КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 604512 томов
Объем библиотеки - 922 Гб.
Всего авторов - 239611
Пользователей - 109518

Впечатления

Stribog73 про Соколов: Полька Соколова (Переложение С.В.Стребкова) (Самиздат, сетевая литература)

Зае...ся расставлять в нотах свою аппликатуру. Потом, может быть.
А вообще - какого х...я? Вы мне не за одни ноты спасибо не сказали. Идите конкретно на куй.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
pva2408 про Грицак: Когда появился украинский народ? (Альтернативная история)

Конечно не существовало. Если конечно не читать украинских учебников))
«Украинский народ – самый древний народ в мире. Ему уже 140 тысяч лет»©
В них древние укры изобрели колесо, выкопали Черное море а , а землю использовали для создания Кавказских гор, били др. греков и римлян которые захватывали южноукраинские города, А еще Ной говорил на украинском языке, галлы родом из украинской же Галиции, украинцем был легендарный Спартак, а

подробнее ...

Рейтинг: +4 ( 6 за, 2 против).
Дед Марго про Грицак: Когда появился украинский народ? (Альтернативная история)

Просто этот народ с 9 века, когда во главе их стали норманы-русы, назывался русским, а уже потом московиты, его неблагодарные потомки, присвоили себе это название, и в 17 веке появились малороссы украинцы))

Рейтинг: -6 ( 1 за, 7 против).
fangorner про Алый: Большой босс (Космическая фантастика)

полная хня!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Stribog73 про Тарасов: Руководство по программированию на Форте (Руководства)

В книге ошибка. Слово UNLOOP спутано со словом LEAVE. Имейте в виду.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Дед Марго про Дроздов: Революция (Альтернативная история)

Плохо. Ни уму, ни сердцу. Картонные персонажи и незамысловатый сюжет. Хороший писатель превратившийся в бюрократа от литературы. Если Военлета, Интенданта и Реваншиста хотелось серез время перечитывать, то этот опус еле домучил.

Рейтинг: +1 ( 3 за, 2 против).
Сентябринка про Орлов: Фантастика 2022-15. Компиляция. Книги 1-14 (Фэнтези: прочее)

Жаль, не успела прочитать.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).

Леди ангел [Сьюзен Джонсон] (fb2) читать онлайн

- Леди ангел 743 Кб, 402с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Сьюзен Джонсон

Настройки текста:



Сюзан Джонсон Леди ангел

1

Коуз, Англия август 1896 года

— Нет, милая, нет, — устало пробормотал Кит Брэддок. — Мне в самом деле необходимо поспать…

Пылкий поцелуй заглушил его возражения, и несколько долгих секунд лишь плеск волн, доносившийся сквозь открытые иллюминаторы, нарушал воцарившееся безмолвие. Затем, вздохнув, он все же отстранил от себя обольстительницу. Теперь, когда она была на безопасном расстоянии, можно было снова расслабленно откинуться на измятые простыни. Белизна белья оттеняла загар его длинного поджарого тела.

— Гонки начинаются рано утром, — виновато произнес он, глядя в глаза сладкоголосой сирене, опустившейся на колени у его ложа. — Ну будь же благоразумна, милая, — снова прозвучала из его уст мольба.

— Экипаж принца Уэльского справится и без тебя, — обиженно возразила женщина. Спутанные золотистые волосы обрамляли ее капризное лицо.

— Но только не завтра. Каждый человек на счету, когда бросаешь на парусных гонках вызов «Метеору». К тому же мне целый день предстоит расточать любезности особам королевской крови, — добавил он, потянувшись. В бледном свете луны были видны бугорки мышц, побежавшие под загорелой кожей. — Вот уж где действительно придется потрудиться, черт бы их всех побрал.

— Ничего, мы быстро…

— Твоя скорость хорошо известна, Саския, — широко улыбнулся Кит. — Никто не достигает оргазма так быстро, как ты, но, право же, дорогая моя, сейчас не время…

Однако в ту же секунду теплый рот Клео, прильнув к его бронзовому бедру, медленно заскользил вверх по упругой коже, и конечный пункт этого путешествия отреагировал вполне предсказуемым образом.

Столь незамедлительная реакция не могла не вызвать у Саскии торжествующей ухмылки.

Влажный язык Клео между тем завершал свой путь, лениво взбираясь все выше по утесу, который с каждой секундой наполнялся новой силой.

Переведя взгляд с темноволосой женщины, уютно пристроившейся у него между ног, на часы, висевшие на стене, обитой тиковым деревом, он попытался взвесить, что для него в этот момент важнее — зов плоти или скучная необходимость считаться со временем.

— Ну еще разочек, — промурлыкала, прикрыв глаза, Саския. Кровь ее закипала от возбуждения при виде живого столба, который то исчезал во рту Клео, то появлялся снова.

Третья женщина, лежавшая на широкой кровати, тоже придвинулась к Киту, навалившись на его плечо своими пышными грудями. Маленькая и гибкая, она приподнялась, чтобы дотронуться губами до его уха, и он ощутил скользнувшее по руке шелковистое тепло ее тела. Ее голос звучал в ухе обворожительной мелодией, силе которой, казалось, не в силах противиться ни один живой человек. Дразнящие слова напоминали о той ночи, когда возле берегов Кипра ему удалось обогнать яхту паши.

Огонь желания охватил все его существо при этом волнующем воспоминании. Стрелка весов, поколебавшись, решительно качнулась в сторону.

— Хотя бы несколько минут, — прошептала прекрасная цейлонка.

Внимательный взгляд глаз, под которыми легли глубокие тени, медленно обвел всех трех соблазнительниц. Аромат их плоти призывно щекотал ноздри, обнаженные прелести казались самим воплощением женственности.

Будь что будет. Ему не раз доводилось участвовать в гонках после бессонной ночи. А особы королевской крови… Ничего не поделаешь, придется им довольствоваться обществом гостя, чуть менее оживленного, чем обычно. О Боже, в его распоряжении оставалось всего лишь три часа!

Зажмурившись, он приготовился испытать острый приступ наслаждения, от которого содрогается в конвульсии все тело. Имея за плечами богатую практику в гареме паши, Клео была способна возбудить до предела каждый нерв… И заглушить голос разума,

Все мысли о предстоящей гонке улетучились, как дым. Даже плеск волн не достигал теперь его ушей. Зрение и слух вернулись позже, когда Клео наконец подняла голову.

Открыв глаза и вновь обведя взглядом своих прелестных спутниц, Кит с легкой усмешкой спросил:

— Итак, милые… Кто будет первой?

2

Праздник в Королевском яхт-клубе искрился весельем, скорее даже какой-то горячечной одержимостью. Веселья и горячности было больше обычного по той причине, что накануне днем гоночный куттер-трех-соттонник «Британия» принца Уэльского выиграл гонки у яхты кайзера «Метеор», отличавшейся революционной новизной конструкции. Принц терпеть не мог своего племянника-позера[1]. Но даже без учета этого обстоятельства, кстати, отнюдь не маловажного, подобная победа сама по себе являлась достаточным поводом для пышного празднества. Одно то, что удалось оставить позади яхту, считавшуюся самой дорогой в мире, придавало победе особую сладость.

Его королевское высочество начал праздновать ее, еще не успев пересечь финишную черту. И сейчас невыносимый шум и гам, стоявший в Королевском яхт-клубе, должен был означать высшую степень ликования и гордости всей Англии.

Однако не все гости бала принимали участие в безудержном веселье. Двое, скрываясь от назойливого шума и сутолоки, нашли убежище на террасе.

Графиня де Грей отчаянно пыталась сохранить выдержку, борясь со слезами, наполнявшими ее глаза и горло. Теперь она понимала, что, несмотря на приглашение принца Уэльского, ей не следовало приезжать в Коуз. Слишком живо все здесь напоминало о Джо. Сколько летних сезонов прошло здесь в прогулках под парусом вместе с Джо Мэн-тоном? Слишком много, чтобы можно было изгнать из памяти все восхитительные моменты прошлого. Она прекрасно понимала всю безвыходность положения, в котором оказался Джо: унаследовав титул, он обязан был жениться. И все же его женитьба на Джорджиане в прошлом месяце стала для графини жестоким ударом. Лишившись милого друга, она осталась в совершенном одиночестве, и душа ее бесцельно блуждала в холодном мире, не находя утешения.

Вторым беглецом был Кит Брэддок. Облокотившись на каменную балюстраду, он предавался мечтаниям о покое и уюте своей яхты, пришвартованной в гавани. Проведя день на «Британии» вместе с принцем Уэльским и провозгласив за последние несколько часов такое количество пышных тостов, которого с лихвой хватило бы на нескольких человек, он хотел сейчас только одного. Его усталый дух неудержимо влекли мир и уединение, которые сулила его «Дезире», стоявшая вдали. Жадно вдыхая ночную прохладу, Кит наслаждался свежестью морского ветерка после духоты бального зала. Ему виделось зыбкое отражение светящихся иллюминаторов его каюты — желтые огоньки, дрожащие на волнах. А не попытаться ли незаметно выскользнуть отсюда?

Завтра ему предстоит потягаться силами с итальянцами и французами. Его яхта, построенная в Америке специально для гонок, должна была победить — все ожидали этого. Кит улыбнулся. Конечно же, он победит. Его «Дезире» способна обогнать любого, кто бы ни встретился ей на океанских просторах. И все же несколько часов сна перед гонками в любом случае не помешали бы…

Внезапно ему послышались приглушенные рыдания. Первым его побуждением было просто пропустить их мимо ушей. Уже поздно, и он устал.

К тому же женские слезы неизменно сулят какую-нибудь напасть.

Однако рыдания раздавались совсем близко, и это возбудило его любопытство. Подумать только, он не заметил рядом с собой дамы. «Вот что делает с человеком праздная жизнь в Лондоне, — сокрушенно подумал Кит. — Равнодушие подводит тебя к опасной черте, за которой перестаешь быть джентльменом».

Анджеле де Грей очень не хотелось предстать в таком виде перед человеком, который на протяжении последних двух недель оказывал знаки внимания дочери ее лучшей подруги. Кита Брэддока ни с кем невозможно было спутать. Даже если бы не луна, на мгновение осветившая мужественное лицо с характерными резкими чертами, его можно было бы узнать и в кромешной тьме благодаря очень высокому росту. Шарлотта в самых восторженных выражениях расписывала богатого и красивого яхтсмена-американца, завоевавшего сердце ее молоденькой дочки. И именно сегодня вечером возлюбленного Присциллы должны были официально представить Анджеле. Знакомство наверняка состоялось бы, но этому помешало нервное настроение, от которого ей никак не удавалось избавиться. До чего же неудобно, черт возьми. Может быть, у него хватит сообразительности притвориться, что он ничего не слышал, и уйти? Анджела от всей души надеялась, что именно так и случится.

Но тонкий аромат духов, принесенный порывом ночного ветра из укромного уголка террасы, лишь еще больше разжег любопытство Кита. Запахи азиатских лилий и мелких розочек-вьюнков, поднимавшихся по стене, неспособны были заглушить благоухание розового масла. Этот аромат волновал, смутно напоминая о чем-то знакомом, но затерявшемся в запутанных изгибах памяти.

Потом опять кто-то тихонько всхлипнул.

Проклиная все на свете, он лихорадочно обдумывал те немногие варианты действий, которые у него оставались. Во-первых, можно было просто уйти. Но не будет ли это позорным бегством? А что, если его узнали? И каким образом можно утешить незнакомую женщину? О Господи, до чего же ему противны эти женские слезы! И все же в конце концов изысканные манеры и врожденная любезность взяли верх. Подавив раздраженный вздох и заранее заставив себя вежливо улыбнуться, он пошел туда, откуда доносились всхлипывания.

В тени, особенно густой там, где стена переходила в башенку, вырисовалась фигура сидящей женщины. Она и в самом деле оказалась совсем рядом.

— Могу ли быть вам чем-либо полезен? — осведомился он без лишних затей.

Графиня подняла лицо, и луч лунного света упал на модно завитые белокурые локоны ее прически. Словно платиновый нимб засиял вокруг лица, красота которого в эту минуту казалась совершенной.

Анджела де Грей слыла первой красавицей. «И вполне заслуженно», — подумал Кит, который был потрясен, поскольку для себя открыл эту истину только сейчас. Она запросто могла свести с ума, даже в этот момент, когда в ее глазах читалась непритворная скорбь.

Графиня едва повернула голову, и в ее ушах сверкнули настоящие лоутоновские бриллианты.

— Ничего, это пройдет, — смущенно пролепетала она. — Так, внезапный приступ меланхолии, усталость после суматошного сезона. К тому же этот шум… — Женщина вздрогнула от неприятного воспоминания.

— Вы позволите проводить вас домой? — спросил Кит. Слухи о внезапной женитьбе майора Джо Мэнтона и последствиях, которые имел его разрыв с графиней после длительной любовной связи, не были для него секретом. Ее стремление к уединению было вполне понятным. Кроме того, ему вдруг стало ясно, почему его так взволновал тяжелый аромат розового масла. Он вспомнил: графиня пользовалась теми же духами, когда он однажды увидел ее в Биаррице, где она отдыхала с принцем Уэльским.

— Но как же мы сможем уйти? Ведь Берти[2] все еще здесь, — ответила она с легким вздохом. Никто из гостей не смел покинуть праздник до того, как это сделает член королевской фамилии.

В глазах Кита вспыхнули озорные искорки.

— Я мог бы помочь вам спуститься с балюстрады, и тогда мы оба сбежали бы отсюда.

Ее губы тронула усмешка.

— Звучит заманчиво. Вероятно, и вы немало утомлены этими празднествами, господин Брэддок? Нас должны были представить друг другу сегодня вечером, — вежливо добавила она. — Я — Анджела де Грей, старинная приятельница матери Присциллы.

— Я так и думал, — ответил он тоном, не выдавшим никаких эмоций. Хотя и не ожидай, что графиня будет так проста в общении и не станет кичиться статусом записной красавицы. Не было в Англии человека, который не знал бы ее по фотокарточкам, которые в огромных количествах продавались по всей стране. — Кстати, вы совершенно правы, «немало утомлен» — это еще слишком мягко сказано о моем нынешнем состоянии. Завтра рано утром мне предстоит участвовать в парусных гонках, и я бы предпочел немного поспать вместо того, чтобы наблюдать за тем, как все вокруг напиваются до положения риз.

— Действительно, шампанское льется рекой, но Берти так рад своей победе. В особенности после того, как проиграл своему племяннику в прошлом году.

— Вили[3] получил сегодня по заслугам. Его следовало дисквалифицировать за то, что на повороте он едва не снес нам нос. Хотя в настоящий момент это уже вряд ли имеет значение. Единственное, что меня сейчас волнует, — это как улизнуть с вечеринки. К завтрашнему утру мой экипаж должен быть в форме, а значит, всем нам необходим отдых.

— А вас там действительно ждут? — спросила графиня с еле уловимой хрипотцой в голосе, выдавшей безотчетное стремление к флирту. — Присцилла, по всей видимости, этого не знает.

Хотя Кит Брэддок всерьез называл своих спутниц «экипажем», по уверениям досужих людей, в действительности речь шла о небольшом гареме на борту яхты, чьей задачей было скрашивать досуг хозяина во время долгих странствий по свету.

— Она слишком молода для того, чтобы знать это, — невозмутимо ответил он, — а слухи, по всей видимости, сильно преувеличены.

От графини не укрылась двусмысленность его слов, но, повинуясь правилам хорошего тона, она обронила:

— О, конечно, какие могут быть сомнения…

Эта реплика относилась в равной степени к обеим частям его ответа. Графине приходилось жить по законам мужского мира, и, несмотря на баснословное личное состояние, дававшее ей гораздо большую свободу по сравнению с другими представительницами прекрасного пола, даже Анджела де Грей порой вынуждена была, подавляя внутренний протест, смиряться с мрачным постулатом: то, что может позволить себе мужчина, далеко не всегда позволительно женщине.

— Итак, каким будет наш следующий шаг? — чуть насмешливо прозвучал низкий голос Кита.

— Не уверена, что должна заплатить за свою хандру сломанной ногой, — с милейшей невозмутимостью парировала она насмешку, поднявшись со стула и шагнув по направлению к балюстраде. Глянув вниз, на вьющиеся розы, Анджела без труда представила себе, что произойдет, если она упадет с такой высоты. — А вы достаточно сильны? Очень надеюсь, что да, — быстро заключила она, села на перила и, шурша юбками, плавно перебросила ноги через перила. — Что ж, господин Брэддок, — добавила графиня, придав своим словам восхитительную протяжность и оглянувшись на него через обнаженное плечо, — похоже, вы и есть тот самый единственный человек, у которого хватит сил спасти нас обоих от невыносимой скуки этого вечера. Во всяком случае судя по вашему виду.

«Интересно, сколько же ей лет?» — Кит внезапно поймал себя на этом вопросе. Сидя на перилах и напряженно расставив руки, чтобы сохранить равновесие, она выглядела совсем молодой. Мысль о ее возрасте, не просуществовав и секунды, ушла, показавшись неуместной. Разве могло это иметь сейчас хоть какое-то значение? Он сам не заметил, как ответил на ее улыбку, которая до него обворожила несчетное количество мужчин. С того самого момента, когда крохотная «Ангелочек» Лоутон улыбнулась из колыбельки дедушке и старый виконт Лоутон расчувствовался до такой степени, что решил не упоминать в завещании своего беспутного сына, оставив все состояние очаровательной внучке.

— Подождите, — сказал Кит, встревоженный одновременно ее позой и теми чувствами, которые вызывала в нем колдовская улыбка графини. Соскочив вниз, на полоску травы у цветочных клумб, он, осторожно пройдя между высокими лилиями, встал под балюстрадой, вытянул руки вверх и, еще раз улыбнувшись, скомандовал: — А теперь — прыгайте!

Не колеблясь ни секунды, она прыгнула, и на его руки опустилось целое облако юбок и тонких кружев ручной работы.

Он крепко прижал ее к себе, и оба засмеялись среди раскачивающихся лилий, как два подростка, радующиеся тому, что им удалось хотя бы ненадолго избежать докучной опеки взрослых. В тот же момент ими овладело легкое, беспечное, но в то же время властное чувство, от которого у обоих перехватило дыхание. Бурное желание, как молния, пронзило плоть Кита, не желающую считаться ни с какими обстоятельствами. И ответный жар разлился по всему телу Анджелы. В то время как он продолжал крепко держать эту обольстительную женщину в объятиях, ее ноги в туфельках болтались в воздухе, а руки, маленькие и изящные, покорно лежали на его могучих плечах. Графиня первой обрела дар речи, вовремя вспомнив, что этим молодым красавцем уже увлечена дочь ее хорошей приятельницы Шарлотты — Присцилла Пемброук.

— Не будете ли вы так любезны опустить меня на землю, господин Брэддок? — попросила она голосом приятным, но холодным.

Какую-то долю секунды он пребывал в нерешительности. До сих пор его жизнь представляла собой череду нарушений всяких светских приличий. Так стоит ли в этот момент изменять себе? Ее соблазнительное тело, крепко прижатое к нему, могло физически ощутить, как неудержимо растет его мужское возбуждение. И она ощутила это, о чем красноречиво говорили смятение и страсть, сверкнувшие в ее глазах. К тому же он был немало наслышан о ней. Она слыла женщиной необузданных страстей, любовницей принца Уэльского и не его одного — Графиня Ангел, величайшая из обольстительниц своей эпохи.

— Вы должны опустить меня, господин Брэддок. Присцилла не поймет…

Упоминание о молодой особе, с которой он в последнее время встречался, помогло ему справиться с порывами души не вполне благовидного свойства. Разжав свои железные объятия, Кит позволил ей соскользнуть на траву.

— Надеюсь, она все же с пониманием отнесется к моему внезапному уходу, — произнес он с небрежной улыбкой, пропустив мимо ушей ее мягкий укор. — Выиграть завтрашние гонки — вот что для меня сейчас по-настоящему важно.

— Присцилла знает, как мужчины любят побеждать, — сказала графиня с ответной улыбкой. — Она умная девушка, к тому же очень молода.

— Но не такая красивая, как вы, — тихо возразил он, зная, что не должен говорить этого, однако не в силах был сдержаться.

После недолгой паузы она, только что испытавшая то же неосторожное чувство, ответила с ледяной вежливостью:

— Весьма любезно с вашей стороны, господин Брэддок. — И, отойдя на расстояние, позволившее окончательно разрушить чары недавних объятий, добавила: — А теперь позвольте пожелать вам спокойной ночи.

— Могу ли я предложить вам свои услуги в качестве провожатого? — осведомился Кит с утонченной любезностью.

— Не стоит утруждать себя, мне нужно пройти всего полквартала.

— В таком случае спокойной ночи, графиня. И приятных сновидений.

— Мне никогда не снятся сны, господин Брэддок, — бросила Анджела, скрываясь в зарослях величавых растений. Она была столь миниатюрна, что роскошные цветы доходили ей до плеч. — И все же я по-настоящему благодарна вам за то, что вы спасли меня от скучнейшего вечера. Я ваша должница.

Обернувшись, она улыбнулась все той же обольстительной улыбкой и взмахнула на првщание рукой. Ее белая лайковая перчатка бледным пятнышком мелькнула в ночи.

Бредя по бархатистой лужайке, Кит размышлял над заманчивой возможностью получить обещанный долг. Удастся ли ему это когда-нибудь?

Возможно, когда он будет настроен менее лирично. И поведет себя менее воспитанно.

Вернувшись на яхту, Кит обнаружил, что ему никак не удается изгнать из своей головы мыслей об Анджеле де Грей. При каждом таком воспоминании о ней в его грезы неумолимо вторгалась грубая реальность. Останавливая задумчивый взгляд на занявших его постель женщинах, из которых ни одна даже близко не походила на графиню, он всякий раз испытывал острое сожаление.

Анджела, придя домой, в собственный особняк Иден-хаус, тоже долго не могла уснуть. Выйдя из своего будуара на балкон, она глядела на освещенные луной резкие силуэты мачт «Дезире», бросившей якорь в гавани. Графиня всей душой желала Киту Брэддоку победы на завтрашних гонках, хотя ее пожелания скорее всего были излишними. Все только и говорили о том, что в нынешнем году кубок наверняка достанется хозяину «Дезире». Внезапно для самой себя она улыбнулась, сделав в эту лунную ночь одно приятное открытие: впервые за месяц жестокая меланхолия куда-то отступила.

Что и говорить, Присцилла подыскала себе замечательного молодого человека. Просто удивительного.

3

К одиннадцати утра следующего дня гости принца Уэльского собрались за завтраком на борту плавучей гостиницы «Виктория и Альберт», где он предпочитал останавливаться, наезжая в Коуз. К полудню яхты, участвующие в гонках, должны были, показавшись из-за мыса, устремиться на всех парусах к финишной черте. Гости наследного принца имели великолепную возможность наблюдать за финалом состязаний — с палуб «Виктории и Альберта» открывался самый полный обзор, стоило лишь оторвать взгляд от тарелок на столах, расставленных под полосатыми тентами.

— Не правда ли, нам повезло отыскать столик, где не так дует? Ах, этот ужасный бриз… — Шарлотта Пемброук, она же графиня Энсли, раздраженно махнула рукой в сторону моря, волнующегося под ослепительным солнцем.

— Раз уж мы расположились на воде, от ветра нам не спастись, — заметила Анджела, наблюдая с полуулыбкой за безуспешными попытками Шарлотты расправить на плечах дочери пышный кружевной воротник, которым играл озорной ветерок.

— Не поможет, maman. Воротничок вконец растрепан. Боюсь, то же самое вскоре случится с моей прической, — злилась Присцилла, поправляя прядь каштановых волос, выбившуюся из высокой прически, модной в этом сезоне. — К тому же солнце печет немилосердно. Моя бедная кожа… — Девушка жаловалась таким тоном, как если бы ее маменька была способна запретить солнечным лучам падать на землю.

— Нам нет нужды здесь задерживаться, дорогая. Уже скоро должны показаться яхты, и тогда мы спустимся вниз, где можно найти хоть какое-то спасение от этой ужасной погоды.

Анджела не первый год близко знала Шарлотту, однако никак не могла привыкнуть к той панической суете, с которой ее подруга выполняла свои материнские обязанности. Что же касается погоды, то о столь благодатном летнем утре и мечтать не приходилось: чистое голубое небо раскинулось над искрящимся морем, солнце согревало, а ласковый ветерок нес прохладу.

— Так, может быть, вам не стоит страдать из-за меня? Идите вниз, а я посижу одна, — доброжелательно предложила Анджела.

— Но не можем же мы пропустить финиша «Дезире»! — выразительно подняла брови Шарлотта.

— Кит ни за что не простит мне этого, — вяло проговорила Присцилла.

— Его преданность Присцилле просто очаровательна. — У Шарлотты был самодовольный вид мамаши, которой удалось надежно заарканить для дочки подходящего жениха.

— Он присылает мне изумительные цветы. Огромнейшими корзинами! Впрочем, все американцы отличаются щедростью, а он к тому же и богат. Баснословно!

— Сорок миллионов в год, — уточнила Шарлотта. В аристократической среде деньги считались материей низкой, недостойной внимания, однако это почему-то не мешало им быть постоянной темой разговоров: у кого они есть и у кого их нет, кто ожидает наследства и кто сумел сколотить состояньице — подобные вещи неизменно вызывали живейший интерес.

— Кит нажил свое состояние сам. Деньги приносит ему торговля: суда и шахты. Пусть у него нет титула, — беззаботно прощебетала Присцилла. — Ну и что? Maman говорит, что если я хочу, то могу выйти за него замуж. Думаю, что свадьба на Рождество — прекрасная идея. Я бы оделась в бархат с горностаем, а бриллианты на этом фоне искрились бы, как снежинки. Кстати, компания Кита занимается также поставками алмазов из Южной Африки, — с торжествующим видом вставила она. — И, конечно, в довершение ко всему я надела бы бабушкину брюссельскую вуаль, которую надевает каждая невеста из рода Пемброуков.

— В Уинмере всегда бывает так живописно, когда выпадает снег. — Леди Энсли выговаривала каждое слово предельно четко, особым драматическим голосом, прилагая все силы к тому, чтобы заставить Анджелу поднять голову от блюда с омаром под сметанным соусом. Ей не терпелось увидеть, какое впечатление производит на подругу ее рассказ. — Всякий раз, когда оказываешься на природе среди этой первозданной красоты, кажется, будто попала в сказку. Все так романтично, словно специально — специально! — создано для молодоженов.

— А что господин Брэддок — он уже сделал предложение? — осведомилась Анджела, поскольку впечатление о Ките Брэддоке, сложившееся у нее, несколько отличалось от того, которым руководствовались Пемброуки. Идиллические понятия верности и юношеской любви как-то не очень вязались с обликом господина Брэддока, в котором явственно проступала авантюрная жилка.

— Ну… не в буквальном смысле. — Большие глаза Присциллы, глядевшие с идеального овала лица, как два голубых озера, чуть сузились. — Но maman говорит, что он непременно предложит мне руку и сердце, потому что из всех девушек, которые в этом году впервые вышли в свет, я самая красивая. Все так говорят! А уж когда я выйду за него замуж, вот тогда-то папа сможет обзавестись новыми рысаками и конюшнями, a maman заново отстроит Уинмер. Полностью! Заново отделанное восточное крыло будет нашим гнездышком. Я и мысли не допускаю о жизни в этих ужасных колониях. Как ты думаешь, могла бы крошка Мэй держать букет во время нашего венчания?

— Думаю, она с радостью согласилась бы на такую роль, — вежливо ответила Анджела за свою двухлетнюю дочь, задаваясь в то же время вопросом, догадывается ли Кит Брэддок о том, что какая-то пигалица сейчас без тени смущения решает вопрос о его свадьбе и всей дальнейшей жизни.

— Скажи, а Фитц вернется с континента к тому времени? — начала допытываться теперь уже Шарлотта. — Хорошо, если бы он успел к свадьбе. Твой сын идеально подходит на роль шафера. — Ее брови изогнулись, выдавая еле скрываемое любопытство. — Или он все еще намерен держаться подальше от Англии и этой дочки манчестерского купца, которая вознамерилась женить его на себе?

— Он писал, что приедет в следующем месяце, — ответила Анджела. — Ему пока нечего опасаться, поскольку я предложила Бруку больше, чем Лофтоны предлагают для устройства дальнейшей судьбы Фитца.

— Но Брук продолжает играть, — полувопросительно произнесла Шарлотта.

— Естественно, — чуть скривила рот Анджела. Проигрыши ее мужа за карточным столом, ставшие притчей во языцех, постоянно требовали от нее все новых расходов.

— Значит, найдено только временное решение.

— Непосредственной угрозы того, что Фитц будет продан дочке Лофтонов за сумму, равную карточным долгам Брука, сейчас нет. Ее удалось предотвратить. Что же касается будущего, — вздохнула Анджела, — то, видимо, мне и в дальнейшем придется выручать Брука всякий раз, когда у него будут возникать финансовые затруднения. Решать каждый кризис в отдельности — по мере возникновения.

Ее супруг отравлял жизнь не только ей — он нес угрозу собственным детям, и ее часто посещала мысль о том, надолго ли хватит у нее сил защищать их от вздорного нрава и алчности отца. Анджела до сих пор не могла прийти в себя после недавнего происшествия с ее семнадцатилетним сыном. Фитц отправился к своей бабушке, чтобы поздравить ее с днем рождения, где, к собственному изумлению, узнал, что ему вскоре предстоит помолвка. Это известие хладнокровно преподнес ему отец. Фитц, вскочив на коня, умчался из замка де Грей в одной рубашке. На следующий день он, измотанный и дрожащий от потрясения, прискакал в Истон. Анджела в каких-нибудь несколько часов собрала его и отправила за границу, где до него не дотянулась бы отцовская рука. А когда она прибыла к Бруку, чтобы обговорить будущее их сына, муж запросил за освобождение Фитца от необходимости подписывать брачный контракт такую цену, что впору было самой лишиться рассудка.

— Брук всегда был для тебя обузой, дорогая, — веско произнесла Шарлотта. — Мой Арнольд тоже не ангел, но уж во всяком случае в мотовстве его не обвинишь.

— Так, значит, Фитц избегает наследницы Лофтонов? — невинно поинтересовалась Присцилла. — Той самой, чей папа владеет дюжиной фабрик, тремя банками и самым лучшим конным заводом на Севере?

— Той самой, — подтвердила Анджела, изумившись в душе тому, насколько точно молоденькая девушка, почти девочка, осведомлена о размерах состояния Реджинальда Лофтона. — А разве ты знаешь ее?

— О Боже, конечно, нет! Не хватало еще водить знакомство с этой дурехой девицей. Но ведь у вас полно денег, и Фитцу нет необходимости жениться на ней. Семья без наследника… Бог знает что!

— А что, если бы на ее месте оказался какой-нибудь богатый буржуазный юнец? — резко спросила Анджела, не ожидавшая от девушки такой холодной рассудочности в разговоре о браке.

— Он хотя бы был побогаче Кита.

— Пожалуй, — вполголоса согласилась Анджела, по-прежнему изумленная столь жестким, чисто деловым подходом юной Присциллы.

— Ну конечно же! Фабрики Лофтонов — самые крупные в Англии, а их банки активно участвуют в мировой торговле, особенно в Южной Африке.

Присцилла просто без ума от бизнеса, — с гордым видом вмешалась в разговор ее маменька. — Они с отцом точно знают, кто сколько стоит, — до последнего пенни.

«Звучит устрашающе», — внутренне содрогнулась Анджела, задумавшись на секунду, не стоит ли перевести собственное состояние за границу — подальше от подобного надзора.

— Значит, господин Брэддок возглавил ваш список перспективных женихов лишь по той простой причине, что у Лофтона нет сына?

— Я в любом случае не вышла бы замуж за того, кто не может похвастать гигантским состоянием, — буднично пояснила Присцилла. — К тому же не вижу в такой сделке ничего предосудительного. Все предельно честно. Ведь он получает в жены не кого-нибудь, а меня. — Ее улыбка светилась сознанием собственных высочайших достоинств.

— Ты непременно должна познакомиться с господином Брэддоком. Кстати, почему бы тебе не наведаться к нам в Уинмер на следующей неделе? Там бы и увидела кавалера моей Присей, — жизнерадостно предложила Шарлотта. — Вчера вечером мы с ног сбились, разыскивая тебя на балу. Но ты как сквозь землю провалилась. Так не упусти же сейчас возможности убедиться, сколь обворожительным может быть наш богатенький Брэддок.

Анджеле уже довелось изведать силу чар Кита Брэддока, а потому она предпочла под благовидным предлогом отказаться от приглашения.

— Боюсь, что не смогу приехать к вам, поскольку уже дала обещание быть на следующей неделе в Оуксе.

— Полагаю, с принцем Уэльским, — лукаво подмигнула Шарлотта.

— Ты же знаешь, как он любит старых друзей, — ответила Анджела, не приняв ядовитого намека на свой счет.

— А как поживает Алиса Кеппел? Надеюсь, вы с ней ладите? — Теперь речь шла о новой любовнице принца Уэльского, которой тот обзавелся совсем недавно.

— Я не иду с ней ни в какое сравнение. Она играет в бридж гораздо лучше.

— Зато ты имела счастье быть другом принца еще в те времена, когда он был достаточно молод для того, чтобы увлекаться не только бриджем, — по-кошачьи промурлыкала Шарлотта, опять приподняв бровь.

— С Берти всегда приятно общаться. Так что, полагаю, госпожа Кеппел в полной мере наслаждается его дружбой. — Несмотря на попытки Шарлотты вызвать ее на откровенность, Анджела не намеревалась обсуждать свои прежние отношения с принцем Уэльским.

— А Джо и Джорджиана? — не унималась между тем Шарлотта. — Кажется, их нет в Коузе, или я ошибаюсь? — спросила она, зная потайной ход в душу подруги. У всех в памяти был свеж скандал, разыгравшийся, когда Анджела бросила принца, отдав предпочтение Джо Мэнтону.

— Они все еще в Европе, — мягко и сдержанно ответила графиня.

— А ведь ты, помнится, участвовала вместе с Джо в прошлогодних гонках, не так ли? Интересно, яхта была твоя?

— Нет, мы шли на его яхте.

— Уж не тогда ли вы выиграли какой-то кубок? Кажется, Кубок Королевы…

— Да, выиграли.

— Не тот ли серебряный, что стоял у тебя в гостиной на китайском столике? И до сих пор, полагаю, стоит? — Леди Энсли картинно выгнула спину, тонко улыбнувшись.

— А я и не знала, что ты участвовала в гонках, — подала следом голос Присцилла, удивленно распахнув глаза. — Но ведь это, должно быть, ужасно. Мало того, что вымокнешь вся до нитки, — тебя еще и продует насквозь.

Анджела, сдержав улыбку, возразила:

— Это не мешает. Ведь получаешь ни с чем не сравнимое удовольствие.

— Действительно? Не знаю, как тебе, а мне помешало бы. Если так, то ты, наверное, и охоту любишь?

— Мой дед любил ходить под парусом и охотиться, вот и я пристрастилась и к тому, и к другому с тех пор, когда была совсем еще ребенком.

— Странно, однако.

«Не более странно, чем обыкновение оставлять молоденьких аристократок вроде Присциллы без хорошего воспитания и образования», — подумала Анджела.

— Я никогда не усматривала в этом ничего необычного, — спокойно продолжила она вслух. — Впрочем, мы жили в Истоне довольно уединенно. Тогда еще был жив дедушка.

— У тебя с Китом много общего, — глубокомысленно заметила Присцилла. — Он тоже любит охоту, — подчеркнула она, снова свернув иа излюбленную тему. — Никогда не подумала бы, что у американца могут оказаться столь утонченные привычки. Какая жалость, что следующую неделю ты проведешь в Оуксе!

— Думаю, что вскоре познакомлюсь с ним. У меня почему-то есть в этом уверенность. Похоже, ты нашла себе хорошего поклонника, — произнесла Анджела с особой лаской в голосе, благодарная Присцилле за то, что та прервала расспросы своей матери о Джо Мэнтоне.

— Мы все могли бы приехать в Истон через неделю, — с особой интонацией проговорила Шарлотта, с лица которой не сходила легкая усмешка, — в том случае, конечно, если бы ты пригласила нас.

— Неплохая мысль, — заметила Анджела, улыбнувшись. — Но мне думается, господин Брэддок предпочтет заняться чем-нибудь другим, более интересным. Мы живем в Истоне очень просто, без затей.

— А я уверена, что он предпочтет делать то, что захочется мне, — твердо возразила Присцилла. В ее голосе зазвучали капризные нотки.

— Да он, похоже, у тебя совсем ручной.

— Поскольку в нынешнем сезоне моя Присцилла самая красивая девушка на выданье — а это бесспорно, — с его стороны было бы верхом глупости не влюбиться в нее без памяти, — изрекла леди Энсли, будто удивившись, как столь очевидная истина может быть кем-то еще не усвоена. — Ну так что скажешь, милая? Мы приглашены или нет?

Шарлотта напрашивалась в гости на правах давней подруги, наверняка зная, что ей не будет отказа. Когда ей что-нибудь требовалось, она шла к цели, не особенно заботясь о светских условностях.

— Конечно, если вас не утомит наша ленивая жизнь, — изящно капитулировала Анджела перед таким напором. — В Истоне нечего предложить гостям, кроме простых деревенских забав. Правда, приедут Милли и Сазерленд. Может быть, будут также Долли и Карсонс.

— Истон — настоящая жемчужина! К тому же, милая, никто не умеет развлечь гостей так, как умеешь ты. Похоже, у тебя там намечается нечто вроде уютной семейной встречи с участием твоих сестер. Мы были бы рады присоединиться.

Истон был загородным поместьем, которое Анджела унаследовала от деда. Поскольку владения ее мужа находились далеко от этой усадьбы, супруги виделись нечасто, что не было столь уж необычно в высшем свете. Как и многие другие браки, основанные исключительно на финансовых и иных практических соображениях, их союз со временем превратился в нечто, пропитанное натянутой вежливостью и холодным равнодушием друг к другу.

— Что ж, в таком случае решено, — весело произнесла Анджела, хотя в эту секунду напряженно размышляла над тем, каким образом можно было бы нарушить «уют» предстоящего сборища. Выходные дни на природе неизменно означали отчаянный флирт. И хотя ей не хотелось предвзято судить о намерениях Кита Брэддока в отношении Присуиллы, а также о собственных порывах в краткие минуты, проведенные с ним наедине, было бы гораздо спокойнее, если бы рядом с ней там оказалось еще несколько человек.

— Скажи, — осторожно предложила она Присцилле, — а не пригласить ли мне еще несколько гостей твоего возраста, чтобы вам с господином Брэддоком не было там слишком скучно?

Шелковые фиалки на соломенной шляпке Присциллы возмущенно подпрыгнули, блеснув на солнце.

— Только, ради Бога, не вздумай пригласить Гарриетту Вилье, Фанни Фрэмптон или кого-нибудь еще из этих дебютанток, — с жаром произнесла она. — Они все до одной — вертихвостки. Всем известно, что Фанни румянится, а про Гарриетту даже ее собственная тетушка говорит, что она шустра не в меру. Взгляните хотя бы на Сеси-ли: на вид — сама невинность, а на вечеринке у лорда Олбмарла затащила Кита в оранжерею, так я его буквально вырвала из ее щупалец. И я вовсе не хочу, чтобы все эти маленькие шлюшки снова увивались вокруг него.

— Господи, да откуда ты набралась таких выражений? — сделала ей замечание мать. — Что подумает о тебе Кит, когда услышит, что ты разговариваешь, как какая-нибудь простолюдинка?

Анджела понимала, что Кита Брэддока трудно поддеть на крючок. Спокойствие и невозмутимость, судя по всему, были его жизненным принципом. Однако, учитывая антипатию Присциллы в отношении соперниц, графиня предложила:

— А что, если ты сама составишь и пришлешь мне список гостей, которых тебе хотелось бы видеть в Истоне? Из тех, кто не флиртует… — добавила она с улыбкой. И тут из-за отмели Гэрнард на всех парусах, которые, казалось, готовы были сорваться с рей, вышла «Дезире». Даже издали было видно, сколь велика ее скорость. Придя в возбуждение, которое она всегда испытывала при виде стремительной яхты, Анджела закричала:

— Смотрите, «Дезире» впереди!

И хотя ее палец показывал всего лишь на крохотный силуэт парусника, появившийся далеко к востоку от Коуза, она была не единственной, кто заметил яхту. Компания принца, расположившаяся у самых перил ограждения палубы, взорвалась возгласами ликования.

— Принц Уэльский просто обожает Кита, — Прис-цилла выговаривала каждое слово с нескрываемым самодовольством, как если бы дружба Кита Брэддока с принцем была просто еще одним свидетельством ее собственного обаяния.

— Кит всегда находится подле принца, — гордо добавила Шарлотта.

— В таком случае он, должно быть, умеет развеселить любую компанию, — отметила Анджела, переведя взгляд с гоночных яхт на своих спутниц. Она знала, что Берти не выносит скуки.

— О, Кит такой милашка, такой забавннк! Он кого угодно рассмешит, хоть самого папу римского.

«В их глазах это достоинство едва ли не самое главное», — не без иронии подумала Анджела. Арнольд Пемброук отличался нравом тяжелым и властным, к тому же начисто был лишен чувства юмора.

— А еще Кит помогает его королевскому высочеству со скаковыми лошадьми, — торопливо добавила Присцил-ла. — Они вместе побывали в Ньюмаркете.

— Ты разве не слышала, что он помог на прошлой неделе команде Нолтона выиграть чемпионат в Хэрлинге-ме? — подхватила новую тему Шарлотта.

— То-то, должно быть, у Чарли радости было, — усмехнулась Анджела. Однако, представив себе Кита Брэд-дока во время игры в поло, скачущего во весь опор, рискуя свернуть себе шею, она неожиданно почувствовала странное беспокойство. Графиня почти наяву ощутила его безудержную страсть и силу. — Не забудь же прислать мне список имен, — нервно напомнила она Присцилле, — и чем раньше, тем лучше. — Толпа гостей должна была помочь ей уберечься от безрассудства.

— У меня есть блестящая идея! — радостно объявила Шарлотта. — Почему бы нам сегодня вечером не прихватить с собой Кита Брэддока на ужин в Иден-хаус?

— Браво, maman! — восторженно вскричала При-сцилла, одновременно одарив Анджелу одной из своих самых обворожительных улыбок. — Анджела, у тебя всегда такне великолепные ужины, и люди на них собираются самые лучшие — самые избранные! Ну пожалуйста, скажи, что можно!

В это время практически все зрители и болельщики стояли у перил, наблюдая за тем, как «Дезире» неудержимо приближается к финишу, оставив французскую яхту далеко позади. Что же касается итальянцев, то их вообще еще не было видно. Только Шарлотта и Присцилла казались абсолютно спокойными в этой атмосфере дикого возбуждения. Глядя на изящные, стремительные очертания яхты, легко разрезающей морские волны, Анджела сознавала, что сейчас не может отказать им в этой просьбе, даже если бы желала этого. И согласие, уже готовое вырваться, было продиктовано не только вежливостью по отношению к хорошим знакомым. С высокой палубы, где собрались возбужденные зрители, было хорошо видно мускулистое тело Кита, помогавшего экипажу управляться с парусами. Его обнаженный торс, орошенный морскими брызгами, блестел, будто смазанный оливковым маслом, подобно телу гладиатора, вышедшего на арену. Вид крепкой разгоряченной плоти волновал, заставляя забыть обо всем на свете.

— Анджела, миленькая, скажи«да». Ну пожалуйста… Голос Присциллы с трудом дошел до затуманенного сознания. Мозгу Анджелы потребовалась целая секунда, чтобы зафиксировать просьбу девушки, и еще одна, чтобы оцепеневшие губы наконец медленно прошептали:

— Ну конечно. Господин Брэддок будет желанным гостем, если, конечно, сам того пожелает.

Его кожа бронзовела под солнцем. Немного опустив глаза, она невольно задержала взгляд на заметном бугорке, который должен был свидетельствовать о его мужской силе. Чуть позже на палубе яхты показались женщины, и ей пришли на память интригующие рассказы о его гареме. Много же дам ему требуется, чтобы поддерживать свое тело в тонусе.

Кит Брэддок был на удивление распутен.

Даже для его эпохи, которая устанавливала новые стандарты распутства.

Графиня отличалась гораздо большей сдержанностью. В этом не могло быть никакого сомнения.

После неизбежного водопада поздравлений и восторженных тостов в Королевском яхт-клубе Кит получил от Шарлотты приглашение отужинать вместе. Выйдя на свежий воздух, он прочитал записку еще раз и с наслаждением вдохнул запах лаванды, которым была пропитана бумага. «Что за сладкая награда, — мелькнула у него мысль, — завершить этот день, уже отмеченный одной победой, в обществе обворожительной Анджелы де Грей».

— Скажи графине Энсли, что с радостью присоединюсь к ней и леди Присцилле, — сказал он лакею, почтительно ожидавшему ответа, и, сложив записку, сунул ее в карман сюртука.

Слуга вышел на террасу, и Кит глубоко вздохнул, чтобы справиться с захлестнувшим его возбуждением. Напомнив себе, что речь идет всего лишь о приглашении на ужин, но не в постель к Ангелу, ему удалось несколько успокоиться. Быстро пригладив волосы, все еще влажные от морских брызг, он замер ненадолго, предавшись соблазнительным мечтаниям. А затем, опустив руки, энергично встряхнул пальцами, словно избавляясь таким образом от чрезмерного возбуждения. «Успокойся, Брэддок, — властно приказал Кит самому себе, — ты слишком стар для юношеских грез».

Спокойствие, только спокойствие. Это всего лишь ужин, и ничто иное. И, медленно расправив плечи, он задумчиво ухмыльнулся. Хотя, с другой стороны, как знать…

— Ты в отличном расположении духа, — с улыбкой заметила Саския, лениво наблюдая с кровати Кита за тем, как он собирается к ужину. — Может, я, конечно, и ошибаюсь, но, сдается мне, что победа «Дезире» — далеко не единственная причина твоего приподнятого настроения.

— Мы с тобой так долго дружим, душечка, — ответил Кит, умело завязывая белый галстук и улыбаясь своему отражению в зеркале, — что ты без труда читаешь мои мысли.

— Она, должно быть, всерьез заинтриговала тебя. Похоже, в твоей душе уже нет места Присцилле Пемброук что, впрочем, и понятно: ведь пикантности в ней не больше, чем в кухонных помоях, — томно протянула Саския, и ее брови картинно поползли вверх. — Так кто же она? Назови ее имя.

— Досточтимая Графиня Ангел, и сегодня вечером я чувствую себя зеленым юнцом. Ты помнишь, как было у тебя в первый раз?

— О, да. Это было восхитительно, — промурлыкала она. — Разве такое забудешь?

— Жаль только, что моя скромная персона, похоже, не очень-то ее интересует, — посетовал Кит с горестным видом, проведя ладонью по прилизанным волосам.

— Ах, вот как… Но, может быть, тебе все же удастся завоевать ее расположение?

— Может, и удастся, может, нет… Кто знает? — неопределенно пожал он плечами и бросил серебряную щетку для волос на туалетный столик. — Она более чем достаточно наслушалась всяких историй.

— О нас…

Кит мрачно кивнул и потянулся за жилетом, висевшим на спинке стула.

— Пемброуки, стало быть, согласны просто закрыть глаза, чтобы не замечать никаких скандальных деталей.

— Чего не сделаешь ради денег? — презрительно бросил он, натягивая белый шелковый жилет.

— А для Ангела, значит, твои деньги не имеют ни малейшего значения?

Кит, застегивавший жилет, отрицательно покачал головой.

— Других таких скряг, как и семье Присциллы, на всем белом свете не сыщешь. А у графини самой денег куры не клюют.

— А ты разве не сказал ей, что мы всего лишь друзья?

— Еще не было подходящего случая. Ведь видел я ее всего один раз, да и то мельком, к тому же мне пришлось выслушать от нее суровое напоминание о том, что они с мамашей Присциллы — добрые приятельницы.

— Тебе не позавидуешь, милый мой. Отпор был оказан по всем правилам военного искусства.

— И не говори… Все очень убедительно, но только мое влечение к этой женщине от этого не пропадает. Она у меня из головы не выходит.

— Графиня Ангел, женщина, которая всегда сама выбирала мужчин… Кто ж ее не знает? Не удивительно, что она обладает для тебя такой притягательной силой.

— Ты, права, репутация этой женщины делает ее еще притягательнее.

— А как же твой великий поход за женой и внуком для твоей матушки?

Его брови едва приподнялись.

— Не смешивай одно с другим.

— В таком случае следует ли полагать, что ты остановил свой выбор на хорошенькой, но тупой, как пробка, Присцилле Пемброук?

— Я еще не сделал окончательного выбора, хотя и должен признаться, что до встречи с графиней мои планы казались гораздо более определенными. Появившись передо мной, она заставила меня увидеть многие недостатки Присциллы.

— Вот видишь, а что я тебе говорила последние две недели? Но ты никак не хотел прислушаться к моим словам.

— Да, но ведь ты не испытала того, что испытал от своей матушки я — эти исполненные любви, но вместе с тем столь надоедливые мольбы подарить ей внука. И если уж на то пошло, то молодые особы вроде Присциллы прекрасно знают условия сделки, называемой браком. За деньги они отдают свою красоту или титул, а вдобавок рожают такое количество детей, которое устроило бы их мужа. Чисто деловое соглашение. Которым я и заинтересовался в первую очередь.

— А как же любовь — хоть на мгновение брал ли ты ее в расчет?

— Нет. А разве ты брала? Что-то не припомню, чтобы твой брак был основан на романтических идеалах.

Собеседница ухмыльнулась. — Он был чертовски богат.

— И стар.

— К сожалению… И вдобавок жесток.

— Послушай, милочка, мы оба деловые люди. Когда я встретил тебя на Яве, ты хотела только одного — сбежать куда-нибудь подальше, и я был рад оказать тебе эту услугу, но все те годы, что мы знакомы… а это… это очень долгий срок…

— Уже пять лет.

— Так вот, за все эти пять лет я не слышал от тебя ни слова о любви, а потому прошу тебя, продолжай в том же духе и не проси меня рассматривать это чувство как условие моей предстоящей женитьбы. Я и о самой женитьбе никогда в жизни не задумался бы, если бы моей матушке не взбрело в голову во что бы то ни стало женить меня на англичанке. Ей даже хотелось бы, чтобы ее невесткой стала какая-нибудь особа из Девона, откуда идет ее род, однако я предупредил ее, что и родительская власть имеет свои границы. И если уж я должен ублажить ее, то придется ей согласиться на то, чтобы я порскал себе невесту не в одном городе, а хотя бы во всем графстве.

— Н-да, на влюбленного ты что-то не очень похож, — язвительно проворковала Саския.

— Я люблю холостяцкую жизнь, дорогая, ты же знаешь. К тому же не похоже, чтобы и ты активно занималась поисками жениха.

— Мне это вовсе ни к чему при тех деньгах, которыми ты щедро наделил меня. Да и ни одна другая из нас не помышляет о замужестве. И все это благодаря тебе. — Для своих спутниц Кит открыл солидные банковские счета, а потому их союз был основан прежде всего на взаимной симпатии, но никак не на финансовой зависимости.

— Такой замечательной компании, как ваша, у меня никогда не было. Так что не стоит благодарности. Скажи лучше, как ты думаешь, улыбнется ли мне Графиня Ангел сегодня вечером или нет?

— Если рядом будет Присцилла, то ни за что не улыбнется. Сам хорошенько подумай.

— Гм-м-м… — Почти незаметная морщинка пролегла между его бровями. — И что же ты предложишь в такой ситуации? Дай мудрый женский совет.

— Пошли свою неженку Присциллу ко всем чертям.

— Хорош совет! Ну, спасибо, милочка, мудрее не придумаешь… О Боже, мне просто необходимо выпить. — В несколько шагов он пересек каюту и достал графин из ячейки бара, сконструированного таким образом, чтобы во время качки бутылки не опрокидывались. Налив себе в хрустальный стакан кентуккского бурбона[4], он рухнул на стул и, вытянув длинные ноги, поднял шутливый тост: — За попутный ветер!

— Выпей несколько стаканчиков, тогда и на Присциллу потянет, — с издевкой отметила Саския.

— Не знаю насчет Присциллы, а на графиню точно потянет, — тихо произнес он.

— Ты точно околдован этой женщиной. Прикрыв глаза, Кит опустил бокал.

— Да.

— Но почему?

— Не знаю. Наверное, потому что она очень красива.

— Она высокая? — поинтересовалась Саския, зная, что он отдает предпочтение высоким женщинам.

Кит покачал головой.

— Флиртует? Он фыркнул.

— Вряд ли. Она отшила меня.

— А вдруг это вызов?

Кит пожал плечами, но потом вновь отрицательно мотнул головой.

— Нет, это не игра. Тут что-то… что-то другое. — Кит медленно подбирал слова. — Она очень маленького роста, — добавил он, словно это могло как-то прояснить загадку. — Она блондинка… очень светлая… — Его голос становился все тише по мере того, как мысли уходили куда-то далеко, и Саския неожиданно открыла для себя нового Кита Брэддока, очень не похожего на того, которого она знала в течение пяти лет. Может быть, в конце концов ей все-таки удастся добиться своего в том, что касается Присциллы. У нее все внутри переворачивалось, когда она наблюдала, как Кит оказывает этой вздорной девчонке знаки внимания, которых та вовсе не заслуживала.

— Итак, сегодня мы победили, — произнес он наконец, выйдя из задумчивого состояния и намеренно переключив разговор на тему, которая не сулила противоречий. — Ты верила в победу?

— Конечно.

— И я тоже, — усмехнулся Кит. — Значит, мы с тобой вполне заслужили выходной день.

— Правда, это не освобождает тебя от выполнения светских обязанностей в обществе принца Уэльского.

— Еще неделя-другая, а там, глядишь, мне как-нибудь удастся отвертеться от охоты в шотландских угодьях.

А это могло означать, что он, возможно, и не сделает предложения Присцилле, не без внутреннего ликования пришла к выводу Саския. Еще два дня назад он планировал задержаться, чтобы принять участие в королевской охоте.

— И тогда — в Нью-Йорк? — как бы между прочим поинтересовалась она. Кит кивнул.

— И далее — в Ньюпорт.

«Интересно, он уже отказался от мысли жениться на Присцилле?» — размышляла взволнованная Саския, наблюдая за тем, как Кит одним глотком допил свой бурбон.

— На второй стакан уже не остается времени, — сказала она, угадав его намерения. — Ты наверняка опоздаешь, если не закончишь одеваться в несколько минут.

Поднявшись с кровати, Саския подошла к гардеробу и достала оттуда его черный вечерний сюртук. Она не смогла устоять перед искушением слегка поддеть своего друга:

— Будь же сегодня вечером воспитанным мальчиком, не забывай о хороших манерах.

Отложив зеркало, он с тяжелым вздохом поднялся со стула.

— До чего же я ненавижу всяческие сложности…

— В таком случае тебе лучше оставить твоего Ангела в покое.

Кит замер на мгновение, словно обдумывая такую пер. спективу.

— Но мне не хочется оставлять ее, — тихо проговорил он, направляясь к Саскии, которая продолжала держать сюртук наготове.

— И без слов видно, — спокойно подтвердила она. — Bon chance, mon ami[5].

Ее улыбка излучала особое тепло, которое предназначалось только одному человеку — тому, кто спас ее в порту Сурабаи.

Кит сдержанно улыбнулся.

— Спасибо за пожелание. Удача сегодня мне отнюдь не помешала бы, — откликнулся он, засовывая руки в рукава сюртука. — У меня такое чувство, словно мне всего шестнадцать лет.

— Одно лишь это обстоятельство может заинтриговать твою графиню. Благо причуд у нее достаточно, — съязвила Саския, поправляя сюртук на широких плечах Кита.

Обернувшись, он нежно взял ее за подбородок.

— Тем более что Присцилле нравятся мужчины постарше.

— Боже, какой конфуз! В таком случае ей придется подыскать себе кого-нибудь другого.

— А ведь это идея, не правда ли?

— Первая здравая, которая пришла к тебе в голову с тех пор, как мы прибыли в Англию.

— Зато ты, судя по всему, много чего передумала. Можешь излить мне все, что у тебя накопилось, не стесняйся, — проговорил он.

— Я была сама сдержанность все то время, что ты носишься со своей брачной авантюрой.

— За что я тебе очень благодарен, — негромко произнес он.

— А теперь иди! — напутствовала его Саския, подталкивая к выходу. — Твоя графиня уже заждалась.

4

Полумрак, наполнявший большую детскую комнату в Иден-хаусе, прорезал последний золотой луч заходящего солнца. Анджела и ее маленькая дочка Мэй уютно пристроились у окна, выходящего на залив. Они в очередной раз перечитывали любимую книжку Мэй. Кролика Питера должны были вот-вот застать в огороде мистера Макгрегора.

— Беги, кволик, беги! Ну сковее! — пролепетала Мэй, широко раскрыв от возбуждения свои голубые глаза, и быстро протянула ручонку к странице с загнутым уголком, чтобы поскорее перевернуть ее.

— Ты думаешь, ему в самом делё удастся убежать? — интригующе прошептала Анджела.

— Ну давай, мама, сковее! — закричала девочка, которой никак не удавалось справиться с глянцевой страницей, выскальзывавшей из пухлых пальчиков.

— Ну что ж, посмотрим. — На следующей странице оказалась иллюстрация. Малышка Мэй завизжала от восторга, увидев, как Кролик Питер проскользнул под калиткой огорода мистера Макгрегора.

— Прибежит он к себе в домик и уляжется в свою маленькую постельку, — сообщила дочке Анджела нежным голосом.

— А постейка у него зеененькая, как у меня, — прокартавила Мэй, просияв от счастья.

— В точности, как у тебя, миленькая. — Кроватка крошки Мэй была точной копией той, которая была изображена на иллюстрации Беатрикс Поттер. Девочка требовала всего, что видела в своей любимой книжке, и горди лась, что у нее есть «настоящий» — плюшевый — Кролик Питер.

— Тойко спать я не будю! — торопливо добавил; кроха, решительно замотав головкой, чтобы мама знала что так рано она укладываться не собирается.

— Конечно, не будешь. Ведь мы еще книжку не дочитали.

— Спать я ни капейки не хочу.

— И не надо, миленькая. Зачем сейчас спать? Boi когда устанешь, как Кролик Питер, тогда Берджи и уложит тебя.

— Будю спать с тобой.

— Как-нибудь в другой раз. А сегодня вечером к маме на ужин собираются гости, и мне нужно их развлекать.

— Бейджи потом п'инесет меня к тебе.

— Принесет, принесет, — согласилась Анджела, нежно обняв дочурку. — А завтра утром пойдем к водичке.

— И я тоже возьму с собой детку, — заявила Мэй, подняв за ногу свою куклу. — Знаес, как она купаться юбит?

Дверь отворилась, и на пороге появилась молодая женщина.

— Уже восемь часов, миледи, — сообщила няня. — Вы просили напомнить.

— Ну вот, миленькая, маме пора одеваться. Поцелуй мамочку на ночь, а утром меня разбудишь.

— Язбужу. Яно-яно.

— Когда захочешь. — Поцеловав дочь, Анджела встала и в облаке лазурных кружев и ароматов духов направилась к двери, которая вела в ее спальню.

Там ее уже ждала служанка. На кровати лежало платье, заранее выбранное для этого вечера. На зеркальной поверхности туалетного столика были разложены драгоценности.

— Гости будут через полчаса, миледи. А если еще и волосы ваши не захотят укладываться на этом сыром воздухе…

— Ничего страшного, Нелли, гости могут и подождать. Не надо суеты. В конце концов это всего лишь летняя вечеринка, да и принца не будет, так что сегодня вече-оом при необходимости мы вполне можем отбросить кое-какие условности.

— Но вы же знаете, как жалуется маркиза Белтон всякий раз, когда задерживается трапеза.

— Если я и опоздаю немного, то велю лакею следить за тем, чтобы в бокале маркизы всегда было шампанское, пока я не спущусь к гостям. В моем доме Сара больше всего ценит винный погреб.

— Но тогда к концу ужина она уже, простите, лыка вязать не будет.

— А разве не всегда так бывает? — мило улыбнулась графиня, устраиваясь перед зеркалом туалетного столика. — Все мы уже привыкли к маленькой слабости нашей Сары. Давай-ка не будем сегодня слишком мудрить с прической, Нелли, — продолжила она. — Что-то нет нынче настроения таскать в волосах целый арсенал шпилек.

— Не устроит ли вас в таком случае низкий пучок с лентами, который я сделала вам к балу в Девонширском собрании на минувшее Рождество?

— Прекрасно. А с какими лентами — белыми или зелеными?

— С зелеными, миледи, в тон поясу вашего платья.

И Нелли принялась расчесывать тяжелые волосы своей госпожи. Анджела между тем пыталась убедить себя в том, что предстоящий ужин не будет ничем отличаться от сотен других, которые ей приходилось устраивать в прошлом. Благодаря постоянной возне с Мэй ей со времени возвращения с парусных гонок до сих пор удавалось отгонять от себя соблазнительный образ Кита Брэддока, то и дело возникавший в ее сознании. Едва мысль о нем посещала ее, графиня тут же включалась в игру с дочерью и продолжала играть до тех пор, пока не отступали нежеланные воспоминания. Конечно, трудно было найти мужчину, который был бы так великолепен и красив, как господин Брэддок, однако она не могла позволить себе увлечься им. Ведь он был приглашен на сегодняшний ужин в качестве ухажера Присциллы, ее будущего мужа, если, конечно, Пемброуки правильно истолковали его намерения. И сколь соблазнительной ни была бы его мужественная внешность, от Кита Брэддока следовало держаться подальше. Подпустить его к себе ближе означало бы нарушить рамки приличий.

И все же, оглядев себя в зеркале в последний раз, прежде чем спуститься к гостям, она почувствовала трепет странного возбуждения, словно маленькое сердечко билось в ее горле.

— Сегодня вечером вы выглядите просто сказочно — удовлетворенно вздохнула Нелли. — Сказка, да и только.

На Анджеле было платье от Уэрта из шифона цвета дамасской розы, украшенное нежной вышивкой и бисером. Низкое декольте было выполнено из простой полосы шифона, изящно опущенной вниз, которая удерживалась на плечах лентами в тон перехватившему тонкую талию поясу из нежно-зеленой тафты. Ее кожа, точно слегка светящаяся, контрастировала с приглушенными тонами платья. Обнаженные руки и плечи, изящный изгиб шеи, чуть тронутой краской возбуждения — все это делало ее красоту неземной, подобной мраморному сиянию классической статуи.

Светло-золотистые волосы, словно пенящиеся волны обрамлявшие ее лицо, лежали свободно, собранные сзади в низкий пучок, перевитый лентами. Единственным ее украшением были жемчужные серьги в стиле барокко. Что же касается жемчужного колье, лежавшего на туалетном столике, то она, подумав, решила оставить его на месте. В этот ласковый летний вечер пышные драгоценности, которые, согласно правилам хорошего тона, должны были в изобилии украшать леди, желающую считаться хорошо одетой, выглядели бы неуместно.

Взглянув на часы из золоченой бронзы, стоявшие на каминной полке, Анджела спросила:

— Долго ли я заставила их ждать?

— Всего десять минут. Графиня улыбнулась.

— В таком случае можно обойтись и без извинений.

Через несколько секунд она была уже в просторной ной — изящная, соблазнительная и одетая так просто, что все присутствовавшие женщины тут же единодушно и молчаливо осудили ее наряд. Разговоры стихли, наступило молчание, столь глубокое, что на мгновение показалось, что воздух наполнился тихим звоном. Однако, тут же спохватившись, некоторые дамы — наиболее завистливые — вновь вступили в беседу, демонстрируя полное равнодушие к сказочной красоте графини де Грей. Зал опять наполнился гулом голосов. Однако от внимания Шарлотты Пемброук не укрылось то, как Кит Брэддок, оторвав на секунду свой взгляд от ее дочери, успел жадно, словно раздевая, оглядеть графиню с головы до ног. А потому в голову заботливой мамаше тут же пришла вполне здравая мысль о том, что имеет смысл как можно скорее устроить Киту и Присцилле свидание наедине, чтобы ему было легче объясниться девушке в любви, предложив заодно руку и сеодце. Это дело явно не терпело отлагательств.

Ускоренный курс ухаживания, если здесь, конечно, уместно такое выражение, определенно мог спасти ситуацию.

Может быть, завтра вечером ему стоит заглянуть к ним на чашку чаю в узком семейном кругу.

Войдя, Анджела подала дворецкому знак начать оглашать имена гостей в том порядке, в каком им надлежало проследовать на ужин. В качестве хозяйки дома она вошла в столовую первой вместе с самым высокопоставленным из присутствовавших мужчин — португальским послом Сувералом, ее старинным другом. За ними в строгом соответствии с протоколом, учитывавшим все мельчайшие различия в титулах, последовали остальные.

Еще раньше, уточняя со своим домоправителем порядок рассадки гостей, графиня намеренно приготовила Киту Брэддоку место у противоположного конца стола. Шарлотту — во избежание докучливых расспросов — тоже Усадили подальше: от хозяйки дома ее отделяли несколько гостей. В нынешнем состоянии душевного томления Анд. жела предпочла бы ни к чему не обязывающий светский разговор, а потому усадила справа от себя Суверала и слева — Виолетту Лэнли.

На протяжении всего ужина она общалась только с теми, кто был рядом, ни разу не взглянув на других. Кит со своей стороны тоже ни единым словом или жестом не давал знать, что помнит о существовании хозяйки дома, сидевшей слева от него через несколько человек. Зал был наполнен легкой болтовней и смехом. Особую обстановку интимности создавали свечи на столе, украшенном цветами. Неуловимая игра мягкого света и тени заставляла загадочно мерцать драгоценности, вспыхивать неожиданными красками великолепные наряды дам. Вышколенные лакеи, бесшумно ступая, разносили бесчисленные блюда и вина. За густыми супами последовали закуски и приправы, кушанья, подаваемые перед жарким, а потом появилось само жаркое — сразу несколько затейливых разновидностей. Наконец наступила очередь салатов и других блюд полегче. Пышность и изобилие стола были поистине ошеломляющими.

Кит заметил, что ест Анджела совсем мало. Так, она едва притронулась к томатному супу с креветками. Отказавшись от закусок, графиня согласилась на порцию щуки а-ля Шамбор, но взяла лишь два кусочка, да и то не стала их есть, а отложила в сторону. Телятина тоже не прельстила ее. А вот куропатку она ела. Кит немедленно взял это на заметку: теперь-то уж он ни за что не забудет подать куропатку, если только ему доведется разделить трапезу с этой обольстительной женщиной. Когда наступил черед дополнительных блюд, графиня остановила свой выбор на зеленом салате под холодным соусом, который был приготовлен прямо тут же, на столе.

Должно быть, своей прекрасной фигурой она обязана прежде всего умеренности, решил Кит, открыв для себя еще одну грань ее характера. И снова поразился. Даже допуская, что слышанные им скандальные истории из ее жизни хотя бы наполовину соответствуют действительности, он ни за что не подумал бы, что эта женщина способна в чем-то ограничить себя. Однако тут подали десерт, и ему пришлось пересмотреть свои скоропалительные вы-оды. наблюдая, как в очаровательном ротике по очереди исчезли кусок абрикосового торта, апельсиновое мороженое и две порции сыра с вишнями. Что ж, впредь он будет более осмотрительным, вынося суждения о женщинах.

Некоторое время Присцилла тараторила, расписывая достоинства своего портного, превосходившего якобы самого Уэрта, и Киту, сидевшему справа от нее, оставалось только время от времени кивать в знак согласия. Это никоим образом не мешало ему получать удовольствие от созерцания того, как Анджела уписывает за обе щеки всевозможные сладости.

Лорд Конгрив, старый повеса, сидевший слева от Присциллы, беспрестанно что-то у нее выспрашивал. Кит не мог взять в толк, с чего это ему вдруг потребовалось расточать свои стариковские чары. Лорд вряд ли мог надеяться, что Присцилла ни с того ни с сего упадет к нему в постель, а перспективным женихом, будучи уже женатым, он считаться не мог. Но как бы то ни было, лорду Конгриву вполне успешно удавалось отвлекать внимание девушки, и Кит про себя твердо решил в знак благодарности направить ему на следующий день ящик отборного бренди, к которому старик питал особое пристрастие.

Суверал, очевидно, забавлял Анджелу пикантными сплетнями. Об этом можно было судить по тому, как заразительно она хохотала всякий раз, когда посол шептал ей что-то на ухо. Кит всей душой желал, чтобы она вот так же искренне смеялась вместе с ним. Причем наедине, и уж совсем хорошо, если бы в его постели…

— Мама говорит, что вовсе не обязательно тратить на платье сто гиней. Вот мое платье обошлось всего в пятьдесят, а мне оно очень нравится.

Конгрив тут же принялся лицемерно поддакивать предмету своих симпатий, в то время как Кит рассеянно произ нес:

— Действительно, Присцилла, платьице премиленькое.

— Вот и подумай, дорогой, сколько денег я тебе сэкономлю.

Должно быть, после ее слов вид у Кита стал откровенно ошарашенным, поскольку она, захихикав, нежно потрепала его по щеке своим веером.

— Не обращай внимания на свою маленькую глупышку.

«А разве я обращаю на тебя хоть малейшее внимание?» — внутренне удивился он. В его душе сейчас вообще нe было места для Присциллы Пемброук, не говоря уже о каком-либо чувстве долга в отношении этой девушки.

После секундной паузы лорд Конгрив с преувеличенной напыщенностью изрек:

— Мы, мужчины, просто без ума от вашей непосредственности, леди Присцилла. Не правда ли, Брэддок?

— Как всегда, — пробормотал Кит с вежливой улыбкой.

— А теперь, душечка, признайтесь, — подхватил Конгрив утерянную было нить разговора, — вы вашего портного и господину Дусэ предпочитаете? Ведь его платья для чаепитий считаются нынче верхом элегантности.

«Нет, он заслуживает как минимум дюжины ящиков выпивки», — с благодарностью подумал Кит, в то время как монолог Присциллы о тонкостях женской моды зажурчал с новой силой. Избавившись от тягостной обязанности вести застольную беседу, он с облегчением вздохнул, и взгляд его опять устремился к хозяйке дома.

Как мотылек к пламени свечи…

Пламя это готово было испепелить его. Во всяком случае ему показалось, что он весь горит, когда леди Анджела принялась лениво облизывать конфетку из нуги, обмакнув ее в миндальный крем. Для мужчины, привыкшего беспрекословно повиноваться зову плоти, эта сцена была равносильна пытке — мучительной и нежной одновременно. С жадным интересом, не желая упустить ни единой мелочи, он следил за тем, как ее язык медленно скользит по приторно-влажной поверхности, и когда последняя капелька крема очутилась на кончике этого розового язычка, чуть ли не наяву сам ощутил сладость лакомства. Словно жидкий огонь потек сверху вниз по его телу, и бесстыдные фантазии наводнили мозг. Ему пришлось приподняться и поудобнее устроиться на стуле — безудержно набухавшая плоть мешала сидеть. Тем не менее он продолжал смотреть, как комочек крема исчезает у нее во рту, и точно так же, как она, наслаждался, полностью отдав свой разум во власть возбужденного воображения.

Омытая золотистым светом огоньков настольных свечей с округлыми руками и оголенными плечами, с полной грудью, маняще выглядывающей из глубокого декольте, Анджела была само очарование, соблазнительница Ева, предмет мечтаний каждого мужчины. В зыбком свете, наполнявшем зал, ее черты казались тонкими, как у мадонны делла Роббиа[6]… Разве что рот был другой — чувственный, говорящий о чем угодно, но только не о бесплотной одухотворенности. Кит не сводил с нее завороженного взгляда. А она задумчиво слизывала остатки крема с нуги, как беззаботный ребенок лижет леденец. Лениво откинувшись на спинку стула, в то время как ее друзья рядом продолжали оживленную болтовню, графиня казалось отстраненной от всего, что происходило вокруг. Замечала ли она его жадный взгляд? Возможно ли, «то только он с его разгоряченным воображением принимает ее ленивую позу за проявление чувственности? Или Леди Ангел дразнит его, начав играть столь знакомую ей роль обольстительницы?

Глаза ее были полуприкрыты, длинные ресницы затеняли взгляд, и изящная рука все так же небрежно и томно продолжала держать сладость у рта. Прошло несколько долгих секунд, прежде чем, слизав весь миндальный крем, она взяла половинку конфеты в рот и всосалась в упругую мякоть. Внезапно Кит явственно ощутил легкий укус ее зубов, словно созданных с единственной целью — доставить ему это наслаждение, и какое-то новое, странное ощущение овладело каждым его нервом с такой силой, что на мгновение пришлось крепко зажмуриться.

«Коли она решила позабавиться, — подумал он, едва не задохнувшись от волнения, — то в умении ей не откажешь. Не всякой актрисе под силу столь совершенная игра». Кровь зашумела у него в ушах, и если сначала ему удавалось хоть как-то сдерживать свое вожделение, мысленно призывая на помощь остатки правил хорошего тона и прочих писаных и неписаных приличий, то теперь все эти жалкие препятствия были сметены горячей волной грубой похоти. Всеми его мыслями и чувствами владело отныне только одно существо — Графиня Ангел.

У нее есть чувство долга? Обязанность быть честной перед подругой? Тем хуже для нее! Он намерен овладеть ею. И если не сегодня, то очень скоро!

«Погляди на меня», — мысленно приказал Кит Анджеле, желая увидеть в ее глазах ответный огонь. Интересно, будет ли знаменитая леди столь же томна и ленива в постели или ей более по душе любовные утехи без границ? В обществе ходил слушок о ее связи с жокеем-чемпионом Лью Арчером. Значит, она не ограничивается аристократами. Что ж, тем лучше.

«Ну посмотри же на меня, моя милая соблазнительница», — вновь взмолился он в душе, вспомнив тот ни с чем не сравнимый момент, когда ее цветущее тело оказалось в его руках, ее улыбку, от которой так легко было потерять голову. Неизвестно, почувствовала ли графиня обращенные к ней горячие мольбы или просто устала сидеть в равнодушной позе, но она вдруг подняла глаза. И встретила его жаждущий взгляд. На какую-то неуловимую долю секунды они остались вдвоем в мире дразнящих запахов, праздных звуков и мерцающего света.

«Отвернись», — приказала себе Анджела. Этот молодой человек был слишком дерзок. Его дерзость могла поставить в неловкое положение их обоих.

Но ей не удалось отвернуться. Его глаза притягивали ее, гипнотизировали, как зеленые глаза тигра, а клокотавшее в его крови желание было столь ощутимо, что по спине у нее пробежал озноб. На золотисто-каштановых волосах

Кита неожиданно вспыхнул отсвет свечи, и ее поразила ми-летная мысль о том, что этот человек очень опасен, при-исходящей от него опасности невозможно противиться. Тревога и смятение, внезапно охватившие Анджелу, не имели никакого рационального объяснения, но тем не менее она никак не могла избавиться от ощущения полной беззащитности перед дерзким взглядом горящих глаз.

Так нетерпелив мог быть только мужчина, уже вошедший в будуар и намеренный в следующий момент заключить ее в объятия. Она хорошо знала подобные мгновения, а потому безошибочно прочитала в его глазах безудержную страсть. Перед ней был не утонченный воздыхатель, а распаленный самец, который уже ринулся на жертву.

В замешательстве она облизнула губы, и он почти незаметно улыбнулся, словно ему удалось прочитать ее мысли. Увидев в открытом взоре Кита бесстыдную догадку, графиня зарделась, а его самоуверенная улыбка стала только шире. Еле уловимый кивок его прилизанной головы должен был означать, что взволнованная реакция Анджелы не осталась незамеченной.

От подобной наглости у нее перехватило дыхание. Да за кого он ее принимает? За наложницу из гарема, которая готова броситься угождать господину, стоит тому лишь шевельнуть пальцем? Черта с два! Это она приближает к себе мужчин по собственному выбору, с тех пор как ей исполнилось пятнадцать! Анджела изо всех сил стиснула в пальцах веер, лежавший у нее на коленях, словно только так могла спастись от неприкрытого вожделения, исходившего от человека-хищника, и тонкая рукоятка жалобно хрустнула, будто попав в тиски.

Суверал опустил глаза.

Еще раз окинув ее взглядом, Кит отвернулся, заговорив со своими соседями.

— Сколько же поклонников я уничтожила без сожаления только в последнее время! Трудно сосчитать… — пробормотала Анджела сдавленным голосом, в котором звучал надменный гнев красавицы, привыкшей к всеобщему поклонению. И как это он посмел отвернуться первым? Каков нахал!

— Вот беда-то, — вкрадчиво произнес Суверал, с интересом подметивший, как раскраснелись щеки у его собеседницы. — Ничего, милая, успокойся, завтра куплю тебе новый веер.

С натянутой улыбкой она отрицательно тряхнула головой.

— Право, не стоит, Фредди. У меня их в запасе еще несколько дюжин.

— Как скажешь, дорогая, — равнодушно вздохнул тот и, повернувшись к поднесшему блюдо лакею, замер, выбирая пирожок поаппетитнее. Анджела между тем набрала полные легкие воздуху, пытаясь успокоиться. Ее реакция на поведение Кита Брэддока была в высшей мере неуместной, бурной, на грани шока. Но почему? Да пропади он пропадом вместе со своей наглостью! Стоило ли так нервничать из-за какого-то мужчины, с которым к тому же она едва знакома?

— Такая мука играть с принцем Уэльским в бридж! Он полагает, что должен всегда выигрывать. Согласись, милая… — Виолетта бросила на Анджелу игривый взгляд.

Та медлила с ответом. Суверал, не пропускавший в высшем свете даже чиха, а потому не утративший бдительности и сейчас, поспешил ей на на помощь.

— Поскольку ты, Анджела, редко играешь в бридж, тебе придется согласиться, что Виолетте больше других достается от нечестной игры принца Уэльского, — как всегда, мягко пропел он.

— Да, Виолетта, сочувствую тебе, — наконец смогла вымолвить Анджела, благодарная Сувералу за заступничество. Ей почти удалось восстановить душевное равновесие — хищный взгляд Кита Брэддока больше не беспокоил ее. — Но обещаю тебе: сегодня вечером тебя здесь никто не заставит играть в бридж. В этом нет никакой необходимости.

— Слава Всевышнему. Действительно, мы и так имеем возможность неплохо развлечься, наблюдая, как неустанно

Шарлотта подталкивает к решающему шагу молодого человека, которого приглядела для своей Присциллы, — весело согласилась Виолетта. — Что и говорить, ее методы не отличаются разнообразием. И если я еще раз услышу, как отлично ее Присцилла танцует или как она получила приз за акварельный набросок маяка в Лайме, то, ей-Богу, завизжу на весь дом. Пусть все хоть перепугаются насмерть.

— Он чертовски богат, — отметил Суверал, — так что не стоит винить Шарлотту за чрезмерное рвение. Ведь Уинмер по-настоящему нуждается в ремонте, а всем нам хорошо известно, что в действительности стоит за подобными браками.

— Вряд ли уместно напоминать об этом, — скорчила гримасу Виолетта. Она существовала на значительную часть состояния, предусмотрительно оставленного за ней по брачному контракту, в то время как другую часть успешно прожигал ее муж лорд Дадли. Что же касается португальского маркиза, то и ему эта проблема не была чужда. В его стране аристократы тоже никогда не вступали в брак по любви.

— Думаете, у него серьезные намерения? — поинтересовалась Анджела, сама не ожидавшая от себя подобного любопытства.

— У него? — поднял черную бровь португальский посол.

— Да, у господина Брэддока. — Взгляд голубых глаз графини был испытующим, но вместе с тем абсолютно бесстрастным. — Он очень много времени проводит с принцем.

Будучи фаворитом принца Уэльского, Суверал был тоже вхож в узкий круг друзей наследника престола.

— Господин Брэддок никогда не говорит о женщинах.

— Даже о своем гареме? — выдохнула, сгорая от любопытства, Виолетта.

— О гареме тем более. Впрочем, однажды он обмолвился, — лениво процедил сквозь зубы посол, исподтишка разглядывая Анджелу, — что не прочь обзавестись супругой.

— Вот Шарлотта и продает свою прелестную куколку с блудливыми глазками и надутыми губками тому, кто назовет на аукционе самую высокую цену сезона, — съязвила баронесса Лэнли.

— Но он не похож на человека, который может стать чьей-то легкой добычей. Во всяком случае такое впечатление сложилось у меня, — задумчиво сказал маркиз де Су-верал, поглаживая пальцем ножку своего фужера. Его ногти были безупречно отполированы. — Вот уже почти десять лет он бороздит моря всего земного шара, а это говорит, что перед нами человек независимый. К тому же он происходит из семейства Брэддок-Блэк, которое известно почти богемным пренебрежением ко всем правилам приличия. Впрочем, эта семейка вполне может позволить себе столь безответственное поведение, если учесть немыслимые размеры их состояния. Ведь вы, Виолетта, должно быть, помните Хазарда Блэка и его сына Трея? Они оба частенько наведываются во Францию. Нынешней весной мы видели их в Лоншаме. На дочке Хазарда, если помните, женился де Век.

— Несмотря на то, что его прежняя жена заручилась поддержкой всей французской юриспруденции и Ватикана в придачу. — Воспоминание о громком скандале вызвало у Виолетты мечтательную улыбку.

— Что и говорить, силы были собраны крупные, но все же явно не достаточные, чтобы остановить такую личность, как де Век, — вкрадчивым тоном продолжил Суверал. — По духу он очень близок Брэддок-Блэкам — безрассуден до крайности. — Черные брови посла поползли еще выше, словно пытаясь взобраться на лысеющий лоб. — Учитывая прошлое Кита Брэддока, а также его семейные связи, я бы сказал, что Шарлотта проявляет излишний оптимизм, надеясь окрутить его со своей дочерью.

Слова маркиза странным образом воодушевили Анджелу, хотя холодный голос разума и подсказывал ей, что не таков Кит Брэддок, чтобы оставить после себя чье-то сердце разбитым, а жизнь сломанной. Шарлотта же, со своей стороны, твердо вознамерилась заполучить его в зятья. Но Кит Брэддок не способен на зло — во всяком случае так о нем говорили. И к тому же очень молод, если уж на то пошло.

«Хотя, впрочем, какое значение может иметь для меня его возраст? — раздраженно подумала она в следующую секунду. — И что вообще может интересовать меня в этом самонадеянном господине Брэддоке?» Господи, да ей нет никакого дела до человека, содержащего гарем! Выбросить его из головы — и дело с концом!

— С другой стороны, — неспешно продолжил свои рассуждения посол, — Шарлотте могут быть не чужды некоторые — как бы это выразиться? — не совсем чистые методы достижения цели.

— Вроде тех, которые Гортензия применила к своей дочери и Лонсдейлу? — У всех в памяти была свежа история о том, как молоденького лорда заманили в кровать столь же молоденькой леди, где его и «обнаружили» ее родители. — Лично я, — изрекла Виолетта, дернув плечом, — не так уж уверена, что подобный трюк пройдет с господином Брэддоком столь же ударно. Что-то не похоже, чтобы его слишком заботило общественное мнение.

— Действительно, кроме него, я не знаю никого, кто открыто содержал бы гарем. И ты можешь оказаться права, — спокойно согласился Суверал. — Не сделаешь ли в таком случае небольшую ставочку? Мы могли бы заключить пари относительно того, удастся или нет Присцилле выйти за него замуж. На мой взгляд, Шарлотта вполне может одолеть его. Кто-кто, а она достойный противник, способный на многое.

— Куда уж ей! — горячо возразила баронесса. — А поскольку я имею право распоряжаться и теми средствами, которые все равно напропалую просаживает Дадли, то так и быть — ставлю тысячу гиней на то, что господин Брэддок сумеет улизнуть целым и невредимым.

— А ты? — повернулся посол к Анджеле. — Ты сделаешь ставку?

Ее брови высокомерно дрогнули.

— Конечно, нет! Мне абсолютно все равно, насколько Шарлотта и Присцилла преуспеют в своем начинании. Если бы вы только знали, до чего мне опротивело наблюдать из сезона в сезон эти облавы на женихов.

— Хорошо тебе говорить! Твоему сыну всего семнадцать лет. К тому же Гревили, и не спрашивая тебя, преспокойно отведут его к алтарю. Что же касается малютки Мэй, — добавила Виолетта, — то ты вполне можешь позволить себе не интересоваться рынком женихов еще лет шестнадцать.

— На этом аукционе мои дети проданы не будут, — произнесла Анджела мягким тоном, но ее собеседников поразило то, какая непреклонная решимость прозвучала в ее голосе, ни на йоту не утратившем обычной деликатности.

— Твоими устами, несомненно, глаголет опыт, — тихо, но вместе с тем иронично откликнулась Виолетта.

Не ответив ей, Анджела подозвала дворецкого и, когда он почтительно встал за ее спиной, сказала:

— Думаю, пора переходить к чаю и прочим напиткам в гостиной.

Наклонившись, дворецкий чуть слышно произнес:

— Хорошо, миледи.

Анджела поднялась из-за стола и, лучезарно улыбнувшись гостям, предложила:

— Почему бы нам не переместиться в гостиную? С балкона в ночное время открывается чудный вид.

Обменявшись взглядами, Виолетта и Суверал тут же встали из-за стола и последовали за хозяйкой дома, уже направлявшейся к дверям, которые услужливо распахнули перед ней два лакея. По пути Виолетта вполголоса поделилась мнением со своим спутником:

— Ее враждебность по отношению к мужу и всему его семейству превратилась просто в какое-то наваждение.

— Но это действительно гнусный тип. — Хотя эти слова были сказаны Сувералом тоже вполголоса, они в полной мере передавали все то омерзение, которое он испытывал при упоминании об этом человеке.

— И он не даст ей развода.

Посол вздохнул.

Даже Берти пытался оказать на него влияние. — Он горестно покачал головой. — Но Брук де Грей пригрозил, что раструбит о его причастности к семейному скандалу-

— Хорошо хоть мои Дадли туп и лишен воображения.

А вот де Грей может быть по-настоящему опасен. Она уже несколько лет ведет с ним беспрестанную борьбу, защищая детей от его дикого нрава.

— Если бы на ее месте оказалась женщина послабее, он давно бы уже уничтожил ее.

Эти слова вызвали у Виолетты улыбку.

— Послабее? Слава Богу, еще никто не осмелился назвать Анджелу слабой.

— Она прошла хорошую выучку у старого лорда Лоутона.

— Мне кажется, за чаем нам лучше перейти к более безобидным темам, забыв на время о брачном рынке, — предложила Виолетта, — в особенности учитывая недавний эпизод с Фитцем.

— Надеюсь, господин Брэддок позабавит нас рассказами о сегодняшней гонке.

— Вот только понравятся ли эти рассказы ей? — холодно спросила баронесса Лэнли, мило улыбнувшись уголком рта.

— Значит, и ты заметила.

— Еще ни разу не видела, как она краснеет. А тут… Что ж, у этого мужчины заметное мужское достоинство. Оно бросается в глаза.

— Примерно как у Джо Мэнтона.

— Вот уж нет, — презрительно фыркнула Виолетта — — Разве Джо сравнится с ним? Вы, мужчины, судите о своих достоинствах исключительно по поверхностным признакам.

— Чем же он так отличается от других? Виолетта ухмыльнулась с видом^знатока.

— Во-первых, у него есть целый гарем.

Не выдержав, Суверал рассмеялся.

— Действительно, существенное отличие. Ну а в дру. гом? Оба спортсмены, оба любят ходить под парусом. Не знаю наверняка, любит ли Кит охоту, но могу предположить, что да, поскольку наведывается время от времени на Дикий Запад.

— Чисто случайное сходство, — лениво протянула Виолетта.

— Что же тогда не случайно?

— Мужские чары господина Брэддока, настоящая сила обольстителя. Видишь ли, Анджела и Джо были в первую очередь друзьями. И теперь она больше всего тоскует по старой дружбе.

— Однако они были и любовниками — этого никто не может оспорить.

— Несомненно. Но они выросли вместе, в соседних поместьях. И узы, которые связывают их, совершенно отличаются от того чисто чувственного обаяния, которое излучает Брэддок. Но она, конечно же, отвергнет его. Из-за Шарлотты.

— А ты уверена, что он будет домогаться ее расположения? — спросил Суверал с глубокомысленной миной.

— Возможно, господин Брэддок и не привык домогаться чьей-то милости, поскольку в его жизни женщин всегда было предостаточно, однако, как бы то ни было, Анджела отвергнет его.

— Вот уж действительно. — Посол ограничился неопределенной репликой, хотя и составил твердое мнение после того, как имел возможность наблюдать за столом драматичную дуэль взглядов.

— Можешь вполне верить мне, Фредди, последующий ход событий сулит много интересного. Однако каким бы ни был исход настойчивого преследования, которое начинает господин Брэддок, Присцилле в любом случае не видать его как своих ушей. И тогда твои денежки будут для меня очень кстати.

— Однако позволь напомнить тебе, что он как раз и занят тем, что подыскивает себе жену.

— Он только думает, что ищет жену, — решительно отрезала Виолетта , бросив на Суверала самоуверенный взгляд. Люди, подобные господину Брэддоку, никогда не идут на этот последний, фатальный шаг. В конце концов он снова уплывет куда-нибудь. М-м-м… Как пахнут эти цветы! — восторженно воскликнула она, входя в гостиную. — Любой дом, где живет Анджела, напоен удивительным ароматом.

Балкон гостиной выходил на залив, и морской воздух, врывавшийся в комнату сквозь открытые стеклянные двери, смешивался с пьянящими запахами жасмина, душистого горошка и роз, огромные букеты которых были расставлены в напольных вазах. Анджела стояла у балконной двери, устремив взгляд в ночное небо.

Обернувшись при их приближении, она задумчиво сказала:

— До чего же прекрасны эти звезды! А мы, к нашему стыду, сидим здесь, в который уже раз пересказывая старые сплетни. Вечно одно и то же. Что за жизнь… — добавила графиня с напряженной улыбкой.

— Тебе сейчас, наверное, лучше было бы на море, — предположил Суверал.

— Действительно, разве не прекрасно это было бы? — вздохнула Анджела. — Но что делать, — ее лицо исказила легкая гримаса презрения, — приходится вместо этого болтать с серьезным видом о всяких пустяках.

— Полно тебе, дорогая, — вмешалась в разговор Виолетта. — Шарлотта с тобой категорически не согласилась бы. Разве можно назвать пустяком ее план заманить в ловушку Брэддока вместе со всем его богатством? Тут речь о крайне серьезных вещах.

— Только не для меня, — мягко возразила Анджела. — Ах, милая, должно быть, я кажусь тебе черствой эгоисткой. Но прости меня… Мне отчего-то так тревожно. — Она судорожно сцепила пальцы, как если бы изо всех сил пыталась удержать себя от чего-то. — В этом году сезон выдался таким долгим. Кажется, ему нет конца. Нет, не стоило мне приезжать в Коуз. — Ее речь ускорилась, будто внутри нее зрела буря. — О Господи, скоро все будут здесь. Послушай, Виолетта, могу ли я попросить тебя об одолжении? Пожалуйста, разлей сегодня чай вмес. то меня. Я что-то явно не в духе. Мне не хочется…

— Чаю или вообще ничего? — вежливо осведомилась Виолетта, с интересом наблюдая, как побелели костяшки пальцев Анджелы.

На лице графини мелькнуло еле уловимое выражение отчаяния. На секунду разомкнув руки, она порывистым жестом обвела богато обставленную комнату и сказала:

— Посмотри на все это… Мы пользуемся услугами одних и тех же декораторов. Все наши дома похожи друг на друга, как близнецы. Даже наши жизни удручающе походят одна на другую, как две капли воды. — Что, впрочем, только отчасти было правдой. В последние годы жизнь самой Анджелы существенно изменилась после того, как она начала уделять много сил и времени строительству и финансированию сельскохозяйственного колледжа, а также двух школ — начальной и средней. — Я так устала от одних и тех же людей, одних и тех же разговоров, этих бесконечных ужинов, атой невыносимой скуки…

— Почему бы тебе в таком случае не сбежать из этого дома? Просто взять и исчезнуть до конца вечера? — предложила баронесса без тени недоброжелательства. — А мы с Сувералом извинились бы за тебя и напоили всех, кто жаждет чаю.

Анджела заколебалась. Ее нахмуренные брови выдавали нерешительность.

— А вы и в самом деле смогли бы? — наконец выговорила она. — Сегодня вечером эта компания отчего-то особенно действует мне на нервы.

— Конечно, смогли бы. Тем более что тебе все равно предстоит увидеть те же лица завтра вечером у Шарлотты.

Анджела тихо застонала.

— Забыла уже?

— И вправду, забыла.

— Вот и уходи не мешкая, — продолжила свои уговоры Виолетта. — Не то через секунду вся толпа сгрудится вокруг тебя.

— А ты уверена, что все обойдется! — Скажи хоть ты ей, Фредди. Ты преуспел в дипломатии гораздо больше, чем я.

— Если ты не уйдешь сию же секунду, то будешь вынуждена еще раз выслушать повествование о том, как Присцилла получила приз за рисование. Анджела вымученно улыбнулась.

— Спасибо за напоминание, дорогой. Это именно тот стимул, которого мне не хватало. До завтра, — поспешно попрощалась она с друзьями, направляясь к двери, ведущей в библиотеку, едва разминувшись с Шарлоттой и лордом Конгривом, которые первыми вошли в гостиную.

Последними из-за стола встали Кит, леди Уолкотт и Присцилла, которая задержала собеседников своим восторженным рассказом о том, как она впервые была представлена двору. Переждав несколько минут в библиотеке, пока гости не перестанут бродить по дому и рассядутся снова, Анджела тихонько пробиралась по коридору в свою комнатку. Как раз в этот момент из столовой появилась запоздавшая троица. И если бы Кит не бросил скучающий взгляд в глубь коридора, в то время как Присцилла с леди Уолкотт оживленно обсуждали продолжительность своих бесед с королевой, то он вряд ли заметил бы, как мелькнули вдали светлые женские локоны и ярко-розовое пятно шифона.

В гостиной его ждало объяснение неожиданного ухода хозяйки дома.

— У бедняжки ужасно разболелась голова, — сокрушенно сообщила гостям леди Лэнли, — поэтому мне пришлось настоять, чтобы она предоставила нас самим себе. Анджела обещала поправиться к завтрашнему вечеру и быть у тебя на ужине, Шарлотта. Итак, кто хочет чаю?

Скованный правилами хорошего тона, Кит некоторое время отвечал на многочисленные вопросы о своей победе на парусных гонках, пил, предпочитая чаю бренди, и рассеянно выслушивал свежие сплетни. Однако в первую очередь его мысли занимал гораздо более интересный вопрос том, можно ли сейчас застать графиню одну в ее покоя. Уже готовили столы для игроков в бридж, когда он вспом нил, что сегодня в яхт-клубе у него назначена одна встреча

— Сегодня вечером я обещал одолжить Уорингу свои морские карты, — сообщил он озадаченным Шарлотте и Присцилле. К счастью, они не могли последовать за ним поскольку клуб был чисто мужским заповедником, куда женщины допускались лишь во время особых празднеств. Ничего лучшего просто невозможно было придумать.

— А не мог бы кто-нибудь другой помочь лорду Уорингу? — раздраженно запротестовала Присцилла. — Я целый день тебя не видела из-за этих дурацких гонок.

Ее эгоцентризм неизменно вызывал у него удивление. К этому невозможно было привыкнуть. Однако, находясь в приподнятом настроении, вызванном грандиозными планами, которые роились у него в голове, Кит ласково ответил:

— Боюсь, кроме меня, помочь бедняге Уорингу просто некому. Ведь я только что прошел этим курсом, а ему завтра предстоит нелегкая борьба с Харкортом.

— Не мог бы ты побыть со мной хоть еще чуть-чуть? — начала надувать губы Присцилла.

— Что ты, милая, — немедленно вмешалась Шарлотта, — тебе не следует капризничать. — Материнское замечание сопровождалось очаровательной улыбкой. Слова «пока ты не вышла замуж» произнесены не были, однако как бы повисли в воздухе немой угрозой.

Но ничто не могло вывести Кита из благодушного состояния, а потому он, не обратив внимания на многозначительную паузу, раскланялся со всеми и вышел. Предвкушая захватывающее приключение, стройный молодой человек стоял, вглядываясь в оба конца коридора, где царила мертвая тишина. Все было спокойно. Нигде не было видно ни одного слуги, не раздавалось ни единого шороха. «Вот и прекрасно», — заключил он. На его пути к заветной двери в конце коридора не было никаких препятствии.

Кит вытащил из жилетного кармашка часы. На них было всего лишь одиннадцать. Он улыбнулся.

Что ж, посмотрим, не нуждается ли леди Анджела в ком-нибудь, кто способен избавить ее от головной боли.

5

Мягко ступая по коврам, которыми был выстлан коридор, Кит время от времени бросал взгляд на стены, увешанные картинами со сценами из жизни мореходов. Ему подумалось, что Анджела, должно быть, не останется безразличной к Рюисдалю[7], который висит у него в каюте. Морской пейзаж, изображавший шторм, всегда служил ему напоминанием о скоротечности и непредсказуемости человеческой жизни — своего рода художественный манифест его скитальческого существования. «Хорошо все-таки, что графине по душе прогулки под парусом, — размышлял он, — увлечение, довольно необычное для красавицы из высшего света. Хотя стоит ли удивляться? Сама ата женщина во многом необычна».

Миновав наконец последнее произведение какого-то мариниста, заключенное в рамку, он остановился перед застекленной дверью, за которой скрылась Анджела. Не дав себе труда задуматься о светских приличиях и правилах хорошего тона, поскольку знал, что в женских будуарах подобные правила трактуются довольно гибко, он решительно толкнул дверь и переступил через порог. Маленькая комната была залита приглушенным светом ламп под шелковыми абажурами. Повсюду стояли бронзовые безделушки в стиле рококо, висели пастельные наброски, и завершала эту живописную картину сама прелестная Графиня Ангел, раскинувшаяся в дезабилье на кушетке. Распущенные волосы рассыпались по ее плечам, маленькие босые ножки выглядывали из-под кружевной оборки простого домашнего платья. Одетая в белое, с отливающими золотом светлыми волосами она, казалось, сама изливала какое-то свечение в этом полутемном кабинете.

Ее голос, впрочем, быстро возвратил Кита в мир реальности, причем, судя по тону, не вполне приятной.

— Я не приглашала вас, — резко проговорила она, захлопнув книгу, лежавшую у нее на коленях, и устремив на него холодный испытующий взгляд.

— Вряд ли у меня достало бы терпения дождаться вашего приглашения, — произнес Кит приятным голосом, закрывая за собой дверь. — У вас и в самом деле разболелась голова? Если да, то прошу прощения.

— Вы уйдете, если я отвечу вам утвердительно? Сейчас, на фоне изящных арабесок, украшавших позолоченную дверь, он показался ей еще более сильным и мужественным. Смуглый, поджарый, наполовину скрытый тенью, он стоял у дальней стены, но создавалось впечатление, что энергия этого человека целиком наполнила ее покои.

— Значит, вы намерены сказать «да»?

Даже лениво прислонившись к двери, он казался собранным и готовым к действию. Элегантный костюм не мог скрыть силу и стремительность его тела — будто воинственный варвар встал в воротах города, который вот-вот падет под его напором.

Повисла короткая пауза. Комната словно наполнилась каким-то гулом, выражавшим одновременно нерешительность и возможность чуда.

Решится ли он на нечто большее, чем просто нарушить ее уединение?

И как поступит она, если с его стороны действительно последует такая попытка?

Однако графиня тут же напомнила себе, что покорная простушка — вовсе не ее амплуа в мужской компании. Уж кто-кто, а она вполне могла поставить любого мужчину на место.

Ее плечо презрительно дернулось. — Нет, у меня вовсе не болит голова.

От довольной улыбки смуглые щеки Кита тут же украсились ямочками.

— Стало быть, вы попросту решили скрыться от меня?

— Вы слишком много о себе полагаете, господин Брэддок. Я едва знаю вас.

— Тогда, может быть, нам имеет смысл познакомиться чуть ближе? — без тени смущения спросил молодой человек. Отойдя от двери, он направился к одному из кресел, обитых вышитой тканью.

— Не думаю, — столь же ровным тоном ответила она. — И если бы вы были джентльменом, то уже ушли бы отсюда.

На какое-то мгновение Кит застыл на месте, окинув ее всю ленивым взором.

— Этот прием обычно срабатывает, не так ли? — иронично пробубнил он себе под нос и, не дожидаясь ответа, возобновил движение. Дойдя до кресла, молодой наглец небрежно плюхнулся на подушку из бледно-желтой парчи. — Беда вот только, что я не джентльмен.

— Послушайте, господин Брэддок. — Анджела, не теряя выдержки, переложила книгу с колен на соседний столик. — Не буду делать вид, что вы лишены обаяния. Ни вас, ни меня нельзя назвать неопытными новичками, но…

— Ах, это чудовищное «но»… — Кит деликатно прервал ее на полуслове. — Позвольте мне, — вежливо проговорил он, слегка улыбнувшись и наклонив голову, — самому перечислить вам все доводы против нашего знакомства. Во-первых, это Шарлотта и Присцилла, представляющие собой главный сдерживающий фактор. Во-вторых — ваши чувства дружбы и долга, весьма важные с этической точки зрения. Будем ли мы учитывать то, что я вторгся в прежние владения принца Уэльского, или это уже не имеет былого значения? Тут уж вам решать. Но чего никак нельзя упускать из виду, так это вашу глубокую скорбь по поводу недавней женитьбы господина Мэнто-на. — Анджела удивленно вскинула брови, но он, словно не замечая, продолжил: — Если верить молве, сейчас вы просто безутешны. И для вас подобные разговоры, надо полагать, отнюдь не являются секретом. Я ничего не забыл?

— Абсолютно. — Ее голос был совершенно спокоен, будто роковые красавцы-соблазнители наносили визиты в ее будуар каждый вечер, неизменно в одно и то же время. — Вот видите, вы и сами неплохо понимаете, почему дружба между нами начисто исключена.

— Скажите, вы всегда так бесстрастны? Я просто в отчаянии.

— Не слишком ли драматично для человека с походным гаремом? Потерпите еще час-другой, и от вашего горячего порыва не останется и следа. Как рукой снимет.

— Вы довольно цинично судите о мужчинах, миледи.

— Мне уже не восемнадцать, господин Брэддок.

— Возможно, мне удалось бы изменить ваше мнение. Впервые с начала этого странного разговора Анджела улыбнулась.

— Право, господин Брэддок, вы не очень оригинальны.

— Вам, должно быть, слишком часто приходилось слышать это от мужчин?

— Боюсь, вы были еще в бессознательном возрасте, когда мне впервые пришлось выслушать подобное заявление.

— Сколько же лет вам сейчас?

— Тридцать пять.

— Получается, вы вышли за де Грея замуж, будучи совсем еще девочкой?

Ее лицо окаменело, словно скрывшись за непроницаемой маской. На нем не осталось даже намека на какие-либо чувства.

— Мне было семнадцать лет, — вымолвила она голосом столь холодным, что Кит невольно задался вопросом, что же такое граф сотворил со своей женой.

Ему было известно, что вот уже несколько лет, как супруги не живут вместе. Однако он никак не предполагал, что графиня может столь люто ненавидеть своего мужа.

— Извините, — виновато произнес Кит, как если бы она только что открыла перед ним все леденящие душу подробности своей несчастной семейной жизни.

— Не стоит извиняться, господин Брэддок. Если уж на то пошло, то мне повезло гораздо больше, чем большинству других таких, как я. Но вы вполне в состоянии понять, — незлобиво добавила она, — почему я предпочитаю держаться подальше от вас и ваших приключений. Скоро вы уедете, во всяком случае надеюсь на это. Да и Присцилла, что бы вы о ней ни говорили, в самом деле заставляет считаться с собой. Честно говоря, я не вижу никаких преимуществ от знакомства с вами.

— У вас был бы партнер для прогулок под парусом, во всяком случае на какое-то время, — усмехнулся он.

— Вы просто гений, господин Брэддок, — ответила она, и на сей раз ее улыбка была действительно искренней. Интересно, кто рассказал ему о ее страсти к парусникам — Берти?

— Называйте меня просто Кит.

— С какой стати?

— Ведь в нынешнем году в Коузе нет вашей яхты. А потому завтра я возьму вас с собой на прогулку под парусом.

— М-м-м… Вы знаете, чем соблазнить меня. Сипловатый тембр ее голоса до предела обострил его

чувства, напомнив о той обольстительной леди, которую он встретил ночью на террасе.

— Итак, решено: я заеду за вами в восемь утра. Порывисто встав с кушетки, она в облаке белой кисеи и кружев подошла к окну, нервно раздвинула шторы и снова задернула их, а затем, повернувшись к нему, отрезала глухо и коротко:

— Я не могу.

— Я не делал Присцилле никаких признаний, — невозмутимо сказал Кит. — Абсолютно никаких. И не собираюсь делать в ближайшем будущем. Что же касается вашей дружбы с Шарлоттой, — добавил он, легко поднявшись с кресла, — то я всего лишь приглашаю вас прогуляться на моей яхте. Открыто, ни от кого не таясь. Если хотите, прихватите с собой в качестве блюстительницы вашей нравственности любую из своих подруг. — Не переставая говорить, он преодолел то небольшое расстояние, которое разделяло их, и теперь стоял вплотную к ней. — Возьмите с собой несколько подруг, сколько угодно, — почти прошептал молодой человек, легко касаясь ее плеча.

— Пожалуйста, не надо. — Она тоже перешла на шепот.

— «Дезире» обгонит кого угодно. — Он склонил голову, и его горячее дыхание коснулось ее щеки. — Только позвольте, и я докажу вам.

Говоря это, он имел в виду не только яхты, и она поняла это, вынужденная отступить к окну под напором Брэддока, в смятении ощутив тепло и силу его тела.

— Вам следует уйти, — твердо произнесла Анджела, стараясь не глядеть в его горящие глаза.

— Скоро уйду, — прошептал Кит, осторожно взяв ее за подбородок, и нежно, но требовательно заставил поднять лицо, так что ее рот оказался у его губ. — Это не займет много времени, — продолжал он говорить вполголоса, и его запах — восхитительный, чувственный, разгоряченный — напоил ее чувства.

— Вам пора уходить, — слабо выдохнула она. — Ухожу, — ответил он. — Немедленно.

— Да, прямо сейчас, — прошептал он, приникая к ее рту. И ей показалось, что она целую вечность изнывала в ожидании его губ.

Поцелуй был головокружительным и легким, как бабочка. Он одновременно дразнил, обещая неземное наслаждение, и ласково убеждал не противиться судьбе. Так целуют возлюбленную за спинами певчих в церкви, полной народу. Она вздохнула, и этот еле слышный довольный вздох опьянил его, едва не лишив остатков самообладания. И все же ценой неимоверного напряжения сил ему удалось сдержать дикий порыв, ведь очаровательная Графиня Ангел еще не приняла окончательного решения — она до сих пор пребывала во власти каприза и непостоянства. Добившись первого успеха, Кит решил развить его. Осторожно, прилагая минимум усилий, он медленно раздвинул ее мягкие губы. Подбородок Анджелы все еще оставался в плену цепких пальцев Кита, и его язык постепенно проник в ее рот, коснулся ее языка и двинулся дальше, требуя и обещая все больше. Анджела не удержалась от тихого, нежного стона, почувствовав, как требовательный трепет пронзил ее. Реагировать подобным образом на поцелуй могла только школьница, и она удивилась, испытав давно забытое ощущение. Графиня никак не ожидала такой нежности от человека, который вломился в ее покои незваным гостем. Его умение и обходительность были в высшей мере поразительны, и она была рада тому, что ее первое впечатление о нем оказалось ошибочным.

Какой-то неясный, приглушенный звук запечатлелся в глубине сознания Кита, словно она сейчас говорила с ним, приглашая к себе внутрь. Боевой конь вновь встал на дыбы, и всепобеждающее вожделение едва не заглушило голос разума. На секунду ему захотелось силой захватить эту женщину и унести куда-нибудь, где только он мог бы упиваться ею. Однако ему удалось стряхнуть с себя это временное помутнение. Быть собственником было не в его интересах. Напротив, едва миновал первый, самый острый приступ желания, он осознал, что предпочитает оставаться самим собой, свободным, без каких-либо обязательств и постоянных привязанностей. Так было привычнее, к тому же именно в этой жизненной ипостаси он довел до совершенства свой талант соблазнителя. Подняв свободную руку, Кит запустил пальцы в золотистые волосы Анджелы. Жаркая ладонь легла на ее висок. Приблизив свои губы почти вплотную к лицу прекрасной леди, он прошептал:

— А теперь ты поцелуй меня, mon ange[8].

— Мне нельзя. — Судя по тому, как трепетали ее губы, графиню разрывали противоречивые чувства.

— Но я хочу. — На деле ему хотелось зарыться глубоко в ее плоть.

— А что, если этого не хочу я? — В ее голосе послышались сердитые нотки.

— Тогда мне не останется ничего иного, как остаться здесь до тех пор, пока вам этого не захочется, — ответил он дерзко и весело.

«Что ни говори, а он все-таки необычен», — подумала она. То, что этот человек даже не пытался скрыть свою распущенность, отчего-то доставило ей удовольствие. Анджела, хотя и могла постоять за себя практически в любой ситуации, все же не умела быть достаточно жесткой с напористыми мужчинами. Отведя его ладони, она отстранилась, так чтобы можно было видеть выражение его лица, и осведомилась игривым тоном:

— И долго вы намерены ждать?

— М-м-м… — Его глаза заискрились от озорства. — Поскольку завтра в гонках я не участвую…

— Нет-нет!.. Если вы останетесь так долго, то мне не избежать скандала. — Ее сладкая улыбка никак не соответствовала строгости тона.

— Ничего, я спрячусь у вас под кроватью, — сказал он с решимостью неисправимого негодника.

Сама мысль о ситуации, когда Кит Брэддок может быть столь… доступен, вызывала головокружение. Но все же, будучи менее безрассудной, чем ее гость, графиня предпочла быстро принять его первоначальные условия:

— Хорошо, только один поцелуй, но после этого вам придется уйти. Непременно.

— Прекрасно. — В его ответе не было даже намека на ликование. Отпустив ее, он с лагосклонной улыбкой ждал обещанного.

— Только один поцелуй, — напомнила она, и какая-то неуловимо манящая нотка, прозвучавшая в ее голосе, едва не лишила Кита наигранной сдержанности.

— Только один, — согласился он. Его глубокий голос был бархатно нежен.

— Но я не могу дотянуться. — В ее небесно-голубых глазах мелькнул дьявольский дразнящий огонек. Перед ним будто стояла молодая девушка, которая все еще медлила, перед тем как переступить роковую черту.

— Так дайте же мне свои руки. — Его радовало то, что она постепенно втянулась в затеянную им игру, почти забыв о своих страхах. Стоило ей робко протянуть ему руки, как он положил их себе на плечи и ласково сказал: — Ну вот, теперь осталось только приподняться на цыпочках, и тогда вы сможете подарить мне свой поцелуй.

В руках, которые поддерживали ее, чувствовалась сила. У него были стальные мышцы. А сам он был такой большой.

Большой… Это слово внезапно пронзило ее мозг, вызвав сонм сладострастных видений. «Ты еще почувствуешь, какой он большой, — жарко зашептал в ее сознании чей-то голос, — удивительно большой…» На какое-то мгновение ее опалило желание почувствовать его внутри себя.

Он заметил, как густая краска залила ее щеки и шею, расползлась под обшитый рюшами воротничок платья. Ее груди были совсем рядом, и ему не терпелось узнать, окрасились ли и они в ярко-розовый цвет, ожидая его прикосновения.

Однако он даже не пошевелился. Потому что знал: еще не время.

Чтобы успокоиться, Анджела глубоко вздохнула. «Это всего лишь поцелуй, — напомнила она себе. — Один безобидный поцелуй». Поднявшись на цыпочках, красавица? обвила его шею руками и произнесла безупречно светским тоном:

— Наклоните голову, господин Брэддок.

— Кит, — тихо поправил он ее.

— Хорошо, Кит, — мягко согласилась она, впервые произнеся его имя вслух, — но я не могу дотянуться до» вас.

«В постели это было бы намного легче», — пришла ему в голову распутная мысль, но он осмотрительно оставил ее при себе. Не все сразу. С такой осторожной дамой следовало быть начеку и действовать постепенно.

Хотя им обоим было не занимать опыта, их игра с самого начала была неравной — Томас Китридж Брэддок имел неоспоримое преимущество. Благодаря своему не совсем обычному образу жизни он всегда мог с огромной точностью определить степень женского возбуждения.

Сейчас он ждал только поцелуя.

Крепко обхватив ее за талию, в то время как она тянулась вверх, неуверенно балансируя на носках, Кит почувствовал, как тонкая ткань заскользила по ее телу. Ни корсет, ни ночная рубашка не мешали ему ощущать тепло соблазнительной женской плоти, и от этого его бросило в жар. Ничего — только легкий наряд для будуара, ленты, кружева и тонкий шелк.

Ее первый поцелуй был лишь мимолетным прикосновением губ. И он, затаив дыхание, уверенно ждал продолжения. Почувствовав, как ее горячие руки плотнее обхватили его шею, Кит не смог удержаться от довольной улыбки.

Ее второй поцелуй был значительно более продолжительным. Увлекательная прелюдия — чувственная, долгая, многообещающая… Его наполняла радость от того, что Графиня Ангел уступила ему, пусть и настояв на своих условиях. Он был готов принять любые условия.

— Вы очень обходительны, — прошептала она, вновь приблизив к нему свой рот. Взгляд ее глаз из-под полуопущенных ресниц был прям и тверд.

— А вы удивлены.

Поколебавшись какую-то долю секунды, она с царственным спокойствием согласилась:

— Да.

Он усмехнулся.

— Так хорошо я себя еще ни разу не вел. — А что, обычно ваше поведение не отличается безупречностью?

— Бывает, и частенько.

— И что же ваши дамы — не протестуют?

— Вам это действительно интересно?

— Гарем в наше время — это так необычно. Я заинтригована.

— Это не гарем, но если бы я был владельцем настоящего гарема, то испытывал бы немалое искушение включить вас в число своих наложниц.

— К несчастью, я неисправимая эгоистка и не могу делить с другими то, что нравится мне самой.

— Однако в гареме никто бы и не подумал спрашивать вас, что вам нравится, а что — нет, — вежливо напомнил ей Кит. Как и другие, он был наслышан, что после медового месяца в Париже Джо Мэнтон спешит обратно, чтобы увидеться с Анджелой. Поди тут разберись, кто кого с кем делит.

— Судя по всему, вы большой специалист в том, что касается гаремных порядков?

— Я — нет, но один мой друг действительно неплохо разбирается в гаремах.

Она знала, что под «другом» Кит подразумевает вовсе не мужчину, а одну из своих компаньонок.

— Этот ваш друг… Она действительно предпочитает вас другим мужчинам, с которыми ей приходилось иметь дело?

— А как насчет Джо Мэнтона, Берти или Лью Арчера? Должно быть, и они считают, что с вами не сравнится ни одна другая?

— Вы на редкость хорошо информированы, господин Брэддок.

— Кит, — тихо напомнил он еще раз.

— Кит, — прошептала она, и его губы заставили ее, замолчать. На сей раз, внезапно нарушив все приличия, он не стал дожидаться, пока графиня поцелует его. Она была так соблазнительна — полуодетая, в его руках. К тому же сейчас они были совсем одни.

И ему хотелось гораздо большего, чем просто поцелуй.

Забыв обо всем на свете, одержимый только одним горячим желанием, Кит, проведя ладонями по ее спине, неожиданно крепко подхватил Анджелу под ягодицы и притиснул к себе, чтобы она смогла ощутить всю мощь его возбуждения.

Под напором его жадного рта она застонала, почувствовав, как где-то глубоко внутри нее что-то словно взорвалось, дав толчок жару, разлившемуся по всему телу. Он был и в самом деле велик, восхитительно велик. Сладкая судорога сковала Анджелу, и из ее горла вырвался странный звук, похожий на тихое завывание, — чувственный сигнал потребности и ожидания.

— Жаль прерывать столь очаровательную сцену. Но ничего, не обращайте на меня внимания, — раздался с порога чей-то саркастический голос. Граф де Грей лениво растягивал слова, каждое из которых было словно удар стилета. Изящная рука в перчатке застыла на дверной ручке; серые и холодные, как камень, глаза равнодушно взирали на разгоряченную парочку.

Отдернув руки от плеч Кита, Анджела в мгновение ока высвободилась из его объятий. Замерев на месте и глядя на мужа с таким напряжением, какое Киту прежде доводилось наблюдать лишь во взгляде смертельных противников, она спросила:

— Что привело тебя в Коуз?

— Решил заглянуть сюда заодно с Тарлингтоном. Ему нужно прихватить кое-что для рыбной ловли, а я решил забрать ружье, которое оставил здесь в прошлом году. Виолетта сказала, что у тебя голова раскалывается от боли. А это, надо полагать, твой доктор, — иронично заключил супруг, поведя в сторону незнакомца стволом охотничьего ружья, лежавшего у него на сгибе руки, придав таким образом насмешке долю угрозы.

Отлично зная злобный нрав своего мужа, она не стала отвечать на издевку резкостью, а лишь спокойно проговорила:

— Представляю, как тебе не терпится поскорее отправиться пострелять куропаток. Спасибо, что нашел время заглянуть ко мне. Спокойной ночи.

— И ты даже не познакомишь нас, Анджела?

— Нет.

— Неужто он нуждается в твоей защите?

— В защите от тебя, Брук, нуждается все живое.

— Но только не я, — ровным голосом возразил Кит.

— А он довольно смел, — притворно восхитился граф де Грей, поправив ружье.

— Пожалуйста, Кит, не надо, — мягко произнесла Анджела успокаивающе положив руку на плечо американца.

— Мужчина крупный… Впрочем, кажется, именно такие тебе нравятся, — небрежно промямлил граф, скользнув взглядом по атлетической фигуре Кита.

— Маленькие мужчины действительно не очень-то мне по вкусу, — невозмутимо согласилась Анджела. — Правда, находятся женщины, которые любят и таких.

Граф, будучи довольно тщедушным мужчиной среднего роста, скривил губы в хорошо отработанной ухмылке.

— Слава Создателю.

— Воистину слава. — Всем была хорошо известна слабость графа к молоденьким девушкам.

— Вижу, эта голубая мартышка до сих пор вертится подле тебя. Удивляюсь, как это Суверал до сих пор не наскучил тебе своим подхалимством.

— Если бы мне очень хотелось говорить с тобой, Брук, о своих друзьях или вообще о чем-либо, то я не жила бы отшельницей в Истоне. А теперь, будь добр, оставь меня.

Этот дом также принадлежит мне.

— Прежде чем я уеду, мне необходимо повидаться с малышкой Мэй, — известил граф елейным голосом.

— Она спит, — отрезала Анджела. — Я не хочу, чтобы ты ее беспокоил.

— До чего же ты неприступна сегодня, моя дорогая. Неужели мне нельзя увидеть собственную дочь?

— Не сейчас, Брук. — Голос Анджелы задрожал от гнева, на глазах неожиданно навернулись слезы.

— О Боже, вы только взгляните на нее: ну прямо тигрица, защищающая своего детеныша. Кстати, — осведомился он с холодным злорадством, — я говорил тебе, что Лофтоны снова заглядывали ко мне?

— У нас есть письменное соглашение, — все еще сохраняя самообладание, напомнила она. Во время визита в замок де Грей Анджела захватила с собой своего поверенного, поскольку знала, что Бруку ни в чем нельзя верить слово.

— Просто не знаю, что делать. Дочка Лофтонов ц жется, не находит себе места от горя. — Лисья улыбка супруга была воплощением хитрости и обмана. — Она единственное дитя в семье, — промяукал он с деланым сожалением. — Вот они и сделали новое предложение.

— О чем ты говоришь?! Документ, который ты подписал, имеет законную силу. Дороги назад нет.

— Возможно, — рассеянно обронил он, наставив оружейное дуло прямо на нее.

Кит встал перед Анджелой, заслонив ее собой.

— А вот и наш доблестный рыцарь Ланселот, — издевательски протянул Брук. Кит обернулся к Анджеле.

— Вам действительно хочется, чтобы он ушел отсюда? — Его голос был низок и безупречно вежлив.

Она еле заметно покачала головой. Сейчас ей меньше всего хотелось дать Бруку повод нажать на спусковой крючок.

— Прошу прощения за то, что вы вынуждены быть свидетелем подобной сцены, — вполголоса произнесла графиня. Ей никогда не нравилось выносить свои семейные проблемы на всеобщее обозрение. Однако вооруженный Брук представлял сейчас реальную опасность. — Еще раз прошу вас извинить, — снова обратилась она к Киту в надежде разрядить ситуацию, — но теперь у меня, кажется, в самом деле разболелась голова. — И даже не взглянув на мужа, Анджела вышла в соседнюю спальню, хлопнув дверью.

Вслед за чем последовал скрежет ключа в замочной скважине.

— С ней всегда было трудно, — сокрушенно сказал граф. Впрочем, его ухмылка выдавала самодовольство, основанное на уверенности в том, что отцовская власть над детьми обеспечит ему победу в любом споре с супругой. — Забавный все-таки у нее нрав. Вы не находите? — осведомился он.

А разве она женщина с норовом? Я и не знал. Значит, вы здесь новичок. И должен вас предупредить Анджела — самая зловредная сучка, какую только можно себе вообразить. Вот что бывает, когда женщинам оставляют деньги и права собственности. — В его голосе появилась неприятная резкость, и затаенная злоба вытеснила прежнюю светскость.

Граф, судя по всему, продолжал вести воину, которая была давно проиграна. Вот уже несколько лет, как действовал принятый парламентом Закон о правах собственности для женщин. Поглядев на запертую дверь спальни Анджелы, Кит хладнокровно откланялся:

— Поскольку графиня ушла, пора и мне честь знать.

— Неужели вы уйдете просто так? А как же милая Анджела? Как же нежные признания и горячие мольбы? — снова начал подтрунивать граф.

— Вряд ли это сейчас кому-нибудь нужно, — холодно ответил Кит, направляясь к двери.

— А вдруг она сменит гнев на милость? — не унимался муж Анджелы, не думая покидать позицию, которую занял с самого начала.

— Уже поздно.

— Вы американец, не так ли?

— Да. — Кит стоял уже в каком-нибудь полуметре от графа. — И очень тороплюсь.

Брук де Грей смерил взглядом нависшего над ним гиганта и счел за лучшее уступить ему дорогу.

— Без вас она будет скучать, — съязвил он напоследок, отступая от двери.

— Возможно, мне удастся развлечь ее как-нибудь в другой раз, — отрывисто бросил Кит, выходя в коридор.

Раздосадованный и озлобленный, он пошел в яхт-клуб, намереваясь утопить свои печали в вине. Еще каких нибудь несколько секунд, и он мог бы разделить ложе с обольстительным Ангелом, но именно в этот момент нелегкая приносит ее презренного супруга. Незавидный спутник жизни достался.

В этом, конечно, была не ее вина — Киту было прекрасно известно, как торгуют невестами благородные семейства. И исполнилось ей в пору замужества всего-то семнадцать.

О Господи, как же жестоко обошлась с ней судьба, даровав такого муженька, как де Грей!

6

Анджела тоже не спала в ту ночь, однако проводила ее гораздо более деятельно, чем Кит, пытавшийся напиться до бесчувствия.

Она вовсю готовилась к отъезду из Коуза. После того как из детской к ней в спальню принесли крошку Мэй, она села за письменный стол и провела остаток ночи за составлением посланий друзьям. Некоторым следовало выразить сожаление в связи с необходимостью отклонить ранее принятые приглашения, другим — вкратце объяснить причины неожиданного изменения планов. Ее приезд в Коуз, несомненно, был ошибкой, и сейчас она жаждала только одного — вернуться в Истон, чтобы вновь обрести мир и покой.

Брук наезжал в Истон крайне редко, а потому Анджела чувствовала себя там в относительной безопасности. В уединенном поместье, затерявшемся в глуши графства Норфолк, можно было не опасаться, что от злобного нрава графа пострадает малютка Мэй. И, наконец, хотя графиня прямо не признавалась себе в том, что бежит от искушения, она знала, что свидание с Китом Брэддоком вечером на ужине у Шарлотты грозит эмоциональным взрывом. А осложнять себе жизнь еще больше ей не хотелось.

Приходилось признать: Кит Брэддок безрассуден, а потому опасен.

Явившись к себе в каюту вскоре после рассвета. Кит смог лишь произнести:

— Прошу прощения, мои милые леди, но настроение у меня ни к черту, а потому весь день я буду спать. Один. Рухнув на стул возле двери, он молча уставился на свои сложенные домиком ладони, в то время как его компаньонки, быстренько собрав вещи, исчезли одна за другой.

Как только последняя из них притворила за собой дверь, каюту наполнил поток отборных ругательств, как если бы только сейчас у Кита появилась наконец возможность дать волю уязвленным чувствам. Гнев и возмущение, презрение и тоска переполняли его душу. Уже в тысячный раз с тех пор, как минувшей ночью ему пришлось покинуть дом графини, он жалел, что оказался не способен согнать самодовольную ухмылку с физиономии графа де Грея.

Тяжело поднявшись со стула и выругавшись еще раз, он стянул с себя сюртук и раздраженно выдернул из манжет запонки. Вслед за сюртуком на пол полетел жилет, бриллиантовые запонки были отброшены прочь, а сорочка, как пущенное из пушки ядро, угодила в полотно Рюисдаля, висевшее над кроватью. Полураздетый, он неподвижно замер на месте, сгорая от плотской страсти, погасить которую невозможно было никаким количеством бренди.

Господи, до чего же сладки были ее губы, до чего сладостно было сжимать ее в объятиях… Он стиснул кулаки, застонав оттого, что гнев и похоть одновременно наполнили его мозг. Это чувство было столь необычным, что Кит испугался и даже на секунду задумался, не стоит ли ему в дальнейшем быть более сдержанным в потреблении спиртного. Он никогда еще не страдал так из-за женщины, не сходил с ума от вожделения. Стаскивая с себя остатки одежды, молодой человек пытался избавиться от тревожного ощущения, находя временное утешение в страшных проклятиях, которые щедро посылал по адресу преисподней земного мира и населяющих его отдельных людей.

Наконец, раздевшись донага, он рухнул в постель и уснул как убитый.

— Должно быть, прошлой ночью графиня обошлась с ним не слишком ласково, — высказала предположение Саския, беседуя с другими дамами, сидевшими в кают-компании «Дезире» за утренней чашкой шоколада.

— Откуда тебе знать? — иронично мурлыкнула Клео.

— Какая еще графиня? — насторожилась статная северная красавица.

— Графиня де Грей, — пояснила Саския. — Минувшей ночью — по его же собственным словам — он воспылал к ней юношеской страстью.

— Ей что же, не нравятся мужчины? — удивленно подняла тонкие брови молодая девушка из Западной Африки, подобная изящной статуэтке, какую можно увидеть только в Бенине.

— Значит, не нравятся, коли дала нашему Киту от ворот поворот, — эти слова принадлежали худенькой китаянке, которую молодой путешественник повстречал в Сан-Франциско. У нее был характерный протяжный выговор жителя американского Запада.

— Ничего, вот проснется и опять о нас вспомнит, — успокоила подруг с улыбкой рыжеволосая пышнотелая красотка.

— И мы поможем ему забыть об этой графине, — подхватила эту мысль другая женщина со скромно потупленным взором.

— После того, как ему приходится пить всю ночь напролет, он всегда такой… такой ненасытный. Просто восхитительно! — заметила цейлонка с бровями, изогнутыми, как два маленьких натянутых лука. — Отказ графини всем нам пойдет только на пользу.

Все согласно зашушукались.

— Мы можем быть только благодарны графине и за то, что она умерила его интерес к леди Присцилле, которая до последнего времени вертела им как хотела, — глубокомысленно произнесла Саския.

— Так он наконец бросил эту девчонку Пемброук?

— Не то чтобы совсем, но уже во всяком случае начинает подумывать, подходит ли она ему.

— А ты сама встречалась с ней?

— Мы видели ее на прошлой неделе на параде парусных судов, и если бы не Кит, то нам пришлось бы в полной мepe изведать ее хамства.

— А какова была его реакция?

— Он просто не заметил ее грубости. Его внимание к ней — одна только видимость. Скорее всего, Кит с самого начала видел в ней лишь будущую наседку для своих детей. В остальном она вряд ли волновала его воображение. Однако теперь, когда у него появилось новое увлечение, его планы могут измениться.

— Но не забывай, что он обещал своей матушке подыскать себе невесту-англичанку. Саския пожала плечами.

— Так ведь графиня и есть самая настоящая англичанка.

— К тому же замужняя.

— Ах, если бы вы видели его вчера ночью, то и сами усомнились бы, имеет ли это хоть какое-нибудь значение.

— Конечно, имеет, Саския, — горячо возразила ей молодая ирландка с огненно-рыжими волосами. — Развод никогда не обходится без скандала. К тому же, если помнишь, она даже глядеть на него не желает.

— Судьба милостива к нам, — мягко протянула Клео.

— К тому же Кит никогда не отличался склонностью к романтизму, — напомнила всем африканка. — Если он и увлекся графиней, то не ради женитьбы.

— Верно, — поддакнула Саския. — Но я так ненавижу эту девчонку Пемброук…

Тем же утром, но чуть позже, Кит стал темой еще одного разговора. Только на сей раз беседа шла на вилле, которую арендовало семейство Пемброуков. Шарлотта и Присцилла чинно завтракали в гостиной с видом на море. Завтрак был легкий — чай и кексы с мармеладом. Когда все это было подано, Шарлотта отослала горничную, поглядела на дверь, чтобы убедиться, плотно ли та закрыта, и аккуратно расстелила на коленях салфетку. Сделав маленький глоток чаю, она на несколько секунд застыла в задумчивой позе. В конце концов чашка заняла свое место на блюдце — Шарлотта решилась начать разговор:

— Мне не очень понравилось то, как вчера вечером господин Брэддок ел глазами Анджелу.

Присцилла, разрезавшая в это время свой кекс на четыре равные части, оторвалась от увлекательного занятия и подняла глаза, в которых не было ничего, кроме невинности.

— Он вовсе не смотрел на нее. Ты, должно быть, ошибаешься.

— Вряд ли, — скептически проворчала ее мать.

— Боже милостивый, да ведь она одного с тобой возраста. Какой у него может быть к ней интерес?

— Может, ты и права, милая, — не стала спорить Шарлотта, хотя и прекрасно знала о способности Анджелы вскружить голову любому мужчине, у которого есть глаза. — И все же, — подняла она голос, — я думаю, нам не помешает дать ему возможность сделать тебе предложение в интимной обстановке. Думаю, сегодня вечером для этого подвернется подходящий момент, тем более что на ужин приглашены всего несколько гостей.

— А как же обворожительная Анджела? Вдруг она решит перебежать мне дорогу? — съехидничала Присцилла.

— К счастью, это исключено, — сказала, как отрубила, Шарлотта. — Анджела прислала записку, где выразила сожаление в связи с тем, что не сможет присутствовать. Она возвращается в Истон.

— Вот видишь? — торжествующе произнесла Присцилла, взмахнув в сторону матери рукой с куском кекса. — Если бы Кит в действительности дал ей повод, то она наверняка притащилась бы сегодня к нам на ужин, чтобы пофлиртовать с ним. Ты же сама сто раз говорила, что она неравнодушна к красивым мужчинам, — заключила она, запихивая в рот аппетитный кусочек кекса.

— Послушай, родная, — вздохнула мать, которая лучше наивной дочки понимала значение вчерашней оживленной перестрелки взглядами за столом, — у нас не так уж много времени. Сезон подходит к концу, и господин Брэддок может скоро отправиться восвояси. Но все же я думаю, что, если мы ему сами немножко поможем, он обязательно сделает тебе предложение. Поэтому я полагаю, что сегодня вечером после ужина тебе имеет смысл повести его в теплицу, чтобы показать орхидеи. А я в это время займусь расстановкой столов для бриджа, чтобы занять остальных гостей. Таким образом, у тебя будет достаточно времени для того, чтобы остаться наедине с господином БРЭДДОКОМ и — э-э-э… — подтолкнуть его к признанию в любви.

— Можно мне будет разрешить ему поцеловать себя? — спросила Присцилла с набитым ртом.

— Ну, разве что чуть-чуть… Но чтобы мне никаких бурных сцен! А один-два поцелуя для верности не помешают.

Проглотив кусок кекса, девушка несколько секунд смотрела на мать, словно что-то напряженно соображая, а потом ее рот растянулся в довольной улыбке.

— И тогда он будет обязан жениться на мне, верно?

— Вообще-то джентльмен хорошо знает, как держаться с воспитанной девушкой. И все же, думаю, тебе стоит надеть платье с корсажем, расшитым жемчугом.

— Потому что оно тесное?

— Не тесное, а подчеркивает твою великолепную грудь. Мужчинам нравятся…

— …большие сиси, — закончила за нее Присцилла, размешивая ложечкой сахар в чашке.

Шарлотта на несколько секунд лишилась дара речи.

— Я хотела сказать: пышные женские формы, — наконец смогла произнести она, прокашлявшись. — Кстати, — зловеще осведомилась мать, — где это ты наслушалась такой вульгарщины?

— Ребята в конюшне всегда шепчут эти слова у меня за спиной, стоит мне пройти мимо. Знаешь, мама, какие они отчаянные, — поделилась дочка своим секретом. Ее губы тронула мечтательная улыбка. У Шарлотты екнуло сердце.

— Стоит мне увидеть, что ты, Присцилла Пемброук, подняла глаза хоть на одного из этих мужланов, — проговорила она голосом, звенящим от ужаса, — и я на целый месяц запру тебя в твоей комнате! Я ясно выражаюсь?

— Ясно, мама, спокойно ответила дочь, даже не потупив взора. — Но ты не волнуйся. Я никогда не смотрю всерьез на мужчину, если у него нет кучи денег. Мне даже пришлось сказать бедному лорду Эверли, что я не могу с ним слишком часто танцевать. Я очень вежливо, но все же отказала ему. Ведь ты сама, мама, знаешь, что он десятый сын в семье, самый младший. И как бы красив он ни был, ему никогда не суждено дать мне того, что я хочу.

Графиня Энсли облегченно вздохнула, только сейчас осознав, что почти минуту просидела, затаив дыхание от страха.

— Вот и умница, — от всего сердца похвалила она свою дочь за прагматизм. — Твой папа всегда говорит, что ты очень умная — вся в него.

— Нам с папой так хочется построить новые конюшни, а ты, мама, мечтаешь перестроить дом. Зачем же мне даром отдавать свою красоту какому-нибудь бедняку?

— До чего же ты умненькая, родная моя! А наш господин Брэддок далеко не бедняк. Это один из тех настоящих американских миллионеров, которые иной раз просто не знают, на что потратить деньги.

— Отчего бы ему не потратить их на меня? — весело воскликнула Присцилла.

— В самом деле, почему бы и нет? — поддержала дочку мать.

В тот вечер Кит приехал к Пемброукам в отличном расположении духа. Глубокий дневной сон плюс несколько часов необузданных плотских утех с подружками — это испытанное средство как рукой сняло тяжелую головную боль и раздражение. Не в последнюю очередь поднимало настроение и то, что ему вскоре предстояло снова увидеть Анджелу.

Однако у Пемброуков ее не было. Разочарование постигло его, едва он переступил порог дома и спросил у дворецкого, где можно найти графиню де Грей. Графиня возвратилась в Истон, последовал холодно-надменный ответ, весьма характерный для холуя, имеющего честь прислуживать высшей касте.

— Когда? — нисколько не смутившись, продолжил Кит расспросы.

Красноречивым ответом послужил презрительный взгляд рыбьих глаз, от которого человек более робкий наверняка почувствовал бы себя ничтожнее раздавленной козявки. После долгой паузы взгляд был подкреплен произнесенными через губу словами о том, что подобные сведения в доме Энсли ни для кого интереса не представляют. Хорошего настроения как не бывало. Взглянув на циферблат хронометра, Кит решил, что проведет в этом благородном доме от силы часа три, чего с избытком должно было хватить для поддержания репутации светского человека. Гораздо важнее сейчас был для него другой вопрос: где, дьявол его побери, находится этот проклятый Истон?

Все вместе это не сулило ничего хорошего Пемброукам с их матримониальными планами.

Обед не затянулся. Кит готов был благодарить за это небо. Пища казалась ему совершенно безвкусной, разговор не клеился. Каждый раз, когда били часы, он про себя считал число ударов, мысленно торопя время. Наконец подали десерт, но тут Присцилла мило осведомилась, не желает ли он посмотреть на орхидеи в теплице. И он не задумываясь согласился, опасаясь, что иначе его затащат за карточный стол, который уже начали готовить в гостиной.

Если бы желание как можно скорее сбежать отсюда не превратилось для него в навязчивую идею, Кит наверняка спросил бы себя, чем же так притягательна, обворожительна, желанна для него женщина, которая не хочет даже видеть его. Откуда у него этот неожиданный интерес к ней? Впрочем, он редко докапывался до причин своих побуждений, будучи в первую очередь человеком действия. Именно так говорили о нем все, кто хотя бы немного знал его. Итак, единственное, что заботило Кита сейчас, — это как улизнуть со званого вечера. А там можно будет заняться и выяснением местонахождения Истона.

— Сядь, — приказала ему Присцилла, хлопнув ладошкой рядом с собой по узорной скамейке, когда они уже достаточно углубились в оранжерею.

Слова Присциллы доходили до его сознания с запозданием, поскольку мысли были заняты совершенно другим. А потому со стороны могло показаться, что он колеблется.

Руководствуясь безошибочным инстинктом femme fa-tale1, Присцилла сразу же смекнула, что пора пустить в ход свои чары. Чтобы выглядеть более соблазнительной, она слегка наклонилась вперед, предоставив своему спутнику возможность беспрепятственно насладиться видом аппетитных грудок.

— Ну сядь же, — сладко проворковала она, — милый.

Все еще пребывая в рассеянности, он сел. Присцилла, решившая перейти к более решительным действиям, положила ему на бедро свою белую ручку и ласково произнесла:

— Ну вот, так лучше. Весь вечер мне никак не удавалось побыть с тобой наедине.

В его мозгу зажегся огонек тревоги. Находясь мыслями далеко от Присциллы и всех остальных, он не обратил ни малейшего внимания на ее призывно открывшуюся грудь, однако девичья ладонь, легшая ему на ногу, не могла не настораживать. Он хорошо знал правила игры, хотя обычно не соблюдал их. Ни одна благонравная девица без задней мысли не положит руку на бедро мужчины.

— Так значит, это и есть орхидеи? — внезапно спросил Кит, резко поднявшись со скамьи и подойдя к каким-то бледно-зеленым лепесткам, свисавшим завитушками с соседнего деревца. — Расскажи мне о них, — попросил он, удостоверившись, что находится на безопасном расстоянии от девушки. — В том, что касается цветов, я полный невежда.

— Я тоже в них ни капельки не смыслю, — призналась Присцилла, глядя снизу вверх с обезоруживающей улыбкой. — Сегодня вечером мне нужен только ты, — прощебетала она, поднимаясь следом. — Наверное, я кажусь тебе безнравственной? — Сделав несколько шагов по выложенному плитами полу, она подошла вплотную. Перламутровый корсаж коснулся белого жилета. Ловушка была столь очевидной, что он едва не рассмеялся. Раньше ему и в голову не приходило, что юная Присцилла способна играть роль хищницы.

— Но что скажет твоя матушка? — попытался Кит остудить ее пыл, отступая на шаг. — Ведь это против всех приличий. Будь моя мать сейчас рядом, она непременно напомнила бы, что мне следует быть джентльменом.

— Плевать я на всех хотела, — с придыханием ответила Присцилла, неотступно следуя за ним. — Моя мама мне ни в чем не отказывает. Что хочу, то и делаю.

— Что-то я не очень уверен, — позволил себе усомниться Кит, пятясь к двери. — Во всяком случае твой отец ни за что не одобрил бы такого поведения. Так что давай-ка полюбуемся цветами как-нибудь в другой раз, — предложил он, совершенно не расположенный сейчас к брачным играм. — Пойдем, лучше ты поиграешь для меня на фортепьяно, — осенило его. — Мне так нравится Лист в твоем исполнении.

— Не хочу я играть ни на каком фортепьяно. Я хочу поцеловать тебя.

Однако Кит, которому в течение десяти лет удавалось успешно ускользать от уз брака, не дал себя провести и на сей раз.

— Но здесь так много народу, — сказал он с непритворным испугом, берясь за дверную ручку. — Лучше отыщем укромный уголок попозже. А пока пойдем, ты поиграешь для меня. — Стоя на пороге, кандидат в женихи был готов бежать отсюда без оглядки. Быть может, позже он и женится на Присцилле, быть может, нет. Но уж во всяком случае решение на этот счет будет принято не сегодня. — Прошу тебя… — сделал кавалер галантный жест.

Нахохлившись и выпятив нижнюю губу, Присцилла нехотя согласилась.

— Только в том случае, если ты будешь перелистывать ноты, — раздраженно буркнула она.

— С удовольствием, — принял ее условие Кит, едва сдержав вздох облегчения при виде лакея, приближающегося к ним из глубины коридора. Бросив на него обиженный взгляд, Присцилла шмыгнула наружу. Он последовал за ней в гостиную, которая теперь казалась ему самым безопасным местом в доме. Однако прошел долгий мучительный час, прежде чем Киту наконец удалось сбежать из дома Пемброуков. В результате его голова была словно налита свинцом, скулы сводило от фальшивой улыбки, а Лист попал в разряд самых ненавидимых композиторов.

Ему срочно требовалось выпить. К счастью, до яхт-клуба было рукой подать. Войдя внутрь, он приказал первому попавшемуся официанту:

— Бутылку бренди, любезный!

Неуклюжие заигрывания Присциллы, говорившие о ее неопытности, но в то же время завидной целеустремленности, оставили в душе неприятный осадок. Чтобы смыть его, требовался не один глоток спиртного. Неужто Пемброуки всерьез полагают, что достаточно одного лишь поцелуя, чтобы заставить его жениться на этой пигалице?

Разместившись в дальнем углу, он сидел с закрытыми глазами, откинув голову на высокую спинку стула. Его занимала мысль о том, хватит ли у него когда-нибудь духу угодить матери и жениться на благонравной молодой особе. Свою мать Кит очень любил и почитал, однако мысль о браке по расчету за последние несколько дней значительно утратила для него свою привлекательность. «Если я женюсь на Присцилле, — рассуждал он, — то пусть и нечасто, но все же придется терпеливо выслушивать от нее всякие глупости. Придется сидеть напротив нее за обеденным столом, а то и за завтраком. Господи, да кто же такое выдержит?»

«Но разве часто будешь ты наведываться домой? — мягко возразил внутренний голос. — Твоей жене придется смириться с тем, что по нескольку месяцев в году ты будешь проводить в море. Не такая уж непосильная обуза — этот твой будущий брак. Вот только дети… — вторглось в душу тоскливое чувство. — Захочу ли я оставить их на попечение Присциллы?»

К счастью, принесенный в этот момент бренди оторвал его от неприятных размышлений. Словно сговорившись, по пятам за официантом пришли два приятеля Берти.

Сложилась теплая компания, сам собой завязался разговор о парусниках, и все тревоги по поводу предстоящей супружеской жизни с Присциллой незаметно отошли на задний план. Вскоре после полуночи в сопровождении Суверала явился сам Берти. Круг собутыльников расширялся.

Принц Уэльский не был обременен никакими протокольными обязанностями, обычными для членов королевской семьи. Его мать, королева, ревниво охраняла свои прерогативы, а потому Берти не оставалось ничего иного, как предаваться радостям светской жизни. Его свита следовала за ним из одного поместья в другое, из Лондона в Коуз, Сандрингем, Биарриц, Монте-Карло, Париж, Мариенбад — в зависимости от сезона. Он участвовал в скачках, охотился, любезничал с женщинами, не отличаясь в этом от любого другого аристократа. Лишь степень его личной власти отличала принца Уэльского от других. Никто не мог без достаточно веской причины ответить отказом на приглашение его королевского высочества, а если он сам изъявлял желание посетить чье-либо родовое поместье, хозяевам следовало воспринимать это как высочайшую честь.

Поэтому его слова, будто невзначай сказанные тем вечером Киту, имели силу королевского приказа:

— На будущей неделе ты будешь в Оуксе, не так ли?

— Я обещал быть в Уинмере, — ответил Кит, памятуя о данном ранее обещании посетить поместье Присциллы.

— Отчего бы тебе не съездить туда через неделю? — добродушно предложил Берти.

— Наверное, они ждут меня и уже составили какие-то планы, — задумчиво произнес Кит, — хотя и не могу утверждать наверняка. Во всяком случае, боюсь, что не смогу нарушить слово, данное Пемброукам. — Это прозвучало так, будто обещание было дано им несколько лет назад. Или недавно, но без нынешних колебаний.

— Ты что же, собираешься жениться на их девчонке?

— Не исключено.

Услышав столь уклончивый ответ, Берти удивленно поднял брови, но затем повелительно проговорил:

— Съездишь в Уинмер как-нибудь в другой раз. Скажешь им, что отложил визит по моему настоянию.

Заметив, что Кит все еще колеблется, Суверал вставил свое слово:

— На скачках будет присутствовать графиня де Грей. Принц, не совсем понимая, какое отношение это может иметь к его приглашению, посмотрел сначала на своего друга посла, а затем на Кита.

— Действительно, — промычал он. — К тому же, Брэддок, мне кажется, что эта девчонка Пемброук согласится подождать тебя лишнюю недельку. В конце концов, черт побери, мне нужна твоя помощь. Ты знаешь толк в лошадях, а тренер говорит, что мой Уинслоу имеет шанс выиграть «золото». Анджела тоже хорошо разбирается в лошадях, лучше, чем большинство мужчин. Ты, кстати, знал это?

— Нет.

— Лучшая наездница Англии. У нее и конюшни одни из лучших. Необыкновенная женщина. Хотя, впрочем, я думаю, ты уже и сам заметил…

— Да.

— Да что с тобой, Брэддок?! — воскликнул принц, возмущенный односложными ответами Кита.

— Ничего, — спокойно ответил тот. — Просто я был бы очень признателен, если бы ваш секретарь направил Пемброукам записку с объяснением причин моего отсутствия.

— Отлично! Считай, что это уже сделано. В этом сезоне ты приносишь мне на скачках удачу, Брэддок! Ты мне нужен в Оуксе. Я так им и напишу.

Забыв о яхтах, собеседники принялись говорить о достоинствах лошадей и скачках, оставшихся до конца сезона. Поскольку все собравшиеся за столом имели собственные конные заводы, споры по поводу фаворитов на скачках приняли ожесточенный характер. Кит реже других высказывал свои суждения по этому предмету — он никак не мог до конца сосредоточиться на теме разговора. Знает ли Анджела, что он будет в Оуксе?

Добравшись несколько часов спустя до своей яхты, он снова лег спать один — уже вторую ночь подряд.

— Завтра гонки, а я устал, — выдвинул Кит избитый предлог, хотя и не столь раздраженно, как предыдущей ночью. Однако ни у кого уже не оставалось надежд на то, что он вдруг передумает и пригласит кого-нибудь к себе в постель. В последнее время он заметно изменился — с этим были согласны все дамы на борту «Дезире». Единственное, в чем между ними не было единодушия, так это в предположениях о том, что сделало его столь необщительным. Но если бы даже они, набравшись смелости, спросили его самого, он вряд ли смог бы назвать причину.И если бы они спросили, заключается ли эта причина в неразделенной любви, он попросту поднял бы их на смех. Любовь была неведома Киту Брэддоку. Так же, как и верность. Анджела де Грей заставляла его кровь бурлить от страсти, и он был готов признать это, но определенно это не было любовью.

7

В конце недели Оукс кишел знакомыми лицами, которые обычно можно было видеть в Марлборо-хаусе, служившем Берти постоянной резиденцией. Поскольку личный секретарь принца сэр Фрэнсис Ноллис, как правило, заранее направлял хозяину дома, где намеревалась собраться компания, список тех, кого его высочество хотел бы видеть в качестве гостей, то всегда можно было рассчитывать на то, что тебя будут окружать только старые добрые друзья.

Для Джо Мэнтона и Джорджианы это был первый выезд за город после возвращения из свадебного путешествия. Когда Анджела повстречалась с ними в пятницу за обедом, Джорджиана держалась холодно, зато Джо, как всегда, бросился к ней с объятиями и поцелуями.

Впрочем, никто из тех, кто наблюдал эту сцену, и не ждал ничего другого. Анджелу и Джо соединяла многолетняя дружба.

— А мы соскучились по вам в Коузе, — нежно произнесла Анджела. — Ты уехал, и победа в этом году досталась кому-то другому.

— Я слышал, что на сей раз кубок выиграл какой-то американец, — обронил Джо.

— Правда? А я и не знала. Ведь я не дождалась конца соревнований. — Значит, победил Кит. Что ж, она ни на секунду не сомневалась в его победе.

— А как здесь обстоят дела со скачками? Твоя лошадь участвует?

Анджела отрицательно покачала головой.

— Джо! — позвала его жена из другого конца зала. — Расскажи Оливии о новом бистро в Париже. Никак не могу вспомнить его название.

— «Зов природы», — с улыбкой напомнил Джо.

— Ну да, точно!

— Придешь завтра утром на выездку лошадей? Мы могли бы прокатиться верхом или пойти пострелять, пока другие еще не продрали глаза.

— Джорджиана вряд ли поймет нас.

— Ей нет никакого дела до лошадей. Встретимся утром. Пораньше, — тихо добавил он.

У него было знакомое выражение глаз — все тот же ненасытный огонек, который она видела в его зрачках так много раз.

— Я все сказала тебе еще до твоей женитьбы, а потом еще раз — когда ты отлучился из Парижа во время свадебного путешествия, — спокойно проговорила она. — И мне нечего добавить. Я понимаю, почему тебе надо было жениться. Но теперь, Джо, мы только друзья. Я не хочу мешать твоей семейной жизни.

— Если бы я мог, то женился бы на тебе. Ты же знаешь это.

— Знаю. — Ее голос был все так же глух. — Но ты женат на Джорджиане, а роль Иезавели мне не к лицу.

— Джо! — Джорджиана махала ему издали белым платочком.

— Черт… — выругался Джо сквозь зубы, быстро бросив взгляд через весь зал. — Ты не права, Анджела, — с горячностью запротестовал он, снова глядя ей в лицо. — Не все кончено между нами. И никогда не будет кончено. Приди ко мне утром, и я докажу тебе.

— Она уже мечет молнии, Джо. Тебе пора идти.

— Увидимся утром.

«Он все тот же», — подумала Анджела, наблюдая, как Джо направляется к группке женщин, сгрудившейся вокруг его жены. Все та же горячность, ненасытность, погоня за наслаждениями. Несмотря на все изменения, которые произошли в их жизни, он был все тем же старым другом из ее далекого детства.

На верховую прогулку Анджела в тот день отправилась одна. Сторонясь и дамского общества с его сплетнями, и мужчин, которые были заняты тем, что готовили на паддоке лошадей к намеченным на субботу бегам. Берти лично пригласил ее в Оукс, поэтому отказаться не было никакой возможности, однако знакомый набор развлечений уже не манил ее, как в былые годы. В последние несколько лет ее мир начал постепенно меняться. Отчасти причиной этих изменений стало рождение Мэй — сейчас ей хотелось просто проводить побольше времени с дочерью. Вместе с тем все больше внимания приходилось уделять школам, которым она оказывала финансовую поддержку. И чем сильнее увлекала Анджелу деятельность на ниве образования, тем бесполезнее казалась ей легкомысленная жизнь большинства ее друзей, которых не интересовало ничего, кроме удовольствий. Пустые деревенские тропки создавали ощущение вселенского покоя. Казалось, и лошадь рада побыть вдали от толчеи, царившей в замке Мортон, а потому не было ничего удивительного в том, что прогулка затянулась. Звонок на чай уже прозвенел, когда Анджела наконец вернулась.

Традиционный распорядок дня в загородных резиденциях был построен таким образом, что мужчины и женщины иногда за день впервые встречались только за вечерним чаем, в особенности если представители сильного пола отправлялись рано утром на охоту. Чаепитие также давало прекрасным дамам возможность сменить наряд. И тут уж не было недостатка в воздушных кружевах и сложных конструкциях из шифона, напоминавших соблазнительное дезабилье. Иные леди выглядели так, словно только что встали с постели.

Молниеносно переодевшись, Анджела запыхавшись вбежала в гостиную, но тем не менее безнадежно опоздала. Впредь, подумала она на бегу, нужно будет непременно запастись каким-нибудь железным предлогом, чтобы отказываться от всех королевских приглашений на подобные сборища. Алиса Кеппел и без ее помощи сумеет развеселить Берти, как, впрочем, и многие до нее. Что же касается Анджелы, то ее присутствие здесь больше не было обязательным. И все же она не забыла мило улыбнуться, когда принц приветливо помахал ей рукой.

— Запаздываешь, милая, — мягко выговорил графине Берти, любивший пунктуальность. — Но ты сегодня так великолепна, что нам не остается ничего иного, как простить тебя.

Она и в самом деле была обворожительна в своем платье цвета морской волны от Дусэ — пышном облаке шифона и кружевных лент. В своем наряде графиня выглядела неземным созданием, способным, однако, возбудить вполне земной, плотский аппетит.

— На деревенском воздухе так хорошо, что я обо всем забыла и каталась дольше, чем следовало. Как бежал сегодня Уинслоу?

— Он в отличной форме, невероятно хорош. Просто чудо, а не жеребец. И куплен, кстати, по совету Кита. Да вот и он сам. Ты ведь знаешь господина Брэддока, не так ли? — изящно обронил принц Уэльский, расслабленно взмахнув рукой, пальцы которой были унизаны перстнями.

На короткое мгновение Анджеле почудилось, что она теряет сознание.

— Добрый день, графиня, — вежливо приветствовал ее Кит.

Как же она сразу не заметила его? Он стоял сбоку, но был на голову выше всех, кто толпился вокруг принца.

— Добрый день, господин Брэддок, — ответила она, все еще не в силах до конца прийти в себя после потрясения.

На этой неделе он должен был гостить в Уинмере, и она никак не ожидала увидеть его прямо перед собой, неотразимого в своем черном бархатном сюртуке. Она не верила своим глазам, и ей хотелось дотронуться до этой бархатной груди, чтобы удостовериться в том, что зрение не подводит ее.

— Это я настоял, чтобы Кит приехал сюда, — важно произнес принц Уэльский, словно угадал в ее глазах немой вопрос. — Он должен помочь мне с Уинслоу.

— Значит, можно считать, что завтра ваша лошадь выиграет? — оживленно спросила Анджела, решительно гоня из души волнение, вызванное присутствием Кита. — Я слышала, что жеребец Хартли может составить ему конкуренцию, — добавила она с улыбкой.

— Поживем — увидим. Правда, Кит? — беззаботно воскликнул принц. — Может быть, мой Уинслоу принесет мне вторую победу на дерби.

— Он быстр и силен, — заметил Кит, — к тому же любит быть первым. Перспектива не так уж плоха.

— А сами вы держите скаковых лошадей? — не удержалась Анджела от вопроса, хотя ей и не следовало проявлять даже малейшего интереса к занятиям Кита Брэддока. Лучше всего в этот момент было бы просто пройти в другой конец комнаты и заняться болтовней с женщинами. И уж совсем ни к чему было думать о том, каков на ощупь бархат его сюртука.

— Я держу несколько чистокровных жеребцов. Участвую в этом деле вместе с шурином и племянником. К тому же у меня есть несколько пони для игры в поло.

— Ваши лошади выигрывали когда-нибудь?

— Достаточно часто для того, чтобы это занятие казалось мне интересным, — вежливо ответил он.

— И прибыльным, — коротко хохотнул принц. — Прошлой весной в Белмонте его лошадь принесла ему полмиллиона.

— Так уж получилось, что расклад сил был в мою пользу, — скромно признал Кит.

— А в Англии в скачках вы участвовали? — поинтересовался лорд Мортон, хозяин дома.

— В последнее время нет.

— Зато в Лоншаме в этом году его лошади дважды приходили первыми, — сообщил принц Уэльский.

— Вот уж не подумал бы, что американские полукровки могут добиться таких успехов, — прозвучал с долей вызова голос Джо Мэнтона.

— Что ж, везет иной раз, — дружелюбно откликнулся на реплику Кит. — Надеюсь, Уинслоу тоже повезет завтра, — добавил он, уклонившись от выпада Джо Мэнтона. Должно быть, бывший любовник Анджелы каким-то образом проведал, что и американец неравнодушен к ней.

— Господа, внимание! — закричал Берти, улыбаясь сквозь клубы сигарного дыма. — За завтрашнюю победу! — поднял он свой бокал.

Дюжина бокалов была дружно осушена в следующее мгновение. Подданные демонстрировали верность будущему монарху. И тут же прозвенел звонок — сигнал переодеваться к ужину.

Через полтора часа, когда гости сгрудились у дверей столовой, Анджела обнаружила, что вести ее к столу выпало Киту.

— Вы специально это подстроили? — осведомилась она ледяным тоном.

— Подозреваю, что здесь не обошлось без вмешательства Берти, — тихо проговорил Кит, демонстрируя покорность судьбе.

— А как же Уинмер?

— Берти не пустил меня туда.

— Ни за что не подумала бы, что вы такой покорный, господин Брэддок.

— Вы плохо меня знаете, графиня. Иногда, — обаятельно улыбнулся он, — я бываю очень покорным, просто безмерно.

— Просто умопомрачительно! — В ее голосе все еще звучал сарказм.

— Умопомрачительно, но не настолько, как ваше красное платье. От вас кто угодно потеряет голову, — с чувством проговорил он, и в его зеленых глазах запрыгали смешинки.

— Я специально уехала из Коуза, господин Брэддок.

— Мне это известно.

Ее брови удивленно поднялись.

— Вы не первая леди, которую мне довелось поцеловать в своей жизни. Я неплохо знаю женщин. — Его черные ресницы вяло опустились. Он лениво посмотрел на нее из-под полуприкрытых век. — Ваша суетливость, очевидно, происходит от слишком частых угрызений совести.

— Зато у вас их, судя по всему, никогда не бывает.

— Совершенно верно, — невозмутимо согласился Кит. — Потому, наверное, и жив до сих пор.

— А у вас никогда не бывало так, что леди, которую вы поцеловали, потом оказывалась совсем не той, за кого вы ее приняли вначале?

— Вам это очень интересно? — улыбнулся он.

— Конечно, нет. Ах, ну вот, наконец, — облегченно пролепетала она, когда стоявшая перед ними пара в конце концов двинулась с места. Положив свою ладонь на его руку, Анджела обворожительно улыбнулась ему и проговорила безупречно светским тоном:

— У леди Мортон отличный французский повар.

— И все остальное, совсем как у вас дома, — дружелюбно откликнулся он, тоже имевший немалые способности к напускной любезности. Кит не торопился — уик-энд еще только начинался.

Ужин был пышным и длинным. Анджела подчеркнуто уделяла внимание другому соседу за столом, а потому в течение смены двух первых блюд Кит вынужден был беседовать с леди Хэрсвуд, которая обожала тараторить о своих особых — хэрсвудских — гончих. Ему пришлось выслушать все в мельчайших подробностях об их разведении и родословной, прежде чем она принялась посвящать в тонкости собаководства лорда Гордона, сидевшего справа от нее. Наконец-то можно было свободно вздохнуть и просто предаться приятному созерцанию графини де Грей, прислушиваясь к чарующим ноткам ее голоса.

Она и лорд Вилье наперебой сравнивали достоинства своих охотничьих ружей и мастерство местных оружейников, считавшихся в своем деле знаменитостями. Кита Брэддока не переставало удивлять то, насколько эта маленькая женщина разбирается в охоте, хотя умом он и понимал, что подобное удивление не более чем предрассудок. Ведь его мать и сестра тоже были невелики ростом, но тем не менее отлично справлялись с делами, традиционно считавшимися исключительно мужской привилегией. Может быть, виной всему были светлые волосы Анджелы, делавшие ее похожей на хрупкую девушку.

Правда, для хрупкой девушки, заметил он, нынешним вечером у нее был не такой уж плохой аппетит. Анджела жадно поглощала все, что перед ней ставил лакей. Она с наслаждением уплетала камбалу; за куропаткой с лапшой тут же последовал паштет из гусиной печенки, на смену которому подали баранину с зеленым горошком и сердечками артишоков. Это блюдо ей, судя по всему, особенно понравилось, поскольку она потребовала добавки.

Кит зачарованно продолжал наблюдать за ней, пытаясь разгадать, распространяется ли столь неуемный аппетит и на другие области жизни.

Лорд Вилье заговорил с другой соседкой. Некоторое время Анджела ела молча, сосредоточившись на бараньей отбивной. Кит не столько ел, сколько пил. Для вечерней трапезы ему было вполне достаточно того, что было съедено ранее за чайным столом. В душе у него разливалось довольство, как у ребенка, выклянчившего наконец заветную игрушку. Он купался в запахе ее духов; ее оголенное плечо и рука, ее умопомрачительное декольте были всего в нескольких дюймах от его глаз; ее голос музыкой звучал в его ушах.

— Да вы ничего не едите, — наконец обратила она на него внимание. — Могу я позаимствовать у вас говяжье филе?

— Сегодня вы едите за нас двоих, так что мое филе по праву принадлежит вам, — ответил он, пододвигая ближе к ней принесенное ему блюдо. Кит постарался придать своему голосу теплоту, но вместе с тем немного поддразнить графиню. — А я-то думал, что вы едите только десерт.

Она вопросительно взглянула на него, и филе застыло в воздухе на полпути к ее тарелке.

— В Иден-хаусе, — напомнил он, — там вы ели только десерт.

— В тот вечер было слишком жарко, — искренне ответила она, кладя говядину на тарелку.

— Значит, мясо вы едите, только когда прохладно?

— А вы любопытны, господин Брэддок, — улыбнулась она.

— Кит, — озарил он ее ответной улыбкой. — Я не буду претендовать на вашу особую благосклонность, если вы станете называть меня просто по имени.

— По-вашему, я излишне строга с вами? — спросила она, аккуратно разрезая филе.

— Не то чтобы строги. Я бы скорее назвал это сухостью.

Она подняла на него глаза.

— Как же я должна относиться к разгульному образу жизни, который вы ведете? Понять и принять?

— Конечно, нет. Это было бы слишком опрометчиво. — Он ухмыльнулся. — Хотя кое в чем мне все же присуща осторожность и осмотрительность.

— Вот как! Вы меня удивляете. — Ее густые ресницы вспорхнули, открыв огромные голубые глаза. — И в чем же именно?

— В чем угодно. Можете сами удостовериться, — произнес он вкрадчивым тоном. В его голосе смешались обещание и вызов.

— А если мне не захочется?

— В таком случае мое сердце окончательно разбито. — На его губах появилась слабая улыбка.

— Что-то не верится. Сама не пойму, почему.

— Потому что вы слишком циничны.

— В то время как вы излишне любезны.

— Как вы можете судить обо мне, даже не попытавшись получше меня узнать? — этот вопрос прозвучал смиренно и тихо, без тени фатовства.

От неожиданности Анджела положила на тарелку вилку и нож так резко, что они издали оглушительный звон. Так против собственной воли она оказалась в центре внимания сразу нескольких человек, сидевших за столом.

— Говядина проявила непослушание? — осведомился Кит, вернувшись к прежнему тону застольной беседы.

— Не думаю, — ответила она ровным голосом, одновременно улыбнувшись сразу нескольким гостям, чьи взоры казались наиболее обеспокоенными. Среди них были Джо Мэнтон и принц.

— Может быть, немного прохладной воды? — предложил Кит и, не дожидаясь ответа, подозвал лакея.

— Вы в самом деле очень любезны, господин Брэддок. Оба они были искушены в тонкостях светского политеса, а потому вскоре все те, кто только что проявлял беспокойство, вернулись к обычной болтовне. Застольная беседа вновь вошла в свое русло.

— Простите меня, — тихо произнес Кит, когда никто уже не обращал на них внимания, и сокрушенно вздохнул. — Вот что получается, когда пытаешься быть искренним.

— Это, наверное, редко с вами случается? — Голос Анджелы снова становился ироничным. Ей вовсе не хотелось размякнуть от его искренности или самого присутствия.

— Нет. — Его взгляд стал серьезным, утратив былую насмешливость. — И приехал я сюда лишь затем, чтобы увидеть вас.

— Я бы не приехала, если бы знала, что увижу вас здесь.

— Нет, вы все-таки неравнодушны ко мне. И с вашей стороны было бы лицемерием отрицать это.

— О Господи, Кит, — еле слышно пробормотала Анджела, — да ведь это становится невыносимым. И вы должны понять это. Ради всего святого…

— Из-за Джо Мэнтона?

— Нет!

— Вы уверены? — Ее поведение можно было бы понять, если бы она все еще любила этого человека.

— Да, уверена. Я дала ему ясно понять, что не намерена вмешиваться в его супружескую жизнь. И он прекрасно осведомлен о моей позиции. Хотя, впрочем, не понимаю, какое вам может быть дело до всего этого…

— Что ж, отлично, — отрывисто подытожил Кит, как если бы они после долгих переговоров наконец поставили свои подписи под соглашением.

— Ничего отличного! — с жаром возразила Анджела. — Абсолютно ничего! — Понизившись, ее голос стал похож на рычание. — Но мне от жизни ничего и не надо…

— Воля ваша, — смиренно ответил он, хотя внутренне и был рад услышанному. Со щеками, порозовевшими от гнева, она была просто неотразима.

— Вы зря потратили время, приехав сюда, господин Брэддок, — сказала графиня подчеркнуто вежливо, давая лакею знак наполнить ей бокал, — хотя, думаю, здесь найдется несколько дам, которые будут рады угодить вам.

— Что ж, развлекусь хоть на скачках, раз уж ничего другого не остается, — жизнерадостно ответил он, проигнорировав эту шпильку. — К тому же у супруги виконта отличный винный погреб. Вот вам и еще одно развлечение, — добавил он, обратив внимание на то, что графиня потребляет вино отнюдь не в дамских дозах.

— У вас чересчур изысканные манеры, господин Брэддок.

— Вы, графиня, тоже держитесь просто отлично… в иных ситуациях.

— Такого больше не случится, — ответила она, поняв намек.

— А не заключить ли нам небольшое пари?

— Вы проиграете.

— А вдруг нет? Кто знает… Сперва поставим фунтов, скажем, по пятьсот каждый, а после посмотрим.

— И на какой же срок мы заключаем наше пари? Он упивался каждой ноткой ее звонкого голоса. Кажется, она не говорит категорического «нет».

— На нынешний уик-энд.

— Уверена, что в течение столь короткого времени уж как-нибудь устою. Ваши чары не настолько сильны, господин Брэддок.

— Значит, станете на полтысячи фунтов богаче.

— Моей школе лишние деньги не помешают, — оживилась она. — По рукам!

— Отсчет времени начался, — вкрадчиво произнес он. После ужина гости лениво поплелись по анфиладе комнат к библиотеке, где виконт Мортон и его супруга затеяли развлечения. Кит незаметно отвел Анджелу в сторону. Тихо попросив прощения у сопровождавшей ее дамы, он сказал, что ему крайне важно узнать мнение графини о морском пейзаже Тернера, висевшего в небольшой гостиной. Анджела хотела отказаться, но Кит взял ее под руку так крепко, что пришлось вырываться.

— Это займет каких-нибудь пару минут, — вежливо улыбнулся он вдовствующей леди Ламбет, которая стояла рядом с графиней, в то время как та безуспешно пыталась высвободить свою руку из его железных пальцев.

— Иди, милочка, — добродушно произнесла престарелая дама, еле заметно прищурив глаз. — Будь я помоложе лет на пятьдесят, господин Брэддок, то и сама пошла бы.

— Я к вашим услугам в любое время, леди Ламбет, — ухмыльнулся Кит. — Рыжеволосые женщины всегда были в моем вкусе.

— Ах, негодник! Да он просто прелесть! — жеманно воскликнула вдова, поправляя волосы, выкрашенные в рыжий цвет. — Заезжайте как-нибудь ко мне в Парк-Лейн на чашку чаю. Устроим вечер воспоминаний. Уверена, что мы могли бы рассказать друг другу много чего интересного.

— С удовольствием, — пообещал Кит. — А сейчас с вашего позволения… — Еще крепче стиснув пальцы, он затащил Анджелу под арку, в небольшую комнатку, где висело несравненное полотно Тернера.

— Что вы себе позволяете?! — взорвалась графиня от возмущения. Теперь, когда их никто не видел, она попыталась резко выдернуть свою руку.

— Мне срочно нужен ваш поцелуй. Иначе я не протяну до конца вечера, — забормотал Кит, который, ни на секунду не останавливаясь, продолжал тащить ее в комнатку, представлявшую собой скорее глубокую нишу, специально отведенную для бесценного морского пейзажа, а потому называвшуюся «альковом с Тернером».

— Да вы с ума сошли! А если кто-нибудь войдет? А если…

Он намеревался всего лишь нежно поцеловать ее — Только один раз, чтобы затем отпустить. Ему хотелось просто напомнить ей о тех чувствах, которые обуревали их обоих в ту ночь в Коузе. Но едва его губы коснулись ее рта, от легкой игривости не осталось и следа. Остатки благоразумия окончательно покинули его. Сознанием завладела только одна навязчивая мысль: закричит ли она, если он сейчас подхватит ее на руки и понесет наверх, в свою спальню? Всем своим разгоряченным телом он ощущал ее соблазнительную плоть, ее спина стала гибкой и податливой под его ладонями. Страстный поцелуй подавил в ней всякую волю к сопротивлению.

Он упивался ртом Анджелы, трепетно ловя вкус ее губ, желая познать всю сладость ее тела. Внезапно приподняв прелестную графиню, он еще сильнее прижал ее к себе, чтобы она лучше почувствовала его наливавшуюся неудержимой силой плоть. И это было странно, дико, неразумно.

Она попыталась сохранить твердость перед столь необузданным напором. Но и он был тверд и огромен, как скала. Он не желал останавливаться, его страсть не знала границ. Не теряя времени на любовную игру, он хотел сейчас только одного — взять ее штурмом независимо от того, нравится ей это или нет. Да и она не могла отрицать, что тысячи раз думала о нем с момента расставания в Коузе. Ее собственное желание было лишь подавлено, но не уничтожено навсегда. Внезапно бедра Анджелы сами по себе пришли в движение, прильнув к устремленному к ней мощному столбу.

Из его горла вырвался сиплый стон — она не только услышала, но всем телом ощутила этот пьянящий звук. Его рука поползла вниз, одновременно теснее обхватывая податливое тело. Киту в голову внезапно пришла мысль о том, что уединенный альков ничем не хуже его кровати.

— Не двигайся, — прошептал он, на секунду оторвавшись от ее рта. — Я закрою дверь.

— А вдруг кто-нибудь войдет?

— Я запру ее.

— Кит, пожалуйста, не надо…

Его нетерпеливые уста снова заглушили мольбу, и вместо надлежащей непреклонности бедная графиня почувствовала сладкий жар, опаливший все ее тело. Она льнула к нему, желая того же, чего жаждал он. И был только один способ избавиться от пожиравшего ее пламени — почувствовать этого человека внутри себя. Вцепившись Киту в волосы, Анджела с силой притянула к себе его голову за шелковистые пряди.

— Скажи, я не пожалею об этом? — жарко прошептала она, глядя в его глаза.

— Никогда, — выдохнул он так, словно кто-то стиснул его горло. — Поверь мне.

— Они должны быть где-нибудь здесь, — вдруг донесся до них звонкий женский голос из коридора.

Кит чертыхнулся.

— Это Оливия, — испуганно ахнула Анджела, и Кит ощутил, как испуганно напряглось ее тело. — Она охотится за тобой… Хотя, наверное, ты и сам уже заметил… — Графиня вздохнула, и ее голос обрел былую твердость. — И благодаря ей я спасена от собственного безрассудства.

— Мне нравится твое безрассудство. — Глаза Кита все еще горели от вожделения.

— Милый, — мягко, чуть ли не с материнским упреком поправила его Анджела, — тебе нравятся все существа женского пола. — Сейчас, придя в себя от страстного порыва, она действительно была благодарна Оливии за свое спасение. — И все же спасибо тебе… за доставленное удовольствие.

Он понимал причины столь быстрой перемены настроения, но не мог забыть и того, с какой готовностью она ответила на его зов всего несколько минут назад.

— Разреши мне увидеться с тобой вечером.

— И хотела бы, но… — вздохнула Анджела.

— Я могу переубедить тебя, — слабо улыбнулся Кит.

— Не думаю, что у тебя получится… Ах, Оливия! — испуганно вскрикнула Анджела. — Запомни: мы здесь любовались Тернером, и больше ничего! До свидания, милый Кит, — любезно попрощалась она, выскользнув из его объятий. — Кстати, Оливия может тебе понравиться, — добавила графиня с усмешкой. — Говорят, у нее ненасытный аппетит.

— Спасибо за совет, но сейчас меня больше влечет к белокурым графиням.

— Ах, во-от вы где!.. — хитро протянула Оливия

Манчестер, входя в комнату. — Верно я сказала Флоренции, что вы не могли уйти далеко. С каких это пор ты стала интересоваться живописью, Анджела?

— Господин Брэддок так хорошо объяснял мне технику Тернера, что я невольно заслушалась.

— Графиня постигает азы искусства, — небрежно пояснил Кит.

— А не могли бы вы разъяснить эту самую… технику… и мне? — нежно осведомилась брюнетка-герцогиня.

— Может быть, после чая. А сейчас я не отказался бы от рюмки коньяку.

— Давайте и в самом деле соберемся в гостиной. Ты, Оливия, просто обязана рассказать господину Брэддоку все об экспериментах Лексфорда. Герцог весьма увлечен сельским хозяйством, — проникновенно сказала Анджела.

— В самом деле, почему бы и нет?

— А вот у меня слабость к элегантным мужчинам вроде вас, — произнесла себе под нос герцогиня Лексфорд.

— Вот видите? — сладко проворковала Анджела. — У вас уже есть кое-что общее.

— Не соизволите ли и вы выпить коньяку? — спросил Кит прозаическим тоном у двух женщин, стоявших у дверей, как если бы разговор шел о погоде. — Позвольте мне составить вам компанию, — продолжил он и, не дожидаясь ответа, повел их в зал.

Вскоре после того, как они вошли в гостиную, вокруг Анджелы образовалась оживленная компания мужчин. Графиня держалась непринужденно, слегка флиртовала, смеялась, улыбалась, поддразнивала собеседников, словом, чувствовала себя вполне естественно, словно играла на сцене хорошо заученную роль. Она намеренно заставляла мужчин расточать в свой адрес комплименты, зная, что это поможет ей в дальнейшем избежать нежелательной близости с Китом.

У него не было желания ни льстить графине, поскольку льстецов хватало и без него, ни присоединяться к серьезным игрокам в бридж, рассевшимся вокруг стола у камина,

ни быть соблазненным герцогиней Лексфорд, а потому Кит вежливо отделался от собеседников и, выйдя из толчеи, Пристроился в укромном уголке, где никто не помешал бы ему остаться наедине с бокалом. Однако он явно недооценил свой статус холостяка и степень женского интереса к своей персоне.

Между тем за чаем о нем было много чего сказано, в частности о его доступности и бесподобной внешности. Естественно, в очередной раз были пересказаны все истории о его сексуальных похождениях. Поэтому не понадобилось много времени, чтобы он против собственной воли оказался в центре внимания стайки хорошеньких дам.

Беседа изобиловала тонкими намеками и далеко не столь деликатными вопросами о его женском экипаже. На все эти вопросы он отвечал одновременно учтиво и уклончиво, намеренный твердо противостоять заигрываниям. Будучи прекрасно осведомленным о вошедших в обычай любовных свиданиях в загородных особняках, Кит вежливо, но непреклонно отвергал все скрытые приглашения собеседниц. Глядя на то, как графиня де Грей щебечет в окружении усердных ухажеров, он думал: «Вот она, единственная женщина во всем замке Мортон, которая волнует меня».

— Поедемте на завтрашние скачки в нашем экипаже, — упрашивала его юная маркиза Берви голосом опытной обольстительницы.

— Нет, с нами, с нами, — перебивала ее Оливия Манчестер. — Смилуйтесь надо мной, ведь Лексфорд так скучен! Не успеваем мы еще отъехать от дома, как он уже засыпает.

В ее словах явственно сквозил намек, хотя Кит при всем желании никак не мог вообразить, каким образом храп ее престарелого супруга может вдохновить кого-либо на амурные подвиги.

— Боюсь, я уже обещал ехать в компании Берти, — вежливо отказался он. — Похоже, на эти выходные я привезен сюда в качестве профессионального дрессировщика Уинслоу.

— Или профессионального жеребца… — хихикнула казавшаяся до этого вполне благопристойной леди Маклейн.

— Кларисса! Что подумает господин Брэддок! — тут же одернула ее молоденькая маркиза, которая была новичком в этой игре.

— Думаю, милочка, сегодня ночью он первым делом подумает обо мне, — промурлыкала Кларисса, многозначительно скосив глаза в сторону Кита.

Так продолжалось весь вечер — интригующая игра, смена отчаянных атак и осторожных отступлений — к вящему удовольствию молодых дам. Объекту их страстных устремлений эта игра казалась скорее хитроумными маневрами, требующими в равной степени дипломатии, простецкого обаяния и благородной утонченности. К счастью, коньяк Мортона помог участникам искусной баталии благополучно обойти все рифы, а потому все в конце концов остались довольны.

В конце концов, пятясь под напором настырных дам, Кит кое-как пробрался в свою спальню и тут же закрыл дверь на ключ, что в корне противоречило его прежнему опыту участия в подобных загородных вечеринках.

Так Кларисса, Оливия и жаждущая примкнуть к компании неверных жен маркиза Бервик оказались в ту ночь отвергнутыми.

8

В день скачек все поднялись очень рано. Кареты были поданы сразу же после завтрака, и после короткой суматохи гости удобно разместились в отведенных им экипажах. В путь тронулись без задержки. Деревенские пейзажи пленяли своей безмятежностью: повсюду царили зелень и прохлада, воздух был чист и прозрачен, а небо — безоблачным. Через час езды показался местный ипподром — окруженная трибунами небольшая площадка среди невысоких холмов.Единственная ложа, конечно же, досталась компании принца Уэльского. Крохотная коробка сразу же наполнилась до отказа его друзьями, слугами и избранными представителями местных властей.

После того как деревенские судьи и члены местного совета произнесли приветственные речи — краткие и сбивчивыe, — принц и его гости смогли наконец погрузиться в привычную атмосферу аристократического клуба и насладиться в полной мере скачками. В течение дня Анджела и Кит часто оказывались рядом — то на соседних скамьях во время бегов, то в одной группе собеседников, то во время обеда, когда все стояли тесной толпой, наслаждаясь изысканной едой, привезенной на пикник виконтом Мортоном.

Из-за жаркой августовской погоды Анджела надела платье из муслина с рисунком цветов примул. В этом простом наряде она показалась Киту еще прекраснее. До этого он видел ее только в вечерних платьях, в которых каждая деталь говорила, что вышли они из рук прославленных портных. Что же касается ее сегодняшнего наряда, да еще в сочетании с широкополой соломенной шляпой, то он скорее выглядел изделием деревенского мастера. Другие леди в отличие от графини были одеты с излишней пышностью. Их тяжелые шелковые туалеты смотрелись в высшей мере неестественно на деревенском приволье.

Открытием для Кита было и то, что Анджела оказалась страстной болельщицей. Скачки доставляли ей истинное наслаждение, да и на хороших лошадей глаз у нее был наметан. Она не скупясь делала ставки. Поначалу это его удивило, хотя по зрелом размышлении Кит пришел к выводу, что удивляться тут нечему. Графиня демонстрировала завидную уверенность в себе, чего нельзя было сказать о большинстве женщин ее круга. Должно быть, именно эта черта характера привлекала его в ней больше всего.

Светское общение с людьми, столпившимися в тесной ложе, дало и Анджеле возможность узнать много нового о Ките. Ему совсем недавно исполнилось тридцать лет, и его миссия в Англии заключалась в поисках невесты. Впрочем, он тут же уточнил, что предпринял эту поездку на берега Альбиона исключительно с целью угодить своей матушке. Подобрал ли он себе невесту, так и осталось неясным. Унаследовав от отца крупное состояние, Кит за последние десять лет сменил уже пять морских судов. Одни привлекали его повышенной быстроходностью, другие — лучшей конструкцией. Случалось, правда, и так, что его яхта становилась добычей свирепого шторма, и тогда приходилось приобретать новую.

Больше всего любил он воды Южно-Китайского моря. Его повествование о плаваниях в тех местах было столь поэтичным и красочным, что графиня поймала себя на желании самой отправиться туда под парусом. Но в первую очередь в рассказах Кита графиню привлекала поэзия скитаний, столь не похожая на скуку ее собственной жизни, наполненной спокойными и размеренными развлечениями, которые уже начинали вызывать у нее раздражение своей пустотой и бесцельностью.

Находясь рядом с ним и даже удаляясь, она все время ощущала исходящую от него жизненную силу, которая действовала на нее столь же завораживающе, как и его особая, какая-то лихая красота. Его движения были обманчиво томными, однако выдавали огромную внутреннюю энергию. Вся гальваническая мощь будто воплотилась в этой врожденной звериной грации. Прекрасно сшитые специально для аристократических загородных прогулок наряды из твида и саржи не могли скрыть пиратской дерзости его облика. Даже отдыхая, он, казалось, с трудом сдерживал рвущееся изнутри стремление к действию, и Анджела не раз задавала себе вопрос о том, на какие славные подвиги способен Кит Брэддок, когда ему не приходится быть столь сдержанным.

Однако графиня быстро уверила себя в том, что подобные размышления были чисто умозрительными. Это было все равно, что восхищаться наполненными чарующим светом полотнами Рембрандта или красотой шторма, величественной и мрачной одновременно. Но все же какая-то теплая волна предательски затопляла все ее существо, когда он изредка улыбался ей. И хотя она сознательно удерживала себя от того, чтобы ответить на его весьма интимную улыбку, приходилось признать, что этот человек с помощью своего обаяния может добиться очень и очень многого.

Несколько часов спустя, когда холодное шампанское, поданное, чтобы умерить страдания компании принца от летнего зноя, развязало языки и вызвало легкомысленную веселость, Анджела невольно подслушала слова Оливии, сказанные Киту с игривым упреком:

— Подумать только, милый, дверь твоей спальни оказалась запертой. Интересно знать, кто та счастливая леди?

Ответ был короток и невнятен. Анджела не смогла расслышать ни слова, однако вдруг ощутила приступ самой настоящей ревности. В ее сознании сразу же предстал Кит, занимающийся любовью с другой женщиной. «Нет!» — прозвучал в ее душе отчаянный вопль одновременно с пробудившимся чувством собственницы. Прошлой ночью он должен был принадлежать только ей! Но через несколько секунд вновь возобладавший здравый смысл стер из ее мозга бесстыдный образ. Она напомнила себе, что Кит Брэддок ей не пара, хотя знакомство с ним и произвело в ее подсознании эффект разорвавшейся бомбы. Помимо многочисленных очевидных причин, говоривших против какой-либо связи между нею и этим человеком, существовало еще и такое серьезное обстоятельство, как количество женщин в его жизни. И прошлый вечер в гостиной не был исключением из правила.

Хотя, как выяснялось теперь, внимание Кита вечером привлекла не Оливия.

Чуть позже, когда виконтесса Мортон включилась в оживленный разговор о молоденькой актрисе, выскочившей недавно замуж за аристократа, Анджела и Кит остались ненадолго с глазу на глаз. Сейчас он являл собой образец хороших манер.

— Вы разделяете общее негодование по поводу Белль Бикстин, женившей на себе несчастного дворянина? — с серьезным видом спросил американец.

— Найджелу просто повезло — он нашел жену, приятную во всех отношениях, — ответила она. — У многих из нынешних пэров предки когда-то играли на сцене.

— Вы привержены идеям демократии?

— А вам это кажется странным?

— В этой компании? Да.

— Мои убеждения не меняются в зависимости от того, в какой компании я нахожусь. Как вы думаете, Донеган выиграет предстоящий забег?

— Нет.

— Нет? Отчего такая уверенность?

Графиня явно не горела желанием обсуждать собственные политические взгляды, а потому разговор полностью сосредоточился на скачках. В совершенстве зная правила ведения светской беседы, они в деталях обсудили шансы Мортона и Джо на первое место, а затем учтиво пришли к единому мнению, что жеребец Уинслоу может принести Берти вторую победу на Дерби. Первую он одержал много лет назад, и с тех пор ему ни разу не улыбнулась удача. Разговор был отстраненным, как будто вместо них говорил кто-то другой или они были отделены друг от друга толстым стеклом. Беседа шла своим чередом, пока Кит не спросил:

— Тебе хорошо спалось прошлой ночью? — Анджела быстро оглянулась вокруг. Интимность его вопроса переходила все рамки приличий, то же самое можно было сказать и о пронзительном взгляде зеленых глаз.

— Никто не слышал, — успокоил он ее. — Никто даже не смотрит на нас. Ответь же мне.

Через несколько долгих секунд она смогла ответить:

— Да, у меня отличный сон.

На мгновение его взгляд стал недоверчивым, однако Кит не стал ставить ее слова под сомнение. Он лишь тихо проговорил:

— А я совсем не спал. Всю ночь думал о тебе.

— Подозреваю, что ты говоришь это каждой леди, на которую хочешь произвести впечатление.

— А ты не впечатлительна? — мягко спросил он, не замечая ее колкости.

— Ты опоздал на несколько лет. — Как она ни старалась держать себя в руках, ее голос все-таки задрожал, потому что он на шаг приблизился к ней.

— Приходи сегодня ночью ко мне в комнату, или я приду в твою, — твердо произнес он, будто ее ответ для него ровным счетом ничего не значил. — Никто не узнает. Даю тебе слово. — Кит говорил искренне, без обычной насмешливости.

— Как же я должна ответить на подобную бесцеремонность? Просто сказать «да»?

Он еле заметно дернул плечом, но взгляд его глаз оставался все таким же пристальным.

— Был бы рад услышать это от тебя.

— То же, что сказала тебе вчера вечером другая леди? — В его глазах отразилось удивление.

— Мой вопрос бестактен?

— Нет, что ты… — И все же он не дал ответа.

— Я услышала, что говорила Оливия. Получается, в расписании твоих развлечений мне выпадает субботний вечер? — эта фраза прозвучала из ее уст с ледяным сарказмом.

Кит улыбнулся, взгляд его глаз тут же прояснился.

— Ты ревнуешь?

— Ни к одной из присутствующих здесь, уверяю тебя.

— И даже прелестно-наивная маркиза Бервик не будит в тебе опасений?

«А он довольно проницателен, — подумала Анджела, — знает, какую зависть может вызвать у других женщин эта молоденькая красотка».

— Даже она, — спокойно солгала графиня.

— Лично мне ее красота кажется приторной, — отчасти согласился с Анджелой Кит, скривив губы в язвительной усмешке. — Мне нравятся женщины с характером, вроде тебя. Женщины, которые заключают в себе загадку.

— Весьма польщена, — насмешливо бросила Анджела, — но ты так и не дал ответа на мой вопрос.

— Минувшей ночью я спал один, — сказал Кит просто, даже не попытавшись изобразить непонимание. — Вот уж не знал, что это тебя так интересует.

— Вполне возможно, что и нет.

— Твои слова уклончивы. Но вполне возможно, что именно они и наполняют смыслом мой приезд в замок Мортон, — горячо прошептал он.

Анджела испытала такое ощущение, как будто он на виду у всех прикоснулся к ней, и все ее тело наполнилось пульсирующим теплом. От волнения у нее перехватило горло, и она проговорила еле слышно:

— Я не знаю, что мне делать… с тобой и… моим бессознательным влечением. С твоим…

— Почему бы мне не подождать, пока ты сама пригласишь меня к себе? — мягко перебил он ее.

— Я не… Послушай, — вздохнула она, — ты не дождешься от меня никакого приглашения.

— И все же я подожду.

— Не стоит.

— Я еще не говорил тебе, что сплю один, с тех пор как ты покинула Коуз?

— Пожалуйста, не надо об этом, — решительно отрезала Анджела. — Ты — мужчина с гаремом, а я не зеленая девчонка.

— Тем не менее это правда.

Осознав смысл его слов, она испытала потрясение.

— Так значит, этот обет воздержания — только из-за меня? — недоверчиво спросила графиня.

— Я был бы рад ответить «нет», — вздохнул он. — Поверь, я сам не понимаю, что со мной творится. Даже не знаю, ради чего здесь нахожусь, но я не мог не приехать. И этот самый «обет воздержания» действительно стал для меня каким-то наваждением, так что прошу тебя, не надо больше вопросов по этому поводу. Как ты думаешь, — его лицо внезапно озарилось плутовской улыбкой, — заметит кто-нибудь, если я сейчас переброшу тебя через плечо и помчусь со всех ног к ближайшей карете?

— Не сменить ли нам тему разговора?

— Ни за что.

— Что ж, в таком случае слушай, — на ее устах появилась ответная улыбка, — если бы я могла не замечать окружающий мир и жить только чувствами, то наверняка предоставила бы тебе шанс попытать счастья.

— Отличная перспектива, графиня! Как вам больше нравится — быть сверху или снизу?

— Ты меня шокируешь.

— Неужели?

— Каждое твое слово, каждый поступок вселяет в меня беспокойство.

Кит горько рассмеялся.

— До чего же утонченная женщина! Знай же, дорогая, что с момента нашей встречи в мою жизнь вторглось кое-что посильнее, чем просто беспокойство, — произнес он с озлоблением, — и вряд ли эту проблему удастся решить только с помощью слов. Хотя, наверное, мне действительно следовало бы вести себя поприличнее, учитывая наше видное положение в обществе, а также присутствие надутых представителей местных властей, которых повергнуть в смятение гораздо легче, чем не стесненную предрассудками камарилью Берти. Давай-ка просто вместе посмотрим скачки, а я подумаю, как быть с твоими опасениями и своим нетерпением.

— А если ничего не придумаешь? «То решим наши проблемы в постели», — подумал он, но вместо этого произнес с безукоризненной вежливостью:

— Не исключено, что мы слишком серьезно относимся к этой материи. Но разве это способно помешать нам наслаждаться обществом друг друга?

— Ты же знаешь, пойдут разговоры.

— Обо мне? Да я бы носу на улицу не высовывал, если бы боялся сплетен. Уж вам, графиня, это должно быть известно, как никому другому. Ведь всю вашу жизнь сплетни преследуют вас.

— Значит, я всего лишь преувеличиваю опасность?

— Вот именно.

— А вы — всего лишь один из гостей Берти?

— Вот видите, как все просто!

— Поэтому, находясь рядом с вами, мне не следует опасаться за собственную репутацию?

Его брови комически задвигались, изображая глубокую задумчивость.

— Мне обязательно отвечать на этот вопрос? — Это явно развеселило ее.

— Во всяком случае вы честны, и это уже хорошо. — Он ухмыльнулся.

— А вы чертовски интригуете меня, графиня Ангел. Сделайте одолжение, посмотрите скачки вместе со мной.

Разве могла устоять хоть одна женщина перед этой белозубой улыбкой?

Остаток дня они провели вдали от трибун, наблюдая за скачками с лужайки, облокотившись на низкую ограду ипподрома. Кит и Анджела увлеченно обсуждали достоинства чистокровных жеребцов, вопили, болея за любимых лошадей и жокеев, делая время от времени ставки и выигрывая.

Они перебрали огромное множество тем — парусные гонки, охота, коневодство. Кит говорил о своей яхте с восторгом влюбленного. А когда Анджела один раз обмолвилась о своей дочурке Мэй, он тут же признался:

— Я и сам обожаю детей. Сестра уже несколько лет твердит, что мне пора обзавестись собственными.

— Вот, значит, чем объясняется твое повышенное внимание к ярмарке невест нынешнего сезона?

Снова облокотившись на изгородь, он раздраженно вздернул плечи. — Такая морока…

— Особенно при твоем распутном образе жизни.

— Иногда эта откровенная торговля женщинами кажется мне еще большим распутством.

Анджела предпочла сменить тему беседы, поскольку вряд ли сама могла сказать что-либо внятное в защиту брака. Она завела разговор о молодом судостроителе в Плимуте, который недавно привлек ее внимание. Кстати, вскоре возобновились и скачки.

Вызывающее поведение этой явно не скучавшей парочки не укрылось от постороннего внимания. Не одна пара глаз пристально следила из ложи принца Уэльского за каждым движением английском графини и американского яхтсмена.

— Черт бы ее побрал, — прошипела Оливия, стоявшая рядом с Клариссой Маклейн и наблюдавшая за двумя фигурками, которые возбужденно размахивали руками при виде легконогого Уинслоу, широкими скачками приближавшегося к финишу. — Будто ей других кобелей мало…

— Не слишком ли он молод для нее? — заметила Кларисса, злобно поджав губы.

— Должно быть, она так не считает, — пробурчала Оливия. — Да и он, судя по всему, тоже.

В нескольких метрах от Клариссы и Оливии расположились Джорджиана и Джо Мэнтон, внимание которых было приковано к Уинслоу, пришедшему первым и оставившему остальных лошадей далеко позади. Впрочем, супруга Джо заметила кое-что еще.

— Посмотри-ка, дорогой, где расположились Анджела и этот американец, — дернула мужа за рукав Джорджиана, голос которой зазвенел от злорадства. — Ишь, как обнимаются — радуются, что Уинслоу победил. Кажется, она к нему неравнодушна.

— Правда? Что-то я не заметил, — ответил Джо как ни в чем не бывало. — У принца Уэльского есть повод закатить сегодня вечером настоящее празднество. Его Уинслоу обошел других на целых шесть корпусов.

Джо и сам давно заметил парочку у ограды ипподрома, однако не намеревался ни с кем обсуждать свои наблюдения. Тем более ему не хотелось говорить об Анджеле с женой. Но все же он затаил глубокую обиду на этого американского выскочку, осмелившегося приблизиться к женщине, которую Джо по старой памяти продолжал считать своей собственностью. И чем ближе клонился к закату день, тем больше хмурился Джо Мэнтон.

— Как ты думаешь, Суверал, повезет нашему американцу на ярмарке невест? — лениво промямлил принц Уэльский после того, как иссяк поток поздравлений по поводу блестящей победы Уинслоу и начался следующий этап скачек.

— Он производит впечатление человека настойчивого, так что, вероятно, в конце концов он достигнет цели, — ответил посол, не сводя глаз с Анджелы и Кита. — К тому же, говорят, Анджела уже порядком устала от амурных похождений. — Он неопределенно пожал плечами. — В общем, думаю, что в конце концов господин Брэддок достанется юной Присцилле.

— Но эта девчонка Пемброук вряд ли сможет отвадить его от нашей несравненной Анджелы.

— Вы рассуждаете как истинный патриций, ваше высочество. Однако теперь, когда графиня стала яростной поклонницей Уильяма Томаса Стеда, ее взгляды на любовные развлечения могли несколько измениться.

— Только не напоминай мне об этом радикальном смутьяне, умоляю тебя, Фредди! Его чертова болтовня о демократии в конце концов не оставит от нашей страны камня на камне. Он консультирует Анджелу только по вопросам, связанным с ее женской школой. Запомни, Фредди, только школа, и ничего больше!

— Ах, да-да, конечно, школа… — дипломатично согласился Суверал. — Как я мог забыть — Если королева и ее сын предпочитали не замечать растущей мощи рабочего класса, то у португальского посла, в свою очередь, не было абсолютно никакого желания брать на себя роль учителя и открывать царствующим особам глаза на изменения, Происходящие в реальном мире. — И все-таки немаловажно то, что Кит — американец. Его демократические идеалы наверняка найдут путь к сердцу Анджелы, если вдруг окажутся бессильными чисто мужские достоинства.

— К черту политику, Фредди! Он завоюет ее как мужчина — попомни мое слово, — с жаром заявил принц. Ни одна женщина еще не посмела отказать его королевскому высочеству, хотя он, будучи пухлым коротышкой, не мог претендовать на звание красавца. Относясь к своим партнершам бережно и даже нежно, наследник престола в то же время категорически отвергал идею равенства полов.Ему по душе были красивые обольстительницы, которые твердо усвоили, что у них в жизни может быть только одна роль — очаровывать мужчин.

— Что ж, в таком случае… остается единственный вопрос: когда? — пробубнил под нос Суверал.

— Ставлю пятьдесят гиней на то, что он поимеет ее сегодня ночью, — объявил принц.

— Но как же так, ваше высочество? Ведь она ваш друг…

— Излишняя чувствительность подчас вредит тебе, Фредди. Да не беспокойся ты, никто ничего не узнает. В конце концов пари заключаем только мы двое. Так что давай, не ломайся!

— Ну, уж коли вы так настаиваете, Берти… Хорошо, будь по-вашему, пятьдесят гиней на то, что у него ничего не выйдет. — Посол знал Анджелу лучше принца, который не видел в женщинах никаких других достоинств, кроме красоты и способности развлекать мужское общество. — И еще пятьдесят на то, что он покинет замок Мортон в расстроенных чувствах.

— Никогда, Фредди, — расплылся в улыбке принц. — Да ты только посмотри на них!

Обратно Анджела и Кит ехали вместе, с волнением ощущая близость друг друга, и им совсем не мешало то, что вместе с ними в карете находились Оливия и Лексфорд. По возвращении гости в большинстве разбрелись по своим покоям в замке, а оставшиеся отправились на конюшни вместе с принцем Уэльским, пожелавшим лично удостовериться, хорошо ли устроены лошади на ночь.

Не испытывая особого желания участвовать в «лошадиной церемонии», Кит и Суверал встали поодаль от суматошной толпы, в которой смешались горячие скакуны, их владельцы, дрессировщики, конюхи и жокеи.

— До чего же он любит побеждать, — обратил Суверал внимание на необычную веселость принца, который в ато время оживленно беседовал с дрессировщиком.

— А разве не все мы любим это?

В этих словах, произнесенных Китом с нарочитой медлительностью, чувствовалась скрытая страсть такой силы, что Суверал не смог удержаться от мягкого замечания:

— Она совсем не та, что год назад.

— Что вы имеете в виду? — Американец сразу понял, о ком именно зашла речь.

— Она копается в себе, сомневается. Кто она? На что годны люди ее круга? Чего стоят все увеселения, которым она предавалась в прошлом?

— Вот, значит, откуда все ее колебания и сдержанность… Кажется, я не совсем ко времени здесь появился.

— Не принимайте это только на свой счет. Должно быть, и Джо Мэнтон был вынужден жениться в конечном счете из-за ее новых настроений.

— Она отшила его? — последовал прямой вопрос, который иного человека мог бы ошарашить своей бестактностью.

— Скорее изгнала из своих чувств, — невозмутимо ответил Суверал.

— Интересно, тронуло ли его это? — рассеянно обронил Кит, продемонстрировав полное безразличие к философским материям.

— Это очень независимая женщина.

— И очень соблазнительная, несмотря на этот недостаток, — добавил с усмешкой Кит.

— Сразу видно, что вас привлекает в ней в первую очередь, — ошибка просто исключена.

— И что же из этого? — вопрос прозвучал с подчеркнутым безразличием.

— А то, что я бы на вашем месте остерегался господина Мэнтона. Хотя его жена воодушевлена тем, как благосклонно Анджела отвечает на ваши ухаживания, мне думается, сам Джо вряд ли с восторгом воспринял ваше вторжение на его территорию.

— Его территорию? Его?! — Глаза Кита немного округлились. — Надо же быть таким жадным…

— С моей стороны ато всего лишь дружеское предупреждение. Он чрезвычайно ревнив.

— Тогда ему следовало жениться на ней.

— Англичане менее склонны к разводам, чем вы, американцы.

— В таком случае ему придется привыкнуть делиться с другими.

— Выходит, прав был Берти. Он просто уверен, что в конце концов победа будет за вами.

— Это еще не победа, Суверал, — учтиво возразил Кит, — но я всегда добиваюсь того, чего хочу.

— И Анджела тоже, — ответил посол.

Кит не ожидал, что вызов со стороны Джо Мэнтона последует в столь скором времени. Вернее, вопреки предупреждениям Суверала, он вообще не ожидал вызова, а потому для него это было подобно грому среди ясного неба.

Компания аристократов шла от конюшен к замку пешком, любуясь золотыми лучами заходящего солнца. Дорога петляла по парку, и процессия растянулась: люди разбились на небольшие кучки. Их голоса тонули в необъятном пространстве леса и поля. Обрывки диалогов и отдельных слов словно птицы порхали в ранних сумерках. Все дышало покоем — сама природа настраивала всех на миролюбивый лад.

Те, кто был впереди, начали подъем по пологому склону, ведущему к мосту замка, и тут за спиной Кита раздался чей-то возбужденный голос:

— Оставьте ее в покое!

Необязательно было оборачиваться, чтобы узнать, кто произнес эти слова. Замедлив шаг, Кит все же оглянулся через плечо и, когда Джо Мэнтон поравнялся с ним, спокойно проговорил:

— Женившись, вы уступаете свои права другим.

— Заблуждаетесь.

— Видно, я чего-то недопонимаю. Что ж, придется еще раз побеседовать на этот счет с дамой, о которой вы беспокоитесь.

— Мне наплевать, что она скажет вам. Я просто предупреждаю вас: оставьте ее в покое.

— А если не оставлю?

Их голоса были для других не более чем невнятным бормотанием. Процессия подходила к воротам замка, и все невольно взбодрились при виде знакомого величественного силуэта на фоне вечернего неба. Со стороны казалось, что просто беседуют двое мужчин изрядного роста. Будучи одинакового телосложения, они были схожи и характерами: ни один из них не любил уступать.

— Если вы посмеете прикоснуться к ней, то ответите мне за это. — Черные брови Джо Мэнтона резкими очертаниями напоминали сабельные рубцы.

— Если я и притронусь к даме, то только по ее собственной воле.

Лицо Джо приняло еще более ожесточенное выражение.

— Она не может быть вашей.

— Напротив, это вы не можете более владеть ею. Ваша недавняя женитьба изменила ваш статус, — все так же мягко возразил Кит. — Тем не менее вполне понимаю ваше чувство собственника и даже сочувствую. Это потрясающая женщина.

— Вам недостаточно вашего гарема? — глухо прорычал Джо Мэнтон.

— А вам недостаточно жены? — небрежно парировал выпад Кит Брэддок. — Ах, кстати, вот и она, — добавил он, завидев Джорджиану, которая радостно махала мужу с башенки у ворот. — Она ждет вас. Ведь вы молодожены, не так ли? — заметил Кит с холодной улыбкой.

Ему было известно, что в разгар медового месяца Джо оставил свою молодую супругу одну в Париже, чтобы совершить молниеносную поездку к Анджеле. А потому были все основания полагать, что уж теперь-то, в замке Мортон, она глаз не спустит со своего муженька.

Торопливо помахав жене в ответ, Джо процедил сквозь зубы:

— Предупреждаю, держитесь от Анджелы подальше. И, ускорив шаг, он обогнал американца. «Увлекательный получается вечер», — подумал Кит, наблюдая, как Джорджиана со всех ног бросилась навстречу мужу. Потерявший голову любовник, преисполненный решимости сохранить расположение отвергнувшей его женщины, плюс молодая жена — властная и бдительная. Да еще легендарная Графиня Ангел. Теплая компания складывается

9

Не то чтобы этот вечер выдался очень увлекательным, но уж во всяком случае его можно было с полным основанием назвать эмоциональным, причем эмоции эти вряд ли относились к разряду положительных, если, конечно, не считать отличного расположения духа, в котором пребывала Оливия.

Перед ужином Анджела еще раз мысленно перебрала все доводы против какой-либо связи с Китом и затем в течение вечера прилежно избегала его. Он не мог не оценить ее умения отрываться от преследования. Верным стражем графини был Джо, который не отходил от нее ни на шаг, к тому же она в высшей мере искусно могла управлять неисчислимой ратью поклонников, которые неустанно вились вокруг нее. Все это давало пищу для не совсем оптимистичных размышлений. Кит отрешенно бродил в светской толпе, пил больше обычного и пресекал все попытки втянуть его в беседу, отвечая на обращенные к нему вопросы резко и односложно. Опорожнив бутылку коньяку, он не испытал облегчения и, бросив рассеянный взгляд на обступавших его женщин, внезапно задался вопросом: почему же они не кажутся ему достаточно привлекательными? Эта мысль только усилила раздражение. Мысленно проклиная колдовские чары графини де Грей, он снова наполнил бокал.

Анджела покинула общество довольно рано, придумав какую-то отговорку. Однако истинной причиной ее ухода было нервное напряжение, которое она испытывала, притворяясь равнодушной к Киту Брэддоку. Близкое присутствие этого человека, излучавшего неуемную энергию, заставляло ее всю трепетать от возбуждения. Голова раскалывалась от боли, лицевые мускулы ныли от фальшивой улыбки, и шутливые слова, обращенные к почитателям ее красоты, застревали в горле. Никто в этом блестящем зале не интересовал ее, кроме одного человека, который ни при каких обстоятельствах не мог принадлежать ей. Проведя всю свою сознательную жизнь среди этих ничтожеств, сейчас она задыхалась в их обществе, не в силах более вынести пошлой болтовни и сплетен, которые составляли смысл жизни высшего света.

Увидев, что Анджела наконец ушла, Оливия со вздохом облегчения откинулась на парчовые подушки изящного канапе. Единственная достойная соперница покинула поле боя. Наступало время решительных действий. Ее престарелый супруг никогда не задерживался на светских раутах слишком долго и теперь спал глубоким сном праведника в отведенных ему покоях. Что же касается Кита, то он, развалившись в кресле эпохи короля Якова, достаточно массивном, чтобы служить опорой столь крупному телу, с мрачным видом напивался до состояния черной меланхолии.

«Лучше не придумаешь», — пришла к заключению Оливия, знавшая, что за подобной сосредоточенной угрюмостью скрываются дикие порывы души. Она отдавала предпочтение сексу, замешенному на жестокости, а потому от всей души радовалась, видя, как много пьет Кит. Это при благоприятной ситуации сулило ей ни с чем не сравнимые наслаждения.

Поздно ночью она постучала в дверь его спальни. Оливия была не первой женщиной, приблизившейся за ночь к этому порогу, но только она знала заветное слово, которое лучше любого ключа способно было отомкнуть дверь, остававшуюся наглухо закрытой для других.

— Это Анджела, — приглушенным голосом произнесла герцогиня.

Когда же проскрежетал ключ и дверь отворилась, ночная гостья торопливо добавила:

— Анджела сегодня не придет, но ты с таким же успехом мог бы развлечься и со мной.

— У меня и без тебя достаточно ночных услад, — ответил Кит, подняв перед ней наполненный бокал. — Вот эта, например.

— Но я намного лучше, — невозмутимо проговорила Оливия.

Кит до сих пор так и не разделся. На нем был все тот же вечерний сюртук — только узел галстука немного ослаблен и ворот сорочки расстегнут. Долгий блуждающий взгляд пополз по темноволосой знойной красавице, одетой в простой домашний халат абрикосового цвета.

Секунда, потом другая…

— Тебе понравится, — жарко зашептала Оливия, развязывая тесемки на груди. — Я многое умею. — Мягкий полупрозрачный шелк, соскользнув с плеч, упал на ковер к ее ногам. Она подняла глаза, в которых светился вызов.

Полусонный взгляд Кита, задержавшись на секунду на горящих темных глазах, продолжал ползти по ней сверху вниз, оценивая достоинства незваной гостьи. Тяжелые груди порозовели от вожделения; талия была так тонка, что он мог обхватить ее руками; полные губы были откровенно чувственными, как у восточной скульптуры. Оставаясь внешне невозмутимым, он сделал глубокий вдох, замерев на мгновение в нерешительности. Вокруг было успокаивающе тихо. Медленно выдохнув, Кит решился:

— Почему бы и нет?

«Пропади все пропадом», — мысленно клял себя и весь белый свет Кит Брэддок, идя позже по коридору, где и теперь было все так же тихо и безлюдно. Ему ни за что не следовало пускать ее к себе. Он и не впустил бы эту тварь, если бы не был так пьян. О Господи, до чего же противна эта скотская случка, пропитанная неистовством и насилием!

Выйдя из дома, он брел по тщательно ухоженным парковым дорожкам куда глаза глядят, преодолевая милю за милей в надежде избавиться от отвращения, которое осталось после близости с Оливией. Изнывая от бессильной злобы и угрызений совести, содрогаясь от отвращения, не находя разумных доводов, чтобы успокоиться и покончить с этой пыткой, он в конце концов пришел к заключению, что Анджела не меньше его виновна в том, что прежней жизни Кита Брэддока, совсем еще недавно столь привольной и безмятежной, пришел конец. Однако затем вспомнил свое собственное необузданное желание, и прохладный ночной воздух снова содрогнулся от проклятий. Но хуже всего было от свежих воспоминаний об Оливии. Следом за ними приходили горькие сожаления о том, что ему не хватило здравого смысла удержаться от опрометчивого поступка, и вовсе не важно, пьян он был или нет. Так, словно колебания маятника, противоречивые чувства поочередно накатывали на него, и приходилось то обвинять в собственных грехах весь мир, то каяться самому. В конце концов Кит пришел к выводу о том, что с его стороны более разумным будет не позволить столь безжалостно вторгаться в свою жизнь какой-то женщине, которая — черт бы ее побрал! — и позволила-то ему поцеловать себя всего один раз. В конце концов ему давно уже не пятнадцать лет и пора бы научиться не терять голову при виде первого смазливого личика.

«Ну и дьявол с ней! — окончательно решил он, бредя, не разбирая дороги, по росистой траве, когда занимающаяся заря окрасила восток в нежно-розовый цвет. — Пусть катится ко всем чертям!»

Проведя бессонную ночь, Анджела стояла у окна своей спальни, не в силах победить беспокойство. Внезапно издали, со стороны пологого речного берега, показалась приближающаяся фигура Кита. Его голова в лучах восходящего солнца казалась огненно-рыжей.

Измученная бессонницей, графиня следила за каждым его шагом с пристальным вниманием ревнивой любовницы.

«Где это он был? — завертелась в ее голове беспокойная мысль. — И с кем? Возможно ли, чтобы он провел ночь один? Можно ли верить его смехотворным утверждениям об „обете воздержания“? И можно ли позволить себе волноваться по такому поводу?» Ее душу терзали противоречивые чувства — подозрительность, беспокойство, надежда, — и все это сплелось в невообразимый клубок.

Кит подошел ближе, и Анджела увидела, в каком ужасающем состоянии находится его одежда. Он шел в туфлях на босу ногу, но главное — темные полосы на белой рубахе… Кровь! Конечно, это была Оливия. Узнав характерный знак любовных повадок своей давней знакомой, Анджела испытала приступ безотчетного гнева.

Лгун! А она-то поверила ему, как сопливая девчонка первому мужчине в своей жизни. Преданная, обманутая, соблазненная обаятельным негодяем. «Будь ты проклят! — подумала она, глотая слезы обиды. — И будь проклята Оливия за то, что смогла так легко завладеть им!»

Кит внезапно пропал из виду — его скрыла тень высокой крепостной стены. А она все стояла, прижавшись щекой к холодному оконному стеклу, чувствуя себя глубоко несчастной, одураченной, раздавленной… и полностью беспомощной перед сжигавшим ее изнутри желанием, которое не считалось ни с какими доводами рассудка.

Она по-прежнему хотела его — вопреки всему: женщинам, бывшим в его жизни и побывавшим в его постели, кровавым отметкам, оставленным Оливией, вопреки здравым подсказкам холодного ума. До чего же странно было стать жертвой мужчины, который не знал иных чувств, кроме мимолетной страсти! До чего жестоко обошлась судьба с ней — женщиной, которая сама предпочитала руководствоваться именно этим чувством!

Завтрак обещал стать сущей пыткой. Оливия не упустит случая покрасоваться в роли завоевательницы, а она — Анджела — будет обречена наблюдать за ними двоими, обменивающимися многозначительными взглядами, переговаривающимися на особом, закодированном языке любовников, назначающими друг другу новую встречу, притворяясь, что ведут беседу о каких-то пустяках. Однако в узком кругу избранных, собравшихся в замке Мортон, столкновение было неизбежным — если не за завтраком, то уж во всяком случае за обедом, чаем или ужином. А значит, надо взять себя руки и спуститься в столовую, заранее приготовившись быть свидетельницей тошнотворной сцены воркования двух развратных голубков. Слава Богу, уик-энд подходил к концу, а уж один день она как-нибудь продержится.

Кит уже был в «утренней столовой», когда Анджела наконец появилась к завтраку. Войдя, она ни единым жестом не показала, что заметила его. Столы-буфеты тянулись вдоль двух стен. Их полированная поверхность была уставлена разнообразнейшими горячими блюдами и холодными закусками. Посуда тоже была необычна. Повсюду тускло мерцало знаменитое столовое золото Мортонов. Анджела заранее решила, что подойдет к самому отдаленному столу, возьмет совсем немного еды и, наскоро позавтракав, сразу же вернется к себе в комнату. План был вполне реален. В толчее гостей, вставших спозаранку, чтобы успеть позавтракать вместе с принцем перед походом в церковь на воскресную службу — этой привычке он никогда не изменял, — остаться незамеченной было вовсе не сложно.

И если бы не личное вмешательство Берти, ее план вполне мог осуществиться. Однако принц позвал ее за свой стол так громко, что Анджела просто не посмела притвориться, что не расслышала его. Он шумно захлопотал, освобождая для нее место рядом с собой, затем закричал лакею, чтобы тот принес еще одну чашку чаю. Алиса Кеппел была вынуждена отодвинуться вместе со своим стулом. Усевшись за стол, Анджела быстро, но учтиво поздоровалась со всеми. Мортоны, как и подобает сельским жителям, были румяны и благодушны; Алиса, как всегда безупречно одетая, приветливо улыбнулась в ответ. Наконец Анджела бросила взгляд на последнего представителя небольшой компании, разместившейся за столом. Ответив таким же быстрым взглядом, Кит безразлично пробубнил «доброе утро» и отвернулся. В его глазах гнездилась усталость, щеку украшали две багровые царапины, а на шее остался лиловый след от острых зубов.

У Анджелы похолодело внутри при виде красноречивых меток, оставленных Оливией. Если у нее раньше и были какие-то сомнения, то теперь от них не осталось и следа. Кит казался бледным призраком ночи разврата. Ее снова захлестнула волна ненависти.

— Ты пойдешь с нами в церковь? — спросил принц. Ей потребовалось совершить над собой усилие, чтобы понять этот вопрос, обдумать его и сформулировать соответствующий ответ, как если бы она находилась не в дружеской компании, а подвергалась допросу с пристрастием. В конце концов графиня выдавила из себя:

— Только не сегодня утром.

И затем надолго умолкла, поскольку никак не могла придумать правдоподобного объяснения для своего отказа.

— Анджела неважно чувствовала себя ночью, Берти. Я уверена, что ей лучше отдохнуть, — вмешалась в разговор, как всегда, благожелательная Алиса Кеппел.

— Ты что же это, никак захворала, милая? — В голосе принца прозвучала неподдельная тревога.

— Ничего страшного, — ответила она слабым голосом. — С самого начала сезона я чувствую какую-то необъяснимую усталость.

— Вечно ты перегружаешься, — пожурил ее принц.

— Ничего не поделаешь, сила привычки, — лицемерно согласилась Анджела. — Из года в год одно и то же. Ничего, отдохну в Истоне на будущей неделе.

— Уж будь добра, душечка, отдохни как следует. Тебе нельзя болеть, тем более что шотландские каникулы уже на носу, а там придется постоянно быть на свежем воздухе.

— К тому времени я поправлюсь, — через силу улыбнулась графиня.

Алиса снова вовремя отвлекла внимание Берти, задав ему вопрос о том, в какой форме находится нынче Уинслоу. Немедленно воодушевившись, Берти пустился в сотый раз с гордостью пересказывать историю о том, как накануне его любимый жеребец выиграл скачки. Теперь, когда от нее требовалось только одно — изображать внимание, Анджела смогла наконец приняться за еду, чтобы потом, извинившись, удалиться в свою комнату. Сидеть напротив Кита, притворяясь, что тебе нет ровным счетом никакого дела до любовных похождений этого мерзавца, когда на его физиономии отпечатались все подробности бурной ночи, оказалось гораздо труднее, чем представлялось вначале.

Он же, как ящерица, застыл в расслабленной позе: голова бессильно прислонена к спинке стула, глаза полузакрыты. Создавалось впечатление, что Кит погрузился в дрему. К тому же он совсем не ел — только пил изредка воду со льдом да ронял иногда пару-другую слов, когда принц интересовался его мнением относительно того или иного эпизода скачек. Что касается четы Мортонов, так те вообще не проронили ни слова на протяжении всего завтрака. Но это ни капли не смущало Берти, привычного к странностям светских мероприятий. К тому же ему нужны были не столько собеседники, сколько слушатели.

Как раз в тот момент, когда принц Уэльский завершал повествование о скачках, в «утреннюю столовую» стремительно вошла Оливия. Ярко-алое платье из тонкого атласа придавало ее облику какую-то особую порочность. Замерев на секунду в дверях, она направилась прямиком к столу, за которым восседал наследник престола. Подойдя, она ненадолго остановилась возле Кита, довольно развязно коснувшись своим бедром его руки. Затем, нежно дотронувшись до его оцарапанной щеки, Оливия с деланым сочувствием промурлыкала:

— Поранился, бедненький…

— С утра я что-то не в настроении, Оливия, — забормотал он, нервно заерзав на стуле, давая понять, что подобные прикосновения не доставляют ему никакого удовольствия. — Вернее, зол как черт…

— И в то же время прекрасен… просто дьявольски, — прошептала та с вызывающей фамильярностью. — Ты идешь с нами в церковь? — Ее похотливое мурлыканье превратило простой вопрос в извращенную насмешку.

— Нет, — процедил сквозь зубы Кит и внезапно встал, отодвинув стул с оглушительным грохотом. Этот стук словно молотом ударил его по голове, и без того гудевшей, как колокол. Скривившись, он почти со стоном попросил у присутствующих прощения и, е трудом отвесив общий поклон, добавил: — У меня есть кое-какие неотложные дела.

— До чего же все-таки замечательный человек! — восторженно воскликнула Оливия, тут же плюхнувшись на освободившееся место и распространив вокруг себя крепкий запах духов. — Не кажется ли вам, что американцы обладают какой-то необычной, животной — именно животной! — энергией?

Бедная виконтесса Мортон только и смогла, что залиться пунцовой краской, в то время как ее муж несколько раз нервно прокашлялся. Открытая демонстрация сексуальности за завтраком, возможно, и не покоробила бы завсегдатаев Марлборо-хауса, однако сельские дворяне были непривычны к подобным выходкам.

— Следи за собой, Оливия, — одернула ее Элис. — Мы не в Мейфере.

— Ах, простите, — проворковала Оливия, наивно округлив глаза. — Кажется, я невольно сказала что-то пикантное? — Ее взгляд словно невзначай порхнул в сторону Анджелы, и на устах у нее расцвела победная улыбка. — Настроение с утра, знаете ли, великолепное — просто душа поет, — вкрадчиво добавила она. — С чего бы это? Кстати, вы все хорошо спали?

В этом вопросе не было ничего, кроме откровенной похвальбы и злорадства, а потому он не требовал ответа. Никто даже не потрудился поподробнее выяснить причины столь приподнятого настроения Оливии.

Принц осведомился у виконта, хорошо ли клюет рыба в соседней речушке. Мортон, явно благодарный за то, что может наконец поговорить о деле, в котором по-настоящему смыслит, начал подробно отвечать. А Анджела считала минуты до того времени, когда сможет, не нарушив приличий, подняться из-за стола и избавиться от общества этой распутной хвастуньи.

Еще до обеда Кит покинул замок, принеся принцу и его свите глубочайшие извинения за свой неожиданный отъезд.

Остаток дня Оливия проходила мрачнее тучи. А Анджела под благовидным предлогом отбыла из Оукса вечерним поездом. Приехав на следующий день в Истон, она обнаружила, что ее там ждет письмо от Кита, отправленное из Лондона.

Из конверта вместе с небольшим листком бумаги кремового цвета выпала пятисотфунтовая банкнота.

«Вы выиграли, графиня, — было нацарапано на листке торопливым почерком с характерным нажимом. — Наилучшие пожелания вашим школьницам».

Он даже не подписался.

10

Кит вовсе не намеревался ехать в Истон на следующей неделе и прямо сказал об этом Присцилле, когда она упомянула ему о запланированном визите.

— Боюсь, что буду занят, — отрезал он, не потрудившись объяснить причины своей занятости. Они оба совсем недавно приехали в Лондон, и за обедом в ресторане «Ритц», куда Присцилле лишь после длительных уговоров удалось затащить своего непостоянного поклонника, она теперь прилагала все усилия к тому, чтобы убедить его присоединиться в Истоне к ней и ее домочадцам.

— Maman говорит, что ты мог бы добраться туда своим ходом, под парусом. В поместье Анджелы отличная пристань, там стоит ее яхта.

Кит скосил глаза на мамашу Присциллы, которая сидела за четыре столика от них, целиком поглощенная беседой с одной из подруг. Ему никак не следовало соглашаться на этот обед, однако согласие было вырвано у него в момент слабости — утром, когда муки похмелья были особенно невыносимы. Такое состояние для него в последнее время начало входить в привычку.

— Я бы и сам хотел наведаться туда, — солгал он, — но мне необходимо уладить кое-какие финансовые дела в Сити. Речь идет об очень важных встречах с банкирами, от которых мне никак не отвертеться.

— Но ты мог бы приехать в субботу, — продолжала уламывать его Присцилла. — Банкиры по субботам не работают.

— Что ж, это идея, — вымученно согласился он, потому что у него больше не было сил на споры.

— Ах, я знала, знала, что ты согласишься! — захлопала в ладоши Присцилла. — Мы отлично проведем там время! Дом Анджелы буквально пропитан историей, не говоря уже об отреставрированном средневековом монастыре в ее поместье. А ее вольеры для птичек! У нее там есть даже целующиеся голубки, — игриво добавила она.

— Я не говорил тебе, что видел сегодня утром в ювелирной лавке Эспри очаровательную безделушку, которая словно создана для тебя? — пустился Кит на уловку с целью перевести разговор на другую тему. Ему больше ни слова не хотелось слышать об Истоне. — Если у твоей maman найдется немного времени после обеда, то было бы любопытно узнать ее мнение на сей счет.

— Для меня! — обмерла от счастья Присцилла, моментально забыв о поместье Анджелы. — Что же это? Говори быстрее!

— Управляющий утверждает, что эта вещь принадлежала когда-то супруге магараджи. Всего лишь небольшой браслетик, но жемчужины на нем неподражаемы.

Присцилле так же, как и Киту, было известно, что молоденьким особам положено дарить лишь не очень дорогие побрякушки. Жемчуг был недешев, но вполне подходил для подарка девушке, а сам по себе браслет не относился к разряду интимных украшений. То, что вещь была из сокровищницы индийской княжны, указывало на ее высокое достоинство. Одним словом, Кит принял во внимание все тонкости, которые делали подарок одновременно приемлемым и желанным. Он отнюдь не случайно остановил свой выбор именно на этой драгоценности, которая должна была стать прощальным подарком. С начала недели «Дезире» ждала хозяина, готовая к отходу.

Насколько было известно Анджеле, обе леди Пемброук должны были появиться у нее в сопровождении Кита. Во всяком случае Шарлотта, которая до последней минуты не теряла надежды получить у того, кого прочила в женихи своей дочери, согласие на поездку, ничего не сообщала о каких-либо изменениях в планах. Исходя из этого, Анджела составила список гостей таким образом, чтобы дом постоянно был полон народу и ей ни при каких обстоятельствах не пришлось бы остаться с Китом наедине. Впрочем, судя по их последней встрече в замке Мортон, он уже утратил к ней всякий интерес.

Первыми в четверг утром приехали ее сводная сестра Милли и зять — герцог Сазерленд. Сразу же вслед за ними пожаловала другая сводная сестра Долли со своим мужем Карсонсом. Все были в приподнятом настроении, и как только весь громоздкий багаж, без которого у сестер не обходилась ни одна поездка, был рассован по комнатам, небольшое семейство собралось на обед.

Услышав от Анджелы, сколько гостей съезжается в особняк, Милли не смогла сдержать возгласа удивления.

— А я-то думала, ты навсегда покончила со вселенскими сборищами. Помнишь, после приема, устроенного в честь Берти, ты поклялась, что никогда больше не допустишь, чтобы вокруг тебя еще раз собралось столько зануд?

— Ничего не поделаешь, дорогая, приходится принимать меры предосторожности в отношении дочки Шарлотты — Присциллы. Ведь тут будет еще и Присциллин ухажер. А мне после такого изнурительного сезона уже не под силу выступать в роли дуэньи. Чем больше людей будет вокруг, тем меньше беспокойства для меня.

Милли никак не могла донести до рта вилку с салатом.

— Как?! Шарлотта до сих пор не женила этого молодого богача на своей дочке?

— Во всяком случае мне об этом неизвестно, — ответила Анджела, и перед глазами у нее явственно предстали царапины, оставленные на загорелой коже острыми ногтями Оливии.

— Несколько дней назад я видела Шарлоттину девчонку в «Ритце» в обществе блестящего молодого человека. У него еще волосы рыжеватые, — сообщила Долли. — Это и есть ее будущий жених?

— Да, судя по описанию, это и есть господин Брэддок. — «Значит, Кит до сих пор встречается с Присциллой, — отметила про себя Анджела. — Хотя мне-то какое до этого дело?» Просто деловому человеку нужна невеста, и он намерен добиться своего, подумалось ей. Такие люди отлично умеют заниматься сразу двумя делами, не смешивая их, — поисками невесты и любовными похождениями.

— Если он в самом деле добивается ее руки, то делает это как-то не очень активно.

— Ради всего святого, Долли, — не выдержав, подал голос ее муж, — да каким же образом он мог оказывать ей знаки внимания во время обеда в «Ритце»?

— Сумел бы, если бы был по-настоящему влюблен, — мягко, но непреклонно возразила та.

— Кажется, господин Брэддок подыскивает невесту с одной лишь целью — угодить своей матушке, — осторожно заметила Анджела, — и любовь здесь вовсе ни при чем. Его матери срочно понадобились внуки.

— Что ж, в таком случае пожелаем удачи и Шарлотте, — сказал со смешком герцог, разламывая булочку. — Должно быть, он сейчас чувствует себя, как на ярмарке, где ему наперебой показывают молодых кобылиц. Словом, есть из кого выбирать. И все же охранять честь этой молодой дамы я не возьмусь. Увольте, прошу покорно. Вы, женщины, лучше знаете, как оградить от посягательств ее девственность. Ведь именно это качество главное в товаре, выставленном на продажу, не так ли? Вот и думайте, как тут быть.

— Эдвард, — ледяным тоном выговорила ему жена, — тебя тут никто не вызывает на подобные откровения.

— Так ведь тут все свои, дорогая, — усмехнулся тот, потянувшись за маслом, — тесный семейный круг. Но обещаю тебе, за ужином не скажу об этом ни слова.

Шарлотта и Присцилла прибыли в тот же день. Но без провожатого.

— У господина Брэддока неотложные дела в Лондоне, — кисло известила Шарлотта, сойдя с подножки истонской кареты, которая доставила их с частной железнодорожной станции, принадлежавшей Анджеле.

«Зачем же я позвала еще двадцать гостей?» — сокрушенно подумала графиня.

— Мне необходима горячая ванна, — требовательно заявила Присцилла, появившаяся из экипажа следом за матерью. — Этот поезд был весь черен от копоти. Ужас какой-то! Просто некуда было деваться от сажи, даже в нашем так называемом отдельном купе. Завтра утром maman первым делом напишет жалобу в железнодорожную компанию.

Анджела встревоженно оглядела роскошный дорожный туалет Присциллы из бирюзового шелка.

— Какой кошмар, — сочувственно ужаснулась она, хотя при всем старании не смогла обнаружить на платье ни пятнышка. Ничего не поделаешь, к этому обязывало ее положение хозяйки. — Я распоряжусь, чтобы тебе тотчас нагрели воды.

— Да у тебя здесь просто столпотворение, — удивилась Шарлотта, которая, остановившись на посыпанной гравием дорожке, разглядывала большую компанию, собравшуюся на площадке для крокета.

— Всего лишь несколько друзей, милая. Я подумала, что тебе с Присциллой будет скучно без общества. Фредди специально приехал, чтобы увидеться с тобой, Шарлотта, а Сазерленд, так тот заранее попросил, чтобы его посадили рядом с тобой за ужином. — Эти слова Анджела сопроводила обаятельнейшей улыбкой, способной растопить даже ледяную глыбу.

— Ох, уж этот Сазерленд, старый дамский угодник. Что ж, мне уже лучше. Пойдем, Присцилла, нам нужно заняться нашими туалетами.

Ужин проходил в праздничной обстановке. Анджела любила свой Истон всей душой, и сейчас, когда рядом не было Кита, в присутствии которого она всегда чувствовала себя скованно, можно было наконец взяться за исполнение обычных обязанностей радушной хозяйки. В тот вечер она делала это с особым удовольствием. Не было преувеличением сказать, что за столом собралась большая семья. Помимо самых близких родственников, присутствовали несколько двоюродных братьев и сестер плюс Фредди, с которым она подружилась, когда еще не была близко знакома с Берти.

Повар постарался на славу, приготовив полный набор коронных блюд, которые подавались в Истоне на протяжении нескольких десятилетий. Каждое из них напоминало о давно ушедших временах и людях, собиравшихся под этой крышей вот так же много лет назад. Звучали дурашливые тосты, которые тоже были непременной принадлежностью подобных застолий. А Сазерленд разразился поэтическим экспромтом в честь ручного тукана Анджелы. Эта поэма задала тон всему вечеру, и вслед за ней хлынули новые тосты, усилившие атмосферу бесшабашной радости. Однако прежде чем веселье стало неуправляемым, мудрая Милли привела гостей в чувство, с внезапной торжественностью и серьезностью подняв тост за любимого деда, который неустанно заботился об Истоне и бережно передал эту жемчужину в руки нового поколения.

Именно в этот момент короткого затишья, когда в памяти у всех ожили воспоминания о старом виконте, к Анджеле почтительно приблизился дворецкий. Он доложил хозяйке, что в кабинете ее ожидает какой-то мужчина. Гость отказался назвать свое имя.

— Он просто назвался вашим другом, миледи, — пробормотал верный Риджли.

— Местный? — спросила она, вставая со стула. Будучи крупнейшей землевладелицей в графстве, Анджела довольно часто принимала посетителей с разнообразными прошениями, даже в столь неподходящие моменты.

— Мне он показался незнакомым, миледи.

— Что ж, ничего страшного, продолжай подавать на стол. А я скоро вернусь.

Сказав Фредди и Милли, что к ней пожаловал нежданный посетитель, Анджела вышла из комнаты. Оставался только десерт — ужин близился к концу, и ее отсутствие не должно было создать гостям неудобств.

Ее кабинет освещался газовыми горелками, однако свет не проникал в дальние углы. Осмотрев комнату с порога, она не обнаружила признаков присутствия постороннего. Но стоило ей сделать еще один шаг, и из кресла у окна поднялась высокая фигура. Человек вступил в круг света.

Возглас изумления застрял у нее в горле. Анджела замерла, не веря своим глазам.

Кит был одет в костюм для верховой езды. Его одежда промокла насквозь, сапоги были забрызганы грязью, волосы потемнели от дождевой воды.

— Я хотел не тревожить тебя, — угрюмо произнес он.

— Не говори этого, — зашептала Анджела, и сердце ее забилось так сильно, что от толчков крови зашумело в ушах. — В столовой сидят Присцилла с матерью, — испуганно выдохнула она.

— Они не увидят меня. Я остановился в гостинице «Золотое сердце» в Истон-Вейле.

— Тебе нельзя находиться здесь! — еще больше забеспокоилась Анджела. — У меня полон дом гостей. Здесь шагу не ступишь, чтобы не натолкнуться на кого-нибудь.

— Подожду, пока они разъедутся.

— Ни один из них не уедет до воскресенья.

— Подумаешь, всего-то три дня…

— О Господи, — простонала графиня, опершись на спинку стула. Казалось, силы вот-вот покинут ее.

Два стремительных шага, и Кит был уже рядом с ней. Длинные сильные руки заботливо поддержали ее.

— Мне не следовало появляться здесь так неожиданно.

— Следов Оливии почти не осталось, — вырвалось у нее совсем не к месту, в то время как ей следовало высвободиться из его объятий, прогнать его прочь. И когда уж вовсе не следовало испытывать такую безграничную радость, видя его рядом с собой.

— Я искуплю грех той ночи. Поверь, я был готов сквозь землю провалиться после того, что тогда произошло.

— Кажется, я схожу с ума, — вполголоса пробормотала она, и ее ладони сами легли на его щеки, прохладные от влаги.

— А я уже несколько недель самый настоящий сумасшедший, — нежно произнес он, прижимая ее к своей мокрой груди. — Знаешь, какой ливень на улице?

Его улыбка была все той же — мимолетной, теплой и такой влекущей, что поневоле казалась предназначенной только ей, Анджеле, и больше никому на всем свете.

— Тебе нужна сухая одежда, — опомнилась она.

— А может, лучше вообще остаться без одежды? — пошутил он.

— Что же мне делать? — В ее вопросе прозвучали сладкие нотки обещания.

— Не меня тебе спрашивать об этом. С той ночи, когда мы встретились в Коузе, мой ответ не изменился.

— И все это время я говорила «нет».

— Кажется, что прошла целая вечность, — мягко заметил он.

— Я созвала полный дом гостей, чтобы защититься от тебя.

— Спросила бы вначале меня, и я сказал бы тебе, что это не поможет.

— Я не могу выгнать тебя из дому в грозу.

— Поэтому я так рад ей.

— Не уедешь ли ты сам? Ты мне помог бы…

— Не думаю, что это возможно. До Истон-Вейла пять миль, а дороги размыты. Я говорю это серьезно.

— Остается один вопрос, которого мне не следовало бы задавать.

— Но ты все равно спросишь, — усмехнулся он.

— Как быть с Присциллой?

— Я не женюсь на ней.

«Уверен ли ты в этом?» — напрашивался следующий вопрос, однако она промолчала, потому что ей не хотелось знать ответ.

— Я в этом уверен, — сказал он неожиданно, как если бы читал ее мысли. — Теперь ты счастлива?

Запрокинув голову, она посмотрела ему прямо в лицо, и на ее губах расцвела радостная улыбка.

— Такого счастья я не испытывала никогда.

— Надеюсь, ты объявишь об этом всем мужчинам, окружающим тебя. — Его тоже терзали демоны ревности.

— Я никогда еще не была счастлива, во всяком случае не так, как сейчас, — спокойно призналась она. — Только дети составляют счастье моей жизни, но ведь это совсем другое.

— Я задерживаю тебя, — молвил он с ответной улыбкой, от которой действительно можно было сойти с ума.

— Ну и пусть, — ответила она, безоглядно впуская его в свое сердце.

Они радовались, как радуются дети, — эти двое, которые так много увидели, услышали и сделали в своей жизни. Им и присниться не могло, что есть другая жизнь — совсем не та, которую они вели до сих пор. И жизнь эта оказалась яркой, новой, ослепительной.

Так светла и пьяняща может быть надежда, которая вот-вот сбудется.

Так свеж может быть поцелуй, который впервые даришь любимой.

Так безгранично может быть счастье, на которое вдруг натыкаешься в тусклом царстве загубленных жизней.

— Скажи же, что мне делать, — прошептала она снова, прильнув к нему и подняв взор, чтобы встретиться с его глазами, которые были так высоко. Из столовой доносились звуки шумного веселья. — Ужин подходит к концу. Мне пора.

— Я подожду до воскресенья.

Крепко зажмурившись, она набрала полные легкие воздуху, словно задыхалась, и произнесла горячечной скороговоркой:

— Но я не могу ждать.

— Тогда до встречи сегодня вечером, — тихо ответил он желая придать своему голосу спокойствие, которого не было сейчас в его душе. Слишком долгим и мучительным было для него ожидание.

— Не здесь, — напряглась она в его руках, ее голос задрожал от испуга.

— Так где же? Только назови место.

В ее глазах метнулся бесенок противоречия.

— Ты всегда такой сговорчивый?

— Что ты называешь сговорчивостью? То, что я с самого утра добирался до тебя? То, что на мне нет сухого места? Ты не имеешь права подозревать меня в чем-либо.

— Я не должна верить тебе.

— Нет, должна. Говори, где мне тебя ждать, и я буду там.

После всех дурных предчувствий, после несчетного количества женщин в его жизни, после Присциллы и Шарлотты, после решения спрятаться от него в своем собственном доме за спинами армии гостей она еле слышно произнесла:

— Жди меня в Стоун-хаусе.

И тут же торопливо описала ему дорогу к средневековому монастырю, восстановленному ею на территории ее владений.

— Скажи им, что к тебе заехал приятель твоего управляющего, — сказал он, увидев, как ее взгляд беспокойно метнулся к часам на каминной полке, — а проблему, как мне добраться до Истон-Вейла, решим завтра утром.

Она как-то неуверенно взглянула на него.

— Я придумал для тебя предлог, пока дожидался здесь твоего прихода, Ею снова начали овладевать противоречивые чувства. Уж слишком речист и ненадежен был ее воздыхатель.

— Я никогда еще не совершал путешествий верхом под дождем ради женщины, — мягко проговорил он.

— Неужто меня было так легко разгадать?

— Ты слишком долго сопротивлялась, — объяснил он, не сбиваясь на самодовольный тон. — А это уже характерный признак. — Сейчас его улыбка была даже слишком открыта и невинна для человека с его репутацией. — И теперь, когда я нашел тебя, я не уеду из Истона.

— Скажи мне еще раз, что у тебя с Присциллой. Мне пора возвращаться, и сейчас я увижу ее.

— Во вторник я обедал с ней.

— Моя сестра видела тебя.

— Она упомянула тебе, что у меня был утомленный вид?

Анджела улыбнулась краешком рта.

— Она сказала, что ты был не очень внимателен.

— Я сказал Присцилле, что очень скоро отплываю в Америку, и купил ей прощальный подарок с позволения ее матушки.

— Знаю, браслет с жемчугом, который Присцилла теперь выставляет всем напоказ.

— Он самый. Таким образом, она знает, что я не буду предлагать ей руку и сердце.

— Спасибо, — прошептала Анджела.

— Позже поблагодаришь, — улыбнулся Кит. — А теперь иди, пока кто-нибудь не вошел сюда и не застал тебя в столь компрометирующем обществе. — Разжав объятия, он тихонько подтолкнул ее к двери.

На пороге она обернулась. Он стоял, спокойно глядя на нее.

— Я так рада, что ты пришел, — без колебаний произнесла она.

Белозубая улыбка сверкнула на смуглом лице.

— Ты все равно не удержала бы меня на отдалении.

11

Остаток вечера прошел скомканно, хотя Анджела с готовностью отвечала на вопросы, разливала чай и с величайшим вниманием вникала в застольную беседу, танцевала с Фредди и зятьями, когда Долли вздумалось исполнить на фортепьяно ее любимые вальсы. Несколько раз она ловила себя на том, что смотрит на Присциллу, невольно пытаясь отгадать, что мог найти Кит в этом черством и корыстном создании. Она даже высидела две партии в бридж с кузенами из Суссекса, умудрившись не сделать ни одного вопиюще неправильного хода. Вскоре после полуночи гости начали расходиться. Желая всем спокойной ночи, Анджела внутренне удивлялась, как можно провести в столь оживленном обществе три часа и теперь не помнить абсолютно ничего из того, что произошло за это время.

Наблюдая, как запоздавшие медленно поднимаются по лестнице на второй этаж, где были расположены гостевые комнаты, она уже буквально тряслась от нетерпения, невольно считая их шаги. Наконец последние силуэты растворились в глубине коридора. Повернувшись, она стремительно пошла в прихожую.

— Передай Нелли, что сегодня я заночую в Стоун-хаусе, — сказала графиня привратнику, который, как и положено, стоял в этот поздний час на своем посту. — И еще, если не возражаешь, я воспользуюсь твоим зонтиком.

— Вам бы лучше накидочку, — фамильярно посоветовал старик. — Льет как из ведра.

— Не надо, Пен, — успокоила она старого слугу, который всю свою жизнь провел в Истоне. — На улице совсем не холодно.

— Ну как знаете, миледи, — пробурчал тот, несколько уязвленный тем, что хозяйка не вняла его совету, и прошел вперед, чтобы распахнуть перед ней дверь. Ему было хорошо известно частое обыкновение графини оставаться на ночь в излюбленном ею уединенном месте. — Только глядите, держитесь ближе к восточному краю старой буковой посадки. Там хоть не так дует.

— Обещаю, — улыбнулась ему Анджела, раскрывая большой зонт, которому, должно быть, было столько же лет, сколько и его хозяину. Выйдя за порог, она задрожала, но не от холода, а от возбуждения, огнем пробежавшего по ее жилам.

Дождь хлестал в лицо, но не мог остановить ее, бегущую по дорожке в Стоун-хаус. Гроза была столь же неудержимой, сколь и страсть, которая владела сейчас графиней. Держа зонт, как щит, она спешила навстречу мужчине, мысли о котором уже несколько недель будоражили ее воображение. Подол ее серебристого платья, намокнув, вился следом за ней подобно шелковому ручью. Юбка липла к ногам, под ногами хлюпала вода. Но Анджела почти не обращала внимания на промокшее белье — настолько горячим было ее чувство. Сейчас графиню волновало только одно — долгожданное свидание с властителем ее дум.

Буки, посаженные широкой полосой кем-то из ее предков, качались над головой. Старые ветви жалобно скрипели, листья шумели на ветру — словно неподвижные стражи охраняли ее, спешившую ночью под проливным дождем. Склоняясь перед дикими порывами ветра, она пыталась угадать, действительно ли Кит сейчас встретит ее или его приход в Истон-хаус был только наваждением.

Сегодняшнее неожиданное появление этого человека в поместье внезапно показалось ей нереальным. Образ дерзкого пирата, стоящего в ее кабинете, куда-то вдруг пропал и его место в памяти почему-то заняли воспоминания о привычных развлечениях, какие всегда бывают после ужина.

Но тут во тьме мелькнули огоньки, и ее губы, мокрые от дождя, растянулись в радостной улыбке.

Он был там.

Он ждал ее.

У ее счастья было имя. И это было имя мужчины, ждущего ее.

Должно быть, он действительно ждал ее прихода — дверь дома открылась, едва она приблизилась к низенькой калитке в ограде. Вырвавшаяся изнутри полоса света от лампы легла на мокрую брусчатку дорожки. Следом выскочил сам Кит и пересек дворик в два прыжка. На нем были только бриджи и рубаха с расстегнутым воротом. Босоногий, он походил на местного фермера-арендатора, и ей подумалось, как было бы прекрасно, если бы этот мужчина принадлежал Истону, а значит, и ей. Однако в нем не было даже намека на крестьянскую приземленность и почтительность к госпоже. Кит передвигался так, словно летел по воздуху. Подбежав к ней, он вырвал у нее зонтик, а саму ее легко подхватил на руки.

— У меня уже кончалось терпение, дольше я вряд ли продержался бы, — прошептал Кит ей на ухо, устремившись обратно к дому. — Скажи, что и ты изнывала без меня, — настаивал он, неся ее под дождем. — Господи, я думал, что окончательно сойду с ума в бесконечном ожидании. Я чуть было не побежал искать тебя. Ну как, все наконец улеглись?

— Наконец-то все, — ответила она с блаженной улыбкой. — Да, я тоже изнывала, ожидая встречи с тобой. И вечер казался бесконечным, как вечность.

— Ты устала? — спросил он, когда они были уже на ступеньках лестницы. Его голос, внезапно изменившись, стал теплым и заботливым.

Улыбнувшись, она отрицательно покачала головой. Ее чувства не поддавались описанию. Недели страхов, волнений, переживаний, неутолимой жажды внезапно остались где-то в прошлом, сами собой исчезли без следа.

Ее волосы словно светились в темноте, буйно завиваясь от влаги, а радостное лицо сияло невиданной красотой.

— Может быть, тебе все-таки стоит отдохнуть? — галантно предложил Кит, словно она еще не ответила ему достаточно страстно, чтобы убедить его в глубине своих чувств. К тому же он явственно чувствовал холод ее тела. — Сядь у огня, — настоял он, когда они вошли в дом.

Заглянув из прихожей в небольшой зал, Анджела увидела отсветы огня, пылающего в камине, возле которого стояли сапоги Кита и висела его куртка. На столике рядом с диваном возвышался пышный букет роз.

— Ты срезал розы. — Она подняла на него взор, в котором светилась искренняя радость. В комнате разливался аромат особого сорта этих великолепных цветов — Пауля Нейрона.

— Берти говорил, что ты любишь розы.

— С твоей стороны это рыцарский поступок, — не удержалась Анджела от шутки, — тем более в такую ночь.

— В моем распоряжении было целых три часа семнадцать минут, — он взглянул на наручные часы на кожаном ремешке, — и двадцать две секунды. — Кит весело улыбался, ничто не могло сейчас омрачить его настроения. — Отчего же ты не садишься? А я бы тем временем отыскал для тебя сухое полотенце.

— Я не хочу.

Его взгляд стал настороженным.

— Не хочу садиться, — спокойно уточнила она.

— Я не сразу понял тебя, — признался он. — Видишь, как прилично я стараюсь себя вести?

— После того, как ворвался ко мне? — проворковала она.

— Но и теперь, наверное, это мне не вполне удается. — Дрогнув, его длинные ресницы медленно опустились, почти скрыв глаза. — Мы можем пойти наверх. Там тоже горит огонь.

Несколько секунд лишь стук капель, падающих со старого зонта, который он до сих пор не выпустил из рук, нарушал тишину, воцарившуюся в полутемной прихожей.

— Мне так хочется наверх, — мечтательно прошептала Анджела, и эти слова, прервавшие безмолвие, обрели в ее устах особый, возбуждающий смысл.

Положив зонт на каменную полку, которую какой-то прилежный монах украсил много веков назад богатой резьбой, Кит задумчиво поглядел на лестницу, ведущую наверх, будто оценивал сложность предстоящего подъема. Затем, переведя взгляд на графиню, он произнес:

— Такого со мной еще не случалось. Я чувствую себя каким-то… беззащитным.

— Перед чувствами? — Он кивнул:

— Да, правила игры внезапно изменились.

— Наверное, сегодня ночью оба мы в каком-то смысле неопытные новички.

Он отрицательно затряс головой.

— Просто я ревную тебя ко всем мужчинам, которые когда-либо смотрели на тебя.

— Как и я ревную тебя к женщинам, побывавшим в твоей жизни. — Ее глаза позеленели от внезапной злости. Анджела не желала уступать другим даже малой крупицы чувства этого человека, который должен был целиком, безраздельно принадлежать ей.

— Я прогоню их. — Еще месяц назад такое обещание показалось бы ему немыслимым.

— Тогда и в моей жизни не останется больше ни одного мужчины, — невольно вырвалось у Анджелы — той самой Анджелы, которая изо дня в день купалась в обожании мужского общества. — Пойдем, посмотришь, где я сплю.

Когда Кит шагнул по направлению к лестнице, она нежно провела пальцем по его щеке.

— Тебе нет необходимости снова нести меня.

— Но мне хочется, — возразил Кит с озорной улыбкой. — Сегодня я чувствую себя новобрачным.

— В самом деле, разве это не прекрасно? — пролепетала, замирая от восторга, Анджела. Эта мысль внезапно показалась ей такой притягательной, что впору было усомниться, здорова ли она. На протяжении долгих лет ее отношение к браку было неизменно скептическим.

— Ослепительно прекрасно, — подхватил ее слова Кит, вскинув темные брови. Анджела рассмеялась.

— Все это так странно. Не пора ли мне переходить к обороне?

— Нет, потому что во всяком случае одна вещь для меня очевидна. И странной совсем не кажется.

— Да, — тихо согласилась она, чувствуя, что мир вокруг нее вот-вот рухнет, — столь сильным было ее влечение к этому мужчине.

Кит молнией взлетел по лестнице, неся ей, как пушинку. На самом верху ему пришлось слегка наклониться, чтобы не ушибить голову о притолоку. Едва не касаясь макушкой низкого потолка, он нес графиню к ее спальне.

«До чего же он велик, — подумала Анджела, и по ее коже пробежал сладкий озноб желания, — просто восхитительно велик. И отважен. Кто еще посмел бы появиться у меня в доме вот так, в самый разгар вечеринки, невзирая на полчища гостей?»

— Расскажи мне о рисунках на твоей кровати, — прервал ее размышления Кит, которому каким-то образом удавалось оставаться на удивление учтивым, даже светским, в то время как он нес ее по полутемному коридору.

— Меня изумляет твоя выдержка, — удивленно проговорила Анджела, чувственность которой резко контрастировала с его изысканной вежливостью. — А что, если мне невтерпеж?

Он улыбнулся.

— Мы займемся и этим, но только после того, как ты покажешь мне свою кровать. — Остановившись перед ее спальней, он ногой толкнул дверь.

Из комнаты полился яркий свет, который упал и на ошеломленное лицо Анджелы.

— Я вижу, ты серьезно настроен.

— Мне нравится смотреть на тебя, — сказал он, осторожно опустив ее на пол после того, как перешагнул через порог. — И я никуда не уйду отсюда. — Скрестив руки на груди, Кит спокойно прислонился широкой спиной к дверному косяку. — Жду от тебя лекции по истории.

Нарочитая небрежность его поведения завораживала так же, как и явно читавшееся в них намерение навсегда остаться в ее жизни.

— Похоже на темперу, — заметил он, кивнув в сторону богато расписанной кровати, словно преподаватель, подбадривающий студента, который никак не решится начать ответ.

Она испытующе взглянула на него.

— И долго так будет продолжаться?

— Вовсе не обязательно. Просто я, когда разжег тут огонь, увидел, как богато, — он чуть замялся, задумчиво ухмыльнувшись, — я бы даже сказал, с выдумкой, украшена твоя кровать. И мне пришло на ум, что это неспроста. Рисунки, кстати, великолепны. Мне особенно нравится вот эта сцена в саду.

— Все-таки ты странен.

— Тем, что не бросился с порога заниматься с тобой любовью?

— Нет, потому что заинтересовался какими-то рисунками.

— Они очень необычны. Согласись, рисунки в стиле книжных иллюстраций на кровати — это нечто уникальное. К тому же, — оживленно улыбнулся Кит, — было бы интересно узнать поподробнее об изображенных здесь трудолюбивых монахах, раз уж эта братия собралась подглядывать за нами сегодня ночью.

— Подглядывать? — Столь необычная мысль еще ни разу не приходила ей в голову.

— На их месте я бы не удержался, если бы ты вдруг оказалась обнаженной перед моими глазами. — В его глазах заплясали знакомые смешинки. — Откуда они — из четырнадцатого столетия?

Анджела покачала головой.

— Из двенадцатого. Просто чудо, что эта кровать сохранилась в таком прекрасном состоянии.

— Должно быть, ею очень дорожили из-за изображенной здесь «книги часов».

— То же самое можно сказать и о календаре. Посмотри, каждый месяц сопровожден описанием какого-нибудь из местных обычаев, связанных с определенными временами года, — добавила она. — Эти рисунки и в самом деле, судя по всему, относятся к четырнадцатому веку. Так что тебе не откажешь в проницательности.

— Не спорю. — Взгляд его зеленых глаз заскользил по изгибам ее тела, облепленного тонкой серебристой материей, промокшей под дождем. В таком виде она казалась еще соблазнительнее.

— Если будешь себя хорошо вести, то, может быть, я и разрешу тебе полежать на ней, — кокетливо проговорила прелестная графиня.

— А поскольку я веду себя просто отлично, — заметил Кит с хищной ухмылкой, — то буду рад получить такое разрешение незамедлительно.

— Редкая нескромность.

— Действительно, редкая, и ты сама убедишься в этом, как только я освобожу тебя от мокрого тряпья, — От его улыбки внутри у нее потеплело.

— И скоро наступит этот момент?

— Думаю, что да. Уроки истории настраивают меня на амурный лад.

— Великолепно. В таком случае я буду рассказывать тебе о братьях-доминиканцах, построивших Стоун-хаус, а ты пока расстегни платье. — Повернувшись к нему спиной, Анджела улыбнулась через плечо. — Надеюсь, ты не возражаешь против того, чтобы послужить мне недолго горничной?

— Это не входит в мои правила, но сегодня ночью я сделаю для тебя исключение.

Графиня, резко повернувшись, на месте, встала к нему лицом так быстро, что он так и остался стоять с поднятыми руками.

— А разве тебе никто не прислуживает? — Анджела задала этот вопрос, хотя и знала, что человека с гаремом о подобных вещах спрашивать излишне.

— В каком смысле — «прислуживает»? — осторожно осведомился он, различив в ее голосе нотку неудовольствия.

— В сексуальном, — не стала юлить она. Кит заколебался. На ум приходили тысячи ответов, но ни один из них наверняка не подействовал бы на нее успокаивающе.

— Разве можно однозначно ответить на такой вопрос? — мягко спросил он, будто увещевая ее.

— Нет, ты все-таки ответь, — настаивала она. Ее руки были сжаты в кулаки, а взгляд стал прямым и жестким.

— Я же сказал, что прогоню их всех. — Его глубокий голос был все так же спокоен.

Ее поза стала менее напряженной, улыбка — виноватой, и гнев покинул глаза.

— Прости. Этому не следовало бы придавать столь большое значение, но я ничего не могу с собой поделать.

— Понимаю, — тихо откликнулся он, — потому что сам хочу владеть тобой, причем не возвышенно и благородно, а самым варварским образом.

— Знаю. Я и сама думала о том, как хорошо было бы, если бы ты жил в Истоне и зависел от меня.

На его загорелой щеке появилась насмешливая ямочка.

— Владеть таким субъектом, как я, было бы весьма обременительно.

— Тебе, кажется, неплохо известно, что значит владеть другими. — В ее тоне опять прибавилось едкости.

— Они всего лишь мои друзья, и не надо сердиться снова. — Он осторожно взял ее за кончики пальцев. — К тому же я вскоре пошлю их всех подальше.

Анджела вздохнула.

— Это так для меня необычно. Кажется, я требую от тебя слишком многого.

— Вовсе нет, — успокоил он погрустневшую белокурую леди, беря ее руку в свою более решительно.

Небольшая комната под старинными сводами создавала атмосферу уединения, отрешенности от мира. Эта уютная келья давала прибежище тем, кто спасался от грозы, бушующей за окном, от докучливого бомонда, от всех препятствий и условностей, которыми так богата земная жизнь.

— От меня трудно будет избавиться, — зашептал Кит, привлекая к себе Анджелу.

— Об этом я и не мечтаю, — проворковала она в ответ, подняв на него глаза. — Я просто в восторге от идеи о том, что ты будешь в Истоне постоянно в моем распоряжении.

— В качестве домашнего жеребца? — Его голос был беззаботен, но взгляд стал странно тяжел.

— Можно сказать и так, — согласилась она, задумчиво проведя пальцем по его чувственно изогнутой нижней губе. — Но ты мне нужен еще и потому, что вместе с тобой моя жизнь обретает новый, неведомый смысл. — И мне придется учиться фермерствовать? — шутливо спросил он.

— Я бы могла пристроить тебя в Истоне в качестве моего личного секретаря, — наморщив нос, пошутила она в ответ.

— Насколько личного?

— Очень личного, поверь.

— В таком случае я принимаю ваше предложение, моя милая графиня, и приступаю к работе немедленно. — Кивнув, он одновременно запечатлел на ее губах нежный и целомудренный поцелуй, словно скрепил печатью только что заключенную сделку.

— Итак, миледи, — продолжил Кит с шутовской почтительностью, — с моей стороны значило бы пренебречь своими служебными обязанностями, если бы я не напомнил вам о необходимости снять мокрое платье. Ведь так недолго и простудиться.

— Для этого я и наняла вас.

— Совершенно справедливо изволили заметить. А посему прошу вас повернуться ко мне спиной, чтобы мы смогли наконец приступить к приятнейшему во всех отношениях сотрудничеству.

Он действовал неспешно, то и дело останавливаясь, чтобы поцеловать ее то в ароматную шею, то в щеку, то в белое плечико, вытаскивая поочередно из ее спутанных волос шпильки и бросая их на пол. Их движения сразу же обрели природную интимность, стали ленивыми и размеренными, словно каждый наизусть знал свою роль, поскольку до этого совершал подобное действо уже сотни раз. В конце концов, расстегнув последний крючок ее платья, он скинул влажный шелк с ее плеч. Через секунду платье уже было переброшено через спинку стула.

— Благодарю вас, Брэддок, — величаво произнесла графиня и, поднявшись на цыпочках, поцеловала его. Нежные ладони легли на его грудь.

— Всегда рад услужить, миледи, — не менее церемонно ответствовал он, замерев подобно монументу, являя собой пример покорности и смирения.

— Вы довольны жалованьем, Брэддок? — все так же шутливо поинтересовалась она, проведя указательным пальцем по его кадыку.

— О, да, — вежливо ответил он, впившись на мгновение горящим взглядом в ее голубые глаза. — Другие ваши слуги мне откровенно завидуют.

— Вам не доставляет неудобства то, что ваша хозяйка оказывает вам особое внимание, отдавая предпочтение перед другими?

— Нет, мадам.

— А как горничные, они не скучают без вашей… а-э-э… компании теперь, когда я отняла вас у них? До меня доходили слухи, что вы пользовались в девичьей особой благосклонностью.

— Мне трудно судить, мадам.

— Скромность украшает вас, Брэддок.

— Да, мадам. Но послушайте, вы вся дрожите, мадам. Должно быть, это от ваших мокрых нижних юбок.

— А как же горничные, разве вам не хочется поболтать о них, Брэддок?

— Нет, мадам. Но если бы вы подошли поближе к огню, то я помог бы вам освободиться от сырой одежды.

И, не дожидаясь ответа, он подвел Анджелу ближе к очагу, где ловко помог ей снять промокшие юбки.

— В ваших движениях чувствуется немалый опыт, — заметила она, ощущая, как по крови разливается тепло от огня и близости Кита.

— Я неплохо обучен этому делу, миледи.

— Мне крупно повезло. Поцелуйте меня, Брэддок, и тогда я сама смогу судить, насколько хорошо вас учили.

— Куда, миледи? — деловито осведомился он. — Ах вы, несносный молодой человек…

— Но, мадам, некоторые леди имеют особые предпочтения.

От гнева у нее зарделись щеки. Нет, вряд ли ей когда либо удастся смириться с его прошлым.

— Будьте добры, Брэддок, оставьте эти воспоминания при себе.

— Слушаюсь, мадам. Интересно, ваши великосветские любовники так же беспрекословно выполняют ваши приказания? — В конце концов он тоже оказался довольно обидчивым.

— Какая наглость! — взорвалась она.

— Всего лишь откровенность. Ведь я знаю, что тебе нужно в первую очередь, — мой член, — парировал он с видимым спокойствием, но распаляясь в то же время от мысли о неудержимой страсти Анджелы и всех тех мужчинах, которые до него пытались утолить ее.

Ее глаза сверкнули, как две голубые молнии.

— Я могла бы прогнать тебя прочь.

— Но не сделаешь этого, — тут же вставил Кит. — Ну иди же ко мне, — нежно позвал он ее, — и я поцелую тебя в твои высокомерные губки.

— Ах, ты, наглый…

— …жеребец?

Наверное, именно бешенство привело в действие ее глазные мышцы. Случайно взгляд графини упал на то, что служило красноречивым свидетельством степени возбуждения этого несносного грубияна, — гигантский холм неумолимо рос в размерах, грозя порвать тесные кавалерийские лосины.

— Итак, что вы на это скажете, графиня? — лениво протянул он, перехватив ее взгляд. — Разве это не выдающееся достоинство в ваших глазах?

Это зрелище подействовало на нее, как пожар на восковую свечку. Мощный столб, вздыбив кожаные бриджи, поднялся от паха до уровня пояса.

— Подойди ближе, милая, не бойся. Можешь потрогать.

— У тебя нет ни капли стыда, — бессвязно забормотала она, но все равно протянула руку, которую он тут же схватил и положил на свой пульсирующий утес. Анджела содрогнулась. Ей еще ни разу не доводилось видеть ничего подобного — ни по величине, ни по объему, ни по каменной твердости. С замирающим сердцем она потянулась к его поясу.

— Полагаю, миледи, нам вначале следовало бы получше узнать друг друга, — насмешливо улыбнулся Кит, мягко сдержав ее.

— Это вряд ли потребуется. — Подавшись назад, она попыталась выдернуть свою руку из его железных пальцев.

— Ты вполне уверена? — вопросительно промычал он, без труда удерживая ее на месте. — А как же наш разговор?

— Да, я уверена! — почти выкрикнула она, порозовев от возбуждения. — Я не намерена ждать!

— Тогда, может быть, снимем и это? — Выпустив ее руки, Кит небрежно провел пальцем по шнуровке жесткого корсета, стягивающего ее талию.

— Мне все равно, — прошептала она, не в силах унять озноб вожделения.

— Какая страсть! — зашептал он в свою очередь, беря ее за узкую талию. — Но что, если я все-таки заставлю тебя подождать? — Его ладони медленно поползли вверх, по туго натянутому атласу, к бледным полусферам грудей, трепетавшим на кружевных чашах, которые, казалось, с трудом удерживали нежную плоть.

— Ты не можешь!.. — выдохнула она, полузакрыв глаза, почти доведенная до исступления волшебством его РУК.

— Ты кончишь без меня?

— Не хотелось бы.

— Ответ почти утвердительный. А вы, графиня, оказывается, легковозбудимы, — проникновенно добавил Кит, слегка сжав ее алмазно-твердые соски, выступавшие из-под синих кружев.

— Со мной давно такого не было, очень давно. — Голос Анджелы был еле слышен, зато все сильнее и требовательнее становились толчки в ее лоне. Ощущение, рождавшееся под его пальцами, перетекало вниз, к содрогающемуся средоточию ее жизненных сил.

— Давно? Сколько именно? — Несмотря на прежнюю мягкость тона, этот вопрос прозвучал особенно властно. Одновременно сжались пальцы. Он больше не играл по ее правилам.

— Несколько недель, — продолжала безвольно бормотать она, едва не теряя сознания от наслаждения, которое было настолько острым, что трудно было отличить его от муки.

— Сколько недель? — Это был допрос — безжалостный, не терпящий отказа. Это была ревность…

Ее глаза оставались полузакрытыми, грудь часто вздымалась, все вокруг виделось словно сквозь розовую дымку.

— Сколько недель? — резко повторил он, одержимый демонами, над которыми сам не был более властен. Его пальцы становились беспощадными.

— С тех пор как… Это было еще до Коуза, — сумела через силу произнести графиня. Последнее слово она буквально прохрипела.

— В таком случае нет нужды заставлять вас ждать еще дольше, — учтиво молвил он, и голос его внезапно утратил жесткость, а пальцы перестали терзать побагровевшие соски. Нежно обняв Анджелу за плечи, Кит повернул ее к себе спиной, чтобы заняться завязками корсета. Он ловко распутал шелковые шнурки, но графиня, изнемогавшая от желания, даже не заметила этого. Закончив возиться со шнурками и кружевами, Кит выпрямился. Анджела тут же повернулась и прильнула к нему, будто желая растаять от жара его тела. Дрожащими пальцами она начала расстегивать пуговицы его рубашки.

— Подожди, — мягко остановил он ее, заставив опустить руки. — Стой спокойно.

Дрожа и задыхаясь, Анджела повиновалась, и Кит принялся расстегивать у нее на груди крохотные перламутровые пуговки сорочки, снял ее, а потом развязал синие шелковые ленты панталон, однако не выпустил их из своих тонких цепких пальцев, не давая последнему предмету дамского туалета соскользнуть вниз, туда, где уже скопилась пышная груда белья.

— Такое событие нелишне и отметить, — глубокомысленно заметил он, глядя на полуобнаженное тело, которое била дрожь вожделения. Прекрасное тело самой обольстительной женщины Англии ждало его.

— Надеюсь, ты ехал ко мне целый день не затем, чтобы произнести здесь речь, — пролепетала она, сгорая от нетерпения, впившись в его лицо пламенным взглядом.

— Разве что совсем коротенькую. — Его голос все это время был ровен, словно плотская страсть не владела каждым его нервом.

Тем не менее тесные бриджи не оставляли никакого сомнения в том, что даже человеку такой выдержки ничто человеческое не чуждо. Не в силах отвести взор от столь захватывающей картины, Анджела как загипнотизированная потянулась вперед, чтобы дотронуться до крутого холма, обтянутого эластичной кожей.

— Выходи за меня замуж, — сказал он, выпуская ленты из рук и наблюдая, как самый интимный предмет одежды падает к ее ногам. Обнаженная, при свете камина она казалась отлитой из золота.

— Может быть, и выйду, — прошептала Анджела, осторожно расставляя пальцы, чтобы измерить длину предмета, выдающегося во всех отношениях, — если ты сможешь удовлетворить меня.

— М-м-м… Звучит заманчиво, — промычал Кит, легко перенося ее из груды тонкого полотна и кружев на новое место. — Придется придумать что-нибудь особое.

— Это уже заслуживает название особого, — чуть слышно произнесла она, проведя ладонью по живому столбу и еще раз поразившись его размерам.

— Расстегни пояс, — попросил он, занявшись тем временем манжетами. Тепло ее рук наполняло его блаженством.

Когда она принялась проворно исполнять просьбу, настала его очередь поразиться тому, насколько опытна эта женщина. В других условиях такое наблюдение наверняка вызвало бы у него раздражение и даже гнев. Однако сейчас он быстро погружался в состояние, когда подобные нюансы бледнеют перед всесильным зовом плоти. У него осталось только одно стремление — раствориться в бесподобном Ангеле, и все прочие соображения отпали сами собой. Кит сдернул с себя рубашку, расстегнув пуговицы одним рывком.

— Я сам, — коротко бросил он и, оттолкнув ее руки, быстро расстегнул кожаные бриджи.

Она сдавленно охнула, когда тесные лосины соскользнули с ног и из-под бледно-желтой замши показалось крепкое, загорелое тело. Горячий скакун, вырвавшийся на волю, был великолепен.

— Можно ли считать это согласием на мое предложение руки и сердца? — игриво спросил Кит и выпрямился. Очевидно, все женщины без исключения реагировали на подобную сцену одинаково, поскольку он с внутренним самодовольством заранее был готов к этому возгласу.

— Тысячу раз да, — прошептала Анджела в ответ, осторожно дотронувшись до подрагивающей макушки эвкалипта, выросшего над поджарым, смуглым животом. Требовательный пульс, бившийся между ее ног, совпадал с подрагиванием этого ствола, наполненного жизненной энергией. Трепетно скользнув по нему пальцами, она ощутила, как ее собственное тело призывно открывается, словно кончики пальцев только что сообщили мозгу нечто важное — самое важное из всего, что существовало сейчас для нее на свете.

— Я подойду тебе? — озабоченно прошептал Кит, просовывая руку между ее ногами. — Сможешь ли ты принять это… полностью? — спросил он, ощущая ее пульс.

— Попробую, — томно простонала она в ответ, не в силах сказать больше ни слова от исступления, в которое приводили ее эти жесткие, но вместе с тем чуткие пальцы. 0н не столько ласкал, сколько исследовал ее, и в конце этого исследования графиня жарко прильнула к нему, сгорая от нестерпимого желания.

— Теперь ты готова? — Горячая влага, обволакивающая его пальцы, уже служила утвердительным ответом, однако ему хотелось услышать это от самой Анджелы. — Готова или нет? — повторил он с мягкой требовательностью.

— Я хочу… его, — смогла наконец выдохнуть графиня, снова дотронувшись до эвкалипта, который, казалось, все продолжал расти. Нагнувшись, она лизнула великолепную крону.

Его пальцы куда-то исчезли.

— Он весь твой, — услужливо пробормотал он, наблюдая, как Анджела нежно и вместе с тем задумчиво ласкает его ствол, словно опять производя измерения, и от этого не мог не возбудиться еще больше.

— О Боже… — ахнула она, убедившись, что царственное дерево действительно растет под ее рукой.

— Мы с ним просто без ума от тебя, — улыбнулся Кит уголками рта.

Она поглядела на него, и уголки ее губ тоже поднялись в озорной улыбке.

— Пожалуй, я запру тебя в монашеской келье, мой милый, чтобы вы с ним принадлежали только мне.

— А я, скорее всего, соглашусь на это.

— Но ведь с тобой, должно быть, трудно будет справиться?

— Думаю, что невозможно.

Впервые в жизни Анджела задумалась над тем, чтобы оставить рядом с собой мужчину не просто ради мимолетного развлечения.

— Значит, я должна наслаждаться тобой, пока ты позволяешь, — чувственно прошептала она, вновь возвращаясь к испытанным приемам, и, склонив голову, прильнула к живому утесу ртом.

Вероятно, это не должно было показаться ему неожиданным, но ощущение было столь потрясающим, что Кит не сомневался: этот момент навсегда останется в его памяти. Кто знает, не было ли это следствием слишком долгого ожидания, когда женщина, завладевшая его мечтами, реально станет принадлежать ему?

Его руки сами собой потянулись, чтобы нежно поддержать голову Анджелы, в то время как великолепный ствол все глубже входил в кольцо ее пунцовых губ, которые демонстрировали одновременно умение и неутомимость. Глаза медленно закрылись, и из его горла вырвался тихий стон. Беззащитный перед острым, парализующим наслаждением, Кит не мог шевельнуться. Ее теплый рот и тонкие пальцы работали в таком ритме, что от гибельной услады, казалось, вот-вот перестанет биться сердце. В мгновение ока эта колдунья завладела его жизнью.

«Она многое может, очень многое», — шевельнулась мысль в отдаленном закоулке сознания, до которого еще не докатилась волна дурманящего восторга.

Через несколько секунд Кит почти не помнил себя. Нечеловеческим усилием воли подавив в себе судорогу оргазма, он дернулся назад, рывком поднял Анджелу с пола и, схватив за руку, торопливо потащил к кровати. Неловко повалившись на льняное покрывало, он увлек графиню следом, но не дал ей упасть, а, легко подхватив, осторожно положил ее на себя. Так через несколько недель погони и бегства, мольбы и отказов наконец по-настоящему встретились эти двое — два тела, два сердца, две неуемные страсти.

Какую-то долю секунды она покоилась на его широкой мускулистой груди; ее миниатюрное тело чувствовало себя потерявшимся на этом поле, сотканном из мышц. Кожа Анджелы казалась молочно-белой на фоне бронзовой плоти, светлые локоны, рассыпавшись, как простыней, прикрыли его плечи. Затем, ослепленный диким порывом, Кит быстро повернулся, и она оказалась под ним.

— Наконец-то, — обессиленно выдохнула Анджела. — Прошу прощения за возможную грубость.

— А я и не жду от тебя деликатности, — Он взволнованно вздохнул.

— Не надо так говорить. — Но я говорю правду. — На мгновение Кит зажмурился, и когда открыл глаза, в их зеленой глубине светился какой-то особый, сосредоточенный огонь.

— Я хотела тебя с самого начала — с той самой ночи в Коузе, — прошептала Анджела, внезапно, как и тогда, почувствовав, что их близость неизбежна, заранее предопределена судьбой и бурными вихрями мироздания, у которых своя, высшая логика.

— Я не хочу причинить тебе боль, — тихо сказал Кит.

— Ты не сделаешь мне больно, — заверила его Анджела. Он навис над ней, обещая через секунду дать ей все то, о чем она грезила. Иссушенная жаждой и в то же время влажная от желания, она призывно раздвинула ноги, стремясь сейчас только к одному — почувствовать его внутри себя.

— Ты уверена?

— Да, да… — Вцепившись в его сильные плечи, графиня потянула его на себя.

Он не смог противиться. Как не смог бы любой другой мужчина на его месте. И Анджела почувствовала, как стальной стержень неумолимо входит в ее разгоряченную, трепещущую плоть. Одновременно ее душу пронзил панический ужас.

— Подожди! — испустила она отчаянный вопль. — Стой! Стой! Стой!

Страх неожиданно придал ей титаническую силу: маленькая графиня без труда сбросила с себя мускулистого гиганта. Забившись в угол постели, она теперь не желала подпускать его к себе.

— Я не могу позволить себе забеременеть, — объявила Анджела, задыхаясь от страха и прижимаясь к покрытому росписью изголовью кровати. Изображения монахов, совершающих вечернюю молитву, смотрели на них из-за ее плеча. — Я забыла об этом, — бессвязно добавила она.

Кит, распростертый на кровати, уставился на нее непонимающим взглядом. «Сейчас я умру», — подумал он и изо всех сил сжал кулаки, чтобы не дать выхода копившемуся внутри бешенству. Сделав глубокий вдох, чтобы немного успокоиться и привести в порядок противоречивые чувства, он попытался придать своему голосу максимальную деликатность. Это было нелегко: мозг отказывался верить в происходящее, а половой инстинкт, выйдя за границы разумного, впервые в жизни услужливо подсказывал ему: «Изнасилуй ее, и дело с концом». Однако, сумев превозмочь самого себя, Кит все же выдавил, потупившись:

— Я не кончу… внутри тебя.

— А если все же кончишь? — сбивчиво зашептала Анджела, стуча зубами от боязни. — Всякое может случиться, и тогда… О Господи, — застонала она, будто раскаиваясь в собственной невоздержанности. — Я совсем забыла, а ведь никогда не забывала… Никогда!

Анджела сама не знала, как могло такое случиться. Она сжимала руками собственное тело, чтобы унять дрожь. Спина ее была напряженно пряма, а крайнее возбуждение отдавало безумием.

— Хотя постой-ка… — вспомнила она, и ее голос вновь обрел былую мягкость. Соскользнув с простыней, графиня подбежала к комоду, выдвинула один из ящиков и начала в нем лихорадочно рыться. Потом принялась за другой.

Ночные рубашки и нижнее белье в беспорядке летели на пол. Все эти вещи не имели сейчас для нее ни малейшего значения. К тому времени, когда она дошла до третьего ящика, пульс и дыхание у Кита почти пришли в норму, а позыв к разрядке практически пропал. Теперь, когда грубый половой инстинкт больше не повелевал его рассудком, у него появилась возможность в полной мере насладиться открывшейся перед ним картиной. И картину эту с полным основанием можно было назвать захватывающей. Всего в паре метров от незадачливого любовника, лежавшего на монашеской кровати, как раз на уровне глаз во всем своем великолепии беспокойно двигались розовые ягодицы Анджелы, которая склонилась над самым нижним ящиком.

— Могу ли чем-нибудь помочь? — вежливо предложил Кит свои услуги, не сводя глаз с двух пухлых валиков — предмета его вожделения.

— Я ищу голландский колпачок, — пояснила Анджела, в голосе которой сквозили сосредоточенность и отчаяние. — Он где-то тут должен быть, и не один, черт бы их всех побрал. Твой приезд был так неожидан, что мне даже в голову не пришло… То есть пришло, конечно, — поправилась она, — но сам знаешь, практические мелочи — это то, что всегда как-то упускаешь из виду. — Швырнув на пол еще несколько шелковых тряпок, она оглянулась через плечо. — Не моя вина в том, что я так легко беременею. Стоит мужчине только взглянуть на меня, и мне уже кажется, что я понесла. Так что ты уж извини меня. Кстати, не думаю, что и тебе сегодня ночью не терпится стать отцом. — Повернувшись снова лицом к комоду, она выдернула из него ящик и вывалила все его содержимое прямо на ковер ручной работы.

Ну конечно же, она применяет противозачаточные средства. Это дошло до него только сейчас, когда он отупело созерцал ворох одежд на полу. Естественно, с ее стороны было бы величайшей глупостью не предохраняться от нежелательной беременности. Однако сознанием овладевала другая мысль, чисто эгоистичная, капризная, злая:

«Вот, значит, какая ты, графиня Анджела де Грей, — развратная настолько, что тебе требуется целый склад этих самых голландских колпачков в уединенном коттедже. Не один, заметьте, колпачок, а целый десяток, а то и больше… Интересно, сколько именно?» Этот мрачный вопрос тут же вызвал в воображении нескончаемую вереницу мужчин, прошедших через уютную спальню, жарко натопленную камином. Других мужчин…

И все же несколько секунд спустя здравый смысл возобладал. Кит вовремя напомнил себе о том, что Графиня Ангел — женщина, живущая страстями и не оставляющая ни одного мужчину равнодушным. К тому же что, как не репутация коварной соблазнительницы, влекло его в Анджеле в первую очередь? Или он ожидал обнаружить в ней девственницу? Однако, несмотря ни на что, его не отпускало подспудное желание, которое можно было назвать не только нелогичным, но даже извращенным для человека, который сам не в последнюю очередь был известен своим распутным образом жизни. Ему хотелось, чтобы он был единственным мужчиной в ее жизни, — и не только сегодня ночью, но и днем, и целый месяц, и круглый год.

— Слава Всевышнему! — удовлетворенно воскликнула наконец Анджела, вытащив из волн шелка и пены кружев маленький зеленый футляр. Повернувшись, она расцвела в очаровательной улыбке. — Это не займет много времени, — раздалось ее успокаивающее щебетание. — Осталось найти только… Ах, вот она где! — Она достала из чехла маленькую стеклянную баночку. — А теперь позволь мне удалиться на минутку… Это довольно нелепая процедура.

— Позволь мне помочь тебе. Ни одна женщина на борту «Дезире» не обходится без голландского колпачка.

Внезапно оцепенев, она уставилась на него ненавидящим взглядом. Улыбка медленно сошла с ее лица.

— Пошел ты в… — процедила графиня сквозь зубы со зловещим спокойствием.

— Надеюсь побывать там в ближайшее время, — небрежно парировал он. — Скажи лучше, сколько мужчин переночевало в этой постели?

— Если уж говорить о личных достижениях, господин Брэддок, то, боюсь, мне трудно потягаться с вами в том, что касается удовлетворения низменных инстинктов. Во всяком случае я, как правило, люблю мужчин по одному, а не нескольких подряд.

— Как правило? — переспросил он угрожающе. Кажется, даже зарычал от негодования.

— Почти всегда, — нарочито беззаботным тоном ответила она, не желая потакать его собственническим инстинктам, даже если это означало бы для нее просто сказать правду. — В общем, если вы ищете девственницу, то прибыли явно не по адресу. И еще, я не из тех, кто готов целый день ехать из Лондона к черту на кулички исключительно ради того, — ее брови выразительно дрогнули, — чтобы трахнуться…

— Кажется, вы начинаете меня раздражать, — Его черные брови сошлись на переносице.

— Вот беда-то, — томно произнесла Анджела, — а я от вас просто в восторге… вернее, от вашего гигантского инструмента.

В маленькой спальне повисло зловещее молчание. Даже дрова в камине перестали потрескивать, словно внезапное отчуждение заморозило все вокруг, в том числе огонь.

Кит неподвижно лежал в постели, взгляд его зеленых глаз был холодно-оценивающим.

— До «Золотого сердца» — пять миль по дождю, — напомнила Графиня Ангел.

— Переждать дождь можно и здесь. А трахать тебя вовсе не обязательно.

— Это вызов? Подумай хорошенько — ты можешь проспорить.

— Вряд ли.

— Вспомни, ты проспорил в замке Мортон.

— Сегодня ночью этого не повторится.

— Какая досада, — презрительно улыбнулась Анджела. — У тебя стоит, как ни у кого другого. Хотя, впрочем, я, наверное, не первая делаю тебе подобный комплимент.

Кит скривил губы, очевидно, намереваясь отпустить ответную колкость, но потом, вдруг передумав, залился искренним смехом.

— Ошибаешься, милая. В столь откровенной форме мне еще никто не льстил. Но все равно спасибо тебе. — Он весело улыбнулся. — Кстати, заодно приношу извинения за дурные манеры, — продолжил молодой американец с потеплевшим взглядом. — Давненько я не вел себя как надутый юнец.

— Мой семнадцатилетний сын точно так же очаровательно дуется, когда не может добиться своего.

Смысл этой фразы, сказанной Анджелой без всякого умысла, не сразу дошел до Кита. До сих пор он представлял ее кем угодно, но только не матерью. Саломея, Далила, Венера, предмет его пламенной страсти… Но мать?

— Тебе совсем не идет иметь семнадцатилетнего сына, — мягко проговорил он.

— Но он у меня есть.

Опять воцарилось молчание. Близость, только начав восстанавливаться, снова дала трещину.

Внезапно Кит резко повернулся на бок, как если бы принял окончательное решение.

— Дай-ка мне эту штучку, — протянул он руку за зеленым кожаным футляром.

— Значит, все-таки решился? И больше не передумаешь?

Она стояла перед ним на пышных тканых розах ковра в ожидании ответа — обнаженная, соблазнительная. Обдумывая свой ответ, он не руководствовался ничем, что имело хотя бы отдаленное отношение к здравому смыслу или логике. Но в конце концов сама Анджела де Грей была прямой противоположностью тому, за чем он прибыл в Англию: не девственница, не молода, не свободна. Это была женщина необузданных страстей, у которой никогда не было недостатка в не менее страстных поклонниках. Она была матерью двоих детей, к тому же замужем.

— Не передумаю, — ответил Кит тихо, но твердо.

12

— Тебе вовсе незачем делать это, — произнесла Анджела, приближаясь к кровати. В ее словах звучал неясный намек.

Поначалу Кит не понял, что именно она имеет в виду. Неужто он ошибся, и эта женщина вовсе не пылает к нему страстью, как ему показалось вначале? Однако графиня не оставила сомнений, протянув ему кожаный футляр. Не без трепета взяв эту вещицу, он самоуверенно изрек:

— Ничего страшного.

— Процедура может оказаться не из приятных. — Беременность тоже.

— Вы очень любезны, господин Брэддок, — шутливо сказала она, садясь на край кровати. — Очевидно, вы со всеми женщинами так безупречно обходительны.

— Совсем новый… — Пропустив ее реплику мимо ушей он рассматривал резиновый маточный колпачок, который вынул из футляра.

— Ты удивлен? — Она подвинулась ближе. Кит между тем лежа рассматривал нехитрое устройство.

— Удивлен, и приятно. Только не спрашивай, почему. Я сам точно не знаю.

— А я знаю только то, что хочу почувствовать тебя внутри.

— Вот видишь, наши желания полностью совпадают, — ухмыльнулся он.

— Да, но не все, а только плотские.

— Ничего, это только начало. — Теперь он улыбался во весь рот. — Позже мы придем к согласию и по менее существенным вопросам. Итак, mon ange, если ты потрудишься возлечь на эти удобные подушки, то я постараюсь ускорить процесс.

Сняв крышку со стеклянной баночки, Кит обмакнул палец в белую мазь и начал наносить спермицид на внутреннюю поверхность голландского колпачка.

— Ты очень умело обращаешься с этим приспособлением, — едко заметила Анджела. — Иной просто позавидовал бы твоей ловкости.

Однако если у кого-нибудь в нынешней ситуации и был повод для злости, то в первую очередь у Кита. Именно об этом он подумал, вскинув на нее взгляд.

— А разве Берти этого не умеет? — прозвучал его вопрос, за внешним спокойствием которого сквозило раздражение.

— Но не так хорошо, как ты. — Она продолжала насмехаться над ним, не желала сдаваться в словесном поединке.

— Должно быть, у меня больше опыта, — лениво пояснил Кит. — Да и вообще, — пожал он плечами, вложив в этот жест максимум иронии, — стоит ли сравнивать личные достижения?

— Не понимаю, что я тут делаю, — с наигранным смущением пробормотала Анджела.

— Скорее, mon ange, не желаешь признаться себе. Поэтому спешу довести до твоего сведения: мы оба здесь ради одного и того же. — И, крепко завинтив крышку на банке, он быстро сунул ее обратно в кожаный чехол.

Осторожно положив голландский колпачок на живот Анджелы, умелый партнер попросил ее не шевелиться, а сам повернулся на бок, чтобы взять с пола свою рубашку и вытереть о нее пальцы.

Подняв рубашку, Кит обнаружил под ней небольшой золотой шарик. Судя по всему, он выпал, когда Анджела ожесточенно переворачивала ящики вверх дном. Рассудок повелевал ему сохранять спокойствие, и все же нрав, пылкий от природы, взял свое.

Крепко стиснув шарик в пальцах, он сел в кровати и, демонстрируя находку, издевательски осведомился:

— Может, тебе сейчас заодно и это пригодится?

— Не думаю, — холодно ответила она.

— И ты совершенно права. — Его голос был резок, а слова отрывистыми. Он по-прежнему вертел золотой шарик в пальцах. — Судя по всему, такие вещи нужны тебе для встреч с мужчинами помельче.

— Моя жизнь принадлежит мне.

— Как и все сплетни о тебе.

— Тогда пойди и поговори с теми, кто их распускает. Я на эту тему с тобой рассуждать не собираюсь.

— Покажи мне, как этим пользоваться.

— Нет. — И все же поданная им мысль распалила ее.

— Знаю, тебе нужен еще один. Хочешь, найду?

— Нет, — снова отказалась она, поскольку Кит и так был уже достаточно взвинчен, а уж если бы он взялся за поиски, то наверняка нашел бы еще много чего неожиданного для себя.

— Что там у тебя еще? — подозрительно протянул он, словно читая ее мысли.

— Ничего, — солгала она. Его утес тем временем вдруг снова начал расти, достигнув угрожающих размеров.

— Эти благочестивые монахи много чего здесь повидали — тут уж сомневаться не приходится, — спокойно вымолил Кит, быстро скользнув взглядом по затейливой росписu изголовья, прежде чем снова впиться взглядом в ее лицо. — Вам никогда не мешает чувство раскаяния?

— Я не религиозна.

— Просто сексуально активна.

— Как и ты.

В его улыбке не осталось и следа от былой веселости.

— Настолько?! — с деланным изумлением пробормотал он.

— Я сказала это не в буквальном смысле. Конечно, господин Брэддок, я игрок не вашего класса. Разве может кто-нибудь с вами сравниться? И вообще, вам еще не надоело?

— Отнюдь. Наоборот, с каждой минутой становится все интереснее… — Его улыбка становилась все более хищной. — Я в высшей мере потрясен тем, насколько разносторонни ваши увлечения. — Склонившись, он раздвинул ее ноги и вставил золотой шарик между влажными валиками, жаждущими его прикосновения. — Для начала достаточно, — подытожил Кит и нежно помассировал ее, чтобы шарик занял свое место. — Лежи смирно, иначе утратишь внутреннее ощущение и вот это, — добавил он, прикоснувшись к голландскому колпачку, продолжавшему покоиться у нее на животе.

— Мне следовало отказаться, — прошептала она, все еще ощущая каждым нервом тепло его прикосновения и приятный холод металлической сферы внутри.

— Но ты уже не можешь этого сделать, — уверенно констатировал Кит. — Подожди минутку, я сейчас… — нежно проговорил он, зная, что ей не остается ничего иного, поскольку теперь она не смогла бы убежать, даже если бы пожелала. Поднявшись с кровати, самонадеянный любовник подошел к двери и запер ее.

— Мог бы обойтись и без этого, — сказала Анджела.

— На всякий случай, — спокойно пояснил Кит. Тон его голоса, несмотря на мягкость, был в то же время властным, а могучее тело, казалось, целиком наполнило крохотную спаленку.

— Все равно никто не придет. — Графиня наблюдала за тем, как он приближается к кровати — проворно, мягко точь-в-точь хищный зверь.

— Знаю…

Зачем ему вдруг потребовалось запирать дверь? От загадочности и сосредоточенности у нее по коже пробежал мороз, однако, не подав виду, что испугалась, она спросила его прямо и требовательно:

— Ты опасен?

— Не для тебя.

— Уже лучше, — саркастически заметила она.

— Еще не совсем, mon ange, — любезно произи он, — но скоро в самом деле станет хорошо.

— Редкое нахальство.

— Вряд ли стоит так сердиться на правду. Ведь ты так легко заводишься, милая, что даже такой увалень, как Берти, легко может довести тебя до оргазма.

— Нет, ты все-таки неисправимый наглец…

— Я видел его высочество в деле, поскольку имел честь инспектировать вместе с ним бордели. Тебе должно быть известно, что наследник престола имеет склонность к эксгибиционизму. Конечно, это только предположение, — его улыбка была столь же вызывающей, как и фаллос, достигший неимоверной высоты, — но мне почему-то кажется, что ты найдешь мое общество более приятным.

От неловкого движения кровать прогнулась под его весом, и Анджела впервые поймала себя на том, что воззрилась на нарисованные лица монахов, почти уверенная, что они в этот момент смотрят на нее. У нее не оставалось никаких сомнений в том, что по части бесстыдства Кит Брэддок отличался не только богатым опытом, но и высочайшей изобретательностью.

— Итак, — важно произнес он докторским тоном, ложась рядом с ней, — посмотрим, чем можем вам помочь. Кажется, вы жаловались на затянувшуюся паузу в половой жизни? Вам вовсе не обязательно было подвергать себя такому истязанию в течение нескольких недель. — Кит нежно провел пальцем по ее ключице, отчего она воспламенилась еще больше, чувствуя, как попадает в сладостный плен неудержимого возбуждения. — Ведь вы на грани срыва. — Его голос был низок и протяжен, а гибкие пальцы уже скользили вниз. Взобравшись на холм груди, они ненадолго задержались на вершине, чтобы поиграть с твердым соском, и затем отправились путешествовать дальше.

Содрогнувшись всем телом, Анджела едва удержалась от оргазма. Возбужденная затянувшейся любовной игрой, она ощущала не только его прикосновения. Казалось, что и слова Кита ласкают ее кожу, нежно опускаясь на нее, словно легкокрылые бабочки.

— Это мы отложим на потом, — деловито сказал Кит, забирая с ее живота смазанный колпачок, чтобы переложить его на прикроватный столик. — Ты вся в огне, — прошептал он, ложась рядом с ней в прежней расслабленной позе. Кожа Анджелы и в самом деле стала заметно горячее. Нагнув голову, Кит лизнул ее сосок. Вначале она почувствовала влажную прохладу, но затем его губы плотно сомкнулись, и горячая волна, зародившаяся под ними, потекла вниз. Его пальцы между тем проталкивали золотой шарик все глубже, и это доставляло ей столь острое наслаждение, что она, не удержавшись, завизжала. Едва вопль Анджелы смолк, оставив после себя звенящую тишину, Кит протолкнул шарик еще чуть дальше в трепещущие глубины ее тела. И тогда она почувствовала, что не может больше сдерживаться. Начинался оргазм…

— Нет… — прохрипела Анджела, потому что хотела почувствовать внутри себя не что-то, а именно его. Ведь именно Кит сулил ей высшее, ни с чем не сравнимое чувство полного слияния.

— Этого уже не остановишь, mon ange, — прошептал Кит, опалив ее щеку своим жарким дыханием. — Поцелуй меня, чтобы и я ощутил это.

Именно в тот момент, когда внутри нее все задрожало и взорвалось от восторга, ее губы сковал поцелуй — нежный, успокаивающий, бесконечно сладостный. Его поцелуй…

Через некоторое время, открыв глаза и увидев над собой восхитительное лицо Кита, она слабо прошептала:

— Я хотела тебя.

— Твое тело слишком нетерпеливо, — ответил oн лежа в излюбленной позе, опершись на локоть.

— Это ты слишком соблазнителен, — пролепетала она, улыбающаяся и порозовевшая.

— Ты очень маленькая, — задумчиво сказал Кит, проведя рукой по ее груди.

Это прикосновение породило в ней новый огненный шквал, и, приподнявшись, она притянула его к себе за шею, чтобы поцеловать.

— Еще не ощутив тебя внутри, я уже изведала высочайшее наслаждение, — произнесла графиня, даря ему поцелуй, исполненный счастья. — Тебе необходимо остаться, — сказала она, едва оторвавшись от его рта. Ее голубые глаза мерцали от страсти.

— Я останусь.

— Я хочу, чтобы ты остался надолго.

— Это будет длиться очень долго, — пообещал он.

— Я еще никогда не ощущала такого восхитительного покалывания в кончиках пальцев. Я вся дрожу, потому что хочу тебя. Вот, гляди, — произнесла графиня жалобно и в то же время призывно, внезапно сев в кровати и вытянув вперед свои изящные руки.

В этой комнате, освещенной огнем камина, она выглядела совсем юной. Ее светлые волосы, завившиеся крупными кольцами, образовали над головой светящийся нимб; щеки горели, глаза маняще мерцали из-под длинных ресниц.

— Ты дрожишь из-за меня, и мне это нравится, — зашептал смуглый красавец, слегка дотронувшись до ее пальцев.

— Не заставляй меня ждать еще дольше, — взмолилась Анджела.

Кит и сам испытывал совершенно незнакомые чувства, находясь здесь, в уединенном домике за десятки миль от другого места, где ему сейчас надлежало быть. Хотя он не мог отрицать, что в первую очередь испытывает к этой женщине влечение чисто физического свойства, Графиня Ангел возбуждала в нем и другие, не менее сильные эмоции.

— Обещаю, что больше никогда не заставлю ждать тебя слишком долго, — нежно пробормотал Кит, притягивая ее пальцы к своим губам. Затем, приподнявшись, он осторожно заставил ее снова лечь, а сам потянулся за колпачком.

— Я не могу смотреть на это. — Она испуганно зажмурилась.

Он рассмеялся.

— Ты сама невинность! Смотри, даже монахи покраснели…

Ее глаза распахнулись, чтобы быстро пробежать по ряду нарисованных лиц.

— Не беспокойся, милая, они не возражают, — улыбнувшись, успокоил ее Кит, который уверенно вертел в пальцах резиновый колпачок, как если бы полжизни провел обнаженным в спальне графини, всегда готовый ей услужить.

— Мне, наверное, в самом деле не следует так смущаться.

— Во всяком случае со мной, — миролюбиво согласился он, внутренне пораженный тем, что искушенная чаровница, несмотря на бурную жизнь, в глубине души сохранила что-то от застенчивой девушки.

— Я попытаюсь.

— Ничего страшного не случится, можешь смело открыть глаза, — поддразнил он ее.

— А это обязательно? — протянула Анджела.

— Попытайся, -предложил Кит.

— До чего же ты очарователен, — засмеялась она, и счастливая улыбка опять расцвела на ее устах. — Нет, я положительно должна удержать тебя рядом с собой.

Он ухмыльнулся.

— В таком случае вынужден потребовать прибавки к жалованью.

— Проси чего хочешь, — с жаром ответила обольстительная графиня. — Пока ты служишь мне, я готова отдать тебе все, что у меня есть.

— Великолепно, — заключил он, проследив за ее взглядом, прикованным к пульсирующему живому утесу. — Вот мы и договорились.

— Как ты думаешь, мои гости не заскучают, если я их брошу на несколько дней? — прошептала она, не в силах оторвать глаз от захватывающего зрелища.

— Ты не можешь допустить скандала, mon chou[9] — осторожно заметил он, с удивлением обнаружив, что начал проявлять искреннюю заботу об этой женщине, будто та была слишком беззащитной перед лицом собственных необузданных страстей. Самое парадоксальное заключалось в том, что голос разума первым заговорил именно в нем, человеке, которому был неведом иной образ жизни, кроме откровенного распутства. — Впрочем, — успокоил ее Кит, — сегодня ночью они тебя наверняка не хватятся. А теперь, будь добра, приподнимись чуть-чуть, и мы положим вот эту подушку тебе под попку.

При звуке ласкового, но повелительного голоса Анджела вновь ощутила беспокойное пульсирование между ног. Этот необычный голос словно околдовывал ее, будя в ней плотские желания. И когда, послушно приподнявшись, она почувствовала под собой подушку, над ее ухом раздалось успокаивающе и властно:

— Вот хорошая девочка, просто умница.

Теперь она была готова выгнать из своего дома всех гостей до единого, лишь бы этот человек дал ей все то, чтом обещал сейчас его волшебный голос.

Он помог ей поудобнее устроиться на подушке, обшитой кружевом. Затем его теплая ладонь раздвинула ее ноги и ловко извлекла из недр прекрасного тела золотой шарик.

— Я найду еще один, и ты как-нибудь попробуешь носить их в себе, хотя бы во время чаепития, — пообещал Кит, кладя влажный шарик на стол у кровати. — А я посмотрю, как ты кончишь, в то время как мы вместе будем пить чай.

— Но потом будешь ли ты со мной? — Тембр ее голоса волнующе изменился.

— Конечно. Я и приехал в Истон затем, чтобы позаботиться о тебе. Я готов наполнить тебя… счастьем, и именно поэтому нам так нужна эта вещица, — поднял он голландский колпачок. — Вот, смотри, сейчас мы поставим его на место…

И Кит неторопливо принялся за дело.

Откинувшись на подушки, как изнеженная гаремная красавица, Анджела чувствовала себя так, будто попала в фантастический мир, где нет ничего, кроме сластолюбия — безграничного и откровенного. Это ощущение было настолько острым, что она ничего не могла сказать своему партнеру, каждое движение которого поражало уверенностью и ловкостью.

— Вижу, ты уже готова к действию, — заметил он. Его пальцы были покрыты сочившейся из нее перламутровой влагой.

— Вставляй же колпачок. Что ты медлишь? — застонала она, не чувствуя ничего, кроме толчков, все сильнее сотрясавших ее тело.

— И ты даже согласна смотреть на то, как я это делаю?

Она молчаливо кивнула, едва не сходя с ума от нетерпения.

— И что же будет после, миледи?

— После ты займешься со мной любовью. Быстрее же, быстрее… Или дай мне колпачок, и я сама расположу его как надо. — Теперь ее уже не беспокоило то, что эта сцена может показаться не очень привлекательной.

— Ничего, я справлюсь. Ты столь нетерпелива, что можешь сделать что-нибудь неправильно, и тогда у тебя под сердцем появится мой ребенок. — Его голос понизился до хриплого шепота. — Но ведь нам с тобой это совсем ни к чему. Или ты считаешь иначе?

По ее коже пробежал нервный озноб. Желание становилось диким, невыносимым. Анджелу передернуло.

— Ты не останешься со мной, — обреченно пробормотала она, и ее голубые глаза заволокло страданием.

— Откуда тебе знать? — Его глубокий голос выдавал высшую степень возбуждения, граничившего с сумасшествием.

— Нет, не останешься… — вырвался из ее горла шепот агонии.

Жалобные слова Анджелы как ножом полоснули его сердце.

— Тише, милая, — попытался Кит успокоить ее. Погоня за удовольствиями слишком долго была для него смыслом существования, чтобы мелькнувшая в его голове безрассудная мысль смогла там надолго задержаться. — Это всего лишь игра.

Однако ей требовалось нечто неизмеримо большее — этой красивой женщине, которая до сегодняшнего дня рассматривала вожделение как чувство простое и приятное, но никогда — как прелюдию отчаяния.

— Кит, милый, я умираю, — молила Анджела дрожащими губами, как будто ее била лихорадка.

«Интересно, сможет ли она принять меня, не предохранившись голландским колпачком? — занимала его мысль, навязчивая настолько, что безрассудство едва не взяло верх над здравым смыслом. — Действительно ли она так темпераментна, что готова рискнуть всем в своей жизни?»

На какое-то мгновение его сознание помутилось от нестерпимого желания обладать ею немедленно, полностью и безраздельно, и стало ясно, почему столь многие мужчины на коленях боготворили ее. Он не был исключением — ему, как и многим до него, не под силу было устоять перед ее колдовскими чарами, перед ее призывно раздвинутыми ногами, перед этой влажной ложбинкой, перед возбуждающей плотью, перед платиновыми волосами, столь похожими своим нереальным цветом на кукольные. В ее фигуре было столь много девического, что она воспламенила бы даже самого утонченного сластолюбца. Вместе с тем полные груди и тонкая талия, плавные очертания бедер были в высшей мере женственны, а потому чувственное начало в конечном счете одерживало верх над теми чертами, которые придавали ее облику нечто юношеское, даже детское. Глядя на нее, нельзя было не вспомнить о бесценных фигурках пастушек из мейсенского фарфора. Только в этой было гораздо больше сладострастия. Иными словами. Графиня Ангел была просто неотразима, и Кит был бессилен противостоять ее чарам, не отличаясь в этом от любого другого мужчины, который оказался бы перед столь пышной, цветущей, откровенно зовущей женственностью.

Но точно так же не мог он позволить себе стать отцом ребенка, зачатого в момент безоглядной, животной страсти.

Поэтому, применив все свое мастерство, Кит Брэддок в считанные секунды довершил начатое, разместив колпачок точно там, где ему следовало быть.

Затем, выдернув подушку из-под ее бедер, он с легкостью, выработанной благодаря частой практике, занял место между ногами Анджелы и вошел в нее. Принимая во внимание ее миниатюрность, приходилось продвигаться вперед крайне медленно.

До тех пор, пока она не охнула болезненно и удивленно.

Войдя в нее только наполовину, Кит замер, в то время как она, вцепившись в его плечи, извивалась от боли и наслаждения одновременно.

Он начал покрывать ее поцелуями — по-детски ласковыми, теплыми, сдержанными, успокаивающими — до тех пор, пока не почувствовал, как неподатливые ткани начинают становиться мягче, как бы оттаивая. Кит продвинулся еще чуть-чуть, и она вздохнула снова, но на сей раз не болезненно, а сладко и счастливо. Ее тихий стон был сигналом к началу роскошного пиршества плоти. Он, однако, продолжал действовать с предельной осторожностью и выдержкой, пока не почувствовал, что полностью погрузился в ее пульсирующую плоть. Раскинувшаяся в чудесной неге и в то же время упругая, как натянутая тетива, графиня трепетала под его руками.

— Я делаю тебе больно? — прошептал Кит, целиком вошедший в нее.

Нежные руки, став вдруг неистовыми, плотно стиснули его в ответ, и он, набравшись храбрости, поднялся, а затем снова вошел в нее на всю глубину.

Она жалобно застонала, будто жалуясь.

Кит поспешно отстранился.

— Нет-нет… — успокаивающе зашептала Анджела, приподнимаясь следом, чтобы получить его обратно. Ее объятия не ослабевали. — Все хорошо, милый, все прекрасно… — бормотала она в упоении, когда он возвращался в нее.

Ощущая огонь и влагу, он в то же время наталкивался на сопротивление, а потому продолжал проявлять осмотрительность, не позволяя себе даже малейшего насилия. Такая сдержанность заключала для него какую-то особую эротичность, как если бы хрупкость этой женщины подчеркивала всесокрушающую мощь его набухшей плоти. Как если бы Анджела становилась рабой этой неудержимой мощи.

Это было сладкое, добровольное рабство. Впервые в своей жизни всеми боготворимая и всеми желанная красавица, равной которой не было во всей Англии, безропотно, как единственному властелину, покорилась мужчине, подарившему ей моменты гибельного восторга, от которого недолго было и сгореть дотла. Агонизируя на грани небытия, она с радостью служила Киту Брэддоку, счастливая тем, что удовлетворяет его ненасытную похоть.

— Еще, — взмолилась она, вонзив ногти в его спину. Ее пожирало пламя, столь сильное, что в нем без следа погибли все чувства, кроме одного — желания быть взятой.

На секунду Кит оцепенел, все еще не решаясь дать своей страсти полную волю.

— Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста… — повторяла Анджела словно в забытьи.

Прошла еще секунда, потом другая. Он все еще пытался обуздать свою похоть, грозившую превзойти все мыслимые пределы.

— Кит… — тонко и просяще протянула она. Должно быть, он слишком долго воздерживался. Или, наоборот, никогда не был достаточно воздержан. Обхватив себя за колени, Кит глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться. Тщетно. И тогда, торопливо пробормотав «прости», он безоглядно ринулся на нее.

Ее дикий крик сотряс своды монастырской кельи. Однако его уже ничто не могло остановить — Кит погружался в трепетную плоть все снова и снова, несдержанно и безрассудно, вкладывая в движения всю мощь своего тела. Он существовал отдельно от своего сознания, став глухим и слепым, повинуясь одним только диким инстинктам.

— О Боже… — исступленно причитала она, едва не умирая от острого наслаждения, убивавшего все остальные чувства, когда оргазм, зародившись в мозгу, пробежал яростным огнем и сотряс все ее существо. — Боже, Боже, Боже… — Божественная агония разрасталась, заполняя ее и перерастая в безграничный экстаз.

«Эти монахи наверняка оценили бы ее набожность», — насмешливо подумал Кит, прежде чем снова безоглядно нырнуть в прекрасные глубины. Его тоже словно посетило божественное откровение, только молитва была другой — торжествующей и жестокой. Закрыв глаза, он не обращал внимания ни на острые ногти Анджелы, глубоко вонзившиеся в его спину, ни на пронзительный крик, звеневший в его ушах. И на ее неистовый оргазм ответил столь же неистово, до конца выплеснув все накопившиеся в нем бурные потоки. Наконец-то ему удалось вволю насытиться телом соблазнительницы. Графиня Ангел была побеждена.

Несколько секунд спустя, все еще возбужденный, не в силах выровнять дыхание, Кит запечатлел на устах Анджелы нежный поцелуй и, с трудом поднявшись, лег рядом с ней на живот.

— О Господи, — испуганно прошептала она при виде его спины. — Ты весь в крови…

Ее возглас заставил Кита открыть глаза. Повернув голову, он через силу улыбнулся.

— Ничего страшного.

Она засуетилась.

— Сейчас я принесу воды. Надо вымыть… Молниеносным движением он остановил ее. Его ладонь твердо легла на живот Анджелы.

— Со мной… все в порядке, — пробррмотал он. Его дыхание до сих пор было прерывистым.

«Она почти такая же, как Оливия», — подумал Кит с внезапным презрением.

— Прости, — проговорила Анджела, и в голосе ее прозвучало неподдельное раскаяние. — Мне ужасно стыдно.

Он слабо помотал головой, насколько позволяла его поза. Кит неподвижно лежал на белоснежной простыни, ловя ртом воздух. Его тело блестело от пота при свете камина.

— Тебе… не стыдно, — зашевелил он губами. Ее мягкая плоть хранила жар любовной схватки, волновала, с новой силой вызывала желание. Его рука поползла ниже, по шелковистым завиткам, потом по лону, мокрому от его извержений. — Тебе… хочется еще…

Глаза Анджелы были крепко зажмурены, как от невыносимой боли. От его ладони по всему телу разливалась приятная истома, перерастающая в новый приступ желания. Анджела тихо застонала.

— Ты еще хочешь меня? — зашептал он, нежно массируя чуткую плоть.

— Всегда, — прошептала она в ответ, сама удивляясь собственной покорности. Раньше именно это человеческое качество всегда вызывало в ней бурное неприятие.

Его пальцы скользнули глубже, и тело Анджелы испытало подлинный экстаз. Это чувство было явно преждевременным. Графиня еще не до конца пришла в себя. Но все неприятные ощущения вдруг растворились в разлившемся море блаженства, на смену им пришла безотчетная радость.

«Она постоянно готова к любви, — изумился Кит, — не женщина, а тропические джунгли, воплощенное сладострастие». Но и он уже пылал ответным чувством. Его опять мучила ненасытная жажда, словно не было восторга разрядки всего несколько мгновений назад, словно влага, которую он сейчас ощущал, служила магнитом для его вожделения. Влажными пальцами он нежно провел по ее телу, притронулся к ее губам и, когда она открыла глаза, мягко сказал:

— Я снова иду к тебе.

— Я не могу сказать тебе «нет», — с затаенным испугом произнесла она дрожащим голосом.

— Тебе нельзя говорить «нет», — пробормотал он, и глаза его вспыхнули зеленым огнем. Кит быстро переместился, заняв место между ее ног. Его ствол обрел прежнюю силу. «Кто же она — неужели в самом деле волшебница?» — мелькнула в голове мысль.

Он вошел в нее, теперь уже без всяких предисловий. Она закричала, на сей раз от настоящей боли. Кит сразу же отпрянул. По тому, насколько она оказалась неподатливой, можно было безошибочно судить о ее нынешнем состоянии.

— Подумать только, я хочу тебя… даже сейчас, — прошептала она, глядя на своего партнера, громадой нависшего над ней. Ее желание, неистово рвущееся наружу, знать ничего не хотело о страданиях израненной, распухшей плоти.

— Тебе нельзя, — мягко возразил Кит, склонившись, чтобы нежно поцеловать ее. — Я не допущу. — Он перевернулся на спину, на долю секунды скривившись от резкой боли, и заключил ее в объятия. — Ведь я приехал к тебе не на одну ночь, — пробормотал неутомимый американец, бережно прижимая к груди прекрасную англичанку.

— Но разве утолишь словами мое ненасытное желание? Отныне оно вечно будет преследовать меня, как наваждение.

— Я утолю твою жажду позже, mon ange. Неужели ты думаешь, что я способен заставить тебя страдать?

Уютно положив голову ему на плечо, прижавшись к его большому теплому телу. Графиня Ангел испытывала почти непреодолимое желание попросить его: «Позволь мне навсегда остаться рядом». И желание это казалось невероятным, чуть ли не диким женщине, которая превыше всего ценила личную свободу. Но тем не менее новое ощущение было столь острым, что на глазах у нее навернулись слезы. Прикусив губу, она попыталась справиться с ними, ужаснувшись при мысли, насколько смехотворно будет выглядеть с мокрыми глазами. На ум пришли и другие, менее эмоциональные мысли — о том, сколь скоротечны все эти любовные интрижки и как легко, потеряв голову, искалечить свою жизнь. Ей были известны десятки подобных примеров, и все эти несчастные загубленные души предстали перед ней, как наяву. Даже неведомое ей ранее тихое довольство, которое она испытывала, примостившись у него на плече, вызывало у нее слезы. Ведь это счастье давал ей ловелас, известный тем, что в его жизни побывало несчетное количество женщин, причем ни одна не задерживалась надолго. А она млела возле него, влюбленная, как кошка. Ее стремление остаться с ним было столь же абсурдным, как желание улететь на Луну.

Комната, освещенная огнем очага, поплыла у нее перед глазами.

Первая слеза робко потекла по ее щеке.

Он сразу же почувствовал, как на его кожу скатилась прохладная капля, и, повернувшись так, чтобы видеть ее лицо, спросил:

— Тебе действительно очень больно? — Его брови были обеспокоенно сдвинуты, в глазах читалось раскаяние. — Я так и знал. Ты бы хоть как-нибудь оттолкнула меня, становила…

Она осторожно притронулась к его лбу.

— Я не хотела, чтобы ты останавливался, — призналась Анджела. — Я не потому плачу. Он притих.

— Что же я сделал?

— Ничего, разве что доставил мне такое удовольствие, какого я не испытывала еще ни разу в жизни. Взгляд его зеленых глаз стал озадаченным.

— И поэтому ты плачешь?

Она кивнула, и слезы внезапно ручьем хлынули из ее глаз.

Кит осторожно вытер их краешком простыни.

— Так ты не огорчена?

Анджела покачала головой и заплакала еще сильнее. Взяв ее на руки. Кит рывком поднялся с кровати и, подхватив сползшее на пол покрывало, подошел к пылавшему камину. Опустившись на стул, он заботливо, словно пеленал ребенка, завернул графиню, еще раз отер с ее щек слезы и, крепко прижав к себе, проговорил:

— Скажи мне, отчего тебе грустно, и я сделаю все, чтобы ты больше никогда не плакала.

— Ты… не сможешь, — горестно всхлипнула она. Он внимательно заглянул ей в глаза.

— Я все могу.

— Ты не можешь изменить… мир.

— Но могу изменить в нем очень многое. Еле заметно передернув плечами, Анджела смахнула набежавшую слезу кончиком пальца и сосредоточенно произнесла:

— Мне уже лучше. — Она вздохнула, глубоко и прерывисто. — Мужчинам не нравится, когда женщины плачут. Прости.

«Из нее получилась бы неплохая актриса», — подумалось ему — настолько внезапной была произошедшая в ней перемена. И все же за этим быстрым успокоением скрывалась какая-то неестественная напряженность, как если бы остававшаяся в ней маленькая девочка вдруг вспомнила давние наставления взрослых из полузабытого детства о том, как нехорошо капризничать и что воспитанные дети никогда себя так не ведут.

— Ты плакала и в ту ночь, когда я впервые встретил тебя.

— Должно быть, тебе это было не слишком приятно.

— Только поначалу.

— Вот видишь.

— Но сейчас все совсем по-другому.

— Нет, не совсем. — Как Анджела ни пыталась заставить себя успокоиться, ее губы все равно предательски дрожали.

— Совсем по-другому, поверь, — мягко, но настойчиво повторил Кит, — несмотря на то, что ты так долго избегала меня. Несмотря на все отзвуки былого.

— Не будет больше никаких отзвуков.

— Как же им не быть? Я не каждый день прошу женщин выйти за меня замуж.

— Пожалуйста, Кит, не заставляй меня плакать снова.

— Слава Богу, хоть теперь ты поняла, что это не просто очередная… пылкая связь.

— Конечно, связь. Интрижка, — непреклонно произнесла она. — Как еще назвать то, что происходит между нами?

— Мне наплевать на то, что ты замужем.

— Зато мне не наплевать. — Перед мысленным взором графини предстали выходящие из глубины веков сотни Лоутонов — ее предков во главе с покойной матерью, и все они осуждающе хмурили брови. Ну и, конечно, главная преграда — ее муж, Брук, собственной персоной.

— В таком случае я постараюсь переубедить тебя. Она вздохнула.

— Если бы все было так просто…

— Оставь эту проблему мне, — сказал Кит без лишних рассуждений и лучезарно улыбнулся.

Его улыбка способна была изгнать из мира все силы мрака. Во всяком случае так ей показалось тогда. Еще чуть-чуть, и она поверила бы ему.

— Давай поспорим на эту тему как-нибудь в другой раз, — вымолвила Анджела с осторожной улыбкой, надеюсь, что ей наконец удалось восстановить самообладание.К тому же было самое время сменить предмет беседы. — А поскольку, с какой стороны ни взглянуть, мы все-таки вступили в «пламенную связь», то давай-ка поговорим лучше об этом.

— О чем же именно? — оживленно заинтересовался Кит, явно желая угодить ей, лишь бы она снова не впала в хандру. — Вряд ли, дорогая, ты сейчас вполне готова на чтo-либо пламенное.

— «Вполне» в данном случае — лишь фигура речи, господин Брэддок, — проговорила она с выразительной интонацией учительницы.

— Ага, кажется, понимаю… Значит, вы предлагаете менее болезненную альтернативу?

— Так вы не против? Душа моя изнывает без ваших прикосновений, без вашего тела, без ваших утонченных — и в то же время умелых — манер. Ведь потоки слез не смогли заглушить моих телесных желаний.

— Похоже, мне и в самом деле придется тесно пообщаться с вами, графиня. В прямом смысле этого слова, — лениво протянул он. — Ваша ненасытность делает меня

дьявольски ревнивым.

— Но ведь эта ненасытность касается только вас.

— Прошу покорно извинить меня, — склонил он голову в безупречно учтивом поклоне, — если я в чем-то оскорбил вас своей подозрительностью.

— Неужели вы не верите мне?

— Было бы правильнее сказать, что вы завоевали выдающуюся репутацию, причем не в области рукоделия. — Его улыбка была просто восхитительной.

— Верно, но никто, кроме вас, не имел для меня ни малейшего значения.

— Благодарю вас, — снова покорно кивнул он. Сейчас ему всей душой хотелось верить ей.

Анджеле не пришлось долго ждать удовлетворения своих желаний. Вскоре она лежала на кровати, а Кит Брэддок проявлял чудеса изобретательности, пустив в ход губы, язык и пальцы там, где применение средств, более традиционных, было бы сопряжено с повышенной болезненностью. Даже просто видеть его было для Анджелы величайшим наслаждением. Точнее говоря, вид его гигантского утеса, ни на секунду не поникшего за все это время, а также в высшей степени умелые любовные ласки заставили ее дважды испытать оргазм, после чего она в конце концов остановила его со словами:

— Вы совсем забыли о себе. Разрешите же и мне показать свое умение.

Солнце уже окрасило утреннее небо в пурпурные тона, когда Кит, произведя последний любовный залп в ее уста и обессиленно повалившись на спину, нежно привлек Анджелу к себе и поцеловал во влажные губы.

— Уедем со мной, — предложил он, будто звал ее на прогулку.

— А что, если я соглашусь? — вызывающе откликнулась она, тут же подумав: «Господи, как только эта мысль могла прийти мне в голову?»

— Тогда я сделаю тебя счастливой.

— Было бы прекрасно. Но…

— Давай сегодня утром обойдемся без всяких «но», — благодушно прервал он ее. — Только «да» и полная покорность.

— В таком случае… Да, да, да, да, да! — Безудержная радость потоком света хлынула из ее глаз.

— Я и малютку Мэй сделаю счастливой!

— Только не надо о серьезном. — В таком случае я просто не буду говорить тебе, серьезно я настроен или нет.

Печально улыбнувшись, она тихо проговорила:

— Тогда, быть может, мне и удастся выжить рядом с тобой…

Перед ее уходом он заботливо омыл ее, как и полагается умелой служанке или умелому любовнику. Почти не прикасаясь к ней, Кит осторожно вытер ее и помог одеть чистое платье из старого гардероба, достигавшего сводчатого потолка. Что же касается прически, то тут ему пришлось признать, что как парикмахер он ни на что не годен, разве что подавать шпильки, которые она одну за другой воткнула в свои пышные волосы.

— Ладно уж, займусь прической сама, коли ты сделал за меня все остальное, — пошутила Анджела, глядя в зеркало и видя там его отражение рядом с собой.

— Всегда рад услужить, мадам, — тут же ответил он с шутовской улыбкой. — Не задерживайтесь. Я буду ждать.

Кит проводил ее до границы главной усадьбы, оставшись стоять у конца буковой аллеи, в то время как поднимающееся солнце бросило первые лучи на великолепный

фасад особняка в Истоне. Их прощальный поцелуй под старыми деревьями был сладок и долог, ничем, впрочем, не напоминая неистовства минувшей ночи.

— Тебе пора, — прошептал он наконец.

— Пора, — откликнулась она.

Но ни один не шевельнулся.

Кит разжал объятия первым и легонько подтолкнул ее по направлению к особняку.

— Иди, — приказал он, — пока я не похитил тебя навсегда.

— Я вернусь, как только сумею, — пообещала она, оглядываясь через плечо. Кит стоял на росистой траве босой, полуодетый, такой же, как и вчера вечером. В этот утренний час он казался особенно красивым и мужественным. И Анджеле внезапно с предельной ясностью стало понятно, почему столь многие женщины домогались его любви.

— Я буду ждать.

Она дважды оборачивалась, чтобы помахать ему на прощание. Когда же обернулась в третий, его уже не было.

Но Кит видел Анджелу. Он не сводил с нее глаз, пока она не вошла в дом.

13

Проскользнув в дом через террасу, Анджела вбежала в свою комнату и быстро облачилась в ночную рубашку. Поспать удалось совсем недолго. Очень скоро в комнату вошла ее маленькая дочка, не желавшая без мамы завтракать. Наконец Мэй в сопровождении Берджи отправилась на конюшню, чтобы совершить утреннюю прогулку верхом на пони, и тогда Анджела обратилась к Нелли:

— Скажи Милли, что я посплю еще, но к обеду встану обязательно. — Для дам, выезжавших развлечься за город, задерживаться в своих покоях до полудня не было чем-то необычным, так что ее отсутствие не должно было показаться гостям подозрительным. — Разбуди меня в одиннадцать, — добавила она. — Я приму ванну и оденусь. Думаю, платье персикового цвета из органди[10] мне сегодня идеально подойдет. Какое прекрасное утро! Ты не находишь, Нелли?

— Просто чудесное, миледи. Но ведь в Истоне в любую погоду хорошо.

— И в самом деле… — удовлетворенно вздохнула Анджела.

— Вы пока отдохните, миледи. Нам темные круги под глазами вовсе ни к чему. — Нелли была служанкой Анджелы с юных лет и относилась к ней с фамильярностью, на которую давали право долгие годы безупречной службы.

— Я по-настоящему счастлива, Нелли, — блаженно проговорила Анджела, небрежно бросив пеньюар на стул. — Это просто непередаваемо.

— Что и говорить, миледи, — угодливо поддакнула Нелли, довольная тем, что хозяйка наконец-то приободрилась. Вся прислуга дружно жалела ее, считая, что она заслуживает большего счастья. Несчастливый брак графини был темой частых обсуждений в людской, особенно в тех случаях, когда граф де Грей лично являлся в Истон, чтобы произвести там разор и опустошение.

— Теперь закройте глазки, а я задерну шторы да позабочусь, чтобы никто не потревожил вашу милость до одиннадцати.

Анджела еще спала, а Кит уже возвращался с постоялого двора в Истон-Вейле, где успел побывать после ее ухода. В гостинице он принял ванну и переоделся, спать же ему совсем не хотелось. Утренняя верховая прогулка подействовала на него освежающе: прозрачный воздух был напоен ароматом свежескошенного сена, тень от деревьев, обступивших дорогу, приятно холодила разгоряченное тело. Наконец-то у него появилось время заметить, что Истон расположен в поистине сказочном уголке. Кругом раскинулись живописные поля, буколические пейзажи ласкали глаз. Мир и покой казались вечными, словно река времени обтекала этот благословенный островок стороной.

Привязав лошадь в старой, но заботливо отремонтированной конюшне, он, пробравшись между огородных грядок, вошел в Стоун-хаус с черного хода. На кухне никого не было. Тем не менее на столе его ждал ломоть горячего хлеба, чайник, накрытый стеганым чехлом, и глиняная плошка, наполненная клубничным вареньем. Не удержавшись, гость макнул туда палец, чтобы попробовать лакомство. Еще до того, как уехать отсюда, он обнаружил тут шкаф, набитый провизией, а потому усомнился, стоит ли ему покупать еду в гостинице. Судя по всему, уединенный коттедж содержала в порядке невидимая, но прилежная прислуга.

В гостиной уже пылал камин, причем огонь был разведен совсем недавно. Во всем здесь чувствовалось прикосновение чьей-то заботливой руки. Кит успел заметить это по пути в спальню, где намеревался оставить свою дорожную сумку. Зонт с каменной полки в прихожей успел исчезнуть, и его место занял букет дельфиниума и лилий. Распахнув дверь в спальню, он в изумлении замер на пороге: вместо ужасающего беспорядка, оставленного им каких-нибудь несколько часов назад, комната встретила его сверкающей чистотой. Ему стало любопытно, куда подевался золотой шарик, оставленный им на прикроватном столике.

Бросив сумку на стул у двери, он приблизился к кровати, застеленной свежим бельем и источавшей тонкий запах лаванды. Кружевные накидки на подушках ослепляли своей белизной, нигде не было ни складочки. Что же касается покрывала, то на сей раз на нем были вытканы маргаритки, а не колокольчики, как в прошлый раз.

Сгорая от любопытства, Кит начал один за другим выдвигать ящики комода в поисках золотого шарика и быстро нашел его во втором правом ящике сверху. Шарик был не один, а вместе со своим близнецом, которого не удалось найти ночью. Оба сияли чистотой, будто просились в дело. Он продолжил поиски и вскоре наткнулся на целый арсенал сексуальных игрушек, каждая из которых была аккуратно завернута в белую шелковую тряпицу. С необъяснимым раздражением он вытащил все эти находки и расположил их в длинный ряд на поверхности комода.

Анджела де Грей могла похвастаться многими достоинствами, но только не викторианской стыдливостью.

Разбуженная ровно в одиннадцать, Анджела первым делом уединилась в гардеробной, чтобы извлечь голландский колпачок, и с тревогой обнаружила, что он смещен в сторону. Вынув его, она замерла на месте, скованная леденящим чувством страха. Кит был слишком велик, а она — миниатюрна, и это обстоятельство приобретало сейчас особое значение, давая повод для настоящей паники. И было отчего прийти в отчаяние. Ей хотелось заниматься с ним любовью, причем не только сейчас, но и каждую минуту, что он намеревался провести в Истоне. Сила ее желания была столь велика, что удивляла саму графиню, несмотря на то, что ее никак нельзя было заподозрить в неопытности. Ее вожделение было всепоглощающим — оно превосходило не только все ожидания, но и все границы разумного.

Конечно же, им следовало бы пользоваться кондомами, но их-то у нее и не было. Ее излюбленным противозачаточным средством всегда был маточный колпачок, поскольку она предпочитала сама заботиться о своем будущем. А теперь… Не просить же в самом деле слуг сбегать за презервативами в деревенскую аптеку. Да и вряд ли они там продаются.

Войдя в ванную, где Нелли уже приготовила для нее горячую воду, Анджела начала обдумывать те немногие варианты, что у нее имелись. Сегодня она не увидит Кита до самой ночи, значит, до вечера ничего предпринять не удастся. Опустившись в теплую воду, графиня закрыла глаза, мечтая о том, чтобы все проблемы решились сами собой. Однако мысли о серьезных последствиях, которые могло иметь ее увлечение, настойчиво продолжали терзать ум. Она не могла позволить себе забеременеть. Брук и без того был беспощаден с ней во время ее последней беременности. И если бы ему не было доподлинно известно, что этот ребенок от него — а он это знал, поскольку Мэй была зачата при ужасающих обстоятельствах, — то опасность для нее стала бы поистине смертельной.

Ее муж был просто одержим идеей сохранения чистоты крови. Обеспечить достойное продолжение рода Гревилей было для него делом чести. Как странно… Ведь у самого графа чести не было и в помине. Впрочем, его поступки далеко не всегда поддавались разумному толкованию, о чем Анджела, к сожалению, узнала слишком поздно. Ей было всего семнадцать лет, когда она вышла замуж за человека, которого подыскали для нее мать и отчим, и уже через месяц после свадьбы оказалась беременна. И в первое же Рождество после замужества, когда ребенок уже шевелился у нее под сердцем, юная графиня обнаружила, что ее муж наделен особой разновидностью жестокости, которая, впрочем, уже не слишком удивляла остальных окружающих. Так, ее свекор с меланхоличным спокойствием признавал, что у Брука, «к сожалению, слишком велик сексуальный аппетит».

Вернувшись в то далекое Рождество из Лондона, куда она ездила за обновами, Анджела застала супруга за необычным занятием: он безжалостно сек молоденькую горничную. Графиня вовсе не хотела сразу же подниматься к нему, однако вопли, доносившиеся из его спальни, были настолько душераздирающими, что их нельзя было пропустить мимо ушей. Когда же это зрелище открылось перед ней во всей своей неприглядности, она лишилась чувств, упав у открытой двери.

А когда Анджела, спешно собрав вещи, в ту же ночь уехала, ни его, ни ее родственники не высказали ни малейшего удивления по поводу поступка Брука. И тогда она впервые почувствовала себя жертвенным барашком, возложенным на окровавленный алтарь, причем в этом жертвоприношении приняли участие оба семейства.

Анджела пригрозила ему разводом, но тут же выяснилось, что у нее нет для этого существенных оснований. Лишь факты многоженства или крайней жестокости в отношении ее самой могли быть приняты судом во внимание, если бы ей вздумалось возбудить бракоразводный процесс.

Законы были составлены явно не в ее пользу: вот если бы в качестве истца выступил Брук, то она, разведясь с ним, навсегда потеряла бы и своего ребенка. Адвокат подробно растолковал графине, что тот же закон вполне позволял Бруку при желании засадить ее в тюрьму или же принудить к сожительству с ним. Казалось бы, выйдя замуж, она становилась самостоятельной, однако, к своему глубокому потрясению, Анджела узнала, насколько ограничены права замужней женщины в Англии. К счастью, надежной защитой для нее служило ее богатство и условия брачного контракта — непременная принадлежность каждого аристократического брака, — а также тот факт, что незадолго до ее замужества британский парламент принял закон об имущественных правах женщин. Таким образом, ценой ее свободы стал гигантский денежный оброк, который ей приходилось ежегодно выплачивать семейству Гревилей.

Однако ни одна предосторожность не могла считаться абсолютно надежной, когда речь заходила о Бруке. Даже его собственная родня далеко не всегда могла повлиять на поведение этого непредсказуемого человека.

Вот почему Анджела была так напугана возможной беременностью. Думая об этой опасности, она всегда испытывала животный страх.

Обед был подан на террасе. Погода этому благоприятствовала: последние дни августа выдались солнечными, томными — сонный закат знойного лета. Трапеза проходила на открытом воздухе и была театрально живописной: женские наряды пестрели всеми цветами радуги, стол ломился от яств и букетов цветов, великолепно смотревшихся на льняной скатерти, оживленная беседа то и дело прерывалась смехом, искрилось в бокалах вино.

А уж хозяйка, восседавшая во главе стола, затмевала своей красотой само августовское солнце.

— Как ты думаешь, мама, она румянится? — раздраженно спросила Присцилла, придирчиво рассматривая сияющее лицо Анджелы и платье персикового цвета, которое подчеркивало великолепие ее белокурых волос и румянец на щеках.

— Просто платье у нее такого покроя, милая, — тоном знатока пояснила Шарлотта. — Простенькое, как у школьницы, а ткань-то от Ворта, очень дорогая — от такой у кого хочешь лицо засияет. — Однако, несмотря на то, что эти слова были сказаны самым беззаботным тоном, Шарлотта с явным беспокойством подметила, что Анджела на сей раз гораздо веселее и миловиднее, чем обычно. Возможно ли, что причиной тому только золотые лучи солнца?

— Смотри-ка, отдых пошел Анджеле на пользу, — вполголоса поделилась своим наблюдением Милли с сестрой. Обе они сидели у противоположного конца стола.

— В Истоне ей всегда хорошо, — ответила Долли.

— К тому же здесь она в безопасности от Брука.

— Не в полной, конечно, — уточнила Долли, — но уж во всяком случае здесь ей безопаснее, чем где-либо еще. Ее муж столь жестокосерден.

— Тебе не кажется, что его скотство будет иметь для него весьма печальные последствия, к тому же в самом скором времени?

Долли наклонилась ближе к уху сестры.

— Карсонс рассказал мне, что его видели в «Семи циферблатах», — возбужденно зашептала она, округлив от ужаса глаза. — Так он в этом притоне пытался купить себе молодую девчонку. Только представь себе! Кто-то позвал констебля, разыгрался скандал. Хорошо, что его адвокат прибыл вовремя и забрал Брука домой, а дело было замято. Это уж как всегда.

— Сазерленд считает, что Анджела должна более настойчиво поставить вопрос о разводе, а я пытаюсь объяснить ему, что в таком случае Брук будет для нее только опаснее. Сколько я ему ни твержу об этом, он все равно никак не может понять… Что ж, он просто не знает, что за тип этот Брук.

— Мне ее так жалко.

— По крайней мере сегодня можешь не жалеть, -успокоила ее Милли. — Посмотри, в каком она хорошем настроении.

После обеда гости разбились на группы. Одни играли в крокет, другие — в лаун-теннис, третьи оседлали лошадей четвертые засели за бридж. А Анджела получила наконец долгожданную возможность побыть с Мэй.

— Идем к лодке, — сразу же заявила Мэй, стоило Анджеле только заглянуть в детскую. Небольшое озерце было для девочки одним из самых любимых мест в Истоне. — И Кволик Питев пойдет.

Взявшись за руки, мать и дочь отправились по тропинке к озеру, споря, кто из них будет грести.

— Я, я, я! — пищала Мэй тоненьким голоском, звеневшим от возбуждения. — Я будю!

— А может, по очереди?

— Нет, я! А ты, мама, посидис с Кволиком Питевом.

— Ну хорошо. Я помогу тебе, когда ты устанешь.

— Я ни за сто не устаню! — упрямо встряхнула маленькая девочка светлыми кудряшками. — Никогда-никогда не устаню!

— Что ж, тогда придется мне отдыхать, — улыбнулась Анджела.

— Ты спи. А гвести будю я.

Таким образом, спор разрешился вполне мирно.

Поверхность озера была гладкой, как зеркало. Мэй возилась с веслами с превеликим удовольствием, и благодаря ее усилиям крохотная лодочка крутилась кругами в паре метров от берега. Когда же личико дочери покраснело от натуги, Анджела уговорила ее на время отложить весла. Так повторялось несколько раз, пока девочка не выдохлась окончательно, и тогда графиня сама подгребла к берегу.

Лодочка ткнулась носом в траву, и Мэй выбралась на берег. Провожая глазами дочку, Анджела увидела Кита. Он неподвижно стоял в тени высокого кипариса, поджидая их.

На нем была белая одежда для игры в крокет, и выглядел он так, словно только что пришел с лужайки перед особняком. Графиня сразу же отметила про себя, что белые льняные брюки и рубашка ему очень к лицу.

Кит не двинулся с места, пока она не помахала ему, приглашая подойти ближе. Выйдя из густой тени, он произнес:

— Я получил истинное наслаждение, наблюдая за вами. — А я получу наслаждение только тогда, когда смогу наконец съесть тебя живьем, — прошептала Анджела, слегка прикоснувшись к нему, хотя ей больше всего сейчас хотелось броситься к нему в объятия.

— Потерпи немного, — вполголоса сказал он, улыбнувшись, и его взгляд скользнул в сторону Мэй. Та уже нашла себе занятие по душе. В нескольких метрах от берега девочка копала палкой яму в грязи. Снова повернувшись к Анджеле, Кит спросил:

— Ну как тебе мой наряд?

— Для загородной прогулки — просто идеально. Все в полном соответствии со светскими условностями.

— Я подготовился заранее.

— Они накормили тебя?

— Кто — «они»?

— Слуги в Стоун-хаусе.

— Никто из них мне ни разу не встретился, так что просить было некого, но я нашел шкаф с едой, а свежий хлеб и чай возникли на столе, как по мановению волшебной палочки. Похоже, незаметность для твоих слуг — главное качество.

— Мне удобнее, когда они не путаются под ногами.

— Могу себе представить, — мягко, но вместе с тем иронично согласился он. — Я нашел весь набор твоих игрушек: каждая вымыта, аккуратно завернута в тряпицу и надежно припрятана.

— Прошу тебя. Кит, не начинай снова. Ты не властен над моим прошлым — оно принадлежит только мне.

Некоторое время Кит смотрел на воду, словно в глубинах озера скрывалось нечто, способное успокоить раздражение, опять начинавшее клокотать в его груди.

— Ты права, — сказал он еле слышно. — А у тебя, гляжу, новое платье от Ворта? — Этот вопрос был задан уже гораздо более дружелюбным тоном. — Угадал? Элегантность этой вещи говорит сама за себя — ошибиться практически невозможно.

— Мир? — по-детски доверчиво спросила она, дотронувшись до кончиков его пальцев.

— Конечно, мир. — Его пальцы ответили быстрым, но крепким пожатием, а колдовская улыбка согрела ее сердце. — Теперь-то мне можно познакомиться с Мэй?

Анджела представила дочке Кита как своего хорошего друга, и уже через минуту он увлеченно играл с крохотной девчушкой, помогая ей рыть канал, чтобы выкопанная в грязи яма наполнилась озерной водой. Потом оба принялись за сооружение плотины, чтобы получилась настоящая запруда, причем способ строительства вызвал оживленную дискуссию. А Анджела между тем сидела неподалеку, стараясь вникнуть в их идеи, которые рождались одна за другой.

— Дядя много-много знает, мама, — воскликнула Мэй, восторженно шлепнув ручонкой по жидкой грязи. — Знает, как ствоить. А ты молодец! — наградила она нового знакомого веселой улыбкой.

— И в самом деле молодец, — не могла не согласиться Анджела, с удовольствием наблюдая за их игрой. Бруку даже в голову не могло прийти поиграть с детьми. Впрочем, как и любому другому отцу-аристократу из тех, кого она знала. С щемящим чувством она вдруг осознала, как много потеряла, лишенная простых семейных утех, живя в мире, где царило богатство, но не счастье.

— Мама, иди к нам! Помоги немножко, — жизнерадостно позвал ее Кит. — Мы ей разрешим достроить плотину, ладно? — взглянул он на Мэй, ожидая одобрения со стороны крохи.

— Давай, мама, — поддержала идею девочка, указывая на топкий участок, где предстояло завершить строительство. — Знаес, как здолово!

Присоединившись к ним, Анджела будто перенеслась в какой-то волшебный мир. Грязь оказалась восхитительно мягкой и прохладной, игра — увлекательной, а ощущение семейного счастья — полным. Все это было так непохоже на эмоции, которые графине приходилось испытывать в обыденной жизни. И когда, слишком сильно наклонившись, чтобы укрепить только что построенную плотину, она качнулась и в поисках равновесия прильнула к Киту, ее наполнило такое острое ощущение пронзительного счастья, что было трудно удержаться от слез восторга.

— Осторожнее, мама, — тихо пробормотал он, поддержав ее тыльной стороной ладони, которая не была испачкана в грязи. Его голос прозвучал с чувственной хрипотцой.

— Вряд ли у меня получится, — прошептала она в ответ, тая от внезапной вспышки желания, пронзившей ее тело.

— Надо, чтобы получилось, — мягко, но непреклонно проговорил Кит, отстраняя ее от себя. — Что ж, пруд, можно сказать, готов. Пора пускать кораблики, — оживленно продолжил он разговор. — Ты когда-нибудь строила кораблики, Мэй? — осведомился он, разламывая надвое коротенький прутик.

— Покази, покази! — нетерпеливо закричала она, полностью сосредоточив внимание на его руках. Девочка сидела тихо как мышка, наблюдая, как он мастерит мачту из прутика и длинной травинки.

Ополоснув руки в озере — тоже к вящему удовольствию Мэй, — они начали пускать кораблики, сделанные из палочек, под парусами из листьев. Это развлечение настолько захватило и ребенка, и обоих взрослых, что они не заметили, как прошла пара часов. О времени напомнила им Берджи, пришедшая, чтобы сказать о том, что пора кормить девочку.

Кит заметил няню издали, когда та появилась на вершине холма, отделявшего дом от озера.

— Мне пора, — спокойно констатировал он и попытался подняться.

— Вовсе нет, — остановила его Анджела, удержав за руку.

— Одна из твоих незаметных служанок?

— Да, они незаметны. А разве твоих часто можно видеть?

Кит скорчил гримасу. Тот, кто служил ему, действительно не лез на глаза посторонним, однако какое до этого дело женщине? Им овладело чувство мужского превосходства — так было легче оправдать себя. Однако настроение испортилось.

— Я полагал, что в этом мире порядки определяют мужчины.

— По большей части да.

— Но, видно, все же не всегда, — проворчал он.

— Я просто обожаю, когда ты ревнуешь.

— А я ненавижу, — все так же угрюмо буркнул он.

— Бейдзи! — восторженно завопила крошка Мэй, завидев няньку. Вскочив на ноги, она опрометью бросилась к молодой женщине. — Иди, иди сковее! Смотви, как здолово!

— Совсем такая же, как ты, — ухмыльнулся Кит, немного подобрев, наблюдая, как малышка бежит, припрыгивая, навстречу няне. — Прирожденная энтузиастка.

— Да, я иногда бываю такой же, как моя маленькая дочь, когда на то есть причина. Таких причин не очень много, и одна из них — это ты. — Она погладила его по руке, опиравшейся на траву. Мокрые кончики пальцев легко пробежали по его ладони.

— Сколько мне ждать? — спросил он, и голос его прозвучал покорно.

Взглянув на вершину холма, где Берджи уже распростерла объятия навстречу Мэй, Анджела ответила:

— Вероятно, до ночи.

— Как будто нельзя обойтись без этого твоего «вероятно».

— Пойми же, я должна вернуться к гостям.

— Ну вот, опять… — протянул Кит севшим голосом. — Я сама едва удержалась от того, чтобы сбежать к тебе, не дожидаясь обеда. Но что делать? Предстоящие три дня, — она сделала глубокий вдох, — будут особенно трудными.

— И все же сегодня днем тебе не помешало бы немного отвлечься от забот, — мягко заметил Кит. — Мне нельзя, — прошептала Анджела, и ее взгляд вскользнул по животу Кита к его бедрам. — Совсем немного, — проникновенно повторил он, перехватив ее взгляд. — Никто о тебе даже не вспомнит.

— Может быть, они и в самом деле не хватятся меня, — задумчиво проговорила графиня, и на щеках у нее расцвел румянец.

— Что ж, решай сама, — подытожил Кит внешне равнодушный, но голос его был обволакивающе-бархатным. — Да вот и они. Встречай, мама, — добавил он сладким тоном, словно разделяя ее материнское счастье. — И готовься.

Следующие несколько минут прошли вполне гладко. Ни Кит, ни Анджела ничем не выдали себя: ни за что нельзя было догадаться, что между этими двоими существует интимная связь. В значительной мере это было заслугой Кита, который в полной мере использовал свое обаяние. Вместе с Мэй он показывал Берджи, как плавают в запруде кораблики, и в конце концов заговорил с молодой няней на ее родном шведском языке, поинтересовавшись, каким образом она оказалась в Истоке.

Девушка поначалу онемела от изумления, но Кит быстро разговорил ее, и чуть позже, уходя вместе с Мэй, она застенчиво помахала ему на прощание и вежливо сказала adjo — до свидания.

— Откуда ты знаешь шведский? — спросила Анджела, когда Мэй и няня скрылись из виду. Было просто поразительно, сколь свободно он изъяснялся с молоденькой шведкой.

— Жил одно время в Стокгольме.

— Странное место для проживания, — произнесла она с долей недоверия.

— Ничего странного. Просто у меня был там когда-то один друг.

— И этим другом, несомненно, была женщина.

— Нет, не женщина. Тебе легче от этого? — Он предпочел не уточнять, что усовершенствовать язык ему помогла Ума, находящаяся ныне на «Дезире».

— Расскажи мне о своем друге.

— Зачем? Ведь ты мне все равно не поверишь. — Его улыбка была теперь дерзко вызывающей.

— Я и не думала сомневаться. Расскажи, пожалуйста.

— Я встретил Гаральда на Таити. Он писал там для парижского художественного издания статью о последних работах Гогена. А поскольку ему было пора отправляться домой, в Стокгольм, он поплыл вместе со мной. Нам было по пути: я намеревался открыть в Швеции небольшое торговое представительство. Ну что, милая, теперь ты удовлетворена? — Последние его слова прозвучали с едкой иронией.

— Ты что, в самом деле работаешь?

— Владею пароходством. Так, средней руки…

— Знаю, Шарлотта мне уже говорила, но ведь это вовсе не должно означать, что ты лично занимаешься бизнесом.

— Почему бы и нет?

— Многие мужчины поручают это другим.

— Если они достаточно умны, то ведут дела сами.

— А другие представительства у тебя есть?

— Не так уж много, — скромно потупился он. На деле совсем недавно его фирма открыла двадцать второе по счету представительство за рубежом. Первым была контора в Макао[11]. В последнее время Кит начал продвигаться на материк, ориентируясь на перспективный рынок Кантона[12].

— Ты меня удивляешь.

— Тем, что работаю?

— Скорее тем, что непохоже, чтобы ты перетруждался.

— Я провожу в море месяцы напролет не только ради удовольствия. Меня особенно интересуют восточные рынки, а они не слишком-то устойчивы, поэтому нельзя спускать с них глаз. Мне приходится подолгу бывать в Азии. Большие прибыли приносит рынок Африки. В последнее время он бурно развивается.

— Ты говоришь и по-китайски?

— На пяти диалектах. Правда, не очень хорошо, но мой управляющий на Жемчужной реке — отличный лингвист. Я всегда полагаюсь на него, когда перевод требует учета тонкостей.

— Просто поразительно. — Этот человек был совсем не похож на других, и рядом с ним Анджела сейчас особенно остро ощутила собственную ограниченность, почти никчемность. — Ты случайно не знаешь Сесиля Родса?[13] Он мой близкий друг. В прошлом году я виделась с ним во время шотландских каникул.

— Время от времени мне приходится иметь с ним дело. Мы, американцы, на собственном опыте знаем, что такое британский колониализм, а потому у меня есть большие сомнения насчет того, что колониальное господство может кого-нибудь облагодетельствовать. Но тем не менее он проложил путь в Южную Африку, сделав ее очень привлекательной для бизнеса, и в этой заслуге ему не откажешь.

— И стал при этом сказочно богат.

— Во всяком случае достаточно для того, чтобы попасть в число приятелей Берти, — добавил Кит с ироничной ухмылкой. Вопреки старомодным взглядам королевы, которая осуждала знакомства сына с людьми низкого происхождения, принц Уэльский ввел в свой узкий круг нескольких миллионеров. Их готовность в любое время раскрыть перед ним кошельки была в глазах Берти гораздо более важным качеством, чем голубизна крови.

— Как и ты.

— Как и я. С той только разницей, что я ни разу не давал ему денег и никогда не дам. У него их и так достаточно для человека, который только и знает, что есть, пить и спать.

— Ах, вот как! Значит, праздная жизнь вызывает у тебя отвращение?

— Лишь в том случае, когда к ней относятся как к серьезному занятию. Я твердо уверен в том, что на жизнь надо зарабатывать собственным трудом.

— А управлять поместьем — его труд? — хитро спросила она.

— Да, если управлять хорошо, — кратко ответил он.

— Мой дед учил меня относиться к поместью с величайшей заботой. Процветание Истона значило для него все.

— И результаты налицо.

— У меня здесь две школы и маленькая швейная фабрика для молодых женщин. К тому же скоро откроется сельскохозяйственный колледж, где будут учиться как мужчины, так и женщины. — В ее словах прозвучала нескрываемая гордость.

— Берти уже говорил мне об этом.

— Наверное, он считает меня сумасбродкой.

— Берти не понимает, какие социальные перемены происходят в его стране.

— Я свела его с моим другом Стедом, который попытался растолковать ему цели социалистической партии. Но у Берти хватило вежливости лишь на то, чтобы не зевать во время разговора.

— Могу себе представить.

— Должно быть, в душе он насмехался надо мной.

— Вероятно, более справедливым будет сказать, что Берти рассматривает женщин в первую очередь в качестве… средства развлечься.

— А ты — нет?

— Иногда, но далеко не всегда. В твоем случае — категорически нет.

— До чего же вы льстивы, господин Брэддок. — Называй меня Кит, — улыбнулся он.

— Я помню, когда ты впервые попросил меня об этом.

— В твоем будуаре в Коузе.

— Я тебя тогда так сильно хотела…

— Я заметил это.

— А сейчас я всеми фибрами души ненавижу Оливию, чёрт бы тебя побрал вместе с ней.

— Вполне разделяю твое чувство, поверь мне, дорогая.

— И все же не смог устоять перед ней.

— Просто я был зол как черт.

— Могу ли я как-нибудь ночью воспользоваться тем же предлогом?

— Можешь, но только в том случае, если роль утешителя выпадет мне.

От его глубокого голоса у нее мурашки побежали по коже. В нем была какая-то особая решительность, законченность, он обещал будущее, о котором она страшилась думать.

— Пожалуйста, поцелуй меня, — смиренно попросила она, потому что хотела отогнать от себя страх неизвестности, страх перед судьбой, которая могла оказаться к ним жестока. Потому что хотела быть с ним прямо сейчас, в эту минуту, а об остальном — тревожном и горьком — не желала думать.

— Кто-нибудь может увидеть. Оглянувшись вокруг, она склонилась и приникла своими устами к его.

— Отчаянная ты женщина, — пробормотал он, беря ее за талию. — Наверное, за это я и люблю тебя. — И, поднявшись, потянул ее следом и поставил на ноги.

— Скажи мне это еще раз. Скажи, что любишь. — В ее голосе опять вибрировало волнение юной девушки. Никогда еще она не желала так страстно мужской любви. Это бесшабашное, отчаянное чувство застало ее врасплох.

На какую-то долю секунды над берегом озера повисла такая тишина, что, казалось, можно слышать, как растет трава. И ей захотелось взять свои глупые слова назад.

— Я люблю тебя, — повторил Кит тихо и просто, без всяких многозначительных интонаций. — Я никогда и никому еще не говорил этого, — добавил он.

— И я не говорила.

— Тогда скажи мне. Так будет честно.

— Не знаю, смогу ли я.

— Ты не знаешь, любишь ли меня?

— Не знаю, смогу ли сказать это.

— Проклятый де Грей так много убил в тебе.

— Да, — прошептала она.

— Скажешь мне о своей любви попозже, — деликатно сдался Кит. — Я все равно знаю, что любишь.

Она молча кивнула, и глаза ее наполнились слезами. И при виде этих слез ему захотелось убить де Грея за все, что он сотворил с ней.

Подхватив Анджелу, Кит взял ее на руки и крепко прижал к себе.

— К черту всех твоих гостей, — сказал он вполголоса. — Сейчас ты будешь со мной.

14

По пути в Стоун-хаус он без устали разговаривал с ней о малютке Мэй, о том как та умна, как мила и жива — вся в маму. Он рассказывал, как мчался к ней из Лондона, о людях, с которыми встречался после отъезда из замка Мортон. Его голос убаюкивал, сдержанные жесты навевали покой. Он говорил, не нуждаясь в ее ответах. Его монолог преследовал единственную цель — отвлечь ее от грустных мыслей.

Позже, когда он нес Анджелу по саду, раскинувшемуся позади Стоун-хауса, и расхваливал ее за то, что ей так хорошо удалось восстановить старинный особняк, графиня не удержалась и, подняв голову, в порыве чувств нежно поцеловала его в щеку.

— Спасибо, — искренне поблагодарила она его. — Ты всегда умеешь сделать так, чтобы жизнь начала казаться лучше.

— Не забывай же об этом, дорогая, — улыбнулся он в ответ и нагнул голову, чтобы пройти под низко свесившейся ветвью. — Я все могу наладить.

— Даже мою жизнь? — Ее голос снова тронула тоска.

— Твою жизнь — в первую очередь, mon ange. — Остановившись под яблоней, усеянной плодами, Кит жадно поцеловал Анджелу. — Разве тебе не известно, что именно за этим я и приехал сюда? — проговорил он, оторвавшись от ее рта. — Да-да, именно, чтобы сделать тебя счастливой.

— И пока тебе это неплохо удается, — прошептала графиня.

— Пытаюсь, — скромно признал он свои заслуги, хотя улыбку его никак нельзя было назвать смиренной.

Через несколько секунд высокий силач с миниатюрной красавицей на руках толкнул дверь на кухню. Дом встретил их молчаливой прохладой.

— Ну вот, — спокойно констатировал Кит. — Это все же лучше, чем сборище гостей. Никого не надо развлекать. Разве что меня, — оговорился он с легкой улыбкой. — Но ты сама знаешь, как мало мне требуется для радости… А для начала позволь-ка заварить тебе чашку чаю, — предложил заботливый поклонник, осторожно сажая Анджелу на грубый стул возле стола. Ему хотелось сделать все, чтобы хоть как-то подбодрить ее.

— Ты сумеешь? — Ее глаза, мерцающие в полумраке, казались неправдоподобно большими.

— А разве ты сама не умеешь этого?

— Меня никто не учил. — Кухня для наследницы знатного рода была неведомым миром.

— Тогда учись, родная. — Она и глазом не успела моргнуть, как на столе стояли две чашки с дымящимся чаем. Кит сел напротив нее с хозяйским видом, будто всю

жизнь провел на кухне у плиты.

— Ты не устаешь поражать меня, — призналась Анджела, которой доставляло удовольствие просто наблюдать за ним. Пока он хлопотал с чайником, все ее тревоги ушли куда-то сами собой.

— Не правда ли, здесь лучше, чем в гостиной?

— Несомненно. Ведь здесь есть ты. — Ее душу наполнила безмерная нежность. — Не могу представить себе, что буду делать, когда ты уедешь.

— Поедем со мной! Какие могут быть сомнения?

— Ты слишком большой идеалист.

— А ты, mа petite[14], слишком долго жила в этом ограничейном мирке, как в скорлупе. Как только выпьешь чай я преподнесу тебе один подарок. Так что пей побыстрее, не задерживай саму себя.

У нее загорелись глаза.

— Обожаю подарки!

— Ты бы хоть сначала отказалась, поупиралась для приличия… Или уж по крайней мере просто сказала бы спасибо, — шутливо осудил он ее.

— Сперва — подарок!

— Вообще-то он не из тех, которые рекомендуются учебником правил хорошего тона, — ухмыльнулся Кит, подумав про себя, что непосредственность Анджелы ему гораздо приятнее, чем ужимки Присциллы и ей подобных, кто с притворными словами отказа на устах буквально вырывает из рук драгоценности, которые им даришь.

— Вот видишь? Я все выпила до капельки! — Она поставила свою чашку на стол.

— О Боже! Я и не знал, какая ты жадная…

— В самом деле не знал? — недоверчиво переспросила графиня, вложив в свои слова максимум теплоты.

— Ну… в том, что касается подарков. — Он протянул руку через стол. — А ну-ка закрой глаза.

Она с готовностью зажмурилась, как ребенок, и выставила ладонь. Кит снова улыбнулся, очарованный ее открытостью.

Взяв графиню за руку, американец повел ее за собой. Так они прошли несколько комнат первого этажа, пока Кит наконец не разрешил:

— А теперь можешь смотреть.

Они стояли в комнате, которая обычно служила Анджеле конторой, где приходилось решать разнообразные дела, связанные с имением.

— Вот! — показал он на небольшой конверт, лежавший на столе у окна.

Она ожидала увидеть какую-нибудь драгоценность или иную безделушку из тех, что обычно дарят женщинам. Тем более таинственным показался ей этот кремовый конверт на старом письменном столе. На нем было написано единственное слово: «Анджеле». Без всяких нежных эпитетов и красивых завитушек. Графиня сразу же узнала его почерк — точно так же торопливо была нацарапана записка, полученная ею ранее. Вопросительно поглядев на Кита, словно допытываясь, не заключается ли в этой простоте ключ к разгадке, она несмело взяла конверт.

Кит явно не торопился выдавать тайну. Загадочно улыбнувшись, он только сказал:

— Открой.

На письме не было сургучной печати. Оно даже не было заклеено. Впрочем, вряд ли это можно было назвать письмом. Внутри оказалась карточка, на которой простым шрифтом было напечатано полное имя Кита.

«Томас Китридж Брэддок… — прочитала она, проведя пальцем по глубоко оттиснутым буквам. — Что ж, звучит мужественно. Это имя ему к лицу».

На обратной стороне карточки было торопливо, как и прежде, написано:

«Маленький подарок за счастье быть с тобой. Проект перестройки „Акулы“. Исполнитель — Генри Ватсон. С любовью, Кит».

Подарок был поистине царским. На такой мог решиться только американский миллионер. Все слышанные ею истории об экстравагантной щедрости заокеанских богачей внезапно стали явью.

— Подарок чудесный, — сдержанно произнесла она, еще раз проведя пальцем по тисненой карточке, — но я не могу принять его. — Анджела слегка встряхнула головой. — Он слишком дорогой.

Стоимость переделки ее яхты, за которую готов был взяться молодой корабел из Плимута, наверняка превзошла бы все мыслимые пределы. А это пахло светским скандалом.

— Считай это подарком по случаю помолвки, — сказал Кит обыденно, как если бы речь шла об уже решенном деле. — Кстати, я и свою «Дезире» перестраиваю. Я его предупредил, что через пару недель мы наведаемся к нему, чтобы обсудить все детали.

— Когда ты сообщил ему об этом?

— Можно сказать, сегодня утром. Сперва я послал ему телеграмму, и он мне ответил, потом я еще раз ему телеграфировал, и он снова ответил… Так мы и обменивались телеграммами, пока не договорились. Вообще-то я виделся с ним после отъезда из замка Мортон. А окончательно все утряслось сегодня утром на железнодорожной станции в Истон-Вейле.

— Ты слишком экстравагантен…

— Подумай, мы могли бы вместе участвовать в гонках, пуститься в путешествие, когда наши яхты будут готовы. Ты когда-нибудь плавала вблизи Брисбейна?[15]

Анджела положила карточку на стол.

— Послушай, Кит, будем же благоразумны. — Она говорила с ним мягким, убеждающим тоном, каким разговаривают с детьми, которые просят невозможного. — Я не могу принять столь дорогой подарок, хотя и очень тронута твоей заботой. И я не могу путешествовать с тобой где-то на краю света. Просто не могу… К тому же никакая это не помолвка, как бы ты ни подшучивал надо мной.

— «Акула», если ее усовершенствовать, прибавит скорости на пять узлов, а то и на все семь, — продолжал увлеченно расписывать прелести будущих путешествий Кит, будто не слыша всех ее доводов. Он не видел ничего, что могло бы нарушить его радужные планы. Для человека, которому удалось открыть двадцать две торговые конторы по всему миру, развод не казался крупным препятствием. Не говоря уже о муже возлюбленной.

— Ты совсем не слушаешь меня.

— Слушаю, милая, слушаю. И ни на чем не настаиваю. Ты просто подумай о возможности воспользоваться услугами Генри Ватсона. И ничего не надо сейчас решать. Побеседуешь с ним сама, когда мы поедем к нему, чтобы поговорить насчет «Дезире».

— Ты требуешь от меня слишком многого, — негромко сказала Анджела. — Все, чего я желаю, — это заниматься с тобой любовью. Но не могу же я в самом деле полностью изменить свою жизнь.

— Прекрасно, — еле повел он плечом, как всегда делал в минуты раздражения. — И где же тебе хотелось бы заняться любовью?

— Ты разозлился?

— Нет-нет, что ты! Я прекрасно понимаю, что требую слишком многого. Как я мог забыть? Ведь тут имеют место традиции аристократического семейства, условности высшего света…

— …И тот факт, что я замужем.

— Послушай, дорогая, мне, право же, не хотелось бы расстраивать тебя, но в твоем случае нет даже намека ни на какое замужество.

— Кит! — взмолилась она чуть не плача.

Кит Брэддок воздел руки, показывая, что сдается.

— Все, все… Ни слова больше об этом. Подойди-ка лучше ко мне, — ласково поманил он ее глубоким, хрипловатым голосом. — Ведь я не держал тебя в объятиях целых десять минут, а воздержание вредно для меня.

— Но теперь-то ты образумился? — спросила графиня, прищурившись.

— Не вполне, — светским тоном ответил американец, на которого ее увещевания не произвели никакого впечатления. — Я все-таки надеялся, что ты покажешь мне, как работают игрушки, которые ты хранишь наверху.

— А что, если мне не хочется?

— Сколько времени в нашем распоряжении? — поинтересовался он, не обращая внимания на ее реплику.

Взглянув на бронзовые часы, стоявшие на столе, Анджела сдавленно охнула:

— Мне нужно вернуться к чаю!..

— Так сколько же у нас времени?

— Может быть, час, не больше. О Господи! — горестно воскликнула она. — Ну почему в мире все так сложно устроено?

— Не унывай, милая, — подбодрил ее Кит. — Ты слишком серьезно все воспринимаешь.

— А ты прибыл сюда с намерением убедить меня, что не так уж все серьезно?

— Это всего лишь игра, дорогая. — Ему очень хотелось победить в этой игре, и он хорошо знал стратегические преимущества отступления.

Она улыбнулась:

— Амурная игра.

— Верно, — подтвердил он и с улыбкой протянул ей руку.

Кит не переставая целовал ее. Это началось с поцелуя в конторе. Потом, медленно бредя по коридору, они продолжили страстно целоваться, не прервав этого занятия, даже когда поднимались по лестнице. Ловить губы друг друга, взбираясь по ступенькам, оказалось не так уж легко, но Кит был неутомим. В конце концов, обессилев от жарких поцелуев, смеха и яростного желания, они остановились перед дверью спальни. Анджела потянулась к пуговкам лифа своего платья, но Кит остановил ее.

— Не расстегивай, — мягко сказал он, накрыв пальцы обеих ее рук своей ладонью. — Оставь все как есть. У нас почти не осталось времени.

— Ты обещал, — прошептала она, сама не своя от страсти.

— И сдержу свое слово.

— Но ты не можешь сделать его внутри меня.

— Этого не случится.

— Я не надеялась, что встречусь с тобой днем — и поэтому не подготовилась соответствующим образом. Может быть, ты смог бы съездить сегодня в деревню за кондомами? — В перерыве между поцелуями на лестнице она успела объяснить сложность возникшей проблемы, вставшей между ними.

— Первым делом, как только закончим.

— Наверное, я ужасно болтлива?

— Ничего, — успокоил он ее с усмешкой. — Меня нелегко отвлечь от главного.

Ее взгляд упал на бугорок на его белых брюках, который с каждой секундой рос, наливаясь неудержимой силой. Знакомая картина.

— Можно? — спросила Анджела, прикасаясь к нему.

— Чуть позже, — сдержал ее Кит. — Взглянем сперва, что тут есть. — Он подвел ее к шкафу, в котором были разложены необычные предметы, завернутые в белый шелк. — Выбери что-нибудь сама.

— Не хочу.

— Тогда я, — спокойно произнес Кит, будто ее отказ был просто неуместным капризом. Выбрав закругленный на конце цилиндрик, сделанный из черепахового панциря, он сунул его в карман брюк.

— Все это вещи из прошлого, очень далекого, — попыталась оправдаться она, не вполне уверенная в его миролюбии.

— Знаю. Но, пожалуйста, сделай мне одолжение. Заодно развлечем горничных — им будет, о чем посудачить с утра.

— Они не судачат.

— Судачат, и еще как. Уверяю тебя.

— Откуда такая уверенность?

— Вряд ли тебе это будет интересно.

— Вероятно, что-нибудь постыдное?

— Я бы скорее назвал это демократичным. А теперь, Анджела, встань вот тут, — указал Кит на большое зеркало в подвижной раме, явно не расположенный к разговору о собственном опыте общения со служанками и их хозяйками.

— Не знаю, как другие, а Берджи определенно оценила твои достоинства, — раздражительно проворчала графиня, которую выводило из себя любое напоминание о его прежнем обыкновении пользоваться услугами всех женщин без разбора.

— Я не намерен говорить с тобой об этом, — спокойно прервал он ее и легонько подтолкнул к зеркалу. — Лучше подними юбки.

То, как Кит попросил ее сделать это, заставило Анджелу содрогнуться от сладкого предчувствия. И все же она колебалась. Его голос был мягок, но в то же время отрывист. Он скорее даже не просил ее, а командовал — властно, самоуверенно, не повышая тона. Глаза его были лениво прикрыты, как если бы он оказался рядом по чистой случайности.

— У тебя не так уж много времени, — напомнил ей Кит, — если ты, конечно, хочешь остаться удовлетворенной. — Он слегка повернул запястье, чтобы взглянуть на часы.

— Интересно, наступит ли моя очередь приказывать? — спросила она, вызывающе вздернув подбородок.

— Нет, — спокойно ответил Кит, равнодушный к ее эмоциональному всплеску, — во всяком случае мне. — На деле равнодушие было чисто внешним. Внутренне он негодовал. Коллекция, с которой Кит успел неплохо ознакомиться, вряд ли лежала в комоде без дела, и мысль об этом вызвала у него кратковременный приступ бешенства. — Подними юбки, — чуть ли не прорычал он, — или тебе придется ждать нашей встречи ночью.

— А что, если я к этому абсолютно равнодушна?

— Скорее, наоборот, слишком неравнодушна. Ну же, дорогая, — призвал он мягким голосом, велев ей жестом поднять юбки.

И она подчинилась, потому что хотела его. Хотела с самого утра, с той самой минуты, когда рассталась с ним. Она хотела его даже во сне, хотела, когда принимала ванну, когда слушала пустую болтовню гостей за обедом, и позже — на берегу озера — хотела с неослабевающей силой. Тем более хотела сейчас. Желание было столь сильным, что ради этого человека она была готова на все. Поднять юбки? Какой пустяк…

— Сейчас я спущу с тебя панталоны, стой смирно, — монотонно проговорил Кит, словно не замечая, как участилось ее дыхание. Анджела стояла, задрав подол, беспомощная перед собственным вожделением. Разум был бессилен объяснить разрушительную мощь этого чувства. Не менее иррациональным было то, что возбуждение лишь возрастало от беспокоившей ее неприятной мысли: интересно, все ли женщины, стоявшие перед ним, как она сейчас, чувствовали то же самое? Этот вопрос лишь подстегивал ее воспаленное воображение.

Графиня почувствовала у себя на талии его прохладные пальцы, которые умело развязали ленту. Казалось, Кит оставался полностью бесстрастным, в то время как ее кожа пылала от желания.

И если бы не эта иссушающая жажда, она наверняка не оставила бы подобную холодную отстраненность без последствий.

Панталоны скользнули вниз, и он опустился на одно колено, чтобы помочь ей окончательно освободиться от них. Ноги Анджелы обтягивали белые шелковые чулки на кружевных подвязках персикового цвета. Оголяясь выше чулок, ноги сходились, увенчанные шелковистым островком светлых волос. Изгибы ее бедер и живота были бесподобны.

— Посмотри на себя, — приказал Кит все тем же тихим голосом, ласково проведя ладонью по пушистым волосам. — Посмотри, как ты красива. — Нагнувшись, он поцеловал ее в белокурый треугольник.

Эротический образ, возникший в зеркале, был в первую очередь мужским. В нем отражались целеустремленность, сила, воля к победе. Золотисто-каштановые волосы Кита словно огнем горели на фоне ее бледной плоти, широкие плечи и мускулистое тело придавали его облику нечто первобытное, варварское. Графиня более не в силах была противиться желанию, которое окончательно победило рассудок. Казалось, огонь, исходящий от губ этого волшебника, растекается по всему ее телу. И когда его язык проник в заветную ложбинку, ее колени подкосились сами собой. Две сильные руки тут же подхватили ослабевшее тело Анджелы, в то время как язык продолжил свою работу с таким умением, что ей показалось, что он знает дорогу в самые потайные глубины ее души.

— Ну вот, — удовлетворенно проговорил Кит, отстранившись от нее и поднявшись с колен после того, как она, едва не потеряв сознание, излила в его уста свой первый заряд страсти. — Так лучше?

— Да, — обессиленно выдохнула Анджела, — лучше всего на свете.

Этот ответ, трогательный в своей искренности, рассмешил его.

— До чего же легко тебя удовлетворить, — хмыкнул он весело.

— И до чего же хорошо ты это делаешь, — проворковала она, смакуя остатки сладкой истомы, все еще сковывающей ее.

— А теперь и ты можешь сделать нечто приятное для меня. — Графиня увидела в зеркале, как Кит осторожно склоняется над ней, чтобы нежно поцеловать в щеку.

— Я сделаю все, что ты пожелаешь, — прошептала она.

— Мне нужно совсем мало, — откликнулся ловкий любовник, вытаскивая из кармана цилиндрик-стимулятор. — Ты, пожалуй, и не почувствуешь ничего, — пробормотал он, частично введя в нее отполированную полусферу. — Или все-таки чувствуешь?

Ее внутренние мышцы внезапно сократились, и в мозгу огненными буквами вспыхнуло слово «проникновение», которое почему-то в эту минуту приобрело особый, возбуждающий смысл. Сознание, совсем недавно предостерегавшее ее от опрометчивых шагов, вдруг, словно пустившись во все тяжкие, стало подыгрывать страстям, выполняя роль сводни.

— Ответь же, дорогая, — вполголоса настаивал Кит, медленно продвигая вглубь инструмент, приятно отдававший холодом.

Сейчас, когда ее мозг всецело сосредоточился на ощущении, которое с трудом поддавалось описанию, Анджеле было трудно говорить. Потребовалось несколько долгих секунд, чтобы она, наконец собравшись с мыслями, голосом, севшим от наслаждения, запинаясь вымолвила:

— Великолепно.

Это слово не могло вместить всего, что думала женщина, тающая от безмерного наслаждения. Ей думалось о том, как хорошо пахнет этот человек — как лес после летнего дождя. Удивительно, но какая-то крохотная часть ее сознания оставалась свободной и любила его, причем любила вовсе не за плотское удовольствие, которое он сейчас доставлял. Графиня притянула его за шею, чтобы покрыть это мужественное, бесконечно дорогое лицо пылкими поцелуями. Он дарил ей блаженные мгновения радости, и ей не было никакого дела ни до чего, кроме этой безбрежной благодати.

— Я хочу почувствовать тебя, милый. Ты обещал… -

Еще один тающий поцелуй, чувственный вздох, его рука, блуждающая по ее груди. — Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста… — униженно молила она.

— Скоро, — снова пообещал он, лаская пышную грудь Анджелы. Нужно было подождать еще чуть-чуть, чтобы завладеть ее чувствами без остатка. — Пойдем сначала прогуляемся по саду. Вот увидишь, тебе понравится.

Ему хотелось видеть ее среди цветов, под теплым солнцем, быть может, на глазах у других, знать, что под роскошным платьем от Ворта и тонким бельем из кружев ручной работы томится в неге и желании ее плоть, насытить и успокоить которую может лишь он. И только он знает об этом. Больше никто.

— Нет, — запротестовала она, — не сейчас, как-нибудь в другой раз.

— Я же сказал тебе, что решения принимаю я, — мягко возразил ей Кит. — А ты обещала во всем меня слушаться.

— Но все-таки ты полежишь со мной на травке?

— С удовольствием, — прошептал он в ответ и поцеловал ее в кончик носа. Они медленно пошли по коридору. — На травке, везде, где только захочешь.

— Ты остаешься, — томно простонала она. Логика отступила куда-то на задворки разума. Так бывало всегда, когда Анджела попадала в его объятия.

— Остаюсь, — согласился он, ступая на лестницу.

— Навсегда, навсегда… — Ей нравился сам звук этого волшебного, неизъяснимо прекрасного слова.

Кит улыбнулся при виде столь безыскусной радости.

— Навеки, — прошептал он.

За этот сладкий шепот она наградила его жарким поцелуем. И он, уже сойдя с лестницы, поцеловал ее в ответ.

Ее чувство к этому человеку внезапно стало беззаветным, сродни собачьей привязанности, и она прильнула к нему, крепко обвив его шею руками. Подол ее платья задрался, зацепившись за лестничные перила, из-под него показались великолепные ножки, перетянутые подвязками. Лобзания становились все жарче…

Именно это соблазнительное зрелище во всей своей красе открылось изумленным глазам Виолетты, которая стояла на пороге, напряженно вглядываясь в стекло входной двери.

— Анджела! — взвизгнула она. Кит замер на месте, Анджела застонала, а Виолетта продолжала верещать:

— Вижу-вижу вас, голубки! Так что можете впустить меня. Хуже не будет!

Осторожно опустив графиню на пол, американец быстрым движением, в котором чувствовался немалый опыт, одернул на ней платье.

— С тобой все в порядке? — спросил он возлюбленную, щеки которой пылали от возбуждения. И, поскольку она не отвечала, а лишь лихорадочно стискивала его руку, добавил: — Сейчас я ей скажу, чтобы убиралась прочь.

— Я сама, — остановила его Анджела. Однако голос ее был настолько слаб, что Кит решил проявить настойчивость:

— Разреши мне.

— Нет! — От Виолетты было не так легко отделаться. Подчас она бывала цепкой, как бульдог.

Он нежно погладил ее по спине, желая успокоить.

— Не прикасайся ко мне, — в отчаянии прошептала Анджела. Его пальцы, легкие и в то же время сильные, в любой ситуации будили в ней ненасытное желание.

Кит убрал руку.

— Я слишком сильно хочу тебя, — пояснила она, и голос ее прозвучал столь тихо что ему пришлось напрячь слух, чтобы понять сказанное.

— А ты сумеешь? — обеспокоенно осведомился он.

— Да, — решительно произнесла Анджела. — Во всяком случае думаю, что смогу.

Недоверчиво взглянув на нее, он взялся за дверную ручку. Ему хотелось самому разобраться с непрошеной гостьей. На долю секунды их глаза встретились.

— Хорошо, говори, — в конце концов решился американец и открыл дверь.

— А вы тут уютненько устроились! — возбужденно прощебетала Виолетта, змеей проскользнув в дом. — Добрый день, господин Брэддок! Анджела, милочка, с чего это ты так раскраснелась? — воскликнула она с дружеской фамильярностью. — Понимаю, должно быть, на солнышке перегрелась.

— Надеюсь, тебя привело сюда действительно важное дело, — проговорила Анджела, демонстрируя завидную выдержку. Властное внутреннее биение мешало ей сосредоточиться, и собственные слова доносились до нее словно издалека.

— Еще бы не важное! Вдумайся, милочка, я только что спасла тебя от Присциллы, которой взбрело в голову притащить сюда свору гостей. Им, видишь ли, захотелось осмотреть твой розарий. Но я сказала, что ты частенько предаешься в Стоун-хаусе полуденному отдыху, так что было бы более благоразумным, если бы я сбегала на разведку, чтобы выяснить, не потревожат ли тебя посторонние. И вот я вижу, что они действительно потревожили бы тебя! Так что можешь быть мне благодарна.

— Благодарю. А теперь можешь идти.

— А вы, господин Брэддок, не хотели бы присоединиться к нашей компании? — елейным тоном осведомилась Виолетта, переведя невинный взгляд на Кита.

Ему не сразу пришел в голову правильный ответ. Но когда он посмотрел на Виолетту, той больше не было нужды строить догадки, отчего так пылали щеки Анджелы. В его зеленых глазах горел огонь неприкрытой похоти.

— Мое присутствие создало бы неудобства для обеих леди Энсли, — спокойно отрезал он.

— Я слышала, вы скоро отплываете домой, в Америку.

— Еще не знаю.

— Но Присцилла, кажется, уверена в этом.

— Я ей сказал, что уезжаю. — Кит даже не пытался изобразить вежливое внимание — его взгляд был прикован к Анджеле.

— Ясно, — понимающе промурлыкала Виолетта. — Но вы отпустите Анджелу, чтобы она смогла попить с нами чаю? — невинным голосом спросила она. Странная сдержанность подруги и явная обеспокоенность Брэддока заставляли ее сгорать от любопытства.

— Иди, Виолетта, — процедила сквозь зубы Анджела. — Иди и ни о чем больше не спрашивай.

— Что ж, голубки, желаю приятно провести время, — весело попрощалась с ними гостья. Загадочное поведение Анджелы не способно было испортить ей настроение. Ведь эта прогулка сделала Виолетту значительно богаче. Сейчас ей не терпелось разыскать Суверала, чтобы рассказать ему, с каким треском он проиграл пари.

Как только дверь за Виолеттой закрылась, Анджела обессиленно простонала:

— Посмей только заставить меня ждать хотя бы еще секунду, и я до конца жизни не буду разговаривать с тобой.

Кит безошибочно распознал в ее голосе знакомую взрывную силу.

— Приложу все силы, чтобы услужить вам, графиня, — улыбнулся он. — Только держитесь.

Всего две секунды потребовалось ему, чтобы запереть дверь на замок, и еще две — чтобы задернуть шторы на окнах, выходящих во двор. Затем, чтобы не заставлять ее идти, он на руках отнес Анджелу в зал. Теперь стимулятор можно было оставить в покое — всякая необходимость в нем отпала.

Графиня лихорадочно содрогнулась от невыносимого желания, когда Кит опустил ее возле ближайшего стола. Переставив лампу со стола на пол, он поднял на Анджеле юбки и раздвинул коленом ее ноги, одновременно расстегивая брюки. Быстро вынув стимулятор, пылкий любовник на мгновение задержал взгляд на восхитительных изгибах ее ягодиц. «Интересно, кто в ком сейчас больше нуждается?» — мелькнул вопрос в его сознании, затуманенном похотью. Это соблазнительное, ароматное тело сулило столько утех, что от их избытка вполне можно было погибнуть.

— Кит… — Вряд ли можно было вообразить себе что-либо жалобнее этой мольбы. Казалось, она умирает — так слаб был ее голос.

Не мешкая больше ни секунды, Кит вошел в нее, причем сделал это гораздо легче, чем в минувшую ночь. Не встречая практически никакого сопротивления, он полностью погрузился в ее податливую плоть.

Графиня Ангел страстно ждала этого момента. Ее бедра и ягодицы с готовностью качнулись навстречу ему и беспокойно дрогнули, когда он чуть отстранился. Однако новое погружение было встречено со стоном удовлетворения. Она вцепилась в край стола, и ее хватка усиливалась по мере того, как движения Кита становились все более энергичными.

Графиня негромко всхлипнула, и он ощутил, как ее бьют судороги оргазма. Наконец, конвульсивно содрогнувшись в последний раз, она со вздохом поникла под ним. Все шло так, как и было задумано.

«До чего же он чуток, — благодарно думала Анджела, купаясь в теплом море блаженства, — и вместе с тем так велик…» Она совсем чуть-чуть подалась назад, чтобы еще раз испытать чувство абсолютного наполнения. «Ах, если бы он остался со мной, — грезила графиня с гедонической распущенностью, — то я могла бы иметь его внутри, когда только пожелаю, — днем и ночью, ранним утром и даже во время завтрака». Всепоглощающая волна желания снова охватила ее.

Чутко улавливая эмоции своей возлюбленной, Кит ощутил легкое сокращение ее внутренних мышц и вошел в нее еще глубже.

Анджела протяжно застонала. Это было не сравнимо ни с чем из того, что ей доводилось испытывать ранее. О таком наслаждении невозможно было даже мечтать.

— Не выходи, — прошептала она.

— Мне там нравится, — пробормотал Кит, крепко держа ее за талию и продолжая плавно покачиваться. — Я останусь, можешь не беспокоиться.

Сравнение с «домашним жеребцом» оказалось не таким уж большим преувеличением. Он был неутомим, удовлетворяя все ее желания, быстро реагируя на малейшие перепады настроения и умело вызывая бурные восторги.

Кит был полностью одет, если не считать могучего ствола, который появлялся на долю секунды, выходя из Анджелы. Со спины его можно было принять за одного из гостей, склонившегося над столом, который, подрагивая бедром, рассматривает какую-то любопытную вещицу. Лишь очень внимательный взгляд обнаружил бы, что в роли «безделушки» выступает очаровательная хозяйка Истока, розовый задик которой призывно выглядывал из-под задранных юбок.

Она снова была близка к катаклизму.

Реагируя на новую серию сладострастных толчков, которые начали сотрясать Анджелу, пальцы Кита крепко сжались, и он глубоко погрузился в нее, прекрасно рассчитав время для этого решающего движения.

Через считанные минуты ее передернуло от оргазма, подобного удару молнии. Она была настолько изнурена, что на секунду действительно лишилась чувств.

Сочтя, что ему удалось удовлетворить даму — хотя бы на короткое время, — Кит позволил разрядиться и себе.

Он сделал это, как и обещал, — вне ее тела.

Придя в себя через несколько секунд, неутомимый американец деловито взглянул на часы и вытер ягодицы своей партнерши белоснежным носовым платком, а потом опустил юбки, в то время как она, еле живая, обессиленно распласталась на столе. С величайшей учтивостью, которой позавидовал бы самый утонченный джентльмен, он помог ей подняться на ноги.

Анджела стояла, тяжело опершись на стол, — задыхающаяся, разрумянившаяся и в высшей мере удовлетворенная.

— Ты вспомнил, — проговорила она со вздохом облегчения.

— А вот ты забыла, — улыбнулся Кит в ответ, застегивая брюки.

— С тобой я теряю рассудок. Ты просто уничтожаешь меня.

— Приходи сегодня вечером, — тихо произнес он, — и я уничтожу тебя еще чуть-чуть.

— Я стала рабыней твоих рук. Теперь я не могу жить без твоих прикосновений и… злюсь на саму себя.

— Но ведь и в моей жизнь кое-что изменилось, mоn ange, — напомнил Кит ровным голосом. — Мы оба стали рабами своих страстей. Разве что у меня чуть больше здравого смысла, — добавил он с ухмылкой. — Как тебе понравилось наше последнее упражнение? Не правда ли, впечатляет? Зато ни одного растрепанного локона, ни одной расстегнутой пуговицы. И ни единой морщинки на твоем пышном наряде.

Она улыбнулась, став еще обворожительней.

— А другие упражнения у тебя в запасе остались?

— Приходи вечером, — повторил он приглашение, — и я ознакомлю тебя с моим репертуаром.

— Ты не боишься скоропостижно скончаться от экстаза?

— Вряд ли это возможно, — улыбнулся Кит, — но мы можем попробовать.

15

После чая Виолетта уже ждала ее. Впрочем, для Анджелы это не было неожиданностью. Целый час ей пришлось выдерживать многозначительные взгляды и замечания подруги, в то время как гости оживленно говорили о дневных развлечениях.

— Разве не восхитительно знать кое-что, чего не знает наша маленькая Присцилла? — спросила Виолетта, пристраиваясь сбоку, когда Анджела выходила из залитой солнцем гостиной. — И поделом ей. Ненавижу эту вздорную девчонку.

— Твои вопросы не слишком деликатны, — произнесла Анджела, оглядываясь украдкой, чтобы убедиться, что их никто не слышит. — Шарлотте не совсем по вкусу то, что ты постоянно суешь нос в планы замужества ее дочери.

— Ничего не могу поделать с собственным любопытством. Но, наверное, и тебе это небезразлично? Ведь твой господин Брэддок совсем недавно считался главным кандидатом в женихи Присциллы. Кажется, дело дошло до того, что на его деньги уже собирались обновлять Уинмер?

— Никакой он не мой, — поправила собеседницу графиня с подчеркнутой холодностью. Хотя прозвучавшее притяжательное местоимение приятным эхом отозвалось в глубинах ее сознания.

— Вот как? Подумать только, а ведь еще сегодня днем он казался твоим. Только не отрицай, что он попал в твои сети. Во всяком случае временно, — добавила Виолетта, изящно выгнув дуги бровей. — Ты должна рассказать мне все — абсолютно все! Этот мужчина — одно из самых восхитительных животных, которых мне приходилось видеть, поэтому я хочу знать все до мельчайших подробностей. И чем сочнее они будут, тем лучше! Мы отошлем Нелли и чудесно поболтаем перед ужином.

— Он — удивительно милый, — осторожно сказала Анджела. Впервые за долгие годы их дружбы она не была уверена в том, что хочет исповедаться перед Виолеттой.

— Это, должно быть, любовь, дорогая, — испытующе взглянула на нее Виолетта. — Как я рада за тебя! Анджела вздохнула.

— Не язви, Виолетта, я этого не выношу. — И глаза ее внезапно наполнились слезами.

— Милая! — нежно воскликнула подруга, мягко прикоснувшись к руке Анджелы. В этот момент они проходили по анфиладе комнат старинного дома эпохи короля Иакова I. — Я больше никогда не буду, раз тебя это настолько огорчает. Боже мой, если кто-то и заслуживает в этом мире счастья, то, без сомнения, ты, особенно после всех мучений, которые ты вынесла за столько лет замужества с Бруком!

— Тем более что как раз этот брак и является препоной счастью, которого ты мне желаешь.

— Он настроен до такой степени серьезно? — Глаза Виолетты широко раскрылись от изумления. По ее мнению, если Киту Брэддоку и были присущи какие-то качества, то уж никак не серьезность.

— Не знаю. Он говорит, что — да.

— Господи святый, а как же его гарем? О, прости меня, я не должна была это говорить! — немедленно извинилась Виолетта. — Но ты ведь сама знаешь, столпом нравственности его никак не назовешь. Неужели ты полагаешь, что ему можно верить?

— Вероятнее всего, нет, — с печальной улыбкой ответила Анджела.

В знак согласия Виолетта кивнула;

— Что ж, по крайней мере, ты еще не окончательно утратила здравый смысл.

— И, тем не менее, мне хотелось бы ему верить. Он так очаровательно предлагает мне счастье!

Они дошли до комнат Анджелы и перед тем, как войти, Виолетта сказала:

— Если ты не возражаешь, я действительно отправлю Нелли. Она наверняка переполошится, если поймет, что ты окончательно потеряла голову.

— Ты полагаешь, что я зашла так далеко? — улыбнулась Анджела.

— Я уверена, что у тебя это только временно, дорогая. Однако я еще ни разу не видела, чтобы ты находилась на грани слез из-за мужчины.

После того как Нелли ушла, Виолетта велела подруге:

— Теперь же садись и послушай. Я хочу немного отрезвить тебя.

— А вот я не уверена, что мне этого хочется, — ответила Анджела, опускаясь на маленькую позолоченную скамеечку, привезенную кем-то из Лоутонов из путешествия в Венецию. — Я еще никогда не была настолько счастлива.

— Он разобьет твое сердце, — не отступала Виолетта. Она тоже села, грациозно откинув складки своих юбок цвета лаванды. — Во всем, что касается женщин, этот человек уже давно превратился в ходячую легенду, эдакого ожившего Дон Жуана. Впрочем, мужчины из рода Брэддоков-Блэков всегда обладали какой-то загадочной властью над женщинами, некими чарами, которым невозможно противостоять. Даже в то время, когда Кит, по слухам, вовсю обхаживал Присциллу, он не прекращал пропускать через себя целые шеренги любвеобильных замужних дамочек, которые, как мне говорили, оставались от него в полном восторге. Я уж не говорю о его обязанностях по отношению к своему гарему. Можно не сомневаться, что он продолжал выполнять их, как всегда, на совесть. Так почему же он, милая? Почему из всех остальных ты выбрала именно его?

— Все, что ты говоришь, мне прекрасно известно, Виолетта, и, поверь, мне тяжелее от этого более чем кому-либо еще, — ответила Анджела, нервно передвигая с места на место книжку, лежавшую на столике возле позолоченной скамейки. — На протяжении последних недель я десятки раз пыталась убедить себя в том, что все это — ни к чему, и уже решила, что смогла окончательно вычеркнуть его из своей жизни, как вдруг вчера вечером он появился за ужином…

— И ты упала в его объятия!

— Да, — потупилась Анджела.

— Неужели ты не понимаешь, что ты бросила ему вызов, — продолжала корить ее подруга. — Он не привык, чтобы женщины отвечали ему отказом.

— Наверное, ты права. Я знаю его недостаточно хорошо, чтобы судить об этом.

— Надеюсь, ты теперь не натворишь каких-нибудь глупостей?

— Не думаю.

Баронесса склонила голову набок и испытующе посмотрела на подругу.

— Твой ответ звучит чересчур неопределенно.

— Это соответствует состоянию моей души, — мягко призналась Анджела. — В ней царит совершенный сумбур.

— Но, по крайней мере, будь поосторожнее, — попросила Виолетта. — Брук становится все более неуправляемым, пересуды о его сомнительных похождениях звучат все громче. И ты, надеюсь, не забыла, как несколько лет назад он отреагировал на слухи, которые поползли о вас с Джо Мэнтоном.

— Да, уж этого мне не забыть. — Еще бы, как она могла забыть это, если сама малютка Мэй явилась прямым результатом той его бешеной вспышки!

— Тебе все же следует отделаться от него!

— Его семья ни за что не позволит. На это они никогда не пойдут.

— Но ты же слышала о том, что произошло в «Семи циферблатах»!

— Да, Долли рассказала мне об этом. Как это, должно быть, страшно для молоденькой девушки! В последнее время у него стали какие-то странные глаза, ты заметила? — со страхом спросила Анджела. — Крошка Мэй боится его до смерти.

— Ты никогда не задумывалась над тем, не были ли наши родители безумны, выдавая нас замуж? — с любопытством спросила Виолетта, и легкая морщинка пересекла ее гладкий лобик.

— Я полагаю, они подходили к браку скорее как к выгодной коммерческой сделке, — ответила Анджела. Сколько раз на протяжении многих лет она задавала этот вопрос сама себе! — Мой отчим думал только о том, как бы отдать поменьше денег в качестве приданого, мама была ослеплена блеском фамильного герба и обширными владениями Гревилей, а я испытывала облегчение оттого, что избежала брака с гемофилическим сынком королевы. Ведь она так настаивала на этом браке!

— Лично мне всегда казалось, что у Дадли — весьма милая улыбка.

— Много ли мы понимаем в семнадцать лет! — пожала плечами Анджела.

— Но теперь-то нам уже давно не семнадцать, дорогая, так что постарайся не попасться в капкан еще одной очаровательной улыбки. Ты знаешь, что я действительно всем сердцем желаю тебе счастья — даже больше, чем самой себе, — но, милая, если кто-то и способен тебе его подарить, то уж никак не Кит Брэддок! Вот, собственно, и все, что я собиралась тебе сказать. Мне просто очень не хочется, чтобы твое сердечко было безжалостно разбито этим отъявленным вертопрахом.

— Знаю, — мягко ответила Анджела, — я и сама думала об этом великое множество раз. Не беспокойся понапрасну: я уже не стану, подобно зеленой девочке, растрачивать свое сердце на кого попало.

— Ну что ж, в таком случае наслаждайся, покуда можешь, — с игривой улыбкой откликнулась Виолетта. — Я думаю, что уж любовник-то он сказочный! Только не позволяй ему сделать тебя очередной наложницей в его гареме.

— Не позволю. — Анджеле не хотелось признаваться в том, насколько сильны ее чувства по отношению к Киту, — Виолетте этого все равно не понять. Впрочем, Анджела даже сама не могла понять себя до конца.

— Полагаю, этой ночью он не позволит тебе уснуть, — заговорщически улыбнулась Виолетта. Тон ее был доверительным и дразнящим.

— Надеюсь, — улыбнулась в ответ Анджела.

— Завтра ты будешь очень уставшей, да еще эти гости, которые ездят на тебе верхом! Почему бы тебе… не простудиться? — лукаво предложила Виолетта. — Так, совсем немного, чтобы был повод хотя бы полдня провести в постели?

— Посмотрим, Виолетта. В конце концов, остался всего один денек, и все начнут разъезжаться.

— Хорошо хотя бы то, что его не удалось заполучить маленькой противной Присцилле.

— Я очень рада за него, — мягко ответила Анджела. — Вряд ли ей удалось бы сделать его счастливым.

— Она никого не может сделать счастливым, если только ее партнер не будет получать удовольствие, говоря лишь о ней: о ее платьях, ее волосах…

— …Ее утонченном художественном таланте, — с улыбкой дополнила Анджела. — Впрочем, и замужество даже ей не может принести того, чего она так страстно желает, — продолжила она приглушенным тоном. — В этом возрасте и мы с тобой не были способны противостоять желаниям наших семей.

— А если бы даже и могли, то что бы от этого изменилось! Нас просто посадили бы под замок и держали до того дня, пока насильно не выдали бы замуж за тех, кто их устраивал.

— Знаешь ли ты хотя бы одного по-настоящему счастливого человека? — тихо спросила Анджела.

— Что-то нас с тобой потянуло на грустные темы. Нет, конечно же, не знаю. Да и ты тоже.

На лице Анджелы, удобно устроившейся в своем пышном платье на позолоченной скамеечке, мелькнула неуловимая улыбка.

— Что ж, Виолетта, послушаюсь твоего совета и на самом деле постараюсь максимально насладиться — хотя бы в течение того времени, которое мне отпущено.

— Вот и правильно, дорогая. Тем более что Кит Брэддок, похоже, не из тех мужчин, которым нравятся продолжительные связи.

— За завтраком меня не будет.

— А я постараюсь удержать твоих гостей подальше от Стоун-хауса. Ты уже что-нибудь сказала своим сестрам?

— Еще нет. Если Кит решит задержаться чуть подольше, я, конечно, предупрежу их. Впрочем, кто знает! — Она пожала своим обтянутым шелком плечиком, и пион, мастерски вытканный из бисера искусной рукой господина Ворта, блеснул в солнечных лучах. — Непостоянство действительно является одной из определяющих черт его натуры.

— Весьма разумный подход. Я вижу, здравомыслие все же не окончательно покинуло тебя.

— По-моему, я отличалась здравомыслием на протяжении всей своей жизни. Разве не так?

И в самом деле, с тех пор, как замужество с Бруком безжалостно разрушило все ее девичьи мечты, Анджела пыталась строить свою жизнь таким образом, чтобы любые коллизии наносили ей как можно меньше душевных травм. Учитывая регулярные и грубые вторжения Брука в ее жизнь, это было вовсе не просто, однако она все же смотрела на окружавший ее мир сквозь призму здравого смысла. Как и большинство женщин, живших, подобно ей, в браке без любви, Анджела признавала обязанности, которые накладывало на нее существование семьи, и прекрасно отдавала себе отчет в том, чем чреваты для нее безумные проявления неуправляемого характера ее мужа.

— Если, конечно, не считать периодических катастроф вроде господина Брэддока, — с улыбкой вставила Виолетта.

— Верно, — согласилась Анджела, и ее лицо также осветилось полной надежды улыбкой. — В каком-то смысле его и впрямь можно назвать «катастрофой», но настолько восхитительной, что помимо своей воли забываешь о том, что его обаяние — детище чересчур большого опыта.

— Ну что ж, радуйся жизни, пока существует такая возможность.

— Так я и поступлю, — внутренне ликуя, ответила Анджела.

Тем временем Кит Брэддок отправился исполнять поручение Анджелы, готовясь к новой любовной ночи. В тот самый момент, когда Анджела угощала своих гостей чаем и обсуждала с Виолеттой искренность его намерений, он стоял на пороге лавки единственного на весь маленький сельский Истон аптекаря.

Две пожилые дамы, с которыми Кит столкнулся на пороге, изучающе оглядели его с ног до головы и даже, выйдя на улицу, повернули головы в его сторону, словно не успели что-то рассмотреть. Он насмешливо помахал им через окошко, и матроны, зардевшись, поспешили своей дорогой. Смехотворный инцидент, и все же он заставил Кита задуматься о том, сколько глаз может быть исподволь устремлено на него в маленьком местечке наподобии этого. …

Киту пришлось подождать, пока аптекарь отмерит мышьяку посетителю, который выглядел видным местным помещиком. Одежда его была скроена добротно, но — по давно устаревшему фасону, а мода, по которой были подбриты седеющие виски, канула в лету уже лет двадцать назад.

— Эти мерзкие кроты пожирают все мои луковицы! Черт бы меня побрал, если это не так, Джефриз! Я должен задать им жару прежде, чем они прикончат меня.

— Это должно сработать, мистер Кэпшоу, — ответил аптекарь, высыпая смертоносный порошок в бумажный кулечек. — Дамы из клуба садоводов говорили мне, что мышьяк действует безотказно. — Хозяин лавки положил кулечек на прилавок и одарил посетителя лучезарной улыбкой.

— Вы пока можете заняться этим джентльменом, Джефриз. Мне, по-моему, нужно купить у вас еще кое-что, но сначала я должен отыскать список покупок.

С этими словами сельский эсквайр принялся хлопать себя по карманам в надежде услышать шелест бумаги и таким образом обнаружить искомый список.

— Чем могу служить вам, сэр? — обратился аптекарь к Киту, вытирая руки о полотняный передник. Вместе с тем он жадно ощупывал глазами модный наряд Кита. Это был взгляд человека, который привык, вернувшись домой, дотошно пересказывать жене все местные сплетни.

— Мне нужны презервативы, — спокойно произнес Кит. — Любые.

Хлопанье по карману внезапно прекратилось, а глаза аптекаря раскрылись еще шире. Он старался не упустить ни единой детали. Жена должна узнать обо всем!

— Вы имеете в виду какой-нибудь определенный тип? — вежливо осведомился продавец.

— Покажите мне все, что у вас имеется. — Ответ Кита был осторожным. Он уже знал, что значит провинциальное любопытство, и боялся его как огня.

— Вы — к кому-нибудь в гости? — поинтересовался деревенский джентльмен, подвигаясь поближе к прилавку, чтобы лучше видеть происходящее.

— Нет, проездом, — бархатным тоном ответил Кит, повернувшись к назойливой деревенщине.

— А я-то гляжу и думаю: экая замечательная лошадка стоит возле входа! Ни дать ни взять из конюшен графини.

Только теперь Кит по-настоящему понял, в каком медвежьем углу он оказался. В этой английской глуши незнакомцы появляются настолько редко, что их замечают в первую же секунду.

— Вы, должно быть, один из ее гостей. У нее, кстати, часто останавливается сам принц, вам это известно? А вы, видимо, американец, не так ли?

Кит был в замешательстве: на какой из вопросов отвечать в первую очередь и что конкретно говорить? Разумеется, о том, чтобы сказать правду, не могло быть и речи.

— Я просто одолжил у нее одну из лошадей, — туманно ответил он. — На денек-другой. Мы вместе охотились в Кворне, — добавил он, пытаясь удовлетворить любопытство сельского джентльмена. Кит предпочитал не упоминать о приеме в доме Анджелы.

— Говорят, тут — лучшая псовая охота в Англии, — заметил мистер Кэпшоу. — А в этом деле графиня может любому дать сто очков вперед. — Для местных жителей она явно являлась предметом гордости.

— Да, — нейтральным тоном ответил Кит, — она действительно прекрасная наездница.

— Лучшая наездница во всей Англии! — с уважением поддакнул аптекарь. — Я сам читал об этом в «Уорлд». Там была ее фотография и большая статья о том, что она купила чистокровных арабских скакунов.

— Вам приходилось бывать здесь раньше? — осведомился мистер Кэпшоу, с любопытством разглядывая резной перстень с вырезанным на нем китайским иероглифом на левой руке Кита. Солнечный свет, падавший из окошка, отбрасывал от зеленого камня яркие блики.

— Нет, не случалось.

— Собираетесь тут остановиться?

— Возможно, но еще не знаю наверняка.

— А откуда вы приехали?

— Из Сан-Франциско. — Такой ответ не таил в себе никаких опасностей. — Так как насчет моей просьбы? Я, знаете ли, тороплюсь, — обратился Кит к аптекарю, стремясь поскорее закончить эти рискованные расспросы. Когда речь шла о его собственной репутации, он мог позволить себе быть грубым и дерзким, однако в данном случае на кон была поставлена репутация Анджелы, и Кит не хотел сделать ее предметом досужих сплетен.

— Я сейчас покажу вам все, что у нас есть, — ответил аптекарь. Однако когда он вернулся к прилавку, в его руке оказалась целая пригоршня этих столь необходимых для Кита вещиц.

— Замечательно, — произнес тот, вытаскивая из кармана портмоне.

— Что выбираете? — бросив осторожный взгляд в сторону входной двери, тихо спросил аптекарь.

— Я возьму все.

— А-а… ну да… конечно… Я могу продать их вам в кредит, — заикаясь, проговорил аптекарь.

— Это ни к чему, — ответил Кит, вынув купюру и бросив ее на прилавок. Вслед за этим он сунул в карман свою покупку. — Сдачу оставьте себе. — Затем Кит кивнул одновременно обоим джентльменам и вышел.

— Да, видимо, это настоящий жеребец! И, судя по всему, весьма занятой! — подмигнул Кэпшоу аптекарю.

— И, кроме того, довольно богатый, — откликнулся Джефриз, помахав в воздухе купюрой в пятьдесят фунтов.

— Ничего удивительного. Человек, который разъезжает на чистокровном скакуне графини, не может быть бедным. Ее родная сестра вышла замуж за герцога, а сама она тесно дружит с самим принцем. Тем более что этот человек — американец. Может, он — один из тех американских миллионеров, которые разъезжают по Англии, скупая тут недвижимость?

— Я попрошу миссис Джефриз, чтобы она спросила об этом у жены своего племянника, невеста которого служанка в Истоне. Уж такого мужчину, как этот, она наверняка приметила!

16

Анджеле не терпелось уйти. Не будучи в состоянии дождаться, покуда разойдутся все гости, она последовала совету Виолетты и, когда эти посиделки стали для нее вконец невыносимыми, извинилась и, сославшись на «легкую простуду», сказала, что намерена подняться к себе и улечься в постель. Однако уже через несколько минут графиня выходила из дома через дверь, предназначенную для слуг.

Она летела через окутанную вечерними тенями лужайку, словно ребенок, которого наконец отпустили погулять, и ее вышитое блестками воздушное платье переливалось в серебристом свете луны. Буковая аллея, озаренная тем же лунным сиянием, превратилась в волшебную дорогу, которая вела ее к любимому человеку, и на душе у Анджелы было так легко и славно, что она, не в силах сдержаться, громко смеялась. Ее ждали целая ночь сладостной свободы и Кит, а завтра, когда она проснется, останется всего двадцать четыре часа до того благословенного момента, когда наконец отбудет последний из гостей.

И тогда он всецело будет принадлежать ей!

Сейчас она ощущала себя ветреной и легкомысленной девчонкой, а вовсе не той здравомыслящей дамой, какой пыталась предстать перед Виолеттой.

— Судя по твоему смеху, у тебя — чудесное настроение, — произнес Кит, появляясь откуда-то сзади и заключая Анджелу в объятия.

От неожиданности она вскрикнула, но затем вновь счастливо засмеялась, обвивая руками его шею и чувствуя, как сердце ее захлестывает мягкая и нежная волна.

— Я совсем ослепла от любви, — радостно и гордо объявила она, — а у тебя замечательно получается устраивать ночные засады на влюбленных женщин! — шепнула она, ласково прикасаясь губами к его щеке.

— Только на одну из них, — поправил Кит, обнимая ее и пытаясь повести ее дальше по усыпанной гравием дорожке. — Почему ты так задержалась?

— Гости никак не могут оторваться от вина, игры на пианино и карт. Ты знаешь, Присцилла просто чудовищно играет на пианино! — радостно добавила она.

— Да, как-то раз я имел несчастье слушать ее игру. Боюсь, что после этого я до конца жизни возненавидел Листа.

— Господи, я не верю, что мы опять вместе. Иногда мне кажется, что это только сон, и я так боюсь проснуться и потерять тебя, — говорила Анджела, не переставая целовать Кита. — Скажи мне что-нибудь, чтобы я поверила, что ты мне не снишься, милый. Ты знаешь, что ты — милый? — спросила она, водя кончиком языка по мочке его уха.

Раз-другой Киту уже об этом говорили, но сейчас он предпочел солгать:

— Нет, впервые слышу. — Лицо его при этом оставалось совершенно бесстрастным. Следующая фраза Кита подняла в Анджеле волну острого возбуждения: — Интересно, каково это — заниматься любовью с женщиной, ослепшей от любви?

— Спроси меня об этом чуть позже, пока я не знаю. Но думаю, слово «безумство» подойдет здесь как нельзя более кстати. Тебя еще ни разу не доводили любовными ласками до смерти? — глухим от желания голосом спросила Анджела.

— Хорошо, что сегодня я как следует отдохнул. — В улыбке Кита читалась восхитительная дерзость. Даже от его слов Анджела теряла голову и была готова отдаться этому мужчине немедленно, прямо здесь!

— Сегодня тебе определенно понадобится вся твоя сила! — задорно согласилась она. На мгновение Анджела подняла голову к небу и сказала: — Смотри, какая полная луна. А я сегодня, — добавила она чуть тише, — полна греха.

— Должен признаться, что я сегодня ощущал то же самое — утром, днем…

— За обедом и во время ужина, — закончила фразу Анджела. — Я знаю. Надеюсь, у тебя не запланировано никаких дел, которые потребовали бы твоего отъезда из Истона?

— Я отложил все дела.

— Значит, ты — мой?

— Целиком и полностью, моя прекрасная графиня, мой светлый Ангел. После того как в воскресенье разъедутся твои гости, ты будешь принадлежать только мне, — мягко произнес он.

— И крошке Мэй, — уточнила Анджела.

— Да, и ей тоже, — с готовностью согласился Кит. Взяв возлюбленную на руки, он донес ее до коттеджа, поднял по лестнице, внес в маленькую спальню на мансарде и посадил на монашескую постель. Анджела сразу же увидела, что Кит выполнил ее просьбу и побывал в лавке Джефриза.

— Ты не забыл!

— Разумеется, нет.

Крепко скроенный, налитой силой, с призывным огнем в зеленых глазах, он выглядел неотразимо мужественным, растянувшись поперек постели в рубахе, бриджах и сапогах для верховой езды.

— Знаешь, дорогая, мир должен быть благодарен семейству Лоутонов — ведь оно подарило ему самую красивую женщину, которая когда-либо ступала по земле.

В прошлом Анджеле не раз доводилось слышать славословия в адрес своей семьи и внешности, но она никогда не принимала их всерьез. Однако слова, сказанные Китом, тронули ее душу.

— Какие же мы с тобой счастливые! — произнесла она, чувствуя, как радость переполняет все ее существо. — Я так люблю тебя!

— Счастливые, — эхом отозвался он и, приподнявшись, нежно поцеловал любимую в губы.

— Но все равно, Кит, ты такой нетерпеливый и могучий, я ужасно боюсь, что одна случайность может перевернуть всю мою жизнь. Ведь если я все же забеременею, Брук убьет меня или, еще ужаснее, он отберет детей и опозорит меня.

— Милая, — нежно проговорил Кит, садясь рядом с нею, — ты говоришь так, будто тебе предстоит лечь в постель с мужчиной впервые в жизни. Позволь мне убедить тебя в обратном. Вот уже много лет я занимаюсь любовью с женщинами, и за все это время у меня не появилось ни одного ребенка. Я сознательно избегал этого. Представь себе, что я на самом деле даже осторожнее тебя самой. Ну, так что? Может, закроем на этом вопрос?

— Ты ни в чем не можешь быть уверен.

— Могу, — возразил Кит. Той парижской весной, когда он приглянулся герцогине Дюмон и она взяла его под свое крылышко, Кит, приехавший во французскую столицу со своим наставником, был шестнадцатилетним подростком и напоминал жеребенка. За несколько незабываемых недель герцогиня преподала ему полный курс искусства чувственных наслаждений, снабдив всеми необходимыми советами.

— Что ж, придется тебе довериться, ты убедил меня, — призналась Анджела.

— Да уж, пожалуйста.

— В подобных ситуациях женщина не может позволить себе несерьезно относиться к… возможным последствиям.

— Разбуди меня, когда найдешь какой-нибудь устраивающий тебя выход, — с легкой улыбкой произнес Кит, откинувшись на подушки и прикрыв глаза.

— Не смей спать, когда я рядом! — воскликнула Аня жела, обвивая его шею руками. — Когда я до такой степени в растерянности, переживаю, волнуюсь за свое будущее и так сильно люблю! — Последние слова она уже шептала. — Мне кажется, я умираю!

Руки Кита обняли ее за талию, и только после этого он открыл глаза. Однако когда он заговорил, в голосе его звучало странное спокойствие:

— Что ты имеешь в виду, говоря, что волнуешься за свое будущее?

— Да нет, ничего. — Сейчас ей совершенно не хотелось снова говорить о своем браке и всех тех невозможных вещах, которые были с этим связаны.

— Я понимаю, тебя волнует не столько сама возможная беременность, сколько последствия, к которым она приведет? — Последнюю фразу Кит произнес подчеркнуто серьезно. — Твои слова пугают меня, дорогая.

Во взгляде Кита читалась такая неподдельная тревога, что Анджела поняла: она не может сейчас отделаться от него какой-нибудь ничего не значащей фразой.

— Могу тебе только сказать, что, когда я понесла Мэй, Брук стал совершенно невыносим.

— Он действительно ее отец? — В те времена было обычным, что после того, как мужья-аристократы получали от своих жен первого — обязательного — наследника, последующие дети не имели ни малейшего сходства со своим законным родителем.

— Да.

— Но он не поверил тебе?

— Не сразу,

— А как он вел себя поначалу? Анджела не ответила, но Кит заметил, что в глазах ее промелькнул огонек испуга.

— Он бил тебя?

— Да.

— Слава Богу, что не пострадал ребенок, — сказал Кит, подумав про себя, что Брук Гревиль сам заслуживает того, чтобы его хорошенько вздули.

— Да я счастлива, что малышка не пострадала.

— Она чудесная. Она обожает тебя. Ты — счастливая мать.

— О, Кит, не надо, иначе я заплачу! — жалобно прошептала Анджела. Ее губы уже дрожали, а глаза наполнись слезами. — Зачем говорить об этом именно сейчас!

Зачем было думать о прошлом и будущем, если этот момент вобрал в себя все, чем владела Анджела!

— Прости меня, Ангел! — проговорил Кит виновато, крепко прижимая возлюбленную к себе и нежно поглаживая ее по спине, словно баюкая и прогоняя прочь владевшие ею тревоги. — Я больше не заикнусь об этом, — ласково пообещал он. — И я поберегу тебя, любимая, даю

слово.

— Спасибо, — с печальной улыбкой ответила Анджела. — Теперь я люблю тебя еще больше.

— Насколько больше? — шутливо спросил Кит, глядя в лицо Анджеле, положившей голову ему на плечо.

— Больше, чем горы, больше, чем самый огромный кит, больше, чем есть чаю в Китае. — Она уже вновь улыбалась.

— А я люблю тебя больше, чем «Дезире», даже больше, чем собственную маму, — весело подхватил он.

— Вряд ли бы я ей понравилась, — произнесла Анджела, подумав, как не приглянулась бы она заботливой мамаше, мечтающей о добропорядочном браке для своего сыночка.

— Она полюбила бы тебя только потому, что тебя люблю я. Она очень умна, и ее мало заботят условности. Впрочем, об этом нетрудно догадаться, поглядев на меня, — с усмешкой добавил Кит. — Мы с ней одинаково смотрим на вещи. Всего несколько лет назад она рассказала мне, что, оказывается, не была обвенчана с моим отцом. Он уже состоял в браке. Как и ты. Представляешь, они встретились в опере. Мама говорит, что отец вовсе не был меломаном, а она была погружена в музыку, ведь она — пианистка. И все равно они полюбили друг друга, а он… Он скоропостижно умер, не дожив до моего появления на свет.

— Бедняжка, — ласково сказала Анджела, подумав, как это, наверное, было тяжело для его матери.

— И все равно, даже несмотря на это, мне кажется, что я очень хорошо его знаю, — продолжил Кит. — Мама всегда говорила о нем так, как если бы он был жив. Она очень артистична, немного загадочна и склонна всячески опекать меня.

— И все же, судя по тебе, особых результатов это не принесло, — улыбнулась Анджела, зная, что на протяжении многих лет жизнь ее любимого была похожа на ходьбу по лезвию бритвы.

— Мама наверняка понравилась бы тебе, — просто сказал он. — Она нравится всем. А вот как отнесутся ко мне твои друзья — это еще вопрос, — произнес он неторопливо. — Что тебе сказала Виолетта? Я полагаю, застав тебя сегодня днем наполовину раздетой, она не смогла удержаться от комментариев?

Придвинувшись ближе к Киту и положив руки на его грудь, Анджела подняла на него задумчивый взгляд.

— Она посоветовала мне остерегаться твоего соблазнительного обаяния. — И все же ты ее не послушала.

— Для того чтобы прислушиваться к советам Виолетты, у меня будет достаточно времени после того, как ты меня бросишь, — парировала она.

— Какая же ты упрямая! — нахмурился Кит. — Тебя невозможно убедить ни в чем. Неужели тебе никогда в жизни не попадались честные мужчины?

— Ты уж прости меня, милый, но я не тороплюсь заносить тебя в эту категорию.

— С годами людям свойственно меняться.

— Значит, мне наконец-то посчастливилось встретить хотя бы одного порядочного мужчину?!

— Не смейся надо мной, Анджела! Просто поверь мне, дорогая.

— Может быть, когда-нибудь… Людям свойственно учиться, дорогой, — мягко, но вместе с тем многозначительно отозвалась Анджела. — Мне было пятнадцать лет, когда на меня стали смотреть как на потенциальную невесту, о чем я, впрочем, еще не догадывалась. Дизраэли, который уже тогда был очень стар, но все равно оставался ближайшим другом королевы, пригласил меня в театр. Я восприняла это как огромную честь и трепетала от волнения, однако вскоре оно прошло, так как старик был сама простота и обладал невероятным обаянием. Лишь спустя многие годы я узнала, что на самом деле была приглашена не в театр, а на смотрины. Меня рассматривали в качестве возможной партии для Дадли — принца Леопольда. И с тех пор я неоднократно имела возможность убедиться в том, что мужчины редко бывают откровенны и честны с красивыми женщинами. Ими всегда движет какой-либо интерес, они неизменно преследуют какую-нибудь личную выгоду. Не то чтобы этот факт чересчур шокировал меня, но, по крайней мере, я отдаю себе в этом отчет.

— Я постараюсь убедить тебя в обратном.

— Что ж, с нетерпением жду этого момента. А будет ли в качестве одного из средств для достижения данной цели фигурировать твоя сексуальная доблесть?

— Нет.

— А я — хочу, — как капризная девочка, потребовала Анджела.

— Ну хорошо.

— Какой ты сговорчивый! — удовлетворенно улыбнулась она.

— По-моему, раньше кне это уже кто-то говорил, — улыбнулся Кит.

— Тебе этого никто и никогда не говорил. — Ее взгляд стал холодным и пристальным.

— Конечно, ты совершенно права, — немедленно согласился Кит, и голос его наполнился теплотой. — Должно быть, я подумал о чем-то другом. Скажи мне, чего ты хочешь.

— Я хочу познакомиться с чем-нибудь из твоего обширного любовного репертуара.

— Тебя интересует что-нибудь чрезвычайно романтичное?

— Скорее наоборот.

В эти минуты Анджела напоминала великолепное животное, охваченное неутолимым желанием.

— Ты — маленькая ненасытная распутница, — рассмеялся Кит.

— Только когда рядом находишься ты. — Анджела уже шептала.

— Что ж, меня это устраивает. — Голос Кита был ровным, взгляд его зеленых глаз — светлым и нежным. — Ты можешь остаться со мной на всю ночь?

— Лишь на несколько часов.

— Ну конечно, тебя же там дожидается твоя коллекция игрушек!

— Это тут ни при чем, — горячо возразила Анджела. — Я запрещаю тебе так говорить! Когда ты говоришь об этом, то каждый раз начинаешь злиться, грубить и произносить всякие гадости. Но я не могу изменить мое прошлое! Тем более что завтра я окончательно отброшу его.

— А я уже это сделал, — спокойно и честно сказал Кит, пристально глядя на Анджелу.

— Ну, вот и хорошо, — откликнулась она ровным голосом, боясь выдать свое волнение. Но такое естественное и трогательное волнение Кита потрясло ее. Неужели он и вправду готов отказаться от своего прошлого, от своих привычек и обязательства?!

Кит нежно прижал к себе Анджелу. Он был рад, что его любимая улыбается беззаботно и радостно.

— Раздень меня, затем я раздену тебя, а потом мы подумаем, как скоротать оставшееся время, — негромко проговорил он. — Не хочешь ли ты случаем взглянуть на розовый сад при лунном свете?

Этой ночью они занимались любовью в монашеской постели — в первую очередь потому, что ни он, ни она не могли ждать, им казалось, что добираться до розового сада придется целую вечность.

Но и потом, когда они вышли в сад, чтобы насладиться ароматами этой волшебной ночи, они устремились друг к другу с таким вожделением, словно прошла целая вечность, прежде чем они соединились. Воздух в эту ночь был прохладным, однако тела их были настолько разгоряченными, что могли бы растопить своим жаром снежные шапки на земных полюсах. Чуть позже, когда Кит лежал спиной на влажной от росы траве, а Анджела, приникла к любимому, пронзенная его могучим фаллосом, он едва слышно пробормотал:

— Мистер Джефриз был прав, говоря, что ты — лучшая наездница в Англии. — Он улыбался, а Анджела медленно поднималась над ним вверх, чтобы в полной мере насладиться длиной этого великолепия, а затем, затаив дыхание, осторожно скользила вниз, и ее теплая трепещущая плоть, замирая и ликуя от упоения, принимала его в себя без остатка. — Я бы добавил, что не только в Англии, но и на всем континенте, — бессвязно пробормотал Кит, околдованный бесстыдством и чистотой своей возлюбленной.

Она шутливо попыталась ударить его, но он оказался проворнее и на лету перехватил ее руку. В полузабытьи Анджела забормотала о том, какой он развратник, сколько женщин было у него до нее и как он посмел сравнивать ее с кем-то еще. В ответ Кит положил ладони Анджелы на ее бедра, накрыл их своими руками и еще крепче прижал к себе. Он стал говорить, что всего лишь пошутил, что хочет одну лишь ее и никто другой ему не нужен, что он обожает ее, и каждое слово Кит сопровождал толчками своей плоти, глубоко проникавшей в лоно любимой.

Чуть позже, после того, как женщину потряс безумный взрыв восторженного экстаза, он спросил:

— Ну, теперь ты мне веришь?

— Ты убедил меня, — одарила она его благодарным взглядом.

Чуть позже они направились к конюшне, где беспокойно фыркали лошади, встревоженные звуками, доносившимися из розового сада. Анджела накормила трех скакунов, которых она держала в Стоун-хаус, яблоками из оранжереи, и они с Китом снова занялись любовью — теперь уже на сладко пахнувшем сене. На обратном пути в дом они вынимали солому из волос друг друга, целовались, радостно смеялись и размышляли — вслух и про себя — о том, насколько прекрасна любовь. Для двух людей, которые до этого, словно актеры на подмостках, лишь играли отведенные им роли, подобное открытие было потрясающим. Чувства, которые постепенно завладевали ими на протяжении предшествующих дней и недель, в эту ночь наконец-то окончательно выплеснулись наружу и восторжествовали во всем блеске своего великолепия.

— Не знаю, как это произошло, — призналась Анджела под утро, лежа в его объятиях напротив горящего камина, — но я так счастлива, что могу сказать — я люблю тебя.

Кит — этот человек, привыкший добиваться поставленной перед собой цели, — знал, как это произошло, но в ответ на ее слова он лишь сказал:

— Я рад этому больше, чем ты. Сколько у нас осталось времени?

Взглянув на часы, стоявшие на деревянной полке над камином, она ответила:

— Двадцать восемь часов. — Они предавались любовным играм на протяжении всей ночи. — Двадцать восемь часов до того момента, когда из Истона отбудет последний гость.

— А что потом?

— А потом я смогу заниматься с тобой любовью в любой момент, когда мне этого захочется. — Или — когда захочется мне.

— Да, — прошептала она, — это еще лучше. На рассвете он проводил Анджелу до дверей на террасу. Она тревожно вглядывалась в окна Истон-хауса, боясь, как бы там не мелькнуло чье-нибудь любопытное лицо.

— Успокойся, дорогая, никому из твоих гостей и в голову не придет подниматься в такую рань. — Они вошли в арку садовых ворот, и Кит нежно сжал ее руки в своих ладонях. — А я через несколько минут уже уйду.

— Я не хочу, чтобы ты уходил, — вопреки здравому смыслу сказала Анджела. Она не могла смириться с мыслью о том, что им сейчас предстоит расстаться, а ей еще целый день придется разыгрывать из себя гостеприимную и обходительную хозяйку.

— Если ты хочешь, я могу остаться, но тогда тебе может не поздоровиться от Энслеев. Мне-то плевать, а вот тебе придется хуже. Ну, так что, мне остаться?

Анджела тяжело вздохнула.

— Головой я понимаю, что ты должен идти, но она сейчас у меня плохо работает. Скажи мне только, что я смогу пережить этот день.

— Ты непременно переживешь его, — ласково успокоил ее Кит. Они подошли к застекленной двери, и он наклонился, чтобы поцеловать любимую в щеку. — Почему бы тебе не взять крошку Мэй и не приехать ко мне в гости, если удастся вырваться сегодня после обеда? Мы бы показали ей новых котят, что живут в конюшне.

— Она была бы в восторге. Значит, ты сегодня будешь у себя? — Анджелу охватил бессознательный страх при мысли о том, что сейчас он уйдет. Пусть им вскоре предстоит встретиться снова, но она знала, что наступит день, когда он покинет ее навсегда.

— Весь день и всю ночь — когда бы ты ни появилась!

— Я никогда не думала, что можно любить так безрассудно, — шепотом призналась она.

— Даже страшно, не правда ли? — согласился он. — Но все равно, я счастлив, что встретил тебя в тот вечер в яхт-клубе.

— Мне кажется, что с тех пор минула целая вечность!

— Тогда наши жизни были совсем другими. Ты замерзла, — внезапно сменил он тему разговора. Обняв Анджелу, Кит почувствовал, что ее бьет крупная дрожь. А ей было страшно при мысли, что их жизни и по сей день такие разные — две жизни, которые невозможно объединить в одну. Что будет с ней, когда все это закончится? Как сможет она пережить эту печаль?

— Ты устала, Анджела, — попытался успокоить ее Кит. Большое тело согревало ее, а сила, исходившая от него, успокаивала. — Ты мало спала. Отдохни сегодня как следует, а ночью я к тебе приеду.

Она отрицательно покачала головой.

— Ну все равно, иди и отдохни. Ты еще вполне можешь позволить себе поспать несколько часов.

— После обеда ты будешь у себя?

— И после обеда, и потом.

Она улыбнулась любимому. Его слова подействовали на нее подобно бальзаму, освободив от мучивших ее страхов.

— Мы с Мэй приедем навестить тебя.

— Чудесно! — откликнулся Кит и поцеловал ее — нежно, словно знал, что сейчас ее душа стала более хрупкой и требует особо нежного обращения. Затем так же мягко произнес: — Я буду ждать. — И пошел прочь.

Анджела смотрела, как Кит пересек сад и пошел по парку. Прижавшись спиной к дверям, она стояла, провожая его взглядом, а из ее глаз неудержимо лились слезы. В этот момент лишь одна мысль владела ею: ну почему же жизнь так несправедлива! Неужели она не заслужила того, чтобы безраздельно владеть этим человеком и, в свою очередь, принадлежать ему навсегда? Наконец его фигура скрылась за тисовыми зарослями, обозначавшими границу Стоун-хауса. Кит ушел.

Дверное стекло холодило ей руки, но дрожала Анджела не от холода, а от переполнявшей ее жалости к самой себе. Она думала о том, что ей уже тридцать пять лет, и даже сейчас счастье по-прежнему остается недоступным для нее, поскольку сама она остается узником своей касты — более бесправным, нежели самый нищий крестьянин, живущий на ее землях. Брук никогда не даст ей развода. Он запугал не только ее и детей, но и самого Берти. Да и мать всегда встречала эту идею в штыки, горячо доказывая, что скандал, который разразится вслед за попыткой развода, докатится до самого трона. Даже принц Уэльский с трудом пережил скандал с Мордаунтом, когда был вынужден предстать перед судом в качестве свидетеля -

позор, унизительный и постыдный для члена королевского дома. После этого над ним потешались все, кому не лень.

Поэтому Анджела не могла питать никаких надежд. По крайней мере, если она не решится бросить вызов обществу и поставить на карту все, что у нее есть. «Я бессильна изменить свою жизнь», — с горечью думала Анджела.

Однако уже через несколько мгновений она взяла себя в руки. Обязанности, которые она должна была выполнять на протяжении многих лет, давно научили ее этому. Тыльной стороной ладони Анджела вытерла слезы, а затем выпрямилась и расправила плечи. Осанка ее вновь стала гордой, а в ушах прозвучали слова, сказанные когда-то матерью: «Жизнь — это непрестанное выполнение долга. От тебя зависят другие люди». И вот, повинуясь требованиям долга, она распахнула дверь и вошла в свой дом. Ей предстояло развлекать своих гостей еще один нескончаемо долгий день.

Этим утром ей действительно удалось поспать несколько часов, а пустую светскую болтовню и наигранное веселье за обедом она смогла выдержать только потому, что знала: скоро они с Мэй вырвутся отсюда.

Когда они приехали к Киту, он находился в конюшне и возился с котятами, и если кто-нибудь хотел развеселить Мэй и завоевать ее расположение, то лучшего способа придумать было невозможно. Увидев маленькие пушистые комочки, девочка взвизгнула от восторга и захлопала в ладоши. Кит привязал к веревочке бумажный бантик, и вскоре Мэй уже вовсю резвилась с непоседливыми малышами на траве, под бдительными взглядами мамы-кошки, Анджелы и Кита.

— Мотите! Мотите! — время от времени кричала девочка, пытаясь привлечь их внимание, когда кто-нибудь из котят отважно прыгал на бумажный фантик. Она радостно смеялась, дергая за веревочку и вырывая бумажку из коготков котят — пока еще смешных и неуклюжих, но так же захваченных игрой, как и сама Мэй.

Когда котята наконец устали играть, Кит пригласил всех на чай, который приготовил с присущим ему умением и ловкостью.

— Только не пытайся уверять меня в том, что это ты тоже приготовил сам, — сказала Анджела, указывая на блюдо с кремовыми пирожными, одно из которых уже засовывала в рот ее дочурка.

— Сегодня утром я съездил в Истон-Вейл. Кондитер, кстати, тоже узнал твоего коня. Похоже, в этих краях о тебе все всем известно.

— В Истон-Вейле? — промурлыкала Анджела, и их взгляды встретились над белокурой головкой девчушки.

— К сожалению, там не оказалось того, что нам так нужно, — спокойно произнес Кит. — Так что я понапрасну раскрылся перед тамошним аптекарем, высказав ему свое пожелание. Жаль! Однако пирожные там — на славу, — усмехнулся он. — Так что поездка, можно считать, все же не была напрасной.

— О, дорогой!

— Значит, тебе все-таки придется положиться на меня.

Анджела хитро взглянула на Кита, сидевшего по другую сторону исцарапанного соснового стола.

— Да, — протянула она, — тут есть над чем подумать… Настоящая дилемма.

— Только для тебя, — парировал он.

— Мама, хотю есе, — вмешалась в их разговор Мэй, показывая на блюдо с пирожными. — Хотю кусать.

Пока Анджела помогала дочери управиться с очередным пирожным, разговором полностью завладела Мэй, задавая в свойственной ей манере бесконечные вопросы. Сможет ли она еще поиграть с котятами? Почему бы маме прямо сейчас не выпустить ее на улицу? Разрешат ли ей поиграть с котятами подольше, если ей придется долго ждать? А захотят ли с ней играть сами котятки?

Однако, поразмыслив, они решили съездить на пристань, где была пришвартована «Акула». Мэй охотно согласилась с этим предложением, поскольку очень любила «большую мамину лодку». Кит посадил её на лошадиную холку впереди себя, и всю дорогу от Стоун-хауса до пристани, раскинувшейся вдоль морского побережья, девчушка щебетала, не умолкая ни на секунду.

Они задержались на яхте дольше, чем планировали, поскольку Мэй нашла в каюте коробку со своими игрушками, а Кит заинтересовался оснащением «Акулы» и ее навигационными приборами, недавно приобретенными Анджелой. Она продемонстрировала ему новые секстант и компас, показала, как ими пользоваться. Кит собирался покупать такое же оборудование для «Дезире» и поэтому сейчас с величайшим интересом опробовал оба прибора. Они поговорили о маршрутах, которыми плавал каждый из них, о том, в какое время года лучше всего путешествовать в Ла-Манше, в Гибралтаре и Северной Атлантике. Полностью совпали их мнения относительно оптимальных способов такелажа, о том, как прекрасны моря по ночам, и что парусная регата, пожалуй, самое восхитительное зрелище на свете. В эти минуты их души и тела были едины, беседа доставляла обоим истинное наслаждение, и в воздухе было разлито блаженство.

Внезапно Анджела заметила, что солнце уже начинает погружаться в морские волны, и воскликнула:

— Боже мой, мне уже пора!

— Прости меня, — извинился Кит. Захваченный их беседой, он и сам начисто потерял счет времени. — Это я виноват — задержал тебя здесь. Думаешь, в Истоне уже подняли переполох?

— Нет, но нам с Мэй надо немедленно возвращаться!

— Что ж, я все равно увижу тебя вечером.

— Да, но я боюсь, что уже очень поздно. Сегодня у меня будет полно хлопот.

— Понимаю.

Наконец Мэй удалось оторвать от игрушек, но перед тем, как ее посадили на лошадиный загривок впереди матери, она настояла на том, чтобы обнять Кита на прощанье.

— И поцейовать! Поцейовать! — пищала она, запечатлевая влажные поцелуи на его щеке.

Уже оказавшись в материнских руках, девчушка махала Киту ладошкой и кричала:

— До завтья!

— До завтра! — отвечал тот, и его мужественное лицо озарила прекрасная улыбка.

— Спасибо, — мягко поблагодарила Анджела, не отрывая взгляда от глаз любимого. — Спасибо за все!

В Стоун-хаус Анджеле удалось прийти только за полночь.

— Я разжег камин и охладил шампанское. Давай прежде немного посидим и выпьем.

Однако через несколько минут она уже спала в его теплых объятиях. Кит знал, что так и случится — тяжкие хлопоты последних дней и бессонные ночи оказались не под силу его хрупкой возлюбленной. Такие нагрузки были больше впору ему — при той беспутной жизни, которую он вел, несколько бессонных ночей кряду не являлись для Кита чем-то из ряда вон выходящим.

Шевелясь осторожно, как только мог, чтобы ненароком не разбудить спящую женщину, Кит плотнее укутал ее в плед, пододвинул поближе к себе бутылку с шампанским и удобно устроился на софе. Медленно потягивая игристый напиток, он любовался Анджелой, очарованный ее беззащитной красотой, восхищаясь не знающей сомнений любовью, которую она будила в его душе, и, чувствуя, что он уже не может обходиться без нее.

Как быстро изменилась его жизнь, думалось Киту. Один лишь взгляд он бросил на нее в тот вечер в Коузе, и его судьба тут же легла на другой галс! Сколько он рыскал по миру в бездумных поисках новых наслаждений, пробуя их на вкус и тут же отбрасывая с небрежной самоуверенностью, и вот, появилась она, околдовав его в тот же миг.

Сначала Кит называл это по-другому. Слишком долго он вел беспутную жизнь, чтобы в одночасье признать настоящую любовь. Но, возможно, он был готов к ней с самого начала и только ждал случая, чтобы встретить ее на своем пути. Выходит, Саския все же была права. Кит печально улыбнулся пылающим поленьям.

Сидя в укутанном тенями зале Стоун-хауса, Кит задумался о том будущем, которое их ждет, терпеливо перебирая все мелочи и раскладывая их по полочкам в своей голове. Начал он с адвокатов. Ему придется сделать невозможное, чтобы освободить Анджелу от этой грязной скотины — ее мужа, особенно учитывая нынешнее состояние брачного законодательства в Англии. Кроме того, не следует забывать о сыне Анджелы, который сейчас находился на каникулах в Европе. Как отнесется он к внезапному крушению семьи? Об этом тоже стоит задуматься.

Кит мысленно перебирал все возникавшие в его мозгу варианты, заранее пытаясь найти ответы на возражения, которые он непременно услышит от своих юристов и банкиров. Он сразу даст им понять: его не интересует, сколько это будет стоить. Любой ценой он должен избавить ее от Гревилей!

Он должен освободить ее, чтобы она смогла выйти за него замуж.

Когда взошло солнце, Кит лениво потянулся, чтобы размять затекшие мускулы, и разбудил Анджелу нежным поцелуем.

— Гости разъезжаются сегодня утром, — прошептал он.

Она проснулась сразу же, на губах ее играла улыбка радости. — Какая хорошая новость! — промурлыкала Анджела и вновь закрыла глаза.

— Они захотят, чтобы ты их проводила, милая, — мягко напомнил Кит, улыбаясь оттого, что его любимая никак не может вырваться из объятий дремоты. Он еще ни разу до этого не видел, как она просыпается, и сейчас Анджела напоминала ему сонного ребенка. — Или ты хочешь, чтобы вместо тебя с ними попрощался я?

Анджела резко села и обвела комнату взглядом, стремясь окончательно прийти в себя, а затем с озорной улыбкой ответила:

— Я очень хочу, чтобы ты мне помог, милый, но только не с этим.

— Ты боишься, что мое появление на прощальной церемонии будет расценено твоими друзьями как вызов обществу? — пошутил Кит.

— Нет, на самом деле я боюсь, что Присцилла запихнет тебя в свою карету да и будет такова.

— Пока я дышу, такого не случится.

— Ответь, а ты бы и впрямь женился на ней?

— В свое время это выглядело вполне разумным шагом, — пожал он плечами.

— Как цинично это звучит!

— Давай не будем обсуждать проблему браков по расчету, mon ange, — мягко парировал Кит, — иначе нам придется сравнивать степень моего цинизма с твоим!

— Конечно. Извини, — откликнулась она. — Ты прав. Ты всегда прав. — В глазах Анджелы вспыхнул недобрый огонек. — И я докажу это тебе сегодня после обеда. Тебя устроит, если я искуплю свои вину именно таким образом?

— Искупление грехов, когда оно совершается женщиной твоего темперамента, не может не вскружить голову. — На губах Кита появилась лукавая улыбка, которая вполне соответствовала его взлохмаченным волосам. — Я с большим нетерпением буду ожидать сегодняшнего вечера, чтобы получить это вознаграждение.

— Ты не занимался со мной любовью этой ночью.

— Но ты ведь уснула.

— Ты должен был разбудить меня.

— У нас впереди — сколько угодно времени.

— Какие радужные перспективы! — мечтательно проговорила Анджела.

— А теперь тебе пора идти.

— Но сначала ты меня поцелуешь.

— Нет, отправляйся немедленно, — твердо приказал Кит, поднимая ее на ноги. — Иначе не успеешь проводить своих гостей, — мягко добавил он, также поднимаясь с софы и отходя на безопасное расстояние. Он никогда не умел сопротивляться позывам своей плоти, вот и сейчас боялся, что не сможет ограничиться одним лишь поцелуем. Анджела была такой теплой, такой сонной, и сейчас это никак не способствовало бы охлаждению его пыла.

— Ты не поцелуешь меня?

— Нет. Все это так ново для меня, милая… Эта бескорыстная добродетель. Лучше я не стану этого делать.

— Неужели мне придется ждать вечера?

— Я думаю, так будет лучше.

— Ты будешь думать обо мне? — игриво приставала она к нему.

Кит посмотрел на Анджелу, сузив глаза.

— Убирайся отсюда! — рявкнул он, чувствуя, что начинает терять контроль над собой.

Она засмеялась и прежде, чем выбежать из комнаты, все же успела чмокнуть его в щеку.

После этого Кит принял холодную ванну, но она помогла ему лишь отчасти.

17

Воскресенье положило начало блаженной идиллии, полной слепых надежд, искрящегося счастья и любви, свободной от любых оков. Анджела с крошкой Мэй и игрушечным Питером-кроликом зашли за ним в час дня, и затем они вместе отправились обратно в Истон. Выстроившись в ряд, слуги встречали их у дверей, как если бы домой вернулся хозяин. Они приветствовали Кита с почтением и приветливыми улыбками. Он не сомневался, что так захотела Анджела. Они прошлись по парку, и она показала ему свои владения, испытывая гордость от того, чего ей удалось здесь добиться. Кит увидел новый сельскохозяйственный колледж, несколько построек которого были почти полностью закончены, начальную и среднюю школы, содержавшиеся на средства Анджела, а также пошивочные мастерские. Она организовала их для тех девушек, которые были слишком хрупкими, чтобы работать в поле со своими родителями. Именно по этой причине в свое время на Анджелу обрушилась консервативная пресса, обвинив ее в том, что она балует жителей своих владений. Кит

повстречался и с самими крестьянами, жены и дети которых устроили радостный переполох вокруг малютки Мэй.

Сама Мэй восседала на руках Кита с тем же сознанием собственного совершенства и величием, которые сквозили и в поведении ее матери. В тот день, обследуя владения Анджелы, они прошли, наверное, несколько миль, и однажды даже зашли в дом одного из ее слуг, чтобы передохнуть и выпить чаю. Мужчины горячо и заинтересованно обсуждали молотилки — так, словно были знакомы всю жизнь.

— Как тебе все это нравится? — обратилась к нему Анджела, когда они направились обратно к дому. Мэй уже крепко спала на руках у Кита.

— Идеальное поместье. Мне никогда не приходилось видеть ничего лучше. Но ты ведь и сама это знаешь, не так ли? — ответил он, улыбаясь Анджеле. — Графиня, которая занимается сельским хозяйством! Это впечатляет!

— Все остальное я покажу тебе завтра. Но нам придется поехать верхом.

— С удовольствием. У меня тоже есть несколько плантаций на Яве. Когда-нибудь я тоже покажу их тебе.

В ответ она улыбнулась и, нежно прикоснувшись к его руке, промолвила:

— Мне кажется, что ты жил здесь всегда.

— Привыкай, — ответил он. — Я собираюсь здесь остаться.

Изолированные в Истоне от всего окружающего мира, словно робинзоны, они еще две недели жили в этом сказочном мире — любя и занимаясь любовью, говоря о любви, пылая, теряя голову и сгорая от владевших ими чувств.

Из-за крошки Мэй они поднимались рано, и эти утренние пробуждения нравились Киту больше всего, несмотря на то, что прежде он нередко и посередине дня все еще бродил в ночной рубашке. Они наслаждались нехитрыми радостями деревенской жизни, помогая крестьянам убирать овес и косить. Кит удивлял сельчан своим умением скирдовать сено и весело уговаривал Анджелу попробовать в этом свои силы. Каждый день они навещали плотников, что заканчивали постройку сельскохозяйственного колледжа, и Анджела радовалась, как ребенок, видя, что работа быстро продвигается.

Часто по вечерам, после того, как Мэй уже отправлялась в кроватку, они садились верхом на лошадей и ехали по дороге, что тянулась вдоль побережья, глядя на луну, заливавшую трепещущим светом болотистые окрестности, и наслаждаясь счастливым уединением, помешать которому был не в силах весь остальной мир.

Нередко они плавали на «Акуле», беря с собой минимум команды, — вверх вдоль восточного побережья, а затем обратно. Однажды в непогоду, когда, несмотря на сильный ветер, все паруса были подняты, Анджела показала, на что она способна, управляя яхтой, стремительно летевшей по направлению к Дувру.

Как-то ночью она рассказала ему о своем отце, которого никогда не знала — высоком человеке с золотистыми волосами, полковнике, известном своей железной волей, атлетическими навыками и блестящей верховой ездой. Она едва помнила отца — он умер, когда дочери было всего три года.

— Я всегда отождествляла себя с ним, — призналась Анджела, лежа рядом с Китом в своей спальне. — Возможно, потому что мы с мамой были такими разными. Да и с сестрами — тоже, хотя я никогда не переставала любить их всем сердцем. Мои сестры были голубоглазым воплощением добропорядочности и послушания, меня всегда бранили за мои дикие выходки.

— Мне кажется, я сразу разглядел в тебе эту твою замечательную импульсивность. Еще в тот вечер, в яхт-клубе, — заметил Кит, привольно раскинувшись на постели возле нее. — Какая другая женщина с такой готовностью вспрыгнула бы на палубу! — Он лениво повернул;

голову и улыбнулся. — Я уже тогда понял, что мне не терпится испробовать этот дикий характер в постели.

— А я легкомысленно согласилась на это. С моими сестрами такой номер не прошел бы у тебя ни за что.

— Значит, мне повезло вдвойне, — сказал он, с дерзкой улыбкой глядя на возлюбленную.

— А мне повезло, что ты согласился под дождем добираться до Истона.

— И ты пожалела меня из-за того, что я насквозь промок…

— То, что я испытала по отношению к тебе, мой милый, с жалостью не имеет ничего общего, — ничуть не стесняясь, ответила Анджела. Ее обнаженное тело светилось в темноте ночной комнаты, а лицо выглядело помолодевшим на десяток лет.

— Не сомневаюсь, — усмехнулся Кит, быстро перекатившись и оказавшись поверх любимой. Он лишь немного опирался на локти, чтобы ей не было слишком тяжело. — Знаешь, о чем я подумал? — прошептал Кит. Губы его находились всего в сантиметре от ее рта. — Поскольку мы давно, я думаю, уже десять минут, не занимались любовью… может, э-э-э… ты заинтересовалась бы моим предложением возобновить наши замечательные сексуальные упражнения…

— А я уж подумала, что ты никогда об этом не заговоришь! — ответила Анджела дерзко и вызывающе. — Поскольку целый вечер именно я приставала к тебе, то и решила… быть менее настойчивой.

— Не волнуйся, — расхохотался Кит, — я умею говорить «нет».

— Неужели?

— Думаю, у меня бы это получилось.

— Но делать этого тебе не приходилось, не так ли? — Кит помедлил, задумавшись, как бы повежливее ответить.

— Только не лги!

— Да нет же, конечно, приходилось, — все же солгал он. На лице Анджелы появилась умиротворенная улыбка.

Двумя днями позже Анджела и Кит, удобно устроившись в больших плетеных креслах на террасе, наблюдали, как Мэй с огромной скоростью катает по садовой дорожке

кукольную коляску. Неожиданно на дорожке появилась мужская фигура. В руках гость держал дорожную сумку, однако до него было еще слишком далеко, и они пока не могли различить его черты. Но вот человек вышел из тени, что отбрасывали огромные липы, и солнце отразилось в его золотых волосах.

— Фитц! — закричала Анджела, узнав своего сына. Выпрыгнув из кресла, словно спущенная пружина, она побежала — быстрее, вниз, по ступеням! — ему навстречу.

— Это мой б'атик, — по-детски картаво пояснила Мэй, остановившись возле кресла Кита. — Он меня юбит.

— Твой братик был на каникулах, правильно? — поддержал разговор Кит.

— Узе венулся, — сообщила Май. — Пивез мне подали. — И поскольку им не оставалось ничего другого, кроме как ждать на террасе. Мэй пустилась объяснять Киту, какие подарки обещал привезти ей братик.

Светящаяся от счастья Анджела вернулась на террасу под руку с высоким стройным юношей.

— Это мой сын. Гордон Фитцджеральд, — сказала она Киту, который стоял рядом с Мэй на верхней ступеньке крыльца. — Фитц, это — мой друг из Америки мистер Брэддок. Он сейчас гостит у нас.

Мужчины пожали друг другу руки, и, улыбнувшись, юноша сразу стал похож на свою мать.

— Вы — тот самый Брэддок, который выиграл Кубок Королевы, не так ли? — спросил Фитц. — Ронни Леннокс говорил, что у вас потрясающая яхта.

— Да, я купил в Плимуте новый стабилизатор. Когда его установят, смогу поспорить с вами, что у меня будет самое быстроходное судно на всех морях. Приглашаю вас как-нибудь опробовать его самому.

— Благодарю вас, сэр, я сделаю это с удовольствием! — Юноша стоял, выпрямившись, его глаза находились на одном уровне со зрачками Кита.

— Я надеюсь, у тебя с собой — тот подарок, что ты обещал Мэй, — вмешалась в разговор Анджела, пытаясь одновременно приструнить девчушку, которая прилагала все усилия, чтобы открыть дорожную сумку своего брата.

— Что тебе нужно? — спросил Фитц, с улыбкой обращаясь к сестричке.

— Все-все… — взвизгнула Мэй, прыгая с ноги на ногу и потряхивая своими кудряшками.

— Ну что ж, тогда иди сюда, кукла, — сказал Фитц, взъерошив волосы сестренки. Затем он поставил свой саквояж на пол и, встав на колени, принялся его расстегивать.

Раздача подарков сопровождалась смехом и восторженным визгом малышки Мэй. Анджела получила первое издание писем Расина и горячо поблагодарила сына.

— Я нашел их в «Галантаре». Ты хорошо знаешь этот парижский магазин, мама. Оказываясь там, ты всегда хотела купить абсолютно все. Господин Форней хорошо помнит тебя и сказал мне, что в свое время ты спрашивала у него эту книгу.

— Я действительно искала ее, — подтвердила Анджела, любовно поглаживая потрепанный кожаный переплет. — Она просто великолепна!

За ужином они слушали рассказы Фитца о его путешествии по Германии и Франции, о шутках его компаньона, о друзьях, которых он навестил.

— Кстати, тетушка Вики тоже прислала тебе подарок, но он — в моем багаже, оставшемся на станции, — сказал Фитц. Так фамильярно он называл вдову германского императора Фридриха. Английский посол в Париже представил юношу нескольким молодым дамам, и он танцевал с ними на летнем балу у герцога де Грамона.

— Они, правда, не любят плавать на яхтах, — добавил он так, словно оценивал всех, руководствуясь этим критерием.

На следующий день все они плавали на «Акуле» и наслаждались морем, а когда возвращались домой, было уже поздно и залитая лунным светом болотистая местность напоминала блестящую парчу, которую чья-то огромная рука раскинула до самого горизонта. С радостью вернувшись к своим привычным обязанностям, Фитц нес на руках уснувшую сестренку, а затем помогал укладывать ее в кроватку и по-родственному обменивался шутками с Берджи, расспрашивал ее о семье и о том, как они отпраздновали день рождения ее жениха. Через некоторое время все они спустились вниз — к чаю и напиткам, после которых Фитц, отправляясь спать, поцеловал мать в щеку и пожелал Киту доброй ночи так тепло, словно тот был самым желанным гостем.

Провожая взглядом юношу, поднимавшегося по лестнице, Кит подумал, что тот выглядит старше своих лет. Несомненно, преждевременному взрослению этого молодого человека в немалой степени способствовала взаимная отчужденность его родителей. «Если я не ошибаюсь, — подумал Кит, — в его возрасте я уже предпринял свое первое путешествие в Китай».

На следующий день, после завтрака, Анджела и Мэй отправились в библиотеку на поиски книги с описанием средневековой часовни с могилой рыцаря, которую они собирались осмотреть в тот день. Фитц аккуратно положил на скатерть нож с вилкой, откашлялся и, обращаясь к Киту, сидевшему по другую сторону стола, произнес:

— Если не возражаете, я хотел бы задать вам вопрос… — Еще раз деликатно кашлянув, Фитц быстро провел ладонью по светлым волосам. Было видно, что он испытывает большую неловкость, однако полон решимости выяснить то, что хотел. — Я хотел бы спросить вас, сэр, каковы ваши намерения в отношении моей матери.

Щеки его слегка покраснели, а пальцы обеих рук встретились на скатерти и тесно переплелись. Кит с легким удивлением понял, что молодой человек пытается защитить свою мать — это от него-то, от Кита!

— Видите ли, с мамой никто никогда не жил… — с трудом пояснил юноша.

— До сего момента, — мягко поправил его Кит. Молодой человек согласно кивнул. Его ясный прямой взгляд был неотрывно устремлен на Кита.

— Я попросил твою мать выйти за меня замуж, — сказал Кит, — однако получил отказ. Твоя мать — несвободная женщина, и она объяснила свой отказ тем социальным и семейным давлением, которое она испытывает. Что касается меня, то я женился бы на ней хоть завтра, если бы это было в моих силах!

Фитц облегченно вздохнул.

— Я очень рад это слышать, — торжественно заявил он, а затем радостно улыбнулся и совершенно по-мальчишески протараторил:

— Вы ей очень нравитесь, я это точно вам говорю!

— Мне тоже так кажется, — с легкой улыбкой согласился Кит. — Было бы хорошо, если бы ты помог мне убедить ее в том, что ей следует произвести некоторые изменения в своей жизни.

— Вы подразумеваете де Грея?

Кит сдержанно кивнул, еще не зная, насколько откровенным можно быть с этим юношей. Ведь как-никак речь идет о его отце.

— Он мне не нравится, сэр. Он не заслуживает мамы.

— Я согласен с тобой, — сказал Кит. Наконец-то он получил ответ на свой вопрос. — Однако нам еще предстоит убедить в этом твою мать.

— К сожалению, она не принимает от меня советов, — печально поделился Фитц, — хотя неизменно терпеливо выслушивает их, — быстро добавил он, не желая показаться дурным сыном.

— Очевидно, это вызвано неспособностью любой матери поверить в то, что ее ребенок наконец стал взрослым человеком. Моя мать отправила меня сюда, в Англию, чтобы я нашел себе жену. Удивительно, но я не смог отказать ей, а ведь я намного старше тебя!

— Кому это ты не смог отказать? — ревниво спросила внезапно появившаяся в комнате Анджела.

— Моей матери, пославшей меня в крестовый поход за ее внуками.

Щеки Анджелы залил румянец.

— Эй, вы, двое, о чем это вы тут говорите?

— О матерях — вообще и в частности. О том, как мы их любим. Верно, Фитц? — с широкой улыбкой на лице сказал Кит и заговорщически подмигнул юноше.

— Да, сэр, — ответил тот, и в глазах его вспыхнул лукавый огонек.

— Ну, так что же, мы поедем осматривать эту вашу часовню? — перевел Кит разговор в другое русло. — Ну-ка, сперва расскажи нам о ней.

По сельской низине они подъехали к маленькой часовне у Кэйпл-Грин. Стояла типичная осенняя погода — солнечная и влажная, и из открытого ландо они могли всласть любоваться открывавшимися вокруг них видами. Подкатив к незамысловатой каменной постройке, сооруженной норманнами спустя десять лет после их первой высадки на острове, экскурсанты залюбовались витражными окошками и прекрасными чертами рыцаря и его дамы, высеченными на каменных надгробиях. Фитцу больше всего понравились витражи с батальными сценами, что украшали восточную сторону часовни, а Мэй ввел в заблуждение букетик цветов, вложенный скульптором в руку дамы. Цветы выглядели настолько реальными, что малышке пришлось несколько раз прикоснуться к ним прежде, чем она убедилась в обратном.

Кита глубоко тронули слова пылкой любви и преданности, высеченные на надгробиях. Рыцарь и его жена прожили долгие по меркам тех времен жизни, и, как следовало из дат, выбитых на камне, через год после смерти своей супруги рыцарь последовал за ней в мир иной. На каменных складках ткани, струившейся по надгробию, были вырезаны слова: «Любимые наши, утратив вас, мы стали несчастны». Рядом на светящемся розовом мраморе были выбиты инициалы супругов в окружении искусно вырезанных диких розочек.

Рыцарь был уже не молод, когда его настигла смерть. Он был на добрый десяток лет старше своей жены и, видимо, любил ее самозабвенно, поскольку вырезал на крышке саркофага своей супруги такую печальную эпитафию:

«Я обрету счастье, лишь снова встретившись с тобой».

Под прохладными сводами часовни Кит на несколько мгновений прижал к себе Анджелу. Он подумал о том, насколько быстротечна жизнь и как мало времени отведено смертному до той поры, когда все его планы, надежды и мечты теряют всякий смысл.

— Они очень любили друг друга, — сказала Анджела, поднимая к нему свое лицо.

— Как мы с тобой, — шепотом ответил он, еще крепче обнимая ее за талию. — И если мы проживем столько же, сколько они, я смогу любить тебя еще несколько десятилетий!

— Эта мысль делает меня счастливой.

Кит кивнул и подумал, как больно могла ударить его судьба в тот вечер в яхт-клубе. Ведь он чуть не ушел тогда!

В этот момент, стоя в крохотной часовне, построенной много веков назад, и купаясь в разноцветных лучах солнца, пробивавшихся сквозь витражи, они вдруг почувствовали себя близкими этим двум давно умершим людям, которые так сильно любили друг друга. Их души наполнились надеждой и радостью. И — благодарностью судьбе за то, что они нашли друг друга.

Но тут их медитация была нарушена. В часовню вбежала Мэй, возбужденно вопя о том, что на надгробие уселся ястреб.

— Какая же она еще малышка! — ласково проговорил Кит, глядя, как это крохотное существо вприпрыжку выбегает на улицу.

— Когда она вырастет, ей придется найти кого-нибудь вроде тебя. Кого-нибудь, кто не любит застенчивых женщин.

— Почему же это? Мне, например, очень нравятся застенчивые!

— Неужели? — недоверчиво подняла брови Анджела.

— Но только на расстоянии. Неужели я забыл это добавить?

— Благодарю тебя, — усмехнувшись сказала она. — Ты — само очарование.

— Я готов на все, чтобы только сделать тебя счастливой, Ангел. — Улыбка Кита была ярче осеннего солнца.

Еще некоторое время они провели на маленьком кладбище возле часовни, читая эпитафии, любуясь ястребом, который также оказался каменным изваянием, и другими скульптурами, украшавшими могилы. Перед Китом и Анджелой словно вставала история маленького церковного прихода, тянувшаяся из глубины веков. А затем они поехали обедать в соседнюю деревушку и расселись вокруг стола, вынесенного на улицу и поставленного в тени огромного древнего дуба.

Девушка-служанка оказалась хлопотливой болтушкой. Пока гости утоляли голод обедом из холодного цыпленка, жаркого и пирога из яблок нового урожая, что росли в саду позади сельской гостиницы, она поведала им множество историй из местной жизни. Затем они отведали кислых яблок со свежей сметаной и эля местной выгонки, а когда, насытившись, отдыхали после обильной трапезы, девушка принесла Фитцу и Мэй фунтики с конфетами. Фитц колебался, размышляя, не слишком ли он взрослый, чтобы принимать сладости, предназначенные для малышей, но девушка улыбнулась и приободрила его:

— Ну же, юный господин, берите. Сладкое — к сладкому!

После этого сомнения юноши улетучились. С удовольствием взяв конфеты, он дал девушке золотой соверен за ее улыбку, и она еще несколько минут не отходила от их стола, развлекая гостей рассказами о славном рыцаре и его прекрасной даме.

— Говорят, жена рыцаря была белокурой, как весеннее солнце. Прямо как ваша леди и ее дети, — добавила она, взглянув на Кита. — Вы тут — один брюнет. — И она снова улыбнулась.

— Ничего, может быть, следующий будет больше похож на меня и родится с темными волосами, — ответил Кит, не спуская взгляда с Анджелы. Та густо покраснела.

Фитц быстро перевел взгляд с Кита на свою мать и обратно, а Мэй потребовала:

— Есе конфетку.

Это категоричное требование разрядило атмосферу. Только поздно вечером, когда Кит поднялся наверх, относя Мэй уже пятую чашку воды, — после съеденных ею конфет крошку мучила жажда, — Фитц решился заговорить с матерью. Расположившись в маленькой гостиной, они смотрели из окна на лужайку, что раскинулась с восточной стороны дома.

— Тебе следовало бы подумать о разводе с де Греем, — начал юноша.

Не ожидавшая такого оборота, Анджела на несколько мгновений потеряла дар речи, а затем уклончиво сказала:

— Это не так просто.

Она не хотела расстраивать Фитца подробными объяснениями, тем более что он все равно никак не мог повлиять на поведение своего отца.

— Но ведь некоторые супруги разводятся?

— Да, в принципе такая возможность существует, — все так же уклончиво ответила мать. Она-то знала: стоит ей только подать на развод, как Брук замучит угрозами и ее саму, и детей, поэтому подобная возможность казалась Анджеле весьма маловероятной. Слишком многих людей она была обязана оберегать от грубости и мстительности своего супруга.

— Если бы ты это сделала, нам бы никогда больше не пришлось его видеть, — продолжал настаивать Фитц. — Похоже, тебя такая перспектива не пугает. — Но ведь тебе нравится Кит, разве не так?

— Да, очень.

— И ты тоже нравишься ему, я это знаю.

— Уж не вздумал ли ты выступать в роли свахи?

— Он не стал бы обижать тебя подобно де Грею. На них одновременно нахлынули страшные для обоих воспоминания, и в комнате на некоторое время повисла тишина.

— Конечно, он никогда не стал бы обращаться со мной так, как твой отец, — согласилась Анджела. Однако сердце ее наполнилось грустью. Женщина подумала о том, какую боль ей придется испытать, если Кит покинет ее. А в том, что это рано или поздно случится, она не сомневалась. Он не может оставаться в Англии на неопределенное время и в подобной неопределенной ситуации.

Ей же, несмотря на все увещевания сына, вряд ли удастся так просто развестись.

Однако в последующие дни тягостные мысли как-то сами по себе отпустили ее, и ничто больше не омрачало семейного счастья, воцарившегося в Истоне. Киту прислали из Лондона его пони и снаряжение для поло, и они с Фитцем целыми днями упражнялись в этом виде спорта.

Кит обучал Фитца начальным навыкам этой игры. Они разметили поле, и юноша прилежно учился рассчитывать силу удара клюшкой, постигал науку резких поворотов, сопоставления необходимой скорости и расстояния, а также прочих премудростей. Снова и снова они пересекали поле — то шагом, постоянно останавливаясь и обсуждая каждое движение, то галопом, крича и улюлюкая, словно два озорных мальчишки.

Наблюдая дружбу, все крепче связывавшую ее сына и мужчину, которого она любила, Анджела испытывала огромную радость и умиротворение. Они с Мэй часто сидели на крыльце дома, наблюдая за тем, как мужчины резвятся на игровом поле. Игроки присоединялись к ним за обедом, а после трапезы всех слуг отпускали, и, оставшись в семейном кругу, они наслаждались обществом друг друга.

Кит предпочитал трапезничать на кухне, где Мэй пыталась сама готовить чай, и это являлось для малышки предметом огромной гордости. Она тщательно считала количество ложек чаю, высыпаемых ею в заварочный чайник, и принимала помощь взрослых только для того, чтобы снять с плиты большой чайник с кипятком. Она уже научилась определять по часам, когда пройдут пять минут, необходимые, чтобы чай заварился, и, разливая его по чашкам, прямо-таки светилась от счастья. Ну кто другой мог так очаровательно спросить:

— С мойоком или с Йеменом?

Оказавшись под теплым присмотром Кита, менялся и Фитц. До этого момента в его жизни никогда не было мужчины, с которого он мог бы брать пример. Теперь юноша все чаще улыбался и смеялся. Он даже позволял себе шутить над своей неудавшейся помолвкой, и в его словах звучало веселье, которого он был начисто лишен, когда покидал Англию в июле.

— Привыкай, — подшучивал над ним Кит. — Прежде чем ты найдешь ту единственную, которую полюбишь, тебе придется научиться удирать от бесчисленного количества женщин, которые станут гнать тебя, как зайца. — С этими словами он улыбался, глядя на Анджелу, и та прощала ему всех тех женщин, которые в свое время охотились на него.

— С женщинами-то я справлюсь, — с легкой улыбкой отвечал Фитц. — Вот кто меня пугает по-настоящему, так это де Грей. — Его брови сошлись, как бывало всякий раз при упоминании о его отце.

— О де Грее мы с твоей матерью позаботимся, а насчет женитьбы не беспокойся, тебе об этом думать еще рано.

После этих слов юноша заметно повеселел. Было очевидно, что присутствие Кита вселяло в него чувство уверенности и безопасности.

Покончив с едой, Анджела с Мэй встали из-за стола и поднялись на второй этаж. Настал час послеобеденного сна малышки. Что касается мужчин, то они продолжали сидеть за остатками лимонного пирога, беседуя о новом школьном семестре, который предстоял Фитцу. Они сравнивали анекдоты о школьных хулиганах и учителях — те, которые бытовали в детскую пору Кита, и нынешние, делились воспоминаниями о всевозможных проделках.

— Тебе хватает денег, которые дает тебе мать? — поинтересовался Кит. — Насколько я помню, у меня они всегда заканчивались прежде, чем кончался семестр,

— Мама щедра ко мне, — ответил Фитц. — Поверенные пополняют мой счет сразу, как только он оказывается исчерпан.

— А вот моя мама пыталась воспитывать во мне бережливость, — улыбнулся Кит своим воспоминаниям. — Тогда-то я и научился азартным играм.

— Не могли бы вы научить меня тасовать карты так, как вы делали это вчера вечером — эдакой шелестящей аркой?

— Для этого надо как следует потренироваться. И еще я научу тебя следить за рукой твоего противника. Это, кстати, гораздо полезнее. Меня самого этому научил один старый игрок в Рио.

— Вы, по-моему, везде успели побывать, — с мечтательным вздохом промолвил Фитц.

— Почти, — согласился Кит. — Однако в некоторые места я ни за что не согласился бы попасть еще раз.

Развалившись в кресле, Кит напоминал сейчас скорее какого-нибудь добропорядочного сельского джентльмена, но уж никак не отчаянного искателя приключений. Однако в эту минуту на него нахлынули воспоминания о тех опасностях и приключениях, которые ему пришлось испытать в своей непоседливой жизни.

— Расскажите мне что-нибудь о себе, — попросил Фитц, и в глазах его вспыхнул огонек любопытства.

— Я готов рассказать тебе всю свою жизнь, но сначала мне хотелось бы, чтобы твоя мать решилась пренебречь этими глупыми предрассудками света, которые ограничивают ее.

— Однажды я видел, как он ее бил, — промолвил Фитц. Голос его был тихим и дрожал, но эта фраза прозвучала в воздухе ударом хлыста. Было видно, что юноше не терпится излить обуревавшие его чувства. — Он схватил ее и швырнул через всю комнату. Только что она стояла перед ним, и вот уже лежит на полу. — Лицо молодого человека исказилось болью. — Она велела мне уйти. А я должен был помочь ей!

— Не вини себя, — утешил его Кит, протянув руку через стол и прикоснувшись к ладони Фитца. Она была крепко прижата к скатерти, а костяшки его пальцев побелели. — В этом надо винить только де Грея, и никого больше.

— Но я был обязан ей помочь! — шепотом повторил мальчик, опустив глаза к полу.

— Ты был ребенком, — мягко сказал Кит. — Мама боялась, как бы он не причинил вреда и тебе.

— Ненавижу его! — прошептал Фитц,

— Теперь мы с тобой в состоянии защитить твою маму — ты и я. С ней все будет в порядке.

Фитц поднял взгляд и посмотрел в ясные зеленые глаза Кита.

— Я рад, что вы здесь.

— Я тоже, — кивнул Кит.

А Фитц прожил с ними еще неделю, после чего уехал к своим друзьям, с которыми должен был отправиться в пешее путешествие в Лейк-Кантри. До начала осеннего семестра оставалось совсем немного времени.

— Ты очень понравился ему, — сказала Анджела после отъезда сына. — И знаешь, что он сказал? Что ты мне очень подходишь!

— У твоего сына светлая голова, — пробормотал Кит. — И он все-таки твой сын, так что нет ничего удивительного в том, что он мне тоже очень понравился.

— Тебе не показалось, что он очень похож на Лоутонов?

— Так и есть. Он мужествен, прекрасно воспитан и, что важнее всего, прекрасный моряк, — с усмешкой добавил Кит. — Ты прекрасно справилась, мамочка!

— Он — единственное дорогое существо, которое у меня было на протяжении нескольких лет, пока не родилась Мэй, — тихо сказала Анджела

— Но теперь у тебя есть еще и я — мягко уточнил он, вызвав в ее душе прилив благодар-ности. — И кстати, я хотел бы попросить тебя поехать со мной в Лондон. У меня там назначены две встречи, которые я не могу пропустить.

— Не знаю, — замялась Анджела. — По-моему, это неразумно. Нас может кто-нибудь увидеть.

— Ты будешь находиться в моем доме. Я буду там инкогнито. Мне надо обсудить со своим банкиром условия некоторых контрактов с китайцами. Это займет день, возможно, два, а затем мы вернемся в Истон.

— В таком случае, я могла бы навестить свой магазин на Бонд-стрит и выяснить, не нужно ли управляющему прислать что-нибудь из швейной мастерской в Истоне.

Магазин Анджелы специализировался на продаже приданого для девушек, и, учитывая связи Анджелы в высшем свете, вещи, выходившие из рук девушек ее пошивочной мастерской, шли нарасхват. Впрочем, как и в случае с сельскохозяйственным колледжем, кое-кто критиковал ее за этот бизнес. Однако отличавшаяся здравым подходом Анджела считала гораздо более важным дать работу своим людям, нежели потакать предрассудкам света.

— Ну что же, значит, решено. Завтра выезжаем?

— Но только на два дня. Я не могу оставлять Мэй надолго.

— Два дня, — пообещал он.

18

Когда на следующий день они приехали в лондонскую квартиру Кита на Сент-Джеймс-стрит, его дворецкий встретил их с неожиданной сдержанностью. На секунду Кит подумал: может быть, Уитфилд внезапно проникся несвойственной для него добродетелью и недоволен присутствием Анджелы? Однако это было сомнительно, учитывая, что дворецкий вот уже несколько лет управлял лондонским домом Кита и давно привык ко всему, что здесь творилось. Он уж было собрался задать этот вопрос Уитфилду, как тот, помогая хозяину снять плащ, сам обратился к нему:

— Сэр, здесь — мисс Саския.

Эта новость оказалась неожиданной для Кита. Находясь рядом с Анджелой, он словно забыл о существовании на свете каких бы то ни было других женщин.

— Смотри-ка, такие же вазы, как в нашей столовой в Истоне, — произнесла Анджела, с восхищением рассматривая китайские вазы эпохи Минь, стоявшие на столике в прихожей.

— Возьми их с собой, когда поедем обратно, — предложил Кит, однако мысли его в этот момент метались в поисках выхода из сложившейся неловкой ситуации. Он пытался сообразить, как можно избежать неизбежного, казалось бы, скандала. Внезапно прямо рядом с ними послышался стук женских каблучков по паркету и раздался голос:

— Уитфилд, я никак не могу найти в столе у Кита эту книгу. Она нужна мне, чтобы Джонсон…

Вошедшая в прихожую Саския внезапно умолкла на полуслове, изумленно воззрившись на Кита и Анджелу. Уезжая из Лондона, Кит сообщил ей только то, что собирается провести несколько дней в Истоне.

— Я пришла забрать гроссбух по поставкам с Жемчужной реки, — срывающимся, неверным голосом стала объяснять женщина. — Управляющий складом… Она ему нужна. Уитфилд, подайте мне плащ.

— Не беспокойся, Уитфилд, — пробормотал Кит. Их дружба с Саскией длилась давно, и сейчас ее робость обеспокоила его. — Анджела, — сказал он, подводя возлюбленную к женщине, — познакомься с Саскией Вандервейл. Саския, познакомься с графиней де Грей.

«Какая она маленькая!» — подумала Саския, глядя на стоявшую рядом с Китом женщину и неожиданно почувствовав себя слишком большой и неуклюжей. Вслух она вежливо произнесла:

— Очень приятно, графиня. Извините меня за это вторжение.

— Добрый день, мисс Вандервейл, — сердечно ответила Анджела. Ее удивила даже не столько красота Саскии, сколько ее грация. — О каком вторжении может идти речь! Кит ведь тоже заинтересован поскорее найти этот ваш гроссбух. Разве тебя в Лондон привели не дела? — с улыбкой обратилась она к хозяину.

— Конечно, — мягко ответил тот, испытывая видимое облегчение. — Уитфилд, приготовьте нам в кабинете чай и что-нибудь выпить. Прошу вас, леди, — закончил Кит, беря Анджелу под руку и приветливо улыбаясь Саскии.

Квартира была просторной, с высокими потолками и прекрасно декорированной. Все здесь было выдержано в приглушенных синих, коричневых и зеленых тонах, стулья и диваны — обиты бархатом и кожей, а по стенам — развешаны дагеротипы и картины художников-маринистов.

Пройдя через гостевые комнаты и миновав коридор, они вошли в большой кабинет, расположенный в задней части дома. Его окна выходили в сад, весь белый от осенних хризантем.

Усадив Анджелу на софу, Кит достал из нижнего ящика письменного стола кожаный фолиант гроссбуха, и они с Саскией углубились в дискуссию по поводу товаров, которые как раз в этот момент разгружались на пристанях в Челси.

«Потрясающая женщина!» — думала Анджела, наблюдая, как Саския показывает Киту на какие-то цифры в гроссбухе. Высокая, изящная, стройная, с огромными темными глазами, в изящном шерстяном платье цвета красного вина. Ее золотые волосы были уложены в соответствии с последней модой. Однако мало того, что Саския была такой элегантной, судя по их разговору, она еще прекрасно разбиралась в торговых делах. Цены, вес, наименования различных товаров так и сыпались с ее языка — деловито и профессионально.

«Интересно, как долго они знакомы?» — подумала Анджела, видя, как гармонично общение этих двоих. Часто, когда Саския начинала какую-нибудь фразу, Кит заканчивал за нее предложение, а случалось так, что он хотел обратить на что-то ее внимание, но она кивала, перебивая его на полуслове, и договаривала за него. Один раз он засмеялся, а Саския улыбнулась и добавила что-то на незнакомом для Анджелы — вероятно, китайском — языке.

Однако когда дворецкий принес поднос с чайными приборами, Кит в ту же секунду прекратил обсуждать дела и, подойдя к Анджеле, сел возле нее на маленький диванчик, обтянутый зеленой кожей, открыто, на глазах у слуги и второй женщины, обняв ее за талию.

— Извини нас, дорогая, — обратился он к ней с нежной улыбкой, словно только что до конца осознал, как любит ее. — Я волновался об этом грузе, но теперь вижу, что причин для беспокойства нет.

— За это надо благодарить Джонсона, — заметила Саския, располагаясь на стуле с уверенностью человека, давно изучившего эту квартиру и чувствующего себя как дома.

— И тебя — тоже, — возразил Кит. — Не забудь выплатить себе премию за те статуэтки Танг, которые ты уговорила меня вывезти из Шанхая. Саския обладает подлинным нюхом на произведения искусства, — добавил он, поворачиваясь к Анджеле. — В этом ей нет равных.

«И — не менее хорошим нюхом на настоящих мужчин», — про себя подумала Анджела. Впрочем, она была настроена вполне доброжелательно по отношению к этой восхитительной женщине, знавшей Кита задолго до нее. Саския покинула Кита по его собственной просьбе, и поскольку Анджела сама безумно любила этого мужчину, она испытывала по отношению к своей сопернице скорее сочувствие, нежели ревность.

Они выпили чаю, а затем — шампанского, поговорили о работе, сделанной на «Дезире», о том, как они проводили время в Истоне. Саския лелеяла планы поселиться в Париже, поэтому они подробно обсудили, в каком районе ей лучше жить и какую квартиру выбрать. Затем, взглянув на часы, Кит обратился к Анджеле:

— Я должен повидаться с Чамберсом прежде, чем закроется банк. Ты не возражаешь, если я ненадолго отлучусь?

Конечно же, она не возражала. Она все понимала — понятие долга было знакомо ей слишком хорошо. Нежно поцеловав любимую в щеку, Кит поднялся, чтобы уйти. Отставив свой стакан, встала и Саския.

— Оставайтесь, пожалуйста, если хотите, — остановила ее Анджела. — Если у вас еще есть какие-то дела, не стесняйтесь. Я найду, чем заняться.

— Действительно, Саския, ты могла бы сверить счета с цифрами, которые указал Джонсон, — поддержал ее Кит. — Если хочешь, конечно, — вежливо добавил он, не зная, что на самом деле на уме у обеих женщин.

— Если вы не возражаете, я бы и впрямь задержалась на несколько минут. Я не нашла тюков с тайским шелком, но точно помню, что где-то видела упоминание о них.

— Вот и чудесно. А я поспешу. До свидания, дорогая. Если тебе что-нибудь понадобится, позови Уитфилда. Спасибо, Саския… — И, помахав женщинам на прощание, Кит вышел из комнаты.

Саския было снова направилась к письменному столу, однако Анджела внезапно остановила ее вопросом:

— Вы любите его?

— Да, но не так, как вы.

— Что вы имеете в виду? — как можно доброжелательнее спросила Анджела, слегка раздосадованная тем, что ответ собеседницы был начисто лишен эмоциональной окраски.

— Вы любите его чересчур сильно. — Саския подошла к письменному столу, положила пальцы на кожаный переплет гроссбуха и добавила: — Впрочем, не тревожьтесь, он любит вас точно так же.

— Я ничего не могу с собой поделать. Хотела бы, да не выходит.

— Вы можете все, что угодно, если только захотите, графиня. Но я вас понимаю, — уклончиво произнесла Саския, не будучи уверена в том, что хочет обсуждать сердечные дела Кита.

— Давно ли вы знакомы? — настойчиво продолжала свои расспросы Анджела. — Поймите меня, ведь я, по сути, почти ничего о нем не знаю. Так, какие-то мелочи.

Анджела бы много отдала, чтобы, помимо всего прочего, узнать и о том, какого рода отношения связывали Кита с этой женщиной.

— Мы встретились с Китом пять лет назад на Яве, — ответила Саския. Она очень тщательно подбирала и взвешивала слова, чтобы паче чаяния не сказать больше, чем следует. — Он спас меня от головорезов, нанятых моим мужем, чтобы убить меня. Как видите, я многим ему обязана. Мы с ним хорошие друзья.

— Но вы, наверное, больше, чем просто друзья, — осторожно уточнила Анджела.

— Да, мы были больше, чем просто друзья. Но — только пока он не встретил вас. После этого все закончилось, — с легкой улыбкой добавила женщина.

— Знаете, у меня странное чувство: мне кажется, что я должна перед вами извиниться, хотя мне не хочется этого делать.

— Вам не в чем винить себя. Так решил Кит, и, я полагаю, он тщательно взвесил все «за» и «против». Все мы были с ним по собственной воле. Видите ли, он сделал нас довольно состоятельными. Это — одно из преимуществ нашего мира, как вы, наверное, знаете. Надеюсь, и у вас все будет так же.

— Почему вы так говорите? — спросила Анджела. Слова Саскии прозвучали некоторым образом пророчески и поэтому резанули ее слух.

— Потому что он очень сильно любит вас и очень многого от вас ждет. А я не уверена, что графиня де Грей способна дать ему все, чего он хочет.

— А может, и способна, — запальчиво ответила Анджела, но из-за сомнений, зародившихся в ее душе, ответ прозвучал не так уверенно, как ей бы хотелось.

— Ну что ж, в таком случае все будет замечательно. Мне остается лишь позавидовать вам, — сказала Саския, словно не заметив неуверенности в тоне графини. — А за него я только порадуюсь, потому что действительно люблю его. Правда, не так отчаянно, как вы. — Она провела пальцами по поверхности письменного стола и едва заметно улыбнулась. — Время, которое я провела на Яве, не прошло бесследно для моего сердца и немного очерствило его. Я сожалею об этом, но тут уж ничего не поделаешь.

— Я вам сочувствую. Сама знаю, мужья временами могут быть невыносимы.

— И даже опасны.

— Да, и опасны тоже.

— Я навела кое-какие справки о вашем муже, когда Кит отправил нас «на пенсию», — сказала Саския, и в голосе ее внезапно послышались нотки озабоченности. — На вашем месте я бы всерьез задумалась о своей безопасности. Анджела затрясла головой.

— Не хочу даже думать об этом.

— Возможно, со временем — придется.

— Увы, я знаю, — вздохнула Анджела.

— Киту пришлось многое вынести. В то время, когда он был на Макао и в Южно-Китайском море, редко кто возвращался оттуда без боевых шрамов…

— О, прошу вас, — нервно проговорила Анджела, — не говорите такого!

— Ну-ну, я уверена, что до этого не дойдет, — сердечно сказала Саския.

— Какой ужасный оборот принял наш разговор! — со слабой улыбкой произнесла Анджела. — В Истоне все вещи выглядят намного проще.

— Это замечательно. Наверное, там вы много плавали на яхте?

Их беседа перешла на приятную для обеих женщин тему. Обе самозабвенно любили море и теперь принялись с увлечением обсуждать именно этот предмет.

В тот вечер Кит уговорил Анджелу поужинать в городе. Он снял отдельную комнату в «Кеттнере», и они вошли туда незамеченными, однако, когда выходили, их увидела молодая маркиза Бервик, стоявшая у дверей в ожидании своего экипажа. Женщина с трудом дождалась следующего утра, чтобы рассказать эту потрясающую новость своей подруге Оливии — герцогине Лексфорд, и позвонила ей так рано, что горничная герцогини поначалу даже отказывалась будить свою хозяйку.

— Разбуди ее немедленно! — рявкнула на прислугу подруги юная маркиза. — У меня к ней неотложное дело! — А услышав в трубке сонный голос Оливии, она проворковала: — Она все-таки заполучила его. Я видела их вчера вечером в «Кеттнере». Он выглядит та-а-ак великолепно! Ну а она всегда была сногсшибательной женщиной, сама знаешь. Он подсаживал ее в экипаж, и мне просто хотелось закричать!

— Господи, Грейс, ты знаешь, сколько сейчас времени?! И о ком ты вообще, черт побери, говоришь?

— Какая разница, сколько сейчас времени! — взволнованно воскликнула маркиза. — Эта женщина заарканила его — именно так, как ты и предполагала, и это нечестно, потому что у нее и без того уже тысяча любовников…

— Анджела… — тихо проговорила Оливия, внезапно окончательно проснувшись и поняв, о ком идет речь. — Только не говори мне, что она была с Китом, — резко сказала она.

— Конечно же, с Китом. Она ведь умеет заполучить любого мужчину, который ей понравится! — горячо ответила маркиза. — Взять хотя бы Берти, который годами бегал за ней, словно комнатная собачка.

— Ты уверена, что это был Кит? — Голос Оливии звучал резко. Она слишком хорошо знала взбалмошность Грейс. — Расскажи мне обо всем, что видела!

— Я уверена, Оливия, — поклялась та. — Неужели ты думаешь, что я позвонила бы тебе в восемь утра, если бы сомневалась! И неужели ты полагаешь, что Кита Брэддока можно с кем-нибудь перепутать?! — с возмущением добавила она. — Он выглядел так мужественно, так возбуждающе, что мне просто хотелось плакать, когда я после этого просидела целый вечер с Сиднеем, который боится ружей, лошадей и еще тысячи разных вещей. Это потрясающе, — возбужденно продолжала она, — видеть их рядом друг с другом! Кит чуть ли не на руках поднимал Анджелу в экипаж — ну ни дать ни взять рыцарь. И как ей только это удается? — Голос маркизы уже поднялся чуть ли не до визга. — Она ведь на пятнадцать лет старше меня. Да что там, она даже старше его!

— Они, должно быть, ужинали в отдельной комнате. — У Оливии не было ни малейшего желания обсуждать достоинства Анджелы.

— Наверняка. Уж я уверена, что им позарез была нужна отдельная комната!

— Лоутон-хаус закрыт, — констатировала Оливия. Ее интересовали не столько сексуальные отношения Анджелы и Кита, которые подразумевались сами собой, сколько мысль о том, как бы разрушить эту связь. — Следовательно, она живет у него.

— Может быть, нам стоит к нему заехать? Я готова придумать любой предлог, чтобы только увидеть его.

— Даже если мы к нему заедем, для нас его все равно не окажется дома. Дай-ка мне минутку подумать.

— Я не хочу, чтобы он принадлежал ей, Оливия! — жалобно ныла Грейс. — Если мужчина влюбляется в Анджелу, он перестает смотреть на всех остальных.

— Ты не знаешь, в городе ли Брук?

— Сидней что-то говорил мне вчера. Да, он был здесь. Сидней рассказывал о скандале, который Брук закатил в клубе — то ли за обедом, то ли за картами. Впрочем, я слушала вполуха. Сидней такой зануда!

— А не была ли вдовствующая графиня де Грей с двумя своими страшилищами-дочками позавчера вечером на ужине у Агнес? — вслух размышляла Оливия. — Если они узнают о новом увлечении Анджелы, то наверняка сообщат об этом Бруку. С тех пор как случилась эта история с Джо Мэнтоном, де Грей ведет себя как-то очень странно… А может быть, он всегда был таким? — заключила она. — Как бы то ни было, я думаю, Кит меньше всего заинтере-сован в серьезном столкновении с разгневанным мужем.

— Какая же ты умница, Оливия! — восторженно взвизгнула Грейс. — И когда бедняжке Киту понадобится утешение, мы окажемся тут как тут и сможем отогреть его душу! Послушай, неужели у тебя по телу не бегут мурашки при одной только мысли о нем?

Для того чтобы удовлетворить желания, возникавшие у Оливии при мысле о Ките, понадобилось бы одно из двух: либо мужчина, либо мастурбация. Что же такое детские мурашки, она уже давно забыла. Особенно часто она стала думать о Ките после замка Мортон, и душу ее изводили воспоминания о том диком сексе, в котором он был так искушен.

— Да, он обладает особым шармом, — осторожно призналась Оливия. — Ну ладно, давай сделаем так; я сейчас стану одеваться, а ты тем временем за мной заедешь, и мы отправимся навестить добропорядочных и добродетельных дам де Грей.

Вдовствующая графиня де Грей встретила обеих женщин весьма благосклонно, а они объяснили свой приезд необходимостью обсудить кое-какие благотворительные дела. Две ее дочери, однако, проявили куда меньше гостеприимства. Они были начисто лишены обаяния, присущего их матери, и, скорее всего унаследовали черты отца.

Сначала дамы обсудили погоду, единодушно решив, что осень нынче стоит чрезвычайно мягкая. Вдова разливала чай, демонстрируя подчеркнуто утонченные манеры, а ее дочери обменивались подозрительными взглядами. Они не доверяли ничему, что было связано с герцогиней Лексфорд. Эта дама, по их мнению, просто не могла иметь ничего общего с благотворительностью, поэтому сейчас женщины пытались сообразить, что же на самом деле послужило причиной ее нежданного визита.

Вскоре беседа коснулась картин, выставленных на экспозиции Королевской академии художеств, и все погрустили в связи с недавней кончиной лорда Лейтона. Когда же разговор, как и следовало ожидать, коснулся благотворительности, то гостьи сообщили, что организуют сбор пожертвований на строительство нового корпуса больничного здания. Как и предполагали дочери графини, Оливия путалась, говорила очень сбивчиво и не могла ничего толком объяснить. Тем не менее графиня пообещала сделать благотворительный взнос, и в комнате расцвели вежливые улыбки.

— Кстати, вы не видели в последнее время Анджелу? — будничным тоном поинтересовалась Оливия, с благодарностью принимая из рук хозяйки уже вторую чашку чаю.

— Последний раз мы встречались вскоре после дня рождения мамы в июле, — ответила Гвендолин, старшая из сестер. — Она сейчас в Истоне — занимается своим домом и школами. — Нотки, прозвучавшие в ее голосе, можно было назвать как угодно, но только не одобрительными.

— Они с Бруком не в состоянии выстроить между собой цивилизованные отношения, — вмешалась в разговор младшая сестра, придав своему голосу максимум язвительности. — После ее визита в замок де Грей все пошло кувырком. Она даже привезла с собой своего адвоката, словно нуждалась в юридической защите, чтобы переступить порог супружеского дома.

— Довольно, девочки, — приструнила их мать, как если бы они на самом деле были девчонками, а не сорокалетними матронами, давно успевшими обзавестись собственными детьми. — Анджела и Брук решили жить порознь, и это не нашего ума дело. — Графиня прекрасно отдавала себе отчет в том, что представляет собой ее сын, и всегда симпатизировала своей невестке, но не могла предложить ей ничего, кроме молчаливой поддержки. Ее покойный супруг тоже отличался крутым нравом.

— Вчера вечером я видела Анджелу у «Кеттнера»! — воскликнула Грейс, не в состоянии больше сдерживать себя.

— Неудивительно, — вежливо ответила свекровь Анджелы. — Насколько мне известно, там — великолепный шеф-повар.

Бросив гневный, сверкающий взгляд на взбалмошную маркизу, не умевшую даже толком подготовить разоблачение, которое им предстояло сделать, Оливия заметила озабоченным тоном:

— К сожалению, она находилась в обществе мистера Брэддока… Того самого богатого американца, который держит гарем на борту своей яхты. Весьма сомнительная компания.

— Разве он вместе с тем не является другом принца? — осведомилась вдова.

— Мама, ну почему ты ее всегда защищаешь! — возмутилась ее старшая дочь, губы которой от возмущения вытянулись в ниточку. — Тебе же говорят: у этого мужчины — целый гарем!

— Я была бы признательна тебе, если бы ты прекратила читать мне нотации, Гвендолин, — спокойно ответила мать. — Ваши мужья случаем не уехали в Шотландию на охоту? — обратилась она вслед за этим к Оливии и Грейс. — Мужчины нынче так и норовят сбежать куда-нибудь из Лондона.

— Арчи не охотился уже много лет, — вежливо ответила Оливия, сознавая, что разговор на тему Анджелы закрыт, и, понимая, что пожилая вдова является последовательной защитницей своей невестки. — Боюсь, он слишком стар для этого.

— Вы же, наоборот, молоды и полны жизнелюбия, — якобы невзначай, с деланно любезной улыбкой обронила вдова, намекая на то, что было известно всем: Оливия славилась своей слабостью к молодым мужчинам.

— А вот я бы хотела, чтобы мой Сидней отправился на охоту, — порывисто заявила Грейс.

— Может, вам самой стоит заняться охотой? — снова улыбнулась вдова, обращаясь уже к Грейс. Про эту девушку было известно, что она вышла замуж за человека, не обладавшего никакими другими достоинствами, кроме состояния. Впрочем, в их кругу такие браки не являлись редкостью. — На охоте встречаешь массу интересных людей. Анджела, например, занимается псовой охотой каждую зиму и получает от этого огромное удовольствие.

Ее супруг всегда осуждал эту склонность своей невестки, считая охоту не женским делом. Что же касается самой графини, то она всем сердцем одобряла Анджелу, восхищаясь ее независимым характером.

— А Брук охотится? — поинтересовалась Оливия. Она вся кипела от злости. Старая вдовица на корню рушила ее планы, и теперь она раздумывала, на ком бы сорвать свою ярость.

— Да, только что уехал. Он любит убивать живых существ, — будничным тоном откликнулась хозяйка дома. — Налить вам еще чаю?

Грейс ерзала, как школьница, и Оливия подумала: «Интересно, как при такой неотесанности она собиралась очаровать Кита Брэддока». Но, по крайней мере, своим поведением эта взбалмошная девчонка давала ей возможность поскорее покинуть этот дом.

— Боюсь, на сегодня Грейс наметила для нас слишком много разных дел. В связи с этими благотворительными делами мы должны посетить еще несколько домов. — Сказав это, она поднялась на ноги. — Тем не менее большое вам спасибо за пожертвование и передавайте приветы остальным членам вашей семьи.

— Она снова принялась за свое, мама! — взорвалась Гвендолин сразу же, как только за гостьями закрылась дверь. — Неужели в этой женщине не осталось ни капли стыда! Теперь-то я понимаю, почему Брук до такой степени презирает ее. У нее нет ни капли скромности!

— Поскольку ты вообще не общаешься с Анджелой, я не понимаю, почему ее поведение до такой степени тебя волнует, Гвендолин. Что же касается Брука, то о многом из его жизни ты даже не догадываешься. У Анджелы есть все основания вести себя подобным образом.

— Есть основания самым наглым образом заводить себе любовников?! — вспыхнула Беатрис — сама возмущенная добродетель.

— И не только для этого, — спокойно парировала мать. — Вы ничего не знаете о том, что представляет собой их брак. Все, разговор закрыт!

И все же сестры написали своему брату письмо, в котором поведали о появлении у «Кеттнера» Анджелы вместе с Китом Брэддоком, и после того, как истребление тетеревов в Шотландии было окончено, он отправился на юг, в Истон, чтобы повидать свою жену и дочь.

Ему не терпелось добраться туда поскорее. Мысль о предстоящем столкновении возбуждала его. После того как он избил Анджелу в результате допущенной Джо Мэнтоном вопиющей неосторожности, в их отношениях словно что-то необратимо изменилось. Он часто — и с удовольствием — вспоминал ту ночь, когда она, объятая ужасом, сжалась у его ног, словно побитая собака. До этого Бруку еще ни разу не приходилось видеть Анджелу побежден-

ной — она всегда, даже когда ей было только семнадцать лет, вела себя с непререкаемой властностью — как очень красивая и потому уверенная в себе женщина. Отец Брука всегда говорил, что старый виконт — дед Анджелы, окончательно испортив Анджелу, сделал еще одну ошибку, оставив внучке все свое состояние. В этом Брук был полностью согласен с отцом.

Интересно, думал он, будет ли плакать Анджела, если ему придется побить ее еще раз? До последнего времени она этого не делала. Желание причинить боль своей жене захлестнуло его жаркой волной. Так бывало всегда, когда он подмечал в ней признаки страха, а потом — овладевал ею. Она не могла ему отказать, это было его право — право супруга. Возможно, ему следовало начать колотить ее еще много лет назад, думал Брук, тогда она не вела бы себя с ним так заносчиво.

Что ж, еще не поздно. Еще ничего не потеряно. Мысль об этом волновала его.

Однако поездка Брука в Истон объяснялась гораздо более прозаическими мотивами. Его карточные долги вновь выросли до такой отметки, когда он уже не мог обращаться к поверенным за деньгами. Несмотря на благородное происхождение и знатный род, графы де Грей никогда не владели землями, богатыми углем или рудой. Точно так же его предки никогда не располагали средствами, необходимыми для того, чтобы жениться на наследницах богатых городских домов — таких, например, как Лоутоны. Приданое, взятое за невестой из подобной семьи, позволило бы в одночасье превратиться в богача. Если говорить о Бруке, то он оказался исключением, и его женитьба на Анджеле на самом деле преследовала одну-единственную цель: поправить финансовые дела своего семейства. Поэтому она вполне может поделиться с ним своими богатствами, чтобы ее муж наконец смог расплатиться с долгами, размышлял Брук, возмущенный тем, что жене все же удалось остаться хозяйкой собственной жизни. Поскольку же он является ее законным мужем, то и состояние ее должно принадлежать ему, и никому другому!

19

В Истоне Брук Гревиль оказался двумя днями позже. Анджелу он нашел в детской комнате. Она читала книжку дочери. Маленькая Мэй пристроилась у ее ног.

— Какая идиллическая семейная картинка! — с сарказмом протянул Брук, опершись на дверную притолоку. Злоба так и выплескивалась из него. Жадным взглядом Брук ощупывал жену.

Мэй, увидев отца, обняла ручонками мать и крепко прижалась к ней.

— Тебе что-нибудь нужно? — спросила Анджела, приложив громадное усилие, чтобы сохранить видимость спокойствия.

— Разве я не могу без какой-либо уважительной причины приехать, чтобы повидаться с вами?

Вместо ответа Анджела обернулась двери и крикнула:

— Берджи!

— С каждым днем она все больше становится похожа на тебя, Анджела, — с усмешкой заметил ее супруг. — Ты, наверное, учишь ее, как подобает вести себя богатой наследнице?

— У нас двое детей, Брук. Мое состояние унаследует Фитц.

— Он тоже очень похож на тебя, дорогая. Открой секрет, как это у тебя получается?

— Что ж тут удивительного, я их мать, я люблю своих детей и живу с ними. А, вот и ты, Берджи, — с облегчением сказала Анджела. — Погуляй с Мэй. Только возьми в шкафу ее пелеринку — на улице холодает.

— Поди ко мне, Мэй. Папочка хочет тебя подержать, — проговорил Брук, топая ногой, словно подзывал к себе собаку.

Бросив на него боязливый взгляд, Мэй еще крепче прижалась к матери.

Отступив от двери, Брук решительно направился к Анджеле. Глаза его блеснули нехорошим огнем.

— Я — твой отец, слышишь, ты, глупый ребенок! — рявкнул он и, подойдя ближе, вырвал девочку из рук Анджелы. Мэй закричала и стала отчаянно отбиваться, размахивая в воздухе своими маленькими ручками и ножками. Грубая хватка отца причиняла ей боль, пугала ее, и ребенка била крупная дрожь.

Вскочив на ноги, с неистово бьющимся сердцем, Анджела закричала:

— Немедленно поставь ее!

Затем она подлетела к Бруку и занесла кулачки, приготовившись ударить его.

Внезапно он поставил ребенка на пол, словно эта игра уже прискучила ему.

Анджела схватила Мэй, крепко прижала к себе и сделала несколько шагов в направлении Берджи, которая, перепугавшись до смерти, застыла у шкафа. Осторожно, из рук в руки, Анджела передала девочку няне.

Затем, резко обернувшись к мужу, она заговорила убийственно-спокойным тоном:

— Никогда больше не смей делать подобное с Мэй. Не смей даже прикасаться к ней, ты, чудовище. И убирайся из моего дома, иначе тебя вышвырнут вон.

— Уж не твой ли новый любовник?

— Возможно, он, а возможно, кто-нибудь еще, — презрительно выплюнула Анджела. — Убирайся, жалкий попрошайка!

— И кто же? — раздался спокойный голос от двери.

— Глядите-ка, он ревнует! — ехидно заметил Брук, обернувшись и увидев Кита, стоявшего в дверном проеме. — Неужели он полагает, что является твоей единственной привязанностью, дорогая? — насмешливо обратился он к жене. — Может, мне стоит составить для него список всех твоих любовников?

— По крайней мере, среди них нет восьмилетних девочек, — гневно ответила Анджела.

— Так кто же был первым? — театрально наморщил лоб Брук, оставив без внимания реплику жены. — Чарли Бересфорд? Да-да, его жена еще до такой степени взбеленилась, что даже написала письмо премьер-министру, — с усмешкой напомнил Брук. — К сожалению, от премьер-министра оказалось мало прока — он сам мечтал о том, чтобы взобраться на Анджелу верхом.

— Мы с Анджелой проверили наши с ней списки, — произнес Кит бархатным тоном, под которым ощущался стальной холодок. — Что-то я не припомню, чтобы в ее списке фигурировали вы. — Могучая фигура Кита заполняла весь дверной проем, в руках он все еще держал коробку сливочных пирожных, которую принес для Мэй. — По-моему, вы не в ее вкусе, — коротко и жестко добавил он. Ленивой насмешливости в его голосе как не бывало. — Вам следует уйти.

— А вы здесь поселились? — Де Грей был одет во все черное. Для пятидесяти лет у него еще была неплохая фигура, и все же он напоминал большое ядовитое насекомое, приготовив-

шееся к атаке.

— Можно считать и так, — откликнулся Кит. Войдя наконец в комнату, он поставил коробку с пирожными на стол, за которым обычно играла Мэй. — И я полагаю, Анджела предпочла бы, чтобы в будущем вы не объявлялись здесь без специального приглашения.

— Я хочу, чтобы ты вообще никогда не объявлялся, — холодно и жестко произнесла Анджела, обхватив руками плечи и пытаясь унять дрожь. — Истон принадлежит мне, и я не желаю тебя здесь видеть.

— По-моему, она выразилась предельно ясно, де Грей, — мягко проговорил Кит, встав на всякий случай между Анджелой и ее благоверным.

— Гвендолин все мне про вас написала, — злобно проговорил Брук, отказываясь признать, что его выставляют за порог. — Вы, как я слышал, спите со всеми женщинами подряд.

— Ну отчего же, далеко не со всеми. Например, с вашей сестрой я бы не лег за все сокровища мира. — Это было настоящим ударом!

— С этим человеком ты, должно быть, связалась для разнообразия, Анджела. Он не из тех, кто ползает перед тобой на коленях, не так ли?

— Ты прав. Он не ползает и не бьет меня.

— И напрасно. Ты это заслужила. — Ненависть в голосе Брука была подобно лезвию кинжала.

Действия Кита были настолько молниеносными, что Анджела не успела ответить мужу, и слова, которые она собиралась произнести, застыли в ее горле и через секунду вырвались сдавленным криком.

Подняв Брука и держа его на вытянутых руках — так, что ноги соперника беспомощно болтались в воздухе, Кит произнес с непоколебимой и не оставляющей сомнений уверенностью в голосе:

— Если вы еще когда-нибудь прикоснетесь к ней хотя бы пальцем, я убью вас, де Грей.

И с этими словами он отшвырнул мужчину в сторону, словно мешок с ненужным хламом.

Брук тяжело рухнул на пол, но в то же мгновение вскочил на ноги. Глаза его горели бешенством, словно у разъяренного фанатика.

— Все равно вы не сможете уследить за ней, — ее злобным удовольствием произнес он.

— Убирайтесь, — приказал Кит, — иначе я убью вас прямо сейчас.

— Мы еще увидимся, Анджела, — шепотом пообещал Брук, бросив быстрый взгляд на жену. После этого он непринужденно махнул рукой и вышел, словно заходил сюда только для того, чтобы переброситься парой слов с друзьями. Еще некоторое время в коридоре раздавались его шаги, а в воздухе — непринужденное и фальшивое насвистывание, в котором тем не менее слышалась угроза.

— Он сказал, что ему написала сестра, — с трудом проговорила Анджела, упав без сил на стул. Она все еще ощущала опасное присутствие этого человека в комнате, отчего ее била крупная дрожь. — Значит, кто-то видел нас в Лондоне.

— Тебе не стоит иметь с ним никаких дел, — сказал Кит, подойдя к графине, усевшись на полу возле нее и нежно дотрагиваясь до ее рук, которые она нервно сцепила на коленях.

— Знаю. Теперь, когда… я люблю тебя, это дается мне с еще большим трудом. И я боюсь его еще больше, ведь сейчас мне есть, что терять… Я могу потерять тебя.

— Я никуда не собираюсь уезжать. Но с ним ты должна развестись. Какой смысл держаться за этот брак!

— Давай обсудим это чуть позже, хорошо? — Анджеле была невыносима мысль об огласке и грандиозном скандале, которые неизбежно повлек бы за собой бракоразводный процесс. Пытаясь взять себя в руки, она сделала глубокий вдох. — Сейчас я ничего не соображаю.

— Где ты спрятала Мэй? — с улыбкой спросил Кит. Он хотел дать любимой время прийти в себя после только что развернувшихся здесь бурных событий. — Ее дожидаются сливочные пирожные.

— Какой же ты заботливый, — благодарно прошептала Анджела, гладя его растрепанные ветром волосы. — Что бы я делала без тебя!

— Наверное, продолжала бы развлекаться со своими любовниками?

— Мне нравится твоя ревность, но… нет. Нет, никогда!

— В таком случае тебе тоже полагается сливочное пирожное, — шутливо проговорил Кит. — Пойдем искать Мэй.

— Я велела Берджи увести ее в Стоун-хаус. Брук напугал ее до смерти, когда попытался взять на руки.

— Ее надо отвлечь какой-нибудь игрой, — спокойно предложил Кит, вставая с пола и помогая Анджеле подняться. — Ты неси пирожные, а я понесу тебя, и будем разговаривать только о приятных вещах. Например, о подарках для тебя и Мэй, которые я приготовил в Стоун-хаусе. — С этими словами Кит вручил Анджеле коробку с пирожными, а затем поднял ее на руки.

— Откуда ты взял подарки? — В голосе Анджелы слышалось неподдельное любопытство.

— Я купил их в Истон-Вейле, — ответил он, выходя из комнаты.

— Да что там можно купить? — Она знала что лавки в Истон-Вейле никогда не отличались обилием товаров.

— Прошу простить меня, изысканная леди, но в Истон-Вейле достаточно вещей, которые понравились бы трем знакомым мне дамам. Подожди и увидишь сама. Я даже для Берджи кое-что нашел.

— Она и без того обожает тебя, а теперь полюбит навечно.

— Ради этого я и стараюсь.

— Да ты просто невозможен!

Кит стал спускаться по лестнице, и Анджела прижалась к нему еще крепче.

— И, тем не менее, это срабатывает безотказно, — парировал он, идя по коридору второго этажа. — Дамы очень любят получать подарки.

— Слишком уж много ты знаешь о том, что любят дамы, — смеясь, сказала она. — Теперь я до конца жизни ни на секунду не спущу с тебя глаз.

— А я — с тебя.

Сейчас, после того, как он во второй раз встретился с Бруком, Кит сказал это со всей возможной серьезностью. Этот человек был опасен.

Для Анджелы и Мэй Кит приготовил красные кожаные уздечки с серебряным убором. На отполированном до блеска серебре были красиво выгравированы их имена. И еще — камзолы из мягкой красной кожи, чтобы они подходили к сбруе. Еще неделю назад он увидел их в витрине шорника и тут же заказал.

Берджи он подарил кожаные перчатки лавандового цвета — надушенные и вышитые, и она горячо благодарила его, то краснея, то бледнея от смущения.

Потом были сливочные пирожные и чай, забавы с котятами, смех и обед в детской с Питером-кроликом. Все это вытеснило на задний план воспоминания о визите Гревиля, и все трое наслаждались счастьем в своем маленьком, но подлинно семейном кругу.

Однако легкий запах страха все еще витал в воздухе, и происшедшее снова напомнило о себе вечером, когда, укладываясь в кроватку, малышка Мэй ни с того ни с сего сказала:

— Я боюсь.

— Мама с тобой, дорогая, — успокоила дочурку Анджела. — Тебе нечего бояться.

— Бьюк — похой, — торжественно объявила крошка. — Она никогда не называла этого человека «папой».

— Он больше не придет, — продолжала баюкать девочку мать, бросив быстрый взгляд на Кита, который расположился на стуле у постели.

— Да? — настойчиво допрашивала девочка мать, крепко прижимая к себе Питера.

— Да, — ответил Кит. — Мама велела ему уйти.

— Спасибо, мамочка, — с видимым облегчением прошептала Мэй. — Тогда буду спать.

Анджела и Кит сидели возле нее до тех пор, пока она не уснула.

— Ты должна раз и навсегда выбросить его из своей жизни, — заговорил Кит, как только они вышли из детской. — Де Грей опасен не только для тебя, но и для Фитца с Мэй.

— Если бы Брук не был настолько непредсказуем, с ним бы вполне можно было иметь дело, — ответила Анджела. — Но он так запугал Берти, что тот насторожился. Кроме того, королева будет просто в бешенстве, если имя принца Уэльского снова станут трепать в судебных перепалках по поводу бракоразводного процесса. Все это так сложно… Нет, с Бруком невозможно иметь дела.

— Послушай, дорогая, ты сама должна все решить. Я вовсе не собираюсь указывать, что тебе надо делать. Но у де Грея — неустойчивая психика, и он представляет опасность и для тебя, и для детей. Подумай об этом!

— Я думала… Я думаю все эти годы.

— Однако конечное решение тебе придется принять в самом ближайшем будущем. «Дезире» будет готова к отплытию уже через месяц.

— Через месяц? — растерянным шепотом переспросила Анджела.

— Что тебя так испугало, милая? Я не сомневаюсь в том, что женщина, способная управлять обширными владениями, растить в одиночку двоих детей, основывать школы, плавать под парусами, охотиться и даже вкушать вместе со мной кое-какие радости жизни, может принять и такое решение. В твоем распоряжении остается еще четыре недели.

Месяц близился к концу. С деревьев начали падать листья. Прежде чем отправиться в Кембридж, Фитц прожил дома еще одну неделю. Кит больше ни разу не заводил разговор о разводе Анджелы, и она окончательно уверовала в то, что может наслаждаться своим счастьем, не обременяя себя проблемами, которые казались ей неразрешимыми.

Она льнула к Киту, словно девочка, влюбившаяся в первый раз. Ей хотелось дотрагиваться до него каждую секунду, и Кит, наслаждаясь этим обожанием, в ответ щедро дарил ей свое. Вновь и вновь постигали они науку нежной преданности и беззаветной любви, искреннего внимания друг к другу, которое неотделимо от влечения тел. И будучи десятикратно усилено любовью, их взаимное желание становилось еще более неутолимым. Эта страсть открыла перед ними новое, незнакомое доселе, измерение жизни, позволив им впервые заглянуть в самую глубь своих сердец.

Взрыв, как всегда, прозвучал неожиданно. Слишком уж о многом они мечтали. Или… о слишком малом? Все началось очень мирно, почти романтично. Покончив с обедом, Кит и Анджела сидели в библиотеке, потягивая вино из бокалов, преисполненные умиротворяю-щего покоя. Мэй к этому времени уже давно спала. Сидя напротив Анджелы, Кит утонул в глубоком кожаном кресле — стройный и мужественный в своем вечернем костюме. Он вытянул длинные ноги и с удовольствием рассматривал янтарное вино, плескавшееся в бокале.

— А ведь я еще ни разу не дарил тебе драгоценностей, — вдруг произнес он.

— Ты подарил мне гораздо большее, — откликнулась Анджела. Глядя на него, она чувствовала внутри себя такую любовь, что щемило сердце. Она сидела на диване, свернувшись клубочком, подобрав под себя ноги. Анджела смотрела на Кита и улыбалась. В свете ламп ее платье и волосы казались еще светлее.

— У меня для тебя кое-что есть, — проговорил Кит, поставил свой бокал на столик и поднялся. Подойдя к ней, он сунул пальцы в кармашек для часов и вынул оттуда какой-то предмет. — Вот уж не думал, что когда-нибудь сделаю такое, — сказал он, легко преклоняясь перед ней на колено. Посмотрев на любимую долгим взглядом изумрудных глаз, он проговорил: — Согласна ли ты выйти за меня замуж и сделать меня счастливым? — С этими словами Кит взял руку Анджелы и надел на безымянный палец кольцо с внушительных размеров бриллиантом. — Это — вместо вот этого, — спокойно сказал он, дотронувшись до обручального кольца на ее левой руке. И улыбнулся.

Анджела ничего не отвечала. Посмотрев на нее с недоумением во взгляде, Кит уселся на ковер и заметил:

— Мне кажется, в данной ситуации тебе полагается хоть что-нибудь сказать.

— Ну почему нельзя оставить все, как есть? — проговорила Анджела едва слышно.

— Потому что я не собираюсь тебя ни с кем делить, — ответил Кит, и в голосе его отчетливо прозвучал холодок.

— Тебе и не придется.

Кит глубоко вздохнул и очень медленно выпустил воздух.

— Ты можешь говорить все, что угодно, но это — так, и мне это не нравится.

— Кто знает, что учинит Брук, если я попытаюсь с ним развестись! Он непременно впутает в это дело принца Уэльского.

— А кого это волнует, черт его забери! — холодно ответил Кит, легко поднимаясь на ноги. Все эти аристократические бредни выводили его из себя.

— Газеты станут полоскать на своих страницах всю мою жизнь, будут страдать мои дети, моя семья буди убита. Королева… — Встретившись глазами с ледяным взглядом Кита, Анджела умолкла.

— Я не понимаю вас, — прорычал он. — Вы вытворяете все, что вам только заблагорас-судится, наплевав на любые моральные и социальные устои. И только один смертный грех пугает вас — огласка. Но кому какое дело до того, что подумают другие! Ведь все равно они знают, с кем ты спишь!

— Ну прошу тебя. Кит, постарайся понять!

— Понять — что? Что в вашем хваленом высшем обществе все живут двойной жизнью, что никто не является тем, чем прикидывается, что только перворожденному сыну гарантируется устроенное будущее? Ты хочешь, чтобы я понял все это? Не могу!

— Возможно, со временем мне удастся убедить Брука и заставить его быть более разумным…

— А я ждать не желаю! Можешь ты это понять?! — резко выпалил Кит. — Боже всемогущий, Анджела, вот уже восемнадцать лет ты мучаешься в этом несчастном и ничтожном браке. Сколько еще собираешься ты откладывать неизбежное? Тебе надо всего лишь подать на развод.

— Все не так просто. Ты приехал из другой страны, у нас здесь столько условностей.

— Все очень просто, если ты действительно хочешь развода. — Каждое слово Кита звучало для Анджелы резким, непримиримым обвинением.

— Мне очень жаль, — прошептала она.

— Нет, это мне очень жаль, — откликнулся он. Голос его звенел. — Я думал, ты и впрямь любишь меня, и не подозревал, что являюсь всего лишь одной из проходных фигур в твоей плавно бегущей и скрытной амурной жизни. Ну что ж, в конце-концов, не будь мужчин, жизнь была бы куда менее интересной, правда?

— Конечно, и чем больше их — тем лучше! — зло ответила на его намек Анджела. — Но какое ты имеешь право читать мне мораль — ты, мужчина с персональным гаремом!

— С бывшим гаремом, заметь. С бывшим — благодаря тебе, — возразил Кит. — Что ж, мне было приятно стать еще одной строчкой в вашем списке, графиня, — добавил он с язвительной улыбкой на устах. — Я считаю, что приобрел бесценный опыт. А вы… Продолжайте и дальше позволять вашему мужу избивать вас, чтобы только не пострадал непорочный фасад вашего семейства, обращенный к вашей матери, вашей королеве и вашему обществу. — Кит возвышался над Анджелой, словно ангел мщения — воинственный и беспощадный, при этом сохраняя на лице бесстрастное выражение.

— Если бы я была мужчиной, я развелась бы не задумываясь, поскольку мы оба знаем, что этот мир принадлежит вам. — Анджеле было обидно выслушивать лекции о супружеской жизни от мужчины с подобным сомнительным прошлым.

— Но тем не менее ты в совершенстве овладела искусством манипулировать этим «мужским миром».

— Я просто стараюсь в нем выжить, — отвечала Анджела, думая, насколько же мало он знает о ее жизни. — В этом мне помогает состояние, которым я владею. Однако мы оба знаем, что деньги еще не все. Их власть не безгранична.

— Значит, конец? — спросил Кит. Казалось, он не слышал ничего из того, что говорила Анджела.

— Я не могу развестись с ним, если только он не даст своего согласия. Если Брук вдруг решит сражаться со мной в суде, опасность будет грозить мне лично, моим детям… Он даже может сокрушить принца Уэльского.

На протяжении многих недель Анджела пыталась втолковать все это Киту. По всей видимости, безуспешно.

— Ну что ж, в таком случае благодарю вас за гостеприимство, графиня. — Взгляд Кита был ледяным.

— Спасибо и вам. — Она приняла его вызов. — За дружбу, которую вы мне подарили.

— Я не желаю быть вашим другом.

— Я знаю.

С каменным лицом Кит смотрел на Анджелу еще несколько секунд, а затем, коротко кивнув, вышел из комнаты.

Она долго сидела в охватившем ее оцепенении, не в силах пошевелиться, лелея в каком-то уголке своего сознания несбыточную надежду на то, что сейчас — сию же минуту — он вернется, снова обнимет ее за плечи, и все тревоги растворятся, как утренний туман.

Но он не пришел. Она знала, что так и случится — она видела лед в его глазах. И теперь никаких усилий не хватит для того, чтобы стереть этот взгляд из ее памяти.

Когда несколькими часами позже Анджела все же вышла из библиотеки, его одежды уже не было. Не было и двух кожаных саквояжей, и ботинок, стоявших под стулом. Кит забыл только одну вещь — янтарный гребешок, лежавший на ее туалетном столике, где он оставил его вчера вечером после того, как собственноручно расчесал ее волосы. И вот еще — его кожаная куртка. Она висела на стуле в темном углу комнаты, и, видимо, в спешке, он не заметил ее.

Анджела надела куртку на себя и неловко подвернула рукава. Ее окутал запах его одеколона, и страстно захотелось бросить все и уехать вместе с ним в Брисбейн, или на Мадагаскар, или в коттедж на острове Мэн. Она села на стул перед камином, где всегда сидел он, и из глаз ее устремился целый океан слез, потому что никуда — никуда! — она не могла с ним уехать.

А вот счастье ее убежало.

Утром Берджи рассказала ей, что перед отъездом Кит зашел в детскую, чтобы на прощанье подержать Мэй.

— Он скойо пиедет? — спросила малышка. Уезжая, Кит сказал ей, что отправляется по делам.

— Я не уверена, — ответила Анджела дочке, думая, что же ей говорить Мэй, когда та поймет, что Кит уже не вернется никогда.

И еще она думала, хватит ли ее жизни, чтобы отступила захлестнувшая ее боль.

А Кит, приехав в Лондон, написал письмо Фитцу, в котором постарался объяснить свой отъезд.

«Твоя мать, — писал он, — не хочет сейчас думать о разводе, а переубедить ее мне не удается. Она по-прежнему говорит о множестве надуманных проблем и трудностей, которые возникли бы в ее отношениях со светом. Что касается меня, то подобные резоны кажутся мне вздорными. Однако твоя мать прожила с этими людьми всю свою жизнь, а я — нет. Возможно, ты поймешь ее доводы лучше, чем я.

Если тебе когда-нибудь потребуется моя помощь, не стесняйся и обращайся ко мне в любой момент, а если в один прекрасный день тебе захочется повидать Китай, на моей «Дезире» всегда найдется свободное место. Оставляю тебе адрес Чамберса — он может меня найти, где бы я ни находился.

Пони оставь себе. Из тебя выйдет прекрасный игрок в поло.

Искренне твой Кит Брэддок».

20

В последующие дни Анджела старалась как можно больше занять себя делами по управлению своими владениями, поднимаясь спозаранку и ложась поздней ночью. Это было необходимо, чтобы постоянной деятельностью хоть немного унять точившую ее боль. Она принялась нанимать учителей для своего колледжа и занималась вместе с ними составлением учебной программы, обращаясь за советами даже к крестьянам. Она проводила встречу за встречей, делала бесконечные записи и ночами, когда душевная мука мешала ей уснуть, тщательно их систематизировала. Однажды проведать ее приехал Фитц. Присутствие сына принесло Анджеле некоторое утешение, хотя она видела, что ему не хватает Кита не меньше, чем ей самой. Что же касается Мэй, то если раньше она спрашивала про Кита по десять раз в час, то теперь стала задавать этот вопрос всего лишь по десять раз в день.

Примерно через полмесяца после ухода Кита жизнь Анджелы вошла в более или менее сносную, хотя и чрезвычайно однообразную колею, поскольку каждый ее час был наполнен делами и расписан буквально по минутам. А если по ночам ей все же не удавалось уснуть, она принималась читать отчеты своего управляющего — это действовало лучше любой снотворной пилюли.

В последние дни месяца Анджела наконец ощутила в себе достаточно сил и присутствия духа для того, чтобы наведаться в Лондон. Ее банкиры хотели уточнить, какую именно сумму она рассчитывала вложить в открываемый ею колледж, и последнее время бомбардировали ее письмами.

Что касается Кита, то он пытался унять горечь расставания с помощью деятельности еще более бурной, чем та, которую развила в Истоне Анджела. Он все еще оставался в Лондоне, дожидаясь окончательного оформления контрактов на купленную им здесь недвижимость и того момента, когда Генри Ватсон наконец закончит «Дезире». Кит дал ему разрешение установить новый, более мощный двигатель, и вот теперь в связи с этим и вышла задержка. Однако если дни его были заняты делами, что, впрочем, являлось обычным для Кита, то все ночи напролет он проводил в самых известных борделях Лондона.

В последнее время он стал пить больше обычного, а когда на редких светских приемах, которые удостаивал своим посещением, к Киту приближалась какая-нибудь знакомая дама, сгоравшая от желания возобновить с ним интимные отношения, он вежливо, словно речь шла о погоде, отвечал:

«Извините, но я обещал маме воздерживаться от секса».

Воздерживаться Кит, конечно, и не думал, однако всячески старался избегать разговоров с женщинами, и именно такую возможность предоставляли ему бордели. Свои вечера он начинал в клубе, где безудержно пил и играл. Когда же он оказывался изрядно пьян и у него возникала потребность в женщине, Кит, захватив одного или нескольких партнеров по игре и выпивке, перебирался в какой-нибудь из роскошных лондонских «домов удовольствий», где и оставался до утра.

Он щедро тратил деньги и свой талант любовника, поэтому и «мадам» и рядовые девочки были от него без ума.

К концу месяца он уже был хорошо знаком с любой мало-мальски известной в Лондоне шлюхой.

В то время, когда Кит, разгоряченный и гневный, вернулся из Истона, Саския также еще находилась в Лондоне и осталась в его доме. Однако они делили только кров, но не ложе. Вернувшись как-то раз домой все еще хмельным после ночных похождений, он пошутил, что теперь теряет вкус к женщинам сразу же после того, как покидает зону красных фонарей.

— Спать с тобой было бы для меня равнозначно тому, чтобы спать с собственной сестрой, — мягко добавил он, похлопывая ее по руке, в то время как Саския помогала ему освободиться от плаща. — Извини, милая, но я не могу этого сделать, — радостно добавил Кит. — Ты, кстати, не слышала о мадам Чентизи? Мне сказали, что у нее есть великолепные жеребцы для состоятельных дам. Сходи к ней, дорогая. Шкатулка с деньгами полна и стоит у меня в кабинете.

Прислонившись к стене, Кит на несколько мгновений прикрыл глаза. Он устал. Он устал быть усталым. Он устал видеть Анджелу в каждой женщине с которой ложился в постель.

Затем Кит глубоко выдохнул, открыл глаза, и взгляд его стал таким ясным, что Саския удивилась: что за внезапная перемена произошла в этом человеке? Улыбнувшись, он спросил:

— Какие бумаги нужно подписать сегодня днем? Чамберс должен был прислать этим утром краткие отчеты.

— Они у тебя на столе. — Хорошо. В таком случае дай мне несколько минут, я хочу переодеться. Не попросишь ли повара, чтобы он приготовил мне кофе? Крепкого. Очень крепкого! И, пожалуйста, не смотри на меня как заботливая мать. Я сумею выжить и без материнской опеки.

Однако в те короткие моменты, когда Кит оставался наедине с собой, он все же сомневался, удастся ли ему это. В такие мгновения его память, все его мысли были заполнены одной только Анджелой — ее улыбкой, ароматом, ощущением шелковистой кожи, ее чувственным волнующим голосом. Но тут Кит обычно обрывал сам себя, резко сметал воспоминания и беспощадно отбрасывал их туда, где им и место — на помойку несбыточных грез.

Приехав в Лондон, Анджела первоначально планировала провести здесь не более трех дней. Один она собиралась посвятить банкирам, второй — друзьям, а третий — провести с родственниками, которые полагали, что она вконец покрылась плесенью в своем Истоне, коли не показывается в свете с самого августа.

Разговор с банкирами, как всегда, оказался непростым. Они никак не хотели одобрить ее планов по оказанию такой щедрой помощи крестьянам, живущим на ее землях, разделяя широко распространенное мнение относительно того, что платить людям жалованье и создавать им благоустроенные условия жизни означает портить их. Бедные любят свою бедность, говорили они, это — их место в обществе. Если же они отъедятся, хорошо оденутся и станут жить в довольстве, то превратятся в ленивых самодовольных скотов.

— Я не нуждаюсь в вашем одобрении, — наконец заявила Анджела после того, как все запасы вежливости были исчерпаны. — Мне нужно от вас только одно: подпишите бумагу о снятии денег с моего банковского счета и подготовьте их к завтрашнему утру. Благодарю вас, джентльмены, за потраченное на меня время.

И с этими словами она их покинула. А банкиры еще долго сидели и, дружно возмущаясь, предсказывали самую печальную участь тем, кто так слепо отказывается признавать богоданное право богатых вершить судьбы мира.

На следующий день Анджела первым делом увиделась с Виолеттой. Потому что, во-первых, она скучала по ней, и, во-вторых, ей было необходимо хотя бы кому-нибудь излить свое горе.

— А он, между прочим, до сих пор в городе, — сообщила ей Виолетта даже раньше, чем Анджела успела войти в гостиную.

Общаясь с Виолеттой, Анджела не видела смысла притворяться.

— Я думала, он уже уехал, — сказала она, садясь в кресло.

— Судя по слухам, которые ходят в городе, мистер Брэддок пытается установить новый рекорд по посещению борделей.

— Как это на него непохоже! — с сарказмом откликнулась Анджела.

— По крайней мере, если ты надеялась на то, что он чахнет от горя, могу тебя разуверить: это не так, — осторожно сказала Виолетта, наблюдая за Анджелой.

— Честно говоря, я уже вообще ни на что не надеюсь, — с легким вздохом ответила та. — Когда я сказала ему, что не могу выйти за него замуж, то сразу поняла, что все кончено — окончательно и бесповоротно. Вот что он мне подарил, — добавила Анджела, поднимая руку. У нее не хватило духу снять его кольцо. Оно оставалось последней связующей ниточкой, последним напоминанием о том, что Кит любил ее.

— Оно просто изумительно! — воскликнула Виолетта, наклоняясь, чтобы прикоснуться к огромному бриллианту. — Буквально все мечтают на него взглянуть. Ты знаешь, что Кит купил его у Картье? Люси и Маргарет прослышали об этой покупке, когда зашли в магазин на следующий день. Там все было вверх дном. Для того чтобы купить эту вещицу, он затребовал по телеграфу пятьдесят тысяч фунтов.

— В таком случае я не могу его носить. — Анджела совсем забыла, как узок мир, в котором ей приходилось вращаться.

— Носи, когда находишься в компании друзей. Я нахожу подобный жест ужасно романтичным. Люси умирает от желания взглянуть на этот камень. Кстати, я сказала ей, что ты в городе. И она — очень симпатичная. В прошлом году ей пришлось расстаться с Дрю. Муж пригрозил, что разведется с нею.

— Боже, как бы я хотела, чтобы Брук развелся со мной! Я была бы готова даже заплатить ему за это.

— Не сомневаюсь, что ты неоднократно предлагала ему такой вариант.

— Даже не помню, сколько раз. Но в его семье никто никогда не разводился, и Брук воспринимает это как нерушимую догму. Хотя моей свекрови в свое время стоило бы это сделать — у нее было достаточно причин. Но она для этого слишком мягка и старомодна. Она — единственный светлый человек во всем этом семействе.

— Может, он умрет?

В ответ Анджела только засмеялась.

— Ты говоришь точно так же, как в восемь лет, когда ты мечтала, чтобы умерла твоя противная гувернантка. А ей тогда было тридцать.

— Но Брук, по крайней мере, не так уж и молод.

— Значит, ты считаешь, что у меня еще есть надежда?

— Ну, похоже, ты все-таки выжила, несмотря на свою потерю, — заметила Виолетта, довольная тем. Что подруга хотя бы не утратила способность смеяться.

— А разве у меня сейчас есть выбор? К тому же мы с тобой все же научились переживать всевозможные беды. Можем даже учебник написать по этому предмету. Кстати, эта печальная мысль напомнила мне о том, что завтра я должна навестить маму. Надеюсь, она не поджарит меня на угольях. Я сейчас не в том настроении, чтобы выслушивать ее нравоучения. Если бы Брук не был так решительно настроен на то, чтобы вытащить Берти в суд, и если бы не страх за детей, я бы подала на развод — и будь что будет! И пошли к черту все эти высушенные жизненные правила, которые исповедует моя мама!

— «Не позавидуешь тому, кто подступает близко к трону…»

— Откуда я могла знать в свои двадцать лет, что многие годы спустя пожалею о том дне, когда пересеклись наши с Берти дороги!

— А откуда мы вообще можем что-либо знать! — философски пожала плечами Виолетта.

Еще некоторое время женщины жаловались друг другу на то как несправедливо устроен мир, но поскольку обе понимали, что проливать слезы над своей судьбой — занятие бесполезное и бессмысленное, то вскоре Виолетта сменила тему и принялась живо пересказывать Анджеле последние светские сплетни, надеясь таким образом поднять настроение подруги.

Вскоре пришли Люси и Маргарет. Сопровождаемая шелестом платья из тафты, Люси упала на стул и тут же принялась тараторить:

— Вы просто обязаны сказать «да». Это будет потрясающе! Маргарет меня уже уговорила. Вы просто в обморок упадете! Скажи им, Марго.

— Мне рассказали об одном восхитительном месте, — сообщила присутствующим графиня Бенсенхерт, — шикарном и изысканном. И, главное, никто не узнает, что мы там были.

— Мадам Чентизи? — догадалась Виолетта.

— Откуда ты узнала? — удивилась Люси. — Она ведь только что открыла свое заведение.

— Она только что открыла заведение на Хаф-Мун-стрит, но у нее уже давным-давно существует такое же на Честерфилд-уэй.

— Выходит, ты там была? — широко раскрыла глаза Маргарет.

— Много лет назад, еще до того, как меня начал развлекать Эндрю.

— Значит, ты должна пойти опять, — настаивала Люси. — Я обещала Марго, что пойду, а ты должна отправиться с нами, чтобы оказывать нам моральную поддержку.

— Да что же это за мадам Чентизи? — с интересом спросила Анджела. — Впрочем, мне кажется, что я и сама могу догадаться. — Несмотря на мрачное настроение, ее все же разбирало любопытство.

— Насколько мне известно, это — бархат, это — лиловый шелк, это — зеркала в позолоченных рамах и тонкие вина, — игриво подмигнула ей Марго.

— И потрясающие мужчины, готовые выполнить любую твою прихоть, — вмешалась Люси глухим от возбуждения голосом.

— Ну нет, спасибо, — немедленно откликнулась Анджела. — Я никогда не смогу первой подойти к мужчине, уж не говоря о том, чтобы просить его об исполнении моих «прихотей».

— Но это же так забавно! — горячо убеждала ее Люси. — Только представь, что ты можешь заказать себе настоящего красавца по цене… всего лишь новой шляпки.

— Это действительно забавно, — согласилась Виолетта, — еще раз убедиться в том, насколько мало ограничений существует в некоторых областях нашей жизни.

— Даже не думай об этом, Виолетта! — возмутилась Анджела. — Кроме того, если ты и хочешь кого-нибудь «заказать», то для этого у тебя есть Эндрю.

— Но его сейчас нет в городе, — промурлыкала Виолетта. — Он уехал охотиться.

— Она пойдет, Марго, обязательно пойдет. Взгляни, как разгорелись ее глаза. Ведь я говорила тебе, что она пойдет! — радостно завопила Люси. — А теперь давайте объединим усилия и убедим Анджелу в том, что она не будет гореть в вечном огне из-за одной-единственной ночи.

— Если бы меня беспокоил вечный огонь, дорогая, я прожила бы свою жизнь совсем по-иному, — парировала Анджела.

— Значит, не пойдешь? — обиженно спросила Люси. — Ну, как знаешь. Но почему ты не можешь отнестись к этому, как к эксперименту? Неужели ты не читала Хэвелока Эллиса и доктора Фрейда? Может быть, в тебе живут какие-то скрытые желания, которые ты подавляешь, и оттого мучаешься!

Анджела и Виолетта обменялись быстрыми взглядами, как делали это бессчетное время в прошлом. За долгие годы своей дружбы они научились понимать друг друга без слов.

— Видишь ли, дорогая, — насмешливо нахмурилась Виолетта. — Ты просто обязана пойти — хотя бы для того, чтобы выказать уважение к новой науке — психоанализу.

— Правда? — спросила подруга. — Значит, мое согласие будет продиктовано исключительно этим соображением?

— Только этим, Анджела, — серьезно ответила Люси. — А взамен ты немного развлечешься. Ты должна, ты просто обязана пойти с нами. А чтобы тебе было легче, сначала мы выпьем шампанского.

— Сейчас тебе это и в самом деле необходимо, — поддержала ее Виолетта. — Ты почувствуешь облегчение.

В какой-то момент у Анджелы мелькнула мысль, что весь этот сценарий был подготовлен подругами заранее, чтобы отвлечь ее от грустных мыслей.

— Не смотри на меня так, — сказала Виолетта, разгадав ее мысли. — Изначально я планировала всего лишь скучный ужин в «Уэтли».

— Ты говоришь правду?

— Ну, скажи ей ты, Люси. Разве я знала о ваших планах?

— Она и не могла знать, Анджела. Марго рассказала мне об этом только по дороге сюда, и, слушая наши перешептывания и хихиканье, мой кучер, должно быть, подумал, что мы затеяли что-то противозаконное. Кстати о кучере, нужно не забыть заказать на ночь карету. Я не хочу, чтобы до Чарльза дошел хотя бы малейший слух о том, что мы там были!

— Можно подумать, что его это сейчас волнует, — спокойно заявила Виолетта. Она знала, что в последнее время муж Люси завел себе новую любовницу — примадонну мюзик-холла Рокси — и теперь ему ни до чего нет дела. — Итак, договорились. Вы заедете за мной в девять вечера, а у меня наготове уже будет охлажденное шампанское и взятая напрокат карета.

21

Этот вечер Кит начал, как и многие другие в последнее время, с ужина в клубе и последовавшей за ним карточной игры. Взглянув на циферблат часов, стоявших в игральной комнате, он обнаружил, что они показывают всего десять вечера, а ему уже все наскучило — разговоры, неудача, преследовавшая его в игре, и виски, которое он пил с пяти часов. Скорее бы уж Ватсон закончил возиться с «Дезире», иначе его вконец заест тоска.

— Могу я присесть рядом с вами? — раздался мужской голос над его ухом. Кит кивнул головой, едва бросив тяжелый безжизненный взгляд, и, только когда он увидел, кто стоит рядом, в глазах его появился огонек интереса. Кит сразу же заметил, что Джо Мэнтон еще пьянее, чем он сам.

— Ну как, всем сегодня везет? — осведомился Джо, слегка покачнувшись, перед тем, как сесть на стул. Он небрежно махнул рукой, требуя, чтобы ему дали фишки. — Некоторые дни бывают чертовски хороши, не так ли? — с широкой улыбкой заявил он.

— Я вижу, вы — в отличном настроении, Мэнтон, — подметил один из игравших.

— Пил чай с Анджелой в «Ритце», — ответил тот. — Она кому угодно поднимет настроение.

— Разве она вернулась в Лондон? — удивился юный герцог Карнивон. — Я полагал, она живет в деревне и занимается своими школами и строительными проектами.

— Она уже устала от всего этого, — ответил Джо, с нескрываемым вызовом глядя на Кита, — и приехала в город поразвлечься.

— Жена сказала мне, что твоя Джорджиана собирается уехать на праздники в графство Рутландшир, — игриво подмигнул Джо пожилой джентльмен.

— Совершенно верно, и намерена провести там целую неделю, — самодовольно ухмыльнулся Мэнтон, словно намекая на то, чем он намерен заняться в отсутствие жены.

— По-моему, сейчас мой ход, — лениво протянул Кит, подвигаясь поближе к столу и протягивая руку за картами. — Почему бы нам не поднять ставки? Игра стала бы гораздо интереснее.

Кит обучился искусству карточной игры в притонах Макао, когда сама его жизнь нередко зависела от фортуны и умения. Именно тем годам он был обязан ловкостью пальцев, собранностью, благодаря которым даже самым сильным противникам редко удавалось одержать над ним верх за карточным столом. По этой самой причине Джо Мэнтону очень скоро пришлось покупать себе новые фишки. Те, что лежали перед ним раньше, теперь перекочевали к Киту.

Затем к играющим присоединился полупьяный Бинки Вуттон и немедленно принялся сплетничать. Он сообщил, что совсем недавно, выходя из публичного дома, куда его нередко приводила молодая и горячая аристократическая кровь, увидел на улице карету. Она стояла напротив заведения мадам Чентизи, и из нее выходили несколько дам.

— И как вы думаете, кого я увидел среди них? — спросил он партнеров по столу, легкими движениями пальцев сортируя карты, которые веером держал в руке.

— Свою жену? — саркастически спросил герцог, его ДРУГ.

— Да нет, она не настолько энергична, — ответил Бинки, не поднимая глаз от своих карт. Этот молодой повеса с мужественной внешностью был вынужден жениться на женщине, стоявшей на более низкой, чем он, социальной ступени, только из-за ее денег, поскольку отец его умудрился спустить все семейное состояние за карточным столом.

— До тех пор, пока она позволяет тебе пользоваться своими деньгами, вполне можно закрывать глаза на ее мелкие недостатки, мой мальчик, — заметил пожилой джентльмен.

— Вот-вот, то же самое говорит и мой папочка, — лениво ответил Бинки, снося две карты. — Но я не договорил о восхитительных дамах, решивших поразвлечься этой ночью, — продолжил молодой шалопай. Собственная жена не интересовала его даже в качестве предмета для обсуждения. — Хотя все они, разумеется, были под вуалями, одну из них я опознал. Это была жена Чарли — я узнал ее соболиную накидку. Двух других мне узнать не удалось, однако когда из кареты выходила четвертая, ее капюшон зацепился за дверцу и лицо открылось. Поскольку неподалеку горел фонарь, я сразу узнал эти чудные светлые волосы. Графиню де Грей ни с кем не спутаешь. — Бинки присвистнул. — Да, завидую я кобелям мадам Чентизи, им сегодня предстоит приятная работа!

— Ну и черт с ними, Бинки, — проговорил один из игроков. — Хотя не могу сказать, что я целиком и полностью одобряю это идиотское равноправие полов.

— Лично я не стал бы возражать, если бы моя жена потратила некоторое количество своих денег в этом заведении, — цинично заметил Бинки. — По крайней мере, это избавило бы меня от регулярной тягостной повинности.

— Правильно! Правильно! — возбужденно воскликнул Джо, подняв в воздух бокал и немедленно осушив его.

— Ты ведь не так давно женат, Джо. Или это ядро на ноге уже и тебе успело надоесть? — насмешливо осведомился другой игрок.

— Я еще не встречал ни одного мужчины, который был бы прирожденным мужем, — грубо отозвался Джо Мэнтон.

— Что ж, всем нам рано или поздно приходится жениться, — пробормотал герцог. — Это наш крест. — Сам он был вынужден жениться на собственной кузине — только для того, чтобы ее приданое не уплыло из семьи.

— А не собираетесь ли вскоре жениться и вы, Брэддок? — не скрывая нагловатой насмешки, осведомился Джо. — Я слышал, вы приобрели какое-то потрясающее обручальное кольцо с бриллиантом.

Несколько секунд Кит мрачно смотрел на Мэнтона. Выражение триумфа, явно светившееся в глазах этого человека, причиняло ему боль. Кроме того, даже здесь, за картами, он не переставал мучительно ломать голову над неразрешимой загадкой, которой представлялась ему душа Анджелы. Не в силах побороть овладевшее им отвратительное настроение, ои грубо ответил:

— Как я понимаю, вы имеете в виду одну нашу знакомую даму. Можете забирать ее себе, Мэнтон. Она принадлежит вам, Англии и, конечно же, своему мужу — не стоит забывать и о нем. Ведь именно так у вас здесь обстоят дела? — клокоча от ярости, продолжал он. — Копошитесь, как земляные черви… — С этими словами он швырнул карты на стол и, с грохотом оттолкнув стул, поднялся на ноги. — Надеюсь, Мэнтон, вы в полной мере насладитесь и ею, и своей женой, и всеми остальными женщинами, с которыми спите. Спокойной ночи, джентльмены, мне, по-моему, снова захотелось выпить.

— Какие же горячие и импульсивные эти американцы! — скучающим тоном заметил Бинки, провожая взглядом Кита, который уже выходил из комнаты. — Они не способны понять здешние правила.

— Просто он не любит проигрывать, — самоуверенно откликнулся Джо Мэнтон.

— Ну что, собираешься начать с того места, на котором остановился? — будничным тоном поинтересовался герцог. — Ведь Анджела, похоже, снова вакантна.

— Разумеется, — пробурчал Мэнтон. — Еще два месяца назад я предупреждал этого американца, что у них ничего не выйдет, — добавил он, чтобы все окружающие поняли: Анджела снова принадлежит только ему. — Полагаю, очень скоро он распрощается с Англией.

Только что Кит находился возле стойки бара и вот, сам не понимая, как, он обнаружил, что уже стоит на крыльце клуба — в плаще и с какой-то туманной мыслью, беспокойно крутящейся в голове.

— Могу ли я вам чем-то помочь, сэр? — почтительно обратился к нему швейцар.

Несколько секунд Кит не отвечал, все еще находясь в раздумьях, а затем коротко бросил:

— Вызовите мой экипаж.

Когда подъехал кучер. Кит назвал ему адрес, сел в карету и стал кротко размышлять над тем, что собрался сейчас предпринять. Да, пожалуй, «кротко» — это самое подходящее слово.

Конечно, он теперь был пьян, и именно этим объяснялась отчаянность принятого им решения. Все остальное — принципы, здравый смысл и даже стыд — было отброшено в сторону.

Мадам Чентизи, на которой было её знаменитое платье из серого шелка, приветствовала его с подчеркнутой почтительностью. Щедрость Кита Брэддока, когда он пускался в погоню за развлечениями, была хорошо известна любой даме полусвета. В распоряжении каждой «мадам» всегда имелись девушки, составлявшие что-то вроде золотого фонда, который использовался только для того, чтобы ублажать заезжих магараджей и особ королевской крови. В число этих немногочисленных почетных клиентов входил и Кит Брэддок.

Мадам Чентизи пригласила его в свои покои, предложила выпить и, когда Кит отказался, поняла, что он очутился здесь неспроста.

— Что я могу для вас сделать, мистер Брэддок? — спросила она. — Может быть, вы желаете одного из наших красавчиков?

Вообще-то мадам Чентизи знала, что Кит предпочитает женщин, но ведь богачи — эксцентричные люди!

— Нет, я хотел бы взглянуть на одну из ваших клиенток, которая находится здесь, — сказал он.

— Боюсь, это невыполнимо, мистер Брэддок, — вежливо, но твердо ответила седовласая хозяйка заведения, походившая больше на жену сельского священника, нежели на содержательницу борделя. — Клиенты моего заведения вправе рассчитывать на полное уединение и безусловную анонимность. Если станет известно, что я…

— Я понимаю вас, — мягко перебил ее Кит, зная, что в любом борделе мира продается и покупается абсолютно все. — Я хорошо заплачу вам, если вы согласитесь сделать для меня исключение из правил. Какая сумма успокоила бы вашу совесть и позволила бы вам удовлетворить мою просьбу?

— А откуда вам известно, что интересующая вас дама находится здесь? — осведомилась женщина, прекрасно зная, какая именно дама интересует ее гостя. Мадам очень пристально следила за хитросплетениями светской жизни.

Откровенно говоря, она несказанно удивилась, увидев в своем заведении графиню де Грей. Эта женщина не относилась к разряду тех, которым приходилось покупать себе мужчин.

— Мой знакомый видел, как она входила сюда… — Кит посмотрел на циферблат часов, — …примерно сорок минут назад. Впрочем, может быть, я опоздал? — Кит вспомнил Анджелу в постели, вспомнил, как чутко и страстно отвечает ее тело на каждую ласку, и сердце его забилось в бешеном темпе.

— Нет, вы не опоздали, — ответила хозяйка.

— Миниатюрная, со светлыми волосами… Настоящая красавица. Ведь мы говорим об одной и той же даме?

— Да, она все еще здесь, — кивнула мадам. Чтобы избежать утомительных уговоров, Кит сразу же предложил женщине весьма крупную сумму, отчего мадам Чентизи почтительно округлила глаза и, пытаясь не выказать удивление такой щедростью, деликатно кашлянула и спросила:

— Наличными?

Вместо ответа. Кит сунул руку в карман, где лежал его бумажник, и выудил оттуда пять крупных банкнот. Он положил их на середину стола и, резко поднявшись на ноги, сказал:

— Я очень тороплюсь.

Она проводила его к потайной двери, за которой начинались ступеньки, ведущие вверх. Поднявшись по ним, Кит и мадам Чентизи оказались в узком проходе, который шел позади всех комнат, расположенных на этом этаже. Остановившись возле третьей, она приложила палец к губам, велев Киту сохранять молчание, и осторожно отодвинула бархатную занавесочку, скрывавшую отверстие в стене. Затем мадам сделала шаг в сторону и уже собралась было уйти, однако Кит поймал ее за руку и сделал жест, приказывая хозяйке остаться. После этого он подошел к стене и заглянул в квадратное отверстие. Комната открылась перед ним как на ладони.

Анджела, полностью одетая, сидела на позолоченном кресле возле камина и подносила к губам бокал с шампанским. Выбранный ею рослый юноша, который должен был ублажать Анджелу, сидел рядом у каминной решетки. На нем не было ничего, кроме трусов. В руке он тоже держал бокал с вином.

— Мне неловко, что я разыгрываю перед вами такую недотрогу, — с неловкостью в голосе заговорила Анджела. — Вообще-то я не ханжа, но мы совсем незнакомы и… в общем, я не уверена…

— Что хотите меня? — с улыбкой договорил за нее темноволосый молодой человек, Анджела подняла бровь.

— Вам уже приходилось это слышать? Он утвердительно кивнул и, взяв из ведерка со льдом бутылку шампанского, долил ей в бокал.

— Обычно после нескольких бокалов шампанского это получается проще. Вы поссорились с мужем?

Анджела засмеялась. После шампанского, которое она выпила у Виолетты и здесь, у нее уже кружилась голова, и этот вопрос почему-то показался ей смешным.

— Да, много лет назад, но сюда меня привело не это.

— Тогда, может быть, вы повздорили с любовником? — предположил собеседник.

— Ax, — наигранно вздохнула она, и Кит понял, что Анджела уже немного пьяна. — Да, видимо, дело именно в атом.

— Вы выбрали меня потому, что я похож на него? — Юноша, похоже, нисколько не стеснялся своей наготы и в отведенной ему роли чувствовал себя вполне уверенно, словно выступал в ней уже сотню раз.

— Нет… как раз потому, что вы на него не похожи.

— Значит, вы не станете называть меня его именем? — усмехнулся он. — Некоторым женщинам это нравится.

— Правда? — От удивления глаза Анджелы широко раскрылись. — Давно вы этим занимаетесь?

— Не очень, но мне нравится эта работа. Во-первых, Хелен хорошо платит, во-вторых, я люблю женщин, и, в-третьих, мне нравится угождать дамам с горячей кровью. — На улыбающемся лице юноши играли сполохи огня, горевшего в камине. Он поднялся на ноги, поставил бокал на каминную полку и, снова повернувшись к Анджеле, произнес: — Я — к вашим услугам в любое мгновение.

— О, — чуть слышно вскрикнула она, увидев как явственно шевельнулась его плоть под тонкой тканью трусов.

— Позвольте, я сниму с вас туфли, — предложил молодой человек. — Уж в этом-то ничего такого нет. — Не дожидаясь ответа, он встал рядом с ней на колени, поднял край ее платья, нижние юбки и завернул их вверх, отчего ноги Анджелы обнажились до колен. Не переставая улыбаться, юноша снял с нее туфли на высоких каблуках и удовлетворенно произнес: — Ну вот. Это ведь совсем не противно, правда? — Говоря это, он не переставал поглаживать ступню женщины, обтянутую шелковым чулком.

— Правда, — еле слышно прошептала Анджела. В потайном коридоре мадам Чентизи слегка прикоснулась к рукаву Кита и жестом дала ему понять, что уходит. В ответ он предостерегающе поднял руку и беззвучно произнес одними губами: «Подождите», — а затем снова повернулся к отверстию и стал следить за продолжением спектакля, что разыгрывался в комнате, освещенной только огнем в камине.

— А теперь мы снимем ваши подвязки, — продолжал темноволосый молодой человек, медленно ведя руками вверх по ногам Анджелы. Наконец его пальцы нащупали эластичные подвязки. — Расслабьтесь, — прошептал он, стоя на коленях у ее ног и с улыбкой прикоснувшись к руке Анджелы, лежавшей на ручке кресла. — Вы испытаете подлинное наслаждение, обещаю вам.

Одну за другой он стянул с ног Анджелы обе подвязки, чулки, а затем наклонил голову и поцеловал нежную розовую кожу.

Мадам Чентизи удивленно ойкнула, поскольку в тот же самый момент Кит развернулся и, схватив ее за руку, быстро потащил по проходу. Как только они отошли от комнаты, в которой находилась Анджела, на безопасное расстояние, он не терпящим возражений тоном велел:

— Вытащите его оттуда!

— Я не могу! — стала возражать пышнотелая матрона, с трудом удерживая равновесие в то время, как странный посетитель тащил ее вниз по лестнице. — Что я скажу? Кроме того, она уже оплатила время Стивена. Она не поймет, что происходит.

Они уже спустились вниз, но вместо того, чтобы отпустить руку хозяйки, Кит сжал ее еще крепче, не позволяя той уйти.

— Помогут ли вам вытащить его оттуда дополнительные пять тысяч? — прорычал он.

Бандерша быстро кивнула. За такие деньги она была готова на руках вынести юношу из комнаты.

Отпустив ее руку, Кит снова вытащил бумажник и отсчитал десять банкнот.

— Вот вам еще пять тысяч. За эту сумму вы должны на некоторое время оглохнуть и ослепнуть. Что же касается графини де Грей, то я сам обслужу ее.

Женщина сделала глубокий вдох, все еще не будучи в состоянии решиться на такое неслыханное нарушение всех правил. Однако вид денег и угроза, прозвучавшая в голосе посетителя, все же сделали свое дело. Протянув руку, она взяла банкноты.

— Давайте же, — поторопил ее Кит. — Скорее! Войдя в комнату Анджелы, мадам Чентизи волновалась до такой степени, что ее ссылки на некие загадочные «чрезвычайные обстоятельства» показались Анджеле вполне правдоподобными. Через минуту юный Стивен, на котором по-прежнему были одни только трусы, вышел в коридор и увидел там Кита. Окинув его изучающим взглядом, юноша констатировал:

— Вы, должно быть, любовник. На мужа вы не похожи.

— Простите, что помешал. — Слова Кита прозвучали резко, а на замечание молодого человека он вообще никак не отреагировал.

— Вы ведь не причините ей зла? — В голосе юноши тоже промелькнула нотка злости.

— Нет, да и не ваше это дело.

— Мне показалось, что вы уже нанесли ей рану… Взгляд Кита бешено метнулся к мадам Чентизи. Увидев нетерпение, которым горел его взгляд, и будучи подавлена неслыханным богатством этого человека, она взяла юношу под руку и приказала:

— Пошли.

Тот пожал плечами. Молодой человек понял, что его хозяйке хорошо заплатили, но что он мог поделать!

— Пришлите нам чай и передайте спутницам этой дамы, чтобы они не ждали ее. Я сам отвезу ее домой.

С этими словами он кивнул женщине головой, давая понять, что та может идти, и через полминуты уже стоял в коридоре один.

22

Откровенно говоря, вмешательство мадам Чентизи подарило Анджеле чувство огромного облегчения. Она была далеко не уверена, что хочет испробовать это сомнительное любовное приключение. Поэтому в тот момент, когда в комнату вошел Кит, она поспешно натягивала на ноги чулки.

Повернувшись на звук открываемой двери, Анджела увидела в дверном проеме Кита и оцепенела. Во всем его облике читалась угроза.

Сунув руку за спину, он не глядя нащупал ключ и, повернув его в замке, вынул и опустил в карман брюк.

— Что ты делаешь? — со страхом спросила она. Злость в его взгляде, а также звук запираемого замка заставили ее душу тревожно затрепетать.

— Любуюсь спектаклем, — с будничным видом ответил он, сделав вид, что не понял смысла вопроса. — Этот мускулистый парень замечательно смотрелся рядом с тобой.

— Так ты подглядывал? — ощетинилась Анджела. Сама мысль о том, что такое возможно, а также вызывающий тон Кита заставили ее позабыть свои страхи.

— Только не изображай из себя возмущенную добродетель, — сказал он, делая несколько шагов вперед. — Ты наверняка знаешь, что в заведениях вроде этого можно ожидать чего угодно. — С этими словами Кит принялся расстегивать сюртук. — Ты ведь приехала сюда не для того, чтобы послушать фортепьянный концерт! — Он снял свой сюртук с атласными отворотами и небрежно кинул его на кресло.

— Что ты затеял? — спросила Анджела, смутно догадываясь о его намерениях, и принялась судорожно одергивать свои юбки.

— Я принял эстафету от твоего наемного жеребца, — холодно ответил Кит, расстегивая перламутровые пуговицы своего шелкового жилета. — Ты ведь приехала сюда именно для того, чтобы тебя обслужили? Надеюсь, я отвечаю всем требованиям, которые ты предъявляешь к «обслуживающему персоналу» в подобных заведениях.

— Благодарю, но я, пожалуй, воздержусь, — едко ответила женщина.

— А твоего мнения никто и не спрашивает. — Теперь голос Кита был мягче бархата.

— Почему бы тебе вместо этого не обслужить какую-нибудь из твоих многочисленных куртизанок? — продолжала язвить Анджела. — Насколько я понимаю, ты в последнее время только этим и занимался!

— Правда? — Кит на секунду перестал расстегивать пуговицы и взглянул на Анджелу, насмешливо вздернув одну бровь. — Вот уж не знал, что ты так внимательно следишь за моими успехами!

— О твоих «успехах» болтают все, кому не лень! — фыркнула женщина, выпрямившись в кресле. Глаза ее горели гневом. — Ты потерял последние остатки стыда.

— В отличие от тебя, — с нескрываемым сарказмом парировал Кит, вновь принимаясь расстегивать жилет. — Что бы сказал об этом принц Уэльский!

— Я не собираюсь полемизировать с тобой, — отрезала Анджела. — Это пустая трата времени.

— А я — с тобой, тем более после того, как увидел, что ты готова отдаться первому встречному. Как поживаешь в последнее время? — спросил он так, будто они вели светскую беседу за чашкой чаю.

— С разбитым сердцем и несчастной, полной печали душой. А как поживаешь ты? — ядовито бросила она.

— Точно так же, — с легкой улыбкой пробормотал Кит и вытащил из жилета часовую цепочку.

— Ты, должно быть, до смерти надоел всем городским шлюхам.

— Вряд ли. По крайней мере, ни одна из них пока что не жаловалась, — вежливо ответил Кит. Сказав это, он кинул часы поверх сюртука. — А ведь ты была готова переспать с ним, дорогая. Так поведай мне, кто помогал тебе развеять печаль в деревне после моего отъезда? — насмешливо допытывался Кит. — Твой старинный любовничек Мэнтон?

— Ты специально пытаешься вывести меня из себя, — проговорила Анджела, вся кипя от возмущения. — И ты совершенно напрасно раздеваешься. Если бы сегодня мне и хотелось заняться с кем-нибудь любовью, то уж, по крайней мере, не с тобой.

— Я понимаю твое нежелание исповедаться мне в том, с кем ты делишь любовные утехи, — мягко продолжал говорить Кит, не обращая внимания на едкие замечания Анджелы. — Но видишь ли, дорогая, Джо Мэнтон сообщил мне сегодня, что вы возобновили вашу трогательную дружбу.

Кит пошевелил плечами, вылезая из жилета, и бриллиантовые запонки в рукавах его рубашки на секунду вспыхнули, поймав отблески огня, полыхавшего в камине. Освободившись наконец от жилета, Кит бросил его рядом с сюртуком.

— Он сказал тебе такое?! — с неподдельным изумлением воскликнула Анджела.

— Да, причем, сообщая мне это известие, он, похоже, получал огромное удовольствие.

— Он лжец! — резко бросила Анджела.

— Разве вы с ним не пили сегодня чай в «Ритце»?

— Да, но помимо нас там еще были Виолетта и Джорджиана. Неужели он забыл об этом упомянуть?

— Он сказал, что его жена вскоре уезжает, и находился в предвкушении того, что ты станешь развлекать его в ее отсутствие.

— Все вы, мужчины, одинаковые! — с возмущением заявила Анджела. — Вы относитесь к женщинам подобно игрокам, рассматривая каждую новую только как дополнительное очко на своем счету. Или смотрите на них, как хозяева на свое имущество.

— Я не профессиональный игрок, дорогая, а всего лишь любитель. Меня не интересуют дополнительные очки, и я ни кем не собираюсь владеть. — Кит обвел комнату изучающим взглядом, сравнивая ее с теми, в которых ему частенько приходилось бывать в последнее время.

— На протяжении нескольких последних недель я обитал именно в таких местах, — произнес он. — А теперь, графиня, назовите мне цену, которая сделает вас более сговорчивой. У меня достаточно денег. Какую сумму вы сочтете достаточной, чтобы лечь со мной в постель?

— Как ты смеешь! — вспыхнула она.

— Я уже вручил мадам Чентизи пятнадцать тысяч, так что все оплачено, и я могу позволять себе все, что только мне заблагорассудится. И, кстати, не утруждай себя одеванием чулок. Я хочу, чтобы их на тебе не было.

— А если я не подчинюсь? — Кит тихо засмеялся.

— Но ты ведь всегда подчиняешься, mon ange. — Он уже развязывал галстук.

— Значит, сегодняшний вечер станет исключением.

— Я почему-то думаю иначе. — Несмотря на то, что Кит пытался говорить будничным голосом, в нем все же звенели угрожающие нотки. — В борделе вроде этого за пятнадцать тысяч можно купить очень многое. — Освободившись от галстука и бросив его на кучу вещей, которая уже высилась на кресле, Кит прошел к левой стене комнаты и передвинул платяной шкаф — так, чтобы тот закрыл своей задней стенкой отверстие, через которое он сам еще несколько минут назад подглядывал за Анджелой. — Мне не нужны восторженные зрители, — обронил он, поворачиваясь к ней.

— Сначала ты запираешь дверь, теперь это стремление к уединению… Может, мне стоит испугаться?

— Пугаться не стоит, но проявить добрую волю — непременно.

— А если я не захочу? — Анджела неподвижно застыла в своем кресле.

— Кстати, разве я не сообщил тебе, что сильно пьян? А когда я пьян, у меня быстро кончается терпение.

— Ты меня пугаешь?

— Вряд ли. Впрочем… — пожал он плечами, — я не уверен. Может, и пугаю. Но в том, что я с тобой сейчас пересплю, никаких сомнений быть не может. Прямо здесь, — голос его стал резким, и Кит бросил по сторонам быстрый взгляд внезапно сузившихся глаз, — в этом уютном лиловом будуаре. — Затем он вздохнул и добавил: — Так что, по всей вероятности, это — угроза.

— Приехать сюда меня уговорили Виолетта и Люси, — тихо сказала Анджела.

— А Стивена для тебя тоже они выбирали? — спросил Кит. Слова его резали, как бритва.

— Я не знала, как его зовут.

— Зато теперь ты знаешь, каково чувствовать его морду у себя между ног, — улыбнулся Кит, и улыбка эта обожгла Анджелу как лед. — Мы тоже можем сохранить все это в тайне, если тебе так хочется. Какая разница, с кем спать!

— Не сомневаюсь, что это всегда было твоим жизненным принципом. — Анджела заставляла себя почувствовать презрение к этому человеку, от которого пахло виски и грехом, но вместо этого испытывала лишь нарастающее искушение.

— Тебя видел Бинки. Он как раз выходил из заведения мадам Джордан чуть ниже по этой же улице. Ты зацепилась капюшоном за дверь кареты, и он обратил внимание на твои волосы.

— Черт бы его побрал! — выдохнула Анджела.

— Расплата за грехи, — с сарказмом хмыкнул Кит и, подойдя к постели, повалился на атласное покрывало.

— И за жизнь в этом кровосмесительском лондонском обществе, — добавила Анджела. Ее переполняло чувство стыда и отвращения.

— В котором твоя репутация овеяна легендами. — Голос Кита был спокоен, однако обуревавшие его чувства отчетливо читались во взгляде. — Оливия с огромным удовольствием дала мне полный отчет о твоих подвигах у Берти на прошлой неделе.

— Значит, ты снова с ней спишь? — холодно спросила Анджела, злясь на себя за то, что ей небезразличен ответ на этот вопрос.

— Нет, я предпочитаю, чтобы моя шкура представляла собой единой целое, а Оливия не оставила бы мне такого шанса. Просто она прижала меня в углу во время чая у Александры.

— Ты посещаешь чаепития?

— Чамберс заставил меня пойти туда, — с равнодушной прямотой ответил Кит. — В тот вечер там принимали в качестве почетного гостя какого-то сиамского принца, который имеет собственный флот.

— Неужели ты хочешь убедить меня в том, что Оливии не удалось затащить тебя в какое-нибудь укромное местечко!

— Не удалось, хотя она и старалась изо всех сил. Я отказался, и она, решив, что я тоскую по тебе, решила убедить меня в том, что ты, в свою очередь, вовсю развлекаешься и уже думать про меня забыла. Оливия сообщила мне, что ты спишь с Лью Арчером после каждой его победы на скачках. В этот год, который стал для него триумфальным, именно ты, по словам Оливии, являлась вдохновительницей всех его побед. Впрочем, я и сам должен был догадаться об этом, видя во всех газетах его улыбающуюся рожу.

И еще она полагала, что меня заинтересует сообщение о том, что из-за тебя принц Румынии был готов пожертвовать троном. Да, вот это ты действительно удачно переспала! Затем она рассказывала о каких-то греках королевской крови — отце и сыне, — которые одновременно влюбились в тебя. Скажи, ты спала с ними одновременно или по отдельности?

— Оливия всегда была не в ладах с правдой.

— Но в данном случае она недалека от истины, не так ли? Так с кем же из греков ты спала? — В голосе Кита одновременно слышались и насмешливые нотки, и внутренняя напряженность.

— Я не собираюсь обсуждать с тобой мое прошлое, — ледяным тоном ответила Анджела. — Все это мы уже проходили.

— Стивен, наверное, был сам не свой. Ведь ему предстояло провести вечер с соблазнитель-ницей такого высокого полета!

— Ты все еще настаиваешь на этом? — Господи, и зачем только она послушалась Виолетту, позволила вовлечь себя в эту авантюру! — Это не очень по-джентльменски даже для тебя.

Кит бросил на нее невозмутимый взгляд из-под полуопущенных ресниц.

— А я вовсе не являюсь джентльменом, дорогая. Я сообщал тебе об этом уже очень давно. И настаивать я ни на чем не собираюсь — в этом нет нужды. — Он говорил очень спокойно, и, казалось, был невозмутим. — Просто считай, что на сегодняшний вечер я подменил Стивена. Можешь говорить все, что угодно.

— Я хочу уйти.

— Чуть позже.

— Ты меня не отпустишь?

— Нет.

— В таком случае, если только ты не собираешься применить силу, тебя ожидает долгий и скучный вечер.

С этими словами Анджела откинулась в кресле, скрестила руки на груди и закрыла глаза.

Кит улыбнулся. В этой позе, долженствующей означать гранитную неприступность, да еще находясь в подобном месте, Анджела выглядела сейчас чрезвычайно забавно.

— Может быть, мне позвать другую женщину? — медоточивым тоном осведомился он.

— Мадам Чентизи не держит женщин.

— За пятнадцать тысяч — найдет! А ты могла бы на нас посмотреть.

— Я и не подумаю открыть глаза.

— Ну тогда — послушаешь.

— Не сомневаюсь, что это меня развлечет.

— Конечно, не больше, чем меня, — заметил Кит, — но не могу не отметить, что вуайеризм тоже несет в себе сильный заряд возбуждения. — С этими словами он снял ботинок и бросил его на пол. Через секунду за первым ботинком последовал второй, и хотя пол был устлан мягким ковром, звуки их падения громом отдались в ушах Анджелы.

— За последние недели я еще ни разу не уподобился монаху, — мягко выдохнул Кит. — Так что мне нужна моя еженощная доза секса. — Снимая носки, он не отводил взгляда от женщины в соблазнительном черном платье, что, выпрямившись, сидела в кресле. В плотно облегающем одеянии она выглядела на редкость эротично. — А может быть, будет еще лучше, если я вызову двух женщин?

Она услышала два легких хлопка — это Кит стянул с плеч узорчатые подтяжки, — а затем наступила тишина. Анджела, разумеется, не могла слышать, как мужчина на постели расстегивает брюки, и целиком полагалась на свое воображение. Затем явственно послышался шорох ткани — очевидно, он стягивал брюки с ног. Она не видела, как, бесшумно описав траекторию по комнате, они шлепнулись на то же кресло, где в беспорядке были свалены все остальные предметы его гардероба. Ударившись о деревянную спинку, звонко брякнул лежавший в кармане ключ.

А теперь он снимает рубашку, — подумала Анджела, и воображение помимо воли нарисовало ей Кита, одну за другой расстегивающего пуговицы накрахмаленной рубашки. Звуки, доносившиеся до ее слуха, делали эту картину еще более реальной.

Один раз он выругался, и Анджела, незаметно приоткрыв глаз, покосилась в его сторону. Одна из бриллиантовых запонок Кита застряла в манжете и никак не хотела выходить наружу. Рубашка его распахнулась, и в ее белоснежном обрамлении его загорелая кожа бугрилась могучими мускулами, игравшими в сполохах каминного огня. Вытащив наконец запонку, он повел плечами и окончательно освободился от рубашки. Увидев, как перекатываются его бицепсы, Анджела почувствовала острую горячую волну, захлестнувшую ее. Теперь на Ките остались одни лишь белые нижние панталоны.

Анджела снова крепко зажмурилась, пытаясь сопротивляться этому внутреннему жару, но — тщетно. Помимо собственной воли Анджела вспоминала каждую крупицу наслаждения, которое раз за разом дарил ей этот мужчина. Она еще крепче обхватила себя руками. Боже мой, как же она изголодалась по нему!

Заметив румянец на ее щеках, то, как напряглось ее тело, Кит самодовольно усмехнулся. Нынешним вечером графиня Ангел пришла сюда, чтобы утолить свои желания. Ну что ж, она свое получит! Расстегнув нижние панталоны, он стащил их с ног, и они присоединились к куче остальной одежды.

— На твоем месте, Анджела, я бы все-таки воспользовался моими услугами. Уверяю, тебе больше понравится иметь дело со мной, чем с любым из парней мадам Чентизи. Посмотри на нас. Мы ждем тебя.

— Я не хочу смотреть, — едва выговорила Анджела приглушенным голосом.

— Как по-твоему, я еще в форме?

Анджела чувствовала, как его слова заставляют раскрыться все ее тело. Уж оно-то знало, какое наслаждение его ожидает!

— Да взгляни же на нас, неужели это так трудно! — продолжал он, и даже сам его голос был преисполнен острой чувственностью, сводившей ее с ума.

И когда Анджела, наконец, открыла глаза, его роскошное тело непреодолимо приковало к себе ее взгляд.

— Иди же, иди сюда и взгляни на нас, — снова позвал ее Кит.

Не в силах отвести взгляд от умопомрачительного зрелища, Анджела только бессильно потрясла головой. Да, он знал, как воздействовать на ее впечатлительную натуру.

— Даю тебе последний шанс. Или, быть может, ты предпочитаешь наблюдать? Как видишь, мне есть что показать тебе. Но я, кажется, все еще тебя не убедил? — осведомился Кит, прекрасно понимая, какие чувства обуревают женщину в этот момент. — Ты уверена, что не хочешь приблизиться ко мне?

Лоно Анджелы стало непроизвольно пульсировать, и жар от него распространялся по всему телу. Она почувствовала, как набухли и плотно прижались к корсету ее соски, как отяжелели сами груди, а разгоряченная промежность оросилась влагой неутолимого желания. Ей понадобилось собрать все свои силы, чтобы с трудом прошептать:

— Я уверена.

— В таком случае посоветуй: сколько женщин мне вызвать — одну или двух? — лениво спросил Кит.

— Отпусти меня, пожалуйста.

— Извини, но я заплатил больше, чем ты, поэтому и музыку заказываю я. Пожалуй, позову все же двоих. Да и время еще — детское! — С этими словами Кит поднялся с постели и направился к двери.

— Нет! — прошептала Анджела. Остановившись на полпути, он обернулся к ней и переспросил:

— Что «нет»?

Она сглотнула застрявший в горле комок, открыла рот, чтобы заговорить, снова закрыла его и, наконец, произнесла так тихо, что Киту пришлось напрячь свой слух:

— Не зови других женщин.

Кит вернулся к кровати и опустился на ее край.

— Значит, ты все же заинтересовалась моим предложением?

— Не делай со мной этого, — все так же шепотом взмолилась Анджела.

— Почему бы и нет — после того, что сделала со мною ты? Ну, так что же?

Анджела молчала, но Кит терпеливо ждал ответа.

— Да, — наконец выдохнула она, старательно избегая встречаться с ним глазами.

— Взгляни на меня и повтори это еще раз, — резко потребовал он.

Анджела подняла голову и несколько секунд выдерживала его горящий взгляд.

— Да, я согласна.

Кит улыбнулся и приглашающим жестом протянул руку по направлению к ней.

И она пошла к нему. Пошла потому, что отчаянно хотела его, потому что была готова сделать все, о чем он ни попросит.

Первым делом Кит попросил ее раздеться, и она подчинилась. А он, сидя на постели, смотрел на нее и с невозмутимым видом отдавал короткие приказания: сначала сними вот это, а вот это оставь на потом, подойди ко мне, я помогу тебе расстегнуться — и так далее. Одновременно Кит говорил, что собирается делать с нею, и к тому времени, когда Анджела наконец оказалась обнаженной, она уже была вся мокрой, словно после целой ночи любви. Он помог расстегнуть ей атласный корсет, с которым она не справилась бы в одиночку, и когда этот предмет туалета с шелестом упал поверх уже лежавших у ее ног шелковых нижних юбок, Кит с неодобрением в голосе сказал:

— Ага, ты предусмотрительно не одела нижней рубашки? Что ж, правильно, это всегда экономит время в подобных заведениях!

Обнаженная, в одних