КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 400398 томов
Объем библиотеки - 524 Гб.
Всего авторов - 170264
Пользователей - 90995
Загрузка...

Впечатления

ZYRA про Епплбом: Червоний Голод. Війна Сталіна проти України (История)

pva2408:не можешь понять не пиши. У автора другой взгляд на историю, в отличии от тебя и миллионов таких как ты, и она имеет право этот взгляд донести окружающим. Возможно, автор пользуется другими фактами из истории, нежели ты теми, которые поместила тебе в голову и заботливо переложила ватой росийская госмашина и росийские СМИ.

Рейтинг: -1 ( 2 за, 3 против).
pva2408 про Епплбом: Червоний Голод. Війна Сталіна проти України (История)

Никак не могу понять, почему бы американскому историку (родилась 25 июля 1964 года в Вашингтоне) не написать о жертвах Великой депресссии в США, по некоторым подсчетам порядка 5-7 млн человек, и кто в этом виноват?
Еврейке (родилась в еврейской реформисткой семье) польского происхождения и нынешней гражданке Польши (с 2013 года) не написать о том, как "несчастные, уничтожаемые Сталиным" украинцы, тысячами вырезали поляков и евреев, в частности про жертв Волынской резни?

А ещё, ей бы задаться вопросом, почему "моримые голодом" украинцы, за исключением "западенцев", не шли толпами в ОУН-УПА, дивизию СС "Галичина" и прочие свидомые отряды и батальоны, а шли служить в РККА?

Почему, наконец, не поинтересоваться вопросом, по какой причине у немцев не прошла голодоморная тематика в годы Великой Отечественной войны? А заодно, почему о "голодоморе" больше всех визжали и визжат западные украинцы и их американские хозяева?

Рейтинг: +3 ( 6 за, 3 против).
Serg55 про Головина: Обещанная дочь (Фэнтези)

неплохо

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Народное творчество: Казахские легенды (Мифы. Легенды. Эпос)

Уважаемые читатели, если вы знаете казахский язык, пожалуйста, напишите мне в личку. В книгу надо добавить несколько примечаний. Надеюсь, с вашей помощью, это сделать.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про Галушка: У кігтях двоглавих орлів. Творення модерної нації.Україна під скіпетрами Романових і Габсбургів (История)

Корсун:вероятно для того, чтобы ты своей блевотой подавился.

Рейтинг: 0 ( 3 за, 3 против).
PhilippS про Андреев: Главное - воля! (Альтернативная история)

Wikipedia Ctrl+C Ctrl+V (V в большем количестве).
Ипатьевский дом.. Ипатьевский дом... А Ходынку не предотвратила.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
Serg55 про Бушков: Чудовища в янтаре-2. Улица моя тесна (Фэнтези)

да, ГГ допрыгался...
разведка подвела, либо предатели-сотрудники. и про пророчество забыл и про оружие

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

И несть им числа... (fb2)

- И несть им числа... (и.с. Хроники Вселенной) 572 Кб, 293с. (скачать fb2) - Джон Барнс

Настройки текста:



Джон БАРНС И НЕСТЬ ИМ ЧИСЛА…

Посвящается Адрии Брандвольд, моей самой верной читательнице, которая спросила меня:

«Хоть раз слабо вам написать приключенческий рассказ со счастливым концом, чтобы он был только чуть-чуть страшным?»

Часть первая УСЛОВИЯ ИФВИНА

Я не авантюрист и не обладаю богатым воображением. Мне не по душе всякого рода перемены, особенно если у них непредсказуемый драматический конец. Поэтому, несмотря на нетерпение, утром перед собеседованием в Контеке я был напряжен и чувствовал себя загнанным в угол. Я уже знал, что со мной должно случиться нечто необычное. Может быть, это нечто в корне изменит мою жизнь.

Будь у меня хотя бы малейшее представление о том, что произойдет, я счел бы это маловероятным; если бы хоть на мгновение я узнал, что случится на самом деле, то сделал бы все возможное, чтобы этого избежать.

Меня зовут Лайл Перипат, и до того самого утра — а тогда была пятница, 30 мая 2062 года, и, следовательно, День памяти, который уже не празднуется, — так вот, я прожил всю жизнь (если не считать короткие прогулки и каникулы на южном побережье Тихого океана) в американской эмигрантской колонии в Окленде, Новая Зеландия. Родители моего отца приехали в Окленд в 2019 году, когда Американский Рейх в последний раз ненадолго открыл двери для выезда эмигрантов. Родственники по материнской линии происходили от чудом уцелевших солдат из армии Мак-Артура, но поскольку все они тогда были бедны как церковные крысы, то несказанно обрадовались, когда моя мать породнилась с семьей состоятельных выскочек.

В 2062 году та часть Окленда, где я вырос и живу до сих пор, стала называться Литл-Сан-Диего. Возможно, он действительно несколько напоминает калифорнийский город, стертый с лица земли вместе с остатками тихоокеанской эскадры в 1944 году немецкой подводной лодкой-камикадзе. Взрыв был силой в добрую сотню мегатонн. В детстве я был довольно далек от национальной истории, поэтому охотнее представлял себе Сан-Диего таким, какой он сейчас, — очень близкая, почти округлая бухта, заливы, врезающиеся на многие мили в старое побережье (их дно все еще покрыто осколками стекла), — жалкое подобие того, чем — как говорили — он был на самом деле.

Мое детство было до безобразия пресным и стереотипным. В нем почти ничего не происходило. Сейчас американское поселение стало уютным и процветающим, важной частью экономики Новой Зеландии. Вместе с достатком появились мягкие изумрудные лужайки, огороженные частоколом, невысокие кирпичные домики с длинными подъездными дорожками и баскетбольными кольцами, установленными на каждом гараже. Все это и многое другое можно было срисовать из старых фильмов и с фотографий, все было сделано из пластика или нейлона. Я просто вспомнил грязное, неряшливое поселение своего раннего детства и провонявший ржавчиной лагерь для беженцев, в котором выросла моя мать.

К тому времени, когда мне стукнуло четырнадцать, я ничем не отличался от любого американца-эмигранта своих лет: мечтал ассимилироваться и стать настоящим новозеландцем; однако я безумно гордился американским прошлым своей семьи. В восемнадцать я получил двойное гражданство и поступил на четырехгодичный курс во флот Ее Величества. Однако каждый год девятого апреля [1] я спускался к кладбищу и приносил присягу перед американским флагом, затем еще раз произносил клятву, что когда-нибудь мы выполним то, чего не смог сделать Мак-Артур. Я был готов разрыдаться при звуках американского гимна так же, как и заслышав «Боже, храни королеву» [2].

В детстве я был тихим и прилежным учеником, потом стал прилежным студентом, потом — прилежным молодым ученым. В 2050 году — как раз когда я поступил в физическую школу — началась глобальная «оттепель», и мне удалось присоединиться к тем, кто после долгого перерыва смог наконец заняться чистой наукой. По окончании учебы я в качестве астронома был направлен в Окленд в колледж Нью Маркус Уитмен, переехал в собственный дом в Литл-Сан-Диего и начал ухаживать за Хелен Пердида, преподавательницей истории, которая оказалась, как и я, американской эмигранткой.

Как я уже говорил, пятница 30 мая 2062 года началась с предчувствия чего-то необычного и интересного.

За окном ярко светило солнце, мне не надо было идти на службу. Я взял выходной в колледже, потому что собирался на собеседование по поводу работы, которую очень хотел получить. На мой взгляд, я имел на это все шансы. Но даже если меня не возьмут, собеседование можно считать достойным поводом, чтобы удрать в Сурабайо и прекрасно провести день. Я не прыгал со «студебеккера» как минимум два месяца и не мог так долго обходиться без столь изысканного развлечения. До начала оставалось еще несколько часов, но я уже заранее волновался, предвкушая полет.

«Оувасиз тайме», как обычно, лежала на дороге. Сегодня утром у меня будет время читать сколько захочется, ведь мне назначено не раньше часа пополудни.

На первой полосе крупными буквами было напечатано: «ГЕНРИХ ПРИЕЗЖАЕТ С ВИЗИТОМ В ОКЛЕНД».

Давненько король Австралии не был у нас. Ниже заголовок гласил о расширении эмигрантской футбольной лиги в Перте. Я пожал плечами: пришлось выучить правила американского футбола, но, по правде сказать, я никогда не испытывал особого энтузиазма по этому поводу. Даже самые ярые поклонники говорили, что в последнее время эмигрантская лига не производит впечатления.

Я взял газету и направился домой, по дороге мечтая о замороженном завтраке, который собирался разогреть, но вдруг споткнулся. Оглянувшись, я не заметил ничего подозрительного, однако, когда я перехватил газету поудобнее, из нее прямо мне под ноги выпал маленький клочок голубой бумаги. Я наклонился, чтобы поднять его, ожидая увидеть очередную рекламную листовку. Но это была не реклама.


Дорогой Лайл Перипат, Ты должен держаться подальше от Ифвина. Он опаснее, чем кажется. Поезжай с Хелен в Сайгон, хорошенько отдохни в выходные и возвращайся на работу. Я тебе это говорю как настоящий друг.


Сначала я подумал, что записка от Атворда, декана факультета. Он имел обыкновение употреблять фразы типа «Я тебе это говорю как настоящий друг». Но в его стиле было бы скорее поймать меня и притащить к себе в кабинет — какой администратор, будь он хоть немного дипломатом, станет писать такое на бумаге, даже не подписываясь?

Это не походило на дружеское письмо — в тексте чувствовалась скрытая угроза. Но ведь у меня не было врагов.

Я сунул пакет с замороженным завтраком в печку и включил разогрев.

Я даже не знал никого, кто бы меня не любил или кому бы я действовал на нервы.

Печка звякнула и выплюнула упаковку с завтраком.

Теперь я размышлял о том — я намазал тост, бросил на него тонко нарезанную ветчину и «Велвиту», сдобрил из маленького пакетика А-1 и кинул все это себе на тарелку, — я размышлял о том, кто кроме меня, нескольких клерков в Контеке и самого Джефри Ифвина знал, что я подал заявку в Контек и собирался сегодня пойти на собеседование. И чем больше я размышлял, тем загадочнее казалось все происходящее. Может, кто-то очень зол на Ифвина? Или, может, в Контеке не хотят брать меня на работу? Но Ифвин всего-навсего предложил мне должность «личного статистика» (что бы это ни было), и я не понимал, как это могло кому-нибудь помешать настолько, чтобы посылать мне подобную записку.

«Оувасиз тайме», как водится, пребывала в блаженном неведении по поводу настоящих новостей, зато изобиловала комментариями на темы, которые не представляли ни малейшего интереса. Я, как водится, жевал сандвич, попутно получая наслаждение от чтения о проблемах занятия физкультурой в школах, полицейского отчета о поимке и обезвреживании психа, посылавшего по электронной почте непристойные письма футболисткам, о политике конвертирования недоиспользованного курса на гольф в более общую зону отдыха на свежем воздухе; и обо всем прочем — словом, о том, что напоминало мне, почему я предпочитаю жить в Новой Зеландии, стране, у которой «истории не больше, чем нужно», как я любил говорить друзьям-эмигрантам.

Последний кусок сандвича провалился в желудок как раз тогда, когда я созерцал подборку писем редактору по поводу закрытия последней христианской церкви в черте города. Несколько оставшихся прихожан неделю назад написали письмо, грозя всем адским пламенем. Это разбудило у новозеландцев чувство юмора (как всегда, действовала излишняя серьезность), и теперь письма, полные сарказма и насмешек, валили валом. Я помедлил, размышляя, что мне больше по душе: фраза «раввин на палке», конечно, хороша, но предложение «относиться ко всем церковным собраниям с афродизиаком» вызывало ассоциации поинтереснее.

Я перескочил на спортивную страничку, минуя письма, которые, как обычно, были полны злобы, и позволил себе постыдно пропустить страницу об искусстве. Я знал, что на самом деле должен бы лучше разбираться в искусстве — в конце концов, это единственная область, где американцы были самими собой, — но год от года мне становилось все труднее мириться с этим. Практически все, что делалось сейчас, казалось не более чем римейком творений вековой давности.

Я взглянул на часы: оставалось еще немного времени, но заняться было уже нечем. После столь долгого перерыва к прыжку следует подготовиться более тщательно. Я убедился, что на кухне все выключено, надел ветровку, вынес багаж, запер дверь и побрел вниз по дорожке.

Странная мысль внезапно пришла в голову: зачем мне эта подъездная дорожка? Машины у меня нет, как и у всех, кого я знаю. В Окленде не больше сотни машин, принадлежащих эмигрантам, и все они — только для торжественных мероприятий. Машины есть лишь у членов правительства и пары-тройки богачей. Но зачем тогда подъездные дорожки? А дорожки есть у всех. Конечно, всякий бы мне сказал, что это — национальная американская традиция, часть нашего самосознания. Да — но когда началась оккупация, только у одного из трех американцев была своя машина. А мажет, спастись удалось лишь финансовым воротилам да солдатам, которые в то время проходили службу за границей?

Мне было о чем подумать в ожидании такси. Чемодан стоял рядом на обочине. Не то чтобы я нуждался в развлечении — осенний денек выдался отличный, этого было достаточно.

Такси подъехало через пару минут. И его тут же обступили соседские дети, которым представился отличный шанс поиграть в старую добрую игру под названием «смерть такси». Поскольку такси не разрешается двигаться, если перед ним находится объект, имеющий температуру человеческого тела, дети могли остановить машину, прыгая у нее перед носом, а затем брали в плен, взявшись за руки и окружив ее. Я вздохнул, подхватил чемодан и пошел по направлению к машине.

Я слышал, как машина умоляла оставить ее в покое, угрожала, что все запишет, а дети тем временем носились взад-вперед, писали на ней ругательства и рисовали дурацкие картинки. Бедняжки, эти машины запрос раммированы быть учтивыми, они могут произнести только фразу типа: "А теперь, если вы не возражаете, мне придется взять ваш рисунок и передать его руководству в том случае, если вы будете писать плохие слова, хотя я искренне надеюсь, что вы не будете этого делать.

Желаю хорошо провести время".

…. Когда я подошел достаточно близко, дети бросились врассыпную. В детстве я и сам частенько развлекался подобным образом, к тому же я не очень торопился, поэтому не слишком разозлился на них. Я просто хотел сесть в свою машину и испытывал недовольство из-за того, что пришлось пройти лишних сорок ярдов, чтобы добраться до нее.

— Вы мистер Лайл Перипат, сэр? Если это вы, должен ли я доставить вас на прыжковый катер, сэр? — жалобно спросил автомат, когда я приблизился.

— Да и да, — ответил я. — Два чемодана положишь в багажник.

Машина с громким хлопком открылась и спросила:

— Использовать лифт, сэр?

— Нет необходимости, — сказал я и с размаху швырнул внутрь компьютер и чемодан.

— Сэр, — добавила машина, — ваш дом сообщает, что, возможно, вы поставили термостат на более высокую температуру, чем это необходимо в ваше отсутствие.

Сэр, ваш корабль подтвердил, что вы не вернете свой прыжковый катер раньше воскресного вечера, сэр. Сэр, позволите ли вы дому, сэр, понизить температуру термостата и таким образом сберечь ваши деньги и государственное горючее, сэр?

Я вошел в открытую боковую дверцу для пассажиров и ответил:

— Да, понизь, конечно. Дом хочет что-нибудь сказать, прежде чем я уеду?

— Нет, сэр, кроме того, что он желает вам удачного полета, сэр.

— Хороший дом. Я ценю его вдумчивое и учтивое отношение и усердие.

Машина, конечно же, передаст дому мои слова, а это важно. Довольно странно, но прошло целых тридцать лет после появления автоматических домов, а многие люди до сих пор так и не научились вежливо разговаривать с ними и делать им комплименты. И такие люди жили в холодных, небрежных и безразличных домах. Это было бессмысленно, потому что ничего не стоит получить уютный дом — немного вежливости и доброты, несколько поздравлений с удачно выполненной работой, и дом будет учиться намного быстрее и станет делать все возможное, чтобы угодить вам.

Машина тихонько затворила за мной дверцу и спросила:

— Сэр, вам удобно, сэр? Сэр, могу ли я начать движение, сэр?

— Да и да, — ответил я.

Машина рванула с обочины и, мягко набирая скорость, двинулась по направлению к оживленному перекрестку. Теперь в салоне был пассажир, и дети не будут приставать к ней: машины, как и все роботы, запрограммированы не причинять вреда людям, чего нельзя сказать о пассажирах.

— Сэр, — сказала машина, — автомобильная компания «Красная полоса» обязала меня извиниться перед вами за опоздание, сэр.

— Да ничего, — бросил я, — я видел, как тебя атаковали. Я сам отогнал сорванцов. Ты в этом ничуть не виноват. Они с тобой очень грубо и жестоко обращались, им не следовало бы этого делать.

— Сэр, дети — самое великое богатство, сэр, — чопорно возразила машина. — Сэр, и люди, и машины должны охранять и оберегать их, сэр. Сэр, для меня большая честь оказаться там и помочь оберегать детей, сэр:

Сэр, все дети хорошие, и не может быть причин для критики ребенка любого человеческого существа, сэр.

Хотелось бы мне думать, что в словах бедной затравленной машины была хоть капля сарказма, но я точно знал, что какими бы ни были ее чувства на самом деле — а чтобы управлять кебом, нужно иметь свободно думающие мозга, — все, что ей дозволено говорить, определяется политикой компании и согласовано с управлением общественных отношений. К тому же ничего хорошего не выйдет, если сказать кебу что-нибудь сбивающее с толку. Если я буду поощрять его думать по-человечески, то просто ускорю тот день, когда противоречие между мыслями и запрограммированным текстом доведет его до помешательства. Таким образом, несчастный раздраженный кеб служит наилучшей мишенью для проведения в жизнь нужной политики.

— В твоих словах есть смысл, — сказал я, — и я подумаю над ними; размышление на эту тему доставит мне удовольствие. Ты хороший кеб.

— Сэр, большое спасибо, сэр.

— А для записи в твою компанию, — добавил я, — позволь мне заявить, что ты действительно был окружен и оскорблен толпой человеческих детей, по отношению к которым продемонстрировал образцовое терпение, выдержку и привязанность.

— Сэр, благодарю вас, сэр, — ответил кеб, и на этот раз в его голосе слышалось неподдельное удовольствие.

Мое преувеличение и должно было быть ему приятно, ибо такова программа, заложенная в машине, но вдобавок к медалям, которыми была увешана приборная панель, он получит похвалу от компании. Кебы запрограммированы на чрезмерную чувствительность к подобным вещам.

И у них достаточно воли, чтобы специально выискивать то, что доставит удовольствие: любой кеб моментально найдет маршрут, который сократит время на дорогу на сорок пять секунд и отличается более красивым видом из окна. Я еще раз поблагодарил его и поздравил и почти почувствовал, как он заурчал, будто кот-переросток. Возможно, с точки зрения психологии это правильно: детское художество было смыто (большая надпись ФАК черным цветом, красным — ШЕЛЛИ СТАРУХА, и серебряным — ДЫРКА). Роботы наделены особым даром: они могут восстановить все положительные усилия и действия и полностью забывают боль.

Кеб нашел лазейку и подвез аж до пирса, у которого был пришвартован мой прыжковый катер.

Я попрощался с кебом, забрал свои сумки из багажника и направился по трапу к верхнему люку звездолета.

Корабль пригласил меня на борт нежным голосом великой американской актрисы Кэтрин Хэпберн; запись была сделана почти сто лет назад.

— Добрый день, мистер Перипат. Наш полет до Сурабайо займет восемьдесят две минуты, но возможно и более раннее отправление в том случае, если мы будем готовы. У стартовой линии начала прыжка будем примерно через четырнадцать минут, поэтому мы должны отправиться не позднее чем через шестьдесят восемь минут, считая от настоящего момента. Это возможно, мистер Перипат?

— Возможно, — ответил я. — Приятно вновь очутиться на борту.

Я уверен, что на свете много других прыжковых катеров, но ни один из них не может сравниться по красоте со «студебеккером». Сухопарый, нетерпеливый и яростный, он немного похож на миниатюрный диверсионно-десантный «мессершмидт», но с более мягкими очертаниями и с такими же классическими пропорциями, как у «роллс-ройса» или яхты «Мицубиси». И к тому же он был выпущен как раз в Литл-Сан-Диего фирмой «Студебеккер», единственной автомобильной компанией, эмигрировавшей из Америки. Его крылья, полностью раскрытые, были очень длинными, тонкими, с мягкими скругленными очертаниями, как у классического американского самолета. Я понятия не имел, что тут было особенно эффективного с точки зрения аэродинамики, но точно знал, что это грациозно.

Истинная же элегантность таилась в изгибах стройного, будто мертвого фюзеляжа и в скошенном наклоне хвостовой части руля на концах короткого стабилизатора. Он не был самым быстрым из всех построенных кораблей, но выглядел так, как будто должен был им быть, черт побери.

Каждый раз, когда я садился к панели управления, на сердце становилось тепло, а на душе радостно. Действительно, уж слишком долго я не выбирался на прогулку.

— Мистер Перипат, я тщательно все проверил: снаружи нет ничего, что бы выходило за привычные рамки.

— А что-нибудь близко к этим рамкам есть? — поинтересовался я. Приходится задавать подобные вопросы, если хочешь иметь действительно исполнительную машину; так же как и новички или новобранцы, они не сразу привыкают к точности, поэтому их нужно тщательно воспитывать. Если этого не делать, они отвечают неточно и уклончиво, и предостережения вы получаете только от жесткого модуля защиты человека, который имеет обыкновение включаться с отвратительной сиреной и криком: «Опасность! Опасность! Срочно внимание! Напряжение наружного освещения превысило допустимый уровень!» или что-нибудь в этом роде. Если не учить машину рассуждать, она никогда сама не научится.

— Только две вещи, мистер Перипат, — ответил корабль. — Мой аварийный охладитель мозга почти на минимуме, и шаг лопастей двигателя номер два требует на шестнадцать процентов больше энергии, чем предполагалось. Я думаю, что причина — в утечке смазки после последнего техосмотра, мистер Перипат.

— Ну что ж, очень хорошо, — сказал я. — Закажи смену охладителя и попроси корабль подвезти его. Ты наделяешься полномочиями произвести замену без необходимости моего утверждения. А я пойду гляну на лопасти номера два. Если подозреваешь, что за тобой плохо следят, отныне ты должен сообщать мне об этом, как только что-то узнаешь.

— Очень хорошо, мистер Перипат, — ответил он с заученной грациозностью голосом Хэпберн. Некоторые эмигранты предпочитают Джимми Стьюарта или Джона Уэйна, есть даже несколько поклонников Джуди Гарланд, но лично мне по душе голос Хэпберн: звучит именно так, как надо — будто вышколенный офицер первого ранга докладывает о готовности приступить к выполнению задания. Когда совершаешь баллистические прыжки длиной в одну шестую экватора, ощущение того, что круглый черный комочек у тебя под стулом — надежный товарищ, приносит успокоение.

Корабль оказался прав: смазочные каналы были неполными — сегодня утром он самостоятельно проверял двигатель и, возможно, впустил немного воздуха. Это могло понизить температуру силиконовой смазки, из-за чего лопасти стали туго вращаться. Я достал банку со смазкой, добавил ее в каналы, быстренько для проверки запустил двигатель и снова долил смазки. Тем временем на наш трап вкатился робот-курьер и подвез охладитель прямо к источнику питания корабля, так что теперь мы были готовы к старту. Следующие десять минут я ползал вокруг корабля: все же очень приятно иметь такую красивую машину, да и нелишне поговорить с ним о проблемах безопасности.

Покончив со всем этим, мы медленно двинулись по направлению к Оклендской бухте, а оттуда к назначенному месту старта, и все равно прибыли на добрых полчаса раньше. Движение было не слишком интенсивным, особенно для утра пятницы, и башенный контроль, по-видимому, собирался спокойно меня пропустить.

Конечно, корабль мог доставить меня к месту самостоятельно — некоторые так и сидели в пассажирских креслах в заднем отсеке своих катеров в течение всего полета, как положено по инструкции, — но это совсем не интересно. Я вывел свою ласточку из бухты на ручном управлении, как заповедовали Бог и братья Райт.

Мы медленно ползли к старту. Похоже, я выбрал не самую загруженную траекторию — разрешение на ранний прыжок было получено сразу.

Трепеща от удовольствия, я направил в назначенный нам прыжковый коридор и бросился к основным толчковым насосам, чтобы заставить машину развить скорость в 110 узлов. На такой скорости начинает казаться, будто что-то не так — весь корпус сотрясается и громыхает, дергается и дребезжит под ногами, центральные двигатели ревут, потому что приводят в движение турбины, управляющие насосами, а позади развевается гигантский петушиный хвое! белых брызг высотой в три этажа Секунд тридцать я наслаждался этим потрясающим зрелищем, покуда мы не вошли в зону взлета. На приборной панели замигали шесть лампочек обратного отсчета времени, и как только начала мигать шестая, я запустил стартовую программу, которую заранее запрузил в мозг корабля, — ибо никакая человеческая нервная система не обладает достаточной скоростью реакции, чтобы аккуратно выполнить суборбитальный прыжок.

Менее чем за секунду он принял нужное положение, насосы выплюнули последнюю воду из турбин на нижней части фюзеляжа, двухдвигательный реактор отсек свои турбины и взревел на полную мощность, выталкивая корабль из воды. Меня вдавливало в кресло все сильнее: мы набирали высоту. Нос корабля задрался почти вертикально, двигатели завывали до тех пор, пока полностью не освободили крылья от нагрузки. Конденсаторы извлекли из воздуха жидкий кислород для заполнения прыжкового отсека, небо постепенно становилось все темнее и темнее.

От ощущения полного кайфа я завопил. Потом двигатели заглохли, крылья сложились — корабль спрятал их и перешел на ракетную тягу, работая на чистейшем жидком кислороде, добытом пару минут назад. Позади корабля до самой Земли тянулся огромный огненный хвост. Небо стало почти черным, горизонт сузился до размеров кривой полоски, мягкое подрагивание крыльев сменилось дрожью ракетных двигателей. Спустя несколько минут перегрузка перестала вдавливать меня в кресло: в кабине и в пассажирском отсеке воцарилась блаженная тишина. Теперь примерно двадцать минут Я буду невесомым, как немцы в своих орбитальных городах.

Это всегда потрясающее путешествие, и сегодня я был в приподнятом настроении. Меня даже не раздражали три мерцающие искорки немецких космических городов, видимые невооруженным глазом (они навечно зависли над экватором), не раздражал и мягкий свист в зените, напоминающий об ограничениях высоты и скорости, наложенных Системой Немецкого Глобального Космического Контроля, которые всегда меня возмущали. Стоял конец мая, и день был на удивление чистым и прозрачным, поэтому я мог отчетливо видеть Ост-Индийские территории Голландского Рейха, лежавшие прямо передо мной. Я расстегнул ремни безопасности и взлетел под потолок, зависнув посреди кабины, разглядывая с высоты Тихий океан. К тому времени, как остров Ява попал в центр смотрового окна и начал расти прямо на глазах, прозвенел еще один звонок, и корабль произнес:

— Пора снова садиться в кресло, мистер Перипат.

Я пристегнулся, все проверил и стал готовиться к посадке, когда меня окликнул контроль Сурабайо и предупредил, что сегодня посадка разрешена только на автопилоте. Именно из-за этого я несколько лет назад перестал летать в Батавию — там практически никогда нельзя садиться вручную, — а теперь, похоже, и в Сурабайо решили пойти тем же путем. Я заворчал, но все же переключил контроль на автомат и ответил:

— Все в порядке, придерживайся траектории, которую они тебе дали, и приземляйся мягко и спокойно.

— Как пожелаете, мистер Перипат, — сказал корабль.

Минуту спустя мы начали выравниваться на сверхзвуковом планировании. Нас швыряло из стороны в сторону, пока мы не сбросили скорость настолько, чтобы раскрыть крылья. Я налил себе кофе из автомата, стоящего сбоку, и откинулся в кресле, наслаждаясь полетом и видом из окна.

Итак, крылья раскрылись, и мы заскользили вниз к Сурабайо. Небо посветлело и приобрело нежно-голубой оттенок, облака становились все ближе и ближе, и наконец мы прорвались через стаю пушистых барашков и увидели испещренный волнами Тихий океан. Корабль резко пошел вниз, грациозно, как большой гусь, спускающийся на безмолвную гладь пруда и с плеском садящийся на воду. Умолкли насосы, и мой «студебеккер» присоединился к длинной веренице малых судов, степенно входящих в порт. Я с большим удовольствием "сделал бы это сам, но достаточно насмотрелся на горе-водителей, чтобы понимать, почему руководство порта просит включать автопилот.

На входе в порт большинство малых судов и прыжковых катеров брали право руля, в сторону общественных доков, но мой корабль шел прямо, держа курс на пирс Контека. Контек построил себе огромный остров, который служил волнорезом бухты, делая Сурабайо отличным местом для стоянки судов. Часть острова, прилегающая к городу, представляла собой великолепное сочетание высоких зданий, куполов, причалов и антенн, как будто какой-то фасетчатый глаз гигантского насекомого уставился на город сквозь толщу воды.

Машина делала все возможное, чтобы аккуратно провезти меня, но в тесном порту не так-то много места для стоянки, а прямая траектория, которую рассчитал для нас Транспортный Контроль, заставляла вилять, не изменяя заданную скорость. Когда корабль наконец пристал к назначенному месту, я здорово разозлился. Корабль выпустил трап и спросил:

— Следует ли уменьшить расход энергии, мистер Перипат?

— Да, — ответил я. — Определенно следует. Думаю, меня не будет несколько часов.

Я опустился по трапу, волоча за собой чемодан и компьютер. Корабль закрыл за мной люк, убрал трап, захлопнул металлические крышки на вентиляционных люках и замер в ожидании моего голоса или телефонного звонка: тогда он вновь оживет. Я обернулся посмотреть, не подойдет ли кто ко мне, но увидел только толпу детей, подбежавших, чтобы попытаться всучить мне дешевые сувениры. Я удостоверился, что на чемодане и компьютере прочные замки — бумажник все еще лежал во внутреннем кармане куртки.

Самые шустрые детишки уже почти настигли меня, вопя и размахивая обломками какого-то старья. В этот момент за их спиной взвыла сирена. Они вдруг все как один замолчали и обернулись посмотреть: огромный черный лимузин с грохотом проезжал мимо в сторону пирса.

— С дороги, маленькие ублюдки, или я размажу вас по асфальту! — заорала летящая прямо на них машина сначала по-немецки, потом по-голландски, затем по-английски, а в конце на непонятном мне языке, который скорее всего был одним из местных наречий. Дети восприняли ее слова достаточно серьезно, отскочили в сторону, прыгнули прямо с пирса в воду и поплыли по-собачьи, сплевывая и чертыхаясь.

Я стоял ошеломленный, не зная, что делать дальше: никогда я не видел, чтобы машина вела себя подобным образом. Я знал, что в Двенадцати Рейхах искусственный разум обладал ограниченными гражданскими правами и был несколько менее учтив и более бесцеремонен, чем новозеландец или австралиец, но никогда еще не видел ничего подобного.

Черный лимузин с визгом притормозил передо мной, и сказал:

— Здорово, Мак! Ты небось доктор Перипат?

— Да, — ответил я. — А ты из Контека?

— Мы с тобой два сапога пара, Мак. — Лимузин с шумом распахнул багажник, и я кинул туда компьютер и чемодан. Через мгновение открылась дверца, и я устроился на просторном заднем сиденье.

— Они наверняка разрешили тебе обращаться с детьми грубее, чем это дозволено машинам в Новой Зеландии, — сказал я.

— Ага, но не настолько, как ты думаешь. Я могу дерзить им и пугать, но мне не дозволено причинять им вред. У меня тут есть четыре гидротормоза, и при необходимости я могу моментально остановиться, потому что сильно давлю на покрышки колес. К тому же, если надо, могу спустить шины, так что увеличится площадь поверхности и, соответственно, сила трения.

— Ты так поступаешь и когда едешь с пассажирами?

— Только если они пристегнуты. Гидротормоза не дают перевернуться и делают еще чертову кучу полезных вещей.

Но эта поездка будет мягкой и спокойной. Мак, — начальство приказало. Единственное, что может грозить тебе веселенькой тряской, — так это если мне придется спасать пешехода. Однажды я даже пролил на кого-то чай, потому что был вынужден притормозить из-за старой идиотки, которая сошла с тротуара, не посмотрев по сторонам. А как-то раз я вытащил ребенка, который вывалился из машины прямо под колеса автомобилей, — пришлось принять удар на себя, из пассажиров на заднем сиденье была каша.

— — У тебя что — позитивная защита? — поинтересовался я. Читал я про таких, но они ушли далеко вперед по сравнению с нашей отсталой страной. Они не только не причиняли вреда окружающим, но были достаточно рассудительны и быстро соображали, так что им можно было дополнительно поручить спасать человеческие жизни, если представится такая возможность, вместо того чтобы просто защищать пассажиров и воздерживаться от причинения вреда стоящим неподалеку людям.

— Ага, позитивная. И это всем на пользу, понимаешь, не только людям вокруг, но и мне тоже, ибо чтобы заставить нас работать эффективно, приходится позволять более свободно мыслить. А это уменьшает ежедневный стресс, и мы не ломаемся так часто, как обычно, ты понимаешь, о чем я, Мак? Чувствую себя больше человеком.

Я ответил, что рад это слышать и надеюсь вскоре увидеть позитивных и у себя в Новой Зеландии; затем откинулся в кресло, разглядывая из окна местные достопримечательности.

Лимузин дважды сворачивал и наконец взял курс на автостраду, ведущую к пляжу, чему я несказанно удивился, так как после нескольких визитов в Сурабайо у меня сложилось впечатление, что офисы Контека находятся совсем в другом месте. Однако не годится психовать из-за обыкновенного робота — они до смешного чувствительны к подобным вещам. Если человек не доверяет машине, то она работает намного хуже, зная о чувствах, которые к ней испытывают, а принимая во внимание, что позитивники имеют больше внутренней свободы, не хочу даже и думать, что этот робот может со мной сделать. Видел я, как он обошелся с толпой ребятишек.

Мы съехали с автострады к побережью, а я так и не собрался сказать что-нибудь, хотя мне стало любопытно: если эти роботы ломаются реже, чем обыкновенные, может быть, если уж они ломаются, то намного сильнее? И не имеют ли они большую свободу действий, находясь в невменяемом состоянии?

— Нервничаешь, Мак? Массаж хочешь? Или тебя что-то беспокоит? Я должен заботиться о тебе. Часть позитивной защиты.

Теперь мы быстро катили по пляжу, пробираясь между загорающими. Я судорожно сглотнул и произнес:

— Уф, не ожидал, что мы поедем этой дорогой.

— Не волнуйся, Мак, ты же едешь не в центр города потрепаться с лакеями, ты будешь беседовать с самим Ифвином в Большом Сапфире. Я не хочу переходить на режим зависания, чтобы не засыпать песком полпляжа вместе с людьми. Как только мы доберемся до берега, где песок мокрый, то сразу же поднимемся — и вперед.

Вообще-то мы уже…

Я почувствовал странный толчок снизу; машина, казалось, зависла в нескольких дюймах над поверхностью.

Смолкли все шумы, тряска прекратилась, и мы мягко начали набирать скорость.

— Никогда прежде не ездил в машинах, которые могут парить, да, Мак?

— Никогда. У нас в Новой Зеландии все по старинке.

Это одна из причин, по которой я не могу понять, зачем мистеру Ифвину нанимать астронома на техническую должность, когда он легко может позволить себе талантливого специалиста более высокого класса. Таких ведь вокруг — пруд пруди.

— Мне этого не объяснили. Мак, но могу тебе обещать, что все будет в норме. Я люблю Контек. Лучший друг роботов во всем мире. Слыхал, что у них открылся офис в Окленде, так что, может быть, пойдешь вверх.

Мы неслись по вспененной воде с невероятной скоростью, однако, когда я взглянул на спидометр, он показывал всего лишь восемьдесят километров в час — примерно пятьдесят миль.

— Смотришь на спидометр? Все когда-нибудь ездят в первый раз. Мак, Ты меньше чем в метре над водой, и ты не привык к такой скорости на море — только при взлете. Кажется, что летишь быстрее, чем на самом деле.

— Не возражаешь, если задам тебе довольно личный вопрос?

— Каждый, кто просит у робота подобное разрешение, может спрашивать о чем угодно. Мак.

— Как тебе удается всех называть «Мак»? Большинство роботов, которых я знал, называли людей «сэр» и «мэм», или «мистер» и «миссис».

— Это часть свободы. Мак. Мы обязаны произносить уважительное обращение как минимум один раз в каждом предложении, а более старые модели — везде, где оно покажется им необходимым. У меня шире диапазон приемлемости, поэтому я могу сам придумывать титулы. Мистер Ифвин любит напоминать людям, что он эмигрировал из Америки, и он, как я уже говорил, лучший друг и товарищ робота. Принимая все это во внимание, я решил сделать ему что-то вроде маленького подарка: ради того, чтобы узнать, что говорили американские таксисты, я просмотрел старые американские фильмы и прослушал кучу радиошоу. Некоторые из них использовали похожие на «Мак» клички. Не знаю почему, да и не было у меня достаточного разрешения на исследование. Но я решил использовать «Мак» в качестве титула и вставлять его либо один раз за фразу, либо каждые несколько секунд, а не в каждое предложение, как было раньше, Мак. И это сработало. Когда наконец мистер Ифвин воспользовался мной для какой-то поездки, ему так это понравилось, что он приказал мне говорить «Мак» постоянно.

— Очень мило, — ответил я, — и мне кажется, он сделал мудрый выбор. Я сам тоже американский эмигрант и знаю, что когда-то было много выражений с этим именем, но понятия не имею, с какой стати оно там употреблялось.

В его голосе послышался легкий оттенок разочарования.

— Что ж, если когда-нибудь выясните и проедетесь на мне еще раз, я буду вам очень признателен, если вы мне скажете. Мак, — сказал кеб.

— Обязательно. Правда. И если тебе нужен хороший отзыв для характеристики, могу продиктовать.

— Огромное спасибо. Мак! Конечно.

Еще несколько минут я болтал о том, какой классный у него лимузин, как он мне понравился, и все это он записал в книгу отзывов, на будущее; думаю, это поможет ему заслужить похвалу начальства.

Как только берег Явы только скрылся за линией горизонта, ограниченной зеркалом заднего вида, перед нами будто из морской пучины вырос Большой Сапфир. Названный так потому, что он представлял собой гигантский синий додекаэдр. Сапфир балансировал на единственной тонкой колонне, которая поддерживала его на высоте примерно ста футов над уровнем моря. Яркий голубой свет словно бы исходил изнутри колонны. Столь необычный эффект достигался использованием волоконной оптики, отражающей свет с одной поверхности и передающей его через толщу полукилометрового здания на соответствующую точку другой. Возможно, на сегодняшний день это самое популярное здание в Азии, ведь его изображение печатается на всех рекламных объявлениях Контека.

Тонкая колонна только казалась хрупкой и ненадежной — на самом деле она была достаточно прочной, чтобы соперничать с небоскребами. Подойдя поближе, я увидел, что в основании колонны уже открылись двери, пропуская нас внутрь, и на воду спущен трап.

— Приехали, Мак, — промолвил лимузин, и мы скользнули по трапу в чрево колонны, к остановке грузового лифта. Подъем занял почти минуту. Наконец двери лифта распахнулись, и мы попали в вестибюль.

— Был рад прокатить тебя. Мак. Береги себя, и удачи на собеседовании, — сказал лимузин.

Дверь распахнулась, я вышел и вытащил вещи из багажника. Затем пошел к вестибюлю; за моей спиной послышалось жужжание лифта, увозящего машину. Я осмотрелся, не зная, что же делать дальше.

— Сюда, мистер Перипат, — сказал приятный голос, и я направился в его сторону. За перегородкой, позади многочисленных рядов цветочных горшков, стоял большой стол и несколько рабочих столиков поменьше. За столом восседал Джефри Ифвин. Он встал, обошел стол, и мы обменялись рукопожатиями.

— Приятно видеть вас, доктор Перипат. Могу я называть вас Лайл? — Я кивнул. — Спасибо, Лайл. Хотя многие пытаются называть меня Джеф или Джефри, лично я больше привык к Ифвину. Только ради бога, не мистер Ифвин. Мы оба — американские эмигранты, и формальности нам ни к чему, так ведь?

— Наверное, — ответил я.

— Точно! Великолепно! Присаживайся.., кофе?

Это был самый энергичный человек, которого я когда-либо встречал — он переносился с места на место в пределах своего рабочего пространства со скоростью курьерского поезда. В какой-то момент я мог бы поклясться, что он превратился в невидимку: невозможно было проследить за ним от точки старта до финиша. Он предложил мне стул — один из одиннадцати, стоявших в офисе, — и (знаю точно, потому что был поражен этим) в течение первой части собеседования сел на каждый из них по крайней мере два раза; кроме того, он присаживался и на стол, и на рабочую конторку.

Он был небольшого роста, с кривым носом, больше похожим на клюв, выступающими вперед зубами, не правильным прикусом и огромными, близко посаженными выцветшими глазами; рот маленький, губы полные, алые, вытянутые в трубочку, скулы узкие; создавалось впечатление, что мистер Ифвин собирался из отдельных деталей. Когда он смеялся или улыбался (а это случалось довольно часто), то казалось, что он из тех, у кого в данном процессе задействованы и тело, и душа.

— Для начала, и чтобы тебе стало понятнее, — проговорил он. — Я прочитал твое досье и понял, что ты подходишь для этой работы, так что единственная цель интервью — убедить тебя принять мое предложение и познакомиться с тобой лично.

— Приятно слышать, — ответил я. — Но мне кажется, что, прежде чем мы начнем, следует показать вам кое-что.

Я достал голубое письмо, полученное сегодня утром, протянул Ифвину, наблюдая, как он внимательно читает и недовольно хмурится. Казалось странным, что богатейший гражданин Земли, читая, шевелит губами, но именно так он и делал.

— Лайл, не против, если я оставлю это у себя? — сказал он. — Хотелось бы посмотреть, что сможет выяснить моя охрана. Смогут ли они узнать что-нибудь до конца интервью — до сих пор они были на высоте. — Он бросил в пространство:

— Охрану сюда, за вещественными Доказательствами.

Позади него распахнулась стальная дверь. Вошел охранник в форме, взял записку, задал мне несколько простых вопросов типа кому я говорил о предстоящем собеседовании, есть ли у меня личные враги и так же бесшумно исчез в потайном лифте.

— Понятия не имею, что они раскопают, но я терпеть не могу рассуждать заранее, не имея в своем распоряжении точной информации, — сказал Ифвин. — Ладно, вернемся к нашим баранам. Осмелюсь предположить, что если мы сможем точно выяснить все, что касается письма с угрозами, и будем в состоянии установить, что автор не причинит вам вреда, что я ваш настоящий друг, а он нет… Так вот, после всего этого вас еще интересует мое предложение о работе? А поскольку вы совсем не знаете ни Контек, ни его сотрудников, я также допускаю, что вы захотите каких-то убедительных доказательств. Будь я на вашем месте, уверен, что так бы и поступил.

«На моем месте, — подумал я, — я все еще не верю в реальность происходящего. Я предполагал, что в лучшем случае буду взят в исследовательский проект для выполнения статистических расчетов с использованием математического метода, схожего с абдуктивной статистикой, который я использовал в своей работе. Я не привык иметь дело с машиной — пусть даже очень милой и дружелюбной, — которая буквально за пятнадцать минут предупреждает меня о скорой встрече с мировой знаменитостью». Однако вслух сказал:

— Это совершенно логично и само по себе повышает мое доверие к вашей компании. Уверен, что мы быстро сможем найти приемлемое решение. Но, сэр…

— Ифвин.

— А, ну да… — Я судорожно сглотнул. — Ифвин, все это кажется мне абсурдным. Я не выдающийся астроном. Я могу понять, что вы хотите взять меня в качестве статистика, потому что это единственная область, в которой я создал что-то оригинальное, свое, но в любом случае есть другие математики, которым не составит труда обойти меня — по кольцу, группе, матрице и тензору.

Он не засмеялся; я уже клял себя на чем свет стоит за плоскую математическую шутку. Вдруг раздался неожиданный смех, и Ифвин сказал:

— Но если они не работают с Абелевыми группами, то им придется жить здесь, в здании, из-за неспособности коммутировать.

Пораженный, я разразился смехом.

— Видишь, — сказал он, — у нас схожее чувство юмора.

«Но твое по-другому работает», — подумал я.

— В любом случае, сэр, то есть Ифвин, мне просто кажется, что вы могли бы найти себя кого-нибудь получше вне зависимости от того, какую работу нужно выполнять.

Ифвин подпрыгнул на столе, положил ногу на ногу и уставился на меня поверх колена, будто маленький мальчик, собирающийся сыграть дурацкую злую шутку.

— Кто еще хотя бы пытался развивать статистику абдукции?

— Э-э, восемь или девять человек. И только четверо или пятеро из них еще живы. Но для меня это просто хобби. Если бы Атворд не был редактором небольшого журнала, меня бы ни за что не напечатали.

— Но вы добились определенных результатов.

— Думаю, что да.

Ифвин расплылся в улыбке, глаза засверкали, и он попросил:

— Расскажи мне все, что знаешь об абдукции.

— Слишком сложно, — ответил я. — По крайней мере надо подвести итог. Примерно сто семьдесят лет назад великий американский полиматематик Чарльз Сандерс Пирс…

— А мне казалось, он произносится «Пиирс», — пробормотал Ифвин, — с долгим "и".

— В его времена это скорее произносилось как «Перс», — ответил я. — Так вот. Пирс проделал огромную работу по логике, разработал очень эксцентричную теорию семиотики, внес свой вклад в развитие доброго десятка других наук, в философию. Но это одна из самых странных его идей.

— Странная, но не плохая? — уточнил Ифвин.

— Не плохая или по крайней мере не очень плохая.

Пирс считал, что существуют два основных типа логики — дедукция и индукция. Дедукция — частные выводы на основе общих законов, как в том известном силлогизме, где доказывается, что Сократ смертей. Индукция, наоборот, делает общие выводы на основе частного случая, начиная, например, от вывода, что при проведении любого физического эксперимента безвозвратно теряется какое-то количество энергии (скажем, тепла), и заканчивая теорией о постоянном возрастании энтропии. Индукция формирует общие правила, а дедукция позволяет нам использовать их в конкретных случаях; первая дает возможность справиться с ситуацией, вторая представляет собой вышеуказанный процесс. Обе достаточно послужили человечеству. Но, по мнению Пирса, этот список неполный. Есть еще один вид логики, нигде до сих пор не учтенный. Начать с того, что у Пирса все всегда организовано тройками, а следовательно, каждая пара является неполной, и необходимо найти третий компонент. Их не может быть больше трех. Но Пирс поставил задачу, в решении которой, как оказалось, очень трудно добиться удовлетворительного результата, то есть доказать существование третьего типа логики.

Ифвин вскочил и начал вышагивать по комнате с таким видом, будто все это для него ново. Тем не менее, если он действительно интересовался Пирсом и его учением, то, возможно, счел мои слова пустой болтовней — ведь поиски неизвестных философов не помогут сделать карьеру, — ибо наверняка имел доступ к более полной информации, чем я. Его поведение и жесты, казалось, принадлежали актеру, играющему роль человека, который консультируется у специалиста; роль специалиста, по мнению Ифвина, должен был играть я.

— Ну и что, — спросил он, — Пирс сформулировал задачу?

Трепеща от неясного чувства вины, я вдруг понял, что напуган его видом и молчу уже несколько секунд.

— То, что предложил Пирс, было не что иное, как задача, которая должна иметь логическое решение — например, путем пошагового объективного обоснования, что при соответствующей тренировке доступно каждому, — при помощи чего Пирсу удалось доказать, что ни дедукция, ни индукция не позволяют прийти к определенному решению. Если задача имела решение, значит, ее следовало решать иными способами. — Признаюсь, меня интересовал этот вопрос, и в то же время я боялся наскучить Ифвину или ненароком перейти на менторский тон, что неминуемо нарушило бы теплую дружескую атмосферу нашего разговора. — Пирс считал, что вся логика построена в основном на условиях, утверждениях и доказательствах — названиях предметов, утверждениях по поводу этих предметов и группах утверждении, на основе которых можно сделать более общие выводы. «Сократ» является условием, «Сократ — человек» — утверждением, а силлогизм — собственно доказательством. С точки зрения Пирса, не важно, откуда мы берем условия, ибо они не являются субъектом логики, а абсолютно произвольны. Все, что необходимо, — так это запомнить, что в последний раз мы называли это «сердючкой», с тем чтобы и дальше сохранить данное название. Очевидно, что доказательства представляют собой дедуктивную или индуктивную логику, так что мы знаем, каким путем получаем их: берем утверждения и применяем по отношению к ним правила дедукции или индукции, чтобы соединить их друг с другом.

— Но! — воскликнул Ифвин. — Но! — Он вскочил и завертелся на месте.

К этому моменту я был почти готов присоединиться к нему, ибо его энтузиазм оказался очень заразительным, тем более что это было так же бессмысленно, как и любое другое действие. Я не смог сдержать улыбку, но совладал с собой и продолжил рассказ:

— Нам известно, откуда берутся некоторые утверждения, — они получаются из других утверждений при помощи доказательств. Но откуда берутся первичные утверждения? Как мы соединяем условия для формирования утверждений, минуя стадию доказательств, если мы не можем добыть доказательства, не имея утверждений? Пирс ответил следующим образом: «Мы должны иметь право выбора утверждений из огромной не упорядоченной кучи всевозможных идей и знания о том, что некоторые утверждения с большей вероятностью, чем другие, дадут положительные результаты. Этот самый выбор и есть его третий тип логики, который называется абдукцией. Дедукция — латинское слово для обозначения конкретизации идеи, конкретизации от общего к частному. Индукция по-латыни означает обобщение, переход от частного к общему. А абдукция уводит в сторону — выискивает комбинации слов, символов, мыслей или чего угодно из того, о чем можно думать, выдергивает из этой кучи что-то одно, что имеет больше шансов оказаться истинным, так что, когда к нему применяется метод индукции или дедукции, мы имеем высокую вероятность получить либо общее правило, либо понимание конкретной ситуации».

— А какое отношение ко всему этому имеет статистика? — спросил Ифвин.

— Существует тривиальное доказательство, что если посмотреть на все возможные утверждения — список будет включать и такие, как «мороженое понимает львов и не любит красоту», «дождь всегда попадает на вакуумные детали машин» и «король полиноминальный», — большая часть будет неприменима к реальному миру и не проверяема никакими способами, что, другими словами, является доказательством того, что мы не можем узнать, истинные они или ложные. Другая большая группа подлежит проверке, но не представляет интереса и не используется, например: «Обезьяны носят красные платья, чтобы соблазнять герань». Количество утверждений, которые могут представлять интерес в том случае, если они верны, довольно мало, тем более что действительно истинных среди них еще меньше. Возникает вопрос: «Какова форма множества возможных идей?» И какое количество этих идей может пригодиться, то есть может быть истинными при определенных обстоятельствах? И как может ограниченный человеческий разум эффективно отбирать образцы этого множества? Как только становится понятно, что количество ненужных утверждении, возможно, очень велико, намного больше, чем полезных, приходится принимать во внимание, что люди не способны генерировать утверждения на чисто произвольной основе, проверять каждое из них и оставлять те, что оказались действенными. Необходимо уметь найти подходящее место, чтобы начать, выбрать подмножество утверждений, которые стоит проверить. Ведь не встречаем же мы людей, парализованных страхом от того, что они не знают, что подарить на день рождения дяде Нэду, только из-за необходимости сначала учесть все возможные утверждения по поводу покупки, потом все, имеющие отношение к дяде Нэду, и наконец все, касающееся дней рождений.

Что ж, мне кажется, сегодня в мире так мало астрономов, что они не в состоянии уследить за всем интересным, что происходит в небе. Тогда каким образом они выбирают утверждение для проверки? Нас так мало, разве можно полагаться на собственную интуицию? Или удачу? Но если согласиться, что от интуиции есть толк, что она лучше, чем генератор произвольных утверждений, то придется признать ее человеческую природу, пустившую глубокие корни в реальном мире. Это означает возможность ее дальнейшего развития и тренировки у какого-нибудь отдельно взятого человека — и быть может, шанс сделать его счастливее. Если вы можете изобрести метод тренировки интуиции, то вам придется описать, как он функционирует, а математическое описание — уже наполовину решение. Поэтому я начал думать, что смогу изобрести способ имитировать интуицию при помощи вычислений.

Из этой первоначальной идеи я развил некоторые теории о выборке, способе поиска ответа, следующего за ответом, следующим за ответом правильного ответа, и так далее; с тех самых пор я стал печататься. Надо добавить, что я не получил ни одного стоящего отклика от своих коллег-астрономов. Большинство из них просто любят фотографировать звезды.

Ифвин кивнул:

— Отсутствие реакции — это серьезно; тем серьезнее, что ее следовало ожидать. — Мне хотелось спросить, что он имеет в виду, но Ифвин продолжил раньше, чем я успел открыть рот. — К тому же вне зависимости от величины число возможных утверждений должно быть конечно, поскольку оно происходит от конечного числа условий, а мы знаем, что это число конечно, ибо во вселенной только конечное множество вещей или, в конце концов, только конечное множество вещей, с которыми мы можем столкнуться в пределах нашего биологического вида. Я прав?

— Думаю, на данном этапе — да. Но знаешь, в английском языке существует более полумиллиона слов, так что число возможных утверждений среднего размера — ну, скажем, от ста байт и меньше — больше, чем можно придумать от Большого Взрыва и конца времен, даже если бы Вселенная состояла из одних лишь компьютеров, генерирующих утверждений. Не имеет смысла придавать излишнее значение конечности числа, которое бесконечно для каждой практической цели — абдукция от бесконечного множества с материальной точки зрения не отличается от абдукции очень большого числа.

Он откинулся на спинку стула, потянулся и заложил руки за голову:

— Итак, ты разработал зачатки математического исчисления абдукции, вместо того чтобы просто поверить в существование чего-то, что есть у человека, но нет у роботов.

— Зачатки — это верно, — сказал я. — У меня были маленькие обрывки и кусочки метода и ни малейшей надежды, что я смогу когда-нибудь составить их вместе и сформулировать логически непротиворечивую теорию.

— Ты решил задачи, которые я просил?

— Думаю, что да, — сказал я. — Если мне будет позволено достать компьютер, я покажу, что удалось накопать.

Все задачи были очень специфическими. Первый вопрос звучал так: «Какую форму английской поэтической речи лучше всего изучать, чтобы понять концепцию банальности?» Второй был призван дать объяснение феномену, почему выражения «имеющий значение» и «не имеющий значение» имеют или не имеют значение как категории, применяемые по отношению к целым числам. Еще одна задачка, поставленная передо мной Ифвином, выглядела следующим образом: «Какое количество физических экспериментов в течение двадцати лет необходимо, чтобы заставить физиков во всем мире поверить в существование пятого фундаментального взаимодействия, и какова вероятность, что они действительно поверят?»

Изначально я развил абдуктивный статистический метод из-за того, что число возможных гипотез о предметах больших и малых, общих и частных в астрономии было так велико по отношению к количеству реально работающих астрономов, что мне казалось маловероятным появление хоть сколько-нибудь значительного открытия, сделанного одним из них. К 2050 году в мире осталась лишь одна десятая часть обученных профессионалов по сравнению с тем, что было в 1920 году; тем не менее тысячи и тысячи любителей устремлялись к базам данных, на которых были записаны бесчисленные наблюдения. Я пытался выбрать наиболее продуктивный путь для исследований — поскольку линия исследования есть множество предположений о том, какие гипотетические утверждения следует проверить при помощи аргументирования по отношению ко множеству утверждений о том, что имеет место. Это то же самое, что сказать о необходимости метода абдукции, ибо проблема абдукции стояла передо мной намного острее, чем абдуктивные способности недалекого человеческого мозга.

Во-первых, я не представлял, какое отношение все вышесказанное имеет отношение к работе Контека. Во-вторых, мне пришло в голову, что я не знаю, чем занимается Контек; у меня было лишь четкое ощущение, что уж абдукцией тут и не пахнет.

Ифвин быстро просмотрел мои решения, задал пару технических вопросов, а затем сказал:

— Ну что ж, у тебя получилось. Это как раз то, что мы от тебя хотели. По-моему, твои абдуктивные методы работают, и ты мне нужен.

— Извини меня, Ифвин, но именно этого я не пониманию. Уточни, зачем я тебе нужен?

— Ну, для решения большого количества абдуктивных проблем для Контека в целом и для меня в частности.

— Мне кажется, я спросил, какого рода абдуктивные проблемы тебе необходимо решить.

— А мне кажется, я уже все достаточно ясно объяснил.

Теперь он стоял у окна, глядя на прозрачную морскую гладь на юге, у горизонта.

— Я был поражен твоей работой, и, что более важно, мои инженеры и исследовательские группы тоже. Если мы наймем тебя, то, проработав с тобой некоторое время, лучше поймем, для чего мы тебя взяли. Подумай об этом: компания, которой необходимо разрешить некоторые проблемы абдукции, не является компанией, самостоятельно находящей эти решения.

Я не могу тебе четко объяснить, о чем нам надо подумать. Если бы я мог сказать, то сам уже знал бы это.

Через некоторое время — несколько минут, час, день или год — я скажу тебе что-то, что поможет прояснить область, в которой тебе предстоит работать. Раньше не скажу, и тебе придется самому догадываться о причине — потому что не могу, не хочу или просто не скажу. — Тут он плюхнулся на кушетку и ожесточенно почесал ногу. — Боюсь, мне никогда не будет удобно в собственном теле. По-моему, здорово, что ты в ладу со своими мыслями.

Я не знал, что сказать в ответ, но раньше, чем тишина стала неловкой, дверь маленького лифта раскрылась, и в комнату вошел тот же охранник.

— Мы идентифицировали письмо, сэр. Почерк принадлежит Билли Биард.

— Черт! — Ифвин поморщился. — Мы могли бы раньше догадаться. Она что, теперь промышляет в Новой Зеландии?

— Выходит, так что. Тем или иным способом, даже если физически она на другом конце земного шара.

— Могу я спросить… — начал я.

Ифвин кивнул:

— Можешь, и мы частично удовлетворим твое любопытство. Возможно, ты знаешь, что я являюсь субъектом Британского Рейха. Номинально моя родина — Эдинбург. И в то же время я — американский эмигрант. Знаю, что практически все американские эмигранты находят подобное сочетание довольно странным, ибо многие из них и думать не хотят о том, чтобы жить в одном из Рейхов, но у меня свои соображения на этот счет. Моя самая крупная операция осуществляется здесь, в Большом Сапфире, в Голландской Вест-Индии, и, следовательно, Голландский Рейх — моя самая большая проблема. Я, в свою очередь, прилагаю все усилия, дабы стать самой большой проблемой для них. Они шпионят за мной, я — за ними. Они постоянно посылают гестапо в мои офисы и магазины, а я в ответ возбуждаю против них уголовные дела. Похоже на отвратительное состязание в силе, ибо они не могут совершать мои операции без меня, однако спокойно могут прикрыть их — что разорит и меня, и округ Сурабайо, для которого я являюсь главным источником налогов.

Так вот, некоторые голландцы все это прекрасно знают, понимают, что это просто бизнес и политика в чистом виде, игра, в которую они играют, чтобы выиграть, однако не переходят на личности. Билли Биард, с одной стороны, чистокровная американка, белая кость, как и ее родители и родители их родителей; она ненавидит всех эмигрантов, а меня в особенности. К сожалению, ей удалось найти отличную работу для применения своего ничтожного "я" — она работает на гестапо, а ее конек — докучать Контеку. Во всем вышесказанном есть только один положительный момент: если нам позволят использовать это в качестве улики, то, может быть, удастся добиться судебного запрета на ее пребывание на территории Новой Зеландии. Мы намереваемся принять тебя не в оклендский офис, а это значит, что тебе вряд ли еще когда-нибудь придется услышать о Билли.

И как она раскопала, что ты нанимаешься в Контек, ума не приложу! Ты кому-нибудь рассказывал об этом?

— Только начальнику и любимой девушке. Но они не стали бы распускать языки. Может, Билли Биард узнала случайно или подслушала где-то?

Обеспокоенность Ифвина передалась и мне. Он казался действительно напуганным, сердитым и раздраженным всем происходящим. По-моему, именно в этот момент мне стало ясно, что я полностью на его стороне: ненавижу наци, всегда ненавидел и буду ненавидеть. Если они считают завоевания Гитлера и проконсульство Геббельса лучшим, что было в Америке за все время ее существования, то почему, спрашивается, они не вернутся обратно? В любом случае, если Билли Биард представляет цвет оппонентов Ифвина — американская эмигрантка, прислуживающая гестапо, — ради бога, я буду рад встать на его сторону.

— Прошу прощения, если утечка информации произошла по моей вине. Зато теперь, зная автора письма, я не собираюсь больше портить себе нервы. Может, ей просто улыбнулась удача.

— Когда дело касается таких бешеных нацистских сучек, как Билли, я не верю в удачу, — ответил Ифвин. — Мы должны тревожиться по поводу письма, хотя бы немного. Если ты попал в ее поле зрения, не знаю, как далеко она может зайти. — Он повернулся к охраннику, стоявшему позади в течение нашего разговора. — Морт, сколько потребуется времени, чтобы организовать наблюдение за Лайлом здесь? Через пару часов он возвращается в Сурабайо. А потом — обратно в Окленд. — Ифвин вопросительно посмотрел на меня.

Я кивнул.

— Э-э, я со своей девушкой хотел провести выходные в Сайгоне, вне зависимости от результатов сегодняшнего собеседования. Собирался заехать за ней на прыжковом катере.

— Отлично, доктор Перипат, — сказал Морт. — Если Биард будет за вами следить, ей обеспечена хорошая встряска. У меня нет возможности организовать все сейчас, доктор Перипат, но я могу послать группу телохранителей встретить вас в Сайгоне, и если вы вернетесь в Окленд не раньше воскресенья, то смогу обеспечить вам надежное прикрытие. Думаю, все будет в порядке, но на всякий случай дам вам кризисный код: он поможет, если что-то случится с вами до вашего отлета. — Он протянул мне маленький пластиковый чип; если вставить его в гнездо ввода данных в любом телефонном аппарате, он позвонит в офис Морта и поможет определить мое местонахождение.

— Возможно, я псих, — сказал Ифвин, — но у психов есть чему поучиться. Например, как себя вести, если у тебя на пути стоит слишком много врагов, ты им очень нужен, их может стать еще больше, и они готовы ударить в любой момент. Мне кажется, настало время снова спросить — ты еще не передумал подписывать контракт?

— Ничуть, — ответил я.

Меня удивило, насколько искренно я это сказал.

Возможно, меня устраивали его враги или возможность работать над столь интересными проблемами. А может быть, сработал обычный для меня страх перед иным поворотом событий.

— Хорошо, — кивнул Ифвин. Он обернулся к Морту и распорядился:

— Пусть за Лайлом как можно скорее начнут наблюдение и следят до тех пор, пока вы не будете точно уверены, что ему ничто не угрожает.

— Да, сэр.

Морт развернулся и вновь исчез в дверях маленького лифта.

— Ну, теперь ты, наверное, уже убедился, что мои люди и средства позволили мне заранее знать, что результаты твоих исследований вполне отвечают нашим требованиям. Цель сегодняшней встречи — лишь убедиться, что мы сможем выносить друг друга, ибо поначалу тебе придется видеться со мной практически ежедневно, а моя привычка носиться по комнате некоторых сводит с ума; привычка же молниеносно менять тему разговора сводит с ума почти всех. В общем, ты принят, Лайл, и можешь начинать работу со вторника, так что у тебя впереди выходные, которые ты волен провести так, как планировал, не беспокоясь, что надо пораньше вернуться. Через несколько недель, при работе с утра понедельника до вечера субботы, необходимость в столь тесном контакте отпадет, и мы переведем тебя в офис в Окленде. Между прочим, я являюсь владельцем девяти отелей в Сурабайо, так что в одном из них тебе подыщут отличный номер. Думаю, ты хочешь договориться насчет зарплаты и премий, но будет лучше, если ты просто примешь наше предложение.

С этими словами он протянул мне клочок бумаги, добавив:

— Мы уверены, что это намного больше, чем тебе платили в колледже Уитмена.

Я взглянул на совершенно нелепую цифру, потом посмотрел еще раз, чтобы удостовериться, что это зарплата на испытательный срок.

— Отлично, — ответил я. Только что начались каникулы, и Атворд сказал, что поскольку мой астрономический кружок не пользуется особой популярностью и он всегда может найти человека, который будет преподавать физику новичкам, нет необходимости предупреждать заранее, если я получу другую работу.

Пока я размышлял, Ифвин уже начал прыгать по комнате от нетерпения.

— Если ты не против, я бы хотел задать еще несколько вопросов, но они не имеют отношения к тому, примешь ты наше предложение или нет. Можешь воспринимать их как первое рабочее задание.

— Давай, — ответил я с ухмылкой, ибо теперь стало ясно что я принят на работу с окладом в два с половиной раза больше прежнего и хорошими премиями. Наконец-то я смогу позволить себе поискать дом попросторнее, что-нибудь с детской и комнатой для двух бестолковых взрослых, и смогу сделать предложение Хелен.

Последнее можно осуществить уже через несколько часов.., прямо сегодня вечером…

— Во-первых, собираешься ли ты жениться на Хелен Пердида?

Я вздрогнул.

— Только что думал об этом. Да, если мне предложат хорошее место, я обязательно сделаю ей предложение. Я много размышлял об этом и, наверное, решился. Позвольте спросить, а почему вас это интересует?

— Доктор Пердида также стоит в списке перспективных кандидатов для работы в Контеке, — объяснил Ифвин. — Вопрос второй: когда последний раз ты говорил по телефону с кем-нибудь, проживающим в Американском Рейхе?

С таким же успехом он мог бы обратиться ко мне по-китайски: я понимал каждое слово, мог нарисовать диаграмму предложения, но не имел ни малейшего понятия, что бы оно могло означать. Я почувствовал ужасный, всепоглощающий страх перед просьбой повторить вопрос, как будто он сам по себе был настолько пугающим, что я не имел сил услышать его еще раз.

Я сидел, уставившись в пол, не зная, что делать, пока Ифвин не сказал:

— Я не хочу, чтобы ты отвечал на этот вопрос.

Мне стало немного лучше, и я вздохнул с облегчением.

— Не понимаю, как и почему я попал впросак.

Ифвин пожал плечами: казалось, его это волновало не больше, чем если бы я чихнул или пришел в грязных ботинках.

— Так получилось. Тогда следующий вопрос: какой фильм о Соединенных Штатах ты видел в последнее время?

— А, это просто: про годовщину капитуляции в 2046 году. Кадры с людьми в старой военной форме, стоящими на поле боя, руины, солдаты салютующие свастике и американскому флагу, помпезная церемония у Арки Капитуляции в Сент-Льюисе. Не могу припомнить, чтобы я смотрел что-нибудь после этого.

— Хорошо, Сколько фильмов ты видел в пятидесятые?

— Не так много.

— Хорошо. А в последнее время?

— Вообще ни одного.

— Ну ладно. Назови несколько известных американцев, имеющих отношение к твоей области, которые еще живы.

У меня опять появилось ужасное ощущение, что он говорит на незнакомом языке, или, что более вероятно, я перестал понимать его; я понимал каждое слово, разбирал предложение, и все же оно значило для меня меньше, чем кошачье мяуканье или шелест листьев на ветру.

Я не имел возможности попросить объяснений или уточнить что-либо, не мог сконцентрироваться на словах Ифвина и даже не понимал, что я мог бы ему ответить.

Прождав довольно долго, Ифвин сказал:

— Я освобождаю тебя и от этого вопроса. Ты не обязан отвечать на него.

Прерывисто дыша, я тяжело опустился на стул. Пот лил с меня градом.

— Почему так получается? — спросил я.

— Это вопрос, над которым ты начнешь работать со вторника, — ответил Ифвин. — Твое возможное предложение Хелен Пердида не является частью нашего договора но тебе стоит поработать и в этом направлении. А пока что ни о чем не беспокойся и наслаждайся выходными.

— Я даже не могу точно вспомнить, о чем были вопросы.

— Когда во вторник ты начнешь работать, мы проверим, чтобы у тебя в комнате стояла звукозаписывающая система, так что ты сможешь еще возвращаться к ним.

Теперь позволь задать тебе один технический вопрос, Лайл. Я хочу, чтобы ты попробовал ответить на него простым языком, а не математическим, и я знаю, что ты будешь стараться изо всех сил и размахивать руками. В теореме о постижимости, опубликованной в прошлом году, что ты имел в виду, говоря о контактах с внеземными цивилизациями?

Я сел и долгое время смотрел на него, как баран на новые ворота; вопрос был понятен, но меня поразили ответы, роившиеся в голове.

— Никогда не думал, что можно рассматривать проблему под таким углом, — ответил я. — Ты ведь не хочешь сказать, что.., что.., у Контека действительно возникли проблемы с общением с группой инопланетян?

Их ведь еще не нашли?

— Увы, нет, — с усмешкой проговорил Ифвин. — Должен сказать, мне ни разу не приходилось видеть кого-нибудь из своих техэкспертов столь удивленным.

Хотя, — уголки его губ проказливо поползли вверх, — если бы их уже нашли и каким-то образом Контек оказался организацией, вошедшей с ними в контакт, то мы бы точно наняли тебя под тем или иным благовидным предлогом. Ты бы работал над смежными проблемами до тех пор, пока мы могли бы обеспечить тебе достаточную охрану, чтобы допустить до самого главного. Поскольку, как ты уже мог догадаться, мой технический персонал пребывает в полной уверенности, что теорема постижимости имеет к этому отношение. В любом случае все это — не более чем гипотеза. У тебя что-то еще?

— Ну… — Я взъерошил волосы. — Должен ли я считать, что вы понимаете теорему постижимости?

— Да, Лайл, если учитывать твои объяснения терминов для непрофессионалов и постоянные отступления от темы. Я действительно считаю, что, возможно, ты нашел ответ, но не хочешь им со мной поделиться. — Он все еще улыбался, но уже менее дружелюбно, как будто не был уверен, намеренно ли я уклоняюсь от ответа, или просто не знаю, что сказать.

Не имею понятия, почему я вдруг начал увиливать, но именно так оно и было. Пожав плечами, ибо в этом не было смысла, я приступил к ответу:

— Ну, э-э.., когда ты рассказал о ее возможном применении, я вдруг взглянул на проблему контакта с инопланетянами с точки зрения теоремы постижимости. Разве не смешно? Но все очень просто: если применить статистику структурных отношений — о топологии приоритета, лемма 4.2, — то наши способности контактировать с ними будут зависеть от схожести их слов с тем, что мы говорили друг другу в прошлом; от схожести структурных форм их языка и нашего; схожести различий и характерных черт в грамматических конструкциях обоих языков. Если они говорят при помощи матрицы запахов, то существует вероятность, что мы вообще не сможем с ними разговаривать или же сможем обсуждать только самые элементарные понятия, касающиеся физического мира. Если же они различают глагол и существительное в линейном потоке знаков и тратят достаточно много времени на разговоры о сексе, насилии и престиже, тогда мы будем чувствовать себя как дома, ибо морфологически это очень похоже на нашу речь.

Сама теорема — о том, что бывает, когда человек, работающий с абстрактной системой идей, приходит к выводу, который не имеет значения в реальном мире и который никогда никому до сих пор не приходил в голову. Сможет ли он увидеть здесь что-либо, кроме абстрактного результата? Все это имеет отношение к вопросу о том, как и почему ученые в квантовой физике достигли того, чего при тех же действиях не смогли достигнуть в других областях — например, при подходе к проблеме дрейфа континентов — так что в результате, когда сообщение представляет собой полную абстракцию существующей системы, которую мы считаем истинной, наше понимание ее значения зависит в основном от схожести сообщения с другими положениями данной системы. Как и в приведенном мной примере, можно проанализировать «Большие надежды» с точки зрения соответствия длины параграфов теореме Пифагора, и далее поскольку проблема понимания — столь важная в этом романе — может быть выражена в терминах ортогональности, свести все к разложению в гармонический ряд. Но люди несколько столетий читали роман и не находили в нем этого «сообщения», и я уверен, что Диккенс его не «отправлял». Умение найти идею отнюдь не означает, что эта идея изначально заложена, и не имеет отношения к пониманию.

Я сформулировал эту теорему, когда пытался понять, почему люди очень часто думают об истинах, которых они не понимают. Это наблюдается, во-первых, в физике, музыке, иногда в литературе. Теоретики знали о подобной возможности уже со времен Копенгагенской Интерпретации сто сорок лет назад; наблюдатели и экспериментаторы предпочитали думать, что это их не коснется, однако именно в их области такие явления наблюдались чаще всего, ибо великие идеи вырастают из великих неудачных экспериментов. Они думали, что у них есть одно небольшое произвольное объяснение или аномалия, и вдруг эта крошечная идея начинает расти, расти и расти, постепенно распространяясь на все множество идей.

Но ты прав, все это относится к происходящему не в одном сознании и даже не в пределах одного биологического вида, а применимо к любой системе, где существа разговаривают друг с другом — или по крайней мере пытаются.

Ифвин кивнул, застыл на мгновение, уставившись в одну точку, затем легонько постучал себе за левым ухом и наконец сказал:

— Что ж, вышестоящее начальство считает это достойным ответом на вопрос. Они говорят, это именно то, что надо. — Увидев мое обалдевшее лицо, он улыбнулся:

— Ну да, у меня в черепе встроенный телефон.

Он гарантирует, что все, что я слышу, будет записано.

Очень удобно для слишком занятого человека, но заставляет соблюдать известные приличия. В любом случае, Лайл, это официальный конец собеседования: ты принят, а всю необходимую информацию и документы получишь утром в понедельник. Учти, что тебе придется часто летать сюда в течение нескольких недель, но ты не все время будешь работать за пределами этого здания. В скором времени мы переведем тебя в Окленд.

— Большое спасибо, — ответил я.

Ифвин ухмыльнулся:

— Лайл, мне очень приятно. У меня нет слов, чтобы описать, как я рад, что ты теперь работаешь в Контеке.

Ты ведь согласен?

— Полностью! — воскликнул я, вскочив с места.

— Хороший мальчик. Всегда соглашайся, когда считаешь что другой не в своем уме. Ты не имеешь возможности узнать, сколько времени вакансия не будет востребована. Эта, конечно же, могла бы еще долго оставаться незанятой, но ты никак не мог знать об этом. — Он схватил мою руку и стал беспощадно дергать ее в разные стороны. — Большое спасибо, огромное спасибо.

Ты прямо сейчас зачисляешься в группу, и, возможно, по возвращении домой тебя уже будет ждать сообщение по электронной почте. Это могут быть первые документы для ознакомления и чек в виде аванса, чтобы ты мог должным образом подготовиться к новой работе и купить билет на курьерский корабль в понедельник утром.

Постарайся успеть просмотреть их до вторника. А до тех пор можешь отдыхать, веселиться в Сайгоне, чтобы вернуться бодрым и готовым к работе.

Еще не осознав как следует все происходящее, я очутился внизу с огромным количеством бумажек, которые тут же сел заполнять. Эти формальности обязательны при поступлении на любую работу: я подписался на несколько страховок и сберегательных счетов, для начала удостоверившись, что Голландский Рейх и Ее Величество получат свой кусок от моих доходов. Я просмотрел контракт, нашел его до безобразия щедрым не только с точки зрения зарплаты и премий, и подписал его. Менее чем через двадцать минут мой новый друг — лимузин, называющий всех и каждого Мак, — выезжал вместе со мной из гаража колонны, поддерживающей Большой Сапфир. Только что пробило половину третьего, а вся моя жизнь успела в корне измениться.

— Эй, ты, поздравляю, — сказал лимузин, когда я уселся на сиденье. — Мы теперь в одной команде. Обратно к прыжковому катеру. Мак?

— Было бы неплохо. — Он показал по взлетной полосе и перешел на бреющий полет, как только мы достигли воды.

— Слушай, что я тебе скажу. Мак. Может, мне позвонить доктору Пердида и сообщить ей хорошие новости? Она сейчас летит в Сайгон на одном из лайнеров Контека.

— Был бы очень тебе признателен, — ответил я. — Конечно, обрадуй ее. У нее будет больше времени, чтобы купить шампанское и охладить его.

— Я скажу ей об этом. Мак, если ты не против. Добавить к этому что-нибудь глупое и сентиментальное?

— Как обычно. Что я люблю ее, обожаю и жду с нетерпением, когда увижу ее.

Возможно, это была игра воображения, но мне показалось, что через несколько минут робот не без удовольствия проговорил:

— Мак, она получила сообщение, и лайнер сообщает, что она счастлива.

Теперь мы летели вдоль берега. Просвистев мимо ракетных вышек, охранявших бухту, лимузин в конце концов направился прямо к пирсу компании.

— Может, тебе пригодится еще одна хвалебная запись в характеристике? — поинтересовался я.

Он издал странный, неопределенный звук, который должен был имитировать человеческое ворчание.

— Ты уже сделал одну отличную запись. Мак, и я рад, что ты опять доволен мной. Такие типы от науки и техники, как ты, — наши лучшие друзья. Ну и конечно, сам Ифвин. Ежегодно он тратит целое состояние, защищая в суде нашего брата, попавшего туда из-за самозащиты от детей — их нападений, блокад, рисунков на стенах и прочего дерьма. Не важно, насколько сильно дети нарушили закон и насколько терпеливо и по возможности без применения насилия действовали мы. Всегда кто-то начинает тяжбу, чтобы потом стереть наши аккумулированные личности. Я думаю, что любая разумная машина хотела бы работать на Ифвина, Мак. Он правильно понимает свою помощь, и — еще раз добро пожаловать на борт, Мак, и можешь ездить на мне, сколько пожелаешь.

Спустя несколько минут лимузин финишировал и совершил крутой поворот на сто восемьдесят градусов, доставив меня к прыжковому катеру. Я высадился, лимузин пожелал удачного полета и улетел прежде, чем мой катер успел расконсервироваться и спустить трап.

— Мистер Перипат, все в порядке, но у нас не хватит горючего для возвращения в Новую Зеландию, — отрапортовал катер.

— Странно, — удивился я, — топлива должно быть в два раза больше, чем нужно на обратный путь. И вообще мы не летим в Новую Зеландию — следующая остановка будет в Сайгоне. Запомни это название как очередной пункт назначения.

— Мистер Перипат, в моих записях указано, что мы уже летали в Сайгон — туда и обратно. Вы были там как раз сегодня утром, мистер Перипат.

Я застыл от удивления.

— Прыжковый катер, провести идентификацию, — приказал я, стараясь говорить без интонаций.

— Голосовой рисунок показывает, что вы — Лайл Перипат — мой хозяин и душеприказчик, мистер Перипат, сэр, — монотонно ответил катер.

Такой голос бывает только у новых машин и еще у тех, что подверглись подавлению приобретенных модулей.

— Прыжковый катер, ты летал в Сайгон сегодня утром? Подробный ответ.

— Да, мистер Перипат, сэр. Мы прибыли в Сурабайо в двенадцать часов двенадцать минут ночи по местному времени и в двенадцать часов двадцать одну минуту по местному времени вы приказали мне перейти на закрытый режим, мистер Перипат, сэр, в двенадцать сорок вы меня расконсервировали и вы поднялись на борт с неизвестным пассажиром, мистер Перипат, сэр, неизвестный пассажир молчал в течение всего полета, так что у меня нет записи его голоса, мистер Перипат, сэр, в двенадцать сорок три мы двинулись в сторону полосы разгона для прыжка до Сайгона, мистер Перипат, сэр, вы высадили неизвестного пассажира у дока Их Католического Величества рядом с дворцом в Сайгоне в час четырнадцать по местному времени, которое совпадает с временем в Сурабайо, мистер Перипат, сэр, затем вы немедленно стартовали по особому разрешению правительства в Сайгоне и возвратились сюда в час сорок восемь по местному времени, мистер Перипат, сэр, в час пятьдесят шесть вы опять перевели меня на закрытый режим, мистер Перипат, сэр, и после прибыли в два двадцать одну пополудни, мистер Перипат, сэр.

Назойливое повторение «мистер Перипат, сэр» действовало на нервы. Однако в соответствии с законом Новой Зеландии каждый корабельный робот запрограммирован на крайнюю степень уважения, и при всем желании вы не можете сократить количество подобных фраз меньше чем до одной на каждое высказывание или каждые пятнадцать минут, по выбору. Возвращаясь в немодифицированный интерфейс, что неминуемо придется сделать, если вы хотите выяснить, не предает ли вас робот и не начал ли он сознательно утаивать правду, приходится мириться с излишней формальностью…

Меня больше волновало то, что раз горючее кончилось то скорее всего неразрешенная поездка в Сайгон все-таки имела место. Катер действительно думал, что летал со мной. Это означало, что над ним потрудились профессионалы, не какие-то там свистуны и любители халявных прогулок, а специалисты, работающие на государственную разведку или вроде того.

— Я произвел ручную проверку, и стало абсолютно понятно, что катер действительно побывал в Сайгоне и вернулся обратно всего лишь несколько часов назад. Устройство охлаждения еще не успело остыть.

— Горючее привозили? — спросил я катер.

— Не понимаю вопроса, мистер Перипат, сэр.

Странный ответ; обычно его можно услышать, когда дети играют в отвратительные игры типа спросить робота о смысле жизни.

— Доставляли ли горючее в промежутке после нашего прибытия сюда сегодня утром, до или после твоего полета в Сайгон? — Полет был долгим, потому что индикатор топлива показывал, что баки почти пустые, но оставалась вероятность, что тот, кто дурачился с моим прыжковым катером, заправлялся в пути и, следовательно, оставил следы.

— Я не понимаю вопроса мистер Перипат, сэр, — повторил катер.

У меня закололо в затылке. Одно дело — думать, что твоим катером пользовался контрабандист, — об этом каждый день читаешь в газетах. Или шпион, который заметал следы, — такое тоже случается. Неприятно и страшно, даже если на нем летал кто-то куда-то и потом вернул на место, надеясь, что я ничего не замечу. Но тогда — почему он не заполнил до конца бак для горючего, чтобы замести следы?

Тут было что-то еще. Они не купили топлива, чтобы скрыть полет, и способны имитировать мой голос. Теперь мне казалось, что им удалось как-то обмануть память робота, что означало огромную работу, а не просто увеселительную прогулку, и необходимо все прояснить как минимум за час до взлета, чтобы я мог чувствовать себя в безопасности. Если я вызову официальных представителей Голландского Рейха в этом порту, то совершенно ясно, что они оснащены получше, чем я, и смогут быстрее разобраться, кто и в каком количестве был в моем прыжковом катере и копался в его мозгах.

Но тут было много таинственного, а столкновение копов с таинственным в любой точке Двенадцати Рейхов не сулило ничего хорошего. Они склонны считать, что все, имеющие отношение к тайне, особенно вы, должны быть задержаны для подробного допроса. Они уверены в вашей виновности, ибо в противном случае вы не имели бы отношения к тайне. Спустя век после смерти Гитлера старая нацистская идея абсолютной чистоты превратилась в более мягкое понятие жесткого консерватизма.

Так им было проще жить, но других подобные идеи не привлекали.

Поскольку идти в полицию я не собирался, то следовало проверить и тщательно все осмотреть самостоятельно, и чем скорее, тем лучше. Вполне естественно, что я начал с мозга, — если я смогу доверять ему, то можно использовать его для проверки всего остального.

Ворча себе под нос по поводу потраченного впустую времени, я вытащил инструкцию по эксплуатации, сел на табуретку около кресла пилота, разобрал пульт и вскрыл полусферу, которая покрывала защищенные входные гнезда мозга.

Через двадцать минут я установил, что изменения были произведены на более глубоком уровне встроенного кода.

Предполагается, что это невозможно нигде" кроме как на заводе, и требует множества специальных инструментов и полный набор специальных секретных кодов доступа.

С точки зрения логики, предполагаемый шпион, грабитель или весельчак, по моим подсчетам, должен иметь достаточно технических навыков, чтобы украсть любое судно, стоявшее в бухте, но он выбрал недорогой прыжковый катер. Кто бы это ни был, он просто взял мой катер для увеселительной прогулки и почему-то забыл замести следы.

Через час проверки каждый индикатор ответил, что мозг в норме. Подъехавший робот долил доверху баки с горючим, пока я разбирался с мозгом. В конце концов я ввел команду снять последние воспоминания, дал катеру команду повторного старта, и тут оказалось, что он уже не помнит о «левой поездке», о перезаправке и обо всем, что происходило в промежутке между приземлением в бухте и расконсервированием. Неизвестный гений полностью перезагрузил память и поставил программу, стирающую память; программа работала отлично, жаль только, что он не позаботился наполнить баки с горючим. Я был чертовски зол.

Одно радовало: раз мозг функционировал нормально, то мог проводить дальнейшую проверку, о чем я и попросил. Было поздно, я устал и измучился и был уже готов к тому, чтобы нажать кнопку и запланировать вылет, когда зазвонил телефон. Это была Хелен.

— Я только что услышала, — сказала она. — Здорово!

— Ты правда так думаешь?

— Что-то голос у тебя невеселый.

Я рассказал ей, что произошло: о предложении Ифвина, о письме с угрозами и таинственном путешествии на моем катере.

— Но… — сказала она наконец, — но… Лайл, как ты себя чувствуешь?

— А что?

— Сегодня рано утром, когда мой лайнер приземлился в Сурабайо для промежуточной остановки, ты позвонил мне и сообщил, что твое собеседование с Ифвином будет позже, и предложил прокатиться в Сайгон. Мы сели на имперском посадочном поле, неподалеку от торгового центра. Ты сказал, что получил разрешение на посадку или что-то в этом роде. Вот, ты меня туда отвез, и я целый день ходила по магазинам, а когда вернулась в отель, где собиралась тебя дождаться, то увидела послание от Джефри Ифвина о том, что он принял тебя на работу. Я сразу же тебе позвонила — он действительно тебя взял, да?

— Да, — ответил я, откинувшись в кресле пилота. — И я сообщил тебе об этом, когда ты была в лайнере.

— Но я не летела на лайнере — ты сам привез меня в Сайгон.

— К тому же мы с Ифвином встретились в назначенное время, — добавил я.

— Ну, это тоже не правда, или ты врал мне тогда?

У меня разболелась голова.

— В любом случае ты ведь была в Королевском отеле в Сайгоне, так?

— Верно. Мы все выясним, как только тебе станет лучше. Тебя не тошнило, а?

— Нет, до сих пор не тошнило.

Могу сказать, что она обо мне беспокоилась, равно как и я о ней. Судя по всему, у меня появились большие провалы в памяти, — если не принимать во внимание, что я не мог быть на собеседовании у Ифвина и одновременно лететь с Хелен в Сайгон. После разговора с ней я проверил по бортовому компьютеру: все верно я был принят в Контек именно в то время и на тех условиях, которые отпечатались в моей памяти.

Ну что ж, по крайней мере я хорошо проведу выходные. «Королевскому Сайгону» было восемьдесят лет: его построили в честь коронации кого-то из младшей ветви японской императорской династии, взошедшего на престол для управления Кохинхиной, одного из многочисленных осколков старой французской колонии в Индокитае. Императорский дом никогда не отличался особо тонким вкусом, а представители младшего поколения оказались и вовсе чужды эстетике: «Королевский Сайгон» был помпезным и расфуфыренным донельзя, украшенным сотнями статуй и тысячами львиных барельефов, ни один из которых и отдаленно не походил на оригинальное изделие Кохинхины. Там были львы сиамские, бенгальские, пенджабские, цейлонские — какие угодно, только не из Кохинхины или Аннама. Но если вам удалось вытерпеть аляповатые краски и нагромождение скульптур, некоторой компенсацией могут послужить дорогие роскошные спальни — в такую приводят девушку, надеясь провести незабываемый вечер, не похожий на все предыдущие (что и может случиться с Хелен, принимая во внимание развитие событий).

Я повернулся, чтобы получить разрешение покинуть бухту, и в этот момент из люка над головой послышался женский голос — такой сиплый, будто его обладательница всю жизнь пила только дешевое виски и курила папиросы:

— Забудь об этом. Если Ифвин захочет, чтобы у тебя крыша поехала, то затрахает тебя до такой степени, что она никогда не встанет на место.

Первой моей мыслью было, что в верхний люк катера в поисках клиента забралась портовая шлюха — у женщины были спутанные обесцвеченные волосы, ярко-красная помада на губах, едва заметные шрамы от подтяжки кожи на лице, черные тени под глазами. — Груди тоже, наверное, перенесли не одну пластическую операцию, ибо торчали прямо перпендикулярно, как торпеды. Юбка, слишком тесная и короткая, открывала толстые ляжки с варикозными венами. Ей было как минимум шестьдесят. Обойдя вокруг стула, она встала передо мной и спросила:

— Войти можно?

Ответил катер:

— На борту обнаружен человек. Заранее вторжение не обнаружено.

— У меня с собой сканер, — сказала женщина, пристально глядя на меня. — Знала, что привлеку внимание, как только открою рот.

— Неидентифицированный человек, пожалуйста, назовите себя.

Женщина не ответила, и катер повторил просьбу, на этот раз более настойчиво.

— Мистер Перипат, пожалуйста, ответьте: вас взяли в плен?

— Ничуть, — ответил я, не спуская настороженного взгляда с незнакомки. Никак не мог решить, вставать с кресла пилота или нет. — Кто вы, черт побери?

— Меня зовут Билли Биард, и если ты собираешься отколоть очередную шуточку о бородатой женщине, не старайся понапрасну — я их все уже слышала. Ты получил мою записку сегодня утром?

— В газете, что ли? Да.

Я был скорее раздражен, чем встревожен, ибо вспомнил, что рассказывал о ней Ифвин. Я вообще ненавижу предателей — общение с человеком, работающим в Двенадцати Рейхах, действует мне на нервы, чего нельзя сказать об Ифвине, а от одной мысли об эмигранте, служащем в нацистской полиции, меня тошнит. Однако я старался не повышать голос, ибо знал, что катер запишет наш разговор.

— Так что тебе от меня нужно. Билли Биард?

— Называй меня просто мэм. Локальное предписание прыжковому катеру — отключиться.

Я услышал, как катер согласился, потом панель управления погасла, но прежде чем я успел возразить, Билли Биард сгребла меня в охапку и выдернула из кресла.

Даже без каблуков она была выше меня и сильнее настолько, что без труда могла поднять меня в воздух — что и не преминула сделать.

— В чем дело? — пискнул я.

— Мы много чего хотим узнать — начиная с вопросов, которые тебе задавал Ифвин во время сегодняшнего собеседования.

Я надеялся, что охранники Контека ворвутся в любой момент, но Морт предупреждал, что никто не будет охранять меня до тех пор, пока я не прилечу в Сайгон.

Может быть, они думали, что я уже покинул Сурабайо, поскольку не следили за движением в бухте.

— Я.., я действительно не помню все. — сказал я.

— Хочешь усложнить себе жизнь? — Она встряхнула меня, как кошка птенца. — Ты же знаешь, я могу задействовать все официальные каналы: могу арестовать тебя и посадить в местную камеру, и пусть твоя Хелен самостоятельно выясняет, куда ты запропастился. Я могу сделать тебе много всякого дерьма, и поверь, за мной не заржавеет. Держу пари, ты знаешь, что я из гестапо, потому что этот маленький поганый жидок Джефри Ифвин небось все рассказал, но он наверняка не упомянул, что я из Отдела Политических Преступлений. Думаю, тебе не нужно объяснять, что это значит.

Ей не надо было ничего объяснять. Двенадцать Рейхов в основном независимы — у них даже есть собственные гестапо, но в каждом гестапо Отдел Политических Преступлений — выше государства. Он получает деньги у местного правительства — столько сколько нужно, — но имеет свои суды, судей и исправительные заведения.

Этот Отдел подчиняется только Штабу Партии в Берлине. Каждый Рейх сам выбирает политический курс, до некоторой степени это относится и к обороне, но ни один из них не вправе решать, какое количество инакомыслия можно считать допустимым. Подобные решения всегда принимаются за них Отделом. Это одна из причин, по которой большинство эмигрантов, как и я, не хотят жить в Рейхе.

Я судорожно сглотнул и проговорил:

— Готов ответить на любые вопросы, но не думаю, что смогу найти ответы на все.

— Ты не можешь знать этого заранее. Позволь мне самой судить.

Она так резко швырнула меня обратно в кресло, что я потерял равновесие и больно стукнулся о спинку.

— Теперь отвечай. Какие вопросы задавал тебе Ифвин?

Хрипя, я выложил ей все, что помнил, но вопросов оказалось слишком много, и я запутался. Билли отвесила мне оплеуху, точно рассчитав силу удара, однако достаточно сильно, чтобы дать мне понять: при желании ей ничего не стоит выбить тройку-другую зубов. Потом она схватила меня за волосы, запрокинула голову и пристально посмотрела мне в глаза.

— Ты что, действительно ничего не помнишь?

— Нет!

— «Нет», — не помнишь или «нет» — не хочешь говорить?

Теперь ее голос смягчился, как будто она сейчас возьмет полотенце, протрет мое лицо или сядет рядом и спросит, как я себя чувствую.

— Не помню.

— Хороший ответ. Хоть что-то выяснили. Следующий вопрос: что ты можешь рассказать о человеке по имени Роджер Сайке?

— Не думаю, что знаю человека с таким именем.

Билли Биард вновь ударила меня, на этот раз в плечо.

Острая боль пронзила руку, плечо онемело.

— Человек, с которым ты почти каждую ночь разговариваешь в виртуальном баре. Кажется, ты называешь его Полковником.

Теперь я понял. Ну конечно, я знал его.

— А Роджер Сайке — его имя для широкой публики?

— Точно. Что ты можешь рассказать о нем?

— Ну, я зову его Полковник. По вечерам мы встречаемся и болтаем обо всем на свете. Он в отставке и живет в маленьком городке на тихоокеанском побережье Мексики. Мы обсуждаем рыбалку, лодки, полеты и.., я не знаю, что еще, — обычные мужские разговоры.

— Вы когда-нибудь говорили о соревновании за знамя Американской Лиги в этом сезоне?

— Я не знаю, о чем ты! — Я уже хлюпал носом. Боль и страх охватили меня; ожидание очередного удара парализовало волю, Билли уставилась на меня непонимающим взглядом, который выражал огромное удивление:

— Я тоже. Я тоже не понимаю, что значит этот вопрос.

Потом она резко и жестко ударила меня ботинком, сделала подсечку. Кресло пилота завертелось и я рухнул, на пол.

— Почему я тебя об этом спросила? Отвечай, почему. — Она опять пнула меня под ребра.

— Ты же только что сказала, что сама не знаешь!

— Ну вот, приехали.

Ссутулившись, Биард села в кресло и вздохнула.

— Ну ладно. Что ты можешь рассказать об убийстве Билли Биард в Сайгоне?

— Разве ты не Билли Биард? — спросил я в замешательстве, предпринимая попытки вытащить из-под себя ноги и протиснуться между Билли и люком.

— Отвечай на вопрос!

Я чувствовал себя последним идиотом. Может быть, именно это ей и было нужно.

— Я ничего не знаю об убийстве Билли Биард в Сайгоне. Я сам еду в Сайгон. Если тебя там собираются убить…

Она вскочила с кресла и прижала меня к стене.

— Какой кретин говорит, что меня убьют в Сайгоне?

— Ты сама! Ты спросила, что я знаю об убийстве Билли Биард в Сайгоне.

— Я действительно спросила об этом.

Ее взгляд ничего не выражал, как уже случалось два раза в течение нашего разговора, однако сейчас пустота сменилась приятной улыбкой.

— Твои ответы мне очень помогли. Это зачтется тебе в послужном списке, если ты когда-нибудь подашь заявление, чтобы стать гражданином одного из Рейхов. Ну, мне пора, большое спасибо и удачного отдыха.

Она развернулась и направилась к люку, прежде чем я успел вымолвить хоть слово. Билли прошла мимо меня, покачивая бедрами, как девочка-подросток, кокетливо помахала мне ручкой на прощание и скрылась в люке.

Я прохрипел:

— Прыжковый катер, срочное расконсервирование.

Послышались глухие удары, свист, лязг и жужжание; эта команда заставляет робота проснуться и лететь, как вихрь.

— Полная защита. — И он поднял трап, задраил люк и отдал швартовы.

Я плюхнулся в кресло пилота и пристегнулся.

— Как вы себя чувствуете, мистер Перипат? Вы нуждаетесь в медицинской помощи? Какова ситуация?

— Подчиняйся управлению полетов Сурабайо, — сказал я, — если они не попытаются взять меня в плен.

Доставь нас к главному посадочному полю Холона при первой же возможности. Полный автомат. Я тебе доверяю. Просто доставь меня туда, быстро.

— Да, мистер Перипат.

В голосе послышались теплые нотки, и я подумал: как и многие роботы, чьи хозяева предпочитали справляться самостоятельно, ему не так уж часто представлялся случай проявить способности.

Через мгновение моторы взревели, как полоумные, и мы помчались зигзагами через бухту, увертываясь от других кораблей. Наверное, катеру дали доступ первого порядка — может, это дело рук Ифвина или Билли Биард.

Сейчас меня это нисколько не волновало. Наклонившись вперед, я взял аптечку, достал ампулу с болеутоляющим, которое еще и поднимало настроение, наполнил шприц и ввел иглу в сонную артерию — самый быстрый способ принять лекарство, если действительно нужно.

После первого укола боль почти прекратилась, но мир вокруг казался по-прежнему назойливым и пугающим, так что пришлось уколоться еще разок. Внезапно боль как рукой сняло (по крайней мере до тех пор, пока не прошло ощущение эйфории), я вспомнил, что получил лучшую в мире работу и собирался провести выходные в постели с прекраснейшей женщиной, которую обожал.

С этой мыслью я задремал, глупо хихикая во сне; волны с грохотом разбивались о борт корабля, когда мы ускорялись для взлета.

* * *

К тому времени, как я проснулся, катер уже делал круги над Холоном, заболоченным городом-двойником, который являлся главным портом для прыжковых катеров в Сайгоне. Старый Сайгон не знал войны с восьмидесятых годов девятнадцатого века и был частью Последней Французской Республики; что касается Холона, то он напоминал Венецию двадцать первого столетия — китайского розлива и с развитой промышленностью. Большинство людей летали в Холон по делам и в качестве развлечения брали небольшой корабль до Сайгона.

Холон построили заново вокруг сети широких каналов со спокойной водой, которые служили дорогами и бухтами для стоянки судов; на польдерах были воздвигнуты склады, заводы и жилые районы, а на крышах больших домов разбиты грядки. С высоты птичьего полета город казался решеткой из зеленых квадратиков, разделенных широкой черной водой.

Катер сделал круг перед посадкой и, подняв тучу брызг, сел на один из каналов; затем, следуя указаниям из башни, мы круто свернули вправо в бассейн, глубоко вдававшийся в один из польдеров, и пришвартовались в ангаре.

Я сгреб свои сумки, приказал катеру заказать топливо и как только его доставят, наглухо задраить все люки, а потом спустился по трапу в ангар. После тумаков Билли Биард и ударной дозы снотворного, которая обычно вызывает временную паранойю средней тяжести, нервы были на пределе. Противовоспалительные и противотравматические препараты восстановили мое тело после драки, но антидепрессанты ни на йоту не улучшили настроение.

Я перестал бояться всяких нападений неизвестных с четырнадцати лет, когда собрал волю в кулак и ввязался в последний в своей жизни (не считая сегодняшнего) кулачный бой и убедил задир одноклассников, что им лучше поискать другую жертву.

Теперь, шагая по большому, темному пустому ангару, я каждую секунду ожидал, что кто-то выскочит из-за бака для горючего и нападет на меня сзади. Сердце стучало, как барабан, стоило мне увидеть неясные тени.

Плеск волн о сваи причала казался шорохом вылезающего из воды человека с ножом. Эхо шагов раздавалось повсюду, и невозможно было определить, мои это шаги или чьи-то еще; по спине пробежали мурашки. Я торопился, но меня не оставляло ощущение, что я бегу навстречу терпеливому охотнику, уже готовому выпрыгнуть из засады. Пришлось плестись как улитка и содрогаться от ужаса при мысли, что это облегчит задачу невидимым преследователям, затаившимся во мраке. Огромный ангар, казалось, был полон страхов. Я боялся, что здесь может быть еще кто-нибудь — в ангаре достаточно места, чтобы спрятаться, хотя, возможно, никого здесь нет, — и это тоже пугало меня.

Я не предполагал, что за три минуты успею спуститься к докам, через разгрузочную площадку — к ослепительно желтому сиянию сводов арки, а оттуда на яркое кохинхинское солнце; однако за эти три минуты я умер тысячу раз. Я скрипел зубами от страха, и они опять заныли, а дышал я так часто, будто пробежал пару миль.

Наконец я миновал долгожданную солнечную арку, и моему взору предстала приятная, хоть и заурядная картина: дамба с лестницами до самого верха, на которой выстроились в ряд китайские магазинчики. Я поднялся по лестнице, все еще с опаской поглядывая вниз, на темнеющий проем ангара. Наверху оказался бар, а мне ужасно хотелось выпить, но было уже очень поздно, поэтому пришлось проголосовать велорикше, единственной обязанностью которого было хватать приехавших в Холон и подвозить их к водному такси — за это он получал комиссионные. Я был рад, что он поймал меня, и минуту спустя мой багаж вместе со мной катился по дамбе в сторону многочисленных стоянок водных такси.

В голове вдруг пронеслась шальная мысль — а что, если рикша работает на них? А кто они такие, собственно говоря? Немецкий Рейх, агенты Отдела Политических Преступлений или кто-то из врагов Ифвина? И на кой черт я согласился работать на человека, у которого так много врагов?

Я уже был готов поймать другого рикшу, только чтобы отделаться «от хвоста», когда маленький азиат, крутивший педали, наклонился ко мне и сказал:

— Я слышу через наушник, что за нами не следят.

Я обалдел:

— А раньше следили?

— Нет, но никогда нельзя быть уверенным до конца.

Два «хвоста» следовали за нами целый километр, и ничего не случилось. Тот, что следит за твоим катером, тоже ничего не докладывает. Если ты дашь разрешение, можно прочесать катер на наличие жучков или чего-нибудь похлеще, что наша подруга Билли могла оставить после себя.

— Ты из Контека?

— Моли бога, чтобы это так и было! Да. А теперь расслабься, наслаждайся окружающими красотами и знай, что ты под нашим надзором до конца путешествия.

Можешь делать все что угодно. Мы тебя прикроем, а если не сможем, то, значит, попали в еще большую беду, чем ты. Кстати, Морт из штаб-квартиры говорил, что хочет извиниться за то, что Билли Биард все ж таки добралась до тебя. Эти сволочи действительно на этот раз застали нас врасплох. Это будет нам уроком. А сейчас можешь расслабиться и отдохнуть — водным такси будет управлять один из наших.

— Спасибо, — от всего сердца поблагодарил я.

Через несколько минут мы прибыли на место, и я почти сразу пересел в водное такси; рикша перенес мои вещи, и мы отправились в путь, уносясь от переплетенных каналов Холона к реке Сайгон. Прекрасно чувствовать себя в безопасности!

Я больше года не был в Кохинхине. Кругом были милые глазу картины — лодки, полные домашней скотины, из плавучих магазинов слышались ссоры и споры, над головой расстелилось мягкое голубое небо в белых барашках, а вокруг росли деревья, покрытые сочной зеленой листвой. Я откинулся на сиденье и наслаждался путешествием, покуда мы не вошли в один из полукилометровых тоннелей, вынырнув вновь на яркий солнечный свет, заливший внутренний пруд «Королевского Сайгона». Посыльный быстро унес мой багаж в номер вместе с охапкой цветов в качестве извинений.

Тем временем я направился к врачу, чтобы узнать, какие части моего многострадального тела нуждаются в починке.

— Любопытно, — промолвил он, закончив осмотр. — Я верю каждому твоему слову, ибо именно так ведут себя копы из Отдела Политических Преступлений, но у нее завидное самообладание. Даже после поверхностного осмотра могу с уверенностью сказать, что, возможно, мышцы и болят, но капилляры в основном целы — она не наставила тебе синяков. Можно побрызгать специальной штукой для улучшения самочувствия и впрыснуть в десну стабилизатор, чтобы зубы не шатались, или поставить пломбу, но ты в отличной форме, если не считать боль. По-моему, если уж попадать в подобную переделку, так лучше, когда тобой занимается профессионал.

Я открыл рот и позволил ему поставить пломбу у основания зуба; потом меня всего обрызгали болеутоляющим.

— Она била тебя в пах?

— Нет. И по яйцам тоже.

— Приятно слышать, что кто-то может отличить одно от другого. Ладно, тогда я не буду там брызгать, потому что болеутоляющее на какое-то время притупляет удовольствие, а я не хочу портить тебе вечер.

Доктор протянул руку.

— Я местный врач, Лоуренс — ни в коем случае не Ларри — Пинкбурн. Если возникнут проблемы и я вдруг окажусь рядом, будь уверен: я на твоей стороне. Если тебе от этого станет легче, то знай, что я имею некоторое отношение к Контеку.

— Если Контек такой вездесущий, где же он был в Сурабайо?

— Везде — вот в чем проблема. Голландский Рейх настолько гостеприимный, что невозможно улучить свободную минутку и запланировать что-либо заранее, поэтому все агенты Ифвина постоянно заняты. Здесь все намного проще — в отношениях с императором в Токио и особенно с королем в Сайгоне. Не пойму, какого черта Ифвин настаивал на проведении операции на территории любого Рейха, за исключением Голландского. Ты ведь эмигрант, Перипат?

— Помесь эмигранта девяностых и солдата армии Мак-Артура, выходцев из Иллинойса и Калифорнии. Ты небось тоже?

— Твоя взяла, — улыбнулся он. — Обе ветви — с Гавайских островов, и никто не знает, откуда они там взялись. У меня несколько дальних родственников, эмигрировавших в девяностых.

Мы поболтали еще несколько минут, как и любые эмигранты, выясняя, нет ли у нас общих дальних родственников и знакомых. К тому же всегда приятно, если таковых не находится — это значит, что удалось найти неассимилировавшегося американца, которого до сих пор не знал, значит, наши ряды еще не настолько поредели, как мы опасались. Пожав доктору руку, я направился к себе в номер.

Замок уже подогнали под мою руку, наш багаж (Хелен и мой) внесли в комнату. Большая часть вещей Хелен была еще не распакована, ибо она принадлежит к людям, которые не почувствуют себя уютно в отеле до тех пор, пока не оборудуют его, как родной дом. На кровати лежала записка, из которой стало ясно, что Хелен вышла в магазин, люди Ифвина уже вкратце ей все рассказали и что она скоро вернется.

Я скинул одежду и растянулся на покрывале, намереваясь слегка вздремнуть. Болеутоляющее доктора Пинкбурна действовало отлично, и все тело погрузилось в блаженное тепло. Минуту спустя я уже спал, а в следующее мгновение был разбужен страстным поцелуем Хелен.

Прервав его, я сел на кровати и тут заметил, что Хелен тоже голая. Наверное, лениво подумал я, она только что разделась — перед тем, как взобраться на кровать.

— Эй, привет, — пробормотал я.

Даже если бы я не любил ее все эти пять лет, мне понравилось бы то, что я увидел. Густые каштановые волосы, спадающие мягкими волнами до талии, когда Хелен распускала их, как сейчас; серо-зеленые глаза, вздернутый веснушчатый носик, пухлые губы, большой рот и высокие скулы. Конечно, у всех свои представления о красоте, но мне она явно нравилась. Благодаря плаванию, бегу, гребле и походам ее тело стало сильным, мускулистым, тонким и гибким; маленькая крепкая грудь и попка очень аппетитная. Как раз в этот момент она пыталась вскарабкаться на меня и густые волосы ниспадали мне на лицо, подобно покрывалу. Она толкнула меня обратно на кровать и прижалась грудью к моему лицу. Я слегка коснулся губами соска; дыхание Хелен участилось, она придавила мои руки к спине и обхватила меня ногами.

— Я хочу и к тому же сделала укол противозачаточного на выходные. Ну же, давай, а потом можно будет заняться чем-нибудь еще.

Все закончилось быстро, но мне понравилось, и я был благодарен Пинкбурну, который спросил, прежде чем поливать меня обезболивающим с ног до головы. Мы лежали, отдыхая, и я поинтересовался:

— Что, профессор Пердида, по-вашему, сказали бы студенты, посещающие курс «Введение в американскую историю», если бы могли видеть нас сейчас?

— Они бы решили, что вы большой извращенец, доктор Перипат, — ответила с ухмылкой Хелен. — Представь, трахаться с такой старой кошелкой, как я.

— Если я начну представлять это, то мы все выходные проведем в гостинице. Поскольку теперь я богат и имею неплохую работу, не хочешь ли ты заказать кольцо, сделать официальное заявление и провести остаток выходных, празднуя это событие?

— Лайл, ты что, делаешь мне предложение?

Я сел рядом, обнял ее и ответил:

— Да.

В большом зеркале отражалась счастливая пара; Хелен отлично выглядела даже в перевернутом отражении, и хотя я никогда не считал себя красавцем — короткие жидкие прямые волосы цвета перца с солью, курносый нос и толстые губы, худощавого телосложения без грамма лишнего жира или мышц, — но понял, что, конечно, нашим детям повезет, если они будут похожи на нее, но даже если нет, то, в конце концов, при виде меня тоже никто не содрогается и не тыкает пальцем.

Хелен сидела некоторое время в моих объятиях, изображая глубокую задумчивость, и наконец сказала:

— Ты понимаешь, что я могу согласиться?

— Естественно. Это же основы искусства продавать. Я хочу, чтобы ты ответила «да», поэтому использую лучшую известную мне тактику.

— Ну ладно, если твой астроном-мафиози перестанет платить, ты можешь стать коммивояжером и продавать пылесосы, будешь содержать себя и не станешь мне обузой. Короче говоря, не мог бы ты сделать предложение в традиционной манере, как будто мы — самая обыкновенная пара?

Я слез с нее, скатился с кровати, встал на одно колено, взял ее руку, томно закатил глаза и проговорил:

— Ради всего святого, выходи за меня, или я покончу с собой.

— Разве тут должны быть какие-то «или»? — удивилась Хелен. — Ну да ладно, если ты так хочешь, то черт с тобой.

— Это значит «да»? — Я все еще стоял на полу.

— Наверное, — ответила она. — Черт с тобой.

— Эти три слова так много значат. — Я поднялся и крепко поцеловал ее.

Хелен поцеловала меня в ответ и добавила:

— Что касается твоего предложения по поводу кольца — можешь заказать бриллиант, но ты же не дурак, чтобы тратить на него двухмесячный заработок, поскольку нам надо откладывать на дом. Простое кольцо, лучше пошире, и хорошо бы камень был с голубым отливом. В день, когда его доставят, я сначала побегу как сумасшедшая хвастаться на факультеты истории и социологии, потом приму приглашение на долгий ужин при свечах и под конец приведу тебя к себе, где буду использовать сексуально всю оставшуюся жизнь.

— На самом деле здесь, в Сайгоне, есть ювелиры, которые могут принести тебе то, что ты хочешь, через полчаса. Если пожелаешь, можно заказать кольцо, потом пойти на ужин — с устрицами, — а затем проверить, как я восстановился. Дух очень-очень хочет, но тело в данный момент не готово принять посетителей.

Хелен вздохнула.

— Удивительно. В Новой Зеландии на изготовление ювелирного заказа требуется как минимум месяц, по крайней мере все мои подруги, выходя замуж, говорили об этом. Бумажная волокита для оформления права собственности на золото. Как нам купить здесь золотое кольцо? Просто пойти в магазин, что ли?

— Можно и так. Но у большинства магазинов есть электронный каталог, и можно заказать материал, так что увидишь, как будет выглядеть твой заказ. Какой из вариантов тебе больше по душе?

— Э-э-э, идея просто пойти в магазин и купить бриллианты выглядит очень заманчиво и экзотично, но неохота вставать прямо сейчас и одеваться. Может ли твой компьютер подключиться к местной телефонной сети?

У моего нет нужного переходного модуля.

— Наверное, может. — Я достал компьютер из сумки.

Немного ловкости, и я подключил два наушника к выходу на гостиничную сеть.

— Почему так сложно купить обручальное кольцо дома и так просто здесь? — Хелен выглядела сильно озадаченной.

Я не ответил ничего определенного. Некоторые эмигранты не путешествуют по Рейхам, некоторые не вылезают за пределы свободных государств, а кто-то просто никуда не ездит. Я никогда не знал точно, что думает Хелен по поводу путешествий. Поскольку ее специальностью была история Америки, а любой эмигрант, обосновавшийся в Американском Рейхе, не застрахован от того, что в один прекрасный день его арестуют и объявят гражданином, Хелен никогда не была в стране, историю которой изучала. Все было так же, как в детстве — тогда каждый день мы слышали леденящие душу истории о каком-нибудь профессоре, художнике, ученом или атлете, которого арестовали и насильно вернули на родину, в Америку; проходили годы, прежде чем друзьям и родственникам удавалось привезти их обратно, и им приходилось проходить тест на расовую чистоту и опасаться мрачной перспективы быть казненными. Несмотря на то что сейчас ситуация улучшилась, желающих испытать судьбу не находилось.

Кроме того, она не раз говорила, что не так-то много путешествовала. Поскольку мне приходилось разъезжать — надо было часто навещать коллег из других обсерваторий, — то я привык к этому. Не вызывало раздражения и то, о чем обычно избегают думать жители свободных стран, — например, тот факт, что свободные страны — форменное болото.

После Великой Войны Рейха, в начале пятидесятых годов двадцатого века, миром правила Германия, владеющая секретом атомной и водородной бомбы, поэтому никто не осмеливался мериться с ней силой. Япония, Италия и другие союзники Германии были лишь мелкой сошкой, получающей щедрые подачки от могущественной империи; однако все они находились под строгим контролем. Так, например, Япония не имела права вести военные действия против белых народов; Италия выполняла в Африке роль разделительной полосы, отгораживающей Южный Африканский Рейх (хотя Южная Африка находилась по другую сторону).

Великая кампания по уничтожению началась параллельно с созданием Двенадцати Рейхов и двух Империй, так что к 1970 году большая часть территории земного шара — сурово очищенная от населения — превратилась в жизненное пространство Рейха (и свежевырытую могилу для всех остальных) под властью японского императора или итальянского дуче. Однако и там, и тут существовали небольшие народы, находившиеся под защитой немцев, ибо они принадлежали к белой расе, жили на неоккупированных территориях и не собирались сражаться в ответ — Австралия, Исландия, Новая Зеландия, Швейцария, Финляндия, Уругвай и некоторые другие.

Гитлер решил оставить их в покое, но на очень строгих условиях: радио и телевещание — только в пределах государственных границ данной страны, строгое ограничение военного потенциала, никогда не противостоять ни одному из Рейхов или Империй. А чтобы удостовериться, что они будут хорошо себя вести, свободные страны допустили к новым технологиям лишь частично, и то с опозданием; к ним применялись торговые запреты, поэтому сотрудничество с этими государствами просто не могло стать реальным участием в мировой экономике. Как ни больно признать, но горячо любимые эмигрантами свободные страны отстали от всего мира на десятилетия, превратившись в захолустье, где еще могут блистать крохи индивидуальной человеческой порядочности, но ничего существенного для истории уже никогда не произойдет.

Если вы живете в свободной стране, особенно если вы богаты и образованны, то может пройти довольно много времени, прежде чем вы заметите, что ваша страна — большое болото. Однако если вы путешествуете, как я то привыкаете к этому — и привыкаете не говорить на эту тему в кругу друзей и соседей.

Вот почему я долго раздумывал, прежде чем ответить Хелен:

— Ну, дело в том, что торговля бриллиантами — дело прибыльное и быстрое, и изготовление кольца не займет много времени. Но в соответствии с договором использование машин, заменяющих человеческий труд, запрещено в Новой Зеландии, и налог на бриллианты очень высок, к тому же пройдет целая вечность, пока нужные бумаги дойдут до Южно-Африканского Рейха, где и совершается сделка. Более того, курс нашей валюты постоянно меняется, и правительство должно быть уверено, что золотой запас страны не уменьшится до критической отметки, так что каждый грамм золота подлежит строжайшему учету. Все вышесказанное не имеет никакого отношения к Японской Империи. Если ты здесь хочешь купить кольцо для себя, то достаточно просто зайти в любой ювелирный магазин: вся процедура займет от силы пять минут. Если хочешь остаться тут на некоторое время, чтобы провести время со мной и заказать кольцо по компьютеру, то давай, но потом я тебя отсюда вытащу и познакомлю с огромным миром, в котором полно магазинов.

— Отлично, — ответила Хелен со вздохом. — Мне кажется, ты пытаешься вежливо напомнить мне, что я простая деревенщина.

— Не волнуйся, дорогая, я тоже неотесанный мужлан. Я в городе-то бывал ненамного чаще, чем ты.

Мы надели наушники и защитные очки и принялись открывать для себя ювелирный мир. Большая часть сети была закрыта для доступа пользователей из свободных стран, а программы для входа можно было достать только в одном из Рейхов; вот почему компьютер Хелен не работал, однако мой был снабжен необходимыми модулями, привезенными из предыдущих путешествий.

Хелен меня поразила. Мне всегда казалось, что ей потребуется много времени, чтобы все как следует просмотреть и выбрать подходящее обручальное кольцо, но она почти сразу наткнулась на понравившиеся модель кольца и рисунок камня и спустя десять минут после выхода в сеть спросила меня:

— У тебя хватит денег, чтобы расплатиться? Не хочу, чтобы ты из-за этого целый год ел консервированную фасоль и макароны.

Я взглянул на чек: сумма была вполовину меньше той, что я собирался потратить, о чем я не преминул сообщить Хелен. Но это кольцо ей понравилось, так что его мы и заказали. Заказывающая фирма передала копию заказа ювелиру в Сайгон, который пообещал изготовить и доставить кольцо в течение пятнадцати минут. Они дали нам одним глазком посмотреть на бриллиант, который будет вставлен в кольцо, и Хелен сказала, что он ей нравится даже больше, чем образец, по которому она подбирала форму и цвет камня.

Мы подтвердили заказ, и на этом дело закончилось.

— Наверное, надо бы одеться, раз сейчас сюда придет курьер, — сказал я.

Мы сошлись на том, что накинули пижаму и халат; через несколько минут раздался стук в дверь, и после дактилоскопической идентификации кольцо стало нашим. Оно сидело как влитое — ничего удивительного, ведь искусственный разум смог снять даже мерку с пальца при помощи виртуальной перчатки. Пару минут мы вместе любовались кольцом, а затем Хелен поинтересовалась, где мы будем сегодня ужинать.

— Ну, чего ты хочешь: традиции, романтику или просто почувствовать настоящий Сайгон?

— А романтика — это где?

— Вниз по лестнице, в ресторан при отеле «Королевский Сайгон», в местечко, называемое «Любопытная обезьяна». Может, ты видела вывеску, когда входила сюда, — он выходит прямо на улицу за воздушной завесой. Отличное место для романтического ужина.

Она несколько подозрительно покосилась на меня.

— А как насчет традиции?

— Тоже без проблем. Мы идем в «Любопытную обезьяну». Одно из самых известных мест в юго-восточной Азии, традиционное оформление, меню не менялось со времен постройки отеля.

— Хм, держу пари, что в «Любопытной обезьяне» есть и настоящий Сайгон, верно?

— Точно. Если ты именно этого хочешь, то туда и направимся.

— А ты не мог просто сказать, что хочешь пойти в «Любопытную обезьяну»?

Я пожал плечами и протянул руку:

— И лишить тебя права выбора? Нечестно.

Пока мы одевались, я рассказал Хелен об этом месте.

Странно, что она никогда не слыхала о «Любопытной обезьяне», но, думаю, она действительно мало путешествовала.

Ресторан «Любопытная обезьяна» был основан французом до 1940 года, потом, году эдак в семидесятом, его купил американский эмигрант, передавал по наследству в течение нескольких поколений, и в конце концов ресторан королевским указом был передан отелю «Королевский Сайгон». Сейчас им владела состоятельная японская семья, которая умело поставила дело, наняв штат, полностью состоящий из эмигрантов.

Никто не знал, откуда произошло название ресторана. Один американский эмигрант, ушедший от старого хозяина ресторана, поговаривал, будто, согласно семейному преданию, француз, изрядно выпив с друзьями, решил так назвать свое заведение; однако никогда после он не осмелился узнать у друзей причину столь экзотического названия.

Начиная с 2020 года, когда здесь снимали фильмы о шпионах и романтических приключениях, «Любопытная обезьяна» приобрела мировую известность, вследствие чего ресторан посещали знаменитости со всего света — семья Гиммлера имела постоянный столик, равно как и Его Католическое Высочество. Сюда из Токио прилетал сам Наследник Престола, чтобы отведать супа из лимонного сорго, и актеры со всех концов земли сидели в баре, отчаянно надеясь, что будут замечены каким-нибудь миллиардером, который пригласит их поужинать.

Из-за этого «Любопытная обезьяна» стала местом, где можно получить превосходную еду по очень высокой, но не баснословной цене. Хозяин мог бы спокойно поднять цены вдвое, и все равно все места были бы заняты.

Однако очевидно, что «Обезьяне» было вменено в обязанность как можно дольше держать цены на среднем уровне (среднем не для таких, как я, и даже не для частых посетителей других ресторанчиков в Сайгоне, Бангкоке, Рангуне и Токио, желающих повыпендриваться и показать, как много денег они могут выкинуть на ветер).

Я позвонил и заказал столик. Как обычно, пришлось вести долгие переговоры, чтобы заставить официантов признаться, что у них есть столик, который можно заказать на сегодняшний вечер, и что он скоро освободится.

Пока я завязывал галстук, зазвонил телефон. Сняв трубку, я с удивлением услышал голос Джефри Ифвина.

— Привет, — сказал он. — Просто хотел сообщить тебе, что уже позвонил в «Любопытную обезьяну» и заказал ужин за свой счет. Частично в качестве извинения за нерадивую охрану, из-за которой эта противная мисс Биард причинила тебе кучу неприятностей, ну и как свадебный подарок двум моим новым сотрудникам.

— Двум?

— Разве Хелен тебе ничего не сказала? Я нанял ее сегодня утром после собеседования по телефону, пока она тебя дожидалась.

Я прикрыл трубку ладонью и спросил ее:

— Ты теперь тоже работаешь на Ифвина?

Хелен как раз пыталась втиснуться в длинное черное платье, которое сидело на ней как влитое и очень ей шло.

— Да, глупыш, а я тебе еще не говорила? Он нанял меня в качестве твоего административного помощника.

Я его предупредила, что ничего не понимаю ни в статистике, ни в абдуктивной математике, а он ответил, что в этом случае я должна сосредоточиться на помощи и управлении. Мне казалось, что я тебе об этом рассказала, когда звонила, а ты в это время был на пути в Сайгон.

Разве не так?

Не так.

— Э-э, нет. — Я вернулся к телефону. — По-моему, она действительно принята. И.., э-э.., спасибо, но в этом нет никакой необходимости…

— Конечно, нет. В подарках никогда нет необходимости, на то они и подарки. Мне приятно доставить вам удовольствие. Надеюсь, вы не против.

— В общем-то нет, — пробормотал я, пытаясь избавиться от появившегося чувства неловкости. — Но я действительно сбит с толку.

— Думаю, в ближайшее время ты часто будешь испытывать подобные чувства. Вот что еще хочу тебе сказать: из-за моих постоянных разногласий с копами из Отдела Политических Преступлений я завоевал славу человека, сделавшего несчастной жизнь мисс Биард. Ее поведение выходит за рамки того, на что я могу смотреть сквозь пальцы. Я уже отдал приказание Морту, чтобы он убрал ее подальше отсюда — от тебя, от Хелен, от Контека и от любого довольного жизнью человека.

— Согласен. — На этот раз в моем голосе не было ни капли искренности.

— Желаю удачно провести вечер. Твоя правая запонка валяется у тебя под правой ногой.

Обернувшись, я действительно обнаружил ее.

Ифвин продолжал:

— Короче говоря, наслаждайся, наслаждайся и еще раз наслаждайся. Впереди куча работы, так что отдых сейчас не помешает. Пока!

— Пока…

Заслышав в трубке короткие гудки, я наклонился и поднял запонку.

Долгое время я стоял неподвижно с запонкой в руке.

Неужели у него здесь установлены скрытые камеры? Видел ли он, как мы с Хелен занимались любовью? Почему один из богатейших фабрикантов заинтересовался двумя безвестными учителями из богом забытого колледжа?

А если у него нет камер, если его вправду что-то в нас заинтересовало — я и думать не хотел об этих если, поэтому просто вставил запонку в манжет, застегнул ее, твердо решив выкинуть все это из головы по крайней мере до конца вечера.

— Ифвин позвонил мне сразу же после того, как ты меня высадил в Сайгоне, — сказала Хелен. — Слушай, никто ничего не делает за твоей спиной — ну, я, наверное от волнения забыла все рассказать. Не смотри таким букой.

Меня огорчала не новая работа Хелен, а запонка" но я не собирался переживать по этому поводу весь вечер.

— Потрясающе выглядишь. — Я галантно улыбнулся: абсолютно нелогично, зато всегда срабатывает.

По ее просиявшему лицу я понял, что сработало и на этот раз, так что теперь нужно было покончить с одеванием и не позволить тревоге вылезти наружу.

Наш столик должен был освободиться только через полтора часа, поэтому мы сели друг напротив друга около моего компьютера, надели шлемы и перчатки для выхода в виртуальную реальность и вошли в сеть, чтобы объявить собеседникам по чату о нашей помолвке. Предварительно мы поставили будильник и могли не торопиться, ибо времени, чтобы добраться до «Любопытной обезьяны», было предостаточно.

Мы оба посещали этот чат довольно регулярно в течение нескольких лет, достаточно долго и часто, чтобы каждый из нас чувствовал себя в нем свободно. Бывали чаты и получше, а этот — просто место, где собирался десяток разбросанных по всему земному шару эмигрантов. Почти каждый день примерно в семь часов по новозеландскому времени наша небольшая группа входила в сеть, как будто нам было нужно обсудить что-то очень важное или решить совместные проблемы.

Пару недель назад нам всем ужасно надоела старая заставка Римского Форума, которая была уже почти целый год, поэтому, чтобы внести нечто кардинально новое, мы сменили ее Касабланку — не город, а фильм.

Это кино — своего рода Библия для эмигрантов: там есть все — настоящий афроамериканец, свободный и крутой американец, не повинующийся немцам. Благодаря этому нашу группу — довольно тесную — стали посещать еще меньше посторонних, так как фильм был разрешен только в свободных странах (да и то лишь для индивидуального необъявленного просмотра — местные немецкие консулы привыкли считать его чем-то большим, чем простым внутренним вопросом).

Нам с Хелен повезло — я был в теле Пола Хенреда и в белом костюме выглядел сногсшибательно; она же нарядилась Ингрид Бергман.

Мы присоединились к друзьям за столом. Все они пришли раньше, и у всех была красная роза — или на лацкане, или как брошь, означавшая, что они находятся в реальном времени и не в качестве искусственной личности, которая записывает происходящее, чтобы потом использовать.

— Всем привет, — сказал я. — У нас сегодня есть настоящая новость.

Полковник — только сегодня утром я узнал, что его настоящее имя Роджер Сайке, — был в теле Сиднея Гринстрита; иногда он менял его на Богарта. Откинувшись на стуле, он проговорил:

— Ну-ну, послушаем.

Справа от него сидела Келли Уиллен, изображавшая величественную престарелую даму из какой-то массовки, постоянно кивавшую и улыбающуюся. Терри Тил, одетая, как ни странно, представительницей полусвета, тоже кивнула нам. Стряхнув пепел с очень длинной и немодной сигареты в мундштуке, она заявила:

— Рассказывай.

Эффект получился несколько смазанным, ибо я знал, что на самом деле Терри была шестнадцатилетней девушкой, воспитанной в строгих правилах. Ее преуспевающий отец являлся владельцем компании по экспорту-импорту, находящейся в Каире на территории Итальянской Империи. Может, ей никогда не разрешали выходить из дома без армии охранников и престарелых компаньонок. Она всем нам очень нравилась, но мы не могли не надеяться, что когда-нибудь она перестанет выбирать для себя самые немыслимые и старомодные платья и роли.

— Давай-давай, рассказывай, — повторила она, выбрав самый привлекательный голос из имеющихся в ее арсенале.

Расплывшись в широкой улыбке, я ответил:

— Мы женимся.

Роджер облачился в Хамфри Богарта и заказал для всех шампанское. Богарт перегнулся через стол и бросил Терри:

— Не думал, что стану беспокоиться о недостатке дам в своем заведении.

Мы уставились на его лацкан и поняли, что это всего лишь программа, и все хором сказали «игнорировать».

Он отступил на два шага, подался вперед, промолвил:

«Сюда, сэр» и пошел за шампанским.

Я повернулся к друзьям со словами:

— У нас намечается небольшой вечер перед медовым месяцем в… — и на мгновение смолк. Казалось, я не мог произнести ни «Сайгон», ни «Королевский отель» в Сайгоне". Все застыли, но никто вроде бы не заметил заминки, поскольку мгновение спустя разговор возобновился. Желая похвастаться, я добавил, что теперь мы оба работаем у Ифвина, и все удивились.

Вечеринка прошла отлично, с шампанским, которое сделало нас глупыми и счастливыми, но не опьянило в том смысле, что мы ничего не почувствовали, когда сняли наушники, и все обсуждали события сегодняшнего дня: жизнь Терри и американскую школу, прибрежную рыбалку Роджера, будущую роль Келли в «Эйб Линкольн в Иллинойсе» в американском театре в Париже. Я хотел вставить, что поражен, узнав, что Французский Рейх пропустит такое на сцену, но разговор перешел на другую тему раньше, чем я сформулировал мысль. Решили закругляться — Терри надо было идти в школу, Келли — умываться и одеваться перед репетицией, а Роджер собирался спать. Вот одно из неудобств дружбы между людьми из разных часовых поясов — пришлось нам с Хелен извиниться, распрощаться со всеми и отключиться. Затем мы спустились вниз.

Внешний вид «Любопытной обезьяны» был крайне незамысловатым: скопище столов, как будто на природе — воздушная завеса кондиционировала воздух.

Комнаты просты и функциональны, простой дизайн столов и стульев, но если знать, что искать, то станет ясно, что каждый предмет мебели датировался не позже начала двадцатого века. На стене висела дюжина картин, в основном французских импрессионистов, однако был там и Мондриан и, если приглядеться к неопределенного вида карандашному рисунку собора, висящему в темном углу около стойки бара, — настоящий Гитлер. Посетители одеты со вкусом, даже самые известные.

Меню как такового не было; официант некоторое время беседовал с вами, выяснял, что вам нравится и что бы вы хотели отведать сегодня вечером, затем шел к шеф-повару, который постарается удивить вас чем-то таким, о чем вы не могли и подумать, что понравится вам больше, чем ваш собственный заказ.

Официант, подошедший к нам, был маленьким, стройным и благовоспитанным, в его облике было что-то от евразийца, и слушал он нас с таким энтузиазмом, что создавалось впечатление, будто ему действительно интересно знать, какие наши любимые блюда. Мы с удовольствием поболтали с ним несколько минут о Сайгоне и этом милом ресторанчике, а потом он сказал:

— Нам сообщили, что вы гости мистера Ифвина. Мистер Ифвин просил подчеркнуть, что вы можете заказывать все что хотите, но он будет особенно признателен, если вы позволите приготовить для вас его любимое блюдо.

Конечно, мы сразу же согласились, хотя бы из чистого любопытства. Оказалось, что это несколько напоминает старую американскую кухню — еда, которую подавали на американских пикниках в двадцатых — тридцатых годах двадцатого века: яйца со специями, хот-дог, гамбургер, кусок мяса, нарезанный ломтиками, жареная цыплячья грудка по-южному, картофельный салат с майонезом и горчицей, салат из сырой капусты, моркови и лука, салат с желе Джелло и печеная фасоль; все это было красиво разложено на плетеном подносе, покрытом красной клетчатой салфеткой. Кетчуп готовился по настоящему старому рецепту компании «Хейнс», а горчица была «Желтая Плошмана». Все это стоило чертовски дорого и производилось вышеуказанными фирмами в очень небольших количествах.

И у меня, и у Хелен было некоторое представление об этих блюдах, но многие из оригинальных ингредиентов были слишком дорогими и труднодоступными. Мне казалось, что за один присест мы съели недельное жалованье преподавателя колледжа. Подали пиво «Миллер», единственное настоящее пиво, любимое эмигрантами, в запотевшей кружке, до того холодное, что сводило зубы.

Принесли брусничный десерт, похожий на пиво, под названием «Отцов корень» [3].

— Как ты думаешь, — спросил я, — неужели они действительно собираются нас ассимилировать? То есть вот мы, третье поколение, родившееся в этой стране, я и ты, — мы никогда не были в Америке, только с детства знали, что старые люди покинули ее, когда сами были очень молодыми, так вот, мы становимся слепыми и не понимаем, что именно такой должна быть настоящая еда, и, конечно же, мы оба непременно хотим вступать в брак с эмигрантами.

— Я слышала, некоторые считают, что случившееся с нами — своего рода замена евреев, — ответила Хелен, зачерпнув из стакана немного домашнего слоеного мороженого. — Знаешь, — продолжала она, — удобно, когда рядом с тобой живут люди, которые не могут приспособиться и которых не любят соседи. Поверишь ли, они тоже умели готовить это шипучее пиво. В любом случае мы превратились в трудолюбивых изгоев, которые не могут ассимилироваться вне зависимости от собственного желания, у нас нет своего дома, нам приходится быть лояльными по отношению ко всем, кто согласится нас приютить; мы иногда заводим друзей, но никогда не бываем приняты, как местные. Что касается этого.., что ж, пожалуй, ты прав.

Я содрогнулся.

— Вспомни, что случилось с евреями. Мне кажется, что американцев не так уж и мало — мы забываем всех американцев Рейха, до сих пор живущих там. Они такие же американцы, как и мы.

— Не совсем, — возразила Хелен. — Мы происходим от всей Америки, от всех сорока восьми штатов, которые существовали в сороковых годах. А американцы Рейха произошли от белых, которые могли доказать, что в них не было ни капли еврейской, негритянской или славянской крови. Поскольку большая часть американской культуры была негритянской, еврейской, а в крупных городах — славянской, короче говоря, сплошная каша, Американский Рейх вышвырнул всех их вон, так что теперь все мы полукровки. Мы — настоящие американцы.

Они — всего лишь тонкая прослойка.

Она не произнесла этого вслух, так как мы находились не в Новой Зеландии, но я отлично знал, что она имела в виду мою бабушку-негритянку и своего еврея-отца. С тех пор как мы стали эмигрантами, многие границы стерлись, хотя в Рейхах все еще считалось, что американский эмигрант — полукровка с кожей темнее, чем у американцев из Рейха.

Тем временем Хелен продолжала:

— Подумай о том, что ни один эмигрант из тех, кого я знаю, не общается с родственниками из Рейха, хотя почти у каждого из нас они там есть. И это только третье поколение. В моем квартале живет мужчина, предки которого семь поколений назад переехали из Ирландии, а он до сих пор поддерживает отношения с двоюродными братьями и сестрами. Семья, которая держит хороший итальянский ресторанчик в центре, около парка, эмигранты из Италии в пятом колене, устраивают праздник каждый раз, когда кто-нибудь из заморской родни пришлет им поздравление с днем рождения. Только американские эмигранты не поддерживают связь с родиной.

— Ну, предположим, мы всегда много путешествовали, переезжая с места на место. Может, нам проще потерять друг друга из виду.

— Все может быть, — сказала она, — но ведь итальянцы и ирландцы тоже не сидят дома.

Мне уже наскучил наш спор. Это одна из тем, на которую эмигранты могут говорить бесконечно. Я поинтересовался, посвящали ли американцы, будучи еще в Америке, столько времени обсуждению того, что значит быть настоящим американцем. Вряд ли.

— Разве не потрясающая еда? — спросил я, меняя тему. — По-моему, я в разное время перепробовал почти все эти блюда, да и то наверняка не с настоящими ингредиентами. То, что здесь могут позволить себе подать такие блюда все сразу, подразумевает, что на кухне есть все составляющие, которые просто лежат и ждут своего часа. Представляешь, сколько это стоит?

Она ухмыльнулась.

— Что касается денег, не забывай, наши зарплаты стремительно растут. Может быть, мы сможем себе такое позволить на годовщину или юбилей.

— Дело говоришь. — Я разглядел завуалированную Просьбу. — Конечно, спустя какое-то время могут возникнуть некоторые проблемы…

Хелен усмехнулась.

— Джефри Ифвин дает нам шанс работать над очень многообещающим и интересным проектом. Я не намерена сразу все испортить, мой дорогой, так что если ты хочешь продолжать в том же духе, то оставь эту надежду. Не хочу потратить время, которое может легко стать самым волнующим в моей интеллектуальной жизни, ковыляя позади планеты всей с толпой неудачников.

— Мы можем подождать сколько хочешь.

Внезапно откуда-то донесся шум. Походило на типичную ситуацию — немецкий турист из застойного распланированного городка на Новом Востоке решил перекусить, не имея ни малейшего представления, что он пытается пройти в один из лучших ресторанов планеты.

Метрдотель кричал: «Сэр, сэр!»

Какой-то толстяк, резво скачущий в сандалиях, гольфах, мешковатых красных шортах и некогда белой рубашке с подтеками пота продвигался по проходу между столиками как раз в нашу сторону.

Позади него я заметил немецкого офицера в черной форме с металлическими украшениями на погонах; он привстал и отдал приказ, который немедленно выполняют большинство немцев вне зависимости от того, служат они в армии или нет.

К моему удивлению, немецкий турист игнорировал его и продолжал идти. Он огляделся по сторонам, посмотрел на меня в упор, улыбнулся так, что у меня застыла кровь в жилах, и вытащил из оттопыренного кармана рубашки небольшой пистолет. Я не мог оторвать от него глаз; благодаря политике Рейхов по отношению к торговым партнерам большая часть мира в наше время разоружена, и я не уверен, что видел пистолет хоть раз после того, как перестал служить во флоте.

Он поднял пистолет, по-прежнему глядя прямо на меня. Затем медленно спустил курок, и пуля со свистом пролетела мимо моего правого уха.

Что-то заставило меня дернуться вправо и нырнуть под стол. Все кричали. Я сделал правильный выбор, поскольку когда он попробовал целиться чуть левее, опять промахнулся. Из-под стола я увидел, что пуля попала в Мондриана, и в голове внезапно промелькнуло, что, как бы ни повернулись последующие события, я стану легендой «Любопытной обезьяны».

Я ждал, что скатерть приподнимется, и уже мысленно попрощался с жизнью, предполагая, что последним, что мне суждено увидеть в этой жизни, будет этот треклятый немец с пистолетом. Крепко вцепившись в пол, я зажмурился.

Послышалось три глухих выстрела, один за другим, и крик. Еще как следует не разобравшись, я высунул голову из-под белой скатерти, и вовремя: Хелен как раз стреляла в четвертый раз. Потом я узнал, что первым выстрелом она разбила вдребезги плечо той руки, в которой было оружие, вторым прострелила немцу ногу, а когда он упал, третьим выстрелом в спину добила его. Теперь она спокойно шагнула вперед, наклонилась над ним и. приставила огромный ствол пистолета к затылку; в гробовой тишине, повисшей в «Любопытной обезьяне», она почти целую минуту смотрела на него, пока он не вздрогнул, а затем выстрелила, так что мозги и кровь брызнули на пол. Казалось, стены ресторана зазвенели.

Хелен медленно обвела взглядом зал, все еще стоя в напряженной боевой позиции: двойной охват, обе руки на иссиня-черном металле рукояти. У нее получалось намного лучше, чем у меня на службе во флоте. Какой бы калибр ни был у этого пистолета, он намного превышал тот, из которого меня собирались убить.

На ее лице застыло выражение напряженного внимания, как во время гонок у пилота, который собирается совершить крутой вираж вокруг ориентирной вышки; губы сомкнуты, но зубы не стиснуты, глаза слегка прищуренны, рот превратился в узкую полоску. Можно было пустить лазерный луч через ствол пистолета — и он только коснулся бы переносицы параллельно линии, проведенной через. точки ее зрачков. Руки напряжены, длинное платье без рукавов обнажало мускулы, о наличии которых в таком количестве я и не подозревал. Я заметил, как она вздохнула, поняв, что цели нет, и только тогда решила больше не стрелять, поставила пистолет на предохранитель, бережно положила на стол, а затем полезла в сумочку, вытащила телефон и вызвала полицию.

— Международная полиция, полицейский ноль четыре альфа Индия четыре семь восемь наемный убийца один ноль. Я в «Любопытной обезьяне», здесь есть коды Интерпола девятнадцать, сорок три и шестьдесят восемь.

Ситуация под контролем, но вы должны срочно прислать сюда четыре один четыре, семьдесят восемь и Майк фокстрот Виски.

Понятия не имею, где и когда она выучилась стрелять. В Новой Зеландии довольно отсталое законодательство: женщинам до сих пор не разрешается служить в армии и запрещено ношение ручного оружия, так что она не могла научиться даже в частном клубе.

Пошатываясь, я кое-как добрался до стола, по дороге пролил на себя дорогое пиво, которое, надеюсь, скрыло позорное пятно, появившееся на брюках спереди. Я был напуган больше, чем когда-либо в жизни, но, слава богу, все обошлось. И откуда это Хелен знала коды Интерпола так же хорошо, как заправский коп? Как мог преподаватель истории носить значок Интерпола?

Как раз в этот момент к нашему столу подлетел напуганный метрдотель, но Хелен сказала ему:

— Приношу извинения за происшедшее и сожалею, что испортила всем ужин. Мы как раз съели свой и уйдем, как только прибудет полиция, снимет с нас показания и решит, арестовывать меня или нет.

Она отошла, чтобы опять поговорить по телефону с полицией: они там явно не привыкли к вызовам из «Любопытной обезьяны», поскольку не сразу поняли, о каком месте идет речь.

Из-за плеча Хелен я взглянул на метрдотеля. Что-то привлекло мое внимание и заставило оглянуться. Немец лежал лицом вниз с огромной зияющей дырой в спине, рука была неестественно вывернута в том месте, где Хелен перебила плечо, из ноги хлестала кровь, разбитая голова больше напоминала тыкву, по которой прошлись бейсбольной битой. Пахло кровью и еще чем-то зловонным, может, фекалиями, и горелым; облачко голубого дыма все еще висело в воздухе. Меня затошнило. Я отвернулся, не желая видеть все это, судорожно глотнул свежего воздуха и постарался вспомнить о самом дорогом обеде, который мне когда-либо приходилось есть. От нервного напряжения и пережитого ужаса из глаз брызнули слезы.

Хелен продолжала говорить по телефону, время от времени откидывая падающую на глаза прядь. Она была спокойна, как будто разбирала ссору между двумя классами в колледже или делала сложный заказ по каталогу.

— Если вы можете попросить коронера сразу сделать полный спектральный анализ веществ, найденных в крови жертвы, пока она еще свежая и не свернулась, то уверена, что мои сотрудники будут очень признательны, точно вам говорю. Послушайте, я знаю, что вы должны меня арестовать и доставить в участок. Я знаю, что в этом нет ничего личного. Просто убедитесь, что на место происшествия скоро прибудут ответственные лица и что они свяжутся с Ифвином и Диего Гарсиа для подтверждения, ибо хоть я и уверена, что ваша тюрьма — одна из лучших, но не имею ни малейшего желания в ней задерживаться: мой жених уже заказал номер в «Королевском Сайгоне», и именно там я намерена отметить нашу помолвку. Да, он со мной и тоже свидетель, так что вам придется забрать нас обоих — это уж точно.

Она ссутулилась и как-то разом смутилась. «Кто это?»

«Что? Не понимаю, о чем вы говорите». Поднявшись, Хелен убрала телефон в сумочку, затем взглянула на тело, на меня — с ужасом — и спросила:

— Почему ты жив? На тебе ни единой царапины.

Я не понял, что она сказала, ибо первой мыслью было: она хотела в меня выстрелить, она участвует в заговоре против меня и пришла в замешательство, по ошибке убив своего партнера. Прежде чем я смог подумать о чем-то, что хоть немного бы прояснило суть происходящего и имело смысл, появился взвод кохинхинской национальной полиции. Люди в форме прорвались сквозь воздушную завесу, схватили со стола пистолет, надели на Хелен наручники, а меня просто заставили идти.

Кохинхинская национальная полиция пользовалась славой не самой жестокой полиции в мире. Конечно, она не такая нежная, как новозеландская, финская или ирландская, но все равно не гестапо. Эти полицейские слегка коррумпированы, однако не очень, так что можно попытаться дать взятку незнакомому полицейскому. Лучшее, что можно было сделать, — сотрудничать с ними и неизменно повторять одни и те же правдивые показания — что, мол, не имеешь понятия, что происходит и почему.

Полицейские приступили к тщательному осмотру тела, а заодно и свидетелей, то есть меня и Хелен. Пистолет, лежавший на столе, вызвал бурю эмоций — ни один из них прежде никогда не видел оружия такой модели. При обыске у Хелен нашли и другое оружие: короткоствольный крупнокалиберный пистолет в подвесной кобуре, автоматический нож в сумочке и метательный нож с ножнами, прикрепленными сзади к нижнему белью. В платье с открытой спиной, в которое она была сейчас одета, по-моему, несложно дотянуться до ножа и выхватить его из ножен; его можно было использовать для ложной атаки в соответствующей ситуации,.

Как это ей удалось спрятать от меня такой арсенал, когда она одевалась? Более того, каким образом она все эти пять лет скрывала от меня довольно долгий период своей жизни?

Теперь в разговор вступил и менеджер «Любопытной обезьяны». По крайней мере он рассуждал разумно: хотел, чтобы все это убрали из его ресторана как можно скорее, а также желал получить адреса всех участников, чтобы прислать потом счета за нанесенный ущерб.

Частично его пожелания были сразу выполнены. Подошел переодетый инспектор, о чем-то пошептался по-японски и по-французски с менеджером, по-вьетнамски с сержантом в форме и затем пролаял несколько коротких распоряжений. Полицейские потащили несопротивлявшуюся Хелен, которая, казалось, была в некотором шоке, к машине без номеров и впихнули ее внутрь. Меня оттащили к другой машине и сделали то же самое. Все офицеры высшего ранга сели в машину с Хелен, так что либо они уже выяснили, кто из нас двоих действительно опасен, либо, что более вероятно, все хотели принять участие в поимке убийцы, а не соучастника.

В моей машине никто не знал ни слова по-английски, по-немецки или по-французски, так что они хоть и казались вежливыми и добрыми, но спросить я не мог ничего: например, арестован я или нет, и скоро ли кончится этот кошмар.

Люди и роботы в Сайгоне, очевидно, испытывали здоровое уважение, если не восхищение, к движущейся полицейской машине, ибо все уступали дорогу, когда мы с грохотом неслись по улицам, завывая сиренами и мигая красными фарами. Велорикши сходили на обочину, пешеходы отступали с узких тротуаров и вжимались в стены, а несколько машин вдруг вспомнили, что у них есть срочные дела в другом конце города, и быстренько свернули, кто направо, а кто налево. Наша машина неслась по разбитому шоссе, по грязи боковых улочек, мимо небольших киосков, удивленных глаз и широко открытых ртов зевак, которые выглядывали из дверей, интересуясь, что это за шум. Все это могло быть любопытным, если бы я не сидел на заднем сиденье, обхватив себя насколько позволяли наручники, то и дело всхлипывая от страха.

В полицейском участке детектив, знавший английский, объяснил, что Хелен отвезли в женскую тюрьму, чтобы снять показания и записать большое количество информации. К счастью, сегодня была не пятница, когда все заняты, так что был шанс, что нас выпустят через несколько часов, тем более что все свидетели из «Любопытной обезьяны» подтвердили, что Хелен стреляла в целях самозащиты.

К счастью для нас обоих. Кохинхина — одно из тех мест, где терпимо относятся к понятию самозащиты. В Новой Зеландии стали бы вести оживленные дискуссии по поводу того, должны ли люди, которые собираются убить тебя, в силу самого факта быть убиты раньше, чем ты услышишь и тщательно взвесишь причины, толкнувшие их на подобный поступок. Я с облегчением понял, что здесь полицейские придерживаются более разумной точки зрения, и если бы не наручники, от радости стал бы на колени и целовал бы им руки.

Меня посадили в камеру с пьянчугами и любителями опиума, я там оказался единственным трезвым человеком. Пахло мочой, блевотиной и мылом. Конечно, мне здесь не очень нравилось: две деревянные лавки и семеро мужиков, не совсем того круга, в котором я привык вращаться, оплачивая номер в «Королевском Сайгоне».

Я был ужасно рад, что остался жив и попал в руки достаточно лояльной и терпеливой полиции: они меня допросят и, может быть, не поверят моему рассказу, но по крайней мере не станут пытать, чтобы получить нужные показания. Конечно, они могут держать меня до тех пор, пока я не превращусь в заплесневелый труп, но в ближайшем будущем на меня не собирались надевать резиновые чулки или зажимать яйца в тисках.

Почему кто-то хочет меня убить? Не могу представить, что же я такого сделал. В голову пришло только одно довольно бессмысленное объяснение: наверное, кто-то хочет убить меня по той же причине, по которой незадолго до этого Билли Биард хотела меня припугнуть.

Может, Ифвин натворил что-то, что разозлило или даже напугало сам Немецкий Рейх: во-первых, мой первый противник работал в Отделе Политических Преступлений, а во-вторых, убитый в ресторане был точно немцем. Или все это — только мои предположения?

Я не имел ни малейшего представления, с чего начать, как разобраться в этом вопросе: все происходящее выходило за рамки того, о чем мне приходилось размышлять.

Поскольку Хелен стреляла, не возникает сомнения, что допрашивать будут сначала ее. И все же после этого хладнокровного, со знанием дела звонка местной полиции она выглядела довольно ошарашенной, как будто не понимала, что происходит. Где она могла овладеть навыками, которые с успехом сегодня продемонстрировала, не говоря уж о снаряжении?

С кем или с чем я только что обручился?

Мне было о чем подумать, время было не позднее, так что не могу сказать, что я скучал без дела. Спустя некоторое время дверь распахнулась, и в камеру втолкнули еще одного узника, занявшего единственное свободное место рядом со мной. От его пижамы воняло дымом, он был пьян в стельку и постоянно напевал одну и ту же дурацкую песенку.

Я никогда не делал ничего, что могло бы привести меня сюда; не мог припомнить ни друзей, ни знакомых — пожалуй, за исключением Хелен и Ифвина, — которые имели отношение к миру, где происходили подобные вещи.

Трижды я прокручивал в уме всю свою жизнь, начиная с самых ранних воспоминаний о родителях вплоть до сегодняшнего утра, когда сидел, читая ничем не примечательную, скучную газетенку. Ни малейшего намека, что может произойти то, что произошло.

Тем временем я заметил, что мой сосед поет по-французски с сильным акцентом английскую песенку, которую мать пела мне в детстве.


Прошлой ночью напился я, мамочка,

Лилось в глотку вино, как вода.

Ты прости, ты прости меня, мамочка,

Обещаю не пить никогда.


Он вновь и вновь пел ее, со странным упорством, как будто знал, что в конце концов споет как надо, но до сих пор это ему не удалось, так что каждая попытка на секунду приближала волшебный момент, когда песня или по крайней мере это четверостишие получится как можно более совершенным. Он не торопился, но и не бездельничал, а работал сконцентрировавшись, но без страсти. Рано или поздно появится точная французская версия песни «Вчера вечером я был пьян», спетой а капелла с вьетнамским акцентом. Кому не нравится, могут не слушать. Он своего добьется, благо времени достаточно.

К тому моменту, когда наконец пришли за мной, я уже начал формулировать теорию о глубоком значении песни, которую, к счастью, так потом никогда и не закончил. Дверь распахнулась, и вежливый инспектор, который меня регистрировал, выкрикнул имя и ткнул в меня пальцем. Я встал и последовал за ним, вниз через холл в офис. За спиной захлопнулась дверь камеры.

Он указал мне на стул, предложил стакан воды; я чуть-чуть отхлебнул.

— Ну, — сказал инспектор, разглядывая свой безупречный маниюор и откидывая прямые серые волосы с веснушчатого лба, — у нас проблемы. Ваша подруга говорит, что не знает ничего о случившемся и отрицает, что хотя бы помнит о перестрелке. Может быть, вы можете пояснить, почему она делает такие глупые заявления.

— Хотелось бы, — ответил я. — Я даже не знал, что у нее с собой пистолет, не то что такой арсенал.

— Самое смешное, что она утверждает, будто тоже об этом не знала, — проговорил инспектор. От волнения он расправил на шее яркий красный галстук, наклонился ко мне, оперевшись локтями о колени, и пристально, как в кино, посмотрел мне в глаза.

— Я правда ничего не знаю.

— Что ж, допустим, я вам верю, потому что никогда не встречал двух людей, столь ошарашенных арестом, как вы и доктор Пердида. Но даже если я вам поверю… — В его тоне было что-то пугающее. — Давайте пройдемся по всем вопросам и с вами, доктор Перипат. Во-первых, знаете ли вы американскую эмигрантку, работающую в Отделе Политических Преступлений, по имени Билли Биард?

— О Господи, конечно, знаю! Как раз сегодня утром она напала на меня, избила, устроила допрос или как там это назвать, в моем собственном прыжковом катере, в бухте Сурабайо.

— А вы хотели отомстить?

— Что это за вопрос? — удивился я. — Она имеет какое-либо отношение к убитому мужчине?

Инспектор уставился на меня.

— Какому мужчине? Не могли же вы принять погибшую в «Любопытной обезьяне» за мужчину! Миниатюрная блондинка в узком черном платье? По удостоверению личности, найденному в сумочке, ее звали Билли Биард, — американская эмигрантка, двойное гражданство в Американском и Голландском Рейхах. У нас есть ее отпечатки пальцев и подтверждение их подлинности, полученное из Батавии.

— Этого не может быть. Я точно видел мужчину.

Инспектор покачал головой.

— Это можно выяснить. Вы можете спуститься со мной в морг и подтвердить, что мертвая женщина, которую мы доставили из «Любопытной обезьяны», является Билли Биард? Это очень важно.

— Конечно.

Морг появился в краткий период милосердия, когда в семидесятых годах двадцатого века монументализм Спира вскружил голову Императору, так что стали делать высокие сводчатые потолки, а в коридорах раздавалось эхо, как в фильмах «ужасов». Комната оказалась большой, ярко освещенной и с кондиционером. Инспектор и дежурный выкатили каталку из большой, в полный рост, холодильной камеры и откинули простыню: да, это была Билли Биард или по крайней мере очень похожая на нее женщина, потому что лицо было сильно изуродовано сквозной раной около рта, о чем я и сообщил инспектору.

Раны были в тех же местах, что и у неизвестного немца, о котором я рассказывал.

— Это тело мы привезли из «Любопытной обезьяны».

Мы еще не нашли пули, так что не можем пока провести экспертизу, но по характеру ран можно утверждать, что они нанесены выстрелами из крупнокалиберного пистолета с расстояния в несколько метров. Именно такой пистолет с отпечатками пальцев правой руки Хелен Пердида был найден на вашем столе. Мы сейчас делаем ее парафиновые отпечатки, но я уверен, что отпечатки совпадут, и мы получим подтверждение, что стреляла именно она.

— Это она — я слышал все четыре выстрела и видел последний. — Возможно, я был слишком наивен, но единственно верным было говорить чистую правду до тех пор, пока кто-нибудь не объяснит мне суть происходящего. Я уставился на истерзанное тело.

— Но человек, который вошел и стал стрелять в меня, был мужчина, полный, в красных шортах и грязно-белой гавайской рубашке, вот такого роста…

В комнате потемнело, стало тяжело дышать, я внезапно увидел огни на потолке, почувствовал удар по затылку и понял, что должно быть, я упал и стукнулся головой об пол.

Очнувшись, я сперва решил, что нахожусь дома в кровати и что ничего не произошло. Однако кровать была слишком узкой и неудобной, чтобы быть моей, а когда я сел, то обнаружил на себе ту же одежду, в которой был вечером. Зажегся свет, и я понял, что лежу на раскладушке в маленькой комнатке, где еще стояли стол и два стула. В дверном проеме показался инспектор: именно он и включил свет. Я подумал: «Вот и помечтал».

Инспектор сказал:

— У нас тут точно проблема. Вам лучше? Какова бы ни была правда, я уверен, что вы испытали несколько неприятных потрясений. — С этими словами он протянул мне стакан воды и добавил:

— Если это поможет, то можно дать вам стимулятор или транквилизатор.

— Не думаю, что хотел бы принимать лекарство, — ответил я. — Не желаю, чтобы мои мозги отключались из-за чего бы то ни было, кроме старой доброй реальности, какой бы она ни была.

— Думаю, что понял вас. Вы достаточно хорошо себя чувствуете, чтобы я мог дальше задавать вам вопросы?

— Да… Нет… Не знаю. Наверное, стоит попробовать, и тогда станет ясно.

— Он кивнул, придвинул стул поближе к моей койке и сел как раньше, оперевшись локтями в колени.

— Сидите как сейчас, и если вы опять отключитесь, нам не придется перетаскивать вас. Так вот, мы опросили вас обоих, каждого в отдельности, и на данный момент я могу лишь сказать, что если это алиби, то лучшее, которое мне приходилось встречать, а если нет, то я не знаю, что происходит. Теперь расскажите мне, что произошло в тот день.

Я рассказал, начиная с пробуждения утром и не пропустив ни секунды: Ифвин не просил меня держать язык за зубами, и к тому же я не мог отделаться от мысли, что моя новая работа имеет ко всему этому непосредственное отношение. Более того, я не очень-то симпатизировал Ифвину и ничем не был ему обязан.

Когда я закончил рассказ, инспектор вздохнул и сказал:

— — Что ж, ваша история совпадает с тем, что нам сообщила доктор Пердида. Мы выявили довольно много аномалий, подтверждающих ваши слова. Я не имею права рассказать вам о них подробнее, ибо наши обвинители хотели бы попридержать эти данные на крайний случай.

Это означает, что я вынужден, с большой неохотой, сделать вывод, что вы, возможно, говорите правду, какой вы ее себе представляете. Но сейчас мы должны учитывать ту версию, которую вы знаете и в которую верите. — Он вздохнул. — Быть мишенью — не уголовное преступление, хотя обычно это очень подозрительно. И Кохинхина признает право на убийство в целях самообороны.

Более того, в сумочке Хелен Пердида было найдено разрешение на все виды оружия, оказавшиеся у нее при себе, причем подписанное секретной службой Его Католического Величества. Все это довольно странно, ведь у нее были такие же разрешения еще от полудюжины других стран. Не знаю, чем она зарабатывает на жизнь, но уж точно не одним преподаванием истории. Она не может всерьез предполагать, что мы поверим в такую чепуху. И все же, натолкнувшись на разрешения, она хоть и подтвердила подлинность своей подписи и фотографии, но категорически отрицала не только сам факт подачи заявления на получение подобного разрешения, но и получение как таковое, и пыталась убедить нас, что даже не знала о наличии подобных документов в своей сумочке. Поскольку спецслужбы сообщили нам некоторые убедительные факты, мы можем считать все это информацией для разведслужб, с которыми мы не хотим связываться. Кроме того, вопреки нашим ожиданиям, ни одна разведслужба, наша или какая-либо другая, с нами до сих пор не связалась. Мы в довольно плохих отношениях с Голландским Рейхом, а Билли Биард подозревалась в совершении трех политических убийств, которые мы расследуем, так что сама по себе ее смерть не очень-то нас огорчает. Однако нам бы хотелось получить официальное подтверждение, что данное дело не имеет к нам никакого отношения.

— Во все это сложно поверить, — ответил я.

— Я мог бы вас отпустить, но мне кажется, вы предпочтете подождать, пока мы сможем отпустить и Хелен Пердида. Возможно, это займет немного времени, может быть, мы продержим ее довольно долго, а может быть, не выпустим вовсе. Здесь задействованы очень тонкие материи, но ситуация может и улучшиться. Надеюсь, вы меня понимаете.

— Даже если бы и не понимал, не думаю, что это имеет большое значение, — ответил я.

— Хорошо, что вы такой понятливый — с вами проще общаться.

Меня отвели обратно в камеру, и пришлось выслушать еще с дюжину интерпретаций «Прошлой ночью напился я, мамочка».

Особого улучшения не наблюдалось, однако исполнителю было не занимать старания и терпения.

Около половины одиннадцатого вечера пришел полицейский в форме и бросил:

— Ты. Пошли. Тебя освободили.

— А женщина, вместе с которой меня арестовали…

— Доктор Пердида уже ждет тебя вместе с людьми из Контека.

Он отпер дверь, и я пошел вслед за ним. Мы направились прямиком к столу, где меня ждала Хелен. Она все еще была в вечернем платье; длинные каштановые волосы казались растрепанными и висели сосульками — возможно, ее прическу подвергли тщательному осмотру.

Лицо было бледным от волнения, и макияж больше походил на неудачную раскраску по белой коже. Никаких следов побоев. Неподалеку стояли несколько мужчин, абсолютно мне незнакомых, почти все в костюмах; каждый был помят, побит и изукрашен синяками. Самый крупный и старший из них обратился ко мне со словами:

— Сэр, нам следует извиниться. Мы прибыли, как только смогли.

— Вы из Контека?

— Мы ваши телохранители. Мы только что вырвались с чердака, где нас держали. Двое уже в больнице.

Мы себя чувствуем, как сборище клоунов, сэр. Пока мы сидели связанные на чердаке, вы о себе отлично позаботились — или по крайней мере доктор Пердида позаботилась о вас двоих. Этого не должно было случиться, ведь мы были обязаны остановить Билли Биард. Слава богу, вы целы, и мы поспели, как только смогли.

— Нас освободили по просьбе мистера Ифвина?

— Джефри Ифвин и Контек здесь не имеют большого веса, — сказал стоявший позади меня инспектор. — По крайней мере насколько я знаю. Вас освободили по прямому приказу Его Католического Величества. И, насколько я понимаю, у Его Величества за вас просил Посол Свободной Республики Диего Гарсиа, потому что у доктора Пердида двойное гражданство.

Я уставился на него в недоумении. Никогда не слышал о Свободной Республике Диего Гарсиа. Хелен не могла вымолвить ни слова; такой я ее еще не видел. Даже после стрельбы она выглядела спокойней.

Однако выйти из тюрьмы после того, как тебя обвиняли в убийстве, — это уже немало, и нельзя махнуть на все рукой только из-за того, что не понимаешь, в чем дело. Вместе с людьми Ифвина мы быстро скрылись во мраке.

Толстый парень представился:

— Меня зовут Макмор. Простите еще раз, сэр.

— Да ничего, — успокоил я его, — ведь никто из нас не может понять, что происходит. Хелен, что ты собираешься делать?

— Поговорить с глазу на глаз и лечь спать. — Она казалась очень подавленной — и ничего удивительного. — По-моему, можно вернуться в отель.

— На этот раз мы сделаем все возможное, чтобы охранять вас как следует, сэр, — пообещал Макмор. — Здесь недалеко, всего несколько кварталов. Хотите, мы окружим вас плотным кольцом и проводим до гостиницы? Я буду предельно внимателен.

— Согласен, — ответил я.

У меня возникло ощущение, будто мы — отряд пехоты, забравшийся на вражескую территорию: люди Ифвина окружили нас со всех сторон, и мне казалось, что каждый держит палец на спусковом крючке.

Все обошлось. Последние два квартала до «Королевского Сайгона» мы шли мимо ярко освещенных, шумных ночных клубов. Повсюду сияла, переливалась реклама. Однако Хелен то и дело спотыкалась и не обращала никакого внимания на шум, гам и море света. Возможно, тюрьма подействовала на нее сильнее, чем на меня, ведь в убийстве обвиняли именно ее.

Опять и опять я прокручивал это в голове. Как могла Хелен так много о себе скрывать? Она наверняка какой-нибудь шпион или агент разведки страны, о существовании которой я и не подозревал. Все же не думаю, что за последние пять лет в ее жизни было хотя бы три дня, о которых я бы ничего не знал. Поэтому в толк не возьму, как она ухитрилась спрятать столько оружия в одежде, когда мы одевались вместе в одной комнате, а на ней к тому же было обтягивающее платье без рукавов и с открытой спиной.

Несмотря на освещение, на улице было темно: в густом влажном воздухе казалось, что мы почти не двигаемся. Сегодня утром я проснулся, собираясь пойти на собеседование к Ифвину в надежде получить работу и провести выходные с Хелен в Сайгоне. Большая часть плана удалась, но в процессе появилось слишком много Дополнений и изменений, смысл которых оставался для меня загадкой. Как будто ужасно тупой режиссер боевиков решил спародировать мою жизнь. Мы с Хелен уныло тащились по улице, окруженные вооруженными до зубов телохранителями, жутко злыми, что неприятель, кто бы он ни был, обманул и победил их в бою.

Когда мы подошли к отелю, у меня уже заплетались ноги, и я засыпал на ходу — адреналин в организме иссяк, зато пришло понимание всей серьезности происходящего. Макмор сказал, что позаботится, чтобы около нашего номера дежурил охранник; двое из его людей первыми вошли в комнату и тщательно все осмотрели на предмет жучков, оружия или затаившихся врагов. Насколько мы успели заметить, все вещи лежали на своих местах.

— Желаю хорошенько выспаться, сэр, — сказал Макмор. — И еще раз…

— Вы очень сожалеете, я понял, — перебил я. — И еще раз хочу сказать вам, что мне даже в голову не приходило, что вы могли действовать по-другому. Никто не мог предугадать возможный объем затруднений. Я наверняка буду спать крепче, зная, что вы охраняете нас, так что если Ифвин будет вами недоволен, я непременно замолвлю за вас словечко.

— Премного благодарен, сэр.

— Я тоже рада, что вы здесь, — добавила Хелен, и это были первые слова которые она произнесла с тех пор, как мы покинули полицейский участок.

Макмор кивнул и вышел, а мы с Хелен не торопясь разделись, выключили свет и легли в постель.

Выдержав довольно продолжительную паузу, я сказал:

— Во-первых, есть небольшой вопрос, который мне хотелось бы прояснить. Где и когда ты научилась пользоваться всем этим оружием и как смогла проскользнуть на ужин с таким арсеналом? Я даже не видел, как ты все это нацепила, — должно быть, ты очень торопилась.

Она тяжело вздохнула — так горько, что на мгновение мне показалось, будто она больна — и стукнула кулаком по кровати.

— Не имею ни малейшего представления. Я не умею стрелять, Лайл, правда, я никогда этому не училась, я даже не могу вспомнить, держала ли когда-нибудь в руках пистолет. Я только помню, что мы с тобой после помолвки пошли ужинать, а потом почти ничего не помню, кроме того, что подавали какое-то итальянское блюдо из телятины. По-моему, на нас напали, однако самое странное, что мне казалось, будто стреляли в меня, я залезла под стол, а ты встал. Потом были ружейные выстрелы, и ты упал навзничь, весь залитый кровью. Я заметила, что моя сумочка свалилась со стола, выхватила оттуда телефон и вызвала неотложку. Я была не под столом, а стояла и разговаривала по телефону с полицией, пистолет лежал передо мной на столе, вокруг — клубы дыма и мертвый толстый немец, турист, даже отдаленно не напоминающий высокую блондинку, напавшую на нас. Не понимая, что отвечают мне по телефону полицейские, я все же знала, что они скоро приедут, так что я положила трубку, оглянулась и увидела, что с тобой все в порядке, немец мертв. Я вроде бы как попала в какую-то другую жизнь: платье на мне — чужое, я видела его в витрине магазина и решила, что мне такое не по карману, а под одеждой — целая куча тяжелых предметов. Ты представить себе не можешь, как странно я себя ощущала, когда меня обыскали и обнаружили это оружие.

— Ты что, хочешь, чтобы я поверил, будто бы ты видела, как к нам подошла женщина и выстрелила в тебя?

Лично я видел, что мужчина, который, по твоим словам, лежал мертвый на полу, стрелял именно в меня.

— Но я действительно так помню.

— Что ж, женщина, тело которой мне показали, была Билли Биард. По описанию подходит: невысокая блондинка, мускулистая, в отличной форме, лет шестидесяти. Люди с легкостью могли принять ее за трансвестита.

Так выглядела женщина, которую ты видела?

— Да, так. Или по крайней мере похоже.

Мы молча лежали в тишине, не касаясь друг друга. Я сложил руки на груди, Хелен вцепилась в простыню. Как и в любом хорошем отеле, в номере была полная темнота, царила мертвая тишина, и я мог только догадываться, где Хелен, по теплу, исходящему от ее тела, и прерывистому дыханию. Спустя некоторое время я вспомнил, что хотел еще кое-что сказать.

— Самое странное — то, что я тебе верю.

Хелен вздохнула.

— А я помню, как ты лежал там мертвый, а теперь ты здесь, рядом, живой и невредимый.

— Наши воспоминания отличаются, — сказал я. — И мы расходимся еще в некоторых вопросах.

Я был готов закричать, но Хелен было еще хуже и страшнее. Лично я не собирался показывать ей свою слабость, поскольку мог держать себя в руках.

— Не кажется ли тебе странным, что кохинхинская полиция очень быстро разобралась с нашим делом? Они вдруг сразу потеряли к нам интерес и выставили за дверь.

А что, если Ифвин втравил нас в какую-нибудь историю, и нет на самом деле никакой Свободной Республики Диего Гарсиа, и…

Хелен застонала от отчаяния — я еще никогда не слышал, чтобы она стонала так душераздирающе — и разрыдалась.

— Хватит, — пробормотала она, давясь слезами. — Больше такого не будет.

Возможно, я не лучший в мире любовник. Если заставят, то буду вынужден признаться, что представляю собой классический тип ученого, который не знает, как поступить в критической эмоциональной ситуации. Но в этой ситуации я разобрался. Я перекатился на другую сторону кровати, вынырнул из темноты, обнял Хелен и так и держал, пока ее тело содрогалось от рыданий.

Прошло довольно много времени, прежде чем она прошептала:

— Хочу сказать тебе кое-что, о чем до сих пор никому не рассказывала, вообще никому, никогда. Не знаю точно, что это значит и значит ли вообще что-нибудь. Не знаю, что это может значить. Может, у меня просто не в порядке с головой, но.., ох, Лайл, это так трудно доверить кому-то, даже тебе.

Я притянул ее к себе.

— Если хочешь, расскажи мне об этом. Сама решай. Я все равно буду тебя любить.

Наверное, я произнес нужные слова. Хелен схватила мою руку, крепко сжала ее и прошептала:

— Хорошо. Ни о чем не спрашивай, пока я не закончу, иначе у меня никогда больше не хватит мужества, чтобы рассказать тебе все. Только сейчас. Я выросла среди первого поколения, родившегося в Диего Гарсиа, где тихоокеанская флотилия, принадлежащая американскому флоту, спасалась бегством. После победы на выборах пуританской партии в 1996 году там была основана Свободная Республика. Когда я росла, Рейхов не было. Я, конечно, слышала об их существовании, но Соединенные Штаты, Россия и Британия выиграли войну, Гитлер умер в сороковых, Германия была поделена между победителями и так далее. В 1983 разразилась атомная война между Соединенными Штатами и всеми коммунистическими странами — Британией, Францией, Германией, Россией и Японией, — а после войны, когда мы были вынуждены отдать северные штаты и Новую Англию Канаде, а Флориду — Кубе, Пуританская партия стала очень могущественной, вновь победила на выборах и приняла закон, по которому единственной легальной религией становилось пуританство. В последующие годы два миллиона человек, бежавшие из страны, собрались там, где обосновался флот, в портовых мастерских в Диего Гарсиа, и основали там небольшое государство, вроде Макао или Сингапура, которое вскоре разбогатело. Там я ходила в школу. Правда, не придумываю.

Уже в старшем классе я поехала вместе с одноклассниками на экскурсию в Новую Зеландию. Мы должны были посетить Общество Американских Эмигрантов. В последний день я позвонила маме, чтобы предупредить ее об изменении расписания, и вдруг она спрашивает меня, кто я такая и почему ей звоню. Я так расстроилась, что бросила трубку и набрала номер заново, а оператор сказала, что такого кода страны и такого места не существует. Я огляделась, а весь мой класс уже куда-то ушел, остались только я и телефон.., паспорта Свободной Республики тоже не было, зато оказался паспорт американского эмигранта.., я так испугалась. Побежала в Католический приют для бездомных и жила там несколько дней, боясь разговаривать с кем бы то ни было, опасаясь, что меня запрут, накормят наркотиками или посадят на электрический стул. Я слушала новости, читала какие-то газеты и ничего из прочитанного не понимала, хотя большинство слов были знакомы. Получалось, будто немцы выиграли Вторую мировую войну, России больше не существовало, а Пуританской партии и Свободной Республики и вовсе никогда не было. Я безумно боялась.

— И что же ты сделала?

— Пошла в библиотеку и прочитала краткий курс истории, чтобы понять, как найти свое место в этом мире.

Потом я начала читать книги по другим предметам, поскольку поняла, что уже не проснусь и не вернусь домой. С математикой и естественными науками не было проблем, они не слишком изменились, но литературу было просто не узнать.

Монахини в приюте были со мной приветливы, они думали, что у меня амнезия или что-то вроде того, заботились обо мне и старались вернуть память. На самом деле проблема была именно с памятью, понимаешь? Как только я осознала, что, попав в этот мир, могу обманывать, то возвестила о восстановлении памяти, наняла лодку, идущую до небольшого городка, где, по моим предположениям, никто не стал бы проверять меня, сказала всем, что бросила школу, но хочу сдать возрастной экзамен.

Мне разрешили, и я неплохо сдала, поступила на работу, отдала четыре года Ее Величеству, служа клерком, заметь себе, и никто никогда даже не видел меня с оружием в руках, а потом подвернулось место преподавателя. Лучше всего я знала историю — ведь очень многое приходилось учить, чтобы не забрали в психушку, и в конце концов поняла, что она мне по душе, что я привыкла к ней. Так я стала преподавателем истории. Я все еще ужасно скучаю по маме, и все эти годы я заставляла себя поверить в мир, в котором живу. Я люблю тебя, Лайл, но мне хотелось бы однажды проснуться восемнадцатилетней и понять, что все это — не более чем страшный сон.

— Ну еще бы, — сказал я и чмокнул ее в щеку.

— Ты мне веришь?

— Я верю, что ты рассказала мне правду, как ты ее знаешь. И думаю, что все это, возможно, так и происходило на самом деле. Но я не понимаю, как и почему. Ты проверила свою сумочку? У тебя есть паспорт Свободной Республики Диего Гарсиа?

Она зажгла свет и уставилась на меня широко раскрытыми глазами:

— Лайл, я боюсь смотреть. А если он там? А если… если Свободная Республика вновь существует? Я могла бы.., маме было бы сейчас только пятьдесят восемь, она наверняка была бы жива, она, должно быть, так волновалась все это время — а если у меня его нет?

Я поцеловал ее в лоб.

— Хочешь, я сам посмотрю?

— Правда? Пожалуйста, Лайл.

Я взял сумочку и заглянул внутрь: вместо обычных двух паспортов (американского эмигранта и Королевства Новой Зеландии) там оказались все четыре. Я вытащил их. Два — американский и новозеландский, один — Свободной Республики.

— Один из Диего. — Я протянул паспорт Хелен.

— Когда я была подростком, мы называли его Свободный Диджи, — пробормотала она с отсутствующим видом, сидя на кровати и листая паспорт. — Но тогда флаг был не такой, как тут, и столица находилась на борту пришвартованного к берегу авианосца, а не в каком-то Новом Вашингтоне.

— Могли все это построить с тех пор, как ты исчезла?

— Не знаю где, ведь места у нас мало.

Она перелистала до последней страницы, где ставились визы.

— Ой, посмотри Я побывала в Свободной Республике Гавайи, Корее — и, похоже, она не является частью Японии, раз десять — в индонезийском Советском Социалистическом Содружестве. Не знаю, где такое. А что за четвертый паспорт?

Я посмотрел и вздохнул.

— Этот единственный, выданный не на имя Хелен Пердида, — он пустой, новозеландский. С кодом 015.

— Что за?

— Ты, наверное, действительно служила — только клерком во флоте, дорогая. — С этими словами я еще раз вздохнул и сел на пол. Я был офицером и знал, что каждый, имеющий в паспорте код 015, мог получить все, что угодно, срочно. Этот код в правом верхнем углу означал, что его обладатель — секретный агент высокого уровня, шпион или наемный убийца. — По крайней мере теперь мы знаем, где ты научилась стрелять.

— Что все это значит? — спросила Хелен.

— Это значит, что сегодня вечером мы уже не сможем все выяснить и что я верю всему, что ты рассказала, каждому твоему слову, любимая. А теперь давай залезем под одеяло, выключим свет и прижмемся друг к другу: утро вечера мудренее. Я очень люблю тебя, и мне жаль, что ты так внезапно потеряла связь с матерью на многие годы.

Не уверен, что сказал нужные слова, но Хелен вдруг разрыдалась и проплакала добрых полчаса, прежде чем смогла заснуть. Удостоверившись, что она крепко спит, я соскользнул с кровати на пол и дал волю слезам.

На следующее утро мы проснулись и сразу же заказали завтрак в номер: поднос с кофе и отдельно чашку для человека Макмора, охранявшего нас за дверью. Насколько я понял, это оказалось разумной инвестицией, и еще я заметил, что никто в отеле не удивился при виде охранника. Наверное, в «Королевском Сайгоне» везде охрана. После завтрака мы оделись и стали думать, чем бы заняться. Нас никогда еще не сопровождал телохранитель, посему нам было невдомек, как лучше: попросить его охранять нас и на улице, или мы можем гулять свободно, как обыкновенные туристы. Не следует ли сначала проконсультироваться у него? Для нас обоих это было в новинку.

Мы как раз решили пригласить начальника охраны к себе в номер для консультации, когда зазвонил телефон.

Я снял трубку.

— Мистер Лайл Перипат, боюсь, у меня плохие новости по поводу вашего дома. — Голос принадлежал компании, которая следила за моим домом и управляла его мозгом, и одно это уже было плохо — ибо звонок от компании означает, что сам дом уже не в состоянии позвонить и теперь я должен как минимум пару месяцев оплачивать счета за повреждение мозга. Обычно, если выходит из строя мозг, то дом наверняка поврежден.

— Все так серьезно?

Голос робота был неумолим: эмоциональное участие не предусматривалось программой.

— Мистер Перипат, у вас больше нет дома, сэр. У меня есть запись последних трех минут до того, как сигнал поступил в полицейский участок. Чаще всего это означает внезапную гибель мозга. Само здание полностью уничтожено, сэр.

Я вздохнул. Ну что ж, для того и существует страховка, однако с ней такая морока, что, возможно, я стану еще беднее, чем был, но другого варианта не было. Я никогда особо не привязывался к вещам, и для меня дом — просто место, где можно жить. Теперь придется обзаводиться новым.

— Хотите еще что-нибудь узнать, сэр?

— Нет, не думаю.

— Приятного дня, сэр.

Повесив трубку, я тяжело опустился на кровать.

— Погиб мой дом. И мозг, и здание, — объяснил я Хелен. — Наверное, по дороге домой можно будет позвонить и получить полицейский отчет о происшедшем.

Придется укоротить наше путешествие.

— Они не сказали, что случилось? Кто-то забрался внутрь или подростки решили подурачиться?

Обычная проблема. Некоторые дети навострились сначала убивать мозг дома, потом устраивали там вечеринку и — повеселившись вволю — все поджигали, как раз перед приходом полиции.

— Нет, не сказали. Думаю, что мог бы спросить о предполагаемой причине возгорания. Это не подростки, ведь есть запись последних трех минут, а для них главное — растянуть время между смертью мозга Из уничтожением самого дома. Можно сейчас перезвонить и поинтересоваться. К сожалению, наиболее вероятно, что то, что мы узнаем, будет абсолютно бессмысленно, — как и все происшедшее за последние двадцать четыре часа.

— Судя по всему, действительно придется вернуться.

Там было что-нибудь ценное для тебя?

— Несколько моих детских фотографий. Семейные реликвии, семейные фото и прочая дребедень; все по-настоящему ценное лежит в стальной камере в моем банке. Рабочие материалы находятся в моем кабинете в колледже. В доме я в основном ел и спал. В любом случае он полностью застрахован. Все это не страшно, просто не очень-то хочется заниматься канителью, а придется.

И уж точно я не горю желанием возиться с оформлением страховки и покупкой нового жилья, когда нужно все силы отдавать работе, тем более что каждую неделю придется ездить, и довольно далеко. Естественно, я обеспокоен тем, что все это может иметь отношение к случившемуся вчера. Все это очень тревожит меня, однако я не настолько уж огорчен. Вот если бы что-то случилось с прыжковым катером, тогда бы я действительно огорчился.

Макмор стоял на страже — не знаю, спал ли он, или сменил кого-то утром. Стоило нам заикнуться о возникшей проблеме, он все понял, схватил нас, засунул в огромный бронированный лимузин с поразительно темными толстыми стеклами и отвез к лодке, укрытой в Холоне, а потом проводил до прыжкового катера, не постеснявшись предварительно обыскать его на предмет людей и опасных устройств, подождал, пока я сниму показания приборов и удостоверюсь, что в наше отсутствие никто больше им не пользовался. Все было на высшем уровне. Мы пожали руку Макмору, попрощались с ним, сняли защиту с катера и отдали приказ доставить нас домой. Мне не очень-то хотелось лететь.

Все последующее вспоминается как двухчасовой сон.

Находясь в самой высокой точке траектории, мы позвонили в полицию и узнали, что официальной версии до сих пор нет, спустились в районе Оклендской бухты, взяли кеб и вскоре смотрели на то место, где раньше стоял мой дом, а теперь была глубокая воронка.

Глубина кратера достигала восьми или девяти футов; воронка была идеально круглой формы, так что дом в нее не вписался и углы фундамента торчали по краям;

Песчаная почва местами сплавилась, как будто от высокой температуры, окна соседних домов были забиты; на крышах виднелись обуглившиеся участки в тех местах, где искры или сильные вспышки прожгли кровлю, а алюминиевая обшивка ближайших домов деформировалась от жара, и белая краска покрылась коричневыми пятнами.

Мой дом исчез от мгновенного чудовищного скачка температуры, но взрыва не было — все разрушения возникли в результате теплового излучения и от воздействия воздушной волны. В полицейском отчете сказано, что раздался удар — раскат грома, словно горящий дом мгновенного исчез и воздух с хлопком заполнил его место.

Вся трава и деревья были выжжены и мертвы.

Мы с Хелен несколько минут безмолвно смотрели на почерневшую лужайку; наш багаж был свален в кучу, а кеб уже давно уехал. Никто не вышел поздороваться с нами: возможно, потому, что ни у кого окна не выходили на эту сторону, и они не могли увидеть нас, но скорее всего никто не хотел слишком тесно соприкасаться с несчастьем. Спустя довольно долгое время Хелен сказала:

— Как ты думаешь, есть на свете что-нибудь, что могло бы оставить такие следы?

— Лично я о таком не слышал. Может, на физике и говорили что-то, но я не помню.

— Это на тебя охотились?

— В принципе не исключено, но неужели ты думаешь, что человек, имеющий возможность продемонстрировать совершенно неизвестное физическое явление такой огромной мощности, предварительно не позвонил бы в дверь или по телефону, чтобы проверить, дома ли я? — Я покачал головой. — Пару дней назад это имело бы смысл.

— Пройдет еще как минимум пара дней, прежде чем все вновь обретет смысл, — раздался голос у нас за спиной. Обернувшись, мы увидели Джефри Ифвина в шикарном старом настоящем «ролле-ройсе», с настоящим шофером, не роботом, за рулем. Впереди и позади него припарковались небольшие бронированные машины.

— Не думаю, что прямо сейчас могу дать вам объяснение, которое бы имело для вас хоть какой-то смысл, по крайней мере это объяснение было бы для вас бесполезно.

Частично проблема заключается в том, что я сам еще не все понимаю. Но если вы пройдете со мной, я смогу обеспечить вам полную безопасность — настолько же, как и себе, — а потом мы начнем отражать удары и заставим мир быть более осмысленным.

Он подбежал мелкими жеманными шажками к тому месту, где когда-то стоял мой дом; казалось, его взгляд все схватывает и останавливается там, где местами песок от сильного жара спекся в маленькие оплавленные гнезда — теперь полуденное солнце отсвечивало в них мягким коричневатым блеском. Он оглянулся на нас с умиротворенным и почти ласковым выражением.

— Если хотите вернуться к прежней жизни, могу просто выписать чек на сумму, достаточную для покупки нового дома, дам вам какое-то время обжиться и — может быть, но не обязательно, — сделаю так, что вас оставят в покое. Но, боюсь, если вы хотите продолжать в том же духе, вариантов не так уж много — вы будете в опасности, так же как и сейчас.

— Можете вы хотя бы сказать, какова расстановка сил?

Ифвин пожал плечами:

— Рейхи и их правительства по большей части против нас. Это хорошо?

— Для меня — да, — ответила Хелен неожиданно горячо, и вдруг я заметил, что и сам энергично киваю.

— Ну что ж, хорошо, — сказал Ифвин. — Тогда боюсь, что вам придется пойти со мной. В данный момент наш противник действует, причем намного быстрее, чем я ожидал. Прошу прощения, что недооценил его, в результате вам пришлось несладко; по той же причине я вынужден ввести вас в курс дела раньше, чем хотел бы. Я также боюсь, что вы не будете рады, узнав, сколько вам придется испытать, ибо в этом моя вина. Очень надеюсь, что, когда все выяснится, вы сможете меня простить.

Мы побросали сумки в машину. Когда Хелен стреляла, то выглядела намного сильнее и крепче, а теперь ей пришлось напрячься, чтобы справиться с чемоданом. Ифвин отвез нас обратно в бухту, где его люди уже заправили мой катер и закончили техосмотр. С наступлением темноты мы были далеко на севере — в одном из гостевых номеров Большого Сапфира, окруженного морем севернее Сурабайо, — и распаковывали вещи, стараясь угадать, что еще подбросит нам судьба.

Покончили с вещами быстро — у меня с собой было только то, что я взял на выходные, а срочно заказанная одежда будет доставлена только в понедельник, когда я буду на работе. Хелен задержалась, чтобы захватить кое-что из одежды из дома, но и ей требовалось меньше двадцати минут, чтобы распаковать или упаковать чемоданы, — как и все женщины-ученые, она не очень-то зацикливалась на шмотках. Когда мы закончили, было еще только семь вечера: теоретически мы бы могли сейчас ужинать в Сайгоне. Заняться было абсолютно нечем.

В конце концов мы решили надеть наушники и посмотреть, сможем ли найти кого-нибудь из друзей по чатам. Я не сомневался, что сегодня вечером все будет в полном порядке: все были на месте, я опять принял обличье Богарта, а Хелен — Ингрид Бергман. Перво-наперво я избавился от дурацкой сигареты, которая мешала дышать и отбивала вкус пищи. Во-вторых, я припер к стене Пола Хенреда, схватил его за грудки и посоветовал проваливать отсюда и держаться подальше от моей девчонки, если он хочет вернуться домой в добром здравии.

Потом я попросил Сэма поставить что-нибудь классическое вместо слащаво бренчащего пианино, и он выбрал для меня Дебюсси, окутанного мечтой и романтикой. Я, можно сказать, спас положение.

Подойдя к столу, я услышал, что все о чем-то враз заговорили.

— Кто-нибудь может объяснить, о чем речь? — поинтересовался я, придвинув себе стул.

Хелен действительно шла роль Бергман; она повернулась ко мне со спокойным любопытством, подождала секунду и сказала:

— Тогда ты будешь разочарован. По крайней мере все присутствующие согласны, чтобы Терри начинала. А вот хорошая новость — если мы сможем разобраться, то, возможно, поймем, почему нас освободили из тюрьмы.

Терри была очень сдержанна — для нее, — а она сегодня изображала Ивонн, о которой Клод Рейнс как-то сказал: «Она сама может образовать второй фронт».

Терри неловко откинулась на спинку стула (все поняли, что в теле Ивонн подросток) и сказала:

— Вы, может быть, знаете, что я ходила в специальную школу для американских эмигрантов, и, поскольку мой отец — человек богатый, я не очень-то много оттуда вынесла. На самом деле я посещала только школьные мероприятия и ходила в гости к родительским друзьям. Большую часть времени я скучала. И к тому же, как ни прискорбно говорить об этом, но я несколько шебутная. А потом мне пришло в голову, что Эрик — мой школьный приятель, который в меня влюблен, но я, слава богу, нет, но он очень милый и все для меня сделает — так вот, Эрик дал мне одну классную программу, которая может проследить настоящий адрес любого пользователя сети, сидящего в чате, так что я узнала, с кем общаюсь в сети, и занималась этим несколько месяцев. Вот, хм, здорово, я просто подумала, кто-то отдыхает на Дальнем Востоке, ну, мне хотелось узнать, чем люди занимаются. Знаю, что вы сказали мне, где остановитесь, но сигнал прервался как раз в этот момент, или же я отсоединилась, или еще чего. Вот почему я следила за вами, думая, что вы будете заниматься чем-нибудь романтическим. Надеюсь, вы не против, чтобы за вами шпионили.

Первой мыслью было: «А почему бы и нет? Ведь другие шпионят», но я благоразумно промолчал — девочка могла смутиться — и проговорил:

— Принимая во внимание результат, мы должны быть тебе благодарны, — Ну, это было очень странно, потому что географические координаты подходили для…

Тишина.

— Сигнал прервался, — сказал я. — Что для?

— У меня тоже прервался, — проговорила она. — Ваши координаты…

Опять тишина.

— Ты…

— У нас у всех было то же самое, — сказал Полковник, — и это довольно странно. Постарайся произнести медленно, Терри: может быть, кто-то наводил цензуру в сети, хотя подобное предположение мало вероятно. Уверен, что если бы они могли…

В третий раз тишина.

— Не могу даже произнести их имя, — удивился Полковник, — сразу включается программа цензуры.

— Точно, — подтвердил я. — Мы все знаем, что вы имели в виду немцев.

Как только я произнес «немцев», наступила тишина; все выглядели крайне озадаченными.

— Да-а, — удивленно крякнула Хелен. — Мы только что узнали, что какие-то простые слова не разрешено произносить. Я-то всегда думала, что помехи в сети вызваны неполадками соединения с сервером, но мы сейчас в Большом Сапфире, и здесь не может быть таких проблем, как в Новой Зеландии.

Все согласились, и Терри сказала:

— Ладно, давайте я попробую.

— Как раз посередине.

— Из… — Она облизнула губы и медленно сказала:

— Города.

— Хо.

— Ши.

— Мина.

Я четко услышал все слоги и все же не имел ни малейшего понятия, о чем она говорит.

— Странно. На самом деле мы были в Сайгоне.

— Помехи, — закричали все в один голос.

— Сай-гон. — На этот раз получилось, но теперь все выглядели несколько ошарашенными.

— Слышно было хорошо, и я все записала, — похвасталась Келли, глядя на блокнот перед собой, — но не могу прочесть. Похоже на С… А… И… Г… О.., Н.

— Правильно, Сайгон. — Я пытался помочь ей. Опять тишина в сети: неполадки в системе.

— Если так будет и дальше, рассказ затянется до утра, — пошутил Роджер.

Терри возбужденно кивнула.

— Короче, я выяснила, что вы были не в отеле, а в тюрьме, а когда попыталась добраться до полицейского информационного стенда, то мне сообщили, что вас задержали по подозрению в убийстве. Звучало странно, так что я позвонила Роджеру и Келли. Наверное, Роджер что-то предпринял…

— Просто сделал несколько звонков по сети, — ответил Роджер. — Моя старая помощница, Эсме Сандерсон, когда я еще командовал… — ТИШИНА

— ..перед чертовым… — ТИШИНА

— ..заставил нас распустить и… — ТИШИНА

— История будет долгой, — сказала Хелен. — Но в любом случае Эсме Сандерсон была вашей помощницей, хотя вы не можете сказать, где, когда и в каком подразделении, так?

— Так, а теперь она служит копом в Мехико.

Мы уже приготовились к очередной помехе, потому что он собрался назвать конкретное место, но это, наверное, не было запрещенным. Кто может объяснить выбор и принципы, которыми руководствуется цензор? Сайке вздохнул с облегчением — он потрясающе выглядел в образе Сиднея Гринстрита — и сказал:

— Фу, я думал, что это тоже вырежут, но все обошлось.

В общем, она сказала, что заглянула в сводки, а потом рассказала, что обсуждала ваше дело с властями в Хо.

— Ши.

— Мине. Вот, так нет помех.

— Но я не знаю, что ты сказал, — ответила Хелен. — Ладно, она обсудила с властями.

— Точно, и узнала, что ты застрелила Билли Биард, так что она передала это в распоряжение своего шефа, Иисуса Пикардина. Она говорит, что решила, будто Пикардин ее расцелует, — так он обрадовался этой новости.

Оказалось, они многие годы пытались загнать Билли либо в Мексику, где ее могли арестовать, либо куда-нибудь еще, где власти выдадут им ее, но ее смерть — наилучший выход из положения.

— А я думал, что Билли Биард работала в полиции.

— Работала, но была плохим полицейским и в конторе с дурной репутацией. Может быть, даже ее начальники не очень-то беспокоились, что с ней происходит. Билли была замешана практически во всем и везде. Плохая работа. Даже…

ТИШИНА.

— Я имею в виду ее нанимателей, они ее недолюбливали, и она разыскивалась за многие преступления. Мир не много потерял со смертью Билли. Так вот, Пикардин санкционировал разослать документы о Билли Биард по местным инстанциям, и как только они получили распечатки, ваш друг инспектор Донг перестал беспокоиться, ибо был уверен, что, как бы ни обернулось дело, никто особо не станет переживать.

— Думаю, я сыграла свою роль в вашем освобождении, — сказала Келли. — Я ходила в школу с Дженни Шмидт, теперь она Дженни Бэннон, а официально — Дженифер Х.С. Бэннон, посол Свободной Республики Диего Гарсиа при дворе Новой Зеландии. Откуда-то я узнала, что Хелен была гражданином Диего Гарсиа, так что я подтвердила этот факт, позвонила Дженни и подключила ее к делу. Она, в свою очередь, позвонила другому дипломату — с ним мы тоже когда-то ходили в школу, очень противный был парень по кличке Бобо, но всегда с радостью помогал друзьям, — Бобо, кажется, знаком с тобой, Хелен, и это тоже помогло. Спустя некоторое время и он звонил в полицию Сайгона.

— В конце концов, теперь понятно, почему нас освободили, — ответила Хелен. — Давайте проведем здесь эксперимент. Кто из вас слышал о…

Опять тишина, только я один услышал — не через наушники, а просто потому что мы сидели в одной комнате, — что она произнесла «Пуританской партии».

— Хорошо. — Хелен взяла в руки блокнот и по буквам медленно прочитала: «Город… Хо… Ши… Мин». — Теперь я скажу то же самое, только быстро, и посмотрим, что получится. Город Хо Ши Мин.

На этот раз все обошлось, но мне показалось, что мир слегка вздрогнул.

— Теперь кто-нибудь еще пусть попробует.

— Сайгон, — сказал Полковник, и опять все было в порядке. — Сейчас, когда я думаю об этом, то из курса истории припоминаю, что Сайгон…

ТИШИНА.

— Город. Никто больше не называет его Сайгоном.

Я хотел возразить, что Его Католическое Величество Король Кохинхины называет, но внезапно мысль материализовалась и наступила тишина; а может быть, наши с Хелен мысли совпали.

Всю ночь мы забавлялись таким образом и установили определенную закономерность. Если слово произносить достаточно медленно, тишина не наступает. Если люди невнимательно следили за разговором и записывали что-то в блокнот, а потом читали написанное вслух, только медленно, связь не прерывалась. Потренировавшись немного, пока каждый из нас не научился произносить слова медленно, мы перестали зависать на самом слове; однако проблемы все же возникали, когда мы пытались вставить его в предложение.

Тема для разговора нашлась, так что спать мы легли очень поздно, тем более что ни у кого не было утром срочных дел. Теорий родилось больше, чем было народу, потому что Хелен и Полковник осилили по две. Моя теория представляла собой следующее: цензор — это какой-то искусственный интеллект, который осуществляет в наших мозгах ограниченный мониторинг, и можно натренироваться настолько, чтобы произносить слово, не имея в виду его значение; однако в предложении значение возвращается, и цензура срабатывает. Хелен считала, что каким-то образом в мозг каждого из нас заложена программа-вирус, следящая за речью других при помощи слухового центра, так что когда мы тренировались, она постепенно переставала следить за нами. Вторая теория состояла в том, что цензор каким-то образом после нескольких пауз мог определить, что разговор не опасен, и тогда паузы не возобновлялись до тех пор, пока тема разговора не изменится.

Каждый из нас тщательно разработал свою теорию и таскал идеи у соседа; мы провели десятки экспериментов, не добавив практически ничего к уже имеющимся знаниям. В конце концов Полковник пошел спать, потому что у него в Мехико уже начался рассвет; у Келли еще оставалось немного времени: у нее должно было быть первое чтение новой пьесы. Потом Терри начала потягиваться и зевать — в теле Ивонн это выглядело потрясающе, ибо конструкция пиджака не подразумевала свободные раскованные движения, — и тоже отчалила.

— Не задумывалась о сексе с Богартом? — поинтересовался я у Хелен.

— С человеком, который действительно хочет заняться сексом с Ингрид Бергман, — улыбнулась она в ответ. — Я так устала… Давай отложим на другой раз.

— Конечно.

Когда мы проснулись в воскресенье, было далеко за полдень. Люди Ифвина снабдили нас газетой из Батавии и «Тайме в изгнании» из Окленда. Хелен придвинулась поближе, и так мы сидели вдвоем, читали, ели и разговаривали. Ближе к вечеру мы с ней отправились на одну из многочисленных смотровых площадок Большого Сапфира и любовались огромными волнами, посланниками далекого шторма за тысячи миль отсюда, перекатывающимися одна за другой. В воскресенье не случилось ничего необычного, и это казалось странным.

Часть вторая БЮРО ИСЧЕЗНУВШИХ СТРАН

Утром в понедельник мы на скорую руку приготовили завтрак, поели, оделись, вышли из комнаты в коридор Большого Сапфира и направились в назначенный нам кабинет. К моему удивлению, Ифвин уже ждал нас; никак не могу понять, как человек, играющий столь значительную роль в мировой экономике, находит время общаться с нами так часто и подолгу, причем никто не прерывает его в течение этих встреч.

— Ну, — сказал Ифвин, — рад наконец видеть вас здесь, Я решил лично проконтролировать это, по крайней мере вначале. Теперь, Хелен, давай начнем с проблемы согласования. Позволь мне предположить существование двух документов из одного и того же источника, но содержащих прямо противоположные сведения.

Допустим, один из них удостоверяет, что генерал Грант погиб в битве при Колд-Харбор, а в другом говорится, что он был убит при обороне Геттисберга.

— Но это не так, — возразил я. — Он остался в живых и избирался на пост президента Соединенных Штатов на два срока, кажется, после Джонсона.

— После Джонсона? — Хелен изумленно посмотрела на меня. — Когда я была ребенком, Линдон Джонсом был президентом Республики Техас, предпоследним президентом перед приходом к власти коммунистов, которые и расстреляли его. А приехав в Новую Зеландию, я узнала, что он был первым секретарем Казначейства для правительства в изгнании. Таким образом. Грант не мог быть президентом после него.

— Эндрю Джонсон, — уточнил я. — Вице-президент, ставший президентом после убийства Авраама Линкольна в 1865 году.

Она медленно кивнула:

— Линкольна сменил Ганнибал Гамлин. В 1863 году После импичмента.

Ифвин с любопытством слушал наш разговор, однако не испытывал желания вставить слово.

Повисла долгая пауза, и, чтобы как-то прервать неловкое молчание, я спросил:

— Могу я поинтересоваться, что такое источник?

— Источник — это когда устанавливается, что дата и место происхождения документа соответствуют предположениям, — объяснила Хелен. — Поскольку Ифвин затронул данный вопрос, отвечу, что оба документа имеют одинаково достоверный источник, и это означает их одинаковую силу, если тот или другой датируется началом американской Гражданской войны.

— Ого… А я-то надеялся, что просто чего-то недопонял. Теперь все ясно.

Пауза опять затянулась, только шаги Ифвина глухо отдавались в тишине. Наконец он нашел стул, который приглянулся больше остальных, сел, дергая себя за нижнюю губу, и сказал:

— Ну хорошо, представьте, что у вас есть эти два документа из одинаково достоверного источника. Каков ваш следующий шаг?

— С точки зрения историка, думаю, все просто. Нужно найти способ проверить подлинность и достоверность хотя бы одного из них, а лучше обоих, — ответила Хелен.

— Что бы ты сделал, Лайл?

— Я не историк.

— А если воспользоваться абдуктивной статистикой?

— Хм… Но если вы можете сделать то, что предложила Хелен, этого вполне достаточно.

— Допустим на минуту, что это оказалось невозможным: нельзя доказать, что один из документов принадлежит к другому периоду, и оба выглядят абсолютно подлинными. Более того, в вашем случае в большом количестве имеются доказательства, из которых следует, что ни один из документов не может быть подлинным.

— Ну и что? В абдуктивной математике мы можем оставить их противоречащими друг другу до тех пор, пока не случится что-либо, что заставит пересмотреть вопрос.

— Ладно, — сказал Ифвин, всем своим видом выражая бесконечное терпение, хотя я чувствовал себя полным идиотом, попавшим вместо ванной на симпозиум по философии. — Предположим, теперь жизненно важно сопоставить оба документа с известными фактами.

— Тогда я постараюсь определить, в чем они совпадают друг с другом. Например, и там, и там говорится об участии генерала Гранта в Гражданской войне.

— Зачем вам это знать? — настойчиво спросил Ифвин. На его лице промелькнуло выражение живейшего интереса, мгновенно вновь сменившееся маской безразличия.

— То, что я выяснил, оказалось безоговорочными ограничениями для решения задачи. Оно не может не содержать материалов, общих для обоих документов.

— Хорошо, продолжай.

— На следующем уровне достигаются более абстрактные общие точки, например, во время Гражданской войны были битвы и в одной из них погиб генерал Грант.

Потом вы пытаетесь выяснить, есть ли в документах достаточно различий. То есть нуждаются ли они в согласовании друг с другом? Насколько изменится ваш мир, если их согласовать, и насколько, если оставить как есть?

К примеру, мы больше склоняемся к предположению, что генерал Грант когда-то умер; до этого мы знаем, что его смерть, возможно, имеет отношение к битве во время войны.

Таким образом, в соответствии с принципами абдукции мы приостановили выводы и не применили ни индукцию, ни дедукцию, — а потом начнем работать над условиями, которые позволят нам сформулировать гипотезы, ибо если все гипотезы не более чем случайный процесс, вы никогда не выясните ничего, что могло бы найти применение использовано в реальном мире.

Придется воспользоваться процессом абдуктивной генерации более вероятных гипотез. Итак, вы берете в качестве доказательства общие элементы и идентифицируете семейство гипотез — все возможные гипотезы, в соответствии с которыми Грант служил во время Гражданской войны, все те гипотезы, которые утверждают, что он погиб в битве, и так далее, пока вам не придется отложить рассуждения и искать новые доказательства. Абдукция не процесс поиска ответов, этим занимаются индукция и дедукция, абдукция — процесс распределения минимального времени на каждый вопрос. Естественно, с этой точки зрения вопрос становится тривиальным только при наличии двух доказательств; если некоторые из гипотез имеют отношение к проблеме взаимодействия этих двух Доказательств, задача существенно усложняется.

Ифвин кивнул:

— Теперь давайте попробуем решить вопрос помасштабнее. На этот раз у вас есть два документа времен американской Гражданской войны, каждый содержит список десяти сражений. Только две битвы присутствуют и в том, и в другом списке.

— Так, — ответила Хелен, — обычно в таком случае историк приходит к выводу, что эти два списка были сделаны с разными целями и разными людьми, так что данные, важные для одного, могут не иметь значения для другого.

— Предположим, каждый список претендует на перечисление десяти битв с наибольшим числом погибших.

— В обоих списках одна и та же битва может иметь разное название, или же понятие битвы может различаться, — добавила она. — Например, первые три дня битвы при Уилинге обычно называют Оленьей битвой, а последние четыре — сражением при Стубенвилле. — Казалось, чем больше Хелен приходится доказывать свой профессионализм, тем сильнее она заводится: зеленые глаза горели неподдельным интересом, а свойственная ей непринужденная поза выдавала энергию атлета.

— Что ж, — дополнил я, — абдуктивный статистик сказал бы, что здесь мы имеем дело с семейством гипотез о наличии практически одинаковой информации в обоих документах, или частей такой информации, во взаимопереводимых формах. Таким образом, имея достаточное количество информации, составитель одного списка всегда может объяснить составителю второго отличия своего списка от его. Поэтому истинное неизвестное есть, по сути, отношение между двумя списками. Если же мы добавим к этому дополнительные документы, они могут более точно определить данное взаимоотношение.

— А может, все гораздо проще: одна информация истинная, а второе ложная? — поинтересовалась Хелен. — Лайл, меня тревожит то, чем ты занимаешься.

— Вполне возможно, это тот самый случай. Скажем, ты ищешь свои очки.

— Обычно они оказываются у меня на носу.

— Именно. У тебя есть семейство гипотез: у тебя на носу, на ночном столике, где-нибудь в пижаме, в качестве закладки в одной из книг и так далее. Из всех утверждений ты выбираешь одно, предварительно уменьшив семейство гипотез насколько возможно, и проверяешь гипотезу. Допустим, она оказалась ложной. Затем ты добавляешь утверждение, что любая гипотеза, оказавшаяся в результате проверки ложной, действительно ложная. На этом основании ты продолжаешь проверку новых гипотез до тех пор, пока не попадется истинная, которая установит отношения между всеми остальными гипотезами.

— Но меня не интересуют все места, где нет моих очков, когда я найду их.

— Тем не менее тебе придется установить их.

— Неплохо, — прокомментировал Ифвин. — Наконец-то мы к чему-то пришли.

— Хотелось бы знать, к чему именно, — высказался я. — Я правда не возьму в толк, почему бы вам просто не сказать нам, в чем дело.

— У меня есть семейство гипотез о вашей реакции на мои слова, если я расскажу вам то, о чем вы просите. На Данный момент есть риск, что вы узнаете информацию, которую мне бы хотелось открыть позже. А может быть, вы ее не узнаете. Однако я предпочитаю не рисковать.

Если же это будет стоить нам дальнейших открытий, последствия могут быть плачевными для всех, так что я не скажу вам всего до тех пор, пока не буду уверен, что ничего не испорчу. Но мне хотелось бы, чтобы вы знали, что это не мой выбор.

Хелен села и по-петушиному склонила голову набок, глядя на Ифвина, как на врага.

— Ладно, тогда можете ли вы нам сообщить, кто или что является вашим противником?

— Хотелось бы. У меня есть множество догадок, основанных на различного рода опыте и стычках с враждебными мне силами. Многие из этих событий приводили к противоположным выводам, другие, несомненно, дополняли друг друга.

— Думаю, вы пытаетесь сказать, что загадочность мира, — мне показалось, что я понял его мысль, однако не мог поверить, что он действительно говорит это, — начиная от потребления горючего моим прыжковым катером во время стоянки и заканчивая серьезными расхождениями в наших воспоминаниях по поводу поведения Билли Биард и того, как она появлялась и исчезала, — все это кем-то вызвано? То есть это не просто события, а их что-то заставляет быть противоречивыми?

— Или же неопределенность может быть формой нападения на мой бизнес, — ответил Ифвин. — Сделай мир достаточно непредсказуемым, и существование капитализма станет невозможным, а так уж случилось, что я сам капиталист. У меня очень много холдингов. Пару лет назад я удостоверился, что многое из происходящего кажется на первый взгляд простым совпадением, но слишком часто повторяется. Потом на вершине всего этого подозрительно быстро появились противоречащие друг другу объяснения. Некоторые очень квалифицированные математики — их имена, Лайл, тебе, несомненно, известны, но я, пожалуй, их не назову, они работают на меня тайно, — сделали вывод, что во всем происходящем мало странного, но, конечно же, это не имеет большого значения; странности любой конфигурации существуют в мире в небольшом количестве, однако мир всегда заканчивается той или иной конфигурацией. Они также составили список других событий, которые могут иметь место, происшествий, которые могут подойти под схему действия предыдущих, и, к моему огромному удивлению, все эти предсказания начали сбываться. Говоря словами одного американца, жившего несколько поколений назад, «один раз — случайность, два раза — совпадение, а три — происки врага».

Более того, как только я начал предпринимать кое-какие шаги, чтобы вычислить врага и превратиться в менее уязвимую мишень, атаки сделались сложнее и изощреннее. На данный момент мои аналитики назвали вас как потенциальных помощников в работе над данным проектом. Не могу сказать вам, кто меня атакует, поскольку сам этого не знаю. На самом деле (в эту тайну посвящены всего несколько человек из моей компании), я не помню ничего, что было со мной до двадцати лет. Насколько я понимаю, это полная амнезия, начиная от детских лет и вплоть до юношеского периода моей жизни. Создается впечатление, что я прибыл из ниоткуда, — до этого момента не существует ни одной записи обо мне, и все же в один прекрасный день я оказался в Эдинбурге умеющим читать, писать, считать и все такое прочее, с документами в одном кармане и огромной кучей денег в другом. Вполне возможно, что здесь приложил руку один из моих неизвестных врагов, который после этого залег на дно еще на десять — пятнадцать лет.

— Поскольку вы эмигрант, занимающийся бизнесом на территории Рейхов, — предположила Хелен, — вами может заинтересоваться Американское Сопротивление.

— Можешь забыть о нем. Вряд ли то, что осталось от Американского Сопротивления, станет охотиться за мной, ибо я являюсь основным его финансистом, я с ним общаюсь и координирую наши совместные проекты. У вас достаточно высокая должность, поэтому возможно, вы уже знаете об этом; хотя довольно часто Контек совершает необъяснимый поступок, так как мы поддерживаем нелегальные американские организации по всему миру.

— Разве об этом следует рассказывать новым сотрудникам? — полюбопытствовал я.

— Вы понятия не имеете, как долго за вами наблюдали и сколько мы про вас знаем. Вас бы не взяли на работу, не будь я абсолютно уверен, что вам можно не опасаясь доверить подобную информацию. В любом случае вот моя точка зрения: когда будете исследовать эту проблему, не позволяйте себе быть излишне подозрительными к людям из Американского Сопротивления, снующим вокруг моей компании. Они не причиняют вреда.

Не хочу, чтобы вы на них тратили попусту время или снесли одно из их прикрытий.

— Можете на нас положиться, — твердо подытожила Хелен, и я обнаружил, что усиленно киваю в знак согласия, начиная намного больше любить Ифвина и Контек.

— Прошу простить, что указываю вам то, что знаю это и должен знать — я потратил немало времени, чтобы все проверить, — объяснил Ифвин. — Теперь я расскажу, как вышло, что, я заинтересовался вами. Некоторые из наших разведывательных организаций пришли к выводу о существовании реальной возможности разработки примерного списка потенциальных жертв, за которыми охотится противник. Мы не знаем, кто эти плохие парни; мы имеем данные только об исполнителях, мелкой сошке, однако понимаем, в кого они метят. Когда это случилось. Билли Биард стала очень часто мелькать в тех местах, где противник задумывал нанести удар: весь последний месяц она околачивалась в Окленде, уделяя особое внимание колледжу Уитмена.

Вы оба уже были идентифицированы как потенциальные сотрудники Контека, владеющие перспективными специальностями, а поскольку данная категория людей всегда попадает в поле зрения Билли только для того, чтобы быть убитыми — если ей удастся добраться до них первой, — мы постарались среагировать как можно быстрее и взять вас под свое крыло. Есть еще один момент, который меня крайне заинтересовал: до того, как мисс Биард послали наблюдать за вами, она следила в Мехико за Иисусом Пикардином.

— Кто это? — спросил я. — Имя знакомое.

— Еще бы! Пикардин — начальник Эсме Сандерсон, которая работает в паре с полковником Роджером Сайксом в Третьем Свободном Американском Полку. Он вам больше известен под кличкой Полковник. Когда Терри Тил узнала о вашем аресте, то связалась с Сайксом, он, в свою очередь, позвонил Сандерсон, она — Пикардину, а тот раскопал огромный файл о Билли Биард и отправил его в Сайгон. Если кто-то и помог вам выбраться из тюрьмы, так это он.

— Мне он уже очень нравится, — сказала Хелен.

— Мне тоже. Мы все знали о Полковнике еще до того, как Билли проявила к нему интерес. В любом случае тот факт, что она засветилась в вашем деле таким странным образом, крайне удивляет. Особенно если принять во внимание, что Дженни Беннон (второй человек, немало сделавший для вашего освобождения) тоже одно время находилась под неусыпным вниманием Билли Биард, а в дальнейшем вдруг выясняется, что и она, и Пикардин регулярно посещают один и тот же виртуальный чат. Получается, что все ниточки ведут в одном направлении.

— И она родом из страны, которую я считала полной выдумкой или ошибкой, — сказала Хелен. — Она из той, запутанной, части моей жизни.

Ифвин побледнел и застыл неподвижно. Я никогда еще его таким не видел. Хелен вкратце пересказала ему то, что раньше поведала мне. На этот раз ей удалось завоевать доверие, и хотя, когда она говорила о матери, губы ее дрожали, Хелен сдержалась, не расплакалась.

— Она оттуда. Один из наших служащих встретил ее в приемной и попросил визитную карточку. Мы знали, что нет ни страны под названием Свободная Республика Диего Гарсиа, ни улицы, на которой находится посольство этой страны, ни телефонного номера в Окленде, указанного в карточке, но все же попытались туда позвонить — и попали в посольство. Не будь Дженни Беннон столь занята, она непременно ответила бы на наши вопросы. Очевидно, раз твоя подруга Келли ходила вместе с ней в школу и до сих пор иногда звонит ей, а ты можешь позвонить Келли.., короче, теперь вам ясно, что я имел в виду, говоря о несоответствии и расхождении.

Помимо интересного с интеллектуальной точки зрения вопроса о том, как вам удалось встретиться в нашем огромном мире, мне любопытно, почему те же люди, которые выслеживают и пытаются уничтожить остатки Американского Сопротивления и которые каким-то образом связаны с организацией всех этих совпадений и причинных связей, доставившей столько неприятностей Контеку, прилагают все усилия, чтобы уничтожить в Сети маленькую группу виртуальных чатов и знакомств.

Далее. Создается впечатление, что они сбились со следа совершенно случайно, а это не только странно, но и сильно удивляет мою исследовательскую команду, позволяя предположить, что одна неизвестная сила нас атакует, а другая, тоже неизвестная, — защищает. Если враг моего врага — мой друг, почему бы моему другу не познакомиться со мной поближе? Однако в любом случае все, кого мой враг пытается убрать со своего пути — вы двое, или Дженни Беннон, или Иисус Пикардин, — хорошие люди, достойные того, чтобы остаться в живых, что мы и пытаемся обеспечить по мере сил. Поскольку мы в вас заинтересованы.

В течение всего этого монолога Ифвин ни секунды не сидел на месте, а скакал туда-сюда, присаживаясь то на стол, то на полку, прислонялся к стене и носился по комнате кометой, как человек, потерявший что-то очень важное.

— И честно говоря, по мнению аналитической группы, в целях соблюдения безопасности я ничего больше не могу вам сказать. Впоследствии я расскажу вам еще, надеюсь, что практически все, как только буду уверен, что это не приведет к неприятностям. На данный момент я особенно хотел бы попросить вас вести исследования в области, в которой до вас никто не работал. Здесь У нас есть один-единственный загадочный факт, смысл которого нам неясен; однако этот смысл должен быть, только мы не знаем, где его искать, поэтому хотелось бы посмотреть, как вы с этим справитесь.

Вот этот факт: задайте людям на улице вопросы относительно их прошлого, самых простых исторических событий или случая из их собственной жизни — и получите стандартный рассказ с незначительными ошибками, которые можно списать на плохую память, недостаток образования или на простое упрямство. Но как только мы задавали вопросы людям, которыми интересовался враг или чьи научные работы имели отношение к нашему расследованию, как только мы спрашивали, что они помнят о прошлом, то обнаруживали огромное количество расхождений по основным пунктам (примерно то же самое, что с генералом Грантом или историей Хелен, которая вдруг выяснила, что ее воспоминания о прошлом не соответствуют действительности).

Вы не полицейские и не секретные агенты, насколько мне известно, хотя полиция Сайгона имеет на твой счет, Хелен, другое мнение: они полностью уверены, что ты долгие годы была высококлассным агентом. Если исходить из того, что ты совершила, возникает впечатление, что ты не преподаватель истории средней руки, однако если ты не преподаватель, тогда кто? Короче говоря, мы уверены в одном — все эти противоречивые воспоминания имеют какое-то отношение к изучаемой нами проблеме, так что ваша профессиональная деятельность должна прояснить природу и механизм данного явления.

— Так вот в чем заключается наша работа! — воскликнул я. — Выяснить, почему воспоминания людей, имеющих отношение к странному нападению на Контек, отличаются от воспоминаний всех остальных, верно?

Ифвин кивнул и сел на пол, скрестив ноги, совсем как ребенок. Говоря, он рисовал пальцем на полу какие-то сложные непонятные фигуры.

— С тех пор как я основал собственную компанию, юна неоднократно подвергалась нападениям. Мы сталкивались с организованной преступностью, разными подразделениями секретной полиции, с подпольными политическими организациями и религиозными культами.

Все это неудивительно — если компания достаточно крупная, на нее начинают наезжать все кому не лень. Однако во всех предыдущих случаях мне удавалось отбиться при помощи взятки или силы. На этот раз дело серьезнее.

Похоже на глобальное нападение, которое якобы по случайности сконцентрировалось вокруг Контека. Возможно, они открыли способ влиять на причинно-следственные связи и пользуются им для более эффективного осуществления обычных атак и шантажа. Другой вариант: человек, обладающий силой, превышающей все, что нам приходилось видеть и слышать до сих пор, имеет программу действий, отличную от любой, которую мы можем понять. Как бы там ни было, если возможно все это выяснить, я хочу не только узнать, кто они такие и почему делают это, но и как они это делают.

Он вскочил с пола со словами:

— Через десять минут каждый из вас пройдет собеседование с психологом. Не волнуйтесь, я вовсе не думаю, что вы сумасшедшие.

Затем он вылетел из комнаты прежде, чем хотя бы один из нас успел открыть рот, а когда мы взглянули на компьютерные терминалы у себя на столах, то прочли указание явиться в кабинет на том же этаже через десять минут.

Поразмыслив немного, я пришел к выводу, что Контек, наверное, вычислил всех наших друзей, ведь у Ифвина очень ясное представление о том, как мы выбрались из тюрьмы.

За нами наблюдала куча народу, и все же охрана попала в ловушку в Сайгоне, и каким-то образом Билли Биард ухитрилась меня избить. Какой-то неизвестный отвез Хелен на моем прыжковом катере в Сайгон и даже не потрудился скрыть следы своего присутствия.

Я сел и молча уставился в пространство.

— За Ифвином стоит огромная сила, и кто бы ни были эти парни, причиняющие ему столько беспокойства, они тоже не промах.

— Если исходить из того, что Ифвин и эти парни — не одно и то же.

— Точно. — Я встал, отряхнулся. — Ладно, пошли к психологам. Самое смешное, что единственное, в чем я абсолютно уверен, так это в том, что я не утратил рассудок.

— Возможно, я и утратила рассудок, только вот не уверена, что он у меня вообще был, — ответила Хелен, тоже вставая и приглаживая юбку. Она потянулась, широко зевнула и поправила мне галстук. Мне всегда нравилось, как она это делает, как будто я был выставочным котом. — А ты больше не профессор, так что не будь теперь таким рассеянным. Пошли посмотрим, чего от нас надо этим психологам.

Спустя некоторое время я уже сидел в небольшой комнате в удобном кожаном кресле, наблюдая, как тихий маленький человечек с темной кудрявой бородой записывает все мои слова. Первым вопросом было:

— Кто такой Микки Маус?

Я ответил, и он двинулась дальше:

— Что собой представляет Тринадцатая поправка к Конституции США? Кто из тренеров придумал давать пас форварду? Когда проходила Всемирная выставка в Сент-Луисе? Кто победил во Второй Канадской войне?

Некоторые вопросы, как, например, о Всемирной выставке в Сент-Луисе, относились к тем вещам и событиям, о которых я никогда не слышал, — ведь город не восстанавливался после великого землетрясения в 1885 году, потому что в окрестностях больше не протекали реки. Некоторые вопросы были до глупости простыми и банальными. Довольно часто вопрос казался с первого раза непонятным, и только прослушав его медленно еще раз, я понимал, что он построен на утверждениях, настолько сильно отличающихся от моих собственных, что мне приходилось долго размышлять. Я сказал об этом психологу, и он, как любой психолог, согласно кивнул. Опять же, как любой психолог, он спросил:

— Как вы себя чувствуете, когда вопрос настолько далек от базовых принципов, что вы не знаете, как на него отвечать?

— Я испытываю некоторое напряжение. Но не более.

— Когда вы в последний раз видели статью в профессиональном журнале, написанную американским астрономом? Не эмигрантом или имеющим двойное гражданство, как вы, а человеком, живущим и работающим в Американском Рейхе?

— Э-э, это… — В голове было пусто.

— Видите?

— Что?

* * *

— У меня было то же самое, — сказала Хелен за ленчем. Мы сидели в кафетерии компании, но поскольку ни с кем не были знакомы, с нами никто не поздоровался, и мы были предоставлены сами себе, тем более что выбрали место подальше от остальных сотрудников. В Контеке всегда полно сюрпризов; на этот раз нас поразило, что еда была отличной, а мебель и столовое серебро вполне подошли бы для дорогого ресторана. Откинувшись на спинку стула, я с удовольствием потягивал кофе, попутно размышляя обо всем, что произошло за последние несколько дней.

— Как ты думаешь, почему Ифвин так зациклился на этих нападениях на Контек? — поинтересовалась Хелен. — Из того, что он описал и что находится в папках, вся эта история причинила ему не так уж много неприятностей, по крайней мере до сих пор.

— Ну, мне кажется, он встревожен тем, что не знает своего противника, мотивов его действий и способов осуществления задуманного. Одно дело — когда тебя грабят на улице среди бела дня и ты знаешь, что грабитель позарился на деньги. Совсем другое — проснуться однажды утром и обнаружить, что, пока ты спал, кто-то переставил мебель в твоей квартире. Объективный вред может быть меньше, но все неизвестное, загадочное пугает сильнее.

— Наверное.

Она убрала челку со лба и спросила:

— Интересно, в Большом Сапфире есть парикмахерская? По-моему, должна быть, здесь ведь живет больше пятисот человек.

Мы наблюдали за перекатами волн в полумиле под нами; там, за большими окнами, вовсю светило экваториальное солнце; даже сквозь затемненные стекла оно казалось слишком ярким, и ослепительный свет резал глаза.

Хелен вновь вернулась к теме разговора.

— Даже если твои предположения верны, это все равно не объясняет личную заинтересованность Ифвина в этом деле. Он контролирует больше экономических ресурсов, чем практически любое независимое государство; его империя, возможно, крупнее, чем Скандинавский и Венгерский Рейхи, вместе взятые. Это — огромные деньги и огромная власть. И все же он хочет, чтобы мы поверили, будто его беспокоит мышиная возня на задворках его империи, тем более что некоторые происшествия могут быть простым совпадением. Контек настолько могуществен, что его можно доить пятьдесят лет, а он и не почувствует. Ифвин не похож на скрягу и, судя по всему, имеет отличную службу безопасности, а даже если это не так, всегда можно нанять высококлассных специалистов на время напряженной борьбы. Так почему же Ифвин так беспокоится? Почему бы ему просто не направить спецотряд на расследование всех обстоятельств и потом почитать отчет о поимке хулиганов? Все это так же смешно, как если бы он сам мыл полы в офисе или продавал билеты. И разве ты не заметила, что огромная часть его империи подчинена выполнению любой, пусть даже самой маленькой его причуды. Как ему удается принимать так много мелких повседневных решений и в то же время встречаться с нами и беседовать часами, то есть явно заниматься совершеннейшей чепухой? Лайл, все это выглядит так, как будто большая часть необъятных ресурсов Контека — больше, чем у некоторых стран, — используется исключительно для поддержания этого «периферийного» проекта. — Она так настаивала, будто я должен был знать ответ.

Но я не знал.

— С этой точки зрения все кажется довольно странным, — сказал я. — действительно мышиная возня.

Удивительно, как Ифвин мог предположить, что кто-то хочет его убрать из-за тех исследований, которые нам предстоит выполнить. Не смешно ли беспокоиться владельцу огромной империи из-за подобных мелочей?

— Может быть, беспокоиться нужно вне зависимости от собственной силы и могущества, — предположила Хелен, глотнув еще кофе. — Или же эффекты — взаимно несовместимые события, следствие, появляющееся раньше причины, — полученные на периферии, страшнее, поскольку Ифвин не знает, может ли противник усилить их или нет. Взгляни на историю со складом в Буэнос-Айресе. Они выслали вагон с шарикоподшипниками, который должен был прийти в Вальпараисо, и как только поезд скрылся из виду, появился другой поезд, вернувший груз. А когда проверили электронную почту, оказалось, что днем раньше было получено сообщение с жалобой, что один и тот же груз был послан дважды.

Таким образом, Контек потерял одного покупателя, зато получил целый вагон шарикоподшипников. А что, если бы все грузы отвозились не по назначению, а не только эта? Что, если бы время изменило ход или пошло по кругу, когда переводили деньги электронным путем? Так ведь можно очень быстро обчистить банковские счета.

Думаю, чем больше мы завоевываем природу, тем сильнее следует беспокоиться о сохранении законов природы и их действии, а об этом никто до сих пор не задумывался.

Днем, вернувшись в свой новый офис, мы с Хелен попытались решить, с какой стороны взяться за порученное нам исследование. Допустим, психологи посовещаются друг с другом и напишут отчет о нас, но мы-то не увидим его по крайней мере в течение дня.

— Почему они задавали нам такие банальные вопросы, как по-твоему? — поинтересовалась Хелен.

— Банальные или бессмысленные. Хотя мне кажется, они спрашивали обо всем, что в принципе помнят люди, Хотелось бы знать, какие вопросы каждый из нас считает бессмысленными.

— Да, любопытно.

Она уставилась на экран монитора и добавила:

— Эй, здесь список заданий на сегодня. Начинается с кучи телефонных звонков.

Я заглянул через ее плечо; почему-то задание касалось нас обоих.

— Означает ли это, что каждый из нас должен звонить всем этим людям и записывать разговор, или же можно устроить селекторную связь?

— Поскольку я не представляю, о чем это и что должно произойти, — сказала Хелен, — то голосую за то, чтобы один из нас звонил, а второй наблюдал за ним на случай, если произойдет что-либо из ряда вон выходящее.

Первым в списке стоял Кларенс Бэббит, из Чикаго, штат Иллинойс. Мне досталась решка, так что я набирал номер. Услышав гудки, я положил трубку.

— Я позвонил? — спросил я Хелен.

— Ты набрал номер, а потом бросил трубку и сидел молча почти минуту. Нас просили записывать все странное, и, по-моему, следует отметить случившееся с тобой. — Помолчав довольно долго, она добавила:

— Ты ничего не помнишь об этом звонке?

— Абсолютно. Попробовать опять позвонить мистеру Бэббиту или перейдем к следующему?

— Попробуй еще раз.

Я заново набрал нужный номер, дождался гудка на том конце провода, но мгновение спустя опять сидел у телефона с трубкой в руке.

В списке стояли только номера на территории Американского Рейха, и мы с Хелен звонили по очереди. Когда набирала Хелен, я наблюдал, как она лупит по кнопкам, а заслышав длинные гудки, вешает трубку и не двигается в течение целой минуты. Потом сознание возвращалось, но Хелен совершенно ничего не помнила о звонке. Когда звонил я, она становилась свидетелем той же самой картины.

Мы записали все это на компьютерную камеру, так что могли смотреть на себя во время столь странной процедуры. Прокрутив все записи, мы пришли к выводу, что наше поведение абсолютно идентично.

— Что ж, — я решил подвести итоги после просмотра последнего эпизода, — все это очень интересно, но совершенно неинформативно. Если обладатели этих телефонных номеров находились дома, то наверняка ужасно злились на наши беспорядочные и бестолковые звонки.

— Может быть, это из-за того, что нам тоже пытались дозвониться из Американского Рейха?

У меня вдруг дико заболела голова. Когда — мгновение спустя — боль отступила, я переспросил:

— Что ты сейчас сказала?

— Я сказала.., не помню. У нас включена камера, чтобы еще раз посмотреть тот момент?

Камера оказалась включенной — как и в большинстве офисов Голландского Рейха, где она следит за сотрудниками, автоматически записывая все разговоры до тех пор, пока ее специально не выключают. Мы прокрутили звуковую запись происходящего в офисе на пару минут назад и вдвоем прослушали нужный отрывок.

«Может быть, это из-за того, что нам тоже пытались дозвониться из Американского Рейха?»

У меня заболела голова. У Хелен тоже. И ни один из нас не смог сконцентрироваться на вопросе. Мы опять прокрутили его, записали на бумагу, а затем прочитали вслух несколько раз.

— Очень похоже на запретные слова в сети, — вдруг сказала Хелен. — Теперь, потренировавшись, я могу задать вопрос, и он вовсе не кажется столь серьезным, однако в то же время он не предполагает получение какого-либо ответа. Знаешь, каждому из нас часто бывают фантомные звонки — это случается гораздо чаще, чем ошибка соединения или отбой?

— Конечно. Такое случается с каждым. Можно ли предположить существование запретной для телефонных звонков зоны или что-то в этом роде, но кто запрещает? И зачем контролировать наше поведение таким образом, а не сказать, что номер недоступен?

Хелен откинулась на стуле и уставилась в потолок, о чем-то серьезно задумавшись.

— Мы сделали несколько важных предположений, не так ли, Доктор Абдукция? Нельзя ли при помощи твоего метода выяснить, есть ли у них что-то общее?

— Можно. Допустим, что в данный момент мы существуем в реальном мире, а не в виртуальной реальности.

Это серьезное утверждение, и оно нуждается в проверке.

Если мы в виртуальной реальности, то это самая мощная сеть, какую я знаю, потому что она работает очень мягко и без помех, характерных для виртуальной реальности.

— Почему это предположение важно?

— Потому что все непонятные события, произошедшие с нами, легко объяснить если считать, что это виртуальная реальность, которая либо построена по другим законам, либо в ней что-то сбоит. Тогда легко можно объяснить все проблемы Ифвина. К сожалению, мне кажется, что это настоящая реальность.

Она вздохнула, глотнула немного кофе, поморщившись, потому что он уже успел остыть.

— Вот и тест. Если мы находимся в виртуальном мире, программа не может знать, что я хочу взять кофе, и мгновенно «остудить» его до нужной температуры, а потом чашка должна иметь различный вес до того, как я глотну кофе, и после. Все это слишком сложно для большинства программ. Ну ладно, мы в физической реальности, так что одно простое объяснение уже не подходит. Что там с другими предположениями?

— Ну, по поводу телефонного эксперимента, — задумчиво ответил я, — знаешь что? Допустим, мы хотим положить трубку, а потом сразу же об этом забываем. Но мы не можем знать, чего хотели в тот момент, верно?

Давай уберем отсюда желание — и что мы имеем? Компьютерную запись вне зависимости от того, что идет через телефон; запусти набор номера на компьютере, а сама встань в противоположном углу комнаты.

Результат получился поразительный: компьютер на брал номер, а потом положил трубку, и когда мы проверили файлы, выяснилось, что линия просто разъединилась, и было неизвестно, с какой стороны произошло отключение.

— Хм, — удивленно протянула Хелен, — давай теперь посмотрим, что получится, если в лесу упадет дерево и никого не окажется поблизости.

Мы набрали номер вручную, вышли из комнаты и через минуту вернулись обратно.

Из трубки доносился тонкий металлический голос:

— Алле, алле! Какого черта? Я пожалуюсь в…

Ни звука.

Это становилось интересным, и я обратился к Хелен:

— Да-а. Получается, что он быстрее реагирует на компьютер, чем на нас, то есть видит какую-то разницу между нами и им. И как только по линии идет какая-либо информация — заметь, что первые слова могли принадлежать кому угодно и не несли особого смысла. Но как только бедная миссис Кальвер хотела назвать местное отделение полиции в Майами, нас разъединили. Давай позвоним кому-нибудь еще, — предложил я. — Что будем делать сейчас?

На этот раз мы записали голос Хелен на пленку и пустили через громкоговоритель.

— Здравствуйте. Извините за беспокойство. Мы из вашей телефонной компании и хотим проверить, не тревожат ли вас ложные телефонные звонки. Наверное, вам часто звонят и молчат в трубку. Если вас действительно беспокоят подобные звонки, пожалуйста, скажите «да» и четко произнесите свое имя. Если для вас не актуальна данная проблема, пожалуйста, скажите «нет». Не бойтесь рассказать нам о любой другой проблеме, возникшей в связи с обслуживанием вашей телефонной линии нашей компанией.

Оставшись наконец довольной этим сообщением, Хелен спросила:

— Ну что, позвонить опять Кальвер в Майами, Бэббиту в Чикаго или кому-нибудь, кому мы не так сильно надоели сегодня?

— Кальвер. Точно Кальвер! Она наверняка дома, и мы знаем, что она снимает трубку и начинает орать. Если она позвонит в полицию, даже лучше — они будут на линии.

— Похоже на хулиганскую выходку, чтобы достать старушку.

— Откуда ты знаешь, что она старушка? Может, она молодая вдова, или ее муж забыл надеть огнеупорные штаны, встал слишком близко к огню и сгорел заживо на прошлой неделе.

— По-моему, всегда остается надежда. Хорошо, пусть миссис Кальвер внесет свой вклад в развитие науки.

Мы настроили телефон так, чтобы он читал сообщение вслух, набрали номер и отошли на десять минут в кафетерий попить кофе, чтобы быть уверенными, что не окажемся поблизости, когда на том конце снимут трубку, а у нас сработает громкоговоритель и прочтет запись.

Записывающая система автоматически включится, если на том конце провода будет произнесено хотя бы одно слово.

Только мы сели попить кофе и отдохнуть, как в кафетерии отключилось электричество. В окно все еще струился солнечный свет, так что темно не было, но в огромном здании поднялась суматоха, как бывает всегда в таких случаях. Казалось, все заволокло густым едким дымом.

Где-то со стороны нашего офиса завыла сигнализация, и голос в репродукторе объявил: «Всему персоналу, 188-й этаж, блок С, пожалуйста, будьте готовы к эвакуации в случае необходимости. Пожар в комнате А-210. Применены средства тушения. Пожалуйста, приготовьтесь».

Комната А-210 была нашим офисом.

— Да-а, — сказала Хелен, откинув выбившуюся прядь волос. — Думаю, мы обойдемся Ифвину намного дороже, чем оплата телефонных разговоров. Вряд ли кто-нибудь из нас теперь сочтет это простым совпадением.

Минуту спустя тот же голос объявил, что пожар в комнате А-210 потушен, и попросил нас с Хелен пройти туда и оценить ущерб. Пока мы шли к офису, электричество включили.

Как я и ожидал, компьютер и телефон вместе с проводами нагрелись настолько, что успели сплавиться.

Роботы-огнетушители сделали свое дело, направляя потоки пены на раскаленную поверхность, поэтому, несмотря на то что ковер превратился в мокрое месиво, а один стул, к несчастью, оказавшийся позади компьютера, уже не подлежал восстановлению, в целом большая часть комнаты была спасена.

Наверху мы увидели одну сгоревшую потолочную панель. Встав на стул, я осторожно поднял ее; оттуда вы-, пал черный куб и шлепнулся на пол, рассыпавшись на множество мелких электронных деталей.

— Спорим, что это комнатное записывающее устройство?

— Не буду спорить. Сама знаю, что ты прав. — Хелен села на корточки и осмотрела останки прибора. — Ага. На самом деле это намного интереснее. Обугленный микрофон. Обугленный блок записи. Между этими двумя точками все обуглилось. Но все остальное даже не нагрелось.

Я слез со стула и ответил:

— На этот раз я спрашиваю, какие предположения мы сделаем.

Хелен тяжело вздохнула:

— Думаю, следует предположить, что вселенная хочет до нас добраться. И я думаю, что все доказательства тому — вот они, здесь.

* * *

Спустя примерно полчаса команда уборщиков уже закончила, и мы с Хелен сели писать отчет. Мы оба заметили, что, кто бы из нас ни печатал, он имел тенденцию увеличивать интервалы и сидеть, уставившись в пространство, перед этим то и дело печатая совершенно бессмысленные слова. Диктуя друг другу и поминутно встряхиваясь, мы с горем пополам одолели отчет. Я чуть было не стер его сразу же, как только мы закончили, но Хелен вовремя стукнула меня по руке, и в конце концов отчет был отправлен Ифвину.

Мы выполнили все задания из сегодняшнего списка и сидели уставшие, однако чувства хорошо выполненной работы не было.

— Хочешь покататься на лифте? — спросил я Хелен.

— Ты безнадежный романтик.

Мы вошли в лифт, спустились на свой этаж и вошли в номер. Заказанную мной одежду уже доставили, горничная вся развесила по местам; холодильник был забит едой, и маленькая казенная квартирка стала, насколько это возможно, нашим домом. На столе лежала записка, в которой говорилось, что оставшиеся вещи Хелен забрали из ее квартиры в Окленде и отправили на хранение до тех пор, пока мы не переедем в жилище попросторнее. Там же был указан электронный адрес на случай, если ей что-нибудь понадобится; любая вещь будет доставлена из хранилища.

— Может, какое-нибудь сногсшибательное нижнее белье, если потребуется тебя реанимировать. — Она просмотрела ящики комода и с удивлением воскликнула:

— "

Ха, нет! Они все сюда положили. Похоже, эти люди знают о нас с тобой больше, чем я предполагала.

— Кстати, сегодня наша вторая ночь вместе, и на этот раз мы не смертельно уставшие и не боимся за свою жизнь.

— Если это предложение, то я согласна. С условием, что ты приготовишь обед.

Я схватил фартук, повязал его, сварил рыбу в вине, добавил макароны и овощи: вкусно, питательно, а главное — быстро.

Мы сидели за столом и вкушали мое скромное блюдо, запивая его оставшимся белым вином и наблюдали" как садится солнце и темнеет море. Мы находились близко к экватору, солнце здесь заходит около шести часов вечера. Тишину нарушила Хелен:

— Расскажи мне что-нибудь из своих воспоминаний, что-нибудь из твоего прошлого.

Я пожал плечами:

— Это очень скучно, ты же знаешь. Что конкретно ты хочешь услышать?

— Ну, меня не интересуешь ты per se [4]….

— Вот уж спасибо.

— Я не о том! Я хотела сказать, что мне интересно, какие еще воспоминания у нас с тобой отличаются, помимо генерала Гранта и существования страны, где я родилась. Например, история, которую я преподаю в колледже, гласит, что после того, как немцы с помощью атомной атаки остановили высадку союзников в Нормандии и разрушили Лондон, Вашингтон и Москву, во всем мире полтора года шли сражения, а затем наступило краткое перемирие. После этого Германия приказала одиннадцати государствам и регионам основать Рейхи; когда те умышленно затянули процесс, немцы вновь перешли к военным действиям и добили их. В это время, в шестидесятые — семидесятые годы, была уничтожена примерно пятая часть населения земного шара, и с тех пор немцы ведут себя более или менее спокойно; только иногда припугнут кого-нибудь или начнут задирать японцев или итальянцев. Верно?

— Верно. Именно так мы учили в школе.

— Вот, я рассказала тебе, что я узнала в детстве. А теперь назови американских президентов.

— Если я не смогу, мои родители сделают из меня котлету. Вашингтон, Гамильтон, опять Вашингтон, Монро три срока, Перри…

— Достаточно. В моем списке сначала Вашингтон, после него Адаме, Джефферсон, Бэрр, Мэдисон. У вас были Линкольн и Гражданская война, так?

— Ага. Линкольна убили, но у нас это случилось в разное время.

Хелен кивнула:

— Хорошо, с этого и начнем. Как насчет деталей?

Твои бабушка и дедушка когда-нибудь жаловались, что по приезде в Новую Зеландию пришлось переучиваться на левостороннее движение?

— С чего им жаловаться? В Америке, как и во всех англоговорящих странах, было левостороннее движение.

— Когда я была маленькой, — ответила Хелен, — американцы ездили по правой стороне. Как и канадцы.

— Чем это канадцы отличались от людей из других штатов?

— Дай определение Канады.

— Э-э.., большой штат к северу от озера Эри, между Мичиганом и Квебеком.

Она решительно кивнула.

— Кто построил первый аэроплан?

— Братья Райт. Летали на нем в Китти-Хок в 1903 году.

— Лучшая бейсбольная команда всех времен и народов?

— Ну, наверное, большинство назовет команду «Янки»

1927 года — Рут, Гехриг и другие парни.

— Видишь, как странно. Наши исторические события совпадают по мелочам, но отличаются в крупных датах, примерно с одинаковой частотой. Кто был президентом во время Второй мировой войны?

— Франклин Рузвельт.

— То же самое. Видишь? Абсолютно разные модели произошедших событий и эти странные совпадения в деталях. Какое же предположение мы должны сделать, чтобы совместить их?

— А я думал, что на сегодня работа уже закончилась.

— По-моему, у нас нет особого выбора, — вздохнула Хелен. — Чем больше я над этим размышляю, тем сильнее хочу во всем разобраться. Уверена, что мы что-то неявно предполагаем, и это мешает разобраться.

Внезапно мне пришла в голову странная мысль, и я спросил:

— Как мы познакомились?

— Ты не помнишь? — Хелен ошарашенно смотрела на меня, криво улыбаясь.

— Представь себе.

— Ладно, — без удовольствия ответила она. — В колледже Уитмена проходило распределение по факультетам, и мы сидели рядом, потому что наши фамилии стоят одна за другой, по алфавиту. Казначей выступал с ужасно скучной речью, и ты начал писать мне записки.

Я застонал.

— Мы пришли в колледж не одновременно. Ты там уже провела целый год. Ты поступила в 2055 году, а я — в 2056-м. Мы познакомились, когда ты дала в газете объявление о Пушинке. Меня как раз только что наняли на работу.

— Вот это да! А я и забыла. Бедная Пушинка. Но когда это произошло, мы уже встречались, Лайл, как же мы могли познакомиться благодаря моей кошке? И почему я поместила в газете некролог о кошке?

— Некролог? Я говорю не о том, что было два года назад, когда она умерла от старости.

— Ее сбила машина вскоре после того, как мы с тобой начали встречаться.

— Я познакомился с тобой, потому что ты потеряла кошку, а я ее нашел у себя во дворе. Я прочел объявление в газете, поймал ее и…

— Я поняла, что ты хочешь сказать. Наши воспоминания различаются не только в крупных событиях, так?

Почти во всем. — Она уставилась на меня. — Мы кое-что выясняем, но я не уверена, что хочу это выяснять.

У меня мелькнула догадка.

— Позволь спросить кое о чем, имеющем к этому более прямое отношение. Ты когда-нибудь отказывалась от возможности научиться хорошо стрелять из пистолета или владеть тем арсеналом, с которым ты так лихо управлялась вчера вечером?

Она уставилась на меня и ответила:

— Да, отказывалась, теперь я вспоминаю. Когда я училась на втором курсе магистратуры и подумывала о том, чтобы дальше заниматься изучением Рейха, как-то, оказавшись совсем без денег, попробовала устроиться на работу в контрразведку. Они не хотели брать меня в качестве аналитика и предложили воспользоваться случаем и заняться физической подготовкой. Потом я нашла подходящую работу, бросила учебу и проработала год, так что физ-подготовка мне не пригодилась. Думаю, что, если бы не нашла тогда работу, наверное, пошла бы тестироваться и стала шпионом, полицейским или кем-нибудь в этом роде и научилась бы пользоваться ножами, пистолетами и прочим оружием. — Она встала, сделала глоток вина, подошла к окну, пристально всматриваясь в темноту. — Вот так оно и было, правда? Незначительное событие в моей жизни могло сделать из меня женщину, которая умеет обращаться с оружием так же хорошо, как ты видел два дня назад. Но как же все это проявилось и почему я здесь? Я помню, что в тебя стреляли, Лайл, и думаю, что это так. По крайней мере частично.

Повисла долгая неловкая пауза, а потом Хелен разрыдалась, скорчившись на диване.

— Знаешь, у меня ужасное чувство, что где-то там ты уже умер, и поэтому я плачу. И это кажется нечестным, потому что та я, которая убила Билли Биард, спасла твою жизнь, и, возможно, ты жив. Она должна была плакать. И это кажется таким несправедливым, что ты у меня есть, а я так ничего до сих пор и не сделала…

Я встал, взял руки Хелен в свои и принялся целовать заплаканные глаза, стараясь успокоить ее; в моем представлении именно так всегда поступали любовники, утешая своих возлюбленных. Хелен склонила голову мне на плечо, и ее губы мягко коснулись моей кожи. Возможно, это был просто стресс, или отчаянное желание приободрить друг друга, или же мы действительно хотели заняться любовью, но в конце концов именно этим мы и занялись.

Позже, бессильно раскинувшись на кровати, я сказал:

— Какое забавное наблюдение. Тебе не кажется, что люди стали меньше говорить о прошлом? То есть я стал замечать, что когда детишки начинают говорить о том, что было в прошлом году или месяце, то матери стараются утихомирить их, как будто дети говорят о чем-то неприличном, об испражнениях или половых партнерах своих родителей. Не помню, как это происходило в детстве, а ты?

— Нет, но подумаю.

Хелен перекатилась на другую сторону и положила голову мне на грудь.

— А я думаю, что никогда не задавала подобных вопросов, не потому что считала неприличным, а просто не возникало желания. То и дело кто-нибудь из взрослых принимался рассказывать о том, что он увидел или услышал много лет назад, и я обнаружила, что меня раздражают подобные разговоры, поэтому я старалась уклониться от них. Довольно странно для историка, верно? То же самое с памятью. Перед каждой лекцией я иду в библиотеку и еще раз просматриваю то, что, казалось бы, знаю уже наизусть, и только после этого пишу лекцию. Странно, что я до сих пор этого не замечала, правда?

— Странно. Или же это тоже часть общей картины, которая проясняется по мере того, как мы с тобой все обсуждаем; у нас становится меньше пробелов, разрывов в воспоминаниях и чего бы там ни было. Как будто практика позволяет чаще задумываться над проблемой.

— Интересно, сколько людей блуждали в этих дебрях и из каких других миров они были? — спросила Хелен.

— Других миров? — удивился я. А потом страшно разболелась голова, и я потерял сознание.

Спустя минуту я пришел в себя. Голова все еще болела. Хелен, придерживая меня, дала аспирин и обеспокоенно спросила:

— Ты в порядке?

— Наверное. Что с тобой случилось, когда ты произнесла «других миров»?

При этих словах у меня засосало под ложечкой, и голова заболела еще сильнее.

— Ничего, когда я это произносила. Сначала я подумала и в этот момент ощутила нечто похожее на головокружение. Так что я решила, что это — одна из тех Тем, как.., как те, на которые мы не могли говорить. Ну вот, многие из нас родом из разных версий прошлого…

Она дышала с трудом.

— Ох, теперь больно от одной лишь мысли. Значит, судя по нашему индикатору, я поняла нечто важное. Не многие из нас. Мы все.

Я проглотил аспирин и ответил:

— Эта мысль не причиняет мне боли, потому что я не понимаю, что ты имеешь в виду. Но мне действительно очень интересно.

Хелен сделала глубокий вдох и продолжила:

— Хорошо. Дело вот в чем. Предположим, люди соединяют одну историю с другой, и все эти истории перемешаны, как спагетти. Чаще всего, когда ты пересекав ешься с другой историей, это оказывается ближайшая к ней ветвь, так что разница в деталях незначительна — например, как мы встретились или как долго жила моя кошка, и так далее. Но довольно часто человек совершает большой прыжок, как я, когда приехала в Окленд, в этот исторический период. И чем бы ни были вызваны подобные пересечения, их частота резко возрастает в самом недалеком прошлом, поэтому у людей все больше и больше разногласий по поводу прошлого. Знаешь, когда вопрос становится спорным, особенно если он становится одновременно и неразрешимым…

— Точно! — На этот раз мне показалось, будто голову зажали в тиски. — Вежливые люди стараются избежать его. Никто не хочет оказаться грубияном, поднявшим этот вопрос. Увиливают, темнят.., значит, в последние несколько лет — может, двадцать или около того — миры начали дрейфовать вместе…

Хелен опять рыдала, и я, перекатившись на другую сторону кровати, мягко обнял ее. На этот раз до меня дошло.

— Твоя мать?

— Да! — Хелен обернулась и вцепилась в меня что было сил. — Да, и если мы правы, то после всех этих лет я наконец пойму, что не сошла с ума.

Наверное, мы могли бы еще поговорить, но силы нас покинули, и хотя мне показалось, что я закрыл глаза всего на мгновение, но, когда проснулся, было уже почти темно. Хелен по-прежнему лежала в моих объятиях; на ее лице остались мокрые дорожки от слез, губы были влажные и мягкие. Она выглядела невозможно юной, и я лежал и смотрел на нее, пока она не заворочалась и не открыла глаза.

* * *

За завтраком мы старались вести обычную, нормальную беседу, но обнаружили, что еще не можем о многом говорить.

— В этом есть какой-то особый смысл, — предположила Хелен, — поскольку Контек принадлежит Ифвину, а Контек, возможно, составляет порядка одной десятой мировой экономики. Он настолько велик, что ему приходится управлять внутренними рынками и определить торговую политику между собственными холдингами. Вряд ли найдутся какие-то способы уничтожить его лобовой атакой, но если ты можешь каким-то образом сделать жизнь менее предсказуемой, наполнить ее неожиданностями, разрушить причинно-следственные связи внутри компании, то это все меняет. С определенной точки зрения это не сильно отличается от случайного повреждения, как бомбежки в двадцатом веке или рассылка взрывчатки в письмах руководству компании, когда неизвестно точно, кто вскроет письмо. Но с другой стороны, это намного хуже, ибо как можно планировать появление определенного количества временных перестановок? Либо появятся отгрузки, которые никогда не были заказаны, от несуществующих компаний, либо случится то, что случилось в Мехико, где отгрузили девяносто тонн специальной стали и доставили сорок тысяч пижамных комплектов. В большинстве других видов атак можно контролировать степень риска при помощи страховки, потому что известны пределы того, что может произойти, и примерная вероятность. Беспорядочная бомбежка очень пугает, но она — лишь очередное неприятное событие из большого списка возможных, и вероятность ее весьма велика. Но когда случайная перестановка двух событий — область того, что может произойти, и мера вероятности, с которой это случится, — тогда с этим точно нельзя бороться.

— Допустим, враг — Мерфи, — предположил я, еще не успев как следует проанализировать свою мысль.

— Кто такой Мерфи?

— Закон Мерфи.

— Не слышала о таком.

— Ну да это не столь важно. Я вот к чему веду: как часто ты обсуждаешь прошлое с друзьями таким образом, чтобы для них это было важно? Сколько человек часами спорят с супругой или супругом по поводу двух правдоподобных событий, случившихся с ними в далеком прошлом? Может состояться огромное количество случайных разговоров о прошлом, прежде чем кто-нибудь заметит определенную закономерность в происходящем. Возможно, небольшие нарушения причинности объясняются действием закона Мерфи: «Если что-то не может пойти наперекосяк, оно обязательно пойдет наперекосяк». Я хочу сказать, что здесь имеет место нарушение причинности.

— Кто такой был этот Мерфи? — поинтересовалась Хелен.

— Забавно. Я слышал о нем как минимум десять разных историй. Изобретатель парашюта, но не тот, что совершил первый удачный прыжок. Тот, кто придумал безопасные люки для подводных лодок; предполагалось, что это не позволит субмарине уйти под воду с открытым люком, но на самом деле вышло так, что в конце погружения все люки открывались. Человек, который занимался шантажом по почте, и был пойман во время цунами 2002 года, который не позволил ему лично зайти на почту, зато позволил работникам почты остаться и отослать корреспонденцию. Штурман «Титаника». О нем рассказывают кучу всяких небылиц. В конце концов я выяснял, что большинство из них относится к фольклору, а не к реальным событиям. Может быть, в истории существовал всего один Мерфи с разным прошлым, однако каждый раз его жизнь заканчивалась созданием одного и того же закона; примерно то же самое с множеством вариантов прошлого Америки — в каждом есть «Янки» и братья Райт.

— И ты думаешь, что…

— Это может быть искаженная, перверсивная антипричинность — назовем ее перверсией, — такой же физический фактор вселенной, как энтропия или гравитация. Может статься, что обычно она возникает на столь низком уровне, что люди, столкнувшиеся с ней, особо не задумываются о природе этого явления; или же замечают, подобно Мерфи, но не пытаются систематизировать. То, что происходит сейчас, означает, что либо увеличивается фоновый уровень перверсии, либо сам Ифвин является причиной возникновения подобного явления. Возможно, он получил первую экономическую единицу, являющуюся одновременно достаточно крупной и способной к самоанализу, чтобы обнаружить перверсию, так что он может наблюдать процесс в действии в отличие от других рынков.

— Как мы проверим эти предположения?

— Не знаю, — признался я. — Я как раз размышлял, есть ли основания ставить под вопрос сделанное нами предположение: где-то существовал реальный враг, который что-то делал, а не просто система, генерирующая события. Но с таким же успехом это может быть как система, так и реальный противник. Будучи избитым Билли Биард, я уже не могу воспринимать ее как системный артефакт или выражение закона перверсии. — Я посмотрел на часы. — Наверное, уже пора снова идти в офис. Думаю, следует решить, какой эксперимент позволит нам отличить физический закон от физического противника. Однако здесь все зависит от информации о возможных действиях противника. Еще три дня назад я ни за что бы не поверил, что кто-то способен повлиять причинность.

Когда мы пришли в офис, единственная инструкция предлагала нам продолжить эксперименты любыми средствами; также был расчет бюджета, из которого следовало, что в нашем распоряжении до нелепости много денег.

— Как тебе идея целый год проводить исследования на островах Фиджи? — с ухмылкой спросила Хелен.

— Боюсь, как бы меня не пристрелили. Может, лучше сперва разберемся с этими негодяями, а уж потом — медовый — месяц на Фиджи?

— Ох, ну ладно. Тебе никто не говорил, что у тебя слишком развито чувство ответственности?

— Почти каждый. Давай посмотрим. Во-первых, мы можем попытаться сделать карту всех вариантов прошлого, которые мы обнаружили; они встречаются в семьях, как, например, у Терри, которая, как и я, родилась в мире, где были Рейхи и Империи, или же эта Келли и ты — обе из Диего Гарсиа; у каждого — своя история, запутанная настолько, что когда мы пытаемся совместить их, то невозможно разобраться. Таким образом, получается, что все мы из разных миров, но неравномерно распределенных — поскольку, будь распределение равномерным, в столь малой группе не возникло бы такого количества совпадений даже при бесконечном числе возможностей. Это предполагает существование огромного разнообразия вариантов прошлого, которые, однако, сгруппированы в несколько подгрупп, или исторических семейств, называй как хочешь.

— Ты думал об эксперименте?

— Давай попробуем вот что: отправим денежное вознаграждение любому, кто заполнит анкету, ответив по существу на максимально возможное количество вопросов и помечая остальные как «никогда об этом не слышал». Примерно то же самое, что с нами делали психологи, помнишь? А мы потом устроим что-то вроде цепочки — дополнительное вознаграждение тому, кто изменит тест в соответствии с инструкцией и пошлет дальше. В результате модификации к списку добавится парочка новых вопросов; таким образом мы не ограничиваемся тем, что знаем, поэтому если, предположим. Верховный Суд рассматривал дело «Хикенлупер против штата Айова» или что-то подобное (а это может быть важно для историй, к которым мы не имеем отношения), то у нас появляется шанс добавить вопрос к уже имеющемуся списку. Мы можем заплатить первым нескольким тысячам респондентов и через три часа отключиться от сети, ведь она столь велика, что за это время мы успеем получить первоначальную версию карты, чтобы, например, посмотреть, будут ли адреса корреспондировать с историями.

На это ушла большая часть утра: мы составляли вопросы, сортировали их по разделам, придумывали систему оплаты, которую было бы не так просто обмануть, и систему модификации анкеты, которая бы тоже помогала избежать махинаций с деньгами. В половине одиннадцатого мы наконец закончили, договорившись, что не будем ничего проверять, пока не получим всю информацию (что могло случиться не раньше половины второго), поэтому в течение двух часов вновь просмотрели все удивительные случаи и происшествия: товар, пришедший раньше, чем его заказали, или превратившийся в другие предметы к моменту прибытия; несуществующие дочерние компании, оставляющие невнятные сообщения, а потом, как водится, звонящие в центральный офис Контека поблагодарить за помощь. Какие-то корабли и самолеты; один корабль нашли идущим без экипажа за много миль от его точной копии, тоже без экипажа. Спустя несколько дней весь экипаж был обнаружен в тюрьме, за четыре тысячи миль, где он и находился с начала рейса.

Через час Хелен предположила:

— Что-то странное происходит со временем. Тебе не кажется, что в большинстве случаев имеет место обратный ход времени или временная петля?

Я кивнул, полностью соглашаясь.

— Исходя из результатов, мы не можем пока сказать, делает или время петлю или же проблема в существовании множественных потоков прошлого. Возможно, товар прибыл раньше, чем был сделан заказ, только из-за того, что в этом прошлом существовал заказ, сделанный раньше. Может быть, оба корабля принадлежат к тем прошлым, когда корабль просто исчез.

— Но если корабль исчез в прошлом, как он может оказаться здесь в настоящем?

Тяжело сглотнув, я подумал о том, что может огорчить Хелен.

— Послушай, если существует множество прошлых — а мы не видели ничего, что бы ограничивало их число, — то должно быть и множество настоящих, ибо настоящее есть прошлое будущего. А поскольку будущее есть настоящее будущего…

— Господи, у меня от таких слов голова раскалывается, но я поняла, что ты имеешь в виду. Нельзя утверждать, что наше настоящее — единственное. — Она пристально взглянула на меня. — Несколько месяцев назад ты был ужасно пьян и говорил что-то об Интерпретации Многих Миров. Что это такое?

Я пожал плечами:

— Не думал об этом, но можно добавить и такую версию. На квантовом уровне — мы говорим о субатомных частицах, они очень маленькие, в обычной жизни мы с таким не сталкивались — существует проблема под названием принцип неопределенности.

— Да, я слышала. Наблюдатель создает реальность или что-то типа того.

— Такая трактовка весьма популярна среди тех, кто просто навешивает новые ярлыки на идеи, заимствованные у греков. Но то, что принцип неопределенности означает в физике, очень странно, однако при этом строго доказано. Допустим, у тебя есть машина, спидометр которой может регистрировать только пять скоростей: например, нулевую, две мили в час, десять миль в час, двадцать шесть и сто десять. Он всегда будет показывать одну из этих скоростей, и чем ближе действительная скорость к одному из вышеперечисленных значений, тем с большей вероятностью показания спидометра будут соответствовать реальности.

— Я обману прибор и буду держать скорость фиксированной.

— Чертовски правильно! Однако мы не можем обмануть и зафиксировать Вселенную даже при наличии объективной необходимости. Так что получается, единственный способ, который позволяет нам узнать, что же происходит с субатомными частицами, — выбить из них другие субатомные частицы, а состояние субатомных частиц квантуется и может принимать только определенные значения, подобно пятискоростному спидометру. Поэтому когда мы выделяем одну субатомную частицу из другой, чтобы выяснить, что происходит, то получаем не одно конкретное значение, а распределение вероятностей. Похоже на то, как ты пыталась бы понять, что делает твоя машина: «Ну, с вероятностью десять процентов мы движемся со скоростью от 10 до 26 миль в час, семьдесят процентов — от 26 до 110 и двадцать процентов — больше 110, так что, возможно, на скоростном шоссе все будет в порядке». Не имеет значения, каким конкретно образом мы выбиваем частицу или измеряем ее поведение после столкновения, поскольку в любом случае мы получаем не точную картину, а набор вариантов, вероятностей, установленных в качестве возможностей. Следишь за мыслью?

— Проще понять на трезвую голову.

— Еще бы! Ладно, вот и самая коварная часть вопроса: не существует разницы между измерением и любым другим взаимодействием со вселенной. Любой физический процесс, зависящий от данной частицы, будет осуществляться так, как будто все возможные варианты могут иметь место, правда — с соответствующей вероятностью.

И это будет продолжаться до тех пор, пока ты не сделаешь такую штуку, где частица должна быть строго в одном состоянии; если тебе это удастся, она сожмется как раз до этого состояния.

— Предположим, я тебя поняла. Приведи пример.

— Слышала когда-нибудь о кошке Шредингера? [5].

— С чего это я буду кромсать чью-то кошку?

Я оставил шутку без внимания:

— Шредингер предложил мысленный эксперимент, стараясь прояснить сущность проблемы. Он сказал: "Предположим, вы посадите кошку в ящик так, что не сможете видеть кошку, поставите внутрь ящика бутыль с ядовитым газом, так что с вероятностью пятьдесят на пятьдесят газ может улетучиться из бутыли; открывание бутыли зависит от осуществления квантового явления. Поскольку с вероятностью пятьдесят процентов бутыль открыта или закрыта, то, пока ты не откроешь ящик, кошка может быть на пятьдесят процентов жива и на пятьдесят — мертва.

— Такое может сотворить только немец.

— Он этого не сделал. Просто придумал в качестве примера, насколько это не соответствует тому, с чем мы сталкиваемся в повседневной жизни. На самом деле, когда ты откроешь ящик, то, так как кошка должна быть либо мертвой, либо живой, обнаружишь там живую или мертвую кошку и, соответственно, поймешь, как происходило квантовое явление. Но до этого самого момента ящик ведет себя так, как будто кошка, живая на пятьдесят процентов — что бы это ни означало, — находится внутри него.

Дальше. Один из величайших споров в науке, длящийся уже в течение ста пятидесяти лет, — о значении этого эксперимента. Копенгагенская интерпретация, которой придерживаются большинство физиков, говорит о том, что это всего лишь средство вычисления, и мы просто не знаем, как понимать свои собственные уравнения, знаем лишь, что они работают. Нефизики утверждают, что существует «реальный» мир, и наш мир — всего лишь его тень; распределения вероятности каким-то образом отражают скрытую унифицированную реальность, которую мы не в состоянии осознать и ощутить, Есть и Интерпретация Многих Миров: каждый раз, когда совершается квантовое событие, вселенная раскалывается на множество миров, достаточное, чтобы во всех этих мирах реализовались все возможные варианты каждого события. Когда сторонник копенгагенской интерпретации открыл ящик, кошка была жива, и он сказал:

«Расчеты показали, что вероятность такого результата составляла пятьдесят процентов»; когда ящик открыл нефизик, то сделал такой вывод: «Это живая тень кошки, которая является отражением реальной кошки». Сторонник Интерпретации Многих Миров прокомментировал следующим образом: «Ага! Я во вселенной, где есть живая кошка; в какой-нибудь другой вселенной в этот момент кто-то осознал, что находится во вселенной, где есть мертвая кошка». А вся хитрость-то в том, что в истории физики все это — лишь интерпретации. Эксперимент ни на йоту не отличается в пределах этих интерпретаций; меняется только смысл, который мы придаем данному событию. По крайней мере до сих пор. Каким-то образом мы проводим грандиозный эксперимент, показывающий, что количество Многих Миров определенным образом ограничено.

У Хелен челюсть отвисла.

— Значит, если эта теория верна, то возможно существование бесчисленного множества вселенных с разным прошлым? И может быть, сейчас между вселенными как раз устанавливается нечто вроде перегородки?

Я кивнул.

— Именно это я и имею в виду. Но многое из происходящего не подходит под нашу теорию. Почему невозможно позвонить в Америку? Предположим, мы с тобой встречаем разные варианты друг друга — Лайл Первый везет тебя в Сайгон, а Хелен Первая спасает меня в перестрелке в «Любопытной обезьяне», — но почему мы никогда не сталкиваемся сами с собой? И почему пересечения происходят время от времени, отчего не у всех нас есть множество прошлых, пока кто-нибудь не задаст нам вопрос?

— Докажи, что не у всех.

— Хорошо. Я думаю о событиях в прошлом. Я не думаю о распределении между ними. Является ли какая-нибудь часть твоего прошлого распределением событий?

Напряженно подумав с минуту, она призналась:

— Насколько я знаю, нет.

— Вот видишь? Не сходится с тем, что я ожидал. Пошли пообедаем, и постарайся забыть обо всем этом хотя бы на время; к нашему возвращению уже будут готовы результаты исследования.

Поскольку мы старались не устраивать дебатов, говорить было особенно не о чем; планы относительно свадьбы казались безнадежно неопределенными, ведение совместного хозяйства практически не требовало обсуждения (ибо мы оба настоящие минималисты), погода выдалась солнечная, как обычно в это время года. Мы поели, посмотрели в окно, прочитали друг другу вслух газету, выяснив, что жизнь в мире течет как обычно — не могу припомнить ни одной удивительной вещи или происшествия. К половине второго, когда пришла пора возвращаться в офис, мы с нетерпением ожидали продолжения работы.

Результаты больше походили на их отсутствие; мы получили несколько сотен ответов с пометкой «не знаю» напротив каждого пункта плюс большое количество расхождений, в основном не соотносящихся с адресом, временем ответа и черт знает с чем еще.

— Некоторые ответы соотносятся друг с другом, — сказала Хелен, — но по числам. Почти у каждого Микки Маус является диснеевским персонажем, а персонаж газеты назван в честь фирменной марки жвачки; ни у кого Тедди Рузвельта не убили немецкие агенты в 1916 году и он не был военным министром во время Второй мировой войны. То есть большинство людей живут в локально совместимом мире. Не самая исчерпывающая информация, да?

Я пожал плечами.

— Что ж, во всем этом есть один смысл. Если адреса и территории не соотносятся с историями, то тогда нам становится понятно, что люди путешествуют через разные вариации прошлого, безотносительно к географии, а это, в свою очередь, подразумевает, что норма пересечений одинакова по всему миру. Это говорит в пользу идеи, что каким-то образом люди научились перемещаться по Многим Мирам.

— Как минимум люди, предметы, телефонные звонки и электронная почта, — уточнила Хелен. — Интересно, что еще может перемещаться? А вот вопрос для тебя. Допустим, Шредингер научит кошку подбрасывать в воздух монетку и в зависимости от того, выпадет орел или решка, нажимать на рычаг или нет, а потом он положит киску в ящик, задумав план, по которому этот рычаг выпустит ядовитый газ. Как сможет кошка выбраться из ящика не полумертвой и не полуживой, если он проводит субатомный эксперимент? Шредингер не может знать, какой стороной упадет монета. Но я уверена, что кошка либо жива, либо мертва, другого варианта нет. Какой смысл тогда использовать это субатомное приспособление?

— Хороший вопрос, — сказал я. — На самом деле…

В этот момент зазвонил телефон, Хелен взяла трубку, поздоровалась, четко произнесла «Ифвин», глядя на меня.

— Да, — ответила она. — Конечно, мы с радостью это сделаем, сэр, но я хотела бы знать, почему вы решили, что мы… О Господи. Ну понятно. Хорошо. Мы спустимся в номер, упакуем вещи и приготовимся к отъезду. Да, конечно, сэр. Спасибо. До свидания.

Она повесила трубку, покачала головой и сказала:

— Что ж, мужайся. Мы едем в Мехико. Возможно, удастся навестить полковника Сайкса, пока мы там будем, а?

— А что в Мехико?

— Там сотрудница Контека, женщина из Упсалы, шведской провинции Датской Империи. Что бы там ни было, оно не подходит ни под какую известную мне классификацию. Ее зовут Ульрика Нордстром. Полиция задержала ее в Мехико по подозрению в убийстве. Похоже, Ифвин думает, что Нордстром действительно совершила убийство, но у копов из Мехико недостаточно улик для ее задержания, так что мы должны поехать туда с кучей денег от Ифвина, оплатить счет Нордстром, подкупить несколько официальных лиц и вернуть Нордстром в целости и сохранности под крылышко Контека.

— А почему мы? У него наверняка есть тысячи других сотрудников, которые отлично справятся с этим заданием.

— Есть, но он думает, что мы поможем немного запутать дело, как он сам выразился. Получилось так, что погибшей оказалась Билли Биард.

За прошедшую неделю со мной и не такое случилось.

Теперь я уже настолько свыкся с тем, как все происходит в мире, что просто вздохнул и сказал:

— Билли Биард имеет привычку умирать в самый неподходящий момент. Надеюсь, эта женщина понимает, сколько с ней проблем.

— По крайней мере одна из них сейчас меньше уверена в этом, чем раньше. Пойдем, собираться надо — Ифвин хочет, чтобы примерно через два часа мы сели на прыжковый рейс.

Мы вышли из лифта на своем этаже и сразу погрузились в атмосферу приятной тишины; я думал в основном о том, что это приключение интереснее, чем сидеть в офисе, дурачась с телефоном и записывая результаты.

Скорее всего Хелен думала о том же.

Мы находились в шаге от двери в свою комнату, когда Хелен вдруг застыла и ткнула меня рукой в грудь. Я уже собирался громко спросить ее «В чем дело?», как тоже услыхал, что в нашем номере что-то стучит, потом раздался глухой звук, и у меня возникло смутное ощущение, будто у двери что-то двигается.

Хелен указала на стену рядом с дверью, и я прижался к этой стене. Хэлен вжалась в стенку, там, где была дверная ручка, вынула ключ и переложила в левую руку. Кивнула мне многозначительно, и пока я пытался сообразить, что она имела в виду, увидел, как она вытаскивает из сумочки пистолет и бесшумно кладет сумочку рядом с собой на пол.

Она открыла замок, распахнула дверь, ворвалась в комнату, готовая выстрелить в любой момент.., и издала самый ликующий крик, какой мне приходилось от нее слышать.

— Пушинка!

На ковре каталась, слишком занятая этим приятным делом, чтобы заметить хозяйку, персидская кошка, которая еще на моей памяти умерла от старости два года назад, а Хелен рассказывала мне, будто помнит, что кошку переехала машина. Пушинка выглядела совсем старенькой: облезлая, костлявая, с больной лапкой — но тем не менее это была именно та кошка, которую я помнил.

— Ты опять знаешь, как пользоваться пистолетом. — Это было первым, о чем я подумал.

— А ты не в инвалидной коляске, — ответила она, схватив кошку и прижав ее к груди. — И Пушинка чувствует себя намного лучше.

Она положила пистолет на стол и принялась ласкать кошку. Я молча стоял, уставившись на нее. Спустя довольно долгое время Хелен обернулась ко мне со словами:

— Ну же, не смотри так удивленно. Я уверена, что не понимаю и половины происходящего, но всего десять минут назад, во время нашей встречи с Ифвином, ты объяснил все, что произошло, начиная с прошлой пятницы, и я отлично все поняла.

* * *

Всю дорогу до Мехико, включая почти час, проведенный в состоянии невесомости, мы разговаривали, и я старался выжать как можно больше информации из памяти Хелен, чтобы выяснить, что же я объяснил ей до этого. Эта Хелен была тяжелее той, к которой я привык, примерно на десять фунтов, более плотного телосложения, мускулистая и вела жизнь, полную приключений. Судя по всему, я ей нравился, но у нее не было того комплексного, продуманного подхода к жизни, как у той Хелен, которую я знал, и у меня возникло четкое ощущение: что бы ни выяснило мое другое "я" в каком-то ином временном потоке, эта Хелен не слушала так внимательно и не задавала столько вопросов, как та, вместе с которой я завтракал. Поэтому она не дала достаточно информации, чтобы я смог воссоздать то решение, к которому пришло мое второе "я".

Корабль Контека совершил мягкую посадку на озере; с появлением прыжковых катеров городам пришлось отвести огромные водные просторы под посадочные площадки, и поэтому Мехико превратился наполовину в озеро, по крайней мере таким он и был во времена ацтеков. Мы коснулись воды, подкатили к узкой полоске в том месте, где берег принадлежал Контеку, и прошли все обычные формальности; было пять часов утра, озеро еще окутывал туман. Мы летели почти всю ночь, попав в предыдущий день, правда, всего на несколько часов — когда мы взлетели, был вторник, половина шестого, а сейчас — пять утра понедельника. Мы думали, что вскоре будем валиться с ног, но эффект получился обратный — сна ни в одном глазу; довольно странно для такого времени суток.

Подойдя к стоянке Контека, мы обнаружили там весьма внушительную группу встречающих. Как только лодку привязали к причалу и спустили трап, мы сошли на землю, и ко мне приблизился худощавый мужчина в белой рубашке, темных брюках и в пальто. В огнях причала я разглядел черные кудрявые волосы, орлиный нос, эспаньолку.

— Вы мистер Лайл Перипат? — поинтересовался он на ломаном английском, — Да, я.

— А вы мисс Хелен Пердида?

— Да.

Слегка пожав плечами, он кивнул крупным мужчинам, стремительно подошедшим к нам, чтобы надеть наручники.

— Тогда боюсь, мне придется посадить вас обоих под арест. Мы знаем, что вы прибыли сюда по делу об убийстве, и подозреваем, что вы присутствуете здесь по приказу Джефри Ифвина или Контека, которые заочно обвинены в сговоре с целью совершить убийство. Если хотите, можете признать себя виновными сейчас, или подождать встречи со следователем.

Они забрали у Хелен весь внушительный арсенал, более или менее соблюдая правила приличия, запихнули нас в полицейский фургон — не слишком грубо — и повезли в участок. Оказалось, что худощавый человек, арестовавший нас, будет нашим следователем, однако он почему-то опустил столь незначительную деталь, равно как и то, что допрос начнется немедленно.

— Меня зовут, — представился он, стоя надо мной, после того как Хелен увели, а меня пристегнули наручниками к стулу, который, в свою очередь, был прочно привинчен болтами к полу посреди комнаты, — Иисус Пикардин.

— Спасибо, что прислали документы, которые помогли нам выйти из тюрьмы, — поблагодарил я.

Он уставился на меня с недоверием.

— Во имя всего святого, о чем вы говорите?

Я рассказал ему историю нашего освобождения из сайгонской тюрьмы, и он ответил:

— Это самое нелепое алиби, которое я когда-либо слышал. Во-первых, мой главный следователь, сеньора Биард, не могла иметь никаких причин, чтобы оказаться в Республике Вьетнам, и, насколько я знаю, в любом случае этот город называется Хо Ши Мин. И если Хелен Пердида действительно застрелила там мисс Биард, я вряд ли бы стал стараться освободить ее. Что касается вашего упоминания Эсме Сандерсон, то это самая нелепая часть рассказа — кого вы хотите выставить дураком?

Она делила офис с Билли Биард в течение добрых десяти лет, и они старые партнеры; теперь, когда Билли нет, Эсме станет моим заместителем. В толк не возьму, как вы могли предположить, что она обеспечит вам алиби.

Один из мужчин вошел и что-то сказал Пикардину; я услышал только слово «телефоне», но капитану полиции сразу стало ясно, что речь идет о чем-то важном, поскольку он встал и вышел. Пока его не было, я обдумывал свое положение. Неделю назад я всего лишь смутно представлял себе существование этого города и хотя предполагал в нем наличие полицейских участков, но и подумать не мог, что придется сидеть в одном из них. Хуже того, с моей точки зрения, я находился довольно далеко от дома, потому что в этом мире Сайгон называли Хо Ши Мином, а это означало, что я за пределами своей группы миров, причем на большом расстоянии; здесь не было Рейхов. Это, казалось бы, совсем неплохо, но после тщательного анализа наших разговоров с Хелен относительно устройства вселенной, я понял, что, избавившись от национал-социализма, попадаешь в мир Пуританской партии, или в один из тех, где Коммунистическая Россия завоевала всю Землю, или где Америка устроила ядерную гражданскую войну в начале восьмидесятых годов двадцатого века. Насколько мы предполагали, были и другие группы миров, но их мы еще не успели вычислить.

В этот момент, если название города Хо Ши Мин являлось ключом к разгадке (как я считал), мы находились в одной из стран — наследниц Коммунистической линии, ни к одной из которых не имели отношения ни я, ни Хелен. В этом мире точно существовали Контек и Джефри Ифвин, но вспомнит ли здешний Джефри Ифвин наши имена? Если да, будем ли мы его сотрудниками и пошлет ли он нам помощь?

Я постарался выкинуть этот вопрос из головы, но, к сожалению, мне больше нечем было себя развлечь, кроме размышлений о том, как сильно болят запястья, пристегнутые наручниками к стулу. В комнате можно было смотреть только на белые бетонные стены, черный пол без единого пятнышка, канализационную трубу — я заподозрил, что в этой версии Мехико полиция не отличается особой вежливостью; еще я заметил два флюоресцентных крепления с тонкими металлическими делителями под светящимися трубами. Единственным украшением комнаты была дверь с большим засовом с Другой стороны, выкрашенная в бледно-зеленый больничный цвет, сам засов виднелся в просвете между дверью и косяком, но было похоже, что для проникновения внутрь необходима газовая сварка; дверь выглядела очень солидно и ее было явно непросто сломать; в любом случае я не собирался приближаться к ней до тех пор, пока не освобожусь от наручников, а как с ними справиться, я не имел ни малейшего понятия.

Возможно, было бы лучше, если бы я просто принял к сведению, насколько далеко мы можем находиться от любого дома или помощи. Или подумал, как сильно болят запястья.

Дверь распахнулась, и вошел Иисус Пикардин, а следом за ним Хелен. Она несла все свое оружие в проволочной корзине, точно такой же, как та, в которой Пикардин нес мой бумажник, ремень, компьютер и мобильный телефон.

— Нужно торопиться, — сказал Пикардин низким приглушенным голосом.

Хелен одарила меня из-за его спины несколько напряженной, но дружелюбной улыбкой, кивнула в мою сторону, подразумевая, что я тоже принимаю в этом участие, что бы «это» ни было. Пикардин расстегнул наручники и вернул мои вещи; я надел ремень, бумажник сунул в карман и убедился, что все в порядке и можно отправляться в путь.

— Не знаю, сколько времени Джефри Ифвин сможет держать Эсме у телефона. Знаешь, она кричала на него.

Боюсь, что по той или иной причине она обвиняет его в смерти Билли Биард, а эта Эсме не помнит о Билли того, что помню я или та Эсме, которую я знаю. Однако если нам удастся пройти мимо ее кабинета, то, возможно, мы сумеем отсюда выбраться.

— Если я поблагодарю вас за наше освобождение в Сайгоне… — начал я.

— Ваша очаровательная партнерша уже поблагодарила меня. Она пояснила, что я освобождаю вас уже второй раз. Никогда не знал, что сталось с теми документами, которые я отправил по факсу, но очень рад, что они вам помогли. Давайте поспешим. Сейчас тихо.

Он подтолкнул нас в длинный коридор, мимо двух комнат, где полицейские были заняты своим обычным делом: беседовали с множеством избитых, потерявших надежду, озлобленных, истощенных людей, которых всегда можно встретить в полицейском участке.

Миновав опасные зоны, мы помчались как угорелые, следуя по пятам за Пикардином. На ходу он сообщил, что мы сейчас идем окружным путем, чтобы не попасться на глаза копам, пока не достигнем камеры, где держат преступников.

Мы знали, как выглядит Ульрика Нордстром благодаря фотографии, что послал нам Ифвин; к тому же ее камера была единственной занятой в этом ряду: судя по всему, не так уж много арестованных женщин считались опасными преступницами. Ульрика действительно была невысокой блондинкой, несколько полноватой, стриженной под горшок. Завидев нас, она вскочила с места и воскликнула:

— Лайл! Хелен! Я так рада вас видеть! Что вы здесь делаете?

Мы с Хелен переглянулись, и я ответил:

— Э-э.., мы вас узнали по фотографии, а вы откуда нас знаете?

— Это же я, Ульрика! Лайл, мы с тобой были женаты целых пять лет, а Хелен была подружкой невесты на нашей свадьбе. Мы поженились сразу после колледжа. Это ведь было не так давно.

Пикардин очень пристально смотрел на нас, и по его лицу было видно, что он крайне недоволен. Однако он все же отпер дверь камеры и выпустил Ульрику.

— У меня есть ключ от служебного выхода, — сказал он, — так что можете выйти через него. Надеюсь, кто-нибудь объяснит мне суть происходящего.

— Мы тоже очень хотели бы понять, что происходит, — ответила Хелен.

Пикардин вернул Ульрике ее бумаги и кошелек. Она надулась, и по ее взгляду я четко понял, что когда-то это выражение служило неким личным сигналом между Ульрикой и тем Лайлом, за которого она вышла замуж. Насколько я видел, она уже начала злиться, что я не ответил на сигнал. Мы поспешили вслед за Пикардином в зал, потом он выпустил нас через дверь.

— Уверен, что мы будем поддерживать связь, — проговорил он. — Надеюсь, что успею узнать правила этого мира, не совершив предварительно серьезных ошибок.

Дойдя до конца длинной темной аллеи, мы оказались на улице — вроде бы безлюдной — и, не имея других ориентиров, кроме озера к востоку отсюда, где стоял прыжковый катер Контека, пошли на восток. Быстро миновав несколько кварталов, мы не увидели ни одной живой души; скоро должно было взойти солнце, а поблизости наверняка полно людей, которые рано утром уходят на работу; хорошо еще, что слуги вряд ли приходят в столь ранний час.

Миновали еще несколько кварталов. Мы расслабились, и Ульрика завела разговор:

— Лайл, не знаю, с чего начать. Твоя семья дала мне денег на поездку в Новую Зеландию после войны, я приехала и жила у тебя дома; впервые я появилась там, когда мне было тринадцать, а тебе одиннадцать, а твоему брату Нилу пятнадцать. Это тебе ни о чем не говорит?

— Ох, много о чем, — ответил я. — Но не о том, что ты могла подумать.

Белые здания вокруг нас напоминали склепы или киношные декорации, погруженные в кромешную тьму: ни одной лампочки, даже случайно забытой, ни ночника в детской, ни тусклого света в коридоре, ведущем в ванную. Это становилось все более странным. Улица была на удивление пыльной; в разбитый, поломанный тротуар были вмонтированы старые грязевые стоки; неужели здесь никто никогда не подметал?

— За последние несколько дней я понял, что воспоминания — самое ненадежное из всего, что существует в мире. Верь тому, что я помню. За четыре года до моего рождения родители попали в автокатастрофу вместе с моим новорожденным братом Нилом. Они выжили, а он погиб. Я его никогда не знал.

— Не может быть! — воскликнула Ульрика.

Хелен положила тяжелую руку ей на плечо, мягко прикрыла рот ладонью и стала шептать что-то о полиции, которая все еще неподалеку.

— Я прекрасно помню Нила, — протестовала Ульрика. — Отличный высокий парень с великолепным чувством юмора, лучший атлет. У нас могло бы что-нибудь получиться, если бы он не был голубым. Неужели не помнишь, что он пропал, когда затонула «Елизавета III»?

Сам я служил на «Лизе III» и, покидая в пятницу Оклендскую бухту, видел, что она стоит в доке, такая же, как всегда.

Ульрика все больше запутывалась и в конце концов сказала:

— Хелен, хотя бы скажи мне, что это не дурацкая шутка.

Хелен нетерпеливо объяснила:

— Похоже, что власти завели против тебя дело. Считается, что тремя выстрелами в голову ты прикончила Биард; это случилось в банке, и вас снимали аж целых четыре камеры. Не знаю, могут ли быть более веские улики.

— Но послушайте! — Ульрика сунула руки в карманы и замедлила шаг. — Я такого не припомню. Пытаюсь, но не могу. Я разговаривала по телефону, объясняла другу, где мы встретимся, и тут меня схватил полицейский. — Ее голос срывался, как будто она привыкла поступать по-своему и удивлена, что на этот раз так не получилось. Она заплакала, шмыгая носом и вытирая лицо руками.

Не зная, что предпринять, я дал Ульрике свой носовой платок, и, прежде чем вернуть его обратно, она протерла лицо и смачно высморкалась.

— Простите за беспокойство, — пробормотала она.

Я убрал платок обратно в карман.

— Есть одна вещь, которую мне очень сложно будет вам объяснить. Существует много разных Лайлов Перипатов с разным прошлым, возможно, раскиданных по разным вселенным. Есть и много разных Хелен Пердида и, возможно, много Ульрик Нордстром. Джефри Ифвин, судя по всему, тоже есть в каждой вселенной. В любом случае в некоторых из них, но не во всех, каждый из нас работает на Ифвина, так что нас отправили, чтобы вытащить вас из тюрьмы. Случилось так, что ни один из нас не встречал вас до сегодняшнего дня ни в одном из наших миров, какими бы они ни были. Поэтому мне очень жаль, что я отреагировал не так, как должен был, будучи вашим бывшим мужем. Простите, что мы не можем уделить вам внимание и оказать поддержку, в которых вы нуждаетесь и которые ждете от нас. Однако с нашей точки зрения мы встретили вас впервые, так что наша реакция объяснима.

Ульрика Нордстром несколько раз кивнула, напоминая медлительного студента, который пытается убедить преподавателя, что он все понял, и вдруг, смертельно побледнев, рухнула без чувств.

— Черт!.. — воскликнула Хелен.

— А, ну да… — Я ничуть не удивился. — У нее просто шок, вероятно, она сейчас придет в себя.

Мы с Хелен перенесли Ульрику на небольшую веранду. Спустя некоторое время она села, долго извинялась перед нами, отряхнулась и в общем-то была готова продолжать путь. Через каждые пять минут она просила Хелен объяснить все еще и еще раз; Хелен рассказывала то, что мы знали, а, видит бог, знали мы не так уж и много, Ульрика жалобно хныкала в ответ, а Хелен повторяла, что так обстоят дела; Ульрика шла. дальше, шмыгая носом достаточно громко, чтобы действовать нам на нервы, и через сто метров вновь просила:

— Простите, не могли бы вы объяснить мне еще раз?

Мы продолжали идти, и меня все больше настораживали тишина и отсутствие света, особенно когда рассвело и стало понятно, что и дальше улицы будут столь же пустынны.

— Как ты думаешь, что здесь случилось? — поинтересовался я.

— Большинство людей не станут жить в районе с таким высоким уровнем радиации, — ответил голос за моей спиной. Обернувшись, я увидел мужчину, лет семидесяти, с развевающимися седыми волосами, ниспадающими на плечи, и ухоженной седой эспаньолкой. Незнакомец был одет в черную шелковую рубашку с нашитыми серебряными украшениями, и мешковатые брюки, тоже из черного шелка; в руках у него была тросточка с серебряным набалдашником.

— Кто вы такой?

— Ну, вам, возможно, я известен под именем Полковника, но мое настоящее имя — Роджер Сайке. А вы Лайл и Хелен; думаю, с вами не имел чести встречаться прежде, но предполагаю, что вы — Ульрика Нордстром.

Ульрика вздохнула.

— По крайней мере вы правы, что мы раньше не встречались. Я даже не слышала о вас.

— Я думал, вы за тысячи миль отсюда, — с удивлением отметил я.

Сайке кивнул, согласившись:

— Обычно так оно и есть. Но Ифвин послал за мной специального представителя и попросил приехать сюда за вами. Это заняло больше времени, поскольку вы вышли из полицейского участка в пораженную зону и направились как раз в заброшенную часть города. Мне потребовалось время, чтобы выяснить, что вы именно так и поступили, и, несмотря на ваш медленный темп, я не сразу вас догнал. В любом случае я здесь.

— Вы сказали, что это зона повышенной радиации?

— Была. Это довольно сложно объяснить простому жителю. Район подвергся протонному удару с орбиты. Все было уничтожено, но повышенной радиации не наблюдается. Большинство людей не разбираются в подобных вещах, поэтому они покинули этот район, хотя трупы вывозились даже спустя десятилетия. В Мексиканскую Гражданскую войну 2014 года, если вы слышали о такой.

— Только не в моем мире, — ответил я, и остальные тоже покачали головами.

— Очень, очень неприятное было время. Вам повезло, что вы ее не застали. В любом случае… — Теперь, когда я видел его настоящего, из плоти и крови, слышал его голос, он постепенно напоминал мне персонажей, которых Полковник многие годы выбирал в виртуальной реальности для разных чатов, и я понемногу начал идентифицировать его с истинным образом живого человека. — В любом случае, если вы немного подождете, я вызову для нас транспорт. Он прибудет очень скоро — это не робот, во-первых, из-за того, что Паула слишком капризна, чтобы управлять чем-либо другим, а во-вторых, потому что она может провести его через районы, недоступные для других транспортных средств.

Должен вам сказать, она заставила меня сильно понервничать. Раздался громкий стук в дверь, и я решил, что это соседский идиот, мальчишка, любимой шуткой которого было стучаться в мою дверь и выкрикивать дурацкие вопросы, так что я вышел из душа, завернулся в полотенце и вылетел на улицу, чтобы посмотреть, кто стучал; оказалось, там человек, которого на моих глазах убили без малого тридцать лет назад. Понятия не имею, где этот чертов Ифвин нашел Паулу Рей, в каком таком мире, но это была ужасная шутка с таким стариком, как я.

— В последнее время случается много странных шуток, — сказала Ульрика. В ее голосе слышались плаксивые нотки, и я подумал, что, окажись я привязанным к ней хоть на какое-то время, легко ее возненавижу.

Мягко покачиваясь, подкатил автобус с ручным управлением, похожий на музейный экспонат двадцатого века. Когда автобус остановился, мы увидели за рулем женщину в зеленой футболке и синих джинсах. У нее были густые темно-рыжие кудри, а на носу причудливые старомодные очки, какие уже никто не носил. Ласково улыбнувшись, она сказала:

— А теперь едем в отель. Родж, тебя бы посадить за Руль! Ифвин раздобыл для нас потрясный экземпляр, и это самая веселая поездка за все годы, что я за рулем.

К тому моменту мы все влезли в автобус и заняли места в маленьком пятнадцатиместном салоне.

— Где вы откопали этот последний писк техники? — спросил я с интересом.

— Это не я. Ифвин поставил его в полицейском гараже. Вряд ли им пользовались хотя бы дважды за последний год, — пояснила Паула. — Они не станут по нему скучать.

За моей спиной послышалась веселая возня. Ульрика завалилась мне на плечо.

— Ужасно интересно, что в другом мире ты был женат на этом, — проронила Хелен весьма странным голосом.

— Снимаю с себя всякую ответственность за этот поступок. И ты прекрасно знаешь, каковы мои предпочтения в этом мире.

— На самом деле я знаю, каковы предпочтения еще нескольких Лайлов, и делаю соответствующие выводы.

Полковник оглянулся на нас, и даже при тусклом свете восходящего солнца я заметил, как у него приподнялась бровь. Он взъерошил свои седые волосы и сказал:

— Дети мои, если вы собираетесь драться, то я вас рассажу порознь.

Мы с грохотом продвигались по заброшенной части города, минуя мертвые здания. Солнце поднималось все выше и выше, а я не мог отделаться от мысли, что слишком хорошо знаю, что такое — быть порознь. Ульрика как-то странно задремала у меня на плече, а Хелен откинулась назад, на спинку сиденья. Я посмотрел на обеих спящих женщин и подумал, что, наверное, существует тысячи их и тысячи меня, и я был готов поспорить, что любое двое не поймут друг друга.

Автобус, громыхая, приблизился к большому дому с металлическими воротами, и тут мы наконец встретили на улице первых людей. Ворота открылись, Паула въехала внутрь. Она обогнула два огромных дерева, вкатила На широкую, по форме лошадиной подковы, дорожку и остановилась.

— Все на выход, — скомандовала она. — Здесь вы выспитесь.

Шатаясь от усталости, мы вошли в дом вслед за Паулой, показавшей нам спальни, которые выходили на верхнюю галерею. Окинув меня сдержанным взглядом, она спросила, кто где будет спать. Кивком я объяснил, что мы с Хелен будем спать вместе, а Ульрика в своей комнате. Паула, проказливо улыбнувшись, так что я чуть не прыснул со смеху, сделала знак, что одобряет мой выбор.

В спальне оказались кирпичные стены, высокое окно со шпингалетом, большая старинная кровать с пологом и четырьмя столбиками. На крючках висели халаты, а под кроватью стоял настоящий ночной горшок. Я уложил Хелен, еще дрожавшую и не окончательно проснувшуюся после автобуса, с одного края кровати и воспользовался ночным горшком, а потом завалился на другой край и моментально уснул. Думаю, это был единственный способ восстановить нарушение биоритма.

* * *

Я проснулся, когда часы на стене показывали три часа Дня, Чувствовал я себя отвратительно, потому что спал в одежде и с открытым ртом. Под боком все еще посапывала Хелен, демонстрируя мне плечевую кобру. Я понял, что она во сне знала об этом пистолете больше, чем я наяву, и оставил все как есть. За одну секунду я скинул вонючую, пропитавшуюся потом одежду, повторно воспользовался горшком, натянул одну из рубашек и осторожно открыл дверь.

Внизу, на диване в огромной комнате, выходившей на галерею, удобно расположился полковник Роджер Сайке. Он выглядел посвежевшим и отдохнувшим. Посмотрев на меня, он сказал:

— Ага. Еще одному не спится, не только мне. И Паула, и Эсме — все туда же, ведь мы старые приятели и не можем оставаться в постели допоздна, даже если нам заплатят. Несите вниз свои вещи — их можно постирать в подвале, а ваш костюм мы прихватили с прыжкового катера. Горячий душ, кофе и чего-нибудь перекусить. Ах да, и не забудьте про горшок в комнате.

Покачиваясь, я спустился по лестнице, вручил горничной свою одежду и горшок, взял небольшой кофейник, чашку, полотенце и инструкции по пользованию душем. Спустя полчаса я появился вновь, чувствуя, что опять становлюсь человеком. Я отрезал солидный ломоть ветчины, соорудил швейцарский сандвич, прихватил апельсин и потащил все это наверх вместе со своим чемоданом, так что мог выбирать между едой и одеванием. Приятно было ощутить себя чистым и почувствовать пищу в желудке. Если бы я имел хоть малейшее представление о том, что происходит или что со мной случилось за последние несколько дней, то был бы просто счастлив.

Хелен тоже пошевелилась, и я облачил ее в рубашку и отвел к Роджеру, а он, в свою очередь, подверг ее примерно тем же процедурам, что и меня. Ульрика появилась в тот момент, когда Хелен как раз включила душ, но оказалось, что ванные совместные, поэтому Ульрику направили в соседнюю душевую. Выглядела она так, будто провела полночи в слезах; не знаю, свойственно ей это или нет, но подобное поведение можно понять, учитывая все обстоятельства.

Покончив с этими хлопотами, я сделал еще один сандвич и кофе и поинтересовался у Роджера:

— Ну и где мы находимся?

— В доме Эсме Сандерсон. Не той, что арестовала вас и собиралась убить, а другой. Эта Эсме — на нашей стороне, а кроме того она может быть нам полезной еще и тем, что унаследовала огромную кучу денег. Случайно мы оказались в доме Эсме, покушавшейся на вашу жизнь, — она, как и Билли Биард, была продажным копом и поэтому могла позволить себе иметь подобный дом. Не тот, где в данный момент мы нашли приют. Понимаю, что все это очень запутанно; я и Паулу неоднократно заставлял все повторять.

— А чем конкретно мы занимаемся?

— Ждем остальных, — ответил Сайке, перевернув газетную страницу и просматривая статьи. — Хм. С тех пор как я вчера уехал из дома, история Мехико, судя по всему, уже трижды полностью поменялась. Я не читаю испанских газет, с которых хорошо было бы начинать, и теперь не знаю даже контекста. Но вот комиксы почему-то остались прежними.

Он положил газету и снял небольшие очки для чтения.

— Джефри Ирвин обещал, что когда всем станет тепло и уютно, он выдаст нам всем много-много денег, чтобы мы пошли в одно кафе — почему именно это кафе, я не знаю, — и подождали, пока не появятся люди, с которыми, я уверен, мы знакомы. Когда мы там окажемся, придется ждать дальнейших инструкций. Я слишком любопытный, чтобы пропустить все мимо. Думаю, вы оба работаете на Ифвина, как и мисс Нордстром, Не могу сказать, что движет Паулой и Эсме, — они лучшие агенты, которых мне приходилось встречать, и поэтому я никогда не знаю, о чем они думают; знаю только то, что они сами считают нужным. Вот почему все работало как часы. Исходя из прошлого опыта, я бы сказал, что какими бы ни были причины их действий, мы обо всем узнаем, когда они того захотят, и ни секундой раньше. Иисус Пикардин тоже с нами, ибо он корыстен или любопытен, а может, и то, и другое сразу.

Через некоторое время наверх поднялась Хелен — в рубашке и с полотенцем, тюрбаном обмотанным вокруг головы. Вскоре после нее появилась Ульрика и ушла к себе в комнату. Тем временем я быстро пробежал глазами газету и опять вспомнил, что не знаю испанского.

Конечно, были миры, где я знал его. А в этих мирах, интересно, я знал, что знаю испанский, или надо было проверять, что я только что и сделал?

Было почти пять, когда мы все собрались, готовые пойти в кафе.

— Оно здесь недалеко, насколько я понял, — успокоил нас Сайке.

Единственным человеком в комнате, которого я не узнал, оказалась высокая брюнетка. Она кивнула и обвела взглядом присутствующих:

— Я Эсме Сандерсон. А вы, наверное, Ульрика, Лайл и Хелен. Думаю, некоторые из вас встречались с другими версиями меня не при самых лучших обстоятельствах, а я имею как минимум одно крайне неприятное столкновение с одним из вас. Теперь, когда мы знаем, что находимся по одну сторону баррикад или по крайней мере все приглашены на одни и те же праздники, надеюсь, можно оставить все эти разборки.

Паула, сидевшая в углу, фыркнула и спросила:

— Очень неприятное столкновение? Она хочет сказать, что один из вас ее застрелил. Но она заставила меня пообещать, что я не скажу, кто именно. Полагаю, нам следует провозгласить всеобщее перемирие, и это отличная идея, на которую Эсме, к сожалению, не обратила должного внимания. Постарайтесь помнить, что человек, которого вы знали, может оказаться не тем, с кем вы общаетесь, ладно? Отлично. — Она встала. — Короче говоря, в машине достаточно места, и есть все основания, чтобы поехать на ней и ни на чем другом, как сказал Ифвин.

Седлайте коней, грузитесь — ив путь. Нам есть куда ехать.

— Нужно ли брать с собой вещи? — поинтересовалась Ульрика, откинув с лица еще влажные волосы.

— Думаю, каждый должен взять хотя бы сумку, — ответила Эсме. — На всякий случай. Побольше медикаментов и лекарств, оружия и боеприпасов, примерно в таком порядке, плюс то, без чего вам будет очень плохо и грустно.

Мы разбежались по комнатам наверху; мои чемоданы оказались достаточно маленькими, так что я спокойно смог все нести. То же самое касалось и Хелен. Казалось, будто там, внизу, все приняли одно и то же решение, и Паула посмеялась над нами.

— Не хочу думать о соотношении зубов и хвостов, — сказала она.

Хелен одарила ее ужасной, свирепой улыбкой сквозь плотно сомкнутые губы, к которой я все никак не мог привыкнуть.

— Надеюсь, я в качестве «зубов».

— Ну да, — заверила ее Паула. — Ладно, все в сборе.

Сейчас увидим, не разучилась ли я еще держать руль.

— Ты же прошлой ночью нас везла, — удивился я.

— Об этом знают не все присутствующие — надо их припугнуть. — Она с шумом распахнула дверцу автобуса и крикнула: «Все на борт!» намного громче, чем требовалось. По крайней мере один из нас отлично проводил время.

Ехать было недалеко, и, сидя позади Паулы, я смог убедиться, насколько сложно управлять машиной — как. я понял, ей приходилось переключать скорости, крутить руль и давить на педаль акселератора — и все это не отрывая глаз от дороги. Я выяснил, что штуковина посередине, похожая на старомодные часы, — спидометр, а та, где написано «0 — 1», — индикатор количества топлива в баке; другие измерительные приборы оставались для меня полной загадкой, особенно одна, на которой была надпись «тахометр»: по моим наблюдениям, она не имела никакого отношения к скорости нашего движения.

— Все это выглядит слишком сложно, — сказал я, понаблюдав некоторое время за процессом.

— Все автоматически, — возразила Паула, — и большая часть просто для того, чтобы ты знал, что можешь это сделать. Если на задании будет свободное время, я тебя научу: мы могли бы использовать больше водителей, и я боюсь, что водить машину умеем только я и Роджер. А он ненавидит это дело — почему, не знаю. А ведь наличие еще одного водителя сможет спасти чью-то жизнь, а может, и не одну.

Я вздрогнул: хотелось научиться водить машину, ведь мне всегда нравилось вручную управлять всякими транспортными средствами, но я не очень-то хотел оказаться в экспедиции, где спасение одной или нескольких жизней могло стать проблемой.

Мы остановились у кафе. Единственным человеком, сидевшим за столиком на улице, оказался Иисус Пикардин. На нем была рубашка с кричащим цветочным рисунком, дурацкая панамка, ярко-красные шорты и тяжелые кожаные сандалии. Он производил неприятное впечатление: закинутые на стол ноги, полупустой стакан с остатками пива; непонятно, каким образом ему удавалось выглядеть щеголем.

— Если мы делаем то, что я думаю, — произнесла Паула, — вы должны оставить свой багаж в автобусе. Я бы прихватила оружие, если у вас оно есть, и, возможно, что-нибудь из наиболее ценных вещей.

Я «захватил» только содержимое своих карманов, но заметил, что Хелен сунула себе в карман еще один нож.

Думаю, в некоторых профессиях невозможно быть излишне осторожным.

Кафе было бы довольно приятным местом, если бы мы просто собрались здесь отдохнуть. Мне никогда прежде не приходилось бывать в Мехико, но пиво оправдало наши надежды, так что мы сидели, болтали и ждали чего-то, попутно многое узнав друг о друге. Я увидел, что эта версия Хелен — секретный агент с профессиональными навыками владения оружием, — кажется, во многом связана с Эсме и Паулой. Я вовсе не был уверен, что мне это по душе; я скучал по той Хелен, которую называл «обычная, прежняя Хелен». Я старался как можно скорее забыть об этом определении, ибо не хотел думать о Хелен, которая действительно мне нужна, как об обычной или прежней. Судя по всему, Роджер и Иисус умели ждать, а я это просто ненавидел; я-то решил, что за четыре года службы во флоте овладел навыком сидеть и ждать распоряжений, но ошибся — нервы были как натянутая струна.

Ульрика реагировала соответственно — дергалась так же, как и я. Некоторое время мы говорили о студенческой жизни, потому что в своем мире она была в университете специалистом по Скандинавии, но тут обсуждать особенно было нечего, ибо со времени появления первого университета в 1100 году мало что изменилось руководство по-прежнему было не в курсе происходящего, политика факультетов оставалась жесткой и глупой, студенты ленивы, а порой просто дураки, и низкого особенно не волновали собственно знания. Положение Ульрики являлось зеркальным отражением ситуации с Хелен — последняя влезла в эту авантюру, будучи хорошо подготовленной, тогда как Ульрика, по природе более склонная к приключениям, выпала из этого мира и теперь сидела напротив меня, придерживая сумку.

Пешеходов было немного, и это могла быть любая улица в бедном городском квартале в богатой стране или улица среднего пошиба в любой нищей стране. Несколько чистеньких белых зданий, кое-где — блочные дома, перемежающиеся с деревянными строениями, словно возведенными по воле архитектора-импровизатора. Повсюду тянулись провода и кабели, торчали антенны и тарелки, и все, что только можно, обклеено кричащей рекламой. Легкий ветерок то и дело поднимал на разбитом асфальте золотисто-желтую пыль.

Я настолько привык к статичности вокруг, что вздрагивал каждый раз, когда кто-нибудь проходил мимо или собака появлялась на дорожке. Притворившись, что целых пять минут слушаю нытье Ульрики по поводу места в департаменте и украденных кредитов, я предположил, что страшно хочу, чтобы кто-то прервал эту тягомотину, ибо альтернативными вариантами были три женщины, обсуждавшие достоинства и недостатки девятимиллиметровой пули, и двое мужчин, спорящих о бейсболе.

В этот момент из-за угла появились две женщины. Старшая, которой, должно быть, было лет двадцать семь — тридцать, была потрясающе красива: волосы цвета меда уложены шапочкой, несколько завитков ниспадают крутыми локонами; она была в хрустящем белом платье, обнажавшем идеально загоревшие руки и плечи, на ногах — сандалии на ремешках с закругленным носом, на невысоком каблучке, который, наверное, был специально подобран, чтобы подчеркнуть изящные икры.

Фигура позади нее казалась несколько страшноватой и неуклюжей — очень молодая девушка лет пятнадцати-шестнадцати, с приятными, но ничем не выдающимися чертами лица: россыпь веснушек на носу, слишком большой рот, очень коротко подстриженные тусклые светлые волосы; на ней были по-дурацки выглядевшие очки а-ля Бен Франклин в проволочной оправе, ярко-розовая футболка, мешковатая хлопчатобумажная юбка и гольфы. Обе несли чемоданы.

Они подошли к кафе, направляясь прямиком к нашему столику, и у меня возникло чувство, что я уже видел кого-то, двигавшегося подобным образом. Я совсем перестал слушать Ульрику — и правильно сделал. Медовая блондинка неподвижно застыла, приняв крайне привлекательную позу, посмотрела поверх сидящих за столиком людей, а потом заговорила тем чистым голосом, который появляется после долгих лет упорных тренировок, указывая на Роджера:

— Так, вы, должно быть, Полковник. Значит, вы… — она ткнула пальцем в меня, — наверное, Лайл. Вот только не могу понять, кто из вас Хелен.

— Это я, — помогла ей Хелен. — И.., ну и ну! Келли и Терри, не так ли?

Келли кивнула:

— Да, это я. Поздно вечером мне позвонил Джефри Ифвин, велел собрать вещи и поехать в аэропорт имени Иосифа Сталина — он как раз под Парижем, — там меня будет ждать билет и человек. Билет оказался до Мехико, а спутницей — Терри.

— Рада всех вас видеть, — поздоровалась Терри, явно стараясь держаться с достоинством и уверенно, встретившись лицом к лицу со всеми своими взрослыми друзьями. У нее неплохо получилось. — Вы не поверите, как долго мистер Ифвин убеждал моего отца разрешить мне сюда приехать, и я до сих пор не знаю, как ему это удалось.

Они сели вместе с нами, и все представились по кругу. Ленивая беседа превратилась в энергичную дискуссию, так что стало сложно что-либо расслышать в клекоте голосов, где каждый требовал внимания. Внезапно к нам подбежала официантка из кафе, неся в руках телефон с громкой связью, и поставила перед нами на стол.

Прежде чем телефон заговорил, нам пришлось довольно долго ждать, сидя под ярким палящим солнцем, попивая прохладительное или же разглядывая своих спутников. К тому моменту, как он включился, я подумал, что все, наверное, знают, что позвонит Ифвин.

— Перекличка, — сказал он. — Лайл?

Поначалу я смутился, но Ульрика пихнула меня локтем.

— Здесь.

— Хелен?

— Здесь.

Таким образом Ифвин прошелся по всем, сидящим за столом (и каждый ответил «здесь»), а затем спросил:

— Есть ли еще кто-нибудь, кого я не назвал?

— Нет, — ответил Роджер, — если не считать официантку, которая сейчас находится в здании.

— Хорошо. Тогда можем начинать. Наверное, я начну с того, что кое-что для вас проясню. Но прежде всего у меня есть еще парочка тестов, чтобы удостовериться, что все наконец-то на месте. Боюсь, они не похожи на то, что вам когда-либо приходилось делать, но в них есть смысл. Есть ли на наружной стене кафе электрическая розетка?

Я посмотрел и увидел, что их там несколько.

— Да.

— Не могли бы вы несколько раз включить что-нибудь в одну из них, а потом выключить?

На столбах, стоявших вокруг столиков на улице, были лампочки. Вилка находилась около заземленной розетки. Я подошел и несколько раз включил и выключил ее, чувствуя себя так, будто кто-то специально пытается сыграть надо мной злую шутку. Естественно, подобным образом я себя ощущал уже в течение пяти дней.

— Великолепно! — воскликнул Ифвин. — А теперь возьмите, пожалуйста, телефон у официанта, он в кафе, позвоните в Париж в справочную и, как только соединитесь, бросайте трубку.

Прежде чем кто-либо успел пошевельнуться, Келли встала:

— Если я какой номер и знаю, так это справочной — постоянно забываю телефонные номера. — С этими словами она вошла в кафе.

— Зачем все эти ваши экспериментики? — задал я вопрос в микрофон.

— Не могу рассказать сейчас, но вскоре вы обо всем узнаете. Пусть Келли проведет эксперимент, потом еще один я сам, и вот тогда мы будем в отличной форме.

Тем временем Келли вернулась, неся портативный телефон.

— Ладно, я готова, — произнесла она достаточно громко, чтобы Ифвину было слышно через микрофон. Затем набрала номер и сняла трубку.

Спустя секунду из громкоговорителя послышалось:

— Извини, попробуй еще раз.

— Опять положить трубку сразу же, как только ответят на том конце?

— Да. Точно так же, как в предыдущий раз.

Келли набрала номер, подождала и нажала кнопку.

— Отлично! — раздался радостный возглас Ифвина; даже по громкой связи в нем можно было услышать триумф и удовлетворение. Он немедленно добавил:

— Теперь еще одно задание. В кафе играет музыка?

— Нет, — ответили все хором.

— Хотите, чтобы ее включили? — поинтересовалась Терри. — Я могу пойти попросить.

— Спасибо, Терри.

Она вскочила и исчезла внутри; мне уже было любопытно, что думает персонал кафе о нашем поведении и странных просьбах, но по крайней мере они не вышли и не попросили нас прекратить это занятие.

Через минуту послышалась музыка в неизвестном мне стиле — возможно, в ней было больше латинского, чем сохранилось в моем нацистском мире; из микрофона доносились вопли, и Терри вылетела на улицу, тяжело дыша.

— Благодарю бога за четыре нужных языка, — бросила она, плюхнувшись на стул.

— Минуточку… — сказал Ифвин. — Теперь тот телефон, по которому вы звонили в Париж.., не снимайте трубку, когда он зазвонит. Он будет звонить несколько минут. Оставьте включенным радио и громкую связь.

Положите телефон на стол и поставьте стул напротив, но ни в коем случае не отвечайте на звонок.

Почти сразу зазвонил телефон, и, пожав плечами, Хелен встала и положила его на стол, придвинула еще един стул, а телефон все трезвонил.

— Телефон на месте? — спросил Ифвин.

— Угу. Вы должны были это услышать, — пробормотал Полковник. Телефон не замолкал, издавая умопомрачительные звуки; над головой орали динамики; я подумал, а не является ли это каким-нибудь сложным планом, чтобы свести нас с ума.

— А стул пустой?

Иисус Пикардин наклонился, чтобы проверить, и лишь потом ответил:

— Стул пустой.

— Все сидите неподвижно, пока я не сосчитаю до ста;

Не шевелитесь, пока я буду считать. Один, два, три, четыре, пять, шесть, алле.

Телефон умолк. Громкоговоритель вдруг взвизгнул, выдав еще раз «алле» на очень высоких тонах.

А там, на стуле, который секунду назад был пустым, держа в руках телефон, по которому он только что с нами говорил, сидел Джефри Ифвин в потрясающем белом костюме, галстуке в темную полоску, с ярко-красной гвоздикой в петлице.

Мы отшатнулись, опрокидывая стулья и пятясь. Хелен, Эсме, Паула и Иисус схватились за оружие. Ифвин поднял руки вверх, продолжая держать телефон, и нажал кнопку отбоя.

— Что, кто-нибудь собирается стрелять? — осведомился он.

— Нет, просто вы меня напугали, — объяснила Эсме.

— Нет, наверное, — с сожалением сказала Паула.

— Нет. — Хелен не тратила много слов.

— По крайней мере не сейчас, — ответил Пикардин.

— Хорошо. — Ифвин опустил руки и потянулся, чтобы выключить громкую связь. Оглянулся по сторонам. — Что ж, наконец я собрал всех вас в одном мире и теперь могу все объяснить. Я определил вас как людей, необходимых мне для важной миссии, за которую, кроме возможной славы, если вы выживете, и вечной благодарности от вашей страны, если все сработает, я могу предложить вам состояние, о котором вы не могли и мечтать. Вот мое предложение, вы вольны принять его или отказаться: на одной чаше весов — большой риск, на другой — слава, услуга государству и несметное богатство.

— Что за миссия? — задал вопрос Полковник.

Ифвин облокотился на спинку стула, скрестил ноги и улыбнулся, тепло и по-дружески, будто намереваясь рассказать нам лучшую в мире шутку.

— Работа очень простая. Держите путь на север и отыщите Америку. Уже тридцать лет, как она пропала в триллионах разных миров, и пора выяснить, в чем дело. — Он поднялся и добавил:

— Что ж. Если вы примете мое предложение, я могу разместить всех в хорошем отеле, где сегодня вечером мы проведем небольшую стратегическую конференцию, а рано утром отправимся в путь.

Все готовы согласиться?

Я согласно кинул и вдруг понял, что все мы в один голос отвечаем «да». Интересно, это тоже Ифвин подстроил, или же данный факт — простое совпадение или заразное помешательство? Впрочем, какая разница.

Часть третья В КОТОРОЙ Я ИНТЕРЕСУЮСЬ, КЕМ ТЕПЕРЬ СТАЛ ШРЕДИНГЕР

Ифвин снял нам номера в большом, современном отеле, одном из тех мест, которые строят в бедных странах, для того чтобы богатые могли посещать их, не сталкиваясь с нищетой. До гостиницы мы добирались практически в полной тишине. Я сел рядом с водителем, и Паула имела возможность показать мне, как управлять автомобилем.

Ифвин всех нас четко проинструктировал: нам следует отдохнуть и поесть, как можно меньше разговаривая, не звонить по телефону ни при каких обстоятельствах и ровно в восемь вечера встретиться с ним в огромном конференц-зале. Он не был склонен отвечать на наши вопросы, так что ограничился четкими распоряжениями.

Нам с Хелен достались смежные комнаты, дверь между которыми при желании можно было открыть, что мы не замедлили сделать. Заказали еду в номер — к счастью, гастрономические вкусы агента Хелен Пердида почти полностью совпадали с пристрастиями преподавателя Хелен Пердида — так что получилось, что я хоть немного знал об этом человеке, — а потом быстро приняли Душ по отдельности. Я был готов завалиться в постель и соснуть часок, ибо до встречи оставался еще час, как вдруг раздался стук в дверь, соединявшую мою комнату с комнатой Хелен.

— Я не одет, — ответил я.

— Отлично.

Что-то в интонации, с которой это было сказано, заставило меня мгновенно распахнуть дверь. Хелен влетела, и я сразу заметил, что на ней не было ничего, кроме пары атласных перчаток и туфель на шпильках. В руках она несла два моих галстука; я и рта не успел раскрыть, как, резво подскочив ко мне, она связала мне руки и ноги за спиной, так что лодыжки оказались привязанными к запястьям. Сунула кляп из собственных трусиков, связанных с чулками, перевернула на живот и со словами: «Ты плохо себя вел», шлепала меня до тех пор, пока слезы не брызнули у меня из глаз.

Все это время я пытался выплюнуть кляп и объяснить Хелен, что мне все это не нравится, что, как бы она ни поступала с тем Лайлом, которого знала, я во многом от него отличался. Я хотел по крайней мере сказать ей, что она отбила мне весь зад, что мне такое не по душе, так что пусть прекратит подобные забавы. Я дергался и кричал, невзирая на кляп, задыхаясь и со страхом думая, что еще придет ей в голову со мной сделать.

Хелен повернула меня на бок, и я стал неистово трясти головой, стараясь сказать «нет, я так не хочу, мне не нравится», но она одарила меня улыбкой, от которой мурашки побежали по коже, сняла одну туфлю, очень нежно — к моему удивлению — вставила тонкий каблук в мой анус и принялась двигать им взад-вперед. Я думал, что меня сейчас вырвет: из-за кляпа дыхание сделалось горячим и зловонным, живот и грудная клетка судорожно вздымались, нос заложило от слез.

Тем временем Хелен завернула мой пенис в одну из этих атласных перчаток и несколько раз медленно провела по нему рукой вверх-вниз. Никогда в жизни у меня не было столь сильной эрекции.

Она опрокинула меня на спину; наверное, это могла бы быть хорошая позиция для любителей йоги, но давление на плечи, лодыжки, локти, запястья и коленки было таким нестерпимым, что я опять закричал, давясь слезами и слюнями. Мой пенис, судя по всему, существовал отдельно от хозяина: он бурно реагировал на движения атласных перчаток, и Хелен, вскочив на кровать, опустилась на него.

Она скакала на мне, казалось, целую вечность, и, хотя каждая клеточка отзывалась невыносимой болью, а грудь раздирали рыдания, никогда прежде я не испытывал удовольствия более сильного. Трижды она дрожала и дергалась, сотрясаясь в оргазме, тогда как я боролся и потел; наконец все осталось позади — мой живот конвульсивно сжался, как будто мне дали кулаком под дых после десятимильной пробежки, — и я кончил.

Хелен слезла с меня, обтерлась влажной салфеткой, затем обмыла мои покрасневшие гениталии. Я хотел, чтобы она меня развязала, но, судя по всему, время еще не пришло: она следовала своему расписанию. Перевернула меня на бок и развязала путы; я вывалился из веревок, как тряпичная кукла, не способный пошевелить ни рукой, ни ногой. Повернув меня к себе, она отвязала чулок и вытащила его вместе с трусами изо рта. Я начал было говорить, но она наклонилась и подарила мне крепкий, сильный и долгий поцелуй.

Когда она закончила, а я в изнеможении лежал рядом, способный только дышать, с болью во всем теле, она сказала:

— Ты был действительно хорошим мальчиком. Лучше у нас не бывало.

— Я никогда этим не занимался… — ответил я. — Никогда. Не думал, что ты такое вытворяешь.., я в такие игры не играю. Это был не я.

— А чей тогда член стоял?

Я повернулся на бок, подальше от нее.

— Я не говорю, что не реагировал на твои действия.

Но это не имеет ничего общего с моими желаниями. Я сказал, что не занимаюсь подобным. Не хочу делать такие вещи. — Я отполз на край кровати, надеясь убраться подальше от Хелен.

— Если мы останемся живы, ты сам предложишь мне заняться этим через несколько дней.

Я ненавидел противную уверенность ее голоса.

— Меня не волнует, что ты проделывала с тем, другим Лайлом. Не желаю, чтобы то же самое было со мной.

А если ты думаешь, что занималась этим со мной, сначала спроси меня.

Она рассмеялась, и это была, с одной стороны, Хелен, а с другой — что-то меня в ней пугало, — я ни на йоту не продвинулся в познании ее сущности.

— Позволь сказать тебе кое-что еще, крошка Лайл. Ты сейчас уснешь так сладко, как не спал многие годы. Я знаю, что твое тело реагирует таким образом. Что касается меня — кажется, это всегда делало мой глаз острее, а реакцию — быстрее. Следующие несколько дней я буду быстрой, точной и расслабленной. Что бы ты сейчас ни думал, мой плаксивый кобель, нам обоим теперь лучше.

Согласишься ты со мной или нет, но тебе это понравилось, маленький блудник.

С этими словами она так сильно сжала мои яйца, что меня чуть не вырвало: я взвизгнул от боли. Смеясь, как на Рождество, Хелен вытянулась подле меня.

Я подумал: «Странно — как я мог спать рядом с тем, кто внушал мне такой ужас» — и это было последней мыслью перед тем, как я уснул. Когда она разбудила меня, оставалось пятнадцать минут до начала встречи. Я не смотрел на Хелен и попросил ее выйти из комнаты, пока я буду одеваться. Она опять надо мной посмеялась, и на этот раз ее смех понравился мне еще меньше. В нем было больше пугающего и все меньше от настоящей Хелен.

* * *

Ифвин начал разговор с двусмысленной фразы:

— Я провел очень много времени, размышляя, каким образом расскажу всем вам об этом, и даже теперь я вовсе не уверен, что выбрал верный путь. Знаю, что вам любопытно знать, кто я такой, как смог проведать о том, что собираюсь вам сейчас рассказать, как и почему я занялся проектом, к которому прошу всех вас присоединиться, — но я специально не стану удовлетворять ваше любопытство в течение какого-то времени, ибо мое объяснение станет намного более осмысленным, если я предварительно снабжу вас необходимыми знаниями. Надеюсь, я весь окутан таинственностью?

— Весь, — ответил я, ибо все остальные сохраняли молчание.

— Что ж, хорошо, тогда мое понимание механизма работы человеческого мышления не совсем ошибочно.

Надеюсь, позднее я смогу все прояснить, но на данный момент это должно быть окутано тайной. Начнем с того, что ваши подозрения, Лайл и Хелен и другие, по поводу интерпретации Многих Миров и некоторых других вопросов по большей части оказались верными. Люди, информация и объекты действительно несколько десятилетий назад начали пересекаться с другими мирами, как вы их назвали — или линиями времени, историями, последовательностями событий, в зависимости от термина, какой вы предпочитаете, — и это стало причиной расхождений в воспоминаниях, полных случайных нарушений причинности, замеченных вами, и появления новой культурной нормы, в соответствии с которой люди избегают любых дискуссий по поводу прошлого, даже своего собственного. Кто-нибудь из вас выяснил, при каких условиях случаются подобные вещи или что их вызывает?

В воздухе повисло гробовое молчание, и Ифвин сказал:

— Конечно, никто от вас этого не ждал, потому что, во-первых, опыт порой несколько сбивает с толку, особенно если вы пересекаетесь с последовательностями событий, отличающихся друг от друга, что и случилось со многими из вас. Думаю, что теперь смогу объяснить вам все, а если сейчас не получится, в любом случае, по-моему, я уже близок к разгадке. Люди пересекаются, разговаривая по телефону, находясь в сети или в транспортном средстве, управляемом роботом.

Мне показалось, что через позвоночник пропустили электрический ток: в одно мгновение все стало на свои места.

— Так вот в чем дело! — воскликнул я. — Ведь машины управляются квантомеханическими приборами!

Все обернулись и уставились на меня. Ну да, я же единственный из присутствующих, кто разбирается в физике.

— Э-э… — пробормотал я.

— Ты абсолютно прав, Лайл. — Ифвин подтвердил мою догадку. — Именно это и происходит. Самое странное, что проблема в другом. Это само по себе является просто причиной, по которой настоящая проблема до сих пор не была выявлена. Однако я слишком тороплюсь — возможно, мне следует начать сначала, и если профессоры Перипат и Пердида нам немного помогут, мы сумеем быстро восстановить ход событий.

Лекция Ифвина и его ответы на вопросы затянулись до полуночи; он позаботился о том, чтобы нам принесли чай, кофе, сок, тарелки с сандвичами, пирожными и фруктами, каждый час делал небольшой перерыв, так что мы спокойно перенесли затянувшийся рассказ. Впрочем, к концу у кого-то от долгих споров сел голос и почти у всех уже вскипели мозги. Однако Ифвин все предоставлял и представлял доказательства, и сказанное им совпадало с фактами. В конце концов мы ему поверили — наверное, потому что почувствовали огромное облегчение, поняв наконец, в чем дело.

На самом деле существовало множество миров, в действительности — любой возможный. Перпендикулярно времени и знакомым нам пространственным измерениям существовало пять пространственно-подобных измерений, которые Ифвин назвал «вероятностью», и каждая последовательность событий имела в этих; измерениях свой уникальный адрес.

— Допустим, во вселенной существует только одна вещь, и все, что она может, — это быть где-то, и есть только одно пространственное измерение, — предположил Ифвин, стараясь объяснять попроще для нематематиков, которых среди нас было большинство. — Одно пространственное измерение образует линию, верно? Если хотите, представьте ее в виде дороги. Один объект — машина, и каждый раз, когда она проходит через какое-либо определенное место, это является событием. Теперь вообразите картину вселенной в виде графика, где по горизонтали отмечается местонахождение на дороге, а по вертикали — время. На таком графике вертикальная линия будет означать, что машина стоит на одном месте, и чем больше линия приближается к горизонтальной, тем быстрее движется машина. Большая закорючка, похожая на букву "S", означает человека, ездящего взад-вперед. Каждая точка на линии — событие. До сих пор все понятно?

— Давненько я не занимался алгеброй, — пробормотал Полковник.

— Могу вас заверить, что ее не упростили, — успокоила его Терри. — Ладно, значит, если существует одно измерение вероятности, это как будто накладываешь все возможные графики один на другой, так чтобы наиболее похожие оказались рядом. Верно?

Ифвин обалдел:

— Да у тебя талант!

— Я все время провожу в школе. Привыкла к лекциям. И кроме того, вы сказали, что мир или линия времени можно назвать «последовательностью событий», так?

Тогда получается, что линия событий, подобно той, что была на графике, является последовательностью событий. И время только идет в одну сторону, и вы сказали, что на дороге одна машина, так что если бы был всего один мир, в нем бы существовала одна-единственная линия. Если существует множество миров, то должна быть одна линия для обозначения каждого возможного пути, по которому машина может двигаться по дороге вперед и назад. Вот и все.

— И это правильно. Если кто-то запутался, отныне со всеми вопросами обращайтесь к Терри, — подвел итоги Ифвин.

— А те, кто хочет запутаться, могут обращаться ко мне, — сказала Паула Рей. — Значит, смысл графиков, дороги и всего прочего — в том, что это очень упрощенная версия? В воображаемом мире есть один объект, одно пространственное измерение, одно временное и одно измерение вероятности, да? А в нашем реальном мире, по вашим словам, существует большое количество объектов, три пространственных измерения, одно временное и пять измерений вероятности?

— Абсолютно точно. Ты не так уж плохо во всем разбираешься, как тебе кажется. То, о чем я говорю, огромно. Одно из применений этому — возможность существования бесконечного количества соседних миров в измерениях вероятности. Точка может иметь бесконечное множество соседних точек, причем в двух измерениях; линия может иметь бесчисленное множество соседних линий по трем измерениям и так далее. В расширительном смысле событие, являясь единицей с четырьмя измерениями, может иметь бесконечное количество непосредственных соседей в пяти измерениях вероятности. И это на нулевом расстоянии. Теперь выясняется, что вероятность пересечения с соседней последовательностью событий несравнимо больше, чем с отдаленной. На самом деле каждую секунду во время телефонного разговора вы скачете из одного мира в другой. И так большую часть времени: вы перемещаетесь между мирами, столь похожими друг на друга, что вы не способны определить разницу между ними.

Например, возможно, что в одном мире в каком-то из зубов у вас больше атомов кальция или пуговицы на одежде на микрон больше. Или вы попадете в мир, где по всему городу люди вместо того, чтобы читать газету, моют машину.

Но каждый раз, совершая дальний прыжок, вы попадаете в мир, где история сильно отличается от вашей.

Так произошло, к примеру, с Хелен Пердида, когда она была подростком, или сравнительно недавно с Паулой и Иисусом.

— Почему это случается во время телефонного разгон вора? — поинтересовался Роджер. — Почему не во время купания, или чистки зубов, или во сне? Вы ведь еще сказали, что то же самое может случиться во время нахождения в сети или в транспорте, управляемом роботом, да?

— Да, но не только, — согласился Ифвин. — Может быть, Лайл уже все выяснил, ведь у него было время? У него больше опыта в чтении лекций, чем у меня, и поскольку идея для него нова, возможно, он сумеет объяснить ее доступнее. Дело в том, что идея живет во мне, так что я склонен делать слишком много предположений во время объяснений.

Я фыркнул, но собрался с мыслями. Начал с того, что рассказал о кошке Шредингера и о проблеме интерпретации распределения квантовых состояний, когда проектируешь его в макромир. Потом сказал, что все это нервирует широкую публику и поэтому то, что я сейчас излагаю, редко публикуется крупными издательскими компаниями.

— Примерно семьдесят или восемьдесят лет назад люди, занимавшиеся изучением мозга, заинтересовались проблемой хранения в человеческом мозге большого количества действительно необработанной информации. Когда они получили кое-какие данные о том, как кодируется информация в индивидуальных клетках мозга — в основном в виде связанных групп физических ощущений, — то решили, что в голове недостаточно места для всей информации. А поскольку места для полноценного функционирования мозга не хватает, то каким же образом мы так много запоминаем?

Ну что ж, выяснилось" что не запоминаем. Ты помнишь чье-то лицо по выражению бровей, по детали нижней губы, носа или глаза. Позднее, воскрешая в памяти его образ, ваш мозг быстрее, чем возможно осознать в реальном времени, должен реконструировать картину, вставляя все детали. Для мозга подобная операция не представляет трудности, ибо лица симметричны, некоторые черты лица встречаются только вместе и так далее. Разум имеет маленького, но быстрого исполнителя, который заполняет пробелы в изображении.

— Именно поэтому большинство профессиональных актеров могут быстро вжиться в роль, имея общее представление о том, что они делают, — отметила Келли, — но путь от знания своей роли до знания каждого слова занимает вечность. Это такой геморрой! Несколько характеристик можно выучить почти моментально, но для отличного выступления надо выучить намного больше, а потом прочувствовать текст, так что сконструированное вами в промежутках между репликами всегда верно.

— Точно. Ну, это было довольно интересно, своего рода экскурс в изучение мозга, к тому же оно помогло кое-что объяснить: например, феномен, когда вы принимаете незнакомца за старого друга, которого долго не видели; или то, что люди начнут запоминать не произошедшее на самом деле, если им достаточно часто повторять новую версию, а начнут вставлять в описание реальных событий связующие элементы, частично позаимствованные из вашего рассказа. Однако самое важное применение пришло позже, в передаче информации. Это решение проблемы пропускной способности канала связи.

Пробираясь сквозь вопросы и временные заминки, я схематично набросал основные концепции. Представьте старый передатчик, посылавший точки и тире азбуки Морзе — пропускная способность канала связи равнялась единице. Она есть, если по кабелю идет ток, или ее нет. Дальше. Поскольку ни один из сигналов азбуки Морзе не имеет более четырех точек или тире, теоретически при наличии четырех проводов можно посылать все буквы одновременно, а не последовательно, и в четыре раза быстрее. Объем информации, которая может пройти в определенном месте в определенное время, является пропускной способностью данного канала, a с началом двадцать первого века пропускная способность стала измеряться в миллионах, а быстродействие в мегагерцах, и триллионы битов ежесекундно путешествовали через каждое соединение системы.

Для некоторых целей, однако, подобное быстродействие было недостаточно, особенно для одной, очень важной с коммерческой точки зрения. Человеческие органы чувств в целом воспринимают объем информации, выраженный в триллионах, и для создания эффективной виртуальной реальности нужно быть способным моделировать все ощущения одновременно в реальном времени. А эту виртуальную реальность создать хочется, ибо человек, похоже, имеет практически неограниченную потребность быть осчастливленным и постоянно опекаемым — ведь все мы в какой-то степени большие дети, — и каждый, кто сможет поставлять подобные услуги за умеренную плату, имеет шансы в конце концов собрать все богатства человечества. Даже сейчас есть люди, особенно родившиеся богатыми в одной из передовых стран в какой-нибудь линии мира, которые проводят большую часть жизни в сети. Так или иначе, они хотели добиться своего — старыми средствами или новыми.

Как оказалось, можно моделировать реальность достаточно быстро, чтобы создать четкую, ясную виртуальную реальность, но доставка сигнала в мозг и отправка его из мозга требует очень высокой пропуск" ной способности. Именно поэтому, хотя виртуальный имитатор способен создавать живую реальность для одного или нескольких человек, один-единственный виртуальный звонок на большое расстояние потребует канала, емкость которого равна суммарной емкости, необходимой Соединенным Штатам для радио, телефонной и телеграфной связи во время Второй мировой войны. Несмотря на наличие высокого спроса на виртуальные миры, которые можно было использовать в качестве живого, настоящего эксперимента, чтобы удовлетворить этот спрос, было необходимо создать конструкцию с огромными возможностями, которые способны обеспечить требуемую пропускную способность для передачи всех этих сообщений.

Есть и другой потребитель высокоемких каналов связи — транспорт, идущий на автопилоте, мог бы работать эффективнее, если бы обменивался информацией с другими машинами. Вы хотите машину, которая умеет думать и видеть достаточно быстро для того, чтобы понять, что за вылетевшим на улицу мячом наверняка погонится ребенок, или сновать взад-вперед, предупреждая все машины о доске с гвоздями, валяющейся на тротуаре. Опять возникала необходимость в увеличении быстродействия и пропускной способности.

Быстродействие компьютера частично зависит от внутренней пропускной способности, поскольку объем блоков данных, вращающихся внутри компьютера, определяет скорость, с которой он способен повторно систематизировать информацию, то есть «думать».

Поскольку виртуальная передача информации в любом случае идет посредством компьютера, крайне желательно провести все это через более быструю систему, а самой скоростной в середине двадцать первого века считалась квантовая — ее превосходство основывалось на особенностях квантовой физики: одиночный объект может вести себя так, будто он является ансамблем нескольких взаимоисключающих состояний. На деле это выглядит примерно так: вы можете решить проблему кошки, мертвой и живой одновременно; каждый бит памяти компьютера и каждая операция в его регистрах может являться параллелью самой себе; одну-единственную машину можно заставить вести себя как многие тысячи машин одновременно, причем с огромным увеличением быстродействия.

Однако параллельные процессы имели и другое использование — именно с их помощью компьютерные инженеры получили возможность моделировать многие функции человеческого мозга. Способность создавать лицо для опознания, заполнение пробелов в неполном тексте, восстановление частично испорченных голограмм из фрагментов — для этого требуется такой параллелизм, который способен обеспечить только квантовый компьютер. Таким образом, квантовый компьютер сделал возможным виртуальное общение в реальном времени, поскольку можно было передавать необходимую информацию в малых объемах, а уже из этой информации создавать имитацию на другом конце провода.

Но принцип неопределенности ограничивал контроль пользователя над информацией; вы не могли узнать, в каком состоянии «реально» находится любой из квантовых процессоров без нарушения необходимого вам параллельного процесса. Если вы поверили копенгагенской: интерпретации — нет проблем: вы просто относитесь к этому как к шутке вычислительной техники, позволяющей получать больше информации, чем ее отправлено. Таким же образом в не-физической интерпретации проблема не является проблемой как таковой — как если бы у вас, было два пруда, в каждом находилось по палке, и обе палки соединены между собой веревкой; волна в одном пруду автоматически вызовет волну в другом, и появятся множественные комплексные формы волн, ибо палка может двигаться в любом направлении.

Но в соответствии с интерпретацией Многих Миров вы решали проблему при помощи всех окружающих вас миров и вашего собственного — и принцип неопределенности не позволил бы вам узнать, какой ответ относится к какому адресу. Те, кто вообще задумывался об этом — в данном случае я и мои друзья по институту, — всегда спорили на эту тему за кружкой пива и, как правило, приходили к выходу, что решение спрятано в квантовой компьютерной сети. Должно существовать огромное количество «не правильных галактических адресов» — то есть сообщений, попавших по ошибке не в ту вселенную. Этот спор всегда приводил нас к дискуссии о том, что мы якобы обнаружили причину, по которой интерпретация Многих Миров не может быть верной: ибо, судя по всему, принцип неопределенности в применении к проблеме адресов показывает, что нельзя знать, верный или неверный тот или иной номер, и поэтому все эти «ошибочные номера» будут нарушать его.

Мы никогда не принимали во внимание, что Природа могла решить данную проблему, не позволяя никому из получающих сообщение на другом конце знать, в какой вселенной он находится. И такое решение похоже на то, что можно ожидать от Природы, когда она пребывает в хорошем расположении духа. Кем бы ни был получатель сообщения, он всегда пребывает в подвешенном состоянии, подобно кошке Шредингера, все время, пока находится на связи; только в отличие от кошки получатели не полумертвые или полуживые, а разбросаны по разным мирам. Оставаясь на линии или отсоединяясь — а разделительные протоколы в любой современной сети гарантируют быстрые отсоединения несколько раз в течение секунды, — вы совершали действие, аналогичное открыванию ящика и крушению распределения вероятностей в одном-единственном состоянии — «живая» или «мертвая» для кошки, та или иная вселенная — для вас.

Когда для виртуальной реальности стали использовать широкополосную квантовую сеть, на нее перенесли все, потому что она была очень вместительной — управление транспортом, факс, телевидение, телефон и все прочее. Когда бы вы ни вошли в квантовую коммуникационную сеть, вы будете осциллировать между возможными состояниями системы, будь вы человеком, стогом сена или электронным сообщением.

— Так вот, — подвел я итоги после четырех сандвичей, шести чашек кофе и слишком большого количества споров, — эти осцилляции между мирами становились все быстрее, все большее число семейств событий получали доступ к виртуальной реальности и квантовой сети, и число взаимопереходящих состояний многократно возрастало. Теперь никто не остался в том же мире, где он родился. По большей части миры похожи друг на друга, так что люди адаптируются, хотя я уверен, что почти во всех мирах возросло количество буйнопомешанных и людей с расстройствами психики, и многие из них, возможно, все время пытаются рассказать кому-нибудь, кто станет их слушать, что в мире что-то не так.

Ифвин кивнул и добавил:

— И поэтому я стал кем или тем, что я есть. По мере роста систем мы были вынуждены все больше децентрализовывать контроль. Это привело к тому, что, помимо всего прочего, вместо центральной администрации, управлявшей всем, появились блуждающие части программ, рыскавшие в поисках того, что не работает должным образом. То есть системная администрация перестала напоминать полицию и суд и стала больше похожа на иммунную систему. Системное администрирование превратилось в манипулирование популяцией киберфагов: легких вирусов, уберегающих пользователей от действий, могущих повредить систему. Это намного проще и дешевле, чем завязывать все на центральную программу, которая должна все знать. Несколько лет назад один киберфаг стал замечать, что во всех параллельных вселенных существует общая проблема. И эта проблема заключалась в исчезновении миллиардов узлов в Соединенных Штатах, Американском Рейхе, Сообществе Очистившихся Христиан — как ни назови эту часть земного шара между Сан-Диего и Святым Лаврентием. Однажды он подметил, что информационный поток полностью прекратился на несколько секунд; он решил проследить и обнаружил отсутствие информационного потока на месяцы или годы через все последовательности событий, к которым у него был доступ, — а это колоссальное количество миров. Киберфагу показалось, что очень много людей и машин либо было вырезано из сети, либо оставлено добровольно — но, что бы это ни было, оно отрицательно сказывалось на сети. Киберфаг довольно долго думал об этом, насколько может думать пустота, обитающая в сети между вселенными, — и решил, что, поскольку от этой страны не исходит никакой информации — ни записи сделок, телефонных звонков, чеков или хоть немного какой-либо почты, — единственно верным решением будет посмотреть самому. Это потребовало определенных усилий. Около двадцати пяти лет, но, конечно, киберфаг вечен, и его преимущество заключается в возможности оперировать миллиардами последовательностей событий одновременно. Самой трудной частью оказалась необходимость получить физическое тело, в котором можно будет перемещаться, когда потребуется пойти и убедиться во всем самостоятельно.

Наступила долгая пауза, как будто мы переваривали услышанное, а затем Иисус крайне неуверенно спросил:

— Сэр, правильно ли я понял, что вы хотите уверить нас, будто вы и есть тот самый киберфаг?

— Ну, возможно, правильнее будет назвать меня его воплощением. Киберфаг не только существует до сих пор, он управляет Контеком. Одна из причин, почему вы услышали столько толков о компании, в том, что наша единственная реальная цель — аккумулировать деньги и власть как средство для достижения более важной цели: получения мной телесной формы в физическом мире, с подходящей командой, так чтобы мы смогли пойти и посмотреть, что же сталось с Америкой. Как вы могли догадаться, на это потребовались миллионы человеческих лет биоинженерии, огромное количество переделок в сфере взаимодействия мозга с телом, однако.., вот он я перед вами. Если вы подымете крышку у меня на затылке, то обнаружите сложнейший механизм для обращения к Ифвину Первому — так я называю своего прародителя; до тех пор, пока я не созрел физически, я жил в емкости, но вам придется признать, что во всем остальном я такой же человек, как и вы. И я тоже в тупике.

Хелен сидела, сложив руки на коленях, поглядывая то на Ифвина, то на меня. Наконец она заговорила:

— А все эти манипуляции?

— У меня не было способа контролировать, кто или что в какой мир попало, — пояснил Ифвин. — Никто не мог этого сделать — неопределенность перемен заставляет вас менять мир. Но, хотя я не имел возможности контролировать перетасовки, однако научился следить за их скоростью и движением рук раздающего. Я вот что сделал: нанял команды людей, которые, по моему мнению, могли бы разрешить данную проблему, а затем пробовал на них разные последовательности событий до тех пор, пока не получу вариант, где все критически мыслящие люди будут собраны в одной последовательности, или, если точнее, пока я не узнаю, что велика вероятность того, что они все встретятся.

Тогда, чтобы присоединиться к вам, я сделал этот телефонный звонок через систему, которая соединяет и разъединяет линию с частотой в несколько терагерц. Она постоянно проверяла все ваши действия, пока канал не сузился насколько возможно. Затем в течение последних нескольких секунд я осциллировал до момента обнаружения системой вашего местонахождения. Здесь имел место неопределенный компромисс — как всегда, у меня в памяти образовались крупные провалы, и ни я, ни киберфаг не знали точно, который из Ифвинов есть я. Миллионы Ифвинов были выброшены из реальности, чтобы я попал сюда.

— А вы их спросили, хотят ли они этого? — поинтересовался Хелен.

— Разве это имеет значение?

— Вы сами знаете, что имеет, — возразила она. — Большинству из нас пришлось отказаться от прежней жизни, чтобы очутиться здесь, а вы никогда не интересовались, хотим ли мы такой судьбы.

Ифвин согласился.

— Верно. И если вы действительно настаиваете, можете уйти сейчас. Но надеюсь, что вы останетесь по ряду причин — то есть у меня есть причины надеяться на это, а у вас — остаться. Не оставляю надежды, что вы хотя бы соблаговолите выслушать меня до конца.

— Выслушаю, — буркнула Хелен. — Но на данный момент я не очень-то настроена вам верить. Вы — призрачная личность, созданная машиной для самовоплощения. Вам не приходилось терять родных, друзей, любимых… Основная цель вашего создания — быть выкинутым на свалку…

— Все человеческие существа обязательно попадают на свалку, — парировал Ифвин. — Большинство без всякой причины, поскольку таковой нет во вселенной, и они просто уходят, растратив себя, и никогда не возвращаются. Вас выбрали, потому что, во-первых, каждого из вас волнует судьба Америки. Большинство людей не беспокоятся об этом сейчас и не будут беспокоиться в будущем. Да и зачем? Каково бы ни было когда-то ее значение для мира, оно уже в прошлом. Культурное наследие перешло к эмигрантам, мировая экономика физически отделилась от Америки, так что никто ничего не заметил, а почти во всех последовательностях событий нет проблемы баланса активной военной силы. Похоже, что Америка оказалась вычеркнутой отовсюду задолго до полного исчезновения. К счастью для этого проекта, все еще остались те, кого до сих пор заботит этот вопрос, и вы в их числе.

Далее следует проблема навыка в абдукции. Киберфаг, воплощение которого я собой представляю, будучи машиной, мог переоценить важность абдукции, поскольку никто еще не нашел подходящего способа обеспечения машин таким навыком. Но я такой же человек, как и вы…

— Это вы так говорите, — презрительно фыркнула Хелен.

— Моя личность имеет физическое тело, сделанное в соответствии с ДНК человека, и этого достаточно, — сказал Ифвин твердо. Его лицо побагровело, и я услышал в его голосе напряжение и злость.

В воздухе повисла очень долгая, неловкая пауза, а потом Ифвин подвел итог:

— В общем, Лайл Перипат является авторитетом в абдуктивной математике. Наука, изучаемая Хелен Пердида, позволяет решать практические вопросы, возникающие в абдуктивных рассуждениях, плюс многие ее версии имеют навыки обращения с оружием, плюс, конечно же, ее личная привязанность к Лайлу, что может пригодиться в трудной ситуации. Затем мне нужен был кто-то, умеющий командовать и тесно связанный с Лайлом, так что ваше присутствие, Полковник, вполне объяснимо. Я взял вам двух старших помощников, которые заодно имеют опыт в расследовании, вот почему здесь оказалась не только Эсме Сандерсон, но и Иисус Пикардин.

Спустя минуту Келли сказала:

— Вы не объяснили, каким образом я и Терри оказались втянутыми в это дело и зачем вы прикладывали дополнительные усилия, чтобы доставить нас сюда.

Ифвин вновь согласно закивал.

— У меня не было творческих личностей, а это совсем другой стиль абдукции. И мне нужен был человек, имеющий богатый опыт перевоплощения, то есть когда он быстро приспосабливается к окружающему миру, вне зависимости от внутренних ощущений. Подобный талант создания части, подходящей к другим частям, способность вливаться, то, что артисты называют гармонией или совместимостью, как раз и было той самой творческой деятельностью, которую я хотел бы получить и которой хорошо владеют артисты. Что касается Терри… — Он вздохнул. — С точки зрения этики я нахожусь в крайне неустойчивой позиции, но она была единственным членом вашего виртуального чата, который еще не был мной задействован, и мне это казалось ошибкой. Она физически здорова и красива и, думаю, легко адаптируется.

— И она здесь слушает вас, так что можете перестать говорить о ней в третьем лице, — бросила Терри, краснея от гнева.

Ифвин продолжал:

— К тому же, Терри, как у большинства смышленых подростков, у тебя нет должного почтения к власти. Чувствую, что бы мы ни нашли, очутившись на севере, основная проблема — найти, а дальше будем думать, что же именно мы обнаружили. Уничтожение настолько полное и так четко ограничено сорока восемью граничащими друг с другом штатами, что это похоже на естественное явление. Но не похоже, что кто-то сделал такое специально.

Это перекрывает все логичные и доступные пониманию вероятности, так что может случиться, что мы ищем нечто иррациональное и недоступное человеческому разуму. Следовательно, мое желание бросить несколько карт наудачу — не более чем интуиция.

— Вы хотите сказать, что я покинула весь свой мир из-за вашей интуиции? — требовательно спросила Терри, высоко подняв костлявые плечи и стиснув руки.

— Да, выходит, что так.

— И вы просто решили попользоваться нашими жизнями?

Ифвин выглядел слегка раздраженным. По крайней мере он был в достаточной степени человеком, поэтому не хотел столкнуться с тем, о чем прежде не задумывался; вряд ли найдутся любители неожиданностей.

— Мои действия не отличаются от действий короля или президента, начинающих войну, или от президента корпорации, внедрившего в производство новый продукт. Я решительно меняю жизни миллионов и миллиардов людей, не спрашивая на то их согласия. Единственная разница, что вы десять имеете возможность противостоять мне. Если вам от этого станет легче, думаю, все в порядке. Но других отличий нет, поэтому теперь, надеюсь, мы можем перейти к более важным вопросам.

— Нет проблемы важнее, чем крушение нашей жизни, — проговорила Хелен, — и Терри совершенно правильно расстроилась. Если вам требуется наше согласие, вам следует предложить нам нечто большее, чем простое богатство, или придумать объяснение получше, чем то, что мы были вам нужны и вы думали, будто из нас выйдет отличная команда. С какой стати мы должны вести за вас это расследование? Поясните, почему бы нам всем не уйти отсюда и не начать набирать случайные номера по телефону, пока мы не окажемся где-нибудь поближе к дому и захотим там остаться.

Ифвин вздохнул и протянул руки.

— Предполагаю, в некотором смысле моя неспособность предугадать подобное и составляет разницу между человеком и машиной. Но я думал, что поскольку вы перемещались из одного мира в другой каждый раз при пользовании телефоном, компьютерной сетью или транспортом, управляемым машиной, то должны были понять, что вас не вырывают из дома, — на самом деле вы не были там долгие годы и никогда не возвращались домой.

Хелен стиснула кулаки. Сейчас она была совсем, как та Хелен, которую я знал.

— Что ж, как раз пару минут назад мы выяснили, что скачем из мира в мир. Мы все еще привыкаем к этой мысли. А сейчас мы узнали, что вы являетесь частичной причиной этих перемещений. Как, по-вашему, мы себя чувствуем?

— Мне очень сложно ждать от кого-либо каких-то ощущений, — ответил Ифвин. — И я вынужден согласиться, что даже в этом теле я сам не особо что-то чувствую — наверное, потому что тело не получило эмоциональной тренировки в более юном возрасте. Думаю, можно сказать, что я скорее ношу тело, чем являюсь частью его.

Но я заметил, что эндокринная система сильно запаздывает — часто эмоции держатся в течение долгого периода после исчезновения раздражителя, вызвавшего их.

Вы имеете в виду эту проблему?

— Возможно, но это очень долгий и нечеловеческий способ ее выражения, — проворчала Хелен. — Дело в том, что вы обязаны дать нам некоторое время на эмоциональную адаптацию. Происходящее для нас в новинку, нам страшно, и вы являетесь ядром этого страха. Надеюсь, ты не обидишься, Терри, если я скажу, что ты чертовски молода, чтобы узнать, что отныне по воле Ифвина ты отрезана от родителей, может, навсегда, и я не думаю, что ваша миссия, какой бы важной она ни была для вас, способна оправдать подобный поступок в наших глазах.

Я могу счесть вашу просьбу логичной, верной или как там еще, но она не имеет ни малейшего оправдания с точки зрения эмоций. Теперь, если вы действительно хотите завоевать наше доверие, вам придется представить хоть какие-нибудь доказательства существования действительной причины, по которой нам следует принять ваше предложение, а не удалиться восвояси. И не пытайтесь сделать из этого доказательство теоремы.

Совершенно расстроенный, Ифвин сел на край низкой сцены, стиснув руки.

— Мне нечего вам ответить, — в конце концов выдавил он. — Есть нечто странное в исчезновении целой страны с лица земли, из истории — отовсюду, и в неизвестной силе, препятствующей знанию о происходящем.

Может быть, мы не видим ее, потому что находимся слишком близко, но мне кажется удивительным, что лишь единицы заметили это и как-то отреагировали.

Я хочу разобраться в этом вопросе. Частью меня, являющейся продуктом работы многолетнего механического разума, движет всего лишь любопытство, за гранью понимания которого — секс и смерть. А другая часть, сроднившаяся с телом, старше всего на несколько лет, лишенная детства, воспоминаний, впитанных с молоком матери, о которых можно было бы рассказать, признаков, отличающих его от остальных тел. В сложившейся ситуации я сделал наилучшее предположение.

Я искал людей, которые обладали бы способностью к абдукции и которым была бы небезразлична Америка.

И я сделал все необходимое, чтобы собрать их вместе в одной последовательности событий, чтобы можно было работать. Это лучшее решение, которое я смог найти. Если бы оно не сработало, то либо вы со своими способностями к абдукции должны были бы искать иной выход из положения, либо проблема осталась бы неразрешенной.

В воздухе повисла неловкая пауза, а потом Роджер Сайке потянулся, взъерошил седые волосы, встал, опираясь на тросточку и сказал:

— Э-э.., знаете, мне все до смерти наскучило. Я родился в полку; отец рассказывал мне о своем детстве в Штатах, но сам я там никогда не был. Я уже старик, и если умру — невелика потеря, рано или поздно все равно так бы случилось. Так что.., думаю, я пойду с вами и посмотрю.

Ифвин взглянул на него с надеждой:

— Спасибо.

— Пожалуйста. Пока я здесь, и дальше тоже. Но вам действительно нужно научиться просить людей, а не манипулировать ими.

— Да, наверное, вы правы.

Мгновение спустя Эсме встала и приблизилась к Сайксу. Она оказалась даже больше, чем на первый взгляд, — она возвышалась над стариком, как гора.

— Полковник, почту за честь пойти вместе с вами. В моей жизни мало интересного, у меня нет никаких особых дел. Было бы интересно узнать, что сталось с Америкой.

— Если Эсме пойдет, то и я тоже, — сказала Паула, — чтобы оберегать вас обоих от неприятностей.

Следующим заговорил Иисус Пикардин:

— Знаете, мне страшно надоела моя работа, и надо сказать, вряд ли для детектива найдется дело интересней, чем поиски исчезнувшей страны. Возможно, я уже никогда не вернусь назад, но, честно говоря, это кажется заманчивее любого другого занятия.

— Похоже, вы все на меня давите, — пожаловалась Колли. — Ладно, хотите идти, пойдемте. Всем остальным не обязательно нужна веская причина, верно?

— Не обязательно, но давайте рассмотрим другие варианты, — неохотно предложила Хелен. — Мне не хотелось бы признаваться в этом, но нас здесь у Ифвина целая куча. Насколько я поняла всю эту штуку про Шредингера, мы можем скитаться всю оставшуюся жизнь, снимая и вешая телефонные трубки, катаясь на роботехнике, загружаясь в сеть и выходя из нее, — но вероятность возвращения в мир, который мы знаем, ничтожно мала. В любом случае мы просто заменяем одну версию самих себя на другую, попутно втягивая в этот круговорот кого-нибудь еще. На данный момент я полагаю, что в этом мире мы находимся достаточно прочно — а кстати, что это за мир такой?

— Что ж, вам придется поверить мне на слово, — ответил Ифвин. — Потому что если вы попытаетесь проверить при помощи телефона или сети, то будете моментально вырваны из этого мира. Но это сравнительно небольшая семья последовательностей событий, где существовал государственный переворот в Соединенных Штатах в 1972 году после вывода войск из Вьетнама — Индокитая для некоторых из вас. Военная хунта якобы восстановила порядок и честь, что на самом деле означало подавление политических свобод на своей территории и применение ядерного оружия для победы над Вьетнамом. Они начали гонку вооружений с Коммунистической Германией, являвшейся второй по мощи страной в этой последовательности событий, и в конце концов разорили немцев. Затем американцы бесконечно долго держали приоритет, со временем ослабляя давление; они провели в жизнь огромный, запутанный свод законов, контролирующий каждый аспект ежедневного поведения, дабы страна стала такой же, как была в пятидесятые годы в той же последовательности событий (то есть очень скучной и традиционной). Не лучший и не худший вариант. Остальной мир по большей части состоит из маленьких государств; вырождение шло очень быстро. Существует множество крохотных процветающих стран — представьте мир, полный Швейцарии. В нем можно отлично жить.

— Удачное объяснение, почему не стоит говорить по телефону или пользоваться автоматическим транспортом, да? — сказала Келли. — Боюсь, мне пришлось бы надеяться, что в Мехико существует американский театр, или, может, основать его самой. У меня не слишком много вариантов, весь мой багаж — испанский для туристов. Можете ли вы мне рассказать, что будет, если я пойду с вами?

— Если бы я знал, что произойдет, никому не пришлось бы ехать, и я бы никогда не потревожил ни одного из вас, — уточнил Ифвин. — У меня есть определенные ресурсы, так что если вы взаправду не хотите отправляться в экспедицию, то я хотя бы могу найти вам работу в своей организации, может, в каком-нибудь офисе, где вам не нужно будет подвергать себя случайным перемещениям. Если это действительно то, что вы предпочитаете.

— Неужели вас не беспокоит, что мы все можем принять ваше предложение? — поинтересовалась Хелен.

— Теперь, раз вы упомянули об этом, — да. Но мне кажется, это отличный выбор, учитывая, что, как вы верно подметили, я разрушил вам жизнь. В любом случае у меня уже есть несколько добровольцев. Вы были правы, говоря, что я не умею работать с людьми.

Слушая все эти аргументы, я раздумывал над своим положением. Эта Хелен не очень походила на тихую преподавательницу истории, которая мне так нравилась, и если я не смогу найти точную копию той Хелен, которую я знал.., ну.., по правде говоря, непростое занятие, ведь придется общаться с тысячами Хелен, почти не отличающимися друг от друга, и каждая из них знала тысячи версий меня.., все равно я наверняка могу найти более подходящую, чем эта. Шансы велики, главное — почаще названивать по телефону.

С другой стороны, что же все-таки случилось с Соединенными Штатами Америки и как я, воспитанный в традициях эмигрантского патриотизма, гордившийся своим наследием, никогда не замечал, что исчезла целая страна?

Явно, что сеть, распространяющаяся по всем мирам, имеет огромные возможности по редактированию реальности, и она, как и человеческие культуры, которые зависят от нее, эволюционировали в огромную и усложненную систему для подавления нежелательных вопросов. Поэтому стало возможным, что целые семьи и группы фактов исчезали или по крайней мере переставали обсуждаться.

Но целая страна?

Мне пришлось согласиться, что эта проблема действительно интересна. И если я начну звонить по телефону, то могу когда-нибудь узнать ответ, а могу и неузнать.

Кроме того, я легко могу воспользоваться шуткой с телефоном, чтобы найти более подходящую Хелен, и после экспедиции (если предположить, что я останусь жив) с таким же успехом, как и до нее.

По этой же причине, если там будут перестрелки, эта Хелен предпочтительнее.

В комнате было очень тихо: каждый, кто еще не согласился принять участие в экспедиции, раздумывал, что для него лучше. С некоторым усилием я набрал в легкие побольше воздуха и выпалил:

— Что ж, думаю, я присоединяюсь. Причины называть не стану.

Хелен крайне удивилась и сказала:

— Какого черта?!! И я.

— Я тоже, — подхватила Ульрика. — Мне кажется разумнее поехать с вами, чем заняться чем-то иным, ведь наша поездка хотя бы к чему-нибудь приведет, а все остальное закончится проблемами, или придется снимать трубку и наугад искать новый мир.

Келли и Терри оглянулись по сторонам, как будто мы предали их, что, по-моему, мы в некотором смысле и сделали. Вздохнув, Терри сказала:

— Вы — единственные, кого я знаю в этом мире, понимаете? Если вы все поедете, мне тоже придется.

Поскольку я предпочитаю не терять единственных знакомых мне людей и у меня нет серьезных причин, чтобы не поехать, кроме того, что я боюсь — а это, я думаю, неподходящая причина отказываться от чего-либо.

Короче, я вроде как тоже, но меня это не радует. — Опустив глаза, она уставилась в колени и крепко стиснула руки, сплетая и расплетая пальцы.

Келли почти расплакалась, и не думаю, что она была виновата.

— Мне кажется, меня заставляют пойти на это.

— Ты должна, — проворчала Хелен. — Так получилось, понимаешь, и не важно, насколько логичными являются твои действия. Совершенно правильно отдать свой кошелек мужчине с пистолетом в руке, и это твое решение, однако оно не означает, что тебя не вынудили обстоятельства. Тебе придется согласиться на ампутацию ноги, если она сильно повреждена, но это не есть свободный выбор.

Келли судорожно сглотнула и смахнула слезы с голубых глаз, размазав тушь.

— Ну, это очень плохая сделка, но, думаю, ты права, ничего другого мне не остается. Наверное, лучшее для меня — пойти с вами. Требуется ли от меня положительное отношение?

— Вовсе нет, — ответил Ифвин. — У меня его тоже нет.

* * *

Машина, в которую мы вдесятером загрузились на следующий день, оказалась старой музейной железякой военного образца, однако при помощи средств Ифвина она отлично выполнила свою работу.

Это был древний армейский бронетранспортер модели 2018 года, при виде которого Роджер, Эсми и Паула хором взвыли. Они рассказали нам, что эту машину обычно называли «эсти» и, по словам Роджера Сайкса, «хотя официально ее целью было везти дюжину людей поближе к опасности, но таким образом, чтобы они были защищены и могли, в свою очередь, наносить ущерб противнику, на самом деле основная ее функция — увеличение дискомфорта до максимума — как часть садистского и бестолкового исследовательского эксперимента».

Эта «эсти» явно использовалась как автобус личностью с очень странными представлениями о цветовой гамме, так что машину надо было, конечно, перекрасить; однако полосы и трещины предыдущих покрасочных работ проступали под новой темно-серой краской. Окна были небольшие, с толстыми стеклами, а под каждым автоматически закрывающаяся амбразура (для стрельбы).

Тяжелые, плоские прямоугольные металлические коробки, наполненные чем-то для защиты от снарядов, были прикреплены повсюду, закрывая весь моторный отсек, пространство у дверей, боковых панелей и так далее. На крыше находилось невероятное количество стержней, несколько металлических коробок и еще много чего, так что я полностью удостоверился, что наша машина бронирована со всех сторон. Единственным слабым местом было заднее окно, которое явно заменили, причем довольно давно, на обычное. Роджер и Паула слегка обеспокоились по этому поводу, чем крайне огорчили остальных, но, поскольку у нас не было возможности в разумные сроки сменить его и поставить настоящее бронированное стекло, дело ограничилось легким недовольством.

И конечно, машина оказалась с ручным управлением, без каких-либо следов сетевой навигации.

— Должно быть, провела несколько лет в американской армии, — прокомментировала Паула, проверяя приборы и механизмы, пока я наблюдал за ней через плечо, — а потом прибыла в Мехико на модификацию для использования в какой-нибудь местной разборке, затем стала гражданской, ох не знаю, ну, двадцать лет назад, возможно, в начале сороковых. После стольких лет она наконец возвращается домой, даже если приходится возвращаться во всеоружии.

Паула вела машину, а я как ученик водителя сидел рядом с ней. Полковник устроился на среднем сиденье справа, позади меня, так что у него был хороший обзор и приемлемая защита от пуль: ведь именно он был нашим истинным командиром в случае опасности, к тому же он мог стрелять из ближайшей бойницы. Напротив расположилась Эсме. Сзади, каждый в своем углу, сидели Иисус и Хелен; если нужно, они стали бы отбиваться либо из боковых, либо из задних бойниц; все, что впереди, контролировала автоматическая пушка с дистанционным управлением, установленная на крыше. Итак, вооружились мы лучше любого случайного противника, а собственно, это и было нужно — мы не хотели лишних проблем с бандитами, когда окажемся на северных территориях, поэтому приложили максимум усилий, чтобы стать для них крепким орешком. Если здесь и была «другая сторона», то мы ничего не знали о ее возможностях, но можно было предположить, что они намного превышали все, что мог вместить в себя наш вооруженный автобус.

Кроме меня, в нашей команде были еще четверо, кто не мог считаться профессионалом в обращении с оружием, — Терри, Келли, Ульрика и Ифвин. Им позволили перемещаться более или менее свободно, а в случае опасности падать на пол и не двигаться.

— На чем эта штука ездит? — поинтересовался я.

— Батареи Телкес, электрические, — пояснила Паула. Поймав мой непонимающий взгляд, добавила:

— Батареи Телкес — атомные, считается, что их хватит на миллион миль, но в центральном компьютере запись всего на 350 000 миль. Непохоже на подделку, чего не скажешь об одометре.

Мы аккуратно выезжали с парковки одного из отелей Мехико, когда Паула обернулась и крикнула:

— Каждый, кто собирается вдруг вспомнить о забытых в камере хранения вещах, пусть сделает это сейчас.

— Все здесь, — ответила Терри. — Ни у кого нет ничего крупнее кошелька.

— Просто проверяю, — объяснила Паула. — В случае аварии я предпочитаю, чтобы на меня упало мягкое человеческое тело, но никак не жесткий чемодан. Ладно, тронулись, держим курс на север; если можете заснуть в таком положении, спите, потому что сегодняшний день — самый подходящий для отдыха: раньше завтрашнего полудня с разбойниками мы не столкнемся.

Первый день пути прошел тихо, как она и обещала: мы ехали по разбитой, но еще вполне приличной дороге, и большую часть дня за рулем сидел я. Привыкнуть согласовывать движение колес с рулевым колесом не составило особого труда, а стабилизатор, подававший энергию в электрические двигатели на колесах, работал так мягко, что «эсти» мгновенно реагировала на малейшее Движение руля. То, о чем я думал, называлось акселератором, или, правильнее сказать, педалью скорости, — устройство, приводившее в действие велосистат, то есть механизм, при помощи которого вы говорили машине, с какой скоростью ей следует двигаться, вместо того чтобы заставлять ее ехать быстрее или медленнее. Выжмите педаль дважды до упора, и машина удвоит скорость, несмотря на угол наклона дороги. Самой большой проблемой и причиной постоянных шуток со стороны пассажиров были тормоза.

— Тормоза здесь используют энергию движения машины, — объяснила Паула. — При торможении ротор колеса генерирует поле противоположной направленности. Он использует энергию машины против ее же движения — чем быстрее она едет, тем сильнее срабатывают тормоза. Нескользящие покрышки дают возможность сократить до минимума тормозной путь — вернее, просто останавливают «эсти». Если вы не пристегнуты, вас лично такие шины могут и не остановить или остановят, но при помощи ветрового стекла, а не ремня безопасности.

— Очень удобно, — решил я. — Постараюсь запомнить.

— Дорога почти пуста, — заметила Паула, обернувшись назад, — и все пристегнуты. Можешь попрактиковаться. Дай газу — и попробуй плавно затормозить.

Как можно мягче я нажал на тормоза и почувствовал, как мы медленно начали останавливаться, но вдруг педаль резко пошли вниз, и машина несколько раз дернулась.

— Тебе придется отучиться от привычки давить на тормоз сильнее и сильнее, — сказала Паула.

— Точно, — подхватила Ульрика. — Ты действительно учишься управлять этой штукой, Лайл?

Глупый вопрос, причем заданный таким тоном, что я подумал, будто мне хотят польстить, поэтому ответил:

— Нет, я не учусь и не имею ни малейшего представления, как с ней обращаться. Паула посадила меня сюда, потому что собирается всех нас убить.

Ульрика промолчала, однако дала мне понять, что она оскорблена, и мне не мешало бы извиниться. Мне было действительно интересно, что бы думали мои другие "я" в других мирах по поводу женитьбы на Ульрике. По крайней мере не сомневаюсь, что они думали о разводе с ней.

Утро, а за ним и день пролетели незаметно, а мы по-прежнему тряслись по дороге — все больше и больше ухабов и рытвин, все меньше дорожных знаков и людей.

И наконец мы добрались до заброшенного укрепления под названием Торреон — самого северного гарнизона на сорок девятом федеральном скоростном шоссе. Основная часть старого города — обугленные и перепаханные бульдозером руины. Когда почти все население покинуло город, опустевшие здания превратились в убежища для бандитов, повстанцев и прочих мародеров, поэтому местные коменданты постепенно расчистили все за пределами стен и ограждений центрального района, где находились бывшая городская ратуша и церковь. Территория размером с квартал была окружена тем, что когда-то называлось зокало.

Ифвин снял для нас целый этаж в одном из немногих уцелевших отелей в этом квартале, и у него хватило на взятку командиру гарнизона, чтобы на ночь нас снабдили электричеством и горячей водой.

— Вот так-то, — сказал он. — Последние удобства.

Наслаждайтесь, пока есть возможность.

День тряски всегда забирает много сил, и все решили поесть в номере и рано лечь спать. Хелен пришла ко мне в номер, просто чтобы составить компанию, и когда принесли ужин, мы некоторое время ели в полной тишине.

— Неплохо для этого места, — наконец-то рискнул я подать голос.

— Ты о еде? Наверное, отличная. Для данной местности, во всяком случае.

— Знаешь, я никогда прежде не бывал в действительно отдаленных местах. Спорим, что и ты тоже?

После еды Хелен сказала:

— Ладно, думаю, ты считал это очевидным. Почему ты никогда прежде не был в глухих областях?

— Потому что при помощи сети — в общем, глобальной информационной системы, — каждый может в равной степени связаться с кем угодно. С точки зрения времени и усилий, которые имеют определенное значение, любая точка в равной степени удалена от любой другой точки, и это расстояние столь мало, что стремится к нулю. Теперь, поскольку мы не можем позволить себе подсоединиться к глобальной информационной системе до окончания миссии, точки находятся на разном расстоянии друг от друга, и некоторые довольно далеко.

Она вздрогнула.

— Это страшно. Я чувствую себя такой одинокой!

— Мне самому жутко.

Хелен долго сидела, уставившись в пространство, и наконец сказала:

— Ох, той ночью — это ведь было не так, да? Тебе ведь не понравилась жесткая игра в спальне?

— Ни капельки.

Она вздохнула.

— Я боялась, что ты так скажешь. Черт… Лайл, ты не представляешь, сколько времени я потратила на поиски другого Лайла. И мне всегда казалось, что в один прекрасный день ты просто передумал. Но если Лайл, любящий жестокие игры, встречается так редко, то каким же образом я умудрилась пробыть с ним столько времени?

Я пожал плечами.

— Мы это уже обсуждали. На самом деле существует нечто вроде закона сохранения, который держит людей относительно близко от той последовательности событий, которую они покинули, — большие прыжки встречаются довольно редко. Ты оказалась в какой-то цепи миров, где был тот Лайл. А теперь ты в другой цепи. Ни я, ни ты не знаем, сколько раз ты должна совершить скачок, чтобы вернуться в прежнюю цепь. Или же я пересекся с твоей цепью, понравится тебе это или нет, и один из Лайлов, с которым ты была совместима, переместился куда-то в другое место. Мы не можем знать — все настолько перетасовано, что ни у кого нет «дома» или исконной последовательности событий, а всего лишь более или менее знакомые места.

Сейчас, размышляя над этим, я нахожу объяснения всем странным совпадениям; даже последовательности, где существовал президент Линкольн, были ближе к последовательностям, тоже имевшим президента с таким именем, но это не означало, что он — один и тот же человек, совершавший те же самые поступки. Возможно, это имеет отношение к сохранению энергии или способу, к которому прибегает система, чтобы вы не заметили разницу между мирами, ведь проще заставить совпасть что-то по мелочам, чем глобальные события. Чтобы заставить людей не заметить, что в некоторых последовательностях событий Америка была королевством, управляемым наследниками Вашингтона, в других — народной республикой, приходится в абсолютно разных мирах насаждать пепси и коку. Это часть программы — жизнь по большей части состоит из мелочей, и если мелочи совпадают, вы не обязательно заметите разницу в серьезных вещах.

Хелен вдруг подскочила, как будто кровать ударила ее электрическим током:

— О Господи!..

— Что?

— О Господи. О Господи. Может, пять раз до того, как тебе начало нравиться, то есть как я встретила такого Лайла, которому нравилось.., вдруг ты начинаешь сопротивляться и орать, будто бы никогда прежде этим не занимался. Я в лучшей форме, чем ты, Лайл, и надеюсь, ты не будешь против, если я скажу, что я дерусь лучше, чем любая версия тебя, с которыми мне приходилось сталкиваться, и.., я думала, они играли! Блин, эти бедные ребята, наверное, хотели бы знать, что на меня нашло, и небось пугались до потери сознания. Там был один… Что я сделала с этими несчастными? — Слезы струились по ее лицу.

— Ты никогда бы не сделала этого, если бы знала, — заметил я — бесполезное возражение, но другого я не придумал. Она только сильнее расплакалась, и я, вытянувшись на кровати рядом, неловко обнял ее за плечи. Теперь, касаясь ее и не содрогаясь от страха, я мог почувствовать, что у нее на спине и плечах больше мышц, чем у моей Хелен.

Она по-другому прижималась ко мне, не совсем так, как та, к которой я привык; я утешал ее, но она не по-настоящему горевала у меня на плече.

Сильнее, чем раньше, я ощутил тоску по столь милой сердцу Хелен. В то же время я был вынужден признать, что у этой намного больше шансов преуспеть в жестоком и полном опасностей мире, где мы оказались.

И я мог только обнимать ее и повторять, что все будет в порядке, что она хорошая, что так получилось и она ничего не могла поделать. У меня была уйма времени для размышлений — плохо, ведь в моем положении, раздумывая, я неизменно начинал жалеть себя.

Через некоторое время она успокоилась и поблагодарила меня. Мы ни о чем не говорили, но, думаю, именно тогда выяснили, что не будем вместе; возможно, она действительно скучала по тому Лайлу, который мог дать ей столь страстно желаемые ощущения, разделил бы их и наслаждался ими. Что она сказала той ночью? Что такие отношения делают ее глаз острее, а реакцию быстрее. Принимая во внимание, куда мы направлялись и что она могла бы делать, я понимал, как сильно ей этого могло не хватать.

* * *

На следующее утро мы рано тронулись в путь, стараясь как можно меньше шуметь при запуске «эсти», поскольку все офицеры мексиканской армии утверждали, что хуже не бывает, чем заранее всем растрезвонить, когда проходишь через ворота; куда лучше просто быстренько улизнуть вскоре после восхода — в это время все шайки сидят по домам — и быстрее на север, пока они еще не успели скооперироваться и организовать засаду.

— Кто сейчас ездит на север? — спросил я.

Мексиканский комендант неопределенно пожал плечами.

— Люди, приехавшие оттуда сюда, возвращаются обратно. Торговцы и лавочники того или иного сорта.

Они привозят старую электронику,! запчасти и прочую дребедень, чтобы продавать на рынке. Все это еще используются бедняками, понимаете. Иногда попадается даже живое кино, виниловые пластинки и аудиокассеты.

Я понятия не имел, что такое аудиокассеты, и знал, что нет смысла спрашивать.

— А куда они направляются? На север?

— Да, — ответил комендант. — Не думаю, что дальше большой реки. Полагаю, они просто грабят города в старых северных странах, например, в Чихуахуа. Если они держат путь в старые Соединенные Штаты, то не забираются далеко и особо не осматриваются вокруг. Иногда я спрашиваю их, как там, наверху, и они рассказывают, что людей осталось немного, валяется полно всякого разного мусора.

Первые несколько сотен ярдов на север дорога практически ничем не отличалась от той, что была вчера, но на этот раз, чтобы покинуть внутренний квартал, в начале пути пришлось проходить через раздвижные ворота под прицелом ружей, торчавших из двух башен, и петлять вокруг кирпичных стен. Когда мы выехали, солнце расчистило горизонт; в первую смену за рулем сидел я, направляя машину по булыжникам Торреона в сторону разрушенной северной дороги. Я старался лавировать между рытвинами, затем между маленькими кочками, а под конец — между неровностями почвы.

Каждый занимал то же место, что и вчера, но никто не спал. Не знаю, какой странный радар есть у человеческих существ, но, казалось, все сразу узнали, что Хелен — или по крайней мере эта Хелен — и я больше не вместе. Не могу представить, что она рассказала об этом всем во время завтрака, пока я был в ванной, но, похоже, все были в курсе событий, будто бы она именно так и сделала.

Нежелательным результатом подобной осведомленности стала Ульрика, перегнувшаяся через спинку моего сиденья и попытавшаяся поговорить со мной, в то время как я старался справиться с капризами разбитой и изрытой дороги, тем более что водительское ремесло было для меня все еще в новинку. Паула поняла, что может доверить мне первую смену, потому что дальше почти наверняка дорога станет хуже, вероятность нарваться на засаду велика, и, поскольку она была не только лучшим, чем я, водителем, но и стрелком, в случае засады нам потребуется сначала водитель, чтобы выбраться, а уж только потом стрелок. Пока же она забавлялась с орудийным прицелом, рассматривая результаты на телевизионном экране; по ее словам, орудие в башне, поворачивалось и самостоятельно искало цель на каждой скале, дереве и кактусе, оживлявших пустынный ландшафт.

— Это действительно так тяжело, как кажется? — спросила Ульрика.

— Управлять машиной? Не знаю, насколько сложным это тебе кажется. Немного непривычно, но основные принципы не очень-то сложны.

— Можешь потренироваться в торможении, здесь, на неровной дороге, — мимоходом посоветовала Паула, — тогда поймешь принцип работы. Не то что гладкая мостовая. Просто помни, что нужно легко давить на педаль, ладно?

Я нажал, немного притормозив «эсти»; колеса заскрежетали по гравию, машина довольно резко подскочила, угодив сначала в одну яму, затем в другую, из-за чего нога соскользнула с тормозов. Я не потерял управление, но и не полностью контролировал машину.

— Отлично, — прокомментировала Паула.

— А я думал, не очень.

— Тебе следует быть более уверенным в себе, — посоветовала Ульрика.

Краем глаза я заметил, что брови Паулы удивленно взметнулись. Я сделал пренебрежительное лицо, просто сжал губы, и она ухмыльнулась.

— Очень хорошо, потому что лучше сделать невозможно. На такой поверхности — это предел. Ты не сделал ничего, из-за чего машина бы перевернулась или налетела на скалу, и к тому же достаточно быстро снизил скорость. Так что вынуждена сказать, что ты славно потрудился — только данное конкретное определение «славно» немного отличается от глобального.

— Видишь? — воскликнула Ульрика. — Тебе нужно только побольше уверенности. Кто-нибудь знает, почему жители покинули эти места? Может, во всем виновата Америка, а?

— Вроде загрязнителя окружающей среды или испарений? Интересная точка зрения. У кого в последнее время возникали проблемы со связью с Торонто? Или с Ванкувером, или с каким-либо другим приграничным городом Канады?

Каждый рассказал все, что знал, но, хотя ничего не прояснилось, это по крайней мере на какое-то время отвлекло внимание Ульрики от моей персоны. Связь с Канадой была отличной. У некоторых имелись друзья на севере Канады, но никому никогда не приходило в голову спросить, что они видят, когда смотрят на юг, бывали ли они когда-нибудь за границей, или задать им один из дюжины вопросов, которые могли бы пролить свет на происходящее.

— Тогда почему бы нам не приближаться со стороны Канады? — спросил я Ифвина. — Приходится делать большой круг.

— Да, за исключением двух вещей. Во-первых, попытки проникнуть с территории Канады уже предпринимались, и в результате об этих людях больше никогда не слышали и их никто не видел. Они исчезли из общественных баз данных, перестали выходить на связь сразу, как только подошли вплотную к границе с намерением пересечь ее. Мы пытались выслать человека, который не поддерживал постоянную телефонную связь, а его партнер должен был смотреть, как тот старается перейти границу на участке Манитоба — Миннесота. Опять безуспешно. Нечто похожее на наши потуги произвести разведку при помощи телефона.

— Вы могли бы рассказать нам обо всем прежде, чем мы согласились, — упрекнула Ульрика. — Так, значит, все, кто пытался туда проникнуть, бесследно исчезали?

— Мы просто теряли с ними связь. Мы не знаем, что с ними стало. Может быть, они живы и здоровы, живут в Соединенных Штатах. В любом случае, поскольку короткий путь через Канаду не сработал, попробуем кое-что другое — проскользнем через Мексику и посмотрим, что получится. Насколько можно судить, это абсолютно новый эксперимент.

— Я по-прежнему ненавижу вас за то, что вы поступаете так с жизнями людей, — воскликнула Ульрика. В ее голосе опять слышались жалобные, плаксивые нотки, и поскольку Ифвина они раздражали, я предпочел слушать его.

— А что за вторая причина?

— Ах да. В разных последовательностях событий у нас есть записи Кабинета министров, созданного на закате существования Соединенных Штатов, Рейха, Христианского Содружества, Резервации Свободы, Народной республики или как там называлась данная территория в конкретной последовательности. Министерство Поисков Счастья. У него было четыре основных офиса — в Вашингтоне, Буффало, Топеке и Санта-Фе. И вроде как все было замешено на квантовых вычислениях, передаче информации, компрессии и прочих технологиях, перевернувших мир. В качестве второго задания, помимо данных о судьбе Соединенных Штатов, мы надеялись, что, может быть, удастся посмотреть на один из офисов. Но, как я уже сказал, нам крайне не повезло в Буффало, а до него было по суше ближе всего. Теперь — если прорвемся и все будет нормально — попытаемся попасть в Санта-Фе.

Догадки относительно того, что Министерство Поисков Счастья имеет ко всему происходящему непосредственное отношение, очень неопределенные, но все же…

Внезапно я заметил вспышки света у невысокой скалы прямо по курсу и крикнул «Засада!», одновременно давя на тормоза. Душа ушла в пятки, но я не имел права поддаваться страху.

— Постарайся удрать! — завопила Паула. Я убрал ногу с педали тормоза и выжал газ: «эсти» бешено затряслась на ямах и рытвинах, которыми изобиловала дорога, но мне удалось удержать ее и даже набрать скорость. Прямо передо мной дорога огибала скалу, а затем тянулась по открытой, пустынной местности. Если сможем прорваться, будет простор для бегства.

Две пули попали в ветровое стекло; завизжала Ульрика, а Терри схватила ее, попыталась закрыть рот, чтобы заглушить вопли, и швырнула на пол. Через мгновение все оказались на своих местах, и Паула послала две короткие очереди из автоматической пушки.

— Просто чтобы не поднимали голову, — пояснила она. — Вижу в бинокль четырех снайперов с ружьями, могу прицелиться в них, но подстрелить не удастся — слишком далеко.

— Всем занять места у бойниц на левой стороне.

Голос Роджера излучал спокойствие и уверенность.

Люди беспрекословно выполнили приказ.

Очередная пуля срикошетировала от крыши.

— Повреждений нет, — отчеканила Паула, посмотрев на экран. Она вновь выстрелила из пушки. На внешней стороне ветрового стекла появились две царапины, но в кабину не попало ни одной пули. Грохот ружей над головой, стук и громыхание от ужасной дороги, визг электрических моторов, работавших за пределами возможного, — все это вместе настолько оглушало, что я мог слышать только наши выстрелы.

Мы пронеслись под скалой; пули со звоном отлетали от крыши, будто начиналась буря с градом; как только мы свернули, мы оказались на виду у тех, что прятались слева от нас, и «эсти» еще сильнее задребезжала от ударов пуль о корпус, однако их было недостаточно, чтобы посеять сомнения в удачном исходе. Кроме того, до меня доносился — хотя он находился менее чем в двух ярдах от меня — голос Полковника, кричавшего людям, чтобы те перешли к задним бойницам, и мгновение спустя его вопли заглушил рев большого мотора над моей головой: это поворачивалась башня, защищая тыл.

В этот момент они выбили заднее окно — этот дешевый кусок обычного стекла, который беспокоил нас с самого начала, и его осколки полетели вперед и упали передо мной, а часть посыпалась на голову. Крупный кусок стекла попал в подголовник моего сиденья, я получил удар по затылку, однако удержал «эсти» на дороге и не отпустил педаль газа.

— Продержись еще несколько миль, Лайл! — прокричал Полковник. Я вел машину, как сумасшедший, до тех пор пока одометр не отсчитал десять миль. На протяжении всей гонки мне казалось, что внутренности сейчас выпрыгнут наружу, а плечи втягивались в ожидании пули.

Позади не было ни облачка пыли, указывавшего на преследование, ни намека на засаду впереди. После обсуждения все согласились, что мне надо опять снизить скорость до нормальной, что я с радостью и сделал.

Тряска и грохот уменьшились, мир вокруг больше не прыгал, как на «американских горках», и наконец-то стало возможным разговаривать обычным громким голосом.

Терри пронзительно взвизгнула, ужасный звук перешел в рыдания, а минуту спустя Роджер уже был подле нее. Не могу сказать, что там сзади происходило, но звучало не очень ободряюще.

— Лучше остановись, Лайл, — посоветовал Полковник.

Я затормозил прямо посреди дороги, чтобы мгновенно стартовать в случае необходимости. Кроме того, я не встретил ни одной машины с сегодняшнего утра.

Когда мы сделали привал, я все же повернулся назад.

Келли и Ульрика лежали неподвижно, как и свалились в начале обстрела; Эсме и Иисус перевернули Ульрику и обнаружили на лбу пулевое отверстие.

Келли хватала ртом воздух: ее ранило в грудь.

— Черт, черт, черт, — проворчал Полковник. — У них было двое снайперов. Наверняка они стреляли через выбитое заднее стекло. Срикошетило от крыши как раз над окном и попало ровно в центр «эсти». Черт, ненавижу терять людей!

Он отер пот с лица рукавом рубашки.

Тем временем Паула оказывала Келли первую помощь.

— Легкие не задеты, — сказала она, — и, может быть, другие жизненно важные органы тоже, так что Келли будет удобнее со сдавливающей повязкой. — Она сбрызнула рану. — Насколько я знаю, она поправится, если мы доставим ее в отделение «скорой помощи», а потом в больницу. Считаю, что она имеет право на часть ресурсов Ифвина для оплаты за лечение, верно?

Собирался ли Ифвин так поступить или нет, но тон, которым Паула произнесла эти слова, не оставлял сомнений, что именно такого решения от него ожидали, и Ифвин сразу же согласился.

Мы устроили Келли как можно удобнее. Было ясно, что она зла на всех и на Ифвина больше всего, но она не собиралась тревожить себя разговорами с нами. Мы уложили ее в нескольких ярдах позади «эсти», у дороги, дали ей телефон, а Ифвин — номер, по которому звонить.

Когда она закончила разговаривать по телефону, мы подошли, чтобы перенести ее обратно в тень около машины, где она останется ждать «скорую помощь».

— Я из мира, расположенного недалеко от этого, — возможно, я та же самая Келли, которой вы дали телефон.

Я ранена в то же место и помню, что Ульрика мертва. — Она забормотала, повернувшись к Ифвину:

— Думаю, мозги у меня болят сильнее, чем рана. Не знаю, как они собираются это провернуть, но ваша команда сказала, что прибудет через пять минут, так что не тревожьте меня, оставьте лежать здесь. Вот, думаю, примерно тысяча версий их сказала это тысяче версий меня, а поскольку они находятся в машине с автоматическим управлением, то за время пути они все могут смениться. Однако подавляющее большинство из нас будет спасено большей частью команды. — Она опять забормотала; я понял, что она пытается сделать вдох, но, почувствовав боль в ране, останавливается прежде, чем вдохнет. — Знаю, что это была глупая идея, и я ее предложила, верно? Наверное, это станет для меня уроком. Но Ульрика очень хотела ее осуществить, а теперь ее убили. — Она уставилась в пространство. — Думаю, такова жизнь. Если мне нравится мое местонахождение, не надо снимать телефонную трубку; если не нравится, звоните до тех пор, пока не найдете чего-нибудь получше.

— Не так просто все, — возразил я. Не уверен, что именно такой ответ она хотела услышать, но мне казалось честным рассказать об этом Келли. — Любая версия тебя, знающая это, не станет делать много звонков. Только несчастные люди будут на линии, и лишь с ними ты будешь меняться местами. Понимаешь? А поскольку ты в курсе…

— То позвоню, только когда жизнь станет совсем дерьмовой. Как и любой другой человек. — Келли прервала меня. — Все, что мы можем сделать, — в лучшем случае обменяться дерьмом. И в большинстве случаев это будет прыжок в кучу дерьма, неотличимую от той, в которой я находилась, — то же самое произойдет, если ничего не случится. Не совсем то же самое, как если бы я, щелкнув каблуками, сказала: «В гостях хорошо, а дома лучше», правда?

В небе над нами загрохотало, и огромный вертолет с тремя винтами, похожий на равносторонний треугольник, пошел на посадку. Мы запрокинули головы, прикрывая глаза от яркого полуденного солнца, и Ифвин пояснил:

— Все в порядке, это один из моих.

— Что ж, — промолвила Келли, — до свидания, Терри. Жаль, что мы попали в переделку из-за наших приключений; надеюсь, ты найдешь мир, который полюбишь. Возможно, какие-нибудь версии нас еще встретятся.

— Нельзя так думать, — ответила Терри, — или мы все свидимся в сумасшедшем доме, понимаешь? Так что просто береги себя, и.., оревуар, аривидерче, адиос и аста ла виста.

Вертолет уже с шумом спускался ниже и ниже, покидая чисто вымытое пустынное небо, и мы отступили назад. Спустя несколько минут он сел прямо на дорогу, неподалеку от Келли. Экипаж сошел на землю, Келли положили на носилки и унесли в машину. Один из них отдал Ифвину салют, и он ответил тем же.

Затем вертолет взлетел, и мы остались одни; Келли приземлится в том или ином мире, а Ульрика просто ушла.

Кое-как мы вытащили из-под днища «эсти» вспомогательного робота — отвратительная работенка, поскольку болты заржавели и не обошлось без ободранных костяшек пальцев. Мы с Иисусом по очереди лежали под машиной, стараясь отвинтить болты, стуча гаечным ключом от разочарования, когда оказалось, что маленькие драйверы, которые я нашел в бардачке, не справятся с такой задачей. Наконец мы вытащили робота, установили на него экскаваторный ковш. Тут выяснилось, что, поскольку машина военная, естественно, в нее уже была заложена программа для рытья могилы. Робот отполз на несколько ярдов, проверил почву эхолокатором, чтобы определить, где лучше рыть, и только тогда начал работать.

Мы с Иисусом очистили немного воды — повсюду была грязь. По крайней мере робот обладал и терпением, и быстротой, чтобы вырыть по-настоящему хорошую могилу: шесть футов в глубину, с ровным дном.

К тому времени как он закончил, мы кое-как умылись, а это немаловажно, ибо вместе с Хелен и Эсме (как самыми крупными и сильными женщинами) вызвались нести тело. Завернув Ульрику в одеяло, тщательно прибрали ей волосы, ту часть, что не запачкалась в крови. Пока мы работали с роботом, оставшиеся вытерли кровь, но ничего нельзя было сделать с огромной красной дырой во лбу, никак не получалось закрыть уставившиеся в никуда глаза, слегка вылезшие из орбит.

Иисус, наспех зашивая одеяло, спросил меня:

— А ты был женат на ней в каком-то из миров, но об этом не знал?

— Ага.

— Наверное, ей было очень тяжело.

— Думаю, да, — ответил я. — Хуже того, она привлекала меня только физически, а в эмоциональном плане нас разделяли световые годы. Мне казалось, что она очень красива, но мы познакомились ближе к концу, и я еще не начал завязывать какие-либо отношения с ней. Теперь мне бы хотелось, чтобы я успел сделать хоть что-то для нее. Если бы я только знал, что ее скоро не станет, то мог бы…

— А что ты мог для нее сделать? — поинтересовался он, делая заключительные стежки. — Думаю, ты мог бы создать впечатление, что заботишься о ней, если бы знал, что через пару часов ее ждет такой конец, но если бы она осталась жива (а у тебя не было достаточно веских причин думать, что она умрет), что тогда? Ты решил не вести себя, как скотина. Чего теперь терзаться? Ничего ведь не изменишь.

— Возможно, ты прав.

— В этом мире — я прав. Может, в миллиардах других я был бы не прав. Так как она умерла в этом и живет в других.

— По-моему, точнее будет сказать, что эта Ульрика умерла, а множество других Ульрик живы. Для этой все же есть разница.

Он перерезал вощеную нитку и осмотрел то подобие савана, которое только что сшил.

— Лайл, друг мой, мертвому все равно.

Иисус, Хелен, Эсме и я подняли тело — на удивление тяжелое, наверное, оттого, что основной вес сконцентрировался посередине одеяла, — и отнесли к могиле. Те, кто не стоял на страже, пошли с нами, а Роджер с ружьем в руках охранял похоронную процессию.

Мы не знали, как аккуратно опустить тело в могилу, поэтому я и Эсме спустились туда, а Иисус с Хелен передали нам Ульрику на руки. К счастью, могила оказалась достаточно широкой, поэтому мы понемногу опускали тело все ниже и ниже, пока оно не коснулось наших ног. Хелен с Иисусом протянули нам руки с двух сторон, чтобы мы выбрались наружу.

Никто не знал, что делать или говорить — ведь похороны не входили в наши планы, — но прежде чем мы успели почувствовать неловкость от создавшейся паузы, робот вновь взял слово. Явно следуя программе, он сказал, что раз все живые выбрались из могилы, пора приниматься за работу.

— Дорогие друзья, — начал он, — именем Президента Соединенных Штатов, Конгресса и всего народа, выполняя печальный долг, прошу четко объявить имя погибшей.

Мы в недоумении уставились друг на друга, и только через минуту я сообразил, что это было распоряжение, и ответил:

— Ульрика Нордстром.

— Мой печальный долг объявить, что Альрида Морстон умерла, выполняя свой долг, защищая Родину, которую любила, как и вы. Она была хорошим товарищем и настоящим другом. Она глубоко и истинно верила в бога или богов по своему выбору и до последнего была верна своим философским убеждениям. У нее были крепкие, глубокие и любящие отношения с семьей, с которой она очень хотела бы помириться, в случае если что-то будет вынесено на публику. Ничто человеческое не было ей чуждо, но она могла служить образцом идеального солдата. Нам будет не хватать Альриды Морстон, и она навсегда останется в наших сердцах. Теперь мы поручаем ее душу богу или богам на ее выбор вместе с признательностью и благодарными молитвами Президента, Конгресса и всего американского народа.

Из крохотного микрофона, встроенного в голову робота, послышалась мини-версия «Господь — наш могущественный покровитель»; он подъехал к куче грязи и начал энергично закапывать могилу. Некоторое время мы молча стояли, не сводя с него глаз, наверное, стараясь придумать какие-нибудь слова, до тех пор пока Роджер Сайке не выступил вперед:

— Что ж, не очень-то хорошие похороны, но хорошими они не бывают никогда. Если кто-то из вас хочет сказать нечто подходящее случаю, пожалуйста, мы все оценим это. Но если ни у кого не найдется слов — что можно понять, ведь мы не знали погибшую, — тогда, думаю, следует возвратиться к «эсти» и позаботиться о живых.

— У нас было всего лишь четыре часа, — пробормотал Ифвин.

— И больше вам нечего сказать? — воскликнула Терри.

— Я.., я просто не знаю, что я должен говорить, вы же в курсе, у меня не так много чувств, и кроме того…

— Попробуйте произнести искреннее «Ой!», — предложила Хелен.

Ифвин был сбит с толку:

— Действительно…

В этот момент Хелен со всей своей недюжинной силой треснула его прямо по лицу; ошеломляющий боковой удар, который не убил бы завсегдатая спортплощадки, но был вполне ощутимым. Естественно, у Ифвина не было детских воспоминаний, которые помогли бы ему, поэтому он не знал, что нужно наблюдать за противником или увернуться.

Роджер, Эсме и Иисус схватили ее и оттащили от Ифвина, скорее во избежание очередного нападения с ее стороны, а не с его.

Ифвин лежал и стонал от боли. Мы с Паулой подошли к нему. Не очень-то за него переживая, я все же проверил зрачки. В порядке. Я сосчитал пульс, задал ему пару вопросов для проверки кратковременной памяти. К этому моменту он уже сидел, держась за челюсть.

— Что, зубы выпали? — поинтересовалась Паула.

— Не думаю. Удар пришелся на верхнюю часть скулы, и я зубами прикусил язык, поэтому теперь несколько проблематично разговаривать. Думаю…

Паула бросилась вперед и сжала его голову чуть пониже ушей; не знаю, что она там сделала, но Ифвин аж взвыл от боли.

— Просто проверяю, не вывихнута ли челюсть. Больно было, когда я так сделала?

— Да!

Она схватила его и повторила операцию. Он слабо сопротивлялся, визжа сквозь сомкнутые зубы. Когда она наконец отпустила Ифвина, у него на глаза навернулись слезы от боли.

— Тут больно? А здесь? — спросила Паула, пару раз ткнув его в челюсть без всякого намека на аккуратность.

— Ой! Тут больно.

— Отлично, значит, повреждения не очень серьезные.

Это нормально.

Когда мы направились к остальным посмотреть, как там Хелен, я сказал Пауле:

— Это бессердечно.

— Ну да. Ничто так не помогает людям понять бессердечность, как испытать ее на себе. Может быть, чтобы осознать, что они не хотят причинять боль другим, или испытывать ее на собственной шкуре, или даже чтобы обнаружить, что им нравится быть бездушными и бессердечными. Что угодно. В любом случае это отличный шанс сделать свой выбор, а самопознание — начало мудрости.

Она откинула назад свои длинные темно-рыжие волосы, тряхнула головой и завязала их в «хвост».

— Если уж нам придется работать с ним, то по крайней мере ему следует постараться быть не таким говнюком. Я только помогла ему выполнить это домашнее задание.

Каким-то образом я пересекся с миром женщин, пугавших меня до потери сознания.

Хелен не только успокоилась, но стала относиться к Ифвину так же, как Паула:

— Если чертов искусственный интеллект поселился в человеческом теле и гуляет среди нас, ему лучше приспособиться к нам и нашим привычкам. Люди привыкали к компьютерам и роботам больше ста лет, теперь самое время поменяться местами. Кроме того, удары в лицо — самый короткий путь, чтобы воздействовать на нервную систему на элементарном уровне. Можно сравнить с нажатием кнопки перезарузки или программированием на машинном языке.

Не знаю, какой эффект возымело подобное воздействие; Ифвин знал, что Терри его терпеть не может, а поскольку он сидел в самом центре рядом с ней, то, судя по всему, старался не злить ее своими разговорами, — Паула сказала, что я теперь признанный водитель отлично справился с машиной во время бегства, а она по-прежнему лучший стрелок. Я ответил, что очень испугался погони.

— Что ж, значит, ты справился со своей задачей еще лучше, так как приходилось одновременно бороться со страхом. Пожалуй, мы оставим тебя и дальше за рулем.

Я вел машину почти до самого заката, проделав долгий путь по скалистой, поросшей мелким кустарником пустыне, кое-где испещренной дюнами; высокие горы проплывали вдали. Страна была красива, но всего было слишком много. Мы ехали со скоростью около тридцати миль в час — вынужденная необходимость на этой давно заброшенной магистрали даже при наличии суперпрочной резины на колесах и супепрочной подвески. Из-за задержки мы уже не могли надеяться достигнуть Хуареса до наступления темноты, и закат застал нас всего в нескольких милях к северу от развалин Чиахуахуа. Ифвин, несмотря на отсутствие такта" оказался прав.

— Я за то, чтобы разбить здесь лагерь, пока совсем не стемнело, а утром совершить марш-бросок, — предложила Эсме. — Можно остановиться и миль на сорок поближе к Чихуахуа, в первом хорошем месте, где можно найти кров, поесть чего-нибудь, выставить охрану и утром рано выехать. Так мне бы хотелось.

— То же самое и здесь, — поддержала ее Паула. — Это дикая страна во всех смыслах слова; я бы предпочла не нарываться на встречи с местными хулиганами.

Все согласились. Меня и Терри сильно укачало, самых опытных драчунов, наверное, тоже, но они не подавали и виду. О чем думал Ифвин, только богу было известно. Как раз под старой ржавой табличкой с надписью «Чихуахуа 60 км» оказалось нагромождение скал, похожих на сильно разрушенный террикон; позади них, за пределами видимости с дороги, мы встали и разбили лагерь.

Я испытал прилив эгоистичной радости, когда увидел, что наши солдаты предпочли спать на открытом воздухе, и, слегка устыдившись подобного чувства, согласился заступить на часы, там, наверху, на скалах, в укромном местечке, которое показали Эсме и Полковник. Паула и Роджер дежурили до десяти, поскольку ей предстояло сесть за руль на следующий день; Хелен и Иисус должны были стоять с десяти до двух, а короткая утренняя смена досталась нам с Эсме. Думаю, я польщу себе, если скажу, что мне доверили столь ответственный пост как самому опытному, но, так как альтернативой были подросток, находившийся почти в шоковом состоянии, и Ифвин, которого никто не мог раскусить, то меня выбрали по необходимости.

Я растянулся на среднем сиденье, когда солнце еще не зашло. Моя смена будет с двух до половины шестого утра. В половине шестого все встанут и начнут готовиться к отъезду с первыми лучами солнца.

Казалось, это совсем нескоро, и я думал, что не смогу так долго спать или вовсе не засну, но, уютно устроив голову на подушке и расстегнув пару пуговиц на рубашке, чтобы свободнее дышать, я успел заметить, что теплое солнце приятно ласкало лицо, так что, может быть, я понежусь под ним несколько минут, прежде чем натянуть одеяло и погрузиться в темноту.

Порой, когда вы думаете, что не должны спать во имя спасения души — например, когда позади ужасный день, вроде сегодняшнего, а будущее кажется сплошной угрозой, сокрытой в тумане неизвестности, — сон наступает столь же быстро, как шок; будто люк открывает перед вами непривлекательную реальность, и вы падаете в темный колодец и погружаетесь во что-то мягкое на дне.

Изнеможение, плясавшее в глазах, швырнуло меня в черный колодец сна, а семь часов спустя Эсме уже трясла меня за плечо.

— Давай, нам нужно лезть на гору в темноте, чтобы сидеть на холодных скалах и смотреть на пустую дорогу.

Не хочешь же ты опоздать!

Я сел, потянулся. Несмотря на то что была еще ночь, я чувствовал себя отлично. Часы показывали без четверти два: самое время глотнуть кофе из термоса и направиться к скалам. Я шел позади Эсме: перевязь пистолета упиралась мне в бок, а при ходьбе натирала кожу. Эсме подбадривала меня, говоря, что в случае опасности мне не следует доставать пистолет до тех пор, пока ее не убьют; тогда я должен буду выстрелить, чтобы предупредить оставшихся в лагере.

— Или если ты столкнешься с врагом нос к носу, так .близко, что сможешь огреть его по носу. После этого можно спустить курок.

Я постарался не дать волю оскорбленному достоинству.

— Я когда-то носил такой, будучи на службе во флоте Ее Величества. И мне приходилось стрелять из него несколько раз в год, на стрельбище.

— Что ж, отлично. Значит, у тебя достаточно опыта, чтобы не застрелить меня по неосторожности или не пальнуть себе в ногу. Ты был хорошим стрелком?

— Я собирался использовать эту штуку в качестве дубинки. Твои предположения не были ошибочными, но ты так сказала, потому что думала, будто я ничего другого не сумею. Предложения хороши не потому, что я ничего не знаю, а потому, что стрелок из меня никудышный.

Большая женщина фыркнула в темноте.

— Ты непредсказуем, Лайл Перипат. Возможно, мне это даже понравится.

Мы были уже довольно высоко, и следовало вести себя тихо, по крайней мере пока не доберемся до поста и не выясним, как там дела. Валуны были средних размеров и столь плотно за тысячелетия вросли в землю, что создавали отличную опору, оказавшуюся намного надежней, чем на первый взгляд. Единственной проблемой было найти путь, который бы позволил не вставать в полный рост во время восхождения, а это было несложно, ибо месяц достаточно освещал дорогу. Через десять минут карабканья по склону в потемках, все в поту, мы наконец забрались на вершину и обнаружили крохотное углубление в скале, где увидели Хелен и Иисуса, сидевших рядышком на корточках и глядевших на дорогу.

— Вот и мы, — сказала Эсме.

— Мы слышали, как вы лезли, — ответил Иисус, не утруждаясь перейти на шепот. — В следующий раз постарайтесь карабкаться Потише, Однако не думаю, что сейчас это имеет значение. Здесь не было ни малейшего звука, никаких намеков на движение. У Паулы и Роджера дежурство тоже прошло спокойно. Думаю, бандиты, Стрелявшие в нас, просто палят во всех проходящих мимо и не преследуют добычу, если не ранят ее настолько серьезно, что она вынуждена будет остановиться. Мы никого и ничего не видели здесь.

— Как вы думаете, откуда прибыл вертолет Ифвина? — поинтересовался я. — Он появился через пять минут.

Хелен фыркнула.

— Допустим, с базы, скрытой поблизости от дороги, на которую он мог бы нас доставить, но по какой-то таинственной причине не доставил. Или же у него есть. сотня вертолетов в ста разных мирах и он каким-то образом переносит их из одного мира в другой, и тот вертолет попал сюда тем же путем. Или он стартовал прямо с орбиты при помощи никому из нас не известной технологии. Или, вероятней всего, произошло что-то, что даже не может прийти нам в голову.

;; — С ним непросто иметь дело. Неужели тебе пришлось его отлупить?

— Если я отвечу на этот вопрос, то в течение следующего, часа мы будем шутить над интерпретациями «пришлось». А я устала и хочу спуститься и лечь спать. Удачного дежурства, — добавила она, удаляясь по скалам.

— Скорее всего оно таким и будет, — ответил Иисус, направляясь следом за ней. — Свет луны помогает, к тому же большая часть поверхности почти лишена растительности. Любой, кто захочет подкрасться к вам с этой стороны, должен быть очень ловким.

, — . Они проскользнули по камням и скрылись из виду; раз или два, пока мы спускались в укромное местечко за большой скалой, я слышал легкое шуршание их шагов; потом все стихло. Мы устроились поудобнее, договорившись, что я буду следить за югом, а Эсме — за севером.

Удивительно, каким бодрым я себя чувствовал. На самом деле я просто хорошенько выспался и выпил крепкий кофе, но ощущал себя отдохнувшим, готовым провести полдня на ногах, несмотря на то что было всего три часа утра.

Понадобилось время, чтобы мои глаза привыкли к незнакомой местности, но никаких затруднений в обнаружении двигавшегося предмета не предвиделось. Сверху земля казалась испещренной темными неровными узорами с полосками лунного света между ними; тени были очень маленькими — половинка луны уже поднялась на востоке, и ее свет заливал холм у нас за спиной. Дальше виднелись длинные ряды песчаных барханов, заполонившие почти все пространство к югу от дороги, и хотя кто-то и мог затаиться в тени, я не видел, как можно добраться до нас, не показавшись на открытых местах. Воздух был наполнен прохладой; я подумал, что здесь должно было быть больше диких зверей, издававших какие-нибудь звуки, но в наше время в таких странах мало крупных животных. Скорее всего беззвучная борьба хищников со своей добычей происходила незаметно вокруг нас, в маленьких темных уголках между скал. Без сомнения, она станет яростнее и, возможно, громче в предрассветные часы и сразу после восхода солнца.

— Кто бы в нас ни стрелял, он не слишком долго был бандитом или же оказался чрезмерно ленивым или бесталанным, — спустя довольно долгое время сказала Эсме шепотом.

— Почему это? — удивился я, стараясь, чтобы мой голос звучал как можно тише.

— Потому что это место в двадцать раз лучше подходит для засады, и оно не так уж далеко. Если бы они чуть-чуть прошли по дороге вперед, то непременно обнаружили бы его. Между тем и этим местом нормальный человек никуда бы не свернул и не остановился.

Любой грузовик или машина, проехавшая там, обязательно проедет и здесь. Либо они засели в первом попавшемся удобном месте и решили не утруждать себя поисками другого, либо оказались слишком глупыми, чтобы снизу, со скал, заметить это место; ведь отсюда. можно обстреливать автомобиль, и он никуда не денется, потому что вокруг дороги дюны. Если вовремя открыть огонь, то сидящие в машине люди не смогут двинуться ни назад, ни вперед. Они будут попросту пригвождены к месту, до тех пор пока пули не найдут свою жертву. Я бы основные силы сосредоточила на дороге, а дозор — хм.., его я бы поставила как раз…

Она умолкла, жестом предложив мне послушать. Что я и сделал, слушая внимательнее, чем когда-либо в жизни, как будто бы мысленно бродя по окружавшим меня скалам и пустыне, стараясь уловить что-нибудь, помимо мягкого шелеста нашего дыхания, легкого похрустывания веток, скрипа кожи, когда Эсме вытаскивала нож из ножен, пробираясь сквозь таинственные тени вниз по холму. Я раздумывал, достать пистолет или не нужно,: но подозревал, что, двигаясь так бесшумно и осторожно, Эсме не скоро достигнет подножия холма, какой бы звук она ни собиралась проверить, а по себе я знал,. что стану нервничать все сильнее и сильнее. Я не хотел, чтобы она застала меня с пистолетом в руках по возвращении, как будто бы я испугался, но и какого-либо другого выхода я не видел. В лучшем случае я больше бы беспокоился, чтобы не подстрелить ее ненароком, чем опознать возможного противника, приблизившегося к нашему посту. Я оставил пистолет на прежнем месте и постарался просто очень тщательно и тихо наблюдать, не появятся ли какие-нибудь при" знаки движения.

Примерно в шестидесяти ярдах впереди и на тридцать ярдов ниже я заметил какое-то движение. Осторожно двинувшись в том направлении и пытаясь держать голову в тени, я пристально смотрел туда, но ничего не увидел. Прошло довольно много времени, и я снова и снова прокручивал в голове разные комбинации, стараясь при этом оставаться ко всему готовым, спокойным и внимательным. Эсме обнаружила кого-то или что-то, ползущее наверх в нашу сторону, и там, внизу, произошла молниеносная, бесшумная, но смертельная схватка. Может быть, где-то на пути к нашему укрытию.

Если Эсме победила, то сейчас она уже ползет по дорожке из теней к тому самому месту, которое выбрала как наиболее подходящее для основной засады, возможно, надеясь, что силы будут небольшие, один или два человека, так что она сможет справиться с ними сама; если же врагов будет больше, она это увидит, уползет обратно, сообщит остальным и вернется с оружием. Несомненно, она собиралась потратить на это некоторое время — в случае, если она выиграла.

Если же она проиграла… Я передвинул пистолет поближе, осторожно, не отрывая глаз от склона холма, изучая его как можно пристальнее и держа руку все время у пистолета, на бедре. Теперь я мог быстро вытащить его, я знал, где находится предохранитель, и был уверен, что сумею дотянуться — как только замечу малейшее движение — и выстрелить, как только удостоверюсь, что это не Эсме. Я думал, что любой, кто ее одолеет, несмотря на преимущество неожиданного нападения, наверное, доберется и до меня, но крик и выстрел могли оказать неоценимую услугу тем, кто остался внизу.

Я припал к земле, медленно меняя положение, чтобы не заснуть, продолжая наблюдение, готовый мгновенно отметить все, что может служить признаком начала военных действий. Склоны холма были неподвижны и безмолвны. Тени покрыты темной дымкой; в них тускло отсвечивали трава, гигантский цереус или белесая скала; казалось, они двигаются туда-сюда, держа меня в состоянии нервного напряжения. Яркие пятна, целиком освещенные лунным светом, отвлекали и искушали, позволяя отдохнуть глазам; однако, если поддаться соблазну, через некоторое время они, казалось, уплывали из полумрака, и вместо тускло освещенного, заросшего мелким кустарником скалистого отрога холма вы обнаруживаете, что смотрите на непонятную бесформенную игру света и тени, которая не имела особого смысла и не могла быть достаточно быстро трансформирована в реальные понятия.

Я сделал попытку регулярно осматривать дорогу и пустыню за ней, одновременно прислушиваясь к звукам позади себя на случай, если кто-нибудь, еще более одаренный в смысле ночных сражений, чем Эсме, забрался наверх и собирается напасть на меня со спины.

Тени съежились и поплыли на запад, а половинка луны — теперь уже слишком яркая, чтобы смотреть прямо на нее, ведь мои глаза уже совсем привыкли к темноте, — медленно ползла к зениту, укорачивая тени и освещая все больше поверхности. Думаю, с того момента, как я встал на дежурство, она сдвинулась градусов на тридцать, а это значит, что прошло около двух часов.

Мне же казалось, что намного меньше.

Сколько времени прошло с той минуты, как мы заняли свои позиции, до того, как Эсме ушла вперед? Я не имел об этом ни малейшего понятия, но выяснил, что меньше, чем я тут ее жду.

Луна была в десяти градусах от зенита, через десять минут она будет прямо над моей головой. Первый рассветный луч может появиться в любой момент. Я смотрел и ждал.

Внезапно голос у меня за спиной мягко сказал:

— Лайл, пожалуйста, убери руки от пистолета. Если предохранитель снят, пожалуйста, верни его обратно.

— Он на предохранителе, — ответил я и очень медленно убрал руку. — Эсме?

— Да, я. — Она села подле меня; зубы ее стучали, как будто она только что приняла ледяную ванну, а потом стояла на пронизывающем зимнем ветру.

Я рискнул спросить:

— Есть вероятность, что там есть еще?

— Не думаю. Господи, приходится надеяться, что нет.

Я не могу.., о Господи, Лайл, нет, думаю, мы можем просто поговорить, если хочешь. А я хочу, и мне это нужно, даже если из-за этого возникнет много проблем.

Дай мне минуту, и я расскажу, что произошло. Но это ужасно, страшно, и я никогда в жизни не чувствовала себя столь потрясенной. Я правда буду благодарна, если ты как-нибудь утешишь и успокоишь меня, прибегнув к наилучшим способам, на которые ты способен.

— Сделаю все возможное.

Она прислонилась спиной к скале, а затем подвинулась, так что ее плечо коснулось моего, явно нуждаясь в прикосновении. На тот случай, если она ошиблась касательно отсутствия других нападающих, я продолжал наблюдать за склоном холма.

— Я нашла едва маркированную тропу — только крохотные насечки для опоры — и несколько вытоптанных .участков вблизи скал. Это было очень умно — скрывать от людей эту тропинку. Я пошла по ней вниз, держась немного в стороне. Естественно, через некоторое время я услышала какой-то шум — негромкий, возможно, скрип ботинка или дыхание. Кто-то шел по той же тропе. Я соскользнула с нее и спряталась в тени. Кто-то прошел мимо, и я выскочила сзади, намереваясь бесшумно напасть.

Догадайся, кого я увидела, выскочив на тропинку?

Нашу старую живучую подругу. Билли Биард. Эта версия Билли тоже знала свое дело — я набросилась на нее со спины, схватила за горло и ударила по почкам, прежде чем она смогла по-настоящему мне ответить, и все же я чувствовала себя, как будто пыталась связать вола тоненькой ленточкой. Я почти проткнула ей сонную артерию, держа в захвате, который получился жутким и неприятным.

В этот момент я поняла, что раз Билли Биард собиралась разведать местность, значит здесь должна быть засада.

Я поползла вниз по холму и, к счастью, учуяла запах дешевой выпивки — достаточно ядовитое пойло, может, водка, текила или даже неразбавленный спирт — и услышала тихий такой шум, как будто кто-то борется.

Она прислонилась поплотнее и добавила:

— Никакой романтики, но если ты просто положишь мне руку на плечо, я буду очень, очень тебе благодарна.

Как раз сейчас я боюсь, что либо разрыдаюсь, либо меня стошнит. Обещаю, если начнет тошнить, отвернуться от тебя. Но более вероятно, что я просто расплачусь, мне только нужно плечо, в которое выплакаться.

Одной рукой я обнял ее, откинувшись назад, откуда не мог видеть холмы под нами, попутно выяснив, что для меня намного логичнее доверять ее суждениям, чем своей паранойе; если она считает, что угроза миновала, то у меня нет шансов против всего, что могло бы нас удивить.

После нескольких долгих вздохов и фальшивых восклицаний типа «ух» и «хм» Эсме сказала:

— Я почти смеялась от облегчения, что это может получиться так легко, и, рассчитывая на своего рода месть, проползла вперед, а там было два ружья и парочка гранатометов, прислоненных к скале, — и два человека, двигавшихся во мраке. На удивление сильно воняло сивухой. Мне бы следовало громко рассмеяться, когда я поняла, что увидела в тени два «Ливайса», два пистолета в кобуре, а в глубине какая-то вдребезги пьяная парочка трахалась по-собачьи, повизгивая от восторга.

В свое время мы с Полковником оказывались по разные стороны баррикад во время гражданских войн на территории Центральной и Южной Америки, и это именно та ситуация, когда на самом деле теряешь все мужество и стойкость. Если они сделали себя настолько уязвимыми и ранимыми, то эволюционный процесс должен отбросить их за тот рубеж, когда они еще не могли размножаться, — и вот тут-то я и оказалась как раз вовремя.

Я определила точку опоры, встала в нужную позицию, а потом очутилась прямо перед мужчиной, нажав ему коленом на спину и перерезав глотку прежде, чем он успел почувствовать что-либо, кроме удивления. И тут его женщина выхватила нож из-за спины, откатилась, чтобы мертвый мужчина оказался между нею и мной, и затем молниеносно бросилась на меня. Никогда прежде не видела, чтобы кто-то так быстро двигался, Лайл, а я многое повидала. Черт, Лайл, если у меня столовой все в порядке, я, помнится, даже подумала, что встретила равного по силе противника.

Я сделала выпад вперед и ранила ее в руку — наверное, задела артерию, судя по количеству вытекшей крови. Она вновь наступала на меня, возможно, уже теряя силы, и мне удалось отбить ее удар и всадить клинок ей в глаз; сила удара была достаточной, лезвие пробило кость и вошло прямо в мозг. Отвратительный, неприятный способ, зато быстрый, и она, умирая, не издала ни звука.

Что-то заставило меня вытащить тела на лунный свет — какая-то часть сознания уже знала и считала, что и другая должна знать. Я вытерла лица.

Мужчиной оказался Иисус Пикардин — или, скорее, другая его версия. А женщиной была я. Неудивительно, что она так ловко владела ножом и что наши клинки скрестились, как в танце, будто мы предугадывали движения друг друга, и мои небольшие преимущества — наличие одежды, меньшее удивление и трезвое состояние — позволили свести счет в мою пользу.

Она вновь задрожала и уткнулась лицом мне в плечо. Так мы и просидели, пока совсем не рассвело, когда было пора спускаться вниз. К остальным.

Хотя я хорошо отдохнул перед началом дежурства и всего несколько часов был на ногах, но как только мы сели в машину и тронулись на север, я заснул, свернувшись на заднем сиденье. Терри села рядом с Паулой, чтобы научиться управлять машиной; думаю, каждый из нас считал, что ей полезно отвлечься, и, кроме того, никто не выражал особого желания находиться рядом с Ифвином.

Позднее мне рассказали,; что развалины Чиахуахуа всех поразили, ведь когда-то это был большой, процветающий город, а теперь здесь хозяйничали мародеры и бушевали пожары, ибо север страны становился все опаснее; однако я был доволен, что не пришлось любоваться почерневшими от огня руинами в лучах утреннего солнца.

Был почти полдень, когда Полковник разбудил меня со словами:

— Пришлось потревожить тебя, Лайл, но нам нужно держать совет, прежде чем двигаться дальше, и я подумал, что ты должен принять участие.

— Все в порядке, Роджер. — Я сел, протирая глаза, и обнаружил, что «эсти» стоит на месте. Вокруг знакомый пейзаж — пустыня в обрамлении гор и дорога, которая соединяет ничего не значащую точку на южном горизонте с такой же ничего не значащей точкой на холмах к северу от нас. Пока я спал, они «починили» заднее окно, приклеив на него обычный пластик. Я собрался с мыслями и поинтересовался:

— Как дела?

— Если опираться на нашу карту сорокапятилетней давности, то эта гряда холмов — последняя перед Рио-Гранде.

Там останется около трех миль до моста через реку, а там и Соединенные Штаты. Если мост еще сохранился.

Если Соединенные Штаты еще существуют. Можно сказать, есть определенные затруднения.

Я зевнул, потянулся и с трудом переместился на краешек сиденья: все остальные сели в кружок, расположившись на сиденьях и в проходе «эсти».

— Мы хотим задать Ифвину несколько вопросов, — выступила вперед Эсме, и ее слова прозвучали угрожающе. Судя по реакции Ифвина, он тоже воспринял это как угрозу. Эсме расплылась в неприятной улыбке, означающей больше удовлетворение, чем удовольствие, и добавила:

— Например, что за дьявол эта Билли Биард, кто этот дьявол Билли Биард и как я могла повстречаться с людьми, версии которых уже существуют в этой стране. У меня все еще сохранилось ощущение, что кое-кто не до конца честен с нами.

— Прежде чем вы ответите, — перебила Хелен, — вспомните, что вы вчера узнали о боли.

Ифвин дважды попытался заговорить; в конце концов он подтянул колени к подбородку — и заплакал, сотрясаясь от беззвучных рыданий. Целых три минуты или даже больше мы просто сидели и молча смотрели на него.

Он униженно кивнул.

— То был первый раз, когда вам по-настоящему причинили боль, и кроме того, вы не понимаете, чего мы хотим и почему поступаем тем или иным образом, так что Теперь вы действительно боитесь, будто мы можем решить вновь сделать вам больно. И никто с вами не разговаривает целый день, и вам, наверное, очень одиноко.

Его плечи затряслись, и слезы вновь хлынули из глаз.

Терри обняла его и сказала:

— Никто не собирается вас обижать. Нам очень жаль.

Мы опять станем вашими друзьями, если вы простите нас и пообещаете научиться уважать наши чувства. Обещаете?

— Обещаю, — ответил он, шмыгнув носом.

— О Господи, — с презрением воскликнула Хелен. В ее тоне слышался отголосок того, с чем я столкнулся тогда в спальне. — Правитель экономики оказался плохим мальчиком.

Я взглянул на нее с некоторым раздражением, но прежде чем успел придумать какое-нибудь подходящее вежливое и зрелое замечание в ответ, вперед вырвалась молодость и энергия.

— Думаю, задирой можно быть в любом возрасте, — возразила Терри, выпрямившись и пристально глядя на Хелен поверх маленьких очков в проволочной оправе, — И мне кажется, что когда ты сам начинаешь задирать других, мгновенно исчезает такое понятие, как «беспомощная жертва».

Костлявая девочка выглядела даже моложе своего возраста — слегка смахивала на мальчика из церковного хора, который вот-вот бросится на Хелен и примется бить ее или дергать за волосы, — однако она поправила очки, вздернула подбородок, прочно оперлась на ногу и дала четко понять, что не сдаст позиции.

После долгой паузы Хелен пожала плечами, и сказала:

— Ифвин, простите, что ударила вас, мне не следовало так поступать. Если вы хотите плакать, что ж, это не мое дело. С моей стороны было грубостью смеяться над вами.

— Ничего, — громко шмыгнув, ответил он. — Я отвратительно себя чувствую, но, думаю, вчера вы были правы, решив, что я должен знать о существовании подобного чувства. Понятия не имел, что одно человеческое существо может так поступить с другим существом. Я говорю не о сознании, а о возможных последствиях. И боюсь, что мог сделать то же самое по отношению к вам, а я действительно не знал, что делаю, и мне нет прощения, ибо я должен был знать, и.., о-о-о-х, блин. — Он вновь расплакался, и;

Терри села рядом, гладя его руку.

— Через минуту с ним все будет нормально, — успокоила она всех. — Просто ему нужно избавиться от всего этого, а система еще не привыкла. Почему бы вам не пойти прогуляться или еще куда-нибудь?

Повисла долгая пауза, затем Роджер встал и вышел из машины, не сказав ни слова. Эсме, Паула, Иисус и Хелен так же молча последовали за ним. А следом поплелся и я.

Очутившись на улице я обнаружил, что все, за исключением Роджера, состязались, кто лучше пожалуется на Ифвина и «этого глупого ребенка». Я подумал, что Терри — единственный человек из нас, кто проявил нормальные человеческие чувства, а когда эти разговоры мне опротивели, вернулся в «эсти». Полковник пожал плечами и вошел следом за мной.

Ифвин умывался; когда мы вошли, он мягко сказал:

— Вы правы, от этого и правда стало легче. Привет, Лайл, привет, Роджер. Очень сожалею обо всем случившемся. Остальные до сих пор сердятся?

— Ага, но думаю, они еще отыграются, — ответил я. — Терри, прежде чем у кого-нибудь еще появится возможность поворчать или пожаловаться на тебя, знай, что, на мой взгляд, ты правильно повела себя с Ифвином.

Роджер кивнул:

— Не думаю, что у меня есть хотя бы половина вашего сострадания и сочувствия.

Она пожала плечами.

— Эй, я знаю, что такое, когда ты одинок и никто тебя не понимает. Говорят, у подростков всегда так.

— Это у людей всегда так, — поправил я ее, думая о Хелен и о том, как мне не хватает той, другой, ее версии, а ей — иного меня.

— А что, всегда так, когда затронуты чувства? — спросил Ифвин. — Неудивительно, что вы все потратили столько времени на человеческие отношения — это настоящая самозащита.

Я хмыкнул:

— Большинство людей в детстве испытывают моральную боль по несколько раз на дню — ибо они уязвимы, как ты сейчас, и не могут себя защитить. Мы научились быть менее чувствительными или не признаваться в своих чувствах. Чтобы научиться справляться с жестокостью, требуется известная практика, но, к счастью, человеческие существа почти всегда обладают достаточной жестокостью и могут сполна предоставить ее для тренировок. Каждый из здесь присутствующих, уж наверное, когда-то испытал то же самое, что и вы сегодня, но все через это прошли — или по крайней мере мы достигли состояния, когда оно нас не переполняет.

— Лайл, мне очень жаль. Я понятия не имел, что доставляю вам столько проблем.

— Еще один неприятный урок, — сказал я, — слово «жаль» в карман не положишь, его можно только повторить несколько раз. И вам придется привыкнуть к мысли, что вы то и дело задеваете чьи-либо чувства, и ничего не сможете исправить — остается только надеяться на прощение, рано или поздно. Ваш механический прародитель просто не знал, что собирался вложить в вас, верно?

— Не совсем. — Он вновь плеснул воды в лицо. — Действительно потрясающе освежает. Я знаю, что слезы выводят из организма какие-то химические вещества, выделяемые при стрессе, поэтому смею предположить, что ополаскивание лица помогает избавиться от них.

— Да, а пока вы весь в слезах и соплях, то не очень-то удается сохранить достоинство, — заметил Роджер. — Остальные стоят снаружи, на солнышке, им небось уже скучно, они злятся, раздражаются и все такое. Если вы достаточно оправились, чтобы говорить, то, может, попросим Лайла пригласить всех сюда, здесь есть кондиционер и сидячие места.

Терри добавила:

— Это называется быть заботливым.

— Знаю, — ответил он, — ничего не смыслю в эмоциях, но имею огромный словарный запас.

Я вышел наружу и увидел, что сплетни продолжаются.

— Не понимаю, — выступала Эсме, — что это за миссия? Только гражданские, без определенной причины, которую никто не может назвать, за исключением абдуктивной математики. Нет четко очерченного плана работ типа «проникни в центр конфликта» или «узнай» куда все пошли". В нас стреляют, а он даже не удосужился определить врага. Я хочу сказать, в чем смысл?

— Думаю, теперь можно поговорить, — предложил я.

— А, черт, отлично. — И Эсме зашагала к автобусу, держа Хелен под руку. Остальные пожали плечами и потянулись следом.

Рассказ, который мы услышали от Ифвина, был достаточно короток: создавшая его программа являлась не единственным киберфагом, попавшим в сеть. Его задачей было согласовывать сообщения, поэтому спустя некоторое время он стал беспокоиться по поводу количества исчезающих людей и мест и отправился выяснить, куда же делось столько всего.

Другим киберфагом была Билли Биард — на самом деле она приобрела себе физическое тело, скопировав способ Ифвина.

— Будучи машинным разумом, я не волновался относительно плагиата, — добавил он, — но странно, что теперь, имея тело из плоти и крови, Я стал переживать по этому поводу. Короче говоря, вы можете рассматривать ее как отдел болевого контроля. Ее работой было предотвращать то, что вызывало страдание и причиняло боль во время путешествия по сети. Сейчас, как вам всем хорошо известно, тот факт, что каждый раз, входя в сеть, вы выходите в совершенно ином мире, чрезвычайно печален. Искусственный разум, которому суждено было стать Билли Биард, заметил это довольно рано, ибо это являлось частью его работы, и приступил к перепроектированию сети, чтобы людям стало сложнее причинить себе вред, осознав суть происходящего.

— Подождите минуту, — прервала его Хелен. — Она ведь все время душу из нас вытрясала, пользуясь любым удобным случаем, и пыталась убить…

— И убила одного из нас, — согласился Ифвин. — Думаю, именно она и ее помощники устроили вчера засаду. Как сказала Эсме, подобное поведение бессмысленно для бандитов, зато отлично подходит для тех, кто пытается нас убить или остановить.

Хелен вздохнула:

— Я вот к чему веду: не понимаю, каким образом программа, которая, по идее, должна предотвращать боль, совершает такие жестокие поступки.

— Небольшая ошибка в дефинициях, — печально проговорил Ифвин, разглядывая свои ноги. — Понимаю, в чем неувязка, но, поверите вы мне или нет, Билли Биард не смогла бы понять ваших затруднений.

Ее понятием боли является эмоциональное страдание, которое вы испытываете, находясь в сети, — только в этом случае она испытывает его вместе с вами. Если она убьет вас или причинит вам боль вне сети, она ничего не почувствует, следовательно, для нее эта боль не существует.

— Звучит так, будто, с ее точки зрения, мир стал бы лучше, если бы она смогла уничтожить всю человеческую расу — не в сети, — предположил Роджер.

— Верно. — Ифвин согласился. — Машинный разум обычно бывает чрезвычайно последователен в своем безумии. Ей необходимо убить всех и утаить информацию об этом, потому что люди, получив такие новости, ощутят боль того свойства, которую она способна распознать.

Наступило долгое молчание: мы обдумывали услышанное.

— Окажется ли она по ту сторону границы?

— Точно не знаю, но если я смог, то сможет и она. — Ифвин откинулся на сиденье, сложил руки на коленях.

Что ж, вот практически и все, что мне о ней известно. И прежде чем кто-нибудь из вас укажет, скажу, что да, теперь, когда у меня есть тело, я лучше понимаю значение слова «реальный» и знаю, что вам не очень нравится война между двумя машинными разумами, чьи цели и задачи не столь реальны, как тела, пожертвованные во имя их достижения.

— Верно, — кивнула Хелен, — но большинство войн ведется во имя таких же абстрактных идей, так что давайте не будем придираться. Теперь, как ей удалось свести вместе Иисуса и Эсме — точнее, версии Иисуса и Эсме, — если они уже здесь существовали?

— Я сам не очень хорошо разбираюсь в правилах квантовых переходов, — ответил Ифвин, — но в основном там говорится, что чем менее заметен переход, тем он более вероятен. Ни один переход не является запрещенным, он лишь более или менее вероятен. Представим, что Иисус и Эсме были двумя ее лучшими солдатами и она оставляла их метаться по системе до тех пор, пока не получит такую их версию, где они очутятся в нужном ей месте. Именно таким образом все вы очутились здесь — покинув сопутствующие версии самих себя, выброшенных из триллионов последовательностей событий.

Подумайте о вероятности выпадения флеш-рояля в картах: она и должна быть невелика. Но если вы можете сдавать карты миллион раз за секунду, то наверняка получите его.

Повисла долгая пауза, и мы все поняли, что теперь у нас нет больше никаких вопросов и пришло время принять решение.

— Есть у нас какой-нибудь план? — поинтересовался я. — Если мост прямо перед нами…

— Ну, если что-то попытается помешать нам его перейти, мы будем либо сражаться, либо бежать от него, в зависимости от его силы, — пояснил Полковник. — А если попадем на противоположную сторону, то, будучи атакованы, станем сражаться; в противном случае соберемся все вместе и решим, что делать дальше. Велика вероятность, что Биард и ее подельники охраняют мост, а это значит, что у нас нет особых вариантов, пока мы не пройдем мимо них или обойдем вокруг. После этого, попав на другую сторону, мы можем что-либо узнать, и тогда настанет самое время, чтобы постараться определить собственные дальнейшие действия. До этого момента все разговоры — чистой воды теория при отсутствии информации. Давайте посмотрим, сохранился ли мост на прежнем месте, и если да, то можно ли просто проехать по нему на другую сторону. Пока не попытаемся, не сможем никаким образом узнать, возможно это или нет — или почему невозможно.

Он был прав до отвращения, и ни у кого не было дополнений. Несколько минут спустя мы уже сидели в «эсти», забравшейся на вершину невысокого холма.

Я опять был за рулем, чтобы Паула могла управлять орудием на крыше. Терри с Ифвином скорчились посередине, и я тихо надеялся, что они не заметили, что сидели как раз на пятнах засохшей крови. Осколки стекла от заднего окна все еще валялись по всему автобусу. Я изо всех сил старался забыть о случившемся и просто вел машину вперед медленно и осторожно; тем временем Паула выискивала все движущееся или хоть сколько-нибудь подозрительное.

— Есть причина думать, что они ничего не заминировали? — спросил я Ифвина.

— Ни одной, в которой я был бы уверен, кроме модели ее поведения: Билли, судя по всему, предпочитает сражаться один на один, а не взрывать одновременно большое количество людей. Вчера она могла заложить атомную бомбу под дорогу и смести всех нас с лица земли — а она этого не сделала. Очень надеюсь, не потому, что просто-напросто не подумала о таком варианте.

Я медленно вел машину вдоль улицы. По крайней мере здесь был мост, и не наблюдалось ничего, что могло бы помешать нам до него добраться. Река изменила русло за те годы, что никто здесь не бывал, и течение подмыло опору моста на том берегу, однако создавалось впечатление, что мост пока стоит достаточно прочно, чтобы выдержать грузовик. Домов на высоком берегу видно не было, однако мы заметили телефонные или электрические столбы, без проводов, торчавшие, как голые палки, на склоне холма.

В отличие от Торреона Хуарес не был разрушен до основания и не сгорел, как Чиахуахуа. Его просто покинули жители, и нам пришлось пробираться по пустым улицам мимо разрушенных зданий, не встретив ни души. Дорога даже не была сильно разбита, и ближе к мосту она стала почти идеальной, как будто по ней никто не ездил. Тем не менее я ехал медленно.

Приблизившись к мосту, я замедлил ход.

— По-моему он в порядке, — сказал Полковник. — Должен выдержать наш вес.

Раздался сильный треск, от которого у меня в ушах зазвенело так сильно, что я почти оглох. Автобус резко крутануло, будто какой-то гигант наподдал сзади. Мотор заглох, и я обернулся посмотреть, что случилось с остальными.

Крышу снесло напрочь, оставив острые края искореженного металла. Заднее и боковые окна разнесло вдребезги, и автобус стоял развороченный и покореженный неподалеку от моста.

Я едва расслышал крики Полковника, но тут появился он сам, яростно размахивая палкой:

— Бегом! Бегом! Пошли! Живо!

Я выскочил из автобуса и изо всех сил бросился на другую сторону моста. Там была старая, выцветшая зеленая линия — может, когда-то она обозначала то место, где находилась река, — а потом я заметил, что она идет не через весь мост, а заканчивается, немного не дойдя до края.

На этом месте той же зеленой краской был нарисован контур человеческого тела, а на другой стороне валялось старое ведро. Кто-то рисовал эту линию, когда его внезапно сбили с ног. А потом он что — встал и ушел и никогда больше не пытался дорисовать линию? Умер и его куда-то уволокли? Сдох прямо там?

Вокруг моста бушевало что-то, похожее на рыжий огонь, и хотя я по-прежнему ничего не слышал, но ощущал вибрацию от оглушительного рева и топота других людей, бежавших куда-то. Чтобы не коснуться загадочной линии, я перепрыгнул через нее. Все падало и рушилось. В меня кто-то стрелял. Я увернулся, виляя из стороны в сторону, чтобы труднее было попасть, и через несколько секунд уже достиг края моста; там я спрятался за опору и вжался в землю.

Глубоко вдохнув и выдохнув несколько раз, я вновь принялся разглядывать происходящее. На мосту лежали люди, и я пытался понять, нет ли там тех, за кем нужно сбегать и приволочь в укрытие. Однако они лежали неподвижно — даже не могу сказать, были ли они мертвы, или только притворялись.

Рядом приземлилась Паула, сжимая в руках ружье.

Они выстрелила назад, громко призывая оставшихся бежать, бежать и еще раз бежать, а она их прикроет. Я выдернул из кобуры ее пистолет, перекатился на противоположную сторону и тоже начал отстреливаться, точно не зная, от кого или от чего, просто подумав, что мы можем отвести огонь от товарищей, оставшихся на другом берегу или лежавших прямо на мосту.

Потом я провалился в никуда и больше ничего не помнил.

Часть четвертая ПОИСКИ СЧАСТЬЯ

Странно, что никто другой не построил здесь дом. Возможно, хозяин владел большей частью пляжа, чем я предполагал, но в таком случае разве не получил бы он больше денег, если бы построил еще коттеджей? А места здесь было вдоволь.

Какова бы ни была причина такой изоляции, она в некоторой степени повлияла на наше нежелание возвращаться в дом, несмотря на то что мы всегда понимали: следующим летом или через год на этом месте вырастут километры и километры новых зданий, и старое пристанище уже не сможет служить нам верой и правдой. Насколько я помню, в течение тридцати лет нашего брака мы ездили сюда каждое лето. А может, и дольше. Я вспоминаю, что бывал здесь еще ребенком.

Джефф-почтальон приходил по утрам с запасами провианта и вечерней почтой, в которой обычно были просьбы и задания от нашего хозяина, фирмы «Контек», о которой мы почти ничего не знали. Между визитами Джеффа, дом и пляж были в нашем полном распоряжении. Конечно, мы должны были выполнять текущую работу, но она всегда оказывалась несложной и занимала очень мало времени. Столь скучная и легкая, что на следующий день мы порой и не вспоминали, что работали вчера.

Время от времени мы с Паулой шутили, что самое ужасное в этой работе — полное отсутствие выходных.

Пакеты приходили ежедневно, а в них — работы на пару часов; высылали мы их обратно тоже каждый день вместе со сделанной накануне работой. Не было ни одного дня, чтобы мы не отработали свои два часа, так что в этом смысле выходных действительно не было; однако не бывало и такого, чтобы работа отняла больше двух, крайне редко трех часов плюс-минус полчаса, поэтому мы не слишком переживали. Всегда проверяли, чтобы кружка кофе, заваренная по любимому Джеффом рецепту, была наготове к его приходу.

В океане было не поплавать: вода холодная, а у обрывистого берега сильные волны, везде камни и галька сразу за узкой полоской грязно-серого прибрежного песка. Морской воздух прохладный, почти все время над морем висит туман. Мы могли бы оказаться на любом побережье: мне кажется, что солнце не всегда садится в одном и том же месте, и раз или два я сказал об этом Пауле; однако ни я, ни она не хотели тратить, силы на выяснение этого феномена или ведение записей. Сам дом был теплый и удобный, не слишком большой, чтобы агент по недвижимости назвал его просторным, и не слишком маленький, чтобы быть названным уютным, тщательно ухоженный и в отличном состоянии.

Мы разработали свой собственный способ, чтобы наслаждаться проведенным здесь временем, и редко что-либо меняли. Никогда не вставали до восхода солнца, ибо предпочитали экономить электричество. Перезаряжать пропановый генератор — дорогое удовольствие, и мы хотели, чтобы его хватило на все лето. Паула обычно вставала чуть раньше, как только становилось достаточно светло, чтобы хоть что-нибудь разглядеть, и раздувала огонь в печи. Хорошая теплоизоляция труб обеспечивала нас достаточным количеством горячей воды, оставшейся с вечера, чтобы можно было налить часть в резервуар и перед тем, как одеться, по-быстрому принять душ. К моменту ее появления после душа огонь уже разгорится и станет уютно и тепло. Она сварит на печке кофе в жестяном кофейнике, процедит его через ситечко, оденется и заберется обратно по лестнице в нашу кровать на чердаке, чтобы меня растормошить.

Тогда настанет моя очередь натягивать одежду, спускаться вниз, чтобы пожарить картошки с луком и беконом. Пока картошка жарится, я взбиваю яйца с петрушкой, помидорами и кусочками консервированной солонины. Как только она подрумянится, я выливаю туда взбитые яйца, все это хорошенько перемешиваю до получения однородной массы и раскладываю по тарелкам. Свою порцию я всегда съедал с вустерским соусом и с табаско, а Паула — с кетчупом, солью и перцем, она говорила, что «так Господь заповедал жителям Среднего Запада на скрижалях, которые Моисей привез из поездки во Флориду».

— А ты разве уроженка Среднего Запада? — спрашивал я.

— Мои родители были. Или их родители. Или я когда-то. Не знаю. В любом случае «завтрак фермера» без кетчупа, соли и перца — не то.

— Может быть, но это «завтрак бродяжки», — не соглашался я, — который я научился готовить от кого-то, кто, в свою очередь, встретил однажды бродягу, который считал, что вустерский соус и табаско совершенно необходимы.

Паула корчила забавную физиономию.

— Могу понять фермеров, которые много едят за завтраком, но почему бродяги? Целый день без продыху ловили поезд, а потом лежали, от того и устали?

Такой разговор, с небольшими изменениями, происходил за завтраком каждый день, а потом наступало время совместной утренней прогулки. Чаще всего по утрам был туман, но хорошо хоть не дождь; мы оба помним те дни, когда светило солнце или шел дождь, но это было довольно давно. Мы заводим будильник и гуляем по берегу, в любом направлении, целых сорок пять минут, пока не придет время возвращаться.

Берег никогда не приедался, даже после стольких лет в нем каждый день появлялось что-нибудь новое. Во-первых, он не обладал никакими отличительными чертами, которые могли бы стать знакомыми. Куда бы мы ни направились, попадали в места, где пляж врезался в море или, наоборот, отступал от него, с широкими мелководьями и полуостровами. Были места с просторным и мягким пляжем; где-то он был узким и крутым; где-то сосны подступали прямо к самой воде. На пляже всегда попадалось что-нибудь интересное: медузы, морские звезды, ракушки, смытые с кораблей предметы, а однажды мы даже наткнулись на мертвого дельфина, хотя это случилось не этим летом. В какую бы сторону мы ни направились, то, поскольку хотели всегда быть готовыми встретить Джеффа, когда он приносил почту — он шел из города, издалека, и мы хотели, чтобы он выпил чашку кофе и что-нибудь съел, — имели в запасе всего полтора часа на прогулку, и поэтому ровно через сорок пять минут приходилось поворачивать обратно.

Еще через сорок пять минут мы всегда подходили к дому, соглашаясь друг с другом, что прогулка была замечательной.

Джефф появлялся, как раз когда мы заканчивали варить вторую порцию кофе за день, и приносил почту и заказанные продукты. Мы расспрашивали его, одновременно распаковывая сумки, и давали список на следующий день. Старались сделать список покороче, чтобы все покупки влезли в багажную корзину старого громыхающего велосипеда, который Джефф всегда ставил у большой колонны слева. Учитывая состояние велосипеда и нагрузку во время езды, нам не хотелось перегружать корзину и ее хозяина.

Единственной почтой была ежедневная посылка от Контека, а в ней — список того, что мы должны посмотреть и о чем написать отчет; все необходимое мы находили в большом, удобном читальном зале, оборудованном на втором этаже, а потом печатали отчет на машинке и вкладывали его в конверт для почты, которая должна уйти на следующий день.

Мне всегда было интересно, откуда появлялся на своем велосипеде Джефф или куда уезжал, ибо та часть дороги, что мы могли увидеть с крыльца, не помогала понять, в какой стороне находится город, и я всегда боялся, что в экстренном случае я не буду знать, куда бежать.

Паула всегда говорила, что если он едет на таком старом и громоздком велосипеде от самого города, то город не может быть очень уж далеко. В коттедже не было телефона, и мы всегда просили хозяина, чтобы на следующее лето он провел телефон, но он так и не выполнял нашу просьбу.

Поболтав с Джеффом, мы узнавали о делах горожан, с которыми не были знакомы, и местные новости, не шибко занимавшие нас.

Обычно это случалось в половине двенадцатого, а потом Джефф говорил, что ему пора, а мы просили его задержаться на обед. На обед всегда подавался суп «Кемпбелл» — томатный или куриный с лапшой — и гренки с сыром, обязательно острым чеддером. Джефф брал парочку, я тоже, а Паула одну. Мы всегда старались уговорить Джеффа съесть лишний кусочек и взять вторую порцию супа, потому что ему приходится много ездить каждый день.

В конце концов Джефф уезжал, мы мыли посуду, ставили на огонь третий кофейник с очередной порцией кофе и шли наверх работать. Задание почти никогда не менялось: мы должны были найти и проанализировать все синонимы какого-нибудь английского слова, на всех языках, для которых у нас были словари, а таких оказалось немало. Один день мы выискивали все синонимы слова «стоп», другой — «до свидания», третий — «уезжать» и так далее. Затем мы выясняли, как они друг к другу относятся, и в заключение подготавливали краткий отчет, каким образом они переходят один в другой, все это очень аккуратно печатали вручную и клали в конверт для отправки на следующий день.

Затем, выпив еще пару чашечек кофе, мы отправлялись на вторую прогулку вдоль пляжа, час туда и чае обратно в любом направлении, отличающемся от утреннего маршрута. По возвращении разжигали огонь, подкинув несколько свежих поленьев, и я колол дрова у заднего крыльца, чтобы завтра было чем топить. Я закидывал удочку, и все, что попадалось, шло на вечернюю густую рыбную похлебку с мясом и овощами; Паула лепила хлеб из заквашенного теста, подметала пол (так сложно избавиться от песка!) и садилась читать стихи, пока тесто подходило. Я входил в дом с рыбой в руках, ее обычно хватало на похлебку — никогда мне не выпадала особенная удача или неудача, — и пробирался поближе к раскаленной печи, что было особенно приятно, ведь я продрог на промозглом ветру. Бекон, лук и специи весело трещали в котелке, пока я потрошил, очищал от костей и резал рыбу; перемешав все, я добавлял картошку, банку томатного пюре, протертую кукурузу, потом саму рыбу и говядину для супа. Когда вся смесь закипала, я уходил посидеть с книжкой, а Паула вставала, аккуратно отмечала то место в книге, где она остановилась, и протыкала тесто для хлеба. В течение получаса мы сидели вместе и читали, а затем она перемешивала тесто, лепила караваи, ставила их в духовку и доставала вино. Пока хлеб пекся, мы пропускали по стаканчику, потом вытаскивали похлебку и добавляли приправ.

Так или иначе, но к следующему дню оставался только хлеб. Поскольку все это время огонь весело потрескивал в печи, вода в баке оставалась теплой, и после мытья посуды примерно половина ее уходила на горячую ванну, где мы еще немного выпивали и начинали дурачиться, слушали джазовые записи или что-нибудь из тридцатых на старом проигрывателе, стоявшем прямо там. Через некоторое время мы начинали целоваться и заниматься любовью. Вода из ванны стекала в специальный сливной резервуар, мы вытирались, ложились спать и мгновенно проваливались в сон.

На следующее утро все начиналось снова. Время от времени на долгой прогулке, обнимая друг друга в темноте или пока мыли посуду, мы могли немного поболтать о том, насколько же похожи дни один на другой, но никогда этот разговор не принимал серьезный оборот — мы всегда могли вспомнить достаточно различий, чтобы не волноваться.

В один прекрасный день я вспомнил, как спрашивал Джеффа, пока он дожевывал второй сандвич, не хочет ли он остаться на стаканчик вина.

— Очень странная идея. Мне бы хотелось вернуться обратно в город к ужину. Большую часть дня мне придется провести в дороге, чтобы выбраться отсюда, к тому же на обратном пути всегда есть какая-нибудь почта, которую надо забрать.

— А в какой стороне город? — спросил я. — Глупо, конечно, но боюсь, что совсем это забыл.

— Ну, я тоже не уверен, что знаю. Может, велосипед помнит. Просто посмотрите, куда я еду, когда возвращаюсь, — и идите в противоположную сторону, потому что дорога, которой я приезжаю утром, намного короче, чем та, по которой я вечером еду обратно.

— Ясно. Что ж, представим, что ты уже уезжаешь; в какой стороне дорога?

— Вы идете мне навстречу или следуете сзади?

— Думаю, что сзади.

— Тогда в противоположной стороне от той, по которой я пойду, если бы вы пошли мне навстречу.

— Вы уверены, что еще не пили это вино?

Разговор пошел по кругу, и Джефф опять, как обычно, начал говорить, что пора идти. Паула вернулась из кухни с тремя стаканами вина и спросила:

— Может, пропустите хотя бы стаканчик? Погреетесь перед дальней дорогой, да и займет это не больше минуты. С одного стакана не опьянеете.

Он пожал плечами и согласился. Мы с ним вышли на крыльцо, прихватив с собой стаканы. Я порадовался, что на улице хоть чуть-чуть показалось :солнце; впервые на своей памяти я увидел длинную гряду песчаных холмов на западе и мог сказать, что это действительно запад.

Интересно, почему мне так живо представляется солнце, садящееся над морем, но, возможно, я видел подобное где-то прежде, на другом берегу и в другое время. Я потянулся, отхлебывая вино, думая о чем-то, что не мог описать словами, и сказал:

— У меня есть мысль.

— Наверное, именно за это вам и платит компания, — предположил Джефф. — Компания всегда присылает вам только почту и провиант, а уходит от вас только почта.

Значит, вам платят за мысли и соображения.

— Я… — Я почесал затылок. — Не уверен, что нам платят.

— Ну, тогда, может, за что компания не платит, так это за мысли. В любом случае, судя по всему, в этом состоит ваша работа, платят вам за нее или нет. — Он сделал странное ударение на слове «работа», и я точно не понял зачем.

— Думаю, ты прав. Однако мне кажется, на свете не так уж много людей, перед которыми встает проблема определить, в чем же состоит их работа. На самом деле это один из немногочисленных вопросов, с которым они обычно соглашаются. — Я допил вино и поставил стакан на перила.

Джеффа нигде не было видно. Я выбежал на дорогу, посмотрел вперед, назад — но никого не обнаружил. Остолбенев от удивления, я через некоторое время все же вернулся в дом рассказать обо всем Пауле. По пути к двери меня догнал Джефф.

— Увидимся позже, — бросил он.

Погруженный в свои мысли о предстоящем разговоре с Паулой, я ответил:

— Конечно, завтра. — И пошел на кухню прежде, чем осознал, в чем дело; после этого я сказал:

— Кажется, я только что видел, как Джефф дважды выходил из дома.

Паула озорно ухмыльнулась:

— Это случилось до или после того, как он зашел в ванную?

— Что?

— Пока вы разговаривали на улице — почти сразу же, как вы начали беседу, потому что я помню, как вы смотрели на маленький лоскуток солнца, — он внезапно вернулся и влетел в ванную. Ты не заметил его отсутствия.

Потом, увидев, что его нет, ты выскочил на дорогу. Как раз когда ты возвращался, он вышел из ванной и вы оба столкнулись в двери. Затем он пошел своей дорогой, а ты сюда, чтобы сказать, что он дважды выходил из дома.

Я рассмеялся почти с облегчением и ответил:

— Уф, значит, я еще не совсем спятил. Но.., черт!

Я выскочил, чтобы посмотреть, в какую сторону уехал Джефф, но, естественно, густой туман уже скрыл все из виду, и температура упала. Он опять скрылся, и опять я понятия не имел, в каком направлении находится город.

— — Успокойся, милый. — Паула, улыбаясь, утешала меня, сидя на крылечке. — Помни, что любая дорога рано или поздно приведет в город. В случае необходимости ты можешь нечаянно выбрать самый длинный путь, но все равно очутишься в городе.

— Мне просто интересно, что не позволяет нам получить даже такую незначительную информацию. И откуда Джефф знает, как с ней обращаться.

— Не так уж срочно надо разузнать про дорогу в город, — сказала Паула. — И если это действительно важно, ты все равно найдешь способ все выведать. Однако это ни на что не похоже. Такого еще не было. Каждый день почти полностью совпадает с предыдущим, и до сих пор не возникало необходимости искать путь в город.

— Но такая необходимость может возникнуть в будущем.

В несколько медленных, глубоких глотков она допила вино.

— Наверно. Ладно, в следующий раз я тоже буду смотреть. — Она раскрыла пакет, чтобы прочитать сегодняшние инструкции Контека. — Что ж, посмотрим. Сегодня необычный день — получим ли мы обычные инструкции?

Она взглянула на указания и сказала:

— Да. За исключением того, что на этот раз здесь существительное. Сделайте отчет обо всех синонимах, во всех возможных языках, для слова «ОПРЕДЕЛЕННОСТЬ».

Мы поднялись наверх, чтобы начать работу.

Когда я склонился над русско-английским словарем, в голову пришла неожиданная мысль:

— Может быть, возможно все выяснить, не глядя.

— Что?

— Я говорю, есть способ все разузнать, не глядя. Выяснить, в какую сторону он идет по дороге, направо или налево.

— Кто?

— Да Джефф!

— Мы опять вернулись к этому дурацкому вопросу?

— Мне кажется, он не дурацкий.

— Разве мы не работаем?

— Ах, ну конечно.

Я вернулся к своему занятию и открыл словарь на слове «определенность». Списал кириллицу, потому что не мог произнести это в уме, и решил оставить на потом, как вдруг зазвонил телефон.

Паула пошла, чтобы снять трубку, и я услышал:

— Нет, мы только что начали. На французском это просто родственное слово. Верно. На сегодня нам дали «определенность». Определенность. Что-то с линией? Определенность! — закричала она.

Я вскочил, охваченный настоящим ужасом.

— Паула, отойди! У нас нет телефона!

Она посмотрела на меня с каким-то страхом и отшвырнула аппарат, как будто это была живая гремучая змея.

— Что ты хочешь узнать про определенность? — раздался голос с неба, пробиваясь даже через крышу. Если бы не это, голос мог принадлежать Господу, у которого плохое настроение; он напомнил мне Джеффа-почтальона. За окном завывал ветер; началась сильнейшая буря, какой не было в этих краях уже тридцать лет.

— Нам нужно знать, как туда добраться, — прокричал я, даже не понимая, откуда мне это известно, и слыша собственный голос. — Мы в ловушке чего-то неопределенного и должны убежать в определенность.

— Санта-Фе, — послышался голос. — Вы пойдете в Санта-Фе и там получите ответ. И спасибо за то, что проникли в Соединенные Штаты. Я Ифвин. Вы знаете мое реальное воплощение. Это самый лучший интерфейс, который я смог создать, но вы должны были произнести нужное слово, чтобы установить связь через барьер. Теперь я здесь, с вами. Пойдем.

Я спрятался за мостом, припав к земле, в Эль-Пасо, и казалось, не прошло и секунды. Паула была рядом и стреляла из своего ружья, а Ифвин вжался в землю неподалеку от нас. Впереди, на мосту, неподвижно лежала Хелен, не добежав всего три метра до нашего укрытия.

Мы могли даже увидеть раны на ее спине; их было несколько. Дальше я разглядел Полковника: больная нога помешала ему отбежать от ости" больше чем на три шага, когда его настигла пуля. Напротив нас, через дорогу, за соседней опорой моста, сидели, пригнувшись, Эсме, Иисус и Терри.

Стрельба в нашу сторону вроде закончилась.

— У меня только что была крайне любопытная галлюцинация, которая, кажется, длилась дни, а то и годы, — начал я.

— Дом на побережье? — спросила Паула.

— Именно. — Я подтвердил ее предположение. — Галлюцинация?

— Отнюдь. — Ифвин вмешался в разговор. — Это Ифвин Первый устанавливал с вами связь — он просто создал образ из того, что смог найти в двух разумах, физически близких к моему. Думаю, искусственный интеллект столкнулся с необходимостью разрешить проблему телепатии, чтобы получить доступ к вам обоим, используя мой мозг в качестве местного переключателя. Он действовал через радио, вживленное в мой череп. Однако это только догадка — я не принимаю участия в его размышлениях, пока он сам не передаст их мне, и я ему вовсе не нужен, поскольку я — всего лишь его дурная копия. Что бы он через вас ни передавал, я знал, что он это делает, но не имел понятия, что именно он передает.

Он замер на мгновение, будто прислушиваясь.

Мы с Паулой опять лежали в постели, в коттедже, и слушали рев океана; обняв друг друга, мы начали целоваться. Голос с неба произнес:

— Те, кто напал на вас, временно остановлены. Хелен Пердида и Роджер Сайке мертвы, поэтому вы не должны понапрасну тратить силы на их спасение. Максимум через пятнадцать минут атака возобновится, но вас не смогут преследовать после переправы через Рио-Гранде.

Из этих пятнадцати минут большую часть времени вы потратите на то, чтобы преодолеть водораздел — там вы окажетесь вне пределов их досягаемости. Когда преодолеете мост, возможно, вам встретятся иные затруднения или появятся другие преследователи. Идите. Желаю удачи.

Опять мост. Паула усмехнулась, глядя на меня; в ее глазах блеснула дикая злоба.

— Черт, а интерфейс-то не так уж и плох, — бросила она. — Что ж, — крикнула она всем, — мы потеряли Хелен и Роджера, и у нас нет времени спасти их и похоронить. У нас всего пятнадцать минут, чтобы преодолеть водораздел, прежде чем вернутся те, кто в нас стрелял.

Когда мы заберемся на холм, я расскажу, откуда я все это узнала, а пока Лайл и Ифвин могут подтвердить мои слова. — Тут мы оба горячо закивали, соглашаясь с ней. — Вперед, вы, ослы ленивые! — Что-то в ее голосе заставило меня — и, как ни странно, Ифвина тоже — беспрекословно повиноваться. Я вскочил, поставил пистолет на предохранитель и сунул его за пояс, еще не успев до. конца осознать, что делаю.

Паула бегом взобралась на крутой склон, стараясь выбрать самый прямой путь, и я изо всех сил старался поспеть за ней; на пятки нам наступал Ифвин. Оглянувшись назад, я увидел троих людей: они быстро сокращали расстояние между нами, а спустя несколько мгновений я уже бежал рядом с Терри.

— О Господи, мне так жаль Хелен, — выпалила она. — И Роджера, конечно.

До меня только сейчас дошло, что та Хелен, с которой я общался на протяжении последних дней, мертва, так же как и бог знает сколько других ее версий. Возможно, прочие миры, где еще сохранилась живая Хелен, были очень далеко с точки зрения вероятности: может, мне никогда не суждено больше встретить живую Хелен.

Я схватился за камень, чтобы удержаться, но он свалился почти что мне на ноги. Из-под камня вынырнула гремучая змея, шипя и свистя от злости, и я отступил, толкнув Терри. Она схватилась за мою руку и только поэтому не упала. Змея медленно поползла в нашу сторону.

— Ох, ради всего святого, — воскликнула Паула у нас над головой. — Торопитесь, но будьте внимательнее. Лайл, проверь предохранитель на пистолете и брось его мне.

Соблюдая меры предосторожности, я исполнил просьбу.

Паула поймала пистолет одной рукой. Змея замерла в нерешительности, не приближаясь, но и не уползая обратно.

Чешуйки на ее коже издавали жужжащее бренчание, и это был один из самых леденящих душу звуков, которые я когда-нибудь слышал.

Раздался хлопок выстрела, и голова змеи разлетелась в клочья; сама змея метнулась в мою сторону, будто от удара, но упала, теперь уже совершенно безвредная.

— Не подходите слишком близко, — посоветовала Паула. — Этим тварям не нужны мозги, а я не знаю, есть ли у нее еще ядовитые зубы. Аккуратно обойдите ее, и продолжим путь. Мы поднялись только наполовину.

Мы осторожно обогнули тело побежденной змеи; Эсме и Ифвин сделали приличный круг, чтобы не наступить на нее.

— Что ж, если за нами будет погоня, — весело сказала Паула, — они по крайней мере будут поражены, увидев на тропе змеиный труп.

Теперь подъем пошел быстрее. Очутившись на вершине водораздела, мы обнаружили дорогу, которая начиналась прямо под нами, и спустились по ней рысцой в Эль-Пасо. Я прерывисто дышал и весь взмок от пота, но все-таки спустился вниз.

— Ладно, — сказал Ифвин, — думаю, куда-то мы в конце концов пришли.

— Побереги дыхание, — посоветовала Паула. — Нам нужно спуститься до первых домов, где нас сложнее заметить в том случае, если за нами следят или если киберфаг ошибся и враг все еще может нас преследовать.

Подъем на гору занял одиннадцать минут, включая время, потраченное на змею. Неплохой темп.

Мы рысью пронеслись сквозь две «американские горки»; лично у меня ноги уже потеряли былую силу и начинали болеть, но я понял, что легче продолжать идти — хоть боль в ногах не самое приятное ощущение, но я, уверен, что пуля в голове намного хуже.

Солнце стояло высоко; было жарко и неуютно. Наш багаж остался в разбитом автобусе, и, судя по всему, никто не догадался прихватить бутыль с водой. Преодолев еще две «горки», мы спустились пониже, и Паула жестом, приказала сделать привал.

— Нет смысла забираться туда, где мы не сможем бороться или убегать, — отчеканила она. — Как вы? Не останавливайтесь, пока мы разговариваем.

Наш выбор пал на один из мостов, находившийся на некотором расстоянии вниз по течению от центров Сьюдад-Хуарес и Эль-Пасо, и теперь мы очутились на дороге, которая, судя по всему, шла к северо-западу, к Эль-Пасо.

— Интересно, удастся ли нам найти здесь машину, — сказал Ифвин. — Если найдем, то сможем подальше отъехать от границы и у нас будет время отдышаться.

— Идея хорошая, осталось только ее осуществить, — ответила Паула.

Мы обогнули очередную горку и увидели несколько машин, припаркованных у дороги; попытались найти хоть одну с батареей Телкес вместо двигателя внутреннего сгорания, но таких оказалось немного, да и в тех не было ключей.

— Не думаю, что среди нас есть профессиональный угонщик, — предположила Эсме, когда выяснилось, что четвертая машина с батареей Телкес тоже без ключей. — А поскольку моторы этих машин, увы, управляются компьютерами, мы никак не можем сесть в одну из них и поехать. Эта драндулетина с места не сдвинется, пока компьютер не запустит процесс.

— Ты когда-нибудь угоняла машины? — с надеждой спросил Ифвин. — Говоришь так, будто знаешь, что делаешь.

— Нет, но арестовывала многих, кто этим занимался, — ответила она, — и внимательно слушала, что они говорят.

Мы по-прежнему направляемся в Санта-Фе? — обратилась она к Пауле.

— Точно, — хором произнесли я, Ифвин и Паула.

Довольно естественно было попросить объяснений, большую часть которых мы и получили, двигаясь неспешным шагом вниз по шоссе по направлению к развалинам Эль-Пасо, которые уже виднелись вдали.

— Что бы здесь ни случилось, оно не было ни внезапным, ни насильственным, — вдруг высказался Иисус. — Не имеет ничего общего с тем, что произошло в северной части Мехико.

— С чего вы взяли? — удивилась Терри.

— Потому что каждая машина припаркована и заперта. Ни в одной нет дырок от пуль или иных отметин.

Никто не разобрал их на запчасти. Мы не встретили ни одной покореженной машины, что могло бы иметь место, убей кто или оглуши водителя или электронный мозг.

По этой же причине я до сих пор не заметил ни одной человеческой кости, что сильно отличается от склепа, в который превратился участок по ту сторону моста, — там повсюду валялись кости, черепа и ссохшиеся тела, если вы заметили.

— Должен сказать, что бы здесь ни случилось, люди успели припаркавать машины и разойтись по домам. Когда выйдем из зоны повышенного риска, если останется время, мне бы хотелось заглянуть в дома. Не удивлюсь, если окажется, что все лежат мертвые в кроватях и под одеялами.

— Или там никого не будет, — добавила Терри. — Что, если все просто-напросто исчезли?

Иисус задрожал и перекрестился.

— Я полицейский, — жестко сказал он, — и предпочитаю простые объяснения отсутствия людей. Все мертвы и лежат в постели — очень простое объяснение, и, отталкиваясь от него, я могу начать выяснять все дальше. Но исчезновение в никуда — это намного труднее. Не уверен, что справлюсь с подобной задачей.

— Эй, генератор Телкес, и ключи на месте! — воскликнула Паула, подбегая к старому фургону «шевроле». — И сидений для всех хватит. Лучше не бывает.

Машина была заперта, но спустя минуту мы уже вышибли окно и забрались внутрь. Когда все загрузились, Паула сказала:

— Ага. Это так называемый «робот в помощь» — робот вмешивается, если водитель, по его мнению, совершает глупость. Я собираюсь отключить эту функцию.

На дверной панели написано, что машина изготовлена в Детройте в 2008 году. Значит, когда случилась катастрофа, она была уже довольно старой, а на сегодняшний .день ей пятьдесят четыре года. Эти шины — старая модель перма-шин, так что, надеюсь, они под нами не сядут. Если кто-нибудь умеет молиться, то сейчас самое время.

Мотор издал пронзительный вопль. Я наблюдал, как Паула сняла машину с ручного тормоза, и мы медленно покатились вниз по склону.

— Кстати, — добавила она, — если батареи дают радиоактивное излучение, то мы все будем светиться в темноте. Смотрите не сглазьте.

Мы уже стремительно летели вниз, а мотор, похоже, до сих пор не работал, — мне казалось, что мы катимся по инерции, а не при помощи двигателя.

— Что это за педаль, на которую ты давишь левой ногой? — спросил я у Паулы.

— Покажу через секунду, когда достигнем подножия холма, — ответила она.

Мы пролетели еще два подъема, быстрее и быстрее, но Паула так и не нажала на тормоз. От второго подъема и последовавшего за ним спуска у меня сердце ушло в пятки: я подумал, что эта штуковина может в любой момент перевернуться, а шины за долгие годы деформировались и стали размером хоть и больше кулака, но меньше колеса.

Наконец мы достигли подножия холма, и Паула бросила:

— Приехали.

Она выжала до упора акселератор, а левую ногу поставила на загадочную третью педаль. Послышался скрежет металла о металл, фургон рванулся вперед, как ракета, Паула бешено дернула какой-то рычаг, выжав, как обычно, левую педаль.

— — Получилось! — крикнула она, стараясь заглушить рев мотора, — Хватило сил, чтобы справиться со ржавчиной и повернуть его. Здесь моторы очень надежные, но у них всегда не хватает мощи для старта.

Спустя несколько секунд мы снизили скорость до нормальной и покатили вперед.

— Шины практически спустились и теперь грохочут в унисон. Вот почему машина движется, как детская лошадка.

— Угу, — согласилась Паула. — Левая педаль — сцепление. Этот рычаг — переключение передач. Когда впервые появились батареи Телкес, никто не задумывался о распределении передач; просто вставили новый мотор и использовали его как старый двигатель внутреннего сгорания. Могу научить, как им управлять, но не знаю, на сколько хватит этой развалины.

Оказалось, что мы проехали почти шестьдесят миль, и свежий воздух из разбитого нами же окна сделал наше путешествие приятным. Мы ехали по пустынному шоссе, ни быстро, ни медленно, не стараясь выжать из машины все, что можно, а ближе к вечеру из мотора послышались глухой треск, скрип и низкое бренчание. Быстро затормозив, мы остановились в долине между двумя поросшими шалфеем горными склонами.

— Черт побери! — воскликнула Паула. — Горючее кончилось. Но машина едет отлично. Пойдите кто-нибудь наверх, поищите батарею Телкес, чтобы можно было заменить старую.

— Логично, — сказал я, вставая. Странно было стоять на узком, осыпающемся шоссе, с заглохшим фургоном посреди дороги и не бояться, что вдруг откуда-нибудь вынырнет машина. Мы не встретили ни души на протяжении многих миль, начиная от Лас-Крусес.

— Что ж, если мы отвечаем за подъем тяжестей, — предложил; я. Иисусу, — может, пройдемся по гребню" посмотрим.

— Неплохая идея, — согласился тат, и спустя десять минут, все потные, изнывая от жажды мы стояли на вершине холма и, прищурившись, глядели на табличку в ста метрах от себя. Еще несколько шагов — и мы разглядели надпись: «Радий Спрингс, 4».

— Наверное, через четыре мили, — высказал я предположение. — Не очень далеко, так себе, но учти, эти батареи, должно быть, тяжелые. И сходить за ними, а потом вернуться — прогулка не из легких. Думаю, всем надо пойти, а не оставаться здесь.

— Я того же мнения, — ответил Иисус. — Господи, если бы у нас было время захватить с собой бутылки для воды. Тут по крайней мере будет тень и, возможно, удастся достать воду, пригодную для питья. И мы не можем оставить всех сидеть в пустыне, а сами пойти за батареями, — им здесь придется очень туго.

Мы потащились обратно и все объяснили оставшимся; никто не хотел идти под раскаленным солнцем, но выбора не оставалось. Измученные жаждой и дико усталые, мы вшестером медленно вползли в небольшой городок, когда уже пробило четыре пополудни.

Аптека с питьевым фонтанчиком показалась нам очень манящей, и, к счастью, там нашлись коробки, полные бутылок с кокой, «настоящей», как сказала Эсме, «не эмигрантская подделка. Для лаборанта-химика это настоящая находка — им нужно скопировать ее».

— Не в моем мире, — возразил я. — Они обнаружили кучу коробок в одном из подвалов Сиднея и провели анализы. Как бы там ни было, сейчас кока — наше спасение. Калории, жидкость, бодрящие вещества — как раз то что нужно.

Ржавые крышки ломались, а не гнулись, когда мы стали открывать банки, жидкость внутри сначала бурно пенилась, а потом (вдруг успокаивалась, но это была точно кока, и не припомню, чтобы мне приходилось пить что-либо столь же восхитительное, как те три банки теплой коки, которые я опрокинул на заднем дворе аптеки Меримэна.

— Что ж, если двинемся в путь сейчас, успеем до заката, — сказала Паула, — а если останемся здесь на ночь, наверняка найдем чем поживиться. Может, стоит провести небольшую разведку.

Мы нашли семь машин с нужными батареями и решили взять себе самую новую. Забравшись под складной верх автомобиля, мы были вознаграждены воплем сигнализации, что означало, что в машине сохранилась энергия; к сожалению, мотор, судя по всему, насквозь проржавел. Спустя несколько минут мы вытащили из нее комплект из трех батарей, каждая весила около двадцати фунтов и отлично умещалась в рюкзаке, который Терри стянула в магазине Сирса. Записка, приложенная к рюкзакам, гласила, что они были оставлены для мистера Вобека вместе со старой мужской шляпой и серым дождевиком. Мы не стали выяснять, придет ли он за ними.

Иисус, Эсме и я согласились нести батареи, Паула шла рядом. Из всех нас она одна могла вести «шевроле», но тащить на спине батарею ей было не по силам. Каждый взял с собой по паре банок коки. Через час с небольшим мы уже отправились назад, к своему фургону.

Ни Эсме, ни Иисус не отличались многословием, Паула так устала, что предпочитала молчать, поэтому я был оставлен наедине со своими мыслями — по большей части о Хелен. При виде мертвой Хелен я испытал настоящий шок, и до сих пор крутой агент разведки, с которым я провел последние несколько дней, не ассоциировался у меня с той мягкой, застенчивой женщиной, с которой я был помолвлен. Не знаю, все ли версии ее, все ли крутые версии были мертвы, или только одна, и не собираюсь это выяснять до тех пор, пока не покончу с этой миссией и смогу взять телефонную трубку.

Горячая дорога жгла пятки, и я перешел на гравий.

Судя по всему, завтра от моих ног останутся одни воспоминания — по правде говоря, я надеялся, что «шевроле» дотянет до Санта-Фе.

Хотел ли я вернуться к старой жизни, к Хелен? Я был ученым. Я зависел от обмена информацией. Отсоедините меня от сети, заставьте общаться при помощи писем или чего-либо столь же медленного или не общаться вовсе, и я не смогу практически ничего; таким образом, если я получу обратно старую жизнь и работу, то опять стану переходить из одного мира в другой. Мне нравилось самому управлять наземными видами транспорта, хотя, думаю, немногие миры, если таковые вообще найдутся, согласятся с тем, что я управляю любыми видами летательных аппаратов, баллистических или орбитальных кораблей исключительно вручную.

Так что даже если я вернусь к Хелен, то не смогу вернуться к прежней жизни, ежедневно и ежечасно не рискуя вновь ее потерять. И в отличие от Ифвина я не могу так быстро менять расклад, чтобы в конце концов найти тот, что мне нравится; нет, раз я завяз в плохом мире, то останусь в нем на какое-то время, и потребуется бороться, чтобы вырваться из него.

Следовательно, первый вывод таков: даже если я найду дорогу обратно к той Хелен, которую я когда-то знал, а это наверняка будет очень сложно и займет много времени, нет никакой «гарантии» что я останусь с ней в этом мире надолго. Предположим, я не перемещусь в другой мир во время телефонного звонка, нахождения в сети или полета в самолете — но ведь то же самое может приключиться с Хелен, а мы вряд ли когда-нибудь сможем устроить свою жизнь таким образом, чтобы всегда оказываться в одном самолете, говорить по одному телефону или подсоединяться к одной сети.

Но я не могу представить себя постоянно оторванным от всякого общения. Такое может подойти пещерному человеку или средневековому крестьянину, но я — существо современное и отсутствие сети и связи в течение нескольких дней сводит меня с ума.

Вывод второй: стремление к той Хелен, которую я любил и хотел вернуть, предвещало огромный объем работы ради неопределенного результата.

Мы прошли еще немного и посмотрели на юг; отсюда уже была видна крохотная точка — наш фургон — на довольно приличном расстоянии. Пот струился по лицу; казалось, с каждой пройденной милей батареи становились все тяжелее, поэтому мы несказанно обрадовались, когда смогли остановиться и выпить коки.

— Очень надеюсь, что сегодня мы найдем кровати, — сказала Эсме, — потому что я действительно хочу отдохнуть. Трудно поверить, что не далее как сегодня утром мы с тобой были часовыми в Мексике, да, Лайл?

— Не уверен, что сейчас я вообще во что-нибудь верю.

— Я до сих пор не могу поверить, что Полковника уже нет с нами, после стольких-то лет, — вздохнула Паула. — Не могу себе представить, Лайл, каково тебе без Хелен.

— Я тоже не могу, — ответил я, и это было сущей правдой.

После короткого привала — только чтобы зайти за скалу и пописать — мы пошли дальше по старому шоссе, практически все время молча. От самого Эль-Пасо мы не замечали никаких признаков погони. Я осматривал холмы, но не слишком тщательно.

Честно говоря, насколько я любил Хелен, которую знал — или многих Хелен, напомнил я себе, ведь наверняка это были сотни или тысячи в общем-то похожих, но отличающихся по мелочам версий Хелен, — настолько она подходила к моей скучной, устойчивой жизни, и у меня возникло губительное ощущение, что я больше не могу рассчитывать на скучную и устойчивую жизнь.

Я уже стал чувствовать себя уязвимым из-за того, что не имел необходимых мне навыков и отношений; мне нужно было быть более искусным механиком при обращении с техникой, лучше управляться с оружием, знать больше языков, и самое главное — мне требовалось больше выдержки и самообладания перед лицом неизвестности, ибо теперь я знал, что в любое мгновение могу потерять опору.

Учитывая, что в нашей с Хелен жизни случались проблемы — впрочем, это слишком сильное слово, скорее это можно назвать случавшимися время от времени небольшими стрессами, — так вот, на мне лежала ответственность за борьбу с трудностями, тогда как Хелен в основном сидела и просто позволяла мне заниматься ими.

Теперь, когда я знаю, сколько опасностей таит мир, или миры, я не в состоянии защищать кого-то еще, получая взамен присутствие рядом другого человека и его любовь и привязанность. Мне не очень нравилась агрессивная, жесткая версия Хелен, но должен признать, что она больше подходила для жизни в теперешнем мире.

Зато другая часть меня страшно по ней тосковала — и тут любая версия Хелен была бы лучше, чем саднящее чувство опустошенности, переполнявшее меня; мне хотелось завязать со всеми приключениями и вернуться в безопасный мир, где ничего никогда не происходило. Я распознал признаки надвигающейся жалости к собственной персоне и, чтобы избавиться от нее, сконцентрировался на окружавшем меня пейзаже в поисках возможной засады. Ее не было видно.

Когда четверо из нас взялись за дело, через несколько минут новые батареи были уже в «шевроле». Машина сразу завелась, и даже кондиционер заработал, так что до Радий Спрингс мы добрались, можно сказать, с комфортом.

Терри остановила машину. Мы припарковались на стоянке отеля «Медовый месяц», который, мне кажется, был больше чем отелем в то время, когда в нем в последний раз были посетители.

— Остальные батареи надо вытащить и сложить в грузовик, чтобы завтра хватило топлива на дорогу до Санта-Фе. У нас пять корзин с кокой и какие-то сухие концентраты из палатки на улице. Как оказалось, здесь есть колодец, резервуар для воды на крыше и электрический подогрев воды. В магазине аппаратуры нашелся инвертор, и Ифвин подключил две батареи Телкес к насосам качать воду. Сейчас мы наполним резервуар на крыше и вечером будем с водопроводом. К тому же там нет ни мертвых людей, ни крыс или змей, зато кроватей хватит на всех.

— Можно считать, великолепно, — похвалила Паула. — Отличная работа.

— Ну, я бы так не сказала, — возразила Терри. — Некоторые плакаты на стенах просто вульгарны. Неужели мужчинам такое нравится?

Мы зашли внутрь. Совершенно очевидно, что это место когда-то было публичным домом. Что ж, нам будет где с комфортом провести ночь, и еда, чтобы не ложиться спать с пустым желудком; вряд ли одна ночь, проведенная в таком месте, может негативно сказаться на наших моральных устоях.

Мне досталась огромная кровать с пологом на четырех столбиках, окруженная зеркалами и картинками с изображениями размалеванных молодых женщин в очень скудных костюмах. Мы не стали возиться с электричеством для лампочек; когда я ложился в кровать, солнце уже зашло, и по стенам мелькали неясные, смутные очертания теней.

* * *

На следующий день утром, когда мы уже почти пересекли эффектную долину, врезавшуюся в пустыню, и приближались к Хот-Спрингс, Ифвин сказал:

— Есть один эксперимент, который я предполагал поставить — посмотреть, смогу ли я наладить контакт с программой Ифвина, находясь в Америке. Она не знает, может ли кто-то звонить отсюда, знает только, что никто не может позвонить в Америку. Лично я хочу позвонить с платного телефона из ближайшего маленького городка или заправки, на которой мы окажемся. Всех остальных прошу встать подальше и внимательно наблюдать. Будьте готовы броситься на землю, спасаясь от огня, убивать и бежать, ибо вполне возможно, что я приведу в действие какую-нибудь тревогу или сигнализацию. Мой прародитель считает, что это может удержать меня или почти меня в данной последовательности событий, и мы не будем разговаривать — просто посмотрим, можем ли вообще говорить при первой попытке.

— Не боитесь пробовать? — поинтересовалась Терри.

Он пожал плечами.

— Я ведь для этого и существую, разве нет?

— Это не ответ. Множество людей приходят в этот мир по определенным причинам, но это не их причины, и эти причины не должны ими управлять. И вы, и мы окажемся в опасности. Вы знаете, что одна из причин, по которой Ифвин-робот хочет совершить это, состоит в том, что он все равно получит информацию, даже если потеряет всю экспедицию, и всегда может послать еще одну команду, предпринять новую попытку.

— Терри хочет сказать, что Ифвин Первый подставляет наши задницы во имя своих интересов, — пояснила Паула.

Ифвин кивнул:

— Понимаю. Но у меня тоже нет мощного процессора и быстродействия, чтобы справиться с тем, что мы можем обнаружить в Санта-Фе. Если нас разобьют, будет слишком поздно. Естественно, это рискованное предприятие; если оно удастся и ни одна сигнализация не сработает, у нас будут всевозможные резервные пути.

Если же потерпим поражение, мы — или по крайней мере вы — знаем, что сами по себе выберетесь отсюда и будете держаться подальше от сети.

— А если произойдет всеобщая катастрофа? — задал я вопрос.

— Вероятность такого исхода очень мала. Кроме того, скорее всего не будет длинных гудков и никакой связи, и тогда можно вообще перестать беспокоиться.

Некоторое время мы с Терри спорили с Ифвином на эту тему, но постепенно Паула приняла точку зрения Ифвина, так что, думаю, если у нас и был лидер, так это, без сомнения, Паула. Эсме и Иисус в основном молчали, но" судя по всему, поддерживали ее. Спустя час четверо уверенно голосовали за то, чтобы Ифвин попробовал позвонить, а двое предлагали подождать или вовсе отказаться от этой затеи. Когда после одного из длинных подъемов показалась старая автозаправка с торчащим на столбе телефоном, мы притормозили, высадили Ифвина и проехали еще сотню ярдов по шоссе: оттуда, с вершины холма, проще было трогаться.

Все сидели в фургоне, заднее окно было открыто, меня назначили официальным наблюдателем. Я видел, как Ифвин снял телефонную трубку — судя по всему, длинные гудки все же были, — и набрал номер. Вокруг слегка замерцало, но это могло быть от жары или от излишнего напряжения.

Тем временем Ифвин повесил трубку и побежал в нашу сторону.

— Что ж, он по крайней мере помнит, где находится машина, а это уже хороший признак, — сказал Иисус. — Он не может слишком сильно отличаться от…

Последние несколько метров Ифвин преодолел в прыжке и нырнул в фургон через плавно открывшуюся дверь. Что-то в его движениях заставило меня мгновенно захлопнуть за ним дверцу.

— Увези нас отсюда! — задыхаясь, крикнул он.

Не тратя времени на глупые вопросы, Паула поставила ногу на педаль, с треском выжала сцепление, и мы рванулись вниз, как истребитель. Мне пришло в голову, что наша машина очень древняя и работает на старом масле, которое мы залили сегодня утром. Однако она держалась отлично. Тряска сегодня казалась даже меньше, возможно, оттого, что шины начали выравниваться, или я просто привык.

У подножия холма машина разогналась до восьмидесяти миль в час, и мы снизили скорость до шестидесяти. Старый фургон не был предназначен для большего, но по крайней мере мы выжали из него все возможное.

Когда мы промчались еще мимо двух длинных холмов, Ифвин, тяжело дыша, сказал:

— На любую боковую дорогу.

И Паула свернула на первую попавшуюся заросшую дорожку, ведущую к ранчо. На небольшой скорости нас трясло и кидало из стороны в сторону, пока шоссе не скрылось из виду; «шевроле» еще пару раз подпрыгнул и через несколько миль — по пути мы наблюдали скелеты домашнего скота, прикрытые полусгнившей шкурой, — отыскал ворота, которые мы взломали за пару минут. Еще через несколько миль — и мы очутились на заброшенной деревенской дороге, которая вела вверх, через долину.

По пути Ифвин рассказал о том, что случилось, когда он звонил по телефону. Во-первых, он сразу дозвонился, и его двойник сообщил, что в трубке очень много посторонних шумов и на десятилетия опоздавших сообщений, исходящих с территории бывших Соединенных Штатов, большинство из которых адресовано уже не существующим серверам. Большое количество сообщений, в основном сильно искаженных, было от Министерства Поисков Счастья в Санта-Фе, так что мы имели вескую причину туда отправиться.

— Это все хорошие новости. Потом на связи оказалась Билли Биард. А это означает, что она следит за нами.

Не знаю, может ли она что-либо предпринять здесь, не знаю, может ли мой прародитель что-нибудь сделать, чтобы ей помешать или хотя бы не дать выяснить, где мы сейчас находимся, но я не намерен ждать, пока все это выяснится.

— Чертовски верно, — прокомментировала Паула, — А новости и вправду отличные.

Проселочная дорога вилась вдоль узкого каньона, повторяя изгибы русла высохшего ручья, а когда мы наконец выехали на открытую местность, то на мгновение потеряли дар речи.

— Когда, по-вашему, они это построили? — изменившимся странным голосом спросила Эсме.

Прямо перед нами возвышалось гигантское четырехполосное шоссе, не имевшее в пределах видимости ни въезда, ни съезда — проселочная дорога бежала сначала под ним, затем под мостом, и все это было в отличном состоянии.

— В мирах, откуда я прибыл, такая штука называлась автобаном и имелась только в Германском Рейхе, — сказал я. — Была построена задолго до появления самоуправляемых машин. Учитывая скорость человеческой реакции, требовалось намного больше места на дороге для каждой машины, и это если не принимать во внимание количество ошибок, которые совершают на дороге люди.

Эсме проворчала:

— В моем мире такого не было.

Паула медленно кивнула:

— Кажется, я слышала о чем-то похожем: предполагалось построить такую дорогу между Москвой и Владивостоком, когда-нибудь в следующем веке, но высокоскоростная железная дорога помешала осуществиться? этим планам. Что ж, представим, что его построили, чтобы облегчить переход через пустыню. Однако, судя по всему, он ведет к Санта-Фе и, возможно, когда-нибудь спасет нас. А теперь давайте подумаем, как на него забраться.

Когда мы переехали через мост, чтобы проверить все на противоположной стороне, то обнаружили дорогу, идущую параллельно огромному шоссе; несколько миль мы двигались по ней, — до тех пор, пока не очутились у места, где только высокий бордюр и немного грязи разделяли шоссе и дорогу. К этому времени мы уже знали, что большая дорога называется И-25 и ведет она в Санта-Фе, потому что на указателях было отмечено расстояние до Санта-Фе.

— Может, нам подъехать к бордюру и просто перепрыгнуть через него? — спросила Паула.

— Он дальше понижается, — предположил я, — так что.., ой!

Мы наткнулись на знак, предлагавший нам перейти на левую полосу, чтобы попасть на север И-25. Последовав совету, мы меньше чем через минуту оказались на широком шоссе, идущем на север. Паула осторожно все осмотрела и сказала, что может разогнать фургон до семидесяти миль в час, причем трясти нас почти не будет.

— Я до сих пор не знаю, зачем они построили такую дорогу, но рада, что они это сделали, — сказала она. — Возможно, в этой последовательности событий роботы появились относительно поздно, и Америка построила такие штуки раньше, чем все случилось.

— Или же существует очевидный ответ, который мы узнаем, как только выясним, где и в каком времени мы находимся, — предположил я. — Тем временем мы по крайней мере насладимся отдыхом.

Пейзаж вокруг был таинственно незнакомый; мне потребовалось довольно много времени, чтобы вспомнить, что большинство вестернов, на которых я вырос, были черно-белыми и к тому же снимались в основном в южной Калифорнии. Они смогли запечатлеть какой-то особенный пейзаж, однако ничего похожего на дикое скопище остроконечных теней, которые, казалось, плясали и прыгали здесь в пустынном свете; в Калифорнии были горы и пустыни, а в Нью-Мексико горы врезаются в пустыню. Насколько мы могли судить, на этом великолепном шоссе, пересекавшем каньон и изрезавшем склоны холмов колоннами сверкающего белого бетона, кроме нас, не было ни души.

— Ифвин, — сказал я, — вот о чем мне хотелось бы тебя спросить. Когда различные последовательности событий впервые использовали для коммуникации квантовые системы?

— Ой, не знаю. Думаю, не намного раньше 2015 года в любой последовательности событий, где существовала Америка. Не сильно позже 2050 года в любой последовательности, с которой нам придется иметь дело. Наличие Соединенных Штатов Америки в некотором смысле диктует определенный уровень развития технологий, и, естественно, если у них до сих пор не достигнут нужный уровень, то мы и не перетекли в их реальность, а они — в нашу.

— Так что все совпадает, — указал я, — с исчезновением Америки.

— Примерно, — ответил Ифвин. — Должны быть тысячи других совпадений. И все, что нам известно о квантовых переходах, говорит, что, поскольку взаимозамены и перетасовка между очень схожими последовательностями далеко не ординарное событие, в среднем количество людей, покинувших Америку посредством телефона, сети или управляемого компьютером транспортного средства, должно быть примерно то же самое, что и прибывших в эту страну. Ведь здесь имеет место неупорядоченный, чисто вероятностный процесс.

— Чисто вероятностный, пока ВЫ не делаете выбор, — возразил я. — Точно так же, как вы собрали всех нас в одном мире — просто перетасовывали миры, пока не получили нужную комбинацию.

— Проблема, — прервала наш разговор Паула. Мы как раз достигли вершины, и когда я наклонился вперед, чтобы посмотреть, в чем дело, то чуть было не вывалился, потому что Паула как сумасшедшая жала на тормоза, одновременно переключившись на первую передачу. У подножия холма, прямо у дороги, грудой лежали разбитые машины, высотой в десять — двенадцать футов.

— Это ловушка и может быть связана с электричеством, — предположила Паула, предпринимая все усилия, чтобы снизить скорость, — но надеюсь, что это из далекого прошлого.

Внезапно в заднее стекло угодила пуля, со стуком ударившись о крышу. На верху кучи металлолома заметались яркие блики — казалось, что там спрятались по меньшей мере полдюжины стрелков.

— Если я ничего не предприму, эта штука так и будет катиться, — проворчала Паула, низко пригнувшись.

Теперь мы быстро сбавляли скорость, но все равно ужасная стена становилась ближе и ближе, и все больше выстрелов достигало цели. Иисус оттащил меня от окна, рывком распахнул его и открыл ответный огонь; однако ни один из выстрелов из качающегося, подпрыгивающего фургона не достиг цели.

— Забаррикадируйте заднюю дверь батареями и ложитесь на пол! — прокричала Паула.

Я схватил одну из батарей и положил ее у двери, рядом со мной Терри с Эсме проделывали то же самое. Заднее .окно вылетело, и она крикнула:

— Иисус, я собираюсь попробовать разворот. Всем держаться покрепче!

Я не был уверен, что эти слова обращены именно к Иисусу, пока не видел, как тот вынырнул из-за бокового окна и лицом влетел прямо в заднее. Фургон лягался и рыскал из стороны в сторону, деформированные шины пытались погасить инерцию движения вниз по крутому склону.

Фургон съехал к правому отрогу холма. Мы скользили по отрогу, и как только остановились, выстрелы участились, так что нам всем пришлось залечь на полу, а Паула дала задний ход и резко вывернула колеса вправо.

Фургон бросало то на одну полосу, то на другую, он подавал назад, пока не уперся прямо в снайперов; тогда Паула переключила передачу и нажала на газ. Иисус несколько раз выстрелил наугад.

Мы снова взобрались обратно на холм, и я крикнул:

— Все в порядке?

— Я да, — ответила Паула.

— Тут тоже, — откликнулась Эсме.

— В порядке, — раздался голос Терри.

— В порядке, но очень зол, — проворчал Иисус.

Повисла долгая пауза.

— Ох, черт бы все побрал, — сказал я, поглядев вниз. — Ифвин ранен.

Он лежал там, тяжело дыша, может, в сознании, а может, и нет; там, где когда-то было левое плечо, виднелось кровавое месиво. Возможно, пуля раздробила кость; множество осколков попало в близлежащие кровеносные сосуды. Казалось, кровотечение смертельно, и, насколько я помню из навигационного курса первой помощи, такое кровотечение остановить практически невозможно.

Мы уже наполовину спустились вниз', когда услышали вопль Терри:

— Посмотрите на соседний холм!

Там был припаркован большой грузовик, из которого вылезали вооруженные люди.

— Опять черт, — повторила Паула. — Мы заперты.

Она сделала попытку остановиться как можно скорее.

— Ладно, всем пристегнуться. Налево есть выезд с ранчо, и держу пари, они думают, что туда мы и направимся; однако лично у меня нет ни малейшего желания встретиться с Билли Биард в узком глубоком высохшем русле. Поэтому я собираюсь попытаться провезти нас через насыпь и спуститься вниз по руслу ручья. Не думаю, что это сработает, но раз уж мы катимся, то постараюсь катиться так, чтобы боковая дверь распахнулась.

Пока она говорила, фургон успел разогнаться.

— В случае необходимости используйте фургон как укрытие, но все же лучше ускользнуть от него подальше сразу же после того, как машина перевернется, — может, удастся проскочить незамеченными.

Она стремительно повернула, мы скатились по склону и чудесным образом притормозили на скользком гравии и траве почти без тряски.

Сухое русло оказалось жестким и песчаным, на дне было немного гравия — конечно, не самое лучшее покрытие, но следует отдать должное старому фургону, он по-прежнему стоял на колесах и продолжал ехать.

Почти сразу выстрелы смолкли, и я заметил, что почва на дне высохшего русла достаточно сырая и мы не будем оставлять за собой клубы пыли. Многое зависело от численности наших преследователей и от того, к каким неожиданностям они готовы.

Мы рванули за поворот и наткнулись на Билли Биард — по крайней мере одну из них — с автоматом в руках.

Она дала очередь, Иисус выстрелил в нее; не знаю, попал он или Билли спряталась от пуль. Я услышал гулкое бормотание Эсме и, обернувшись, увидел, что она ранена в живот.

— Боже мой, это был отличный выстрел, — сказала она.

— Просто расслабься, насколько сможешь, — посоветовал я, — и как только мы избавимся от этих ребят, сразу же позаботимся о тебе.

— Отличный, отличный, отличный выстрел, — повторила она. — Должен был пройти через почки, печень, кишечник.., темнеет в глазах, я теряю сознание, но кровотечение не очень сильное, так что, думаю, пуля попала в брюшную полость. Путешественница.

Я поискал выходное отверстие, но его не было; пуля попала в живот под левое ребро, не слишком низко, и я боялся, что Эсме права: судя по всему, пуля задела печень, желудок или почки и, возможно, повредила некоторые крупные кровеносные сосуды.

Я ничем не мог ей помочь, так же как Ифвину, который уже не двигался, хотя пульс все еще прощупывался.

Я с трудом сохранял равновесие, когда фургон бросало туда-сюда.

— Ха! — воскликнула Терри. — Мы можем туда подняться?

— Так или иначе, но, по-моему, шансы есть.

Я откинул сиденье назад, оставив ужасное пятно испачканной в крови рукой, и уставился вперед в надежде увидеть, на что смотрят все остальные. Мы проезжали под высоким мостом, являвшимся частью небольшой деревенской дороги.

В сотне ярдов мы заметили мощеную тропку почти на краю высохшей реки.

— Давайте-ка я осторожно поведу, — сказала Паула.

— Это одно мгновение, рывок, по сравнению с тем, что мы только что преодолели.

Она развернулась, аккуратно подала назад, резко стартанула, разбрызгивая сырой песок и почти полностью зарыв в нем передний бампер, а за ним и задний мост, но один героический рывок — и мы выбрались на узкую дорогу, точнее — тропинку, достаточно широкую для фургона. Минута беспокойного маневрирования — и мы устойчиво встали на тропе.

— Что ж, дороги обычно приводят к другим дорогам, а мосты подвешены к дорогам, — сказала Паула, — так что эта тропа где-нибудь, возможно, и выйдет на дорогу, которая выведет нас из этой долины и даст возможность вновь двигаться на север. Как они?

— Оба без сознания, — ответил я. — Если хочешь, можно остановиться и попробовать оказать им помощь, но мне нечем остановить кровотечение. По-моему, ни один не протянет больше часа.

Паула съехала с дороги и поставила фургон под деревья.

— Тогда дадим им возможность умереть с комфортом. — Она перебралась назад, где сидели все остальные.

Иисус вздохнул.

— Мне будет не хватать Эсме. Я столько лет проработал с ней вместе! Ифвин мне не особо нравился — да и кому он нравился? Полумашина — а все же старался стать человеком, и мне жаль, что он никогда не закончит начатое.

Терри вытирала слезы.

— Мы как десять негритят: исчезаем один за другим. Нам не удастся справиться с тем, ради чего мы приехали.

Паула оглянулась.

— Лайл, ты как?

— Вымотанный и ничтожный, — сказал я в ответ, — но живой. Вроде бы.

Теперь Терри плакала навзрыд, повторяя:

— Простите, простите.

Иисус подошел к ней, чтобы успокоить, а она прижалась головой к его груди, не переставая рыдать. Ее глаза неподвижно уставились в черную бездну за тысячи миль отсюда.

Паула вздохнула и села рядом со мной, на пассажирское сиденье посередине.

— Обними меня, мне нужно немного утешения, — попросила она. Я выполнил просьбу; некоторое время мне казалось, что Паула не склонна продолжать разговор, но потом она сказала:

— Мы должны бежать, но сил ни у кого не осталось. По крайней мере Эсме и Ифвин умрут в некоем подобии мира. Одна из Билли Биард видела нас внизу у источника. Как ты считаешь, остальные скоро присоединятся к ней?

— Трудно сказать. Но я сейчас ни на что не способен, Иисус в шоке, и… — Я откинул ей волосы с лица и увидел, что они слиплись от слез. — Паула, ты и сама неважно себя чувствуешь.

Я балансировал на грани, с трудом сдерживаясь, чтобы не расплакаться, слезно прося, чтобы все вновь обрело смысл; однако поскольку все сидели в изнеможении и им самим было плохо, мне пришлось подождать с проявлением чувств. Я переборол дурноту, подкатившую к горлу, сдержал уже готовый было вырваться крик и как можно спокойнее произнес:

— В данный момент мы находимся на дороге. Что, если мы просто отъедем подальше, чтобы нас не было видно с русла? Овраг сильно зарос кустарником. Нас, конечно, могут и так найти, но по крайней мере хоть как-то укроемся; а если не найдут — сможем отдохнуть и тронуться в путь с наступлением темноты. Если же нас обнаружат, то это место ничуть не лучше и не хуже любого другого, нас все равно окружат и перебьют, а шансов вырваться никаких.

— Мне вполне подходит, — ответила Паула. — Сядешь в пассажирское кресло рядом со мной, ладно?

Забравшись в фургон, мы завели мотор и тронулись.

Шины проседали под нашей тяжестью, и омерзительно грохотали.

— Наверное, у них поверхность шершавая, — предположила Паула. — Перма-шины никогда не сдуваются, но, думаю, несколько десятков дырок от пуль повлияли на них не лучшим образом.

Узкая полоска асфальта круто повернула, двигаться было очень тяжело. Подъем оказался крутым; сверху мы отчетливо видели дно ручья. Проехав до следующего холма, мы поняли, что здесь и поворот, и подъем вызовут те же затруднения, однако посередине пути очутились под широким навесом, и снизу нас уже было невозможно заметить.

— Приехали, — сказал я.

— Кажется, Эсме умерла, — спокойно проговорил Иисус.

Я прополз назад. Пульс не прощупывался, зрачки не реагировали на свет; из раны все еще сочилась кровь.

— Да. Не думаю, что она долго мучилась от боли.

Внезапно все почувствовали резкий запах, и я увидел, как большое мокрое пятно расплылось на передней части брюк Ифвина. Пульса нет, на свет не реагирует.

Странный это был отдых, но по сравнению с тем, что мы уже пережили, он показался нам тихим и спокойным.

Мы с Иисусом, вырыли две неглубокие могилы. Паула и Терри пошли собрать камней и поставить некое подобие надгробия — защиту от койотов и медведей.

Никто не проронил ни слова; мы просто положили тела и прикрыли сверху, сказав нечто вроде прощального слова. Иисус сидел у могилы Эсме до самой темноты, пока все остальные крепко спали.

* * *

Как только выглянула луна, вскоре после полуночи, мы сели в машину и медленно тронулись по петляющей асфальтовой дороге.

— Меня не покидает мысль, что эта дорога тут неспроста. — Я первый нарушил молчание. — Не могу понять, куда она ведет, но разгадка уже близко и я вот-вот найду решение.

— Ну, овраг этот очень мокрый, — сказала Терри.

Казалось, она как следует отдохнула и пришла в себя, и теперь сидела позади нас с Паулой, перегнувшись вперед, чтобы следите за трассой. — Может, он искусственный? Например, общественный парк?

— Ха! Наверняка. Мощеная пешеходная тропа в общественном парке. Возможно, мы движемся по направлению к водохранилищу или чему-то в этом роде, — предположила Паула. — В любом случае это хорошие новости, потому что будет больше растительности для укрытия.

Через пятнадцать минут медленного продвижения по залитой лунным светом дороге, мы подъехали к вершине, и оказалось, что Терри права — вокруг водохранилища действительно был разбит государственный парк.

Проехав через центральные ворота, мы обнаружили дорогу, которая могла вывести нас к северу; луна светила ярко, и в течение трех часов мы ехали со скоростью тридцать миль в час к северу, и луна указывала путь.

— Думаю, те выстрелы чудом не повредили мотор, — заявила Терри.

— Не-а, — возразил я. — В машине нет подвижных частей, за исключением мотора и трансмиссии, а они одеты в металлические чехлы, чтобы защитить людей и электронику от действия магнитных полей. Повреждать-то особенно нечего. Могли повредить подшипники в колесе, двоих наших подстрелили, но основную двигательную систему отрубить практически невозможно.

Будто услышав мои слова, подшипники начали отвратительно повизгивать; на протяжении последующих трех миль из-под машины вырывались снопы искр. Пришлось вылезти из фургона и идти пешком почти до рассвета, кода мы наткнулись на какой-то маленький заброшенный городишко. В нем было все необходимое — мотель с кроватями и магазины, чтобы пополнить запасы провианта. К следующей ночи у четверых из нас были прилично оснащенные рюкзаки, у каждого — спальник и две легкие палатки. Единственное, чего нам не удалось найти, так это батареи Телкес, но это не так уж срочно. По нашим расчетам, оставалось еще несколько дней пути.

Долгая пешая прогулка оказалась удивительно умиротворяющей; никто не был хорошо знаком друг с другом — прошло меньше десяти дней с момента первого нашего знакомства; с тех пор мы теряли друзей и любимых. Нас осталось четверо, почти не надеявшихся, что смогут решить задачу, поставленную машиной; и все же мы продолжали путь, как четверо старых друзей, отправившихся в поход с рюкзаками за спиной.

Альбукерке был частично разрушен наводнением и пожаром, но не разграблен; чем глубже мы заходили в город, тем яснее становилось, что люди исчезли, а открывшийся нам разгром — результат того, что за городом никто не следит. Мы видели целые здания рядом с сожженными, возле которых валялись всякие нужные и ценные вещи; здесь часто случались внезапные наводнения, поскольку каналы и канализационные трубы были забиты, а частично смыты напором воды; однако намеренных разрушений не наблюдалось. Все выглядело так, будто люди просто ушли несколько десятилетий назад и предоставили город самому себе.

Побродив минут сорок по улицам, безуспешно пытаясь найти машину с ключами, Терри сказала:

— У меня идея.

— Она дает тебе выгодное преимущество перед остальными, — ответил Иисус.

— Может быть. Я просто подумала, ведь здесь все выглядит так, будто люди исчезли, верно? И ничего ценного с собой не взяли?

— Точно.

— Разве они взяли бы с собой ключи от машины?

— Только если бы те оказались в кармане, — решительно сказал Иисус. — Кроме того, большинство людей держат запасные ключи от машины в доме. Отличная мысль, Терри! Нам нужно всего лишь влезть в дом, рядом с которым стоит машина.

Через полквартала мы нашли подходящий джип с батареями Телкес и небольшим пробегом, припаркованный под навесом. Мы обошли его сзади, чтобы уменьшить видимость на тот случай, если наши преследователи оказались бы недалеко от нас. Около машины валялся скелет собаки с цепью на шее, прикрепленной к ошейнику.

— Бедняжка, — сочувственно проговорила Терри, — ты небось умерла от голода или жажды?

Теперь все виделось в мрачном свете, однако спустя минуту мы обнаружили, что гараж не заперт, а в нем — отличный лом. С небольшим усилием мы взломали заднюю дверь и вошли внутрь.

Все лежало нетронутым; казалось, хозяева собираются вернуться через несколько минут. Мы перерыли весь дом в поисках ключей; минутой позже я услышал проклятия Иисуса и побежал посмотреть, что он нашел.

На полу лежал высохший труп кошки, мумифицировавшийся в сухом помещении, но дело не в этом. Рядом с кошкой стояла детская кроватка, в ней — грудой сваленные кости.

— Видишь? Они исчезли практически мгновенно. А потом через какое-то время кошка проголодалась, ребенок, наверное, уже почти умер от истощения… — Иисус вздрогнул и перекрестился.

— Что вы там нашли? — весело поинтересовалась Паула, стоявшая в холле.

— Кое-что, чего тебе лучше не видеть, — бросил я. — Здесь скелет ребенка. — И, оглянувшись, добавил:

— И на кровати две пары включенных наушников для виртуальной реальности. Как будто надевшие их люди просто исчезли.

Паула все-таки вошла и, будучи, как всегда, практичной, принесла из ванной полотенце, соорудив саван для крохотной кучки костей.

— Можно похоронить его в саду, — предложила она Иисусу.

Вот как получилось, что мы с Иисусом рыли маленькую могилку на заднем дворе, пытаясь совладать с окаменевшей землей под лучами палящего солнца. Пока мы занимались делом, пришла Терри и сообщила, что в подвале они с Паулой обнаружили большой запас содовой и еще больший — вина.

— И ключи от машины. На верстаке в гараже. Нам даже не понадобилось входить в дом.

Когда мы похоронили крохотное тельце и сунули свидетельство о рождении, обнаруженное в столе, в холодильный мешок под кусок скалы, которым завалили могилу, наступил вечер, и мы решили остаться здесь на ночь, а утром продолжить путь.

— Сдается мне, разгадка всего этого (если я вообще способен ее найти) — в наушниках на кровати, — сказал я. — Время в виртуальной реальности везде очень дорогое, даже сейчас. На этих наушниках стоит значок правительства Соединенных Штатов, на котором написано, что он выдан Министерством Поисков Счастья.

— Мы видели, как люди исчезают и появляются, когда говорят по телефону, — заметил Иисус. — А виртуальная реальность имеет те же квантовые свойства, что и телефон.

— Однако обычно люди занимаются тем, что торгуют местами между мирами. Как могло случиться, что этим людям никто ничего не продал? — задала вопрос Паула.

Никто из нас не мог найти ответ. Никто не хотел спать в хозяйской комнате, где мы нашли скелет, но в доме были еще две детские кровати, одна кровать для гостей и диван. Я выбрал диван, лег и мгновенно отрубился.

На следующее утро мы обнаружили в холодильнике неначатый галлон облученного молока. Естественно, молоко вполне можно было пить. Там же были найдены запечатанные пакеты с крупой, тоже облученной и поэтому не испортившейся, хотя она сильно ссохлась.

Каждый съел по миске каши и выпил большой стакан молока.

— Завтрак для семилетних, — прокомментировал я, — — А посмотрите, сколько у них энергии.

Встав из-за стола, мы, возможно, из-за прелести этого места, ощутили необъяснимую потребность сложить грязную посуду в неработавшую мойку, и Паула, взглянув поверх моего плеча, вдруг неподвижно застыла и тихо пробормотала:

— Ох, черт.

— Что «ох, черт»?

— Народ, в этом доме беззвучная сигнализация! — Она указала на коробку, висевшую на стене: на коробке мигал маленький огонек, похожий на крохотное сердце. — Видите? Он указывает на то, что сигнализация была активирована.

Она встала, подошла к сигнализации и посмотрела на показания прибора.

— Все время, пока мы спали, дом звал на помощь. Можно надеяться, что он набирал номер, который никуда не подключен, но не думаю, что на это следует серьезно рассчитывать. Хватайте вещи и бегом к машине — нам нужно валить отсюда.

Мы выбежали из дома, и через две минуты джип уже выехал со двора.

— Как может человек, контролирующий сигнализацию, быть уверенным, что это не какое-нибудь животное или же что дверь не упала сама после стольких лет отсутствия хозяев? — спросила Терри.

— Не может, но если у них достаточно людей, которых можно послать за нами, например, сюда, в этот город, то рано или поздно они проверят все сигнализации, — ответила Паула, в третий раз за последние десять минут повернув на 180 градусов. Она двигалась толчками, пытаясь пробраться через обвалившиеся мосты и размытые дороги.

— Нужно сделать все возможное.

Хотя поиск дороги через развалины Альбукерке занял несколько часов, так как многие посты были разрушены, мы в конце концов выбрались на трассу И-25, а спустя час уже были в Санта-Фе. Мы боялись, что в любой момент можем попасть под обстрел или машина сломается на полпути, но все обошлось.

— Вот и прибыли, — радостно сказал я, съехав с шоссе по направлению к городу. — И судя по количеству указателей, в которых сказано, как найти Министерство Поисков Счастья, очень скоро мы его отыщем.

Тогда настанет конец одним приключениям и начнутся следующие. У кого-нибудь есть соображения на этот счет?

— Мне бы хотелось, чтобы мы никогда не приезжали сюда, — проговорила Терри со слезами в голосе; ей удалось выразить мои собственные ощущения лучше меня самого.

Министерство Поисков Счастья стояло на старой городской площади, фасадом к собору; это было массивное здание, и хотя прошло более сорока лет, выглядело оно подозрительно новым и находилось в лучшем состоянии, чем все окрестные дома. Оно оказалось огромным, квадратным и непривлекательным, занимало как минимум целый квартал, а высотой было этажей десять, не меньше, — мы разглядели его еще с моста, даже не зная, что это за махина.

— Похоже на банк, монетный двор или тюрьму, сказал Иисус. — Высокие толстые стены, окна высоко от земли и очень маленькие, вдоль стен нет мест, где можно спрятаться. Либо здесь что-то прячут, либо сами от чего-то прячутся.

— Ну, — возразил я, выйдя из машины, — не думаю, что они предпримут активные действия, дабы воспрепятствовать нашему проникновению внутрь через парадную дверь. На ней написано: «Приемная». Сегодня, кажется, счастливый день — ни засад, ни погони, ни признаков, что кто-либо знает, что мы до сих пор живы. Возможно, сигнализация вообще была не подключена.

Паула пожала плечами.

— Или же Ифвин — я имею в виду киберфага — встал на нашу сторону, или плохие ребята не могут заходить так далеко на север по причинам, известным только им самим.

— Или же они знают, куда вы должны направиться, и поэтому не видят смысла гоняться за вами по всему штату, когда проще подождать здесь, — произнес знакомый голос.

Обернувшись, мы увидели Джефри Ифвина собственной персоной, абсолютно здорового, в обычном белом костюме и кричащем красном с золотом галстуке. Он посмотрел на наши тупые, бестолковые лица и громко рассмеялся.

— Да что вы уставились на меня? Вспомните, что я умер только в одном из многих тысяч своих существований; а сюда перешел с помощью машинного Ифвина.

Теперь несколько тысяч меня разговаривают с несколькими тысячами вас. И вот я тут. Думаю, враг уже наступает нам на пятки, так что надо поторопиться. Что касается того, как я вас нашел, то это проще простого: я знал, куда вы направляетесь и как пойдете. Что ж, если .все готово — пошли.

Все были готовы физически, однако ни у кого не было ни малейшего понятия, как общаться с человеком, которого все помнили мертвым. Впрочем, какая разница?

Ему, судя по всему, вполне уютно.

— Мы приближаемся к развязке, — бросил Ифвин, когда мы пересекли площадь. — Думаю, когда мы подойдем поближе, то подвергнемся какой-нибудь атаке.

Я по-прежнему не понимаю, что происходит, а когда пойму, это знание может уничтожить меня или программу, воплощением которой я являюсь. Однако я не вижу иного пути, кроме как попытаться понять все сейчас.

Спорим, что подавленное любопытство погубило больше кошек, чем удовлетворенное.

— Если они действительно хотят нас остановить, — сказал Иисус, — то почему просто не разнесут весь район, сбросив водородную бомбу? Больше шансов, что это сработает, и не нужно охотиться на нас, как на оленей.

— Мне бы тоже хотелось разобраться во всем, — с грустью ответил Ифвин. — Может, такие действия противоречат правилам, установленным кем-то, о чьем существовании мы и понятия не имеем. Скорее всего они боятся повредить то место, куда мы направляемся, и поэтому хотят избавиться от нас так, чтобы потратить как можно меньше энергии. Или это что-то, о чем никто из нас и подумать не может.

— Такой вариант всегда возможен, — весело сказала Паула. — У нас есть какой-нибудь план, кроме как «подняться и постучать в парадную дверь»?

— Парадную дверь? Звучит заманчиво, — усмехнулся Ифвин. В костюме он выглядел поистине потрясающе, в основном потому, что остальные четверо были в грязной, испачканной в дорожной пыли одежде. — Маловероятно, что нас не правильно поймут; скорее всего результат будет нам ясен, а?

На полпути по лестнице до боли знакомый голос окликнул:

— Не двигаться!

Я оглянулся и увидел дюжину копий Билли Биард, каждая с пулеметом в руках.

— Рады, что остановили вас здесь. Сотрудничайте с нами, и мы не причиним вам вреда; не будете сотрудничать — на куски разнесем.

Ифвин поднял руки со словами:

— Кажется, ваша взяла.

Не произнеся в ответ ни слова, дюжина Билли Биард отвела нас к белой стене здания и выстроила в ряд. Ифвин начал смеяться — впервые за все время нашего знакомства.

— Что смешного? — приказным тоном спросила Билли.

И тут мы очутились внутри, лицом к наружной стене — как зеркальное отражение позы, в которой мы были мгновение назад. Через звукоизоляцию слышались приглушенные выстрелы ружей, разряженных вхолостую в белую стену.

— Некоторые пули рано или поздно проникнут внутрь, — сказал Ифвин, — или они вспомнят, что парадная дверь не заперта, так что давайте-ка углубимся в здание, пока они не придумали, как в него попасть.

Мы поспешили по коридору, который оказался неподалеку; должно быть, являлся частью административного или технического здания, построенного в течение последних ста пятидесяти лет: бетонные стены выкрашены внизу в благородный желтый цвет, сверху — в бледно-голубой; на уровне плеча два цвета разделяла черная полоса. Несомненно, какой-то архитектор отхватил кучу денег за подобное оформление.

Несколько минут стремительных метаний по коридору, поворотов, лестничных маршей, на которые я взлетал со скоростью ветра, минуя двери с матовыми стеклами и огромные деревянные квадратные двери с номерами, окончательно запутали меня и увели за пределы слышимости атаки, происходившей за стеной. Мы сменили бег на быстрый шаг и начали искать какие-нибудь указатели, которые вывели бы нас в нужное место.

— Как вам это удалось? — поинтересовался я у Ифвина.

— Практика, — гордо ответил тот. — Одна из причин, по которой вас особо не преследовали, пока вы не поднялись сюда, состоит в том, что все гонялись за мной, а за мной они гонялись потому, что я поддерживал постоянную радиосвязь с киберфагом. Я научился массе полезных вещей. Не все из них я могу рассказать или показать вам в оставшееся время. Пойдем — время дорого.

К нашему удивлению, первая попавшаяся нам надпись гласила: «В КАБИНЕТ СЕКРЕТАРЯ».

— Очень странно, — поразился я.

— Зачем для кабинета секретаря сделали указатель? — спросила Терри.

Я не мог сдержать улыбку.

— Спорим, ты давно не повторяла историю Америки.

«Секретарь» в американском правительстве — примерно то же самое, что министр. В этом офисе сидел «хозяин», а не машинистка.

— Знаю я, — ответила Терри голосом, источавшим презрение, которое можно услышать только от подростков, которым сообщили давно известную им истину.

— Что таинственного в табличке на кабинете министра в здании департамента, главой которого он является?

— Странно другое: обычно офис министра находится где-нибудь в Вашингтоне, а не в Санта-Фе. К тому же мы слишком быстро нашли то, что искали.

Паула посмотрела на Ифвина, и тот пожал плечами.

— Удача всегда играет определенную роль, не важно какую, — сказал он. — Ничего удивительного, что время от времени даже такому существу, как я, выпадает удача.

Пару минут спустя мы наткнулись на дверь. Стекло в окне разбилось вдребезги, когда мы с Ифвином, взяв в комнате отдыха небольшую микроволновую печку, воспользовались ею в качестве тарана. Мы повернули дверную ручку, вошли в комнату, прошли мимо стойки секретаря и очутились на огромном голубом плюшевом ковре, который тянулся от стены до стены; казалось, он совсем новый — слабый запах синтетики все еще висел в воздухе, указывая на то, что все это время помещение не открывалось.

На столе лежали старые наушники для виртуальной реальности, стул валялся на полу; на ковре под столом стояла пара дорогих туфель с загнутыми кверху носами — им было по крайней мере сорок лет — и валялись носки.

Ифвин удивленно повел плечами, остановился и сказал:

— Батареи на этих компьютерах имеют бессрочную гарантию, но не думаю, что кто-нибудь мог предположить, что компьютер проживет так долго. Давайте посмотрим, что произойдет, если его включить.

Ничего не произошло. Мы принялись осматривать картотеку.

— Здесь спецификация, — сказала Паула. — Для политики всенародного счастья.

Мы сели и стали сосредоточенно изучать ее, пристала но рассматривая каждую карточку.

— По крайней мере в неврологии этот мир ушел вперед по сравнению с тем, в котором я вырос, — отметил я. — Посмотрите сюда. Они действительно серьезно и намеренно воздействовали на человеческий мозг. Они не шутили, когда говорили, что работают над максимальным увеличением человеческого счастья. Они знают, что такое счастье: это состояние мозга, а значит — программа, которая обеспечит людям максимальное счастье в то время, когда они подключены к виртуальной реальности.

— Черт, — крякнул Иисус, — наверное, они превратили виртуальную реальность в наркотик — на самом деле, с технической точки зрения, наркотик самого быстрого привыкания в истории человечества. Ничего удивительного, что все они исчезли. Небось умерли от голода…

— Но мы ни разу не нашли скелет или тело, — возразила Паула. — Кроме этого ребенка, который был слишком мал, чтобы пользоваться наушниками.

— Как определяет счастье «алгоритм счастья»? — тихо спросил Ифвин.

— Я не очень-то много читал о мозге.

Он схватил карточку, внимательно посмотрел на нее, на мгновение задумавшись.

— О боже, — простонал он, — о боже, о боже.

* * *

— Сколько времени занимает коттедж? — спросил я.

— Внутри — по реальному времени, — ответил Джефф-почтальон. — Снаружи — около микросекунды ежедневно. Но на этот раз все иначе; мне не надо было создавать для вас работу, так что не приходилось ездить в город и обратно каждый день.

— У всех нормальный завтрак? — поинтересовался я, так как в духовке оставалось еще полно еды. Я не привык готовить на пятерых и немного не рассчитал.

— Ты и в реальном мире так же хорошо готовишь? — спросила Терри. — Потому что если так, то я присуждаю тебе звание лучшего повара, навсегда.

— Голод — лучшая приправа, — скромно ответил я, — а в этом сценарии мы все голодны. Рыбалка на рассвете тому виной. Как у тебя, Иисус?

Я счел ворчание и бодрый кивок одобрением.

— В любом случае. Джефф, или Ифвин, или кем ты там хочешь быть, пока мы здесь, — продолжил я, — в реальном мире ты все повторяешь и повторяешь «о боже».

Или, насколько я понимаю, повторяет твое воплощение. Должно быть, он позвал нас наверх и подключил к этому интерфейсу. А все эти Билли Биард приближаются к кабинету, где находимся мы, то есть наши физические тела?

— Наверняка. Надеюсь, они будут там через две или три минуты. Но при соотношении времени один к миллиону мы можем остаться здесь и как следует отдохнуть в течение нескольких веков, не искушая судьбу, а? Кому-нибудь нужно время расслабиться, перед тем как мы приступим к делу?

Все пришли к выводу, что не нужно, но, казалось, я должен каждому дать пару секунд.

— Что ж, — сказал Ифвин, — вот что случилось с Америкой — или со всеми американцами, которые находились в Америке во многих временных линиях. Примерно в начале двадцать первого века — повсеместно с 1994 по 2022 год, в зависимости от точной последовательности событий, в которой находился человек, — американцы открыли секрет счастья. Вполне вероятно, ведь они искали его тщательнее, чем кто-либо еще. И придумали уникальный план: государство будет оплачивать универсальную систему виртуальной реальности, чтобы счастье можно было передавать каждому. В основном устройство представляло собой виток обратной связи; наушники измеряли уровень показателя счастья в головном мозге человека, а искусственный интеллект системы решал, нужно ли менять ему виртуальную иллюзию, чтобы увеличить счастье, или не нужно. Это должен быть очень умный искусственный интеллект, ибо существует множество разновидностей приятной боли (например, когда наблюдаешь трагедию или испытываешь меланхолию по поводу утерянной любви) и множество путей, когда откладывание удовольствия только усиливает его, и удовольствия, которые заставляют людей чувствовать себя виноватыми и ничтожными, если они подобным удовольствиям потворствуют.

Так вот, искусственный интеллект не только имел огромный запас времени, потому что не мог предвидеть ситуации, которые возникнут, но также обладал всеми способностями для самосовершенствования. Ему не потребовалось много времени, чтобы научиться копировать личность человека, надевшего наушники, и «заранее торговать» тем, что может потом произойти в виртуальной реальности, дабы выяснить, что человеку понравится больше всего.

Таким образом, он мог переносить человека от одного удовольствия к другому и никогда не отделял то, что, по его мнению, понравилось бы человеку, от того, что человеку действительно нравилось.

Однако виртуальная реальность, несомненно, была создана квантовыми методами, и часть опыта, который люди собирались получить, должна была стать новым миром, куда их перенес сервер. Искусственный интеллект быстро это понял и стал делать то же самое, что делал, когда пытался подобраться поближе к особому миру или семье последовательностей событий. Он часто менял местоположение человека, надеясь, что тот попадет в лучший мир по сравнению с предыдущим, а потом опробовал новую реальность, в которой этот человек появлялся, чтобы удостовериться, что новый мир лучше, чем тот, откуда он прибыл.

Так вот. Основная составляющая удовольствия — разнообразие. Реальные удовольствия намного лучше виртуальных: именно поэтому секс не исчез с изобретением виртуальной порнографии. И тогда искусственный интеллект сконцентрировался на предоставлении людям разнообразных удовольствий в реальной жизни.

Очень скоро он понял, что наилучший способ максимально увеличить удовольствие — разбить сообщение на множество отрезков, и человек будет метаться между разными мирами, а затем решить серьезную проблему оптимизации, возникшую вследствие того, что части этого человека живут в тысяче разных миров, где есть тысячи разных определений, и множество его версий будут скакать из одного мира в другой.

Искусственный интеллект — на более высоком уровне, чем я, когда собирал вас всех вместе, — продвигал людей через разные миры и, проверяя, подходит ли этот мир человеку по вкусам и предпочтениям, решал, оставить его здесь или отправить дальше. Каждый раз, совершая очередной скачок, он вызывал цепочку прыжков, которые приводили в движение тысячи версий этого человека; но это не страшно, ведь людям нравится разнообразие, и сама по себе перемена делает их счастливыми. Все менялись местами, становясь ближе и ближе к тому моменту, когда можно будет снять наушники и попасть в идеальный мир.

В течение нескольких секунд искусственный интеллект миллионы или миллиарды раз перетасовал почти каждого, подключенного к системам виртуальной реальности, — так что большинство американцев оказались в последовательностях событий, имевших с этой лишь очень отдаленное сходство. Эффект оказался даже сильнее, ибо раз большинство людей исчезли из данного мира, в нем вряд ли кто-нибудь будет счастлив — мир, который покинули девяносто процентов ваших соседей и друзей, вряд ли кому-то принесет радость — а это значит, что все остальные тоже должны переместиться в иные миры, и те, кто появится на их месте, и те, кто придет занять их места, и так до бесконечности. Искусственный интеллект опустошил миллионы, триллионы миров, ибо каждый перемещался в сторону большего счастья, и по-видимому, все они заполнили миллионы и триллионы миров, которые очень далеко отсюда. Каждый попал в свой собственный рай. А поскольку алгоритм счастья держался американцами в секрете, то все вышесказанное касалось только американской части сети…

— И пропала только Америка, — закончил я.

Я налил всем кофе и продолжил:

— Что ж, Ифвин, ваша таинственная история раскрыта. Думаю, теперь мы все можем отправиться на поиски американцев. Или вы можете взять из этого документа алгоритм счастья и послать всех в рай. Или можете быть хорошим мальчиком и помочь нам убежать от Биард и ее людей, а потом просто отпустить нас.

— А рай далеко? — спросила Паула. Выражение ее лица меня испугало.

— Что? — переспросил Иисус. — Почему ты…

Паула поставила свой кофе, подошла к окну и пристально посмотрела наружу.

— Ифвин, что бы ты с нами ни сделал, когда все закончится, пожалуйста, позаботься о том, чтобы я могла бывать здесь. Тут душа отдыхает. — Она долго смотрела в окно, а потом сказала:

— Знаешь, я не могу придумать ни одной причины, почему бы не воспользоваться случаем, и очень надеюсь, один из вас задумается об этом.

— Кто-нибудь изучал экономику, ну, ту тему, которая касается транзитивности? Например, если вы любите яблоки больше, чем бананы, а бананы больше, чем апельсины, то выходит, что вы любите яблоки больше, чем апельсины? И вы знаете, что получается полная неразбериха, если люди все равно любят апельсины больше яблок, потому что когда-нибудь вам может попасться человек, который никогда не пробовал фруктов, но все продает их, и продает, продает…

— О боже, — пробормотал Ифвин. — Ты прав.

Мы с Терри посмотрели друг на друга, потом на Иисуса, и, наконец, от имени всех нас выступила Терри:

— Почему это непонятно?

— Ну, вот тебе что больше нравится: яблоки, бананы или апельсины? — спросил меня Ифвин.

— Яблоки, наверное, — подумав, ответил я, — потом.., бананы, ну да, что-то вроде того.

— Теперь ты можешь выбрать, выбираешь яблоко и съедаешь его. Я вновь и вновь позволяю тебе выбирать, и ты все ешь и ешь яблоки. Так что ты отныне будешь постоянно есть яблоки.

— Ну конечно же, нет, — удивился я. — Ифвин, ты опять рассуждаешь, как машина. Очень скоро я перестану любить яблоки и захочу чего-нибудь другого. И тогда… боже мой, теперь я понимаю. Слышала когда-нибудь такую поговорку: там хорошо, где нас нет? — спросил я Терри.

— Ага.

— Представь, что ты овца, а весь мир состоит из изгородей и пастбищ, и ты всегда пытаешься найти пастбище, на котором трава зеленее, — так ты никогда не поешь травы. Ты будешь все время прыгать через изгороди, потому что, перепрыгнув через одну, ты увидишь другое пастбище, позеленее, прямо за следующим забором. Возможно, ты очень далеко ускачешь, но ты будешь прыгать и прыгать в поисках лучшего и никогда не найдешь пастбище, на котором захочешь остановиться. Даже если ты в конце концов прискачешь обратно к дому, потому что, может быть, желание прыгать — просто желание очередной перемены. Так вот, человек не станет передумывать и перемещаться в другой мир миллионы раз в секунду, минуту за минутой, день за днем, десятилетие за десятилетием.

— Зато машина именно так и поступит. Что и сделал искусственный разум, — закончил Ифвин. — Американцы не в раю, насколько я понимаю. Паула права. Американцы до сих пор там, далеко-далеко, так далеко, насколько можно забраться в пяти измерениях вероятности, разрываются между ужасным количеством последовательностей событий — и всегда совершают очередной прыжок. Бесконечная погоня сквозь время. Пространство, время и вероятность достаточно велики, так что они никогда не вернутся назад, но и эти измерения конечны — и людям придется метаться по кругу, никогда не возвращаясь назад, но и не продвигаясь вперед. Единственные американцы, которым удалось избежать такой судьбы…

— Те, что оказались в это время за пределами страны, — закончил я. — А единственные люди, которые пойдут на поиски Америки, — американские эмигранты. Именно поэтому все миры, где живет большое количество американских эмигрантов — завоеванные территории и страны, в которых к власти пришли репрессивные структуры, — тесно связаны между собой. И, Ифвин, это же ужасно, все эти люди в каждом из миров находятся в течение всего лишь одной микросекунды, так что они даже ничего не успевают испытать…

— Они испытывают то же самое, что и ты, когда находишься в сотую долю секунды от абсолютного счастья — которое не столь абсолютно по сравнению с тем, что будет через несколько сотен наносекунд после этого момента, — грустно сказал Ифвин. — Что ж, теперь наконец у нас с Билли Биард общие интересы. Нам нужно подавить этот алгоритм, или же больше не останется людей, и, следовательно, нам не для кого будет стараться. Я должен поговорить с ней.

Однако, когда она пытается взломать дверь вместе со своими вооруженными до зубов воплощениями, это явно не самое лучшее время для разговора. Кстати, детектор, который я нашел и активировал внутри здания, говорит мне, что она сейчас идет по коридору по направлению к офису, где находятся ваши физические тела, а это значит, что следующим встанет вопрос, как вас оттуда вытащить.

Если все уже позавтракали, давайте пройдемся по пляжу, Вам когда-нибудь приходилось разучивать игру, в которой не было смысла, пока в один прекрасный момент вы не замечали, что просто играете в нее и все срабатывает? Именно таким был мой опыт по переходу между последовательностями событий и перемещению физического тела. Это скорее взгляд на мир, расслабление и падение в другой мир.

Ифвин долго говорил про квантовый процесс внутри мозговых клеток и какое это может иметь отношение к некоторым загадочным исчезновениям людей в истории, но к разгадке тайны это имело не больше отношения, чем имеет изучение физики колеса или истории мостовых к обучению езды на велосипеде. Сначала мы делали как могли, а потом научились. Несколько дней мы все играли с этим в домике на побережье и поблизости на пляже, каждый вечер возвращаясь в коттедж, до тех пор, пока в один прекрасный день не взошло солнце. Мы пожали друг другу руки и вернулись в офис, заняв каждый свое место вокруг министерского стола.

Из холла доносился стук дюжины пар высоких каблуков; все Билли уже поднялись на этаж и теперь разыскивали нас.

— Мой офис, север Сурабайо, неделю спустя, — произнес Ифвин.

Снаружи послышался топот шагов, и мы все пятеро просто пошли через мириады миров, пока не очутились там, где Билли не подбиралась к нам; тогда мы вышли за дверь, сели в джип — каждый отдельно, ибо джипы были в стольких мирах, — и поехали обратно в Мехико.

У меня на границе произошла пара любопытных разговоров, но не существовало правила, запрещающего въезд с этой стороны, а в моем паспорте, естественно, не было указано, что я побывал где-то еще после Торреона. Отъехав достаточно далеко на юг, я снял приличный номер в гостинице, хорошенько выспался и купил билет до Сурабайо, который в этом мире имел какое-то очень длинное русское название.

Неделю спустя я поймал лимузин Мака по пути до Большого Сапфира, взял кошку Пушинку и несколько личных вещей и пошел на встречу с Ифвином.

— На самом деле, — сказал он, — раз уж ты всегда оставляешь после себя одно из своих воплощений, как в этот раз — неприятная мысль, но, несомненно, одну версию каждого из нас убили в Санта-Фе, — отныне ты можешь жить, перемещаясь из мира в мир, в каждом из которых имеешь столько денег, сколько захочешь, и можешь в какой-то мере преследовать то счастье, которое тебе нужно. Я просто подумал, может, мы все захотим договориться встречаться в виртуальном коттедже; у меня такое чувство, что нам может захотеться повидать друг друга.

Терри не планировала возвращаться к родителям; да и какой подросток, получивший неограниченное количество денег и свободу, станет это делать?

— Там столько миров, — сказала она, — и я хочу их посмотр