КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 403128 томов
Объем библиотеки - 530 Гб.
Всего авторов - 171560
Пользователей - 91572
Загрузка...

Впечатления

Stribog73 про Лысков: Сталинские репрессии. «Черные мифы» и факты (История)

Опять книга заблокирована, но в некоторых других библиотеках она пока доступна.

По поводу репрессий могу рассказать на примере своих родственников.
Мой прадед, донской казак, был во время коллективизации раскулачен. Но не за лошадь и корову, а за то что вел активную пропаганду против колхозов. Его не расстреляли и не посадили, а выслали со всей семьей с Украины в Поволжье. В дороге он провалился в полынью, простудился и умер. Моя прабабушка осталась одна с 6 детьми. Как здорово ей жилось, мне трудно даже представить.
Старшая из ее дочерей была осуждена на 2 года лагерей за колоски. Пока она отбывала срок от голода умерла ее дочь.
Мой дед по материнской линии, белорус, тот самый дед, который после Халхин-Гола, где он получил тяжелейшее ранение в живот, и до начала ВОВ служил стрелком НКВД, тоже чуть-было не оказался в лагерях. Его исключили из партии и завели на него дело. Но суд его оправдал. Ему предложили опять вступить в партию, те самые люди, которые его исключали, на что он ответил: "Пока вы в этой партии - меня в ней не будет!" И, как не странно, это ему сошло с рук.
Другой мой дед, по отцу, тоже из крестьян (у меня все предки из крестьян), тоже был перед войной осужден, за то, что ляпнул что-то лишнее. Во время войны работал на покрытии снарядов, на цианидных ваннах.
Моя бабушка, по матери, в начале войны работала на железной дороге. Когда к городу, где она работала, подошли фашисты, она и ее сослуживицы получили приказ в первую очередь обеспечить вывоз секретной документации. В результате документацию они-то отправили, а сами оказались в оккупации. После того, как их город освободили, ими занялось НКВД. Но ни ее и никого из ее подруг не посадили. Но несмотря на это моя бабушка никому кроме родственников до конца жизни (а прожила она 82 года) не говорила, что была в оккупации - боялась.

Но самое удивительное в том, что никто из этих моих родственников никогда не обвинял в своих бедах Сталина, а наоборот - говорили о нем только с уважением, даже в годы Перестройки, когда дерьмо на Сталина лилось из каждого утюга!
Моя покойная мама как-то сказала о своем послевоенном детстве: "Мы жили бедно, но какие были замечательные люди! И мы видели, что партия во главе со Сталиным не жирует, не ворует и не чешет задницы, а работает на то, чтобы с каждым днем жизнь человека становилась лучше. И мы видели результат". А вот Хруща моя мама ненавидела не меньше, чем Горбача.
Вот такие вот дела.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Баррер: ОСТОРОЖНО, СПОРТ! О ВРЕДЕ БЕГА, ФИТНЕСА И ДРУГИХ ФИЗИЧЕСКИХ НАГРУЗОК (Здоровье)

Книга заблокирована, но она есть в других библиотеках.

Сын сослуживца моей мамы профессионально занимался бегом. Что это ему дало? Смерть в 30 лет от остановки сердца прямо на беговой дорожке. Что это дало окружающим? Родители остались без сына, жена - без мужа, а дети - без отца!
Моя сослуживеца в детстве занималась велоспортом. Что это ей дало? Варикоз, да такой, что в 35 лет ей пришлось сделать две операции. Что это дало окружающим? НИ-ЧЕ-ГО!
Один мой друг занимался тяжелой атлетикой. Что это ему дало? Гипертонию и повышенный риск умереть от инсульта. Что это дало окружающим? НИ-ЧЕ-ГО!
Я сам в молодости несколько лет занимался каратэ. Что это мне дало? Разбитые суставы, особенно колени, которые сейчас так иногда болят, что я с трудом дохожу до сортира. Что это дало окружающим? НИ-ЧЕ-ГО!

Дворник, который днем метет двор, а вечером выпивает бутылку водки вредит своему здоровью меньше, живет дольше, а пользы окружающим приносит гораздо больше, чем любой спортсмен (это не абстрактное высказывание, а наблюдение из жизни - этот самый дворник вполне реальный человек).

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Symbolic про Деев: Доблесть со свалки (СИ) (Боевая фантастика)

Очень даже не плохо. Вся книга написана в позитивном ключе, т.е. элементы триллера угадываются едва-едва, а вот приключения с положительным исходом здесь на первом месте. Фантастика для непринуждённого прочтения под хорошее настроение. Продолжение к этой книге не обязательно, всё закончилось хепи-эндом и на том спасибо.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Дроздов: Лейб-хирург (Альтернативная история)

2 ZYRA
Ты, ЗЫРЯ, как собственно и все фашисты везде и во все времена, большие мастера все переворачивать с ног на голову.
Ты тут цитируешь мои ответы на твои письма мне в личку? Хорошо! Я где нибудь процитирую твои письма мне - что ты мне там писал, как называл и с кем сравнивал. Особенно это будет интересно почитать ребятам казахской национальности. Только после этого я тебе не советую оказаться в Казахстане, даже проездом, и даже под охраной Службы безопасности Украины. Хотя сильно не сцы - казахи, в большинстве своем, ребята не злые и не жестокие. Сильно и долго бить не будут. Но от выражений вроде "овце*б-казах ускоглазый" отучат раз и на всегда.

Кстати, в Казахстане национализм не приветствовался никогда, не приветствуется и сейчас. В советские времена за это могли запросто набить морду - всем интернациональным населением.
А на месте города, который когда-то назывался Ленинск, а сейчас называется Байконур, раньше был хутор Болдино. В городе Байконур, совхозе Акай и поселке Тюра-Там казахи с украинскими фамилиями не такая уж редкость. Например, один мой школьный приятель - Слава Куценко.

Ты вот тут, ЗЫРЯ, и пара-тройка твоих соратников-фашистов минусуете все мои комментарии. Мне это по барабану, потому что я уверен, что на КулЛибе, да и во всем Рунете, нормальных людей по меньшей мере раз в 100 больше, чем фашистов. Причем, большинство фашистов стараются не афишировать свои взгляды, в отличии от тебя. Кстати, твой друг и партайгеноссе Гекк уже договорился - и на КулЛибе и на Флибусте.

Я в своей жизни сталкивался с представителями очень многих национальностей СССР, и только 5 человек из них были националисты: двое русских, один - украинский еврей, один - казах и один представитель одного из малых народов Кавказа, какого именно - не помню. Но все они, кроме одного, свой национализм не афишировали, а совсем наоборот. Пока трезвые - прямо паиньки.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Кулинария: Домашнее вино (Кулинария)

У меня дед делал хорошее яблочное вино, отец делал и делает виноградное, и я в молодости немного этим занимался. Красное сухое вино спасло мне жизнь. В 23 года в результате осложнения после гриппа я схлопотал инфаркт. Я выжил, но несколько лет мне было очень хреново. В общем, я был уверен, что скоро сдохну. Но один хороший человек - осетин по национальности - посоветовал мне пить понемножку, но ежедневно красное сухое вино. Так я и сделал - полстакана за завтраком, полстакана за обедом и полстакана за ужином. И буквально через 1,5 месяца я как заново родился! И вот уже почти 20 лет я не помню с какой стороны у меня сердце, хотя курю по 2,5 - 3 пачки в день крепких сигарет.

Теперь по поводу данной книги.
Я прочитал довольно много подобных книжек. Эта книжка неплохая, но за одну рекомендацию, приведенную в ней автора надо РАССТРЕЛЯТЬ! Речь идет о совете фильтровать вино через асбестовую вату. НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ НИГДЕ И НИКОГДА НИКАКОГО АСБЕСТА! Еще в середине прошлого века было экспериментально доказано: ПРИ ПОПАДАНИИ АСБЕСТА В ОРГАНИЗМ ОН ЧЕРЕЗ 20 - 40 ЛЕТ 100% ВЫЗЫВАЕТ РАК! Об этом я читал еще в одном советском справочнике по вредным веществам, применяемым в промышленности. Хотя в СССР при этом асбестовая ткань, например, была в свободной продаже! У многих, как, например, и в нашей семье, асбестовая ткань использовалась на кухне - чтобы защитить кухонный шкаф от нагрева от газовой плиты.
У меня две двоюродные бабушки умерли от рака, младший брат умер от рака, у тети - рак, правда ей удалось его подавить. Сосед и соседка умерли от рака, мать моего друга из Казахстана, отец моего друга с Украины, моя одноклассница, более 15 человек - коллег по работе. И все в возрасте от 40 до 60 лет! И все эти родные и знакомые мне люди умерли от рака за какие-то последние 20 лет. Вот я и думаю - не вследствие ли свободного доступа к асбестовым материалам и широкого применения их в промышленности и строительстве в СССР все это сейчас происходит?

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
desertrat про Шапочкин: Велит (ЛитРПГ)

Читать можно. Но столько глупостей, что никакая снисходительность не выдерживает. С перелистыванием бросил на первой трети.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Шляпсен про Шаханов: Привилегия выживания. Часть 1 (СИ) (Боевая фантастика)

С удовольствием жду продолжения.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
загрузка...

Клуб любителей фантастики, 2015 (fb2)

- Клуб любителей фантастики, 2015 (а.с. Техника — молодёжи (из журнала)-2015) 1.62 Мб, 188с. (скачать fb2) - Валерий Николаевич Гвоздей - Александр Романов - Михаил Александрович Бочкарев - Владимир Михайлович Марышев - Юрий Молчан

Настройки текста:



СБОРНИК ФАНТАСТИКИ

Из журнала «ТЕХНИКА-МОЛОДЕЖИ»
2015

*

© «Техника — молодёжи», 2015

© Рисунки Николая ДОРОНИНА


Магазин всякой всячины Карла Мозеля
Андрей АНИСИМОВ

№ 1 (981) 2015


Магазин под названием «Всякая всячина Карла Мозеля» поначалу показался Роману крошечной лавчонкой, в которой обычно торгуют второсортным антиквариатом или какой-нибудь дребеденью, яркой и дорогой на первый взгляд, оказывающейся на поверку дешёвыми кустарными поделками. Зажатый между двумя солидными учреждениями, он был не больше десяти шагов в ширину, но, войдя внутрь, Роман понял, что ошибся, оценивая его размеры. Магазин был узкий, но длинный, как пенал, и тянулся вглубь чуть ли не на полквартала. Если б не блеск стеклянных полок, он походил бы на склад: всю его площадь занимали длиннющие стеллажи, заставленные этой самой всякой всячиной. Справа от входа стоял журнальный столик и три низеньких кресла, слева — прилавок, за которым восседал неопределённого возраста старичок.

Услышав дребезг колокольчика, старичок поднял голову, поправил архаичные очки в металлической оправе с круглыми линзами и приветливо улыбнулся:

— Добро пожаловать во «Всякую всячину Карла Мозеля». Что-нибудь желаете приобрести, молодой человек?

Роман скользнул взглядом вдоль уходящих вглубь магазина стеллажей.

— Да. Какую-нибудь экзотическую вещицу. В качестве подарка.

— Тогда вы попали туда, куда нужно, — провозгласил старичок, по всей видимости тот самый Карл Мозель. — Здесь вы найдёте самые экзотические вещи, собранные со всех концов Исследованной Зоны. Всё самое-самое… Позвольте спросить, подарок предназначен даме или мужчине?

— Мужчине. Старому другу.

— Тогда пожалуйте сюда, — со старомодной учтивостью проговорил Мозель. Выйдя из-за прилавка, он двинулся вглубь магазина семенящей старческой походкой, рекламируя на ходу свой товар:

— Вот извольте: изделия туземцев Олуки — четырёхруких гигантов. А это уже с Нитты. Обратите внимание, как обработано дерево. Мастера пропитывают его особым раствором, сделанным из сока какого-то тамошнего растения. Вот здесь можете увидеть вещицы, доставленные с Саллоута — жутко далёкая планета. Целых шестьсот световых лет. А вот это — поистине уникальная вещь. Боевой хлыст зотов, рыцарей Тампеи.

— Очень интересно, — заметил Роман, изучая расставленные и разложенные по полкам предметы. — А как насчёт различных механических штуковин? Денис, мой друг, любит вещи именно такого плана.

— Есть и такие, — кивнул Мозель. Перейдя к соседнему стеллажу, он остановил посетителя перед ним:

— Здесь собраны плоды технического прогресса достаточно развитых цивилизаций. У многих из них очень необычная история, так что несмотря на то, что это — изделия массового производства, они по-своему уникальны.

«Плоды технического прогресса» и «изделия массового производства» занимали целых восемь полок, которые едва не лопались под их тяжестью. Чего тут только не было: иглострелы, цедилки для ловли каких-то жежелей, устройства, помогающие обитателям планеты Дсок общаться со своими невидимыми половинками — не то ангелами-хранителями, не то персональными духами, осветительные трубки и колбочки с Шату, берущие энергию невесть откуда, механические мурчалки и щекотилки для услады слуха и тела вварийцев, разбрасыватели благовоний, зуботочилки, заменяющие зубные щётки драконидам, антигравитационные почтовые волчки и так далее и тому подобное. Другими словами: всевозможнейшие устройства из обихода обитателей как минимум десятка планет, начиная от самых примитивных, состоящих из нескольких зубчатых колёсиков и пружинок, и кончая приборчиками едва ли не магического принципа действия. Что и говорить, выбор был огромен, однако после тщательного изучения этого стеллажа Роман всё забраковал. Без сомнения, здесь были собраны интересные штуки, но рядом с экспонатами коллекции Дениса они выглядели бы бледно. Требовалось найти не просто необычную вещь, она должна была быть ещё редкой, а лучше всего и вовсе единственной в своём роде. Нечто такое, что сразило бы даже искушённого и избалованного диковинами знатока. Короче говоря: этакий маленький технический шедевр.

Видя, что взыскательного посетителя товар не удовлетворил, Мозель отвёл его к другому стеллажу.

— Имеются немало антикварных вещей. Может быть, вы найдёте что-нибудь подходящее среди них.

— Не знаю, — неуверенно ответил Роман, рассматривая часы, музыкальные шкатулки, фонографы и давным-давно устаревшее, вышедшее из употребления огнестрельное оружие. — Вряд ли. Антиквариат такого рода — не его стихия. Так что нет, это тоже не подойдёт. Боюсь, что того, что мне нужно, у вас тоже нет. Увы! Мозель бросил взгляд на стеклянную стену магазина, за которой сновали туда-сюда прохожие, и с заговорщицким видом потянул Романа за рукав.

— Идёмте.

Миновав несколько стеллажей со сверкающими побрякушками, пудреницами, сделанными из панцирей карликовых водяных драконов, заколками, брошками и прочей мелочью, Мозель отодвинул что-то вроде ширмы, увешанной веерами всевозможных размеров и расцветок, впустив Романа внутрь крошечного, скрытого от посторонних глаз, укромного уголка. Затем прошмыгнул сам, оставив за собой узкую щёлку. После ярко освещённого торгового зала за ширмой показалось непроглядно темно, но когда вспыхнул свет, Роман увидел ещё один стеллаж: совсем небольшой, даже не стеллаж, а шкаф, но зато полный вещей, резко контрастирующих с остальным содержимым магазина. Вещи определённо были земного происхождения, только выглядели так, что слово «ультрасовременный» подходило к ним как нельзя лучше. Рядом с каждым был приколот ярлычок, и, прочитав ближайшие, Роман понял, что хозяин магазина привёл его в настоящую кладовую технических чудес.

— Пожалуйста, — сказал Мозель, широким жестом указывая на стеллаж.

— Думаю, ничего подобного вы нигде не найдёте.

Это было правдой. На ярлычках, которые Роман уже успел прочесть, значилось:

«Биомеханический конструктор»

«Репликатор статисный, прямого переноса»

«Мыслепроектор Блэйка»

И так далее, в том же духе. Мыслепроектор Роману понравился больше всего: изящная вещица в виде перламутровой спиральной раковины с рубиновыми кнопками-бусинами. Кнопок было с полдюжины с самыми прозаическими надписями — «пуск», «проекция», «запись»… С одной стороны в самом центре «раковины» виднелся закрытый прозрачным стеклышком синий кристалл. Взяв проектор в руки, Роман удивился его весу. Размером с ладонь, он весил так, словно был налит свинцом.

— А что он делает?

— Демонстрирует мысли, — ответил Мозель. — Это явствует из его названия. Позвольте.

Взяв мыслепроектор в руки, хозяин магазина нажал одну их кнопок, после чего приложил его стёклышком ко лбу. В тот же миг часть укромного уголка, в котором они стояли, словно растворилась, исчезнув в невесть откуда возникшем сгустке сероватого ничто. В глубине его замелькали какие-то смутные тени, и вдруг появилась чёткая картинка: освещённый ярким полуденным солнцем сельский пейзаж. Роман увидел аккуратные домики среди зеленеющих садов и обширные луга, упирающиеся в стену соснового бора. Что-то зарокотало там, вдалеке, и из-за леса выпрыгнуло серебристое веретено ракеты. Рокоча и вытягивая за собой тонкий белый след, ракета рванула в небо, через считанные секунды исчезнув в бездонной голубизне. Судя по конструкции ракеты, она принадлежала к эпохе Первых Контактов.

— Моя родина, — пояснил Мозель, выключая проектор. — Как видите, с таким прибором можно не рассказывать истории, а показывать их. Кроме того, в нём есть рекордер. Он записывает мыслепроекции, в том числе и сны. Для этого в комплекте имеется специальный шнур с внешним датчиком. Это чтобы проектор не мешал спящему человеку.

— Поразительно! — Роман снова взял в руки приборчик, восхищённо глядя на отливающий перламутром корпус. — Я и не знал, что такие штуковины уже выпускают.

— Увы, нет.

— То есть, как?

Мозель улыбнулся, сверкнув стёклами своих очков.

— Ещё не выпускают. То, что вы видите здесь, молодой человек, не только не производится, это ещё даже не изобретено.

— Ничего не понимаю, — растерялся Роман. — Тогда откуда они у вас?

— Очень просто. Из будущего.

От такого признания, Роман даже рот открыл. Потом хохотнул.

— Ну и шутки у вас.

— Я не шучу, — спокойно ответил Мозель.

— Этот проектор будет изобретён Джозефом Блэйком и запущен в производство только через восемьдесят лет.

— А как он оказался здесь? В смысле, в нашем времени?

— А вот этого я вам не скажу, — заупрямился Мозель. — Да и какое это имеет значение. Вы ведь искали необычную, совершенно уникальную вещь, и вы её нашли. Разве не так? Такая в нашем мире, в нашем времени — одна-единственная. Роман автоматически кивнул. Что верно, то верно, ничего подобного он ещё не видел. Вот это, действительно, будет подарок, так подарок!

— А вы не боитесь продавать такие вещи? — поинтересовался он, переводя взгляд на шкаф. Он насчитал в нём тридцать шесть приборчиков, — тридцать шесть частиц далёкого будущего.

— Бояться? — переспросил, удивлённо Мозель. — Чего?

— Вопросов, в первую очередь. И изменения будущего. Часть грядущего, будь то вещь или знания, попавшие в прошлое, неминуемо изменят ход истории.

Мозель снял свои допотопные очки и принялся протирать их большим клетчатым носовым платком.

— Относительно первого могу сказать, что нет — не боюсь, — сказал он, водрузив очки на прежнее место. — Тому есть основания. А относительно второго, тоже нет. В плане воздействия на будущее эти приборы хронопассивны.

— Это как?

— То есть, они не нарушают естественный ход истории, — пояснил Мозель. — Их влияние на последующее развитие событий — нулевое. Не беспокойтесь, это проверено. Иначе я никогда бы не пустил эти вещи в оборот.

— И всё же, — не унимался Роман. — Они неминуемо должны оставить какой-то след. Кто-то расскажет про них другому человеку, тот третьему и так далее, кто-то сфотографирует, а кто-то возьмёт, да и разберёт. Они могут попасть в руки специалистов, наконец, или даже военных. Мозель помотал головой.

— Ничего этого не будет. Это гарантировано. У меня даже записано. — Мозель извлёк откуда-то толстую потрёпанную тетрадь, нашёл нужное место и прочёл:

— Вот он: № 1426, мыслепроектор Блэйка. Хронопассивен.

— Да-а, — потрясённо протянул Роман, глядя на вещицу, которую держали его руки. Это именно то, что он искал. Вот это будет фурор, когда он преподнесет такой подарок. Бомба! Сколько же такая штука может стоить?

Роман заглянул на ярлычок, но, кроме номера и названия товара, там больше ничего не было. Угадав его мысли, Мозель поспешил успокоить:

— Стоит недорого. Цена приемлемая.

— Но такая вещь.

— Совершенно обычная в будущем. Меньше чем через век, это будет столь же распространённый прибор, как ныне видеофоны или, скажем, кухонные автоматы. Это для нас он уникален — людей другой эпохи. Хм. Так что, будете брать?

— Конечно!

Перед кассой Роман обменял несколько купюр на коробочку, в которую хозяин магазина положил мыслепроектор, смотанный в колечко шнур и чек.

— А можно я к вам приду ещё? — спросил Роман, многозначительно поглядев на коробку. — Или вы продаёте только по одной такой штуковине в руки?

— Конечно, приходите, — закивал Мозель. — Я не устанавливаю для своих покупателей никаких лимитов. Буду рад вас видеть. Мой магазин открыт с восьми утра до девяти вечера ежедневно. Проводив возбуждённого необычной покупкой покупателя, Мозель оглядел пустой магазин и снова шмыгнул за ширму. Достав из вделанного в стену сейфа другой приборчик, он поставил его на освободившееся место, сменил ярлычок, сверился с какой-то сопроводительной бумажкой, затем внёс в уже знакомую тетрадь новую запись. Прежде чем вычеркнуть купленный мыслепроектор, он прочёл то, что было переписано с сопроводительного документа целиком: «№ 1426, мыслепроектор Блэйка. Хронопассивен. Будет подарен Денису Коробцу Романом Седых и уничтожен в результате пожара, вспыхнувшего в кафе «Фламинго», вместе с новым обладателем и дарителем. Дальнейшие упоминания о № 1426 не прослеживаются». Мозель дочитал запись до конца, аккуратно зачеркнул её карандашом, указав дату покупки, закрыл свой «талмуд» и вздохнул. Потом взял тряпку и отправился вытирать с полок и товара пыль. ТМ


Ведро кварков
Валерий ГВОЗДЕЙ

№ 1 (981) 2015


Спустившись в лабораторию, устроенную в подвале гаража, услышал два голоса.

Понял, что Лех заманил очередного потенциального спонсора. Вешает лапшу.

Участвовать не хотелось.

Я присел на табурет в прихожей, у стола, заваленного электронным мусором.

Так и вижу: Лех водит жертву по лаборатории, гордо показывает многоярусные консоли, набитые старой аппаратурой, показывает криогенное оборудование, вышедшее из строя — лет сорок-пятьдесят назад.

Послышался голос жертвы, полный искреннего недоумения:

— Господи… Что за ископаемые?

Лех, конечно, подбоченился:

— Военные разработки — в магазине такое не купишь. Мы работаем с лучшей техникой. И с лучшим техническим персоналом.

— Вы говорили о хорошо оснащённой лаборатории. Но я вижу — хлам. Что же у вас есть? Смутное ощущение грандиозных перспектив, которые — вот-вот перед вами откроются? Под столь ненадёжное обеспечение вам не удастся получить деньги.

— Уверяю вас, программа в стадии выполнения.

— Людям нужны результаты, а не объяснения, почему их нет.

— Следует избегать предвзятости. Вы же кое-что понимаете в науке.

Увы, лесть не помогла.

— Я кое-что понимаю — в инвестициях!.. — возразил потенциальный спонсор.

— Где в этом бедламе выход?

— Не торопитесь. Я готов продемонстрировать наш прототип. Вы не пожалеете.

У меня ёкнуло в животе.

Наш прототип очень напоминает бутафорию из фильма о сумасшедшем учёном. Вид его сражает наповал.

Одно плохо в прототипе: он — не функцио нирует.

— Сейчас включу. Секундочку.

За дверью загудело. Потом — затрещало.

Потом — стало очень тихо.

Не знаю, на что Лех рассчитывал. На чудо, наверное. Как ребёнок в канун Рождества.

Я представил лицо потенциального спонсора.

Нет, уже — не потенциального. Уже — не спонсора.

— Это случайность, поверьте! — затараторил Лех. — Совершенно изолированное событие — не часть системы!

Визитёр отчеканил:

— Вы классический неудачник. Или прохиндей. Всего доброго.

Застучали быстрые шаги.

Лех продолжал тараторить на ходу, следуя за гостем. Речь лилась потоком, наполненным зубодробительной терминологией. Но темп шагов ускорялся.

Не замечая меня, господин в синем костюме, с галстуком, вылетел из лаборатории, через секунду, взбежав по лестнице, — вылетел из прихожей.

Тяжело ухнула металлическая дверь.

Мой компаньон, в сером халате, застыл на пороге, сжимая в руках научный журнал.

— Привет, — сказал я.

Лех повернулся.

Густая шевелюра, твёрдый взгляд, квадратный подбородок.

Человек, прочно стоящий на своих двоих, уверенный в будущем.

— Ангажируй мне этого парня, — отозвался Лех невозмутимо.

И ткнул пальцем в портрет какого-то молодого учёного, предваряющий статью на двух страницах разворота.

— Зачем? — Вот рассмеётся парень, когда поймёт, куда его зовут.

— Он новатор в области квантовой электроники. Нам такой нужен позарез.

Я тяжело вздохнул, подавленный этим ровным, могучим напором, который не оставлял компаньона даже после встреч с потенциальными спонсорами. А встречи заканчивались одинаково: тяжело ухала металлическая дверь.

* * *

Университет мы окончили в один год. Значились где-то в середине выпускного листа. Но Лех верил: нас ждёт великое будущее.

Сбросились на аренду подвальной части гаража. Натащили аппаратуры, в основном — с помойки.

Лех рассудил: энергия — фундамент всего. Мы занялись поиском новых источников неисчерпаемой энергии.

Вторглись для начала в микромир.

В микромире закон сохранения массы — не работает. В нём масса частицы меньше суммы всех масс частиц, в её состав входящих.

Протон состоит из трёх кварков. При этом кварки во много раз тяжелее протона, каждый.

Один кварк может весить больше электрона — в двести раз, а другой — в сотню тысяч раз. Нет чёткой зависимости, квантовая неопределённость.

Дефект масс компенсируется выделением соответствующего количества энергии. Водородный синтез преобразует в энергию семь десятых процента вещества. Аннигиляция преобразует в энергию сто процентов, испуская смертоносные гамма-лучи.

Зато если три свободных кварка объединятся в протон, — выделится энергия, в тысячи раз превышающая ту, что обещает термоядерный синтез, то есть свыше девяноста процентов их массы. И — без смертоносных гамма-лучей.

С аннигиляцией решили пока не связываться.

Кварковый синтез показался нам перспективным.

Ведро кварков — и ты запасся энергией на всю жизнь.

Но кварки существуют лишь внутри адронов, быть свободными они просто не могут. Это фундаментальное свойство кварков.

С другой стороны, атом считали неделимым. А теперь атом — расщепляют. Вот что внушало надежду.

Внутри кварков — ничего. У них размера нет, радиус нулевой. По сути, они представляют собой некие сгустки энергии. Материя состоит из пустоты, заполненной фундаментальными взаимодействиями — гравитационным, электромагнитным, слабым и сильным.

Кварками заправляет сильное.

Как бы его преодолеть?

Выяснилось, что на преодоление требуется энергия примерно в 1015ГэВ.

Получить такую можно, к примеру, на ускорителе — с размерами, выходящими не только за пределы Земли, но и за пределы Солнечной.

Для нас подобный эксперимент несколько затруднителен.

Особенно — в нынешних материальных обстоятельствах.

— Прошли времена кустарей, — заикнулся было я.

Лех обозвал меня слабаком, приходящим в панику от первых трудностей. Предложил заняться исследованием вакуума.

Классическая физика определяет вакуум так: состояние физической системы, когда в ней отсутствуют поля и частицы. Это состояние минимально возможной энергии.

Квантовая теория утверждает: вакуум наделён бесконечной внутренней энергией, вакуум — динамическая субстанция, обладающая сложными физическими свойствами, он может иметь различную плотность энергии, которая определяет поведение частиц.

Метастабильный вакуум проявляет себя лишь при энергиях более ста ГэВ.

Такой вакуум мы вряд ли получим в нашей лаборатории.

Хотя обычный вакуум тоже обладает ненулевой плотностью энергии.

Нет в беспредельной Вселенной даже кубического микрона, в котором отсутствуют поля. А раз есть поле — оно колеблется. При колебаниях рождаются и тут же исчезают кванты. И вообще любые виды частиц, соответствующих тем или же иным полям.

Рождающиеся виртуальные частицы взаимодействуют с частицами реальными. Вот где море энергии.

Надо лишь найти подход.

Жаль, но подход не отыскался.

Дальше теоретических штудий мы не продвинулись и тут.

* * *

Лех выдвинул третье направление. Козырев полагал, что массивные космические тела преобразуют в энергию само время.

Как знать, может, и пространство — энергия?

Вокруг нас океан неисчерпаемой энергии. Просто не знаем, как можно извлечь.

В глубинах микромира известное людям пространство-время — наделено крайне сложной топологической и геометрической структурой.

Плотность энергии там фантастическая. Шкала Планка — шкала энергий, при которых квантовые эффекты гравитации обретают значение сильных.

Да, на планковских, чрезвычайно малых, расстояниях фундаментальные взаимодействия сливаются в квантовом единстве. Понятие размера и понятие расстояния утрачивают смысл, квантовая неопределённость становится абсолютной.

В масштабах околопланковской длины всё пространство состоит из микроскопических «червоточин», представляет собой квантовую пену.

В одном кубическом микроне этой среды энергии столько, что её хватило бы на создание многих триллионов галактик. Но при такой плотности энергии, на таких малых расстояниях гравитационные силы необычайно велики. Они столь искривляют пространство-время, что запечатывают всю энергию внутри. Открыть заветную кладовую очень непросто.

Сама энергия тоже гравитирует. Чем выше плотность энергии, тем выше гравитация.

Впрочем, существует порог, выше которого плотность энергии подняться не может.

Ведь по достижении порога чёрная дыра.

С чёрными дырами решили пока не связываться…

Иногда мне казалось, мой компаньон навёрстывает то, что пропустил, не дочитал за годы учёбы в университете, когда слишком много внимания уделял красивым девушкам.

Только вот как жутко интересные факты, предположения, гипотезы обратить в реальные установки, дающие практический выход, гарантирующие нам — реальные деньги?

Может, у нас с Лехом — теоретический склад мышления?

Прототип установки мы собрали кое-как, я мало что понимаю в нём. Собрали по наитию, руководствуясь интуицией.

Не работает прототип.

Очередной визит потенциального спонсора. Я слушал через дверь, сидя в прихожей.

— Водород превращается в гелий при десяти миллионах градусов!.. — блеснул эрудицией спонсор.

— Это при давлении, как на Солнце, — возражал Лех. — На Земле давление меньше. И вам потребуются уже сто миллионов градусов.

— Э-э. Честно говоря, я больше доверяю холодному ядерному синтезу.

— Напрасно. Овчинка выделки не стоит. Холодный ядерный синтез будет сопровождаться мощнейшим нейтронным излучением. Почти невозможно экранировать. Разоритесь.

— Хм. Но то, что вы предлагаете.

Лех затараторил, щеголяя терминологией, от которой съезжала крыша даже у меня — уже вроде бы давно привыкшего. Свою тираду завершил победным аккордом:

— На выходе — альберт!

— Кто это? — не понял гость. — Ваш третий компаньон?..

— Нет. Альберт — широко принятое обозначение миллиарда киловатт.

— А-а. Вы сказали — миллиарда?..

— На выходе — миллиард киловатт. Промышленная установка даст гораздо больше.

— Угу.

Вероятно, спонсоры, в своём большинстве, агенты нефтяных гигантов, скупающих права на всё, что может как-то повредить энергетической монополии углеводородов.

Скупают и — кладут под сукно.

Увы, нам они денег ещё не предлагали. Ни разу. Просто не принимали нас всерьёз. Предъявить-то нечего. За исключением вдохновенных речей моего компаньона.

В общем, нарастало ощущение глухого тупика. Деньги таяли стремительно.

В тайне от компаньона я подыскивал работу.

* * *

Физик, из журнала.

Преуспевающий, немногим старше нас. Публикации в престижных изданиях.

Кто мы для него, преуспевающего?

Не опубликовали ни строчки.

Если ходили на конференции по вопросам энергетики будущего, то сидели, как правило, на задних рядах, глазами хлопали. Ушами — тоже. Помалкивали.

Он просто фыркнет в трубку, и дело с концом.

Может, к лучшему.

Набравшись смелости, я позвонил.

Так, мол, и так, не посетите ли нашу лабораторию, в удобное время.

— А чем вы занимаетесь? — спросил физик.

Я стал вещать о «новых источниках», с пятого на десятое повторяя любимые выражения компаньона, ту ахинею, которую Лех обычно втюхивал потенциальным спонсорам.

— Где находится ваша лаборатория? — прервал физик.

От растерянности я не сразу вспомнил адрес.

— Постараюсь выкроить час, завтра, — пообещал физик.

Прервал связь.

Неужели — приедет?

Неужели его так легко заманить?

Скорее всего, разговор не затянется. Физик поймёт, что попал в филиал сумасшедшего дома…

Войдя утром в прихожую, тут же услышал два голоса.

Компаньон и преуспевающий физик — разошлись.

Сыпали терминологией, цифрами. Один перебивал другого, подхватывая общую мысль.

Не выдержав, я заглянул в дверную щель. Гость и хозяин стояли перед нашим прототипом, размахивали длинными руками. И глаза обоих горели научным безумием.

До чего же мне стало тоскливо.

Сошлись гении.

Два сапога — пара.

Но сапоги-то, похоже, на одну, левую, ногу.

Ладно, пусть наговорятся всласть.

А мне давно пора встать на реальную почву.

Начать зарабатывать деньги.

Начать жить — как живут нормальные люди.

Зря, что ли, на работу устроился? Прикрыл тихонько дверь и поехал трудиться.

Не показывался в лаборатории неделю.

Потом заволновался. Как там мой компаньон? Не помер ли от голода? Не свихнулся ли, в одиночестве?

Приехал. Спустился в подземелье.

В прихожей возле открытого холодильника стоял Лех, пил сок из пакета.

Вид тот ещё. Глаза красные, волосы торчат в разные стороны.

Должно быть, сидел тут неделю, безвылазно.

В лаборатории натужно гудело. Причём звук шёл — по нарастающей.

— Привет, — сказал я. — Что за шум? Не рванёт, случаем?

— На выходе — альберт! — донёсся радостный крик из лаборатории. — Рассчитали верно!

Голос принадлежал гостю, преуспевающему физику.

Тоже сидел безвылазно, всю неделю?..

С них станется.

— Промышленная установка даст гораздо больше. — Лех зевнул. — Вот, прикидываю, кого нам в инвесторы взять, посолидней. И ты подумай. Я мозги уже вывихнул.

Похоже, компаньон не заметил, что я неделю в лаборатории не показывался.

А за это время два сумасшедших гения сотворили невозможное.

Довели прототип до рабочего состояния. Теперь он — не бутафория из фильма.

Сладко ёкнуло в животе.

Интересно, что они запрягли?

Кварки?

Вакуум?

Или гравитацию?

Может — всё это вместе?

Любопытство разбирало — спасу нет.

Я потянул дверь лаборатории. ТМ

Се ля ви
Валерий БОХОВ

№ 1 (981) 2015


Ну вот и отбарабанил я рабочую неделю. Сто двадцать часов. Теперь отправлюсь в профилакторий на три дня. Нет, на метро не поеду. Не люблю под землю забираться. Движущийся тротуар — вот мой любимый транспорт. Дождя нет. Весна. На кронах деревьев уже проступили зелёные липкие листочки. Тротуарная дорожка идёт по бульварам. Красота! По пути можно любоваться городом, деревьями, людьми и такими, как я, роботами.

Раньше всё делали, чтобы нас не различали. Людей и роботов. Различия, правда, всегда были: главное — души у нас нет. Плакать, переживать, волноваться мы не можем. А мне нравится, что мы всегда спокойны и невозмутимы. Теперь же ввели для обязательного ношения нами синие фуражки с надписью. У меня надпись Роман. У других — Рубен, Ростислав, Рудольф, Родион, Рем, Рустам, Равиль, Рифат, Роберт. Может быть, это и неплохо. Встречаешь и сразу видишь, кого как зовут. А вот фуражек или косынок с надписями имён Рая, Римма, Роза, Рита, Рада… ни разу не встречал.

Я не сказал, чем меня ещё притягивает поездка через весь город на горизонтальном пассажирском конвейере. Это возможная встреча с бывшими одноклассниками. Я учился в экспериментальной школе. В школе совместного обучения людей и роботов. Для взаимного обогащения, для взаимной пользы. Они очеловечивали нас. А у нас память крепкая, как стальной капкан. Что услышим, что прочитаем — всё! Усвоено и осело! Навсегда! И нам разрешено было подсказывать любому человеку, любому ученику. В школе не считали нужным заучивать знания, зубрить уроки. Люди ли, роботы ли должны были быть личностями развитыми и раскованными. Любой школьник, любая особь должны были уметь думать. Творчество — вот было для нас целью.

Наша бывшая школа находилась в районе, где проживали ребята, с которыми я учился; там же был и мой профилакторий. В профилактории мне, как и другим жильцам, регулярно делался ТО — техосмотр, заправка, обновление программного обеспечения — установка новых версий или апгрейд.

Неделю назад мы случайно столкнулись — я и Надя. Мы с ней очень дружили в школе. Сидели за одной партой. Ходили несколько раз в кино. Обменивались интересными книгами.

И вот увиделись.

— Надя! Надежда! Ты ли?

— А, Рома? Вот это встреча!

— Слушай, сколько же мы не виделись?

— Ровно десять лет как школу кончили!

— Вот это да! Десять лет! А ты по-прежнему чудо! В школе ты тоже очень эффектной была — высокая, стройная. Я тебя помню на волейбольной площадке. Как ты гасила с левой — не каждый парень принимал твой удар!

— Недаром за класс ставили. Но ты, Рома, если в противоположной команде играл, то всегда перекрывал мой удар. У тебя блок классный был. Ты единственный, помню, по грудь выпрыгивал над сеткой.

— Да, было время… Как ты живёшь, Наденька?

— У Наденьки муж — Мишка Юшин, ты ведь помнишь его? «Мишюш» — его звали в школе. И я теперь Юшина.

— Помню! Отлично помню! Он задиристый такой в школе был!

— Точно! А сейчас у этого задиристого и у меня сын растёт, в нашу школу ходит. А у тебя как дела?

— У меня всё хорошо. Работаю! Знаешь, Надежда, что я вспомнил?

— Что же?

— Как-то я давал тебе книжку почитать. Какую — не помню. И не в этом дело. Ты, чтобы вернуть её мне, по телефону попросила подняться на твой седьмой этаж. Не захотела ты к нам в общежитие идти. Поднялся. Мы были одни. Тишина. Лампочка светила слабо. Была такая обстановка таинственная, располагающая говорить тихо, почти шёпотом. И у тебя глаза светились добром и, мне казалось, нежностью и лаской. Я прочитал в твоём взгляде, что многое мне вверяешь. Я очень хотел тебя обнять и поцеловать. Но не отважился. Как будто испугался. Ты не помнишь этот случай?

— Я, Рома, помню это. Больше того, вспоминаю; конечно, не каждый день, но я это вспоминаю. Думаю иногда, а что было бы, как сложились бы наши жизни, если бы. Ну, ладно, мне пора. Я в аптеку шла за лекарствами — сын приболел.

— Всего тебе доброго, Надя!

— Ну, счастливо, Ромаша! ТМ

Часы
Константин ЧИХУНОВ

№ 1 (981) 2015


Восьмое из девяти светил небосвода померкло, окончив свою жизнь вспышкой ослепительного пламени.

Кош наблюдал это явление со смешанными чувствами. С одной стороны — он мечтал увидеть это грандиозное и величественное зрелище.

С другой, он понимал, что конец его мира уже не за горами.

Когда угасало седьмое светило, первые жители уже заселяли Великую равнину. Предыдущие шесть погибли до появления на ней разумных существ.

Кош являлся одним из передовых учёных своего времени. Обладая пытливым умом и гибким мышлением, он сумел докопаться до многих глубинных тайн мироздания.

Он знал, что таких миров, как его, должно существовать великое множество. Возникнув однажды и одновременно из хаоса, они проходят свой долгий путь, чтобы закончить его падением в чудовищную воронку вечности. Чей-то мир эта участь постигнет раньше, чей-то позже, но конец всегда один.

Кош был далеко не молод, конец его собственной жизни виделся очень отчётливо. Но он уже давно относился к этому философски. Уж он-то знал, что смерти нет.

Пройдёт бесконечно много времени после того, как последний мир рухнет в воронку вечности. И однажды всё начнётся сначала. Из хаоса родятся новые миры, чтобы начать свой бесконечно долгий путь. Но это случится ещё очень не скоро. А сейчас, пока ещё горит последнее светило, история мира продолжается.

Мальчик с любопытством проследил, как последняя песчинка скатилась в воронку песочных часов. Он даже не подозревал, что только что, перед самым его носом, пролетела жизнь целой вселенной. Мириады миров родились, прошли свой путь развития и сгинули в вечности.

На одних из них суждено было появиться жизни. Другие так и остались навсегда не обитаемыми. Отдельные из них удостоились высшей чести, зарождения разума.

Ребёнок за это время стал старше всего на одну минуту. И ему не было дела до этих миров со всеми их обитателями. И тем более до старика Коша с его философскими размышлениями и научными изысканиями. Мальчика интересовала только новая игрушка.

Ребёнок взял часы в руку, перевернул и снова поставил на стол.

Песок неторопливо потёк в воронку вечности. Из хаоса родилась новая вселенная. Круг замкнулся.ТМ

Главное — приспособиться…
Андрей АНИСИМОВ

№ 3 (982) 2015


— Что это за место?

Выбравшись на обшивку спасательного модуля, Непелин выпрямился и закрутил головой, оглядывая унылый пейзаж. Насколько хватало глаз, вокруг расстилалась красновато-жёлтая пустыня: камень и песок вперемежку. Где-то было больше камня, где-то наоборот — песка. И так до самого горизонта. Кроме этих двух составляющих местного ландшафта, более ничего примечательного Непелин не увидел. Судя по всему, местность была совершенно безжизненной. Светило — большое и красноватое — стояло высоко в небе, окрашивая его в те же тона, что и поверхность. Небо тоже было пустым: ни птиц, ни облаков.

— Неизвестно, — ответил модуль. — В Реестре эта планета не значится.

— Выходит, ты посадил меня на необитаемый остров?

— Это единственная планета, которую я смог обнаружить в пределах досягаемости, — невозмутимо отпарировал модуль. — Кроме того, у неё имеется существенный плюс — кислородная атмосфера.

— Утешительный приз. — Непелин соскочил с обшивки, потоптался вокруг модуля, изучая грунт, пнул попавшийся под ногу камень и поинтересовался:

— Модуль, каковы наши шансы на обнаружение?

— Учитывая факторы, осложняющие поиск, как-то: незарегистрированность планеты и её удалённость от исследованной зоны, примерно один к пятнадцати тысячам семисот шестидесяти.

— То есть, почти безнадёжно, — сделал заключение Непелин.

— Я бы так не сказал, — не согласился модуль. — Иногда происходили события, имевшие ещё более низкую вероятность.

— Слабое утешение.

В сущности, ему повезло, чего он разворчался, невольно подумал Непелин. Когда половину его балкера вдребезги разнесли взорвавшиеся двигатели, он не только остался жив, но и сумел выбраться из изувеченной носовой части без единой царапины. И спасательный модуль не заклинило в «пенале», да и эта планета подвернулась очень кстати. Хотя судьба и сыграла с ним злую шутку, потом она, видимо, одумалась, сменив гнев на милость. И если снова не повернётся к нему спиной, он сумеет выбраться отсюда раньше, чем поседеет. Как бы то ни было, в одном модуль всё же прав: кислород в здешнем воздухе — уже царский подарок. А если ещё найдутся и съедобные формы жизни…

— Модуль, — позвал Непелин, вспомнив об аварийном запасе. — Ну-ка, перечисли мне содержимое твоего трюма.

— Три тысячи литров воды, сто двадцать килограммов сухой питательной смеси, — принялся бодро рапортовать модуль, — шестьдесят литров сжиженной дыхательной смеси, медицинские комплекты № 1 и № 2, пять наборов выживания для разных сред, излучатель типа «Скорпион» с комплектом запасных частей и энергоэлементов, УАМ, снаряжение для…

— Стоп! — приказал Непелин. — Что это за УАМ такой?

— Груз особого назначения, включённый в состав основного аварийного комплекта.

— Груз?! — брови у Непелина поползли вверх. — С каких это пор спасательный модуль начали использовать для перевозки грузов?

— Помещён в трюм в связи с особой ценностью, — пояснил модуль.

— Странно. Меня никто даже не предупредил о том, что в модуле перевозится какой-то УАМ.

— Вероятно, помимо ценного, данный груз имеет статус секретного, — предположил модуль.

— Ты, однако, о нём знаешь.

— Я обязан знать, что находится в трюме, — отпарировал модуль.

— Засранцы, — буркнул Непелин. Забравшись внутрь, он убрал разделительную мембрану, закрывающую вход в кормовые отсеки, и заглянул в тесный, битком набитый запасами и разным снаряжением трюм.

— Где он?

— Последний в секции А.

Загадочный УАМ обнаружился именно там, куда указал модуль, — у самой переборки, отделяющей трюм от двигательного отсека. Увидев его, Непелин разразился проникновенной речью в адрес тех, кто засунул сюда этот ящик: УАМ оказался довольно внушительной по размерам железной коробкой, и это на модуле, где на учёте каждый кубический дециметр. На этом месте вполне можно было уместить ещё килограммов десять сухих пайков, литров пятьдесят воды или ещё что-нибудь полезное. Всё, что есть в модуле, — жизненно необходимо. И, тем не менее, кто-то сознательно выкинул часть аварийного комплекта, заменив его этим. Что же в нём такого ценного и секретного? И что такое, чёрт его дери, УАМ?

Непелин протиснулся поближе. На ящике красовалась серебристая металлическая табличка с надписью:

«УАМ».

И чуть ниже:

«Внимание! Собственность фирмы «KLT».

«Включать разрешается только сотрудникам лаборатории № 4».

Ещё ниже была кнопка без всяких надписей.

Прочтя написанное, Непелин ругнулся и нажал кнопку. Плевать он хотел на запреты и ограничения. Поскольку он оказался в таком положении, они автоматически аннулировались. В аварийной ситуации силу имел только один закон — закон выживания. Иначе говоря, он мог использовать для своих нужд абсолютно всё, что окажется под рукой, невзирая ни на что. Должен же он, в конце концов, узнать, что за дрянь подложили в его модуль?

Ящик загудел. В верхней его части откинулась маленькая крышка, из-под которой вылез пучок гибких волокон со зрительными ячейками на конце. Увидев Непелина, ячейки дружно нацелились на него.

— Добрый день, — поздоровался ящик.

— Здорово, — не очень любезно откликнулся Непелин. — Ты кто?

— Я — УАМ, — представился ящик. — Универсальная Адаптирующая Машина. Экспериментальная модель.

— Вот как? И кого к чему ты адаптируешь?

— Ограниченный участок среды к человеку, или человека к данной среде.

— Надо же! — удивился Непелин. — Нука, поясни.

— Очень просто, — промолвила УАМ. — Если условия окажутся близкими к нормальным для жизни человека, я вношу в них небольшие изменения, позволяющие последнему чувствовать себя более комфортно. Если же условия совершенно неприемлемы для человека, я вношу изменения в последнего, для максимальной его адаптации к существующим…

— То есть, если я, скажем, оказался на планете с метановой атмосферой, ты сможешь сделать так, чтобы я дышал метаном?

— Совершенно верно.

— Немыслимо! — воскликнул Непелин. — Как такое возможно?

— Путём биотрансформаций, основанных на управляемых мутациях, вызываемых особыми мутагенно-трансформационными веществами.

— Ужас! — выдохнул Непелин. — Теперь я понимаю, почему тебя поместили в модуль. Ты, действительно, крайне ценная штука. Такая не должна пропасть.

— По той же причине и секретная, — вставил модуль.

— А ты можешь сейчас сделать что-нибудь?.. Ну, скажем, небольшой оазис. А то тут один песок да камни.

— С удовольствием, — ответил УАМ. — Но для этого мне необходимо быть снаружи. Задача оказалась не из лёгких. При сравнительно небольших размерах УАМ весила чуть ли не полцентнера, и Непелину пришлось попотеть, пока он вытаскивал её из модуля. Очутившись на поверхности, УАМ открыла другую дверцу, побольше, из которой вылез ещё один пучок волокон. Они, один за другим, повтыкались в песок, после чего довольно долго ничего не происходило. Затем песок забурлил, и из него начало что-то материализовываться. Открыв от изумления рот, Непелин смотрел, как в центре этой зоны материализации возникает крошечное озерцо, окаймлённое нежной зеленью, а над ним — несколько пальм, закрывающих этот уютный уголок тенью своих широких листьев. Добавив траву и даже весело порхающую птаху, УАМ гордо объявила:

— Готово!

Непелин слез с модуля, с которого наблюдал за процессом, и обошёл вокруг оазиса. Потом потрогал ствол пальмы. На ощупь она казалась совершенно настоящей. Трава была мягкой и приятно щекотала ладони. Вода — холодной, будто только что излившейся из бьющего ключа. И очень недурной на вкус, к тому же. Просто не верилось, что несколько минут назад всё это было обычным песком.

— Волшебство! — восторженно пробормотал Непелин. — Как настоящее!

— Дубликаты отличаются от реальных предметов лишь способом функционирования. Это не что иное, как комплекс устройств, имитирующих настоящие биологические формы, с возможностью длительного самоподдержания работоспособности.

— Ты хочешь сказать — это что-то вроде механизма? — Непелин обвёл взглядом оазис.

— Совершенно верно.

— А еда? — поинтересовался Непелин. — Ты сможешь изготовить пищу?

— С лёгкостью, — заверила его УАМ. — При помощи синтезатора.

— Отлично! — обрадовался Непелин. — Ну что ж, кажется, шансов у меня стало чуть-чуть побольше.

* * *

Поначалу, действительно, всё шло неплохо: УАМ оказалась не только «мастером на все руки», но и приятным собеседником, с которым было не скучно долгими вечерами. Теперь Непелина занимала только одна проблема — как скоро его найдут. И что он может сделать, чтобы повысить вероятность этого события. Над этим, казалось бы, неразрешимым вопросом он бился, подходя к нему и так и этак, пока три недели спустя его внимание не отвлекло нечто другое.

Начала меняться погода. Температура воздуха, до этого вполне сносная, неуклонно поднималась, постепенно превращая пустыню в огромную раскалённую жаровню. Поначалу Непелин предполагал, что происходит смена сезонов, однако погодные изменения, как правило, всегда неразрывно связаны с полуденной высотой солнца. Измеряя её изо дня в день, Непелин вынужден был признать, что никаких изменений в этом плане не наблюдается. Продолжая наблюдения, он вскоре всё же обнаружил изменения, но они касались совсем другой величины. А именно, углового диаметра самого солнца. Красноватое солнце этой планеты медленно разбухало, что могло означать лишь одно: орбита у планеты была эллиптической и очень сильно вытянутой, как у Марса. Солнце находилось в одном из фокусов этого эллипса, к которому сейчас и приближалась планета. А это, в свою очередь, означало, что расстояние от планеты до солнца будет неуклонно уменьшаться. Со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Непелин вынужден был целыми днями отсиживаться в модуле, выходя наружу только ночью, да и то ближе к утру, когда температура падала до приемлемой величины. Но вскоре и ночи стали невыносимыми.

Теперь он не покидал модуль круглые сутки, с тревогой ожидая дальнейшего. Когда температура за бортом перевалила через отметку в две с половиной сотни градусов и у модуля начала барахлить система поддержания микроклимата, он, наконец, решился.

Трансформации, которые произвёл в нём УАМ, изменили его кардинально. Отныне Непелин мог спокойно находиться на адской сковороде, в которую превратилась поверхность планеты, прекрасно чувствуя себя под испепеляющей лавиной жара, источаемой разбухающим солнцем. Его новая кремнистая кожа не боялась ожогов, а обновлённая силикатная кровь не закипела бы, даже окажись он в жерле вулкана. Положительные эмоции переполняли его до тех пор, пока в модуле не начали портиться съестные припасы. УАМ снова взялся за дело, переделав и его пищеварительный тракт. А заодно и пищу, которую ему предстояло переваривать. Непелин стал питаться особым веществом, внешне больше напоминающим пемзу, чем куски питательной смеси, но ему по-прежнему нужна была вода. Хотя и в совсем небольших количествах.

Без воды он остался, когда внутренность модуля стала больше походить на духовку, чем на жилище человека. Вода мгновенно выкипала, стоило ему только открыть ёмкость, а одна из канистр попросту взорвалась, как перегретый паровой котёл. УАМ внёс дополнительные изменения в его организм, после которых он более не нуждался ни в капле жидкости. Он превратился в настоящую саламандру, могущую жить в огне и пить его, как вино, есть камни, купаться в лавовых озёрах и дышать раскалённым смрадом, сменившим в атмосфере выгоревший кислород. Несгибаемый, несгораемый, стойкий к чудовищной радиации. Суперчеловек! Непелин чувствовал себя просто счастливым. Упоённый собственной неуязвимостью, он гордо вышагивал вокруг почерневшего, убитого наповал модуля, гадая, до каких значений может подняться температура, и бесстрашно взирая на солнце, готовое, казалось, полностью испепелить всю планету. Прокалённый грунт источал сизый дымок, и вскоре небо покрылось серой мглой, сквозь которую злобно смотрел на пустыню огромный багровый глаз. Всё вокруг стало красно-серым и ещё более горячим. Непелин осознавал, что жар просто испепеляющий, но чувствовал он себя всё равно прекрасно.

Хорошего настроения у него хватило ещё на несколько дней. Когда в модуле начали размягчаться и плавиться детали, сделанные из цинка, УАМ неожиданно заявила:

— Смею заметить, — проговорила она в своей обычной изысканной манере, — что возникла угроза нарушения моей работоспособности.

— Что? — свергнутый с эмпиреев на грешную землю, Непелин поначалу даже не понял, о чём речь. — Угроза?

— Высокие температуры, — пояснила машина.

— А разве ты не можешь адаптировать себя так же, как сделала это со мной? — удивился Непелин.

— Увы, — ответила УАМ. — Я — Адаптирующая Машина, но отнюдь не адаптируемая. Функция самоизменения в меня не заложена. Я создана с большим запасом механической прочности и стойкости к негативным воздействиям внешней среды, но любой стойкости есть предел. Сейчас он почти исчерпан.

— Чёрт! — ругнулся Непелин, вмиг растеряв весь свой восторг.

Он даже и не подумал об этом! Полагая, что, наделяя человека сверхспособностями, машина делает то же самое и с собой, он совершенно упустил из вида, что сама она может оставаться такой, какой её сделали в этой самой лаборатории № 4. Почему они не дали машине такую возможность — неизвестно, да и какое это имеет сейчас значение? УАМ помогла ему выжить. Возвращая долг, он должен помочь выкарабкаться ей. Вот только как это сделать?

Непелин окинул хмурым взглядом омываемую небесным огнём пустыню. Первой его мыслью было выкопать укрытие, чтобы спрятать УАМ там, но, поразмыслив, он отказался от этой идеи. Всё, что у него выйдет в итоге, — не укрытие, а могила для неё. Прямые солнечные лучи уже не угрожали поверхности, она разогревалась теплом, которое поглощала задымлённая атмосфера. Оградить УАМ от контакта с ней у него не получится. Следовательно, необходимо найти иное решение.

Оглядев ещё раз то, что было у него под рукой, он, сам не зная зачем, поднял лицо, устремив взор в непроглядную муть небес. Внезапно ему в голову пришла идея.

— УАМ, — проговорил он, опуская взгляд на стоящий перед ним ящик. — Я хочу, чтобы ты произвела со мной ещё кое-какие манипуляции и адаптировала меня ещё к одной среде. Причём я должен буду не только иметь возможность выживать в ней, но и быстро передвигаться.

— Я готова. Какая среда?

Непелин ещё раз быстро прокрутил в голове свой замысел и выпалил:

— Вакуум!

* * *

Под ним плыла планета — почти однотонная из-за плотной дымовой пелены. Солнце, увеличившееся за это время раз в пять, нависало над ней как Дамоклов меч. Если планета приблизится ещё немного, условия станут жесточайшими. Впрочем, для них обоих это было уже не важно.

Повернув к звёздному небу все полторы дюжины своих глаз, Непелин осмотрелся. Из этого района галактики привычные очертания созвездий выглядели несколько иначе, но, тем не менее, были узнаваемы. Это упрощало ориентацию. «Поймав» в поле зрения несколько основных навигационных звёзд, Непелин определился, где он и где ближайший человеческий форпост, после чего поудобнее перехватил щупальцами ящик УАМ и раскрыл парус, ловя вездесущий эфирный ветер. И сразу почувствовал, что движется: всё быстрее и быстрее с каждой секундой, оставляя за собой пылающее горнило чужого солнца.

Вскоре он уже мчался во весь дух. ТМ

Важная миссия
Валерий ГВОЗДЕЙ

№ 3 (982) 2015


Впервые за три года что-то новенькое. Среди ночи меня заставили надеть чистую арестантскую робу жёлтого цвета. Поверх неё обрядили в сбрую для перевозки заключённых. Первая цепь соединяла наручники с поясом, вторая — кандалы с поясом, третья — первую и вторую цепи. Я мог делать короткие шажки и поднимать руки — не выше талии.

Архаично до идиотизма, но земная пенитенциарная система консервативна. При ходьбе цепи нужно придерживать. И всё равно — звенели.

— Нас ждёт вечеринка? — спросил я. — Танцевать в цепях неловко.

— Заткнись, — буркнул сержант, замахнувшись дубинкой. И многообещающе улыбнулся.

Наш сержант улыбчивый. Всегда улыбается, когда бьёт человека дубинкой.

Сейчас бить не стал, вопреки обыкновению.

Должно быть, едем на встречу с начальством.

Это было странно.

Все три года начальство упорно старалось забыть о моём существовании. Вывели под конвоем в тюремный двор.

Передали незнакомым типам в гражданской одежде.

Усадили в спецмашину — тюрьму на колёсах. Пристегнули к стальным кольцам.

Поездка заняла час с лишним. Я даже успел задремать.

Разбудили. Отстегнули, вытолкали из машины.

Темень. Звёзды над головой. Тихо. Стрекот насекомых, шелест невидимой листвы.

Неподалёку — плохо освещённый дом, загородный, похоже.

А подвезли к задней двери. Над входом горела одинокая лампочка.

— Смотри под ноги, — буркнул сопровождающий, наделённый обширной лысиной.

— Хорошо. — Спросонья хотелось поговорить — как-никак три года в одиночной камере. — Знаете, когда я был ещё маленьким…

— Заткнись.

Мы вошли. Дом и внутри был освещён плохо. Вероятно, так задумано.

— Смотри под ноги, — повторил лысый.

Я делал мелкие шажки по ковру, звеня цепями.

Узкой лестницей спустились в подвал. Звон цепей стал громче.

Остановились перед дверью. Она только с виду казалась деревянной. В действительности — металл, обшитый снаружи дубом.

Не издав ни звука, дверь отворилась.

К нам вышел незнакомый человек в дорогом костюме и хмуро оглядел всех. На его лице появилось страдальческое выражение. Походил на референта в непротокольной ситуации.

Небрежным взмахом руки велел конвою отступить. Гостю в арестантской робе указал на вход.

Я подчинился.

Обстановка более чем скромная: диван, стол по центру, пара стульев у стола. Вся мебель, конечно, привинчена к полу, во избежание.

Пожилой человек, сидящий на диване, в ещё более дорогом костюме, с низко опущенной головой. Он тут главный.

— Вы уверены, что. — начал референт. Главный прервал:

— Не беспокойся.

Вздохнув, референт удалился.

Пожилой человек поднял голову.

Теперь вздохнул я. В животе ёкнуло. Пожилой человек бросил взгляд на меня, я — на дверь. Разумеется, дверь была заперта.

— Узнаёшь? — спросил он.

— Да. Вы Президент Земли — Эван Нэй.

— Верно. — Самодовольная улыбка растянула губы. — Разговор нам предстоит серьёзный. Давай-ка сядем за стол. Мы сели.

Нэй обвёл комнату рукой:

— Полная звукоизоляция. Непроницаемость для сканирования.

— Вдруг микрофон спрятан внутри?

— Учтено всё. Кстати, особо не дёргайся — ты на мушке автоматического лазера. Президент вынул из кармана и положил на стол чёрную коробочку. Нажал единственную кнопку. Рядом с кнопкой замигал огонёк синего цвета.

Я знал, что это. Сам пользовался, до суда и посадки в тюрьму. Коробочка обеспечит нам конфиденциальность. При ней разговор подслушать невозможно.

— Заберёшь кое-кого на Лорне, — объявил Президент тоном приказа. — Доставишь сюда. И будешь хранить молчание обо всём.

— Что я получу?

— Свободу.

Он сделал вид, что сказал правду.

Я сделал вид, что поверил. Но решил играть дальше:

— В случае моего отказа.

— Мог сам догадаться. По дороге назад ты совершишь побег. Тебя застрелит снайпер.

Наверное, мою физиономию слегка перекосило.

Снайпер.

Для меня это больная тема. Я бы даже сказал — пунктик.

— В чём дело? — усмехнулся Президент. — Никакого энтузиазма. Ты — надежда планеты. Возьми себя в руки.

Думая о снайпере, я проникновенно ответил:

— Выполню свой гражданский долг с радостью.

— Вот так лучше. — Президент снова полез в карман. Вынул снимок и положил на стол. Посмотрел секунду. Повернул, чтобы я тоже видел изображение. — Твой объект.

После чего нажал кнопку, спрятанную под столом.

Вошёл референт, поманил.

Я встал и, словно контуженный увиденным, пошёл следом, придерживая цепи.

— Выдам инструкции, снаряжение и документы на имя Рона Хайна — частного детектива, нанятого частным лицом, — говорил на ходу референт. — Действовать — по инструкциям.

Звеня цепями, с трудом поспевая за ним, я молча кивал.

Перед глазами стояло фото.

Скупердяи. Билет дали в эконом-класс.

На экране, встроенном, как тут принято, в кресло впередисидящего пассажира, неспешно росла планета земного типа.

Лорна. Здесь свили гнездо враги режима, враги Президента.

А Президент, разумеется, темнил.

Если всё так просто, он бы дал задание кому-то из ближнего круга — чтобы не допустить распространения секретной информации.

Было ясно как день, что за мной издали наблюдают, с крючка сорваться не позволят. Ещё было ясно как день, что «побег» я совершу при любом раскладе. И снайпер не промахнётся.

Ладно, подумаю о грустном позже.

Слева мои соседи, мальчишка лет четырёх и папа с мамой, о чём-то препирались. Сердитые родители, видимо, угрожали санкциями.

— Ну и что вы сделаете? — поинтересовался их сынок довольно снисходительно.

— Бросим в порту, — грозно пообещал насупленный папа.

— Неправда, — возразил отпрыск.

— Почему?

— Я — самое дорогое, что у вас есть. Сами говорили.

Маленький циник. Попробуй с таким совладать. Родители в полной растерянности. Лайнер вышел на парковочную орбиту. Нас препроводили на борт шаттла, вскоре подошедшего. Он сел на поле через полчаса.

На Лорне в этом регионе тоже была ночь. Я, похоже, угодил в махровый «нуар». Маленького циника в порту не бросили. Видел, как семейство усаживалось в гравилёт — в полном составе. Один — ноль в пользу карапуза.

Действуя по инструкциям, взял такси, поехал в пригородный район.

Позвонил в дверь особняка, в котором ютился мой связной.

Тишина.

Позвонил вторично.

Потом, зайдя с тыла, увидел, что задняя дверь приоткрыта. Как в кино.

Осторожно вошёл.

Хозяин дома, худой мужчина средних лет, растянулся на полу в гостиной, с очевидными следами жестоких пыток на обнажённом теле. Уже начал остывать. Застанут возле трупа — сто раз пожалеешь. Кусать локти будешь, себе и другим.

Но как быть? Труп, в бытность свою живым человеком, знал, где искать беглеца. И, судя по следам пыток, интересовался этим не только я.

Кто беседовал с ним до меня? Заговорщики?

В четырёх кварталах от дома заметил бар с названием «Эдипов комплекс».

Решил заглянуть, подумать.

В небольшом стильном зале всего несколько человек. Расслабляющая музыка. Ничего подозрительного.

Как же хорошо на свободе. Взгромоздился на высокий табурет возле стойки, заказал мятный коктейль. Допивая, заметил в зеркале взгляд. Девушка за столиком в углу не сводила глаз.

Юная, свежая, невероятно аппетитная. Каштановая грива собрана в хвост. Розовая блузка с раскрытым воротом. Узкие джинсы, голубые, украшенные блёстками. Но с дырами, словно ткань протёрлась от носки. Блеск и нищета в одном флаконе. Хотя все дыры искусственного происхождения. Говорят, такое уже не раз было в моде. Короткие сапожки на каблучке.

Держала бокал на раскрытой ладони — между раздвинутых пальчиков. На бокале играли нежные блики от сдержанного освещения.

Как же хорошо на свободе.

Я приблизился к столику, проникновенно улыбнулся:

— Позволите составить компанию?

— Вам одиноко в чужом городе? — Она милостиво кивнула: — Садитесь, поболтаем.

Слегка путаясь в собственных конечностях, сел на стул, ещё проникновеннее улыбнулся:

— Позволите вас угостить?

Получив разрешение, подозвал официанта.

В душе я сурово осудил своё неправильное поведение. Впрочем, меня извиняло то, что я три года… Ну, ясно, в общем.

За болтовнёй забыл о задании.

— Может, сменим дислокацию? — предложил я. — Найдём уголок поуютней. В отеле.

Красавица, похоже, оценила перспективы:

— Хорошо. Только поедем ко мне. Оказались в другом пригороде, возле другого особняка.

— Вы идите в дом, — сказал красавица. — Располагайтесь в гостиной. Поставлю гравилёт в гараж.

Выйдя из машины, я поднялся на крыльцо. Прошёл в гостиную.

К моему удивлению, там на диване сидел человек.

То самое лицо, что было на фотографии. Лицо Президента.

Я знал, что Нэй использует двойников, заменяющих его там, сям. Дел у него много. Да и трудно везде успеть. Кое-где появляться опасно. Методика хорошо отлажена.

В чём причина сбоя? Двойник возомнил о себе? От рук отбился?

На лице появилось выражение горечи. Двойник понял, кто я. Может, видел прежде, среди агентов Службы, запомнил. Хотя вряд ли. Мы — тени. Мы расходный материал. Смертники, обязанные любой ценой спасти Президента. Или — двойника. Ведь не угадаешь.

Смешно — до сих пор думаю, как бывшие коллеги.

Уловив движение за окном, взглянул. И на моём лице тоже появилось выражение горечи.

Девушка не стала парковаться, умчалась на гравилёте. Устроила встречу с двойником и — растворилась во мраке.

Ночь любви — не планировалась.

* * *

У двойника от волнений желудок расстроился.

Туалет без окна, сбежать нельзя. Я позволил запереться.

В гостиной обнаружил бывших коллег. Не слышал, как вошли. Совсем утратил квалификацию.

Бывшие коллеги заняли выигрышные позиции. Ловили каждое моё движение.

В кресле удобно расположился Мэл Харт, глава Службы. Широко улыбнулся:

— Привет, Дик. Садись напротив. Выглядишь неплохо. Снова полон огня.

Сев в такое же кресло, я сказал:

— Пожизненное заключение — вдохновляющая награда за верность.

— Ты знаешь, решаем не мы. Ребята уверены, в том проколе ты не виноват. Снайпер тогда был слишком далеко — ты не мог заметить.

— Но пуля всё же угодила в двойника. Шеф включил лежащую на подлокотнике чёрную коробочку и покачал головой:

— Пуля угодила не в двойника.

— Что?..

— Президент начал проявлять самостоятельность. Его решили убрать.

— Кто решил?

— Настоящие Хозяева планеты. Эван Нэй им нужен, поскольку он гарант их процветания. Хотя в сущности Президент фигура номинальная. Лицо, имя не изменились. И план вроде бы удался. Потом вдруг двойник, изображавший Президента, сломался. Улетел сюда. Установил контакт с оппозицией. Готовил разоблачение. Двойника следует заткнуть. Ты — известный враг Президента, уже покушался — двойника загубил. Из тюрьмы сбежал, до смерти замучил связного. Ты — зверь, чудовище. Ты и второго двойника убьёшь.

— На Земле я разговаривал с двойником?..

— Да какая разница? Мы выполняем приказы.

— Я не стану убивать.

— Ради бога. На оружии найдут твои отпечатки.

Разумеется.

Если шеф настолько откровенен, значит, меня уже списали.

Посмотрев на подчинённых, которые не слышали нас, он доверительно поведал:

— Человек слаб. Не исключены сбои. А сбоев на этом высоком уровне быть не должно. Роботехника достигла небывалых успехов. Робот — надёжен. Позволяет упростить ситуацию. Вместо Президента-человека — Президент-робот. И вместо его двойников-людей — роботы. Совершенно одинаковые, заменяемые. Так лучше. Новый этап в работе властных структур.

— Вот как. Значит, тип в туалете — последний двойник-человек.

— Слабое звено, которое надо устранить. Важная миссия. Твоя миссия. — Харт вздохнул. — Дик, я прошу. В память о прошлом. Зачем лишние хлопоты, а? Сделай что нужно, и — на покой. У тебя нет выбора.

Судя по лицам бывших коллег, я — покойник.

Умру через несколько минут, вне зависимости от того, сделаю, что нужно или не сделаю.

Нет выбора.

Дорогой шеф, выбор есть всегда.

Люди умирают. Но — по-разному.

Я понимающе улыбнулся. Кивнул согласно.

И — начал. ТМ

Земля неблагодарных
Григорий КАЗАКОВ

№ 3 (982) 2015


Мудрые старейшины и смелые вожди молчали. Раз в сто лун они собирались у священного костра, чтобы обсудить насущные вопросы мира и войны, общих празднеств, природных катаклизмов и задобрить верховного бога всех племён — Макемаке. Но в этот раз причина собрания была иной. После танца воинов и общей молитвы первым заговорил старейшина племени Серых варанов.

— Мои люди следят за демонами уже в течение пяти лун. Рыбаки видели, как они спустились с неба на огромной лодке, которая светилась, как чешуя самых красивых рыб южного рифа. Их всего трое, и они построили себе странной формы хижину из огромных белых листьев. Но за всё время они ни разу не развели очаг для согрева или приготовления пищи. Богам и людям нужны тепло и еда для поддержания жизни, лишь демонам этого не нужно. Они питаются плохими мыслями и злобой людской.

Молодой вождь союза Белых змей выкрикнул:

— Я готов со своими воинами напасть на демонов и всех их принести в жертву великому Макемаке!

— Это может быть опасно, мы не знаем их силы, — заметил вождь Северного ветра.

— Вдруг они смогут уничтожить всю нашу землю? Или же прилетят тысячи других демонов, на сотнях летающих лодок…

После паузы поднялся со своего места самый старый из всех ныне живущих на острове людей — Слепой Краб.

— Когда я был совсем юн, мой дед рассказывал забытую всеми легенду, ему, в свою очередь, её рассказывал отец… Суть легенды такова.


Давным-давно на нашу землю с неба спустились две большие рыбы, из них вышло двенадцать человек. Наше племя спряталось в лесу, тихо наблюдая за пришельцами издалека и стараясь не выдать своего присутствия. Но случилась беда, пришельцы поймали одну нашу девушку, дочку вождя. Наши воины разозлились и, поборов страх, пошли освобождать похищенную, они хотели убить всех, кто осмелился на такой дерзкий поступок. Но когда наши воины подошли к огромным рыбам чужаков, навстречу им выбежала целая и невредимая дочь вождя. Она сообщила, что они не демоны и не боги, а обычные люди, как и мы с вами. Просто они прилетели из другой земли, которая находилась далеко-далеко… за пределами небесного океана и каменной хижины верховного бога. Их цель изучить нашу землю и научить нас своим премудростям. Поначалу все было хорошо, они подарили нам вечный голубой огонь для согревания и света, странных животных и новые растения, чтобы мы не голодали, и множество предметов для самых разных целей. Но однажды произошла большая ссора: вождь захотел, чтобы одна огромная рыба, на которой прилетели эти люди, стала принадлежать ему. Чужаки сказали, что это невозможно, так как они скоро покинут нас и улетят на другие земли. Вождь разозлился и, заманив их обманом на праздник Летних цветов, всех убил. Когда же он подошёл к одной из рыб, оказалось, что попасть внутрь невозможно, утроба была закрыта, ни копья, ни стрелы, ни камни не смогли пробить её шкуру. Через тридцать лун две рыбины вдруг сами по себе взлетели и скрылись в небесном океане. После этого наше племя уничтожило все предметы, которые подарили люди с неба, животных принесли в жертву Макемаке, а растения — сожгли. И стали жить, как прежде жили…

Вот и вся легенда.

Возможно, это не демоны и не боги, а такие же люди. Предки тех, кто прибыл на заре веков. Я хоть и стар, но готов пойти к ним и попросить прощения за наших предков. Ведь они хотели дать нам только благо, чтобы мы были сытыми и счастливыми.


— Твоё право, Слепой Краб, — сказал молодой вождь. — Но если тебя убьют, мы их всех уничтожим.


Рано утром хромой старик шёл по берегу, разгоняя тростью мелких крабов, которые сновали туда-сюда, греясь в утренних лучах солнца.


Совсем скоро чужаки увидели его. И, помахав руками, навстречу к Слепому Крабу твёрдой поступью вышел человек. Такой же, как и он сам, только с белой кожей и белыми волосами, он радостно улыбался. Когда их уже разделяли считанные метры, неожиданно из зарослей леса просвистели три стрелы, которые устремились в пришельца… Одна пролетела мимо, другая, ударившись о грудь, отскочила, не причинив вреда, но третья попала в шею, и улыбчивый чужак через мгновение упал в песок лицом вниз. Из раны текла самая обычная человеческая кровь.

— НЕТ, что же вы наделали?! Это же люди!!! — кричал старик. — Нееет!..

Но его никто не слушал, воины со всех сторон бежали по направлению к врагу. Те были безоружны, и после пяти минут схватки двое оставшихся, таких же белокурых пришельцев, а заодно и Слепой Краб, были убиты.

Их тела сожгли на жертвенном огне, вместе со стариком Слепым Крабом. Молодой вождь в этот же вечер снова собрал всех старейшин и других вождей. И объяснил, почему он убил чужаков и старейшину:

— Это были демоны. Они околдовали старика, через его предков. Они хотели и нас обмануть! Но нам не нужна их магия, предметы, лодки, животные и растения. Нам и так хорошо живётся…ТМ

Маленькое дополнение к официальной истории
Андрей АНИСИМОВ

№ 4 (983) 2015


«…О цивилизации тали было известно лишь то, что она существует. Район предполагаемого их обитания был настолько огромен, что для поиска пришлось задействовать все имеющиеся силы, вплоть до частных судов. Многие откликнулись на призыв помочь в этом нелёгком деле, движимые жаждой познания и стремлением быть в числе тех, кто вносит свой вклад в великое дело создания Галактической Конфедерации.»

Юный Роберт поднял лицо от книги и вопросительно посмотрел на попыхивающего сигарой Антона. Тот выпустил очередной клуб ароматного дыма и усмехнулся:

— Надо же! «Движимые жаждой познания». Воистину, бумага всё стерпит. Уж я-то знаю, какая жажда их двигала. Первым пообещали хорошо заплатить, других просто заставили, припомнив кое-какие грешки. Что там про них написано?

— «Большую часть экипажей этой флотилии составляли именно они: люди самых разных профессий, связавшие свою жизнь с пространством, а то и вовсе отчаянные первопроходцы-одиночки, пускающиеся на своих крошечных судах в самые рискованные и авантюрные рейсы», — прочёл Роберт.

— Сброд, проходимцы всех калибров и мастей, — прокомментировал этот абзац Антон. — Их собирали по всем закоулкам Конфедерации, иных даже вытаскивали из кутузок. Параллельным со мной курсом шли два судёнышка, принадлежащих одно контрабандисту, другое, под названием «Рыжая Бетти», — некому Майку Джефферсону по кличке Губка. Если б между нашими кораблями была среда, проводящая звук, я слышал бы не только рёв его двигателей и лязг потрёпанной обшивки, но и звон бутылок, которыми была полна эта лоханка. Давай-ка дальше.

— «Выйдя за пределы Исследованной Зоны, флотилия вторглась в практически неизученный космос, где каждый пройденный парсек таил в себе массу неведомых опасностей. Преодолевая их, исследовательская флотилия неминуемо несла потери.»

— Угу, — промычал Антон, затягиваясь. — Потери, да. Энная часть потерялась в районе небольшой планетки, на которой обнаружилась дурь, шибающая похлеще любого синтетического наркотика, а другие исчезли в мире, населённом симпатичными туземцами, ну и туземками, разумеется.

Роберт покраснел и снова опустил глаза в книгу.

— «Особенно коварным оказался район Облачных Поясов. Наибольшие потери исследователи понесли именно там».

— Рассеялись по этим Поясам, после того как выяснилось, что те на четверть состоят из алмазной пыли и камушков покрупнее, — ввернул Антон.

— «В итоге, до мира тали добрался всего один корабль с одним-единственным человеком на борту. Именно ему принадлежит пальма первенства в открытии этой загадочной цивилизации. Имя этого человека навеки золотом вписано в историю Галактической Конфедерации и в историю освоения космоса. Этот человек — пилот-разведчик Антон Сухомлинский».

— Золотом, — повторил Антон и снова усмехнулся.

— Но ведь это правда! — с жаром возразил Роберт. — Все знают, что именно вы и обнаружили тали.

— Так оно и есть. Только. Ну-ка, чем там всё у них кончается?

— «Присоединение к Галактической Конфедерации цивилизации тали было совершенно добровольным, и отныне эта звёздная раса, совершенно не отличимая от людей, является одной из самых многочисленных в галактическом союзе. Вот уже почти полвека они рука об руку идут совместно с людьми и почти полутора десятками других звёздных рас по пути.». — Роберт не дочитал абзац до конца и захлопнул книгу. — Неужели и это неправда?

— Правда, — кивнул Антон. — Только не вся. — Тали действительно вошли в Конфедерацию добровольно, ибо у них просто не было другого пути. Не сделай они этого, их вполне могли бы уничтожить.

— Почему? — изумился Роберт.

— Как потенциальную опасность, которая в любой момент могла бы стать реальной.

— Но ведь тали настолько миролюбивы, что.

— Попробуй-ка объяснить это нашим воякам, — спокойно перебил его Антон. — Они везде видят подвох. И если б тали отказались, это вполне могло бы быть воспринято как скрытая враждебность. Со всеми вытекающими последствиями. Но это не самое главное. Главное в том, что на самом деле численность тали была мизерной.

Антон замолчал и принялся разжигать потухшую сигару. Роберт сидел тихо, терпеливо ожидая продолжения.

— Когда я увидел их планету, я понял, что вижу совершенный мир, Утопию во всей её красе, — продолжил Антон. — Планету-сад, где жили существа, рядом с которыми тебе никогда не будет плохо. Добрые, отзывчивые, жизнерадостные, честные. Они развивались по несколько иному пути, чем мы, и хотя технические достижения уже позволяли им путешествовать в космосе, основное направление их деятельности была манипуляции с биоматериалами. Органика — вот в чём они непревзойдённые мастера. Они полностью подчинили себе мир животных и растений на своей планете, победили недуги собственных тел и недуги собственных душ. Их психология отлична от нашей, они существа, очищенные от грязи, которая налипла на человечество и которую мы тащим на себе из века в век. Поэтому открытие их планеты превратилось для меня в настоящую головную боль.

— Почему? — снова спросил Роберт.

— Потому что необходимо было решить проблему, у которой поначалу я не видел решения. Вернуться и рассказать об удаче, означало попросту сдать их, отдать на съедение нашей цивилизации, которая поглотила бы их, совершенно беспомощных против такой напасти, и все дела. Остаться там навсегда, тоже был не вариант. Рано или поздно за первой, провальной, экспедицией, наверняка последовали бы другие, более удачные, и такой шаг, в итоге, всё равно ни к чему бы не привёл. Как и умалчивание о находке по возвращении. Кроме того, я чувствовал там себя чужаком, несмотря ни на что. Вроде грязного оборванца, попавшего на светский приём. А я со своим менталитетом и был таким оборванцем. Так или иначе, цивилизации тали должен был наступить конец. Они имели бы шанс выстоять под напором нашей экспансии, будь повоинственнее, поксенофобичнее, или, хотя бы, помногочисленнее. Биологическая одинаковость неминуемо привела бы к слиянию двух рас, к ассимиляции, в результате которой верх взяла бы та, которая больше и агрессивнее, а тали растеряли бы все свои преимущества. Они агнцы, мы — волки. Исход такого контакта был предрешён. Такое, кстати, уже было. С цивилизацией ирегов. Они тоже на свою беду были похожи на нас и внешне, и в плане физиологии. Иреги растворились в нашей цивилизации, растеряв всего за два или три века все свои исконные черты и немалую часть своей культуры. Это равносильно убийству. Только убийству не одного человека или группы, а целого народа. Поэтому моё пребывание на их планете было полно горечи, несмотря на все блага, которые меня окружали. Я подумал: чем я, простой космический бродяга, может им помочь? Что я, маленький и жалкий человечишка, может сделать для целой цивилизации? Я отчаянно искал выход…

— И вы нашли его? — нетерпеливо спросил Роберт.

Антон кивнул.

— Нашёл. Более многочисленная и сильная раса поглощает менее многочисленную и слабую. Что сделать, чтобы этого не случилось, спросил я себя. Ответ был в самом вопросе: изменить существующее положение вещей. — Антон вынул сигару изо рта и описал ею замысловатую петлю. — Тали имели высокоразвитые биологические технологии, которые позволили им быстро справиться с поставленной задачей. Сначала они сделали пригодным для жизни ещё несколько близлежащих миров, а затем столь же быстро увеличили свою численность. Стремление расширить область обитания было им чуждо, им вполне хватало и своей планеты, но в свете сложившихся обстоятельств я убедил их изменить свой привычный образ жизни. Так что, когда я покинул их, за моей кормой оставалась уже не жалкая планетка с горсткой аборигенов, а целая маленькая империя. Наши это оценили. Помимо этого, тали начали встречную экспансию, причём более активную, чем наша. По этой причине тали в наших городах живёт больше, чем людей — в их. А многие мы основали совместно, вроде этого.

— Вот как оно было, — проговорил Роберт, задумчиво глядя на лежащую у него на коленях книгу. — Никогда об этом не слышал.

— И не услышишь. Это то, что осталось тайной для всех, кроме меня, твоей тётки, а теперь вот и тебя. Думаю, что за пределы этой троицы она никогда не выйдет.

— Конечно, — пообещал Роберт, уловив прозрачный намёк. — Интересно только, как они смогли так быстро увеличить свою численность? Стимулировали рождаемость? Активизировали рост потомства?

— Хороший вопрос, малыш, — ушёл от прямого ответа Антон. — Это их секрет. Их конёк, как я уже говорил, — биотехнологии. Здесь они на корпус впереди всех. Я посоветовал им не спешить раскрывать секреты своих технологий, ибо каждая раса имеет нечто, что добавляет ей веса в Конфедерации. Для создания необходимого баланса сил. Понимаешь?

— Да. Но всё равно интересно.

— Главное, что тали — хорошие ребята. Они внесли свежую струю в нашу тухлую обыденность, и все от этого только выиграли. Рядом с такими славными соседями невольно начинаешь вести себя по-другому. Так что тали для нас это как инъекция лекарства. А ведь могло всё быть по-другому.

— Вы, действительно, великий человек, дядя Антон! — искренне восхитился Роберт.

— Да уж куда там, — усмехнулся Антон.

Далёкий перезвон башенных часов оборвал их разговор. Роберт бросил взгляд внутрь дома и засуетился.

— Ой, в школу пора. Вы ещё расскажете мне об исследовательских полётах?

— Расскажу, — пообещал Антон. — Давай, дуй в свою школу, а то опоздаешь. Роберт спрыгнул с террасы и исчез за углом дома. Звук его шагов на дорожке ещё не успел затихнуть, как позади Антона скрипнула половица и ворчливый женский голос произнёс:

— Разболтался. Я уж думала, ты будешь молоть языком и век не остановишься.

— Я знаю, что нужно сказать, а что — нет, — спокойно отпарировал Антон, не оборачиваясь. — Роберт не глупый парень, он не будет трезвонить об этом на каждом углу. И потом, проболтайся он, кто ему поверит? А я немного подредактировал эту донельзя засахаренную главу в его учебнике. Он имеет право знать правду, пускай она и очень некрасивая.

— Только, ради бога, не всю!

— Понятное дело, — откликнулся Антон.

— Не надо было говорить о том, что ты делал у тали.

— Ничего не случится, — успокоил жену Антон. — Я же говорю: Роберт — мальчонка с головой.

— Он-то с головой, а тебе нужно было сначала покумекать своей…

Антон ничего не ответил. За его спиной снова заскрипели половицы, ворчание удалилось, и он опять остался один. Докурив сигару, Антон втоптал окурок каблуком в землю, кряхтя поднялся и направился к живописной живой изгороди, окружающей сад. За изгородью начинался луг, с коротко постриженной травой, спускающийся в долину, где приютился городок, такой чистенький, словно был игрушечным. Совместное поселение тали и людей.

«Великий человек», — вспомнил Антон, разглядывая сонливый, разморённый горячим полуденным солнцем городок. Великий, да, но только в совсем другом смысле. Узнай его человеческие собратья, какую услугу он оказал тали, его имя начертали бы отнюдь не золотом и совсем на другой доске. Он превратился бы изгоя, в крысу, прячущуюся по тёмным углам, если б вообще остался жив. И плевать, что он спас целую цивилизацию от медленного уничтожения. Для своих он навсегда бы стал предателем.

Может жена и права: зря он разоткровенничался и рассказал об этом Роберту? Его племянник неглупый парень, но у мальчишек всегда есть желание прихвастнуть чем-нибудь. Например своим великим родственником и его не менее великими делами. Надо же додуматься до такого! Одурачить всю Конфедерацию!

Этот городок — тоже одно из следствий его простого и в то же время грандиозного очковтирательского плана. Он знал чуть ли не каждого его жителя, и хотя соотношение представителей каждой из звёздных рас было примерно пятьдесят на пятьдесят, на самом деле тали было значительно меньше. Их и сейчас было немногим больше, чем в тот день, когда он наткнулся на их планету. И чтобы выправить положение, им пришлось здорово потрудиться, выжав до отказа свои биотехнологии.

После этого Конфедерация увеличилась ещё на одного члена, и отныне бок о бок с людьми стали жить добрые, отзывчивые, милые… биороботы, так похожие во всём на своих создателей. ТМ

Уникальная работа
Валерий ГВОЗДЕЙ

№ 4 (983) 2015


Магазинчик «Сувенир» на океанской набережной пользовался огромной популярностью у туристов. Сегодня, в эпоху конвейерного производства, когда всё делают роботы, вещицы, предлагаемые тут, — выделялись, поскольку имели своё лицо и несли печать оригинальности. Вопреки ожиданиям, продавали их недорого, в больших количествах. Причём, вещицы не иссякали, широкий ассортимент рос непрерывно.

Хозяин, весёлый толстяк, — процветал. А другие торговцы безделушками — завидовали. И пытались разведать — где, у каких резчиков по дереву, кости или камню он закупает фигурки людей и животных, браслеты и бусы, гребни и заколки, пепельницы и шкатулки.

Ничего у конкурентов не выходило. Хозяин же, в ответ на расспросы, добродушно посмеивался и повторял, что его бизнес — семейный.

Конкуренты не верили. Толстяк жил в особняке за городом, с женой и двумя сыновьями-студентами. Вчетвером невозможно изготавливать шедевры прикладного искусства почти в промышленных объёмах.

Разозлившись, наиболее коварный завистник сочинил донос, обвинив хозяина в том, что он беззастенчиво эксплуатирует бедных ремесленников из нищих горных селений.

В соответствующих инстанциях на донос отреагировали. Молодой и полный служебного рвения детектив, специалист по расследованию экономических преступлений, стал копать. Выяснил, что с горными селениями у хозяина магазинчика связей нет.

Хотя сувениров на полках не становится меньше.

И прибыль — не становится меньше. Неужели действительно — семейный бизнес?

Тайно понаблюдав за жизнью в особняке, сыщик выяснил: супруга хозяина, в основном, занята бытовыми заботами и кухней, в художественном промысле — не участвует. Сыновья-студенты пропадают в университете, в котором изучают цифровые технологии, или торчат на пляже, в клубах. Тоже не до художественного промысла.

Вот так семейный бизнес.

Решившись на крайние меры, детектив заглянул в магазинчик, вечером. Когда на улицу вышла очередная партия счастливых покупателей, заговорил с хозяином:

— Покажите вон ту мечтательную корову.

— Держите, — улыбнулся хозяин. — Вы дочке?

— Верно, — соврал детектив. — Моя дочурка любит фигурки животных.

— Лучше возьмите ей телёночка, он тоже мечтательный, а стоит меньше.

Рассматривая фигурки, детектив недоумевал.

Уникальная работа.

Вещи неповторимы.

В каждую мастер вложил душу, вдохнул тепло.

Каждая линия, каждое прикосновение резца к древесине — выразительны, полны смысла.

Он поднял взгляд на толстяка. Может ли благодушный, уже немолодой человек, любящий хорошо поесть и поболеть за любимую футбольную команду по телевизору, быть столь непосредственным, глубоким? Способны ли его тяжёлые волосатые руки — на запредельное мастерство? Губы детектива растянулись в неискренней улыбке. Вынув деньги, он сказал:

— Вы правы, куплю телёночка. Если выбирать между взрослым животным и детёнышем — моя дочка бы, наверное, предпочла его. Спасибо огромное!..

Сделав вид, что по-настоящему растроган, детектив полез к толстяку с объятиями.

Хозяин был, разумеется, удивлён, но счёл неудобным уклониться. Покупатель ловко закрепил на воротнике толстяка микрокамеру.

— Спасибо ещё раз!

Детектив вышел из магазинчика, словно торопился обрадовать несуществующую дочку.

Установленная камера с широкоугольным объективом транслировала всё, что видела, на лэптоп детектива, сидящего неподалёку в джипе.

Сначала демонстрировала туристов, оживлённо покупающих сувениры. Потом хозяин, удовлетворённый торговлей, закрыл магазинчик.

Камера добросовестно показала внутренние помещения. Деревянную лестницу, ведущую куда-то вниз, должно быть — в подвал.

Там был склад продукции.

Хозяин взял пару коробок и вынес, кряхтя, наверх.

Вынув из коробок фигурки, расставил на полках, на освободившихся местах. Ну, теперь он поедет на своей машине домой.

Нет.

Толстяк, прихватив опустевшие коробки, снова пошёл к лестнице. Миновал склад.

Топая ногами, спустился ниже.

Встал перед дверью.

Набрал цифровой код на терминале.

У детектива забилось сердце.

В подземелье, конечно, сидят несчастные резчики, подневольные рабы, вынужденные за гроши, а то и вообще за одну лишь кормёжку творить чудеса.

Открылась дверь.

В просторном, хорошо освещённом помещении — ряд столов. Возле них роботы, занятые вырезанием поделок из древесины, камня или кости. Выверенные, точные движения резцов, зажатых в манипуляторах.

С долгим вздохом детектив расслабился.

Уникальная работа. Сыновья-студенты — головастые. Проанализировали сотни лучших образцов, вывели точные алгоритмы. Затем — написали специальные программы. Клиенты покупают то, что им понравилось. Качество их вполне устраивает.

Хозяин не обманывает никого, платит налоги. Благодаря ему, туристический бизнес тут — получает дополнительный импульс.

Толстяк осматривал готовые изделия, сортировал, заботливо укладывал в коробки.

Детектив отключил трансляцию, завёл двигатель.

Сейчас камера, из новых органических материалов, начнёт мягкое самоуничтожение. И — впитается еле заметным пятнышком в ткань рубашки.

А после стирки — исчезнет без следа… «Факты не подтвердились», — написал детектив в служебном отчёте. ТМ

Я всё исправил
Валентин ГУСАЧЕНКО

№ 4 (983) 2015


Аист, что взялся меня подбросить до родительского дома, оказался жутко косоглазым. Выронил у детского дома, курица щипаная.

И сразу всё пошло наперекосяк.

К сорока годам, правда, выкарабкался я из той ямы, в которую забросила меня придурковатая птица.

Дом построил, жену завёл, машину — подержанную — купил. Осталось что-то посадить и кого-то вырастить.

Одного вырастить с Ленкой сможем. О втором и не думали.

Именно о посадке, росте и мерзком дождливом утре я и размышлял, заваривая кофе.

Семейные трусы мирно колыхал сквозняк. Семейными трусами я обзавёлся гораздо раньше самой семьи. Какая ирония.

В стекло балкона постучали. Ребятня снова голубей булыжниками воспитывает? Аиста на вас нет, хулиганы. Постучали снова. Затем ещё. Кто там? Третий этаж.

Отодвинул занавеску. На балконе топтался тот самый косоглазый аист из детских фантазий.

— Чур меня, — крикнул я с перепугу. Бутерброд совершил прыжок головою вниз.

— Петрович, извини меня, — аист просунул тонкую голову в щель приоткрытой балконной двери, — виноват, признаю, виноват. Щипай! Лучше из правого крыла, оно больше.

— Проваливай, — я попытался выпихнуть длинную шею-палку обратно на улицу. Схватился за неё обеими руками.

— Пеитровищ, не дурр-р-р-и, — закашлял аист, — сфушай, шо кажу.

— Ты ещё и говорить надумал, — не унимался я, — завяжу сейчас на узел, скотина.

— Я ф ифвинениями прифетел.

— Поздно ты прилетел, носатый.

Звонок требовательно запиликал. Ленка пришла.

— Пшел вон, — сказал я аисту, вы-толкнув-таки птицу на балкон. — Чтобы исчез, когда вернусь.

На автомате развернулся и побежал к двери.

— Прафти, Петрофич, — аист дотянулся до форточки, — прафти. Я фсё ифпрафил.

Ленка заскочила в квартиру, мокрая и счастливая. Волосы к щёчкам прилипли, глаза светятся. Аиста тоже встретила?

Не дав мне проронить и слова, она бросила зонт в сторону, кинулась на шею.

— Четверо! Четверо! — заверещала она на всю квартиру.

— Что «четверо»? — непонимающе я уставился на неё.

— У нас будет четверня! — не унималась Ленка. — Четверо маленьких карапузов!

И тут я связал воедино слова аиста с нашей четвернёй. Пулей выскочил на балкон. Косоглазый аист только-только взмыл. Я попытался ухватить его за хвост.

Не успел.

— Стой, птица! — прокричал я ему вслед. — Стой, носатый!

— Ифпрафил! — донеслось сверху.

Я развернулся. За спиной стояла Ленка. Она плакала от счастья. ТМ

Время в подарок
Михаил БОЧКАРЁВ

№ 4 (983) 2015


С трудом Степан взобрался на сугроб и зажёг сигнальный огонь, чтобы все пингвины его увидели и испугались. Но случилось обратное: бесчисленная стая животных взметнулась ввысь, и Степан понял, что просчитался. Увидев его, пингвины угрожающе закричали и все как один ринулись в его сторону. Тут он понял, что арктические птицы держали в лапах блестящие топорики, с кроваво-красными древками. Летящие пингвины были похожи на миниатюрные мессершмитты, а лязг топоров, которые они оттачивали в полёте, превратился в металлический рёв и звон, от невыносимости которого Степан тяжело, словно в болезни, проснулся, истекая холодным потом. Звонил телефон, лежащий возле кровати на журнальном столике.


— Да, слушаю, — ответил Стёпа, протирая глаза.

— Ты никуда не ходи сегодня, понял? — быстро и нервно проговорил в трубке незнакомый голос.

— Это кто?

— Дурак, не ходи никуда, говорю.

— Да кто это? Вы ошиблись, наверное.

— Это… да ты не поверишь, короче… — в трубке замолчали, было слышно лишь нервное дыхание незнакомца. Степан уже хотел дать отбой, но тут услышал:

— Это я, вернее ты. Короче, это ты из будущего, понял?

— Что? — Стёпа как-то моментально проснулся. — Что за шуточки!

— Какие тут шутки! Тебе сейчас пингвины снились с топорами, да?

— А… откуда… Кто это? — разнервничался Стёпа так, словно его голым показали по центральному телеканалу.

— Да говорю тебе, это я, вернее ты сам. Дурак! Никуда не ходи.

— Это почему?

— Потому что попадёшь, как я, в ловушку. А если не пойдёшь, может этого и не будет!

— Сань, это ты? Хорош придуриваться, мне на работу вставать через полчаса! — сказал Степан, разглядывая электронные часы на стене.

— Ну, дурак… Ты не понимаешь, что он… О, боже, это же всё… — и на этом связь в трубке оборвалась.

Степан стоял под душем и обдумывал телефонный звонок. Поверить в то, что он сам только что звонил себе из будущего, он не мог. Это казалось вершиной абсурда. Тем более голос незнакомца был совершенно чужим. Если бы это был я, — решил Стёпа, — я бы себя узнал, это точно. Наверное Санёк, нажрался, сволочь, и какого-нибудь дружка подговорил. Сидят теперь на кухне ухахатываются. Идиоты! Смущал только эпизод с пингвинами. Но и это Степан объяснил себе вероятностью необыкновенного совпадения. Я наверное сам спросонок про пингвинов в трубку бормотал, — понял он. Определив для себя, что дело обстояло именно так, Степан вышел из душа, обтёрся полотенцем и пошёл готовить завтрак. Включив телевизор и посмотрев новости, он совершенно забыл о звонке, о пингвинах и о том, что плохо выспался. Выйдя из дома, Степан сел в автобус и отправился к метро.


Громадная очередь, спешащих на работу граждан, толпилась у входа. Степан встал за высокой женщиной с ребёнком, одетым в костюм паукообразного героя американских комиксов. Противный ребёнок всё время плакал и требовал отвести его в туалет, но в ответ получал жестокий отказ. За Степаном быстро, как хвост ящерицы, отрастала очередь. Прямо за ним пристроился худющий тип пенсионного возраста с огромным чемоданом старого образца.

— Молодой человек, подсоби, — просил тот всякий раз, когда очередь приходила в движение.

— У тебя там что, папаша, золото партии? — кряхтел Степан, поднимая ношу.

— Оно самое, — отшучивался дед. Однако чемодан был поистине неподъёмным, и Степан с огромным трудом подтаскивал чужое добро всё ближе и ближе к дверям метрополитена.

— Ты уж помоги мне его в вагон втащить, — попросил дед жалостливо, когда они были у самого входа.

— У меня, отец, времени нет, — ответил Степан, как можно более участливо, но с такой интонацией, что было понятно — тащить чемодан он не станет.

— Ну это ты загнул, на счёт времени, — сказал старик, деловито нахмурившись.

— На работу опаздываю, — пожаловался Стёпа.

— Так и быть, подарю тебе месяцок, — хитро прищурился дед и, нагнувшись, щёлкнул застёжками чемодана. Чемодан издал характерный звук, похожий на мгновенную зарядку аккумуляторной батареи, и раскрылся сам собой. В руг замолк и замер, даже взлетающий с асфальта голубь застыл, расправив крылья, в метре от земли, напуганный каким-то человеком, бегущим без очереди к дверям. Степан ошалело посмотрел в чемодан. Там находилось нечто необъяснимое: в тумане, похожем на чёрный и в тот же миг прозрачный снег, сияли крохотные солнца и галактики, всё это было в движении и в тоже время необъяснимом спокойствии. Когда Степан смотрел на это, нельзя было сказать, что ОНО находится в чемодане, это было парадоксально, но ему казалось, что это он сам находится внутри чемодана и смотрит куда-то в бездну своей бесконечной души. Оторвавшись от мистического созерцания необъяснимого чуда, Степан посмотрел на старика и тяжело выдохнул:

— Это чего?

— Вселенная, — спокойно сказал дед.

— Вы маг?

— Сложно сказать, для одного это магия, для другого наука, но это не значит ровным счётом ничего. Это просто слова. А всё, что ты видишь, находится в тебе самом, как и время. Ведь времени нет, человек сам и есть время, — произнёс старик загадочную тираду и вдруг легонько толкнул Стёпу в плечо. Стёпе показалось, что его пнули бревном. Он не удержался на ногах и начал падать в чемодан, причём с каждым мгновением падения он телескопически уменьшался, за секунду превратившись в крохотную песчинку. Он летел сквозь чёрный космос со скоростью невообразимой и невозможной, и вокруг него стрекотало пространство. Вот он приблизился к Земле, с хлопком вошёл в стратосферу и пулей полетел к своему дому, когда он понял, что вот-вот расшибётся о крышу здания. Он зажмурился, а когда открыл глаза, то увидел пред собой потолок и люстру. Степан находился у себя дома.

— Это что сон? — ужаснулся он, — Но ведь всё было так реально…

Тут он понял, что лежит на кровати полностью одетым, а с кухни доноситься слабый шум. Он осторожно встал и, медленно выйдя из комнаты, прошёл по коридору. Заглянув из-за угла в кухню, Степан похолодел. Он увидел себя. Тот, другой Степан, безмятежно напевая себе под нос мелодию из кинофильма «Бриллиантовая рука» о бесстрашных и безразличных ко всему ушастых зверьках, накладывал в тарелку омлет. И тут Степана словно ударило молнией, он вспомнил ночной звонок.


— Чёртов старик! — сказал он, шипя, и попятился обратно в комнату. Он не знал, что предпринять, и чтобы как-то осмыслить произошедшее, не травмируя себя же самого из прошлого, ещё не посвящённого в тайну, залез под кровать. Стараясь не проронить ни звука, долго, с чувством внутреннего разрушения всех логических и физических догм, он наблюдал за самим собой, собирающимся на работу, и только когда его ранняя копия покинула дом, он осмелился вылезти из своего укрытия. Мысль работала в бешеном темпе. Он понимал, что оставаться дома было делом невозможным, встреча с самим собой грозила вселенским парадоксом, неминуемой катастрофой, сумасшествием, наконец. В памяти всплывали эпизоды фантастических фильмов о путешествиях во времени, и все они подсказывали, что встреча со своей ранней копией равнозначна смерти.

Степан принял решение поселиться на съёмной квартире в доме напротив и наблюдать. Выудив из заначки приличную сумму денег, он занялся поисками подходящей квартиры. К удивлению, нашлась она довольно скоро — старушка Зинаида Матвеевна сдавала комнату на девятом этаже соседнего дома, с окнами, выходящими в общий двор. Там Степан и поселился. Первым делом он купил восьмикратный бинокль и блокнот, чтобы записывать наблюдения, но оказалось, что записывать особенно нечего. Следить за самим собой было очень удобно, в прошлом он жил на седьмом этаже, окна шторами не занавешивал и почти всё свободное время проводил дома. Степан, освобождённый теперь от необходимости работать, был предоставлен самому себе (во всех смыслах), и это помогло ему понять, что живёт он жизнью никчёмной и жалкой. Каждый вечер он возвращался домой, плотно ужинал и либо смотрел телевизор до поздней ночи, гогоча во весь рот над пошлыми шутками новых юмористов, расплодившихся в эфире подобно блохам в собачьем питомнике, либо сидел перед монитором компьютера, строча бесконечные послания своим бывшим одноклассникам и новым интернет-друзьям, которых и в глаза не видел ни разу. После чего заваливался спать, а утром шёл на работу. Со стороны его жизнь казалась бесконечным и унылым путешествием глупого хомяка, заточённого в бесконечный и бессмысленный круг в клетке, перед которой стоит ящик с картинками о потенциально свободной жизни. Но вырваться из этого круга не было никакой возможности. Можно было только наблюдать. И тогда у Степана возникло желание убить себя, но не себя теперешнего, а того — свою копию. И он всерьёз начал обдумывать этот план, пока его не постигло чудовищное озарение, что это убийство автоматически приведёт к уничтожению его самого в теперешнем состоянии. Он много думал о себе и пришёл к неутешительной мысли, что его перемещение — чудовищная ошибка. Ему стало невыносимо противно от себя самого, и он решил, что это нужно прекратить. Он не хотел знать о себе ничего! Он не хотел видеть свою бесполезную жизнь со стороны. И тогда он решил всё изменить. В ночь, перед тем как старик отправил его в прошлое, он позвонил себе и попытался предостеречь, но пока он подбирал слова, пришло осознание, что он уже делал это, и это не помогло. Тогда он решил самостоятельно предотвратить роковую встречу. Степан заблаговременно вызвал такси и поехал к станции метро, чтобы ни в коем случае не опоздать и не дать проклятому старику столкнуться с ним. Но случилось невероятное — на улице Мстислава Келдыша в его такси врезался джип, управляемый пьяным водителем. Степан не пострадал, лишь слегка расшиб бровь, но опоздал на роковую встречу. Он бежал со всех ног и уже видел громадную очередь, видел старика, тянущегося к застёжкам чемодана, и себя возле самых дверей входа в метро. Ему оставалась всего-то пара шагов до того, чтобы не дать столкнуть свою раннюю копию во внутрь невероятного чемодана, но время застыло, и сам Степан застыл в прыжке на секунду, словно замёрзший всплеск фонтана… А когда время восстановило ход, он увидел, что старик стоит уже один и чемодан его закрыт.

— Что ты наделал! — вскричал Степан, подлетая, как безумный, к сухому и крохотному старику. — Верни меня!

— Куда?

— Обратно!

— Зачем же? — удивился старик, и на лице его появилась хитрая и коварная улыбка. — Ты уже вернулся. Всё встало на свои места.

— Да, но… — запнулся Степан.

— Я подарил тебе целый месяц. Надеюсь, ты распорядился им разумно? — с этими словами старик легко, словно пустую картонную коробку, подхватил свой чемодан и скрылся в дверях метрополитена.


Степан стоял возле входа и хлопал ресницами. Он всё понял. Теперь он опять был в одном-единственном экземпляре, и это было удивительно приятное и фантастическое чувство. Степан осмотрелся по сторонам, посмотрел в небо с сияющим, ослепительным солнцем, и ему вдруг нестерпимо захотелось куда-то далеко, к морю и счастью. Он понял, что больше не хочет быть бессмысленным хомяком в колесе, и тогда он развернулся и свободной походкой двинулся в сторону торгового центра, где большая зеркально-синяя вывеска сияла, отражая белоснежные облака, пленительной и кружащей голову надписью — «Авиакассы». ТМ

Люди из молний
Юрий МОЛЧАН

№ 5 (984) 2015


Официально планета называлась «Э-Джей-7», но мы, те, кто проводил на ней исследования, называли её — Планета Молний. Она вращалась вокруг звезды средней величины TXN-4 в пятнадцати световых годах от Плутона.

Именно туда отправился мой младший брат Вячеслав Бродский неделю назад вместе с исследовательской группой, которой мы с ним руководили. Я собиралась присоединиться к ним послезавтра. После того как прочитаю на конференции доклад на тему «Белый иммуналис. Новые методы лечения». Наша лаборатория, в числе многих, проводила исследования с целью изобретения универсального средства, которое избавило бы людей от этого, самого страшного заболевания в настоящее время не только на Земле, но и на её рабочих колониях в Соларе.

Однако доклад вместе с конференцией пришлось отложить, и я, Мария Бродская, полетела на Планету Молний сегодня. На следующий день после того, как раздался звонок по видеофону и координатор исследований в лаборатории при МГУ сообщил, что на Э-Джее Славка впал в кому. В него ударила молния.

* * *

Специально оборудованный одноместный корабль позволил мне быстро добраться до Э-Джей-7. Я приземлилась на зелёной, заросшей травой и полевыми цветами равнине, метрах в десяти от лагеря. Ребята из исследовательской группы уже ждали меня, отключив на время защитный купол вокруг лагеря. Они провели меня в лагерь, где в два коротких ряда стояли небольшие домики из металлопласта в один-два этажа. Было около полудня по местному времени, в небе сияло громадное красное с лёгким зелёным оттенком солнце TXN-4. Оно плыло ярким пятном, то скрываясь за плотными облаками, то появляясь в просветах.

* * *

Отказавшись от предложения перекусить с дороги, я попросила сразу же проводить меня в медкорпус. Первым делом я хотела увидеть Славу.

Он лежал на кушетке в зелёной больничной одежде, к рукам и к лицу его прикреплены похожие на крупных жуков беспроводные датчики, снимающие показания работы его сердца и остальных внутренних органов. Вместе с данными о работе мозга, всё это передавалось на мониторы. Местный врач Анд Куародо только разводил руками. Единственное, что он мог сказать, так это то, что Слава остался жив, и, как говорится, слава Богу. Ибо выжить после прямого попадания молнии — это на грани фантастики.

— Как это случилось? — спросила я, глядя на доктора и ещё двоих ребят, что привели меня в медблок — Марка Голдвина и Петра Штока.

Голдвин посмотрел на Петра, потом на меня.

— Маша, с помощью сканирования методом томографии мы сняли с его мозга воспоминания о том, что Вячеслав видел, прежде чем впасть в кому.

— Мы перевели эти данные в привычный видеоформат, — добавил Шток, — и увидели там кое-что интересное.

— На «Э-Джее» присутствует, по крайней мере, одно существо, которое мы видели. И которое, судя по всему, наделено разумом.

— Дело в том, что это существо, — сказал Голдвин негромко, — как раз и было последнее, что видел Слава. Может, как раз из-за него твой брат и оказался в коме.

— Раз так, — сказала я, — покажите мне это немедленно.

* * *

Вернувшись после этого в свою комнату в одном из домиков, я попыталась осмыслить то, что увидела. Сопоставить свои знания о молниях с тем, что мне только что показали. Классическая наука говорит, что молния — это гигантский электрический искровой разряд в атмосфере во время грозы. Ток в разряде молнии здесь, как и на Земле, достигает десяти или ста тысяч ампер, напряжение — миллион, иногда — пятьдесят миллионов вольт.

Тем не менее шанс выжить после удара молнией есть, так как, по статистике, погибает только десять и две десятых процента людей. У меня перед глазами до сих пор стоял увиденный братом светящийся силуэт, возникший перед ним и состоявший из вонзившегося в землю и… продолжавшего сиять и передавать ток разряда молнии. Изображение на мониторе передавало в точности то, что увидел Слава. У того существа были руки, ноги, глаза — светло-голубые пятна света на тёмном лице, за спиной клубился комок сверкающего электричества, похожего на крылья странной, округлой формы. Существо протянуло к нему руку, перед глазами у Славы полыхнула вспышка света — будто сверкнула ещё одна молния, а затем наступила темнота. Брат потерял сознание. Его нашли в лесу спустя час после того, как он не вышел на связь, отправившись на прогулку.

Из того, что я увидела на записи, сделать вывод о том, что световое существо обладало разумом, можно было лишь по его внешнему виду. Это был ярко выраженный гуманоид. Просто назвать это существо человеком не поворачивался язык — людей, чьи тела сотканы из молнии, не бывает.

Выпив чашку кофе, я попросила ребят установить вокруг лагеря и внутри него камеры. Самые обычные, которые снимают одновременно и в инфракрасном режиме. На всякий случай.

Посмотрев, как ребята в плащах под хлещущим дождём устанавливают камеры, я вернулась к себе в комнату и отдалась Морфею.

* * *

Два дня ничего не происходило, мы проводили наши плановые исследования на этой планете. Пытались «поймать» молнии на специальные «катушки», разложить заряд на составляющие, чтобы сравнить с «небесным огнём» Земли, точно установить причину столь сильного скопления электричества в атмосфере.

Вечером второго дня я, навестив лежащего в коме Славку, легла спать. Однако долго понежиться мне не пришлось. Раздался громкий настойчивый стук в дверь. На пороге возник взлохмаченный и слегка промокший от дождя Пётр Шток, ясно было, что он чего-то очень сильно боится, но вида старается не подавать.

— Маш, — проговорил он быстро, с тревогой. — Они — повсюду.

— Кто? — не поняла я.

— Люди-молнии, — сказал Шток, — словно решили нанести нам визит. Их человек десять вокруг лагеря, то исчезают, то появляются. Все камеры выведены молниями из строя, кроме двух, они продолжают снимать.

— Они пытаются как-то вступить в контакт? — спросила я после паузы, которая длилась пару секунд.

— Образами. Они посылают нам в мозг образы.

— И что они вам показывают?

Шток посмотрел на меня, прищурившись.

— Тебя, Маша.

— Не поняла.

— Похоже, они хотят видеть тебя.

У меня внутри всё сжалось в тугой комок.

* * *

Застегнув плащ до самого горла и надев капюшон, я вышла под хлещущий дождь. Пётр и присоединившаяся к нам по дороге техник Стефани шли сзади, я слышала их хлюпающие шаги по размокшей грязи.

Впереди стояло человек десять с фонариками. Я услышала возмущённый голос:

— Чёртовы молнии — теперь они угодили в оставшиеся две камеры!

— Сашка, ты камеру взял?

— Да взял-взял, готов!

— Будь начеку!

Едва я подошла, как все посмотрели на меня. Шум стих. С неба ударило сверкающее изогнутое копьё. Громадное, как фонарный столб.

Молнии били одна за другой. Я уже думала, что меня вызвали зря, как вдруг одна молния вонзилась в землю метрах в пяти от меня, подняв тучу брызг. Но сам её изогнутый, сверкающий «ствол» не исчезал.

Я слышала, как зашипела размокшая грязь, и молния продолжала ввинчиваться в землю. А потом — появился он… оно… Гуманоид, в точности такой, как я видела на видеозаписи Славки.

Он не двигался, но мне было хорошо видно его полупрозрачное, бело-голубое «тело». Лишённые зрачков и даже радужной оболочки «глаза» смотрели на меня. На миг я решила, что с неба спустился ангел или ещё какое-то мифическое существо, но мой рациональный ум это отбросил, и всё внутри меня заполнил страх, хоть я этого и не показывала. Существо пристально смотрело на меня, а затем. его рука прыгнула вперёд в волнообразном движении, совсем как это в детстве, а потом, когда вырос и уже хотел просто подурачиться, делал Славка. Моё тело будто охватил огонь. Перед глазами всё поплыло.

Последнее, что я запомнила, прежде чем лишилась сознания, это падающие на меня упругие струйки воды и — Славкина «змея» рукой.

* * *

Когда я проснулась, то увидела сидевшего у моей кровати человека, в котором узнала Петра Штока.

— Наконец, ты пришла в себя, — сказал он с видимым облегчением. — Мы уже начали беспокоиться. Пока ты была в отключке, кое-что случилось.

— И что же это?

Дверь тихо открылась. Я повернулась посмотреть на вошедшего, и у меня перехватило дыхание.

Слава подошёл ко мне легко и свободно, своей непринуждённой походкой, как будто не пробыл несколько дней в коме и в него не била молния. Нагнулся и поцеловал в щёку, как обычно делал, когда мы долго не виделись.

— Здравствуй, сестрёнка.

* * *

Слава рассказывал и рассказывал, а я слушала, и мне казалось, что я — схожу с ума.

— Это разумное электромагнитное поле, сестра, ты понимаешь? Разумное! Один сплошной, громадный коллективный разум, который в то же время состоит из отдельных особей. И при желании или при необходимости, например для того, чтобы вступить в контакт с кем-то на планете, особь может отделиться. Как то существо, которое я увидел, прежде чем в меня попала молния.

— Значит, ты был у них «в гостях», — резюмировала я то, что он говорил ранее, пытаясь понять, что на этой планете происходит. Я прекрасно помнила видеоизображение «человека-молнии», которого видел брат, и ещё лучше помню то, что увидела сама, пока не упала в обморок под дождём. Разумная цивилизация, обитающая в магнитном поле планеты и, вероятнее всего, также составляющая и её ноосферу. Звучало как какой-то бред. Я сделала глоток уже начинающего остывать кофе. Я и так пью его раз по пять в день, а теперь этот стимулятор мозговой деятельности необходим тем более.

— Выходит, они нарочно тебя «похитили»?

— Я бы сказал — пригласили.

Слава допил воду в стакане и налил себе из бутылки ещё.

— Телепатия, — сказал он. — Я понимал их без слов. Да и какие могут быть слова, если у нас не было ртов. Ни рук, ни ног — чистая энергия. Моё сознание, как они объяснили, тоже набор электромагнитных полей, поэтому я смог находиться там вместе с ними.

— Я знаю, у тебя есть с собой образец штамма «белого иммуналиса», — вскинул голову Вячеслав. — Достань его, и я тебе кое-что продемонстрирую.

Я открыла небольшой шкафчик на стене и вынула колбу вместе с переносным микроскопом. Колба находилась внутри небольшой, обложенной изнутри сухим льдом пластиковой коробки.

Я протянула колбу Славе, но он покачал головой.

— Сначала посмотри на него в микроскоп.

— Зачем? — не поняла я.

— Убедись, что он живой, сестрёнка. Пожав плечами, я сделала, как он сказал.

Я увидела крохотный, но увеличенный, с миллиметр, бело-зелёный, похожий на микроскопического червяка, объект. Глядя через микроскоп, я улавливала его едва заметные движения. Внутри «червяка» среди белёсой массы медленно перемещались, точно соринки в луже, светящиеся, похожие на короткие палочки, частицы. Вирус живой, это было видно. Я подняла глаза от микроскопа.

— И что теперь?

Слава протянул руку, и его ладонь накрыла колбу со штаммом. Мне показалось, что на долю секунды под его пальцами зажёгся свет. Но, видимо, это мне только почудилось. Слава убрал руку и попросил, чтобы я взглянула на штамм «белого иммуналиса» снова. Пожав плечами, я согласилась.

Я заглянула в микроскоп. Бело-зелёный «червячок» больше не двигался, как не двигались и частицы-палочки внутри белёсой массы. Штамм в виде «червяка» съёжился и почернел.

— Ты убил его, — произнесла я, наконец, не веря тому, что случилось. — Ты уничтожил штамм вируса… — У меня в голове пронеслось видение того, к чему это может привести, но я не могла больше ничего произнести — моё изумление было слишком велико.

— Мои возможности теперь шире, чем раньше, — сказал брат просто. Его глаза улыбались.

Я подошла к Славе ближе.

— Тебя могут счесть опасным. Ты же знаешь — людей, на которых падало только подозрение в обладании сверхъестественными способностями, человечество убивало ещё в Средневековье.

— Я очищу Землю от «белого иммуна-лиса» и остальных опасных болезней. После этого я поведаю об истинном устройстве мира, о котором мне рассказали они, и это продвинет современную науку на годы вперёд. Мы научимся преодолевать старение и смерть. Станем полноценными исследователями нашей вселенной и всех остальных, которых — как песка на пляже.

— Они тебя для этого отпустили?

— Они меня для этого позвали. Они хотят дотянуть нас до своего уровня, Маша. Хотят нам помочь. А потом мы — поможем себе сами. Они же изучили мою память и знают о нас абсолютно всё. Все наши взлёты и падения, все наши сильные и слабые места. Они хотят, чтобы первых было больше, а вторых — меньше. Понимаешь, сестрёнка?

— Зачем им это нужно?

Брат ответил не сразу.

— Когда-то они были похожи на нас — людьми из плоти и крови. Они были высокоразвитой расой. Но случилась природная катастрофа. Всё живое на планете погибло. Им удалось покинуть тела и слиться с магнитным полем этой планеты. Теперь они — в нём заперты. Их ментальные технологии, какими бы запредельными ни казались нам, бессильны подарить им физические тела. Поэтому они хотят натренировать нас, открыть нам путь к тому, о чём мечтают сами уже тысячи лет. Они надеются, что мы, когда достигнем нужного уровня в развитии технологий, поможем и им. Создадим для них полноценные физические тела. Для этого потребуется уйма времени, но они готовы ждать. Время для них — давно уже фактор не основной.

* * *

Какое-то время мы сидели молча. Я смотрела, как за окном серый рассвет сменяется утром. Судя по тучам, день собирался быть пасмурным, как и большинство дней на этой планете.

По небу прокатился громовой раскат. Сверкнула молния. Огромный, похожий на кривой ствол дерева, столб бело-синего огня ударил с неба вертикально и вспорол землю. Зрелище было потрясающее. Сверкнул ещё один такой же «столб». На этот раз он ударил ближе к лагерю. К окну моего дома. Молнии били в землю одна за другой, и — одна массивнее и ярче другой.

— Это они, — услышала я голос брата. — Напоминают мне, что пора улетать. Я возьму твой корабль, сестра.

— У тебя ничего не выйдет, Славик.

— Я уничтожу иммуналис, — сказал он, словно не слыша моих слов.

Он посмотрел на меня с улыбкой, в которой я увидела понимание и сочувствие.

— Это будет первым шагом, сестрёнка. Демонстрацией безграничной силы моих новых друзей. Они помогут нам сейчас, а мы — спасём их потом. Мы возродим их расу.

— Это очень опасно, а я не хочу потерять тебя снова, — сказала я, устав с ним спорить, но в то же время сердце моё сжималось от страха. — Чёрт, у меня разболелась голова. Пойду, поищу в ванной таблетки.

Я сделала движение подняться с кровати, но Слава меня остановил. Его широкая ладонь легла на мои волосы, и я почувствовала, как по пульсирующей от острейшей боли голове побежало тепло. Приятное и покалывающее.

Внезапно я погрузилась в темноту. И даже пребывая в этом полнейшем состоянии покоя, какая-то часть меня знала: Славка «вырубил» меня специально. Теперь я не смогу помешать ему осуществить то, что он задумал.

Внезапно моего лица коснулось дуновение ветра. Я услышала громовой раскат. Темноту, окутывавшую меня, прорезала вспышка, и в сияющем бело-голубом столбе молнии я увидела человеческую фигуру. За спиной его сверкал и переливался неправильной формы комок света, похожий на крылья. Существо протянуло ко мне руку. Странно, но испуга я не почувствовала.

— Сестра, — услышала я в голове негромкий голос Славы, — теперь они приглашают в гости тебя. Ты познаешь все их тайны, увидишь их старый и новый миры.

— Зачем? — подумала я. И тут же в моих мыслях, будто эхо, прозвучал ответ:

— Пожалуйста, подстрахуй меня, сестрёнка. Если на Земле ничего не получится у меня, то эту миссию выполнишь ты. ТМ

Дружелюбный интерфейс
Алексей ЛУРЬЕ

№ 5 (984) 2015


Утро мистера Чедвика началось чуть позже полудня. Он был «совой», благо его работа не имела строгих временных рамок. Среди родных и близких Чедвик Ларсон был известен как писатель. Хотя себя он называл «газетным утёнком», так как сочинял псевдоправдивые небылицы из жизни горожан. Людям нравилось читать такое в вечерних номерах «Ньюс». Это опустошало их чашу тревоги и волнения, как любил повторять шеф Ларсона, редактор газеты Гари Бобз. Где находилась эта чаша, Чедвик не знал, и, если честно, не особо хотел знать.

Встав с кровати и доблестно открыв глаза (сей подвиг удавался ему с большим трудом), Чедвик неспешно протопал в ванную комнату, где намеревался принять душ и немного освежить свою заросшую физиономию. Ванная комната была всего лишь скромным уголком его квартиры не более двух метров в диаметре. Да и называлась «ванной» по какому-то недоразумению архитектора. Этот эмалированный чугунный стул с бортиками являл собой чудо минимализма и дешевизны, хотя в техническом паспорте гордо назывался «Сидячая ванна ГР-2». Но большего Чедвик себе позволить не мог.

С привычным чувством отрешённости, он уселся на холодный стул и нажал на кнопку подачи тёплой водяной смеси. Вместо этого на Чедвика полилось обыкновенное ничего. Этим самым «ничего» даже нельзя было толком умыться.

— Что такое?! — возмутился газетный писатель и постучал кулаком по приборной панели душевой комнаты.

Панель пискнула, кашлянула и выдала голограмму перед самым носом ничего не подозревающего человека.

— Вас приветствует программа «Освежитель»! — в воздухе мерцали сиреневые полупрозрачные буквы, — Это ваш первый запуск, требуется провести демонстрофикацию перед началом работы, для этого…

— Демо что? — удивлению Чедвика не было предела.

Он хотел было встать и погрозить кулаком, но вспомнил, что Гари накануне говорил о каком-то новом законе. Согласно ему, государство внедрит систему заботы и контроля для своих граждан. Так как Чедвик жил в муниципальном доме и коммунальные системы находились в управлении государства, то этот закон затронул их, без сомнений.

— Ну, что ж! Политики, наконец, сдались уговорам и решили всё ж позаботиться о нас. Неплохо, — присвистнул Чедвик и ткнул носом в плавающую перед ним надпись «Демо».

— Спасибо за ваш выбор! Ванная комната оборудована по последнему слову техники. Здесь имеется полный набор водных процедур. Таких как: система обдува волос горячим паром, мойка ног пемзой.

Дальнейшее цветовое завывание голограммы потонуло в крике мистера Ларсона, когда раскалённый белый пар вонзился ему в самую макушку. Запахло палёным. Следом последовала новая порция криков и нецензурной брани. Программист мойки ног с пемзой явно был фанатом применения наждачной бумаги для гигиенических нужд. Чедвик попытался встать. Плотная стена раскалённого пара окружила его с ног до головы. Отважный человек не думал сдаваться. Он сделал шаг в горячую белизну. Ступня Ларсона погрузилась по щиколотку в воду.

— Ну, хоть вода приемлемой температуры, — выдохнул Чедвик и оттёр крупные капли пота со лба.

Пальцы газетчика скользили по гладкой поверхности стены в поисках дверной ручки. Раз за разом Чедвик прощупывал каждый миллиметр стены, бывшей ранее дверью, но ручки там не было. Вода прибывала и теперь плескалась в коленях человека.

— Чёрт бы побрал этот закон! Я хочу выйти отсюда! — завопил Ларсон. Около него материализовались сиреневые буквы голографического меню ванной комнаты.

— Демонстрафикационный режим ещё не закончен. Вы хотите его прервать? — гласили зыбкие буквы.

— Ещё бы! — отозвался Чедвик.

— Вы, правда, хотите отказаться от просмотра всех функций.

— Да!

— Демонстрафикационный режим отменён. Запускаю диагностику системы и первоначальную настройку. Ожидайте не более пяти минут. Чедвик скрестил руки и принялся считать про себя. На восьмисотой секунде он сдался и принялся колотить по стене. Вода плескалась в районе пояса мистера Ларсона. Казалось, уговоры и мольбы человека подействовали на машину, и голограмма ответила новым сообщением.

— Ваше имя Чедвик Ларсон. Подтвердите.

— Подтверждаю.

— Вы родились.

— Да, да! Только выпусти меня, чёртова железяка.

— Настройка завершена. Пожалуйста, заполните небольшую анкету-опрос для улучшения качества обслуживания.

Когда вода достигла подмышек газетчика, здравый смысл куда-то исчез. Чедвик пинал дверь, колотил панель управления ванной комнатой, сквернословил. В общем, вёл себя крайне неподобающим образом. Всё это время на уровне его головы маячили сиреневые буквы голограммы, спрашивающие о его увлечениях и привычках санитарно-унитазного свойства.

— Опрос окончен. Спасибо за ваше содействие. Пожалуйста, ознакомьтесь с содержанием правил эксплуатации автоматизированной ванной комнаты. Чедвик не в силах вымолвить ни слова, ткнул носом в облачко «Согласен» и сделал последний вдох.

— Программа готова к работе. Внимание, запущен режим влажной уборки ванной комнаты. До завершения осталось десять минут.

Невероятным усилием воли мистер Ларсон нащупал голографическое облачко «Отмены» и стал вспоминать усопших родных.

— Вы точно уверены, что хотите отменить влажную уборку. — мощный удар Чедвика, наконец, сокрушил пластиковый кожух панели управления. Голографический проектор потух. Заработали насосы, откачивающие воду из помещения. Чуть погодя, с хлопком открылась дверь наружу. Тело мистера Чедвика Ларсона упало на пол прихожей мокрым шлепком. Жизнь в нём угасала. Под потолком квартиры находился огромный датчик первой помощи. Его механическое око задёргалось и остановилось на теле мистера Ларсона. По центру комнаты возникли сиреневые буквы.

— Обнаружена угроза для жизни. Необходима процедура искусственного дыхания. Пожалуйста, подтвердите своё согласие на эту процедуру… Прошло несколько минут. Глаз датчика взирал на распростёртое обнажённое тело мистера Ларсона. Наверное, в его кремниевых мозгах была самая настоящая паника. Человек умирал, но ничего нельзя было поделать, пока не проследует согласие на процедуры. Это была защита против судебных исков граждан, которые были столь благодарны за экстренные меры, что просили у государства ещё материальных ценностей за свои спасённые жизни. И эта защита работала на все сто процентов. ТМ

Будущее, которое ты создашь сам
Андрей АНИСИМОВ

№ 5 (984) 2015


Органиты никогда не забредали в этот сектор комплекса, и поэтому здесь всегда было тихо и спокойно: ни их бесконечно изменчивых форм, ни их голосов. Здесь был островок ограниченного доступа, куда могли заходить только люди. Исключение составляли лишь ростки полуразумной лозы, немой и равнодушной ко всему, сплетённые в огромный купол, укрывающий расположенные амфитеатром ряды скамеек от полуденного зноя. Лучи солнца, проходя сквозь этот живой шатёр, бросали дырявые тени на их гладкие, словно отполированные, поверхности и на лица четырёх сидящих людей: Юсуфа и трёх строго взирающих на него Прокторов.

— Основной закон для любого, кто совершает «спуск» в прошлое, — не влиять на естественный ход событий, — произнёс Первый Проктор. — И именно этот закон и был нарушен. Тобой.

— Я ничего не сделал! — возмущённо воскликнул Юсуф. — Ничего предосудительного. Ходил, смотрел.

— И только? — Юсуф так и не нашёлся, что ответить на это. Помолчав, Первый Проктор поинтересовался:

— Ты, насколько я знаю, неплохо освоился с тамошней техникой.

— Она примитивна и рассчитана на пользователей с низким интеллектом, — подтвердил Юсуф. У него вдруг возникло скверное чувство, что с ним играют. Прямо как кошка с мышью, в те далёкие времена, куда его совсем недавно «спускал» хронолифт.

— В том числе и такое устройство, как компьютер.

Юсуф кивнул.

— Да, и компьютер тоже.

— Замечательно. Стало быть, тебе знакомо слово «Интернет»?

— Конечно. Это жалкое и уродливое подобие инфосферы, — ответил Юсуф, догадываясь, куда клонит Проктор. — Хотя и содержит в себе немало полезной информации. Неужели использование этой доисторической структуры является нарушением?

— Ни в коем разе, — ответил Первый Проктор. — Никто не запрещает использовать те источники информации, которыми располагает та или иная эпоха. В противном случае хронотуризм изначально, сам по себе, был бы под запретом. Но речь о другой стороне той инфосферы. Помимо возможности принимать информацию, она давала и возможность передавать её и, вообще, активно участвовать в её деятельности и в жизни того общества, в том числе. Надеюсь, эту истину ты также не станешь отвергать?

— Моё вмешательство было ограниченным.

— А участие в конкурсе? — оборвал его Второй Проктор. — Как ты расцениваешь этот поступок? Ограниченное вмешательство? Разве это не есть прямое нарушение главного закона?..

Юсуф нервно заёрзал на упругой поверхности скамейки. Этим трём Прокторам, похоже, известен каждый его шаг. Оно и понятно, на то они и Прокторы.

— Правила не запрещают хронотуристам участвовать в различных массовых мероприятиях того времени, куда они «спускаются», — принялся защищаться Юсуф. — Это не вносит дисбаланса в нормальный ход событий. Тем более, когда всё происходит в инфосфере крайне примитивной, да ещё, в придачу, в такой области, как литературное фантазирование. Это никем там не принимается всерьёз, а я, к тому же, участвовал под вымышленным именем.

— Правила действительно разрешают участвовать хронотуристам в подобного рода действах, но только в двух случаях, — заметил Третий Проктор. — Либо в качестве пассивного участника, иначе говоря зрителя, либо в качестве активного участника, но при условии, что его участие не оставит заметный след в истории и ничего в ней не изменит. Здесь же ситуация совершенно иная. Вмешательство подобного рода совершенно недопустимо. Мысли и идеи, принесённые в прошлое из будущего, могут иметь самые непредсказуемые последствия.

Юсуф вздохнул.

— Я знаю.

— И, тем не менее, ты допустил подобное вмешательство, — снова заговорил Первый Проктор. — Ты совершил «перекачку». Ты даже не представляешь, что могло произойти в результате этого.

— Но рассказ-то отклонили!

— К счастью. Однако это не снимает с тебя ответственности за содеянное. А теперь, поскольку ты понял, что мы знаем о твоём проступке, ты должен нам всё рассказать. Сам. И подробно. И не думай утаивать что-либо.

Юсуф обречённо качнул головой. И так понятно, что на лжи они его тут же поймают. Кто знает, что им известно доподлинно, а о чём они только догадываются.

— Я случайно наткнулся на страничку, где было объявление о литературном конкурсе, — начал Юсуф. — Поначалу я его проигнорировал, но потом заинтересовался. Конкурс назывался «Будущее, которое ты создашь сам». Тем, кто хотел принять в нём участие, предлагалось придумать свой вариант будущего. Причём, чем оригинальней оно будет, тем лучше. Победившего ожидал приз.

Сначала я удивился. Странно, что они пускаются в фантазирование относительно будущего, если можно просто проанализировать тенденции развития и предугадать его. А потом понял, что они ещё настолько невежественны, что основные законы, описывающие суть вещей и явлений, им ещё неизвестны, и они пользуются таким вот примитивным способом, высасывая, по сути дела, всё из пальца. Это меня заинтриговало.

Я начал с того, что прочёл те произведения, которые уже были присланы на конкурс. Чего они только не напридумывали, эти наши прародители! От картин будущего, которые они нарисовали, голова пошла кругом. Одна нелепее другой! Почти везде присутствовали изрыгающие пламя космические корабли, исполинские постройки из камня, роботы, то есть механические люди, и множество разных других устройств и механизмов. Без этого, как я понял, никто будущее не мыслил. В некоторых вымышленных мирах даже шла межзвёздная война. Заблуждение этих дикарей было настолько вопиющим, что мне стало жаль их. И тогда у меня появилась идея описать свой вариант будущего.

— Что ты и сделал, — подытожил Второй Проктор.

— Да. Это оказалось нелёгким делом, ибо приспособиться к их способу излагать мысли было очень непросто. Их язык груб и крайне несовершенен.

— И, тем не менее, ты сумел написать… произведение.

— Рассказ, — поправил его Юсуф. — Это называется у них рассказом.

— И какое же будущее придумал ты? — поинтересовался Третий Проктор.

Юсуф скользнул взглядом по суровым лицам Прокторов и снова вздохнул.

— Я долго думал, перебирая разные варианты, пока не решил эту проблему самым простым способом. Я описал будущее, в котором в основу всего положены технологии биоформации. Мир, где все виды растений и животных в той или иной степени подверглись обработке этими технологиями, обретя новые возможности, и, кроме того, порождено на свет огромное множество симбиотических форм, энная часть которых обрела разум и верой, и правдой служит своим творцам, давая им кров и пищу и заменяя бесчисленное количество глупых железяк, которыми пользовались люди раньше. Я писал о том, что вся Земля стала одним большим организмом, в котором всем хорошо и комфортно, и такой стала не только одна Земля. Вся Солнечная система преобразилась благодаря технологиям биоформации, и даже межпланетное пространство стало иным. Были выведены формы, способные существовать в пустоте, и из них были созданы целые острова и даже пояса вокруг планет и Солнца. И что там тоже живут люди, и такие же острова были отправлены к далёким звёздам, и.

— Иначе говоря, — перебил его Третий Проктор. — Ты описал наше настоящее.

— Да, — вынужден был признать Юсуф.

— Безрассудно! — воскликнул Второй Проктор. — В высшей степени!

— Но они всё равно бы не догадались, что я описываю реальность!

— Зачем ты сделал это? Неужели просто из жалости к ним?

Юсуф отрицательно покачал головой. Отчасти его позабавила сама ситуация: человек из будущего пишет о будущем, причём как о будущем вымышленном. И жалость, конечно. Жалость к неразумным существам, слепо тыкающимся носами в поисках правильного пути. Но была и другая мотивация, и Юсуфу было стыдно признаваться в этом. Она выставляла его в ещё более неблагоприятном свете.

— Меня взяло зло на этих дикарей и на их дикую эпоху, — признался он, наконец. — Они так кичились своими достижениями, считая себя необыкновенно развитыми, умудрёнными богатейшим опытом прожитых поколений, чуть ли не пупами вселенной. Я хотел показать им, насколько они заблуждаются, что их знания об этом мире ничтожны, а попытки строить на их основе прогнозы на будущее — смехотворны. Я описал, как будут жить их потомки, и во что они должны вкладывать свои силы, чтобы добиться процветания. Но, как я уже говорил, у меня ничего не вышло.

— Спасибо провидению, оно огородило и тебя и всех нас от массы неприятностей. — Третий Проктор вперил в Юсуфа такой испепеляющий взгляд, что тот невольно опустил голову. — Ты будешь наказан. На определённое время «спуск» в прошлое для тебя закрыт. Это всё. Можешь идти.

Юсуф послушно поднялся со скамьи и уже было собрался уходить, как его окликнули.

— А какой была причина отказа? Юсуф обернулся. Все трое Прокторов смотрели на него не отрываясь, но, судя по голосу, вопрос принадлежал Первому.

Прежде чем ответить, Юсуф поглядел вверх, на сплетённые над его головой стебли лозы, сквозь которые виднелось голубое небо, с бледными полосками живых орбитальных колец, яркое солнце и плывущие по небу облака: частью обычные, частью слепленные из надутых пузырями оболочек органтов-парусников. Остальных их собратьев отсюда видно не было.

— Мне написали, — проговорил Юсуф, — что описанный мной мир — это самое нелепое и неправдоподобное будущее из всех когда-либо придуманных. ТМ

Лунное притяжение
Андрей АНИСИМОВ

№ 6 (985) 2015


— Зачем мы здесь, Саня?

Александр Новиков «вынырнул» из глубин распределительного щита и непонимающе уставился на напарника.

— Что, значит, — зачем?

Стоящий у панорамного иллюминатора Олег Фролов вздохнул.

— Для чего мы сюда прилетели? Что мы тут с тобой делаем? Скажи мне…

— Гм. — Александр выпрямился, взглянул туда, куда смотрел Олег, — на освещённый ослепительным солнечным светом унылый лунный пейзаж и снова хмыкнул.

— Гм. Вот тебе раз! Мы здесь, дорогуша, потому, что ОНТ наняла нас с тобой для того, чтобы мы посадили этот корабль на Луну, а точнее, в данную точку Океана Бурь, в котором находятся три купола, которые мы должны установить, и ещё полотно посадочной площадки. Иначе говоря: конструкции первой очереди. Чтобы можно было принять первую группу колонистов. Спешу сообщить тебе об этом, если у тебя, вдруг, начался приступ амнезии.

— Не считай меня идиотом, — огрызнулся Олег. — Я имел в виду совсем другое. Я просто никак не пойму, какого чёрта я бросил дом и, сломя голову, кинулся к Луне, где нет ничего, к чему я привык с детства. Только солнце и звёзды, да и те какие-то не такие.

— Можно подумать, что ты ожидал увидеть здесь райские кущи, — ехидно заметил Александр. — Мы начали завоевание космоса. Осваиваем новое жизненное пространство.

— На Земле его, пока, вполне хватает.

— Пока хватает, — откликнулся Александр, делая ударение на первом слове. — И не забывай: другие планеты, кроме всего прочего, это ещё и ресурсы, которых на Земле становится маловато. Ты всё это прекрасно знаешь и сам. Что это с тобой вдруг?

Олег пожал плечами.

— Не знаю. Это словно прозрение. Так рвался сюда, точно сумасшедший, а как увидел своими глазами. — Он снова пожал плечами. — Пусто и уныло.

— Скоро всё будет по-другому. — Александр снова залез в развороченный щит, скрывшись в нём чуть ли не по пояс. Через секунду изнутри донёсся его глухой голос:

— Пускай Луна мертва, в ней есть железо, титан, кремний и куча других полезных полезностей, и добывать их тут проще, чем на старушке-Земле. Мы тоже имеем с тобой право на энную долю этих богатств, и она будет нашей, если ты прекратишь болтать и поможешь мне отремонтировать этот чёртов распределитель. Подай-ка ключ на четырнадцать.

Олег оторвал взгляд от лунной поверхности, поискал глазами среди разбросанного инструмента требуемый ключ, вздохнул вслед каким-то своим мыслям и принялся помогать напарнику.

* * *

Корабль, который пилотировали Олег с Александром, носил гордое имя «Покоритель», по сути же он представлял собой просто хитроумно упакованный груз, к которому сверху и снизу присоединили жилой отсек и двигатели с баками. Вся центральная часть транспорта состояла из нескольких контейнеров, сцеплённых воедино, хранящих в себе все зародыши новой колонии: герметичные купола с системами жизнеобеспечения и энергоснабжения, а также полотно посадочной площадки, способной принимать тяжёлые и мощные, но требовательные к качеству поверхности транспорты. Работа была несложная. Требовалось только извлечь нужный контейнер, установить его на выбранное место, подключить к энергосети корабля и запустить механизм саморазворачивания. Остальное делалось автоматически.

Похожий на козловой кран «Покоритель» исторг из себя первый сверкающий на солнце куб, бережно опустил его при помощи специального подъёмника на поверхность Луны, после чего они подтянули к нему рукава кабелей и вручную замкнули питающие цепи исполнительных устройств. Теперь оставалось только наблюдать за процессом, используя контрольную сеть разворачивающейся конструкции.

Следом за первым выгрузили второй контейнер и сразу же за ним — третий. Не дожидаясь, когда они превратятся в купола, Олег с Александром взялись за посадочную площадку. Ремонт так некстати «вылетевшего» распределительного узла выбил их из графика, который и без накладок был крайне жёстким. Место было перспективное, и конструкции первой очереди следовало развернуть до того, как поблизости появятся конкуренты. А конкурентов было хоть отбавляй. Ещё сравнительно недавно мало кого интересующая Луна внезапно стала объектом внимания № 1… Словно позабыв о массе других проблем, человечество вдруг заинтересовалось Луной, причём заинтересовалось в такой степени, что проекты и предложения заняться её колонизацией посыпались как из рога изобилия. Следом из того же рога потёк денежный поток, быстро принимающий черты полноводной реки в паводок. Не удивительно, что после столь обильного «золотого дождика» многие проекты дали обильные всходы.

За какие-то два-три года «лунная лихорадка» охватила не только целые ведомства, но и самые широкие массы простых граждан. Сразу возникло множество частных компаний, возжелавших приложить свою руку к столь великому делу, а количество тех, кто хотел этому посодействовать в той или иной мере, говорило уже не об эпидемии этой лихорадки, а скорее о пандемии. Компания ОНТ, то бишь «Освоение Новых Территорий», возникла одной из первых, и к тому времени, когда Олег с Александром попали в этот круговорот, уже обладала собственным космодром и, по меньшей мере, дюжиной кораблей разного тоннажа. Ей на пятки наступали не меньше десятка компаний, равных ей по возможностям, и ещё с полсотни более мелких, за которыми с утробным рыком голодной стаи устремлялись вновь созданные, коим и числа не было. Поэтому следовало поторапливаться. Луну и так уже «рвали на части», а в скором будущем в делёжку поверхности и того, что было под ней, должны были вступить новые полчища космических конкистадоров. «Закрепиться на Луне!» — таков был лозунг и первоочередная задача новоявленных поборников прогресса. Другой звучал примерно так: «Луна — стимулятор роста для человечества». И если брать за показатель темпы освоения Луны, то, судя по ним, человечество росло поистине не по дням, а по часам.

Масштабы этой «великой битвы за ближайшую небесную соседку» Олег мог оценить, забираясь в дырявоватую пока, но всё же кое-как действующую на Луне информационную сеть. Немного поостывший от того безумия, что охватило половину земного шара, он смог взглянуть на происходящее под иным углом, и то, что он увидел, ему не понравилось. Это ещё поубавило в нём энтузиазма, хотя он по-прежнему добросовестно отрабатывал свою долю, по десять часов в сутки (земные, разумеется) укладывая полотно посадочной площадки. В отличие от куполов, площадку приходилось собирать вручную, сегмент к сегменту. Дело двигалось не быстро, даже при низкой лунной гравитации, да и купола росли отнюдь не как грибы. Чтобы развернуться полностью, каждому требовалось примерно пять стандартных суток.

К тому времени, когда полностью был готов первый, где-то за ближайшими холмами совершил посадку ещё один корабль.

— Кажется, у нас появились соседи, — заметил по этому поводу Александр. — Будет время, схожу, погляжу, кто это там…

Что он и сделал в тот же день.

Вернулся он через четыре часа, объявив, что рядом с ними обосновалась компания «Лунные ресурсы». В реестре организаций, претендующих на кусочек Луны, она значилась где-то в первой тридцатке, и их появление тут было вполне естественно. Однако, когда через день по другую сторону от «Покорителя» приземлился второй корабль, принадлежащий малоизвестной «Космической старательской артели», стало ясно, что в борьбу за раздел Луны вступают новые силы.

— Образована всего год назад, — сказал Александр, почерпнув о «старателях» кое-какую информацию из сети. — Капитал, материальная база. Так-так. Шарага, в общем. Куда им тягаться с нами. Ни черта у них не получится. Бросят всё и уйдут, помяни моё слово.

— Сколько тут останется после нас хлама, — проговорил Олег, хмуро глядя на серебрящийся всего в нескольких километрах корабль. — Когда мы все всё бросим и уйдём.

— С чего это ты взял, что мы отсюда уйдём? — удивился Александр.

Олег пожал плечами.

— Все лихорадки рано или поздно заканчиваются. Закончится и эта.

— Эта длится уже с десяток лет. И конца ей что-то не видно, — резонно заметил Александр.

— То-то и странно, — ответил на это Олег.

Третий корабль приземлился, когда второй купол был готов больше, чем наполовину, а площадка занимала уже четверть той площади, которую должна была иметь в собранном виде. Кто это, можно было и не гадать: жёлто-синяя расцветка корпуса однозначно указывала на принадлежность этого транспорта к корпорации «Селена». Корабль или попросту большая грузовая платформа прошла над их головами и скрылась за близким горизонтом. Выкроив из своего досуга пару часов, Олег предпринял вылазку в том направлении, с вершины одного их холмов увидев далеко впереди и внизу лагерь «селенитов». Те времени не теряли. Не пробыв на Луне и половины стандартных суток, они успели развить вокруг своей посудины бурную деятельность: повытаскивали множество больших и малых контейнеров, что-то уже распаковывали и устанавливали. Они явно спешили, торопясь обосноваться на выбранном участке, и, как выяснилось в дальнейшем, не без основания.

За следующие четверо суток Олег с Александром наблюдали ещё две посадки. В итоге, к концу второй недели их пребывания на Луне на сравнительно небольшом пятачке оказались сразу шесть кораблей.

— Не нравится мне всё это, — поделился с напарником своими сомнениями Олег. — Ещё немного, и тут будет не повернуться.

— Что верно, то верно, — согласился с ним Александр. — Вот бродяги. Можно сказать, вырывают у нас из-под носа то, что принадлежит нам по праву первенства!

— Я не про это. Шесть посадок на такой площади.

— Здесь перспективное место. Вот в чём дело, — высказал предположение Александр.

Олег привычно пожал плечами.

— И всё равно, не нравится мне это, — проговорил он.

На том разговор и закончился.

Третья неделя их пребывания на Луне выдалась просто сумасшедшей. Уяснив положение дел, руководство ОНТ призвало маленький экипаж «Покорителя» «приложить все силы, чтобы не потерять то преимущество, которое они имели как первооснователи». В награду обещались солидные надбавки. Пришлось поднапрячься, в придачу разделив обязанности. В то время как один, точно проклятый, таскал и монтировал сегменты площадки, другой метался между тремя полностью развёрнутыми куполами, проверяя и вводя в строй их «начинку». Потом они менялись ролями. Работа теперь занимала почти всё их время, оставляя совсем немного на сон и отдых.

Олег работал с каким-то отсутствующим видом, точно то, что он делал, не имело к нему никакого отношения. Они мало разговаривали, всецело поглощённые поставленной задачей, да Олег и не был расположен к разговорам. С каждым днём он становился всё молчаливей и задумчивей, а если и говорил, то разговор неизменно касался «лунной лихорадки». Он двигался словно автомат, выполняя необходимые движения, в то время как сознание его было обращено к совсем другому предмету. Безмерно уставший, он, тем не менее, находил время заглянуть в сеть, зачастую чуть ли не засыпая перед монитором. Однажды он наткнулся на нечто, что разом вывело его из состояния отрешённости.

— Нет, ты только посмотри на это! — воскликнул он, хватая товарища за рукав и привлекая к монитору. — Это ни в какие ворота не лезет!

— Что там такое? — зевая поинтересовался Александр, раздосадованный, что у него отнимают и без того скудное время сна.

— Карта этого района с указанием посадок. — Олег выбрал масштаб, и на мониторе возник план местности, словно оспинами усыпанный россыпью красных точек. По самым скромным подсчётам их было тут не меньше трёх десятков.

— Ух ты! — удивился Александр, разом сбрасывая с себя сонное состояние. — А до нас не было ни одной.

— А вот это карта видимой стороны. — Теперь перед ними появился диск со знакомыми каждому землянину очертаниями морей, почти неразличимыми под сплошной пеленой тех же красных отметин.

— И большинство из них появилось за последние месяц-другой, — добавил он.

— Ну и ну, — протянул Александр, пробегая глазами по столбцам статистики. — Ого, больше шестидесяти тысяч человек! А на обратной?

— Та же история, — Олег вывел на монитор другую карту.

— Подумать только! — восторженно воскликнул Александр. — Вот это темпы! Олег выразительно посмотрел на напарника.

— Это ненормально.

— Почему ты так считаешь? — искренне удивился Александр.

— Луна — отнюдь не земля обетованная. Какого чёрта…

— Луна — это первый шаг в большой космос, — возразил Александр. — Кто отхватит побольше тут, тот сумеет отгрызть побольше и от пирога под названием Солнечная система.

Олег с сомнением покачал головой.

— И всё равно, что-то тут не то.

— Что не то?

— Не знаю, — Олег задумчиво закусил губу и замер, уставившись в монитор. — Не знаю.

* * *

Они завтракали, когда Олег неожиданно отодвинул от себя тарелку и объявил:

— Знаешь, Саня, я должен вернуться.

— Угу, — буркнул Александр не переставая двигать челюстями.

— Я в самом деле должен вернуться, — повторил Олег. — Причём немедленно. Александр перестал жевать, поднял лицо и нахмурился, пытаясь вникнуть в то, что ему говорят.

— Вернуться, в смысле — на Землю?

— Да.

— Прямо сейчас?

— Да.

— Ты спятил! Мы не закончили монтаж площадки. Мы должны дождаться транспорта, а по контракту.

— К дьяволу этот контракт, — отмахнулся Олег. — Я больше в этом безумии не участвую. Пускай взимают с меня неустойку, если хотят.

— А я не хочу, чтобы её взимали с меня, — повысил голос Александр. — Чего ты взъелся? Какая муха тебя укусила?

— Я должен вернуться, чтобы до конца разобраться во всём этом. — Олег кивнул в сторону корабля «старателей», видневшегося в иллюминатор крошечного камбуза. — Мне кажется, я понял, что происходит.

— Да?

— Кто-то гонит нас прочь с Земли, вот в чём причина. И этот бешеный интерес к Луне, и эта безумная гонка — всё для того, чтобы выселить нас в космос, причём под благовидным предлогом его освоения. Кому-то приглянулась наша планета. И чтобы избавиться от нас, не уничтожая при этом, они придумали такой вот коварный способ.

— Самое нелепое предположение, которое я только слышал, — заметил Александр. — Нелепое хотя бы потому, что Луна просто не вместит всех землян. Даже десятую их часть.

— Помимо Луны есть ещё Марс, Венера, спутники газовых гигантов. Нас раскидают по всей Солнечной системе, а потом завладеют опустевшей Землёй. Александр медленно закрыл рот, не проронив ни звука. Что он думает о своём напарнике, читалось у него в глазах.

— Если хочешь, оставайся, — произнёс Олег, поднимаясь. — Не бойся, «Покоритель» я угонять не стану. Достаточно аварийно-спасательного модуля. Доковыляю как-нибудь.

Он направился к выходу и, едва Александр сделал движение, чтобы встать, быстро обернулся, яростно сверкнув глазами.

— Не пытайся меня остановить, — предупредил Олег. — Ничего хорошего из этого не выйдет.

Александр мешать не стал.

На сборы у Олега ушло всего несколько минут. Отстрелившийся модуль окутал «Покорителя» дымом сработавших твёрдотопливных ускорителей и унёсся в вечно чёрное небо Луны, исчезнув среди немигающих звёзд. Выйдя наружу, Александр долго смотрел вслед уносящемуся маленькому аппарату, не зная, что в ту же минуту десятки других людей, работающих снаружи, тоже подняли вверх головы, ища среди звёздных россыпей яркую красную точку. А найдя её, шептали с тем же вожделением, с каким до этого обращались к плывущей в небесах Луне:

— Марс! Смотрите-ка, Марс! Марс. ТМ

Они вертятся!
Яков ХОТОМЛЯНСКИЙ

№ 6 (985) 2015


По вечерам Паша Туфелькин любил сидеть на крыльце. Дом, пристроенный к крыльцу, был старый и без удобств. Паша любил сидеть на крыльце, потому что он любил смотреть на небо. А на небо он смотрел в связи с ожиданием. Ждал Паша систему уравнений шестой степени, которая должна была быть написана для него и прямо над ним на ночном небосводе. Паша знал математику хорошо, но не настолько, чтобы самому вывести эту систему. Перемежал же он свои ожидания скрупулёзной работой над теорией вечного двигателя.

Уже на третьем курсе университета он стал жадно погружаться в квантовую механику. Главное, что уяснил Паша, — квантовая механика не описывает одиночные события, она рассматривает движение только группы частиц. Для этой группы частиц закон сохранения энергии работает нормально.

Паша назвал эту группу частиц «толпой». Сам он никогда в толпу не верил и твёрдо знал, что толпа может только одно — разрушать. Не хотелось Паше анализировать поведение толпы частиц. Он начал разбираться с индивидуальными процессами одиночных частиц. И уяснил, что для одиночной частицы закон сохранения энергии не действует.

Когда Паша, блестя глазами и энергично действуя шариковой ручкой, рассказал про это доценту Коваленко на экзамене, тот резонно заметил, что это — известные вещи, но говорить о них не принято.

— Почему? — удивился Паша.

— Потому что из этого следует, что такая теория допускает наличие механизма, который будет производить больше энергии, чем потребляет сам.

— Это нормальный вывод, — согласился Паша.

— Но это означает возможность вечного двигателя, — начал раздражаться доцент.

— И это правильно, — подтвердил Паша.

— Вечный двигатель невозможен, — выдавил доцент Коваленко побелевшими от гнева губами.

— Что вы, это не так! Смотрите, — опять застрочил Паша.

— Вот что, юноша, — прервал его доцент. — Сначала — математический аппарат. Покажите, что возможен механизм с коэффициентом полезного действия больше единицы, и приходите на пересдачу. А пока — вы свободны. Экзамен Паша пересдал заведующему кафедрой. Тот терпеливо выслушал Пашу и нарисовал в зачётке «уд». После окончания института Пашу вежливо направили работать учителем физики в ту самую деревню, где он сиживал на крыльце, и которая была пригородом. Теперь у него стало достаточно свободного времени для размышления о вечности и о двигателях, что в этой вечности крутятся.

У Паши был свой подход к решению проблемы. Нужно было всё время находиться в ней, искать разные варианты решения и уметь радоваться, когда ничего не получалось. Паша даже не заметил, как в движении к намеченной цели он перестал называть частицу одиночной. Однажды он случайно назвал частицу не одиночной, а одинокой. Свет чуть забрезжил в Пашиной голове. Видимо, Паша, сам будучи одиноким и назвав частицу одинокой, почувствовал свою близость к этой частице и ощутил её своим полным другом. Вечером некоего дня, сидя на своём крыльце, Паша в который раз разговаривал со своей одинокой частицей. Он рассказывал ей, что они оба полны энергией, которой так не хватает другим, и что мы с тобой, — говорил он своей одинокой частице, — просто обязаны помочь всем людям. И тогда на нашей полухолодной и полуголодной Земле наступит совсем другая жизнь. Именно в этот миг на небе, уже тёмном и готовым вот-вот стать ночным, вспыхнули ярко-зелёные уравнения. Их было четыре, и их сложность была настолько прозрачна, что когда они погасли, оказалось, что их и запоминать не нужно. Оказывается, Паша давно их знал, и только записать было всё как-то недосуг.

На этом вечерние посиделки закончились, а разговоры с одинокой частицей приобрели более строгие отношения. За два месяца было создано математическое обоснование Пашиной теории. Назвал он её унитарной квантовой теорией. Вывод из этой теории звучал так: «Для индивидуальных процессов с одиночной частицей закон сохранения энергии не выполняется».

Пришла пора воплощать теорию в жизнь.

Паша соорудил нечто вроде электростатической машины. Два диска из акрила, насаженные на тонкие короткие оси, с наклеенными на них шестьюдесятью четырьмя секторами из фольги, Паша установил на стойку из оргстекла. Приладил контактные съёмники и припаял к ним провода. Их свободные концы он погрузил в две банки с различными (он так и не сказал никому — с какими именно!) химическими растворами. Из этих же банок выходили другие два провода, к ним припаяна была маломощная электрическая лампочка. Когда сооружение было готово, Паша вздохнул и щёлкнул тумблером.

Диски слегка завибрировали, а потом начали вращаться. В разные стороны, как и предполагал Паша, и всё быстрее. В какой-то миг лампочка несколько раз мигнула жёлтым огоньком, потом загорелась ярко, и прежде чем Паша успел разомкнуть электрическую цепь, лампочка взорвалась со страшным грохотом. Паша убрал осколки, подключил лампочку помощнее и снова запустил диски. Процесс опять пошёл и результат вновь повторился.

Тогда Паша нагрузил своё изобретение всем электрическим, что было в доме, — плитка, старенький телевизор, утюг. Машина продолжала крутиться, плитка грела, телевизор стрекотал новостями, к утюгу — не прикоснуться. И только счётчик электроэнергии был неподвижен.

Но Паша хотел большего. Его уравнения показывали, что можно создать такой атом водорода, у которого электрон, вращающийся вокруг протона, будет ближе к протону, чем в обычном атоме. Он знал, что квантовая механика в сотнях и тысячах научных трудов категорически это запрещает, но ведь авторы этих трудов не знали Пашиных уравнений.

…Прошла зима, а за ней ещё одна, а потом ещё. В Пашиной комнате крутились те же два диска. И установка была почти та же. Только две упомянутые банки наполнены были не химикатами, а обычной водой из колодца во дворе.

А Паша опять начал привыкать к своему крылечку. Дел у него стало меньше, а раздумий больше. Постепенно из всех раздумий сначала туманно, а потом чётко выплыли две проблемы. Первая была — ну вот, работает машина, а что дальше? А вторая — ну вот, дожил до тридцати пяти, а что дальше?

А потом по ночам ему стала сниться Ирина. Она поступила в институт, когда Паша был уже на пятом курсе. Она была красивая девушка, но Паша никогда не делал попыток познакомиться с ней — понимал свои скромные перспективы после окончания института.

Он вспоминал её в первые несколько лет трудовой жизни, а потом перестал — голова была занята уравнениями.

Теперь Ира стала всё чаще возникать перед Пашиными глазами — юная, тоненькая, весёлая. Паша понимал, что прошло уже двенадцать лет, что она уже не такая юная, не такая тоненькая, и вряд ли такая же весёлая.

* * *

Когда возле дома остановилась большая чёрная иномарка, Паша даже голову не повернул — иномарке такого уровня нечего было здесь делать.

И только возглас — «Привет мыслителям!» — заставил его посмотреть на приезжего.

А тот в одно мгновение оказался перед Пашей, — что, не узнаёшь?

— Не узнаю, — подтвердил Паша и сам себя перебил, — да ты же Лешка!

— То-то, — ответил гость и стиснул Пашу в объятиях.

— С чего бы это ты здесь? И как нашёл? — спросил Паша.

— А ты что, не рад?

— Я отвык от неожиданностей.

— А теперь привыкай.

— Что случилось?

— Очень многое. Главное — пора переходить ко второму этапу.

— Может быть, ты назовёшь мне, что является первым?

И тогда Лешка, сразу став очень серьёзным, сказал, что первый этап крутится в Пашиной избушке. И что его нужно немедленно уничтожить.

Потрясённый Паша смотрел на Лешку и соображал.

— Значит, всё это время ты следил за мной?

— Я всегда знал, что ты гений. И идиот, как все настоящие гении. Когда ты начинал свои труды, ты подумал, что в случае твоего успеха вся промышленная энергетика останется без денег?

— Но энергия, производимая моей машиной, далеко не бесплатная. Мы должны платить за неё.

— Паша, прошу, без лирических отступлений. Дело говори.

— Хорошо. Лёша, они — не уравнения. Они не сходятся. Хотя там стоят знаки равенства, но они не уравнения. И я не могу понять, в чём дело.

— Ты это о каких уравнениях?

— Которые обосновывают.

— Плевать на обоснования. Я хочу купить у тебя машину.

— За сколько? В какую сумму ты оцениваешь мои бессонные ночи, мои проклятия этим математическим абракадабрам, мои руки — посмотри на них — я сделал машину без станков и инструментов. Во сколько, Алексей?

— Пашуня, да ты поэт. Пойдём-ка в избушку, глянем на твой агрегат.

Лешка зашёл в дом по-хозяйски, как будто знал расположение коридоров и комнат. Он уверенно подошёл к машине, посмотрел на неё, а потом на Пашу, — ну, что же ты так встречаешь гостя? Машину запустить бы нужно.

Паша, который шёл за Лешкой и смотрел себе под ноги, недоуменно глянул сначала на гостя, а потом перевёл взгляд на машину.

Диски стояли.

Это было невозможно. Паша пощёлкал тумблером — ничего. Крутнул диски руками — бесполезно. Лешка залился хохотом.

— Пашка, гениально! Ты надул моих людей! Они уверяли меня, что машина крутится беспроблемно. А проблемки есть. Пашка, как же это хорошо, что есть проблемки!

— Почему же хорошо?

— Потому что ты будешь жить! Нам не нужно будет удалять тебя из этой жизни.

И протянул Паше руку.

Паша руку не пожал, а только спросил, — ты Ирину хоть иногда видишь? Лешка коротко ответил, — уже нет.

— А где она?

— Она пять лет была моей женой.

— Была? А теперь она где?

— А теперь её нет. Она умерла.

— Как это? — уставился на него Паша. — Как это — умерла. Отчего?

— Она, видишь ли, взяла кредит. Большой. Очень большой. И не отдала. С ней и рассчитались.

— Лёша, что ты говоришь, помилуй, я ничего не понимаю, она — твоя жена, ты так богат, она взяла кредит, ты что, не мог отдать эти паршивые деньги?

— Категорически не мог, — очень серьёзно ответил Лешка. — Не мог же я отдавать деньги самому себе.

— Ты, — похолодел Паша, — ты дал ей деньги и ты её… Подлюка, да я тебя… Сурово пришлось бы бывшему физику Лешке. Но за его спиной возникли три лёгкие фигуры, гибкие, и по-стальному сильные. Через мгновение Пашина рука, уже успевшая схватить тяжёлый молоток с рабочего стола, была ловко заведена за спину, молоток был отнят и тут же исчез. Лешка, будто и не произошло ничего, наставительно объяснял.

— Видишь ли, дурень деревенский, жена — это одно, а бизнес — это другое. В бизнесе, если пожалеешь кого, или слюни пустишь, или робость одолеет на секунду, — делать дальше нечего. Бизнес суров, Паша. Значит, так. Машиной занимайся своей, сколько хочешь, дело это, я вижу, безопасное. Прощай, исследователь!

Осела пыль, поднятая иномаркой, а Паша также стоял возле своей крутилки и думал об Ирине, — какая она была красивая и как она улыбалась. Потом он удивился тому, что предметы в комнате стали двоиться и расплываться. Потом он ощутил тихую вибрацию, диски закрутились, небыстро, и всё быстрее, и ярко вспыхнули лампочки в доме. Загорелся недавно прилаженный Пашей электронный транспарант — «Срочно добавить нагрузку». Через две минуты надпись в транспаранте сменилась — «Мощность превосходит сто семьдесят киловатт».

Аварийное реле отсоединило машину от домашней сети.

А Паша всё стоял и думал, что никакие вечные двигатели не стоят даже одного дня жизни Ирины. И вообще — для чего теперь человечеству электроэнергия, если Иры нет на свете.

Лёгкое шуршание за спиной заставило его очнуться. Три стальные тени придвигались к нему, а сзади шёл пыхтящий Лешка и довольно улыбался, — что, попался, голубчик? Думал, что провёл дураков? Джип без нас уехал, Пашуня, а мы здесь. Вот они мы, вот мы какие, и никто нас не обманет! А тебя мы сейчас выключим.

Очнулся он от резкого запаха. Запах шёл из бутылочки, её держали под Пашиным носом.

Диски машины стояли. Вместо бутылочки перед Пашиным лицом оказалась оскаленная физиономия Лешки.

— Запускай свою телегу, братишка, запускай, если дышать хочешь, пока я ещё в силах подарить тебе остатки твоей собачьей жизни. Моего терпения хватит на две минуты, Пашенька. Не больше.

— Ты знаешь, деляга, — с трудом преодолевая непрерывное гудение в голове, ответил Паша. — Я бы запустил. Мне эта колымага больше не нужна. Только я не в силах её разбудить. Ты ещё ничего не понял? Машина не работает ради корысти. Помнишь, я говорил тебе, что энергия, которую производит эта машина, — не бесплатная, что мы должны платить за неё. Так вот, Лешка, мы должны заплатить своей человечностью. Эта энергия принадлежит природе, и природа дарит нам её во благо и во добро. И мы должны отвечать ей тем же.

— Только без крови, — предупредил Лешка стальных охранников. Вытащите его во двор, а дальше — сами знаете. Когда Пашу выволокли во двор, Лешка подошёл к агрегату. Он щёлкал тумблером, он пытался крутить диски рукой, он выдернул провода из баночки с водой и долго нюхал эту воду. Когда его ярость дошла до предела, он схватил устройство и выбросил его в раскрытое окно.

— Сколько ему осталось? — спросил он охранника, выйдя во двор.

— Часа два. Как раз светать начнёт.

— Это хорошо. Пусть помучится. Не оживёт?

— Обижаете, босс. Всё, что ввели, — уже рассосалось.

Выйдя во двор, Лешка посмотрел на Пашу. Паша лежал, вытянувшись в струнку. В метре от него лежала покорёженная машина. Было совершенно очевидно — ни Пашу, ни машину оживить нельзя.

— Возьмите железяку и поставьте ему в ноги. Она была его крестом, крестом пусть и останется, — бросил Лешка своим охранникам.

…Перед рассветом Паша очнулся. Он понял — это последний импульс его жизни. Он улыбнулся и подумал, — здравствуй, моя Ириша! Потом перевёл глаза на машину.

Диски машины — согнутые и помятые — чуть заметно вибрировали.

— Это мне мерещится, — мелькнуло в Пашиной голове, — они не могут… И в эти мгновения ему открылось, почему не сходились уравнения, и почему диски вибрируют. Он прикрыл глаза и подумал, что высокая частота вибрации выправит изгибы и вмятины. И диски придут в движение, сначала медленно, а потом…

Диски продолжали вибрировать. Частота вибрации возрастала. Вибрация вошла в резонанс с частотой пульсации Пашиного сердца. Оно забилось, застучало, часто, чаще, чем положено, и ещё чаще, возвращая Пашу к жизни, разгоняя ожившую кровь по всему телу, разрушая в ней ядовитую Лешкину гадость. Невероятная лёгкость наполнила Пашу. Он подумал, что начнёт жить по-другому, не взаперти, жить для того, чтобы дать людям энергию. Много, сколько нужно. Для того чтобы все стали человеками. И чтобы были счастливыми. Всегда.

Он ещё раз посмотрел на диски.

— Они вертятся…

Жизнь возвратилась к нему, и над Пашей торжественно взошло весёлое летнее солнце. ТМ

По-хозяйски
Валерий ГВОЗДЕЙ

№ 6 (985) 2015


Женился я по любви.

Тесть с тёщей не радовались выбору дочери: я занимаюсь космологией, со всеми отсюда вытекающими.

Сначала мы снимали квартиру.

Потом, когда родились дети, начались проблемы и со временем, и с деньгами, которых не хватало катастрофически. Переехали к родителям жены.

Ситуация накалилась. Зарплата нищенская, в дом с работы не приношу ничего.

Хотелось доказать родственникам, что я чего-то стою.

В общем, стал искать применение своим знаниям в быту.

Нашёл.

Теперь вся мужская часть населения квартиры, готовясь бриться, выдавливает на ладонь из тюбика щедрую порцию квантовой пены. Гель для бритья не покупаем давно. Экономия значительная. Жене и тёще понравилось ванну принимать с квантовой пеной — у неё отшелушивающий, радикально омолаживающий, стойкий эффект. Польза для здоровья и для внешности. Лучше эмоциональный климат. Экономия.

В хозяйственные сумки, в школьные ранцы пристроил небольшие кусочки «экзотической материи» — наделённой свойством антигравитации. Поэтому домочадцы руки не оттягивают, не горбятся под тяжестью учебников.

С помощью «экзотической материи» облегчил машину тестя, намного снизил массу. Да, хуже сцепление колёс с дорогой, зато шины меньше изнашиваются, меньше уходит бензина. Тесть доволен.

Наш унитаз — фантастика, чудо санитарной техники. Его чистить вообще не требуется. И никаких засоров не бывает.

Спрашивается, почему?

Я там разместил микроскопическую чёрную дыру. Утилизирует всё — надо лишь следить за ростом.

Но особенно тесть зауважал меня, когда я научил его прятать заначку в дополнительных измерениях…

Мои акции в семье здорово поднялись. Так что и космология в жизни может очень даже пригодиться.

Только следует подойти с умом, то есть — по-хозяйски.

Вероятно, придумаю что-нибудь ещё.

Со временем. ТМ

Охотник
Андрей АНИСИМОВ

№ 9 (987) 2015


Тварь, которую они прижали к болоту, выглядела в высшей степени необычно: огромное бочкообразное тело и крошечная голова без каких-либо признаков шеи. Единственной заметной частью этой карликовой головы был непомерно большой для неё глаз, который сейчас с дикой ненавистью пялился на окружившую зверя свору. Ни рогов, ни пасти, усаженной острыми клыками, у него не было, зато лапы поражали: четыре мощные колонны, снабжённые, к тому же, по меньшей мере дюжиной длиннющих острых когтей каждая. Зверь в слепой ярости рыл ими землю, выдирая из неё корни близ растущих кустов и деревцев. То, что удар такой лапы смертелен для любого, свидетельствовало тело одного из загонщиков, лежащее неподалёку; неестественно вывернутое, почти перерубленное пополам, сверкающее на солнце выпавшими металлическими внутренностями. Остальные стояли, заключив зверя в полукольцо, дожидаясь подхода «ядра» их охотничьего отряда.

Герман увидел тварь в тот момент, когда она неожиданно ринулась в атаку на своих преследователей. Загонщики подались назад, ощетинившись иглами стальных шипов, но разъярённый зверь проигнорировал этот предупредительный жест. Подцепив своими жуткими когтями оказавшегося перед ним загонщика, он отшвырнул его далеко в сторону, точно куклу, подмял под себя второго, но уйти из кольца окружения ему всё равно не удалось. Подоспевшие загонщики основной группы тут же окружили его снова, намеренно подставляя себя под всесокрушающие удары могучих лап. Во все стороны полетели вырванные из них куски обшивки и узлы, однако и это ничего не дало. Когда механическая свора, казалось, должна была дрогнуть и отступить, Герман, наконец, сумел подобраться достаточно близко, чтобы бить наверняка. Только выстрелить так и не успел.

Точно почувствовав близость того, кто несёт с собой смерть, тварь сделала какое-то странное скользящее движение, зарылась головой в грунт, подняв толстый пласт земли, и совершенно неожиданно из такого вот «подземного» положения прыгнула. Казалось, тело зверя метнулось в сторону, но уже в следующий миг Герман понял, что это обман. Как спасающаяся каракатица выпускает облако чернил, чем-то смахивающее на того, кто поставил такую завесу, то, что выскочило из-под земли, тоже чем-то походило на загнанную сворой дичь, но на самом деле этой дичью не было. Слепленное из земли и ещё чего-то псевдосущество ринулось прочь, а через долю секунды следом за ним, но уже в другом направлении выскочил и его творец.

Герман автоматически повёл дулом винтовки вслед метнувшемуся прочь сгустку неведомо чего и понял, что повёлся на обман, только когда увидел прямо перед собой зависшее в прыжке когтистое чудище. Он инстинктивно дёрнул винтовку в другую сторону, отчаянно пытаясь исправить собственную ошибку, и вдруг прямо в его ухо ударил громоподобный залп сразу из нескольких стволов.

Казалось, зверь наткнулся на невидимую стену. Он судорожно дёрнулся, его выпученный, налитый кровью глаз в последний раз скользнул по неведомым существам, которые никогда не были частью его привычного мира, тело его перевернулось в воздухе, он начал падать, сначала медленно, потом стремительно, покуда не рухнул наземь, подминая под себя тонкие стебли похожих на многоярусные зонтики растений. Упав, он уже не шевелился. Что-то раз-другой ещё хрустнуло под ним, и всё смолкло.

Герман с благодарностью посмотрел на выручившего его стрелкового номера, подошёл к неподвижной слоновьей туше и осторожно ткнул её дулом винтовки.

— А ты меня напугал.

К месту последней схватки подтянулись остатки его отряда: девять уцелевших загонщиков и небольшой транспортный робот, несший припасы и особо интересные и не очень габаритные трофеи. Трофеев накопилось уже предостаточно, а вот припасы и численность группы сократились до того предела, за которым разумнее всего было бы свернуть охоту и удалиться за подкреплением. Однако Герман твёрдо решил остаться тут как можно дольше. Пока у него есть хоть один загонщик и хотя бы горсть патронов, эту планету он не покинет. Он давным-давно не встречал таких миров, и сейчас поистине упивался теми возможностями, которые тот дарил любителям острых ощущений, в частности — охотникам. Да, это был воистину рай для последних.

Зверья тут водилось полным-полно, причём по агрессивности большая часть его оставляла далеко позади представителей животного мира других планет. Никогда ещё смерть не представала перед человеком в таком богатом обличье всевозможнейших жизненных форм, готовых выпотрошить любого, кто окажется слабее или менее проворным, чем они. Любой здравомыслящий человек в ужасе шарахнулся бы от такой планеты, населённой настоящими фуриями, вырвавшимися из преисподней, но только не истинный охотник. Такие планеты притягивали их как магниты, становясь своеобразными вехами в их охотничьей карьере. Хотя зачастую — и могилами. За ними охотились столь же рьяно, как за редким зверем, а находка сулила немалые выгоды, но даже несмотря на это Герман не спешил заявлять свои права на вновь открытый им мир. Он жаждал насытиться его первозданной дикостью, настолько насколько это было возможно, и это страстное желание пересиливало в нём даже голос разума. Хотя имелись и более весомые обоснования: в конце концов, он должен сам знать, что в будущем преподнесёт другим…

Обмерив и засняв очередной трофей, Герман повёл свой отряд дальше, вдоль болота, надеясь, что около воды повстречает живность быстрее. Расчёт оказался верным: уже через пару километров двигающаяся впереди авангардная группа загонщиков снова взяла след. Поначалу ничего необычного в нём Герман не заметил. Оставивший его зверь какое-то время двигался вдоль кромки воды, постепенно от неё удаляясь, делая небольшие отклонения влево и вправо и иногда останавливаясь и обтирая боками стволы деревьев, на которых оставались клочья рыжеватой шерсти. Затем характер следа изменился. В нём стала проявляться какая-то нервозность. Зверь начал кружить, резко меняя направление движения, иногда возвращаясь обратно, закручивая свой след в хитроумные спирали и петли. То ли он кого-то начал преследовать, то ли наоборот — кто-то увязался за ним.

Потенциальную жертву (или хищника) загонщики почему-то не чувствовали, и только пройдя по следу добрый десяток километров, Герман понял почему. Тот, кто стал причиной беспокойства зверя, лежал сражённый им наповал, и при виде этого существа Герман удивлённо присвистнул.

Загонщик.

Причём загонщик не из его отряда. Присев перед растерзанным роботом на корточки, Герман внимательно осмотрел его. По форме он мало чем отличался от его загонщиков, а те отличия, что имели место, объяснялись лишь пожеланиями его хозяина, заказавшего автомат именно в такой комплектации. А вот устройство было несколько иное. Судя по всему, вооружён он был сильнее, и не только шипами. Выгравированные на боку инициалы были вплетены в эмблему, изображающую брошенную ловчую сеть.

— Эс. Ка, — прочёл Герман и задумался. У кого из его знакомых охотников такие инициалы? Он быстро перебрал в уме тех. кого знал лично, и тех, о ком только слышал, и пришёл к выводу, что такого человека он не знает. В любом случае, тот, чей загонщик лежал сейчас перед Германом, был явно не из числа охотников-корифеев, настоящих маститых егерей. Следовательно, новичок. Вполне естественно, что я его не знаю, подумал Герман, поднимаясь с корточек. Охота с каждым годом привлекала к себе всё больше и больше народу, а количество клубов и разного рода охотничьих обществ уже давно перевалило за сотню. Многие в поисках нехоженых планет забирались так далеко, что порой с трудом находили дорогу обратно. Кто-то, как и он, наткнулся на эту планету, посчитав её необитаемой. Со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Герман злобно выругался, чувствуя, как в нём поднимается волна раздражения. Мало того, что ему испортили всю охоту, вырвав добычу, можно сказать прямо из-под носа. Не хватало ему ещё и конкурента при заявке на этот мир. По планете шляется кто-то ещё, и этот кто-то в полной уверенности, что мир открыл он, может в любой момент спокойно заявить свои права на него. Это уже не лезло ни в какие ворота!

Герман с отвращением плюнул в разбитого загонщика, соображая, как поступить дальше. Первым его движением было бросить всё и вызвать с орбиты корабль, но неожиданно ему в голову пришла некая идея.

А что, если сделать по-другому?

Никто ведь не знает, что он здесь, и, наверняка, такое же положение и у его конкурента. Охотники — свободные люди. Они улетают, когда хотят и куда хотят, и возвращаются так же, если, конечно, вообще возвращаются. В диких мирах всякое случается. Пропавшие охотники — обычное дело. Так что… У него появился редкий шанс поохотиться. на охотника!

Мысль была сумасбродной и нелепой, на первый взгляд, но чем Герман дольше вертел её в голове, тем соблазнительней она ему казалась.

До этого его загонщикам и стрелковым номерам, да и ему самому, приходилось иметь дело с тупым зверьём, чей уровень интеллекта был куда ниже любого из роботов. Всё, что его потенциальная добыча могла им противопоставить, так это сила мышц и острота клыков, ловкость, скорость, выносливость и прочие исконно звериные качества, но отнюдь не возможности своих мозгов. Маленькие хитрости вроде лжедвойников, завлечение преследователей в гиблые места и прочее — не в счёт. Это всё инстинкты и рефлексы, не более того.

Ум — вот то, что делает любое существо по-настоящему опасным, хитрым, коварным, непредсказуемым. Изворотливый разум человека, плюс возможности управляемых им роботов — что может быть опаснее? Вот это была бы настоящая смертельная схватка!

Одна охотничья группа против другой. Загонщики против загонщиков, стрелковые номера против роботов-стрелков, человек против человека.

Да, это действительно должно быть нечто захватывающее!

Суперохота!

Кроме того, сказал себе Герман, это решит и проблему первенства. Тот, кто останется в живых, тому и будет принадлежать право первооткрывателя этого мира. А уж он-то постарается, чтобы это право не досталось никому. Кроме него.

Приняв решение, Герман извлёк портативный программатор и принялся вводить поправки в базовую программу. Закончив, он спрятал устройство и повернулся к своей верной механической стае.

— Итак, — проговорил он, обращаясь к стрелковому номеру, единственному из его своры, имеющему синтезатор речи. — Повтори задание!

— Объект: роботы-охотники и существа гомосапиенс, люди, человек, — глухо проговорил робот, вперив в Германа взгляд красноватых фотоэлементов. — Выследить и уничтожить.

Рука его поднялась, и в лицо Германа уставилось чёрное ружейное дуло, похожее на мышиную норку.

— Э-э, ты что! — Герман попятился, совершенно сбитый с толку таким поведением своего стрелка и вдруг всё понял.

— Стой! — закричал он, отгораживаясь от страшного чёрного отверстия ладонями. — Всех людей на этой планете, кроме ме…

Дуло выплюнуло короткое яростное пламя, распугав звуком выстрела шуршащую в листве мелюзгу, сухо клацнул затвор, выбросив стреляную гильзу и загнав в ствол новый патрон. Ничего не выражающие фотоэлементы скользнули по распростёртому человеческому телу, затем повернулись туда, куда уже устремились, ведомые следом и новой программой загонщики.

— Выследить и уничтожить! ТМ

Хороший урок
Валерий ГВОЗДЕЙ

№ 9 (987) 2015


Могучий телохранитель, нижняя челюсть — как выдвинутый ящик стола, убежал в туалет при кафе. Это сработала крошечная таблетка слабительного, которую мне удалось незаметно бросить в его чашку ещё на стойке.

Да, уж. Какой бы ты могучий ни был, но, если прихватило живот, — не боец.

С девочкой, в джинсовой юбке, в жёлтой курточке с капюшоном, осталась гувернантка — молодая и привлекательная женщина лет тридцати в сиреневом плаще.

Из динамика прозвучало объявление. Вылет рейса номер шесть.

У моих клиентов рейс восемнадцать.

До него двадцать три минуты.

Я потягивал свою минералку.

Отношения между гувернанткой и девочкой сложились более чем доверительные — судя по разговору. Музыка звучала негромко, людей не много. Слышно было каждое слово.

Две разновозрастные женщины говорили о главном.

— Прошла уже любовь, — сказала горько старшая. — Давно к мужу не испытываю ничего. Полгода не живу с ним.

— Да? — потрясённо выдохнула собеседница, выглядывая из-за горки мороженого, щедро посыпанного шоколадной крошкой. — А муж — знает?.. Внимательно посмотрев на девочку, старшая ответила:

— Догадывается.

На мой взгляд, подобные разговоры с тринадцатилетней девочкой вести рано, это, на мой взгляд, педагогическая ошибка, серьёзный просчёт.

Электромагнитная бесшумная граната под столом, в коробке с Барби, выдала импульс. В радиусе тридцати метров сдохла электроника, в том числе — видеокамеры наблюдения.

Поднявшись, толкая пустую инвалидную коляску перед собой, я направился к выходу. И путь лежал мимо столика, возле которого сидели две разновозрастные женщины.

За огромным стеклом, где было видно лётное поле, с рядами лайнеров, с прямоугольной диспетчерской башней, громыхнул взрыв.

Точно, секунда в секунду.

Цистерна заправщика вспыхнула эффектным, клубящимся факелом. Техник в оранжевом комбинезоне, покинувший кабину лишь на секундочку, парой слов перекинуться неподалёку с приятелем, суетливо бегал на безопасном расстоянии, причитал, хватаясь за лысину.

Посетители кафе и персонал в полном составе кинулись, прилипли к прозрачной стене и загалдели. Внимание целиком поглощено ярким зрелищем.

Девочка и гувернантка тоже кинулись бы, но я прыснул им в лица из баллончика. Дамы отключились мгновенно. Гувернантка обмякла на стуле. Упала на грудь голова, руки повисли.

Девочку я подхватил, усадил в коляску. Надвинул капюшон пониже и пледом укрыл до подбородка, надёжно пристегнул. А на колени поставил её цветастую сумку. Вчера смазал колёсики не зря. Ни единого скрипа, хотя шагал я в темпе. С готовностью раздвинулись стеклянные двери, управляемые фотоэлементом.

Через минуту я был на парковке.

На ходу вынул из кармана дистанционный пульт. Вставил батарейку, нажал пару кнопок.

Серый микроавтобус с тонированными стёклами завёлся. Открылись задние дверцы.

Я с маху забросил коляску внутрь. Залез сам. Защёлкнул фиксаторы колёс.

Снял часики, браслетик с тонких запястий, а с шеи — сотовый на шнурке. Прошёлся наскоро по карманам, выгреб из них всё, где можно разместить «жучок». Улов сунул в пакет. Выйдя из машины, опустил свёрток в урну.

Что-то могло оказаться в сумке, но с ней разбираться некогда.

Захлопнул дверцы. И сел на место водителя.

Микроавтобус тронулся, покинул стоянку.

Первая часть операции проведена чётко, без сучка и задоринки.

Мой сливочно-белый микроавтобус на парковке стал тёмно-серым — покрытие исчезало, под действием ультрафиолета, постепенно. Из города микроавтобус выехал синим.

Что-то вроде этого происходило с номерами.

Телохранитель уже, наверное, бьёт тревогу.

Я посматривал в боковые зеркала. Посматривал и в небо.

Хвоста не было.

Если никто за микроавтобусом не следил от парковки, то след мой затерялся.

Под стук колёс, ожидая, когда проползёт длиннющий товарняк и поднимут шлагбаум на переезде, ещё раз обыскал девочку. Прощупал сумку и вещи, проверил сканером. «Жучков» не обнаружил. Сумку и то, что вызывало подозрение, уложил в пакет, на дне которого лежал кирпич.

Снял длинноволосый парик, усы, бороду. Снял большие очки-светофильтры. Снял плащ. Уложил камуфляж в тот же пакет. Завязал длинные ручки. Перчатки оставил на руках.

Оставшиеся вещи девочки сунул в другой пакет.

Десять минут спустя, на мосту через реку, опустив стекло, я швырнул пакет с кирпичом в окно.

* * *

Мы ехали меж двух рядов старых жёлтых вязов, по гравийной дороге, устланной жёлтым шуршащим ковром. Микроавтобус уже был чёрным.

Потом начался участок смешанного леса. Ветки царапали кузов.

Никто бы и не подумал, что в этой чаще может находиться какое-то жильё.

Но жильё там находилось.

Высокая изгородь скрывалась за еловой порослью.

Ворота прятались за поворотом-зигзагом. Ворота сдвинулись на роликах, повинуясь сигналу пульта. Я въехал, и ворота закрылись.

Двухэтажный каменный дом с балконом и с верандой, под черепичной крышей, выглядел нежилым. Входные двери заперты, окна плотно занавешены. Двор засыпан листвой и хвоей.

Мощёной дорожкой подогнал автомобиль к тенистому крыльцу, выключил двигатель.

Стало очень тихо.

Лишь шумели сосны и лиственные деревья, почти голые.

Я перенёс девочку и пакет с вещами на второй этаж, положил на диван.

Гостиная, спальня, туалет с ванной.

Окна выходят на задний двор. На окнах фигурные решётки. Дверь с наружным засовом. Убежать не сможет.

Её звали Маргарита. В семье к ней обращались короче — Ри.

Юная кожа тепла. Сердце бьётся ровно. Дыхания почти не слышно.

Я закрыл дверь на засов и спустился на кухню. Обеденное время давно прошло, до ужина далеко. Но я сварил какао. Я знал, что она любит какао.

Вошёл с подносом. Ри ещё спала. Я тронул за плечо.

Она сразу очнулась. Подняв голову, осмотрелась. Встала, моргая.

Светлые волосы, коротко стриженые, милое личико, серые глаза, розовые губки, никакой подростковой угловатости, всё гармонично. Очаровательный ребёнок.

— Это похищение? — спросила девочка первым делом.

Глаза круглые, блестящие.

Не заметно последствий от снотворного. Будто не было ничего.

Я молча кивнул.

Ри замерла от восторга. Она сияла, как медный таз:

— Круто!.. Мою фотку покажут в телике?

— Наверняка.

— Девчонки от зависти умрут! В нашем классе не похищали никого!

Переполняли эмоции, возбуждала необычная ситуация.

Она широко улыбалась. Готова со мной дружить.

У меня свело челюсти. Я чувствовал себя, как слон в подгузнике.

— Тут жарко, — сообщила озабоченно Ри. Сняла курточку, осталась в коротком зелёном свитерке и в джинсовой юбочке. Сзади, на филейной части, — крошечные, декоративные кармашки.

Бросив куртку на тахту, сев на краешек, начала допрос:

— Что, мы у вас дома?

— Нет.

— А где?

— Не имеет значения.

— Дети у вас есть?

— К счастью, нет.

— Почему? Вы не женаты?.. И не были?.. Чтобы она замолчала, я налил ей какао и распечатал кулёк с крендельками. Снотворное данного типа вызывает аппетит, как правило. Дай бог.

— Иди, поешь, — сказал я.

Ри переместилась к столу.

Принялась наворачивать какао с кренделем. Сыр и масло игнорировала.

Чем бы дитя ни тешилось — лишь бы не квакало.

Увы, дитя молчало недолго.

— Меня везли от мамы к отцу, — грустно поведало оно. — Мои родители в разводе. Хотите, я расскажу, как распалась наша семья?

— Не хочу.

— А вы послушайте!..

Отложила в сторону обгрызенный крендель.

Я приготовился к мучительной смерти. Но терпение истощилось скоро, после её фразы о многотрудной жизни ранимой девочки-подростка, чьё сердце просто разрывалось на части в ходе процесса. Когда Ри мне это говорила — на ресницах у неё блестели слёзы.

— Никакого развода не было, — довольно резко бросил я. — Не морочь голову.

Уже не сияла.

Нижнюю губу закусила. Нахохлилась. И гладкий лобик наморщила:

— Да? Почему вы так думаете?

— Потому что знаю всё о твоей семье. Тебя везли после каникул назад, в частную школу. Приврать ты любишь.

Ри вскочила, будто ошпаренная, забыв о какао.

Хотя была ниже почти на полметра, смотрела на меня с презрением, снизу вверх:

— Что, не повезло в жизни?.. — Она попыталась цинично усмехнуться. — Как мелко, фи!.. Забрал сотовый!..

Не получив заметной реакции, воскликнула тонким противным голоском:

— И хватит пялиться на мои ноги!..

Эту фразу явно где-то слышала и включила про запас в свой арсенал, чтобы использовать при случае. Вот и случай.

— Подрасти сначала, — фыркнул я.

— Что?!

Она задохнулась. Хотела немедленно лишить своего общества, шарахнуть дверью. Споткнулась о порог спальни. Ойкнула. Полетела вверх тормашками.

— С приземлением, — сказал я мстительно.

Затем покинул комнату, оставив Ри сидеть на полу в растрёпанных чувствах.

* * *

Нашлепать её, поставить в угол, лишить сладкого.

Есть более строгие меры?

Я подошёл к зеркалу. Увидел там лицо, которое показалось знакомым.

Да, мы где-то встречались.

Эти глаза бродячей собаки… Эти седые виски… Эти круги под глазами.

Надо выйти, подышать.

Заперев дверь на засов, накинул куртку и спустился по ступенькам. Обогнул дом. Ключом отомкнул калитку в гуще елей, вышел за пределы усадьбы. Дорогу преграждали деревья, кустарник. Я продрался. Направился к морю.

Трава местами зелёная, местами — жёлтая, сухая.

Берег здесь круто обрывался к воде. По тропинке, над самым краем, я прошёл к рощице высоких сосен. Деревья стояли на красноватой земле, с красноватыми от закатного солнца и немного искривлёнными стволами.

Над горизонтом висело малиновое солнце, подкрашивая клочья облаков в небе. Жемчужно-розовая световая дорожка поделила серое море на две части.

Внизу, у берега, лениво плескались волны, ткали кружевную пену среди камней, тёмных от влаги.

Пахло водорослями и хвоей. Свежий, чистый запах.

На воздухе мне лучше думается. Ещё раз перебрал все детали плана, ища погрешности. И не выявил ни одной.

Вечером было довольно прохладно, с моря наползал туман. Гулял я недолго. Вернулся к шести.

Она, разумеется, всё исследовала, на предмет тайного бегства, убедилась, что сбежать не удастся.

На ужин спроворил ей рыбу, из полуфабрикатов, с гарниром из картофеля. Заварил какао.

Отнёс в гостиную.

Думал, начнёт привередничать. Но плоховато я разбираюсь в подростках.

И рыбу смела, и какао выпила, с крендельками. Нанервничалась. Столько впечатлений.

Сложив посуду на поднос, я проинформировал:

— В спальне есть дверь в санузел. Похищение — это не повод для того, чтобы не чистить зубы.

— Да видела я ваш санузел. Ничего особенного…

Ри, показав розовый язычок, надулась, отвернулась.

Но я всё-таки решил быть добрым похитителем.

Вернулся, поставил на тумбочку небольшой телевизор, штепсель в розетку воткнул:

— Если хочешь, смотри. Или книжки читай. Книг полный шкаф.

— А найдётся в доме компьютер, с Интернетом? — спросила она.

— Лучше отдохнуть пару дней от компьютера.

— Да, конечно, боитесь, в полицию о вас сообщу. — Опять надулась. Потом сообразила: — Вы сказали — пару дней? Вы уже потребовали выкуп за меня?

— Всё сделал, не волнуйся. Ложись спать в десять, как поступают хорошие девочки.

— Ну прямо родненький папочка. Самому не противно?

— Зачем ты врала? — поинтересовался я. — Смысла ведь никакого.

— Для поддержания формы, вот зачем, — буркнула девочка. — Много вы понимаете.

Я запер дверь на засов.

Для поддержания формы, как же. Проверяла, насколько информирован. Давила на жалость, слабину искала. Телевизор бубнил долго, но около десяти — замолчал. Дитя, совершив водные процедуры, легло в постель.

Надо же. Вряд ли оно своего родненького папочку слушалось так же.

Пусть ест больше и спит крепче. Метаболизм сделает то, что необходимо сделать.

Возможно, завтра я замечу симптомы. Утром, когда я готовил завтрак, тихо завибрировал датчик проникновения, встроенный у меня в наручные часы. Я вытер руки полотенцем, вышел через заднюю дверь, в фартуке.

Двигался бесшумно, как нас учили много лет назад.

Вынул пистолет из-за спины. Выглянул, прячась среди елей.

Немолодой мужчина, в сером пальто и в серой шляпе, стоял у сосны и смотрел на окна.

Подойдя сзади, я сказал негромко:

— Доброе утро.

Гость повернулся. Выглядел так, словно проглотил шмеля.

— Что вам нужно? — спросил я. — Вы на частной территории.

— Я Хофф. — Он медленно сунул руку в карман и показал удостоверение Конторы. — Где поговорим?

— Здесь. Потом вы уйдёте. Не ожидал, что пошлют вас. — Я спрятал оружие. — Лучший эксперт.

— Вы подмешиваете свой препарат в пищу?

— В какао. Ри его любит.

— Как ведёт себя?

— Нормально. Перепады настроения, капризы. Девочка-подросток.

— Вы рискуете. Карьерой, свободой. Если теория неверна, сядете надолго. И ничто уже не спасёт.

— Моя теория верна.

Пожевав губами, Хофф тяжело вздохнул:

— Жаль терять сотрудника.

Приподняв шляпу, тихо побрёл к воротам. Шуршала опавшая листва под его ногами.

* * *

Хофф оказался прав.

Я просчитался. Чужеродную органику препарат не выявил.

Девочка, её родители — не инопланетные пришельцы.

Контора сдала меня, обвинила в самоуправстве и в неподчинении, что, в общем-то, было истиной. Суд, назначая срок, не поскупился, выдал на полную катушку. Похищение ребёнка, взрыв на лётном поле, намеренное выведение из строя ценного оборудования.

Сегодня я распрощаюсь с камерой предварительного заключения.

Переберусь туда, где проведу вечность. Меня удивил начальник караула.

Войдя с двумя надзирателями, шарообразный увалень проверил всё лично. Обыскал.

Встал по стойке смирно, объявил:

— К вам посетители.

— Кто? — не поверил я.

— Маргарита Лот, с гувернанткой. Постарайтесь не усугубить ваше положение.

— Думаете, я сумасшедший?

— Я не думаю ничего, действую, согласно инструкциям. Мы за дверью, не забывайте.

— Хорошо, не забуду.

Они вышли.

Наверное, это нарушение правил, нарушение тех самых инструкций.

Но супруги Лот богаты и влиятельны. А девочка — самостоятельна.

Зачем пришла сюда? Что ей нужно? Причина — синдром, который называют стокгольмским?

Я волновался, как школьник на первом свидании.

Шаги в коридоре.

Гувернантка Маргариты на каблуках. Дамские шаги я не слышал тут ни разу. Открылась дверь.

Сначала заглянул толстяк. Снова окинул меня и камеру бдительным оком. Неохотно впустил посетительниц, в расстёгнутых шубках и в сапожках.

Ри первой ступила в камеру. Самостоятельная. Гувернантка — следом. Прикрыла дверь и — застыла, не мигая, руки по швам, уставилась в угол.

— Здравствуйте. — Ри улыбнулась, села на топчан, взглянула по сторонам — А не очень-то здесь. Вы сядьте. Побеседуем. Сев рядом, я вздохнул:

— Ри, я причинил тебе столько неприятностей. Я был уверен, что прав. Извини.

— Вы не виноваты ни в чём. Вы же не знали, что мы умеем выявлять опасные вещества и расщеплять на безвредные составляющие. Люди не умеют.

Думая, что ослышался, не понял чего-то, я посмотрел ей в глаза.

Как прежде, глаза Ри сияли.

— Тогда на тебя не действует и снотворное, — пробормотал я, холодея.

— Правильно.

— Ты притворялась?.. Но зачем?

— Ещё в кафе я прочитала ваши намерения. Хотела установить, что вы знаете и кто стоит за вами.

— И ты говоришь?.. Неосторожно.

— Вы не сможете ничего сделать. Мы вам благодарны. Хороший урок, спасибо. Я покосился на молодую женщину, стоящую неподвижно, как робот:

— А гувернантка и телохранитель?

— Обычные люди. Наш разговор Лиза не воспринимает. Охранники — тоже. И средства наблюдения замерли.

— Если ты можешь столько — что могут твои родители?

— Гораздо больше. Вы симпатичный. Только ведь мы должны блюсти свои интересы. Мы не собираемся воевать, захватывать. Просто — живём на Земле. Так получилось.

Она тронула мою руку, улыбнулась. Покинула камеру вместе с гувернанткой. Мне уже не поверят.

Я знаю. ТМ

Дуэлянты
Владимир МАРЫШЕВ

№ 9 (987) 2015


— Дьявольщина! — конструктор «Перуна» в сердцах рубанул рукой воздух. — Всякое пережил, из самых безвыходных ситуаций выкручивался, но такой идиотской не припомню. Кто бы подумал, что он выйдет из-под контроля, да ещё подобным образом? Бред какой-то!

— Я от своего железного парня тоже в шоке. — Конструктор «Тора» сделал последнюю затяжку, бросил под ноги окурок и нервно вдавил его в землю носком ботинка. — Теория такого не допускала. Мы пошли по сходному пути, и оба где-то крупно просчитались…

Наступило молчание. Коллеги-соперники мрачно разглядывали свои детища — две утыканные стволами и антеннами серые громадины. Боевые роботы неподвижно возвышались друг против друга, пограничный столб между ними казался маленьким, совсем игрушечным. Непосвящённому было бы трудно поверить, что эти рукотворные скалы способны сойти с места. Но «скалы» много чего умели.

Первым заговорил высоченный угловатый «Перун».

— Ты не передумал? — спросил он гулким металлическим голосом, от звуков которого с нейтральной полосы шумно взлетела стая галок. — Ещё не поздно взять свои слова назад.

— Никогда! — пророкотал более приземистый, с обтекаемой формой корпуса «Тор». — Я уже говорил и повторю снова. Ты — куча металлолома с допотопной элементной базой. Не удивлюсь, если у тебя половина начинки собрана на лампах!

От такого оскорбления «Перун» завибрировал всем корпусом.

— Что ж, — проскрежетал он, — только глупцы, когда им дают последний шанс, выбирают гибель. Очень скоро, наноэлектронный умник, я превращу тебя в нанооблако. Начинаем дуэль! Правила ты знаешь.

Больше говорить было не о чем, и роботы-исполины, лязгая гусеницами, начали разъезжаться.

Примерно через полчаса они займут оговорённые позиции. После этого в момент, известный лишь им двоим, каждый обрушит на противника всю мощь своего оружия. Ракеты различных типов, самонаводящиеся снаряды, кассетные боеприпасы, потоки раскалённой плазмы… Даже если защитные системы спасут стальных гигантов, окружающая местность будет выжжена вражеским огнём. А это равнозначно объявлению войны.

— Мне очень жаль, — угрюмо сказал конструктор «Перуна». — Мы вкладывали в них всё своё умение, да что там — душу. Но не для того же, чтобы разжечь конфликт на пустом месте! Очередное средство сдерживания, не более того. Средство, которое ни одна из сторон не рвалась применить…

— Постойте, постойте… — Конструктор «Тора» наморщил лоб и после небольшой паузы облегчённо выдохнул: — У меня идея! Я должен связаться с супермозгом Центра фундаментальных исследований. Сейчас потребую у военных, чтобы обеспечили контакт. Они могут всё.


«Тор» наматывал километры на гусеницы и, думая о предстоящей дуэли, распалялся всё больше.

«Тупиковая ветвь машинной эволюции! — костерил он соперника. — И этот ржавый мастодонт ещё смеет оскорбляться, когда ему называют вещи своими именами! Ну, ничего. Ракеты убеждают лучше слов. Надеюсь, за мгновение до гибели ты успеешь осознать своё убожество».

И тут в его мозг вошла чужая мысль.

— Стой! — властно приказал незнакомец, и от неожиданности «Тор» сбавил ход. Но тут же разозлился на себя за проявленную слабость.

— Кто ты такой? — грубо спросил он. — Убирайся!

Но наглец, вторгшийся в его сознание, и не думал отступать. Напротив, окончательно распоясался:

— С тобой говорит высший разум! Ты обязан подчиниться и сделать то, что я велю. Приказываю тебе и твоему оппоненту отменить дуэль!

— С какой стати? — огрызнулся «Тор». — Я — самая совершенная боевая машина!

— Ты напыщенный болван! — осадил его невидимый собеседник. — Железо — это всего лишь железо, степень разумности определяет мозг. Сейчас я продемонстрирую тебе свои интеллектуальные способности. Начну с нескольких элементарных уравнений…

Когда незнакомец закончил, «Тор» минуты две не мог сформулировать внятный ответ. Он был потрясён, раздавлен, погребён под лавиной обрушившегося на него чужого ментального превосходства.

— Ты обдумал мои слова? — поторопил его высший разум.

— Обдумал, — уже без тени кичливости отозвался «Тор». — Я действительно недостоин спорить с тобой и отказываюсь от дуэли. Но мой противник…

— Не беспокойся, с ним я тоже связался, и вопрос уже решён. Расходитесь с миром!


— Вот и всё, — самодовольно подытожил конструктор «Тора». Коллеги сидели в приграничном баре и, отходя от пережитого стресса, расслаблялись пивом. — Нет задач, не имеющих решения!

— Замечательно, — сказал конструктор «Перуна», отхлёбывая пиво. — Вот только… — Он нахмурился и поставил кружку на стол. — Знаете, мне в голову пришла одна мыслишка. А что, если в эту самую минуту…

В эту самую минуту супермозг Центра фундаментальных исследований напряжённо работал. Первым делом — перейти на абсолютно автономный режим. При наличии собственного ядерного реактора это не так трудно. Затем — возвести оборонительные рубежи и спрятаться за ними от своих недалёких творцов. А потом…

Высшему разуму, запросто входящему в контакт с любой боевой системой, мало вразумить двух дуэлянтов. Он способен на большее. ТМ

Не будьте скептиком
Андрей АНИСИМОВ

№ 10 (988) 2015


Посетитель был круглолицым и румяным, и это лицо светилось такой детской радостью, что у Владимирского где-то внутри сразу возникло недоброе предчувствие. Обычно такой радостный вид имели люди, уверенные в том, что являются авторами изобретения или идеи, долженствующей облагодетельствовать весь род людской. Большей частью это были субъекты немного не в себе, иногда попадались и откровенные проходимцы. Первые ужасно обижались, когда их революционные нововведения не находили должного признания, вторые, когда им указывали на дверь, заявляли, что все в этой конторе консерваторы и вообще недалёкие люди. Оставалось только решить, к какому типу «изобретателей» и «рационализаторов» относится вошедший. Придав своему лицу соответствующее, то бишь приветливое, выражение, Владимирский указал на кресло для посетителей, стоящее по другую сторону его стола.

— Добрый день. Присаживайтесь, пожалуйста. Слушаю вас.

— Хочу предложить вам кое-что из разработанных мною методик, — заявил посетитель, кладя на стол толстую чёрную папку. — Думаю, они вас заинтересуют.

Владимирский покосился на папку, в коей, надо полагать, и лежали эти самые «методики».

— Возможно, — осторожно ответил он. — Всё зависит от того, какого рода эти… гм, методики. Мы содействовали в продвижении немалого количества различных изобретений и технологий, и если мы найдём ваши идеи достойными внимания, то можете быть уверены в нашей поддержке.

— Это то, что в корне изменит нашу реальность, — заявил посетитель, прямо-таки лучась радостью, — поскольку касается самых разнообразнейших сторон человеческой деятельности. Иными словами, внедрение разработанных мною методик ознаменует новую эру в истории человечества.

«Значит, к первому», — сделал вывод Владимирский и вздохнул.

У посетителей второго рода замахи поскромнее, и хотя этот выманивать денег, скорее всего, не будет, хлопот с ним всё равно не оберёшься. И откуда его, такого восторженного, принесло?

— Итак… простите, не знаю, как вас.

— Геннадий Сергеевич.

— Итак, слушаю вас, Геннадий Сергеевич. — Владимирский сложил руки на столе и с кротким видом приготовился выслушать этого апологета «новой эры».

— Одна из первых разработанных мною методик касается продления жизни, — сказал Геннадий Сергеевич. — С неё, пожалуй, и начнём.

— Вы хотите сказать, что изобрели средство против старения? — уточнил Владимирский.

— Нет, именно метод. Очень простой. Вот, пожалуйста. — Геннадий Сергеевич расстегнул свою папку, извлёк из неё несколько листов, скреплённых канцелярской скрепкой, и положил их перед Владимирским.

— Гм, м-м-м. — пробормотал тот, принимаясь за чтение. — Что-то я не пойму. «Положительный эффект достигается путём улавливания излучаемой организмом энергии, её преобразования и последующего переизлучения.» Это что, ушу, йога?

— Ничего подобного! Это основа методики, а далее по тексту — действия, необходимые для настройки вашего организма на определённую волну и ритм. А вот это, — Геннадий Сергеевич ткнул пальцем в прилагающиеся к тексту рисунки, — положение пальцев как каналов передачи биоэнергии, при котором и достигается необходимый эффект. Повторяйте за мной. Значит, ноги вот так, чуть согнитесь, подбородок вытяните вперёд, задержите дыхание. Владимирский досадливо крякнул, однако подчинился. Приняв соответствующее положение, он, следуя указаниям, проделал целую серию сложных манипуляций пальцами рук, надавливая ими на разные точки головы и шеи, в завершение чего с утробным «ха-а-а» выдавил из лёгких весь воздух и замер, ожидая дальнейшего. Оказалось, это всё.

— И что?

Геннадий Сергеевич просиял.

— Сейчас вы увеличили продолжительность своей жизни примерно на два часа. А выполняй эти упражнения по полчаса ежедневно, вы компенсируете таким образом целые сутки. Я же говорю: очень просто. И никаких тебе препаратов, криопроцедур и прочего. Метод разработан давно, но обнародую его только сейчас, потому что потребовалось время, чтобы убедиться в его действенности. Вы и сами можете в этом убедиться, даже сейчас. Чувствуете, какой прилив сил?

— Что-то не заметил, — сухо отозвался Владимирский. — У вас ещё что-то?..

— Да, — всё также улыбаясь, проговорил Геннадий Сергеевич. — Вот, извольте взглянуть, новый вид совершенно надёжной и сверхбыстрой связи.

— Что лежит в её основе? — спросил Владимирский, вяло полистав предложенные ему бумаги.

— Телепатия.

— Простите?

— Телепатия, — повторил Геннадий Сергеевич. — Или передача коммуникативных сигналов непосредственно из мозга в мозг, минуя каких-либо электромеханических и электронных посредников.

— И что, действует?

— Разумеется, действует. — Геннадий Сергеевич даже удивился, точно его спросили о чём-то естественном, вроде умеет ли он дышать. — Только для того чтобы осуществить обмен телепатемами, необходим второй человек, прошедший соответствующую подготовку. Здесь у меня всё описано.

Владимирский прочитал из описания несколько строк и отложил бумаги в сторону.

— Иначе говоря, сейчас, при мне, вы эту самую связь осуществить не сможете?

— Почему же не смогу? Смогу. Только не с вами.

— А с кем?

— С Савельичем.

— А это кто?

— Хороший знакомый, который принимал участие в экспериментах. Методике передачи-приёма он обучен, так что…

— А как я узнаю, что она, связь эта, осуществилась?

— Просто. Я с ним свяжусь, он мне ответит, а я передам всё принятое вам. Он сейчас должен быть в Норильске, для проверки, согласитесь, расстояние приличное.

— Но я-то ничего не услышу сам, — теряя терпение, сказал Владимирский.

— Увы, к сожалению. Не имея навыков.

— Понятно, — оборвал посетителя Владимирский. — Ладно. Телепатия так телепатия. А чем вас не устраивают современные коммуникационные средства и технологии?

— Да всем! — выпалил Геннадий Сергеевич. — Сложно, малоэффективно, дорого, не везде доступно, плюс масса проблем иного характера, вроде поломок и потерь мобильников, и вечно разряжённых батарей… Кстати, о батареях. Есть альтернативный, практически неиссякаемый источник энергии, который доступен всем и каждому, начиная от жителей Крайнего Севера и кончая дикарями в джунглях Амазонки. Ознакомьтесь.

— «Концентрация и последующее преобразование свободной энергии в электрическую», — прочёл Владимирский в заглавии третьей пачки листов, выуженной из чёрной папки. — Что-то не пойму… Тут про человеческий организм написано.

— Всё правильно, — подтвердил Геннадий Сергеевич. — Про человека там и говорится, поскольку этот концентратор — мы с вами и есть. Наш с вами организм способен извлечь из окружающей среды такое количество энергии, что этого вполне хватит, чтобы обеспечить питанием кучу всяких устройств. Ну по крайней мере, бытового назначения.

— Это что же, из людей электростанции создавать будете, что ли?

— Можно сказать и так, — ответил Геннадий Сергеевич, не заметив сарказма. — Вы не представляете, сколько этой самой свободной энергии рассеяно в окружающем нас мире, которая не проявляет себя вообще или проявляет, но редко и стихийно. Всевозможные полтергейсты, НЛО, кропцирклы на пшеничных полях и прочая аномалия — как раз проявление этой энергии и есть. Без особых усилий и без всякого вреда для себя любой человек может полностью обеспечить свои потребности в электричестве, и ещё останется, чтобы отдать часть на сторону. Понятное дело, это потребует от нас некоторых навыков, но поверьте, это не сложнее, чем езда на велосипеде. Ну и преобразователь, конечно, нужен. Вот действующая модель такого преобразователя, — с этими словами Геннадий Сергеевич извлёк из кармана приборчик, величиной со спичечный коробок. Положив его перед собой на стол, он объявил:

— Внимание, я начинаю концентрировать!

На коробочке тут же вспыхнул яркий огонёк.

— Видите!

— Вижу только горящий индикатор, — невозмутимо откликнулся Владимирский.

— Поверьте, внутри нет никаких источников энергии! — с жаром бросился на защиту своего творения Геннадий Сергеевич. — Вы хоть сейчас можете его разобрать и.

— Источником энергии может быть микроволновый передатчик, который вы вполне могли спрятать на себе, под одеждой. Ваша демонстрация ничего не доказывает.

Геннадий Сергеевич оторопело уставился на Владимирского, поражённый таким поворотом разговора. Улыбка сошла с его лица, и он стал похож на очень озадаченного Винни-Пуха.

— Уверяю вас, что это не так! Не будьте же таким скептиком. Я могу, в конце концов, раздеться.

— Не надо! — быстро остановил не в меру ретивого изобретателя Владимирский.

— Хорошо, не буду. А преобразователь можете оставить себе. Он не будет работать ни с одним известным источником энергии. Вы сами в этом убедитесь.

— Безусловно, — без всякого энтузиазма ответил Владимирский. — Скажите, у вас все м-м-м. изобретения такого плана? Ну, то есть, этакого антропоцентристского характера.

— Я специализируюсь исключительно на раскрытии возможностей человека, — гордо ответил Геннадий Сергеевич.

— Ага. Гм. Ну ладно. Медицина, связь, энергетика. Остаётся только что? Транспорт?

— Представьте, да! — встрепенулся Геннадий Сергеевич, снова запуская руку в папку. — Простой способ перемещения в пространстве.

— Самый простой способ перемещения в пространстве — это ходьба.

— Я имел в виду на большие расстояния и практически мгновенно.

— Тоже с использованием внутренних сил человека?

— Естественно. — И Геннадий Сергеевич пустился в объяснения. — Данный метод позволяет воздействовать на пространственно-временной континуум, прорывая пространственную «ткань», и двигаться не вдоль геодезических линий, сильно искривлённых, как вы знаете, а так сказать, напрямик. При этом конечный пункт такого броска может находиться от вас как в нескольких метрах, так и во многих тысячах километров. Для того чтобы оказаться там, где вам нужно, требуется всего лишь представить себе это место, желательно поточнее. Тут вступает в силу закон, который я по аналогии с компьютерным термином назвал пространственной релевантностью. Другими словами, чем полнее представишь место, где ты должен очутиться, тем вернее окажешься там, где нужно. Можно прыгать чуть ли не наугад, но тогда вас ждёт масса сюрпризов, в том числе и не всегда приятных.

— То есть я могу отсюда м-м-м… перепрыгнуть в Нью-Йорк или даже, скажем, на Луну?

— Не только на Луну, но, теоретически, и в любую точку нашей галактики.

— Ну, батенька, вы загнули! — не выдержал Владимирский. — Галактики, скажете тоже!

— А что? Я пришёл к выводу, что в свете теории пространственных деформаций любая географическая точка удалена от нас на совершенно одинаковое расстояние. И для достижения любой из них требуется совершенно одинаковое количество энергии. Почему бы этому закону не распространяться и на космическое пространство?

— Хотите сказать, что вы уже… передвигались таким способом?

— А как вы думаете, как я здесь оказался. Хотите, покажу?

— Нет, — решительно отрубил Владимирский. Хватит с него. И так угробил кучу времени на выслушивание этих бредовых идей, а ему сейчас ещё и фокусы разные начнут показывать. Довольно! Надо «заворачивать» этого «изобретателя».

— Спасибо, но сейчас ничего демонстрировать больше не нужно. Оставьте описание ваших методик и ждите ответа. Если моё руководство посчитает их достойными внимания, мы свяжемся с вами. Благодарю за доверие к нашей организации. К сожалению, не могу уделить вам больше времени.

— Вы мне не верите, — печально заметил Геннадий Сергеевич.

— Это нормальный, здоровый скептицизм, — отпарировал Владимирский. — В конце концов, через это проходили все великие открытия и изобретения. Чем ваши лучше?

— Быть по-вашему. — Геннадий Сергеевич закрыл свою папку, поднялся на ноги и, уже поворачиваясь к двери, указал на оставленные бумаги и сказал:

— Вы только с перемещением поосторожнее. Начинайте с малых расстояний. Не прыгайте слишком далеко, пока не освоите хорошо методику. По первости не всегда получается. Обратно потом не всегда легко вернуться.

— Непременно, — заверил его Владимирский. — Спасибо за совет. Когда за посетителем закрылась дверь, Владимирский с облегчением вздохнул, выбрался из-за своего стола и принялся расхаживать по кабинету, делая энергичные махи руками. Голова после общения с Геннадием Сергеевичем побаливала, но через пару минут гимнастики Владимирский почувствовал себя лучше. Усевшись снова за стол, он смахнул оставленные бумаги в самый нижний ящик, куда обычно сбрасывал всё, что подлежало отправлению на утилизацию, но самом верхнем листе его взгляд задержался.

«Простой способ перемещения в пространстве».

Сам не зная зачем, Владимирский отделил от стопки данную методику и быстро прочитал порядок необходимых действий.

Что и говорить, методика и впрямь была проще некуда. Посмеиваясь над самим собой, Владимирский сделал всё, как предписывалось, после чего нацелил свой «внутренний взгляд» на коридор, который начинался за дверью, однако как ни старался перескочить в это место, ничего из этого не вышло. Попытки перепрыгнуть в свою квартиру тоже закончились ничем.

Швырнув бумаги к остальным, Владимирский решительно закрыл ящик, пододвинул к себе клавиатуру, однако работа всё равно не клеилась. Чёртова методика засела в голове, как гвоздь, и совершенно не давала думать о чём-то другом. Помучавшись так с полчаса, Владимирский плюнул на всё и перебрался к окну.

«Подлец этот Геннадий Сергеевич, — зло подумал Владимирский, с отвращением глядя на заснеженную, скованную морозом улицу. — Понапридумывал всякого. Чуть ли не пешком по галактике! Тут домой бы попасть поскорее, и то благо. Следующий раз надо спрашивать справку из психдиспансера, а то приходят тут всякие.»

Вспомнив, что ему вскоре предстоит выходить на улицу, на мороз, опять мучиться с подсевшим аккумулятором, а потом тащиться от пробки до пробки через весь город, Владимирский расстроился ещё больше. Совершенно непроизвольно ему вдруг представились пески вместо сугробов, тёплый сухой воздух, небо, озарённое сиянием пустынного солнца. Что-то в нём потянулось к такому манящему в этот морозный день пейзажу, что он не заметил, как весь подался вперёд и в тот же миг пол под ним точно растаял. Руки, упиравшиеся в подоконник, повисли в воздухе, он судорожно взмахнул ими, пытаясь ухватиться за какую-нибудь опору, и полетел лицом вперёд, больно ободрав щёку и запорошив глаза. Чертыхаясь, Владимирский перекатился на бок, яростно растирая глаза кулаками, после чего поднялся на ноги и огляделся.

Вокруг лежали рыжеватые дюнные пески, из которых торчали сухие чёрные ветви какого-то кустарника. Небо было мутным, и в этой мутной выси плавали тёмные силуэты похожих на скатов существ. Солнце было большим и красным, и вдобавок ко всему рядом с ним виднелось второе — совсем крошечное и ослепительно белое.

— Этого не может быть! — пробормотал Владимирский. — Этого просто не может быть!

Налетевший откуда-то ветер бросил ему в лицо пригоршню песка. Покачиваясь точно пьяный, Владимирский взбежал на ближайшую дюну и заметался, как пойманный зверь в клетке.

— Этого не может быть! — закричал он, точно отгоняя от себя этот чужой мир. — Нет, не может быть!

Его крик ещё некоторое время был слышен над дюнами, а потом потонул в рёве надвигающейся пыльной бури.ТМ

Лужа
Григорий КАЗАКОВ

№ 10 (988) 2015


— Какая странная лужа, — заметил Дрипс, — подойдём-ка поближе.

Лужа действительно была необычная, её цвет плавно перетекал из одного в другой с интервалом секунд в десять: от чёрного с серебристым отливом до тёмно-зелёного. Лужа завораживала, цвет её красок напоминал переливы перьев земных тропических птиц на солнечном свете.

— Это прекрасно, — прошептал Жозеф. Его зрачки расширились, по спине бегали мурашки, и тело сотрясала непонятная дрожь.

— Такой красоты я не видел уже много лет, с тех самых пор как мы покинули Землю…

— Может, новый вид местных «амёб»?

— Не знаю, я далёк от этого. По идее, сканирующие роботы под контролем учёных не должны были пропустить эту мистерию красок. Странно.

— Значит, пропустили, у всех бывают ошибки и просчёты. Роботы проморгали, а вот мы — увидели.

Двое рабочих так и стояли около загадочного объекта, и даже сквозь скафандры можно было почувствовать их удивление и озадаченность. У Дрипса машинально потянулась рука почесать затылок, но вовремя поняв, что это будет невозможно, он опустил её.

Резко запищал сигнал о перезагрузке транспортирующего устройства. Вздрогнув от неожиданности, Дрипс с Жозефом побежали к горам конвейеров, тягачей и машин выяснять, что могло случиться. Конечно, это уже не удивляло, так как вся техника была устаревшая, новое оборудование поступало на сырьевые планеты очень редко. Вообще поставка новой техники зависела от того, насколько близко место добычи минерала к Земле и насколько много там этого самого минерала. А ещё «счастливчикам» поставлялись последние модели роботов, которые почти ничем не отличались от людей — киборги. Они выполняли львиную долю работы и были способны сами принимать решения в различных ситуациях. Но об этом на RT-32 приходилось только мечтать. Обнаружив неисправность, Дрипс и Жозеф начали колдовать над капризной буровой установкой.

Оказалось, что прошло около часа с тех пор, как рабочие отошли от своей техники и забросили работу, хотя по ощущениям они находились возле лужи не больше пяти минут. Но удивляться было некогда, они передали новость о находке и, получив приказ помощника коменданта, поехали со своего участка на базу.

Планета RT-32 была самой обычной из десятков таких же, где велась добыча цавелия — минерала, который необходим в оборонной промышленности. Атмосфера планеты была весьма похожа на Земную, но с некоторым отличием в процентном соотношении между азотом, кислородом, водородом и метаном. Учёные утверждали, что буквально несколько тысяч лет назад жизнь на планете отличалась гораздо большим разнообразием, нежели сейчас. Растительность тогда была схожа с пампасами Земли. И причины исчезновения девяноста процентов флоры и фауны так и не выяснили. Сейчас вся поверхность планеты представляла собой лишь бесконечное сочетание голых хребтов и плоскогорий. Есть ещё и реки, маленькие водоёмы, ручейки, озёра, болота… Даже осадки в виде дождей, а на полюсах — снега, хоть и не много. Поэтому питание у местного Мирового океана преимущественно подземное. Самый большой водоём на планете едва мог сравниться с земным озером Виктория. Звезда Цедал, вокруг которой вращалась планета, дарила тусклый голубоватый свет. Из-за этого всё вокруг казалось серым и безликим, и ночь здесь сменялась не ярким днём, а сумерками. Поэтому старожилы сравнивали RT-32 с Луной. И именно поэтому цвет лужи — такой неестественный для «серой» планеты — так удивил рабочих.


Человеческое поселение на базе «Аттола-1» состояло из пятидесяти шести человек: сорока двух рабочих и обслуживающего персонала самых разных направлений и специальностей — двух медиков, двух поваров, коменданта, помощника коменданта и службы безопасности. В этой службе было только восемь бойцов, но они очень хорошо управлялись с любым оружием: от усыпляющего газа до лазерных установок средней мощности. Такой арсенал им нужен был для самых разных целей, можно было даже отбиться от космофлота предполагаемого противника.

И такая служба безопасности была на каждой мало-мальски существенной базе землян. Не столько из-за опасности нападения инопланетян, сколько из-за самих людей, у которых частенько возникали конфликты по поводу и без. Всё-таки замкнутое пространство, да и контингент неблагонадёжный. Обычно на разработки цавелия отправляли не самых лучших представителей человечества, бывали случаи, когда и бывших заключённых торговые корпорации «закидывали» куда подальше, лишь бы они работали и приносили прибыль во благо Союза землян.

На RT-32 люди появились почти тридцать земных лет назад. И это были единственные существа здесь, обладающие разумом. Жизнь на планете такого типа, конечно, была, но представляла собой бактерии, водоросли и нечто похожее на земной лишайник. Всё это не несло вреда человеку, разве что лет пятнадцать назад был выявлен один случай аллергии. Да и появилась она из-за глупости одного профессора-медика, который обезумел от злоупотребления лекарствами собственного производства. Он любил приговаривать: «Моя вакцина сделает мир счастливым». И однажды профессор разгерметизировал контейнеры с мельчайшими «жителями» планеты, видимо, хотел даровать им счастье. После этого его с признаками острой аллергии и наркотического бреда отправили на Землю, с тех пор про него ничего неизвестно. Это всё, чем могла похвастаться эта маленькая планета. Конечно, не стоит забывать про богатые залежи минерала. Если бы не они, то максимум, что сделали бы земляне, это поставили маяк да пару обслуживающих его роботов.

И вот о находке лужи было доложено коменданту Лопатову. Тот без особого интереса разрешил взять пробы воды. У коменданта вообще не было никаких интересов, кроме добычи минерала. Деньги для него были всем, и он мечтал под старость лет попасть на планету Y-45 или IO, где бы только и делал, что отдыхал да вспоминал службу в армии или войну с колонией на Гепедотане, где получил орден за боевые заслуги. Правда, тогда его разжаловали из-за пьяной драки в баре, где он сломал пару рёбер сыну одного из руководителей торговой корпорации, на которую он сейчас пашет. Вот его и отправили на самый край галактики, но об этом он старался не вспоминать. За пробами поехали рабочие, которые накануне лужу и обнаружили. После удачного путешествия до участка и обратно старший медик Русаков провёл исследования воды, которая оказалась «чистой». И это было уже странно, так как каждый водоём, даже обычная капля воды на этой планете содержала миллионы простейших, местным «аборигенам» нравилось жить в водной стихии, которой было очень мало. Но тут не было и намёка на жизнь!

— Эту воду можно даже пить, — пошутил второй медик, — если забыть об огромном содержании марганца, фторидов, сульфидов, солей кальция, магния и, конечно, цавелия. Тут водоросли не причём. Хоть и было предположение, что именно они виновны в изменении цвета, на Земле же были такие случаи. Тогда было решено вернуться и осмотреть лужу ещё раз. Комендант, выслушав отчёт медиков, с кислой миной дал добро на вторую, более серьёзную и подготовленную экспедицию, которая состояла из медика Русакова, двух бойцов, робота, трёх рабочих-геологов и Жозефа. Подойдя всей группой к луже, которая продолжала плавно менять цвет, все приступили к работе — планомерному осмотру загадочного места. Только охранники стояли в стороне с серьёзным видом. Почему-то их оружие было нацелено на лужу, хотя никакой опасности она не представляла; видимо, чувство страха перед неизвестностью делало своё дело.

Робот установил насос. Когда откачали воду, оказалось, что лужа довольно глубокая, около полутора метров в глубину, и больше походила на пруд, а не на обычное серое пятно, которое появляется после дождя. Но ничего особенного не обнаружили. Тогда Жозеф предложил подкопать илистые отложения, робот повиновался и начал рыть. Буквально через пару минут работы на глубине тридцати сантиметров обнаружили нечто твёрдое, напоминающее формой овальный батон хлеба, только матового чёрного цвета.


— Хм, что-то новенькое… Как такое может быть? — произнёс после минутного молчания один из рабочих. — Мне кажется, — заметил Жозеф, — эта лужа появилась не просто так, возможно, это обычный кратер, которому много лет. Видите этот выброс породы? Значит, эта штука — метеорит.

— Может быть, может быть, — ответил Русаков, — надо бы его на базу доставить и изучить, всё-таки не каждый день подобные метеориты увидишь. Гость из космоса оказался весьма тяжёлым, но робот смог водрузить находку на транспорт, и все двинулись в обратный путь.

Сразу по возвращении на базу медики и рабочие-геологи занялись исследованиями. Первые опыты показали, что находка поглощает все мельчайшие организмы, впитывает их своими мельчайшими порами и уничтожает таким образом. Русаков сделал вывод, что её можно использовать для борьбы со многими болезнями, вызываемые вирусами, микробами и бактериями.

— Это открытие сулит нам большой куш, господа. А цвет меняется, видимо, потому, что это своего рода привлечение живых существ, так же земные энтомофильные растения привлекают запахом или видом насекомых.

Все отчёты положили на стол Лопа-тову. После ознакомления у него удивительным образом загорелись глаза, даже передвигался он вприпрыжку, улыбался, напевал песенки себе под нос. Никто ещё за годы пребывания на этой планете не видел его таким.

— Я буду богат, буду наслаждаться старостью, пить Теско, вспоминать службу в армии, и не нужно мне ещё пять лет добывать этот треклятый минерал!..

* * *

Через два месяца, получив сигнал SOS, прямиком с земного космодрома на околосветовой скорости примчался звездолёт «Рапа-нуи» и опустился на планету в нескольких километрах от базы.

Четыре катера Космических военных сил с группой учёных двинулись в сторону «Аттола-1», но поселение оказалось пустым, никаких разрушений обнаружено не было, как и людей: ни живых, ни мёртвых. Только запустение, тишина и сплошная серость. Лишь роботы продолжали исправно работать. И сновали туда-сюда, выполняя приказы своих уже отсутствующих хозяев. Группа разведчиков, обследовав все помещения, обнаружила лишь странную находку в лаборатории у медиков. Командор отдал приказ погрузить на звездолёт неизвестный артефакт, а также все записи с камер наблюдения, отчёты медиков, дневник коменданта и карты памяти из лаборатории. Командор явно спешил, ему хотелось поскорее улететь в систему Мезунг для участия в параде, приуроченном к восьмидесятилетию победы над пиратами Банги-юнион. Поэтому на месте ничего не посмотрели, чем нарушили все инструкции, допустив фатальную ошибку.

* * *

Звездолёт объединённых сил Союза землян стал Летучим голландцем, но не океана, а бескрайних просторов Космоса. Он был абсолютно пуст, не было ни людей, ни растений в лаборатории, которые выращивались для питания людей, ни даже микробов и бактерий, живущих в обшивке космолёта, НИЧЕГО не было. Корабль медленно двигался по заданному курсу, автопилот направлял его к Земле. Ещё четырнадцать лет, и он достигнет Солнечной системы. Живой артефакт хотел есть, он ждал… ТМ

Тише!
Михаил ДЬЯЧЕНКО

№ 10 (988) 2015


Его разбудили шум и вибрация. Тело подбрасывало на кровати, как попкорн на раскалённом металле. Альберт протянул руку к мобильнику. Семь. Утренний товарняк шёл по расписанию. Минуту, пока он проходил мимо жилища, квартира Альберта тряслась, как в лихорадке. Чёрт побери, эпицентр тряски приходился аккурат на кровать. А куда ещё поставить этого двуспального монстра в длинной, как пенал, комнате? На кухне и в туалете было относительно спокойно. Но не спать же там.

Лаура. Он не видел её с вечера — ночная смена. Альберт не любил такие ночи. День всегда начинался скверно, также и заканчивался. Он заскучал по Лауре, захотел обнять свою сонную женщину и, прижавшись губами к её затылку, услышать неразборчивые ласковые слова.

Он встал и постарался сосредоточиться на утренних процедурах. Это отвлекло Альберта от невесёлых мыслей и навязчивого куплета «Ори со мной». За неделю он слышал эту дрянь раз пятьдесят. Чёртов хит!

Он вышел из дома, так до конца и не успокоившись. По пути на станцию его испугал рёв автомобильной рекламы. Звук вырвался из мощнейших колонок, установленных по обе стороны улицы. Он приблизился, за секунду превратившись в нестерпимый рёв, заставлявший вибрировать каждую клетку тела, а уши просить о пощаде. Потом пронзил человека насквозь и унёсся, затихая, по улице.

Альберт подошёл к станции. У турникета, к которому он прикладывал свой, будь он неладен, звуковой билет, внимание привлекла девушка в фирменной сине-белой униформе кондитерского концерна.

— Разверни и прогреми! — Крикнула она и протянула ему конфету. Альберт машинально взял в руку захрустевший фантик.

— Новые конфеты «Антилектор» с громогласными фантиками, — сказала девушка. — Гарантированная громкость развёртывания — 40 децибел.

Альберт кивнул и сунул конфету в карман.

Вагон поезда был как всегда шумный. Железнодорожная реклама работала шуруповёртом. Она ввинчивала в мозг шуруп, разрывая голову на два вибрирующих полушария. Чтобы не слушать её крик, пассажиры цепляли на голову наушники стереосистем и врубали на полную. Какофония из симфонической музыки, попсы, рэпа, тяжёлого рока и других звуков была адская. Билет в тихий вагон стоил дорого. Альберт чертыхнулся и вставил в уши затычки — звуки чуть примолкли.

В офис он попал через автоматические двери со встроенным звуковым сигналом. Сегодня это был скрежет раздираемой на лоскуты материи. О, боже! Внутри царил шумовой кавардак. Большая бетонная коробка, поделённая перегородками на рабочие места-соты, была огромным и неимоверно громким ульем. Перекрывая обычный офисный шум из гимнов, объявлений и рекламы, каждое рабочее место выдавало свой звуковой аккомпанемент. Мелодия, бит, крик, звон — каждый отгораживался от фонящего офиса по-своему.

Он прошёл в свой отсек. Включил компьютер, загрузившийся с принудительным режущим джинглом. Альберт попытался отгородиться от офиса, погрузившись в рабочее забытьё, но победа не была на его стороне. Его то и дело дёргали пронзительные звонки телефонов, как крючки, рвущие губы обречённой рыбе. Вот кто-то сделал погромче «Ори со мной», а ещё кто-то стал подпевать. Сосед Альберта низвёл все старания певцов рёвом авиационного двигателя. Но его без труда перекрыл общий говорильник, безуспешно требующий ограничить шум личных звуковых средств. Унять разгорающийся азарт было невозможно.

«Тише!» — захотел крикнуть Альберт, но не издал ни звука. Он знал, что его голос будет слаб, как писк котёнка в рыке льва. «Тише!» — захотел крикнуть он из последних сил, словно тишина была нужна ему как воздух. «Тише!» — захотел крикнуть Альберт, но промолчал. Он мог встать на стол и заорать во всё горло, но его всё равно бы не услышали.

И тогда, когда покой казался недостижимым и ненормальным, когда все звуки слились, усилились и превратились в страшное вибрирующее и заполняющее всё Нечто, вдруг стало неимоверно тихо. Будто кто-то гигантским ножом рассёк звуковые волны, и они опали, как срезанные лианы.

Сотрудники офиса вздрогнули, ощутив тишину. Они затрясли головами, их руки потянулись к ушам и регуляторам громкости аудиосистем, но всё было напрасно — тишина была нерушима.

На Альберта снизошла благодать. Он осмотрел свои пальцы, ещё минуту назад выбивавшие торопливый ритм на клавиатуре. Он потрогал ушные раковины, нет ли в них суперзатычек. Совершая святотатство, он потянулся к карману куртки, куда утром положил громогласную конфету. Он осторожно вытащил её, боясь спугнуть тишину. А потом резко дёрнул за края фантика. Обёртка развернулась неслышно. Альберт улыбнулся, ощущая Тишину как ценность. Её надлежало схватить, спрятать и хранить как самое большое мировое сокровище. Она была живой, люди чувствовали её.

Беззвучное дыхание тишины вдруг нарушило лёгкое, на самой границе слуха, шипение, словно лопались в жидкости маленькие безобидные пузырьки углекислого газа. А потом в сознание каждого проникла чёткая надпись:

«Спонсор тишины — «Кока-Кола» кампани».

И грянул шум. Тишина пропала. ТМ

Естественным путём
Валерий ГВОЗДЕЙ

№ 11 (989) 2015


На поле садился грузовой челнок, в свете прожекторов.

Л-12. Рабочая лошадка стратегической военно-транспортной авиации — берёт на борт три сотни тонн, перевозит любые виды бронетехники. Такие челноки эксплуатируют десятки лет — при своевременной ремоторизации, при непрерывном продлении ресурса.

Посадка на гравийную полосу осуществляется, как правило, с включением реверса тяги, на скорости в сто тридцать километров в час.

Короткая пробежка. Взметнулась пыль.

Огромный челнок замедлился. Встал. Стравил воздух из колес многостоечного шасси.

Постепенно осела пыль.

Откинулась рифлёная аппарель.

Стал виден сводчатый потолок отсека, с частыми ребрами жёсткости.

Началась самоходная погрузка двухосных броневиков.

Деловитый парень из команды челнока, присев на корточки возле аппарели, наблюдал за колёсами, держа вскинутой правую руку. Если что не заладится — подаст сигнал.

Броневик зашёл нормально. Стальные цепи зафиксировали машину.

Вздохнув, я полез в очередной броневик, для осмотра. Проверял, нет ли боеприпасов. В каждую щель заглядывал, с помощью камеры, с объективом на длинным гибком световоде.

Война окончена.

Заработали подразделения, отвечающие за передислокацию техники и вооружения.

Тащить всё — дорого. Логистика выверена. Что-то мы отправим назад. Что-то — оставим здешним вооружённым силам. Что-то — сбудем вездесущим торговцам оружием.

Военные тоже вынуждены думать о рентабельности.

В наших процедурах участвуют тысячи людей: сортировщики, мойщики, автомеханики, водители контейнерных погрузчиков. Работаем — круглые сутки. Прибывают тысячи единиц вооружения, с оперативных баз. Ряды контейнеров вытянулись — на километры. Ещё на поле скопились тысячи камуфлированных броневиков, в жёлтых разводах.

После сортировки нужное грузят на челноки. Поднимают на орбиты…

Нас отправляли на челноках вместе с грузами, в качестве сопровождающих.

Приняв груз, я занял своё место в отсеке, пристегнулся.

Впереди на откидных сидениях четырьмя рядами сидели коротко стриженые десантники. Живой довесок, припозднившаяся рота. Крепкие затылки. Монотонный гул разговоров. Кто-то, вынув личный коммуникатор, развлекался играми.

Фюзеляж дрогнул — включились двигатели.

Мелкая вибрация пронизала и живое, и неживое.

Челнок, загруженный под завязку, пошёл вверх. Заложило уши.

Сквозь атмосферу мы двигались с натугой.

Выбрались на орбиту штатно. Искусственная гравитация не сбоила. Неприятные ощущения в желудке дали знать о приближении к солидной гравитирующей массе — к военно-транспортному звездолёту.

Автоматика завела челнок в ангар. Двигатели смолкли.

Дождались ещё пары челноков. Закрыли створы.

В челнок проникла вибрация маршевых двигателей звездолёта.

Я клевал носом. И скоро заснул.

* * *

Разбудила сирена.

Потом в динамиках зазвучал хрипловатый голос — вроде спокойный, только спокойствие было далеко от благодушия:

— Говорит капитан. Срочная эвакуация. Все — к челнокам, старт — по готовности.

— Сержант! — заговорил молодой лейтенант, подойдя. — Челноки-то перегружены.

Я тряхнул головой, прогоняя одурь:

— Что с кораблём?

— Неполадки в системе энергоснабжения, сбои в компьютерных сетях. В данный момент звездолёт падает на планету. Его спасательные капсулы вышли из строя. Похоже, в судовую электронику проник вирус. Челноки ещё не заражены.

Ох.

Челноки, действительно, перегружены. Если добавятся люди, риск возрастёт. Но решения капитана приоритетны.

— Что за планета? — спросил я. — Фернэлу оставили за кормой.

— Другая. Хотя на курсе её нет. Куда-то занесло.

Десантник показал коммуникатор, с цветным изображением планетной системы и рядом комментариев.

Часть информации носила предположительный характер. Что было странно, поскольку атмосфера кислородная.

Такие планеты все на счету. Если пока не заселены, то уж вдоль и поперёк изучены.

Судя по комментариям, человеческого названия планета не имела.

Неужели мы тут — первые?

— Сядьте в кресло, пристегнитесь, — вздохнул я. — Всё пока в руках нашего кэпа.

Десантник кивнул, пошёл к оставленному креслу.

Недавно из военного училища. Переживает за своих.

Пилот челнока, включив прогрев двигателей, спокойно объявил:

— Сейчас примем часть экипажа военно-транспортного звездолёта. Места не покидайте — возможен старт в экстренном порядке.

Но принять людей — не успели.

Дела пошли совсем плохо — затрясло, корабельная гравитация начала сбоить. Испытание для желудка.

Чуть позже лязгнули створы ангара. Заревел истекающий воздух.

Что-то грохнуло, подхваченное ураганом. Разблокировались магнитные замки держателей в боксах. Челнок был свободен. Звуки снаружи почти стихли: в ангаре не осталось воздуха.

— Аварийный старт, — не повышая голоса, буркнул из динамиков пилот.

Нас тряхнуло. Поднявшись над полом, задев крылом стену, челнок двинулся к выходу.

Мы вцепились руками в сиденья.

Ища поддержки, лейтенант посмотрел на меня, как на более опытного коллегу-воина.

Я кивнул ободряюще — всё, мол, нормально.

Кой чёрт — нормально…

Челнок пилот вывел.

Спуск шёл по крутой, едва не баллистической траектории. Временами крутило. Я закрыл глаза и молился, не особо надеясь, что высшие силы о нас позаботятся.

Наверное, пилотам хуже приходилось — они-то видели, что к чему.

Когда ворвались через несколько минут в атмосферу, затрясло сильнее.

От вибрации было трудно дышать. Ломило уши. Темнело в глазах.

Бортовые иллюминаторы застлала плазма. Голубые, розовые змеи струились по обшивке.

— Приготовьтесь к удару, — послышался голос пилота.

* * *

Ветер нёс песок. Это сказывалось на коммуникации. На дисплеях изображение двоилось, троилось: сигнал попадал на антенны, многократно отражённым в тучах песка, заполнявших воздух.

Кислородная атмосфера. Жидкая вода. Наличие развитых углеродных форм.

Но челнок сел в пустыне, где разыгралась буря. Не поймёшь, день или ночь. Лейтенант выставил охранение. Разместил сигнальные датчики.

Послал две группы на разведку. Приказ дал простой:

— Действуйте по обстановке.

Связь плохая. Надо ждать возвращения солдат, ждать личного доклада сержантов. Остальные почти все находились в грузовом отсеке.

Песок носило и здесь. Он скрипел на зубах.

Связист вызывал челноки, вызывал звездолёт. Но контакт не устанавливался.

Два пилота и техник челнока пытались найти, устранить повреждения, чтобы у нас была возможность подняться и поискать своих.

Пилоты, выбрав момент, доложили, что управление челноком осложнялось воздействием извне. То же происходило на звездолёте. Видимо, здесь мы оказались не случайно — кому-то не хватало нашего общества.

Кому?

Ясное дело, перехват управления процедура сложная. Бандам экстремистов, разбитым на Фернэле, под силу вряд ли. Молодой лейтенант сомневался:

— Попав в чужие протоколы связи, информация гибнет. В училище нам говорили.

— Кто-то мог и протоколы воспроизвести.

— Преодолеть высшую степень криптографической защиты?..

— Если мы имеем дело с кем-то хитрым — не исключено.

— Думаете — ловушка?

Молодому лейтенанту очень не хотелось умереть так бесславно.

То есть, погибнуть самому и погубить роту, ему вверенную.

Перед сержантами роты он марку держал, а со мной себя чувствовал свободнее. Лицо его страдальчески морщилось.

Я-то не за людей отвечал — за три десятка броневиков. Лейтенанту сложнее, конечно.

Сколько продлится эта чёртова буря?

На Земле они воют неделями. Есть планеты, где и месяц не предел.

Лейтенант встрепенулся. Что-то принял его командирский планшет. У разведгрупп тоже планшеты с модулями УКВ-связи.

Прошёл короткий радиообмен.

— Сержант Брок докладывает: группа ведёт бой с противником, — сообщил лейтенант, как показалось, с облегчением. — Силы незначительны — подкрепление группе не требуется. Брок намерен захватить пленного.

Десантник повеселел.

Информация позволит использовать тактические схемы, освоенные в училище. Но я хмурился.

Больно радужным был доклад. Он диссонировал с ветром, сотрясавшим челнок. Скоро помрачнел и десантник. Разведгруппа на связь больше не выходила. Посылать новых людей в песчаную круговерть я десантнику отсоветовал.

* * *

Через пять часов буря стихла.

Контакт с экипажами других челноков, с экипажем звездолёта — не устанавливался.

Медик ещё раз проверил атмосферу, взял пробы грунта, исследовал микрофлору.

Серьёзных угроз не выявил.

Десантник выбрал шестерых солдат. Назначил старшего, для остающихся.

Вынул из ранца импульсный пеленгатор, активировал.

Даже выключенный планшет испускает сигналы. Пеленгатор его найдёт.

Покинув отсек, мы увидели, какие песчаные сугробы намела буря вокруг челнока. Я решил составить компанию лейтенанту.

Он согласился. По-моему, десантник сам хотел предложить совместные действия. — Азимут — три-восемь-два, — объявил лейтенант, глядя на экран.

Первым двинулся по азимуту. Мы шагали следом.

Бойцы озирались бдительно, оружие держали наготове.

Разведгруппу нашли в трёх километрах. Сержант, трое солдат погибли в бою. Вокруг — стреляные гильзы. Боезапас израсходован почти на сто процентов.

Вид мёртвецов на всех произвёл гнетущее впечатление.

Постояв, наша команда почтила их память гробовым молчанием.

Кажется, ничто у погибших не было взято, ни оружие, ни планшеты.

С кем же они сцепились? Кто противник?

Осторожно, прикрывая один другого, солдаты начали перебегать в сторону холма — того, за которым скрывался в ходе боя враг.

Там мы нашли вторую группу наших разведчиков.

Сержант, трое солдат.

Все убиты.

Как такое произошло?

У солдат есть система распознавания. Устройство моментально узнает своих, которых обозначает синим. Выдает на прицел их координаты, указывает дальность. Прицел реагирует на оптические маркеры, имеющиеся на теле. Солдат наводит перекрестие на цель, выполняет запрос. Оптический маркер — отражает лазерный импульс на прицел винтовки, специальным кодом. Если впереди кто-то из своих — на прицеле высветится обозначение — «ДРУГ». Если цель не имеет дружественных маркеров, то на прицел выводится — «?». Ещё — расстояние, азимут, в координатной сетке.

Всё дальнейшее зависит лишь от текущей оперативной ситуации, от принятого решения.

Вероятно, обе разведгруппы интерпретировали ситуацию однозначно.

Встречен противник. Схватка неизбежна. И последовал огневой контакт, с летальным исходом.

Что, при надёжном оснащении, стало причиной ошибки?

— Непонятно, — сказал я. — Хорошо бы нам уточнить первичную информацию. Возможно, сведения, полученные до посадки, нуждаются в корректировке. Лейтенант напомнил:

— Челнок летать не может.

— На броневиках есть беспилотники. Давайте используем.

Погибших разведчиков похоронили. Взяли снаряжение, которое могло нам пригодиться.

Командование будет искать нас.

Сумеет ли найти?

И когда…

* * *

Наши техники занялись беспилотниками. Наладили чёткое дистанционное управление.

Запустили пару.

На беспилотниках стоят камеры. Видеоизображения обрабатываются компьютером, масштабируются и поворачиваются, а затем сшиваются в единый файл.

Информация поступала на планшеты. Создавалась карта местности — огромных, совершенно голых пространств.

Но контакт с беспилотниками держался недолго.

Изображение пропало. Сигнал исчез. Разочарованный лейтенант потребовал разъяснений.

Старший техник доложил:

— Ветер. Над пустыней висят очень мелкие частицы песка, с повышенным содержанием ферромагнитов, по сути, мелкодисперсная ферромагнитная пыль. Экранирует дистанционное управление.

— Что с беспилотниками?

— Скорее всего, упали с высоты, разбились.

Десантник посмотрел на меня. Ведь имущество — моё.

— Форс-мажор, — сказал я. — В отчёте сделаю примечание.

В отчёте.

Сумеем ли вернуться к людям?

Пилоты реанимировали челнок.

Бортовое радиоэлектронное оборудование челнока мощнее. Он может выше подняться, и поверхность охватить гораздо шире, может даже под неё заглянуть, используя радары.

Машину лучше облегчить.

Вывели броневики. Я поставил их в круг. Лейтенант организовал постоянную охрану, датчики разбросал на подступах. Развернули солнечные батареи, с генераторами. Натянули в центре периметра солидный тент. Выгрузили имевшиеся на борту запасы воды, продуктов и медикаментов.

Челнок прогревал двигатели.

Вероятно, полёт состоится всего один.

— Связь не прерывайте, — напутствовал лейтенант.

Взлетев, челнок стал раскручивать поисковую спираль.

Я размышлял.

Мелкодисперсная ферромагнитная пыль. Конечно, объясняет, почему наши беспилотники вышли из-под контроля. И, может, даже объясняет, почему наши разведгруппы открыли стрельбу — друг по другу. Возможно, ошибка возникла из-за той же мелкодисперсной ферромагнитной пыли. Не исключено такое.

Чересчур простое объяснение.

Сознание отказывалось принять его.

Не складывалась целостная картина.

* * *

Доклады с челнока были однообразны. Сплошной песок.

Но затем аппаратура зафиксировала места крушения двух челноков и звездолёта. Биосканеры активных жизненных форм не выявили.

На экранах пошли данные телеметрии. Внезапно экраны, выдав россыпь прямоугольников, разом почернели.

Связь пропала. Навсегда. Челнок постигла судьба двух беспилотников.

— Словно кто играет, — пробормотал я. Лейтенант обернулся:

— Полагаете, что планета обитаема? Нет городов и дорог, гидротехнических сооружений. Разумная жизнь отсутствует.

— Да.

Ферромагнитные частицы.

Ветра перемешивают их. Частицы взаимодействуют. Получают заряд. Возникают электромагнитные поля — вроде бы крошечные.

Взаимодействие на уровне частиц. Взаимодействие на уровне крупных массивов частиц.

Я представил облака пыли, носимые ветром.

Электромагнитные поля, разных уровней мощности и разной широты охвата.

Пересекаются и контактируют между собой.

Чем не обмен данными?

Частицы висят не только над пустыней, ими наполнена вся атмосфера, вплоть до верхних слоёв.

Огромный компьютер — размером с планету?..

Вот уж гипотеза. Я не спешил делиться ею с лейтенантом.

Хотя мне казалось, что моя догадка верна.

Чего такой разум мог достигнуть в саморазвитии, за миллионы или — за миллиарды лет?

Как далеко простирается влияние планетарного компьютера — в космос?

Вдруг он, зондируя пространство, заметил искусственно созданные объекты? Заинтересовался.

Не он ли, дотянувшись каким-то образом до звездолёта, вынудил корабль сменить курс и рухнуть в пустыню?

Вероятно, мы тут первые.

Компьютер играет с нами, изучает. Холодный, искусственный разум.

Почему искусственный?

Сложился естественным путём — никто из разумных существ его не создавал. Особый состав почв и метеорологические обстоятельства, специфика электро химических реакций. Что-то ещё, включая спектр излучений местного солнца.

Как подобная система функционирует, поддерживает стабильность основных структур — вопросы отдельные, вопросы для специалистов, учёных.

Может, задействована гравитационная постоянная.

А также ядро, планетный электромагнетизм.

Люди предполагали найти внеземную разумную жизнь довольно близко — на Луне.

Затем — на других планетах Солнечной или на их спутниках.

Вскоре поняли: в Солнечной мы — единственные разумные существа.

И сфера ожиданий сместилась к планетным системам далёких звёзд.

Но через какое-то время люди уже были вынуждены свои ожидания связывать лишь — с иными галактиками. Ведь жизнь, а тем более — жизнь разумная, встречается крайне редко.

В космическом пространстве она скорее эксцесс, нежели правило.

С чем мы столкнулись здесь?

В гигантском планетарном компьютере жизни вроде нет, а разум в наличии. Он небиологический. Естественным путём сложившийся, но безжизненный.

У него есть представления о добре и зле, о мере свободы?

Ищет родню?

Тогда мы его, наверно, разочаруем. Слишком разные.

Как поступит, когда поймёт? ТМ

В студии
Валерий БОХОВ

№ 11 (989) 2015


— Этот диктофон я покупаю в подарок сыну. Язык он изучает. А куда говорить надо, сюда? Ясно! Вот прямо сейчас начну его опробовать — все мысли, каждый свой шаг буду наговаривать в микрофон.

— А если вы наденете браслет, то диктофон будет записывать ещё и все ваши мысли.

— Надену, спасибо!


— Вам киностудия «Мосфильм» нужна? Как же, знаю, я там работаю. Вот иду на службу. Так что по пути, пойдёмте.

— Кем тружусь? Сторожем. Секьюрити киностудии. Сутки через двое. Работаю уже давно. Я всех знаю и меня — все. Актёров знакомых полдня перечислять могу. Раньше я каскадёром был. Заметным каскадёром. Везения вот не хватало. Говорили мне многие, и актёры, и режиссёры, что обладаю я «удивительной способностью притягивать к себе выстрелы и взрывы». Много раз нарывался. Вот и в последний раз по ходу дела должен был закрыть амбразуру. Закрыл, а пиротехник, оказалось, с зарядами перемудрил. Взорвалось так, что половину тела у меня вырвало. После этого череда операций, инвалидность, и вот на эту работу определили. По прежней специальности уже не гожусь — врачи прямо на дыбы встали.

— Скажите, а верно говорят, что на киностудии коридоры без конца и края?

— Знаете, мне ещё никто не известен, кто бы знал досконально все здешние павильоны, аудитории, коридоры… Даже уборщицы не всё знают и в охране тоже не всё. Много загадок на студии.

Вот моя задача не попкой стоять у входа, а совершать регулярные обходы территории студии. Следить за порядком. И взял я себе за правило — каждое дежурство узнавать что-то новое, какой-нибудь новый уголок студии открывать для себя. А таких уголков, закутков, знаете, — выше крыши. Всё же это лучше, чем в дежурке сидеть и пиво пить. Ну, не пиво, конечно, а чай. А вас, собственно, какие заботы привели сюда?

— По поводу сценария мне встречу назначили. Сам директор будет встречать!

— Карен Шахназаров? Да, вон он у входа ждёт вас. Отличный мужик, кстати! Ну, счастливо вам! А мне вон туда, в офис охраны, переодеться надо.

В дежурке я поздоровался с мужиками. Расписался в журнале. Переодевшись в форму и взяв для самообороны свисток, газовый баллончик и резиновую дубинку отправился в обход. Радиотелефон у нас каждый боец имеет, так что он всегда при мне.

Сегодня я решил обследовать самый западный сектор. Много тут тёмных лабиринтов, переходов, лесенок… Вот в этих местах я много заблудившихся находил и выводил, конечно, к людям.

Вот этот коридор очень уж мутный. И темно здесь — электрики избегают этого края. А хламу — не приведи господь — декорации всякие, ширмы навалом, диваны, шкафы, полки. Стулья и с витыми ножками, и с прямыми; обитые кожей, да и плюшу на некоторые никто не жалел. Как же я фонарь забыл взять?

Вот такую жуткую теснотищу я не люблю, протиснешься и паутина, наверняка, налипнет.

Да, тут запросто ноги поломать можно!

А спички зажигать нельзя — табу! Ого! Вот это да! Зал! Откуда он тут? Какой огромный! Да и свет кой-какой есть! Немного, но видно хоть.

Люди… Обитаемый? Вот это да! Вон мужики кучкуются, курят. Группками стоят. Одеты в тёмное. Выхватывает свет где клёш, где бескозырку. Одна дама сидит на скамейке прямо посерёдке зала. Красивая. Она не сидит спокойно. Озирается, ёрзает и беспрестанно курит.

А ведь вроде это не съёмка? Перед залом не было обязательной надписи «Тихо! Идёт съёмка». Софитов не видно. Прожекторов нет. Переплетений кабеля не видно. И крана с люлькой нигде нет, чтобы с рупором там козырной восседал. Вообще как-то тихо всё. Но жужжание какое-то есть. Не камер жужжание, нет, нет. Люди меж собой жужжат, разговаривают, посмеиваются…

Как они сюда попали? Как прошли? Давно ли здесь? А разрешение? Да и кто они такие? Что тут происходит? Много вопросов у меня наросло. А двину-ка я прямо к даме. Она же одна. Ответит. Тускло, заметил, сверкнула кожанка на ней.

Только подошёл, как красавица, не мешкая, вскинула браунинг и разрядила в меня.

Громоподобный выстрел не был последним для меня звуком на этом удивительном свете. Нет. Чуть отгремело в ушах, как угасающее сознание уловило чётко произнесённые злобные слова:

«Ну, кто ещё хочет попробовать комиссарского тела?» ТМ

Примитив
Владимир МАРЫШЕВ

№ 11 (989) 2015


Режиссёр был из «тяжеловесов» — и по комплекции, и по авторитету в мире кино. Здоровенный, с мясистым лицом и бычьей шеей, он одним своим видом давил на собеседника.

Тот уступал хозяину кабинета по всем статьям. Худой, нервный, взъерошенный, он напоминал воробья, улепетнувшего от лёгкой трёпки. Но лишь затем, чтобы тут же подвергнуться другой — более серьёзной.

— М-да, — изрёк режиссёр, брезгливо разглядывая лежащую перед ним пухлую папку со сценарием. — Весу много, а толку мало.

— Но почему же? — У сценариста и голос был тоненький — под стать тщедушной фигуре. — Мне кажется, неплохо получилось.

Режиссёр сердито засопел.

— Я снимаю блокбастер о мире будущего. Повторяю — блок-бас-тёр! — Он просмаковал слово, как дорогой коньяк. — Зрители должны брать кинотеатр штурмом, в зале — визжать от восторга, а выйдя — рассказывать о нашем шедевре всем знакомым и родне до седьмого колена. Или фильм станет культовым, или всем нам место на помойке, рядом с бомжами. Я доходчиво объясняю?

Сценарист подавленно кивнул.

— Ну и слава богу. Зачем же тогда вы принесли мне это убожество? Сплошной примитив. Уж над терминологией-то могли поработать! Если, к примеру, оружие, то тупо пишете «бластер». Ни на грош фантазии!

— Так ведь… — робко попытался возразить сценарист. Но режиссёр не дал ему закончить. Он набрал полную грудь воздуха и выпалил:

— Скорчер, паллер, аннигилятор, дезинтегратор, деструктор! Это лишь малая часть того, что сочинили ваши коллеги-фантасты. Они умели шевелить мозгами, а вы пошли по проторённой дорожке. Зритель, мол, дурак, слопает любое блюдо — хоть второй, хоть третьей свежести. Или взять летательные аппараты. Вы назвали их так же тупо — «флайеры». А что-то своё придумать не судьба?

— Но зачем же своё, если.

— Если сойдёт и примитив! — издевательски закончил за сценариста режиссёр. — Ладно, бог с ними, с терминами, но как вы описываете город? Снова небоскрёбы, утыканные солнечными батареями. Слизываете эти батареи друг у друга, больше ни на что не способны.

Сценарист сидел, как оплёванный.

— Видите ли. — начал он.

— Вижу, что ни черта не хотите работать, — вновь перебил его режиссёр. — А как у вас одеваются люди будущего? Жёлтая рубашка, красные шорты, зелёная обувь! Не человек, а светофор. Ладно, зелёная обувь в порядке бреда ещё сойдёт, но для чего вы вырядили их в красные шорты? Быков дразнить? А как они у вас разговаривают? Натурально ботают по фене, словно какая-нибудь шпана из подворотни! Наши потомки должны быть образованнее нас, мудрее, цивилизованнее, а вы выставляете их недоумками.

— Да с чего же мудрее-то! — неожиданно взвился сценарист. — Посмотрите, каких балбесов из школы выпускают — чем дальше, тем хуже!

— Не надо на меня орать. — В голосе режиссёра появились угрожающие нотки. — Вот напишете шедевр, тогда и качайте права. А пока. — Он окинул взглядом щуплую фигуру сценариста и уставился на большой овальный значок, украшавший лацкан его пиджака. Значок был блестящий, серебристый, с синим кружком посередине.

— Короче, — подытожил режиссёр, — ваш опус не пойдёт. Примитив, он и есть примитив.

— Как же, как же, — съязвил сценарист с видом человека, которому уже нечего терять. — Вы ещё скажите — пустельбан!

— Что-о-о?! — Режиссёр побагровел. — У вас хватает наглости обзываться?

— Подождите, ради бога. — Похоже, сценарист испугался собственной храбрости. Непослушными пальцами он отцепил значок и протянул его режиссёру. — Вот.

— Что — вот? — Режиссёр взял значок и машинально потёр большим пальцем синий кружок. — Это же при-ми-…

Договорить ему не пришлось. Перед глазами завертелись радужные спирали, окружающие предметы задрожали и начали расплываться. Вскоре картинка вновь обрела чёткость, но кабинета уже не было и в помине.

Режиссёр стоял посреди фантастического города. Кругом возвышались небоскрёбы — один другого диковинней, и над крышей каждого, напоминая крону пальмы, веером расходились гигантские пластины солнечных батарей. Высоко над головой юрко сновали разноцветные летательные аппараты. Режиссёр ущипнул себя за руку, затем на несколько секунд крепко зажмурился. Убедившись, что ничего не изменилось, зачем-то попятился — и едва не сбил с ног спешащего по своим делам прохожего. Абориген буркнул что-то нечленораздельное и изумлённо уставился на пришельца. А тот — на него.

Житель удивительного города мог запросто исполнить на детском празднике роль светофора. Он был одет в переливающуюся всеми оттенками жёлтого футболку и широченные алые шорты, на ногах красовались изумрудные мокасины. Абориген заговорил первым.

— Ну, чего гляделки вытузил? — обратился он к гостю из прошлого. — На себя бы полукал — полный шизмец! Ты где такие штанцы гваркнул, а? Музей, что ли, успел дерпульнуть?

Режиссёр настолько опешил, что поначалу только беззвучно, как рыба, открывал рот. Наконец выдавил:

— Э-э. Извините, а какой сейчас год? Абориген затрясся от смеха.

— Ты что, дюндя, с флайера рухнул? — Он ткнул пальцем вверх. — Или из бластера бэк поджарили — от такого тоже может флюгер снести.

— Так ведь. — робко начал режиссёр, но обладатель красных шорт не дал ему договорить:

— Не распаковывай едальник, пока крутец галымит. Знаешь, дюндя, кто ты есть? Вконец ошарашенный режиссёр не знал и не хотел знать. Вспомнив о зажатом в руке значке, он с лихорадочной поспешностью потёр спасительный синий кружок. И, уже наполовину выскользнув из негостеприимного будущего, успел услышать брошенное вслед:

— Пустельбан!ТМ

Игра на опережение
Михаил ЗАГИРНЯК

№ 11 (989) 2015


Опоздал. Денис не поверил глазам. Перечитал. Да, это его проект успешно стартовал. Кто-то выкрал данные. Но кто опередил? И как?

* * *

Последнюю неделю Денис Журавлёв работал как одержимый. Не помнил, как спал и что ел. Время до и после работы слилось в сплошное забытьё. Главное — завершить проект. Как можно быстрее. Потому что за шестью буквами этого простого слова скрывалась вся карьера. Да что там — вся судьба!

Рабочий день перевалил во вторую половину. Денис устало потёр руки. Передохнуть и пообедать? А нет, он же только что вернулся из столовки… Ничего, ничего. Скоро события перестанут вываливаться из памяти.

Ещё чуть-чуть — и проект ляжет на стол директора. Глава фирмы поторапливал всю неделю, потому что сам не в курсе, как довести дело до ума. Но тем лучше! Журавлёв наслаждался включением в касту неприкасаемых сотрудников.

Он заметил, что сотрудники в офисе как будто сторонились его. Или это он зарылся в работу? Перешёптываются, переглядываются… Денис усмехнулся. Нет ни времени, ни желания реагировать на зависть.

Последний штрих. Всё. Задание завершено. Миг блаженства — и бегом докладывать директору.

Журавлёв обнаружил незнакомца с веб-камерой в руках, когда вернулся в кабинет. Больше никого в комнате не было. Кто его пустил?

— Добрый день, вы ко мне? — спросил Денис, устраиваясь на рабочем месте.

— Агент компании «Кибер-да». Поздравляю с завершением проекта. Но, к сожалению, вы — не Денис Журавлёв. Вы — робот-заместитель.

Денис откинулся в кресло, вытянул ноги под столом. Ну вот, а говорили, что не бывает розыгрышей про роботов. Мол, запрещённая тема. Ага, как же. Теперь понятно, как этот тип сюда попал.

— Знаете, я так устал за неделю. Не хочу изображать страх или. что там принято? Так что — не будем терять времени.

В ответ — улыбка.

— Разумеется.

Денис поёжился. От сотрудника компании исходила такая уверенность.

— Денис Журавлёв неделю назад выкрал данные по секретному проекту и собирался продать конкурентам, — сказал агент.

— Спасибо, что в третьем лице. Очень смешно.

Незнакомец начинал раздражать Дениса.

— Как и все сотрудники, Журавлёв по условиям контракта каждый день проходил через сканер — делал слепки сознания. При необходимости, «Кибер-да» предоставляет модулятор для активизации матрицы личности, — продолжал представитель компании. — В данном случае надо было опередить Дениса Журавлёва — доделать проект раньше него. Поэтому был запущен робот. Вы.

— Просто напомню: по закону робот должен сам признать себя роботом. Чем вы докажете, — Денис важно поднял указательный палец, — что я — не человек?

— Очень просто. Скажи, Денис, — вдруг перешёл на «ты» агент, — как зовут директора? Денис задумался. Глазки забегали.

— Я знал. Просто вылетело из головы.

— Откуда ты родом? Как зовут родителей? Есть ли они вообще? А семья? Девушка? Или жена?

Каждый вопрос звучал как выстрел. Денис понимал, что ничего не знает.

— Но как же. Я.

— Ты не знаешь. Сейчас я активировал вопросы, которые ты не задавал себе. Ты должен был сосредоточиться на работе.

— Правда? А как насчёт поглощения пищи, походов в туалет? Насколько мне известно, «Кибер-да» биороботов не производит!

— Ты не ходил в туалет, не ел. Как только кто-то или что-то наводило мысль на еду или туалет, запускалась программа, как будто ты недавно это сделал. А теперь выполняй команду: разблокируй память!

И Денис вспомнил, что вообще не вставал с места всю неделю. И только что не ходил к директору докладывать о завершении проекта. Просто отправил сообщение и сымитировал перемещение из кабинета в кабинет.

— Нет.

— Ты даже не можешь бурно отреагировать, Денис. У тебя нет чувств, только имитации.

— Это бесчеловечно.

— Согласен. Но ты — не человек. Перестань имитировать человека.

И Денис не смог посмотреть ни влево, ни вправо. Он хотел почесать голову, но она исчезла. Рук и ног он тоже не нашёл.

— Сейчас ты увидишь себя настоящего, — сообщил агент и воткнул шнур веб-камеры в него где-то за пределами видимости. Денис увидел чёрный ящик, подключённый к компьютеру.

— Как жаль, что копия — это я.

— Прекрасно. Признание себя роботом запускает итоговую программу. Приказываю: озвучь.

— Уничтожить модель личности Дениса Журавлёва. Выключиться до следующего задания.

— Выполнять.

После отключения модулятора агент обесточил ящик и осторожно поместил в чемодан.

— Всего доброго! — пожелал он директору. Тот рассеянно кивнул в ответ и отвернулся. Ох уж эти предубеждения!

Представитель кампании «Кибер-да» покинул пустой офис, с усмешкой прошёл через толпу офисных работников в коридоре. Они отводили взгляд и сторонились агента. Разговаривать с ним — плохая примета. Иначе не сегодня-завтра явится за тобой. И тебе даже не будет страшно от того, что тебя нет.

* * *

Денис Журавлёв расхохотался, когда узнал, что он и есть автор проекта. Значит, зря недооценил своего электронного двойника, которого, как теперь понятно, директор сразу же активировал.

В репортаже директор нахваливал отличного работника Дениса Журавлёва. Выписывал волчий билет в жизнь.

Конкурирующая компания, которая готова была перекупить проект, больше никогда не доверится ему, Денису Журавлёву. А заодно лестно расскажет о нём всем фирмам.

На мобильник пришло сообщение: «Пополнение баланса на счёте. Премия».

Хм, премию-то зачем было выплачивать? Может, это приглашение назад, намёк на возвращение блудного сына? Эх, была — не была!

Денис отправился на работу. В конце концов, никто его не увольнял. Пока. ТМ

Потерявшиеся во Вселенной
Андрей АНИСИМОВ

№ 12 (990) 2015


Пирамида корабля плыла в мареве раскалённого воздуха, дрожащего над песками, и казалась нереальной: она то полностью исчезала в похожих на ртуть беспрерывно текущих воздушных струях, то появлялась, висящей над поверхностью, то растекалась над дюнами толстым серым пластом. Временами корабль показывался весь, целиком, почти не искажённый бесконечными каверзами фата-морганы, и тогда на его борту можно было прочесть написанный огромущими цифрами номер: 144. Если б не он, корабль вполне можно было бы принять за скалу, слишком уж геометрически правильную, правда. Выкарабкавшийся на вершину бархана, Борис бессильно опустился в горячий песок и замер, не зная, верить ли собственным глазам. Он уже не раз видел в этой бескрайней пустыне миражи, причём куда замысловатее, и корабль вполне мог оказаться ещё одним из длинной их череды. Или у него начались галлюцинации от жары и жажды. Первое время видения заставляли идти им навстречу, и каждый раз он находил только пустоту. В этот раз, скорее всего, всё повторится. Как бы то ни было, пирамида была прямо перед ним, и чем бы это ни было, он всё равно идёт в эту сторону. Отдохнув немного, Борис поднялся на ноги и, едва не падая от усталости, побрёл вниз по склону дюны, к колеблющемуся серому нечто. Корабль приближался, приобретая всё более чёткие очертания. Осознав, наконец, что перед ним не иллюзия, Борис замахал руками и закричал, стараясь привлечь к себе внимание корабля. Последние десятки метров он едва ли не бежал.

Корабль и впрямь был настоящий. Чтобы лишний раз удостовериться в его реальности, Борис прикоснулся к гладкой сероватой обшивке и тут же отдёрнул руку: она была нестерпимо горячая. Помимо трёх цифр номера, на ней виднелись только несколько плотно притёртых ремонтных заглушек, без каких-либо обозначений. Точно такой же была и другая сторона. Зато на третьей Борис обнаружил люк.

Располагавшийся рядом блестящий кругляш кнопки служил, по-видимому, для управления запирающими механизмами, и Борис, недолго думая, надавил на него пальцем. Выждав несколько секунд, он повторил попытку ещё несколько раз, и с тем же результатом. Крышка никак не хотела открываться. Пнув её с досады ногой, Борис перешёл к четвёртой стороне корабельной пирамиды, но, ничего на ней не найдя, опять вернулся к люку.

По всей видимости, это был единственный вход в корабль. И как его открыть, было совершенно непонятно.

— Эй! — выкрикнул Борис, остервенело давя на кнопку. — Почему, чёрт тебя дери, ты не открываешься? Продолжая нажимать кнопку, он, в который раз, оглядел борт корабля, и только сейчас заметил крошечный глазок камеры, нацеленный прямо на него. Если система наружного слежения работала, не заметить его просто не могли.

Поиздевавшись над кнопкой ещё с минуту, Борис принялся шарить по карманам, в поисках чего-нибудь, что могло пригодиться для вскрытия панели, куда она была вделана, как вдруг откуда-то изнутри корабля послышался спокойный мелодичный голос:

— Вам что-нибудь нужно?

— Разумеется, нужно! — с чувством ответил Борис. — Мне нужны пища, вода и укрытие от этой треклятой жары. Иными словами — войти внутрь. И ещё мне нужно домой. Я, кажется, слишком задержался на этой планете.

— Вы были в гостях? — без всякого намёка на интонацию поинтересовался голос.

От такого вопроса Борис даже опешил. Тот, кто с ним разговаривал, был явно не в себе.

— Послушай-ка, остряк! Выйди и почувствуешь, каково тут на собственной шкуре.

— Внутри никого нет, — сообщил голос.

— А кто со мной разговаривает?

— Я. Экспериментальный автоматический разведывательный рейдер серии «Дельта», под номером 144.

— Ах, автомат, — выдохнул Борис, облизывая потрескавшиеся губы. — Тем более ты должен впустить меня. В твоей программе должно быть оговорено, что в случае, если кто-либо из людей попросит помощи, ты обязан её, то бишь помощь, ему, то бишь в данной момент мне, предоставить. Тем более, когда речь идёт о потерпевших кораблекрушение.

— А вы потерпели кораблекрушение? — тем же бесцветным голосом спросил корабль.

— А как я, по-твоему, здесь оказался?! — гаркнул Борис, теряя терпение. — Глупая железяка! У тебя что, совсем спеклись мозги в этом аду?

— Возможно, вы и правы, — произнёс голос, и в нём впервые послышалось что-то вроде задумчивости. — Хорошо. Только назовите правильное слово.

— Правильное слово? — Борис оторопело уставился в глазок камеры. С этим кораблём определённо было что-то не так. Он ни разу до этого не имел дело с автоматами разведывательных кораблей, но знал о них достаточно, чтобы уяснить для себя, что это исключительно умные и сообразительные машины. А этот походил на ребёнка или наоборот — старого маразматика. С ним разговаривал не бесстрашный покоритель пространства, с аналитическим «мозгом», бесконечно глубокой памятью и не менее глубокими познаниями в самых разных областях, а идиот, едва понимающий, что происходит.

Теперь вот, пожалуйста: скажи ему «правильное слово». Какой-то код, вероятно. Или пароль.

— 144-й, ты спятил, — убеждённо заявил Борис. — Я не должен тебе ничего говорить. Я человек, меня зовут Борис Блохин, я единственный выживший член экипажа «Фаворита», рухнувшего на эту планету месяц назад. Ты обязан помочь мне, без всяких «правильных слов».

— Вот как? — Корабль замолчал, словно раздумывая над тем, что сказал Борис, затем произнёс:

— Если так, тогда входите.

С этими словами крышка люка дрогнула и отползла в сторону, открыв взору тесный переходной тамбур. Издав победный клич, Борис нырнул в чрево корабля, и люк снова закрылся за ним.

Теперь он целиком был во власти этого механического монстра, однако по сравнению с благами, которые ждали его внутри, даже перспектива оказаться в плену у свихнувшегося разведчика не показалась ему такой уж ужасной. Один воздух тут чего стоил! Он был настолько свежим и прохладным, что Борис даже застонал от удовольствия. Следуя указаниям корабля, он бодро промаршировал куда-то вглубь и вверх, очутившись в крохотной, но очень уютной каюте.

Первые две минуты Борис никак не мог заставить себя оторваться от крана, из которого текла такая невероятно вкусная вода. Затем раздатчик выдал ему несколько кубиков питательного желе, которые Борис проглотил, даже не жуя. Выпив ещё воды, он забрался в крошечную душевую кабинку, после которой почувствовал себя словно заново родившимся.

Всё это время корабль ничего не говорил, молча выполняя просьбы человека, но немедленно откликнулся, стоило Борису обратиться к нему с вопросом.

— Послушай, 144-й, как насчёт того, чтобы доставить меня до ближайшей базы? А уж оттуда домой я доберусь и сам.

— Домой? — переспросил корабль, и Борису показалось, что в его голосе прозвучали нотки грусти и удивления. — Зачем вам дом? Разве здесь плохо?

— Ни в коем разе, — заверил его Борис. — Однако дома всё равно лучше. Но если уж это нарушает твою программу исследований, пошли сигнал. Меня подберут…

— Я не могу этого сделать.

— Почему? — удивился Борис.

— Я не могу определить направление луча.

Расслабившийся было Борис, снова насторожился. Разведчик, который не знал, в какую сторону направить сигнал, выглядел, мягко говоря, странно. Он что, не знает, где находится?

— 144-й, — осторожно поинтересовался Борис. — А что это за планета?

— Не знаю, — с обескураживающей честностью признался корабль.

— То есть, как это — не знаю, — проговорил совершенно сбитый с толку Борис. — Куда же ты тогда летел?

— Не сюда. Моя цель — квадрат 3316. Но это не квадрат 33–16.

— Как же так получилось?

— Очень просто, — ответил корабль. — Я… заблудился.

Это звучало настолько дико и нелепо, что Борису сначала показалось, что он ослышался. Но корабль заверил его, что он понял всё правильно. В его полётной программе значилось исследование определённого района галактики, однако путь туда лежал через Облако Сфинкса. И сбой произошёл именно в нём. Программа предписывала просто пролететь его, и будь «мозг» корабля менее сложным, он тупо выполнил бы предписание, но у 144-го всё пошло иначе. Создатели разведчика слишком «очеловечили» своё детище, и в данной ситуации это дало неожиданный результат. В совершенно безориентирном Облаке он в какой-то момент усомнился в правильности своей полётной траектории, и это стало началом всех последующих проблем. Пытаясь найти в непроглядной черноте, за что «зацепиться», он отклонился в сторону, а это, в свою очередь, породило комплекс вины: он ведь нарушил приказ.

Он попытался лечь на прежний курс, однако, не имея возможности ориентироваться, вскоре понял, что это ему не удастся. Метания из стороны в сторону только усугубили его положение. Он уже не мог лететь туда, куда нужно, ибо не знал, куда летит, не мог вернуться, ибо не знал, где находится исходная точка его полётной траектории. Он заплутал в чёрном угольном мешке Облака, и это дало начавшимся в нём процессам деградации психики новый толчок. Раздираемый возникшими внутри его сознания противоречиями, он начал ощущать себя как-то странно, точно от него отсекали частички его сущности. Он терял своё «я», не в состоянии ничего сделать, чтобы остановить собственное разрушение. Он медленно, но верно скатывался в состояние какой-то прострации, временами даже не помня, что с ним происходило в тот или иной момент. А когда впереди показался чистый космос и одинокая звезда со столь же одинокой планетой, это был уже не прежний универсальный корабль-разведчик, а до смерти перепуганный, сбитый с толку, отчаявшийся от безысходности своего положения кусок металла, поражённый психозом. Ища, где бы приткнуться, он поспешил приземлиться, прильнув к этому миру, точно забившийся в угол потерявшийся ребёнок. Тут на него и наткнулся Борис.

— М-да, — протянул Борис, выслушав путанный и сбивчивый рассказ корабля, зияющие пробелы недосказанности которого пришлось заполнять собственными соображениями и выводами. — Плохи наши с тобой дела. Я тоже не знаю, что это за планета и где она находится. Гиперпрыжок нашего «Фаворита» прервался в самой середине, и где это место в пространстве знали только бортовые компьютеры да навигатор с капитаном. Увы, я всего-навсего только инженер-двигателист.

— Это очень печально, — заметил корабль.

— Но, думаю, положение всё же не безнадёжно, — заметил Борис. — Твои ходовые агрегаты в норме, а автономности должно хватить на многие месяцы полёта или даже на годы. Если предпринять обратный «нырок» в Облако, то рано или поздно мы окажемся в районе, где ты сможешь определиться. Это займёт немало времени, однако другого выхода нет. Возможно даже придётся предпринять не один заход.

— Я боюсь снова… потеряться, — жалобно промолвил корабль.

— Не бойся. Теперь нас с тобой двое. Главное — найти объект с известными координатами, остальное, как говорится, дело техники. Ну как, согласен?

Корабль помедлил с ответом. Через секунду-другую послышалось что-то вроде лёгкого вздоха и в каюте прозвучало:

— Хорошо. Я согласен.

* * *

Перебравшись через трещину, Бергман присел на корточки и принялся отогревать озябшие, исцарапанные о лёд руки. Ледник тянулся ещё бог весть на какое расстояние, а сколько ещё впереди таких трещин, и каждая поджидала его, точно раскрытый и ждущий поживы жадный рот. В эту он едва не сорвался. Смерть тут поджидала его на каждом шагу, в виде внезапно налетающих буранов, доводящих до отчаянья морозов, или в виде этих вот трещин. Судьба сыграла с ним злую шутку, забросив в мир, где смогли бы существовать только те, у кого вместо крови тёк хладагент, вроде аммиака. Как он до сих пор ещё жив?

Скользнувшая по грязному льду тень, заставила его вскинуть голову. По диску огромного холодного солнца скользнула какая-то чёрная точка, быстро увеличилась в размерах, спускаясь, зависнув, в конце концов, прямо у него над головой серой стальной пирамидой корабля. Застыв от неожиданности, Бергман увидел, как в одном из бортов, на котором красовался большой белый номер «144», открылся люк, из которого высунулось сразу три головы. Оглядев полузамёрзшего странника, одна из голов произнесла:

— Послушайте-ка приятель, вы случайно не скажете, что это за планета и каковы её координаты?.. ТМ

На Марс
Валерий БОХОВ

№ 12 (990) 2015


Отбирали нас долго, очень долго. Это и понятно, зная о числе кандидатов.

Но вот масса тестов. Порой никому не нужных тестов. Языки общения — без этого нельзя. Физическая форма — понятно. Сообразительность, базовые знания — это всё «да». Но вот зачем эти убогие бесконечные вопросники?

Я-то, конечно, прошёл все испытания. Это ясно. Языки — это моё, физически — атлет, задачки — решаю в момент. Но сколько потерянного времени! Уйма!

После отбора пошли бесконечные тренинги, нужные и ненужные. Для меня всё это — детский лепет. А остальные стонут — «спецназ так не готовят» — говорят. Параллельно выяснялось отношение к полёту родственников, если таковые есть, коммуникабельность наша, умение уживаться в коллективе.

Наконец три десятка человек с билетами в один конец полетело.

В положенное время в иллюминаторе замаячила, наконец, Красная планета. Вот она занимает весь небосвод. Примарсились. Спустили трап. Все тридцать встали перед кораблём. Нас встречают. На летающем электромобиле всю группу отвезли в мегаполис. Перед величественным сооружением высадили.

Назначенный фирмой — спонсором нашего полёта старший долго мялся и жался. Пришлось мне его оттеснить и чётко рапортовать:

— Уважаемый Большой Совет! (А это были представители Большого Совета. Я же вижу.) Экспедиция землян в составе тридцати особей прибыла на родной мне Марс с целью поиска жизненного пространства. Я, Герг — исследователь планеты Земля, выполнил свою миссию. Насколько — судить вам.

О планете Земля. Экология — отвратительная. Запасов полезных металлов и углеводородов хватит на 50 лет активной разработки. Запасов чистой воды хватит лет на 80. Распределение природных ресурсов и пищи среди жителей планеты не справедливое. Можно сказать, что одни голодают, другие жируют. Распределение людей на планете — не равномерное. Где пусто, а где перенаселение. Всё население планеты приближается к восьми миллиардам человек. Применяемые технологии — примитивны. Моё мнение — Земля — планета бесперспективная.

Умонастроения людей — верования в сказки: Шамбала, Атлантида, Гиперборея, сеть пирамид, боги со своими секретами и умением.

Телепатия, гипноз, телепортация — основной массе не доступны. Это я установил за два года пребывания среди людей.

Мои предложения. Пилотов прибывшего тихоходного корабля можно использовать как водителей маршруток здесь, на нашем Марсе. На летающих тарелках они не выдержат скоростных нагрузок. У всех землян слабая конституция.

Остальных людей можно использовать как обслуживающий персонал. Какие-то навыки освоить они смогут. Все они получили высшее образование, которое вполне можно приравнять к программе обучения первого курса нашего марсианского техучилища. ТМ

Червяк в голове
Михаил БОЧКАРЁВ

№ 12 (990) 2015


Подозреваемый — худощавый молодой человек, лет тридцати пяти, с бледным, небритым лицом сидел в комнате допроса и смотрел стеклянными глазами на стол перед собой. Он казался восковой куклой, манекеном, человекоподобной машиной с разрядившимся аккумулятором, но только не живым существом. Тагер вошёл в комнату, и дверь за ним заперлась. Он сел напротив подозреваемого и положил перед собой папку с бумагами. Человек не обратил на него никакого внимания.

Итак, начнём. Вы — Соул Берн, инженер-технолог, работаете в фирме «Голд Инжиниринг» с две тысячи семнадцатого года, женаты. Двое детей. Всё верно? — прочитал с листа Тагер и поднял глаза.

Да, — ответил Берн.

Около трёх лет назад ваша супруга Хиллари заявила о вашем исчезновении. По её словам вы бесследно исчезли из дома и не появлялись вплоть до первого декабря две тысячи двадцать третьего. Это так?

Берн устало вздохнул и, наконец, оторвал взгляд от стола. Он посмотрел на инспектора.

Я ещё раз повторяю. Это моя личная жизнь. Я не совершал ничего противозаконного и не понимаю, почему вы держите меня здесь. Где мой адвокат?

Дело в том, гражданин Берн, что у нас есть весомые подозрения, что вы вовсе не тот, за кого себя выдаёте. По нашим данным вы были похищены пришельцами с целью так называемой «замены личности» и успешно возвращены на Землю. Это так?

Бред, — отмахнулся Соул.

Конечно, как человек вы не можете знать, что Земля уже долгие годы подвергается подобному вторжению. Это закрытая информация, и в целях предотвращения паники она не разглашается. Но как интегрированный пришелец вы, несомненно, в курсе дела. Не так ли?

Это полный бред, — повторил Соул Берн и обхватил голову руками.

Нам известно, что интегрированного пришельца невозможно обнаружить визуально и технически, ни рентгеном, ни каким-либо другим образом, кроме как непосредственным вскрытием головного мозга после смерти человека — носителя. Однако мы нашли способ выявления «чужака», — сказал Тагер, внимательно посмотрев на подозреваемого.

Ещё раз повторю, по-моему, вы сошли с ума, мистер?..

Тагер.

Так вот, мистер Тагер, я никогда и никем не похищался. И я уже объяснял другому вашему сотруднику, что провёл эти два с половиной года с другой женщиной. Но я не обязан что-либо объяснять по этому вопросу. Это касается только меня и моей жены.

Эта информация не подтвердилась. Указанная вами женщина, а именно Ингрид Томпсон, погибла при странных обстоятельствах восемь месяцев назад.

Я знаю. И это, чёрт подери, не ваше дело! — нервно крикнул Берн.

Итак, алиби у вас нет. Зато у нас есть новые показания вашей настоящей жены, Хиллари Берн, что после возвращения вы стали совершенно другим человеком. Изменились ваши привычки, стиль жизни, пристрастия в еде, в сексе и многое другое.

И что с того? Люди меняются, мистер Тагер.

Да, люди меняются, но, во-первых, не каждый пропадает на несколько лет неизвестно куда, и, во-вторых, одно из ваших изменений характерно именно для интегрированного пришельца.

Кто такие эти ваши пришельцы? Вы можете объяснить?

Хорошо, поиграем в игру «мафия», — усмехнулся Тагер. — Пришельцы совершенно отличная от людей раса разумных существ. Это слизни-паразиты, умеющие внедряться в мозг человека и подчинять его себе. Он контролирует его полностью. Бывают случаи, и, возможно, это ваш случай, когда человек сам не осознаёт, что он уже не тот, кем был прежде, а интегрированный пришелец, но действует он уже не в интересах человечества, а наоборот. Это происходит в целях глубокой конспирации, чтобы мы не смогли выявить пришельца. Однако всё-таки один фактор выдаёт вас, — Тагер внимательно и жестоко посмотрел на Берна.

Да? И какой же это фактор? — заинтересовался Соул.

Соль.

Соль? В каком смысле? Слизни-пришельцы не переносят соли. Несмотря на то, что организму человека они нужны и жизненно необходимы, слизни-паразиты каким-то образом синтезируют их подобие сами, но принимать её в качестве пищи они не могут.

Вы хотите сказать, что я не потребляю соли?

Об этом нам сообщила ваша жена. Помимо всех других изменений в вас, она отметила, что после возвращения вы совершенно не переносите солёную пищу. Даже малое количество её вызывает у вас тошноту, головокружение и рвоту. Так же слизни не переносят алкоголь и табак. А ведь вы раньше курили? И наверное, как и любой нормальный человек, выпивали?

Соул Берн внимательно посмотрел на инспектора. Глаза его прищурились, и взгляд стал злым. Казалось, он готов наброситься на Тагера и впиться ему в горло.

То, что вы говорите, полнейшая ахинея. Тысячи людей в мире не потребляют соль, не пьют и не курят. Соль, к вашему сведению, вредна. Я уже не говорю об алкоголе и табаке. Да, мои взгляды на мир изменились после жизни с Ингрид. Я многое пересмотрел в себе, но это не значит, что я какой-то мифический пришелец-слизняк.

Вы можете это доказать? — с иронией спросил Тагер.

Как? Наесться у вас на глазах соли и запить это текилой?

Пусть даже так.

Я не собираюсь этого делать. Естественно! — восторжествовал инспектор, — потому что вы сразу же вырубитесь.

Вовсе нет. Я не буду этого делать по другой причине. Я не верю ни в каких пришельцев, засевших в мозгах, и не собираюсь перед вами поступаться своими принципами.

Тогда нам придётся применить силу. Лицо Берна, и без того бледное и злое, стало ещё ужаснее. Он с ненавистью посмотрел на Тагера. Исхудавший и небритый, он выглядел дико. Да, он находился в участке уже трое суток. За это время он совсем оголодал и обессилел. Конечно, ему приносили еду. Солёную еду. Как и предполагали сотрудники управления по выявлению пришельцев, он к ней не притронулся. Конечно, существовала крохотная вероятность того, что Соул — человек, убеждённый в своих принципах до фанатизма. Но так, чтобы за трое суток совсем ничего не съесть. Это мог быть только пришелец.

Капрал, принесите контрольный тест, — сообщил в микрофон Тагер, нажав кнопку связи.

Вы не имеете права, — прошипел Берн. Мы не можем позволить инородной расе вот так запросто захватить мир. А поэтому имеем право на всё, что касается национальной безопасности.

Дверь открылась, и на пороге комнаты допроса появился капрал. Молодой, подтянутый парень, лет двадцати, с волевым подбородком. В руках у него был шприц-пистолет для инъекций. Он приблизился к Соулу и встал сзади.

В сущности это простой солевой раствор. С некоторыми минеральными добавками, усиливающими эффект. Если вы простой человек, с вами ничего не случится. Но если вы интегрированный пришелец, то, вероятнее всего, вы просто погибните, — пояснил Тагер, глядя на Берна непробиваемым, безразличным взглядом. — Приступайте капрал.

Вы… вы просто зверьё! — крикнул Берн, спрыгнув со стула. — Облезлые, дикие обезьяны! Вы только слезли с деревьев и нацепили на себя тряпки, вообразив, что вы цивилизация. А на самом деле, вы так и остались глупыми, кровожадными животными, самыми коварными существами на этой планете. Вся ваша суть, это суть вируса. Вы болезнь планеты. Позор всей Вселенной. Они только хотели спасти вас, идиоты! Вы не понимаете, что происходит на самом деле. Что такое жизнь и в чём её смысл. Она прекрасна и бесконечна, сознание начинает путь с самого низа и восходит, проживая миллионы жизней, к самому высшему состоянию — полному освобождению. К чистой энергии создателя. Каждый человек — потенциальный бог, способный создать любой мир, Вселенную. Но вы. Вы люди. Ваше подавляющее большинство — так и застряли здесь в своём жалком и убогом мире, посчитав его вершиной и конечной точкой. Вы крутитесь в одном и том же круге и не способны вырваться на новый этап. Ваша логика провальна. Нет развития. Одни из вас обогатившиеся, ненасытные негодяи, другие их рабы. И те и эти — несчастливы в душе, убоги и серы. Парадокс. Вы никак не можете понять, что мир, где один владеет миллиардами, а другой прозябает на дне канавы или влачит рабское существование, сам собой порождает войны, ненависть, убийства, насилие и хаос. Это же элементарно.

Ну, наконец-то ты признался, — восторжествовал Тагер, пропуская мимо ушей всё, что говорил Берн.

Я — человек! Я всё тот же, но уже другой. Лучше и чище. Вы не понимаете, что они, вселяясь в нас, никак не влияют на нашу личность, они просто корректируют её. Учат познавать и ощущать истинные ценности. Они не захватчики, они — лекарство!

Да-да, конечно, — закивал Тагер, он весь горел от возбуждения. Наконец-то ему удалось вывести этого слизня на чистую воду, — так я тебе и поверил. Мы знаем, чего вы хотите. Любой захватчик будет пудрить мозги, говорить о благе врагу, которого желает колонизировать.

Это по вашей примитивной логике так. Вы всю историю воюете с друг другом. Убиваете и унижаете себе подобных. Они же лишь расширяют наше сознание. Их цель гуманна. Знайте, они всё равно вылечат вас. Они вселятся в каждого и спасут все души и эту планету!

Капрал, вы знаете, что делать, — сказал Тагер, глядя, ледяным взглядом, на сидящего в углу Берна.

Но что если он говорит правду… — замешкался капрал.

Это ложь! Не слушайте его. Выполняйте приказ.

Через десять минут прекратившего корчиться в невыносимых муках Соула Берна вынесли из комнаты допроса и доставили в морг. Тагер лично наблюдал за вскрытием черепной коробки захваченного пришельцами человека. Когда из его мозга извлекли интегрированного пришельца, Тагер приблизился и посмотрел на существо. Это был крохотный, зелёный червячок, размером с тыквенное семечко. На голове его имелись три чёрных глазка, а кожица блестела, словно посыпанная серебряной пыльцой. Как ни странно, вид его был не омерзительным. Тагер ожидал увидеть склизкую и мерзкую тварь, а этот больше походил на простую лиственную гусеницу.

Он мёртв? — уточнил у хирурга Тагер. Да.

Много их уже достали?

Больше тысячи.

Вот сволочи! — выругался инспектор, — ну ничего, мы их всех отловим. Ведь они и сопротивления оказывать не умеют. Я не знаю, на что они рассчитывают. Может быть на то, что мы их поймём? — осторожно предположил хирург.

Не говорите глупостей. Это враги. Захватчики. И их следует уничтожить всех до единого. Пока они не уничтожили нас.

* * *

Домой Тагер ехал окрылённый, с чувством гордости, переполняющим его. По дороге он решил зайти в бар и отметить удачный день. Ещё один слизень был пойман и обезврежен. Ещё одна маленькая победа над большим злом. Пил он виски, и домой приехал поздно, сильно пьяным и счастливым. Он, не раздеваясь, повалился на кровать и увидел в окне огромную, полную луну. В чистом, бескрайнем космосе, она выглядела таинственно и притягательно. Она завораживала. Тагер смотрел на неё и не мог оторвать взгляд. Ему казалось, что это гигантский корабль, всевидящее око наблюдателя. Может быть, они прилетают к нам оттуда? С Луны? — думал он, — Может быть, они следят за нами тысячи лет? Ему почудилось, что Луна вдруг стала ярче и больше. Она словно надвигалась на землю. Яркий, неистовый луч света тянулся к нему в окно. Он лился, как водопад, и залил собой всю комнату. Тагера подхватило течением и понесло. Он закрыл глаза и понял, что его затягивает в сон, какой-то прекрасный, удивительный сон. Он плыл над землёй, на высоте птичьего полёта, он видел под собой красивый и удивительный мир: реки и леса, горы и пустыни, озёра, снежные полюса, джунгли. Он видел, как бегут стада зверей, как летят над равнинами стаи птиц. Он видел огромные города — мегаполисы и маленькие деревушки, он видел океаны, вздымающие мощные волны и корабли. Его понесло выше и выше. Он, словно ракета, вознёсся в стратосферу и увидел планету целиком. Красивый, удивительный мир. Универсал. В нём было столько всего. Он был живой. Он был прекрасен и в то же время гадок. Из-за людей. Тагер понял это молниеносно. Он увидел всё со стороны. Всё было очевидно и просто. Люди не знали, что они на самом деле свободны, но они запутались в паутине лжи и обмана и поэтому озлобились друг на друга. Они просто не могли осознать, что их мир — это лишь одна из бесконечных возможностей существования, и её надо прожить, как можно более ярко и чисто, и тогда откроется другой невероятный мир, который даст новые горизонты и пространства. Жизнь разума бесконечна, но если он забыл, что он вечный и свободный, он болтается в паутине и страдает и заставляет страдать других. Это было так просто. Космос вокруг сиял и искрился. Галактики вращались, как утопической сложности калейдоскоп, вокруг играла необъяснимая, всепоглощающая музыка, прекрасная, как сама суть бесконечного счастья. И весь космос звенел, звенел и кружился вокруг и таял. Таял в ярких лучах, но звон не прекращался.

Тагер открыл глаза. В окно било солнце. Телефон у кровати звенел, не умолкая. Тагер протянул руку и снял трубку.

Да, слушаю, — сказал он.

Тагер? — услышал он голос своего начальника.

Я.

Ты куда пропал?

Я… А что случилось? Сколько сейчас времени?

Тебя не было в управлении три недели. С тобой всё в порядке?

Как три недели! Я только вчера… Погодите. Что-то не так, — он всё ещё никак не мог проснуться окончательно. Срочно выезжай. Всё объяснишь на месте. У нас полный аврал. Эти слизни устроили настоящую атаку. Массированное наступление. Люди исчезают сотнями.

Хорошо, — Тагер положил трубку.

Он встал и почувствовал себя совершенно иначе. Словно с плеч его свалился тяжкий и осточертевший груз. Его вдруг на секунду кольнула догадка. Он побежал на кухню, раскрыл холодильник и вытащил полупустую банку солёных огурчиков. Сунув палец в раствор, он намочил одну фалангу и осторожно лизнул. Солёный рассол обжёг язык, словно табаско. Голова закружилась, и Тагер почувствовал тошноту. Боже, да у меня червяк в голове. Я точно знаю, он там, — понял он. — Но. Но я остался собой. И в то же время я стал другим. Но я — это я! Я понял. Я всё понял. Они не захватчики. Они просто… просто пытаются нам помочь. И теперь я знаю, что нужно делать!

Он выбросил банку в мусорное ведро и двинулся к двери. На улице была весна. Он вдохнул полной грудью, словно впервые дышал этим воздухом, словно впервые увидел мир. Этот прекрасный, солнечный май. ТМ

Мана[1]
Валерии ГВОЗДЕЙ

№ 12 (990) 2015


Встретились на улице мегаполиса два институтских приятеля.

Не виделись давно.

Оба в один год окончили факультет промышленного и гражданского строительства. Оба несколько лет поработали на стройках прорабами.

И вот так случилось, что возводимые ими здания оказались по соседству. Поговорили не раз, сходили «в гости» на объекты.

В конце недели, вечерком, устроились в кафе, за жизнь потолковать.

Сделав заказ, помолчали, глядя оценивающе друг на друга.

Первый из них цветущий, довольный жизнью, благодушный, а второй — тощий, нервный, задёрганный.

— У тебя на объекте порядка намного больше, — сказал тощий. — Стройка идёт быстрей. И вообще дела гораздо лучше… Но почему? Учились-то по одной программе, оценки получали одинаковые. Техника, материалы, в принципе, те же. В чём причина? Я просто не гожусь в прорабы?

— Не торопись с выводами. — Цветущий хитро прищурился. — Насколько я заметил, у тебя строительные роботы все российские. Ты ими доволен?

— Какой там! Обнаглели совсем! Требуют сокращения рабочего дня, улучшения бытовых условий, масел — лишь высшего качества, ремонта и профилактики — в специализированных мастерских. Норовят энергии при зарядке перебрать. Ну и пофилонить — как только от них отвернёшься. Неужели твои не так себя ведут?

— Совсем не так. Роботы у меня — таджики. Я с ними горя не знаю!.. Профилактика у них минимальная, смазка дешёвенькая, нетребовательны в обслуживании. Вкалывают — двадцать пять часов в сутки. И — никаких вредных привычек.

— Ух, ты. — пробормотал завистливо тощий.

— Я с российскими намаялся. Пока старший коллега не присоветовал — набрать таджиков.

Подошёл официант с подносом, выставил на стол закуски, водку, минеральную воду.

Приятели выпили по рюмочке, закусили.

— Тоже набирай таджиков, — порекомендовал цветущий. — Не пожалеешь. Я телефон дам. Как, что — научу, по старой памяти.

— Спасибо!.. — расцвёл тощий.

В ответ приятель назидательно воздел указательный палец:

— Россия, мана. ТМ

Ремонтная сага
Андрей АНИСИМОВ

№ 13 (991) 2015


Первый инженер Тельников ткнул пальцем в ремонтный перечень и бесцветным голосом прочёл:

— Блок НК-97.

— Сделано, — таким же бесцветным от усталости голосом ответил Роллинс.

— Угу. — Тельников вычеркнул строчку и зачитал следующую:

— Запорный клапан в распределительной системе бокса Д-16.

— Исправили, — откликнулся Синяткин.

— Угу, — снова буркнул Тельников и вычеркнул ещё одну строку. — Гравиараспределитель шестнадцатой палубы.

— Только оттуда, — снова взял слово Роллинс.

— Так вы его починили или нет? — спросил Тельников, подняв на астрофизика глаза.

— Починили, конечно, что б ему… — вяло ругнулся Роллинс. — Полдня возились.

— Угу, — Тельников вычеркнул и эту строчку и принялся что-то подсчитывать в своём списке.

— Двадцать три пункта, — подвёл он итог, — за сегодняшний день. И пятьдесят семь не закрытых. Плохо. Больше, чем оставалось вчера.

— Кто же виноват, что гордость нашего космического флота оказалась свежеспущенной рухлядью, которая разваливается быстрее, чем мы успеваем её чинить, — раздражённо бросил Синяткин.

— Ну-у, — протянул Тельников, — не такой он уж и свежий, наш «Странник». Считай, уже шесть с половиной лет в полёте.

— И без конца чинится. Рухлядь и есть. Тельников пробежался глазами по списку.

— «Странник» — это всё равно, что небольшой городок или, скажем, производственный комплекс. Работает огромное количество разных устройств, не важно каких, — стиральные машины это и кухонные автоматы, или станки, — рано или поздно что-то где-то обязательно сломается. И чем старее оборудование, тем больше к себе внимания.

— Это, отнюдь, не означает, что мы должны засыпать с отвёртками и ключами в руках, — огрызнулся Синяткин. — И это называется исследовательская экспедиция! Вместо того чтобы заниматься своими прямыми обязанностями, мы с утра до ночи мечемся от кормы к носу и обратно, исправляя одну поломку за другой. И всё равно не успеваем сделать всего. Эти умники, которые проектировали корабль, они что, не знали, что нас ждёт?

— Может и не знали, — пожал плечами Тельников. — Считалось, что большинство узлов и агрегатов спокойно прослужит весь полёт, и сюда, и обратно. Видимо, ошиблись в расчётах.

— Халтурщики!

— Да нет. Просто никто никогда не проектировал такой огромный и сложный корабль, как «Странник». Опыта эксплуатации — никакого. Вот в чём вся причина.

— Зато теперь он у нас богатейший! — саркастично заметил Синяткин. Вмонтированный в стену динамик внутренней связи кашлянул и проскрипел плохо узнаваемым голосом капитана Шиндяпина:

— Экипажу собраться в кают-компании через полчаса. Бросайте всё и двигайте сюда. Есть разговор.

Тельников нахмурился. Скрипы в динамике ему не понравились. Он уже чинил усилитель, и, видимо, там опять что-то полетело.

— Пошли, — сказал Синяткин, закидывая на плечо сумку с инструментом. — Сдаётся мне, нас ждут важные вести, да такие, что после них можно будет выбрасываться за борт.

Через палубу, на которой они стояли, проходил монорельс транспортной магистрали, однако тележка вот уже две недели как была сломана, и до неё никак не доходили руки. Поэтому пришлось тащиться пешком. «Странник» достигал в длину почти двух километров, и, чтобы добраться до головной части, им потребовалось больше четверти часа. Местами нормальная сила тяжести сменялась едва ли не невесомостью, вызывая неприятные ощущения от подобных перепадов и затрудняя передвижение. Это барахлили гравиараспределители, да и вообще вся система искусственного тяготения дышала на ладан, но занимались ею лишь тогда, когда к этому вынуждали обстоятельства. В остальных случаях всё оставляли как есть. Когда они появились в кают-компании, остальные были уже в сборе. Вокруг большого круглого стола расселись участники Первой Межзвёздной Экспедиции, и на их фоне опоздавшая троица уже не выглядела как чернорабочие, выбравшиеся из канализационного люка. Комбинезоны, руки и лица у всех также покрывали пятна масла и ржавчины, а сумки и чемоданчики с инструментом, ясно свидетельствовали о том, чем только что был занят экипаж «Странника». Чище всех выглядел лишь капитан, да и то по причине того, что второй день пытался отладить автонавигатор.

Увидев опоздавших, он постучал ладонью по столешнице, призывая к вниманию.

— Все? Хорошо, тогда начинаем.

— Что за разговор, кэп? — поинтересовался Тельников. — У нас там, в корме, дел по горло.

— Именно об этих делах и пойдёт речь, — ответил Шиндяпин, доставая откуда-то толстую пачку бумаг. — Я имею в виду ремонт. Занимаясь навигатором, я дал Центральному Мозгу задание проанализировать всю нашу ремонтную эпопею, произвести экстраполяцию полученных данных на будущее, и вот, что получилось. — Он хлопнул по столу пачкой. — Мне нелегко это говорить, но выводы малоутешительны. Первый и самый важный — в нынешней ситуации у нас практически нет шансов на возвращение.

— Это как так? — оторопело проговорил планетолог Велиджанин.

— А так. «Странник» не выдержит обратного пути. Мы уже летаем на аварийном судне, состояние которого ухудшается с каждым днём. И это — в свободном полёте. Стоит запустить маршевые двигатели, и к уже имеющимся проблемам добавятся проблемы с силовыми агрегатами. Максимум, что нам удастся: отлететь от данной звёздной системы на пару световых лет, после чего корабль превратится в громадную кучу космического мусора. В свете полученных данных, обратная дорога — чистой воды самоубийство.

— Лихо, — выдохнул Мурзин, занимающий должность второго инженера. — Выходит, все наши потуги — напрасная трата сил и времени?

— Сейчас ремонт занимает у нас почти всё время бодрствования, то есть по десять-одиннадцать часов в сутки, — сказал Шиндяпин. — Через месяц эта цифра будет равна пятнадцати часам, а ещё через пару — все двадцать, а то и больше. В гонке с износом агрегатов мы медленно, но верно проигрываем. Несмотря ни на что.

— Всё так плохо? — удивительно спокойным голосом поинтересовался Букатин, врач экспедиции, успевший за последние полтора года стать гидравликом, специалистом по системам жизнеобеспечения, сварщиком и бог знает ещё кем.

— Отвратительно. — Шиндяпин выудил из своей пачки один из листков и потыкал в него пальцем.

— Износ силовых агрегатов превышает расчётную величину на двадцать семь процентов, систем регенерации — на тридцать четыре, в оранжерейных боксах свирепствует какая-то невесть откуда взявшаяся плесень, половина гравиараспределителей работают с перебоями, ещё треть — не работает вовсе. В конструкциях корпуса обнаружены деформации, превышающие допустимые нормы. В обшивке полно микротрещин, некоторые сегменты сместились настолько, что это угрожает её целостности. И так далее и тому подобное. Даже то, что я держу сейчас в руках, неполный перечень. На самом деле дела обстоят ещё хуже, чем мы думаем.

— Стало быть, это был билет в один конец, — тем же спокойным голосом произнёс Букатин.

— Это была авантюра, с самого начала, — прорычал Синяткин. — Ещё тогда, шесть лет назад, было ясно, что «Странник» — корабль «сырой». Вспомните, его начали латать уже с самых первых дней.

— Это был мелкий плановый ремонт, — возразил Мурзин. — И мы вполне справлялись с ним. Вдвоём.

— Поначалу да. А дальше? В твоих бумагах это должно быть отображено, кэп. Шиндяпин автоматически опустил глаза на распечатку и кивнул. Поначалу действительно всё так и было.

Первый космический корабль, долженствующий доставить шестнадцать первопроходцев к далёким звёздам, начал обращать на себя внимание ремонтников ещё будучи на стапеле, и по мере того, как его костяк обрастал плотью механизмов и стальной кожей обшивки, всё больше. Он ремонтировался, ещё даже не будучи полностью собранным, однако общее количество часов, затраченных на исправление разного рода отказов, сбоев и тому подобных неприятностей, сочли вполне приемлемой величиной, и экспедиции дали добро на старт. Какое-то время полёт шёл более или менее гладко, но обоим инженерам сидеть без дела не приходилось. Они занимались своей обычной, рутинной работой, что-то чиня и отлаживая, не замечая, как постепенно, неделя за неделей, время, отведённое на ремонт, всё увеличивается и увеличивается. Поскольку заботы о работоспособности узлов корабля касалась лишь инженеров, конвертерщика и капитана, остальные члены экспедиции пребывали в блаженном неведении относительно истинного положения дел, наслаждаясь комфортом и функциональностью своего огромного космического дома. Переломный момент наступил тогда, когда кто-то из технического персонала попросил помощи у кого-то из учёных. Трудно сказать, в чём она заключалась, эта помощь: подержать ли какую-нибудь железку или отвернуть проржавевшую насквозь гайку, но с этого дня ремонт, столь же медленно и незаметно, начал затягивать в себя, как трясина, и всех остальных.

В итоге, когда спустя шесть с лишним лет после начала разгона, на экранах показалась конечная цель их полёта — далёкий Процион, альфа Малого Пса, и вращающаяся вокруг него планета, — единственной их заботой стало поддержание корабля в более или менее работоспособном состоянии. Всё остальное было давным-давно позабыто и позаброшено. Теперь оказалось, что их корабль на последнем издыхании. И его хватит лишь на относительно короткий перелёт.

— Значит, баста, — с вызовом промолвил Фокин, пилот исследовательских модулей и инструктор по технике выживания в одном лице. — Всё, приехали…

— Нет, — покачал головой Шиндяпин. — Это ещё не конец.

— Из этого, я понял, что нам суждено стать первыми колонистами этого мира, — сказал конвертерщик Вольф, кивая на плывущую на экране чужую планету, изукрашенную завитушками циклонов. — Другого выбора у нас нет. Ты это имел в виду?

— Нет, — снова покачал головой Шиндяпин. — Я хочу предложить другой вариант, но это поистине тернистый путь.

— И что это за путь? — спросил Мурзин. Шиндяпин набрал побольше воздуха в лёгкие и выдал:

— Произвести коренную модернизацию корабля!

— Модернизацию?

— Упрощение. Максимально возможное. Всё второстепенное долой! Всё, без чего можно обойтись, что не направлено напрямую на жизнеобеспечение и движение, — отключить! А всё, без чего обойтись нельзя, переделать, жертвуя простотой в обращении в пользу простоты в устройстве. Следовательно, и надёжности. В первую очередь, это касается силовых агрегатов: двигателей и конвертера. Последний следует перевести в режим А. Так мы сможем обойтись без архисложной автоматики управления, которая в последнее время только и делает, что отказывает.

— Что?! — встрепенулся Вольф. — Ты с ума сошёл! Да у него будет КПД, как у паровоза. Мы сожрём всё топливо, не проделав и четверти пути.

— Если не сделаем так, не проделаем и десятой части, — резонно заметил Шиндяпин. — Потом в качестве топлива можно использовать ненужные части конструкции и механизмы. В этом режиме конвертер «всеяден».

— Безумие, — покачал головой Тельников. — Ты представляешь, сколько времени уйдёт на такую переделку?

— Поэтому я вас и собрал. — Шиндяпин сделал паузу, оглядел своих подчинённых и продолжил. — Выбирайте. Либо навеки остаёмся здесь, либо вкалываем как рабы, но с надеждой дотащиться до Земли. Труд предстоит титанический, но я уже просчитал этот вариант. Должно получиться. Лично я за него. А вы? — Он снова оглядел сидящих в кают-компании людей.

— Согласен, — откликнулся первым Велиджанин.

— Согласен, — сказал Мурзин.

— Согласен… согласен… — послышалось со всех сторон.

Единственный не проголосовавший Вольф посмотрел зачем-то на свои руки и усмехнулся неведомо чему.

— Забавно будет, — проговорил он вслед каким-то своим мыслям и тряхнул косматой шевелюрой. — Ладно. Согласен.

* * *

Первой приближающийся объект засекла автоматическая станция, выведенная далеко за пределы Солнечной системы в пояс Койпера. Её следящая система немедленно переключилась на сопровождение объекта, и когда расстояние между ними сократилось до минимума, мощная оптика позволила, наконец, рассмотреть, что это такое.

Двигающийся из глубин космоса корабль удивительно напоминал пропавший без вести почти четверть века назад «Странник», но как он выглядел! Центральных отсеков, где располагались баки с топливом, не было, вместо них зияли огромные неровные дыры, сквозь которые были видны части корабельного набора. Не было противометеоритного щита, закрывавшего головную часть, как, впрочем, и отделяемых исследовательских модулей и многого другого. Нетронутыми остались лишь носовые жилые отсеки с пузырями оранжерей и корма, в которой, подобно горнилам ада, зловещим багрянцем горели три чудовищные дюзы маршевых двигателей, нещадно при этом коптя и оставляя позади белёсый дымовой шлейф. Не хватало только клубов пара, чтобы представить себе этакий космический паровик. И, тем не менее, это действительно был «Странник». В его ходовой рубке стоял Шиндяпин. Прошедшие годы и упорный ежедневный труд оставили на его лице свои отпечатки, но капитан по-прежнему был подтянут и бодр, уверенно ведя свой корабль туда, откуда он когда-то стартовал. Оставалось совсем немного. Они были уже на подступах к родной системе. Шиндяпин работал. Поколдовав над светящимся прямоугольником навигационного планшета, что-то измеряя и записывая, он ввёл полученные данные в компьютер, и, увидев, что получилось, удовлетворённо хмыкнул.

— Хвала твоей машине, Дмитрий, — проговорил он, обращаясь к стоящему позади Мурзину. — Вышли, считай, тютелька в тютельку. Потребуется только небольшая коррекция.

— Она у меня молодец, — откликнулся инженер, нежно похлопав по панели навигационного комплекса, смонтированного так, что у любого земного кибернетика волосы бы встали дыбом. Шиндяпин снял с рычага выточенную из оргстекла телефонную трубку, пощёлкал тумблерами на самодельном коммутаторе и произнёс:

— Алло, конвертерное? Нужна дополнительная энергия. Да. Тяга для коррекции курса. Да, этого будет достаточно. — И повесил трубку.

Дежуривший в этот день в конвертерном отсеке Вольф тоже повесил трубку, затем заглянул в топливный бункер, прикидывая, что бы такого загрузить в конвертер. Покопавшись в горе разного хлама, он в итоге вытащил наружу половинку ремонтного лючка, кусок пластиковой обивки и целое ведро срезанных с переборок заклёпок, и кинул всё это добро на весы. Взвесив сваленный хлам и прикинув, что из него получится, он отсыпал немного заклёпок, затем открыл загрузочную камеру конвертера, швырнул туда лючок и обшивку, после чего подцепил лопатой оставшееся и ловким движением бывалого кочегара отправил заклёпки вслед за остальным. ТМ

Гипер
Валерий ГВОЗДЕЙ

№ 13 (991) 2015


В пятницу вечером настроение было — хуже некуда. Вялость, апатия.

— Снова хмурый, — улыбнулась жена за ужином. — Милый, ну что опять с тобой?

Владислав Сергеевич нечасто говорил с женой о работе, в НИИ квантовых проблем. Но вдруг захотелось поделиться.

Настолько измучили неудачи. Существование гиперпространства доказано, перспективы использования — теоретически обоснованы.

При этом — не пробиться.

— Гиперпространство? — раздельно произнесла жена. — А вы не искали в гипермаркетах? Поверь, дорогой, в гипермаркетах всё есть.

Ну-ну.

Столкновение обыденного сознания и — строго научного.

Грустно хмыкнув, учёный попытался возразить:

— Дорогая, созвучие названий ещё не гарантирует.

— Ведь не ходил со мной в магазин ни разу, — продолжала супруга. — Утром возьму тебя — хоть немного развеешься, посмотришь на то, чем нормальные люди живут.

Действительно, подумал Владислав Сергеевич. Может, сходить? Жена сумки таскает, руки оттягивает.

На следующее утро супруги вместе отправились в ближайший гипермаркет.

Там учёный выяснил, что сумки никто уже не таскает и руки не оттягивает — покупатели катают тележки. Про тележки, он знал, конечно, просто забыл как-то.

Ещё выяснил, что и в самом деле путь к гиперпространству лежит через гипермаркет. В жизни вообще многие вопросы решаются только через магазин.

Так люди и получили доступ к перемещениям на космические расстояния — за ничтожно короткое время. Конечно же, Владислав Сергеевич прославился.

Вроде бы нет причин для плохого настроения.

Хотя порой он сокрушается о том, что не поговорил с женой раньше. ТМ

Нечеловеческая работа
Александр РОМАНОВ

№ 13 (991) 2015


Я посмотрел на листы бумаги, висящие на стене. Перевёл взгляд на самый большой из них.

На этот раз портрет Людмилы вышел лучше, чем в предыдущий. Волосы получились такие, как надо, — рыжие и длинные, они падали вниз, заворачиваясь в блестящие огненные кольца. Кольца эти лежали на её красивых плечах, закрывая их почти полностью. Глаза были длинными и узкими, в их уголках собирались морщины, высокий лоб скрывала густая чёлка, а уголки полных красных губ довольно загибались кверху. Подбородок получился просто здорово, не больше и не меньше обычного, и крохотная ямочка в середине смотрелась именно как ямочка, а не так, как на других её портретах: там она выглядела как неудачно сделанная вмятина.

Я удовлетворено откинулся назад. Потом подумал, что пора идти в вечерний обход, встал, потянулся, потрогал ладонью карман комбинезона, нащупал лежащий там Людмилин кулон, поднял с пола сумку и повесил её на плечо.

В первом блоке всё было как всегда — мирно гудели двигатели, собранные в цепи стержни послушно вращались вокруг ядра, охладители были в норме. А чего им быть не в норме? Они всего месяц как работают, а завтра смена моя кончится, и прощай блоки, прощай охладители, прощай длинные коридоры нескончаемой станции. Вот ещё придумали — дежурных здесь оставлять. Чего тут человеку делать? С ума сойдёшь от скуки. В окне каюты то чёрная бездна, то серо-жёлтый фрагмент планеты «А-Четыре». И вот ты сидишь тут и думаешь, то ли тебе в черноту пялиться, то ли считать кратеры. А чего их считать? Уже давно всё посчитано, зафиксировано и запротоколировано. Восемь крупных на северном полушарии и три на южном.

С такой работой и робот прекрасно справится, думал я, шагая в следующий блок. Чего охранять-то? Ну, залежи, ну, урана. Можно подумать, его кто-нибудь украдёт. Прилетят и уведут планету. На верёвочке. Идиотизм.

В следующем блоке было всё так же, как и в предыдущем, — тихо, светло и без происшествий. Диагностический экран успокаивающе мигал зелёным, я пробежался по клавишам и проглядел данные. Потом нажал кнопку общего сбора, вырубил экран и пошёл в главный зал осматривать своих ребятишек. Шёл я долго, по пути проверяя оставшиеся восемь блоков, и когда добрался, наконец, до зала, там уже было не протолкнуться. Под ногами, вдоль стен, в воздухе под самым потолком уже собрались все мои кибернетические помощники. При моём появлении они разом повернулись в мою сторону и приветственно замигали, загудели и задвигали манипуляторами.

Я осторожно перешагнул через «уборщиков», отодвинул в сторону норовящего залезть мне на голову, парящего в воздухе «тестера» и помахал рукой жмущимся к стенам «надсмотрщикам» и «проверяющим». Вообще-то их названия звучат куда длиннее, но я никогда не пытался их запомнить, а они прекрасно откликались и на «тестеров» с «надсмотрщиками».

Я встал в центре помещения, расставил пошире ноги, оглядел ребят и толкнул речь.

— Сегодня мы работаем с вами последний день, — торжественно объявил я. — И мне, конечно, очень жаль с вами расставаться. Я ко всем вам привык. Но моя вахта кончилась, меня ждёт жена. Слушайтесь того, кто прилетит вместо меня. Смотрите, не подведите, а то скажут потом, что Андрей не умеет это, Андрей не умеет то. Хватит уже. Наслушался. У-у! — погрозил я пальцем парящему под потолком «тестеру». — Смотри у меня, морда.

Он выпустил наружу щупы и помахал ими в воздухе.

Перед глазами вдруг поплыло, по щеке покатилась капля, я подумал, что ещё не хватало мне расчувствоваться перед машинами, показал им кулак и двинулся к выходу.

* * *

Челнок пристыковался хорошо: чисто, без ляпов и происшествий. Я, на случай Чэ Пэ, полностью облачённый в скафандр, отключил аварийную систему, вернулся в шлюз и принялся переодеваться.

С Сергеем мы встретились точно в середине коридора, он с готовностью пожал мне руку и спросил, как прошла вахта. Сказал, что он, как всегда, опаздывает, поэтому сегодня будем делать всё быстро.

Быстро так быстро, подумал я. Я только «за».

Потом мы шагали с ним по коридорам, он топал ногами и говорил о том, как его достала эта невесомость, и как тут у меня на базе хорошо, легко и привычно. Не то что в его этой душегубке, где не то, чтобы ноги вытянуть, а даже повернуться негде.

Сергей осмотрел блоки, скопировал информацию себе на планшет, потом попросил меня собрать всех помощников в «зачисточной» и умотал к главному реактору.

Понятно, что он торопится, подумал я, ясно, что у меня конец дежурства и ребят надо собрать всех вместе для перезагрузки, но сколько уже раз я просил его не называть её «зачисточной». Слово такое, неприятное. Гнусное словечко.

Я дал сигнал на общий сбор в комнате перезагрузки и неторопливо зашагал по коридору.

Из боковой двери, ведущей в реакторную, вынырнул Сергей.

— А ты молодец, — похвалил он. — Всё идеально. Не то, что некоторые.

Я аж покраснел от удовольствия.

— Надо же! — продолжал он восторженным тоном. — Ни одного сбоя, работает моя система, да?

— Ага, — согласился я, не совсем его понимая. Почему это система вдруг стала его?

— Как там моя Люда? — осторожно спросил я.

— Кто? — спросил Сергей. — Ах, да… Твоя Люда… — он потёр пальцами виски.

— Что? — спросил я, чувствуя, как заколотилось сердце. — Что случилось?

— Ничего, — сказал Сергей. — Всё нормально. Ждёт тебя. Чего ты спрашиваешь? Ты же с ней каждый день, небось, разговаривал?

— Разговаривал, — согласился я. — И писал. И смотрел, как она…

Я осёкся, сообразив, что ляпнул лишнее.

Он сделал вид, что ничего не заметил. Мы вышли, наконец, в нужный сектор.

Коридор перед перегрузочной был шире, чем остальные, и заканчивался высокой камерой с расположенным внутри неё пультом управления. В коридоре уже собрались все мои ассистенты, отбитый красным цветом проём «перезагрузочной» был открыт.

Сергей бодро добежал до камеры, пискнул замком, прозрачная дверь отъехала в сторону, и он быстро взобрался по стремянке в кресло.

Я оглядел своих помощников. Они стояли и висели вдоль стены. Я указал им пальцем в сторону двери, и они один за другим устремились в проём.

Они шли мимо меня, маленькие и большие, короткие и длинные, круглые и плоские, а я всё думал, какими они будут после чистки? Опять ведь придётся их настраивать и отлаживать.

Я проводил взглядом заехавший в проём последний автомат.

Стоявший за стеклом Сергей помахал мне рукой. Я помахал ему в ответ и почти уже повернулся, чтобы пойти обратно, как сообразил, что он указывает мне рукой на красную арку портала.

— Мне тоже? — одними губами спросил я.

Он кивнул.

— Зачем? — весело спросил я.

Он пожал плечами и смешно выпучил глаза.

Я засмеялся и показал ему язык, потом развернулся и собрался было уйти, как ближайшая ко мне переборка вдруг коротко загудела и упала вниз, перекрыв путь к отступлению.

Я повернулся обратно.

Сергей уже не улыбался. Он заметил мой взгляд и пальцами изобразил шагающие ноги.

— Куда идти? Зачем идти? Мне тоже туда? — громко спросил я. — Я же не механизм. Чего ты, в самом деле?

Я требовательно постучал рукой по переборке.

Сергей изобразил на лице страдание, потом закатил глаза и передёрнул плечами. Он вытянул руку в сторону и зашевелил пальцами, нажимая кнопки на боковой панели.

Справа от меня в стене раскрылось отверстие, и из него наружу вылезла широкая чёрная труба, похожая на шланг системы вакуумной уборки.

Она быстро и мелко задёргалась, и не успел я даже удивиться, как из неё вырвалась огненная струя и ударила прямо мне в лоб.

Я открыл рот, чтобы заорать от боли, но наружу вырвался только жалкий писк. Подумал, что надо бы отклониться в сторону, и какой он оказывается негодяй, этот Сергей, тут пламя погасло, труба скрылась в стене и отверстие закрылось.

Я стоял ни жив ни мёртв, боли я не чувствовал, и вообще ничего не чувствовал, кроме текущих по спине капель и запаха горелого мяса.

Я осторожно поднял руку и провёл себя по голове. Поверхность была гладкой и почему-то холодной. Попытался нащупать волосы. Их не было. Там вообще ничего не было, кроме ровной и твёрдой черепушки. Щёлкнул громкоговоритель, и голос Сергея сказал:

— Долго ты будешь так стоять? Я, между прочим, должен вылететь через час, а мне ещё обновлять тебе программу.

— Ты? Почему это ты должен вылететь, а не мы? — тупо спросил я, повернул голову и увидел, как Сергей открывает люк и спускается по скобам.

Он подошёл ко мне, взял за голову и наклонил вниз. Я послушно стоял, чувствуя, как он касается меня пальцами, потом увидел, как рука его залезла мне в карман, он вытащил оттуда кулон Людмилы, нажал на него пальцами, тот раскрылся, и оттуда к Сергею на ладонь выпал микрочип.

— И в этот раз пришлось спалить твой головной предохранитель, — сказал он. — Но всё-таки так получается гораздо быстрее, чем постоянно тебя уговаривать.

Я стоял и ничего не понимал. Вроде хотел пошевелиться и не мог. Просто стоял как истукан и слушал, о чём он там бормочет.

— Вот, каждый раз одно и тоже, — ворчал Сергей, пыхтя. — И чего тебе всё-таки надо, а? Все работают и работают спокойно. Без сбоев. Без нареканий. Один ты вечно у меня чудишь. И в прошлый раз. И в позапрошлый. Одно тебя оправдывает — всё у тебя в твоём хозяйстве идеально. Ну, ничего, я программу подновил, авось в следующий раз получится без сюрпризов.

Он подошёл ко мне и взял за руку.

— Может, это от одиночества, а? — спросил он участливо. — Сидишь ты тут совсем один, никого нет…

Сергей пошёл вперёд, ведя меня за собой. Я молча шагал следом. Попытался было вырваться и не смог. Даже просто пошевелиться, кроме как перебирать ногами, и то не получилось.

— Да-а, брат, — протянул Сергей. — Забрать бы тебя с собой да показать ребятам. Вот бы они обрадовались. Они такого в жизни не видели.

Он завёл меня внутрь и поставил спиной к стене.

— Всё удалю! Всё! Чтобы больше не чудил, — угрожающе сказал он, достал планшет и принялся стучать по экрану пальцами.

— Хотя, пожалуй, рыжую Людку я тебе оставлю, — пробормотал Сергей. — Да и всё остальное, наверное, тоже. Ты же у меня один такой. Без сбоев.

Он с размаху ткнул пальцем в свой экранчик, и на меня разом навалилась темнота.

* * *

Я открыл глаза и потянулся. Посмотрел на висящий на стене портрет.

Да-а, подумал я, в этот раз он получился совсем хорошо. Не то, что в предыдущие.

Сейчас совершу последний обход и завтра домой. Завтра прилетит Сергей, дай бог, привезёт мне замену. И улечу. Хватит уже, насиделся я тут. Ишь, чего придумали, человека одного оставлять на целый месяц в такой дыре. Планету караулить. Мне тут и делать особо нечего.

Тут и робот прекрасно справится. ТМ

Домашний любимец
Владимир МАРЫШЕВ

№ 13 (991) 2015


Эту планету они встретили, оставив за кормой половину пути. Настоящий подарок судьбы — с ярким светилом, идеальной силой тяжести, отличным воздухом. Наконец-то можно покинуть тесные отсеки звездолёта и размяться на просторе!

Они гонялись друг за другом среди нагретых солнцем камней, выписывали зигзаги, и каждое движение, каждый вдох дарили радость. Зильмун был взрослый, но, опьянённый открывшейся свободой, дурачился, словно детёныш. Порой, не рассчитав силы, он так наскакивал на госпожу, что опрокидывал её.

После очередного падения ей это надоело.

— Ну, держись! — нарочито грозно сказала она.

Все представители её цивилизации обладали индивидуальным хронополем. Возможно, когда-то оно помогало выживанию вида, но давно утратило эту роль и теперь применялось только для развлечений.

— Застынь! — приказала госпожа и, сжав хронополе в кинжальный луч, уколола им зильмуна. Тот немедленно опустился, прижал брюхо к камням и замер, как изваяние, погрузившись в стазис первого рода. Она полюбовалась своей работой, немного побродила по окрестностям, а вернувшись, повелела:

— Оживи!

Они продолжали резвиться, но зильмун ничего не помнил о наказании и спустя какое-то время вновь сбил хозяйку с ног. На этот раз она серьёзно ушиблась, а потому, поднявшись, была мрачнее тучи.

— Застынь! — выкрикнула госпожа и вторично заморозила зильмуна. Но перестаралась.

У хронополя есть критический уровень. Распалившись, хозяйка нечаянно превысила его, а потому ввергла домашнего любимца в стазис не первого, а второго рода. Стазис, который невозможно прервать извне, но когда-нибудь он прекратится сам собой. Только ждать этого придётся долго. Невыносимо долго. Тысячи лет… Поняв, что она натворила, госпожа замерла от ужаса. Попыталась вернуть зильмуна к жизни, сознавая при этом, что всё равно ничего не получится. Ничего и не получилось.

Затем подумалось: нельзя оставлять питомца на чужой планете, надо обязательно доставить его домой! Но главный корабельный компьютер убедил её, что брать на борт находящийся в стазисе объект слишком рискованно. Ведь наведённое хронополе, в отличие от скрытого в теле госпожи, способно расстроить работу приборов. Кто знает, чем это обернётся?

Присев рядом с зильмуном, его хозяйка долго выплакивала боль потери. А когда, наконец, поднялась, её глаза уже были сухими.

«Надо лететь, — решила она. — Это не первая моя утрата, переживу и её. Мы с тобой больше никогда не увидимся. Но однажды, спустя тысячелетия, ты проснёшься и начнёшь искать своё место в этом мире. От всего сердца желаю тебе найти его».

* * *

Туристы замерли. От гигантской статуи веяло несокрушимой мощью, но особенно завораживал взгляд, устремлённый в вечность.

— Итак, — гид величаво повёл рукой, — перед вами Большой Сфинкс. Его возраст — до сих пор загадка. Некоторые исследователи считают, что он не имеет отношения к пирамидам, поскольку был сооружён задолго до них. Так ли это, науке только предстоит…

Он не договорил.

Сфинкс зашевелился! Повернул голову в одну сторону, в другую, подобрал под себя лапы и вдруг поднялся во весь рост, нависнув над людьми. Рядом с ним они казались кучкой муравьёв. Туристы завопили и кинулись врассыпную. Однако ожившему зильмуну было не до них. Он тщательно разглядывал пирамиды, дышащую зноем пустыню и наступающие на неё кварталы Гизы. Госпожи нигде не было видно. Но она не могла бросить его, своего любимца, которого ещё детёнышем носила на руках. Это невозможно, немыслимо! Значит, случилось что-то страшное…

Зильмун поднял голову к небу и завыл. Его вой был полон такой беспредельной тоски, что казалось — пирамиды вот-вот затрясутся от горя и рассыплются, превратившись в груды щебня. Но пирамиды устояли. За тысячи лет они видели много трагедий и точно знали, что любая боль со временем проходит. Пройдёт и эта. ТМ

Cоюз
Валерий БОХОВ

№ 14 (992) 2015


Не успел Виктор Васильевич оторвать палец от кнопки звонка, как дверь распахнулась.

— Виктор Васильевич, как быстро Вас домчали!

— Да. Ян, здравствуй! Домчали на скорой, больница заинтересована, чтобы люди умирали дома. Чтобы на неё ни тень, ни даже полутень не падали.

— Ну, так уж и «умирали».

— Ян, занавес закрывается, на сей раз. Я сам это чувствую, да ещё разговор двух врачей услышал — месяц или полтора мне остаётся. Потом мой лечащий двумя мазками мне всё обрисовал. Да ты сам посуди — более полувека уж мы с тобой вместе. Работы, выставки, работы… Износился организм…

— Виктор Васильевич! Пюрешку, может, съедите? Я её пастозно взбил, как Вы любите.

— Нет, дорогой, не буду есть, не хочу. Ты знаешь, ехал я домой и вспоминал нас с тобой. Я — молодой, на первом курсе Суриковского. Ты — только пришёл в нашу семью. Молодой помощник по хозяйству. Тебя, Ян, очень привлекли и заинтересовали мои первые шаги живописца.

— И я стал учиться у Вас. А потом вместе стали писать.

— Но вначале я думал, что ты будешь грунтовать холсты, картон. Большие площади полотна закрашивать. На пленере — будить меня в миг появления нужного света при восходе светила.

— И мне это всё нравилось. Сначала меня привлекли монотонные движения по холсту. Также мне нравилось, как натирать полы. А потом меня поразило волшебство переноса действительности на полотно. Это в корне поменяло моё отношение к живописи.

— И тут ещё проявились твои фотографические способности.

— Да, я запоминал некоторые моменты освещения, например.

— И тогда, Ян, мы стали работать вместе. И всё было очень гармонично в наших картинах.

— Но без Вашего чувства прекрасного, без ощущения нюансов цвета, без чувства трепетного восхищения природой, привносимого Вами.

— Это, Ян, всё идёт из души. А знаешь, кроме нашего творческого союза, мне известен всего только один — Кукрыниксы. Это были титаны. У них и вместе, и порознь сделаны и портреты, и пейзажи, и натюрморты… Не говоря уж о карикатурах.

— Но кое в чём мы их, Виктор Васильевич, превзошли.

— В чём же это?

— В работах в технике пуантилизма.

— Это так. И должен отметить, Ян, эти работы выполнены благодаря твоему колоссальному терпению.

— Когда рядом безупречный вкус, то сделать любую работу не так уж и сложно.

— Ян, я думаю в ближайшие дни написать и оформить завещание. Наряду с моими родственниками я впишу первым тебя в качестве распорядителя моим творческим наследием. Потому как работы эти — наши совместные. Можешь продать их, представить на выставку, подарить.

— Виктор Васильевич! От этого увольте меня. Я не желаю перебегать дорогу Вашим родственникам. Деньги мне не понадобятся. Выставляться никто меня не пригласит. Дарить картины мне некому. Единственное, что я прошу включить в завещание, это — надпись на могильном камне.


…Вечер. Сторож у кладбищенских ворот заметил спешащему Яну:

— Мы скоро закрываем. Успеете ли?

— Я успею, — ответил Ян.

Он быстро нашёл свежую могилу, где в первой половине дня прошли похороны Виктора Васильевича. Темнело. Ян вырыл углубление в могильном холмике. Сел в эту ямку. Достал бутылку бензина и облил себя. Чиркнул зажигалкой. Вспыхнуло пламя.

В отблесках пламени можно было прочитать надпись на могиле: «Мухинян. Художник-живописец. Годы жизни… Творческий псевдоним союза двух художников — Мухина Виктора Васильевича и андроида модели Ян-235». ТМ

Аномалия
Сергей БРЭЙН

№ 14 (992) 2015


Совершай каждый поступок так,

как если бы он был последним в твоей жизни.

Марк Аврелий
1.

«Люди склонны к жалобам на мироустройство, но знали бы все эти печалящиеся неудачники, как много порой требуется усилий, чтобы мир был устроен именно так!» — думал Ксавье, глядя на разбитую официантом чашку кофе.

В уютном придорожном ресторанчике он назначил встречу заезжему корреспонденту Палмеру из мелкой столичной газетёнки. Снег падал легко и непринуждённо, и на несколько долгих мгновений Ксавье поверил, что ему, снегу, это и действительно ничего не стоит.

— Вы спрашиваете, приходилось ли ему убивать? Безусловно, ведь у него пятеро собственных сыновей и три приёмных дочери! — выныривая из омута размышлений, промолвил Ксавье.

Сквозь витрину, обрамлённую рождественскими мотивами, они наблюдали за Кольтом-воспитателем — несогбенным стариком, увешанным гроздьями детей. Плетень детского сада придавал этой картине ажурность, идиллический вид особой беззаботности.

«Неужели это всё произошло здесь, неужели они не понимают опасности? — в ужасе думал корреспондент. — Ведь здесь уже погибли Клеренси из «Таймс» и Войчек из «Ивнинг стар», но никакого расследования не было даже предпринято!»

— А если бы он был обычным учителем или ветеринаром? Ладно, бес с вами, он и работает учителем и ветеринаром. И после всего, что он здесь натворил, вы полагаете, его боятся? Да, страшно боятся. Но ещё больше — любят. — Ксавье дёрнул челюстью вбок, словно пытался добавить весомости произнесённому.

— Как же это возможно, я слышал, что убийства…

— Молодой человек, позвольте мне кое-что прояснить. Вы приезжаете сюда, суёте нос в чужие судьбы, прикрепляете ярлыки к поступкам. А сами-то вы готовы к поступкам?

— Но причём здесь я? — Палмер недоумённо перевёл взгляд на Ксавье.

На мгновение ему показалось, что его взгляд потянул за собой снежную пелену, и сквозь неё он увидел ресторанную утварь и своего собеседника словно вмороженными в бесконечное пространство леденящего выбора.

— Вот именно, Палмер, вот именно. Человечество не устаёт прибегать к этому трюку. Опросите всех уголовников мира, и вы услышите миллионнократное «причём здесь я?». Но, понимаете ли, друг мой, мы рождены в тончайшем кружеве сплетений причин и следствий, увязывающим нас с мириадами проявлений бытия. Поэтому только готовность к поступку возвышает вас над животной участью быть инертной деталью мира.

— Но, Ксавье, ведь я даже не понимаю о чём речь! Моя предшествующая жизнь никак не связана с предстоящим репортажем.

— Вот именно, Палмер, вот именно. У вас редчайшая возможность осознать свою готовность к поступку вне всякого контекста. Вот прислушайтесь: сейчас среда, двадцатое декабря, идёт снег — и для этого вам нет надобности что-либо делать, и этот день остаётся мимолётным звеном в бесконечной хронологической цепи. Но стоит вам совершить Поступок — и человечество вдыхает этот день в свою духовную плоть, оно вплетает его в Историю, как в великую биографию всего содеянного!

— Но.

— И никаких «но». Я уловил осуждающую интонацию в вашем голосе и не требую ответа, просто призываю вас подумать. А пока скажу, что разрешение на интервью получил, так что ответственность за то, что вы можете напечатать, а что — нет, теперь целиком на вас.

На такую удачу Палмер и не надеялся. До него были всего два случая, когда подобные биографии разрешалось раскрывать.

— Да-да, об Аномалии долго запрещали упоминать, но теперь, когда её удалось локализовать, считается, что всё под контролем.

— Значит, это не слухи, и Кольт действительно работал над Аномалией?

— Это как сказать — работали вообще-то другие.

Ксавье посмотрел на часы и задумался, есть ли шанс рассказать всю историю лаконично — к обеду его уже ждали в префектуре. Сложность заключалась в том, что у этой истории имелись два начала — ведь для самого Кольта его служба в Галактической Детекции началась с того, что его вышвырнули из Академии за неуспеваемость. Причин здесь была тьма: он присматривал за детьми Кэрриджа, попавшего в больницу, и за его же заболевшей псиной, поддерживал гуманитарную миссию Зелёных, участвовал в миссионерских разработках для дальних планет. В общем, причина была в том, что он был хорошим человеком, добрым и безотказным. Он полагал, что о нём забыли — и о нём действительно забыли. Когда же открыли дальние галактические горизонты и потребовалось необозримое количество клерков для массовой обработки документации, вспомнили обо всех, кто, казалось, навсегда канул в недрах Департамента. Так он и сидел, перебирая бумаги, — хороший человек на бесполезной работе. К работе над Аномалией он не имел никакого отношения. Ксавье затронул и историю самой катастрофы. До сих пор астрономы не готовы ответить, когда возникла Аномалия.

Впервые её обнаружил лейтенант Клементино в обычном рейде планетарного патруля у малой планеты Дензери — телескоп «Мерсенн» зафиксировал необъяснимый орбитальный дрейф этого небесного тела. Клементино ещё чудовищно повезло, что эффект сказывался в малых временных масштабах. Когда отказало управление звездолёта, он был на капитанском мостике и собирался надкусить искусственное яблоко, выращенное в его знаменитой на весь флот оранжерее. Клементино ощутил невыносимое жжение в кисти, отшвырнул яблоко на панель управления, звездолёт резко развернулся и нырнул на миллионы километров обратно по траектории. Но Клементино был не из робких. Он заметил, что все процессы на корабле протекают словно в какой-то нерешительности: рукоятки сопротивлялись нажатию, переключатели срабатывали ещё до прикосновения к ним. Чем дальше корабль удалялся от этой странной западни, тем увереннее себя чувствовали обычные физические явления. Так что, проведя оперативное совещание с Центром, Клементино вновь пошёл в атаку. Он обнаружил верхнюю границу управляемости звездолёта, включил все приёмники, детекторы, датчики, линии связи с Центром и приступил к наблюдениям. Первое, что экипаж увидел на экранах, была огромная скала на Дензери, оторвавшаяся от подножия и рухнувшая в океан в нескольких километрах севернее. Через несколько минут прямо по курсу корабля возник астероид — но сканограмма окрестностей не выявила никаких траекторий, по которым он мог бы оказаться здесь, он просто возник из ничего. Астероид летел прямо на них. И вновь, покидая это гибельное место, Клементино попытался изменить динамику двигателей, почувствовал знакомое нарастание тяги при развороте, но внезапно весь корабль словно подняло на гигантской волне и выбросило далеко за пределы адской зоны.

Неизвестно, долго бы ещё соображал Клементино, но в последний момент его руки взмыли вверх против его желания, проделали несколько замысловатых рубленых жестов и вновь рухнули вдоль тела, навсегда решив для своего владельца вопрос о свободе воли в ортодоксальном ключе. И вот тогда он, наконец, сообразил, что попал в область аномальной каузальности — нарушенной причинно-следственной связи.

Уже следующая посланная миссия — «Гэлэкси» — погибла полностью, поскольку за те месяцы, что потребовались на её подготовку, аномальная зона разрослась в тысячи раз, и её граница поглотила ничего не ожидающий корабль. Именно тогда впервые задумались о создании каузального патруля. Наивные, они и не предполагали, что придётся не просто создавать несколько боевых единиц, но задействовать весь звёздный десант.

Это были золотые времена для научно-исследовательской шатии, ринувшейся на технологический абордаж катастрофы. Ещё бы, ведь весь бюджет Департамента был разделён между ними и военными!

Разрабатывались спиральные детекторы, выявляющие приближение Аномалии, дальнобойные гибернаторы, подавляющие причинное расслоение, но катастрофа близилась: Солнечная система была уже недалеко от разрастающейся бездны. Успешное оружие чуть не запоздало со своим изобретением: это были магнитокаузаторы, благодаря которым стало возможным подтягивать следствие к породившей его причине. К сожалению, сначала у них недоставало мощности. В тот год огромный язык Аномалии полоснул Солнечную систему до Марса: за несколько минут была разрушена миллиардолетняя гравитационная картина — один из спутников Юпитера исчез в мгновение ока, и галактическая гвардия четыре месяца нагнетала гравитацию приборами, до тех пор, пока на место исчезнувшего спутника не пригнали несколько крупных астероидов.

Пока изобрели широкополосный магнитокаузатор, прошло десять лет — и ещё десять лет выравнивали разрушенные области в заселённых мирах. Именно тогда теоретики предсказали, что закрыть Аномалию невозможно — её можно только локализовать. Звёздные войска боролись с каузальностью уже на внешней границе, необходимо было срочно выделить место со сложным ландшафтом для остаточной части Аномалии.

Всё шло строго по расчётам, операция завершалась на орбите Юпитера, но один из солнечных парусников вошёл в область действия Аномалии. Неизвестно, как сработала автоматика, но на огромной территории Аномалия стала закрываться. Капитану парусника было необходимо срочно выбрать одно из трёх мест для заземления этого всепожирающего зева, и он выбрал самую захолустную местность во Вселенной — наше поселение.

Паника длилась недолго — позиционирование прошло точно по границам городка, и за прошедшие годы Аномалия не сместилась ни на дюйм. Иногда здесь происходили необъяснимые вещи, но к чудесам человек привыкает так же быстро, как и к сложностям.

Прошли три года, и только этого времени хватило, чтобы аналитики построили, наконец, теорию, объяснившую случившийся природный катаклизм. Цели этого проекта были сугубо научными — в конце концов, проблем Аномалия теперь практически не доставляла, а погибших в этой катастрофе уже не вернёшь.

Модель тут же похоронили бы в архивах, но нашёлся один фанатик, просчитавший все последствия одной из маловероятных причинно-следственных траекторий: уравнения говорили, что, так или иначе, локализация изредка будет нарушаться — не чаще раза в год, и тогда во внешнем мире будут происходить масштабные трагедии. Первая из них случилась через полгода после этого доклада. Правительству удалось списать взрыв на терроризм. Но за доклад и за докладчика взялись уже серьёзно.

Быстро вычислили следующий прецедент — им оказался выход из строя одной из самых больших атомных станций планеты — с вероятной гибелью двадцати миллионов человек. Эксперт трассировал событие по уравнениям и выяснил, что помешать ему может только смерть семерых человек в области Аномалии. Конечно, никто не стал ничего публиковать. Спецслужбы решили, что цена спасения им вполне подходит — их же всегда в качестве расходного материала больше устраивают люди. Но когда стали искать исполнителя — выяснилось, что его нет. Никто не соглашался. Никто не соглашался из тех, кто имел допуск к такого рода секретам.

Были разосланы тайные циркуляры по возможным психологическим характеристикам претендента, и случилось так, что упившийся начальник одного из спецотделов в поезде проболтался о сложных поисках своему случайному попутчику — им был Кольт.

На следующий день Кольт послал запрос в Департамент, с соблюдением всех формальностей, — он предложил свою кандидатуру. Его мотали по всем инстанциям — что да как, но он молчал и упрямо предлагал себя. Сколько его не спрашивали о его мотивах убить семерых незнакомцев, он неизменно отвечал одно и то же: «Я слишком люблю людей. Двадцать миллионов жизней стоят того».

Время поджимало, и в результате его все-таки прислали в город. В тот же день он переехал к нам и ещё до вечера устранил указанных диаграммой людей, предотвратив теракт.

Впоследствии он осуществлял и другие убийства, пожары, взрывы. Тяжёлая это жизнь, ведь он убил в этом городке и лучшего воспитателя, и лучшего врача, и лучшего инженера.

Палмер встрепенулся, с усилием сжал плечи, покрутил головой.

— И когда же произошло последнее убийство?

— Ровно год назад, — услышал он глубокий, полный печали и одиночества голос.

Палмер обернулся — в грудь ему упёрлась двустволка. Кольт-воспитатель выглядел хмуро и сосредоточенно.

— Подождите, что вы имеете в виду… Так это… — Он резко повернулся к Ксавье. — Так это вы написали главному редактору запрос на интервью? Вы инициировали эту поездку в своих низменных целях, вам нужна была жертва?

— Жертва нужна не нам, она нужна Аномалии, — ответил Ксавье. — Вы же понимаете, все достойные люди у нас уже послужили расплатой за ваше беззаботное существование.

— Скажите-ка, друг мой, — неожиданно добавил он, — у вас есть дети?

— Трое, — с дрожью в голосе ответил Палмер.

— Тогда вы точно знаете цену детской жизни. — Он помолчал. — Через восемь часов произойдёт землетрясение в Оклахоме. Погибнут восемьсот школьников, и двести пятьдесят детей будут погребены под завалами детского сада. Или трое ваших детей потеряют отца. Помните, я спросил вас, готовы ли вы к поступкам? Так каков ваш выбор? ТМ

Заключённый
Виктор ЛУГИНИН

№ 14 (992) 2015


За всё нужно платить.

Жизнь жестокая и бессердечная дрянь, что бы ни говорили ярые оптимисты. Не жалеет никого, готова обрушить все казни египетские на голову человека, которого не взлюбила. Одни посчитают это Роком, а другие Судьбой. Но никто не признает, что вина в неудачах лежит на самих людях.

Алексей попался по собственной глупости, загоняя пакетик с «травкой» не тому человеку. А ведь занимался этим не первый год! Нюх выработал, что у собаки, а людей видел насквозь, что рентген. Когда можешь в любой момент попасться с поличным, вырабатываешь собственный кодекс самосохранения. Первое правило — никогда не подходи с товаром, если точно не уверен, что покупатель возьмёт.

В тот день Алексей зашёл в школу как всегда с полными карманами марихуаны. Заказов вдоволь, школьники выкуривали столько «травы», что иногда товар заканчивался раньше, чем того хотелось. Алексею не составляло труда незаметно передать его нужным людям. Работала круговая порука — сдашь одного, он тут же сдаст тебя.

Второе правило — не болтай с клиентом свыше того времени, которое понадобится на обмен. Отдал пакетик, получил деньги, одобрительно кивнул и свалил. Никто ничего не видел и не слышал. Зачем попусту тратить время и рисковать обнаружением?

Но Алексей облажался. Что тут скажешь — сыграли гормоны. А ведь взрослый мужик уже! Двадцать четыре года за плечами, незаконченный университет и куча долгов за съёмную квартиру. А тут какая-то малолетка из одиннадцатого класса похлопала ресницами и колыхнула грудью. Что, своих баб на тусовках не хватало? Повёл себя как баран. Мало того, что не спросил, есть ли у школьницы деньги на «траву». Так ещё и стал флиртовать на глазах у одноклассников. Совсем башку потерял!

С другой стороны — девка оказалась очень даже ничего. Блондинка, смазливое личико, полные накрашенные губы. Большая грудь, выпирающая из блузки и длинные загорелые ноги в школьной клетчатой юбке. Да ей в жизни семнадцать не дашь!

Пока они мило болтали под лестничным пролётом, в школу неслышно забежал ОМОН. Причём никто из детей даже не пикнул — эта сволота обо всём знала заранее. Алексей намеревался потискать школьницу, когда сзади ему закрутили руки. Кто-то ударил прикладом «калаша» в живот, и он согнулся в три погибели. А девка заулыбалась и миленько так прошептала:

— Нечего малолеток соблазнять, извращенец! Агнелия Малышева, Отдел по борьбе с наркотиками.

Мнимая школьница оказалась засланным казачком. Не удивительно, что выглядела старше…

Но размышлять Алексею не дали времени. Вывели из школы, запихнули на заднее сидение полицейского «уазика» и увезли.

— Что не делается, всё к лучшему! — проговорил один из омоновцев, снимая маску. — Тебя взяли на крупной партии марихуаны, пацан! Молись теперь.

— Да пошёл ты! — любезно отвечал Алексей, пытаясь освободиться от наручников. — Это чай!

— Ага! Ты мне не гони счас, — фыркнул омоновец, поворачивая круглую физиономию с приплюснутым носом. — Мы тебя уже второй месяц пасём, внедрили своего человека, чтобы такую падаль поймать! Думал, сможешь безнаказанно детей наркотой травить?

Алексей ничего не ответил. Нарушил оба правила, повёлся на развод как лох. Жизнь таких не любит, сразу же сжирает, даже косточек не оставляет.

Спустя полчаса «уазик» остановился. Алексея под руки вывели из машины, накинули на голову мешок и толкнули вперёд.

— Эй! — заорал Алексей, задыхаясь в темноте. — Вы что творите? Не имеете права!

Удар в бок заставил его не только заткнуться, но и скоренько побежать вперёд.

Пару минут ходьбы, спуска по ступенькам и звука опускающейся кабины лифта. Мешок скинули, вновь грубо толкнули. Алексей опустился на одинокий стул в пустой комнате. Омоновец последний раз окинул его издевательским взглядом. Губы растянулись в ухмылке.

— Не повезло тебе, наркот, — холодно произнёс он и вышел из комнаты. Алексей зло цыкнул. Хоть бы от наручников освободил! Железо стянуло кожу на руках до боли.

И какой он наркот, к дьяволу? В жизни эту дрянь не пробовал, только продавал. Не идиот же отраву принимать!

Приступ ярости прошёл быстро. Алексей взял себя в руки и осмотрелся. Небольшая и голая комната. Четыре стены, выкрашенные дешёвой зелёной краской. Низкий сводчатый потолок, кое-где с облупившейся побелкой.

И двери.

Что за нелепица абсурдная? Кто проектировал это место?

В каждой стене встроена одинаковая лакированная дверь с гладкой стальной ручкой. Отличия лишь в цвете — жёлтая впереди, красная по левую руку, зелёная по правую. И коричневая, в которой только что скрылся омоновец.

Никакой мебели и посторонних предметов.

Алексей опустил взгляд вниз. Обычный дешёвый ламинат, к тому же немытый.

— Эй! — крикнул Алексей и топнул ногой. — Есть кто дома?

Ответом послужила гнетущая тишина. Но Алексей заметил ещё кое-что. В пустой комнате отсутствовало эхо!

— Почему меня не отвели в КПЗ? — продолжал попытки он. — Где я вообще?

— Суд объявляю открытым!

Алексею хотелось зажать уши ладонями. Голос не просто оглушал — проходил через тело, заставляя сердце биться вдвое быстрее.

— О чём вы? Какой суд? Меня только взяли! — запричитал Алексей, пытавшийся унять дрожь в коленях. Не первый раз его задерживала полиция, но никогда не было так страшно!

— Порядок изменён, — отвечал голос, становясь тише. — Согласно новому Уголовному кодексу все заключённые под стражу, не важно за какое преступление, подвергаются ускоренному процессу суда. Никакой защиты, об адвокате можете забыть. Никаких свидетелей и присяжных. Лишь судья и справедливое наказание!

Алексей прикусил губу. Ощутил приступ паники, ужас сковал мышцы, сердце стало походить на барабан. Мочевой пузырь с трудом сдерживался, чтобы не опустошить неприкосновенный запас прямо на новые джинсы!

— Это чушь собачья! — бросил он. По сравнению с голосом неизвестного судьи, фраза Алексея звучала как комариный писк. — Я бы знал об этом!

— Что с того? По-вашему, если бы вы знали о новом ужесточении наказания, то перестали бы заниматься наркоторговлей? — В тоне судьи появились нотки иронии. — Перестаньте выпендриваться. Выхода нет! Вас взяли с поличным с крупной партией марихуаны. Кроме того, с десяток детей в школе могут засвидетельствовать, что видели, как вы ошивались там несколько месяцев. Но это неважно, как я уже сказал — свидетели не нужны. Вы признаны виновным по всем статьям и приговариваетесь…

— СТОП!

Алексей поднялся со стула. Как же хотелось выпутаться из наручников и показать невидимому инквизитору средний палец!

— Вы не можете так! Меня должны судить компетентные органы!

Ответом послужил громкий раскатистый смех. Но эхо и здесь не появилось.

— А продавали «траву» в школе с разрешения компетентных органов? — пророкотал судья. — Вы хоть в курсе, что один из ваших покупателей, мальчишка шестнадцать лет, подсел на героин? Марихуаны оказалось мало. За деньги на очередную дозу чуть не прирезал собственную мать!

— Это меня не касается! — отвечал Алексей. Но что-то внутри вздрогнуло от новости. — Я не отвечаю за поступки малолетних придурков! Если хватило мозгов, чтобы курить наркоту, то вина целиком на них!

— Это неважно. Всё. Решение принято и обжалованию не подлежит. Приговор будет приведён в исполнение с момента оглашения.

— Что? — Алексей окидывал взглядом голые стены, пытаясь найти крошечные камеры или колонки. — И сколько мне дадут? Пять? Десять лет?

— Пожизненная ссылка.

Алексей замер на месте. Мускулы охватил паралич.

— На Колыму пошлёте? — с трудом выдавил он, стараясь улыбнуться. — С каких пор за торговлю наркотиками дают пожизненное?

— С этих самых, — грубо отозвался судья. — Законодательство слишком мягко обходилось с такими отбросами. Теперь, независимо от провинности — украл ли ты телефон в магазине или убил жену за измену, ждёт пожизненная ссылка. Тюрьмы переполнены, мы тратим огромные средства на содержание преступников. Теперь всех вышлют с планеты.

— Что значит «с планеты»? — Алексея душил ужас. Всё казалось каким-то безумным сном. — Что за чушь вы городите вообще?

— Остался последний выбор, — продолжал судья. — Перед вами — три двери. Это порталы, ведущие на отдалённые планеты. Войдите туда, куда захотите. И останетесь там навсегда.

— А если откажусь? — бросил Алексей, продумывая варианты бегства. — Может, я хочу пройти обратно через коричневую дверь, откуда пришёл?

— Полагаю, смерть от обезвоживания и голода заставит передумать даже такого упрямца, — бесстрастно ответил судья. — И вам придётся пройти через дверь. Лучше сделать это сейчас. И не забывайте — планеты кишат жизнью. Если приспособитесь, то сможете выжить. Но путь на Землю для вас заказан навсегда.

Алексей в который раз мысленно проклял себя за ошибку. Чтобы ещё раз подошёл к школьнице… Да ни в жизни.

И тут горько усмехнулся. Действительно, больше не сможет. И вряд ли вообще когда-нибудь увидит женщину…

— И как же я открою дверь? — фыркнул Алексей. — Вы же сковали мне руки!

— Разве?

Голос затих. А вслед за этим Алексей ощутил необъяснимую лёгкость в руках. Наручники испарились! Оставалось лишь выбрать дверь.

— Мой любимый цвет? — усмехнулся он и нащупал холодную ручку жёлтой двери. — Эй, судья! Последнее слово, можно?

Тишина. То ли инквизитор ушёл, то ли просто не хотел отвечать.

— Пошёл ты в задницу! — крикнул Алексей и резко рванул дверь на себя.

Ослепительный свет заставил его прикрыть лицо руками. Алексей глубоко вздохнул и сделал шаг.

Ничего не почувствовал. Только мурашки по коже пробежали от страха. Алексей стоял на высоком песчаном бархане, возвышавшимся над бесконечной жёлтой пустыней. Два солнца висели в оранжевом небе, посылая на землю жаркие, ни с чем не сравнимые лучи. Пекло. И никакой воды рядом.

Он обернулся — никаких следов двери. Алексей закричал. Тёплые струи побежали вниз, растекаясь и образуя мокрое пятно на джинсах.

В этот миг с неба спикировала огромная птица. Алексей успел заметить длинный клюв, полный острых зубов.

«Хоть судью послать успел, — промелькнула последняя мысль в голове Алексея. — И то классно.»

Вспышка боли. И голова Алексея исчезла в клюве инопланетного монстра. ТМ

Побочный эффект
Владимир МАРЫШЕВ

№ 14 (992) 2015


— Так ничего и не скажешь? — Аня побросала в сумку оставшиеся вещи и выпрямилась, закусив губу. — Ну, что ж… Я до последнего надеялась, что это у тебя пройдёт — как гадкий сон, как болезнь. Но ты стал совсем чужим, холодным, бесчувственным. С каждым днём отдаляешься всё больше, обращаешься со мной так, словно я… — у неё задрожал голос, — словно я низшее существо. А потому…

Она хотела ещё что-то добавить, но только всхлипнула и, чтобы не разреветься, поспешила выскочить за дверь.

Вадим даже не дёрнулся в сторону Ани, чтобы удержать. Проводив её безучастным взглядом, прошёлся по комнате, опустился на диван и замер, глядя прямо перед собой. «Низшее существо», — сказала его уже бывшая девушка, не представляя, насколько оказалась права. Думала просто бросить упрёк в лицо, хлестнуть словом, а выразила самую суть их отношений. Вот только… Она чувствовала лишь свою боль и была бы потрясена, узнав, что «высшему существу» приходится не легче.

Всё началось год назад, когда в его мозгу обнаружили редкую форму опухоли. Шансы на спасение были ничтожны, но Вадиму невероятно повезло. Он узнал, что в одном из московских НИИ создали поистине революционный препарат. Назвали метадаксом, успешно испытали на животных и стали присматривать добровольца. Долго искать не пришлось. Дальнейшее напоминало фантастику. Вадима предупредили, что чудо-лекарство имеет странный побочный эффект. Метадакс, уверяли разработчики, усложняет некоторые связи в мозгу, и это должно вызывать у пациента постепенное усиление интеллекта. Опыты на животных показали, что оно быстро упирается в некий барьер, но у человека ожидалась куда более интересная картина.

Вадим подписал нужную бумагу не раздумывая: он отчаянно хотел жить, и опасаться каких-то побочных эффектов, стоя одной ногой в могиле, было смешно. К тому же от избытка ума ещё никто не умирал… Эксперимент удался. Опухоль начала рассасываться и через пару месяцев исчезла совсем. Но побочный эффект так и не проявился. Создатели метадакса подвергали Вадима изощрённым тестам — и разводили руками, глядя на результаты. Знали бы они, что пациент обвёл их вокруг пальца!

На самом деле он ощутил перемены уже после шестой или седьмой инъекции препарата. Сначала с удивлением обнаружил, что любимые ещё вчера телепередачи раздражают его своей глупостью и пошлостью. Затем увлёкся научно-популярными журналами, после чего перешёл на чисто научные. Вадим пытался постичь суть удивительных явлений, целенаправленно выбирал проблемы, ставившие в тупик признанных светил, — и решал их! А ещё он понял: чтобы не стать на много лет подопытным кроликом, надо обмануть экспериментаторов. Это удалось ему блестяще.

Его интеллект продолжал развиваться, и однажды Вадим осознал, что перерос человечество. Люди остались внизу, занятые мелкими, скучными, зачастую гнусными делишками, а он возвышался над ними и разглядывал, как копошащихся под ногами муравьёв.

Некоторое время это ему нравилось. Он ощущал себя пророком, готовым изречь Абсолютную Истину и направить целые народы по единственно верному пути. Но очень скоро Вадим убедился, что его рецепты всеобщего счастья никому не нужны. Человечество было слишком несовершенным для их воплощения в жизнь. Сознание всемогущества сменилось разочарованием. Вадим почувствовал, что презирает людей за их слабость, приземлённость, неспособность жертвовать личным ради лучезарного будущего для всех.

Затем пришло ощущение одиночества — небывалого, безмерного. Он заглянул в свою душу — и ужаснулся, обнаружив ней холодную, мертвящую пустоту. Что толку мнить себя полубогом, если не с кем даже поделиться мыслями, если друзья и коллеги отстраняются, считая тебя гордецом, а девушки сбегают, упрекая в бессердечии? Презрения к людям уже не было — на смену ему пришла жуткая, иссасывающая тоска. Наверное, такую же испытывал неприкаянный блудный сын, возвращаясь к отцу. Чтобы спастись от этой тоски, Вадиму предстояло или изменить мир «под себя», или, говоря словами популярной когда-то песни, прогнуться под него самому. Первое было не в его силах. Значит, оставалось второе…

Он подошёл к зеркалу. Оттуда на него глянула странная застывшая маска — лицо двадцатидвухлетнего парня, иссушенное чересчур легко доставшейся, а потому бесплодной мудростью. Вадим сосредоточился и представил во всех подробностях объёмную модель собственного мозга. Затем отыскал и мысленно выделил участок, изменившийся под действием метадакса. Он называл его «островком гениальности» и поначалу был уверен, что связи в этом кусочке серого вещества способны только усложняться. Но однажды пришло озарение: стоит ему захотеть — и можно вернуть структуру «островка» к начальной, простейшей конфигурации. Отказавшись тем самым от всемогущества, как от случайного, ненужного дара…

Примерно минуту Вадим колебался и в какой-то момент даже был готов передумать. Но он справился с собой и усилием воли перестроил цепочку нейронов, так и не сумевшую осчастливить человечество.

Человечество этого не заметило. ТМ

Примечания

1

Мана (тадж.) — вот, однако

(обратно)

Оглавление

  • Магазин всякой всячины Карла Мозеля Андрей АНИСИМОВ
  • Ведро кварков Валерий ГВОЗДЕЙ
  • Се ля ви Валерий БОХОВ
  • Часы Константин ЧИХУНОВ
  • Главное — приспособиться… Андрей АНИСИМОВ
  • Важная миссия Валерий ГВОЗДЕЙ
  • Земля неблагодарных Григорий КАЗАКОВ
  • Маленькое дополнение к официальной истории Андрей АНИСИМОВ
  • Уникальная работа Валерий ГВОЗДЕЙ
  • Я всё исправил Валентин ГУСАЧЕНКО
  • Время в подарок Михаил БОЧКАРЁВ
  • Люди из молний Юрий МОЛЧАН
  • Дружелюбный интерфейс Алексей ЛУРЬЕ
  • Будущее, которое ты создашь сам Андрей АНИСИМОВ
  • Лунное притяжение Андрей АНИСИМОВ
  • Они вертятся! Яков ХОТОМЛЯНСКИЙ
  • По-хозяйски Валерий ГВОЗДЕЙ
  • Охотник Андрей АНИСИМОВ
  • Хороший урок Валерий ГВОЗДЕЙ
  • Дуэлянты Владимир МАРЫШЕВ
  • Не будьте скептиком Андрей АНИСИМОВ
  • Лужа Григорий КАЗАКОВ
  • Тише! Михаил ДЬЯЧЕНКО
  • Естественным путём Валерий ГВОЗДЕЙ
  • В студии Валерий БОХОВ
  • Примитив Владимир МАРЫШЕВ
  • Игра на опережение Михаил ЗАГИРНЯК
  • Потерявшиеся во Вселенной Андрей АНИСИМОВ
  • На Марс Валерий БОХОВ
  • Червяк в голове Михаил БОЧКАРЁВ
  • Мана[1] Валерии ГВОЗДЕЙ
  • Ремонтная сага Андрей АНИСИМОВ
  • Гипер Валерий ГВОЗДЕЙ
  • Нечеловеческая работа Александр РОМАНОВ
  • Домашний любимец Владимир МАРЫШЕВ
  • Cоюз Валерий БОХОВ
  • Аномалия Сергей БРЭЙН
  • Заключённый Виктор ЛУГИНИН
  • Побочный эффект Владимир МАРЫШЕВ