КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 398172 томов
Объем библиотеки - 519 Гб.
Всего авторов - 169244
Пользователей - 90551
Загрузка...

Впечатления

kiyanyn про Рац: Война после войны (Документальная литература)

Цитата:

"Критика современной политики России и Президента В. Путина со стороны политических противников, как внешних, так и внутренних, является прямым индикатором того, что Россия стоит на верном пути своего развития"

Вопрос - в таком случае, можно утверждать, что критика политики Германии и ее фюрера А. Гитлера со стороны политических противников, как внешних, так и внутренних, является прямым индикатором того, что Германия в 1939 году стояла на верном пути своего развития?...

Логика - железная. Критика противников - главный критерий верности проводимой политики...

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Stribog73 про Студитский: Живое вещество (Биология)

Замечательная статья!
Такие великие и самоотверженные советские ученые как Лепешинская, Студитский, Лысенко и др. возвели советскую науку на недосягаемые вершины. Но ублюдки мухолюбы победили и теперь мы имеем то, что мы имеем.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Положий: Сабля пришельца (Научная Фантастика)

Хороший рассказ. И переводить его было интересно.
Еще раз перечитал.
Уж не знаю, насколько хорошим получился у меня перевод, но рассказ мне очень понравился.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Lord 1 про Бармин: Бестия (Фэнтези)

Книга почти как под копир напоминает: Зимала -охотники на редких животных(Богатов Павэль).EVE,нейросети,псионика...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ZYRA про Соловей: Вернуться или вернуть? (Альтернативная история)

Люблю читать про "заклепки", но, дочитав до:"Серега решил готовить целый ряд патентов по инверторам", как-то дальше читать расхотелось. Ну должна же быть какая-то логика! Помимо принципа действия инвертора нужно еще и об элементной базе построения оного упомянуть. А первые транзисторы были запатентованы в чуть ли не в 20-х годах 20-го века, не говоря уже о тиристорах и прочих составляющих. А это, как минимум, отдельная книга! Вспомним Дмитриева П. "Еще не поздно!" А повествование идет о 1880-х годах прошлого века. Чего уж там мелочиться, тогда лучше сразу компьютеры!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Санфиров: Лыжник (Попаданцы)

Вот Вам еще одна книга о «подростковом-попаданчестве» (в самого себя -времен юности)... Что сказать? С одной стороны эта книга почти неотличима от ряда своихз собратьев (Здрав/Мыслин «Колхоз-дело добровольное», Королюк «Квинт Лециний», Арсеньев «Студентка, комсомолка, красавица», тот же автор Сапаров «Назад в юность», «Вовка-центровой», В.Сиголаев «Фатальное колесо» и многие прочие).

Эту первую часть я бы назвал (по аналогии с другими произведениями) «Инфильтрация»... т.к в ней ГГ «начинает заново» жить в своем прошлом и «переписывать его заново»...

Конечно кому-то конкретно этот «способ обрести известность» (при полном отсутствии плана на изменение истории) может и не понравиться, но по мне он все же лучше — чем воровство икон (и прочего антиквариата), а так же иных «движух по бизнесу или криманалу», часто встречающихся в подобных (СИ) книгах.

И вообще... часто ругая «тот или иной вариант» (за те или иные прегрешения) мы (похоже) забываем что основная «миссия этих книг», состоит отнюдь не в том, что бы поразить нас «лихостью переписывания истории» (отдельно взятым героем) - а в том, что бы «погрузить» читателя в давно забытую атмосферу прошлого и вернуть (тем самым) казалось бы утраченные чуства и воспоминания. Конкретно эта книга автора — с этим справилась однозначно! Как только увижу возможность «докупить на бумаге» - обязательно куплю и перечитаю.

Единственный (жирный) минус при «всем этом» - (как и всегда) это отсутствие продолжения СИ))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Михайловский: Вихри враждебные (Альтернативная история)

Случайно купив эту книгу (чисто из-за соотношения «цена и издательство»), я в последующем (чуть) не разочаровался...

Во-первых эта книга по хронологии была совсем не на 1-м месте (а на последнем), но поскольку я ранее (как оказалось читал данную СИ) и «бросил, ее как раз где-то рядом», то и впечатления в целом «не пострадали».

2-й момент — это общая «сижетная линия» повторяющаяся практически одинаково, фактически в разных временных вариантах... Т.е это «одни и теже герои» команды эскадры + соответствующие тому или иному времени персонажи...

3-й момент — это общий восторг «пришельцами» (описываемый авторами) со стороны «местных», а так же «полные штаны ужаса» у наших недругов... Конечно, понятно что и такое «возможно», но вот — товарищ Джугашвили «на побегушках» у попаданцев, королева (она же принцесса на тот момент) Англии восторгающаяся всем русским и «присматривающая» себе в мужья адмирала... Хмм.. В общем все «по Станиславскому».

Да и совсем забыл... Конкретно в этой книге (автор) в отличие от других частей «мучительно размышляет как бы ему отформатировать» матушку-Россию... при всех «заданных условиях». Поэтому в данной книге помимо чисто художественных событий идет разговор о ликвидации и образовании министерств, слиянии и выделении служб, ликвидации «кормушек» и возвышения тех «кто недавно был ничем»... в общем — сплошная чехарда предшествующая финалу «благих намерений»)), перетекающая уже из жанра (собственно) «попаданцы», в жанр «АИ». Так что... в целом для коллекции «неплохо», но остальные части этой и других (однообразных) СИ куплю наврядли... разве что опять «на распродаже остатков».

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
загрузка...

Знак (fb2)

- Знак (а.с. Миры Знака-1) (и.с. Современный фантастический боевик) 1.09 Мб, 328с. (скачать fb2) - Павел Абсолют

Настройки текста:



Павел Абсолют
Знак

Глава 1

Перед небольшим двухэтажным зданием с красивым фасадом задумчиво стоял молодой парень. На вид ему было лет девятнадцать, хотя на самом деле через два месяца ему исполняется только семнадцать лет. На нем были добротные, даже модные в этом году, рубаха и штаны, а также неплохие сапоги. Сбоку на ремне висела небольшая сумка, которую уже пару раз хищно оценивали не слишком благонадежного вида личности.

Меня зовут Крис Вэнтел, и сегодня мне, наконец, нанесут мой первый Знак[1]. Без сомнения, каждый ребенок, каждый подросток мечтает об этом дне, надеется, верит, копит деньги. К сожалению, собственных, с трудом заработанных средств не хватило. Чуть меньше половины добавил отец. Не представляю, как люди из менее благополучных семей собирают деньги на Испытательный Знак, более вероятно, что они покупают этот знак в более зрелом возрасте.

Салон Знаков господина Гейвеля переливался всеми цветами радуги. То и дело появлялись короткие фразы, нахваливающие умения местного мастера. Вот уж не знаю на кого рассчитано это светопреставление. Маги – народ степенный, уж они то, как никто другой знают как важно содержание, а не внешняя оболочка. Несмотря на это, заведение пользовалось большим успехом и репутацию имело неплохую. В заведение Мастера Гейвеля приезжали из столицы и даже из соседних государств – в некоторых специфических знаках магу, говорят, не было равных.

Я пересек полупустую улицу и решительно направился к входу салона. Как только я вошел, где-то в районе обширного стола приемной звякнул приятный мелодичный звук.

– Светлого дня, господин. Чем я могу вам помочь? – Я немного растерялся – девушка в приемной была ослепительно красива, к тому же господином меня редко называли, фактически никогда.

– Здравствуйте, я хотел бы заказать испытательный знак, можете рассказать про него подробнее?

– Конечно, вам повезло, мастер освободится через полчаса, больше на сегодня клиентов нет. Процедура достаточно простая, отработанная веками. Используются краски из Вердана, которые по проводимости магической энергии и цене находятся в оптимальном соотношении. Стоимость Испытательного знака составляет четыре золотые монеты, с погружением в сон это будет стоить пять монет. Настоятельно рекомендую вам выбрать второй вариант – были случаи, когда клиенты, после активации знака долгое время находились в невменяемом состоянии. – Я задумался. Отец рекомендовал приобрести более дешевый вариант, так как подобный опыт мне пригодится в будущем. Знаки более высоких уровней невозможно нанести безболезненно, поэтому разумно потренироваться на более простых знаках, да и интересно просто поглядеть на работу мастера.

– Я пожалуй откажусь от сна, хочу, так сказать, познать все на собственной шкуре.

– Ну что ж, я вас предупредила. Если угодно, можете подождать здесь на диване, ознакомиться с каталогом наших знаков или просто почитать журнал – у нас в наличии свежие Известия Магии.

Отказавшись, я вышел из салона и направился к рынку. Бесцельно бродя между прилавками и разглядывая диковинное оружие и броню на витринах, я размышлял о магии. В теории, дар есть у каждого человека. Считается, что магическая основа развивается достаточно к четырнадцати годам. Обычно в 14–15 лет ученику наносят Испытательный знак. Это простейший знак, который не продержится и пару недель, но это не главное. Назначение Знака в повышении способностей ко всем типам магии. С этим знаком нельзя создать заклинание мощностью выше 1 МА (стандартная магическая единица). Суть знака состоит в выявлении у испытуемого способностей к разным видам магии. На практике способностями к владению магическими стихиями проявляет лишь один из сотни человек, причем чаще всего имеют предрасположенность только к двум стихиям, реже к одной, трем. Всего стихий насчитывают шесть: огонь, вода, воздух, земля, жизнь, смерть. Очень редко обнаруживают дар к четырем и более стихиям, так как противоположные стихии плохо уживаются друг с другом, по этой же причине невозможно нанести знак одному человеку на противоположные стихии. Только великие маги после полного освоения трех основных стихий решаются на принятие знака противоположной стихии. Основное назначение Знаков – помощь в формировании заклинания, наполнение его определенным видом энергии. Без них начинающий маг не сможет придать силе вид создаваемой в воображении структуры заклинания. Только целители зачастую способны управляться без знаков, так как внутреннюю энергию человека очень легко преобразовать в стихию жизни, которая и применяется при целительстве.

К четырем часам я уже находился в салоне. Пришлось подождать несколько минут, прежде чем спустился мастер Генвель. Посмотрев записи, сделанные в журнале, мастер сделал несколько пометок и обратился ко мне:

– Молодой человек, вы в курсе, что операция по нанесению знака очень болезненна? Всем новичкам мы рекомендуем проходить эту процедуру во сне.

– Если во мне обнаружатся магические способности, то такой опыт мне пригодится в будущем, так что я предпочту отказаться.

– Похвально. Твой отец Роберт Вэнтел?

– Все верно, вы знакомы с ним?

– Все маги, живущие в Сторвайне, знают друг друга, благо их всего несколько десятков. На Дне Магии мы с твоим отцом встречались неоднократно. Что ж, поднимайся на второй этаж, первая дверь направо. Я схожу за ингредиентами для Знака.

Я прошел по лестнице на второй этаж, обставленный гораздо скуднее. В помещении также не было ничего лишнего: довольно большая койка, стул, стол, стеллаж с книгами и альбомами, возле койки находилось странное приспособление, видимо предназначенное для более удобного нанесения знаков. Над головой ровный свет источал магический светильник, я подумал о выключении света – светильник тотчас погас. Ого, дорогая штука! Хотя мастер, уверен, может себе это позволить. По стенам и потолку змеилась странная вязь символов, вызывая определенные догадки о назначении комнаты.

Через некоторое время вернулся мастер Генвель с помощником, неся в руках небольшой сверток.

– Раздевайся по пояс и ложись на кушетку спиной вверх.

– Хорошо, мастер. Скажите, от чего эта комната зачарована?

Мастер вытащил из свертка и разложил на столике шесть склянок разных цветов – очевидно, это та самая магическая краска из Вердана, служащая основой для знаков разных типов магии.

– Нанесение Знаков – очень тонкая работа, на которую не должны влиять никакие внешние магические возмущения. Заклинательная комната и служит этим целям, также невозможно обнаружить творимую внутри магию, – я расположился на койке, и мастер вместе со своим более молодым коллегой приступили к нанесению знака специальной кисточкой, постоянно сверяясь с образцом. – Из-за второго свойства этой комнаты, разрешение на нее получить очень тяжело и стоить это будет немало, в нашем городе их не больше десяти. Маги, служащие в страже, раз в месяц проводят проверки на предмет запретной магии в этой комнате.

По прошествии часа, маг, наконец, сообщил, что знак готов. Никаких неприятных ощущений я не чувствовал – о чем и поведал мастеру.

– Не спеши радоваться, сейчас я проведу активацию знака, и магические потоки проникнут в твою нервную систему. Потерпи, будет больно.

Я почувствовал, как что-то теплое коснулось моей спины, и затем пришла Боль. Казалось, каждую частичку моего тела, медленно прожаривают на костре. Слава богам, длилось это недолго. В голове царила пустота. С помощью мага мне удалось с трудом подняться и надеть одежду. Не утруждая себя манерами, я спустился вниз и рухнул на диван в приемной. Сочувствующая девушка принесла мне тонизирующий напиток, который я залпом выпил. Минут через пятнадцать мне стало лучше, я заплатил деньги и, попрощавшись, медленно поплелся домой. На улице было довольно оживленно и пару раз я натыкался на разных людей. Кое-как я доплел до дома. у меня хватило сил только на то, чтобы подняться в свою комнату, снять сапоги и упасть в постель.

Жили мы в добротном двухэтажном доме на улице Строителей. Отец служил в городской страже штатным магом, мать звали Оливия Вэнтел, она работала в мастерской портного. Платили там по сравнению с отцом мало, но гордость не позволяла ей сидеть без дела.

К вечеру я немного пришел в себя, спустился вниз. За ужином рассказал родителям о том, что Знак активирован успешно, и в нетерпении убежал в свою комнату. Отец с улыбкой пожелал мне удачи, мать только горестно повздыхала – как же дети быстро растут, уж скоро в академию поступать или работу искать. Запершись в комнате, я приступил к тренировкам. В теории все было довольно просто: ты концентрируешься на определенной стихии и вливаешь в заклинание свою внутреннюю энергию. Но на практике у меня, к сожалению, ничего не выходило.

Прошло два дня в бесплодных попытках вызвать хоть крупицу магической энергии. Усталый и злой я вяло ковырялся в тарелке с завтраком.

– Судя по твоему виду, у тебя ничего не получается? – спросил отец.

– Угу.

– Не расстраивайся, магия это не все – можно добиться многого и без нее. Главное – это упорство и целеустремленность. Не сдавайся и в попытках вызвать магию. У тебя еще есть больше недели. Бывали случаи, когда даже после двух недель попыток, человеку не удавалось высвободить силу, но после повторного нанесения Испытательного Знака, они, наконец, обнаруживали свой дар. Попробуй сконцентрироваться на своем магическом знаке, ведь именно он является преобразователем энергии из внутренней в другие типы магии. Этот знак в данный момент является в своем роде твоим новым органом, ты не сможешь ощутить его как свою руку, например, но некая связь должна появиться. Не следует при этом сильно напрягаться – все должно происходить естественно.

– А что же ты сразу мне это не сказал? – спросил я несколько раздраженно.

– У каждого это происходит по–разному, мой совет мог бы только все испортить.

Быстро доев завтрак, я помчался в свою комнату – усталость как рукой сняло. Около часа никакого продвижения не было, но потом я действительно в некотором роде ощутил Знак. Я попробовал направить свою внутреннюю энергию в Знак, при этом представляя огонь – наиболее часто встречающийся тип магии. Минут через десять от моей руки отлетела искра оранжевого цвета. Я выпустил еще несколько огненных искр, убедившись, что мне это легко удается.

Радостный крик, казалось, сотряс весь дом. Неужели я действительно стану магом? Один маг одаренный[2] приходится в среднем на сотню человек, правда в семьях магов процент несколько выше. И вот этот шанс выпал мне! Кто же, морт[3] его побери, не мечтает об этом? Звучит банально, но я всегда хотел превзойти отца, он для меня был и остается эталоном. Ну, еще бы: довольно красивый и молодой маг с хорошей работой и высокой зарплатой, большой дом и любящая жена. Пусть я предпочитаю более активную жизнь, во мне всегда была жилка авантюризма, пусть среди магов практически не найти тех, кто мало добился в жизни – они всегда были элитой общества, но отец для меня всегда останется человеком, на которого стоит равняться.

В дверь постучали:

– Крис, у тебя все в порядке? Неужели получилось? – я открыл дверь.

– Мам, представляешь, я вызвал огненную искру! – радостно сообщил я матери.

– Молодчина! – чмокнула она меня в щеку, – Сегодня как вернется отец, я приготовлю праздничный ужин. Пробуй дальше, но не увлекайся, а я побежала на работу.

С другими типами магии получилось гораздо быстрее, небольшую задержку вызвала лишь магия смерти. К моему удивлению, уже через час я легко вызывал искры шести разных видов. Видимо, простые заклинания с этим знаком даются очень легко. Весь день я тренировался, пытаясь создать более мощное заклинание, вроде огненного шара. К сожалению, возможности знака позволяли мне сформировать лишь крупную огненную искру, которой разве что свечку зажечь можно. Наигравшись с искрами, я направился в библиотеку отца и вскоре нашел то, что искал. «Магические конструкции малой мощности» Эдри Шортена – гласила обложка потертого фолианта. Прочитав несколько абзацев, я с огорчением понял, что слишком мало времени уделял теории магии – оно и понятно, зачем углубленно изучать предмет, который большинству в жизни не пригодится? Но кое-что я все же уяснил: создать заклинание большей мощности возможно, имея на руках заряженный накопитель энергии[4], при этом нужно уметь создавать заклинание, не наполняя его своей энергией. В книге описания этого действа не было, видимо, автор предполагал, что читающие «Магические конструкции» уже в совершенстве владеют этим навыком. Для меня этот процесс был единым, поэтому я просто не представлял с чего начать.

Полистав несколько достаточно простых в понимании учебников магии, почти в самом начале одного из них я с радостью обнаружил описание магического зрения. Здесь было сказано, что любому магу необходимо в совершенстве освоить это заклинание, при этом, что для меня являлось актуальным, результат зависел от количества вложенной энергии. Глаза человека не могли выдержать большое количество магической силы, хотя многие маги, судя по книге, делали специальную модификацию глаз, основанную на магии жизни. Магическое зрение базировалось на внутренней энергии человека, поэтому даже очень слабый маг мог его освоить. Судя по книге, достаточно сосредоточиться и направить в глаза необходимое количество энергии.

Я спустился в подвал, где находился наш магический накопитель. Крошечный алмаз, выданный отцу на четвертом курсе академии, мог хранить лишь малое количество маны, но этого хватало на сторожевую магическую охрану дома, на водопровод и канализацию, магический огонь на кухне и освещение. Отцу необходимо было лишь раз в пять–семь дней заряжать артефакт[5], отдавая почти весь свой резерв. На специальной подставке за стеклянным колпаком находился драгоценный камень, от которого в стену уходили небольшие деревянные рейки, вроде бы, из бука. Жизнюки, то бишь адепты магии жизни, проводили специальную обработку дерева, после чего бук неплохо проводил магическую энергию. Дальше деревянные рейки расходились по всему дому: ко всем магическим светильникам, кухне, входной двери, ванной и так далее.

Ну что ж, приступим. Надеюсь, накопитель и отходящие от него манопроводы излучают достаточно энергии, чтобы даже такой профан как я заметил их маго–зрением. После часа безуспешных попыток, я понял, что просто это только на бумаге. Может мне банально не хватает маны? Около получаса я методично накачивал глаза энергией, внимательно следя за тем, чтобы не появилось неприятной рези, что означало бы предел для моих глаз. Сначала я заметил еле заметное зеленоватое свечение, постепенно краски обрели контраст, и я во всех подробностях смог рассмотреть конструкцию накопителя в магическом зрении. От небольшого амулета перед стеклянной подставкой тянулись маго–линии как к накопителю, так и к деревянным рейкам, сам же амулет являл собой просто мешанину зеленоватых линий, кругов и каких-то шестеренок. Точно! Это же амулет управления! Отец про него как-то рассказывал, но я не придавал этому камешку никакого значения, считая, что алмаз и управлял магией всего дома. До боли в глазах я всматривался в амулет, но получил лишь смутное представление о назначении некоторых линий, а уж как управлять им не имел ни малейшего понятия. Это было безумно интересно и мне очень хотелось прямо сейчас во всем разобраться, но недавние наставления отца были все еще свежи в моей памяти: «Запомни, владение магическими умениями – это не только власть и сила, но и большая ответственность. Ни при каких обстоятельствах не берись за то, что тебе неизвестно. Не имея опыта и знаний, ты можешь представлять опасность, как для себя, так и для окружающих. Именно для этого и существует обязательное магическое образование, так что если у тебя выявятся способности к магии, в течение обучения будет достаточно времени и возможностей для экспериментов».

Краски магического зрения начали тускнеть, и мне пришлось безрадостно провести еще какое-то время, накачивая глаза энергией. Я грустно вздохнул – с этим Знаком даже такое простейшее магическое действие приходилось делать безумно долго, не говоря уже о невозможности творить мало–мальски мощные заклинания. Чувствую себя калекой, даже, несмотря на продолжающуюся эйфорию от обладания магическим даром. Отказавшись от дальнейшего обследования амулета управления, я прошелся по дому, с любопытством оглядывая магические предметы и линии, проходящие в основном в стенах и потолках. И здесь я мало, что смог понять, но так было даже интереснее – передо мной открывался новый, неведомый мир. В мечтах я видел себя уже могучим архимагом с собственным замком и, обязательно, маголётом. Отец катал меня несколько раз на служебном маговозе – старенькой двухместной «Риветте». Впечатлений получил массу, а уж как соседские мальчишки завидовали – я был прям настоящим героем. Но конечно никакой наземный транспорт не шёл ни в какое сравнение с магическими летательными аппаратами – это была вершина инженерной мысли наших магов и ремесленников. В детстве мы частенько пробирались на крышу заброшенного здания рядом с рынком – оттуда было можно хоть как-то рассмотреть только недавно появившиеся в нашем городе воздушный порт с огромными диковинными артефактами для перевозки людей. Тогда это стоило баснословные деньги, сейчас же цена упала, но все равно позволить себе такое путешествие могли только очень богатые жители.

– Крис, я вернулась! – голос матери оторвал меня от мечтательного созерцания маго–линий унитаза в ванной комнате. Эх, день пролетел просто молниеносно, интересно, что же будет дальше? – подумал я с наслаждением.

– Крис, помоги мне с продуктами! Корзины стоят возле входа.

– Хорошо, мам!

В недоумении, я уставился на две полные, с горкой корзины с различной снедью – на месяц что ли набрала? Ах да, сегодня же празднуем успешное завершение моего испытания!

– А что на ужин то? – спросил я, таща корзины на кухни. Отец не раз намекал матери, что нам по статусу положено иметь служанку, да и по деньгам мы вполне можем себе это позволить. Но мать предпочитала делать всю работу по дому сама: «Если бы у нас было два или три ребенка, я была бы только рада нанять служанку по дому или няню, но с Крисом я вполне управлюсь». Отцу было крыть нечем, и он только беспомощно оправдывался, что сначала нужно, чтобы Крис окончил Университет или Магическую Академию – денег на это потребуется много, а там уже посмотрим. Да, суровый страж порядка, гроза бандитов и воров, в таких делах выглядел немного жалко. Зная мать, можно быть уверенным, что после моей учебы или даже раньше я стану счастливым обладателем братишки или сестренки.

– Твои любимые отбивные! Я пригласила дядю Эдварда с семьей, бабушка тоже придет, – я поморщился – на этих семейных посиделках было невыносимо скучно, хотя бабушка могла рассказать пару интересных историй, в молодости она знатно покуролесила.

Я помогал маме с ужином, когда вернулся отец. Аппетитные запахи, разносившиеся по дому, сразу направили его в сторону кухни.

– Так, что тут у нас, пахнет просто потрясающе. Дорогая, по какому поводу пир? – спросил отец, проводя ревизию кастрюль и сковородок. Мама стрельнула глазами на меня.

– Ну, как успехи с освоением магического искусства? – с ехидцей поинтересовался отец, снимая пробу с понравившегося блюда. Получив по тянувшейся к сковородке руке, отец обиженно и одновременно с мольбой в глазах уставился на мать, но её это не впечатлило, и ответом отцу было лишь строгое покачивание половником.

Вместо ответа я сосредоточился и сформировал несколько искр сначала магии жизни, потом смерти – родители были в восторге, отец дружески хлопнул меня по плечу. Далее я сплел огненное и воздушное заклинание, тут отца прорвало:

– Невероятно, сразу четыре стихии! Такого я даже представить себе не мог, я очень горжусь тобой, Крис, – отец пожал мне руку, мать тоже выглядела очень довольной.

Я несколько опешил – неужели Знак не причем, и у меня действительно дар ко всем типам магии? Маги, владеющие двумя–тремя стихиями, встречаются довольно часто, с четырьмя – реже. Пятью – шестью стихиями управляют лишь архимаги, в совершенстве изучившие противоположные ветви магического искусства. Да не, бред какой-то. Ну откуда может взяться у новичка талант ко всем стихиям? Наверняка это наработки мастера Гейвеля, или просто ошибка закралась в знак. Родителям сообщать не хотелось, но что послужило этому, я так и не понял, ведь доверял я им полностью. Скорее всего, я просто не хотел разочаровываться в своих новых способностях, услышав от отца какое-нибудь простое объяснение этому явлению. Впоследствии это решение определило мое дальнейшее отношение к магии, о чем я сейчас, конечно, не догадывался.

Ужин, несмотря на мои опасения, удался на славу. В начале трапезы я, разумеется, был в центре внимания – фактически мы праздновали рождение мага, моё новое рождение. Родственники поохали и поахали, глядя на вылетающие из-под моих ладоней разноцветные искры, но постепенно перешли на более привычные им разговоры о материях сплошь немагических. У дяди с тетей было две дочери. Старшая не далее чем год назад выскочила замуж за молодого сына купца из соседнего города, приехавшего в наш город с караваном отца постигать тонкую науку торговли. Отец расспрашивал молодого торговца о городах и ценах на товары, поскольку в разъездах он бывает довольно часто. Младшая дочь была на год младше меня, и сейчас она с большим интересом слушала рассказ бабушки Зары о её бурном романе с молодым магом. Да и я тоже почерпнул себе немало ценного опыта. Казалось, я слышал все истории бабушки, но каждый раз ей удавалось удивить меня новым рассказом. Придумывает она их что ли? Хотя с такими пикантными подробностями сделать это довольно сложно.

Вскоре стемнело, и гости стали расходиться по домам. Все вокруг уже немного поплыло от выпитого вина, я решил прогуляться и вызвался проводить бабушку до дома. Вечерняя прохлада приятно освежала, настроение было отличное – казалось весь мир в моих руках. Все время до дома Зара наставляла меня о правильном поведении в Магической Академии: не пить, дурман всякий не употреблять, и, самое главное, не якшаться с темными, – Уж я то знаю этих пройдох, они – настоящие волки в овечьей шкуре! – Я только механически кивал головой, поддакивая в нужных местах. Стражников по городу ходило больше чем днем, хотя, возможно, днем их не так видно в толпе народа. Не то, чтобы в нашем городе было абсолютно безопасно, но мы жили в довольно хорошем районе, да и я, прожив всю жизнь в Сторвайне, знал какие места следует обходить стороной. Распрощавшись с бабушкой, я неспешно отправился обратно домой.

Позвольте немного рассказать о политике нашего славного королевства в отношении магов. Маги во все времена являлись элитой общества, и хотя многие из них занимались вполне мирными делами, были и военные маги, служащие непосредственно королю. В военное время маги, чьим ремеслом не являлась война, также призывались в обязательном порядке, но их подготовка не шла ни в какое сравнение с боевыми магами. А ведь именно одаренные в большинстве случаев решали исход любого сражения. Из этого следовало, что чем больше боевых магов на службе государства, тем оно считалось боеспособнее. Разные страны добивались этого по–разному. Соседний Корвейн, например, издал указ, в котором каждому магу, не служащему в военных частях, надлежало раз в год проходить боевую подготовку сроком в один месяц. В далеком Гарленде, судя по слухам, служба у короля оплачивалась раза в три больше чем в Иллории – маги съезжались в Гарленд со всех концов света. Предыдущий правитель Иллории, чтоб земля ему была пухом, поступил более экономно. Не обращая внимания на недовольство магической братии, Шартел II издал закон об обязательном магическом образовании всех одаренных, при этом все заведения, обучающие магии, как и цены на них, курировались государством. Огромную цену за пять лет учебы в академии могли себе позволить платить только достаточно состоятельные семьи, остальным же было предложено отслужить на благо Иллории по два года за год учебы с половинным жалованием. Среди простого народа у магов поддержки не было, поэтому король быстро навел порядок среди недовольных. Спустя десятилетия с принятия закона Шартел III так и не вернул себе расположение магов, но большинство смирилось и приняло новые правила.

Заработать себе на обучение для начинающего мага не представлялось возможным, но и надрываться десять лет за жалкую по меркам магов зарплату тоже не хотелось. Был и третий вариант – взять денег в долг под грабительские проценты, но его я сразу отмел, как слишком рискованный. Впрочем, ломать голову бессмысленно – отец уже наверняка нашел оптимальное решение.

Не откладывая дело в дальний ящик, отец в этот же вечер вызвал меня для серьезного разговора:

– Крис, мы предполагали такое развитие событий, поэтому понемногу откладывали деньги на твое обучение. Мы с мамой готовы оплатить твое обучение в Магической Академии с несколькими условиями. Во–первых, заведение в столице мы не принимали во внимание ввиду высоких цен, из оставшихся наиболее подходит Магическая Академия имени Стерри Видфорда в Арвайне, – я поморщился.

– В академии Арвайна, насколько я слышал, не слишком благоприятная атмосфера для учебы, – сказал я с сарказмом, и это еще было мягко сказано. Арвайнская Академия лет десять назад переквалифицировалась в заведение для обучения, хмм… немного нестандартных магов. Отморозки встречаются и среди обычных людей, но в отличие от них, неадекватного одаренного очень сложно остановить. Так, несколько лет назад было принято решение отправлять всех провинившихся, нарушивших запреты академии, проваливших экзамены и других неудачников на учебу в Арвайн. В результате данных мер дисциплина в остальных семи (если официально) магических академиях достигла небывалых высот, Академия Стерри Видфорда, наоборот, в настоящее время больше напоминает крепость с тюремными порядками.

– Ничего, ты парень у нас смышленый, справишься. Я сам когда-то учился в Арвайне, и хотя многое с тех пор изменилось, не думаю, что получить диплом там составит большого труда. На обучение в других заведениях у нас попросту недостаточно средств, но ты всегда можешь заключить контракт на несколько лет службы. Я в свое время отслужил восемь лет в пограничных войсках, и ничуть не жалею. Да, первое время было тяжело, но человек ко всему привыкает.

Нетушки, не хочу я к такому привыкать. К тому же у меня была ничем не обоснованная уверенность, что за время учебы я сполна смогу отработать потраченные деньги.

– Ну, тут спорить нечего, служба меня не сильно прельщает, – отец только недовольно вздохнул, но комментировать не стал.

– Второе условие, – сказал отец, – самому зарабатывать себе на проживание. Магу сделать это будет несложно.

– Но я ведь еще ничего не умею!

– Тут и не надо ничего уметь! Зарядить накопитель маной может даже полный бездарь, я этим тоже занимался на первом курсе. Заметь, денег мне вполне хватало и на учебники, и на еду, и с сокурсниками погулять.

– А чем ты зарабатывал на жизнь на следующих курсах? – спросил я с интересом.

– Да много чем, в основном подрабатывал ремонтником магических систем зданий. С артефакторикой у меня всегда было туго, но если тебе удастся ее освоить, то нуждаться в деньгах ты точно не будешь.

– Спасибо, пап. Я действительно благодарен вам с мамой и постараюсь вернуть деньги.

– Не стоит так категорично, сможешь или нет – неважно, главное – найди свое место в жизни, – отец с улыбкой потрепал меня по голове.

– Роберт, посудомоечный амулет сломался! – в дверях появилась мама в фартуке.

– Дорогая, он же жрет уйму энергии! – воскликнул отец.

– Тогда помогите мне с посудой, после ужина ее немало осталось, – мама произнесла это таким тоном, будто заранее знала ответ.

– Хорошо, хорошо, сейчас починю, – отец обреченно поплелся на кухню.

Через полчаса отцу, наконец, удалось заставить амулет работать, не разбрызгивая повсюду мыльную воду. Что он сделал, я так и не понял, хотя магическое зрение к тому моменту уже работало на полную катушку. Отец также не соизволил мне ничего объяснить, мотивируя это тем, что у меня недостаточно знаний. Вздохнув, я пожелал родителям спокойной ночи и отправился в свою комнату. Засыпая, я подумал, что этот день запомнится мне на всю жизнь. То, что я чувствовал, когда впервые смог сплести заклинание, невозможно описать словами. Восторг, радость, гордость и осознание собственного всемогущества и многое другое смешалось во мне в тот момент. Интересно, смогу ли я когда-нибудь снова почувствовать нечто подобное?

Дни тянулись ужасно медленно, а после одного случая превратились в настоящую пытку. Спустя несколько дней после нанесения Знака я решил поэкспериментировать с магией. Результатом этого стала оплавленная дыра в полу подвала и полностью разряженный накопитель, причем, что странно, стеклянный колпак накопителя остался целым. Отец пообещал меня отправить в Арвайн пешком без денег и одежды, если подобное повторится, поэтому с опытами на дому пришлось завязать. Впрочем, среди друзей и знакомых я был просто героем. Иногда мы просто бродили по улице, вызывая завистливые взгляды и чуть ли не лопаясь от самодовольства. Даже Николас и Сэмуель, или просто – Ник и Сэм, шедшие рядом, глядели на окружающих с презрением. Будто бы это им выпала честь поступать в магическую академию. Было забавно смотреть на них со стороны.

По старой традиции все выпускники городской школы Сторвайна за неделю до начала следующего учебного года, а именно – 25 августа, отмечали окончание учебы и начало новой жизни. Кто-то уже нашел себе работу, кто-то ищет, а кого-то и дальше ждут годы учебы, будь то магическая академия или академия науки. Тех, кто хорошо владел холодным оружием, и были физически развиты, с удовольствием принимали в военную академию. Многие молодые люди, так и не ставшие магами, поступали в «военку» в надежде стать измененными, и хотя бы таким способом прикоснуться к магии. Про измененных я знал немного. Только лучшие, специально подготовленные воины[6] допускаются к процедуре изменения. Тело трансформируется магией определенным образом, далее воины проходят долгую адаптацию и обучение новым возможностям. Мне подобное издевательство над телом претило, и даже возможные необычайные умения совсем не вдохновляли на поступление в военку.

В таверне «Медный кубок», где любит собираться молодежь, сегодня было много народа. Большая часть учеников с нашего потока полностью оккупировали «Медный кубок», а это, скажу я вам, больше сотни человек. Наш класс по праву занимал самый почетный и большой стол. Нет, наш класс не был больше остальных, просто, вдобавок ко мне, «толстый» Седрик также обнаружил в себе ростки магического дара. На остальные же шесть классов выпало всего двое одаренных, поэтому многие смотрели на нас кто с восхищение, кто с завистью, а кто и с ненавистью.

По бокам от меня расположились Лара – главная вертихвостка нашего класса, с другого меня подпирала Элиза – из класса, расположившегося за соседним столом. Обе были довольно красивы, но если Лара была дуб дубом, то про Элизу я практически ничего не знал. Я твердо решил продолжить банкет в комнатах на втором этаже таверны, поэтому щедро орошал Элизу всякими красивостями и комплементами.

К моему удивлению, даже Седрик, никогда не пользовавшийся популярностью, обзавелся парочкой хихикающих девиц в собеседницы. Ник, казалось, уже полчаса ел жаркое из тарелки, низко наклонившись. Но мой зоркий глаз так просто не обмануть – уважаемый младший сын первого советника мэра города просто нагло дрых мордой в тарелку. Рядом сидел наклюкавшийся, но еще державшийся за столом, Сэм и вполне успешно подкатывал к девч… тролльчихе, морт меня забери! А нет, это же Селина с нашего потока, на полголовы возвышается над Сэмом. Да уж, если дело дойдет до драки, я, не задумываясь, поставлю на Селину. И что только Сэм в ней нашел? Говорили, она собралась поступать в военную академию, что ж, туда ей и дорога.

Вставать не хотелось – боль пульсировала в голове тяжелым набатом, но пока еще где-то далеко.

– Вставай, лежебока! – голос был подобен громовому раскату, стальные тиски сжали мою бедную голову, – Уже полдень, а тебе еще в дорогу собираться надо!

– О–ох, встаю, мам, ты только не кричи, ладно?

– Давай умывайся и спускайся к столу – скоро обед, – одарив меня напоследок уничижающим взглядом, мама направилась прочь из пропахшего перегаром помещения.

Вчерашний вечер помнился смутно. Погуляли мы хорошо, жаль, только вчера мне ничего не обломилось – не надо было налегать на выпивку.

– Ну, ни хрена себе! – воскликнул я, вспомнив свои вчерашние похождения. Разгром полок с выпивкой за барной стойкой небольшими огненными шарами, наверняка, запомнится всем надолго. А я еще решал: брать или не брать сэкономленный на Знаке золотой? Если бы не деньги, сидел бы я сейчас на нарах в сырой камере. Впрочем, возможно, что именно отец бы прибыл на вызов хозяина таверны и смог отмазать меня или заплатить за убытки, но приятного в этом тоже мало. Теперь понятно, почему я не видел отца или других магов сильно пьяными: если обычный человек, приняв на грудь, может устроить драку или погром, то дипломированный маг вполне способен снести пару домов. Самое интересное, что мой Знак распался около недели назад, и, сколько я не пробовал, не смог сплести больше ни одного заклинания. Ну, хоть какой-то плюс можно найти в этой истории.

Я попробовал выпустить огненную искру так, как я делал раньше, но к моему неудовольствию ничего не вышло. Морт! Не может же выпивка прибавлять способностей к магии? Просто действовать надо по–другому, не полагаясь на отсутствующий Знак. Следует довериться своему телу, ведь вчера же я как-то творил магию? Совсем забыв про обед, я приготовился к изнуряющим тренировкам, но уже через четверть часа во мне словно лопнул некий барьер. Огненный шарик, оставляя за собой искрящийся след, весело помчался к шкафу с одеждой и проделал там дырку размером с кулак.

– Вот идиот! Думать надо, прежде чем сделать что-то, – огорченно констатировал я, разбирая уцелевшее тряпье.

Далее я действовал гораздо осторожнее. Добавлял минимум энергии разных типов и формировал разноцветные искры. Все шесть типов магии исправно подчинялись мне – это не могло не радовать. Размышлять об особенностях моего необычного Дара мне, честно говоря, было просто лень. Хмыкнув, я отправился обедать.

Отец доедал остатки обеда, при этом читая Правду Иллории – самое распространенное в нашей стране газетное издание. Сегодня был второй день недели, но городские маги работали посменно – неудивительно, что у отца сегодня выходной.

– О, наш герой наконец-то проснулся! Знатное ты устроил вчера побоище, – во попал, подумалось мне, – Не волнуйся, наказывать тебя у меня нет никакого желания, да и приготовленные подарки тоже придется отдать. Все-таки скоро ты отправляешься в магическую академию – глупо расставаться, поссорившись, – у меня немного отлегло от сердца.

– Ты был вчера в «Медном кубке»? – спросил я.

– Все верно. Вчера поздно ночью парочка подвыпивших подростков пожаловалась стражникам из патруля на мага–недоучку, буйствовавшего в таверне неподалеку. В таких случаях простым стражникам вменялось немедленно сообщить дежурному магу о творимых беспорядках. Вечер и ночь выдались спокойные, поэтому я решил прогуляться вместе с двумя высланными магами и нарядом стражи. Виновника торжества застать не удалось, но хозяин не стал выдвигать претензии. Я проверил его на ментальное воздействие – все оказалось чисто, и мы отправились обратно. Мне успели описать этого «одаренного», – отец произнес это слово с другой интонацией, – Учитывая небольшое количество магов среди выпускников, пировавших в «кубке», выводы напрашиваются сами. Надеюсь, ты извлек из всего этого урок?

– Да, пап, больше этого не повториться, – смиренно ответил я.

– Хорошо, что ты понял. В таком состоянии маг становится крайне опасен для окружающих. Тем не менее, не могу не отметить твое мастерское владение стихией огня. И это всего через неполный месяц после обнаружения дара, тем более без использования Знака! Поразительный результат, из тебя выйдет превосходный маг, я уверен, – я самодовольно ухмыльнулся – кому же не нравится, когда тебя хвалят?

В комнату грациозно впорхнула Оливия Вэнтел, пребывавшая, по–видимому, в хорошем настроении. Оказывается, на сегодняшний день мать взяла выходной, решив проводить меня.

– Крис, ты уже решил, как будешь добираться до Арвайна? – поинтересовалась мама.

– Завтра рано утром отправляется большой караван в столицу проездом через Арвайн. Всего три серебренника, и за день до начала занятий я смогу попасть в Магическую Академию.

– У меня есть для тебя другое предложение, – она протянула мне небольшую бумажку, приятную на ощупь и переливающуюся на свету всеми цветами радуги. Я обомлел: это был билет на маголет[7] до Арвайна, отправление сегодня в семь часов вечера.

– Ух ты, спасибо, мам! – я от всей души поцеловал ее в щеку.

– Я рада, что тебе понравилось.

– У меня для тебя тоже есть подарок, – отец подошел ко мне и протянул небольшой красиво упакованный сверток. И где он его до этого прятал? В предвкушении, я развернул коробку, и на моей ладони оказалась цепочка серебристого цвета. В оправе на цепочке находился ограненный светло–голубой сапфир. Такие камни ценились не очень дорого, но отца я также поблагодарил от всей души. Настроение было отличное, от утреннего похмелья и головной боли не осталось и следа. Я наконец-то активно занялся уже остывшим обедом, от которого только недавно нос воротил. Жизнь вообще отличная штука!

– Конечно, это не алмаз или рубин, – тем временем просвещали меня, – но и сапфиры тоже достаточно энергоемки и неплохо держат магию. На первое время, пока твой резерв не развит полностью, тебе вполне хватит этого камня. Советую тебе направлять все излишки энергии в сапфир. Таким образом, делаешь два дела сразу: твой резерв растет намного быстрее благодаря постоянным магическим тренировкам, а накопленную энергию можно очень выгодно продать или самому использовать в нужный момент.

– На четвертом курсе мне тоже выдадут накопитель? Такой же, как у нас в подвале? – поинтересовался я у отца.

– Не совсем. Недавно к нам перевели молодого мага, только окончившего академию. Я смог воочию убедиться в том, что нынешние академические накопители не чета тем, что выдавали раньше! Его камень выдерживает от силы полторы тысячи МА, в то время как мой алмаз в лучшие времена спокойно держал две с половиной тысячи, – с жаром рассказывал отец, – Эти жалкие червяки экономят даже на накопителях, при этом цены на обучение только растут, просто немыслимо! – да уж, несмотря на то, что это твой родной сын, расставаться с такой суммой денег было очень неприятно.

– А сколько мой сапфир вмещает? – поспешил отвлечь я отца от больной темы.

– Скажу навскидку, около шестисот МА.

– А ведь мой Знак позволял создавать плетения мощностью не больше одного МА!

– Я понял, о чем ты думаешь, но создавать сильные заклинания с помощью накопителей очень сложно. Все зависит от скорости передачи маны.

– То есть? – что-то я не совсем понял, что отец имел в виду.

– Ай, – Роберт отмахнулся, – тебе объяснят все в Академии наставники гораздо опытнее, чем я, – судя по всему, отцу просто лень было распинаться передо мной.

Я посмотрел на часы, висящие на стене в столовой. Достаточно грубой работы артефакт, собранный отцом несколько лет назад. Эти часы разительно отличались от элегантных поделок других магов, впрочем, время они показывали точно и никогда не подводили. Но самое главное, что до вылета маголета оставалось не так много времени:

– Я пойду наверх собираться, – сообщил я родителям.

– Я соберу тебе поесть в дорогу!

– Мам, только не надо как в прошлый раз целый мешок собирать. Путь займет от силы часа четыре.

– Ничего, ты ведь будешь ночевать в таверне, а я знаю, как отвратительно там кормят. Не дай боги, заболеешь чем.

Махнув рукой, я поднялся в комнату и принялся как можно компактнее укладывать свои вещи. Как я и ожидал, сумка с провизией, собранная заботливым родителем, оказалась больше моей сумки с вещами.

Задолго до назначенного времени, мы с родителями вышли из дома и неспешно направились в сторону площадок для летающих артефактов. На пути нам, к моей радости, встретился помятый Сэм, тотчас помчавшийся оповестить друзей о моем отбытии. Немаленькое здание «Воздушого Порта Сторвайна», как гласила крупная надпись над входом, встретило нас прохладой и очень вежливыми служащими. Вскоре явились неважно выглядевшие после вчерашнего Сэм, Ник и несколько одноклассников. К слову, Сэм даже на фоне остальных выглядел чуть ли не избитым: щека расцарапана, под глазом виднеется еле заметный фингал. На все вопросы о встрече с троллями друг отмалчивался, про Селину тоже ничего не соизволил сообщить. Друзья в красках поведали о моем вчерашнем беспределе в таверне, чуть не доведя до сердечного приступа еще ничего не знавшую Оливию. Пришлось спешно уверять маму, что алкоголем я злоупотреблять больше не буду. Поддержка вовремя подоспевшего отца пришлась как нельзя кстати. Друзья и родители надавали кучу зачастую противоречащих советов: вести себя примерно, слушаться старших, стараться в учебе, не общаться с темными и вообще избегать другие расы, повеселиться от всей души, подцепить себе темную эльфийку и так далее. Думаю, кто давал эти советы пояснять не надо.

Из-под свода главного зала порта раздался усиленный магией голос:

– Через тридцать минут отправляется маголет Искра-2 рейсом Сторвайн – Арвайн. Расчетное время прибытия двадцать два часа тридцать две минуты. Просим всех пассажиров пройти на регистрацию к проходной номер три и четыре. Спасибо за внимание.

Мать торопливо расцеловала меня в обе щеки, оставляя еле заметный след губной помады. Отец напоследок крепко обнял, друзья тоже не отставали от него. Попрощавшись, я устроился в конец одной из очередей. Людей было около тридцати человек, в основном богатые и хорошо одетые люди. Фактически только я один составлял исключение в своей непритязательной одежде. Я заметил несколько мужчин с длинными распущенными волосами – отличительной чертой благородных в нашей стране. Маги земли или воздуха, накопившие достаточно денег, нередко выкупали у разоренных лордов их земли и приводили их в порядок. Хороший погодник или маг–агроном неизменно увеличивал доход со своей земли и зачастую становился основоположником нового благородного рода.

Достаточно быстро подошла моя очередь. Возле странного артефакта в виде дверного проема находился проверяющий в серо–синей форме порта.

– Все магические артефакты и билет на рейс выкладывайте на подставку слева от проема и проходите через арку, – абсолютно без эмоций произнес сотрудник воздушного порта. К счастью, я уже увидел досконально процедуру, поэтому все артефакты и билет заранее приготовил. Проверяющий повертел в руках мою зубную щетку, чуть ли не на зуб попробовал. Дежурный маг лениво махнул рукой – мол, пропускай. Сотрудник поставил печать в билете и пожелал счастливо пути. Собрав свое добро в сумку, я помахал напоследок родителям и отправился на взлетную площадку.

Глава 2

Маголетов в порту было всего четыре: наша Искра-2, еще одна Искра, только более старого образца, военный «Стордатт» с толстенной броней и внушительного вида боевыми орудиями. На краю площадки скромно притулился небольшой скоростной корабль неизвестной марки – может курьерский, а может и частный. Наверное, стоит дать некоторые пояснения по поводу некоторых названий в Иллории. Честно говоря, я не сильно старался в изучении языков, хотя кое-что из школьного курса все же осело в моей голове. Так вот, со старо–имперского Стордатт переводится как лесной гигант. Почему такое название у военного маголета из столичных мастерских, спрашивайте не у меня. Название моего родного города – Сторвайн, как можно догадаться, переводится как Лесной Город, Арвайн – Светлый город. В Арвайне я никогда не был, но слышал, что в давние времена на улицах города было установлено множество магических светильников, которые работают до сих пор. Название столицы Иллории – Вайн в очередной раз напоминает о том, что наши предки предпочитали не заморачиваться из-за названий населенных пунктов.

Вблизи пассажирская Искра производила еще больше впечатлений. Обтекаемый каплевидный корпус, обшитый листами металла, аккуратные стекла иллюминаторов смотрелись стильно и вместе с тем грозно. Высотой маголет был с двухэтажный дом, в ширину также был около четырех метров, в длину же занимал не менее двадцати пяти метров. На обратной стороне билета я прочитал, что корабль предназначен для перевозки сорока восьми человек и развивает скорость до семидесяти километров в час. Подумать только – это вдвое больше скорости магохода[8] по хорошей дороге! Надо будет маму еще раз обязательно поблагодарить: я бы просто пожадничал отдавать в пятнадцать раз больше денег, чем стоило это путешествие вместе с наземным караваном.

Закрепив багаж на специальных полках, я удобно устроился в кожаном кресле. Ура! Мне досталось место возле иллюминатора – можно поглазеть на землю с высоты птичьего полета. Рядом со мной уселась дородного вида дама, презрительно окинула меня взглядом и громко фыркнула. Ну и ладно, настроение мне все равно уже никто не испортит.

– Молодой человек, не могли бы вы принести мне стаканчик чего-нибудь алкогольного. Я плохо переношу полеты на этой штуковине. Не волнуйтесь, служанка в курсе, – произнесла моя соседка и отвернулась, не дождавшись ответа. Похоже, я несколько преувеличил, сказав, что настроение мне никто не сможет испортить.

– Конечно, энн (уважительное обращение к женщине в Иллории), – я окинул взглядом габариты женщины, подумав, что второй раз она в это кресло не втиснется – первый раз это случилось чудом, не иначе. Поминая про себя морта, я потопал в комнату обслуги.

– Извините, у вас не будет чего-нибудь алкогольного? – спросил я миловидную служанку в форме, занимающуюся укладкой вещей. Окинув меня надменным взглядом, девушка произнесла:

– Уважаемый, не советую вам в таком возрасте налегать на выпивку.

– Да я не…

– Нет, нет, извини, – служанка прыснула со смеху, – Просто у тебя было такое лицо, что я не смогла удержаться. Вот держи, – она протянула мне стаканчик с темной жидкостью, – Тебя ведь мисс Сандерс послала?

– Да, наверное.

– Этого ей хватит, чтобы проспать до конца полета. А теперь, иди займи свое место, мы скоро взлетаем, – Поблагодарив девушку, я направился к своему креслу.

Мда, судя по грозному храпу на весь салон, дождаться хотя бы простого спасибо мне уже не суждено. Тем временем корабль заметно тряхнуло и появилось басовитое гудение. Нас предупредили о запрете на любые магические действия, но я понадеялся, что к магозрению это не относится. Очень уж любопытно было. Девять ярко сверкавших накопителей я обнаружил в задней части нижнего яруса маголета. От них по всему корпусу отходили магические линии пурпурного цвета, напоминая паутину. Можно предположить, что пурпурное свечение относится к магии воздуха, использующееся в корабле для полета. Были и другие цвета, но менее яркие: светло–голубой и желтый. Кстати, зеленый цвет, источавший наш накопитель, относится к земле, поскольку отец говорил, что заряжает артефакты именно этой стихией.

Маголет неспешно и, я бы даже сказал, величественно набирал высоту. Гудение стало немного сильнее, при этом пурпурная паутина засветилась еще ярче. Я развеял магическое зрение и приник к иллюминатору. Набрав определенную высоту, корабль развернулся на 180 градусов и двинулся в сторону конечной цели нашего путешествия. Город с высоты смотрелся очень красиво. Дома и люди были крохотными, и привычные и легко узнаваемые с земли места здесь с корабля было трудно определить. Постепенно корабль набрал приличную скорость, под нами медленно проплывали поля и леса. Один раз даже пролетели над небольшим озером, узнать которое сверху было затруднительно – их в округе Сторвайна хватает. Я и не заметил, как задремал под мерное покачивание летательного аппарата.

– Что скажешь, Джер?

– Хмм, воздушная сеть затрудняет обзор. Вероятно, два–три мага из пассажиров плюс корабельный маг. Сильных не вижу, но маскировку никто не отменял, – сказал невзрачный человек со светящимися от магии глазами, поглаживая свою куцую бороденку.

– Да какая маскировка? Они тут как непуганые гуси летают, так и хочется их пощипать, – крупный богато одетый мужчина в кресле кровожадно ухмыльнулся.

– Приготовить орудие на полную мощность, цель – вражеский огне–метатель. Огонь по готовности! Джер, не стой столбом, тоже добавь энергии заклинанию.

– Ефть, кэп! – браво откликнулся беззубый подросток, сидящий за столом со странными приборами, – Фейфас мы им покафем!

– Зуб, прикрой свою пасть и займись делом! – скомандовал здоровый воин с мечом и кинжалом на поясе, – Капитан, я отправляюсь?

– Возьми с собой Орландо с «очками».

– Да магоцикл же развалится! Двое там просто не поместятся, – с обидой воскликнул мечник.

– Жрать кому-то надо поменьше. Мы на нем еще втроем катались!

– Ага, когда лет по восемь вам было, – тихо пробурчал воин, отправляясь за напарником.

– Кэп, ефть захват фели! – доложил Зуб.

На приборном столе в правом углу тревожно замигал маленький красный светильник.

– Рон, смотри, светильник замигал. А что он означает то? – лениво поинтересовался помощник главного пилота пассажирского маголета Искра-2. Очевидно, он не проявлял много усердия при обучения на пилота.

– Балбес, как же ты умудрился сдать экзамен на пилота? Что за светильник? – спросил главный пилот.

– Да вот, – указал помощник пальцем.

Несколько мгновений Рон тупо пялился на мигающий датчик, но потом очнулся и заревел:

– Включай полную мощность на воздух, мортово отродье! Попробуем оторваться.

К чести помощника пилота, если он и растерялся, то ненадолго. Из-за плотной тучи шустро вылетел небольшой кусочек солнца и понесся в сторону корабля.

– Капитан? – перешел на официальное обращение изрядно струхнувший помощник.

– Дуй за аварийным набором – там два стандартных защитных амулета. И предупреди Виолу. Бегом, у нас всего пара минут! – приказал Рональд замешкавшемуся новичку.

Огненный шар неумолимо приближался к Искре. Прибежавший помощник протянул два амулета из темного камня капитану.

– Вот, я предупредил Виолетту, она умчалась к пассажирам.

– Молодец, – капитан активировал оба амулета и быстро продолжил, – Так слушай, эти твари нацелились на огневой метатель, как пить дать. Наш водный щит не выдержит – слишком мощный шар. Сейчас я начну тормозить, а ты переключай всю мощность на щит. Я создам вокруг нас двоих защитное поле в помощь к амулетам. Морт, если бы противника было видно в магозрении. Наложил воздушную метку на цель, зарядил парой огнешаров и делов!

Снилось мне что-то не совсем приятное. Я падал в пустоту, казалось, уже целую вечность, еле уворачиваясь от выступающих повсюду кровавых шипов. Очнулся я, почувствовав резкое торможение. Пассажиры недовольно гомонили, один из них, прижавшийся до этого к окну иллюминатора, крикнул:

– Держитесь, сейчас врежется!

Словно подтверждая слова моего попутчика, где-то впереди раздался оглушительный взрыв. Весь салон ощутимо тряхнуло, ремень больно врезался в живот. Люди в страхе завопили, одна дама закатила истерику, прося выпустить ее наружу. Изрядно помятой служанке удалось с помощью пассажира не пустить женщину к выходу и усадить обратно в кресло. Судя по ощущениям, мы неподвижно висели в воздухе. Вышедший человек в форме был в неважном состоянии: голова и правая рука перебинтованы, форма частично обгорела.

– Уважаемые пассажиры. На маголет напал неизвестный военный корабль. Сейчас к нам направляются переговорщики. Прошу вас не оказывать сопротивления и не подвергать людей опасности.

– Чтооо? Да мы этих бандитов в порошек сотрем! – заявил пассажир, в котором по некоторым деталям одежды можно было опознать мага. Пока воинственно настроенный чародей препирался со служащим, я выглянул наружу и увидел двух людей, приближающихся к нам на маленьком маголете.

Во входную дверь забарабанили, до меня долетели обрывки не слишком цензурных выражений. К слову, моя соседка во время суматохи даже не проснулась – очень уж качественное зелье попалось. Дверь открыли, и пред народом предстало налицо два отпетых бандюгана. Тот, что поменьше сразу прошел в кабину пилота, другой обратился к пассажирам и произнес нехитрую речь:

– Мы благородные пираты и пришли изъять все ценности, нажитые незаконной эпслу… эк–сплу–атацией простых граждан Иллории, – с запинкой проговорил явно заученную фразу пират, – Так значит, если рыпнетесь – получите шаром по накопителям и от этой посудины останутся только мелкие кусочки. Сейчас мы приземлимся, и вы без лишнего шума отдадите нам все деньги, украшения, артефакты и остальной хабар. После этого можете лететь на все четыре стороны, – Ага, как же. Самым ценным на этом кораблем, без сомнения, являются девять больших корабельных накопителей, без которых он не сможет подняться в воздух.

Корабль, действительно, начал быстро снижаться и вскоре достиг поверхности. К моему огорчению, от толчка пират даже не покачнулся, я бы уж точно от такого на полу очутился. Дальше настала крайне неприятная процедура сдачи ценностей. Один из пиратов – худощавый обыскивал сумки и пассажиров, другой складывал добро в заранее прихваченные с собой мешки. Да, признаю, я поступил глупо, но в тот момент мне очень уж не хотелось лишаться отцовского подарка, и я засунул камень между сидениями в надежде, что его не отыщут. Очки одного из пиратов оказались артефактом, и он без проблем отыскал мою заначку. Я отделался звучной затрещиной – пират не стал усердствовать, видя вокруг озлобленных, готовых наброситься пассажиров.

Через полчаса здоровый пират, переправлявший до этого добро, с ухмылкой пожелал нам приятного пути, забрал подельника и отправился восвояси. Я узнал, что мы пролетели только полпути, и к нам уже спешит помощь. Капитан был также ранен, но держался – маг как никак. Вместе с остальными магами, они организовали снаружи аварийный маяк, видный издалека. Я предложил свою помощь капитану, и он с благодарностью принял мой скудный резерв. Передать энергию оказалось очень просто, как и говорил, отец. Накопители, конечно, пропали, и нам только оставалось ждать – репутация компании, да и всей отрасли сильно пострадает, если не будут приняты соответствующие меры

Вот так печально и завершился мой первый опыт воздухоплавания. К счастью, к нам достаточно быстро прилетела помощь в виде двух военных кораблей Арвайна и, даже, того самого маголета, что я видел в Сторвайне. Тут же появилась туча людей в форме, но слава богам допрос продолжался недолго. Уже через полчаса нас вполне с комфортом разместили на Арвайнских кораблях и мы направились к месту назначения. Единственным плюсом в данной ситуации можно считать, что нас с энн Сандерс посадили на разные корабли. Жаль, я не присутствовал при попытке военных разбудить даму.

Судя по разговорам окружающих, увидеть напавший корабль так и не удалось никому. Выдвигались предположения, что сначала маголет находился за тучей и пользовался противомагической маскировочной сетью, потом скрылся за холмами, куда и сгружали добро пираты. Эта идея принадлежала одному щегольски разодетому одаренному, смотрящему на всех свысока. На предложение молодого благородного о том, что маголет пользовался заклинанием невидимости, маг только посмеялся и снисходительно объяснил, что для поддержания полной невидимости такого большого объекта требуется огромная магическая мощность. Некоторые разговоры были малопонятны, но я с интересом вслушивался в дискуссию.

В Арвайне было уже заполночь, когда корабли с пострадавшими приземлились в воздушном порту. Что за ор тут появился! Несмотря на усталость, пассажиры злополучного рейса негодовали, ругались и отчаянно торговались, подробно описывая каждую потерянную вещь. Я быстро забрал у служащих свою компенсацию в виде половины стоимости билета и слинял. Ну, хоть что-то – на пару золотых вполне можно прожить два–три месяца.

Арвайн действительно оказался городом света: все мало–мальски крупные улицы были хорошо освещены, и выглядело это потрясающе. Я довольно быстро нашел таверну, в которой в свое время еще отец останавливался. В зале было мало народу, но пара посетителей в уголке, неспешно потягивающие вино, надолго привлекли мое внимание. Можете считать меня глупой деревенщиной, но за свою жизнь я видел темных эльфов всего пару раз. Город то у нас большой, но ничем не примечательный, поэтому эльфы в Сторвайне бывают лишь проездом. То ли дело Арвайн – Магическая и Военная Академии, большой выбор магических артефактов привлекают представителей разных рас.

В Иллории сложилась довольно странная и неоднозначная ситуация: наше государство считается единственным, где официально проживают народы трех разных рас. В давние времена племя гномов, а за ними и народ темных эльфов облюбовали склоны и подземелья Арратских гор, что находятся практически в центре Иллории. Селились там в основном отступники, неугодные власти и просто не нашедшие своего места на родине. Произошло это, если мне не изменяет память, при правлении короля Лорентия. Самое удивительное, что две расы, отнюдь не испытывающие друг к другу симпатии, смогли договориться и не устраивали кровопролитий за территорию. Короли Иллории всегда славились своим умением договариваться и извлекать выгоду из любой ситуации. Лорентий не был исключением из правила: в короткие сроки был подготовлен указ, по которому с гномов взимали часть добытой руды в качестве налога и королевские заказы обслуживались по самой выгодной цене; темных эльфов же обязали принимать людей на обучение военному искусству и предоставлять пятерых магов для охраны границ королевства. Оба пока немногочисленного народа вынуждены были принять эти уловия – помощи им было ждать неоткуда, справиться же с нашими войсками не представлялось возможным. По крайней мере, это то, что мне известно из школьного курса истории.

Я прошел к стойке, стараясь не сильно пялиться на темную парочку. Судя по недовольному взгляду одного из эльфов в мою сторону, мне это не сильно удалось. Сонный трактирщик заметно оживился, услышав имя Роберта Вэнтела, и, к моей радости, разрешил мне бесплатно переночевать. Деньги лишними никогда не бывают.

– Действительно, ты похож на Роба. Я твоему отцу еще должен, так что о деньгах не беспокойся. Вот, держи ключ. Наш лучший номер сейчас пустует – ты можешь оставаться там, но если появится клиент – придется тебе переехать.

– Большое спасибо, но мне только переночевать надобно.

– В войну или в магию решил пойти? – спросил со знанием трактирщик.

– В магическую академию собрался поступать.

– Это дело правильное – маги сейчас везде ценятся. Повезло тебе парень.

Поблагодарив старого друга отца и еще раз украдкой полюбовавшись на необычные физиономии эльфов, я потопал в свою комнату. Номер действительно был большой и шикарно обставлен – видно, что трактир не бедствует. Вырубился я мгновенно – усталость и напряжение сегодняшнего дня сделали свое дело.

Проснулся я в отличном настроении. Роскошная постель, мягкая подушка и теплое одеяло уговорили меня поваляться еще часик. Чувствовал я себя хорошо, если не считать немного неприятного и непонятного ощущения пустоты внутри. Трудно описать это словами, подобного мне ощущать еще явно не приходилось. Дискомфорта «пустота» особо не причиняла, поэтому я выбросил это из головы и принялся опустошать сумку с едой. Обильно позавтракав, я с сожалением покинул номер и спустился в зал таверны. Хозяин в недоумении воззрился на меня, а потом просто взорвался оглушительным смехом.

– Да, парень, давно я так не смеялся, – вытирая слезы молвил трактирщик, – сейчас, обожди минуту.

За это время я успел передумать тысячу версий, но только принесенное зеркало открыло причину неуемного смеха. Вот гады! У меня просто слов нет! Мало того, что эти эльфийские недоноски (а кто это еще мог быть?) прокрались в мою комнату, они еще и подрисовали мне усы какой-то дрянью. Финальным штрихом оказалась надпись на лбу «ИДИОТ» сразу на двух языках. Мортовы выродки, эта детская выходка им дорого обойдется! И правильно сделали, что слиняли.

Трактирщик, которого, кстати, звали Винтор, принес откуда-то бутыль с дурно пахнущей жидкостью, сказав, что чернила отмоются только этим.

Лоб покраснел и ужасно чесался. Злой, будто тысяча мортов, я ковылял в сторону выхода из города. Академия имени Стерри Видфорда находилась в часе ходьбы от Арвайна. Не в силах больше терпеть зуд на лице, я плеснул немного магии жизни на лоб, совсем не думая о последствиях. Фуух, стало действительно легче. С подозрением уставившись на свое отражение в луже, я отметил отсутствие рогов или других странностей на моем лице. Надо будет попробовать так раны исцелить, хотя что-то мне подсказывает, что это уже сложнее.

Арвайн, надо признать, сильно отличался от моего родного города. Был он всего раза в два больше Сторвайна, но в тоже время являлся торговым, научным, военным и магическим центром юго–восточного региона Иллории. На востоке стоял небольшой порт, торговавший со светлыми эльфами. Так уж сложилось, что большая часть эльфийских товаров направлялась для продажи также в Арвайн, и встретить здесь светлых вполне реально. В различных академиях учились представители всевозможных рас, что очень не нравилось Святой Ромалии. И это учитывая, что некромантия и черная магия у нас официально запрещена, в отличии от Тамшара! С тамшарцами у святых отцов периодически случаются стычки, но серьезных войн давно не было. Ромалия является довольно сильным и развитым государством, имеющим влияние на многие страны. Слава богам, Иллория может себе позволить не обращать внимания на протесты и запреты святого престола – наша страна достаточно могущественна и независима. Арвайн находится близко к границе с Вольным Княжеством, находящимся под покровительством святых отцов. Именно здесь сосредоточилась вся агитационная мощь культа Спасителя, но местные жители все же очень неохотно шли под знамена Святой Ромалии.

Осматривая местные достопримечательности, я не заметил, как дошел до северных ворот. Стражники в цветах герба Арвайна осматривали группу из трех молодых людей в необычной форме. Прибегнув к магическому зрению (стало получаться все быстрее!) я обнаружил у всех трех развитый магический дар. По сравнению со стражниками, структуры аур молодых магов ярко сверкали всеми цветами радуги. Впрочем, один из стражников, стоящий неподалеку, тоже имел яркий магический узор. Какая-то странная аура у него – сколько ни вглядывался, не смог ничего толком рассмотреть. Силовые потоки размыты, многие линии периодически меняют яркость, и даже цвет. Может это некий вариант маскировки ауры? Надо будет спросить потом об этом случае.

Южный тракт оказался широким и ухоженным. Начинался он в столице – Вайне, шел на юг и заканчивался непосредственно в Арвайне. Через сорок минут пути показалась развилка. Куда топать дальше гадать не приходилось: здоровенная каменная плита с надписью «Магическая Академия Стерри Видфорда» аж на пяти языках стояла около поворота на запад. Вокруг перекрестка росли невиданные деревья и цветы разных форм и расцветок – видимо, результат работы магов жизни и земли. Недалеко виднелось небольшое озеро явно искусственного происхождения. Оно напоминало каменную чашу длиной метров двести, заполненную абсолютно прозрачной водой. Дно просматривалось идеально: ни один камешек или листик не портил совершенную гладь дна и поверхности водоема. Может это озеро и безопасное, но я туда точно не полезу.

До академии я добирался часа два, не меньше, бестолково глазея на результаты магических экспериментов вдоль дороги. В основном это были красивые ансамбли, состоящие из групп цветов и деревьев, перемежающиеся грудами необычных камней и минералов. Но пару раз мне попались не слишком приятные картины: черная земля с обгоревшими, вывороченными деревьями. Вот так и в жизни, философски подумалось мне. Кто-то создает, а кто-то разрушает. Нет белой и черной магии – есть люди, употребляющие власть во благо или во зло. Лишь один раз мне встретилась группа студентов, молча сидящих в позе лотоса в тесном кругу на круглом валуне. Сбоку наверх даже ступеньки шли. Почесав репу, я счел за лучшее не отвлекать сосредоточенных магов от их занятия.

Академий магических я не видел ни разу, поэтому ожидал встретить нечто грандиозное и величественное. Академия Арвайна не оправдала моих ожиданий: моему взору предстал небольшой городок с одно- и двухэтажными зданиями. В центре виднелось крупное трехэтажное сооружение, представлявшее собой смешение разных архитектурных стилей.

– Кто таков? – несколько лениво спросил один из охранников на входе. Судя по всему, они также имели магический дар – как же иначе за малолетними одаренными тогда следить?

– Крис Вэнтел. Собираюсь поступать в академию.

– Ага, проходи. Тебе вон в то желтое здание. С правилами тебя ознакомят, – борясь с сонливостью, ответил стражник.

Бессовестно глазея по сторонам, я сначала направился к фонтану на небольшой площади перед главным зданием. Народу было немного – все-таки занятия начнутся только через пять дней. В основном шастали студенты, одетые в ту самую форму, что я видел на выходе из города на молодых магах. Состояла она из брюк и кителя с поясом. Цвета, как можно догадаться, означали принадлежность к той или иной стихии. Многие девушки тоже ходили в брюках – просто немыслимо! Впрочем, в чужую страну со своим сводом законов не ходют.

Парк был очень красив: каждое дерево или кустик были настоящим произведением искусства, аккуратные дорожки и изящные скамейки. Даже моему неискушенному взгляду этот небольшой парк казался райским местом. Как и можно было предположить, человеком, чья статуя стояла на площади рядом с фонтаном, оказался Стерри Видфорд. Видфорд был изображен, как улыбающийся старичок с короткой стрижкой и пивным животом. По краям глаз пролегли морщинки, в руках покоилась небольшая трость – встреть такого на улице, ни за что не скажешь, что это великий маг и ученый, которому принадлежит множество открытий.

Ну, ничего, еще нахожусь по академии – теперь необходимо уладить все формальности с поступлением. Экзамена я не боялся: принимались одаренные, владеющие двумя и более видами магии, либо одной на уровне ученик. Тем, кто не смог поступить с первого раза – дается год на развитие своего дара. Неразвитый дар обнаружить практически невозможно, поэтому многие в нашей стране выбирали жизнь без магии. Если же ты решил поступать в академию, то обратного пути нет – либо ты оканчиваешь заведение и становишься дипломированным специалистом, либо на несколько лет загремишь в армию в качестве мало оплачиваемой подпитки для военных магов. Те, у кого недостаточно денег на учебу, также должны отслужить положенный срок в армии, но там условия гораздо лучше.

В приподнятом настроении я направился в приемную. Теперь то я обратил внимание на материал, из которого были построены здания в городке. Это был, так называемый, эластичный камень – камень, специально обработанный магами земли. Рассказывают забавный случай про Эльнордского мага. Захотелось тому однажды построить себе дом – ну, какой же уважающий себя чародей без высокой башни? Но гномы закатили такой счет, что тот решил самостоятельно построить себе жилище. Времени ушло уйма, но маг таки построил себе башню из камня, намертво сплавляя куски оного между собой. Получился элегантный гладкий монолит без единой щели, за исключением дверей, окон и т. д. Прошло всего пару месяцев, и возникли тогда слабые подземные толчки. Могучий маг земли просто не обратил на них внимания, а зря. Через всю башню пролегла здоровая трещина, куда можно было и руку просунуть, а после очередного толчка все здание медленно рухнуло, похоронив собой Эльнордского мага. С тех пор маги при строительстве используют эластичный камень, делая здания гораздо прочнее и долговечнее гномьих построек. Но и цена у таких строений заоблачная, даже по сравнению с подземными коротышками.

Секретарь в приемной сразу же отправил меня в один из кабинетов с надписью «Экзаменационная комиссия». Внутри за столом я обнаружил обворожительную миниатюрную девушку и нахмуренного огромного орка. Контраст был столь силен, что первое время я просто тупо пялился на них.

– Что глаза то вылупил? Из какой ты деревни вылез, раз орков не видел? – пророкотал зеленый.

– Эммм… Да видел… – промямлил я.

– Ну конечно, может тебе дед на сеновале рассказывал про то, как жуткие орки устраивают набеги и поедают людей? – с ехидством поинтересовалась красавица. И с чего они взяли, что я из деревни? Одежда конечно не богатая, но добротная, да и я не похож на деревенского увальня.

– Ну извините, у нас орки с эльфами экзамены не принимали, – раздраженно ответил я.

– Ладно, ладно, не кипятись. Садись, будем заполнять эту мортову анкету, или ты уже передумал?

– Нет!

– Дэйрен, ругательства из уст учителя Академии недопустимы, – укоризненна посмотрела на орка брюнетка, – Меня зовут Риэнна, я преподаватель практических занятий по боевой магии. Это магистр Дэйрен, он лучший знаток в нашем заведении слияния со стихией.

Дальше последовала достаточно долгая и скучная процедура внесения моих данных в анкету, начиная со своей биографии и заканчивая размерами обуви. Один раз за это время в дверь кабинета робко постучали.

– Занято! – рык зеленокожего заставил подпрыгнуть магическое стило на столе и надолго отбил у кого-либо желание стучаться в этот и соседние кабинеты.

Под конец настала проверка моих магических навыков.

– Ну что ж, покажи нам, на что ты способен, – предложил магистр Дэйрен.

– Искры хватит?

– Вполне.

Получится их обмануть или нет, я не знал. Но и выделяться мне совсем не хотелось, потом проблем не оберешься. Я сосредоточился и запустил искру, одновременно выделяя немного сырой энергии. Энн Риэнна записала что-то в журнал. Уф, кажется, прокатило.

Следует заметить, что у магов при создании заклинания помимо необходимой выделяется некоторое количество сырой силы. Эта лишняя энергия отрицательно влияет на создаваемое заклинание, вплоть до полной невозможности его сплести. Все зависит от силы, сложности, прочности и т. д. заклинания. Соответственно, чем меньше лишней энергии выходит при кастовании, тем сильнее считается маг и тем более сложные заклинания ему доступны. Система ранжирования немного запутанна, мне в свое время отец объяснил основы. Итак, возьмем общую энергию, выделяемую при создании заклинания. Если лишняя энергия составляет 50% и более от общей, то такой маг не сможет сплести даже простейшее заклинание этой стихии. При наличии от 30 до 50% лишней энергии маг имеет ранг ученик в данном типе магии, от 10 до 30% - мастер, от 1 до 10% - эксперт. Также существуют повелители, чья энергия уходит полностью на колдуемое заклинание. Мой отец, например, является мастером стихии воды и экспертом стихии земли.

Хм, если подумать, то когда я колдую, также не выделяется никакой лишней энергии. Я не особо присматривался к этому процессу, но решил, что лучше перестраховаться и создать небольшие помехи.

– А можно узнать результаты?

– Точный результат тебе покажет только специальный артефакт. В конце семестра вы будете проходить квалификацию, где и узнаете значение утечки энергии, – хмуро сообщила девушка.

– Ну, хотя бы примерно. Мне важно именно ваше мнение! – судя по хмыкнувшему орку, моя грубая лесть вряд ли подействует.

– Ранг ученика. Я бы сказала, около 40% неиспользуемой маны. Что с другими типами магии? – теперь хотя бы буду примерно представлять, сколько лишней маны «сыпать».

– Воздух, жизнь и смерть, наверное, тоже на уровне ученика, – вот тут их невозмутимые маски дали трещину. Дэйрен посмотрел на меня с уважением, Риэнна – с интересом.

– Очень хорошо, молодой человек, – похвалил орк. Вот так быстро из «деревни» я превратился в уважаемого студента, почти коллегу. Немного огорчает, что моей заслуги здесь почти нет – этому я обязан своими природными способностями. С другой стороны, эти способности являются частью меня, так почему бы ими не гордиться?

Подтверждения владения остальными стихиями не потребовалось. Как сказал магистр Дэйрен, позже все мои способности все равно будут досконально изучены, и за ложные показания могут и отчислить из академии. А это равнозначно принудительной отправке в армию, где недоучившимся чародеям живется несладко. Если в остальных магических заведения давался второй шанс получить диплом, но уже в Арвайнской Академии, то здесь такой попытки не было. Прием довольно быстро окончился, и мне кратко поведали правила безопасности и правила поведения в стенах учебного городка и дали направление к заведующему складом и коменданту общежития. Контракт об оплате учебы со счетов моего отца отнюдь не вызвал удивления у преподавателей – видимо, низкая цена, несмотря на дурную славу академии, привлекает множество одаренных.

Зеленокожий орк в форме магистра академии задумчиво смотрел на дверь, закрывшуюся за новоиспеченным студентом Академии Магии.

– Дэй, что с тобой? – спросила Риэнна.

– Когда он создавал заклинания, что-то показалось мне странным. – пробормотал магистр Дэйрен.

– Да брось, у него достаточно развитый дар, маскировка отсутствует – я проверила. На нем также нет никаких заряженных амулетов.

– Пожалуй, ты права. Наверное, я просто переутомился.

– Я думаю нам надо наведаться в «Жареного поросенка». Скоро занятия, когда мы еще соберемся?

– Эта идея мне по душе. Попробую вызволить Витторда из его архивов.

В этот момент в дверь робко постучали, и только тонкий слух орка смог уловить звук.

– Что вы там в дверь скребетесь? Войдите!

Глава 3

Мои мечты постепенно претворяются в жизнь. Я зажмурился, словно довольный кот, объевшийся сметаны. Студент Академии Магических наук – звучит неплохо! Так, хватит, сейчас и других дел хватает.

Не сразу я нашел требуемое здание – просто никак не мог уразуметь, что огромное серое строение и является складом. По своим габаритам здание уступало лишь главному корпусу, были еще и малопонятные большие купола вдалеке, но я причислил их к испытательным зонам и во внимание не принимал. Кабинетов здесь было тоже немало: Выдача имущества студентам, Выдача имущества преподавательскому составу и служащим, Отдел материалов и ингредиентов, Отдел немагического инвентаря, Отдел магического инвентаря, Стол заказов.

В нужном помещении за стойкой находился пожилой мужчина с крючковатым носом. Он был обвешан с головы до ног защитными амулетами и производил впечатление бывалого торгаша. Словно оправдывая свой образ, кладовщик сообщил, что из-за моего раннего приезда некоторые вещи еще не успели привезти. Уговаривать, давить, угрожать оказалось бесполезно – все равно, что пытаться сдвинуть с места скалу. Так и не получив весь комплект, я забрал свои пожитки и двинул в сторону общежития N2, предварительно поинтересовавшись дорогой.

Бежевое здание студенческого общежития было также прекрасным образцом магического строительства и отлично вписывалось в архитектурный ансамбль городка. Сколько лет строениям, построенными магами, было очень сложно определить – они все выглядели, будто новые. Тут, похоже, почти все владели магией на том или ином уровне. Даже комендант общежития – дама средних лет оказалась неплохо подкована в этом вопросе. Думаю, ей не раз приходилось вступать в конфронтацию с хулиганами или устранять последствия бурных вечеринок. Целая речь минут на тридцать о недопустимости нарушения правил академии и различных методов наказаний провинившихся чуть не заставила меня заснуть стоя. Слава богам, все когда-то кончается, и вскоре я с наслаждением растянулся на мягкой кровати. Выделенная мне 202 комната находилась на втором этаже и окнами выходила в небольшой парк, примыкающий к стене с западной стороны академии. Кроватей было две и, как я полагаю, проживающих должно быть тоже двое. Моего соседа, как и каких-либо вещей, видно не было – может еще не все ученики прибыли, а может мне никого и не подселят, что было бы гораздо предпочтительнее. Комната была обставлена просто, зато всем необходимым: две кровати, два внушительных шкафа, несколько стульев, один маленький столик посреди комнаты и солидный письменный стол возле окна. Немалое удивление и радость доставило наличие небольшой отдельной ванной комнаты с душем, раковиной и унитазом. Да–а, такого не встретишь даже в роскошных гостиницах. Не удивлюсь, если магическую энергию, требуемую для функционирования всех систем общежития, мы будем сдавать на принудительно–добровольной основе. Кажется, об этом что-то говорили в приемной комиссии – еще один повод ознакомиться с местными правилами.

Умяв остатки припасенной провизии, я решил поближе осмотреть полученное имущество. Мне выдали ту самую форму, только серого цвета. К ней прилагались наплечные нашивки шести разных цветов. Ну, с этим понятно: нашивки обозначают стихии, которыми владеет маг. Интересно только, может ли их цеплять студент с рангом ученик в данной стихии? Небольшой набор ниток и иголок заботливая мама распихала по карманам сумки – мне остается только поблагодарить ее за предусмотрительность. Не имея представления о том, каким типом магии я владею лучше, я присобачил пурпурную «воздушную» нашивку на китель.

Другие студиозусы носили форму цветов разных стихий – видимо, это означало специализацию молодого мага. Отец говорил, что в давние времена в академиях было разделение на факультеты по типам магии, и цвет формы подразумевал принадлежность к определенному факультету. Видел как-то у отца его университетскую форму с зелеными вставками, относящимися к магии земли. Моя форма была сера и невзрачна. Я хмыкнул, и напялил ее.

Все новички начинают свой путь с факультета общей магии. После первого семестра первокурсникам предстоит сделать выбор факультета и направления магии, при этом требования к конкретной стихии здесь уже выше, чем при поступлении. Я взглянул в брошюрку, выданную энн Риэнной:

«Академия Магических Наук Арвайна предоставляет возможность обучения на следующих факультетах и специальностях:

1. Факультет общей магии

2. Факультет боевой магии

– Атакующая магия

– Защитная магия

3. Факультет лечебной магии

– Лекарь

– Целитель

– Трансформация *

– Магия разума*

4. Факультет природной магии

– Растениеводство и зельеварение

– Химерология

– Горное дело

– Погодная магия *

5. Факультет артефакторики

– Боевые артефакты

– Бытовые артефакты

– Строительство

– Големостроение и элементалистика *

6. Факультет темной магии

– Некромантия

– Ритуалистика и магия крови *

– Демонология *

7. Факультет прикладной магии

– Стационарные магические системы

– Конструирование заклинаний *

– Многосоставные комплексы заклинаний *

* Примечание: данные специальности доступны студентам 3 курса и выше.

Ознакомиться с требованиями к разным направлениям можно на соответствующей кафедре и в кабинете № 214 Управление учебным процессом.

Ректор Академии Магистр магии разума и Магических Наук специалист конструирования имени Стерри Видфорда заклинаний Николас де Фиро»

Внушительный список! Даже глаза разбегаются. Всю жизнь думал, что целитель и лекарь[9] одно и тоже. И чем отличается магическая система от комплекса заклинаний? И вообще, назначение некоторых специальностей представляется весьма смутно. Ну, ладно, за полгода определюсь, наверное…

Забавно, в Иллории запрещены все три вышеперечисленные специальности темной магии, за исключением армейских профессий. Могу предположить, что на этот факультет в основном идут нелюди, не имеющие планов по проживанию в нашей славной стране. Появление здесь представителей Тамшара сомнительно – всем известно, что у них лучшая школа темной магии, но другие расы там недолюбливают.

Продолжив осмотр полученных вещей, я поднял и накинул на плечи мантию серого цвета. Что-то на улице я никого в них не видел. Может, это парадная мантия? Так, дальше пошли письменные принадлежности: несколько толстых тетрадей, пара учебников по общей магии и даже два магических стила! Вот это хорошая вещь: проведенные линии – тонкие и не пачкаются, а заряда энергии земли хватает надолго. Далее я вытянул небольшую плоскую карточку, которая имела свой неповторимый магический рисунок. Как мне пояснили, это мой временный ученический знак. После церемонии открытия нам всем нанесут уникальный Знак Академии Арвайна, который здесь является универсальным документом, удостоверяющим личность.

До начала занятий оставалось еще пять дней, поэтому надо решить, чем заняться в это время. Хорошо бы подружиться со старшекурсником – это был бы идеальный вариант, чтобы ознакомиться с правилами, местной жизнью и возможными методами заработка. Но искать приятелей специально и навязываться я не хотел. Первоначально необходимо осмотреться в академии и, возможно, поискать в местной библиотеке кое–какую информацию.

Мои неторопливые размышления были грубо прерваны двумя ворвавшимися личностями, одной из которых являлась комендантом общежития. Другой оказался пожилой маг несколько растрепанного и раздраженного вида, в руках у которого находился громоздкий слабо светящийся артефакт.

– Что случилось? – задал я закономерный вопрос.

– Какой-то умник решил присосаться к энергосистеме общежития! – маг поводил в разные стороны своим прибором, но потом замер и обратился ко мне – Надеюсь, молодой человек, в вашей голове подобные «умные» мысли не возникнут. – и уже обращаясь к энн Верне, коменданту, – Похоже, это этажом выше. Надо поспешить, а то опять уйдет, зараза!

Маги шустро ретировались, оставив недоумевающего меня одного. Похоже, жизнь в общаге скучной не назовешь!

Любопытство победило, и, заперев дверь, я направился на третий этаж здания. Комната точно над моей была открыта, и в ней раздавались голоса.

– Опять гранитный порошок и ни клочка ауры! Ну, попадется мне этот мерзавец, будет у меня вместо мишени на полигоне! – разошелся давешний маг с артефактом.

– Совсем молодежь распоясалась, я же говорила ректору, что надо усилить контроль над этими оболтусами. А вы что тут стоите? Развлечение себе нашли? А ну марш отсюда! – чего–чего, а в постановке командного голоса энн Верне было не занимать. Мы с еще парочкой зевак поспешили убраться подальше от места преступления.

Я бродил по окрестностям, опрашивая прохожих и старательно запоминая названия и местоположение всех зданий. Как-никак пять лет здесь жить! У одной миловидной старшекурсницы в светло–голубой «лекарской» мантии с тремя нашивками я узнал, что за стенами академии, оказывается, расположен целый поселок с кабаками, лавками, гостиницами и огромным рынком. Пообщаться подольше не удалось – студентка явно куда-то спешила.

Новая информация требовала проверки, и, немного поразмыслив, я направился «развязывать языки» стражникам на входе в академию. Разморенные на солнце, мающиеся со скуки служители порядка охотно рассказали мне про торговый город. На мой вопрос, почему по дороге в Академию я не видел ни одной лавки, стражники объяснили, что постройки разрешены только на определенном участке. Дабы не портить вид и не подрывать престиж академии, так сказать. Если Арвайн был центром продажи обычных товаров, то местный рынок в основном торговал магическими изделиями. «По секрету» мне сообщили, что совсем недалеко находится закрытый исследовательский центр, поэтому количество магов в этом месте просто зашкаливает. А многие чародеи, как известно, не прочь подзаработать на продаже всяких магических побрякушек. Купцы народ ушлый, поэтому торговый городок вырос в рекордно короткие сроки. Назывался он просто – Городок и официального статуса не имел.

Тепло поблагодарив стражников, я решил прогуляться в этот самый Городок. Кроме лавок, таверн и других подобных заведений, встречались и действительно роскошные особняки с мощной магической защитой. Наметанный глаз сразу определил в них места проживания людей, владеющих магическим даром. Не без зависти осматривая богатые дома, я вернулся к торговым рядам к запримеченной доске объявлений. Уже начинало темнеть, но народу все равно было прилично. Я без особой надежды осмотрел объявления на наличие работы, связанной с магией. В основном требовались дипломированные маги или студенты старших курсов, но было и парочка объявлений, где принимались и первокурсники. Оставаться в незнакомом городе одному ночью было чревато, поэтому я резво потопал в сторону лавки из объявления, которую я заметил еще по дороге.

«Деррен и Трелонис. Ремонт магических артефактов» – гласила очень заметная вывеска на немного обшарпанном двухэтажном здании. Сам Деррен оказался энергичным полноватым мужчиной невысокого роста. Он кратко обрисовал мне условия работы: выход три часа в вечернюю смену плюс восемь часов выходных по низшему разряду позволит мне получать шесть серебрушек в месяц. После моего упоминания о четырех стихиях, Деррен заметно оживился и сообщил, что с подобными навыками минимальный оклад составит полтора золотых, причем в течение двухмесячного испытательного срока зарплата выплачивается полностью. Названная сумма даже вызвала некоторую обиду: моя мама получает почти столько же, а она является уважаемым специалистом в своей области. У меня же опыта работы никакого, и само заведение явно не блещет богатством. Впрочем, что мне до несправедливости по отношении к простым людям? Я же не собираюсь раздавать им деньги. На первое время эта работа подойдет как нельзя кстати: деньги неплохие, а главное – будет опыт в работе с артефактами. У меня на это направление магии были большие планы, я даже подумывал пойти на факультет артефакторики. Скажете меркантильный? Пожалуй, это действительно так. Ну и пусть говорят, а по мне так деньги лишними не бывают.

Я попрощался с возможным работодателем, сказав, что вполне возможно соглашусь на его предложение. В бакалейной лавке прикупил бутылку неплохого вина и направился к воротам академии.

– Э, нет парень. За вино, конечно, спасибо, но взять мы его не можем. – ответил на мой подарок один из стражников.

– А почему?

– Нас ментал раз в месяц проверяет – могут быть проблемы. Кстати, больше бутылки вина одному человеку проносить запрещается, напитки крепче запрещены вообще. Это все в правилах указано.

– Но вы же даже мои сумки не проверяли! А–а, понял. Амулеты?

– Амулеты тоже, но и мы с напарником также обязаны проверять проходящих магозрением[10]. Один из нас обязательно хоть немного владеет «водой», поэтому можно узнать примерно, что за жидкость проносят.

– Ого, как у вас строго! Платят то много?

– Да какой там! – воскликнул напарник, – Пять золотых в месяц – это разве много? Вон, эти мортовы жизнюки, что внешность лепят, так за один сеанс столько получают!

– Если бы ты так умел, уж точно не стоял бы здесь! – поддел его другой стражник.

Посочувствовав расстроенному стражнику, я направился в главное здание в надежде перехватить что-нибудь в столовой. Трехразовое питание, как и проживание включено в стоимость контракта на обучение. Учитывая, что в академии выдают новую форму и письменные принадлежности, жить здесь можно практически бесплатно. Но это только в теории. На прочие расходы, я уверен, будет уходить вся моя скромная зарплата в полтора золотых – цены здесь тоже немалые. Так что, если я и приму предложение эрр Деррена, то мне необходимо скорее получить как можно больше практики в зачаровании артефактов и начинать собственное дело. Планы, конечно, грандиозные, но получится ли у меня что-нибудь – это большой вопрос.

К большой радости моего ненасытного желудка столовая была открыта, и что более важно кормили там 365 дней в году. Ужин роскошным не назовешь, но еда была вполне вкусная и сытная. Отлично! Если обед и завтрак под стать этой трапезе, то вопрос с едой можно считать решенным. Как и сам Арвайн, Магическая Академия была уставлена магическими светильникам, поэтому ночная прогулка превращалась в романтическое путешествие.

Оставшиеся дни я в основном провел в библиотеке в поисках информации о своем странном даре. К моему сожалению, ничего подобного в летописях и энциклопедиях не упоминалось. Одному было сложно найти что-то конкретное, а обращаться к кому-нибудь за советом мне не хотелось. Поругав себя за подозрительность и излишнее самомнение, я прекратил поиски информации. Все-таки библиотека – величайшее изобретение человечества! Здесь собрано такое количество книг и трудов, что и за всю жизнь не перечесть. Я слышал, что небезызвестный Стерри Видфорд занимался созданием универсального артефакта, который в будущем также сможет вмещать в себя огромное количество информации. Подумать только: данные с десятков огромных стеллажей с книгами по слухам сможет уместиться в небольшом артефакте. Насколько мелкими же тогда должны быть магические линии? Я видел мельком его последнее изобретение. Называется каль–ку–ля–тор и может мгновенно складывать, вычитать, делить и умножать такие числа, что в уме это сделать просто нереально. Стоит тоже нереально дорого, но стабильный спрос на него всегда есть – купцы очень ценят свое время и не любят, когда их пытаются надурить.

Также я начал изучать теорию общей магии. Очень полезная вещь – поможет мне получше понимать лекции преподавателей. Ознакомился и с правилами академии. Как я и думал, все ученики обязаны сдавать в неделю треть от своего полного магического резерва. Раз в два месяца проходит проверка магических способностей, где и замеряют в том числе и магический резерв. С напитками здесь и правда очень строго, а вот почему стоит запрет на пропуск посторонних людей, мне не совсем понятно. Раз в полгода проходит также полная проверка магической составляющей организма, где измеряют большое количество параметров. Как я понял, сила мага определяется следующими параметрами, начиная с важнейшего: ранг мага в стихии или количество утечки энергии, количество используемых типов магии, скорость заполнения заклинания маной (зачастую зависит от ранга мага в данной стихии), разрешающая способность магозрения, количество магического резерва, максимальная скорость восстановления магического резерва, возможность и скорость приема и отдачи маны разных стихий. Далеко не факт, что, обладая высокими результатами этих проверок, маг действительно является сильным. Существует еще огромное количество сторон магического искусства, высчитать которые попросту невозможно.

А дальше я увидел схемы. Нет, не так. СХЕМЫ. Теперь то я понял, что означают непонятные символы и закорючки, прилагающиеся к различным магическим артефактам. На бумаге они описывают структуру амулета или другого магического артефакта. Различных символов, описывающих магическую систему было огромное количество. Но понимание, что означают элементы схемы, и понимание, как работает данная схема, были вещи очень разные. Около часа я рассматривал простейшую схему амулета огнешара, периодически сверяясь со справочником, пока, наконец, не смог разобраться в принципах работы артефакта. После ознакомления с чуть более сложной схемой мой мозг начал закипать.

– Вот тебе и великий артефактор! – угрюмо подумал я. Пожалуй, эту науку оставим на откуп преподавателям. Я слишком нетерпелив, а магосхемы надо осваивать постепенно. Словно насмешка надо мной, красным цветом в тексте было выделено примечание: «Знания магических схем имеют большое значение для всех направлений магии, кроме боевой». Зарабатывать себе на жизнь швырянием простейшими формами заклинаний мне совсем не улыбалось. Гораздо эффективнее, на мой взгляд, заработать кучу денег и нанять с десяток боевых магов для охраны.

За эти несколько дней я видел представителей иных рас больше, чем за всю свою предыдущую жизнь. Темные эльфы, гномы, иногда встречались орки и даже светлые эльфы. С гордостью могу сказать, что в некоторых направлениях артефакторики мы обогнали даже искусных гномов. Маголеты, магоходы и амулеты Видфорда вовсю изучаются и внедряются в соседних странах. Немудрено, что в Иллории появилось большое количество иностранных студентов. Я познакомился с парочкой людей–первокурсников, ходивших по городку с такими же потерянными глазами, что и я. Ничего полезного узнать не удалось, скорее это я выступал в роли учителя. Зато сходили в таверну и нормально оттянулись. Хорошая была драка. До тех пор, пока в нее не вмешался широкоплечий квадратный орчара и не пораскидал обе дерущиеся стороны словно тряпичных кукол. Мне здорово досталось. Жаль, что в округе академии тщательно отслеживали применение магии. Уж я бы ему показал! Но потом началось нечто невообразимое – к орку неизвестно откуда выплыл парень в красно–черном костюме. С первого взгляда было понятно, что он измененный. Ему спокойно удавалось сдерживать чудовищные удары зеленокожего, под конец он просто и эффектно отправил орка в отключку. К какому типу измененных он принадлежал я не знал. Да и не особо горел желанием узнать, морт с ними, с этими фанатиками войны.

Знакомство с соседом состоялось наутро после памятной пьянки за день до церемонии открытия учебного года. Рассказ о тяжелой и кровопролитной битве с орками мгновенно сблизил нас. Сэф оказался неплохим парнем. Каштановые волосы, простая одежда и простодушное лицо делали его похожим на крестьянина. Собственно, Сэф и был раньше крестьянином, пока в одну очень холодную ночь не смог разжечь костер без огнива. После обнаружения магического дара, молодой парень не стал скрываться и отправился прямиком в столичную магическую академию. Ничего конкретного он не говорил, но из его рассказа я понял, что отчислили его со второго курса из-за бедного происхождения. Учился он хорошо, но на экзаменах преподаватели валили нещадно. И я склонен ему верить. Чтобы ни говорилось в законе про равноправие, а подобное отношение знатных и благородных к простым людям останется навсегда.

Сэф являлся просто кладезем информации. По его рассказу, сначала он пытался копить ману на продажу, но в столице это сделать чертовски сложно. Оказывается, во всех городах и некоторых селах накладывался не только строгий запрет на применение высокоэнергетической магии, но и ограничивалось потребление маны из окружающего пространства. Некоторые маги и не могли быстрее впитывать энергию, но большинству приходилось выбираться подальше от города только чтобы восстановить силы. Теперь понятно, почему многие архимаги предпочитали жить в отдаленных местах. Сэф рассказал мне про эффект Кеслинга, изучаемый на втором семестре. Если вкратце, то чем быстрее и на большем участке (я даже не знал, что можно так восстанавливать ману) ты восполняешь энергию, то тем больше магическое возмущение появляется в центре. То есть засечь тебя издалека гораздо легче. С одной стороны стража обязана обеспечивать безопасность городов, вылавливая нарушителей, но с другой стороны для магов это представляет большое неудобство. Приближенные к королю маги могут получить специальное разрешение на применение магии в пределах своих владений, вроде разрешения на заклинательную комнату мастера Гейвеля. В больших городах, по словам Сэфа, идет настоящая война за каждый клочок земли, ведь чем ее больше, тем быстрее ты сможешь восстанавливать ману. Мотаться до разрешенного места восполнения маны из столичной академии было слишком далеко, поэтому мой сосед решил податься в артефакторику. Но вскоре понял, что это точно не его призвание. Также произошло и с лекарской деятельностью, а ведь магия жизни была коньком Сэфа. Наконец, он смог найти свое место в стенах академии. Стоило послушать, с каким восторгом и нежностью он мне рассказывал про разные сорта деревьев, цветов и трав. Сэф устроился помощником садовника прямо в академии и зарабатывал вполне неплохие деньги. Хотел сначала пошутить по этому поводу, но его счастливое лицо сбило меня с мысли. Неужели и мне предстоит пройти подобный путь, прежде чем я найду подходящее мне направление магии?

Сэф поколдовал над моей опухшей рожей, посылая завязанные на магии жизни заклинания. Уже через полчаса мое лицо приобрело прежние черты, и я от души поблагодарил нового соседа. Начинающий лекарь сообщил, что если я владею «жизнью», то он вполне может меня и поучить.

– На факультете общей магии нам будут это преподавать? – спросил я.

– Неа, на первом семестре точно не будут. Дальше не знаю, я же на природный пошел. Уже почти полдень, пойдем пообедаем?

– Отличная мысль! Твоя магия даже похмелье убрала – этому определенно стоит научиться.

Я обедал неторопливо. Сэф же наоборот, быстро все проглотил и, извинившись, убежал улаживать формальности с переводом в Арвайн. Сегодня народу было просто тьма: приехали ведь не только ученики и преподаватели, но и родственники и друзья поступивших. Я был уверен на все сто, что гостиницы в Городке были заполнены до отказа. В общежития все время происходило заселение новых постояльцев, а у кабинетов канцелярии и приемной комиссии стояли длинные очереди студентов. Своему новому соседу я совсем не завидую, лучше бы он приехал на день раньше.

Я услышал, как за соседним столиком обсуждали сногсшибательную новость: завтра на церемонию открытия кроме эрр Стеолиса, графа Арвайнского, нашу академию почтит своим присутствием ее королевское высочество принцесса Алисия Шартел. К стыду своему признаться, я не знал даже имена всех отпрысков короля Шартела III. Помню только, что старший принц – Эдуард является наследником королевства. Молодые студенты обсуждали принцессу, не стесняясь в выражениях. «Да она, поди, уродина страшная». Да уж, кто-кто, а королевская семья вполне может себе позволить услуги лучших мастеров внешности. Эти маги любую девушку превратят в королеву красоты, правда, изменения происходят достаточно долго и болезненно. Но, как говорится, красота требует жертв. За соседним столом высказали предположение, что молодая принцесса приехала в Арвайн в поисках мужа – сильного мага. Товарищи со смехом ответили, что скорее за экзотикой – всем известно, что эльфы как темные, так и светлые нравятся женщинам. Последнее было произнесено шепотом, ведь вокруг было много нелюдей, которые могли счесть это оскорблением.

Иногда раздавался оглушительный хохот одного из зеленокожих гигантов или вымораживал слух неприятный темно–эльфийский диалект, но в целом представители разных рас вели себя вполне пристойно. Я, честно говоря, ожидал гораздо худшего.

За эти несколько дней я пару раз наведывался на полигон для испытания боевых заклинаний. Он представлял собой огороженное пространство, внутри которого располагался мощный защитный купол, разделенный на секции. Здесь постоянно дежурил кто-то из служащих или преподавателей академии, так что за безопасность можно было не волноваться. Боевые заклинания выходили у меня все лучше и лучше, но я боялся создавать по–настоящему мощные плетения. Во–первых, из курса теории магии я знал, что разные заклинания разных стихий имеют разную прочность и скорость распада. Другими словами, если я недостаточно быстро и точно сплету заклинание, то сгусток энергии передо мной мог как вполне безобидно распасться, так и сильно жахнуть. Во–вторых, та самая «пустота» внутри останавливала меня от накачки плетений большим количеством маны. Теперь-то я понял, что «пустота» – это банальное магическое истощение. И сегодня я намеревался отойти подальше от академии, чтобы восполнить свой резерв. Сэф довольно подробно рассказал мне про впитывание энергии разных стихий. Существовало несколько правил:

– лучше всего восполняется энергия той стихии, к которой у мага наибольшие способности;

– одновременное пожирание энергии двух и более типов требует большой сноровки и концентрации;

– с дальних расстояний потреблять свободную энергию нерационально: на ее доставку уходит слишком много собственной маны (расстояние зачастую зависит от ранга мага);

Сегодня на входе дежурило вдвое больше стражников, включая моих новых знакомых. Как оказалось, студентами была давным–давно оборудована небольшая территория в шести километрах от академии для восполнения резерва. Поблагодарив стражников, туда я и направился.

Утоптанная дорожка вела вдоль красивого ухоженного леса, вдоль полей, усыпанных цветами. То и дело невдалеке мелькали синие воды Кестринки – небольшой речушки, протекающей возле Академии. Солнце припекало, птички щебетали. Идиллия, одним словом. Поэтому когда на меня из кустов набросилось непонятное нечто на четырех лапах, я был к этому не совсем готов. Видимо, фортуна была на моей стороне, так как огненный шарик, судорожно сформированный из остатков моей маны, попал точно в это волосатое чудище. Я подождал некоторое время и на всякий случай послал небольшое воздушное копье в голову твари. С глухим шмяком заклинание вошло прямо в лоб существу. Из дырки полилась неприятная на вид жидкость, совсем непохожая на кровь. И только теперь, когда опасность отступила, я действительно испугался. Пошарив глазами по окрестностям в поисках сородичей напавшей недособаки, я осторожно приблизился к трупу. Она действительно напоминала собаку, но вместе с тем создавалось ощущение некой фальшивости. Похоже, одна из химер местных кудесников выбралась на свободу. Думать о том, что выпустили ее специально, не хотелось. Я был несколько раз с родителями в цирке, но тамошние животные и химеры были красивые и ухоженные. Это же существо вызывало лишь отталкивающие чувства.

Поборов страх, я продолжил путь. Следовало, конечно, вернуться в академию и сообщить о происшествии, но я решил сначала восполнить ману. Через какое-то время по пути мне попалась первая беседка, окутанная лиственным покровом. Сделана она была из цельного дерева, внутри виднелись скамейки и парочка набирающихся сил магов. Неплохо «жизнюки» поработали. Пройдя еще немного, я нашел, наконец, незанятую беседку. Правда она была из цельного необработанного камня, может, поэтому беседка и пустовала. По словам стражников, в этом месте повышенный магический фон «земли», поэтому магам будет легко работать именно с этой стихией. Камень оказался немного теплым, и я разместился на скамейке без особых неудобств, подложив прихваченный плащ под голову.

В магическом зрении сразу бросались в глаза разбухшие темно–зеленые нити и шары, то и дело, вырывавшиеся из-под земли. Прямо рядом со мной в каменной беседке бил целый фонтанчик энергии земли. Я осторожно прикоснулся рукой к зеленым искрам. Они будто не замечали меня и пролетали сквозь мое тело только затем, чтобы потом снова исчезнуть в переплетении зеленой массы энергетического хаоса под ногами. Я сконцентрировался и окутал руку маной земли, одновременно пытаясь задержать пролетающие крупицы силы. Постепенно я приноровился, и магическая энергия земли маленьким потоком направилась к моему резерву, попутно трансформируясь в присущую каждому человеку свою энергию сероватого цвета. Я слышал, что великие архимаги могли хранить чистую энергию разных стихий. Это давало им небывалую скорость и мощь при формировании плетений, но только данной стихии. Ну, если ты владеешь одним–двумя типами магии, то такой подход оправдан, в моем же случае абсолютно бесполезен.

Давящая пустота внутри ослабила свои тиски, и я попробовал расширить зону сбора энергии. Собирать ману с толстых канатов земляных энергоканалов было тяжелее, чем с выпрыгивающих искорок. Тем не менее, дело пошло намного быстрее.

Я пробовал также собирать и энергию воздуха, но насыщенность маны была меньше, поэтому приходилось раскидывать «сеть» на большие расстояния.

Уже начало темнеть, когда я ощутил, что мой резерв полон. Время восстановления заняло часа полтора, ведь я никуда не спешил. Представьте, что в течение недели вы ходите с маленьким камешком в ботинке, и в один прекрасный момент вы его вынимаете. Сейчас я испытывал нечто похожее: «пустота» сменилась приятной «заполненностью», ощущение облегчения и умиротворения не покидали меня.

На обратном пути в месте моего боевого столкновения я обнаружил лишь следы схватки. Тела химеры нигде не было, наверное, в академию уже сообщили. Ну и морт с ней, одной головной болью меньше.

До комнаты в общежитии я добрался без каких-либо происшествий. Сэф, оглядев меня магозрением, удивленно присвиснул:

– Ты же говорил, что дар обнаружили в этом августе?

– Так и есть. А что?

– Судя по свечению, твой резерв почти равен моему, а ведь я два года тренировался! – расстроено пробурчал сосед.

- …

– Да, это я так. Просто завидно немного.

– Ну, я тоже тебе завидую – ты смог найти свое место в жизни, – сказал я.

– Ладно, проехали.

Я рассказал о том, как пройти к месту восполнения маны, и о неприятном случае в пути.

– Это еще что! Нас иногда целым курсом посылали отлавливать разных магических тварей. Мол, практика такая. Химеры вообще частенько срываются с магического «поводка» и сбегают. Поэтому химерологи среди простого люда совсем непопулярны.

Остатки вечера были посвящены приведению формы и своего внешнего вида в порядок. Я пришил к своей серой форме в дополнение к воздушной нашивки огня, жизни и смерти. Получилось неплохо.

Мы еле успели к началу церемонии.

– Я думал, что у тебя есть будильник! – недоумевал Сэф.

– Был. Я же тебе рассказывал – пираты забрали все амулеты. Даже дешевыми часами не побрезговали.

Мы кое-как протиснулись через толпу зевак и устремились каждый к своему курсу. Пролезть вперед было нереально, пришлось встать в конце строя первокурсников. Было нас где-то сотни четыре человек и нелюдей, и рассмотреть что-то за спинами студентов представлялось непосильной задачей. Слава богам, на площади оборудовали большой помост, где сейчас находилось множество одаренных разных рас. Магистра Дэйрена было сложно не заметить, энн Риэнну наверху видно не было. Наверное, она была где-то в небольшой группе преподавателей рангом поменьше. Среди первокурсников я смог заметить с четырьмя нашивками только троих человек. Вернее, двух человек и темного эльфа.

Вскоре на помост поднялся молодой щеголевато одетый маг с густой черной шевелюрой. В магическом зрении в его ауре основными были голубые, синие и желтые цвета, «жизнь» и «вода» преобладали над «огнем». Судя по ошарашенным возгласам среди студентов первого курса, представить этого молодого человека ректором сложно было не только мне. С этими магами фиг поймешь, где умудренный годами старец, а где неоперившийся юнец. Николас де Фиро неторопливо начал свою речь. Оратор из него был превосходный, но ничего полезного из речи ректора я не услышал. Такими же словами нас напутствовал и глава городской школы Сторвайна. Далее выступили деканы факультетов, среди которых было четыре человека, два темных эльфа и один гном. Последний занимал должность декана факультета природной магии, эльф средних лет в черной мантии главенствовал над «темным» факультетом, красивая эльфийка в откровенном наряде и с умопомрачительной прической руководила факультетом боевой магии. Из остальных деканов никто сильно не выделялся. Разве что, декан артефактного выглядел лет на триста, и, того гляди, развалится скоро.

Весь первый курс построили в несколько шеренг. Мастер Знаков с ухоженной бородкой вместе с двумя молодыми помощниками медленно двинулись вдоль студентов, накладывая плетения на тыльную сторону правой руки ученика. Процедура нанесения ученического Знака занимала от силы полминуты. Сам Знак представлял собой простую магическую метку, и наносился магом без каких-либо дополнительных средств и приспособлений прямо на энергетический узор студента. Для более сложных Знаков использовались краски и татуировки, я слышал даже, что некоторые мастера не без помощи магии жизни могли наносить миниатюрную татуировку прямо на кость. Вроде бы, подобный Знак обнаружить магозрением очень сложно.

В это время позади строя ученики старших курсов развлекали людей разными магическими представлениями. Косить глазами и вертеть головой я счел неприличным в такой торжественный момент, поэтому оставалось лишь неподвижно стоять.

После процедуры нанесения Знаков на помост вышел граф Стеолис и тоже произнес короткую проникновенную речь. По традиции, честь активировать Знаки поступивших одаренных принадлежала представителю королевской власти. Граф Арвайнский, щедро разбрасывая комплименты, любезно передал это право присутствовавшей здесь принцессе Иллории. Признаться, я заметил Алисию Шартел только, когда ее высочество поистине царственно выплыло из-за наших спин. Могу предположить, что принцесса, как и большая часть пришедших людей, наблюдала за магическим представлением. Вот уж не знаю, как должны себя вести, и как должны выглядеть особы королевской крови, но Алисия Шартел оказалась нормальной девчонкой и не стала затягивать ритуал. Поблагодарив присутствующих за оказанную честь, девушка подходила к первокурсникам и активировала Знаки. Символ академии – «кровавый» перстень мог только посылать слабые магические импульсы и выполнял, по сути, чисто декоративные функции, но в данной церемонии большего и не требовалось. Ее высочество с интересом рассматривала каждого поступившего. Когда настала моя очередь, я невольно смутился и протянул руку с нанесенным Знаком. Энн Шартел была одета в красивое платье кремового цвета превосходного качества и наверняка дорогое. На шее, в ушах и на запястьях ярко поблескивали драгоценные камни. Такое количество украшений не совсем вязалось с образом принцессы. Ах, вот оно что! Каждое украшение девушки представляло собой магический амулет с мощным накопителем – пробить такую защиту даже архимагу сразу не удастся. У принцессы был достаточно развитый энергетический узор, но присущих для мага структур ауры не наблюдалось. Короткое прикосновение перстнем и мой Знак ярко вспыхнул, мгновенно соединившись с аурой. Через некоторое время со всеми первокурсниками была проведена аналогичная церемония.

Праздник продолжался: на огороженную площадку по очереди выходили маги, не успевшие выступить до церемонии активации Знаков. Я тоже наблюдал за ними с интересом, теперь мне ничего не мешало. Очень эффектно смотрелось совместное выступление старшекурсников разных стихий. Сначала, один из студентов вызвал небольшой плазменный смерч – нелегкое и очень энергоемкое заклинание стихии огня. Судя по равнодушным лицам преподавателей, представление было согласовано с руководством. Камень площади трещал и плавился, народ возбужденно подбадривал колдующего. Вскоре парень выдохся, но дело свое сделал: в центре площадки появилась аккуратная яма диаметром метра три. Вышедшая далее пара из белокурой девушки и гнома на полголовы ниже спутницы смотрелись довольно необычно. В «живой» магии я мало что понимал. Девушка посадила маленький росток неизвестного дерева и направила в него упорядоченный светло–голубой поток заклинания. Гном же кинул в землю вокруг дерева заклинание на основе стихии воды, потом сплел что-то из «земли». Дерево росло, словно на дрожжах, и спустя несколько минут на площадке раскинулся приличных размеров дуб. На арену вышли трое студентов, доверху нагруженные различным инвентарем. Расставили кучу амулетов и даже нарисовали пентаграмму. Далее молодые маги провели сложнопостижимый для меня ритуал, применяя разные типы магии. У древесного исполина появилось две пары ног, рук и даже грубое подобие лица. Дуб, казалось, ожил и неторопливо выбрался из ямы. Это было впечатляюще! Такая махина спокойно сможет снести не одну роту солдат, разве что огонь ее остановит. Зрители аплодировали и свистели, спектакль явно пришелся им по душе. Пятеро учеников, включая орчанку (первый раз вижу!) приступили к залатыванию дыры посреди площади. Теперь я понял, что подразумевалось под медлительностью камня. На заделывание прорехи уходило чудовищное количество энергии, брусчатка сопротивлялась изо всех сил.

Неожиданно, меня привлекло странное свечение в толпе зрителей. Если остальные энергетические потоки были четко видны глазу, то этот сгусток находился на самой границе видимости. Я постарался добавить маны, и получше рассмотреть непонятный объект. В энергетическом плане было видно большое количество желтой и пурпурной энергии, но чтобы понять назначение заклинания мне не хватало опыта. Я оглянулся вокруг, пытаясь найти нечто подобное, и только теперь понял: в той штуке было просто огромное количество энергии, сопоставимой с полным комплектом амулетов принцессы. Может, это тоже какое-то защитное заклинание? Но почему тогда оно невидимое? Мне совсем не нравился этот накачанный маной амулет, но поднимать шум не хотелось.

Кларисса Латрона.

Скукотищааа. И зачем Николас постоянно зовет меня на церемонию открытия? Тут и без меня с десяток отличных менталов. Каждый год одно и тоже, хотя призыв высшего элементаля жизни с помощью артефакта вещь довольно любопытная. Надо взять на заметку.

Ну–с, посмотрим, что там вокруг. Удивление, восхищение, разочарование, злорадство – в толпе витали разные эмоции. Мое внимание привлек один из студентов, ощущавший тревогу. Это уже интереснее!

Вэнтел.

– Вы, кажется, чем-то обеспокоены? – передо мной внезапно материализовалась пожилая преподавательница в элегантном костюме.

– Эээ… да ничего особенного, – ответил я. Мне показалось, что чуть ли не пол строя студентов повернулось в мою сторону.

– Я отвечаю за безопасность мероприятия, поэтому ваш долг сообщить мне о любой замеченной угрозе. Пусть даже она совсем незначительная, – женщина тепло улыбнулась мне, и я почувствовал, как что-то пытается ненавязчиво добраться до моего сознания.

Все ясно. Маг разума хочет залезть ко мне в голову. Дабы не быть выпотрошенным прилюдно мне пришлось ответить:

– Вон там, в толпе непонятный объект, – я показал направление. – Он практически невидим магозрением и накачан огромным количеством энергии, не знаю, насколько он опасен.

Латрона.

Я посмотрела в указанном юношей направлении, но ничего необычного не увидела.

– Спасибо за информацию, молодой человек. Наслаждайтесь представлением!

Хм, на церемонии открытия чего только не привидится. Не то, чтобы я не верила ему, но принять за призрачное заклинание можно что угодно. Чей-то амулет, погодное или наблюдательное заклинание и много другое. За любым проявлением магии тщательно следят, поэтому пронести что-либо запрещенное очень и очень сложно. Замаскировать же амулет с большим количество маны – это из области досужих домыслов.

Оставив студента первого курса дуться от обиды из-за моего неверия (чтобы понять его эмоции не требовалось даже применять магию), я направилась к ложе деканов.

– Клэр, что там? – поинтересовался ректор академии. Он всегда отличался большой подозрительностью и педантичностью, а его любопытство не знало границ.

– Ничего особенного, просто студент переволновался. Николас, я совершенно не понимаю причин моего присутствия на церемонии! У тебя множество талантливых сотрудников, чем тебе может помочь старая больная женщина?

– Ну, не прибедняйся! – магистр Фиро ослепительно улыбнулся. Эх, была бы я лет на сто пятьдесят моложе – обязательно приударила бы за ним. – Твоих талантов хватит на все королевство, а опыта больше, чем у всех членов Тайной Стражи вместе взятых.

Дабы оказаться подальше от этого напыщенного красавчика, я отпросилась по срочному делу. Ради очистки совести, стоит все же проверить этот случай.

Магистр Дэйрен, на зависть соседям, тихо дремал в своем кресле, причем создавалось ощущение, что он гордо наблюдает за происходящим из-под полуприкрытых век. Кроме меня желающих разбудить гигантского орка больше не было. Я даже не успела поднести руку, как он открыл глаза и мгновенно расплылся в вежливой улыбке. Да, на это талант нужен.

– Магистр Латрона, чем могу быть полезен? – стараясь скрыть зевоту, поинтересовался Дэйрен.

– Приношу вам свои извинения за причиненное беспокойство, – язвительно выдала я. – Будьте так любезны, осмотреть место на тридцать метров левее площадки для представлений.

Орк бегло осмотрел участок, но ничего подозрительного не заметил, о чем и поспешил сообщить.

– Это не моя личная просьба, поэтому отнеситесь к делу со всей серьезностью! – я начала закипать. Один из лучших специалистов по магозрению ведет себя словно разбалованный ребенок. А если юный студиозус действительно увидел что-то опасное?

– Я сомневаюсь, что начальник безопасности пропустит нечто серьезное, – пробурчал орк, наполняя глаза маной. От излишка энергии его глаза начали светиться даже в материальном мире. – Эта процедура довольно неприятная, и каждый раз подвергать свое здоровье риску не доставляет мне ни… – собеседник внезапно замолчал и, не меняя интонации, продолжил, – Ну что я говорил! Все чисто, да иначе и быть не могло.

Одновременно с последней фразой у меня в голове раздалась мыслеречь:

– «Соз…дай…те…ка…нал».

На моем лице не дрогнул ни один мускул. Я за считанные мгновения установила мысленную связь с зеленокожим – недаром же меня считали одним из сильнейших ментальных магов современности.

– «Скоординируйте меня с Эленной, Вартиусом и ректором. Сделайте все незаметно и как можно быстрее».

Я не стала задавать глупых вопросов – дальнейшее явно не моя стихия. Требуемые люди и нелюди отозвались быстро, вот только поддерживать одновременную беседу между несколькими говорящими было намного сложнее. Я предоставила все на откуп магистру Дэйрену, как более опытному в решении подобных проблем.

Вэнтел.

Вот карга слепая! Даже не пошла проверять указанное место. А я уже хотел к кому-нибудь из стражи обратиться. Стоящие рядом первокурсники окидывали меня насмешливыми взглядами. Ну и морт с ними! Сейчас как рванет – мало никому не покажется.

Минуты тянулись очень медленно. Я успел взмокнуть – как-то не хотелось в первый же день поджариться на магическом огне. Самым разумным представлялось мне по–тихому слинять с этого праздника. И наплевать, что подумаю окружающие. Вариант с приближением к артефакту и попыткой в нем разобраться я отмел как неоправданно рискованный. Следовало признать, что в артефакторике я разбирался слабо, и обезвредить его мне было не под силу. Пока я раздумывал над извечным вопросом: бежать или не бежать, события вокруг помчались бешеным галопом.

Вокруг подозрительного артефакта возникла двойная сфера темно–синего и зеленого цветов, постепенно набирая яркость. С ложи деканов и преподавателей сорвалось несколько магов и помчалось в сторону сферы. Во главе оказался декан факультета боевой магии – темная эльфийка, намного опережавшая спутников. Из остальных мне были знакомы только Магистр Дэйрен и энн Риэнна, которые почти не отставали от темной. Прежде чем мозг смог построить логическую цепочку и осмыслить происходящее, маги уже приблизились к артефакту. Послужило ли сигналом к активации действия магов или же его включили на расстоянии, понять было сложно. Артефакт засиял желтыми и пурпурными цветами и мгновенно расширился раз этак в десять. Сферический щит заметно прогнулся, но смог удержать эту колоссальную энергию. Люди вокруг не поднимали паники, считая это очередным номером в представлении. Некоторые студенты оказались довольно сообразительными – пленки щитов окутали их с ног до головы. Сейчас уже поздно жалеть, что не сообразил потренироваться в создании защиты.

Тем временем один из магов протянул канал куда-то под землю, и по нему тут же пошло большое количество энергии. После обильной подпитки сфера стала заметно толще. Я глазам своим не поверил. Неужели, можно вот так просто взять и использовать напрямую энергопотоки подобной мощности? Сообща, чародеи академии соорудили длинный цилиндр из защитных покровов, уперев его одним концом прямо в центр сферы. Второй же конец уходил далеко в небо. Пробив заранее оставленным точечным заклинанием защитную сферу, группа магов тем самым направила весь разрушительный поток силы наверх по трубе. Огненные вихри красиво кружились в хаотическом танце, закрывая пол небосвода. Сверху сыпались искры и небольшие огненные разряды. Толпа радостно гудела, наслаждаясь невиданным ранее зрелищем. Предыдущие салюты с этой вакханалией и рядом не стояли. Мысли о количестве возможных жертв не давали мне проникнуться атмосферой праздника. Похоже, кроме меня и преподавателей лишь некоторые студенты смогли понять исходившую от артефакта угрозу и сейчас смотрели на действо растерянными глазами.

Я не хотел оказываться в центре внимания, но, очевидно, моим планам уже не суждено сбыться. И это в первый же учебный день! Что же будет дальше? Очень надеюсь, что организовавшие это дерзкое нападение люди не узнают обо мне или не посчитают меня достаточным поводом для мести. Я как-то не привык скрываться и ожидать удара в спину. Я никогда не блистал успехами на уроках самообороны и фехтовании, своей физической формой похвастаться тоже не мог. Оставалось уповать лишь на магию и по возможности не выходить надолго за пределы комплекса академии.

Представление продолжилось, но мы этого уже не увидели: почти все студенты и преподаватели отправились на первые в этом учебном году занятия. Со стороны могло показаться, что пожилая женщина, моя давешняя собеседница оказалось рядом со мной случайно:

– Мы очень благодарны вам за своевременную информацию, – чародейка искренне улыбнулась мне. – Сегодня после занятий в 17 аудитории состоится собрании. Вам настоятельно рекомендуется заглянуть туда. Ах да, меня зовут Кларисса Латрона, я преподаю ментальную защиту.

– Приятно познакомиться, энн Латрона. Крис Вэнтел… Я обязательно буду на собрании. – Разумница кивнула и, отделившись от потока студентов, отправилась по своим делам.

Поступить по–другому в данной ситуации я не мог, поэтому переживать глупо. К тому же ничего противозаконного я не совершал и в помине. Надо только ответить правильно на один вопрос, который мне обязательно зададут. Как я смог обнаружить артефакт? Учитывая весьма вероятное появление на собрании мага разума, говорить ложь там явно не следует. Ну ладно, что-нибудь придумаем!

Огромный зал был заполнен первокурсниками в серых мантиях. Разговоров было мало – поступившие очень редко являлись друзьями, ведь дар проявляет себя в абсолютно разных людях. И в нелюдях. Представители иных рас, за исключением темных эльфов, предпочитали стоять рядом со своими сородичами. В результате образовались островки из зеленокожих орков–гигантов, рыже- и светловолосых гномов невысокого роста, нескольких светлых эльфов в одеждах зеленых тонов. Было также несколько полукровок или «зверолюдей», из которых даже на фоне орков выделялся человек–медведь. Да уж, такой здоровяк одной лапой пришибет и не заметит. Темные же сидели хаотично, стараясь держаться подальше от сородичей.

На кафедру поднялся декан общей магии – женщина средних лет в элегантном сером платье.

– Здравствуйте, дорогие ученики. С сегодняшнего дня вы все являетесь студентами факультета общей магии Академии имени Стерри Видфорда. Меня зовут Арлен Видфорд, я возглавляю данный факультет. И да, я прихожусь дочерью известному ученому, в честь которого около пятнадцати лет назад была названа наша академия. Как вы можете видеть, в наборе этого года присутствует большое число разумных, не относящихся к людской расе. Поэтому, главное правило, которое вы все ОБЯЗАНЫ соблюдать беспрекословно – это терпимость и соблюдение добрых отношений к представителям других рас. Ваш поток будет разделен на восемнадцать классов. Сейчас кураторы факультета общей магии зачитают списки студентов, поэтому слушайте внимательно.

Никакой закономерности в списках учащихся мне уловить не удалось. Старались только собирать в одном классе разумных разных рас. После того, как две группы покинули аудиторию вместе со своими кураторами, наконец, назвали мою фамилию. Преподавателем нашей группы оказался молодо выглядевший человек со скучающим, равнодушным взглядом. Он, совершенно не меняя интонации, зачитал список группы и, ни слова не говоря, двинулся к выходу из аудитории.

Наша группа, состоящая из восемнадцати человек, нескольких полукровок, трех темных эльфов, двух гномов и одного орка, расположилась в одной из аудиторий восточного крыла главного здания. Главный корпус состоял из восточного, западного и большого центрального крыла, соединявшего первые два.

– Мое имя – Хатоки Саторай. Я являюсь куратором вашей группы на первый семестр обучения. Моя главная обязанность – распознать в вас талант к какой-либо магической профессии. За эти шесть месяцев вы должны выбрать факультет и специальность и подготовиться к нелегкому экзамену. Я буду направлять, обучать, советовать и просто помогать вам, поэтому выслушаю любую просьбу или предложение. У вас есть вопросы?

– Эрр Саторай, а что если нас не примут ни на один факультет? – спросил одаренный средних лет.

– Вы продолжите обучение на факультете общей магии. На нашем курсе вы познакомитесь со всеми факультетами и специальностями, так что у вас будет достаточный выбор.

– Можно ознакомиться с расписанием? – скромно поднял руку двухметровый орк.

– Конечно, доски расписаний всех курсов и специальностей находятся в восточном и западном конце центрального крыла. У меня с собой есть экземпляр – желающие могут переписать.

Наставник передал нам расписание, двое людей за первой партой начали переписывать в тетрадь.

– Раз больше нет вопросов, давайте проведем перекличку, – предложил эрр Саторай и начал говорить имена учащихся.

Я обратил внимание на свою соседку, которой было трудно усидеть на одном месте. Она явно предпочитала более интересное и подвижное времяпрепровождение, но сейчас вынуждена была мириться со скучными занятиями. Такая же серая форма с мантией, миленький берет, густая копна ярко–рыжих волос, но что-то в ее виде привлекло мое внимание. Я оторопело уставился на руки моей соседки: они были довольно густо покрыты рыжими волосами. Вот оно что! Под сидением девушки в нетерпении подрагивал полосатый хвост солидной длины. Ушных раковин под волосами видно не было, очевидно, мохнатые ушки скрывались под головным убором. Да и глаза такого насыщенного зеленого цвета встречаются очень редко. Полукровок в нашей стране не особо жаловали – они считались разумными низшего сорта и высокие должности для «зверолюдей» были закрыты. В давние времена по всему миру проводились попытки вывести идеального человека – с тех пор и остались многочисленные общины полукровок. Хорошо, что в наше время любые подобные опыты запрещены, хотя не факт, что все их соблюдают…

Ну, вот там человек–медведь – это понятно, их физическая сила очень часто используется. Воины они тоже отменные. Но какая польза от полукровки–кошки? По деревьям хорошо лазает? Акробатом в цирке выступать может?

Девушка, почувствовав мою заинтересованность, обстреляла меня глазками и мило улыбнулась.

– Хатоки какой-то странный, тебе не кажется? И имя у него необычное, – заговорщески спросила кошка шепотом.

Я почему-то почувствовал себя стоящим перед пропастью: если я ей отвечу, то уже точно не отвяжусь.

– Он же наверняка из Райджингу, там все жители такие пришибленные, – тихо ответил я.

– Точно! Как у нас говорят: скорее луна рухнет на землю, чем раджингиец улыбнется.

Наставник укоризненно посмотрел на нас, будто уловив, что разговор идет о нем. Хотя с магами никогда ни в чем нельзя быть уверенными – может, и правда слышал, что происходит на задних партах.

Дальше нам провели длительную экскурсию по главному зданию и ближайшим строениям. Мы с Лиссой постоянно шутили и смеялись, с ней было легко общаться. Девушка–кошка была, словно огненный вихрь, и всегда приковывала к себе внимание: постоянно залезала в необычные места и донимала наставника разнообразными вопросами. Куратор стоически терпел все наши выходки, будто оправдывая слухи, что ходят о раджингийцах.

Проходя около входа в комплекс академии, я вспомнил свое путешествие сюда и поинтересовался о странных аномалиях вдоль дороги в академию. Оказывается, это все дипломные проекты некоторых выпускников, в основном направлений «жизни» и «земли». Кто-то поинтересовался, почему оставили неудачные результаты экспериментов. На что учитель ответил, что отрицательный результат – это тоже результат. К тому же честь прибираться в этих местах весьма вероятно достанется тем, кто выберет это занятие для получения зачета по практике в конце курса. Хатоки тут же забросали вопросами о том, какие еще варианты есть проведения практики. Меня заинтересовал обмен студентами с Тамшаром – всегда хотелось побывать в других странах.

– Светлые эльфы также присылают своих студентов, но мест на практику в Арстор, – («светлый лес» со старо–имперского), – всегда было мало и они быстро разлетались среди учащихся, – немногочисленная женская часть нашей группы дружно вздохнула.

И что они интересно находят в этих спесивых любителях флоры и фауны? Уж лучше бы к оркам подобные чувства питали.

– Время обеда, – поведал нам преподаватель. – В половине второго прошу всех собраться возле того здания песочного цвета. И не опаздывать!

В столовой мы встретили Сэфа, который во все глаза уставился на мою спутницу.

– Ты что, в Вайне полукровок ни разу не видел? – спросил я с удивлением.

– Нууу, таких красивых – пожалуй, нет.

– Спасибо! – зарделась кошка.

– Это Лисса, она учится в моей группе, – представил я девушку. – Это Сэф, мой сосед по комнате.

– У вас такое необычное имя. А что оно означает? – полюбопытствовала Лисса.

– Можно на ты. Моя мама верит в Спасителя, – парень смутился, – вот и назвала меня в честь Сэфирота.

– Да Ладно! В честь ангела возмездия? – воскликнул я, – У тебя очень оригинальные родители!

– Ага, поэтому я очень редко представляюсь полным именем, – вздохнул Сэф.

– А мне нравится! – просто прокомментировала девушка.

Двое студентов сразу нашли общий язык и болтали на разнообразные темы. В таком ключе и проходила трапеза, после чего, попрощавшись с другом, мы отправились к месту встречи.

Когда огромные часы на башне центрального крыла показали двадцать пять минут первого, эрр Саторай сообщил собравшимся ученикам:

– Похоже, все в сборе, – пересчитав нас, он продолжил. – Сейчас мы с вами отправимся в исследовательский комплекс, где проведем несколько тестов вашего магического естества. Нам надо управиться за полтора часа – сегодня еще много желающих будет воспользоваться зачарованными комнатами. Без разрешения ничего не трогать и никуда не отлучаться!

Когда мы вошли в здание, даже Лисса притихла, благоговейно взирая на громадные непонятные конструкции и артефакты.

– Разделитесь на две равные группы, – скомандовал наставник. – Отлично, видите вон того практиканта с синей папкой в руках? Одна часть учеников пойдет со мной, другая – направляйтесь к нему и выполняйте все его указания. После того как всех обследуют, группы поменяются. Итак, следуйте за мной, – он махнул рукой в сторону учеников.

Мы с Лиссой оказались в другой группе. Нестройной толпой мы двинули в сторону практиканта, на ходу комментируя артефакты и пытаясь угадать их назначение.

– Третья группа, куратор эрр Саторай? – несколько гнусаво спросил работник в просторном халате.

– Все верно! – пробасил наш однокурсник.

– Хорошо, – сотрудник поискал нужную бумагу и продолжил, – Поочереди называете фамилию, имя и проходите в камеру.

– Я! Я! – тут же пролезла вперед неугомонная кошка. – Лисса Ванаро. А что надо делать? – студентка залезла в камеру и с любопытством осматривалась.

– По моему сигналу вызываете искру определенного типа магии и повторяете это до тех пор, пока я не остановлю вас. Я надеюсь, ни у кого нет проблем с этим заклинанием? – ехидно поинтересовался практикант, – А то были тут случаи… Потом повторяете процедуру для других типов магии. Все ясно?

– Так точно! – Лисса шутливо отсалютовала работнику комплекса.

Я заметил короткий магический импульс, который он отправил куда-то в небольшой стенд возле исследовательской камеры. В магическом зрении и камера, и стенд засветились цветами всех стихий. Мда, такой сложный артефакт одному собрать нереально. Хотя бы потому, что маги редко владеют противоположными стихиями.

– Нам скажут результаты тестов? – поинтересовался я у проверяющего.

– Да, да, да, – отмахнулся работник. – Подойдете потом к своему куратору.

Пока шла скучная процедура, я познакомился с несколькими своими одногруппниками. Одной из них оказалась полноватая дочка ремесленника с нашивками жизни, земли и воды. Двумя другими оказались разговорчивые деревенские парни, которые постоянно таращились вокруг и тыкали пальцами. Большая часть населения Иллории – это крестьяне и фермеры, поэтому немудрено, что множество студентов выходцы именно из этой среды.

Представители других рас держались обособленно, к ним тоже никто не решался подходить. Один из темных стоял с таким видом, словно лебедь, попавший на помойку с крысами. Оуу, оказывается у нас в группе не орк, а орчанка. И как же интересно я не заметил достоинства такого размера? Я спешно отвел взгляд от заметившей мое внимание орчанки и сделал вид, что рассматриваю артефакт. От Лиссы данный эпизод также не укрылся, и я на потеху сокурсникам получил смачный подзатыльник. Ох уж эта женская солидарность!

Внутри камеры я вообще ничего не почувствовал. В магическом зрении сквозь меня лишь чуть чаще, чем обычно проплывали рыхлые кусочки энергий. В здании исследовательского комплекса воздух насыщен не только своей стихией, но и остатками других типов маны. Скорее всего, это связано с тем, что вокруг много работающих артефактов.

Через некоторое время все студенты прошли тесты, и мы поменялись с теми учащимися, что были с эрр Сатораем.

– Для тех, кто не знаком с нашими законами касательно магической практики или с правилами академии, я прочитаю небольшую лекцию, – начал монотонно вещать преподаватель группы. – Согласно Закону вблизи мест скопления людей разрешается свободно применять магию, создающую возмущение не более 120 Терр. Магическое возмущение остается после создания заклинаний, при использовании амулетов, а также при повышенном потреблении магом внешней энергии. За этим следят с помощью специальных артефактов и обученных магов во всех городах и крупных селах. Нарушение закона карается штрафом от двух до пятидесяти золотых монет, в некоторых случаях вплоть до отправки на рудники или нескольких месяцев принудительной сдачи всего своего магического резерва. В Ведомстве можно получить разрешение на различные энергоемкие магические практики, но и стоит это немало. Если что-то не понятно – не пугайтесь. На теории магии вы будете изучать данное явление подробнее.

– В комнате поглощения вы сможете определить ту границу ваших магических действий, за которой может последовать наказание. Те, кто по каким-либо причинам не умеют создавать энергоемкие заклинания или поглощать энергию, могут позже посетить эту комнату. Итак, приступим. Через это окно вы можете наблюдать за процедурой.

Лисса, с горящими глазами, тут же проскользнула в комнату. Все было предельно просто. Магическое возмущение превысило допустимое значение – красный сигнал, близко к максимально допустимому – желтый, намного меньше нормы – зеленый.

У нескольких человек все-таки возникли сложности, но наставник, раз за разом, терпеливо объяснял им все и показывал еще раз. Я же довольно быстро приспособился и запомнил, сколько по закону нам разрешено поглощать энергии. Не то, чтобы очень много, но если держать подобный темп постоянно, то резерв восстановится за пол дня. Но вот делать это постоянно в течение нескольких часов задача для нас явно непосильная.

Один из одаренных задал вопрос:

– А если за пределами Академии быстро восстанавливать ману, нам ведь не грозит наказание?

– Конечно, на расстоянии десяти километров от населенного пункта, – невозмутимо ответил эрр Саторай. На законное возмущение студентов о нежелании регулярно таскаться в такую даль, наставник продолжил. – Студентами довольно давно было облюбовано место в пяти километрах от академии, где полно маны «земли». Наблюдатели за магическим фоном закрывают глаза на эту зону.

– Но это же нерационально! Мне говорили, что начинающим магам для развития дара надо много энергии! Почему тогда не сделать зону ближе? – разошелся один студент.

– Действительно, энергетическое голодание при становлении дара приводит к печальным последствиям. Но не нам менять традиции и правила Академии, не в состоянии мы изменить и законы страны.

Студенты еще долго сотрясали воздух пустыми словами, пока наставник не приказал прекратить разговоры.

– В конце семестра мы с вами проведем серию углубленных тестов. В основном они предназначены для точного измерения ранга во владения стихиями. На сегодня занятия окончены, но прежде я хочу вам напомнить об одной важной вещи. На этой неделе вам обязательно надо подать заявление в управление о тех Знаках, которые вы хотите приобрести. Понимаю, бесплатные Знаки, предоставляемые Академией, не очень высокого качества, но за неимением лучшего, можно остановиться и на этих. Без внесения платы студентам разрешено нанести не более двух одностихийных Знаков начального уровня, либо один двухстихийный. Всем рекомендую приобрести последний: он немного эффективнее, к тому же два и более нанесенных Знака могут оказывать на владельца нежелательные воздействия. Посмотреть образец заявления вы можете на доске информации.

– Можете быть свободны. В следующий раз мы с вами встретимся в среду на практических занятиях.

Не откладывая на потом, мы с Лиссой неторопливо побрели в центральное крыло главного корпуса.

– Крис! А ты ходил на это место, о котором нам говорил учитель? – спросила девушка.

– Где ману можно восстанавливать? Вчера был как раз.

– Ух ты, сводишь меня туда?

– Без проблем!

– Обещаешь?

– Обещаю… Там, кстати, очень красиво, тебе понравится.

– Класс! У нас скоро будет первое занятие по боевой магии, и мне надо произвести хорошее впечатление на преподавателей. А вот энергии маловато осталось – хочется побыстрее восстановиться.

– Ты хочешь идти на боевой факультет?! – спросил я ошеломленно.

– А что тут такого удивительного? Раз я девушка, значит мне нельзя на этот факультет? – тут же накинулась Лисса разъяренной кошкой.

– Нет–нет, – я поднял руки в защитном жесте. – Конечно же, можно! Просто удивился немного.

Всю недолгую дорогу Лисса дулась на меня, но потом все ее внимание перешло на листы, новости и объявления, вывешенные на доске информации.

«27 июня 1232 г. была совершена очередная кража из закрытых энерговодов Академии. Преступник использует запрещенную гранитную пыль для скрытия следов преступлений. В связи с последними потерями энергии весьма вероятно увеличение студенческой квоты на еженедельную сдачу резерва. С любой информацией по данному делу обращаться в Совет Академии или к главному энергетику Джонатану Сандерсу, кабинет N327».

Знакомая фамилия… Занятно, служащим Академии вконец надоели подобные трюки, раз они решились разместить здесь объявление. Этим самым они косвенно признавались в своем бессилии найти преступника в собственной вотчине.

Размышления о воровстве из энергосистемы дали неожиданный результат. Мне все не давала покоя мысль о том маге, что в разгар церемонии откуда-то из-под земли протянул мощный поток маны. И тут меня осенило: он просто взял энергию из манопроводов Академии! Получается, что взять энергию может не каждый: либо есть какой-то способ защиты, либо за кражу наказывают так строго, что об этом никто и не помышляет.

Мы с Лиссой переписали нехитрый бланк заявления о нанесении Знака, расписание и другую полезную информацию. Я, честно говоря, находился в легком ступоре. А нужен ли мне этот Знак? Проблем даже с мощными заклинаниями пока не возникало, так какой смысл калечить свой энергетический узор? С другой стороны, без каких-либо Знаков учиться в магической Академии – значит привлекать лишнее внимание к своей скромной персоне. Может у меня просто паранойя, и мне следует пойти проконсультироваться со специалистом? Взвесив все за и против, я все же решил отказаться от этой затеи.

– Крис, ты какой будешь Знак брать? – спросила сокурсница.

– Эээ… У меня есть уже Знак…

– Какой, если не секрет? – черт, надо срочно что-то придумать. Эта любопытная кошка точно не отстанет.

– «Вихри кипящей магмы» и «Давление тьмы» – выдал я на одном дыхании. Мастера Знаков те еще любители придумывать звучные названия своим творениям. – Это «воздух» и «огонь», а «Давление» – значительно усиливает стихию смерти, – продолжил я.

– Здорово, я о таких даже не слышала! Больно, наверное? Стоит дорого? – затараторила девушка с плохо скрываемой завистью.

– Отец сделал подарок после того, как обнаружили мой дар. Да, активация этих Знаков очень болезненна.

– А почему я их не вижу магическим зрением? Неужели это те Знаки, что наносятся прямо на кость? – Лисса чуть ли не раздевала меня, пытаясь выискать узор Знаков.

– Это секрет изготовителя, я не имею права раскрывать его, – торжественно произнес я очередное продолжение своего вымысла. – А ты себе двойной на «воду» и «воздух» возьмешь? – поспешил я сменить тему, так как девушка явно обиделась.

– Угу, моя стихия жизни на факультете боевой магии из всех троих наименее полезна. А ты еще не думал на какой факультет пойдешь? – мы расположились в центральном парке на резной лавочке.

– Да мне и «общий» в принципе нравится. Тут всем направлениям уделяется внимание, насколько я понял.

Лисса посмотрела на меня словно на больного:

– Ты что, издеваешься?

– Нет, а что? – я действительно не понимал, что она имеет в виду.

– Да лучше отчисление из Академии, чем выпуск из факультета общей магии. Я ни разу не слышала о выпускниках этого факультета, – рыжеволосая на секунду задумалась, забавно наморщив носик. – Это как Испытательный Знак. Все его наносят вначале, но потом меняют на действительно полезные Знаки. Тебя же потом на работу никуда не возьмут.

– Жаль, – я вздохнул, – ну тогда на артефактный попробую.

– Мне говорили, что там конкурс большой, поэтому экзамены очень трудные. Будет нелегко…

– Ничего, я… О, морт, уже четыре часа! Все я побежал – у меня еще важные дела остались! До завтра, – я потопал в сторону главного корпуса.

– Но ты же обещал! – донеслось мне вслед, но мысли мои бродили уже где-то далеко:

– Потом, Лисс!

Впереди меня ждал непростой разговор, поэтому на собрание надо прийти максимально подготовленным. Я как мог продумал предстоящую беседу, но сколько-нибудь вразумительных причин моего внезапного обнаружения злосчастного артефакта придумать не смог. Я изрядно поплутал по главному корпусу, прежде чем смог найти место, где проходят собрания и собирается Совет магов Академии. Оказывается, вход в зал расположен рядом с кабинетом ректора. Секретарша в приемной радовала глаз, как приятными формами, так и довольно развитым энергетическим узором. По–моему тут даже уборщицы являются магистрами каких-либо стихий. Девушка сказала, что меня уже ждут, и разрешила пройти в зал.

Входя, я услышал окончание какого-то спора:

– Концентрация энергии в неживом артефакте слишком велика! Спрятать ее даже теоретические считается невозможным!

– Меня не волн… – узнал я голос ректора. – А, вот и наш герой прибыл! Позвольте представить: Крис Вэнтел, ученик первого курса факультета общей магии.

На меня тут же уставилось с полтора десятка пар внимательно изучающих глаз. Я скромно поклонился.

– Что ты как неродной? Проходи, садись! – ректор резво поднялся и отодвинул один из стульев, приглашая присесть. – Когда еще доведется побывать на совете магов, а? – магистр де Фиро дружески подмигнул мне, пытаясь создать благоприятную для разговора атмосферу.

За столом восседали: граф Стеолис, магистр Дейрен, магистр Латрона, декан факультета боевой магии, декан артефактного, остальные были мне незнакомы. Присутствовал, начальник стражи в форме и еще пара личностей, в коих можно было заподозрить сотрудников правопорядка или даже тайной стражи. Совсем не удивительно, что подобный инцидент привлек столько внимания – как-никак покушение на особу королевской крови.

Я почувствовал тонкое ненавязчивое вмешательство в свой разум. Хотя бы потрошить разумники меня не будут – и то ладно.

К моему удивлению, расспрашивать меня стал невзрачный лысеющий человек средних лет, а не магистры разума, коих тут было как минимум двое. Впрочем, даже на мой неискушенный взгляд допрос майор Легас вел мастерски. Останавливался на, казалось, незначительных деталях, расспрашивал подробно и обстоятельно. Когда дошла очередь до артефакта, я решил скосить под дурачка:

– Как увидел – не знаю, просто хотел получше рассмотреть магическое представление, вот и добавил энергии в глаза, – так то не соврал, но и всей правды не открыл. Орк такому простому ответу возмутился и потребовал подробных объяснений, но майор Легас, ведущий допрос, попросил не вмешиваться. Я продолжал гнуть свою линию, прикидываясь простачком, и вояка вскоре сдался.

– Я думаю, что мы узнали достаточно, – поставил точку в разговоре магистр Фиро. Дальнейшего я предугадать точно не мог: ректор торжественно вручил мне орден «Знак почета» за заслуги перед Академией. Жаль, правда носить его разрешается только после выпуска. Со мной также провели краткую разъяснительную беседу на тему неразглашения сведений кому-либо о данном инциденте. Ну, это я и так понял.

– От лица короля Шартела III и от себя лично, – поднялась миловидная молодая девушка, сидящая напротив меня, – я выражаю вам благодарность за спасение разумных и предотвращение страшной катастрофы. – Алисию Шартел я сразу и не узнал: на ней был походный костюм, драгоценностей и косметики видно не было, красивая прическа превратилась в простой хвостик. Нас, конечно, учили основам придворного этикета, но сейчас все знания разом испарились, и я смог лишь пробормотать:

– Спасибо, ваше высочество…

– В подарок от меня примите этот небольшой накопитель, – уже разузнали, небось, про нападение пиратов и про мой пропавший сапфир.

Я наклонился и позволил принцессе повесить рубин на элегантной цепочке себе на шею. От нее пахло полевыми цветами.

– Ну, что скажете? – вопрос ректора повис в воздухе.

– Он не сказал ни слова лжи, – нейтрально напомнила магистр Латрона.

– Кхм, про обнаружение артефакта эрр Вэнтел явно не все рассказывает, – резюмировал майор Легас. – Надо будет за ним… – в зал вошел маг в военной форме, – …присмотреть. Капитан, что-нибудь нашли?

– Так точно, эрр! В 15:32 в месте активации артефакта были обнаружены слабые следы магии тьмы. В 16:20 концентрация темной энергии стала слишком мала, и артефакт ее уже не регистрировал, – доложил подтянутый капитан королевской стражи.

– Ага! Я же говорил, что обычными способами спрятать столько энергии невозможно! Да. Про «божественную силу» известно слишком мало. Все верно. Нужно составить схемы с учетом новых выкладок, – забормотал декан – артефактор.

– Тамшар значит… – глухо обронила принцесса.

– Не стоит делать поспешных выводов, ваше высочество! – горячо начал уверять граф Стеолис. – Мне известны личности, что таким способом пытались оклеветать своих врагов.

– Ваша правда, граф. Наличие темной магии еще не означает причастность Тамшара к сегодняшнему эпизоду, – Алисия Шартел собралась и начала раздавать указания. – Граф Стеолис и майор Легас, я поручаю вам продолжить расследование. Сделайте все возможное, чтобы найти преступника. И, пожалуйста, не надо этих ваших постоянных ссор властей со стражами – на кону благополучие Иллории, и сейчас не место для мелких дрязг. Уважаемый ректор, я прошу вас посодействовать в поиске опытного жреца, чтобы он никак не был связан ни с Тамшаром, ни с Ромалией. Если не удастся найти такового, то поднимите архивы и подробнее разузнайте про магию тьмы. На этом все!

– Будет сделано, ваше высочество! – в унисон рявкнули граф и майор.

– Приложу все усилия, ваше высочество, – скромно ответил Николас де Фиро.

Принцесса Алисия Шартел величественно кивнула и так же величественно покинула собрание.

– Круто! – с глупой ухмылкой пробормотал я, глядя на сверкающий в лучах солнца ограненный рубин. Пожалуй, камень был раза в три больше моего предыдущего, да и по своим свойствам рубин несомненно превосходил сапфир. Насколько я слышал, рубин «не переваривает» какие-то типы магии, надо будет узнать об этом.

Не сказать, что я доволен разговором, но вряд ли я смог провести его лучше. Еще и «Знак почета» вручили.

– А принцесса красивая… – как-то резко скакнули мои мысли.

За ужином я встретил Сэфа, а вот Лиссу мы так и не увидели. Хотя в такой толпе студентов заметить кого-то сложно. Я не преминул похвастаться своим новым накопителем, по ходу соврав, что это отец прислал. Мой сосед, скрипя мозгами, вспомнил, что рубин плохо ладит с магией воды и земли, но хорошо держит огонь.

– Наш преподаватель еще часто возмущался, что студенты думают: рубин красный, поэтому хорошо держит «огонь». И постоянно нам говорил, что все дело во внутренней структуре камня.

Мне оставалось лишь с умным видом покивать.

Опасаясь, что завтрашний день будет также насыщен событиями, я решил отдохнуть и лечь пораньше. Предварительно я, разумеется, слил всю энергию в накопитель. Теперь я немного понимал слова отца о том, что с помощью накопителей не создать мощных заклинаний. Все просто: заклинание распадется раньше, чем энергия из накопителя наполнит его. А что если передавать ману из десятка накопителей одновременно? Ответа на этот вопрос у меня не было. Что ж, со временем узнаю…

Приятный сон был прерван непонятным шумом. Я некоторое время еще валялся в постели, пытаясь заснуть, но кто-то назойливо кидал камешки в окно.

– Кого там в такой час принесло? Крис, хоть там сам ректор, запульни в него фаерболом! – сквозь сон пробормотал Сэф.

Я открыл окно:

– Кто там?

– Это я, – раздался внизу звонкий голосок Лиссы. – Помнишь, меня кто-то вчера обещал сводить в место восстановления маны?

– Ты хоть знаешь который час?

– Пол шестого, – огрызнулась девушка. – Хорошо, если не хочешь выполнять обещания, я сама дойду.

– Ладно, дай собраться только!

Я обернулся и в удивлении воззрился на соседа, уже надевающего штаны.

– Ты то куда собрался?

– Ну как! Я тоже хочу сходить в это место, мне же здесь еще долго учиться. Да и Лиссу проводить надо, – Сэф еле заметно покраснел.

Все с тобой ясно, сердцеед ты наш ненасытный. В принципе, я особых чувств к девушке не испытывал, и если она предпочтет быть с Сэфом, я не буду против.

Мы спустились вниз и вышли из общежития.

– Что вы там так долго? – набросилась кошка.

– Не горячись! Самое время обсудить нашу плату за твое сопровождение, – позевывая, поведал я опешившей девушке.

– Какую еще плату?

– Ну скажем, ушки твои потрогать и хвост погладить. Я всегда хотел это сделать, – с невинными глазами предложил я. Пусть это будет маленькая месть за раннее пробуждение. Сэф только кивал головою.

– ЧТОООО?! Да как вы смеете предлагать такое благородной кошке?! – хвост бешено заметался, а зрачки стали вертикальными. – Спасибо большое, я сама найду дорогу, – очевидно, ей совсем не улыбалось оставаться наедине в лесу с двумя озабоченными парнями.

– Конечно, если ты можешь за себя постоять и не боишься вот таких волкоподобных химер… – добил я ее, показывая размер твари с мой рост.

– Да ладно тебе заливать, она всего-то по плечо тебе была, – молодец, сосед!

– Что еще за химера? – хвост кошки тут же поник, весь боевой запал куда-то испарился.

– Да морт ее знает! Может от химерологов сбежала, может из лаборатории.

– Ну… хорошо. Я согласна, только руки не распускать! И если вы мне наврали, я вам глаза выцарапаю, – несколько отстраненно закончила Лисса.

Мы с Сэфом невольно сглотнули и принялись убеждать девушку, что мы самые правильные и честные, и что лучше нас только светлые ангелы.

Путешествие по утреннему лесу на этот раз прошло без всяких эксцессов. Народу не было, что не удивительно. Каждый из нас занял по беседке и споро приступил к восстановлению внутренней энергии. Я решил немного поэкспериментировать. Сначала узнал максимальный радиус для каждой стихии, за которым поглощать ману становится невыгодно. Энергию огня и смерти я в округе найти так и не смог. Потренировался на одновременном поглощении «земли» и «воздуха», потом попробовал добавить к ним «воду». Три стихии требовали предельной концентрации, но к моей радости вскоре я приноровился. Добавил «жизнь». Вот тут настал мой предел: как я не старался, уследить за всем было не в моих силах. Какая-то стихия постоянно срывалась, но это дело времени, я думаю. Времени оставалось немного, но я успел накачаться маной от трех разных стихий.

– Крис, Сэф, пора собираться! – послышался крик Лиссы. Оглядев себя магозрением я с неудовольствием отметил немного увеличившиеся узоры зеленого и темно–синего цветов. Надо срочно придумывать какую-нибудь маскировку. Может амулет прикупить?

– Ну что? – спросил я Лиссу, плотоядно поглядывая на ее мохнатые ушки.

– Только потрогать и все, ясно?!

– Конечно, конечно, – Сэф, не медля, схватился за пушистый хвостик. Кошка ойкнула, посмотрев на парня рассерженным взглядом.

Я всегда хотел себе завести домашнего питомца. Лисса, конечно, не животное, но в ней все-таки многое от семейства кошачьих. Поэтому я получал ни с чем не сравнимое удовольствие от поглаживания густой копны рыжей шерстки и почесывания небольших остроконечных ушек с кисточками наверху.

Лисса покраснела и, я не поверил своим ушам, замурлыкала! Словно испугавшись своего поведения, кошка резко отпрыгнула от нас:

– Хватит. Ну как, вы довольны?

– Я не смел и мечтать о таком, о богиня! – пафосно изрек Сэф, опустившись на одно колено.

– Ладно, повеселились и хватит. Пойдем, а то на занятия опоздаем.

По пути я расспросил друзей о способах маскировки ауры. Лисса про это практически ничего не знала, а Сэф подкинул мне пару идей:

– Маскировку изучают курсе на четвертом–пятом. Есть два вида: скрытие и деформация ауры. Я немного знаю в теории про первый способ. Магозрением мы видим излучение, что испускают участки нашего энергетического узора. Так вот, если полностью убрать лишнее излучение ауры, то она станет практически невидима. Этот способ нужен, чтобы не привлекать к себе внимание: например, чтобы скрыть то, что ты являешься магом.

– И что, сложно это сделать? – спросил я.

– Ага, нужно в совершенстве контролировать свои энергопотоки.

– А второй способ?

– Второй способ гораздо проще, но чаще для этого применяют амулеты. Ты, наверное, видел магов в страже или еще где, аура которых постоянно меняется и ни на что не похожа. Это и есть деформация. Главное предназначение такой маскировки – скрыть типы магии, которыми ты владеешь. По–моему, есть и другие способы, но я про них мало что знаю, лучше у преподавателя поинтересуйся.

– К чему, кстати, такой интерес? Тебе есть что прятать? Или решил взломать чью-то маскировку? – тут же вклинилась любопытная девушка.

– В случае непредвиденных обстоятельств хочу иметь запасной козырь в рукаве, – с мудрым видом изрек я.

– Крис, ты что успел весь свой резерв восстановить? Ты же вчера все в рубин скинул? – спросил Сэф, с интересом вглядываясь в меня магическим зрением.

– Ну, да.

– Ну и что тут такого? Я тоже, между прочим, за час успела восстановиться! – похвасталась кошка. – А что за рубин?

Пришлось показывать свой новоприобретенный накопитель и повторить историю про подарок отца.

– Да будет тебе известно, что резерв Криса уже сейчас раза в три превышает твой, – напомнил Сэф.

– Но, как? Ты же говорил недавно прошел инициацию?

– Может Сэф ошибся? – я попытался выкрутиться.

– Точно! Сегодня же результаты вчерашнего теста будут. Тогда и проверим, – молвила Лисса и с гордым видом устремилась вперед по утоптанной тропинке.

Глава 4

Преподавателем теории магии оказалась худощавый и высокий мужчина с еле заметным тамшарским акцентом. В его узоре бордовым цветом выделялась магия смерти. Киор Таленни начал с азов магии и на первой паре подробно рассказывал материал, который мне был уже в основном известен. Но один момент все-таки смог меня изрядно удивить. По словам Киора, существует восемь типов магии. В дополнение к основным, свет и тьма также обладают многими свойствами, присущими магическим стихиям. Официально этот факт не распространяется в народе. Маги, владеющие магией света или тьмы, именовали себя жрецами, и главное их отличие от обычных магов заключалось в том, что их сила была заемная. Ученые так и не пришли к единому мнению о том, кто такой Спаситель, а кто – Проклятый, и какова природа этой «божественной» силы, но существование темной и светлой магии было глупо отрицать.

Выдержки из конспектов по «Теории магии» за первый семестр:

Классификация магии по типам и стихиям, а также основные области применения

N Тип магии Цвет в магозрении Основное применение

1 огонь желтый Атакующая магия

2 вода темно–синий Вспомогательная стихия

3 воздух пурпурный Атакующая и защитная магия

4 земля зеленый Защитная магия

5 жизнь светло–голубой Целительство

6 смерть бордовый Некромантия, атакующая магия

7 свет красный Нет данных

8 тьма серебристый Нет данных

Вторая пара по «Теормагу» оказалась не менее насыщенна зубодробительными терминами. Некоторые студенты периодически хватались за голову, пытаясь вникнуть в то, что только что записали.

Классификация магии по области воздействия:

– активная магия

– пассивная магия

– Итак, прежде чем мы перейдем к обсуждению этих двух классов магии, следует дать некоторые пояснения, – диктовал эрр Таленни. – Наш мир разделен на две половины: материальную часть (или реальный мир) и энергетическую часть (или мир магии или астрал[11]). Активная магия есть воплощение энергетической составляющей в мир материальный.

– Практически вся боевая магия является активной, и представляет собой уникальный случай в нашей природе. Например, обычный огненный шар, как и многие другие боевые заклинания, является одновременно и материальным телом, и энергетическим сгустком. Поэтому, атакующая магия действует как на реальную часть нашего мира, так и на энергетическую, но и остановить ее может как магический щит, так и простое заграждение из песка. После определенных тренировок, можно научиться создавать огненный шар только из энергетической составляющей. Такое заклинание практически свободно сможет проходить сквозь материальные препятствия, но и человеку повредить не в состоянии, только различным энергетическим структурам. Заклинания боевой защитной магии также в основном предназначены для отражения атак как физических, так и магических.

– Пассивная магия – это энергетическое воздействие на существующий материальный объект с целью его изменения, улучшения, разрушения или передвижения. Приведем пример. Как вы думаете, маги какой стихии лучше всего подходят для тушения пожаров?

– Воды, наверное… – робко ответил один из студентов нашей группы.

– Неверно, – с удовольствием продолжил преподаватель. – Маг огня с помощью пассивной магии может за считанные минуты уничтожить пожар, в то время как магу воды с помощью активной магии придется часами забрасывать огонь водными шарами. Количество потраченной энергии же просто несопоставимо.

Интересно…

– А можно ли пассивной магией разрушить летящее в тебя заклинание, оно ведь тоже отчасти материальное? – спросил я, подняв руку.

– Хороший вопрос, – видно было, что эрр Таленни обрадовался вниманию студентов к своему занятию. – Существуют некоторое количество умельцев по данному виду боевой магии, но в большинстве своем пассивная магия очень медлительна и вы просто не успеете полностью разрушить заклинание. Так, что такой путь выбирают считанные единицы.

Выдержки из конспектов по «Теории магии» за первый семестр:

Типы магии, выстроенные по атакующей мощности и пробивной способности защитных экранов:

N Тип магии Цвет в магозрении Примечание

1 огонь желтый Слабость к щиту воды

2 воздух пурпурный Слабость к щиту земли

3 смерть бордовый Слабость к щитам жизни и воды

4 вода темно–синий Слабость к щитам огня, жизни, земли

5 жизнь светло–голубой Слабость к щитам смерти, огня, земли, воды

6 земля зеленый Слабость к щитам любой стихии

свет красный Нет данных

тьма серебристый Нет данных

Типы магии, наиболее использующиеся при создании щитов:

N Тип магии Цвет в магозрении Примечание

1 земля зеленый Требует много маны и времени для создания

2 воздух пурпурный Применятся для отражения физических атак

3 жизнь светло–голубой Применяется для отражения магических атак

4 вода темно–синий Применяется для отражения огненных атак

5 огонь желтый Применяется для отражения водных атак

6 смерть бордовый Инертен против атак стихии смерти

свет красный Нет данных

тьма серебристый Нет данных

– Я думала, что у меня мозги закипят, – произнесла Лисса измученным голосом, ковыряясь в своей тарелке с обедом.

– Ага, я тоже не предполагал, что в первый же день на нас вывалят такое количество информации, – поддакивал я.

– Ох, бедная моя голова! И зачем нам такую кучу определений дали зубрить? – расстроено вопрошал Трош, наш сокурсник. К нам с Лиссой подсели два брата (удивительное для магов дело!) с нашей группы, и… гном. Братьев звали Трош и Симон, родом они были из Пограничных Баронств, находящихся под протекторатом Тамшара. Баронства находились далеко на западе от Иллории, но юные маги предпочли совершить дальнее путешествие, поскольку на родине должного обучения не было. Тамшар, конечно, тоже был знаменит своими магическими школами, но вот их направленность не у всех вызывала положительные чувства. Родителям и ближайшим родственникам также пришлось тайно переехать в Иллорию, благо здесь существовал фонд помощи родственникам иностранных магов. Борьба между государствами за магов идет страшная, и в этой постоянной гонке тратятся огромные деньги, даже вспыхивают войны. Что поделать, маги – это оружие, сила, и каждый правитель желает иметь ее побольше.

– Поняв основные определения, мы сможем лучше ориентироваться на занятиях. Уверен, дальше будет легче, – степенно произнес коротко–стриженый гном с соломенными волосами и намечающейся бородкой.

– Торвин, а почему ты вдруг к нам подсел? Вон, другие от людей прям нос воротят, – поинтересовался я у гнома. Был он на полголовы ниже меня, и телосложение имел схожее. В историях про подземных жителей упоминались крепыши, что подковы могли легко гнуть руками. Торвина же издалека вполне можно было принять за человека.

– Ну, я думаю учиться так будет гораздо проще, чем если бы я общался только со своими. Лекциями обмениваться или новостями. А что насчет отношения других рас к людям, так это защитная реакция такая. Вас бы вдруг к темным эльфам отправили учиться, смогли бы вы там сразу освоиться?

– Пожалуй, нет. А расскажи про свой дом, интересно все-таки!

– Живем мы не только внутри гор, как многие люди думают, но и на поверхности. Выращивать пищу тоже ведь надо. А вот темные эльфы, в отличие от нас, смогли приспособиться и наладить быт, не делая выходов на поверхность. У нас красиво очень: все проходы и людные места освещены разноцветными магическими светильниками, в городах много водных каналов и фонтанов, а улицы и дома точно распланированы. Подземные озера полны рыбы, которая питается специально выведенными водорослями. Также под землей есть большие плантации разных сортов грибов и некоторых растений, которым хватает магического света. Сами Арратские горы тоже очень живописны – сверху открывается потрясающий вид.

– Класс, я бы тоже хотела у вас побывать! – воскликнула Лисса.

– Ты сам решил поступать в Арвайн? – спросил Трош.

– Нет, у нас все решают старейшины клана. Молодняк вроде меня голоса там не имеет. Сюда на учебу посылают тех, кто владеет смертью, жизнью или воздухом, поскольку подобные стихии в Криг'но'васе не привечают.

– А у нас подземное царство гномов называют Кригас, – заметил один из братьев.

– Наверное, выговорить не могут. Криг'но'вас означает новый проход или новая штольня с гномьего, – ответил Торвин.

– А по–нашему то хорошо говоришь!

– Это в Теллерите, главном царстве гномов в далеком Северно–зенском хребте, основным языком остается гномий. В Криг'но'васе же мы с младенчества изучаем два языка.

– Мы в школе тоже изучали второй язык на выбор: тамшарский или светло–эльфийский, – высказался я.

– Светлые разве не на старо–имперском базарят? – спросил Симон.

– Это только знать, да благородные. Простой народ знает только эльфийский, – просветил его я.

– Слушайте, а давайте к куратору заглянем – узнаем результаты вчерашних тестов? Пока до конца перемены еще время есть? – высказала предложение Лисса и многозначительно посмотрела на меня.

Единогласно выразив свое одобрение, мы дружной толпой двинулись к кабинету эрр Саторая.

– Кого там еще несет? Поесть спокойно не дадут! – послышался раздраженный голос Хатоки Саторая. Мы тут же извинились за то, что прервали его трапезу.

– Ванаро, Вэнтел, ван Гентим'нир. Вот, держите свои результаты. А вы кто у нас? Братья Холмские? – наш наставник протянул всем небольшие листочки, исписанные разнообразной информацией.

Попрощавшись, и еще раз извинившись, мы покинули кабинет куратора и принялись делиться впечатлениями от результатов тестов.

– Нууу, я думал тут больше будет всего… – первым нарушил молчание Симон.

– Балда, тебе ж говорили, что полные тесты только в конце курса будут! – укорил брата Трош.

– В конце семестра тоже, – поправил гном.

Тест в камере N14 от 01.09.1232

Имя Фамилия : Крис Вэнтел

Раса: человек

Возраст: шестнадцать

Курс: I

Факультет: общая магия

Специальность: –

Группа: 3

Вместимость резерва во время испытания: 139 МА ?5%

Максимальная вместимость резерва: 177 МА ?10%

Воздействие внешней энергией: низкое

Усвоение внешней энергии: высокое

Я глянул в листок Лиссы. Последние два пункта там были идентичные, а вот максимальный резерв составлял 43 МА. Разница между нами оказалась даже больше, чем определил вчера Сэф. У гнома оказалось за сотню, но по его словам он уже с год назад прошел инициацию, у братьев было 37 и 52 МА. Одногруппники единодушно пришли к выводу, что я уже года два как узнал о своем даре и стал тренироваться. Доказательств у меня не было, поэтому разубеждать я их не стал. Хотя было немного обидно, что мне не верят.

Следующей парой у нас были «основы некромантии». Этот предмет преподавала пожилая женщина, в которой по некоторым признакам (в частности – по разрезу глаз) можно было распознать раджингийку. Раджингу располагалась на крупном острове достаточно далеко на северо–востоке от Иллории, но, как я уже не раз замечал, представители этой страны были отнюдь не прочь попутешествовать в другие государства. Вдали от многих торговых путей, без постоянной связи с материком, Раджингу превратилась в страну с уникальной и труднопостижимой для других разумных культурой. Проявлять эмоции среди незнакомых людей считалось там верхом неприличия, и анекдотов про них ходило невероятное множество.

При виде нашей группы на лице Наэ Тэннодзи расцвела довольная улыбка, словно опровергая известную пословицу. Впрочем, улыбка носила скорее кровожадный оттенок, от чего многим студентам стало не по себе. А ну как выкинет чего странная некромантша?

– Милые деточки, позвольте представиться: меня зовут Наэ Тэннодзи и я буду преподавать вам основы магии смерти, а именно – некромантии. Дорогие мои, не стоит путать магию смерти и магию тьмы – это совершенно разные вещи. Наш любимый декан уже не раз требовал на советике магов о переименовании факультета в факультет магии смерти, но уважаемый ректор не спешит принимать его предложение. Обращаться ко мне стоит энн Тэннодзи, и если вы неправильно произнесете мою фамилию, то вас ожидают дополнительные занятия, – женщина снова «мило» улыбнулась. Вокруг тут же начали шептаться, стараясь записать правильно имя преподавателя.

– Тишина! – какое-то заклинание на миг погрузило аудиторию в полную темноту. Учащиеся тут же замолкли с выпученными глазами, боясь шелохнуться.

– Ну, вот и умнички! К сожалению, встречаться мы с вами будем раз в две недели, поэтому нам следует сразу определить тех, кто хоть что-то понимает в магии смерти. Остальных бездарей на своих занятиях я не держу. Законы в Иллории не позволяют свободно заниматься некромантией, – энн Тэннодзи упрямо поджала губы, – но в нашей академии вы найдете все, что нужно для обучения магии смерти. У нас вы сможете попрактиковаться не только на трупиках животных и простых людей, но при достаточном рвении можно заслужить честь в поднятии умершего мага, – на лице женщины появилась мечтательная улыбка. С ней определенно что-то не так. И как же с таким подходом они собираются заманивать студентов на свой факультет, интересно? Хотя мне, если честно, стало немного любопытно посмотреть на работу некроманта, да и самому попробовать.

– С третьего курса возможен переход на специальности «Ритуалистика и магия крови» и «Демонология». Любые ритуалы, основанные на магии смерти в Иллории запрещены, как и призыв демонов, но в Академии вы также можете вволю попрактиковаться, включая собственноручное убиение приговоренного к смерти заключенного, – некоторые впечатлительные личности в основном женского пола непроизвольно ахнули. – Выпускники нашего факультета с большой охотой принимаются и в королевскую гвардию, и в армию, а их услуги оплачиваются на уровне полковых магов. Ведь только опытный маг смерти может без проблем разрушать враждебные некрообъекты или изгнать призванного демона.

– Я слышала, полковые маги получают по сорок золотых в месяц, – прошептала Лисса.

– Да ладно! – также шепотом ответил я. Вокруг снова еле слышно зашушукались, но на сей раз преподавательница отнеслась к этому более благосклонно. Теперь то понятно, чем собирается завлекать к себе темный факультет. Информация про зарплату меня очень даже заинтересовала.

Наэ Тэннодзи направилась к небольшому продолговатому ящику в углу аудитории, в котором можно было узнать холодильный шкаф. Рычагов и кнопок видно не было – очевидно эта версия артефакта сделана для пользования ею только одаренными. Открыв шкаф, женщина бросила туда заклинание на основе стихии воздуха и пролеветировала оттуда связку непонятных штукенций. В аудитории раздались испуганные визги и просьбы убрать эту гадость подальше. Не обращая внимания на возмущающихся студенток, некромантша направила каждому учащемуся по замерзшему крысиному трупику. Лишь Лисса, пожалуй, не испытывала никакой брезгливости при виде мертвых животных. И что тут бояться? Состояние трупов превосходное – того и гляди, проснется и убежит.

– Каждый трупик является источников энергии смерти, даже кости продуцируют небольшую толики маны. Но вот парадоксик, для поглощения этой энергии требуется много времени, а так как большинство магов владеют несколькими стихиями, то становится выгоднее использовать другие типы магии. Исключение составляют обширные кладбища и старые некрополи. Сладкие мои, посмотрите-ка внимательно на данные экземпляры магозрением.

Я увидел блеклую бордовую сеточку энерголиний, идущую по всему телу. Напоминает кровеносную систему в теле человека.

– Даже у животных есть примитивный энергетический узор, и после смерти он превращается в подобный узорчик смерти. Для поднятия простого зомбика требуется лишь подпитать узор трупа некоторым количеством энергии смерти. Для разных существ значение разное, поднять умерших магов под силу только очень сильным некромантам. После поднятия узор смерти возьмет на себя те функции, что выполнял энергетический узор при жизни, и будет поддерживать некое подобие жизни в теле поднятого. При этом следует помнить, что мозг мертвяка почти всегда подвергается разрушению, поэтому низшие зомби тупы и частенько очень агрессивны. А теперь, деточки, прошу, приступим к вашему первому в жизни поднятию. Поверьте, этот момент вы запомните на всю свою жизнь. Те, кто не владеет магией смерти, – произнесла она с отвращением, – можете потренироваться в призыве этой, без сомнения, очень важной стихии.

Часть студентов, владевшая стихией смерти, с опаской, сомнением и некоторой брезгливостью приступили к наполнению тушек маной. Я действовал медленно и осторожно, поскольку остальные студенты скорее всего не имели Знаков данной стихии. Я решил подождать первого поднятия, и уже потом всерьез поработать со своим трупиком крыски… тьфу ты, уже как она начал разговаривать. Дабы не привлекать внимание, я направлял в тело лишь крохи энергии.

Уже через двадцать минут раздались восхищенные возгласы одногруппников. Я бросил взгляд в ту сторону. Один из эльфов сидел с видом императора всея планеты, презрительно кривя губы. Что ж, ему отлично подходит образ повелителя крыс, одна из которых нелепо шевелилась пред ним на столе.

– Прекрасненький результат… – энн Тэннодзи выжидательно уставилась на темного.

– Дэлериен эль Гроссо к вашим услугам, – ответил ушастый бархатистым тоном.

– Милый Дэлериен, уверена, вам будет несложно сдать экзамен на факультет темной магии, – преподаватель послала эльфу приторную улыбку.

Я выждал минут пятнадцать и начал наращивать темпы передачи маны в труп животного. Постепенно узор смерти расширился и, я бы сказал, приобрел некоторую завершенность. Я расслабился, с чувством удовлетворения наблюдая за оживающей зомбо–крысой.

– АХ ТЫ Ж, *****, ****** ТВАРЬ! – я со всей дури шандарахнул об стол вцепившейся в мой палец крысой. Мерзкое создание отбросило на парту. Казалось, крыса и не заметила мои потуги, тут же зашипев каким-то низким утробным голосом, совсем не подходящим для такого маленького создания. Сидящая рядом Лисса в ответ зарычала не хуже разьяренного тигра, но применить свои бойцовские навыки не успела – в тварь врезалось какое-то невесомое заклинание. Некрокрыс сразу стал каким-то вялым, вся опасность, исходившая раньше от него, исчезла. И почему у темного получилась такая слабенькая зомбо–крыса? Может, он раньше тренировался или у нее мозг оказался полностью поврежден?

– Превосходно, ребяточки! А сейчас вы могли в живой обстановке наблюдать применение боевого атакующего заклинания в моем исполнении. Называется «оглушение смерти», и прекрасно действует на низшие поднятые некрообъекты. На следующих занятиях мы с вами рассмотрим заклинаньице поподробнее.

Преподавательница выспросила и мое имя, пообещав также легкого экзамена на свой факультет.

– А теперь, дорогой мой, тебе следует поспешить в мед отделение. Все-таки трупный ядик – вещь пренеприятнейшая, к тому же крысы являются переносчиками множества заболеваний, – зажимая платком кровь, хлещущую из пальца, я угрюмо потопал прочь из этого крысиного морга. – И не забудьте в конце занятия забрать свою первую работу. Я так и быть, пока присмотрю за этим милым мальчиком, – энн Тэннодзи нежно погладила непрезентабельного вида крысиную шерстку. Да она просто ненормальная!

– На кой морт мне эта хрень сдалась? – обычно воспитание не позволяло мне ругаться и дерзить старшим, но сейчас ситуация была явно необычная.

– Вы, конечно, можете уничтожить эту прелесть, но я очень обижусь. Это же ваша первая работа на новом поприще! Потом вы будете вспоминать это занятие с ностальгией. В конце урока кто-нибудь из студентов принесет клетки для всех поднятых, так что за свой драгоценный пальчик вы можете больше не волноваться. На следующих же занятиях мы с вами уже будем работать над изменением некрообъекта. В отличие от живых, мертвые – существа очень пластичные и легкоизменяемые. Остальные, продолжайте!

Я молча покинул аудиторию, направляясь на поиски медицинского крыла. Дежуривший там лекарь сразу осмотрел меня и обнадежил:

– С подобными травмами некроманты здесь частые гости, так что процедура отработана годами.

Молодой медик носил специальную светло–голубую форму, наподобие той, что я видел на лекарях в общественной больнице Сторвайна.

Я выпил предложенную микстуру, оказавшуюся на удивление вкусной. Дальше меня разместили на кушетке, и подключили к вене на левой руке довольно громоздкий артефакт «жизни».

– А если бы этот артефакт оказался сломан?

– Не волнуйтесь, любой лекарь легко справился бы с вашим заражением, но времени потребовалось бы намного больше, чем при работе с артефактом.

– Ясно, спасибо.

– Вы, видимо, с уроков энн Тэннодзи?

– Да, а что на ее занятиях такое часто бывает?

– Только она может дать задание совершенно неподготовленным магам поднимать зомби чуть ли не в первый учебный день.

– У них там на факультете все такие?

– Нет, конечно! Но данная профессия… накладывает свой отпечаток, так сказать, – поведал мне лекарь, – Мне пора, а вы пока отдохните, как следует.

Артефакт закончил работу через полчаса, при этом ничего необычного я не почувствовал. Лекарь взял у меня пробу крови и попросил обязательно наведаться после занятий.

Некромантша как знала, что я прибуду как раз к концу пары. На столах не сказать, чтобы весело, но довольно забавно ползали и барахтались новоиспеченные зомбо–крыски, напоминающие новорожденных младенцев. Я насчитал всего семь штук. Мое творение, похоже, уже очухалось и зыркало исподлобья на всех своими глазками. Надо же! Понимает, тварюка, что здесь ей ничего не обломится и старается сохранить свою жизнь. Инстинкт самосохранения во всей своей красе.

– Ага, вот и наш пострадавший вернулся. Можно подвести итог сегодняшнему уроку: степень разумности, мышечной активности, тонуса, силы поднятого некрообъекта напрямую зависит от количества вложенной силы смерти. В этом вы можете убедиться на примерчике работы уважаемого Криса Вэнтела, который немного перестарался с количеством вложенной энергии. Но каждое существо имеет свой предел вместимости магии смерти. Подробнее о дальнейшем изменении поднятых объектов мы с вами поговорим на следующих занятьицах. Дорогие мои, ваша группа очень хорошо постаралась, я вами довольна! А теперь разбирайте клетки.

– Энн Тэннодзи, а как за ней ухаживать? Ну там, кормить или выгуливать? – спросил Торвин, также обзаведшийся самодельным питомцем.

– Ну что вы! Поднятые очень неприхотливы и практически автономны. Могут функционировать при предельных температурах и даже в безвоздушном пространстве. Прелесть, не правда ли? – обратилась к гному преподавательница.

– Эммм… да.

– Едят эти крошки практически все, полностью переводя пищу в магию смерти. Удобненько, при надобности можно убирать таким способом пищевые отходы. При недостатке питания некрообъекты впадают в некое подобие спячки. Или стазис, мы же с вами говорим о неживых созданиях, верно деточки? Но перекармливать их также не следует: они могут стать слишком сильными и даже выбраться из металлических клеток. Однако, каждое поднятое существо имеет свой определенный предел развития.

По главному корпусу прозвенела короткая мелодия, означающая окончания пары.

– Крис, ты как, в порядке? – с тревогой поинтересовалась Лисса. – Рука не болит?

– Да все нормально, почти не болит, – я примерился к подозрительно уставившейся на меня твари, думая как же мне ее запихнуть в клетку. Но крыса самостоятельно залезла в открытую клетку, показывая чудеса разумности. Что-то уж больно умная она вдруг стала. Я тщательно осмотрел замок клетки, но изнутри ее открыть не представляется возможным, поэтому я успокоился.

– Крис, можно тебя кое-что спросить? – ко мне робко подошли две девушки, старающиеся держать клетки с мертвяками подальше от себя.

– Да, конечно.

– Ты собираешься оставить… это? После того, как она тебя покусала, мы просто боимся оставаться с ними в одной комнате, – расстроено пробормотала девушка.

– Пожалуй, оставлю. А вам разве не нравятся эти прелестные деточки? – спросил я, подражая интонациям преподавателя.

Девушки смущенно захихикали и заверили, что не очень то и нравятся.

– Да ладно вам, я уверен, можно привыкнуть и к этим страшилищам. Хотя, если бы энн Тэннодзи не рекомендовала нам их сохранить, я бы уже давно выкинул эту тварь. О! Хорошее имя, по–моему. Отныне, нарекаю тебя Тварь, – торжественно произнес я, глядя в немигающие глаза некро–крыски.

– Ну, ты прям крысиный король, – поддела меня Лисса.

– Э, нет! Это прозвище я уже застолбил за тем эльфом, что первым поднял крысу, – поспешил сообщить я.

– За мной значит? – незаметно подкрался длинноухий. Ну так, на то они и темные эльфы! – Я мог бы счесть это оскорблением, но вызывать на дуэль такого оборванца мне просто претит. Ты слишком выделяешся, Вэнтел! Магия смерти – моя стихия, – сказал эльф с вызовом.

– Можешь забрать тогда и мою крысу, если хочешь, – предложил я.

Дэлериен ничего не ответил и гордо удалился из класса.

– Крис, тебе не стоит с ним ссориться, – посоветовала одна из девушек, наблюдавших неприятную сцену. – Может он и придурок, но я слышала, он несколько дней назад человека убил на дуэли.

– Пожалуй, ты права, но просто молчать тоже не в моих правилах…

Энн Риэнна, знакомая многим по экзаменационной комиссии, вошла в тренировочный класс и улыбнулась нам:

– Меня зовут Риэнна де Гарито и я буду преподавать у вас практику по боевой магии на первом курсе. Если конечно вы не поступите на факультет боевой магии – в таком случае у вас будет множество различных предметов боевого направления, но я обучать вас уже не буду.

В классе пошли перешептывания, но вопросов пока не последовало.

– Прежде чем приступить к занятиям, позвольте прочитать вам небольшую лекцию. Кто-нибудь знает, что такое телекинез?

Одна из студенток подняла руку:

– Врожденная способность к перемещению предметов мысленным усилием, – как на экзамене выдала девушка.

– После Изменения разумные также могут использовать эту способность. Так что телекинез – не только врожденная способность, – флегматично добавил сидящий на задней парте темный эльф.

– Совершенно верно! – радостно подтвердила энн Риэнна. – Но мало кому известно, что все маги также обладают телекинезом, – по классу пробежали удивленные возгласы, парочка учеников, смешно выпучив глаза, попыталась передвинуть по парте магическое стило.

– Не старайтесь, у вас не получится! – со смехом сказала преподавательница. Красивая улыбка довольно часто появлялась на лице миниатюрной брюнетки во время урока. Парни смотрели на энн Риэнну восхищенно, девчонки – с плохо скрываемой завистью.

– Все маги владеют так называемым магическим телекинезом. Другими словами, действует он только на нематериальные вещи. Без этой способности маги фактически не смогли бы создать даже простейшее заклинание, не смогли бы восстанавливать ману и многое другое. Вы будете проходить это на ближайших занятиях по «теории магии», но для понимания сегодняшнего урока я решила рассказать вам основное заранее. Как вы думаете, с помощью чего боевые маги метают свои атакующие плетения?

– Магический телекинез? – ответило вразнобой несколько студентов. Надо же, я как-то о таком не задумывался.

– Правильно! Все дело в том, что атакующие заклинания наполовину нематериальны, поэтому на них действует телекинез магов. А теперь мне понадобиться доброволец для создания боевого плетения, есть желающие? – тут же появился лес рук (включая мою).

– Девушка, прошу вас! Энн Ванаро, если не ошибаюсь? – обратилась преподавательница к сияющей от счастья Лиссе.

– Да, энн. Что от меня требуется?

– Создайте атакующее плетение в форме шара и направьте в мою сторону.

– Но… Вы уверены? Вода подойдет? – уточнила девушка.

– Конечно, не волнуйтесь!

Лисса постаралась и сформировала заклинание размером чуть меньше кулака. Как в обычном, так и в магическом зрении шар был темно–синего цвета. Учитывая, что девушка все еще не имела Знака этой стихии, смотрелось неплохо – навскидку, шарик около 7 МА.

– Хорошо, кидайте!

Водный шар устремился к преподавательнице, но, когда до нее оставалось около полуметра, вдруг резко изменил траекторию и врезался точнехонько в тренировочный манекен, коих в классе было предостаточно.

– А вот и обратная сторона магического телекинеза! – улыбнулась энн Риэнна. – Думаю, ни для кого не секрет, что создавать и отправлять в полет боевое заклинание следует как можно ближе к собственному телу – затраты энергии в таком случае наименьшие. Например, чтобы создать такой водный шар на расстоянии метра, вам понадобится раз в восемь больше маны. Боевое столкновение магов напоминает игру в разноцветные снежки: многие заклинания отчасти материальны, поэтому на них действует сила притяжения. В настоящем бою способ, который я продемонстрировала, применяют очень редко. Согласитесь, поймать летящий в тебя на большой скорости снежок довольно сложно, да и руки вполне можно повредить. Тем не менее, существует целое направление в боевой защитной магии с использованием магического телекинеза.

Энн Риэнна создала небольшой огненный шарик, что в магозрении радовал глаз некой пленкой с упорядоченным набором энерголиний.

– Для получения пятерки автоматом по предмету вам всего лишь надо будет создать подобное заклинание с защитной пленкой. Да, у вас есть вопрос? – обратилась женщина к поднявшему руку студенту.

– Скажите, в каналах академии, где протекает энергия, тоже такая защитная пленка?

– Да, только немного модифицированная. Как ни печально это говорить, но последние события с воровством маны показали нам, что совершенного способа защиты энергии не существует. Есть также и маги, что специализируются на взломе подобных защит.

Энн Риэнна хлопнула в ладоши, одновременно развеяв заклинание снопом огненных искр:

– Сегодня у нас будет свободная практика, ведь многим еще не нанесли Знаки. Потренируйтесь на манекенах. Если возникнут трудности, я вам помогу!

На тренировке не обошлось без эксцессов: несколько раз неопытные маги кидали заклинания в укрепленные стены, пару раз чуть не подпалили своих же однокурсников. Но опытная преподавательница вовремя вмешивалась и изменяла траектории движения боевых заклинаний. Студенты, за исключением парочки увлеченных личностей вроде Лиссы, экономили на мощности заклятий, не желая тащиться в такую даль на «подзарядку».

На этом занятии преподаватель просветил нас еще об одном интересном моменте. Всем без исключения магам требуется некоторое время для того, чтобы снова создавать заклинание. Энн Риэнна объясняла это тем, что наш энергетический узор во многом схож с живым организмом. И можно представить на примере: после стометровки на полной скорости вам требуется немного времени на отдых, чтобы снова пробежать во всю силу. Также и с заклинаниями. Этот промежуток времени носит название «откат» и имеет вполне определенные свойства: чем мощнее заклинание, тем дольше откат; с развитием силы мага уменьшается и время отката. Существуют еще и некоторые специфические свойства «отката», связанные с магическим переутомлением, но знать нам их пока не следует.

– Скажите, а защитную магию мы будем изучать? – поинтересовался я в конце занятия.

– Нет, к сожалению, – энн Риэнна улыбнулась, будто извиняясь, – но со второго семестра «боевая защитная магия» изучается на всех специальностях. В целях безопасности следовало, конечно, сначала научиться «защите», а уж потом разбрасываться атакующими заклинаниями. Но практика показала, что только после освоения студентами «атаки», следует переходить к защитным плетениям.

Ну, вот – облом, а мне еще про маскировку стоит разузнать. Очень не хочется, но придется наведаться в библиотеку, или у Сэфа про защиту поспрашивать.

– Насыщенный денек сегодня выдался! – выразил я свое мнение шагавшим рядом со мной гному и братьям Холмским.

– Это точно! Тебе сегодня больше всех досталось, по–моему, – со всей дури хлопнул меня по плечу гном, несший клетку со своим поднятым животным.

– Да еще этот эльф к тебе прицепился! Может, начистим ему рыло? – предложил Симон.

– Ага, чтобы тебя тут же из Академии отчислили? А эльфу за это ничего не будет – к ним здесь вообще отношение иное, – Трош остудил боевой запал брата.

– Да морт с этими эльфами! – воскликнул я, – Меня больше интересуют темные эльфийки, но что-то я их тут и не видел почти, – несколько расстроено добавил я, – Вот, гномок видел, даже орчанка у нас в группе есть. А из эльфиек, что темных, что светлых, только декана боевого факультета могу припомнить.

– Дык, у темных там все мужики одни рулят. Женщин никуда и не отправляют, не то что у нас, – с видом знатока поведал нам Торвин.

– Ого, какие умные у нас тут нашлись! – поддела нас подошедшая с группой девушек Лисса. За руку она тащила возвышавшуюся над ней смущенную орчанку, – В своей же группе темную эльфийку не разглядели! – Мы недоуменно уставились на шедшего позади девушек коротко стриженного темного эльфа, по–видимому, принадлежавшего к женской части эльфийского племени. Темные эльфы имели темную же от природы кожу, серые, пепельные или черные волосы, немного миндалевидные большие глаза и, разумеется, длинные остроконечные уши. Что уж тут поделать? Иные расы смотрятся все на одно лицо, особенно эльфы с их совершенными чертами. Нира, как представила ее Лисса, казалась несколько уставшей. Она была по людским меркам очень красива, но с длинными распущенными пепельными волосами смотрелась бы, я уверен, еще лучше.

– Ух, ты! А что у тебя в ухе столько серьг? – бесцеремонно принялся выспрашивать Симон.

– В правом ухе располагаются родовые и клановые украшения, по которым можно понять как семейное положение, так и твое место в иерархии клана, – флегматично ответила Нира, – в левом ухе – серьги за боевые заслуги и самые важные награды, – даже такой монотонный голос девушки был очень приятен на слух.

– Ха–ха–ха! У князя вашего до пола, небось, бирюлек навешано, – решил «блеснуть» Торвин.

– В некоем роде, у него действительно много украшений, – изобразила улыбку темная. – Я слышала, что у подгорного короля борода настолько большая, что ее за ним носят специально отобранные молодые гномки, а купается он в огромном чане с элем, – невинно продолжила Нира.

– Чтооооо?! – заревел Торвин. – Да наш король одной кувалдой… – я споро схватил помчавшегося к девушке гнома, не давая ему вырваться.

– Ничего, пусть подходит! Я ему покажу, кто в подгорном царстве хозяин! – с достоинством сказала эльфийка.

– Так, всем МОЛЧАТЬ! – вмешалась Лисса, – Я, значит, тут пытаюсь вас познакомить с настоящими красавицами, а вы на них с кулаками прыгаете? И не стыдно вам?

Отповедь кошки задела даже гнома, но извиняться перед темной он все равно не стал. Дальше Лисса познакомила нас с теми девушками, что подходили ко мне на «основах некромантии». Одна из них была немного полноватой, но в целом студентки были милые и производили благоприятное впечатление. Когда Лисса представила орчанку, мне с трудом удалось подавить невольный смешок. Высокий рост Снежаны, торчащие из-под нижней губы небольшие клычки, зеленоватая кожа и мощное телосложение составляли образ типичной орчанки. Ученическая форма облегала девушку в груди столь плотно, что глаз то и дело задерживался в этом районе.

– Мальчики, мы собираемся наведаться на полянку. Вы составите нам компанию? – кокетливо поинтересовалась полукровка.

– Так я и думал! Нечего было на практике тратить весь свой резерв, – пожурил я девушку. – Каждый день таскаться туда я не намерен.

– Нууу, Криииииис, пожаааалуйста! Я обещала девочкам показать место, а с тобой нам будет спокойнее, – огромные изумрудные глаза, казалось, затмили целый мир.

– Тебе стоит лошадь прикупить, если будешь так часто туда наведываться. У меня на сегодня уже есть планы, так что… – я на секуднду задумался. – Постой-ка, вот я идиот…

– Это точно, раз не хочешь проводить нас, – обиженно сказала Лисса. – А вы идете с нами? – спросила у остальных парней девушка.

– Мы с радостью проводим прекрасных дам в любое место по их желанию! – галантно ответил за всех Трош.

– Я с вами! Давайте встретимся через полчаса возле ворот – надо хоть крыс отнести в свои комнаты, – с моим предложением все согласились, и основная часть народу разбрелась по своим апартаментам в общежитиях. Я быстро наведался в медицинский отсек на обследование, и помчался в свою комнату.

– Что так долго? Мы только вас ждем!

– Ну, Лисса, не дуйся! Подумаешь, опоздали на пару минут, – лениво проговорил я. Увязавшийся за мной Сэф также прошел процедуру знакомства с парнями и девчонками нашей группы. После чего мы дружной толпой двинули в сторону места восстановления маны.

Неожиданным для нас стало признание Ниры о грозящей опасности:

– Лисса просила не рассказывать вам, но я так не могу. Если вы решите, что я не должна быть вместе с вами, что ж, значит так тому и быть, – произнесла эльфийка грустным тоном.

– Я же говорил, что от темных одни неприятности, – тихо пробормотал гном.

– Заткнись, Торвин! Нира, продолжай, – вмешалась Лисса.

– Я постараюсь покороче… Мой родной дядя – глава одного из кланов темных эльфов, что является не самым последним в Арратских горах. После того, как он объявил о моей свадьбе с сыном главы другого сильного клана, и отец безропотно согласился с этим, я покинула королевство и подалась в Магическую Академию, – она произнесла это таким равнодушным тоном, будто рассказывала историю совершенно незнакомого эльфа. – Мой побег – большой удар по репутации главы клана, уже объявившего о намечающейся свадьбе. Он постарается всеми силами вернуть меня, иначе младшие члены клана вправе будут объявить ему Мессен'Раш и избрать нового главу. За две недели пребывания в Академии я ни разу не выходила за ее пределы, но я уверена, что посланные им эльфы находятся где-то поблизости, – Нира закончила свой рассказ и замерла в ожидании нашего решения.

Парни тут же встали в позу рыцарей в сверкающих доспехах, увидевших благородную девицу в беде. И принялись убеждать эльфийку в том, что с ними ей ничего не грозит. Девчонки тоже сочувственно охали и ахали. Только гном угрюмо помалкивал.

– Подождите! – я решил вмешаться. – Нам надо знать, что ожидать от этих людей, то есть эльфов. Вдруг, твой дядя пошлет целую армию? И что они предпримут, когда встретят нас? Прибьют сразу?

– Я не думаю, что он пошлет больше одной команды из пятерых стражей, из них маг только один – ответила Нира, глядя мне прямо в глаза. – Международный скандал здесь эльфам явно не нужен, так что они постараются обойтись без кровопролития.

Все, казалось, ждали именно моего решения. Мне даже немного польстила их вера в мои силы.

– Ну, хорошо! Но в случае серьезной опасности выкручиваться будешь сама, – ворчливо добавил я. Нира кивнула. – И ты ведь это все не придумала сейчас? А то уж больно безэмоционально звучал твой рассказ.

– Нет, – просто ответила девушка. Что ж, похоже, просто такой у нее характер.

Двигались мы медленно и очень осторожно. Я шел, постоянно смотря на окружающие предметы магозрением. Такой способ передвижения, конечно, неудобен, но спустя десяток минут я немного попривык и уже не спотыкался на каждом шагу. Нира все время оставалась настороже и держала руку на эфесе узкого клинка, что висел у нее на поясе. Оружие в Академии было запрещено носить только на занятиях. У братьев к поясу также крепились внушительного вида кинжалы, даже скорее, короткие мечи в потертых ножнах. Но в отличие от дорогого на вид эльфийского клинка, мечи не были никак зачарованы. Магическое оружие ближнего боя довольно сложно в изготовлении, а, учитывая необходимость к такому артефакту немаленького накопителя, цена такого клинка наверняка огромная.

Несмотря на напряжение, витавшее в воздухе, путешествие прошло нормально. Сэф с Лиссой полдороги беспечно болтали, пытаясь развлечь нас разнообразными историями. Придя, мы обнаружили рядом лишь две незанятые беседки, но уходить дальше не стали, рассредоточившись вокруг.

Я отошел подальше от «обжитых» мест, заприметив толстенный земляной энергоканал. И почему я в прошлый раз до этого не додумался? Хотя времени тогда было маловато, но сейчас, я думаю, будет предостаточно для того, чтобы хоть немного заполнить мой накопитель. Оказывается, можно одновременно с «поеданием» передавать энергию напрямую в рубин, что очень сильно сэкономило мне время. Скорость закачки маны оказалась очень невелика. Я решил, как и советовали наполнить камень стихией огня, но тут возникла небольшая заминка. Как я ни старался, трансформировать энергию земли в огонь напрямую не получилось. Так что на практике вышла такая схема: я высасывал ману земли и воздуха из окружающего пространства, преобразовывал ее в свою внутреннюю энергию, потом снова трансформировал ее в стихию огня и, наконец, отправлял в накопитель. На три стихии на этот раз меня просто не хватало. Приходилось еще очень внимательно следить за процессом, и к концу нашей «подзарядки» я был уставший, словно собака.

– Эрр Вэнтел, мы закончили. Там Лисса зовет вас, – смущенно обратилась Снежана. Голос орчанки был с легкой хрипотцой, и, надо признать, довольно сексуальный.

– Уже иду, и давай на ты. Так же проще!

– Хорошо, – ответила зеленокожая.

– Ну вот, «отъел» себе резерв – теперь два часа восстанавливается! – пожурила мою задержку Лисса.

– Ни фига ж себе! Ты прям Пожиратель! – воскликнул мой сосед, осматривая заметно поблескивающий в магическом зрении рубин. – Сколько туда запихал то?

– Понятия не имею, треть заполнил где-то, – ответил я.

– Что за «пожиратели»? – спросила одна из девушек.

– Так называют магов, что очень быстро могут восстанавливать ману, – подала голос Снежана.

– Ну, ты прям заправский архимаг![12] – ревниво заметила Лисса. – Сэф, сколько там хоть примерно?

– Трудно сказать, у накопителей разное свечение. Может триста, может пятьсот, а может и вся тысяча МА.

– Здорово! А сколько у вас сейчас стоит мана?[13] – тут же перешел на более злободневную тему Торвин.

– Я только цены в столице знаю. Покупка по медяку за сорок МА, продажа по медяку за 10 Ма примерно, – просветил нас второкурсник.

– Обдираловка просто! – заметил гном. – Сколько это получится за пятьсот МА?

– Серебряный и две с половиной медной монеты, – Нира быстро посчитала.

– Не так уж и много, но продавать я пока все равно ничего не буду. Вот наполню камень полностью, тогда и посмотрим. Надеюсь, хоть недельку я спокойно смогу позаниматься, не бегая тут по буеракам.

У одной из девушек, чье имя я все никак не мог запомнить, и у Снежаны тоже были небольшие накопители. Правда они были даже хуже моего пропавшего сапфира, но в данном случае это все равно была вещь крайне полезная.

Заходящееся солнце зашло за тучи, и зарядил мелкий противный дождик, который в начале осени у нас редкий гость. Я совру, если скажу, что нападение произошло неожиданно. Еще издалека магозрением мы заметили на дорожке засаду из трех существ. Так что, когда твари выскочили на нас, то их встретил дружный залп из десятка шаров разных стихий. Даже девчонки не подкачали. Зрелище после учиненного нами побоища представляло собой развороченные тушки трех химер, несколько поваленных деревьев, парочка взрытых заклинаниями ям и повисший над полянкой едкий дымок. Больше всех досталось средней «собаке», ошметки которой после столкновения с моим огненным шаром разлетелись по всей округе. Одну из девушек затошнило, и она отправилась бегом в кусты. Все также отстраненно державшаяся Нира пошла присмотреть за девушкой. Кожа орчанки побелела – теперь издалека ее даже можно было принять за человека.

– Вы как, нормально? – спросил я девушек.

– Да, вроде бы, – ответила за всех Лисса, успокаивающая Снежану.

– Ч-что это з-за звери? У–у нас та–таких я не видела, – похоже, эта кровавая сцена произвела на орчанку сильное впечатление. Хмм, а я думал, что им там с детства прививают жестокость и любовь к насилию. Орки ведь в основном кочевой народ, и только относительно недавно начали появляться укрепленные городки. Странно, о какой только глупости не думаешь в такой неподходящий момент.

– Отойдем подальше, – нарушил я наступившее молчание.

– Что же это делается? Средь бела дня на честных студентов нападают чудища всякие, – несмотря на сгустившуюся темень, пробасил Торвин. – Куда только стража смотрит?

– Может, это темные эльфы послали? – вопросил Трош.

– Это химеры, – просветил я, – на меня несколько дней назад напала подобная тварь. Но с тремя я бы один уже вряд ли справился. Так что вариант с эльфами отпадает.

– А меня недавно кто-то уверял, что они чуть ли не с коня размером! А тут просто крысы–переростки какие-то! Помните, что я вам обещала? – гневной отповедью Лисса пыталась побороть свой испуг и успокоить остальных.

Сэф задумчиво хмыкнул.

– Что-то удумал? – я поспешил увести разговор от опасной темы.

– Да вот недавно разговор шел про Салон восстановления маны, вот мне и пришла в голову одна мысль. Я подумал, кому больше всех выгодны подобные нападения? По дороге к месту, так любимому студентами? Это могут подстроить те, кто занимается продажей маны в академии. Ну, это слишком очевидный вариант, да и доказательств нет никаких абсолютно, так что всерьез мои обвинения не воспринимайте.

– Крис, здорово ты все-таки ту псину приложил! – похвалил гном, – Кстати, нам тут же недавно про «наблюдающих» из стражи рассказывали. Как думаете, они заметили наше представление?

– Заметить то заметили, – ответил Сэф. – Другой вопрос – пошлют ли они кого-то сюда? Ведь здесь постоянно народ ходит, да магичит частенько, я думаю. К тому же особо мощных заклятий, за исключением Криса, мы и не использовали. Так что все зависит от добросовестности стражей.

– Хех, где это ты совесть у стражей видывал? – подколол Торвин.

– Вот не надо! Мой отец в страже работает, так что насчет хотя бы одного мага я уверен полностью! – с жаром принялся я защищать блюстителей закона.

– Оставаться нам тут все равно незачем, так что пойдем-ка отсюда. Нада еще сообщить кому-нибудь об… этом, – выдал Симон вполне дельное предложение.

Темно–эльфийское наречие.

– Что думаешь, шеф? – произнес маг.

– Нападаем, – скупо обронил главарь.

– Умная девчонка. Там с десяток пусть необученных, но магов. С теми двумя сложно будет.

– Может «глушилку»? – предложил один из воинов.

– Сэйрес, да ты знаешь сколько стоит один заряд? Это только на крайний случай! – почему-то шепотом возмутился маг.

– Задание превыше всего, – изрек другой воин.

– Сначала переговоры, в случае неудачи используем артефакт, – поставил точку в споре главный в «звезде».

– Стойте! – послышалось из-за деревьев. Вокруг нас было открытое пространство, так что спрятаться было негде. Морт! Я ведь осматривал то место. Только сейчас, зная где искать, я заметил блеклые энергетические контуры разумных существ, смутно различимые на фоне свечения деревьев и земли.

Дальше посыпались слова на, как можно предположить, темно–эльфийском языке. Обращались, разумеется к Нире. Сэф, быстро оценив обстановку, начал плести какое-то сложное заклинание стихии земли. Из переговоров лично я понял лишь произнесенное имя темной эльфийки, да «кай'раффат» из уст Ниры, что являлось ругательством на эльфийском. Похоже, разговор у соклановцев не совсем ладился.

Внезапно в нашу сторону полетел какой-то небольшой предмет. Отделившись от скрытой ауры бросавшего, артефакт тут же красиво засверкал цветами «смерти», «огня» и «воздуха».

– Ложись! – заорал Сэф, однако большая часть студентов не успела последовать совету молодого человека. Сэф развернул приготовленный щит земли на полную мощность, но защита смогла помочь лишь четверым укрывшимся магам. Меня задело краем: по голове словно кувалдой долбанули, сознание помутилось, из носа пошла кровь, я немного ослеп от яркой вспышки. После раздавшегося грохота другие звуки вдруг стали какими-то далекими. На ногах устояли лишь я, Сэф, Лисса, Торвин и Симон, да еще с земли пыталась встать двужильная орчанка. Я кое-как добрел до обстреливаемого со всех сторон защитного экрана, чтобы передохнуть. В нас летели в основном маленькие однотипные черные шарики смерти, перемежающиеся редкими, но здоровыми шарами и копьями огня. Маг то один, как и говорила Нира, остальные, похоже, используют боевые амулеты. Наши тоже в долгу не оставались, отправляя атакующие заклинания в противника. Впрочем, результата особого видно не было, пока двое воинов, обнажив сверкающие от переполнявшей их энергии клинки, не понеслись на нас во весь опор. Ближнего грамотным тройным ударом смогли достать ребята: Симон немного промахнулся, водное копье Лиссы заметно ослабило силу защитного амулета эльфа, а последовавший тут же мощный шар смерти от дяди Торвина отправил мечника в непродолжительный полет, пробив и ослабленную защиту, и кожаные доспехи темного цвета.

Сосредоточившись и отрешившись от боли, я сформировал огненный шар размером чуть ли не с голову и кинул в сторону второго приближающегося эльфа. Заклинание пробило защиту, но воин в темных доспехах успел уклониться. Впрочем, удача была на нашей стороне, поскольку эльф либо не успел отдернуть руку, либо намеренно пытался защититься зачарованным мечом от огненного шара. Как бы то ни было, летящее заклинание краем задело эфес меча, который от такого не слишком приятного прикосновения неожиданно полыхнул ярким пурпурным светом. Итогом встречи стало множество кровоточащих порезов в основном на правой конечности темного эльфа, потеря одного или двух пальцев и раскуроченный клинок. Все действо заняло всего лишь несколько секунд. Одновременно с нами в атаку пошел и маг противника, послав какое-то странное заклинание прямо в защиту Сэфа. Моим надеждам о том, что щит в очередной раз устоит, сбыться было не суждено: двуцветное заклинание смело защиту и высвободило оставшуюся энергию прямо перед Сэфом. Парня отбросило на несколько метров, остальных повалило на землю.

Ну вот, теперь по нам достаточно дать пару залпов и уже не очухаемся – кроме Сэфа защиту никто плести не умел. Такая злость вдруг на меня напала. От собственного бессилия, от неумения защитить дорогих мне людей. Я создал почти идентичный предыдущему огненный шар, влив туда чуть ли не половину резерва, но запульнул с такой скоростью, что шар пробил не только деревцо, за которым отсиживался маг, и магический щит, но и отшвырнул эльфа далеко в лес. Насколько я мог разглядеть, маг остался лежать без движения.

Ситуация все равно оставалось шаткой, поскольку я не представлял, что есть в резерве у оставшихся эльфов, в то время как наши запасы энергии подошли к концу. Я «присосался» к накопителю в надежде восстановить хоть какие-то крохи маны.

– Перемирие! – прокричал прятавшийся до этого эльф на ломаном общем. – Позвольте забирать тела раненые. Я обещать, что «звезда» остановить преследовать госпожа. Обещать, других групп нет.

– Да я его…! – очухался Симон.

– Тихо, – прикрикнул я на парня, – Мы принимаем ваши условия, но с одним дополнением – если среди вас есть лекари, вы помогаете нашему магу, что держал щит, – выдвинул я свое требование.

К нам молча выдвинулся эльф в таком же темном защитном костюме с капюшоном. Он подошел к Сэфу, не удостоив нас даже взглядом. Второй из пресловутой пятерки «звезды» во время процедуры лечения не показывался. Эльф намазал обожженную в районе груди кожу какой-то мазью и поднес к носу Сэфа небольшой флакончик.

– Кхе–кхе, что случилось? – спросил Сэф хриплым голосом. Волосы и брови у него были частично опалены.

– Отдыхай, мы победили, – успокоила его Лисса.

– Скорее, ничья – нейтрально заметил я.

– Эта эльфийка мне по гроб жизни должна будет, – вставил свое гном.

– Кто о чем, а гном о долгах в первую очередь думает, – устало упрекнула его Лисса.

В это время медик с помощью порезанного взрывом меча эльфа смог ухватить потерявшего сознание другого воина, и вдвоем они потащили его в сторону засады. Уже через пару минут от боевой «звезды» и следа не осталось, хотя после «отключки» мага их стало гораздо лучше видно магозрением.

– И ведь грамотно все организовали: нам до укрытия через все поле пришлось бы бежать, – заметил Торвин.

– Без твоей защиты мы бы точно не справились. Ты у нас герой, – произнесла Лисса, держа голову Сэфа на коленях.

– Если бы они, кхе–кхе, с Нирой не начали разговаривать, я бы и сплести ничего не успел. Так что можно считать, что нам повезло.

Эхх, я бы тоже не прочь понежиться на коленях у прекрасной девушки, хотя другу сейчас все равно не завидую…

– Так, все кто на ногах – помогаем и приводим в сознание остальных! – командование нашей группы как-то сразу легло на мои плечи.

Нира во время активации артефакта оказалась чуть ли не в эпицентре его действия, поэтому мы всерьез опасались за ее здоровье. Остальные пришли в себя довольно быстро, немного оглохшие и ослепшие. У эльфийки даже из ушей кровь пошла, выглядела она неважно. Я поделился энергией с Сэфом, который принялся приводить девушку в сознание, посылая насыщенные «жизнью» порции энергии в разные места.

– Что-то сегодняшний день никак не закончится, – пожаловался я неизвестно кому.

– Все только начинается, – пессимистично подметила очнувшаяся Нира.

Через несколько минут после окончания схватки мы скорее услышали, чем увидели приближение магохода. Древняя рухлядь производила много дыма и развивала смешную по современным меркам скорость. Это что же, она на стихии огня работает? Вот бред, известно же, что «воздух» в этом плане гораздо выгоднее. Четверо магов, спешащие на место нарушения закона о запрете высокоэнергетической магии, были мне незнакомы. В магозрении их ауры представляли собой неописуемую какофонию цветов, так что определить их стихии не представлялось возможным. Скорее всего, это и есть деформация ауры, о которой рассказывал Сэф.

Мой отец всегда отправлялся на вызов с нарядом простых стражников. Эти же одаренные действовали непрофессионально. Пускай их четверо, но случаи ведь бывают разные.

– Где ваш маголет? Неужто, академия не выделила средств на покупку? По инструкции, вы должны уже давно быть здесь, – сразу набросился я на стражей. Двое магов отправились осматривать место преступления, остальные двое принялись помогать пострадавшим.

– Не твое дело, парень, – в таком же тоне ответил мне один из четверки магов. – Сейчас ваша очередь отвечать на вопросы.

– Это наши внутриклановые разногласия. Согласно закону о свободе волеизъявления к представителям иных рас, вас они не касаются. Подавать в суд за нападение я отказываюсь, – холодно бросила эльфийка. Даже в таком болезненном состоянии она умудрялась выглядеть по–королевски.

– Да плевать мне на ваши разборки. Нападение совершенно на подданных Иллории, учащихся Академии Арвайна, и твое слово значения не имеет, – вышел из себя дознаватель. Тем временем на дороге показался отряд бежавших стражников, ненамного уступивших древнему магоход у.

Я посмотрел в глаза Нире, но она ничего не сказала, давая нам право самим решать. Остальная группа также молчала, полагаясь на мое мнение.

– Мы отказываемся от каких-либо обвинений, – ответил я за всех.

Маг даже задохнулся на пару мгновений от возмущения.

– Да вы понимаете, что если это нападение темных, то это приведет к грандиозному скандалу? Если виновных определят, вам обязаны будут заплатить огромную компенсацию. Вы хоть осознаете, от чего отказываетесь? – факт добровольного отказа от денег, похоже, ввел его в некий ступор.

– Решение принято! – твердо сказал я.

– В отсутствии нападавших ваши показания о самообороне не будут приниматься в суде. Согласно закону Иллории, вам грозит штраф от двух до пятидесяти золотых монет!

– Чтооо?! – тут же пошел на попятный Торвин. – Так не пойдет!

– Я заплачу, – успокоила его Нира.

– Ну, тогда другое дело, – весело продолжил Торвин и дальше уже еле слышно, – хотя где это видано, чтобы гном добровольно отказывался от прибыли, да еще ради темного эльфа.

– Эй, а точно сможешь? – шепнул я эльфийке.

– Не сомневайся. Напоследок я немного опустошила клановую казну, – уверила меня девушка.

– Да ты просто воровка!

– Да нет же! – тихо возмутилась эльфийка. – Как члену семьи мне положена небольшая доля, вот только я ее немного превысила… – тут до Ниры дошло, что я ее просто подкалываю. Немного беспомощная улыбка эльфийки, как будто не знающей как правильно смеяться, появилась на все еще покрытом кровью и дорожной грязью лице. Впрочем, что я знаю о нравах в подземном царстве? Возможно, у темных эльфов улыбаться и не принято.

Нам нанесли специальные Знаки, наподобие ученического, снять которые можно было только с солидным куском своей ауры. Подобное клеймо позволит нас найти практически в любой точке света, Знак самостоятельно распадется месяца через два. До тех пор любой маг легко сможет разглядеть эту метку преступника. Через некоторое время к нам подлетел десятиместный военный маголет, которым управлял капитан, виденный мною на вчерашнем совете магов.

– Ба! Вот и наша малышка вернулась, – один из магов любовно погладил борт летательного аппарата. Артефакт действительно выглядел красиво, и в то же время грозно – Академия явное не поскупилась. Под носом корабля крепился внушительного вида огнеметатель, также как и остальная толстая броня аппарата, отливающий синевой. Встреться такой маголет с тем пресловутым кораблем пиратов, последним бы пришлось удирать во все лопатки. Ну, мне так кажется, по крайней мере. Все-таки в магических сражениях я мало что понимаю, а уж в воздушных сражениях на маголетах – тем более.

Капитан королевской стражи извиняться перед городскими не стал. Просто сказал, что маголет требовался для проведения спецоперации, хотя никто особо возмущаться и не думал. Куда уж городским магам тягаться с элитой Иллории?

Оказавшись с ним наедине, я поинтересовался ходом расследования, но вояка попросил не лезть не в свое дело, добавив, что подобные дела ведутся годами. О, точно! Последние события совсем выбили у меня из головы предыдущее нападение химер. Я вкратце поведал капитану о произошедшем ранее, высказав и наши ничем необоснованные подозрения, и попросил принять хоть какие-то меры. Капитан отправил мага и нескольких простых стражников обследовать тот участок и притащить трупы животных. Также он пообещал, что этот случай будут тщательно проверять, благо различных специалистов для расследования теракта на церемонии прибыло в академию предостаточно.

Вокруг собралась уже приличная толпа зевак, высказывающих свои мнения о произошедшей здесь схватке. Главным было предположение о нападении Тамшара – видимо, остатки используемых здесь заклинаний смерти навели их на подобную мысль.

Было уже довольно поздно. Противный дождь все также орошал землю мелкими каплями – мы окончательно промокли. Всю нашу компанию расположили в маголете и провели короткий допрос. Наконец, все дела были закончены и мы вместе с капитаном и двумя магами стражи отправились в Академию.

– А ничего, что нас больше десяти? – спросила Снежана.

– Это военный маголет. Он рассчитан и на большие нагрузки, – ответил капитан.

Я попросил у королевского стража разрешения пройтись по кораблю. Тут же те, у кого еще оставались силы, высказали и свое желание посмотреть корабль.

– Хорошо, только смотрите, не ударьтесь при приземлении – тут лететь всего пару минут.

Накопители здесь если и уступали «Искре», то ненамного. Но вес корабля вместе с людьми был гораздо меньше пассажирского маголета, поэтому для атакующих заклинаний мощности у «Траверсы» было явно больше. Вот это да! Подойдя ближе к энерго–отсеку, я смог рассмотреть амулет, что управлял такой махиной. Без сомнения это был амулет Видфорда – только с его помощью люди смогли полностью освоить воздухоплавание. От пилота даже не требовалось быть магом, что ранее считалось невозможным: управлять даже небольшой «воздушной сетью», пролегающей по всей обшивке маголета, раньше были в состоянии только великие маги. Сам амулет просто поражал воображение. Он состоял из десятков и даже сотен однотипных крошечных блоков, которые кучковались в небольшие квадраты. Заходить в отсек мне, понятное дело, было нельзя, а с такого расстояния детали артефакта расплывались – настолько мелкие были маголинии[14]. Немудрено, что создать такой шедевр в состоянии были лишь считанные единицы из артефакторов. А какие деньги загребают эти гении, мне и представить страшно.

Завтра у нас как раз две пары артефакторики – может быть, мы там будем что-нибудь зачаровывать. Небольшой толчок и прекращение гудения возвестили нас о том, что маголет уже приземлился. Порывавшиеся было удрать Сэф и Нира были нами сопровождены до медпункта, где их тут же уложили в кровати. Попрощавшись с ребятами, я вернулся в свою комнату и завалился спать, оставив все остальные проблемы на завтра.

Глава 5

Утром наших пострадавших уже выписали, поэтому завтракали мы вместе с ними. Правда от вчерашней группы от нас осталась только половина. Меню сегодня было просто отвратным, но есть хотелось зверски. Пришлось давиться так нелюбимыми мною тушеными овощами. Во время трапезы нам с друзьями частично удалось восстановить свои резервы из накопителя, в котором после всего энергии осталось еще предостаточно.

– Не обольщайтесь, это вам в качестве исключения! Собирал то ману я, так что в следующий раз, если хотите им пользоваться, то помогайте.

– Жадина, – Лисса показала язык.

– Зацени, перваки своего питомца в столовую притащили! – послышался рядом громкий голос старшекурсника.

– О, и правда! Наверное, просто не знают, что с животными сюда вход воспрещен, – поддержал другой.

– Вы уж поосторожнее ребятки. Вас же так и исключить могут! – студенты со смехом удалились.

Сэф прям побагровел весь, но Лисса вовремя успела схватить его за локоть.

– Пусти! Я им… – меня и самого переполняла злость.

– Нет! Незачем поддаваться на их провокации. Им только это и нужно, – отговаривала приятеля Лисса. – К тому же я к такому уже привыкла.

– Ты хочешь сказать, что к вам так везде относятся? – спросил я ошарашено.

– Ну, не везде… В нашем селении нас готовили с детства к подобному отношению, так что я уже не обижаюсь. Изменить всех то все равно не сможем, – отстраненно выдала девушка.

– Ну знаешь! Может, хоть этим их отношение бы подправили, – я показал внушительных размеров кулак. Кому же в школе драться то не приходилось?

Далее последовала продолжительная дискуссия на тему насилия, как средства поучения. Мы напирали на то, что некоторые слов не понимают вовсе и проучить их можно только силой, Лисса и даже Нира же отстаивали противоположную точку зрения. В итоге разговор так ни к чему и не привел, мы только настроение себе еще больше испортили. Вот уж от кого, а от темной эльфийки я ожидал всяческой поддержки, но она, как и прочие представители иных рас оказалась совсем не тем, что я представлял о ее народе.

Кстати, может приударить за ней? Даже друзья в моем родном городе, помню, советовали мне темных эльфиек. Она ведь действительно очень красива, правда ее характер не совсем в моем вкусе. Этакая холодная королева. Хотя куда я тороплюсь? Вон та же Снежана тоже вполне ничего. Лиссу же я рассматриваю только как сестренку, сам не знаю почему. Со стороны мы, наверное, выглядим сложившейся парой. Надо будет с ней поговорить на эту тему.

– Нир, а почему ты все-таки не стала выдвигать обвинения в нападении? – спросил я в лоб.

– Ну, это сложно объяснить. Клан для нас – это большая семья, где все друг другу стараются помогать и поддерживать. Своими обвинениями я поставлю под удар не только своего дядю – главу клана, но и дорогих мне эльфов. Поэтому я на такое никогда не пойду. Многих из той звезды я даже знала, маг обучил меня нескольким премудростям. Но они не могли ослушаться – для темных эльфов слово главы клана священно, иначе воцарился бы хаос.

– Когда слушание то по нашему делу, не сказали? – пробурчал Торвин, уминавший, по–моему, уже третью порцию. И куда в него столько влезает?

– Я смогла договориться, чтобы наше слушание перенесли на субботу. В 11:00 в городском суде Арвайна.

– Кхе–кхе, здравствуйте, уважаемые студиозусы! Мое имя Артур Мортиус, кхе–кхе, – в аудитории раздались смешки. Морт – по одной версии это правая рука Проклятого. По другой – армия Проклятого состоит из мортов, которые в судный день придут уничтожить мир. Зачастую используется как ругательство. – Я уже сорок пять лет возглавляю факультет артефакторики в Арвайне, а преподаю около ста двадцати лет. Тогда еще здешнее место называлось просто Академия Магических Наук. Знаменитый на весь мир артефактор Стерри Видфорд также обучался у меня, так что если выберете наш факультет и будете усердны в учебе, вполне возможно, что и в вашу честь назовут какое-либо заведение. На первом семестре, кхе–кхе, я буду обучать вас магическим схемам и расчетам, а также практическому, кхе–кхе, созданию настоящих артефактов…

– Так, о чем это я говорил? Кхе–кхе, ах да, откройте тетрадки и запишите: артефакт – это готовое заклинание, имеющее якорь и постоянную подпитку маной. Якорь – это, кхе–кхе, материальное воплощение энергетической составляющей заклинания, позволяющее удерживать его от распада.

– О, нет, опять определения, – простонал кто-то.

Преподаватель диктовал лекцию не слишком понятно, постоянно прерывался и уходил в воспоминания. Хотя у меня сложилось впечатление, что декан просто водит нас за нос, притворяясь больным и старым.

– Трансформа – одно из основополагающих понятий в магии, кхе–кхе. Трансформа – это заклинание, позволяющее переводить энергию из одного типа магии в другой. Доказано, кхе–кхе, что у каждого разумного существа а также некоторых животных в астральной сущности существует все шесть основных видов аурных трансформ. Именно она отвечает за трансформацию энергии из внутренней энергии человека в энергию огня, воды и так далее. Запишем, кхе–кхе, некоторые свойства трансформы:

– Обратимость. Возможность перевода энергии как из первой во вторую, так и из второй в первую.

– Размер трансформы формирует пропускную способность канала передачи маны.

– С увеличением трансформы возрастает потребление энергии на превращение. Для уменьшения потерь энергии применяют несколько трансформ меньшего размера. Это свойство касается только артефактных трансформ.

– Артефактные трансформы отличаются от аурных высокими потерями энергий. Постоянно идет совершенствование трансформ, но к их аурным аналогам приблизиться пока что не удалось.

Похоже, кашлять декан стан меньше. Разговорился что ли? Видя непонимающие взгляды студентов, преподаватель объяснил все еще раз на примере.

– Представим себе магическую систему здания. Кхе–кхе, для вентиляции воздуха, охлаждения, а также бытовой левитации используется «воздух». Для нагревания воды, отопления, готовки на кухне используется «огонь». Для движения воды по трубам используется «вода». Для ухода за садом или огородом используются «земля» и «жизнь». «Смерь» зачастую используется в охранных заклинаниях. Это лишь основные применения стихий, но сейчас подробности нам не нужны. Итак, скажите мне дорогие студиозусы, сколько же накопителей нам потребуется для такой большой системы?

Я вспомнил отцовский накопитель, что стоял у нас в подвале. Он ведь заполнялся только энергией земли, откуда же тогда у нас взяться «огню» и «воде»?

– Шесть, – послышались предложения из класса. Парочка студентов поделилась своими сомнениями, сказав, что у них в доме стоит всего один.

– Что ж, оба варианта правильные. Для того чтобы ограничиться одним накопителем и пользоваться только одной стихией, что гораздо удобнее, и используют артефактные трансформы. Итак, я думаю, у вас накопилось много вопросов. Чтобы понять дальнейший материал рекомендую сразу же их, кхе–кхе, озвучить.

– Эрр Мортиус, получается, у каждого человека существуют все шесть типов трансформ? – я тут же задал не дававший мне покоя.

– Да все верно. Но вопрос ваш в другом, не так ли? Почему тогда у нас не все поголовно маги? – преподаватель чуть помедлил, – Вы проходили уже на теории магии термин магический телекинез? – мы подтвердили, сказав, что проходили его на «боевке». – Именно из-за этой, кхе–кхе, особенности многим разумным магия неподвластна.

– А почему тогда мы не можем использовать все шесть стихий? – поинтересовался однокурсник.

– Противоположные стихии блокируют своего оппонента, исключение составляют лишь пара жизнь–смерть, которая находится, так сказать, если не в дружеских, то в нейтральных отношениях. В теории, кхе–кхе, каждый маг может пользоваться четырьмя типами магии, но на практике большинство владеет двумя–тремя стихиями.

– А архимаги? – спросили артефактора.

– Архимаги наносят себе Знак противоположной стихии и упорно тренируются в ее освоении. Этот путь очень долго и тернист, и для вас пока что неосуществим.

– А существуют ли маги, у которых пять или шесть стихий изначально? – я с замиранием ожидал ответа на столь близкую мне тему.

– Нет, я о таком не слышал, – преподаватель недоуменно взглянул на меня и, похоже, только сейчас вспомнил, что в прошлый раз мы с ним виделись на совете магов. Морт! Если уж такой мастер не в курсе, то я уже и не знаю, у кого спрашивать.

– А в Знаках трансформы используются? – спросила Нира.

– Безусловно, прекрасная энн. Знаки – это и есть по сути трансформы, заменяющие ваши аурные. Что ж, кхе–кхе, давайте я вам расскажу кое-что и про Знаки, хотя это и не входит в программу нашего предмета.

Из лекции эрр Мортиуса я понял следующее:

Знаки бывают на увеличение резерва, бывают Знаки–метки, но в основном применяют Знаки–трансформы.

Аура – это, по сути, живое существо, и она всеми силами старается привести себя к нормальному виду. Поэтому Знаки через некоторое время распадаются. Здесь тоже используются «якоря»: краски для быстрораспадающихся Знаков, для более продолжительных – татуировки.

Пользуясь вживленной трансформой, мы также развиваем свою основную аурную трансформу.

Главное правило – не наносить вначале Знаки высоких уровней, иначе это воспримется аурой как враждебная структура и может привести к различным осложнениям.

Многие маги всю свою жизнь используют Знаки, но настоящего могущества можно достичь только напрямую развивая свой истинный дар.

Мастера Знаков в основном выходят с факультета лечебной магии: для этой профессии требуется ювелирное владение магозрением и зачарованием, а также знать и разбираться в аурах живых существ.

– На мастера Знаков где-нибудь обучают?

– Нет, для получения необходимого опыта маги нанимаются в помощники к практикующим мастерам. Кхе–кхе, качество Знака зависит в основном от мастерства одаренного, поэтому все работы сугубо индивидуальны.

– Извините, у меня тоже вопрос есть, – поднял руку уже немолодой одаренный с густой бородой. – Значит, мы можем научиться другой стихии, если нанесем Знак для этого типа магии?

– Все верно, кхе–кхе. Правда, вероятность активации, кхе–кхе, атрофировавшейся трансформы составляет 5–10 процентов, в других случаях Знак не приживается. Ввиду очень маленького размера трансформ, такие Знаки очень дорогостоящие.

– Учитель, вы говорили, что в артефактных трансформах есть утечки энергии. Это то же самое, что и у нас с рангами?

– Нет. Дело в том, что человеческие трансформы, кхе–кхе, в чем-то похожи на живой орган. У людей органы состоят из множества мельчайших клеток, трансформы также формируются из мельчайших кирпичиков, каждый из которых может трансформировать энергию. Кхе–кхе, исходя из записанных ранее свойств, аурная трансформа очень близка к идеальной, и потерями энергии можно пренебречь. Создать копию такого органа – задача непосильная, поэтому в артефакторике применяют трансформы более грубые и очень энергозатратные.

– А почему тогда… ммм… выделяется «серая» энергия?

– Это значит, что вы плохо контролируете свой дар, и пытаетесь добавить к заклинанию лишнюю мощность, накачивая его своей внутренней энергией. В магии не нужно никуда спешить: плетите маломощные заклинания, постепенно развивайте свои трансформы и однажды вам станут доступны по–настоящему сильные плетения.

– Но ведь однажды мы достигнем своего потолка. Вы же знаете способ, как нам дальше развивать способности? – с ленцой поинтересовался Дэлериен.

– На эту тему мы с вами разговаривать не будем, – резко ответил эрр Мортиус.

Обдумав новые знания, я смог понять, наконец, одну необычную вещь, касающуюся собственного дома. Были там небольшие образования в местах, где энергия менялась с «земли» на другие стихии. Очевидно, это и есть так называемые артефактные трансформы.

Оставшиеся минуты преподаватель использовал с толком, начав новую тему. Мы списывали с доски различные символы и закорючки, а также записывали, что они означают на схемах. Обозначения всех стихий, артефактных трансформ (а их было всего пятнадцать), и другие малопонятные пока блоки. Это было чудовищно скучно, но я понимал, что в дальнейшем схемы мне пригодятся. Особенно, если я займусь артефакторикой.

Вообще первое занятие было даже покруче пары «теормага» – столько новой информации еще предстоит осмыслить. Лисса сидела с таким уморительным лицом, что я невольно рассмеялся, за что тут же получил женским кулачком в бок.

На следующей паре артефакторики у нас была практика, но декан все же не удержался и прочел нам небольшую лекцию по магозрению и зачарованию. Сказать, что я был удивлен, значит, ничего не сказать. Вот где собственные способности сыграли со мной злую шутку: для всех остальных студентов это являлось настолько очевидным, что преподаватель об этом упомянул лишь вскользь. Оказывается, магозрением одаренный видит хорошо только те стихии, которые у него развиты лучше всего. У меня же ни одна стихия выделяться никак не хотела, поэтому и видел я их все одинаково.

То, что мы видим магозрением, как и сказал Сэф – магическое излучение, оставляемое энергией. Эрр Мортиус не забыл упомянуть, что для артефактора это является одним из основных рабочих инструментов.

Зачарование – это плетение заклинание внутри твердого материального предмета. Воду или воздух (рассматривая их как материальный объект, а не как стихию), например, зачаровать не получится.

– А сейчас мы с вами проведем, кхе–кхе, небольшой тест, который определит ваши способности к магозрению, – преподаватель начал подробно рассказывать о том, как активировать магическое зрение, и какие меры безопасности следует соблюдать. – Сейчас прошу всех подойти вон к тому стеллажу позади класса.

– Хорошо! Перед вами пять артефактов. Первая работа слева, кхе–кхе – самая грубая, и маголинии там очень легко рассмотреть. Та работа, что находится справа – один из последних артефактов, над которым работал мой коллега Стерри. Внимательно осмотрите предметы и скажите, какой самый правый артефакт вы можете разглядеть в мельчайших деталях. Я, конечно, запишу результаты, но эта проверка нужна вам в первую очередь, так что лгать не имеет смысла. Помните, что магозрение будет развиваться с развитием вашего дара.

В основном студенты могли рассмотреть второй и третий артефакты, четвертый назвал лишь один молодой парень. Я не стал говорить декану, что я в совершенстве вижу творение самого Видфорда, и тоже остановился на четвертом. Пятая работа была даже немного грубее, чем тот управляющий амулет с «Траверсы». Ну, это и понятно: прошло уж более пятнадцати лет с его смерти, а наука никогда не стоит на месте.

Магистр выдал нам по железной болванке, идеально подходящей для тренировочных целей. Этот металл имел малое магическое сопротивление, а энергии излучал немного. На практике зачарование оказалось гораздо проще, чем я предполагал. Всю пару мы только и делали, что лепили различные маголинии, представляющие собой тонкие трубки какой-либо стихии. Вскоре я приметил одну деталь – окружающие делали линии немного неровными и шероховатыми и не замечали этого. Видимо, магозрением такие детали не видны. Получается, что мои маголинии тоже не идеально ровные, как мне до этого казалось. Думаю, ничего страшного не случится, если я спрошу об этом преподавателя.

– А–а, молодой человек, не мудрено, что с четвертой группой по магозрению вы заметили это. Не торопитесь – это как раз будет темой нашего следующего занятия, – старик уже поделил нас на группы, в то время, как сам заявлял, что нужно это в первую очередь нам.

Наша компания расположилась за столом, ставшим уже обычным место сбора в столовой. Находился он далековато от прилавка, где выдавали пищу, зато был почти всегда незанят. Мы тут же обсудили и препода, и прошедшие пары. Симон как всегда пожаловался, что половины слов вообще не понимает. После перешли на вчерашние события.

– Я так и знал, что опять ко мне пристанете! – раздраженно выпалил мой сосед по комнате.

– Ну, Сэфи! Ну, пожааалуйста! – томно промурлыкала Лисса.

– Да не знаю я, как они так маскировались! И что за артефакт в нас кинули, я тоже не знаю! Лучше Ниру спросите.

– Извините, но я поклялась всеми силами защищать секреты клана, – в холодном голосе эльфийки послышалась толика раскаяния.

– О! А что за заклинание маг в нас в конце кинул? – тут же набросился я.

– Это даже я знаю! – с превосходством сказала Лисса. – Заклинание, что разрушило щит Сэфа, называется двойным, оно состоит из двух стихий.

– Такие разве бывают? – спросил Симон.

– Точно, я слышал о таком. Бывают еще тройные и заклинания–четверки, – добавил Трош.

– Я уже близко подошел к созданию двойного плетения, но какая-то мелочь всегда мешает мне, – расстроено молвил Сэф.

– Ого, – протянул я. – Эти заклинание настолько круты?

– Разумеется, но самое главное, что за них выплачивают пособие. Необходимо иметь гражданство Иллории и проживать здесь не менее полугода, а также сдать экзамен на плетение двойных заклинаний, – просветил нас второкурсник.

– И сколько платят? – тут же спросил Торвин.

– Золотой и два серебряных в месяц.

– Нехило! Я бы тоже как следует старался. Ну-ка расскажи нам про эти заклинания поподробнее.

– Такой предмет и на первом семестре есть, так что скоро узнаете.

Гном достал тетрадку с записанным расписанием, и мы принялись искать этот предмет. Дисциплин на первом семестре было много, и некоторые преподавались лишь раз в две недели. За полгода нас знакомят со всеми факультетами и большей частью специальностей. Плюс в расписании были и немагические дисциплины: математика, что стояла у нас следующей парой, история, география, ОБМЖ – основы безопасности магической жизнедеятельности.

– Надрываться на всех занятиях необязательно: на экзамене будут смотреть лишь на оценки по предметам, которые важны для их факультета. А, вот! На следующей неделе у вас будет «слияние стихий», – эта информация, безусловно, заслуживала внимания. Знакомое название… Ну конечно! Магистра Дэйрена энн Риэнна назвала лучшим мастером по слиянию стихий в Академии. Интересно, будет ли он у нас преподавать?

– Все то ты знаешь!

– Ну так, третий год уже учусь.

– Слушай, Сэф, а за тройные тоже платят пособие? – похоже, Торвина, эта тема задело за живое.

– Ага, восемь золотых в месяц.

– Сколько?! – хором воскликнули мы.

– И что тебе платят просто за то, что ты умеешь создавать тройные заклинания? – такое как-то не укладывалось в голове.

– Ну, в принципе да, хотя в случае войны ты обязан будешь при надобности отправиться на передовую. Кстати, четверкам, насколько я слышал, платят девяносто золотых в месяц.

Мы потрясенно молчали, даже не в состоянии представить, на что можно за месяц потратить подобную сумму. И ведь считай делать то ничего не надо – больших войн то давно не случалось. Передо мной открываются очень заманчивые перспективы: если слияние заклинаний у меня получится также легко, как и с одновременным поглощением маны разных стихий, то вопрос с деньгами решится как нельзя лучше. От тех двух золотых у меня остались пять серебряных монет – на всякие нужные вещи я сильно потратился.

– Но почему им платят такие деньжищи?! – не выдержал гном.

– Да кто его знает. Про Корренсона и Тиямбу слышали? – ответил вопросом Сэф.

– Ну да, про них в газете часто пишут. Они что эти, как их… четверки?

– Ага, я слышал, что у нас их всего четверо. Четверо четверок… забавно.

Математика нагоняла всепоглощающую скуку. Монотонный голос препода даже самых стойких вгонял в сон. Когда занятие закончилось, вся группа дружно облегченно вздохнула.

Следующей парой шел классный час с нашим куратором.

– Тааак! И где вы уже умудрились? И почему мне об этом никто не сообщил? – тут же набросился наблюдательный маг, заметивший наши метки.

Большая часть группы переглянулась в недоумении, мы же – смущенно.

– Недалеко от Академии мы пользовались магией. Возмущение получилось слишком высоким, – за всех ответила Нира.

– Похоже, подробностей вы сообщить мне не собираетесь?

Группа молчала. Куратор потер переносицу и высказал надежду, что это послужит нам уроком.

Эрр Саторай рассказал нам о некоторых организационных моментах, поспрашивал о прошедших занятиях. И все в таком же духе. Дальше мы выбирали представителя группы – кандидатура вызвавшейся Лиссы победила с большим отрывом. Кто бы сомневался… В середине пары преподаватель любезно отпустил нас с занятия.

По словам одногруппников многим из нашей группы наконец-то нанесут Знаки, и Лисса спешно покинула мое общество. Отлично! Уж сегодня то я как следует позанимаюсь.

Крыса выглядела апатично, и с равнодушным видом поедала кусочки хлеба, прихваченные мною из столовой. По–моему, она как-то изменилась: шерстка отливала синевой, когти заметно увеличились, да и сама она стала чуть крупнее.

– Эта тварь вчера погрызла мою тетрадку! – в негодовании воскликнул Сэф, вошедший в комнату. – Сделай что-нибудь, иначе я точно прибью ее!

– Ну так, на то она и Тварь, – я попытался скаламбурить, – к тому же она и так уже мертва. В качестве компенсации могу предложить тебе ману.

– Во, другое дело!

– Если ты со мной немного позанимаешься…

После некоторых препирательств мне все же удалось уговорить соседа поучить меня.

Народу на полигонах в это время было прилично. Мы прошли в незанятую секцию.

– Ну так что ты там хотел? – спросил Сэф.

– Научи меня плести защитное заклинание!

– Чтоо?! Да у меня через месяц только начало получаться!

– Я не хочу в следующий раз оказаться беспомощным! Может, ты мне хоть основы покажешь? А дальше я уже сам разберусь…

– Хмм, ну в этом есть резон. По сути, тут каждый сам тренируется.

Парень показал мне еще раз как формируется щит. В такой спокойной обстановке я смог рассмотреть процесс досконально. И тут же решил повторить, чуть не забыв, что официально «землей» я не владею. Я принялся создавать щит «жизни», но эта неблагодарная сволочь взяла и свернулась, обдав меня порцией энергии.

– Чего ржешь то? У самого, небось, в первый раз не получилось ничего.

– Прости, ты прав. Но все равно смешно, – Сэф вытер слезы и принялся объяснять. – Ты сделал пленку слишком тонкой и слишком много энергии добавил, чем нарушил целостность заклинания. И запомни, щит не растягивается, щит наращивается!

Следующая попытка была уже более удачной, но вот увеличить размер щита с изначальных десяти сантиметров никак не удавалось. Требовалось одновременно, и держать заклинание, и формировать новые «чешуйки» щита по краям.

– Для первого занятия неплохо. Сможешь, по крайней мере, прикрыть самое главное!

– Да хорош ржать уже!

– Нет, у тебя действительно хорошо получается. Двигайся в том же направлении и пробуй увеличивать щит. Я пойду тогда, у меня еще дела есть.

– Стоп! Теперь переходим к слиянию стихий.

– У меня и самого не выходит. Думаешь, я смогу тебя чему-нибудь научить?

– Не прибедняйся, из тебя отличный учитель выходит!

– Вот только этого не надо.

Сэф продемонстрировал пару попыток в создании двойного заклинания, не увенчавшиеся, впрочем, успехом.

– Нам преподаватель говорил, чтобы мы уговорами, просьбами или угрозами заставили стихии соединиться.

– Эммм, мы про магию говорим?

– Да знаю я, что звучит странно, но такой подход многим помогает.

– А у многих вообще получаются двойные?

– У каждого десятого, где-то.

Не слишком обнадеживающая информация. Я попробовал сплести «огонь» и «воздух» – как сказал Сэф, эти стихии относятся друг к другу очень благосклонно. Как и в случае с защитой, ничего дельного у меня не вышло.

– Ну, теперь мне можно идти?

– Так, теперь еще маскировка и можешь быть свободен!

– Что это ты тут раскомандовался? Да и что я тебе могу показать то? – возмутился Сэф. – Хотя… вот, смотри.

В магозрении свечение некоторых участков ауры студента еле заметно уменьшилось.

– Впечатляет, – с сарказмом прокомментировал я, – а чего-нибудь покруче в твоем арсенале нету?

– Ну извиняйте, завтра как раз архимагом стану, так обязательно научу тебя!

– Ладно, не кипятись. Лучше расскажи, как ты заставил ауру потускнеть?

– Все гениальное просто: ты создаешь вокруг себя поле и поглощаешь любую энергию, что испускает твоя же аура. Так же, как ты и ману восстанавливаешь.

– Интересно, сейчас попробую… Вот так? – Мне самому-то изменений видно не было, требовался наблюдатель со стороны. Сэф не отвечал, поэтому я взглянул, не сбежал ли он. Мой сосед представлял собой весьма занятную картину: выглядел он словно человек, узревший явление Спасителя народу.

– Но… как? Это же невозможно! Крис, как ты это сделал?! – Сэф схватил меня за плечи, пронзая взглядом, словно у фанатика. От неожиданности я потерял контроль над полем.

– Ээээ, да что стряслось то?

– Что-что?! Твоя аура пропала. Абсолютно. Вся. Я и раньше примечал твои странности, но сейчас тебе точно не отвертеться!

– Ты же сам назвал меня Пожирателем, может у них так у всех? – я сделал слабую попытку оправдаться.

– Ну уж нет, такая жалкая отмазка не прокатит. Каким бы ты Пожирателем не был, полностью спрятать все шесть стихий – невозможно, – в его глазах я прочел неубиваемое желание узнать истину.

– Ладно, я тебе все расскажу, только потом. Договорились?

– Хорошо, – парень немного успокоился, – покажи еще раз, а?

– Да тут народу вокруг полно. И как они на это отреагируют, скажи на милость?

Весь вечер я занимался магией под пристальным наблюдением Сэфа, словно удава, поджидающего свою жертву. Прогресс в освоении щита и двухстихийных заклинаний был еле заметен. Но он был, а это главное.

– Ты понимаешь, что трепаться об этом никому не следует? – я скинул уличную одежду и присел на кровать.

– Разумеется, – кивок головы.

- …Вообщем, я владею шестью стихиями магии, – я с интересом наблюдал за реакцией парня.

– И?

– Что и? – я немного опешил.

– Ну там, древнее пророчество, в котором говорится, что ты спасешь Мир. Или это твой дедушка обучил тебя секретным техникам постижения стихий. Или…

– Стой, Стой! Нет ничего такого! А тебе стоит поменьше читать приключенческих романов, – укорил я невозмутимого приятеля.

– То, что ты владеешь шестью стихиями, я и так уже понял. Думал, ты мне что-нибудь поинтереснее расскажешь.

– И что, тебя это ничуть не удивляет? Хотя бы та маскировка – ее же почти никто заметить не сможет.

– Ха–ха–ха, твою «маскировку» видно за километр! – друг заразительно рассмеялся.

– Но ты же сам сказал…

– Вместе с излучениями своей ауры ты поглощаешь еще и всю ману, что проходит сквозь тебя. Представь себе пустое место, полностью лишенное маны – такое даже слепой заметит, – слова Сэфа заставили меня задуматься.

– Тебе стоит не так сильно уменьшать свечение, тогда больше будет походить на маскировку, – посоветовал приятель.

Глава 6

Дни потянулись, словно детские ручки к мешку с конфетами. Занятия, теория, практика, тренировки, восстановление маны и многое другое поначалу совершенно не оставляли свободного времени. Но вскоре я смог приспособиться к вечно куда-то спешащему студенческому циклу. Появилось время погулять с друзьями, покутить, сходить в город на какое-нибудь представление.

В субботу после слушания нашего дела Нира, не моргнув и глазом, рассталась с семью золотыми иллорийскими кругляшами. Плюс к тому же закатила знатную гулянку в рекомендованной мною таверне Винтора. Старому знакомому моего отца, как впрочем и нам, то, как кланяются до пола темные эльфы, видеть еще не приходилось. Нира еще раз поблагодарила нас за разрешенную недавно проблему. Отвисшая челюсть внушительных габаритов хозяина трактира запомнится мне, пожалуй, надолго. Алкоголем я старался не злоупотреблять, помня обещание, данное матери.

Я все также не афишировал свои способности не только среди преподавателей, но и одногруппникам ничего не говорил. Единственным исключением оставался Сэф, который к моей радости с советами и просьбами не лез.

На третьей неделе обучения я вдруг осознал, что денежные запасы необходимо откуда-то пополнять. Становиться «маноносом» меня не сильно прельщало, хоть я и периодически сдавал энергию в салон восстановления маны. С артефакторикой у меня был полный порядок, но, чтобы получить опыт мне требовалось больше практики. Поэтому, недолго думая, я направился в уже посещенную мастерскую по ремонту магических артефактов. Прием на работу прошел вполне буднично и без каких-либо сложностей. Предприятие «Деррена и Трелониса» встретило меня не слишком дружелюбно, но я упорно занимался, наблюдая за работами мастеров. Я, конечно, не стал за неделю великим артефактором, но основы понял и по схеме вполне мог изготовить несложный артефакт. А вкупе с моими природными способностями результат выходил очень неплохой. Занималась наша мастерская не только ремонтом, но и наполнением артефактов маной, а также принимала заказы на новые артефакты.

– Вот так… – пробормотал я сосредоточенно, пытаясь в очередной раз соединить стихию огня и воздуха. Молодой преподаватель по «слиянию стихий» внимательно наблюдал за нашими потугами, отводя распадающиеся заклинания подальше от студентов. Жаль, но магистр Дейрен преподает данный предмет только для старших курсов.

– Ах ты! – не желающие сцепляться стихии обдали меня небольшим огненным вихрем, опалив одежду.

– Крис, смотри как надо! – послышалось рядом.

Трош выпустил энергию воды и воздуха, и неспешно приступил к слиянию. Спустя несколько секунд перед студентом возникло небольшое образование, чем-то напоминающее воздушный смерч. В магозрении можно было рассмотреть красивое облачко, переливающееся всеми оттенками от синего до фиолетового.

Именно Трош стал первым в нашей группе, добившийся от стихий такого контроля. Вторым и пока последним сумевшим создать заклинание–двойку стал невзлюбивший меня темный эльф Дэлериен. К слову, я сосредоточился на артефакторике, и на уроках некромантии старался сильно не выделяться. Поэтому эль Гроссо сменил жгучую ненависть к моей персоне на свое обычное презрение и холодное равнодушие. Я, в принципе, против таких отношений ничего не имел.

– Твое представление мне очень помогло, – сказал я с сарказмом. – Еще бы объяснил, как у тебя это получается!

Трош смущенно пожал плечами.

– Иди лучше тройку отрабатывай, мы тут и без твоей помощи справимся, – возник рядом второй брат Холмский, откровенно завидовавший успехам Троша.

– Да это вообще мрак! Только начинаю добавлять третью стихию, как заклинание тут же распадается, – пожаловался маг–двойка.

Из теории по «слиянию стихий» знать требовалось, по сути, только закон Берне и константу Берне. Закон гласит: при добавлении равной по мощности стихии в заклинание, общая мощность двух стихий увеличивается в 4,27 раз. Другими словами, двойное заклинание будет эффективнее его составляющих в 4,27 раз, тройное – в 18,23 раз, заклинание–четверка – в 77,85 раз. Теперь то стала понятна та астрономическая сумма, что государство выплачивала магам–четверкам. Ввиду своей малочисленности они не были основной ударной силой, но зачастую именно четверки решали исход битв.

День сегодня просто не заладился: завтрак проспали, с соседом поругались, мана в накопителе закончилась. Вполне закономерно мое настроение приближалось к критической отметке.

– Гадство!!! – воскликнул я после очередной неудачи. – Ну, щас вы у меня так соединитесь, что фиг расцепишь! – Я ожесточенно начал вливать энергию, со всей силы сдавливая их вместе. Остановился я только тогда, когда перед моими глазами предстал небольшой огненный смерчик.

Тут же посыпались поздравления от сокурсников и от преподавателя, хотя я все еще был несколько раздражен. Но вместе с тем я испытывал огромное удовлетворение и даже гордость за себя: это был мой первый серьезный прорыв в изучении практической магии.

Маги–двойки определяются в первые месяцы обучения, хотя бывают и исключения. Именно поэтому «слияние стихий» изучается на всех курсах и специальностях.

Интересно, смогу ли я стать первым в истории магом–пятеркой?

Экзамен на получение выплат прошел вполне успешно, правда, сдать мне удалось только со второй попытки. Все было очень просто: создаешь пять раз подряд двойное заклинание выше определенной мощности и сертификат у тебя в руках.

Я хорошо помнил слова отца о том, что артефакторика – один из самых прибыльных видов заработка для мага. Походив по рынку и лавкам и прицениваясь к наиболее продаваемым магическим изделиям, я начал свою подготовку к нелегкому делу зачарования. Узнал и насчет надежных мест сбыта товара: самому-то продавать артефакты не было ни времени, ни желания. Где-то через две недели после поступления на работу я счел себя готовым. Прототип был давно выбран, многочисленные тренировки отточили создание амулета–зажигалки до совершенства.

В нашей мастерской можно было найти различный хлам, оставшийся от сломанных артефактов, но использовать такие детали я не решился. Одолжив немного денег у Ниры, я закупил на рынке заготовок для амулетов. По своим характеристикам мне вполне подходили стандартные, так что на десяток серебряных мне удалось взять четырнадцать штук заготовок. Это были карманные жезлы, основой которым служила специально обработанная ель, а накопитель представлял собой маленькую медную окантовку вокруг дерева. Многие привлекают покупателей красивым дизайном изделия, я же решил сделать ставку на качество.

Разумеется, я волновался. Мое первое творение, как-никак, да и одолженные деньги еще вернуть придется. Чуть больше недели мне понадобились, чтобы нанести плетения на заготовки. После этого я еще пару дней тщательно проверял все амулеты, скрупулезно просматривая каждую маголинию и исправляя малейшие недочеты. Жезл представлял собой простейший артефакт, выпускающий тонкую струйку пламени в указанном направлении. Для активации амулета требовалось прикоснуться к двум меткам на дереве, постучать одним пальцем еще пару раз, после чего стихия огня освобождалась из накопителя. Применялись такие артефакты в путешествиях и домах для розжига огня или даже в качестве освещения. Заряда хватало на полторы минуты непрерывной работы. Как только один из пальцев сходил с метки, действие заклинания прекращалось. Кстати, метки в дереве мне пришлось вырезать собственноручно.

Мастер, у которого я стажировался в мастерской, очень хорошо отозвался о моей работе, значительно успокоив меня. Так что к оценщикам я шел в весьма приподнятом настроении, не забывая смотреть по сторонам. Там, где много дорогих вещей и артефактов, неизменно появляются и те, кто это добро желает бесплатно получить в свою собственность. И хотя люди, к которым я направлялся, пользовались хорошей репутацией в Городке, да и стража не зря ела свой хлеб, осторожность в таком деле никогда не помешает.

– Парень, я барахло не принимаю, – скупщик даже не стал смотреть амулеты. Обидно, но ничего не поделаешь. Пойдем дальше.

– Что за убогий вид! Ты что на рынке их купил? – следующий торговец был подстать предыдущему.

– Вы хотя бы магозрением посмотрите… – я не оставлял попыток убедить человека.

Степенный маг с аккуратной бородкой в деловом костюме излучал спокойствие и умиротворенность. Дорогое магическое стило неспешно порхало в руках Фредерика Саттена, выводя ровные рядки символов в толстой бухгалтерской книге. Как всегда, мэтр не доверял никому постороннему вести учет в собственной вотчине.

Саттен.

Постоянных клиентов накопилось у нас уже достаточно, может пора прекратить свободный прием и сосредоточиться на действительно талантливых артефакторах? Обычно в субботу не протолкнуться от посетителей, но в этот раз день выдался на удивление тихим.

Тонкий слух уловил обрывки затухающего спора возле входа в лавку, где обычно нес свою вахту Халид. Студенты из Академии шли сюда толпами, принося артефакты, которым место только на помойке. Каких только поделок я за свою жизнь не повидал: и артефакты, что взрывались при активации, и даже такой, что по всей округе разнес в один прекрасный день стойкий запах птичьего помета. Пришлось даже поставить человека, который отваживал разных ненадежного вида личностей. Жизнь с тех пор стала гораздо размеренней, но вместе с тем и скучнее. Распознать талант человека, найти хороший артефакт у того, от кого меньше всего ожидаешь – это приносило как неплохую прибыль, так и чувство глубокого удовлетворения. Чувство, что делаешь полезное дело.

Я всегда доверял собственной интуиции. Не только она, но еще и профессиональное любопытство и отчасти скука погнали меня взглянуть на посетителя.

– Халид, кто там у нас?

– Да, студент очередной пришел. И когда же они поймут, что мэтр принимает только уважаемых магов, – в лести привратника трудно было уличить – он говорил тоном, будто это сама очевидность.

– Мог бы и у меня спросить. Видел же, что сегодня нет наплыва посетителей.

– Прошу меня простить мэтр, – смиренно ответил служащий.

– Ну, хорошо. Мое имя Фредерик Саттен. Как можно догадаться, я являюсь хозяином лавки «У Саттена». Проходите, молодой человек, посмотрим, что вы принесли, – как можно дружелюбнее предложил я, осматривая клиента.

Н–да, типичный студент, возможно, даже первого курса. Молодой, приятной внешности, все осматривает с любопытством. Хмм, дар хорошо развит, под курткой, судя по размерам свечения, скрывается немаленький накопитель.

Вэнтел.

– Неплохо тут у них все устроено, – подумалось мне. На прилавке возвышались непонятного вида артефакты, в доме была идеальная температура, освещение и вентиляция. Молоденькая помощница принесла нам по стакану прохладительных напитков. Помещение было отделано дорогими материалами и уставлено комфортабельной мебелью, на климатические амулеты хозяин заведения тоже не поскупился.

– Меня зовут Крис Вэнтел, учусь в Академии. Вот… – я протянул магу образец своей продукции, ничуть не стесняясь его непрезентабельного вида. Кому, как не магам знать о том, как важна внутренняя часть, а не внешний вид.

Сперва Эрр Саттен несколько минут изучал артефакт, после поместил его в небольшой по размерам аппарат. Поколдовав над артефактом, мэтр (так, если я не ошибаюсь в Тамшаре называют магистров магии) внимательно изучил результаты, для меня являющиеся полной тарабарщиной.

– Я оцениваю данный артефакт в тридцать пять медных монет, – вынес вердикт владелец лавки.

На какое-то время я даже дар речи потерял. Прокашлявшись, я поинтересовался:

– Цена меня устраивает, но можно узнать, почему вы так высоко оценили мою работу? На рынке подобные изделия можно найти и за половину…

– Около пятнадцати лет я работаю оценщиком и скупщиком артефактов, – маг сделал небольшую паузу. – Студент Академии будет оспаривать мои профессиональные навыки?

– Нет, что вы! Ни в коем случае! – выпалил начинающий артефактор.

– Хорошо, вы намерены продавать товар, или получить сертификат оценки? Хочу заметить, что в случае продажи товара деньги за оценку артефактов не взимаются, – Эрр Саттен с интересом продолжил изучать принесенный жезл. – Эти амулеты прослужат раз в пять дольше тех дешевых аналогов, что продаются на рынке.

– Я бы хотел продать весь товар. У меня их четырнадцать штук… – я выложил из сумки остальные артефакты.

– Заготовки слишком… невзрачны. Используя другие, можно было бы поднять цену раза в два, – скривившись, добавил скупщик. – Итак, комиссия от продажи артефактов, ценой за единицу менее золотой монеты, составляет двадцать пять процентов. Могу предположить, что инструкции пользования к ним вы не составили? – эрр Саттен выбрал пару жезлов и также поместил их в странный аппарат, остальные лишь бегло осмотрел.

– Эээ… нет.

– Не беда. Наша лавка также занимается и этим видом услуг. Думаю, вам подойдет стандартный набор из небольшой упаковки для товара, а также копии инструкции. Цена набора – две медные монеты. Вас устраивают такие условия?

– Да, эрр!

– В таком случае, перейдем к оформлению сделки. Эля, будь добра, запиши данные эрр Вэнтела в журнал, – обратился мэтр к помощнице. Пока эрр Саттен составлял договор, девушка выспросила у меня все необходимое, аккуратно внося информацию в объемную коричневую книгу.

Итоговая сумма составила 339 медных монет и пятьдесят медных пенни. С вычетом одолженного золотого прибыль составила чуть менее двух с половиной золотых. Сбылись мои самые оптимистичные прогнозы, а я ведь рассчитывал только покрыть свой долг! Изначально я хотел всего лишь потренироваться: попробовать себя в деле зачарования, познакомиться с торговцами артефактами и тому подобное. Теперь, изучив артефакт вдоль и поперек, я могу изготовить аналогичный практически с закрытыми глазами. Если бы не подработка в мастерской «Деррена», за две недели я бы смог изготовить раза в три больше товара. В месяц это выходит порядка пятнадцати золотых прибыли! Да, конечно, если правильно подойти к делу продажи маны, я бы мог зарабатывать не меньше. Но какое же скучное это занятие! Даже полный дурак легко может освоить такую работу, были бы только достаточные способности. К тому же среди магов продажа энергии ценится крайне низко, несмотря на то, что многие одаренные именно так зарабатывают себе на жизнь. В принципе, созданные мною артефакты тоже может изготовить полный дурак, владеющий навыками зачарования. Но вот для более сложных требуется незаурядный ум, сноровка и терпение – так что в артефакторике всегда есть к чему стремиться.

Мои радужные мечтания прервал хозяин заведения, обратившийся ко мне с вопросом:

- … о себе.

– Извините, я не расслышал, – сказал я.

– Крис, расскажи мне о себе. И давай на ты, – от известного в округе мага, в чьих волосах уже пробивалась седина, услышать такое я не ожидал. – Не возражаешь, если я закурю? Пристрастился я к этому заморскому табаку…

Маг расспрашивал меня о том, откуда я, где занимался артефакторикой, про учебу и многое другое. Чувствуя благодарность к щедрому скупщику, я отвечал на вопросы правдиво и подробно, поскольку никакой тайны в этом не было. Вскоре стала ясна причина такого странного любопытства:

– Крис, не хочешь ли ты заключить со мной постоянный контракт? – эрр Саттен выжидательно уставился на меня.

– А что это за контракт такой?

– Это двустороннее соглашение. С нашей стороны тебе будут предоставлены все необходимые инструменты, книги, схемы, заготовки для амулетов и так далее. В будущем ты также сможешь получать отдельные заказы на артефакты, которые всегда хорошо оплачиваются. Я лично буду наставлять тебя, а также подсказывать какими магическими изделиями тебе стоит заняться в первую очередь. Ведь самое главное для артефактора – постоянно совершенствоваться, – маг затянулся трубкой, выпуская клубы не слишком приятно пахнущего дыма.

– Тебе же надо создавать артефакты, но только для моего заведения. Для любых других магических изделий тебе надо будет спрашивать разрешение у меня или моего заместителя. Ах да, вкупе к твоему имени или твоей метки – это уж как сам решишь, на артефактах будет стоять и клеймо моей лавки.

– Это довольно неожиданное предложение. Мне надо подумать, – ответил я.

– Хорошо, можешь приходить сюда в любой день. Я вижу в тебе большой потенциал, но без должного развития стать хорошим артефактором невозможно. Работа в мастерской по ремонту артефактов – это конечно хорошо, однако достичь значительного успеха ты там вряд ли сможешь. Уверяю тебя, что под моим руководством уже через пару лет ты сможешь зарабатывать наравне с опытными мастерами, – закончил свою агитационную речь эрр Саттен.

Признаться, маг уже меня почти убедил, но сразу принимать предложение бывалого торговца все равно не стоило. Прежде нужно посоветоваться со знающими людьми. Я тепло распрощался с магом, пообещав навестить, как только понадобятся услуги оценщика.

Не откладывая дело в дальний ящик, на следующий день на работе я навел справки насчет постоянных контрактов. Знакомый мастер, специализирующийся на «водных» артефактах, рассказал мне некоторые нюансы. Такие контракты очень выгодны и, что самое главное, удобны для самого артефактора. Они позволяют сосредоточиться на самом зачаровании, не тратя время на оформление и продажу товара. Главное в таком деле не попасть в лапы мошенников, оставляющих себе большую часть прибыли, или преступников, занимающихся запрещенными артефактами. Я упомянул имя Фредерика Саттена:

– Если тебе предложил контракт мастер Саттен, то считай, что тебе очень повезло, парень, – ответил мне мастер. – В Городке он давно живет и репутация у него превосходная.

То ли так совпало, то ли это я так неосознанно распределил время при зачаровании жезлов, но завтра исполняется ровно месяц, как я работаю в «Деррен и Трелонис». Работу в мастерской и зачарование артефактов по контракту одновременно я точно не потяну. Думаю, выбор в данном случае очевиден, поэтому, получив зарплату, я распрощался с мастерской, давшей мне столь необходимые знания и практику в зачаровании. На занятиях декана по артефакторике мы все еще изучали примитивные блоки и разные виды маголиний. Удивительно, но многим в нашей группе с трудом удавалось зачаровать даже простейшие элементы! Вроде бы студент владеет типом магии на достаточном уровне, но вот какой-то блок создать не может, хоть убей. Вполне вероятно, что во всей академии я являюсь одним из лучших специалистов по магозрению. Это не пустое самовосхваление, а констатация факта: стражи, следящие за безопасностью, не смогли заметить тот злополучный артефакт на церемонии, а мне это удалось. В артефакторике магозрение – важнейший инструмент мага, поэтому у меня с этим предметом проблем никаких не возникало.

Климат в Иллории теплый, и только сейчас стали появляться редкие деревья с пожелтевшей листвой. Дни становились короче и холоднее. В конце октября мы собрались в лучшем трактире Городка, чтобы отметить мой день рождения. Праздник удался на славу, и заработанные деньги пришлись как нельзя кстати: цены возле академии были немаленькие. Больше половины группы собралось за длинным столом, ведя дружеские беседы или просто нажираясь вусмерть. Семнадцать лет! Все самое интересное как раз только начинается.

Несколько парней, упорно приставали к обворожительной темной эльфийке. Даже с короткой стрижкой и в простой одежде она выглядела, словно королева, попавшая на пир к крестьянам.

– Вам не кажется, что именинник вправе получить сегодня самое лучшее? – с вызовом спросил я у донимающих девушку сокурсников, приобняв эльфийку за талию.

– Вот именно! – Нира повисла на плече, подыгрывая мне.

Девчонки, разумеется, возмутились: почему это именно Нира здесь самая лучшая? Симон изрядно навеселе заявил, что все девушки в нашей группе – самые красивые в академии, что было принято очень благосклонно женской половиной.

Мастер Саттен оказался очень талантливым учителем. Причем, он не проводил долгих лекций, а давал мне материал и просил поразмыслить над определенным вопросом. Уже через неделю после подписания контракта он задал мне первую работу в создании одного из самых распространенных артефактов – часов. Мастер давал такое задание многим начинающим артефакторам, проводил своего рода проверку способностей. Чем меньше заготовка для амулета, тем часы считались престижнее и, соответственно, дороже. И тем меньше их энергопотребление.

Эрр Саттен выдал мне несколько небольших серебряных заготовок, состоящих из двух частей. Одна часть отвечала за плетения, другая – за хранение маны. Также он выдал мне и несколько наполовину деревянных, наполовину медных громоздких заготовок для карманных часов. Мы с ним выбрали достаточно простую и распространенную магосхему часов, к которой потом несложно было прикрутить различные функции вроде секундомера или будильника.

Само собой, я начал с самой маленькой заготовки, напоминающей формой часы моего отца. Поскольку стоят такие часы около пяти золотых! К моему огорчению, все три первые попытки зачарования успехом не увенчались, поэтому пришлось заняться немного большей по размерам серебряной заготовке. Работать с медными кругляшами я не собирался. Промучившись несколько дней, мне все-таки удалось создать рабочий вариант часов. После этого зачаровать самую маленькую заготовку мне удалось с первого раза. Правда, времени все равно уходило немало.

Взяв с десяток серебряных заготовок с красивыми узорами, я приступил к созданию наручных амулетов. Один я планировал подарить матери (у отца все равно уже были хорошие наручные часы), еще один оставить себе. Часы мэтра Саттена превосходили мои как по качеству, так и по внешнему виду, так что от подарка наставнику пришлось отказаться.

– А–а-а, ну зачем нам учить все эти растения? Все равно на природный факультет не собираемся, – простонала Лисса. Занятия по растениеводству пока лидировали в номинации самого скучного предмета первого семестра, обогнав даже теормаг. Преподавательница читала лекции настолько однообразным и равнодушным голосом, что лишь немногие стойкие студенты могли сдержать желание вздремнуть на парте. Урок еще не начался, и вся группа усердно зубрила названия и свойства различных растений, готовясь к проверочному тесту.

– И это говорит староста группы, – поддел я девушку.

В аудиторию вошел наш куратор, держа в руках тонкую стопку бумаг.

– Пришла почта из Арратских гор, – безо всяких эмоций объявил эрр Саторай о довольно редком в академии событии. – Эль Гроссо, эль Хейден, Гентим'нир, Арвен'тор, – продолжил читать наставник фамилии адресатов, указанных на письмах. К слову, я тоже посылал пару раз письма родителям, состоящим всего из нескольких строчек. Несмотря на обилие интересных событий, я просто не представлял, про что им сообщить.

– Торвин, что пишут? – тут же полезли с расспросами.

– Хех, сестренка младшая пишет, что отец стал ее брать на рудные разработки. Десять лет всего, а чует камень лучше меня! Отец намеревается участвовать в выборах на пост главы старейшин нашего округа. Судя по всему, голосов он вряд ли наберет достаточное количество. Больше ничего интересного, – закончил гном.

Неожиданно, Нира, также получившая весточку из дома, выскочила из класса. Похоже, новости из клана не слишком обрадовали эльфийку. Лисса, отправившаяся на розыски девушки, вернулась вместе с ней только к середине пары. Получив выговор от преподавательницы, девушки заняли свои места и приступили к проверочной работе. Было видно, что Нира находилась в подавленном состоянии.

После занятий почти вся группа, участвовавшая в стычке с эльфами, собралась в парке, чтобы выслушать историю Ниры эль Хейден.

– Еще тогда у меня появились подозрения, что не все так просто. Если бы эльфы из звезды не использовали тот артефакт, и все десять магов остались в строю, то я бы, пожалуй, поставила на нас в той переделке. Но по вашим словам, на ногах остались только пять человек, наполовину оглушенные. И я сильно сомневаюсь, что неопытные студенты смогли бы справиться с боевой пятеркой отряда темных эльфов. Почему маг из моего клана не стал сразу атаковать в полную силу? Допустим, что один из эльфов остался на подстраховке. Где тогда был в момент атаки четвертый воин? Почему хорошие защитные амулеты отказывали после пары попаданий заклинанием? И уж самым нелепым выглядит предложение о сдаче.

– Ты хочешь сказать, что они сражались не в полную силу? – мрачно поинтересовался Торвин.

– Меня использовали! – гневно произнесла эльфийка. – И кто? Эльф, которому я доверяла больше всех! – Нира замолкла, пытаясь утихомирить свои чувства.

– Это был мой отец, – уже спокойнее продолжила девушка. – В письме он не говорит открыто, но мне стало ясно, что часть звезды была на стороне отца. Их целью было не дать остальным членам отряда захватить меня. Они с этим справились, и план отца завершился успехом. Что ж, я только могу поздравить нового главу клана с блестяще проведенной операцией, – холодный взгляд темной эльфийки промораживал насквозь.

– А я то дура решила, что отец стал больше доверять мне, раз дал доступ к казне клана. А несколько месяцев назад он рассказывал мне о том, что в Академии Арвайна очень хорошо принимают темных эльфов. Похоже, он уже очень давно готовился к тому, чтобы захватить власть в клане. И его рассказы, о том, что мой жених – полный ублюдок, и что ему не удалось отговорить дядю от заключения союза с кланом «Полной луны». Наверняка, это он сам предложил устроить эту свадьбу. И… – обычно невозмутимая эльфийка находилась на грани срыва.

– Ну все, все, – Лисса утешительно обняла Ниру. – Все в порядке.

– Спасибо, – эльфийка грустно улыбнулась нам.

Я сжал плечо Торвина, уже намеревавшегося бросить какое-нибудь едкое замечание.

– Кххм, – взглянув на меня, гном обратился к Нире. – Ты же знаешь, что мы твои друзья и в обиду не дадим, – как мог, утешил девушку Торвин.

– Ну, что тут скажешь? По–моему это как раз в духе темных эльфов, – высказал свое мнение Сэф после того, как я поведал ему историю эльфийки. – Но и Нира тоже девушка сильная, она это переживет.

– Как-то грубо у тебя это звучит, – заметил я, листая учебник в своей комнате.

Сэф неопределенно пожал плечами.

– Кстати, как там у вас с Лиссой?

– Все просто отлично! Она согласилась сходить со мной на выступление музыкальной группы в Арвайне, – расплылся в улыбке сосед.

– Рад за тебя. Это случаем не на «Астрал» вы собрались?

– Именно.

– Здорово! Я тоже не прочь сходить на них! А правда, что у них в группе есть и темный и светлый эльф?

– Я слышал, что еще орк, гном и человек. Думаю, один этот факт уже собирает толпы народу. Билеты достать было ооочень сложно… – Сэф задумчиво перевел взгляд на стол, где мирно сидела в клетке моя не совсем живая крыса. – По–моему тебе надо достать ей новую клетку, а то она уже в этой не помещается.

– Ага, завтра схожу к химерологам. Может, выдадут что-нибудь.

После многочисленных экспериментов и тренировок зрелище некрокрыса представляла собой неописуемое. Поднятые существа оказались очень легкоизменяемыми по сравнению с живыми. Первым делом я вырастил крыске крупные крылья, но летать она все равно не могла. Энн Теннодзи поведала мне, что: во–первых, ей необходимы хотя бы минимальные навыки полетов, во–вторых, тело крысы слишком тяжелое и для нее нужно делать крылья раза в два больше по размаху. Тварь стала размером с кошку с ярко синей шерстью, глаза увеличились и светились жутковатым красным светом, на конце хвоста я нарастил небольшой костяной нарост. Подобные страшилища вышли почти у всех парней нашей группы, сумевших поднять мертвое животное. У девушек же крыски, наоборот, приобрели более красивый, ухоженный и даже милый вид.

В общем-то, данные изменения почти никак не влияли на боевые качества нежити, поскольку мозгов у нее от этого не прибавлялось. На занятиях по некромантии мы уяснили одну непреложную истину: без отличного владения магией разума невозможно стать хорошим некромантом. Только они могут создавать нежить, способную думать, владеть навыками ближнего боя, принимать решения и даже командовать и применять магию. У нас каждый ребенок знал, что армия Тамшара состоит наполовину из нежити. Так вот, у них во главе рот и полков ставят иногда высшую нежить, также там много нежить–магов. Возникал закономерный вопрос: почему армия Тамшара до сих пор не разрослась настолько, что захватить весь мир не составило бы труда? Оказывается, содержание нежити – тоже задача непростая, поэтому их количество в армии Тамшара всегда держится на определенном уровне.

У нежити также есть такое свойство, как запечатление. Это нечто вроде родительских чувств и беспрекословного подчинения магу, давшему существу вторую жизнь. Обычно нежить запечатлевалась после того, как поднявший ее маг проводил небольшой магический ритуал. В моем же случае, Тварь привязалась ко мне после того, как испробовала на вкус кровь своего хозяина. Такое тоже возможно, хотя и практикуется магами редко. С тех пор Тварь лишь раз укусила неосторожно приблизившегося одногруппника. Со мной же она вела себя спокойно и, мне кажется, дружелюбно. Я даже начал испытывать к Твари нечто вроде симпатии, насколько это возможно по отношению к неживому существу.

Этой ночью мне снился странный сон: кто-то издалека звал меня на помощь. Но все было так нечетко, размыто, что понять что-либо было невозможно. С удивлением я осознал прямо во сне, что подобную чушь я вижу не в первый раз.

Меня разбудило ворчание Сэфа и какое-то злостное верещание крысы:

– Крис, заткни эту тварь, а то я ей сейчас голову откручу, – сквозь сон пригрозил сосед.

Спросонья я долго не мог въехать, что же происходит. Подобное поведение для крысы было несвойственно. Я осмотрелся вокруг магозрением и заметил то, от чего по всему телу пробежало стадо мурашек.

– Сэф, проснись! – я яростно затормошил соседа. – Быстрее!

Твою за ногу! К нам в окно лезет натуральная нежить! Причем прикрыта она была не хуже того артефакта на церемонии, но для меня светящиеся багровые линии были хорошо видны с такого расстояния. Морт! Надо было потренироваться на двойных плетения с «жизнью». Сейчас это пришлось бы как нельзя кстати. Я уже привычным движение сформировал двойное заклинание из огня и воздуха и замер в ожидании. Сэф вроде очухался и тоже на всякий случай начал готовить какое-то заклинание.

Бооооммм.

Разум помутился. Мой шар, разбив окно, унесся в сторону парка, не причинив нападавшему никакого вреда. Сэф без сознания рухнул на пол, получив неслабо своим же незаконченным заклинанием.

Бооооммм.

Уже ничего не соображая, одной рукой зажимая кровь, хлещущую из носа, я попытался снова сплести заклинание.

Бооооммм.

Я упал на колени вслед за другом, из последних сил удерживая уплывающее сознание. Неужели это конец? Вот так глупо…

Небольшой перерыв между ментальными атаками позволил мне немного перевести дух. Ну, уж нет, гады! Так просто вы меня не возьмете!

Следующий «бом» совпал по времени с моей атакой. Последнее, что я помню – оглушительный взрыв, напрочь разворотивший окно и часть стены.

Академия, зал для заседаний.

– Как, я вас спрашиваю, высшая нежить смогла пробраться через защитные амулеты? Как она смогла пройти через усиленные патрули стражи? Куда смотрела служба безопасности? Почему в Иллории средь бела дня разгуливает эти некромантские выродки? – взбешенный ректор Академии не придал значения тому факту, что нападение было совершено ночью.

– Николас, успокойся, – энн Латрона ласково дотронулась до его руки.

– Как я могу быть спокоен, когда в МОЕЙ Академии творятся такие вещи? А вы что на это можете сказать? – обратился глава к магам, заведующим безопасностью учебного заведения.

– На некрообъекте стояла маскировка тьмы, аналогичная была и в прошлый раз. Поэтому ни мои люди, ни сигнальные амулеты не обнаружили ничего подозрительного. Почему не сработали амулеты на физическое присутствие, и как нежить проникла в академию, сейчас выясняется. Предположительно через канализационный коллектор, ведущий к Кестринке, – высказался глава стражей.

– А ваши люди, которые должны были усилить охрану академии, чем занимались? – обратился де Фиро к майору королевской стражи.

– Мои люди делали свою работу! – раздраженно выдал эрр Легас. – Только сейчас есть некоторые успехи по методам обнаружения объектов, скрытых магией тьмы. Местный исследовательский центр занимается этим вопросом с самого начала учебного года. Столичные специалисты тоже не сидят без дела. Грустно это признавать, но пока у нас нет надежных средств, способных обнаруживать подобные вещи. Что там с пострадавшими? – обратился вояка к лекарю.

– Айрантан уже пришел в себя, Вэнтел – без сознания.

– Хорошо, мои специалисты проверят этого студента, – отрезал майор. – Еще в прошлый раз надо было сделать это. Если бы не запрет ее высочества…

– У вас и так, я смотрю, большой прогресс в расследовании, – мило проворковала магистр Латрона, – позвольте нашим специалистам заняться Вэнтелом.

– Мои люди не сидят без дела! Мы делаем все возможное, чтобы найти преступника! Адам Оксрайт – прекрасный маг разума, он быстро все выяснит, – повысил голос майор Легас.

– Оксрайт… Что-то припоминаю. Не этот ли студент в свое время чуть не завалил мою ментальную защиту? – ехидно поинтересовалась пожилая преподавательница. Ментальный маг, о котором шла речь, смущенно вжал голову в плечи.

– Что за шум, а драки нет? – поинтересовалась стремительно вошедшая в зал для заседаний Алисия Шартел. – Введите меня в курс дела.

– Как вы себя чувствуете ваше высочество? – участливо спросил ректор.

– Ничего от вас не утаишь, – устало улыбнулась принцесса. – Со мной все в порядке, спасибо.

Почти все время молчавший граф Стеолис взглянул на наследницу с любопытством:

– Как вы так быстро добрались сюда из столицы?

– По–моему, я не обязана давать вам отчет, – холодно обронила Алисия.

– В общих чертах мне все ясно. Я согласна с вашим решением обследовать Криса Вэнтела. Это второе нападение выглядит слишком нелепо. Тащить дорогостоящую высшую нежить в академию для того, чтобы отомстить студенту… – девушка задумалась. – Все это похоже на спланированную акцию по ухудшению отношений Иллории и Тамшара. Они своего добились: нельзя исключать, что в данных эпизодах замешаны официальные власти. Хотя король Фернандо отрицает любую причастность Тамшара, но этого следовало ожидать в любом случае.

– Ваше высочество, позвольте мне заняться этим студентом, – предложила энн Латрона. – Я знакома с Крисом немного, и это сильно упростит мне работу.

– Хорошо, – одобрила принцесса. Майор Легас упрямо поджал губы, но промолчал. – Однако вы должны будете предоставить нам подробный отчет. Я не смогу лично контролировать это дело, поэтому вскоре сюда прибудет принц Эдуард с советниками.

– Ваш отец все еще в Арсторе? – спросил граф Стеолис.

– Да, он ведет переговоры со светлыми эльфами.

Латрона.

Я вошла в чистую палату медицинского отсека, где находился Вэнтел. Дежуривший лекарь сообщил, что состояние пациента стабильное, сейчас он спит. Айрантана уже выписали.

– Что ж, посмотрим, какие секреты скрываются в твоей голове, – задумчиво произнесла я, готовясь окунуться в глубины разума.

Силы таяли на глазах – Вэнтел оказался очень крепким орешком. И это в бессознательном состоянии без какой-либо защиты разума!

– Поразительно! – невольно воскликнула я, пробившись в нижние слои разума. – Очень интересно…

Вэнтел.

Мне снова снился тот же сон. Кто-то большой и неимоверно старый просит моей помощи. Слов расслышать не удавалось, я лишь мог чувствовать, что нужен кому-то.

– Ох–хо–хо, – пробуждение было явно не из приятных. Голова болела ужасно, мешая нормально мыслить. Последние события были словно в тумане.

– Энн Латрона, что со мной п–произошло, – обратился я к женщине, устало сидящей рядом с моей кроватью.

– Вчера на тебя напала высшая нежить, владеющая ментальной магией. Ты помнишь это?

– Смутно.

– Я приношу тебе свои извинения. На совете магов, на котором присутствовала и ее высочество, было принято решение о твоем ментальном обследовании.

– Вот оно что, – даже немного жаль, что все мои тщательно охраняемые секреты теперь всем станут известны. Надеюсь, мне за это ничего не будет… – А что с Сэфом?

– С ним все в порядке. Его уже выписали.

– Яс–сно.

– Пожалуйста, выслушай меня спокойно, – энн Латрона помедлила, не решаясь продолжить. – Ты помнишь свой прилет в Арвайн и ночевку в трактире?

– Д–да, к чему вы клоните?

– Я установила, что в ту ночь в твой разум было совершенно вмешательство ментальным магом.

Я ошарашено молчал.

– Тебя загипнотизировали. В ту ночь тебе дали установку на то, что ты являешься искусным магом, – сочувственно произнесла Кларисса.

– Ч-что это значит?! Б–бред какой-то!

– Мне очень жаль, но многие твои воспоминания ложные – они сформированы твоим сознанием из-за этой установки.

Я подумал о стихиях, что так легко подчинялись мне, и похолодел. Сейчас уже я не был так уверен, что идеально владею шестью типами магии.

– Н–но, м–мои воспоминания до той ночи… Я же и тогда мог пользоваться всеми стихиями, ведь правда? – с надеждой спросил я у магистра Латроны.

– Многие воспоминания о магии до внедрения – ложные, искусственно подсаженные в тебя магом. Дальнейшие воспоминания уже являются твоими, но сделанными на основании установки. Я не могу определить, где настоящие, а где ложные.

– Такое п–правда возможно?

– Да, – кивнула преподавательница. – Опытный ментальный маг может заставить человека поверить в то, что он, например, собака. Такой человек будет всю оставшуюся жизнь вести себя, исходя из своих представлений о том, как должно себя вести животное. Разумеется, подобные опыты незаконны. Я уже удалила установку, ты заметил какие-нибудь изменения?

– Т–теперь я не так уверен, что владею в–всеми шестью ст–стихиями, – признал я. – Н–но я же увидел артефакт и нежить ма–магозрением. И ману я бы–быстро восстанавливаю. И мои ар–артефакты получаются отличными. И мои друзья то–тоже подтверждают, что я н–необычный маг. Эт-то что, все неправда?

– Прости, но это так.

– И к-кто же я тогда?

– Я уверена, что ты хороший маг! Не зря же мастер Саттен предложил тебе работу? И ты действительно владеешь четырьмя стихиями. Это редкий дар среди начинающих магов, но ничего уникального в твоих способностях нет.

– А ж–жизнь? Земля? Я ведь ими ч–часто пользовался. Это что т–тоже все выдумка?

Энн Латрона грустно кивнула.

– Т–тогда в трактире кто-то сделал на–надпись у меня на лбу…

– Такой фокус очень часто используется в ментальной магии. Каким бы ты не был мастером, всегда можно что-то упустить. Чтобы оставить у человека как можно меньше подозрений, применяют нечто вроде отвлекающего маневра. Так было и в твоем случае.

– Но з–зачем такие с–сложности? Чтобы я увидел тот артефакт и п–потом стал жертвой не–нежити?

– Извини, но на этот вопрос я не знаю точного ответа. Могу только предположить, что это было тренировкой для ментального мага – я и сама в прошлом иногда меняла какую-то мелочь в поведении человека. Сделанное с тобой – дело рук настоящего мастера. Я не уверена, смогу ли повторить подобное.

– И ч-что же м–мне теперь делать? М–можно как-то в–все вернуть? – спросил я с волнением.

– Нет, к сожалению. Или ты предпочитаешь всю свою жизнь жить ложными воспоминаниями?

Я отрицательно помотал головой.

– У тебя есть выбор: или ты оставляешь все воспоминания и живешь дальше с постоянным напоминанием, что потерял нечто важное. Или я немного поработаю над тобой, заблокировав все ненужные воспоминания. Твое добровольное согласие очень сильно упростит мне работу. Итак, каково твое решение?

– У–уберите все ложные воспоминания. Я хочу жить н–нормальной жизнью, – глухо сказал я.

Энн Латрона сочувственно кивнула и положила руку мне на лоб.

– Вы научите м–меня ментальной защите? – спросил я напоследок.

– Конечно, научу! – рассеяно ответила разумница. – А теперь, спи.

Глава 7

Первое время многочисленные провалы в памяти очень плохо влияли на успехи в учебе и работе. Некоторые преподаватели удивлялись тому, что я внезапно стал показывать посредственные результаты. По их словам, раньше я был одним из лучших в классе по практической магии. И вот такой резкий поворот. Впрочем, большинство было в курсе дерзкого ночного нападения, и относились ко мне помягче. Правда, это раздражало еще больше.

Родителям я ничего не сообщал, не желая расстраивать понапрасну. Сам справлюсь как-нибудь.

Эрр Саттен также остался очень недоволен моими неудачами в зачаровании артефактов. Удивительно, но я даже не мог рассмотреть маголинии в ранее сделанных мною часах. Иногда возникало ощущение, что я что-то упускаю. В голове часто возникала путаница. Пару раз я даже неосознанно пытался вызвать стихию, которой не владею. Само собой, у меня ничего не получалось.

Постоянное сочувствие и внимание друзей часто выводили из себя, так что я старался держаться от одногруппников подальше. Энн Латрона очень тепло относилась ко мне. Она была единственным человеком, которому я мог доверять, за исключением родителей, пожалуй. В один из дней я вспомнил, что магистр обещала меня обучить ментальной защите.

– Эээ… да, конечно, я не против дать тебе пару уроков, – Кларисса выглядела удивленной, словно не ожидала, что я попрошу об этом.

Слава богам, от этого дурацкого заикания я избавился где-то на третьем сеансе у менталистки.

Обидно, но в технике ментальной магии и ментальной защиты не было ничего сверхсложного. Если бы я занялся этим раньше, если бы нам преподавали ментальную защиту с первого семестра… Слишком много если….То может я и не получил таких сильных повреждений после той стычки с нежитью. В детали меня, как всегда не посвятили, даже труп поверженной… Хмм, как-то неправильно звучит… Останки поверженной нежити не показали.

Это дело вызвало очень большой резонанс в высоких кругах. К нам даже принц Эдуард приезжал и лично пожал мне руку. Местные газеты вовсю пестрели статьями о молодом маге, что в одиночку смог одолеть неживое чудовище. Такое внимание меня изрядно раздражало, и большую часть времени я старался проводить в одиночестве. Правда это не слишком у меня получалось: ко мне на неопределенный срок приставили боевую «тройку», которая вне комплекса академии следовала за мною по пятам. Всегда мечтал о чем-то подобном, но в несколько иной ситуации: когда я стану достаточно богатым и влиятельным и смогу позволить себе подобную охрану. Но сейчас это больше походило на присмотр за первокурсником, постоянно попадающим в неприятности.

Боевой маг из «тройки» оказался человеком угрюмым и неразговорчивым. На любой вопрос он отвечал короткими рублеными фразами, так что я оставил попытки разговорить его.

Двое других из «тройки» были измененные. Я лично, когда был мальчишкой, всегда играл за «хамелеона»: из-за любви к скрытности и нападению из засады. Но вот побеждали в таких играх всегда «носороги». Что неудивительно, поскольку за них играли самые здоровые и физически развитые парни.

Измененными могли стать люди с хорошо развитым даром. Разумеется, маги предпочитали обходить стороной такие «изменения», не желая портить свой энергетический узор. В «моей» тройке кроме мага также были измененные типа «воин» и носорог[15]. Такая компоновка малых боевых групп была стандартной в Иллории: соотношение выпускников Академий Магии и выпускников–измененных Академии Воинов было примерно один к двум. «Воины» были самым распространенным типом измененных, поэтому их включали почти в каждую такую группу. Они немного сильнее, быстрее, ловчее, зорче и так далее, обычного человека. Вкупе эти способности давали потрясающий результат: даже превосходный мечник не смог бы справиться с обычным «воином».

Методы создания измененных – один из самых охраняемых секретов государства. В других странах они тоже существуют, но со своими отличиями и особенностями. Теперь я лишь могу предположить, что незадействованную энергию каким-то образом подключают к различным внедренным способностям человека. Так и получают измененных с различными навыками. Может, им там нечто вроде Знаков наносят? Но каким же долгим и болезненным тогда должен быть такой ритуал? Я от простого Знака чуть не потерял сознание от боли, а тут подобное ощущаешь несколько часов. А то и дней. Немудрено, что смертность у них очень высокая. И если тело реагирует на изменения также как и аура магов на Знаки, то процедуры надо повторять периодически. Но риск того стоит. Измененные – элита армии, ее опора. У них есть все: слава, уважение, богатство, поэтому многие выбирают именно эту стезю.

«Носороги» представляют собой тяжело бронированных воинов. После преобразования они становятся намного крупнее и выше в размерах в зависимости от своих прежних габаритов. Я слышал, что рост этих гигантов достигает двух с половиной метров! Но их главная особенность заключается не в феноменальной силе и выносливости, а в… коже. На небольшое время в зависимости от количества внутренней энергии «носорог» может покрыть свою кожу непробиваемой броней, практически неуязвимой как для физических, так и для магических атак. Такие воины всегда на острие атаки, прикрывая измененных других типов и магов.

«Носорог», охранявший мою персону, выглядел апатично и немного печально, так что и к нему я с расспросами не лез. А вот «воин» достался мне очень общительный и веселый. От него то я и узнал много разной информации про измененных. Конечно, про способы создания элитных воинов Иллории он и словом не обмолвился, но зато порадовал разнообразными байками и историями. Похвастался и своими победами на любовном фронте, пожалев «бедняг» носорогов из-за их непопулярности среди противоположного пола. За что получил неслабый тычок, заставивший его отлететь метра на два. Начавшаяся дружеская перепалка вызывала сомнения в профессионализме элитных воинов, однако выглядела забавно. Неповоротливый «носорог» все пытался ухватить «воина», но в скорости он ему явно проигрывал. Интересно, какой же тогда скоростью обладает «волк»[16], специализирующийся на быстрых атаках, если «воин» настолько шустрее обычного человека?

Через некоторое время я вошел в привычную колею, последние события отошли на другой план. Энн Латрона поначалу была против наших занятий магией разума, но постепенно она даже укоротила промежутки между сеансами. Ментальная магия оказалась сродни магозрению. И хотя давалась она мне с большим трудом, я упорно тренировался, не желая больше становиться жертвой ментальных атак.

– О чем это ты? – недоуменно поинтересовался Сэф.

– Да говорю тебе, Крис стал какой-то странный! – убежденно произнесла хвостатая староста третьей группы.

– Хмм, да нормально с ним все, вроде. Он уже почти оправился после того случая…

– То есть, ты считаешь, что да нападения он был таким же, как сейчас?

– Ну, да. К чему ты это спрашиваешь?

– Не знаю, как тебе это объяснить… Раньше, мне казалось, что он может чуть ли не все на свете: и в некромантии хорош, и в боевой магии, и в накоплении маны. Ты хоть видел, какие он часы соорудил? Да для меня они представляются одним бесформенным сгустком энергии! А теперь что?

– А что теперь? – снова недоуменно спросил парень.

– А теперь он как будто потерял половину своих способностей! Ты же был его соседом в общежитии – ты должен его хорошо знать! – чуть ли не крича, предъявила Лисса.

– Ну, это ты преувеличиваешь! Да, он немного сдал в последнее время, но ты, прям, из него какого-то архимага делаешь. Пройдет немного времени, и он обязательно восстановится, – не менее убежденно ответил Сэф.

Двое студентов уставились друг на друга, не желая признавать правоту собеседника.

– И все равно мы должны что-то предпринять, ведь уже две недели прошло! Может нанять хорошего целителя? Говорят, они хороши при таких магических травмах, – уже спокойнее предложила девушка. – Или к ментальному магу сходить?

– Да ну брось! Энн Латрона – прекрасный специалист, к тому же помогает нам бесплатно. Я, кстати, тоже был у нее на сеансе терапии. Как видишь, сейчас со мной полный порядок, про то нападение я и не вспоминаю почти. Просто Крису надо немного времени, вот и все.

Полукровка упрямо поджала губы, мохнатые ушки воинственно встопорщились.

– Да что ты все время заладила: Крис то, Крис се. Про меня то хоть думаешь иногда?

– Конечно, думаю… но… я просто хочу помочь нашему другу… – запал девушки куда-то испарился. – Он ведь даже с нами почти перестал общаться…

– Ничего, ничего, – Сэф нежно обнял Лиссу за плечи, – все будет хорошо, вот увидишь!

Недалеко от Академии Арвайна. Говорят на тамшарском языке.

– Эмм… Капитан Шамакх, вы неважно выглядите.

– Еще бы я хорошо выглядела! Из-за этой сволочи я лишилась последних сил! – с жаром воскликнула пожилая женщина.

– Что вы хотите этим сказать? – нахмурился лейтенант.

– Я планировала несколько раз вносить корректировки в его сознание, но… Этот… Он на третий день снял мой блок! Абсолютный новичок в магии разума! Снял! Мой! Блок!

Лейтенант растерянно стоял, не зная что и ответить. К счастью, ему на помощь пришел сослуживец:

– Капитан, я слышал, что ваши донесения наделали много шума наверху. И вас уже представили к повышению, – коллега, маг–менталист, ловко перевел тему беседы.

– Да…? Что ж, я рада, – скупо обронила женщина.

– Кхмм, да. Вы будете третьей женщиной в истории Тамшара, добившейся такого высокого звания, – льстиво заметил очнувшийся лейтенант спец подразделения. – Так, а что у вас за проблемы возникли с объектом? Можете разъяснить подробнее?

– Мои отчеты вы не читали? – спросила капитан тамшарской разведки.

– Нет, эти данные сразу засекретили, – недовольно произнес офицер. – Нам приказано оказывать вам всяческое содействие.

– Почему вас не было так долго? Три недели?! Я потратила половину своих сбережений на покупку маны! Я уже неделю не могу нормально поспать! – снова вспылила женщина с кругами под глазами от недосыпа.

Мужчины смущенно переминались с ноги на ногу, отчитываемые вышестоящим по званию.

– На границе сейчас усиленные патрули в связи с последними событиями. Нам пришлось искать новые пути, – заметил один из воинов отряда.

- … Извините, я немного погорячилась, – женщина выглядела очень уставшей. – С чего бы начать?

– Наша задача – тайно доставить в Паратисс Криса Вэнтела, который обнаружил скрытый тьмой артефакт. А также подвергся атаке нежити. В общих чертах это все, что нам известно, – заметил глава спецотряда.

– Хорошо… когда я проводила первую обработку объекта, уже тогда у меня возникли подозрения. Начать с того, что обычно на незащищенных магов у меня уходит немного времени, чтобы добиться от них добровольного согласия…

– А в случае с Вэнтелом? – живо поинтересовался ментальный маг.

– Около получаса я уговаривала его. Чуть ли не по полочкам все расставила. – раздраженно пробормотала женщина.

– Но ведь без ментальной защиты человек может поверить почти во все что угодно? – осторожно заметил один из воинов.

– У людей от рождения разная предрасположенность к ментальному внушению, – лекторским тоном поведал маг.

– На третий день Вэнтел снял мой блок. Он просто помешался на этой ментальной защите! Что бы я ни делала, но заблокировать желание обучаться у меня, так и не вышло. С другой стороны, без этих сеансов Вэнтел уже бы дней через пять вернул воспоминания, и моя миссия здесь оказалась бы под угрозой! – капитан Шамакх сделала небольшую паузу. – Можно даже поблагодарить его за возникшее желание обучиться ментальной магии, – женщина криво усмехнулась.

– Дальше все стало еще хуже. Заблокированные воспоминания открывались одно за другим, установки не держались дольше пары суток. Стыдно это признавать, но я полностью потеряла контроль над воспоминаниями и навыками объекта о магии разума. Из-за его маниакального желания научиться ментальной защите. Наверное, это забавно выглядит… Я сама проводила внушение, и сама же обучала его защите от внушения.

– Я бы так не сказал, – угрюмо подметил коллега–маг. – При перевозке могут возникнуть сложности…

– Ваши предложения, капитан? – по–деловому спросил лейтенант.

– Перевозить объект только в бессознательном состоянии! Использовать как магию разума, так и сонные зелья. По поводу захвата… Сделать это лучше всего по дороге в место восстановления маны. Оно находится в шести километрах от Академии. Патрули и защита комплекса значительно усилена, так что нападать в лоб – бессмысленная затея. Охрана объекта состоит из «тройки»: «носорог», «воин» и боевой атакующий маг. Про мага знаю только, что у него хорошая ментальная защита и деформирующая маскировка ауры[17]. Справитесь?

– Так точно, энн! – ответили воины. – Объект настолько опасен? Может, нанести Знак блокировки?

– Я не могу вам дать гарантию, что это подействует, – хмуро заметила женщина. – Поверьте, то, что я увидела в его памяти… Такой противник Тамшару не нужен!

– Вы уверены, что в этом месте нет охраны? Смахивает на ловушку… – последовал вопрос после небольшой паузы.

– В этом месте никогда не ставили посты охраны, но в связи с последними событиями лучше еще раз все тщательно проверить.

– Хорошо, давайте обсудим детали…

– Что известно насчет этих покушений? – поинтересовалась энн Шамакх, даже в таком состоянии желая узнать последние новости.

– Мы никак не связаны с расследованием по этому делу, – нейтрально ответил лейтенант.

– На совете магов я попыталась протолкнуть идею о связи Ромалии с последними нападениями, но принц Эдуард не принял всерьез мою версию, – пожаловалась капитан.

– Так просто отдать секрет маскировки своим врагам прямо в руки! – возмутился маг из отряда.

– Пути Владыки неисповедимы! Не нам, смертным, его судить, – впервые заговорил темный жрец с изрядным пафосом. – Если он решил дать толику своей силы на это дело, значит, так тому и быть!

– Воистину, падре! – послышалось от воинов.

– В последнее время стало слышно о недовольных внешним курсом Тамшара…

– Если проанализировать две последние войны, то их позиция становится понятна…

– Вы сомневаетесь в Слове Владыки? – перебил мага наместник божественной власти.

– Нет!

– Ромалия была и остается нашим главным врагом. Других вариантов здесь нет!

– Все верно, падре! – признал маг с кислым выражением лица.

Крис.

Осень полностью вступила в свои права, отметив и траву, и деревья золотистыми и бардовыми цветами. Зачастили дожди, делая дороги непроходимыми. На улицу уже и не выйдешь без теплой куртки.

Мои способности продолжали потихоньку восстанавливаться, но некоторые фрагменты памяти все также оставались скрыты. Почему-то мне все чаще стало казаться, что я владею всеми шестью типами магии. Бред конечно, но было бы здорово, окажись это правдой.

Энн Латрона в последнее время выглядела просто ужасно. По ее словам, она занимается очень сложной исследовательской работой, прерывать которую нельзя. Но на мое предложение прекратить наши занятия ответила отказом.

В один ноябрьский день со своей «свитой» я совершал обычный променад за пределы Академии. Несмотря на огромное количество амулетов и накопителей, маг из «тройки» делиться маной не желал. Может, он считал, что каждый сам должен собирать себе энергию, а может просто был жадным по натуре.

Говорят, раньше студентам разрешали восстанавливать ману на специальном академическом полигоне. Собственно, Академия и возникла возле этого места с аномально высоким магическим фоном. После какого-то скандала, предыдущий ректор запретил студентам восстанавливать здесь ману. Теперь лишь преподаватели и другие служащие могли им пользоваться.

Сегодня у меня было плохое предчувствие. Нечто подобное возникало у меня каждые раз при переходе до места восстановления маны. Получается, здесь на меня уже три раза нападали. Удивительно, но власти не предприняли ничего, чтобы исключить подобные случаи. Правда в этот раз я был более спокоен за свою безопасность: такую охрану далеко не каждый богач может себе позволить.

«Носорог» как всегда шел немного впереди нашей группы, «воин» – рядом, маг – позади.

– Стоять! – внезапно прокричал боевой маг.

Измененные тут же обнажили свое оружие и заняли выгодные позиции. Один я как дурак остался стоять, растерянно хлопая глазами.

– Синяя вода пахнет свежей мятой, – послышалось откуда-то спереди. Я еще успел подумать, что это бредовое предложение слышу далеко не в первый раз, как сознание померкло. Я перестал абсолютно что-либо соображать, застыв столбом посреди тропинки.

Тем временем события развивались стремительно.

К воинам «тройки» устремились солдаты противника, также прошедшие через магический ритуал. Измененные Тамшара во многом уступали иллорийским. «Носорогу», например, им практически нечего было противопоставить. Но для борьбы с такими бронированными воинами в армии Тамшара существовало не менее грозное оружие. Огромная нежить с толстенной броней, полностью прикрывавшей все тело, неспешно направилась в сторону «носорога».

Одаренные тоже времени зря не теряли. Два тамшарских боевых мага приступили к созданию мощнейших атакующих плетений. Третий маг и жрец, державший до этого маскировку, сосредоточились на защитных заклинаниях. Соотношение сил было явно не на стороне Иллории.

Четыре стихии привычно отозвались на призыв Стивена Керренсона, раскрашивая окружающий мир яркими огнями. Закружившись в захватывающем танце, стихии сплетались между собой, создавая невиданные по красоте узоры и цвета.

Отработанным движением маг послал некрупное атакующее заклинание во вражеских чародеев. Слишком поздно заметили они опасность, исходившую от боевого мага Иллории. Не в силах быстро переключиться на защиту, двум магам–тройкам оставалось лишь провожать сверкающий шар глазами.

Темный жрец затянул заунывную молитву, прося божество выделить больше сил. В самый последний момент он таки сумел усилить щит тьмы.

Заклинание колоссальной мощности пробило установленную защиту и мага, и жреца, напоследок полностью опустошив защитные артефакты. Толстокожий гигант, прикрывший студента от взрыва, практически не пострадал. А вот воинов противника и другого измененного из «тройки» раскидало по разным краям поляны. Жрец обессилено рухнул на землю.

В свою очередь, тамшарские маги отправили в полет свои устрашающие заклятья, целя в самого опасного из «тройки».

Из-за долгого отката Стивен не смог быстро среагировать на угрозу и нарастить защиту. Два тройных сгустка стихий пробили три слоя щита Керренсона, увязнув в четвертом.

– Вэнтел, сюда, живо! – прокричал ментальный маг тамшарского отряда.

Некоторое время студент словно боролся сам собой, делая небольшие шажки.

– Это приказ, Вэнтел!

– Стой! – «носорог» попытался задержать молодого мага, но тот ловко проскочил под рукой измененного, направившись прямо в руки врага.

– Отступаем! – со злостью скомандовал глава спецотряда, подталкивая в спину цель своего задания, – Не дайте ему перейти в атаку!

Тамшарские маги нагрузили Стивена мощными плетениями, не позволяя снять щит и ударить в ответ.

– Задержите их! – прокричал Керренсон, заглушаемый разрывами боевых заклинаний. На горизонте уже показались первые корабли подмоги, дежурившие возле Академии.

Однако «воин» почти сразу подставился под удар тройного заклинания. Большая часть энергии поглотилась защитой, но и самого измененного неслабо приложило. Через некоторое время и «носорог» истощил свои ресурсы. После отключения «защитной кожи» на гиганта тут же посыпались атаки магов. Боевая тройка вынуждена была прекратить преследование похитителей.

Академия Арвайна, зал для заседаний.

– Прошу прощения ваше высочество, я не выполнил задание, – склонил голову маг–четверка.

– Никто не ожидал, что у противника будет столько специалистов по слиянию стихий, – отстраненно выдал принц Эдуард, прибывший в Арвайн на скоростном маголете.

– Я и не предполагал, что они задумают очередное покушение. Ваша идея почти сработала… Если бы мы только задержали их еще на пару минут, – сказал Керренсон с сожалением. – Может, тогда смерть Андреа не была бы напрасной.

– Смерть наших воинов никогда не бывает напрасной! – отрезал королевский наследник[18].

– Последнее нападение немного выбивается из общей картины, – высказался майор Легас.

– Продолжай, – разрешил принц, разделявший взгляды опытного вояки.

– В первых двух открыто не участвовал ни один живой человек. И если бы не неожиданное для противников появление мага–четверки, то данных о них мы бы никаких не получили. Нападение нежити же заранее было обречено на провал. Я не представляю, как студента Академии смогли бы ночью вынести за ее пределы. Думаю, что последнее нападение организовала другая команда.

– Я согласен с вами, майор. Главный вопрос – зачем им понадобился Вэнтел? Ведь в отчете Клэр было указано, что у студента хорошо развито магозрение. Ничего особенного в этом нет, и все равно они решили рискнуть. Кстати, где магистр? У меня к ней есть несколько вопросов.

– Мы не можем ее найти с момента нападения, ваше высочество, – сказал адъютант.

Принц нахмурился.

– Стив, ты не проверял Вэнтела?

– Магистр Латрона разбирается в этом лучше меня, поэтому я ей все предоставил, – ответил маг.

– Да нет, не может быть… Чтобы один из проверяющих оказался… – немного растерянно заметил Эдуард Шартел.

В зал вошел еще один майор стражи, занимающийся оперативными донесениями:

– Ваше высочество, мы потеряли объект…

– Четверть всего нашего воздушного флота не смогла перехватить один маголет?! – раздраженно сказал принц и затем чуть тише. – Отцу все это явно не понравится…

Глава 8

Паратисс, военная база Тамшара недалеко от границы с Иллорией.

– Коллега, посмотрите, какой замечательный образец нам доставили! – радостно воскликнул маг в халате голубого цвета – цвета жизни. – Мэтр Патрикус, только гляньте на эти крестообразные связки! А спиральный канал? Просто поразительно!

– Мэтр Аршен, если вы позволите мне подойти к пациенту поближе, я, может быть, и полюбуюсь на все эти диковинки.

– Ах, прошу прощения, мэтр! Но оторваться просто невозможно! Сколько работы, сколько исследований нам предстоит. Я весь в предвкушении!

– Не увлекайтесь, мэтр Аршен. Посмотрите, сколько в последнее время развелось талантливых магов. Мы должны давать результат, иначе нас заменят, – нейтрально заметил маг жизни.

– Вы слишком пессимистично настроены, коллега. От работы нужно получать удовольствие! – жизнерадостно заметил маг–ученый.

– Но и про конкурентов не забывайте, иначе вас лишат всего «удовольствия». Ну-ка, ну-ка, – второй маг подошел к лежащему на койке человеку. – Хмм, действительно, пациент заслуживает внимания.

В просторной чистой комнате с зарешеченными окнами находилось множество разнообразного оборудования, несколько операционных столов и камер. На передвижной койке, дополненной многочисленными охранными артефактами, без сознания лежал молодой парень с бледным лицом. Возле входа в помещение дежурило несколько измененных, внутри же сновало множество молодых магов. И только два убеленных сединой старца неспешно обсуждали и планировали предстоящую работу:

– Я думаю, в данном случае подойдет второй тест Рендгафа.

– Нет, нет, нет! Мэтр, вы как будто не знаете, что на архимагах этот тест показывает полную ересь, – укоризненно заметил Ванавия Аршен.

– Вы считаете нашего пациента сходным с архимагом?! По отчетам его дар активировался меньше полугода назад!

– Да хоть вчера! Если вы внимательно посмотрите на структуру энергетического узора, то, несомненно, заметите сходство.

– Я признаю, что сходства есть, но есть и множества отличий, – уже неувереннее заметил мэтр. – Хорошо, я предлагаю начать с теста Рендгафа и после перейти на другие. Как вы на это смотрите?

– Положительно. Вы сами вскоре убедитесь в моей правоте, – наставительно заметил собеседник. – Лара! Ларочка, будь добра, подготовь все для теста Рендгафа, – обратился маг к молодой сотруднице.

– ПОМОГИ МНЕ!

– Что?!

– ТЫ ДОЛЖЕН МНЕ ПОМОЧЬ!

– Да кому я должен помочь?!

– СЛЕДУЙ В ЦЕНТР!

– Какой еще центр?! Центр чего?

Присутствие собеседника пропало. На этот раз все слова я слышал более четко, вот только донести до него хоть что-то все равно не смог. Это уже явно не простой сон! Маги разума, в совершенстве владеющие мыслеречью, могут передавать свои мысли на огромные расстояния. Может, со мной пытается связаться кто-то похожий? Вот только мне и самому помощь бы не помешала…

Периодически я приходил в сознание, но не полностью. Окружающие вещи с трудом поддавались осмыслению. Я лежал, привязанный к койке, и множество людей со мной постоянно что-то делали: какие-то артефакты прикладывали, били слабыми разрядами энергии. Сколько времени прошло, понять не представлялось возможным.

Я отметил один обнадеживающий факт – время нахождения в сознании явно увеличилось, я стал чувствовать себя немного лучше. Каждый раз при моем пробуждении меня окружало несколько недружелюбно настроенных магов. Наверное, боевых.

– Мне доложили, что объект стал часто приходить в себя. В чем проблема? Менталов не хватает? – спросил военный Тамшара, одетый в форму старшего офицера.

– Господин полковник, как я писал неоднократно в отчете, – выделил интонацией ментальный маг, – у Вэнтела, как и у многих магов, ментальная защита после обучения стала возводиться автоматически…

– Я и без вас это прекрасно знаю! – перебил полковник Штайн.

– У пациента слишком высокая сопротивляемость ментальной магии. С каждым разом нам все сложнее пробивать его защиту.

– Прекращайте сеансы, – немного подумав, приказал офицер. – Я распоряжусь насчет охраны. Что там наши два гения, – язвительно выдал Штайн, – докопались до чего-нибудь интересного?

– Прошу прощения, господин полковник, в мои обязанности входит только…

– Все с вами ясно! – снова перебил мага офицер. – Приведите Вэнтела в сознание. Я хочу лично присутствовать при этом!

– Будет сделано, господин полковник!

Из блаженного забытья меня выдернули резко, будто облив холодной водой. Мозги работали вяло, словно атрофировавшись от долгого бездействия. Передо мной стояло несколько военных в тамшарской форме, а также множество магов, как «жизнюков», так и боевых.

– Крис Вэнтел, ты понимаешь меня? – обратился ко мне военный внушительных габаритов.

К своему изумлению, фразу на тамшарском языке я понял прекрасно. Ромалийский, тамшарский и иллорийские языки очень похожи. В Ромалии вы еще сможете нормально общаться, но вот тамшарский язык ушел дальше и слабо напоминает иллорийский.

В школе я занимался изучением языка нашего соседа–Тамшара. Поскольку второй изучаемый язык, светло–эльфийский – очень сложен. Впрочем, особых успехов в его освоении добиться мне не удалось. Поэтому то, что я так хорошо понимаю этот язык, стало для меня откровением.

Ах да! Как я мог забыть про ментальных магов? Похоже, я еще долго не смогу нормально соображать.

– Я понимаю вас, – сказал я с заметным акцентом. Вроде бы как правильно говорить я хорошо себе представлял, но вот практики было явно маловато.

– Ты находишься в закрытом исследовательском центре в Тамшаре. У меня к тебе есть предложение. Ты готов его выслушать?

– Кто вы?

– Можешь звать меня полковник Штайн.

– Я слушаю вас, полковник.

– Все очень просто! – оптимистично заявил военный. – Ты не причиняешь нам хлопот и выполняешь все наши требования. Мы же после окончания исследований предоставляем тебе убежище. Возможно, что со временем ты захочешь добровольно сотрудничать с нами! – жизнерадостности в голосе полковника мог бы позавидовать клоун в цирке.

– Я так смотрю, что выбор у меня небольшой… – зря я так ответил. Полковник нахмурился.

– Вы можете дать мне какие-нибудь гарантии? – спросил я.

– Я не могу дать тебе стопроцентные гарантии, но со своей стороны обещаю сделать все возможное, чтобы ты не пострадал!

– Хорошо, я буду сотрудничать, – ответил я. Глупо строить из себя героя в таком положении. Нужно все как следует изучить, найти лазейки и смотаться отсюда к мортовой матери! Во время разговора я до предела нарастил ментальную защиту. Яростной мыслью проскользнуло воспоминание об энн Латроне, но я заставил себя не отвлекаться.

– Отлично! – удовлетворенно ответил полковник. – Приступайте! – скомандовал он магам и направился в сторону выхода из помещения.

– Превосходно! – также радостно воскликнул седовласый маг. – Ваша добровольная помощь очень поможет нам!

– Действительно, мы не сильно продвинулись в изучении вашего феномена. – немного мрачно заметил другой маг. Вместе двое пожилых ученых смотрелись довольно забавно.

Первое время я выполнял разные дурацкие тесты. Мое тело и ауру изучили вдоль и поперек, составили досье на каждую стихию. Точность при этом была поразительной: хуже всех я владел «водой» – 0,4% выделения лишней энергии. Как и предполагал, я оказался полным архимагом – «повелителем» всех шести стихий. Резерв вырос прилично – 294 Ма. Максимальная мощность при создании заклинания также возросла – около 185 Ма, а раньше я не мог сформировать плетение больше половины своего прежнего резерва. Хоть какой-то плюс во всем этом можно найти: я довольно много узнал о собственных способностях.

Несмотря на состояние заключенного, я все равно был даже немного счастлив. Это ужасное, мутное время, в течение которого меня ловко обрабатывали, прошло. Теперь я прекрасно осознаю свои возможности, почти все воспоминания вернулись. Правда иногда закрадывается подозрение, что это может быть очередным обманом, но я стараюсь не думать об этом. Если я смогу выбраться отсюда, то мне точно надо найти могущественного союзника, которому я бы мог доверять.

Вот старая сучка! За всю свою жизнь я так сильно не ненавидел кого-либо! Даже к Тамшару и этим ученым я не питал столько злобы. Даже бандиты, что в ночное время пару раз шмонали меня в Сторвайне, представлялись мне невинными котятками по сравнению с этой стервой. Понавесила мне лапши на уши, а я то и поверил!

Хотя я сам не лучше! Ну как же, стал могучим магом. Зачем же мне теперь амулет ментальной защиты? Это ведь только простому люду надобно! А я и без него обойдусь. Решил сэкономить после того, как пираты и мой ментальный амулетик забрали. Вот и доэкономился, болван!

Не раз и не два на меня находили приступы самобичевания, перемежающиеся взрывоопасным гневом на пожилую менталистку. Но разум я не потерял, и все время искал пути для побега.

При постоянно накаченном маной разуме я внезапно обнаружил, что интуитивно понимаю, лжет собеседник или говорит правду. Даже ментальных магов с их отменной защитой мне иногда удавалось «читать». Это очень обнадеживало! Логично предположить, что раз я могу пробить такую сильную ментальную защиту, то и ко мне вряд ли кто-то сможет залезть в голову.

В теории я представлял, как осуществляются ментальные атаки и «зомбирование». Но вот применять эти знания на практике я даже не пытался, поскольку занятие это очень тонкое. Разве что попробовать применить ментальное оглушение вроде того, которому я подвергся при нападении нежити. Но тут надо быть уверенным, что дело выгорит, и я смогу ускользнуть. Дежурившие боевые маги отнюдь не придавали мне этой уверенности. Насколько я смог понять, меня попеременно охраняла группа из трех боевых магов: два мага–двойки и один тройка, иногда три мага–двойки. Также пара воинов и несколько мертвяков. Последние находились в комнате постоянно, и я стал относиться к ним, словно к мебели.

На ночь тесты прекращались, и меня заковывали в мощнейшие охранные амулеты. В них было множество запутанных дублирующих схем очень маленького размера. Даже для моего магического зрения было сложно их рассмотреть. Однако со временем я их хорошо изучил и при необходимости смог бы обезвредить. Наверное.

Любой план побега портило полное отсутствие информации. Количество войск и магов в этом месте, можно ли затеряться в окружающей местности? Была у меня мысль и насчет угона маголета – здесь их должно быть достаточно. Правда, справлюсь ли я с управлением? Хмм, на этот случай, можно захватить с собой кого-нибудь.

Кормили меня хорошо, да и вообще относились неплохо. С тестами сильно не доставали. Поэтому я пока ничего не предпринимал, внимательно подмечая любую мелочь и неспешно составляя разные варианты побега. За это время я пытался установить контакт с несколькими людьми, но большого успеха не добился. Разве что молодая помощница мэтра Аршена немного сочувствовала мне и по мере своих сил пыталась облегчить мою участь. С побегом, конечно, она мне не поможет, но вот некоторые новости у нее можно было узнать. Хотя не факт, что эту информацию мне не подсовывают специально.

В этот раз Лара выглядела более печально, чем обычно. По краям глаз едва заметно поблескивали слезинки. Заметив что-то на моем лице, девушка обратилась ко мне в совершенно непринужденной манере. Видимо, чтобы охранники ничего не заподозрили.

– Было принято решение изъять у тебя часть трансформы «воды». Прости, но я ничем не могу тебе помочь, – грустно добавила девушка.

Я похолодел.

– Вы можете мне помочь! Просто… – но магесса жизни уже отошла от моей койки.

Морт! Морт! Морт! Что они собираются делать с моей трансформой?! Ведь шанс, что она приживется в чужой ауре, крайне мал! Неужто, и тут темная магия замешана? Будь проклята эта магия тьмы, и сам Проклятый будь трижды проклят! И весь Тамшар будь проклят!!!

Так просто я им не дамся! Похоже, настал тот момент, когда промедление смерти подобно. Точного плана у меня не было, да и составить его здесь было невозможно. Придется действовать наобум.

Как обычно, ночью меня приковали к койке, оборудованной охранным и сигнальным артефактом. Но в этот раз удача была на моей стороне! На ночное дежурство заступил маг, не уделявший должного внимания проверкам моего бренного тела в предыдущие дни. Для моих планов такой охранник подходил как нельзя кстати.

Охранный артефакт вызывал недоумение. Он хоть и имел множество дублирующих схем и крохотных резервных цепей, но разобраться с ним за несколько дней для меня не составило большого труда. Ментальные маги наверняка знатно покопались в моей голове – так почему же они так пренебрежительно отнеслись к моим способностям? Могли хотя бы мою последнюю работу в сфере артефакторики посмотреть – явно не простая безделушка. Одно из предположений, которое у меня было на этот счет, касалось ментальной магии. Из теории я помнил следующее: все факты, обнаруженные в памяти человека, сугубо субъективны. Поэтому не все следует принимать на веру. Хотя в моем случае все может быть гораздо проще: кто-то сверху неправильно оценил мои способности, или других подобных артефактов просто не было в наличии.

Делая вид, что пытаюсь заснуть, я прождал некоторое время, пока внимание охраны не притупилось. Для того чтобы обезвредить сигнальный купол, требовалось практически одновременно обрезать маголинии в трех разных местах. По крайней мере, это самый простой путь, который я нашел. В который раз я обругал себя за то, что так мало времени уделял другим магическим дисциплинам. Но, как говорится: поздно ехать на оздоровительные источники, если печень уже пропита.

В этой ювелирной операции мне потребовалась вся моя точность и сноровка при работе с артефактами. Я не был верующим, но в этот момент искренне попросил помощи у светлого бога. Решившись, я послал три магических импульса в намеченные места. Купол медленно потускнел и секунд через двадцать пропал окончательно. Сирены или какого-либо переполоха слышно не было, маг–охранник все также мирно продолжал почитывать в неярком свете какой-то трактат. Четверо поднятых воинов, постоянно находившихся в помещении, также не шелохнулись.

Отлично, первая часть плана выполнена безукоризненно! Самым опасным из всех оставался, конечно, маг, но посылать в открытую в него огнешар было чревато. Кто его знает, какие тут уловители магии еще стоят? Сейчас мне важна каждая секунда. Самым оптимальным вариантом я счел ментальный удар: почти невидим для магозрения и сигнальных артефактов, к тому же действует быстро. Неуверенность придавал тот факт, что я этому никогда не тренировался, а на маге наверняка стоит нехилая ментальная защита.

Я закачал столько энергии, что голова разболелась, и зрение помутнело. Сконцентрировавшись, я направил всю силу в атаку на разум охранника. Бедный маг и его ментальная защита оказались не готовы к такому лихому наступлению. После чудовищного ментального удара он мешком рухнул на пол с глухим шмяком.

Настороженно вглядевшись в полутемное помещение, я облегченно вздохнул: нежить осталась стоять на месте. Очевидно, среди моих мертвых охранников высших не было, что очень радовало. Скорее всего, они повинуются определенным командам: «если объект сойдет с койки, обезвредить» или вроде того. Поэтому, пока я нахожусь на кровати, у меня будет достаточно времени, чтобы подготовить свой следующий шаг.

Немного отдохнув, я обдумал ситуацию со всех сторон и пришел к неутешительному выводу. Незаметно убрать нежить я не смогу: четыре мощных одновременно создаваемых заклинания я точно не осилю. Если нападать поочередно, то обязательно поднимется шум, который привлечет охранников–измененных, дежуривших за дверью. Как ни крути, тревога поднимется в любом случае.

Предварительно, в целях эксперимента, я осторожно попробовал проникнуть в разум мертвяков, но затея успехом не увенчалась. Сформировать и удерживать одновременно два двойных воздушно–огненных шара для меня оказалось нелегко. Я приблизительно прикинул необходимую мощность заклинания. Поскольку спецом в этом деле я не был, взял с запасом, чтобы наверняка пробить хлипкую защиту нежити. Я отправил два переливающихся в полумраке сгустка энергии в полет. С такого расстояния попасть в шею труда не составляло, поэтому вскоре головы двух некрообъектов покинули тела своих хозяев.

Слабая надежда на то, что два оставшихся воина никак на это не прореагируют, не оправдалась. Отвратительные, закованные в броню твари, резво понеслись в мою сторону. Не долго думая, я сформировал поочередно еще два заклинания и тут же бросил их в сторону приближающегося врага. Одному из воинов прямо таки разорвало голову, а вот вторая нежить отделалась оторванной ногой. Она находилась уже очень близко ко мне. От волнения я и попал совсем не туда, куда метил.

– Аааааа! – заорал я дурным голосом. По инерции тварь пролетела еще какое-то расстояние и ткнула меня своей железкой в левую руку. Я отпрянул назад и нежить, не удержавшись на одной ноге, рухнула на пол.

Огненный цветок пульсирующей болью расцвел в районе предплечья. Сердце бешено колотилось, отдаваясь в висках. Все чувства были напряжены до предела. Одноногий мертвяк пытался подползти и продолжить атаку, два других слабо шевелились. Я слышал, что нежить обладает потрясающей живучестью в зависимости от вложенной силы. Но приделать себе отрубленную голову…

Запинаясь, я сплел заклинание и уже направил в сторону дергающейся нежити, как дверь распахнулась. В стремительной атаке измененный попытался достать меня, однако я был быстрее. Ведь мне всего лишь требовалось метнуть шар в другую цель. Защита у воина стояла не чета мертвякам, но мое заклинание–двойка снова исправно пробило ее. Правда, солидных повреждений не нанесло, зато сбило с ног. Резерв уже подходил к концу, поэтому после я вырубил противника аккуратным точным боевым заклинанием.

Насколько я знаю, возле входа в помещение дежурило двое воинов Тамшара, однако второго видно не было. Может, побежал за помощью, а может, засел в засаде. Главное – это дало мне необходимое время. Обходя разлетевшиеся повсюду кусочки костей и плоти, я осторожно пробрался через дергавшуюся нежить.

У мага, лежащего без сознания, я снял давно примеченный накопитель. Наполовину полон – то, что нужно! Основную ставку в своем плане побега я делал именно на маскировку. С помощью Сэфа в Академии мне удалось добиться оптимального поглощения собственного излучения. Используя маскировку, в прямой видимости я был хорошо виден магозрением, но вот за стеной или деревом разглядеть было невозможно. Моему бывшему соседу тогда так и не удалось это сделать, но ведь и мастером по магическому зрению он не был. Неполный камень с маной пришелся как нельзя кстати: времени сливать энергию у меня не было, а замаскировать полный накопитель бы просто не вышло.

Я активировал маскировочное поле, попутно передавая себе энергию из накопителя. Последними крохами своего резерва я грубо развеял линии охранного артефакта на окне и мощным ударом вынес решетку. За окном находился небольшой внутренний двор с деревьями, куда меня пару раз выводили подышать свежим воздухом. Это было единственное место, в котором я хотя бы немного ориентировался. Где-то сзади послышались грубые выкрики. При пересечении дворика я развил скорость, которую от своего нетренированного тела совсем не ожидал. Да и ранение давало о себе знать. Надо было срочно передохнуть и перевязать рану.

Расположение помещений, маршруты патрулей в обширном комплексе зданий я не знал. Тут мне может помочь только маскировка и… везение. Слава богам, приближение любого разумного я мог видеть заранее: использовать маскировку здесь они не считали нужным. Или может, жрецов тут не было, морт их знает. Несколько раз я прятался то за какими-то стеллажами, то за странным оборудованием, то еще за чем-то. Так никем и не обнаруженный (я на это надеялся) я продолжал блуждать в коридорах. В окно я заметил большие ангары, из одного из них один раз вылетел маголет. Попытаться скрыться в лесу или попробовать угнать маголет? У обоих вариантов есть свои плюсы и минусы. И оба они сложноосуществимы.

Повязкой, сделанной из своего больничного халата, я кое-как перетянул рану. Также сдобрил ее небольшой порцией «жизни» – вроде болеть стало меньше. Я забился в какое-то полутемное помещение, где, судя по всему, бывали крайне редко. Оно напоминало небольшой склад с инструментами, лекарствами и зельями. Здесь я передохнул часик и наполнил свой резерв энергией из накопителя. Вот еще проблема: как мне держать маскировку во сне? Сколько ни думал, но так и не нашел никакого решения.

По всей округе базы проходила стена метра три высотой с навешанными заклинаниями. Выходов с базы было всего два, и, разумеется, они хорошо охранялись. Сейчас на этих постах стоял знатный переполох. Снаружи сновало множество солдат и магов, повсюду раздавались командирские выкрики.

Я самодовольно хихикнул:

– Недооценили вы Криса Вэнтела, будете знать, как со мной связываться!

Если так посудить, то я еще легко отделался: рана неприятная, но опасности не представляет. Да и из всей этой истории вполне можно извлечь урок: никому кроме себя в этой жизни доверять нельзя. Но и одному жить в глухих лесах тоже невозможно. Придется мне принять чью-то сторону. Будем надеяться, что власти Иллории отнесутся ко мне более благосклонно. Осталась лишь небольшая проблемка. Совсем малюсенькая. Незаметно слинять с этого райского местечка.

Можно еще найти амулет, управляющий охранными и сигнальными артефактами, и отключить его. После чего перебраться через стену. Хмм, не очень хорошая идея – стражи там сейчас должно быть немало.

Спустя минут сорок осторожных скитаний и пряток, я, наконец, достиг помещения, примыкавшего к ангару. Оттуда слышались громкие голоса и грубый смех. Похоже, даже в такое неспокойное для базы время кому-то удавалось открыто бездельничать.

– Твой ход, старая плесень!

– Заткни свой поганый рот! Сейчас останешься без последнего медяка.

Послышались подбадривающие и наоборот осуждающие выкрики людей. Карточная игра полностью захватила внимание толпы.

Я медленно подобрался поближе к входу, готовый в любой момент удрать. Вознаграждением мне послужил подслушанный разговор двух отдельно стоящих мужчин:

– Зачем нас сюда согнали? Стрэм, знаешь чего?

– Да говорят, преступника ловят какого-то. ******* ********!! – экспрессивно продолжил тамшарец.

- *****, мне уже вылетать пора, корабль давно готов!!

– А я теперь вообще хрен знает когда снимусь. Торчать тут теперь несколько дней, пока все проверят и заправят мою «птичку». Жрецы то совсем оборзели! Слышал, хотят тариф повысить до 40%?

– Да ****** это все! Нам же, *****, и так всего треть добычи остается.

– Если б не мозгоправы, можно было бы такие бабки загребать!

– Это точно! А ты, говорят, в Княжестве неслабо нахватал добра?

– Да, есть такое, – я прямо представил этого пирата раздувшимся от гордости. Внезапно, меня поразила догадка, и кусочки мозаики встали на свои места. Вот значит, кто помогает этим пиратам… И то, что их заметить магозрением невозможно – работа темных жрецов. Я так понял, что пираты на этой базе сбывают свой груз и заряжают накопители. Интересно… Нет ли тут той команды, что подбила маголет, на котором я переправлялся в Арвайн? Это было бы очень кстати. Хотя и шансы на это невелики.

– Куда дальше думаешь податься? – спросили, понизив голос.

– Слышал, что щас в Раджингу творится?

- ****** полный! Цунами, землетрясения и прочая хрень!

– Вот, думаю, пока там неразбериха, потрепать западные провинции. Не хочешь со мной?

– Вроде реальную тему толкаешь. Надо будет с мэтром посоветоваться…

В соседнем помещении собрались не только капитаны маголетов, но и многие члены экипажа. Я решил отойти подальше от дверей и подождать подходящего момента. Здесь тоже иногда сновали солдаты, так что приходилось быть постоянно настороже. Буквально через десяток минут из помещения под громкий смех вывалился раскрасневшийся человек с бронзовым загаром. Я последовал за ним.

Как я и надеялся, пират направился в уборную. Здесь, на базе она была сугубо функциональной и без каких-либо излишеств. Впрочем, я не особо присматривался к особенностям тамшарских туалетов. Ментальный удар вышел слишком сильным: защита на пирате стояла слабее, чем я думал. Человек повалился на пол, чуть не пробив головой раковину. Не теряя времени, я оттащил тело в уголок и проник в его сознание. То, что надо!

Вельд Адерникус уже три года служил на пиратском корабле «Гроза». На маголете он выполнял обязанности помощника капитана, хотя у пиратов четкого разделения не было. Читать разум оказалось не так уж сложно, однако меня постоянно уводило в ненужные воспоминания. И, как бы это сказать… Мне надо точнее рассчитывать приложенные усилия: вполне возможно я повредил разум пирата при просматривании памяти.

Кое-как я привел Вельда в сознание. Пират обозревал мир мутными глазами, не делая попыток убежать. Скрываться с невменяемым грузом за плечами оказалось непростой задачей.

– Эй, ты слышишь меня?

– Аааммм… что? Где я?

Отлично!

– Ты должен провести меня к «Грозе»!

Способность нормально мыслить постепенно возвращалась к Вельду:

– С какого ***?

– Иначе я на всю жизнь оставлю тебя идиотом, – непререкаемым тоном ответил я. – Если ты выкинешь какой-нибудь трюк – ты труп, если подставишь меня – ты труп. Тебе все ясно?

– Ясно… – тихо ответил пират.

Я попробовал проникнуть в разум Вельда, чтобы узнать, не замышляет ли он чего. Но человек внезапно согнулся от боли, схватившись за голову. Видимо, мои первые попытки прочитать мысли оказались слишком грубыми. Ну, это и понятно – в ментальной магии опыта у меня маловато.

– Я думаю, ты понял, что со мной шутить не следует.

– Да, эрр. Я сделаю все, что вы скажете! – скривившись, отрапортовал Вельд. Я проверил – пират говорил правду.

Больше экспериментировать с разумом молодого пирата я не решился. Одежда Вельда оказалась больше по росту, ботинки – также на пару размеров больше. Но привередничать в такой ситуации я не стал. Потом раздобуду что-нибудь получше. Поменявшись одеждой, я устроил тамшарцу форменный допрос. И рассказал он мне много чего интересного.

Точно никто не знает, но лет пять–десять назад темные жрецы совершили открытие. Хитровыдуманная маскировка темной магией дала поразительный результат: заметить ее, не владея стихией тьмы, практически не представляется возможным. Какое-то время служители Проклятого держали это в секрете, но потом все стало известно властям. Они тут же составили план по использованию нового открытия. Оснащаем маголеты маскировкой, набираем экипаж, постоянно проверяем их ментальными магами и считаем денежки. Заряжать маскировочный артефакт магией тьмы можно только в Тамшаре, поэтому пираты исправно возвращались сюда для дозаправки. Терять такой стабильный и относительно безопасный доход никому не хотелось. На этой базе всех членов экипажа проверяли ментальные маги: на лояльность Тамшару, не скрыли ли наемники часть добычи и тому подобное. Пиратам же доставалось меньше трети всего хабара, что, впрочем, тоже было очень солидным кушем. В результате многие страны находились в постоянном напряжении, не зная, откуда ожидать очередного нападения невидимок.

Конечно, вооруженные силы Тамшара тоже заполучили себе новое оружие. Применений такой маскировке можно придумать достаточно. Удивляет отношение других стран. Пусть я и не вращаюсь в высших кругах, но, думаю, сделать соответствующие выводы можно было уже давно. Однако пираты Тамшара все еще продолжают свободно терроризировать все богатые государства. Не спорю, Тамшар и союзные земли наравне с Ромалией и Иллорией образуют грозного противника. Тем не менее, какие-то меры можно было уже принять. Или все так боятся этой пресловутой темной магии?

Из уроков истории, да и просто из народных баек, было известно следующее. В 856 году от Воплощения Спасителя произошла страшная религиозная война. Мятежное божество, собрав силы, устремило всю свою мощь на оплот светлой церкви. Народ дал ему имя Проклятый. В то время Иллория была слаборазвитым государством, где уже вовсю начали проповедовать святые отцы Ромалии. В последовавшей грандиозной войне были вовлечены многие государства: Ромалия и Вольное Княжество с поддержкой Теллерита с одной стороны, Тамшар, Корвейн и темные эльфы с другой стороны. К слову, территория Корвейна была в те времена раза в четыре больше нынешнего, и после Первой Великой Войны часть территории страны захватил Тамшар, часть – Ромалия и часть даже – султанат Саадхи. Плюс образовались независимые Пограничные Баронства, вскоре примкнувшие к государству темных жрецов. Разрушенный Корвейн же с тех пор встал на сторону святого престола. Иллория, Раджингу и заморские светлые эльфы остались в стороне от развернувшейся бойни.

Вторая (983 г. от В. С.) и Третья (1102 г. от В. С.) Великие Войны проходили практически по одному сценарию. Тамшар, набравшись сил, атаковал союзные светлые государства. После вмешательств Иллории на стороне святого престола, темные неизменно отступали, не в силах контролировать ход битв сразу на два фронта. В это время политическая карта мира существенных изменений не претерпела. На границе светлых и темных союзных государств образовались так называемые «ничейные земли» – небольшая полоска суши, где, то и дело, случались мелкие стычки. Говорят, что в тех землях стоит древний храм, имеющий для обеих сторон какое-то значение. А еще говорят, что до Великих Войн темные эльфы и гномы имели вполне миролюбивые взаимоотношения. Верится в это с трудом.

Вкратце, это все, что мне известно о давних событиях нашей истории. Если так подумать, то с Третьей Войны прошло уже сто тридцать лет, что как раз соизмеримо промежутку между предыдущими войнами. Тамшар и Ромалия сейчас обивают пороги султаната Саадхи, делая щедрые дары в стремлении перетянуть независимое государство на свою сторону. Иллория же пытается добиться хоть какого-то отклика от светлых эльфов и раджингийцев, но пока безрезультатно. Они упорно делают вид, что происходящее на нашем континенте их не касается.

Возле служебного входа в ангар дежурило несколько солдат, которых я тут же вырубил отработанными ментальными ударами. Сейчас дорога каждая секунда, поэтому мы вместе с Вельдом поспешили в сторону маголетов, стараясь не привлекать к себе внимания. В зале находилось четыре маголета разных форм и расцветок, несколько солдат и техников, занимавшихся починкой аппаратов. А также парочка темных жрецов и магов, наверняка, осуществляющих подзарядку артефактов.

Мда, я буду очень удивлен, если моя авантюра увенчается успехом. Что странно, я ощущал лишь азарт, интерес, любопытство, гнев, а страх за свою жизнь и боязнь снова оказаться на операционном столе остались где-то в глубинах разума. Может, из-за постоянных ментальных внушений у меня уже повредился рассудок? Это было бы не слишком приятной новостью.

Когда Вельд нервным движением потянул на себя массивную дверь «Грозы», нас заметили:

– Вы что там делаете? Сказано же, всем покинуть второй ангар! – послышался грубый голос жреца Проклятого. Не медля, мы с пиратом протиснулись в маголет и закрыли дверь. Внутри находился один человек–техник, тотчас же получивший солидный удар по разуму.

– Давай, готов корабль к полету! – обратился я к напарнику.

– А с воротами что?

– Я сам разберусь, – уверенно ответил я, хотя мысли разбегались в разные стороны. – Если меня схватят, ты умрешь первым, – будничным тоном я «подбодрил» Вельда.

Загорелый бандит в медицинском халате нервно сглотнул и, запинаясь, заверил меня в том, что не подведет. Внутри «Грозы» были слышны лишь глухие выкрики на тамшарском языке. Я приник к бойнице в задней части летательного аппарата, о которой мне любезно поведал Вельд. Наш маголет вместе с двумя другими находился в первом ряду ангара, поэтому ворота отлично просматривались. В дверь забарабанили. Высунув руку из бойницы, я сформировал свое любимое двойное плетение из воздуха и огня и тут же отправил его в полет. Верхнюю петлю правой створки разворотило, но сами ворота в ангар лишь чуть сдвинулись. Не успел я приступить к созданию второго атакующего заклятья, как в мою бойницу полетело несколько вражеских сгустков энергии. Бронированное окошко имело маленький размер, и сделано было на совесть, поэтому попасть противнику было очень трудно. По ангару забегали солдаты и маги–техники, но намного большие опасения у меня вызвал темный жрец, вставший точно между мной и нижней петлей правой створки. В магозрении жреца окружило серебристое сияние – заемной силой адепт Владыки сформировал мощнейший щит тьмы.

– Тьфу ты! – в сердцах сплюнул я. Надо было с нижней петли начинать! Я шустро перебрался к бойнице на другой стороне маголета и сразу же запустил двуцветный шарик в нижнюю петлю левой створки ворот. Второй темный жрец, спешивший закрыть эту брешь, опоздал всего на пару секунд. Верхняя петля располагалась на трехметровой высоте, однако жрец не растерялся и смог растянуть свой щит. Утешало, лишь то, что наверху щит тьмы намного тусклее и пробить его легче. Чем я, собственно, и поспешил заняться.

Послышалось знакомое басовитое гудение – «Гроза» готовилась к взлету. Вот морт! Будь со мной второй маг, мы бы сразу же пробили защиту жреца. После моих же атак щит тьмы почти сразу восстанавливался, и все приходилось делать сначала. Поскольку мой резерв не резиновый, я прекратил атаковать жреца и запустил в центр ворот самое сильное плетение, которое когда-либо создавал. Мощный засов получил повреждения, но на две части разломиться не пожелал.

Я прошел в рубку управления:

– Полный ход! Попробуем протаранить…

– Но как же…

– Живо делай, что я говорю!! – заорал я пирату чуть ли не в ухо.

Вельд резко вдавил одну из рукояток от себя. Не удержавшись на ногах, я завалился на пол маголета. Уже встав на ноги, я снова потерял равновесие от чудовищного удара. Со всего размаху я въехал носом в приборную панель «Грозы».

– Жми, Вельд!! – прокричал я, зажимая текшую кровь.

С ужасающим скрежетом наш корабль протиснулся через покореженные створки и вырвался наружу. Вокруг бегали солдаты тамшарской армии. Секунд пять было тихо, но вскоре в нас полетели первые атакующие заклинания. Несмотря на бессонную ночь и всепоглощающую усталость, при виде такой желанной и близкой свободы моя кровь снова закипела:

– Ха–ха–ха–ха, получите твари! – одно из моих заклинаний попало в толпу солдат, ранив несколько человек. Второе – в вышку, где дежурил воин. Небольшой разрыв отбросил его прямо за перила и отправил в полет с пятнадцатиметровой высоты. После этих, по сути, бесполезных атак, мои запасы энергии почти полностью истощились.

Пробитая в нескольких местах «Гроза» спешно удалялась от гостеприимной военной базы Тамшара.

Глава 9

– Вуу–хууу, – завывал ветер, пробирающийся через пробоины в корпусе. Периодически корабль начинало лихорадить, подбрасывая вверх–вниз. Тем не менее, маголет, изначально считавшийся скоростным аппаратом, исправно вез нас по направлении к границе с Иллорией.

– Вельд, что там с маголетом? – поинтересовался я у «товарища по побегу».

– До границы дотянет, – затравленно отозвался молодой пират.

– Но ведь нас все равно скоро накроют?

– Я делаю все что могу, эрр! Клянусь!

– Не надо клятв, я и так вижу, что ты говоришь правду. Через сколько нас догонят, по–твоему?

– Минут через тридцать–сорок, – подумав, ответил Вельд. – Эрр, что вы со мной собираетесь делать?

– Если будешь себя хорошо вести, останешься живым и почти здоровым, – мой равнодушный голос и слово «почти» не слишком обнадежили парня, но мне, в принципе, было начхать.

Несколько минут форы, выигранные нами при взлете с базы, быстро таяли: на военные маголеты Тамшар никогда не скупился. Огорчает лишь то, что лучшие амулеты управления у них – иллорийского производства. Представить себе Ромалию, торгующую с темными невозможно, а вот Иллорию – пожалуйста. К слову, Ромалии наши мастера также поставляют разное вооружение. Вы вполне можете сказать, что моя Родина – гадкая и двуличная. Это так, но в то же время Иллория – богатая и процветающая страна.

Минут за пять я восстановил свой резерв из корабельных накопителей. Это вам не по капельке цедить ману из крошечных камешков. Восемь больших драгоценностей давали солидную скорость передачи энергии. Артефакт–шаромет с такими махинами может поспорить с атакующими заклинаниями опытного мага. Но применяются подобные орудия довольно редко: разумный, пусть и владеющий магией, обходится намного дешевле.

Ничего толкового мне придумать не удавалось. Чтобы затеряться в лесах, необходимо как-то отвлечь внимание погони. Вдалеке показалась полноводная река, и очередной полубезумный план тут же созрел в моей голове. Кестра – крупнейшая река нашего континента. Начало она берет в горах Северного Зенского хребта, в царстве гномов. Русло реки проходит через Теллерит, почти через весь Тамшар, течение – с севера на юг. Дальше Кестра поворачивает на восток и краем «задевает» Иллорию. Свои воды поток проносит также по территории Вольного княжества, где и впадает в Спокойный океан. Один из судоходных притоков этой реки – Кестринка, проходит рядом с Арвайном.

– Так, Вельд! Думай сейчас об управлении кораблем, я постараюсь ухватить эти знания.

Напарник кивнул и, нахмурив лоб, предался не слишком радостным думам.

Ментальное считывание стало получаться у меня немного лучше. По крайней мере, объект для экспериментов согнулся от головной боли только через две минуты.

Я осторожно перехватил управление «Грозой» и направил ее вдоль русла Кестры. Из разума пирата я взял только основное. Назначение многих светильников и рычажков оставалось для меня загадкой, однако повернуть летательный аппарат для меня уже не составляло труда.

– Ты плавать умеешь? – до замутненного сознания загорелого мужчины не сразу дошел смысл вопроса.

– Умею.

– Тогда прыгай! – сейчас мы как раз летели невысоко. Правда, скорость я снижать не стал. Дабы Вельд осознал всю серьезность ситуации, я сформировал огнешар и демонстративно взглянул в сторону тамшарца.

– Спасибо, ты был отличным напарником! – крикнул я ему напоследок. Вельд в ответ лишь криво ухмыльнулся и сиганул в раскрытую дверь. Через секунду послышался звук тела, плюхнувшегося в воду.

Войска Тамшара постепенно нагоняли меня – с десяток разбухших точек грозно виднелось на горизонте. При мысли о том, что я снова попаду к ним в руки, аж скулы сводило. Я как мог выровнял маголет, чтобы он не набирал высоту. Хорошо еще, что река в этом мете довольно широкая.

Выбрав момент, когда аппарат окажется наиболее близко к берегу, я последовал примеру Адерникуса. Создав поле, маскировавшее от магозрения, я выпрыгнул из «Грозы». То ли из-за высокой скорости, то ли из-за того, что я просто неудачник, толком сгруппироваться мне не удалось. При ударе об воду я отшиб себе пятки и спину. Ледяной хваткой Кестра сжала меня в своих объятиях. Сердце в очередной раз устало начало ускоряться и усиленно гнать кровь по сосудам. Как я и рассчитал при прыжке, в этом месте под водой виднелись переплетения каких-то водорослей.

Я не стал задерживаться и проверять свою дыхательную систему на прочность. Вынырнув и проглотив изрядное количество воздуха, я пошарил глазами вокруг. Спрятавшись под здоровым листом растения вроде кувшинки, я переждал, пока маголеты противника пронесутся надо мной. Еще минут десять в этой воде, и мне уже никакой лекарь не поможет, только некромант. Какой морт дернул меня взять с собой этот лист, я не знаю. Но поблагодарить его стоит, поскольку вскоре надо мной пролетели еще пара маголетов. Медленно проплывая над руслом реки, летательные артефакты словно обшаривали весь берег в поисках беглеца.

Проклиная про себя весь белый и темный свет и Тамшар в частности, я выбрался на берег.

– Хреново то как… – зубы стучали друг об друга, все тело болело, ужасно хотелось прилечь и просто поспать. Пересилив себя, я, словно зомби, направился в глубину леса. На улице было градусов десять от силы. Какой сейчас день месяца интересно? А месяц какой? Ответа на эти вопросы я не знал, мог только предположить, что декабрь. А в Академии скоро экзамены и каникулы…

Вот скажите мне, если вы поступите в магическую академию, какие заклинания вы сначала станете изучать? Ваш покорный слуга начал с атакующих, много времени уделяя артефакторике и даже некромантии. Не спорю, эти навыки уже не раз пригодились мне и даже спасли жизнь. Но вот с бытовыми плетениями у меня дела обстояли отвратно. Другими словами, согреться мне никак не удавалось. Костер разжигать я не решился: и дым, и возмущение после заклинания могут заметить. Я и свою серую энергию попробовал погонять по телу, и энергию жизни, но кроме бодрости и немного ускоренного восприятия ничего не добился. Хорошо, пойдем другим путем. Одежду то я отжал, но все равно она была пропитана влагой и тепла не давала. Я сосредоточился на стихии воды и принялся «счищать» ее частички с одежды. Занятие нудное и кропотливое, но свои плоды принесло.

Через некоторое время на отогревшееся тело снова напала запредельная усталость и сонливость. Судя по солнцу, сейчас около полудня. Однако казалось, что я уже целую вечность топаю по этому лесу. Увидев первый же овраг, я прибавил ходу и не слишком аккуратно скатился вниз. Главное – сухо, а на остальное наплевать. Собрав себе подстилку из полусгнившей листвы, я устроился возле упавшего дерева. Последняя моя мысль перед сном: надо было у Вельда и свой халат медицинский забрать.

Тамшар, военная база Паратисс.

- ******, как? Как, я вас спрашиваю, вы могли его упустить? – красный от возмущения начальник базы отчитывал подчиненных. Единственными, кто не избегал взгляда разозленного вояки, были темные жрецы. Официально, они подчинялись полковнику Штайну, но на деле обращали внимание только на слова своих высших жрецов церкви Владыки.

Перемыв косточки охране, а также офицерам, ответственным за безопасность, глава переключился на мэтров:

– А вы, господа маги, скажите, почему на объекте нет НИ ОДНОГО Знака–метки?

– Господин полковник, в целях чистоты эксперимента, мы приняли решение отказаться от нанесения таких Знаков, – ответил Ванавия Аршен.

– ЧТООО?! Да я вас…

– Господин полковник! – повысил голос мэтр Патрикус, стараясь привлечь внимание военного. – Аура Вэнтела представляет собой уникальный случай. Его ученический Знак, который рассчитан на год, уже практически распался. НА ГОД! И в таком состоянии аура мага могла счесть любую подсаженную структуру враждебной.

– Могла значит?! Да вы у меня все под трибунал пойдете! – брызгая слюной, продолжал вещать тамшарец…

Крис. Где-то на юге Тамшара.

Я смог ощутить на себе всю прелесть народной мудрости – «утро добрым не бывает». Правда, еще только вечер наступил, но, думаю, суть вы поняли. Я продрог, все тело болело, зверски хотелось пить и есть, еще и кашлять начал. Утешает одно: я до сих пор жив и на свободе.

Я счел за лучшее не уходить далеко, так как в ночном лесу ориентировался откровенно плохо. В принципе, с помощью магозрения я могу сносно видеть в любое время суток, но ходить кругами мне совсем не улыбается. Я почти всю жизнь прожил в городе и не питал к лесу особых приятельских чувств. Изредка проводил лето в деревне у бабушки с дедушкой по материнской линии. Именно дед и научил меня определять направление по солнцу, искать питьевую воду и многим другим премудростям.

Из родника, обнаруженного неподалеку, я утолил свою жажду. Вдалеке за деревьями виднелись ауры крупных животных, но с охотой было решено повременить. Засечь возмущение от боевых заклинаний издалека проще простого. Не мудрствуя лукаво, я набрал хвойных веток и соорудил себе более удобную подстилку. Ночь прошла беспокойно. Наутро осталось ощущение присутствия обычного визитера в мои сны, но говорили ли мы с ним, я не помнил.

Утро, как и ночь, выдалось морозным. Нужно срочно придумать себе убежище, иначе в один день я рискую не проснуться. До границы с Иллорией относительно недалеко, вот только вряд ли я смогу туда добраться. Да и посты пограничной стражи здесь на каждом шагу. Похоже, за вчерашний день я смог прилично отдалиться от Кестры на запад. Придерживаясь того же направления, я потопал по лесу прочь от границы.

Ближе к середине дня я набрел наконец-то на животинку, оказавшуюся кроликом. Если бы не магозрение, позволяющее видеть ауры существ и сквозь деревья, я бы точно прошел мимо. «Воздушный» диск с первой попытки развалил тело несчастного животного напополам. Почесав репу, я приступил к свежеванию тушки.

К слову на наших последних занятиях по теормагу мы разбирали формы атакующих заклинаний. Самой идеальной по эффективности формой является шар – затраты энергии при этом наименьшие. Любая острая кромка может в разы повысить сложность создания заклинания, притом, что мощность останется неизменной. Именно поэтому боевые плетения в форме шара так часто применяются. Копье или конус наиболее эффективны только против магических защит.

– Да тут и есть то нечего! Кролик дохлый какой-то попался, – признаваться самому себе в неумении освежевать животное не хотелось.

Слава богам, хоть с розжигом костра никакой проблемы не было. Я старался брать самые сухие ветки, дающие меньше дыма. Можно было попробовать создать разреженный огненный шар и поместить туда тушку. Но экспериментировать со скудной пищей желания не возникало. За день я подбил еще крупную птицу похожую на тетерева и еще одного кролика. Пару раз незаметно подкрасться не удалось – чутье у зверей отменное. В целом лес производил приятное впечатление. Никаких гиблых мест, никаких чудищ и мертвяков, о которых нам постоянно рассказывали в детстве. Вполне себе мирная картина, от иллорийских пейзажей мало чем отличающаяся.

Накопитель следовало подзарядить. Поскольку быстрое восстановление энергии издалека также очень заметно, я старался действовать неспешно. Под конец дня я смог заполнить камень до половины. Найдя подходящий овраг и натаскав веток, я соорудил себе роскошное ложе. На таком и членам королевской семьи не стыдно почивать. За все время скитаний я так и не обнаружил следов человеческой деятельности. Будем надеяться, что завтра повезет больше.

И действительно, пройдя на следующий день метров сто на запад, я обнаружил едва заметную тропинку. Вела она как раз в нужном мне направлении. Километра через три петляющая тропа вывела меня на узкую дорогу. Несмотря на некое запустение последней, радости моей не было предела. Дороги ведь обычно ведут из населенного пункта А в пункт Б, поэтому я обязательно встречу хоть какую-то деревеньку. Не сильно то хочется гробить свои дни в каком-то захолустье, но приближающиеся снежные деньки не оставляли выбора. Нужно найти временное жилье – не скитаться же как дикарь в лесу?

Ближе к середине дня меня нагнал мужичок в телеге, запряженной лошадью. Когда он подъехал поближе, я глазам своим не поверил! Нет, я конечно слышал много разных историй про тамшарцев. Но вот так своими глазами убедится в том, что простой люд пользует поднятых животных – это совсем другое дело. Коняка выглядела отвратительно, но, что странно, ничем не пахла.

– День добрый, почтенный! – я постарался говорить с небольшим дефектом речи, чтобы скрыть свой акцент.

Мужик с неопрятной бородкой подозрительно уставился на меня, не забывая поглядывать по сторонам. Что-то ценное везет что ли?

– Ты чевой-то тут делаешь-то?

– Да вот, заплутал малось… Не подбросите? – видок у меня был еще тот, как раз подстать тамшарцу.

– Сколько?

– Дык, нету с собой ничего, – виновато развел я руками.

– А светлый с тобой-то! Забирайся, – я быстренько поднялся на уступки и присел рядом с возницей. На нем был ментальный амулет, так что сходу «зомбировать» его я не решился.

– Куда путь держишь-то? И чего один шастаешь-то?

– Долгая это история…

– Так и дорога не близкая!

Рассказал я мужичку душещипательную историю о том, как пришлось мне бежать с родного края. Работал помощником штатного некромансера, и девушка у меня тогда была. В один день узнали, что беременна она от меня. А отец то у нее – влиятельный человек. Плод то сразу маги жизни извели, но затаил папаша злобу на меня. Говорят, людей даже нанял, чтобы голову мою принесли. Ну, я ждать их не стал – свалил, покуда здоров.

Возница, чье дыхание отдавало третьесортной бражкой, вынес вердикт:

– Все беды из-за баб, точно-то! А что, говоришь, с нежитью работал-то?

– Верно! Все на Знак деньги собирал, – насколько я помнил, в Тамшаре сходная процедура обучения магов.

– Это правильно, мэтры смерти всегда в почете. А уж деньги какие загребают-то! – Я все-таки смог пробиться через амулет и сейчас внушал ему искренне доверие к собственной персоне. Мужик улыбнулся во все шестнадцать зубов и хлопнул меня по плечу:

– Ээ, паря, ты обязательно станешь магом, вот увидишь!

Я расспрашивал своего попутчика о жизни в здешних местах, о том, как тут нежить используют. По сути, на многие вопросы я, как помощник некроманта, должен знать ответы, но обработанный мною человек не обращал на это внимание. Самый главный закон, по его словам душивший простой народ, гласил: любое поднятое существо проходит обязательную блокировку аппарата по переработке энергии. Другими словами, такая нежить не может поглощать никакую пищу, соответственно без присмотра она впадает в стазис и не может эволюционировать в какого-нибудь монстра. Бывают и исключения для некоторых категорий граждан. Можно еще огромный налог платить, но выгоднее все равно, получается, заряжать нежить энергией смерти напрямую.

Вез мужик в город на продажу мешков семь странных клубней, которые у нас в Иллории не выращивают. Называется картошка. Именно ей в вареном виде вкупе с моим жареным на огне мясом мы и утолили голод. Путь свой держал фермер в Аматисс, до которого оставалось часа три езды. Мы также будем проезжать две небольшие деревеньки: Большие Дубы и Вихряйка. Раза три над нами пролетали военные маголеты, но интереса к двум путникам не проявляли. Сияние своего дара я частично скрыл.

Теперь надо решить, что делать дальше. Скоро начнутся морозы, и пытаться перейти границу в такую погоду сродни самоубийству. Есть несколько вариантов: каким-либо образом дать знать о себе властям Иллории, раздобыть хорошую экипировку, либо переждать холодный сезон и уже потом пытаться пробраться через пограничные посты.

– А что это там впереди?

– Хдей-то? Вроде как развилка на Вихряйку скоро должна быть…

– О! – преувеличенно бодро воскликнул я. – Туда то мне и надо! Спасибо, что подвез!

– Ну, бывай, паря. Удачи! – искренне пожелал сельский житель – мое внушение все еще держалось.

Врубив маскировку на полную катушку, я осторожно подкрался к развилке. Как я и думал, здесь дежурило четверо солдат тамшарской армии и один маг. Похоже, этот район уже успели плотно оцепить подобными постами. Ну и мы не лыком шиты. Сейчас мне становится понятно огромное преимущество моих необычных способностей: даже за деревьями я легко отслеживал передвижения людей и мага со слабой маскировкой тьмы. Хотя не исключено, что тут в засаде сидит и темный жрец, которого я не в состоянии увидеть.

Вихряйка также не сильно отличалась от иллорийских деревенек: лишь небольшие отличия в постройке деревянных сооружений, да свободно разгуливающая нежить. На видном месте примостился военный маголет, по–видимому, и доставивший сюда военных. Сомнительно, что в такой глуши будут постоянные наряды стражи. Возник большой соблазн наскоком захватить летательный артефакт и драпануть куда подальше. Но виднеющиеся внутри ауры людей отговорили меня от этого поступка.

Избегая встреч с местными жителями, я дворами проскользнул в самый конец села. Аккуратно срезав часть досок воздушным заклинанием с задней стороны, я проник в какое-то амбарно–складское деревянное помещение. Ан нет, скорее на хлев похоже. Вдоволь напившись собственноручно выжатого коровьего молока, я забурился поглубже в стог сена и безмятежно прикрыл глаза. Еды, к сожалению, я так и не нашел.

– Снова ты? Да что ж тебе надо? – раздраженно вопросил я своего ночного собеседника, однако мой вопрос остался без ответа.

– Следуй в Центр! – на этот раз визитер говорил довольно четко. Я припомнил все, что слышал о мыслеречи, и попытался применить эти знания на практике. С седьмой попытки мне удалось достучаться до сознания незнакомца:

– ЧТО ТЕБЕ ОТ МЕНЯ НАДО?

– Мне нужна твоя помощь!

– Отлично! А конкретнее?

– Это закрытая информация. Детали ты узнаешь на месте.

Хех, и кто интересно клюнет на это?

– И куда мне надо идти? – поинтересовался я.

– В Центр!

– Гмм, так у нас с тобой разговор не получится. Что за Центр то?

– Храм Сайянсу, – ответил голос.

Так–так, уж не те ли это развалины в Ничейных Землях?

– Храм Древних что ль?

– Нет данных, – последовала небольшая пауза. – Объект находится приблизительно в 673 тысяч единиц от твоего текущего местоположения на запад.

– Что еще за единицы? – спросил я недоуменно.

– На четверть больше расстояния человеческого шага.

- 673 километра. Так бы сразу сказал! – эти ночные беседы начинают мне надоедать.

– Тебя как зовут то?

– Акэпп.

– Будешь Ак! А я Крис Вэнтел.

- …

– Это все? Мне за помощь никакой награды не предусмотрено?

– Нет данных.

– Что ж, всего хорошего!

Я самостоятельно прервал мысленный разговор. Ну вот еще! Пойди туда, не знаю куда, сделай то, не знаю что. По крайней мере, я немного научился мыслеречи и теперь могу просто игнорировать вызовы Ака.

Некоторое время я скитался по холодным землям Тамшара. Старательно обходил все посты, прятался от маголетов. Раздобыл теплые вещи, одеяла, посуду и всякую мелочь. Заниматься воровством мне не хотелось, но выбора не было. Пошел первый снег, и вместе с ним я четко осознал, что надо искать себе пристанище. Жители сел уже вовсю готовились к встрече нового года. У нас в Иллории это событие празднуется далеко не с таким размахом.

Стражи стали встречаться гораздо меньше, поэтому я решил, что достаточно отдалился от погони. Остановился я в небольшом селе дворов на тридцать. Радовало, что здесь была свободная халупа, хотя и затрапезного вида. Но думаю, главная причина, почему я решил осесть здесь – это название населенного пункта. Ходячие Мертвяки. Говорящее название, как говорится. По словам жителей, когда-то давно, здесь проживал некромант, прославившийся на всю округу. Но сейчас, в деревне не было ни одного жреца, ни одаренного, что мне как раз на руку – вполне можно занять свободную нишу.

Местные приняли меня не то, чтобы очень хорошо. Но несколько ментальных сеансов с видными людьми сразу сделали меня отличным парнем и хорошей кандидатурой в женихи. К слову, я только на пяти жителях села видел рабочие и заряженные амулеты ментальной защиты, остальные носили бесполезные безделушки. Несколько человек даже помогли мне с починкой хибары. Одному знакомому «по секрету» рассказал ту же историю про побег от рассерженного папаши. На следующий день вся деревня была уже в курсе. Новые сведения изрядно подпортили мне репутацию в качестве хорошей партии в мужья, однако упоминания о работе с мертвыми было очень кстати.

Ходячие Мертвяки прямо изобиловали нежитью всевозможных типов. Почти каждая семья имела в своем распоряжении поднятую лошадь, бычка, или человека. Мне первое время, честно говоря, было очень противно находиться рядом с мертвыми людьми. В этом то и было главное различие между Тамшарцами и остальным миром: для них нежить была обыденной вещью. И жили они, в общем-то, неплохо: практически всю тяжелую и грязную работу взвалила на свои плечи молчаливая нежить. А что? Душа то после смерти отдыхает – почему бы пустое тело не попользовать на благо народа? Человек ко всему приспосабливается. Довольно скоро привык и я, заодно приобрел очень солидный по местным меркам заработок.

У некоторых семей в имуществе находилось несколько некро–объектов. И многие из них представляли собой печальное зрелище: безглазые, безухие, безрукие, безногие и даже один безголовый попался. Сначала у меня просили выполнить несложную работу – убрать запах, придать трудягам более приемлемый вид. Видя отличные результаты, народ подтянулся и с более серьезными заказами. Я как мог уверял самого себя, что делаю это только по необходимости, однако надо смотреть правде в глаза. Мне нравилась такая работа. С мертвыми очень легко работать. Вырастить новую руку или ногу – пожалуйста, было б только достаточное количество энергии. Чувствуешь себя Творцом, создающим существ по своему образу и подобию.

Для того чтобы внести изменение в тело нежити использовались те же методы, что и в лечении живых людей, только основанные на магии смерти. Существует два основных способа: добавление энергии в соответствующие места, и предоставление телу самому выбирать куда применить эту силу, или самостоятельное управление процессами в теле. Первый способ очень энергозатратный, второй – неимоверно сложен. Каким бы ты ни был гением, знать все о человеческом теле невозможно. Это как в старой мудрости: ни один орган чувств у человека не способен познать себя самого. Поэтому обычно применяют первый способ и частично второй.

Самым сложным оказалась работа с разумом нежити. От них требовалось выполнение хотя бы простейших команд, но народ терпел до последнего, пока мертвяк не превращался в полного идиота. И только потом вез тело в город некроманту для ремонта. Методом проб и ошибок я смог определить, какую информацию следует внедрять в первую очередь. Получались вполне себе вменяемые зомби.

В Ходячих Мертвяках только староста имел право не платить полный налог за нежить, самостоятельно восстанавливающую энергию. Все остальные вынуждены были возить своих мертвяков в Аматисс на подзарядку, где с них сдирали втридорога. Теперь же большая часть жителей приводила своих работяг ко мне. И хотя я брал за наполнение нежити энергией смерти довольно скромную плату, вскоре накопилось приличное по деревенским меркам состояние.

Одна семья то ли из благодарности, то ли, наоборот, из жадности оплатила мою работу «неликвидом». Бедный мертвяк представлял собой печальное зрелище. Краше в гроб кладут, это точно! Вбухав в него огромное количество энергии, я смог таки за пару дней привести свою новую собственность в нормальный вид. Несколько косметических штрихов и его хоть на королевский бал отправляй. Если б только не выражение полного дебила на лице… хотя на балу, я думаю, он будет как раз смотреться органично. Дальше я приступил к работе с мыслительной частью существа. Около трех недель я предавался этой изматывающей работенке. И понял главное: чем дольше ты работаешь с разумом, тем лучше результат. Своим творением я остался доволен: мертвяк мог превосходно выполнять команды и принимать решения. Я назвал его просто – Первый. С бойцовыми навыками у Первого было все очень плохо, поскольку и я сам разве что мечом владел немного. Бездушное создание не проявляло никаких эмоций и инициативы, оно лишь тупо пыталось выполнить мои приказы. Хотя по сравнению с другими мертвякам Первый был просто гением. Критериев отбора я, разумеется, не знал, но вполне возможно именно так и выглядит высшая нежить.

Тут же обнаружилась одна необычная особенность. Признаюсь честно, я о таком даже не слышал. После запечатления и постоянной работы с разумом Первого у нас установилась очень прочная связь. Я не только мог мысленно отдавать ему приказания, но и даже смотреть его глазами и частично ощущать тело нежити.

Можно сказать, что я стал полноценным членом тамшарского общества. Правда, некоторые аспекты их жизни до сих пор вызывают омерзение. Например, публичные дома с мертвыми девушками, с которыми можно делать все, что пожелаешь. Бррр… И если говорить про глобальные отличия. Политика Ромалии и учение Спасителя призывают людей к общности и взаимопомощи. В Тамшаре же наоборот: человек человеку волк, важно лишь собственное благополучие. И пропаганда здесь на высоте: чуть ли не каждый житель мечтает порвать на куски всех светлых жрецов и Спасителя в частности. Тем не менее, жилось тут, как я уже говорил, тоже неплохо. Это не значит, что я теперь прям на стороне темных, но я стал гораздо лучше понимать их культуру и быт.

Три месяца пролетели незаметно. Зима полностью сдала свои позиции, и теплое весеннее солнышко все чаще стало появляться из-за туч. Многочисленные ручьи наполнили местные речушки живительно влагой.

Сниматься с насиженного места и куда-то идти не хотелось. Так бы я, наверное, и до лета просидел в этой глухомани, если бы не одно событие. Сборщик налогов посещает Ходячие Мертвяки раз в полгода, но его приезда можно ожидать в любой день. В этот раз сборщик приехал намного раньше и с солидной свитой. Узнав, что в здешних краях практикует незарегистрированный маг смерти, ответственное лицо вместе с парой чиновников и военной поддержкой прибыли раньше срока. Хмм, если бы они решили, что здесь притаился сбежавший маг, то прислали бы больше боевых чародеев и жрецов.

Вся эта братия последовала сначала в дом старосты, так что у меня даже было немного времени на сборы. На подобный случай у меня давно были разбросаны несколько тайников в лесу с одеждой и медленно портящимся провиантом.

– Первый, мы уходим. Ты как, рад?

– Да, господин, – ответил мертвяк после непродолжительного молчания. Я подозрительно уставился на него:

– Ты что действительно рад?

– Нет, господин. Я решил дать вам положительный ответ, – без эмоций ответила нежить.

– А–а, ну тогда ладно.

Оглядев в последний раз давшую мне приют деревню, я навьючил на Первого килограмм сто скарба и отправился в путь. Постоянно держать маскировочное поле на мертвяке у меня не получалось, поэтому мы держались на некотором расстоянии друг от друга. В случае необходимости я связывался с ним по ментальному каналу.

Так и началось мое неспешное путешествие на запад. В Иллорию. Домой.

Глава 10

Путь до границы занял около двух недель. Мне, городскому жителю, ночевать на природе в таких условиях трудновато, но выбора не было. Я старался держаться подальше от людных маршрутов. На улице уже стало довольно тепло, однако ночной мороз все равно пробирал через грубую палатку и одеяла. Вот тут то я и порадовался своему решению переждать холодную пору. Если бы я отправился сразу после побега, то, скорее всего, сгинул бы на полпути.

Первый оказывал мне неоценимую помощь. Фактически я свалил на него всю работу, благо он с этим неплохо справлялся. Собрать хворост, поставить палатку, я даже готовить его научил. Только собеседник из мертвяка получился никудышный, но это не страшно.

Ничего интересного за это время не случилось, кроме одного эпизода. В один солнечный день мы обнаружили какие-то развалины. Место для ночлега показалось мне неплохим, и я непозволительно расслабился.

– Господин, ужин готов, – заявил мой помощник.

– Ну-ка… – я подошел к котелку и попробовал варево на вкус. – А что, весьма недурно. Конечно, до мамы тебе далеко, но уже лучше, чем у меня получается! – Первый никак не отреагировал на похвалу.

Мирную трапезу прервало неожиданное появление непрошенных гостей. Ну, не такое уж и неожиданное, однако я изрядно струхнул, когда из-за груды камней вышли несколько мертвяков и быстро направились в нашу сторону. Наверное, где-то здесь вход в подземелье остался, поэтому при осмотре я их и не заметил.

– Первый, на тебе те, что справа! – зомби без вопросов шустро рванул навстречу противнику.

Я не стал медлить, и вскоре в сторону нежити полетели мои фирменные двойные плетения. Твари оказались на удивление живучи. Одна из них чуть не подобралась вплотную ко мне, но в самый последний момент получила судорожно сформированным сгустком стихии жизни. Такое заклинание оказалось намного эффективнее даже двойных атакующих шаров. Минут через пять все было кончено: некоторые части тела нападавших все еще продолжали шевелиться, но угрозы уже не представляли. Покусанный Первый лишился трех пальцев и носа, однако для его «не–жизни» опасности также не было.

Большой соблазн был проверить мрачное подземелье, но я не стал рисковать. Не мое это дело. Мы поспешили убраться подальше с места побоища, поскольку возмущение от заклинаний видно было издалека. В пути мы несколько раз видели пролетающие на большой высоте маголеты, в стороне тракта магозрением просматривались ауры тамшарцев–патрульных и обычных проезжих. Нас же обнаружить было очень сложно: я передвигался с постоянно активированной маскировкой, аура Первого тоже не сильно выделялась. На ночь я старался подобрать место, со всех сторон окруженное землей или камнями, дающими солидный магический фон.

С пограничными постами тамшарцев я так и не столкнулся, поскольку путь мой пролегал через малопосещаемые места. А вот обойти сигнальный контур оказалось задачей непосильной. Блеклое поле желтоватого цвета тянулось с севера на юг и имело в высоту около шести метров. Можно было бы попробовать идею с левитацией, благо со стихией воздуха у меня все в порядке. Однако граничная зона наверняка тщательно просматривается, поэтому емкие заклинания под запретом.

Я провел несколько простых экспериментов и убедился, что стена уходит также глубоко под землю. Никаких плетений, отпугивающих животных на сигнальном поле я не заметил. Значит, должно идти какое-то распознавание: не будут же войска на каждый ложный вызов бегать? Немного поразмыслив, я пришел к выводу, что контур реагирует на развитую ауру, которая и отличала любого разумного от большинства животных. Придется в который раз положиться на свою маскировку. Дабы увеличить шансы на незаметное проникновение, я решил оставить мертвяка по эту сторону барьера.

– Первый, ты остаешься пока тут.

– Да, господин.

– Смотри, на люди не высовывайся. Старайся держаться подальше в лесу.

– Да, господин.

– Можешь поохотиться, только не увлекайся. Я постараюсь связаться с тобой как можно скорее.

– Да, господин, – можно было подумать, что мертвяк издевается, однако нежить не может испытывать подобные чувства. – Господин говорил, что меня не пустят в Иллорию? – после небольшой паузы поинтересовался Первый.

– Хмм, придумаю что-нибудь, наверное… – задумчиво ответил я. – Да, вот накопитель тоже с собой захвати. Закопай где-нибудь подальше, а то ты с ним слишком заметным будешь.

– Сделаю, господин.

– Ну все, пожелай мне удачи!

– Желаю вам удачи, господин, – от холодного голоса нежити спокойнее на душе не стало.

Надев набитый доверху рюкзак, от которого я уже успел отвыкнуть, я направился в сторону светло–желтой стенки. Проходя через поле, я непроизвольно задержал дыхание. Никаких необычных ощущений я не почувствовал.

Седьмой пограничный пост.

– Товарищ сержант, тут что-то странное…

– Что там? – подошел зевающий представитель младшего офицерского состава Тамшара.

– По размерам похоже на крупное животное, но ауры нет вообще!

– Это может быть человек?

– Может, но данные неточные…

– Это по их части, не зря же они тут которую неделю ошиваются, – ни к кому не обращаясь, пробормотал сержант и направился в сторону спального расположения.

– Ваше святейшество, разрешите доложить? – решил соблюсти устав пограничник, не до конца понимая причину назначения темного жреца на этот пост.

– Докладывайте, – с вялым интересом сказал прикорнувший служитель Владыки.

– На тридцатом километре через артефакт перешел объект, чья аура никак не зарегистрировалась. По размерам похоже на человека.

Несколько мгновений темному жрец потребовалось для обработки информации.

– Немедленно объявляй общую тревогу. Все войска на перехват! – приказал тамшарец. Сержант спешно рванулся исполнять команду. – Наконец-то попался, голубчик… – уже тише добавил жрец.

Крис.

Я не стал дожидаться результата своего наглого пересечения пограничного контура и быстро зашагал на восток, иногда переходя на бег. Вдали показался другой барьер синеватого цвета. Не будет же одна сторона делать два сигнальных поля подряд? Это ведь нерационально. Было бы просто отлично, окажись это началом территорий Иллории – пройти надо всего километра четыре.

К моему большому огорчению не прошло и пяти минут, как позади в зоне видимости показался военный маголет серой расцветки. Как назло, вокруг было открытое пространство, и добраться до укрытия я не успевал. Сбросив рюкзак, я рванул, что было сил, однако мои перебежки не остались незамеченными. Мы с летательным артефактом достигли деревьев почти одновременно. Недовольно погудев, маголет пролетел чуть дальше. Я с трудом восстановил дыхание, спрятавшись за раскидистым дубом.

Так, спокойнее. Сейчас главное – скорость и скрытность. Нельзя ждать, пока к войскам придет подкрепление. Или может попробовать привлечь внимание иллорийских пограничников? Я направился в обход того места, где по моим предположениям приземлился маголет. Будем надеяться, что после пересечения второго барьера помощь придет достаточно быстро. Старался идти неслышно, но все время казалось, что я как медведь топаю. Хорошо хоть деревья скрывают мое передвижение.

Тамшарцев было не видно и не слышно. И это раздражало больше всего. Мортова магия тьмы! Мы с ними находились в одинаковом положении, только их наверняка больше…

– Вжжжииить! – просвистела рядом со мной серебристая молния. Полет заклинания прервало очередное дерево, вызвав громкий разрыв.

– Стоять! – произнесли на тамшарском.

Я наугад швырнул плетение в ту сторону, откуда прилетело заклинание стихии тьмы. Что странно – попал! К сожалению, сработавшая защита серого цвета поглотила всю мощь атакующего шара. Спрятавшись за лесным гигантом с широкой кроной, я спешно приступил к формированию собственного щита. За пару месяцев тренировок в Академии я достиг значительных успехов: теперь защитное поле покрывало меня полностью, правда, только с одной стороны.

Следующие атаки темного жреца были намного слабее – ему приходилось одновременно поддерживать еще и экран стихии тьмы. Я же в этом плане его немного превосходил. Щит земли был мощнее, мои атаки – смертоноснее. Спустя минуту прихвостень Проклятого прекратил атаку и сосредоточился на защите. Я уже предвкушал заслуженную победу, как в наш поединок вмешались.

Я быстро оценил свои шансы на успех в противостоянии с остальными тамшарцами. Очень быстро, я бы сказал. Потому что шансов то и не было никаких: еще один жрец, двое боевых магов и восемь воинов мне были явно не по зубам. Как мне кажется, я принял единственно верное решение в данной ситуации – побежал. Я бежал сломя голову, перепрыгивая поваленные деревья и небольшие овражки. Тело буквально распирало от вкаченной в него энергии, но скорость от этого не сильно изменилась. Мимо меня пролетали атакующие заклинания, иногда врезаясь в выставленный сзади щит земли. По пятам за мной следовали неутомимые воины.

Наиболее эффективно собственную внутреннюю силу используют измененные. Благодаря опасному ритуалу они приобретают способность направлять энергию в какую-либо часть тела. Практически любой маг может проделать то же самое, вот только результат получится гораздо хуже. Есть маги, что часто тренируют в себе эту способность. Такие одаренные больше остальных приблизились к показателям измененных воинов.

Я же практически ни разу в жизни не практиковал подобные трюки, о чем сейчас жалеть было уже поздновато. Хриплое сбившиеся дыхание со свистом вырывалось из легких – подкачка тела внутренней энергией уже не давала никакого результата. Светло–синее поле медленно приближалось, как и мои преследователи. В этот момент я ни о чем особенно не думал, кроме как правильно поставить ногу и не оступиться. Жрецы с магами немного отстали, и мне стало чуть–чуть легче передвигаться. На ходу я кое-как смог сплести простенькое заклинание и швырнул его в сторону настигающих меня воинов. Сзади нас быстро нагонял летательный аппарат тамшарцев, виденный мной ранее. Видимо, внутри остался один пилот.

Второй маголет вынырнул словно ниоткуда и хищной черной птицей навис впереди. Как раз на пути моего бега.

– Вот ******! – позволил я себе немного экспрессивной лексики. Притормозив, я в спешке пытался придумать какой-нибудь выход из ситуации. Кое-как прикрыв себя щитом с двух сторон, я стал ждать дальнейшего развития событий.

Черный маголет развернулся боком и открыл огонь из бортового шаромета по тамшарцам. С огромным облегчением сбоку на его корпусе я разглядел эмблему вооруженный сил Иллории. Из открытых бойниц летели неслабые энергетические сгустки. Двоих воинов сильно приложило заклинаниями, остальные спешно ретировались под защиту жрецов и магов. Без промедлений я побежал к нашему маголету, который в свою очередь значительно снизил высоту. Открылась дверь, и меня чуть ли не за шкирку втянули в черный зев летающей громадины. Тут же маголет грозно загудел и по ощущениям быстро полетел в сторону Иллории. Огонь все не прекращался, и корабль заметно потряхивало.

– Спасибо, что подобрали! – брякнул я первое, что пришло на ум. Несмотря на смешки окружающих и добродушное настроение мне связали руки на всякий случай. Парочка магов внимательно следила за любыми моими действиями.

– Я начальник ближайшего пограничного поста и военного гарнизона Иллории, Тим Мартинсон. Могу я поинтересоваться вашим именем и причиной, по которой вы оказались в такой ситуации.

– Зовут меня Крис Вэнтел. Я учусь… вернее учился в Академии Магии Арвайна. Месяца три с половиной назад меня похитили тамшарцы. Я смог убежать, некоторое время скитался по тамшарским деревенькам. Попробовал перейти границу. Вот собственно и все, – скептический взгляд главы пограничников говорил о том, что он не особо поверил в мой рассказ. Эрр Мартинсон вопросительно посмотрел на одного из магов, который не сильно придерживался стандартной военной униформы.

– Я не могу сказать точно, говорит он правду или нет. Слишком мощная защита стоит. Придется взламывать, если не снимет.

– Да я правду говорю! – обиженно заметил я.

– Так, в гарнизоне тебя расспросят подробнее. Ментальную защиту надо будет снять. Карвер, свяжитесь с постом по мыслеречи. Пусть будут в боевой готовности, возможно нападение тамшарцев. И пусть передадут сведения о случившемся командованию.

На время меня оставили в покое, каждый нашел себе какое-то дело. Маголет тем временем торопливо летел на пределе своих возможностей. От противника, похоже, мы солидно оторвались.

– Точно! – вспомнив что-то воскликнул другой маг. – Я ведь читал про Криса Вэнтела давно в газете. Это не на тебя напала нежить в самой Академии? – неожиданно спросил одаренный, в чьих волосах уже пробивалась седина.

– Ага, на меня. А вы майора Легаса не знаете случайно? Он занимался как раз этим нападением.

– Вот оно что… – задумчиво пробормотал эрр Мартинсон.

– Ну да, он же несколько месяцев назад как раз облетал все посты с проверкой, – заметил один из воинов. – У нас тоже побывал.

– Я думаю, у нас вы не надолго задержитесь, эрр Вэнтел, – сказал в заключение начальник гарнизона.

Прямо не верится, что все мои злоключения позади. Было приятно так думать, однако следовало взглянуть правде в глаза. Неизвестно еще как отнесутся власти Иллории ко мне и моим способностям. Хорошие специалисты уже наверняка разузнали все подробности – у Сэфа, например. Плюс постоянные нападения и натянутые отношения с тамшарцами. Не стоит забывать про темных эльфов и химер, которые заметно разнообразили мою недавнюю студенческую жизнь. В общем, проблем хватает. И как-то все сразу навалилось, словно снежный ком, катящийся с горы. Мне и поступление в Академию, и переезд в общежитие уже казались незабываемым приключением. Круговерть последних событий окончательно выбила меня из колеи. Я с трудом соображал, что же мне дальше делать. Снова положиться на авось и решать поступающие проблемы по ходу дела? Единственное, что мне пришло в голову – это наведываться домой в Сторвайн и спросить совета у родителей. А там уже посмотрим.

Дальнейшее можно охарактеризовать одним словом – допрос. Сначала меня расспрашивали в пограничном гарнизоне, проверяя на правдивость ментальным считыванием. Скрывать что-либо я посчитал лишним, поскольку защиту с таким количеством ментальных магов взломать не так уж и сложно. В этот же день меня переправили на военном маголете в Арвайн. Тут уже меня допрашивали специалисты из королевской стражи, званием не ниже капитана. Одинаковые постоянно сыплющиеся вопросы немного раздражали, но в основном ко мне относились неплохо. А с прибытием принцессы я почувствовал себя практически уже свободным человеком.

– Крис, как ты себя чувствуешь? – звонким голосом поинтересовалась Алисия Шартел, стремительно вошедшая в комнату для допроса. В помещении находился стол и несколько стульев и все, даже окна не было. В стенах виднелись многочисленные маголинии.

Я неловко поднялся со стула:

– Хорошо, ваше высочество, – я замолчал, не решаясь первым начать беседу.

– Я очень рада, что тебе удалось вырваться из лап похитителей. Наслышана о твоих подвигах, – внимательно оглядывая меня, произнесла девушка.

– Спасибо, я тоже рад тому, что сумел выбраться оттуда. Вы быстро сюда прибыли, ваше высочество…

– Хмм, дело в том, что сейчас я живу в Арвайне, поэтому часто присутствую на различных местных событиях, – Принцесса элегантно опустилась на стул, я неуклюже последовал ее примеру.

– Ясно… Ну, так что со мной будет? – спросил я в лоб.

– Некоторые личности уже меня всю слюной забрызгали, уговаривая разрешить перевести тебя в закрытую лабораторию. Те крохи, что нам удалось узнать о тебе у твоих знакомых в Академии, очень заинтересовали ученых.

Алисия сделала небольшую паузу, но я не стал ничего спрашивать.

– Я считаю, что методы, применяемые нашими соседями недопустимы. Любые исследования с человеком, соблюдающим закон, должны проводиться добровольно.

– У меня нет большого желания становиться подопытным животным, – буркнул я.

– Есть много способов, которые могут помочь в сотрудничестве с разумным. Самый простой выход – деньги.

Я посмотрел на девушку с интересом:

– Я вас слушаю.

– Что ты скажешь о нескольких сеансах в неделю за вознаграждение?

– При этом я буду полностью свободен? И никаких опытов без моего разрешения проводить не будут?

– Я даю слово! Поверь, расположение королевской семьи значит немало, – немного высокомерно ответила дочь правителя Иллории.

По–моему, это и так большая уступка со стороны властей. И если я откажусь, вполне может повториться история с похищением, только в роли злодеев будут выступать уже иллорийцы.

– Хорошо, я согласен.

Принцесса ободряюще улыбнулась и протянула мне руку. Я протянул свою и почувствовал, словно ее сжали в тисках.

– Ай!

– Ой, извини! – искренне сказала Алисия. – Я еще не до конца освоилась… Не важно.

– Ничего, – я поспешил перевести тему на интересующие меня вопросы. – А что с энн Латроной?

– Скрылась в то же время, когда и напали тамшарцы. В укромном месте у нее был припрятан одноместный маголет.

– Очень жаль. У меня к ней осталось парочка вопросов…

– На твоем месте я бы, наверное, ненавидела всех ментальных магов, – энн Шартел улыбнулась. Несмотря на больную для меня тему, разговор с красивой девушкой не доставлял мне никакого дискомфорта.

– Гмм, да я и сам то уже не раз вмешивался в сознание других людей. Мне и себя ненавидеть что ли?

Алисия негромко рассмеялась, отчего на щеках у нее появились милые ямочки.

– Можно поинтересоваться твоими дальнейшими планами?

– Я хотел навестить родителей. А потом… попробую восстановиться в академии магии.

– Ну что ты! Не думаю, что с такими талантами в артефакторике, некромантии и боевой магии, тебе будет трудно сдать экзамены в Академии. Крис, у меня к тебе есть предложение: не хотел бы ты поступить вне очереди в столичную академию? Я могу устроить это, – заговорщицким тоном поведала мне принцесса.

Думал я недолго.

– Спасибо, но я хотел бы продолжить учебу в Арвайне. Пусть не все было гладко, когда я учился, но меня много связывает с Академий Видфорда. Хотелось бы восстановиться на факультете артефакторики.

– Хорошо, я думаю, эрр Мортиус поспособствует в твоем переходе на второй семестр обучения.

Нам принесли чай со сладостями, и мы приступили к угощению.

– Ваше высочество, что-нибудь стало известно про нападения на меня в Академии?

– Король Тамшара официально заявил о том, что за данными инцидентами стоит тайный орден, до этого никак не проявлявший себя. Наши аналитики пришли к выводу, что первые два нападения действительно организовали члены этого общества. Каким-то образом они сумели заручиться поддержкой сильного жреца тьмы. Их цель – ухудшение отношений между Тамшаром и Иллорией. Они хотят сделать нас врагами номер один. Нападение нежити не похоже на спланированную акцию – скорее всего, придумано на ходу. Заговорщикам не обязательно нужен был успех в операциях. Они и так своего добились – отношения с Тамшаром значительно ухудшились.

– Но ведь последнее нападение организовали официальные власти. Это точно.

– К сожалению, сейчас у нас почти нет никаких рычагов влияния на темных. И им это прекрасно известно, – скривившись, произнесла Алисия.

– Вот оно что… Мне еще все время странным казалось, почему же энн Латрона помогла обнаружить артефакт на церемонии, если она сама оказалась шпионом тамшарцев. Оказывается, они находятся по разные стороны, и, значит, официальным властям Тамшара не выгодна порча отношений с нами.

– Я тоже так думаю. Удивительно, как столько лет магистр Латрона смогла находиться вне подозрений. Действительно талантливая женщина!

– Да уж! – кисло сказал я. – Кстати, о пиратах слышно что-нибудь?

– Сейчас они все прекратили свои рейды на территории Иллории. На самом деле подобная информация уже давно была в наших руках, но поделать наши военные ничего не могли. Однако добытыми вами сведениями уже нашлось применение. Сейчас главное – найти способ противостоять этой маскировке.

– Что-нибудь уже придумали?

– Я слышала, что Ромалии с помощью магии света удалось справиться с этой проблемой. Наши маги–ученые тоже сейчас тестируют разные артефакты обнаружения.

– Вы так просто мне все рассказываете. Разве это не секретная информация?

– Но ты ведь наш союзник, не так ли? Я почему-то уверена, что в будущем ты сыграешь не последнюю роль в судьбе нашего государства. А сейчас ты представлен к награждению орденом «За Мужество» третьей степени.

Брови мои поползли верх. Вот оно как. Деньги, награды, слава, патриотизм – вот то, чем пытается подкупить меня Иллория. Хотя жаловаться то грех – с методами Тамшара не сравнить.

– Спасибо, ваше высочество.

– Надеюсь, ты понимаешь, что многое услышанное здесь ты должны будешь держать в секрете. Также, отныне тебя периодически будет проверять ментальный маг. И не надо так кривиться. Многие люди так живут, и ничего страшного с ними не случилось, – ну да, а некоторым чуть всю жизнь не поломали. – Ой, что-то я заболталась с тобой! – неожиданно смутилась девушка. – Мне пора идти. С деталями тебя ознакомит мой помощник.

– Всего хорошего, ваше высочество, – я встал и на прощание изобразил легкий поклон, вспомнив кое-что из школьного курса по этикету.

С Алисией было легко общаться, хотя может быть дело в том, мы с ней почти одного возраста. Однако пропасть между нашими социальными статусами не позволяла мне надеяться на нечто большее.

Малый зал приемов, королевский дворец. Вайн, столица Иллории.

– Посол Раджингу, Сато Инари с сопровождающими, – разнесся по залу зычный голос королевского церемониймейстера.

Делегация прошла в направлении трона, за которым восседал правитель страны – Чарльз Шартел III. Короля можно было охарактеризовать как сильного и волевого человека. К управлению государством у Чарльза был несомненный талант, как и у многих его далеких предков. Несмотря на грозную славу, внешность государя была вполне обычной: прямой нос, широкие скулы, мощная грива седеющих волос и ухоженная короткая борода. Встреть такого на улице, и только гордая осанка и уверенный взгляд выдавал бы в нем человека, привыкшего приказывать.

В положенном месте посол вместе с группой раджингийцев преклонили колено в знак своих мирных намерений.

– Встаньте! И пусть мой дом будет вашим домом, – произнес ритуальную фразу король.

Обсудив здоровье императорской семьи, а также последние новости, стороны, наконец, перешли к делу:

– Могу я узнать, с чем пожаловал к нам уважаемый посол эрр Инари? – вежливо спросил Шартел.

– От лица нашего императора мы прибыли обсудить вопросы, связанные с переселением наших граждан.

– Наша страна в этот трудный час оказывает Раджингу всяческую поддержку. Предоставление временных убежищ, материальная помощь и многое другое, – нейтрально заметил правитель.

– Я с вами полностью согласен, ваше величество! – горячо начал вещать посол. – Однако ситуация на острове все ухудшается: маги–погодники не справляются, южные провинции острова также стали жертвой буйства природы.

– Что вы предлагаете? – спросил Шартел III.

Сато Инари снова встал на одно колено и опустил голову:

– Мы нижайше просим Иллорию принять переселенцев под свою опеку.

Король недоуменно посмотрел на посла, однако никто из присутствующих не заметил удивления – опытный политик умел скрывать свои чувства.

– Как я уже говорил, наши земли всегда к услугам ваших беженцев…

– Ваше величество, речь идет не о сотнях и даже не о тысячах людей, – мрачно продолжил раджингиец. – Речь идет о десятках и сотнях тысяч. Возможно, придется эвакуировать все население острова.

На этот раз король не смог сдержать удивленного возгласа и подался вперед:

– Вы собираетесь покинуть Раджингу?

– Природа не оставляет нам выбора. Количество жертв превысило все мыслимые пределы, – ответил один из раджингийцев.

– Все разумные, находящиеся на территории Иллории обязаны соблюдать наши законы и подчиняться королевской власти. Император готов пойти на такой шаг? Фактически, он добровольно снимает с себя полномочия.

– Его императорское величество сам принял такое решение. Это единственный выход сохранить жизни наших сограждан.

– Вы же знаете, что в северных районах Иллории, а также в королевстве темных эльфов ситуация очень неспокойная. Впервые за многие годы, свидетели наблюдали сильные ураганы, и даже торнадо, что для Иллории немыслимое событие. Мы делаем все, что в наших силах, но вы должны понимать, что история Раджингу может повториться и с нами.

– Безусловно, мы готовы пойти на такой риск. К тому же в южных районах по нашим данным никаких климатических изменений не было. Мы просим вас рассмотреть разработанный нами договор о сотрудничестве и взаимопомощи.

– Договор будет рассмотрен на внеочередном совете министров. Необходимо всесторонне обсудить ваше предложение, – задумчиво резюмировал правитель Иллории.

– Благодарю, ваше величество! – группа иностранных визитеров синхронно поклонились и с достоинством направились к выходу из зала.

– Ну, дела творятся… – тихо пробормотал король Шартел III.

Глава 11

Встреча с родителями, спешно прибывшими в Арвайн, прошла лучше, чем я ожидал. Мама то заходилась в рыданиях, то в негодовании на моих мучителей. Отец отнесся к ситуации гораздо спокойнее и старался всячески угомонить Оливию Вэнтел. Несмотря на поднявшийся скандал, властям удалось подавить слухи о моем похищении. Но родители каким-то образом узнали об этом буквально через неделю:

– Я ведь чувствовала, что с тобой что-то случилось! – поведала мне мама, сжимая в объятиях. – Мы сразу связались с Академией по ментальному каналу и узнали про нападение. Вот, а Роберт все называл мою тревогу необоснованной, – укоризненно посмотрела она на отца.

– Да, мне иногда кажется, что у тебя в роду были провидцы. Пойдемте, перекусим куда-нибудь.

– Да, да, – мать, наконец, вытерла слезы. – Тебя здесь наверняка ужасно кормят.

Уладив все формальности, мы вышли из здания стражи в Арвайне и неспешно двинулись в центр города. Здесь находились элитные лавки и рестораны, в которых мне так и не довелось побывать.

Эххх, хорошо на свободе! Несмотря на будущую неопределенность и плетущихся позади стражей охранения, именно сейчас настроение было превосходное. Ясное весеннее солнышко ласково пригревало промерзший за зиму город. Некоторое недовольство вызывали привычные для Иллории сточные канавы, от которых разило мусором. В Тамшаре даже в небольшой деревне была, чуть ли не идеальная чистота – все грязные работы старательно исполняли бессловесные зомби.

Мы вдоволь нагулялись по вечернему городу, озаренному сотнями магических светильников. Прошлись по лавкам портных, прикупили вещей, знатно поужинали в одном из лучших ресторанов Арвайна. После уставшие, но довольные мы наведались в таверну Винтора, где и остались на ночь. Следующим утром мы с родителями купили места в конном дилижансе до Сторвайна. Цена была около половины золотого, но и добираться до города пришлось целый день.

В «лесном городе», оказывается, чуть ли не каждый человек знал мое имя. Ну, еще бы! Нечасто имена жителей Сторвайна попадают на первые полосы газет. Так что мое возвращение произвело настоящий фурор, особенно среди недавних выпускников городской школы. Тут же нашлась куча друзей, которых я видел первый раз в жизни, множество девчонок, готовых согреть мне постель при малейшем желании. Радости мне это особо не прибавляло.

Собственно, все время пребывания в родных пенатах я занимался одним и тем же: беззастенчиво предавался всепоглощающему безделью. Что странно, спустя несколько дней подобное времяпрепровождение мне ничуть не надоело, как я думал вначале. Даже с бывшими одноклассниками и друзьями редко куда выбирался. За две недели отдыха я прочитал несколько книг из скромной отцовской библиотеки, включая и приснопамятную «Магические конструкции малой мощности» Эдри Шортена. И как я только в прошлый раз посчитал этот труд полной тарабарщиной? Написано то достаточно простым языком!

Как хорошо отгородится от повседневной рутины: ни тебе готовить, ни стирать, ни убирать не надо. Что ни говори, а приятно когда о тебе искренне и бескорыстно заботятся. От мамы я получил заботы с лихвой. Казалось, она пыталась наверстать все месяцы, что я провел вдали от дома. Думаю, она также понимала, что вскоре я снова покину Сторвайн, и заранее переживала.

Мысли о том, чтобы остаться дома, у меня даже не возникали. Я только–только начал постигать сложные магические дисциплины, и попытка остаться будет равносильна признанию в собственной трусости. Разговор с родителями не сильно изменил мое решение продолжить учебу, поскольку подсознательно я уже выбрал дальнейший свой путь. Отец разве что предложил мне все-таки рассмотреть предложение о переводе в Академию Магии Вайна. В большом городе вероятность нападений нежити будет все же меньше.

Небольшой аккуратный домик Вэнтелов претерпел незаметные для обычного глаза изменения. Я отремонтировал и усовершенствовал магическую систему здания. Перебрал и все артефакты, сделанные в основном отцом. Его работы отличались грубовато выполненными маголиниями и громоздкими трансформами. Не удивлюсь, если половина маны уходила именно на преобразование энергии из «земли» в другие. Замененные мною трансформы радовали глаз, и потери маны составляли всего пять процентов в месте перехода.

– Потрясающе! Мне такого никогда не достичь, – покачивая головой, отец разглядывал сотворенную мною с нуля трансформу.

– А то! – я самодовольно ухмыльнулся. – Я и не такое могу.

– Да уж, видел я твои работы у мастера Саттена, – заметил Роберт с нотками зависти в голосе.

– О, ты с ним уже виделся, значит?

– Да, нормальный мужик с виду. Но все равно будь осторожнее, к запретным артефактам не вздумай притрагиваться.

– Хорошо, отец.

– Мама хоть и не разбирается в артефакторике, но мы оба тобой очень гордимся. Только постарайся не дать втянуть себя в неприятности.

– Я бы и сам рад никуда больше не втягиваться…

В этот раз проводить меня пришли лишь мать, да школьные друзья – Ник и Сэм. С воздухоплаванием у меня связаны не самые приятные воспоминания, поэтому в качестве средства передвижения был выбран более привычный конный экипаж. Путешествие по весенним разбитым дорогам не шло ни в какое сравнение с комфортабельным перелетом в летательном артефакте, но и цена была в несколько раз меньше.

Выделенная мне тройка охранников путешествовала за счет казны. На этот раз ко мне приставили обычных стражей – не измененных. Или начальство посчитало, что моей персоне более ничего не угрожает, или были и другие группы охранения, следовавшие вне зоны видимости.

По пути в магическую Академию из Арвайна я обнаружил множество новых следов деятельности студентов–магов. Особенно сильно выделялась небольшая поляна, заросшая ярко оранжевыми цветами, испускающими дурманящий аромат. Мы со стражами благоразумно не стали приближаться к этому месту.

Вот уже и знакомые ворота входа в Академию видны… Однако! По–моему, мощность защитного поля по периметру комплекса возросла чуть ли не на порядок. К тому же стражников на входе я насчитал шесть человек, из них двое магов. Сама сторожка тоже претерпела изменения, увеличившись вдвое. Что ж, лично меня очень радует, что власти расщедрились на охрану Академии. Спокойнее спать буду. Никаких воплей, радостных обниманий и тому подобного не было. Я просто и буднично прошел широкой мощеной дорожкой прямо в главный комплекс, не встретив никого из знакомых.

Мои охранники остались на входе, присоединившись к стражникам, проверяющих проходящих в Академию разумных. Это было оговорено заранее. В теории внутри комплекса Академии было одно из самых безопасных мест в Иллории. Правда, тамшарского шпиона все равно проворонили… В случае необходимости я могу снять с поста нескольких стражников для сопровождения себя любимого. У меня даже приказ имелся, заверенный королевской печатью.

Ректор Академии принял меня сразу же, хотя в очереди к нему сидели еще три посетителя. Кабинет Николаса де Фиро выглядел солидно, как и подобает помещению главы Академии. Всю левую сторону занимали портреты, по–видимому, предыдущих владельцев кабинета, а также многочисленные грамоты. Справа до самого потолка возвышались несколько массивных шкафов и стеллажей, заполненных книгами и документами. Сам ректор все также выглядел молодым и прямо таки излучал энергию и уверенность.

– Эрр Вэнтел! Проходите, присаживайтесь, – дружелюбно приветствовал меня де Фиро.

– Светлого дня, эрр.

– И вам светлого дня. Сегодня отличная погода, не правда ли?

– Совершенно верно. Гхм, – я прокашлялся. – Я хотел бы продолжить учебу здесь. Понимаю, я долго отсутствовал, но…

– У вас более чем уважительная причина, из-за которой вы пропустили множество занятий и все экзамены. Я разговаривал с ее высочеством о возможности восстановления вас на каком-либо из факультетов. Однако только из-за этих двух пунктов я бы ни за что не стал рассматривать возвращение студента к учебе.

Ректор сделал небольшую паузу, и я счел разумным спросить его:

– В некоторых дисциплинах я добился значительных успехов. Это ведь важно?

– Более чем! Я считаю, что главная задача нашей Академии – обучение студентов магии. И не важно, что они получают знания самостоятельно. Поэтому, если вы успешно сдадите экзамен на какую-либо специальность, то у нас никаких претензий не будет. В противном случае вы можете восстановиться на факультете общей магии. Если не секрет, на какой факультет вы хотите сдавать экзамен? – с хитринкой поинтересовался Николас де Фиро.

– Артефакторики.

– Что ж, со всеми дальнейшими вопросами вам следует обратиться к декану, эрр Мортиусу. Он ознакомлен с вашим положением. Однако учтите, экзамен будет проходить по всем правилам, поэтому присутствие представителей других факультетов обязательно, – ректор поднялся и достал из стеллажа документ. – Вот, копия приказа о вашем восстановлении.

– Благодарю, эрр! Эээ, у меня еще вопрос к вам…

– Спрашивайте.

– Гм, вы же знаете, что я побывал в Тамшаре?

– Да, я наслышан о ваших похождениях.

– Так вот, там остался мой мертвяк. Нельзя ли как-нибудь достать разрешение на него? Может, он будет в качестве пособия по некромантии для студентов?

– Ну и задали вы мне задачку, Вэнтел! – воскликнул ректор. – К сожалению, у меня нет достаточных полномочий для решения данного вопроса. Я постараюсь помочь вам с этим делом, однако ничего не обещаю.

– Большое спасибо, магистр Фиро! – я откланялся и вышел из кабинета.

Не откладывая на потом, я направился прямиком в деканат факультета артефакторики, что находился в левом крыле главного корпуса. Как я и думал, декана на месте не оказалось. Симпатичная лаборантка любезно подсказала мне номер аудитории, в которой эрр Мортиус в данный момент проводит занятие. До конца пары еще было уйма времени, поэтому я потопал в столовую. Мой старый ученический знак каким-то образом стерся, наверное, еще на той базе. А новый еще не нанесли. Так что мне пришлось платить за пищу из собственного кармана, хотя и цены здесь были умеренные.

К своему удивлению, в конце помещения я углядел знакомые лица: Торвина и Ниру в компании других студентов. Объединял их всех цвет формы – багровые вставки сразу же бросались в глаза на сером фоне. Нетрудно догадаться, что все эти одаренные принадлежат факультету темной магии.

– Привет, народ! – с улыбкой поприветствовал я старых знакомых.

– Ба! Неужто Вэнтел собственной персоной? Ты где пропадал то? – гном дружески обнял меня.

– Крис, ну наконец-то! А мы то уж все распереживались, – темная эльфийка сдержанно чмокнула меня в щеку. – Тут такие слухи страшные ходили. Что тебя якобы тамшарцы похитили.

– Ха, да кто поверит в подобное? – я надеюсь, они не уловили фальши в моем голосе.

– Тогда куда же ты внезапно исчез? – настойчиво вопросил Торвин.

– По семейным обстоятельствам я вынужден был уехать на время, – нейтрально ответил я. – А вы, я смотрю, в темные подались? – решил я подколоть приятелей и свернуть с щекотливой темы.

– Как видишь… Что за обстоятельства то такие? – не отступал гном.

– Ну что ты к нему пристал? Если бы Крис хотел, то сказал бы сразу, – остудила пыл друга Нира. У прекрасных эльфиек такие приемы хорошо получаются.

– У вас что занятий нет?

– Ага, у нас сейчас окно в расписании. Одно всего за неделю, а вот у «боевых» две пары свободные!

– Да–а, а на первом семестре все пары были загружены. А у остальных как дела? – спросил я, приступая к обеду.

– Лисса, как и хотела, поступила на факультет боевой магии. По практике чуть не завалилась. А брат Холмский, который Трош, практику сдал на отлично, зато теория подкачала, но тоже поступил. Снежана поступила на факультет природной магии, – поведала мне Нира. – Ну а ты сейчас куда? Не к нам ли? Или на общем пока будешь?

– Нет, я об артефактном подумываю. Из нашей группы туда поступил кто-нибудь?

– Трое, по–моему, – ответил выходец из Арратских гор. – Геслин – помнишь, парень, у которого тоже вроде как четвертая группа по магозрению и тот мужик бородатый. Я его фамилию так и не знаю. И еще кто-то.

– Ясно, может, я с ними еще буду учиться. Надо ведь экзамены сдавать. Как они проходили?

– Экзамен состоит из двух частей, – лекторским тоном поведала Нира. – Экзамен по общей магии и по интересующему тебя факультету. И состоят они из теории и практики.

Мне удалось выпросить конспекты по предметам, изучаемым на первом семестре для подготовки к экзаменам. Поскольку половину материала я пропустил, придется спешно наверстывать упущенное. Радовало, что на экзамене по общей магии вопросы хоть и собирались со всех непрофильных предметов, но были очень простые. А вот в артефакторике, я надеюсь, проблем у меня не возникнет. Теория, даваемая мэтром Саттеном, по неизвестной причине изучалась очень легко. Ну а практики мне уже хватит, чтобы курс на третий перевестись.

Я познакомился с одногруппниками своих приятелей, которые приняли меня довольно дружелюбно. Трое из четырех студентов факультета смерти знали мою фамилию или читали в газете про меня. Такая известность, конечно, льстит, но и неприятностей вполне может доставить. Беседа плавно перетекла на природные катаклизмы, в частности мы обсуждали Раджингу.

– Про них ужас всякий рассказывают. Все стихийные бедствия разом обрушились на остров, – молвил один из темных.

– Самое страшное, что и у нас на севере тоже не все спокойно становится. Как бы и до туда не дошло!

– Да, мне же недавно письмо пришло от родных, – немного скривившись, заметила темная эльфийка. Мы внимательно прислушались к тому, что говорила Нира. – Во владениях темных эльфов в восточном зенском хребте началось морт знает что. Очень похоже на то, что происходит в Раджингу. Погодные маги ничего не могут поделать с мощью природы. Да и на северо–востоке Тамшара, я слышала, тоже землетрясения постоянные и ураганы.

– А я слышала, что король указ готовит про переселение раджингийцев куда-то на юг Иллории. Мол, мы должны всячески помогать нашим соседям, – выдала интересную информацию одна из учащихся на факультете темной магии.

Я припомнил подслушанный разговор пиратов. Кажется, они как раз хотели воспользоваться беспомощным положением раджингийцев, чтобы стряпать свои грязные делишки. Вроде бы нас пока разгул стихии не затронул, но нужно быть настороже. У меня почему-то возникло дурное предчувствие.

– А, Вэнтел! Проходите, – рассеянно приветствовал меня декан. Он таки умудрился запомнить, как я выгляжу. Хотя не исключено, что до этого он просто валял дурака.

– Светлого дня, магистр. Я по поводу перехода на ваш факультет.

– Да, конечно, я разговаривал с Алисой, она очень просила за вас. Милая девочка, – пожалуй, он один из немногих людей, кому возраст и положение позволяли так обращаться к особам королевской крови. – Хорошо, отныне вы студент факультета артефакторики. Поздравляю.

Я опешил от такого заявления.

– Эмм, а экзамен?

– Ах да, совсем из головы вылетело, – могу поклясться чем угодно, что ничего декан не забывал. Вот хитрый лис, проверку мне решил устроить. Правда, смысл этой проверки до меня не доходил. – Ну хорошо. Через неделю вас устроит?

– Да, магистр Мортиус.

– Отлично, подробности узнаете на неделе. Вопросы к экзамену можете взять в деканате, – старый преподаватель поспешил на следующую пару. Судя по скорости передвижения, магистр может даже опоздать на нее.

В общежитии все было по–прежнему. После нападения нежити меня поселили в отдельную комнату, отличающуюся высоким уровнем безопасности. Можно сказать, люкс для проблемных студентов. Соседние номера занимали в основном темные эльфы и орки, которым было сложнее всего прижиться в людском обществе. По словам пожилого коменданта, мои вещи все также оставались в комнате – было дано распоряжение не заселять туда пока других студентов. Похоже, иллорийцы надеялись вернуть меня в скором времени. Однако не очень то они с этим спешили. Пришлось самому выбираться.

Предъявив приказ о моем восстановлении, я тут же получил ключи от комнаты. Уфф, как будто на пару дней всего уехал. О том, что в моем жилище побывало много народу, говорили вещи, лежащие не на своих местах, но сложенные аккуратно. В массивной клетке находилась тушка моего первого творения на поприще некромантии. Разумеется, она находилась в стазисе. Псевдо–жизнь все еще еле теплилась в мертвом теле. Да и зачем собственно ухаживать за нежитью в отсутствии хозяина? К тому же Тварь бы и не подпустила к себе никого.

Окинув взглядом разноцветную крылатую нежить, мне вдруг стало стыдно. Я ведь просто издевался над беззащитным существом. Вот в Тамшаре все мои старания были направлены на улучшение, «ремонт» нежити. Здесь же я просто развлекался, оправдывая себя необходимостью тренировок. Я дал себе зарок привести некро–крыску в приемлемый вид. Плеснув в нее маны смерти, я принялся наблюдать, как по энергетическим каналам постепенно поползли первые крохи энергии.

Запасная форма все также висела в шкафу. В Академии было очень непривычно находиться в гражданской одежде, поэтому я переоделся в свою серую форму с четырьмя нашивками. Как сдам экзамен, надо будет заказать новую. Обычно артефактники щеголяли «воздушной» либо «огненной» формой.

– Хрррууух, – как мне показалось, радостно прорычала–пропищала Тварь.

– И тебе привет!

Я с некоторой настороженностью отметил, что после пребывание на землях некромантов стал намного лучше относиться к нежити. Почти как к живым созданиям. Ну, да и морт с ним!

Вечером я отправился прогуляться и поужинать заодно. В общежитии, как я и думал, Сэфа не наблюдалось. Обычно в это время мой приятель находился либо на подработках, либо на тренировочном полигоне. По пути я заприметил одну странность. На огромном огороженном пространстве, предназначенном для восстановления маны, было на удивление людно. Я подошел к смотрителю и спросил, откуда такой ажиотаж.

– Ректор же отменил распоряжение о запрете студентам восстанавливать ману в Академии. Так что теперь сюда вход для всех открыт. Только советую тебе выбирать часы поспокойнее – видишь, сколько сейчас народу.

Это была поистине прекрасная новость! Надеюсь, больше я не увижу ту злосчастную поляну, по пути к которой я постоянно попадал в неприятности. Окинув магозрением ново–открывшийся полигон, я с удовлетворением отметил повышенный магический фон и мощные энергоканалы. Наверняка, и скорость восстановления маны будет намного больше, и главное тащиться никуда не надо.

Сэфирот Айрантан тренировался в одной из дальних секций. С ним же была и Лисса. Пришлось обойти чуть ли не весь тренировочный комплекс, прежде чем я смог их отыскать. Друзья встретили меня очень тепло, чуть не раздавив в объятиях. Лишь немного отдышавшись, я нашел в себе силы начать разговор. Юные маги были очень настойчивы, однако я не отходил от своей легенды ни на шаг. Строго говоря, Сэф был отчасти в курсе произошедшего, но вот хвостатую полукровку посвящать в мои проблемы не хотелось.

– Давайте не будем о прошлом. Лучше пойдем отметим куда-нибудь мое восстановление, – с улыбкой предложил я.

– Отличная идея, – подхватил Сэф. Сейчас мы неспешно прогуливались по парку. Лисса шла с Сэфом чуть ли не в обнимку, так что их отношения, видимо, продвинулись уже очень далеко.

– Я бы не сказала, – Лисса остудила наш пыл. – Тебе же еще экзамены сдавать, так что лучше готовься.

– Умеешь же ты кайф обломать, – по–дружески поддел я девушку. И пока она не обиделась, дополнил. – Ладно, тогда после экзамена вместе соберемся. Кстати, не расскажете, что тут происходило, пока меня не было?

– Так сразу и не знаю с чего начать…

– Полигон восстановления то когда открыли?

– А ты еще не знаешь эту историю? – радостно спросил Сэф.

– Нет, а что там?

– Мы с тобой ведь причастны к открытию полигона! – гордо проинформировал меня парень.

– И каким же боком? – спросил я с любопытством.

– Давайте я расскажу, – влезла кошка. – Помнишь тех химер, что нападали на нас в начале курса?

– Разумеется.

– Так вот, стражам не удалось найти каких-либо сведений о том, кто их послал. Оставалось только проверить предложенную нами версию, что преступником является владелец салона восстановления маны. Стражи не слишком торопились, потому что не поверили в состоятельность такой простой версии. Людей, работающих в салоне, тщательно допросили, но ментальный маг не смог выявить ложь. А хозяин салона в этот самый момент уехал вроде как в отпуск, представляешь?

– Ну и дальше то что?

– Через какое-то время он все-таки попал в лапы к королевским стражам. А уж они то знают толк в таких делах. Нападения химер действительно организовал владелец салона. Мотив очень прост – деньги. Таким способом он надеялся поднять продажи маны в Академии. Ему еще лет десять отдавать долг родине где-то на рудниках. А преподавателя, который незаконно снабжал его химерами, уволили и наложили большой штраф.

– И поэтому открыли полигон?

– Тут еще всплыло дело многолетней давности. Все те же ментальные маги обнаружили, что и к давнему несчастному случаю причастен также хозяин лавки. Тогда еще ректор приказал закрыть полигон для общего посещения. Зато продажи маны в салоне увеличились многократно.

– Он получил по заслугам, – добавил Сэф.

– Это точно!

– Ну, стражников у входа ты, наверное, видел. На старом месте восстановления маны теперь тоже есть небольшой пост охраны. Правда туда теперь никто не ходит.

Следующая неделя была наполнена сплошной зубрежкой. Выучить такое количество материала за столь короткий срок было нереально, но этого и не требовалось. Я по несколько раз прочитал полученные конспекты, сочтя такую подготовку достаточной.

В один из дней я посетил моего наставника мэтра Саттена, с которым имел все еще действующий контракт. Внешне он никак этого не показал, но я чувствовал, что мэтр обрадовался моему возвращению. Для того, что бы упростить себе работу и не ограничивать себя в артефакторике, я рассказал Саттену про шесть стихий. Довольно много людей уже были в курсе моих необычных способностей, поэтому я не сильно переживал. Мэтр, казалось, совсем не удивился.

– Превосходно, у меня уже куча идей, какими артефактами тебе стоит заняться в первую очередь, – со злорадным предвкушением сказал наставник.

– Вы еще не раз удивитесь! – в тон Саттену ответил я.

Капли пота стекали по лбу, собираясь где-то в районе подбородка. Я нервно вытер лицо рукавом формы. Мозг, казалось, уже давно сплавился.

– В каком году и кем было изобретено трапециевидное соединений частей артефактных трансформ? Какие преимущества это давало перед обычным параллельным соединением? – скороговоркой проговорил эрр Мортиус.

– В… девятьсот шестьдесят…третьем году. Кэтрин Исаго. Это позволило снизить потери энергии по сравнению с ранними трансформами примерно на треть.

Магистры других факультетов до сих пор не задали ни одного вопроса. В их глазах мелькало даже нечто вроде сочувствия. Ну, еще бы! Битый час этот демон[19], то есть декан, допрашивал меня чуть ли не по всем разделам артефакторики. Экзамен по общей магии я сдал чуть ранее. Не идеально конечно, но результаты вышли довольно неплохие.

– Теперь изобразите нам трансформу жизни и смерти с таким соединением.

Этот живодер выбрал самые сложные для создания трансформы противоположные стихии!

– Болванки закончились, – ответил я угрюмо.

– Какая жалость! – декан достал из кармана небольшую пластинку и, ухмыляясь, протянул мне. – Вот, попробуйте на этом.

Не знаю, что это был за материал, но он с трудом поддавался внедрению маголиний. После пары неудачных попыток я до предела уменьшил сечение энергетических каналов. Так, что даже мне с трудом удавалось рассмотреть их. После пятнадцати минут кряхтений и сопений я представил готовый образец экзаменаторам. Сомневаюсь, что мое творение долго проработает по назначению, но сейчас это и не требуется.

Кроме эрр Мортиуса никто даже и не пытался рассмотреть мою трансформу. Другие экзаменаторы были отличными специалистами в своей области, однако для их магозрения существовал свой предел. Такая система экзаменов для сложных дисциплин была не слишком эффективна, но менять традиции никто не собирался.

– Вот в этом месте линия неровная. Края входа–выхода лучше делать дальше друг от друга, – скептически проговорил декан. – Что ж, на этом мы и закончим, я полагаю. Господа, у вас еще есть вопросы к эрр Вэнтелу?

Экзаменаторы дружно помотали головой.

– Итак, я считаю, что студент заслуживает пятерки за свои знания. Несмотря на небольшие недочеты, Вэнтел отлично справился как с теоретической, так и с практической частью экзамена.

Магитры, немного посовещавшись, согласились с оценкой эрр Мотриуса. Пожилой преподаватель педантично записал мою оценку в табель. У меня словно гора с плеч упала. Я уже начинал подумывать, что мне влепят двойку и с позором прогонят. А они взяли и поставили отлично. Облегчение и радость от прошедшего экзамена было не передать словами.

Вот так, 12 апреля, я официально восстановился на факультете артефакторики Магической Академии имени Стерри Видфорда. На душе, как и на улице, было тепло и солнечно. На выходе один из экзаменаторов поздравил меня, сказав, что у Мортиуса высшую оценку получают считанные единицы.

Но нашлась и ложка дегтя в бочке меда. После того, как я покинул здание стражи в Арвайне, власти никак не проявляли себя. Я уже успел и позабыть о наших договоренностях. Похоже, спокойные деньки закончились. Прямо на выходе из экзаменационной аудитории меня поджидал измененный. Уникальная темная форма немного отличалась от виденных мной ранее. Точно! Подобный орнамент наносится только на форму королевских измененных. Про них я слышал не так много. Говорили, что они обладают одновременно всеми способностями других измененных и могут по своему усмотрению направлять внутреннюю энергию на какое-либо из них. В «королевские» берут только лучших. Элиту. Людей с сильным даром. Такие, если бы им была доступна магия, обязательно стали бы выдающимися чародеями. Мне страшно представить через что пришлось пройти этим людям. Наверняка ритуал изменения очень болезненный и не менее опасный. Немногие решаются пойти на такое, но риск стоит того.

Тем не менее, стоит сказать большое спасибо тем, кто выбрал этого кандидата в мои «надсмотрщики». Они явно знали, как лучше всего расположить к себе строптивого студента. Тут и психологом быть не нужно.

Ладно скроенная черная форма выгодна подчеркивала достоинства девушки, стоящей передо мной. Я бы не назвал ее писаной красавицей, однако было нечто в ее облике, что притягивало взгляд. Густые русые волосы, собранные позади в хвост, карие глаза и чуть курносый нос придавали ей немного мальчишеский вид. Несмотря на это от молодой девушки исходила аура уверенности и даже властности.

По–видимому, я довольно долго стоял и тупо рассматривал незнакомку. Измененная первая начала разговор:

– Эрр Вэнтел, я полагаю? – это было скорее утверждение, нежели вопрос. – Мое имя Элиза Лэтраш. Я приставлена для вашей охраны и обеспечения связи с начальством, – отчиталась девушка.

– Эээ, ясно. Что от меня требуется?

– Согласно договору, вам один–два раза в неделю надлежит посещать исследовательский центр близ Академии. Также отныне вам необходимо проходить проверку третьей ступени у ментального мага.

– Третьей ступени? – спросил я настороженно.

– Это наименьшая ступень. Проводится раз в два месяца. Вмешательство в сознание не проводится – вам необходимо лишь отвечать на вопросы, немного приоткрыв ментальную защиту. Проверяющий будет определять, говорите вы правду или нет.

Вроде не так страшно. Сейчас я уже и без защиты почувствую малейшее вмешательство в сознание.

– Хорошо. Энн Лэтраш, вы, значит, будете главной в моей охране?

– Да. В стенах Академии сейчас безопасно, и я не всегда смогу находится рядом. Вам следует согласовать со мной любые отлучки за комплекс Академии. Моя обязанность – ваша защита. Было бы очень хорошо, если бы мы поладили и согласовали наши действия.

– Я думаю, мы найдем общий язык, – я искренне улыбнулся серьезной девушке. Отчего уголки ее губ тоже поползли вверх, но остановились.

– Будем надеяться, – пессимистично заметила Элиза.

– Вы поддерживаете связь с ее высочеством?

– В случае важного вопроса я могу связаться с ней. У вас какое-то дело?

Я поведал про Первого. Рассказ вышел коротким, поскольку измененной были известны последние события в моей биографии. Может, и не только последние.

– Хорошо, я передам ее высочеству про вашу проблему.

– Спасибо. Мы с друзьями намерены отпраздновать успешную сдачу экзамена. Не хотите присоединиться?

– Разумеется, я приду, – ответила энн Лэтраш, обрадовав меня. – Моя обязанность – ваша защита, – энтузиазм несколько подувял.

Можно сказать, что собрались мы в узком кругу. Только те, кто после факультета общей магии еще как-то поддерживали отношения. Хорошо посидели. Я поведал им массу всего интересного, старательно скрывая свою причастность к рассказанным событиям. Мы успели обсудить все последние новости в самой Академии. За столом находились представители почти всех факультетов, и каждый подробно рассказал про свой. Энн Лэтраш неподвижно стояла у входа в таверну, настороженно окидывая взглядом людей на предмет опасности. Мы так и не смогли убедить ее присоединиться к нам. Кое-как удалось отмазаться по поводу наличия у простого студента охранника–измененного.

– Мне бы такую охранницу, – плотоядно заметил Трош. – Уж я бы с ней ого–го!

– Раскатал губу, для нее ты всего лишь пустое место, – поставил на место младшего брата Симон.

– Что бы вы тут ни говорили, – хлопнул по столу захмелевший Торвин. Событие не самое обыденное, потому что гномы всегда отличались малой восприимчивостью к алкоголю. – А самые красивые это гномки!

Лисса фыркнула.

– Ну конечно, видела я, как ты на Ниру смотришь. Того и гляди, слюни потекут! – поддела Торвина девушка.

– Эээ, это все враки! Мы с ней в одной группе, вот и получается так… – заплетающимся языком ответил гном.

– О, разговор принимает интересный оборот. Так что там про Ниру то? – невинно поинтересовалась темная эльфийка, пододвинувшись к Торвину и скромно потупив взор.

Представитель подгорного племени выглядел столь потешно, что мы не выдержали и рассмеялись. Гном сначала рассердился, но вскоре и сам присоединился к веселью.

На следующий день я уже приступил к занятиям. Знакомство с новой группой прошло вполне неплохо. Из нелюдей здесь были только двое орков и две орчанки. Они старательно следовали своему образу, сложившемуся о них у простого народа. Я даже поверил вначале. Но через какое-то время под маской недалеких и жестоких личностей можно было разглядеть вполне себе вменяемых разумных. Мне все-таки тяжеловато было влиться в более–менее сплоченный коллектив, поэтому друзей в группе я завел далеко не сразу.

В этом семестре было множество предметов, непосредственно связанных с артефакторикой. Около половины где-то. Причем их название начиналось большей частью «Основы…». Страшно представить, что ждет нас дальше, если эти мозгодробительные занятия только основы.

Декан преподавал дисциплины направления артефакторики только первому и второму курсу. Также после занятий два раза в неделю проводил факультатив, на который ходили студенты всех курсов. Лично для меня он повторил свою агитационную речь о необходимости посещения дополнительных занятий для повышения своих навыков. Хотя факультатив не считается обязательным, в его тоне я уловил большие неприятности мне в случае непосещения этих занятий. Я в принципе и не против. Одногруппники поведали, что на его дополнительных занятиях действительно интересно.

Поначалу было трудно осваивать новый материал, не зная предыдущего. По мере прочтения конспектов, который я брал взаймы у старосты группы, я постепенно стал одним из лучших в классе. По крайней мере, в том, что касается практики.

Мэтр Саттен напал на меня с разными наработками, словно боялся, что я снова куда-нибудь пропаду. Но я поставил ему одно условие: сначала я детально займусь защитными артефактами и сделаю один экземпляр для себя любимого. Мэтр только хитро улыбнулся и полностью поддержал меня. Вскоре я понял его отношение: наставник нацелился ни много, ни мало на автоматическую динамическую защиту.

Защитные артефакты бывают с ручным или автоматическим запуском. Другими словами, они могут активироваться только человеком, либо при появлении угрозы. Динамическая защита – самый сложный тип охранных артефактов. Простая автоматическая определяет только, есть ли для жизни носителя угроза в виде летящих боевых заклинаний или материальных объектов: ножей или стрел. Активированный щит имеет заранее заданную мощность, что очень неэффективно. Высокая выбранная мощность в случае слабых атак будет зазря тратить большое количество маны. Малая выбранная мощность, как вы сами понимаете, может не уберечь владельца от опасности. Вот тут и приходит на помощь динамическая защита. Она определяет вид и силу атаки, направленную на носителя, и реагирует в соответствии с заложенным алгоритмом. Если в тебя летит огненный шар, артефакт выставляет водный щит определенной мощности. Именно в том месте, куда направлена атака. Если после этого в вас направят огненный шар посильнее, то и мощность щита увеличится, и водное поле спокойно примет на себя весь удар. Самым шиком считалась защита, способная оперировать щитами разных типов магии, но чаще просто брали накопители повместительнее и использовали «земляной» щит.

Вот этим то мы и начали заниматься с мастером Саттеном. Изучив различные материалы и схемы по артефактным защитам, я приступил к воплощению своих задумок. Сложность работ повышали постепенно: сначала ручные, потом автоматические и только потом динамические защиты. На все про все ушло около месяца. Один такой артефакт приносил лично мне чистой прибыли около двенадцати золотых. Учитывая, что при наличии свободного времени, я мог изготовить два, а то и три в неделю, вскоре я накопил большую сумму денег. На накопители для собственного защитного артефакта я не пожадничал, к тому же сделал его немного больше по размеру. Для того, чтобы повысить надежность конструкции и максимально возможную мощность создаваемого щита. Проведенные испытания показали, что мой щит выдерживает несколько попаданий моих самых мощных двойных заклинаний, тройных (по просьбе один из преподавателей–троек согласился бесплатно помочь нам в этом) – только пару.

Артефакт представлял собой массивный браслет из перемежающихся между собой серебряных пластинок для хранения плетений и гнезд для драгоценных камней. «Во главе» стоял массивный изумруд, выбранный за хорошую стабильность при работе с энергией «земли». Еще шесть более мелких изумрудов с равными промежутками входили в состав артефакта. Главный камень являлся раздатчиком: через него мана поступала на другие накопители. Что немаловажно, с него же можно было перекинуть часть маны себе. Таким образом, для одаренного такой артефакт выполнял две функции: универсальная защита и вместительный накопитель для разных нужд.

Своей работой я остался более чем доволен. Теперь у меня есть надежная страховка на случай неожиданного нападения. За полтора месяца, из которых только три недели были посвящены созданию рабочих артефактов, я смог соорудить девять динамических защитных браслетов. Один из них я забрал себе. Прибыль получилась около сотни золотых, из которых более половины я потратил на драгоценные камни для своего браслета. Также заплатил за обучение, заказал себе новую студенческую форму из более дорогих материалов, прикупил разные мелочи. В общем, жизнь – прекрасная штука! Особенно, когда в твоем распоряжении такая сумма денег. Только подумать, моя зарплата превышает родительскую на порядок!

Элиза довольно часто сопровождала меня в различных походах. Поначалу она была очень серьезной и деловой, но постепенно оттаяла. Начала отвечать на мои шутки, открыто смеяться. Это отнюдь не была любовь с первого взгляда. Но в один момент я вдруг осознал, что девушка мне нравится. Мне было приятно проводить с ней время, болтать на различные малозначащие темы. В некоторых делах она оставалась до ужаса наивной и милой. По разным незначительным фактам я сделал вывод, что измененная из богатой семьи. И, возможно, именно по этой причине у нее до сих пор не было парня.

– Элиза, а почему ты пошла в измененные? Страшно не было?

– Было конечно, – девушка скривилась от неприятных воспоминаний. – А почему пошла? Наверное, хотела доказать семье, что и я тоже что-то значу. До этого меня бы, скорее всего, выдали замуж за богатого и влиятельного человека. Отец – человек достаточно благоразумный, он бы не стал прочить меня в невесты к последнему мерзавцу, – энн Лэтраш криво ухмыльнулась. – Но и быть разменной монетой в отцовских планах мне тоже не очень хочется.

– Вот как. Похоже, у богатых проблем не меньше.

– Верно. Вот только я не понимаю, зачем тебе это рассказываю, – Элиза внимательно посмотрела на меня. Я лишь смог ответить ей беспомощной улыбкой.

Я заказал себе заготовку для двухместного маголета.

Может, мне деньги вскружили голову, а может, я так хотел произвести впечатление на девушку. Как бы то ни было, все оставшиеся сбережения (восемнадцать золотых) я безропотно отдал мастеру–кузнецу, специализирующемуся на подобных заказах. К тому же остался должен еще около пяти. Нет, я совсем не был расстроен этими тратами. Как-никак личный маголет – моя давняя мечта. Большая часть мальчишек грезит о собственном летательном аппарате. Однако расставаться с деньгами в этот раз было жалко. Мысль о стоимости корабельных накопителей тоже не радовала.

В начале июня громоздкую заготовку доставили на склад мэтра Саттена. До этого я смог в ударном темпе зачаровать еще одиннадцать браслетов–артефактов. Соответственно и прибыль была очень внушительная. В конце месяца начиналась сессия, и на втором семестре количество экзаменов только возросло. Стоило бы конечно больше времени уделить учебе, но моя новая игрушка полностью захватила все внимание. Мэтр Саттен, видя мой энтузиазм, любезно предоставил мне некоторые инструменты и материалы.

Каюсь, был еще один повод к подобной спешке. Турнир Академии Магии Арвайна среди студентов. Достаточно известное и громкое мероприятие. Посмотреть на задумки местных дарований со всей округи съезжались влиятельные лица, маги и многие другие. Турнир проходил в течение шести дней – по одному дню на каждый факультет (факультет общей магии не участвовал). Соревнование проходило между представителями одного факультета, хотя и не запрещалось подавать заявку на турнир для нескольких факультетов. Главное – следовать правилам. Поскольку для каждого факультета было свое соревнование (для боевого – столкновение претендентов в магическом сражении, для артефактного – предоставление своего проекта перед судьями и т. д.), участие в нескольких было делом очень трудным. Все-таки в большинстве своем на турнире побеждают опытные студенты старших курсов своей специальности.

Лето полностью вступило в свои права, поджаривая зазевавшихся прохожих на солнце. Большинство в полуденные часы предпочитали отдыхать в теньке, либо в охлаждаемых климатическими артефактами помещениях. И только я, не жалея сил, проводил большую часть времени в плохо проветриваемом складском помещении. Такими темпами я закончу свой маголет раньше срока, и у меня еще останется время на другую свою задумку.

На носу были экзамены. Большинство студентов и я в том числе с нетерпением ожидали конца мучений и начала большого Турнира.

Глава 12

– Красивая, правда? – спросил я, щурясь, словно кот, объевшийся сметаны.

– Покрасить бы ее не мешало, – скептически заметила девушка.

– Ну! Внешний вид здесь не главное! – возмутившись, я принялся доказывать Элизе. – Я буду участвовать с ней в Турнире!

В ответ от измененной я услышал лишь очередное скептическое хмыканье. Конечно, для простого человека смотрится мой маголет довольно невзрачно. Но разбирающиеся люди, я уверен, оценят мою работу по достоинству.

– Ты придешь за меня завтра поболеть?

– Приду… постой, завтра же темные соревнуются?

– Ага, я тоже участвую, – в ответ я получил удивленный взгляд от Элизы, но развивать эту тему она не стала.

– Ты уже думал о названии? – спросила девушка.

– Нет… Ммм, может Ласточка?

– Я думаю, ему больше подойдет Ястреб, – уверенно заметила энн Лэтраш.

Признаться, мне по душе были больше женские имена, но спорить с измененной я не стал. К слову, на предложение Элизы покрасить маголет в розовый или голубой я ответил категорическим отказом.

Ястреб только формально считался двухместным маголетом. При общей дороговизне изготовления и эксплуатации летательных аппаратов, их предпочитали только богатые люди. А они не любили тесниться на крохотных сидениях. Моя модель – немного переработанный «Эртаго». Это первое в мире серийное производство маголетов, налаженное в Вайне. На передних и задних сидениях этой модели с комфортом поместятся четыре не слишком упитанных человека.

Экзамены я сдал не слишком хорошо, чего и следовало ожидать. Все мое время уходило на Ястреба и… Тварь. В качестве своей работы на Турнире среди факультета темной магии я выбрал свое первое поднятое существо. Сама крыса изменилась до неузнаваемости. Теперь она больше напоминала летучую мышь. Я перелопатил кучу материала, дабы воплотить в жизнь свою давнюю задумку. Тварь намного уменьшилась в размерах, в несколько раз полегчала и обзавелась аккуратными перепончатыми крыльями. Самое сложное было с летными навыками. У меня самого то их не было, пришлось изобретать на ходу. Худо–бедно, мне удалось привить в крохотный крысиный мозг зачатки самообучаемости. И вскоре зомбяка «радовала» редких зрителей непродолжительными полетами. По–моему, получился вполне себе неплохой разведчик. Конечно, для этой цели намного лучше подойдет живность, умеющая и до смерти летать.

Второй день Турнира среди многих личностей считается самым мерзким мероприятием в стране. Жуткие создания, вышедшие из-под рук неопытных студентов, вызывали ужас и страх. Даже самые стойкие воины, бездумно бросающиеся в гущу сражений, находились не в своей тарелке.

Людей–нежить в Иллории было использовать запрещено. Исключения лишь составляли научные и тренировочные экспонаты. К коим и присоединился недавно мой Первый, забытый в Тамшаре. При его вывозе без шумихи обойтись не удалось. Сейчас же мертвяк развлекал на лекциях некромантии учащихся своими «остроумными» замечаниями.

Каких только существ не было на Турнире. Даже такие, которых при жизни к неразумным относили весьма условно. Достойных конкурентов было множество, но и мою работу оценили достаточно высоко. Может, в этом была заслуга преподавательницы некромантии, энн Тэннодзи. В итоговом результате я умудрился занять четвертое место, немного обогнав автора здоровенного гориллоподобного существа. Все-таки, здесь больше ценили работу с разумом и навыками объектов, а не с внешним видом. Привить животному полетные навыки – задача не из простых. В качестве приза мне достался неплохой набор письменный принадлежностей и скромная денежная компенсация.

Из тех, кого я знал, только Нира участвовала в Турнире от факультета темной магии. Четырнадцатое место – просто отличный результат, учитывая высокую конкуренцию и всего год обучения эльфийки. Победившим стал человек, учившийся на четвертом курсе по специальности некромантия. Его поднятая кошечка смотрелась вполне безобидно. Если не знать о длинных острых когтях со смертельным ядом и отнюдь не зверином интеллекте нежити. Некро–кошак даже понимал некоторые слова, что было просто поразительным. Я сам очень сомневался, что смогу так виртуозно использовать магию разума на поднятом существе.

К сожалению, впечатлить своими успехами девушку мне не удалось. Как и многие представительницы женского пола, Элиза не переносила вид любой нежити. Ну, это и понятно. Меня самого в детстве пугали постоянно армиями зомби Тамшара. Но после продолжительной работы с немертвыми в государстве некромантов, мне удалось привыкнуть к ним.

Тем не менее, нам с измененной удалось провести романтический вечер в местном кафе–ресторане. По крайней мере, учитывая ее прошлое ко мне отношение, этот вечер точно можно назвать романтическим. Хотя бы потому, что мы ужинали вдвоем. И в этот раз охранница не стояла в напряженной позе, окидывая суровым взглядом посетителей, а вместе со мной наслаждалась изысканной кухней. Не думаю, что человека из богатой семьи заведение смогло чем-то удивить, но девушка, по виду, уходила очень довольной.

Следующие дни я провел в доводке и наладке своего транспортного средства. Пришлось потратить все вновь заработанные средства на мощные накопители. Почти все друзья уже уехали на каникулы по домам, поэтому свободное время я часто проводил вдвоем с Элизой. Вполне неплохое времяпрепровождение, по–моему. Если бы еще и Элька пошла мне навстречу… Мне просто не дано понять таких вещей, как долг и ответственность перед семьей. У нас с родителями все гораздо проще. Хотя, что я тут строю из себя всезнайку? Кто знает, по какой причине девушка не решалась сблизиться со мной? Наверное, только она сама и знает.

И вот, долгожданный пятый день Турнира. Соревнование среди студентов факультета артефакторики. Тут были и представители боевой, бытовой (к коей принадлежал и я) артефакторики, строительной специальности и, конечно, адепты големостроения и элементалистики. К слову, призыв элементалей на Турнире запрещен правилами, поэтому шансы немного уравнивались.

Стоит сделать небольшое пояснение. До учебы в Академии я мог довольствоваться лишь слухами, но теперь получил более полную информацию о данном направлении. Наш Мир далеко не одинок. Это известие просто поразило некоторых впечатлительных студентов. Вроде всем известно, что демоны и элементали берутся из другого места, но вот так сразу поверить во множественность миров непросто. Точнее, Планов. Так вот, с помощью высокоуровневой магии можно перемещаться между этими Планами. Но мощность для «сдвига» одного человека нужна просто колоссальная. И большая часть маны идет на перемещение именно материального тела. Оказывается, переместить небольшой кусочек энергии с другого Плана может даже слабый маг. Тут то и находится объяснение популярности демонам и элементалям. По межплановым меркам от нас находится близко мир Эйгос (что в переводе с одного из тамошних языков означает «почва»). У меня нет информации, встречаются такие миры очень редко или каждый второй мир подобен Эйгосу. Живой мир этого Плана уникален тем, что многие виды существуют только в качестве энергетического существа. По версии ученых, такое изменение произошло в ходе резкого ухудшения климата. Элементали – это неразумные или полуразумные животные мира Эйгоса, способные существовать без материального тела. Демоны же существа разумные. Некоторые их виды обладают очень незаурядным интеллектом, другие даже могут формировать себе материальное тело.

Задача мага состоит в призыве существа Эйгоса и привязке его к определенному материальному объекту голему[20]. С демонами все намного сложнее. Для того, чтобы удержать их в нашем мире, им устанавливают специальную печать, либо заключают договор. Неопытные демонологи зачастую неправильно рассчитывают силу печати, и тогда их подопечный вырывается на свободу. Договор же обычно означает постоянную подпитку демона свежей энергией (в запретной демонологии использовались человеческие жертвоприношения) и постоянное напряженное ожидание момента, когда же демон выйдет из-под контроля.

На втором семестре нам лишь рассказали небольшую лекцию в качестве общего развития, ни о какой практики и речи не шло. Так что со всем этим я был знаком только в теории.

Дни пролетели, словно минуты, и вот уже настал час, когда с окрестных земель съехались многие маститые артефакторы, торговцы магическими изделиями, просто известные личности и прочие. Пятый день Турнира традиционно вызывал наибольший интерес у различных специалистов. Правда, он не мог соперничать с последним шестым днем Турнира, на котором происходило боевое состязание магов. Простой народ слетался на такое невиданное и главное – бесплатное зрелище, будто пчелы на мед.

Мой Ястреб занимал довольно много места, и многие любители маголетов так и норовили пролезть внутрь. От детей так совсем никакого спасения не было. Поначалу уважаемые члены жюри не обратили особого внимания на мое творение. Однако в ходе ожесточенной рекламной кампании мне удалось завоевать интерес проверяющих. И главным моим козырем стало внедренное плетение автоматической динамической защиты. Да–да, именно тот модифицированный браслет и стал основой для магической защиты маголета. По сути, подобное далеко не новинка, но встречается редко. На крупногабаритных маголетах защиту установить фактически невозможно: слишком большая «контролирующая сеть» и, соответственно, большие затраты энергии. На маленькие тоже нечасто ставят: в основном, богатые личности, переживающие за свою безопасность.

Питается такая защита от накопителей маголета, поэтому при массированном обстреле забирает большую часть мощности. Скорость сильно снижается. Однако в некоторых случаях именно этот артефакт может спасти вам жизнь. Создание маголета или защитного браслета не считалось чем-то из ряда вон выходящим. Но сочетание этих артефактов явление отнюдь незаурядное.

С замиранием сердца я следил за объявлением тройки победителей. Элиза молча стояла рядом, поддерживая меня.

– Третье место достается Алану Астарсу и ему оптимизированному универсальному голему, – разнесся усиленный магией голос по площади. Родственники и просто знакомые студента радостно взревели.

– На втором месте находится Родрик Сантим'нир и его горнопроходческий голем.

Я напряженно замер. Был еще один студент, считавшийся главным претендентом на первое место. Вокруг его проекта раздули невероятную шумиху. Нечто вроде универсального амулета, над которыми в последние годы жизни работал Видфорд. Что-то вроде калькулятора, который может решать большой спектр задач. Я мало что в этом понимал. Все-таки, Майкл Нордин был гением не только артефакторики, а и просто очень умным парнем. Не то, что я. Шансов, что именно я получу первое место, было очень мало. Рядом в ожидании застыла и моя охранница.

– После продолжительных дискуссий, – до раздражения неторопливо начал вещать оратор, – уважаемые члены жюри решили разделить первое место. Победителями сегодняшнего Турнира среди студентов факультета артефакторики становятся, – говоривший сделал эффектную паузу, обводя взором притихшую толпу. – Майкл Нордин и его многофункциональный расчетный амулет, а также Крис Вэнтел с собственноручно зачарованной моделью маголета!

Толпа взревела, поздравляя сегодняшних призеров. Раскрасневшаяся Элиза быстро поцеловала меня в губы. И это был лучший подарок за мои труды. После подошли пара знакомых, оставшихся в Академии на время Турнира, и поздравили меня. Пришлось с сожалением расцепиться с девушкой и отвечать сокурсникам. Далее последовало выступление нескольких почтенных мастеров артефакторики и церемония награждения. На лице Нордина застыла такая же, как и у меня, идиотская улыбка. Видно было, что парень не привык быть в центре внимания. Мне с этой стороны было немного попроще. Возникла небольшая заминка, в течение которой быстро раздобыли аналогичные призы для второго победителя. Вкупе к позолоченной медали, грамоте и бесплатному году обучения в Академии нас наградили путевками в один из лучших курортов Иллории. Тут слово взял граф арвайнский, и мы неспешно покинули сцену. На мероприятии присутствовали многие облеченные властью личности и что странно, принцессы я так и не разглядел. По ее же словам, она сейчас проживает где-то недалеко и часто посещает местные праздники. Ну да ладно, может, завтра на соревновании боевиков и закрытии Турнира будет присутствовать.

Элиза Лэтраш.

Зря я пошла на это задание. Ой зря. Этот Вэнтел не перестает меня удивлять. Конечно, я слышала про его выдающиеся способности, но увидеть работу уже сложившегося мастера своими глазами – это другое дело. А его непосредственность просто поражает. Большая часть мужчин, видевших меня в форме, спешили перейти на другую сторону улицы и поспешно отвести взгляд. Королевская измененная среди обычных людей – все равно, что тигрица в клетке с мышами. И отношение к нам соответствующее. Обычно, свои просьбы не нужно повторять дважды. За не столь большой срок после проведения последнего изменения я уже успела привыкнуть к такому.

Этот же наглец с первого дня не скрывал своих намерений. И самое ужасное, что я начала отвечать ему взаимностью. И с каждым днем становилось все труднее сдерживаться. Хочется просто бросить все и убежать куда-нибудь, где будем только мы вдвоем. Эхх, почему я не родилась в простой семье? Не было бы никаких проблем. Хотя… не придумываю ли я их сама?

Нет, я сейчас просто не могу дать волю этим отношениям. Сначала мне надо доказать отцу, что я не зря проходила все эти рискованные процедуры. Доказать в первую очередь самой себе, что я на что-то способна. Надоело быть раскрашенной куклой на балах–выставках. В то время как все родственники заняты на важных должностях.

Поцелуй… Казалось, в этот момент тело действует само, без моего участия. Не успела я опомниться, как меня сжали в крепких объятиях. Я знаю, что делать, когда на тебя идет толпа вооруженных людей, но сейчас я была просто беспомощна. Хорошо хоть, вовремя подоспели друзья Криса. Дабы скрыть смущение, пришлось нырнуть в ограниченный боевой транс и успокоить бешено стучащее сердце. Ну уж нет, пока задание не выполню, никаких… похождений.

– Лиз, что ты думаешь насчет путевки к теплому морю? – улыбаясь, спросил мой подопечный.

Я ответила ему столь красноречивым взглядом, что парень даже поперхнулся.

– Гхм, ну не хочешь и не надо. Отдам родителям – они давно хотели съездить куда-нибудь, – закончил Крис тоном, будто я отказываюсь от безумно выгодного предложения.

– Я думаю, это будет отличная идея!

– Ммм, да. Но отпраздновать такое событие просто необходимо.

Я попыталась отговорить Вэнтела провести вечер вдвоем, но безуспешно. Когда он состроил мне уморительную рожицу, я просто не смогла отказать.

– Только чур не приставать!

– Да я сама добродетель светлых ангелов! – невинности в глазах парня действительно могли позавидовать мифические светлые ангелы.

– А кто меня в прошлый раз споить пытался? – ехидно подметила я.

– И в мыслях не было! – с жаром принялся доказывать этот прохвост. – Увлекся немного просто. К тому же я слышал, что измененные не пьянеют.

– Это уж как мы пожелаем. В неактивном состоянии наша регенерация выводит все яды и токсины значительно быстрее, чем у обычного человека. Но опьянеть мы вполне можем.

– А меня Сэф тоже научил одному плетению, которое позволяет долго не пьянеть. Правда, я его так и не проверил на практике.

Закончив со всеми формальностями, мы с Крисом запрыгнули в Ястреб и аккуратно взлетели с площадки.

На этот раз Вэнтел не пожалел денег и мы поужинали в лучшем ресторане Арвайна. Приятно, когда за тобой ухаживают. Если бы не моя официальная форма измененной, нас бы, возможно, и не пустили в это заведение. Вечер прошел просто прекрасно. Мы беспечно болтали на разные темы и бродили по городу, совсем позабыв об осторожности. В один момент пришлось разбираться с разношерстной бандой грабителей. То ли они не разглядели мою форму, то ли просто решили таким экстравагантным способом свести счеты с жизнью. Уже через несколько секунд пятеро нападавших, из которых один был слабеньким одаренным, лежали без сознания.

– Я даже сделать ничего не успел, – немного обиженно пожаловался Крис.

– Не переживай, я всегда смогу тебя защитить! – я нагло подхватила опешившего парня под руку и потянула прочь из переулка.

– Поэтому то я и переживаю, – тихо пробурчал Крис, – Хотелось бы самому встать на защиту девушки, а не наоборот.

– Ну вот, еще комплексов нам не хватало.

– Уже нам значит? – выделил интонацией… любимый. К чему притворяться? Пьянящая ночь дурманила тысячами опасных ароматов. К морту логику! Я резко остановилась и приблизилась вплотную к Вэнтелу. Приятно было чувствовать растерянность на обычно уверенном в себе маге. За долгим поцелуем я просто потеряла счет времени.

– Такой ответ тебя устроит? – хрипло спросила я.

– Нет! – быстро ответил Крис, и притянул меня к себе.

На следующий день мы с Крисом вели себя словно дети. Толкались и шутили, смеялись и с интересом смотрели на проходящие действа. Соревнование между боевыми магами получилось просто потрясающим. В этом году, слава богам, обошлось без жертв. Лекари и целители же работали без перерывов, старательно латая и поправляя энергоузоры пострадавших. Площадь Академии была полностью забита ликующими толпами, отзывающимися на каждый эффектный прием громкими возгласами.

– Я думал, принцесса будет на закрытии Турнира, – сказал Крис.

– Видимо, у нее возникли какие-то дела, – немного нервно ответила я. – Что дальше думаешь делать?

– Домой слетаю, а потом вплотную займусь артефакторикой вместе с Саттеном. Ты составишь мне компанию?

– Разумеется. Моя задача – твоя безопасность.

– Ну и отлично, с родителями познакомишься, – парень ненавязчиво приобнял меня за плечи, отчего внутри немного потеплело.

Крис

– Я сейчас свихнусь, – пробормотал я в никуда, старательно накладывая очередной магоблок на заготовку. Уже сейчас мое творение напоминало непонятную разноцветную мешанину. А ведь выполнена только десятая часть работы.

После посещения родных пенат, Элиза на некоторое время покинула мое общество, строго наказав никуда не отлучаться из Академии. Да еще и этаким елейным голосом сказала, что ей не сложно будет понять, был ли я с девушкой или нет.

– Представь себе самое ужасное, что с тобой только может произойти, а потом умножь на три, – нежно прошептала мне на ушко измененная. Я нервно сглотнул. – Теперь ты в полной мере осознал что тебя ждет в случае измены…

– Самое ужасное, если с тобой что-то случится, – ответил я девушке. Некоторое время Элиза молчала, пристально глядя мне в глаза, но потом расслабилась.

– Один ноль в твою пользу, – и жаркий поцелуй на прощание.

И вот теперь в не менее жаркий летний день, я вынужден проводить все время, зачаровывая сверхсложные артефакты. Хотя, что я тут жалуюсь. Ведь именно этого я и хотел. До начала учебного года осталось три недели, а я уже принимаю заказы на амулеты для королевской стражи. Мои работы стали достаточно известными, и имя Крис Вэнтел на дорогом артефакте уже не вызывало недоумения. Даже начали продавать дешевые подделки с моим именем.

Строго говоря, заказ от стражей мы получили только ввиду малых цен за мой товар. А что? Конкуренция на такое выгодное место огромная, вот и пришлось искать лазейки. Ну, небольшие цены, это по меркам опытных артефакторов с многолетним стажем. Для меня же прибыль казалась просто баснословной. Мастер Саттен специально подбирал мне работу в такой области, в которой я смыслил меньше всего:

– Ты еще не достиг предела своих возможностей. Так что пока будем пробовать разные направления.

Звучит, конечно, правильно. Однако горы прочитанной литературы и сотни загубленных заготовок наглядно показывают, как тяжело мне давались эти знания.

Через восемь дней я закончил артефакт, чуть не вывернувший мои мозги наизнанку, и понес его своему наставнику.

– А, Крис! Проходи, выпьем чаю, – как всегда мэтр Саттен очень дружелюбно встретил меня. Интересно, насколько для него выгоден мой контракт? Может, я уже приношу ему больше всех прибыли? Этот вопрос я и озвучил тут же.

– Дай-ка подумать. Если бы ты занимался однотипными артефактами сразу на продажу, то, пожалуй, твой контракт был бы самым прибыльным. А так, еще трое мастеров пока тебя опережают, – наставник сделал маленький глоток обжигающего черного чая. – Я вижу, ты уже закончил. Давай уже показывай, – нетерпеливо потребовал мэтр. Я не стал тянуть время и выложил на специальный столик свою последнюю работу, на которую потратил очень много времени и сил.

– Ну, как вам? – с самодовольными нотками спросил я. – Видите, вот здесь я максимально уменьшил сечение маголиний, что позволило намного снизить потребление энергии. Да еще, по моим расчетам повысилась точность.

Мэтр внимательно всмотрелся в артефакт. Прошло довольно много времени, прежде чем Саттен оторвался от созерцания моего шедевра (как мне казалось).

– Хмм, – мэтр внезапно погрустнел, весь его азарт куда-то испарился. В молчании он прошествовал к шкафчику. Достал оттуда резную трубку и набил пахучим табаком. Я не знал, что и спросить. Мне ведь, правда, казалось, что это мое лучшее творение – я вложил в него все свои умения. Испуская клубы темного дыма, мэтр заметил нейтральным тоном:

– Я не могу рассмотреть его…

– Что? – переспросил я.

– Моего магозрения не хватает, чтобы рассмотреть артефакт! – в раздражении воскликнул наставник.

Некоторое время мы молчали. Поднявшись с кресла, эрр Саттен первым нарушил тишину:

– Я больше не имею права производить оценку твоих артефактов. Согласно пунктам контракта, наше с тобой соглашение аннулируется.

Мне оставалось только глупо хватать ртом воздух, словно рыба, выброшенная на берег.

– Прости, Крис, мне больше нечему учить тебя, – грустно проговорил немолодой мастер. – Тебе следует найти другого мастера, либо уже самому напрямую продавать свой товар. Сразу скажу: здесь, в Арвайне, ты не найдешь специалиста лучше меня. Если ты хочешь и дальше улучшать свои способности, твой путь лежи в Вайн. Мне больше нечего дать тебе…

– Я понял, мастер. Я и дальше хочу совершенствоваться… Спасибо вам за все, – я поклонился мэтру. – Я никогда не забуду то, что вы мне дали!

Тепло попрощавшись с человеком, ставшим мне почти что родным, я задумчиво потопал в свою комнату в общежитии. Мда, вот уж не ожидал. С другой стороны, перевод в столицу посреди учебного года будет осуществить сложнее. Так что хорошо, что это случилось именно сейчас. Гмм, надеюсь, ее высочество еще не забыло о своем предложении. Признаться, я ни разу не был в столице Иллории. Тяжело будет конечно расставаться с родными стенами, но решение, как всегда, я принял сразу. И отступать уже не собирался.

– Ну как ты тут без меня? – весело спросила повисшая на мне Элиза.

– Ужасно просто! Я скучал по тебе, – я быстро поцеловал девушку во вздернутый носик.

– По моему носу скучал?

– По губам тоже очень соскучился, – ответил я, и тут же принялся доказывать свои слова.

Уже вечером в день приезда Лиз, я поведал ей историю с мэтром Саттеном. Девушка не стала меня отговаривать. Просто сказала, что последует за мной, куда бы я ни пошел. Приятно слышать такое, что ни говори.

Спустя несколько дней, после того как энн Лэтраш связалась с принцессой, и все формальности были улажены, мы покинули Академию Магии имени Стерри Видфорда. Ястреб, чьи накопители были наполнены под завязку, мчал нас по бескрайним воздушным просторам. На задних сидениях разместился мой багаж. К слову, здесь было очень много различных инструментов для работы с артефактами. Небольшая клетка, откуда доносилось вялое попискивание, также примостилась сзади. Первого решено было оставить в Арвайне, поскольку пользы от него особой не было, а трудностей с перевозкой могло возникнуть много. Элиза, множество раз летавшая на маголетах, сейчас вела себя по–детски. И хотя опасное воздушное путешествие обязывает соблюдать правила безопасности, мне тоже иногда хотелось подурачиться. Разогнаться так, чтобы девушка повизгивала от восторга или заложить крутой вираж так, чтобы Лиз вплотную прижало к моему плечу.

При подлете к столице погода испортилась. Тяжелые темные тучи заволокли небо, и нам пришлось приземлиться, дабы переждать ненастье. Еды мы с собой взяли достаточно, так что получилось довольно романтично. Одни в лесной глуши в маголете, омываемом потоками дождя и освещаемом грозовыми отблесками. Лиз полезла играть со зверушкой. Я сильно изменил внешность Твари, так что она смотрелась даже мило. Ради тренировки я отпустил летучую крысу наружу и принялся наблюдать ее глазами за происходящим вокруг. Стихия разбушевалась не на шутку. Легковесному созданию с трудом удавалось бороться с порывами ветра.

– Это еще что?! – воскликнул я. Маголет ощутимо затрясло.

– Похоже на землетрясение, – настороженно заметила Элиза.

– И часто здесь такое бывает? – задал я вопрос, не ожидая, впрочем, получить на него ответ.

– Нет. Я долго жила в Вайне, и за всю мою жизнь ни разу не слышала о землетрясениях в округе. Севернее случались.

– Твоя семья тоже из Вайна? – спросил я. Эту тему девушка не любила, поэтому я и не приставал к ней с расспросами раньше.

– Да.

– Ясно, – похоже, подробностей от нее не дождешься. Ну да ладно, всему свое время.

Неужели и Иллорию скоро захлестнут те бедствия, что обрушились на Раджингу? И что интересно можно сделать, чтобы остановить стихию? Нет другого пути, кроме как эвакуировать всех жителей?

И тут где-то в глубине у меня промелькнула полубезумная догадка. Что если Храм Древних и ответственен за эти бедствия? Может, там находится страшное оружие, способное насылать ураганы и землетрясения на окрестные земли? Конечно, связи между событиями в Раджингу и приходом в мои сны таинственного мага не наблюдалось. Но я просто чувствовал, что все это сторона одной монеты… Надо будет проконсультироваться с Аком по этому вопросу. Вспомнить бы еще, как с ним связаться…

– О чем задумался? – с подозрением спросила любимая.

– Да так… Раздумываю, не ожидает ли Иллорию судьба Раджингу.

Тем временем погода прояснилась, и, что главное, гроза сошла на нет. Свинцовые тучи все также поливали землю мелкими каплями. Мы продолжили путь, однако настроение улетучилось вместе с хорошей погодой.

Все размышления о дальнейшей судьбе отошли на задний план, когда перед нами открылась панорама столицы. Огромный город, чье население насчитывало почти триста тысяч, радовал взгляд разнообразными архитектурными шедеврами. Богатые особняки, дворцы и башни в северной части города встречались на каждом шагу. В средней части преобладали трех и четырехэтажные дома в основном бежевого цвета. Бедняцкие кварталы представлялись хаотическим нагромождением деревянных построек. Следуя уверенным указаниям Элизы, мы быстро нашли площадку для маголетов столичной Академии. Цены на стояночные места наглядно показали, что мы уже находимся не в провинции. Ну, о средствах некоторое время можно было не волноваться, учитывая бесплатный год обучения.

Несколько дней ушли на знакомство с Академией, заселением и просто прогулки по городу.

– Ты готов мне помочь? – в моей голове прошелестел бесцветный голос.

Уффф, после нескольких безуспешных попыток мне удалось связаться с магом из Храма.

– Сначала ответь на мои вопросы.

– Спрашивай.

– Храм как-то связан с погодными бедствиями на Раджингу и на севере Иллории?

После некоторой паузы последовал ответ:

– Да.

– Я… я смогу остановить эти катаклизмы?

– Да, в этом и будет заключаться твоя помощь, – без эмоций произнес Ак. Он не отличался говорливостью.

– Почему ты сразу об этом не сказал?

- …

– Ладно, что мне надо будет сделать?

– Это закрытая информация.

– Но ведь, я узнаю это скоро, если буду тебе помогать. Почему бы сейчас не сказать?

-…

О светлые боги, дайте мне терпения!

– Хорошо, что от меня требуется сейчас?

– Прибыть к храму Сайянсу и следовать моим указаниям.

– Следует ли что-нибудь взять с собой, инструменты или еще что? Артефакты, накопители?

– Только то, что необходимо, чтобы добраться до места. У меня нет информации о том, что тебя может ожидать в окрестных землях.

– А войска Тамшара или Ромалии есть возле храма?

– Нет, ближайшие посты находятся в двадцати километрах. Одиночные разумные периодически приближаются к храму.

Хех, просто сказать – проберись в место конфронтации двух могущественных держав. Вопрос, верить ли во все это? Вы можете называть меня глупым и недальновидным, но я склонен верить Аку. Просто, не стали бы меня завлекать таким экстравагантным способом. Такое ощущение, что этот маг там годами ждет кого-то, кто отключит артефакт или что-то в этом роде.

– Хорошо, я согласен помочь тебе.

-… Информацию о Храме нельзя никому разглашать.

– Ты что, думаешь, я в одиночку способен незаметно преодолеть такое расстояние?!

– Информацию о Храме нельзя никому разглашать.

– Я понял! Но помощи попросить то мне можно?

– Да.

Спрашивать у Ака о способе добраться до места, похоже, бесполезно. Меня удивляет, как я легко согласился на эту авантюру. Приключений захотелось? Так и есть, скорее всего. После тамшарских похождений прошло довольно много времени, и я успел заскучать, чего уж греха таить. Хотя последние недели тоже были богаты на события. Хочется снова ощутить вкус опасности, увидеть бескрайнее небо над головой.

– Теперь главный вопрос. Почему я?

– Ты сам знаешь ответ.

Хмм, значит все дело в моих способностях. Но ведь есть архимаги, отнюдь мне не уступающие? Ощущение собеседника пропало, и я не успел задать вертевшийся на языке вопрос.

– Эмм… Лиз, мне нужно попасть в Храм Древних, – мирно лежавшая у меня на коленях девушка сначала не обратила на мою фразу внимание. Здесь, в парке Академии было много укромных уголков, которые так любили парочки.

– Тааак, повтори, пожалуйста.

– Ну, мне нужно в Храм Древних.

– Это шутка?

– Я серьезно.

– И зачем, позволь спросить? – девушка резко поднялась и внимательно посмотрела мне в глаза.

– Извини, я не могу тебе сказать этого.

– Ты хоть понимаешь, как это бредово звучит?

– Прекрасно понимаю, – я скривился. – Это связано со стихийными бедствиями. Только не говори никому.

– Это правда?

– Стал бы я врать по такому поводу…

– Ты хочешь сказать, что можешь остановить все это? – с сомнением взглянула на меня девушка.

– Я не могу дать стопроцентную гарантию, но я приложу все силы.

Некоторое время девушка молча рассматривала меня.

– Ты не сильно то удивлена моему заявлению, – заметил я.

– Есть кое–какие факты, свидетельствующие в пользу твоей версии.

– Вот как! И какие же?

– Извини, я не могу тебе сказать этого, – немного злорадно ответила девушка.

– Ах ты так? Ну сейчас проверим, боятся ли измененные щекотки!

– Ааааа, прекрати, – девушка начала вырываться, но я держал ее крепко. Сделав нечеловеческий рывок, Элизе все же удалось разорвать объятия.

– Я соберу надежных людей и проработаю маршрут. Думаю, через неделю, мы будем готовы отправляться.

– Ты, прям, пышешь энтузиазмом!

– Такой возможности доказать отцу может больше не предвидится. И я приложу все силы, чтобы эта миссия прошла успешно! – глаза Элизы ясно показывали, что девушка не отступит. Что тут сказать? Два сапога пара. Казалось бы, жизнь прекрасна, есть деньги и кров. Так нет же, надо ехать за тридевять земель непонятно для чего. Но именно такие выкрутасы и придают жизни изюминку.

– Хорошо бы, ты тут осталась… – начал я безнадежный разговор.

Элиза посмотрела на меня словно на полоумного.

– Об этом и речи быть не может! Я обученный воин, а тебе следует остаться доучиться в Академии, – напыщенным тоном, поведала мне девушка.

– Похоже, щекотки было не достаточно, – я проворно схватил девушку и стал тискать и щекотать ее в разных приятных местах.

Двадцать шестого августа, за шесть дней до начала учебного года, наш отряд был готов. Восемь измененных, включая Элизу, и два мага, включая меня, сейчас находились на быстроходном парусном судне. В дополнение к парусам корабль располагал магическим движителем. Энергию можно было восстанавливать прямо во время движения и направлять в накопитель. Сейчас этим как раз занимался еще один корабельный маг.

Вот уж не знаю, как Лиз умудрилась найти в команду четверых королевских измененных и трех хамелеонов. Для скрытной операции лучше не придумаешь. Маршрут наш пролегал следующим образом: на корабле на север вдоль берега темноэльфийского королевства до небольшой укромной бухточки на севере Теллерита. Далее неизвестным мне способом пересекаем царство гномов и проникаем в Вольные Баронства. Ну а после дело техники попасть в Храм Древних. Проще, чем сложить дважды два.

Несмотря на мой скептицизм, бывалые члены нашей команды, были уверены в успешном выполнении поставленной задачи. Что интересно, половина измененных были девушками. Скорее всего, они вместе с Элизой и учились вместе в Военной Академии.

Стены небольшого морского порта на востоке Иллории поспешно удалялись от нас. Негромко заурчал магический двигатель, и скорость корабля заметно возросла. Я подставил лицо ветру, приносящему соленые морские брызги и запах рыбы. Эххх, мать с отцом сейчас нежатся на пляже, попивая бесплатные напитки. А я вынужден плыть в неизвестность, с трудом сдерживая рвотные позывы.

Глава 13

– Корабль слева по борту!

Крик матроса прервал мою тренировку. В пути мы находились уже семь дней из предполагаемых трех недель. С Элизой мы и так проводили почти все время вместе. Требовалось найти хоть какое-то занятие. Ну а чем еще заняться, как не тренировкой магических умений? Вот и сейчас, в очередной раз пытаясь создать тройное плетение, меня наглым образом прервали.

Быстроходное судно темных эльфов медленно, но верно догоняло нас. Вероятность встретиться с войсками темных была довольно высока – мы следовали относительно недалеко от берега ради экономии времени. За что и поплатились. В королевстве темных эльфов с труднопроизносимым названием вовсю использовалось каперство. Почти любое судно могло получить разрешение на свободное ведение боевых действий против эльфийских недругов. А поскольку врагов темные нажили немало, передвижение по воде рядом с их территорией было довольно опасным занятием.

– Идем на абордаж! – послышался строгий говор самой опытной измененной. Итана выглядела старше и мудрее других членов нашей небольшой команды, поэтому бразды правления перешли к ней. Однако с решением дальнейших действий все равно обращались к Элизе, что странно. Видно было, что в таких операциях девушка неопытна, но всем ее приказам подчинялись. Интересно, кто же она по положению? Баронесса, графиня? Лэтраш… Что-то знакомое.

– Но… – капитан судна хотел было возразить, но потом вспомнил кто его нынешние пассажиры. – Ваши воины пойдут первыми.

– Разумеется! Кроме нас, тут и воинов то больше нет, – констатировала Итана. Каждый из матросов немного владел тем или иным видом оружия ближнего боя, однако с измененными им не сравниться.

Я отыскал Элизу и хотел уже обратиться к ней, но девушка меня опередила:

– Вперед не лезь, слышишь? Поддерживай магией издалека, не дай вражеским магам свободно атаковать, хорошо? – в ее голосе слышалось столько заботы, что мне и возразить нечего было. Я и не собирался лезть в первых рядах, но хотел бы, чтобы и Элиза осталась во второй волне атаки.

– Хорошо, береги себя! – не стал я тратить лишних слов и поцеловал девушку.

Когда корабли подошли на достаточное расстояние в нашу сторону полетели первые вражеские плетения. Один из шаров оказался двойным, два других – одинарными. Уфф, с такими противниками мы с боевым магом должны справиться.

Мы успели отправить в противника с пяток шаров, прежде чем корабли столкнулись бортами. Одного мага я сумел вывести из строя точным ударом шаром воды и огня. На отработку этого плетения ушло уйма времени, зато теперь он пробивал не слишком мощный щит любой стихии. Измененные не стали ждать, когда судна надежно сцепятся бортами, и грациозно перелетели на вражеский корабль. Команда капера состояла в основном из темных эльфов вперемешку с наемниками других рас. У них на борту оказалась пара бойцов, почти не уступавших в фехтовальном умении нашим. Пока не подошла вторая волна наступающих, измененные с трудом отбивались от превосходящего числа противников.

Щит мага–двойки с эльфийского судна начал бледнеть. Пора! Собрав с остатков резерва мощный шар, я со всей дури метнул прямо в него. Есть! Остался один. Его умело теснил Ландр – боевой маг из нашей команды. Я присосался к накопителям в браслете и принялся периодически обстреливать противников маломощными плетениями. Вскоре все было кончено. Из нашей команды погибло трое матросов, одна измененная была серьезно ранена, остальные получили неопасные для их регенерации ранения.

Перепрыгивая на корабль эльфов, я чуть позорно не свалился в воду.

– Ты в порядке? – крикнул я Элизе.

– Да, помоги Шенне, быстрее!

В лечении я был не силен. И это мягко сказано. Использовав магию жизни, я направил слабый поток в пострадавшую. Слава богам, она пока не собиралась отправляться на встречу со Спасителем. Хотя кто знает, может именно моя помощь спасла жизнь девушке?

Оставлять такой трофей – просто расточительность! Со мной в этом вопросе были согласны все без исключения.

– Семьдесят на тридцать! – послышался голос торгующейся Итаны.

– Что?? У меня трое человек погибло. Мы заслуживаем большего!

– Ну хорошо, шестьдесят на сорок, – раздраженно проговорила измененная, словно делая большое одолжение.

Пожевав губами, упитанный капитан нашего судна согласился со своей долей. Часть нашей команды направилась на управление эльфийским кораблем.

Погода, как всегда, не радовала. Штиль через день перемежался несильным штормом. Так что наше путешествие вполне могло затянуться надолго. Итана, ставшая нашим командиром, постоянно сверлила взглядом нас с Элизой. О наших отношениях было видно всем, но, хоть убей, я не мог понять ее негативного настроя.

– Эрр Вэнтел, – Итана подошла так тихо, что я вздрогнул от неожиданности.

– Да?

– Нам надо поговорить.

– О чем? Маршрут мы уже много раз обсуждали.

– Я по поводу А… Элизы.

– А что не так с Элизой?

– С детства я присматриваю за ней. – тоном, каким разговаривают с непутевыми детьми, продолжила разговор Итана. – Пойми, Крис, у вас нет будущего. Лучше сразу отступись от нее.

– Это не ваше дело! – огрызнулся я. Измененная вздохнула и покинула мое общество.

Не, ну это уже ни в какие ворота не лезет! Я уже взрослый человек, да и Элиза не маленькая девочка. Мы вполне способны и сами со всем разобраться.

Хоть я и уверял себя, что все хорошо, но некоторые подозрения не давали мне успокоиться. Этим же вечером я подошел в каюту Элизы. Она занималась починкой снаряжения – прочная кожаная куртка не выдержала сегодняшних событий.

– А Крис! – обрадовано воскликнула девушка.

– Лиз, кто ты? – спросил я прямо.

Видя, что отшутиться не удастся, Элиза посерьезнела:

– Ты с Итаной разговаривал?

– Да.

– И что она сказала?

– Что нам лучше разойтись и у нас не может быть никакого будущего.

– Вот сте… Я еще поговорю с ней, – Элиза собралась с духом, прежде чем продолжила разговор. – Не так давно я сменила имя и собственное лицо с помощью мага – мастера трансформации. Я хотела начать с чистого листа, уйти от опеки отца. Узнай он, чем я сейчас занимаюсь, он бы… Не позволил мне этого.

Я не перебивал девушку. Видно было, как тяжело дается ей этот разговор.

– Прости, я не думала, что этот маскарад зайдет так далеко. Поначалу я все время откладывала этот разговор, но потом просто не смогла найти в себе силы признаться…

– Все в порядке, я здесь с тобой, – я взял девушку за руку.

Элиза устало улыбнулась мне.

– Я думала ты узнаешь меня. Да и по фамилии можно было догадаться, – обвиняющее сказала энн Лэтраш.

Вот те раз. Я еще и виноват в итоге оказался?!

Лэтраш… Блин, вот я болван!

– Нет, ты у меня самый умный! – проворковала девушка. Видимо, последнюю свою мысль я произнес вслух. Ну что мне стоило прочитать ее фамилию наоборот? Теперь то становятся понятны все те недомолвки и неувязки с ее высочеством.

Мысли, словно шестерни, скрипуче вертелись у меня в голове. Элиза деликатно не мешала моим мыслительным потугам.

– Ну и что будем делать, ваше высочество? – рассеянно спросил я.

– Не называй меня так! Можешь называть меня обманщицей, лживой тварью. Только прошу, не называй меня ваше высочество! – яростная отповедь девушки вывела меня из ступора.

– Прости, любимая… Я сейчас плохо соображаю. Так что насчет нас? Это всего лишь мимолетное, временное увлечение?

– Нет! Я очень люблю тебя и не хочу потерять, – Элиза прижалась ко мне. – Но у меня есть и ответственность перед народом.

– Ты сбежала от жениха? – мне вспомнилась история Ниры.

– Ну, после того, что случилось на том приеме, жениха у меня больше нет, – лукаво улыбнулась девушка.

– Это радует. Я просто не представляю тебя с кем-то другим. Я думаю, нам стоит отложить этот разговор до более спокойных времен…

– Как скажешь, Крис, – покорно согласилась Элиза, то есть Алисия.

С тех пор в плавании никаких особых трудностей у нас не возникло. Если не считать разбушевавшегося моря, которое так и норовило уволочь нас под воду. Погода на море в этом регионе, как и на суше, оставляла желать лучшего.

Дабы отвлечься от тягостных мыслей, я продолжил свою тренировку. Стало получаться намного лучше. Сейчас мне было проще достичь той степени раздражительности и гнева, которые и влияли в моем случае на слияние стихий. Итана показательно избегала меня, и обращалась только через других лиц. Однако, через полторы недели после стычки с эльфами, она изменила своему правилу.

– Поздравляю, эрр Вэнтел! Мне еще ни разу не приходилось видеть, как рождается маг–тройка.

– Спасибо, энн. Эххх, если б я больше времени уделял этому направлению. Может, уже бы мог пять стихий сплести вместе…

– Уважаемый, за всю историю не было магов–пятерок. – наставительно произнесла измененная. – Даже само выражение маг–пятерка звучит глупо.

– Ты уже должен знать, что противоположные стихии невозможно соединить, – напыщенно высказался Ландр, вроде как учитель ученику.

– Дааа? Мои атакующие заклинания вам ничего не напомнили? – невинно поинтересовался я.

– Действительно, в тот раз мне что-то показалось странным в твоих плетениях, – задумчиво сказал маг.

Элиза вовремя выбрала момент и, повиснув на шее, сказала:

– Это были шары огня и воды, верно? У тебя ведь только недавно они стали получаться.

– Но… как? – глаза Ландра напоминали большую юбилейную серебряную монету. Итана и стоящие рядом люди также не смогли скрыть своего удивления.

– Очень просто, надо только с ними договориться!

– С кем? – тупо переспросил маг.

– Со стихиями, конечно, – ответил я ему тоном, которым разговаривают с умалишенным.

Дни сменялись один за другим, и вскоре на горизонте показалась цель нашего путешествия. Небольшой портовый городишко, даже скорее деревня, предстал перед нами. Кое–где виднелись каменные дома, однако в основном постройки, в том числе и пирс, были деревянными. Немного не вяжутся все эти хлипкие строения с известной гномьей основательностью, впрочем, это не мое дело.

Уже на пирсе нас поджидала целая гномья делегация из четырех персон. Алисия говорила о том, что с гномами ей удалось договориться о беспрепятственном проходе. Видимо, жители северного зенского хребта решили извлечь из этого свою выгоду. Вот это для гномов как раз очень характерное поведение.

– Светлого дня, уважаемые эрры, – приветствовала гномов Алисия.

– И вам светлого дня, путники, – на чистейшем общем проговорил гном средних лет с добродушным взглядом. После представления сторон друг другу, мы, наконец, перешли к делу.

– Мы окажем вам любую посильную помощь в пересечении нашей территории. На площадке нас дожидается вместительный маголет. Два военных маголета будут сопровождать нас, так что мы гарантируем безопасность при перелете.

– Благодарю вас, это поистине прекрасные новости, – видно было, что Алисия с трудом сдерживает готовый вырваться вопрос. – Со своей стороны мы также с радостью окажем вам любую поддержку.

После получасовых переговоров гномы извергли из себя интересующий их вопрос. Как оказалось, на территории Теллерита также довольно часто наведываются тамшарские пираты. Мобилизовав большую часть войск, они хотят разом поймать как можно больше кораблей, терроризирующих их земли. И тут то они попросили принять участие в готовящейся облаве. Увидев направленные в мою сторону взгляды, принцесса сухо поинтересовалась:

– Вы рассчитываете на магозрение нашего мага? Как вы узнали, что он с нами будет?

– Ну, такие вопросы не задают в приличном обществе, если вы не хотите испортить отношения. У нас есть способы.

Алисия оглянулась именно на меня, а не на Итану, ища поддержки. Я кивнул девушке.

– Хорошо, мы согласны с вашими условиями.

– Ну что вы! Это не условия, а просто просьба о сотрудничестве. Если бы вы отказались, отношение к вам бы нисколько не изменилось, – вкупе с добрым взглядом, гном производил двоякое впечатление. Готов поспорить, что в случае отказа, мы бы месяц перелетали через хребет. И выделили нам бы какую-нибудь древнюю модель маголета.

Двадцатиместный гномий летательный артефакт производил впечатление своей роскошью, мощью и хищными обводами корпуса. Оставив, девушек обсуждать детали с делегацией, я тут же направился к энерго–отсеку. С любопытством осматривая блоки управления, я понял, что в этих магосхемах разобраться не так уж сложно. Сделав себе в памяти несколько заметок относительно заинтересовавших меня вещей, я вернулся на свое место. Не обращая внимания на оживленную дискуссию, я завалился спать в удобном кресле. Морская качка мне порядком надоела, поэтому дальний перелет я воспринял очень благосклонно.

Драгасс, столица Тамшара, говорят на тамшарском.

– Вызывали, господин полковник? – произнесла подтянутая немолодая женщина в форме.

– Проходите, майор, присаживайтесь.

Женщина уверенно проследовала к изрядно неудобному креслу для посетителей и примостилась на его краешек.

– Как ваше самочуствие?

– Отвратно, господин полковник. Этими бумажками я сыта по горло. Меня вполне еще можно привлечь к оперативной работе, – майор Шамакх с намеком посмотрела на начальника.

– Превосходно. Смею вас обрадовать: для вас есть важное задание, от которого вы, впрочем, вольны отказаться. В силу возраста и особых заслуг перед страной, вы заслуживаете почетного отдыха.

– Я вас слушаю, – женщина нетерпеливо подалась вперед.

– Поступила информация, что в портовом городе на севере Теллерита была замечена группа измененных Иллории.

Полковник сделал эффектную паузу, но собеседница не оправдала его ожиданий и промолчала.

– Гхмм, одного из группы удалось опознать. Это известный вам Крис Вэнтел.

Чуть расширившиеся глаза показали, что это заявление взволновало майора.

– Интересно… Нам дали добро на его поимку?

– Пришлось кое–где надавить. Эти чинуши не понимают, что это вопрос компетентности всех вооруженных сил Тамшара! Один–единственный маг сумел сбежать с одной из самых охраняемых военных баз. А они все пекутся о дипломатических отношениях с Шартелом.

– Какова моя задача?

– Отыскать и организовать скрытное наблюдение за группой. Выяснить их конечную цель. Действовать по обстоятельствам. По возможности, захватить объект живым. Ознакомьтесь с данными в этой папке и через час представьте мне список необходимый людей.

– Жрецы?

– Двоих–троих церковь выделит на такое дело. Судя по направлению их движения, через несколько дней они достигнут границы Вольных Баронств. Так что не задерживайтесь… хотя решайте сами.

– Благодарю вас, полковник. Список будет у вас через полчаса, – майор Шамакх резко поднялась с кресла и вышла из кабинета.

Алисия Шартел, где-то в воздушных просторах над зенским хребтом.

– Ну и где же ты бродишь, доченька? – внезапно раздался голос в моей голове.

– Отец?!

– Я вижу, ты не очень рада услышать своего старика, – в мыслеречи собеседника послышалась укоризна.

– Я просто удивлена, как ты смог со мной связаться? Ты собрал круг менталистов?

– Если бы ты хоть как-то дала о себе знать, мне бы не пришлось прибегать к таким затратным средствам.

– Прости отец, я… я хотела быть независимой. Поэтому я сменила внешность на время, – девушка замолчала, ожидая, как на это отреагирует родитель.

– Мои агенты быстро выяснили, куда ты пропала.

- ?!

– Но потом я решил отозвать людей. А то мало ли что взбредет в твою голову, если ты обнаружишь наблюдение. И вот уже несколько недель о тебе ни слуху, ни духу.

– Значит ты знал, что я прошла полный ритуал изменения?

– Стоит конечно тебя отругать, но… Я очень горжусь тобой, Алиса. Я в свое время тоже об этом подумывал – у нас в роду всегда рождались с сильным даром. Но мне не хватило смелости, поэтому я ограничился процедурой изменения по внедрению ментальной защиты. Тяжело было?

– Очень, – как вспомнишь бессонные ночи, когда по ночам было не уснуть от боли, так все тело отзывается отголосками давних изменений.

– Приезжай домой, тебя здесь все ждут, – тепло сказал король Шартел.

– Ты уже опять меня куда-то сосватал?

– После устроенного тобой скандала, я зарекся искать тебе женихов. Раз уж ты такая упрямая, то поступай как знаешь, – послушался в голове сухой говор недовольного отца.

– Прости пап. Я сейчас на важном задании и пока не могу вернуться. Так ты говоришь, мне самой можно выбрать себе спутника?

– Ты уже в этом преуспела, не так ли?

– Нууу, да.

– Могу я узнать имя твоего избранника?

– Пообещай про него ничего не откапывать, хорошо?

– Ну, хорошо.

– Его зовут Крис Вэнтел, он сейчас учится на втором курсе Академии Магии Вайна.

– Маг? Это хорошо. Вэнтел… что-то знакомое. Не про него ли мне недавно в отчете упоминал министр магии? С его слов, очень интересный экземпляр для исследований. И потенциал как мага очень высок.

– Да, про него.

– Хмм, не такая уж и плохая кандидатура…

– Пап!

– Прости, конечно, тебе выбирать. Но хотелось все же поговорить с ним наедине…

– Пап!

– Ладно, ладно! Ты так и не сообщила о своем местонахождении.

– Я сейчас в Теллерите и больше тебе знать не следует.

– Да?

– Я обещала.

– Что ж, обещания надо выполнять. Сделай одолжение своему отцу…

– Какое?

– Вернись живой и невредимой.

– Я постараюсь.

Крис

Отголоски ментальной магии я заметил почти сразу. Мне даже не пришлось переходить на магическое зрение. Похоже, даже в обычном состоянии я способен замечать магические колебания.

– Али… Элиза, – позвал я девушку.

– Да?

– Ты еще соблюдаешь конспирацию или мне можно называть тебя по настоящему имени?

– Хмм, здесь все в курсе. Да и отец уже тоже, – задумчиво добавила измененная.

– Ты с ним разговаривала?

– Да.

– Выглядишь довольной. Ты же говорила, что вы с ним в плохих отношениях?

– Обычно он действительно очень строг, но сегодня оказался на удивление добрым.

– Вот как. И о чем же вы болтали, если не секрет?

– О тебе, в частности, – Элиза лукаво стрельнула в меня глазками. – Отец хочет как-нибудь поговорить с тобой.

– Король?!

– А что? Я с твоими родителями знакома, пора и тебе с моей родней повидаться.

– Так нечестно!

– Жизнь она вообще нечестная штука, – нежно прошептала мне на ушко любимая.

Один из гномов, сидящих недалеко от нас уж очень очевидно повернулся в нашу сторону, так что нам пришлось отложить разговор.

За пару дней нашего комфортабельного путешествия мы смогли вдоволь налюбоваться горными пейзажами. Живописные горные вершины с круглогодично надетой снежной шапкой так и притягивали взгляд. От столицы гномов – Теллера мы пролетали достаточно далеко. Возвышавшийся над грядой пик можно было увидеть даже с такого расстояния. Своим видом он внушал уважение и напоминал о собственной ничтожности. Пройдут тысячи лет, а Теллер все также будет подпирать небосвод. В то время как от нас не останется даже праха.

– Господа, мы прибыли, – вышедший из кабины пилота гном уведомил нас.

На поле вдали показались готовые к взлету несколько военных маголетов. Гномы не желали показывать гостям свои владения, поэтому аппараты и базировались на этой временной площадке.

– Итак, прошу за мной, – произнес глава делегации.

Поглазеть на элиту маголетостроения нам не дали. Все члены нашей группы сразу прошли на флагманский корабль. Он вполне соответствовал своему назначению и просто поражал воображение своими размерами. Дома я таких гигантов точно не видел.

Нас тут же сопроводили к командующему операцией. Как оказалось, встретившие нас гномы были иллорскими послами, и к готовящемуся наступлению были непричастны.

– Аррато ке самоа, эрр таддин, – обратился к офицеру гном, показывая в нашу сторону.

– Приветствую вас, гости из Иллории. – проговорил на ломаном общем офицер. – Время не ждет – операция начнется с минуты на минуту. Позвольте сразу перейти к делу. Маг отправляется на быстроходный разведывательный катер, остальная группа остается здесь.

Алисия резко воспротивилась такому повороту событий, но я смог убедить ее в правильности решения командующего. Хотя я просто хотел, чтобы она находилась в безопасности.

Крохотный по сравнению с флагманом маголет был размером раза в три больше моего Ястреба. Мест было тоже всего четыре, но энерго–отсек превосходил мое творение на порядок. Кроме пилота с помощником в корабле–разведчике находился также маг–менталист для связи.

Я прошел на единственное свободное место и по совету пилота крепко пристегнулся. Как оказалось, сделал я это совсем не зря. При взлете желудок ушел куда-то в район пяток. И внезапно ко мне пришло осознание насколько рискованная эта авантюра. Сердце бешено застучало, и скоро я уже не обращал внимания на резкий стиль вождения гномов. Убегать от врагов, спасая свою жизнь – это одно, а вот рисковать ради дела – это уже другое. Перед Алисией я бы уж точно этого не показал, но себе то признаться можно. Я боялся. Может, после десятка подобных вылетов, я и буду воспринимать это спокойно. Но не сейчас.

Маг помог мне открыть шторки наверху аппарата. Там оказалась стеклянная полусфера, предназначенная для осмотра местности. Внизу и по бокам были такие же стеклянные ниши. Задание у меня было проще простого: наполнить глаза маной и смотреть по сторонам в надежде заметить скрытый тьмой маголет. Чем я тут же и поспешил заняться.

Глаза уже начали слезиться от такого жестокого обращения. Мы летели каким-то хитрым маршрутом, стараясь охватить как можно большую область. Маг–менталист давал указания пилоту о дальнейшем движении. Тут то я и приметил блеснувшие внизу необычные магические всполохи. Добавив в глаза больше энергии, я внимательно пригляделся.

– Вон в той расщелине что-то есть, – сказал я магу. Это был, по–моему, уже четвертый раз, когда я замечал нечто подозрительное. Правда, в отличие от предыдущих мест, в проглядывающей справа глубокой расщелине можно спокойно спрятать не один маголет. Человека там, конечно, заметить очень сложно. Через такую толщу земли, имеющей солидный магический фон, разглядеть одиночную ауру будет настоящим чудом. Нечего и говорить про людей, скрытых магией тьмы. Однако корабельные накопители дают магическое свечение подобно маленьким солнцам. Расчет строился как раз на обнаружении маголетов, под завязку наполненных маной.

Мы зависли невдалеке от расщелины и подождали прибытия трех военных маголетов. Воздушный штурм подобных мест в исполнении профессионалов – увлекательное зрелище, должен вам сказать. Хотя и приелось уже немного.

Послышался гномий говор возбужденного помощника пилота. Тут же все пришло в движение. Из недр расщелины, словно рыба из бочки, выпрыгнул неизвестный маголет. Гномы не дремали, и просто закидали его боевыми плетениями. Вкупе к орудиям–артефактам, несколько боевых магов также устроили обстрел незадачливого пиратского судна. Как его не разнесло на месте, ума не приложу. Наверное, помог серебристый купол, окутавший корабль противника. У пилотов корабля хватило ума прекратить сопротивление и сдаться. Гномы – народ расчетливый. Авось, пиратов кто и выкупит из Теллерита.

После такой быстрой, но захватывающей погони, потянулись долгие часы нудной и однообразной работы. Можно считать, что в магозрении я потренировался с запасом. Ближе к вечеру нам удалось найти еще одного скрывавшегося корабля. Эти придурки даже посмели открыть по нам ответный огонь! По развед–маголету чуть не попали приличных размеров огнешаром. Вовремя подоспевшие военные буквально не оставили от него даже кусочка обшивки.

По ментальной связи нам приказали прекратить поиски. Судя по последним новостям, гномам удалось, вкупе к обнаруженными нами, избавиться от четырех пиратских судов, терроризирующих Теллерит. Думаю, многие уцелели, но показанный урок заставит остальных задуматься. Или совсем прекратить нападения в обители гномов.

На флагманском корабле царила оживленная атмосфера. За исключением нашей группы, которой так и не пришлось применить свои боевые навыки. Алиса ходила мрачнее тучи.

– Не делай так больше, хорошо? – девушка сжала меня в объятиях.

– Я постараюсь, – я изобразил улыбку. – У вас тут тихо было?

– Да. Представляешь, сегодня захватили маголетов больше, чем с самого начала нападений на Теллерит. Это мне один симпатичный гном поведал.

– Ты времени тут зря не теряла, я смотрю, – показательно грозно произнес я. Алиса знала меня уже достаточно хорошо, чтобы понять, что я не сержусь. – Ну вот, хотя бы улыбнулась. А то ходишь вся хмурая.

– Посмотрю я на тебя, когда тебе придется оставить меня в опасности, – проворчала девушка.

– Этого никогда не случится!

Из любопытства мы с Алисой пошли поглазеть на пойманных пиратов. Не слишком то романтичная прогулка. Наше неопределенное положение пока позволяло свободно себя чувствовать на временной базе гномов. Каково же было мое удивление, когда пред моими глазами предстали несколько членов экипажа одного из пойманных судов.

– Это же они! – невольно вырвалось у меня восклицание.

– Кто они? – удивленно переспросила шедшая рядом девушка.

– Те самые пираты, что напали на корабль из Сторвайна! Вон ту рожу я еще не скоро забуду, – кивнул я в сторону человека со скованными руками. Это был один из двух пиратов, собиравших добро в злополучном маголете, так и не долетевшем до Арвайна. Второго – здоровяка видно не было.

Мы как раз застали процедуру тщательного обыска пленных. И на шее этого типа оказался мой старый накопитель, подаренный отцом! Кажется, будто это было целую вечность назад. Поскольку магом пират не был, могу предположить, что он использовал этот дорогой кулон только в качестве украшения.

– Уважаемый, это моя вещь, – произнес я тоном, не терпящим отказа.

Пирату было, собственно, по барабану. А вот обыскивающий их маг–гном ни в какую не хотел отдавать найденное имущество. И на нашем то он говорил с большим трудом. Даже то, что мой браслет вмещает энергии раз в двадцать больше этого сапфира, мага не убедили. Подошедший на жаркий спор офицер к моей радости разрешил проблему в нашу пользу. Мне этот камень был не особо то и нужен. Хотелось просто сохранить его на память.

На следующий день нам вручили скромные подарки за помощь в операции. От праздничной вечеринки у одного из местных влиятельных персон мы отказались без сожалений.

– Что ж, раз вы торопитесь, то ничего не сделать, – высказался гном, знавший неродной язык не очень хорошо. – Позвольте представить вам вашего проводника. Это капитан Виел'нир, – командир указал на приземистого гнома с усами землистого цвета.

– Приветствую вас, дамы и господа, – начал капитан. – Можете звать меня Виел. Мне приказано сопроводить вас до деревни Катачевка, что в Вольных Баронствах. Это километрах в пятидесяти от Храма. Я также предоставлю вам последние известные нам данные о границе Вольных Баронств и нейтральной территории.

С таким маршрутом наш дальнейший путь становится понятен даже последнему идиоту. Не думаю, что сообщать это было хорошей идеей, но сделанного не вернешь. С другой стороны знание безопасного прохода через хорошо охраняемую границу будет как нельзя кстати. Так что сделка, можно сказать, вполне неплохая.

На сборы много времени не ушло. О лошадях и поклаже уже позаботилась Итана. Мне досталась пегая кобылка спокойного нрава. Уверенной ездой на лошади я похвастаться не мог, но кое–какие навыки все же имелись. Было бы конечно здорово продолжить путешествие на маголете или, на худой конец, на корабле, но о маскировке в данном случае никакой речи не было. У нас в команде, к сожалению, пока нет никого, владеющего магией тьмы.

– За чей счет этот караван? – указал я на расседланных копытных.

– Ты, кажется, забыл, что я далеко не самый бедный человек в Иллории, – напыщенно произнесла принцесса.

– Ну, зарабатываю я все равно больше, – поспешил я польстить своему самолюбию.

Алисия молча отодвинула ворот куртки. На шее у девушки висело что-то знакомое. «Крис Вэнтел» – значилось на клейме сверкающего амулета.

– Так вот от кого был тот дорогой заказ! А почему мне не сказала? Ах да, конспирация, – сам же ответил на заданный вопрос.

– Я ношу артефакты только лучших мастеров, – надменно произнесла энн Шартел.

– Для лучшей девушки только лучшие артефакты, – пока мы миловались, остальная группа ожидала в нетерпении.

– Ну вот, теперь можно и отправляться, – изрек я и неуклюже взобрался на лошадь.

Границу с Баронствами мы перешли на удивление спокойно. По словам Виела, Тамшар не уделял времени на поддержание порядка в Баронствах, полагаясь больше на свои укрепленные форпосты. Единственное направление, где постоянно дислоцировалась часть тамшарских войск – это южная граница Баронств, за которой располагалась нейтральная территория. Куда мы и держали путь.

Мы старались избегать оживленных трактов и дорог, частенько переходя на малоприметные тропы. Встречающихся людей я споро обрабатывал ментальными приемами, отшлифованными еще в Тамшаре.

Быт местных жителей, виденный нами издалека не сильно отличался от соседа–Тамшара. Те же вездесущие полусгнившие мертвяки. Правда, их состояние в Баронствах оставляло желать лучшего. Все профессиональные некроманты перебираются в Тамшар, так что здесь ощущается нехватка этих специалистов. Некоторые умельцы даже снимают блок, который не дает нежити переводить пищу в энергию смерти. В результате в здешних краях ходит немало кровавых баек про восставших мертвецов. Множество познавательных историй за время путешествия мы услышали из уст нашего проводника. Благодаря моим прошлым приключениям я научился обходится минимумом удобств. И сейчас не испытывал сильного дискомфорта по поводу постоянно летающей кровососущей живности, скудной пищи и жесткого спальника. Алиса на удивление также безропотно сносила все тяготы в пути. Хотя, может, я просто приписываю ей те качества, которыми, по моему мнению, должна обладать принцесса? Свое дальнейшее будущее с девушкой я представлял себе смутно. Мне все время кажется, что она другого полета птица. И в один «прекрасный» момент Алисия скажет что-нибудь вроде: «давай останемся друзьями». А, может, и это я себе сам выдумываю.

Дорога проходила спокойно, и все члены нашей команды расслабились. Как всегда и бывает, в это время и начались неприятности. Итана заподозрила слежку и отправила назад на разведку несколько «хамелеонов». Посланные измененные не обнаружили ничего подозрительного. Дальше даже я сам спиной иногда буквально ловил на себе чей-то пристальный взгляд. Что уж говорить про элитных воинов, чьи чувства были на порядок острее. Магозрением также не удалось заметить хоть что-то подозрительное.

– Ну что, Тварюшка, поработаем на благо Родины? – тихо проговорил я. В ответном писке некрокрыски мне почудилось даже нечто вроде одобрения. Наша связь с нежитью позволяет мне видеть ее глазами на приличное расстояние. Под напряженные взгляды команды я отправил крылатую крысу в полет. Немного неумело создание замахало крыльями, но сумело выровняться. Спустя некоторое время я вынужден был признать, что и эта мера не принесла результатов. Но я не сдавался и трижды в день заставлял нежить прочесывать территорию.

Вскоре на горизонте показалась гора Сентер, у подножия которой и находилась цель нашего путешествия. Высотой метров двести, она производила впечатление своими почти правильными формами. Вроде бы, даже гномы отказались от разработки местных залежей руды, признав Сентер непригодным для освоения.

В условленном месте мы распрощались с нашим проводником. Наутро Виэл, позавтракав вместе со всеми, повернул в обратную сторону. До Храма оставалось около пятидесяти километров. В свете неотстающих преследователей и отдохнувших лошадей было решено преодолеть все расстояние за день. А ведь надо еще учитывать непростой переход через границу и многочисленные ловушки на нейтральной территории.

– Выпусти Тварь. У меня нехорошее предчувствие, – мрачно сказала Алисия.

Я молча повиновался. В такой ситуации лучше доверится своим напарникам.

– Крис, что там? – с тревогой спросила принцесса, заметив изменение выражения моего лица.

– Плохо дело, – не менее мрачно ответил я. – Тамшарцы.

– Сколько? Нежить? Маги? Жрецы? – без лишних слов поинтересовалась Итана.

– Нежити десятка два, два жреца, и трое магов вроде. Несколько солдат.

– Скверно, – без эмоций констатировала Итана. – Ваше высочество, как мы поступим?

Алиса упрямо поджала губы. И посмотрела на меня виновато.

– Крис, ты пойдешь вперед… – голос девушки дрогнул, и она отвела взгляд. – Мы их задержим.

– Что?! Да ты с ума сошла!

– Крис, пожалуйста! Я отнюдь не хочу умирать, но у нас просто нет сейчас выбора.

– Выбор есть всегда! Почему бы нам не попробовать оторваться от погони?

– Нет, это гиблое дело, – резко ответила Итана. – На границе мы окажемся практически беспомощными.

– Крис, подумай о людях, которых мы можем спасти. И о тысячах людей, чью жизнь уже унесли эти катаклизмы. Что такое жалкая десятка людей по сравнению с этими цифрами? И я не могу пойти с тобой. Эти люди пошли с нами по доброй воле, я не имею права оставлять их.

Хотелось сказать, что я плевал на других, и мне важна только она одна. Но в глубине души я осознавал правоту слов девушки. Разве это как раз не тот случай, когда стоит рискнуть жизнью? И если мы сейчас отступим, то потом себе уже никогда не простим.

Любимая подошла ко мне и нежно обняла.

– Прости, я соврал тебе… Когда сказал, что подобного не случится… – слова давались с трудом.

– Поторопимся. У нас мало времени, – прервала нас Итана.

Быстрые сборы прошли, словно во сне. Мне выделили запасную лошадь, с которой убрали все лишние припасы, оставив только необходимое.

– Я люблю тебя Алисия Шартел, – сказал я.

– И я люблю тебя, Крис Вэнтел.

Прощальный поцелуй вышел очень коротким. Остальным я ни слова даже сказать не успел. Итана подстегнула мою лошадь, так что та сразу понеслась во весь опор.

– Вэнтел, уж постарайся там, – донеслось мне вслед от измененной.

– Куда же ты убегаешь, Крис? – раздался в моей голове тихий и до боли знакомый голос.

– Ах ты ******!

– Нехорошо грубить старшим. А оставлять своих друзей в беде просто отвратительно – проворковала женщина.

– Заткнись!!

– О, я вижу ты испытываешь сильные эмоции. Неужели, тут остался кто-то особенный для тебя? – с иронией спросила собеседница, прекрасно разбиравшаяся в психологии.

– Заткнись! Заткнись! ЗАТКНИСЬ!!!

– Не волнуйся Крис, мы не тронем этого человека…

– Я тебя, *****, прибью *****!

- … но он еще изрядно пожалеет, что ему сохранили жизнь.

Мне понадобилась вся моя сила воли, чтобы не повернуть назад. В голове помутнело от бешенства. Обняв лошадь за шею, я изо всех сил старался выкинуть прочь непрошенные мысли.

Я практически загнал бедных животных, безостановочно скача по направлению к Храму. Только увидев блеклое магическое поле, означающее границу, сознание немного прояснилось. Хорошо хоть маскировку держать не забывал. Копытных пришлось оставить и продолжить путь уже на своих двоих.

По некоторым приметам, о которых нам неохотно поведал Виел, мне удалось отыскать тщательно спрятанную стоянку гномов. Следуя дальнейшим указаниям, я подошел вплотную к полю и приступил к взлому. Я не стал использовать простенький артефакт, подаренный нашим проводником. Еще в Иллории мы озаботились надежным средством взлома магических границ. И сейчас мне предстояло проверить сей артефакт на практике.

Активировав небольшой блестящий жезл, я поднес его в протянутой руке вплотную к полю. Три раздавшиеся щелчка возвестили меня о том, что прибор справился со своей задачей успешно. Я положил жезл на землю и принялся отсчитывать минуты. По прошествии положенного времени полукруг магического поля в рост человека заметно потускнел, но исчезать не собирался.

– Этого не было в инструкции, – раздраженно пробормотал я и полез в полуоткрывшееся «окно».

Еще три километра мне предстояло пройти в ударном темпе, минуя многочисленные механические и магические ловушки. По словам Виела, их тут было очень много. И ромалийцы, и тамшарцы охотно выбирались в рейды к Храму, оставляя после себя неприятные сюрпризы.

На полную врубив магозрение, я осторожно пробирался через редкий лес по направлению к уже виднеющемуся зданию Храма. Мои ожидания в очередной раз не оправдались. Пройдя с километр, я не заметил ни одной ловушки! Зато другое явление привлекло мое внимание.

– Вот это да!! – невольно воскликнул я и обернулся назад на всякий случай в поисках погони. Мысль об Алисе больно резанула сознание, и я постарался выкинуть их из головы. Получалось с трудом.

На сотни метров, а то и километры пространство подо мной напоминало просто океан маны. Слепило глаза. Казалось, будто со всех сторон сюда стекаются громадные энергетические потоки.

– Центр! – вот что имел ввиду Ак! Действительно, это колоссальное скопище энергии вполне можно назвать Центром. Именно так – с большой буквы. Это тоже часть храмового комплекса?! Как же мне интересно справится с такой прорвой маны?

Я аж взмок весь, но ничего необычного не происходило. И это нервировало больше всего. Будто затишье перед бурей. Впереди нарисовались развалины Храма, представляющие собой жалкое зрелище. Упавшие колонны и редкие остатки стен – вот и все, что осталось от былого величия. А ведь когда-то, это, наверняка, было красивейшим произведением архитектурного искусства. По размерам комплекс мог поспорить с крупнейшими дворцами Вайна.

– ТЫ ПРИШЕЛ, – прогремел в голове знакомый голос.

– Ак, потише можно?! – взмолился я. – Что мне делать дальше? Куда идти?

– Следуй к Храму Сайянса. Я временно приостановил работу все магико–механических сооружений в округе.

- ?

Похоже, мой немой вопрос Ак сумел понять.

– В этом районе я имею больше возможностей, – сухо прокомментировал Ак.

– Это радует.

– За тобой следует отряд преследователей из четырех человек и пяти некросов, – буднично заметил собеседник.

– Что же ты раньше молчал?

- …

Я прибавил ходу, однако это уже не помогло. В очередной раз в погоне за моей бренной тушкой участвовали тамшарцы. Отряд совсем не походил на тот, что догнал нас ранее. Похоже, это пограничные войска пожаловали за незаконно пересекшим границу. Со злостью я вышвырнул бесполезный артефакт–жезл.

Вскоре, в меня полетели первые вражеские плетения. У противников оказалось целых три мага, которые создавали мне кучу проблем. Я отвечал в ответ шарами трех стихий, заставляя их садиться в оборону. Плохо, что и у них был маг–тройка, чьи атаки моя защита выдерживала с большим трудом. От такой интенсивной работы мой браслет даже немного нагрелся, хотя это случалось лишь в очень экстремальных тестовых проверках артефакта.

Бах! Морду впереди бегущей твари разворотило напрочь моим плетением. Четвертую нежить вывел из строя, осталась одна. От магов спасал сконструированный мною защитный артефакт. После разноцветного магического копья, посланного магом–тройкой, мой браслет все-таки не выдержал. Сильно ослабленное копье врезалось мне сзади в плечо. Раздавшийся короткий взрыв отбросил меня на пару метров вперед.

Именно в этот момент от злости у меня словно открылось второе дыхание. Двумя прицельными ударами я ненадолго вывел из строя сразу двоих магов. Третий засел в оборону, поэтому я припустил по направлению к развалинам. Ожог в плече каждую секунду напоминал о себе пульсирующей болью.

До развалин я смог добраться как раз в тот момент, когда резерв в браслете полностью иссяк. В голове пронесся ряд зрительных образов, посланных мне Аком. По этим указаниям вход в нижний комплекс Храма я нашел очень быстро. Следуя ментальным сообщениям, я быстро пробежал по полуразрушенным коридорам под Храмом. Распинывая кучи мусора и срывая с лица липкую паутину, я шустро пробирался по подземелью.

После очередного поворота я остановился как вкопанный. Это было, словно найти цветок в пустыне. Длинный идеально ровный коридор в сплошной толще камня посреди развалин и разного хлама. Я с некоторой опаской ступил на гладкий камень, в любую секунду готовый отпрыгнуть. Пройдя метров сто по коридору, я услышал позади непонятный звук. На моих глазах камень буквально потек, и через минуту никакого входа в тоннель уже не существовало. Остался только путь вперед. На сегодня уже было достаточно необъяснимых явлений. Так что внезапно появившийся свет совсем не удивил меня. Мягкий, обволакивающий свет словно лился отовсюду.

Не помню уже сколько я шел по туннелю. Из своеобразного транса я вышел, только увидев в конце двустворчатую дверь. На первый взгляд простая, но, присмотревшись, я увидел невообразимое совершенство такой простой детали каждого дома. Двери были идеально ровные и выполнены из непонятного материала.

Похоже, лимит удивлений на сегодня я еще не исчерпал до конца. Челюсть сама собой устремилась вниз. Некоторое время я тупо стоял и рассматривал открывшееся мне зрелище. Вокруг было столько всего, что я никак не мог сфокусировать взгляд.

Передо мной открылся огромный круглый зал метров пятьдесят в высоту и раза в четыре больший по диаметру.

– Ак, где я?

– В Центре.

– Ээ–э, это случайно не гора Сентер?

– Да.

– Может ты уже покажешься?

– Я над тобой.

Подняв глаза, я увидел большую непонятную конструкцию, заставленную лестницами и переходами. Во все стороны отходили пучки манопроводов и прочих непонятных штук. И тут до меня наконец дошло.

– Ак, кто… или что ты?

– Я АКЭПП. Артефакт контроля энергопотоков планеты.

– Так стоп! А попроще, для слабоумных можешь объяснить?

- … – в ответ молчание.

– То есть ты артефакт? Неживой?

– Технически да, но я обладаю некоторыми человеческими качествами.

– Кто тебя создал?

– Вы называете их древними. Моя начальная память стерта, и я имею очень мало данных о них.

– Вот как. Что за контроль потоков?

– Я управляю энергетическими потокам планеты для стабилизации климатической и тектонической обстановки.

Я задумчиво почесал отросшую за время похода щетину.

– Представь, что я Знак, – послышался голос Ака.

– Знак, который нанесли всей планете?!

– Да. В мои обязанности входит создание на планете комфортных условий для проживания разумных.

– Ты всем знакам знак. ЗНАЧИЩЕ, – мне просто не хватало воображения представить столь масштабный проект. – А теперь объясни подробнее. Что от меня требуется?

– Двести восемьдесят дней назад произошел единовременный обрыв девяносто семи процентов северо–восточного магистрального энергоканала. Из-за перепада магического возмущения девяносто два процента из оставшихся управляющих контуров северо–восточного региона вышли из строя. Был проложен резервный канал в месте обрыва магистрали, но совокупной вычислительной мощности оставшихся контуров и резервных управляющих контуров не хватило для полноценного контроля энергопотоков в данном районе. В отсутствии обслуживающего персонала и превышения определенной отметки разрушения артефактов я имею право дать доступ к комплексу одному лицу, имеющему специальные навыки. А именно – владение основными стихиями не ниже установленных норм. В твои задачи входит: поддержание работоспособности АКЭППа, ремонт и настройка вышедших из строя артефактов, сохранение секретности и, по возможности, помощь при защите комплекса. Крис Вэнтел, согласен ли ты принять должность Хранителя комплекса? В случае отказа я вынужден буду прибегнуть к прямому ментальному воздействию для удаления информации о комплексе.

Не готовый к такой разговорчивости собеседника, я прохлопал половину речи.

– Я могу остановить разрушения в… северо–восточном регионе?

– Да.

– Тогда я согласен. А… почему ты сам не можешь восстановить артефакты?

– Это одно из ограничений, наложенное моими создателями. Они опасались того, что я выйду из подчинения и начну неконтролируемо разрастаться. Ремонтировать многие артефакты в комплексе мне запрещено. Также мне запрещено каким-либо образом контактировать с разумными. Исключение составляют только Хранители.

– Хранитель, значит? Неплохо звучит.

– Термин «Хранитель» выбрал один из первых хранителей. Ему пришлось не по нраву название должности – «дежурный артефактор».

– Значит, весь комплекс расположен здесь, в горе Сентер? Что же в Храме тогда было?

– По некоторым данным это был город древних.

– Состоящий из одного здания?!

– Да.

– Сколько же тебе лет?

– Три тысячи сто двадцать четыре года. О ранних события моя память утеряна, либо стерта. Первоначально в Центре работало несколько отделов: инженерно–проектировочный, обслуживающий, ремонтно–технический, отдел искусственного интеллекта. В сумме около двадцати магов поддерживало мою работу. Все они по своим способностям были схожи с тобой.

– Почему же сейчас никого нет?

– Я не могу дать тебе точный ответ. Со временем количество рождающихся универсальных магов пошло на спад. Последний маг–хранитель скончался двадцать три года назад. Именно от хранителей я и получаю последние сведения об окружающем разумном мире. Я «чувствую» малейшее изменение в потоках на другой стороне планеты, но не могу «увидеть» человека за десять километров от комплекса.

Я уже немного поплыл от обилия новой информации. И с каждым разом вопросов появлялось больше чем ответов.

– Так, ладно! Вопросы я еще успею задать. На моих друзей напали Тамшарцы… Ты можешь мне помочь? Или хотя бы разузнать, живы они или нет? – надежды на то, что полуразумный артефакт мне поможет, почти не было.

- …

– Ясно, – глухо уронил я.

– Если среди твоих спутников были владеющие ментальной магией, ты можешь попробовать с ними связаться.

– Но до них километров пятьдесят?!

– Последняя регламентная проверка служебных систем показала, что приборы ментальной концентрации в норме, но требую подзарядки.

– А–а, это вроде тех артефактов, что используют наши менталисты для дальней связи. Покажи, где они.

В полу высветилась оранжевая пунктирная линия.

– Удобно, – следуя указателю, я дошел до части зала, уставленной разными артефактами и приспособлениями. Наши ментальные артефакты были похожи на светящийся хрустальный шар, на которой менталисты клали руки для сосредоточения. Здесь же был ряд мягких кресел с откидывающимися шлемами над головой. Разбираться в устройстве артефактов я не стал. Быстро нашел пустые накопители одного из кресел и быстро начал закачивать их маной.

Сев в кресло и активировав устройство, испытал очень необычное ощущение. Словно солнечные лучики проникли мне под голову и нежно поглаживали изнутри. Я тут же попробовал настроить ментальный канал с Ландром, но успеха эта затея не принесла. Поочередно я попытался связаться с каждым членом нашей группы, с каждой неудачей мрачнея все больше и больше.

С кем бы еще можно связаться? Внезапно мне в голову пришла идея использовать Тварь, которая чудом уцелела в этой суматошной беготне.

– Ак, выпусти Тварь наружу, я попытаюсь отыскать свою команду, – напоследок я наполнил хрупкое тельце летучей крысы под завязку энергией смерти. Бодро замахав крыльями, нежить послушно полетела по направлению, указанному Аком и мной.

Часы ожидания я провел словно на иголках. Удерживать концентрацию в артефакте становилось все сложнее. Постоянно приходилось отгонять из своей головы нехорошие мысли. Увидев глазами нежити темный дым, взвивающийся над полем, я подстегнул Тварь.

Я сделал два круга в воздухе и смог в деталях рассмотреть последствия бойни. Четверо измененных, а также Ландр мертвым грузом распластались по земле. Я с трудом узнал тела – на них живого места не было. Остальные измененные лежали без сознания на пригнанных откуда-то телегах. С облегчением в одной из телег я узнал Алисию. Выглядела она неважно: правая рука и плечо сильно обожжены, лицо в порезах и ссадинах. Она жива, и это главное!

Однако противники понесли большие потери: уцелело лишь около четверти нежити. Да и те щеголяли кто отрубленной рукой, кто – ногой. Живых магов и солдат я не заметил. А вот все три жреца были по–прежнему живы. Двое из них что-то колдовали над третьим. По–видимому, его серьезно ранило.

Шум спускающегося маголета прервал мое бездумное созерцания последствий схватки с тамшарцами. Как по команде, все вокруг зашевелились, и один из жрецов заметил мою беспечную тушку, парящую над их головами. Воздух разорвало серебристое копье, оставляющее за собой клубы густого дыма. Твари удалось уклониться. Следующая атака опомнившихся адептов Проклятого попала точно в нежить, разорвав ее в клочья.

Яркая вспышка обожгла сознание.

Я умер… Я кричал… Очень долго…

– Тесный ментальный контакт с нежитью может привести с непредсказуемым последствиям, – сухим тоном прокомментировал АКЭПП.

– Спа–сибо за подсказку, – едко ответил я, вытирая слюну с подбородка и пытаясь унять дрожь. А ведь я по лекциям некромантии знал о такой особенности при работе с мертвяками. Но эти знания не уберегли меня от печального опыта.

– Болван, – тихо отругал я сам себя за неосторожность.

В голову мне внезапно пришел простой способ узнать о судьбе выживших. Только вот прибегать к нему мне совсем не хотелось. Я неохотно уселся обратно в кресло ментальной концентрации и надел шлем.

– Кларисса?

– Ах, мальчик мой! Как я рада тебя слышать!

– А уж я как «рад», – скрипнул я зубами. – Сразу перейдем к делу. Что вы хотите получить за пленных?

– Тебя, – просто ответила бывшая преподавательница.

Повисло напряженное молчание.

– Я согласен, но с некоторыми условиями.

– Крис, ты не в том положении, чтобы торговаться. Но я выслушаю тебя.

– Мне потребуется какое-то время, чтобы уладить дела. После этого я прибуду в любое место на ваше усмотрение. С вашей стороны вы гарантируете освобождение измененных, обеспечиваете их всем необходимым. В том числе проводите лечение пострадавших.

Несколько секунд менталистка обдумывала предложенные условия:

– Хорошо, я принимаю твое предложение. Тебя будут ждать в любое время в Храме Владетеля в Бароссе. Или же в любом другом городе. Об измененных мы позаботимся.

Я устало откинулся в кресле и задумался о своих дальнейших действиях. Первоочередной задачей по–прежнему остается починка Артефакта. После чего мой путь лежит снова в Тамшар. А дальше… видно будет.

Сейчас же мне необходимо попытаться связаться с кем-либо из власть имущих и поведать о судьбе принцессы. Для установки ментального канала необходима личная встреча с человеком. Чем проще тебе его представить, тем быстрее ты сможешь с ним связаться. Что ж, вот и проверим, насколько далеко смогу я «достать», используя древний артефакт.

Прошло несколько минут, прежде чем я смог отыскать слабую ниточку, ведущую к принцу Эдварда. Пришлось приложить все свои умения, чтобы не сорваться со следа.

– Ваше высочество?

– Как вы пробились через маскировочный амулет?! – властно спросил знакомый голос. С Эдвардом Шартелом мы немного общались из-за нападений нежити на мою скромную персону в Академии.

– Это неважно. А важны те сведения, которые я готов вам сообщить.

– Говори, – послышался металлический говор.

Я скупо поведал Шартелу о нахождении Алисии и своем намерении спасти ее.

– Ты Вэнтел, верно? Я узнал твой голос. Сейчас очень напряженная ситуация. Король и я любим Алису, но сейчас мы не можем себе позволить идти на дипломатические уступки или проводить военные операции в Тамшаре. Нам нужно выиграть как можно больше времени для подготовки… – рассеянно ответил Эдвард. – Если ты можешь спасти Алисию Шартел, я прошу тебя приложить все силы для этого. Ты можешь просить любую помощь.

– Ваше высочество, обеспечьте маголет для перевозки людей. О времени и месте я сообщу вам позднее.

– Считай, что это уже сделано.

На этом разговор с особой королевской крови закончился. Мысли в голове вертелись неохотно, словно в вязком киселе. Не мешало бы отдохнуть и перекусить.

– Ладно, покажи, чем я буду заниматься, – попросил я Ака в надежде отвлечься от невеселых мыслей о судьбе девушки.

Вновь следуя указателям, я дошел до части зала, отвечающего за северо–восточный округ. Если подумать, то Раджингу, королевство темных эльфов и север Иллории как раз находятся в этом направлении.

– Ты хочешь, чтобы я это починил?!

Одиночный артефакт представлял собой наисложнейшую модель, имеющую некоторые сходства с универсальным амулетом Видфорда. И этих контуров было очень много.

– Да на это же год уйдет! Пока я тут разберусь…

– Это не так сложно, как кажется на первый взгляд. В Центре находятся помещения для отдыха, а также складские помещения. С помощью специального заклинания поддерживается пригодность пищевых запасов к употреблению. Хранителю будут предоставлены все необходимые условия для комфортной работы.

Я печально вздохнул и подошел поближе к контурам. Осматривая артефакты, я обнаружил одну замечательную особенность. Все контуры одного округа были абсолютно идентичны. Так что, разобравшись с одним, остальные я намеревался сделать намного быстрее.

– Ну, если с ее головы хоть волосок упадет, я весь Тамшар на уши поставлю! – прокричал я в полупустой освещаемый зал, выпустив пар. И приступил к ремонту артефактов.

– Красота! – подметил я, с любовью оглядывая свой первый отремонтированный контур. Ушло на него времени прилично, но я небезосновательно полагал, что на следующие уйдет в разы меньше.

– Ак, ты же много всего знаешь? Расскажи мне что-нибудь?

– Например?

– Про Войны. Хранители в то время тебе рассказывали же?

– Это так. Известно ли тебе, что в Первой Великой Войне Иллория выступала на стороне Тамшара?

– Что?! Не может быть.

– Похоже, вам все также не желают открыть правду о своей истории. Предыдущий хранитель тоже был мало информирован в этом вопросе.

Я приступил к следующему контуру, с интересом прислушиваясь к речи живого артефакта.

– Начну издалека. В давние времена в мире существовало семнадцать богов…

– Что?! – я перебил Ака. – Извини, продолжай.

– Они заключили соглашение, где оговаривалось ни при каких обстоятельствах не нападать друг на друга. Как ты понимаешь, подобная информация собрана из легенд и слухов, но доля правды в ней все же есть. Были богини плодородия, красоты, боги войны и торговли и многие другие. Был среди них тот, кому поклонялись больше чем другим. Именно Бог удачи и нарушил старое соглашение. Битва богов, которой отчасти я был свидетелем, гремела два года. И окончилась безоговорочной победой поднявшегося Бога удачи. Он принял имя Спаситель и стал единственным божеством для верующих со всего мира. Со временем у разумных стерлась память о былом многобожии. Так было до тех пор, пока изгнанный на другой план Бог торговли не вернулся отомстить своему старому собрату. Тайно основал он новую веру, умело маскируясь под Спасителя. Имя он себе взял Владетель, а после Первой Великой Войны его нарекли Проклятым.

– А Иллория??

– Ты знаешь, зачем богам людская вера?

– Эээ, не задавался этим вопросом…

– Один из хранителей собрал очень много данных на эту тему. Занятный факт: средняя продолжительность жизни в Ромалии и Тамшаре на восемь лет меньше, чем в других странах.

– Ну и? – спросил я в нетерпении, уже позабыв про разбитый контур.

– Боги питаются жизненной энергией верующих. Согласись, довольно странно, что за три крупные войны границы государств остались практически неизменны? Иллория соблюдает баланс сил между сторонами. В Первую Войну преимущество было на стороне Спасителя, поэтому Иллория помогала Тамшару.

– И что, про то, что боги «воруют жизнь» людей никто ничего не знает?

– Я не исключаю, что в любое время находились умные люди, умевшие сопоставить факты. Но не слишком умные после разглашения своих догадок таинственным образом исчезали. В Ромалии существовал Орден Противоборства Ереси, занимающийся в том числе и подобными лицами.

– А сила у жрецов откуда?

– Боги способны не только отнимать энергию, но и передавать ее. У каждого человека свой лимит в принятии энергии. Самые сильные и становились высшими жрецами.

– Почему свет и тьма?

– Людям свойственно объяснять сложные вещи доступным языком. Но не всегда это получается правильно. Ты не знаком с теорией о спектрах магии?

– Нет.

– Приведу в пример радугу. Разумные видят в ней сочетание нескольких основных цветов, хотя оттенков на самом деле бесконечное количество. Также и с магией. Шесть основных стихий развились у человека, как наиболее понятные и простые для освоения. В теории существует бесконечное количество типов магии.

– Ничего себе. А овладеть ими можно?

– Также как основными стихиями – нет. Единственный путь – это отказ от традиционного использования магии и работа со всеми спектрами стихий.

– Круто, ты можешь научить меня?

– Нет. Я не маг, и я не обладаю знаниями для полноценного обучения. Я даже не встречал ни одного такого мага. Только слышал случайные разговоры. И было это тысячи лет назад.

– Жаль, – я задумчиво приступил к работе над новым контуром. – А ведь такие перспективы открывались.

Глава 14

– Уфф, сколько там еще? – спросил я, устало откинувшись в передвижном кресле.

– Тридцать шесть, Хранитель, – произнес бесстрастный голос над потолком. – Отремонтировано восемьдесят три процента управляющих контуров северо–восточного округа и семьдесят пять процентов резервных контуров.

– Последнее можешь не повторять каждый раз.

– Да, Хранитель.

– Еще парочку сделаю и все. Тебе и так этого за глаза хватит.

– У меня нет глаз в человеческом понимании этого слова, – невозмутимо заметил АКЕПП.

– Без тебя знаю, – огрызнулся я.

– Учитывая имеющиеся на данный момент ресурсы, приблизительное время нормального функционирования артефакта составляет двадцать три года.

– Ну, отлично. За это время вполне возможно новый Хранитель найдется, – я задумался. – Кто знает, может, мои дети унаследуют этот дар?

– Наличие резервных Хранителей – хороший фактор. Однако не стоит забывать про чрезвычайные ситуации, одна из которых и привела к обрыву северо–восточного магистрального энергоканала.

– Называть людей резервными не очень красиво, – пробурчал я, не особо желая учить артефакт манерам. – Так что там случилось то с каналом?

– Учитывая неоднократные сильные магические возмущения в данном районе Тамшара, могу предположить, что в месте обрыва находится полигон по испытанию сверхмощных заклинаний.

– Вот оно что. То есть, тамшарцы даже не в курсе, что натворили?

– Вероятность этого крайне высока, – ответил Ак.

– Хмм, а что же Спаситель и Владетель? Они же о тебе знают? Не