КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 415354 томов
Объем библиотеки - 557 Гб.
Всего авторов - 153538
Пользователей - 94611

Последние комментарии

Впечатления

Serg55 про Осинская: Хорошо забытое старое. Книга 3 (Космическая фантастика)

хорошая трилогия

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Калинин: Начало (СИ) (Боевая фантастика)

как-то много роялей даже для альтернативки

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Любопытная про Гале: Наложница для рига (Любовные детективы)

Предупреждение 18+ стоит , но ради интереса просто пролистнула после пяти страниц чтива, все остальное. Жесткое насилие над гг и остальными девами…... Это наверное , для мазохисток……Тебя насилуют во все места, да не один мужик, а много, а ты потом его и полюбишь. Ну по крайней мере обложка со страстным поцелуем наверное к этому предполагает.
Похоже аффторши таких «шедевров» заблокированных мечтают , что ли , чтобы их поимели во все места, куда имеют гг, а потом будет большая и чистая любофф. Гадость какая то .Удалила всю папку и довольна.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Любопытная про Гале: Подарки для блондинки. Свекровь для блондинки (Фэнтези)

Начав читать не эротику этого к слову сказаь аффтора, поняла . что читать про тупую блондинку с чуть менее тупым магом просто не в состоянии из-за непроходимой тупизны гг. Скушно , тоскливо и совершенно неинтересно.
Удалила всю папку с этими «шедеврами». И хорошо, что ЭТО заблокировано.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Варшавский: Человек, который видел антимир (Научно-фантастические рассказы) (Социальная фантастика)

Варшавский - любимый советский фантаст, а рассказ "Человек, который видел антимир" - это прямо про меня! :)

Рейтинг: +3 ( 4 за, 1 против).
кирилл789 про Эльденберт: Заклятая невеста (Фэнтези)

бытиё здорово определяет сознание. эти две курицы под одной непроизносимой фамилией сами не поняли, что написали. ну, кроме откровенных зверств без причин (я, что ли, должен догадываться и объяснять??! ну, тогда отстегните мне часть гонорара, курицы), дошёл я до подготовки к балу после которого будет свадьба.
и тут этой чумичке, которая героиня, РАСКАЛЁННОЙ иглой протыкают мочки, чтобы вдеть серьги. и с обжигающей болью - от проткнутых ушей, и - от тяжести серёг, эта чумичка должна идти на бал, который продлится ВСЮ НОЧЬ, а утром, без сна - свадьба. с болью этой непреходящей.
МИР - МАГИЧЕСКИЙ!!! вввашу маму. не пригласили в гости.
что МАГИЕЙ боль убрать НЕЛЬЗЯ???
бросил. ну что за дурдом-то?

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Минаева: Я выбираю ненависть (СИ) (Любовная фантастика)

и вся эта галиматья из-за того, что когда-то, подростком, на каком-то проходном балу, героиня отказалась с героем танцевать и нахамила. принцесса - пятому сыну маркиза. и он так обиделся, так обиделся!
в общем, я понял почему на папке супругиной библиотеки стоит "не читать!!!".
лучше, действительно, не читать.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Иннокентий (fb2)

- Иннокентий 159 Кб, 7с. (скачать fb2) - Борис Борисович Гребенщиков

Настройки текста:




Борис Гребенщиков


ИННОКЕНТИЙ


Поэма в 7 частях


ИННОКЕНТИЙ ЕДЕТ В ТРАМВАЕ


Иннокентий садится в последний трамвай,

Где кондуктора нет и в помине.

Семь голодных мужчин там едят каравай,

Увязая зубами в мякине.


Иннокентий рассеянно смотрит вокруг,

В рукаве его теплится свечка.

Семь раздетых мужчин примеряют сюртук;

На лице у седьмого — уздечка.


Пожилая ткачиха желает сойти.

Гневно машет большими руками.

Семь бегущих мужчин на трамвайном пути

Затевают дуэль с ездоками.


Иннокентий стреляет в пустое окно,

Прижимаясь к прикладу предплечьем.

Одному из мужчин прострелили сукно,

Шесть отделались лёгким увечьем.


Пожилая ткачиха без чувства лежит.

Иннокентий задумчиво дремлет.

Над трамвайным путём чёрный ворон кружит

И искре электрической внемлет.


ПОЛТОРАКИ НАНОСИТ ИННОКЕНТИЮ ВИЗИТ


Полтараки — повеса, мошенник и плут,

К Иннокентию в двери стучится.

В сей парадной соседи давно не живут,

Но порою приходят мочиться.


Иннокентий задумчиво пьёт молоко,

Таракана узревши во мраке.

На душе его мирно, светло и легко —

Он не хочет впускать Полтараки.


Даже если он двери откроет ему,

То, наверное, кинет поленом.

Или, если полена не будет в дому,

Между ног ему двинет коленом.


Полтараки же злобно царапает дверь

И в замочную скважину свищет.

На пожарную лестницу лезет, как зверь, —

Он свиданья с хозяином ищет.


Иннокентий ложится в пустую кровать.

На стене таракан копошится.

За окном Полтараки ползёт умирать

И над ним чёрный ворон кружится.


ИННОКЕНТИЙ СПУСКАЕТСЯ ПОД ЗЕМЛЮ


Иннокентий спускается в мрачный подвал —

Подземелье наполнено смрадом.

Он решает устроить большой карнавал,

Предварённый военным парадом.


Иннокентий в раздумье обходит углы,

Шевеля стеариновой свечкой:

«Здесь прекрасные дамы, стройны и смуглы,

Будут в карты играть перед печкой.


Кирасиры, своим сапогом топоча,

Их на вальс пригласят неуклюже...»

Зашипела и вовсе погасла свеча —

Иннокентий шагает по лужам.


Он рукою скребёт по осклизлой стене.

Он зовёт громогласно и внятно:

«О прекрасный Панкрат! Поспеши же ко мне

И открой мне дорогу обратно!»


Старый дворник Панкрат сильно пьяный лежит

И призыву из мрака не внемлет.

Высоко в небесах чёрный ворон кружит,

Ревматичные крылья подъемлет.


ИННОКЕНТИЙ СОЗЕРЦАЕТ СВЕТИЛА


Иннокентий привычно садится на стул,

Поглощённый светил созерцаньем.

Вот уж утренний ветер над крышей подул —

Отвечают светила мерцаньем.


Иннокентий не сводит задумчивых глаз

С возникающих в небе явлений.

Небосвод озарился, мелькнул и погас —

Иннокентий исполнен сомнений:


Существует ли всё, что горит в небесах,

Или это всего лишь картина?

Скоро полночь пробьёт на кремлевских часах.

На лице у него — паутина.


Кто другой бы сидел — Иннокентий встаёт

И решительно ходит по крыше,

Под ногами его рубероид поёт.

Иннокентий взволнованно дышит.


Он спускается с крыши — он понял, в чём суть.

Дева в бочке подштанники плещет.

Он хватает ту деву за нежную грудь.

Средь небес чёрный ворон трепещет.


ИННОКЕНТИЙ В ГОРАХ


Иннокентий вращает коленчатый вал.

Шестерня под рукою скрежещет.

Покачнулся автобус и в пропасть упал,

Вместе с ним — Иннокентьевы вещи.


Пассажиры безумные в пропасть глядят,

Над паденьем ехидно смеются.

Пять учёных мужей прах горстями едят

И о камень сединами бьются.


Иннокентий сдувает пылинку с манжет,

Упираясь в скалу альпенштоком.

На конце альпенштока — портрет Беранже,

И Горация томик — под боком.


Он уже на вершине. Он снял сапоги —

Над строкою Горация плачет.

Между тем уже полночь: не видно ни зги.

Иннокентий