах пылал энтузиазм. — Останутся самые бесстрашные!

Ленайра покосилась на него. Вздохнула. Махнула рукой.

—Ладно, даже если хотя бы один откажется и то хорошо.

—Ха. Далеко не один.

Ленайра еле заметно поморщилась и задумалась. Как же все не вовремя. Но идея с сегодняшней демонстрацией все-таки вовремя в голову пришла, иначе совсем проходу бы не дали разные недоучки.

Вынырнула из своих мыслей и заметила, что уже давно не слышит ни Тайрина, ни, особенно, Вариэна. Этот поболтать любил и буквально засыпал всех последними новостями школы. Причем каким-то образом у него получалось великолепно фильтровать новости от слухов и сплетней – если что сообщал, значит, это правда. И вот тишина. Ленайра недоуменно обернулась и заметила, что эта парочка слегка отстала и о чем-то оживленно перешептывается. Причем Вариэн явно в чем-то активно убеждал приятеля, а тот как-то не очень уверенно отбрыкивался.

Подслушивать, конечно, не хорошо, но интересно. Ленайра активировала слух…


—Узнает – прибьет, — шептал Тайрин.

—Да брось, я ее лучше тебя знаю. Если не сразу узнает, то только посмеется. Главное, чтобы заранее ничего не узнала.

—Ты идиот, Вариэн, ты знаешь?

—Ой, да брось ты, можно подумать тебе не интересно.

—И какие ставки? — уже c нотками обреченности в голосе.

—Пять к одному, что ни одна ловушка не сработает.

—Гм… А приз?

—Сто золотом. Все скидывались.

—Гм… Как-то это…

—Да ладно тебе. Все равно ведь ничего не изменить. Все кинутся проверять свои силы, а так с пользой. Принцессе треть выделим… ладно-ладно, ей половину, а оставшееся нам пополам.

—А если проиграем?

—Все-таки ваши дворянские мозги совершенно не варят. Без обид, барон. Ты ставишь на выигрыш, а я на проигрыш. Вот только надо бы что-то придумать, чтобы ставки уравнять… пять к одному, очень невыгодный курс, если наша принцесса победит – выигрыш будет не очень большим…

—И как ты уравняешь шансы?

—Еще не придумал… слушай, тебе не кажется, что что-то похолодало?

—Да, погода портится, — Тайрин глянул на небо, посмотрел вперед и застыл. — Вариэн, — прохрипел он.

—Не мешай, я думаю.

—Вариэн!

—Ась? — Вариэн тоже глянул вперед и так же застыл.

Ледяная Принцесса стояла с совершенно невозмутимым выражением лица и смотрела на них. Белые волосы развивались на кружащем вокруг нее ветру, этот же ветер устроил хоровод снежинок, дорога под ногами быстро превращалась в идеально ровный каток.

—Эм, — Вариэн сглотнул. — Ленайра, это совсем не то, о чем ты подумала.

—Идиот! Валим! — Тайрин ухватил приятеля за руку и рванул по дороге в сторону сквозь кусты. Сзади ударил порыв ледяного ветра, сразу усеяв ветви деревьев и траву инеем. Одежда на спине горе-спорщиков превратилась в лед, но никто из парочки даже не подумал затормозить.

—Попали, — прохрипел Вариэн, опираясь на ствол ясеня и тяжело дыша. Остановились они только когда уже окончательно выбились из сил.

—Ты идиот!!!

—Ой, да ладно, можно подумать, ты долго сопротивлялся. Да не переживай, сейчас она немного побесится и успокоится. А потом, вот увидишь, в долю попросится. Уж я ее успел изучить.

—Когда-нибудь я тебя точно убью! Что нам делать, пока она не успокоилась?

—Это проблема, — почесал затылок Вариэн.

—Убью, — уже обреченно прошипел Тайрин. — И вот что… ты что хочешь делай, а я сегодня у друзей переночую. Их общежитие в другом корпусе.

—Эм… Тайрин, мы же ведь друзья?

—Нет, — мстительно улыбнулся барон, — это мои друзья, и тебя они не примут. Ищи сам, где будешь ночевать. Но можешь попытаться пробраться к себе.

Вариэн горестно вздохнул.

Глава 13

Ленайра срывала раздражение на тренировке с Виттолио Аризеном, скупыми движениями отбивая атаки мастера.

«Да как они посмели спорить… да как они вообще… Да я им…»

—Геррая, ты вообще где витаешь? — рявкнул Виттолио.

Ленайра чуть повернула голову – там за столом сидел Дмитрий Иванович и с интересом наблюдал за тренировкой. Вот он встал и подошел к ней.

—И кто тебя так разозлил? — поинтересовался он.

—Разозлил? — Виттолио повернулся к ученице и изучил совершенно спокойное лицо. Вопросительно глянул на гостя.

—Я эту вот девочку с восьми лет знаю, так что своим ничего не выражающим взглядом она меня не обманет. Поэтому давай, говори, нечего срывать тренировку.

—Да ничего особенного.

—Из-за ничего особенного ты бы так не кипела.

Ленайра вздохнула и рассказала. Вопреки ее надеждам Дмитрий Иванович только рассмеялся.

—Да уж. Слышал я о произошедшем. Думал уж настучать этим недоумкам, но сильнее их наказать уже нельзя. Что же касается споров… Это же нормально у вас в школе? — он вопросительно глянул на Виттолио. Тот кивнул.

—Вполне. Но со второго курса, когда углубленно изучают боевую магию. Пока же дают только теорию.

—И силовые нагрузки, — согласился Дмитрий Иванович. — Разумно. Ну и чего ты тогда разозлилась? Наоборот, радоваться надо, что тебя оценили. Как я понимаю, ловушки будут не такие, как те идиоты сделали.

—Не такие, — снова отозвался Виттолио. — Обычно либо водой обливают, либо еще что безобидное делают. Могут иллюзию какую создать. Ничего страшного.

—Ну вот. Тебя оценили и даже признали за эталон. Уже если кто сумеет поймать саму Ледяную Принцессу… слава и почет такому гарантированы. Просто так собирать на приз такую сумму не будут. А я бы на твоем месте потребовал бы этот приз себе, если никто не сможет тебя поймать в ловушку.

—Дмитрий Иванович! — возмутилась девушка. — Но вы же знаете…

—Знаю. Но ты сможешь остановить это?

Ленайра нахмурилась, потом грустно покачала головой.

—Нет.

—Тогда присоединяйся и веселись.

—Но…

—А твои друзья, конечно, не совсем правы, но реакцию твою просчитали верно, потому и не сразу сказали.

Ленайра махнула рукой.

—Ладно, поговорю с ними… пусть и от меня ставку возьмут. — Слегка улыбнулась. — Завтра поговорю… а сегодня я на них очень зла. Очень-очень. Даже интересно, где они всю ночь скрываться будут.

—Мстительная девочка? — тоже улыбнулся Дмитрий Иванович.

—Ну должна же я их отблагодарить. Все, я уже успокоилась. Мастер, продолжим.

—Конечно. Итак, сейчас мы перейдем к следующему этапу. Ты должна быстро менять баланс своего оружия. Я атакую и сразу даю возможность атаковать тебе. Два удара. Колющий и сразу из него рубящий. Итак: я атакую, у тебя баланс где должен быть?

—У самой рукояти, чтобы удобнее было отвести ваш удар.

—Переход в атаку колющим?

—Сместить сантиметров на пять-шесть по лезвию.

—Переход к рубящему?

—Баланс смещается к острию. По мере завершения удара его снова переместить к рукояти, чтобы уменьшить силу инерции.

—Верно. В этот момент я снова атакую. Не успеешь вернуть баланс – поведет за мечом и тебя настигнет мой удар. За каждый пропущенный удар – час дежурств на арене. Готова?

Ленайра крутанула шашку и замерла, приготовившись.

—Атакую!

Дмитрий Иванович вернулся за стол и снова стал наблюдать за занятиями. Да уж, эта тренировка отличалась от той, что он видел дома. Теперь он понимал, почему Ленайра говорила, что тренер по фехтованию с земли здесь не сможет дать ничего нового. Сам же он… сейчас он как раз знакомился с программой школы и уже видел, как можно изменить занятия. Все-таки местные совершенно не представляли, как тренироваться вообще без магии. С одной стороны, это давало определенные преимущества, а с другой — мешало раскрыть весь потенциал человека в тренировках.

Изрядно вымотавшись у Виттолио, Ленайра после душа отправилась на прогулку по территории школы. Бродя по тропинкам, девушка впервые поняла, что ей не хватает присутствия Вариэна и его вечных комментариев, не всегда уместных, и пояснений по разным вопросам. Все-таки умеет человек слушать, этого у него не отнять. Пока шли занятия и тренировки, она этого не замечала, но вот в такие минуты, когда делать что-либо уже не нечего и хотелось просто отдохнуть, не думая ни о чем, в том числе и об этом проклятом наследнике, который уже начал даже во сне являться… как она нежно берет его за шею и с наслаждением душит… душит… чтоб не создавал проблем честным людям.

—Хотя по справедливости придушить нужно твоего отца, — буркнула она.

—Чьего?

Ленайра повернулась… улыбнулась… Вариэн при виде этой улыбки попятился и попытался сбежать.

—А-а-а, вот ты где, а я уже хотела отправиться тебя искать… а мне так лениво это делать… считай, что на амнистию заработал.

—Э-э… то есть убивать ты меня не будешь?

—А надо?

—Гм…

—Я так и думала. Так чего ты хотел?

—Прости?

—Вариэн, ты сам меня разыскал и даже подошел и это после произошедшего. Я думала, что вы до завтра прятаться будете. Так что нужно?

—Гм… я это… извиниться хотел. Мне правда нужно было с тобой сначала переговорить.

—О-о-о… Наконец, сообразил. Или помогли?

—Помогли, — признался Вариэн со вздохом. — Меня разыскал новый помощник мастера Виттолио… он и посоветовал извиниться.

—Новый помощник Виттолио? — нахмурилась Ленайра, потом сообразила. — А-а-а… и что еще он сказал?

—Да, в общем, все.

—Ясно. Ладно, считай, простила. От тебя другого и не ждала, в общем-то. Но барон… он-то каким образом в это влез?

—А ты не в курсе? Такие ставки каждый год делают… ну не совсем такие, просто в этом году явный лидер появился в магии, вот и изменили ставки. Обычно этот приз доставался победителю в соревновании…

—Соревновании?

—Ну да. Каждый желающий может записаться на участие, после чего они начинают подстраивать ловушки друг другу. Победитель получает приз. Ну и ставки делают.

—А в этот раз?

—А в этот раз, — признался Вариэн, — все сочли, что победитель будет очевиден… вот теперь спорят, сможешь ты избежать всех ловушек или нет.

—Что-то я не помню, что соглашалась участвовать.

—Гм…

—Что?

—М-м-м…

Ленайра развернулась к приятелю и наградила его подозрительным взглядом. Тот же упорно разглядывал что-то на небе.

—Только не говори мне, что ты согласился за меня.

—Ой. Нет, конечно, — даже испугался Вариэн. — Мне жизнь еще дорога. Просто…

—Просто? — подтолкнула его девушка.

—Ну… я взялся уговорить тебя на участие…

Ленайра прикрыла глаза.

—Сколько?

—Что сколько?

—Сколько ты вытребовал себе за эту услугу?

—Тридцать.

—М-да… Тридцать серебреников… и ты, Брут…

—Почему серебреников? — удивился Вариэн. — Золото. А кто такой Брут?

—Брут – это теперь ты. Про серебреники забудь… это я так. И да, с тебя двадцать.

—Что двадцать?

—Золотых.

—Зачем?

—Ты хочешь, чтобы я согласилась на участие?

—Э-э… да.

—Двадцать золотых. — Ленайра демонстративно протянула руку и пошевелила пальцами. — По-хорошему, надо бы потребовать двадцать пять, а то и двадцать семь, но так и быть, пусть будет двадцать… по дружбе.

—Ленайра!

—Вариэн!

—Все, понял… — парень демонстративной погрустнел, опустил плечи. — Грабительница.

—Ха. И, кстати, если я выигрываю – приз мой.

—Это само собой.

—А барон где?

—Прячется.

—Ясно… храбрый дворянин. Зато как деньги ставить, так и о дворянской чести забыл.

—А чего тут такого? Это тут все делают. Преподаватели, кстати, поддерживают.

—Да?

—Ну да. Они считают, что такие вот вроде как нарушения правил помогают студентам сближаться друг с другом и поскорее забыть… забыть… — Вариэн пощелкал пальцами, — как там он сказал… а-а-а… забыть о социальном неравенстве. Дворяне легче принимают не дворян, а не дворяне начинают лучше понимать дворян и учиться у них поведению. Ведь мы все будущая элита империи…

—Это ты сейчас кого цитировал?

—Старосту старшекурсников. Зануда редкостная, но знает много. Он еще сказал, что со второго курса у нас начинаются занятия по этикету.

—Тебе не помешает.

—И ты туда же… Мне уже Тайрин с этим все уши прожужжал.

—По крайней мере перестанешь всех смешить… хотя, судя по всему, тебе это нравится. Ладно, не хмурься, лучше вот что сделай… у этого вашего комитета… или как там…

—Комитета?

—Ну, есть же кто-то из старших, кто организовывает весь этот тотализатор и следит за соревнованием?

—А-а-а! Джорен. Он с третьего курса и, кстати, победитель прошлогоднего соревнования. Хотел и в этом участвовать, но его уговорили стать судьей.

—Отлично. Вот и пригласи его в воскресенье на мой день рождения. Там и обговорим все условия.

—Эм… ты уверена?

—А чего нет? Мой день рождения – кого хочу, того и приглашаю. Это же не официальный прием. Официоз мне уже так надоел за прошлые годы… хоть этот год все будет как у нормальных людей.

—Гм… Ладно, передам ему.

—Тогда пока. — Ленайра махнула рукой и зашагала в сторону общежития.

—Э-э…

—Что? А-а-а. Не-не-не, я на тебя все еще зла.

—Гм…

—А ты как думал?

—Сейчас даже я тебя не понимаю.

—Даже? О, какого ты о себе мнения, — Усмехнулась Ленайра. — Вариэн, не ищи третьих слоев там, где их нет. Я с тренировки у мастера Виттолио иду и, если не заметил, от усталости почти падаю, а кое-кто даже не предложил мне помощи, так что ты не прощен. Сейчас я иду к себе и лягу спать, и ты мне там совершенно не нужен.

—О… я это… извиняюсь… помочь?

—Ну уж нет, раньше надо было предлагать… рыцарь. — Мысленно посмеиваясь, Ленайра отправилась в сторону общежития, оставив растерянного Вариэна на дороге. — Один есть, — пробормотала она, — а второй до завтра подождет.

—Ты чего такая довольная? — удивилась Геля, заметив входящую в комнату соседку.

—Вы случаем с Вариэном не родственники?

—Эм… в каком смысле?

—В прямом. Он тоже как-то умудряется догадываться о моем настроении.

—А, ты в этом смысле, — рассмеялась Геля. — Прости, но нет. Просто когда тебя узнаешь получше, начинаешь понимать.

—Гм… Что-то до вас никто не понял… хотя, есть один человек… — Ленайра машинально глянула на кольцо на пальце.

В ответ раздалось хихиканье соседки.

—Знаешь, я бы очень хотела познакомиться с твоим женихом. Кто этот эпический герой, который сумел растопить сердце Ледяной Принцессы?

—Растопить? — Ленайра задумалась, прошла к кровати и устало опустилась на нее. — Я перед ним его никогда не прятала… Лед снаружи для других… а он меня с самого детства знает. Прятаться перед ним бесполезно. Прости, устала на тренировке… спать лягу.

—Конечно. Спокойной ночи.


Отмечание дня рождения пришлось отложить на неделю, поскольку выяснилось, что Лисана просто не успеет все подготовить за оставшиеся три дня. Впрочем, никого особо это не огорчило – ждали столько времени, уж неделю как-то вытерпят. И, словно по закону всемирного равновесия, эта неделя выдалась на удивление спокойной. По крайней мере проблемы не выходили за рамки обычных. К тому же благодаря этому затишью Ленайре удалось до всех заинтересованных сторон донести, что не желает никакого официоза, а потому все должны быть одеты просто.

—А весь этот этикет мне и на официальных церемониях надоел.

Все прониклись.

В субботу Ленайра уехала первая смотреть что и как, остальные же собрались вместе и отправились всей толпой. Патриса среди гостей не было, он даже прислал официальный отказ «в связи с большой загруженностью». Намек он понял правильно.

Встретила их Ленайра у входа в арендованный трактир. Чтобы им не мешали праздновать, девушка, не долго думая, арендовала его весь целиком и на весь день. Услышавший об этом Вариэн только хмыкнул:

—Ну да… простенько… и без официоза… А сколько нас всего?

—Четверо вместе с Джореном, — рассеяно отозвалась Ленайра.

—Хм…

—Ты действительно хочешь, чтобы было больше? — повернулась к нему Ленайра. — Мне ведь только намекнуть. Сейчас-то я отговорилась тем, что приглашаю только своих из команды, а также соседку по комнате из вежливости.

—А мы команда? — Заинтересовался Тайрин.

—Нас так считают окружающие… ну и пусть их.

Впрочем, Тайрин, несмотря на настойчивую просьбу Ленайры, все-таки надел парадный мундир наследника баронства, сообщив, что в гостях у столь высокородной леди он просто не может появиться ни в чем ином. В результате Вариэн явно чувствовал себя не очень уютно рядом со столь нарядным приятелем в своем выходном костюме… с точки зрения фермера даже роскошного.

Ленайра встретила гостей у входа, а Лисана растерянно топталась рядом, не понимая, что ей делать. Это же ее работа — гостей встречать, а госпожа должна их внутри ждать. Но при попытке указать на такое нарушение правил ее госпожа только отмахнулась.

—Не наших напыщенных аристократов жду, так что все нормально.

Ну да, из всех гостей только Тайрин и догадался о нарушении, вон как глаза расширились от удивления. Но хватило ума смолчать, просто поклонился, торжественно вручив, прямо у входа, наверное, от растерянности, подарок – завернутую в алый бархат коробку, перевязанную серебряной лентой.

Ленайра только голову повернула, и Лисана моментально оказалась рядом и, пока госпожа с благосклонной улыбкой внимала поздравительным речам гостя, аккуратно приняла подарок и занесла его внутрь. Тут же подскочила обратно как раз к тому моменту, как свой подарок стал вручать Вариэн. Фермер, не слишком искушенный в этикете, глядя на Тайрина, решил, что так все и должно быть и потому подошел со своим подарком сразу за приятелем. Его подарком оказалась резная шкатулка, которую Лисана так же шустро утащила внутрь. Ну, а остальные уже последовали примеру этой парочки.

Лисана, которой пришлось уже четыре раза бегать туда обратно, осуждающе поглядела на госпожу… правда, убедившись, что на нее никто не смотрит.

Ленайра же, совершенно невозмутимо, словно так и надо, толкнула ответную речь на тему того, как она польщена, что все здесь сегодня собрались на ее скромный праздник, но в конце не удержалась от шутки:

—Ну, а теперь добро пожаловать, гениальный и талантливейший маг столетия, который сегодня стал на год старше, — Ленайра шагнула в сторону входа в таверну, но у дверей остановилась и повернула голову. — Ну и вы проходите тоже.

Первым, как всегда, сообразил Вариэн и хмыкнул.

—И что мы сделали не так? — громким шепотом  спросил он Тайрина.

—Отстань, — с досадой отмахнулся он, огорченный, что вынужден был нарушить этикет. Даже растерянность не оправдание.

—Да расслабься ты, — отозвалась Ленайра. — Я ж потому и встретила, что хотела обойтись без всяких правил, а ты… радуйся. Так чего встали? Заходите.

Джорен покачал головой, глянул на Ледяную Принцессу, ведущую себя совершенно иначе, чем все привыкли видеть в школе, глянул на раздосадованного Тайрина и первым вошел внутрь.

В трактире стол для них четверых оказался сдвинут к окну, а остальные временно убрали, оставив всю площадь зала свободной. Ленайра уверенно провела всех к столу и пригласила рассаживаться «без чинов».

—Музыка и танцы будут позже, пока же, полагаю, стоит обсудить все дела, чтобы потом уже расслабиться с чистой совестью. Итак, Джорен, что это вообще за соревнования такие с ловушками?

Джорен задумчиво обозрел стол с легкими закусками – соками с бутербродами и овощными салатами. Ленайра махнула рукой:

—Если хочешь, не стесняйся, бери что нравится, обсудить дела мы можем и перекусывая.

Джорен благодарно кивнул и взял один из бутербродов, видно, голодным сюда пришел, справедливо ожидая, что накормят, но немного не рассчитал сил.

—Что это за соревнования? — начал он рассказ, умяв один бутерброд и запив его морсом. — Вот так с ходу не объяснишь, это давняя традиция, которая появилась благодаря студентам…

—Студентам? — удивился Тайрин.

—Ну да. Просто в этом году еще не начались эти соревнования, так бы вы про них и узнали. Первые курсы же туда все равно не допускаются… нет-нет, хочешь – пожалуйста, только смысла нет. Находились такие смельчаки, только их сразу же выбивали. Опыта никакого…

—Мы о соревновании, — напомнил Тайрин.

—Ах да. Так вот, на втором курсе начинают изучать боевую магию, так сказать, закрепление изучаемой вами теории на практике. Кстати, очень советую теорию не пропускать, даже если считаете, что вы ее знаете, — Джорен покосился на Ленайру. — И один из курсов заключается в построении разных ловушек… минирование местности, уничтожение мостов… ну, вы понимаете. Если вас преследуют – сделать так, чтобы преследователи пожалели о такой попытке. Ну вы понимаете. Такие умения незаменимы в разведке.

Все согласно покивали.

—Соответственно, полезно уметь и обнаруживать вражеские ловушки. Все это вы и должны изучать на спецкурсах.

—В основном такие умения больше нужны разведчикам, — Ленайра задумалась и откинулась на спинку стула.

—Верно, те, кто проявит себя как разведчик, потом изучают этот курс углубленно на третьем курсе. Но и на втором его дают очень прилично. Как раз к концу полугодия теория заканчивается и начинается практика.

—То есть…

—Да, тогда и начинаются соревнования. Как я уже говорил, это все организовали студенты. Не мне вам говорить, — Джорен покосился на Ленайру, — что отношения внутри школы не всегда могут быть… дружескими. Кто-то кому-то сделал пакость, он ответил… ну и пошло-поехало. Преподаватели попытались унять, но…

—А если не можешь утихомирить – возглавь, — кивнула Ленайра.

—Ну да. Тогда-то соревнование и узаконили. Появились определенные правила.

—И каковы эти правила?

—Самое главное – участвуют только те, кто желает. Списки таких вывешивают во всех корпусах общежития. Ясно, что страдать должны только те, кто в списках. Если в ловушку попадает посторонний человек, то автору ловушки начисляют штрафные очки. В конце подсчитывается, кто сколько раз попал в ловушки, сколько попали в твои, подводятся итоги.

—Но в этот раз не тот случай? — заинтересовалась Геля. Кажется, сегодня она впервые заговорила, до этого она явно ощущала себя не в своей тарелке.

—Ну да. Результаты построенной ловушки… впечатлили. Дело даже не в том, что идиоты попались в собственную ловушку, и даже не в том, что тут явно какая-то игра против члена Древнего Рода… — Джорен пристально посмотрел на Ленайру, но та осталась совершенно невозмутимой.

—Продолжай, — разрешила она кивнув.

—М-м-м… Да. Так вот, дело тут в том, что ты просто прошла по ловушке, словно ее и не было. А ведь построена она была мастером… да-да, я тоже собирал слухи и слышал про одного мастера, которого изгнали из Тара за продажу потенциально опасной ловушки. Но как ты это сделала… все гадают до сих пор. Можешь поверить – из этих горе-строителей ловушек уже вытрясли всю душу и даже соорудили модели ее, а потом долго пытались сообразить каким образом можно пройти по ней, не разрушая. Ловушка ведь потом оказалась работоспособной. Разрушить… если вовремя заметил – можно, а вот временно отключить…

—Я слышал примерно четыре теории, — ехидно сообщил Вариэн.

—На самом деле их больше десятка, просто самые бредовые не шли дальше комнат. Но, как бы то ни было, это оказался вызов. Всем стало интересно. О тебе говорят как о гении, самом молодом мастере, покорившим две стихии…

Тут Ленайра отчетливо вздохнула и возвела глаза к потолку. Джорен недоуменно покосился на нее, но девушка только слабо помахала рукой – продолжай, мол.

—И, в общем, всем стало интересно, а смогут они построить такую ловушку, в которую ты попадешься. И так же все сошлись во мнении, что если ты заявишь об участии в соревновании, то смысла остальным там появляться нет никакого.

Ленайра поморщилась и взяла стакан с соком, немного отпила.

—Знаешь… мой учитель таких паникеров бы… выгнал. Не война же, а в школе мы и должны учиться. Соревнование с сильным делает сильнее. А я бы не стала участвовать как раз потому, что меня бы это ничему не научило.

—Самонадеянно.

Ленайра изучила лица Джорена.

—Вызов?

—Я судья.

—После. Две ловушки. Одна моя – другая твоя.

—Идет.

—А в этот раз какие правила?

—Внутри зданий ловушки не ставить. Поле боя – вся территория школы. Каждому дается три попытки, но можно объединяться в группы. Группа приравнена к человеку и, соответственно, тоже имеет три попытки.

—Гм… — Ленайра задумалась. — А я имею право ставить ловушки?

Теперь уже задумался Джорен.

—Пожалуй… да. Но только против тех, кто будет в списках участников. И тоже не более трех попыток против каждого.

—А если им можно объединяться в группу, то… — Ленайра перевела взгляд на притихших Вариэна, Тайрина и Гелю.

—Они же первокурсники, — удивился Джорен. — Чем они могут тебе помочь?

—Я тоже первокурсница.

—Да, но… впрочем, если они согласятся, то я не возражаю. Но тогда ведь ловушки будут ставить и против них, а они не всегда будут рядом с тобой.

Ленайра улыбнулась, а Вариэн с Тайрином почему-то почувствовали себя крайне неуютно.

—Это ничего. Если у них хватило ума поставить на меня деньги и вообще втравить во все это, то хватит таланта и из ловушек выпутаться. Записывайте в мою команду Тайрина и Вариэна.

Парочка издала дружный стон, а Тайрин еще и пихнул приятеля кулаком.

—Что б я еще раз послушал твои гениальные идеи…

—Принцесса! — простонал Вариэн.

—Что? Вы что, серьезно думали, что я тут буду одна за ваши художества отдуваться? А потом куда еще вы меня втравите? Не-не-не. Ваши придумки – ваше участие.

Джорен, глядя на выражение лиц приятелей, откровенно ржал.

—А как подводятся итоги?

—Гм… конечно, предполагать, что ты не попадешь ни в одну ловушку… нет, на такое ставят, но это именно ставки, а вот как результат соревнований не совсем корректен. Считать, сколько раз попадутся в твои ловушки, а сколько ты, а потом считать разницу… опять не совсем честно получается.

—Предлагаю вариант. Говоришь, высказывают желания как индивидуально, так и команды? Тогда будем считать все эти группы командами, неважно, сколько в них людей. Соревнуемся я против такой команды. Три ловушки их против меня, три моих против них. После итог. Побеждаю я – очко мне; побеждают меня – очко вам, а в конце подводится итог.

—Гм… вот так сразу я не могу ответить – надо будет обсудить с ребятами, но, думаю, возражений не будет. Только твоих приятелей лучше в отдельную команду вывести, пусть тоже против тебя сражаются…

—Я не возражаю, — тут же отозвалась Ленайра, опередив друзей… и улыбнулась, посмотрев на них.

Вариэн нервно сглотнул.

—Надо не забыть написать завещание, — пробормотал он.

Окончательно согласовав все правила и условия Ленайра завершила переговоры сообщением, что пришло время веселиться. По ее знаку свое место заняли музыканты, которые заиграли легкую ненавязчивую музыку, официанты внесли более полноценную еду. Всем этим ненавязчиво управляла Лисана – следила, чтобы не пустовали тарелки, чтобы вовремя меняли приборы. Принесли и вино, которое парнями было встречено радостными возгласами.

—Ну, где я еще попробую вино, которое пьет высшая аристократия, — радостно воскликнул Вариэн, изучая бутылку.

Ленайра чуть улыбнулась и отсалютовала ему своим фужером. Сама она пила вино очень сильно разбавленное водой, и дело было вовсе не в возрасте – привыкла просто, что любой официальный прием — это своеобразное поле боя, где любая твоя ошибка может обернуться большими неприятностями. Потому сохранение головы ясной — обязательное условие. Настоящее вино она позволяла себе очень и очень редко и только небольшую порцию когда находилась в кругу тех, кому могла доверять безоговорочно. Впрочем, такие подробности жизни высшей аристократии ребятам знать не обязательно. Пусть радуются и верят, что у них всегда рекой льются дорогие вина, еду выносят на золотых блюдах…

Глядя на довольных ребят, которые с шумом обсуждали достоинства и недостатки спиртных напитков с таким знанием дела, будто только и делали, что целыми днями дегустировали их. При этом более-менее знатоком можно было назвать разве что Тайрина, что наводило на определенные мысли, а вот остальные вовсю несли отсебятину, которую либо где-то услышали, а потом дополнили своими мыслями, либо основываясь на пробе откровенных подделок под элитные марки.

—И чего все находят в этом Карузо? Ни слуха, ни голоса, да еще и картавит, — пробормотала Ленайра, услышав рассуждения Вариэна о тайриском вине, которое ему довелось попробовать у себя на ферме, когда он был маленьким, за что ему основательно влетело от родителей, ибо они берегли бутылку на особо торжественный случай.

—Чего? — повернулся к ней приятель.

—Нет-нет, ничего. Я тебя как-нибудь угощу тарийским вином. Если ты там найдешь те самые пузырьки, которые тебе щекотали, горло я съем собственную шляпу.

—У тебя нет шляпы, — растерялся Вариэн.

—Специально куплю для такого случая.

Тайрин откровенно ржал. Даже Геля расслабилась и приняла участие в общем веселье. Правда, рассуждала не о вине, а о тех вещах, в которых разбиралась. Оказывается, отец многому ее научил, и не только обращению с оружием. Потому она со знанием дела могла поговорить как о нарядах, так и тактике защиты крепостей. Последним заинтересовались мальчишки, а вот Ленайру больше заинтересовала мода в провинции.

—А ты разве не можешь заказать? — удивилась Геля вопросу.

Ленайра печально хохотнула.

—Геля, вся моя одежда строго регламентирована многочисленными правилами этикета. Ты в самом деле думаешь, что я свободна в выборе? Я только в этой школе смогла одеть то, что мне нравится, а не то, что положено по правилам. Даже в столичном университете я не могла надеть что-то, где отсутствовали цвета рода, я могла выбирать только из строго определенных видов фасонов, поскольку иные умаляют честь.

Вариэн притворно вытер несуществующую слезу.

—Как это печально. Тяжела жизнь аристократов… — и тут же опасливо покосился на подругу. Но та, вопреки его опасениям, не рассердилась, но и не рассмеялась. Просто посмотрела как на ребенка, как смотрят умудренные жизнью люди на неразумных детишек, которые сказали какую-то глупость, но еще сами не понимают это в силу возраста.

Ленайра вдруг встала с фужером в руке.

—Знаете, на родине моего жениха есть хороший обычай – говорить хорошие пожелания перед тем, как выпить вино. Говорят, они даже немного исполняются. У нас такого не принято, но… почему бы и нет?

Все активно задвигали стульями, вставая.

—Действительно, почему бы и нет? — радостно воскликнул Тайрин. — Хороший обычай. Так что там надо говорить?

—Сейчас скажу. Давайте за удачу! Некоторым из здесь присутствующих через полгода получать назначение и продолжать служить на благо империи, — девушка чуть кивнула Джорену, — нам же еще учиться и учиться – мы только начинаем свой путь. И кто знает, что нас ждет впереди. Но если удача будет с нами, то все сложится хорошо.

—Хм… отлично сказано! — Вариэн аж подскочил на месте, едва не опрокинув свой фужер.

—Вот сейчас бы и пролил свою удачу, — хмыкнул Джорен.

Вариэн торопливо замер и покрепче ухватил фужер с вином.

—Можно уже пить?

—Нет, — улыбнулась Ленайра. — Надо всем своим бокалом коснуться бокала тех, с кем пьете. Можно и разом, соединив их в центре стола. — Девушка вытянула руку с зажатым в ней фужером. — Только не сильно стукайте, не разбейте.

Вариэн на этот раз действовал очень осторожно – видно и в самом деле боялся пролить удачу.

—Интересный обычай, — заинтересовалась Геля, когда все выпили и расселись по местам.

—Лешка рассказывал мне как он появился.

—Значит, твоего жениха зовут Лешка? — тут же повернулся к Ленайре Вариэн. Девушка слегка стукнула его салфеткой, чтобы не шумел.

А вот Гелю явно больше заинтересовал обычай.

—Правда? И откуда он пошел?

—Ну… он рассказывал, что это очень древний обычай, когда еще не умели делать стеклянную посуду… точнее, она была очень дорогой. На пирах же пили из деревянных кружек. И вот ими надо было стукнуть так, чтобы вино из одной кружки плеснуло в другую и, соответственно, наоборот. Таким образом показывалось, что вино не отравлено, и никто ни на кого не точит нож.

—Надо же, — задумчиво протянула Геля. — Как интересно.

—Ну да. Стеклянными фужерами так, конечно, не стукнешь, просто обычай остался. Вроде как показываешь доверие тем, кто сидит за твоим столом.

Ленайра видела, что Геля сейчас остро жалеет об отсутствии у нее каких-либо пишущих принадлежностей – ей явно хотелось записать эту историю. В конце концов она с сожалением вздохнула и успокоилась.

—Может, потанцуем? — предложила она.

—Конечно. — Ленайра поднялась и махнула Лисане. Служанка тотчас отдала распоряжение оркестру и уже собралась было уйти, но заметила решительный жест госпожи, требующий подойти.

—Госпожа?

—Лисана, присоединяйся к нам.

—Простите?

—Чего неясного? Видишь, тут у нас всего две хрупких девушки на троих таких прекрасных юношей. Несправедливо будет, если кто-то из них останется без пары. Так что давай.

—Но.

—Лиса-ана-а.

—Хорошо, госпожа.

—Тьфу. Да забудь ты хоть сегодня эту «госпожу». Давай к нам, веселись. Достал меня уже этот этикет. Давай хоть сегодня без него?

Взгляды, которые бросал в сторону служанки Джорен, Ленайра заметила уже давно. Подумала… почему бы и нет, в конце концов? Да и пары для него в танцах и в самом деле нет. А если у них что-то получится… совет да любовь, как говорится.

Так что она совершенно не удивилась, когда с первыми нотами мелодии он сразу подскочил к Лисане и вежливо подал руку.

—Вы позволите?

Тайрин на мгновение замер, наблюдая за этим зрелищем, чем сразу воспользовался Вариэн, обогнув приятеля и слегка оттолкнув.

—Вы позволите пройти, господин? — вежливо поинтересовался он, при этом заняв такое положение, чтобы тот не смог его обойти. И, не дожидаясь ответа, сразу подошел к Ленайре. — Госпожа, позвольте пригласить вас на танец.

Сообразивший, что произошло, сзади взревел Тайрин, но поделать уже ничего не мог.

—Вот фермер, дает… — но вопреки словам прозвучала фраза даже с некоторым восхищением. — Далеко пойдет, шельма.

Праздник затянулся до самого утра…


Празднуя свой день рождения, Ленайра даже не подозревала, что уже запущен механизм дальнейших событий и что спокойной жизни для нее оставалось ровно до конца курса. Можно ли было предотвратить грядущие потрясения, что поставят империю на грань краха, или нет – вопрос отдельный, но когда в происходящем заинтересованы такие силы, то мало что может встать у них на пути. Другой вопрос, что каждая из этих сил хотела добиться своего и была уверена, что именно она управляет событиями. Только забыли, что ни один план не выдерживает столкновений с реальностью. Тем более, если в игре находиться сразу несколько сил. И оперируя судьбами на уровне империй легко забыть о простых маленьких людях. Они ведь просто песчинка в жерновах истории, которые перемелют каждого, кто посмеет встать на пути. Не правда ли? Не сможет же эта песчинка поломать столь могучий механизм, запущенный теми, кто привык повелевать народами?

Глава 14

Соревнования начались как-то почти и незаметно. Обычно ловушки срабатывали с громким звуком, возвещая чей-то успех и чье-то посрамление. Сейчас же… даже спустя три недели после официального начала соревнования стояла тишина… Ледяная Принцесса с какой-то издевательской легкостью обходила все ловушки, попутно уничтожая их так, что никто потом и следов не находил. Старшекурсники чесали головы, совещались, закапывались в наставления и инструкции, что-то мастерили… и новый провал. Сама Ленайра при этом не предпринимала в ответ никаких действий, что еще больше ставило всех в тупик.

—Пусть помучаются, — объясняла она Геле. — Сейчас все настороже, везде все выискивают. Но долго в таком напряжении они не смогут находиться и скоро неизбежно расслабятся.

—А на тебя ловушки?

—Ну, пока ничего особо серьезного я не видела. Полагаю, сейчас вперед запустили самых слабых игроков, а настоящие умельцы присматриваются и приглядываются. Вот так с ходу они первыми не полезут. — Ленайра изучила списки команд, в котором были отмечены те, кто уже пытался ее подловить. — Ну да, третьекурсники вообще последними идут. И первокурсники тут… — Девушка задумалась.

—Что? — заинтересовалась Геля.

—Да нет, я просто думала, что с первого курса участвуют только Тайрин с Вариэном, а тут еще несколько человек есть. Считают, что смогут потягаться? Ну-ну.

—А ваши приятели, думаете смогут?

—Эти-то? Даже на разминку не годятся. Вариэн, может, и смог бы что придумать, ума у него хватит, а вот умений и знаний нет. А Тайрин вообще прямолинеен как настоящий рыцарь, и действовать он привык силой. Тонкие плетения не для него.

На удивление, развернувшееся соревнование помогло отвлечься от проблем и расслабиться. Конечно, теперь приходилось перемещаться осторожно, но с помощью магического сенсора все эти примитивные ловушки обнаруживались на раз, а маскировать от такого поиска ученики еще не умели. Впрочем, Ленайра понимала, что долго такая лафа продолжаться не может. Учащиеся либо сами сообразят, либо старшие подскажут. Тем ведь для сбора информации тоже надо выяснить все ее способности, значит, помогать ее противникам наверняка будут.

Потому то, когда утром, выйдя из общежития, Ленайра не обнаружила ни одного магического следа, она насторожилась. Да уж… научились прятать следы. И не подумали, что отсутствие всяких следов магии вокруг, где студенты частенько отрабатывали новые чары, так же подозрительно, как наличие магии на тропинке перед ней. Подумав, решила пойти самым простым путем – вернулась в общежитие и выпрыгнула в окно с другой стороны, отправившись на занятия минуя все дорожки. Но, проходя мимо одного из окон, неожиданно заметила кое-что интересно на стене. Заглянула в комнату.

—Как интересно, — протянула она, изучая рунный круг на стене. — Если не ошибаюсь, комната мальчишек… чья же?

Увы, от окна трудно было разглядеть вещи и определить кто живет внутри. Залезть? Ну, это будет чересчур, но вот этих хитровывернутых типов наказать стоит. Осторожно оглядевшись, она достала свой кинжал-концентратор, активировала его и направила лезвие на начертанный на стене рунный круг, добавляя в него небольшой штришок.

—Ибо нечего брать чужое, тем более не понимая, — пробормотала она. — Посмотрим, чья комната.

А в учебных классах она услышала историю, как в ловушку для нее угодил какой-то первокурсник и теперь щеголял малиновой расцветкой волос. Незадачливые строители ловушки топтались рядом и клялись, что эффект пройдет минут через десять. Ленайра хмыкнула и прошла мимо, покосившись на Джорена, что-то пишущего в свою тетрадь, видно, отмечал штрафные очки. Вот он захлопнул ее и подошел к Ленайре.

—Да уж, — покосился он на неудачников. — Сообразить, что тебе вовсе не обязательно убирать ловушки и что их можно просто обойти, они не сумели. И не догадались поставить механизм быстрой ликвидации.

—Они много о чем не подумали и не догадались сделать, — пожала плечами Ленайра. — Но вот кое-что сделали, хотя, кажется, сами еще не поняли, что именно. А ведь могут неплохо заработать.

—Заработать? Ты о чем? — удивился Джорен.

—Обрати внимание на цвет волос неудачника. Видишь, какой ровный и мягкий? А ведь наверняка цвет можно любой сделать, но вот столь ровный окрас… столичные модницы за такую краску золотом платить будут. — Ленайра глянула на Джорена. — Если ты сейчас им подскажешь, то можешь проситься в долю.

—Гм… гм… я как-то в этих делах не очень разбираюсь…

—Ну, так потому никто из мальчишек и не понял ценности вот этого изобретения. А те девушки, что учатся здесь, достаточно далеки от веяний столичной моды. Да и интересы у них другие.

—А что, у них реально лучше имеющихся рецептов? — уже явно заинтересовался парень.

—Я много повидала… и во дворце в том числе, но такого ровного и мягкого цвета еще не видела.

—Так… что ты хочешь за молчание? Долю?

В ответ очень доходчивый и понятный взгляд.

—Ну да, — Джорен даже поежился. — Конечно же… так чего?

—Просто помни, кто подсказал… и этих изобретателей не обманывай… с честными людьми дела иметь много приятней.

—Это ты напрасно…

—Знаю. Судьей тебя не просто так выбрали.

—Спасибо, принцесса. — Джорен торопливо убрал тетрадь и направился к провалившимся диверсантам.

В этот день на Ленайру больше никто не покушался, зато она устроила шикарнейшую ловушку у самого входа в общежитие мальчишек и активировала ее прямо перед группой игроков, что уже провалились за эти дни и которые сейчас обсуждали свои ошибки, пытаясь разобраться, где сплоховали. Накрыло всех… Конечно, там было не все, кто уже мастерил ловушки, но многие… В общежитие они заходили играя внушительными мускулами с фигурой а ля Шварценеггер. Прелесть заключалась еще и в том, что из одежды на них были только набедренные повязки.

Ленайра наблюдала за суматохой со стороны и ухмылялась. Парни ошарашенно разглядывали себя, демонстрируя друг другу бицепсы и трицепсы.

—Надо было кожаные трусы наколдовать, — пробормотала довольная Ленайра. — И шлемы. И что б транспарант с крыши падал: «Это Спарта!!!» Но не поймут… а жаль.

Похихикивая, она отправилась к себе.

Вечером у них в комнате появился Джорен. Вежливо постучал, дождался приглашения, но только заглянул в дверь, показал Ленайре большой палец и исчез. Геля же до самой ночи пытала Ленайру, все стараясь выбить из нее описание «настоящих героев», в которых превратились мальчишки.

—Ну почему ты меня не предупредила?! — Геля в отчаянии плюхнулась на кровать и с видом капризной девочки забарабанили по покрывалу. — Там были такие мужчины…

—Утихни, охотница, у тебя Патрис есть. К тому же, что там за мужчины? Простая иллюзия… ну, не совсем простая.

—А может, они ее не снимут к утру? — с надеждой спросила Геля.

—Если не обратятся к какому-нибудь профессору или старшекурснику поопытней, то не снимут. Там многокомпонентная иллюзия, состоящая…

—Ладно-ладно, я поняла. В магии – ты гений. Давай спать! Завтра нужно пораньше встать и сбегать глянуть.

Ленайра только головой покачала, глядя на перевозбудившуюся девушку. Все-таки скорость слухов потрясала. Пока Ленайра дошла до общежития и своей комнаты, они уже успели облететь все здание, а Геля встретила ее сразу у двери и затащила в комнату, заперев и заблокировав дверь, чтоб никто не помешал, после чего устроила форменный допрос.

—Могу на Патриса твоего такую же иллюзию накинуть, — предложила Ленайра.

—Только попробуй, — сразу вскинулась девушка. — Это что б на него все глазели?

Ленайра вздохнула, плюхнулась на кровать и отвернулась. Порой свою соседку она совершенно не понимала.


А утром у них появился крайне возбужденный Патрис. Ленайра как раз отправилась умываться, а когда вернулась, он уже метался по комнате, а Геля раздраженно наблюдала за приятелем сидя на кровати.

—Чего это он? — заинтересовалась Ленайра, посматривая на парня пока раскладывала свои умывальные принадлежности в шкафу.

—Как прибежал, уже таким был. Пытаюсь понять.

Патрис же успел остановиться и с подозрением поглядывал на Ленайру.

—Ты ведь ни при чем?

—Ни при чем. А в чем я ни при чем?

—А-а-а… ну да…

Геля переглянулась с Ленайрой, после чего обе уселись на одной кровати и уставились на Патриса.

—Может, объяснишь уже, в чем дело? — раздраженно поинтересовалась Геля.

—Тревел, Кайрен, Ворт и Стокман не могут выйти из своей комнаты.

—А кто это? — поинтересовалась Ленайра, за что была награждена очень странным взглядом от Патриса.

—Те, кто ставил на тебя ловушку.

—А-а-а, эти… извини, но я и забыла уже про них… и дальше бы не вспоминала, но вот только ты частенько перед глазами маячишь.

—Ну, извини, — буркнул Патрис.

—Так что там с этой четверкой? И, кстати, где еще парочка? Вас же там семеро было, если я правильно помню.

—Тревел, Кайрен, Ворт и Стокман жили в одной комнате, мы в другой… с нами еще один человек живет, но он не участвовал в наших… делах.

—Понятно. И что дальше?

—Да что дальше-то?! — рассердился Патрис. — Мы сегодня утром, как обычно, зашли за ними, а дверь не открывается. И те выйти не могут, чего только не делали. Позвали дежурного, и тоже все бесполезно. Те сказали, что в комнате стоит какая-то мощная защита, и что они могу шарахнуть чем посильнее, пытаясь ее пробить, но за целость тех, кто находится в комнате не ручаются.

—О… — Ленайра явно заинтересовалась. — И?

—А что «и»? Послали за профессорами, а я, как узнал про магическую защиту, сюда пришел.

—Точнее, примчался как ошпаренный, — поправила приятеля Геля. — Ты подумал, что к этому причастна Ленайра?

—Ну… признаться, так и подумал… они же все-таки… это… А она, оказывается, и не помнит их уже.

Ленайра же думала. Кажется, кое-кто серьезно вляпался... как она и рассчитывала. Но вот то, что это будет кто-то из семерки-кретинов, она даже не подумала. Хотя, с другой стороны, только у них и была возможность покопаться в ее бумагах. Точно! Она же тогда оставила свои конспекты на столе не защищенными! Вот как к этим ребятам попали ее разработки!

—Сходим, поглядим? — повернулась она к Гели.

—Куда ж мы денемся, — поднялась та. — Патрис, будь добр, выйди в коридор, подожди нас там. Дай девушкам переодеться.

Уже очень скоро все трое присоединились к толпе в коридоре второго общежития. Там уже было несколько учителей, в том числе и Жден Ерыш, что сейчас махал перед закрытой дверью рукой и хмурился.

—Это определенно какой-то щит, но непонятной природы, — наконец вынес он вердикт.

—И что нам теперь делать? — донесся паникующий вопль из-за двери.

—А я откуда знаю! — рявкнул вдруг Ерыш. — Подпитка идет с вашей стороны! Ищите источник у вас. Отсюда мы ничего не можем сделать. Слишком сложная структура. Мы можем послать за специалистом-взломщиком, но когда он прибудет…

Да уж… такого Ленайра не ожидала. Все-таки идиотизм не лечится и, даже десять раз наступив на грабли, некоторые все равно продолжат устраивать бег по садовому участку. Чему бы грабли не учили, но сердце верит в чудеса. Ведь уже имели возможность убедиться, что может случиться, если пользоваться неизвестными чарами, и все равно повторили подвиг. И ладно бы экспериментировали на полигоне под присмотром профессора, так нет, у себя в комнате.

Ленайра сложила руки на груди и облокотилась о стену, наблюдая за происходящим из толпы любопытных. Рядом замерла Геля.

—Ленайра, а Ленайра… как думаешь, что случилось?

—Судя по всему, эти ваши гении экспериментировали с каким-то защитным полем, но что-то у них пошло не так и оно зациклилось. И теперь ни они не могут покинуть комнату, ни к ним никто не может попасть.

Тут Ленайра поймала на себе чей-то пристальный изучающий взгляд. Даже вздрогнула слегка. Осторожно огляделась. Заметила. Совсем недалеко от них стоял какой-то парень с первого или второго курса… точно с первого, видела даже пару раз на занятиях. Светловолосый и спортивный… хм… чего ему надо? Смотрит без всякой приязни, скорее даже враждебно… но не откровенно. Или, скорее, подозрительно.

Девушка слушала разговор между профессорами и запертыми в комнате учениками, продолжая краем глаза наблюдать за этим студентом. Тот наблюдения не заметил, осторожно подошел ближе, явно с целью послушать разговор.

—И что теперь будет? — затеребила Ленайру Геля.

—Ну, не знаю… Если эти идиоты разберутся, где напортачили, и прервут подпитку поля, тогда оно исчезнет, или вызовут профессионального взломщика и он попытается это поле взломать. Вопрос только в том…

—В чем… в чем? — заторопила Ленайру подруга.

—Хватит ли у них там в комнате еды и воды, чтобы продержаться до приезда взломщика.

—Ой, что же делать? — Геля испуганно прижала ко рту кулак. — Ворта жалко… он добрый, просто…

—…связался не с той компанией. За это тоже надо отвечать, Геля, — жестко отрезала Ленайра.

Геля с некоторой обидой посмотрела на подругу.

—Пойду поговорю с ними, постараюсь подбодрить.

Патрис явно меньше всего хотел оставаться вдвоем с Ленайрой, потому поспешил следом. Девушка отошла чуть в сторону, чтобы не мешать никому, и села на подоконник. К ней подошел тот парень, которого она заметила раньше. Он остановился рядом, тоже наблюдая за суетой у запертой двери.

—Твоя работа? — даже не спросил, а подтвердил он.

—С чего такой вывод? — Ленайра не выказала ни тени эмоций.

Парень развернулся к ней и уставился прямо в глаза.

—А не слишком ли ты наслаждаешься своей безнаказанностью? Думаешь, если наследник Древнего Рода, то тебе позволено вот так издеваться над…

—…совершенно невинными людьми? — перебила его девушка, при этом голос ее звучал ровно, без тени эмоций.

Парень поморщился.

—За тот свой поступок они уже получили свое.

—И я не заявила на них в службу безопасности по поводу покушения на наследника Древнего Рода. Ты вообще кто? Не находишь, что невежливо вот так подойти и начать обвинять, даже не представившись?

—О, как же я мог быть таким невоспитанным, — с заметным сарказмом проговорил парень. — Треон Дарэнс, наследник баронства Тонс.

—Тонс… это, вроде бы, на границе?

—Надо же, ты первая, кто сразу смог сказать, где находится мой дом.

—Я всегда хорошо училась.

Треон нахмурился.

—Ты издеваешься, что ли?

—Н-да? Ты подходишь, хамишь, обращаешься с нарушением всех норм этикета и приличий, обвиняешь неизвестно в чем, а я издеваюсь?

—Я видел тебя вчера!

—Удивительно. Я ж думала вчера, что хорошо пряталась на занятиях от всех студентов.

—Р-р-р… Ты вчера выскочила из окна общежития и прошла вдоль него с обратной стороны, заглянула в окно этой комнаты и что-то сделала…

—И что именно?

—Включила защитное поле, — явно наугад сказал парень.

Ленайра улыбнулась краем губ.

—Вчера утром я активировала поле, после чего все с занятий спокойно прошли в комнату… а наверняка еще и не один раз побывали, не таскали же они с собой все учебники. Легли спать ничего не заподозрив, а утром раз… и поле?

—Отложенная активация.

—О! Я не просто гениальный маг, я вообще непревзойденный. Прямо от окна, не проходя внутрь, построила сложнейшие чары с отложенным запуском. Да мне пора мир завоевывать с такими талантами. Я же ведь не проходила внутрь комнаты?

—Нет. — Треон откровенно растерялся, он-то был уверен, что все проделала та самая заноза всей школы, о которой только и разговоров было с самого начала учебного года, но и все, что она говорила было логично. Сделать отложенный запуск чар несложно, но чары же эти надо где-то хранить в свернутом виде. Нужен артефакт, нужны рунные круги для развертывания. Все это за две минуты не сделать, а именно столько девушка проторчала у окна. И внутрь она точно не заходила. И тем не менее это точно она проделала. А сейчас смотрит совершенно равнодушно и ведь и не скрывает, что она, но попробуй докажи, и этот взгляд… мол, трепыхайся птичка, трепыхайся. Бесит! — Все равно это ты сделала! Не знаю как, но ты!

Ленайра отвернулась, не удостоив ответа.

—Молчишь? Сказать нечего?

—Хочешь что-то услышать? Вот ты такой… умный. Ведь поле же явно основано на рунном круге, в магическом спектре это отлично видно.

Треон несколько секунд рассматривал дверь сквозь вытащенное из кармана стекло, сделанное наподобие монокля.

—И что? — наконец спросил он, убедившись в правоте девушки.

—А то, горячий мой друг, что круг этот развернут внутри комнаты. И выбраться им оттуда пара пустяков, достаточно разрушить этот самый круг.

—Э-э-э… а почему тогда они там сидят? — растерянно спросил он.

—Вот! Вот именно тот самый вопрос, на который тебе и нужно ответить. Вот когда поймешь, почему они там до чих пор сидят, хотя рунный круг, поддерживающий поле, находится у них внутри, тогда  и поймешь причину, по которой все это произошло.

—Ты… ты ведь специально разговор уводишь?

—И не думаю даже. Поговори с ними. Спроси, почему они до сих пор круг не уничтожат.

Парень потоптался, потом рванул к двери. Ленайра проводила его взглядом, пожала плечами. Странный тип. Тонс… баронство Тонс… Граница империи и там… неспокойно. Одно из немногих мест, где постоянно происходят разные… неприятности с соседями. Потому, кстати, и вспомнила сразу, дед часто вспоминал те места в связи с очередным инцидентом на границе. Медвежий угол, как сказали бы в России. Привычно занесла Торена Дарэна в список для проверки и пока отложила это дело, с интересом наблюдая, как парень решительно отстранил Ждена Ерыша, даже опешившего от такого, потому и не прибил ученика сразу на месте, и что-то заорал через дверь. Ерыш набрал воздух в грудь, чтобы размазать наглого щенка, но прислушался к беседе и аккуратно его выпустил, еще послушал, потом присоединился к беседе. Вот он побледнел.

—Да вы что там, совсем с катушек слетели, дебилы!!! — его голос разнесся по всему коридору, рядом стоящие студенты даже попадали от порыва могучего ветра. — Вам мало было прошлого урока?!! И вы опять схватили чужую игрушку, даже не понимая, как она работает?!! Более того, у вас хватило ума экспериментировать в собственной комнате!!! Вон из школы! Как только вас освободят, чтобы духу вашего здесь не было!!! И вы меня еще благодарить будете за это решение, ибо своим идиотизмом рано или поздно угробили бы и себя, и других, более умных людей! А теперь быстро вспомнили, где и у кого вы стащили этот круг!

Ерыш замолчал только для того, чтобы выслушать ответ. Выслушал. Медленно повернулся. Под его взглядом студенты шарахнулись в стороны и вжались в стены, иные бочком, бочком двинулись к выходу. Вот взгляд профессора отыскал невозмутимо стоявшую у окна Ленайру.

—Ну, конечно, — очень тихо и очень ласкового проговорил он. Но в царившей вокруг тишине его голос услышали все. — И как же я сразу не догадался, что без тебя здесь не обошлось… Богами клянусь, в день, когда ты покинешь школу, я во все храмы Тара сделаю пожертвования…

—Какие-то проблемы, профессор?

Ерыш открыл рот… Ерыш его закрыл… снова открыл… лицо пошло красными пятнами. Вот он закрыл глаза и зашевелил губами, кажется, считал. Вот цвет его лица принял нормальный оттенок.

—Геррая… можно тебя на минуточку… поговорить…

—Конечно, профессор.

Не особо заморачиваясь правилами неприкосновенности личного пространства, Ерыш вошел в первую попавшуюся комнату, и никто не осмелился ему возразить. Студенты прыснули в стороны, освобождая проход. Ерыш глянул на дверь, которая под его взглядом с грохотом захлопнулась… на миг вспыхнула защита вокруг Ленайры, когда пыль и побелка посыпались с потолка. Ерыш только вздохнул, глядя на это.

—Вы специально хотели меня побелить? — вежливо поинтересовалась Ленайра в ответ на этот взгляд.

—Гер-р-р-рая…

—Поняла. Смиренно слушаю.

Жден несколько секунд разглядывал девушку, видно пытаясь обнаружить то самое смирение. Не нашел.

—Скажи мне… что на этот раз они учудили?

—Так учудили они, почему меня спрашиваете?

—Не зли меня, Геррая! Уверен, без тебя не обошлось.

—Патрис Тернов друг моей соседки.

—И что?

—А эти в комнате тоже из его компании. Они частенько собирались у Гели. А свои работы я часто оставляла на столе, если хотела продолжить через некоторое время после отдыха.

—У тебя там защита в комнате как в императорском золотом хранилище…

—О… вы изучали защиту в комнате девушки? С какой целью?

Ерыш побагровел, глядя в глаза совершенно спокойной девушки.

—Геррая, ты смерти ищешь?

—Мне действительно интересно, зачем вы ее изучали. А вы о чем подумали?

Молния грохнула в потолок, обсыпав все в помещении побелкой. Чистыми остались только Ленайра и Жден.

—Ты решила проверить границы моего терпения?

—Извиняюсь… неудачная шутка, признаю.

—Надо же… наша Ледяная Принцесса в кои-то веки признала себя в чем-то неправой. Может, тогда пойдешь дальше и объяснишь, что происходит?

—Помните, я говорила, что побывала очень далеко, где плохо работает магия? Я пыталась соединить символы того места и наши руны, дополняя возможность рунных кругов. Ну, и заодно это должно затруднить взлом…

—То есть эти недоумки взяли твою работу…

—Незаконченную работу.

Кажется, Ерыш от души выматерился… мысленно.

—Вот откуда такие дебилы появляются?

—В приемной комиссии пропускают?

—Геррая! Не умничай… Так что там дальше было?

—Ну, вот, подозреваю, что они там на столе что-то подсмотрели.

—Подозреваю, не весь материал?

—Конечно, нет. Более того, поскольку я связывала символы чужого алфавита с рунами, то и некоторые пояснения я делала на другом языке, который они точно не знают.

—Так… — Ерыш замолчал, подумал. — Все равно не верю, что они настолько недоумки, что наделали такое… Без тебя точно не обошлось. Этот… Треон Дарэнс, вроде как говорил, что видел тебя.

—И когда успел сообщить…

—Геррая!

—Ну да… тринадцать… эм… уже четырнадцать… Эх, где то спокойствие, о котором я так мечтала?

Жден Ерыш посмотрел на Ленайру очень странным взглядом, словно она сморозила что-то очень глупое.

—Так что ты там сделала?

—Ну… немного подправила их рунный круг. Они стащили защитный контур, который я строила вокруг одной буквы… эм… чужого алфавита. По идее он должен был более полно защищать персонально человека. Для комнаты он не годится как раз вот по этой причине, — Ленайра кивнула в сторону коридора. — Девушка натянула одну из перчаток без пальцев на левую руку, выставила вперед ладонь, вокруг которой развернулся рунный круг, линии и руны в котором были обозначен слегка светящимися белым светом. Символы рун начали вращаться вокруг центра, в котором светилась буква «Я». — Как видите, всего лишь щитовая индивидуальная зашита.

—Что должен означать символ в центре? — Ерыш внимательно изучил круг.

—Меня. Точнее любого, кто формирует щит. Если его свернуть вокруг чего-то, как и сделали те «гении», то круг будет защищать сам себя, питаясь от магии вокруг. — Ленайра другой рукой указала на один из символов, — подпитка от окружающей магии.

—И что ты изменила?

—Начертила еще одну линию, соединив символ в центре с руной подпитки.

Ерыш задумался…

—Символ тебя и руна подпитки… идет подпитка напрямую защиты… минуя все остальное… Зацикленность защиты… Два контура… внешний, который и создается кругом, и внутренний, который защищает рунный круг.

Преподаватель поднял взгляд на невозмутимую девушку.

—И сколько они там сидеть будут?

—До завтрашнего утра, когда подпитка прекратится… Профессор, да вы не сердитесь, если бы я не вмешалась, а они запустили этот круг, им там недели две пришлось бы сидеть…

—Геррая, не заговаривай мне зубы! В этом случае им достаточно было уничтожить рунный круг!

—Эм… ну да… но не сразу. — Ленайра сжала левую руку в кулак и развернутый круг исчез. — Все же это именно индивидуальная защита и она должна и себя защищать. Им бы пришлось повозиться, подбирая ключи, иначе круг будет восстанавливаться.

—Ты ведь артефакт сделала? Иначе, как ты его так быстро развернула? — Похоже, ученый в Ерыше победил учителя, и он искренне заинтересовался новинкой.

—Ну да. — Ленайра снова разжала кулак и показала ладонь, где на перчатке, поперек ладони, шла полоса алюминия. — Видите? Это рунное серебро. Я туда несколько кругов вшила. Если присмотритесь, увидите их.

—Да… очень тонкая гравировка.

—Семейная реликвия…

—Да-да. Только вот когда ты успела вшить туда свою разработку, если ты ее только здесь закончила?

—Ну… у каждого свои секреты…

Ну, не рассказывать же, как она полночи переносила рунный круг в компьютер, с помощью Митькиной программы формировала векторный рисунок, после чего программа уже сама произвела расчеты масштаба и создала схему нужного размера. Дальше уже Ленайре пришлось потрудиться… В общем, сплав высоких технологий и магии. Но как объяснить концепцию компьютера Ждену Ерышу? И стоит ли? В любом случае лазерная гравировка была бы надежней, но где ее здесь найдешь?

—Ладно… я понял… Все эти ваши секреты… знаешь, сколько жизней этот твой щит мог бы спасти? А вы, Древние Рода, сидите на своих секретах… А, — Ерыш махнул рукой и отвернулся. Кажется, тут что-то личное.

Ленайра подошла к нему и слегка коснулась локтя.

—Вы думаете, сможете найти столько рунного серебра? На других материалах щит будет в разы менее эффективен. А этот круг я могу вам перерисовать со всеми пояснениями и комментариями. Можно на щиты его наносить… если отыщется подходящий накопитель. Я же его только недавно разработала, а не держала в тайне от всех где-то прочитанное.

—Ты это… извини… Сорвался немного… Просто подумал, что будь у нас такие вот щиты в… одном месте, то… я же сумел оценить мощность у тебя… Да и глядя на этих придурков можно многое понять. В общем, извини…

—Я поняла. Я вам сегодня же передам все записи.

—Хорошо. А сейчас надо этих… талантов успокоить. — Жден Ерыш развернулся и отправился к выходу. Ленайра оглядела покрытые осыпавшейся штукатуркой кровати, столы, книги… подпалину на потолке, куда угодила молния.

—М-да… нехорошо получилось.

Интересно, если сейчас создать иллюзию синяков на лице, перелом руки, ссадины, и в таком виде выйти…

Ленайра мотнула головой, отгоняя глупости – Ерыш точно после этого ее убьет – и поспешила следом. Ерыш уже стоял около двери с невольными узниками собственной комнаты и в довольно экзотических выражениях сообщал, что им ничего не угрожает и завтра утром смогут покинуть как комнату, так и школу.

Ленайра поспешила покинуть общежитие, но у входа ее встретил Треон Дарэнс, явно ожидавший ее, прислонившись к стене недалеко от дверей. Заметив выходящую девушку, он оторвался от стены и поспешил ее догнать, пристроился рядом.

—Все-таки, тут не обошлось без тебя.

Ленайра покосилась на идущего рядом парня и кивнула в подтверждение его слов.

—И тебя не мучает совесть, что их выгонят из школы? Для них ведь это шанс в жизни.

Ленайра так же спокойно отрицательно покачала головой. Треона такое отношения явно разозлило.

—И ты так спокойно ко всему относишься?! Даже ничего сказать не можешь?

—Могу, — так же спокойно отозвалась девушка. — Жалеешь их? Хорошо. Я могу уговорить профессора Ерыша оставить их в школе.

—Правда?

—Да. Но при одном условии…

—Каком?

—Ты идешь к ним в группу.

—Э-э… Мы уже сформировали свою…

—Выйдешь.

—Почему я должен это делать?! — раздраженно поинтересовался Треон.

Ленайра резко тормознула, повернулась к нему и ткнула пальцем ему в грудь.

—Ты считаешь себя добрым, защищающим справедливость? Вот только делаешь это, почему-то, за чужой счет. Эти идиоты получили то, что заслужили! Проводить эксперименты с незнакомыми заклинаниями, которые подсмотрели у кого-то, причем даже не полностью, у себя в комнате, не приняв мер безопасности… Это даже не идиотизм – это кретинизм последней стадии. Но и здесь можно было бы их простить, ограничившись втыком, если бы не недавние события…

—То есть ты им мстишь?

—Заткнись и слушай! То, что они вляпались в такую же ситуацию, что и ранее, говорит о том, что они не только кретины, но и не учатся на своих ошибках. Считаешь меня такой злой, подстроившей это? Так докажи делом свое стремление к защите убогих! Ведь не выгонят их, эти кретины могут и доучиться… ну вот вдруг не повезет империи, и они получат дипломы. И попадут они к кому-то в команду… тебе этих ни в чем не виноватых ребят не жалко? Так что если защищаешь их, будь добр, иди к ним в группу. Докажи делом, что готов жизнью рискнуть, доказывая, что они достойны твоего доверия. Вот я считаю, что они идиоты и их надо гнать из школы. А если вдруг они каким-то чудом ее все же закончат, то от них надо держаться как можно дальше. Как видишь, в своих действиях я честна и последовательна. А ты? Или только на словесную защиту тебя хватает? Ведь отвечать за слова не придется. Не тебе придется, в крайнем случае. Легко быть добрым за чужой счет.

Видно было, что такая отповедь парня озадачила и сильно. Задумался настолько, что даже не попытался догнать уходящую по дороге девушку.

У учебного корпуса ее догнала Геля.

—Все-таки это ты постаралась, — вздохнула она.

—Я всего лишь поправила рунный круг, который они украли у меня и начертили у себя в комнате даже не понимая, что он делает.

—Да нет, я не осуждаю тебя, — вздохнула Геля. — Но Патрис бесится… да и ребят выгонят. Хотя да, учудили они капитально. Вот только… Ленайра, ведь на тебя теперь весь второй курс взъестся. Всем не объяснишь…

—Я и не собираюсь никому ничего объяснять.

Геля только вздохнула.

А к обеду уже чуть ли не вся школа знала о произошедшем. Впрочем, вопреки мнению Гели, большинству было совершенно все равно что и как там произошло и кто виноват, но все же нашлись и такие, кто активно осуждал Ленайру и не стеснялся об этом говорить… пока Ленайра их не слышала. А вот Треон примолк, хотя и попадался несколько раз на глаза Ленайры, но больше к ней не подходил и ходил какой-то пришибленный. Девушка посматривала на него некоторое время, после чего все же составила запрос, зашифровала и положила в ящик общих писем для отправки, повесив на него магический маячок для любопытных – в последнее время она отправляла сообщения в Тар только таким образом.

Поиск наследника зашел в тупик и Ленайра понятия не имела, что делать дальше, а ее куратор из службы безопасности не мог ничего подсказать. Вот и перебирала потихоньку каждого, кто заговаривал с ней из первокурсников.

Ближе к вечеру ей встретился Дмитрий Иванович, который выходил из учебного корпуса, на ходу читая какие-то листы. Заметил Ленайру, свернул листы и догнал ее.

—Тоже скажете, что я не права?

—Я? С чего бы? Они все равно не закончили бы обучение, ты просто ускорила их отчисление.

—Откуда вы знаете? — удивилась Ленайра.

—Читал личные дела. Мне предложили собрать экспериментальную группу для обучения из первокурсников. Вот отбирал кандидатов. Хотя группа будет добровольной, но предлагать туда идти всем я не хочу.

—О… а они все не пройдут? Я имею в виду все семеро? К тому же они вроде как не первокурсники.

—Второкурсников тоже возьму, если сочту достойными, и если они согласятся. И нет, их отчисление никак не связано с тем происшествием с тобой, это просто еще один минус в их деле, так что приятель твоей подруги пока, — Дмитрий Иванович  отчетливо выделил это «пока» голосом, — в безопасности. Этих пятерых собирались отчислять по совокупности. Да и экзамены, думаю, они не сдали бы, смотрел их успеваемость.

—Вот как… ну, профессор…

—Ты о чем?

—Профессор Ерыш… он же специально все стрелки на меня перевел! Этих пятерых отчисляют якобы потому, что я над ними подшутила!

—Не преувеличивай. За то, что они стащили чужую разработку и применили, не понимая, для чего она нужна и не обеспечив мер безопасности. Но и это всего лишь последняя капля.

—Но все вокруг уверены, что виновник их отчисления я!

—Хм… просто удивительно, почему тебя так профессор Ерыш невзлюбил? — с еле заметной насмешкой поинтересовался Дмитрий Иванович, покосившись на девушку.

—Даже и не знаю, — в тон ему отозвалась Ленайра.

Дмитрий Иванович хмыкнул.

—Знаешь, когда ты перестаешь изображать Ледяную Принцессу с тобой можно нормально общаться. А эта твоя маска… Снежана, можно с тобой поговорить открвоенно?

Ленайра даже растерялась, услышав свое имя из другого мира.

—Конечно, Дмитрий Иванович.

—Я хоть тут и недавно, но успел уже понаблюдать за тобой в разных ситуациях… Насколько Снежана притягивала к себе людей, настолько же Ледяная Принцесса их пугает и отталкивает. Не мне, новичку в этом мире, еще не понимающему, что тут и как, давать тебе советы, но… ты уверена, что ты хочешь для себя именно такого? К чему ты стремишься? Или тебе не нужны союзники? Всех этих проблем, что преследуют тебя с начала учебного года, можно было бы избежать, веди ты себя иначе.

Ленайра отвернулась, рассматривая что-то вдали.

—Маска приросла сильнее, чем я думала, — наконец проговорила она. — Не так просто от нее избавиться. Да и репутация моя известна всем… не думаю, что смена поведения что-то кардинально изменила бы.

—Как знать… как знать… иногда полезно вот так шокировать.

—Возможно. Но проблема в том, что другие, намного более важные проблемы, не дают расслабиться. Я бы и сама с удовольствием сосредоточилась бы только на учебе.

—Наследник? Не смотри так, твой дед ввел меня в курс дела, хотя и предупредил, что сказать об этом я могу только тебе. Местная служба безопасности обо мне не знает. Для них я обычный вассал рода Герраев, который разработал какую-то новую методику подготовки боевых магов и сейчас она исследуется в вашей школе.

Ленайра задумчиво кивнула.

—Понятно… странно только, что дед мне ничего не сообщил в последнем письме… впрочем, это не важно. Но странно, что директор согласился набрать группу в конце года. Вроде бы речь шла, что вы начнете работать с начала следующего учебного года.

—Пока я и не начинаю ничего. Просто подбираю группу и присматриваюсь. Потому и первокурсники основной мой контингент – второкурсники ведь пойдут на третий курс и их уже поздно переучивать. Третий же курс выпускной, и начинать кого-то набирать оттуда просто бессмысленно. Кстати, считаю, что три года учебы мало, впрочем, тебе это вряд ли интересно.

Ленайра пожала плечами.

—Ладно. Спасибо за новости, Дмитрий Иванович… не было печали, еще и с этим разбираться…

—Основную массу проблем ты создаешь себе сама.

—Да-да… я не спорю, но… от созданной репутации тяжело сразу избавиться. До свидания.

Дмитрий Иванович покачал головой, но доказывать больше ничего не стал.

—Проблема в том, что ты и не пытаешься от нее избавиться, Снежана, — заметил он на прощание. — Когда я слышу мнение профессоров о тебе, то будто о другом, совершенно мне незнакомом человеке рассказывают.

Девушка махнула рукой и заторопилась на тренировку – времени оставалось только добежать.

Глава 15

Опасения Ленайры оправдались в полной мере – уже на следующий день весь второй курс смотрел на нее волком, а ловушки вдруг стали злее и опаснее. Нет, черту никто не переходил, но были к ней очень близки. Сама девушка даже не пыталась доказывать что-то или как-то оправдаться. Впрочем, эту обязанность за нее взялся выполнять Вариэн, но поскольку он сам был не полностью в курсе происходящего, то дело для него было практически безнадежным. Через три дня он не выдержал и, ухватив Ленайру за руку, отволок за служебные строения, где их троица давно уже оборудовала укромное местечко, соорудив там стол и простейшие скамейки, где иногда и собирались.

—Скажи, ты чего добиваешься? — зло поинтересовался он, чуть ли не силой заставив девушку сесть на скамейку, сам же нависнув над ней.

Ленайра с легким удивлением глянула на приятеля. На ее памяти он впервые настолько вышел из себя, что сейчас с явным трудом сдерживался от того, чтобы заорать.

—Добиваюсь?

—Тебе действительно все равно, что о тебе думают?

—Гм…

Вариэн вздохнул, махнул рукой и плюхнулся на скамейку напротив.

—Знаешь, всегда считал, что представители Древних Родов должны уметь находить контакты с людьми… Эти аристократы, у большинства которых ничего за душой нет кроме длинной череды предков, ладно, от них я и не ожидал ничего… за редким исключением. Но, знаешь… о Древних Родах у нас легенды ходили. Хранители империи, стоящие на страже справедливости, мешающие аристократам прибрать к рукам всю власть, как в других странах…

—Что? — вскинулась Ленайра.

—Что «что»? — растерялся Вариэн, которого прервали на половине речи.

—Последнее. Что ты сказала?

—Э-э-э… Что Древние Рода мешают аристократам окончательно прибрать власть к рукам, как в других странах…

—В других странах?

—Эм… ну, мимо нашей деревни проходила караванная дорога и там частенько шли торговцы из других стран. Будучи детьми, мы всегда интересовались, как там за границей… много слушали… Потом пытались разобраться почему там любой дворянин может зарубить крестьянина и ему ничего за это не будет…

—Не преувеличивай.

—Ах, извините, за порчу чужого имущества потом придется заплатить! Имущества, Ленайра!!! Это так о людях говорят!

—Ну, так только у Сансийцев.

—Да плевать! У других, может, и не совсем так, но власть дворян ничем не ограничена. И мой учитель рассказал о том, что именно делают Древние Рода.

—Мы не вмешиваемся во внутреннюю политику.

—Если император попытается принять такие же законы, как в Сансии, что ты сделаешь, как представитель Древнего Рода?

—Они не пойдут на пользу империи… конечно, откажу в поддержке импе… — Ленайра застыла, раскрыв рот. — Я никогда об этом не задумывалась.

—Вот! И что я вижу, когда встретил тебя? Холодная, отстраненная… о да, в легенду укладывалось, именно так я и представлял себе представителя Древнего Рода, кого-то, далекого от людей…

—О… вот значит, как… далекого от людей?

Интонация в голосе Ленайры Вариэну не понравилась. Нервно сглотнув, поспешил продолжить:

—Ну, в том смысле, что выше обычных людей. Сначала мне казалось это даже круто, но потом…

—Так зачем тогда продолжаешь общаться?

—Ты совсем обо мне плохого мнения? Не знаю, как там у вас, аристократов, принято, но мы в деревне друзей в беде не бросаем.

—Друзей? В беде?

—Не считаешь меня другом? Ну да, кто я, и кто ты…

—Не в этом дело… никогда не обращала на такое внимание…

—Я заметил. Даже подумал, что все Древние Рода такие…

—Ты считаешь меня другом?

—А ты?

Ленайра подняла голову и изучила проплывающие в вышине облака.

—У меня в этом мире никогда не было друзей…

—Э? В этом мире?

—А? О! Эм-м… это… ну, в смысле, в мире у трона… э-э-э… в смысле, что там иметь друзей чревато… ну, если нет друзей, то они и не предадут…

Вариэн некоторое время глядел на торопливо что-то бормочущую девушку.

—Гм… ладно, сделаю вид, что поверил.

—А?

—Впервые видел тебя настолько возбужденной, яростно пытающейся что-то мне доказать. Кажется, кто-то недавно сказал что-то лишнее… не совсем понимаю, но обещаю, что от меня никто ничего не узнает.

Ленайра вздохнула.

—Ладно. Так что ты хотел?

Вариэн устало шлепнул рукой себя по лбу.

—Я хотел, чтобы ты прекратила так себя вести.

—Я должна была игнорировать, что кто-то украл мои разработки?

—Нет! Но ведь можно было все сделать иначе! А сейчас ты для всех стала доносчиком… Нет-нет, я знаю, что ты не стала бы говорить преподавателям, но остальные именно так и думают! И все считают, что по твоей вине из школы выгнали учеников.

—Ну… ведь так и есть.

—Уверен, зная тебя, там не все чисто, только докопаться не смог, в чем именно.

—Но уверен?

—Уверен. Прежде всего доносительство на тебя совершенно не похоже. Ты сама голову кому надо свернешь в случае необходимости, но до доноса не опустишься.

—Ну, ладно. Я просто не ожидала, что они запустят мое заклинание без проверки. Кто же знал, что они настолько альтернативно одаренные. А когда запустили, то и скрыть уже ничего не могли.

—Понятно… как же это на тебя похоже… А нам с Тайриным могла сказать? Мы бы вместе к ним пришли… впрочем, да: «свои проблемы решаю сама».

—Если что, меня не выгонят, а вот на вас отыграться могут.

—А ты не подумала, что сейчас на нас будут отыгрываться второкурсники?

—Подумала. Не будут. Вариэн, не считай себя самым умным, там тоже есть таланты, меня они просчитали не хуже тебя.

—Умные и не полезут, но и дурные найдутся.

—А таким вы сможете надавать по шее и без моей помощи. Это все?

—Да делай что хочешь, — раздраженно махнул рукой Вариэн и ушел. Кажется, обиделся.

В другое время Ленайра обязательно постаралась бы его как-то успокоить, но кое-что из сказанного им заставило ее крепко задуматься. Не обращая внимания на пыль, она плюхнулась прямо на землю, игнорируя скамейки и прикрыла глаза.

—Почему я о таком не думала? Но пропустил ли это дед?

Лихорадочно притянув к себе сумку, Ленайра достала тетрадь и торопливо принялась строчить послание. Опасливо огляделась по сторонам, вырвала исписанные листы и достала кинжал, аккуратно провела им по каждому листу, после чего весь текст принял вид какого-то абстрактного психоделического изображения из кривых линий, наплывов, узоров.

—Гром! — рявкнула она.

За долгое время это было впервые, когда она призвала своего фамильяра. По большей части сейчас в школе он был для нее совершенно бесполезен. Разведывать тут уже нечего – все изучила, следить тоже ни за кем не надо. Вот и отпустила его на вольные хлеба строить местных пернатых и организовывать из них банды. Связь же фамильяра позволяла позвать птичку в любой момент где бы она ни находилась.

На этот раз Гром был где-то далеко, поскольку появился только через двадцать минут слегка запыхавшийся, при этом глядеть на хозяйку он умудрялся весьма выразительным обиженным взглядом. Ленайра взгляд проигнорировала, без всяких нежностей ухватила возмущенно каркнувшего ворона за ноги, перевернула вверх ногами и принялась привязывать к лапе мешочек с посланием.

—К Лисане! — девушка подкинула ворона вверх.

—Карр!!! («Можно и повежливей!!!»).

—Обойдешься.

—Карр?! («А волшебное слово?!»).

—Живо!!! Иначе перья выщиплю.

—Карр. («О, жестокая хозяйка».)

Ворон, что-то возмущенно каркая себе под клюв, полетел в сторону Тара. Ленайра же с некоторым удивлением провожала птичку. Впервые она отчетливо понимала, что именно хочет донести до нее ворон. Причем это были не картинки, как она привыкла, а почти осмысленная речь. Почти, потому что многое приходилось додумывать самой, но ворон умудрялся передать свои мысли настолько четко, что нужные слова приходили сами собой. Похоже, Ленайра и сама не заметила, как ее связь с фамильяром окрепла. Да и ворон оказался намного более умным, чем предполагалось. То ли это особенность их вида, и они все такие, а ученые малость ошибаются по поводу их ума, то ли Ленайре повезло приобрести птичьего гения.

Ответ пришел на следующий день. Точнее, его принес Райан, которому из-за прихода в неурочное время пришлось почти час дожидаться у ворот, пока дежурные соблаговолили прислушаться к нему и позвать учащуюся Герраю. С учетом того, что дежурили второкурсники, то мальчишке еще повезло прождать всего лишь час… ну или он обладает выдающимися способностями дипломата.

Ленайра неторопливо вышла за ворота под внимательными взглядами дежурных и отошла с мальчишкой-посыльным чуть в сторону, кивнула ему и взяла протянутый конверт. Взломала печать, которую предварительно пришлось деактивировать. Вопросительно покосилась на мальчишку.

—Дядя велел если что, взломать печать, тогда содержимое конверта будет уничтожено.

Спорить или переспрашивать Ленайра не стала: если Дарин прибег к такому способу сохранение корреспонденции, значит была причина. Развернула лист и углубилась в чтение. Собственно, из важного в письме было лишь что, что Дарин писал о зашедшем в тупик поиске наследника. Точнее не так. Расследование было проведено настолько тщательно и скрытно, насколько это вообще возможно.

—После всех проверок удалось отсеять большую часть первокурсников, — заканчивал послание ее куратор от службы безопасности. — Итого в конечном списке осталось тридцать семь имен и еще двое, никто из которых не наследник, но и исключить это со стопроцентной вероятностью не получилось…

—Перестраховщики, — буркнула Ленайра, впрочем, не особо недовольно, понимая, что в СБ иначе и не могут. Список, кстати, прилагался.

Ленайра самым внимательным образом его изучила, останавливаясь после прочтения каждого имени и вспоминая все, что она знает об этом однокласснике, самые мельчайшие детали. М-да… все-таки тягаться с Вариэном по сбору информации она не может.

—Вариэн… — задумчиво пробормотала она. Глянула на терпеливо ожидающего ее Райана. — Дядя просил что-нибудь передать на словах?

—Сказал, что они снаружи сделали максимум возможного и остальное на тебе.

—Так и сказал?

—Ага. И что еще в Тар прибыла спецгруппа Триннера.

—А эти зачем здесь? — искренне удивилась Ленайра. — Я бы поняла присылку группы Лонга…

—Дядя тоже удивился. И потому отказался делиться с ними информацией, ссылаясь, что они не его начальники – он подчиняется руководителю ИСБ, а не начальнику императорской охраны.

—Не нравятся мне эти подковерные игры, — задумалась Ленайра. — Не дело это Триннера сюда лезть…

—Дядя так же считает и велел сказать тебе об этом… ну, и о том, что ничего им важного не сказал.

—Гм… А мое письмо получили?

—Да. Дядя просил передать, что переправит его лорду Герраю по своим каналам.

—Хорошо.

—Э-э… госпожа ничего не хочет передать? Дядя просил…

—Подожди… — Ленайра снова изучила список в руке, задумалась. — Передай, что пятнадцать человек, на кого думала я, в этом списке. Троих из него можно исключить. — Она замерла, потом достала из сумки тетрадь, вырвала лист и карандашом написала три имени. — Вот, отдашь дяде – никто из них точно не наследник.

Райан молча сунул записку в карман. Ленайра же свернула лист со списком и упрятала в сумке поглубже. Само письмо подожгла от созданного на кончике пальца пламени, убедилась, что он согрела дотла, а потом еще старательно растерла пепел по земле.

—Спасибо, Райан, — девушка кинула мальчишке серебряную монетку, которую тот схватил на лету и тут же сунул себе за щеку. — Если что понадобиться, пришлю сообщение с Громом. Кстати, где этот наглый птиц? Разве не с тобой?

—Он сразу улетел, как письмо принес. Дядя сказал, что ночью обокрали амбар какого-то купца.

—И что? — удивилась Ленайра.

—Дядя сказал, что купец любил пострелять птиц… развлекался он так… Его амбары обворовывали всякий раз, как ваш Гром появлялся в Таре.

—Хм… ладно, вернется этот мститель пернатый, неделю у меня на хлебе и воде сидеть будет.

У себя в комнате Ленайра еще раз внимательно прочитала весь список, вычеркнула из него две фамилии и пометила те, про которых думала сама, вывела их в отдельную группу. Что ж, теперь, по крайней мере есть с чем работать. Проверить же тридцать человек – не несколько сотен – можно вернуться к старой идее. Но для начала…

Ленайра убрала список подальше и занялась подготовкой к вечерним занятиям. Тут ничего сложного не было и она справилась довольно быстро, после чего отправилась разыскивать Вариэна. Обнаружила его вместе с Тайрином, что-то активно обсуждающих над книгой. Подошла, прислушалась.

—Оба не правы, — вынесла она вердикт. — Вариэн, ты так и не прочитал ту дополнительную литературу, что я советовала? А там, между прочим, был прописан более простой метод решения поисковых задач. Тайрин как всегда с дворянской прямотой пытается пробить стену лбом. Смело, но глупо. Если у тех, кого вы пытаетесь отыскать своим заклинанием, есть хотя бы плохенький маг, то сил вам придется приложить раза в два больше. Если маг окажется не плохеньким, придется подключать накопители.

Оба озадаченно посмотрели на девушку, переглянулись, глянули в книгу, на листок на ней.

—А что там в дополнительной литературе? — осторожно спросил Вариэн.

Ленайра присела рядом и быстро набросала на листке метод решения их задачи, подменив один модуль другим.

—А я ведь знаю этот способ, — обрадованно воскликнул Тайрин.

—И чему ты радуешься тогда? — глянула на него Ленайра. — Какая польза в твоих знаниях, если ты их не применяешь? Что это у вас, кстати?

—Дополнительное задание, — буркнул Вариэн. — Кое-кто шибко умный поспорил с преподавателем по поводу поиска засад и ловушек… ну вот как ты избегаешь их.

—Я почти не использую поисковые заклинания – это не очень надежно и общеизвестно. В этом направлении спецы нагородили столько, что только профессионалы разберутся в поисковиках и маскировках.

—Но ведь ты наверняка знаешь больше…

—Знаю, — не стала спорить с Тайрином Ленайра. — В поле я бы использовала свои знания, но тут… на территории магической школы искать ловушки по магическим следам… оптимистично.

—О… ну да, следов тут много.

—Вот-вот. Я, собственно, чего к вам подошла… Вариэн, можно с тобой поговорить, если вы решили ваше дополнительное задание?

—Решили, — вздохнул он, сворачивая листок. — Спор с преподом проиграли.

—Ну и отлично… то есть плохо. И, Тайрин, не обижайся, тут просто у нас с твоим приятелем спор один вышел… не очень приятный. Хотелось бы его закончить.

—Он все-таки высказал тебе свое «фи»?

—Какие выражения от дворянина. Но, да, ты угадал. Вариэн, так как?

—Все равно ведь не отстанешь?

—Отстану, если прямо попросишь. Но выслушать хотя бы можешь?

—Ладно, идем.

Ленайра развернулась и отправилась в сторону общежития. Вариэн по дороге несколько раз пытался начать разговор, но был решительно остановлен решительным:

—Не здесь.

—Что-то мне подсказывает, что разговор будет не продолжением предыдущего, — пробормотал Вариэн и дальше шел уже молча.

Так же, не задавая лишних вопросов, он прошел в женскую часть общежития и пронаблюдал, как девушка вешает на дверь такие чары, о которых он даже не слышал. Ленайра, закончив магичить, кончиком кинжала-концентратора, которым она колдовала буквально несколько секунд назад, указала приятелю на стул около стола и убрала его в ножны. Забрала стул от стола соседки, придвинула его поближе и села напротив Вариэна.

—Вне зависимости от того, чем кончится разговор, я надеюсь ты понимаешь, что не стоит о нем говорить на каждом углу?

—Что я, идиот? Судя по всему, разговор будет действительно серьезным, раз такие приготовления… И я не из болтливых, могла бы уже убедиться.

—Убедилась, но предупредить должна была.

—Итак, к чему все это?

—Гм… — Ленайра даже на мгновение растерялась. Чего ей надо от приятеля – понятно, но вот что предложить ему за помощь? «По-дружески» такие дела не делаются.

—Мне нужна помощь в одном… деле. Точнее, мне нужны твои таланты по добыче информации и умению сходиться с людьми.

—И дело это касается…

—Безопасности империи.

—Ну да, как же иначе, —´вздохнул Вариэн, задумавшись. — Древний Род, наследник, секретный разговор… конечно, безопасность империи, не меньше…

—Не бурчи. И сейчас ты еще можешь отказаться. Пока я не озвучила просьбу. Потом у тебя обратного пути не будет. Не думай, что я шучу.

—Да я и не думаю… до этого я думал, что твоя ледяная бесстрастность может вызывать мурашки, но твоя ледяная серьезность откровенно пугает. Но раз уж зашел такой разговор, то ведь ты должна понимать, что просто сказать «это на благо империи» недостаточно.

—Понимаю. У меня два варианта… твой вассалитет и… готова выслушать твое предложение.

Вариэн присвистнул и ошарашенно уставился на сидящую напротив девушку, пытаясь отыскать на ее лице хоть тень шутки. Но девушка оставалась убийственно серьезной и в глазах лед. Вариэн сообразил, что шутки закончились.

—То есть дело настолько важно, что ты готова принять меня в личные вассалы?

—Да. Но учитывай… говорят: близ трона – близ смерти. Древние Рода – это не трон, но спокойной жизнь их вассалов тоже не назовешь… тем более сейчас. Очень может быть, что находиться рядом со мной может быть опаснее, чем у трона.

—Вот даже как… — озадаченно протянул Вариэн.

—Ну-у… у всего есть цена. В том числе и у возможности ходить дома по вымощенным золотом тропинкам.

Вариэн поморщился, когда ему напомнили его слова про то, что в поместье Древних Родов даже дороги мостят золотом, столько у них богатства.

—Если бы я мечтал о спокойной жизни, то не пошел бы в эту школу, — буркнул он. — Но тут ведь вопрос намного важнее… У меня есть время подумать?

—Геля вернется через три часа – она с приятелем на прогулку ушла. Ввести тебя в суть дела и объяснить твою задачу мне хватит двадцати минут. Так что у тебя два с половиной часа – думай.

—То есть комнату я покинуть не могу?

—Только если откажешься от моего предложения.

—Гм… А мои варианты?

—Обсуждаемо все.

—Но в пределах разумного… — кивнул Вариэн и погрузился в размышления. — А почему ты Тайрину не предложила?

—У него нет тех талантов, которые мне сейчас нужны. Я бы и тебе не предложила, если бы была уверена, что смогу справиться сама. Но, вспоминая наш недавний разговор, вынуждена согласиться, что с людьми я разговаривать не умею. Твое же умение легко находить приятелей, выискивать крупицы правды в куче сплетен, а так же проницательность — как раз то, что нужно. Более того, даже твое происхождение в плюс идет.

—О, происхождение… ты уверена, что предложить мне вассалитет — хорошая идея?

—Что делает член Древнего Рода, тем более наследник, никого не должно интересовать. Даже императора. Если я захочу, я своим вассалом сделаю лошадь, и никто даже возразить не посмеет. Разве что спросят, какой масти должна быть лошадь, которую я решила сделать вассалом. Вот только ты понимаешь, что значит быть вассалом у члена Древнего Рода?

—Ну-у-у… с моей высоты на ферме – это почти как заместитель бога.

—Хм… пусть так. Но в таком случае ты должен понимать и меру ответственности. Если много дается, то больше спросится.

—Это меня и останавливает. Но, знаешь… я ведь понимал, что боевой маг – это не самая спокойная профессия.

—Значит, согласен?

—Да.

—В таком случае, — Ленайра вытащила из ящика стола листок и протянула его Вариэну. — Это вассальная клятва. Прочитай, чтобы не сбиваться при самой клятве. Когда будешь готов – скажешь.

Вариэн прочитал несколько раз, старательно шевеля губами – видно проговаривал какие-то сложные для себя места.

—На память учить не надо, — заметила Ленайра, до этого спокойно наблюдавшая за ним. — Можешь просто прочитать с листа, просто не сбейся при чтении.

Вариэн согласно кивнул, но все равно продолжил старательно перечитывать.

—Мой отец всегда говорил, что если что-то берешься делать, то делать это надо либо хорошо, либо вообще не браться. Тут не сложно.

Ленайра только пожала плечами и повернулась к столу, достав из него список, еще раз перечитала его. Но тут Вариэн сообщил, что готов.

—Что я должен делать?

—Встань напротив меня, — Ленайра поднялась и вышла на центр комнаты. — Протяни правую руку и положи свою ладонь на мою, — девушка вытянула свою руку вперед. — И читай клятву.

Вариэн выполнил инструкцию и, раза два заглянув в листок, старательно, нигде не сбившись, произнес клятву.

Девушка забрала у него лист и сунула обратно в свои вещи. Вернулась к столу, достала кинжал-концентратор и еще раз проверила наложенные в комнате чары. Хмурый Вариэн внимательно за этим наблюдал.

—Меня уже пугает твоя паранойя.

—Ты знаешь, как погибли мои родители? — Отвечать на выпад Ленайра не стала.

Парень опустился на стул и поднял взгляд к потолку, что-то там вспоминая.

—Только слухи. Вроде как убийцы пробрались во дворец и хотели убить императора и всю его семью, но наткнулись на них. Правда, я не очень в эту официальную версию верю.

—Почему? — заинтересовалась Ленайра.

—Дворец — слишком охраняемая территория, чтобы туда мог пробраться кто угодно, тем более с нехорошими намерениями. Если убийцы и были, то кто-то их впустил, а раз так…

—Во дворце многоуровневая система защиты и за каждый уровень отвечает определенный человек. Можно поверить в предательство одного, но не всех.

—Тогда как же…

—А вот это очень интересный вопрос, ответ на который до сих пор так и не нашли ни дед, ни я… Что касается убийства родителей… В тот момент я стояла у окна за занавеской и все видела… их убили на моих глазах, Вариэн… — Девушка сама не заметила, как стиснула кулаки с такой силой, что костяшки побелели.

—О… — Вариэн, всегда такой находчивый в словах, впервые растерялся и не знал, что сказать.

—Так что заговорщики были… но кто стоял за убийцами, выяснить так и не удалось. Но вот недавно всплыла одна информация… — Стараясь быть максимально краткой девушка ввела приятеля в курс дела.

—Ну ни шиша ж себе… — растерянно пробормотал он. — И ты думаешь, что те, кто забрал к себе этого теоретически наследника, стояли и за убийством твоих родителей?

—Предполагаю.

—Та-а-ак… вот же ж… такие тайны тянут на мгновенную казнь без права на помилование… И если ты все же решила довериться мне…

—Ты под клятвой моего вассала. И как мой вассал еще узнаешь и не такие тайны империи. Ты хоть сознавал это? — с подозрением поинтересовалась Ленайра.

—О чем-то таком думал, но что б вот так и сразу… Мы ж с тобой знакомы чуть больше полугода…

Девушка снова повернулась к столу, вытащила из нее тетрадь и перебросила ее Вариэну. Тот удивленно покосился на нее. Взял в руки, открыл, замер, потом погрузился в чтение, иногда смущенно покашливая, порой возмущенно вскидывая взгляд, но тут же возвращался к чтению.

—Но это-то как узнали?!! — не выдержал он в одном месте. — И кого интересует цвет моих трусов?!!! И вообще… это все моя сестра! Она спрятала… гхм… м-да… О… У меня и правда есть шрам на ягодице? А-а-а… я и забыл…

Он с силой захлопнул тетрадь и посмотрел на Ленайру.

—Вы что, издеваетесь?

—Как ты сам только недавно сказал, я должна быть уверена в своем вассале. Ну, а те подробности… такие вещи сногсшибательно влияют на всех.

—И ты все это читала?

—Естественно. Я же заказывала информацию.

—Это быстро не соберешь. Только не говори, что решила сделать меня своим вассалом после первой нашей встречи!

—Нет, конечно. Но ты привлек мое внимание своим умением находить подходы к людям. К тому же, я должна была убедиться, что ты не наследник. Ну а то, что попросила собрать информацию несколько более полную, чем необходимо… на всякий случай. Было предчувствие, что твоя помощь может понадобиться. Как видишь, пригодилось. Свои слабости я прекрасно знаю и знаю о своей… скажем так, асоциальности. Мне трудно вливаться в общество, а уж душой компании мне не стать никогда.

—Это я заметил, — буркнул Вариэн.

—А значит, я должна была рано или поздно компенсировать эту свою слабость. Ты подходил. Пусть в тот момент я еще об этом и не думала, но к тебе решила присмотреться.

—А если бы я отказался?

—Эта тетрадь отправилась бы в костер. Вариэн, я прекрасно понимаю, что люди не желают вытаскивать свои грязные вещи на всеобщее обозрение и так же понимаю, что у любого найдутся свои скелеты в шкафу. Я же делаю дело и устраивать неприятности кому-либо, основываясь на полученных таким образом сведениях, не собираюсь. Ты мог бы убедиться, что я не болтлива и не люблю молоть языком попусту.

—Это да… Порой ты даже излишне молчалива.

—Всего лишь осознание цены своих слов.

—А эта тетрадь?

—Можешь забрать и сжечь. Мне она не нужна. Сведения я собирала только, чтобы узнать, могу тебе довериться или нет. Если ответ получен, то смысла дальше это хранить, — кивок на тетрадь в руке Вариэна, — нет никакого. Что касается твоего возмущения по поводу того, что я узнала о тебе столько всего и сейчас ты чувствуешь себя чуть ли не голым передо мной…

—О! Вот верное определение, — буркнул он.

—…то не переживай, — закончила Ленайра, не обратив внимание на высказывание, — оставаясь рядом, ты узнаешь и обо мне много всего разного… это неизбежно. Уверена, вскоре мы будем в равном положении.

—Очень сильно сомневаюсь…

—Облегчать работу тебе не собираюсь. Но человек умный и наблюдательный все узнает и сам. Трудно что-либо скрывать от тех, с кем активно общаешься и ведешь общее дело. Учитывай это. Слуги же вообще самые осведомленные люди, когда дело касается их господ. Очень многие почему-то забывают об этом. Я помню.

—Как я понимаю, своим слугам ты доверяешь так же, как и вассалам?

—Больше. Как я говорила, слуги знают меня лучше моих вассалов и знают больше моих слабостей. Потому доверенных слуг у меня всего трое вместе с личной служанкой, которой я тоже доверяю безоговорочно… пусть она пока и не слишком опытна в своей работе. Ты только ей об этом не говори, а то зазнается.

—Это ты про Лисану? Помню ее на твоем дне рождения. Хм… какая-то она заторможенная была и растерянная. Да и особо надежной мне не показалась… Не мое, конечно, дело.

—Растерянная, просто она еще не научилась, что значит быть служанкой, и часто попадает впросак, за что от меня ей иногда и влетает. Но она учится. Что касается надежности… Я тебе как-нибудь расскажу ее историю.

—Ладно. Так что от меня требуется?

Ленайра перебросила ему список.

—Служба безопасности проверила всех первокурсников и исключила почти всех, кроме вот этих тридцати с небольшим человек. Зная, насколько СБшники дотошны, я более чем уверена, что остальные исключены вполне обосновано, так что наследник с очень большой долей вероятности среди этих людей. Мне нужна любая зацепка, которая помогла бы прояснить этот вопрос.

—Как-то это расплывчато все звучит… «любая зацепка»…

—Если бы я знала, что искать, я бы не подключала к поискам тебя. Я ведь тоже тут не только училась…

—Ха! Теперь я понял, почему тебя настолько раздражали малейшие отвлекающие факторы, в том числе и это соревнование с ловушками. Молчу-молчу…

—Так вот, из этого списка мне тоже удалось исключить двоих, но он все равно слишком большой…

—А что с этим наследником будет, когда его найдут?

Ленайра нахмурилась.

—Не знаю… зависит от многих факторов.

—Его ведь могут…

—Некоторые захотят пойти по самому простому пути.

—Такие ведь есть?

—Некоторые захотят пойти по самому простому пути, — с нажимом повторила Ленайра. — Но если наследника найду я, то мое решение будут учитывать… серьезно учитывать.

—Вот даже как…

—Я не фея с крылышками, Вариэн. И если я сочту, что существование наследника серьезно угрожает империи – я его убью. И ты не мог не догадываться о правилах игры на том уровне, где играть приходится мне.

—Догадывался… И я, значит, должен отыскать этого парня, вся вина которого заключается в том, что его отец мудак?

—Верно.

—Это как-то несправедливо…

—Тоже верно. Но мой приказ ты получил, и ты теперь мой вассал. Я надеюсь, ты не собираешься ради своего представления о справедливости саботировать прямой приказ сеньора?

—Я же еще не сошел с ума, — вздохнул парень. — Как я понимаю, для меня такого рода игры ничем хорошим не закончатся?

—Закончатся они могут только одним – приговором за прямое предательство, ибо саботаж приказа сеньора расценивается только так… Вариэн, я тоже не монстр, и парня мне тоже жалко, но если он станет знаменем заговорщиков… ты представляешь, сколько крови прольется в гражданской войне?

—Да понимаю я это! Говорю же, что не идиот.

—Но и торговалась я за его судьбу не просто так. Если можно будет решить все иным способом, я сделаю так. Обещаю, что самый простой метод решения проблемы я оставлю на самый крайний случай, когда другого просто не останется.

—Спасибо. Список, как я понимаю, выносить отсюда нельзя?

—Нет. Учи наизусть. Вообще, об этом деле за пределами моей комнаты даже не заикайся. Ни намеком, ни иносказательно. Хочешь обсудить, просто скажи, мол, надо поговорить. Я подготовлю место и тогда обсудим. Только так и никак иначе. Слишком все серьезно.

—Понял…

Парень со вздохом забрал лист с фамилиями и плюхнулся на кровать, погрузившись в изучение.

—У тебя вообще мысли хоть какие-то есть? — наконец поинтересовался Вариэн, отложив бумагу.

—Мысли у меня есть, но тебе мои мысли зачем? Я тебя привлекла к делу как раз потому, что мои мысли в обозримом будущем не принесут ниче