КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 414673 томов
Объем библиотеки - 556 Гб.
Всего авторов - 153052
Пользователей - 94459

Впечатления

ZYRA про Назимов: Охранитель (Альтернативная история)

Не понял о чём написано, как-то бессмысленно все.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Герр: Невеста на подмену (СИ) (Любовная фантастика)

папа-король всегда учил своих детей: не спрашивай, что королевство может сделать для тебя, думай, что ты можешь сделать для королевства. а теперь каким образом эта "умность" соседствует с традицией: первую принцессу отдавать замуж за соседнего правителя, а вторую дочь - в монахини! ну и какую пользу принесёт монахиня в монастыре на отшибе?
что принцы-короли в соседних царствах-государствах закончились? или - герцоги собственной страны?
хорошо, что вещь заблокирована. плохому учит.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Флоренская: На изнанке чудес (СИ) (Любовная фантастика)

изумительный поток сознания остановил меня на третьем абзаце. но я ещё попытался с началом 1-й главы, увы.
это чтиво для глубоко погружённых.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
каркуша про Осень: Наследница по мужской линии (Фэнтези)

Ознакомительный отрывок - 6 глав с литреса, окончание предлагают купить...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
каркуша про Звездная: Свет Черной Звезды (Любовная фантастика)

Ур-ра!!! Серия про Катриону таки закончилась!!! Хэппи-энд присутствует, но перечитывать меня вряд ли потянет, слишком уж все жертвенно-непонятно и сумбурно.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Мисюрин: Пенсионер. История первая. Дом в глуши (Попаданцы)

Увидев «близкую» (к серии «Эпохе мертвых») СИ, я решил посмотреть — а что собственно из себя представляет эта самая «Земля лишних». Причем сразу скажу «Крузов», я так не прочитал еще ни одной книги))

Первую ошибку я сделал когда заказал сразу три книги этого (ранее незнакомого мне) автора... То ли цена была удачная, то ли просто хотелось чего-то «поновей»... не помню точно. И вот, распечатав бандероль, я с удивлением обнаружил... (бл.... ин) три «тонюсеньких книжицы» в мягком переплете. Скажу скажу — если бы знал, ни за что б не купил. Но теперь... деваться особо некуда — пришлось положить на полку, хотя «осадок» (как говорится) остался)). Вообще вот нафига делать (еще) и версии poket? Зла не хватает! Их что специально для нужд «ларька у жд вокзала» выпускают? При том что есть версия и в «трердой обложке»... Зато когда выбираешь на сайте — если специально не проверишь (и не знаешь что такое-то издательство «этим грешит») так и не разберешься в этом (до момента открытия посылки). Кто-нибудь вообще «в здравом уме» предпочтет этот усеченный (практически дамский) вариант, при наличии «нормальной» книги? Я вот лично просто не понимаю... Нет... Конечно если это книги (например) Донцовой «и присных».. Но вот фантастику! Фантастику то зачем? Причем — ладно бы в цене была особая разница... так нет! За оба варианта примерно одно и тоже... Ладно — отвлекся, собственно от содержания))

И вот, наконец дошла «очередь» до первой части. Новый мир (преподнесенный автором), а точнее его концепция — совсем не впечатлили. Ну да... какой-то паралельный мир, в котором «своя» флора, фауна и прочий «животный мир». Ну да … полное отсутствие законов (типа фронтир, в стиле дикого запада с поправками на нынешний «прогресс»). А так... Все уже давным-давно поделено, и причем все (или практически все) на «старой Земле» про этот «новый и дивный мир» знают. Корпорации и государства создают свои клоны (с приставкой «нью», например «Нью-Дели» и тп). Везде «прежние разборки» за доллар, прежние тупые морды вождей от олигархии... В общем — ничего фактически нового, тоже «гамно в полный рост».

«Плюсом к этому» идет «становление героя» который фактически из полного неудачника (пусть и облеченного некой специальной выучкой) мгновенно превращается в некоего супергероя (самый близкий «по духу» персонаж это «Дядя Саша» из «Черной серии» Конторовича). Но дядя Саша все же как-то симпатичнее и мудрее. Наш же герой «обзаведясь гаремом»: то кайфует от своего нового статуса, то подсчитывает «гроши от продажи хабара», то пытается разобраться в хитросплетениях местных «вертикалей власти». Далее внезапные авантюры, которые следуют одна за другой, случайное «палево ядерной БЧ» и попытки по ее уничтожению и попутному освобождению пленного научного персонала.

В целом не совсем понятна мотивация героя который (видимо) считает себя непобедимым... Поступки ГГ (как я предполагаю) вызваны не сколько необходимостью их совершения, сколько необходимостью «экшена, драйва и тп» (в данной книге). В целом ближе к финалу все это начинает несколько утомлять, однако (справедливости ради) все же стоит сказать что концовка книги несколько «реабилитирует» (представленный автором) замысел. Хотя... в целом (лично я) думаю что ни за что не купил бы продолжения, прочитав (и приобретя) только первую часть этой СИ... А так придется перечитывать ее всю)) Кто знает? Может автор преподнесет какие-то сюрпризы кроме повествования очередного супергероя в неком «весьма похожем» (на наш) мире...

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
Интересненько про Палагин: Земля Ксанфа (Космическая фантастика)

RTF-нет. EPUb- Нет

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Иннокентий (fb2)

- Иннокентий 159 Кб, 7с. (скачать fb2) - Борис Борисович Гребенщиков

Настройки текста:



Борис Гребенщиков


ИННОКЕНТИЙ


Поэма в 7 частях


ИННОКЕНТИЙ ЕДЕТ В ТРАМВАЕ


Иннокентий садится в последний трамвай,

Где кондуктора нет и в помине.

Семь голодных мужчин там едят каравай,

Увязая зубами в мякине.


Иннокентий рассеянно смотрит вокруг,

В рукаве его теплится свечка.

Семь раздетых мужчин примеряют сюртук;

На лице у седьмого — уздечка.


Пожилая ткачиха желает сойти.

Гневно машет большими руками.

Семь бегущих мужчин на трамвайном пути

Затевают дуэль с ездоками.


Иннокентий стреляет в пустое окно,

Прижимаясь к прикладу предплечьем.

Одному из мужчин прострелили сукно,

Шесть отделались лёгким увечьем.


Пожилая ткачиха без чувства лежит.

Иннокентий задумчиво дремлет.

Над трамвайным путём чёрный ворон кружит

И искре электрической внемлет.


ПОЛТОРАКИ НАНОСИТ ИННОКЕНТИЮ ВИЗИТ


Полтараки — повеса, мошенник и плут,

К Иннокентию в двери стучится.

В сей парадной соседи давно не живут,

Но порою приходят мочиться.


Иннокентий задумчиво пьёт молоко,

Таракана узревши во мраке.

На душе его мирно, светло и легко —

Он не хочет впускать Полтараки.


Даже если он двери откроет ему,

То, наверное, кинет поленом.

Или, если полена не будет в дому,

Между ног ему двинет коленом.


Полтараки же злобно царапает дверь

И в замочную скважину свищет.

На пожарную лестницу лезет, как зверь, —

Он свиданья с хозяином ищет.


Иннокентий ложится в пустую кровать.

На стене таракан копошится.

За окном Полтараки ползёт умирать

И над ним чёрный ворон кружится.


ИННОКЕНТИЙ СПУСКАЕТСЯ ПОД ЗЕМЛЮ


Иннокентий спускается в мрачный подвал —

Подземелье наполнено смрадом.

Он решает устроить большой карнавал,

Предварённый военным парадом.


Иннокентий в раздумье обходит углы,

Шевеля стеариновой свечкой:

«Здесь прекрасные дамы, стройны и смуглы,

Будут в карты играть перед печкой.


Кирасиры, своим сапогом топоча,

Их на вальс пригласят неуклюже...»

Зашипела и вовсе погасла свеча —

Иннокентий шагает по лужам.


Он рукою скребёт по осклизлой стене.

Он зовёт громогласно и внятно:

«О прекрасный Панкрат! Поспеши же ко мне

И открой мне дорогу обратно!»


Старый дворник Панкрат сильно пьяный лежит

И призыву из мрака не внемлет.

Высоко в небесах чёрный ворон кружит,

Ревматичные крылья подъемлет.


ИННОКЕНТИЙ СОЗЕРЦАЕТ СВЕТИЛА


Иннокентий привычно садится на стул,

Поглощённый светил созерцаньем.

Вот уж утренний ветер над крышей подул —

Отвечают светила мерцаньем.


Иннокентий не сводит задумчивых глаз

С возникающих в небе явлений.

Небосвод озарился, мелькнул и погас —

Иннокентий исполнен сомнений:


Существует ли всё, что горит в небесах,

Или это всего лишь картина?

Скоро полночь пробьёт на кремлевских часах.

На лице у него — паутина.


Кто другой бы сидел — Иннокентий встаёт

И решительно ходит по крыше,

Под ногами его рубероид поёт.

Иннокентий взволнованно дышит.


Он спускается с крыши — он понял, в чём суть.

Дева в бочке подштанники плещет.

Он хватает ту деву за нежную грудь.

Средь небес чёрный ворон трепещет.


ИННОКЕНТИЙ В ГОРАХ


Иннокентий вращает коленчатый вал.

Шестерня под рукою скрежещет.

Покачнулся автобус и в пропасть упал,

Вместе с ним — Иннокентьевы вещи.


Пассажиры безумные в пропасть глядят,

Над паденьем ехидно смеются.

Пять учёных мужей прах горстями едят

И о камень сединами бьются.


Иннокентий сдувает пылинку с манжет,

Упираясь в скалу альпенштоком.

На конце альпенштока — портрет Беранже,

И Горация томик — под боком.


Он уже на вершине. Он снял сапоги —

Над строкою Горация плачет.

Между тем уже полночь: не видно ни зги.

Иннокентий Горация прячет.


Вот и «Скорая помощь» стоит под скалой.

Пассажиры дерутся с врачами.

Чёрный ворон летает над их головой,

Поводя ледяными очами.


ИННОКЕНТИЙ СПАСАЕТ ОДНУ ИЛИ ДВУХ ДЕВ


Иннокентий стоит на своей голове,

Презирая закон тяготенья.

Мимо юная дева, а может быть, две,

Проходя, вызывают смятенье.


Иннокентий гордится своим либидо,

Юным девам он делает знаки.

Но внезапно, въезжая в красивом ландо,

Появляется скот Полтараки.


Эту деву иль двух он желает увлечь,

Перед ними он кобелем пляшет.

Иннокентий, чтоб дев чистоту уберечь,

Полтараки отчаянно машет.


Полтараки отходит на десять шагов,

Чтобы в челюсть ему не попало.

Изумлённая дева при виде врагов

Покачнулась — ив шахту упала.


Полтараки, поверженный, мрачно лежит.

Иннокентий спускается в шахту.

Чёрный ворон бессмысленно в небе кружит,

Совершая бессменную вахту.


ИННОКЕНТИЙ НА ЗАВОДЕ


Иннокентий глядит па токарный станок,

Восхищённый вращеньем детали.

Искромётная стружка летит между ног,

Раздаётся визжание стали.


Одинокие токари ходят гурьбой,

Аромат источая мазута.

Иннокентия видят они пред собой,

Назревает кровавая смута.


Иннокентий, от них отбиваясь сверлом,

За переднею прячется бабкой.

Он под самую крышу взмывает орлом

И кидает в них норковой шапкой.


Отродясь не видали такого в цеху —

Токарь шапкою наземь повержен.

Иннокентий, как птица, парит наверху,

Вероломством рабочих рассержен.


Там где пели станки, всё в руинах лежит.

Иннокентий безмерно страдает:

Он то волосы рвёт, то куда-то бежит.

На плече его ворон рыдает.


Приложение



ИДИЛЛИСТИЧЕСКИЕ СТИХИ


У поворота на Коростылёво

Угрюмый старец сильно бьёт клюкой

Увязшего в болоте крокодила.

А тот, возведши очи к небесам,

Окрестность оглашает хриплым стоном.


Усталые седые агрономы

От жён сварливых прячутся в кусты

И там сидят, порою по два года:

Из удобрений гонят самогон

И, пьяные, играют в «накось-выкусь».


Порой в колхоз привозят трактора —

Тогда крестьянин прячется под стог.

А те свирепо точат шестерни

И, лязгая стальными клапанами,

Гоняются за девками по полю.


Пейзанки собирают колоски

И прячут их стыдливо под подолы.

Вон пастухи в амбаре пьют «Шанель»

И обсуждают новое бьеннале.

В тумане чьё-то светит декольте.


Толпа пейзанок, юбки подобрав,

Прихватывают Федю-недоумка

И боязливо дёргают за член.

А тот стоит и в ус себе не дует —

Лишь слюни капают с большого рта.


Захорошело тучное жнивьё.

Рычит в конюшне боров кровожадный

И роет землю кованным копытом.

Пейзанки с визгом мочатся в кустах...

Счастливая весенняя пора!


ДВА ТРАКТОРИСТА


Широко трепещет туманная нива.

Вороны спускаются с гор.

И два тракториста, напившихся пива,

Идут отдыхать на бугор.


Один Жан-Поль Сартра лелеет в кармане

И этим сознанием горд.

Другой же играет порой на баяне

Сантану и «Weather Report».


ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ


Когда попал впервые Беринг

В северо-западный проход,

Он вышел на пустынный берег,

А мимо ехал пароход.


Там Бонапарт работал коком,

Но не готовил он еды —

Лишь озирал свирепым оком

Сплошную гладь пустой воды.


Так мчался дико между скал он

И резал воду, как кинжал.

Увы, не счастия искал он

И не от счастия бежал.


БАСНЯ № 1


Кривой Ефрем пошёл купаться в пруд,

Но пруд был крут.

И наш Ефрем, не видя дальше носа,

Упал с откоса

И вмиг остался без хвоста...


Мораль сей басни непроста:

Не зная женскую породу,

Не суйся в воду.


БАСНЯ № 2


Одна лиса жила в дупле берёзы.

Пришёл медведь и начал ей глядеть.

Потом ударили морозы.

Замёрзло всё, лиса ушла в кредит,

Медведь же вмёрз в дупло

И до сих пор глядит.


Мораль проста:

Не будь как тот медведь,

Пришёл — так незачем глядеть.


ИЗ АЛЬБОМА А.К.


Верю я, что сбудется предвестье,

Мной предвосхищённое в мечтах,

И пройдёт по тихому предместью

Лев Толстой в оранжевых портах.


И Тургенев, дурь смешавши с дрянью,

Дружески прошепчет в ухо мне:

«Чу! Смотри — Есенин гулкой ранью

Проскакал на розовом слоне!»


КОРНЕЛИЙ ШНАПС


Корнелий Шнапс идёт по свету,

Сжимая крюк в кармане брюк.

Ведёт его дорога в Лету;

Кругом цветёт сплошной «цурюк».


Корнелий мелодично свищет

Гармоний сложных и простых —

Он от добра добра не ищет, —

Вот и конец пути. Бултых.


НЕСЧАСТНЫЙ МАТРОС


Несчастный матрос, твой корабль потоп,

Клопы завелись в парусах.

Твой боцман — любитель портвейна и сноб

С прокисшей капустой в усах.

Со злым тараканом один на один

Ты бьёшься, бесстрашен и прост,

Среди осьминогов, моржей и сардин,

Прекрасный, как охтинский мост.


ИВАНОВ


Иванов на остановке,

В ожиданьи колесницы,

В предвкушеньи кружки пива —

В понедельник утром жизнь тяжела;

А кругом простые люди,

Что, толпясь, заходят в транспорт,

Топчут ноги Иванову,

Наступают ему прямо на крыла.

И ему не слиться с ними,

С согражданами своими:

У него в кармане Сартр,

У сограждан – в лучшем случае пятак.

Иванов читает книгу,

И приходят контроллёры,

И штрафуют Иванова;

В понедельник утром всё всегда не так.


Он живёт на Петроградской,

В коммунальном коридоре,

Между кухней и уборной,

И уборная всегда полным-полна;

И к нему приходят люди

С чемоданами портвейна

И проводят время жизни

За сравнительным анализом вина;

А потом они уходят,

Только лучшие друзья

И очарованные дамы

Остаются с Ивановым до утра;

А потом приходит утро,

Всё прокурено и серо,

Подтверждая старый тезис,

Что сегодня тот же день, что был вчера.


ПОРУЧИК ИВАНОВ


Где ты теперь, поручик Иванов? —

Ты на парад выходишь без штанов;

Ты бродишь там божественно нагой;

Ты осенён троллейбусной дугой.


Когда домой идёшь с парада ты,

Твои соседи прячутся в кусты.

Твой револьвер, блестящий как алмаз,

Всегда смущал мой нежный глаз.


И по ночам горит твоя свеча,

Когда клопов ты душишь сгоряча

И топчешь мух тяжёлым сапогом, —

Не дай Господь мне стать твоим врагом!


АНГЕЛ ВСЕНАРОДНОГО ПОХМЕЛЬЯ


Уже прошло седьмое ноября,

Утихли звуки шумного веселья.

Но что-то движется кругами, всё вокруг там, где стою я;

Должно быть, ангел всенародного похмелья.


Крыла висят, как мокрые усы,

И веет чем-то кисло и тоскливо.

Но громко бьют на главной башне позолочённые часы,

И граждане страны желают пива.


Бывает так, что нечего сказать,

Действительность бескрыла и помята.

И невозможно сделать шаг или хотя бы просто встать,

И все мы беззащитны, как котята;


И рвётся враг подсыпать в водку яд,

Разрушить нам застолье и постелье.

Но кто-то вьётся над страной, благословляя всех подряд —

Хранит нас ангел всенародного похмелья.




Дополнение


Пародия на «Иннокентия» Бориса Гребенщикова, по мотивам «Джаббервокка» Льюиса Кэрролла. Сочинена автором, скрывавшимся под псевдонимом «Беллинсгаузен И. Лазарев».


ПОЛТОРАКИ


Поздний вечер. Кузнечик стрекочет в кустах,

Чёрный Ворон висит со звездой.

Победив в себе гордость, сомненья и страх,

Иннокентий пьёт чай с резедой.


«Иннокентий! Не пей эту гадость вовек,

Обернётся веселье бедой.

Станешь лыс, словно горный горячий абрек,

С правоверной в веках бородой!»


Но — увы! — Иннокентий сомнениям чужд,

Крепко ложку за ножку схватив,

Под платаном чай дует сей доблестный муж,

Сидр, коньячества, аперитив.


Вдруг, внезапно, в среде испарений пивных,

От восторга банально рыча,

Полтораки несёт десять раков речных

И, тайком, полтора кирпича.


Двадцать два! Тридцать восемь! Семнадцать! И вот,

За живот ухватившись, упал,

Хохоча, Полтораки — такой анекдот

Иннокентий — о, мастер! — назвал.


«Иннокентий, товарищ, наверх, по местам,

Анекдот твой запомнят века!»

Аплодирует воину Узбекистан,

От Техасских пейзан два венка.


Поздний вечер. Кузнечик стрекочет в кустах,

Чёрный Ворон висит со звездой.

Победив в себе гордость, сомненья и страх,

Иннокентий пьёт чай с резедой.



Примечания


В оформлении обложки этой публикации использована иллюстрация А.П. Чивурина к «Иннокентию» Б.Б. Гребенщикова.


_________________________


Из переписки Павла Северова с «аппаратчиком Маратом» (Арменом Айрапетяном)


Пользуюсь случаем исправить одну историческую несправедливость (Боря постоянно грозился это сделать, но так и не собрался).

Цикл стихов «Иннокентий» мы написали вместе как равноправные соавторы (их автором в рукописях значился МАРИС – МАРат и боРИС). Я не претендую на славу и гонорар – просто я очень люблю эти стихи (как и наши совместные пьесы «Случай в Версале», «Случай в Антарктиде», «Случай на Литейном»).

Интересно – знали ли об этом Ольга Першина (Протасова), Андрей Тропилло и Андрей Барановский, записавшие в ноябре 1982 года (ко дню рождения БГ) вокальный цикл про Иннокентия. Вряд ли. Хотя с Олей у меня всегда были хорошие отношения, но известность этот цикл приобрёл уже после моего отъезда в Ереван.

Начинался же он в один прекрасный вечер у меня на кухне, когда Боря явился к постоянному соавтору пить чай. Интересно, что в «обычной» литературе мы были чем-то вроде братьев Гонкур, а вот в создании текстов для песен я никогда не участвовал (исключая пару строк в «Летающей тарелке»).

Итак, Боря пришёл с готовой первой строкой: «Иннокентий садится в последний трамвай», и через 20 минут бессмертное произведение было завершено. А дальше – успех и новые стихи раз в неделю.




Оглавление

  • ИННОКЕНТИЙ ЕДЕТ В ТРАМВАЕ
  • ПОЛТОРАКИ НАНОСИТ ИННОКЕНТИЮ ВИЗИТ
  • ИННОКЕНТИЙ СПУСКАЕТСЯ ПОД ЗЕМЛЮ
  • ИННОКЕНТИЙ СОЗЕРЦАЕТ СВЕТИЛА
  • ИННОКЕНТИЙ В ГОРАХ
  • ИННОКЕНТИЙ СПАСАЕТ ОДНУ ИЛИ ДВУХ ДЕВ
  • ИННОКЕНТИЙ НА ЗАВОДЕ
  • Приложение
  • Дополнение
  • Примечания