КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 457136 томов
Объем библиотеки - 657 Гб.
Всего авторов - 214449
Пользователей - 100399

Впечатления

Любослав про Злотников: И снова здравствуйте! (Альтернативная история)

Злотников, есть Злотников! Плохого и плохо не напишет! Читайте!!!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
медвежонок про Шмаев: Лучник (Боевая фантастика)

Фанфик по миру Улья. Подробное описание вымышленного оружия. Абсолютный картон.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
poplavoc про Люро: Не повезло (Самиздат, сетевая литература)

Сочинение на тему вампиры. Короткое.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
vovih1 про Омер: Глазами жертвы (Полицейский детектив)

Спасибо!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ANSI про Кунц: Сумеречный Взгляд (Ужасы)

Хорошая книга. Типично американская (в стиле Стивена Кинга и т.п., хотя и автор более маститый) - он, она и мутанты. Действие локально, в Омериге.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
pva2408 про МанРа: Попала и пропала (Эротика)

Автор(ша) МанРа, какая то гиперозабоченная маньячка. 4 книги и все про многомужество

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Лерка. Дилогия (СИ) (fb2)

- Лерка. Дилогия (СИ) (а.с. Лерка) 1.73 Мб, 522с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Светлана Богдановна Шёпот

Настройки текста:



Шёпот Светлана Лерка. Дилогия

Лерка. Кристальная душа

Глава 1

Вырезка из статьи.

24 ноября 20** года на Ленинском проспекте в ДТП скончался Смирнов Валерий Александрович. Раны, полученные при аварии, не оставили наследнику ЮнварГрупп ни единого шанса на спасение. Молодой человек скончался практически мгновенно.

На момент смерти наследнику было двадцать лет. Напоминаем, что Валерий был старшим сыном, поэтому теперь все надежды и чаяния Александра Николаевича ложатся на плечи младшего сына Смирнова Дмитрия Александровича, которому в этом году исполнилось пятнадцать лет.

Мы выражаем глубокие…

Чёртова тряпка! Да завязывайся ты уже! Дёрнув за край чуть сильнее, не рассчитала силы и покачнулась. Хотела опереться рукой о тумбочку, но она почему-то оказалась дальше, чем я ожидала.

— Проклятье, — зашипела, потирая ушибленную задницу.

— Лера, ты в порядке?

О, чёрт!

Дверь в мою комнату — хотя комнатой эту каморку назвать было сложно — приоткрылась, и в щёлку заглянула пожилая женщина, которая является в этой жизни моей бабушкой. Вы спросите — почему в этой жизни? Так, всё просто как белый день. Семнадцать лет назад я родилась в этом мире. Родилась особью женского пола. Всё вроде бы в порядке и нормально, но вся соль в том, что я, в отличие от всех остальных, по какой-то непонятной причине помнила свою прошлую жизнь. Сначала был шок, но со временем я привыкла, хотя до сих пор сердце сжимается и слёзы на глазах наворачиваются, когда вспоминаю о родителях, брате и друзьях. Хорошо хоть в младенчестве мозг работает немного по-другому, поэтому я благополучно пережила первые годы. Сейчас полегче. Ощущение такое будто бы все мои близкие люди просто уехали далеко. Иногда я очень волнуюсь, как они там, но понимая, что сделать ничего не могу, заставляю себя успокоиться.

— Да, в порядке, — нервно хихикнула и поднялась снова на ноги. Проклятые тряпки!

Спросите, что за тряпки такие покоя мне тут не дают? Так, я же не сказала о ещё небольшой, прямо крохотной проблеме, вернее, даже особенности моего нового тела. Дело в том, что в прошлой жизни я была парнем, а сейчас я девушка, и как всякая уважающая себя девушка, имею грудь. Нет, они небольшие, максимум второй размер. Но! Чёрт возьми, они мне ужасно мешают! Бежишь, а они подпрыгивают, да ещё так неприятно становится. Прыгаешь, а они вместе с тобой, и опять же неудобно, жуть. Там, в оставленном мире, у девушек хоть лифчики были, тут же такой роскоши нет.

Зато есть корсеты. Поначалу бабуля хотела меня в такое запихнуть, но не тут-то было. Господь всемогущий, как они, вообще, дышат с таким орудием пыток? Собственно, я не ношу не только корсет, но и платья тоже. С отказом от них были проблемы, но я упорная, поэтому от меня отстали, махнув рукой.

Кстати, отказ от платьев и корсетов, не единственные мои победы.

При рождении мне дали жуткое и глупое имя — Ляца. На местном языке это означает румяная сдоба, а всё потому, что родилась я пухленькой и мягонькой, весом больше пяти килограмм. Естественно, когда я прознала о значении имени, то наотрез отказалась от него, взяв себе своё старое. Так как имени Валерия здесь не существовала, то я остановилась просто на имени Лера. На местном оно означает — рождённая сильной и здоровой. В полном варианте звучит как Лерия.

Ещё одной победой были волосы. Как можно понять, девушки тут ходят все поголовно с длинными косами, которые как бы показывают всем окружающим, что девушка здорова, полна сил и вообще, хоть прямо сейчас замуж бери. Мне это сразу же не понравилось. Бой длился несколько лет, но я уже говорила, что упёртая. В итоге мои волосы никогда не отрастали ниже плеч.

Вот поэтому я и выгляжу сейчас как мальчишка. Невысокая, всего метр шестьдесят, с короткими, светлыми волосами, в штанах и обычной, мужской рубашке. Нет, я понимаю, что я девушка и всё такое, но не хочу лишаться комфорта ради непонятных целей.

Охмурение мужиков? Ой, простите, но если посмотреть на деревенских увальней, то я сомневаюсь, что у меня когда-нибудь появится желание связать свою жизнь с одним из них. А если так, то я лучше одна пока что побуду, а там видно станет.

Да я не сказала, что живём мы с бабулей и дедом в деревне. Родителей у меня нет самого детства. Бабуля рассказывает, что они поехали отвести горшки из глины в ближайший город, но так и не доехали до него. И их и нашу тощую лошадёнку задрал какой-то зверь. Печалилась ли я о них? Хм, не больше чем о других незнакомых мне людях. Всё же в памяти моими родителями были оставленные в другом мире люди. Бесчувственно? Может быть, но поделать я ничего с этим не могу.

Живём мы на самой окраине. Бабуля с дедом — лекари. Самое интересное, что оба, но направление у них разное. Если бабуля у меня именно лекарка, то есть может лечить с помощью магии. Ох, точно, я же не сказала, что в этом мире есть магия. Я сама была удивлена, когда увидела в первый раз, как бабуля лечит. Она просто приложила руки к моей изодранной коленке, и через несколько минут от ранки не осталось и следа, зато я хорошо видела, как ладони бабули мерцали зеленоватым светом. Так вот она у меня лекарка, а дед — травник.

Есть болезни, которые так просто не вылечишь, вот тогда и вступает в дело мой дед Митрон. Вся наша каморка буквально забита всевозможными веточками, листиками, пучками, мешочками. И всё это пахнет просто умопомрачительно.

Естественно, я никогда не страдала отсутствием любопытства и уже с детства совала свой нос во всё, что делали дедуля с бабулей. Как итог, уже сейчас я вполне могу лечить, как лекарка и как травница. Естественно, до их мастерства мне далеко, но всё-таки.

Точно, я отвлеклась. В общем, грудь свою, чтобы она не мешала просто туго затягиваю широкой тряпкой. Тоже, конечно, не верх удобства, но, по крайней мере, она не скачет всякий раз, когда я соберусь пробежаться.

— Уф, — закончив заматываться, я вытерла капельки пота со лба и вздохнула. Это наказание, не иначе. Нет, быть девушкой не так плохо, но иногда я впадаю в нешуточное уныние. Всё же мир этот очень отличается от моего прежнего.

Здесь нечто похожее на средневековье. По крайней мере, в нашей деревне и в ближайшем городе ситуация очень похожа. Женщина тут что-то вроде служанки. Нет, прямо так никто не говорит об этом, но чуть что, то женщине лучше помалкивать в тряпочку. В управление нас не берут, причём никуда. Единственная высокая женская должность в ближайшем городе это держательница борделя. Бордель, я вам скажу отстойный, всего несколько девочек да и сам дом… В общем, будь я по-прежнему парнем вряд ли осмелилась снять местных куртизанок.

— Лера, несносная девчонка, ты чего там копаешься?

— Иду, бабуль!

Быстро натянув на ноги походные ботиночки, сшитые мной самолично весной, закинула на плечо небольшую сумку. Что ж, вещи здесь точно не от-кутюр, многое приходится делать самим, но деваться некуда.

Выскочив на кухню, поцеловала бабулю в щеку.

— Я побежала.

— Давай уж, егоза, беги. Не забудь взять у деда пестравочника. У Томина снова живот болит, точно с кишоками что-то.

— Ага, не забуду.

Подхватив со стола краюху только недавно испечённого хлеба, за что тут же получила от бабули по заднице тряпкой, вылетела пулей из дома.

— Лерка!

Обернувшись на голос, увидела, что из деревни в мою сторону бегут соседские детишки. Вот мелочь, не вовремя.

— Некогда! — крикнула, махая им рукой. — К деду в лес иду. Если ещё задержусь, мне уши надерут.

— У-у-у, — послышался стройный хор детских голосов, но зато они остановились. — Вернёшься, давай на речку!

Естественно, никто уши драть бы мне не стал, но кто будет это проверять.

— Ага, пока!

Тут же припустила по тропинки, не дай бог, ещё поплетутся следом за мной, мороки будет ужас. Я, вообще, не понимаю, почему любая мелочь вечно цепляется ко мне, будь то пацанёнок или девчонка. Однажды спросила об этом бабулю, так она просто ответила, что чистые души стремятся друг к другу, а у детей они практически кристальные.

Хех, у детей-то понятно, но мне-то уже не пять и даже не десять лет. В общем, я по своему обыкновению сильно заморачиваться и ломать голову не стала. Нравится им постоянно ко мне таскаться, пускай, лишь бы не мешали.

Одно несомненно положительное качество этого мира — тут просто кристально чистый воздух. Мне кажется, он даже сладкий.

Вдохнув этот упоительный аромат чистоты и леса, я невольно улыбнулась. Прекрасно. Хороший мир, а то, что я теперь девушка, так тут тоже много плюсов. Например, тело более гибкое, быстрое и, если честно, благодаря тому, что я с самого детства передвигаюсь практически всегда только бегом, очень выносливое.

Что интересно, сколько бы я ни бегала, а мышцы на ногах так и не стали слишком уж выдающимися. Меня поначалу это печалило. Всё-таки хотелось быть посильнее, мало ли, какие тут опасности, но, видимо, не судьба мне быть этакой девушкой-бодибилдером.

Проследив за солнечными лучами, ускорилась. Нужно до обеда добежать до деда и забрать травы, приготовленные им, иначе не миновать мне очередной лекции о медлительности и неприятных последствиях этого недуга. Какие последствия? Так, они с самого детства грозятся мне уши надрать.

Вдалеке маячила вершина горы, но так далеко мне не надо было. Только вглубь леса. Поначалу я побаивалась оставаться тут одна. В прошлом воплощение вся моя жизнь проходила в городе, шумном и многолюдном, поэтому девственный лес вгонял меня в некий трепет перед величием и мощью природы. Он был огромен. Вековые деревья порой достигали такой высоты, что не видно было макушек. Их толстые корни змеились поверх земли, а стволы не могли бы обхватить даже пятеро человек. Но такие деревья были только в самой глубине леса, здесь с краю он был не таким… хм… монументальным, что ли.

Вообще, я хотела бы чуть позже отправиться в путешествие. Удивительно, но люди здесь знали очень мало. Можно сказать, их практически не волновало что там, за порогом деревни. Нет, они знали, что деревня наша принадлежит городу Ровен, который, в свою очередь, принадлежит барону, а барон этот подданный империи под названием Нер.

Глупое название.

И всё. Некоторые могли назвать ещё парочку королевств, но это самое большее. Я пыталась узнать что-нибудь в городе, но и там информации получила по минимуму. Самым большим откровением для меня стало то, что тут живут не только люди. Есть ещё несколько рас. Хм… названия на местном звучат забавно и трудно произносимо, поэтому для себя я обозначила их более привычными названиями, такими, как эльфы, гномы и орки.

Но хоть мне и сказали, что есть такое, живут, мол, где-то там, но более ничего.

В старом моём мире, можно было залезть в интернет и узнать всё, что тебя волнует. Посмотреть десятки, сотни фильмов, посвященным другим странам, животному миру, расам, целым континентам, да и, вообще, планетам и космосу. Тут такого нет. Здесь мир ограничивается небольшим пяточком и меня это совершенно не устраивает.

Жаль только что меня, как девушку вряд ли отпустят одну, поэтому придётся ждать подходящего случая. Всё же бродить по миру одной мне будет довольно опасно. Начать с того, что тут запросто можно встретить хищных животных. Даже сейчас я подвергаю себя опасности, бегая в одиночку по лесу, но, а как иначе, сиднем сидеть в своем каморке и носа не показывать? Так неинтересно.

Кроме хищников тут можно встретить и разбойников, а люди, как известно, могут быть намного более жестокими, чем звери.

Кстати, о разбойниках.

Впереди, чуть слева послышался звон металла. Я говорила, что тут типа средневековье? Ага, так вот тут из оружия самое продвинутое, максимум, арбалет какой, а обычно, так и вовсе мечи да ножи.

Раз звон мечей, значит, кто-то там машет эти самыми мечами. Я тоже пытаюсь научиться, но, увы, и ах, моё тело совершенно не приспособлено к такому. Даже самым легким из мечей, я могу махать не более нескольких минут, а потом попросту устаю так, что руки поднять не могу. Но это не значит, что я опустила руки и не продолжаю свои тайные тренировки. Почему тайные? Меньше знают, крепче спят.

Резко остановившись, пригнулась и тенью скользнула за ближайшее дерево, прислушиваясь. Точно, крики и звон металла, говорили о том, что там столкнулись люди очень недовольные существованием друг друга. Медленно приблизившись, я вскарабкалась на ближайшее дерево. Старалась не шуметь, чтобы не услышали меня и не решили, что с девушкой повеселиться намного лучше, чем мутузить друг друга.

Забравшись чуть ли не на самый верх, аккуратно отодвинула ветку и посмотрела вниз.

То, что я увидела, заставило меня заворожено застыть. Мда, я думала, что машу мечом хоть и недолго, но более-менее нормально. Что ж, я была очень глупа и жестоко ошибалась.

Глава 2

Под высоким потолком тускло трепыхались несколько магических шаров. Их света хватало лишь на то, чтобы немного разгонять темноту в середине помещения. Сидящих за круглым столом, казалось, такое положение вещей вполне устраивало. Хотя, даже если бы тут было светло как днём, понять, кто есть кто, всё равно было бы сложно. Люди, находившееся здесь, были облачены в безразмерные накидки, которые полностью скрывали тело, а капюшоны, накинутые на голову, не оставляли ни единой возможности заглянуть в лицо.

— Итак, господа, у кого есть предложения?

Голос был суховат и явно принадлежал пожилому человеку.

— У меня…

— Стоп, — сухой голос бесцеремонно прервал начавшего говорить, — я надеюсь, что все понимают проблему предельно ясно. Никаких дочек, внучек, племянниц и прочих родственников.

— Но почему?! — визгливо вскрикнул человек, который до этого прервали. — Кхм, прошу прощения, — тут же повинился он за свою вспышку. — Просто я не понимаю, почему нельзя предлагать своих родственников. У каждого из здесь присутствующих, я уверен, есть в ближайших родственниках тот, кто нам нужен, а именно умный, образованный человек, который вполне может занять…

— Лорд, — сухо, но жестко прервал распаляющегося молодого крикуна, человек, говоривший до этого, — вы, надеюсь, не забыли, что именно это стало причиной практически катастрофы?

— Но ведь есть ещё шанс. Если посадить на престол умного императора, то он сможет вытащить империю из руин. Я думаю, Его Высочество ещё слишком молод для такой ноши, поэтому я предлагаю…

Договорить он не успел. Повинуясь едва заметному кивку пожилого человека, несколько теней молниеносно оказались рядом с зарвавшимся лордом и, подхватив его, уволокли куда-то в темноту. Через пару секунд возмущённый крик прервался.

— А я говорил, что его давно надо было поставить на место, — голос был мягок и спокоен. Было в нём что-то такое манящее, из-за чего все остальные невольно расслабились.

— Ваше Высочество, — снова заговорил человек с сухим голосом, — прошу вас воздержаться и не разговаривать. Мне нужны мыслящие люди, а не тряпочки, в которых они превращаются под воздействием магии вашего рода.

Высочество фыркнул, но всё же замолчал, складывая руки на груди и отворачиваясь.

— И так, я напомню, зачем мы тут с вами собрались, — начал говорить Патриций, правда, сначала он с минуту подождал вдруг высочество ещё что-то хотел сказать. Но так как этого не случилось, то продолжил. — Как вы уже знаете, в империи сейчас не самые спокойные времена. К сожалению, отравленный своей новой женой Великий император, скорее всего, отойдёт в мир иной в ближайшее время. Супруга императора сейчас находится под стражей и ждёт суда. Уже это вызывает смуту в народе и заставляет соседей оглянуться на нас, так как страна без правителя слишком лакомый кусочек. К сожалению, по закону, пока прежний император жив, возложить корону на наследника, мы не имеем права. Поэтому нужно всеми силами стараться поддержать видимость того, что у нас всё отлично и император не сегодня завтра придёт в себя. Увы, но заговорщики, в семью которых и входила всеми известная супруга императора, сделали всё возможное, чтобы весть о нездоровье императора разлетелась во все уголки империи. Это одна из наших проблем. Дальше на повестке дня — предложение от тёмных эльфов о сотрудничестве. Как вы знаете, их королевство граничит со степью орков, которые с удовольствием совершают набеги на города эльфов. Светлые эльфы хоть и молчат пока что, но я уверен, скоро и они заговорят о сотрудничестве с нами, так как империя самое большое и ближайшее к ним поселение людей. Думаю, что нужно принять и выслушать послов тёмных. Такие союзники никогда не будут лишними, тем более учитывая, что королевства то и дело алчно поглядывают в нашу сторону. И последнее — на ком женить Его Высочество?

— Категорически не согласен с последним пунктом.

— Увы, но деваться вам некуда. Восходить на престол лучше всего, будучи женатым. Почему-то женатые правители вызывают у народа большее доверие.

— Патриций!

— Я понимаю, ваше нежелание и опасения. Именно для этого я предлагаю найти достойную супругу для вас среди простого народа, — сидящие за столом люди недовольно загомонили и заёрзали. — Увы! — Патриций повысил голос. — Но империя сейчас не может позволить себе внутри родовых склок. Если Его Высочество отдаст предпочтение какой-нибудь девушке из благородного рода, то влияние этого рода автоматически увеличится, а это новые интриги, ненужные раздоры и прочее. Я понимаю, что каждый из вас хотел бы приблизиться к императорскому роду, а может быть, даже дать ему наследника, который в дальнейшем взойдёт на престол. Но вы должны понимать, что ни остановитесь лишь на интригах. А это неизбежные стычки, ненужные смерти, а может быть, даже внутренняя война. Соседи тут же воспользуются этим, и ударять в наши спины, пока мы грызёмся за право стоять слева от трона. Именно поэтому я и говорю о простой девушке, у которой за плечами не будет никакого лорда и несколько городов, готовых выставить солдат для борьбы с ненавистными конкурентами.

— Если свадьба неизбежна, то я хочу принять участие в выборе невесты. И без возражений! А, вообще, мне нравится идея Патриция. Я видел всех ваших претенденток и ни одна меня так и не заинтересовала.

Присутствующие снова недовольно зашумели. Практически все были несогласны с таким решением, но открыто пойти против первого советника и наследника престола никто не мог. Можно было попытаться убить наследника, но тогда точно начнётся война внутри империи. Уж чего, а полных глупцов в совете точно не было. Каждый из них понимал, что если империю ослабить внутренне войной, то королевства точно нападут, и тогда, вероятнее всего, не останется ни империи, ни их самих. В этом случае не останется трона, на который каждый из них пускал слюни.

Пока все переговаривались друг с другом, первый советник зорко наблюдал за ними, стараясь уже сейчас выявить самых недовольных. Он выдвинул такую идею не только по названной причине, но ещё и потому, что уже которое поколение среди благородных наблюдается упадок в магическом потенциале. Заметив это, советник дал задание магистрам академии разобраться в проблеме. Несколько лет ушло на исследования, и ответ советнику был дан. Благородные вырождаются по причине того, что у них идёт слишком сильное кровосмешение. Именно из-за этого среди благородных упала рождаемость, даже у тех, кто родился магический потенциал слишком низок.

Нельзя было допустить вырождение императорского рода, древнейшего в империи, поэтому надо влить свежую кровь. Иначе следующего наследника может и не быть. В этом поколении и так Его Высочество единственный ребёнок, а ведь если почитать хроники, то у императора обычно рождалось не менее трёх детей.

Но всё это не обязательно знать другим. Нет, советник скажет тем, кому надо, а неугодные империи… ну, на то они и неугодные.

— И так, — начал говорить принц, которому надоело сидеть без дела, у него ещё на сегодня много чего запланировано, — для отца ищите самых лучших лекарей, каждого вначале представлять мне лично. Увы, но большего для него я сделать не в силах. Что касается его супруги, то суд пока отложим вдруг отец оклемается, пусть тогда сам с ней разбирается. Тоже касается и ее родственников. По поводу моей свадьбы. Я согласен с Патрицием, поэтому сегодня же разошлите людей по империи. Пусть ищут! А с тёмными… хм… Патриций, можешь отослать им весть, что мы готовы к разговору. А теперь я прошу прощения, но мне пора.

Принц встал и быстро вышел из комнаты совета, оставляя гомонящих советников. В этом был весь Его Высочество. Он терпеть не мог долгих и нужных разговоров. Всё было и так предельно ясно и понятно, к чему смаковать каждое слово? Иногда ему казалось, что советникам доставляет удовольствие сидеть часами и обмусоливать одно и то же со всех сторон, а в итоге придти к тому же выводу, который и так был понятен с самого начала.

Супруга? Что ж, жениться он точно не хотел, но ведь никто не говорил, что он не может выбирать год или два. Не говорил же? Вот и он о том же. А, значит, можно с лёгким сердцем браковать всех девиц, пока желание обзавестись супругой не появится.

Патриций проследил взглядом за уходящим принцем и мимолётно улыбнулся. Он знал этого юношу с самого детства, поэтому прекрасно знал, какие мысли бродят в его голове. Что ж, империя большая, и девушек в ней столько, что можно будет растянуть выборы лет на пять минимум, с учетом представления претенденток чуть ли не каждый день. Можно и дважды в день, но советник был уверен, принц взбунтует от такого напора.

— Совет окончен.

Встав, первый советник тоже поторопился на выход. Впереди было много дел, и ему надо было за всем проследить лично, потому как остальные вряд ли станут этим заниматься. Главное, начало положено, а остальное, если богам будет угодно, приложится.

* * *

Подождав для надёжности минут десять, я начала осторожно спускаться. Вроде бы тихо вокруг, лишь звуки леса. Короткая жизненная драма закончилась, и казалось, во всём мире никому не было дела до всех этих людей, которые сейчас бездыханными лежали на лесной поляне.

Никогда не понимала всего этого смертоубийства. Неужели нельзя просто взять и поговорить. Хотя о чём это я? Раз они махали тут своими мечами, значит, нельзя было.

На самом деле, всё было довольно странно. Нападали все на одного. Я даже возмутилась такому, пока не поняла, что даже всем этим людям не удастся просто так справиться с этим одним. Невероятно, но двадцать с лишним человек, нападавших — точно не могла посчитать, мельтешили постоянно — лежали сейчас на поляне. Но кому-то из них всё-таки удалось зацепить этого, несомненно, опасного воина, потому что он тоже грохнулся на землю, когда никого из нападавших не осталось.

Спустившись, замерла. Я конечно, храбрая, смелая и всё такое, но мало ли кто из них не помер и сейчас вскочит с мечом наперерез. Что тогда делать? С другой стороны, я вроде как лекарь, и должна оказать первую помощь выжившим, но что-то мне как-то не особо хочется.

Больше чем уверена, что благодарности от них не дождёшься. Веры в людей у меня ни грамма. Ну, на фиг. Вот поэтому я и стояла около дерева, пока от человека, который оборонялся, не донёсся до меня стон.

Сама не понимаю почему, но тело дёрнулось вперёд, будто бы внутри меня какой-то инстинкт потребовал немедленно оказать помощь. Чёрт возьми, вот не могли они подраться немного в другом месте и там же спокойно помереть, не заставляя меня нервничать.

Взяв себя в руки, прикрыла глаза и несколько раз глубоко вздохнула. Сердце колотилось как сумасшедшее. Нос улавливал не особо приятный запах свежей крови, внутренностей и прочих не самых приятных запахов. Думаю, не одно брюхо сегодня тут было вспорото.

— Господь всемогущий, — никогда не была набожной, ни в этой, ни в прошлой жизни, но когда ступаешь по траве, покрытой алой кровью и слизью, то в любом случае будешь надеяться. Что там сверху хотя бы кто-нибудь за тобой приглядывает и оберегает.

Хорошо хоть тот свалился ближе с моей стороне поляны и мне не пришлось пробираться через все горы трупов. Нападавшие точно были мертвы, по крайней мере, те, которых я видела.

Пробравшись до мужчины, я остановилась и нерешительно переступила с ноги на ногу. Может, помер и мне можно идти уже отсюда? Как назло, вдалеке послышался волчий вой. Вздрогнула, дёрнувшись. Правильно, запах крови сейчас пригонит сюда всех хищников леса.

Присев, осторожно откинула капюшон, который был на человеке и так и застыла.

Это кто угодно, но не человек! Мама дорогая, и что теперь делать?

Подскочив на ноги, в панике оглянулась по сторонам, будто бы ища помощи. Как следствие, помощи не было. Это и понятно. Лес, двадцать с лишним трупаков, раненный не человек, и я. Больше тут не было никакого.

— Уф, спокойствие, только спокойствие, — сглотнула и снова присела, прикладывая пальцы к жилке на шее. Не помер.

Что ж, раз пока что не помер, то, значит, в ближайшие минуты ничего с ним не случится. Быстро обежала всех остальных, — нападавших оказалось двадцать три — но выживших среди них не было.

Вернувшись к своему будущему пациенту, замерла на мгновение.

— Ну-с, господин хороший, и как мне вас отсюда транспортировать?

Присев около моего невольного пациента, начала осторожно осматривать его на предмет повреждения, при этом время от времени поглядывая на лицо. Симпатичный, хоть и не человек.

Из моих знаний из прошлой жизни, таких остроухих называют эльфами, только… Хм, если быть точной, то светлыми эльфами называют светловолосых, хрупких созданий леса, которые поголовно бегают с луками наперевес. Кожа и глаза преимущественно светлых оттенков. Живут в лесу, слышат его, понимают и оберегают. А ещё они якобы высокомерны и называют себя перворождёнными.

Ещё есть некие дроу — тёмные эльфы. Живут под землёй. Имеют белые волосы, красные глаза и кожу тёмных оттенков. У них ещё, по-моему, матриархат и поклоняются они какой-то там паучьей богине.

Что ещё? О, точно, видел как-то картинки, так там эльфы были изображены в виде маленьких, тощих человечков, с зелёными волосами и зеленоватой кожей.

Всё, больше ничего про них не помню. Местные ничего толком не рассказывали о других расах.

Мой ж пациент имел жгуче-чёрные волосы, заплетённые в косу — с ума сойти, тут и мужики косы таскают! Кожа светлая, даже бледноватая какая-то. Подумав немного, приподняла веко — красные! Не кровавые, нет. М-м-м, думаю, что цвет перезрелой вишни самый подходящий. А ещё клыки у него…

Мне как-то не по себе. А вдруг это какой-нибудь вампир? Тут они водятся вообще? Без понятия, про вампиров ничего не говорили. О, точно, они вроде как должны бояться дневного света, а этот ничего так, лежит себе спокойно и даже не думает сгорать или блестеть.

Оставив свои догадки по поводу расы этого существа, аккуратно приподняла край рубашки. Ранен. Рана не очень-то и глубокая, болезненная только. Скорее всего, его ранили с самого начала, а потом ему пришлось сражаться, из-за этого потерял много крови, отсюда и такой глубокий обморок.

Вдох-выдох. Как там бабуля любит повторять: Ты это сгусток энергии просто направь его в руки и пожелай залечить рану. Легко сказать, когда хорошо знаешь, что ты никакой не сгусток энергии, а организм, состоящий большей частью из одной воды. Но этот этап давно мной пройден, поэтому на концентрацию ушло меньше минуты. Открыв глаза, полюбовалась на зеленоватое сияние ладоней — всё же мне до сих пор непривычно осознавать, что подобное возможно. Осторожно прикоснувшись к ране, мысленно толкнула свою энергию внутрь тела незнакомца.

Мама дорогая, как странно. Обычно мне приходиться чуть ли не силой впихивать энергию и залечивать рану, а тут такое ощущение, что её из меня насосом вытягивают.

— Эй, товарищ, вы бы помедленнее, иначе я ту вместе с вами лягу.

Оторвав ладони, снова взглянула на лицо… пусть пока что будет эльфа. Не такой бледный и дышать стал ровнее, но в сознание не пришёл. Не удивительно, восстановление займёт несколько дней. Но хотя бы кровь перестала вытекать из тела, уже какой-никакой плюс.

А сейчас надо придумать, как свалить с этой милой полянки. Пробежавшись глазами по трупам, передёрнула плечами. Что ж, думаю, этим людям уже ничего не надо, поэтому они не будут против поделиться со мной кое-какими вещами.

Сборка нечто, отдалённо напоминающее волокушу, заняла у меня с полчаса. В ход пошло несколько мечей, три кожаные куртки, два добротных плаща, несколько верёвок и с десяток ремней. Во время поисков нужных материалов мной было ещё собрано пять золотых, двадцать серебрушек и горсть медяшек. Скажете плохо обирать мертвецов? А им уже всё равно, а мне деньги понадобятся. Пациента надо будет кормить, желательно мяса побольше и надо надыбать где-нибудь вина из красной ягоды. Бормотуха правда ещё та, но лучше, чем ничего. И всё это забесплатно никто мне не даст, нужны будут деньги.

Так с моральной стороной разобрались, теперь к самому трудному.

С задачей перетаскивания на волокушу тела, длиной под два метра и весом под сотню, я справилась на удивление быстро, поэтому уже в ближайшие пятнадцать минуть, пыхтя и тихо матерясь себе под нос, тащила страдальца вперёд.

Можно было в деревню оттащить, но я как подумала, сколько до неё, то желание резко пропало, поэтому я направила свои стопы в сторону дедовской лесной сторожке. Там, если что есть и очаг, и постель, так что можно будет его с удобствами разместить.

Уже через полчаса я поняла, что в следующий раз, заслышав шум, я обойду его десятой дорогой. Было тяжело. Каждые десять минут я останавливалась, чтобы поправить ремни и проверить — не помер ли. При каждой остановке, немного подпитывала его энергией, которая по-прежнему исчезала в его теле будто в бездонном колодце.

К сторожке я подошла часам к пяти. Опустив волокушу, я обессилено упала прямо на траву. Слушая, как загнанно колотится сердце, стёрла ладонью, с которой местами содрала кожу, пот с лица. На руке тут же остались грязные разводы. Да уж, я сейчас, наверное, верх чистоты и элегантности. Хотя, пофиг, всё равно никто не видит.

— Дедуль? — прохрипела, надеясь, что вот сейчас на мой тихий зов выйдет, как обычно бухтящий, Митрон и поможет мне затащить эту безмолвную тушу в сторожку. — Деда!

Ответа не последовало ни через минуту, ни через пять. Почуяв неладное, я перевернулась на живот и кое-как встала, сначала на колени, а потом на дрожащие ноги.

Сторожка оказалась пустой. Вернее, не совсем, конечно. На столе стоял узелок с травами и настоями, которые я должна была сегодня отнести в деревню. А рядом лежал листок, на котором дед писал, что ушёл в горы за каким-то чрезвычайно редким растением, цветущим только раз в году. Говорил, что будет недели через три и чтобы мы не волновались за него.

— Отлично просто замечательно. Опустив руку вместе с запиской, я недовольно фыркнула. Что за невезение? И что мне теперь делать с этим нелюдем? В деревню я его не потащу! Да я сдохну на полпути! Он же тяжеленный, как не знаю кто. Нет, на такой подвиг я не готова. Значит, он останется здесь. Так уж и быть, присмотрю немного, пока не очнётся, а потом пусть идёт себе, куда ему там надо было.

Надеюсь, он всё же не вампир. А если да? Ну, не станет же он пить свою спасительницу? Не станет ведь? Я ведь родилась такой милой, маленькой девочкой. Ох, чёрт возьми. Надо будет его к кровати привязать, на всякий случай от греха подальше.

В итоге пока я затащила это неподвижное тело в сторожку прошел ещё целый час. Решив, что лежать в грязной, полностью пропитанной кровью одежде, ему будет не очень-то и комфортно, начала осторожно раздевать его. Могу сказать, что он сложен вполне себе гармонично. Тело, не считая подтянутости и какой-то слишком уж идеальной стройности, было совершенно обычным. Ну, я имею в виду, человеческим. Никаких лишних конечностей, крыльев, чешуи и прочей фантастической ерунды.

Рана оказалась единственной, остальные всего лишь небольшие царапины. Пока раздевала, успела заметить, что, то здесь, то там попадались небольшие шрамы. Парень — или мужчина? — явно много тренировался и не всегда выходил из боя без последствий.

Странно, но той энергии, что я влила в него, должно было хватить, чтобы рана уже затянулась, а на деле лишь кровь остановилась. Нахмурившись, слизнула кровь с пальца. Мда, мне до настоящего лекаря ещё как до луны пешком. Надо было бы догадаться, что дело нечисто. У того, кто ранил его оружие явно было смазано специфическим ядом. Я так понимаю, именно этот яд и не давал ране затянуться, думаю если не вливать энергию и не подлечивать его, то через несколько часов рана снова откроется. Хорошо хоть яд не предназначен был для немедленного убийства.

Пока разжигала очаг и грела воду, старательно вспоминала всё, что знала о местных ядах. По всему выходило, что клинок был смазан соком лукония. Это такое растение, которое растет в глубоких лощинах. Из-за влажности, листья луконии мясистые, толстые, практически полностью состоящие из воды. Животные это растение не едят, для людей оно в некотором роде полезно. Настойка из лукония, сделанная со всей строгостью, применяется, когда нужно немного разбавить загустевшую и застоявшуюся кровь. Но в настойку добавляется лишь несколько капель. А вот если смазать этим соком клинок и ранить человека, то он неизбежно истечёт кровью, если поблизости не окажется знающего человека, то есть лекаря или травника.

— Тебе повезло, парень, — хмыкнула, закидывая в котелок необходимые для лекарства растения и корешки.

Эффект, конечно, не мгновенный, но через какое-то время получится выгнать сок из крови, а, значит, и рана затянется. Бабуля просила принести ей пестравочника, надеюсь, до завтра она подождёт. Думаю, к завтрашнему утру сок немного выйдет через пот, а, значит, можно будет оставить его на время, пока я сгоняю в деревню и обратно. Кстати, надо будет рассказать о погибших, пусть похоронят их наши мужики, что ли, а то не дело это лежать под открытым небом. Не по-людски это.

Оставив котелок в покое, принялась обтирать нелюдя влажной тряпкой. Закончу с этим, и надо будет постирать вещи, а то ведь покрыты сплошной корочкой от крови. Неприятно пахнет от них, и ведь не выкинешь на улицу, мигом какой-нибудь зверёк примчится на запах. Да и мне самой помыться не мешало бы, грязная, как чёрт, только окончивший сою смену по жарке грешников на сковороде.

Пройдясь осторожно по ране, заметила, что пациент пошевелился, немного дёрнувшись. Видимо, рана на боку хоть и не была смертельной, но доставляла неприятные ощущения.

Подняв глаза, столкнулась с мутным взглядом незнакомца. Он что-то там пролепетал на совершенно непонятном языке.

— Ничего не понимаю, — буркнула, инстинктивно втирая лицо всё той же тряпкой. Почему-то мне казалось, что я вся чумазая, и поэтому было немного неловко перед мужчиной. Самую капельку. Это всё женские инстинкты, не виновата я. — Даже не пытайся.

Заметив, что он дёрнулся, желая встать с кровати, я осторожно положила ладонь на плечо и покачала головой.

— Вы ранены, поэтому оставайтесь на месте и ведите себя спокойно. С вашей стороны невежливо доставлять мне ещё больше проблем, чем уже доставили.

Походу он понимает меня, потому что его выражение изменилось на удивлённо и немного непонимающее, а сам он замер, расслабляясь.

— Вот и отлично, — я улыбнулась, принимаясь закреплять к ране компресс, пропитанный отваром против сока луконии. — Рана несерьёзная, но вот в кровь вам попал яд. Не волнуйтесь, вы не умрёте, но несколько дней будет довольно плохо. Придётся пить отвратительные на вкус лекарства, без возражений. Лежать и есть всё, что я вам дам. Вы потеряли много крови. Несколько дней и будете, как новенький, главное, не сопротивляться. Если что меня зовут Лера, и на эти несколько дней можете считать меня своим персональным лекарем.

Договорив, я подняла глаза, только сейчас понимая, что мой пациент снова потерял сознание. И вот куда он собирался в таком состоянии?

Закончив с повязкой, кое-как напоила его отваром, а потом водой. Затем тщательно укрыв его одеялом, чтобы пропотел, как следует, вышла на улицу, захватив грязную одежду. Тут неподалёку протекает ручей, кровь всё равно нельзя в горячей воде отстирывать — кто бы сказал мне раньше, что буду разбираться в таких вещах. Плохо, конечно, что уже темно, но деваться некуда. Я быстренько, туда и обратно.

Дойдя до ручья, остановилась, прислушиваясь. Вроде бы тихо. Стирала я вещи так быстро, что даже запыхалась вся. А когда с ними было покончено, сняла свои, которые тоже в темпе вальса сполоснула и только после этого забралась в воду.

М-м-м, ничего так водичка, тёпленькая. Или это просто из-за контраста между вечерним воздухом и водой? А, неважно.

Не став надолго задерживаться, — хотя и хотелось понежиться в воде, ведь она так хорошо снимает усталость в натруженных мышцах — вылезла на берег и замерла.

— Ну, бывает.

Пожав плечами, я похватала влажные вещи и, посмеиваясь, побежала в сторону сторожки. Подумаешь, ну забыла я, что, кроме той одежды, что на мне, больше ничего нет. Именно поэтому я и скакала сейчас, сверкая в темноте голой попой. Надеюсь, мой пациент не очнулся, иначе мне будет очень неловко.

* * *

Ночью я проснулась от подозрительного шума. Сначала подумала, что это мой пациент проснулся и опять хочет встать. Но как оказалось, я ошиблась. Мерное дыхание на кровати говорило о том, что обморок сменился сном, а, значит, лекарство понемногу действует.

— Тогда…

Насторожившись, я приподнялась со своей совершенно неудобной лежанки и прислушалась. Так и есть! Кто-то за дверью, и судя по звукам, это однозначно не человек. Неужели запах крови всё же привёл сюда хищников?

Так, успокойся! Мы в хоть и ветхой, но избе, а, значит, до нас не доберутся. Дверь же я заперла… Заперла?

Меня ветром сдуло с импровизированной кровати. Можно сказать, я спала практически на полу, подстелив себе видавший виды дедовский полушубок, который непонятно как тут оказался.

Напрягая зрение в темноте, провела рукой в том месте, где должен был быть крючок. Заперто. Фуф. Так и поседеть можно раньше времени. Послышался лёгкий скрежет. Было такое ощущение, что низ двери осторожно царапают. Это пугало. Что же это за хищник такой, что не боится человека и вот так нагло скребется в дверь?

Пригнувшись, аккуратно выглянула в крохотную щелку. На улице по ощущению было около четырех утра. Да и то, что там было уже не так темно, говорило в пользу раннего утра.

В тот момент, когда из крохотной щёлки на меня дыхнуло тёплым воздухом, я не удержалась и, отшатнувшись, села на пол, при этом зажимая себе рот рукой, чтобы невольно не закричать. Особо пугливой я не была, но, блин, от неожиданности любой может дать слабину.

Икнув, зачем-то оглянулась, хотя в сторожке было темно, хоть глаз выколи. Почему-то мне не очень хотелось, чтобы меня в этот момент увидели.

Поправив задравшуюся чуть ли не до задницы сорочку, которую я тоже отыскал здесь, — она настолько старая, что боюсь, расползётся прямо на мне — снова приникла к двери.

По звукам очень похоже на лошадь. По крайней мере, изредка можно было услышать характерное пофыркивание. Спустя некоторое время я настолько осмелела и уверила себя, что на улице просто лошадь, что немного приоткрыла дверь, выглядывая одним глазом.

На улице действительно было уже довольно светло. С земли уже начал подниматься утренний туман. Долго искать взглядом объект моего столь раннего пробуждения не надо было. Практически в метре от двери стояла… Ну, если судить по внешнему виду, то на восемьдесят процентов это лошадь. От привычных мне она отличалась наличием рогов, клыков и лап, отдаленно напоминающих кошачьи. Уверена, там когти с мою ладонь! Хотела фэнтезийную требуху? Получи и распишись. На эльфе не было, так вот зверушка притопала — у неё есть! И пусть я даже и не хотела этого вот прям сильно, но думала же об этом, когда осматривала эльфа!

Не успела я испугаться, что это такой хищник к нам забрел, как мой взгляд зацепился за седло и сбрую.

С опаской посматривая на чёрного зверя, который, в свою очередь, косился на меня красноватым глазом, я вышла на улицу и остановилась. Задрав голову вверх, молча смотрела на непонятное животное, которое спокойно стояло и будто бы ждало от меня каких-либо действий. Надеюсь, не сожрет!

— Ты чья?

Лошадь, а как я позже увидела конь, фыркнул в ответ и повернулся ко мне другим боком. На редкость умная животина. Из бедра торчала стрела и, как оказалось, ещё один мой пациент, откровенно намекал мне, что с разговорами можно и повременить — сейчас лучше как бы позаботиться о здоровье.

Страх сразу же прошёл. Хотел бы сожрать, давно закусил бы мной, поэтому можно уже не бояться. Операция по выниманию из плоти куска дерева с металлом заняла не так уж мало времени. Наконечник никак не хотел поддаваться. Я упарилась, вся вспотела и, несмотря на то, что ещё только ранее утро, устала. Мда, никогда не думала, что быть лекарем так сложно. Ещё и этот конь… блин, да он просто громадный, неудобно.

Когда позади заговорили на совершенно непонятном языке, я настолько вымоталась как физически, так и энергетически, что просто обернулась и тут же нахмурилась. Конь отреагировал немного иначе и рванул к владельцу голоса.

— Эй! — тут же возмутилась я, когда убедилась, что коняка вовсе не хомячит моего первого пациента, а просто трётся об него мордой. — Вы двое! Ну-ка немедленно прекратите! Ты, — мой палец упёрся в широкую грудь незнакомца, ведь он с какого-то перепугу поднялся с постели и попёрся на улицу. — Немедленно вернулся в кровать. И без возражений! Я что, напрасно вчера тебя весь день тягала, лечила, и, вообще, это невежливо доставлять мне столько проблем. Так что, будь добр, делай, что говорит тебе лекарь. А ты, — на этот раз досталось коню, — стой спокойно, иначе кастрирую.

Не сказать, что мои гневные вопли кого-то из них напугали. Мне даже кажется, что они оба просто были удивлены воинственности такой мелочи, как я. Спрашиваете, почему мелочь? Так они же оба лоси! Коняга высотой метра два с половиной, а незнакомец, как я уже и говорила под два метра, так как я всего метр шестьдесят. Разницу чувствуете? Вот и я почувствовала, когда две пары удивленных глаз встретились на мне, причём смотрели оба, сверху вниз. Но смутить меня подобным очень сложно.

Эльф медленно прошёлся взглядом по всей моей фигуре и что-то там себе под нос пробормотал, хмыкнув при этом. Я опустила взгляд и оглядела себя. И что ему не так? Сорочка чуть ли не по самые пятки, так что видно только ступни, которые сейчас были все извазюканы в пыли. Если только его могли заинтересовать торчащие соски, — утро ранее, прохладно — то сомневаюсь. Я знаю, что местные любят объемные груди, внушительные, а у меня слишком маленькие. По местным меркам естественно. Тут девушки с грудью второго размера считаются, чуть ли не увечными, а мне норм, даже можно было поменьше.

— Ну? — набычилась я, упирая руки в бока. — Не говори, что не понимаешь, по глазам вижу, что знаешь людской язык. Да и… — я, указав на пах парня, покрутила по кругу пальцем в воздухе, — срам прикрыть не мешало бы.

Этот чудик выполз на улицу голым. Ума, видимо, хватило.

Удивительно, но когда он опустил взгляд и понял, что на нём ни нитки нет, то покраснел, будто девица на выданье и быстро прикрыл ладонями своё хозяйство.

— Извини.

— Надо же, говорить можем, — хмыкнул я, стараясь не замечать, как от густого просто чудовищно соблазнительно голоса по спине прокатился целый табун мурашек. — Иди внутрь и ложись. Рано тебе ещё скакать. Если сегодня будешь пить и есть всё, что дам, то завтра с утра сможешь продолжить свой путь.

Пациент немедленно подчинился и бочком проскользнул обратно в сторожку. Странно, до этого инцидента с обнажёнкой, он казался мне мужчиной, а сейчас похож был на краснеющего мальчишку-переростка. Ладно, об этом потом, а сейчас…

— Так, а теперь ты, — подойдя к коню, я осторожно погладила по больному месту и в последний раз подлечила его. — Ближайшие дни может ещё поболеть, но уже не смертельно. Слишком только не гарцуй и всё будет нормально.

Хлопнув по здоровому месту, пошла в дом, напоследок посоветовав коню пощипать травку, за что получила взгляд, будто сморозила самую настоящую ересь.

— Конь ведь твой? — спросила, когда убедилась, что неспокойный пациент лежит в кровати, укрывшись.

— Конь?

Я кивнула головой, натягивая на ноги свои штаны. Они были немного влажным, но это лучше, чем разгуливать в сорочке, которая вот-вот расползется.

— Фарго не конь, а кальпи.

— Кальпи? — отвернувшись, быстро скинула строчку и принялась бинтовать свою грудь. Я прямо-таки чувствовала чужой взгляд в спину. Но что я могу поделать тут одна комната и никаких отгородок? Не на улицу же идти. Да и, вообще, эта халупа моего деда, а, значит, и моя. В своём доме делаю, что хочу. — Это ещё, что такое?

Я помнила нечто похожее с прошлой жизни. Что-то по поводу какого-то демона. Водного, что ли? Или демона болот? Хм, не помню точно. Но, по-моему, его звали кельпи, и там что-то упоминалось о превращение в коня. Ох, чёрт, вот мне сюда мой комп с инетиком, сразу бы вопросов не осталось.

— Ты не знаешь? Хотя правильно, ты ведь человек, да?

— Лесная нимфа, разве не видно? Или непохожа?

— Нет, непохожа, — ответ немного запоздал, мне даже показалось, что он снова уснул. Чёртова тряпка! Боги, как мне надоело каждый раз их наматывать, кто бы знал. — Я, вообще, подумал, что ты мальчишка… сначала.

— Ага, я бы тоже не отказалась быть им. Привычней как-то. Ну, что есть, то есть, — покончив с тряпками, накинула рубашку, завязав её по привычке на животе, и повернулась. — А ты что, нимф видел, раз знаешь, как они должны выглядеть? Хотя, сейчас не об этом. Так что там с конем?

— Кальпи.

— Хорошо, — причесавшись пятерней, послушно согласилась. — С кальпи.

— Это подземный демон-зверь. Возиться только в подземельях, около подземных озёр и вдоль рек моей страны. Зовут, как я сказал, Фарго, — пока эльф рассказывал, я налила в кружку лекарства и, подойдя к кровати, сунула её в его руки, взглядом указав, чтобы выпил сейчас же. Выпив, он тут же закашлял. А ты как хотел, лекарства, они, знаешь ли, обычно горькие и противные.

— Ну, рога и зубы у него выглядят и вправду довольно опасно. Ладно, неважно, демон, так демон, главное, что хочу сказать, у него стрела в бедре была, я вытащила и подлечила. Так-то он в норме, но нужно с денёк отдохнуть. Я сейчас отправлюсь в ближайшую деревню за едой, как видишь, тут шаром покати, а ты пока спи. Если решишь уйти, то я не ручаюсь, что выживешь. И не смотри на меня так, кровь всё ещё заражена, рана может снова открыться в любое время и тогда ты просто глупо истечешь кровью и помрешь. Если хочешь ещё пожить, то спи и не рыпайся.

Эльф нахмурился и задумчиво закусил клыком нижнюю губу.

— Я почему-то не всегда понимаю слова, которые ты говоришь, хотя меня обучали лучшие учителя. Ты говоришь на каком-то наречье?

Мне стало смешно. На самом деле я просто неосознанно добавлял в речь с детства знакомые мне слова. С того, прошлого детства. Естественно, тут таких слов не было, поэтому произносила я их автоматом на русском. В деревне давно уже привыкли. Некоторые даже переняли у меня интересные словечки. Поначалу, правда, считали выдумщицей, так как я сама сказала, что мне нравится выдумывать новые слова.

— Что-то вроде, — кивнула я, улыбаясь. Подхватив приготовленные дедом травы и настои, задумалась о том, ничего ли я не забыла. Вроде бы нет. — Все понял? Не доставляй мне проблем ни себе, ни мне. Все, ушла.

Выйдя на улицу, напоследок взглянула ещё на своего пациента, с неким удовольствием замечая, что он с удобствами устраивается на жёсткой лежанке — явно собрался последовать совету. Проверив ещё раз Фарго, лёгкой трусцой побежала в деревню.

Глава 3

— Это опасно.

Уже минут пятнадцать, как я пыталась убедить бабулю, чтобы она отпустила меня обратно в лес. Я, естественно, во всём созналась. Других вариантов просто не было. Всё же надо было рассказать о мёртвых людях, которым необходимо погребение. А раз говорить об этом, то и об остальном тоже. Понятное дело, мне устроили знатную выволочку. Упрекнули и в скудоумии, неосмотрительности, наивности, глупости, доверчивости, что странно в доброте и сострадании. Настойчиво вбили мне в голову, что за это всё я могу однажды поплатиться. И хорошо если меня покалечат, так ведь и убить могут.

— Но ведь ничего не случилось, — настаивала я.

Меня, вообще-то, там пациенты ждут, мне болтать некогда. Надо ещё мяса купить да бормотухи местной.

— Вот и хорошо! Одна ты точно не пойдёшь, — бабуля накинула уже платок на голову, видимо, собираясь со мной. Ёшкин кот, мы с ней к сторожке доберёмся только вечером. Так не пойдёт.

— Я Михара возьму с собой. Он парень крепкий, в лёгкую сможет шею свернуть любому!

Михара был парнем местной знаменитостью, если можно так сказать. Высоченный, крепкий, как дуб. К глубокому сожалению, дубом он был не только физически, но и умственно. Но физическая сила и можно даже сказать привлекательность, скрывали дефект с мозгами. Местные девушки старательно не замечали, что ума в красивых голубых глазах нет ни грамма. Самое для меня выгодное было то, что Михара имел просто редкостно добрый характер. Если его попросить, то он никогда не откажет. Просто душка, да и только.

На Михара бабуля согласилась. Почему-то она была уверена в его силе. Я, задумавшись, вспомнила своего пациента. Хм, не знаю, по мне так Михара точно продует, если дело дойдёт до такого. Да ещё и коняка эта… Клыки, рога., когти… Нет, у Михара нет и шанса, но бабуле об этом знать не нужно.

В итоге пока я всё купила, пока объяснила местным мужикам, где искать безвременно покинувших этот бренный мир жмуриков, пока отыскала Михара, время уже приближалось к полдню. Нужно спешить. Как-то мне не хочется оставлять своих новых знакомцев одних.

Кстати, об этом…

— Михара, ты это, пойди к реке, воды принеси, вот ведро.

Сунув в руки здоровяку ведро, тревожно огляделась по сторонам. Время уже было обеденное, когда мы добежали до сторожки. Налегке сделать это было в разы проще, не то, что вчера, когда я до пяти часов тащила волокушу.

Когда Михара скрылся за деревьями, открыла дверь в избу и выдохнула. Выдох получился очень уж разочарованным. Комната была пуста.

— Точно, я вспомнила, о чём забыла. Я забыла спросить его имя. Вот балда. Хотя, зачем мне знать, как зовут будущий труп?

Хмыкнув, я рассержено швырнула в угол свою сумку. Придурок, я ведь говорила, что нельзя ещё ходить. Что ж, раз так хочет помереть, то пусть.

— Лера, куда воду поставить?

— А? — обернувшись к двери, заметила стоящего Михара. Только сейчас понимая, насколько глубоко ушла в мысли, что даже не заметила, как он сходил к реке и вернулся, раздражённо передёрнула плечами. — Поставь у очага.

Сказав, чтобы передал бабуле, что пациенты свалили, я отправила Михара обратно в деревню. Самой же возвращаться попросту не было никакого желания. Сама не понимаю почему, но на душе было муторно и неприятно. Если кто-то спросит, что не так, я не смогу ответить внятно. Вроде бы всё отлично, но любая мелочь выводит из себя. Прогуляться, что ли?

Выйдя из сторожки, потянулась и осмотрелась по сторонам. Обычный лес, ну, по крайней мере, других я особо и не видела ни в этой жизни, ни в прошлой. Хотя, в прошлой, если вспомнить, я смотрела — смотрел? — фильмы о всяких там джунглях и прочих тропических лесах, но здесь был обыкновенный смешанный лес. Лиственные деревья, вперемешку с хвойными. Впрочем, неважно.

По знакомой тропинке идти не хотелось, к реке тоже. С минуту постояв, я решила пойти в сторону тракта, который проходит недалеко от места схватки между лихими парнями и рыцарем без страха и упрёка, то есть предполагаемым эльфом. Кстати, если подумать, а ведь тот эльф там откуда-то, ведь взялся, а вдруг он и наёмники как раз с тракта?

Хм, интересно. Надо пойти, посмотреть. Если я всё правильно понимаю, то дело было так. Ехал себе спокойно наш знакомец на своём великолепном вороном жеребце, прошу прощение, кальпи, и тут толпа мужиков с топорами наперевес. Ладно, пусть мечами, не суть важно. Они ему кричат: Кошелёк или жизнь? Но наш славный остроухий не был таким простаком и выбрал третий вариант, поистине достойный героя. Он выбрал битву! Завязалась кровавая сеча, был ранен герой коварным ударом исподтишка. Коня, простите, кальпи тоже подстрелили, поэтому он отстал, когда герой ринулся в лес, дабы сбить противника с толку. Но враги были полны коварства и, последовав за храбрым эльфом, настигли его на поляне, которая и открылась моему внимательному, постороннему взору.

Блин, и о чём я только думаю?! Какой, к чёрту, герой и вороной жеребец? У меня в голове не мозги, а, по-моему, каша.

Дойдя до едва заметной тропинки, остановилась. Если я пойду по ней, то должна буду выйти как раз к той самой поляне. Интересно, наши уже убрали тела? Скорее всего. Не отвлекаемся! А чтобы попасть на тракт, надо повернуть направо.

Надеюсь, я правильно помню. Хоть я и достаточно хорошо сейчас ориентируюсь в лесах, но на тракт обычно попадала совсем другим путём, поэтому так сразу и не сориентируешься.

И зачем я, вообще, тащусь на эту дорогу? Что я там увижу? Да ничего. Он хоть и называется трактом, но эта убогая дорога чере знесколько лет совсем зарастёт. Почему? Всё очень просто — наша деревня практически на самой окраине империи, и по этому тракту уже многие годы никто не ездит. Так, местные крестьяне в город ездят раз в пятилетку, да вот такие лихие парни, как почившие наёмнички проезжают иногда.

Откуда тогда здесь взялся этот эльф? Да мало ли, может, он и сам из наёмников, поссорился со своими, они и решили его того, на тот свет отправить. Эльф, естественно, был против, отсюда и драка.

Тракт наш упирается прямиком в горы. Не знаю, идёт ли он дальше или там, за горами, уже свои порядки и дороги. Думаю, что вряд ли тот, кто застилал эту мощёную камнем дорогу, стал бы прокладывать её через горы. Я только знаю, что тракт проходит через всю империю.

Дойдя практически до дороги, я остановилась и прислушалась. Звуки леса были настолько сильны, что, казалось, не слышно даже собственных шагов. Но это далеко не так. Если поблизости кто-то есть, то он обязательно услышит, если хрустнет ветка под ногой. И мне очень не хотелось, чтобы этот призрачный «кто-то», услышал меня. Если он, конечно, здесь.

Аккуратно отодвинув ветку, выглянула из-за кустов.

Странно, это у меня нюх такой, или просто моя пятая точка давно не находила неприятности на себя, раз я так «удачно» вышла к этому месту.

Наверное, всё звёзды во вселенной выстроились в какой-то особый хитровымудренный ряд, раз я второй раз за два дня натыкаюсь на драку. Благо, эта уже закончена и сейчас о ней напоминают только трупы, лежащие на дороге и в ближайших кустах.

И что делать? Уйти, сделав вид, что я тут ничего не видела? Так вроде бы не по-людски это, оставлять непогребенными. Но и копать столько могил самой, мне отчего-то не хотелось. Я, конечно, сильная и выносливая, но руки свои мне ещё жалко.

Придётся опять топать в деревню. Чёрт возьми, не могли они помереть в другом месте? За эти пару дней я намотала уже приличный километраж, а амортизацию мне кто платить будет?

Уже практически смирившись со своей участью, я собиралась развернуться и топать в деревню, как во мне взыграло любопытство. Присев поудобнее, начала глазами ощупывать мертвяков, пытаясь хотя бы так понять, кто они и откуда. Выходить на дорогу я не собиралась. Я ещё из ума не выжила. Мало ли, кто так же как и я в кустах сидит и караулит любопытствующего, чтобы сунуть ему под бок тонкое пёрышко. Нет, мне и тут нормально сидится.

Хотя…

Закрыв глаза, сосредоточилась. Так, на дороге все мертвы. В их телах не осталось ни капли энергии, значит, погибли они как минимум вчера.

А это что?

Я едва не дёрнулась от неожиданности. Распахнув глаза, медленно повернула голову влево и замерла, пытаясь увидеть то, что заметила секунду назад глазами. Бесполезно. Вокруг были лишь плотные кусты.

Что ж, раз так, то я могу и пройтись немного.

Ну, как я и думала! Оказалось, что та энергия, которую я ощутила, принадлежала именно тому, о ком я и подумала.

— Я предупреждала?

Безбоязненно выйдя из кустов на крохотный пятачок, лишённый этих самых кустов, я присела на корточки и аккуратно приподняла пальцами его за подбородок.

Бледный, дыхание прерывистое, на боку расплылось пятно, испачкавшее не только рубаху, но и штаны. Куда же ты так торопишься, что не послушал меня? Или ты настолько самонадеян и глуп, что подумал, будто бессмертен и тебе такая рана не причинит особого вреда?

Видимо, некоторые из тех, кто сейчас лежал на дороге были либо его друзьями, либо провожатыми. К ним он и стремился попасть в первую очередь, чтобы проверить — остался ли, кто-нибудь жив. Интересно, остался или погибли все?

Ресницы знакомого эльфа дрогнули, и он приоткрыл глаза. Вишнёвый цвет потемнел и практически превратился в чернильный. Он судорожно вздохнул и быстро облизал пересохшие губы, тут же закрывая глаза, будто ему было тяжело даже просто держать их открытыми.

Судя по всему, он тут с самого утра. Не удивительно, с такой неприятной раной нужно было немного подождать, а он её растряс, чем ускорил повторное открытие. Скорее всего, он только сделал вид, что послушно укладывается спать, а сам, не успела я скрыться за поворотом, запрыгнул на своего конягу и помчался сюда. Вот только уйти отсюда он далеко уже не смог.

Будет ему уроком. А если бы я не решила пойти сюда? С чего я, вообще, попёрлась на этот тракт? В жизни одна к нему не ходила, а тут… Всё-таки положение звёзд меня сегодня сильно беспокоит.

Коняга, стоящая рядом с хозяином внимательно следила за мной с того самого момента, как я вышла из кустов, но ничего не делала. Этот кальпи явно очень умный, понимает, что без меня его хозяину крышка.

Не став даже поднимать рубашку, приложила ладони к ране эльфа и ощутила уже знакомое чувство, словно меня желают досуха высосать. Ну, то есть вытянуть мою энергию.

Кушай — не обляпайся.

Прикусив губу от усердия, закрыла глаза — всё равно энергию я могу видеть и так. Минута, две. Всё, если сейчас не остановлюсь, то потеряю сознание.

Открыв глаза, столкнулась с взглядом эльфа, который рассматривал меня так, будто увидел нечто невероятно интересное и необычное.

— Хм, я забыла спросить твоё имя, — я криво улыбнулась, переводя дыхание. Приподняв руку, рукавом вытерла пот со лба.

— Как ты меня нашла? — прохрипел он, снова облизываясь.

— Шла, шла и нашла. Ничего криминального просто некоторые умеют думать головой, а не пятой точкой. Я ведь предупреждала, или ты таким способом решил покончить с собой?

— Мне, — он попытался встать, но сил у него на это явно ещё не хватало, поэтому тут же уселся обратно на землю, снова облокачиваясь на ствол дерева. — Мне просто нужно спешить. Я должен попасть в вашу столицу как можно скорее.

— Угу, — я встала и подошла к Фарго. — Приятель, ты можешь, как верблюд встать на колени? Не знаешь, кто такой верблюд? О, это такое жующее животное, которое любит плеваться. Так, можешь или нет? Надо твоего дурного хозяина посадить. Второй раз тащить его чуть ли не на своём горбу я не собираюсь. Мне хватило и прошлого раза. Иди сюда, встань прямо рядом с этим страдальцем, которого боги обделили серой массой в черепной коробке.

Краем глаза я видела, как эльф хмурится, не зная, то ли его сейчас оскорбляют, то ли просто подшучивают. Мда, думаю, с чувством юмора у остроухих проблемы.

Фарго, в отличие от своего хозяина был более смышлёным. В его глазах я точно уловила усмешку. Он сто процентов понял, о чём это я. Интересно, а вдруг, как в фэнтезийных фильмах, этот кальпи может читать мысли.

«Фарго — ошибка природы! Глупый, спесивый конь, у которого ещё ни разу не было секса!» — подумав, я заинтересованно покосилась на кальпи, но к моему огорчению, тот не выказывал никакой реакции на мои мысленные посылы.

«Фиг с тобой, красная шапочка», — мысленно вздохнула я, снова замечая смешинки в красноватых глазах кальпи. Он сто процентов читает мысли! Просто претворяется.

Прищурившись, я улыбнулась.

«Я выведу тебя на чистую воду… животное».

Фарго, будто всамделишный конь заржал и тряхнул своей гривой. Паразит. Он надо мной издевается. Так, ладно, надо выбросить пока что это из головы, сейчас есть кое-что, что не терпит отлагательств. Я, конечно, уверена, что эльф не помрёт, но мало ли, он опять чего придумает.

— Знаешь, — помогая взобраться эльфу на спину кальпи, начала говорить. — На мой взгляд, быстрее всего выйдет добраться до столицы только при одном условии — что ты полностью поправишься. Собственно, своей самоволкой, ты лишь отсрочил своё прибытие, потому делай, как я говорю. Твоё лечение не займёт много времени. Ах, да, ты же захочешь мне отплатить за своё спасение. Причём двойное.

— Ты… — хотел он возмутиться, но, видимо, сил не было даже на это.

— Я, — кивнула. Нет, ну, а как он хотел. В этом мире — и не только в этом, кстати — бесплатно ничего не бывает. Каждый, так или иначе, ищет какую-либо выгоду, будь она материальной или нет, неважно. — Не боись, злато-серебро не попрошу. Дай-ка подумать… Я просто потом оправлюсь с тобой в столицу. Идёт?

А что? Я всё равно хотела попутешествовать немного, а тут такой шанс. Одну меня не отпустят, а я познакомлю этого эльфа с бабулей. Она увидит, что он вполне себе порядочный нелюдь и не будет против. Тем более я давно уже намекала ей, что однажды хочу походить по миру. Она побухтит, конечно, но не ей ли не знать, что я добьюсь своего так или иначе. Жалко дед в горах, ну ничего, я ведь не навечно уйду.

— Зачем тебе в столицу?

Эльф полностью развалился на спине Фарго, который уже встал с колен и сейчас посматривал на меня вопросительно.

— Пойдём в деревню, — махнула рукой я в сторону, в которую надо было идти. — Зачем? Просто. Разве я не могу просто захотеть пойти куда-то? Так как, говоришь, тебя зовут?

Тишина продлилась минут пять, был слышен только треск веток под ногами кальпи и его тихое дыхание. Я уже думала, что эльф потерял сознание, и хотела проверить, как мне ответили.

— Эйнар Асвальд.

Глава 4

Местное солнце, которое тут называют по-простому Ас, что означает Божество, ещё даже не оторвалось от горизонта, а я уже была на ногах. По поводу солнца, тут даже есть что-то вроде легенды, что когда-то давно бог тьмы и хаоса победил доброго бога света и погасил его огонь, освещавший людям мир. Наступила вечная ночь, холодная и тёмная. Люди страдали, люди роптали, их убивали порождения тьмы, которые чувствовали себя вольготно в темноте ночи. И вот однажды сердце доброго юноши не выдержало, когда на его глазах погибла его единственная и любимая сестра. Он взмолился так, как ни молился ещё никто на свете, вся его душа тянулась к справедливости. И тогда высший бог, услышав эту неистовую молитву, предложил юноше стать новым богом света, который зажжет огонь на небесном склоне. Единственное условие, что душа его сестры станет освещать небосклон по ночам, чтобы не дать больше богу тьмы набраться сил.

Юноша согласился, тут же превратившись в священный огонь, который устремился в небеса и стал новым светом этого мира. Его желание защитить людей было настолько сильно, что его свет не мог погасить даже бог тьмы. А вот его сестра оказалась не так сильна, поэтому она сияет на небе в полную силу совсем недолго, а потом силы покидают её. Именно поэтому луна, а по местному Хвит, то убывает, то снова наполняется светом и раз в месяц в ночь полнолуния сияет так, что весь мир окутывается её прекрасным белым светом. Но так как небесным светилом она стала после смерти, то её потусторонний свет притягивает всевозможную нежить, питает существ, которые не могут жить при свете его любимого и дорогого брата Аса. Считается, что в ночь, когда Хвит сияет подобного драгоценному камню на небе не стоит выходить из дома, потому что можно попасть в неприятности.

В общем, красивые сказки, я-то знаю, что никакие это не божества, а просто яркая звезда нашей системы и спутник планеты, который отражает свет звезды, его-то мы и видим. Ну, рассказывать я такое естественно не собираюсь. Хех, ещё сожгут на костре, как ведьму. Ну уж нет, я не хочу. Да и лавры у местного Коперника я забирать не собираюсь, как и становится им.

Так вот, что-то я опять отвлеклась. Солнце, буду называть светило так, потому что мне так удобнее, ещё толком не встало, а я уже была на ногах. Поправив широкие шорты, встала в стойку и закрыла глаза. Руки сжаты в кулаки и с согнуты в локтях, прижаты к корпусу, ноги расставлены на ширине плеч, согнуты в коленях, спина прямая, голова чуть приподнята, дыхание ровное, спокойное. Напрячь каждый мускул своего тела по отдельности, а потом расслабиться, не забывая дышать. Приятно ощущать, как тело начинает «звенеть» от напряжения. Легкий ветер касается кожи, утреннее солнце медленно начинает припекать, хотя воздух ещё полон ночной свежести. Мир огромен, мир вокруг меня прекрасен, доброжелателен, чист и свеж. Я всего лишь крохотная крупица, готовая принять всё, что мир желает мне отдать сам. Энергия струится вокруг, наполняет каждый атом мира. Вобрать немного в себя, вдохнуть её через рот, нос, задержать в своём теле, растворить, делая своей.

— Что ты делаешь?

Я вздрогнула от неожиданности. Возвращаться в реальность вот так резко было неприятно, отчего я тут же разозлилась. Какой козлина мне мешает?

Медленно открыв глаза, нахмурилась.

— Чего тебе? — буркнула, выпрямляя чуть дрожащие ноги. — Опять собрался изображать из себя умирающего лебедя, раз поднялся с постели без разрешения?

Отвернувшись от этого идиота, начала стряхивать напряжение с рук, поглаживая голые плечи ладонями. Ну, нельзя же вот так врываться в чужую медитацию, тем более что я была в слиянии. Не в полном, естественно. Но всё равно такое резкое вмешательство несёт в себе мало приятных ощущений.

— Почему ты всегда ходишь, чуть ли не голая?

Голая? Я? Опустила взгляд вниз. Шорты почти до колен и немного растянутая, старая майка, которая постоянно норовила сползти с плеча. Чего это я голая? Вполне себе одета или у этого эльфа проблемы со зрением?

— Не говори ерунды. Все стратегически важные части тела прикрыты, поэтому нельзя считать, что я голая.

— Но ведь насколько я знаю, у людей женщины должны…

Я резко обернулась, отчего Эйнар оборвался на полуслове. Он сам был не очень-то и одет. Рубаха расстегнута, открывая взору обнажённую грудь, штаны немного подогнуты, а волосы полностью распущены, отчего они чёрным водопадом падали на спину и довольно симпатичненько обрамляли лицо.

— Должны? — о как я ненавидела это слово. Собственно, ни в прошлой, ни в этой жизни я не принимала такого. — Кому это я что-то должна? Тебе? Или людям, до которых мне нет никакого дела? Почему это считается нормальным, что ты сидишь с оголённой грудью, а мне показать свои ноги нельзя? Или тебя смущают мои обнажённые руки? Так я ведь не с голой задницей тут расхаживаю. Да, даже если и так, то, кому какое дело до моего тела? Оно только моё и я сама могу решить, что мне надевать, где и перед кем! Если тебя или кого-то другого оскорбляет мой внешний вид, то не смотрите, всего и делов.

— Да нет, я ведь… просто мне говорили, что у людей не принято… так.

Вот опять. Секунду назад Эйнар казался взрослым и уверенным в себе мужчиной, а сейчас покраснел, смутился и выглядит как неопытный юнец, которого отчитывает за проказу школьный учитель.

— Кстати, — я уже остыла, потому что мне показалось кощунством злиться и дальше на существо, которое всем своим видом показывает неловкость. — Ты не расскажешь мне, кто ты такой?

— В смысле? — видимо, я не так выразилась, раз он не понял.

— Раса твоя? Я просто впервые вижу не человека, поэтому никак не могу определить, к какой ты расе относишься. Мои знания слишком скудны и их не хватает для определения.

— А, вот ты о чём. Тёмный эльф.

— Хм-м-м, — я придвинулась чуть ближе — видели мы на самодельной лавочке, состоящей из доски и пары чурбачков.

Эйнар попытался отодвинуться, но я бульдожьей хваткой вцепилась ему в руку. Он вспыхнул сильнее и отвернулся.

— Что такое? Дай взглянуть на тебя поближе. Я никогда эльфов не видела. Раньше ты был почти полутрупом, поэтому было не так интересно, а сейчас цвет лица выровнялся, глаза стали такими живыми и красивыми. Правду, значит, говорят, что эльфы красавчики. Кстати, а вампиры у тебя в роду были?

— П-почему вампиры? Они же не могут иметь потомство. Ты слишком близко. Так не принято.

— Не принято? Глупости, я ведь ничего такого просто посмотреть, да и только. К тому же мы ведь разных рас, так что ничего страшного. Думаю, что раз у вас такие мужчины, то девушки должны быть просто писанными красотками, так что моё человеческое тело тебя вряд ли заинтересует, а меня твоё и подавно.

— Почему это?

Эйнар странно вскинулся и от резкого движения чуть ли не свалился с лавочки. Всё-таки он напоминает мне подростка.

— Очень просто, — я отодвинулась, насмотревшись, красивый зараза, но всё же мужик. Потянувшись, зевнула так, что чуть челюсть себе не вывихнула. — Когда постоянно окружён божественными красавицами, все остальные кажутся серыми мышами.

— При чём тут мыши?

— Это выражение такое, бестолочь! Означает нечто средненькое и не особо привлекательное. Хотела спросить, сколько тебе лет и чего делаешь в империи?

Эйнар заметно напрягся, потом окинул меня взглядом, будто пытаясь выяснить — можно мне доверять или не стоит.

— Мне семьдесят в этом году исполнилось…

— Сколько? — честно я была очень удивлена. Хотя, постойте-ка, что-то я такое припоминаю. Эльфы же долгожители, а, значит, такой возраст в порядке вещей.

— Я уже совершеннолетний.

— Да? — вообще-то, дурень, меня не это волнует и беспокоит, а то, что по возрасту ты старше моего деда! — Боюсь спросить — и во сколько же у вас достигают совершеннолетия?

— В семьдесят.

— Да?

Эйнар кивнул. Выглядело это почему-то забавно.

Странно это всё. Даже если учесть мой прошлый опыт, сплюсовать с нынешним, то моему внутреннему «я» где-то около тридцати семи. Но, блин, почему же я ощущаю себя старше и опытнее этого семидесятилетнего парня. Господь, даже звучит дико! Может, у них и мозг работает по-другому и осознание реальности совершенно другое, раз семидесятилетний мужик выглядит и ведёт порой себя как подросток? Скорее всего.

— Так, с этим разобрались, а что по поводу того, что ты делаешь в империи?

— Я… мне нужно в столицу.

— Это я уже поняла.

Солнце поднималось всё выше, пациент выглядел вполне себе здоровым, а, значит, скоро мы отправимся в путь и мне интересно, на кой чёрт он тащится в столицу и почему на него напали. Что-то мне не хотелось становиться целью, если Асвальд задумал что-то противозаконное.

— Мы с моими сопровождающими направлялись в столицу людей, чтобы попасть во дворец, — так, мне это уже не нравится, — для встречи с вашим правителем. Тёмные эльфы хотят заключить союз с империей Нер. Меня послали, как главного посла нашей страны. Но стоило нам вступить на земли империи, как мы были атакованы неизвестными.

Ну, это уже не так страшно. Вернее, не хорошо, конечно, но, по крайней мере, они не собирались порешить там нашего императора или еще какую государственную пакость совершить. А тут всё понятно — просто в нашем славном Нере, кто-то очень сильно не хочет этого союза. Хм, или ниточка от эльфов? Всяко может быть. Если эльфы с кем-нибудь воюют, то можно ждать удара и со стороны их противников, которым не очень-то и на руку, если две страны объединяться.

Да, уйти большим отрядом нет никой возможности, а вот проскочить незамеченными вдвоём можно с лёгкостью, главное избегать попадаться на глаза в больших городах. Нет, лучше даже в деревни не заходить, потому что, судя по побоищу, настроены противники очень серьёзно, а значит, могут оставить своих смотрящих везде, где только можно.

— Скажи.

Я так погрузилась в свои мысли, что совершенно забыла о том, что не одна.

— Хм?

Решив, что сидеть, конечно, хорошо, но нужно продолжить если не медитацию, то хотя бы зарядку, встала и принялась разминаться. Эйнар помолчал с минуту, но когда я вопросительно взглянула на него, встрепенулся.

— Скажи, а все человеческие девушки такие?

Я замерла, удерживая ногу в вертикальной растяжке. А что, я как поняла, что родилась девушкой, сразу решила, что надо сделать всё возможное, чтобы обезопасить себя, а гибкость тела очень важна.

— Какие? — опустив ногу, спросила я.

В этот момент около ограды послышался смешок. О, ну, ясно. Уже все в деревне знают, что в нашем доме поселился замечательный сосед, то есть невиданный доселе субъект эльфийской породы.

— Вот они — нормальные и хорошенькие деревенские девчушки. Можешь сходить, посмотреть, полезный будет опыт. А на меня не обращай внимания, я, закончу, наконец, свой комплекс.

— А столица?

— Столица? Как бабуля скажет, что ты полностью в норме, так и отправимся. Всё, проваливай, ты мне мешаешь.

Отвернувшись, я подняла вторую ногу, тут же закрывая глаза и отрешаясь от всего мира. Меня больше не волновали ни гомонящие девчата, ни что-то говоривший мне Эйнар, я наслаждалась купанием в энергетическом океане планеты.

С бабулей пришлось немного повоевать. Её даже не убеждало, что я отправляюсь не одна как раз общество Эйнара её и настораживало. Что поделать, глупой моя бабуля не была, и понимала, что раз за Асвальдом тянется столько трупов, значит, дело тут далеко не безопасное, в чём я её заверяла.

Но перебороть её упорство могло только моё. Я уже давно всё решила, так что никакие уговоры и доводы меня не остановят.

— Ты что, влюбилась в него? Я понимаю, дело молодое, но подожди, пока он вернётся с этой своей столицы. Ты же умная девочка, понимаешь, что за ним тянется смерть.

Откусив булочку, я сложила руки на груди и усмехнулась. Влюбилась? Я? Нет, я могу, конечно, парень Эйнар вроде хороший, симпатичный и можно даже сказать по-своему милый, но с какой стороны на него ни посмотри он мужчина. Если у меня и случится помутнение, то дальше платонической любви точно не зайдёт.

Да, да, я знаю, что я сейчас девушка и отношение с мужчиной так же естественны, как дышать. Но! Что я могу поделать, если меня даже не возбуждают мужские тела? Я вон его раздевала, обмывала, и ноль эмоций. И какой может быть секс в таком случае? Впрочем, что мужские, что женские тела доставляют мне сейчас лишь эстетическое удовольствие, не более. Думаю, что у меня на почве переселения души случился какой-то внутренний конфликт между душой и телом, из-за чего я стала просто асексуальна. Печально, конечно, но что поделать. Если в будущем что-то изменится, и я захочу кого-нибудь, это будет замечательно. Вряд ли, конечно, это будет мужчина…

Ладно, не стоит размышлять о подобном, всё равно результат я уже знаю. Каждый раз, когда я думаю об этом, то захожу в тупик. Я попросту не понимаю, как это должно быть у меня. Эх, я приняла всё, и своё женское тело, и гормональные заморочки, и некоторые физические особенности, но вот эта сторона вопроса до сих пор остаётся мне непонятной.

— Ба, не усложняй. Просто появился замечательный повод, наконец, попутешествовать. При чём тут любовь и прочая сложная ерунда? Эйнар симпатичен мне, я не скрываю, но о любви в общепринятом понимании речи быть не может.

— Ох уж эти твои мудрёные речи, — бабуля покачала осуждающе головой. — Не пристало девице выражаться так сложно. Ну, да ладно, тебя не переделать, — она окинула меня недовольным взглядом. Ещё бы. Я снова была в своих удобных штанах, крепкой и удобной рубахе, на ногах новые походные сапожки, которые я берегла как раз до этого момента. Свои короткие волосы я подвязала не ленточкой цветной, а самой обычной верёвочкой, которой мы обычно мешки с мукой обвязываем. А что, она крепкая, и в случае чего можно использовать для нужного дела, а пёстрые ленты меня совершенно не привлекают. Некоторые пряди, которые были короче других, всё же выбивались, но я уже привыкла, поэтому они мне совершенно не мешали. — Точно решила?

— Точно, — кивнула, закидывая в рот остаток булочки и принимаясь жевать набитым до отказа ртом. — Лошадку я себе уже прикупила. Даже не пытайся узнать, где я взяла денег, всё равно не скажу. Эйнару только дай знать, что выезжать можно, так он тут же залезет на свою зверюгу и вспоминай, как звали. А что ты хочешь, у него дело важное в столице, торопиться надо, а тут я задерживаю его. Так что, бабуль, давай ты просто согласишься со мной, и всё.

Подойдя к своей старушке, обняла её, укладывая подбородок на плечо. Как бы там ни было, но эта женщина заменила мне мать в этом мире. За семнадцать лет я полюбила и её и своего деда. Они многому меня научили, и я, несомненно, искренне благодарна за это, но оставаться и дальше в этой затерянной на краю империи деревеньке у меня не было никакого желания. Мир огромен и я хочу его увидеть.

— Ладно, останавливать тебя бесполезно, — она высвободилась из моих объятий и отвернулась, но я успела заметить, что её глаза блестели от слёз. — Сейчас, погоди.

Подойдя к сундуку, в котором хранились различные семейные ценности, она достала откуда-то из своих объемных юбок ключ — точно знаю, у нее там в этих юбках сотни карманов! — и, открыв замок, откинула крышку.

Мне было интересно, но я послушно стояла на месте, немного опасаясь, правда, как бы Эйнар не свалил без меня. Через пару минут бабуля выпрямилась и подошла ко мне. Развернув небольшую тряпицу, она подняла за обычный, чёрный шнурок кулон, который я видела впервые.

— Вот, — она аккуратно надела его мне на шею, после этого сухо целуя в щёку. — Это досталось мне от моей мамы, ей от её матери, и так далее. А теперь я отдаю его тебе.

Я приподняла кулон. Темно-зелёный, овальный камень в потемневшей от времени оправе. Собственно, ничего красивого или необычного в кулане не было. На первый взгляд простая безделушка.

— Этот камень называется слезой дракона…

— Но ведь в сказках говорится, что драконы не плачут. Ай!

— Не перебивай меня, глупая девчонка! — получив подзатыльник, я потёрла ушибленное место, но возмущаться не стала. Бабули во всех мирах одинаковые, скажешь слово против и тебя ждёт часовая лекция о том, что нужно уважать старость и не перебивать, уступать место и прочее, прочее. — Так вот, это слеза дракона. Многие поколения она оберегала женщин нашего рода и давала нам силу. Моя прабабушка, когда была жива, часто любила рассказывать о своей прабабушке, которая была могущественной колдуньей тог времени и всё благодаря этому кулону. Она говорила, что тогда он был совсем другим, но почему-то стал тускнеть и бледнеть, превратившись однажды в обычный камень. Но всё равно, у женщин в нашем роду принято передавать его из поколения в поколение.

Ого, а всё не так скучно, как мне поначалу показалось. И что это у нас? Какой-нибудь накопитель, который со временем просто опустел, поэтому стал таким? Или может быть, в камне был заключён какой-нибудь дух, освободившийся однажды? Так, успокойся моя буйная фантазия. Нет, всё же надо было в своё время меньше смотреть фэнтези фильмов. Хотя, не так уж я и много смотрела… Наверное, это просто природное свойство моего мозга.

— Спасибо, ба, буду беречь, — поцеловала её в щёчку и крепко обняла, практически сразу отстраняясь. Ох, по-моему, я сейчас заплачу. Какая неожиданность, ведь в этой жизни я ещё никогда не плакала. — Мне пора. Передавай деду, чтобы не волновался обо мне, да и ты сама не волнуйся. Я справлюсь, ты же меня знаешь. Всё, я убежала. Не провожай, а то боюсь, я расплачусь, а это совсем не по мне.

Подхватив небольшую сумку и дорожный плащ, выскользнула на улицу, сразу же направляясь за дом — там меня уже ждал подлеченный Эйнар верхом на своём кальпи, который, если честно, выглядел, как оживший монстр их страшилок. Нет, рога, красные глаза, жгуче-чёрный цвет и лапы с когтями, всё это смотрелось вроде бы нормально и не страшно, но всё равно отчего-то мурашки бежали по спине. Всё-таки это и вправду демонический зверь, чувствуется аура, которая отличает его от простых животных.

Рядом жалась к ограде моя пегая лошадка. Кинув короткий взгляд на Асвальда, успокаивающе погладила Звёздочку по шее и, шепнув ей пару ласковых слов, быстро привязала свою сумку и пока что ненужный плащ.

— Поехали, — бросила я, направляя лошадь к выходу из деревни.

Около дороги нас ждала целая толпа. До поры до времени все молчали, а потом начали кричать, что будут скучать, чтобы была осторожна и что они, несмотря на мой скверный характер, всё равно меня любят, и будут ждать. Чёрт возьми, это было неожиданно, и я даже чуть не расчувствовалась. Странно, я вроде никогда не была близка с жителями деревни, кроме детворы, которая вечно висла на мне. Но почему же они тогда сейчас все тут? Из-за моего отношения к жизни, выбора в одежде и к внешности, меня считали странной и редко разговаривали. Я часто помогала им вместе с дедом или бабулей, но с некоторыми из них я за все эти года даже несколькими словами не перекинулась. Тогда почему?

Впрочем… так ли это важно?

Улыбнувшись, я помахала всем рукой, крикнув, что обязательно привезу им из своего путешествия гостинцы, а мелочи разных вкусняшек.

— Тебя тут любят.

Эйнар сейчас выглядел неплохо, правда, меня немного смущали ниточки с нанизанными красными камнями у него в косе и слишком уж щегольской наряд, состоящий из обтягивающих штанов, высоких, начищенных до блеска сапог, дорогой даже на вид рубахи и шикарного, принадлежащего явно богатею плаща. Это я ещё упростила, потому что на руках я заметила перстни, браслеты, на шее какие-то кулоны, на поясе щегольской ремень с крупной бляшкой, да и вся одежда была украшена, так или иначе. За спиной висели парные клинки. Где он это всё прятал?!

Вся эта одежда принадлежит явно непростому смертному, а, значит, посол-то у нас не так-то прост. Хотя, этого и следовало ожидать. Не станет же страна посылать к правителю империи нищеброда какого-нибудь. Лорд? Хотя, мне без разницы, хоть сам принц, значимей от этого он не становится.

— По тракту не поедем, — начала говорить, когда закончила осмотр Эйнара. — И чего ты вырядился, как на парад? Тебе не душно? Жара же.

Асвальд задрал подбородок, — а ещё говорят светлые эльфы высокомерны — и окинул меня взглядом полным превосходства, но почему-то его хватило ненадолго. Через пару секунд он смутился и отвернулся.

— Я всё-таки посол, мне положено быть лицом своей страны. Если не на тракт, то куда?

— А-а-а, лицом, — я безразлично кивнула и почесала бок. — Ну, раз лицом, то, пожалуй, я понимаю тебя. Вот только это, Лицо, нас с тобой никто не должен увидеть, иначе можем нарваться на неприятности, поэтому бросай ты это позёрство. На остановке переоденься.

Эльф фыркнул, но не повернулся, сделав вид, что я обращаюсь вовсе не к нему. Думаю, что эльф немного поспешили, когда решили, что семьдесят вполне достаточно для совершеннолетия. На мой взгляд, им надо эту цифру приподнять до ста, может, тогда они уже не будут так напоминать временами ранимых и нежных подростков. Нет, ну с виду здоровый мужик, не качок, конечно, но высокий и крепкий, а ведёт себя…

Так, Лера, успокойся, нас с ним ещё до самой столицы вместе кантоваться, надо просто привыкнуть и принять таким как он есть, иначе можно самой вскипеть в самый неподходящий момент.

— Есть одна тропинка, я о ней давно уже знаю, ведёт прямиком к ближайшему городу. Но в город мы тоже не пойдём, так как тебя там могут уже ждать. Нет, я больше чем уверена, что тебя там ждут. Города, деревни избегаем. Пищу будем добывать в лесу, благо её здесь валом, просто руку протяни. Ручейков и рек полно, от жажды не помрём. Не волнуйся, дойдём мы до столицы, глазом моргнуть не успеешь.

— А сколько тебе лет?

— Хм? — высматривая давно знакомый мне проем между деревьями, в который нужно было свернуть, чтобы попасть на тропинку, я даже сначала не поняла, о чём он, так как тема разговора слишком уж кардинально поменялась. Но потом до меня дошло, о чём он меня спрашивает. — Семнадцать.

— То есть, ты даже несовершеннолетняя?

— Проблемы с этим?

— Но как же так? Всё-таки ты странная. Я видел других девушек в твоей деревне.

— И? — Я хмыкнула про себя. Сейчас начнётся…

— Ты совершенно другая. Я говорю не только об одежде. Остальные, как я и думал, носят длинные платья, полностью закрытые, никто не оголяет ни ног, ни рук. У всех встреченных мною девушек и женщин были длинные косы, я уже молчу о том, что каждая из них при виде меня опускала взгляд и смущалась. Даже взрослые! А ты? Ты видела меня абсолютно голым и даже не отвела взгляда, прикасалась к моему телу, но продолжаешь смотреть мне в глаза, как ни в чём не бывало. Если бы я сам не видел, что у тебя есть грудь, то решил, что ты всё-таки парень. Слишком ты спокойна, а ведь нам рассказывали, что людские женщины не могут устоять перед нашим внешним видом. Да и ощущаешься ты как-то странно…

— Так, отставить болтологию. Такая, ни такая, другая, какая разница вообще? Не понимаю, почему я должна падать к твоим ногам? Да симпатичный, мужественно выглядишь и всё такое, ну и что? Ты не думал, что ты мне можешь просто не нравиться? Или, может, ты не в моём вкусе, такое тебе в голову не приходило? Может, мне, вообще, блондины по душе? В общем, оставим эту тему, а сейчас, поворачивай вон в ту щель между деревьями. Надо к ночи пройти город и оставить его позади. В его окрестностях могут тоже всякие нехорошие люди отираться.

Направив свою лошадку следом, я невольно нахмурилась. Он меня как-то ещё и ощущает? Опасно. А вдруг они, эти тёмные эльфы могут как-нибудь видеть души или ещё какую неприятную способность иметь? Так или иначе, надо пресекать подобные разговоры. Не то чтобы я особо скрывала, но не люблю, когда кто-то знает обо мне слишком много.

Блин, от этого эльфа одна сплошная головная боль. Ишь, не могут, значит, устоять перед ними? Самоуверенные всё же эльфы живут в этом мире.

Клыки они зря отращивают, так ведь обломать их можно однажды, с такой-то самоуверенностью.

Глава 5

Из распахнутого окна была слышна трель птиц, которые в большом количестве водились в дворцовом саду. Лёгкий ветерок едва уловимо шевелил занавески, практически не принося с собой прохлады и свежести. Было жарко. В дверь постучались.

— Входи.

В комнату тут же вошёл первый советник, взглядом мгновенно отыскивая сидящего в кресле принца.

— Ваше Высочество, — советник поклонился, не сильно, нет, он лишь немного обозначил поклон головой, но ему это вполне позволялось. Всё-таки этот старый лис служил советником в императорской семье давно. Можно сказать, для Его Высочества этот человек был кем-то вроде деда. — Делегация от тёмных эльфов была практически вся перебита. На месте столкновения обнаружено около сорока наёмников. Местные жители позаботились обо всех телах, невзирая на то, что некоторые из них были не людьми.

— Хм, ты говоришь «практически вся перебита», то есть кто-то выжил? И где он?

— По рассказам жителей ближайшей деревни, молодой эльф был ранен, потом выхожен местной лекаркой, а потом уехал, прихватив с собой внучку лекарки.

— Зачем ему человеческая девушка?

Его Высочество встал с кресла и подошёл к окну. Девушка… В последнее время принц столько их видел, что ещё немного и он возненавидит весь женский род. Низкие, высокие, полненькие, худенькие, красивые и не очень, блондинки, брюнетки. Они ничем, казалось, не отличались друг от друга. Если его сейчас попросили вспомнить хотя бы одну из них, то принц с большой уверенностью сказал, что все они для него так и остались на одно лицо. Хотя, были и настоящие красавицы, но душа не лежала. Да и не собирался он пока что жениться, хоть Патриций и настаивал.

— По словам ее бабушки Лерия — её внучка, давно уже хотела покинуть деревню и посмотреть на мир. А тут подобрала в лесу раненого эльфа и после лечения потребовала, чтобы он взял её с собой, так как одну её бабушка не отпускала, так как девушке всего семнадцать, да и негоже девице одной разгуливать.

— Так я не понял, кто эльфа лечил? Бабка или эта Лерия?

— Как я понял, девушка нашла его в лесу, подлечила и притащила в деревню, а там уже за дело взялась старушка.

— И что, девицу вот так просто отпустили? Мало того что это эльф, а не человек, а насколько я знаю в деревнях к нелюдям всегда относились с большим опасением. Я больше чем уверен, что это первый эльф, которого они когда-либо видели.

— Кхм, — Патриций кашлянул в кулак. Он читал отчёт от его людей, ездивших в ту деревне, и его очень позабавили эпитеты, которыми награждала старушка свою внучку. — Думаю, у них не было выбора. По всему, выходит, что эта девушка имеет крайне настойчивый характер. К тому же она довольно необычна.

— Ладно, меня мало интересует эта девушка. Я надеюсь, выживший эльф из делегации уже найден?

— К сожалению, мы не можем отыскать их следы?

— Почему? Там же одна дорога.

— Ваше Высочество, боюсь, что из-за нападения посол решил не рисковать больше и поехал окольными путями. Пока что мы не смогли обнаружить их, хотя все силы на это брошены. Но, знаете, я даже немного успокоен таким их поведением. Пока мы искали их следы, то заметили нездоровый интерес наёмников к проезжающим по тракту людям. И, вообще, на дороге собралось слишком много людей из этой братии. Проведённое расследование пока что ничего не дало, но я больше чем уверен, что ищут они как раз нашего посла.

— Думаешь, предатель завёлся у нас или же у эльфов?

— Ничего нельзя сказать с полной уверенностью, но точно могу утверждать, что без сильного ментального мага не обошлось. Все допрошенные наёмники ничего толком не помнят, а стоит немного надавить на них, как они и вовсе начинают пускать пузыри, лишаясь рассудка.

— Хм, это плохо. Оставьте пока наёмников в покое, раз от них всё равно никакого толку, бросьте все силы на поиски посла. Прочёсывайте леса, опросите всех лесников, травников в деревнях, они должны знать тропы, дороги, по которым можно добраться до столицы в обход тракту.

— Уже сделано, Ваше Высочество. Но я здесь не только поэтому.

— Хм?

— Сегодняшняя партия невест.

— О, нет, — принц на мгновение закатил глаза, а потом поднял голову и посмотрел на безукоризненно голубое небо. Как его достали эти девицы, но делать было нечего. — Пойдём.

— Прошу, — открыв дверь, Патриций пропустил принца вперёд, выходя за ним следом и аккуратно прикрывая за собой дверь.

В комнате вновь воцарилась тишина, лишь ветер продолжал едва уловимо шевелить занавески, а за окном всё так же слышались переливы птичьей трели.

* * *

Задержав дыхание, я осторожно отодвинула ветку и буквально распласталась по земле. Проводив глазами небольшой конный отряд, который следовал в ту стороной, из которой мы пришли, я медленно начала спускаться обратно в овраг.

Эйнар вопросительно глянул на меня.

— Пятеро, конные, по виду наёмники, — спрыгнув с пригорка, наступила на небольшой камень, спрятавшийся в высокой траве. Нога соскользнула и я, неловко взмахнув руками, начала заваливаться вбок.

— Осторожно.

Эйнар аккуратно придержал меня за плечо, не давая свалиться.

— Спасибо, — кивнув, я отстранилась и тут же выбросила этот инцидент из головы. — Пойдём по дну оврага, надо обойти город. Передвигаемся тихо.

Посмотрев внимательно на мою лошадку и на кальпи, нахмурилась. Я смотрела много фильмов в той, навсегда покинутой мною жизни и читала книги, где прятавшихся людей чуть ли не всегда обнаруживают из-за не вовремя заржавшей и фыркнувшей лошади. Почему-то эти мирные животинки делают это именно в тот момент, когда мимо героев проезжает, проходит, проползает вражеский отряд или главный злодей. В общем, примерять такое в реальности я не решилась. Аккуратно завязала морду моей Звёздочки. Надеюсь, этого будет достаточно. В отношении кальпи я питала острые надежды, что существо всё же обладает разумом и не станет так подводить нас. Я бы, конечно, могла и ему перевязать морду, но внушительны клыки и недобрый блеск в глазах сказали мне многое. Ясно, не стоит так не стоит, я не настаиваю, главное, держи свою милую мордочку на замке.

— Пошли, — закончив, махнула рукой. Мимолётно скользнув взглядом по Эйнару.

Не знаю почему, но у меня внутренности перекувыркнулись. Показалось, что эльф смотрел на меня как-то не так. Было что-то в его взгляде до сих пор мне совершенно незнакомое. Вернее, очень даже знакомое, но этого попросту не могло быть. Всё это отчего-то взволновало меня, но мозг тут же взял ситуацию под контроль и странная реакция тела улетучилась, не оставив и следа. Я даже понять ничего толком не успела. Покосившись с опаской на эльфа, облегчённо выдохнула. Он как ни в чём не бывало шагал чуть позади и настороженно посматривал по сторонам, прислушиваясь, то есть вёл себя привычно и так, как и должен был вести себя в такой ситуации нормальный, натренированный воин.

Показалось.

Выдохнув, я улыбнулась, получилось, правда, немного нервно. Эйнар мужик, конечно, красивый — эльф всё-таки — но, как по мне, так всё это лишнее и мне совершенно ненужное. Тем более я сейчас совершенно в другом теле, а, значит, и роль у меня совершенно другая.

Я попыталась представить себя с широко разведёнными ногами, стонущей под весом другого мужчины. По спине пробежались мурашки, а тело бросило сначала в жар, потом в холод, отчего ладони вспотели, а дыхание сбилось. Это было унизительно и совершенно недопустимо. Нет, головой я понимала, что в нынешнем виде для меня такое в порядке вещей, но подсознание сопротивлялось, утверждая, что даже, несмотря на моё физическое тело, мужская гордость никуда не делась. И мужчина не должен раздвигать ноги перед другим мужиком, не должен позволять овладеть своим телом, и плевать, что я уже семнадцать лет, как девушка со всеми вытекающими.

Очень сложно принять подобное, особенно когда ты полностью ощущаешь себя всё тем же Валерием Смирновым, обычным парнем двадцати лет. Но стоит посмотреть хотя бы на руки и тонкие ладони с длинными, аккуратными пальцами, явно женские, говорят, что ты давно уже не тот парень и пора уже принять реалии, забыв о том, кем был. Понимать одно, а вот полностью принимать совершенно другое, хотя мне казалось, что всё уже нормально, ан-нет.

Печально.

Я настолько углубилась в свои неожиданные переживания, что едва не упала, так как по дну оврага бежал совсем крохотный ручей, но из-за него трава была влажная, так же, как и камни вокруг. Упасть мне снова не дал Эйнар, подхватив моментально под локоть — такое ощущение, что он всё это время караулил момент. По спине снова пролетели испуганной стайкой мурашки, а к горлу подкатил комок волнения. Мозг моментально отреагировал. Мои губы сжались в тонкую линию, глаза сузили, а всё тело напряглось так, что мне даже показалось, я шагу ступить не смогу.

— Ты в порядке? Выглядишь неважно, — Эйнар словно ощутил волны негатива, исходившие от меня, поэтому тут же выпустил мой локоть из своих цепких пальцев и отошёл на шаг.

Усилием воли я расслабилась, коря себя за странную вспышку агрессии, причины, для которой совершенно не было. Это же так естественно помогать девушке, я раньше и сама непременно помогла, думаю, обошлось бы не только «поддержал за локоть», сто процентов я пошла дальше и сделала бы нечто вроде «приобнял за талию».

Боги, за что вы так надо мной подшутили? Ответа не было, абонент явно не желал выходить на связь. Выдохнув, я выпустила воздух сквозь сжатые челюсти и постаралась расслабиться.

— Я в порядке, тут просто скользко.

По взгляду Эйнара было видно, что он мне ни на грамм не поверил. Скептически вскинутые брови и взгляд аля «ты мне врать собралась, что ли?», говорили, что врунья из меня никудышная.

— Думаю, пора искать место для привала.

Деловито осмотревшись по сторонам, Асвальд кивнул в сторону небольшой площадки, которая идеально подошла бы для нашего ночлега. Я, в свою очередь, подняла голову вверх. Хм, солнце ещё высоко, но по виду Эйнара было видно, что он останется непреклонным. Вот вечно мужики так. Полагаю, он решил, что со мной что-то не так и моему телу требуется отдых.

— Расскажи мне о ваших женщинах или это военная тайна, — когда мы встали своим небольшим лагерем, спросила я, потягивая горячий отвар в ожидании похлёбки.

— Нет, не тайна, — Эйнар сел и вытянул ноги вперёд, тоже подтягивая себе кружку с отваром. Правда, он сначала понюхал его и только потом отпил. — Наши женщины они больше воины, чем мужчины. Они очень сильные, выносливые, настоящие воительницы. В большинстве своём они превосходно владеют оружием. Увидеть у нас женщину без клинков это так же странно, как… хм, даже не знаю, наверное, так же странно, как увидеть человеческую девушку в мужской одежде.

— Почему? — я отставила кружку в сторону и неосознанно потянулась к кулону, висящему на груди. Ночь ещё не наступила, но солнце уже скрылось за горизонтом, поэтому тут в овраге было уже довольно темно. Крохотный костерок, надежно спрятанный в вырытую ямку, совершенно ничего не освещал, но в какой-то момент я заметила странный отблеск и опустила глаза. Ничего не было, но я продолжала вглядываться, пока не поняла, что отблеск шёл от кулона. Приблизив кулон к глазам, поняла, что около оправы он немного другого цвета. Выглядела так, будто с него в этом месте слезла краска. Не став колупать и ухудшать состояние украшения ещё сильнее, я оставила его в покое. Правда, почему-то неосознанно стала пускать свою энергию по руке, в кулаке которой сжимала безделушку, будто хотела, чтобы небольшая прореха исцелилась. Или же наоборот, стала больше, а эта совсем ненужная краска исчезла.

— Когда мы изучали расы, — говорил между тем Эйнар, — нам рассказывали, что людские девушки очень нежные, беззащитные существа, которым постоянно необходима мужская помощь, иначе сами они прожить не могут. Из-за постоянной опеки мужчин они не нуждаются в ношении оружии и в умении им владеть. Но за такую заботу мужчины требуют, чтобы девушки и женщины закрывали своё тело, одевая только пышное платье, а также обязательным было ношение косы, которая говорит о женской силе и здоровье девушки или женщины. Там было ещё масса всяких нюансов, но все я перечислять не стану, думаю, тебе они и так известны. Поэтому видеть такую тебя немного неожиданно, потому что я всегда представлял себе человеческих девушек совершенно по-другому.

— Сломала систему, — хмыкнула я, но Эйнар даже не улыбнулся.

— Но в одном наши были правы, — я вскинула вопросительно брови. — Несмотря на твой характер больше похожий на наших воинственных девушек, я всё же вижу, что ты другая. Маленькая и чудовищно хрупкая. Твоё тело оно…

Я подняла ладонь, останавливая Эйнара. Если честно, мне с каждой секундой становилось всё более неловко. В голосе эльфа почему-то слышались странные мурлыкающие нотки, которые как будто обволакивали меня, дурманя разум и пуская волны удовольствия по телу.

— Так, хватит, я тебя поняла. Думаю, что я примерно представляю, что именно ты имеешь виду, так что закроем эту тему.

Асвальд посмотрел на меня долгим, пронизывающим взглядом и сейчас, в почти полной темноте он показался мне каким-то демоном, несомненно, опасным и диким.

Странную атмосферу разорвал крик птицы, заставивший меня крупно вздрогнуть и сильнее вцепиться в потеплевший кулон.

* * *

Прикусив губу чуть ли не до крови, я схватила протянутую руку и замерла неподвижно. Практически одним движением меня вытянули из болота. Я даже не поняла, что мне сделать в первую очередь; испугаться за едва невыдернутую руку или восхититься силой моего спутника.

Проклятое болото, а ведь в том месте, где я провалилась, с виду была нормальная земля. Так-то безопасную тропу по болоту я хорошо находила, но тут зачем-то полезла совсем в другую сторону, и естественно, поплатилась, махом погрузившись в вонючую жижу по пояс.

Эйнар среагировал моментально. Не успела я толком испугаться, как стояла рядом с ним, рассматривая свои истекающие болотной жижей штаны.

— Надо искать место для привала. Вечер скоро, да и обсушиться не мешало бы. Фарго позади своего хозяина фыркнул и я, подняв на него глаза, заметила смешинки во взгляде.

— И ничего смешного, — подражая этому несносному животному, фыркнула я, отворачиваясь. — А будешь надо мной смеяться, закидаю грязью и буду смотреть, как ты пытаешься от нее отчиститься. О!

Я резко позабыла и о противном кальпи, так как увидела вдалеке небольшое строение.

— Неужели в таком месте кто-то живёт? — Эйнар озабоченно нахмурился, не сдвинувшись ни на сантиметр. — Мне это не нравится. Это может быть база каких-нибудь разбойников или схрон контрабандистов.

— Ага, всё может быть, поэтому подойдём немного ближе и понаблюдаем, если никакого движения не будет, то делать нечего, придётся рисковать. Оставаться на тропе нам всё равно нельзя, ночью тут будет полно болотных змей. У нас два выхода — идти вперёд или вернуться, потому что, как я уже успела убедиться тропинка тут одна и ответвлений у неё нет.

Асвальд кивнул и буквально впился взглядом в странное каменное строение, которое непонятно каким образом оказалось посреди болот. Собственно, мы, как и все остальные обошли болота стороной, но выбора у нас не было. В последние дни наёмники шныряли уже не только на тракте, но и нередко стали встречаться на лесных тропах. Пару раз мы едва не столкнулись с группами из несколько человек чуть ли не нос к носу, но успевали скрыться до того, как нас замечали. Становилось понятно, что они разгадали наши планы и рано или поздно найдут нас. Именно поэтому после небольшого военного совета нами было принято решение уйти из леса и пройти к столице по опасным болотным тропам. Мы надеялись, что неизвестные не станут настолько сильно рисковать. Я бы тоже не стала, но деваться было некуда.

— Думаю, там нет никого, — тихо шепнула.

Солнце уже почти село, а значит, ещё немного и станет совершенно темно. Оставаться на тропе ночью полнейшая глупость. Для того чтобы вернуться до места, подходящего под ночлег, больше не было времени. Оставалось идти вперёд.

Не дожидаясь подтверждения от Эйнара, зашагала по тропе. Чтобы подойти к зданию скрытно, не было никакой возможности. Оставалось надеяться, что там никого нет, а если и есть, то сразу убивать не станут, сначала хотя бы поговорят.

Все наши опасения оказались беспочвенны. Каменное строение было совершенно пустым.

— О-о-ой, — тихо позвала я, заглядывая внутрь. Тишина. — Никого.

Оглядевшись по сторонам, нахмурилась. Домик этот был небольшим, всего места три на три, и высотой столько же. Покатые стены, сходясь в самой вершине, внешне напоминали пику копья. Глядя на домик вблизи, становилось понятно, что это несамостоятельное строение, а крыша чего-то большего. Очень похоже на часть башни замка. Хотя замков я тут не видела, но вот раньше в кино, да на картинках разных.

Осторожно войдя внутрь, внимательно осмотрела пол. Сухой, хотя и заметно, что раньше эта часть была покрыта болотной водой. Аккуратно проведя рукой по стене, нахмурилась ещё сильнее. Эйнар тоже не был спокоен. Войдя следом за мной, он обошёл всё помещение по кругу, разглядывая всё подряд, и под конец остановился около меня.

— Если я сейчас скажу глупость, ты мне об этом скажешь? — спросил он, так же как и я, поглаживая гладкую стену, сделанную из серого камня.

— Обязательно, ещё и посмеюсь над тобой. По-моему, за эту неполную неделю, что мы идём вместе, ты должен был уже изучить эту сторону меня, — хмыкнув, повернулась к эльфу, тут же поднимая голову. Он слишком высокий, мне совершенно неудобно так смотреть, а ещё я ему жутко завидую.

— О, да, это я уже понял, — губы Эйнара дрогнули. — В общем, назови меня как хочешь, но у меня такое ощущение, что эта штуковина поднялась из болота. Причём совсем недавно.

— Хм, ну, если только тут нет никого, кто по какой-то совершенно глупой причине не стал обляпывать стены изнутри и снаружи болотной жижей, то я думаю, что твоя идея не такая уж и глупая. Хотя звучит и невероятно. Но, не так уж и невероятно, учитывая, что здесь есть магия, странные зверюги, которые упорно пытаются скрыть наличие у себя ума и тёмные эльфы.

— Я опять тебя не понимаю, — Эйнар покачал головой и уставился на меня в упор, прожигая своими тёмными из-за сумерек глазами.

Естественно, для него то, что я перечислила, является такой же обыденностью, как для меня наличие деревьев в лесу, но я-то так полностью и не привыкла ко всему этому. Нет, не так, привыкла, но иногда, думая об этом, недоумеваю и, честно говоря, офигеваю. Всё же моему разуму сложновато полностью примериться с действительностью.

— Не обращай внимания, — отмахнулась я. — Если брать во внимание местные реалии, то не так уж и невероятно, что данный кусок предполагаемого здания поднялся из болота. Что могло этому поспособствовать? Изменение магических полюсов мира? Чей-то злой умысел? Или может быть и незлой вовсе, а так, ради интереса? Сдвиг литосферных плит, приведших к тому, что здание в данном участке приподнялось и соответственно стало выше уровня воды в болоте?

— Я не понимаю и половины того, что ты говоришь, — Эйнар мотнул головой, отчего волосы, собранные в высокий конский хвост тоже качнулись, привлекая моё внимание. Шикарная у него всё-таки грива. Может, и мне отрастить? О, нет, нет и ещё раз нет. Даже не хочу представлять, сколько силы нужно, чтобы ухаживать за этим, а ещё я полностью уверена, что такие патлы будут мне мешать.

— Не суть важно, — отмахнулась я, отворачиваясь. — Думаю, правду мы всё равно…

Во время разговора, я шла вдоль стены, и когда под ногами исчезла опора, у меня все внутренности поднялись к самому горлу. Ощущения, я вам скажу просто непередаваемые. Интересно, а если бы у меня было слабое сердце, могла я так помереть со страху? Думаю, что запросто, потому что это самое сердце у меня сейчас билось где угодно, но только не в том месте, которое природой установлено для его местонахождения. Испугалась я знатно.

— Лера!

— Я… в порядке.

Понятие не имею, как я умудрилась зацепиться пальцами за край, видимо, всё-таки из-за смертельной опасности тело действительно действует на пределе своих возможностей и порой совершенно без участия мозга.

Вот, второй раз за день меня вытягивают откуда-то. То из трясины, то из… А собственно, куда я на этот раз провалилась и почему. Если я помню, то Асвальд всё обошёл по кругу, и я точно помню, что в этом месте он тоже проходил. Так почему такой бугай, как он не провалился, а подо мной крыша с радостью проделала в себе дыру.

— Чертовщина, — отойдя на пару шагов, я опёрлась руками о колени и попыталась привести своё расшалившееся тело в порядок. Тошнило.

— Уйдём отсюда, — Эйнар озабоченно и с каким-то опасением, что ли, осматривал всё вокруг. — Странно всё это. Я там точно прошёл, и если бы под ногами был трухлявый пол, то я заметил, но по ощущениям под нами камень.

Чтобы подтвердить свои слова, он сапогом разбросал всякие веточки, листики и пожухлую траву в стороны, открывая нашим глазам действительно каменный пол.

— Уйдём, — схватив меня за руку, Эйнар потащил меня к двери, даже не дав и слова вставить.

Придурок, може, т в том месте просто была деревянная дверца, которая служила входом на чердак. Или, может, небольшой кусок потолка обвалился, а камень ввалился внутрь. Чего паниковать так сразу?

Но, как показало дальнейшее, паниковал Асвальд не зря. Выйти нам не дали. Он просто со всего размаху впечатался в невидимую стену, которая возникла вместо двери.

— Ого, — не обращая внимания на то, как эльф, согнувшись, баюкает свой ушибленный нос, я подошла к проходу и осторожно провела по невидимой стенке рукой. На ощупь было похоже на стекло, только вот было тёплым и смутно навевало чувство, что оно живое. Стоило моим пальцам пройтись по преграде, как она пошла рябью, но тут же выпрямилось и застыло. — Что это?

— Барьер, — прогундосил Асвальд, шмыгая немного покрасневшим носом. — Я в магии не силён, так как во мне нет и крупицы дара, но всё же знаю, как выглядят барьеры. Старшие братья более одарены, поэтому много раз видел барьеры на их занятиях.

— У тебя есть братья?

— Есть, старшего зовут Альрик, а среднего Альмонд.

— Хм, и почему же традицию называть сыновей на «А» на тебе решили поменять и назвали тебя Эйнаром?

Я села около стены и посмотрела на то место, где подо мной провалился пол. Дырку было хорошо видно, и я готова поклясться чем угодно, но внутри это здание не заполнено водой. Почему? Я не слышала шума упавшего мусора, то есть не было характерных шлепков по воде.

— Моё имя, записанное в семейной книге, читается и произносится, как Айнар, что означает одинокий воин. Но моим братьям никогда не нравилось значение имени, и они откопали где-то, что если поменять на Эйнара, то значение немного меняется. Альрик у нас всемогущий. Альмонд — всесильный, а Эйнар означает единственный воин. Что, по сути, так и есть. Братья очень щедро одарены магическим даром, у меня же его практически нет. Именно поэтому я с самого детства отдавал предпочтение воинской науке и бою на клинках.

— Хм-м-м, занятно, — встав, я подошла к дыре в полу, отмахиваясь от дёрнувшегося Эйнара. — Твои братья, если судить по этому рассказу, тебя искренне любят. Так почему же тебя послали в империю людей одного?

— Я был не один. А братья… Альмонд сейчас на границе с орками, а Альрик… ну, он очень занят. Что ты делаешь?

— Вот как, понятно. Хочу посмотреть, что там. Ты же понимаешь, что этот барьер тут неспроста. Надо поскорее узнать, что происходит, а то, там, снаружи моя Звёздочка осталась да и твою конягу мне как-то даже немного жаль оставлять одну на ночном болоте.

— Фарго — кальпи, — тут же автоматически поправил Эйнар. В первое время он даже злился из-за того, что я не выказываю его демону-зверю должного уважения, а сейчас смирился.

— Ага, я так и сказала, — опускаясь на колени, пробормотала я, всматриваясь в тёмную дыру в полу. — Темно, ничего не видно, — опустившись ещё ниже, я практически наполовину погрузилась в темноту, продолжая стоять на коленях. Поза провокационная, но я как-то об этом не думала, просто хотела хоть что-нибудь рассмотреть.

Словно дожидаясь моих слов, стены внутри начали немного светиться, отчего моему взгляду открылся большой зал, старый, практически разрушенный и довольно жуткий, я вам скажу. Изнутри не тянуло холодом, сыростью или опасностью, но вот странные статую, которые стояли вдоль стен, немного пугали.

— Надо спуститься, — сказала, выпрямляясь.

— Уверена? — эльф отвёл взгляд, и я заметила, что он чем-то смущён.

— Конечно, — кивнула. — Чем быстрее мы поймём, что происходит, тем быстрее сможем решить, как действовать дальше. А сейчас мне нужна верёвка.

Мы переглянулись, а потом синхронно, словно всю жизнь только этим и занимались, обернулись к проёму. До нас только сейчас дошло, что все вещи остались на оставленных снаружи лошадях. Ну, ладно, на лошади и на одном кальпи.

Оглянувшись на Эйнара, вздохнула и начала расстегивать рубашку.

— Ч-что ты делаешь? — спросил, делая настолько широкие глаза, что я даже немного заволновалась. — Сейчас? — зачем-то покрутив головой из стороны в сторону, он неловко переступил с ноги на ногу и замер, будто лом проглотил. Только глазами хлопает и краснеет всё сильнее и сильнее.

— Нам верёвки нужны, — хмыкнула я и отвернулась, положив рубашку на пол. — Надеюсь, моих тряпок хватит.

Быстро размотав «бинты», вдохнула поглубже. Всё-таки как бы я ни привыкла утягивать свои небольшие груди, но, когда вот так вот развязываешься, то чувствуешь, будто до этого тебя в тисках держали. На светлой коже остались уже привычные красноватые полосы, а желание помацать грудь, чтобы разогнать кровь было просто нестерпимым, но я удержалась и просто накинула рубашку обратно, тут же застёгиваясь и завязывая её на талии.

— Не прыгать же, — буркнула я, подходя к дыре в полу, и при этом косилась на Эйнара, который решил изображать из себя истукана. — Ты в порядке?

— А? Да, конечно, я в полном порядке, — тут же отмер он и чуть ли не прыгнул ко мне, выхватывая тряпки из рук. Нервный какой-то. Что это с ним? Может, тут излучение какое? Но я вроде ничего такого не чувствую… Может, это только на остроухих действует?

— Уверен?

Асвальд сидел на корточках и медленно опускал один конец в дыру, видимо, желая проверить, хватит ли «верёвки». Именно поэтому, чтобы заглянуть ему в глаза, мне пришлось нагнуться. Он, кинув на меня взгляд, кивнул, делая вид, что его во всём свете ничего больше, кроме тряпки и дыры, не волнует.

— Я полезу, — заглядывая в дыру, сказала в тот момент, когда кончик всё-таки достиг дна, а, значит, моих тряпок вполне хватало. — Не спорь, ты слишком тяжёлый, они не выдержат, а меня вполне. Тем более что если полезешь ты, то я тебя попросту потом назад не вытащу, а завязать тут не к чему. Так или иначе, но это буду я. Только не смей прыгать следом за мной, иначе мы тут можем навечно остаться.

Мотнув руками и хрустнув пару раз пальцами, села на край дыры, с холодком в сердце осознавая, что может случиться всё что угодно. Потолок обвалиться, меня зашибёт камнем. Внизу нет никакого пола, а затвердевшее болото, и я провалюсь. Эйнар не послушает меня и полезет следом, верёвка оборвётся, и мы останемся там, пока эта часть крепости — или чем это раньше было — не потонет окончательно в болоте. Там, внизу меня ждёт злобный колдун, который заманивает таким макаром сюда девственниц и потом пьёт их кровь, высасывая досуха. А ведь я сама запретила Эйнару спускаться, и кто в таком случае меня спасать будет?

Так, ладно, отставить панику. Вряд ли случиться что-то совсем плохое, но готовой надо быть. Если честно, то всё это чудовищно подозрительно, а то, что образовался барьер так вообще. Моя паранойя попросту вопит, утверждая, что скоро к нам с остроухим придёт северный пушной зверь.

Выдохнув, взялась за тряпки и осторожно соскользнула с края. Жжётся. Тряпки тут же натянулись до предела, и я начала соскальзывать вниз, отчего руки едва ли не задымились. Я, конечно, худая и всё дела, но всё равно не пушинка.

Спуск занял не так много времени, но к тому моменту, как мои ноги коснулись обычного твёрдого пола, мои ладони горели адским пламенем. Боясь упустить верёвку из виду, я сначала хотела привязать её к руке, но потом передумала, потому как она не даст мне свободного передвижения.

— Как ты? — в голосе Эйнара звучала тревога.

Подняв голову, помахала ему рукой, показывая тем самым, что у меня всё в порядке и я готова к труду и обороне. Кстати об обороне. Осторожно вытащив свой нож, который всё это время висел у меня на поясе, я оглянулась по сторонам. Я очень надеюсь, что никто не желает сейчас мной закусить.

Я бы и меч достала, но он остался на лошадке. Да, знаю, знаю, что надо оружие держать при себе и, вообще, я слишком беспечна. Но всё дело в том, что не привыкла к нему. Всю жизнь обходилась без меча, а ведь, чтобы привыкнуть к куску металла на поясе надо время. Особенно если этот кусок постоянно долбит тебя по бедру и ногам, оставляя после себя не хилые такие синяки. Хоть весит он и не десять килограмм, даже до полутора вряд ли дотягивает, но всё равно! А нож как-то привычней. Всё-таки с ним я часто имела дело.

Уговорив себя, что мне и с ножом сейчас неплохо, огляделась по сторонам, не сдвигаясь при этом с места.

Ну, что могу сказать. Это явно продолжение башни. С высоты она казалась больше, а сейчас не особо как-то. Комната метров шесть на шесть, мажет чуть больше. Ни окон, ни дверей. Странные статуи вдоль стен. Что-то очень похожее на грифонов, с крыльями, хвостом, животным туловищем и мохнатой головой птицы. Вот только я сомневаюсь, что у обычной птицы в клюве клыки, как у саблезубого тигра с доисторической эпохи. На голове нечто вроде рогов, только загнуты они назад, мелкие, словно зубчики и многочисленные. Этакий зубчатый гребешок. Лапы точно птичьи, хотя и когтистые чрезмерно. Крылья статуй у всех разные, у кого перьевые, у кого, как у летучих мышей. У некоторых местами посыпались, поэтому создавалось впечатление, что крылья их подраны, как после боя.

Подозрительно покосившись на статуи, сощурилась. Знаю я эти магические миры, сделаешь шаг, и эти птички оживут или ещё какая пакость приключится. Неуверена, что моего ножа будет достаточно.

И? Что дальше? Стою, смотрю. Никто не шевелится, даже Эйнар молчит, смотрит на меня сверху вниз. Ладно, долго так стоять у меня всё равно терпения не хватит.

Делаю шаг и покрепче стискиваю рукоять ножа. Позади что-то посыпалось. Я, наверное, подскочила на метр в высоту, в прыжке разворачиваясь назад. Надо же, даже не представляла, что так умею. Вот что волнение с людьми делает. И вовсе я не струсила! Просто немного разволновалась, и всё.

Ничего. Накатило разочарование и злость. Вот, что за ерунда тут творится? На фига нас сюда заманили? А ведь сто процентов заманили, ещё и барьер навесили, уроды!

Пнув от досады пучок какого-то мусора, я снова стала рассматривать помещение. Кроме этих горгулий, около одной из стен стояло нечто, напоминающее алтарь. Обычный такой каменный алтарь. На боках были высечены какие-то, то ли лианы, то ли просто гибкие ветви. На нём, по-моему, что-то лежит, но отсюда мне было плохо видно.

Покосившись на статуи, сделала шаг, невольно напрягаясь. Тишина.

— Что там? — почти шёпотом спросил Эйнар, выказывая нетерпение. — Барьер пока что на месте.

Хм. Ну, это и понятно. Мы же ничего ещё толком не сделали. Вряд ли тот, кто поставил барьер, всего лишь хотел, чтобы мы сюда спустились. Вероятно, надо сделать что-то ещё, если, конечно, нас тут не удерживают в виде пропитания. Этакие самосохраняющиеся мясные тушки.

Горгульи на близкое знакомство меня не вдохновляли, поэтому, облизнувшись, и, нервно передёрнув плечами, я медленно пошла в сторону алтаря. Позади снова что-то посыпалось, но на этот раз я всего лишь повернула голову, на мгновение останавливаясь. Мне кажется или вон та, третья слева стояла немного иначе?

Ох, вот печёнкой чую, что стоит мне подойти к алтарю, как эти крылатые птенчики оживут и начнут со мной в салочки тут играть или попросту схарчат. Иногда, хотя нет, вру, очень часто я скучаю по своему старому, такому милому сердцу и спокойному миру. Никакой тебе магии, никаких странных зверушек, подозрительных болот, башен и эльфы там не возятся. Хм, что-то как-то последнее явно не в плюс. Мне, конечно, по барабану на этих ушастиков, но вон Эйнар ничего так мужик, хотя порой не в соответствии с внешним видом. Пока думала почти дошла до алтаря.

Что тут у нас? Ага, как и положено, что-то лежит. Вот кто бы сомневался, я ни капельки. Что обычно в таких случаях бывает? Открываем, а там кольцо тёмного властелина, которое надо отнести к чёрту на рога и утопить в самом жарком вулкане, пятом справа и третьем с конца. А ещё никто, кроме меня, сделать этого не может, ибо я тут главная героиня и все должны будут мне в пути помогать и ножки целовать.

Или другой сценарий, я открываю, а там зачарованный бутыль, в котором томится прекрасный принц — я бы предпочла принцессу, но кто меня в таком теле будет спрашивать. Этот бутыль надо отнести — опять? — к вроде как вымершим драконам, которые, поделившись с избранной своей кровью, помогут мне расколдовать принца. Расколдованный красавчик тут же влюбится в меня — не дай боже! — и предложит мне руку, сердце и прочий ливер. А потом мы пойдём вместе с ним отвоёвывать захваченной злой колдуньей или колдуном королевство, погрязшее во зле и жестокости. Отвоюем, принесём мир и покой. Народ нас полюбит и за всё, за всё простит. И будем мы жить долго и счастливо.

Опять у меня в голове непонятно что творится. Вот откуда такие мысли? Наверное, это просто от нервов.

Тряхнув головой, чтобы выбросить бесполезней мусор, шагнула вперёд и аккуратно, одними подушечками пальцев прошлась по тёмной, деревянной коробке. Вид она имела древний, и, казалось, вот-вот рассыплется. Резной рисунок всё ещё был виден, но так слабо, что понять его было затруднительно.

За такое самоуправство горгульи на меня не кинулись, пол подо мной не разверзся, на голову камень не свалился, а значит, можно действовать дальше.

Осторожно, словно разминирую бомбу — хотя никогда такого не делала — приоткрыла крышку и одним глазком заглянула внутрь. Даже на цыпочки зачем-то встала.

Это прикол такой? Вы серьёзно хотите мне впарить какую-то сухую ветку? А где мой принц или на худой конец властелиново кольцо? Хотя бы на кулончик какой магический расщедрились бы. Неправильный тут мир, всё не как у людей.

Отодвинув крышку уже более уверенно, подхватила небольшую, сантиметров в двадцать ветку. Тёмная, совершенно безжизненная. Её даже если посадить, то фиг она прорастёт. Ещё бы, сколько времени она пролежала в этом гробу, который от моих движений почти рассыпался? Десять, двадцать лет? А, может, и больше, судя по башне и коробке.

Вспомнив о статуях, прижала веточку к груди и резко развернулась. Стоят родненькие камушки и даже не думают шевелиться. Это просто отлично. Расхождение с каноном, конечно, но мне так даже больше нравится.

— Как барьер там? — без особой надежды спросила я, рассматривая сухую ветку.

Спросила я тихо, даже подумала, что нужно громче, но почему-то не хотелось кричать в этом месте, но даже, несмотря на это Асвальд меня услышал. Видимо, слух у эльфов хороший.

— По-моему, исчез, но нужно проверить.

— Подожди, — я встала под дырой и подёргала за тряпки. — Как ты проверять будешь? Давай, меня вытащи сначала, а потом пойдём проверять. Если нас заперли здесь не из-за этой мумифицированной зелени, то спущусь ещё раз и обследую тщательней.

Эйнар кивнул, покрепче хватаясь за верёвку. Эй и как мне теперь их разглаживать? Надо будет выстирать и разложить где-нибудь, они высохнут правильной формы. Иначе никак потому что из-за веса все вытянулись в трубочку, потеряв свою форму.

Повертела в руках ветку, раздумывая, куда бы её сунуть? За ремень? А вдруг не так нагнусь, не дай боги ещё сломаю. Карман у меня слишком маленький вдруг вывалится и ищи её потом среди мусора. В рубашку? Хм, ну, в рот я её точно не потяну, а руки заняты, значит, остаётся только в рубашку. Очень надеюсь, что это никакой не мутант, который стоит ему прикоснуться к телу человека, впивается в него своими корнями и начинает паразитировать.

Ох, по-моему, у меня слишком буйная фантазия. Хотя, живя в мире, где существует магия, ещё и не такое придумаешь. Тем более, когда понимаешь, что тут может случиться всё что угодно.

Стоило мне только высунуться немного, как Эйнар подхватил меня и быстро затащил наверх, не давая даже опомниться. Я не успела ещё сказать «а», как он, метнувшись к двери, с облегчение выдал, что барьер спал. Это было неожиданно и странно.

Так как была уже почти ночь, мы решили, что уходить отсюда плохая идея, учитывая количество болотных змей и прочих тварей, которые водятся тут по ночам. С облегчением обнаружили, что ни моя Звездочка, ни строптивый кальпи Эйнара, никуда не делись и покорно ожидали нас чуть ли не у дверей. Устроившись со всеми удобствами в башне, разожгли костёр и даже приготовили себе поздний ужин. Почему-то сейчас никакой тревоги по поводу этого места ни я, ни Асвальд не ощущали, будто вся магия исчезла в тот же момент, как я забрала ветку.

— Хм, неужто ты чем-то так важна? — рассматривая сухую веточку, бормотала я, чувствуя умиротворение и усталость, от которой клонило в сон. Моргнув раз, другой, я смачно зевнула и посмотрела на Эйнара, который о чём-то тихо болтал, расчёсывая гриву своему коняге.

«Надо бы и Звёздочке вычесать», — подумала я, но сил вставать не было совершенно, поэтому по новой привычке ухватилась за свой кулон, положила рядом веточку и удобнее завернулась в небольшое одеяло. Я спать и пусть всё остальное подождёт.

Глава 6

Массивная дверь на удивление тихо и легко открылась, и в полутёмную комнату вошёл человек. Тяжёлые шторы практически не пропускали в комнату свет, а единственный светильник едва ли мог осветить огромную королевскую спальню, именно поэтому тут и был полумрак. А ещё тут пахло болезнью. Воздух, тяжёлый и буквально пропитанный лекарственными травами и настоями, казался тяжёлым и неприятным. Хотелось подойти к шторам, распахнуть окно и открыть створки, впуская свежие порывы ветра. Сегодня ветрено.

Но, к сожалению, делать подобное запретили толпы лекарей, которые чуть ли не ночевали в спальне правителя. Только толку от них не было никакого. Таранис Риваль из династии Ривалей, нынешний император так и не просыпался. Его тело оставалось совершенно безучастным ко всем способам и попыткам исцелить его. Не помогали даже магические методы. Это говорило о том, что отца не просто отравили, но и наложили ко всему прочему какое-то мощное заклинание, не дающее убрать последствия отравления.

Принц хмыкнул, присаживаясь на край кровати, такой же огромной, как и вся комната. Его отец явно питал слабость к большим вещам.

Как бы там ни было, но даже сейчас, болея и не приходя в сознание, император буквально излучал силу. Хотя немного и потрёпанную, не выдерживающую никакого сравнения с той, которой его отец обладал, когда был здоров. Но всё равно его волевое лицо, чуть похудевшее и бледное, даже сейчас приводило в трепет и заставляло понимать окружающих, что перед ними не простой крестьянин, а человек власти, родовитый и имеющий все права на трон. Хотя во всё ещё густых волосах, цвета горчичного мёда уже проскальзывали седые пряди. Век человека короток. Это так, но у королей он и того меньше. Император тот же король, только у него не королевство, а целая империя и во всей этой империи найдётся хотя бы пара человек, которые считают, что династия Ривалей засиделась на троне.

— Что же делать, отец?

Принц чувствовал себя одиноким, даже если и не показывал этого никому. Конечно, и в то время, когда отец был здоров, он не особо много времени уделял своему единственному сыну. Но если и так, всё равно чувствовалось на уровне подсознания, что не одинок, что есть близкий человек, пусть даже он и не показывает своей отцовской любви.

— Патриций делает всё возможное, чтобы защитить меня, — принц не ждал ответа на свой предыдущий вопрос, поэтому начал говорить в никуда. — Вот придумал эту женитьбу в надежде, что я по-быстрому заделаю своей жене наследника. Я прямо слышу, как у него в голове крутятся мысли, что я молод, несдержан, и в первую же ночь моя супруга понесёт. Этим он хочет обезопасить империю на случай, если и на меня будет совершено покушение. И то, что девушку выбирают из простых всего, лишь чтобы не дать усилиться родам. Да, то, что он радеет и за магические способности, правда, но, главное, это наследник.

Принц рассмеялся тихо и даже немного горько.

— Такое чувство, будто меня уже нет. Да, что говорить, отец, будто и тебя уже нет.

Он закусил от досады нижнюю губу и сдвинул брови к переносице. Досадно, горько и чудовищно одиноко.

— Тебе надо было больше стараться, отец, и сделать ещё одного сына или хотя бы наплодить парочку бастардов. Хм, а у тебя, случаем их нет? Ты не подумай, я от трона не отказываюсь и от ответственности тоже, но, чёрт побери…

Договаривать принц не стал, понимая, что даже если и были эти самые бастарды, то положение это бы не улучшило, да и вряд ли он смог кому-то ещё доверять. Первому советнику он со скрипом, но верит, и то, лишь хорошо всё обдумав и обсосав ситуацию с разных сторон.

Окинув взглядом комнату, он осторожно проверил её своей магией, но не обнаружил ничего для себя нового. Это и не удивительно, вряд ли кто-то в здравом уме будет здесь что-то оставлять. Он с неудовольствием покосился на шторы и запертое окно, но поколебавшись с минуту, решил, что, не зная, может лишь навредить своим самоуправством отцу. Поколебавшись ещё немного, встал и уже собрался выходить, когда в дверь постучали, а потом, после разрешения, вошли.

— Ваше Высочество, принц Ренольд, первый советник вас искал.

Слуга низко поклонился.

— Иду. Стой, отведи меня к нему.

Первый советник мог быть где угодно, а дворец не самый маленький, так сразу и не обойдёшь. — Следите за моим отцом так, будто бы это ваш собственный отец, — кинув взгляд свысока на одного из лекарей, медленно проговорил Ренольд и пошёл за слугой.

Лекарь постоял ещё с минуту, подумал, а потом хмыкнул и проскользнул в покои императора. Конечно, он присмотрит, ещё как, вот только небольшая неувязочка — отца он ненавидел всем сердцем и желал ему долгой и мучительной смерти. А так, конечно, он приглядит за императором, как иначе-то.

* * *

— Слушай, а мы точно в сторону столицы идём?

Я остановилась и опёрлась устало на палку, которой проверяла тропинку впереди себя. Это проклятое болото всё не кончается, мы по нему уже неделю топаем, а ему ни конца, ни края нет. Вода закончилась ещё вчера, еда тоже. Пить болотную жижицу я никому не советую, да и даже если найдёте чистую воду тоже. Мало какие в ней микробы водятся, попьёте, а потом с толчка не слезете. Прошу прощения, с туалета.

— Что? — Эйнар позади меня тоже остановился, удивлённо смотря на меня. — Я думал, ты знаешь, куда мы идём.

— Прелестно просто прелестно, — я тихо рассмеялась, парадируя голос вороны из давным-давно просмотренного мною мультфильма про попугая Кешу.

— Так мы заблудились? — спросил Асвальд, впрочем, напуганным он этой новостью не выглядел. Просто немного растерянным и капельку удивлённым, вот только не совсем понятно, чему тут удивляться.

— Хех, не особо, — повертевшись, я не нашла ничего, на что можно было сесть. Что-то я в последние дни какая-то будто варёная. Устаю быстро, и не покидает ощущение, словно из меня силы вытекают. Паршивенько, неужто чего подхватила, так вроде бы температуры нет. — Общее направление вроде как правильное просто…

Договорить я не успела, потому что мир как-то странно качнулся, опрокидывая меня прямо в тёплую болотную водицу. Перед тем как бархатная тьма с жадностью утащила меня в себя, увидела обеспокоенное лицо Эйнара, который что-то мне говорил, вот только уши полностью забила вата, поэтому я не услышала ни слова. А потом, всё исчезло.

Сначала была полная темнота, а затем ниоткуда прямо мне в лицо метнулись странные лианы, на которых, то там, то здесь трепыхались редкие листочки. Что за чертовщина? Отмахнувшись от надоедливых веток, зачем-то лезущих мне чуть ли не в глаза, я стала наблюдать, как эти самые лианы закручиваются вокруг меня.

Что-то мне это, вообще, не нравится. Зачем они это делают, да и не видела я никогда таких активных веток. А эти прямо как живые. Ну, точно, в фильмах раньше такое показывали, в ужастиках каких-нибудь. Сейчас эти лианы меня оплетут, шипы высунут, и давай кровушку мою высасывать. Как хорошо, что это всего лишь сон. С чего взяла? Дак в жизни такого точно не бывает. Именно поэтому я просто с интересом наблюдала за действиями этой подозрительной флоры.

Лианы между тем оплели меня практически полностью, свободными остались только глаза, но и те через мгновение закрыли листом. Теперь я полностью была в таком странном коконе.

И? Долго мне так торчать тут? Когда лианы только ползли ко мне, было интересно глянуть, а сейчас мне ничего не показывают, только время от времени кокон то сжимается, то расслабляется, будто живой.

Ощущения потока времени не было совершенно. Может быть, я простояла так пять минут, а, может, час, два или больше, совершенно непонятно. Но в какой-то момент веточки вокруг стали будто истаивать, но не все, пару штук встали вертикально, оплелись друг о дружку и застыли. На самой верхушке этих застывших лиан я заметила небольшую искорку. Но сколько бы я ни всматривалась повторно, углядеть ни могла, лишь краем глаз цеплялась. Ну, знаете, такое же ощущение, как если вдалеке что-то блеснёт, а потом, сколько не смотришь ничего не видно. Вот то же самое. С той разницей, что когда отворачивалась, снова замечала яркий блеск, правда, не белый, а какой-то зеленоватый, будто от битого бутылочного стёклышка.

Лианы, между тем полностью растворились или истаяли, поэтому я снова могла видеть себя. Но почему-то, сколько ни пыталась, так и не смогла поднять хотя бы одну руку. Да что говорить, мне даже пальцем пошевелить было сложно.

Пока я боролась с непослушным телом, темнота вокруг стала светлеть, пока мы вместе с палкой из переплетённых лиан не оказались посреди совершенно незнакомого мне леса. Моё онемение тут же исчезло. Чуть не свалившись из-за того, что до этого активно пыталась хотя бы мускулом пошевелить, я схватила палку из лиан — не выбрасывать же её теперь — и осмотрелась по сторонам.

Лес. Привычный мне, только немного другой. Этот как никакой другой походил на фэнтезийный. Огромные папоротники изумрудного цвета, стволы гигантских деревьев покрыты мхом, который будто бы подсвечивается изнутри, отчего от стволов исходит слабое сияние. Воздух тёплый, даже немного горячий, и вокруг бабочки, огромные, такие, какие, наверное, водятся в тропических лесах. Они настолько не пугливы, что пролетая мимо меня, беззастенчиво задевали крыльями, у некоторых, скажу я вам, размах этих самых крыльев был не меньше двадцати сантиметров, а то и больше. Слышно было, как поют птицы, а ещё шум воды… Чёрт, хочу пить.

Раздвигая своим посохом некоторые из слишком уж высоких папоротников, вышла из-за деревьев и застыла поражённая. Водопад. Меня оглушил звук падающей воды. И как до этого я не слышала этого, тут идти метров десять? Но, тем не менее водопад наличествовал. Высокий, метров тридцать, он падал прямо в небольшое озеро, из которого, в свою очередь, вытекала река. Бабочек тут было ещё больше. Они были похожи на разноцветные стайки птиц. Порхали с места на место, явно радуясь жизни.

Подойдя к озеру, встала на колени и зачерпнула кристально чистую воду. Холодная, аж зубы сводит и вкусная до безумия. Блин, никогда такой не пробовала.

Напившись, привалилась покрытому мхом валуну, с удовольствием щурясь тёплому солнышку, которое я не видела, но чувствовала на коже. Прикрыв глаза, стала присматриваться. То там, то здесь замечала странные вспышки различного цвета. Было похоже на то, будто в воздухе кто-то невидимый раздавливал пакеты с цветной краской и она, на мгновении окрасив воздух, растворялась. Чертовщина. Что это за место? Насколько я помню, в последнюю неделю мы с мистером эльфийские ушки топали по болоту, и там точно нет такого райского уголка.

Кстати, о птичках, вернее, об эльфах. Надо возвращаться. Эйнар там один, мало ли, чего с ним приключится. Тревожно мне как-то за него.

Стиснув задеревеневшие лианы, высотой которые были чуть выше меня, встала и нахмурилась. Всё, конечно, отлично, птички, бабочки, водопад и изумительный лес. Но! Где я, вообще, и как отсюда выбраться?!

Стоило мне только подумать об этом, как дыхание спёрло, а мир стал стремительно закручиваться в воронку. Если они не прекратят свои выкрутасы, то меня попросту вырвет от всей этой свистопляски.

Ещё через мгновение я распахнула глаза и начала хватать ртом воздух, будто до этого тонула и задыхалась.

— Лера, тихо, тихо.

Что? Кто? Где я опять? Чуть ли не подскочив, оттолкнула от себя непонятно кого, практически сразу понимая, что передо мной Эйнар, который зачем-то до этого обнимал меня и гладил по голове.

— Что случилось? — прохрипела, сглатывая и рукой неловко приглаживая свои не первой чистоты волосы. Проклятые болота, даже помыться негде.

— Ты сознание потеряла, — спокойно выдал Асвальд, но я на секунду заметила, как он облегченно выдохнул сквозь зубы.

— Где мы?

Место явно не было болотом, да что говорить мы даже не на природе были, а в комнате. Убогой, но комнатой.

— Ты была без сознания, и мне ничего не оставалось делать, как погрузить тебя на лошадь и постараться выйти к людям. На следующие сутки мы покинули болото и кое-как нашли деревню. Местная травница тебя осмотрела, сказала, что сделать ничего не может, и если ты не проснёшься в конце суток, то нужно будет везти в город показывать лекарю. Я не стал ждать и сразу повёз в город. Лекарь уже был. Поводил руками, похмыкал, побормотал чего-то там, забрал деньги и ушёл, сказав, что скоро проснёшься.

— Мы в городе? — сев на кровати, я присмотрелась и теперь-то поняла, что мы в обычном номере таверны. Город — это не так уж и хорошо. Нет, я благодарна Эйнару, судя по внешнему виду он не спал уже очень давно. Да уж выглядел так, что в гроб краше кладут. Но помня об опасности такого мероприятия, обеспокоилась.

— Да, — Асвальд помялся немного, переступил с ноги на ногу и неуверенно, но всё же присел на край кровати. — Я воду заказал. Ты упала, испачкалась, а в деревне никто не хотел к нам подходить кроме травника, поэтому-то я и поспешил сюда.

— И как ты меня купал, если бы я не пришла в себя? — насмешливо посмотрела, как эльф смущённо отвёл взгляд в сторону, пальцами поглаживая серую и застиранную чуть ли не до дыр покрывало.

— Ну, служанки же есть. Я бы попросил их, — пожал он плечами, вставая. — Пойду насчёт ужина распоряжусь. В этот момент в дверь постучали и Эйнар, выдохнув, пошёл открывать её.

Надо поскорее уходить из города. Неспокойно мне. Да ещё и сон этот странный. А ведь я помню его до мелочей, чего со мной давно уже не случалось. Обычно сны практически сразу испаряются из головы, а тут, будто это и не сон вовсе был.

Мысли неслись вскачь и я, повинуясь своей паранойе, хотела уже сказать, чтобы Эйнар не открывал дверь, но было уже поздно.

Дверь открылась, а за ней вовсе не служанка, и даже не служка. За ней стояли крепкие парни, которые тут же вошли в номер, заставляя меня скатиться с кровати и встать на ноги.

Эйнар действовал довольно быстро, тут же выхватив клинки и выставив их перед собой. Метнув на меня мимолётный взгляд, он нахмурился. Кажется, кто-то будет винить себя.

— Господин посол?

Честно, я не ожидала, что с нами будут ещё и говорить, решила, что начнут сразу головы рубить, но, видимо, им от нас нужно явно что-то другое. Так, посол? Если вспомнить, то Эйнар действительно явился в империю в качестве посла, осталось только понять плохие это парни или хорошие. Если подумать, то эльфа точно будут искать какие-нибудь наши службы. Я плохо разбираюсь во всей этой политике, но мне кажется, вот так просто допустить смерть посла другой страны не самая лучшая идея, которая могла придти в голову нашему правителю. Именно поэтому остаётся надежда, что Эйнара искали имперские люди и именно они сейчас стоят перед нами.

Но! Тут вступает всемирный, великий, непреложный, бегущий впереди всех, являющийся самым стопроцентным и работающим как часы закон подлости. Именно благодаря этому закону всегда случается что-то, о чём думаешь в самую последнюю очередь, и об него обычно разбиваются все надежды и ожидания.

А вот это уже будет невесело. Учитывая, что в прошлую встречу Эйнара серьёзно так пытались прикопать в ближайшем лесочке, то надежды, что ребята просто на «поговорить» нет никакой.

— Кто вы? — спросила, посчитав, что гляделок достаточно, и так уже дыру друг в друге просверлили.

— А вы… — здоровенный мужик со шрамом, рассекающим лоб над левой бровью, а также щеку под этим же глазом, моргнул и отступил на шаг, поднимая руки в знакомом, по-моему, во всех мирах жесте мира, — посол?

Присмотревшись, я поняла, что у него зрачки в глазах вертикальные, а сами глаза совершенно невероятного цвета. Хотя, о чём это я, вон у Эйнара они тоже как бы ни обычные — цвета спелой вишни.

Чем дальше мы продвигаемся, тем больше мне начинает казаться, что моя деревня, в которой я прожила свои семнадцать лет жизни в этом теле, единственный уголок нормальности и естественности.

Вот взять хотя бы этого великана, а ведь мужчина был поистине огромен. Рост такой же, как у Асвальда, а это почти под два метра, но в отличие от эльфа, который всё же выглядел стройно и как-то даже изящно, наш посетитель был… здоровым. Явно мужчина не на завалинке всю жизнь просидел, а активненько махал своим двуручником. Волосы чуть ли не зализаны назад и стянуты в низкий хвост, насколько видно они практически белые. Или седые? Если судить по морщинкам вокруг глаз, то ему лет сорок, значит, могут быть и седыми. Небольшая бородка, больше похожая на двухнедельную щетину, мощный подбородок и чуть кривоватый, явно сломанный не один раз нос. И странные, желтовато-зелёные глаза.

В общем, личность перед нами стояла колоритная, по крайней мере, внешность такую на каждом углу не встретишь.

— Посол, — Эйнар кивнул, стискивая крепче рукоять клинка.

По какой-то неведомой причине незнакомец смотрел всё это время на меня, отчего мне даже неуютно стало. Вам нужен был посол? Так, чего на меня-то пялиться? Я просто мимо проходила. Вот, знаете, под таким тяжёлым взглядом сразу начинаешь вспоминать все свои грешки. Нет, ну, а вдруг я ему денег должна и не помню, а он, нехороший человек, помнит. Это, конечно, вряд ли, я бы запомнила такого мужика, если встретила, но это не отменяет того, что он чего-то на меня пялится, будто посетитель в музее на скульптуру Венеры Милосской.

— Прошу простить, если мы вас напугали, — мужик медленно повернулся к Эйнару и кивком головы обозначил поклон. — Мы из имперского легиона. Прибыли, чтобы сопроводить вас до столицы. Моё имя Элбан.

Военный, а что это был именно вояка, стало ясно после того, как он совершенно по-военному вытянулся в струнку и щёлкнул каблуками сапог, замер, давая нам понять, что он теперь в полном нашем распоряжении.

— Какие инструкции были по поводу господина посла?

Я снова удостоилась чести быть взятой на прицел этих внимательных и цепких глаз, от которых по спине бежали холодные мурашки. Становилось не по себе просто.

— А вы?..

— Она моя спутница, — тут же прояснил ситуацию Эйнар, неосознанно вставая так, чтобы оказаться между мной и Элбаном и той парочкой, что стояли у него за спиной. — Можете ответить на её вопрос.

Ясно, понятно. И тут предрассудки и предубеждения по поводу женского пола. Хотя он по-своему прав, им нужен именно посол, а не какая-то девчонка, покрытая с ног до головы болотной засохшей грязью. Эй, вот и чего они так быстро тут нарисовались, не дали мне спокойно помыться и постирать одежду. Я сама чувствую, как от меня разит за километры. Неприятно.

— Найти, представится, защищать, доставить в столицу прямо во дворец императора, — быстро и чётко отрапортовал Элбан, нахмурившись. Ему явно не доставляла радости моя персона.

— Мы торопимся? — Эйнар, хоть уже и понял, что перед ним имперец, всё же не спешил расслабляться. Вся его фигура буквально источала настороженность и напряжённость. Сейчас он казался огромным чёрным котом, готовым в любой момент кинуться в бой. Мне даже почудилось, что вот прямо сейчас, если ещё самую капельку подождать, то можно будет увидеть нервно подрагивающий хвост.

— Вам лучше знать, господин посол.

— В таком случае мы останемся в этой гостинице ещё ненадолго. Мы устали после долгого пути и нам нужен отдых. Так и доложите своему начальству. А сейчас, прошу покинуть комнату.

Я даже немного обалдела. Наверное, я уже привыкла к мягкому, внимательному и порой краснеющему Эйнару, поэтому этот совершенно незнакомый мне Асвальд был полным сюрпризом. У него и так осанка, будто он уже на приёме у императора, а сейчас, казалось, он выпрямился ещё сильнее, хотя, на мой взгляд, сильнее некуда. Голос холодный, резкий и твёрдый, прямо самой сразу же захотелось вытянуться по струнке смирно. Выражение лица ледяное и высокомерное.

Странно, но со мной он никогда так себя не вёл, а сейчас, смотришь и понимаешь — перед тобой благородный и влиятельный эльф. Ну, это не должно удивлять, я ведь уже думала о том, что в послы крестьян не берут, но всё-таки немного странно. Словно Эйнар со мной и Эйнар сейчас, два разных эльфа. Тьфу ты, блин, всё время тянет сказать человека. Никак не привыкну, что он нелюдь.

Элбан коротко поклонился и выскользнул за дверь, давая понять, что приказы он умеет исполнять быстро и чётко. Тут же за дверью послышался его голос. Он приказывал тем парням охранять наш номер. А потом удаляющиеся шаги. Сто процентов пошёл докладывать, что они нашли нас.

А всё из-за меня. Хотя, это ведь к лучшему, так не придётся прятаться от наёмников. Если мы будем под охраной имперских вояк, то вряд ли разного рода подозрительные личности решатся атаковать нас. Это так, но ведь мы ещё не знаем, сколько тут военных. Может, их всего трое, тогда от них не будет никакой пользы. Проще вдвоём улизнуть, чем небольшой толпой.

— Испугалась?

Что? Я настолько ушла в себя, размышляя, что не заметила, как этот длинноухий подошёл. Да ещё, мало того, что подошёл, он ещё и хваталки ко мне протянул, как-то уж слишком нежно убирая ими прядь волос за ухо.

Это ещё что за телячьи нежности? От этого я одновременно и смутилась и отшатнулась, таращась во все глаза на Эйнара. Женская моя половина вовсю утверждала, что это нормально, даже хорошо, вон эльф какой красавчик, но вот я сама была категорически против подобного.

Чтобы было понятно, я попытаюсь объяснить. Представьте, вы проснулись утром, встали, потянулись, всё просто отлично, вы всё те же, что и вчера, совершенно ничем не отличаетесь. Видите мир таким же, как и раньше, всё тот же воздух, дышите им полной грудью, и прочее, прочее. А потом вы смотритесь в зеркало и понимаете, что тело совершенно не ваше. Вы это вы, но в другом теле, хотя ощущения и осознание всё тоже.

Вот и у меня сейчас так же, я встала, потянулась, вроде бы Валера, а тут эльф мне прядку за ухо заправляет. С одной стороны, мозгом понимаю, что он в своём праве проявить ко мне такого рода внимание, но с другой стороны, сущностью я просто верещу и дико паникую, желая провалиться сквозь землю.

Хотя…

— Чего это ты? — быстро взяв себя в руки, сощурилась и отвела рукой хваталки Асвальда в сторону, делая вид, что подозреваю одного конкретного эльфа во всех смертных грехах. — С чего бы мне пугаться? Глупости не говори. В дверь постучались и я, поймав момент, проскользнула мимо него и поторопилась открыть, правда, перед этим остановилась, понимая, что открывать сразу может быть опрометчиво и опасно.

Даже несмотря на то что за дверью вроде как должны были быть вояки, но веры пока что им нет никакой. Может быть, они всего лишь претворяются, выдавая себя за имперцев, а сами бандюки. Вряд ли, конечно, но лучше перебдеть, чем потом гнить в чёрной землице.

В итоге это оказались служки, которые притащили мне лоханку полную тёплой воды. Эх, где такие родные мне душ и ванна? Точно, остались в другом мире.

Вытолкав за дверь подозрительно молчаливого Эйнара, я с облегчением разделась и залезла в лоханку. Она была совсем маленькой, из-за чего приходилось просто сидеть, прижав колени к груди, но даже так, смыть грязь с тела было сплошным удовольствием. И не надо мне намекать, что я девчонка, которая любит поплескаться, я и раньше любила купаться. Летом так, вообще, по три раза на дню в душик ныряла.

Засиживаться тоже не стала, хотя и хотелось. Быстро смыв себя грязь, поморщилась — после меня вода окрасилась в грязно-серый цвет, в котором совершенно невозможно было что-либо выстирать. Вообще, я слышала, что в таких номерах, служанки берут одежду у приезжих и за копейки стирают её. Но что-то я не заметила, чтобы нам кто-то такую услугу предлагал. Может, такое только ближе к столице? Но мы и так уже чуть ли не на её околице. Вроде бы.

В дверь тихо поскреблись. Я напряглась, сильнее заворачиваясь в покрывало, которое сдёрнула с кровати. И вот, как теперь перед Асвальдом показываться. Это ведь пока одежду постираю, пока она высохнет. Мне что, всё это время в покрывале ходить?

— Кто? — прислонившись к стене, прислушалась.

— Я. Одежду возьми, — послышалось приглушённое с той стороны двери. Эйнар. И где это он одежду нашёл.

— Надеюсь, не дурацкие девчачьи шмотки?

Приоткрыв дверь, снова подозрительно взглянула на эльфа, который нерешительно топтался, держа в руках ворох одежды. Судя по всему, вроде как нормальная.

— Нет, обычные штаны и рубашки, всё, как ты любишь. Сапоги ещё, плащ, и попросил немного ленты. Лент не было, поэтому одна из горничных располосовала тонкое покрывало. Надеюсь, сгодится.

— Отлично, — если я раньше и сердилась немного на него, то сейчас всё это испарилось. Нет, не эльф, а прямо золотце. Подумаешь, волосы мои потрогал, ничего страшного, не целоваться же полез. Да даже если и так, не смертельно. Наверно. Я надеюсь. Ну-у-у, выдержу, небось. Ладно, думать мне сейчас вредно.

Забрав вещи, захлопнула дверь прямо перед его носом, чувствуя, как щёки отчего-то горят. Материт, наверное, кто-то. Бабуля, что ли, вспоминает или, может, дед?

Закрутив тряпками грудь, вздохнула. Как же неудобно, но это лучше, чем постоянно ощущать, как она трясётся. Штаны были немного великоваты, а вот рубашка в самый раз. Завязала её на талии, чувствуя, как настроение поднимается. А что, не всё так плохо.

К грязной одежде прикасаться не хотелось, но надо её хоть отдать служкам, чтобы постирали, иначе так и будет вонять. Подхватив испачканную в болотной грязи одежду, хотела уже её замотать в узелок, но наткнулась на что-то твёрдое. Размотав рубашку, тряхнула её.

На пол, глухо стукнувшись, вывалилась очень уж знакомая мне палка. И как только я её до этого в рубашке не заметила? Подняв деревяшку с пола, пару минут раздумывала над тем, куда бы сунуть, но пока нашла ей место, удивлённо замерла. Чёрт побери, да эта палка прорастает! Нет, не подумайте, я не сошла с ума, но сухой, практически трухлявый кусок ветки, налился соком, и сейчас на его верхушке набухала почка. Обыкновенная такая почка, из которой потом вылупится зелёненький листочек! Я всё понимаю, но как?

И ещё этот сон. Вот не просто так мне те лианы снились.

Вскочив на ноги, быстро подошла к двери и резко распахнула её, желая найти Эйнара и обсудить с ним такое странное явление, но вместо этого уткнулась кому-то прямо в грудь. При этом ударилась носом, матюгнулась и чуть ли не упала на пол, если бы чья-то рука не успела подхватить меня.

— Ты в порядке?

Этот голос и эта рука, которая сейчас так смирненько покоилась на моей талии и даже не думала её покидать, хотя угроза падения миновала. Чёртов остроухий, у тебя что, брачный период начался, раз ты с чего-то начал так липнуть ко мне? Интересно, а эльфы бешенством болеют? Это я так просто укусить одного конкретного длинноухого захотелось, вот и интересуюсь. Во избежание, так сказать, неприятных последствий.

— Как думаешь, что с ней?

Отодвинувшись от эльфа, я выставила перед собой ветку. Желание съездить ему по морде было таким сильным, что приходилось тратить все силы на своё душевное равновесие. Если бы можно было, то я с радостью не приближался к мужикам ближе, чем на метр. А что если придумать себе какую-нибудь заразную почесучку, и пугать ею всех любителей позажиматься? Идея хорошая, надо бы её тщательней обдумать.

Эйнар между тем опустил взгляд и с интересом стал рассматривать ветку. Заметив её практически цветущий и пахнущий жизнь вид, удивлённо вскинул брови и нахмурился.

— Понятия не имею, но знаю, что у светлых эльфов когда-то давно был, то ли обряд, то ли правило, выращивать свои луки. Не знаю, делают ли они это и сейчас — светлые хорошо умеют хранить свои секреты. Если я правильно помню, то с рождения эльф растил дерево, которое постоянно напитывал силой и в день совершеннолетия он делал из него лук. Может, это что-то вроде? Хотя там дерево, а тут засохшая изначально ветка. Выбросишь? Вдруг это что-то опасное?

— Хм-м-м, — я задумчиво посмотрела на ветку и повертела её из стороны в сторону, рассматривая. Обычная. Весной на деревьях полно таких. — Нет, оставлю. Сдаётся мне, что всё не так-то просто.

Потерев пальцами подбородок, задумалась. Что я помню о таких вещах? В этой жизни я точно ничего не слышала ни от деда, ни от бабули… Хотя, стоп! Было же что-то. Дай бог памяти. М-м-м, вспоминай голова, я тебя чаще мыть буду. Если я не ошибаюсь, бабуля рассказывала что-то о… друидах? Не знаю, как с местного слово переводится на русский, но смысл вроде бы шёл именно о друидах. Что она там о них рассказывала? Друиды — древние лекари, почитающие природу. Поголовно все крутые маги, которым в те времена не было равных. Но бабуля говорила, что это одна сторона медали. Якобы друиды не гнушались делать жертвоприношение своим богам, а те в ответ давали им посохи, которые они должны были насыщать кровью и силой. За это боги наделяли посохи друидов невероятной мощью. Но друидов не осталось. Они сейчас воспринимаются точно такими же нереальными персонажами, как и драконы. Вот странно, драконов как бы нет, а слеза дракона есть.

Хмыкнув, я вытащила свой кулон и хлопнула себя ладонью по лицу. Классика жанра! По-другому просто быть не могло! Ох уж мне эти магические миры, всё тут не так, как должно быть, везде свой подвох и заковырка. То кальпи у них ведут себя как разумные, то эльфы бродят, то палки сухие расти начинают, то кулоны… меняются до неузнаваемости.

Это даже не смешно, это как-то слишком уж. Хотя, чего я хотела, сама же пошла мир изучать, могла бы и догадаться, что скучно не будет. Как я поняла, тут и чихнуть просто так нельзя, мало ли, на принца какого попадёшь или на древнего вампира, который только вылез из своего гроба и желает срочно перекусить.

Ладно, я отвлеклась. Насчёт кулона, который мне бабуля отдала, он был, насколько помню, обычным камешком, грязного цвета, в старой и ржавой оправе, а сейчас совершенно не напоминал придорожный булыжник. Если по-простому, то сейчас в оправе — к слову всё такой же старой и ржавой — была прозрачная стекляшка, немного огранённая, не сказать, что аккуратно, но приличный вид имела. Я бы сказала, что стекляшка эта похожа на горный хрусталь, но была она мутной и всё ещё немного грязноватой. В смысле, не я забыла отмыть кулон от болотной тины, хотя я этого и не делала, а просто сам камень всё ещё имел тёмные вкрапления.

Ну и что послужило к такому резкому преображению?

Блин, достало. То ветка растёт, то кулон меняется, а ведь Эйнар по-прежнему стоит и чего-то ждёт. Что ему надо?

— Что такое? — сев на кровать, спрятала кулон и сунула ветку за пазуху. Сломается? Да и фиг с ней, хотя я очень сомневаюсь, до этого же нормально там себя чувствовала.

— Нас ждут или ты уже передумала идти в столицу?

— Нет, не передумала, — вскочив, я крутанулась на месте, вспоминая — ничего случаем не забыла? Ничего. Вещи грязные, но, кажись, придётся их брать так. Выкидывать я их не хотела, а времени, чтобы постирали и высушили, не было.

И чего это Эйнар заторопился? До этого ведь сказал, что мы тут отдохнём и все дела. Впрочем, мне без разницы.

— Только надо поесть сначала и попить, — я облизнулась, чувствуя, что просто умираю с жажды.

Взгляд Эйнара тут же скользнул вниз, и практически сразу этот несносный эльф смутился, отворачиваясь.

О, нет, только не это. Всё-таки у него весенний гон хотя сейчас далеко не весна, а Асвальд далеко не кобель. Надеюсь, что не кобель. Я вот не был же, и он вроде ничего так парень.

— Давай договоримся, — встав, я подошла вплотную к Асвальду, правда, мне при этом пришлось задрать голову, отчего шее было совершенно неудобно. — Ты даже не думай обо мне в таком плане. Нет, может быть, я ошибаюсь, тогда ты извини меня, но если вдруг вот просто чисто случайно, в твою голову забредут мысли подобного рода, ты просто выкинь их и не вспоминай. Хорошо?

— Почему?

Ну, конечно, как я могла понадеяться, что мне достанется понятливый эльф. От него буквально повеяло упрямством и непреклонностью, а вздёрнутый подбородок так и говорил, что его хозяин делает всё, что сам посчитает нужным и ничьё мнение его совершенно не волнует.

— Ну, ты — посол, — я отошла на шаг, и начала искать весомые аргументы. — Наверное, птица высокого полёта. Хотя почему «наверное»? Я уверена, что так и есть, а я простая селянка. Обыкновенная девушка. Нам по статусу не положено. Понимаешь, у богатых свои заморочки, а у босяков свои, нам не понять друг друга. Благородные должны быть с благородными, а простые люди хоть и могут посматривать, но узы вязать только с себе подобными. Вот, точно. Ещё ты — эльф. А я — человек. Понимаешь? Так нельзя, нехорошо. У тебя должна быть прекрасная эльфиечка, вся такая воздушная и милая. Э-э-э, нет, это из другой песни. Ты же тёмный эльф, значит, у тебя должна быть тёмная эльфийка, вся такая страстная, дерзкая, сильная и… эльфийка-вамп, короче. А у меня какой-нибудь местный ванька-встанька. Обычный парнишка, на крайняк сын гончара или можно печника, не столь принципиально. Мы хоть и путешествуем вместе, но это только до столицы, а там разбежимся. Ты во дворец к императору, а я… ну куда-нибудь по своим простецким делам. А если ты думаешь просто покувыркаться, то можешь даже не думай, я… это, девушка приличная.

Боже мой, как стыдно! Если можно было покраснеть ещё больше, то я бы, наверное, не смогла. И ведь гад такой стоит, внимательно слушает, и всё больше хмурится, будто ему совершенно не нравится то, что я говорю. А что, я ведь во всём права, где он и где я? Да я больше чем уверена, что Эйнар какой-нибудь князь в своей эльфийской стране. Да и блин, парень же, как мне с ним…

Нет, даже думать не хочу, мне от одной мысли плохо становится. Или это я просто голодная? Да, точно.

— Посмотрим, — Асвальд кивнул и пошёл к выходу. — Пойдём, там уже приготовили поесть. Нужно уже выходить или имперцы начнут нервничать. Их там целая толпа и мы привлекаем ненужное внимание.

И вышел.

Посмотрим? Посмотрим? То есть он хочет сказать, что на самом деле что-то такое думал? Или он что-то другое имеет в виду? Матерь божья, и чего теперь делать? С этим остроухим весь мозг себе сломаешь. Вот блин, не было проблем, подобрала эльфа я в лесочке.

Ладно, шут с ним. До столицы дойдём, и сваливаю подальше от некоторых, как оказалось, озабоченных.

Таверна внизу оказалась полностью забитой вояками. Стоило показаться мне на лестнице, как десятки взглядов тут же устремились в мою сторону. Чёрт побери, и чего они все в этом городе торчали? Или у нас в империи военное положение? Не слышала. Собственно, я много чего не слышала, не видела и не знаю.

От позорного желания вжать голову в плечи и быстро прошмыгнуть куда-нибудь поближе к тёмному углу, меня спас Эйнар, который оказался как раз в самом тёмном углу. Он махнул мне рукой, показывая, где именно нас ждал обед. Вкуса еды я не ощутила, так как буквально каждой клеточкой спины чувствовала, что на меня смотрят. Что им надо? Что, вообще, происходит?

Свой последний вопрос я неосознанно озвучила. Эйнар отставил кружку в сторону и хмыкнул.

— Элбан поведал всем, что посла сопровождает болотная нимфа, вот они и любопытствуют.

— Что? — у меня дар речи отнялся. Ах он!.. — Но почему он так сказал? — практически неслышно прошептала, ощущая, как всё внутри закипает от злости. Это я-то болотная? Плевать, что нимфа, главное, что болотная! А это значит — грязная, страшная и вонючая.

— Ну, без понятия. Лично я думаю, что на нимфу ты непохожа. Они, знаешь ли, жутковатые. Красивые, не спорю, но жуткие.

— Я урою этого… — вдохнув и выдохнув пару раз, расслабилась, принимаясь уже спокойно опустошать тарелки. Еда была вроде бы съедобной, но из-за кипевшего внутри негодования вкуса не ощущалось.

И почему меня, вообще, так сильно это зацепило? Наверное, мне просто показалось, что это гнусно распускать подобные слухи за моей спиной. Ну, не могла же я признаться, что меня просто покоробило оттого, что кто-то, увидев меня не в лучшем виде, после выдвинул предположение, которое пришлось мне не по душе. Вероятно, Элбан ничего такого не хотел и, правда, посчитал меня… болотной нимфой. Ар-р-р, это меня бесит.

Эйнар лишь бросал на меня смешливые взгляды, отчего я даже заподозрила его во вранье, но стоило мне увидеть, как один из вояк водит носом из стороны в сторону, принюхиваясь, то все подозрения улетучились.

После обеда мы засобирались. Выйдя во двор, я немного растерялась, так как вокруг были только военные в форме. Кругом то и дело бренчало железо, слышались выкрики, смех и рябило в глазах от чёрно-красной формы. Если тут так, то я представляю, что за забором. Там, наверное, от лошадей не протолкнуться.

— Напомни мне, пожалуйста, — поймав Эйнара за длинную прядь, я потянула за неё, заставляя эльфа зашипеть и наклонить голову. Вот, а если в бою поймают так, что делать будешь? Ох уж эти заморочки с длинными патлами. Ладно женщины, но мужики-то чего. Вон, чуть ли не каждый носит хвосты, — наш глубокоуважаемый Элбан у нас кто?

— Капитан. Сейчас с ним сотня. И отпусти волосы… пожалуйста.

Странно, легионеры и капитан, разве не должны быть всякие там центурионы и прочее? Наверное, мой мозг всё же как-то по-своему переводить значение слов. На самом деле звучало звание, как абракадабра, но я сразу в мозгу перевела его, как капитан. Возможно, просто звание капитан мне привычней, чем тот же центурион. В общем, без разницы, ротный командир он.

Оглядевшись быстро по сторонам, поняла, что многие посматривают на нас и посмеиваются. Чего это они? Я вроде чистая и совсем не пахну теперь. Чего они ржут?

— Эйнар?

— М? — к эльфу как раз подвели Фарго, поэтому он обращал на меня внимания не больше чем обычно, то есть посматривал время от времени одним глазом.

— Чего это они смеются? — насупившись, я кивнула в сторону мужиков и начала проверять подпругу.

— Долго перечислять, — вздохнув, Асвальд запрыгнул в седло, давая понять, что на разговоры сейчас времени нет.

То есть смеются не над чем-то конкретным, а над совокупностью чего-то. Я даже начинаю догадываться, над чем именно. Сделав лицо кирпичом, обвела всех тяжёлым взглядом, в котором попыталась передать им все муки ада. Не помогло, только ещё больше лыбиться стали, окаянные.

— Капитан, вы ошиблись, это же не нимфа, а просто женоподобный мальчишка, — послышался чей-то весёлый молодой голос. Ломкий ещё, явно сказавший едва выбрался из подростков, а, может, и нет ещё.

Оглянувшись, тут же столкнулась с тяжёлым взглядом Элбана. Какого чёрта он на меня опять смотрит?

— Будешь голосить и капитан быстро тебя сделает женоподобным путём отсечения некоторых лишних частей.

— Чего это лишних? — возмутился парнишка. — Нет у меня ничего лишнего.

— Вот именно, а в голове так и, вообще, не хватает.

— Чего не хватает?

— Мозгов там не хватает.

Толпа мужиков дружно заржала, а говорливый парень попытался ещё что-то сказать, но его просто уже никто не слышал.

Элбан тут же грозно обвёл всех взглядом, и мужики моментально замолчали, шустро выходя за ворота. Начальство сердится, поэтому на глаза попадаться лучше не стоит. Я тоже от греха подальше запрыгнула на свою Звёздочку, принимаясь её тут же поглаживать по шее, а-то от всего этого шума, она была какой-то нервной.

Элбан вопросительно посмотрел на Асвальда и, получив короткий кивок, гаркнул:

— Выдвигаемся!

Глава 7

Ну что могу сказать о городе, в который нас привёз Асвальд — он почти ничем не отличался оттого, что был ближайшим к нашей деревне. Узкие улицы, невысокие дома, правда, тут было чище и из окон многих домов были видны горшки с цветами. Города тут, как я поняла, больше походили на большие деревни. Попадались, конечно, домишки прям с картиночки, аккуратные, с какого-то цветного камня, но основная масса всё же самые обыкновенные, серые и невзрачные.

Люди?

Мужики в одеждах преимущественно коричневых и серых оттенков, редко можно было увидеть что-то цветное. Часто встречались люди в плащах. Это, скорее всего, были наёмники, потому как в плащах удобнее всего прятать оружие. Нет, ношение тут не запрещалось, но считалось, что лучше лишний раз не светить, чтобы не накликать проблемы.

Женщины же, как и положено в юбках до самого пола Цвета преимущественно коричневые, серые, чёрные и очень редко белые. Закрытые блузы тоже разноцветьем не отличались. Широкие пояса, чтобы подчеркнуть узость талии, ведь тут принято носить корсеты. Косы, чем старше, тем длиннее. Нередко можно было встретить до самой земли. Молодые вплетали в волосы всякие цветочки и стекляшки, пожилые покрывали головы платками. Более богатые носили шляпки, на которые были всё те же цветочки и стёклышки. Кошмар, ни за что так ходить не стану. Нет, если просто посмотреть, то вполне красиво и радует глаз, но носить самой… Нет уж, увольте. Я до сих пор не понимаю этого и меня не бросает в умиление, когда я вижу какую-нибудь побрякушку или тряпку.

Эйнар рядом с любопытством посматривал вокруг, задерживая взгляд на девушках, а потом переводил его на меня и быстро осматривал всю. Так повторялось из раза в раз, пока мне не надоело, и я не отстала. Он меня сравнивает! Придурок, я это, чёрт возьми, я! И не нужно так открыто сравнивать меня с другими! Никаких манер, а ещё и… посол.

Тяжело выдохнув, я осмотрелась по сторонам. Вокруг одни мужики. Каждый хотя бы раз, но с любопытством посмотрел, то на меня, то на Эйнара. Ну, на Асвальда понятно хоть он и был в плаще, но думаю, тут всё знают, что он эльф. Но на меня чего смотреть? Не люблю я этого лишнего внимания, не по себе становится.

— Недостаточно отдохнули? — голос рядом заставил меня резко повернуться, отчего Звёздочка недовольно всхрапнула. Элбан? Чего ему?

— Даже не знаю, вроде нормально себя чувствую просто не привыкла к такой толпе, — попыталась мило поболтать я, натягивая улыбку на лицо. Впрочем, долго она не задержалась практически сразу исчезнув. Как мне показалось, капитан не шибком и расстроился, что её не стало. Он по-прежнему смотрел только вперёд, щуря глаза и сжимая губы чуть ли не до состояния ниточки.

— Прошу прощения за этот курьез с «болотной нимфой». Не хотел вас обидеть. Нимфы на самом деле очень красивы, болотные не исключение, своеобразны, конечно, но не менее привлекательны, чем лесные.

Так, что там по сценарию полагается? Я сейчас должна кокетливо и смущённо потупить глазки и уточнить — хочет ли он этим сказать, что считает меня красивой и привлекательной? А потом надо тихо засмеяться, обнажая ровные рядки белоснежных зубок, потом немного наклонить голову, чтобы пряди волос загадочно закрывали мне глаза, затем томно и игриво сказать, что он, наверное, шутит, но всё равно мне очень приятно слышать подобное от столь внушительного мужчины.

Всё это пронеслось в голове махом, но вместо того, чтобы воплощать подобное в действительность, я застыла ровно, будто проглотила лом. Причём по-глупому скалилась и смотрела куда угодно, только не на Элбана. Не выйдет из меня кокетки, даже не просите. Мне бы слинять отсюда по-быстрому. Должно же быть приятно, но у меня всю перекосило и заклинило. Он что заигрывает? О, Боги! Мне Эйнара за глаза хватит!

Господи, спаси меня!

Наверное, сегодня удачно сошлись числа в гороскопе хотя я в это особо не верю, а, может, именно из-за того, что нервничала и смотрела по сторонам, но именно благодаря этому увидела то, что не должна была.

Вся чушь мигом из головы вылетела, а из глаз исчезло всё смущение. Я попросту забыла об этом. У меня есть несколько секунд. Крикнуть? Успеет? Нет, лишь начнёт поворачиваться, и всё.

Пригнувшись, стегнула Звёздочку. Та, будто ощутив мои эмоции, послушно стартанула, в пару мгновений догоняя Эйнара. Хорошо, что он был так близко, наверное, заметив, что я болтаю с капитаном, начал медленно притормаживать.

Краем глаза замечаю, что у меня не осталось и секунды, поэтому не нахожу ничего лучше, чем со всей дури шлёпнуть Фарго по заднице, резко вскрикнув. Чёртов коняга не подвёл — испуганно шарахнулся в сторону.

Арбалетный болт выбил каменную крошку в том месте, где мгновение назад был Фарго и Эйнар. Я тут же пригнулась и погнала вперёд, уводя за собой и Фарго, который, видимо, понял всё быстрее хозяина, хотя и Эйнар через пару секунд тоже прижимался к мощной шее кальпи.

Ехать верхом было опасно, потому как с крыши мог прилететь всё тот же болт или стрела. Но и слезать с коней было не менее опасно, нас могли попросту раздавить. Поэтому оставалось только двигаться.

Капитан всё понял быстро, поэтому почти сразу позади стали раздаваться его зычные приказы, которые буквально грохотали над улицей. Мирные граждане, те, кто с любопытством посматривали на нас и жались к стенам домов, будто бы испарились. Вокруг нас тут же образовалась стена из солдат, которые в отличие от нас даже не думали пригибаться, будто закрывая своими телами.

Я лишь пару раз посмотрела по сторонам, но так, как ничего не было видно, решила глядеть вперёд.

Через несколько минут нас догнал Элбан и сказал, что можно остановиться, иначе можно попасть в новую ловушку.

Натянув поводья, я еле успокоила взбудораженную Звёздочку. Вот тебе и деревенская лошадка. Мчалась наравне со всеми.

Элбан, окинув нас внимательным взглядом, кивнул, и снова умчался раздавать приказы. Он явно был взбешён, что хорошо было видно по искажённой линии губ и просто зверскому выражению лица. Просто зверюга. Я даже немного завидую.

— Не ранен? — деловито ощупав взглядом Эйнара, покрепче сжала поводья. Что ни говори, но я струхнула. В принципе нормальная реакция человека на смертельную опасность. Обычно в такие моменты подумать, как следует, не успеваешь просто действуешь интуитивно. Походу мои внутренности не изменились. Что в прошлой жизни разменяла свою жизнь на чужую, так и здесь не задумываясь, лезу вперёд. — «Не помереть бы слишком рано».

— Нет, — покачав головой, Асвальд подъехал ко мне ближе и, подняв руку, стукнул кулаком в левую часть груди. — Прими мою признательность и клятву. В любой время ты можешь обратиться ко мне, взывая к клятве. Я помогу, даже если мне придётся отдать свою жизнь.

— Зачем же… так, — стушевалась я.

Как бы там ни было, но клятвы это уже слишком серьёзно. Да, я отношусь ко всему в этом мире немного с иронией, но все вокруг меня знают только этот мир и для них всё это более реально, что ли. Я только сейчас подумала, что, вероятно, так до конца и не приняла своё перерождение.

Да и кто бы принял? Нелегко поверить в реальность, когда ты встречаешь эльфа, чёртового, натурального эльфа, с длинными, мать его ушами. Или когда вокруг царит средневековье, а ты всё ещё помнишь, как вставала с утра, принимала душ, выпивала чашку кофе, просматривая при этом новости в интернете? Или когда магия естественней, чем умение читать и писать. По крайней мере, в деревнях именно так.

Да я даже не подумала, что могу попросту сама попасть под этот болт и снова умереть. А всё потому что мне всё хиханьки, да хаханьки. Мда, уж, Лера, надо взрослеть.

Я хмыкнула. Думаю, что это невозможно. Я такая и не иначе. Что ж, тогда нужно полностью принять этот мир, который так настойчиво желает показать мне, что недооценивать его не стоит. Наверное, даже хорошо, что при перерождении убирают старые воспоминания, так было бы легче. Я тут же вспомнила отца и мать, брата и друзей. Нет, не лучше, так у меня хотя бы память осталась. Это очень много на самом деле. Так что хватит скулить. Кивнув замеревшему Эйнару, отвернулась. Хочется ему, пусть, всё равно вряд ли я когда-нибудь буду взимать с него этот долг, по той простой причине, что не считаю это долгом. Но ему этого не докажешь, поэтому пускай.

Движение продолжилось буквально сразу же. Элбан рычал на всех, потому что многим нападавшим, а их оказалось несколько, удалось скрыться, поймали лишь одного, того, кто стрелял. По какой-то причине допрашивать его не стали просто проверили, скрутили и привязали к седлу лошади.

Теперь вокруг нас образовалось кольцо из солдат, которые были молчаливы и сосредоточены. Видимо, выданные Элбаном пистоны подействовали. Мужики не смеялись, даже не смотрели на нас. Что ж, это хорошо вряд ли нападавшие ограничатся одним нападением. И я оказалась права. Стоило нам выехать из города, как в ближайшем лесочке на нас напали. Их было немного, поэтому вояки быстро их всех скрутили. Не понимаю, почему они так глупо нападают, ведь понятно же, что шансов нет?

— Хм, — Эйнар, после того как я поделилась своими мыслями тоже заинтересовался этим. — Думаю, тут не обошлось без ментального мага.

Я заинтересовалась.

— И что теперь с ними будет? Какие последствия подобного?

Осторожно подъехав к связанным, я с любопытством осмотрела одного из них. Взгляд бессмысленный, но злой. Бородатый мужик явно бандитской наружности смотрел на меня так, будто я причина всех его бед. Жалко его. Вот просто по-человечески жалко. Если бы меня вот так вот заставили идти против моей воли, предварительно промыв мозги, то я тоже чувствовала злость.

— Специальные люди доставят в столицу. Приказ Его Высочества таких вот не убивать и не допрашивать самолично.

Подъехавший Элбан кивнул, отдавая приказ уводить арестованных, исключением являлся лишь тот, что стрелял, его, видимо, он решил доставить в столицу самолично. После этого он быстро кивнул Эйнару, обозначая этим поклон.

— Прошу простить, наша вина.

Асвальд молчаливо кивнул, принимая самый что ни на есть отстранённый вид. Что с ним такое? Вожжа под хвост попала? Я тоже промолчала. А что я могла сказать? Ничего страшного? Не принимайте близко к сердцу? Пошутить? Ну вот и я не знала, просто пожала плечами и мимолётно улыбнулась, коротко кивая этому мощному мужчине, который по-прежнему смотрел, будто крюками в душу впивался.

До самого вечера мы ехали практически в молчании. Эйнар не произнёс ни слова, что-то обдумывая, а, может, просто так захотел, чёрт его знает. Солдаты были напряжены и сосредоточены. Элбан больше к нам не подъезжал. Время от времени проезжая мимо и бросая внимательные взгляды, он всю дорогу был чем-то занят. А я просто смотрела по сторонам, размышляя. Разок доставала кулон, снова убеждаясь, что мне не показалось, и он, правда, практически очистился. Доставала и ветку. При ярком солнечном свете было ещё лучше видно, что она живая. Пожав плечами, сунула её обратно за пазуху. В столице надо будет поискать библиотеку и почитать, что это и чем мне это грозит. Я могла бы её просто выкинуть, но почему-то совершенно не хотелось этого делать.

Когда солнце начало скатываться к горизонту, вся сотня остановилась. Я сначала не поняла, что такое, но потом дошло — вечер, пора на ночёвку вставать. Блин, есть охота, а ещё в туалет. И почему я не подумала об этом раньше, теперь живот болит.

— Тут неподалёку река. С вами пойдут мои люди, поэтому можете не волноваться. Всё безопасно.

Элбан буквально остановился на секунду и снова умчался по своим делам. Он избегает нас? Вряд ли. Но ведёт себя странно. Хотя, что я могу знать о странностях этого человека, если встретила его сегодня впервые? Ничего. Вот и я о том же, может он всегда такой.

Спрыгнув с лошади, я потянулась и немного размяла ноги. Больно, но не смертельно. Хоть я и привыкла, но вот так сидеть, не слезая, практически весь день, такого ещё не было.

Речка в лесу оказалась довольно спокойной, поэтому я хмуро кивнула мужикам, буркнув, чтобы проваливали и не подглядывали, а потом, дождавшись, пока все скроются, быстро скинула одежду и с наслаждением погрузилась в прохладную водичку. Рискованно, конечно, но я быстро, прямо одна нога тут, другая на суше.

Немного поплавав, шустренько потёрла тело и сполоснула запылённые волосы. Последний раз нырнув, вышла на берег, потянулась. Хорошо, ветерок тёплый обдувает тело. Все мышцы расправились и теперь почти не болят. Осталось только поесть, и жизнь удалась.

Повернувшись к камню, на котором оставила свою одежду, вздрогнула. Придурок Эйнар! Вот какого чёрта сидит и молчит? Я же сказала, что пойду мыться, зачем так пугать? Точно, его же тогда не было, вот он и не слышал. И, главное, ни звука не произнёс, сидит как истукан, смотрит. Выпрямился весь, замер, глаза, чуть ли не стеклянные. Что с ним?

— Ты чего?

Сделав шаг вперёд, остановилась, потому что этот ушастый чего-то вздрогнул, смутился, подскочил на ноги и быстро отвернулся, едва не упав при этом. Вот только после этого я и поняла причину такого странного поведения. Опустив взгляд, чертыхнулась, а потом хихикнула. Это нервное. Всё дело в том, что я совершенно забыла, ведь я абсолютно голая! А тело у меня далеко не мужское.

В такие ситуации я ещё не попадала, поэтому мне нужно было обдумать, как себя вести дальше. Накричать? Обидеться или сделать вид, что ничего не было? Боги, почему так сложно? Неужели это настолько ужасно, что он увидел меня такой? Ладно, сделаю вид, что ничего не произошло, тем более что стыда, скорее всего, положенного мне в данной ситуации я не испытывала.

Интересно, а чего он так смутился? Неужели… неужели в свои семьдесят он до сих пор девственник и никогда не видел обнажённой женщины? Это даже звучит странно. У людей часто в семьдесят уже не могут, а этот ещё и не нюхал походу. Хех, я в свои восемнадцать была более прыткой, но это в прошлом, сейчас я даже и не знаю, как буду решать вопрос интима.

Монашкой становиться не собиралась, но, блин! Может, попробовать с девушкой? Не думаю, что тут за такие отношения на кострах жгут, но что странно, смотря на девушек, я испытывала лишь симпатию и эстетическое удовольствие, если попадалась красивая, но вот желания не было ни капли. Именно поэтому, полагаю, что розовой любви у меня не выйдет.

Пока думала, немного даже обсохла на ветру. Эйнар так и стоял, даже не пошевелился, видимо, ждал от меня разрешения. Из-за волос видны были кончики розоватых ушей. Хм, они у него всегда такие были или у него это от смущения кровь так сильно к лицу и ушам прилила? Надо же. Точно девственник!

Хех, почему-то от этого в душе приподнял голову этакий чёрт и пакостно захихикал, потирая лапки. Захотелось чего-нибудь этакого сотворить, но почему-то в голову лезла всякая пошлая ерунда, которая мне потом самой же боком и выйдет. Не стоит всё же забывать, что Асвальд высокий, крепкий, явно намного сильнее меня мужчина и если что, то фиг отобьюсь.

Покосившись на застывшего эльфа, подхватила бегом свои вещи и принялась натягивать поспешно штаны, краем глаза посматривая по сторонам.

Стою тут, непонятно чего ожидаю, а ведь по кустам сейчас сидят вояки, которые, зуб даю, хорошенько уже меня рассмотрели. Причём благодаря моей тупости тщательно, с ног до головы, и не единожды. Походу вместе со стыдом из моей головы выветрился и инстинкт самосохранения. Всё же не стоит мне больше забывать, что силушка у меня уже не та, от прорвы мужиков не отобьюсь. Ну, от парочки может быть, но не от толпы же! Затягивая посильнее свои тряпки, насторожилась. Приподняв голову, глянула на Эйнара. Стоит, молчит, спина напряжена, голова опущена.

— Повернись уже, я почти всё, — буркнула, сама прислушалась. Что-то вокруг мне казалось подозрительным.

— Извини, я не специально, — повернувшись, тут же повинился Асвальд. Переступив с ноги на ногу, уселся на камень и снова замер. Это он чего теперь всегда будет таким истуканом с застывшим взглядом? — Я невольно тебя оскорбил, но, уверяю, ни одна живая душа не узнает, что я… что я видел твоё… к-хм-пф…

— Тсс, — заткнув рот Эйнара ладонью, потому как его болтовня меня отвлекала, я буквально превратилась вслух. Не до конца завязанные тряпки начали медленно разматываться, отчего, заметивший это Эйнар, задёргался и замычал сильнее. — Ты можешь заткнуться? — прошипела я не хуже змии.

Убрав руку, я раздражённо закончила наматывать тряпьё и тут же быстро накинула поверх рубашку. Подумаешь, ну увидел бы ещё раз, можно подумать он в первый не разглядел. Какого нужно было делать такие глаза, будто в его эльфийскую морду жука навозного суют?

— Тс, — непонятный шум нарастал, и это способствовало тому, что я никак не могла успокоиться. Резко развернувшись на пятках в сторону реки, замерла, прикрывая глаза.

Эйнар подошёл и встал рядом, вопросительно посматривая то на меня, то на реку. Потом ещё повертел головой, видимо, пытаясь понять, что происходит и происходит ли вообще.

— Слышишь? — тихо спросила, потому как мне казалось, что те, кто определённо сейчас был вокруг нас, услышат. Причём я не совсем уверена, что это, вообще, люди.

— Что именно? — вопросом на вопрос, ответил Асвальд, отчего мне стало ясно, что он ничего не слышит.

— Шум. Голоса, много, сотни, нет тысячи голосов. Они шепчут, — я и сама шептала, внимательно осматриваясь по сторонам. Что это за ерунда? Никого же нет!

А потом я услышала далёкий вой. Он был намного сильнее, чем голоса, поэтому я невольно вздрогнула. Ощущение было такое же, как если бы ко мне в полной тишине подошли сзади и что-нибудь прошептали. Вроде и нет ничего страшного, а всё равно вздрогнешь от неожиданности.

Снова развернувшись, буквально подлетела к ближайшему дереву и, обхватив его ствол руками, приникла ухом к коре. Эйнар смотрел на всё это удивлённо и явно ничего толком понять не мог. Наверное, я тоже бы так смотрела на человека, который вытворяет подобное. Ещё в уме и обозвала бы не самым умным, это если мягко выражаться.

Меня буквально затопили разные эмоции, не мои, совсем чужие. Я по-прежнему не могла разобрать голоса. Даже элементарно вычленить из них хотя бы одни, чтобы понять, что они мне хотят сказать. Но этого и не требовалось. Этот неясный шёпот, похожий одновременно и на шелест листьев и на журчание ручья, сливался в один голос, который, если прислушаться, можно было отчётливо понять.

— Эйнар?..

— Да? — эльф сделал несколько шагов ко мне и замер, с любопытством посматривая то на меня, то на дерево, которое я по-прежнему обнимала, буквально распластавшись по его стволу.

— Ты знаешь, кто такие агро?

Асвальд с секунду хлопал глазами, а потом я буквально ощутила, как всё его тело напряглось, будто он готов прямо сейчас вступить в схватку.

— Знаю, но к чему такой вопрос?

— Думаю, что ближе к ночи эти самые агры будут тут.

— Ты уверена? Почему ты так решила?

Вот опять. Эйнар сам по себе, как я поняла, был довольно милым малым, по крайней мере, со мной. Но вот иногда в нём ощущал нечто мощное. Прямо как сейчас. Голос ледяной, резкий, властный. Глаза сужены, тёмные, напряжённые. Губы сжаты, белые, бескровные. Скулы напряжены. Тело будто бы расслабилось, но я полностью уверена, что расслабленность эта обманчива и смертельна для других. Не знаю, как передать словами, но от него буквально повеяло силой, которой, казалось, раньше и в помине не было.

Я отлепилась от дерева, безотчётливо погладила его по коре и помотала головой, словно стряхивая с неё лишний мусор. Шум с голосами тут же пропал, но вот вой повторился, и как мне кажется, он стал ближе.

— Не знаю, но, кажись, мне об этом только что сказали. Кто? Не спрашивай, не в курсе сама. Было похоже на тысячи голосов. Будто целая толпа шептала: Агро идут. Берегись. Скоро. Близко. Что-то вроде этого, — я пожала плечами, понимая, что звучит всё это по меньшей мере как бред сумасшедшего. — А ещё я отчётливо слышу вой. И пока мы тут говорим, он становится всё ближе.

Подхватив пол локоть, Эйнар потащил меня в сторону лагеря. Я даже понять ничего не успела и соответственно возмутиться таким самоуправством тоже. Упираться я, конечно, не стала. Грубовато, но ничего, не рассыплюсь. Скорее хотелось удовлетворить своё любопытство. Но вот эльф, как погляжу, не шибком торопился это делать.

— Эйнар, — позвала я, замечая, как из кустов повылазили вояки, которые тоже выглядели озабоченными и постоянно озирались по сторонам. Ясно, эти пройдохи всё подслушали. И почему мне все так верят? Вдруг я соврала? — Агро, кто это? Что-то типа волков, что ли?

— Ага, что-то вроде.

Мне показалось или он сейчас усмехнулся? Это он надо мной? Вряд ли, скорее его что-то другое повеселило.

— Капитан, — подойдя к палатке, как можно было увидеть капитанской, Эйнар быстро пересказал все недавние события, скромно умолчав эпизод с обнажёнкой. — Я склонен верить. По многим причинам, не спрашивайте.

Он что, мысли Элбана читает? Тот даже не говорит ничего, а Эйнар уже отвечает. Или просто так хорошо представляет, какие вопросы может задать человек в такой ситуации? Всё возможно, как и то, что этот остроухий умеет читать мысли. Как это тут называется, ментальная магия?

— Вой далеко? — Элбан испытующе на меня посмотрел. Не знаю, как остальных, но меня больше сейчас пугали по-звериному светящиеся глаза нашего доблестного капитана. Если вспомнить всё фэнтези, которое я когда-либо видела или читала, то он просто обязан быть змеелюдом или по-другому нагом. Ещё есть вариант с оборотнем. Ну, не бывает у обычных людей таких глаз.

— Эм… километров десять, наверное. Хотя вряд ли я бы услышала на таком расстоянии. Может, пять? — я глянула на Асвальда и Элбаном, пытаясь понять, каким макаром мне определить удалённость воя. — А вы что не слышите?

— В том-то и дело, — задумчиво буркнул Элбан и, развернувшись, размашистым шагом направился к своим подчинённым. Они, впрочем, уже были всё собраны и явно ждали приказов. Наверное, те, что подслушивали, то есть охраняли, конечно же, охраняли меня, всем всё рассказали.

Эйнар, дождавшись пока Элбан уйдёт, схватил меня и за вторую руку и внимательно посмотрел мне в лицо. Чего это он? Смутить меня вздумал? Обломайся, скорее уж ты тут покраснеешь и смутишься. Эх, ну неужели эти агро такие опасные? Судя по реакции походу да.

— Послушай. Агро, это такие хищники, нет, даже скорее это монстры. Они, безусловно, чем-то напоминают волков, но раза в три больше. Соответственно и зубы с когтями у них в разы больше. Эти существа очень агрессивные, быстрые, свирепые и их трудно убить. Обычно, чтобы справиться с агро нужно как минимум двое хорошо тренированных тёмных. С одним агро. Понимаешь? Людей я даже и не знаю… Пять? Может, пять, может, и десять. В отличие от волков, агро отлично лазают по деревьям, поэтому скрыться от них там нет никакой возможности. Скорость у них выше, чем у лошадей. Мой Фарго ещё мог бы уйти, но он всего один, а нас сотня. Можно выложить по кругу костры, агро, как и любое живое существо боятся огня, но вот загвоздка — утром или когда кончатся ветки для костра, нас всё равно достанут. Агро не бросают намеченную добычу. Они охотятся стаями по пять-десять особей, но поверь, даже если их пятеро, от этой роты не останется никого.

Мда, вот и горькая пилюля, а я уж было подумала, что с такой-то армией мы шустренько доберёмся до столицы. С другой стороны, глупо было надеяться, что в этом мире нет своих чудовищ. Странно, что раньше я о них ничего не слышала и никогда не видела. Может, они водятся только в глубине империи? Хотя, Эйнар говорит же эльфов, значит, они и у них бывают.

— Славно, — я аккуратно высвободилась. — И чего теперь делать?

— Ты сядешь на Фарго…

— Исключено, — тут же его перебила. Может, я и не самая смелая, отзывчивая и бескорыстная, но трусливо бежать, это не по мне. Хотя и понимаю, что вряд ли смогу чем-то помочь. — Можно нарыть ямы, вбить в них заострённые колья, прикрыть сверху, а потом заманить как-нибудь туда парочку этих волчат. Сотня человек точно справится с этой задачей за десять минут. Лучникам забраться на деревья, намотать на стрелы тряпки, пропитанные горючим маслом, а потом стрелять по зверям. Я уверена, что эти тварюшки с шерстью, а она имеет свойство гореть. Ну и что, что они умеют лазить по деревьям, если их сверху будет поливать огненный дождь, то им не до ужина будет, а если кто и полезет, то можно и мечом в глаз сверху вниз. Если пытаться прибить их на земле и только мечами, то, естественно, ничего не выйдет. Да с дерева убежать не получится, но сдаётся мне, что и по земле от них далеко не убежишь. Можно много чего придумать, время же есть.

— Стой здесь и никуда не уходи, — бросил Эйнар, нахмурившись. Поискав глазами капитана, он ещё раз смерил меня взглядом, будто сомневался, что я послушаюсь, но после моего лёгкого кивка поспешил в сторону Элбана, который что-то рычал на своих солдат.

Солнце уже почти закатилось за горизонт, а вдали я отчётливо слышала стремительно приближающийся вой. Агро, да? Не так страшен чёрт, как его малюют… Надеюсь.

Часа через два, когда ночь опустилась на землю, все остальные тоже услышали вой агро. Честно я очень удивилась. Это на каком же тогда расстоянии я их слышала, если, как утверждает Эйнар, эти монстры двигаются быстрее лошади. Если вспомнить, то лошадь способна достигать скорости шестидесяти километров в час на коротких дистанциях и пятьдесят пять на длинных, это если нужна высокая скорость. Даже если мы возьмем за величину эту цифру, то получается, два часа назад агро были на расстоянии сто двадцать километров как минимум.

Это у меня такой хороший слух или я чего-то не понимаю? Может, он не имел в виду максимальную скорость лошади? Но даже если брать самую усреднённую, то всё равно выходит километров тридцать-сорок. Даже при самых благоприятных условиях такой вой можно услышать на расстоянии пяти, ну, или максимум десяти километров. Или эти агро воют как-то по-особенному? Короче, ничего понятного, всё только ещё больше запуталось.

Стоило только кому-то из солдат услышать заливистый звук, от которого мурашки тут же промаршировали по спине, как все забегали, доделывая последние приготовления. Капитан воспользовался моими советами и действительно нарыл ям. Правда, не пару, как я говорила, а целую кучу по кругу, огородив ими весь лагерь.

Лагерем пустой пятачок земли назвать было трудно, но вроде как именно это место было выбрано под лагерь и пусть даже оно сейчас и пусто, всё равно им являлось. Все палатки, котелки, личные вещи, всё убрали подальше, чтобы не мешались. Лошадей увели куда-то подальше. Думаю, за два часа они успели отмахать достаточное расстояние. Всё же было бы обидно, если кого-то из этих прекрасных животных задрал дикий зверь.

Солдаты, вооружившись стрелами, луками, мечами, а кое-кто даже арбалетами, быстро вскарабкались по команде капитана на ближайшие деревья на заранее обустроенные ветви, с которых можно было беспрепятственно стрелять из громоздких луков.

Через минут десять над этим местом повисла тишина. Все как-то резко замолчали. Почему-то не было слышно даже ночных птиц, думаю, что они разлетелись, напуганные шумом, исходившим от такой толпы.

— Ты встречал их когда-нибудь? — эта тишина немного нервировала меня. Эйнар, сидящий рядом, показался мне хорошим вариантом заполнить ожидание.

— Один раз.

И замолчал. Никаких пояснений к этому не прилагалось. Я смотрела на Асвальда в упор с минуту, но тот лишь продолжал молча сидеть, смотря в ту сторону, откуда в последний раз до нас донёсся вой.

По всей видимости, он не собирался делиться со мной подробностями этой встречи. Ладно, раз не хочет говорить, не стану донимать.

Ожидание тяготило. Было ли мне страшно? Скорее нет, чем да. И тут дело даже не в моей храбрости или может быть глупости, просто я толком не понимала, чего именно нужно бояться. Мой мозг просто не принимал полностью информацию, что звери размером с корову могут залезть на дерево и съесть меня. Я хоть и понимала всё, но по-прежнему мне почему-то представлялись вовсе не страшные монстры, а наши родные волки, которые больше похожи на собак, чем на ночной кошмар.

Наверное, кто-то там наверху очень бережёт меня — очень надеюсь, что и дальше будет это делать. А как ещё можно объяснить, что за семнадцать лет я не встречала ничего опаснее мелкого хищника и ни разу не подвергалась серьёзному нападению? Хотя, если вспомнить моих родителей из этого мира загрызли именно крупные хищники. Что это? Как это объяснить? Моя удача прокачана на сто процентов? Или дело не в удаче, а в чём-то другом?

Но в одном я уверена точно — стоило мне встретить Эйнара, как на нас, то и дело наваливаются неприятности. Даже понимание того, что это из-за его высокой должности и недоброжелателей, только и мечтающих как бы его поскорее отправить на олимп к местным богам, не облегчает ситуацию. Даже удивительно, как мы смогли забраться так далеко.

Не хочу быть съеденной. И тут дело даже не в том, что мне не нравится такая смерть просто пожить ещё охота. Да и мир я толком не увидела. А смерть она вовсе и не страшная, больше всего страшит то, что предшествует смерти. В прошлый раз я толком и понять ничего не успела, лишь огненная вспышка боли и полное отключение мозга. А вот если представить, сколько боли, страха и отчаяния испытывает человек, которого едят заживо, становится не по себе.

Пока размышляла на такую животрепещущую тему, заметила краем глаза небольшое свечение, моментально привлекшее моё внимание. Резко повернувшись, замерла, не зная, то ли мне закричать, то ли удивится, то ли просто принять как данность. Этот мир сведёт меня с ума. Почему-то я всё время забываю, что тут есть место всяким мистическим вещам и совершенно нереальным существам.

Вот и сейчас рядом со мной на ветке сидела непонятное нечто. Внешне оно напоминало молодую девушку, ещё более мелкую, чем я. Можно было подумать, что это ребёнок, но вот выпуклости в нужных местах говорили, что ребёнком это существо не было. Почему я говорю не девушка, а существо? Так оно смотрело прямо на меня, и я вас уверяю, такие глаза не могли принадлежать обычному человеку. Думаю, цвет глаз можно было назвать ярко-зелёным, но не это было странным и необычным, а то, что у глаз не было, ни зрачка, ни белка. Весь глаз просто затапливало зелёным светом, в котором изредка можно было увидеть яркие искорки, будто отблески от язычков пламени.

Длинные, чёрные волосы спадали едва ли не до самой земли. Как оно, вообще, с ними справляется?

Тонкие брови тоже были чёрными, как и длинные, будто бы бархатные ресницы. Губы неполные и не тонкие, уголки опущены и, вообще, выражение лица у существа было донельзя грустным и измученным. Белая и тонкая кожа, казалась ужасно сухой и измождённой.

Оно сидело, обхватив себя руками за живот, и можно было увидеть, что на пальцах вместо обычных ногтей, длинные, тонкие коготки сантиметров в пять длиной. Роль одежды выполняло длинное, белое платье, которое в некоторых местах имело рваные дыры. Собственно моё внимание привлекло именно необычное зеленоватое сияние, окутывающее существо. Кроме этого, тело было полупрозрачным. Думаю, что так должны выглядеть призраки.

И что это такое? Мне положено это видеть или нет? А ещё оно смотрит прямо на меня, как мне поступить? Оно знает, что я его вижу или нет?

— Эм, — я вытянула руку и, не отрывая взгляда от существа, постучала ладонью по плечу Эйнара. — Ты тоже это видишь?

— Что именно?

Всё ясно. По-моему, в последнее время у меня какое-то обострение, раз дело дошло до галлюцинаций. То голоса мерещатся — надо поменьше трепаться об этом, а то сожгут, как не к месту упомянутую Жанну — то вот уже видеть стала что-то не от мира сего. А ведь ещё совсем недавно ничего подобного не было. Я была обычным таким лекарем, с капелькой магии, а тут что-то непонятное. Надо выяснить обязательно, а ещё лучше почитать книжек, может, у кого такое уже было и в дурку мне не пора.

— Ты кто? — хмуро спросила, насупившись. Не дело, конечно, со своими глюками разговаривать, но хотя бы причину его явления я должна узнать. Или её? Удобнее, наверное, воспринимать это существо как девушку, всё же внешний вид обязывает. Или лучше считать её призраком? Сейчас вот и узнаем.

Призрак встрепенулся, большие, будто у инопланетянки глаза расширились ещё сильнее, отчего мне прямо стало не по себе, слишком уж нереально выглядело.

— Ты видишь меня?

Мать моя женщина, лучше бы она молчала и дальше. От звука её голоса у меня всё внутри перевернулось и завибрировало. Нестерпимо захотелось прикрыть уши, но мужественно стерпела, позволив лишь на мгновение дрогнуть кончику губ. Нет, голос не был неприятен, вроде бы обычный, но что-то в нём задевало меня, отталкивало и настораживало. Не говоря уже о чисто физическом неприятии.

— Вижу.

— С кем ты говоришь? — шёпот спросил Эйнар.

— Подожди, — так же шёпотом отозвалась я. — Тут у меня опять глюки какие-то, не мешай общаться.

— Он тебе досаждает? Я могу услать его подальше от тебя.

Опа, интересно девки пляшут.

— Нет, всё нормально, он свой в доску парень. Так почему ты спросила, вижу ли я тебя?

Призрак, блин, ну не знаю я как её ещё назвать, спрыгнула с ветки и повисла в воздухе, прямо напротив меня. Как это она? Крыльев вроде нет, да и пропеллера на спине тоже. Она, пока я размышляла о способе левитации, приблизилась вплотную и принялась меня зачем-то обнюхивать и заглядывать по очереди то в один глаз, то в другой. Было странно и не особо приятно, но я стойко терпела.

Чему-то кивнув, будто в чём-то убедилась, она уселась обратно на ветку, только в этот раз намного ближе.

— Всё из-за этого, — сунув руку в свои волосы, она достала тонкую веревочку, один конец которой скрывался где-то на голове — из-за волос не было понятно — а второй, если присмотреться уходил вглубь леса.

— И что это? — прикасаться к верёвочке я не сбиралась. Кто его знает, что это и как оно отреагирует на моё прикосновение.

— Это поводок.

Нет, ну почему нельзя всё просто взять и разъяснить? Почему всегда приходится вытягивать информацию чуть ли не клещами. Какие-то недомолвки, рваные фразы, коротенькие предложения. Начинает раздражать. Конечно, показывать я этого не собираюсь, мало ли, кто это такая вдруг для неё прибить нас всех, как пальцы о дерево вытереть, но всё равно!

— Подробнее, пожалуйста, — состряпав морду кирпичом, я отвернулась, чтобы скрыть своё недовольство. — И побыстрее, — добавила, когда вой агро, которых мы собственно тут все ждали, послышался совсем недалеко.

— Я… — она запнулась и едва уловимо нахмурилась. — Не знаю, как на языке людей меня назвать. Лесной хранитель или… материнский дух? Нет, лучше сказать, мать леса. Хотя и не я его создала, но, наверное, это самое близкое по значению. Я всегда жила в одной густом лесу далеко отсюда. Оберегала деревья, животных и всех существ, что жили там. Следила, чтобы не засыхали озера и не засорялись реки. Давала приют всем, кто не губил мой лес, также заботился о нём, ну или просто жил, не мешая никому. Прятала от людей и других разумных нимф, дриад и остальных безобидных существ. Отводила от леса глаза людям, а если не получалось, то просто заставляла их всё забыть. Но потом к нам в лес пришёл колдун и пленил меня. Не спрашивай, как ему это удалось, я была слишком глупа. И вот теперь сижу на поводке у него. Из-за поводка меня теперь кроме владельца поводка не видит, но это не мешает мне пленить разум…

Договорить она не успела, потому как недалеко послышался хруст, потом рычания, а затем, прямо на поляну выскочило шесть огромных зверюг. Иначе и не скажешь. Я невольно вздрогнула, когда над лесом прокатился зычный голос Элбана, приказывающего стрелять. Звери тут же повернулись в сторону голоса и большими прыжками начали приближаться к капитанскому дереву. Но тут сработали ловушки. Несколько провалилось, послышался вой боли, скулёж и отчаянные рыки. Лагерь наполнился шумом.

При скудном свете я не могла их хорошо рассмотреть, но то, что ростом они были с хорошую лошадь, было видно прекрасно.

— Скажи, — не поворачиваясь к духу, начала я, — это твоих рук дело?

— Моих, — ответила она, недолго думая.

— Но почему ты привела их сюда? — спросила, а сама вздрогнула, когда недалеко просвистела стрела, пущенная Эйнаром.

— Он приказал убить вот его.

Повернувшись, я была совсем не удивлена тем, что тонкий и полупрозрачный палец был направлен на Асвальда.

— Останови их. Они же погибнут. Разве это не одни из тех, кого ты так долго защищала и оберегала? — горячо начала я, надеясь, что смогу уговорить её. — «Иначе слишком многие найдут сегодня тут свой конец», — подумала, наблюдая, как пока что горящие стрелы не приносят должного результата, зато парочка зверюг уже карабкается на ближайшее дерево.

— Да, но…

— Потом, сначала надо всё это остановить, а потом мы подумаем, как освободить тебя из-под нежеланной власти. От дерева, на которое забирался зверь, донёсся крик человека и рычание.

— Останови, — мои скулы заходили ходуном, а кулаки сами по себе сжались до такой степени, что ногти впились в кожу. Всё моё существо желало оградить, объять всех и каждого, чтобы прекратить бессмысленные страдания. Ярость медленно закипала, заставляя кровь бежать быстрее, отчего в ушах поселился шум, глухой, будто мне ваты туда напихали. Я никогда не считала себя сестрой милосердия, но смерти этим солдатам, многие из которых были ещё всего лишь мальчишками, я не желала. Они ведь так же как и я почти не видели жизни.

— Хорошо, но если ничего не выйдет у меня не останется выбора.

Я кивнула, во все глаза наблюдая, как здоровые звери виртуозно уворачиваются от града огненных стрел. Ещё один из них провалился в ловушку, отчего к какофонии звуков добавился новый болезненный скулёж вперемешку с яростным рычанием.

А потом всё изменилось. Агро, не останавливаясь и продолжая уворачиваться, быстро скрылись в густом лесу. Последний, тот, который до этого залазил на дерево, получил стрелу прямо в бедро и хотел было огрызнуться, но потом всё же умчался за своими собратьями. Ещё минут пять стояла тишина, а потом люди дружно загомонили, правда, спускаться пока что никто не спешил.

— Что произошло? Почему они отступили? — послышались немного взволнованные вопросы Эйнара. Голос его чуть дрожал, но по-прежнему был необычно твёрдым.

Я облегчённо выдохнула, опустила голову и закрыла глаза.

— Ну, давай попробуем разорвать твою связь, — тихо проговорила, когда быстрое сердцебиение немного успокоилось. — Надеюсь, никаких последствий не должно быть? — буркнула, забирая веревку из рук духа и разрывая её одним махом напополам. По моим ощущениям веревка была непрочной и хлипкой. Будто нерадивая хозяйка плохо спряла нить из шерсти или же, наоборот, таковой и была задумка, чтобы изделие потом получилось мягким и нежным, словно пух. — И это всё?

— Ну да, — дух как-то даже плечи расправила. — Для тебя это нетрудно, это для меня связь была подобна толстой цепи, удерживающей и удушающей. Собственно, на это я и надеялась, когда решила показаться тебе. Просто сначала я близко к нему не приближалась, но в последнем городе мельком увидела тебя и поняла, что это мой шанс. Правда, надежды, что ты меня всё-таки сможешь увидеть, было мало, но, как оказалось, я не зря надеялась. А сейчас прошу простить, но мне пора в свой лес. Я очень волнуюсь за него.

Махнув рукой, я устало прислонилась к стволу, наблюдая, как дух быстро растворилась в воздухе, а только потом до меня донёсся шёпот со словами благодарности.

Обратив внимание на руку, я хмыкнула, ведь в кулаке я по-прежнему сжимала «поводок». Недолго думая, что есть силы дёрнула, с удовольствием слыша, как веревка завибрировала, а потом мне по ней пришёл сигнал недоумения и следом за этим боли. Послав волну гнева и злости, отшвырнула от себя верёвку, которая отчего-то стала напоминать мне мерзкую паутину и только потом подумала, что по ней можно было бы выйти на этого колдуна. Но шанс был упущен, удавка почти мгновенно растворилась в воздухе.

— Как думаешь, они ушли? — Эйнар почему-то оказался слишком близко, я даже ощутила, как его ладонь опустилась мне на плечо, но стряхнуть наглую клешню не было никаких сил.

— Ушли, — пробормотала, чувствуя, как глаза сами собой закрываются, а сознание уволакивает в блаженную темноту. Что ж, спать, так спать. — Можно не волноваться, — совсем уж заплетающимся языком буркнула и уснула, оставив остальные заботы на других.

Глава 8

Проснувшись, блаженно потянулась и широко зевнула, не утруждая себя прикрытием рта рукой. Перевалившись с бока на спину, закинула руки за голову и одной ногой почесала другую, снова смачно зевнув при этом. Хорошо как. Спокойствие, выспалась. Есть охота только и в туалет. А так прямо ни жизнь, а рай.

Когда мыслительные процессы пришли более-менее в норму, осмотрелась. Так, судя по всему, я в небольшой палатке. Повернув голову вбок, нахмурилась. Двухместной к тому же. И с кем это я практически делила спальное место сегодня ночью?

Сдвинув брови к переносице, откинула в сторону одеяло. Одета, слава богам. Сев, задумалась, вспоминая вчерашние события. Хм, значит, всё закончилось вполне нормально, раз меня с дерева не только сняли, но и позволили спокойно поспать.

На улице слышны были голоса и шум, поэтому я быстро поползла к выходу. Всё же любопытство во мне много. Интересно стало, как всё прошло, и чего было дальше.

— Проснулась?

Я повернула голову — это единственное, что я пока что успела высунуть из палатки — вбок и, прищурившись, так как глаза ещё не привыкли к яркому свету, глянула на Эйнара. Он сидел на каком-то пеньке и методично натирал чем-то свой клинки. При этом выглядел так, что краше в гроб кладут.

— Ага, — я выползла полностью и встала на ноги, тут же потягиваясь и снова принимаясь зевать. — Ты чего убитый такой? Случилось что-то?

Эйнар на это лишь тряхнул головой, отчего несколько прядей, выбившихся из его косы, небрежно упали прямо на глаза. Он с видимым раздражением завёл их за ухо и продолжил своё занятие.

Ясно, кто-то тут у нас не в духе.

Не став допытываться, — захочет, сам скажет — поплелась в сторону приятно пахнущего котла. Надо помыться для начала, но почему-то я зверски хотела есть. У меня прямо слюни текли. Мысленно, конечно, но я всё же провела рукой по подбородку, чтобы убедиться, что я и вправду не пускаю слюни.

Повар был тоже каким-то подавленным и, не глядя, накидал мне в тарелку каши, тут же сунув в руки.

— Спасибо, — сказала, торопливо отходя. Мало ли, ещё решит, что есть мне не положено, так как время завтрака ещё не настало. — А чего все такие грустные? — сунув в рот ложку отменной каши, спросила у первого попавшегося под руку паренька. Ну как парень, лет двадцати пяти точно.

— Так капитан ранен и до сих пор не пришёл в себя.

Парень с интересом посмотрел на меня, как-то странно поглядел на мою голову, и я прямо видела, как он едва сдерживается, чтобы не заржать надо мной. Ясно-понятно, опять у меня на голове кошмар творится.

Отпустив солдата, который всё же хихикнул, рукой кое-как пригладила волосы и поплелась в сторону палатки, которую для себя сходу обозначила капитанской. Ранили? А чего тогда меня не позвали? Или Эйнар забыл, что я лекарь? Вряд ли, значит, была другая причина.

— Не положено, — стоило мне подойти к палатке, как вход тут же загородил солдат. По его виду было понятно, что он помрёт, но не пропустит.

— Я слышала, Элбан ранен. Я — лекарь.

— Господин полковой лекарь уже там, поэтому — не положено, — набычился мужик лет тридцати.

— Так пойди и спроси, положено или нет, — рявкнула, ощущая раздражение. Не особо я привыкла, чтобы меня куда-то не пускали. Обычно люди наоборот рады видеть, опасаются, правда, немного, но всё же рады. А тут на тебе, не положено.

Солдат смерил меня взглядом, кивнул и быстро юркнул внутрь палатки, из которой на меня дыхнул запах трав. Ясно, значит, там не лекарь, а травник. Хотя, одно другому не мешает. Я вон тоже частенько сбора пользовалась, особенно когда нужно не просто заживить рану, а простимулировать организм на самолечение.

Не сказать, чтобы я сильно переживала за Элбана, мужик вроде бы хороший, кончено, но по большому счёту мне всё равно на него. Просто я так понимаю, мы именно по этой причине всё ещё на той же самой поляне и не сдвинулись с места. А всё-таки настроена поскорее добраться до столицы. На это есть две причины. Одна — хочу уже посмотреть на неё. Вторая — чем быстрее Эйнар встретится с императором, тем быстрее враг поймёт, что бесполезно пытаться прикончить его, так как дело уже сделано и переговоры прошли.

Вход палатки откинулся и наружу вышел незнакомый мне мужчина, а следом солдат.

— Вы — лекарь? — мужчина тоже смерил меня взглядом. И чего они все так делают?

— Да, — ответила и поставила на пенёк, стоящий рядом, пустую тарелку. Кашу я умяла, пока ждала. Вкусно, но мясо можно было и побольше положить.

— И что же вы умеете?

Блин, надоели эти пляски вокруг да около. Я понимаю, что не вызываю ни грамма доверия хотя и не знаю почему, но можно этот вопрос решать как-то в другом месте. Например, рядом с больным, где я и буду показывать свои умения. Всё-таки я пришла сюда не на работу устраиваться, а раненного осматривать.

— Пропустите её.

Если бы мои нервы были чуточку тоньше, и их было немного меньше, то я обязательно вздрогнула и испугалась, но? благо с моими нервами всё было нормально. Именно поэтому я всего лишь нахмурилась и повернулась, чуть ли не утыкаясь при этом в грудь Эйнара. И когда он только успел подойти?

— Почему ты не разбудил меня? — тут же кинула ему обвинение, сурово складывая руки на груди.

Асвальд опустил взгляд, которым до этого хмуро и недовольно буравил полкового лекаря на меня. На мгновение мне даже показалось, что мне мерещится, но нет, взгляд остроухого и вправду стал… менее суровым, будто бы он внутренне расслабился, что ли. Не поняла, он за меня волновался так? Ох, чуется мне, что будут со всем этим у меня ещё проблемы. Как же проблематично. Нет, Эйнар мировой мужик, но в том-то и дело. Я воспринимаю его в лучшем случае, как друга, хорошего такого друга. Всё-таки? надеюсь, он по прибытиb в столицу выбросить мысли подобного плана из головы. Молод он, а девок тут? кроме меня нет, поэтому ему сперма на мозги давит.

— Я пытался, ты не проснулась.

Всё ясно, точно волновался.

— Мы так и будем тут стоять? — отводя виновато взгляд в сторону, спросила. Прости, Эйнар, но вряд ли что-то выйдет. Это невозможно по многим причинам, некоторые из которых тебе лучше не знать.

— Прошу, — полковой лекарь открыл вход в палатку и посторонился, пропуская меня внутрь. При этом он так иронично поклонился и зыркнул на меня, что стало ясно — он считает меня спесивой девчонкой, которая хочет перед любовником посветить своими недалёкими талантами. Пусть считает, мне на таких всегда было плевать. — Надеюсь, госпожа не боится крови?

Мне резко, вот прямо позарез захотелось оторвать кому-то его болтливый язык. Вот тогда этот шут гороховый мог бы убедиться, что крови я не боюсь уж точно.

— А вы у нас лекарь или травник? — спросила, не став заострять внимание на том, что этот человек мне неприятен.

Стоило мне зайти в палатку, как в нос тут же забился тяжёлый запах круто сваренных трав. Ясно, значит, всё же травник. Редкий лекарь варит такие крутые настойки. Обычно, мы обходимся более лёгкими вариантами, так как большую часть работы за нас всё же выполняет магия, а травами мы лишь немного поддерживаем организм, и то, только в тяжёлых случаях.

Мужчина подтвердил мои догадки, и всё ещё скептически посматривая на меня, остался у входа.

Мда, могло быть и хуже.

Присев, прикрыла глаза, ощупывая Элбана внутренним взглядом. Левая рука почти оторвана, вернее? чуть ли не срезана. Это какие же у агро когти, что так спокойно почти срезали руку толщиной с мою талию? Хорошо, что всё получилось как получилось. Кроме руки у капитана был ещё и глубокий шрам на груди.

Опасные ранения. Видно, что он потерял много крови, которая так до конца и не восстановилась в организме, что неудивительно. Травник молодец, дело своё знает, рана совершенно чистая, можно даже сказать стерильная. Кости приставлены к нужному месту, остальное сшито с хирургической точностью. Организм буквально переполнен отварами, которые ускоряют процесс…

Так, а вот это уже интересно. Нет, я знаю, что есть отвары, которые помогают заживлять раны намного быстрее. Например, обычно у среднестатистического человека небольшая рана будет заживать, если её обработать и зашить, в течениt семи-десяти дней. С отваром этот срок становится значительно ниже, потребуется минимум три, максимум пять дней. Это я говорю о швах, естественно не о том, что всё заживёт полностью и можно будет скакать как козлик.

Такие серьёзные раны, как у нашего доблестного капитана, который полез в самую гущу драки с агро и как следствие был награждён будущими великолепными шрамами, должны были заживать в течение пары месяцев точно. Не забываем, что у него практически отрублена рука. И это я подразумеваю лечение отваром.

А что мы сейчас можем увидеть? Ткани с поразительной скоростью регенерируются. Думаю, что если оставить всё как есть, то через неделю он и думать забудет, что был, вообще-то, ранен.

Я же говорила, что он явно не человек. А вот кто он, я так и не знаю. Судя по энергетике и внутреннему строению, обычный человек. Даже удивительно.

— Что? Не получается? — послышался ехидный голос полкового лекаря, имя которого мне было совершенно неинтересно. Ибо он меня бесит, а, значит, к чёрту мне его имя сдалось.

Промолчав, вздохнула и наложила руки, не на лекаря, и даже не на себя, а на капитана. Привычно направила энергию, попутно немного удивившись тому, что по ощущениям её стало больше, и стала методично наблюдать, как срастаются кости и ткани. При этом не забывала временами вплёскивать немного в организм, который истощился из-за потери крови, да и ускоренная мною регенерация тоже требовала от организма энергии.

Удивительно, но объём и вправду увеличился. Помнится, когда я лечила Эйнара, то энергии хватало лишь на пару минут лечения, а тут я спокойно провожу такую длительную операцию и даже не вспотела. Ну, ладно, вру, чуточку устала, а то, что дышу часто и пот ручьём, так это ерунда же, раньше чуть ли не в обморок брякалась.

— Достаточно.

От зычного и глубокого голоса я вздрогнула и открыла глаза, тут же спотыкаясь о пристальный взгляд Элбана. Кивнув, напоследок проверила быстро ещё раз его организм и встала. Вернее, попыталась, но сил потрачено было много, поэтому я покачнулась. Сзади кто-то тут же меня придержал. Зуб даю, Эйнар. Походу я его руки, уже не видя, узнаю.

Повернула голову, чуть её приподняв. Точно он. Кто бы сомневался.

— Всё нормально. Через пару минут пройдёт просто нужно ещё раз перекусить. А ещё я хочу помыться.

Ничего не говоря, он оторвал слишком уж для него суровый взгляд от лица Элбана и подхватил меня на руки. Я даже пискнуть не успела, как мы вышли из палатки. Ох, я даже не знаю, что делать. Возмутиться? Накричать? Нарычать? Сил нет ни на что.

На руках меня только дед с бабулей в раннем детстве таскали, и то, только потому, что я не в состоянии была ещё им отказать. Зато потом никто ко мне с таким даже не пробовал подходить. Ещё чего, я что сама не могу своими ногами? А вот сейчас мне было просто лень вырываться. Серьёзно, я просто уверена, что этот лось даже и не подумает меня отпускать. Ну не буду же я его по-настоящему тыкать своим ножом, требуя отпустить? Это будет выглядеть как-то по-детски даже.

Придя к таким выводам, я успокоено расслабилась, обхватив его за шею, чтобы мне было удобнее. Эйнар тоже заметно расслабился, видимо, ожидал от меня бурного протеста, а не получив его, прижал меня сильнее к себе и потопал в сторону котла. Надеюсь, повар не решит, что я морда наглая и мне сегодня завтрак больше не положен?

— А теперь к реке, — удерживая в руках отвоёванную тарелку с кашей, скомандовала я своему добровольному транспорту.

Агро я так и не увидела, хотя знала, что двое из тех, кто попали в ловушки, погибли и остались на поляне. Третий как-то смог выбраться и скрылся в лесу. Безумцев, которые решили бы его преследовать, не нашлось. У погибших выбили клыки, сточили костяные наросты с хребта и хвоста, так как эти предметы, оказалось, пользуются популярностью у местных алхимиков. А сами тела закопали прямо в ловушках. Именно поэтому к тому моменту, как я проснулась, поляна уже была чиста, а мне пришлось довольствоваться только воспоминаниями о тенях и силуэтах, увиденных мною ночью.

Капитан встал в течение нескольких часов, поэтому уже ближе к полудню мы двигались в направление столицы. От предложения Эйнара сесть вместе с ним на его Фарго я отказалась, поняв, что слишком много позволила этому остроухому. Он стал ещё активнее проявлять знаки внимания. Что с ним делать, не имела ни малейшего представления. Оставалось только надеяться, что в городе, окружённый придворными красавицами, он и думать забудет о простой девушке по имени Лера.

До самой столицы нас больше никто не потревожил, было даже немного странно. Неужели невидимый и неизвестный до этого враг смирился и отступил? Сомнительно. Тогда, в чём причина такого затишья? Я ещё хорошо помню о том, что затишье бывает обычно перед бурей, поэтому чем больше было спокойных дней, тем более настороженной и нервной я становилась.

Любое явление, отличающееся от обычной картины, будь это просто крестьянский обоз или одинокий путник на дороге, воспринимались мной с подозрительностью, граничащей с паранойей.

Но, вопреки мои ожиданиям, последние дни прошли тихо и спокойно. Если не считать, конечно, Эйнара, который, то светился, будто начищенный самовар, то злился на что-то, то погружался на пару часов в молчаливое созерцание местной природы. Первое время я ещё обращала внимание на такие перепады настроения, а потом попросту плюнула. Лишь краем глаза старалась не выпускать его из виду. Почему-то чувствовала нечто похожее на личную ответственность за этого эльфа, хотя никто мне и не приказывал, вроде как. Может, это оттого, что я по-прежнему считала его слишком молодым? Всё может быть.

Столицу невозможно было не заметить. Обнесённая высоченной стеной, она возвышалась на холме, отчего её было видно за многие километры. Лес вокруг был полностью уничтожен, поэтому незамеченными подобраться к главному городу империи никакой возможности не было.

Около стен города, на протяжении нескольких километров ютились небольшие домишки. Я так понимаю, это бедняцкие кварталы. Хотя даже в этих кварталах был относительный порядок. Дома были ветхими, сооружёнными из обычных струганных досок. Они были построены так тесно друг к другу, что между ними даже я вряд ли протиснусь, хотя мелкая детвора имела возможность беспрепятственно бродить где угодно. Кроме главного города, естественно. Грязи я тут не заметила, на что один из солдат пояснил, что за мусор тут строго наказывают, поэтому каждый убирает прилегающую к его домику территорию со всей тщательностью.

Главные улицы бедняцкого квартала были широкими, поэтому пройти по ним всей ротой не составляло труда, а вот если углубиться в квартал, то можно спокойно заплутать, потому как улочки там были узкими и многочисленными.

Эйнар с любопытством осматривался, чему-то постоянно удивляясь. Я не сказать, чтобы сильно была под впечатлением, но в некотором роде его понимала.

Из домов на нас то и дело поглядывали, а детишки, так и вовсе не стесняясь, клянчили у солдат мелочёвку. Вояки относились к такому философски, если было что, давали, а нет, так просто проходили мимо. Никто даже и не думал ударить мелкотню или же пнуть. Впрочем, детвора тоже старалась под ноги военным мужам не лезть, клянчая деньги с небольшого расстояния, поэтому помехой к передвижению не была, а, значит, и бить детей было не за что. Это потом я узнала, что в империи есть закон, охраняющий детей, независимо от благосостояния последнего и благосостояния его родственников.

На воротах нас даже не остановили, так как уже все были оповещены о нашем прибытии. Капитан лишь едва заметно кивнул стражникам, и те шустро распахнули тяжелые ворота, высота которых была не менее десяти метров. По обе стороны ворот прямо наверху стены были построены башни, из которых сверху вниз на нас смотрели любопытные стражники.

Пройдя ворота, мы попали в город. Улицы были вымощены стёсанным камнем, ровные и аккуратные. Дома сразу после стены были деревянными, правда, выкрашенными какой-то краской бледно-жёлтого цвета. Одноэтажные, редко двухэтажные, но в таких часто на первом этаже размещалась либо таверна, либо какая-нибудь лавка. Деревьев тут практически не было, что делала город немного безжизненным. Но зато попадалось много округлых площадей, по краям которых стояли какие-то кусты в кадках, а рядом с ними размещались каменные лавки.

После деревянных домов пошли каменные. Тут уже хозяева изгалялись, как хотели. Некоторые были классически квадратными, а вот некоторые чуть ли не замки. Кадок с кустами тут было на порядок больше, плюс попадались разные скульптуры, стоящие прямо на улицах. Скульптуры изображали как людей, так и разных животных. Было довольно мило.

Людей тоже было много, хотя они, завидев нас, и торопились убраться с пути. Транспорта я не заметила, даже лошадей не было видно, не говоря уже о телегах или каретах. Одежда мужчин и женщин тут разительно отличалась оттого, что мы уже видели. Нет, женские косы были на месте, как и длинные юбки с корсетами. Но было видно, что платья на дамах пошиты из более дорогих тканей. Единственно отличие, это грудь. Тут практически все ходили так, что мягкие полушария были видны. Если подумать, то платья были похоже на те, что носили женщины Земли в девятнадцатом веке. Только юбки не такие пышные, ну и рукава имели очень простую форму.

Мужчины тоже особо не выделялись. Обыкновенные штаны, рубашки, башмаки, жилетки, куртки, плащи. Костюмы преимущественно чёрного, коричневого, у некоторых светлого оттенка. На фоне шикарных платьев своих дам, они даже выглядели немного бедновато, но я уверена, что ткани, из которых пошиты костюмы господ, не из дешёвых.

В общем, и целом столица произвела на меня благоприятное впечатление. Чисто, аккуратно, нет грязи, которую я подсознательно ожидала увидеть. Думаю, что император не зря ест свой хлеб, раз приучил людей империи настолько следить за чистотой. Всё же люди обычно довольно неряшливы, и если вспомнить нашу историю, то часто в городах был ещё тот свинарник.

Я уже начала присматриваться, подумывая о том, что пора бы мне искать какую-нибудь гостиницу или таверну, как ряды солдат сомкнулись сильнее, и нас вместе с Эйнаром не спрашивая особо, чуть ли не поволокли в сторону огромного дворца, который возвышался над всем городом. Нетрудно было догадаться, кто именно там обитает. Да и поведение вояк было понятно. Было бы обидно позволить врагу добраться до Эйнара в тот момент, когда до императора осталось всего ничего. Обычно на этом моменте все и прокалываются. Подумав, что теперь-то их никто не достанет многие расслабляются и как итог прощаются с жизнью.

Плотной гурьбой мы чуть ли не ввались в дворцовые ворота. Стоило мне только слезть со Звёздочки, как я тут же ощутила хватку на своём локте. Хотела возмутиться, но не успела, так как меня тут же куда-то поволокли. Оказалось, держит меня Эйнар, а его, в свою очередь, чуть ли не под ручки ведут несколько вояк во главе в Элбаном.

Я им зачем ещё? Оставили бы меня во дворе. Всё-таки я никакая не титулованная особа, поэтому вряд ли император даже обратит внимание на меня. А если так, то чего мне переться внутрь?

Я уже хотела объяснить всё, но атмосфера почему-то была какой-то давящей и тяжёлой, поэтому решила пока что помолчать.

Какой-то старик в длинной хламиде и капюшоне, закрывающим чуть ли не всё лицо, возник перед нами будто бы ниоткуда. Это заставило меня напрячься. Память подсказывала, что именно такие персонажи обычно и являются главными злодеями или предателями.

— Господин посол, прошу за мной. Императору сейчас нездоровится, поэтому я провожу вас к Его Высочеству.

Я собралась идти вместе с Эйнаром, так как совершенно не доверяла подозрительному старикашке, но Элбан щёлкнул перед дедом каблуками и, подхватив меня под локоть, потащил куда-то в сторону. Асвальд на это лишь посмотрел, но промолчал. Они сговорились? Не удивлюсь, иначе Эйнар вряд ли бы молчал, хотя, сейчас, когда он почти достиг своей цели я ему уже особо и не нужна, можно и не обращать внимания на то, что со мной происходит. Собственно, этого я и хотела, но почему-то было капельку обидно.

Обиду свою я тут же затолкала куда подальше, ибо не фиг рефлексировать, когда такое творится.

— Куда мы идём? — пытаясь поспеть за широко шагающим Элбаном, спросила, замечая, что позади и сбоку пристроилась парочка, по виду похожих на слуг.

— Вам выделили комнату. Прошу, отдыхайте и приводите себя в порядок. Полагаю, у первого советника будут вопросы к вам.

Вопросы? Это какие? С чего им вообще мной интересоваться? Ой, что-то Элбан темнит. И когда это он успел переговорить с первым советником? И кто он, неужели тот старикашка, который встречал нас? Скорее всего. Хотела бы я отсюда свалить, но, наверное, нужно подождать. Против меня у них всё равно ничего нет, так как ничего я и не замышляла, значит, плохого не должны сделать. Хотя всегда можно сделать так, чтобы было, но зачем это кому-то? Всё-таки я самая обыкновенная деревенская девушка.

Глава 9

Из-за спешки я даже толком и дворец не посмотрела. В итоге Элбан привёл меня в одну из комнат. Довольно шикарную, я вам скажу. Всё в светлых тонах. Большая кровать с балдахином и резной спинкой. Тумбочки, пушистый ковёр, гобелены на стенах, окно в полстены, завешенное тяжёлыми шторами, несколько вазонов с зелёными кустами. В общем, прилично.

— Оставайтесь тут. Отдыхайте, потом вас пригласят.

Сказав, Элбан быстро вышел, пропуская в комнату ту парочку слуг. Куда меня пригласят? Зачем? Кто? Ничего не сказал, так спешил, будто торопился смыться от меня.

— Желаете искупаться или же сначала пообедать? — подал голос молодой парнишка лет пятнадцати. Чистенький весь такой, одежда аккуратная, личико светлое, отчего на нём было видно, как он на мгновение брезгливо поморщился, хотя быстро скрыл свои чувства.

— Что вам приказали?

Такое отношение к себе я не любила. Нет, усложнять жизнь мальчишке не собиралась, но видеть рядом с собой его не хотела.

— Выполнять приказы, — тихо ответила девушка. Она была чуть старше парня, лет восемнадцати-девятнадцати.

— Хорошо, — окинув её взглядом и отметив, что взгляд задумчивый, но негативных эмоций ко мне в глазах девушки я не заметила. — Ты, — кивнула на парня подбородком, — можешь быть свободен. А тебя как зовут? — дождавшись, пока парень выскользнет за дверь, спросила у девушки.

— Кинни.

— Хорошо, Кинни, — я оглянулась по сторонам, ища место, куда можно было бы примостить мою сумку, которую я только чудом успела снять со Звёздочки и захватить с собой. Мало ли, как тут относятся к вещам простолюдинов, ещё посчитали бы что там один хлам и выбросили. — Сначала мыться, потом еда. Ещё мне бы вещей каких, только давай без платьев и прочих женских штучек. Надеюсь, это ничего, что я прошу вещи?

— Нет, всё нормально, — Кинни подошла к едва заметной двери и приоткрыла её. — Тут умывальня. Прошу.

Быстро сняв с себя одежду, откровенно говоря, пропахшую потом и конским запахом, я размотала свои тряпки и блаженно потерла груди. Чёрт побери, из-за плотной ткани они всегда так чешутся. Кинни на это смотрела хоть и удивлённо, но спрашивать ничего не стала. Мне и лучше, отвечать я уж точно была не намерена.

Купальня оказалась небольшим таким каменным бассейном, который по желанию наполнялся тёплой водой из пасти какого-то опять же каменного животного, торчащей из стены. Вдоль стен стояли, по-моему, мраморные лавки, а на крючках виселацелая куча полотенец и разного цвета халатов. Мыло тут было жидким, разлитым по разноцветным чашам. Каждая чаша имела свой запах.

С удовольствием выкупавшись, я замоталась в огромный халат и вошла в комнату, замечая, как Кинни расставляет тарелки на небольшом столике около кровати. Заметив меня, она кивнула и отошла, склоняя чуть голову. Наверное, неприятно служить простолюдинке, когда привыкла всю жизнь прислуживать только высоким господам? Но надо отдать Кинни должное, своего неприятия она не показывала.

Быстро перекусив, оделась в принесённую Кинни одежду. Ничего особенного. Темно-коричневые штаны, белая рубаха с широкими рукавами тоже коричневый, но на тон светлее, чем штаны жакет с несколькими карманами, кожаный пояс и удобные сапоги высотой чуть ниже колен. Всё вроде бы было хорошим, но, видно, что одежду шили не для богатых.

— Спасибо, можешь идти, — кивнула, подвязывая ещё чуть влажные волосы. Хвост у меня был от силы сантиметров десять, но даже такая длина меня иногда доставала, поэтому-то и подвязывала совершенно обычной, кожаной верёвкой.

Кинни вышла за дверь, в последний раз бросив на меня взгляд, в котором отчётливо читалось любопытство. Больше чем уверена, что уже через полчаса вся прислуга во дворце будет знать о чудачке, которая носит мужскую одежду, стрижёт непозволительно коротко волосы и прячет свою грудь, утягивая её широкими лентами. В принципе, мне всё равно, надолго я тут не останусь, так что пусть говорят, что хотят.

Сев на кровать, проверила её мягкость и осталась довольна. Потом подтянула к себе свою сумку и стала в ней копаться. Не знаю почему, но я вспомнила по палке, которую мы с Эйнаром — интересно, как он там? — на болоте. В какой-то момент я её переложила из-за пазухи в сумку, боясь потерять. О, вот она. Вытащив, улыбнулась, но потом улыбка моя начала медленно гаснуть, а лицо вытягиваться. Да что это такое? Ветка была в сумке, так почему она выросла и обзавелась листьями? По-моему, я уже говорила, что этот мир сведёт меня с ума.

Так вот, ветка стала длиной с полметра точно. На ней в нескольких местах выросли листочки, зелёненькие такие, а по всей длине ветки появилось ещё что-то. Выглядело это так, будто обычную ветку обвило какое-то растение, например, вьюнок. И вот на верхушке этот вьюнок выходил за пределы ветки и своими зелёнными стебельками выплетал нечто, напоминающее нераскрытый бутон, правда, пустой. Как эти стебельки, вообще, не помялись и уцелели? Прикоснувшись к ним, поняла как. Они хоть и выглядели, как обычная трава, но на ощупь были больше похожи на металл.

Повертев ветку в руках, заглянула в бутон и нахмурилась. Углубление. И зачем оно там? Ради смеха достала свой кулон и особо не думая, сунула его прямо в углубление. Это была не лучшая идея. Сначала ничего не было, я даже хотела убрать кулон и рассмотреть на этот раз его, как ветка в моих руках нагрелась, а потом меня ослепила яркая вспышка. Я бы может быть и вскрикнула, но слишком уж всё произошло быстро и неожиданно. Единственное, что я успела сделать, это закрыть глаза и отвернуться.

Через несколько секунд я ощутила, что тяжесть в моей руке увеличилась. Странно, даже несмотря на всё это, я почему-то так и не выпустила ветку из рук. Подождав ещё с минуту, осторожно повернулась и приоткрыла один глаз, а за ним сразу же и второй.

Что могу сказать? Что-то тут явно произошло, потому сейчас у меня в руках не было никакой ни палки, ни даже ветки, а был посох. Сам посох оказался толщиной с моё запястье и высотой метра полтора. Деревянный, по крайней мере, на вид. Тёплый. По всей длине посоха шли небольшие шипы. Опытным путём было обнаружено, что меня они не колют. Верхушка разделена на четыре веточки, сантиметров по двадцать длиной, а между ними, прямо в середине было нечто похожее на зелёный бутон цветка, который изнутри пульсировал мягким светом. По всему посоху опять же был этот вьюнок, который, стоило мне немного поломать голову, был идентифицирован как омела обыкновенная. Может, я и ошибаюсь, потому что вживую я её не видела, но вот в кино часто под венком этого растения всякие парочки целовались. Кулона нигде не было.

Думать тут было не о чём, так как становилось понятно, почему тот барьер не отпускал нас. Видимо, часть посоха почувствовала, что кулон у меня и стремилась с ним воссоединиться. Может, всё было и не так, но в голове почему-то было только это объяснение. Осталось только узнать, был ли кулон изначально частью посоха или же нет? Хотя, мне это сейчас уже ничего не даст. Блин, ветку было удобнее таскать, а вот, как теперь носить такой чересчур уж приметный посох? А собственно, чего я парюсь? Куплю себе плащ, зелёный обязательно и буду выдавать себя за мага-лекаря, тем более им я и являюсь.

А, надо ещё узнать, не слишком ли этот посох ценный? А то не успею я за порог комнаты с ним выйти, как посох отберут, меня саму скрутят и на опыты. Не было, называется, проблем.

И чего теперь делать? Прижав посох к груди, потёрлась об него щекой. Странно, весь в шипах, а не колит. Точно! Я даже подскочила от идеи, пришедшей в голову. Пока я здесь, надо найти библиотеку и всё прочесть. Что это за кулон? Почему он сначала был тёмным, а потом стал светлеть? Что это за сухая ветка? Что за башня посреди болота? Почему это всё оказалось у меня, и могла ли моя энергия повлиять на что-либо? И имеет ли посох в моих руках какое-нибудь отношение к древним магам друидам?

Подскочив на ноги, заметалась по комнате. Посох надо спрятать, тащить его в люди пока рано. Не найдя ничего лучше, замотала его простынёй и сунула под кровать, напоследок мысленно извинившись перед ним.

Выглянув за дверь, посмотрела по сторонам. Коридор пуст, можно выдвигаться. Не став играть в шпионку и красться вдоль стен, я просто спокойно пошла, выбрав первое попавшееся направление. Где тут библиотека, я всё равно не знала, поэтому можно идти лишь вперёд, а там спрошу у кого-нибудь. Пока шла, рассматривала дворец. Что могу сказать, красиво. На стенах портреты в позолоченных рамах, по потолку лепнина, на полу ковровые дорожки. Огромные витражные окна, вдоль стен то и дело попадались обитые мягкой тканью диванчики, около которых стояли опять же уже знакомые мне кусты в огромных кадках. Вообще, впечатление дворец оставлял самое лучшее.

Повернув на очередной развилке, нос к носу столкнула с каким-то мальчиком, по виду слугой.

— Прошу прощения, господин, — тут же поклонился он. Видимо, сработал рефлекс.

— Не подскажешь, где тут библиотека? — спросила, решив, что пока мальчик не осознал свою ошибку можно у него узнать ответ на интересующий меня вопрос.

— Конечно, господин, — слуга так и не поднял головы, видимо, опасаясь наказания за, как он считал, свою неловкость. А так как видел он перед собой не юбки дамы, а мужские сапоги, то и называл меня господином. — Я провожу вас.

Резко развернувшись, даже не посмотрев на меня, он засеменил по коридору. Не заставив себя ждать, пошла следом.

— Вот тут библиотека, господин, — низко поклонившись, мальчишка замер, будто чего-то ожидая.

— Благодарю, можешь идти, — махнула рукой я, чувствуя, как мне становится неловко. Хоть я и не обманывала пацана, но всё равно.

Он тут же попятился, а когда отошёл шагов на двадцать, выпрямился, бросил на меня короткий взгляд и тут же отвернулся, поспешив покинуть мою компанию.

Повернувшись к двери, осмотрела её со всех сторон. Хорошая, добротная дверь, видать, ручной работы. Делал явно мастер резьбы по дереву. Зачем-то посмотрев по сторонам, будто опасаясь, что меня застанут, толкнула дверь, в душе надеясь, что привычки запирать дворцовую библиотеку, у императорской семьи нет. О, да, не заперто.

Прикусив губу, ещё раз глянула по сторонам и проскользнула внутрь, осторожно прикрывая массивную дверь за собой. Полдела сделано. Развернулась и тут же упёрлась в чью-то грудь. Привычка у меня такая, что ли? Почему все так стремятся оказаться у меня за спиной?

От неожиданности я прикрыла глаза, но почти сразу распахнула их, понимая, что меня поймали ещё на подходе и вся идея провалилась. Вряд ли в императорскую библиотеку допускают деревенских простушек. Отойдя на шаг, упёрлась спиной о дверь и подняла голову.

Богач, сразу видно. Во взгляде высокомерие, разбавленное лёгкой заинтересованностью. Шатен, волосы длинные, глаза голубые, брови тонкие, аккуратные, скулы высокие. Губы сжаты, уголки опущены, взгляд цепкий, тяжёлый. Одет в белоснежную рубашку, поверх тёмно-зелёный жакет, красиво отделанный мехом и вышивкой. Тёмные штаны и высокие сапоги самые обычные, без излишеств.

— Прошу прощения, — повинилась, понимая, что передо мной какой-то местный аристократ.

Парень, а на мужчину этот аристократ пока что не тянул, окинул меня взглядом снизу вверх и вопросительно приподнял брови.

— Кто вы? — спросил, склоняя голову чуть вбок. Голос приятный, агрессивности пока что не проявляет. Может, ещё и пронесёт.

— Я — лекарь, — выпалила первое, что пришло в голову. Лекарей всегда ценили, побаивались, уважали, поэтому можно было надеяться, что сразу меня в казематы не потащат, решив, что я шпионка какая.

— Лекарь? — парень ещё более удивился. — И что вы тут делаете… лекарь?

Хоть губами он и не засмеялся, а вот в глазах поселились смешинки. Ясно, не верит. Как обычно. И почему люди настолько узколобы, что не желают отходить от собственных стереотипов? Раз лекарь, значит, должен быть противным старикашкой, которому уже за грань пора?

— Ищу информация, — приподняв подбородок, обошла аристократа сбоку и посмотрела на человека, который тут явно был за библиотекаря. И как я раньше не подумала, что тут кто-то вроде обязательно будет? — Любезный, не могли бы вы подсказать мне, где я могу найти информацию о таких вещах, как «слеза дракона» и «посох друида».

Парень на это лишь обернулся и, сложив руки на груди, наблюдал за мной, чем немного выводил из себя. Вот чего ему надо? Шёл бы по своим, несомненно, жутко важным делам и не мешал мне. Нет, это же так забавно наблюдать за мной. Хрен с тобой, звездочка пернатая, смотри сколько влезет.

Библиотекарь стрельнул глазами в парня, и, видимо, получив от него утвердительный кивок, засуетился.

— Прошу за мной, господин, — выйдя из-за стойки, он запахнулся сильнее в свою хламиду, поправил нечто, напоминающее монокль на носу, и потопал в сторону стеллажей, заставленных книгами. — Так, так, друиды, друиды, драконы… — бормотал он себе под нос, посматривая на книги и морща лоб. Явно вспоминал, где у него подобное лежит.

— А не расскажите мне, для чего вам такая информация? — парень-аристократ догнал меня и пристроился рядом, с интересом посматривая то на меня, то на библиотекаря. Его высокомерие во взгляде практически растаяло, но вот осанка и гордо вздёрнутый подбородок по-прежнему говорили о благородности крови. Удивительно, у меня вроде как тоже прямая спина, но я больше чем уверена, что никогда не буду производить такое впечатление.

— Пожалуй, и расскажу, — благосклонно кивнула я. Странно, первый испуг прошел и во мне поселилась некое упрямство, которое так и нашёптывало, что я просто обязана доказать этому человеку, что я самый натуральный лекарь, натуральней только кофе, оставшийся в прошлой жизни. — Видите ли…

— Ренольд, — подсказал он мне, когда я запнулась.

— Лера, — представилась, замечая, как Ренольд чуть нахмурился, будто услышал что-то знакомое, но никак не мог вспомнить. — Так вот, видите ли, господин Ренольд, были когда-то давно такие могущественные маги, называли их друидами. Мало того, что они были мудрецами, так ещё и превосходными лекарями. И вот у этих самых друидов были посохи. Мощные, способные увеличить силу лекаря, из-за чего они могли излечить любую болезнь, даже снять проклятье. Так вот, эти друиды в один момент исчезли, как и их знаменитые посохи. Как лекарь я не могу себе позволить обойти такую животрепещущую тему стороной. А слеза дракона тоже работает, как артефакт способный увеличивать силы. Чем больше силы, тем большему количеству людей я смогу помочь. Это, естественно, что я желаю найти хотя бы информацию о таких вещах.

— И никаких последствий? — Ренольд склонил голову набок и о чём-то задумался, смотря, будто сквозь меня.

— Ну, что вы, как же без этого, — я засмеялась, и, забывшись, похлопала ладонью по плечу Ренольда. Как дитё малое, в самом деле. — За любую силу нужно платить. Это закон, такой же непреложный, как и тот, благодаря которому упавший бутерброд обязательно упадёт маслом вниз.

— Да? — уголки губ Ренольда дрогнули. Он лишь мимолётно покосился на своё плечо, но ничего не сказал о такой фамильярности.

— Конечно. Считается, что посох требует кровь и силу друида. А ещё жертв. Вот этот момент меня и смущает. Зачем делиться силой, если он сам, по идее, должен её предоставлять? Нелогично, правда?

— Спасибо вам, молодой господин, что вы всеми силами пытаетесь вылечить нашего императора, даже не пугаясь таких страшных методов, — библиотекарь, подошедший к нам, протянул мне стопку книг. — Выносить, к сожалению нельзя, но там есть удобное место для чтения.

Император болен?! Вот, так-так. Мне пришлось приложить немало усилий, чтобы не выдать своего удивления и незнания.

— Если для этого потребуется такая малость, как моя кровь или энергия, то я с радостью расстанусь ради императора и с тем и другим.

Пафосно выдала я, внутренне надеясь, что такое высокопарное заявление не насмешит моих слушателей.

Ренольд иронично хмыкнул, видимо, он уже не единожды слышал подобные заявления. Я тут же набычилась. Сказала, значит, так и есть. И пусть звучит глупо и пафосно, но раз вылетело из моего рта, делать нечего. А ещё меня раздражает, когда меня пытаются уличить во лжи и пусть поначалу я и лгала, но теперь это уже дело принципа.

— Прошу меня простить, Лера, — Ренольд едва уловимо кивнул. — Но мне пора. Дела. Мне было интересно вас послушать, и хотелось бы при возможности продолжить нашу беседу. Особенно если вы найдёте в этих книгах что-нибудь, что прольёт свет на предмет нашего разговора. Странно, что я вас раньше не видел, а что не видел я уверен точно, потому что запомнил бы такого симпатичного юношу. А теперь, прошу простить.

Ренольд попрощался быстро с библиотекарем, а потом сразу вышел, оставляя меня в тишине, впавшую в ступор.

Он принял меня за парня? Даже не знаю, оскорбиться мне или засмеяться. Хотя, постойте-ка, библиотекарь ведь тоже назвал меня господином. Неужели в умах местных совершенно не укладывается, что девушка может одеваться вот так? С другой стороны, мне то что? Ну, подумаешь, принял за парня, всё равно я его больше не увижу, так что чего мне расстраиваться.

— Простите, любезный, — поинтересовалась я, присаживаясь на мягкий диванчик и складывая стопку книг на ближайший столик. — А кто был этот молодой человек?

— Вы тут недавно, да, — понимающе улыбнулся старик.

— Буквально с сегодняшнего дня, — кивнула, делая крайне заинтересованный вид. Это я давно просекла, что чем заинтересованной выглядишь, тем лучше о тебе отзываются старички и тем больше они тебя любят. А любовь старичков порой здорово выручает.

— Оно и видно. Но всё равно похвально с вашей стороны вот так сразу броситься искать, как помочь нашему императору. До вас я тут ни одного лекаря не видел, сплошные халтурщики и шарлатаны. Сейчас дар лекаря стал очень редок, но многие так и кичатся. Силы с дулю, а нос так задирают, будто сами архимаги им в подмётки не годятся. Тьфу, что за молодёжь пошла. Ладно, ну их, о чём я там? Ах, точно. Так вот это был Его Высочество Ренольд, наследник императора, урождённый Риваль. Ну, читайте, а я пойду, не стану вас отвлекать. Если что-то надо будет, подойдёте.

Библиотекарь пошаркал обратно к стойке, на ходу продолжая что-то бухтеть и возмущаться. Тихо так, совершенно неслышно.

Принц… Самый натуральный принц…

Я зависла. Просто неподвижно сидела и тупо пялилась в одну точку. Вы думаете, я настолько была под впечатлением, что никак не могла прийти в себе? Или, что я была поражена в самое сердце его красотой или же императорской фамилией? Чёрта с два! Я просто вспоминала, не ляпнула ли я чего такого, за что меня можно вздёрнуть на дыбе? Думаю, что за оскорбление императорского отпрыска тут по меньшей мере вешают. Боги, вот почему нельзя было послать сюда какого-нибудь обычного аристократа, баронета там, на худой конец виконта? Почему сразу принца?

Я схватила книгу и уткнулась в неё носом. К чёрту всех. И посла этого недоделанного и принца. У меня тут свои проблемы. Кстати, император, оказывается, болен. А с кем тогда Эйнар будет вести переговоры о помощи тёмным эльфам? В Ренольдом? Тьфу ты, с Его Высочеством? Надо привыкать даже мысленно его так называть, мало ли, тут есть какие-нибудь ментальные маги, которые быстро доложат кому надо, что ты мысленно неподобающе обращаешься к принцу.

И если к нему, то есть ли у него полномочия? Хотя, я тут ничего сделать не могу.

Уткнувшись в книгу, принялась читать, благо написано было на понятном мне имперском. Через некоторое время, когда глаза устали, а тело буквально затекло, я со скрипом откинулась на спинку дивана и прикрыла глаза рукой.

— Как успехи?

Мать моя женщина!

От неожиданности я вздрогнула и едва ли не запустила в так неожиданно заговорившего книгу, которую всё ещё держала в руке.

— Нормально успехи, — открыв глаза, хмуро уставилась на Ренольда, который каким-то боком снова был тут. Причём я совершенно не заметила, когда он пришёл. — Давно тут?

— Достаточно. Вы так увлечённо читали, что я не стал вас отрывать от этого, — принц пересел на диванчик, закинул ногу на ногу, сложил сцепленные руки на колени и повернулся ко мне вполоборота. — Не поделитесь со мной прочитанным?

Хоть вопрос и прозвучал вроде как нейтрально, но мне удалось уловить в нём заинтересованность, которую Ренольд по какой-то причине старался скрыть.

— Отчего же нет? — я отложила книгу в сторону и повторила манёвры принца, то есть закинула ногу на ногу, сложила руки и повернула немного корпус. — Всё что я вам рассказала до этого, нашло подтверждение в книгах, кроме момента с жертвоприношениями. Считается, что камень в посохе был неким вместилищем для духа, который за небольшую плату в виде крови даровал лекарям свою силу, способную заживлять раны и лечить разные болезни. Это было нечто деловых взаимоотношений. Лекарь духу кровь, дух лекарю силу. Кстати, вместилищем духа как раз была слеза дракона, а сам посох, состоящий из дубового основания и веток омелы, служил проводником силы, а также для сбора крови от лекаря. Так вот почему он весь в шипах…

Я задумалась. Собственно, всё прочитанное только подтверждало мои догадки, оставалось непонятным, почему он собрался именно в моих руках. Было только одно объяснение — во мне течёт кровь древних друидов. Непонятно только почему кулон тускнел. Если он передавался в моём роду из поколения в поколения, значит, во всех нас была эта кровь. Тут варианты либо кровь каким-то образом пробуждается в носителе хаотично, независимо от родства, либо мои родители вовсе не были моими родителями, ну или хотя бы один из них.

Вопросы, вопросы, и никаких ответов. Хорошо, хоть немного узнала.

— Ну и где сейчас эти друиды со своими посохами? — Ренольд с интересом наблюдал за мной, ожидая дальнейшего рассказа. Но молчание затягивалось, поэтому он меня поторопил.

— А? — встрепенулась, совсем позабыв, что не одна. — Друиды? Исчезли. С каждым поколением их рождалось всё меньше, пока не осталось никого. Управиться с посохом друида мог только он сам, поэтому и они канули в Лету, по простой причине, что не подчинялись обычным лекарям совершенно. Последний друид, живший примерно на территории империи, покинул этот мир около двух тысяч лет назад. Звали его Кокидиус. Его крепость была…

Я, ухватившись за мысль, быстро раскрыла книжку и пролистала до того места, где указывалось приблизительное местоположение замка старого друида.

— Вот чёрт, она была как раз там, где сейчас болота. Вы видите, Ренольд? Поразительно, так значит, прошло две тысячи лет. А ведь никаких болот там раньше не было. А сейчас не пройдёшь. Значит, подарочек от друида был, ну старый удружил.

— Что-то не так?

Вспомнив, что я не одна, а, вероятно, с будущим императором, встрепенулась и подскочила на ноги.

— Прошу прощения, Ваше Высочество, но мне пора. Дела, дела, — поклонившись несколько раз, я стартанула с места, не желая, чтобы меня остановили. Надо было срочно всё уточнить.

Путь до своей комнаты я буквально не заметила. Волнение и желание убедиться, гнало вперёд, будто на крылья. Уже внутри, я, запыхавшись, уселась на кровать, предварительно вытащив из-под неё своё, как оказалось, сокровище.

— Ну, давай попробуем, — полоснув ножом подушечку пальца, зашипела, сдерживая желание тут же сунуть палец в рот.

Подождав, пока кровь стечёт на ладонь, обхватила посох. С минуту ничего не происходило, а потом всё как-то странно качнулось, голова закружилась, и меня будто бы выбило из сознания. Вот вроде как ты есть, а через секунду уже вокруг ничего нет, даже темноты, а ты и вовсе себя не сознаешь, словно и нет тебя.

— Что? Где?

Повертевшись вокруг себя волчком, плюхнулась на задницу. Видимо, что-то пошло не так или же так и надо, но я сейчас явно не в реальности, а во сне. Кстати, я тут уже была. Хм, очень редко, когда снится один и тот же сон, а тут я во второй раз в лесу, в котором летают огроменные бабочки. И посох со мной. В прошлый раз он был другим. И чего бы это могло значить?

Подтянув ближе руку с зажатым посохом, стала рассматривать его. Определённо в прошлый раз он выглядел по-другому. Покрутив его и так и этак, плюнула и встала. Пойти к водопаду, что ли?

В ветвях что-то зашумело, отчего я невольно вскинула голову, тут же немного приседая. С громким криком над головой пролетела стая каких-то птиц. Напугали блин. Погрозив кулаком то ли небу, то ли уже совсем невидимым птицам, я вздохнула и поплелась к водопаду.

Ну, что сказать? Красиво тут, но, если в первый раз я ещё и была впечатлена, но сейчас уже как-то привычно. Немного меня смущает детализация моего сна и то, что я совершенно чётко себя осознаю, будто и не сплю вовсе, но полагаю, что это просто выверты моего сознания.

Развалившись на совершенно плоском камне, положила посох рядом, закинула руки за голову, правда, перед этим сунула травинку в рот, и стала любоваться совершенно невероятным небом. Настолько чистым и пронзительно синим, что глаз слезились. Благодать, как в раю, честное слово. Шум воды, порхающие бабочки, едва уловимо дрожащий воздух, и странное практически ощутимое умиротворение.

Рядом что-то пошевелилось. Лениво повернула голову, продолжая гонять во рту травинку. Хм, этого в прошлый раз не было. Рядом со мной прямо на том же камне развалился песочного цвета то ли кот, то ли волк. В общем, нечто среднее. Длинные уши заканчивались кисточками, как у рыси, а пушистый хвост был уж как-то очень длинным. Непонятное существо повернуло ко мне морду, так как до этого лицезрело водопад, и уставилась своими зелёными глазами.

Страха не было. Монстром кот, а я решила, что пусть это будет всё-таки кот, пока он не докажет обратное, не выглядел. Наоборот, так и хотелось запустить пальцы в длинную шёрстку, а ещё лучше зарыться в неё носом. Сожрать он меня тоже не пытался просто молча лежал рядом. Оставался открытым вопрос — откуда он тут взялся? Но тут стоило вспомнить, что это всё же мой сон, а, значит, просто появился, и всё.

— Так и будем молча смотреть друг на друга?

Кот говорит. Ну, это мой сон, значит, всё в порядке. Я флегматично отвернулась, мысленно представляя, что я сейчас Алиса, попавшая в волшебную страну, а рядом со мной говорящий Чеширский кот. Непохож, правда, ну да ладно, замнём для ясности.

— А что тебе сказать? — через минуту спросила, рассматривая пролетающих в голубой высоте птиц.

— И тебе не интересно, кто я?

Я снова повернулась. Кота не было. Сейчас рядом сидел совсем юноша. Волосы, песочного цвета, струились крупными локонами до самой поясницы. Нос с небольшой горбинкой, пухлые до неприличия губы, только глаза были всё теми же — зелёными. Одет он был на римский манер, то есть белоснежная тряпка наматывалась на тело, оставляя обнажённым одно плечо.

— И кто ты? — спросила.

Любопытство все же шевельнулось внутри, призывая узнать хотя бы это. А раз персонажу из сна хочется, чтобы я поинтересовалась, то почему бы и нет.

— Моё имя Мидах. Полное называть не стану, оно слишком длинное и ты вряд ли запомнишь, поэтому просто Мидах.

— Отлично, Мидах, — я кивнула, вздергивая брови. — И кто ты?

— Я же сказал.

— Мне твоё имя ни о чём не говорит. Я спрашиваю, кто ты, ну или что ты такое? Я вот, например, человек, девушка, лекарь. А ты?

— Я — дух.

Поздравляю! Вы получаете приз! Нет, ну почему мне всегда приходится вытаскивать информацию чуть ли не клещами? Почему надо задавать наводящие вопросы, нетерпеливо ожидая, пока собеседник разродится, наконец, и поведает свою историю полностью? Почему вот этому духу-оборотню, взять и не рассказать мне всё и сразу? Это всегда нагоняло на меня раздражение. Но чёртовы правила и манеры заставляли терпеливо слушать, подстраиваясь под эту дурацкую игру «Спроси, тогда отвечу».

— А точнее, — вздохнула, переводя взгляд на водопад. — Как можно точное.

Мидах молчал, наверное, минут пять, я даже подумала, что он обиделся и исчез, но нет, он просто сидел и молча, тупо смотря на водопад и явно испытывая моё терпение. Но я не успела взвинтить своё зарождающееся раздражение до максимума, как он всё же заговорил, заставив меня, закатить глаза, при этом буркнув: Наконец-то!

— Когда-то давно я и человек заключили договор, по которому я обязан ему помогать, а он, в свою очередь, будет кормить меня своей кровью. Кровью, переполненной энергией. Я был не против, но увидев меня, люди пугались. Они ощущали мою сущность, каким-то образом чуяли, что я отличаюсь, что я другой. Тогда человек взял самый обычный камень с дороги и предложил мне пожить в нём. Камень тот рассыпался в прах, стоило мне лишь прикоснуться к нему. Но человек не отчаивался. Долго мы скитались, пробуя один камень за другим, пока в горах не нашли подходящий. Он был совершенно прозрачным, будто капля воды и, что удивительно, остался цел после того, как я обосновался внутри него. Человек прозвал его слезой дракона, сказав, что она, должно быть, такая же чистая и обладает исключительной силой. Мы скитались по миру долгие годы. Человек лечил людей, я давал силы, он питал меня своей кровью. А потом человек умер, передав меня своему ученику и наказав мне служить ему. Снова потянулись годы, один ученик сменялся другим, пока меня было просто некому передавать. Не чувствуя больше знакомой и такой приятной силы в крови тех, кто владел камнем, я стал засыпать, надеясь, что пройдут годы и кто-нибудь всё же появится. И вот недавно, я пробудился, ощутив знакомый вкус.

Было странно, но почему-то я даже не удивилась, видимо, изначально нечто подобное подозревала.

— А это, что за место?

Рядом со мной снова сидел кот, большой такой с хорошего тигра. Немного непривычно, но котов я люблю, хотя с таким большими сталкивалась, слава богам, только в зоопарке.

— Это? — Мидах как-то странно муркнул, будто хмыкнул. — Это твоё подсознание. Камень я давно уже не покидал, да и не хочется мне делать этого, а встретиться с тобой хотелось. Ты юн человек, совсем ещё ребёнок.

— Я — девушка.

— Нам духам без разницы ваш пол, да и у нас его нет, поэтому ты для меня человек. И?

Я прищурилась. Котяра как-то подозрительно облизнулся.

— Говори, — хмуро бросила, размышляя о том, а не собираются ли меня сейчас сожрать? И, если да, то не пора ли делать ноги?

— Ты лекарь, нужна ли тебе моя сила? Готов ли ты, человек, делится со мной своей кровью, в обмен на знания и помощь в лечении людей? Нужно тебе это или мне стоит подождать другого человека? Решай сейчас, пока я полностью не проснулся и могу уснуть более быстро.

Ну, я собственно на это и надеялась, но вот когда Мидах вот так вот озвучил это всё, задумалась. А надо ли мне это? Посох кровопийца, древний дух в довесок, мало ли, у него какой старческий маразм развился за это время, начнёт ещё чудить, а мне отвечай. С другой стороны, хотелось бы посмотреть, что я смогу с силой духа. А! Была, не была, чёрт возьми. Раз уж начала, надо закончить.

— Да, я согласна. Только давай ты не станешь меня больше называть человеком. Зови меня по имени — Лера. И ещё, запомни, я девушка. Не береди рану, хвост тебе в глотку, не обращайся ко мне в мужском роде. Я только привыкла.

Стоило мне это сказать, как мир снова крутанулся, и меня выкинуло в реальность.

Глава 10

— Лера, что с тобой?

— М? — промычала, не совсем понимая, что происходит. Кое-как разлепив глаза, посмотрела на того, кто, схватив меня за плечи, тряс что есть мочи, отчего голова болталась из стороны в сторону. Да не тряси ты меня так, сейчас же голову оторвёшь! — Ты решил меня убить? — спросила в коротком промежутке передыха.

— Очнулась? Напугала меня.

Меня тут же сграбастали в объятия, заставляя уткнуться носом в грудь. Как вы могли догадаться, это был Эйнар. Да, да, это был именно он. Кто же ещё будет меня так тормошить? Глубоко вдохнув, я попыталась выбраться из объятий, а всё потому, что этот остроухий по какой-то совершенно неведомой, но явно коварной причине пах довольно приятно.

— Всё уже хорошо, я просто задремала. И, вообще, чего ты тут делаешь? Как же твои переговоры?

— Задремала? Ты когда спать легла?

Отстранившись, он между тем всё же не выпустил моих плеч и требовательно посмотрел.

— Ну, мы прибыли во дворец, — начала я восстанавливать хронологию событий. — Я искупалась, потом пошла в библиотеку. Там встретилась с принцем, поговорили, я почитала. Затем туда обратно пришёл принц, мы снова поговорили, а после вернулась сюда и уснула.

— Ты виделась с Ренольдом?

Взгляд Эйнара потяжелел. Или, можно сказать, посмурнел, будто воспоминания о чём-то портило ему основательно настроение.

— Всё так плохо?

Аккуратно отцепив его руки от своих плеч, с ногами залезла на кровать, подогнула их и заинтересованно посмотрела на друга. Друзья ведь должны выслушивать проблемы друг друга, поддерживать, успокаивать? Вот я и собралась сейчас поддержать.

— Нет, — Эйнар сказал это таким тоном, будто только что подписал сам себе смертельный приговор. — Всё отлично. Империя окажет поддержку, причём в самом скором времени.

Он улыбнулся, но вышло это натянуто и совершенно невесело. Да какие же там выдвинул требования Ренольд, раз у эльфа такая физиономия, будто ему взамен на помощь надо самого себя кастрировать? Походу наш принц не такой уж и душка, каким показался мне во время наших бесед. Хотя, это и понятно, обычная болтовня с безродным лекарем и дела имперские это совершенно разные вещи. Не удивлюсь, если тёмным эльфам выдвинула самые грабительские требования. А, может, даже предложили присоединиться к империи, позволив посадить на их трон имперского наместника. Всё может быть, большая политика дело грязное и дурно пахнущее.

— Пойдём есть. Уже утро, а ты как я понял, вчера, так и не поела.

Я встрепенулась. Как утро? Вот это я поспать. Желудок тут же возмутился таким моим безалаберным поведением и полным пренебрежением к его очень важной персоне. Кивнув, поднялась, только сейчас вспоминая, что у меня, вообще-то, в руках был посох. Да и сон… Посоха нигде не было, но не успела я заволноваться, что его сперли, пока я бессовестно дрыхла, как в голове мягко прошелестел знакомый голос Мидаха, заверивший меня, что волноваться не стоит.

— А это нормально, что мы будем есть вместе?

Я всё ещё помнила о роли Эйнара и моей собственной, поэтому-то и поинтересовалась.

— Да, я тут немного походил, пока искал твою комнату и наткнулся на кухню. За общим столом в большой приёмной я уже позавтракал, выказав тем самым моё почтение Его Высочеству, но так, как порции там микроскопические, то остался совершенно голодным. Именно поэтому мы сейчас и идём на кухню. Уверен, там есть чем поживиться.

Распахнув дверь, Эйнар вошёл первым и остановился как вкопанный. Я едва успела затормозить, чтобы не впечататься ему в спину. Ну и что такое? Осторожно выглянув из-за Эйнара, сама замерла, боясь пошевелиться. И не потому, что испугалась. О, нет, совсем не поэтому.

Прямо в пару метрах от нас стоял принц Ренольд, собиравшийся, видимо, выходить, но не это было неожиданным, а то, что он стоял с полным ртом, а в руке держал просто чудовищно огромный бутерброд. Походу, после официального завтрака остался голодным не только Эйнар.

Ренольд с поистине императорским спокойствием прожевал, сглотнул и чуть склонил голову набок. Причём в чуть прищуренных глазах можно было отлично рассмотреть весёлые искорки, которые то и дело вспыхивали, но тут же гасли, словно он не позволял сорваться с языка ехидному комментарию или же просто весёлому замечанию.

— Давно говорил отцу, что нужно поменять блюда, подаваемые на завтрак, — всё же не удержался он. Мы же с Эйнаром стояли как вкопанные, вроде и уступить дорогу принцу должны, а вроде как мы уже почти вошли, и будет неудобно выскакивать назад. — О, прошу простить. Входите. Я бы присоединился к вам, но спешу. Надеюсь, чуть позже у вас, мой дорогой друг Лера, будет время побеседовать со мной на крайне заинтересовавшую меня тему. Ваше Высочество, — кивнув Эйнару, Ренольд отошёл в сторону, позволяя нам войти на кухню, а сам тут же вышел.

Не дав мне додумать мысль, которая будто красный маяк вспыхнула в голове, Асвальд потащил меня к столу, около которого суетился невысокий пухленький мужичок. В нём без труда можно было узнать повара. Хотя, кроме него тут было ещё полно народу, но вот именно этот человек как нельзя лучше подходил к этой профессии. Остальные либо что-то чистили, либо мыли. Явно помощники, да уборщики.

Бросив на нас короткий взгляд, мужчина нахмурился, потом остановился, выпрямился, выставляя вперёд своё довольно большое пузо, и упёр руки в бока.

— Так, так, ещё благородные. И когда вы уже дадите мне готовить на завтрак сытную пищу, а не подавать вам траву? Всё равно же потом толпами бегаете сюда. Вот, что за люди? Нет бы нормально поесть, ведь завтрак самая важная часть дня. Если так блюдёте за фигурой, то лучше бы поменьше на ночь ели, а вот завтракали плотно. Да и, вообще, нам мужчинам положено много есть, а всякие диеты, это баловство для женщин. Мужчина должен кушать, чтобы поднять меч. А на голодный желудок разве он чего поднимет? Тьфу! Одним словом — благородные.

Глянув на Эйнара, который явно не готов был к такому напору от простого мужика, считай прислуги, я вышла вперёд и как можно очаровательней улыбнулась.

— Не знаю, как остальные, но я завтрак сегодня прошёл без меня. Поэтому не откажите ли в любезности нас покормить? У вас тут так пахнет, что мы примчались с другого конца дворца, ни разу не сбившись со следа. От одного только запаха слюни текут.

— Не утруждайтесь и не рассыпайте тут во льстивых комплиментах, юная леди, — надо же, с первого раза распознал. Значит, тут в столице не все слепые.

Хоть повар и ворчал, но по лукавому взгляду, в котором видно было, что ему приятно такое слышать, становилось понятно, что нас покормят от души.

— А как вы поняли, что я девушка? — спросила, сидя уже за столом и уминая просто превосходное блюдо, ингредиентов которого я не знала — первый раз такое ем. — Вон принц подумал, что я парень. У вас ведь вон, — кивнула головой на девушку, которая в дальнем углу чистила, по-моему, картошку, — как леди одеваются. Повар, шустро шинковавшись на соседнем столике нечто, очень напоминающее нашу земную капусту, хмыкнул и остановился.

— Женщину всегда можно узнать, в какую бы одежду она ни была облачена. Это наши благородные привыкли видеть вас в одном и том же виде, разряженных, как кукол, что под другим тряпьём и мать родную не узнают. А ведь стоит взглянуть внимательнее, как видно, что и бёдра округлые, женские, и талия узкая, и открытая шея нежная, с тонкой кожей, да и плечи совершенно не мужские. Надо быть слепцом, чтобы не заметить, что это хрупкое тело принадлежит девушке, а не юноше. Я не говорю уже о голосе. Иногда надо смотреть не мозгом, как делают благородные, а глазами и телом. Тело никогда не обманет.

Вот тебе и повар. Если подумать, то действительно, Ренольд, наверное, привык видеть дам, лишь облачённых в шикарные платья, носящих дорогие украшения и украшающих своё лицо косметикой. Хотя он ведь сталкивается с прислугой, а они вряд ли могут себе позволить слишком уж богатые платья и украшения, но если подумать, то и служанки одеваются пусть не шикарно, но так, как и подобает приличной девушке. Может быть, поэтому я, одетая в мужскую одежду, не вызвала у него нужной цепочки ассоциаций? То есть, нет платья, волосы короткие, мужская одежда, значит, парень.

Эйнар лишь быстро работал челюстями и посматривал то на меня, то на мистера Гейрта. Естественно, я узнала, как зовут повара. Надо всегда знать того, кто заведует кухней в доме. Это непреложный закон. А ещё необходимо быть в как можно более хороших с ним отношениях, а то мало ли, плюнет тебе в чашку, а ты и рада, ничего не зная.

Пока ели мы ещё потрепались немного с поваром. Говорили ни о чём, а всяких пустяках, вроде погоды и о том, что местные торговцы снова начали поднимать цены на товар. Поев, мы рассыпались целым ворохом комплиментов, так что уходили от повара с полной убеждённостью, что тут нас теперь всегда накормят и будут рады видеть. Цель была достигнута, план выполнен. Хотя, когда шли на кухню, никаких целей и планов не было, но это ведь не значит, что они не появились уже в процессе? Вот и я о том же.

— И что теперь? — усевшись на подоконник, выглянула во двор. В этой части дворца витража не было, было лишь обычное стекло, по крайней мере, на вид обычное. Окно, оказывается, выходило на внутренний двор, на котором сейчас тренировались воины. Это меня даже немного удивило, я почему-то думала, что все вояки обитают где-нибудь отдельно, а тут… Может, это подразделение дворцовой стражи? Вполне может быть, но только что там делает Элбан? Он же вроде как ротный.

— В каком смысле? — Асвальд опёрся о стену, задумчиво рассматривая непонятный узор на потолке.

— До столицы мы дошли. Ты выполнил свою миссию, свою часть уговора ты тоже выполнил, поэтому нам нет смысла больше оставаться вместе. Да что говорить, я даже сейчас во дворце, по сути, нахожусь нелегально. Я назвалась лекарем, но кто мне позволит кого-то тут лечить? Да и оставаться тут дальше, значит, только ещё больше вызывать подозрений. Не ровен час в темницу загребут.

— Скажу, что мы вместе и оставайся до тех пор, пока я не отправлюсь обратно в свою страну. А хочешь, пойдём со мной вместе. Или у тебя тут… дела?

Элбан провёл очень красивый бросок, отчего у меня прямо мурашки по коже побежали. Блин, как я ему завидую. Тело пропорционально, подкачано, где надо и выглядит просто фантастично. Меня гложет зависть, чёрная и всеобъемлющая. Хочу себе такое тело.

Так, я отвлеклась. Что там Эйнар говорит? Дела в столице? Нет у меня тут никаких дел просто посмотреть пришла. Как это так, жить в империи и не глянуть на самый главный город? Так неинтересно. Пойти с ним к тёмным эльфам?

Хм… Вообще, я не планировала так быстро покидать империю. Думала, похожу тут, поброжу, посмотрю, а потом, лет так через парочку, можно было бы и на другие страны да королевства посматривать. Но идея хорошая. К Эйнару я привыкла, хороший парень.

Но опять же, а вдруг он подумает, что я согласилась, потому что он мне нравится? Ох, была бы я парнем, то никаких проблем не было. Что такого, если два приятеля путешествуют вместе? Ничего. А вот когда один из приятелей девушка, уже начинает наталкивать на определённые мысли. Мне даже нестолько важны чужие взгляды и мысли, но вот мысли Эйнара очень даже. Вдруг он чего себе там надумает, если я соглашусь? Не хотелось бы. Как всё же непросты эти межполовые отношения, столько заморочек. Это можно, это нельзя, так не смотри, туда не ходи. Причём всякие нюансы есть и стой и с другой стороны.

— Нет дел. Просто хочу посмотреть столицу.

Я так и не решила, стоит ли мне идти вместе с ним или же лучше прекратить отношения сейчас? Вряд ли у меня получится правильно отреагировать на возможные ухаживания с его стороны. Нет, он явно ничего такого пока что не говорил и не делал, лишь краткие мгновения, которые могли быть чем-то таким, а могли быть и моей выдумкой. А, может, как раз пойти, чтобы проверить и полностью убедиться? Вдруг он ничего такого, а я оттолкну нормально друга? Будет обидно. В мире не так часто встретишь людей и… э-э-э… нелюдей, с которыми даже помолчать комфортно.

И за что мне это?

Я скосила взгляд на Эйнара. Эльф, мечта чуть ли не любой девчонки. Высокий, симпатичный, с приятным характером. Практически мечта. Нет родиться как все без памяти, было бы проще. Или же, наоборот, если уж оставили зачем-то память, то и тело надо было дать соответствующее. А так… Издевательство. Думай теперь, гадай, будто по минному полю ходишь. Не понимаешь ни себя, ни других, словно лазутчик в стане врага.

— Смотри, — Асвальд кивнул и оттолкнулся от стены, поворачиваясь ко мне лицом. — Я пока не тороплюсь. Нет, я не то чтобы настаивал просто если ты хочешь и тебе всё равно, то почему не принять моё приглашение посетить мою страну?

Сказал, а сам стоит, смотрит и выжидает. И чего тебе от меня надо, неугомонный? Хочешь, чтобы я прямо сейчас всё решила и тебе ответила? А вот фигушки, я пока и сама не знаю.

— Я подумаю. Время же ещё есть?

Эйнар сдвинул брови, сжал чуть сильнее, едва уловимо, губы и кивнул.

— Есть.

— Вот и отлично, — спрыгнув с подоконника, потянулась, чувствуя, как хорошее настроение вновь начинает возвращаться ко мне. Ни о чём не хочу думать, ничего не хочу решать. Хочу пойти к воякам и помахать мечом. Интересно, они разрешат? А то ведь и послать могут, с них станется. — А сейчас топай по своим делам, а мне пора.

— Лер, — донесся до меня голос Эйнара, когда я уже практически скрылась за поворотом. Остановившись, обернулась, вопросительно вскидывая брови. — А он и вправду слепец, — Асвальд чему-то хмыкнул и пошёл в другую сторону.

Глава 11

Он? Кто он? Почесала тыковку, соображая, о чём вообще говорил этот остроухий представитель тёмного эльфийского племени. Хм, он о принце Ренольде, что ли? Мистер Гейрт ведь что-то о слепцах говорил. А этот, видимо, и услышал, да и сделал только ему понятные выводы.

Никакой он не слепец. Я сама хмыкнула, продолжив путь. Он просто зрит в корень. Ну, то есть в душу. Ерунда, конечно, но это же принц моей империи, а, значит, мне положено его выгораживать. Да и, вообще, принцы не могут так ошибаться, это вам каждая романтическая девчушка скажет.

Кстати, насчёт принцев, чует моя задница, что их стало вокруг меня что-то подозрительно много. Не к добру, однозначно.

Выйдя из дворца, остановилась. Что дальше? Что если я сейчас выйду за пределы, а обратно меня караул не впустит. Итак вот косятся, будто сканируя. Чего смотрите? Легально я тут, совершенно легально, документов, правда, при себе никаких нет, но можете у вашего начальства спросить. Я тут лекарем подрабатываю, в свободное время.

Обойдя стороной бравых ребятушек, сверну за угол, мысленно представляя, в какую сторону мне нужно идти, чтобы попасть во внутренний двор.

Хм, а тут у нас что?

Небольшая толпа неловко мялась в стороне, слушая, что им говорит какой-то мужик в хламиде и капюшоном на голове. Я уже видела его, по-моему, он нас встречал. Толпа оказалась толпой девушек. Молодых, симпатичных, одетых красиво и нарядно.

Подойти послушать или ну его на фиг? Интересно. Подошла, встала скромно в стороне, рассматривая девушек. Все прямо как на подбор — красавицы. Стройные, талии узкие, груди приподняты, правда, спрятаны под тканью, но всё равно заметно, что груди просто самый смак. Плечи неширокие, чуть покатые, шейки длинные, косы до земли. Про симпатичные личики, вообще, молчу. Приятно на таких смотреть.

И чего их тут собрали? Вся обратилась вслух, стараясь сделать вид, что я, вообще, тут не при делах и просто случайно оказалась поблизости. Ага, понятно, так это невесты Ренольда. Что? Все сразу? А не многовато ли ему? Тут же человек десять не меньше. Он что там гарем себе собирает? Хотя, что я знаю о местных порядках? Может держать гарем принцу или императору так же нормально, как для меня умываться по утрам.

А старик между тем науськивал девушек. Мол, смотреть прямо, не улыбаться, спины не горбить, говорить только когда спросят. Без разрешения не садиться, руки за спину не прятать, если надо показать. Не шмыгать носом, не хмуриться, не плакать, в обморок не падать…

Так, пошла я отсюда. Это кошмар какой-то, бедные девчата. Я даже не знаю с чем такое сравнить. Отойдя в сторону чуть ли не на цыпочках, поспешила в сторону внутренне двора. Хорошо, что меня такое не ждёт. Я уж лучше меч у Элбана выклянчаю и им же помахаю немного, чем соблюдать всё, что говорил тот старикан. На крайняк за своим в конюшню схожу. И почему я не догадалась забрать его сразу? Хотя вряд ли меня пустили бы с ним во дворец. Где конюшня я не знаю, поэтому будем третировать доблестного капитана.

Но не успела я и пару шагов сделать, как мне на плечо опустилась рука. Теперь я хорошо понимаю людей, которые кричат от испуга. Мне с трудом удалось подавить вскрик, который буквально забулькал в горле. Сердце так и вовсе ухнуло куда-то вниз.

Медленно повернув голову, увидела того самого старикана, который только что распекал девушек. Ах ты отрыжка бездны, на фига меня так пугать?!

— Н-да? — натянуто улыбнувшись, я аккуратно отошла чуть в сторону. Слишком уж сильной была хватка у дедули. Так и плечо помять можно.

— Торопитесь? — вкрадчиво начал дед, прищурившись.

И чего ему надо? Он меня почему-то пугает. Вот, знаете, в книгах или фильмах обычно такие деданы либо главными злодеями становятся, либо, наоборот, могущественными серыми кардиналами, которые у себя в келье решают судьбы стран.

— Ну, как бы, — я с тоской посмотрела в сторону внутренне двора. Хотелось улизнуть как можно быстрее, но что-то мне подсказывало, что так просто от этого экземпляра не отделаться. — Не особо, — вздохнула, тут же расслабляя плечи.

— Вот прекрасно, — брови деда разъехались и его лицо посветлело. — Пойдём, поможешь мне.

Последний раз посмотрела в сторону, откуда до меня долетали возгласы тренирующихся мужчин и вздохнула. Ладно, пойдём, может, чего интересного произойдёт.

— Поможешь присматривать за ним, — кивнул дед на девушек, которые неловко переминались с ноги на ногу и то и дело мяли пальцами свои платья.

Присмотреть? На кой? Они вроде как никуда не деваются.

Молчаливо кивнула, решив не спорить. Присмотреть, так присмотреть. Не сломаюсь, если пригляжу за красавицами, тем более мне и самой интересно, зачем это принцу столько девчат. И что он будет с ними делать?

Дед довольно кивнул, а потом, картинно взмахнув своим плащом — позёр! — пошёл вперёд. Девчонки стояли на месте, отчего я кивнула головой, показывая, чтобы они шли следом за добрым дедушкой Мерлином. А что, я вот представляю этого волшебника именно таким. Дед, старый, седой, с пронзительными глазами. Обязательно должен быть плащ с капюшоном, из-под которого он и будет сверкать своими мудрыми, повидавшими много в жизни глазами на несмышлёных людей.

Девчата тут же заторопились следом. Вот только каждая, так или иначе, волновалась, поэтому они постоянно запинались и чуть ли не падали.

Шли мы долго — всё-таки дворец был не так мал, как могло показаться. Многочисленные коридоры, переходы, небольшие лесенки. Я после третьего поворота заблудилась, поняв, что обратно сама я точно не дойду — обязательно заплутаю. Где именно моя комната я даже не пыталась понять, бесполезно.

Во всех коридорах на полу лежали дорожки, стены были выкрашены в самые разные цвета, начиная от ярко-жёлтого, заканчивая небесно-голубым. Везде можно было увидеть множество картин, а кое-где нам попадались статуи. И везде неизменные скамейки с кустами в кадках. Около некоторых дверей можно было встретить караулы. Мужики стояли в полном облачении, неподвижные, будто и не живые вовсе, лишь глазами провожали нас. От такого прямо мурашки по спине бегали.

Пока я пялилась на интерьер, мы всей толпой притопали к какой-то двери. Большая, метра три высотой, позолоченная с резьбой и красивыми латунными ручками в виде голов какой-то животного. Дедан толкнул дверь, отчего она начала медленно открываться.

Когда створки распахнулись достаточно, он отошёл на шаг и указал рукой, чтобы мы входили. Девушки тут же занервничали ещё сильнее, видно было по их нервным и резким движениям, что ещё немного и они свалятся в обморок. Что-то мне самой уже не по себе. Сглотнула.

Но паника моя улетучилась практически мгновенно, стоило мне только войти внутрь. Моё внимание тут же привлекло место, в которое мы вошли. Зал, огроменный, явно тронный. По бокам резные колонны, белоснежного цвета. Между ними видны портреты, видимо, это предыдущие правители. Массивные позолоченные рамы были украшены разной тканью, будто бы кто-то накинул на них тяжёлые занавески. На потолки висели хрустальные люстры, над которыми прямо в воздухе вились магические огни. Свет отражался от граней хрусталя и переливчатыми бликами ластился к стенам, полу и потолку. На полу лежала тёмно-бордовая дорожка, с чёрным и золотым орнаментом. Она вела прямиком к возвышению. На нём, как уже можно было понять, стоял трон.

Ну что могу сказать? Трон самый обычный. Наверное, именно такими и должны быть троны. Высокая спинка вся украшена резьбой, на которой проглядывались какие-то звери и необычные витки. Размером трон был с хороший такой одноместный диван. Подлокотники тоже резные с набалдашниками в виде оскалившихся морд каких-то хищников. Если честно, морды, по-моему, были драконьи. В общем, довольно устрашающий такой трон.

И вот на этом самом троне, закинув ногу на ногу, взирал на нас с высоты не кто иной, как наследный принц империи Нер, Ренольд урождённый Риваль. Высокомерия в этом взгляде было столько, что можно было захлебнуться. А ещё скука и раздражение, что ли. Хм, принц явно чем-то недоволен.

Пока мы приближались, он изменил позу и теперь, чуть наклонившись вперёд, поставил локоть на подлокотник, и оперся щекой на свой кулак. При этом взгляд его то и дело пробегался по девушкам, останавливаясь на мгновение то на одной, то на другой.

Я постаралась затесаться позади так, чтобы он меня не заметил. Почему? Да фиг его знает, не нравилось мне всё это, поэтому очень уж хотелось оказаться подальше, а ещё лучше во внутреннем дворе с мечом в руках и противником напротив.

— Ваше Высочество, — гаркнул дед, что я даже немного вздрогнула. Очень уж неожиданным был это в практически полной тишине. — Прошу.

Я выглянула из-за спины девушки, стоящей впереди. Какого чёрта это старпёр, вообще, меня с ними потащил? Я ведь всё равно ничего не делала просто тащилась позади, и всё. Ох, чует моя задница, что неспроста это. Прищурилась и с подозрением глянула на дедка, который, в свою очередь, оказывается, смотрел на меня. И чего тебе надобно, старче?

Девчат между тем дед быстро построил в одну шеренгу, зачем-то и меня поставил в самом конце. Но я дурой не была, чтобы тут не происходило, я в этом участвовать не собираюсь, поэтому-то и отошла на пару шагов назад и вбок, показывая всем своим видом, что я не вместе с девчатами. Дед нахмурился, зыркнул так проникновенно, но я набычилась и сжала кулаки. Хрен тебе, не заставишь!

С какого перепугу я должна, ни черта не зная, подставляться так? Нет уж, идите лесом, господа хорошие, я как-нибудь в сторонке постою.

Старик как-то подозрительно крякнул, будто бы подавился, а потом, не отрывая от меня тяжёлого взгляда, отошёл в сторону, только через пару секунд переводя свой взор на трон.

— Всё готово, Ваше Высочество.

Ренольд выпрямился на троне и встал. Впереди стоящая девушка всхлипнула и крупно задрожала. Чего это она? Посмотрел на Ренольда. Вроде нестрашный, наоборот, до жути смазливый, девчонкам такие нравятся определённо. Энергетика у принца что надо, мощная. Бывают такие люди, что увидел один раз и на всю жизнь запомнил. Они будто трансформаторы, гудят, рассыпая вокруг себя нечто, что неизменно чувствует каждый. Патлы только длинные, но тут, как я успела заметить, у многих мужиков волосы длинные. Про женский пол я, вообще, молчу.

Спустившись в возвышения, Ренольд медленно подошёл к девушкам и начал осматривать каждую из них. Касался лиц, трогал руки, волосы, заглядывал в глаза, потом спрашивал о какой-нибудь ерунде, вроде какая сегодня погода. Видимо, чтобы услышать голос. Потом, неизменно переходил к следующей девушке. Взгляд в это время у него был таким, будто он делает давным-давно надоевшую работу.

Окинула взглядом девчат. Красивые, любая из них спокойно может претендовать на роль дамы сердца принца. А если их ещё разрядить в те шмотки, которые носят обычно дамы при дворе, нацепить на них украшения, то и вовсе от благородной не отличишь. Кто бы ни подбирал девчонок, тот точно знает толк в том, как должна выглядеть девушка, чтобы претендовать на такую высокую роль.

Когда девчата кончились, Ренольд взглянул на меня и вскинул брови, тут же узнавая.

— Неужели и вы решились на подобное? — спросил, подходя ближе, всё же я стояла заметно дальше остальным. — Интересно, как вы себе это представляете? У меня даже в мыслях не было, что может произойти нечто подобное.

— У меня тоже, — хмыкнула. — Думаю, что тут произошла небольшая ошибка. Дело в том, что я тут случайно.

— Случайно? — Ренольд махнул рукой, показывая, что все остальные могут удалиться и, положив руку мне на спину, подтолкнул вперёд. — И как же это вышло?

— Мужчина в мантии попросил помочь, правда, так и неясно мне с чем. Не отказывать же. Так что можете считать, что я не с ними. Куда мы идём? — забеспокоилась. Всё-таки принца я практически не знала, мало ли он маньяк какой или любит девушек по четвергам расчленять. Даже если и так, то вряд ли кто-то из его советников станет говорить что-то против, скорее уж вот так вот девушек и будут поставлять.

Принц мягко усмехнулся, будто бы услышал мои мысли. Чур, меня, чур. Надо следить, о чём думаю, всё же тут мир всякой волшебной белиберды.

— Я до сих пор не знаю, откуда вы взялись во дворце. Да это и неважно. Тут всегда полно народу, который шатается без дела, проедая имперскую казну. Так что вы вполне могли приехать с одним из этих придворных приживал. Но я точно помню, что вы говорили, будто бы вы лекарь, вот я и веду вас к человеку, которому нужны ваши таланты. Вы против?

Сказав, Ренольд посмотрел на меня сверху вниз таким взглядом, что я поняла, лучше быть не против, иначе будет худо. Руку он, кстати практически сразу убрал, чему я была благодарна. Как-то неловко было.

Мы опять ходили по этим коридорам, петляли и когда пришли к двери, у которой стоял караул, я ещё больше заблудилась. Боюсь, отсюда самостоятельно я не выберусь ни за что. Ренольд, пока мы шли, молчал, хмурясь всё сильнее. От него буквально исходили тяжёлые волны, отчего хотелось отстраниться.

Не обратив на караул никакого внимания, Ренольд распахнул тяжёлую дверь так, будто бы она ничего не весила и широким шагом вошёл в комнату.

— Ваше Высочество, — тут же подскочил на ноги какой-то мужичок. Я зашла следом, поэтому и увидела это. Мужик мне сразу не понравился.

Он был похож на монаха. Чёрная ряса, подпоясанная обычной верёвкой. Волосы были странно подстрижены под горшок, но вот верх головы был совершенно лысым, будто бы выбритым. Крупный нос, тонкие губы, узкие глаза, под которыми залегли довольно внушительные мешки.

— Никаких изменений, Ваше Высочество, — мужчина вышел к нам и поклонился принцу, сразу же отступая на шаг. При этом он лишь мазнул по мне взглядом.

Я поморщилась. В комнате стоял неприятный запах. И нет, не запах болезни или трав, было что-то ещё, такое затхлое, будто бы кто-то оставил тут тазик с одеждой, отмокающей в воду не первую неделю. Это я когда мелкой была, бабуля заставила меня стирать свои грязные носки, а я была в тот момент чем-то занята, ну и сунула тазик под кровать, решив сделать потом. И забыла. Вспомнила тогда, когда начало жутко вонять. Вода имеет свойство протухать, особенно грязная.

Вздохнув, глянула любопытно на мужчину на кровати. Я уже догадывалась, что это и есть наш император, поэтому было жутко интересно.

Я уже говорила, что у Ренольда энергетика такая, что один раз увидев, не забудешь точно? Да? Забудьте. По сравнению со своим отцом он всего лишь мальчишка. Если сравнивать, то Ренольд, только набирающий мощь ручеёк, а император бурная, полноводная река, которая может своей мощью снести любого человека. Удивительно, а ведь он ещё и более. Что же будет, когда он полностью поправится?

— Выйди, — Ренольд махнул рукой в сторону двери. Я даже сначала подумала, что это он мне, но когда, поклонившись, за дверь выскочил монах, поняла, что ошиблась. — Дверь с той стороны закрой.

Монах подчинился и с очередным поклоном закрыл дверь, оставляя нас в полной тишине, которое нарушало лишь хрипловатое дыхание императора.

— Смотри, — коротко бросил принц и уселся в кресло, стоящее около одной из стен.

Постояв с минуту, запоздало кивнула и подошла к кровати, рассматривая императора вблизи. Внешность у императора была вполне себе обычная. Светлые волосы, намного светлее, чем у принца. Крупный, но ровный и аккуратный нос, полные губы, которые сейчас были расслаблены, отчего рот был чуточку приоткрыт. Кожа имела болезненный оттенок, кое-где видны были морщины. Хм, сколько ему? Лет сорок точно. Судя по очертанию тела, скрытому под простынёй, император был невысоким, но крупным, можно сказать, мощным. Не удивлюсь, если у него будут не ладони, а лопаты.

Прикрыв глаза, настроилась на императора, пытаясь как можно лучше рассмотреть, что не так с его организмом. Увиденное меня совершенно не обрадовало. Опустив руки, я открыла глаза и облизала пересохшие губы.

— Это будет непросто, — прошептала я.

— Но… «будет»?

Вздрогнула и повернула голову. Рядом стоял принц, и чуть наклонившись, заглядывал мне прямо в глаза. Стало не по себе. Такой внимательный, выжидающий взгляд, будто у хищника, который почуял добычу. Сомневаюсь, что у меня что-то выйдет. Не знаю, что случилось с правителем, но та чёрная субстанция, которая буквально пожирает всю его энергию, это явно не простая болезнь.

На вопрос Ренольда я лишь пожала плеча, давая понять, что обещать ничего не могу. Повернувшись к императору, снова распростёрла над его телом руки. На этот раз я хотела прикоснуться к той чёрной массе своей энергией, но стоило мне это сделать, как меня буквально скрутило от внезапно накатившей боли.

Захотелось отшатнуться, скрутиться клубочком и, подвывая на одной ноте, кататься по полу. Что это за чёрт? Впервые такое! Чертовски больно! Такое ощущение, словно в каждый нерв на моём теле воткнули тоненькую иглу. Слёзы сами выступили на глазах, а руки задрожали. Даже умирать было не так больно, по той простой причине, что мозг тогда отключился раньше, чем я что-либо поняла.

Нормальный человек в случает такого предупреждения, отступил бы. Но я, то ли оттого, что из-за боли мозг работал по-другому, то ли от природного упрямства, только сильнее надавила своей энергией на эту чёрную субстанцию, тут же падая на колени перед кроватью.

Ренольд не дал мне завалиться набок, подхватив.

— Что такое? — в голосе слышалось волнения, и я полностью уверена, что направлено оно было не на меня. Всё-таки кто я ему? Правильно, никто. Он явно очень волновался об отце, и честно говоря, мне было даже приятно. Я знаю, каково это — волноваться о родителях, всё же мой отец был не самым бедным человеком, а, как водится, состоятельным людям приходится не так просто как многие думают. — Что с ним?

Аккуратно посадив меня на то кресла, на котором он сам до недавнего времени сидел, принц отошёл к столу и, схватив кружку, налил из кувшина воды. Потом поднёс мне и попытался напоить.

Что за?..

— Не надо, — оттолкнула кружку. Пить мочегонное я сейчас была не намерена. Да и императору, судя по всему, этот отвар никакой пользы не принесёт. Подняла руку, прикладывая пальцы к вискам и принимаясь их тут же массировать. Внутри до сих пор пробегала острая боль, будто бы в мой оргазм попал злобный муравей, который бегает и изредка покусывает в самых неожиданных местах. Вот за почку тяпнул, через секунду сердце закололо, затем стрельнуло в висок. Неприятное чувство. — Не знаю. И не надо на меня так смотреть, я начинающий лекарь, вообще-то! — тут же возмутилась я, заметив пренебрежительный взгляд Ренольда, будто бы он ничего другого от меня не ожидал и сейчас лишь уверился в этом. — Это явно не болезнь.

— Его отравили, — кинул хмуро принц.

— И что? — я нахмурилась. — Отравление в любом случаям ведёт к физическим повреждениям. Многие внутренние органы будут иметь то или иное повреждение. В случае отравления, достаточно просто вывести яд из организма до конца и залечить повреждения. Сложность может возникнуть с мозгом, так как восстановить его при повреждении крайне сложно. Но вот, будет ли человек нормальным при этом или останется овощем, сказать трудно. Всё-таки лекари не могут повернуть время вспять, а клетки головного мозга слишком сложная и хрупкая материя…

— Ладно, ладно, я понял, что ты вполне владеешь теорией. Просто скажи мне, что с отцом? — Ренольд опустил, поднятую до этого руку, которой прикрывал мне рот.

Я поморщилась, так как в голове всё ещё шумело.

— Физически он здоров полностью, так что можно не пичкать его бесполезными и совершенно ему ненужными отварами, — я покосилась на кружку, из которой доносился неприятный запах мочегонного. — Можно подумать, что это проклятье, но и тут нет. Внутри него есть что-то, — я выпрямилась на кресле, отчего стоящий, как оказалось, перед ним Ренольд, чуть подался назад. Просто наши лица в таком положении были слишком близко. Неудобно вышло, но я не специально. — Что-то такое… Хм, очень похоже на живое существо. Стоило мне потянуться к нему, как на меня тут же напали. Думается мне, что именно этот слизняк не даёт прийти в себя императору. Может, заклинание какое? Интересно…

Я отодвинула принца и встала, нетвёрдой походкой возвращаясь к кровати. Лезть к агрессивной субстанции не стала, просто посмотрела на неё. Оно действительно вело себя, как живое. Поглощало энергию правителя, но так, чтобы он не умер, но и не очнулся, находясь в постоянно сне от её недостатка.

«Позови».

Вздрогнула, озираясь по сторонам. Что это было? Глюки? Дожилась, уже мерещатся голоса. Не обращаем внимания, не обращаем внимания, это всего лишь глюки.

Снова сосредоточилось на наблюдении субстанции.

«Позови».

Скривилась, нервно оборачиваясь.

— Вы что-то сказали? — опустила голову и хмуро глянула на принца. Если это он шутит, то я… Ну, не знаю что. Что я могу сделать принцу? Ничего, обидеться если только, но это как-то глупо и по-детски.

— Нет, — Ренольд методично выливал в какую-то емкость, похожую на ведро, всё отвара стоящие на столике. Неужели он мне вот так сразу поверил? Почему? А вдруг я наврала?

Не звал. Значит, этот примерзкий слизняк что-то повредил у меня в черепушке и теперь у меня глюки. Другого объяснения не было. Ведь до этого дня я не страдала такими вещами. Хотя, постойте-ка, тогда я тоже слышала шёпот, может ли быть…

Точно! И как я не подумала? Вот что я за человек, сразу помышляю о себе самое плохое, а ведь ещё ничего подобного со мной не случалось и всё равно.

Прислушалась, даже глаза закрыла, напрягаясь.

«Ну, ну, ну, говори ещё, кто бы и что бы ты ни было», — мысленно взывала я, напрягаясь всё сильнее и сильнее, пока не ощутила, что задыхаюсь. От натуги забыла, как дышать.

Резко вдохнув и выдохнув, опёрлась руками о постель. Голова закружилась. Блин, я идиотка. Стало смешно. Хихикнула.

Всё в порядки? — Ренольд участливо глянул, снова склоняясь надо мной.

Вскинула голову, встречаясь с яркими голубыми глазами. Странно, вроде бы в комнате полумрак, а у него глаза светятся, как лампочки. Всё-таки этот мир сведёт меня с ума. Всё тут не такое, как должно быть. Вот и глаза… Какого чёрта они так светятся, будто ему в череп засунули лампочку и подрубили двести двадцать? И почему я не обращала на это внимания раньше? Он точно человек? Что-то я теперь сомневаюсь.

Я одна самая нормальная тут. Однозначно! На многие километры вокруг, я уверена, не найдётся человека натуральней, чем я. А подозрительный шёпот, лечение энергией, внутреннее зрение, это, право, такие мелочи, что на них не стоит обращать внимания.

— Да, в норме просто пытаюсь узнать больше об этой штуковине у вашего отца внутри.

Опустила голову, выкидывая из неё странности с глазами принца. Мне своих проблем хватает, так что думать ещё и об этом я не собираюсь. У каждого свои гарпии в шкафу, так что во избежание быть сожранной, лучше эти шкафы не открывать.

Облизнула пересохшие губы. Пить хочется. Снова закрыла глаза, задвигая мысль о питье куда подальше. Не сейчас.

«Позови».

Ну вот и голос. Кстати, смутно знакомый. Так, так, где я его уже слышала. Ох, елки зелёные, это же Мидах! Я и забыла со всей этой беготнёй о том, что сотворила ещё совсем недавно.

«Погоди», — мысленно отозвалась, чувствуя, как по телу тут же прошлась удовлетворительная волна, будто бы Мидах сейчас, вот прямо в эту секунду, согласно кивнул, оставшись довольным. Кошмар, надеюсь, я не буду постоянно нечто подобное ощущать, а то такое чувство, что я внутри этого тела больше не одна.

Встала. Хрустнула несколько раз суставами на пальцах. Волнуюсь. Как с принцем быть? Повернулась к нему и пристально посмотрела.

— Ваше Высочество, — начала я вкрадчиво. — Могу я рассчитывать на то, что произошедшее в этой комнате останется между нами? Просто есть вещи, огласка которых пока что мне не нужна.

— Останется, — Ренольд усмехнулся, сел на кресло, закинул ногу на ногу — любимая поза у него, что ли? — и, сложив руки на животе, переплёл пальцы. — Если хотите, могу дать клятву.

— Нет, не стоит, — снова быстро облизнулась. Взгляд Ренольда мимолётно соскользнул вниз, заметив это движение, но уже через доли мгновение он снова был устремлён мне прямо в глаза. Если бы не тонкая морщинка, появившаяся между бровей, то могло показаться, что его лицо совершенно не изменилось.

Хм, чего это он? Волнуется? Наверное, я бы на его месте тоже волновалась, не зная чего ожидать от лекаря, который не пойми, то ли и вправду может помочь, то ли обычный шарлатан, желающий выцарапать как можно больше золотых монет из имперской казны.

Так, ладно, а теперь подумаем, как нам призвать Мидаха. Застыла соляным столбом, вытянув чуть в сторону правую руку. И? Чего дальше? Надеюсь, не надо орать: «Во имя луны, появись!»? Или ещё какой подобный боевой клич.

Представив, не удержала улыбку. Боги, я выгляжу, наверное, как идиотка полная. Хотя почему, по-моему, я она и есть. Стыдно, да жути. Эй ты, что делать надо? Мидах, зараза такая, я долго так стоять буду?

Ренольд с интересом на меня смотрит. Чего смотришь, Высочество, думаешь, я тебе тут стриптиз танцевать буду? Не дождёшься. Хотя вряд ли ты о таком думаешь, ты же считаешь меня парнем.

Мидах. Ау, ты там по пути, что ли, затерялся? Покажись, проклятая деревяшка или посажу на сухпай. Тишина. Нет, это всемирный заговор просто какой-то. То сам шепчет, подбивая меня, то затерялся где-то и не отсвечивает.

Может, мне этот шёпот померещился, и я на самом деле схожу с ума? А что, вполне может быть. Может, у меня в голове клетки повреждены какие. Э? Это будет не очень весело, так что не будем думать о плохом.

А-а-а, Ренольд хмурится сильнее, и в его взгляде уже мелькают способы, которыми он меня будет казнить за шутку над ним.

Мидах! Зову, приди, ублюдочный ты кот! Не объявишься, будешь следующего лекаря дожидаться, так как меня, походу, вздёрнут на дыбе или четвертуют.

Не знаю, что именно послужило толчком, но в следующую секунду мою правую руку окутал сверкающий изумрудный туман.

Глаза Ренольда секунду назад прищуренные, распахнулись. Он подскочил с кресла, доставая непонятно откуда клинок. Вот как надо! Откуда он его вытащил? Где прятал, в самом деле? Не было же! Настоящий фокусник.

Туман на моей руке, между тем рассыпался мелкими прозрачными капельками, которые осели вокруг, тут же впитываясь и исчезая без следа.

Хм. Мидах был крут. Да, да, я решила звать свой посох именно именем его духа. С прошлого раза он изменился, ненамного, но всё же. Высотой с меня. Толщиной с моё запястье, так что держать было вполне удобно. Шипы всё ещё были, но стали совсем небольшими. Вреда они мне по-прежнему не причиняли. Весь посох всё так же опутывала омела. Теперь кроме листьев, в некоторых местах можно было увидеть мелкие, невзрачные цветочки. Я насчитала три штучки. Не много. Навершие тоже не сильно изменилось. Во-первых, стало крупнее и длиннее. Тускло сияющий бутон зелёного цвета по-прежнему был закрыт. Во-вторых, побеги, которые раньше как бы защищали бутон стали толще и как-то покривились, что ли, заматерели. Раньше они были нежно-зелёного цвета, а сейчас были коричневыми, будто ветки дерева.

— Это, — принц выпрямился, виртуозно пряча куда-то за спину свой клинок. Куда он его дел? Что за несправедливость? Эйнар просто виртуозно владеет клинками, принц, судя по всему тоже не лыком шит, одна я… с посохом и лекарь, — то, о чём я думаю?

— А о чём вы думает, Ваше Высочество? — хмуро буркнула я, сама рассматривая свой посох. Всё-таки непривычно ещё. И откуда Мидах взялся? В каком таком месте он у меня хранился? Может, принц в том же месте и клинок свой прячет? Хм. Что я об этом знаю? Ничего, на ум приходит только что-то вроде пространственного кармана или типа того. И как это работает? Ну а как работало у тех девочек волшебниц? Да и другое призывное оружие в фильмах. Призвала — появилось. Наверное, есть некое пространство, где всё это хранится, а мы потом его оттуда достаём. Как? Ну, наверное, силой мысли, как ещё-то.

— Если вспомнить наш недавний разговор, — принц снова уселся в кресло, неотрывно смотря на посох, — то, осмелюсь предположить, что это тот самый посох друидов.

— Тот самый, — отозвалась я, слыша, как за дверью возник непонятный шум и один из голосов был мне точно знаком. Эйнар. И чего ему надо тут? Принца ищет?

Посмотрев на дверь, перевела взгляд на Ренольда. Он нахмурился и тут же поднялся, твёрдой походкой направляясь к двери. Открыв одну из створок, Ренольд даже не подумал впускать никого внутрь.

— Что тут происходит? — спросил он, так спокойно и тихо, но властно, что у меня чуть ли не волосы на загривке встали от странного ощущения, прокатившегося внутри.

— Лера тут?

Эйнар чем-то встревожен? Случилось что-то? Подойдя к двери, нагнулась и выглянула наружу из-под руки Ренольда.

— Эйнар, что случилось?

Асвальд опустил взгляд вниз. Сначала он был невозмутим, лишь чуточку взволнован и явно чем-то встревожен, но потом во взгляде появилось недоумение и какая-то обида, что ли. Чего это он?

— Всё нормально, — ответил, развернулся и ушёл.

Я вернулась комнату, посмотрела на Ренольда, который к тому времени уже закрыл дверь. Повернувшись, принц вопросительно приподнял брови, будто бы спрашивая, что это, вообще, было. Я пожала плечами, давая понять, что сама ничего не поняла. Постояв с минуту, мы зашевелились.

Ренольд снова уселся в кресло, приняв свою излюбленную позу, ну а я подошла к кровати, делая глубокий вдох.

Ну-с, попытка номер два. Эй, тварюшка, я тут вооружились, что теперь скажешь?

Глава 12

Я распахнула глаза и поморщилась. Голова гудела, будто мне по ней хорошенько так зарядили. Расплывчатый мир медленно приобрёл очертания.

— Очнулись?

Я нервно оглянулась, тут же зашипев от новой вспышки боли. Что случилось? Где я и что тут делает Ренольд? А, точно, я ведь пыталась подлечить императора. Кто бы мне об этом рассказал, ни за что не поверила. Лечить самого императора, это вам ни хухры-мухры. Но как бы там ни было, я точно была во всё той же комнате. А теперь вспомнить бы ещё, что произошло, и из-за чего я отрубилась.

Мидах? Где Мидах? Фух, посох лежал рядом. Вроде как я совсем недавно его получила, но всё-таки осознаю его ценность, да и Мидах в образе кота довольно симпатичный дух.

Положив ладонь поверх посоха, вздохнула.

— Ничего не вышло, да? — у кого именно я спросила? У Ренольда или у Мидаха?

— Я так понял — нет, — Ренольд поднялся и, подойдя к кровати, сел на самый край. — Что случилось?

Хм, я бы и сама хотела знать. Помню лишь как потянулась энергией к чёрному сгустку, как от посоха ко мне выплеснулось нечто такое, отчего мне показалось ещё мгновение и я влечу. Настолько окрыляла энергия Мидаха. Я вроде как начала погружать энергию в субстанцию, а потом моё тело буквально разорвало миллионами огненных вспышек. Я говорила, что в прошлый раз было больно? Забудьте, в этот раз было такое чувство, словно меня жарили заживо на костре. Благо ощущалось это всего несколько секунд, после мозг решил, что подвергаться такой нагрузки не стоит и задействовал экстренное отключение.

«Это проклятье», — голос Мидаха прошелестел в голове, словно шорох опадающей листвы.

Проклятье? Но разве оно может быть таким мощным? Я больше склоняюсь к тому, что это паразит какой-то энергетический. Оно явно обладает разумом, вон как сноровисто отбрыкивается от меня, да и ощущается оно живым.

«Причём только его часть, — подкинул дух мне ещё немного не самых приятных фактов. — К сожалению, нет смысла убирать его из тела, так как это всего лишь последствия проклятья. Даже если мы и уберём его, то оно вернётся практически сразу. Нужно найти первоисточник и уничтожить его, а потом уже выкорчёвывать из тела эту амёбу».

И как искать?

Нахмурилась. Ренольд всё ещё ожидал от меня ответа. А я сижу и молчу.

— Можно сказать, отдача, — хмуро бросила я, вставая. Кряхтела я знатно, так как все мышцы затекли так, будто я часов десять в одной позе просидела. Ну на фик такое лечение! Я лекарь, а не смертница. Так и помереть недолго. Никогда себя альтруисткой не считала, да и самопожертвование… Ладно, забыли. — На вашем отце сильное проклятье. Лечить его бесполезно, потому как, сейчас на нём, так сказать, последствия. Чтобы избавить его от этого, нужно найти первопричину. Хотя если проклявший уже мёртв, то будет сложновато. Хм, честно говоря, проклятие немного не мой профиль. Если позволите воспользоваться вашей библиотекой, то я могу поискать там. Не знаю, есть ли маги, специализирующиеся на проклятиях у нас в империи, но если такие есть, то мой совет, обратиться к ним. А сейчас прошу прощения, я хочу немного отдохнуть.

— Вас проводить? — Ренольд встал и прежде, чем сделать что-либо ещё, с минуту всматривался в лицо правителя. Император мерно дышал, но по-прежнему был без сознания. — Почему никто не понял, что это не просто последствия отравления?

Пожала плечами. Откуда я знаю? Лекарей надо лучше выбирать. Хотя я ведь тоже сначала толком и не поняла, что это за ерундистика такая.

— Что насчёт библиотеки?

— Мне, помнится, в первый раз вы не особо спрашивали моего разрешения. — Ренольд хмыкнул, окинув меня взглядом, в котором только очень оптимистичный человек мог бы рассмотреть веселье или нечто похожее на него. По мне, так он окатил меня просто ледяным равнодушием.

— Вот и славно.

Опираясь на посох, поплелась к выходу. Надеюсь, повторения такого лечения не будет, иначе я развалюсь через парочку таких экспериментов. И это ведь только последствия, а каково тогда само проклятье? Блин, и как его искать? С чего начать-то?

«С рода», — прошелестел в голове далёкий голос Мидаха. Представьте себе квартиру с несколькими комнатами. Представили? Вот. А теперь представьте, что ваш приятель шепчет что-то вам с другой комнаты, шипя при этом и странно коверкая слова. Вот примерно так я и слышала Мидаха. Вроде и слышно, но как-то жутковато, что ли.

С рода… И что это значит? С императорского рода или с какого другого? Ну а какой ещё может быть у правителя род? Вот и я о том же. Походу мне мозги чуток подплавили. Соображать стала хуже.

Ренольд как-то уж слишком быстро оказался впереди меня и отрыл дверь, внимательно наблюдая за тем, как я, кряхтя, шаркаю со скоростью беременной улитки. А что вы хотели, у меня всё болит.

Кивнув, выползла в коридор. Охрана даже не взглянула на меня. Может, потому, что следом вышел принц, а пялиться на принца было с их стороны странно.

— Лера, — мой локоть тут же оказался в чьих-то тисках. Скосила взгляд. Эйнар. Откуда он тут? Он же вроде учапал по своим делам. — Что с тобой? Неважно выглядишь.

— Всё нормально, — вяло улыбнулась. — Жить буду. Лучше подставь своё дружеское плечо.

Не успела я и пикнуть, как меня тут же подняли на руки. Я ведь просила только плечо! Неловко. Принц наблюдает, брови чуть приподнял, видимо, удивлён. Дважды неловко, он ведь считает меня парнем. Хотя мне то что? Это его проблемы, за кого он меня там ошибочно принял. Но я бы с удовольствием пошла своими ногами, но сил припираться и спорить с Эйнаром, не было никаких. Да и по его набыченному виду становилось понятно, что не отпустит.

Посох мешался, но я прижала его к себе ближе и, вздохнув, закрыла глаза. Пусть хоть трава не растёт, но доставьте меня в комнату, я хочу спать, желательно мягкой постельке, обнимая подушечку.

— Если ты найдёшь дорогу в мою комнату, то я может быть, даже спасибо скажу, — пробормотала, чувствуя, как мы начали движение.

Меня клонило в сон. Голова по-прежнему немного шумела, тело отдавалось лёгкой ломкой и ощущалось так, будто я несколько дней пахала на поле. Причём в плуг запряжена была не лошадь и даже не бык, а я собственной персоной.

Эйнар о чём-то говорил. Сквозь сон слышала голос Ренольда. Видимо, Асвальд разговаривал с принцем. О чём? Без понятия. Было слышно, как Эйнар возмущается, а Ренольд отвечает ему с прохладой, так спокойно, будто в отличие от эльфа говорит просто о погоде.

Как попала в комнату, я уже не помню.

* * *

Мне ничего не снилось. Не было ни тревожных снов, ни водопада с озером и лесом в моём подсознании. Ничего, я просто отключилась, а потом также резко включилась. Проснувшись, перекатилась на живот, подгребла подушку, утыкаясь в неё лицом, и довольно улыбнулась. А жизнь порой бывает не так уж и плоха.

— Вот здесь, смотри.

Распахнула глаза, замирая. В комнате кто-то есть? Прислушалась. Шорох, шаги, шум переворачиваемых страниц. Это ещё что такое? Интересно, во дворцах домовые водятся?

Перевернувшись на спину, запутавшись при этом в одеяле, села. Если бы я могла умилиться, то обязательно сделала это, вот только меня совершенно не радовало то, что в моей комнате с какого-то такого перепугу были эти двое.

— Чем заняты? — спросила, размышляя, слишком ли меня будут ругать, если я дам пинка под зад принцу, который совсем оборзел, на пару с послом тёмных эльфов, что беспардонно сидит в комнате посторонней девушки.

— М? — Эйнар поднял голову и посмотрел на меня. — Проснулась. Есть хочешь?

С чего это такая забота? Да и, вообще, как-то мне это не нравится.

— Хочу. Но сначала скажите, что делаете в моей комнате и чем заняты?

Откинула одеяло, запоздало подумав, что на мне, может, ничего и не быть. Хотя, меня нёс вроде Эйнар, а он вряд ли стал бы меня раздевать. Но он мог приказать служанке. Уф, одета. Я не слишком щепетильна в этом вопросе, но всё же стоит быть повнимательнее.

— Мы с Ренольдом ищем всё, что может касаться проклятья.

Всё-таки удивительно доверчивый народ. А вдруг я солгала? Какие такие звёзды на небе подсказали принцу, что мне можно полностью доверять? Почему он даже не усомнился? Хотя бы капельку. Что за безграничное доверие? Нет, мне можно, так как я не соврала, но другим он тоже так доверяет? Бедная империя, надеюсь, она выдержит такого наивного чукотского юношу на своём троне.

Глянула на Ренольда. Мда, чукотским юношей и не пахло. Взгляд холодный, колкий, такой тяжёлый, что невольно хочется отвернуться и не смотреть ему в глаза. Что же ты за зверь такой?

— И как успехи?

Подошла ближе, присаживаясь прямо на ковёр. Прямо на нём были в каком-то только парням понятном порядке разложены бумаги. Старые бумаги. Очень старые. Казалось, тронь, и они рассыплются в прах. Пожелтевшие, с кое-где выцветшими буквами.

— Не знаю, — Эйнар встал с низенькой скамеечки, обитой шкурой какого-то бедного животного, и протянул мне несколько листов, — относится ли это к проклятью императора, но мы узнали, что уже на протяжении многих поколений первенец в семье погибал. Вначале это ещё документировалось, но потом свидетельства о рождении и смерти перестали упоминаться. Лишь в некоторых бумагах есть пару слов, что это продолжалось просто императорская семья перестала об этом говорить, тщательно скрывая. Эти документы чудом уцелели. Мы нашли их случайно в тайнике, который принадлежал советнику императора, жившего около пятисот лет назад. Тайник, кстати, был в библиотеке. Это Ренольд нашёл, буквально споткнулся об него.

Я нахмурилась. Блин, всё на свете проспала. Я бы тоже хотела посмотреть на тот тайник, а ещё лучше самой найти его. Но не всё же коту масленица, правильно?

— А император был первенцем? — спросила.

В общем-то, это был закономерный вопрос. Если первенец, значит, его настигла участь всех предыдущих первенцев. То есть он помирает. Получается, что проклятье всё же есть и оно забирает жизни всех первенцев в роду.

— Нет, — Ренольд встал со второй скамейки, точной копии первой, и уселся в кресло, тут же, будто только этого и желал, закидывая ногу на ногу. — Отец третий ребёнок в семье. Первый погиб, упав с лошади сразу же, как достиг совершеннолетия. Второго убили во время неспокойного времени. Некоторые недовольны были его кандидатурой в императоры, поэтому прожил средний брат недолго. Эти некоторые хотели отнять власть у Ривалей, но отец не позволил. На головы предателей можно полюбоваться за семейным склепом.

— Получается, если это проклятье первенца, то оно уже забрало свою жатву в тот момент, когда самый старший упал с лошади? — Я встала и принялась расхаживать по комнате, размышляя. — Тогда почему же оно перекинулось на императора? Ваше Высочество, а вы…

— Первый и единственный. Насколько мне известно.

Мне показалось, или у Ренольда щека дёрнулась? Ещё бы, я тоже начала нервничать от перспективы схлопотать древнее проклятье ни за что ни про что.

— Ничего не понимаю, — посмотрела сначала на Эйнара, который что-то вычитывал на одном из листов, а потом на Ренольда, смотрящего прямо на меня. — Мало данных. Будем копать.

Тут же присела прямо на ковёр, хватая первую попавшуюся бумажку. Надо прочесть всё самой, мало ли, что-нибудь замечу.

Ничего не понимаю. Всё в точности, как и сказал Эйнар. По тем или иным причинам первенец в императорской семье погибал. Бывали и убийства и несчастные случаи, и болезни. Но? как бы там ни было? в древнем роду Ривалей главой становился либо второй, либо третий ребёнок. Интересно было то, что история этой семья насчитывает, чуть ли не тысячу лет. А кто его знает, сколько им на самом деле. Мда, и ведь всегда были мужчины в роду, что позволяло семье просуществовать до сих пор.

Собственно, я и так знала, что это проклятье, теперь стало понятно — семейное и очень древнее. Жаль, потому что свидетелей того времени явно не отыскать. И как снять это проклятье? Кто, вообще, проклял Ривалей, да так, что первенцы до сих пор гибнут?

— Интересно, каким должен быть маг, чтобы наложить такое проклятье? — задумчиво пробормотала, постукивая пальцем по одной из бумажек.

— Когда я был маленьким, отец рассказывал мне одну историю, — Ренольд встал и подошёл к окну. Правда, открывать не стал просто сложил руки на груди и повернулся к нам лицом. — Я тогда очень переживал, что у меня нет мамы. Спрашивал его, не понимая, почему у детей слуг есть и мамы и папы, а у меня нет. Я запомнил эту историю лишь потому, что тогда очень испугался. Отец рассказывал мне о девушке, которую полюбил юноша. Сначала у них всё было хорошо, они встречались, поженились, у них родился ребёнок, потом второй. Но однажды девушка, будучи, уже взрослой женщиной пошла в лес за ягодами. Что-то с ней там случилось, потому что когда она вернулась, то убила своего старшего сына, а потом и себя. С тех пор, говорил отец, в той семье жена и первый ребёнок всегда погибают. Я сначала не понял, но потом вспомнил, что у меня нет матери и испугался. Не помню почему, но я как-то забыл об этом и вспомнил только сейчас.

Отвернувшись от окна, принц как слишком резко задёрнул штору, будто бы не желал видеть то, что по ту сторону стекла.

Становится всё страннее и страннее.

— Если это история и правда вылилась из реального события, то, что увидела та женщина в лесу? — Эйнар потянулся, тоже поднимаясь на ноги. Видимо, сидеть на небольшой скамеечке не очень удобно.

— Не забываем, что этой сказочке целую тучу лет, там правды может быть, с гулькин нос. История занимательная, конечно, но если вашу семью и прокляли, то точно не эта женщина. По той простой причине, что она и сама померла. Так что либо проклял кто-то другой, либо проклятие прицепилось к ней как раз в том лесу. Может быть, она увидела что-то, или подобрала. Хм, кстати, а у вас нет никаких фамильных ценностей?

Ренольд посмотрел на меня долгим, изучающим взглядом. Что не так я сказала? Просто спросила, ведь она могла поднять что-нибудь, а эта вещь до сих пор хранится в семье и распространяет свои проклятые эманации, которые подпитывают проклятье. А, может быть, он подумал совсем не о том?

— Я не имею в виду драгоценности и прочие материальные ценности. Говорю о чём-то, что цениться в вашей семье и передаётся из поколения в поколение с наказом оберегать и хранить. Просто часто такие вещи бывают опасны.

Мда, с проклятиями я как-то раньше дело не имела, даже не представляю, как это может быть. Я знаю, что проклятье — это пожелание бед и несчастий в адрес какого-то определённого человека или группы людей. Сказанные слова, вложенные в них сильнейшие чувства, плюс магия, делают так, что в ауре конкретного человека появляется нечто вроде вирусной программы, которая срабатывает при определённых условиях.

Но как проклятье действует, если проклясть род? Возможно, энергетика родственников имеет что-то схожее? Вроде того же ДНК? Как проклятье, вообще, определяет, кто родился первым, кто вторым и кого из них надо грохнуть? Определённо тут мог бы помочь толковый программист, ведь это очень похоже на кодирование. Для меня это всё объясняет одним словом — магия, мать её за ногу.

— Ничего такого нет, — пока я размышляла о высоком, то есть о программных кодах и цепочке ДНК, Ренольд тоже штурмовал свой мозг. Судя по всему, ничего обнадёживающего он не вспомнил. — Но можно посмотреть в кабинете. Думаю, что там можно найти ещё что-нибудь. Бумаги, документы, возможно, найдём старые письма.

— Или ещё один тайный сейф, — хмыкнула я, легко поднимаясь на ноги. — Так чего ждём? Идёмте.

— Ты есть, может, хочешь? — Эйнар подошёл к двери и остановился. Вот странное дело, мы уже столько времени вместе, а мне всё равно диковато смотреть на его уши. Всё время хочется подойти и дёрнуть за кончик, чтобы проверить — не бутафорские ли?

— Может, и хочу, — кивнула, перед этим прислушавшись к своим ощущениям. — А сейчас, вообще, какое время суток?

Покосила на окно, но оно было закрыто, а комнату освещали магические светильники. Классные, кстати, штучки. Что-то вроде шара, который постоянно будто бы плавает под потолком. А вид у него будто он сделан из пузырчатой плёнки. Я помню, как любил лопать эти небольшие шарики с воздухом. И сейчас вот поглядываю на светильники и подумываю достать один и провести эксперимент. Уж больно хочется.

— Судя по всему, сейчас ночь, — повестил Ренольд, распахнув окно. — За ним и правда было темно.

Это что получается, я не ела весь день? Кошмар.

— Все на кухню, — махнув вперёд рукой, поспешила к выходу. Парни сопротивляться или противится не стали, видимо, тоже не прочь перекусить. Странно, Ренольд говорил, что во дворце полно народу, а вот я, сколько тут брожу, никого не видела. Пару раз слуг, несколько раз стражей. Только тишина кругом, будто дворец и необитаем вовсе.

Свой вопрос я тут же адресовала принцу, так как меня на самом деле заинтересовал этот момент.

— Всё потому что эта часть дворца, считается императорской. Тут могут находиться лишь сам император, его семья и доверенные люди вроде первого советника или дворцового мага. Эйнару и тебе я дал разрешение находиться тут и свободно передвигаться по дворцу.

— Но мне почему? — я удивилась. Ладно Эйнар, он посол и все дела. Мало ли они с Ренольдом и ранее были знакомы. Да что говорить, может, они друзья детства? Кто знает. Но я? Я вообще тут левая.

— Я слышал, что вы лекарь и помогли Эйнару, спасли его. Ещё я знал, что вы путешествовали вместе. К тому же Элбан отзывался о вас с большим почтением и уважением.

— Элбан? — удивлённо вскинула брови. И когда это принц смог и Элбана выслушать и про наше путешествие разузнать? Шпионы, кругом одни шпионы. Моя паранойя заставила меня оглянуться.

— Да.

И? Всё, что ли? А пояснить? Ну, что за люди, в самом деле.

Я недовольно нахмурилась. Мне же интересно! Чего это там наплёл Элбан? Хотя… пофиг. Императорская семья может быть спокойной, потому как я не собираюсь им причинять вред, а то, что я благодаря кому-то могу спокойно ходить тут, это даже к лучшему.

Глава 13

На кухне, к моему удивлению, всё ещё колготился мистер Гейрт, который встретил нас поначалу хмурым взглядом, но потом, признав, закормил так, что из-за стола мы втроём буквально выползали.

Удивительно, как совместное принятие пищи вот в таких простецких условиях сближает. Если и до этого, мы более-менее нормально общались между собой, то после ночного перекуса, стали, чуть ли не друзьями.

Ренольд, несмотря на свою по-прежнему слишком уж высокомерную физиономию и взгляд типа «вы все гавно, один я крут и с яйцами», оказался вполне сносным типом, с которым можно было общаться, если очень постараться. Он был довольно молчалив, предпочитая больше смотреть и слушать. Иногда от этих взглядов бежали мурашки по спине, а ещё его голос часто звучал немного по-другому. В такие моменты он просто замолкал, делая вид, что так и надо, но было заметно — тут пахнет чем-то интересным.

Эйнар же, даже являясь эльфом, который просто обязан был быть сущим снобом — или это привилегия только светлых? — таковым совершенно не являлся.

Кабинет меня не впечатлил. Совершенно обычный. Стол, кресло, диванчик с резными ручками и ножками, мягкий ковёр, ряды полок с книгами, знакомый уже куст. Что это за растение вообще? Никогда такого не видела. Мебель из светлого дерева, ковёр коричневый с узорами. Книги? Ну тоже обыкновенные, старые такие и переплёты у них почти у всех кожаные. Ещё было окно, на котором висели шторы, цвета светлого ореха. В общем, светлый такой кабинет, тёплый, можно сказать. Если бы не остроухий эльф, который тут же уселся на диванчик, то можно было подумать, что я оказалась в кабинете какого-нибудь олигарха Земли. У моего отца был похожий кабинет, только цвета преимущественно тёмных тонов и дерево красное.

Бумаги и книги я оставила парням, которые с необычным рвением принялись быстро их просматривать. Хм, неужели тут нет никакой тайной переписи или секретных документов? Сомневаюсь, что сюда можно вот так просто попасть и почитать всякие там бумажки. Но мы тут, а это значит…

— Вряд ли тут что-то есть, — хмыкнула и села на диван рядом с Эйнаром, который увлечённо вчитывался в какую-то книгу. После моих слов он оторвался от неё и поднял на меня взгляд.

— Почему?

— Потому что такие вещи так просто на виду не хранят, — вместо меня ответил Ренольд и бросил на стол пачку бумажек, а сам уселся на кресло, откидываясь на спинку. Подняв руки, он положил ладони на лицо и вздохнул глубоко, на пару секунд задерживая дыхание.

— Верно, — кивнула, посматривая на Риваля. Он явно устал. Понимаю. Отец не в лучшем состоянии. Над семьёй нависло проклятие, которому чёрт знает сколько лет. Может статься, так, что ему самому угрожает смертельная опасность. И всё что он может сделать, это сидеть тут с нами и искать свидетельства, которых может и не быть. — Думаю, вам, Ваше Высочество, стоит обратиться в академию. Неужели там не найдётся маги, которые смогут вам помочь? Не знаю, там наверняка есть специалисты по проклятьям.

— Бездари там одни! — он резко убрал руки и хлопнул ладонями по столешнице.

Я вздрогнула, а Эйнар хмуро покосился на принца.

— Кто только уже не смотрел отца. И маги, и лекари, и всякие знахари, что б им пусто было, — закинув ногу на ногу, Ренольд обвёл взглядом кабинет. — Такое чувство, будто все только и ждут его смерти. Прямо как стая падальщиков, которые ждут, не дождутся пока добыча станет пригодной к употреблению. Противно и тошно. Маги уже потирают лапки и надеются, что я по молодости лет послаблю за ними надзор, из-за чего они смогут творить всё, что им вздумается. Лекари… а что лекари, те же маги только вид сбоку. Знахари так вообще, — принц махнул рукой, давая понять, что даже упоминать не стоит.

Это что же получается? А получается, что кроме нас никого и нет больше. Все ждут, когда император отойдёт в мир иной, чтобы можно было под шумок прихватить кусок пожирнее, пока принц не вошёл в силу и не набрал мощи? Ох уж эта политика. С этим всё понятно, но нам тогда что делать? Где искать помощи? Я сама ни бум-бум в этом, а эти двое и подавно.

«Я могу попробовать отследить путь до первоисточника», — я вздрогнула, не понимая, кто это опять со мной говорит. Только через секунду до меня допёрло, что это Мидах. Так, по-моему, когда я засыпала, он был в виде посоха, а сейчас он где?

— Посох?..

— М? — Эйнар повернулся ко мне.

— Мой посох…

— Он исчез, — вместо него ответил Ренольд. — В зелёной вспышке.

Уф, значит, я не оставила такой важный предмет где-то валяться. Уже хорошо. И что там предлагает мне Мидах на этот раз? Говоришь, можешь попробовать, и что для этого нужно сделать?

«Ничего. Я выйду из камня, только для начала призови посох». Призвать? Всего делов. В прошлый раз пробовала лечить и отрубилась, а сейчас задачка посерьёзнее.

«Приди».

И почему меня каждый раз тянет вспомнить эту чёртову луну? Ох, надеюсь, я выживу.

Зеленоватый туман, тут же запульсировал рядом. Это было похоже на то, как солнце подсвечивает в комнате или в другом помещении всякую пыль в воздухе, которая от этого становится видна. Примерно так и выглядел этот туман, будто что-то изнутри подсвечивало светом сам воздух, но пыль от этого приобретала нежно-зелёного цвета и была такой плотной, что невольно становилось страшно за наши лёгкие. Какой гадостью мы дышим?

Ренольд уже видел подобное, поэтому оставался спокоен, лишь посматривал с интересом и немного вопросительно. Эйнар же напрягся, но и на его лице был написан интерес и любопытство.

— И что это? — спросил Асвальд, чуть подаваясь корпусом вперёд. Мидах уже появился, поэтому сейчас эльф рассматривал навершие посоха. — Я уже видел у тебя эту штуковину. Что это?

— Это, — усмехнулась, поворачивая посох так, чтобы он лежал у меня на ладони параллельно полу. — Это та сухая веточка, что мы с тобой нашли в той башне посреди болота.

— Что за веточка? — тут же заинтересовался Ренольд.

Я коротко рассказала принцу о нашем с Эйнаром приключении на болотах. Рассказала также и о том, что вторую часть посоха, кулон, отдала мне бабуля, а я чисто случайно соединила их. Вышло то, что вышло. Посох друида. Я не стала уточнять, что Мидах поведал мне, будто кровь моя имеет далекое сходство с первыми владельцами посоха, решив, — такая информация совершенно ни к чему.

— Я уже знал, что вы помогли Эйнару и ушли вместе с ним из своей деревни. Вот и сейчас вы рассказываете о совместном проведённом пути. Но я не могу понять одного, — Ренольд встал и подошёл ко мне ближе. Наклонившись, отчего мне пришлось буквально прилипнуть спиной к спинке дивана и выставить перед собой посох, чтобы он стал преградой, он поддел пальцами мой подбородок и приподнял голову. — Я точно помню, как Патриций докладывал мне, что с послом тёмных эльфов ушла девушка. Откуда же тогда взялись вы?

Как он может не видеть, что я девушка? Боги, он реально слепой. Да стоит только взглянуть на моё лицо, которое ну никак не может принадлежать парню, как всё станет понятно. Хотя, чего это я, бывают же на свете андрогины. Может, принц считает меня одной из таких? Сказать или не стоит?

Мельком глянула на Эйнара, который с подрагивающими губами рассматривал слишком уж увлечённо интерьер кабинета. Предатель, даже ничем не поможет, не подскажет.

— Эм, — я ещё раз стрельнула глазами в Эйнара, который всеми силами старался подавить смех и по-прежнему делал вид, что не при делах. — Так получилось, — пожала неловко плечами.

Ренольд окинул меня взглядом и открыл рот, видимо, желая высказаться ещё по этому поводу, но потом нахмурился и рот захлопнул, резко отстраняясь.

— Прошу прощения.

Ох уж мне эти благородные. Небось, хотел спросить, а не девушка ли я часом, но побоялся оскорбить, если вдруг догадка неверна. Ну и ладно, не стану его посвящать, раз у него такие законсервированные мозги, из-за которых он не может меня толком рассмотреть.

— Вернёмся к посоху и нашей проблеме, — хмуро поглядывая на предателя Эйнара, делавшего вид, что он не замечает никаких намёков, я положила Мидаха на колени, неосознанно трогая подушечками пальцев едва ощутимые шипы, которые по-прежнему меня совсем не кололи. — Мидах говорит, будто может попробовать отыскать первопричину проклятья. Хотя и толком не понимаю, как это возможно, — последнее предложение я буквально прошептала себе под нос, но, по-моему, его все услышали отлично.

— Кто этот Мидах? И как это будет выглядеть? Нам придётся куда-то идти? — Эйнар заинтересованно глянул на посох, но даже не подумал просить потрогать, хотя было видно, что его съедает любопытство.

— Не знаю, — покачала головой. — А если и да, нам что-то мешает?

Посмотрела на Эйнара, который, в свою очередь, переглянулся с принцем. Честно, мы сейчас были похожи на подростков, решившись пуститься в авантюрную прогулку, понимающих, что за это их родители по головам не погладят, но которые с нетерпением ожидали этого приключения.

— Мне всё равно. Послание в свою страну я отправил, принц подписал документ, по которому империя обязуется предоставить моему народу поддержку, поэтому я могу спокойно идти куда угодно. А вот принцу Ренольду вряд ли можно вот так просто исчезнуть, тем более что сейчас в империи не самое спокойное время.

Ренольд хмыкнул.

— Вы забываете, что не все условия, оговоренные нами, не были ещё выполнены.

Асвальд нахмурился.

— Но вы ведь сами сказали, что некоторые из них потребуют времени и поэтому они не имеют конкретных сроков.

— Какие условия? — спросила, а потом подумала, что это не очень то хорошо влазить в разговор принца империи и посла тёмных эльфов. Как бы там ни было, но сейчас эти двое говорили явно о вещах государственной важности и меня это вряд ли каким-то боком касается.

— Неважно, — хмуро бросил Эйнар, тут же повернувшись в мою сторону. — Если благодаря этому очнётся император, то я пойду.

— Хм. Если мне предупредить советника, то он естественно сочтёт неприемлемым, то, что я собираюсь бродить где-то. Полностью уверен, что он найдёт для таких целей людей, которых и отправит с вами. А если не говорить, то Патриций поднимет панику и… Мда, представляю, что тут будет происходить. Я, наверное, эгоистичен.

Я улыбнулась. Принц был молод, и было естественным, что он хочет сам всё увидеть, а не услышать от кого-то. Понимаю, сама свалила из деревни именно потому, что мне хотелось получше рассмотреть этот мир.

— В таком случае, — я встала, — не будем тянуть, может успеем вернуться до утра и вашего исчезновения не заметят. И да, Мидах — это дух посоха. А теперь…

Выставила руку с посохом вперёд, совершенно не представляя, что мне делать дальше. Блин, и почему к нему не прилагается инструкция? Непонятно же ничего. Стою теперь, пялюсь на посох и размышляю о том, что, прежде чем говорить и давать надежду надо было сначала самой всё у Мидаха узнать.

Но не успела я исчезнуть от стыда, как навершие ярко вспыхнуло и тут же погасло. И? Это всё, что ли? Пристально всмотрелась в «бутон» наверху посоха. Не светится, потух совсем. Не понимаю.

«Обернись», — голос прозвучал настолько громко, что я вздрогнула и резко повернулась, больно при этом стукнувшись ногой о диванчик.

Зашипев на манер рассерженной кошки, вскинула голову, чтобы послать на три весёлых того кто меня так напугал и замерла, будто меня заморозили в одно мгновение.

Позади дивана был Мидах в образе кота. Вернее, это даже был не кот, а скорее ирбис, но не суть важно. Единственное, размерами он был с добрую такую лошадь.

— Мидах! — воскликнула, взмахнув руками. — Ты напугал меня. Вот познакомьтесь, это дух Мидах, — повернувшись к ребятам, махнула рукой в сторону духа и улыбнулась, надеясь увидеть на лицах ошеломление или испуг.

Но к моему глубокому сожалению я натолкнулась лишь на непонимание, а у Эйнара ещё и растерянность.

— Хм, — принц встал и, обойдя диванчик, прошёлся прямо рядом с Мидахом, едва не наступив на его слишком длинный хвост. — Тут кто-то есть?

— Вы не видите? — с расстройством спросила, но вопрос был больше похож на утверждение.

Всё правильно. И почему я решила, что Мидаха они увидят? Ведь тогда мать леса, которую посадил на поводок неизвестный колдун, Эйнар тоже не видел. Может, это лишь моё умение? Наверное.

— Увы, — пожав плечами, Ренольд ещё раз взглянул на Мидаха, но по его взгляду, немного бегающему и слишком пристальному, было ясно, что не видит. — И? Что дальше?

Мидах поднялся на ноги, ведь до этого он лежал подобно огромному коту, и пошёл на выход. Я ещё хотела спросить, как он собрался выходить через дверь, ведь она была ему мала, когда дух просто начал просачиваться сквозь стену в коридор.

— А! — побежала следом, уж больно мне хотелось поглядеть, как он выходить. — Он уходит. Пойдёмте скорее.

Парни тут же последовали за мной. Вопросов никто не задавал, и я ещё раз убедилась, что в этом мире всё по-другому. В прошлой меня давно бы назвали безумной и сунули в психушку, накачивая препаратами. А тут, видимо, все настолько привыкли к магии, что даже не сомневаются в моём умении видеть духов. С одной стороны, это даже неплохо, но с другой… А если кто решит одурачить? Эх, наивные чукотские юноши.

В итоге наша процессия из Мидаха, вальяжно шествовавшего впереди всех, меня, следовавшей за ним по пятам и принца с Эйнаром, добралась обратно до покоев императора. Тут опять стояли стражники, только, по-моему, другие. Благодаря присутствию принца нас впустили без помех хотя и попялились вдоволь, но делали это почти незаметно. Профессионалы.

На этот раз в комнате не было никого. Магические светильники тускло поблёскивали над потолком, едва освещая полутёмное помещение. Сейчас здесь не так сильно пахло разными отварами. Но и запаха болезни тоже не было, что и не удивительно. Если не знать, то можно было подумать, что это обычная спальня благородного человека, который сейчас спит.

Остановившись посредине, Мидах весь как-то вытянулся, даже длиннющий хвост завис параллельно полу. Принюхался, пошевелил носом, усами, помотал головой из стороны в сторону, а потом кивнул сам себе и развернулся к выходу.

— Ну что? — спросила, следуя рядом. Охранники выпустили нас, поглядели непонимающе, но, естественно, вопросов не задавали. Хотя мы втроём — Мидаха ведь никто не видит — выглядели в их глазах, как придурки. Шастаем друг за дружкой ночью по дворцу.

— Это выглядит забавно, — Эйнар прикусил нижнюю губу, а по выражению лица было видно, что он очень хочет рассмеяться. И чего держит в себе?

— Можешь смеяться, я не обижусь, — бросила, поворачиваясь обратно к Мидаху.

— Нет, нет, что ты, это будет грубо с моей стороны, — тут же пошёл на попятную Асвальд, виновато опуская голову и чуть сбавляя шаг, отчего он оказался позади Ренольда.

— Как хочешь, — пожала плечами. — Ну? — снова обратилась к духу, у которого на морде был написан просто вселенский пофигизм.

«Что «ну»? — фыркнул он. Самое интересное, что он говорил, а рот при этом не открывал. — Мы уже как бы идём по следу. От порождённой проклятием твари, которая внутри мужчины, тянется нить, соединяющая её и того кто, вероятно, наложил проклятье. Насчёт этого точно не скажу, но уверен точно, что по этой нити тварь передаёт своему… хм… главному телу энергию правителя. По этой связи мы и сможем отследить его. Я точно не скажу, к чему нас это приведёт, поэтому надо быть готовым увидеть всё что угодно».

— Звучит не очень, — задумалась. Может, стоит подготовиться? Не знаю, меч взять, нож тот же.

Свои сомнения я тут же озвучила, наблюдая, как и Ренольд и Эйнар из неоткуда достали свои клинки.

— Пространственная магия, — пожал плечами Эйнар. — Из меня маг никакой, но небольшой карман для своих клинков сделать могу.

Ренольд кивнул, подтверждая слова Асвальда. Это что получается, Эйнар вот так спокойно ходит по дворцу с оружием и ему это позволяют?

Риваль, видимо, что-то усмотрел в моём взгляде, потому что почти сразу усмехнулся.

— На императорской семье стоят охранные чары, не позволяющие вредить им холодным оружием и магией. Отравить отца смогли лишь потому, что он, видимо, полностью доверял своей жене.

— Всё равно, это ужасно беспечно, — покачала головой. Страна непуганых идиотов прям какая-то. — Ладно, раз вы вооружились, то и мне нужно. Так что заскочим по пути в конюшню, я свой меч заберу.

На это я надеялась, но попасть нам в конюшню так и не удалось.

На моё предложение, озвученное вслух, Мидах лишь дёрнул хвостом и даже не обернулся, продолжая вышагивать вперёд по дворцовым коридорам.

— Но, как же мой меч? Ладно, хоть нож, — тихо, едва слышно возразила я, оглядываясь в попытке снискать поддержку и одобрение в глазах хотя бы Эйнара.

Но этот уже дважды предатель, пожал плечами и прошептал тихо, что их клинков хватит вполне, и я могу не волноваться.

Вот так всегда. Я больше чем уверена, что они меня даже всерьез не принимают, а стоило бы. Я, конечно, не так виртуозно владею холодным оружием, но бывают моменты, когда важно совсем не это, а, допустим, удачный момент. Но разве докажешь эти нехорошим людям и нелюдям это?

Глава 14

Пока я размышляла о несправедливости и прокручивала в голове моменты, в которых на меня нападает враг, а я, не испугавшись, насаживаю его на свой клинок, мы спустились куда-то вниз, потом ещё раз вниз, а под конец остановились около неприметной дверцы, запертой на большой амбарный замок. Если бы не этот замок, то можно было пройти мимо и совсем не обратить внимания, но этот гигант чьей-то мысли попросту притягивал взгляд. На кой делать его таким большим?

— И что тут? — вылезла вперёд протиснувшись мимо Мидаха, едва ли не понюхав и саму дверь и замок. — Бьюсь об заклад, это какая-нибудь старая кладовка. Слушай, я не пойму, мы что в подвал дворца идём?

«Без понятия. Я следую нити, предварительно находя для вас путь. Мне-то это не нужно, я могу и напрямик, через стены».

— Нет, это не подвал. Это когда-то был винный погреб. Так, нам туда? — Ренольд вопросительно глянул на меня.

— А, он говорит, что идёт по нити, а для нас ищет приемлемый путь. Так что, раз мы тут, то, значит, туда. Но как мы попадём внутрь?

— Отойдите, — Эйнар достал один из клинков и, дождавшись, пока я отойду, взмахнул им. Мгновение и послышался грохот. Если честно, я даже движения не заметила, так всё быстро произошло, а Асвальд уже открывал дверь, ногой отпихивая перерубленный замок в сторону. — Готово. Можем двигаться дальше.

Внутри было темно, хоть глаз выколи.

— Осторожней, тут очень крутые ступени, — Ренольд закрыл дверь следом за нами, а потом зажег несколько светляков, отправляя их парить под потолком. Надо мне тоже научиться. Интересно, я смогу? — Я в детстве упал с них, сломал руку, поэтому отец приказал запереть погреб и не использовать больше.

Ну, в моём понимании погреб должен был бы выглядеть иначе. Что-то глубокое и мрачное, с полками, на которых томятся покрытые пылью многовековые вина. А тут была обычная комната, большая правда, но комната, с пустыми деревянными полками и каменным полом, на котором уже осела пыль.

Мидах упорно шёл вперёд. Самое интересное, что в пыли оставались его отпечатки. Ренольд с Эйнаром поглядывали на это с удивлением, словно только сейчас поняли, что всё далеко не шутка. Но как оказалось, причина их удивления была в другом.

— Мидах что зверь? — спросил Эйнар, присев около одного из следов.

— Сейчас да, — кивнула, смотря, как дух остановился около одной из полок, которая высилась до самого потолка и была притиснута вплотную к стене. — Но он может быть и человеком. Наверное, ему так удобнее. Пойдёмте, он на что-то указывает.

Парни тут же глянули в ту сторону, куда я указываю и, натолкнувшись взглядом на следы, которые останавливались около полки, понятливо поспешили убрать препятствие.

— Я понятие не имел, что тут есть дверь, — Ренольд наклонился и внимательно осмотрел дверь, не давая мне полезть первой. — Тут могут быть наложены охранные чары. Это опасно.

При этом он меня так аккуратненько отодвинул, кивнув Эйнару, чтобы приглядел. Я же не настолько маленькая и глупая. Асвальд, заметив, мою нахмуренную физиономию, ухмыльнулся, вставая так, чтобы видеть меня краем глаза.

Вот и не знаю, то ли возмущаться, то ли быть благодарной. Наверное, такая забота должна меня смутить и умилить, но я чувствую почему-то лишь негодование и разочарование. Не в парнях, нет, они ведут себя вполне на уровне, а в себе самой. Просто мне в такие моменты так обидно, я ведь тоже… Хотя, уже давно нет. Я же вроде смирилась, или это просто мой бунтарский дух? Будем считать, что он. И, вообще, сейчас есть вещи поинтереснее, чем мои заморочки.

Ренольд тем временем что-то там поколдовал, покивал, да пошептал, и потянул спокойно за ручку. Дверь с жутким, прямо-таки потусторонним скрипом открылась и нам в лицо дыхнуло сыростью и подземельем.

— Я думаю, что это какой-нибудь тайный ход, — заходя следом за Ренольдом, который просто вошёл первым. — Раньше во дворцах или в старых замках делали такие, чтобы в случае, если война и враги около дверей, императорская семья или другие благородные могли покинуть дворец или замок тайно.

— Раньше? — Эйнар, идущий следом, закрыл за собой дверь, погружая нас в полную темноту.

— В книгах пишут.

Ренольд зажёг светляк, который тут же разогнал темноту.

— В каких? — не унимался Асвальд.

— В разных, — буркнула недовольно. Вот прицепился, как клещ. — Пойдёмте уже, нас Мидах ждёт.

Совсем некультурно подпихнула стоящего впереди Ренольда, который прислушивался к нашему разговору. Но мне сейчас было совершенно наплевать на этикет. Подумаешь, оговорилась немного, вспомнив об увиденном в прошлой жизни, а этот остроухий тут же вцепился в оговорку, будто гончая в добычу.

Дальше шли молча. Коридором этот проход было трудно назвать, скорее туннель. Складывалось впечатление, что он, вообще, нерукотворный, а естественный, будто по пещере небольшой идём.

Откуда-то спереди то и дело лёгкий сквозняк приносил влажный воздух, холодный такой, отчего хотелось поёжиться. То и дело попадались гирлянды паутины, свисающей с потолка. Пару раз встречались на стенах места, на которых была влага. Она собиралась каплями, будто конденсат и потом сползала вниз, образовывая небольшие мокрые лужицы, которые, впрочем, не разрастались, а утекали постепенно куда-то вглубь через щели.

Мидах по-прежнему маячил впереди, молча следуя по этому проходу. Сворачивать ту было негде, ответвлений никаких не было. Иногда слышался звук падающих капель и заунывный звук ветра, будто в щелях гуляет ветер. Это звучало немного зловеще.

На полу кое-где попадались осыпавшиеся камни, а один раз так и вовсе проход был наполовину засыпан. Это немного тревожило. Особенно если учесть, что нам, то и дело попадали лестницы, вырубленные из камня, которые вели вниз. Это, наверное, единственное, что выглядело как творение рук человеческих.

Трусливой я никогда не было, только предусмотрительной. И сейчас моя рациональная сторона просто нашёптывало, что в таком месте ничего хорошего быть не может. Если даже мы ещё не дошли, а уже так мрачно и муторно, то, что же ждёт нас впереди? С другой стороны, я прекрасно знала, с чем имеем дело, ведь не будет же тот, кто наслал или является причиной проклятья сидеть в радужном дворце, выращивать лунных пони и жрать по четвергам радугу? Вот и я не думаю, что такое возможно.

Мир, будто услышав мои мысли, поторопился подкинуть нам ещё неприятных моментов, будто старался отговорить идти дальше.

После спуска с очередной лестнице, в самом низу мы нашли труп. Ну как труп, скорее кости с почти истлевшей одеждой, но оптимизма это не прибавляло.

— Судя по одежде, это был какой-то благородный, — Ренольд присел и начал копаться в одежде, которая буквально расползалась в его руках.

— С чего взяли? — Эйнар присел рядом, наблюдая за манипуляциями. Вид у обоих парней был сосредоточенным и очень серьёзным. Мидах остановился чуть впереди, недовольно дёргая хвостом, но молча ждал.

— По самой одежде и ещё вот это, смотрите, — он аккуратно вытащил из трухлявой ткани медальон. — Он золотой с выгравированным узором, на толстой золотой цепи. Вряд ли такую вещь мог позволить себе носить, допустим, слуга. Ткань одежды явно была дорогой, а сапоги и вовсе кожаные, потому что сохранились до сих пор, хотя и истлели изрядно. Обычно бедняки и слуги предпочитают носить что-то менее дорогое.

Он открыл медальон, который, как оказалось, вполне себе работал. Оттуда смотрела голубоглазая девушка. Красивая и даже на вид нежная. Мелкие кудряшки светлых волос причудливо обрамляли лицо, делая её похожей на ангела. Портрет был явно нарисован на чём-то тонком, и так искусно, что девушка получилась, будто живая.

— Знаете её?

— Увы, — Ренольд захлопнул медальон и встал. — Не знаю.

Мы оставили кости позади, понимая, что сделать сейчас для него ничего не можем. Медальон Ренольд забрал себе, сказав, что после, когда вернёмся, он отдаст его советнику с наказом найти семью или девушки или погибшего.

Ответов на вопросы, как сюда попал этот человек, что он тут делал, почему погиб, естественной ли была его смерть или же его убили, у нас не было.

По ощущениям прошло ещё несколько часов. Изредка перебрасывались фразами, иногда даже шутили. Если не вспоминать, что один из парней принц, а второй эльф, то могло показаться, будто я со своими приятелями.

Сразу же вспомнились Тёмыч с Вованом. Надеюсь, у парней всё в жизни вышло и получилось.

— Тихо, — резко остановившись, Ренольд замер, а я не успела сориентироваться, так как была погружена в воспоминания о тех, далёких друзьях, поэтому налетела прямо на него. Я думала, он упадёт. Какой там. Будто скала, даже не пошевелился.

— Что там? — Эйнар приблизился и посмотрел сначала на меня. Чего ты смотришь? Я без понятия, что случилось. Взглянула на Мидаха. Он молча стоял и ждал пока мы продолжим идти следом. Удивительно, насколько дух молчалив. Он явно не любитель потрепаться.

— Шум воды.

Мы уже втроём замерли. Действительно, похоже на шум воды. Будто там впереди небольшой водопад. Почему-то это немного нас расшевелило. Всё-таки шагать по таким местам приятного мало. Люди всё же больше привыкли к свету, и быть на открытом воздухе, чем в таких мрачных пещерах. Наверное, только Эйнару нормально, он даже каким-то посвежевшим, что ли, выглядел.

Минут через тридцать — это я по ощущениям — мы и вправду вышли к воде. Под высоким сводом, она буквально неслась вперёд, создавая шум, который был принят нами за водопад. Рассмотреть подземную реку хорошо не представлялось возможным из-за ограничения в свете. Но и того, что мы видели, хватило, чтобы поёжиться. Вода в реке казалась чёрной и какой-то зловещей. Стены были влажными, а камни под ногами покрыты странной слизью. Эйнар пояснил, что это какой-то жутко редкий грибок, который если соскоблить, можно добавлять в пищу, как приправу.

Мне вид грибка, цветом походившего на детскую неожиданность оптимизма не вселял, поэтому я осталась совершенно равнодушна к восторгам Эйнара, который лишь сокрушался, что под рукой нет необходимой тары и ножа.

Мидах между тем перебрался на тот берег по камням. Они торчали прямо из воды и были отдалённо похожи, очень отдалённо на мост. Всего камней было шесть. Верхушки их были гладкими, будто кто-то специально их так подтесал. Может, и так.

Я с сомнением покосилась на «мост» и нервно улыбнулась. Задницей чую, что не стоит мне идти по ним.

Собственно, так и случилось. В этот раз первым пошёл Эйнар, следом я, а потом Ренольд. Камни были скользкие, вода зловещей, шум мешал. В общем, на третьем я поскользнулась и сама не поняла как, но оказалась погружённой в эту самую зловещую воду. Она, кстати, была до жути холодной.

Я честно пыталась грести, но поток был настолько сильным, будто это и не подземная река вовсе, а горная, что в какой-то момент меня приложило об камень спиной из-за чего я непроизвольно открыла рот и вдохнула, тут же захлёбываясь. Приятного мало я вам скажу. Лёгкие тут же вспыхнули, будто мне в них факел сунули. Захотелось разодрать себе грудь, чтобы выпустить этот огонь, именно поэтому перестала грести, поддаваясь естественной панике.

Через время, показавшееся мне вечностью, боль прошла, а мозг начал погружать моё сознание в небытие. Я краем сознания понимала, что мне надо бороться, ведь я столько всего еще не видела, нигде толком не побывала, никого не полюбила ещё, да что говорить, я даже не пожила толком.

Неужели всё заново? Неужели я снова умру? Интересно, буду ли я помнить эту жизнь или в этот раз, как и положено всё забуду? Ну уж нет, не хочу. Я буду жить!

Дёрнулась, в попытке хотя бы попробовать вырваться из водяного плена, но было такое чувство, будто меня за ноги тащит вниз нечто такое, отчего всё внутри начинает замирать. Ещё раз взмахнула вяло руками, ощущая, как мозг перестаёт работать. В этот момент кто-то дёрнул меня. Сил совершенно не было, я уже ничего толком не понимала, борясь со своим сознанием. Недолго. Оно потухло мгновенно, словно меня кто-то выключил, как лампочку в прихожей.

Мне снилось, словно меня изнутри заживо сжигают, отчего нестерпимое желание разодрать ногтями грудь, сводило с ума даже в странном, слишком бредовом сне. Казалось, я просыпалась, видела кого-то перед собой, по-моему, плевалась водой, вперемешку с соплями и желудочным соком. Меня выворачивало, а ещё болела почему-то голова, её будто сдавливали тисками.

Слышала голоса, но просыпаться мне совсем не хотелось. Даже не знаю почему. Мне снилось бескрайнее небо, почему-то издающее непонятный гул, а потом сменяющееся зелёными долинами, покрытые даже не растениями, а мхом. Изумрудным таким, нестерпимо ярким. Горные вершины с белоснежными шапками и крутыми склонами. Гигантские ущелья, песчаные холмы, и безбрежный, искрящийся на ярком солнце океан.

Мир прекрасен. Мир просто ошеломительно невероятен. И не только этот, мой прежний, если вспомнить тоже был чудесен. Почему вспоминаешь об этом только тогда, когда происходит нечто из ряда вон выходящее и жизнь начинает висеть на волоске?

Надеюсь. Этот мир позволит мне ещё немного пожить в нём.

Я проснулась так же резко, как и отключилась. Не совсем понимая, где я и что происходит, не стала шевелиться. Прислушалась и чуть приоткрыла глаза, пытаясь разузнать обстановку. Что, вообще, случилось?

Голова тут же услужливо предоставила воспоминания о том, как мы с ней пытались остаться в сознании как можно дольше, наглотавшись воды. Бедная моя головушка, для неё это, наверное, был великий стресс, чуть не померла блин.

По ощущениям я лежала на камнях, так как было очень твёрдо. Каменный потолок, довольно низкий, всего метра три, освещался светом, который сто процентов был от костра. Словно в подтверждение моих мыслей, где-то рядом щелкнули, пожираемые огнём дрова. А ещё с одного края было значительно теплее.

Делаем выводы.

Я жива. Это самое главное. С памятью всё отлично, помню, как меня зовут и прочее. По ощущениям, тело более-менее в порядке. Не буду считать немного ноющую спину, и чуток шумящую голову.

Место моей дислокации не известно, но явно какая-то пещера. Меня спасли те, кто развёл костёр, видимо, чтобы согреть меня после незапланированного купания в коварной речушке. Вот я ещё, когда подходила к ней, то прямо чуяла, что общение у нас с подземной красавицей не заладятся. Так и вышло.

Осталось выяснить самую малость — кто меня спас и кто сейчас рядом? Сущая безделица.

Надеюсь, это не какой-нибудь местный крокодил, который всю жизнь прожил под землёй в одиночестве, а увидев меня, решил, что ему сами боги послали самочку для продолжения рода. Или, например, как-то в прошлой жизни смотрела фильм, там люди долгое время поколениями жили под землёй, смешивали кровь, и никогда не видели солнечного света, отчего полностью ослепли. Страшные они были, скажу я вам. Они ещё и людей с радостью кушали. Я очень надеюсь, что со мной таких страстей не случится.

С чего я, вообще, о подобном думаю? Наверное, мозг слишком уж активизировался из-за перенесённого стресса. Уймись, всё уже позади. По крайней мере, утонуть я уже не утону. Если только мной подзакусят. Так, хватит, открываю глаза и смотрю, кому там надо говорит спасибо.

Вот почему я вспомнила крокодила, каких-то увиденных в далёкой прошлой жизни в фильме подземных монстрах, а об этих двоих нет? А ведь это было бы логично, вспомнить в первую очередь о парнях. Наверное, я просто даже подумать не могла, что эти двое последуют за мной. Кстати, очень опрометчивый поступок с их стороны.

Ренольд принц целой империи, он просто обязан заботиться о своей безопасности, а не прыгать в воду за девчонкой лекарем.

Эйнар ценный посол от тёмных эльфов, благодаря которому, между империей и страной тёмных будет подписан договор о сотрудничестве. Кто знает, чем может обернуться его гибель? Вдруг из-за его смерти отношения между странами только обострятся и ухудшатся?

Это не дело. Надо обязательно прочистить им мозги. Всё же за их спинами миллионы людей и эльфов.

Эти двое из ларца, сидели около костра ко мне боком и хмуро поглядывали друг на друга. Поругались, что ли? Скорее всего. Вон, Ренольд подбородок тянет, ещё немного и в потолок им уткнётся. А Эйнар смотрит, будто его облили чем-то нехорошим и он теперь не знает, то ли ему обидеться, то ли прибить наглеца, то ли попросту забыть и не обращать на юродивых внимания.

Поднялась, покряхтев перед этим, будто столетний дед. Голова вспыхнула сверхновой, отчего я прикрыла глаза, хватаясь руками за свой котелок. Видимо, моему мозгу пришлось не по душе кислородное голодание, которое я ему устроила. И что сразу так остро реагировать? Всё же закончилось благополучно. Вспышка быстро прошла, оставив после себя лишь немного тупую боль и слабость. Пошевелила немного корпусом, выясняя, как там моя спина. Вроде нормально. Острой боли нет, значит, ничего страшного не случилось.

— Как ты? — Эйнар, подошедший, присел около меня и с явным волнением заглянул мне в глаза.

— Жить определённо буду, — прокаркала я, закашляв. Эйнар тут же, будто заботливая мамочка, сунул мне под нос кружку с тёплой водой. Где только взял?

Отпив немного, подняла глаза, встречаясь взглядом с Ренольдом, который стоял над нами обоими и взирал с высоты своего роста, сложив руки на груди. Он явно чем-то жутко недоволен.

Хм, судя по виду, то именно он побывал в воде, так как волосы всё ещё влажные, да и из одежды на нём только штаны. Всё остальное сушится на ближайших камнях. Асвальд хоть и был тоже не совсем одет, но вот его высокий хвост был совершенно сухим.

Я перевела взгляд на Эйнара и вопросительно вскинула брови, кивая на Ренольда и молчаливо спрашивая, чего это принц у нас такой хмурый и грозный.

«Он не ожидал увидеть то, что увидел, когда они с эльфом, опасаясь твоей простуды, раздели тебя».

Я скосила взгляд. Мидах был рядом. Он развалился на камнях и только нервно поддёргивал хвостом, выражая своё недовольство произошедшим. Ещё один раздражённый. Что т, блин, нервные все какие! Будто я специально свалилась в эту грёбанную реку!

Так, стоп, что он сказал? Раздевали меня?

Я опустила голову, только сейчас замечая, что укрыта верхней одеждой Эйнара, а под ней судя по всему его же рубашка. Покосилась на штаны Эйнара. Ладно, и так парень почти голый остался.

Посмотрела по сторонам. Так и есть. Моя одежда тоже сушится на камнях недалеко от костра, там же и мои тряпки, которыми я обматываю грудь.

— Не пойму, а в чём, собственно, проблема? — сама не заметила, как спросила вслух. — И где кружку надыбали?

— Тут валялась, — ответил Эйнар, совершенно не обращая на замеревшего соляным столбом Ренольда, который буквально излучал волны недовольства. — Не замёрзла? Может, ближе к костру пойдёшь? Встать сможешь? Давай помогу.

Я фыркнула. Боги, Эйнар такой приставучий, оказывается, со своей гиперопекой.

— Не надо, — отодвинув руки Эйнара в сторону, сама встала, чуть покачнувшись. Но стоило Асвальду только дёрнуться в мою сторону, как я хмуро глянула на него и медленно пошлёпала к костру, чуть качаясь из стороны в сторону.

Рубашка Эйнара была мне чуть ли не до колен, поэтому я даже и не думала стесняться. Всё стратегически важные места прикрыты, а лежать на камнях не очень хочется. Сев на камень, который до этого заменял Эйнару стул, протянула руки к костру, только сейчас чувствуя, как я замерзла. На плечи тут же опустилась верхняя одежда эльфа, нечто похожее на куртку или же толстую, короткую рубаху.

— И? Кого мне благодарить? — заворожено наблюдая за пляшущим огнём, спросила. Кстати, где они дрова набрали? Оглянулась по сторонам. Хм, это место было похоже на небольшую бухточку, куда натащило водой всякого хлама. То место, где мы сидели, было чистым.

— Это Его Высочество вытащил тебя, — Эйнар тревожно наблюдал за мной, будто боясь, что я вот-вот развалюсь на части. Не боись, несахарная, от такого купания не растаю. — Я, заметил поздно, поэтому следовал за вами по берегу, а потом в удобный момент вытащил.

— Ясно, — кивнула. — Спасибо, — поблагодарила, глядя сначала в глаза Ренольду, а потом Эйнару.

Оба лишь молчаливо кивнули, принимая. Почему-то мне такое их поведение даже понравилось. С каким-то весельем представилось, будто мы боевые товарищи. Они меня вытащили из переделки, а теперь мы все вместе сидим и осмысливаем произошедшее. Я благодарю, а они, как и подобает настоящим мужикам, молчаливо кивают, будто говорят: Брат, не стоит. Ты бы сделал то же самое.

Эй, была бы мужиком, из нас могли получиться отличные друзья.

— С этим ясно, а чего Ваше Высочество такое хмурое? — протянула к костру руки, чуть ли не засовывая их в огонь. Эйнар тут же оттянул их подальше, за что заработал от меня укоризненный взгляд.

— Почему вы не сказали, что девушка? — Ренольд говорил медленно, его слова будто стокилограммовые камни падали на землю с грохотом, придавливая своим весом.

Что это за хрень такая? Дышать стало трудно. Мой бедный мозг тут же развёл панику, боясь, что его снова хотят лишить такого ценного продукта, как кислород. Стиснула зубы, чувствуя, как всё тело бросило в холодный пот, а желание упасть на колени стало таким сильным, словно я всю жизнь только об этом и мечтала.

— Прекрати, — прошептала, — впиваясь ногтями в ладони. — Не знаю, что за магия такая, но я не стану этого делать.

— Ваше Высочество, перестаньте, — Асвальд встал так, чтобы хоть немного загородить меня от принца, который, по ходу, вовсю сейчас колдовал. — Неужели это настолько важно?

— Конечно! — Ренольд вскочил на ноги. Давление исчезло. Эйнар и я вздохнули свободно. Ну, принц, вот обидчивый какой. Так ведь и угробить можно. Вытерла со лба пот, опуская немного дрожащие руки на колени. — Это очень важно! Из-за ваших недомолвок, я выглядел как дурак. Вы, наверное, вдоволь посмеялись на слепым принцем? Если бы вы, Лера, не были девушкой, то я вас минимум ударил, максимум прикончил за такое оскорбление.

— Ой, ладно, вам. Никто над вами даже и не думал смеяться. Если бы не эта ситуация, в которой вам пришлось лицезреть меня обнажённой, то вы никогда и не узнали правду. Сами подумайте, как мы должны были сказать вам, что вы ошиблись? Типа, псс, принц Ренольд, неувязочка вышла, вы слепы настолько, что не можете девушку от парня отличить. Почему я так говорю? Ой, а вы посмотрите на меня внимательнее, я ведь не парень вовсе. Так, что ли? — последние предложения я говорила с такой долей сарказма и иронии, при этом изображая, как бы я это делала, и Эйнар, наблюдавший за этим, не удержался и рассмеялся в голос, сгибаясь пополам.

— Вот, я же говорил, вы смеялись надо мной! — тыча пальцем в хохочущего Асвальда, выдал Ренольд, причём в его голосе звучала явная обида.

Мда, детсад на выезде. Улыбнулась, наблюдая за этими двумя. Ренольд принялся выговаривать Эйнару о том, какой он нехороший не человек, раз смеётся над ним, самим принцем. Асвальд смеялся, смотря то на меня, то на Ренольда. Его явно забавляло обиженное выражение лица Риваля. А я сидела и грела руки, вспоминая свой сон. И было почему-то так уютно и хорошо. Оглянулась по сторонам. Шумная река. Мусор на её берегу. Каменный свод и такой же пол. Темнота. Лежащий и наблюдающий за всем одним глазом дух. Влажный и прохладный воздух, пахнущий как-то особенно.

— Лера, Лера, ты меня слышишь? — Эйнар что-то мне говорил, стараясь привлечь внимание.

— А, да, слышу я, — откликнулась, отворачиваюсь от реки и делая крайне заинтересованный вид.

Что ж, мир действительно невероятен, даже в таком, казалось бы, тёмном и неприглядном месте.

Глава 15

Осторожно положила ладони на камень, совершенно неосознанно стараясь даже дышать тише, будто боялась, что меня услышать. Хотя это было маловероятно. Но, видимо, древний инстинкт сработал, ведь любой человек будет вести себя осторожнее, встретив перед собой вероятную опасность. Ну, думаю, любой, хотя бывают же по жизни безбашенные личности. Я к таким излишне смелым не относилась, поэтому спрятав голову за всё тот же булыжник, повернулась в сторону ребят и прошептала:

— Что делать будем?

Ренольд хмуро глянул на меня, но быстро вернулся к просмотру того, что меня сейчас очень волновало. Он, вообще, после того как открылся мой пол, стал вести себя странно. Да боги с ним, сейчас не об этом.

Эйнар тоже смотрел, не открываясь, пристально так и на секунду мне показалось, что я вижу перед собой хищника. Всё-таки эти эльфы точно опасные ребята. Взять хотя бы того же Асвальда. Вроде от человека не отличишь по характеру и ощущению, а вот сейчас казалось, что у него изнутри что-то идёт, нечеловеческое такое, пугающее.

— Думаю, что оставлять нельзя, — бросил Эйнар, рукой крепче сжимая рукоять клинка. И когда только успел достать? Хорошо, он в моих друзьях числится.

Перевела взгляд на Ренольда, а тот, заметив это, только раздражённо закатил глаза. Что, чёрт возьми, с этим принцем? Аж руки зачесались рыло ему начистить. Или пару пинков организовать, ибо нечего тут кривляться. Можно подумать, я виновата, что он глазной.

«Можно просто уйти», — посоветовал Мидах, который невозмутимо сидел рядом и наблюдал за происходящим, не спуская между тем с нас глаз.

— И это говорит мне тот, кто предоставляет силу для лечения людей, — прошипела я, сужая глаза и сжимая зубы. Вот что значит дух, никаких чувств, блин. Разве так можно?! — Раз привёл нас сюда, то, значит, так и надо было. Так что теперь ни предлагай глупых решений.

«Я просто видел путь, знал, что тут можно пройти, но вот живых существ я не рассчитывал тут встретить. Могу повести вас другой дорогой».

— Нет уж, не надо, — пригнувшись ещё сильнее, снова зашипела на Мидаха. — Мы пройдём тут, — облизнулась, переводя взгляд на большую подземную пещеру, на противоположной стороне которой был вход очень нам нужный.

Вообще, как я погляжу подземелье под столицей довольно большое и, как оказалось, населённое.

«Мы давно уже за пределами столицы. Сейчас, — дух поднял голову и посмотрел наверх. Он молчал с минуту, прежде чем снова заговорил. — Сейчас над нами лес».

— Эйнар, — пихнула локтем эльфа, который тут же отреагировал, повернувшись. — Над нами лес. Мы покинули пределы столицы. И да, будем идти вперёд. Спроси у нашего принца, что он об этом думает.

— Другой путь есть? — не поворачиваясь ко мне, спросил Ренольд. Я помотала головой, соврав. Ещё чего, не собираюсь я бросать человека на верную смерть тут одного, поэтому только вперёд. — Тогда не задавай глупых вопросов.

Я? Задавала вопросы? С какого такого перепугу?

Собралась уже всё высказать этой принцевой морде, как в центре зала началось шевеление, которое моментально привлекло внимание.

Небольшие существа, какого-то болотно-зелёного цвета, с длинными, ослиными ушами, горбатыми спинами и носами, на тонких ножках тащили к плоскому булыжнику в центре круга из девяти костров, связанного ребёнка. Ребёнок этот был явно человеческим, ну, по крайне мере, не принадлежал этим зелёным гоблинам. Не знаю, как называются эти жабы, но у меня почему-то вызывали стойкие ассоциации с гоблинами, хотя последних и никогда не видела.

— Это — имбэ, — прошептал Эйнар. — считается, что они давно вымерли. По крайней мере, в нашей стране уже сотни лет никто не видел ни одного имбэ. Они жили в лесах, заботились о его здоровье, лечили заболевшие деревья, следили, чтобы никто из внешних рас слишком не увлекался и не вредил лесам. Они особо не любили показываться, поэтому очень редко показывались на глаза. Заметить имбэ в лесу, думаю, будет трудно даже для светлого эльфа, а для человека так, вообще, нереально. Но я никогда не слышал, чтобы имбэ делали человеческие жертвоприношения.

— Это неправильные пчёлы и делают они неправильный мёд, — буркнула себе под нос, хмуро рассматривая этих самых имбэ, которые мне вот прямо с первого взгляда не нравились. Было в них нечто отталкивающее. Точно жабы. Вроде и полезные, а всё равно неприятные такие. Тут даже не во внешнем виде, а что-то другое практически неуловимое.

— Что? — Эйнар наклонился ко мне и прошептал свой вопрос, чуть ли не в самое ухо. От дыхания по спине пробежались мурашки. Передёрнула плечами, делая крохотный шажок в сторону.

— Ничего, — ответила мимикой и одними губами, махнув при этом ещё и рукой.

— Намиловались? — Ренольд покосился на меня. — Я предложу план, если есть возражение и вопросы, то, прошу. Лера бежит первой, производит как можно больше шума, стараясь напугать этих зелёных. Можно кричать, визжать, сыпать кары, кидать камнями. То есть нужно, чтобы они от неожиданности расступились в стороны. Эйнар побежит следом, отставая максимум на пару метров. Подхватывает с алтаря ребёнка, устремляется вслед за лека… Лерой. Я буду последним, прикрою нас. Бежим прямо во вход, не сбавляем шагу ни на секунду пока я не скажу останавливаться. Вопросы? Предложения? Смотрю вопросов нет.

Он хмыкнул, наблюдая, как я собираю ближайшие камешки, взвешивая для начала их на руке. Мне нужны надёжные снаряды, не слишком большие, но и не маленькие. Я уж не промахнусь — эти зелёные стоят слишком плотным строем.

Имбэ между тем завыли какую-то песню. Вперёд вышел один из них, но явно кто-то облечённый определённой властью, так как был, во-первых, одет в зелёную юбочку, сделанную, по-моему, из каких-то перьев, а во-вторых, непокрытые участки тела украшались разноцветным орнаментом, явно что-то символизирующее.

— Пора, — рыкнула я.

Придерживая одной рукой камни, я на полусогнутых обогнула камень, потом буквально змеёй выползла из-за него, стараясь быть пока что незаметной. Шаг, другой, третий, вперёд, ближе к зелёненьким, стараясь подойти как можно ближе. Благо их внимание сосредоточено на речи разукрашенного, и они не обращают внимания на то, что твориться за их спинами.

Вот один будто почуяв, повернулся, но тут же беспечно отвернулся. Секунда, другая и он с воплем разворачивается обратно ко мне, но я уже поняла, что скрываться больше не получится. Закричав так, что сама же и оглохла, ринулась вперёд, по мере передвижения выпрямляя.

Это было похоже на замедленную съёмку. Вот я медленно распрямляюсь, гоблины поднимают головы вслед за мной, глаза их всё сильнее расширяются. А потом они все разом закричали, затолкались, сталкиваясь друг с другом, падая и паникуя. Народец явно небоевой.

Про камни я забыла, вспомнила о них только, когда влетела в тоннель с обратной стороны пещеры. Кричать перестала, чувствуя, что горло ужасно першит. Бросать «снаряды» не стала, так как Эйнар, бегущий позади, мог о них споткнуться и уронить ребёнка, которого он, несомненно, забрал с алтаря.

Очень быстро стало темно так, кто бежать дальше в такой темноте не представлялось возможным — запросто можно ноги себе переломать и, думаю, тогда гоблины уже всех нас будут по очереди на тот алтарь таскать. Стоило мне об этом подумать, как мимо пронёсся светляк. Он осветил путь, держась на таком расстоянии, чтобы и глаза не светить и сильно не отлетать.

Ренольд? Ну а кто же ещё? Всё-таки славный у нас принц, пусть и дурит сейчас с чего-то, но на самом деле глубоко в душе он хороший парень.

Сколько мы так бежали, не имею представления, но даже я, привыкшая бегать очень долго по лесу, стала задыхаться и уставать. Когда уже хотела остановиться сама, позади послышался голос Ренольда. Слава всем богам во всех существующих мирах. Думала, лёгкие выплюну, а сердце череп проломит.

Остановившись, принялась нарезать круги, помня ещё со школьных времён в прошлой жизни, что вредно после долгого бега останавливаться мгновенно. Так и не понадобившееся камни тут же выкинула, так как они стали ощущаться совсем неподъёмными. Икры гудели, грудь ходила ходуном, хотелось жутко пить и сесть, а лучше лечь, но нельзя.

Эйнар, как ни в чём не бывало остановился, удерживая на плече по-прежнему связанного ребёнка. Ренольд позади него тоже запыхался, хотя и старался сделать вид, что ему всё нипочём. И перед кем рисуется? Видно же, что устал. И не удивительно, бежали как от пожара.

Подойдя к Эйнару с ребёнком, жестом показала, чтобы спустил его. Асвальд тут же исполнил просьбу, тяжело вздыхая. Ага тоже устал. Это хорошо, а то я уж подумала, что он монстр какой. Стащив ребёнка с плеча, Эйнар подхватил его на руки. Я взглянула в лицо спасённому. Мальчик, на вид лет одиннадцать, может, чуть больше. Черноволосый, глаза светло-карие, хотя трудно сейчас разобрать с точностью, всё же не белый свет тут у нас. Стоп. Глаза? Ну, да, вот я тормознутая. Он же в сознании, смотрит на меня и ведь не испуганно, а, наоборот, с любопытством.

— Идти можешь? — хрипло спросила, закашляв.

— Могу, только развяжите, — голос мальчишеский ещё, высокий.

— Не сбежишь? Учти, нам некогда тебя будет по этим подземельям выискивать, так что беги, но если потеряешься и помрёшь тут, нас не вини.

— Не сбегу, — мальчишка насупился.

Я тут же принялась развязывать его. Узлы были тугими, а из-за напряжения пальцы немного подрагивали, поэтому никак не получалось развязать.

— Отойди, — хмуро бросил Ренольд, отодвигая меня рукой в сторону.

Пару раз чиркнул клинком и ничего развязывать не нужно. Варвар! Они ведь могли нам пригодиться. Интересно, сколько мы тут бродим? Есть охота, хоть вешайся.

«Снаружи уже почти обед. Но мы скоро придём».

Мидах! Проклятый кошак, ты, когда прекратишь меня пугать?! Боги, он просто вылез из стены у меня перед носом. Приятного мало я вам скажу. Особенно когда ты устала от долгого бега и к такому его появлению совсем не готова.

— Как зовут? — спросила, когда Эйнар опустил мальчишку на землю. Парень тут же отряхнул с себя остатки верёвок, начиная разминать руки и ноги, видимо, затекли.

— Мор, — отозвался тот, растирая запястья и морщась. — Я в деревне живу. Ну, там, наверху. Недалеко от столицы, кстати. А вы кто?

— Кто надо, — сказал Ренольд и прошёл мимо нас вперёд. — Так и будем стоять или может пойдём? Не думаю, что этим… имбэ понравилось, когда мы украли их жертву прямо перед носом. Они могут нас преследовать. Да и пора уже покончить с этим глупым блужданием по мерзкому подземелью.

Сказал и пошёл вперёд. Светляк, что естественно тоже полетел вперёд. Я подняла брови и покосилась на Эйнара, задавая невысказанный вопрос. Асвальд покачал головой и пожал плечами, говоря тем самым, что не знает. Мор так и вовсе склонил голову набок, любопытно рассматривая уходящего принца.

— Важный, да? — задал он вопрос, когда мы поторопились за Ренольдом.

— Ещё какой, — шепнула, прикрывая рот ладошкой. Не дай боги, услышит! — Почти самый важный.

Ткнула пальцем в потолок и туда же на секунду устремила взгляд, а потом скорчила такое лицо, что Мор хихикнул, а Эйнар вежливо отвернулся, кашлянув в кулак.

— Что вы там плетётесь, будто стадо беременных ослиц? — рявкнул Ренольд, отчего все мы тут же сделали серьёзные лица и поторопились за ним, выражая всем своим видом готовность идти хоть на край света. — Время поджимает, — хмуро осмотрев всех нас, сказал принц и пошёл дальше.

Мы переглянулись. Принц прав, нам надо спешить.

Я надеюсь, что эти гоблины за нами не побежали. Хотя вроде пока что тишина.

Ренольд так и шагал впереди всех, размашистым шагом отмечая сотню километр за километром. В какой-то момент он дернулся и остановился, раздражённо цыкнув и прибавив шагу. Мне стало интересно. Спросить самой? Эм, мне кажется он на меня немножко зол, хотя я, вообще, ни при чём.

Опустив взгляд, посмотрел на Мора, вышагивающего рядом со мной. Странный мальчик, идёт молча вперёд и даже не интересуется особо ничем, будто ему всё равно куда идти и с кем.

Немного затормозив, дождалась Эйнара, который шёл позади.

— Спроси у него, что это было? — прошептала я.

— О чём ты?

Ну конечно! Я удивляюсь Асвальду. Как он, вообще, жив с такой ненаблюдательной натурой. Не удивлюсь, если окажется, что он художник или любит по субботам музицировать. У творческих личностей часто бывает такой рассеянный характер, а всё потому, что мозг занят совсем уж посторонними вещами.

— О том, что он сейчас подозрительно дёрнулся. Вот о чём! — прошипела я, подходя к Эйнару так близко, что он как-то нервно бросил короткий взгляд и быстро отвернулся.

— Можешь спросить прямо у меня.

Я вздрогнула, переводя взгляд вперёд. Ренольд стоял прямо передо мной, заставляя наш небольшой отряд остановиться. Непонятно как и, когда, но принц перестал обращаться ко мне и Эйнару в вежливой форме, по-простому говоря, перешёл на «ты». В местном языке нет как такового понятия «ты» или «вы» просто некоторые слова имеют уважительные окончания. Вот эти самые окончания принц и отбросил. Не поняла, с чего это он так, ну да ладно, не смертельно.

— Вы вздрогнули, что-то случилось? — в отличие от принца я не думала, что могу к нему обращаться панибратски, отбросив вежливость. Как-никак он всё же принц империи.

— Случилось. Только что дворцовый маг прикоснулся магией к метке, пытаясь отыскать меня. Предупреждая вопросы, скажу, что метку на ауру ставит именно дворцовый маг, для случаев, если кого-то из императорского рода похитили. На ваших аурах, кстати тоже есть нечто похожее. Я попросил поставить. На всякий случай. Так вот, это говорит о том, что во дворце заметили мою пропажу и в этот момент уже выслали за нами погоню. Поэтому предлагаю поспешить.

Развернувшись, Ренольд снова поспешил вперёд, причём его прямая спина была настолько прямой, а походка упругой, что мне показалось ещё немного и он просто не выдержит такой прямоты. Хмыкнув, я улыбнулась, подмигнула удивлённому Асвальду и догнала Ренольда.

— Я вам не нравлюсь? — спросила, смотря на принца снизу вверх. И почему все встреченные мной мужики такие дылды, шею же вывихнуть можно.

— А должна? — Ренольд даже не покосился на меня.

— Нет, боги сохрани, — приподняла ладони вверх, но заметив удивлённый и недовольный взгляд, поспешила исправить сказанное. — Не в том смысле, что если бы я вам нравилась, то мне это не нравилось. О, боги, что я говорю? В общем, не в этом дело, просто думаю, что не стоит. Кто вы, а кто я и всё такое. Ну, вы понимаете. Надеюсь. Я говорю совсем не в том смысле просто раньше вы относились ко мне иначе, но после того, как мы вместе поплавали, вы изменили своё отношение. В чём причина?

— Не понимаешь?

Ренольд резко остановился и буквально вжал меня в стену, нависая и буравя рассерженным взглядом.

— Не особо, — нервно улыбнулась. Вряд ли принц что-то сделает мне, но всё моё нутро отрицало такую слишком уж провокационную близость. Слишком по-женски выглядит наша поза, слишком меня нервирует. Обычно в кино на этом моменте герой целует свою избранницу, прижимая её всем телом к камню, стене, бетону, металлу, нужно подчеркнуть.

Сглотнула, продолжая смотреть прямо в глаза Ривалю. Кто меня, вообще, просил лезть к нему? Какое мне дело до его заморочек и внутренних проблем? Да пусть его тараканы в голове хоть ламбаду танцуют, мне должно быть плевать. Нет, полезла. А всё почему? Да потому что стало любопытно, интерес меня заел. Если полезет целоваться, дам по яйцам, ибо нечего тут! Нет, он же принц, нельзя, иначе ещё в каталажку посадят за причинение тяжкого телесного. А вдруг он после этого наследника родить не сможет? Ну, то есть не родить, а сделать. Тогда буду целиться чуть правее, чтобы попасть в ногу. Надеюсь, Эйнар меня отмажет. Хорошо иметь иностранного посла в друзьях.

— Ты выставила меня идиотом, — тихо так, спокойно практически неслышно прошипел Ренольд. Но, несмотря, на мнимое спокойствие, в его глазах буквально метались синие молнии, сыпались искры и отчётливо виделся выплескивающийся гнев, смешанный с какой-то почти детской обидой.

— Даже не думала.

— Наверное, было очень забавно разговаривать со мной и смеяться над моей слепотой и бестолковостью? Что крутилось в твоей голове, когда я как дурак обращался к тебе будто передо мной мужчина? Смех, презрение? Забавлялась, наверное? О, да! Это ведь так интересно и занимательно, смотреть, как принц империи ошибается в таких очевидных вопросах!

— Вы ошибаетесь!

— Да неужели? Тогда почему не сказала сразу? Это так сложно? Ничего, покраснел бы немного, но потом забыл, но нет, ты продолжала водить меня за нос, будто я зелёный мальчишка!

— А зачем? Зачем мне было что-то вам говорить, если я попала во дворец абсолютно случайно? Я, вообще, не собиралась в нём оставаться, но Элбан меня зачем-то отвёл в комнату. После первого нашего разговора я не думала, что увижу вас снова. Вы забываете, что я всего лишь лекарь, деревенская девушка с самой окраины империи, у которой из родственников только бабушка с дедом, а из сокровищ, древний посох, да лошадь. Так зачем такой мне поправлять и переубеждать вас, раз я была уверена, что ни сегодня-завтра я покину дворец и уже вряд ли когда-нибудь мы с вами встретимся? Ваше Высочество, вы забываете, я не придворная, а безродная девушка, о которой вы бы забыли, стоило мне покинуть дворец.

Принц отошёл на шаг, смерил меня взглядом, в котором так и читалась его порода дворянина.

— Это вряд ли, — бросил он и пошёл вперёд, как-то слишком уж быстро остывая.

Я как-то сдулась, чувствуя, что у меня дрожат колени. Никогда не любила ругаться или спорить с кем-то и в таких случаях постоянно испытывала стресс. Хорошо хоть слабость на меня нападала только по окончании споров, а не во время, иначе быть мне мямлящей амёбой, коей быть я совершенно не хотела.

— Ты как? — Эйнар подошёл и положил мне ладонь на плечо, но смотрел он в это время на Ренольда, причём смотрел с молчаливым осуждением и неодобрением.

— Всё в норме, — улыбнулась, отталкиваясь от стены и, быстрым шагом пошла следом за принцем, отчего Эйнару пришлось убрать руку.

— Вы ему нравитесь, — непонятно как оказавшийся рядом Мор напугал меня до чёртиков, за что я тут же на него нашипела, будто потревоженная змея. Но зато благодаря этому, всё последствия физические от недолгого словесного противостояния прошли.

— Это вряд ли, — повторила я недавнюю фразу принца и усмехнулась.

Мор лишь пожал плечами и немного отстал, чтобы быть наравне с Эйнаром, которого он тут же принялся донимать по поводу ушей.

— Кстати, Мор, — я немного замедлилась, но по-прежнему шла впереди Эйнара с мальчишкой. — Ты не расскажешь нам, как ты попал к этим зелёным товарищам?

— Почему нет? Расскажу. Около года назад в округе стали пропадать люди. Не так много, пять человек, если быть точным. Все подумали, что просто в нашем лесу завёлся хищник какой. Жаловались в столицу, просили кого-нибудь прислать, чтобы убил тварь, которая повадилась людей харчить. В итоге были охотники, прочесали лес, убили стаю волков, да буряка (что-то вроде медведя) одного. Укатили. Деревенские обрадовались, стали снова посылать девчат, да детей по ягоды, да грибы в лес. Посылали, пока одна из девок не вернулась. Веры больше столичным охотникам не было. Собрали деревенский совет, на котором и постановили послать меня.

— Тебя? — я удивилась, так же как и Эйнар. Ренольд впереди, кажется, даже хмыкнул. У принца отменный слух, я вам скажу.

— Ага, — мне показалось или пацан и вправду приосанился. — Меня. Моё имя — Мор. Это означает чёрный или тёмный. Ещё в детстве я стал магичить, да не просто абы как, а управлять чёрной магией. Кошку любимую, которая издохла, поднял. С тех пор меня Мором и кличут. Хотя я толком ничего больше и не делал, но в деревне это прилипло, так же как и мнение людей, что я чёрный маг, или маг смерти, называйте как хотите. Родители стали меня сторониться, как и братья с сестрой, а потом и вовсе мне отдельную хибарку на окраине деревни сделали, да велели в ней жить. Еду приносили, в деревню не пускали. А потом вот решили, что с моей помощью можно избавиться от твари. Ну, или если не удастся, так хоть меня можно будет сплавить. Как бы там ни было, но я как кость в горле был у местных. Вроде ничего и не делаю, а вроде, как и помнит каждый ту кошку, что мёртвой ходить начала после того, как я над ней поплакал. Так вот, я пошёл в лес. Честно думал, что ничего такого не будет, а девка та просто заблудилась. А потом углубился в лес и стал выбирать себе место, где буду жить первое время. Вот за этим занятием меня и застали эти зелёные. Правда, я этого не успел понять, так как меня по голове чем-то приложили. Очнулся уже в той пещере на камне, а потом вы, кричащая, будто сам демон. Вот как-то так.

— Мда, весёлая у тебя жизнь была, — покачала головой.

Мор согласно кивнул и погрузился в какие-то свои, наверное, совсем невесёлые мысли. Эйнар рядом посматривал то на него, то на меня, но молчал, время от времени поглядывая и на принца. Такое ощущение, что он боится, как бы кто-нибудь из нас ни пропал.

Надо же, и такое бывает. Хотя, чему тут удивляться, люди во все времена оставались людьми. Были среди них хорошие, были плохие. Я больше чем уверена, что в той деревне не такие уж плохие люди живут, просто суеверные, боязливые. Не дело, конечно, с ребёнком вот так вот, но, с другой стороны, если вспомнить историю моей прошлой жизни, то там и похлещи бывало. Сколько девчат на кострах пожгли, обвиняя в том, что они ведьмы, я больше чем уверена, и дети там были. Не могло не быть. Да, отправили почти на смерть, но ведь выжил, а если на костёр потащили, то точно помер бы, без вариантов. Кстати, неужели тут настолько боятся магов смерти? Э? А такие, вообще, есть? Какие ещё маги бывают? Блин, я же ничего не знаю об этой магии. Всё, как только выпутаемся из этой истории с проклятьем, разузнаю всё, что только можно.

«Почти», — Мидах как обычно высунулся из камня прямо перед моим лицом.

Я едва удержала в себе вскрик, но вот отшатнуться, отшатнулась, выматерившись так, что Эйнар отвёл взгляд, делая вид, будто он меня, вообще, не знает и просто проходил мимо.

— Мидах! — прорычала, замахиваясь. Интересно, мой удар повредит ему хоть немного.

«Нет, — дух ощерился, пошевелив длинными, сантиметров в пятьдесят усами. — Это мне совсем не повредит. И ты меня не слушаешь. Я говорю, что через сто шагов будет поворот, за поворотом коридор длинной ещё в сто шагов, а вот за ним пещера, в которую я заглянул одним глазком».

— И что там? — краем глаза заметила, то Мор смотрит на меня, как на умалишённую. — Тут наш дух проводник, я с ним говорю, — пояснила, замечая, как тот открыл рот, видимо, желая что-то спросить, но я покачала головой, давая понять — не сейчас. Он понял и так ничего и не спросил.

«Увидите. Я буду ждать прямо у входа», — Мидах снова исчез в камне, оставляя меня с нерадостными мыслями. Там явно что-то нехорошее. Мягко говоря.

После того как я быстро пересказала всё услышанное от духа, мы поторопились, нервно смакуя скорую развязку нашей спонтанной вылазки.

Мда, я говорила, что там нас будет ждать что-то, мягко говоря, нехорошее? Забудьте, там нас ждал самый натуральный гемор, причём в квадрате.

Глава 16

Честно говоря, я очень удивлена величиной подземелий и пещер. Да что говорить, практически под столицей протекает подземная река. Если хорошенько тут поработать, то можно устроить самый натуральный город. Вот, например, пещера, в которой сейчас явно что-то происходило, огромна. Высотой метров двадцать по меньшей мере. От одной скалистой стены до другой примерно сотня, может, и больше.

— Идеи есть? — мне кажется или такое уже было?

— Нет, — Эйнар покачал головой. — А у вас? — он повернулся в сторону принца, который на ладони взвешивал свой клинок.

— Думаю, раз приглашают, то нужно идти. Вряд ли отпустят. В любом случае клинки при нас, — он коротко взглянул на меня и нахмурился. Юркнув рукой в свой пространственный карман, вытащил короткий нож. — Умеешь?

Кивнула, забирая нож. Какое-никакое, но оружие.

— Постарайся быть позади. И ты, Мор, тоже, — Асвальд строго посмотрел на мальчишку, а потом медленно двинулся вперёд, прямиком в огромную, ярко освещённую десятками факелов пещеру.

Практически посреди пещеры возвышался каменный постамент, на котором стояла чёрная, будто безлунная ночь статуя. Судя по фигуре, изображала она мужчину, который стоял на коленях и протягивал вперёд руки. Вся поза его выражала скорбь и тоску. Даже просто смотреть на статую было тоскливо. Я сразу же вспомнила родителей, оставшихся в прошлой жизни. Так по ним скучаю. Надеюсь, у них всё хорошо. Сердце прямо защемило, а ведь до этого думала лишь о сотнях гоблинах, которые выстроились в две толпы, образуя между нами и статуей некий проход. Осталось красную ковровую дорожку проложить. И вперёд, за Оскаром.

«Передай мне свою энергию».

Вздрогнула. Рядом, будто из воздуха соткался Мидах. Про него я и вовсе подзабыла, а он вот тут как тут, да ещё и с какими-то идеями.

— Что случилось? — Эйнар сразу же отреагировал на мою остановку. У него что, уши на затылке? Как он узнал, что я не иду?

— Мидах, — вздохнула, кивая в сторону духа, который по-прежнему был в образе огромного кота.

— Ваше Высочество, — тут же позвал Эйнар принца, который, в отличие от него даже и не думал останавливаться, но после оклика замедлился и обернулся.

— Что ещё? В туалет? Устали и нужно отдохнуть или может прилечь? Если думаете, что я тебя, моя дорогая Лера, понесу на руках, то глубоко заблуждаетесь. Или вы испугались? Так не стоит беспокоиться, всем нам немного страшно. Это в порядке вещей.

Вот язва! Ну вот что я этому заносчивому принцу сделала? Чего он ко мне теперь цепляется с поводом и без? И лицо ведь такое ехидное, глазки прищурил, губы сомкнул, весь буквально подался вперёд, будто лиса на охоте.

— О, нет, что вы, Ваше Высочество, я тут совсем ни при чём просто наш проводник требует моего внимания. Надеюсь, вы ещё помните, кто именно наш проводник? Конечно же, помните, как же иначе.

Вскинув подбородок, повернулась в сторону Мидаха, только сейчас осознавая, что попросту глупо повелась на подначивание этого несносного принца, которого в детстве явно мало пороли. Хм, а ведь меня совсем не пороли. Но я ведь не такая противная, как он! Но это не отменяет того, что веду себя сейчас глупо. Вздохнула, мимолётно глянув на Ренольда, стоящего на том же месте, но только со сложенными на груди руками. Он явно что-то хотел сказать, но говорить с моим профилем, видимо, не желал. Ну и ладно, мне же лучше.

— Что ты говорил?

В этот момент зал наполнился сотнями голосов. Я даже от неожиданности отшатнулась, замечая, как Ренольд резко обернулся, выставляя перед собой клинок, а Эйнар подскочил к нему, вставая рядом, тоже уже вооружённый. Вот откуда у них такая скорость?

«Успокойся. Просто влей в меня свою энергию».

— Как? — нервно посмотрела в сторону пещеры. Мне кажется, гостеприимные гоблины очень недовольны нашим промедлением.

«А как ты обычно больным энергию для лечения ран передаёшь?»

Да очень просто — раз и передаю. Но ведь Мидах не человек, да что говорить, у него даже тело материального нет. Ладно, хорошо, раз говорит, что нужно так, сделаем. А не получится, так я не виновата, надо было доходчивей объяснять.

Для надёжности закрыла глаза, направляя свою энергию в руки. При этом я прощупала то место, где стоял Мидах. Судя по всему, там ничего не было. Никаких структур или хотя бы намёка на живое существо. Но раз сказано передавать, значит, будем. Жалко, конечно, будет понапрасну вылитой в никуда энергии, ну ничего, накопится ещё.

И каково же было моё удивление, когда энергия не разлилась в пространстве, как мне представлялось, а стала буквально исчезать в никуда. Я такое уже ощущала. Вспомнить бы. Точно! Когда лечила Эйнара, было такое же чувство, словно я вливаю свою энергию в бездонную пропасть, которой нет ни конца ни края.

— И много надо? — не открывая глаза, спросила. Мой внутренний резерв в отличие от той пропасти, куда я сливала свой честно накопленный запас, вовсе не был бездонным, и уже начал заканчиваться.

— Хорошо бы ещё, но так уж и быть, хватит.

Голос был низким и в нём слышались мягкие будто бы мурлыкающие нотки. Я уже хотело открыть глаза и посмотреть на владельца, как ощутила на своём лице нечто шершавое и огромное.

Резко отскочив в сторону, распахнула глаза, выставляя перед собой нож.

— Что происходит? Эйнар? Ренольд? Почему ко мне кто-то так близко подобрался и откуда тут… Мидах! Чёрт тебя дери, ты зачем меня так пугаешь?

Я настолько разволновалась и разнервничалась, что и не заметила, как назвала принца по имени. Но, признаюсь, тут же осознала это, но лишь прикусила губу, решив, что поправляться не стану авось не заметил.

— Да мы как бы не знаем, — начал медленно Эйнар, разводя руки в стороны. — Это и есть… дух… посоха? — как-то замолкая на пару секунд, спросил он, рассматривая двухметрового красавца Мидаха, который сейчас почему-то выглядел совсем как живой. Белая шерсть в свете факелов мистически переливалась, огромные глаза цвета свежей зелени казались добрыми. Мидах так смотрел, будто мы его несмышлёныши детки, которые напроказничали, а его это только умиляет. Длинные усы то и дело подрагивали, а длиннющий хвост спокойно лежал, не выдавая ни грамма эмоций своего хозяина.

— Вы тоже его видите, да? — спросила, подходя к духу ближе и проводя рукой по шелковистой на ощупь шерсти. Эйнар кивнул. Ренольд не стал ничего делать, продолжая неподвижно стоять, но в глазах у него было заметно некое восхищение и любопытство. — И как так получилось? — обратилась уже к Мидаху, пальцами зарываясь в шерсть. Блаженство, всегда любила кошек.

— Мне тебе это вот прямо сейчас объяснять? — Мидах кивнул головой в сторону гоблинов, которые начали не только подвывать на одной ноте, но ещё и притопывать.

— Что с ними такое? — удивилась. Мы тут торчим чёрт знает сколько, а они даже не почешутся. Странные нам враги попались. Другие бы на их месте кинулись резать и убивать нас, а они просто стоят и ждут. Чего ждут? Судя по всему, они очень хотят, чтобы мы подошли к статуе.

Ой, вот когда так настойчиво приглашают, во мне просыпается подозревающая всех девственница, которую зазывает на чай одинокий дядька сосед с масляными глазами. А! Я ведь и вправду девственница. Но сейчас не об этом.

— Гипноз. Самый простейший, — Мидах покосился на Мора и как-то тихо рыкнул, но увидев мой хмурый и предупреждающий взгляд, отвернулся и поднялся на лапы. — След от твари внутри мужчины ведёт именно к этой статуе. Я пойду, а вы стойте тут.

Мидах медленно пошагал вперёд. Ренольд с Эйнаром отошли в сторону, освобождая ему проход. Принц, кстати, с каким-то огнём в глазах смотрел на кота, будто примеривался, как бы его так половчее захомутать. Странный, он же дух, переварит мою энергию и исчезнет. Ну, то есть обратно станет невидимым для них.

Гоблины, вообще, осатанели. Они выли, чем-то — я так и не поняла чем — грохотали, топали и стонали. Честно говоря, мне даже было уже жалко этих созданий. Неужто, то жертвоприношение, которое мы остановили тоже дело каменных рук этой самой статуи? Посмотрела на Мора, который вполне себе спокойно стоял и смотрел на весь этот спектакль. У пацана стальные нервы. Однозначно, жизнь его так потрепала, что его даже такое не пронимает, а ведь он совсем ещё ребёнок.

Я не совсем поняла, что произошло в следующий момент, но осознала себя уже лежащей на каменном полу, прижатой к нему чьей-то совсем нелёгким телом. Мне кажется или я в последнее время стала рассеянной? Надо исправляться, а то так и помереть недолго.

— Как ты? — Эйнар, как обычно обо мне волновался.

Самое интересное, что даже если у меня что-то и было не так, но когда он вот так спрашивал, то я неизменно отвечала:

— Всё просто отлично. А станет ещё лучше, если ты слезешь с меня, — отвернулась, чувствуя себя донельзя неловко. Он слишком, слишком близко! Слезь с меня сейчас же! Боги, мне неловко.

— Да, прости, — Асвальд тут же встал, поднимая и меня.

Я хотела уже спросить, какого чёрта он меня решил повалять по каменному полу, как всё моё внимание привлекла та самая статуя. Сейчас мужчину в ней распознать было сложно. Это была просто чёрная клякса, от которой во все стороны торчали жгуты. И не просто торчали, они ещё и извивались, хлестали, будто самые натуральные хлысты, причём скорость была не маленькой. Если таким попадёт, то одними переломами точно не отделаешься. Видимо, я так засмотрелась и задумалась, что чуть не попала под раздачу одному такому, а Эйнар меня всего лишь спас от участи быть размазанной этим самым жгутом.

— Спасибо, — поблагодарила, с беспокойством осмотревшись по сторонам. Мор был ведь рядом. Мальчишка нашёлся чуть дальше — он прятался за скалой. Молодец, не то, что мы идиоты, стоим на открытом пространстве и клювами щёлкаем.

Послышался жуткий мявк, затем, рычание, а потом дикий визг. Я обернулась к статуе, но спина Эйнара, прикрывающего меня мешала увидеть, что там происходит. Рядом со мной что-то с хлюпом упало. Посмотрела вниз и передёрнула плечами. Отрезанный Асвальдом жгут извивался, будто червяк, которому отрезали кусок, а потом он на секунду затих и попросту разлился жижей, такой чёрной и воняющей болотной водой.

Я всё же выглянула из-за Эйнара, потому как волновалась за Мидаха. Моему духу явно было сложно. Жгуты то и дело атаковали его, но, помимо этого, со всех сторон нападали мелкие гоблины, которых он просто отшвыривал лапой, будто игрушечные кегли. Пару раз я видела, как жгуты прошлись по шкуре духа, оставляя после себя чёрные разводы.

Первым моим желанием было броситься вперёд и помочь. Как бы там ни было, но Мидах стал уже мне близок, пусть мы и знакомы всего ничего. Но я понимала, что буду только мешаться под ногами, ну или лапами. От этого было тоскливо. И почему я не какой-нибудь огненный маг или воздушный? Почему именно лекарь?

Словно услышав мои мысли, всех гоблинов будто бы сдуло воздушной волной, и пригвоздило к стенам пещеры. Это, что, я? Да быть того не может.

— Эйнар, надо помочь. Иди, я подержу их. Лера, спрячься за камни! И без возражений! — буквально прорычал Ренольд, и я только сейчас обратила на него внимание.

Ну вот всё и прояснилось. Это не я и даже не моё желание. Просто наш принц, оказывается, маг. А ведь об этом можно было догадаться, но я привыкла думать, что раз с клинком, значит, просто воин. А оно вон как. Интересно, и почему он раньше не использовал свою магию?

Эйнар оглянулся, тревожно глянув на меня. Я подняла руки и послушно спряталась за ближайшим булыжником. Не стану мешать. Суперсилы у меня нет, скорости и реакции тоже. Магия моя имеет лишь лечебную силу, и разрушать я ей не могу. Да меня первый же жгут перережет пополам. Честно говоря, даже как-то расстроилась сейчас. Раньше и не задумывалась, что в открытом противостоянии с более сильным противником, таким, как сейчас, у меня нет и шанса. Сделаю себе заметку, что в будущем таких надо обходить десятой дорогой, ну или на крайняк иметь рядом принцев, духа, на худой конец парочку героев каких-нибудь.

Эйнар между тем буквально размазался по воздуху. Я не успевала за ним следить. Он, то тут, то там отрезал жгуты, которые через некоторое время снов отрастали. На полу от них уже было целое озерцо жутко воняющей жижи.

Ренольд по-прежнему удерживал гоблинов, хотя видно было — держать такое количество ему сложно. Время от времени один или два отлеплялись от стены и пытались атаковать духа или Эйнара. Мидах просто отшвыривал их в сторону, а Ренольд тут же подхватывал и снова пришпиливал к стене.

Может, я всё же могу чем-то помочь? Высунулась из-за камня и бегом добежала до Ренольда, кладя ладони ему на спину. Он вздрогнул, но не пошевелился. Закрыла глаза, настраиваясь. Надо дать больше, чтобы он держал крепче, тогда гоблины не станут мешать Мидаху и Эйнару и сами не погибнут. Глубже вдохнула и стала переливать свою кристально чистую силу Ренольду. Оттого, что до этого итак много слила Мидаху, было немного больно каналам, я уж молчу про тянущее чувство в груди. Но я не обращала на это внимания. Не хочу быть бесполезной, хотя бы чем-то должна помочь, пусть эта помощь и будет всего лишь каплей в море.

Всё закончилось так же быстро, как и началось. Мне казалось, что мне уже даже дышать больно, а сознание вот-вот уплывёт, как кто-то мягко отстранил мои ладони и обнял, крепко прижимая к себе.

Перед глазами вспыхивали красные пятна, в горле першило, а в уши натолкали ваты. Ноги дрожали и отказывались держать. Налицо полное истощение магической энергии. Кто бы меня ни остановил, но я благодарна ему, потому что ещё немного и спасать пришлось бы уже меня. Надеюсь, с Мидахом и Эйнаром всё нормально. А что с той статуей и гоблинами? Что тут, вообще, происходило?

Глаза, щипавшие так, будто в них насыпали перца вперемешку с песком, я открывать побоялась, но, судя по всему, тот, кто меня обнимал, сел и усадил меня на колени. Кто это? Ренольд? Эйнар? Я совершенно ничего не слышу. Сердце стучит так громко, что я слышу, как по венам бежит кровь.

На глаза опустилась чья-то холодная ладонь, принесшая с собой облегчение, что позволило мне их открыть. Но даже так я ничего перед собой не видела из-за слёз. Глаза сами по себе слезились.

Проморгавшись, подняла голову, пытаясь увидеть того, кто вернул мне зрение. Хоть от слёз реальность всё ещё немного расплывалась, но увидеть незнакомого мужика это мне не помешало.

Удивлённо приоткрыв рот, обернулась к тому, на чьих коленях я так удобно восседала, обхватив его руками за шею. Ренольд! Боги, он будет мне это напоминать до конца моих дней. Надо валить из империи подальше.

— Так чем всё закончилось? Наши победили? — прохрипела я и медленно, будто передо мной был не человек, а гигантский питон, убирала руки с шеи принца империи.

— Ага, — Ренольд гаденько так ухмыльнулся, приподняв один край губ. — Можно сказать, и так.

— А Эйнар, Мор и Мидах? — встревожилась я, принимая попытку под шумок свалить с колен Ренольда, но вот его рука на моей талии как-то мало этому способствовала.

— Сиди ты. Сама на ногах еле стоит, а всё туда же. Нормально с ними. Пацан как сидел за камнем, так и сидит. Эйнар воняет больно из-за этой жижи, поэтому я его близко к нам не подпустил, а вот Мидах…

«Нормально всё со мной», — тут же материализовался дух рядом, причём вид он имел вполне… духовный, то есть плоти больше не было. А жаль. Он сил и будто самый натуральный кот принялся вылизывать свою шерсть, которая, между прочим, была идеально чистой.

— Скажи мне, а это, собственно, кто? — ткнула я пальцем в незнакомого мужика, которого, присмотревшись, я идентифицировала как призрака хотя от реального человека он совершенно не отличался, но вот загвоздка — парил над землей в сантиметрах десяти.

«Это? А это и есть тот, кто наложил проклятье, — Мидах встал и потянулся. — Прогуляюсь, а вы пока поговорите».

Я перевела недоуменный взгляд на мужика, который робко улыбнулся и чуть склонил голову, тут же выпрямляясь.

«Здравствуйте, меня зовут Дагнир и я такой же, как и вы, юный лекарь».

Я скептически оглядела призрака. Хм, на вид прямо сущий ангел. Бородёнка, седые волосы по плечи, лучащиеся добром и миролюбием глаза, вокруг которым видны были мелкие морщинки. Прямо не призрак, а святой, сошедший на землю дабы направлять заблудших овечек. Хмыкнула. Видали мы таких святых уже, с виду ангелы, а внутри черны, как сама бездна.

— Сомневаюсь, — аккуратно встала с колен Ренольда, чувствуя себя по-прежнему неловко, а, с другой стороны будет что внукам рассказать.

Вот так и представляю, как я старая, сморщенная, будто засохший изюм, сижу в скрипучей кресле качалке и, положив клубок и спицы, говорю окружившим меня сорванца: «Были времена, я тогда молодой совсем была и вот прямо как на этом кресле сидела на коленях нашего императора, правда, он тогда ещё был всего лишь принцем».

«А зря», — Дагнир улыбнулся так понимающе и мягко, что у меня всё заскрипело внутри.

— И чем же мы похожи, если не секрет? — скрипнув зубами, спросила, подходя к призраку. Ренольд как сидел на камне, так и не встал, только смотрел на меня внимательно, неотрывно так. Эйнар тоже не подходил, оставаясь неподвижным. — Вы видите его? — ткнула пальцем в сторону призрака.

Ренольд с Эйнаром отрицательно качнули головой. Хм, вот как, значит, духовный мир или мир духов могу видеть только я. Думаю, что тут даже не область магии, а нечто совершенно иное.

«Ты совершенно права — это не магия. Это заслуга твоей души. Вернее, даже не заслуга, а свойство, состояние, называй, как пожелаешь».

— И к чему мне такая честь? — поджала губы и встала прямо напротив Дагнира. Чую пятой точкой, что мне совсем не понравится то, что он мне сейчас расскажет, но убегать не в моих правилах. Послушаем.

«Честь? Ни к чему. Просто кристальные души могут видеть существ, которые принадлежат иному слою бытия. Обычно души предпочитают перерождение, но если они долгое время не перерождаются и остаются на одном и том же месте, то становятся духами. Они накапливают энергию, подчиняют её и становятся сильнее. Сильные духи могут впоследствии стать божествами. Не путай с богами. Боги, это совсем другое. Именно божествами, например, болот, лесов, гор, что-то вроде их хранителей. А существо, не обязательно человек, с кристальной душой может видеть их».

— Постой, — я выставила руку вперёд с раскрытой ладонью. Что-то я перестала, вообще, что-либо понимать. Какие-то духи, божества, кристальные души. Ничего не понятно, я тут, каким богом? Хотя, этот висящий в воздухе тип сейчас утверждает, что у меня именно такая душа.

— И? Какие неприятности мне следует ждать от всего этого? — это первое, что меня волновало. — Какие преимущества даёт такая душа? Хотя, если честно, ничего особенно я за собой не наблюдаю.

«Не наблюдаешь? Так ли это? — Дагнир улыбнулся и снова это вышло на манер святого. Бррр, никогда не доверяла таким людям. — А твои воспоминания о прошлой жизни?»

Я нервно оглянулась по сторонам. Ренольд делал вид, что потерял ко мне интерес, но сам сейчас стоял около кучки гоблинов и что-то им там втирал, время от времени бросая на меня взгляд. Эйнар сидел на корточках и непонятно откуда взявшейся палкой тыкал в жижу, которая по-прежнему была на полу пещеры. Он тоже так и косился в мою сторону. Хорошо, что они уже привыкли к таким моим беседам с воздухом, иначе посчитали свихнувшейся. Вроде никто ничего не слышит. Это хорошо.

— Откуда ты знаешь? — прошептала, будто шпион продолжая зыркать по сторонам.

«Откуда? Я ведь уже сказал, что такой же. Я тоже помню свои прошлые жизни. Это было моё восьмое воплощение».

— Ох, — вытаращила глаза, отшатываясь.

— Всё нормально? — Эйнар будто телепортировался, тут же появляясь рядом. Ну и воняет от него. Зажала нос рукой, морщась и отходя от вонючки подальше.

— Да, только не подходи близко.

— Мы скоро уходим, — Эйнар смутился, неловко отступая. — Ренольд волнуется об отце.

Я кивнула и перевела взгляд на Дагнира. Дождавшись, пока Асвальд отойдёт подальше, прошептала:

— Восьмое? И почему это с нами происходит? Это ведь ненормально.

«Почему? Потому что так задумал создатель. Понимаешь, есть десятки тысяч миров — я восемь раз перерождался, и каждый раз мир был другим — все они нанизаны на один стержень, по которому души переходят из одного мира в другой. Души похожи на крупицы песка, но очень редко среди всех этих крупиц попадаются неограненные алмазы — кристальные души. С каждым перерождением такие души полируются, гранятся, они сверкают всё ярче и ярче. Для этого в каждом перерождении на такую душу сыплются испытания, которые она должна выдержать, чтобы одна из её граней засияла ярче. Я своё испытание в этой жизни не выдержал», — глаза призрака потухли и заполнились такой тоской и печалью, что я невольно отвернулась. Мне показалось, что такое состояние нечто очень личное, и никто не должен видеть его сейчас.

— И? какие минусы? — через несколько минут снова спросила я.

«Минусы? — у него привычка такая, что ли, переспрашивать? — Существо с кристальной душой не может творить зло. Доступная ему магия всегда должна быть направлено только на благо. Мы помним прошлые жизни. Обычно умираем далеко не от старости. Храним всю тяжесть от воспоминаний об оставленных нами родных и любимых. На этой почве часто предпочитаем быть одинокими и не подпускать живых существ к себе близко. У нас огромный потенциал в накоплении и хранении энергии. Хм, в третьей моей жизни я тоже воплотился в магическом мире и местный маг ещё ребёнком поймал меня, посадил на цепь и использовал, как энергетический источник. Знаю точно, что в некоторых мирах маги точно знают о нас, так что главное — не дать поймать им свою душу».

— А что будет?

«Что будет? Кристальные души не просто так зовутся. Если её сделать видимой в реальном мире, то она будет похожа на кристалл. И этот кристалл можно использовать как угодно. В нём практически неограниченный источник магической энергии».

— Но ведь я у меня нет столько энергии, — тут же возразила я. — Я буквально совсем недавно почти всю её израсходовала. Как-то это не вяжется с неограниченным источником.

«Это потому что у тебя в голове стоит ограничитель, — хмыкнул Дагнир, подплывая ко мне ближе. — Просто знай — у тебя её столько, что ты можешь вылечить сотню другую смертельно раненных людей».

— Ладно, допустим. А что с плюсами? Зачем, вообще, такие души нужны?

«Зачем нужны? Не знаю. Я несколько раз сталкивался с такими душами, как мы, и никто из них не знал, зачем именно создатель сотворил подобных нам. Так что окончательный замысел для меня так и остался загадкой. А по поводу плюсов. Хм. К кристальным душам не липнет негативная энергия, то есть они всегда остаются чистыми, не запятнанными. Обычно все мы, так или иначе, лекари. Наверное, особо плюсов и нет. Всё точно так же, как и у обычных душ».

— Мда уж. И зачем всё это? Ой и намудрил чего-то создатель. Чую печёнкой, добром всё это не закончится, — вздохнула. Не было проблем, называется. — Ну а ты? Говорил же, что зло не липнет, и не можем причинять вред, так как умудрился наложить проклятье на императорскую семью?

Дагнир тут же изменился в лице.

«Тогда я был обычным лекарем, жил в лесу с женой и сыном. Началась война и однажды в нашу дверь постучались. Мы приняли гостей со всей широтой душевной. Но уходя, главный среди них, назвавшийся Ривалем, изнасиловал и убил мою жену, а сыну они просто отрубили голову, словно курёнку. Меня при этом удерживали его воины, которые смеялись и комментировали всё происходящее. Я до сих пор не понимаю, почему они так поступили? Что мы сделали им? Почему моя прекрасная Мирана должна была испытать это? Почему мой ребёнок должен был быть убит? Я вопрошал к создателю. Наверное, это было очередное моё испытание, которое мне назначил создатель. И я его полностью провалил.

Я кричал, прочил, умолял остановиться, но потом понял — бесполезно. И тогда стал проклинать, взывая ко всем тёмным силам, которые только могли откликнуться на мой зов. Они отозвались. Создатель смолчал, а чернота, что копилась долгое время, обретшая сознание откликнулась. Меня заволокло тьмой, в которой я находился по сей день.

Тьма не могла проникнуть внутрь меня, но вот удерживать мою душу внутри способна была. Я ощущал, как оно забирает жизни людей. Жалел ли я о том, о чём просил тогда? Может быть. За эти годы я столько передумал. Сначала был счастлив, что Риваль не остался безнаказанным, но потом, с каждой новой жертвой, моя уверенность в правильности истлевала капля за каплей.

Но последний правитель… Он смог обмануть проклятье. Его старший сын — оборотень. А на них, как оказалось, не действует проклятие, потому что они двулики. Звериная сущность просто не даёт проклятью лечь на человеческую сущность. Женщина, которую он любил, правда, погибла. А вот сын остался неприкосновенен».

Я резко обернулась к Ренольду, смотря другими глазами. Оборотень? Надо же, а ведь и не подумаешь никогда.

«Ты ошибаешься. Этот молодой человек не он. Старший сын нынешнего Риваля совершенно другой человек. А этот юноша не имеет к роду Ривалей никакого отношения. Он не сын императора».

— Что? Погоди, погоди, дай мне минутку, — обхватила лицо ладонями, наблюдая за тем, как Ренольд повелительным жестом махнул рукой в сторону прохода, что-то продолжая втолковывать гоблинам.

Хорошо, что я до этого присела на камень, иначе упала бы там, где стояла. Вот так новости. Ренольд не наследник. Да что говорить, он даже неимператорского рода! А ведь если подумать, они с императором действительно совершенно непохожи. Ох, боги, вы любите повеселиться, как я посмотрю. Те ещё шутники.

— Знаешь его? — чуть наклонившись вперёд, прошептала, посматривая на Ренольда. Надеюсь, он не слышит. — Старшего сына, знаешь? И если не императора, то чей тогда сын Ренольд? — совсем уж тихо сказала буквально одними губами.

Эйнар вскинул на меня взгляд, а потом как-то задумчиво покосился на Риваля, тут же нахмурившись. Неужели услышал? Не зря у эльфов не уши, а локаторы. Раздражённо цыкнула, обжигая остроухого злым взглядом. Какого чёрта он подслушивает? Что за нелюди пошли, так и лезут, куда их совсем не просят!

«Чей сын? А вот этого не знаю. Но точно не Риваля. Но судя по всему, он непростых кровей. Это ощущается. А вот насчёт старшего сына, то обязательно его покажу тебе. А потом отправлюсь на перерождение. Жаль, что у нас отняли способность забывать прошлое».

Я осмотрела Дагнира с ног до головы. Жаль? Но разве не счастье хотя бы иметь возможность помнить лица любимых людей? Хотя, что я могу об этом знать? На моих глазах не убивали любимого человека и не лишали головы моего ребёнка. Возможно, после такого и я бы возжелала об этом забыть, не мучаясь. Ведь в отличие от остальных, наша память со смертью физического тела не исчезает, оставаясь с нами. Благо это или наказание, станет ясно позже. Намного позже.

Кивнула и поднялась с камня, замечая, как в мою сторону идёт Ренольд. Ну, всё, теперь я не успокоюсь, пока не узнаю, чей он сын. Мне, в общем-то, всё равно. Но, блин, интересно до жути. Кто он? Простолюдин? Сын какого-нибудь пекаря или может быть залётных актеров? А если его мать работала в местном борделе и была такой красивой, что даже император не устоял? О, точно, он — украденный сын правителя соседнего королевства. Тем более что Дагнир сказал, что у него непростая кровь.

Облизнулась, наклоняя голову чуть вперёд. Ренольд, заметив это, даже с шага сбился, посматривая на меня с подозрением. Не боись, не скушаю я тебя, просто от желания узнать правду у меня в одном месте свербит.

— Я пытался убедить их, но они ни в какую, — бросил он, останавливаясь в метре от меня.

— В чём дело? — глянула на гоблинов, которые что-то бурно обсуждали.

— Эти имбэ говорят, что эта чёрная жижа их божество, которого они нашли тут и стали почитать. А мы его почти уничтожили. Эту субстанцию надо сжечь. Она и так просачивается в щели и утекает под землю. Не хотелось бы мне снова с ней столкнуться. Так что я предлагаю спалить её. Но что делать с имбэ? Эти мелкие упрямцы раздражают меня.

— Сейчас, — отодвинула рукой Ренольда в сторону хотя могла бы и обойти, но так неинтересно.

Подойдя к спорящим гоблинам, которые ругались вполне себе на понятном языке, гаркнула:

— Главного мне! Кто главный? Ты главный этой шайки-лейки? — схватила более всего представительно выглядящего гоблина за шкирку — правда, пришлось нагнуться — и встряхнула так, что у того клацнули зубы. — Ты о чём, вообще, думаешь? Почему не даешь прикончить эту тварь? Ты знаешь, что она долгие годы вредила императорской семье? Знаешь? Хочешь быть её пособником? Хочешь, чтобы император направил на ваши леса армию, которая выжжет всё подчистую вместе с вами тугодумами! Думаешь, он станет оправдывать укрывателей? Да вы ведь и жертвоприношениями не брезговали, пока он пытался найти мерзкую тварь, которая вредит великой империи? Это преступление против империи! Ты будешь отвечать, когда твои сородичи погибнут? Что молчишь? Считаете, эту мерзкую, вонючую субстанцию своим богом? А что она вам дала? Она подчинила вас, управляла вами, а вы и рады! Вы ведь служители природы, и на что теперь походите? На подземных крыс, которые трясутся над созданием тьмы! Мне стыдно перед великим лесом, что у него такие хранители! Если вам так нужна эта мерзкая жижа, забирайте, но больше никогда, слышите, никогда не смейте входить в лес! Я расскажу ему о том, какие у него дети, и он мне поверит. У меня всё.

Отпихнув разукрашенного гоблина, развернулась и потопала в сторону Ренольда. Он стоял и улыбался. Не губами, нет, глазами. Его явно забавляла та бравада и показушность, с которой я вещала.

— Постой, — прокаркал тот самый разукрашенный гоблин. — Ты можешь говорить с лесом? Кто ты?

Я остановилась и резко, показушно, будто играла какую-то роль, развернулась.

— Я? — хмыкнула, загадочно склоняя голову набок.

Почему-то в этот момент вспомнился мой посох. Чёрт возьми, я ведь оставила его во дворце. А если его кто-нибудь сломает? И Мидах мне ничего не сказал, оставил своё убежище и спокойно потопал сюда. Все мои размышления заняли буквально несколько секунд, а потом я удивлённо глянула на свою правую руку. Вокруг неё начал формироваться знакомый мне туман. Я улыбнулась.

В моей руке был посох, зелёный бутон которого светился мягким зелёным цветом, а стебли омелы как-то совсем уже неожиданно оплели мою руку, словно здороваясь. Так вот куда ушёл «прогуляться» Мидах. Он пошёл за посохом.

— Вы спрашиваете, кто я? Так вот я — друид! — подняла руку вверх и резко опустила. По пещере разнёсся приглушённый звон, словно ударили топором по камню. — И не вам, дети леса, сомневаться в моих словах! А сейчас, оставьте подземелья и вернитесь к тому занятию, которым занимались ваши предки испокон веков. Не гневите богов, вознося на небесный пьедестал низменную тварь!

По рядам имбэ пронеслись приглушённые шепотки, которые становились с каждым мгновением всё громче и громче, пока в центре столпотворения не разгорелась самая натуральная драка.

— Жги, — шепнула Ренольду, который встал рядом со мной и беззвучно хлопал в ладоши, насмешливо смотря сверху вниз.

Поправить ему лицо посохом, что ли? Вот чего он так высокомерно улыбается?

— А они? — Ренольд кивнул в сторону имбэ, но при этом он так заулыбался, что мне стало ясно — ему эта идея до жути нравится.

— Свалят, — состроив мину посерьёзней, пожала плечами. — Да и ни один из них не стоит ногами в этой штуковине, поэтому вряд ли заденет. Надеюсь, это не нефть.

Хихикнула, представив, какой облом нам всем будет, если это всё же местная нефть. Вроде воняет по-другому, но одни боги могут знать, как отреагирует вязкая субстанция на огонь. Кстати, надеюсь, она отмывается. На этот раз посмотрела на Эйнара, который по-прежнему стоял в стороне и сейчас недовольно на нас смотрел. К моему удивлению, он был чистым. Где вещи взял? А воды? Когда успел отмыться?

Кивнула ему, давая понять, что нам требуется его совет. Асвальд подошёл, правда, сделал он это так, будто обижен на весь свет и ему даже шевелиться трудно.

— Мы решили спалить её. Что думаешь? И где ты отмылся? — подошла вплотную и уткнулась носом прямо в грудь Эйнара. Реально даже не пахнет!

— Обычное заклинание бытовой магии, оно не требует много сил, так же как и с пространственным карманом, — аккуратно положив руки на плечи, Асвальд отстранил меня, отходя на шаг. — Можно и сжечь, если вас интересует моё мнение. Но как быть с имбэ? Они ведь близко, могут пострадать.

— Не пострадают, — Ренольд снова облизнулся, выбрасывая руки вперёд. О, ещё один показушник, весь в меня. — Я аккуратно.

И в самом деле, огонь вспыхивал местами, то тут, то там. Имбэ, сначала не обращали внимания, но когда одному из них поджарили задницу, бросились врассыпную, подальше от центра пещеры. Жижа сначала мирно так горела, будто обычное, ну, скажем, масло, но потом забурлила, закипела и… завизжала. Вот реально, кричала эта штуковина так, будто мы сейчас свинюшке заживо шкурку снимали. А потом она, вообще, приподнялась над землёй и из огненной, чёрной жижи сформировалось уродливое лицо, со скорченной гримасой. Честно? Было как-то страхово. Похоже лицо было на бабу ягу советского разлива.

— Жги, — прижимаясь к Ренольду, прошептала. — Сильнее, разом, давай, — неосознанно влила в него энергию, которая, словно повинуясь моему желанию, бурным потоком хлынула в Риваля. Слишком страшная была эта морда, и я немного перетрусила.

Ренольд и сам побелел, но сделал, как попросила. От ревущего пламени, которым буквально объяло эту совершенно непонятную фиговину, стало жарко. Лицо опалило жаром, заставляя зажмурить глаза и рефлекторно прикрыться рукой.

Жар длился секунду, а потом всё будто бы закончилось. Я убрала руку и открыла глаза. Ничего не кончилось! Просто Эйнар встал впереди меня, закрывая от жара. Боги, почему он так постоянно поступает? Ох, я и забыла, он же клятву давал. Но это же не значит, что меня нужно постоянно опекать, словно я несмышлёныш! Или значит? Чёрт, надоело. Я устала, хочу есть, спать, искупаться и ещё раз поесть.

Попробовала высунуться из-за Эйнара, но как раз в этот момент огонь погас, как-то совсем уж внезапно, погружая пещеру в тишину и темноту. Мы молчали. Были слышны далёкие голоса имбэ. А ещё гул подземелья, по туннелям которого гулял ветер. Где-то капало. А ещё навалилась такая прохлада и чувство, словно это место, сделав глубокий вздох, задышала.

— Ушло? — прошептала, будто опасаясь разорвать тишину.

— Вроде как, — отозвался Ренольд, зажигая светляк. От яркого света, зажмурилась, но почти сразу открыла глаза, только сейчас соображая, то я хваткой бульдога вцепилась в рукав Риваля. Отпустив, отошла на полшага, делая вид, что я ни при делах и, вообще, ничего не знаю.

— Ты классный маг, — поджав губы, покивала.

Эйнар повернулся к нам и сейчас молча стоял, хмурясь. Его явно что-то гложет, вот только что?

— Спасибо, а ты хороший оратор, — Ренольд сдержанно улыбнулся. — Надо возвращаться, тем более что отряд Патриция скоро будет тут.

— Лер, надо сказать, — тихо произнёс Эйнар.

Не знаю, почему, но я сразу поняла, в чём дело. Нахмурилась уже я.

— И зачем?

— У нас договор с империей и если Ренольд не… В таком случае договор потеряет свою силу. Это будет просто бессмысленно.

— Так просто молчи, и всё. Ничего не потеряет своей силы с таким вариантом.

— А если кто-то ещё в курсе и в неподходящий момент огласит? Тогда станет поздно что-то делать!

— Всегда можно заткнуть рты недовольным, сунув им горсть монет или камней, земли на крайний случай с барского плеча дать!

— А если просочится в народ, что тогда делать?!

— Ой, я тебя умоляю, — отмахнулась, внутреннее начиная заводиться всё сильнее. — Народу всегда можно впаять любую байку. Навешать лапши на уши, да устроить какие-нибудь гуляние, все всё сразу и позабудут.

— А аристократам ты тоже предлагаешь рты позакрывать и бочки с вином выставить?! Лера, ты ничего не понимаешь. От этого зависит судьба моего народа, и я не намерен скрывать такие серьёзные факты, которые в дальнейшем могут принести проблемы!

— А судьба Ренольда тебя совершенно не волнует?! Я думала, ты стал ему другом, а ты волнуешься только об этом чёртовом договоре!

— Не отрицаю, он стал мне другом, но это другое. Пойми… прошу.

Эйнар замолчал, опуская руки, которыми до этого активно жестикулировал, доказывая свою точку зрения.

Ренольд переводил взгляд с меня на Асвальда, а потом закрыл глаза и вздохнул.

— Выкладывайте, — сказал тихо, но прозвучало это так, будто другого выхода у нас и вовсе не могло быть. Не знаю, какой он там крови, но явно у него в предках какие-нибудь генералы по меньшей мере. Он сложил руки на груди в своей привычной манере и вздёрнул подбородок. Блин, аристократ на выгуле.

Вздохнула, кинув притворно злой взгляд на Асвальда. Вот не мог молчать. Какая разница вообще. Раз император сам признал его своим наследником, значит, так и надо. Нет, мы же честные, нам надо, чтобы все всё знали.

— Короче, тут такое дело, — замялась. И как мне это говорить? Он сочтёт меня съехавшей с катушек. А, ладно, была не была! — Ты не сын императора. В общем… как-то так, да.

Лицо Ренольда сначала вытянулось, а потом он как-то нервно усмехнулся, глядя на нас, словно мы призраки.

— Откуда вы…

Не успел он договорить, как со стороны входа, из которого вышли мы, послышался шум, а потом в пещеру повалили солдаты империи, посреди которых вышагивал какой-то высоченный дед и как я подозреваю, Патриций. Похоже, разговор откладывается.

— Ваше Высочество, отойдите в сторону, мы схватим этих злостных похитителей, — пафосно выдал длинный мужик в плаще, похожем на мантию. Ставлю сотку — дворцовый маг.

— Кто тут похитители? — видно было, что Ренольд всё понял, но зачем-то решил потянуть кота за хвост.

— Вот эти, — пальцем тыкнул мужик сначала на меня, потом на Эйнара. — Это надо же, мы их во дворце приняли, а они вон как нам оплатили. Возмутительная наглость!

— Эти? — Риваль вскинул брови, осмотрев нас. — И кого же они похитили? — снова обратился он к мужчине.

— Так, вас же! — бедный аж чуть не захлебнулся от возмущения. — Это просто невероятно — похитили наследника империи, прикинувшись послами эльфов. Вот и доверяй потом этим нелюдям!

— Стоп, — Ренольд сказал тихо, но мужик его услышал и сразу заткнулся, нарисовав на своём тощем лице самую внимательнейшую гримасу. — Мне никто не похищал. Неужели вы думаете, что я мог позволить кому-либо совершить подобное? Это меня даже немного оскорбляет.

— Прошу прощения, — в разговор встрял Патриций, задвинув мужика в мантии себе за спину. — Ваше Высочество, но раз вы пошли в это место по собственной воле, то позволите узнать — зачем?

— Мы решили прогуляться, — не моргнув и глазом, соврал Ренольд, смотря на всех остальных так, будто они проявляют сейчас просто вопиющую бестактность.

— Прогуляться? — Патриций выглядел удивлённым.

— Да, — просто кивнул Риваль, обводя взглядом пещеру. — Тут есть своеобразная прелесть, согласитесь?

— Эм, — старикан ещё раз окинул взглядом пещеру и закивал. — Да, вы, несомненно, правы. В этом месте есть что-то… чарующее.

— Вот и я о том же, — бросил Ренольд и пошёл вперёд, прямо в толпу солдат, которые тут же расступились перед ним. — Пойдёмте, друзья. В следующий раз я покажу вам наш дворцовый сад. Так, конечно, не так чарующе, но тоже ничего.

Я прикусила губу, силясь не засмеяться. Чёрт возьми, этот засранец мне определённо нравится. Противный гад, иногда хочется поправить корону ему на голову, желательно чем-нибудь потяжелее, но не могу отрицать, что у него своеобразный характер.

— Осторожнее, тут выступ, — поймав меня за локоть, Эйнар потянул немного на себя, не давая мне стукнуться ногой о камень. А у этого комплекс рыцаря, но он тоже славный малый.

— Спас… Постойте! — вскрикнула, останавливаясь. Блин, как я могла забыть.

— Что такое? — Ренольд остановился и повернулся, вопросительно смотря.

— Мор. Ну, мальчишка тот где? Тут же был, точно помню, за этим самым камнем прятался.

Ребята тут же заозирались. Ренольд быстро стал раздавать команды солдатам, описывая пацана и приказывая отыскать. На вопросы Патриция и мужика в мантии он отвечал быстро и чётко.

Но как бы там, ни было, Мора мы, так и не нашли. Солдаты утверждали, что прочесали каждую пещеру, туннель до самой поверхности, прошли подземную реку из места её впадения до места выхода на поверхность, но так никого и не нашли. Было предположение, что его, пока мы отвлекались, всё же упёрли имбэ, но это предположение так и не нашло подтверждения. Мало того, нам даже не удалось найти ту деревню, в которой он якобы жил. С его исчезновением пришлось нехотя смириться хотя у меня насчёт этого были дурные предчувствия, но я оставила их при себе.

* * *

Когда рядом со мной возник Дагнир, я даже не вздрогнула. За то время, что мы бродим по подземелью, Мидах столько раз передо мной таким образом появлялся, что я привыкла. Покосившись на призрака, молчаливо вскинула брови и кивнула немного головой, будто бы спрашивая.

— Он тут, — сказал Дагнир, посматривая в толпу солдат.

И? О, нет, это просто преследует меня. И этот туда же. Скажет слово и молчит. Ну понятно ведь, что я не могу сейчас, когда нас окружает такая толпа, открыто спросить о чём-то.

Я постаралась улыбнуться, но, видимо, это больше было похоже на оскал, так как призрак отлетел от меня немного в сторону.

— Показывай, — прошипела сквозь зубы. Я поняла, что он имеет в виду настоящего сына императора, но это было даже более удивительно. Неужели он служит в легионе империи? Интересно получается.

Он кивнул и быстро полетел вперёд. Я за ним, активно работая посохом, которым порой подпихивала особо медлительных и туго соображающих.

— Этот. Он оборотень. Проклятие так и не смогло опутать его человеческую сущность. Хотя постоянно пыталось, а потом решило, что возьмёт своё, перекинувшись на самого правителя. А сейчас, я пойду. Меня ждёт другая дорога. Вряд ли, мы когда-нибудь снова встретимся.

— Не зарекайся, — сказала, совсем забывая о том, что сама только что сокрушалась о невозможности говорить вслух при стольких свидетелях.

Просто я никогда бы не подумала, что человеком, который окажется сыном императора, будет именно он. Хотя если подумать, император тоже этакий крепыш, с мужественным лицом и здоровыми ручищами. А вот Ренольд больше в эльфийскую породу. Высокий, тонкокостный, крепкий, но не выглядит богатырём.

— Я пошёл, — сказал напоследок Дагнир и медленно растворился в воздухе.

Скукота. Я думала, будет яркий свет и все дела. Хотя я при смерти тоже ничего подобного не видела.

— Что с тобой? — Ренольд осторожно прикоснулся к моему плечу, привлекая внимания. — Ты не расскажешь нам, что там происходило и как ты узнала?

Я подняла взгляд. Эйнар тоже шёл рядом, поглядывая то на нас, то по сторонам.

— Да, скажу, — кивнула. — В той статуе, как вы поняли, была заключена душа мужчины, жену и ребёнка которого жестоко убил твой… ну, да, твой предок. Дагнир в отчаянии наложил проклятие, которое собирало свою жатву и по сей день. Вот он и сказал. Якобы проклятие пыталось забрать сына, но не смогло, потому что он…

Замолчала, выразительно уставившись на того, на кого мне показал Дагнир, но говорить вслух ничего не стала. Тут слишком много людей, которые по-любому греют сейчас уши, а маг, если этот дедан, конечно, маг, так сто процентов может с помощью магии усиливать слух и слышать нас. Ну, уж нет, такая информация не для всех.

— Оборотень, — сказал Эйнар, проследив за моим взглядом, и пожал плечами. Я же скрипнула зубами. — Этот человек, не человек, а оборотень.

Такое ощущение, что ему всё по барабану. Он даже не взглянул на меня! Сейчас этот остроухий получит посохом по ноге, тогда посмотрим, как он будет болтать.

Свои замыслы я тут же привела в действие. Эльф охнул, сбился с шага и обиженно глянул на меня.

— За что? — спросил.

— Язык больно длинный, — фыркнула, кивая в сторону посоха. — Не укоротишь — получишь ещё.

— Так, нога, причём?

— А мы как в детстве, будем ум вбивать через задницу.

— Не понял.

— А что тут непонятного? — удивлённо спросила я. — Когда ребёнок делает глупость или шкодничает, ему дерут задницу розгами, чтобы запомнил — так делать нельзя. Вот и мы с тобой. Ты глупость — я тебе посохом по ноге. Чтобы запомнил.

Ренольд, шедший рядом, рассмеялся, не обращая внимания на то, что каждый из солдат хоть раз, но бросил на него взгляд, будто бы не веря своим ушам и глазам.

— Ваше Высочество, всё нормально? — тут же материализовался рядом Патриций. Вот не испытываю я тёплых чувств к этому деду, хоть ты тресни.

— Всё хорошо, — Ренольд тут же перестал смеяться и хмуро глянул на дедана. — Патриций, у нас потом разговор будет, так что имей в виду.

— Хорошо, Ваше Высочество, как скажете, — он поклонился и аккуратно так затерялся среди солдат. Мастер!

— Так ты знал? — спросила, вспомнив его реакцию на мои слова о том, что он не сын императора.

— Знал, — он кивнул. Эйнар рядом хотел что-то сказать, но я тут же отреагировала, помахав у него перед носом посохом. Вот же ребёнок, в самом деле. Не удивлюсь, если он тут сейчас начнёт кричать и удивляться. — И ты хочешь сказать, что этот человек…

— Оборотень, — тут же поправил его Эйнар, за что тут же получил локтем вбок.

— Хорошо, спасибо, Эйнар, оборотень, он и есть…

— Сын, — закончила я за него, делая страшное лицо и поворачиваясь в сторону Асвальда. Мало ли, опять начнёт орать на весь… хм, туннель.

— Вот как? — потянул Ренольд, задумчиво посматривая на того, кто по праву рождения мог претендовать на трон.

Интересно, а сам правитель знал, кто именно его сын? Нет, ну вдруг так вышло, что заделал и не в курсе, всякое же в жизни бывает. А то, что Ренольд не его, знал? Или супруга втайне нагуляла, а потом рассказала сыну, скрыв тайну от своего мужа? Прямо тайны Мадридского двора, не иначе.

А истинный наследник знает? Хм. Вряд ли. Хотя этот может и знать, но не стремится к власти, всё же он мне показался мужиком совсем другого типа.

— Кстати, — вспомнила кое-что интересное, поэтому решила тут же уточнить. — А императору сколько лет? Просто немного странно это.

— Почти восемьдесят, — ответил Ренольд.

— Сколько? — я честно потеряла дар речи. — А выглядит максимум на сорок. Ну, если так, то это вполне может быть, да.

— Это всё магия. С её помощью можно увеличить срок жизни. У отца магия слабая, но даже с помощью неё он мог бы продержаться ещё минимум столько же.

— А, вот как.

Надо же, а я и не в курсе была. Надо обязательно что-то делать со своим магическим образованием, а то так помру и не узнаю, что могла жить лет пятьсот и не париться. И где мне это образование получить? В академии? Так там деньги, наверное, нужны. Где их взять? Может, лекарем поработать в столице? Прибыльно будет или можно даже не пытаться? Это надо уточнить. Так, с бухты-барахты и не узнаешь. Где ещё можно? Личного учителя нанять. Но опять же всё упирается в деньги. Найти бесплатного? А где такого найдёшь? Вот и я о том же — нигде. Можно ещё заняться самообразованием, книги читать в библиотеке, например, но опять же, бессистемные занятия могут даже навредить. Хм, в итоге всё упирается в деньги. Решено, вернёмся, передохну и вперёд, в город, узнавать, как тут дело обстоит с работой лекаря и можно ли на этом заработать денег.

Решив для себя такой важный момент, сразу повеселела, и опять вспомнила о недавнем разговоре. Посмотрев на Ренольда, заметила, что он так и продолжает смотреть на сына императора, отчего тот даже пару раз обернулся, видимо, ощущая такой пристальный взгляд.

Эйнар о чём-то тоже размышлял, кидая взгляды то на меня, то на Ренольда, то на наследника и что-то там сосредоточенно обдумывал.

Я же тоже принялась рассматривать императорского сына. Вот надо же как бывает, а ведь когда мы встретились, я и подумать не могла, что такое может произойти. Он, конечно, представительно выглядит, но чтобы сын самого императора… Нет, о таком я никогда бы не подумала. Вот в Ренольде чувствуется порода аристократов, а в нём ощущается лишь воин. Коим капитан Элбан и был.

Да, да, всё верно, сыном императора, истинным наследником трона империи был никто иной, как бравый капитан Элбан, который когда-то давно нашёл нас с Эйнаром в той таверне, в небольшом городке. А ещё я его даже лечила, когда ему руку почти оторвал агро той ночью, когда мы сидели на дереве. Удивительно, какие порой сюрпризы преподносит нам судьба.

Оборотень, надо же. Вот я так и знала, что у него не просто так такие животные глаза!

Глава 17

Скинув одежду, медленно вошла ванную. Осторожно сев, вытянула ноги — вот когда ценишь свой невысокий рост, даже в такой ванне помещаюсь — и выдохнула. Тело пока что не привыкло к тёплой воде, поэтому она казалась обжигающей. Но это ненадолго, несколько минут и покажется даже прохладной. Прикрыла глаза. Хорошо. Ноги гудят, и я только сейчас поняла, насколько у меня были напряжены мышцы. Не удивительно, мы шагали всю ночь и почти весь день. Там, в подземелье, чувство времени притупляется и поэтому легко сбиться с привычного ритма.

Взяла жидкую субстанцию, которая здесь заменяла мыло и налила немного прямо в воду. По воздуху тут же разнёсся травяной аромат. Вот странное дело, открытой баночке не сильно пахнет, а стоит опустить в воду, как вся ванная заполняется таким запахом, будто стоишь посреди свежескошенного поля.

Устала. Столько события, открытий и непонятных моментов. И Мора так и не нашли. Куда он делся? Ушёл? Но почему? Решил не связываться с психами? Усмехнулась. Вполне возможно. Угроза как таковая для него исчезла, поэтому он решил, что дальше справится сам и ушёл по-английски, не прощаясь? Может быть. Надеюсь, что с ним всё нормально и он действительно ушёл сам.

А ещё и Ренольд и Элбан. Ох, хорошо хоть с Эйнаром всё по-прежнему понятно и ясно. Хотя если подумать я про него тоже ничего особо не знаю. Ну кроме, что у него есть двое старших братьев. Остальное всё лишь мои догадки и предположения. Но думается мне, что после сегодняшних открытий, не удивлюсь уже ничего.

Кстати, практически сразу по прибытии, я проверила императора — он уже просто спал. Его энергетическая структура потрепана настолько, что он будет восстанавливаться не один год. Есть предположение, что магия вряд ли будет и дальше ему подчиняться. Но он хотя бы останется в живых. Ренольд просил подлатать меня его структуру, но, увы, сделать этого я не могу. Если я начну заменять недостающие звенья, то это может негативно сказаться на нём. Вмешиваться в этот процесс чревато, поэтому ему лучше сделать это самому, пусть это и займёт много времени. Сразу предупредила, что никаких особых процедур ему не нужно просто покой, хорошее питание и уход. От насильно лечения толку нет. Правда, первое время будет довольно плохо, будет тошнить, мутить, постоянно клонить в сон, но это нормально, так как во сне энергическая структура будет быстрее восстанавливаться.

Ренольд всё внимательно выслушал, покивал, глянул на Патриция, который, в свою очередь, тоже понимающее покивал и посмотрел на длинного мужика в мантии, тот хотел было возмутиться, но под прессом двух взглядов, согласно поджал губы. Я всё-таки потом узнала у Ренольда имя этого дедана. Граннус Арлен. Как я и предполагала, он оказался дворцовым магом. Вздорным, но на вид опасным не казался.

В ванную, постучавшись, зашла служанка, не та, что была первый раз, какая-то другая. Имя я спрашивать не стала просто хотела выпроводить её, на что мне был дан ответ, что Его Высочество послал её сделать мне расслабляющий массаж. Хм. И к чему такие знаки внимания? Благодарность за правителя? Ну если только так. Или мне уже надо придумывать план отступления? Ох, да что же это у меня за самомнение такое? Вокруг Ренольда, я больше чем уверена, крутится куча первоклассных красавиц и умниц, так что вряд ли он станет обращать внимания на меня. К тому же я совершенно не вписываюсь в установленные тут стандарты красоты. Так что мне можно хоть голой тут расхаживать вряд ли Ренольд польститься на мои мослы. Я же мелкая и больше похожа на мальчишку подростка, чем на соблазнительную и сексуальную девушку.

Успокоив и убедив себя подобными мыслями, позволила девушке помочь мне вымыться. В голове блуждали сотни мыслей, так что я даже не успела понять, как меня уже подталкивали в комнату, давая понять, что слишком долго в ванной сидеть тоже не очень хорошо.

Перекусила не слишком плотно, так как до этого мы втроём схомячили по тарелке сонного мяса с каким-то мне совершенно неизвестным мне овощем. Причём мы даже особо не смотрели на остальные изыски вроде каких-то микроскопических салатиков, а просто по-простому набивали желудки, так как были голодны. Мистер Гейрт лишь прижимал свои пухлые ладошки к щекам и умильно на нас поглядывал. Что и говорить, но для повара лучшая похвала — это, когда едоки уплетают приготовленную им пищу вот так, как мы, с наслаждением и явным удовлетворением.

Выпроводив служанку, подпёрла дверь со своей стороны стулом и, забравшись в кровать, укрылась с головой. Спать. Наконец-то. Потёрла одну ногу о другую, чувствуя, что они всё ещё гудят. Перевернулась на другой бок, обхватила руками подушку и улыбнулась, вздыхая. Через несколько минут, сон тёплой волной накатил, утаскивая меня куда-то в свои владения.

Мне снилось насилие над какой-то женщиной, смерть её ребёнка, потом чей-то надрывный плачь и горящий дом, зловещий смех, от которого чесались ладони, так хотелось заткнуть этого клоуна. Потом я видела Мидаха, только он в этот раз был в образе юноши, с длинными светлыми волосами, разукрашенным лицом и одежде, похожей на церемониальную одежду японских монахов. Его волосы и свободная одежда развивались на ветру, а он так странно улыбался выкрашенными красной краской губами, что становилось не по себе. Подведённые опять же красным глаза, были сужены и весь его образ почему-то сейчас напоминал не кота, а лиса. Коварного такого, хитрого лиса.

Я проснулась как раз в тот момент, когда Мидах повернулся ко мне и хотел что-то сказать.

Утро. Так быстро? Хоть плотные шторы и были закрыты, но всё же было видно, как свет пробивается кое-где. Светляки, оставленные мной с вечера, погасли.

Потянулась, зевнула, почесала макушку — из-за того, что легла с мокрыми волосами, у меня там, наверное, теперь такой шухер, что лучше на глаза в таком виде не попадаться. Откинула одеяло и скептически поглядела на ту ночную рубашку, которую на меня сонную нацепила служанка. Длиной до самого пола. По подолу и на горловине рюшечки. Рукава на запястьях перевязаны, по-моему, шелковой лентой. На груди болтались такие же ленты нежного кремового цвета. Сама рубашка была цвета персика. Рюшечки белые. Талию я в этой конструкции не обнаружила просто этакий мешок. Как она, вообще, снимается?

Не видно ничего. Подошла к окну и распахнула окно. Утренний свет тут же залил комнату. Вот теперь можно и повоевать с завязками. На кой чёрт меня обрядили в нечто подобное? Я просила? Нет, я, даже будучи в бессознательном состоянии, вряд ли попросила сделать подобное.

Потянула за один край ленты, которая затягивала горловину, лишь сделала ещё хуже, так как ленты тут же образовали узел.

— Треклятые ленты, — ругнулась я тихо. В этот момент кто-то постучал в комнату. — Войдите! — крикнула, продолжая воевать с завязками. Снова постучали. Они там что глухие, что ли? — Я же сказала, войдите! — ещё громче вскрикнула и посмотрела на дверь. — Чёрт.

Я совершенно забыла, что вчера подпёрла дверь стулом и, естественно, что стучавший не мог войти в комнату при всем своём желании.

Оставила орудие пыток в виде шёлковых завязок в покое и потопала голыми ногами к двери. Убрала стул и открыла дверь, сразу полнимая голову. У меня скоро комплекс неполноценности будет — в этом мире все почему-то выше меня, а я тут как карлик.

— Эйнар? Чего в такую рань? — отошла в сторону, давая войти Асвальду. Сама зачем-то выглянула после в коридор и посмотрела по сторонам — тишина. Хихикнула. Так обычно бывает в любовных романах. Высокородная дама принимает в своей комнате любовника и выглядывает в коридор, дабы убедиться, что никто не видел, как молодой человек входит к ней в комнату. Нахмурилась. Неудачное сравнение. Пусть уж лучше будет какой-нибудь шпионский боевичок, с заговорами и интригами, чем любовный сироп.

Закрыла дверь и повернулась, неловко приглаживая растрёпанные волосы. Эйнар стоял около разворошенной кровати и смотрел на меня так, будто впервые видит. Что не так? Глянула на себя. Вроде всё в порядке. Единственное не вписывающееся в образ, это глупая ночная рубашка, но он уже видел меня как-то в чём-то подобном, когда только пришёл после ранения, там, в лесной сторожке моего деда.

— Мило, — сказал, проходя к креслу и усаживаясь в него.

Показала ему кулак, а потом сладко зевнула и забралась обратно в тёплую ещё постель. Мягкие подушки и одеяло так и манили поваляться в их ещё, а может быть, даже покемарить часок-другой.

— Что-то случилось, что ты пришёл ко мне в такую рань? — потянулась, натягивая одеяло до самого подбородка.

Осмотрела Эйнара. Такое чувство, что он, вообще, не ложился. Одет с иголочки, аккуратно так. Волосы, затянутые уже в привычный хвост были идеально чистыми и шелковистыми даже на вид. Лицо свежее с ровной кожей, без всяких там пятен или ещё чего. В общем, выглядел он так, будто только что вышел из салона красоты.

— Да, мне нужно вернуться на небольшой срок в свою страну. Учитывая всё произошедшее, я должен лично обо всём доложить эльфам, которые и будут думать, что делать дальше. К сожалению, у меня нет такой власти, чтобы решать всё единолично. Я, конечно, отправлял вестники, но этого мало. Меня требуют в столицу тёмных эльфов, чтобы услышать всё из моих слов. И не только услышать.

— То есть ты поедешь обратно? Долго будет, — покивала я задумчиво, вспоминая, как однажды Эйнар предлагал мне поехать с ним. Поехать, что ли? Так будет возможность узнать о нём что-нибудь интересное. А! Я ведь собиралась подучиться магии где-нибудь. И что теперь делать? Дилемма. И к эльфам охота и магии хоть немного обучится охота.

— Я пойду порталом.

— Порталом? — тут же навострила уши я. Порталы, это же круто. Я раньше не слышала, чтобы тут было нечто подобное. Интересно, как они работают? Расщепляют живое существо на атомы, а в другом месте собирают? А как с энергией и духовной составляющей, ведь тот же человек не просто набор химических элементов, а нечто большее? Уф, интересненько.

— Да, — Эйнар кивнул, сцепляя пальцы в замок. Хм, эта поза… Так Ренольд любит сидеть. Если Эйнар сейчас ещё и ногу на ногу закинет, то будет почти копия. Вот что значит, невольное копирование поведения.

— А почему ты сюда тогда пешочком добирался? — приподняла скептически бровь. Зачем тогда были эти лишние телодвижения, если можно тупо переправиться из столицы в столицу порталом? Столько людей вон погибло и осталось в нашем лесу. Да и эльфов, которые были вместе с ним в делегации. Нелогично.

— Потому что ни один правитель в здравом уме не откроет портал в столицу для непонятной делегации другой страны. Мы могли бы претвориться делегацией, телепортировать, например, сюда полсотни эльфов и попытаться захватить дворец, перебив императорскую семью. К тому же порталом очень тяжело управлять. Открывается он на определённое количество времени, за которое через него могут пройти не только члены этой самой делегации, а небольшое войско.

— Хм, понятно. В таком случае действительно становится ясно, почему вы топали ножками. И когда?

— Сегодня, ближе к обеду. Портал откроют на три минуты.

— Ясно. Надо будет глянуть. Надеюсь, мне разрешат посмотреть?

— Не пойдёшь?

— В твою страну? Пока нет. Думаю, что мне и отсюда надо уже сваливать. А то как-то нехорошо выходит. После того как ты уйдёшь, пойду в город. Надо уже думать, как и чего. Подработку какую-нибудь найти. Магии чуток поучится, а потом уже, может быть, я и наведаюсь к вам в гости. Надеюсь, меня по старой памяти пустят в город великих и ужасных тёмных эльфов?

Улыбнулась и подмигнула.

— Ага, — Эйнар кивнул, но больше ничего не стал говорить.

— Слушай, — выбралась из-под одеяла и подошла к Асвальду ближе. Он тут же вскинул на меня взгляд, в котором что-то такое мелькнуло, но я по своему обыкновению не стала придавать этому большое значение. Меня волновало совсем другое. — Не поможешь мне эти штуки развязать? Я пыталась, но неудобно и только затянула всё в узел. Указала на шелковые ленты у меня на горловине и приподняла голову, давая доступ к моей проблеме.

— Да, конечно, — Эйнар поднялся, подходя ко мне ближе. Как-то так оказалось, что наши взгляды столкнулись. Асвальд посмотрел сначала мне в глаза, потом на губы, затем на ленты и снова в глаза.

— Развязывай, — почему-то прошептала я, легко улыбаясь.

— Да, — ответил он, осторожно прикасаясь к лентам.

Пользуясь возможностью, рассматривала лицо Эйнара, в который раз удивляясь, что природа может создать нечто красивое. И Ренольд и Эйнар слишком уж смазливые. Если бы я их не знала, то, вероятно, решила, что они напыщенные, зазнавшиеся засранцы. Из них двоих засранцем был, если только Ренольд. А будь я по-прежнему парнем, мягко говоря, недолюбливала их.

— Всё, — я и не заметила, как Асвальд уже развязал, но почему-то отходит не собирался, будто ждал чего-то от меня.

Чего? Без понятия. Наверное, благодарности.

— Спасибо, — кивнула и отошла, начиная развязывать теперь ленты на рукавах.

— Выходи потом в столовую. Его Высочество приглашает нас на завтрак.

— Откуда знаешь? — не совсем поняла я. Неужели и Ренольд так рано встал и они с Эйнаром уже успели потрепаться?

— Мы виделись. С утра, — пояснил, а потом быстро подошёл к двери и на мгновение остановился, бросая совсем уж странный взгляд.

У меня всё внутри буквально заверещало об опасности. Сглотнула, силой воли заставляя оставаться на месте и не измениться в лице.

— В общем, в столовой увидимся.

И вышел.

Чего это было? Села на кровать, забывая о треклятых лентах. Так, думаем логически. Эйнар явно хотел что-то сказать или сделать, когда уходил, но по какой-то неведомой мне причине не сделал этого. Почему? Так, Лера, ты же была парнем, тебе же легче лёгкого представить, о чём может думать другой парень.

На первое время отбросим то, что Асвальд эльф, а не человек. Отбросим, что я просто деревенская девушка, а он, вероятней всего, высокородный.

А теперь ведём логическую цепочку. Комната, я почти не одета по местным меркам, мы одни, я подпускаю его к себе достаточно близко, улыбаюсь, подмигиваю, но делаю вид, что ничего не понимаю и не замечаю. Он чего-то ждал. Чего? А чего бы я ждала на его месте? Согласия или какого-нибудь намёка, который позволил бы ему зайти дальше. Дальше? Куда дальше? А что я обычно в такой ситуации сделала бы?

Я даже думать перестала, замерев, будто каменное изваяние. За окном были слышны переливы птичьих голосов. Где-то вдалеке можно было разобрать звон металла и дружные мужские выкрики. Хм, солдаты тренируются. А ведь мой меч до сих пор в конюшне и тренировку я давно не делала. Расслабилась. Забыла, что нахожусь в довольно опасном месте, где тебя спокойно прирежут и имя не спросят.

Боги, почему я так медленно соображаю? Ведь если отбросить все условности, которые я нагородила между мной и Эйнаром, то остаётся простая и древняя как сам мир формула. На его месте я бы хотела некой физической близости. По меньшей мере поцеловаться точно была бы не прочь. Это, конечно, маловероятно, так как тут слишком много нюансов, но в голову приходит только это.

Вздохнула, расслабляясь. Почему так сложно и непонятно? Как мне реагировать? Верны ли мои умозаключения или же я просто выдумываю? А если верны, то, что желать?

Стащила рубашку через голову. Пока размышляла и не заметила, как развязала эти гребаные ленточки. Сунула её под матрас, чтобы никто на меня её снова не напялил.

А что тут можно поделать? Нашла свою удобную одежду на стуле. Всё чистое и пахнет травами. Когда успели выстирать? Ответить взаимностью и позволить? Ну, нет, это слишком. Эйнар классный, но я ничего к нему не чувствую… Вроде бы.

Хотя можно же просто получить сексуальную разрядку, да не париться. Когда мне ещё выпадет случай переспать с эльфом? Ох, мне сейчас плохо станет. Это всё, конечно, здорово, Асвальд симпотяжка и всё такое, но всё дело в том, что трахать-то меня будут. Я буду раздвигать ноги и стонать под другим мужиком! Нет, нет, стоп, я девушка и сейчас это будет естественно.

Снова замерла. Мне показалось, я даже слышу отсюда ржание моей Звёздочки.

Пусть для кого-то другого это и естественно, а вот для меня чёрта с два! К тому же мне ещё семнадцать, рано о таких вещах думать. Может, потом, позже у меня мозги окончательно синхронизируются и подобные отношения будут для меня не так страшны, но пока что секс с мужчиной вызывает во мне лишь отторжение и панику.

Так что перетопчется остроухий. Это даже хорошо, что он возвращается в свою страну. Там эльфийки, расслабится парень, да позабудет меня на радость мне. Просто нам тут пришлось довольно тесно сотрудничать, вот у него и повернулся хочунчик в мою сторону.

Надеюсь, я ничего не выдумываю, иначе будет жутко стыдно. Хотя, с другой стороны, даже хотелось, чтобы это были лишь мои домыслы и ничего более.

Так, ладно, на выход. Стоп! А волосы? Там же такой шухер, что боюсь, как меня не приняли за какую-нибудь дворцовую нечисть. Интересно, такое тут водится? Наверное, отчего бы ему не водиться.

Быстро причесалась, собрала волосы в низкий крохотный хвостик и вышла из комнаты.

— Госпожа?

Матерь божья! Напугала бесовая! Молодая служанка стояла прямо около моей двери и явно ждала меня. Госпожа, кто я, что ли? Мда, высоко взлетела, сама не поняв как.

— Да?

Девчонка, совсем молоденькая лет тринадцати-четырнадцати с искренним интересом, тут же сменившимся недоумением посмотрела на меня и стушевалась.

— Что ты хотела?

— Мне велено ждать тут, а когда госпожа выйдет, проводить в столовую залу, — робко ответила та, поглядывая с надеждой на дверь. Что, разочарована? Она, небось, думала что сейчас выйдет этакая матрона местного разлива, вся увешанная драгоценностями, в шуршащем дорогущими тканями платье и великолепной косой до пола. А тут я. Я бы и сама прифигела, если такое случилось со мной.

— Так, веди, — кивнула я, сдерживая весёлую улыбку. Почему-то все недавние тревоги и волнения будто испарились, отошли на второй план. Желудок громко квакнул, оповещая и меня и служанку, что есть он хочет, причём сильно.

Девчонка смутилась ещё сильнее и поспешно отвернулась, делая вид, что ничего не слышала. Я же лишь пожала плечами. А что могу сделать? Увы, но я не могу силой мысли заставить свой желудок замолчать, он сам решает, когда ему заурчать, а когда промолчать.

В итоге в залу меня всё же привели. За длиннющим столом, сидели кроме знакомых мне лиц совсем незнакомые. Стоило мне войти, как Ренольд тут же отреагировал, кивнув головой.

Служанка рядом почему-то охнула, смутилась и попросила следовать за ней. Я лишь пожала плечами. А что мне ещё оставалось делать? Все взгляды были устремлены на меня, но смутить или устыдить подобным меня сложно. Я этих товарищей не знаю, так что пусть хоть дыру во мне выжгут взглядами, мне всё равно.

В итоге меня усадили рядом с Эйнаром. Тот улыбнулся, ободряюще так и спокойно. Не волнуйся, меня таким не проймёшь. Помню в детстве, в прошлой жизни мы с Тёмычем и Вованом передрались в школе в местной шайкой, так они так запугали всех остальных, что в школьной столовой вечно на нас все пялились и тихо ненавидели. Так что это уже пройденный этап, тем более в детстве с таким посложнее справиться.

Ренольд сидел один со своей стороны. Его часть стола немного возвышалась над всем остальным, будто стол состоял из двух частей. Полагаю, это так. Для чего? Ну, показать, кто тут главный, вероятно. И стул, или на чём он там сидел, был у него выше. Да и выражение лица не оставляло сомнений, кто тут верховодит песочницей.

Ренольд благосклонно кивнул мне и махнул рукой слугам. Это чего они меня, что ли, ждали? Мда…

Еда, скажу я вам, тут была так себе. На кухне мистер Гейрт подсовывал нам намного вкуснее, а тут какие-то размазанные по тарелкам кашицы, припорошенные зеленью.

Я осторожно ела, посматривая на остальных людей. Что могу сказать, расфуфыренные все, хотя это и понятно, всё же в императорском дворце. Это я как незнамо кто. Волосы просто собраны в хвост, обычные штаны, сапожки собственного изготовления, мягкая белая рубашка, кожаная жилетка, выделанная так, что похожа на замшу, широкий пояс. Ну вот и всё моё одеяние. Ни украшений, ни краски на лице, ни сложной причёски, ни дорогих тканей, на которых нет места от вышивки золотыми и серебряными нитями и камней. По идее, я должна была чувствовать себя замарашкой, но почему-то мне было лишь немного весел.

Просто если присмотреться, то, например, тот же Эйнар одет намного скромнее, чем большинство из здесь сидящих. А Ренольд? Он, вообще, был так же как и я в белоснежной рубашке и жилетке, только если моя коричневая, то у него чёрного цвета. Единственное отличие, так это серебряная вышивка на ней. Ах да, ещё у него на шее висели какие-то цепи, видимо, связанные с властью и символом этой самой власти.

Все молчали. Я молчала. Наверное, так принято, не знаю, но на всякий случай решила помалкивать. Да и с кем мне говорить? С Эйнаром мы уже успели поболтать, а с Ренольдом мне вряд ли теперь удастся так беззаботно болтать, как в том подземелье. Если вспомнить, я там даже спорила с ним.

Интересно, что они решили по поводу Элбана? Наверное, всё это будет скрываться и дальше. Особенно если император и сам не знает о том, что у него есть сын, то Ренольду выгодно, чтобы никто ничего не знал.

Хм, а не пора ли мне делать ноги из дворца? Расслабилась. Если вспомнить в истории и за меньшие знания травили или иным способом сводили в могилу. А Эйнар? Он ведь тоже в курсе.

Глянула на Ренольда. Он почему-то заметил, будто и сам в этот смотрел в мою сторону. Кивнул, одними глазами улыбнувшись.

Он, конечно, отличный парень, засранец, в хорошем смысле, но тут дело касается трона целой империи. Ой, надо было валить из дворца ещё утром. А выпустили бы? Сдается мне, что не отпустить теперь Ренольд носителя такой важной информации, касающейся императорской семьи.

Но попытаться стоит. Вот прямо после того, как поедим…

Стоп, я же хотела на портал глянуть. Дилемма. Мне же интересно до жути, когда я ещё смогу такое увидеть? Вряд ли порталы на каждом площади города стоят. Решено, смотрим, как свалит Эйнар, а потом делаем ноги сами. О, а может мне принять предложения Асвальда и свалить с ним? Тц, у него, насколько я недавно решила на меня какие-то планы. И я вот никак не могу решить, что страшнее — быть убитой из-за тайны или оказаться под Эйнаром.

И то и другое для меня пока что неприемлемо совершенно, поэтому постараемся скрыться своими силами. Чёрт возьми, и из города придётся сваливать, так как он точно будет искать меня в первую очередь в нём. А, значит, шанса скрыться не будет никакого.

Дурная затея, знаю, но я так просто не сдамся.

— Лера, пойдёмте, прогуляемся.

Что? Это ещё кто там? Ренольд? Решил удавить меня прямо сейчас? Так, думай голова, думай. Посох! Точно! Если что, Мидаху придётся меня защищать, сама я вряд ли смогу что-то толком сотворить. Уф, дышим глубже, и спокойно идём. А завтрак, что, уже кончился? Не заметила. Вон как мысли меня поглотили. А Эйнар? Оглянулась. Эльф стоял и разговаривал о чём-то с Патрицием, посматривая в нашу с Ренольдом сторону. Впрочем, в нашу сторону смотрели не только они, а всё, кто тут ещё был!

— Да, конечно, — вышла из-за стола, с тоской посматривая в сторону повара, который чего-то там суетился на другом конце. Я как хотела есть, так и хочу до сих пор.

В итоге ничего страшного не случилось. Ренольд даже не прикоснулся ко мне. Мы погуляли по саду, он расспрашивал меня о моих близких, планах на будущее, о том, что я думаю об Эйнаре, об эльфах в целом и что я, вообще, о них знаю. При этом выглядел внимательным и снова начал добавлять в речи уважительное окончание к словам. По-нашему обращался на вы. Я честно на всё ответила, но чем больше он спрашивал, тем сильнее внутри меня поднималось волнение. Что за дела? Некоторые вопросы были вполне невинными, например, понравился ли мне дворец, и хотела бы я жить в нём или же предпочла загородный дом. Но от них у меня шевелились волосы на затылке. Он что, интересуется у меня, в каком месте мне удобнее будет мотать срок? Или что? Что, вообще, происходит? Кажется, я стала плохо соображать. Я об этом уже говорила? Ничего, лишним не будет сказать это себе ещё раз. И, вообще, отпустите меня уже из этого дворца. И зачем я только поставила тогда условие эльфу, чтобы он взял меня с собой в столицу?

По-моему, это была моя ошибка.

Всё же дворец, меня в который раз сумел удивить. Тут, оказалось, есть просто громадная зала, с не менее громадной аркой, выложенной из какого-то белого камня, похожего на мрамор. Арка была в принципе самой обычной, стояла прямо посреди зала, на постаменте с пятью ступенями. Вот нафига? Итак высота арки была, чуть ли не под самый потолок, а ещё и постамент добавляя. Или это нечто вроде заземления? Всё может быть, не в курсе, но на всякий случай умничать по этому поводу, ни перед кем в дальнейшем не стану.

Около арки крутился дворцовый маг и ещё несколько каких-то мужиков. Вдоль стеночки стояли солдаты в полной амуниции. На всякий случай, наверное. Ренольд сидел на небольшом переносном троне и попивал что-то из высокого бокала. Заметив меня, он коротко кивнул, но большего внимания не стал уделять. И слава всем богам этого мира!

Подперев собой стенку, сложила руки на груди и осмотрела зал. Большой, высокий, с мозаичным потолком, на котором изображены какие-то древние сражения. Стены выкрашены в белый цвет. От самого потолка до пола свисали зачем-то золотистые ткани, понизу которых была бахрома с кисточками. Эти ткани то тут, то там, собирались изящно и представляли собой странную, но довольно симпатичную композицию. Пол был, по-моему, из красного гранита с чёрными вкраплениями. Довольно неплохо всё это смотрелось, по крайней мере, богато точно.

Дворцовый маг взмахнул руками и побежал в сторону Ренольда, начиная кричать не добегая. Акустика в этом месте тоже была хорошей, поэтому слышно было каждое слово. Ренольда просили уйти и не отсвечивать, так как это могло быть опасно, и негоже императорской особе находиться так близко от опасной магической техники.

Ренольд на это лишь отмахнулся, высказав своё нежелание покидать занятую позицию. Маг настаивал, Ренольд стоял на своём. Конец спору положил Патриций, заверивший мага, что он будет рядом с принцем и защитит, если потребуется, его от любой напасти.

Честно, не поняла, чего Ренольд так упирается. Подумаешь, посмотрел бы издалека. Это я ни разу не видела ничего подобного, а он-то, наверное, живя тут, видел.

— Не передумала ещё? — ко мне подошёл Эйнар, который только что появился в зале.

— Нет, — улыбнулась. — Слушай, а это неопасно? — кивнула головой в сторону арки. Всё же не думаю, что маг стал бы разводить панику на ровном месте. Вдруг это штуковина и правда, например, радиоактивная какая или ещё что-нибудь вредное для здоровья излучает.

— Нет, — Асвальд покачал головой. — Арки обычно стабильны, если не вмешиваться в их работу в момент, когда они активны.

— Что значит, вмешиваться? — заинтересовалась.

— Например, если не сломать одну из колонн арки или если не вытащить магические накопители из пазух. Это, конечно, вряд ли так как накопители настолько сильно и плотно там сидят, что их так просто не вытащишь. Остальное не так страшно.

— Вот как. А чего тогда беспокоился маг? Ты слышал, как он просил Ренольда уйти?

— Слышал, — Асвальд улыбнулся. — Он так кричал, что я и из коридора прекрасно слышал. Он просто беспокоится, как бы с нашей стороны ни переместились сюда войска. А что, один эльф, удачно посланная стрела…

— Тише ты, тупица, — фыркнула на него. Вот ребёнок! Разве можно говорить о подобном прямо во дворце, да ещё и в десятке метров от… эм, наследника трона. Ну, никто же не знает об Элбане, почти никто, а, значит, Ренольд по-прежнему наследник.

— Хорошо, — Эйнар улыбнулся, но улыбка почти сразу потухла.

Я проследила за его взглядом и заметила, что арку начали активировать.

— Господин посол, всё скоро будет готово, поспешите! — прокричал дворцовый маг, имя которого я, к сожалению, не запомнила.

— Хорошо, — отозвался Асвальд. — Погоди немного, хорошо? — зачем-то попросил он меня, а потом поспешил в сторону Ренольда. Стоящие рядом солдат напряглись, но не сделали ни единого движения, оставаясь неподвижными.

Эйнар подошёл к Ренольду, наклонился и что-то ему прошептал. Тот задумчиво покусал губу и после пары секунд утвердительно кивнул, снова отпивая из своего бокала.

Асвальд развернулся и пошёл обратно в мою сторону.

Я же заметила это всё лишь краем глаза, так как наблюдала за активацией арки. Знаете, на что было похоже? На сотни маленьких молний, которые искрились внутри арки. Они сплетались, ударялись друг об друга, спутывались в пучки. Их становилось всё больше и больше, пока количество не оказалось таким большим, что различать отдельные молнии стало просто нереально. Всё внутри арки светилось, гудело и трещало. А потом в один миг, стихло. Поверхность между колоннами стала похожа на жидкую ртуть.

Завораживающее действие. Интересно, как это всё работает?

— Мне пора, — Эйнар подошёл и остановился в шаге.

— Счастливого пути. Не болей там. Вернёшься, заходи в гости, — засмеялась, подумав, что и сама не знаю, где я буду на тот момент. Может, в столице, а, может, где-нибудь и в другом месте.

— Лер, — Асвальд посмотрел на меня прямо, будто хотел просверлить дырку или же… запомнить. — Подождёшь?

— Ага, — легко кивнула, не совсем понимая, что именно должна ждать.

— Господин посол! — снова крикнул маг.

— Иду! — гаркнул Асвальд и шагнул вперёд.

А в следующее мгновение я потерялась в пространстве и времени. Сердце, то ли от испуга, то ли от накатившего разом волнения забилось быстрее, а дыхание перехватило. Эйнар буквально вжал меня в себя, обхватывая одной рукой за талию. Вторую он положил на лицо, накрывая ей скулу и щёку и приподнимая голову. А потом мягко, будто боялся чем-то навредить, накрыл мои губы своими. Кажется, он тоже в этот момент не дышал. Его губы оказались неожиданно мягкими и почему-то влажными. Я судорожно вздохнула через нос, в который тут же набился едва уловимый запах Эйнара. Чем он пах? Без понятия. В моей голове не осталось ни единой мысли, их просто выдуло к чертям.

Не чувствуя ни сопротивления, ни ответа, Асвальд шевельнул губами и притянул меня ещё ближе, заставляя прогнуться в пояснице и задрать голову ещё выше. Стало неудобно, отчего сознание тут же вернулось в мой почти отключившийся мозг.

Я протестующе замычала и постаралась оттолкнуть его. Куда там, то же самое, что сдвинуть с места каменный булыжник. Но, благо Эйнар не собирался слишком сильно на меня давить, потому что стоило ему ощутить мои трепыхания, как он отпустил и отступил на шаг.

Его глаза потемнели и стали почти чёрными, на щеках появился небольшой румянец, и дышал он часто, прерывисто, словно хорошенько так пробежался.

— Лер, — начал он, но слова, видимо, не шли, потому что дальше он просто молчал.

— Иди, — кивнула, прикрывая губы рукой. Я не собиралась стирать поцелуй, показывая, что мне противно, потому что, честно говоря, противно, в общем-то, не было. Обычные губы если не думать, что принадлежат они парню, то вполне обычный такой поцелуй. У меня таких было сотни когда-то, только вот обычно это я выступала инициатором и целовала отнюдь не парней. Но сейчас не об этом.

Эйнар кивнул, напоследок загнув мне в глаза, но, не увидев там чего-то, чего он, наверное, ожидал увидеть, расслабился и даже немного повеселел, потому что почти сразу приосанился и поспешил к порталу.

Мой взгляд невольно упал на Ренольда, который по-прежнему сидел и хлебал что-то из бокала. Он смотрел прямо на меня, но удивлённым, разозлённым или же ошарашенным не выглядел. Скорее выглядел, как человек, которому интересна моя реакция на произошедшее.

Фух, но хотя бы он не претендует на моё тело. Уже хорошо. А вот, что делать теперь с Эйнаром? Об этом нужно подумать.

Эльф между тем дошёл на постамент, вбежал по ступеням и, не оборачиваясь, исчез в ртути портала. И всё? Выглядело так, будто он просто прошёл сквозь такой своеобразный водопад. Даже не помахал на прощание, засранец.

Глава 18

Убрав, наконец, руку от лица, развернулась и пошла в сторону выхода. Говорить ни с кем не хотелось, да и оставаться дальше во дворце мне смысла не было. Эльфа я довела. Императора мы общими усилиями вытянули из могилы. Древнее проклятье остановили. Правду узнали, разглашать не стали. Когда там Эйнар ещё вернётся ещё неизвестно, поэтому можно спокойно сваливать из этого места. Нужно было бы, по-хорошему, сказать Ренольду пока, но что-то меня так и тянуло уйти по-английски.

Ренольд решил мою дилемму сам. Он ждал меня прямо у дверей комнаты, в которой меня поселили. И как только смог обогнать? Хотя в этом переплетении коридоров можно спокойно блуждать до скончания времён, а он знает тут каждый угол.

— Ваше Высочество? — остановилась, оглядываясь. Что ему нужно?

— Мы можем поговорить? Вы не сильно устали?

— Нет, не устала. Конечно, можем, входите, — показала рукой на дверь, давая понять, чтобы шёл впереди меня. Ренольд даже не изменился в лице. Спокойно открыл дверь и вошёл в комнату, тут же садясь в излюбленное им кресло. — О чём вы хотели поговорить.

— Я хотел бы сделать вам предложение.

Ох, чует моя пятая точка, что намечаются новые неприятности. Вот чего вам, Ваше Высочество, спокойно не сиделось? Какое такое ещё предложение?

— Какое? — несмотря на бурю, поднимающуюся у меня в груди, спросила спокойно, присев на самый краешек кровати. То Эйнар со своими поцелуями, теперь и Ренольд с подозрительными предложениями. И ничего, что он ещё ничего толком не сказал, если говорит он, то точно будет что-то подозрительное.

— Как бы вам объяснить?

— Как есть, — слишком уж быстро сказала, получив за это долгий изучающий взгляд и короткий хмык от Ренольда. А что, я, вообще-то, волнуюсь.

— Я хотел, чтобы вы были рядом со мной, — сказал и молчит. Склонил голову чуть набок и наблюдает за моей реакцией. А я чувствую лишь злость. Нельзя сразу всё сказать? Зачем трепать нервы, они и так на пределе?!

— В качестве кого?

В душе бушуют ураганы, а внешне мы спокойны как удавы. Была такая песня или это просто у меня от нервов слова складываться в стихи начали?

— Пока, я думаю, в качестве фаворитки. Понимаете, мой советник высказал мнение, что мне нужно обязательно жениться. И обязательно на девушке, не имеющей отношение к аристократическому роду. Тут есть несколько причин для таких действий с нашей стороны. Позже, если вы согласитесь, я объясню их. Я, в принципе, с ним согласен и готов жениться. Не сейчас, нет, чуть позже. Именно поэтому во дворец постоянно прибывали всё новые и новые девушки, из которых я должен был выбрать себе супругу. Но тут появились вы. Вы мне импонируете, как человек. Симпатичны, стройны, довольно умны, находчивы, добры, остры на язык, что немаловажно. К тому же умеете держать себя в руках, не закатываете истерики и не падаете в обморок от опасности. Стойки и требовательны, если это необходимо. В меру любопытны и как я подозреваю, совсем не искушены в вопросах любви. Ещё немаловажно то, что вы лекарь, который имеет все шансы, стать очень могущественным. А императорская семья не может упустить, возможно, самого сильного в будущем лекаря. Конечно, пока я предлагаю стать вам моей фавориткой, со всеми вытекающими из этого последствиями, — Ренольд бросил взгляд на постель, отчего у меня по спине побежали мурашки. — Но даже если вы не станете моей супругой после, то вы всегда можете спокойно проживать во дворце, в качестве лекаря. Есть, правда, ряд условий. К сожалению, вам необходимо отрастить волосы, что с помощью магии не так уж и сложно. И ещё придётся избавиться от привычки носить мужское одеяние. В остальном у меня претензий нет. Что скажете?

Я сглотнула, оглядывая комнату. И как не заметила? Сейчас везде, на спинке кресла, на той же кровати, на стульях, в открытом шкафу, везде лежали, висели платья. Кажется, выбора мне не оставили.

— Я… — облизала губы, смотря прямо в невыносимо голубые глаза принца. — Могу я подумать, Ваше Высочество?

— Думайте, но недолго, — Ренольд кивнул и поднялся, тут же покидая моё общество.

Что я могу сказать? Надо отсюда линять!

Стоило двери закрыться, как я буквально подскочила на кровати, принимаясь метаться по комнате, хватая то одно, то другое. Желание быть сейчас где угодно, но только подальше от дворца было таким сильным, что я чуть ли не ощущала его на вкус.

Нет, это надо же! Волосы ему отрасти! Платья носи! А не пойти ли вам, Ваше наглючее Высочество, далеко и надолго?! Фаворитка? Спать он со мной собрался, обормот! Просто в красивую обёртку всё это завернул. Зачем, ну, вот мне это зачем, скажите на милость? Я как представлю здешних мегер, которые узнают кто я принцу, так они же мне прохода не дадут. Фаворитка, это не то же самое, что супруга. Фаворитку и отравить под шумок можно, сильно принц возникать не станет.

Нет, дорогие мои, не нужно мне такого счастья. Я мир ещё не посмотрела, чтобы вешать себе подобное ярмо. Да и лучше держаться от власти подальше, целее и спокойнее будешь.

Пф, поменять свободу на сомнительное удовольствие ублажать Ренольда в постели? Побойтесь богов! Я не влюблённая малолетняя дурочка, которая бы согласилась на подобное. Так что руки в ноги и валим отсюда, пока ещё можно.

Осторожно приоткрыла дверь и выглянула в коридор.

Стражники! Нет, то их нигде, кроме как около покоев правителя, не было, а то стоят и прямо около моих дверей! Это уже наглость. Ренольд меня уже посадил под замок. А что будет дальше? Или он просто догадывается, что я захочу свалить? Хм, если так, то он меня за такой короткий срок неплохо изучил.

Захлопнула дверь, рыкнув при этом. Сволочь! И Эйнар ещё этот. Блин! Упала спиной на кровать, сталкивая зашуршавшие платья на пол. Раскинула руки в стороны и посмотрела на потолок. И чего теперь делать? Окно? Повернулась в его сторону. Резко встала и подошла, осторожно выглядывая. В принципе, можно, карниз, правда, совсем небольшой, но мне всего-то и нужно, что дойти до соседнего окна и надеяться, что оно открыто.

«Остановись на минутку».

От голоса Мидаха вздрогнула. Мои нервы настолько напряжены, что я сейчас даже думать спокойно не могу. Всё почему-то свалилось разом, будто снежный ком, который меня махом придавил, перекрывая кислород.

— Мидах, тут такое…

«Знаю. Но ты должна лечь спать».

— Это типа в любой непонятной ситуации — ложись спать? Так, что ли? Мидах, — притворно захныкала я, сжимая и разжимая кулаки. — Мне сейчас не до этого, да и вряд ли я усну.

«Как хочешь, но засни. В любом случае пока на твоей ауре метка мага, ты далеко от дворца не уйдёшь. Максимум за черту города и тебя вернут прямо в ручки Ренольду, который, я так подозреваю, быстренько покажет тебе, как надо себя вести. Так что ложись спать — будем метку снимать».

— Обязательно во сне? — я спросила, а сама уже забиралась в этот момент под одеяло. Шторы закрыла, отчего в комнате был относительный полумрак. Вполне сгодится, чтобы не мешался солнечный свет.

«Да».

— Отлично. Уже сплю, — закрыла глаза, подгребая к себе ближе подушку.

Я думала, что уснуть у меня не получится, но, к моему удивлению, довольно быстро провалилась в сон.

— Просто я тебе немного поспособствовал.

Оглянулась, слыша шум листьев и шуршание травы. Вдалеке закричали птицы. Мидах сидел среди высоченной травы в образе кота и рассматривал меня.

Блаженство. Деревья, синее небо, свежий ветер, запах травы и едва уловимый земли. Боги, как я соскучилась по лесу! Хочу на свободу, подальше от этих каменных стен.

— Неудивительно. В твоих жилах течёт кровь друидов, а они никогда не жили в городах, предпочитая леса. Потому что они слышали природу, ощущали её шёпот и могли соприкоснуться с чем-то большим, нежели могли дать им люди. Хотя слабость к болезным и сирым они испытывали, это да. Дай только волю, будут ходить и лечит всех подряд, забывая о себе. Но ты не такая, я прав?

— В чём-то, — подошла к Мидаху и прислонилась к его пушистому боку, тут же запуская пальцы в шикарный, густой мех. — Я, если надо, помогу, но специально бродить по свету в поисках больных, это вряд ли. Но если встречу кого на своём пути, то помогу. Почему нет, если я могу? Что там с меткой?

Мидах повернул свою голову вбок и медленно изменился, став привычным уже мне юношей.

— Всё хорошо, я над ней работаю с того момента, как ты оказалась тут. Останемся или пойдём к водопаду? — он осторожно перехватил мои ладони и сжал их.

— Я там была. Слушай, а что там, в лесу? — заинтересованно покосилась на ряды зелёных гигантов. Он громадой нависал над нами, шуршал листьями и одуряюще пах.

— Ничего просто лес. Именно такой, каким ты могла бы его представить.

Сотни бабочек непонятно откуда взялись и взмыли в воздух, прямо из-под наших ног. От их крыльев в воздухе оставалась сверкающая пыльца. Небо в небе тоже поменялось, став темнее и по небу побежали пушистые облака. Прямо над нами пронеслась стая каких-то белоснежных птиц. Воздух потяжелел и стал влажным.

— Неужели тут идёт дождь? — удивилась, отпуская руку Мидаха и принимаясь крутиться, раскинув руки в стороны. Хорошо, как же тут хорошо.

— Идёт, — дух улыбнулся.

— Послушай, а ты ведь был человеком? Когда-то давно, правильно? Дагнир ведь говорил, что духи — это не пожелавшие уходить на перерождение души. Ох, а ведь он говорил, что потом они становятся божествами. Ты божество, Мидах?

Остановилась и внимательно посмотрела на своего друга.

— Был, но это было так давно, что я уже и не помню.

— А…

Я хотела спросить, но в этот момент слепой дождь заморосил. И выглядело это так потрясающе, что у меня не осталось слов. Крупные капли пали с неба и сияли, будто драгоценные камни. Солнца не было видно, но это не мешало им переливаться и сверкать. Они падали на лицо, подставленные руки, я ловила их губами, чувствуя, как все тревоги проходят, а уставшие за последнее время нервы успокаиваются.

— Иди, там уже ночь. Самое время.

Донёсся до меня голос Мидаха, а потом меня практически сразу выкинуло в реальность.

— Вот чёрт, — разочарованно потянула, переворачиваясь на спину и кладя руку на лоб.

Темно, хоть глаз выколи. Мидах прав — была уже ночь. Встала, проверила сначала комнату. Вроде никого тут не было. Выглядывать не стала, боясь вызвать подозрения. Подпёрла дверь осторожно стулом, старясь не шуметь. Подошла к окну и одним глазом выглянула. Внизу то и дело ходили ночные караулы. Хоть они и ходили не прямо под моими окнами, но если я полезу по стене, то кто-нибудь из них точно заметит. Хвит сегодня не сильно светила, но всё равно, достаточно одного взгляда и меня заметят.

Я простояла несколько часов, засекая время, когда караул проходит под моими окнами. Каждые семь минут. Мало, но надо успеть. Когда очередной скрылся за поворотом, быстро открыла окно, благо щеколда тут была курам на смех, а затем, залезла на карниз. Осторожно, стараясь особо не смотреть вниз, лишь на ту полоску, по которой я шагала, двинула до ближайшего окна. В какой-то момент посмотрела в другую сторону и едва не вскрикнула, обозвав себя мысленно идиоткой. Справа от меня темнела какая-то труба, прямо идеально созданная для того, чтобы по ней спускались. Поглядела вниз. Хм, почти до самой земли. Видимо, это местный водосток. Отлично.

Ох, и упарилась же я, спускаясь по ней. Это только выглядит просто и легко, а на деле с меня семь потов сошло. Хорошо хоть высота была небольшой, иначе я не успела бы. Итак, только спрыгнула на землю, как тут же пришлось занырнуть в ближайшие кусты.

Караул прошагал мирно мимо, а я, успокоившись, встала. Так, сейчас в конюшню, попытаться вывести Звёздочку — без неё я и до городских ворот не дойду — а потом какую-нибудь калиточку.

Мда, подумала, развернулась и прямо носом впечаталась в чью-то широкую и закованную в толстую кожу грудь. Ну, всё, далеко убежала! Не успела и шага сделать, как поймали!

Подняла расстроено голову и замерла.

— Не хочу в фаворитки, — зачем-то прошептала, отступая на шаг.

Элбан внимательно на меня посмотрел, своими почти светящимися сейчас в темноте глазами и кивнул.

— Пойдёмте, я выведу вас, — также тихо пробасил он и, развернувшись, пошёл в сторону, где, наверное, были конюшни. Блин, я даже этот момент не знала, а главное, сбегать собралась.

— Капитан, — догнала я довольно быстро его почти сразу повеселев. Не сдаст, поможет. Осталось только выяснить — что движет такими его намерениями. — Почему помогаете?

По мне опять скользнули взглядом пугающих глаз. Всё-таки Элбан… внушительный такой мужчина. Что и говорить — оборотень ведь. Наверное, они все должны быть такими.

— Когда-то, такие как вы, помогали, оберегали и хранили мой народ. Раньше нас преследовали и убивали, но вы не боялись, вставали на нашу защиту и порой погибали сами. И мы поклялись, что всегда будем верны вам. Прошли тысячи лет, такие как вы, пропали, но мы всё ещё помним. Я рад, что встретил вас. Я сразу почувствовал это, ощутил, но не мог поверить. А потом увидел посох, и сомнения отпали. Мой народ будет счастлив, услышать весть, что один из наших покровителей вернулся в этот мир. Вот ваша лошадь, Лера. Можете обо мне не волноваться, я не скажу ничего. На воротах стоит один из моего народа, он пропустит вас. Удачи вам, надеюсь, я увижу вас снова.

Он подвёл мою лошадь к неприметной двери, которая как, оказалось, вела в переулок.

Я настолько была впечатлена словами Элбана, что даже забыла поблагодарить его, да и он так быстро меня вытолкал наружу вместе с лошадью, что я даже растерялась.

Запрыгнув на Звёздочку, которая нетерпеливо пританцовывала, так как уже застоялась в конюшне, я на мгновение окинула дворец взглядом.

— До встречи, капитан Элбан. Я уверена, что мы ещё встретимся и тогда я обязательно скажу вам спасибо, — заметив в одном из окон горящий свет, я хмыкнула. Надеюсь, это Ренольд мучается и не спит. — Пошла, моя хорошая.

На воротах нас действительно ждали. Даже удивительно, как же Элбан передал сообщение. Без помех выпустили опять же через небольшую калитку. Напоследок, правда, совсем ещё молоденький мальчишка попросил капельку подержать меня за руку, якобы так ему удача будет чаще улыбаться. Мне не жалко, пожала ему руку. Мальчишка остался доволен. А я на свободе.

Когда я поднялась на ближайший холм горизонт на западе уже начал окрашиваться розовым цветом. Остановила Звёздочку и повернула её, оглядываясь на оставленную мной столицу. Она тёмным гигантом лежала в долине, кое-где видны были огни, а на стенах горели костры. А где-то в самой её сердцевине остался дворец, в который я, наверное, уже больше никогда не вернусь и никогда не увижу принца, который на самом деле и не принц вовсе.

Жаль, что всё так вышло. И магии я так и не поучилась. И лекарем не поработала, даже денег не заработала. У меня до сих пор были только деньги тех наёмников, которые когда-то давно напали на Эйнара. А ведь Эйнар просил дождаться. Надеюсь, он поймёт.

Вздохнула всё ещё ночной воздух и посмотрела наверх. Звёзды в небе стали потухать.

Развернув Звёздочку обратно, помчалась к темнеющему вдалеке лесу, оставляя столицу со всеми, кто там остался позади. Интересно, встречу ли я их снова? Посмотрим. А сейчас мне пора, горизонт, итак, уже заалел.

Конец первой книги

Лерка. Дорога в Оллатар

«Дорога в Оллатар» — продолжение истории про Валерия, который переродился в новом мире девушкой. Получив неприемлемое предложение от Ренольда, Лерка сбегает из столицы. Она уверена — в ближайшее время её никто не побеспокоит, поэтому настраивается попутешествовать в своё удовольствие. Но не тут-то было. Оказывается, от Риваля не так-то просто отвязаться. И неважно, что встретились они совершенно случайно, потому что Лерка как-то особо уже и не верит в случайности. Теперь беглецов становится больше.

Глава 1

Вдалеке послышался чей-то крик, и высокий человек в плаще сильнее натянул капюшон на голову, заходя в подворотню полностью. Тусклый свет ночного светила не попадал туда, поэтому небольшой закуток тонул во мраке, позволяя человеку оставаться невидимым со стороны улицы.

Рядом пробежали стражники, явно кого-то выискивая. Хотя делали они это как-то уж слишком из рук вон плохо, потому что даже не удосужились заглянуть в такой уютный закуток подворотни. А ведь по всем правилам было понятно, что если кто и будет прятаться, то именно тут.

— Надеюсь, капитан уже далеко, — хоть солдат и говорил шёпотом, но в ночной тишине его голос звучал довольно громко.

— Тише, идиот, хочет болтаться завтра в петле, с такими мыслями? Нет? Так беги быстрее и делай вид, что ищешь как можно лучше, — осадил его второй.

Дождавшись, пока солдаты уйдут как можно дальше, человек вышел из подворотни и стремительно перешёл дорогу, оказываясь около двери в ветхий дом. Оглядев ещё раз улицу, он быстро открыл дверь и вошёл внутрь, напоследок на мгновение остановился и, кажется, принюхался. Только после этого он закрыл дверь, быстро подходя к столу, стоящему прямо посередине единственной комнаты.

Отодвинув его, откинул в сторону старый и практически рассыпающийся у него в руках коврик и стал поднимать крышку люка.

Возможно, в этом доме давно уже никто не жил и не пользовался мебелью по прямому её назначению, но вот за железным люком явно кто-то присматривал, потому что крышка даже не скрипнула, будто её совсем недавно смазывали маслом.

— Осторожно, — послышался сухой голос снизу. — Помоги.

Человек опустился на колени и что-то подхватил, вернее, кого-то. А потом одним движением вытянул этого кого-то наружу.

Подхватив его на руки, человек осторожно донёс свою ношу до кровати и опустил на неё, с тревогой всматриваясь в бледное лицо.

— Как он? — заговорил тихо, отходя от постели в сторону.

— Только что потерял сознание. Но мы не можем ждать. Надо уходить сейчас, иначе утром мы, вообще, не сможем выйти из города, — мужчина быстро подошёл к кровати и принялся водить руками над лежащим на ней. — Ранение серьёзное. Так, мы никуда не уйдём, он просто погибнет раньше, чем мы дойдём хотя бы до ближайшего леса.

— Будьте тут, — сказал человек в плаще и быстро выскользнул наружу, предварительно удостоверившись, что рядом никого.

Мужчина хотел ещё что-то сказать, но не успел, поэтому лишь обессилено опустил руки и присел рядом со своим подопечным.

— Всё будет нормально, мальчик мой, мы справимся. Вот увидишь.

Он нервно комкал ткань на своей накидке, пытаясь хоть немного убедить себя в своих же словах. Сейчас он жалел лишь о том, что рядом нет лекаря. Но больше всего он корил себя за то, что когда-то давно позволил влюблённой девчонки увлечься этим тиран и самодуром. Но с другой стороны, если не это, то его подопечный не появился бы на свет.

Он настолько погрузился в мысли о том, где и когда поступил неверно, что невольно вздрогнул из-за звука открывающейся двери. Он тут же подскочил, готовый защищать и защищаться, но этого не требовалось.

— Где пациент? — в темноте плохо было видно, но все тут присутствующие и так знали этого старого лекаря, который по какой-то непонятно причине предпочитал жить в самых трущобах столицы, хотя и имел все шансы быть востребованным и хорошо оплачиваемым лекарем в городе.

Человек кивнул в сторону кровати и опустил старичка на пол. Стараясь быстрее доставить лекаря, человек в плаще принёс его на руках, потому как бегал он всё же на порядок быстрее, чем старый врачеватель. Старичок покачнулся, но не упал, лишь прищурился, всматриваясь в человека, лежащего на кровати. Его старые глаза заволокло пеленой, так как он сейчас смотрел не глазами как таковыми, а внутренним зрением.

— Ага, дело плохо, ещё полчаса и отойдёт, сердечный, — подойдя к кровати, он пощупал позади себя воздух и тут же словно по волшебству под ним оказался стул. И нет, он не владел магией телепортации просто его тут же поняли и стул оперативно пододвинули.

Кивнул, лекарь сел и положил трясущиеся и совершенно сморщенные руки на молодого человека на постели.

— Молодые, — закряхтел ворчливо врачеватель. — Горячие. Что же вы так ни цените жизнь? Губите её раньше времени. Всё, небось, на магию свою надеетесь? Вот тебе и магия. Вижу, на ауре метки были охранные, да только сняты они недавно, оттого добрая сталь и проникла так спокойно в плоть. Ну, ничего, сейчас мы немного поправим, а потом день-два и будет как новенький. Отныне будет знать, что нужно не только на магию надеяться, но и какими-нибудь доспехами обзавестись.

Двое молчаливо переглянулись. Этих двух дней у них не было, поэтому придётся всё-таки раненому потерпеть.

За свою анонимность они не переживали, старый врачеватель был практически слеп, да и стар очень, хотя, как показало дальнейшее, совсем неглуп.

— Понимаю, вам уходит надо, — начал лекарь, когда закончил водить руками над пациентом. — Но не забывайте, что я всего лишь срастил ткань. Принцу нужен уход и отдых. Поэтому как хотите, но берегите его. Слишком больших нагрузок тело не выдержит. Кормите больше, воды давайте чаще, а лучше молока или вина какого. Кровь нужно восстановить. И уберите, молодой человек от моего горла свой меч.

Старый врачеватель, аккуратно отодвинул кончик смертоносной стали от своего горла, весело крякнув при этом.

— Как ты узнал, старик? — тихо спросил тот, кто принёс его сюда.

— А вам, капитан Элбан, давно пора запомнить, что старый и слепой не значит не видящий и глупый. Я слышал, что случилось во дворце. Да кто ни слышал, если вся столица буквально гудела, да и до сих пор гудит. А тут вы, среди ночи. И голос ваш я помню. Да и аура у принца знакома мне. Всё-таки я видел его много раз. Не мог же хотя бы даже ради любопытства не посмотреть его внутренним зрением. Не стану спрашивать, что там произошло на самом деле, но ещё раз прошу — берегите принца. Я не стану никому ничего говорить, я всего лишь старый, больной и почти выживший из ума старик, поэтому отнесите меня, капитан, назад в мой дом и идите с миром.

— Ты ему веришь? — остановил Элбана тот, кто привёл принца сюда через тайный ход.

— Старик не раз выручал уже. В любом случае мы сейчас же уходим. Даже если он расскажет кому, то никто не успеет нас застать.

Элбан не стал ждать, а подхватил вцепившегося в него лекаря и быстро вышел за дверь.

— Патриций, ты стал слишком недоверчивым, — принц на кровати закашлял и сел, держась за правый бок. — Чёрт, это уже слишком.

— Ваше Высочество, принц Ренольд, — тут же бросился к нему Патриций, хватая принца за плечи и осторожно подталкивая его обратно на кровать. — Не вставайте пока. У нас есть ещё время. Полежите немного.

— Не называй меня так больше. Ты ведь знаешь, я не принц этой страны, — Ренольд закашлял, кривясь. Рана в боку всё ещё давала о себе знать.

— Это не имеет значения, — Патриций упрямо нахмурился. Он знал больше, но пока что говорить об этом не собирался. Тем более что Ренольду сейчас и так хватает проблем.

— Где мы? Сколько времени прошло?

— Мы на окраине столицы. Сейчас ночь. Сразу же, как вас ранили, Элбан покинул дворец, прилюдно объявив, что не станет служить императору убийце сыновей. Император объявил его лжецом и изменником, а также в довесок и вашим убийцей. Воспользовавшись суматохой, я усыпи стражу и вытащил вас, доставив сюда по тайному ходу. Метка неприкосновенности, как и сказал лекарь была с вас снята совсем недавно. Следящую я убрал ещё во дворце.

— А маг, разве он не почувствовал? Вы ведь не на ты с магией и явно действовали грубо.

— Я до этого пришёл к нему с вином, якобы для лечения нервов. Предложил выпить. Поэтому он ничего не почувствовал.

— Ты убил его? — Ренольд нахмурился. Он не очень любил дворцового мага, но убивать…

— Что вы? Просто опоил сонным зельем. Мне кажется, то он был на нашей стороне, так как, по-моему, заметил, но всё-таки выпил.

— Нам пора.

В дом вошёл Элбан, тут же бросая на пол большой рюкзак.

— Вот, Ваше Высочество, наденьте, — достав плащ, Элбан отдал его в руки Ренольда. — Недалеко нас уже ждут лошади, поэтому поторопимся, иначе скоро утро.

— Где вы их достали? — помогая Ренольду надеть плащ, спросил Патриций.

— Есть люди, которым не по душе происходящее. Готовы? Вам помочь?

Элбан хотел было подойти к Ренольду. Принц, морщась и стискивая зубы, поднимался с кровати, при этом он выглядел явно не самым здоровым человеком, но на вопрос капитана лишь молча кивнул отрицательно головой.

— Поможешь, если посчитаешь, что я задерживаю всех, — тихо сказал Ренольд, выпрямляясь. — Договорились?

— Да, Ваше Высочество, — коротко поклонился Элбан и вышел на улицу, держа дверь открытой.

— Я же же просил меня так не называть, — недовольно забурчал Ренольд, тоже выходя наружу. За ним вышел Патриций.

— Как скажете, принц, — сразу же отозвался Элбан, устремляясь вперёд и показывая дорогу.

Ренольд хмыкнул, но промолчал.

Все трое быстро скрылись за ближайшим домом, растворяясь в ночной темноте. Буквально через несколько секунд уже ничего не напоминало, что тут кто-то был. Лишь нищий юркнул в дом, в котором были совсем недавно эти трое. Он поправил половик, стол, вытер следы на запылённом полу, а потом спокойно ушёл. Сейчас тут больше ничего не напоминало о ночных гостях, а нищий этот через пару улиц шепнул одному из солдат, что капитан с принцем успешно покинули город.

Солдат на это кивнул, продолжая своё патрулирование. Нищий скрылся в тёмной подворотне, смакуя мысль о припрятанной бутылочке первоклассной настойки, которую он не так давно увёл у скряги торговца на рынке. Старый лекарь потушил в комнате лампу, которая ему не нужна была совершенно, и лёг спать. Часовые на воротах продолжали якобы зорко следить за вверенной им территорией, начищая при этом свои мечи. На стене стражники важно расхаживали с факелами, пытаясь углядеть в темноте нарушителей, но при всём при этом почему-то отчаянно не замечали три тёмные тени, отдаляющиеся от города. А в одном переулке другой нищий очищал нож от крови солдата, который видел Элбана и спешил донести во дворец. Маг во дворце перевернулся на другой бок и закрыл глаза, наконец, засыпая.

А наутро императором было объявлено, что его сын, Ренольд Риваль, был коварным ударом в спину убит предателем капитаном Элбаном, за голову которого он назначает награду в сотню золотых.

В тот же вечер во десятках тавернах столицы были молчаливо подняты множество кружек с тостом за капитана и принца с молчаливыми пожеланиями не попасться в лапы наёмников и успешно добраться до тихого места.

Нашлись, конечно, и болтуны, донёсшие куда надо, но было уже поздно. Троица успешно скрылась, затерявшись на просторах империи.

Глава 2

Кажется, я содрала себе всю кожу на пальцах. Да и, вообще, все руки выглядят просто ужасно. Израненные, с небольшими синяками и вот сейчас ещё и с ободранной кожей кое-где. Острые камни, это вам не нежный тёплый песочек на южном море. О, нет, зачем я подумала об этом. Стиснула зубы, продолжая карабкаться наверх. Здесь не так сильно выражены смены времён года, но всё же сейчас уже не так тепло, скоро начнётся сезон затяжных дождей, перемешанных со снегом. Температура опустится почти до нуля, а иногда будет и переваливать за эту отметку. В общем, не самая хорошая погода для путешествий. Но разве такие пустяки могут остановить меня? Вряд ли. Тем более я хорошо знаю, что такое настоящая зима, поэтому этот «тёпленький» дождик мне даже будет в радость.

Спросите, где я? Так, в горах. Со дня моего тактического отступления из дворца прошло почти три месяца. Опасаясь, что Ренольд не захочет терять, как он выразился, лекаря, который, возможно, станет в будущем очень сильным, я уходила все дальше и дальше. Лес был пройден мной за рекордные сроки. Мне, вообще, показалось, что лес такому быстрому моему продвижению поспособствовал. Иначе, как объяснить то, что я ни разу не заплутала, не забрела в буераки, глубокие овраги, не столкнулась с хищниками? Вот и я думаю, что тут дело явно попахивает помощью со стороны этого гиганта. Лес, кстати, вполне себе, живой. Я, конечно, пока не очень научилась понимать его голос, но сопровождающий меня дружелюбный шепот, мне вполне пришелся по душе.

Так вот, лес был пройден и передо мной встали горы. Обходить их я посчитала лишней тратой времени, тем более в ближайшей деревеньке, в которой мне к моему глубочайшему сожалению пришлось продать Звездочку, сказали, что есть отличная тропа. Они прямо уверяли меня, что несколько дней пути и я по ту сторону гор. Даже, говорили они, проводник не нужен. Якобы летом там детишки бегают и все просто отлично.

Что могут, может быть, для них все это просто, но вот я на второй день поняла, что забралась явно куда-то не туда. Ни о какой «той стороне» речи не было. Вокруг были лишь горы, причём куда ни плюнь, везде они. Я шла всего ничего, так откуда сзади такая длинная горная цепь? А впереди?

В общем, я на минутку приуныла, но потом взбодрилась. Когда я ещё смогу вот так просто поблуждать по горам? Еды, правда, мало, но ничего, где наша не пропадала? Вон мхи какие-то торчат, по-любому съедобные и сытные. Кустики разные с ягодами. Хм, незнакомы мне, но Мидах не даст мне погибнуть смертью глупых, отравившись ягодой.

Так, а что там у нас животными? Помню в горах козлов всяких полно. В принципе их хватает и не в горах. А ещё тут должны водиться разные кошки, вроде пумы и рыси. Или рыси не в горах? Не помню. Ещё тут должны быть орлы. Мда, негусто. Хотя я лично не захотела бы ни с кем из них встречаться.

Заползла наверх небольшой скалы и развалилась на площадке, которая прямо создана была, чтобы на ней лежать. Кстати, забралась уже так высоко, что камни были очень холодными, да и воздух плюсовой температурой не мог похвастаться. Ещё немного и достигну границы, где будет снег. Но так высоко я не полезу. Зачем? Там даже кустиков с ягодами нет, так что делать мне там нечего. А поднялась я сюда, потому что снизу был заметен отличный выступ в этом месте, как мне показалось опоясывающий всю гору. По нему можно отличненько добраться на противоположную сторону, обогнув гору.

Села, принимаясь рассматривать свои ладони. Не так плохо, как могло бы быть. Подышала на них и сунула подмышки, поднимая глаза.

Красиво! Вот, знаете, пусть тут холодно, пусть я устала, хочу есть и, вообще, я ещё припомню людям в той деревеньке за такую подставу, но картина, открывшаяся моему взгляду, стоила того. Горы со снежными шапками, скалы, внизу виднелась зелёная и полная жизни долина. С одной стороны темнел лес, а прямо рядом с ним блестело озеро. И плывущие по небу облака казались такими близкими, что так и хотелось поднять руку и попробовать дотянуться.

Сидеть хорошо, но надо топать дальше. Блин, я в тысячный раз мысленно погладила себя по голове, что купила за пару серебрушек в той деревеньке овечий тулуп. Иначе быть мне замерзшим сусликом.

Пошла в сторону замеченного мной выступа и с удивлением обнаружила, что он, если и носит природный характер, то явно облагорожен человеком.

Посмотрела ещё раз наверх. Судя по всему, сейчас примерно часа два, а, значит, до ночи ещё есть время. Пройду немного по выступу, если там не обнаружится никакой пещерки, где я могла бы провести ночь, то придётся вернуться сюда. Хм, хотя тут тоже особо ночевать негде. Эх, мне бы палатку сюда, спальный мешок, жаровеньку какую-нибудь, термосок с горячим чаем. Так, оставить мечтательные и слюнопускательные мысли. Вперёд и с песней, вон ветер, кажется, поднимается.

Ближе к вечеру, когда мой желудок пел мне такие грозные серенады, что я боялась, как бы на этот звук ни сбежались все хищники с ближайших скал, я вышла на ещё одну площадку. А тут у нас что?

На противоположном краю была каменная хижина, вмурованная прямо в скалу. Отчётливо были видны деревянная дверь и крохотное окно-бойница, видимо, выдолбленное в камне на всякий случай. И заткнуть можно, особо не ломая голову, и если приспичит на улицу выглянуть.

Осторожно подошла к хижине, останавливая в нескольких метрах. Достала на всякий случай меч. Окошко было сейчас заткнуто какой-то тряпкой. И что делать? Уйти? Так, может, это единственное место на ближайшие километры, где можно переночевать?

Присела, стараясь рассмотреть хоть что-нибудь в небольшую щелку. Меня не покидало ощущение, что там кто-то есть. Вот, знаете, бывает такое чувство. Наверное, это и есть шестое чувство, ну или просто моя пятая точка имеет на всякие неприятности отличный нюх. Правда, иногда ее подсказки немного запаздывают.

Заметив слабый отблеск огня и едва уловимый треск, моментально подскочила на ноги, и укрылась за ближайшим валуном, коих тут было предостаточно. Так и знала, что просто ничего не бывает. Вот кто там? Местные разбойники, устроившие своё гнездо в горах? Э… Нет, не думаю, что лихие ребята стали бы забираться так высоко. Все же путь неблизкий. Тогда кто? Какой-нибудь полусбрендивший отшельник или такой же сумасшедший путешественник?

Дверь скрипнула, я напряглась, стараясь даже не моргать, чтобы не пропустить момент атаки.

— Ну кто там ещё?

Из дома вышел седой, как лунь дед, который глянул точно на камень, за которым укрывалась я. Он нахмурил свои густые брови и смешно пошевелил усами. Кстати, и брови и усы и небольшая борода тоже были полностью седыми. Одет он был в тулуп, под тип моего. А ещё у него имелись даже на вид тёплые сапоги, чем-то похожие на унты.

— Выходи, не съем я тебя, — вздохнул он и, развернувшись, вошёл обратно в дом, оставляя дверь приоткрытой. — На улице холодно, не студи избу и заходи.

Я всё ещё сомневалась. Мало ли, вышел один дед, а там, кроме него ещё целая толпа мужиков. Я понимаю, что меня могут непросто убить, но и сделать много чего не очень приятного. Не хотелось бы, но, как говорится, кто не пьёт, то здоровеньким умрёт. Э, нет, я хотела сказать, кто ни рискует… В общем, неважно.

Подошла к двери и одним глазом заглянула внутрь. Никого. Дед сидит около очага устроенного прямо в середине дома и что-то там кашеварит.

— Извиняюсь за вторжение, — буркнула, заходя и закрывая за собой дверь.

Тут было теплее. А ещё пахло кашей. Желудок тут же напомнил, что он давненько уж ничего не переваривал и если я не хочу, чтобы он забыл, как это делается, то нужно срочно подкинуть в него что-нибудь. А ещё лучше вон той кашки, что так хорошо пахнет.

Прошла внутрь и села прямо напротив деда на скрипнувшую подо мной скамейку. Вообще, в доме явно преобладал минимализм. Стены серые, кроме небольшой бойницы — заткнутой, по-моему, мешком — двери, очага, пары скамеек и одной лавки, отдалённо похожей на кровать, здесь ничего больше не было. Несколько полок, выдолбленных прямо в камне, я не считала за предмет интерьера.

Дед молчал. Я молчала, постепенно отогреваясь. От очага шло приятное тепло. Тихая и спокойная атмосфера действовала на меня умиротворяюще, отчего глаза начали слипаться. Даже голод не был помехой для сна, так как тело устало за эти дни, и требовала полноценного отдыха. Но я понимала, что опасность не миновала, поэтому старалась крепиться, постоянно давая себе мысленного подзатыльника.

Чтобы хоть немного себя чем-то развлечь, начала рассматривать деда. На первый взгляд, лет ему было под семьдесят, по моим меркам, естественно. Я ещё помнила, как жестоко ошиблась с императором и эльфом. Интересно, как там Эйнар? Наверное, зол на меня.

Так, об этом потом, сейчас дед. Лицо морщинистое, но не сильно, усы, как у казака, короткая борода ухожена, густые брови. Нос крупный, глаза сощурены и не сказать, чтобы сильно старческие. То есть никакой катаракты или чего ещё в глазах не было. Вполне себе живые, умные и внимательные глаза взрослого человека.

Секунды медленно вытекали в минуты. Сколько мы так молча сидим? Полчаса? Час? Без понятия. Но почему-то эта тишина давила на мозги только в самом начале, но чем дольше я сидела, тем спокойнее становилась.

Дед в очередной раз попробовал кашу, крякнул довольно, повернулся и взял небольшую глиняную миску. Она стояла всё это время рядом с ним, но я почему-то заметила её только сейчас. Миска была почти новая, без сколов и трещин. Интересно, она здешняя или дед с собой принёс?

Он, между тем аккуратно наполнил миску и протянул её мне, подавая вместе с ней и ложку, по-моему, деревянную. Ага, точно, ложка деревянная, на ней даже какой-то узор есть вроде хохломского.

Приняла, неловко улыбнулась и замерла, дожидаясь, пока дед наполнит свою миску. Он замер и выжидающе уставился на меня. Что ему надо? Я что-то должна сделать? Может, помолиться? Но я не учила никогда молитв.

— Благодарю богов за кров и пищу, — буркнула, чуть кивнув. — И вас благодарю.

Дед внимательно посмотрел на меня и кивнул, будто бы действительно принял благодарность. А после принялся аккуратно есть, время от времени кидая на меня взгляды.

Даже, несмотря на то что я была зверски голодна, я старалась есть медленно и осторожно. Почему-то под этим взглядом выглядеть нелепо и некультурно не хотелось. Вроде самый обычный дед, но, наверное, моё воспитание не позволяло проявлять неуважение к пожилым людям даже в такой мелочи.

После еды, он сполоснул котелок, наполнил его водой из небольшого бурдюка, потом достал мешочек, от которого до меня доносились ароматы разных трав и сел, ожидая, пока вода закипит.

Я поела, очистив миску чуть ли не до блеска. Аккуратно поставила её рядом с собой и смиренно принялась ждать горячего напитка. Всё происходящее напоминало мне какую-то странную, но будто бы обыденную церемонию. Вот сейчас вода закипит, дед накидает в неё трав, подождёт немного и разольёт по мискам. А потом мы будем также в тишине, молча пить, наслаждаясь теплом, идущим от очага, его приятным потрескиванием, шумом ветра за стенами дома, и даже прохладой, которая проскальзывает в щели.

Так и произошло. Вода закипела, он сыпнул небольшую жменю трав, подождал немного, разлил по мискам и снова замер, прикрыв глаза. Казалось, что я для него, вообще, не существую, хотя до этого он взял мою миску и наполнил её отваром, тут же возвращая.

— Что гонит тебя?

Вопрос прозвучал так неожиданно, что я, расслабившись, даже вздрогнула, едва не пролив на себя отвар. Гонит? Что он имеет в виду?

— Ничего, — между тем ответила, подумав, что вдаваться в подробности не стоит.

— Так ли это? Нечасто встретишь молодую девушку, которая по собственному желанию бродит так далеко и высоко в горах. Ещё и в одиночку.

— Я заблудилась, но потом решила, что такой путь ничем не хуже других, поэтому просто пошла вперёд.

— Вот как. И чего же ты хочешь найти в конце этого пути?

Я внутренне ухмыльнулась. Неужто мне повстречался мудрец-отшельник? Интересно, с ним можно поговорить, так как такие старички всегда много знают и много видели, а послушать я люблю.

— Ничего. Я просто хочу увидеть мир.

— Ого, — дед улыбнулся, правда, из-за усов и бороды улыбку было плохо видно. — А знаешь ли ты, что мир очень большой?

— Знаю, — кивнула, отхлёбывая, начавший остывать отвар. — Поэтому пошла сейчас, чтобы успеть увидеть как можно больше.

— Но разве тебя не волнуют вещи, которые обычно тревожат молодые сердца?

И вот что ему сказать? Под этими вещами он подразумевает, я так полагаю, парней, любовь-морковь и прочее? Не сказать, что меня такое не волнует — вон, один Эйнар чего стоит и Ренольд со своими странными и слишком уж наглючими предложениями — но, думаю, ему такая информация, ни к чему.

— Волнуют, но ведь я тут, а, значит, свой выбор сделала.

Дед усмехнулся.

— А говоришь, что ничего не гонит.

Я упрямо поджала губы. Вот и чего этому старому пню надо? И ведь подцепил же, выведал всё-таки. Не люблю таких людей! Хороводы водят словесные, а потом выяснятся, что вроде и не хотела, а всё сама же им и рассказала.

— Моё имя Олан, а как твоё, дитя?

— Лерия, можно просто Лера.

Почему-то обычно я сразу представляюсь Лерой, а тут зачем-то сказала своё полное имя. Всё-таки этот дед странный.

— Лера, — Олан осмотрел меня внимательно, и я только сейчас смогла разобрать цвет его глаз, хотя могу всё же ошибиться, освещение так себе. Кажется они у него зелёно-карие. — Здоровая и сильная, значит? Хм, тебе подходит это имя. Не каждая девушка решится появиться в таком месте в одиночку. Как будем делить постель? — резко переменил он тему разговора.

— Что? — не совсем поняла его я. Посмотрела на него возмущённо, но увидела лишь смешинки в глазах.

— Лавка, говорю, одна, как будем её делить? Тебе на камнях спать нельзя, молода ещё, застудишь чего. А мои старые кости вряд ли выдержат ночи на холодном полу. Вот и спрашиваю — как лавку делить будем? — сказал и сухо рассмеялся, видимо, ему понравилось выражение моего лица.

Старых хрыч, перепугал, блин!

Глава 3

Небо клубилось тучами, которые были очень похожи на грозовое море. То и дело вдалеке вспыхивали молнии, а до нас докатывались отзвуки грома. Ветер резкими порывами швырял в лицо воздух, который с каждым днём становился всё холоднее.

— Стой, — Олан протянул руку, заставляя меня удивлённо глянуть на него.

Да, мы с этим вредным старикашкой всё ещё вместе. Он оказался интересным, а мне было всё равно куда идти, поэтому пошла следом за ним. Он не был против, наоборот, как мне кажется, даже чуточку остался доволен.

Так как высоко в горах находить уже было просто невозможно — ни еды, ни воды, да и холодно — мы спустились. Но даже так далеко от гор не отошли, шагая прямо вдоль них, часто ночуя в небольших пещерках или же вовсе в построенных такими же путешественниками, как мы хижинах, да шалашах.

Олан оказался просто человеком, который решил на старость лет посмотреть мир. Лет тридцать назад собрался. Второй раз обходит, утверждая, что толком в первый раз нигде не побывал, по глупости на коне большую часть проскакал, поглядывая одним глазком.

Его рассказы о том, что, как он выражается «видел одним глазком» завораживают.

— Что такое? — приблизилась и остановилась, поглядывая тревожно вперёд. Вроде там ничего не было, но просто так Олан вряд ли бы остановился. Вообще, дед, по-моему, двужильный. Возраст его поражает — сто тридцать лет. Без всякой магии! Но на старую развалину он мало походит. Бывали дни, что мы шли весь день, не останавливаясь, и он выглядел вполне себе бодрым. Хотя, как и прочие старые люди, очень любит рассказывать, как у него болят кости, ноги, спина и прочие, несомненно, важные части тела.

— Открой глаза и смотри, — зыркнув на меня из-под густых бровей, Олан присел за камень.

Я последовала за ним, с тревогой посматривая на небо. Скоро явно начнётся дождь, а Олан со своими причудами. Нужно ночлег искать, если не хотим остаться под дождём прямо под вот этим камнем.

Так я думала, пока не увидела, как из леса, который находился от нас в полукилометре, выскакивает на равнину животное, очень похожее на оленя. Вот только шкура его была не коричневой, а золотистой, а рога настолько походили на ветки дерева, что было просто удивительно, как он передвигается с таким украшением по лесу.

Я притихла, любуясь красивым зверем. Он между тем широкими скачками направлялся в сторону ближайшей горы. Зачем он это делает? Неужели он собрался взбираться наверх на своих тонких ногах? Да и не слышала я раньше, что олени могут по горам, как горные козлы скакать.

Животное пробежала метров сто, как из лесу с грозным рыком вылетел хищник, который тут же мощными скачками направился прямо за оленем. При этом он несся так стремительно, стелясь по земле, что мне казалось, непременно догонит. Внешний вид хищника тоже стал для меня неожиданным. Удлиненное мощное тело было похоже на тело чёрной пантеры, а вот голова волка, только вот кончик носа очень уж походил на клюв птицы. Естественно, голова была вся покрыта коротким, чёрным мехом, клюв чуть загнут, как у орла. Никогда таких не видела!

Покосилась на Олана. Он поднял руку и приложил палец к губам. Понятно — нужно молчать.

Снова перевела свой взгляд на охоту. Но к этому моменту олень уже запрыгнул на скалу, сноровисто и как-то слишком просто продолжая подниматься всё выше. Удивительно! Но хищник тоже был не так прост. Он начал взбираться вверх, но явно проигрывал в скорости, поэтому с рассерженным мявком спрыгнул вниз, походил вокруг скалы, нервно дёргая хвостом, а потом ушёл обратно в лес.

Мне, если честно, не особо хотелось выходить из укрытия, потому как размер у хищника был впечатляющий. А если он далеко не ушёл, надеясь, что олень слезет всё же? А тут мы! О, нет, даже думать не хочу.

— Ты так и будешь там сидеть? Дождь скоро начнётся, промокнешь.

Поднялась, рассержено глядя на Олана. Зачем говорить о таких очевидных мне вещах? Но вслух возмущаться не стала, бесполезно, за те несколько недель, что мы шарахаемся по этим горам вместе, я уже привыкла к вредному характеру своего спутника.

Вместо этого, стала расспрашивать об увиденных мною впервые животных. Олан рассказывал, называя их так мудрено, что я перевела для себя просто как олень и пантера. Просто на местном языке названия звучали больно нелепо.

Небо совсем уже потемнело, да и начал накрапывать дождь, холодный и довольно неприятный, а если ещё учесть ветер, который так и не стих, то погодка была не самой прогулочной. Мы давно не были в поселениях, поэтому приходилось довольствоваться той одеждой и вещами, которые были у нас. Питались, так сказать, подножным кормом.

— Вон там есть пещера. Помню, что мы там останавливались. Лет двадцать назад это было.

Удивляюсь памяти Олана. Двадцать лет назад! А он помнит, что где-то тут была пещера. Я бы забыла сто процентов. Или нет? Не знаю, посмотрим через двадцать лет. Если доживу.

Ветер швырнул в лицо пригоршню мелкого дождя, отчего захотелось скорее уже оказаться в более спокойном и тихом месте. Как и сказал Олан, пещера оказалась на месте. Она явно уходила вглубь горы, но так далеко забираться мы не стали. Мне хватило в прошлый раз гуляний по подземелью.

Интересно, как там Эйнар и Ренольдом? Странное дело, но я даже немного скучаю по ним. По Асвальду с его такой кажущейся сейчас трогательной заботой. Даже немного по Ривалю и его надменной физиономии. Признаюсь, несмотря на их тараканы в голове, ребята они неплохие и мне было даже весело с ними. Но опять же, я не могла остаться, если я хочу увидеть мир, то нам явно не по пути. У них куча обязанностей, а я как перекати-поле. Сегодня тут, завтра уже в другом месте.

Размышляя сейчас об этом, иногда приходит мысль, что, может, я поспешила с выводами. Может, надо было просто нормально поговорить с Ренольдом, и он отказался бы от своей идеи, а не убегать сразу, будто за мной сто чертей гнались?

Но сейчас уже разницы нет никакой. Столько времени прошло. Они уже и как звать меня забыли, так что можно успокоиться и не оглядываться. Да и не представляю я такой уж большой ценности, чтобы кто-то из них гнался за мной. Да и с чего вообще? Я же ни какая-нибудь дочь короля соседнего королевства, а просто обычная девушка, каких в империи пруд пруди, ещё и получше есть и покрасивее. Так что всё нормально, можно расслабить булки и наслаждаться жизнью.

Так я думала, пока Олан кашеварил. Удивительное дело, но каша у него выходит просто отменная. Моя почему-то всегда подгорает, хоть я и мешаю постоянно и глаз с неё не спускаю.

В какой-то момент, ложка, которой Олан мешал пищу, замерла в воздухе неподвижно. Я подняла голову и вопросительно глянула на своего спутника, не понимая, что его опять насторожило. Вроде снаружи слышно было только шум дождя и ветра, а из пещеры доносились звуки капающей воды. Пещера, кстати, явно пользуется популярностью у спутников, потому что тут есть и запас сухих дров и огниво, даже небольшой котелок есть. Все удобства, так сказать.

Олан снял котелок с костра, отложил ложку в сторону и поднялся на ноги.

— Сиди тихо и помалкивай, — ворчливо буркнул он, а сам пошёл на выход.

Меня тут же разобрало любопытство, но я быстро подавила его, оставаясь сидеть на месте. Олан прав, тут нам не мирное поселение. Да даже в нём может произойти всё что угодно, а уж в какой-то безлюдной пещере и подавно. Я лишь вытащила нож, садясь так, чтобы было хорошо видно вход.

Олана не было минут десять. Я уже начала волноваться за его жизнь, когда он появился в пещере. Зайдя, он хмуро глянул на меня и сел обратно на свой чурбачок, вешая котелок обратно над костром.

— Что… — хотела спросить я, подумав, что никого там и не было, а Олану просто показалось, но задать вопрос полностью не успела.

В пещеру, ведя под узды лошадей, вошли трое людей с ног до головы замотанных в плащи. Лиц видно не было, да и в пещере было сумрачно.

— Так ты не против, старик? — спросил один из них, привязывая свою лошадь к колышку, вбитому между двух камней. Я же говорила, тут всё устроено чуть ли не люкс классом.

Кстати, голос показался мне знакомым.

Второй человек покачнулся, но его тут же придержал третий, отчего тот явно недовольный таким, быстро отошёл в сторону, принимаясь тоже за свою лошадь.

— Какая разница? — буркнул Олан. — Эта пещера не моя собственность, а то, что мы пришли сюда на полчаса раньше, не даёт нам право указывать вам, где останавливаться.

— Можешь не волноваться за свою жизнь, старик, и за жизнь своего спутника тоже. Мы просто переждём непогоду и уйдём, — заговорил тот, который покачнулся.

А я замерла, будто мне в позвоночник вогнали раскалённый прут. Боги, почему? Как, вообще, такое возможно? Что произошло и каким таким местом я разгневала вас, что, даже шарахаясь почти четыре месяца по горам, встретила в крохотной, затерянной среди скал пещере именно этого человека? Как он, вообще, тут оказался? Почему не сидит сейчас в своём уютном дворце, почитывая перед камином какую-нибудь книгу, или же не наслаждается жизнью на балу, кружа в танце красивую девушку? Я чем-то прогневала вас, боги? Это случайность? Неужели моя судьба всё же каким-то образом так тесно связана с этим человеком, что сколько бы я ни бежала, вы всё равно направите наши пути так, чтобы они пересеклись однажды?

Убрала нож, вздыхая. Теперь понятно, почему голос первого показался знакомым. Это капитан Элбан. А вот третий кто? Неужели Эйнар? И почему Ренольда качает?

Прищурилась, переходя на внутреннее зрение. Он был ранен! Рану залечили, но ему явно сейчас хреново, так как на внутренних тканях, похоже, осталась либо грязь, либо ещё какая зараза и они теперь начали нагнивать. А так как снаружи всё заросло, ты выйти это всё наружу не может. Очаг заражения небольшой, но Ренольду должно быть худо. Как минимум температура, постоянные боли в боку, возможно, тошнота и бессилие. Если оставить всё как есть, то в скором времени заражение доберется до внутренних органов. Первой будет печень.

И что теперь делать? Промолчать? Я сижу в месте, где меня плохо видно, тем более что на голове по-прежнему накинут капюшон. Так что я могу просто претвориться, что ничего не видела. Дождаться пока они свалят и вздохнуть свободно, продолжив свой путь. Но если я так сделаю, то Ренольду будет только день ото дня хуже. А где они в таком месте найдут нормального лекаря? Ближайшая деревня, наверное, в недели, а, может, и в двух отсюда. Помрёт ещё. Блин, жалко что-то. Он, конечно, не образец добродетели, но парень неплохой.

— И где же это вас так угораздило? Помниться, когда я покидала вас, вы были в более хорошем состоянии.

Все замерли. Только Олан продолжал мешать кашу, будто ничего не случилось. Наверное, даже если небо однажды рухнет, он будет так же сидеть спокойно и даже бровью не поведёт.

Ренольд быстро подошёл ко мне, хотя и прошипел себе под нос что-то нецензурное, видимо, двигаться быстро ему тоже было уже больно. Наклонившись, он откинул мой капюшон, застывая. — Думается мне, что боги посмеялись над нами и снова соединили наши дороги.

— Лера, — как-то странно выдохнул Ренольд, и хотел было сесть прямо на землю, но подошедший Элбан сунул быстро под него какое-то одеяло, за что принц поблагодарил его, устало выдыхая.

— Позволите? — спросила, протягивая руки к капюшону принца. Почему-то мне показалось, что у него нет силы даже снять его. Он лишь молча кивнул, поэтому я осторожно откинула его, внимательно всматриваясь в лицо принца. Бледный, на лбу испарина, похудевший, мокрые пряди волос кое-где прилипли к лицу и лбу. Ему явно плохо. Глаза блестят, зрачки расширены, словно у наркомана. Осторожно положила ладонь на горячий лоб, стараясь не обращать внимания, что Ренольд положил одну свою ладонь мне на колено и вроде как само собой оставил её там. Он явно сейчас держится из последних сил, стараясь не сильно терять лицо. Сколько он в таком состоянии? Неделю, две? — Я помогу, вы разрешите?

Ренольд облизнул сухие и потрескавшиеся губы, закрыл глаза и кивнул, расслабляясь. Доверяет мне, как и прежде. Странный всё же он человек.

Я и сама закрыла глаза, настраиваясь на своего свалившегося, будто снег на голову пациента. Да, давно я никого не лечила, всё-таки мы бродили по таким местам, что найти тут человека достаточно сложно. Мир мгновенно окрасился текущей, словно вода в океане энергией. А вот и Ренольд, его аура сейчас в одном месте потемнела, показывая, что в этом месте с физическим телом творится что-то неладное.

Вздохнула, наклоняясь и начиная вливать в это место свою энергию, омывать ею повреждённые ткани, смывать, будто родниковой водой всю гадость как с тканей, так и с ауры. Медленно, не торопясь, наполняла уставший организм необходимой ему сейчас силой, ускоряя процесс регенерации в определённом месте. Ренольд вздохнул, подвигаясь ко мне ещё ближе. Чёрт возьми! Он слишком близко! Я даже ощущаю его всё ещё слишком горячее дыхание у себя на лице. Надавила чуть сильнее на лоб, но принц, будто не заметил этого и неосознанно потянулся за моей энергией, что заставляло его придвинуться ещё ближе. А потом он и вовсе обнял меня за талию и притянул к себе, стаскивая с чурбачка.

— Капитан, — задушено пискнула я, потому что принц, видимо, полностью вымотавшийся, а сейчас почувствовавший себя лучше, уснул, стискивая меня в объятия. — Освободите меня.

Третий человек, который всё же скинул капюшон, и в котором я узнала советника Патриция, быстро начал стаскивать с лошади свёрнутые одеяла и кидать их прямо на пол недалеко от костра, расстилая.

— Осторожнее только, — выровняв последнее, он нервно переходил с места на место, наблюдая, как Элбан поднял Ренольда и осторожно положил на сооружённую постель. А потом сразу укрыл оставшимся одеялом. Сколько их у них?

— Нам сами боги вас послали, — бормотал он, проверяя, везде ли укрыт принц? Не будет ли ему дуть от входа? А из пещеры? Достаточно ли близко к костру или, может, ещё немного надо пододвинуть?

— Это точно, — садясь обратно на чурбачок, потёрла руки друг об дружку и протянула раскрытые ладони к костру. От потраченной энергии я немного замёрзла.

Олан как сидел молча, так и сидел, лишь время от времени мешал кашу и посматривал на меня.

— Это, — пожала плечами, — мои старые знакомые. Тот, кто спит — Ренольд Риваль, вместе с ним капитан Элбан и советник Патриций. Не так давно мы часто виделись.

Зачем я ему всё это говорю? Но Олан будто бы этого и ждал, потому что кивнул, наконец, переставая вести себя странно.

— Ах да, это Олан, он, — запнулась, не зная, как представить своего неожиданного сопутешественника, — мой попутчик.

Элбан просто кивнул, а вот Патриций, наконец, убедившись, что Ренольду никакой смертельной опасности больше не угрожает, с интересом посмотрел на Олана и присел рядом, начиная выспрашивать о разных мелочах вроде, что мы тут делаем и как сюда попали, где были и куда ходили.

Я не слушала их разговор, заметив лишь, что обычно молчаливый Олан, вполне себе нормально разговаривает с советником. Встав, пошла на выход, но покидать пещеру не стала. Ещё бы, там же дождь. Просто остановилась у самого входа, обхватила себя руками и стала наблюдать за дождём. Странно, почему-то это встреча перевернула у меня что-то внутри. Мне отчего-то стало грустно и немного одиноко. Меланхоличное настроение накатило, будто только его и ждали. Хотя и была зла на Ренольда, но, честно говоря, была рада его увидеть. Такое чувство, будто встретила старого друга. Внутри всё вздрогнуло. Непонятно, конечно, что он делает тут, в таком отдалении от столицы, да ещё и ранен был совсем недавно. Хотелось бы узнать, потому что раненные принцы обычно имеют свойство тащить у себя на хвосте неприятности.

— Не ожидал встретить вас тут, но советник прав, боги явно на стороне принца. Подошедший Элбан встал рядом, тоже всматриваясь в водную завесу. Дождь разошёлся не на шутку. Вокруг пахло сырой землей и дождём, который был довольно холодным.

— Вполне возможно, — ответила я, кутаясь сильнее в свой тулуп, который не стала снимать, спустившись с гор. Тащить его в руках было не очень удобно, учитывая, что у меня была ещё и сумка, а в нём было не так уж и жарко, чтобы не стерпеть. — Правда, мне было бы лучше, если боги сказали, чего хотят прямым текстом.

— Это невозможно. Вы замёрзли? — Элбан внимательно посмотрел на меня снизу вверх, будто просвечивая сканером.

— О нет, — я рассмеялась, тихо так, чтобы не разбудить Ренольда. Пусть спит, он и так очень устал. — Капитан, это привилегия Эйнара, вот так у меня спрашивать. Простите, но вы очень напомнили его. Он всегда волновался.

Я замолчала, переставая смеяться, только нахмурилась, вспомнив, нашу с Асвальдом последнюю встречу. По какой-то причине, я старалась не вспоминать о поцелуе, считая, что мы всё равно никогда не встретимся больше, а, значит, не стоит даже думать об этом.

— Не расскажете мне, что случилось? Почему Ренольд тут, почему был ранен, и что стало с договором между империей и эльфами?

— Я думаю, он расскажет вам сам.

Элбан развернулся и ушёл обратно в пещеру, но через несколько минут вернулся и накинул мне на плечи небольшое одеяло, прямо поверх тулупа.

— Спасибо, — рассеянно улыбнулась, рефлекторно удерживая одеяло на плечах. Буквально через несколько минут мне уже стало жарко — ещё бы! тулуп, одеяло — поэтому я сбросила его и вернулась к костру. Раз я согрелась, то пора бы и поесть.

Олан по-прежнему болтал с Патрицием, который отчего-то не обращал на меня никакого внимания, а Элбан сел недалеко от входа, принимаясь смазывать и начищать свой меч. Олан, увлечённый разговором о каком-то супер крутом способе посева зерновых культур, не глядя, сунул мне тарелку с кашей, продолжая доказывать советнику свою точку зрения.

Я отсела от них подальше, пододвинувшись ближе к Ренольду, чтобы ещё понаблюдать за ним, пока спит — мало ли, не до конца всё убрала. Пока ела, рассматривала его и глазами и внутренним зрением. Даже несмотря на свой болезненный вид, он по-прежнему оставался тем же Ренольдом. Удивительно, но на него стоит один раз взглянуть и сразу становится понятно — аристократ. Что-то среди босяков я таких лиц не замечала. Всё намного грубее, черты лица более смазанные, похожи друг на друга и в то же время разные. Наверное, аристократы какой-то другой вид людей. Ну, знаете, как жители Африки и, например, китайцы. Отличаются ведь? Вот и тут, Ренольд будто был другой расы. Вроде те же глаза, нос, губы, волосы, но его нельзя было спутать с босяком ни при каких обстоятельствах. А меня? Интересно, как я выгляжу со стороны других людей? Обычной босячкой? Ну не аристократкой это точно. Я даже улыбнулась своим мыслям. С каких пор меня стало волновать подобное? От таких мыслей даже веселее стало. Глупости какие.

Шум дождя снаружи и треск поленьев в костре были таким умиротворяющими. Мне не мешали даже не перестающие бухтеть Олан с Патрицием. Закрыв глаза, глубоко вздохнула, впитывая в себя запах земли. Прислушавшись, разобрала чётко слышимое мерное дыхание Ренольда.

— Лер.

Я открыла глаза, чуть ли не подскакивая на месте.

— Что? — потирая глаза, покосилась на упавшее с меня одеяло. Когда это я успела укрыться.

— Уже утро, скоро выходим. Как там Его Высочество?

— А? Утро? — смахнула ладонью сонливость с лица, продолжая хлопать глазами, чтобы прогнать последние крохи сна. Его Высочество? О ком? И кто это? О, блин, точно, вчера же мы встретились. — Да, сейчас гляну.

Встала и подошла к Ренольду, который сидел и наворачивал кашу.

— Судя по аппетиту, с Его Высочеством всё в полном порядке, — усмехнулась, потягиваясь. Да тут даже смотреть не на что было, видно же, что всё нормально с ним.

— Видишь, я ведь говорил, — буркнул Ренольд, сверкнув раздражённым взглядом в сторону Элбана. — А ваш язык, я смотрю, не утратил своей остроты.

— Что вы, Ваше Высочество, я всего лишь говорю о том, что вижу.

Ренольд криво усмехнулся, но в его взгляде я увидела нечто такое, отчего хотелось поскорее скрыться отсюда. Сразу становилось понятно — не забыл. Оскорбился и хорошо запомнил.

— Не забывайте, я вам жизнь спасла, — на всякий случай напомнила, чувствуя, как ощущение надвигающихся неприятностей холодит тело.

— Я помню, — Ренольд встал. — У меня хорошая память.

— Но ведь формально, я просто сказала вам нет, — сразу же перешла в наступление. А чего ждать? Чем больше ждёшь, тем больше будет потрачено нервных клеток. — Да и непристойное предложение ваше меня не устраивало.

— А просто сказать было нельзя? — тут же набычился принц, высокомерно вскидывая подбородок и складывая руки на груди. — Вы сбежали, как какая-то воровка, под покровом ночи. Не сказав мне ни слова, просто улизнули, снова выставив меня дураком. Вам так нравится делать это?

— Просто? — хмыкнула. — Нельзя. Я больше чем уверена, что такой эгоистичный человек, как вы не стал бы даже слушать меня, а сделал всё по-своему!

— Конечно, — Ренольд кивнул, подтверждая сказанное мной. — Потому что я знаю, как будет лучше.

— Лучше? Для кого? Для вас! — припечатала, насупившись и упрямо поджав губы. — Но моя жизнь вам не принадлежит, поэтому я могу сама ей распоряжаться.

— Но вы подданная империи!

— А вы не её принц!

Ренольд поджал губы и хмыкнул, теряя к разговору всякий интерес. Я же раздражённо скрутила чьё-то одеяло в рулон, закинула его себе на плечи, вместе с сумкой и потопала на выход, не обращая внимания на всех остальных.

Но почти выходя из нашего ночного укрытия, неожиданно улыбнулась. Мне не хватало этого, оказывается.

Глава 4

Из-за прошедшего дождя на улице была грязища, которая, впрочем, ближе к полудню практически вся впиталась в землю. Что, собственно, было странно, ведь особого солнца и жары не было. Хотя, приглядевшись, поняла, что это не грязь пропала, просто мы снова топали по более скалистой местности.

Уже к обеду мы с Ренольдом нормально общались, позабыв утреннюю ссору. Ни он, ни тем более я не желали долго враждовать, и как оказалось, не придавали слишком большого значения таким перепалкам. Стоило мне спросить, не раскрыла ли я ненароком секрет, как Ренольд кинул на меня благосклонный взгляд и ответил, что эти двое всё знают.

— Всё? — спросила я.

— Всё, — кивнул он.

— И что же вы делаете так далеко от столицы? И как попали сюда? — раз уж принц расположен к разговору, то почему бы и не поболтать.

Ну да, не принц империи, но ведь Дагнир тогда сказал, что Ренольд всё равно кто-то там важный, так что я продолжаю звать его принцем, чтобы не было потом неожиданностей. Вдруг назовёшь холопом, а он потом окажется каким-нибудь утерянным князем светлых эльфов. Как в лучших традициях индийских фильмов.

— Приехали на лошадях, — ответил и, прищурившись, глянул на меня. Кстати об этих самых лошадях. Так как у нас с Оланом их не было, то и эти трое почему-то решили идти пешком, словно и не торопились никуда.

— Оу, надо же, и как я не догадалась? — хмыкнула. — А всё же?

Ренольд вздохнул, переводя взгляд вперёд. Сейчас мы шли по какой-то заброшенной ещё лет сто назад дороге, которая ещё немного и совсем уже потеряет свои очертания, полностью сдавшись на милость природы. Лес тут подступал к горам так близко, что чуть ли не рос на сплошных камнях. И что странно, тут деревья не сбрасывали листву, а будто вечнозелёные избавлялись от старых листочков постепенно, сразу же заменяя их новыми.

Ренольд молчал так долго, что я успела и побеситься из-за его игнорирование. Полюбоваться природой и забить на всё, отдавшись течению своих странных мыслей, которые неизбежно приходили, стоило мне оказаться вблизи от леса и деревьев.

— После того, как вы покинули замок, я принял это, как ваш отказ и не стал ничего предпринимать. Я понимал, что вы сказали всё что хотели, поэтому смысла тревожить вас больше не было. Конечно, мне было неловко, что я так и не смог отблагодарить вас за спасение… отца, но поделать уже ничего нельзя было. Асвальд тоже искренне расстроился, когда вернулся и не застал вас во дворце, — Ренольд попытался подавить улыбку, но не смог и расхохотался. — Этот придурок вмазал мне, обвинив во всех грехах. Сказал, что это я виноват, что вы ушли.

— Так и есть, — я улыбнулась, но не сдержанно, так как забеспокоилась уже об Эйнаре. — И как он?

— О, не стоит волноваться, с ним всё нормально. По крайней мере, когда он стрелой влетел обратно в арку для перехода, с ним было всё хорошо.

— А договор?

Ренольд отдал подошёдшему Элбану узды своей лошади и шёл теперь со мной рядом так же налегке. Вот и ещё одна странность. Мы знаем, что Элбан принц этой империи, но почему-то продолжает относиться к Ренольду, будто его собственное положение ничего по-прежнему не значит. А ведь Ренольд сказал, что все знают всё.

— Договор… — Риваль нахмурился. — Собственно мы и направлялись к Эйнару, чтобы предупредить.

— О чём? — я окончательно потеряла смысл всего сказанного.

— В общем, когда… отец пришёл в себя, я всё ему рассказал. И о проклятье и о том, что я не его сын, что его сын — капитан Элбан. Рассказал и о том, откуда я узнал. Естественно, поведал и о договоре с эльфами. Отец всегда был для меня самым близким человеком. В детстве он играл со мной, был улыбчивым и добрым родителем, но после того, как он очнулся, его словно подменили. Он кричал, называя меня глупцом, потому что я осмелился действовать от его лица и заключить союз с «мерзкими нелюдями», так он назвал эльфов. Он намерен обмануть их.

— В чём? — я стиснула зубы. Всё становилось не так весело, как ожидалось. Радостного воссоединения не произошло.

— На сезон дождей орки, те, которые в последние годы активно нарушают границу тёмных эльфов, разоряя приграничные села и города, уйдут со своими племенами на юг. Дело в том, что они живут по-походному, не строя ни дома, ни чего-то подобного. Спят под открытым небом. А по договору мы должны были направить ближе к тёплому сезону в поддержку малочисленным эльфам пару наших легионов, которые и поддержали бы эльфов. Орки они неорганизованные, но чудовищно сильные. Но отец решил, что если одни твари уничтожат других, то будет только лучше. Поэтому он не стал отказывать эльфам в поддержке, но мне сказал, что никого к ним в назначенный срок не пошлёт. Понимаешь, чем это может грозить эльфам?

— А раньше, — я сглотнула, понимая, что может произойти, — раньше ваш отец так же относился к другим расам?

— Так категорично он никогда не отзывался о них. Да, он был против каких-либо связей с ними, но на такую подлость никогда бы не опустился. Скорее просто отказал в помощи и всё. Хотя давно уже надо налаживать отношения с другим миром, но отец слишком зациклен был, что если подпустить близко, то не успеешь оглянуться, как империю растащат.

— Понятно, — задумалась. — Ну а вы что тут делаете? Почему были ранены?

Ренольд ещё сильнее нахмурился, снова замолкая на добрые полчаса. Он так и будет тянуть кота за яйца? Я ведь всё равно не отстану.

— Когда я высказал своё мнение, отец указал мне на дверь, со словами, что я, вообще, не имею права слова и мне лучше бы убраться из дворца. Я вышел из кабинета и направился в свою комнату, негодуя и горя желанием отправиться к эльфам через арку, то настолько увлёкся своим негодованием, что не заметил убийцу, который напал на меня из-за угла. Его убил Элбан, который шёл ко мне с предупреждением о том, что его по какой-то причине отправляют на северную границу империи. Он и увидел нападение, прикончил убийцу. Позже они с Патри