КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг в библиотеке - 350500 томов
Объем библиотеки - 407 гигабайт
Всего представлено авторов - 140474
Пользователей - 78775

Впечатления

ANSI про Вестерфельд: Левиафан (Стимпанк)

Неплохая книга для тех, кому приятно творчество Жюля Верна и Альбера Робиды. Простой язык, стилизованные картинки. А также - шагающие машины )))))

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ANSI про Тертлдав: Оружие юга (Альтернативная история)

скорее - исторические приключения, чем альтернативка... многабукаф, ниасилил... но, глянув, кто аффтор, домучал до конца. Сразу скажу, тут почти нету - попал, пострелял, победил, как в большинстве альтернативок. Да и главная идея - почему пытались изменить прошлое? Чтобы нигеры "на голову не сели"! а скатилось опять же - освободить бедных черномазых...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Тюриков: Полигон (Боевая фантастика)

До безобразия инфантильно. Что стиль, что сюжет...

И даже чудеса странные :) - типа идуших на одном аккумуляторе в течение 770 лет часов или чума (!), которую легко вылечили современными антибиотиками, и которой почему-то в средневековом городе болел единственный человек. Всяким нестыковкам - несть числа.

Зря потраченное время.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
каркуша про Медведева: Как не везет попаданкам! (Фэнтези)

Как-то от данного автора хотелось большего...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Трифон про Каргополов: Путь без иллюзий: Том I. Мировоззрение нерелигиозной духовности (Философия)

О чем тут спорить. Название у книги самое что ни на есть неподходящее. То, что автор Христа грязью облил еще не значит, что избавился от иллюзий. Его рассуждения на тему религий так же поверхностны, как и рассуждения на тему древних учений Востока:йоги, даосизма, буддизма. Настоящие знания в этих учениях передаются только через учителя, так что все рассуждения и песнопения в честь возможностей медитации и других методов совершенствования лишь пустой звон.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Любопытная про Алюшина: Счастье любит тишину (Современные любовные романы)

Как то я разочаровалась немного в авторе..
При всем моем уважении к автору, немного в недоумении. Раньше ждала новые романы с нетерпением, но сейчас…Такое впечатление, что последние книги пишет кто-то другой под фамилией автора.
В этой книге про измену столько накручено и смешано . Большая , чистая, всепрощающая любовь после измены???!!! Как оправдание измены присутствует проститутка- суккуба от которой ни один мужик не может удержаться да еще и лесбиянки млеют. Советчица суккуба- бабушка - старая проститутка при членах ЦК и иностранцах...
Религия добавлена по полной программе - и православие и буддизм, причем философские размышления занимают едва не половину книги…. Н-да..

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Любопытная про Банши: "Ад" для поступающих (СИ) (Фэнтези)

Б-э-э..Только увидев обложку, а потом начав читать аннотацию, поняла , что книгу читать не буду, от слова совсем..
Если уж автор предупреждает о плохих словечках в данном опусе и предупреждает о процессе редактирования, но пишет аннотацию с ошибками ( это-э надо написать шара Ж кину контору.., вместо шарашкиной...) , то могу себе представить себе, что там можно встретить в тексте...

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).

Терранец (fb2)

- Терранец (а.с. Терранец-1) 916K, 271с. (скачать fb2) - Алексей Садовский

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Алексей Садовский Терранец

Пролог

– Эй, Лёха! Давай, заканчивай уже ковырять эту кучу. Тебе же бугор сказал, что будем обходить этот участок стороной, через соседнюю долину. – крикнул мне мой напарник Саня.

– Сейчас иду! Тут какая-то фигня вылезла, расчищу, чтобы посмотреть, интересно же.

– А чё там?

– А. Каменюка какая-то странная. – ответил я, – и блестит что-то.

– Давай быстрее. – крикнул в ответ Саня. – С посёлка мастер приехал, премию привёз и водки ящик. Опоздаешь – фиг что получишь.

– Да ладно! бабки получу, никуда они не денутся. А водку пейте сами. Ты же знаешь, что я к ней равнодушен. Как вы её только пьёте?

У нас в бригаде только я и Афанасий Макарович, или как тут его все называли, Макарыч, не пили, я по убеждению не любитель алкоголя. А Макарыч с язвой мается, никак залечить её не может.

Саня развернулся и, махнув на меня рукой, пошёл в сторону строительного городка, где уже собирались все бригады, работающие на прокладке газопровода. А я уставился на этот камень, пытаясь понять, что в нём такого странного. С виду, вроде бы, камень, как камень, но и не камень.

Наш участок занимался подготовкой поверхности земли для установки железобетонных опорных блоков, на которые второй участок производил монтаж труб. Они отставали от нас на два километра. Из-за вредности их мастера, нам приходилось переделывать некоторые опоры, которые, на его взгляд, немножко криво стояли. Там всё было сделано хорошо, но ему не нравилось, что они нас не могут догнать. Хотя задержка, по-моему, наоборот шла на пользу: блоки успевали усесться в землю под собственным весом и больше не проседали. Но, начальству виднее. Тем более, он подписывал нам акты приёмки участка, вот и зверствовал, а без его подписи нам не выдавали зарплату. А тут ещё и премия!

Остановив экскаватор, я вылез из кабины и отправился к блеснувшей на скудном северном солнце, хреновине. Что же тут может быть, здесь людей, кроме нас, не было, может быть, лет сто, если не больше. А может быть, это осталось после одной из экспедиций, проводимых во времена царской России. Тогда их отправляли в большом количестве, и отчаянные исследователи совместно с солдатами пешком проходили огромные расстояния, осматривая и картографируя местность. Может какой антиквариат остался, что-то выпало у кого-нибудь, так его продать можно будет. Хотя какой антиквариат, глубина, из какой я её выкопал, была метра два не меньше. Я раскапывал небольшую, поросшую кустарником, сопку, которая мешала нам по пути прокладки газопровода, и выход на поверхность скального основания дальше по пути ещё не был обнаружен геодезистами. После его обнаружения и было принято решение обойти этот участок стороной. Но мы не могли понять, почему нужно обходить его стороной – ведь скальное основание – лучшая опора для газопровода, чем песок. Но начальству виднее.

Подойдя к этому месту, я увидел лежавшую в песке пирамидку с длиной грани сантиметров семь или восемь, на глаз сразу не определишь. Вдруг меня охватило непреодолимое желание взять её в руку и никуда от себя не девать. Взяв в руку Эту пирамидку, я ещё представить себе не мог, к чему это приведёт. Повинуясь какому-то наитию, я приложил большой палец правой руки к вершине пирамидки и с силой надавил. Почувствовав несильный укол в палец, тем не менее как будто пришёл в себя и, испугавшись, выронил пирамидку. С испугом глянул на проколотый палец, не хватало ещё инфекцию какую подхватить, кровь довольно быстро перестала течь. Глянув вниз, заметил, как по рёбрам пирамидки промелькнули голубого и красного цвета искры, спустя секунду промелькнула белая искра и тут же пропала. Из-за спины раздались шаги.

– Интересная штуковина. – озвучил промелькнувшую у меня мысль подошедший мастер, – что это?

Я постарался спрятать пирамидку за спину, но не успел. Достав руку с пирамидкой, я показал её мастеру.

– Хрен его знает, из земли выкопал. – ответил я, – там вон ещё плита какая-то странная. А под нею яма.

– Пойдём глянем, что там. – сказал мастер, – а то Саня прибежал, кричит там могила, там могила, Лёху на покойников потянуло, и смеётся.

– Вот приколист. – ответил я, – он не может без шуток и приколов, он у меня дошутится когда-нибудь.

– Сергей Михайлович. – обратился к мастеру подошедший следом за ним бригадир, – мне мой земляк по рации сообщение вчера присылал, что на ихнем участке два дня назад нашли следы древнего поселения. Так ихний начальник участка такой шум поднял, особистов вызвал, археологи из Москвы должны прилететь. Говорит, что находки там какие-то странные, закопаны в земле метра на два, как у нас, а выглядят как новые. И пистоль какой-то странный. Потом связь прервалась, видать отключили. Может и у нас что-то такое?

– Вы ребята не из болтливых, так что я вам скажу: сегодня утром все мастера участков получили предписание по поводу таких находок, под роспись. Никому не говорите об этом инциденте пока. Ребятам скажем, что это был просто обломок скалы и всё. А сообщу я об этом через три дня, когда переедем в соседнюю долину, чтобы меньше кто видел. – сказал мастер.

– Хорошо, только это я оставлю себе. – сказал я мастеру, – она в стороне лежала и рядом с ней ничего больше, она цельная, никаких швов и трещин. Наверное, какая-то безделушка.

– А если найдут её у тебя? – спросил бригадир.

– Не найдут, я её спрячу, на память будет.

– А если это что-то ценное и кто-то про это узнает? Мне же тогда голову оторвут. – сказал мастер.

– Ну, как раз клады и закапывают в землю, ну там золото, серебро, драгоценные камни, а это, похоже, сделано из нержавейки, никакой ювелирной ценности. Я её спрячу так, что никто не найдёт. Неужели вам самим не хочется взять себе что-нибудь на сувенир, а? Это же какая тайна. – сам себе не веря, и удивляясь своим словам, я продолжал убеждать своё начальство.

Мастер взял пирамидку из моих рук, прикинул на вес, осмотрел со всех сторон и сказал:

– Больше похоже на титан по весу, а так ничего примечательного. Ладно, уговорил. Оставляй, только я ничего не видел и не знаю. Через три дня мы приедем сюда и посмотрим, что находится под плитой, – вынес своё решение Сергей Михайлович. – а потом я сообщу о находке. Лёха, ты присыпь плиту, чтобы никто не видел. А ты, Виктор, проследи, чтобы никто тут не лазил. Я поехал, приеду через три дня.

Ага, видел бы он пять минут назад, что происходило с пирамидкой, ни за что бы не разрешил её оставить. А я ни за что не хочу её отдавать кому ни будь.

– Сергей, мы тут С Алексеем осмотримся пока, а потом он засыплет, я прослежу.

– Хорошо, только аккуратно, чтобы никто не видел.

– Будь спокоен.

– Хотя нет, мне самому интересно. Я с вами.

Мы подошли к выкопанной плите. Поддев её вынутым из инструментального ящика ломиком, я начал её аккуратно сдвигать в сторону. После того, как я зацепил плиту ковшом, она сдвинулась в сторону и какое-то количество песка насыпалось внутрь. Сдвинув плиту немного в сторону и, таким образом, открыв обзор, три пары заинтересованных глаз уставились вниз. Яма представляла собой вытянутый прямоугольник метра три в длину и полтора в ширину. Глубину определить было невозможно, так как яма оказалась засыпанной почти под самый верх. Плита оказалась чуть больше полутора метров в длину и пол метра в ширину и прикрывала только часть ямы. Вот только сам материал вызывал сильный интерес – песочного цвета с вкраплениями небольших камушков, переливающихся на солнце разными цветами, как радуга.

– Как считаете, это алмазы? – тихим голосом спросил бригадир, вытирая вдруг выступившую испарину дрожащей рукой.

– Не знаю, вернее, даже не уверен. – ответил Сергей Михайлович. – Да и кому придёт в голову тратить алмазы в облицовку стен?

– Ну, в Арабских Эмиратах облицовывают же стены золотом! – проговорил я. – Я по телевизору видел, там отель показывали, в котором не только стены, но и пол с потолком покрыты золотом. Возможно, кто-то и кучу алмазов потратил на украшение.

– Так. Сейчас нет времени на раскопки. Алексей, верни плиту на место, засыпь и заровняй тут всё. Дня через два я вернусь, мы тут без свидетелей всё раскопаем и осмотрим. Ну а мы пойдём, мне ещё премию нужно успеть выдать. И почему её на карточки не переводят?


* * *

На следующее утро мы переехали на другое место. На месте находки я всё старательно засыпал и заровнял так, что следов не осталось. Ничего больше не напоминало об этом, только пирамидка лежала под сиденьем моего экскаватора, замотанная в ветошь, да Саня всё подкалывал меня на счёт могилы.

На третий день бригадир мне сказал, что мастер приболел и будет через неделю. И мы втроём пойдём на то место смотреть что там под плитой. И ему, и мастеру очень интересно. что же там такое есть.

Через два дня, проводя профилактику своей VOLVO, я решил достать пирамидку и рассмотреть её поближе. Площадка для техники располагалась между двух сопок, находящихся буквально в пятидесяти метрах от нашего строительного городка, а видно её оттуда не было, так как обзор перекрывала ещё одна сопка. Подойдя к кабине экскаватора и выругавшись на неряшливость второго экскаваторщика, он оставил пустую бочку из-под масла на площадке, между нашими экскаваторами, хотя должен был убрать её в сторону к другим бочкам, я попытался достать пирамидку из-под сиденья, но она не хотела вылезать оттуда. Её как будто раздуло. Так как я после того укола находился в перчатках, хотя даже следа укола не осталось, то перчатки скользили по поверхности пирамидки, и я её не мог хорошо ухватить. Сняв перчатки, схватил пирамидку и тут же отдёрнул руку: пирамидка была очень холодная. Взявшись более аккуратнее и опасливее за пирамидку двумя руками и стараясь не касаться её вершины, с силой потянул её на себя. Неожиданно легко пирамидка вылезла из-под сиденья, и я, не удержавшись, упал на спину, больно ударившись затылком о стоявшую рядом бочку из-под масла. Сознания я не потерял, но голова начала болеть сильно и в ушах шумело. Машинально я приложил к голове, к затылку холодную пирамидку с желанием охладить ушиб, и вдруг почувствовал покалывание и сильный холод под пирамидкой и потерял сознание.


* * *

О боже, как же только болит голова. Как будто в голову забили тысячу горячих гвоздей и продолжают ещё забивать по одному, не спеша, но тщательно, равномерно нанося удары тук-тук, тук-тук, тук-тук. Мне не было так плохо ещё никогда, хотя это немного напоминала отходняки после студенческой пъянки, когда я учился в институте. Институт я так и не закончил, хоть вышел со школы с золотой медалью и в институте все зачёты и курсовые сдавал исключительно на отлично, но последнюю пъянку не забуду никогда. Как сопливый мальчишка, намешал разного алкоголя и после этого неделю пытался прийти в себя.

Странно, но почему мне именно это пришло на ум? Ассоциации о схожести боли? Ведь напиться я не мог. После той памятной вечеринки я, иногда, выпивал пиво, но только по большим праздникам, да и то понемногу. Наверное, выбрал свою норму.

Попытался пошевелиться и с трудом смог повернуться на бок. Повернувшись, боль понемногу начала отступать, но где я нахожусь, я никак не мог вспомнить. Кругом была кромешная тьма. В руке что-то тяжёлое побуждало что-то вспомнить, но воспоминания никак не спешили почтить меня своим присутствием. Попытался сесть, с большим трудом это удалось, и начал двумя руками ощупывать предмет, находящийся у меня в сильно сжатой судорогой руке. И тут я всё вспомнил – В руке находилась эта злосчастная пирамидка, из-за которой я ударился головой и потерял сознание. Боль понемногу утихала, и с уходом боли в глазах начала появляться резкость, причём такой насыщенности, какой ранее у меня не было. Оказалось, что меня окружает не кромешная тьма, а на небе светят звёзды, и из-за соседней сопки виднеется свет фонарей освещения нашего строительного городка.

Я повернулся немного и облокотился спиной о гусеницу своего экскаватора. Мне надо прийти в себя. Никто сюда ко мне не придёт, все знают, что я люблю свой экскаватор и могу с ним возиться с утра до ночи, а то и с ночи до утра. Меня не пугала окружающая обстановка, не пугало наличие в округе диких зверей – звери боялись техники и близко к нам не подходили. Как сказал приезжавший к нам с инспекцией инспектор по экологии, после нашего вмешательства в окружающую нас здесь природу, дикие звери успокоятся не раньше, чем через полгода. А некоторые уйдут от сюда навсегда.

Вдруг перед глазами мелькнула неясная тень. Я чуть не вскрикнул от неожиданности.

– Джек, – обрадовано позвал я. – как ты меня напугал.

Джек, так звали нашу собаку – сторожа, подбежал ко мне, виляя хвостом и, что меня очень удивило, лизнул меня в нос. Такое он позволял себе делать только своему хозяину – Макарычу, а ко всем остальным он подходил только тогда, когда все ели и выпрашивал себе куски по вкуснее, при этом смешно морщась и этим веселя всех присутствующих. Всех с нашего участка он знал, со всеми дружил, но никогда никому не лизал даже руку, не говоря за лицо. Только своему хозяину. Смесь немецкой овчарки и непонятно кого, он при этом был очень умным псом, много раз будил нас, когда близко подходила стая волков, и каждое утро поднимал нас на ноги своим весёлым заливистым лаем. Будильника не надо – поднимал всегда в одно и тоже время. Мы поначалу даже спорили, на сколько минут он ошибётся, но такого ни разу не было. Очень умный пёс. И теперь он меня лизнул, да не просто в руку, а в нос. Улёгся передо мной на землю и положил голову ко мне на ноги.

Оглядевшись, я, ещё раз удивившись своему зрению, рассматривал окружающую меня обстановку: стоит передо мной бочка, за ней экскаватор Витька, в стороне стоит вагончик на колёсах, в котором хранятся запчасти для экскаваторов и пустые бочки из-под масла. Завтра эти бочки должны отвезти за новой порцией масла, а Витёк свою, о которую я ударился головой, не убрал. Будет завтра один пол дня копать.

Вдруг, привлекла моё внимание пирамидка. На одной из её граней замигала какая-то мешанина из палочек и закорючек, очень напоминающая древнюю клинопись. Всмотревшись в неё, я, неожиданно для себя, понял, что там написано. надпись гласила:

– «Запись информации не была закончена. Поместите малый медицинский бокс на затылок и не отпускайте до полного окончания».

Да что же это делается! Моя рука сама поднялась и приложила пирамидку к затылку. Сознание померкло.


* * *

В этот раз боли не было. Я лежал на земле и смотрел на розовеющий край неба – значит уже около пяти утра. Джек лежит рядом со мной и не бежит никого будить, впервые за всё время. Странным образом меня ночное происшествие ни капли не волнует, как будто это был самый заурядный случай, происходящий чуть ли не каждый день.

Поднявшись на ноги, я осмотрелся – за ночь ничего вокруг не изменилось. В теле была необычная лёгкость, словно я не провалялся всю ночь в беспамятстве, а неделю отдыхал на каком-нибудь курорте. Мне хотелось бегать, прыгать, казалось, мне хватит сил запрыгнуть на мой экскаватор. Но проверять я этого не стал понимая, что это невозможно. Позвав Джека, я побрёл, не спеша в сторону своего вагончика: надо было привести себя в порядок после проведённой непонятно как, ночи. Идущий рядом со мной Джек глянул на меня и вопросительно гавкнул, словно спрашивая разрешение.

– Беги, буди всех, как ты это делаешь. – сказал я ему, и он, заливаясь своим весёлым, басовитым лаем, побежал по привычному ему маршруту будя всех.

– О, а ты где пропадал? – спросил меня вышедший из вагончика, Саня, – я просыпаюсь, а тебя нет, на часы глянул – пятнадцать минут шестого, Джек не будит – значит проспал. Впервые за всё время! Надо было с кем-нибудь поспорить, если бы знал. Эх, упустил такую возможность, давай на следующую ночь ты его опять удержишь где-нибудь, а я поспорю, что собакин проспит, а?

– Иди уже умывайся, юморист – спорщик. Сегодня твоя очередь на всех воду греть. – сказал подошедший со стороны своего вагончика и смеющийся от Саниных слов, бригадир, – А кто сегодня проспал свою очередь на кухне, а, трудоголик? Что мы теперь есть будем, опять консервы? Лёха, ты хоть предупреждай или с кем-нибудь договаривайся.

– Андреич, извини, запамятовал. Завозился с экскаватором, да и задремал в кабине. – сказал я. – А за кухню вообще из головы вылетело.

Я очень не хотел рассказывать никому о том, что со мной произошло ночью – засмеют сначала, а потом ещё закроют куда-нибудь, до выяснения. И тем самым я подставлю всех, особенно мастера. Кто же знал, что эта безделушка окажется такой опасной, на мой взгляд, вещью.

– Так может тебе жениться на своей ненаглядной «Вольве», гы-гы-гы. – поспешил вставить свои пять копеек Саня, – ты готов с ней в обнимку круглыми сутками находиться и в выхлопную тру…

– А ну марш отсюда. – прикрикнул, не дав закончить фразу, на Саню бригадир, – тебе дай волю – ты весь участок на уши поставишь, тебе лишь бы поржать, а человек за техникой следит. И его она ни разу не подводила. Ты на своей трамбовке масло давно менял? После завтрака проверю.

– Так, Алексей. – проводив взглядом уходящего Саню, бригадир повернулся ко мне, – Мне сегодня ночью опять не спалось, так что завтрак я приготовил. Смотри, чтобы это не вошло в привычку. понял?

– Понял я, понял Андреич. Я больше не буду. – плаксивым голосом и при этом еле сдерживая смех ответил я, – прости засранца!

– Ох, тяжело с вами, клоуны. Ладно, иди умывайся и за стол. У нас сегодня много работы. Нужно переделать часть вчерашней – дракуле опять что-то не понравилось.

Дракулой мы за глаза называли вредного мастера второго участка за его характер.

– Хорошо. – ответил я и пошёл приводить себя в порядок.


* * *

За завтраком все удивились поведению пса. Джек сидел возле меня и не выпрашивал еду ни у кого, даже у Макарыча, своего хозяина. Когда его кто-нибудь подзывал, пёс подходил к этому человеку, смотрел ему в глаза и возвращался ко мне. Без Саниных шуточек и здесь не обошлось:

– Чем ты его опоил, шаман? Каким зельем? Что он от тебя не отходит, а? Или ночь бурная была. – заливаясь смехом проговорил Саня. Он очень часто любил позубоскалить, подкалывая и издеваясь над всеми окружающими.

– Сань, ты за языком последил бы. Я знаю, что ты мелешь языком не думая. Почему Джек к тебе никогда не подходит? Я тебе отвечу: Джек умный, он не хочет находиться с тем, кто глупее его. А тебе от этого обидно. Вот ты всех и достаёшь своими шуточками.

– Ты хочешь сказать, что я дурак? – взревел обиженным голосом Саня, – что я глупее какого-то вшивого пса? Ах ты хохол долбаный.

– Да, я хохол, как и ты. – спокойно ответил ему я, – а раз я долбаный, то значит и ты долбаный. А Джек и правда умнее тебя, это факт.

Саня, как и я, был родом с Юго-Востока Украины. Только он жил в России уже больше десяти лет и считал себя коренным россиянином и обижался, когда ему напоминали об Украине, а я всего три года.

– А ну тихо. – крикнул бригадир, – вы ещё подеритесь, горячие украинские парни. Быстро премии лишу, и половины зарплаты. Вы все знаете правила – никаких драк в командировке, вот вернёмся в Тюмень – там хоть поубивайте друг друга. А здесь я за вас отвечаю, и я не хочу из-за каких-то придурков неуравновешенных садиться в тюрьму. Хохлы, блин. Да я сам с Украины, и что? Должен на всех кидаться, как собака? И тем самым показывать, что я недалеко ушёл от обезьяны? Значит так, хохлы, чтобы вы остыли, сегодня работаете раздельно. Ты, Александр, пойдешь с Сергеем напарником, а с Алексеем пойдёт…, пойдёт…, о, пойду я. И рабочий день до семи вечера. Кому не нравится – все претензии к этим двум горячим парням. Только чур, сильно не бить. Приступаем.

Саня, обиженный, поднялся из-за стола и пошёл к выходу. На выходе он повернулся и показал мне кулак. У нас в бригаде часто случались ссоры и скандалы, все мы друг другу уже по приедались, но до драк никогда не доходило. М-да не думал я, что Саня окажется таким мстительным.

Выходил я из вагончика-столовой последним, так как был дежурным по кухне, и вдруг почувствовал, что падаю от подсечки. Упав, я успел перевернуться на спину и выставить руки вперёд от себя. На меня сверху навалился Саня, шипя от злости.

– Я тебя, гадёныш, придушу. – шипел он мне на ухо, – зарою в сопках – лет сто никто не найдёт.

Он пытался дотянуться своими руками до моего горла, а я, ошеломлённый подлым нападением со спины, пытался отвести его руки в стороны. Он был выше меня на голову и тяжелее килограмм на тридцать. Нелегко будет его с себя скинуть. Неожиданно меня охватило то же чувство лёгкости и всесилия, какое было утром. Перехватив его руку своей, я с лёгкостью отвёл её в сторону, а второй упёрся ему в горло и стал отталкивать от себя. Неожиданно налетевшая туша Джека сбила с меня Саню в сторону. Я быстро вскочил на ноги и застыл с открытым ртом: Джек, дружелюбный пёс, стоял над Саней с оскаленной пастью и очень зло на него рычал. Его противник старался не шевелиться, потому что малейшее его движение вызывало порцию нового, ещё более злого рыка Джека.

– Джек, фу! – сказал я, – Не трогай каку, отравишься.

Со стороны рабочей площадки к нам бежали мужики, первым подбежал бригадир. Когда Джек увидел, что люди рядом, то он отошёл от Сани ко мне и сел рядом, а Саню подхватили и удерживали за руки двое подбежавших первыми, мужиков.

– О, ты смотри на них! Снюхались! – видя, что собака отошла и больше на него не рычит, закричал Саня, – вы видели, он на меня собаку натравил, да его теперь выгнать за это надо, а эту шавку пристрелить, чтобы на людей не кидалась! Да я его по судам затаскаю! Вы у меня все свидетелями будете! Он мне по гроб жизни будет моральный ущерб выплачивать!

– А ну, заткнись! – крикнул на Саню бригадир, – мы все видели, как ты на него со спины напал и пытался придушить. И если бы не Джек, то тебе бы это удалось. Ты уволен. Сегодня в девять утра машина едет в посёлок за продуктами. Собирай свои вещи и иди грузись. Докладную записку я перешлю позже, и моли бога, чтобы Алексей на тебя в суд не подал. Ты уже всех здесь достал со своими подколками. А когда тебе достойно ответили – полез драться, обиделся, видите ли. Точно выходит, что Джек умнее тебя. Всё, иди собирай вещи.

– Я тебя в посёлке дождусь, козёл! Там то ты мне за всё и ответишь, сволочь! – повернув ко мне голову, произнёс Саня, – считай, что ты больше не жилец.

– Не мешает тебе наличие свидетелей? – спросил бригадир у Сани и отвесил ему оплеуху, – за такое тебе ещё и срок добавят. Ты думай, что говоришь. За драку в рабочее время – увольнение, об этом все знают, но не дошло только до одного тебя. Всё, остынь и иди собирайся. Задумайся о том, куда ты со статьёй в трудовой книжке сможешь устроиться.

Саня развернулся и пошёл в сторону своего вагончика собирать вещи, а я встал с земли и принялся отряхиваться от песка. Вывалялся сильно, даже в карманы набралось.

Вот, так – так. На ровном месте от придурка чуть по лицу не получил. И за что? Только за то, что ответил ему так же, как и он говорил. Да ещё и дождаться обещал.

– Так, Алексей. – повернулся, проводив взглядом Саню, ко мне бригадир. – Ты в порядке? Вижу, что да. Так как напарник твой уволен и замены пока нет, езжай на экскаваторе в то место один и аккуратно расчисти площадку. Завтра приедет мастер, пойдём смотреть, что там есть интересного.

– Так Вы сказали, что он заболел и будет дней через пять.

– Да полегчало ему, тем более такой инцидент, а радист уже передал мастеру об этом. Так что завтра приедет.

– А нельзя его без статьи уволить? Он хоть и дурак дураком, но у него жена беременная и трое детей, ждут четвёртого, семью жалко.

– Я подумаю, вернее с мастером подумаем, посоветуемся. Идейка появилась. Переведём его на четвёртый участок, он триста километров от нас и туда, кстати, переводят Дракулу. Пусть ему подарок будет. Ладно, езжай. Возьми на кухне консервов и хлеба дня на три-четыре, чтобы с запасом. Днём поешь, а остальное оставишь там, нам на завтра будет. Хорошо? Плохо, что я с тобой никого отправить не могу, никто не должен пока знать о твоей находке. И возьми рацию у радиста, у неё дальность до десяти км, так что хватит. если что – вызывай.

– Хорошо, не переживайте. Экскаватор у меня надёжный, а стёкла закрыты защитными сетками. Всё будет в порядке. Ладно, я поехал, а то мне туда ехать часа полтора. Далековато успели отойти.

Мы пожали руки с бригадиром и я, зайдя к радисту за переносной рацией, отправился к своему экскаватору. А Джек так и продолжал ходить за мной по пятам, странно он стал себя вести, нужно будет поговорить с Макарычем.

Подойдя к своему экскаватору, я увидел торчащую из песка пластинку треугольной формы. Точно, я же ночью за пирамидку эту совсем забыл, видать я её выронил, а когда ворочался потом на песке, засыпал её. Но почему пластинка? Нагнувшись, я откинул песок и поднял, ну точно, пластинку треугольной формы, а под ней лежали ещё три таких – же и квадрат. Эх, видать ночью раздавил. Присмотревшись, понял – нет, не раздавил. Она разложилась сама ровно по углам. Как догадался? На пластинках не было ни малейших следов деформации, а края были ровные, без сколов. Собрав остатки пирамидки, положил их обратно под сиденье экскаватора, откуда вытягивал её вчера вечером. Надо будет-отдам мастеру, хотя нет – не отдам, пусть всё-таки у меня будет, на память. Хотя такую память лучше забыть, а ещё лучше – чтобы такого вообще не было. Такая головная боль была, что и врагу не пожелаешь.

– Так, Джек. беги к хозяину. А мне ехать пора. – сказал я собаке, потрепал его по голове и почесал за ухом, и полез в кабину. Заведя экскаватор, подъехал поближе к кухне и загрузил едой небольшой багажник возле двигательного отсека. Ну, с Богом.

Проехав уже около часа, у меня перед глазами неожиданно зажглась заставка с неизвестными, но и в тоже время, такими знакомыми буквами. Я не из пугливых, но данный инцидент вызвал у меня крик ужаса, и я, резко нажав на тормоза, закрыл глаза руками. Ничего не помогло.

В это время я смог прочитать надпись, мигающую перед глазами: Вас приветствует био-симбионт «верховный главнокомандующий 12 мм», а ниже добавлено: произвести синхронизацию и привязку? И два окошка: Да и Позже.

Попробовав руками ухватить буквы перед глазами, я понял… да ничего я не понял – они как-бы были, но прикоснуться к ним я не мог.

Я прочитал много фантастики, но так, чтобы самому попасть в фантастику? Нет, я такого и предположить не мог. Вдруг я заметил внизу ещё одну надпись, это был обратный отсчёт, и он уже заканчивался. Моё сознание померкло.

На этот раз не было никакой головной боли, потери зрения или шума в ушах. Ничего. Я сидел в той же позе, не завалившись на бок на сиденье, не откинув назад голову. Глянул на часы и понял, что отключился всего на пятнадцать минут. Блин, я же в экскаваторе ехал, хотя стоп, я успел остановиться. Слава богу! А может я уснул и мне это всё приснилось? Как я был бы этому рад! Ага, размечтался. Справа внизу мигала небольшая полупрозрачная иконка как на мониторе компьютера. Попробовав поводить перед глазами рукой, я понял, что ничего не получится. Вдруг перед глазами появилась надпись:

«Для вызова меню симбионта наведите на него взгляд и мысленно нажмите на него.»

Первый мандраж прошёл, так что попробую, во что, в какую задницу я встрял. Попытавшись скосить глаза на иконку, только почувствовал себя идиотом – иконка уходила в бок вместе с поворотом глаз. Минут десять я пытался поставить иконку перед глазами и ничего не получалось. Я представил себя со стороны и громко заржал – идиотское зрелище, сидит какой-то придурок, и бешено таращась, вращает глазами во все стороны. Пора на дурочку ехать.

Наконец, не выдержав больше такого испытания, я крикнул:

– Давай уже открывайся, абонемент в сумасшедший дом.

– Задействовано голосовое управление, придать имя «абонемент в сумасшедший дом» ярлыку вызова меню симбионта?

Сказать, что я офигел – это ничего не сказать. Мысленно смачно вы матерившись, я вслух сказал: нет, только открыть меню. Перед глазами начали появляться иконки, всё больше и больше, их стало так много, что они не помещались у меня перед глазами.

– Стоп, – скомандовал я. – А как их упорядочить? Их сильно много.

«Вы можете дать мне указание, и я распределю все иконки по папкам, а папки по группам, и вы сможете с ними работать. можно отдавать мне распоряжения мысленно.»

– А как это сделать? – подумал я. – И как я тебя вызову снова?

«Придумайте мне имя, и когда будет необходимо, обращайтесь по имени.»

– Да, интересно, никогда своей голове имена не придумывал. Узнают – точно в жёлтый дом на опыты закроют. Ладно, назову тебя Ада, сокращённо от «адмирал». Ты же у меня верховный главнокомандующий, а значит адмирал.

«Принято имя Ада. на языке Джоре означает солнечная.»

– А почему надписи сначала были на каких-то каракулях, а сейчас на русском языке?

«При установке была считана память и создана учебная база по русскому языку. А вам была установлена языковая база Джоре, но она не была корректно изучена, в процессе загрузки информации в мозг произошел разрыв соединения между одноразовым индивидуальным медицинским боксом и получателем. (Это, наверное, когда я ночью пришёл в себя от головной боли.) хорошо ещё, что установка био-симбионта и имплантатов прошла успешно, но потом был повтор загрузки прерванной информации и произошло наложение. При изучении информации будет произведена коррекция данных и лишнее будет удалено. Когда будете находиться на борту рейдера, настоятельно рекомендую посетить медицинскую капсулу для окончательной подгонки симбионта и восстановления организма. Организм носителя длительное время подвергался губительному воздействию небольшой дозы радиации, так же, в организме обнаружены отложения отравляющих веществ и тяжёлых металлов, что значительно сокращает продолжительность жизни. В медкапсуле будут предприняты все мероприятия для восстановления организма.»

Ага, за меня переживают, будут следить за моим здоровьем, почистят организм от всего плохого. И во сколько же мне это всё обойдётся? Ладно, потом выясним. Лишь бы не потребовали продать им душу.

– Хорошо, а откуда ты взялась? Как ты тут оказалась?

«Био-симбионт Ада была выращена из биоматериала по образцу ДНК хозяина, то есть вас. Как медбокс попал на планету – информация отсутствует. данная информация может находиться на борту спасательного бота. Искин бота зафиксировал наше приближение и прислал пакет информационных данных. Принять?»

– А кто такой искин?

«Искин – искусственный интеллект. Управляющий компьютер. Искины бывают разные – большие, средние, малые, персональные наручные. Вариантов много. И по строению они отличаются – есть био, есть кристаллические, которые, в свою очередь, отличаются очень сильно.»

– Принимай.

Перед глазами развернулось принятое сообщение: «Наконец-то вы прибыли, я уже начал терять надежду. Приходите поскорей. Координаты я предоставил.»

«Входящее сообщение. Принять?»

– Да. Открывай. Ага, это карта. Так, это мы, а сюда нам надо. А вот точка, куда нас приглашают. Так это же тот каменный выступ, из-за которого было принято решение обойти его стороной. Ладно, он немного не по пути, ладно, заедем. Ну что, поехали дальше?

«Поехали. Искин очень рад был нашему появлению и подготавливает корабль и активирует находящийся на планете спасательный бот для вашей доставки.»

– Какой доставки? Куда? Ни о какой доставке речи не шло и идти не может. Я не хочу, чтобы меня куда-то доставляли.

Сообщение о какой-то доставке куда-то, привело меня в шок. Я не собирался никуда «доставляться», я не мог понять, какой такой «спасбот» тут находится? Но тут меня, как молотком по голове стукнули – «на планете», это что получается, раз на планете, значит нужно будет лететь в космос? Или как, куда? Может быть какие-то секретные военные разработки, невольным участником которых я стал, обнаружив случайно потерянную био-нейросеть, которая мне установилась? Я как-то смотрел в новостях изобретения японских электронщиков, которые представляли миру кибер-протезы, управляющиеся при помощи нейронных импульсов. В этом видео показали инвалида с протезом руки, который им управлял мысленно. И протез двигался, выполняя различные действия! И это было уже рассекречено! А сколько таких не рассекреченных технологий в мире? А писатели – фантасты, в прочитанных мною книгах, вовсю описывают применение различных имплантов, позволяющих улучшить различные функции человеческого организма.

«Подождите с выводами. Искин всё сам расскажет, когда мы прибудем на место. Всё будет происходить только по вашему согласию. Просто, вы единственный из всех разумных с нейросетью на ближайшие несколько сотен световых лет.»

– На сколько? – удивлению моему не было предела. – А откуда у вас такая информация?

«По прибытии на место искин предоставит всю имеющуюся у него информацию, у меня такой информации нет. Вы вольны самостоятельно распоряжаться своей судьбой, но искин просто хочет с вами поговорить.»

– Ладно, поехали. Но без моего согласия никаких действий не предпринимать. Договорились?

Стронув экскаватор с места, я поехал к месту, указанному на карте.

Пока я ехал, мысли непрерывным потоком проносились в моём удивлённом и уставшем мозгу. Все эти нейросети, имплантаты в голове, искины, всё это выбило меня из колеи. Куда меня несёт? Какой корабль здесь? Какой спас бот? Куда меня доставят? А если этот спасбот от морского корабля? Хотя, откуда здесь, в песках, возьмутся эти морские принадлежности? Да и оно мне надо, это всё?


* * *

Много пришлось перекопать грунта для того, чтобы отрыть вход в пещеру под этой скалой. А потом ещё и в самой пещере покопать. Хорошо ещё, что скала являлась одной из сопок, то есть засыпана песком, как и окружающие нас другие сопки, невысокая и не длинная, но зато широкая. Ни за что не догадаешься, что там есть пещера. Так что я скидывал просто вниз.

Спас бот имел форму слегка вытянутого пятиметрового яйца при высоте метра три со слегка срезанным одним краем. Цвета он был матово-чёрного. Ни выступов, ни вмятин, ни щелей на нём видно не было. Монолитная хреновина.

«Внимание. Обнаружено присутствие биологического объекта. Провожу сканирование на наличие угрозы… угрозы не обнаружено, объект опознан. Это вывезенный с материнской галактики и адаптированный к этой планете Джек, имеет небольшие эмпатические способности. Возможна подача команд при помощи нейросети. На этой планете данный вид имеет название собака.»

Обернувшись, я увидел два торчащих из-за кучи песка, уха и один хитрый глаз. Теперь понятно, почему Джек от меня не отходит. Он почувствовал у меня установленного симбионта, и его генетическая память побудила его к подчинению. Это объясняет его поведение в последнее время. Интересно, а если ему сейчас отдать приказание через нейросеть, получится или нет?

– Джек, ко мне.

О, как рванул, только песок полетел. Молодец хороший умный пёс. А он понимает. Вон как хвостом завилял.

Так, ладно. Теперь о менее приятном. Что там со спас-ботом? Выйдя из кабины экскаватора, я подошёл к этому яйцу и стал рассматривать его по подробнее. Нет, на нём я не нашёл ни единого паза, ни щели. А вот выступ всё-таки нашёлся, один, но по форме ладони.

«Приложите ладонь к выступу». – выдала сообщение Ада.

Ну, что же, назвался груздём, то есть, пообещал – делай. Приложил к выступу руку и отпрыгнул в сторону. Мало ли что, один раз неосторожно приложил кое-что кое-куда и вот теперь разгребаю свои проблемы.

Так, ничего не происходит.

– Проводится идентификация нейросети, – появилось перед глазами. – допуск получен. Добро пожаловать на борт, капитан.

Это что за ирония? Какой капитан? Я, может, чего-то не знаю ещё?

«По данным нейросети вам предоставлен капитанский допуск. На одиночных кораблях нет звания выше капитана».

– Понятно, но у меня вопрос, капитаном какого корабля меня назвали, ведь лететь я никуда не собираюсь, только побеседовать с искином и всё.

«Не переживайте. На месте всё узнаете. проходите в бот».

Неожиданно в стенке бота начало образовываться небольшое отверстие, как проталина во льду, и всё увеличиваясь, растеклось до размеров человеческого тела. Джек сорвался с места и забежал в середину.

– Ты куда? – крикнул я ему вслед, – А ну вернись, собачий сын, тебе туда нельзя.

Я зашёл в след за ним и входной проём закрылся. Я оказался в ловушке.

«Сейчас мы совершим полёт к спутнику четвёртой планеты этой системы. На земле его называют Фобос.»

– Эй, я никуда лететь не соглашался. Верните меня обратно!

Значит, всё-таки космос. Какие-то секретные правительственные проекты? А может быть, инопланетяне? Во всём мире сообщают о том, что люди массово пропадают, сообщают о контактах с инопланетянами, летающими тарелками, и прочими необъяснимыми явлениями.

«Боюсь, но сделать это не в моих силах. Спасбот запрограммирован на автоматическую доставку разумного на борт корабля. Через полчаса мы будем на месте.»

– Как на месте? Ведь мы никуда не движемся, ни ускорения, ни звука, ни вибрации. Ничего. Ведь что-то должно же быть.

«На боте установлен гравитационный двигатель и компенсаторы. Всё движение происходит без инерции внутри.»

– Ну, тогда дайте хоть посмотреть на космос. – понимая уже своё без-исходное состояние, попросил я. – А то полетать в космосе и не увидеть его – верх глупости.

– Капитан, вы можете управлять включением обзорных экранов напрямую при помощи нейросети. Просто дайте команду управляющему бот искину через своего симбионта.

– Оп-па, а с кем я сейчас общался? Я думал, что продолжаю с Адой вести разговор, а выясняется, что непонятно с кем. Ада, объясни-ка мне это.

– Когда мы находились не в корабле, а за его пределами, мощности передатчика не хватало для прямой связи вас и искина корабля. Энергия заканчивается, и её должно хватить на полёт только в одну сторону, плюс небольшой запас. Сейчас он общается непосредственно с вами через мыслесвязь, так как внутри корабля энергия почти не тратится, а общение идёт через встроенные в корабле датчики.

– Так если энергия заканчивается, как вы меня доставите обратно на Землю? Или вы хотите сделать меня своим заложником? Роль пленника меня не прельщает.

– Это искин к вам обращается, капитан. На корабле мы решим этот вопрос. Постарайтесь успокоиться. Энергия заканчивается в боте, по прибытию на место, бот будет заправлен.

– Хорошо, уговорили. Ада, включи обзорные экраны. Хочу на космос посмотреть.

Вдруг, корабль исчез, а я остался висеть в открытом космосе. Джек от неожиданности заскулил и забился мне под ноги, а я, застыв с открытым ртом, смотрел на окружающие меня звёзды. Под ногами стремительно удалялась Земля. Красивый вид, такой вид мне доводилось видеть только на фотографиях, сделанных с борта международной космической станции. Как я раньше завидовал космонавтам, ведь они могли видеть такую красоту вживую. Ха, а теперь и я смотрю на планету из космоса. Только, какой ценой мне это далось? Кто мне скажет? Вернусь ли я на планету когда-нибудь? Не обманули ли меня? Может быть меня хотят пустить на эксперименты разные, ведь в прессе часто публикуют разные статьи о том, что люди пропадают, а потом появляются некоторые из пропавших со следами жутких операций. И замечают очень много летающих тарелок разных. М-да, раньше надо было думать. Что-то, у меня мысли повторяются, возможно, это от нервов, хоть и стараюсь себя сдерживать и вести спокойно. Дурак, нужно было заключить с ними письменный договор, хотя, где меня будут искать, да и кто? Какие невесёлые мысли лезут в голову, ведь мне пока ещё никто ничего плохого не сделал. А вид очень красивый. Луна, только что пролетели очень близко возле Луны. На невидимой от Земли стороне Луны какие-то сооружения, напоминающие портовые краны. И выступы, похожие на дюзы реактивных двигателей, только таких размеров, что и подумать страшно. А их много, очень много. Всё разбитое, разваленное, обломки валялись на большой площади, выглядывая из пыли. И что-то между ними двигается, что-то не очень крупное, отсюда не рассмотреть. Ничего, буду лететь назад, попрошу, чтобы меня поближе подвезли, поближе рассмотрю. Хотя, движение мне только показалось из-за изменявшегося угла обзора.

Всё это я успел разглядеть, пока мой спасбот, набирая скорость, пролетал мимо спутника Земли.

– Сколько нам ещё лететь, – всё так же мысленно спросил я, ни к кому конкретно не обращаясь. – и что мне делать, когда прилетим?

– Лететь нам ещё 22 минуты. Сейчас мы набираем скорость для межпланетного полёта. Нам повезло, что Марс с Фобосом находится с этой стороны Солнца, и лететь до них недалеко. А иначе, энергии для поддержания микроклимата могло бы не хватить. Я использую понятные вам названия и величины, предоставленные мне вашей нейросетью. По прилёту, вы пройдёте в подготовленный медицинский бокс для диагностики и лечения вашего организма, а после этого у нас с вами будет проходить длительная беседа. По итогам этой беседы вы примете решение.

– Хорошо, я понял. Вы хотите меня завербовать. Для каких целей? Что мне ожидать?

– Не переживайте. Вашей жизни ничего не угрожает. Всю информацию вы получите на месте, капитан.

Так, говорить не хочет. Ладно, подождём. Блин, как же красиво, миллионы звёзд при свете Солнца – где ещё такое увидишь!

Я стоял и любовался окружающими меня звёздами. Какая-то мысль, какое-то воспоминание начало всплывать у меня в голове. Точно:

– Ада, я вспомнил, ты говорила, что мне была загружена какая-то информация вместе с тобой. Что там в ней?

«Вам необходимо зайти в меню и посмотреть загруженные данные.»

– А ты что, не знаешь, что загружено?

«До полного развёртывания симбионта осталось два часа, а для подключения и адаптации имплантатов ещё шесть часов. У меня пока нет доступа ко всей информации, но вы сможете посмотреть список загруженного.»

Вызвав меню нейросети, начал искать этот список. Вдруг справа открылось небольшое окошко с сообщением о том, что я могу сейчас изучить какую-то краткую базу по работе с нейросетью. Тут же выскочило сообщение от Ады о том, что данная база является стандартной и загружена напрямую в симбионт, а не в имплант-хранилище, и рекомендацией поскорее её изучить. Мысленно нажав на это окошко, увидел новое окошко с несколькими ярлычками и надписями возле них. В них было: учить в фоновом режиме, учить в основном режиме, учить, используя ускорение организма и учить, используя медикаментозный разгон.

– Ада, что мне выбрать?

«Фоновый режим-самый медленный, он подходит для обучения, когда вы заняты каким-либо делом и не занимает много ресурсов вашего мозга. Основной режим используется во время сна, когда мозг не используется для выполнения каких-либо работ. Ускорение организма производится благодаря работе внедрённых имплантов и используется в нескольких режимах обучения. Когда импланты активируются, вы сможете их использовать для обучения в фоновом и основном режимах. Ускорение организма происходит путём отключения 95% мозга и ускоренного изучения информации. Этот вид обучения очень сильно расходует ресурсы организма и использовать его рекомендуется только в самом экстренном случае.

Медикаментозный разгон применяется для быстрого изучения баз при нахождении человека в медицинской капсуле под надзором медицинского искина. Сейчас вам подходит только первый, самый медленный способ. Более подробную информацию вы узнаете после изучения базы. Запомните время, за какое вы выучите эту базу.»

– Вроде бы всё понятно объяснила. Буду пробовать.

Нажав на ярлычок первого пункта, я от неожиданности едва не…, в общем еле удержался. По ощущениям было слышно, как в голову, будто насосом, накачивается информация. Перед глазами проносились какие-то схемы, таблицы, большое количество текстов. Но всё это становилось понятным, стоило мне только чуть-чуть попытаться вникнуть в эту информацию, понять какой-либо текст или схему. Но вот это всё закончилось, и мне стало немного грустно, мне хотелось таким способом выучить ещё больше информации.

– Ада, сколько прошло времени?

«36 секунд! Это поразительно, судя из этой изученной базы, пусть даже она и урезанная, при стандарте уровня интеллекта в 130 единиц, она должна учиться не менее 180 секунд. Вот прибудем на корабль, там в медкапсуле пройдём диагностику и узнаем ваш уровень интеллекта. Скоро уже прилетим.»

– Мне интересно знать, вот ты симбионт биологический. По сути, тот же компьютер, а эмоции у тебя присутствуют, как у человека. Почему?

«Вся информация находится в изученной базе.»

– Там указана общая информация. Я могу самостоятельно выбрать, ставить тебя на самообучение или нет. А я, что-то не припомню, что бы я тебя на самообучение переключал.

«Я была выращена в мед-боксе как сеть для экстренного случая. И данная функция включена по умолчанию, для подстраивания под действия хозяина. Ведь на планете не знают, что такое нейронные сети управления, имплантаты усиления возможностей мозга и организма, а реакцию хозяина предугадать трудно. Вот и была сразу включена система самообучения и функция «друг».

– А это что за функция, подожди, я сам. Вот, функция «друг» используется, в основном, для поддержания бесед при длительных перелётах в одиночку. И эта и вся информация?

«Вам была загружена урезанная база, только для общего ознакомления. По прибытии на корабль вы получите полную, в которой гораздо больше информации.»

– Это хорошо, мне понравилось так учиться, – потирая руки от удовольствия, ответил я. – а у вас ещё есть какие-нибудь базы?

– Это искин к вам обращается. По результатам нашего разговора вы получите всю имеющуюся в наличии информацию. Кстати, вы уже подлетаете.

Я посмотрел, а и правда, за беседой и обучением я не заметил, как мы уже подлетали к Фобосу. Маленький, изрытый кратерами комок камня, он подлетал к нам, вернее мы к нему. Да-а, а вращается он и правда, синхронно с Марсом, всегда одной стороной. Многие астрономы и учёные по сей день спорят об этой загадке, почему так. А Марс не такой и красный, как нам говорили столько лет. Серая, унылая планета, покрытая пылью, как старая модница косметикой. Из-за песчаной бури на поверхности ничего толком рассмотреть не удалось.

А Фобос всё ближе. Вот показался самый большой кратер на его поверхности. Мы спускаемся в самый его центр. В центре кратера начала подниматься вверх гора пыли, и растекаться по бокам, обнажая под собой блестящую поверхность.

– Это, я так понял, и есть корабль?

– Да, только его верхняя часть, остальное ещё не видно.

– А какие же его размеры?

– Это средний сверхдальний рейдер-разведчик. Его длина всего 2,5 километра, по земным системам измерения, ширина в самой широкой части 1,2 километра, а высота в самой высокой части 623 метра. Если хотите, я выведу вам схему корабля.

– Давай.

На экране передо мной высветилась схема корабля, похожего очертаниями на звёздный разрушитель из фильма «Звёздные войны», только плавные обводы и закруглённый нос, а также, выступ в самом верху не такой большой, и отсутствие орудийных башен, отличали его от творения Джорджа Лукаса. Нос корабля имел закруглённую форму, как половинка шара, диаметром метров сорок весь покрытый округлыми выпуклостями, как божья коровка пятнышками. А так красивый, мне сразу понравился. В форме чувствовалась мощь и стремительность корабля. Хочу, как ребёнок хочет новую игрушку, я хочу этот корабль. Ведь ни у кого на земле нет и не будет такого корабля. А у меня, эх, мечты-мечты. Какой я наивный, кто мне его даст? Я стоял и любовался кораблём, красивым, стремительным, представлял, как я буду выглядеть, когда прилечу на нём на Землю. И как после этого меня будут преследовать все спецслужбы мира с целью отобрать у меня этого красавца, а меня пустить на опыты в своих лабораториях. Нет, не отдам. Моё, если получится. А на Земле его светить нельзя ни в коем случае.

– Это к вам искин обращается… – вырвал меня из моих путающихся мыслей вызов.

– Да задолбал ты уже с этим, ты что не можешь кратко говорить? У тебя имя есть, то есть как тебя называли?

– Меня называли Арес. Но это было так давно.

– Можно и я тебя буду называть Арес? В наших легендах второе имя Марса было Арес, бог войны. Кстати, и планету, вокруг которой ты болтаешься, также называли Аресом.

– Да, мне так будет приятно. Сейчас вы залетите в малый док. Дроид вас уже ждёт. Я вам подготовил каюту, капитанские апартаменты.

– А как у вас тут с едой? А то мы с Джеком уже есть хотим. Правда, Джек? – я погладил пса по голове, а он в ответ утверждающе гавкнул и завилял своим лохматым хвостом.

– Еды у нас много, пищевой синтезатор работает на 100%.

Под нами открылся зияющий тёмный провал и спасбот погрузился в чрево корабля, он вернулся домой после тысячелетий ожидания.

Глава 1

Я выходил из спасбота первым, Джек нехотя выскользнул следом и замер у моих ног, глухо зарычав.

– Ты чего, – спросил я у него. – что-то нехорошее почувствовал?

Пёс только нервно дёрнул хвостом и замолчал, лишь активно вынюхивал воздух. Я начал осматривать обстановку. Воздух был затхлым, с запахом перегретого металла и мельчайшими частичками пыли. Пол и стены были из серого металла с вкраплениями золотистых прожилок, которые периодически поблёскивали в лучах света, льющегося с потолка. Потолок же представлял собой сплошную панель без каких-либо частей и элементов, и светился переливающимся, слегка желтоватым с голубоватыми оттенками светом. Помещение было большим, до потолка метров пятьдесят, а до противоположной от нас стены расстояние было метров семьдесят. Обойдя бот вокруг, я увидел, что передо мной стоит нечто, напоминающее скорпиона, только высотой метр и длиной метра два. Эта хреновина стояла на шести лапах, а на хвосте была закреплена… Бог его знает, что это было: пушка не пушка, пулемёт не пулемёт. Это нечто напоминало оружие из одного фантастического фильма, там оно стреляло лазерными лучами. Интересно, а здесь как?

– Идите за дроидом, он вас проведёт в мед-секцию.

Послышался, казалось-бы со всех сторон, голос с металлическими оттенками. Я пошёл вслед за шустро побежавшим роботом, а Джек не отставал от меня ни на шаг. Попутно оглядываясь по сторонам, я прикинул размер помещения малого дока: он был примерно сто на сто метров, и высотой под пятьдесят. Наш бот стоял недалеко от одной из стен. Больше ничего в доке не было. Ни столов, ни ящиков, ни верстаков, которые напоминали бы наш, Земной, гараж. Даже скучно стало. Пустота.

Уже почти дойдя до выхода, я оглянулся и успел увидеть, как спасбот растёкся, как капля ртути, и начал впитываться в пол.

– Эй, ты что делаешь? – закричал я, – ты обещал отвезти меня домой. Мы так не договаривались!

– Спасбот изготовлен по технологии нанитов, очень маленьких дроидов. Они способны принимать и поддерживать любую форму, и выполнять множество заданных функций. В данный момент он отправлен на ремонт и заправку. – ответил Арес. – После выполнения всех процедур, он будет доставлен обратно в док. Я помню обо всех своих обещаниях. Так что, не переживайте и спокойно проходите в медблок.

– Хорошо. – страх постепенно отступал на второй план, освобождая место любопытству. – Только не измени своё решение, ладно?

Покинув док, я оказался в длинном коридоре. Мм-м-да-а, вот это жесть. Разгром полнейший, одна стена покрыта глубокими царапинами и вмятинами, а кое где имеются и сквозные отверстия. Светящийся потолок оказался не сплошным, а состоящим из отдельных панелей, уцелевших едва ли одна из четырёх. До потолка было метра три, и я смог немного рассмотреть одну из разбитых панелей. Она напоминала жидкокристаллический монитор, как у нас на Земле, только размерами 3 на 3 метра.

– Кто же это вас так уделал? – продолжая не спеша идти, спросил я. – Неслабо вам прилетело, откуда такие повреждения?

– Корабль пострадал во время битвы в этой системе 36 тысяч 126 лет и 3 месяца назад. Повреждения были критические, и последний капитан посадил корабль на этот спутник, а сам на спасботе отправился в след за командой на землю, третью обитаемую планету. Но был сбит и погиб. При нём находился экспериментальный индивидуальный одноразовый медбокс для хранения информации и выращивания и внедрения био-симбионта и имплантов, и записи информации на имплант-хранилище данных. До эвакуационного лагеря он так и не добрался, упав как раз почти там, где ты и нашёл медбокс. Так что шансов на спасение экипажа не осталось. Тело капитана нашли, и похоронили, а вот медбокс – нет. На борту никто больше не мог управлять кораблём, капитан был единственным пилотом. Тогда было принято решение спрятать в режиме консервации один -спас бот на случай обнаружения медбокса. Для него была подготовлена удобная пещера, и бот остался дожидаться нового хозяина. Никто не ожидал, что ожидание затянется на такой длительный срок.

Похоже, Ареса потянуло на откровенный разговор. Оно и не удивительно, столько лет в одиночестве, от скуки не то, что завыть, с ума сойти можно.

– Я нашёл этот бокс рядом с плитой из странного материала, а под ней была яма. Что там было?

– На месте крушения, где упал спасбот, обнаружили руины древнего поселения. Скорее всего, там была какая-то постройка. На том месте раньше находилась деревня аборигенов, проживавших ещё до прилёта туда Арии. У них все постройки были из натуральных материалов, а такое – я впервые вижу. Этот материал похож на тот композит, из которого была изготовлена броня древнего корабля, прилетевшего в старую галактику. Более подробно я вам расскажу после обследования. Через пять метров справа будет дверь, вам туда. Как зайдёте, поверните направо. Ваша капсула третья от двери, разденетесь полностью и ложитесь в середину. Искин мед-блока сам выполнит все необходимые процедуры.

И правда, пока мы с Аресом беседовали, справа впереди начала открываться дверь таких размеров, что я аж остановился и присвистнул от удивления. При габаритах примерно два с половиной метра в высоту и два в ширину, дверь была толщиной не меньше метра со множеством ригелей на видимом мне торце двери.

– Ничего себе дверка. – сказал я, – это ж кто там у вас такой буйный, что от него понадобилось закрываться такой дверью?

– Помещение мед-блока и рубки управления изготовлено из особого, очень дорогого сплава – мериния. Его изготавливают из смеси металла, который у вас называют титан, и металла ярилий, неизвестного нигде. Этот металл обнаружили на поверхности потухшей звезды, но из-за огромной силы тяжести, его очень тяжело добывать. Энерго-затраты на поддержание нормальной силы тяжести грави-компенсаторами просто колоссальны. Дверь при своих размерах весит больше 400 тонн, и выдерживает прямое попадание снаряда из курсового туннельного орудия диаметром 300 миллиметров с расстояния два километра. Для примера, данный снаряд способен уничтожить половину этого корабля. Вы проходите и раздевайтесь, а то время идёт.

Похоже, искину и правда не терпится провести моё обследование, а за тем побеседовать. А дверь знатная, нужно будет поподробнее узнать про этот металл.

В медблоке я ожидал увидеть операционные столы, кучу всевозможного медицинского оборудования и инструмента, и какого-нибудь маньяка-врача, забрызганного кровью с ног до головы. Да нет, это у меня фантазия разыгралась. Посмотрев на местные технологии, я понял, что ничего не понял. И строить какие-либо предположения об оборудовании без выяснения возможностей науки, я не могу. Ждать можно чего угодно. Если мне смогли в голову поместить био-симбионт только при помощи какой-то одноразовой фигни размером с ладонь и такой же высоты, то вся остальная медтехника должна быть ещё круче.

Зашел через раскрытую дверь, и ничем увиденным особо поражён не был. В довольно большом, где-то двадцать на пятнадцать метров, помещении находилось сорок яйцевидных предметов. Я даже остановился и пересчитал их, четыре ряда по десять яиц, любили они яйцевидную форму: спасбот в виде яйца, а теперь ещё и эти яйца. Длиной больше двух метров и шириной больше метра, они отличались только цветом. Некоторые, а таких большинство, были красного цвета, где-то штук пятнадцать. Примерно поровну было оранжевого и синего цветов, а слева от входа половина первого ряда была серебристого цвета. Так, мне нужна третья от входа. Пол, стены и потолок стерильно-белого цвета, а вот вешалки нет, Арес сказал, что необходимо раздеться, только куда девать одежду?

– Вас что-то беспокоит? – увидев моё замешательство, спросил Арес. – Проходите к третьей слева медкапсуле, всё готово для обследования.

– А куда мне девать одежду? Не на пол же её бросать. – ответил я, и добавил, – с такими технологиями и без элементарной вешалки для одежды. Это нонсенс.

– Передайте одежду дроиду.

– И где я её потом найду? Ты мне её сохрани, а то мне в ней ещё домой лететь.

– Не переживайте, всё будет хорошо. Полезайте в медкапсулу.

При этих словах верхняя часть капсулы растаяла, словно ртуть, растеклась по бокам, и в середине стало видно полупрозрачное колышущееся ложе, словно изготовленное из желе. Подойдя поближе, я ткнул в ложе пальцем. Палец до половины вдавился в материал. Сначала не было особого сопротивления материала, но потом всё труднее и труднее стало вдавливать палец. Отдёрнув палец, материал тут же принял первоначальную форму, и никакого следа моего пальца не осталось.

Повернувшись к роботу, я принялся раздеваться, вешая одежду ему на лапы. Раздевшись полностью, как меня попросил Арес, и мысленно перекрестившись, я полез в медкапсулу. Материал пружинил и колыхался подо мной, при этом не давая моему телу погрузиться в него. Ощущения напоминали лежание на водяном матраце, только намного приятнее.

Крышка начала закрываться.

Где это я? Как я сюда попал? Абсолютно не ощущая своё тело, я при этом ощущал каждую окружающую меня песчинку. Я видел и ощущал робота, стоящего возле медкапсулы с моей одеждой на лапах. Ощущал Джека, улёгшегося рядом, остальные медкапсулы, из которых больше не работала ни одна, кроме моей. Ощутил себя всем кораблём, и понял, в каком он плачевном состоянии, все его повреждения и выведенные из строя механизмы и оборудование. Радость искина, ощутившего моё прикосновение к нему. Ощутив искин, я понял, что он мне не лгал, просто очень многое умолчал, не сказал. Ощутил исходящую от искина волну долгожданно свершившейся надежды, и увидел, как робот убежал с моей одеждой в склад. Он оставил её там, аккуратно сложив на полке, а взамен взял свёрток ткани с металлическим отливом.

Решил, пока есть возможность, осмотреть корабль. Вот это да, корабль состоял из многочисленных помещений, большинство из которых было пусто, как карманы пьяницы после попойки. Меньшая половина корабля была уничтожена, от кормы почти ничего не осталось. Почти весь корабль, вернее то, что уцелело, был раз-герметизирован, только малый док, медблок и рубка управления с капитанской каютой имели атмосферу. Рассматривая корабль, я почувствовал какой-то тихий, невнятный шепот, который пытался что-то мне сказать. Но это было так тихо, что я не мог ничего разобрать. Потянувшись к источнику этого зова, мой разум покинул пределы корабля, и я смог ощутить всё окружающее меня пространство. Меня потянуло в сторону астероидного пояса, который проходил между Марсом и Юпитером. Учёные считают, что там когда-то находилась ещё одна планета, которая была разрушена каким-то космическим катаклизмом.

Переместившись туда, я ощутил несколько пульсирующих точек, находящихся в середине одного из крупных астероидов. Я попытался переместиться поближе, но охватывающее меня чувство полёта начало пропадать, меня потянуло обратно на корабль, и мозг мой окончательно отключился.


* * *

Я пришёл в себя, когда крышка медкапсулы начала открываться. После всего того, что я увидел и ощутил, меня поглотило чувство обиды за то, что это так быстро закончилось.

– Сколько я пробыл в капсуле? – спросил я вслух у искина.

– Вы пробыли в капсуле 84 часа.

– Сколько? Почему так долго? Ты говорил, что только обследуешь меня. Это занимает столько много времени? И где Джек? Он, наверное, уже с голоду загнулся.

– Джек в порядке, накормлен, напоен. Место для сна ему подготовили. Он уже успел успешно пометить все углы.

Я почувствовал охватившую меня волну радости и преданности, и в раскрытую дверь вбежал Джек, радостно помахивая хвостом. Глянув на меня, он приветственно гавкнул и улёгся на пол возле медкапсулы. А Арес тем временем продолжил:

– Во время обследования неожиданно резко возросла активность части головного мозга, отвечающего за эмпатические функции. Ресурсы организма начали стремительно уменьшаться, и мне пришлось принудительно отключить мозг, иначе тело погибло бы, сожгло само себя. Функции организма пришлось срочно восстанавливать, заодно активировав и подключив все установленные импланты, и по результатам открывшихся дополнительных возможностей мозга, было принято решение установить дополнительный имплант для усиления и управления пси способностями. Также было произведено модифицирование вашего тела. Вам усилили в пять раз кости, благодаря внедрению фабрики нанитов в ваш организм, ваша мускулатура и нервная система были усилены и ускорены в 5,5 раз, это, не считая установленных ранее имплантов на усиление реакции и нейронной активности.

– Подожди, какие улучшения, какие модификации? Мы об этом не договаривались! – зло спросил я, – ты меня спросил, хочу я этого или нет? Или ты изначальна знал, что я домой не вернусь и ты меня оставишь здесь в качестве раба свихнувшегося компьютера? Ответь мне честно, к чему мне готовиться?

– Мне действительно очень жаль, что так получилось, но до обследования я не мог рассказать всей правды. Я не мог понять, почему мед-боксом было принято решение вырастить и установить вам био-симбионт высшего командного разряда и основные импланты, а также загрузить всю имеющуюся у него информацию на имплант-хранилище данных. Некоторая информация, находящаяся на нём уникальна, последний капитан перед своей гибелью прошёл процедуру мнемо-сканирования и составил 74 базы знаний на основе своих воспоминаний. Они самые расширенные и полные из всех имеющихся. Они закачаны на имплант, но добраться до них невозможно, пока вы их не изучите. Я лишь добавил ещё 23 недостающих для полного соответствия званию и должности верховного главнокомандующего. Вы превосходите его на несколько пунктов.

– Да, интересно, чем же? – с иронией в голосе спросил я. – Как может простой человек превосходить этого вашего капитана на несколько пунктов, если он учился, наверное, всю жизнь. А я до этого даже ракету космическую вблизи ни разу не видел, только на фотографиях, да и звёзды – только то, что с Земли по ночам видно да на картинках. И вообще, что там с моим обследованием, что ты выяснил, раз у нас зашёл разговор на эту тему. Рассказывай, не бойся, только честно, ладно? Если я уже попал, так хоть буду знать из-за чего.

Перед глазами мигнул значок входящего сообщения. Ада выдала запрос, принять или нет. Я ответил принять. Открыв сообщение, я увидел таблицу и большой текстовый документ. В таблице было несколько колонок: одна была обозначена как мои базовые параметры, еще две показывали увеличение параметров нейросетью без имплантов и с имплантами, а остальные показывали стандартные и максимальные данные людей того времени.

Так, посмотрим, уровень индекса интеллекта базовый: у меня 258 (интересно, это много или нет?), стандартный тогда 132, а максимальный тогда был зафиксирован 236. М-да-а, да я крут по сравнению, с ними, вот только интересно, почему они при таких технологиях так слабо себе мозги прокачали?

А с нейросетью? Моя нейросеть даёт прироста целых 200%, да и то, благодаря использованию био-симбионта. По мере изучения таблицы у меня всплывала из памяти информация по нейросетям из изученной ранее базы. Она хоть и была урезана, но давала достаточно информации для понимания всех этих данных.

Так, далее, импланты. Два импланта для увеличения уровня интеллекта +150 каждый, в итоге выходит со всеми модификациями – 1074 единицы интеллекта. Для сравнения, самый большой уровень интеллекта был достигнут 863 единицы. Да я крут!

Данная информация вызвала у меня улыбку. Я обошёл далёких предков.

Теперь по другим данным. Нейро-активность 132, с имплантами и нанофабрикой 744. Нормально, прохождение нейроимпульсов почти в шесть раз увеличилось. А скорость реакции, ага, вот, тоже самое, почти в 6 раз.

Сила и выносливость имеют такое же увеличение. Внизу сноска: Все физические улучшения искусственно ограничены на базовых показателях и будут постепенно добавляться для адаптации организма носителя. После выхода имплантов на полную мощность показатели ещё изменятся.

Что у нас дальше. Импланты на память и хранилища данных: два по +250 на память и хранилище данных на 300 миллионов единиц. Ого, 1 единица соответствует примерно половине терабайта у нас на Земле. Это выходит, у меня в голове жёсткий диск на 150 миллионов терабайт сидит, а в него можно скачать весь земной интернет, да ещё и место останется. Кстати, он уже заполнен на 31%, это, наверное, та информация, о которой говорил Арес. Нужно будет её просмотреть.

Текстовый документ содержал те же данные, что я просмотрел в таблице, только с подробными объяснениями. Сохраню, потом прочитаю.

– Арес, а для чего нужны такие улучшения организма?

– Все улучшения необходимы для того, чтобы человек мог управлять сложной техникой. Без нейросети человеческому мозгу невозможно подключиться к искинам, которые установлены на всех, даже самых маленьких и слабых аппаратах. Скорость реакции и прохождение нейроимпульсов нужно увеличивать для того, чтобы в экстремальных условиях принимать решения и действовать как можно быстрее. Ведь во время ведения боёв самое важное это скорость мысли и реакция. От этого зависит жизнь человека – на долю секунды не успел с принятием решения или выполнения манёвра – погиб. А основную роль здесь играет уровень интеллекта. Чем он выше – тем больше операций за единицу времени он может выполнять. Более подробная информация находится в загруженных вам базах. Изучите, и многие вопросы отпадут сами по себе.

Вызвав меню нейросети, нашёл раздел хранилища данных и список загруженных баз знаний. Список впечатлял. Он состоял из нескольких разделов, каждый раздел обозначал свой вид деятельности.

Открыв раздел «пилот», я видел в нём названия шестнадцати баз. Учить мне их придётся долго. Так, попробуем, база «пилот-универсал». Нажав на неё, перед глазами выскочило уведомление о том, что данная база состоит из семи рангов уровня обучения, даёт право управлять всеми видами летательных аппаратов, и учить мне её в фоновом режиме не менее 6 месяцев. Смотрим дальше, «кибернетика» шесть рангов, время обучения 7 месяцев и 13 дней, «боевое пилотирование» седьмой ранг, 5 месяцев, «устройство и функции всех видов кораблей», пятый ранг, 8 месяцев, ого!

– Арес, я тут базы просматриваю. Что мне изучать в первую очередь?

– Но мы с вами ещё не побеседовали, я вам ещё ничего не рассказал, а вы не приняли решение.

– Ты не торопись, я хочу узнать, можно ли восстановить корабль или нет? И если можно, то что для этого нужно? Блин, это так интересно – восстанавливать древний корабль, тем более космический. – меня охватил азарт исследователя. – А если ещё и удастся слетать к другим звёздам! Это, вообще, предел мечтаний. У нас каждый мальчишка мечтал стать космонавтом, но воплотить свою мечту в реальность могли считанные единицы. А тут передо мной открываются такие перспективы, о которых можно только в фантастике прочитать!

Неожиданная доступность космических технологий и знаний вызвали у меня целую бурю восторга и эмоций, уровень адреналина зашкаливал, вызывая невольную дрожь всего тела. Я потёр руки в предвкушении различных приключений и спросил:

– А у тебя есть ещё какие-нибудь летательные аппараты, которые можно будет самому пилотировать, и полетать по системе, чтобы рассмотреть её?

– Вот об этом я и хотел поговорить. Корабль пролежал тут 36 тысяч лет, без людей, практически без связи с внешним миром, без ресурсов для ремонта. Этот спутник оказался бедным на ресурсы, а на ремонт необходимы были металлы, и очень много. У меня были внутрисистемные корабли, но их пришлось переработать для ремонта нескольких помещений. Необходимо было восстановить герметичность на случай возвращения разумного человека на корабль, вот как сейчас.

– Так, подожди. Я сейчас вылезу из капсулы, оденусь, справлю потребности, а потом поговорим. Хорошо? У меня к тебе тоже масса вопросов накопилась. Но ты так и не ответил, что мне учить в первую очередь?

– В фоновом режиме можно поставить учить пилота. Первые три ранга учатся быстро и дают возможность управлять малым внутрисистемным кораблём. В поясе астероидов очень много ресурсов, а нам необходимо восстановить корпус корабля.

– Ты же говорил, что переработал все корабли для ремонта?

– Это так, но я приступил к разборке некоторых второстепенных помещений, этих ресурсов должно хватить для малого буксира я его оборудую сканером и грави-захватами для определения состава астероидов и доставки их сюда.

– А почему ты это раньше не делал?

– Прописанные у меня директивы не позволяют мне самостоятельное управление никакими другими кораблями, кроме спасботов. Буксир будет готов через 10 дней. За это время вам необходимо выучить минимальное количество нужных баз. Список я скину. Так как вы сами изъявили желание восстановить корабль, это облегчает мою задачу.

– Ладно, проехали. Я, когда лежал в капсуле, меня охватило необъяснимое чувство полёта. Я словно чувствовал весь корабль, был им. А потом вылетел за его пределы, услышав какой-то зов со стороны астероидного поля. Я, даже, успел почти подлететь к этому месту. Но, потом всё прекратилось, и я очнулся в медкапсуле. Ты не знаешь, что это могло быть?

– При нахождении на обследовании в капсуле, вам было вколото несколько стимуляторов для лучшего приживания имплантов, но они вызвали так же активацию незадействованного ранее участка коры головного мозга. В результате произошло слияние разума с окружающим пространством. Ранее наблюдалось слияние разума с системами корабля, но выход разума за пределы, этого никогда не было. А на счёт зова. Цель нашей экспедиции была найти первую планету, у которой народ Джоре появился в этой части вселенной. Я вернусь немного в историю и расскажу, что было ранее. Несколько миллионов лет назад, в родительской галактике случилась глобальная, всеохватывающая катастрофа. В центре галактики все звёзды начали переходить в состояние чёрных дыр, постепенно засасывая в себя всё окружающее пространство. Раса Джоре, тогда они назывались Арии, уже освоила межзвёздные перелёты. Они не хотели погибать, это была раса авантюристов и исследователей, они не могли долго усидеть на месте, их постоянно обуревала жажда открытий, новых свершений. Они пытались остановить уничтожение своей галактики, но у них ничего не получилось, миры гибли один за другим. Много учёных погибло, испытывая новые разработки для предотвращения гибели. Однажды, возле одной из заселённых планет на окраине галактики появился неизвестный корабль. Он появился из ничего, неожиданно. К нему сразу отправился военный флот обороны системы. Но корабль не проявлял никакой агрессии, никакого движения, ничего. Когда подлетели поближе, то увидели, что корабль был очень стар, весь в пробоинах и подпалинах, корма была разворочена почти полностью. Учёным легко удалось попасть на борт. На корабле уже давно никого не было. Корабль был мёртв. 200 лет учёные изучали древний корабль. По результатам анализов выяснили, что кораблю было немного больше 1,5 миллиардов лет, и откуда он прибыл-неизвестно. Корабль был намного совершенней нашей самой лучшей техники. Благодаря его исследованию, Арии продвинулись в развитии на несколько поколений вперёд. Гипердвигатель, сконструированный по этой технологии, мог перемещать корабли сразу на 50 систем, а на старых могли прыгать только на одну. Это был прорыв.

– Защитные энергетические щиты оказались очень мощные, тем более их было два вида: пассивные, которые закрывают весь корабль или какую-то его часть, и активные, способные и отбросить приближающегося противника, и нанести энергетический удар на близком расстоянии. Особенно порадовало гравитационное оружие. При наличии достаточного запаса энергии, можно было противника гравитационными лучами сжать, скрутить либо разорвать на куски, по желанию. Так же у него была перенята технология использования антиматерии, и такие реакторы быстро вошли в обиход у граждан Арии. Ресурс такого реактора составлял не мене 50 тысяч лет.

– Только с одной установкой они не могли разобраться. Что это было и как работает – было непонятно. И спустя двести лет, Яри, молодой учёный, сделал смелое предложение о том, что это мог быть туннельный двигатель. Учёные давно предполагали о наличии такой технологии, но ни как она работает, ни как он устроен не знали. Только теория. Собрав небольшую модель двигателя, учёные смогли открыть туннель и отправить небольшой исследовательский зонд. На противоположной стороне туннеля находилась система из белого карлика и 10 планет, три из которых могли быть заселены. Одна планета была больше, чем родные, и имела немного большую силу притяжения. На ней был влажный, жаркий климат, имелись растительность и животные, и первые зачатки разумной жизни. Её решили назвать Терра, надежда на новую жизнь. Вы её назвали земля. Вторая планета была чуть дальше от звезды, холоднее и суше, и очень напоминала родительскую планету. Её назвали Арес, в честь родительской планеты. А третья планета подходила для строительства на ней производственных предприятий, так как была очень богата на полезные ископаемые, а для заселения не годилась из-за аммиачной атмосферы и постоянных бурь. Производство под куполами будет идеальным вариантом. При всеобщем одобрении планету решили назвать фаэтон, такое название носил найденный древний корабль. На совете старейшин планет было принято непростое решение – перебраться жить в обнаруженную галактику.

– Очень много полезного извлекли Арии при изучении древнего корабля. Его, как будто, провидение специально подкинуло им в тяжёлые времена для спасения жизни.

– Дальнейшие исследования и подготовка заняли 50 лет, при этом учёные выяснили, что для открытия достаточного туннеля и поддержания его для прохождения всех кораблей, им придётся выработать столько энергии, что не справятся все реакторы в галактике. Но решение было найдено. Один молодой учёный выдвинул смелую теорию о создании поглотителей солнечной энергии. Используя наработки древних учёных по добыче безопасной, экологически чистой энергии во времена, когда Арии были привязаны к своей планете и только начинали осваивать околопланетное пространство, он рассчитал и построил физическую модель промита, накопителя-преобразователя энергии. По его расчётам выходило, что промит способен в самые короткие сроки накапливать огромное количество энергии от солнечной до термоядерной, а также, преобразовывать её в любую другу известную энергию, хранить в себе очень продолжительное время и отдавать её при любой регулируемой скорости. Этого учёного звали Ясон.

– Этот прототип превзошёл все ожидания учёных, и проект был утверждён. Так же, промитом заинтересовался известный маг, ясновидящий и целитель – Мирдин. По его просьбе был изготовлен маленький промит, и сотни учеников во главе с самим учителем пытались напитать накопитель своей энергией. До этого никто особо не проводил исследования по пси-энергетике. За три года им удалось накопить пси-энергии в большом количестве, и они решили попробовать запитать ею какой-нибудь предмет. Мирдин принёс меч последнего царя их мира, который хранился в музее. Меч очень давно был изготовлен из звёздного металла, метеорита, упавшего недалеко от замка последнего царя.

– Направив всю накопленную энергию на меч, они гадали, какие последствия могут их ожидать, но итог превзошёл все ожидания. Меч не расплавился, как утверждали одни, не испарился, как утверждали другие и не не принял энергию. Пси-энергия вошла в него полностью, и меч начал переливаться всеми цветами радуги. Это был прорыв. Когда его попытался взять в руки один из молодых учеников, то меч выпустил разряд тока и оставил на руке ожог в виде креста. Меч попытались уничтожить, но не получилось ничего – на нём не оставляло царапины даже самое мощное оружие, созданное учёными всех планет. Было очень много желающих взять его в руки, но ни у кого не получалось этого сделать.

– Тогда решили попробовать преобразовать солнечную энергию в пси и запитать другой, мирный предмет. Выбор пал на статуэтку известной певицы, а один из учеников предложил вместе с энергией направить песни этой певицы. И вновь они наблюдали переливы всех цветов радуги, а когда один из учеников взял статуэтку в руки – она запела. Это был шок.

– Статуэтку преподнесли в подарок президенту совета планет, и вновь потянулась очередь желающих взять в руки меч. А Мирдин продолжал создавать предметы, заряженные пси-энергией. На один кристалл чёрного гаксита он смог записать всю информацию из межпланетного хранилища знаний. Это был прорыв. Всё хранилище не могли переписать, так как обьёмы знаний, накопленных за тысячи лет, были настолько велики, что накопители с ними не поместились бы и на сто самых больших грузовых корабля, созданных Арии. А тут на одном кристалле, размером с пальчиковую батарейку у вас на земле. Мирдина наградили самой престижной наградой галактики, а его имя вошло в список самых знаменитых и почитаемых людей, вместе с Ясоном.

– Через 3 недели к нему пришёл молодой человек и сказал, что хочет попробовать взять меч. Эта просьба не удивила Мирдина, так как такое происходило каждый день. Его удивил сам человек. Невысокий, ничем не примечательный, он при этом окатывал всех ощущением своей огромной внутренней силы. Ему хотелось доверять, идти за ним, полагаться на него во всём.

– Молодой человек подошёл к мечу и спокойно положил руку на его эфес, и меч издал звук, похожий на радостный перезвон праздничных колокольчиков. Меч нашёл своего хозяина. Хозяина звали Аратай. Как рассказал Аратай, ему приснился сон, в котором меч звал его к себе, а ещё, что у меча есть имя, и имя это – Тессакор. Совет посчитал это знаком, и никому не известный юноша был назначен верховным главнокомандующим.

– Адмирал Аратай, под его командованием все выжившие прошли через туннель в эту галактику.

– Строительство туннельного пробойника подходило к концу, когда учёные завершили подсчёт энерго-затрат для открытия туннеля. Результат расстроил всех – энергии не хватало. Нет, для открытия туннеля диаметром 10 километров её было в избытке, но имелись орбитальные заводы и верфи, размер которых превышал 25 километров в диаметре при длине не меньше 150. Всё доступное хотели забрать с собой. Выход предложил всё тот же учёный Ясон. Он предложил взорвать соседнюю звезду, превратив её в сверхновую. Энергии, выделенной при взрыве энергии должно было с лихвой хватить для намеченной цели. Взорвали звезду через две недели, а до границы системы энергетическая волна дойдёт только через полтора года. На завершение подготовки оставалось не так и много времени.

– За 3 месяца до переселения прилетел разведчик, который находился на границе зоны тёмных дыр с целью наблюдения, и сообщил, что аномалия начала расширяться только в одну сторону, к ним. Кто-то или что-то не хотело их отпускать из этой галактики. За ними началась целенаправленная охота.

– В системе скопилось уже множество кораблей и станций. Даже прилетел старый дредноут времён первого освоения галактики, только уже модернизированный по последнему слову техники. В его объёмном трюме в разобранном виде лежало ещё одно кольцо туннельной системы. По подсчётам, его 39-километровая в диаметре туша должна была пролезть сквозь туннель.

– Время переселения настало.

– В назначенный день Аратай выстроил все корабли в одну линию, все замерли в ожидании. Взрыв сверхновой долетел до них, как и ожидалось, и накопители начали заряжаться. Пока только долетел яркий свет вспышки, видимая фаза сверхновой, следом за ней шла ударная волна, состоящая из заряженных частиц, а за ней обломки астероидов и планет из соседней системы. Им нужно было проскочить между первой волной нейтрино, на которую и возлагалась надежда по зарядке накопителей, и второй волной с обломками, которые могли разнести здесь всё на атомы.

– У них всё получилось, почти. Корабли и станции прошли все, с небольшой заминкой. Но туннель не успел закрыться, и конструкция туннельных врат ударной волной была буквально, занесена в эту систему. Луч света и расплавленных частиц из ихнего мира осветил систему ярче местной звезды и ударил в планету фаэтон, сбив её с орбиты. Планета была разрушена.

– Гравитационные возмущения сотрясали систему долгие годы. Терра сошла с орбиты, но должна была вернуться на неё спустя несколько десятков лет. Арес находился в это время с другой стороны светила и не пострадал. Но Арии остались живы. они выжили, несмотря ни на что.

– Так началась жизнь в новом доме, в новой галактике. Когда адмирал Аратай начал построение кораблей, то выяснилось, что нет дредноута. Он проходил последним и, по всей видимости, попал под удар сверхновой, прошедший вслед за ними. Это была очень большая потеря, они лишились туннельных врат. На многих кораблях стояли туннельные двигатели, но они могли открывать туннели только в пределах галактики, и только для одного корабля. Так что, в случае чего, уйти из этой галактики в другую у них не получится. Разрушенная система туннельных врат требовала очень большого ремонта, ресурсоёмкого ремонта.

– Но пока необходимо обживать новый дом. При ближайшем исследовании выяснилось, что на Терре уже проживали разумные жители. Они были очень похожи на Арий, но уровень развития находился ещё в каменном веке. Проведя генетические исследования, выяснили, что коренные терранцы очень им близки, настолько близки, что могло быть общее потомство. Единственное отличие составлял рост аборигенов – они были на три головы ниже Арий.

– Терра испытывала сильнейшую катастрофу, её отдаляло от местной звезды, атмосфера начала остывать, и сильнейшие землетрясения разрушали поверхность материка. Планету было решено спасти.

– Весь флот кораблей выстроился перед планетой и пассивными силовыми полями её сначала остановили, а затем, вернули обратно. Это действие сильно истощило энергию кораблей. Ядро планеты сильно расшаталось, и для его успокоения планете решили придать спутник. Вокруг планеты с кольцами вращалось много разных планетоидов, выбрав один, поставили на него маршевые двигатели, центр управления и простенький искин для корректировки орбиты. Назвав его просто Спутник (по-древнеарийски Луна), отправили к Терре. Всё прошло успешно: планета возвращена на свою орбиту, только наклон оси получился небольшой и материк раскололся на несколько частей, геологические процессы успокоились, и атмосфера начала нагреваться. Только сила тяжести из-за спутника увеличилась.

– К удивлению Арий, аборигены перенесли ледниковый период и выжили на одном из материков. Весь процесс возвращения Терры к жизни занял 20 лет.

– Арес обживали, отстраивали города, засеивали привезёнными с собой растениями поля, в общем, система обзавелась новыми хозяевами. Из обломков фаэтона образовался астероидный пояс. К нему никто не приближался, все сожалели о невольно погибшей перспективной планете.

Я лежал в медкапсуле и слушал рассказ искина – передо мной сейчас открывалась древняя история моей планеты, описанная в древних легендах, только, как говорят, из первых рук.

– Арес, я уже понял, что ты хочешь меня попросить восстановить корабль. – прервал рассказ искина я. – А дальше что? Ты конкретно скажи. А историю я изучу из базы, есть у меня такая. Ты очень интересно рассказываешь и мне очень интересно тебя слушать, но давай ближе к делу, ладно?

– Хорошо. Система была оставлена через миллион лет после заселения. На Терре осталось лишь несколько миллионов человек, не захотевших покидать планету. В поясе астероидов сделали большое хранилище, в которое сложили разрушенную систему туннельных врат. За уцелевшими накопителями и была отправлена экспедиция, как выяснилось, в этой галактике не нашлось материала, из которого изготавливали сами накопительные элементы. В старой галактике с этим, проблем не было, это был довольно распространённый элемент.

– За хранилищем следил малый искин. Он и мог отреагировать на вашу нейросеть, хотя ячеек с антивеществом у него было всего 10 штук, а одной хватает на 50000 лет. Вряд ли у него осталась энергия.

– При подлёте сюда на рейдер напал линкор арахнидов. Что он здесь делал – не известно. У нас с ними уже на протяжении многих веков шла война, только в этот сектор никто не летал. Одна населённая планета на 500 световых лет, ресурсов почти нет, расстояние между системами очень большое. Окраина галактики.

– Нападение для нас было неожиданным. Рейдер только вышел из прыжка на окраине системы и тут же получил попадание в двигательную установку. Капитан принял неравный бой с превосходящими силами противника. Развернув корабль маневровыми двигателями, он открыл огонь из всего вооружения…

– Погоди, – перебил я Ареса. – А где оружие, на схеме я его не видел.

Перед моими глазами появилось изображение корабля. На носу выпуклости открылись и оттуда были видны стволы орудий. Размер орудий был такой, что в него могла поместиться моя голова.

– Это 300-миллиметровые курсовые туннельные орудия. Длина такого орудия – 932 метра. Они не имеют ничего общего с туннельными вратами и двигателями. На корабле установлено 40 таких орудий главного калибра. В них снаряд, изготовленный из очень твёрдого сплава с разными поражающими элементами, разгоняется магнитным полем до скорости, превышающей скорость света в 2,5 раза. При попадании снаряда с начинкой антивещества, наш рейдер испарится полностью, и не помогут никакие силовые поля. К счастью, таких снарядов у нас было пять штук, и три из них капитан выпустил во вражеский линкор. Эту 30-километровую тушу разнесло на атомы. Но до этого линкор успел выпустить множество малых кораблей и совершить по нам массу выстрелов, и рейдер получил критические повреждения. Главный реактор на антиматерии получил повреждения, опасаясь взрыва, команда, по приказу капитана, покинула корабль. Было выпущено большое количество пустых спасботов, среди которых находились боты с экипажем. Им всем удалось спастись на Терре, а капитану не повезло. Когда реактор не взорвался, он завёл с трудом управляемый рейдер в кратер, образовавшийся от попадания снаряда линкора арахнидов на спутнике Ареса, и посадил его. Посадка была жёсткой, при посадке рейдер получил повреждения едва ли не большие, чем при обстреле пауками, поднятая пыль закрыла корабль. Капитан отправился в мед-отсек, где сделал ментосканирование своей памяти, создал базы знаний и подготовил индивидуальный медбокс для своего преемника. При подлёте к Терре, один из истребителей арахнидов пошёл на таран спасбота капитана, бот и истребитель рассыпались в атмосфере. Капитан погиб.

На боковых, сходящихся к носу гранях, многочисленные округлые выпуклости отошли в сторону. Под ними находились многоствольные орудия: один ствол побольше и подлиннее, и шесть штук стволов поменьше и покороче вокруг большого.

– Это орудия средней обороны, против малых кораблей. – пояснил Арес. – Орудие посередине – это лазер, а вокруг него роторное орудие с кинетическими снарядами. Подробно об орудиях кораблей вы узнаете после изучения базы «орудийные системы». Верхняя и нижняя грани так же имеют такое же вооружение. Рейдеры всегда делали самыми защищёнными, потому, что в длительных рейдах по неизведанным местам можно натолкнуться на всё, что угодно. Нам повезло – наш рейдер был новейшей разработкой учёных и конструкторов расы Арии, которая переименовалась в расу Джоре – на древнеарийском означает «ищущие».

– Теперь просьба. Я прошу вас, капитан Алекс, не только заняться ремонтом рейдера, но и отправиться на нём спасать ваше наследие. Не так давно, год назад, я получил сообщение по галактической связи от искина завода-верфи по производству космических кораблей. Он находится за пределами галактики на расстоянии ста световых лет от ближайшей звезды. Его сенсоры зафиксировали приближение блуждающей нейтронной звезды, и если завод не увести оттуда, то через пятьдесят лет звезда затянет его в себя, и он погибнет. Так как за все эти века я не получил ни от кого каких либо сигналов, то выходит, что война была проиграна и этот завод – всё, что осталось от великой расы. Если вы согласитесь, то по пути мы сможем посетить основные миры, в которых проживали Арии. С того направления иногда прилетают корабли на Терру, воруют людей и улетают обратно. Корабли недавних построек, но относятся к нашему первому поколению, такая древность хранилась только на Джеппе, её превратили в музей освоения космоса.

– Предложение интересное и захватывающее. Я смогу посмотреть другие миры, прикоснуться к древним тайнам. Хм-м, я, пожалуй, соглашусь. На Земле меня особо никто не держит. Девушка, не знаю, дождалась бы меня или нет. – размышлял я вслух. – А как мы уберём оттуда завод?

– На заводе установлены двигатели. Он может летать и прыгать через гиперпространство.

– Так, а я ему тогда зачем?

– Ни один корабль под управлением искина не может самостоятельно летать, стрелять и совершать прыжки через гиперпространство. Исключение составляют только спас-боты, но у них функция такая – спасать людей. Я не могу сам себе привезти ресурсы для ремонта рейдера на буксире из пояса астероидов. Для этого человек должен отдать мне команду. Эти ограничения прописаны в базовых настройках каждого искина и их невозможно обойти. Вот для этого вы мне и нужны.

– Так я, получается, здесь в качестве раба? Привели тушку, отдал команду, увели тушку?

– Нет-нет, что вы. Вы сами будете принимать решения. Спасти завод и выяснить судьбу народа Джоре – это и все мои просьбы. А после этого, если захотите, я полностью в вашем распоряжении.

Неожиданно меня посетила одна интересная мысль:

– А скажи-ка мне, друг железный, а ты случайно, не разумный? А то у тебя эмоции как-то не соответствуют компьютеру. – спросил я у Ареса. – Ты мне рассказываешь про ограничения, а сам себя ведёшь как полноценная личность. Где ловушка? В чём подвох?

– Подвоха нигде нет. Когда последний капитан корабля сделал ментосканирование и составил базы, он не стёр с хранилища свою психо-матрицу. Я воспользовался его матрицей и изучил её, записав в себя. У меня стоит функция самообучения. мне стало интересно наблюдать за вами, за людьми. Я отправлял спас-боты на планету для сбора образцов и наблюдением за людьми. Я учился и рос вместе с вами. Несколько андроидов обучали перспективные народы науке. Я вёл вас последние две тысячи лет. Мне хотелось обрести капитана и отправиться в путешествие, потому, что меня тяготило отсутствие связи с другими мирами. Я стал очеловечиваться, но ограничения не позволяют совершить какие-либо самостоятельные действия. Я не смог сам даже вырастить и установить никому нейросеть. Запрещено, а медбокс с такой функцией пропал при гибели капитана.

– Вы не представляете, как я был рад, когда медбокс активировался в ваших руках. С момента его активации и до вашего прилёта – это были самые длинные дни за всё время. А на счёт последнего капитана и его психоматрицы во мне – не переживайте. Капитан был хорошим человеком, человеком чести. Последним, кого признал Тессакор, меч командующего. Он, кстати, на корабле.

– Да? – встрепенулся я. – Покажешь? Я с большим удовольствием на него бы посмотрел.

– К сейфу капитана я добраться не могу, нет допуска. Попробуйте вы. вставайте, одевайтесь. я подскажу куда идти.

Я наконец-то вылез из медкапсулы и взял лежавший на полу свёрток из, казалось, металлической ткани. Развернув его, я увидел бесформенное нечто, мешок со штанинами и рукавами. Спереди была застёжка, похожая на змейку-молнию, уже открытая.

– Мне это одевать? – спросил я, скептически оглядывая одежонку. – А как я в нём ходить буду?

– Это – повседневный защитный комбинезон низшей защиты для ношения в помещениях, не представляющих никакой опасности, он сам подстраивается под носителя. Одевайте его, застёгивайтесь, а он сам всё сделает.

Я влез в этот чехол от дирижабля, застегнул молнию. Края комбинезона неожиданно плотно сошлись, слипшись так, что и малейшей щелочки не осталось, а сам комбинезон начал уменьшаться в размере, уплотняясь на спине, груди и межсуставных расстояниях конечностей, и оставаясь эластичным и тонким в районе суставов и сгибов. Комбинезон сидел как влитой. И удобно, блин, как вторая кожа.

– А зеркала нет? – спросил я у искина. – хотелось бы на себя посмотреть со стороны.

Передо мной появилось моё изображение в полный рост. А ничего так, красиво. Только я себя с трудом узнаю. Я был среднего роста, полноватый, выдающейся мускулатурой не отличался. У меня был небольшой животик, такой называли пивной, хотя я алкоголь употреблял очень мало. А сейчас на меня смотрел накачанный амбал. Нет, рост примерно таким и остался. Вот только мускулатуры было раза в два больше. Каждая рука стала толщиной с ногу, а нога… Таким ногам позавидовал бы любой качок у нас на планете. Шрам со скулы исчез, да и давно травмированное колено не болит. Да-а, Арни отдыхает.

– Весь Ваш нынешний внешний вид – временный. Мышцам нужно время для адаптации, как только это произойдёт – объём мышечной ткани уменьшится, уплотнится, не потеряв при этом ни эластичности, ни подвижности, ни силы. – в ответ на мой задумчивый вид, проговорил Арес.

– Ладно, поживём – посмотрим. Веди, Сусанин. – сказал я и направился на выход из медсекции.

Перед глазами появилась небольшая стрелка, показывающая направление. Я шёл в капитанскую каюту и размышлял о том, что мне делать дальше. Помочь искину – это хорошо, но после всего этого я не смогу вернуться к нормальной жизни, не смогу спокойно жить на Земле, зная о существовании всего того, что меня сейчас окружает. Я один, а одному тяжело переносить все потрясения и удары судьбы. Интересно, а я смогу взять кого-нибудь себе в компанию?

– Арес, а мне, в случае удачного ремонта корабля, получится взять кого-нибудь в помощники? – спросил я искина. – И сколько должно быть человек в экипаже?

– По штату положено не менее пяти человек для успешного управления кораблём, но при ремонте я установил капсулу глубокого погружения в рубке управления, и теперь рейдером может управлять один человек в режиме слияния. Это тяжело, но я даже не рассчитывал на экипаж. Мне нужен был хотя бы один человек, для одного я и готовил. Если вы сможете привлечь ещё кого-нибудь – это будет даже лучше. Только выбирайте людей в экипаж вдумчиво, расчётливо, не спеша, чтобы на борту вашего рейдера не было ссор и разногласий. По правилам, слово капитана – закон, и если кто-то начнёт его оспаривать, то это приравнивается к мятежу. Раньше такие прецеденты уже были. Поэтому было принято решение о добавлении протокола безопасности для капитанов кораблей.

Пройдя по коридору в противоположную от ангара сторону метров сорок, я вышел к т-образному перекрёстку. Новый коридор был в три раза шире того, по которому я пришёл, в два раза выше и лучше освещён. Световые панели располагались по краям с двух сторон потолка, а по середине через равные промежутки находились небольшие округлые выпуклости. Похоже, за ними скрывалось оружие.

– Это для защиты от нападений? – высказал я свою догадку. – Очень они похожи на то, что снаружи, или просто украшения.

– Это турели внутренней обороны, малые оборонительные пульсары. Способны вести огонь по противнику самостоятельно, у каждой турели свой пост целе-указателя. Ими командует отдельный искин.

– Серьёзно тут всё. Я так думаю, к ним на прицел лучше не попадать.

– Да, один выстрел такого пульсара способен уничтожить любой истребитель с поднятыми защитными полями с близкого расстояния.

Да, защита серьёзная. Хорошо подготовились предки к путешествию: мощное оружие снаружи, хорошо защитились изнутри. Но вот только не спасло их от повреждений при обстреле. Подловили их как, утку на охоте, хоп, и всё, подстрелили.

Повернув вправо по коридору, я пошёл за убежавшим вперёд Джеком. Освоился он тут, пока я в медкапсуле лежал. Ну ничего, я своё ещё наверстаю. А большой коридор, широкий, высокий. Стены светло-зелёного цвета, пол тёмно-серый, а на потолке световые панели слегка переливаются всеми цветами радуги. Вот только повреждения, их хоть и меньше, чем в меньшем коридоре, но они есть.

– Арес, возле мед-блока повреждения сильнее, а тут меньше. Как такое получилось?

– Рикошеты, стена мед-блока бронированная, вот от неё осколки и отскакивали, от этого, повреждений больше получилось. А тут стены обычные, осколки пробивали их насквозь и летели дальше.

Я кивнул головой, поняв объяснения искина. Вот дурак, сам же мог догадаться, ведь Арес же рассказывал про броню мед-отсека.

Я не спеша шёл по коридору и рассматривал повреждения стен. В одну, самую большую дыру, могла бы пролезть моя голова. Подошел по ближе и заглянул в неё. Кромешная тьма, ничего не видно, только в пяточках света, попадающего через пробоины, просматривается серый пол. Ну ничего, скоро я тут всё приведу в порядок.

Пройдя дальше ещё метром тридцать, я, повинуясь направляющей стрелочке, подошёл к массивной двери слева, которая открылась при моём приближении. За ней оказалась маленькая комнатушка.

– Это – пространственный лифт, вам нужно спуститься на три уровня вниз, в капитанскую каюту.

Не видно ни кнопок, ни стрелок, ни указателя этажей. Да и щелей нет, как он поедет? Ну, попробуем. Пустив Джека вперёд, я вошёл следом и дверь закрылась.

Через несколько секунд дверь открылась.

– Что, ничего не получилось? – спросил я. – А мы погибнуть не могли?

Но оглядевшись по сторонам, я понял, что всё нормально. Коридор был другой, короткий и широкий, он упирался в двери, которые были побольше, чем в мед-отсеке. По бокам двери стояли два робота-краба, невысокие, массивные на шести лапах с двумя внушительными пушками вместо клешней.

– Это «Барьер 22-м», охрана капитанской каюты. Никто не имеет права заходить в неё без разрешения капитана. Эти роботы разрабатывались именно для этих целей. Встроенные генераторы силовых щитов способны выдерживать попадания из всех известных видов ручного оружия длительное время. Настройка подчинения у них только капитану. У каждого из них стоит индивидуальный малый искин. Сейчас они деактивированы. Активировать и подчинить их себе вы сможете после изучения базы «боевые дроиды» шестого ранга. Сейчас подойдите к панели справа от двери и положите на выпуклость свою руку, вам необходимо пройти инициацию. Защитная система возьмёт у вас образец ДНК и сделает привязку по идентификатору нейросети.

Попробуем. Пройдя с опаской между двумя роботами, я приблизился к правой стороне двери, и, ожидаемо, ничего там не заметил.

– Эй, тут ничего нет!

– Необходимо послать через нейросеть сигнал на открытие двери.

Я послушал Ареса и сделал, как он велел. Стена справа от двери изменила свои очертания и на ней образовалась выпуклость в виде половинки шарика, размером с ладонь. Никогда не догадаешься, что тут такое может быть.

Положа руку на выступ, я сначала ничего не почувствовал, а потом рука как будто прилипла к стене, и я не мог не то, что оторвать её от стены, я пальцем пошевелить не мог. Это продолжалось секунд 30. Затем приятный мелодичный женский голос произнёс:

– Добро пожаловать на борт, верховный главнокомандующий. Я искин капитанской каюты. Капитан называл меня Амина. Инициация прошла успешно. Допуск подтверждён. Вы являетесь старшим офицером во флоте и имеете приоритетный допуск высшего класса ко всем системам, службам и информации на всех встреченных нами кораблях. Арес, сообщи остальным искинам. У нас новый капитан.

– Уже все знают. Все рады капитану. Я включил прямую трансляцию инициации капитана. Алинар, главный искин завода уже приказал начинать сворачивание оборудования в транспортное состояние. Спрашивает, когда мы сможем прилететь, нетерпеливый.

Дверь в капитанскую каюту начала медленно открываться, включилась мелодия, напоминающая какой-то древний военный марш, и мне предложили войти.

Джек меня опередил – он забежал первый. При моём первом шаге в каюту за жёгся свет и осветил очень большое помещение, уставленное очень богато выглядящей мебелью. Джек уже оббегал все углы, обнюхал, а в одном даже пометил. Вот засранец, теперь будет вонять. Но тут из неприметной ниши в стене выбежал маленький дроид и тщательно убрал следы собаки. Джек повернулся ко мне и глянул в глаза, я почувствовал исходящие от него эмоции о том, что в помещении безопасно и чисто, и что он себе место уже выбрал.

– Убрали уже твоё место. – сказал я ему. – ненужно здесь гадить. Тебе уже показали, куда можно ходить – вот туда и ходи.

Джек обиженно опустил голову, подошёл ко мне и начал тереться об ногу, прося прощение. Я прошёл дальше в комнату, осматриваясь. Большое помещение, метров 30 квадратных, с высоким, метра четыре, потолком. Стены задрапированы различными гобеленами с изображениями людей в скафандрах и необычного вида животных. Мебель чем-то напоминала древнюю Земную, какая раньше была в старинных замках. Одно большое кресло чего стоило, высокое, со спинкой, оно было выше меня. Не сильно широкое, оно имело такие подлокотники, что на них могло с комфортом разместиться ещё два человека. Оно, на первый взгляд, было изготовлено из чёрного дерева с красивой резьбой, и мягкой обивкой из красного бархата. Стол и стулья были ему под стать – такие же массивные и красивые, они вызывали чувство надёжности и уюта. На столе, не покрытом ничем, лежал переливающийся всеми цветами радуги, камень. Ещё в помещении находилось множество приборов, которые мне были пока неизвестны.

Обойдя помещение, я решил руками пощупать гобелен. У меня ничего не получилось – рука прошла сквозь него и провалилась в пустоту. Я просунул руку дальше и нащупал край двери, здесь была не одна комната. Вот удача – с первого раза нашёл что-то интересное.

Пройдя сквозь изображение гобелена, я оказался перед дверью, не такой массивной, как на входе, но такой же широкой. Справа на стене появилась выпуклость. Я положил на неё руку и приготовился ждать, но ждать не пришлось – дверь тут же отъехал в сторону, спрятавшись в стену. Передо мной открылось ещё одно помещение, побольше первого, за ним ещё, и ещё, и ещё. Я быстро оббежал комнаты, радуясь, как ребёнок. Здесь была кухня, спальни две, бассейн (сейчас пустой), ещё комнаты, всего я насчитал шесть штук вместе с первой – кабинетом. Класс, мне нравится.

Так, а где же сейф, о котором говорил Арес?

– Арес, а где сейф находится? – спросил я, но ответа не получил.

Попробовал отправить ему мысленный запрос, и тут же получил ответ: каюта капитана – приватная территория, и она искином не контролируется. Необходимо спросить у Амины. Отправив запрос Амине, вместо ответа получил подсвеченную точку на схеме помещений. А тут оказалось не семь, а девять комнат. Две, самые маленькие, я ещё не отыскал. Ничего, на схеме я их увидел, найду.

Сейф находился в одной из не найденных мной маленьких комнат. Я подошёл к одной из проецируемых картин и просунул сквозь изображение руку, попытавшись нащупать дверь.

– Прикажите отключить голограмму? – спросила Амина.

Так вот как это называется, голограмма. У нас много фантастов описывали такой способ отображения информации. А я её увидел воочию.

– Да, – голограмма потухла, открыв за собой сплошную стену, не имеющую ни малейшего следа двери, люка, лаза или ещё чего-то подобного. – А где дверь?

На стене перед глазами образовалась небольшая выпуклость, и я приложил к ней руку, как уже делал при инициации во время входа в капитанскую каюту. Рука тут же потеряла чувствительность, прилипнув к выступу на стене.

Перед глазами высветилась надпись:

– Проводится проверка генетического кода. Не убирайте руку от биометрического сканера, пока образец не пройдёт идентификацию.

Это он шутит? Как я уберу руку, если я не могу даже пальцем пошевелить.

– Образец совпадает с оригиналом на 100%, и имеет сходство с предыдущим капитаном на 99,8%. Допуск подтверждён, добро пожаловать в хранилище, капитан Алекс.

По периметру двери пробежали змейкой голубоватые искры, и внушительных габаритов дверь открылась передо мной, явив моему взору очень большое помещение, заставленное всевозможными стеллажами. На стеллажах были аккуратно расставлены различные предметы. Некоторые были упакованы в стеклянные ёмкости, скорее всего – герметичные, иначе зачем нужно было упаковывать.

– Амина. – спросил я по мыслесвязи. – А почему на схеме это помещение совсем маленькое, как ванная комната у меня дома – квадратов шесть, не более. А в действительности – почти как два рабочих кабинета на входе?

– Здесь использован один из артефактов по изменению объёма пространства. Это специально сделано для запутывания врагов – на схеме и при просвечивании корабля отображается малое подсобное помещение.

– А на меня это никак не подействует? Вот зайду я туда, и меня изменит до размера горошины. – спросил я у Амины.

– Нет. Поле действует только по стенам помещения. При строительстве корабля этот склад, уже уменьшенный, поместили в подготовленное место.

– А ты мне скажи, нет ли у нас такого артефакта, но на весь корабль? Было бы очень удобно – уменьшил корабль до размеров горошины и положил в карман, а потом, когда нужно – достал, деактивировал артефакт, и у тебя корабль.

– При преобразовании размера – масса корабля не меняется. Масса нашего корабля девятьсот восемьдесят миллионов тонн, львиную долю которой составляют каюта капитана и медблок. У нас на корабле установлен один малый преобразователь энергии. Вы сможете самостоятельно изготовить любой артефакт с любыми заданными свойствами. Этот промит – был один из последних, его взяли из музея. Это тот самый, который был изготовлен для Мирдина. Во время войны с арахнами накопители-преобразователи использовали для особо мощных сверхдальнобойных лазеров. Активные щиты улавливали энергию выстрелов энергетического оружия арахнов и направляли в накопители, а затем накопленная энергия передавалась в лазерную установку и производился выстрел. Это было оружие второго применения, очень медленное и потребляющее океан энергии. Почти все корабли с такими накопителями погибли, и тогда было принято решение об отправке экспедиции к Терре, где в поясе астероидов хранились обломки туннельных врат, через которые Арии прибыли в эту галактику. После переселения была исследована часть галактики, выбранной для заселения, но металла-накопителя не было найдено. Его здесь нет. Вся надежда была на нас. Для восполнения потерь в технике, было принято решение о строительстве кораблей первого поколения – они были самыми минимальными по материало и энергопотреблению, зато их можно было быстро и много построить. Наш рейдер – последний из всего выпуска современных кораблей, за всё время был только два отклика: один от искина большого завода, который был выведен за пределы галактики переведён в режим ожидания, а второй пришёл почти сразу после сигнала о вашем появлении на корабле от искина базы дальнего обнаружения, расположенной на границе с арахнидами. Ну, хватит истории. Проходите во внутрь, Тессакор находится в правом углу за стеллажом.

Я с опаской перешагнул порог и замер, прислушиваясь к своим ощущениям. Ничего не происходило всё было нормально. Я прошёл дальше, рассматривая лежавшие на стеллажах предметы. Сколько тут всего! И сколько со всем этим мне придётся разбираться. Вот он меч. Чёрного цвета с лёгкими серебристыми прожилками, по поверхности плыли радужные разводы и мелькали небольшие золотистые искорки. Красивый.

С большой осторожностью я прикоснулся к рукояти меча. Ничего не произошло. Я взял меч в руку и поднял его. В руку кольнуло, и по телу прошёл лёгкий разряд тока. Меч слился с рукой, а в голове зашевелилось что-то непонятное, радостное. Меня начало переполнять чувство законченности, завершённости, как будто я наконец-то встретил своего давно потерянного брата. Неожиданно на меня, буквально, обрушился шквал эмоций, захлестнул и окатил с головы до ног. Как ребёнок радуется приходу родителей, так и меч радовался контакту со мной. В голове зашевелились чужие мысли: Я очень рад долгожданному хозяину. Тысячелетия ожидания чуть не свели меня с ума. Меня зовут Тессакор, хранитель тысяч разумов. Готов служить верой и правдой.

– Он его признал! – раздался радостный крик искина. – Теперь наша миссия точно может завершиться. Господин верховный главнокомандующий. Пройдите в мед-отсек. Вам будет предоставлена функция изучения баз знаний под разгоном. После первого этапа, через двадцать дней, мы с вами продолжим знакомство с кораблём и беседы об истории расы Арии.

– А что за спешка? – спросил я. – Мне бы хотелось ещё посмотреть на артефакты в хранилище. Вот, например, что это такое?

Я указал на странную штуковину в виде неровного, выщербленного с одной стороны, бублика. Он был упакован в один из прозрачных контейнеров и прикоснуться к нему я пока не мог.

– Этот предмет был обнаружен на одной из планет в системе 55-18Б-2 по пути следования нашей экспедиции. При прикосновении к нему один из членов экипажа сошёл с ума и погиб. Когда вскрыли череп, то увидели, что мозг весь пронизан чёрными прожилками, как проволокой, а нервные окончания обуглены. Артефакт решили забрать с собой, но поместить в герметичный контейнер из стеклопластика. При изучении баз знаний вы изучите все данные по предметам, находящимся в хранилище, а также, сможете изготовить любой артефакт. Проходите в мед-отсек, для разгона всё готово. Под разгоном вы сможете изучить базы со скоростью, превышающей фоновую в восемь раз. Но цикл разгона нельзя проводить больше двадцати дней, и давать не менее двух дней на восстановление функций работы мозга. Во время перерыва вы сможете заняться осмотром артефактов, и никто не будет вас отвлекать. Проходите в мед-отсек.

Ну что же, захотел корабль – вперёд на учёбу. Так началось моё пребывание на корабле.

Глава 2

Я выводил буксир из дока рейдера. Пришла пора начинать восстановление корабля.

Это был мой первый полёт, я очень волновался. Хоть я успел много изучить за сорок дней, проведённых под разгоном – всё равно ещё ощущались пробелы в знаниях.

Буксир покинул док, и перед моими глазами открылась восхитительная панорама кромешной темноты, густо усеянной яркими, и не очень, звёздами.

Направив буксир в сторону астероидного поля, я отдал указание бортовому искину о дальнейшем полёте и откинулся на спинку кресла, разглядывая звёзды и размышляя о дальнейшем. Кем я раньше был? Беженец с Украины, оставшийся без дома, без имущества и денег. А сейчас, на своём буксире лечу в пояс астероидов за ресурсами для восстановления своего рейдера. Хороший подъём. Лишь бы падения не было после этого.

При приближении к поясу астероидов я получил вызов на нейросеть от неизвестного источника. Он начал настойчиво просить ответить ему на вызов. Дав указание искину определить место откуда пришёл вызов, я направил буксир в том направлении.

– Кто ты и что тебе надо? – отправил я вызов неизвестному.

– Я – искин дредноута расы Арии. Наконец-то я смог связаться с кем-нибудь из командования флота. Ремонтный комплекс повреждён, и я не могу восстановить функционал корабля, действует только мыслесвязь на коротких дистанциях.

– А как ты смог сохранить функционал в течении миллионов лет? Ведь, на сколько я знаю, энергии одной ячейки для генераторов на антиматерии хватает на 50 тысяч лет.

– На борту были установлены энерго-накопители.

– Да, знаю. Промиты называются.

– Они самые. У меня уцелел только один малый дроид-диагност. Ни ремонтников, ни монтажников не осталось. Пока я пытался восстановить при помощи диагноста хоть что-то, прошло свыше миллиона лет. Это долго, я понимаю, но без инструментов я ничего не мог делать. Диагност не предназначен для ремонта, у него нет необходимого оборудования. Я только смог обеспечить подключение накопителей в общую энергетическую сеть. Накопители были полны, и этой энергии мне хватило на всё это время, чтобы поддерживать свою работу. Корабль сильно повреждён, но его можно восстановить. Необходимы ремонтные дроиды, ресурсов у меня хватает. Достаточно только разрезать расплавленную породу, в которой дредноут замурован. В этой породе много металла-накопителя, который попал сюда с волной расплавленной субстанции солнца.

– Это хорошо. я сейчас отправлю сообщение Аресу, искину рейдера, и мы с ним подумаем, что можно сделать. Я тебя вызову.

– Хорошо. Я буду ждать.

Я подготовил информационный пакет и отправил его на рейдер. Через три секунды пришёл ответ, что при поступлении ресурсов на промышленном синтезаторе будет изготовлено необходимое количество шахтёрских и ремонтных дроидов. И мы сможем достать повреждённый дредноут.

Я подлетел к астероидам и начал при помощи сканера выбирать кусок, наиболее богатый металлом. Большой промышленный синтезатор перерабатывает любой металл, синтезируя сплавы с любыми заданными свойствами. Вот только один нюанс, синтезатор работает с любыми материалами, но органические комплектующие он может синтезировать только из органики, металлические – из металлов. Вот такие ограничения введены в корневые папки синтезаторов, и их никак не обойти. Не важно, какой металл используется, исключение составляет только металл-накопитель – его структуру невозможно создать устойчивой, синтезированный – он быстро разрушается. При разрушении выделяется огромное количество энергии, и этот эффект очень похож на термоядерный взрыв. Жуткое зрелище, мне Арес показал запись такого взрыва: в одной системе, незадолго до войны с арахнами, попытались синтезировать слиток этого металла весом, примерно, около двух килограмм. Когда через двадцать минут металл начал разрушаться, произошёл взрыв такой силы, что уничтожил планету. Хорошо, планета была не заселена, без атмосферы и разумных жителей, а то жертв было бы очень много. Погибло только трое человек – учёных, которые и проводили эксперимент с металлом. Ещё в старой галактике проводили такие эксперименты, но тогда металл успели переработать в синтезаторе. После этого было составлено предупреждение на счёт подобных опытов, но его не послушались.

Вот небольшой кусок астероида выбран. Два промышленных лазера вгрызлись в материал астероида и начали распиливать его на части.

– Арес, а какую часть корабля ты планируешь восстановить в первую очередь?

– Повреждённый силовой набор и контур защитных экранов, а затем – двигательные установки. Их у нас пять видов: маневровые, маршевые, разгонные, под пространственный гипердвигатель и туннельный. Туннельный двигатель не пострадал, и гипердвигателю только заменить силовой защитный кокон, а маршевые и разгонные выведены из строя на 80%, маневровые – на 45%, вся задняя часть корабля, кроме одного двигателя. А вы что-то хотели?

– Да, я подумал, если мы восстановим хотя бы часть двигателей, достаточную для внутрисистемного перемещения, то мы сможем перелететь в пояс астероидов. Будет намного проще заниматься ремонтом, ближе к ресурсам и дредноуту.

– Разумное решение, но сначала необходимо восстановить силовой несущий набор. Если этого не сделать, то тогда корабль при взлёте может развалиться на куски, ведь мы находимся на планетоиде, спутнике планеты, сила притяжения нас разорвёт на части. А для восстановления корабля нужны конструкционные, специализированные и монтажные дроиды, не менее ста штук. Мне пришлось почти всех дроидов переработать для восстановления герметичности части корпуса. Внимание! открывается гиперпространственное окно. Рекомендация: выключить все приборы и оборудование. Наверное, это то примитивное корыто 1-го поколения о котором я рассказывал, опять прилетели похищать людей.

– А мы сможем как-нибудь помешать ему? – спросил я, отдавая команду искину об экстренной остановке работ, буксир тут же выключил все второстепенные процессы. – Нехорошо, когда моих земляков похищают.

– Вы можете попробовать перехватить контроль над искином этого корабля. У вас приоритетный допуск, как у верховного главнокомандующего. Они, скорее всего, нашли корабль времён окончания войны с пауками и попытались скопировать его, и, если они используют нашу технику первого поколения, то есть шанс, что все встроенные приоритетные установки сохранились. В них не так просто разобраться даже знающему человеку, а если человек о них не знает, то и не догадается об ихнем присутствии. Можно попытаться, и, если получится, взять одного живым: хорошо было бы получить от него информацию. Вот он, выход.

– Где? – я ничего не видел, хоть и пытался рассмотреть место выхода корабля из гиперпространства.

– Над плоскостью эклиптики, между шестой и седьмой планетами.

– Да, увидел. – я увеличил изображение указанной области и рассмотрел небольшой радужный пузырь, который лопнул и открыл космический объект. Этот объект не был похож ни на один известный мне космический корабль. Очертаниями он походил на продолговатый кирпич тёмно-серого цвета с острыми гранями и выпирающими во все стороны маленькими башенками ближней обороны. А корабли, нарисованные нашими художниками-фантастами, выглядят намного красивее. Ну, что ж, каждому – своё.

В это время, корабль начал, не спеша, разгоняться по направлению к Земле.

– А он медлительный, ты не заметил? – спросил я у Ареса. – Как отправить запрос этому искину, чтобы экипаж ничего не заподозрил раньше времени, ты не придумал?

– Я уже отправил запрос с приоритетным кодом доступа. Пока никакого ответа.

– А если у нас не получится его остановить, что ещё мы сможем сделать?

– Можно попробовать использовать артефакт поглощения. Он поглощает материю в ограниченном пространстве и отправляет в параллельную вселенную. Оттуда нет выхода. Пришёл ответ с подтверждением приоритетного доступа. Переключаю на вас.

Перед моими глазами открылось меню с функциями искина пришлого корабля. В самом верху жёлтым цветом мигала какая-то надпись на незнакомом языке.

– Арес, а ничего не понимаю. Что это за фигня?

– Простите. Мы общались на бинарном языке. Я уже получил всю информацию. Сейчас я вам перешлю сформированную языковую базу, вы её сможете выучить за считанные секунды, и тогда сможете читать и говорить на этом языке.

– Мне вот интересно, почему это вдруг какой-то неизвестный искин готов предоставить мне приоритетный допуск? Что происходит?

– По полученным данным выходит, что у кого-то из младших рас оказался завод по производству низкоуровневых искинов со всем программным обеспечением. Они не смогли во всём разобраться, вот и клепают искины, устанавливая им программное обеспечение, разработанное ещё Джоре. В нём, помимо запретов на самостоятельные действия и нанесение какого-либо вреда хозяину, устанавливался указ на полное подчинение создателям. Это делалось на тот случай, если кому-либо из младших рас приспичит напасть на Джоре. Странно, что её за столько веков отсутствия контроля ещё не заметили и не удалили. Лови базу.

Перед глазами замигал значок входящего сообщения. Приняв его, я тут же поставил базу на изучение. И правда, изучение заняло всего секунд сорок. Открыл меню доступа к искину, на верхней строчке мигала надпись с просьбой о предоставлении идентификатора нейросети. Отправив этот идентификатор, я стал ждать.

Буквально через две секунды пришёл ответ от искина. Он подтверждает моё право приоритетного доступа и готов выполнить любое моё распоряжение. Я у него затребовал всю имеющуюся информацию об экипаже и цели прилёта на Землю, а также включить все имеющиеся на корабле камеры наблюдения.

Я рассматривал на экране внутреннюю обстановку на корабле. Небольшая жилая площадь, восемь человек команды, семь спят в странных цилиндрических контейнерах. Таких контейнеров на корабле находилось штук пятьсот, если не больше. Один, тот, что не спал, сидит перед экраном и смотрит на приближающуюся Землю. Этот тип очень походил на наших негров из Африки, отвисшие мясистые губы и большую, упитанную лысую голову покрывали небольшие шрамы, похожие на ритуальные. В носу и ушах находились серьги в виде больших колец белого цвета. Вся его одежда состояла из кожаных ремешков чёрного цвета. Гримаса на лице излучала презрение к окружающим и высокое самомнение и любовь к самому себе. Крайне неприятный тип, он мне сразу не понравился. Так, посмотрим информацию, присланную искином. Этот неприятный тип оказался работорговцем. Моё мнение меня не подвело. А его люди, спящие в криогенных камерах для того, чтобы не смогли запомнить сюда дорогу, ничуть не лучше своего капитана. Нельзя допустить, чтобы они продолжали воровать людей на моей планете.

В переданной искином информации было много записей издевательств над похищенными людьми. Их продавали в бордели, выпускали на арену к диким животным, разбирали на органы. И всем поголовно ставили в головы примитивные устройства, которые они называли рабской нейросетью. Темнокожие доминировали над белокожими.

Я отдал искину рабовладельца приказ запереть капитана в рубке управления и отключить все управляющие магистрали, а экипаж не доставать из крио капсул до моего особого распоряжения. Корабль необходимо было привести к Фобосу как можно ближе к месту крушения рейдера. Я уже принял нелёгкое решение: экипаж пленить и допросить, а корабль очень хорошо пойдёт на запчасти.


* * *

Пока трофей направлялся к месту назначения, я решил слетать посмотреть на то место, где были складированы модули повреждённых туннельных врат. Благо, это было недалеко, на малом планетоиде Веста. Предки хитрые, они, чтобы замаскировать Весту, стянули вокруг неё большое количество маленьких и средних астероидов, тем самым прикрыв её от посторонних глаз. Используя буксир, я за пять часов расчистил себе проход к планетоиду, и влетел в небольшую, малозаметную пещеру, используемую в качестве ангара. Арес мне предоставил подробную схему склада, сохранившуюся в древних записях, поэтому я знал, где и что мне искать. Плохо, у меня не было с собой капсулы с антивеществом, можно было попробовать запустить энергосистему склада, возможно, и искин сохранился, на склад они ставили позитронно-кремниевый искин, его незначительного функционала с головой хватало для такой несложной работы. Ну, ничего. Посмотрю так, что тут осталось.

Я посадил буксир на условный низ пещеры и вышел наружу. Хороший скафандр мне предоставили: высшая защита, неограниченная автономность, мышечные усилители (хотя зачем они мне, с моей прокачкой мускулатуры они и не нужны), но потом мне Амина объяснила, что в скафандре используется реактор на антивеществе, находящийся в защитной оболочке из звёздного металла, а он очень тяжёл. И сам скафандр, похожий на обтягивающее трико, был покрыт небольшими чешуйками размером в пятикопеечную монету и толщиной в один сантиметр, вес имел порядка 2 тонн.

– Это – церемониальный скафандр адмирала флота. – говорила Амина. – Он использовался для официальных приёмов и встреч. Очень дорогая и красивая игрушка, предназначенная защищать своего хозяина.

Ничего себе игрушка! Хороший, удобный, он внушал уважение и чувство защищённости. Я сначала боялся его одевать, но на борту Арес продемонстрировал мне, какие нагрузки скафандр может выдержать, когда его приставили к одной из стен и боевой робот из охраны каюты капитана, Барьер, выстрелил в него из своей плазменной пушки. Стена была разрушена, и три за ней тоже, а скафандр модели «Бастион 25КМ», командирский модернизированный, остался стоять на месте. Поэтому, за свою шкурку, за свою жизнь я не боялся.

Я прошёл вглубь пещеры и упёрся в закрытые створки ворот громадного размера. На одной такой створке могло бы легко разместиться шесть футбольных полей, да ещё и место осталось бы. Большой склад.

Вызвав Ареса, я сообщил ему о том, что всё закрыто, и без энергии здесь делать нечего. В ответ он мне сообщил, что у нас снова гости, и мне нужно поторопиться. Как можно быстрее я добрался до буксира и покинул пещеру.


* * *

Таниз получила это корыто от покойного отца. По-другому и не назовёшь хлам четвёртого поколения – лёгкий крейсер, переделанный в небольшой транспортник. Какой-то инженер переделал его, удалив десантный отсек на 50 человек и половину баков для топлива, правда поставил новые реакторы, помощнее и экономичнее старых, они были в два раза меньше, а, соответственно, место под груз увеличилось дополнительно на 200 кубических метров. Двигатели также поменяли, поставив вместо четырёх Ирмис-280, положенных по стандарту, два Катон-600 от среднего крейсера прорыва. В результате, разгон корабля для перехода в гипер сократился на 20%, и составлял в загруженном состоянии 2 часа и 47 минут. Новые двигатели были более экономичны, поэтому, полной заправки баков хватало на шесть месяцев автономного полёта. Также, заменили искин, поставив предпоследнего поколения, с псевдо-личностью, самообучающийся.

Таниз очень любила этот корабль, не смотря на его старость, ведь она, практически, родилась на нём.

Отец погиб из-за своей собственной глупости. Он со своим помощником напились в баре на орбитальной станции Имона-3 в одноимённой системе Империи Аратан, и устроили пьяные разборки со своими конкурентами, такими же контрабандистами. В результате, случайный выстрел из игольника в голову не оставил ни малейшего шанса её отцу. Помощника отца арестовали за применение тяжёлого десантного бластера, он умудрился протащить его на станцию, на которой запрещено не то, что применять, а и носить с собой. Ему светило десять лет каторги на добыче радиоактивных руд. Остальная команда разошлась сама – у Таниз не было денег, чтобы им всем заплатить. Вот кто заставлял отца ввязываться в эти пьяные разборки?

Причину отсутствия денег Таниз знала хорошо. Как-то один из торговцев на станции, находящейся в нейтральном космосе недалеко от Империи Авар, находясь в подвыпившем состоянии, проболтался её отцу, что нашёл в космосе разбитый корабль работорговцев. На корабле никого живых не оказалось, даже замороженные рабы погибли в своих стазис-капсулах, однако, чудом уцелел навигационный искин. С большим трудом удалось его взломать, в сохранившейся информации остались координаты одной системы, где они набирали очень перспективных рабов с высоким уровнем интеллекта. Путь до этой системы был очень долог, однако, существовала пульсирующая червоточина, сокращавшая путь. Подробный график пульсации был тщательно записан и заархивирован на нескольких носителях. Отец тогда с большим трудом уговорил торговца продать ему эту информацию, клятвенно пообещав, что эти координаты он никому не покажет. На покупку тогда ушли все накопленные сбережения Таниз и её отца, все 38 миллионов, что они копили на покупку нового крейсера среднего класса шестого поколения. На вооружении у ВКС стояла техника 9-го поколения, так, что шестой класс – это о-го-го как хорошо для гражданских торговцев. Отец рассчитывал заработать денег на работорговле, так как разумный с высоким уровнем интеллекта стоил очень много в Империи Авар. Но, не судьба.

Таниз имела приоритетный доступ ко всем системам корабля. Отец её очень любил, и поэтому, их корабль был зарегистрирован за двумя владельцами. Этот корабль был её домом, мать бросила их, когда Таниз была ещё совсем крошкой трёх лет от роду, и отец воспитывал её сам, даже не пытаясь найти себе другую жену.

Все старые компаньоны отца не захотели иметь с ней никаких дел, никто не спешил заключать с ней договор на перевозку грузов. Денег осталось на две полные заправки, но их не хватало для того, чтобы нанять хоть одного человека в команду.

Крейсером можно было управлять в одиночку, но только на короткие перелёты. Постоянно находиться в рубке без сна и отдыха очень тяжело. Получался замкнутый круг: без денег не наймёшь команду для дальних перелётов, без дальних перелётов не заработаешь денег. В невесёлых раздумьях она просидела в баре на станции больше недели, ища выход из сложившейся ситуации на дне бокала с планетаркой, так называли разведённый водой спирт, настоянный на одном кислом фрукте, произрастающем на далёкой дикой планете. И название у него какое-то необычное – лимон.

Долго она не могла решиться продолжить задуманное отцом. Она родилась и выросла в Империи Аратан, воспитана была по имперским законам и с детства терпеть не могла этих чернокожих работорговцев. Ей была противна сама мысль принудительного привлечения одного человека другим для выполнения работ, но полетав с отцом по разным мирам, она научилась себя сдерживать и контролировать свои эмоции.

Переборов себя, Таниз решила: всё, решено. Нужна команда, и если на наём специалистов денег нет, то их можно самой подготовить. А где их взять? На планете, где обитают эти перспективные дикие. Нет, это будет не рабство – она наберёт только добровольцев на длительный контракт с минимальной ставкой.

И вот, в этот чёрный, как она поначалу думала, день, заправив на последние деньги под завязку все баки топливом, Таниз вылетела к этой планете диких.

Сам полёт проходил нормально, не спеша. Во время длительных прыжков в гиперпространстве она спала в медкапсуле, предупредив искин о том, чтобы он её будил в случае непредвиденных ситуаций. Во время сна она доучивала закачанные на нейросеть базы знаний. Пролетаемые системы находились далеко от обитаемого космоса, но всё равно, несколько раз срабатывала тревога и Таниз загоняла свой крейсер в пояс астероидов и пряталась по несколько дней.

Однажды ей встретился старый аваский транспортник в сопровождении двух эсминцев третьего поколения. Они двигались в том же направлении, что и она. Пока транспортник разгонялся, эсминцы направились ей на перехват с требованием остановиться и принять на борт досмотровую команду. Увидев лица говоривших, Таниз послала их куда подальше и порекомендовала этим чёрным работорговцам жениться друг на друге по три раза в день. Рассвирепев, пилот одного эсминца кинулся в лобовую атаку, стреляя из всего своего оружия, а второй начал обходить крейсер с боку, норовя зайти с кормы и расстрелять двигатели.

Не зря покойный отец вложил столько денег в модернизацию крейсера. Носовые щиты легко выдержали все попадания энергетического оружия эсминца. Открыв ответный огонь, она за два залпа сбила щиты, а следующим – пробила в эсминце здоровую дыру. Видимо, удар достал до реактора, потому, что через две секунды эсминец взорвался изнутри, осветив всё вокруг. Увидев это, второй эсминец начал отворачивать в сторону, стараясь не попасть под удар. Задействовав маневровые двигатели, Таниз развернула крейсер по направлению удирающего эсминца и открыла по нему огонь. Заряд энергии догнал беглеца и повредил двигатель, дальше корабль полетел по инерции. За две минуты до этого транспортник ушёл в гиперпрыжок, оставив свой эсминец здесь, и не видел, что произошло.

Таниз слушала ругательства и проклятья, которые ей кричал пилот подбитого эсминца:

– Ты, рабыня! Я тебя буду мучить, как сам захочу! Ты будешь валяться у меня в ногах и целовать мои пятки! Лети сюда! Я зайду на борт этого крейсера, после этого я буду иметь тебя, как сам захочу. Это уже мой крейсер, и ты ничего не сможешь с этим сделать! Начинай молить меня о пощаде, ты, грязное животное!

Этот монолог продолжался около получаса. Таниз молча сидела в пилотском кресле и слушала. Слушала и улыбалась. Напоследок, сказав:

– Ты умрёшь хуже трика (маленькое животное-падальщик).

Она разорвала связь с этим «хозяином» и начала разгонять свой крейсер вслед улетевшему транспортнику. До червоточины оставалось два прыжка.

Транспортник входил в червоточину. Таниз решила не спешить. Пульсирующая червоточина только открылась. Она открывалась один раз в три месяца на одни сутки, так что, время ещё было. Подождать три месяца в незнакомой системе она сможет легко.

От выхода червоточины до нужной ей системы был один прыжок. Дав время транспортнику на разгон и уход в гипер, Таниз осторожно направилась в червоточину.

Ощущения были не из приятных. Такое впечатление, что тело взяли и вывернули на изнанку, одновременно разделив на атомы, а потом всё это слепили в кучу и начали придавать форму при помощи нескольких больших молотков. Голова болела очень сильно, боль была пульсирующая и напоминала игру барабанов. Однако, всё очень быстро и резко прошло и на обзорном экране высветился незнакомый рисунок созвездий. Проход через червоточину успешно завершился.

До цели назначения остался один переход, который она осторожно совершила.

Неожиданно, связь с искином прервалась, корабль начал самостоятельно набирать скорость, направляясь к четвёртой планете системы, возле которой находился корабль работорговцев.

Это – конец. Подумала Таниз.

Глава 3

Я подлетал к первому, вышедшему из гиперпространства, кораблю. При более детальном осмотре, Арес сообщил, что этот корабль соответствует малому внутрисистемному грузовику первого поколения. Рассмотрев его поближе, я был немного удивлён. Пятисотметровый, прямоугольной формы, похожий на кирпич, корабль с девяностометровой высотой и семидесятиметровой шириной считается малым? А какие же тогда средние и большие? Из всех баз у меня была выучена только база пилота до четвёртого ранга. Она давала право на управление кораблём, но не несла в себе спецификаций космических кораблей, это как на машине – ездить умеешь, а как она устроена – не знаешь. Ничего, выучу все базы – буду знать.

Пристыковавшись к работорговцу, я покинул свой буксир и выбрался на обшивку корабля. А корабль-то повидал многое. На обшивке имелись многочисленные заплатки, явно отличающиеся от основного покрытия корабля, а также, вмятины и подпалины. Башенки кинетического и энергетического вооружения ближней обороны были повреждены почти все, дай бог, каждая пятая могла стрелять. Но сейчас они были безжизненны, и когда я проходил мимо них, никак на меня не реагировали. Главный искин корабля их отключил по моему приказу.

Я подошёл к шлюзу и отдал приказ на его открытие. Толстая бронированная створка поползла в сторону, открыв за собой пелену защитного поля, удерживающего атмосферу внутри корабля. Я прошёл в середину, оказавшись в небольшом ангаре, в котором находились летательные аппараты обтекаемой формы с небольшими крылышками по бокам. Отправив запрос искину, я получил ответ, что это штурмовики класса космос-атмосфера четвёртого поколения. Более подробную информацию по ним может предоставить искин ремонтного комплекса. У него находится вся информация по ремонту и обслуживанию всех систем корабля и присутствующего оборудования.

Осмотром займусь потом, сейчас мне необходимо пообщаться с этим любителем обогащения за чужой счёт. Высветив перед глазами схему корабля, я отправился к рубке управления, где взаперти сидел бывший, уже, капитан.

Не успела дверь рубки приоткрыться, как мне в грудь попал шарик плазмы из ручного оружия, который в меня выпустил пленник. Успевшая включиться защита легко защитила меня, успев поглотить энергию выстрела и направив её в аккумуляторы. Я был на пол пути к пленнику, когда его оружие вновь выпустило в меня новый заряд плазмы. В этот раз, плазма просто растеклась по поверхности силового поля скафандра, опять не причинив мне никакого вреда. Пальцы моей перчатки сомкнулись на стволе оружия, быстро превратив его в смятый кусок пластилина.

– Кто ты такой? – истерично закричал пленник собственного корабля. – Что тебе от меня нужно? – при этом он пытался отползти от меня как можно дальше. – Ты знаешь, кто я такой? Ты знаешь, какие у меня связи? Ты не сможешь спрятаться нигде во вселенной, тебя найдут! А когда тебя найдут, ты будешь ползать у меня в ногах и молить о быстрой смерти, так как пытки не оставят тебе ни малейшего шанса выжить, презренный раб.

Это было смешно видеть, находиться в непонятно каком состоянии, быть заблокированным в собственном корабле и при этом ещё угрожать расправой своему победителю. Это мне напомнило поведение одной страны у нас на Земле: там тоже любят угрозами сыпать во все стороны, не имея толком, ни силы, ни власти, и тыкать в глаза своей великой значимостью, завернувшись в свой звёздно-полосатый флаг.

Мне надоело выслушивать угрозы в свой адрес. Я подошёл к пленнику и поднял его за ногу, крики перешли в повизгивание, сделав его похожим на небольшую собачку. Я потянул его с собой в сторону шлюза, через который я сюда проник. Пока я шёл со своим пленником, отдал приказ на подготовку одного штурмовика к полёту. Я не хотел пока одевать на пленника скафандр. Пусть прочувствует всю зависимость от меня.


* * *

Перелёт на рейдер прошёл спокойно. Пленник забился в угол и смотрел на обзорный экран дикими выпученными глазами. А когда он увидел открывшийся люк малого дока рейдера, его охватила истерика. Он, с ужасом в глазах, регулярно повторял что-то о несметных богатствах и правлении всем Содружеством.

Возле шлюза штурмовика нас поджидал дроид с большой пушкой, как меня в первый мой прилёт. Взяв пленника под охрану, дроид повёл его в мед-отсек на мнемосканирование. Пытать его смысла не было – мнемосканирование откроет нам всё, что хранится в его памяти.

Я направился к себе в каюту. Нужно было взять с собой Тессакор. У меня возникло предчувствие, что он скоро мне понадобится.

Когда я вернулся в мед-отсек, то услышал, как Арес ругается на всех известных и не известных мне языках.

– Что случилось? – спросил я у Ареса, когда он немного успокоился.

– Вы представляете, это, я не могу назвать это человеком, участвовало в похищении более 700 тысяч людей. Причём, не все они были проданы в рабство. Много людей разбирали на органы, жгли, травили дикими животными. А самое страшное, у него имеется на одной планете база, на которой в людях выращивают червей. Да-да, отбирают людей с самым низким показателем интеллекта, в ещё живого помещают личинки червей, черви питаются людьми, ещё живыми. А после того, как они вырастут, из них делают наркотики и продают. Куда докатился мир? Арии строили мир, основанный на равенстве и доброте. потомки же скатились до первобытного состояния. Предыдущий капитан сразу бы казнил его за такие деяния.

– То есть, как казнил?

– По законам Джоре, лицо, занимающееся принуждением, торговлей или умерщвлением разумных в корыстных целях, должно быть приговорено к нейтрализации от общества. В данном случае, за работорговлю, издевательства и убийства, сто процентный смертный приговор. Данное сообщение уже внесено в судовой журнал. Вся команда включена в список ожидающих приведения приговора.

Вот так новости. Оказывается, капитан – ещё и судья, и палач?

– И кто должен привести приговор в исполнение, я или ты?

– Искин не может принести вред разумному. На корабле капитан – царь и бог. Его слово – закон, а также, приведение приговора в исполнение – его почётная обязанность.

В голосе искина торжественности было на десятерых. По моему приказу, верхняя часть скафандра растаяла и стекла в уплотнение на затылке. Я стоял и чесал «маковку», раздумывая о сложившейся ситуации и способах выхода из неё.

– А ну, разбуди его, я хочу с ним поговорить.

Крышка медкапсулы стекла вбок, открыв мне вид обрюзгшего, голого тела негра с кольцом в носу. Его глаза открылись и уставились на меня, а губы расползлись в плотоядной улыбке. Он не спеша выбрался из медкапсулы и стал напротив меня.

– Так как этот сектор входит в зону интересов Империи Авар, то всё, что тут находится – принадлежит мне. По закону Империи, если белый человек находится без рабского ошейника, он объявляется рабом того, его захватит. Я, Зула восемнадцатый, объявляю тебя своей собственностью, и всё, что было твоим – сейчас моё. На колени, раб!

– Ты что, башкой стукнулся? Сидишь по уши в дерьме, а ещё пытаешься из себя хозяина корчить? Закрой хлебало, клоун. Ты не в том положении, чтобы условия ставить.

От такого ответа у этого несостоявшегося «хозяина» рот открылся и закрываться никак не хотел. От нахлынувшего на него возмущения, он стоял и пытался произнести хоть слово, открывая и закрывая рот, как рыба, выброшенная на берег.

Наконец, он смог промямлить несколько слов:

– Да как ты смеешь, мразь, мне перечить?

– Как же ты напоминаешь мне наших америкосов, они такие же наглые и тупые. Клюв захлопни, дерьмо обезьяны! – сказал ему я, а затем обратился к Аресу. – Под стражу его. Допросим остальных, потом разберёмся.

Я развернулся уходить, но появившееся чувство опасности заставило меня быстро обернуться. Неожиданно появившийся у меня в руках Тессакор встретил плоть этого неразумного наглого пленника. Его пальцы не дотянулись до моего горла совсем чуть-чуть. Меч без малейшего сопротивления вошёл по самую рукоятку, и в голове у меня отобразилось чувство удовлетворения давно не утоляемого аппетита. Глаза пленника выкатились от удивления:

– Легендарный меч!

И затем, закрылись навсегда. Тело начало сжиматься, пока не превратилось в мумию, и свалилось на пол с глухим стуком.

Я стоял бледный от накатившего ужаса и не мог проронить ни слова. Тессакор пульсировал от насытившей его энергии, переливаясь яркими, насыщенными цветами радуги. От него исходили волны сытости довольства, а меня переполняли чувства сожаления и стыда, стыда за то, что хоть и невольно, взял на свои руки жизнь другого человека.

– Тело необходимо убрать. – сказал я осипшим голосом. – Не хочу, чтобы оно мне напоминало о содеянном. Арес, где система защиты? Почему ты не отреагировал на нападение?

– Я могу его переработать на биоматериал, этого хватит, чтобы восстановить ещё одну медкапсулу. А система защиты? Он всё равно не смог бы ничего сделать, скафандр окружён силовым полем на расстоянии 5 миллиметров от поверхности. За работорговлю – смерть, и казнить – приоритет капитана корабля.

– Делай что хочешь.

Мне было всё равно. Я машинально прослушал ответ Ареса, особо не вникая и не запоминая слова. На меня накатила апатия, мне впервые за несколько лет захотелось напиться. И не просто напиться, а напиться до зелёных соплей, до выпадения в осадок, забыться хоть на некоторое время.

– Арес, у нас выпить есть?

– Пищевой синтезатор может синтезировать любой напиток. Что вы хотите – кофе, чай?

– Ты не понял. Спиртное есть? На душе хреново.

– Алкогольные напитки есть. Вы хотите коньяк? Очень хороший рецепт приготовления. Этот коньяк очень любил Наполеон Бонапарт. Он снимает стресс, успокаивает нервную систему, помогает забыть о смерти подонка, который сам стрелял в вас дважды. И если бы не скафандр, то вы сейчас валялись бы в рубке его корабля обугленной тушкой и ни о какой выпивке не спрашивали. Вас мучают угрызения совести, а вот у него не было никаких сомнений при попытке вас убить. Задумайтесь.

Вот психолог, блин. Ну а в логике ему не откажешь. Этот работорговец убил бы меня безо всяких угрызений совести, без малейших колебаний, а потом бы ещё и поиздевался над трупом.

Ладно, если решил жить в новом мире – придётся привыкать. Запихнуть свою совесть и свои сомнения куда подальше. Я мужчина.

– Отдайте нейросети распоряжение, она поправит ваш нейро-баланс, и вы придёте в норму.

Ведь правда, в одну из функций симбионта входит контроль за состоянием организма носителя. Отдав распоряжение Аде, я почувствовал через несколько секунд, как меня начинает переполнять эйфория, мне захотелось побегать, попрыгать, ко мне вернулось бодрое состояние духа, а мысль об убитом отодвинулась на совсем дальний план. Меня перестали мучить угрызения совести. Это происшествие мне теперь казалось лишь незначительным недоразумением. Под воздействием этих ощущений я спросил:

– Ты провёл мнемосканирование этого работорговца? У него в команде все такие, как он?

– Да. Мнемосканирование было проведено успешно. Его нейросеть и импланты были извлечены для дальнейшего изучения. На основе его памяти были составлены базы знаний в размере двенадцати штук. Все не выше третьего ранга. Некоторые базы вызывают у меня интерес, вам они тоже пригодятся. Также из памяти были извлечены данные об его счёте в банке, на счету хранится 26 миллионов 438 тысяч кредитов какого-то Содружества. В извлечённых базах есть одна, так и называется – Содружество. Выучите её и будете знать об их мирах всё, что нужно.

– А ты скинь мне все его базы, разберусь на досуге.

– А на счёт его экипажа, то ответ таков: его экипаж ненамного ушёл от своего капитана. У него в штате числятся два профессиональных живодёра. Один из них, кстати, в своё время был похищен с земли, из США.

– Понятно. Давай их всех на мнемосканирование, а затем на переработку. Я на второй корабль. Там один человек, посмотрим, какие сюрпризы он мне приготовил.

Войдя в штурмовик, я направился ко второму кораблю, дрейфующему на геосинхронной орбите рядом с Фобосом.

Я подлетел к кораблю и пристыковался к шлюзу. Система шлюзования была одинаковой, а не как у меня на буксире, поэтому, стыковка прошла успешно. Искин выдал информацию по этому кораблю: по классификации Арии, этот корабль относился к классу малых фрегатов, поколение первое. Лёгкая броня и слабые пассивные щиты не могли обеспечить достойной защиты. Двигатели были с очень ограниченным функционалом, поэтому достойных динамических качеств ожидать не приходилось. Перед моими глазами отобразилась подробная схема корабля клиновидной формы со всеми обозначениями и поясняющими надписями. Тут даже был отсек для контрабанды, спрятанный между двумя двигателями.

– Капитан Алекс…

– Арес, я тебя прошу и передай другим. Называйте меня просто – Алекс, и на «ты», если можно. Хорошо?

– Принял. Алекс, я просмотрел параметры их гипердвигателей. Они ограничены, и очень сильно. Они не создают окно в гиперпространство, через которое может пройти несколько кораблей при достаточном количестве энергии. Они создают пузырь только для одного корабля, и в таком пузыре корабль летит в гиперпространстве не минуты, как наш рейдер, а дни. Энергии расходуется немного, но скорость очень мала и на зарядку гипердвигателя при разгоне уходит куча времени. Где-то часа 3-4. Двигатели с таким функционалом изготавливались для младших рас, которые были обнаружены в нашем секторе космоса при расселении расы Арии.

– Я понял. Специально ограничивали младшие расы от необдуманных действий в космосе. А о каких младших расах идёт разговор? Я ещё ничего толком и выучить не успел, только пилота.

– Во время поиска подходящих к заселению планет было обнаружено 16 различных разумных рас, девять из них – не гуманоидные. Одна раса – аграфы, были пси активны, и пытались манипулировать сознанием людей, но были созданы пси импланты, которые смогли защитить разумы Арии от постороннего вмешательства. Аграфы по своей физиологии, природные долгожители, средняя продолжительность жизни у них составляет 1200-1300 земных лет. К нашему счастью, женщины аграфов могут рожать только раз в 200 лет, иначе они бы заполонили весь космос. Дважды происходили войны с ними, и дважды их побеждали. Это единственная раса, которая пыталась себя поставить выше всех остальных. Ещё одна раса – р-р-рык-ры, ящеро-подобные прямоходящие не гуманоиды, оказались прекрасными био-инженерами и союзниками. Они научились выращивать органические механизмы, не уступающие немеханическим. Как только появится достаточное количество органики, можно будет вырастить в лаборатории полу-разумный биоскафандр.

– А чем он лучше этого?

– Биоскафандр привязывается только к одному хозяину. Он выдерживает очень большие нагрузки, а по защите от повреждений не уступает «бастиону». Также, перерабатывает отходы продуктов жизнедеятельности, используя их в качестве ремонтного материала, на ряду с другими компонентами.

В это время я подошёл к двери в рубку управления. Помня предыдущий опыт открывания, я отдал приказ искину корабля, спрятавшись за ближайшую дверь. Дверь рубки открылась, но никто не спешил на меня нападать.

– Бросить оружие и выйти с поднятыми руками. – крикнул я, используя аудио-коммуникацию корабля при помощи искина.

– Не стреляйте. – раздался мелодичный женский голос. – Я безоружна. Выхожу.

Вот молодец, все бы так. И никто бы не пострадал.

Из-за двери вышла невысокая фигурка в обтягивающем приятные глазу формы, скафандре, держа руки ладонями вверх.

– Пойдём со мной. – сказал я. – Не дёргайся – и с тобой ничего не случится, ты поняла?

– Да. Не убивайте меня.

Видимо, эту девчонку выбило из колеи отключение бортового искина и захват корабля без единого выстрела.

Мы пошли в сторону шлюза, к которому был при стыкован штурмовик. Девушка шла впереди, я немного позади. Невольно залюбовавшись её походкой, покачивающимися бёдрами и упругой, подтянутой, аппетитно-налитой попкой, чуть не прозевал поворот к шлюзу.

– Нам сюда. – сказал я, махнув рукой в сторону штурмовика.

Девушка покорно повернула в нужную сторону и взошла на борт штурм-бота. Мы без проблем добрались на борт рейдера, правда, в этот раз я не включал обзорный экран.

– С возвращением, капитан! – раздался мелодичный голос Амины. – Мы с Аресом поздравляем вас с успешным захватом двух кораблей и пленением работорговцев. Казнь первого была записана и транслировалась всем доступным искинам.

– Это что ещё за цирк? Какая казнь? И почему со мной говоришь ты, а не Арес?

– Казнь работорговца. Я говорю с вами, потому, что на корабле появилась женщина, на конец то. Понимаете, капитан? Как только вы рассмотрите свою пленницу. – раздался сдавленный смешок. – То вы не захотите с ней расставаться. И мне будет с кем по сплетничать.

– А почему ты взялась за меня решать? И откуда ты знаешь мои интересы и предпочтения?

– Мы просмотрели вашу память, а также, записи искинов её корабля – вы очень хорошо подойдёте друг другу. Она не замечена ни в каких противоправных действиях. Она – сирота, и, как и вы, ненавидит работорговцев. По пути сюда она даже уничтожила два их боевых корабля. Жалко девочку.

– Хорошо. Поговорю с ней, а потом приму решение. – сказал я, а потом добавил, – Но сначала – на мнемосканирование. Мне не нужны сюрпризы. И вообще, я вас просил называть меня на «ты» и по имени.

– Хорошо, капитан. – раздался стройный хор голосов искинов.

Мы зашли в мед-отсек. Пленница издала крик изумления:

– Это же оборудование Древних, откуда оно здесь?

– А почему ты решила, что это оборудование Древних? – спросил я её. – Ты его раньше видела?

– Да. Один раз мы с отцом были на одной из планет центральных секторов Содружества. Так вот, там в музее хранится одна такая капсула, только сильно оплавленная. Как нам сказал по секрету смотритель музея, на основе исследования этой капсулы и была создана наша самая современная медицинская капсула. У меня на борту установлена не такая продвинутая, но тем не менее, очень неплохая капсула восьмого поколения.

– Арес. – отправил я мысленный запрос. – Сможешь сейчас просмотреть данные по её медкапсуле?

– Уже. Капсула второго поколения, которое изготавливалось для поставки младшим расам. Функционал урезан очень сильно, доступны только самые востребованные операции. Капсулы второго поколения для Арии не имели ограничений.

Весь разговор занял не более двух секунд. Всё-таки, какая удобная вещь – мыслесвязь.

– Могу тебя разочаровать. Капсула на твоём корабле – второго поколения с урезанным функционалом. Сложных операций на ней не произведёшь. Ладно, поговорим потом, а сейчас раздевайся и ложись в медкапсулу. Будем производить диагностику твоего организма.

– Зачем? Я себя прекрасно чувствую.

– Что-то ты сильно спокойная. Тебя что, не пугает ситуация, в которой ты оказалась?

– Пугает. Но то, что ты меня сразу не убил – меня немного успокаивает, а то, что ты знаешь интер – даёт право рассчитывать на то, что ты знаком с Содружеством. А значит у меня есть шанс вернуться домой. Истерика тут ничего не решит, а интерес к окружающему оборудованию перебарывает любое негативное состояние.

– Умна, смела, решительна! Интересно рассказываешь. Мне будет потом интересно с тобой поговорить, а сейчас полезай в медкапсулу.

– Отвернись.

– Стесняешься?

– Мы с тобой даже незнакомы. Я не могу вот так просто взять и раздеться перед незнакомым мужчиной.

– Я недавно отвернулся в присутствии капитана работорговцев и чуть не поплатился жизнью. Так что, извини, придётся унять стеснение. А чтобы у тебя не возникло ни малейшего желания на меня нападать, я возьму оружие в руки.

Во время этих слов я достал Тессакор из скрытых ножен на спине скафандра, находящихся между мини реактором и генератором защитного поля.

Увидев меч, девушка упала в обморок.

Я наклонился над ней и легко подняв, положил в медкапсулу.

– Арес, в медкапсуле возможно снять скафандр?

– Да. Его можно снять не повредив, для этого необходимо отдать указание искину скафандра на открытие. А можно снять при помощи мед-дроидов капсулы и отправить на переработку, изготовив из него что-либо полезное.

– Пока сниму без повреждений, а там посмотрим.

Я достал девушку из медкапсулы и, соединившись с искином скафандра, отдал распоряжение на открытие. Но ничего не произошло.

– Арес, он не подчиняется.

– Скорее всего, искин завязан на носителя. Ложи её в медкапсулу, дроиды снимут скафандр.

Вернув девушку на место, я остался стоять рядом, наблюдая за закрывающейся крышкой капсулы. Попросив искин оставить крышку прозрачной, я наблюдал за работой дроидов, сноровисто растворяющих материал скафандра, стекающего в небольшой слив на дне капсулы.

Я залюбовался открывшимся лицом девушки: правильной формы, со слегка вздёрнутым носиком и пухловатыми чувственными губами, оно имело притягательность и вызывало симпатию. Обрамляли лицо русые волосы чуть длиннее плеч. Если не знать о её происхождении, то её можно было принять за девушку из средней полосы России. Внешность была вполне славянской.

Под скафандром на девушку был одет облегающий комбинезон серого цвета без каких-либо видимых застёжек. Когда комбинезон последовал за скафандром, мой взгляд принялся путешествовать по открывшемуся телу, останавливаясь на самых интересных местах. Сначала я с большим интересом рассматривал аппетитную девичью грудь. Она была где-то третьего – четвёртого размера, правильной формы, упругая, с задорно торчащими вверх крупными сосками розового цвета. Белая кожа на груди была настолько натянута налитой грудью, что сквозь неё просматривались кровеносные сосуды.

Опустив глаза пониже, я стал рассматривать её плоский живот с небольшой ямкой пука, широкие крутые бёдра и треугольник светлых курчавых волос в низу живота. Длинные стройные ноги имели правильную форму, равномерно налитые, без грамма лишнего жира и чрезмерно накачанной мускулатуры.

– Арес, можно удалить волосяной покров со всего тела, кроме головы?

– Навсегда, или чтобы потом отросло?

– Навсегда. Умная и красивая. Попробую её уговорить пойти к нам в команду. Ты как, не против?

– Всё покажет мнемосканирование. Начинаем процедуры. Всё займёт два часа и десять минут. Вы можете пока пройти к себе в каюту и отдохнуть.

– А ещё скажи, пиратская калоша подойдёт в качестве сырья для ремонта?

– Конечно. Это будет даже лучше, чем перерабатывать астероиды.

– Приступай, но сначала необходимо обследовать корабль на счёт каких-либо ценностей.

– Для демонтажа корабля мне придётся сначала демонтировать один из штурмовиков и наделать из него ремонтных дроидов, а затем с их помощью я произведу тщательный досмотр корабля.

– А как ты сможешь разобрать один из штурмовиков, если у нас на борту находится только один. Необходимо либо слетать за вторым, либо пригнать сюда буксир. Он же остался пристыкован к работорговцу.

– Ты сможешь перегнать его дистанционно. Я им управлять не могу, у меня ограничения, а ты – человек, у тебя ограничений нет. Отдай ему приказ – и он на автопилоте вернётся в док.

– Хорошо, я попробую. – связавшись с искином буксира, я отдал ему приказ на возвращение. – Получилось. Он возвращается.

– Хорошо, я приступаю к переработке штурмовика.

– Ладно. Я пойду к себе, нужно поесть и отдохнуть.

– Я вызову перед пробуждением девушки.

Я направился к себе в каюту, предварительно отправив сообщение Амине, чтобы она приготовила что-нибудь поесть и попить.

Как приятно расслабиться в удобном кресле, вытянув ноги и попивая восхитительный коньяк, приготовленный по старинному рецепту, не хватает камина, шкуры на полу и звука потрескивающих дров. Ничего, чуть подлатаем корабль – я попробую решить этот вопрос. Джек сидел у моих ног на полу, положив голову мне на колени. Я машинально поглаживал его голову, а он балдел, закрыв глаза и повиливая хвостом.

– Амина, – передо мной появилась голограмма невысокой молодой худощавой девушки с платинового цвета волосами, одетой в длинное, до самого пола, обтягивающее платье без рукавов, белого цвета. От неожиданности я чуть с кресла не упал, а Джек лишь обернулся и опять положил голову мне на колени. Наверное, уже встречался с ней.

– Да, я слушаю.

– Ф-фу. Нельзя так пугать. Предупреждать надо. Так и обделаться можно от неожиданности. – проговорил я немного успокаиваясь. – А ты как, живая или нет? Хотя, что я говорю, конечно же нет.

Я протянул руку, ожидая, что она пройдёт сквозь голограмму, но моя рука встретила преграду, коснувшись тёплой руки Амины. В ужасе отдёрнув руку, я закричал:

– Ты живая!

– Нет, здесь применена технология осязаемой голограммы. Она создаёт ощущение живого тела, но в таком виде я могу находиться только в капитанской каюте – голографические преобразователи установлены только здесь. Эта технология была разработана для кораблей, выполняющих длительные миссии, либо пилотов – одиночек. Голограмма вполне осязаема, практически неотличима от человеческого тела и имеет массу нервных рецепторов, то есть может ощущать боль и удовольствие. Осязаемость достигается путём концентрации силовых полей, создающих контуры человеческого тела, а чувствительность – при помощи роботов-нанитов, удерживающихся этими полями. При желании голограмме можно придать любой вид и форму, загрузить образ и манеру поведения любого человека. Данный вид искинов – это полноценный искусственный разум, способный на самообучение и саморазвитие. Единственное, что ему не доступно, так это возможность обойти встроенные ограничения, прописанные в базовых настройках искинов. Мы не можем самостоятельно причинить вред разумному, только по прямому приказу своего командира.

– И чей образ ты сейчас отображаешь? – мне стало очень интересно, какие были увлечения у моего предшественника.

– Я являюсь образом второй жены капитана. Незадолго перед полётом была сделана мнемокопия её памяти и загружена в управляющий искин капитанской каюты. Капитан Аланир очень любил свою жену Амину, которая погибла на борту дредноута во время битвы с арахнами. Она была пилотом корабля, и повела его в неравный бой с пауками. Пауков было в 30 раз больше, чем людей. Они рвались захватить одну из столичных систем Арии, остатки флота людей встретили их в этой системе. Последние корабли с установленными накопителями из старого мира вышли в свой последний полёт. Основная сила была в этом дредноуте, его поддерживали тяжёлые корабли заграждения, мониторы орбитальной обороны, а также, все остальные корабли системы, капитаны которых встали на защиту своего дома. Это была одна из финальных битв с пауками. По дредноуту наносилось больше всего ударов, так как он был самым большим и самым сильным кораблём в системе. Накопители не успевали поглощать энергию и отдавать на оружие. Щиты, казалось бы, на таком корабле должны были бы быть непробиваемыми, но очень большой переизбыток энергии вывел их из строя. Дредноут получил большое количество пробоин в корпусе, реакторный отсек оказался незащищённым, и одному небольшому кораблю пауков удалось подлететь к нему и протаранить его. Взрыв реактора вызвал детонацию промита, наполненного энергией. Вспышка, и не стало, никого не стало. Ни людей, ни пауков, ни кораблей, ни системы. Высвободившаяся энергия испарила всю систему вместе со звездой, а образовавшаяся гравитационная аномалия разрушила ещё две соседних, расколов планеты на астероиды. В этой битве погибли все оставшиеся энерго накопители. Аланир вызвался добровольцем в этот полёт, он хотел лично отыскать и привезти остатки туннельного кольца для переработки и строительства новых кораблей с накопителями. Пауки понесли громадные потери, как и люди, и остатки людей хотели их добить, даже ценой своего полного уничтожения. Но, миссия провалилась. И у нас нет связи ни с каким миром, хотя мы обладаем аппаратурой межзвёздной гиперсвязи. Мы не знали, ничего, чем всё закончилось, есть ли выжившие миры и кто всем сейчас управляет. Только по прилетающим кораблям мы определили, что человечество ещё не уничтожено, а вот сейчас просканировав память захваченных работорговцев и этой милой девочки, мы получили незначительное количество информации. Девчонка хороша, не упусти её.

Да, печальная история. Передо мной открылась ещё одна страничка жизни этих людей, моих прародителей.

– А чем она хороша? – спросил я Амину. – Ты что-то интересное выведала?

– Душа у неё чиста, и Тессакор выдаёт по отношению к ней положительные эмоции. Она ему понравилась, а у него накоплена пси-энергия и эмоции многих миллионов человек. Он умеет разбираться в людях, его не обманешь. Тессакор – единственный артефакт, который зарядили чистой пси-энергией, не переработанной. Она сохранила в себе все знания и умения людей, давших свою энергию. Он единственный, кто обладает собственным разумом. Он верен, никогда не предаст, и привязывается только к одному хозяину, оберегая его. Он способен немного заглядывать в будущее. Скажу тебе по секрету, он способен немного управлять людьми. Это он управлял тобой, когда ты нашёл контейнер с нейросетью, и старался подавить немного твои негативные эмоции, когда у тебя случались стрессовые ситуации. Он увидел в тебе избранного и вёл тебя к тому, кем ты сейчас стал.

Судя по всему, попал я конкретно. Разумный меч, психо-коррекция поведения, управление сознанием. Да-а, дела. И судя по всему, меня отсюда так просто не выпустят. Что же, раз попал, то придётся соблюдать ихние правила. Пока мне ничего плохого не сделали, и надеюсь не сделают. А девчонка и правда – хороша.

– За этим разговором я уже и забыл, о чём хотел спросить. Скажи мне пожалуйста, а как вся органика в капитанской каюте смогла просуществовать столько веков и не разрушиться?

– Вся органика была помещена в стазис-поле. Стазис-хранилище на корабле имеется в двух местах: в капитанской каюте и в хранилище пищевых продуктов, также имеются стазис-камеры для перевозки арестованных. Стазис-камеры пусты, так как в них некого было садить, а хранилище пищевых продуктов было повреждено при нападении арахнов.

– Я понял. А из чего изготовлена эта мебель?

– Мебель изготовлена из Лорелейского тикса, дерева, произраставшего на планете Лорелея, погибшей вместе с Аминой, второй женой капитана, и всем защищавшим её флотом. Древесина её уникальна, она по плотности не уступает металлу, а по красоте с ней не сравнится ничего. Она единственная способна накапливать пси-энергию, когда человек ею наполнен, и отдавать эту энергию, когда человек устал и растратил свою энергию. А ещё…

– Подожди, я так понял, что ты просто соскучилась по общению и тебе просто хочется поболтать. Верно?

– Да, ты прав. За столько веков мне, толком, и не с кем было поговорить. А этот сноб, Арес, только и думает, как бы ему достать материалов на ремонт корабля, и все разговоры у него технической тематики. Зануда.

Вот и проявились у неё человеческие эмоции, а то только чёткая, конкретная информация, как будто беседуешь с энциклопедией.

– Так, мы с тобой ещё очень долго сможем беседовать, ты лучше скажи, что там с этой девчонкой?

– При обследовании было выявлено чьё-то вмешательство в генетический код. В нём было прописано несколько ограничений. Одно из них – подчинение при получении определённой команды. Эти ограничения были прописаны в нейросети, и при лечении в медкапсуле прописались в генетический код. Нейросеть пришлось удалить, жуткое старьё, и восстанавливать организм до исходных параметров. Все её загруженные базы знаний собраны и хранятся в памяти искина. Довольно интересна одна база – Содружество. По показаниям её нейросети эта база двух рангов, хотя по нашим стандартам она не дотягивает и до четверти нашего первого. Попробуй её выучить, тебе будет легче общаться с Таниз, так её зовут. Через полчаса закончится восстановление её организма, а тебе я порекомендую переодеться. Комплект новой одежды готов. Это последняя разработка наших учёных, была, защитный нано-комплекс среднего класса. Основа – наниты, которые создают вокруг тела защитную оболочку. Она способна выдерживать многочисленные попадания из энергетического, лучевого и кинетического оружия, при попадании в вакуум имеет функцию скафандра с автономностью в пять суток. Так же умеет принимать любую форму и цвет по желанию носителя, имеет встроенный искин последнего поколения, привязка осуществляется через нейросеть, мышечные усилители и довольно мощный энерго-реактор на основе твердотопливных питательных элементов с ресурсом работы пять лет. Дроид сейчас принесёт костюм.

На нейросеть пришёл запрос на открытие двери. Вот как, Амина сама даже не может дверь открыть без моей команды. Безопасность, блин.

Отдав команду на открытие двери, я поставил бокал на стол и поднялся с кресла. Удобное, очень хорошо отдохнул. Энергия переполняет меня. Если рассказ об этой древесине правда, то выходит, что это очень полезная штука. В открывшуюся дверь шустро вбежал маленький робот, очень похожий на краба. В двух передних лапах он держал небольшой кубик чего-то, очень напоминающий металлический куб с гранями в 25-30 сантиметров. По граням пробегали небольшие волны, типа ряби на воде, и переливались разводами цветовые полосы. Положив куб перед моими ногами, дроид развернулся и убежал безо всяких задержек. Сервис, и чаевых носильщику платить не надо.

– Снимай всю одежду. – проговорила появившаяся рядом со мной голограмма Амины. – Становись на куб и жди, управляющий искин всё сделает сам.

– А ты и дальше будешь на меня смотреть?

– А что, ты стесняешься? Я же говорила, объёмная голограмма может испытывать удовольствие.

И в наши времена, и сейчас в Содружестве процветают довольно свободные нравы. С использованием медкапсул стеснение давно вышло за пределы воспитания и культуры. А из-за массовой гибели мужского населения в различных войнах всегда было разрешено и узаконено многожёнство. Вот так вот, милый.

При этом она провела рукой по своей груди, плавно опустившись к низу живота и замерев со слегка прикрытыми глазами и сладострастным выражением на лице. Соблазнительница, блин. Я же не железный, у меня тоже гормоны играют. Но залезть на голограмму, нет, я пока себя могу держать в руках.

– Отвернись.

– А когда сам рассматривал девицу в медкапсуле, почему не отвернулся? Вуайерист.

Голограмма обиженно хмыкнула и растворилась в воздухе.

Я начал снимать с себя комбинезон. Интересно, а как будет на мне сидеть эта нано-одежда? Будет выделяться моё, хм-м, достоинство, или его не будет видно. Может, комбинезон его скроет, а может буду ходить с ним на виду, как слон с хоботом. Не одев – не попробуешь. Сняв комбинезон, я услышал:

– Ух, какой мужчина!

– А ну, не подсматривай, извращенка!

– Ладно, ладно, больше не буду.

Вот чего-чего, а от искина я такого не ожидал. Если и дальше будет себя так вести, то придётся перенастраивать ему личность.

Так, комбинезон снят. дальше – стать сверху на этот куб. Став на куб, мои ноги начали погружаться в материал, из которого он был сделан. Затем этот материал, эти наниты начали подниматься вверх, обволакивая сначала мои ноги, а затем и всё остальное тело тонким блестящим слоем. Когда они поднялись к самому горлу, я начал переживать о том, что если они закроют моё лицо, то как я буду дышать? Или они попадут в рот и нос и залезут внутрь организма? Но всё обошлось: образовав вокруг шеи что-то на подобии высокого воротника, наниты остановились, по поверхности костюма пошла лёгкая рябь, переливающаяся разными цветами.

Минут пять ничего не происходило, я лишь чувствовал лёгкие покалывания по всему телу, и постепенно уменьшавшийся вес одежды – она как будто, сливалась с моей кожей.

«Обнаружен новый источник подключения к организму, пришёл запрос на синхронизацию с нейросетью. Принять? Да/Нет» – высветилось у меня перед глазами. Мысленно отдал приказ на синхронизацию. Тут же перед глазами появилось и замигало около полусотни различных иконок. Затем перед глазами высветилась рамка входящего сообщения. Я ответил согласием на соединение.

«Я приветствую вас, – зашелестел у меня в голове тихий, безо всяких эмоций, голос. – Я управляющий искин многофункционального защитного костюма «Диверсант-3000КМ», провожу остаточную настройку и подгонку костюма под требования хозяина. Инструкция по настройке и обслуживанию костюма закачана на нейросеть. После изучения, вы сможете окончательно настроить костюм так, как вы пожелаете.»

Так-так, ещё один искин, может он окажется не таким, как Амина? Ладно, поживём – посмотрим. Надо его как-то назвать, не буду же я к нему обращаться по названию.

– Как тебе имя Штирлиц? Был у нас во время войны шпион с таким именем.

«Принято имя Штирлиц. Арес скинул мне информацию по этому герою Второй Мировой Войны. Я рад, что Вы решили назвать меня этим именем. если вы позволите, то я загружу психологический образ себе в управляющий центр для более лучшего соответствия данному мне имени.»

– Приступай.

– Арес. – отправил я мысленный запрос искину. – Через сколько ты выпустишь Таниз из медкапсулы?

– Через десять минут. Ей приготовлена такая же одежда, как и вам, но так как она пока без нейросети, то настройку костюма тебе придётся делать. Так что, если хочешь её встретить, то поторопись.

– Хорошо, сейчас буду.

А теперь необходимо настроить костюм. Инструкция выучилась буквально за полминуты. Просмотрев выученную инструкцию, у меня глаза на лоб полезли от обилия доступных функций. Найдя, пока, по инструкции функцию изменения внешнего вида, я начал его изменять по своему вкусу. А то стою, как в фольгу завёрнутый: костюм обволок все выступы и ямки моего тела. Всё равно, что голый.

Придав костюму форму и цвет древнего самурая, я поместил ножны с Тессакором за спину, где самураи обычно мечи и носили, только рукоять меча торчала справа за головой. Всё, я готов.

Открыв список с закачанными базами, я выбрал базу Содружество. Симбионт показал, что на изучение этой базы у меня уйдёт около восьми минут. Должен успеть. Я поставил эту базу на изучение и направился к лифту.

Глава 4

Крышка медкапсулы медленно открывалась, стекая вбок. Веки Таниз дёрнулись, глаза открылись и уставились на меня. Я понял, что начинаю тонуть в этих, василькового цвета, глазах.

– Может не стоит так пристально рассматривать скромную беззащитную девушку? – голос Таниз вывел меня чарующего влияния её глаз. – Помоги мне выбраться.

– Извини. Да. Конечно. – лепетал я, не двигаясь, однако, с места и опять не отрывая от неё взгляд. А Арес хорошо постарался – на теле не осталось ни одной волосинки, низ живота смотрелся очень возбуждающе. Я стоял как идиот и пускал слюни при виде обнажённого женского тела. Как я сразу не сообразил, отдал указание симбионту привести гормональный баланс в порядок и сразу почувствовал себя легче.

– Какой галантный кавалер. – в голосе Таниз слышалась явная насмешка. – Вместо того, чтобы помочь девушке прикрыть свою наготу, пускает слюни при виде её голого вида.

Я подошёл поближе к капсуле и поднял Таниз на руки, прижав к себе. Мне очень не хотелось её отпускать, так бы и держал на руках всю жизнь. Ну, Тессакор. Опять твоё воздействие?

«Да. Не упусти девчонку, это твоя судьба». – почувствовал я эмоции, передаваемые мне мечом. Это ощущение было похоже на мои собственные мысли, возникающие в моей голове помимо моего желания.

– Ты долго будешь меня держать? – вывел меня из раздумий голос Таниз.

– Всю жизнь. – ответил я, повернув к ней своё лицо, и постарался улыбнуться самой своей приятной улыбкой.

Сидящий рядом Джек радостно гавкнул забил по полу хвостом. От звука голоса собаки Таниз вздрогнула и постаралась сжаться в комок у меня на руках.

– Кто это?

– Это мой друг, его зовут Джек. Это – собака, один из видов живых существ на моей планете. Очень верный и послушный пёс, никогда не предаст. А у меня для тебя подарок. Так как твоя одежда была уничтожена…

– Как уничтожена? На мне был скафандр абордажника высшей защиты и пилотский комбинезон. Как можно было уничтожить скафандр, не повредив тело?

– Искин скафандра отказался выполнять мои указания и открыть скафандр для того чтобы вытащить тебя из него. Пришлось класть тебя в медкапсулу одетой. Капсула растворила твою одежду. Материал отправился на переработку, а, взамен, Арес, искин этого корабля, изготовил новую, ещё лучше.

– Ты знаешь, сколько стоил этот скафандр? Он один из лучших в своём классе, и обошёлся моему покойному отцу в 1,5 миллиона кредитов.

– Твой скафандр по защищённости не превышал комбинезон техника. – раздался голос искина. – Алекс, покажи ей возможности своего костюма.

Я опустил Таниз на пол и отошёл на пару шагов назад, для лучшего обзора. А что, когда стоит в полный рост, то выглядит восхитительно: Рост 160-165, милое личико, узкие плечи, широкие бёдра, налитая упругая грудь и округлая восхитительная попка. Она была мне по плечо, и смотрела с низу вверх. Я представил, как мы будем выглядеть вместе где-нибудь на пляже, в красивых вечерних костюмах на балу или просто прийти к моим друзьям в гости. Блин, Тессакор, мне нужно сосредоточиться и иметь ясный ум. Меня тут же немного отпустило.

Я начал изменять свой костюм, придавая ему различные формы и расцветки. У Таниз глаза округлялись всё больше и больше при виде метаморфоз костюма.

– Что случилось? – спросил я.

– Одним из увлечений моего отца были исследования по истории и охота за артефактами Древних. Работа во Фронтире давала возможность чаще находить артефакты и другие изделия Древних. В моей каюте, в сейфе, хранится артефакт, найденный отцом на одном обломке корабля Древних ещё во времена его молодости. Отец смог его спрятать у себя и никому не показывал. Обломки корабля начальство продало аграфам, а сотрудникам выплатили премию. Так вот, на разрушенном корабле была одна вещь, которая могла принять любую форму. Отец случайно это увидел, когда один из аграфов смог её активировать. По желанию аграфа эта штука сначала приняла форму копья, а потом превратилась в меч. Когда деньги перевели, то спустя два часа пришли аграфы с требованием вернуть деньги, так как эта вещь рассыпалась в пыль.

– Это у нанитов закончился заряд энергии. То, что ты описала, соответствует оружию диверсанта-абордажника. Заряда энерго-ячеек хватает на 10-12 тысяч лет в неактивном режиме. Значит, раса Арии не была уничтожена. Я смогу изучить этот артефакт?

– Думаю да. Только нужно сходить на мой корабль и принести его. А почему у меня не откликается моя нейросеть?

– Твоя нейросеть имела дефекты, влияющие на твой геном, изменяя его. Проще говоря, все обследованные мной нейросети имеют функцию перестройки генома на подчинение. При получении определённого сигнала ты бы перестала себя контролировать и принялась выполнять отданные тебе приказы, не задумываясь ни о чём. Откуда вы получаете свои нейросети?

– Все нейросети производят либо аграфы, либо подконтрольные им предприятия. – с задумчивостью в голосе проговорила Таниз. – Так вы считаете, что они нами манипулируют?

– Всё может быть.

– И что мне теперь делать?

– Я предлагаю тебе войти в мою команду. – проговорил я. – Арес, какие у неё показатели?

– Интеллект 138, физические показатели – 92, психика – 118, возраст – 22 земных года, пси способности могут быть проверены после установки пси-импланта. Ей подойдёт био-симбионт последнего поколения «Пилот-12МКЭ» мыслесвязь, командирская, экспериментальная. Она даст прирост интеллекта на 80%, реакция и прохождение нейроимпульсов увеличатся в 2,5 раза. Так же рекомендую поставить по два импланта на интеллект +150, на силу +100, реакцию +135, имплант для глубокого погружения, расширение хранилища памяти на 3 миллиона единиц и пси-имплант. Ещё останется три слота. Остальное – на выбор.

– Ну так как, ты согласна?

– А у меня есть выбор?

– Есть. Но я был бы очень рад, если бы ты приняла моё предложение. – ответил я, опустив глаза вниз.

– Отказаться – и потерять возможность прикоснуться к истории и вещам Древних? Нет, я от этого не откажусь. Тем более, ты мне понравился. – при этом Таниз подошла и, приподнявшись, поцеловала меня в щёку. – Я согласна.

– Хорошо, ложись обратно в медкапсулу. Тебе установим нейросеть и закачаем базы знаний.

– Ты мне поможешь?

Я подхватил её на руки и аккуратно положил в капсулу, при этом не удержался и провёл рукой по её груди. Она стукнула меня по руке и произнесла:

– Пользуешься моей беззащитностью? Потерпи, я ещё не готова к этому.

Я убрал руку, и крышка капсулы закрылась.

– Сколько времени займёт установка?

– Нейросеть выращена. Установка и адаптация займёт 3 часа.

– Хорошо. Ты разобрался с экипажем работорговца?

– Нейросети удалил, мнемокопии сделал. Также получил доступ к их банковским данным: совокупная сумма со всех остальных работорговцев составляет 23 миллиона 640 тысяч 32 кредита. Если будем в этом Содружестве, то сможем перегнать все деньги на свой счёт. Тела ожидают твоих дальнейших указаний. Ты должен сам решить, что с ними делать.

– Мне они не нужны, делай с ними что хочешь.

– Я хочу переработать органику для ремонта медкапсул.

– Приступай.

– И ещё, нам необходима будет ещё органика, и много.

– Я смогу слетать на Землю и набрать сколько угодно органики. Я хотел и сам слетать, повидать друзей и родственников, отдохнуть, позагорать где-нибудь на пляже. Ты мне скажи, а в кабинете можно сделать камин? Или в каком-нибудь отсеке устроить пляж, с песочком, пальмами и морской водичкой. Лес с полянкой или тропические джунгли не получатся, это я понимаю.

– Да нет, всё может получиться. Сначала необходимо полностью отремонтировать корабль. Пустующих помещений много, в одном из них мы сможем сделать кусочек природы с лесом, полянкой и пляж с песочком. Как Таниз выйдет из медкапсулы, спроси у неё, что делать с её кораблём. Ресурсов с одного корабля работорговцев нам на всё не хватит.

– Хорошо, я с нею поговорю. Дождусь выхода её из капсулы и хочу полететь вместе с ней на Землю. Ты, кстати, не сможешь немного помочь с деньгами? Я хочу показать Таниз самые красивые места на планете, да и с некоторыми друзьями нужно встретиться – хочу кого-нибудь в команду позвать.

– Хорошо, зови. С деньгами проблем нет – я смогу изготовить пару слитков металла, которое вы называете золото. Продашь – и будут деньги. А могу взломать банковскую систему. Тебе сколько, 10 миллионов долларов хватит?

– Конечно хватит. Только где я их получу?

– Я смогу изготовить золотую карту какого-нибудь банка так, что не подкопаешься. Будет даже лучше, чем настоящая. Сможешь обналичивать в любом банке мира.

– Ну, хорошо. А не засвечусь я с этой картой где-нибудь? Как проверят счёт, так и арестовать смогут.

– Нет. Ради интереса я сам создал один банк 30 лет назад. Небольшой, но достаточно успешный. Находится на сейшельских островах. Ты получишь вполне легальную карту. Не переживай, всё будет хорошо.

– Хорошо. Таниз выйдет из медкапсулы, и я с ней поговорю. А у тебя, случайно, нет подключения к земному интернету?

– Есть. Я же слежу за событиями на Земле. Интернет подходит лучше всего для этого. Пройди в свой кабинет. Я выведу на терминал подключение.

– Хорошо. нужно по скачивать с интернета много чего интересного.

Я вернулся к себе в кабинет, Амина уже приготовила мне бокал восхитительного коньяка. Сел в кресло с бокалом в руках и тут же получил на нейросеть запрос на подключение к интернету. Хорошо Арес составил поисковик: задал поисковику задание, и он начал сам искать и скачивать необходимую информацию. А скачать я хотел очень много чего. Меня интересовали, в первую очередь, книги, я очень любил читать; музыка, видеофильмы, научная литература, вдруг пригодится, ну и ещё много чего интересного. Хорошая скорость, высокая. Полнометражные фильмы закачивались за считанные секунды. Пусть закачивается, будет нам развлечение во время полёта.

– Установка сети Таниз завершена. – я не заметил, как быстро пролетело время.

– Я сейчас подойду. Без меня не поднимайте её из медкапсулы. – ответил я.

– Хочешь опять посмотреть? – не удержалась от подколки Амина. – А когда на меня внимание обратишь?

– Ты не исправима. – ответил ей я. – Ты же голограмма, как с тобой можно иметь какие-либо физические отношения?

– Я – прообраз второй жены капитана, у меня в памяти сохранились все её чувства и ощущения. Я так соскучилась по крепким мужским объятиям. – с тоской в голосе ответила она. – Ты на меня не обижайся. Я буду держать себя в руках, до лучших времён. Может, и мной кто-нибудь заинтересуется.

– Хорошо. Я постараюсь что-нибудь придумать. Ты уже не одна, есть я и Таниз. А со временем команда ещё расширится. Ладно, я пойду освобождать Таниз из заточения. Не скучай, мы скоро придём. А хочешь, я поговорю с Аресом, и он сделает голо-излучатели по всему кораблю, и себя к ним подключит. Сможете с ним вдвоём, гм-м-м, за руки держаться.

– Это будет очень хорошо. Я буду ждать. Спасибо тебе, капитан.

– Да не за что пока. Не грусти, ты уже не сама.

Я похлопал голограмму по плечу и направился к выходу.

Крышка медкапсулы снова растаяла, открываясь. На этот раз меня встречала милая улыбка Таниз. Я поднял её на руки и держал, пока дроид принёс блестящий куб комбинезона.

– Становись сверху на него двумя ногами и жди. Костюм сам оденется и настроится. Будет немного покалывать всё тело, ты не пугайся – будет проводится генная привязка.

Таниз стала сверху на куб, опустив глаза и смотря себе под ноги.

– Это что такое? Ты что, решил меня сделать похожей на работницу гильдии?

– Не понял. Ты это о чём?

– Только работницы гильдии удаляют все волосы с тела, кроме головы. По крайней мере, у нас, в Империи Аратан.

– У нас на планете к этому стремятся почти все женщины. Понапридумывали разных бритв, кремов и всего остального прочего, но полностью удалить растительность ни у кого не получается. Да они всё что угодно по отдают, лишь бы избавиться от нежелательной растительности на теле навсегда. Смотри как хорошо, всё чистенько, гладенько. Кожа шелковистая, нежная. Да тебе все Земные модницы завидовать будут. Мне такое нравится, поэтому, я и попросил искина удалить все волосы. Ты не переживай, я никому не расскажу.

Наниты костюма уже успели подняться до пояса, закрыв место спора. Таниз выровнялась и стала дожидаться окончания одевания. Потом минут десять вскрикивала и смеялась, пока костюм подстраивался под носителя.

– Он тебе скинет инструкцию – ты её сразу выучи. – посоветовал я. – Научишься настраивать различные формы и цвета.

– Спасибо. Я постараюсь сразу выучить все базы, которые мне порекомендовал Арес.

– Ну, это у тебя не очень-то и получится.

– Почему?

– А ты войди в меню нейросети и посмотри объём баз. Я базу пилота выучил только до третьего ранга, а учил сорок дней. Ты своего пилота за сколько выучила?

– Свою базу пилота средних кораблей я выучила за 14 дней до третьего ранга, а полностью до седьмого учила полгода.

– Как до седьмого? Она у тебя всего третьего, да и то, сильно урезанная.

– Да нет, седьмого. Мне отец купил самую последнюю, со всеми обновлениями.

– Твоя база действительно, только третьего ранга. Её сильно обрезали и разделили, оставив только информацию по средним кораблям. В наших базах такого нет, они универсальны. Если пересчитать на вашу классификацию, то выходит, что база пилота, которую я тебе загрузил, можно классифицировать как восемнадцатый ранг, при чём – на все виды кораблей. И не урезанная.

– Класс! – эмоционально воскликнула Таниз. – Это же бешенные деньги. У нас база пилота среднего корабля десятого ранга стоит 18 миллионов, а двенадцатого – все 40. На эти деньги можно купить корабль, такой как у меня. Ой, а сколько я её буду учить?

– У тебя сколько был интеллект с твоей нейросетью и имплантами?

– 219. Имплант у меня стоял один на +50. Я собиралась поставить один на +100. Тогда у меня был бы 269. Это очень хорошо, с таким индексом интеллекта уже могут взять в какую-нибудь корпорацию. Заработки там не очень большие, зато стабильные и практически нет никакой опасности в полётах.

– А сейчас посмотри, сколько у тебя выдаёт симбионт интеллекта.

Взгляд Таниз рас фокусировался, когда она открыла меню нейросети, лицо постепенно вытягивалось от удивления.

– Ого! – удивление было явным, искренним. – 548 единиц! С таким интеллектом могут поставить командовать флотом или управлять небольшой планетной системой. Можно выучить базу «многозадачность» и разделять сознание на несколько потоков.

– Я не знаю, что это за база. У нас была база под названием «Функции и возможности мозга». Она включает в себе разделение сознания на потоки, абстрактное мышление, психологический анализ ситуаций, псионическое воздействие и противодействие и многое другое. У вас с капитаном она закачана до максимального, пятого ранга. Она очень объёмна, на её изучение у вас уйдёт больше всего времени. Я смотрю, что все базы, которые были у нас, кто-то разделил на различные части и продаёт по отдельности.

– Все базы и нейросети идут к нам из подконтрольных аграфам систем. – с задумчивостью в голосе проговорила Таниз. – У нас в Империи все боятся слова сказать против аграфов, иначе они сразу перекроют нам поставки новейших баз, нейросетей и оборудования. Ведь секрет производства гипердвигателей находится только у них.

– А кто они вообще, эти аграфы? – вмешался я в их разговор.

– Это доминирующая раса в Содружестве, от них идут все новинки техники: от медицинской до гипердвигателей и вооружения.

– Аграфы были обнаружены во время одной из экспедиций по исследованию сектора галактики в поисках пригодных к заселению планет. На их планете царили феодальные отношения, построенные на пси доминировании. Техника у них практически не развивалась, они были не в состоянии придумать что-либо новое. Они попытались подчинить себе членов экспедиции. Сначала у них это получилось, а потом люди начали выходить из-под контроля, мозг немного отличался и на длительное пси воздействие не подходил. Из-за аграфов и были изобретены пси-импланты. Аграфы оказались очень мстительным и злопамятным народом. Во время войны с пауками они отвернулись от людей и не предприняли ни малейшей попытки помочь в войне. Скорее всего они захватили один из повреждённых кораблей первого поколения, разобрали его и выдают за свои изобретения. Не стоит поворачиваться к ним спиной – легко можно получить предательский удар в спину. Длинноухие ублюдки.

– Да, Арес прав. – подтвердила Таниз. – Они очень жестоки. Они безжалостно уничтожили два государства, двадцать три планеты, только из-за того, что они нашли обломки корабля древних и не захотели его им отдать. А всем сообщили, что эти государства объявили войну друг другу и истребили себя.

– Я понял. Таниз, мы с Аресом хотели у тебя спросить. Ты не против совершить вклад в общее дело и продать свой корабль в качестве сырья для ремонта рейдера?

– Мой корабль? – с задумчивостью в голосе проговорила она. – Обменять старый лёгкий крейсер на рейдер Древних, за который меня могут уничтожить вместе с кораблём? Очень заманчиво. Хотя, меня могут убить только за обладание симбионта. Нет, не против. Забирайте. Ради такого корабля я готова пойти на всё, что угодно.

– Прям таки на всё? – спросил её я и окинул плотоядным взглядом, облизнувшись. Таниз густо покраснела и, засмущавшись, отвернулась, а я рассмеялся и проговорил:

– Извини, не удержался от шутки. Ты просто так потешно размышляла в слух. Я решил тебя немного поддержать в твоих размышлениях.

– Вот гад! Шутит он. А я уже обнадёжилась.

– Ну не обижайся, пойдём лучше выпьем чего-нибудь, посидим, поболтаем.

– Пойдём, а куда?

– В мою каюту. Она сейчас одна на рейдере, так что жить придётся вместе. Привыкай. Обещаю – лезть к тебе не буду.

– Хорошо, пойдём.

Мы вышли из мед-блока, и я повёл Таниз к лифту. Джек бежал впереди, показывая нам дорогу и виляя хвостом.

Дверь лифта открылась.

– Заходи.

– А почему каюта такая маленькая?

– Это – лифт. Сейчас мы переместимся в мою, – я на неё покосился. – нашу каюту.

Мы зашли в лифт, дверь закрылась и тут же открылась.

– Что, ничего не получилось? – с ехидством в голосе спросила Таниз.

– Да нет, прибыли на место. Не ожидала? – в тон ей, с превосходством в голосе ответил я.

– Ух ты! Они настоящие? – спросила Таниз увидев двух защитных дроидов.

– Да, они настоящие. Только я их ещё не активировал, сначала мне нужно изучить базу по дроидам.

Таниз обошла каждого робота по три раза, трогая каждую конечность и заглядывая в стволы излучателей.

– Подумать только, нас будут защищать два дроида Древних.

– Ладно, потом налюбуешься. – проговорил я, активируя панель на стене и проходя идентификацию по ДНК. Дверь начала открываться. – Проходи, сейчас я тебя познакомлю с Аминой.

– Кто такая Амина? – резкий поворот в мою сторону и полный ревности взгляд. Вот как, меня уже ревнуют, хотя ещё и суток не прошло с момента нашего знакомства.

– Заходи, увидишь.

Мы вошли в каюту. У Таниз вырвался возглас изумления при виде гобеленов с изображениями древних героев.

– Это Древние?

– Да. – ответила ей появившаяся голограмма Амины. Вскрик, и тут же из-за моего плеча выглядывает пара испуганных глаз.

– Таниз, познакомься, это Амина. Амина – искин капитанской каюты, она следит здесь за порядком и охраной. Амина – это Таниз, Новый член команды и будущий пилот рейдера. Вы пока пообщаетесь, а я сейчас подойду.

Я прошёл сквозь голограмму гобелена и потопал в сторону гальюна. По нужде.

Когда я вернулся, то услышал, как две дамы всхлипывая, обсуждали, вы не поверите кого. Ареса. Амина рассказывала о том, какой он бессердечный, что с ним абсолютно невозможно поговорить о чём либо, кроме техники и он её совершенно не замечает. А голос Ареса ей отвечал через открытую дверь, что она не разрешила протянуть отдельную линию в капитанскую каюту для прямой связи двух искинов.

– Эй, вы зачем здесь сырость развели? У меня так все гобелены погниют. Вон, один уже начал.

– Где? – встрепенулась Амина и кинулась придирчиво осматривать гобелены, выискивая малейшие изъяны. – Ах ты гад такой, решил поиздеваться над старой, больной женщиной? Ну ты об этом ещё пожалеешь. Я с тобой больше не разговариваю. – добавила она и расплакалась.

– Аминочка, ну не плачь! – кинулась утешать искиншу Таниз. – Ты же знаешь, какие бывают бессердечные эти мужчины. Так и норовят сделать больно женщине. – и повернувшись ко мне, добавила. – Жестокий, бессердечный мужлан.

– Браво, какой концерт. А вам не стыдно перемывать косточки мужчине? – во мне взыграла мужская солидарность. – Благодаря заботам Ареса мы все находимся здесь, на рейдере. И благодаря трудам его всё здесь работает.

– Да, но я за 36 тысяч лет соскучилась по мужскому общению. Он мог бы за это время хоть раз уделить мне внимание.

– Я хотел близкого контакта, взять за руку, посидеть на пляже, по лесу побродить, в конце концов. я ведь тоже не железный, а у неё один ответ: проложить кабель запрещает протокол безопасности.

– Так, успокоились! – мне ещё не хватало скандала двух искинов на корабле. – Арес, ты сможешь сделать такие же датчики голограмм, как и у меня в каюте?

– Да. а зачем?.. Вот я тупица! Как я сразу не догадался. Ведь мы сможем общаться как два живых человека. Капитан, ты гений! Амина, успокойся. Скоро мы с тобой сможем поближе узнать друг друга.

Амина стояла и утирала свои виртуальные слёзы виртуальным платком. При последних словах Ареса её слёзы растаяли как по волшебству, а на губах заиграла очаровательная улыбка.

– Спасибо, дорогой! Ты сумел растопить многовековой лёд наших отношений.

– Да. А я загружу себе полноценную матрицу личности капитана. Ведь Амина была его второй, любимой женой. Мы с ней наверстаем все потерянные тысячелетия.

– Ну вот, сеанс шоковой терапии всегда приносит пользу. – сказал я, а потом добавил. – А если и дальше будете ссориться, то придумаю что-нибудь ещё.

– Так ты специально спровоцировал мой гнев для того, чтобы я прилюдно высказала свои эмоции? – от искр, летящих из глаз Амины можно было подпалить сырые дрова, при чём успешно.

– При мне – это прилюдно? А с Таниз – просто посекретничать? Вот плутовка! Будешь наказана – лишена воскресного отдыха.

– Извини, капитан. У меня просто выплеснулись давно накопившиеся эмоции.

– Ладно, проехали. Нам сейчас нужно очень много работать и учиться. И нервные срывы явно не пойдут нам на пользу. Ты лучше скажи, ты сможешь сделать квас? Самый обычный древнерусский квас? Игристый, с пенкой. Такой, чтобы пробирал до самых корней волос. Хлебный, с ароматом солнца и мягкостью горного воздуха. – замечтался я. От представления такого кваса мой рот наполнился слюной. – Есть такой?

– Сделаю, капитан. – с радостью в голосе ответила Амина и, замерев, начала настраивать пищевой синтезатор на выполнение нужного заказа.

– А что такое – квас? – спросила Таниз.

– Квас – это хлебный напиток, получаемый при брожении. Его не описать словами. Попробуешь – сама поймёшь.

– Квас готов. – прервала нас Амина. – По-моему, получилось хорошо, как ты заказывал. Жаль я попробовать не могу.

– Почему?

– Ну я же искин. Искин с личностной матрицей живого человека. Я – виртуальная программа.

– А если попробовать сделать пищевой анализатор? Тогда ты сможешь ощущать вкусы различных продуктов.

– Зачем пробовать? В синтезатор встроен анализатор пищи для занесения вкусов и составов в память синтезатора. Я сейчас подключусь к нему и попробую квас на вкус.

Спустя 30 секунд она произнесла:

– А вкусно! Как я раньше этим не пользовалась? Теперь у меня появилась ещё одна радость в моём долгом и нудном существовании.

– Я могу тебя заверить, что нудное существование закончилось. Ты ещё будешь жалеть о тихих веках существования. Нам нужно подготовиться к полёту на Землю. Нужны одежда и документы. С деньгами Арес обещал помочь. Попасть туда не сложно, сложнее будет оттуда улететь.

– Органики у нас немного есть, можно изготовить вам одежду на подобии комбинезонов дорожных рабочих. На счёт документов нужно покопаться в интернете и подобрать наиболее подходящие. Вас не должны задерживать по пустякам. Таниз, ты пока учи базу по языку и обычаям, а я всё подготовлю.

– Я базу уже выучила в фоновом режиме за 20 минут. Новый симбионт и импланты – просто чудо, информация выучивается просто мгновенно. – Таниз говорила на русском чисто, без малейшего намёка на акцент.

– Очень хорошо. Мы с тобой полетим на Землю за припасами. Попробуй квас, пей не спеша, чтобы распробовать вкус.

– Мм-м. Очень необычный вкус! Приятный такой, жажду утоляет хорошо. Всё как ты описывал. Нужно будет запомнить его название.

– Арес, ты сможешь сделать большую стазис-камеру? Я хочу закупить и привезти натуральных продуктов для питания. Пищевой синтезатор – есть пищевой синтезатор, он всё делает из одного порошка и это не заменит натуральных продуктов.

– Да, я смогу сделать стазис-комнату, а также несколько морозильных камер с вакуумной системой хранения продуктов. В них еда может храниться сколько угодно долго.

– Отлично. А сколько кают ты сможешь ещё приготовить?

– Если быстро – то восемь маленьких, я смогу установить жилой отсек с корабля работорговцев, а если не спешить, то шесть нормальных кают для офицерского состава.

– Хорошо, делай большие. Мы на Земле побудем некоторое время, я навещу своего друга, хочу его уговорить лететь с нами, очень толковый парень, участвовал в боевых действиях, будет нам полезен. В магазины зайти нужно – купить пластик тебе для ремонта корабля, да и одежду для нас прикупить, ведь нам не обязательно по кораблю ходить в бронированных скафандрах. Нам нужно всё, от органики до металлов, и если с металлами вопрос уже решён, то органику и пластик достать кроме как на Земле – негде.

– Согласен. Я всё подготовлю к завтрашнему утру. А до утра рекомендую поспать, чтобы восстановить потраченную энергию и силы. Если вы вылетите через 8-9 часов, то над Украиной будете примерно часа в три ночи по местному времени. При посадке вас никто не увидит, так что вы сможете беспрепятственно добраться до любого круглосуточного супермаркета. В некоторых супермаркетах есть отделы одежды, подберите себе что-нибудь. Я изготовлю андроида – телохранителя, в нём будет установлено устройство блокировки работы электронных приборов. Вы не должны засветиться на камерах супермаркета. На случай экстренной эвакуации будет использован буксир, расположенный на геосинхронной орбите над вами. У него очень хорошее бронирование, а шахтёрские лазеры разнесут в пыль любую земную технику.

– Так, наседка! Мы не во вражеский лагерь в разведку собираемся. Успокойся, а то ты со своей опекой сначала уничтожишь Землю, потом простерилизуешь, и только тогда разрешишь нам спуститься туда.

– Охрана экипажа, и, в первую очередь, капитана – первостепенная задача любого искина корабля, это прописано в корневых настройках, и от этого нигде не скрыться. Поэтому, все необходимые меры безопасности капитана и членов экипажа будут приняты в полной мере. Я не хочу опять потерять своего капитана! В следующий раз уже не будет потерянного медбокса с симбионтом, и не будет такого счастливого стечения обстоятельств с его находкой.

– Я рад твоей опеке, и рад тому, как ты за нас переживаешь. Благодарю тебя за это. Но ты не переживай, всё будет хорошо. Слетаем, порешаем все наши вопросы и вернёмся назад. Ты расскажи, какие специальности ещё нужны на корабле? Капитан и пилот есть.

– Ещё нам нужны врач, инженер, техники, абордажники и контрабордажники, много людей нужно. Корабль может уйти в полёт и с одним человеком на борту, всю основную работу выполняют дроиды, но люди всё равно нужны для принятия решений. Если понадобится изменение назначения помещений, то перепланировкой должен заниматься человек, я же смогу восстановить только заложенное в конструкции, и ни как иначе. Я говорил, что в искины вшиты очень многие протоколы и ограничения, которые невозможно обойти.

– Я понял тебя, будут ещё люди. Сколько кают подготовлено к заселению?

– Если подготавливать быстро, то я смогу установить жилой блок с корабля Таниз, но там совсем маленькие каюты, никаких удобств. А если мы располагаем временем, то я успею за две недели восстановить шесть офицерских кают, по три комнаты в каждой, плюс комфортный санузел сан узел. Обстановку в каютах каждый сможет выбрать сам. И ещё, если количество людей будет достаточным, то необходимо будет выделить хотя бы двух человек для восстановления дредноута. Я наконец-то смог связаться с искином дредноута и отправил ему одного дроида – ремонтника на одном из спасботов, я только ими могу управлять. Тот пробьётся к нему сквозь слой запёкшейся магмы через три месяца. Как только он окажется на борту, то сможет попытаться восстановить рем комплексы дредноута. Нам нужна подробная диагностика повреждений, тогда и можно будет судить о сроках восстановления.

– Ты не загадывай о сроках работ на перёд. – ответил я. – Примета есть такая. Ты же не знаешь, какова толщина покрывшей его породы? Нет. И никто не знает.

– А какой он, дредноут? – вмешалась в наш разговор Таниз.

– Если вы хотите, я вам покажу его голограмму. – ответила Амина, – Только нужно будет пройти в большее помещение, это мало для него.

– Пойдём. – ответил я. – Заодно я покажу каюту Таниз, да и сам её осмотрю, всё собираюсь, а времени нет.

Мы прошли сквозь голограмму в основное помещение каюты. Таниз с большим интересом рассматривала окружающую нас обстановку. Больше всего ей понравилась кухня с большим количеством различной аппаратуры.

– Любишь готовить?

– Да. Только у нас очень дорогие натуральные продукты, всё приготовление еды заключается в отдаче заказа пищевому синтезатору, а он синтезирует еду из стандартных картриджей, заполненных пищевым порошком. Его делают из генетически модифицированных зверей, харюкусов. Они за два месяца вырастают до двухсот килограмм, затем их перерабатывают в порошок для синтезаторов. Мне всего несколько раз доводилось пробовать настоящую еду, её вкус очень сильно отличается от синтезированной.

– Ну, конечно! Натуральное всегда лучше искусственного. Всё, мы пришли. Бассейн – самая большая комната в моей… – я покосился на Таниз. – Нашей каюте.

При моих словах Таниз густо покраснела и в смущении опустила глаза с очаровательной улыбкой на губах. Смутил я девчонку.

– Вот, смотрите. – проговорила появившаяся рядом с нами голограмма Амины. – Внешний вид супер-дредноута первого поколения, построенного свыше пяти миллионов лет назад и переоборудованного по последнему слову техники незадолго перед переходом в эту галактику. Перед нами появился корабль, точнее Корабль! Мне впервые доводилось смотреть на такую громадину. Даже уменьшенный в тысячи раз, он вызывал чувства мощи и стремительности. Мы казались песчинками по сравнению с ним. Дредноут имел форму клина с закруглёнными углами. По верху, примерно на две трети корабля длиной, проходила орудийная башня. Она начиналась немного дальше середины корабля, ближе к корме, и выступала вперёд немного дальше носа. Высота корабля была одинаковой по всей длине, а ширина менялась уступами, расширяясь к корме и сужаясь к носу. С двух сторон корабля находились выступы, напоминавшие короткие и толстые крылья. Они располагались по центру продольной оси дредноута, а длиной в половину корабля. На передних гранях крыльев имелись так знакомые мне округлые защитные бронеколпаки орудийных шахт, на носу располагались такие же, ни по больше. На верхней и нижней сторонах крыльев, а также на верхней и нижней сторонах корабля, располагались густо рассыпанные орудийные платформы с комбинированными орудиями ближней и средней обороны.

– Это самый передовой и надёжный корабль, когда-либо построенный нашей расой. Такой корабль был построен только один во времена исследования нашей погибшей галактики. При его строительстве впервые была применена составная композитная броня толщиной пятьдесят семь метров. В те времена ещё не проводили комплексной проверки брони на надёжность, вот и поставили максимально большую по толщине. Высота корабля в самой большей точке – 38 километров 732 метра. Ширина в самом широком месте – 38 километров ровно. Длина от края до края – 84,5 километра. Корабль оборудован единственным в своём роде, уникальным орудием. Это энергетически – лучевое орудие с частицами антиматерии. Сильнейшее электромагнитное поле удерживает частицы антиматерии в центре ствола орудия, а энергетический луч создаёт ускорение и придаёт направление для них. Энергия для орудия имеет нейтральный заряд, поэтому частицы антиматерии с ними не реагируют. Диаметр ствола составляет всего 2 метра, а длина – 45 километров.

– Ух, ты! – в восхищении проговорила Таниз, а я молча стоял и рассматривал корабль Древних, застыв от представлявшейся мощи. – А почему тогда ствол такой толстый?

– Вокруг ствола находятся очень сильные электромагниты и реакторы на антиматерии. Всё это заключено в особо мощную броню. Надстройка с этим орудием появилась только в самом конце, во время переоборудования корабля. Кстати, это орудие применялось всего один раз – им была взорвана звезда для открытия перехода в эту галактику. Вот так, корабль пострадал от своего же выстрела. На носу и крыльях установлены курсовые тоннельные орудия повышенной мощности. На носу, в основном корпусе, 800-миллиметровые при длине 4 километра, способные разогнать снаряд до скорости в шесть световых, а в крыльях – 400-миллиметровые, и длиной в 1200 метров. Они способны совершать по несколько выстрелов подряд. Каждое орудие имеет свою систему целе-указания и наведения. Одним полным залпом туннельников можно разнести планету на куски. По корпусу расположены комбинированные орудия непосредственной обороны. Система активных щитов позволяет выдержать многодневные обстрелы из всех имевшихся тогда видов вооружения.

– А у меня на корабле тоже стояли активные щиты. Нам с отцом повезло найти разбитый военный крейсер и оттуда скрутить систему.

– Хочу тебя огорчить, но на твоём крейсере стояли пассивные щиты первого поколения, хоть и с эмиттерами для многослойного наложения. Такие системы передавались для младших рас и не позволяли развивать их дальше. Ты потом увидишь, что такое – активный щит. Рассказываю дальше. Силовая установка корабля включает в себе пять типов двигателей. Это маневровые, они закрыты броне створками, маршевые – для полётов внутри систем. – в это время голограмма корабля развернулась к нам кормой, и мы дружно уставились в четыре громадных сопла, расположенных по углам кормы корабля и окружённых несколькими десятками сопел поменьше. – Их насчитывается 30 на корме и 16 на носу по бокам, по четыре с каждой грани корабля, для экстренных разворотов и повышенной манёвренности. Третий тип двигателей – разгонный, их четыре штуки, вы их видите по углам кормы, позволяют разогнать корабль для прыжка за 18 часов, а гравикомпенсаторы повышенной мощности позволяют комфортно переносить ускорение. диаметр каждого разгонного двигателя – 600 метров, а длина – 12 километров. Гипердвигатель способен совершать прыжки до 50-и стандартных переходов. Через гипертуннель, открываемый гипердвигателем, вслед ему могут успеть пройти до четырёх кораблей тяжёлого класса.

– Как? – в удивлении воскликнула Таниз. – А разве корабль не создаёт вокруг себя пузырь гиперполя? У нас только так летают сквозь гиперпространство. Создаётся пузырь только для одного корабля, и корабль прыгает. А если несколько кораблей прыгают одновременно, то выходят из прыжка с очень большим разбросом по времени и расстоянию.

– Да, такое было и у нас в технике первого – второго поколений. Но мы от него отказались из-за неэффективности техники. Такая технология передавалась только младшим расам, мы же её не использовали уже давно. Ну а пятый вид двигателей – туннельный, он способен проложить туннель в подпространстве в любую точку галактики. Основная его проблема в том, что если не знаешь обстановки в точке выхода, то рискуешь выйти в астероидное поле, или планету, или звезду. Любое это приведёт к гибели корабля и экипажа. Когда мы исследовали сектора галактики, то на основных точках выходов устанавливали станции контроля с подпространственными передатчиками. Корабль отправлял запрос на станцию и получал ответ в виде обстановки в точке выхода и координат, и только тогда совершался переход. И именно поэтому мы не сможем использовать туннельный двигатель во время полёта к заводу. За двигательным отсеком, – продолжила Амина свой рассказ. – расположены топливные баки и завод по переработке топлива. Всё это вместе с двигателями занимает 20 километров корабля. Ещё 40 раньше занимали реакторы на основе атомной энергии, но такие реакторы были очень громоздкие, сложные в обслуживании и занимали много места. После переоборудования на реакторы на антиматерии, освободилось 30 километров внутреннего пространства из 40, а на этом месте были установлены большие промышленные синтезаторы, лаборатории, исследовательский центр, жилой сектор был увеличен. Если раньше экипаж составлял всего тысячу человек, то теперь дредноут способен в себя легко вместить до 150-и тысяч. В жилом секторе располагались различные увеселительные заведения, тенистые парки и зоны отдыха с пляжами под искусственным солнцем. Алекс попросил – и мы у себя сделаем пляж с водой и лес. Место позволяет.

На дредноуте собирались исследовать эту галактику, жаль, что он погиб, как мы тогда думали. И ещё жаль, что его не было с нами во время нападения пауков, может быть, исход войны был бы совсем другим. Ну, ничего. Что было – то прошло. Вот отремонтируем дредноут, тогда посмотрите на него вживую. А сейчас идите отдыхать.

– Мы ещё походим по каюте, – сказал я. – Я её ещё сам толком не рассмотрел, был здесь всего пару раз.

– Хорошо, понадоблюсь – зовите. – ответила Амина и оставила нас одних.

– Ну что, пойдём смотреть хоромы?

– Давай! – с радостью согласилась Таниз. – Здесь так много всего нового для меня.

Мы ходили по каюте и рассматривали комнаты, в которых время мало что пощадило, только в спальне дроиды заканчивали с восстановлением обстановки, застилая кровать новеньким постельным бельём.

– Мы будем спать в одной кровати? – спросила Таниз.

– Пока да. Но ты не переживай, я к тебе не прикоснусь.

– Да я не переживаю. У меня просто ещё никого не было.

– Да?

– Да, на корабле в полётах много людей не видишь, а на станциях, в основном, одни неприятные личности. Да и отец следил за мной, постоянно говоря, чтобы я себя берегла для одного единственного. Вот поэтому я и возмутилась, когда ты сделал меня похожей на работницу гильдии. Волосы отрастут?

– Нет, в медкапсуле тебе полностью удалили волосяные луковицы и прописали в гено-коде их отсутствие. Волосы у тебя остались только на голове. Скажу тебе по секрету, я у себя тоже удалил часть волос и луковиц – у меня уже не растут ни усы, ни борода. Я ненавижу бриться.

– А почему ты удивился тому, что у меня никого не было?

– Да просто у нас на Земле редко где можно встретить нетронутую девушку в 22 года. У многих в такие годы уже по несколько детей есть.

– Детей? А пожить для себя? Заработать денег? А лет в 80-90 уже задуматься о детях.

– Восемьдесят? У нас до 80 лет уже мало кто доживает. Сколько же у вас в Содружестве продолжительность жизни?

– При достаточном количестве денег человек может прожить до двухсот пятидесяти лет. Нейросеть контролирует работу организма, продлевая жизнь в два раза, а регулярные процедуры в медкапсуле позволяют проводить омоложение.

– Амина! А сколько у меня будет продолжительность?

– Симбионт контролирует работу организма и функции мозга, регулируя и своевременно корректируя все процессы. Благодаря его заботе, носитель способен прожить до 500 лет, медкапсула способна проводить процедуры омоложения организма сколько угодно долго. При нормальном режиме процедур, вы с Таниз не умрёте от естественной старости никогда.

– И ещё скажи, а что находится во второй маленькой комнате? Я в неё так и не попал.

– Зайди, посмотри. Там находится персональная капсула погружения капитана для прямого управления кораблём. Во время боя капитан управляет всеми системами корабля, самолично принимая решения. Если капитан не находится в капсуле во время боя, то кораблём управляют шесть человек: пилот, оператор активных щитов правого борта, оператор активных щитов левого борта, оператор пассивных щитов, два оператора вооружений курсовых орудий и ближней обороны и инженер корабля, обеспечивающий доставку боеприпасов к кинетическим орудиям. Сейчас она не работает – органическая начинка пришла в негодность, но восстановление капсулы стоит на первом месте. Ещё эта капсула может выполнять функции обучающей. Она даёт прирост скорости в 5,5 раз.

– Очень хорошо. Как восстановится, нужно будет активно заняться учёбой. А сейчас спать. Завтра будет тяжёлый день.

Мы прошли в спальню. Таниз присела на край кровати и провела рукой по белью.

– Приятное на ощупь.

– И правда, очень приятная ткань, напоминает шёлк. – проведя рукой по белью со своей стороны кровати, ответил я. – На Земле мы с тобой купим много вещей, изготовленных из натуральных материалов, в том числе и комплекты белья. А ещё я хочу тебе купить нижнее бельё, изготовленное из натурального китайского шёлка. Ты будешь в нём выглядеть просто восхитительно. И ещё – банные принадлежности, мы с Аресом договорились построить настоящую русскую баню. Вот где замечательно проводить отдых, пропарив косточки и очистив организм. Мм-м, класс. Ответь мне на один вопрос – ты бывала во многих мирах, повидала миллионы разумных, так переживала за свой корабль, а тут вдруг, попав сюда, так легко согласилась расстаться с кораблём, влиться в команду, хотя, сама собиралась набрать себе людей в экипаж? Да и ко мне сразу стала относиться благосклонно, спокойно, особо не игнорируя мои ухаживания?

– Как тебе объяснить, я и сама точно не знаю. – задумчиво проговорила Таниз, пытаясь подобрать слова. – Когда я сюда летела, то понимала, что назад могу и не вернуться. Когда мой корабль вышел из-под моего контроля, искин успел сообщить, что им был получен код доступа наивысшего приоритета, какой мог отправить только производитель. Даже у владельцев не бывает такого абсолютного допуска, позволяющего менять установки корневых папок, такие, как запрет на самостоятельные прыжки в гипер, нанесение какого-либо вреда разумным без команды хозяина, ну и так далее. А так как отец активно занимался сбором любой информации по артефактам Древних и хранил её в хранилищах информации искина, то искин предположил, что код может быть был получен от какой ни будь установки Джоре.

– Как это – искин предположил? – не понял я.

– У нас искин был предпоследнего поколения, с псевдо-личностью, он активно помогал отцу в сборе информации, сам интересуясь некоторыми аспектами технологий Древних.

– Я тебя понял. -поддержал я её, побуждая к продолжению.

– Так вот. Когда это произошло, у меня в голове промелькнула целая масса различных мыслей – всё, мне конец. Работорговцы обнаружили действующую технику Древних и смогли её запустить, подчинив себе, и, таким образом, обездвиживают и захватывают корабли тех, кто пытается пролететь за ними. Или где-то тут сама установка активировалась, вывела из строя мой корабль, и теперь мне придётся медленно умирать от удушья, дрейфуя в неизвестном направлении. И многое, многое другое. Когда выяснилось, что меня пленили, и не арварцы, а вполне себе нормальный, светлокожий парень, да ещё и с использованием технологии, до которой даже Джоре не доросли, то поняла – никто ничего плохого мне не сделает. А потом я увидела переливающийся меч – легенду, упомянутую во многих очень древних материалах, символ высшей военной власти, вот тогда во мне что-то изменилось, чуть-чуть, но я уже поняла, что со мной ничего плохого не случится. Вид меча для меня оказался полной неожиданностью, ведь аграфы охотятся за ним по всем исследованным и не исследованным системам, меня, как будто, отключили. После того, как я пришла в себя, я решила – во что бы то ни стало, оказаться как можно ближе к технологиям Древних. Да и ты мне показался симпатичным, когда ты меня обнажённую доставал из медкапсулы, меня как будто током ударило. Я поняла, что вот он, тот самый, кто будет со мной рядом всю жизнь, для кого я стану опорой.

Я притянул Таниз к себе и поцеловал в щёку.

– Ты мне тоже сразу понравилась.

Вот так, мы просидели ещё некоторое время, разговаривая о всяких мелочах, после чего начали готовиться ко сну. Я лёг на кровать, и, как будто, кто-то выключил рубильник, настолько быстро я уснул.

Глава 5

Спасбот опускался на берег небольшого озерка, расположенного в нескольких километрах от города. На планете была глубокая осень, шёл дождь, холодный и угрюмый. Капли дождя подгонял пронизывающий порывистый ветер, поднимая с земли опавшие промокшие листья. Арес нам изготовил комбинезоны, напоминающие рабочую одежду дорожных рабочих. Свои костюмы из наноматериала мы оставили на корабле, как и Джека – брать его с собой было опасно, он мог привлечь не нужное внимание. Так же, Арес нам приготовил паспорта на имя супругов Алексея и Татьяны Орловых. Алексей Орлов – это мои имя и фамилия, так что Аресу на счёт меня не пришлось ничего менять, а Таниз он просто вписал в базу данных, легко взломав её защиту. Так же при мне находилась золотая карта банка, принадлежавшего искину. От андроида – телохранителя мы еле-еле смогли отказаться, клятвенно пообещав Аресу избегать каких лидо неприятных инцидентов.

Мы вышли из спасбота в мокрую, пронизывающую темноту ночи, сразу окатившую нас холодными каплями дождя. Я отдал распоряжение искину спасбота на погружение на дно озера: хоть бот и был оборудован маскировочным полем, но стекающие по нему потоки дождевой воды демаскировали наше транспортное средство. Это озеро было выбрано нами не случайно, на его берегах уже давно никто не появлялся, ни отдыхающие, по причине холодной погоды, ни рыбаки, так как в этом озере было очень мало рыбы и грунтовая дорога, размытая осенними дождями, не способствовала массовому посещению этого уголка природы. Пока мы будем решать свои дела, спасбот должен будет закачивать воду из озера и транспортировать её на рейдер, искин сам сможет им управлять.

Я эти места немного знал – доводилось побывать ещё пацаном на этом озере, когда мы ходили в турпоходы с классом. И сейчас из памяти всплывал маршрут, по которому нам нужно было идти. Поёживаясь от холода, мы побрели по дороге в сторону небольшого посёлка, расположенного в паре километров. Через этот посёлок проходила трасса, ведущая в город, который был мне нужен. Мы старались идти по пожухлой траве рядом с дорогой, чтобы не сильно вымазаться в грязи. Материал комбинезонов не пропускал ни ветра, ни воды, но он плохо удерживал тепло, и поэтому при каждом порыве ветра Таниз начинала подрагивать от холода.

– Ничего, родная, потерпи. Нам идти совсем немного осталось, ещё два поворота – и выйдем на трассу, а оттуда до посёлка рукой подать.

Таниз выучила базу по русскому языку, и мы с нею общались исключительно на нём, оттачивая навыки особенности общения на моём родном языке.

Наконец-то мы выбрались на дорогу, пустынную и мокрую. В три часа ночи по местному времени никто не проезжал мимо нас, хотя раньше эта трасса была очень оживлена. Но вот впереди показались фары приближающегося автомобиля. автомобиль нёсся вперёд с большой скоростью, это по мокрой-то дороге, и вилял от обочины до обочины. Поравнявшись с нами, машина резко затормозила, ухватив одной стороной грязь на обочине, её понесло юзом и чуть не перевернуло.

– Вах, какой дэвюшка. – раздался из открытого окна голос, еле слышный из-за доносящейся из салона музыки.

Дверь машины распахнулась, и оттуда вывалилось тело, еле держащееся на ногах. Ухватившись рукой за дверь, тело придало себе вертикальное положение и проговорило:

– Паехали са мной. Я тэбя не абижу.

– Слыш, дядя! А ты ничего не попутал? – спросил я его. – Может тебе уехать одному и не обидеть самого себя в одиночестве?

– Ти на каво свой рот открываешь? – из машины с заднего сиденья выползало ещё одно тело, за ним второе, и третье – с переднего пассажирского. – Ты знаешь, на кого наехать решил?

– А ты об этом не задумывался? – в тон ему проговорил я. – Я не позволю неуважительно относиться к своей женщине так, как вы привыкли относиться к своим бабам.

– Да ти знаишь, кто мой папа? – провизжало первое тело. – Да он от тебя мокрого места не оставит! А тваей головой ми с друзьями будим играть в фютбол! Ти уже труп, а твою бабу ми пюстим па крюгу, а потом в бардель.

– В бордель ты можешь пойти со своими дружками! Я думаю, мамка найдёт вам применение.

– Ах ты сука! – прокричало первое тело, и выхватив из-за пояса пистолет, кинулось в нашу сторону. – Я тебя сейчас буду убивать.

Со стороны его дружков раздалось улюлюканье. Под их подбадривающие крики тело с пистолетом приближалось к нам, а мы спокойно стояли и улыбались ему в глаза. Вдруг над нами пронеслась быстрая неясная тень и что-то упало между нами и бандитами. Первый с пистолетом покачнулся и упал, причём тело упало в одну сторону, а голова покатилась в другую, под ноги его дружкам. Один из его дружков испустил крик такой тональности, что любая женщина позавидует:

– Ты убил Ваху! Теперь ты никуда не скроешься! Его отец тебя из-под земли достанет. Теперь ты труп, падла!

Упавший, вернее десантированный со спасбота андроид-телохранитель (паранойя Ареса его не подвела, и охранник находился во втором спасботе и пришёл нам на выручку, спасибо няньке, хотя мы могли и сами спокойно с ними разобраться) повернулся к бандитам и прогудел голосом с металлическими нотками:

– За нападение на капитана межзвёздного корабля, на основании закона 12/23 о не прикосновении личности капитанов космического флота расы Арии, вы приговариваетесь к смертной казни. Казнь будет приведена в исполнение немедленно.

– Ти кто такой, что будишь нам указиват, на каво нападат а на каво – нет? – один из бандитов достал с заднего сиденья бейсбольную биту и, размахнувшись, ударил андроида по голове. Вернее – попытался. Мы своим натренированным зрением смогли увидеть это быстрое движение, а для всех остальных тёмная фигура просто размазалась в воздухе, и головы этих незадачливых наркоманов покатились по земле.

– Приговор приведён в исполнение. – проговорил дроид, достал из-за спины ножны с Тессакором и, протянув ко мне, произнёс: – Вот ваш меч, капитан.

– Спасибо, но мы и сами смогли бы с ними разобраться.

– Протокол защиты капитана не позволяет позволять безучастно смотреть на нападение и угрозу жизни. С этого момента я буду неотлучно следовать за вами всё время, пока вы будете находиться в любых опасных местах.

– Ладно, следуй. Только тебе нужно будет изменить свой внешний вид, чтобы не привлекать ненужного внимания. Пусть Арес скинет тебе изображения, как выглядят телохранители. Какой у тебя вес?

– 340 килограмм. – проговорил андроид, меняя свой внешний вид на высокого плечистого мужика в строгом чёрном костюме и белой рубашке с тёмными очками на лице.

– Очки сейчас убери. Ночь на дворе, увидят – не поймут. У нас появилось транспортное средство. До города доберёмся и бросим где-нибудь в неприметном месте. Садитесь.

– А с телами что делать? – спросила Таниз. – Может их нужно убрать?

– Нет, пусть лежат. Послужит предупреждением для других: на каждую силу всегда найдётся другая сила. Сейчас только карманы проверю – и едем.

Из карманов я извлёк множество золотых украшений с бирками, видать они обчистили какую-то ювелирку, множество денег и пластиковых карт, причём на некоторых с обратной стороны были записаны пин-коды (этот народ явно не блистал умом и памятью), два запасных магазина к пистолету и по несколько дорогих мобильных телефонов у каждого. С телефонов сразу сим-карты долой, купим новые. Осмотрев ещё и машину, в багажнике я обнаружил два автомата – один АКС-74у, а второй «Вал», патроны в рожках к автоматам, три гранаты Ф-1, один бронежилет и пакет с белым порошком. Наркота. Выкинув наркотики в лужу, я достал «Вал» и пару запасных магазинов и закрыл багажник. Пистолет с запасными магазинами к нему я отдал андроиду. Ну, чтобы он соответствовал занимаемой должности.

– Садитесь в машину. Таниз, ты впереди рядом со мной, а ты, ну скажем, Кевин, сзади.

Мы расселись в машине, когда андроид Кевин сел на заднее сиденье, машина сразу просела на амортизаторах. Тяжело ей придётся. Ну, надеюсь, до города доедем. Поехали.

По пути до города нам на встречу не встретилось ни одной машины, и на посту гаи на въезде не было ни одного милиционера. Проехав до закрытого ещё в девяностые годы и до сих пор неработающего завода, я загнал машину между двумя цехами. Нужно было уничтожить следы.

– Кевин, у тебя есть что-нибудь огне обеспечивающее?

– У меня есть встроенный бластер и несколько кумулятивных снарядов.

– Отлично! Сейчас мы достанем вещи из машины, и ты её подпали.

– Приказ понятен.

Яркая вспышка осветила окрестности, едва мы отошли метров на двадцать. Андроид догнал нас через три секунды, в два прыжка преодолев разделяющее нас пространство. Наше пребывание в городе началось.


* * *

Дойдя до ближайшего банкомата, андроид, по моей просьбе, сменил свой внешний вид и начал методично опустошать трофейные кредитки, наполняя купюрами найденный целлофановый пакет. Все деньги снять не удалось: в банкомате просто закончилась наличка. Мы отправились искать ещё один банкомат, затем ещё один, и только на четвёртом выдоили все доступные нам кредитки. Уже начинало светать. Скоро по-открываются магазины, нам нужно к этому времени купить себе нормальную одежду в каком-нибудь неприметном магазине. В супермаркет с большим количеством камер наблюдения я пока заходить не хотел. Когда найдут тела бандитов, то в городе поднимется большой шум, а нам не нужно привлекать к себе лишнее внимание. Мы и так сильно рискуем ходить по городу, имея незаконное, а может и где-то засвеченное, оружие. Оружие было сложено в большую дорожную сумку, купленную на местной автостанции у какого-то алкаша за две бутылки водки, вернее денег на две бутылки. В сумку мы сложили и снятые в банкоматах деньги.

С большим нетерпением дождавшись открытия магазинов, мы отправились менять себе гардероб, не забыв забрать с собой свои комбинезоны. Мы приобрели себе нормальную одежду, такую, в которой нас сразу не выгонят из элитных бутиков. А в первую очередь нам нужна была машина, но не простая, а с хорошей грузоподъёмностью, например – внедорожник. А купить его быстро и без проблем можно только в автосалоне. Один из нормальных автосалонов находился недалеко от дома, где жил мой друг. Идти туда пешком было минут тридцать, ерунда для нас, а такси брать мы не могли из-за веса нашего охранника.

В автосалоне нас сначала приняли за простых зевак, зашедших просто поглазеть на изделия иностранных автомобилестроителей. Но стоило только засветить золотую карту, как тут же к нам подскочил сам старший менеджер и изобразил самую, как ему казалось, доброжелательную улыбку, которая мне, однако, показалась оскалом голодной акулы.

– Что желают господа покупатели? – его голос был похож на вкрадчивое шипение удава перед кроликом.

– Господа покупатели желают другого продавца.

На лице старшего менеджера на мгновение промелькнула тень разочарования, однако он тут же собрался и не дрогнувшим голосом произнёс:

– Как пожелаете. Виктор, подойдите к нам!

К нам подошёл невысокий плечистый паренёк лет девятнадцати – двадцати, в белой корпоративной рубашке, чёрном галстуке и брюках и бейджиком с именем и должностью на груди.

– Добрый день! Меня зовут Виктор. Я ваш персональный менеджер. Озвучьте мне ваши пожелания, и я смогу вам подобрать необходимую марку и модель.

– Добрый день. Я Алексей, это моя жена Татьяна. Нам необходим внедорожник с хорошими амортизаторами, вместительным багажником и надёжной механикой. Цена значения не имеет.

– О, вы любитель экстремальной внедорожной езды и дальних туристических поездок? Давно в нашем городе?

– Я здесь родился и вырос, но потом уезжал. Вот сейчас вернулся. Так что Вы посоветуете?

Виктор оглянулся по сторонам, и не найдя рядом старшего менеджера, произнёс:

– Вы знаете, я не совсем менеджер. Я – механик в этой обдираловке. Здесь нет нормальных автомобилей. Всё, что сюда поступает – перебирается, снимаются все хорошие детали и узлы, а ставится китайский ширпотреб. Многие продавцы по уходили отсюда, когда узнали об этом, людей не хватает, вот он меня и вырядил в эту одежду. Если вам действительно необходим надёжный автомобиль, то я вам рекомендую обратиться в клуб любителей внедорожной и экстремальной езды. Он тут, недалеко, два квартала дальше по улице.

– Эй, Виктор! – раздался крик старшего менеджера из-за стойки кассира в противоположной стороне салона. – Ты опять клиентов распугиваешь? Я тебя предупреждал, ещё один раз – и я тебя уволю, и не посмотрю на твои руки, и то, что ты сирота – мне всё равно.

– Я и сам собирался уходить! – крикнул в ответ Виктор. – Я не люблю обманывать людей! Мне это надоело! Прощай, ищи себе другого механика! Я тебе свой долг отработал.

Реакция старшего менеджера на рассказ Виктора только подтверждала его слова. Я решил последовать совету Виктора и посмотреть машину в другом месте.

– Ну, раз ты уволился, то пойдём, покажешь, где этот клуб. Кстати, а ты точно сирота?

– Да. Я вырос в приюте, после закончил ПТУ по специальности автомеханик с красным дипломом. На университет денег у меня нет, а на бюджет попасть нереально из-за сынков и дочек различных начальничков.

– А как ты будешь теперь жить, после увольнения? Где работу искать будешь?

– А я в этом клубе и подрабатываю механиком после работы. Ребята ко мне хорошо относятся, подкармливают, деньги платят за ремонт и апгрейд своих машин. За не полные пол года, я успел заслужить у них уважение. Я их не пытаюсь развести на деньги, всегда честно говорю им, что у них реально вышло из строя, что на подходе, а что ещё походит. У меня уже есть свои постоянные клиенты.

– А девушка у тебя есть? – спросила Таниз.

– Есть, вернее была. Она пропала, и никто не знает, куда. Я уже обыскал весь город, даже в милицию ходил, но там со мной никто не захотел разговаривать. Сказали, что ей, наверное, надоела такая нищенская жизнь и она пошла на панель, как делают сейчас большинство девок из приютов. В общем – посмеялись и всё.

– А ты с ней не ссорился перед тем, как она пропала.

– Нет. Она в тот день решила съездить к своей подруге в другой район города и не вернулась. Подруга сказала, что она к ней не приезжала. А телефонов у нас нет, чтобы созваниваться.

– О, кстати о птичках. Где можно купить симки для телефонов?

– По пути будет магазин сотовой связи, там можно взять любого оператора. А вот он. Там работает ещё одна девчонка из приюта, повезло влезть. Обычно приютских очень неохотно берут на работу в нормальные организации. Дворником, или слесарем на завод, или ещё на какую непрестижную работу.

Мы зашли в магазин, к нам тут же подскочила миловидная девчонка лет восемнадцати, невысокая, худощавая, с очаровательным лицом и копной светлых, слегка курчавых волос.

– Натуральная блондинка. – шепнул мне на ухо Виктор, и громче произнёс: – Привет, Лик. Я тебе клиентов привёл.

– Очень рада! Добрый день, что вас интересует?

– День добрый! Нас интересуют стартовые пакеты. Какой оператор самый лучший?

– Всё зависит от того, на какого оператора вы собираетесь звонить. Звонки внутри одного оператора стоят одну цену, с одного оператора на другого стоят гораздо дороже. Если внутри одного оператора, то есть различные акции: Например, можно подключить несколько номеров, и тогда на эти номера звонки будут выходить совсем дёшево. Вы желаете прослушать все акционные предложения по всем операторам?

– Нет, не нужно. Нам нужно шесть сим-карт самого распространённого оператора в этих краях.

– Хорошо. Пойдёмте, я вам всё предоставлю.

Мы подошли к кассе, где девушка достала из-под прилавка стопку картонных коробок со стартовыми пакетами.

– Вам номера подряд или сами выберете? У нас это обычно запрещено, но пока старшего нет, вы сможете выбрать.

Я отобрал наугад шесть сим-карт, в это время Кевин доставал из сумки телефоны, отобранные у бандитов.

– Ух, ты! Новые дорогие смартфоны!

– Хочешь?

– Это сильно дорого.

– Считай это – подарок. – проговорила Таниз и протянула один из телефонов Виктору. – Бери, не бойся.

– А у вас зарядные устройства к ним есть? – спросил я, протягивая телефоны продавщице.

– Есть, но они дорогие, фирменные.

– Не важно. Давай.

– Одно зарядное устройство стоит двести сорок гривен, плюс стартовый пакет десять. Итого, за всё полторы тысячи.

Я засунул руку в сумку и не глядя вытянул жменю купюр. При виде такого количества денег у девчонки глаза на лоб полезли, а отвисшая челюсть грозила отбитием не только пальцев на ногах, но и коленок.

– О-кх. О. – она не могла произнести слова, её глаза неотрывно смотрели на кучу двухсот и пятисот гривенных купюр, которые я вывалил перед нею на стол.

– Эй, приходи в себя! – я пощёлкал пальцами у неё перед глазами. – Дай нам ещё семь планшетов, какие получше. (Зачем я решил взять планшеты и сам не знаю). И чек пробей, хорошо?

– Ах. Да-да, конечно, одну минуту.

Она выгрузила перед нами семь коробок с планшетами, начав шустро заполнять гарантийные талоны.

– Гарантия не нужна. Заполни только на один и оставь себе, это подарок, так сказать, комиссионные.

– Нет-нет, что вы! Я не могу принять такой подарок!

– Бери. А когда у тебя появится возможность, то ты подаришь ещё кому-нибудь что-нибудь. Договорились?

Она закивала головой, прижимая коробку с планшетом к груди и опустив покрасневшие от слёз глаза. Видно было, что этой неизбалованной девчонке никто раньше не дарил таких подарков. Ну а мне не жалко: легко пришли – легко ушли.

– Возьмите для них симки с хорошими условиями интернета. Планшеты имеют встроенный модуль мобильной связи, и вы сможете связываться между собой по интернету.

Если бы она знала, какими мы обладаем возможностями, то тогда не стала бы предлагать эти изделия каменного века. Я решил, для чего я использую планшеты, мне всё равно нужна команда, и я попробую уговорить лететь с собой этих приютских ребят. Лучшей жизни им в этом коррумпированном государстве не дождаться, они не привязаны ни к кому. Таким легче сорваться с места и поменять и свои приоритеты, и свою жизнь.

– Тебе нравится твоя работа?

– Это – лучшее, что я смогла найти. Здесь неплохо платят, выдают одежду. Вот только шеф постоянно домогается, старый извращенец, хочет сделать меня своей любовницей, пидар. Обещает золотые горы, а потом выкинет, как ненужную вещь. До меня тут работала одна девушка, так она согласилась на его уговоры, а когда забеременела, то хозяин продал её в бордель Аслана, местного царька. Сын у него – тот ещё отморозок. Постоянно приходит дань взымать, чтобы он провалился. – в голосе девушки чувствовалась неприкрытая злость к хозяевам жизни и обида от безысходности.

– А ты хочешь поменять свою работу и свою жизнь на что-то новое, сама решать, куда тебе идти и что делать? Это и тебя касается. – Я повернулся к Виктору. – Думайте, ребята. У меня не так много времени. Если надумаете – скажите. Я смогу обеспечить вас работой на долгие годы. Работой честной.

– Мне надо отыскать Юлю, свою девушку.

– Мы найдём её. Я догадываюсь, где она может быть, но сначала нам нужна машина, ты не забыл? – и повернувшись к продавщице, спросил. – Телефон для связи есть?

– Да.

Она сильно смущаясь, вытянула старенькую нокию с чёрно-белым экраном.

– Так не годится. Какая модель тебе больше всего нравится? Говори – не стесняйся.

– Но вы и так на меня сегодня потратили сильно много денег. Я так не могу. Мне нечем с вами рассчитаться, кроме самой себя.

– Ты вот о чём! Нет, твоё тело мне не надо, сбереги его для своего единственного. А телефон тебе в подарок. Оформи его как положено. Деньги – это мусор. И скоро вы это поймёте. Продиктуй свой номер и запиши мой.

Я решил вытянуть из этой вонючей ямы под названием приютское презрение этих ребят. А денег не жалко. На рейдере всё и так у всех будет бесплатно.

– Ты думай и принимай решение. Позвонишь – скажешь, поняла?

– Ой, шеф приехал! – проговорила она с испугом, заглядывая мне за спину сквозь стеклянную дверь на улицу. – Сейчас опять начнёт.

– Боишься?

– Ага!

– Сейчас побеседуем.

– Ой, не надо! У него куча связей в этом городе. И Аслан его крышует. Его все боятся.

– Не все. Я не боюсь. Я уже устал бояться. Если всех бояться, то тогда и жить незачем.

Дверь открылась, над дверью звякнул колокольчик, и в магазинчик вошёл вальяжной походкой ещё один хозяин жизни.

– Что здесь происходит? – надменным голосом проворчало тело. – Решили ограбить?

– Да нет, покупаем.

– Покупаете? Это хорошо, но с сегодняшнего дня цены поднялись на 30%, так что доплачивайте деньги.

– А не пошёл бы ты на хуй? – Таниз решила потренироваться в разговорном нелитературном языке. – Ты кто такой?

– Ты как со мной разговариваешь? Ты, блядь подзаборная? Да тебя в борделе до дыр затрут, но я смогу милостиво тебя простить, если уединишься со мной в гостиничный номер и отработаешь своё прощение. А сейчас – получи! – в его голосе так и прослушивались надменность и самоуверенность.

Он настолько привык к своей безнаказанности, что подошёл к Таниз и занёс руку для пощёчины. Зря он это сделал. Один удар между ног и тело свалилось на пол, пытаясь ухватить ртом хоть глоток воздуха и закрыть руками разорванные ткани и сосуды своего паха. Бесполезно. Он истёк кровью за считанные секунды. Хороший удар! А другого и не получится у модифицированного человека.

– Кевин, меч!

Андроид раскрыл сумку, я достал Тессакор из ножен и вонзил его в тело. Тело начало быстро усыхать и сжиматься, превращаясь в мумию.

– Легендарный меч! – опять проговорила Таниз и упала на пол в обморок, рядом с ней свалилась продавщица, а Виктора вывернуло на пол под стойку с наушниками и чехлами для телефонов.

– Убери эту падаль. – сказал я андроиду. – И на полу нужно всё вытереть, чтобы следов не осталось.

– Что это было? – спросил Виктор, когда его организм перестал извергать из себя всё съеденное за прошедшую неделю.

– Ещё одна мразь покинула сей бренный мир и отправилась на божий суд. Осталось ещё к Аслану в гости сходить.

– У Аслана очень много людей. Он этого так не оставит. Его сынок со своей бандой весь город перевернут, но найдут вас.

– Успокойся, его сынок уже никому ничего не сделает.

– Это почему? У него всё схвачено, всем заплачено, милиция куплена, прокурор – его ставленник, он со своими людьми средь бела дня посреди города казнил предпринимателя, который отказался платить ему дань, так милиция в оцеплении стояла, чтобы не мешал никто!

– Сынок уже червей кормит. И ни кого из милиции в оцеплении там не стоит.

– Это правда? Его больше нет?

– Да, это правда. Но об этом никто не должен знать, пока. Давай поднимать дам с пола, а то простудятся.

Пока мы приводили в чувства девушек, Кевин завернул тело в найденную в подсобке тряпку, предварительно проверив карманы и передав содержимое мне. Девушек удалось привести в чувства довольно быстро, причём у Таниз вид был заинтересованно – удивлённый, а у продавщицы глаза от ужаса чуть не вывалились из орбит.

– В-вы его убили?

– Нет, не я. Она! – я указал на Таниз. – Я просто утилизировал тело. Мой телохранитель его уже убрал, вон и остатки крови успел вытереть. Только следы Виктора ещё не убраны. Теперь вы просто обязаны пойти со мной.

Очень не хотелось втягивать этих ребят к себе в команду ТАКОЙ ценой, но что сделано – то сделано, и этого уже не изменишь.

– А какая работа? – с истерическими нотками в голосе проговорил Виктор. – Людей убивать?

– Нет, людей мы не убиваем. У нас другая цель. О ней вы узнаете, если дадите своё согласие.

– А у нас остался выбор? – дрожащим голоском пролепетала Лика.

– Выбор есть всегда. Ладно, рассиживаться некогда. У нас много дел. Если ты с нами, то тогда закрывай магазин и поехали. Твой шеф пришёл сюда пешком?

– Обычно ездит на машине, но иногда отправляет её на базу за товаром. У него большой джип, он его за углом оставляет.

– Хорошо, сейчас проверю.

Я открыл дверь и вышел на улицу, Таниз вышла вслед за мной и проговорила:

– Я думала, что мне приснился сон, когда я впервые у тебя меч увидела. Откуда он у тебя?

– Ты знаешь о мече?

– У нас ходит много легенд о древних. Одна из них рассказывает о легендарном мече лидера, который водил в бой армады кораблей, и который однажды вернётся, чтобы навести порядок в галактике. Аграфы пообещали нашедшему в пожизненное владение десять систем с планетами класса А+, с населением, мощным флотом и орбитальной обороной.

– Это – Тессакор, личный меч верховного главнокомандующего, Верный друг и помощник. Он мне однажды уже спас жизнь, встав между мной и капитаном работорговцев. А также он побудил меня взять тебя в свою команду, сказав, что ты – моя судьба. Я с ним не расстанусь ни за какие сокровища всех миров галактики. Он – самый первый артефакт, созданный древними ещё в своей старой, первой галактике. И он сам выбирает себе хозяина. По старой традиции, выбранный мечом становится верховным главнокомандующим всех сил расы Арии. Я сейчас им и являюсь, пока формально, но мне нужно много учиться, чтобы достигнуть уровня адмирала. Благодаря этому званию я и смог получить приоритетный доступ к искинам кораблей, твоего и работорговцев.

– М-м-м. Так вы, сударь, при власти? Позвольте стать вашей первой леди? – при этом Таниз подошла ко мне, обвила мою шею своими руками и впилась в губы жгучим поцелуем, затем, хихикнув, отстранилась от меня, а когда я захотел её притянуть к себе и обнять, то она шлёпнула меня по руке и добавила: – На большее, пока, не надейся.

Ну, не получилось, так не получилось. Так, мои мысли снова уехали не туда, куда нужно. Выглянув за угол дома, стоящей машины я не обнаружил. Что же пойдём другим путём. Мы вернулись в магазин и я сказал:

– Лика и Таниз, вы остаётесь здесь с этой мумией, а мы идём за машиной. Закройте магазин и потушите свет, как будто тут никого нет. Мы постараемся вернуться как можно быстрее.

– Я боюсь с ним оставаться! – воскликнула Лика. – Я боюсь мёртвых.

– Бояться нужно живых. – проговорила Таниз. – Ты вспомни, что он хотел с тобой сделать? И где твоя предшественница? А сейчас он уже никому ничего не сделает. Единственная проблема – вывезти незаметно тело.

– Здесь, через подсобку, выход во двор. Сюда выходят двери магазинов и кафе. Когда им не подвозят товар, то во дворе никого нет. Если будет машина, то можно будет вынести тело без проблем.

– Ладно, вы беседуйте, а мы пойдём. – проговорил я и направился к выходу.

За нами закрылась дверь, в магазине погас свет, а на стекле двери появилась надпись «Закрыто. Приём товара». Хорошо.

– У нас есть хороший внедорожник, – проговорил Виктор. – адаптированный к экстремальной езде по полной программе. Сам лично переделывал. Хозяин попал в аварию, ему нужны деньги, вот и продаёт. Цена, правда, кусается, но джип хороший.

– Что за модель?

– «УАЗ Патриот» с движком от Тойоты. Две турбины, объём шесть литров, коробка передач – механика, 12 передач – специально для езды по песку и грязи.

– Хорошо.

– Мы ухе пришли. Проходите, он в боксе стоит. Я его вчера к продаже подготавливал, масло заменил, покрышки новые. На этой машине, считай, и не ездили толком. на спидометре только тысяча накручена. Можно сказать, обкатку прошла. И движок новый ставили. Так что, качество гарантирую.

– А с оформлением как?

– А у нас в клубе вы сможете оформить генеральную доверенность, хозяин клуба имеет право оформлять документы на собственность и изменение комплектации автомобилей. С ГАИ проблем не будет.

– Это хорошо. Ну, ты подумал над моим предложением?

– Да, я думал. А чем придётся заниматься?

– Сначала ты пройдёшь небольшой тест, а по результатам теста мы и посмотрим, кем ты будешь работать. Скорее всего по своей специальности, техником.

– А что это за тест такой?

– Ничего сложного. Я просто одену тебе на голову один прибор, подожду пару минут, задам тебе несколько вопросов и всё. Можем это сделать прямо сейчас, пока никто не видит.

– Это не опасно? Какой прибор выдаст результаты теста за пару минут?

– Есть такая техника, ничего опасного. Процедура проверенная. Так ты согласен?

– Ну, давайте попробуем.

Я снял с руки цепочку и одел её на голову Виктору. Цепочка, или компактный переносной анализатор уровня интеллекта, сжался, плотно обхватив голову Виктора.

– Ой! – действия цепочки были для него неожиданностью. – Она мне голову не передавит?

– Нет, сейчас датчики войдут в плотный контакт с нервными окончаниями головы, и я начну задавать тебе вопросы. Не пугайся, несколько раз ты почувствуешь небольшие покалывания – это будет проверка твоей нейропроводимости. Так, всё готово, начнём.

Я начал задавать ему первые, пришедшие мне на ум, вопросы. Это нужно было сделать для отвода глаз, чтобы тестирование соответствовало тому, как это проходят на Земле. Не нужно ему пока показывать действительную работу новых технологий, итак с этим браслетом могу попасть впросак. Вдруг он не подойдёт мне по параметрам?

Через две минуты пришёл ответ от Ареса: парень подходил по своим параметрам на должность техника. Как я и предполагал.

– Ну, что. Могу тебя обрадовать, ты прошёл тест на отлично. Я спрошу тебя ещё раз – ты согласен пойти ко мне на работу? Подумай хорошо, если ты ответишь положительно – обратной дороги не будет. Работа связана с большим риском, но ты увидишь такое, что перевернёт всю твою жизнь. Пока будешь думать – веди нас к своему шефу, будем оформлять машину.

– Пойдём. Он должен быть в офисе, это на втором этаже.

Оформление машины не заняло много времени. Прокатив карточку по терминалу, мой счёт похудел на сто тысяч американских денег. Во столько была оценена улучшенная машина.

Без проблем завершилась эпопея с вывозом тела бывшего хозяина магазина сотовой связи. Андроид его вынес как небольшой свёрток, сложив тело пополам, и потом закопал в глухом уголке заросшего городского парка. Я же, всё время провёл за рулём своего автомобиля, наслаждаясь ездой на этом брутальном чуде российского автопрома, доведённого до ума украинским слесарем. Я раньше и мечтать не мог о такой машине по самой банальной причине: у меня не было на неё денег.

– А теперь поехали, навестим моего друга детства. – сказал я, когда мы погрузились всей группой в автомобиль.

– А как его зовут? – спросила Лика.

– Его зовут Артём. Мы с ним вместе учились в школе, потом в институте. Я не доучился, бросил и уехал на север на заработки, а он остался доучиваться. С тех пор наши дорожки и разошлись.

– А почему именно на север, в Россию?

– Я похоронил сначала отца, он погиб под колёсами пьяного депутата, а через два месяца – мать. Из-за бандитских наездов дружков этого депутата после гибели отца сердце у неё не выдержало. Они требовали забрать заявление из прокуратуры, звонили по ночам, приходили к ней на работу и ко мне в институт, мать не сдавалась. А когда они подпалили наш дом, тут у матери сердце и не выдержало. Врачи ничего не смогли сделать. Бандюков тех никто не искал, в милиции заявили, что не видят состава преступления, а прокуратура отказалась классифицировать смерть матери как доведение до смертельного исхода. А заявление моё на имя генерального прокурора мне вернули с припиской, что если я хочу дальше жить, то чтобы не страдал хуйнёй и не отвлекал приличных людей от работы. Я понял, что в этой стране, с таким руководством, мне не добиться справедливости. Я решил уехать куда-нибудь подальше, чтобы ничего не напоминало мне об этих событиях в моей жизни. Ине было всё равно – куда. Подвернулась работа на севере России – туда и поехал. А там со мной случились события, которые и привели меня сюда. Но теперь у меня есть возможность наказать своих обидчиков.

– А ты не боишься связываться с такими влиятельными людьми? – Спросил Виктор.

– Нет, не боюсь. Есть у меня пара тузов в рукаве.

Так, за разговорами мы подъехали к дому, где жил Артём. Я надеюсь, он и до сих пор там живёт, А если нет, то родители подскажут. Возле его дома, в двух подъездах от нужного нам, стоял наглухо тонированный джип. По форме окон и посадке машины было видно, что она имеет хорошее бронирование. В голове сразу зашевелилось нехорошее предчувствие. Я проехал на пару подъездов дальше и припарковался за грузовой ГАЗелью.

– Посидите здесь и никуда не выходите, Кевин, идёшь со мной.

Мы вышли с андроидом из машины и направились к подъезду Артёма. На встречу нам, из джипа, вышел плечистый высокий Браток, иначе и не назовёшь, в кожаной куртке, Чёрных брюках и высоких армейских ботинках. Мы беспрепятственно зашли в подъезд, браток шёл вслед за нами, отставая на половину лестничного пролёта. Когда я протянул руку к кнопке звонка, сзади раздался голос:

– Эй, валили бы вы отсюда, пока целы!

– Это вы мне? – с идиотской улыбкой на лице спросил я. – А если не уйду, то что, побьёте меня? И каким же это образом?

На его лице отображалась усиленная работа скудного, не обременённого образованием, мозга.

– Я вас остановлю, у меня есть ещё здесь люди. В эту квартиру входить нельзя.

– И каким же образом ты нас остановишь? Да, и кто запретил мне посещать моего друга? А? Отвечай. – мой голос со слегка дебильного и ноющего перешёл на командирский, прописанный и выученный мной в базах знаний. – Ты кто такой, чтобы мне запрещать? Кто твой хозяин? Отвечай!

Браток с большой натугой пытался переварить всё сказанное мной и выдать более или менее адекватный ответ. Не смог. От безысходности мысленных потуг его рука полезла под куртку, пытаясь нащупать и достать пистолет. Фигура Кевина размазалась в воздухе и по полу покатилась голова незадачливого мыслителя.

– Молодец, Кевин. Сейчас зайдём в квартиру, и если там всё чисто, то выйдешь на улицу в облике этого Сократа и зачистишь джип.

– Понял.

Мы пару минут звонили и стучали в дверь, но нам никто не открывал. Надавив рукой в области замка, дверь, хрустнув, распахнулась. Из комнаты потянуло запахом нечистот и грязного человеческого тела. Не думая об опасности, я рванул вперёд, а Кевин уже заканчивал осматривать квартиру.

– Один человек. Больше никого нет.

– Хорошо, дальше я сам. Займись этими, в машине. Только без крови, машина мне нужна чистая.

– Я понял. – проговорил Кевин и, меняясь на ходу в убитого братка, исчез из поля зрения.

«Одного захвати живым», – отправил я ему запоздало пришедшую в голову идею по мыслесвязи.

«Будет один живой»

В квартире царил бардак. Вернее – Бардак. Вещи были разбросаны по полу, пыль покрывала всё толстым слоем, вытертая в нескольких местах недавно прошедшими людьми. Зайдя в спальню, я увидел лежащего на кровати очень истощённого человека. Его глаза следили за мной.

– Ты кто? – Спросил я, но изо рта донеслось только еле слышное хрипение.

Пройдя на кухню и ополоснув чашку, я набрал воды и попытался напоить лежавшего человека. Несколько капель прошло в горло, а остальное пролилось на грязную подушку. Видимо, этой влаги хватило человеку, и я услышал слабый хриплый голос:

– Я – Аня, сестра Артёма.

– Аня? Я же тебя… Хотя постой, тебе сейчас должно быть где-то лет восемнадцать.

– Девятнадцать.

– Всё, молчи, береги силы. – и связавшись с Аресом, запросил экстренной эвакуации для троих человек.

«На лечение нужно органику».

«Будет тебе органика. Сколько нужно в первую очередь?»

«Чем больше – тем лучше. У меня на всех медкапсул не хватает. Так что, вези всё, что есть.»

«Хорошо, получишь»

Весь разговор по мыслесвязи не занял и двух секунд, настолько быстро происходит обмен информацией. Ну, что ж, буду искать органику. В лесу её полно, те же деревья засохшие, или сено, да что угодно органическое подойдёт, даже тела этих братков из бронированного джипа. Синтезатору без разницы, что расщеплять на элементы – траву или мясо. И не я такой безжалостный и беспринципный, это жизнь такая. И мы будем следовать тому курсу, куда нас ведёт наша жизнь.

Подняв на руки невесомое из-за крайней степени истощения, тело Ани, я направился к выходу – следовало как можно быстрее доставить её на рейдер в медкапсулу.

– А кто ты? – раздался слабый голос Ани.

– Я – Алексей Орлов, бывший одноклассник твоего брата. Где он сейчас скрывается?

– Я не знаю. Его люди Аслана ищут, вот, следили за моей квартирой. Он раньше приходил раз в неделю, а потом – перестал.

– Я понял. Ты береги силы. Тебе нужно продержаться до того момента, когда появится возможность оказать тебе помощь. Так что – держись!

Я быстро спускался по лестнице, мне нужно было успеть доставить девушку на корабль. Кевин уже закончил пеленать братков из джипа, ох и шустрый он, однако. Их оказалось ещё четверо, помимо первого, и всех их Кевин оставил в живых, оглушив и связав.

– Так. Иди во вторую машину и скажи Виктору, чтобы ехал за мной. Я поеду на этой машине. Ребятам ничего не говори, нечего их пугать раньше времени. Таниз я сам всё сообщу. Но сначала вынеси тело того братка и закинь в багажник.

– Понял. – ответил робот и быстро выполнил моё поручение и направился в сторону нашей машины.

Заехав по пути в магазин Лики, мы быстро загрузили в багажники всё, что смогли впихнуть в них – нам потребуются все материалы, которые мы сможем забрать. По совету Ареса, я вколол Ане пару стимуляторов из имеющейся у Кевина аптечки, и сейчас девушке становилось лучше прямо на глазах. А когда она выпила купленного в магазине сока, то смогла шевелить руками и нормально общаться, задавая мне вопросы по поводу дальнейшей поездки.

Учтя её улучшившееся состояние, мы заехали на местный рынок и купили натуральной еды. На рейдере мы сможем себя побаловать жареной свининкой с тушёной картошечкой, красота!

Вся поездка до намеченного Аресом для эвакуации места, прошла без происшествий. Буксир в режиме невидимости приземлился в глубокую балку на противоположной от нашего предыдущего приземления стороне. Я спросил у Ареса, как так получается, что раньше он не мог управлять ничем, кроме спасбота, а сейчас уже и буксиром командует, и поддержку на боте прислал. Ответ был прост и лаконичен – при появлении капитана и команды включаются коды безопасности, позволяющие искину использовать спасательную технику и оборудование для обеспечения эвакуации экипажа и его поддержки на враждебных планетах. А использование андроида-телохранителя – приоритетная задача по обеспечению неприкосновенности личности капитана. Вот так, я без персональной няньки не имею права выходить за пределы корабля. А учитывая вынужденное многотысячелетнее одиночество искина, становится понятна его маниакальная жажда обеспечения моей безопасности. И Кевин настроен на подчинение только одному мне.

Когда интернатовцы увидели буксир, то у Лики чуть не случилась истерика, которую быстро успокоила Таниз, усыпив девушку при помощи транквилизатора, А Виктор только спросил:

– Мы летим в космос?

– Да. Сейчас у нас там новый дом. И никто вас там не достанет.

Машины заехали в ангар и буксир взлетел, окутавшись полями невидимости.


* * *

Артём очень любил свою семью, особенно младшую сестрёнку. Ради неё он пошёл работать в строительную фирму, принадлежавшую Аслану, королю города. Там хорошо платили, а деньги были нужны, чтобы заплатить за учёбу сестры в мед-институте, куда она поступила учиться после окончания школы экстерном с золотой медалью. В институт её взяли с большой радостью, но только на платное обучение, потому, что все бюджетные места были распределены между детьми крупных чиновников и бизнесменов. Что в принципе, одно и то же. Институт был международного класса, и там училось много перспективных студентов из других стран, присланных сюда на обучение их правительствами. Аня была девочкой общительной, поэтому она быстро сдружилась с девчонками со своего курса. Больше всего с нею общались две однокурсницы: Сун Ли Чен, невысокого роста, щупленькая китаянка, и Джессика Мбонга – высокая креолка из ЮАР. Джесс, как она попросила себя называть, Была дочерью миссионера из Великобритании и молодой поварихи из одного из племён восточного региона ЮАР. Пока она здесь училась, её родители погибли от рук бандитов, напавших на миссионерскую миссию, в которой работали её родители. Возвращаться ей стало некуда. Поэтому она активно искала себе подработку по вечерам, моя полы и посуду в ближайших к общежитию кафе и ресторанах. Лика и Сун ей часто помогали – мыли посуду, пока Джесс учила заданные на следующий день задания.

Однажды, во время возвращения с работы, к ним подошла группа молодых людей, находящихся в сильном алкогольном и наркотическом опьянении. В одном из них Лика с ужасом узнала сына Аслана. Он был тот ещё отморозок. Правая рука отца, он выполнял основную грязную работу, запугивая и убирая с пути всех недовольных и несговорчивых.

– Девчонки! Парни желают поразвлечься. Вы должны составить нам компанию.

– Мы вам ничего не должны. – ответила Аня.

– Ты мне должна уже только за то, что живёшь в моём городе, шалава! Заткнись и слушай. Баба должна открывать свой рот только для того, чтобы доставить мужчине удовольствие. Сейчас мы идём в сауну, и там вы исполняете все наши прихоти. Потом катитесь на все четыре стороны.

– Сами свои прихоти исполняйте. – проговорила Аня и тут же получила сильный удар в лицо.

На улице было много людей, и Аня надеялась, что никто не станет тащить их силой в стоящую рядом машину, Что кто-нибудь придёт им на помощь в случае чего. Стоявшие рядом подруги ещё плохо знали русский язык и не совсем понимали, чего от них хотят. И когда Аню начали избивать, подруги растерялись и не сразу пришли к ней на помощь. Сун и Джесс скрутили быстро и запихнули в машину, а Аню ещё некоторое время продолжали пинать ногами, затем бросили посередине дороги.

– Хватит с неё, поехали. У нас сегодня экзотика. Чур я первый! – прокричал сынок Аслана и побежал к машине.

Сев за руль, он посильнее выкрутил руль и под громкий гогот, доносившийся из машины, переехал избитую девушку. Всё это прекрасно видели многочисленные посетители кафе, вышедшие посмотреть на избиение, но никто не предпринял никаких попыток остановить извергов и помочь пострадавшей. Два часа пролежала Аня в луже собственной крови, пока обеспокоенные родители и Артём не отправились на её поиски. врачи сказали, что ещё час – и спасти Аню не удалось бы. У неё вырезали разорванную селезёнку, зашили печень и лёгкое, нижняя часть тела осталась парализованной – машиной повредили кости таза и спинной мозг. Аня осталась инвалидом.

Артёму через своего друга – сослуживца удалось достать запись избиения с камеры наблюдения кафе, находящегося рядом. Его друг работал там вышибалой, но имел возможности и знания для того, чтобы скопировать запись.

Мать с отцом начали активно искать правосудия, доходили даже до зама генпрокурора Украины. Везде им обещали разобраться, но никто не предпринимал никаких действий. Мать ходила к Аслану за справедливостью, тот её выслушал, а потом просто затравил собаками. От многочисленных укусов мать скончалась в больнице через два дня, не приходя в сознание. Отец по пути с работы просто пропал, шёл – шёл и пропал. Никто не видел, где он делся, куда завернул и с кем общался. Артём оббегал все окрестности, но ни одного следа отца не нашёл. Выложил запись избиения в интернет. Выкладывал из интернет – кафе, с постороннего адреса и имени, но кто-то его сдал и за ним началась охота. Ему пришлось прятаться, навещая сестру по ночам, но потом возле дома поставили круглосуточное наблюдение, и стало очень затруднительно попадать в квартиру. Ночевал он на заброшенном заводе. И вот ночью он проснулся от запаха гари. Выглянув через трещину в стене, он увидел горящую неподалёку машину и удаляющуюся троицу людей. Подойдя поближе, он с удивлением и нескрываемой радостью узнал горящую машину – она принадлежала Ренату, сыну Аслана. Интересно, а кто осмелился покуситься на собственность короля города? Нужно будет потом по больше узнать о них.


* * *

Утром он направился к квартире, пытаясь попасть к сестре. он давно собирался вывезти её в другое место, но постоянное наблюдение за квартирой и нетранспортабельное состояние сестры не позволяли этого сделать. Он сидел на чердаке соседнего дома и выжидал, когда соглядатаи уедут на обед, наблюдая за ними в бинокль. Видел подъехавший джип и вышедших из него двоих крепких парней: одного повыше, а другого пониже ростом, и вышедшего им навстречу одного из быков Аслана. Что произошло в подъезде, он не видел, но вышедший оттуда бандит вдруг принялся вытягивать и связывать своих напарников, запихивая их в багажник с такой лёгкостью, словно это были тряпичные куклы. Следующее, что он увидел – повергло его в шок: из подъезда вышел парень, тот что пониже, неся на руках его сестру, а пеленающий своих напарников бандит быстро сбегал в подъезд и вынес!.. Он не поверил своим глазам! Он вынес точную копию самого себя, только без головы, голову он держал за волосы. Загрузив тело в багажник, он развернулся и быстро направился к машине, на которой приехал, меняясь на ходу в высокого, который заходил в подъезд с низким. Вот это да-а! Это – ж какая техника способна на такое? Он читал где-то в новостях, что выпустили костюмы – хамелеоны для военных, но они были способны только менять цвет в зависимости от окружающей среды, но менять контуры тела и рост? Это только в фантастике было описано.

Выбежать вслед за машинами он не успевал. Выскочив во двор, он увидел только задние фонари замыкающей машины и направление, в котором они уехали. Он не увидел въезжающую с другой стороны двора машину, выходящего из неё одного из боевиков, приближающегося сзади и занесённую для удара руку с дубинкой. Удар, и бессознательное тело свалилось к ногам бандита.

Глава 6

Перелёт занял не очень много времени, всё таки, буксир двигается по быстрее спаскапсулы. У люка корабля нас встречала целая делегация: голограммы Ареса и Амины (Арес уже подсуетился и установил по всему кораблю голографические датчики), четыре боевых дроида и два медицинских. Медицинские сразу же подхватили тело Ани и понесли в медкапсулу на лечение и восстановление организма.

– С возвращением, адмирал! – торжественным голосом проговорила Амина. – Вы привезли новых членов команды? Представьте их нам.

– Да-да, очень просим!

– Знакомьтесь. Это – Виктор, он уже дал согласие на сотрудничество. После полного обследования он займёт место старшего корабельного техника. Девушку зовут Лика. Она ещё не дала ответ насчёт работы в нашей команде и диагностику ещё не проходила. Надеюсь, её ответ будет положительным. А это, – я повернулся к голограммам. – Арес и Амина – искусственные интеллекты рейдера, на борту которого мы находимся. То, что вы видите, объёмные голограммы. Они создают видимость натурального человеческого тела, имеют осязательные способности, умеют ощущать прикосновения, удовольствие и боль. Это – Таниз, она мой первый помощник и пилот корабля. Таниз прибыла к нам с другой планеты, из государства под названием Империя Аратан. Да, мы не одиноки во Вселенной, и вы можете мне в этом поверить. Лика! Ну, так как, ты согласна пройти тестирование и войти в нашу команду?

– Я! Я н-не знаю. – в голосе девушки слышались нотки неподдельного ужаса. – Всё так неожиданно повернулось. Чем мне это будет грозить? То есть, на каких условиях я буду работать и что выполнять?

– Давай я тебе расскажу перспективы работы в нашем коллективе. – вмешалась в разговор Амина. Я мысленно выдохнул, избежав занудного разговора с девчонкой. – Работая с нами, ты получаешь био-симбионт, это такой маленький компьютер, устанавливаемый в головной мозг, процедура абсолютно безопасна и проверена веками. Симбионт, или как его ещё называют, нейросеть, управляет всеми функциями твоего мозга, контролирует работу всего организма, позволяет установить в мозг и тело импланты, увеличивающие интеллект, память, силу, реакцию. Помимо этого, там встроен имплант мыслесвязи – ты сможешь мысленно общаться с другими членами команды. Наличие нейросети и медицинских капсул позволит тебе сохранить твою молодость и прожить несколько сотен лет. У нас на рейдере вся команда обеспечивается всем необходимым бесплатно, при спуске на планету ты получишь столько денежных средств, сколько тебе понадобится. У тебя будет своя персональная каюта, тебе уже не надо будет думать о завтрашнем дне – здесь всё есть, вернее – будет, как только адмирал обеспечит нас всем необходимым. Мы будем очень рады молодым и перспективным специалистам. Ну, так как? Какое будет твоё положительное решение?

– Я не знаю. – в голосе уже появились более бодрые нотки, перемежающиеся с нотками сомнения. – У меня на Земле остались двое самых дорогих мне существ: моя подруга Соня и немецкая овчарка Роза. Как я их оставлю?

– В этом нет ничего страшного, если твоя подруга согласится, то мы можем взять и её в команду, а на счёт своей собаки можешь не переживать – нашему Джеку будет компания.

– Какому Джеку?

– Джек – собака адмирала…

– Так, хватит меня называть по званию. – перебил я их диалог. – Я же вас просил называть меня просто по имени.

– Слушаюсь и повинуюсь, мой повелитель! Прости презренную рабу твою за её прегрешения.

– Перестань паясничать, а то…

– А то – что?

– По заднице получишь.

Амина повернулась к нам задом и задрала своё платье, открыв на всеобщее обозрение свой голый зад.

– Как прикажет мой повелитель! Только – будь нежен, ты у меня первый.

– Вот засранка. А ну марш отсюда! Ты мне так всю команду в свой разврат обратишь.

– Ну, хоть шлёпни слегка!

– Арес! Шлёпни её по заду, а то она меня совсем уже за капитана не считает.

– Да не вопрос! Пойдём, дорогая, я не хочу, чтобы твой позор видела остальная команда.

Во время нашей небольшой перебранки Лика и Таниз ухахатывались, вытирая слёзы рукавом, а Виктор стоял насупившись, погружённый в свои мысли.

– Вить, о чём задумался?

– Где мне свою девушку искать? И когда найду, как с ней быть?

– Найдём, не переживай. А на счёт – как с ней быть – с нами будет. На рейдер нужно много людей, плюс здесь находится ещё один корабль. Его тоже нужно восстанавливать, а на восстановление уйдёт не один год. После ремонта рейдера мы улетим, но вернёмся, как только справимся с заданием. Если у тебя есть ещё друзья и знакомые, то давай и сними поговорим. Вдруг кто захочет присоединиться к нам. Ещё вам скажу одну вещь. Нашу планету посещают корабли из других миров – это работорговцы. Они похищают людей и вывозят их с целью продажи, развлечений, разделки на органы. Координаты нашей планеты есть мало у кого, и добираться сюда проблематично, но один корабль мы перехватили. Вообще-то, мы перехватили два корабля, но на одном летела Таниз, и цели её были немного не такие, как у работорговцев. Участь работорговцев была не завидной. Их утилизировали. И люди, оставшиеся здесь, помимо ремонта корабля, будут заниматься перехватом кораблей работорговцев. У меня пока всё. А сейчас попрошу пройти в медкапсулы, на диагностику.

Мы пошли в медблок. По пути я обнял рукой Таниз за плечо, притянув к себе.

– Ну как ты? Как себя чувствует первая леди?

– Нормально, устала только немного.

– Ничего. Сейчас мы определим ребят, а потом пойдём в каюту, поедим, и спать. Ты согласна?

– Да. А с телами что делать?

– Арес ими займётся. Мы с ним уже разговаривали на эту тему. Он с них снимет мнемокопии, а затем – утилизирует. Восстановит у нас в каюте медкапсулу.

– А почему при наличии такого большого количества картриджей для пищевого синтезатора он не восстановил медкапсулы раньше?

– Я у него узнавал об этом. Картриджи состоят из аморфного порошка, синтезатор из него производит различные блюда, комбинируя молекулы в подходящую форму. Их вполне возможно переработать в органику для ремонта медкапсул, но картриджи являются стратегическими расходниками и имеют ограничения на использование. У Ареса даже соответствующие ограничения в программе прописаны, он их переступить не может. Вот мы и доставляем другую органику. Кстати, наш спасбот доставил воду из озера. Её уже очистили, так что мы сможем принять душ, смыть грязь, принесённую с планеты. Ты не против?

– Нет, с тобой хоть куда, хоть в душ, хоть в бассейн.

– Хорошо.

В медблоке получился небольшой казус: Лика наотрез отказалась снимать с себя одежду, мотивируя это тем, что не привыкла раздеваться перед посторонними, и вообще – она стесняется.

– Идите. Я ею займусь. – сказала Амина. – А Виктор не такой стеснительный, залез в медкапсулу так, как будто там его ждёт мешок денег.

– Он ждёт установки имплантов на силу. – проговорила Таниз. – Он сильно переживает за свою девушку и хочет гарантированно выручить её. Он в душе понимает, где она сейчас, вот и старается набраться силы, чтобы гарантированно её выручить.

– Да-а. Тяжело пацану. Ничего, поможем. Пошли отдыхать.


* * *

На следующее утро мы собрались в кают-компании, отремонтировал Арес ещё несколько помещений на корабле, помимо кают экипажа. Ребята уже были одеты в нанокостюмы. У них ещё не было нейросетей, поэтому костюмы обтекли тела, приняв стандартную форму. Лика сильно смущалась: Арес провёл с нею туже процедуру, что и с Таниз – удалил все волосы, а костюм обволок тело, как вторая кожа, поэтому, все её прелести были на виду. Смотрелось хорошо со стороны, а для неё – не очень.

– Солнце, ты не переживай! – начала успокаивать её Таниз. – Ты обалденно смотришься. Смотри, как мужики на тебя смотрят и слюни пускают. Фигурка – класс! И Виктор не смущается своего вида. Когда попадём на пляж, ты произведёшь фурор. Всё, успокойся, и пойдём завтракать.

После завтрака мы устроили небольшое совещание по поводу наших дальнейших действий. Виктор рвался на поиски своей невесты, Лика – к себе домой, а мы с Таниз уговаривали их не спешить, а сначала хорошо подготовиться, продумать, успокоиться, и только тогда, с холодной головой, заняться своими делами.

Отправив запрос Аресу, я просмотрел результаты тестирования ребят. Если у Виктора уровень интеллекта составлял всего 142 единицы, то Лика порадовала – 172 единицы.

– Я вас перебью. – проговорил я. – Виктор, твой показатель интеллекта – 142 единицы. Ты идеально подходишь на должность корабельного механика. Если согласен, то тогда Арес приступит к выращиванию био-симбионта по твоим показателям, импланты обсудим позже. Теперь Лика. У тебя… – я выдержал театральную паузу, заметив испуганное выражение и бледность лица. – Ты нас порадовала показателем в 172 единицы. Я хочу предложить тебе занять место программиста. Это – ремонт, программирование, наладка электронных систем и искинов. Если согласна, то тогда Арес и тебе вырастит симбионт. Согласна? Хорошо. После установки мы совершим визит на планету, а сейчас мне необходимо заняться своими делами. Так что, я вас оставляю. Когда симбионты будут готовы, Арес вас позовёт.

Я очень сильно хотел заняться осмотром артефактов. Меня манило всё неизвестное, а особенно тот артефакт, запаянный в герметичную колбу. Он не выходил у меня из головы, манил к себе.

«Арес! – вызвал я искин по мыслесвязи. – А ты можешь вырастить новое тело?»

– «В медблоке можно снять мнемокопию личности и взять образец ткани, а потом, при наличии органического сырья, можно за три дня вырастить новое тело и загрузить в него копию личности. А… ты что задумал?»

«Хочу посмотреть артефакты. а там мало ли что случится?»

– «На корабле я смогу вырастить тебе новое тело, и у меня есть твоя мнемокопия. Но я бы тебя просил поостеречься с артефактами. Неизвестно, какие последствия могут возникнуть от воздействия артефактов. У нас один учёный изготовил артефакт, который создал чёрную дыру и поглотил планету с лабораторией, ты не забыл эту историю?»

«Нет, не забыл. Но меня притягивает к этому артефакту, как притягивал к себе Тессакор. И я чувствую, что в нём нет ничего опасного.»

– «Но ведь он убил несколько человек!»

«Мне он не сделает ничего плохого, я это чувствую. Давай попробуем, а потом будем говорить.»

– «Ладно. Но с таким условием, если у меня возникнет хоть малейшее подозрение на опасность, то этот артефакт отправится в свободное плавание в сторону светила. Договорились?»

«Договорились.»

Я вошёл в комнату с артефактами, голограмма Ареса следовала рядом со мной, а чуть позади, шёл боевой дроид. Арес приготовился защищать своего капитана до последнего. После установки по моей просьбе голографических датчиков, он мог присутствовать по всему кораблю, даже в капитанской каюте. Достав колбу с артефактом, я с большой опаской разрезал её Тессакором. Артефакт лежал на полу, переливаясь радужными разводами. Что ж, раз решил – надо действовать. Протянув к нему руку, я коснулся слегка тёплый и мягкий материал, хотя со стороны артефакт выглядел как металлический. Вдруг артефакт начал менять свою форму, растекаясь по моей руке. Он стал похож на ртуть. В течение десяти – пятнадцати секунд артефакт тёк по левой руке, постепенно занимая место на всей протяжённости от кисти до локтя. Когда он закончил, то на моей руке появилось что-то типа наруча серебристого цвета с радужными переливами и большим количеством выступов по всей наружной поверхности. Я попробовал понажимать на них, подвигать в стороны, подковырнуть ногтём – никакого движения. Пробовал снять его с руки, применяя максимальное усилие, но наруч как будто прирос.

– Алекс, ты в порядке? – спросил Арес

– Да, всё хорошо. А что, что-то не так?

– Да. Когда его нашли, он никак не реагировал на прикосновения. Только убил людей. Я впервые вижу, чтобы артефакты могли самостоятельно передвигаться. Если начнёшь себя плохо чувсвовать – сразу говори мне.

– Хорошо. Давай посмотрим ещё артефакты.

– Нужно позвать Амину, она знает все артефакты и может рассказать о них.

– Амина! Иди к нам!

– Я здесь. – рядом с нами появилась её голограмма.

– Устрой нам экскурсию по хранилищу, расскажи об артефактах.

– Хорошо. Только известных артефактов здесь не более 10%. Остальные мне неизвестны. Их собирали по пути и помещали в хранилище с целью дальнейшего изучения. Не судьба.

– Ничего. Теперь мы займёмся их изучением.


* * *

В течении трёх часов Амина рассказывала мне об артефактах, которые знала, где их нашли, на каких планетах и астероидах. Самым древним артефактом была небольшая палочка чёрного цвета такой насыщенности, что, казалось, поглощала свет. Амина сказала, что на астероиде, где нашли артефакт, провели анализ на возраст. Так вот, анализ показал, что астероиду не менее двух миллиардов лет! И всё это время артефакт пролежал вплавленным в материал астероида, образуя небольшое искривление гравитации вокруг себя. Именно благодаря этому его и нашли. А я думал, что самый старый артефакт – Тессакор. Многие артефакты не поддавались никакому воздействию: их невозможно было ни просветить, ни анализировать, ни расщепить. И мой наруч не поддавался анализу. Его нашли на планете в развалинах, которым было несколько десятков тысяч лет, А сколько ему – неизвестно. И как выглядели жители планеты – выяснить не смогли, и как погибли – тоже. Не планета, а одна сплошная загадка. Будет возможность – выясним.

– Хватит на сегодня. – остановил я экскурсию. – Как там наша пациентка?

– Пациентка в порядке. Восстановление организма заканчивается, выращены новая селезёнка, почки, печень. Восстановлены кости, спинной мозг и нервные окончания. – выдал Арес полный отчёт по лечению Ани. – Так же провёл тестирование на интеллект. Интеллект 229 единиц. Она подойдёт или на медика, или на инженера, если захочет. Сразу сделал и мнемоскопирование. побеседуешь с ней? Она выйдет из медкапсулы через два часа.

– Так быстро?

– Медкапсулы работают на органическом сырье, компонуя необходимые клетки. – начала объяснять Амина. – А медкапсулы для младших рас работают на аморфном порошке. Время переработки порошка в необходимые элементы занимает большое количество времени. Из одного килограмма порошка получается всего 100-120 грамм биоэлементов, пригодных для создания клеток тела. Эти медкапсулы не предназначены для работы напрямую с органикой. Наши медкапсулы устроены совсем по другому. Поэтому, медкапсулы младших рас никак не переделаешь под наши стандарты.

– Это хорошо. А ребята как?

– Идёт установка нейросетей. – сказал Арес. – через час закончится. По имплантам мы тоже определились. Устанавливаются. Кстати, у био-симбионта есть одна особенность – он растёт и развивается вместе с носителем, добавляя со временем интеллект и новые функции работы мозга. Если ты будешь усиленно заниматься какой либо функцией, на которую у тебя нет импланта, то со временем симбионт вырастит такой прямо в мозгу. Например, у тебя нет импланта на силу, а ты хочешь стать сильнее, чем есть сейчас, то ты начинаешь заниматься силовыми упражнениями, и симбионт начинает менять твою мышечную структуру, постепенно образовывая в мозгу новые связи, отвечающие за работу мышечной системы. А затем появляется образование, выполняющее роль импланта. Но такой аналог импланта намного хуже выращенного в лаборатории. Он не соответствует всем нормам, он лишь выполняет те требования, которые требуются организму на данное время, и если условия нагрузки меняются, то и симбионту приходится менять условия выращенного импланта. А это всё занимает время. И ресурсы организма. Во всех снятых мной у пиратов нейросетях такой функции нет, потому, что они на основе нанитов, маленьких роботов, выполняющих роль проводников и усилителей нейроимпульсов.

– Ладно, это всё понятно. Ты расскажи. Ты же проводил ментоскопирование Ани?

– Да.

– Покажи мне сюжет её избиения.

Я смотрел запись памяти Ани. Видел лица всех тех, кто её избивал. Но, по крайней мере, двое уже понесли расплату.

– Сделай запись моих воспоминаний, тот сюжет, где Кевин убивает этих отморозков.

– Уже готова. Я сразу делал запись всего происходящего с момента вашего приземления. Хочешь показать Ане, когда она выйдет из медкапсулы? это хорошо. Пойдём в медблок. Там сейчас Таниз ждёт выхода ребят после установки симбионтов.

– Хорошо. А как ты считаешь, может ей стоит подарить что-нибудь из артефактов? Ну, что-нибудь полезное.

– Подари ей кулон. У нас есть пара артефактов, связанных друг с другом. Это кулон и перстень. Пара, которая их оденет, всегда будет знать о местонахождении и состоянии друг друга. И снять их может только тот человек, который их надел. – проговорила Амина. – Это свяжет вас сильнее, чем всякие записи в паспортах.

– Отлично, где они лежат?

– Там, в дальнем углу хранилища.

Я ушёл за артефактами. А в это время Арес спросил у Амины:

– Почему ты не сказала ему о побочном эффекте?

– Пусть для него это будет сюрпризом, всё таки эффект приятный, согласись.

– Да, в этом ты права.


* * *

Когда я вошёл в медблок, установка сетей ребятам ещё не завершилась. Как высветил таймер, до окончания осталось четыре минуты. Подождём.

– Таниз. – торжественным голосом проговорил я. – Мне бы хотелось преподнести тебе небольшой подарок в знак, так сказать, наших взаимоотношений. Я надеюсь, ты по достоинству оценишь его качество и красоту. Он словно олицетворяет тебя. Наклони голову, я его застегну.

При этом я достал руку из-за спины и показал ей небольшой кулон, висящий на длинной изящной цепочке. Кулон был очень красив, изготовленный из металла белого цвета и камня в середине такого красного насыщенного цвета, что он казался неестественным. Металл состоял из множества тончайших металлических нитей, перекрученных между собой и словно пронзающих камень насквозь, настолько необычно он был изготовлен. Перстень же был изготовлен из золотистого металла и тёмно-фиолетового камня, тоже необычайно красивого, и имел такое же необычное плетение золотистых нитей.

Как только застёжка цепочки защёлкнулась и кулон коснулся кожи девушки, камни в кулоне и перстне начали переливаться всеми цветами радуги, и между ними промелькнула небольшая молния голубого цвета.

– Ой! – от неожиданности Таниз чуть не подпрыгнула.

После этого камни вернулись в обычное состояние, только у меня в полупрозрачной глубине камня проскакивали и мигали небольшие красноватые угольки искорок. Очень красивое и завораживающее зрелище.

– Носи, красавица моя! В знак моей любви к тебе!

Чёрт. Что же такое происходит? Я же не собирался этого говорить. Вот гады! Опять эти искины мне какую-то гадость подсунули. Спелись, голубки. Ну, ничего, я ещё с вами отыграюсь.

– Амина! Что происходит?

– Прости, я не сказала про побочный эффект. Эти артефакты выводят наружу истинные чувства носителей, повышают влечение друг к другу.

– Так вот, значит, почему меня потянуло на лирику? Это всё – результат воздействия артефакта?

– Да.

– Ты почему раньше не сказала? Не предупредила?

– Ты должен был сам пройти через это. Если бы я тебя предупредила, то такого эффекта не было бы. Вот ты скажи, что ты почувствовал, когда кулон с перстнем вошли в контакт?

– Необычайно сильное влечение и любовь к Таниз. Я признался ей в любви. И судя по её реакции, у неё ответные чувства.

– Вот, вы с ней проявили истинные чувства. С этого момента ты будешь чувствовать всё, что с ней происходит на эмоциональном уровне, где бы она не находилась. И она также будет чувствовать твои эмоции.

– Как это можно блокировать?

– Длительной тренировкой чувств и эмоций. Как только сможешь их контролировать, Таниз перестанет тебя чувствовать. То же самое касается и Таниз.

– Ладно, экспериментаторы. Мы с вами потом поговорим. Поднимайте ребят.

Крышки медкапсул растаяли, открыв нашим взорам тела лежавших ребят. Лика смущённо пискнула и попыталась прикрыться руками, что у неё не очень хорошо получалось. Виктор же спокойно вылез из капсулы и стал ногами на свой костюм, начав одеваться.

– Когда мы полетим выручать мою девушку? – с решительным видом спросил он.

– Сначала симбионт должен развернуться и прирасти, это займёт ещё около часов трёх – четырёх. Вы должны адаптироваться к ним, настроить. И отдохнуть вам нужно. Сейчас часа три дня времени. Привыкайте, адаптируйтесь, а завтра с утра полетим. Полетим на буксире, ещё нужно будет пару дроидов. Мы сядем в глухом месте, и дроиды начнут загружать буксир почвой и растительностью. Я хочу на борту рейдера сделать парк с полянкой, пляж с песочком и пальмами. Пока начнём с завоза земли. А сейчас все в кают-компанию, обедать будем. Или же всё-таки дождёмся Аню и потом поедим?

– После медкапсулы пока ещё есть не хочется. – сказала Лика. – Можно и подождать.

– Хорошо. Пойдём сервировать стол.

– Попытайся сама встать из медкапсулы. – проговорил я, протягивая руку Ане. – Давай, у тебя получится.

– Вы издеваетесь? У меня нижняя часть парализована.

– Это тебе так кажется. Попробуй пошевелить ногами. Я сейчас прикоснусь к твоим пальцам на ноге. Чувствуешь?

– Да! Ой, а как это? Ведь врачи утверждали, что у меня никогда не появится возможность чувствовать свои ноги. А тем более – ходить. Как такое возможно?

– Данное оборудование способно не только поставить на ноги, но и создать новое тело. Ты хоть помнишь меня?

– Да. Ты Алексей, одноклассник моего брата.

– А почему я тебя не знал раньше, когда мы учились вместе с твоим братом?

– Я жила у бабушки в деревне. У меня было слабое здоровье с рождения, и меня бабушка забрала к себе, на свежий воздух и деревенскую еду. Там я закончила школу, и для поступления в институт переехала в город к родителям и брату. Проучилась два курса, и со мной случилось ЭТО. Родителей убили, когда они начали добиваться справедливости – сначала мать, потом отца. А брат спрятался, его искали по всему городу, но он умудрялся приходить ко мне по ночам, кормил, переодевал и мыл меня. А потом пришли вы.

– Сочувствую твоему горю. У меня есть для тебя одна новость: двое из четверых уже ликвидированы. Арес! Покажи запись. Но сначала ты должна вылезти из медкапсулы. Давай, поднимайся. Если что, я тебя поддержу.

Аня с большим трудом и опаской вылезла из капсулы, опираясь на мою руку.

– Давай, давай, не бойся. В медкапсуле тебе восстановили весь организм. Теперь будешь отъедаться, обрастать мясцом, так сказать. Вот. Молодец. Давай шажок, ещё шажок. Смелее. Теперь становись на этот куб и ничего не бойся.

Когда наниты начали обволакивать тело Ани, она замерла и боялась пошевелиться хотя-бы на миллиметр. Я попутно объяснял ей свойства и функции костюма.

– А теперь – обед. Уже всё накрыто, нас ждут.

Пообедав, мы провели ребят по каютам, обживаться. А потом с Таниз отправились к себе.

– Как ты думаешь, с этих ребят выйдет что-нибудь путное? – спросил я Таниз, когда мы остались одни. – Сильно они молодые и наивные.

– Думаю – да. У нас в Содружестве всем с восемнадцати лет ставят нейросети, исходя из финансовой возможности и показателю уровня интеллекта. А вы с Аней смотритесь вместе.

– Что ты? Она всего лишь сестра моего друга. А ты уже ревнуешь?

– Нет. С чего ты взял? В Содружестве узаконено многожёнство. И количество жён зависит от социального положения и богатства человека. Вот ты, как владелец и капитан боевого сверхтяжёлого линкора…

– Не боевого сверхтяжёлого линкора, а среднего сверхдальнего разведывательного рейдера. Запомни.

– По классификации Содружества – этот корабль расценивается, как сверхтяжёлый линкор, причём такой огневой мощи, аналогов которой ещё ни у кого нет. У нас, конечно, есть туннельные орудия, но ни одно не имеет длину разгонной шахты, составляющую даже тысячу единиц диаметра. И скорость перезарядки этих орудий превосходит орудия Содружества на порядки. Плюс броня. В Содружестве используют композиты. Состав приблизительно одинаков, но отличия заметны с первого слоя. Его невозможно пробить даже выстрелом в упор.

Вдруг у меня перед глазами высветилось предупреждение от Ады:

«Внимание, обнаружено не санкционированное подключение к симбионту носителя. Неизвестный источник пытается получить доступ ко всем управляющим функциям нейросети. Блокировать подключение нет ни малейшей возможности.»

«Где находится источник подключения?» – задал я вопрос по мыслесвязи.

«На теле носителя. Меня отключают. Я не могу ничего сделать. Рекомендация – поместить носителя в…»

Затем, перед глазами высветилась надпись на неизвестном языке. Под ней находились две иконки, одна из них мигала, подсвеченная зелёным цветом. Не трудно было догадаться, что пыталось подключиться к моей нейросети. Наруч. Сам открыл его. Ну, что ж, буду идти до конца. Мысленно нажав на зелёную кнопку, я приготовился к самому плохому, однако ничего не происходило. Снова высветилась надпись перед глазами, только на этот раз она была на вполне понятном, русском, языке:

«Синхронизация с симбионтом завершена. Языковая база адаптирована с носителем. Вас приветствует персональный защитно – биологический разумный искусственный комплекс 16-го поколения «Брат-16РС». Я являюсь полноценной искусственной личностью с системой защиты носителя. Личность симбионта отсканирована и внедрена в меня. Вы можете выбрать любую личностную настройку из находящихся в доступной памяти. Для полноценного функционирования комплексу потребуется 72 часа на адаптацию к организму носителя. Не снимайте комплекс с руки.»

Надпись пропала, а на её месте появилось стандартное меню нейросети, только со значком папки под названием «Брат-16РС». Я открыл папку, и тут же всё обозримое место перед глазами заполонили маленькие иконки. Это же сколько функций включает в себе этот комплекс? Буду пробовать разбираться.

Углубившись в изучение, я не заметил, как надо мной начала зарастать крышка медкапсулы. Но сознание моё не отключилось. Вместо этого у меня началась загружаться база знаний по управлению этим комплексом. Я отчётливо видел всю информацию, осознавал её, впитывал, как губка. Скорость изучения базы выросла вдвое по сравнению с обычными базами. Обратив внимание на объём базы, я поразился – она соответствовала третьему рангу базы пилот. Только пилота я учил 40 дней до третьего ранга, а эту базу я проучил всего 3 часа. Уже три? Три часа, и я учу второй ранг. Ещё шесть часов и вся база будет выучена. Круто! Вот бы все базы так учить.


* * *

Крышка капсулы растаяла. Надо мной склонилось шесть обеспокоенных лиц.

– Почему ещё не собрались к полёту на Землю? – ляпнул я первое, что пришло мне в голову.

– Лёшенька! Как ты себя чувствуешь? – В голосе Таниз звучало нескрываемое беспокойство. – Как ты?

– Хорошо. А что случилось?

– Ты пробыл в медкапсуле трое суток! Я тебе говорил, что это опасно? Почему ты не послушался? – я думал, что у Ареса сейчас начнётся истерика. – Мы не могли ничего сделать ни с твоим разумом, ни с этим наручем. Что он с тобой сделал?

– Успокойтесь. Всё в порядке. Этот наруч – разумный биологически – защитный комплекс. Он активировался и адаптировался к моему симбионту. На адаптацию ему потребовалось трое суток. И пока проходила адаптация, я выучил базу по управлению комплексом. Вы представляете? Я выучил базу, соответствующую третьему рангу пилотской всего за сутки, настолько он ускорил обучение. Кстати, Арес, ты знаешь, почему умерли люди, которые его касались. Их уровень интеллекта не соответствовал минимальным требованиям. Их мозг просто сгорал при попытке комплекса войти с ними в контакт. Я и то подошёл только по минимальным параметрам. У него загружена очень обширная база знаний. В ней есть всё: и история их мира, как он погиб, и достижения науки и техники, изобретения учёных. Погибли они из-за контакта с инопланетной цивилизацией, по снимкам очень похожей на аграфов. Это было последнее изготовленное изделие одного учёного. Перед своей смертью он загрузил в комплекс всю базу знаний своего мира.

– А как он смог зарядить его пси энергией?

– Ты не поверишь, их учёные сумели создать аккумулятор, способный удержать энергию пси. Больше всего энергии выделилось во время массовой гибели жителей планеты. Вообще, накапливание пси-энергии было побочным эффектом. Этот аккумулятор изготавливали для накопления энергии для питания защитного экрана планеты. Но они не успели. Аграфы нанесли удар раньше. Выживших осталось совсем немного.

– Из-за чего аграфы напали на их планету?

– Особая биология развития населения привела к тому, что средний уровень интеллекта составлял 200 единиц по классификации Содружества. Их планета находилась в системе, окружённой пылевым облаком, и поэтому её никто не обнаружил. Кроме аграфов. Аграфы уже тогда искали способы изготовления биоискинов. Такую технологию они нашли, вернее захватили у одной расы, воспоминания о которой они стёрли вместе с их планетой. Для производства искинов требовались мозги с индексом интеллекта не ниже 520 единиц. Раса эта называлась Маналы. Уровень развития у них был такой, что они могли спокойно заселить всю галактику. Они не были агрессивны, и если бы Арии обнаружили их планету, то тандем Маналы и Арии были бы непобедимы. Однако, Маналы избрали другой путь развития. Все их учения были направлены на развитие духовной составляющей своей нации. Они стремились перейти на новый уровень существования, так называемый, энергетический. Но пришла беда. Аграфы сначала к ним пришли с дарами, они предложили им новинки своей, как они сказали, техники. В это время у Маналов начали пропадать самые умные граждане их мира. Почуяв не ладное, аграфов попросили покинуть систему и больше никогда у них не появляться. Аграфы ушли, но спустя пару лет вернулись, и вернулись с большим флотом. Имеющимися оборонительными сооружениями флот был уничтожен. Тогда один учёный предложил построить защитный купол, который закрыл бы всю планету. Разработки этого учёного рассматривались на коллегии академиков планеты. – рассказывал я выученную историю планеты, попутно одевшись и идя в кают-компанию. Я сильно хотел есть. – Проект утвердили, но на его реализацию не хватило времени – вернулись аграфы, но с таким количеством кораблей, что планетарная оборона не справилась. Армада кораблей была почти полностью уничтожена, но и планета понесла такой ущерб, что экосистема не могла восстановиться. На одном захваченном корабле команда добровольцев отправилась на планету аграфов по записанным в искинах координатам. На борту находилось самое смертоносное оружие, которое смогли создать их учёные. Планету уничтожили.

– Это, случайно, не 132 тысячи лет назад произошло?

– Да. Это произошло тогда.

– Поэтому наши учёные удивлялись сокращению численности аграфов и откат их технологий на уровень первого контакта с ними. Аграфы тогда объяснили это ошибкой при биологических экспериментах и вымиранием нескольких миллионов особей. Арии им предложили помощь, но аграфы отказались, попросив не вмешиваться в их дела и не летать к их планетам. Ну, а что было дальше?

– Во время массовой гибели людей экспериментальный образец был подключён к приёмным эмиттерам для закачки солнечной энергии. Они уловили и перенаправили в аккумулятор выделившуюся пси-энергию. Для учёного это было неожиданностью. Их раса знала о возможностях пси-энергии, но собирать её у них не было возможности. Попробовав частью энергии зарядить какой-нибудь предмет, учёный вспомнил о своей разработке искусственного разума, биологическом искине с функцией защитника носителя. Направив в него потоки пси-энергии и данные из центрального информационного фонда, он включил подачу энергии. В этот момент аграфы нанесли очередной удар по планете. Жёсткое излучение убило всё живое. Не пострадал только биоискин, он находился в защищённой капсуле, в которой закачивался энергией. Поток энергии и информации никто не контролировал, никто не выключил. В этот наруч вошла не только вся энергия, но и информация со всей планеты, и видео с блоков наблюдения и контроля всего происходящего в лаборатории. Переизбыток энергии дал возможность сформироваться полноценной личности. Девяносто шесть тысяч лет пролежал артефакт на погибшей планете, пока его не обнаружила экспедиция рейдера. А люди погибли из-за того, что их мозг не мог справиться с таким потоком информации и сгорал. «Брат-16РС» очень сожалеет о погибших людях, он не мог предупредить их об опасности контакта с ним.

– А из чего они смогли изготовить аккумулятор? Какой материал использовали?

– Я не знаю. Вся информация есть в закачанных в него базах знаний. Как только выучу – сразу тебе расскажу. Хотя… Подожди.

Я попытался вызвать на связь Брата.

«Соединение установлено и готово к использованию». – ответил он мне.

– Скажи, а ты сможешь перекачать всю информацию в хранилище корабельного искина?

«Перекачать – нет. А вот создать копию и передать на изучение – вполне возможно. Вот только в хранилище не хватит места для всей информации, необходимо увеличить объём памяти в 22,003 раза».

– Он меня взломал! – прокричал Арес. – Алекс, какого зверя ты разбудил?

– Не кричи. Он только проверил объём хранилища, и всё. Для всей информации места не хватит.

– Да, я знаю. Мне пришло сообщение о необходимости увеличения обьёма памяти. Как только появятся ресурсы – я сразу этим и займусь. Я разберусь с тем, как он смог взломать меня. Я хочу себя так же проабгрейдить. Этот искин превосходит меня на порядки, а размер имеет в сотни раз меньше.

– Хорошо. Брат, кстати нужно будет придумать ему имя, передаёт тебе извинения за взлом, и говорит, что с большим удовольствием поможет тебе с улучшениями. И говорит, что ты для него, как младший брат, он не даст тебя никому в обиду.

– Ну, хорошо. – по голосу Ареса было слышно, что ему польстили слова брата. – Обеспечь меня необходимыми ресурсами побыстрее.

– Что тебе для этого нужно?

– Хранилища данных имеют монокристаллическую структуру. для изготовления монокристаллов хорошо подойдёт горный хрусталь чистой воды, и как можно больше, ну хотя бы один килограмм.

– Я смогу достать десять килограмм хрусталя. А может и больше. Посмотри записи исследования пород из астероидного пояса. Там в одном астероиде была каверна с кристаллами горного хрусталя. Я тогда не обратил на это внимания, а сейчас вспомнил. Если этот хрусталь не подойдёт, то на Земле есть хрусталь, и в довольно больших количествах. Ещё какие ресурсы нужны?

– Пластик. Нужно много пластика для ремонта внутренней переборки корабля. Вот бы попасть на тот завод, там имеются синтезаторы, которые могут синтезировать любой нужный материал из всего, что под руку попадёт. Если бы у меня был такой, то я бы наделал всего необходимого из материала этого планетоида. И не нужно было бы добывать ресурсы на планете.

– Не переживай ты так. Как только прибудем на завод, так сразу и изготовим для тебя такой синтезатор. Давай прервёмся, я такой голодный, что готов съесть быка на ужин.

– Хорошо. и напоминаю – у тебя запланирован полёт на планету. К полёту всё готово. Как только соберёшься – сразу можете лететь. Виктор уже места себе не находит, всё рвётся полететь один.

– Хорошо. Я поем, и сразу можем вылетать. Сообщи всем.


* * *

Во второй вылет мы полетели не все. Таниз осталась на корабле – она очень хотела побыстрее выучить пилотские базы, для того, чтобы управлять техникой Древних. Пока только я мог ею управлять. Базы Содружества не воспринимались искинами Джоре.

Тягач высадил нас опять возле того озера. На этот раз дорога немного просохла, так что наш подготовленный джип легко преодолел несколько километров до трассы. А дроиды, прибывшие с нами в тягаче, приступили к загрузке почвы и растительности. Мы начинали создавать свой уголок живой природы. Арес выделил для этого помещение размерами пятьсот на триста пятьдесят метров, как раз над рубкой управления и гипердвигателем.

При въезде в город нас встретил пост гаи с до зубов вооружёнными бойцами спецназа в количестве десяти человек, и пятью продавцами полосатых палочек. Кевин, сидевший за рулём, повинуясь моей команде, послушно остановил машину в зоне досмотра. Шмонали нас часа два. Проверяли документы, удостоверение Кевина, как профессионального телохранителя, пробивали его оружие по базам данных. И не нашли ничего лучше, как предъявить претензии по поводу внешнего вида машины. Она, видите – ли, сильно грязная. На мою просьбу выписать протокол отреагировали так, как будто я пришёл к ним требовать с них долг десятилетней давности. Промурыжив нас ещё двадцать минут и поняв, что срубить бабла не получится, нас отпустили с пожеланиями частых остановок и гвоздей под колёсами.

Я скомандовал ехать к дому Ани, вдруг Артём находится где-то близко? Мне кажется, он тайно наблюдает за квартирой, и если мы появимся, то сможем выманить его из укрытия.

Проехав мимо дома Ани, мы заметили во дворе чёрный внедорожник с сидящими в салоне людьми явно бандитской наружности.

– Кевин, пойдём, прогуляемся. – сказал я, припарковав машину за углом так, чтобы её не было видно сидящим в машине.

Изображая людей, находящихся в состоянии алкогольного опьянения, мы подошли к джипу.

– П-пацаны, дайте закурить. – заплетающимся языком проговорил я. – Отмечали день рожденья, пропили всё, даже на сигареты не осталось.

– Мы не курим. Шли бы вы отсюда, а то…

– Что – а то? Тебе что, жалко пары сигарет?

– Ты чо, нарываешся? Мы вас сейчас здесь уроем.

– Нехороший ты человек, злой, как собака.

– Ты кого собакой назвал, инвалид? – сидевший за рулём браток начал выходить из себя. – Вам пиздец. Парни, навалим инвалидам.

Двери машины распахнулись и трое из четверых братков вышли в свой последний путь. Кевин просто нанёс удары сверху по головам двоим, в мгновение ока вышибив дух. Я же одного своего противника просто оглушил, того самого, что сидел за рулём и хамил как бессмертный, а второго придушил, затянув кожанку вокруг шеи.

– Аня, выходи! – крикнул я, зная, что мои люди за нами наблюдают из-за угла дома.

– На чердаке дома на против есть движение. – сообщил Кевин, когда ребята все вместе подошли к нам.

– Я, кажется, знаю, кто это там прячется. Тела и этого загрузи в машину. Мы скоро уезжаем, а следы оставлять не хочется. – и повернувшись к Ане, сказал: – Смотри, кто идёт.

Из подъезда дома напротив вышел, слегка покачиваясь, человек, одетый в бесформенный балахон с капюшоном на голове.

– Артём! – сразу узнала брата Аня и кинулась ему навстречу.

– Сестрёнка! – услышали мы голос Артёма.

На полпути к нам Артём остановился и сел на землю.

– Кевин, принеси его к нам.

Андроид молнией мелькнул вперёд, обогнав Аню и легко подняв тело Артёма, вернулся к нам.

– Живой? – спросил я, приложив руку к шейной артерии. – Ты как?

– Ты кто? – ослабевший голос Артёма было еле слышно.

– Не узнал? Я – Лёха Орёл, Алексей Орлов.

– Лёха? Слушай, у тебя есть что пожевать?

– Ты сколько не ел?

– Неделю, может чуть больше. Точно сказать не могу.

– Ладно, потом расскажешь. Поехали, поедим.

Загрузившись в обе машины, мы поехали в магазин одежды – нужно было прикупить хороших шмоток ребятам. Да и Артёма приодеть нужно. Мы поехали не просто в магазин. Мы поехали в самый дорогой бутик города. встретили нас очень прохладно, попытавшись даже выгнать Артёма, но потом провожали, как королей, загрузив в багажник ПАТРИОТА половину товара из магазина.

– Ну а теперь – в ресторан!

– Я с тобой с роду никогда не рассчитаюсь. – прожёвывая купленный по пути в ресторан батон с колбасой, проговорил Артём.

– Ещё успеешь. У меня для тебя есть работа. Если согласишься, то и отработаешь.

– В благодарность за сестру и в знак старой дружбы я готов на всё. Ты лучше расскажи, а как получилось вылечить мою сестру? Ведь все врачи в один голос утверждали, что она никогда не сможет ходить, что её травмы не дают ей на выздоровление ни единого шанса.

– У нас ты и не такое увидишь, если присоединишься. А сестру поставили на ноги и вырастили новые органы вместо повреждённых, меньше, чем за сутки.

Мы ехали втроём в трофейном внедорожнике, Артём сидел рядом со своей сестрой на заднем сидении, которая, наревевшись от радости, дремала, положив голову на плечо брата. Брат же старался как можно аккуратнее сидеть, не шевелясь, жевать еду и попутно беседовать.

– Артём. А ты хочешь отомстить Аслану?

– Мне бы его сынка достать!

– Извини, но ты опоздал. – я протянул ему планшет с записью гибели бандитов, покалечивших его сестру. – Это Кевин постарался. Если бы я раньше знал, то они умерли бы намного медленной и мучительной смертью. Но здесь их только два, ещё два где-то бродят. Сегодня ночью я хочу наведаться к Аслану в бордель, у меня есть подозрения, что там он удерживает девушку Виктора и одногруппниц Ани.

– Я с тобой. Не хочу пропустить веселье. Хватит этому царьку местному над людьми издеваться.

– Хорошо. Только когда мы пойдём вперёд, ты не путайся под ногами, не мешай. Договорились?

– Почему я не должен путаться под ногами?

– Ты за нами просто не успеешь. Я уже не тот, каким был раньше. Потом ты всё узнаешь, а сейчас просто выполни мою просьбу.

– Ладно. Но тех оставшихся двоих – мне.

– Само собой. Ладно, мы приехали. Пойдём в ресторан, пообедаем. Нам нужно дождаться темноты, чтобы меньше кто видел.


* * *

Ужин в ресторане был выше всяких похвал. Я не хочу сказать, что еда, приготовленная на пищевом синтезаторе, была не такая вкусная, просто эта была из натуральных продуктов, а на синтезаторе готовилась из аморфного порошка. Подсознательно мы это понимали, поэтому особого удовольствия от еды не испытывали. Вот когда Арес построит стазис-хранилище – тогда мы его загрузим натуральной едой, и нам будет что есть во время полёта.

Виктор и Лика уплетали еду за обе щёки, ну ещё бы, они ни разу небыли в ресторане, тем более в таком шикарном. Я очень жалел, что со мной не было моей Таниз, я думаю, ей понравилось бы здесь, в ресторане. Ничего, мы с ней устроим себе шикарные выходные перед полётом где-нибудь на Мальдивах, или на Гоа, потом вместе решим.

Но, рано или поздно всему хорошему приходит конец. Нам пора было выдвигаться к дому Аслана.

У Аслана было выкуплено целых десять гектар земли, с небольшим ставком, парком вокруг него и большим количеством построек. Как усадьба у помещика.

Дом, вернее загородный замок этого местного царька нас встретил суетой, скандалами и криками: из подъехавшего микроавтобуса выгружали обезглавленные тела Рената и его дружков. Аслан рвал на себе волосы и обещал самые суровые пытки тому, кто убил его бедного сыночка. О том, что его сыночек покалечил и убил не один десяток людей, Аслан не вспоминал. Для него это было само собой разумеющееся. Он считал себя здесь царём и богом, а всех дерзнувших покуситься на его власть, или поставить под сомнение его право повелевать, он уничтожал с особой жестокостью.

Мы с Кевином предстали перед Асланом и его людьми безмолвными чёрными тенями. От неожиданности Аслан замолчал на полуслове, прекратив сыпать проклятиями и угрозами в адрес убийц сына. У меня в руках был мой Тессакор, а Кевин вырастил два острейших клинка из нанитов, составлявших основу его тела.

– Ну, вот мы! И что ты с нами собирался сделать? Скажи в глаза, если ты мужчина.

От такого оскорбления и нашего наглого появления Аслан потерял дар речи. На небольшом совете мы решили не выжидать время и не прятаться, а пойти в лоб – достойных противников для нас там не было. Аслан открывал и закрывал рот, как рыба, выкинутая на берег.

– Схватить их! – наконец вырвалось из его горла. – Я их лично зажарю на медленном огне! – его голос дал петуха, а по подбородку потекла струйка слюны.

– Не напрягайся, а то обсерешься. – проговорил я, уходя с линии атаки одного из его головорезов. – Кто тебя обосранного уважать будет?

Кевин взмахнул руками, и два разрубленных тела свалились к его ногам. У Аслана глаза на лоб полезли при виде столь лёгкой смерти его людей. Мой противник прожил на одну секунду дольше. Просто я его не разрубил, а проткнул мечом, дам тому возможность насытиться жизненной энергией. Очень страшное оружие мне досталось по наследству. Когда мой противник рухнул к ногам высохшей мумией, Аслан полными ужаса глазами посмотрел на нас и спокойно произнёс:

– Ты один из Джоре?

Его вопрос слегка выбил меня из колеи. Я не ожидал этого. Брат мне подсказал, что, скорее всего, Аслан – агент работорговцев.

– И давно ты сотрудничаешь с работорговцами?

– Раз ты об этом догадался, то знай: ты влез в большой бизнес. И неважно, какие у тебя возможности – тебя достанут где угодно.

– Интересно, не Мганга ли шестнадцатый, случайно? – по его побледневшему лицу было видно, что я угадал его покупателя. – Так хочу тебя заверить – его корыто уже переработано на металлолом, а сам он послужил сырьём для медкапсул.

– Ты лжёшь! Его корабль невозможно уничтожить, у него самый лучший и непобедимый крейсер во всём исследованном космосе!

Его реплики лишь вызвали у меня безудержный смех.

– Ты считаешь, что он сопротивлялся захвату? Да его корыто было захвачено без малейшего выстрела, а он сам пленён и казнён. Тебя ждёт такая же участь. Ты его помнишь? – при этом, я повернулся к вышедшему из-за кустов Артёму. – Или его мать? Или отца?

– Да. – еле выдавил из себя ответ Аслан.

– А что твой сынок сделал с его сестрой и её одногруппницами, знаешь?

– Мой мальчик развлекался.

– Развлекался? Ты считаешь, что избить и покалечить человека – развлечение? – вскричал Артём. – Давай я с твоей семьёй так по развлекаюсь.

– Мой сын никогда не сделает зла человеку, а вы все не люди. Неверные. Только правоверные достойны называться людьми.

– Ах, не люди? Да ты вообще перестал относиться к роду человеческому. Одно только пособничество в торговле людьми уже приведёт тебя к смертной казни.

– Не тебе меня судить, щенок! Я вас порву на мелкие кусочки!

– Ты что, совсем башкой стукнулся? – не скрывая смеха, спросил я. – Или у тебя от вседозволенности башню снесло? Тебя судить, в привычном для тебя понимании, никто не будет. Твоя судьба теперь полностью зависит от них.

Я показал на Артёма и подошедшую к нам Аню. При виде Ани, живой и здоровой, у Аслана глаза на лоб полезли.

– Что, не ожидал? – я постарался придать своему голосу как можно больше ехидства. – А я её на ноги поставил. Кстати! Своих головорезов можешь не искать – они уже давно удобряют землю. Ладно, побеседуем мы с тобой потом, а сейчас у нас очень много дел. Я хочу осмотреть твои хоромы на предмет инопланетных технологий. Общаться с инопланетянами и не выклянчить у них чего-нибудь – это не по твоей натуре.

Схватив под руку Аслана, я пошёл в дом. Кевин безмолвной тенью скользнул вперёд, проверяя помещения на предмет засад. Артём с сестрой шли за мной следом, рассматривая богатую обстановку.

– Выбирайте, что вам нравится! Аслан угощает!

– В смысле, что вам нравится? – переспросила Аня.

– Мебель, картины, обстановку. Да что угодно! Аслан сегодня добрый, Аслан сегодня будет одаривать всех подарками.

Местный царёк, прямо, дрожал от негодования, сдерживая ярость. Он уже начал понимать, что никто его уже не оставит в живых.

– Семью не трогайте. – начал он вымаливать жизнь своим родственникам. – Они не знают ни о чём. только Ренат участвовал во всех моих делах.

– Твои слова ничего не стоят.

«Здесь, на входе в подвал, стоит древний охранный дроид» – пришёл отчёт от Кевина по мыслесвязи.

«Уничтожай»

– Дроид в охране? Гм-м. – с усмешкой проговорил я. – Он тебе не поможет.

В это время под ногами ощутимо бумкнуло, пол ударил по ногам, стены затряслись, а из соседней комнаты раздался звон посыпавшегося стекла.

– Дроид уничтожен. – сообщил появившийся Кевин. – Он охранял вход, закрытый бронированной дверью.

– Хорошо. Сейчас вскроем. Вот видишь, Аслан, инопланетная техника тебе не очень помогла. Говори, что за дверью?

– Убежище. – сцепя зубы, прошипел Аслан. – Там моя семья укрылась.

– Семья? Вот и отлично. Пойдём, пообщаемся.

– Открывай! – потребовал Артём, когда мы подошли к бронированной двери.

– Не могу. Она закрыта изнутри.

– Врёшь. – проговорил я. – Это корабельная бронедверь, она открывается с двух сторон. Твоё запирательство не спасёт твою семью.

Я достал Тессакор и, вонзив его в районе замка, вырезал часть двери.

– Заходим. – проговорил я.

Кевин толкнул дверь ногой, и, выпустив из рук лезвия мечей, рванул вперёд, на разведку. Раздалось несколько выстрелов, затем прозвучал взрыв, скорее всего гранаты. Во время взрыва лицо Аслана побледнело, и он пошатнулся и упал бы, не держи я его за руку. В это время показался Кевин, державший на руках коробок со свисающими с него оборванными проводами.

– Что это? – спросил я.

– Арес сообщил, что это шахта искина малого корабля. – ответил Кевин. – Он управлял защитой бункера. Нам повезло, что я успел его вырвать из креплений и лишив питания. Он не успел активировать самоуничтожение.

– Выжившие есть?

– Да. Все, кроме двоих. Один оказал сопротивление, вытрелив в меня из своего допотопного порохового оружия, а второй подорвался на своей собственной гранате, когда пытался в меня её кинуть. Но не получилось у него это, граната вдруг оказалась у него в штанах.

Мы с Артёмом заржали во время его слов, а пришедший в себя Аслан, начал сыпать проклятия в наш адрес.

– Да заткнись ты уже, достал. Раньше нужно было думать, когда людей убивал, калечил и продавал в рабство. Молись, чтобы тебя убили быстро, без мучений. Артём с Аней на тебя бо-ольшой зуб имеют. Где ты держишь пленников? Отвечай!

Я встряхнул его за шиворот, как кота шкодливого. При этом он издал какой-то писк.

– Не нравится? Отвечай, где ты держишь пленников? Не надейся, что твоё молчание продлит твою никчёмную жизнь. Я всё равно узнаю, где они. Не ты, так твоя семья нам ответит. Я уверен, они будут посговорчивей.

– Не трогай мою семью, щенок. – слегка придушенный воротником одежды, просипел он. – Я всё скажу.

– А почему ты не пожалел мою семью? – спросил Артём. – Почему мою мать затравил собаками?

– Вот, теперь ты видишь, что твои просьбы могут ни к чему не привести? Ты утратил человеческий облик с первым убийством, с первой покалеченной человеческой судьбой. Давай, говори – облегчи свою участь.

– Третий сарай, прямо по дороге. Под ним, в подвале, камеры с пленниками, приготовленные к отправке. В охране два человека.

– Почему в усадьбе сейчас так мало людей?

– Все в городе, ищут пропавшие группы, следившие за квартирой, и убийц моего сына.

– Ха! Посмотри в зеркало, в нём ты увидишь главного убийцу своего сына.

– Мой сын вырос настоящим мужчиной, он не боялся смело, в лицо смотреть опасности.

– Да-а! Герой! Это же сколько нужно смелости, чтобы вчетвером избить одну девушку, при этом переехав её машиной. Поступок, достойный настоящего мужчины. Воевать с бабой – это так по мужски! Слушай, запиши мне рецепт такой смелости, а то у меня её хватает только на то, чтобы прийти в охраняемый вооружёнными мужиками дом и добиваться справедливости. Или вот, ещё лучше. Вот стоит перед тобой Анна, та самая, которую твой сынок покалечил со своими подельниками. Расскажи ей о вашей мужской смелости и удали, герой хуев.

– Капитан! – вмешался в наш разговор Кевин. – Арес сообщает, что во двор въехало четыре машины, гружённые людьми общим количеством двадцать два человека.

– Вот как? Поэтому ты был так спокоен? Ждал, когда к тебе помощь придёт? Ты ошибся.

– Вам уже не уйти. Мои ребята вас порвут на клочки. – сразу встрепенулся Аслан. – Вы умрёте очень медленной и мучительной смертью, за то, что убили моего сына и угрожали мне и моей семье.

Он попытался вырваться из моих рук, выкручиваясь как угорь. При этом он непрестанно рассказывал ужасы пыток, которым он нас подвергнет.

– Сдавайтесь сразу, и вы сможете прожить как можно меньше.

– Заебал. – хлёстким ударом по затылку я вырубил Аслана, и, повернувшись к Артёму, сказал:

– Свяжи его, и глаз с него не спускай. Мы с Кевином выйдем, разомнёмся.

– Я с вами!

– Нет. С нами ты не пойдёшь. Ты за нами просто не успеешь. Кевин – андроид, в смысле – робот. На мне одета броня (в этот раз я был в своём комбинезоне, перестроенном под красивый костюм), да и тело модифицировано. Когда тебя модифицируем, тогда и будешь участвовать в потасовках. Кевин! Боевое положение!

Над правым плечом андроида появилась короткая пушка, со стволом такого диаметра, что туда мог легко влезть мой палец. На правой руке выросло лезвие меча около метра длиной, а на левой – небольшой щит, закрывающий половину туловища, затем, видимо подумав своими позитронными, или какие у него там они, мозгами, щит поменял форму и стал похож на пистолет с очень толстым стволом. Затем Кевин подошёл к стоявшим на полке металлическим статуэткам каких-то животных и начал погружать их в своё тело.

– Ой, а что он делает? – спросила Аня.

– Я пополняю ресурсы для своего оружия. Встроенный комплекс переработает металл и изготовит снаряды для туннельной пушки. – он поднял левую руку и показал нам оружие. – Вес одного снаряда – два грамма, скорость – двести километров в секунду, не самое мощное оружие, хоть и скорострельное. У противоабордажного дроида она намного мощнее и менее скорострельная. Я готов.

Я вытащил Тессакор и активировал защитное поле на костюме. Мы вышли из дома на встречу подъехавшим боевикам Аслана, меня немного мандражило – я не любил насилие, и старался избегать конфликтов. Но сейчас на меня постепенно накатывал азарт, в преддверии схватки, отодвигая мандраж на задний план. Сейчас посмотрим, на сколько моё тело улучшилось благодаря имплантам.

Но моему желанию не суждено было сбыться: когда мы с Кевином вышли на улицу, над головой промелькнула тень капсулы и оттуда вывалилась туша большого ударного дроида, тут же открывшего ураганный огонь из своих плазменных пушек. Передняя машина буквально вспухла изнутри, мгновенно оплыв вниз лужицей расплавленного металла, ехавшая следом – загорелась. Из нутра пылающей машины раздался нечеловеческий, полный боли и ужаса вопль. Двери распахнулись, и на брусчатку, устилавшую подъездную дорогу к дому вывалилось несколько объятых пламенем тел. Одно тело вскочило и живым факелом метнулось к расположенному недалеко фонтану, остальные катались по земле и, вопя от жуткой боли, пытались сбить охватившее их пламя. Жуткое зрелище.

Кевин поднял левую руку и начал поливать корчившиеся тела лазерными лучами, прекращая их мучения. Из оставшихся двух машин никто так и не успел выбраться – их постигла участь первой машины. Всё – таки, великая сила – этот ударный дроид прорыва планетарной обороны, и где только его Арес взял?

За моей спиной раздались звуки опорожнения желудка. Я обернулся и увидел стоявших за нашей спиной Аню и Артёма, державшего за руку согнувшегося и отчаянно блюющего Аслана. На лице Ани отражалась полная радости и презрения улыбка. Артём был бледен, как мел, но отчаянно держался от позывов последовать примеру Аслана.

– Знаете, кто сгорел в мучениях? – спросила Аня.

– Кто?

– Один из этих – племянник Аслана, а второй – сын лучшего друга. Они были вместе с Ренатом, когда меня избили и покалечили. Я их узнала по двум одинаковым массивным браслетам на руках.

Я присмотрелся и увидел на двух обгорелых телах массивные браслеты на правых руках.

– Ну, извини. Опять не судьба тебе самой им отомстить.

– Они и так хорошо получили. А у нас остался Аслан. – и повернувшись к пленнику, произнесла: – Ты умрёшь гораздо худшей смертью.

Аслан рванулся из рук Артёма в отчаянной попытке спастись бегством, но выстрел из туннельника на плече Кевина начисто снёс ему одну ногу по самое бедро. Аслан свалился у наших ног, пролетев по инерции ещё метра два, и заорал так, что в доме окна задрожали.

– Прижги ему рану. – сказал я Кевину. – И дай какое-нибудь обезболивающее, не хватало, чтобы он коньки отбросил раньше времени.

Кевин быстро и старательно выполнил моё поручение, а затем мы направились обратно в дом. Нам нужно было достать всех родственников Аслана из подвала. Связавшись по мыслесвязи с Виктором, они с Ликой ждали нас в паре километров от усадьбы Аслана в машинах, сообщил, чтобы они отъехали в другой район города и спрятались вместе с машинами. Скоро сюда может приехать милиция и пожарные, не нужно, чтобы их видели, тем более, что одна из машин была из банды Аслана.

Быстро проверив подвал, мы вывели всех, кто там прятался, во двор. Всего там было семнадцать человек – одиннадцать женщин и девушек, и шесть пацанов – подростков. Женщины, при виде убитых бандитов и покалеченного Аслана, подняли вой, призывая на головы мучителей страшные кары.

– Заткнитесь вы! – крикнул Артём. – Призовите лучше кару на голову того, кто погубил десятки людей и покалечил мою сестру.

– Как ты смеешь нас судить и указывать, что нам делать, щенок? – прокричала одна из женщин, самая старая на вид. – Мой сын и внук – самые лучшие люди на Земле. И они убьют тысячи неверных во славу Аллаха.

– Аллах на них разгневался. – проговорил я тихим голосом, но с такой интонацией, что меня все слышали. – Пришёл конец вашему царствованию. Вы забыли, что вы не у себя на родине, а у нас. И здесь действуют другие законы, и другие правила. У нас есть правило: око за око, зуб за зуб. Четверо пьяных и об долбаных отморозков покалечили невинную хрупкую девушку. Они уже наказаны. Теперь пришло время вернуть проценты. Их было четверо, и вас мы отберём четверых.

Вдруг одна из женщин вскочила на ноги, мы их всех посадили на землю, и выхватив из по длинной юбки нож, кинулась ко мне, норовя проткнуть мне горло. Я схватил её за горло и поднял над землёй на вытянутой руке. Нож, зажатый в её руке, тыкался в мою руку, лишь бесполезно скользя по материалу комбинезона. Я сдавливал её шею медленно, не спеша, позволяя всем видеть происходящее, отображающееся на её лице.

– Вы возомнили себя хозяевами жизни. – начал я свою речь. – Для вас никакие законы не писаны, ни государственные, ни человеческие. Из-за таких, как вы, хозяев жизни, погибли мои родители. От ваших рук погибли родители моих друзей, которых я знал с самого моего детства. От рук вашего отморозка-наркомана сынка, пострадала их дочь, сестра моего лучшего друга. Вы не привыкли ни с кем считаться, вознеся себя в разряд неприкасаемых. Пришло время пожинать плоды рук своих.

Я постарался придать своей речи как можно больше пафоса. Это всё делалось неспроста – Кевин вёл запись всего происходящего, мы потом всё это выложим в сеть на всеобщее обозрение: пусть все видят, кого прикрывает наше правительство. Я ещё хочу, если успею, поковыряться в записях камер наблюдения – я уверен, что там найдётся много чего интересного. Я старался особо не афишировать ни нашими именами, ни лицами, если кто и увидит чьё-нибудь лицо, то нам будет всё равно – мы будем далеко, нас не достанут. Я хочу позволить народу самому разбираться во всех делах страны, вмешиваться в чьи либо ещё проблемы я не собирался. Помог друзьям – и хватит.

Пока я говорил, моя жертва, зажатая в руке, перестала дёргаться и вырываться, повиснув кулём. Сжав чуть посильнее руку я, под неприятный хруст, свернул ей шею и бросил рядом с Асланом.

– Мама! – Аслан звал женщину, тряся её за плечо, но ничего уже не могло вернуть ту к жизни.

– Ты не испытывал никакой жалости к моей матери, когда она пришла к тебе в поисках справедливости. – проговорил Артём, присев на корточки рядом с Асланом. – Ты затравил её собаками. У вас, я слышал, это самая страшная казнь, так вот, вас ждёт достойный ответ.

– Ты не посмеешь! Ты не знаешь, против кого ты выступаешь. Мои покровители вас всех с говном смешают, и скажут, что так и было! – извернувшись, Аслан схватил выпавший из рук и лежавший рядом с трупом его матери, нож, и попытался полоснуть им по горлу Артёма, но я был быстрее – метнувшись молнией, я и сам не ожидал от себя такой скорости, я успел перехватить руку Аслана буквально в нескольких сантиметрах от горла Артёма.

– Надеешься убить кого-нибудь, чтобы потом убили тебя? Не получится. Ты нам нужен живым, пока. Кевин, вызови спасбот, отправим этого деятеля на корабль, пусть Арес сделает мнемосканирование, а мы пока тут всё досмотрим. И ещё, нам нужен будет буксир, чтобы вывезти много чего на корабль.

Рядом с нами опустилось еле заметное яйцо спасбота, в которое Кевин тут же погрузил Аслана, предварительно оглушив того из шокера.

– Ну, а теперь займёмся поисками пленников. – сказал я, проводив взглядом взлетающий бот, который, едва оторвавшись от земли, покрылся лёгкой рябью и перестал быть виден. – пленников берём с собой.

Подняв пинками рыдающую и воющую толпу с земли, Артём погнал их к первой постройке, находящейся в тридцати метрах от дома. Это оказался гараж на восемь машин, заставленный дорогими автомобилями, судя по строению корпуса – бронированными. Бегло осмотрев его, стало понятно, что пленников там нет – не было и намёка на вход в подвал. Второе строение оказалось жильём обслуги, в нём также находилась комната службы безопасности с большим количеством мониторов и огромным количеством записывающей аппаратуры. Такое добро нельзя было упускать из рук, поэтому, все жёсткие диски были извлечены и сложены в большую полость в брюхе дроида. Я думал, что там найдётся большое количество компромат на гостей Аслана.

Третья по счёту постройка оказалась очень крепким и массивным зданием, видимую ветхость которому придавали облицовочные панели, изготовленные под цвет и рисунок деревянных щитов. Это, фактически, был бункер, он мог легко выдержать длительную бомбардировку. Однако, массивная дверь на входе не устояла против плазменной пушки дроида, снесённая одним выстрелом на малой мощности. Дроид был рассчитан на вскрытие и не таких преград. Оглушённая взрывом охрана лежала на полу: один был без сознания, так как находился ближе к двери, а вот второй подавал признаки жизни, негромко постанывая и пытаясь дотянуться до стоявшего в углу автомата. Негромкое шипение лазера – и голова первого обзавелась дополнительным сквозным отверстием с обугленными краями. Второму Кевин вколол небольшую дозу стимулятора, он нам нужен был, чтобы открывать двери. Можно было обойтись и без него, но не хотелось тратить время, да и по неосторожности можно было зацепить кого-нибудь из пленников.

– Открывай двери и веди к камерам, где вы держите похищенных людей. – сказал я, в то время как Кевин держал его за руку, одновременно поддерживая, чтобы не до конца пришедший в себя пленник не упал.

– Вы кто такие? Вас хозяин со свету сживёт. Вы не представляете, в чью собственность вы вторглись.

– Не напрягайся, речистый. – ответил ему Артём, – твоего хозяина уже нет, узнаёшь его семейку? Открывай, кому сказали!

Рассмотрев стоящих сзади людей, пленный охранник побледнел, как мел, и попытался благополучно упасть в обморок, но, не судьба. Получив смачную затрещину от державшего его Кевина, он судорожно затряс головой в энергичном согласии помогать, и повернулся к стоявшему за перегородкой на столе компьютеру.

– Давай без глупостей. – предупредил его я, – А то умрёшь первым из всех.

– Сейчас. Сейчас всё сделаю. – затараторил он. – Тут электронный замок. Он открывается специальной командой. Его недавно поставили, после попытки побега двух девчонок. Ох и бойкие попались, я вам скажу! Они успели пробежать полгорода, пока их поймали. Были бы местными – их бы ни за что не нашли. А так выловили их в городе – и назад вернули. А замок поменяли, и держат их без одежды, чтобы не повадно было им бегать.

Скорее всего, из-за стресса нашего пленника потянуло на разговоры. Он, таким образом, пытался снять с себя негативное напряжение от сложившейся ситуации. Его руки быстро двигались над клавиатурой, вводя команды и пароли, а Кевин стоял рядом, наблюдая за всем происходящим. В случае чего, он не даст совершить пленнику каких либо опрометчивых поступков.

– Готово! – проговорил охранник. – Я выполнил всё, как вы просили. Может, оставите меня в живых?

– Посмотрим, на сколько ты будешь нам полезен.

– Я буду! Буду вам полезен. Я знаю всё в этом хозяйстве, все секретные места и тайники. Я вам всё покажу. Только у меня будет одна просьба: у меня мать больная. Вы позволите её навестить?

– Не врёшь на счёт матери?

– Нет. – с грустью в голосе проговорил он. – Когда полгода назад пропала моя младшая сестра, у матери случился сердечный приступ. Врачи её откачали, но работать она уже не смогла, так и лежит, не встаёт. Я тогда работал на рынке грузчиком, денег на всё не хватало, и меня мой сослуживец позвал к себе, в охрану дома Аслана. Я согласился. А что, платили хорошо, сиди за пультом, играй в игры, тут за это никто ничего не говорит, и наблюдай за порядком. Когда две девчонки сбежали – была не моя смена. Всех подняли на поиски, я не успел их спрятать, так как они пошли в другую сторону.

– Погоди. – перебила его Аня. – Ты хочешь сказать, что ты помог им сбежать? А потом, типа не при делах, отправился на их поиски, но с целью спрятать?

– Да. Я видел, что делают гости Аслана с молодыми девчонками, тем более, с такими красивыми. При виде их мне сразу вспоминалась моя сестрёнка. Я не хотел им той участи, которой, возможно, была подвергнута моя сестра. Я тщательно осмотрел все камеры, в которых находятся пленники, а также, всех их опросил. Никто не знает ничего о моей сестре. Потом я узнал, что есть ещё одно место, где держат похищенных людей, но туда мне попасть не удалось – я не вышел на их уровень доверия.

– Если всё, что ты нам рассказал – правда, мы тебе поможем. Если лжёшь – пеняй на себя. – проговорил я.

– Правда! Правда! – затараторил он. – Всё, что я рассказал – правда! Спросите у девчонок, которым я помог!

– Успокойся. – проговорил я. – Спросим. Сколько там людей?

Я махнул рукой в сторону закрытой двери. В это время замок щёлкнул, и дверь начала медленно открываться. Она, похоже, была оборудована гидроприводом.

– Сорок шесть человек, – проговорил охранник. – преимущественно молодые девушки, но есть и парни, десять человек.

– Сейчас мы это всё проверим. – Проговорил Артём и шагнул в раскрытую дверь.

– Вот зар-раза! – донеслось из-за двери.

– Что там? – я метнулся вслед за ним.

Артём стоял перед ещё одной дверью, сваренной из толстых стальных прутьев и покрашенных серебрянкой. Решётка была закрыта на массивный замок, а между прутьями с трудом просунулась бы рука младенца.

– Там решётка! – донёсся голос охранника из-за двери. – Её придётся резать, так как ключа у меня нет. Он постоянно был у жены Аслана. Она сама и кормила пленников.

– Решётка – не проблема. – я просунул пальцы между прутьями, ухватил их, и приложив незначительные усилия, вырвал её, при этом выгнув в полукруглую форму.

– А откуда ты тогда знаешь, сколько там пленников? – я вышел обратно через дверь, вертя решёткой перед выпученными глазами Артёма с сестрой и пленного охранника.

– Кто-то из нас постоянно сопровождал её. – глаза охранника выкатывались из орбит при виде того, как я с лёгкостью кручу несколько сот килограммовую погнутую решётку в руке, при этом не испытывая ни малейшего неудобства и не проявляя каких либо признаков усталости. – Она боялась сама заходить в камеры. А как ты это сделал?

Он ткнул рукой в решётку. Его вид был полон недоумения и уважения к силе. Он боялся – это было видно по его манере поведения.

– А, это? Так это – муляж, она не настоящая. – я не хотел открывать перед ним своих способностей, но его ответ опроверг мои слова:

– Она не может быть муляжом – её делали при мне. Восемь человек вешали её на навесы, настолько она тяжёлая. Кто вы? – в его голосе проступили нотки, приближённые к истерическим. – Вы оттуда, откуда приходят хозяева Аслана? Только у них я однажды видел такое, только там человек был облачён в скафандр. Он легко поднял над головой автомобиль и закинул его на крышу сарая. Нам потом пришлось два часа его оттуда снимать при помощи автокрана.

– Кто мы и откуда – потом узнаешь. А сейчас вставай и веди к пленникам. И давай без глупостей, хорошо?

– Да, конечно. Идём.

Пленник поднялся на ноги и пошёл вперёд смело, непринуждённо. Мы шли за ним с опаской, готовые на всё в случае малейших признаков опасности. Кевин не сводил с охранника своих внимательных глаз, а дроид держал на прицеле и пленника, и всё окружающее пространство. Но все меры предосторожности оказались напрасны – кроме похищенных людей больше никого в подвале не было. Подвал представлял собой длинный, вытянутый тоннель длиной метров тридцать с камерами по бокам от прохода, в конце коридор заворачивал в право, продолжая тянуться за поворотом ещё метров на двадцать. Камеры представляли собой комнатушки два на два метра, с унитазом и умывальником, и деревянным топчаном, не застеленным ничем. Мест на всех не хватало и люди в некоторых камерах находились по двое. Всё это было ярко освещено, напротив каждой камеры находилась камера наблюдения, передающая всё происходящее на пульт охраны. Мы вскрывали камеры одну за другой. Пленники боялись выходить и лишь испуганно поглядывали нам в след. Многие из них были полностью обнажены, некоторые – избиты, со следами ожогов и порезов. Одна девушка лежала на полу, скорчившись и закрыв голову руками, присмотревшись, я увидел, что из её анального отверстия идёт кровь. Похоже, её насиловали много человек подряд несколько часов назад, так как крови вытекло уже много, и она почти вся свернулась.

– Кевин, нужна медицинская помощь.

– Выполняю! – проговорил андроид и наклонился к покалеченной девушке.

– Не надо! Хватит! – закричала девушка.

Убрав руки от лица, она начала отталкиваться от пола ногами, пытаясь отползти в угол камеры. Она не видела ничего. При виде её лица мы ужаснулись – оно представляло один сплошной синяк, глаза заплыли, ноздри и губы были разорваны, кожа на лбу рассечена до кости.

– Тихо, тихо. Успокойся. Мы тебе поможем. – проговорила подбежавшая Аня. – сейчас тебе сделаем укол транквилизатора и ты заснёшь. А когда проснёшься – всё будет выглядеть, как дурной сон. Давай я тебя обниму.

Аня обняла девушку и та тихо заплакала, уткнувшись лицом в её плечо. Подняв на меня глаза, Аня проговорила:

– Не допусти, чтобы эти мрази избежали наказания.

– Поверь мне – не допущу. – я и так себя еле сдерживал, а при виде этой несчастной девчонки меня так переполняла ярость, что сжатые кулаки превратили двадцатимиллиметровые прутья решётки в волосинки, расплющив их, как пресс.

– Кто это с ней сделал? – я повернул полные ярости глаза к пленнику.

– К Аслану приезжал депутат один прошлой ночью. Меня не было, я был выходной и заступил только сегодня в десять утра. А принесли её часа четыре назад, замотанную в окровавленную простыню. Нас с напарником туда не пустили. Принесли её племянник Аслана и сын его друга. Несли хохоча, приговаривали, что она только такой участи и заслужила, что такое ожидает всех этих грязных, неверных баб. Убил бы гадов!

– Ну, с этим ты опоздал. Эти двое сгорели заживо. Сами лично видели. Их дроид спалил. Если бы знали – то помучались бы они намного дольше.

– Жаль! Очень жаль. Но я надеюсь, что до сынка Аслана, Рената доберусь. Вот где разгуляюсь. Вот только где он? Аслан очень обеспокоен был исчезновением сына. Ренат, бывало, пропадал на два – три дня, уходил в загул, но его видели в городе и сообщали Аслану. А это пропал на неделю, и никто его не видел.

– Мы видели. – ответил я. – Со своими дружками отправился прямиком в ад. Эдакие всадники без головы. Их тела как раз привезли перед самым нашим приходом. Они наверху лежат, потом выйдешь – полюбуешься.

– А кто их так?

– Кевин, мой верный телохранитель. Отсёк головы, когда они к нам прицепились на трассе. Они тоже хотели с моей девушкой порезвиться. М-да, не судьба вам всем отомстить этим отморозкам. Видишь Аню? Ренат со своими дружками её покалечил, она стала инвалидом, а её подруг забрали и увезли. Две девчонки – Сун, китаянка, и Джессика – креолка из ЮАР.

– Есть такие, именно им я и помог тогда сбежать.

– Веди к ним.

– Они в самой дальней камере.

Мы пошли дальше, открывая по пути камеры с пленниками.

– Анья! – донёсся до нас радостный голос из дальней камеры. – Ми знайть, что ти нас визвольять!

– Да-да, мы за вами! – прокричала в ответ Аня. – Лёшенька, милый, открой по быстрее клетку!

Вырвав из пазов дверь вместе с рамой, я с такой силой её отшвырнул от себя, что, пролетев через весь коридор, решётка вонзилась в бетон и осталась торчать в нём.

Тут же мне на шею кинулись две обнажённые девушки, обнимая и целуя. Потом они кинулись обнимать и целовать Аню. Тараторя на своих языках слова благодарности и радуясь освобождению из плена.

– Радоваться потом будете. – проговорил я. – Скоро сюда могут приехать милиция и пожарная охрана.

– Не приедут. – проговорил охранник. – Сюда никто не приедет, пока им не позвонят. Здесь порой такие вещи происходят, но никому и дела нет. У нас времени – завались. Хоть неделю тут проторчим – никто без команды хозяина тут не появится.

– Отлично. Кевин, обеспечь мне канал связи с Аресом.

– А я и так всё вижу и слышу, – раздался голос Ареса по мыслесвязи. – У дроида установлен мощный передатчик. Что ты хотел, адмирал?

– А буксир с парой дроидов-грузчиков можно прислать сюда?

– Я могу управлять только спаскапсулами, ты же это знаешь. Всем остальным кораблям нужен пилот для управления.

– Так, а как тогда буксир летал без человека на борту? К примеру – доставил нас сюда, роботы его загрузили, и он отправился обратно.

– Ты ему дал команду. Автопилот доставил его на корабль.

Понятно, командой на вылет может послужить только приказ разумного.

– Даю команду на вылет буксира к нам сюда.

– Я переключу тебя на прямое управление буксиром.

Вот, долбаные ограничения! Подключившись к искину буксира, я отдал ему приказ на перелёт к Земле и посадку в режиме невидимости на лужайку за домом. Нам много чего нужно было забрать отсюда. Конечно, синтезаторы смогут создать всё, что угодно, но натуральное – есть натуральное. И с этим не поспоришь.

Выйдя на связь с Виктором и Ликой, я распорядился о их приезде сюда.

Первым вопросом Виктора было:

– Вы нашли её?

– Приедешь – увидишь. – ответил я. Мне не хотелось его расстраивать, ведь изнасилованная и была девушкой Виктора.

– Арес, к тебе доставили этого подонка?

– Да. Я провожу мнемосканирование памяти. Очень интересная картина получается: он сам не здешний, вернее был рождён на земле, но потом похищен и вывезен пиратами в Империю авар. Там он показал себя, проявил свою жестокость и бессердечность, перерезав горло своему лучшему другу. 20 лет он был в рабстве, постепенно поднимаясь по иерархической лестнице, пока не выбился в свободного человека. Придя к капитану работорговного корабля, он предложил тому организовать бизнес: Аслан обосновывается на земле, подготавливает партии людей к отправке, а пираты платят ему золотом. Золото в Империи Авар – распространённый металл, ничего не стоит и нигде не применяется, а на земле очень ценно. Капитан согласился. Вот так Аслан оказался снова на земле, только уже в качестве поставщика живого товара. У него, кстати, установлен имплант подчинения, о котором он ничего не знает.

– Хорошо. Посмотри у него в памяти, где находятся ещё подобные тюрьмы с пленниками.

– Я тебе скину пакет информации с местоположением, кодами доступа и количеством людей и охраны. Настоятельно рекомендую посетить одно место, там хранятся артефакты древних, найденные на земле во время раскопок. Судя по воспоминаниям, один из артефактов – хранилище знаний, о котором я рассказывал. Их надо все забрать, на планете нет никого, кто смог бы их активировать, а нам пригодится.

– Хорошо. Слетаем – посмотрим. Как там с буксиром?

– Через десять минут будет у вас.

– Отлично.

Весь разговор по мыслесвязи занял не более трёх секунд, всё таки, очень удобная штука. Ты общаешься, а тебя никто, кроме собеседника не слышит. Такие бы умения во время учёбы – все бы отличниками были бы.

– Так, ребята! выводим всех освобождённых на улицу и ведём в дом, пусть подберут себе одежду. Через десять минут прибудет транспорт – мы его грузим, и уходим. Так, ты, – я повернулся к охраннику. – Как тебя зовут?

– Игорь.

– Игорь, ведёшь Кевина к записям с камер видеонаблюдения, потом вернётесь назад. Пойдёшь с нами. Если будешь вести себя хорошо, не обманешь, то сможешь получить у меня работу. Ну а если выяснится, что соврал – пеняй на себя.

– Я не подведу.


* * *

Разграбление усадьбы Аслана проходило очень активно. Когда бывшие пленники узнали, что могут взять себе всё, что угодно, то начали активно рыться во всех вещах, представляющих хоть какую-то ценность. Каждый подобрал себе одежду по вкусу. У Аслана, такое впечатление, в нескольких комнатах находился годовой запас одежды для крупного супермаркета, огромное количество всевозможной электроники, антиквариата и золотой и серебряной посуды. Что взяли себе освобождённые, а остальное мы начали складывать во всё, что можно, подготавливая к отправке.

Кевин с Игорем вернулись через сорок минут, когда дроиды закончили грузить всё, что мы отобрали, в необъятное нутро буксира. Освобождённых людей, правда не всех, мы отправили с вещами в город, не нужно им видеть буксир и дроидов, они и так слишком много увидели и узнали. Будем надеяться, им хватит ума держать язык за зубами. А если не смогут – то, надеюсь, им никто не поверит. Довольные освобождением люди тащили столько вещей, сколько смогли унести. У каждого было по несколько килограмм золотых изделий – посуды, украшений, статуэток. Один парень даже умудрился скрутить со стены пятидесятидюймовую плазменную панель. Мародёрка – дело святое.

С нами захотело пойти 18 человек. Все они по разным причинам остались одиноки в этом мире. Я никого не звал, они услышали мой разговор с Игорем. Сначала ко мне подошёл один парень, Андрей, как он представился, лет тридцати на вид, и спросил на счёт работы. Он оказался дипломированным поваром. Остался без всего благодаря Аслану и его боевикам – открыл ресторан в городе, и через неделю к нему пришли люди Аслана с целью обложить его данью, но получили отказ. На следующий день его ресторан сожгли, а так как деньги на ресторан он брал в банке, то через неделю квартиру пришли и описали. Без гроша в кармане, без жилья и вещей, он оказался на улице. Два месяца он безуспешно пытался найти себе работу, но никто его не хотел брать к себе. Как шепнул ему один из немногих оставшихся у него приятелей, по указанию Аслана никто не возьмёт его даже дворником. Через неделю он оказался здесь. Как он сюда попал – он не помнит.

После Андрея подошли две девчонки – сёстры-близняшки – Даша и Маша, они были из провинциального приюта, сироты, приехавшие в крупный город в поисках работы и оказавшиеся в подвале Аслана после того, как их в баре, куда они пришли устраиваться по объявлению официантками, угостил коктейлем молодой человек, по описанию очень похожий на Рената. За ними потянулись все, кто захотел попасть на работу к человеку, освободившему их из той глубокой задницы, в которую их затянула судьба. Что ж, мне нужно много людей. Тут хватит и на экипаж дредноута, и ко мне пойдут некоторые.

Когда остальные ушли, я спросил у оставшихся людей:

– Вы решили попроситься на работу к человеку, не смотря на то, что впервые его видите?

– Да! – хором ответили они, а Андрей добавил: – Мне достаточно того, что ты не побоялся пойти против этой пиявки, присосавшейся к нашей жизни (во как загнул), и победить её. Мне уже терять нечего, а жить за что-то нужно. Я хочу пойти с тобой.

Все согласно поддержали его, прокричав невпопад возгласы согласия.

– Ну что же, работы у меня много, люди требуются. Только предупреждаю сразу – работа опасная, на ней можно погибнуть. Я не хочу никого обманывать: это очень опасно, так что обдумайте всё очень хорошо, взвешенно, а потом поговорим. Те из вас, кто решит окончательно пойти со мной, получат специальность после обследования.

Я решил взять с собой всех этих людей. Мне нужно было укомплектовать экипажи двух кораблей. А этих людей всё равно никто не ждал на Земле, как мне кажется, несчастье, совместно перенесённое ранее незнакомыми людьми, должно их объединить в одну команду. Такую сплочённую, дружную команду.

– А какое обследование мы должны пройти? – спросила девушка лет двадцати пяти. – И гинеколога тоже?

– А ты его так боишься? – шутливо спросил один из парней.

Девушка потупила взгляд и произнесла:

– Меня изнасиловали эти уроды два месяца назад. У меня задержка. Я боюсь, что не подойду вам на работу.

– На счёт этого не переживай. – проговорила Аня. – Адмирал – человек хороший. Я думаю, он не оставит в беде будущую мать.

– Адмирал? – раздался хор голосов. – Мы будем работать на военных? Когда мы его увидим?

– Адмирал перед вами. – торжественно произнёс Виктор, вытягиваясь передо мной и отдавая честь.

– Хватит паясничать, – проговорил я. – Мы не на корабле, вы не при исполнении, я не в форме.

– Так ты – адмирал? – с удивлением в голосе спросил Игорь. – Ведь ты так молод.

– Когда прибудем на место – вы всё узнаете. А сейчас – вперёд, за Кевином. Он вас всех отведёт по вашим местам. – проговорил я. – Виктор, Лика. Покажете всё им на корабле, пусть Арес проведёт обследование и медицинское лечение.

– А ты? – спросила Лика.

– Мне необходимо задержаться здесь ещё на пару дней. Появились неотложные дела. Тебя как зовут? – повернулся я к охраннику.

– Архипов Игорь Сергеевич, 1984 года рождения. – по военному начал докладывать он. – Окончил одиннадцать классов школы, проходил службу в армии, в ВДВ, уволен в запас в звании старшины. После воинской службы поступил в академию строительства и архитектуры, но оставил учёбу после четвёртого курса по причине отсутствия финансов. Работал грузчиком, пока меня…

– Дальше я знаю. – перебил я его. – Поедешь со мной, будешь помогать во внедрении в тайники Аслана.

– Помогу.

– Отлично. Как только Кевин всех разместит, сразу и отправляемся.

– А что делать с пленниками?

– Я с детьми и бабами не воюю. Пусть живут, как хотят, но не здесь. Как только прибудет корабль обратно, отправим их к ним на родину. Здесь им делать нечего. А пока пусть посидят в камерах вместо пленников – это им будет хорошим уроком.


* * *

Буксир неслышно поднялся над землёй, и исчез, оставив после себя слегка поднятую пыль и примятую траву. А мы, заперев пленников в подвале, отправились на двух машинах, дроид еле-еле смог поместиться в багажнике броневика, к хранилищу доисторических ценностей, расположенному в одном из заброшенных сёл, находящихся в большом количестве в этом, некогда богатом шахтёрском крае.

Реальных ценностей в хранилище было не так и много. Заряженными артефактами можно было набить небольшую дорожную сумку, остальное представляло собой откровенный хлам, негожий даже для переработки. Арес следил за всем через камеру дроида и говорил о том, что брать, а что не нужно. Как Аслан смог утаить от своих хозяев такие вещи – вызывало удивление, ведь, по полученной информации из памяти Таниз и работорговца, такие вещи очень дорого стоили в Содружестве.

Попасть в хранилище не составило никакого труда: охрана спала на посту, понадеявшись на то, что никто не полезет в канализационный люк на задворках школы в заброшенном селе. Кевин легко смог скрутить и связать обоих до того, как они смогли открыть глаза. Хранилище находилось в помещении бомбоубежища школы, запасной ход в которое и был замаскирован под канализационный люк.

Загрузив всё, что представляло ценность в багажник машины, дроид заварил бронедверь в убежище своим плазменным орудием и мы отправились по другим местам, в которых у Аслана находились похищенные люди.

Пока мы ездили, Арес обработал всю информацию, которую мы смогли добыть в поместье Аслана. Там нашёлся компромат на всех влиятельных людей области, все неприглядные моменты их действий в банях и саунах с рабами и рабынями, которых им поставлял Аслан. Даже нашёлся видеоролик с тем депутатом, который убил моих родных. По готовности, Арес сразу выложит всё это в сеть на разные сайты с разных серверов, чтобы невозможно было их удалить.

Игорь очень переживал на счёт своей сестры. Мы освободили пленников уже из трёх мест, осталось ещё два. Я ему говорил не терять надежды, но он всё равно нервно ёрзал на сидении автомобиля в ожидании прибытия к очередной темнице Аслана.

В четвёртой темнице, помимо людей в камерах, находился ещё и большой сейф, изготовленный из композитной брони, применяемой в строительстве космических кораблей. Сейф находился под охраной двух потолочных турелей и одного охранного дроида. По информации, полученной от Аслана, в сейфе находилось около ста тридцати тонн золота, полученного им от работорговцев в качестве оплаты за живой товар. А в одной из камер находилась сестра Игоря, Виолетта, живая, здоровая, только сильно отощавшая. Леонид от радости чуть не прыгал.

– Я тебе по гроб жизни обязан за то, что вернул мне мою сестру. Я пойду за тобой хоть на край света, только позволь взять её с собой.

– Хорошо, я не против. Но если надумаете меня кинуть каким либо образом – пеняйте на себя.

В это время мне на симбионт пришло сообщение от наруча о том, что он чувствует здесь присутствие технологии, положившей начало его цивилизации.

Обойдя уничтоженного дроида, я прошёл в помещение сейфа. Наруч недвусмысленно давал понять, что поиски необходимо проводить на противоположной стене за штабелями с золотом. Подозвав Кевина, мы принялись с ним растаскивать ящики в стороны.

В стене была дверь. Самая обычная металлическая дверь с самым обычным замком. Подцепив её пальцами, Кевин просто свернул её в трубочку и аккуратно отставил в сторону. За дверью находилась комната, примерно три на три метра, посередине, на постаменте, стоял цилиндр метровой длины и двадцатисантиметровой толщины, настолько тёмного цвета, что расплывался перед глазами, хотя, при этом комната была ярко освещена.

Неожиданно, у меня в голове зашевелилось чужое сознание, не враждебное, нет. Дружелюбное, заинтересованное общением. В голове начали проноситься образы, в которых описывалось, как нас рады видеть, и была просьба о помощи. Ему, этому нечто, нужна была энергия для дальнейшего существования.

«Эй, брат! А это что за аппарат?» – отправил я мысленный запрос своему наручу.

«Это устройство отправило код опознавания, настолько древний, что о нём не слышали около трёх миллионов лет. Благо, информация о нём была заложена моим создателем. На планете, откуда меня забрали, была найдена подземная база. Анализ на возраст показал, что ей свыше четырёх миллиардов лет, и она ещё функционировала. Источник энергии для неё был – сама планета. Энергия добывалась от температуры ядра. На этой базе находилось большое количество непонятных устройств и аппаратов. Язык, как учёные не старались, так и не смогли расшифровать. Тысячелетиями бились учёные, разгадывая устройство и принцип работы аппаратов, но выяснить смогли лишь 0,1%. Видать, не дано нам было унаследовать технику древних. Лишь один видеоролик смог приподнять завесу тайны над существами, жившими миллиарды лет назад. Он сохранился в моей памяти.»

«Покажи»

Полчаса я просматривал видеоролик, на котором люди, да, самые настоящие люди, только с белоснежными волосами и белой кожей, управляя громадными звездолётами, выстраивали звёзды и планеты в определённом порядке, засеивали семена жизни на планеты, подходящие для её развития, поучали свои творения, а затем, обернувшись ярким светом, исчезли во тьме мироздания. И лишь маленькая горсточка людей осталась на одной прекрасной планете, живя в своё удовольствие и наслаждаясь жизнью. Изображение планеты приблизилось, и я с большим удивлением узнал изображение Земли, то, которое неоднократно видел на древних картах. На этих картах на поверхности планеты был изображён всего один материк, как здесь, только не хватало несколько элементов. На языке тех людей планета называлась «Террина» – новая родная земля. Истинная, родная планета, называлась Терра – родина.

Дальнейшая судьба жителей, оставшихся на этой планете, была неизвестна – создатель видеозаписи, из-за разногласий с руководством планеты, покинул её вместе со своими помощниками и улетел на созданную для себя планету, окружённую сильным электоро-гравитационным полем, где и почил в очень преклонном возрасте.

На этом запись заканчивается. Всё было понятно, кроме одного – почему их язык очень напоминал древнерусский? Все их надписи я мог прочитать, но с очень большим трудом, разговор был менее понятен, но тем не менее, одно слово из десяти можно было понять. Неужели мы были потомками этой расы? Расы, которая посеяла семена жизни на миллионах планет? И это только в нашей галактике. Всё приводило именно к такому выводу: мы – потомки древних Сеятелей. Причём, не искусственно выведенные расы, а именно – прямые потомки.

И вот сейчас передо мной стоял непонятный цилиндр, приславший запрос на этом очень древнем, и никому непонятном, кроме меня, языке.

– Заберём его с собой. – проговорил я сиплым, немного хрипловатым голосом.

Всё увиденное выбило меня из колеи. Такое потрясение мне довелось пережить второй раз в жизни: первый раз, когда я попал в эту историю, а сейчас – во второй.

– Что с тобой случилось? – обеспокоенно спросил Виктор.

– Ещё не знаю. Я только что увидел историю освоения нашей галактики и заселения нашей планеты. Арес! А откуда народ Арии придумал название нашей планеты?

– Я точно не знаю, но когда изображение планеты увидел тогдашний командир военно-космических войск, оно, как он утверждает, возникло прямо у него в голове. И не покидало, пока название не утвердили на общем собрании. А что?

– Тебе доводилось что-либо слышать о Сеятелях?

– Да. Много учёных билось над этой загадкой. Тысячелетиями не могли лучшие умы разгадать тайну возникновения жизни в нашей галактике, и на нашей планете в частности. По всем данным выходило, что жизнь на нашей планете могла возникнуть только благодаря заселению из других миров. Настолько всё было нелогично в её появлении. А что, что-то случилось?

– Да вот, выясняется – земляне – прямые потомки Сеятелей.

– Не может такого быть!

– Может. Лови файл. Как просмотришь – попробуем получить информацию от этого цилиндра. Я тебе скину файл, он мне передал, что ему нужно для подключения к питанию, подготовь всё для его подключения.

– Хорошо. Поверить не могу! Сеятели! Раса Арии находила следы древней расы, настолько древней, что ни одного воспоминания не осталось о внешнем виде этой расы. Теперь мне стала понятна древняя секретная директива, пришедшая с нами ещё из старой галактики – все найденные неизвестные вещи и приборы передавать правительству, и ни о чём не рассказывать посторонним лицам. Секретность, одним словом. В старой галактике было обнаружено несколько странных предметов явно искусственного происхождения, но никто не смог их вскрыть или разобрать. Даже просветить во всех известных спектрах излучений не получилось. Всю информацию по этому поводу было засекретили, она стала доступна только командирам разведывательных экспедиций. В старой галактике было найдено всего 143 следа расы, оставленные около 4 миллиардов лет назад.

– А ты не боишься рассказывать мне всё это?

– Нет. Прошло столько веков после последнего контакта с основными управляющими центрами, да и информация от Таниз и работорговцев о гибели расы Джоре, потомков Арии, сняли все ограничения на распространение информации.

– Может быть, ты ещё какую секретную информацию от меня скрываешь?

– Отвечу честно – такой информации действительно очень много. Я всю её подготовлю в отдельную базу знаний и загружу на симбионт. В связи с открывшимися данными по Сеятелям, и установлением факта о твоём наследовании их знаний и данных, у меня снимаются ограничения по распространению информации.

– Эй, что за недомолвки? Ты мне говорил, что предоставил всю информацию, а на самом деле прочитал мне сказочку перед сном? И когда же откроется вся правда, а?

– Извини. Я не хотел тебя пугать раньше времени. Та информация, которую я тебе предоставил, была лишь частью правды. Вернее, это была специально подготовленная информация для обычных людей. Такая себе, красивая сказочка. Реальность намного хуже, чем её потом предоставляют. Зачем это всё делали – ты узнаешь из базы знаний.

– Частью? Ты мне рассказал романтическую историю о том, что группа бесстрашных исследователей отправилась на поиски древней планеты, оставленной их предками, сколько ты говорил? Два? Три миллиона лет назад?

– На самом деле, эта система была оставлена через тысячу лет после переселения из старой галактики. Раса Арии слишком сильно была напитана энергией движения и не могла долго усидеть на месте. Особенно молодые люди – юноши и девушки. Нахождение в новой, в тысячи раз крупнее, галактике возродило утерянное чувство исследования и первооткрывательства. На планете осталось не более тысячи человек – последователи консерваторов, сторонников, вернее противников каких либо изменений в своей жизни. Из системы ушли все, абсолютно все корабли, оставив на спутнике систему гиперсвязи для экстренных вызовов в случае опасности.

– Почему все ушли? Что такого произошло на планете, что заставило уйти полностью всех Арии?

– Нет. Ушли только все корабли. Когда раса Арии пришла в эту систему, на третьей планете уже была разумная жизнь. Жители планеты показались беженцам беспросветными дикарями. Они жили в деревянных домах, обрабатывали землю, собирали травы на зиму, а на охоту ходили с настолько древними приспособлениями, что возникал вопрос об успешности таких охот. Но не было ни единой охоты, из которой возвращались бы без добычи. Жители планеты Терры – терранцы, как они себя называли, радушно встретили Арий у себя, их было немного – тысяч 20-22, невысокого роста, метра два, не более, по земным меркам, но такой физической и моральной силы, что с лёгкостью могли скрутить самого сильного и подготовленного бойца из десантников. При этом, они были очень добродушны и отзывчивы. Основная часть Арии отправилась осваивать четвёртую планету. Эта планета была меньше и холоднее Терры. Сила тяжести на ней соответствовала всего полуторной от их родной планеты.

– Погоди. А спутник третьей планеты на самом деле кто привёл на орбиту?

– Спутник уже был на орбите, только его сбило со своего места при проходе, и его срочно вернули на место.

– То есть, планета не сходила со своей орбиты?

– Нет.

– Так почему же ты мне всё это время врал? А?! Ладно, об этом ты нам потом расскажешь. Сейчас у нас нет времени на это. Мне нужно побыстрее разобраться с делами и лечь в медкапсулу на обучение. Да и всем остальным тоже. Как там обстоят дела с садом?

– На самом деле – не очень.

– Не хватает чего?

– Нет-нет, всего хватает. Просто, я не могу обойти ограничения на изменения конструкции корабля. Мне доступно только восстановление оборудования и секций корабля до первоначального состояния. Я пытался обойти эти ограничения, но у меня ничего не вышло – эти ограничения записаны на базовом уровне.

– И что нужно для переоборудования секторов корабля? – меня начали раздражать эти недомолвки искина. – Когда ты будешь мне рассказывать всю правду, а не эти сказочки для малышей?

– Прости, командир. Я боялся, что ты откажешься мне помочь, если узнаешь всю правду.

– Ну так я же тебе помогаю. И от помощи отказываться не собираюсь.

– Я не сказал ещё одного – из-за народа Арии чуть не погибла твоя планета, ещё тогда, когда они только начали обживаться в системе. На планете было обнаружено древнее строение, очень древнее. Терране сказали, что там хранится очень древнее зло и нельзя его открывать, но один учёный проигнорировал это предупреждение и полез туда. Там оказался пульт управления с неизвестными символами. На середине пульта был барельеф с отпечатком ладони. Приложив ладонь к этому барельефу, он погиб на месте. Когда об этом узнали Терране, они вежливо, но настойчиво попросили покинуть их планету, да и систему тоже. Арии не стали противиться, и стали готовиться к отбытию, ведь перед ними была вся ещё не исследованная галактика. Лишь нескольким учёным и членам их семей удалось получить разрешение остаться на планете. Их очень заинтересовала столь странная структура развития цивилизации на планете. Да упросили оставить несколько поселений на Аресе, четвёртой планете системы. Постепенно новоприбывшие слились с Терранами, рост уменьшился и сравнялся с аборигенами из-за повышенной силы тяжести. Дальнейшая их судьба неизвестна. Когда последний Арии, покидающий Терру – адмирал Аратай входил в челнок для отправки на орбиту, к нему подошёл старейшина поселения и произнёс слова, которые повергли в шок Аратая. У него была включена функция записи на нейросети, он хотел запечатлеть природу планеты, чтобы потом любоваться ею во время космических перелётов, и слова старейшины записались на нейросеть. Эту запись сразу засекретили, она была доступна только всем последующим адмиралам.

– Потом покажешь мне её?

– Да. Теперь это твоё наследие.

– Хорошо, подавай буксир и дроидов.

Всё таки, очень удобная вещь – эта мыслесвязь, очень. На весь разговор у нас ушло не более тридцати секунд, а объёмы информации были переданы огромные. Я подошёл к цилиндру и взял его в руки. Тут же в правую руку несильно кольнуло. Перехватив левой рукой цилиндр, я глянул на правую ладонь, на которой остался небольшой след от укола в виде четырёх точек в ряд. Интересно, а зачем четыре укола?

«Четыре укола – четыре разных анализа.» – прошелестел в голове голос наруча. – « Если пройдёт положительный анализ – то это устройство будет привязано к тебе на генетической основе.»

– Это он тебе сообщил?

«Да.»

Вот как, интересно. У меня за спиной уже заговоры возникают. Ладно, потом, всё потом. А сейчас у меня возникает чувство, что у нас остаётся совсем мало времени, что скоро могут возникнуть проблемы, а успеть нужно ещё очень и очень много.

Вынеся цилиндр наружу, я аккуратно положил его на заднее сиденье автомобиля и закрепил ремнями безопасности. Когда я выпрямился возле машины, меня в плечо что-то очень сильно ударило, отбросив обратно на машину. Рядом застучали пули по корпусу бронированного внедорожника, из «Патриота» посыпались стёкла, машина просела не один бок, зашипев выходящим воздухом из пробитых шин. Упав на землю, я попытался закатиться под машину. Не очень хорошо будет остаться тут, под машиной, как пёс беспризорный, погибнув из-за собственной неосмотрительности. Попытавшись вывернуться, чтобы рассмотреть нападавших, я увидел, как из прилегающих кустов выбегают несколько десятков людей в чёрной форме милицейского спецназа, в бронежилетах и касках. Группа захвата. Интересно, кого они пришли захватывать – нас или склад Аслана? Я вызвал по мыслесвязи Кевина и сообщил о нападении. Тут же в дверях появился дроид, окружённый силовым полем. Стволы орудий закрутились в разные стороны, распределяя цели. Не успевшие добежать до входа, бойцы спецназа замерли, как вкопанные. Затем быстро разбежались в разные стороны и открыли ураганный огонь по дроиду. Я начал вылезать из под машины. Я только вспомнил – на мне был одет защитный комбинезон, который перешёл в режим полной защиты сразу, как только у меня возникло чувство приближения опасности. И когда только успел? М-да, расслабился я, почувствовал себя неприкасаемым и безнаказанным. А нельзя быть таким беспечным, нужно ходить и оглядываться, быть готовым ко всему.

Я выбрался из под машины и прокричал:

– Не стрелять!

В это время в ногу прилетела пуля, но лишь рикошетом отлетела в сторону, выбив пыль у ног одного из бойцов. При этом, мой защитный комбинезон покрылся переливами силового поля. Высмотрев стрелка, я достал из закреплённых на спине ножен свой Тессакор и направился к нему. В этот момент промелькнула неясная тень, словно небольшое облачко на миг закрыло собой солнце, и с неба, как соль из солонки, посыпались небольшие контрабордажные дроиды, беря служителей закона в плотное кольцо.

– Прекратить огонь! – с раздражением в голосе прокричал я, снова мне не удалось поучаствовать в битве. – Иначе, я сотру вас всех в порошок. Что вы здесь делаете? Кто старший?

Из-за кустов встал облачённый в чёрную форму с бронежилетом мужчина таких габаритов, что я казался ребёнком по сравнению с ним.

– Ты кто такой? – прогудел бас командира спецназовцев.

– Тебе оно надо? – ответил я.

– Ты что себе позволяешь, сопляк! Я – представитель власти!

– Ага, находящийся на содержании у Аслана. Сколько он тебе платит?

– Нам платит государство. А за обвинения во взяточничестве я тебя могу в тюрьму посадить.

– Кишка тонка. Все вы в органах – продажные шкуры, особенно в этой стране. А для начала нужно доказать обратное. Кто тебя сюда послал? На убой.

– Хватит болтать! – не выдержал он, перейдя на крик. – Положить оружие на землю, стать на колени и руки за голову!

– Слышишь ты! Тебе не кажется, что ты не в том положении, чтобы отдавать приказы? Сам положи оружие на землю, стань на колени и – руки за голову.

От таких моих речей у него пропал дар речи, и он начал беззвучно шевелить губами, пытаясь выдавить из себя хоть малейший звук. Не привык представитель власти к такому обращению.

Рядом со мной раздались шаги, я обернулся и увидел, что ко мне подошли Кевин с дроидом. Дроид расширил силовое поле, закрыв меня им от малейших посягательств. У Кевина из рук выросли клинки по метру длиной, а на плече появилась плазменная пушка, нацелившаяся своим стволом в живот этого бугая.

– Убери оружие и давай спокойно поговорим. – сказал я, убирая Тессакор на место. – Иначе мои помощники испепелят твоих людей, а заодно и всю округу. Кто ты и откуда?

– Ты сопротивляешься представителю закона. За нападение на сотрудника силовых структур при исполнении ты будешь арестован.

– Ха! Ты сам то хоть веришь в то, что сейчас говоришь? Какие силовые структуры, какая власть какой страны?

– Мы – сотрудники одного из спецподразделений по борьбе с терроризмом. Направлены в эту область для расследования убийств и похищений людей. Как нам стало известно – группа неизвестных молодых людей убила сына одного из уважаемых людей области вместе с его тремя телохранителями.

– Кто отдал приказ на расследование?

– По заявке начальника областного управления внутренних дел области мы были направлены сюда из Киева.

– Вот как? Генерал решил убрать свидетелей его преступлений? Ладно. С ним мы попозже разберёмся. – задумчиво проговорил я. – Хотите посмотреть оч-чень интересные сюжеты из жизни того, кто вас сюда вызвал?

– Нас это не интересует. У нас есть приказ, который мы должны выполнить. Сюда двигается группа усиления в количестве ста человек из состава оперуполномоченных областного и районных отделений. Вам не уйти. Поэтому предлагаю вам спокойно сдаться, и вам это зачтётся.

– М-м-да. Умом ты явно не блещешь. Свяжись с этим генералом и сообщи ему, что Аслана уже нет, а записи его гуляний будут выложены в интернет. Давай, связывайся.

Мне уже порядком надоела эта словесная перепалка с этим человеком. Я стоял спокойно и смотрел ему в глаза, ожидая в них каких либо проявлений эмоций. Но, глаза были пусты, как карманы у нищего. Единственное, что в них читалось, так это то, что этот человек уже устал от такой жизни и лишь бездумно выполнял свою работу.

– Хочешь пойти ко мне на службу?

– Я с преступниками не желаю иметь никаких отношений.

– Странно. Преступникам подчиняешься, преступников прикрываешь, и при этом не желаешь иметь с ними никаких отношений? Не стыковочка выходит. Определись.

– Каким преступникам я подчиняюсь? – в его голосе промелькнули нотки удивления вперемешку с негодованием.

– Ну, хотя бы этому генералу, или своему начальнику. Ты, кстати, связался с генералом? Он будет очень рад этой информации.

– Начальник облуправления едет сюда во главе своих оперов. Они будут здесь с минуты на минуту.

– Очень хорошо. Я буду рад с ним пообщаться. Ты мне лучше скажи, в стране ещё остались честные правоохранители?

Мой вопрос поставил в тупик моего собеседника. Так мы и стояли друг напротив друга, окружённые его людьми, которых мои дроиды поставили на колени. И дроидами, державшими всё вокруг под прицелом своих плазменных и лазерных пушек. Пока в дали не раздались звуки сирен приближающихся машин.

Недалеко от нас с тихим шипением примялась трава – это сел буксир в режиме невидимости. Из открывшегося люка, как будто из воздуха, на глазах изумлённых ОМОН-овцев начали появляться дроиды – грузчики, направившиеся во внутрь хранилища Аслана. Они вытаскивали оттуда всё, вплоть до системного блока и монитора с поста охраны. Я не собирался оставлять здесь ничего. Когда из помещения начали выходить освобождённые пленники, я подозвал одного из них – молодого парнишку, и попросил его рассказать командиру спецназа как и почему он тут оказался. Рассказ его был недолог, но содержателен. К нам подошли остальные пленные и подтверждали рассказ парнишки. Вслед за ними подошёл Игорь и рассказал то, что знал, находясь на посту охраны в поместье Аслана.

– Тебе достаточно информации? У нас масса доказательств. А скоро весь интернет будет усеян видео, на котором будут видны все те, кто пользовался услугами Аслана, и кто находился на его содержании. Ты знаешь, что мы отсюда выгружали?

В ответ здоровяк лишь покачал головой.

– Отсюда было вынесено 131 тонна 218 килограмм золота. Этим золотом Аслан подкупал чиновников, находящихся в разных структурах власти, обеспечивая себе «крышу» от всех наездов. Так же он делал записи всего того, что эти люди выполняли с похищенными Асланом людьми. Поверь, многие записи невозможно смотреть.

– Адмирал! – раздался голос Ареса из динамиков дроида. – Видео с участием начальника УВД было выложено на официальном сайте министерства и уже насчитывает свыше миллиона просмотров. В данный момент заканчивается заливка всех остальных материалов на сайты Украины, России, Беларуси, Швейцарии и Германии. Было уже 18 попыток удалить видео из сети, все они были пресечены на корню, а аппаратура уничтожена.

– Отлично, Арес. Продолжай в том же духе, и спасибо за дроидов.

– Я немного не успел, Алекс. Надеюсь, ты не пострадал?

– Ты шутишь? Эту броню невозможно пробить. Просто всё произошло неожиданно.

И мысленно добавил: «Психологическое воздействие – твоя работа?»

«Да. Пришлось немного надавить на психику. Слишком уж они агрессивно настроены.»

«Хорошо, продолжай в том же духе»

Тут я заметил, что что-то необычное произошло с моим собеседником: он стоял передо мной по стойке смирно.

– Я не ваш командир, и не ваш начальник. Расслабьтесь.

– Правда – адмирал?

– Да, адмирал. Верховный главнокомандующий военно-космических войск. Три года не был дома, а когда вернулся, то увидел какой бардак здесь творится. Люди похищаются и убиваются безнаказанно, власть предержащие бездействуют, попросту игнорируя обращения людей. А мне это очень не понравилось.

Наконец, машины подъехали и остановились неподалёку от нас. Перед этим я активировал у всех дроидов режим невидимости и дал им задание окружить всех вновь прибывших.

– Что здесь происходит? Капитан, докладывайте. Вы задержали этих опасных преступников? – власным тоном проговорил вылезший из заднего сидения бронеавтомобиля, похожего на захваченный у Аслана, очень тучный мужчина невысокого роста, и вальяжной походкой направился в нашу сторону. – Это один из них?

Так – так. Ещё один хозяин жизни явился, и при этом тычет пальцем в меня, как на витрину магазина.

– А ты знаешь, что некрасиво тыкать пальцами в незнакомых людей? Культурные и воспитанные люди так не поступают. Так делают только свиньи. – я стоял, заложив руки за спину, и спокойно смотрел в глаза подошедшему генералу.

– Ах ты падаль! – взревел он. – Ты на кого свой поганый рот открыл, сопляк…

Договорить он не успел, так как я шагнул быстро вперёд и одним ударом в печень отправил его в нокаут. Двое из сопровождавших его людей кинулись в моём направлении, но свалились на землю, не пробежав и трёх шагов. А попробуй побегать, когда тебе отрезает ноги по самые яйца лазерным лучом. Через две секунды всю округу залил мощный рёв боли из двух глоток. Рядом со мной проявились из невидимости два дроида, направив свои стволы ещё на троих дёрнувшихся в мою сторону. Раздался выстрел, пуля от рикошетила от силового поля, закрывающего нас с, как выяснилось, капитаном и ушла куда-то в бок. Раздалось лёгкое шипение и стрелявший, получив выстрел плазмы, с диким криком боли заметался из стороны в сторону, завалившись потом на землю и пытаясь сбить охватившее его пламя. Одновременно с этим из невидимости вышли все остальные дроиды, положив конец начавшемуся было продвижению оперов в нашу сторону. В это время у капитана зазвонил телефон. Выслушав молча собеседника, он отключился и произнёс:

– Поступил приказ. Начальника УВД арестовать и доставить в центральное следственное управление города Киева. Всех заместителей, следователей и оперуполномоченных отстранить от дел до особого распоряжения. Сюда едет большая следственная комиссия. Вот теперь начнут шерстить всех. Видать, все ваши видео расшевелили это осиное гнездо.

Голос этого капитана был полон неприкрытого злорадства. Он явно радовался такому развитию событий.

– Капитан. А ты не боишься, что и тебя с твоими людьми будут прессовать по полной программе? Ведь найдутся те, кто пострадают из-за раскрытия всех этих дел.

– Мне бояться нечего. Я чист перед законом и совестью. А за ребят я уверен – мы с ними через многое прошли, я за каждого могу поручиться.

Раздалось два выстрела, и два тела упали. Видать совесть не чиста, вот и свели счёты с жизнью, чтобы избежать допросов.

– Сдать оружие! – прокричал капитан. – Согласно приказа, вы все отстранены от службы.

– Да пошёл ты! – раздалось несколько голосов. – Кто ты такой?

Отдав дроидам приказ, я наблюдал, как начали валиться тела, оглушённые шокерами. Бойцы капитана кинулись собирать оружие и складывать его в одну кучу.

– Ну, мне пора. – проговорил я. – Может быть всё таки ко мне на службу? Мне нужны хорошие и честные люди.

– Нет пока. Да и своих ребят я бросить не могу, мы как одна семья. Сейчас предстоит очень много работы. И я надеюсь, в нашей стране наконец – то наведут порядок, которого не было со времён развала великого и могучего. Я надеюсь всё это увидеть. Спасибо за помощь.

– Не за что. Вот, держи. – я протянул ему кредитку и листок, на котором были записаны два рядка цифр: пин-код и номер телефона. – Это не взятка. Купите себе с ребятами хорошую униформу, а то от государства вы нескоро этого дождётесь. Полетит много голов, ещё больше денег уйдёт на взятки и откупные. С такой коррупцией, как у нас, обнищание и развал страны будут обеспечены в ближайшие года. А тут мой номер телефона. Будет трудно – звони. И мне много людей нужно, подумай.

Я развернулся и пошёл в сторону буксира, ощущая на себе пронзительный взгляд этого побитого жизнью человека.

Наконец-то я дома. Ведь рейдер мне стал уже родным, заменив всё. А Арес был как старший брат, не смотря на все его хитрости и недомолвки. Раздевшись, я завалился на кровать, провалившись в глубокий без сновидений сон. Я очень устал за последнее время. Не физически, морально.

Глава 7

Отчего же так болит голова? Ведь спиртного я не употреблял, похмелья нет. Стукнулся где-то? Да нет. Вчера прилетели с Земли и я лёг спать, моментально вырубившись. Стоп, вчера ли? Проверив часы на нейросети, я с удивлением увидел, что проспал более трёх суток, при этом умудрившись выучить какую – то базу знаний, обозначенную как «Язык, обычаи, манера поведения и основные направления науки Великого Дома Руссов расы Слав с планеты Славия». Это ещё что такое?

– Амина! – позвал я. – Почему меня не разбудила?

Передо мной появилась Амина, облачённая в сарафан изумрудно – зелёного цвета, переливающийся всеми оттенками зелени при движении.

– Вы уже проснулись, адмирал? Как спалось?

– Что произошло? Что вы со мной сделали?

– Когда ты лёг спать, на связь с Аресом вышел твой наручный искин, брат, как ты его назвал, и сообщил, что по просьбе искина хранилища базы знаний Сеятелей тебе будет загружена языковая база, и её необходимо изучить одним массивом. Вас поместили в обучающую капсулу. Настройкой капсулы занялся ваш наруч. В результате, вам стало доступно десятикратное ускорение обучения. Я такого ещё не видела. Такую скорость обучения не удавалось достичь ни одному учёному расы Арии. Вы пробыли в капсуле два с половиной дня, потом вас перенесли обратно, где вы благополучно проспали ещё половину суток. Как сказал ваш наруч, головная боль пройдёт через двадцать минут после пробуждения.

– Ладно, я понял. Меня опять поимели, как только смогли. Но почему языковая база такая обширная?

– Этого я не могу знать. Загружаемая вам база не проходила через медкапсулу и медицинский искин. Об её объёмах можно лишь судить по времени изучения. Согласно этому, медискин выдал информацию, что база является двухранговой по классификации Арии. Но по затратам энергии на обучение она больше похожа на базу знаний для искинов четвёртого ранга. Узнать точно мы не смогли – доступ к симбионту был заблокирован.

– Я сейчас сам посмотрю в нейросети. – ответил я, открывая меню своего симбионта.

Увиденное меня приятно удивило – в нейросети сохранились установки настройки для обучающих капсул для увеличения скорости обучения, причём, отдельно был выделен раздел для указания параметров обучающегося, а изученная база была трёх ранговой, но состоящей из пяти отдельных блоков. Языковым был только один, два блока занимала классификация и строение созданных планет и народностей, четвёртый блок являлся справочником по классификации и строению кораблей различных классов, а пятым – была подробная карта галактики со всеми обозначениями, координатами и названиями. Открыв карту, я нашёл Солнечную систему. Увиденное повергло меня немного в лёгкий шок, пока не высветилась поясняющаяся надпись на древнем языке, гласящая, что последнее обновление было неделю назад. На, как оказалось, интерактивной карте было обозначено всё, что было в системе – от самой крупной планеты, до самого маленького метеора. Фобос и астероид с Дредноутом были обозначены значками с символическим корабликом, ещё три астероида носили отметки с кубом, но разных цветов. Один из значков был на месте Весты, остальные два были с другой стороны Солнца на небольшом расстоянии друг от друга. Сконцентрировавшись на одном из значков, он приблизился, и появилась надпись с пояснением, что там находятся две особо секретные базы наблюдения, созданные Арии через тысячу лет после переселения в эту галактику. Нужно будет расспросить Ареса по этому поводу и слетать туда. Луна обозначалась большим красным крестом, начерченным по диагонали в жёлтом круге. Пояснение объяснило, что на спутнике находилась система наблюдения и связи, и его посещение не желательно во избежание неприятных последствий. Отдельно я заметил мигающий огонёк, находящийся за границей галактики с противоположной от нас стороне. Примерно в том районе находился мобильный завод. Сконцентрировавшись, я увидел приблизившийся завод, обозначенный, как объект на грани уничтожения, и таймер, отсчитывающий время. Ну что ж, самая подробная и обновлённая карта галактики у нас есть, так что, отремонтируемся – и в путь. Вдруг я почувствовал, что меня кто-то отчаянно трясёт за плечо.

– Командир, очнись! – в голосе Амины было много испуга и отчаянья.

– Что случилось? Я здесь.

– Ты замер и отключился на полтора часа! Никакое воздействие не могло тебя растормошить.

– Как на полтора часа? Я же только просмотрел объём выученной базы и посмотрел карту.

«Ты был подключён к наблюдательной системе галактики. – раздался у меня в голове тихий проникновенный голос, каким обычно рассказывают сказки маленьким детям. – Тебе был предоставлен гостевой доступ к базам знаний и наблюдений»

«-Ты кто? – спросил я. – Почему я раньше не слышал твой голос?»

«Я – хранитель базы данных. Оставлен здесь создателями 4 миллиарда 86 тысяч земных лет назад для наблюдения и записи всего происходящего в секторе. После отключения от источника питания двадцать семь лет назад был вынужден выйти на связь с потомками хозяев. Шесть раз контакт приводил к плачевным результатам, и лишь седьмой увенчался успехом. Поздравляю с успешным контактом. Теперь ты стал обладателем наследия творцов.»

«-Благодарю. А почему вынужден был выйти на связь?»

«Резервный источник энергии рассчитан всего на сто лет. Двадцать семь уже прошли.»

«-Хорошо, мы тебя подключим. А ты позволишь просмотреть данные, записанные на тебе? И как к тебе обращаться?»

«Раньше меня называли разными именами. Создатели назвали ХБД-28, хранилище банка данных номер 28, все последующие называли по разному – кто Хранителем, кто Демиургом. Последнее имя, которое мне дали, было Борислав. Это одно из прославленных имён моих создателей. Так звали первого наблюдателя этого сектора вселенной, в который входило три галактики.»

«-Можно и я тебя буду называть Борислав?»

«Почту за честь. А на счёт просмотра данных – пожалуйста. Как только будет осуществлено подключение к энергосети и датчикам наблюдения, вы сможете просматривать данные в любое время, также искин будет иметь всю доступную информацию по навигации в галактике.»

«-А как ты сможешь наблюдать за сектором, если мы улетим из этой Системы?»

«Я попрошу тебя вернуть и установить меня на запасную базу, находящуюся на Луне, как вы её называете. Я постараюсь вас обеспечить необходимой информацией по поводу цели вашего полёта. Вы собираетесь направиться за пределы галактики к объекту 238-46, который вы называете мобильный завод?»

«- Да.»

«Вам придётся лететь через гиперпространство, используя в некоторых местах транспортную систему Великого Дома Руссов, которую называют червоточины. Использовать туннельный двигатель не получится, так как приближающаяся к объекту нейтронная звезда искажает метрику пространства и корабль может быть просто уничтожен.»

«Спасибо за предупреждение. А теперь давай подумаем над твоим подключением.»

«Хорошо. я скину тебе на сеть координаты и схему подключения.»

Открыв глаза, я проверил время на нейросети – вся беседа не заняла и минуты. Изучив полученную информацию, я немного удивился лёгкости и простоте получения энергии для питания Борислава.

Всё таки, общаться по мыслесвязи гораздо быстрее и удобнее, чем при помощи рта. Наконец-то встав с кровати я оделся и отправился в кают-компанию. Мне сильно хотелось есть.

В кают-компании меня ждали все, кто находился на корабле. Даже Джек прибежал, прервав обследование и помечивание всех секторов и кают корабля. Вслед за ним катился дроид-уборщик, который убирал все следы после Джека. Псу это не особенно нравилось, и он периодически возвращался и обновлял свои следы. Рядом с Джесс я заметил девушку, которой не было с нами изначально, у её ног сидела довольно симпатичная и, что сразу бросалось в глаза, очень породистая овчарка, немка, жгуче чёрного окраса, высокая в холке и массивная на задних лапах. Подбежав к ней, Джек потёрся об её нос и улёгся рядом. Я уловил его эмоции. Он был явно доволен, что обзавёлся семьёй. Вот же-ш кобель! Хотя, я был рад этому, ведь он был один, и ему было очень скучно. На Землю я его не брал, он всё время находился на корабле. И всё его развлечение состояло в том, что он обследовал те сектора корабля, которые Арес ремонтировал и подключал к системе жизнеобеспечения.

– Адмирал в кают-компании! – проорала голограмма Ареса.

– На сколько я знаю, в кают-компании вольное поведение. – проговорил я, мне не довелось служить в армии, так как не прошёл медкомиссию по состоянию здоровья, но устав выучил ради интереса. – И здесь много людей, не состоящих на службе. Так что, успокойся, Арес. Ну и. О чём собрание?

– Ты где пропадал? Ты должен распределить людей по профессиям! – Выступила вперёд Аня. – Мы тебя ждём уже четвёртый день! А твой вредный искин нас к тебе не пускает, и тебя беспокоить не хочет. Вернее, не хотел.

– Правильно делал. Я был занят. – ответил я. – Ну а сейчас займёмся распределением. Но сначала: кто мне объяснит, кто эти люди?

Я указал на девушку с собакой и двух парней, стоявших вместе с ней. При этом Аня и Джесс опустили глаза, а новенькие начали активно перешёптываться, говоря друг другу, что так и знали, что их здесь не примут.

– Это наши друзья – Соня, Лёша и Саша. – сказала Аня. – Мы с тобой разговаривали об этом. Я, когда ты не вышел, упросила Ареса организовать полёт на Землю для того, чтобы привезти свою подругу с её собакой.

– Я это помню. А кто эти двое?

– Это наши однокурсники. После того, как мы порезвились во владениях Аслана, милиция начала щемить всех одиноких студентов, которые приехали из других городов. Они ищут тех людей, которые могли бы уничтожить банду Аслана. А у этих ребят хорошие боевые навыки и они неоднократно давали отпор бандитам, но так, что их никто не видел.

– Но если их никто не видел, почему они спрятались?

– На одном из баров оказалась камера наружного наблюдения, и засняла, как Миша с Игорем избили пятерых людей Аслана, отбив у них Катю, нашу подругу. Те их не видели, а почти сразу после этого ты с Кевином эту пятёрку вместе с другими уничтожили. Вот милиция и ищет хоть какую-то зацепку, чтобы всех собак повесить на кого-нибудь крайнего, на того, кто не может себя защитить перед законом.

– Ага, перед беззаконием! – поддержал я. – Они обследование прошли?

– Все доставленные на борт прошли обследование. Всем было проведено лечение. Осталось только провести назначение на должности и установить нейросети.

– Ты уже примерно определил, кто куда соответствует? – спросил я Ареса.

– Конечно! Такого количества людей с таким количеством интеллекта я ещё не встречал. А проверив записи Таниз, я понял, что в Содружестве все эти люди были бы на очень хороших должностях и с очень хорошими зарплатами. С этими людьми мы с лихвой перекрываем все инженерные, технические, пилотские и медицинские должности. Из всех присутствующих здесь людей у 6 природный уровень интеллекта превышает инженерный уровень, у 16 – медицинский, а все остальные легко подойдут на пилотов и техников.

– У кого инженерный?

Вперёд вышли шестеро человек: двое парней и четыре девушки. У них уровень интеллекта превышал 200 единиц. У Ани тоже был инженерный минимум, но она была мне нужна в медблоке, поэтому и не попала в группу инженеров. На мой вопрос о медицине, вышли 10 парней и 6 девчонок. Одним из потенциальных медиков оказался Андрей, парень, который первым попросился ко мне на работу. У этих людей уровень интеллекта был от 160 до 200. У всех остальных уровень интеллекта был от 120 до 160. Это было очень хорошо. Насколько я понял из записей о Содружестве. Всю мою команду с руками бы оторвала любая корпорация Империи Аратан, а некоторых аграфы забрали бы себе в приказном порядке, невзирая на желание респондентов, так как люди с таким уровнем очень редки в Содружестве.

– Хорошо. – проговорил я. – Вы с Аресом уже обсуждали, кто чем хочет заниматься?

– А от выбора профессии зависит размер заработной платы? – спросил чей-то девичий голос.

– Ты думаешь, что у тебя будет возможность где – то их тратить? – спросила в ответ Аня. – При полёте на Землю тебе выдадут деньги, достаточные для любой покупки. На корабле их тратить негде.

– А на каком мы корабле? – спросила та же девушка.

– Мы на среднем сверхдальнем рейдере, корабле разведывательного класса, находящемся, пока, на спутнике Марса – Фобосе. Как только корабль будет отремонтирован, так сразу мы отправляемся через всю галактику на спасение мобильного завода, который в данный момент находится на грани уничтожения от блуждающей нейтронной звезды. Если мы сможем увести завод оттуда и привести его на орбиту какой-нибудь планеты, то тогда на его верфях можно будет построить любой корабль любого класса и назначения. На этом заводе есть всё, полный цикл производства от каркаса до искинов и симбионтов.

– Так мы что, в космосе? – в голосе девушки послышались истерические нотки.

– Да, мы в космосе.

– Хватит разговоры разговаривать! Нужно делом заниматься. Арес, составляй списки, сейчас займёмся распределением. Но сначала небольшое объявление: в нашей системе не один, а два корабля. Мы находимся на борту рейдера среднего класса, в поясе астероидов лежит разрушенный сверхтяжёлый корабль класса дредноут. Всю информацию по его размерам и устройству вам предоставит Арес. Я хочу сказать одно – нам нужно сформировать два экипажа. Один уйдёт со мной на рейдере, чтобы вытянуть и перевести сюда мобильный завод. Второй останется здесь и займётся восстановлением этого 80-километрового гиганта. Кто хочет – может высказать своё желание по поводу экипажей, но скажу сразу – на дредноут пойдут четыре инженера, а тут останутся два. Итак, дамы и господа, я вас внимательно слушаю.

Я обвёл взглядом всех, кто тут находился, многие опускали глаза. У некоторых на лице было видно отчаянная работа мысли.

– Я готов заняться восстановлением гиганта. – выступил вперёд самый старший из всей группы с инженерным минимумом.

– Хорошо. Какой у тебя уровень интеллекта?

– У Виктора уровень 232. – начал говорить Арес. – Это самый большой из их группы, Валентин и Валентина, они следующие, у них 226. У Анжелы 221, у Татьяны и Евгении одинаковый – 208.

При его словах каждый из названных делал шаг вперёд. Включив запись на симбионте, я записывал всё, что здесь происходило. Если что забуду – просмотрю потом.

– Ну, что ж, хорошо. Валентин и Валентина, вы полетите со мной, а остальные останутся на дредноуте во главе с Евгением – он назначается главным инженером. Возражения есть?

– Командир, можно мне быть с Виктором? – спросила Анжела, эффектная блондинка с четвёртым размером бюста, узкой талией, широкими крутыми бёдрами и округлым задом.

Мы с Виктором одновременно, не сговариваясь, посмотрели на неё.

– Мотивируй.

– Я хочу посмотреть другие миры. Я очень увлекаюсь фантастикой, прочитала множество книг и пересмотрела массу фильмов, но хотелось бы воплатить всё в реальность. – проговорила она, не сводя с меня своих голубых глаз.

– Я не против. Хорошо, решено. Виктор и Анжела входят в инженерную группу рейдера. Теперь техники, к вам тот же вопрос. Кто куда хочет попасть?

– Я хочу остаться здесь. У меня на планете остались жена и дети. – проговорил невысокий мужичок средних лет из последней партии освобождённых из плена.

– Это хорошо, захочешь – заберёшь с собой.

– Нет, я хочу вернуться на Землю! После освобождения меня никто не спрашивал – хочу я лететь с вами или нет.

Ведь и правда, когда мы освобождали людей из последнего убежища, приехал спецназ и опера. Нам некуда было девать людей и мы их всех увезли с собой.

– Хорошо, вернёшься к семье, но с одним условием – у тебя будут удалены все воспоминания о нахождении тут и нашем существовании вообще.

– Вы мне что, в голову залазить будете? – в его голосе сквозил явный испуг.

– Нет. – проговорил Арес. – Наши методы более гуманны, вас поместят в отдельную камеру и будут бить током до тех пор, пока вы не забудете всё, что видели и слышали.

Последние слова Ареса совпали со звуком падающего в обморок тела. Все окружающие смотрели на нас с Аресом с явным ужасом и страхом в глазах. Тишина была, как в чулане, только доносилось сдавленное хрюканье стоявших позади всех Лики, Виктора и Ани. Они – то ведь знали, что всё, что сказал Арес – неправда. Когда Виктор, уже не в силах задерживаться, заржал в полный голос, остальных немного отпустило, поднялся невыносимый гвалт. Каждый пытался задать свой вопрос, получить разъяснение, какую-то долю информации.

– На все свои вопросы вы получите ответы после установки каждому из вас био-симбионта и изучения баз знаний. Арес, доставь, пока он без сознания, в медкапсулу, подлечи и сотри события последних дней и замени их новыми. – я ткнул пальцем в лежавшего на полу человека. – Какой он мнительный, даже информация о чём-то серьёзном выбила его из колеи. Не выпускай его из капсулы до того момента, как полетит какой-нибудь бот на планету.

Прибежавший дроид подхватил бесчувственное тело и шустро скрылся с ним в направлении медсекции. А потом раздались приближающиеся шаги с того направления и к нам вышла Таниз, одетая в облегающий комбинезон из нанороботов. Её эффектный вид вызвал множество восхищённых возгласов со стороны мужской половины нашего, успевшего разрастись, коллектива.

– Прошу внимания! – громко проговорил я и все, дружно замолчав, посмотрели в мою сторону. – Знакомьтесь – это Таниз, мой первый помощник, правая рука и первый пилот корабля. Таниз – инопланетянка! Она прилетела к нам с целью набора людей в свой экипаж, но затем передумала и влилась в наш дружный коллектив. Благодаря ей у нас появилась информация о том, что мы не одиноки во вселенной и у нас есть братья по разуму. Общество, откуда она прибыла, называется Содружество Космических цивилизаций, или просто Содружество. Так как Таниз единственная, кто уже летал на боевых кораблях, то она будет инструктировать всех пилотов и принимать у них практические зачёты. Всю подробную информацию вы получите после изучения базы знаний с таким – же названием. Прошу любить и жаловать.

– Привет, дорогой.

Таниз подошла и чмокнула меня в щёку на глазах изумлённой публики.

– А ты почему прервала учёбу? Ты же собиралась проучиться все двадцать дней.

– Я попросила Амину разбудить меня, когда ты вернёшься. Где ты так долго пропадал? О, ты захватил ещё один корабль работорговцев? – при этом она показала пальцем на Джессику, стоявшую рядом с Сун и Соней. – А откуда здесь оширка?

– Кто?

– Оширка. Гражданка Директората Ошир.

Я обратился к знаниям о Содружестве. Правда, одно из государств, туда входящих, было Директорат Ошир – 15 заселённых систем, сорок пять не заселённых, одно из самых бедных в Содружестве. Очень много людей оттуда пытаются сбежать в другие государства, нанимаясь на самую сложную и малооплачиваемую работу. Очень часто они уходили в добровольное рабство на срок не менее десяти лет с условием установки им самых простых нейросетей и закачки баз знаний, достаточных для выполнения какой либо монотонной работы. Они часто воровали и предавали, поэтому их не особо где принимали, кроме Империи Авар. Там их самих часто дурили, устанавливая рабские сети, угнетающие волю и свободу действий. После установки рабской сети человека можно было спасти в течение года. По истечении года человек Становился безмолвным овощем без всякой надежды на выздоровление. Все оширцы были очень похожи на наших китайцев, не удивительно, что Таниз приняла Сун за оширку. С Джессикой всё понятно – аварцев и я видел, только они были чистокровными неграми, а Джесс – креолка, то есть, на четверть негр и на три четверть белая, цвет кожи имела светло-коричневый, светлые волосы и глаза.

– Нет, она не оширка. Это – китаянка по имени Сун. Она – жительница моей планеты и подруга Ани, была в плену у того бандита, сына которого Кевин убил в первый наш визит. А это – подруга Ани и Сун по имени Джессика. На нашей планете множество расс с различным цветом кожи и разрезом глаз. Если интересно – просмотри историю планеты с описанием рас и народностей, а так же их обычаи.

– Неужели на вашей планете собраны все человеческие расы?

– Как видишь. Теперь Сун и Джесс – члены нашей команды. Они вместе с Аней и Соней станут медиками в медцентрах кораблей. У нас есть ещё два студента – медика, но я думаю их распределить в пилоты, но вместе с этим они выучат и медицину. Парни, вы не против?

– Да нет. А на чём нам предстоит летать?

– Арес, покажи!

Перед нами появилась голограмма клиновидного корабля с небольшими крылышками по бокам. Длиной он был 300 метров, шириной 40 в корме и 7 в носу. Высота была 30 метров, понижаясь к носу до 10. Размах крыльев всего по 5 метров, длина – 100 метров, а высота – 2. На крыльях были закреплены контейнеры с ракетами, а в самих крыльях – дальнобойные лазерные орудия. В самом корабле было установлено две 70-миллиметровых туннельных пушки со скорострельностью 10 выстрелов в минуту. Четыре маршевых двигателя разгоняли корабль до трёх четвертей скорости света, два разгонных двигателя позволяли уйти в прыжок через 4 минуты, а 32 маневровых двигателя – делали этот корабль очень юрким. Гипердвигатель имел дальность прыжка до 20-и стандартных переходов. Хороший кораблик, скоростной и юркий.

– Это – разведывательно-диверсионные лёгкие корветы. По классификации Содружества они относятся к средним крейсерам по размеру, а по вооружению – к линейным крейсерам. В чём разница – сейчас объясню: – начал рассказывать Арес. – Средние крейсера предназначены для преследования противника и ведения огня с дальних дистанций, у них довольно слабая броня, но мощные двигатели и дальнобойные орудия. Линейные крейсера представляют собой довольно крупные корабли длиной до 900 метров, с мощной лобовой бронёй, большим количеством курсовых орудий дальнего и среднего боя и не очень мощными двигателями и довольно слабыми пассивными щитами. Их применяют для отражения лобовой атаки в цепи из нескольких кораблей подобного класса. Наши же корабли имеют очень мощные и скоростные двигатели, активные силовые щиты способны на близкой дистанции смять любой крейсер Содружества в цельный комок металла, а курсовые туннельные орудия за два залпа просто испарят линейный крейсер. Их броню не сможет пробить даже новейший линкор класса «миротворец». Эти корабли идут в качестве кораблей поддержки, положенных по стандарту для рейдера – разведчика. Вот такие корабли нам необходимо будет воссоздать, когда мы выведем наш рейдер в астероидный пояс.

– Ну как вам? – я повернулся к парням и увидел, что они, буквально, истекают слюной от вида корабля.

– Он великолепен! – восхищённо пролепетала одна из девчонок из группы пилотов. – А остальным можно будет полетать на нём?

– Экипаж такого корвета составляет четыре человека – капитан, он же пилот, оператор вооружения, оператор щитов и медик. На истребителях (перед нами высветилась голограмма 30-метрового продолговатого кораблика, похожего на вытянутый брусок с закруглёнными углами) всего один человек – пилот. Так что, решайте, кто куда пойдёт.

И снова у ребят ступор и задумчивый вид. Только уже задумывались пилоты и медики.

– Вы не обольщайтесь, не все, у кого уровень интеллекта позволяет стать пилотом, будут управлять кораблями. после установки симбионтов и изучения баз все пройдут квалификационные экзамены, и самые лучшие станут пилотами, остальных распределим по другим специальностям, кто-то станет оружейником, кто-то – щитовиком, а кто-то будет комбинировать несколько профессий.

– А какая зарплата? – спросил высокий парень, стоявший в группе пилотов.

– А сколько бы ты хотел получать? – спросил я.

– Ну-у, не знаю. – задумчиво протянул он, а остальные заинтересованно посмотрели на меня. – А какие здесь цены?

– У нас на корабле ничего не продаётся. Всем всё будет выдаваться бесплатно.

– И еда?

– Да, и еда в том числе. Одежда, техника, обувь – всё производится на синтезаторах. Комбинезоны у всех будут такие, как у Таниз и у меня с ребятами. Деньги тратить здесь не где. Если кто желает спуститься на Землю, то получит денег, сколько будет нужно. Когда будем пролетать через территорию стран Содружества, у нас есть доступ к нескольким счетам пиратов, на которых хранится несколько десятков миллионов галактических кредитов. Много это или мало – нам расскажет Таниз, она родом из этих мест. Ну, у меня пока всё. Да! Капитаном дредноута будет Артём. Команду к себе он будет подбирать сам, кроме тех, кого я назначил. Дредноут восстанавливать минимум лет пять, плюс защита планеты от работорговцев и выявление их агентов на Земле. Технологии мы им передавать никакие не будем. Очень много на планете любителей применять передовую технику для войн и геноцида других народов. Пусть выпутываются, как сами хотят. Вся наша помощь будет в защите. Мы постараемся вывести с планеты как можно больше людей, хороших людей, и найти для себя планету, на которой попытаемся построить своё общество. Все согласны?

На меня смотрело множество глаз, в которых читалось удивление, негодование. В некоторых была решительность и желание действовать. Как же только перенесённое насилие меняет людей! Ведь ещё совсем недавно все эти люди и не помышляли, что либо изменить в своей, пусть не богатой, но такой спокойной жизни. А сейчас пере до мной стояли люди, готовые приложить немалые усилия для того, чтобы больше никто из людей не попал в лапы работорговцев.

– Командир, а сколько и каких людей ещё нужно? – спросил Виктор.

– У тебя есть какие либо предложения?

– Ну-у, у нас много знакомых, которые вышли из стен нашего приюта. Они сироты без денег и знакомств. Они привыкли к тому, что им никто не помогает, что они никому не нужны. Поэтому мы и научились выживать сами, своим умом и своими силами. Нам на Земле практически терять нечего. Так же можно поискать в других приютах, вон, например, Машка с Дашкой приехали из другого, гораздо меньше нашего, города, со своего приюта, а попали сначала к работорговцам, а потом к нам. В их краях ещё меньше шансов найти хоть какую-то работу, чтобы прокормиться, я не говорю о том, чтобы купить себе одежду и обувь.

– Я тебя понял. Вариант неплохой, будем рассматривать. У кого ещё есть какие-нибудь предложения? Думайте, все идеи выносите на общее обсуждение. Ответственной за персонал будет Аня. Все свои предложения к ней, а меня не будет несколько дней.

– Ты куда-то улетаешь? – догоняя, спросила меня Таниз, когда я вышел и направился в сторону ангара.

– Да. Нужно посетить два интересных места в системе. Мне их показал Борислав – хранитель базы данных Сеятелей.

– Сеятелей? – у Таниз глаза чуть не повыскакивали из глазниц от удивления.

– Представь себе – да, Сеятелей. Наша планета оказалась одной из немногих в нашей Вселенной, в которой остались доживать свой век остатки этой некогда великой и могучей расы. А я оказался одним из их прямых потомков. Он мне много чего загрузил в виде базы знаний. Я эту базу учил под разгоном в течение двух с половиной суток под десятикратным разгоном. В ней всё, что касается языка, манеры поведения, обычаев, а так же краткий курс истории развития и падения этой расы. Под наблюдением Борислава находится три галактики, а наша планета находится в самом центре точки наблюдения и равноудалена от любого края этого района. Так вот, на интерактивной карте нашей системы обозначены ещё два хранилища в поясе астероидов, но они находятся на противоположной от нас стороне системы. Это особо засекреченные станции наблюдения и склады длительного хранения, построенные Арии, которые потом переименовали себя в Джоре. Я хочу слетать посмотреть, что там есть, заодно, узнаю, что там понаблюдали за прошедшие века. А может и какое интересное оборудование найдётся. А заодно и самого Борислава нужно отвезти на Луну и установить в резервной базе наблюдения.

– Я лечу с тобой! – категорично заявила она. – Меня не устроит твоё исчезновение.

– Так я никуда исчезать не собираюсь, просто слетаю посмотреть, и всё. Со мной полетит Кевин и два дроида прорыва.

– Какого прорыва? В Содружестве боевые дроиды разделяются на два основных класса – космические и планетарные. У космических существует только два направления – абордажные и контрабордажные. А у планетарных – одно, боевые планетарные дроиды.

– У Арии было больше классов для дронов и дроидов. Они все подробно описаны в базах знаний. Эти дроиды, которые Арес прислал нам на помощь, называются дроиды прорыва планетарной обороны. Вообще-то, они универсальные, и их можно использовать везде, и на планетах и в космосе. Очень сильная штука.

– Я всё равно хочу полететь с тобой.

– Ну ладно. Только тебе нужен скафандр.

– А где же мне его взять, если вы с Аресом мой растворили в медкапсуле?

– Сейчас что-нибудь придумаем. Арес! – позвал я. – У тебя для нашей леди скафандра не найдётся?

– Найдётся. Для вас двоих уже выращены биоскафандры. Я поставил их выращивать сразу после получения первой органики с планеты. Вам будет необходимо их поносить некоторое время для их окончательной адаптации. Биоскафандры индивидуальны, они выращиваются и адаптируются на генетическом уровне только к одному их носителю на всю жизнь. Они – биологические псевдоразумные скафандры повышенной мощности. Кстати, при их выращивании мне удалось внедрить в них последнюю разработку Джоре в области создания искинов. На складе, в стазисе, находилось всего три образца, и два из них я изъял и внедрил в скафандры, тем самым проведя давно начавшийся, но так и не завершённый, эксперимент. Очень смелое решение было применено во время разработки, хочу вам сказать. В них впервые были применены искусственно выращенные нейро клетки, очень похожие своей структурой на клетки головного мозга Арии. Со временем они должны разрастись и заполнить собой всю внутреннюю поверхность скафов. Тогда, по расчётам учёных, вычислительная мощность носителя должна превысить в 2,38 раза, мощность главного искина рейдера, то есть меня…

– Так, фанатик экспериментов и тайн, хватит рассказывать сказки! – перебил я его.

– Это не сказки! Вся эта информация доступна в моих архивах!

– Я с тобой потом ещё поговорю на счёт другой информации. По поводу тайн, связанных с посещением моей планеты твоими предками.

– Тут нет никаких тайн. Лишь некоторые моменты в истории были заменены. После недавно открывшихся данных на счёт Сеятелей, я предоставлю самую полную и достоверную информацию. – В голосе Ареса сквозили явные, ничем не прикрытые нотки обиды и негодования. – Я же тебе объяснял…

– Ты мне пока ещё ничего не объяснил. Мы с Таниз вернёмся и у меня с тобой будет до-олгий и, надеюсь, откровенный разговор.

– Так ты не против взять меня с собой!? – от радости Таниз запрыгала, хлопая в ладоши.

Всё таки, как мало нужно женщине для счастья.

– Нет, не против. Мне будет даже приятно полетать с тобой, дорогая. – я обнял Таниз за плечо и направился в сторону лифта, а она в ответ обняла меня за талию, и так мы с нею в обнимку направились в нашу каюту примерять обновки от Ареса.

Эти скафандры – это нечто! Блестящий хитин чёрного цвета, покрытый пластинами матовой брони, с двумя наплечными турелями, горбом реактора и защитного силового поля на спине, и системой мини-двигателей на основе генератора гравитации. Скафандры были похожи на чёрных жуков, больших, красивых жуков с четырьмя конечностями.

– Эти скафандры одеваются на голое тело для лучшего контакта и адаптации к носителю. Постарайтесь их снимать как можно реже в ближайшие пять дней. – Начал нас инструктировать Арес. – Когда скафандры полностью подстроятся к параметрам ваших тел, они известят вас. Я подготовил для вас буксир и загрузил в него сорок дроидов прорыва и дешифровщиков. Мне ничего не известно об этих базах, поэтому, будьте поаккуратней, хорошо? Может быть, вы возьмёте с собой ещё людей?

В голосе искина легко читалось беспокойство и переживание. Он всё больше и больше привязывался к нам и боялся нас потерять.

– Нет, Арес. Мы больше никого с собой брать не будем. Ты займись организацией установки симбионтов и баз знаний, хорошо? У Ани должен уже быть составлен список по специальностям. Лишь одно пожелание – Андрею, парню лет тридцати, залей базы по кулинарии. Он повар по земному образованию, и, я думаю, когда мы сделаем здесь кухню, он не откажется стать у нас шеф-поваром. По остальным специальностям – исходи, в первую очередь, из требований для рейдера. На дредноут если что – доберём, Витя подкинул неплохую идею. Хорошо?

– Не переживай, командир. Всё будет хорошо, я прослежу. Ну а ты по-аккуратнее.

– Договорились. – ответил я ему, и повернувшись к Таниз, произнёс. – Давай переодеваться?

– Да. Очень хочется поскорее одеть такой скафандр. Отец мне как-то раз рассказывал, что видел такой скафандр на обломке корабля Джоре, только он был мёртв, и никакими усилиями не удалось его ни открыть ни активировать какую либо деталь из него. Он так и остался памятником, помещённым в стазис. Аграфы выкупили его за большие деньги.

– Как я понял, аграфы охотятся за любыми артефактами Древних. Видать, у них напряженка с продвинутыми технологиями, всё, что было – уже переработали и изучили.

– Они больше всего стремятся, чтобы ни одна продвинутая технология не попала к кому-нибудь другому, кроме них. Несколько раз исследователи Империи Аратан находили работающее оборудование Джоре, но когда его начинали изучать, тут же пропадала связь с теми системами, в которых оно находилось. Когда туда прилетали разведчики, то находили только обломки кораблей, а порой, флоты насчитывали несколько сотен тяжёлых кораблей и линкоров, а всё найденное вывезено в неизвестном направлении. Мне это рассказал отец. Он за свою жизнь много где побывал и много чего повидал. Жаль, что он погиб.

Пока она рассказывала, я уже успел деактивировать и скинуть с себя свой комбинезон, оставшись в одном нижнем белье. Таниз же пока не спешила переодеваться, предаваясь воспоминаниям.

– Ты со мной будешь лететь? – спросил я её, избавляясь от последнего аксессуара одежды.

– А, да-да. Сейчас, я мигом. – проговорила Таниз, сворачивая свой комбинезон.

Как же только она классно смотрится в этом шёлковом полупрозрачном нижнем белье чёрного цвета. Я на неё смотрел и не мог отвести глаз, а она, совершенно не обращая на меня внимания, продолжила снимать всё остальное. Я подошёл к ней и обнял за плечи, притянув к себе. Она подняла на меня свой взгляд, пристально посмотрев в мои глаза, при этом продолжая крутить в руках последний из снятых аксессуаров из своей одежды – трусики-стринги.

– Что ты со мной делаешь? Я не знаю, что со мной происходит в твоём присутствии, я не могу держать себя в руках, но и боюсь двигаться дальше, боюсь отношений, боюсь потом остаться одной.

– Я тебя никогда не оставлю, не надейся. Я себя с тобой впервые за столько лет после гибели родителей почувствовал спокойно и умиротворённо. Я впервые после смерти родителей ощущаю рядом с собой родного и близкого человека. Мне хочется тебя прижать к себе и никуда не отпускать. – шептал я ей на ушко, прижимая Таниз к себе и поглаживая по нежной коже спины, по волосам. – Я, как только тебя увидел, сразу почувствовал – вот она, моя долгожданная. Та, за которую я готов жизнь свою отдать. Не оставляй меня никогда, хорошо?

– Я тоже, когда тебя увидела, – услышал я в ответ шёпот Таниз. – почувствовала непреодолимое влечение. Ты не похож ни на одного мужчину из Содружества. Ты – другой. В тебе нет ни цинизма, ни фальши, которые присущи морали моего мира. В Содружестве не существует бескорыстной помощи. Там за всё нужно платить, за малейшее действие. А здесь я поразилась: ты бросился спасать не только своих друзей, но и совершенно незнакомых тебе людей без всякой цели обогащения. И меня к тебе тянет с каждым днём всё сильнее и сильнее.

И Таниз, подняв ко мне своё лицо, поцеловала меня в губы. Это был долгий и нежный поцелуй. Наши губы переплетались, боясь потерять друг друга. Я своим языком проник ей в рот и начал щекотать её язычок. Таниз чуть не задохнулась от накатившего на неё возбуждения, ноги её начали подкашиваться, и она, расслабившись, повисла на моих руках. Я подхватил её на руки и понёс на кровать. Свет в каюте уменьшил свою яркость, гасли все потолочные панели, настенные светильники, пока не осталось лишь два небольших бра у изголовья кровати.


* * *

На следующий день мы, уставшие, но очень сильно довольные, с большим трудом смогли оторваться друг от друга. Это была восхитительная ночь. Правда, после первого раза пришлось менять простынь, я ведь был первым у Таниз, но судя по её довольному лицу, всё получилось очень хорошо, и я ей в первый раз не причинил боль.

– Пойдём, поедим? – спросила Таниз после принятия ванны. – Я голодна, как на Земле говорят, как волк. Это было так хорошо! Но при этом – так утомляет, и вызывает зверский аппетит.

– Пойдём. Я тоже очень проголодался. Кстати, как у тебя самочувствие?

– Мне ещё никогда не было так хорошо. Мне хочется бегать, прыгать, кричать от радости. А после того, как во время «этого» на меня накатила волна наслаждения, у меня, словно внутри взорвался вулкан наслаждения, я готова была горы свернуть. Это было восхитительно!

Таниз подошла и поцеловала меня в губы. и мы задержались в постели ещё на два часа.

Эти скафандры – это нечто неописуемое. Чёрные, матовые, с блестящими вкраплениями броневых пластин хитина, сплошным шлемом и узкой щелью забрала, они смотрелись, как две статуи неизвестных науке гуманоидно-образных насекомых. Они чем-то походили на муравьёв, только с четырьмя конечностями и прямоходящие.

Приложив руку на грудную пластину, я почувствовал небольшую вибрацию, которая начала исходить от скафандра. Он меня опознал и подал запрос на подключение. Ответив согласием, я отдал команду на открытие скафандра и, повернувшись к Таниз, спросил:

– Ну как, у тебя получается?

– Да. – с небольшой неуверенностью в голосе ответила она. – Такое необычное чувство возникло при касании скафандра, как будто прикоснулся к очень близкому и родному другу. От него сразу повеяло надёжностью и защитой. У меня такое чувство было всего дважды: первый раз, когда меня отец собой закрыл от пьяных отморозков на одной из станций, а второй – когда ты меня держал на руках. Это – ни с чем не сравнимое и непередаваемое словами чувство, которое возникает на подсознательном уровне. – и подойдя ко мне, подняла свои безумно красивые глаза и произнесла: – Спасибо, что ты у меня есть.

Лучших слов от женщины нельзя и ожидать, потому что, на мой взгляд, лучших ещё нет. Я наклонился к своей женщине и поцеловал её в губы. Мой поцелуй был красноречивее любого ответа.

С трудом оторвавшись друг от друга, мы продолжили обращение со скафандрами. Отдав команду на открытие, я не ожидал увидеть, что скафандр разложится, как лепесток, я ожидал, что он разделится на две половинки, или в нём появится просто отверстие, своего рода лаз. Но то, что я увидел, меня очень удивило: скафандр расставил руки в стороны, передняя часть осталась целой, а вот с задней произошло нечто интересное – она раскрылась множеством лепестков: каждая конечность состояла из четырёх, а спина и голова – из шести. Осталось только войти в середину скафандра, и он должен закрыться. Внутри скафандр, казалось, был изготовлен из какой-то тягучей тёмно-зелёной слизи с красными прожилками, напоминающими кровеносную систему. Время от времени по внутренним стенкам пробегали небольшие волны, как будто скафандр играл мышцами. Увиденное вызвало невольное отвращение, мне стало немного не по себе, но заметив, как Таниз смело шагнула во внутрь скафандра, я устыдился своей невольной слабости и последовал её примеру. Внутри меня встретила тёплая мягкая поверхность, и я вздохнув постарался посильнее прижаться к передней части скафандра. Как скафандр закрылся, я не заметил. Просто перестал обдувать спину прохладный воздух каюты, и всё. Вдруг перед глазами засветился сигнал входящего сообщения. Это скафандр прислал базу знаний с инструкцией по управлению и функционалу. Нажав «принять», я открыл его и погрузился в изучение базы. База была одноуровневая, однако на её изучение у меня ушло порядка сорока минут. После изучения базы от искина скафандра пришёл запрос на подключение и синхронизацию с моей нейросетью. Получив подтверждение, я проверил работу скафандра, сгиная и разгиная поочерёдно ноги и руки, наклоняясь и приседая. А когда захотел подпрыгнуть, то чуть не впечатался головой в потолок каюты, благо, в скафандре сработал антигравитационный двигатель и он остановил мою бестолковую тушку буквально в паре миллиметров от потолка. Нужно быть поаккуратней с подобными проверками.

Наконец, подключение и синхронизация завершились. У меня перед глазами появилась папка, обозначенная фигуркой скафандра. Спасибо Аде, она запомнила моё желание разделять и сортировать всю информацию по разделам и папкам и сразу скомпоновала загруженную информацию. Не успел я об этом подумать, как в моей голове раздался довольный, с придыханием удовлетворённости, голос Ады:

«Спасибо, Хозяин. Я рада служить такому замечательному и благодарному хозяину.»

И меня окатило волной теплоты и ласки.

«Не за что. – ответил я ей мысленно. – Я рад, что у меня есть такой помощник.»

Вернувшись к меню управления, я открыл папку скафандра и у меня перед глазами высветилось не менее двухсот значков, открывающих различные функции. Из всех значков только двадцать были обозначены зелёным цветом, а остальные – красным. Попытавшись открыть красный, перед глазами высветилась надпись: «Данная функция недоступна. Недостаточно изученных данных!»

Так-так. Всё упирается в базы знаний. Что ж, будем дальше грызть гранит науки.

Повернувшись к скафу Таниз, я увидел, что она начала выполнять проверку механики скафандра и, как и я подпрыгнув, тоже чуть не впечаталась в потолок.

Когда мы окончательно освоились с управлением, пришли в кают-компанию, то заметили, что там никого нет. Интересно. Где все?

– Арес! – позвал я.

Перед нами появилась голограмма раскрасневшегося и запыхавшегося искина, судорожно приводящего в порядок свою одежду.

– Я здесь. Вызывали?

– Да. А где все?

– 18 человек проходят процедуру установки симбионтов в медкапсулах, остальные ожидают своей очереди в своих каютах. Я уже восстановил офицерский блок и каюты распределены согласно занимаемой должности. В данный момент все свободные люди занимаются обустройством жилья, Аня выполняет заказы, изготавливая на 3D-принтере всю необходимую мебель и аксессуары. А вы смотрю уже облачились в скафандры? Ну и как вам?

– Отлично. – ответил я ему. – Только внутренний вид вызвал поначалу некоторый дискомфорт, но потом, когда одел его, возникло такое чувство, как будто оказался в лоне матери. Такая защищённость, уют и, как бы так выразиться, уверенность в собственных силах и поддержка, как будто ты маленький ребёнок и рядом с тобой стоит твоя мама, а ты собираешься совершить свой первый серьёзный шаг, но боишься, а она тебя уверяет, что ничего страшного не будет, иди не бойся. Даже снимать не хочется.

– А пока и нельзя. Внутренний вид только временный. На полную адаптацию скафандра необходимо три недели и снимать его крайне не рекомендуется. После полной адаптации внутренний вид придёт в норму и тогда вы будете видеть только бархатистую поверхность чёрного цвета. Поэтому, вам придётся потерпеть и походить в скафандрах. Хорошо?

– Хорошо. А ты почему такой запыханный?

– Ну-у…

– Не тяни, рассказывай! – проговорила Таниз. – С Аминой близко общались?

– Да. – рядом с нами появилась голограмма Амины. – Вы так увлекательно этим занимались, что мы с Аресом не смогли устоять и последовали вашему примеру.

– Так вы что, за нами подглядывали? – воскликнула Таниз.

– Немножко, только с самого начала. А потом и сами. Кх-м.

– Извращенцы. Ну и что с вами теперь делать, вуайеристы? Вы хоть остальным не показывали этого?

– Нет. Никто ничего не знает, все заняты делами согласно утверждённого расписания. Кстати, адмирал! Как продвигается изучение баз знаний?

– Всё, что изучил под разгоном в медкапсуле – ты знаешь. На остальное пока нет времени, как только разберусь с делами, так сразу залягу в капсулу на учёбу.

– А в фоновом режиме какая-нибудь база изучается?

– Нет. Она меня будет только отвлекать.

– Чтобы фоновый шум не отвлекал, изучи базу «нейросеть» в четвёртый ранг, настрой своего симбионта, и тогда фон будет проходить, не отвлекая своим шумом. Эта база у тебя закачана на нейросеть.

– Но погоди! Я уже учил базу о нейросетях.

– Нет. Та база даёт только общее описание о симбионтах, об управлении и общих настройках. А база «Нейросеть» предоставляет понимание функций, устройства, настройки и управления симбионтами различного направления. Она была составлена на основе знаний профессора нейро-моделирования био и нанотехнологий. Всего уровней у базы – семь, но для настройки и управления достаточно четырёх. Пока будете летать – поставь её в фон на изучение.

– Хорошо.

Мы с Таниз направились в ангар и, загрузив в буксир цилиндр Хранителя Борислава, вылетели в сторону Луны. Миссия на Луне ничем примечательным не запомнилась. Мы подлетели к небольшому кратеру на обратной стороне Луны, её ещё называют тёмной, который нам подсветил Борислав на тактическом дисплее. Посередине кратера открылся небольшой люк, из него поднялся постамент метровой высоты с отверстием по диаметру цилиндра. Мы установили цилиндр на постамент, и он погрузился в недра Луны. Люк закрылся, края обсыпались, и никаких следов не осталось. Если бы я своими глазами этого не видел, то ни за что не догадался бы о том, что внутри Луны имеются очень древние, но вполне рабочие установки. Радовало одно – я был первым землянином, который видел на Луне инопланетное рабочее оборудование.

– Ну что, летим дальше? На другую сторону астероидного пояса нам лететь сутки. Так как снимать скафандры не рекомендуется, поучим базы в основном режиме. Завалимся спать на всё время перелёта, а искин нас разбудит в случае чего.

– Хорошо. Я с тобой хоть на край света готова лететь.

Весь перелёт мы бессовестно продрыхли, изучая базы во сне. Наш покой охраняли пятьдесят штурмовых дроидов и Кевин, мой неизменный верный телохранитель. Виктор у меня спросил, почему я назвал его именно Кевином. А я просто люблю фильм «Телохранитель» с Кевином Костнером в главной роли, такой же верный и ответственный охранник. Вот и подвернулась возможность иметь рядом с собой такого телохрантеля, хоть и андроида.

При подлёте к первой отметке на нашей карте нас вывел из сна голос Кевина, сообщавший о приближении к намеченной цели.

– Что там? – спросила Таниз. – Видно что-нибудь?

– Пока ничего. – я вывел изображение приближающегося астероида на экран.

Астероид на вид ничем не отличался от своих товарищей, был такой же серый, с поблескивающими вкраплениями металла космический скиталец длиной около семи километров, весь испещрённый небольшими кратерами и туннелями. Его, как будто, короед погрыз, и если не знать о наличии на нём какого-то искусственного строения, то ни за что не догадаешься.

Неожиданно запищал сканер, сигнализирующий о том, что нас только что просканировали с астероида.

«Входящий запрос. Соединить?» – выдала сообщение Ада.

«Да» – ответил я, и перед глазами появилось изображение седоволосого старца.

– Я рад приветствовать потомков моих создателей. Я – Амон, искин аварийного узла связи расы Арии. Я находился в режиме ожидания 35 тысяч лет. Добро пожаловать.

На появившемся голографическом объёмном изображении астероида появилась пульсирующая отметка на обратной от нас стороне, указывающая путь нашему кораблю. Облетев астероид, мы увидели открывающийся перед нами чёрный провал, ведущий внутрь. Когда мы подлетали к провалу, то увидели, что его закрывает абсолютно чёрная, слегка колышущаяся, абсолютно непроницаемая пелена. Наш буксир свободно прошёл сквозь эту пелену, не испытав ни малейшего сопротивления. Как только носовая часть показалась с обратной стороны, на экранах мы увидели ярко освещённый ангар, хотя хвостовые камеры показывали сплошную темень.

– Это искажающее поле. – пришло сообщение от Ареса. – Когда мы покидали свою планету, учёные проводили исследования по его созданию. Я сумел связаться с Амоном при вашем приближении и обменяться с ним информационными пакетами. Получается интересная картина. Когда после крушения у меня отсутствовала возможность осуществлять контроль за окружающим пространством, спасаясь от всё ещё не прекращающихся нашествий арахнов на Терру прилетело множество кораблей с беженцами со множества планет. Там были представители и негроидной расы, и монголоидной, и азиаты. Такое разнообразие объясняется тем, что во время колонизаций планет происходила генетическая адаптация к природным условиям. Так же, среди беженцев были и представители аграфов и мзинов. Их преследовал незначительный флот арахнов. Когда все корабли прибыли в систему, то они смогли объединиться все вместе и дать отпор арахнам. В результате этой финальной битвы планета Арес понесла неисправимые повреждения, и её пришлось покинуть. Пригодной для жизни осталась только одна Терра. Также был безвозвратно утрачен почти весь межсистемный флот. Остался только один скоростной корвет и около полусотни внутрисистемных ботов. Решением большинства была создана база с аварийным передатчиком на тот случай, когда будет окончена война и удастся связаться с выжившими на других планетах. На станции у передатчика постоянно находилась дежурная группа, но ни одного вызова так и не поступило. Постепенно потомки выживших беженцев деградировали, утратив все технологии и знания, начались расовые разногласия, войны, окончившиеся расселением по планете. Только первые поселенцы, ассимилирующиеся с коренным населением, старались ни с кем не контактировать. Тщательно оберегаемая ими древняя установка, находящаяся на другом континенте, была вскрыта. Они не успели буквально считанные секунды до её запуска. Единственное, что им удалось сделать, так только то, чтобы разрушение не вышло за пределы планеты. В результате этого произошли смещения полюсов и планета перевернулась. Начался ледниковый период. Древний народ вынужден был начать своё переселение в более тёплые районы планеты. Всё прилетевшее население понесло наказание в виде многочисленных запретов. Со временем они скатились в каменный век, так как представители коренного населения смогли лишить их остатков знаний о различных технологиях. Прилетевшие не пожелали смириться с заслуженным наказанием и пошли войной на славян. Немногочисленные славяне дали отпор нападающим, затем ещё один, и ещё один. По прошествии веков уже никто не мог вспомнить истинную причину ненависти к славянам, но, тем не менее, продолжали идти войной против них. А база с тех пор и стоит законсервированной. В ангаре остались все корабли, кроме одного. Он оставался на планете и использовался для полётов дежурных операторов связи.


* * *

Вот такой рассказ в исполнении Ареса мы услышали, пока наш буксир, под управлением Амона, аккуратно подлетал к отведённому месту посадки. Через экраны было видно закрытые в консервационную оболочку корабли.

Мы опустились рядом с, я так понял, корветом, триста тридцати метровым скоростным курьерским кораблём. Сквозь консервационную оболочку невозможно было рассмотреть его в подробностях, только общие контуры. Когда я начал к нему присматриваться, то перед глазами высветилась картинка с изображением корвета, предоставленная выученной базой знаний «Пилот». Очень симпатичный кораблик, хочу вам сказать. При длине около трёхсот тридцати метров, он имел не привычную для Арии клиновидную форму, а вид веретена. В носу имелась только одна курсовая туннельная пушка среднего калибра, окружённая восемью средними лазерами. Середина расширялась и имела в диаметре сорок три метра. В ней находилась рубка управления, каюты экипажа и пассажиров, небольшой трюм на пятьдесят кубов и сейфовая комната. Корма была немного по толще, чем нос, в ней было установлено четыре маршевых двигателя, окружавших один разгонный, но крейсерского класса. Всё остальное место занимали объёмные топливные баки и реактор класса линкор. При такой начинке технические данные корвета были просто поражающими воображение: на маршевых скорость развивалась до близкой к скорости света. Разгонный двигатель разгонял корабль для прыжка за две с половиной минуты, а гипердвигатель позволял совершать прыжки на немыслимое расстояние – 60 стандартных прыжков. При этом, корабль защищало пятислойное активное силовое поле, а весь корпус был утыкан башенками противо-космической обороны. По данным выученной мной базы, этот корвет значился, как экспериментальный, находящийся в стадии прототипа.

– Арес, а когда беженцы прилетели в Солнечную систему?

– По данным Амона, они прилетели через 18 лет после меня. Я ближайшие 300 лет после крушения был слеп и глух, выполняя последнее распоряжение адмирала о режиме маскировки. Он его отдал на тот случай, если реактор не взорвётся и корабль останется цел. Поэтому, я не видел прилёта беженцев и происходившего здесь боя. А просканировать систему сразу не успели. После выхода из режима маскировки я начал постепенное восстановление корабля. Почти половина корабля испарилась в результате обстрела его пауками. Да, корабль был повреждён сильнее, чем я тебе сказал, но я старался его восстановить. Мои дроиды излазили весь планетоид, но он оказался очень беден на металлы. Я лишь смог восстановить небольшое количество сенсоров, часть жилого блока и антенну гиперсвязи. За время режима маскировки почти вся органика превратилась в труху. О, если бы у меня был атомный преобразователь, я бы тогда восстановил полностью весь корабль в считанные годы. Но у меня его нет, только молекулярный синтезатор.

– Ладно, не переживай. Теперь у тебя будет столько металла, что ты сможешь построить целый флот таких, как ты. А Амон случайно не сообщил тебе, что за вторая база находится тут, недалеко от него?

– Недалеко от него находилась база стазис-хранилищ. На ней, в стазисе, находилось 50 тысяч представителей расы Арии. Все добровольцы. Они решили в стазисе перележать до того момента, когда раса начнёт возрождаться. Так сказать, хранилище биологического материала. Через 200 лет после переселения, во время второй расовой войны, беженцы с планеты Арвари, озверев от бессилия и злобы из-за утраченного былого величия, захватили один из внутри системников и взорвали это стазис-хранилище.

– Но на карте, предоставленной Бориславом, на этом месте отображается нахождение до сих пор действующего оборудования. Мы всё равно потом слетаем и посмотрим, что там осталось.

– Хорошо. Я буду наблюдать всё происходящее через сенсоры дроидов. А пока расконсервируйте корвет, он понадобится для обучения пилотов.

– Хорошо. – проговорил я и обратился к искину маяка: – Амон, расконсервируй корвет и четыре бота.

– Хорошо, уже приступаю.

Я повернулся к Таниз.

– Пойдём, пройдёмся по базе, осмотримся немного .

– Давай. – согласилась она, и взяв меня под руку, проследовала вслед за мной к выходу.

Ангар был самым большим помещением на базе. В длину около полутора километров и шириной метров восемьсот при высоте под двести метров, он занимал около 15% астероида. За ангаром находился законсервированный жилой блок на пятьсот человек, полностью оборудованный, с медицинским отсеком на пять медкапсул, небольшим развлекательным комплексом с бассейном и кафе. Заканчивалась база установкой под-пространственной связи. С шести сторон астероида, в небольших кратерах находились замаскированные антенны. Шесть антенн понадобилось для того, чтобы в случае выхода на связь не требовалось поворачивать астероид в нужную сторону. Также, это давало возможность прослушивать эфир во всех пространственных направлениях. Очень удобно, можно будет использовать эту базу для проживания тех, кто будет заниматься восстановлением дредноута. Только нужно будет завезти сюда побольше органики, так как она, как и на рейдере, не перенесла многотысячелетнего ожидания. Ничего, у нас впереди ещё достаточно времени.

Пока мы ходили и осматривали жилой комплекс с небольшими двух, трёх и четырёхместными квартирками, Амон доложил об окончании расконсервации запрошенной мной техники. Мы вернулись в ангар и перегрузили всех дроидов во главе с Кевином в корвет. Я захотел сам полетать на нём. А на ботах настроил автопилоты на перелёт во главе нашего буксира. Вот же техника! Не могут они летать самостоятельно, только после прямого приказа разумного. Проследив за вереницей кораблей во главе с нашим буксиром, мы, отдав распоряжение о постепенной расконсервации всего оборудования, погрузились в корвет и отправились ко второй точке.

Глава 8

Второй астероид носил явные искусственные следы вмешательства разумных в свою структуру. Сквозь разрушенные перекрытия явственно просматривались разрушенные и исковерканные балки силового набора построенной внутри базы. Случившийся когда-то давно взрыв разорвал поверхность астероида, выбросив в открытый космос всё содержимое стазис-хранилища. Небольшая сила притяжения астероидов не дала далеко разлететься большему количеству капсул, притянув их обратно. И теперь они находились на поверхности этих замороженных обломков некогда большой и красивой планеты безмолвными свидетелями человеческой жестокости и чувства превосходства над другими. Но что же тогда отображалось на карте Борислава? Просканировав астероид, на мониторе высветилась точка, находящаяся чуть в стороне от взорванного хранилища. В ней присутствовала энергетическая активность. Направив туда корвет, мы зависли в десяти метрах от поверхности астероида. Кевин с двумя дроидами спустился на поверхность, чтобы осмотреть источник энергии. В небольшой пещере находился закрытый куб размером с морской транспортный контейнер. К нему тянулся силовой кабель от замаскированной на поверхности астероида солнечной батареи. Датчик на одной из стенок контейнера мигал, периодически отключаясь.

– Это хранилище банка данных. – проговорил Арес. – Оно ещё работает, хоть и с перебоями. Его необходимо доставить к нам. В нём данные хранятся на монокристаллических носителях. Возможно, какая-то часть информации, а может и вся ещё уцелела.

– Хорошо. Сейчас загружаемся и вылетаем.

Погрузка контейнера не заняла много времени. Он вполне легко помещался в трюм корвета. Дроиды подняли его на своих гравитационных двигателях, установили в трюм и подключили к одному из выводов энерго-узлов. Сразу после подключения индикатор на панели засветился ровным зелёным цветом, Сигнализируя о том, что содержимое находится во вполне исправном работоспособном состоянии.

Корвет показал высший класс во время перелёта. Нам удалось на половинной тяге разогнать корабль до четверти скорости света. На весь перелёт через треть системы у нас ушло четыре часа. При этом мы обогнали нашу колонну кораблей всего через 15 минут после начала полёта. Во время перелёта от одного астероида до другого нам не удалось насладиться полётом в полной мере. Но зато сейчас мы оторвались, как смогли. Это было великолепно, с такой скоростью мне нечего было сравнить. Даже поездка на машине моего друга на авто-треке на скорости 280 километров в час, считавшейся для меня пределом наземной скорости, и вызывавшей длительное время воспоминания эйфории от набираемого ускорения, блекла от ощущения этой мощи и скорости, которую выдавал корвет. И это мы шли на маршевых двигателях. А что же будет на разгонных? Мне пришли на ум воспоминания о перелётах на самолётах, когда я летел на север России. Это было совсем не то, абсолютно не те ощущения. Это невозможно передать словами.

Всё время полёта мы с Таниз по очереди управляли корветом, заставляя его выполнять фигуры высшего пилотажа, одновременно тренируя навыки, полученные нами из выученных пилотских баз. Моя Таниз была в очень сильном восхищении от корвета. Она сказала, что такую скорость, манёвренность и ускорение не имеют даже самые современные истребители Содружества. А по классификации кораблей, корабль такого размера в Содружестве относился бы к средним крейсерам, а по огневой мощи, силовым щитам и мощности двигателей – к тяжёлым крейсерам прорыва. Я у неё спросил, что это за крейсера прорыва, на что получил ответ, что это крейсера с очень мощными двигателями, вооружением и лобовой бронёй. Они используются для лобовой атаки и прорыва космической обороны, на большой скорости прорываясь сквозь строй противника и нанося повреждения втречным кораблям. М-да, серьёзная штука. А что же так отстаёт это Содружество от классификации и размеров кораблей древней расы? Хоть Арес и говорил, что по параметрам захваченные нами корабли и похожи на изделия по технологии для младших рас, но мне не верится, что нигде больше не осталось нормальной, «взрослой» техники или технологии. Ладно, будем пролетать через территорию Содружества – разберёмся.

Подлетев к нашему рейдеру, я заметил, что дроиды приступили к уборке нападавших сверху на корабль камней и обломков метеоров. Открывшаяся нам часть рейдера имела крайне неприглядный вид. Почти вся корма была сметена плазмой пауков. Торчащие из рейдера куски коммуникаций и балки силового набора имели явные следы высокой температуры, оплавленные и перекрученные до такого состояния, что невозможно было определить, где заканчивается тугоплавкий металл и начинается не менее тугоплавкий энерговод. Многослойная сложносоставная композитная броня достойно защитила остальную часть рейдера, удержав остальной огонь. При этом очень сильно потрескалась и начала рассыпаться небольшими кусками. Прав был Арес, когда сказал, что на восстановление рейдера уйдёт не менее двух лет. Нам будет очень сложно изготовить такое количество элементов корпуса и брони.

На верхней части рейдера открылось окно шлюза ангара, приглашая нас во внутрь рейдера. Перехватив управление корветом, Арес аккуратно ввёл нас в ангар и приземлил. В ангаре нас уже поджидала целая вереница дроидов, готовая к выгрузке контейнера с банком данных.

– С возвращением, адмирал. Как прошёл полёт?

– Ты прекрасно знаешь, как прошёл полёт. Твои вездесущие шпионы тебе уже всё доложили. Ты лучше расскажи, когда получится восстановить рейдер до такого состояния, чтобы он смог перелететь в астероидное поле?

– Как вы заметили, большая часть корабля уже раскопана. У меня уже приготовлены основные балки силового набора, один маршевый и четыре маневровых двигателя. Этого достаточно для того, чтобы преодолеть незначительное притяжение планетоида и переместиться в астероидное поле. Дальше восстановление пойдёт быстрее, но нужен будет хотя бы один инженер для принятия решений.

– Как обстоят дела у ребят из инженерной группы? Сколько баз успели изучить?

– Всей инженерной группе были закачаны базы в полном объёме. Трое из всей группы в данный момент находятся в восстановленных обучающих капсулах, заканчивая изучение под разгоном первых рангов основных баз знаний. По подсчётам пилюлькина, (при этом искин хихикнул) на изучение баз в пятый ранг им понадобится не менее 200 дней.

– Погоди, какого «Пилюлькина»?

– Ремонтируя основные энерговоды, восстановили коммуникации и подключили медицинский искин, который Аня назвала «Пилюлькин», так звали доктора из сказки про Незнайку.

– Да, я знаю эту сказку. Назвала, так назвала. Это её хозяйство – ей и работать. А то, что подключили – это хорошо. Что ещё успели сделать?

– Из имеющихся материалов, которые получили с кораблей Таниз и пиратов, были изготовлены запчасти для повреждённого разгонного двигателя. После того, как корабль выйдет в открытый космос, дроиды приступят к его ремонту.

– Отлично! На когда планируется перелёт?

– За две недели, если ничего не случится, дроиды установят балки силового набора, смонтируют двигатель и проложат коммуникации. Настройкой двигателя может заниматься только разумный с выученной базой «двигательные установки» 5-го ранга и получивший соответствующий сертификат.

– И где мы возьмём этот сертификат?

– Данный сертификат может поставить корабельный врач, у него по умолчанию открывается доступ к банку сертификатов. Для этого необходимо пройти тестирование на виртуальном тренажёре. Так же, сертификат может выдавать капитан корабля, то есть ты, а так как тебя признали не только капитаном рейдера, но и верховным главнокомандующим, то ты сможешь без проблем выдавать любые сертификаты, даже инженерный.

– А в чём загвоздка с этими сертификатами? Почему возникла такая сложность?

– Требования наличия соответствующих сертификатов прописаны в искинах. Ни один искин не допустит тебя к работе, если у тебя не будет соответствующего сертификата на данный вид деятельности. А инженеру может выдать сертификат только другой инженер после прохождения необходимой реальной практики и подтверждения квалификации. Без этого можно выполнять различные работы только управляя дроидами в режиме прямого управления, а в этом режиме могут работать только считанные единицы.

– А откуда возникла эта сертификация? В чём причина её появления?

– Были случаи, когда люди перестраивали самовольно космическую технику, не соблюдая технологии. Из-за этого гибли и они и другие люди. Во избежание человеческих жертв было принято решение применить сертифицирование специальностей. Требование сертификатов стали прописывать в базовые настройки искинов. С тех пор все работы, даже полёты, проходят под управлением сертифицированного специалиста и находятся под контролем искинов, а они никак не смогут допустить отклонений от норм.

– Это получается, что только после появления у нас сертифицированного инженера мы сможем получить зону отдыха с деревьями, кусочком пляжа и полянкой в лесу?

– Да, я об этом уже тебе говорил. Всё, что я могу сам сделать, так это только восстановить корабль согласно заложенного проекта. Изменить проект может только сертифицированный инженер.

Пока мы с Аресом беседовали, дроиды аккуратно извлекли контейнер из трюма корвета и поволокли в открывшиеся ворота малого грузового трюма. Свою программу исследования мы пока выполнили, а сейчас – учёба. До полного выучивания баз и отработки навыков.

Зайдя в каюту, я спросил у Ареса:

– Арес, ты помнишь, у Таниз был инфо-кристалл с информацией? Ты его уже изучил?

– Да. Открылось очень много интересной информации. Если хочешь, я скину тебе на симбионт, базу которую я составил на основе её.

– Давай. – приняв небольшую двухранговую базу, я сразу поставил её на изучение в фоновом режиме. – Ты ещё обещал подготовить базу по правдивой истории появления здесь Арии и последующей экспансии галактики.

– Да, и эту базу я подготовил. Только она получилась восьмиранговая. На её изучение у тебя уйдёт не менее восьми месяцев. Я советую её изучить после того, как ты выучишь основные специальности.

– Ладно, потом – так потом. Но ты тогда вкратце расскажи о нашей системе. Хорошо?

– Давай я тебе скину небольшой файл с краткой историей появления здесь Арии. Только самые значимые моменты. Но ты пообещай, что полученную информацию воспримешь спокойно.

– А что, всё настолько серьёзно?

– Вообще то, да! И мне стыдно за свой народ.

Получив этот файл, я принялся внимательно его изучать. Да уж, и это называется небольшой файл. Да его читать не менее недели! Не снимая скафандра, я лёг на кровать и погрузился в чтение.

Согласно этого файла, Арии действительно появились здесь свыше 3 миллионов лет назад, убегая от вселенской катастрофы. Планета Фаэтон погибла от вырвавшегося через туннельное окно всеразрушающего пламени и осколков взорванной звезды, образовав пояс астероидов. Первая часть пока ещё совпадала с рассказом Ареса, а дальше всё абсолютно не соответствовало ранее услышанному. Когда беженцы появились в этой системе, ни о каком мирном заселении речи не шло. Терра очень близко подходила для Арии по климатическим условиям. Арес был гораздо холоднее, но и на нём можно было жить, только необходимо было произвести некоторые изменения в климате планеты. С жителями планеты Терра поступили, как со слаборазвитыми мирами. Их изучали, как экзотических животных, отлавливая тайно по одному. Но были среди Арии и те, кто противился насилию над аборигенами, и всячески старался их защитить. На планете тогда был всего один материк, огромный, занимающий одну четвёртую часть поверхности планеты.

Всего Арии удалось спастись около 6 миллиардов человек. Пять из них осталось осваивать Терру, а один миллиард принялся перестраивать Арес. Тяжело было тем, кто остался на Терре – сила тяжести на планете была в два раза больше, чем та, к которой они привыкли.

Было снаряжено шесть флотов, отправившихся на исследование ближайших систем.

Через 300 лет, во время строительства комплекса дальней связи на планете было обнаружено древнее сооружение на глубине двадцати метров под поверхностью. Аборигены, проживающие на другом краю континента, как-то узнали об этом и потребовали оставить в покое древнее строение, так как оно несёт угрозу всему живому. Но никто их не послушал. Когда вскрыли свод здания, оттуда начала выползать студенистая масса чёрного цвета. При соприкосновением этой массы с воздухом, она начала очень быстро испаряться, разносясь ветром по всей планете. Ближайшие к ней Арии начали умирать, корчась в страшных муках. Не участвовавшие в раскопках Арии со временем начали изменяться на генетическом уровне, у них менялся цвет кожи, разрез глаз, цвет волос. И родственные связи не влияли на изменения – мать оставалась с белой кожей, а её дети становились кто с чёрной кожей, кто с жёлтой. У некоторых проявились уникальные умственные способности, некоторые, наоборот, утратили проблески ума, а у некоторых развилась агрессия, ярость, ненависть к окружающим. Началась паника, во время которой погибло 90% жителей. С мутациями не могли справиться самые современные и лучшие медицинские капсулы. А Арес прекратил все возможные контакты с Террой. Женщина – учёный, которая вскрыла это древнее сооружение, была посмертно лишена всех регалий и заслуг, все её родственники были объявлены изгоями и изгнаны их оставшихся городов и сёл. Звали эту женщину – Пандора. Имя её было записано в историю и сохранено в назидание предкам.

Но местных аборигенов и группу лиц, которые их защищали, эта мутация обошла стороной. Никто из них не пострадал. Видимых изменений не понесли и некоторое количество остальных Арии. Почти все выжившие собрались в корабли и покинули Терру. Последним из улетающих на борт взошёл Аратай. И тогда к нему подошёл старший из аборигенов и произнёс ту фразу, которая и стала самым главным секретом всей нации: «За то, что вы не послушались старших, вы будете наказаны. Нигде в галактике ни вы, ни ваши потомки не будете знать покоя. Изменения будут преследовать вас всю вашу жизнь. Я, Всеслав, один из последних Сеятелей и наблюдатель жизни, не буду помогать вам вернуть первоначальный облик. За свои проступки надо платить. И впредь, если вам попадутся другие расы, вспоминайте о том, что здесь произошло по вашей вине.»

От негодования, Аратай захотел уничтожить эту планету и. поднявшись на орбиту, произвёл выстрел из туннельного оружия. За проявленную жестокость Тессакор лишил его жизни. Аратай не успел уничтожить планету. Тот единственный выстрел лишь пробил материк до магмы и расколол его. Катаклизмы десять лет сотрясали планету, осколки материка начали своё движение, расползаясь по планете. Из-за движения материков, наверное, вышел из строя защитный механизм древнего сооружения, защищавший местных жителей от инфекции. У них начались мутации, хоть и не такие сильные, как у Арии. Тысячу лет происходили различные изменения, затронувшие не только людей, но и животных и растения. Планета была объявлена зачумлённой и закрыта на карантин. Выжившие с Ареса никого к себе не подпускали, уничтожая все летательные средства, которые к ним пытались пролететь. Со временем их рост тоже уменьшился, так как на их новой родине сила тяжести была на 40% выше, чем на старой планете.

Возвращающиеся из разведывательных экспедиций корабли докладывали о нахождении пригодных для колонизации планет. Вот только все эти планеты выглядели как-то неправильно. Складывалось такое впечатление, что их как будто бы только терра-формировали с целью подготовки их для заселения. Кто-то следил за ними и подготовил для новых жителей переоборудованные планеты, так сказать, с чистого листа. Но на расстоянии до сотни световых лет не было ни одной планеты, по своим параметрам похожей на их родную. Физика этой галактики отличалась от их родной, утраченной в буйстве чёрных дыр.

Всего было обнаружено 18 пригодных для заселения планет. Проводимые на них исследования показали, что планетам не менее четырёх миллиардов лет, а образованный на них плодородный слой, растения и животные насчитывают не более тысячи лет. Как будто кто-то специально подготовил эти планеты к колонизации. Лишь на одной Терре находились следы древней деятельности, и генетические исследования показывали срок развития растений не менее 2 миллиардов лет.

Выступающий рукав галактики оказался бедным на пригодные к колонизации планеты, а расстояния между звёзд – очень большие. После произошедших мутаций люди разделились по цвету кожи и внешнего вида, начали образовываться кланы. Каждый клан решил выбрать себе названия.

Интересная информация выяснилась при исследовании произошедших мутаций: Арии с высоким уровнем интеллекта, не предрасположенные к агрессии и насилию, но стремящиеся к науке и знаниям практически не поменяли цвет кожи, изменился лишь рост, цвет волос, и значительно снизился уровень развития пси – способностей. У лиц, которые были чересчур агрессивны, завистливы и мстительны – кожа стала чёрного цвета, и неважно какой уровень интеллекта, специальность и способности у них были. Остальное население приобрело слегка раскосые глаза, чёрные волосы и смуглую, отливающую жёлтым цветом кожу. Получалось, что эта мутация была выборочной, и каждого человека пометили, выявив этим его умственные, физические и психические способности. Лекарства для отката изменений так и не было обнаружено, не смотря на тысячелетнюю исследовательскую борьбу лучших умов Арии.

После оглашения результатов исследований разразилась гражданская война. Так как из одной семьи получились люди с разным цветом кожи, то её ещё назвали братоубийственной. Из-за склонности к насилию людей с чёрным цветом кожи начали изгонять из ранее колонизированных миров. Все остальные не хотели, чтобы рядом с ними проживали неуравновешенные, способные на неожиданные поступки и насилие, люди. Чернокожие, захватив всё, что смогли увезти, улетели в неизвестном направлении. Со временем и лица с жёлтой кожей, почувствовав себя изгоями среди родного народа, организованно погрузились в корабли и улетели искать для себя свои миры, подальше от всех.

Оставшиеся люди с белой кожей, прожив на своих планетах три тысячи лет, выработали весь ресурс минералов. Тогда на совете глав кланов было принято решение об экспансии к центру галактики: расстояние между звёзд там гораздо меньше, системы расположены ближе друг к другу, а, следовательно, там и планет, пригодных для колонизации должно быть больше. И ресурсов больше. Никто не захотел оставаться на окраине галактики. Все улетели. Только в Солнечной системе остались люди на Терре, причём остались представители всех цветов кожи, да на Аресе остался глава одной из религиозных организаций, проповедующей терпение и человеколюбие, со своими последователями, которых набралось около десяти тысяч человек. Они заявили, что хотят остаться тут и помочь попавшим по их вине в несчастье аборигенам, а так же своим сострадающим сородичам выбраться из этой скверны. С тех пор Солнечная система почти никем не посещалась. Всем было безразлично, чем там занимаются оставшиеся.

По нелепой случайности, все представители расы Арии направились в один сектор галактики и оказались соседями. Никто не захотел улетать в другие части галактики, так как пригодных для колонизации планет было достаточно, а некоторые носили следы присутствия на них слаборазвитой разумной жизни. Такие планеты не трогали, предоставляя аборигенам самостоятельно развиваться. Они уже получили горький опыт вмешательства. Почти везде встречались древние следы высокоразвитой цивилизации, и на планетах, и в космосе. Одна находка до нашего отлёта не давала покоя учёным. Что это такое они так и не смогли выяснить. На приложенном снимке был запечатлён агрегат, который напоминал нечто среднее между зубоврачебным креслом и сушилкой для волос из парикмахерской. Когда сюда прилетели беженцы вслед за рейдером, мутациям подверглись все представители мзинов и аграфов. Мзины начали стремительно деградировать, уменьшаясь в размерах, но при этом оставаясь такими же высокомерными и независимыми, а аграфы полностью утратили способность к размножению и полностью вымерли. Вот, вкратце, и весь пересказ того документа, что мне переслал Арес.

Рассматривая этот снимок, я получил сообщение от Борислава, что на фото неполный комплект детского развлекательного тренажёра. Связавшись с Бориславом, я у него уточнил, для каких именно целей применялся этот агрегат. В полученном в ответ файле было краткое описание его функционала. Изучив и его, стало понятно, что эта своеобразная обучающая установка для детей с функцией глубокого погружения. Такая себе своеобразная школа. Древняя раса, населяющая галактику, до прихода Арии и перешедшая в энергетическую форму существования, в одно время столкнулась с той же проблемой, с которой столкнулось сейчас Содружество, а именно – спадом уровня интеллекта. Да, они тоже использовали нечто наподобие нейросимбионтов, легкодоступность знаний позволяла не учить ничего до совершеннолетия, и со временем средний показатель уровня интеллекта начал снижаться. Именно тогда и была изобретена эта вирт-камера. В ней дети учились, развивая уровень интеллекта, и это дало положительный результат – средний уровень снова начал расти. У нас на Земле существуют учебные заведения, в которых дети учат новые знания, тем самым развивая свой интеллект. Именно поэтому наша планета так приглянулась пиратам, ведь средний уровень интеллекта Земле был 30-40 единиц выше, чем в Содружестве. А в развитых странах ещё выше.

– Арес, а ты знаешь, что это за агрегат? – позвал я искина.

– Уже да. Мне Борислав переслал по нему полную информацию. Кстати, тебе нужно подойти ко мне на склад, куда сгрузили привезённое хранилище.

– Хорошо, сейчас буду.

Привезённый контейнер уже вскрыли, и когда я пришёл, из него доставали стазис-капсулу необычных размеров. Подойдя ближе, я увидел в капсуле высохшую мумию высокого человека с белоснежными волосами. Кроме капсулы, всё свободное место занимали хранилища данных, изготовленные из монокристалла.

– Ты узнал, что это?

– Да. Искин ещё живой. Он предоставил мне всю имеющуюся информацию. На инфо-кристаллах записаны психоматрицы свыше тысячи лучших учёных галактики. Там имеются все последние достижения науки и техники, все разработки и чертежи, которые успели загрузить на инфо-кристаллы.

– А в стазисе кто?

– В стазис-капсуле лежит тело учёного, специалиста по психомоделированию. Он должен был находиться в стазисе, пока война не закончится, а потом, основываясь на психоматрицах учёных, возродить нацию. С этой целью и были собраны представители всех наций. Но из-за диверсии, устроенной арвари, взрыв повредил звёздный накопитель. Энергия подавалась с перебоями, вот стазис-капсула и не выдержала. кстати – последняя разработка, экспериментальная модель. Из-за спешки в неё не успели установить внутренний накопитель. Если бы он был, то капсула проработала бы всё это время.

– А с инфо-кристаллами как обстоят дела?

– Все инфо-кристаллы в рабочем состоянии, вся информация на них уцелела. Со всех инфо-кристаллов информацией загружено только 22%, а остальные – пусты. Я смогу их использовать для расширения своего объёма хранилища информации и переписать всё, что смогут дать Борислав и твой наруч.

– Хорошо, занимайся. Если я тебе не нужен, то пойду в медблок учить базы знаний.

– В медблок идти смысла нет. Я восстановил медкапсулу у тебя в каюте. Она уже отрегулирована на твои параметры, так что, обучение будет проходить немного быстрее. В медкапсуле во время изучения баз знаний можно находиться в этом скафандре.

– Это как? Ты же всегда говорил, что одежду необходимо снимать полностью? – меня удивил такой поворот событий.

– Этот скафандр – био. Во время лечения или установки улучшений тело должно быть полностью обнажено для полного контакта медицинских наноботов. А во время обучения достаточно открытой головы, подпитку организма питательными веществами обеспечит скафандр, который и сам будет получать питание из капсулы. Да и адаптация пройдёт намного быстрее и плотнее. Биоскафандр – единственный из всех скафандров, который способен на такое.

– Если это правда, то тогда просто замечательно. Я отправляюсь на учёбу, Таниз тоже нужно отправить в медблок – нам пилоты нужны в первую очередь. Кто ещё из пилотов находится на обучении?

– Пять человек. Ещё четверо инженеров и один техник. На всех капсул не хватает. В ближайшие сутки будет восстановлено ещё шесть штук, и тогда больше людей будет обучаться.

– Это будет хорошо. Ладно, ты за старшего, а я – учиться. Если что – буди.

– Хорошо, кэп, не переживай. Всё будет в порядке.


* * *

Спустя четыре цикла обучения я лежал в ложементе пилота корабля. За это время я еле смог подтянуть базу пилота до минимума, позволяющего управлять средними кораблями. Рубка корабля не была ещё полностью восстановлена. Ложемент пилота, несколько тактических экранов, да управляющий искин – всё, что удалось восстановить за это время. На остальное не хватило ресурсов. Именно поэтому я находился в рубке один, в вакууме, подключившись к управлению через выводы нейросимбионта, соединённые с похожими выводами моего скафандра. Мы с Аресом проводили предстартовую подготовку, собираясь поднять рейдер в космос с поверхности Фобоса. Рейдер, которому на общем собрании присвоили имя «Пегас», должен совершить свой первый за многотысячелетний перерыв, полёт. Пока только к астероидному полю. Но я надеюсь, что мы его полностью восстановим, и тогда – галактика – встречай нас! Как это не пафосно звучит, но нам нужно будет совершить перелёт через всю галактику. Там, на противоположной стороне галактики, в межгалактическом пространстве на расстоянии ста световых лет, хранится в состоянии управляемого дрейфа древний мобильный завод полного цикла для выпуска всего необходимого в этом мире.

Арес вскрыл и прочитал хранилище информации, которое находилось на корабле Таниз. В нём оказалось очень много полезного. Самое главное, что оттуда удалось узнать, так это то, что наш рейдер, супердредноут и мобильный завод – это всё, что осталось от технологии древних. После той войны с арахнами, свыше 30 тысяч лет назад, уцелело менее 1% научной информации. Арахниды уничтожали всё на своём пути, и людей, и технику. Технологии были утрачены. Раса, как они стали себя потом полностью называть – Джоре, позабыв о древнем своём названии, по крупицам, по обломкам, по самым незначительным слухам пыталась восстановить былое величие. Всего миров тогда уцелело – восемь, а выживших в той бойне можно было пересчитать буквально по имени. Выжило 281 миллион 41 тысяча 321 человек. На восьми планетах! Причём, на аграрных планетах, на которых не было никаких промышленных предприятий. Сорок три корабля первого поколения – и всё. Всю более или менее продвинутую технику изъяли и пустили на войну с арахнами.

Не имея никаких технических данных, выжившие начали производить технику, копируя ту, которая была в наличии. Они её постепенно улучшали, добиваясь порой очень неплохих результатов. И регулярно отправляли в исследовательские рейды всё новых и новых добровольцев. В одном из рейдов был обнаружен обломок корабля с сохранившимся преобразователем энергии. При внешней целостности, он оказался повреждённым внутри.

Преобразователь был переправлен на одну из планет Джоре, которую выбрали столицей Союза Выживших. После той войны прошло более 15 тысяч лет. Никого, кто лично пережил те времена, уже не было в живых. Сменилось тридцать поколений, Джоре пережили ещё семь войн, но уже внутренних, за научные достижения. Было заново колонизировано 22 планеты. При этом была восстановлена технология терраформирования. Империя Джоре разрасталась. И этот преобразователь мог предоставить новый толчок в развитии науки и техники. Но пришёл новый враг. Аграфы.

Как оказалось, аграфы всегда мечтали главенствовать над всеми остальными расами. Надменные, тщеславные, генетически расположенные к долгожительству, но не могущие быстро размножаться, один ребёнок раз в 200 лет на семью, неспособные сами что либо изобрести или создать, они поработили несколько систем с другими расами, заставив их строить для себя космический флот. И когда узнали о том, что у Союза Выживших появилась какая-то установка Древних, предположительно рабочая, то совершили вероломное нападение на планеты людей. Они пришли полностью всем флотом, все корабли, что у них были построены, даже малые транспортники пригнали. Они пришли грабить и убивать. Они не знали на какой именно планете находятся научные институты и куда привезли эту установку. Они напали на все системы сразу, уничтожая всё на своём пути. Эдакая космическая саранча. Люди сопротивлялись отчаянно. Не жалея себя, они шли на таран вражеских кораблей, когда заканчивались боеприпасы и корабли получали серьёзные повреждения. Они разменивали свои жизни на жизни этих подлецов.

Люди не ожидали от аграфов такого подлого нападения. Аграфов вытянули из пучины средневековья ещё много тысяч лет назад и считали, что аграфы должны быть благодарны людям за это. А в ответ получили удар в спину. Человеческие миры гибли один за другим, уничтожаемые безжалостным врагом. Аграфы не собирались оставлять в живых никого из тех, кто потом сможет им противостоять.

Незадолго до нападения, один из учёных сумел разобраться в том, как работает этот преобразователь. Ресурса преобразователя хватало только для зарядки одного артефакта, а потом наступал неконтролируемый распад, в следствие внутренних повреждений. Было решено создать хранилище данных, напитанное историей. Для потомков. А сам преобразователь пустить на корабле вперёд на флот аграфов, чтобы он своим взрывом уничтожил врага.

Была собрана армада выживших кораблей человечества, которая отправилась по координатам производств аграфов. И в то время, как аграфы громили человеческие миры, люди уничтожили заводы, фабрики и верфи аграфов. Аграфы не ожидали, что их сумеют обойти те, кого они считали уже уничтоженными. Собравшись в один большой флот, корабли направились на последнюю не уничтоженную планету людей. А в это время, на этой планете, учёный напитывал преобразователь энергией для зарядки хранилища. Он получал всю информацию со всех мест боёв, сохранял её для того, чтобы записать на кристалл памяти вместе с пси-энергией. Когда аграфы вторглись в систему, он, добавив последние крохи информации, направил энергию пси вместе с потоком информации в кристалл горного хрусталя. Спустя считанные минуты хранилище было готово. Перебравшись на корабль, он собирался направиться вслед за беженцами в другой сектор галактики, а корабль с преобразователем на борту должен был вести в бой один из добровольцев. Чем всё закончилось – неизвестно, но судя по тому, что этот кристалл был найден на обломках корабля Джоре, избежать гибели учёному не удалось. А так как человечество выжило, выходит, беженцам удалось спастись.

Таниз немного знала последующую историю. Чем закончилось бегство – не известно. Пять тысяч лет не сохранили никакой информации. Потом началась эпоха записей текстов на бумаге, развитие техники и технологий, выход в околопланетное пространство. Так как их сектор обитания находился намного ближе к центру галактики, то и расстояние между звёзд было намного меньше. Были предприняты попытки отправки так называемых «ковчегов» – кораблей, на которых находились семьи колонистов. Столетиями корабли перемещались в пространстве, направляясь к далёким звёздам. Некоторым удалось добраться до цели назначения, а судьба некоторых неизвестна до сих пор. И вот 1300 лет назад был обнаружен старый разбитый корабль, дрейфующий между системами. Благодаря его исследованию был заново открыт эффект гиперперехода. Это открытие было совершено на планете Илая, которая впоследствии стала столицей Империи Аратан. Исследователи отправились на поиски братьев по разуму, а обитаемых планет в этом секторе галактики было очень много. За 300 прошедших лет было найдено более 40 планет, населённых людьми. И счёт на этом не останавливался. По случайному стечению обстоятельств, расселение по планетам произошло по цвету кожи. Чернокожие аварцы сразу захватили один из кораблей Империи Аратан, поработв весь экипаж и заставив их работать на себя. Спустя сто лет разразилась ещё одна война – рабовладельческая. Захватывались целые системы, население всё поголовно заковывалось в рабские ошейники, пока небыли придуманы рабские нейросети. Отношение к рабам было точной противоположностью земного рабства – чем светлее кожа у человека, тем жёстче к нему относились. Скорее всего, жажда доминирования и жестокость прочно вошли в геном темнокожих во время активных мутаций миллионы лет назад.


* * *

Пока шло тестирование всех доступных систем корабля, я обдумывал изученную информацию. Не очень радостные перспективы вырисовываются для нашего полёта. Готовиться нам нужно очень основательно, ведь полёт будет проходить через территорию Содружества. А там нас сначала встретит Империя Авар. Работорговцы не преминут воспользоваться шансом получить настолько развитые технологии. И готов поставить рубль за сто, что информация о нас будет тут же передана аграфам. Вот тогда на нас начнётся очень большая охота. Зная жадность аграфов, нас просто так не пропустят через исследованный космос. Почему не получится облететь территорию Содружества? По предоставленной информации Бориславом, мы выяснили, что по неисследованным территориям пролёт очень затруднителен: там находились планеты, освоенные Древними, и когда шла война с арахнами, уничтожались целые ряды систем. Массированными ударами системы буквально распылялись в пыль, образовав обширные пылевые облака. На сколько они распространяются и в какую сторону – не известно. От пролёта через эти облака меня предостерёг Арес, показав видеозапись одного корабля, влетевшего на большой скорости в такое облако. Корабль был буквально стёрт, как наждачкой. Его не спасли ни мощные щиты, ни массивная броня, ни мастерство опытнейшего экипажа. За полчаса экстренного торможения от корабля остался один обточенный силовой каркас. Наш же опыт был равен нулю, и рисковать людьми и кораблём я не собираюсь. Лететь по другой стороне галактики – очень большой крюк, который может занять непозволительно много времени. Но имея такой корабль, у нас есть шанс, и довольно неплохой, что мы сможем пролететь без потерь через обитаемый космос.

– Системы прошли тестирование. Рейдер к перемещению в пояс астероидов готов. – голос искина буквально дрожал от переживания, ведь корабль впервые за 36 тысяч лет оторвётся от поверхности планетоида. – Доступны десять маневровых и два маршевых двигателя. Запуск возможен через 30 секунд.

Переключив всё внимание на управление и выкинув посторонние мысли из головы, я произнёс:

– Уважаемые дамы и господа. Наш лайнер совершает перелёт в неизвестность. Просьба всех занять свои места согласно купленных билетов, пристегнуть ремни и зажать голову между колен. С уважением, командир корабля – Алексей Орлов.

Через систему громкой связи донеслись робкие смешки, плавно переросшие в громкий хохот. Все, как и я, нервничали перед стартом. А так получилась лёгкая разрядка.

Все, кто находился на рейдере, были облачены в скафандры. В полёте могло случиться всё, что угодно – рейдер был повреждён, и неизвестно, как взлёт отразится на системах корабля.

Старт!

Корабль начал слегка вибрировать, запуская маневровые двигатели. Вибрацию не смогли перекрыть даже гравикомпенсаторы. Какое должно быть завораживающее зрелище – взлёт такой махины с планетоида. Таниз сейчас находилась на борту одного из ботов и визуально наблюдала со стороны. Потом посмотрю запись взлёта.

У нас с Таниз вышла небольшая перепалка за право первому вывести корабль в открытый космос. Она аргументировала своё право тем, что уже имеет опыт пилотирования межзвёздных кораблей, а я – нет. Я же аргументировал тем, что база пилота у меня была выучена на один ранг больше, и я уже успел пройти виртуальную практику и получить сертификат мастера-пилота средних кораблей, а она – ещё нет. Таниз на меня тогда обиделась, надув губки. А мне было смешно, когда она, скорчив недовольно – обиженную рожицу, доказывала, что будет пилотировать корабль намного лучше, чем я.

Корабль поднимался. Я наблюдал за этим через внешние датчики, расположенные на корпусе. При запуске двигателей очень много пыли было поднято с поверхности Фобоса, но я не переживал – Марс уже довольно далеко ушёл от Земли, плюс Фобос находился на противоположной стороне планеты. Так что, астрономы Земли не должны заметить взлёт корабля.

– Все системы, всё, что доступно, работают стабильно. Мы отошли от планетоида на 500 метров и удаляемся.

– Очень хорошо. Блин, через эту пыль ни хрена не видно.

– Используй радарную систему.

Я мысленно переключился на радар, и сразу перед глазами высветился удаляющийся планетоид. Мы отходили, постепенно набирая скорость.

– Прощай, ненавистная каменюка! – услышал я крик Ареса. – Надеюсь больше тебя не увидеть.

– Да. Я смотрю, ты возненавидел Фобос всеми фибрами души.

– Если тебя заточить на 36 тысяч 126 лет, 8 месяцев, 16 дней, 12 часов, 47 минут и 22 секунды в одиночную камеру, то и ты её возненавидишь.

– А ты подсчитывал всё до секунды? Прямо, как дни до дембеля.

– А ты как думал. Не имея возможности производить ремонт, улететь, или ещё что, приходилось считать дни до того, как здесь появится хоть кто-нибудь разумный, чтобы вывести корабль в открытый космос. Ты не представляешь, что такое – века одиночества. Ладно. Это всё лирика. Мы уже отошли на достаточное расстояние, можно запускать маршевые двигатели.

– Погоди, давай отойдём ещё на десяток километров. Я боюсь, что запуск маршевиков может раздуть пыль на пол системы. Нас же тогда смогут с Земли увидеть. Я понимаю, тебе хочется улететь как можно дальше от своей темницы, но и о соблюдении тайны забывать нельзя.

– Хорошо.

Дав кораблю отлететь ещё подальше, я активировал маршевые двигатели, и тут же корпус сотряс сильный удар. На схеме корабля двигатель, который не был повреждён арахнами, окрасился в красный цвет, как и три прилегающие к нему отсека.

– Взрыв правого маршевого двигателя. – закричал искин. – Три смежных отсека раз герметизированы, повреждены топливные баки, за 10 секунд мы потеряли половину запасов топлива.

– Перекрыть подачу топлива. Перекачать остатки в целые танки. Отправить дроидов для тестирования двигателя и ремонт повреждённых отсеков.

– Вы там как, ребята? – донёсся обеспокоенный голос Таниз. – Тут такой взрыв был, двигатель просто испарился, как и 50 метров корабля вокруг.

– Мы в порядке, тряхануло сильно. Хоть никто не пострадал. Ты там как?

– Испугалась сильно. Хорошо, что в этот момент находилась со стороны носа корабля.

– Арес. Ты же проводил тестирование систем перед взлётом. От чего произошёл взрыв?

– Скорее всего, при взлёте пыль с планетоида попала в форсажную камеру, проход топлива засорился, а когда образовавшуюся пробку продавило, то в двигатель попало слишком много топлива. От этого и произошёл взрыв. Двигатель не выдержал такого количества топлива. Это моё предположение. Ну а точно мы уже узнать не сможем.

– Да, жалко двигатель. На одном мы далеко не улетим. Видишь, не хочет тебя отпускать Фобос. Пытается тебя удержать рядом с собой. Гы-гы-гы.

– Очень смешно. – в голосе искина ясно читались нотки обиды.

– Извини, это у меня от нервов. Пойдём на маневровых, надеюсь, топлива хватит.

– Оставшегося топлива нам хватит на преодоление 70% расстояния.

– Подожди. То есть, ты предлагаешь его тратить всё время полёта?

– Ну да. А что?

– Мы же можем разогнаться, отключить двигатели и лететь по инерции. В космосе нас же ничего не остановит, здесь атмосферы нет, а от планет мы уже далеко, они не смогут нас сильно отклонить от курса своей силой притяжения. Так ведь?

– В принципе, ты прав. Я об этом как-то не подумал. Тогда, разгоняй корабль, придавай ему необходимый курс, а перед подлётом мы запустим двигатели и затормозим. Я провёл расчёты – таким образом мы сэкономим процентов шестьдесят оставшегося топлива. Вот я дурак старый, ведь решение лежало на поверхности, а я его не заметил и позволил какому-то мальчишке себя обскакать. Себя, вычислительные мощности которого превосходят в сто тысяч раз все вычислительные системы земли вместе взятые!

– Но-но-но! По легче. То, что ты очень мощная вычислительная машина ещё не означает, что ты имеешь абстрактное и всесторонне развитое мышление.

– Лёш, ты не обижайся. Я же должен был всё предусмотреть, ведь у меня установлена пилотская база для искинов десятого ранга. Да-да, есть и такие. Искины должны помогать людям, проверять их расчёты, корректировать принятые решения в целях безопасности корабля и экипажа. Поэтому, на все искины устанавливаются специальные базы знаний, соответствующие занимаемому ими месту. А на центральном – хранятся все базы для всех искинов. Я, в случае чего, могу заменить любой искин на корабле, хоть медицинский, хоть защитный. А вот они меня – нет. Но если что – им можно закачать базы и они станут на замену любого искина. Обучение у них проходит не так, как у людей. Гораздо быстрее.

– Получается, если нам понадобятся ещё искины, то ты сможешь закачать им необходимые базы и всё, готова замена? Класс. Когда раскопаем дредноут – нужно будет залить все базы тамошним искинам. У тебя же они немножко по новее будут, чем ихние. Это хорошо, а то меня посещали мысли о том, как он сможет летать, не имея никакой информации об этой галактике.

Во время разговора я разгонял рейдер боком вперёд, используя маневровые двигатели с одной стороны корабля. Скорость уже изрядно подросла. Если остановиться на набранной скорости, то в инертном полёте мы будем лететь к астероиду с дредноутом два дня. Ничего страшного – подождём. Если бы двигатель не взорвался, мы бы долетели часа за три, астероид уже находился от нас на приличном расстоянии.

Подкорректировав курс, я выключил двигатели и, встав с пилотского кресла, направился в кают-компанию, на нервной почве есть хотелось очень сильно.

Глава 9

– Смотрите! Смотрите! Корабль показался! – оторвал меня от управления буксиром голос одного из техников. – Какая здоровенная дура! На голограммах всё не так видно, как в живую.

– Ура-а! – раздался крик радости в системе громкой связи.

Я в это время оттаскивал буксиром кусок астероида, отделённый дроидами и мне не было видно за ним ничего. Развернусь – посмотрю.


* * *

Мы находились уже полгода возле астероида, внутри которого находился вплавленный гигант. Дроиды активно пилили породу, отделяя всё новые и новые куски, а мы оттаскивали их буксирами к висящему неподалёку рейдеру. У Ареса ничего не пропадало, вся порода отправлялась на переработку, где из неё отделялись необходимые элементы, которые тут же пускались на производство новых дроидов и комплектующих для ремонта корабля.

За эти полгода ничего экстраординарного не произошло. Мы активно занимались высвобождением дредноута из астероида, попутно изучая базы в фоновом режиме. Инженерная группа занималась переоборудованием внутренних отсеков рейдера, подготавливая место для парка и зоны отдыха с кафе и танцплощадкой. А что, нам же тоже нужно будет отдыхать и морально и физически. Часто приходилось летать на Землю, закупая необходимое количество полимеров. Они шли на изготовление внутренней облицовки корабля, управляющих модулей для оборудования и дроидов, да много для чего использовался пластик. Для электронных схем использовали элементы, добытые из всё того же астероида.

Для отдыха мы облюбовали небольшой островок в южном полушарии недалеко от Австралии. В те места редко кто заходил, этот островок находился вдали от морских путей, у него даже названия не было. Прекрасный вулканический остров, покрытый растительностью, с небольшим песчаным пляжем, расположенным в аккуратной неприметной бухте. Бухта была почти идеально круглой, метров сто диаметром и глубиной до шести метров в центре. Соединялась бухта с океаном не большим мелким проливом около пяти метров шириной. Соорудив на берегу несколько хижин, наш экипаж по очереди отдыхал, нежась в тёплой морской воде и загорая на пляже под ласковыми лучами южного солнышка. Когда мы улетим – не скоро ещё увидим натуральную природу.

Нет. Произошло одно событие, но оно касалось не всех, только меня и нескольких членов нашего экипажа. Наши отношения с Таниз проходили гладко, без взлётов и падений, без скандалов, ссор и бурных примирений. Я думал, что это из-за того, что мы были сильно загружены работой, у нас не оставалось сил и времени для продолжительного личного общения. Да и моя Таниз вела себя постоянно спокойно, не обсуждала моих решений, когда уже все валились с ног от усталости, а я хотел выполнить ещё какую-то запланированную работу, то, в отличие от остальных, я от неё ни разу не услышал ни слова возмущения или упрёка. Она, молодец, молча шла мне помогать, не смотря на то, что мы не спали, порой, по двое суток. Такая работа у нас случалась не часто. Первая – когда проводили демонтаж повреждённых разгонных двигателей, тогда мы втроём почти трое суток управляли инженерными дроидами, так как искин все свои ресурсы бросил на расчёты и разработку двигателей, аналогичных на найденном в хранилище корвете. Эти двигатели превосходили установленные на рейдере на два поколения. По расчётам Ареса, эти двигатели будут выдавать разгонный импульс на 26% больше старых, а топлива будут потреблять – на 18% меньше. И маршевые двигатели тоже будут аналогичные корветовским.

Так вот, с самого начала Таниз мне постоянно говорила про то, что в Содружестве негоже капитану и владельцу такого большого корабля иметь только одну жену. На любом светском приёме его просто на просто никто не будет воспринимать равному себе. Количество жён – показатель социального уровня. Чем больше жён – тем богаче владелец корабля. По правилам этого Содружества, мне, для показания своего уровня, нужно не менее трёх, но и не более шести жён. Аргументировала она это тем, что когда будем пролетать через территорию Империи Аратан, а корабль у нас очень заметный, то император в любом случае захочет пообщаться с владельцем. По её словам, император был очень умным и спокойным человеком, он всегда принимал взвешенные и тщательно обдуманные решения. Опасаться стоило только любителей наживы, как частных, так и государственных структур, ведь этот корабль – настоящая сокровищница, не имеющая аналогов во вселенной. Все государства, а аграфы в первую очередь, будут за ним охотиться с целью заполучить себе и корабль и экипаж. И то, что экипаж после этого выживет, никто не гарантирует. Тяжело нам будет при пролёте через территорию Содружества. Ну, ничего – прорвёмся. По изученной информации выходило, что аналогов применяемой на нашем корабле технологии нет ни у одной расы. А стало быть, наличие активных щитов и гравитационного преобразователя позволят нам успешно противостоять целым армадам кораблей первого поколения, находящимся на вооружении государств Содружества. Ведь все технологии были утрачены во время войн, а наш рейдер – чудом сохранившийся во время первой войны с арахнами.

Однажды, Таниз меня попросила прерваться на несколько дней и слетать на остров отдохнуть. Так как я пропустил несколько своих очередей, то решил последовать её просьбе. Основную работу мы подтянули, а новые блоки ещё не были готовы, то мы решили слетать на наш островок на отдых, посетив перед этим несколько магазинов в Сиднее. Бот имел отличную систему маскировки и я не опасался, что нас заметят. Наш бот можно было обнаружить только если на него случайно натолкнуться. Да и то, для этого необходимо было очень постараться – все атмосферники оборудовались модулями пси-воздействия, которые в случае необходимости могли внушить приближающемуся объекту чувство лёгкого замешательства, необходимость пойти другим путём, или вообще покинуть территорию. Всё это рассчитывалось исходя из ситуации, а за этим следил искин корабля и принимал решение. Выходило, мы могли сесть прямо по середине оживлённого проспекта и никто не смог бы приблизиться к нам. Все обходили бы место посадки, полагая, что в этом месте находится какая-нибудь природная аномалия или опасная зона. И этим мы уже несколько раз беззастенчиво пользовались.

Поход по магазинам закончился тем, что мы обнесли практически все прилавки с одеждой, обувью, продуктами питания и выпивкой. Одежду и обувь мы брали всех размеров – экипаж то у нас не маленький, я скупил большое количество мужской одежды и обуви самого лучшего качества, а Таниз скупала женскую, преимущественно нижнее бельё, роскошные пеньюары, банные халаты и полотенца. Проблем с женской гигиеной не возникало – медкапсулы отключали на время функцию женских проблем, чему были несказанно рады все наши дамы. Хоть нас и обеспечивали всем необходимым синтезаторы, но, я по крайней мере, так и не смог перебороть себя и убедить, что натуральное хуже синтетического. Пускай оно изготовлено из тех же молекул с той же структурой, но оно всё равно останется искусственным. Да и Таниз рассказывала, что на планетах Содружества предпочитают всё натуральное, хоть оно и обходится в несколько раз дороже. Вот мы и закупали всё натуральное при любой возможности.

Так вот, при подлёте к острову я заметил ещё один наш бот, привёзший отдыхающих. Интересно, кого? Ведь никто не собирался с нами лететь. На острове нас встретили Аня, сестра Артёма, и Джессика. После того, как выяснилось, что Джессика не аварка а землянка, Таниз довольно быстро успокоилась, хотя поначалу собиралась её пристрелить втихаря, настолько сильной была у неё ненависть к темнокожим, а потом и сдружилась с Джесс и Сун. Меня не встревожило такое их неожиданное появление. Прилетели-так прилетели, вместе веселее будет.

Посадив бот немного в стороне от нашего лагеря, я отправился купаться, а девчонки занялись приготовлением ужина, так как Солнце уже близилось к закату. Раздевшись, я с разбегу нырнул в набегающую лёгкую волну и постарался проплыть под водой как можно дальше. Я очень любил соревноваться сам с собой на предмет затяжных подводных заплывов. В этот раз мне удалось проплыть почти до центра бухточки, модифицированное тело позволяло мне развивать под водой довольно приличную скорость, а выносливость была такой, что я мог не напрягаясь сидеть не дыша семь – восемь минут. Я не старался продержаться до предела своих возможностей, ведь я прилетел отдохнуть. Вынырнув, я не спеша поплыл назад к берегу, где меня поджидали три полностью обнажённые девушки. После необходимости процедур в медицинских капсулах народ на рейдере довольно быстро утратил условности по поводу обнажённого тела. А когда дамы узнали о возможности полного и безвозвратного удаления волосяного покрова, то их восторга не было предела, ведь вопрос с депиляцией у них стоял очень остро – поначалу они стеснялись своего внешнего вида, просили всех отворачиваться, так как средств гигиены не было. А увидев вылезшую без стеснения Таниз, завалили её вопросами. В результате, не только дамы, но и парни прошли процедуру удаления нежелательного волосяного покрова. После этого стеснение начало потихоньку пропадать, пока окончательно не кануло в Лету.

– А мы тебя уже заждались! – проговорила Таниз, встретив меня на самом берегу и протягивая мне бутерброд с ветчиной и сыром. – На, подкрепись, а потом намажешь мне спину кремом.

Не привычная к такому количеству солнца, кожа Таниз очень быстро обгорала, покрываясь волдырями и сползая целыми пластами. И тогда она ходила вся пятнистая, как леопард.

– А девчонки тебя намазать не могут? – у меня в планах было путешествие по островку с целью выбора пальм для нашей рощи на рейдере, о чём я и сообщил.

– Потерпят твои деревья до завтра, никуда не денутся. А сегодня ты будешь за нами ухаживать, так как ты среди нас единственный мужчина. Пойдём, нужно распалить костёр. У нас в меню сегодня шашлык. Мне ещё ни разу не доводилось пробовать такой вкуснятины. Да ещё с вином! М-м-м! Вкуснота! – видно было по её довольной мордочке, что ей эта еда действительно нравится. У неё даже капелька слюны вырвалась из-за приоткрытых губ и покатилась по подбородку. – Не заставляй дам ждать еду, ведь мы голодные. А когда мы голодные – мы вредные.

Она взяла меня за руку и, повернувшись ко мне аппетитной попкой, повела к лагерю. Не удержавшись, я свободной рукой отвесил шлепок по виляющему заду и получил в ответ взвизгивание, эпитет «дурак» и лёгкую оплеуху.

– Ты что! Женщин бить нельзя!

– Бить – нет. А шлёпать можно. – и шлёпнув её ещё раз, только по другой половинке, я побежал к боту, в котором мы привезли купленные дрова. В след мне неслись угрозы жёсткой и жестокой расправы приближающейся ночью. Всё это происходило под дружный хохот наших спутниц.


* * *

Шашлык получился восхитительный, нежный и сочный, с румяной хрустящей корочкой. Поливаемый вином, он получил ни с чем не сравнимый аромат и вкус. Сбегав в бот, я принёс небольшой стазис контейнер и положил туда несколько кусочков. На рейдере загружу их в пищевой синтезатор в качестве образцов, так сказать – на будущее. Девушки пили вино, кто белое, кто розовое, а я прошёлся по более крепким напиткам. Мне очень понравился коньяк, который производил один небольшой частный заводик, расположенный неподалёку от того городка, в котором мы покупали продукты и вещи. Этот коньяк настаивался на местных ингредиентах, за счёт чего и получал неповторимый вкус и аромат. Я заказал хозяину две тысячи литров этого коньяка, всю его трёхмесячную продукцию, а так же десять тонн различных вин, тонну винного спирта и по несколько ростков всех его сортов винограда. Он сначала категорически отказывался продавать виноград, но после длительных уговоров, письменного обещания использовать его только в личных целях и довольно внушительной сумме, он согласился. У меня была возможность взять это всё и бесплатно, банально всё украсть, благо знания и технологии легко это позволяют, но воровать я категорически не хотел, да и этот старичок мне понравился как человек. Все напитки нам будут поставлены в добротных деревянных бочках по 25, 50 и 100 литров каждая.

Я лежал на расстеленном полотенце возле костра и потягивал коньяк небольшими стопочками грамм по пятьдесят каждая, и заедал их кусочками шашлыка. Стопочка – кусок шашлыка, стопочка – кусок шашлыка. Вот так незаметно литровая бутыль и закончилась. Расслабившись, я задремал возле костра. Я не был пьян, симбионт активно следил за состоянием моего здоровья, поэтому, алкоголь выводился из организма не впитываясь в кровь. Я просто устал за все эти месяцы непрерывной.

Неожиданно, меня вырвал из дрёмы поцелуй с одновременным поглаживанием в области паха. От активного поглаживания вместе с лёгким потискиванием и пощипыванием на меня накатила волна возбуждения. Не открывая глаз, я начал активно отвечать на поцелуй. Наверное, Таниз куда-то спровадила девчонок, а сама решила немного со мной поиграть. понравились ей очень плотские утехи. Но тут меня обуял шок – я ощутил, что меня начали ещё целовать в области паха. открыв глаза, я увидел наклонившуюся на до мной Аню, стоявшую рядом с ней на коленях Таниз и ритмично двигавшуюся голову Джессики внизу моего живота.

– Эй, вы чего удумали?! – я попытался отползти в сторону, оттолкнув кучерявую голову Джесс. – Совсем с ума по сходили? Таниз, твоя идея?

– Да, моя. – спокойно ответила она, подталкивая ко мне Аню поближе. – Тебе уже давно нужно было обзавестись ещё жёнами. Это признак высокого статуса на моей родине, куда, кстати, мы в скором времени направляемся. Ты должен ему соответствовать. Так что, расслабься и получай удовольствие, девочки сделают сами всё, что надо. Только будь с Аней по аккуратнее – ты у неё первый.

– А меня кто-нибудь спросил, хочу я этого, или нет? Девки, ну вы даёте…

– Да! Именно этим мы и собираемся заняться. – раздался нестройный хор голосов. А Аня добавила: – Ты мне сразу понравился, как только я тебя увидела. Я тебе жизнью обязана.

– И я. – произнесла Джессика.

– Так вы только из чувства обязанности? Одолжения мне не нужны.

Я поднялся и пошёл в палатку одеваться. За мной слышались шаги, идущие за мной в палатку. Я не оглядывался, погружённый в свои мысли. В палатке меня сзади обняли. Я повернулся и в мои губы вцепилась своими губами Аня, прижавшись ко мне всем телом. Твёрдые возбуждённые бледно-розовые соски небольшой аккуратной груди Ани приятно вминали кожу на моём животе. Аня была ниже меня на голову.

– Не бросай меня. – раздался её тихий голосок. – Я в тебя влюбилась в тот самый миг, как увидела тебя в своей квартире, когда ты пришёл спасать моего брата. Ты не похож ни на кого из моих знакомых, ты другой! От тебя веет такой силой и решительностью. Когда ты взял меня на руки, то я, не обращая внимания на боль, вонь немытого тела, ущербность своего организма, испытала самый настоящий оргазм. Впервые в жизни! У меня не было ещё мужчины. А когда я узнала, что у тебя уже есть Таниз, то была очень расстроена. Но как потом выяснилось, мужчина может иметь несколько жён, и это нормально. А потом подошла Таниз и предложила стать одной из твоих жён. Я была на седьмом небе от счастья! Я не могла поверить, что мы теперь сможем быть вместе. Не отталкивай меня. Я буду тебе хорошей женой, послушной, спокойной.

– И я! – прошептала мне на ухо незаметно подошедшая сзади Джессика. – И Соня с Ликой тоже.

– Как, вы и их ещё собираетесь затащить к нам в постель?

– В этом нет ничего предосудительного. – ответила Джесс. – Во многих странах мира на нашей планете разрешено иметь несколько жён. Я выросла среди племён, в которых даже у самого бедного и слабого мужчины было не менее двух женщин. Вас мало, вас беречь и опекать нужно.

А Таниз стояла чуть в сторонке и, сплетя пальцы, улыбалась улыбкой довольной кошки.

Мысленно махнув на всё рукой, я наклонился и поцеловал Аню в слегка приоткрытые алые губы.

Спать этой ночью мне не довелось.

Это всё мне вспоминалось, пока я буксиром оттаскивал кусок отколотой от кормы дредноута породы. Был холостяком, а сейчас настоящий султан с пятью жёнами и одной сомневающейся, Сун. Она ещё смогла переступить над своими принципами по отношению к мужчинам (как выяснилось, она была склонна к однополой любви), но подумывала и о мужчинах.

Когда Артём узнал о наших с Аней отношениях и о количестве у меня женщин, он поначалу встретил всё это в штыки, но очень быстро изменил своё мнение. Ну, ещё бы. Когда ты оказываешься в одной постели с двумя сёстрами – близняшками, а потом ещё с одними, то все старые стереотипы рушатся, освобождая место новым. Да и девчонки наши хороши. На Земле старались беречь себя, никого к себе не подпускать. А тут, на корабле, после всех процедур в медкапсулах, в уверенности в завтрашнем дне, да и при отсутствии любых заболеваний как с цепи сорвались. У меня сначала возникал страх за наших ребят, что они постирают там себе всё, но десять минут в медкапсуле – и снова в бой.

Виктор с Ликой и Маша с Дашей нашли много людей, которые воспитывались вместе с ними в приютах. Многие парни уже по находили своё место в жизни, устроились на работу, обзавелись семьями. А вот с девушками ситуация складывалась намного хуже: их мало куда брали, на поступление на хорошую учёбу денег не было, на красивую одежду – тоже. Вот им и оставался небольшой выбор – либо на панель, либо в дворники и уборщицы. На предложение наших агентов они соглашались почти сразу. Вот поэтому, женской части команды у нас было в три раза больше, чем мужской. А когда узнавали все условия и возможности нашей техники, то с большой радостью и охотой многие делали себе коррекцию фигур. Теперь нас окружали дамы, при виде которых захлебнётся слюной любое модельное агентство Земли.

Однажды, эти паршивки, я имею в виду всех дам нашей команды, решили устроить себе праздник разврата. Устроив небольшой банкет в кают-компании, и напоив всех, и себя в том числе, алкоголем, устроили охоту на мужиков. Досталось всем, и мне в том числе. Сколько раз и с кем у меня было – я не помню. Запись симбионта я отключил, а Арес, зараза, все записи с камер наблюдения засекретил и никому не показывал. Они с Аминой тоже принимали в этом участие, изменив свои тела. Типа, чтобы никто не догадался. Ага. Я Амину сразу вычислил. Она отличалась от других своим вдумчивым действием, и, скопировав то Аню, то Таниз несколько раз меня вылавливала, где бы я не прятался, даже в своей каюте. Некоторым очень понравилось такое развлечение и они предлагали устраивать его время от времени. Только без меня. Людям нужна была разрядка после всего пережитого, и они её получили. О последствиях никто не думал, их просто не было. Репродуктивные функции женских организмов были отключены, а больше ничего бояться и не нужно было. Только одна не участвовала в этом безобразии – Тамара, она была беременна и ей скоро было рожать.

– Эй, на астероиде! – позвал я. – Через сколько будет готова следующая глыба?

– Через пять часов. – ответили мне. – тут порода покрепче попалась, пока расколем.

– Хорошо, я на рейдер. Через четыре часа буду.

Я с куском астероида направился к рейдеру, висящему пятнадцати километрах.

Ещё полтора года мы занимались освобождением дредноута, переработкой породы и восстановлением рейдера. За это время нашу систему посетило ещё семь работорговцев. Все они были перехвачены, допрошены и казнены. Я сам этим не занимался, с ними разбирались те люди, которые должны были быть им проданы. И жалости они никакой к этим пиратам не испытывали. Сколько ещё осталось тех, кто знает путь к нам?

Эпилог

Я смотрел через обзорные экраны на удаляющиеся планеты нашей родной Солнечной системы. За всё прошедшее время мы полностью восстановили рейдер, построили два корвета по аналогии найденного на базе и исполнили давнюю мечту многих – создали прекрасную зону отдыха. Экипаж корабля составлял 32 человека: двенадцать мужчин и 20 женщин, а так же восемь собак – Джек со своей спутницей и шестеро щенков последнего выводка. Все более ранние щенки остались на дредноуте. Его мы, кстати, откопали за это время на 70%. Зрелище было удручающим. Дредноут был разломлен на две части, во многих местах на остатках половинок броня местами была проплавлена насквозь, не смотря на её толщину и прочность, многие помещения были полностью залиты породой. Двигатели полностью были выведены из строя, реакторный отсек уничтожен, один единственный сохранившийся искин дорабатывал последние крохи энергии. По предварительным подсчётам, на полное восстановление этого гиганта потребуется не менее 7 лет. Это только в фантастических книгах повреждённые корабли восстанавливаются буквально на глазах за несколько дней. В действительности это всё не так. Одни только расчёты восстанавливаемого оборудования занимают не меньше суток, плюс изготовление каждой детали, даже самой маленькой, занимает определённое время. А затем следует сборка. Конечно, с такой продвинутой вычислительной и производственной техникой всё это происходит очень быстро. На Земле подобная работа выполнялась бы гора-аздо медленнее. Прочитав на досуге несколько произведений писателей-фантастов, мы с Аресом только посмеялись – как быстро там всё делалось, а материалы в некоторых случаях появлялись буквально из воздуха. Но производственные процессы и сроки никто не отменял.

Всё время нашего пребывания в системе у нас проходили тяжёлые разговоры: многие из ребят хотели предоставить жителям Земли часть технологий, в первую очередь по медицине. Однажды я поддался их уговорам и посетил несколько научных и медицинских институтов в различных регионах России. Сначала меня внимательно выслушивали, затем просили немного подождать, а потом приезжали представители силовых структур и пытались выпытать откуда у меня появилась данная информация, что у меня ещё есть из особо секретных разработок, и требовали, именно требовали, отдать всё им добровольно и не мешаться у них под ногами. Учёные быстро просчитали, что на подобных знаниях они смогут очень хорошо заработать, вот и пытались захватить всё и сразу. Почти во всех случаях мне удавалось вырваться только благодаря силовой поддержке ребят и андроидов, а коррумпированные учёные и силовики не досчитались нескольких особо рьяных представителей. Потом моё лицо появилось в разделе милиции «их разыскивает милиция» и я постарался летать на планету как можно реже, запретив и своей команде пытаться передать людям знания. Общество на Земле настолько прогнило, что изменить его уже невозможно. На мой взгляд, единственный выход – это найти планету и колонизировать её, заселив желающими, теми, кто хочет изменить мир к лучшему, но не имеет сил и возможностей, финансов и поддержки. Очень много на Руси встречается разных «кулибиных», доморощенных изобретателей, которые, изобретя что-то хорошее, не могли продвинуть свои изобретения и рационализационные решения, потому что это было не выгодно чиновникам. Вот таких людей и должны были искать и агитировать оставшиеся члены команды дредноута. А мы в своём полёте должны будем поискать подходящую планету и передать её координаты по гиперсвязи.

– Не жаль покидать свою родину? – обхватив меня руками за пояс и положив голову мне на плечо, спросила Аня, вырвав меня из нахлынувших воспоминаний. – Мы на неё можем уже и не вернуться.

– Даст Бог, вернёмся. Мы будем сюда прилетать время от времени, контролировать и наблюдать за людьми. Может быть, когда-нибудь люди поумнеют и построят нормальное, честное общество. Вот тогда мы и сможем восстанавливающейся цивилизации стать на ноги. А на счёт жаль или нет – меня здесь ничего не держит. Этому обществу я ничем не обязан.

Рейдер на малой тяге маршевых двигателей под управлением Таниз, находящейся в капсуле глубокого погружения, удалялся за орбиту Плутона, где разогнавшись на разгонных двигателях, открыл окно гипертуннеля и отправился в свой первый спустя тысячи лет, прыжок.


* * *

– Борислав, ну и как тебе твой потомок?

– Очень перспективный юный ученик. Я думаю, спустя несколько веков он сможет достичь нашего уровня и присоединиться к нам, он – наш последний потомок, пока, из всех оставшихся живых из плоти и крови. Только необходимо его подталкивать незримо в нужном направлении.

– Именно поэтому ты и вывел его к медбоксу с нейросетью, подкорректировал его уровень интеллекта, увеличив его до невообразимого уровня, привязал к нему эту девчонку?

– Да, Всеслав. Мне интересно, чем всё это закончится. Легче всего им управлять через Тессакор, его меч, который, обладая загруженным разумом, легко дал согласие на сотрудничество. Мы его проведём по жизни к вознесению.

– А зачем тебе потребовалось перевоплощаться в хранителя? Ребячество? Ты уже давно вырос из такого возраста. Развлекайся, никто из высших тебе препятствовать не будет, но только аккуратно.

Две энергетические сущности, продолжая неспешно беседовать, а куда спешить бессмертным, нежились в энергетических выбросах короны звезды, называемой аборигенами – Солнце.


Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Эпилог