КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 411744 томов
Объем библиотеки - 549 Гб.
Всего авторов - 150498
Пользователей - 93855

Последние комментарии

Впечатления

Stribog73 про Карпов: Сдвинутые берега (Советская классическая проза)

Замечательная повесть!

Рейтинг: +2 ( 4 за, 2 против).
ZYRA про фон Джанго: Эпоха перемен (Альтернативная история)

Не понравилось. ГГ сверх умен, сверх изобретателен и сверх ублюдочен. Книга написана "афтором" на каком-то "падоночьем языге" с примесью блатной фени. Если автор ассоциирует себя с ГГ, то становиться понятной его попытка набрать в рот ложку дерьма и плюнуть в сторону Украины. Оказывается, во время его службы в СА, у него "замком" украинец был, со всеми вытекающими. Ну что поделать, если в силу своей тупости "замком" стал не автор. В общем, дочитать сие творение, я не смог. Дальше середины опуса, воспалённый самолюбованием мозг или тот клочок ваты, что его заменяет у автора, воспалился и пошла откровенная муть, стойко ассоциирующаяся с кошачьим дерьмом.

Рейтинг: +1 ( 3 за, 2 против).
SanekWM про Тумановский: Штык (Боевая фантастика)

Буду читать

Рейтинг: -1 ( 1 за, 2 против).
SanekWM про Тумановский: Связанные зоной (Киберпанк)

Буду читать

Рейтинг: -1 ( 1 за, 2 против).
PhilippS про Орлов: Рокировка (Альтернативная история)

Башенка, промежуточный патрон..Дальше ГГ замутил, куда там фройлян Штирлиц. Заблудился.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
DXBCKT про Гумилёв: От Руси к России. Очерки этнической истории (История)

Самое забавное — что изначально я даже и не планировал читать эту книгу. Собственно я купил ее в подарок и за то время пока она у меня «валялась» (в ожидании ДР), я от нечего делать (устав от очередной постапокалиптической СИ) взял ее в руки и... к своему удивлению прочитал половину (всю я ее просто не смог прочитать, т.к ее «все-таки» пришлось дарить)).

Что меня собственно удивило в этой книге — так это, то что она «масимально вычищена» от «всякой зауми», после которой обычно хочется дико зевать (как правило уже на второй странице). Здесь же похоже что «изначальный текст» был несколько изменен (в части современного изложения), да и причем так что написанное действительно вызывает интерес повествованием «некой СИ», в которой «эпоха минувшего» раскрывается своей хронологией в которой уже забытые (со времен школьной скамьи) имена — оживают в несколько ином (чем ранее) свете...

Читая эту книгу я конечно (порой) путался во всех этих «Изяславах, Всеславах, Святославах и тп». Разобрать что из них (кому) был должен иногда сразу и не понять, но все же эти имена здесь «на порядок живей» (по сравнению со школьным учебником истории). В общем... если соответственно настроиться — книга читается как очередная фентезийная)) «Хроника земель...» (или игра типа «стратегия»), в которой появляются и исчезают народы, этносы и государства...

Читая это я (случайно) вспомнил отрывок из СИ Н.Грошева «Велес» (том «Эволюция Хакайна»), в котором как раз и говорилось о подобных вещах: «...Время шло. Лом с Семёном обрастали жирком, становились румянее и всё чаще улыбались. Как-то Лом прошёлся по неиспользуемым комнатам и где-то там откопал книгу «История Древнего Мира». Оба взялись читать и регулярно спорили по поводу содержимого. В какой-то момент, Лом пытался доказать Семёну, что Вергеторикс «капитальный лох был и чудила», тогда как какой-то итальянский хмырь с именем Юлик и погонялой Август «реальный пацан». Семён не соглашался и спор у них вышел даже любопытный. В другое время, Оля с удовольствием приняла бы участие в разговоре об этих двух, толи сталкерах, толи бандитах из старой команды Велеса. Но сейчас её занимали совсем другие мысли, в них не было места, абстрактным предметам бытия».

В общем — как-то так) Но а если серьезно — то автор вполне убедительно дал понять, что все наше «сегодняшнее спокойствие плоского мира покоящегося на китах», со стороны (из будущего) может показаться пятимянутным перерывом между главами в которых совершенно изменится «политический, экономический и прочие расклады этого мира и знакомые нам ландшафты народов и государств»...

Рейтинг: -2 ( 1 за, 3 против).
котБасилио про (Killed your thoughts): Красавица и Чудовище (СИ) (Короткие любовные романы)

нечитабельно с с амого начала, нецензурная лексика

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Ночные удовольствия (fb2)

- Ночные удовольствия (пер. Любительский перевод) (а.с. Темные Охотники-3) 1.06 Мб, 306с. (скачать fb2) - Шеррилин Кеньон

Настройки текста:



Шеррилин Кеньон НОЧНЫЕ УДОВОЛЬСТВИЯ

Древняя греческая легенда 

Воспитанный в условиях необычайного богатства, Кириан Трасейский владел обаянием и харизмой так же уверенно, как и мечом. Бесстрашный и отважный, он правил миром, окружающим его, и не знал ничего, кроме самой страстной стороны своей натуры.

Горячий, дикий и неутомимый, он беспечно прожигал жизнь. Он не знал страха и ограничений. Мир был чашей, которую он поклялся выпить до дна.

Обладая силой Ареса, лицом и телом Адониса и чувственными дарами Афродиты, он привлекал внимание любой женщины, видевшей его. Они хотели обладать им, мечтали заполучить гордого воинственного принца, прикосновение которого, по слухам, вызывало ощущения, близкие к тем, что женщина получала, стоя у самых ворот рая.

Однако он был мужчиной, сердце которого нелегко приручить.

Мужчиной, который жил мгновением, жил для своего удовольствия, для страстного исполнения всех своих желаний. Он любил получать и дарить наслаждение.

Те несколько избранных, которым удалось провести с ним ночь полную экстаза, смотрели свысока на тех, кто мог лишь мечтать о прикосновении к его совершенному телу.

Ибо он был страстью. Желанием. Всем, что чувственно и горячо.

Как прирожденного воина его уважали и боялись все, кто слышал о нем. Во времена, когда Римская Империя была непобедима, он с геройским ликованием в одиночку отразил атаку римлян, завоевав богатство и славу своему имени и родине.

Некоторое время о нем говорили, как о человеке, который будет править миром.

До тех пор пока жестокое предательство не сделало его Правителем Ночи.

Теперь он блуждает среди теней, между Жизнью и Подземным миром. Не человек и не зверь, он нечто совершенно иное.

Он — Одиночество. Он — Тьма.

Он — тень в ночи.

Одинокий дух, не знающий покоя, чья судьба — спасать тех самых смертных, которые отвергают и боятся его. Он не сможет познать отдыха и мира до тех пор пока не найдет женщину, которая не предаст его. Чистое сердце, которое сможет преодолеть его темную сторону и вернуть его к свету. 

ГЛАВА 1

— А я говорю, надо посадить его на муравейник и забросать маринованными огурцами.

Аманда Дэвро рассмеялась над предложением Селены. Старшая сестра всегда могла ее рассмешить, какая бы трагедия не случилась. Именно поэтому холодным воскресным днем она сидела на Джексон Сквер за столом Селены, предназначенном для гадания по руке и картам Таро, вместо того, чтобы лежать в постели с одеялом, натянутым на голову.

Все еще улыбаясь от мысли о миллионах муравьев, вгрызающихся в мягкое, рыхлое, словно тесто, тело Клиффа, Аманда окинула взглядом туристов, даже в этот серый ноябрьский день бродящих толпами по достопримечательностям Нового Орлеана.

Запах горячего кофе с цикорием и пончиков доносился из «Кафе дю Монд» напротив, пока машины с жужжанием проезжали в нескольких метрах от нее. Мрачно-серые облака и небо соответствовали тягостному настроению Аманды.

Большинство лоточников с Джексон Сквер не видели нужды ставить киоски в зимний период, но ее сестра Селена считала свой стол медиума таким же сокровищем Нового Орлеана, как и Собор Святого Луи позади.

И это было еще то сокровище…

Дешевый карточный столик был скрыт под плотной пурпурной тканью, которую их мать сшила с использованием «особых» заклинаний, известных только их семье.

Мадам Селена, Госпожа Луны, как Селена была известна, сидела за ним, одетая в струящуюся зеленую замшевую юбку, пурпурный вязаный свитер и длинный черный с серебром плащ.

Странный наряд ее сестры довольно сильно контрастировал с вылинявшими джинсами Аманды, ее розовым свитером крупной вязки и бежевой лыжной курткой. С другой стороны, Аманда всегда предпочитала одеваться неброско. В отличие от своей чересчур яркой семьи, она ненавидела выделяться. Ей больше нравилось смешиваться с окружением.

— Я покончила с мужчинами, — сказала Аманда. — Клифф был последней остановкой автобуса, идущего в никуда. Я устала тратить на них свое время и энергию. С этого момента все свое внимание я буду отдавать бухгалтерскому делу.

Селена скривилась от отвращения, тасуя свои карты Таро.

— Бухгалтерия? Ты уверена, что ты не подкидыш?

Аманда выдавила невеселый смешок.

— Вообще то я уверена, что я подкидыш. Только хотелось бы, чтобы моя настоящая семья нашла меня до того, как станет слишком поздно и часть вашей странности передастся мне.

Селена рассмеялась, раскладывая пасьянс из карт Таро.

— Знаешь в чем твоя проблема?

— Я слишком строга и «правильна», — сказала Аманда, используя слова, которыми ее мать и восемь старших сестер чаще всего называли ее.

— Ну, и это тоже. Но я думаю, что тебе стоит расширить свои вкусы. Перестань западать на этих скучных придурков в галстуках, плачущихся своим мамочкам на то, что у них нет никакой жизни. Тебе, моя сестренка, нужна сексуальная встряска с мужчиной, который заставит твое сердце биться быстрее. Я имею ввиду с по-настоящему диким и безудержным.

— С кем-то вроде Билла? — спросила Аманда с улыбкой, думая о муже Селены, который был даже более «правильным», чем Аманда.

Селена покачала головой.

— О нет, тут другое. Смотри, это я дикая и безудержная и это не дает ему скучать. Вот почему мы созданы друг для друга. Мы достигли баланса. У тебя же баланса нет. Ты и твои парни склоняете весы в сторону Царства Скуки.

— Эй, мне нравится, когда мой мужчина скучен. На них можно положиться и не волноваться, что у них внезапно случится передозировка тестостерона. Да и в любом случае, я — не первая красавица.

Селена фыркнула, перебирая карты.

— Кажется, тебе надо записаться на пару сеансов к Грейс.

Аманда усмехнулась.

— Конечно, как будто мне нужны советы по поводу мужчин от сексопатолога, которая вышла замуж за греческого раба секса, вызвав его из книги. Нет, спасибо.

Несмотря на эти слова, Аманде действительно нравилась Грейс Александер. В отличие от обычной толпы сумасшедших друзей Селены, Грейс всегда была разумной и успокаивающе нормальной.

— Как она, кстати?

— Хорошо. Никлос начал ходить два дня назад и теперь всюду лезет.

Аманда улыбнулась, представив очаровательного светловолосого малыша и его сестру-близняшку. Ей нравилось, когда Грейс и Юлиан позволяли ей понянчиться с ними.

— Когда ей снова рожать?

— Первого марта.

— Готова поспорить, они взволнованы, — произнесла Аманда, почувствовав легкий укол зависти. Ей всегда хотелось дом полный детей, но в двадцать шесть ее перспективы были безрадостными. Особенно учитывая, что она не могла найти мужчину, желающего завести детей с женщиной, вся семья которой не дружила с головой.

— Знаешь, — сказала Селена с задумчивым видом, который заставил Аманду сжаться. — У Юлиана есть брат, который тоже был проклят на заключение в книгу. Ты могла бы попробовать…

— Сразу нет, спасибо. Помнишь, я из тех, кто ненавидит всю эту паранормальную чушь. Я хочу милого, нормального, человеческого мужчину, а не какого-то там демона.

— Приап — греческий бог, а не демон.

— Для меня разница не большая. Поверь, мне хватило жизни с вами девятью, накладывающими заклятья и делающими всю эту фокус-покусную чепуху. Я хочу нормальной жизни.

— Нормальность — это скучно.

— Не говори «гоп», пока не попробуешь.

Селена расхохоталась.

— Однажды, сестренка, тебе придется принять другую половину своей крови.

Аманда проигнорировала эти слова, когда ее мысли вновь обратились к бывшему жениху. Она действительно думала, что Клифф был создан для нее. Милый, тихий клерк с заурядной внешностью, занимающийся вводом данных — он действительно подходил ей.

До тех пор пока не встретился с ее семьей.

Уф! Последние шесть месяцев, она откладывала их знакомство, зная, что именно случится. Но он настаивал и прошлым вечером она, наконец, сдалась.

Закрыв глаза, Аманда вздрогнула, вспомнив, как ее сестра-близнец, Табита, встретила его на пороге, затянутая в готскую одежду, в которой она ходила на нежить. Наряд шел в комплекте с арбалетом, который Табите ну очень необходимо было показать ему, также как и комплект метательных звездочек.

— Вот эта — особенная. Она может разнести голову вампира с трехсот метров.

Как будто этого одного было мало, на кухне ее мать и три старших сестры плели защитные заклинания для охотницы.

Но самое худшее произошло, когда Клифф по ошибке хлебнул из чашки Табиты, которая была наполнена зельем, повышающим силу, приготовленным из свернувшегося молока, соуса «Тобаско», яичных желтков и чайных листьев.

Его тошнило целый час.

После, Клифф повез ее домой.

— Я не могу жениться на женщине, у которой такая семья. — Сказал он, когда она протянула ему обручальное кольцо. — Боже Милостивый, а что, если бы у нас были дети? Ты можешь себе представить, что было бы, если что-нибудь из этого передалось им?

Откинув голову назад, Аманда все еще была готова убить свою семейку за это унижение. Неужели было так сложно побыть нормальными всего лишь на один ужин? Почему, ну почему, она не могла родиться в обычной семье, где никто не верил в призраков, гоблинов, демонов и ведьм?

Если хорошо подумать, двое из них до сих пор верили в Санта Клауса!

Как мог ее чудесно нормальный отец выносить всю их ерунду? Он определенно заслуживал причисления к лику святых за свое терпение.

— Привет, девчонки!

Аманда открыла глаза и увидела приближающуюся Табиту. Ну, разве это не замечательно? Что еще случится? Может, ее собьет автобус?

День становится все лучше и лучше.

Она любила свою близняшку, но не в этот момент. Сейчас она призывала мерзкие вещи на голову Табиты. Болезненные, гадкие вещи.

Как всегда, Табита была во всем черном. Черные кожаные брюки, водолазка и длинный черный кожаный плащ. Ее густые, волнистые темно-каштановые волосы были стянуты в конский хвост, а светло-голубые глаза блестели. Щеки Табиты раскраснелись от быстрого шага.

О нет, она была на охоте!

Аманда вздохнула. Как могли они появиться из одной яйцеклетки?

Табита залезла в карман плаща, вытащила обрывок бумаги и положила его на стол перед Селеной.

— Мне нужна твоя экспертиза. Это греческий, верно?

Не ответив, Селена отложила карты и взглянула на листок. Она нахмурилась.

— Где ты это взяла?

— Он был у вампира, которого мы уничтожили прошлой ночью. Что там написано?

— Темный охотник близко. Десидериус должен подготовиться.

Табита сунула руки в карманы, обдумывая ее слова.

— Есть какая-нибудь идея, что это может значить?

Селена пожала плечами, возвращая бумагу Табите.

— Никогда не слышала ни о Темных Охотниках, ни о Десидериусе.

— Эрик говорит «Темный Охотник» это кодовое название для одного из нас. Что ты думаешь? — спросила Табита.

Аманда услышала достаточно. О, боги, как ее бесило, когда они начинали нести свою вампирско—демоническо—оккультную муру. Почему они не могли повзрослеть и жить в нормальном мире?

— Послушайте, — сказала Аманда, поднимаясь. — Увидимся позже.

Табита поймала ее за руку, когда она развернулась, чтобы уйти.

— Эй, ты же не злишься до сих пор из-за Клиффа?

— Конечно, злюсь. Я знаю, что вы это специально.

Совершенно не смущенная тем, что разрушила помолвку Аманда, Табита отпустила ее руку.

— Мы сделали это для твоего же блага.

— Ну да, конечно. — Она сверкнула фальшивой улыбкой. — Спасибо большое за то, что вы так нянчитесь со мной. Хотите выколоть мне глаз, раз уж вы этим занимаетесь, так ради удовольствия?

— Ну, Мэнди, — сказала Табита с тем самым милейшим выражением лица, за которое их отец мог простить ей что угодно. Это лишь взбесило Аманду еще больше. — Тебе может не нравиться то, что мы делаем, но ты нас любишь. И ты не можешь выйти замуж за какого-то чересчур правильного придурка, который не может принять нас всех такими, какие мы есть.

— Нас? — Недоверчиво спросила Аманда. — Не втягивайте меня в свое сумасшествие. Я единственная, кто получил рецессивные нормальные гены. А вы все…

— Табби!

Аманда замолчала, когда приятель-гот Табиты подбежал к ним. Эрик Сент—Джеймс был всего на три сантиметра выше их обеих, но, учитывая их метр восемьдесят, ничего необычного в этом не было. В его коротких черных волосах была пурпурная полоска, которую он укладывал торчком. Он был бы очень милым, если бы не проколотый нос и неспособность найти работу и удержаться на ней.

И если бы оставил охоту на вампиров. Боже!

— Гэри выследил ту группу вампиров, — сказал Эрик Табите. — Нам надо попытаться и взять их до наступления темноты. Ты готова?

Если бы Аманда закатила глаза еще дальше под лоб, она бы ослепла.

— Действуя так, вы ребята, однажды по неосторожности убьете человека. Помните, как вы напали на группу ролевиков по «Лестату» Энн Райс на кладбище?

Эрик одарил ее глупой улыбкой.

— Никто не пострадал, и туристам понравилось.

Табита вновь взглянула на Селену.

— Ты сможешь поискать информацию для меня, вдруг найдется что-нибудь на Десидериуса или Темного Охотника?

— Блин, Табби, сколько еще раз я должен сказать тебе оставить это? — Раздраженно произнес Эрик. — Вампы просто играют с нами. «Темный Охотник» — это просто страшная кличка, которая ничего не значит.

Селена и Табита проигнорировали его.

— Конечно, — сказала Селена, — Но тебе, возможно, лучше бы обратится к Гэри.

Эрик недовольно выдохнул.

— Он сказал, что тоже никогда о таком не слышал, — Эрик выразительно поглядел на Табиту. — а значит, это — ерунда.

Табита сбросила его руку со своего плеча и продолжила игнорировать его.

— Поскольку это по-гречески, я готова поспорить, что кто-нибудь из твоих друзей-профессоров может знать больше.

Селена кивнула.

— Я спрошу у Юлиана сегодня, когда пойду к Грейс.

— Спасибо. — Табита вновь поглядела на Аманду. — Не переживай насчет Клиффа. Я знаю парня, просто созданного для тебя. Мы познакомились с ним пару недель назад.

— О, Господи, — выдохнула Аманда, — больше никаких ваших свиданий в слепую. Я еще не оправилась от прошлого, а это было четыре года назад.

Селена рассмеялась.

— Это был тот охотник на крокодилов?

— Да, — ответила Аманда. — Крокодил Митч, который пытался скормить меня своему питомцу, Большой Марте.

Табита фыркнула.

— Неправда. Он просто пытался показать тебе, чем зарабатывает на жизнь.

— Знаешь что, вот когда ты позволишь Эрику запихнуть твою голову в живого аллигатора, тогда сможешь что-нибудь сказать. А до тех пор, я, как эксперт по вони из пасти крокодила, буду придерживаться мнения, что Митч просто пытался найти дешевую питательную закуску.

Табита показала ей язык, а потом схватила Эрика за руку и быстро потащила его за собой по улице.

Аманда потерла голову, наблюдая, как они строят друг другу глазки, доказывая этим, что где-то там для каждого есть пара. И не важно насколько ты странный.

Как плохо, что она не могла найти никого для себя.

— Я пойду домой расстраиваться.

— Слушай, — сказала Селена, перед тем, как она смогла уйти. — Может мне отменить сегодняшнюю встречу с Грейс, чтобы мы с тобой могли заняться чем-нибудь? Устроить символическое поджаривание крошечных венских сосисок в честь Клиффа?

Аманда улыбнулась, оценив эту идею. Неудивительно, что она любит свою семью. Несмотря на хаос, они были родными душами и заботились о ней.

-нет, спасибо. Я могу пожарить сосиски и сама. Кроме того, Табита умрет, если ты не спросишь Юлиана о ее «Темном Охотнике».

— Хорошо, но, если передумаешь — дай мне знать. О, раз уж ты будешь дома, почему бы тебе не позвонить Тиане и не попросить ее наложить на Клиффа заклятие, уменьшающее член?

Аманда рассмеялась. Ну, ладно, случались времена, когда было полезно иметь в сестрах верховную жрицу Вуду.

— Поверь, он не может себе это позволить.

Она подмигнула Селене.

— До скорого.

Вечером, Аманда подпрыгнула от звонка телефона, внезапно ворвавшегося в ее фантазии. Отложив книгу, она сняла трубку.

Это была Табита.

— Эй, сестренка, ты не могла бы забежать ко мне и погулять с Терминатором?

Аманда стиснула зубы от знакомой просьбы, которую слышала минимум дважды в неделю.

— Блин, Табби. Почему ты сама этого не сделала?

— Я не знала, что меня не будет так долго. Пожалуйста. Он намочит мою постель, если ты не придешь.

— Знаешь, Табби, у меня тоже есть своя жизнь.

— Ну да, скажи еще, что ты не сидишь сейчас на диване в одиночестве, читая последний роман Кинли МакГрегор, поглощая шоколадные трюфели, как будто завтра не наступит никогда.

Аманда приподняла бровь, оглядев множество оберток от трюфелей, разбросанных по кофейному столику перед собой и экземпляр «Покоряя горца» на его краешке. Черт, она ненавидела, когда ее сестра так делала.

— Пожалуйста, — умоляла Табита, — обещаю вести себя хорошо с твоим следующим парнем.

Вздохнув, Аманда поняла, что действительно не может сказать «нет» своим сестрам. Это было ее слабым местом.

— Хорошо, что ты живешь неподалеку, а то мне пришлось бы убить тебя за это.

— Я знаю. Я тебя тоже люблю.

Глухо заворчав, Аманда повесила трубку. Она бросила тоскливый взгляд на книгу. Черт побери, она только начала втягиваться в сюжет.

Она вздохнула. Ну ладно, по крайней мере, Терминатор составит ей компанию на несколько минут. Ужасно уродливый питбуль, на данный момент, он был единственной особью мужского пола, которого она могла вынести.

Она схватила свою бежевую лыжную куртку с кресла и вышла через переднюю дверь. Табита жила через два квартала от нее и, хотя вечер был невероятно темным и холодным, Аманде не хотелось ехать на машине.

Натянув перчатки, она направилась вперед по тротуару, желая, чтобы Клифф был здесь, чтобы сделать эту работу за нее. Аманда не могла сосчитать, сколько раз она уговаривала его выпустить Терминатора из дома Табиты по пути домой.

Девушка споткнулась на выбоине в тротуаре, вспомнив о Клиффе в первый раз за это время. Что действительно заставляло ее чувствовать себя плохо по поводу их разрыва, так это то, что она не скучала по нему. Не сильно, в любом случае.

Аманда скучала по ощущению кого-то, с кем можно поговорить вечером. Ей не хватало человека, с которым можно посмотреть телевизор, но она не могла сказать, что действительно скучала по нему. И именно это расстраивало ее больше всего.

Если бы не ее тронутая семья, она могла на самом деле выйти за него замуж, а потом понять, что в действительности не любит его.

Эта мысль заставляла ее дрожать сильнее, чем холодный ноябрьский ветер.

Стараясь выбросить Клиффа из головы, она сконцентрировалась на окресностях. В восемь тридцать, квартал был удивительно тихим, даже для воскресной ночи. Машины были припаркованы вдоль улицы, и большинство домов были освещены, когда она шла по старому разбитому тротуару.

Все было как обычно, но все равно это казалось странным. Неполная луна висела высоко, порождая причудливые тени вокруг Аманды. Снова и снова ветер доносил до нее приглушенные звуки смеха и голосов.

Эта была превосходная ночь, для того чтобы зло…

— Убирайся из моей головы, — сказала она громко.

Теперь Табита заставила еевести себя так! Боже!

Что дальше? Теперь она тоже будет ходить со своими сестрами по берегу реки в поисках странных вудуистских трав и аллигаторов?

Вздрагивая от этой мысли, она, наконец, дошла до страшного старого дома на углу, который Табита снимала с подругой. Ярко пурпурного цвета, этот дом был одним из самых маленьких на улице. Аманду удивляло, что никто из соседей не жаловался на неприглядный цвет. Конечно, Табите он нравился, потому что к нему было легко указывать дорогу.

— Просто ищи маленький пурпурный викторианский дом с черным железным забором. Ты его не пропустишь.

Если только ты не слепой.

Открыв низкие ворота из кованого железа, Аманда направилась по тропинке к крыльцу, где стояла, наблюдая, огромная, зловещая, каменная горгулья.

— Привет, Тед, — сказала она горгулье, которая, как клялась Табита, могла читать мысли. — Я просто выпущу песика наружу, О’кей?

Аманда вытащила ключи из кармана куртки и открыла переднюю дверь. Зайдя в коридор, она сморщила нос, уловив слабый душок чего-то мерзко пахнущего. Одно из зелий Табиты, вероятно, протухло.

Либо это, либо ее сестра опять пыталась что-то приготовить.

Она услышала, как Терминатор лает в спальне.

— Я иду, — сказала она собаке, закрывая дверь, включая свет, и, направляясь в гостиную.

Аманда была в одном шаге от коридора, когда она услышала голосок в своей голове, призывающий ее бежать.

Она даже моргнуть не успела, как свет выключился, и кто-то схватил ее сзади.

— Ну, ну, — произнес ей в ухо вкрадчивый голос, — наконец-то я тебя поймал, маленькая ведьма.

Его хватка усилилась.

— Теперь самое время заставить тебя страдать.

Что-то ударило ее по голове за секунду до того, как пол поднялся ей навстречу.

ГЛАВА 2

Аманда пришла в себя и сразу же почувствовала ужасную пульсирующую боль в голове. Она чувствовала себя ужасно.

Что слу…

Она напряглась, вспомнив человека, которого не видела. Его слова.

В ужасе, она попыталась встать и обнаружила, что лежит на холодном бетонном полу в маленькой, покрытой пылью комнате.

И пристегнутая наручниками к незнакомому блондину.

Вопль рванулся из ее горла, но она сдержала его.

Не паникуй. До тех пор пока у тебя на руках не будет всех фактов.

Откуда ты знаешь, может быть, Табита приводит в исполнение свою угрозу о свидании вслепую — как в тот раз, когда она «случайно» заперла тебя на три часа в кладовке с Рэнди Дэвисом. Или тогда, когда «похитила» тебя в багажнике своей машины с тем странным музыкантом.

Табита всегда использовала нестандартные пути, чтобы свести ее с парнями. Хотя, надо отдать должное сестре, Табита обычно не избивала мужчин до беспамятства, перед тем как навязать им общество друг друга.

И все же, с Табитой что-то всегда могло случиться в первый раз. А экстремальные свидания в слепую это было очень по-табитовски.

Заставляя себя оставаться спокойной, пока не получит больше информации, Аманда решила оглядеться. Они двое были в маленькой комнате без окон и ржавой железной дверью. Дверью, до которой она не могла добраться, не протащив своего «друга» по полу.

В комнате не было ни мебели, ни чего-либо еще. Единственный свет шел от маленькой лампочки в центре потолка.

Хорошо, итак, непосредственной опасности для нее не было.

Все еще далекая от успокоения, она поглядела на тело позади. Он лежал к ней спиной либо мертвый, либо без сознания.

Предпочитая последнее, она осторожно подвинулась к нему. Он казался довольно высоким и лежал так, как будто его грубо бросили на пол.

С трясущимися ногами, Аманда медленно поднялась на колени и наклонилась над ним, чтобы не вывернуть его руку еще сильнее.

Он не двигался.

Она оглядела его тело. Длинное черное кожаное пальто, черные джинсы и черная рубашка с вырезом-лодочкой вместе придавали ему, даже лежащему на полу, чрезвычайно опасный вид. Его ноги были обуты в пару черных байкерских ботинок со странными серебряными вставками на каблуках.

Его волнистые светлые волосы, доходящие до воротника пальто, упали на лицо, закрыв от нее его черты.

— Простите? — прошептала она, потянувшись, чтобы коснуться его руки. — Вы живы?

Как только ее рука дотронулась до твердого, гладкого бицепса, у нее сбилось дыхание. Его распростертое тело было словно напряженная сталь. В нем не было ни капли полноты. Он был настоящей гибкой твердой силой.

О, боже.

Не успев остановить себя, Аманда пробежала рукой по его плечу. О, какое это было ощущение!

Она медленно восхищенно выдохнула.

— Молодой человек? Мистер? — вновь попыталась она, потеребив его за твердое мускулистое плечо. — Мистер Гот, не могли бы вы очнуться, чтобы я могла уйти? Я действительно не хочу оставаться в кладовке с мертвецом дольше, чем надо? Ну, пожалуйста, не надо превращать все это в «Уикенд у Берни». Я — одна, а вы очень, очень большой парень.

Он не шевелился.

Хорошо, придется попробовать что-нибудь другое.

Закусив губу, Аманда перевернула его на спину. Волосы упали с его лица вместе с воротником.

У нее перехватило дыхание. Ну, хорошо, теперь она была действительно потрясена.

Мужчина был великолепен. У него были аристократичные черты лица с четко выраженной челюстью, высокими скулами и едва заметной ямочкой на подбородке.

Он обладал той редкой мужественной красотой, которую немногие, очень удачливые женщины видели во плоти.

Дальше — больше, у него были самые потрясающие губы, которые она когда-либо видела. Полный и выразительный, этот рот был создан для долгих, страстных поцелуев.

В действительности, единственным недостатком мужчины был тоненький шрам, который протянулся по краю челюсти, от уха к подбородку.

Он легко мог побить мужа Грейс по красоте. А с Юлианом Полубогом тяжело было соперничать.

Но, честно говоря, Аманду никогда уж настолько сильно не впечатляло то, как мужчина выглядел. Телу она предпочитала интеллект. Особенно, учитывая, что обычно IQ тех мужчин, которых она знала, и, выглядящих даже вполовину так хорошо как он, был меньше чем размер обеих ее ног.

В отличие от Табиты, чтобы привлечь ее внимание, нужно было больше, чем шикарная задница и широкие плечи.

Хотя…

Аманда скользнула взглядом по его гибкому, мускулистому телу. В его случае она могла бы сделать и исключение.

При условии, если он, конечно, не мертв.

Колеблясь, она потянулась и коснулась рукой его загорелой шеи, чтобы проверить пульс. Пальцами она ощутила мощные, тяжелые удары.

Обрадовавшись, что он жив, она попыталась снова потрясти его.

— Эй, клевый кожаный мальчик? Ты меня слышишь?

Он глухо застонал и медленно открыл глаза, вид которых потряс Аманду. Настолько темные, что казались черными, они угрожающе расширились, когда мужчина сфокусировал на ней взгляд. С проклятием, он схватил ее за плечи.

Не успела она шевельнуться, как он перекатился вместе с ней, пригвоздив ее к полу своим телом, и, удерживая ее запястья над головой.

Эти темные, завораживающие глаза с подозрением изучали ее.

Аманда не могла дышать. Он вплотную прижался к ней каждым своим сантиметром, и девушка тут же поняла, что руки — это не единственная каменно-твердая часть его тела. Этот мужчина был стеной, состоящей только из гладких, сильных мышц.

Его бедра мертвым грузом легли меж ее ног, а твердый, упругий живот прижимался к ней так, что она покраснела. Он заставлял ее чувствовать себя разгоряченной и напряженной. Бездыханной.

Впервые в своей жизни Аманде захотелось приподнять голову и поцеловать мужчину, о котором она совершенно ничего не знала.

Кто он?

Абсолютно ошеломив ее, он опустил голову к ее щеке и втянул воздух у ее волос.

Аманда замерла.

— Ты что, меня обнюхиваешь?

Глубокий, мелодичный смех вырвался из его горла, посылая сквозь нее странные пульсирующие волны.

— Я всего лишь восхищался твоими духами, мой цветочек, — мягко прошептал он в ее ушко со странным, соблазнительным акцентом, который заставлял ее таять. Его голос, настолько глубокий, что напоминал раскаты грома, разрушительно действовал на Аманду.

Мужчина был невообразимо сексуален, и ощущение его дыхания на ее шее посылало тысячи мурашек, покалывающих ее, словно иголками

— Ты — не Табита Девро. — он так тихо прошептал эти слова, что даже несмотря на рот, щекочущий ее ухо, Аманде пришлось напрячься, чтобы расслышать его.

Она сглотнула.

— Ты знаешь Т…

— Ш-ш, — прошептал он, лаская пойманные запястья большими пальцами в ритме, который посылал сквозь нее электрические разряды. Грудь девушки напряглась от воспламенившего ее желания.

Он потерся о ее щеку своей, нежно царапая кожу щетиной, и, вызывая еще одну волну мурашек. Никогда еще в своей жизни Аманда не чувствовала ничего более возбуждающего, чем вес его тела, и, ничего более восхитительного, чем его пряный, мужской запах.

— Они подслушивают.

Кириан глубоко, восхищенно выдохнул.

Теперь, когда он был уверен, что от нее не исходит угрозы, он должен был сдвинуться с нее и все же…

Слишком много времени прошло с тех пор, как он последний раз лежал меж женских бедер. Вечность с тех пор, как он осмеливался так приблизиться к женщине. Он забыл ощущение теплой мягкости груди, прижатой к его телу, горячего сладкого дыхания на своей шее.

Но сейчас, когда она была под ним…

О да, он все вспомнил. Он вспомнил ощущение женских рук, блуждающих по его обнаженной спине и каково это — чувствовать женщину, извивающуюся от его мастерских прикосновений.

На минуту, Кириан потерялся в этих мыслях, представляя, как они избавляются от одежды и более тщательно исследуя ее округлости.

Гораздо более интимно.

Он закрыл глаза, думая о том, как бы он пробежал языком по ее груди, коснулся языком напряженного соска, пока она играла бы с его волосами.

Она изогнулась под ним, лишь усиливая поток его фантазии.

Хммм…

Естественно, она побледнеет от ужаса, если когда-либо выяснит, кем и чем он является. И если она хотя бы немного походит на свою сестру, она будет атаковать его, пока один из них не погибнет.

Действительно, как жаль. Но, с другой стороны, он привык к тому, что люди боятся его. Это было проклятие и спасение таких как он.

— Кто подслушивает? — прошептала она.

Открыв глаза, он упивался звучанием ее мягкого, мелодичного голоса. Он очень любил гладкий тягучий южный говор, а эта женщина обладала таким, который скользил по ее языку, как дорогой шелк.

Против его железной силы воли, тело яростно отвечало на ее близость. В нем поднялось желание поцеловать эти полные, полураскрытые губы и он раздвинул ее бедра шире, зарываясь глубже в жар ее тела. О да, он мог чувствовать вкус этой женщины. Весь, без остатка.

Он отстранился, чтобы лучше рассмотреть ее лицо. Ее темно каштановые волосы были щедро разбавлены рыжими прядками, играющими на свету. Глаза девушки, насыщенно голубого цвета выражали ее смущение, ее злость и ее дух. Они сияли на лице, на котором была всего лишь одна морщинка, прямо под правым глазом. Это была единственная черта, которая отличала ее от сестры.

Она и ее запах.

Табита пользовалась дорогими духами, которые буквально глушили его чувствительное обоняние, а эта женщина пахла розами и нежностью.

В этот момент Кириан хотел ее с такой непреодолимой жаждой, что это на мгновение ошеломило его. Прошли века с тех пор, как он так желал женщину.

Века с тех пор, как он вообще что-либо чувствовал.

Лицо Аманды загорелось огнем, когда его возбужденный член уперся в ее бедро. Мужчина хоть и не мертвый, был определенно тверд. И явно не из-за трупного окоченения.

— Слушай, приятель, я думаю, что ты должен найти другое место для отдыха.

Его взгляд остановился на ее губах и Аманда увидела неприкрытую жажду в глубине этих полночных глаз. Он резко сжал челюсти, как будто борясь с собой.

Его мужественность и явная сексуальность ошеломили ее.

Прижатая его телом, она вдруг осознала, как беспомощна была перед ним. И насколько сильно в действительности она хотела ощутить вкус этих прекрасно—очерченных губ. Эта мысль одновременно напугала и взволновала ее.

Мужчина моргнул, и словно пелена упала на его лицо, скрывая его чувства. Он отпустил ее.

Отодвинувшись, Аманда увидела кровь на своем розовом свитере.

— О, Господи! — выдохнула она. — У тебя идет кровь?

Он глубоко вздохнул, сев рядом с ней.

— Рана затянется.

Аманда не могла поверить, что он так безразлично об этом говорит. Судя по количеству крови на одежде, она могла сказать, что ранение было серьезным, и все же, он не выказывал никаких признаков этого.

— Где ты ранен?

Он не ответил. Вместо этого мужчина провел левой рукой по рыжевато—желтым волосам. Он замер, взглянув на большой серебристый браслет наручника, а потом принялся нервно дергать его.

По смертельно опасному, холодному блеску в глазах, Аманда поняла, что наручники беспокоили его даже больше, чем ее саму.

Теперь, когда он очнулся и больше не лежал на ней, Аманда была потрясена темной выразительностью его черт. Было в этом лице что-то романтичное и неотразимое. Что-то героическое.

Она легко могла представить его в образе повесы времен Регентства или средневекового рыцаря. Его классические черты несли какой-то особенный, не поддающийся описанию дух, который казался странно неподходящим для этого современного мира.

— Ну, ну, — раздался бестелесный голос. — Темный Охотник очнулся.

Аманда узнала злобные интонации того, кто ударил ее в доме Табиты.

— Дези, детка, — ворчливо сказал мужчина позади нее, глядя на коричневые стены. — Я вижу, ты до сих пор играешь в свои маленькие игры. Почему бы тебе не повести себя, как хороший Даймон и не показаться мне?

— Все в свое время, Охотник, все в свое время. Понимаешь, я не такой как все остальные, которые бегут и съеживаются от страха при виде большого страшного волка. Я — большой страшный дровосек, который убивает этого волка.

Голос выдержал театральную паузу.

— Ты и Табита Девро были беспощадны, преследуя мой род, и пришло время вам узнать, что такое страх. К тому времени, когда я с вами закончу, вы будете молить о смерти.

Темный охотник наклонил голову и засмеялся.

— Дези, лапушка, я никогда никого не умолял в своей жизни, и, скорее солнце развалится на части, чем я буду просить о чем-либо такого, как ты.

Окончание второй главы.

— Высокомерие, — произнес Дези, — как я обожаю наказывать за это преступление.

Темный Охотник рывком поднялся на ноги, и Аманда увидела рану у него в боку. Его рубашка была слегка разорвана, и пятна крови покрывали пол в том месте, где он сидел.

Но мужчина, казалось, не замечал этого.

— Скажи, а как тебе эти наручники? — Спросил Дези. — Это кандалы из кузницы Гефеста. Только бог или ключ, сделанный самим кузнецом могут открыть их. А, учитывая, что боги оставили тебя…

Темный Охотник оглядел комнату. Его полный ярости взгляд мог напугать и Дьявола.

— Твое убийство доставит мне такое удовольствие.

Десидериус рассмеялся.

— Я сомневаюсь, что тебе предоставится шанс, если твоя маленькая подружка узнает, кто ты.

Темный Охотник бросил на нее говорящий взгляд, который просил не выдавать себя. Но этого и не требовалось. Последнее, что она бы сделала — это предательство сестры.

— Именно поэтому ты приковал нас друг к другу? — спросил Охотник. — Хотел поглядеть, как мы будем драться?

— О, нет, — ответил Дези, — это совсем не то, что я планировал. Если вы убьете друг друга, я не буду против, но что я действительно намереваюсь сделать — так это выпустить вас на закате. Понимаешь, Темный Охотник станет жертвой, и я собираюсь в полной мере насладиться, выслеживая и заставляя вас страдать. Нет такого места, где вы бы смогли спрятаться от меня.

Темный Охотник самодовольно улыбнулся.

— Ты думаешь, что способен выследить меня?

— О, да. Вполне. Видишь ли, я знаю все твои слабые места даже лучше, чем ты сам.

— У меня нет уязвимых мест.

Десидериус засмеялся.

— Слова настоящего Темного Охотника. Но у каждого из нас есть Ахиллесова пята, особенно у тех, кто служит Артемиде. И ты не исключение.

Аманда могла поклясться, что слышала, как Десидериус удовлетворенно облизнулся.

— Твоя самая большая слабость — это благородство. Эта женщина ненавидит тебя, и все же, ты не убьешь ее, чтобы оказаться в безопасности. Пока она будет пытаться прикончить тебя, ты будешь охранять ее ценой своей жизни.

Десидериус злобно расхохотался.

— Ты просто не можешь бросить человека в опасности, не так ли?

— Дези, Дези, Дези, — поцокал языком Темный Охотник. — Что же мне с тобой сделать?

— Не смей разговаривать со мной таким пренебрежительным тоном.

— А почему бы и нет?

— Потому что я не просто какой-то испуганных маленький Даймон, чтобы бежать от тебя в ужасе. Я — твой худший кошмар.

Темный Охотник усмехнулся.

— Тебе обязательно прибегать к таким клише? Ну, давай же, Десидистрофа, не можешь придумать ничего пооригинальнее, чем эти фразы из низкопробных фильмов.

Яростное рычание эхом отразилось от стен комнаты.

— Прекрати издеваться над моим именем.

— Извини, ты прав. Меньшее, что я могу для тебя сделать — это проявить немного уважения, перед тем, как уничтожить.

— О, нет, ты не уничтожишь меня, Темный Охотник. На этот раз умрешь ты. Ты не задумывался, насколько она замедлит тебя? Не говоря уж о ее маленьких друзьях. Они будут преследовать тебя, как свора диких собак. И на твоем месте, я бы уповал на это. Ты никогда еще не испытывал таких мучений, какие предстоят тебе в нашу следующую встречу.

Сжатые в плотную, твердую линию, губы Темного Охотника растянулись в улыбке в ответ на угрозы Десидериуса.

— Ты сильно переоцениваешь свои способности.

— Поживем — увидим.

Аманда услышала, как отключился микрофон.

Темный Охотник снова рванул наручники.

— Я убью этого выродка из фильмов ужасов.

— Эй, эй, эй, — вскрикнула она, когда он вывернул ее запястье, пытаясь освободиться. — Эта рука вообще-то пристегнута.

Мужчина остановился и посмотрел на нее. Его взгляд смягчился.

— Близнецы. Это ему в голову не пришло. Есть какие-нибудь мысли насчет того, где может быть твоя сестра?

— Я даже не знаю, где я или сколько сейчас времени. К тому же, я не имею понятия, что тут происходит. Кто ты и кто был тот придурок? — Потом она понизила голос и добавила, — Он может нас слышать?

Кириан покачал головой.

— Нет, микрофон выключился. В данный момент он занят обдумыванием своей маленькой мести. Я не знаю, как ты, но лично я вижу его потирающим руки и смеющимся как Декстер из «Лаборатории Декстера» [1].

Кириан несколько минут разглядывал девушку. Она не билась в истерике…пока, и он хотел, чтобы оно было так и дальше. Информация о том, что Десидериус — это демон, питающийся душами, явно не помогла бы.

Конечно, учитывая склонность ее сестры к охоте на вампиров, это не должно было удивить девушку.

Закрыв глаза, он мысленно потянулся к ее разуму и нашел подтверждение своим опасениям. В ней присутствовала изрядная доля страха.

В отличие от своей сестры Табиты, она не делала поспешных выводов, но ее терзали любопытство и злость. Возможно, он мог бы рассказать ей обо всем и не перепугать до потери сознания, но Темный Охотник в нем придерживался правила «меньше знаешь — крепче спишь». Прямо сейчас, голый минимум — это было все, что ей нужно было знать. Если ему повезет, он сможет освободить их, не выдав о себе больше, чем ей уже было известно.

— Меня зовут Хантер, — официально произнес он. — А «тот придурок» — это человек, который собирается навредить твоей сестре.

— Спасибо, но это я уже поняла и сама.

Аманда нахмурилась. Все это должно было бы испугать ее, но страха она не чувствовала. Слишком сильна была злость. Она умудрилась попасть в самую гущу сумасшедшей жизни своей сестры.

В действительности девушка была рада, что по ошибке схватили ее, потому что Табита без сомнения выкинула бы что-нибудь самоубийственное.

Она взглянула на Темного Охотника и нахмурилась еще сильнее. Откуда он знал Табиту? Что было еще интереснее, как он смог их различить, когда даже мать временами не могла этого сделать?

— Ты один из друзей моей сестры?

Он посмотрел на нее ничего не выражающим взглядом, а потом рывком поднял на ноги.

— Нет, — ответил он, похлопывая себя по груди, бедрам, заднице и ногам.

Аманда пыталась не замечать восхитительного тона его кожи, когда ее рука следовала за ним. И когда девушка коснулась твердой внутренней поверхности его бедра, она едва сдержала стон.

Хантер был создан для секса и скорости. Как плохо, что он не подходил под ее типаж. На самом деле, он был полной противоположностью тому, что ее привлекало в мужчинах.

Разве нет?

Он чертыхнулся.

— Конечно, он забрал мой телефон, — пробормотал он, направляясь с ней к двери.

Подергав за ручку, мужчина начал осматривать петли. Когда он расшнуровал ботинок и бросил его на пол, Аманда удивленно приподняла бровь.

— Что ты делаешь? Собираешься поплавать?

Он одарил ее дерзкой ухмылкой, наклоняясь, чтобы поднять ботинок с пола.

— Пытаюсь вытащить нас отсюда. А ты?

— Пытаюсь не разозлиться на тебя.

Удивление сверкнуло в его глазах, а потом он вновь обратил свое внимание на дверь.

Аманда наблюдала, как мужчина нажал на одну из серебристых вставок на каблуке, и из ботинка выстрелило зловеще выглядящее пятнадцатисантиметровое лезвие. Он определенно принадлежал к типажу Табиты. Ей было интересно, а нет ли у него еще и метательных звездочек в кармане.

— О—о—о, — сухо прокомментировала она. — Очень страшно.

Он окинул ее серьезным взглядом.

— Детка, ты еще страшного не видела.

У него был такой вид крутого парня, как будто он сидел за рулем «Форд Фэарлэйн» [2]. Она ухмыльнулась и издала совсем не женское фырканье.

Темный Охотник проигнорировал ее. Зазубренным лезвием он пытался расшатать заржавевшие петли.

— Ты сломаешь клинок, если не будешь аккуратнее, — предостерегла она.

Он поглядел на девушку, приподняв бровь.

— Ничто в этом мире не сможет сломать это лезвие.

Мужчина стиснул зубы, колотя по ботинку кулаком.

— И, кажется, ничто в этом мире не сможет сдвинуть с места эти петли.

Он пытался еще несколько минут.

— Черт, — прорычал он, когда петля так и не пошевелилась.

Он спрятал лезвие и наклонился, чтобы надеть ботинок. Полы плаща раздвинулись от его движений, одарив ее замечательным видом его тела.

О, да, славная задница.

У Аманды пересохло во рту, когда он выпрямился во весь свой почти двухметровый рост.

О, боже.

Ну, хорошо, она была готова взять свои слова назад. У него была одна черта, которую она находила неотразимой. Его рост. У нее был пунктик насчет мужчин, выше нее ростом. А с ним, она могла бы легко носить пятнадцатисантиметровые каблуки, не ущемляя его мужское эго.

Он возвышался над ней. И ей это нравилось.

— Так откуда ты знаешь мою сестру? — спросила она, пытаясь сфокусировать свои мысли на сложившейся ситуации, а не на том, как бы ей хотелось почувствовать вкус его губ.

— Я знаю ее, потому что она все время путается у меня под ногами.

Он вновь вцепился в наручник.

— Почему вы, люди, постоянно чувствуете непреодолимую нужду влезть в дела, которые следовало бы оставить в покое?

— Я не влезаю… — она замолкла, когда его слова дошли до ее сознания. — Вы, люди? Почему ты так говоришь?

Темный Охотник не ответил.

— Послушай, — сказала Аманда, подняв вверх руку, показывая браслет наручника. — Я застряла тут с тобой, и я хочу получить ответ.

— Нет, не хочешь.

Это было последней каплей. Она ненавидела мужчин — альфа всеми фибрами своей души. Эти доминанты типа «Я-мужчина—детка—дай-мне-повести» вызывали у нее тошноту.

— Ну, ладно, мальчик — мачо, — сказала девушка с раздражением. — Я тебе не какая-то там маленькая кокетка, чтобы хлопать ресницами при виде быка-производителя в черной коже. Не стоит пробовать со мной свою тактику «я-мужик», а не то я докажу тебе, что известна у себя на работе как «Крушитель Яиц».

Кириан нахмурился.

— Мальчик — мачо? — Недоверчиво повторил он.

Еще никогда в своей чрезвычайно долгой жизни он не встречал никого, кто осмелился бы бросить ему вызов. Когда он был смертным, его приближение заставляло целые римские армии в ужасе спасаться бегством. Лишь немногие осмеливались встретиться с ним лицом к лицу.

Когда он стал Темным Охотником, легионы Даймонов и Апполитов начинали трястись от страха в его присутствии. Его имя произносили с благоговейным трепетом и почтительностью, а эта женщина назвала его…

— Бык-производитель в черной коже, — повторил он вслух. — Не думаю, что раньше меня когда-либо так унижали.

— Значит, ты точно был единственным ребенком в семье.

Это заставило Кириана рассмеяться. На самом деле, когда-то у него было три младших сестры, но ни одна из них никогда не осмеливалась оскорбить его.

Он окинул ее взглядом. Она не была красива, в классическом понимании этого слова, но в ее миндалевидных глазах была определенная экзотика, которая придавала ей обаяние феи.

Ее длинные, распущенные красновато-коричневые волосы рассыпались по узким плечам. Но именно голубые глаза были самыми потрясающими. Теплые и умные, сейчас они сузились от злости.

Легкий румянец окрасил щеки девушки, от чего ее глаза стали еще на тон темнее. Несмотря на опасность, в которой они находились, ему было интересно, как бы она выглядела после ночи дикого, безудержного секса. Он запросто мог представить ее глаза, потемневшие от страсти, взлохмаченные волосы, щеки, покрасневшие от касания его небритых щек и ее губы, влажные и припухшие от поцелуев.

Его тело пылало от таких мыслей.

До тех пор, пока он не почувствовал знакомое покалывание в затылке.

— Скоро рассвет.

— Откуда ты знаешь?

— Я просто знаю.

Кириан потянул ее влево и начал исследовать изъеденные ржавчиной стены в поисках выхода.

— Когда нас выпустят, нам нужно будет найти способ освободиться от этих наручников.

— Как это мило с твоей стороны — признавать очевидное.

Аманда оглядела его тело и увидела рваную рану сквозь дыру в одежде.

— Тебе действительно нужно заняться этим.

— Не дай бог, я истеку кровью, да? — спросил он язвительно. — Тогда тебе придется таскать за собой мой разлагающийся труп.

Она в отвращении сморщила носик.

— Интересно, возможно ли быть более отвратительным? Господи. Кто был твоим кумиром в детстве? Борис Карлофф [3]?

— Вообще-то — Ганнибал [4].

— Ты пытаешься напугать меня, ведь так? — спросила она. — Должна тебя предупредить, что это не сработает. Я выросла в одном доме со злющим полтергейстом и двумя сестрами, которые вызывали демонов просто для того, чтобы подраться с ними. Приятель, я уже столько видела, что твое замогильное чувство юмора меня не трогает.

Он не успел даже понять, что она задумала, когда Аманда схватила край его рубашки и подняла.

Вид его голого живота заставил девушку замереть. Он был упругим, твердым и плоским с такими рельефными кубиками пресса, что любой гимнаст обзавидовался бы. Но выдохнуть ее заставили многочисленные шрамы, покрывающие его кожу.

Что еще хуже, она увидела ужасную рану в боку, зияющую под его ребром.

— О, Боже, что с тобой произошло?

Он рывком опустил рубашку и отступил от нее.

— Если ты о шрамах, то это займет годы, чтобы рассказать о каждом из них. А, если ты имеешь ввиду рану, то я получил ее от тринадцатилетнего Апполита, которого принял за нуждающегося в помощи ребенка.

— Ты попал в ловушку?

Он пожал плечами.

— Мне не впервой.

Аманда сглотнула, окинув его взглядом. Его окружала аура опасности и смерти. Он двигался с текучей грацией хищника, а эти глаза…

Они, казалось, видели больше, чем просто окружение. Странно темные, они излучали неописуемое неземное свечение.

И заставляли ее замирать всякий раз, когда он смотрел на нее.

Аманда никогда не встречала блондинов с такими глазами. Не то чтобы она видела много мужчин настолько же потрясающе красивых. Его черты были совершенными, словно высеченными из камня.

Он распространял просто неестественную мужскую сексуальность. Она знала множество мужчин, которые делали все, чтобы обрести то, что на него природа как будто вывалила прямо из грузовика.

— Так что такое — Темный Охотник? — спросила она. — Это как Баффи — Истребительница Вампиров?

Он рассмеялся.

— Ага, я мелкая, истощенная девочка-подросток, которая важно расхаживает по округе, убивая вампиров в серьгах, которые они вырвали бы из моих ушей и затолкали бы мне в…

— Я знаю, что ты не девочка. Но что же такое Темный Охотник?

Мужчина вздохнул, таща ее за собой по комнате и оглядывая стены, как будто искал потайную дверь.

— Если вкратце, то я уничтожаю тех, кто крадется в ночи.

Холодок прошел по спине девушки от его слов и, все же, она чувствовала, что есть что-то еще, помимо его простого объяснения. Он казался смертельно опасным, но не извращенным и даже не жестоким.

— Почему ты хочешь убить Десидериуса?

Хантер взглянул на нее перед тем, как попытаться вновь открыть железную дверь.

Он рванул ручку с такой силой, что было удивительно, как он не вырвал ее совсем.

— Потому что он не просто убивает людей, он крадет их души.

Аманда напряглась от его слов.

— Он такое может?

— Ты сказала, что уже все повидала, — сказал Кириан с издевкой, — вот ты мне и скажи.

Аманде хотелось его придушить. Еще никогда в своей жизни она не встречала настолько надменного и выводящего ее из себя мужчину.

— Ну почему я всегда влипаю в эти сверхъестественные штучки—дрючки. — пробормотала она. — Неужели один нормальный день — это так много.

— Жизнь редко бывает такой, как мы хотим.

Его слова и странная нотка в его голосе заставили девушку нахмуриться.

Кириан наклонил голову и поднял руку, призывая ее к молчанию.

Неожиданно замок щелкнул.

— Тук-тук, — произнес Десидериус. — У вас есть день на то, чтобы спрятаться. С приходом ночи мы открываем охоту.

— Да, да, — сказал Хантер. — Ты и твоя собака в придачу.

Его небрежный тон удивил Аманду. Ужасные слова абсолютно не волновали его.

— Тебя не пугают его угрозы?

Он сухо взглянул на девушку.

— Дорогая, в день, когда я испугаюсь такого, как он, я лягу у его ног и дам ему нож, чтобы он вырезал мне сердце. Единственное, о чем я волнуюсь сейчас, так это о том, как мне вернуть тебя к сестре и убедить Ее Высочество Твердолобую не соваться в это дело до тех пор, пока я не найду Десидериуса и не отправлю его душу в ад, где ей самое место.

Не в силах сдержаться, несмотря на опасность, в которой они находились, Аманда рассмеялась.

— Ее Высочество Твердолобая? А ты хорошо знаешь Табиту.

Оставив ее комментарий без внимания, он медленно открыл дверь, закрывая ее своим телом, и замер, оглядываясь.

За дверью был узкий коридор с большими, покрытыми пылью окнами, в которых отражалось рассветное солнце.

— Черт, — тихо выругался Охотник, отступая обратно в комнату.

— Что? — спросила она с замершим от страха сердцем, — Там кто-то есть?

— Нет.

— Тогда пойдем.

Аманда двинулась к двери.

Он не пошевелился.

Стиснув зубы, Кириан вновь оглядел коридор и сказал что-то на языке, которого она не знала.

— В чем проблема? — спросила Аманда. — Солнце только встает, и там никого нет. Надо уходить.

Он глубоко, раздраженно выдохнул.

— Люди — это не проблема. Проблема — солнце.

— И что с ним не так?

Темный Охотник несколько секунд колебался, а потом открыл рот и пробежал языком по длинным, заостренным клыкам.

ГЛАВА 3

Мистер «Возьми меня» Красавчик — вампир!

— О нет, нет, нет, — Аманду всю колотило от ужаса и ей пришлось направить весь свой самоконтроль на то, чтобы не забиться в истерическом припадке. — Ты собираешься высосать мою кровь?

Кириан издевательски приподнял бровь.

— Я, что, похож на юриста?

Она проигнорировала его сарказм.

— Ты убьешь меня?

С серьезным лицом, Хантер раздраженно вздохнул.

— А ты не думаешь, что, если бы я собирался тебя убить, то ты уже была бы мертва?

Он шагнул к ней ближе и одарил злобной, кривой усмешкой, которая была призвана напугать ее. И у него получилось.

Кириан поднял свободную руку, чтобы дотронуться до ее шеи там, где проходила вена. От этого легкого, словно перышко прикосновения девушку бросило в дрожь

— Подумай сама. Я мог бы высосать тебя досуха, а потом отгрызть клыками твою руку и освободиться.

Ее глаза расширились от ужаса.

— Но, к счастью для тебя, я не собираюсь этого делать.

— Не надо язвить, ладно? — выдохнула девушка. Ее сердце все еще бешено колотилось, потому что она не была уверена, шутил ли он или действительно собирался накинуться на нее и кормиться ее кровью.

— Я ничего не могу с этим поделать. Представь себя на моем месте. Я просто вышла из дома с намерением выгулять пса Табиты, чтобы он не наделал на кровать. А вместо этого мне врезали по голове и приковали наручниками к вампиру. Ты уж извини, если из-за этого я немного странно себя веду.

К удивлению девушки, Хантер опустил руку и сделал шаг назад.

— Ты права. Думаю, ты не привыкла к тому, что люди нападают на тебя без видимой причины.

По его тону, она могла сказать, что сам он частенько попадал в такие ситуации.

Темный Охотник растянул плотно-сжатые губы в улыбке, которая, однако, не дошла до глаз.

— Если тебе станет от этого легче, то я не питаюсь людьми.

Почему-то Аманда действительно почувствовала себя лучше, когда он это произнес. Не то чтобы она ему поверила. Но все равно, это немного ободряло.

— Итак, ты что-то вроде Ангела?

Кириан округлил глаза.

— Ты слишком много смотришь телевизор, — пробормотал он. — У Ангела была душа. У меня ее нет.

— Ну вот, ты снова пугаешь меня.

На его лице были написаны слова, которые он уже поизносил раньше. «Детка, пугающего ты еще не видела»

Хантер посмотрел на дверь.

— Ладно. Нам придется бежать, пока солнце не поднялось еще выше.

Мужчина одарил ее беспокойным взглядом.

— Главная проблема состоит в том, что я не знаю, куда ведет этот коридор. И в том случае, если он ведет на открытое пространство, где меня ждет ужасающе мучительная смерть от воспламенения, мне нужна будет услуга.

— Услуга? — недоверчиво спросила Аманда. У этого мужика определенно были крепкие яйца. Он задирает ее, пугает, а потом осмеливается просить об услуге?

— Конечно, почему бы и нет? — сказала она.

Он снял кольцо с правой руки и протянул ей.

— Мне нужно будет, чтобы ты взяла это и нашла какое-нибудь дерево.

Аманда нахмурилась, глядя на кольцо. Золото было потертым и зазубренным, как будто с ним плохо обращались. Или скорее рука, которая его носила, попадала в серьезные переделки.

Верх его был отделан плоскими рубинами с изображением меча, выложенного алмазами в окружении изумрудных лавровых листьев, и, увенчанного сапфировой короной. По виду кольца, девушка могла сказать, что это была очень ценная антикварная вещь.

Не зная, что с ним сделать, Аманда засунула его в карман джинсов.

— Любое дерево? — спросила она.

— Любое. А потом произнеси «Артемида, я призываю тебя принять человеческую форму».

— Артемида…

Хантер накрыл ее рот рукой.

— Во имя Зевса, произнеси это, только когда я умру. После этих слов подожди, пока не появится высокая, рыжеволосая женщина и скажи ей, что тебе нужна защита от Десидериуса.

Аманда приподняла бровь.

-ты хочешь, чтобы я вызвала богиню и попросила ее о помощи?

— Если ты этого не сделаешь, он доберется до тебя и твоей сестры.

— А тебе-то, какая разница?

— Это моя работа — защищать людей от Даймонов. Это, то, чем занимается Темный Охотник.

И хотя выражение лица Хантера было суровым, его глаза горели огнем, который подсказывал ей, что он многого не договаривал.

— Что такое Даймон? — спросила девушка.

— Это вампир на стероидах, возомнивший себя богом. А теперь, пообещай мне, что ты сделаешь, как я сказал.

Почему бы и нет? Это была странная просьба, но с другой стороны, учитывая, что она была прикована наручниками к вампиру, кем она была, чтобы судить, что странно, а что — нет?

— О’кей.

— Хорошо, а теперь — побежали.

Прежде, чем девушка смогла сказать что-либо в ответ, он схватил ее за наручник на запястье и рванул из двери направо и вдоль по коридору.

Когда они бежали по ржавому полу, Аманда поняла, что они находились внутри чего-то, вроде заброшенного завода. В конце коридора были ступеньки, ведущие вниз.

Хантер тянул ее за собой, пока они не добрались до самого низа лестницы, ведущей в огромный пустой зал с бетонными полами. Старые металлические стены были покрыты трещинами, сквозь которые проникали лучи восходящего солнца.

Темный Охотник отступил в тень, избегая света. Его лицо выглядело немного загорелым, но в целом, как ей казалось, их сумасшедшая гонка не навредила ему.

— И что теперь? — спросила девушка, стараясь восстановить дыхание.

Темный Охотник даже не запыхался. Но его взгляд обжег ее, когда он с интересом поглядел на ее грудь.

Аманда скрестила руки.

Когда она осознала, что его рука была в опасной близости от ее груди, девушка в первый раз увидела его настоящую улыбку. Хантер был так близко, что кончики его пальцев терлись о ее соски, заставляя кровь пылать в венах.

Его поддразнивающая усмешка заставила девушку опустить руки. Даже такая дьявольская из-под плотно сомкнутых губ — она все равно была потрясающей. От удивленного блеска его глаз у Аманды перехватило дыхание, а его черты, смягченные мальчишеским очарованием, заставили бы растаять сердце любой женщины.

Кириан оглядел пустой завод.

— Теперь нам нужен либо сотовый, либо система метро. Я знал, что мне надо было соглашаться на ту свободную вакансию в Нью—Йорке.

Аманда непонимающе взглянула на него.

— Свободная вакансия? Что? Охота — это на самом деле работа?

— Да. И мне за нее даже платят.

— Кто платит?

Вместо ответа, он поднял руку, призывая к тишине жестом, который начинал выводить ее из себя — главным образом потому, что он, казалось, предвещал проблемы. А ей надоело попадать в неприятности, предназначенные Табите.

Пару секунд спустя, Аманда услышала чьи-то шаги снаружи. Темный Охотник потянул ее глубже в тень, и они замерли, прислушиваясь. Его свободная рука обернулась вокруг плеч девушки, прижимая к его телу.

Аманда замерла столбом, когда ее спина полностью слилась с грудью Хантера, и волна нежданного желания прокатилась по ее телу. Его жар опалил ее, и девушку захватила первобытная, мужская аура силы. Еще более возбуждающий, притягательный запах кожи и сандалового дерева кружил ей голову. Она хотела этого мужчину.

Ты, что — спятила? Он — вампир!

Да, но очень, очень сексуальный.

Кириан не мог дышать, когда она была так близко. Благодаря своим усиленным чувствам, он ощущал ее всем телом. Мужчина слышал, как участился пульс девушки, чувствовал, как пересохло ее горло, но хуже всего, он чувствовал ее желание.

Это лишь подогрело его жажду. И напомнило ему, почему он решил избегать женщин настолько, насколько это возможно.

Черт бы тебя побрал, Десидериус.

Потому что прямо сейчас было очень трудно не позабыть о том, что он не мог получить ее. И еще труднее забыть ее запах. То, как она двигалась — с уверенностью танцовщицы. Это стройное тело было симфонией грации, и Кириан очень легко мог представить, как она будет скакать на нем, пока он будет дарить ей такое сексуальное наслаждение, которого, без сомнения, эта женщина еще не знала.

Его мужское естество напряглось до боли. Хантер даже не мог вспомнить, когда в последний раз был настолько твердым. И ему потребовалась вся его выдержка, чтобы не поцеловать ее. Чтобы не коснуться губами горла девушки и не вдохнуть ее теплую сладость.

Кириан сжал рукой ее плечо, осознав, что все, что нужно было сделать — это опустить руку на десять сантиметров — и он коснулся бы ее груди.

Всего лишь крошечные десять сантиметров.

Внезапно звук рации прорезал тишину.

— Это строительный рабочий. — Сказала Аманда, бросаясь к окну.

Кириан зашипел, когда она вытянула его на солнце. Он дернул ее обратно в темноту.

— Извини, — прошептала девушка. Она подвинулась ближе к окну, следя за тем, чтобы Хантер не попал на свет.

— Эй! — позвала Аманда, увидев мужчину в нескольких метрах от нее, ходящего вокруг старого трактора.

Рабочий посмотрел на нее, а потом, словно не поверив своим глазам, взглянул еще раз. Нахмурившись, он подошел к окну и заглянул внутрь. Его глаза сузились.

— Что вы тут делаете? Это закрытая зона.

— Долгая история, — ответила Аманда, — Если вкратце, то меня здесь бросили. У вас случайно нет телефона, которым я могла бы воспользоваться?

Все еще хмурясь, тот протянул ей сотовый через открытое окно.

Охотник тотчас же выхватил его из ее рук.

— Эй, — вскрикнула девушка, пытаясь достать телефон.

Не давая ей добраться до него, Хантер не обращал на нее внимания, набирая номер.

— Где мы? — спросил он рабочего, прижав телефон к уху.

— Старый завод Олсона.

— В Слиделле?

Аманда приподняла бровь, удивленная тем, что Темный Охотник узнал это место. Она провела в Новом Орлеане всю свою жизнь и даже не подозревала о его существовании.

— Да, — ответил рабочий.

Охотник кивнул.

— Привет, — произнес он в телефон, — это я. Я на старом заводе Олсона в Слиделле. Ты знаешь, где это?

Кириан замер, слушая человека на другом конце.

Аманда пристально наблюдала за ним. Было удивительно, как ему удавалось говорить, не показывая клыки, но он очень хорошо скрывал их.

И теперь, когда она задумалась об этом — как мог вампир быть таким загорелым и теплым? Как у него мог быть пульс и сердцебиение? Разве он не должен быть холодной, бледной нежитью?

— Да, — произнес Хантер. — Мне нужно выбраться отсюда, желательно до того, как солнце поднимется еще выше.

Темный Охотник выключил телефон и передал его рабочему через окно.

— Эй! — огрызнулась она, высунув руку из окна, чтобы снова взять телефон. — Он мне тоже нужен.

— Кому это ты собралась звонить? — угрожающе спросил Хантер.

— Не твое собачье дело.

Он отобрал у нее телефон.

— Пока я пристегнут к тебе — это мое дело.

Ее глаза сузились, и она снова схватила телефон.

— Только тронь меня, приятель и я сделаю пару шагов вправо.

Его обжигающий взгляд заставил ее задрожать.

— Не смей звонить сестре.

Уловив его кипящий взор, Аманда передумала испытывать судьбу и вернула сотовый рабочему.

— Спасибо, — поблагодарила она.

Строитель прицепил телефон к своему поясу и обвиняющее поглядел на них.

— Знаете, вам действительно следует убраться отсюда. Это…

Темный Охотник поднял ладонь, и глаза мужчины стали пустыми и безразличными.

— В здании никого нет. Иди, занимайся своими делами.

Мужчина ушел без единого слова.

— Ментальный контроль? — выдохнула Аманда.

Конечно, он владел мысленным контролем. Он — вампир.

— Лучше даже не пытайся пробовать это со мной. — Предупредила Аманда.

— Не беспокойся. Ты слишком упряма, чтобы я мог это сделать.

— Хорошо.

— С моей точки зрения нет.

— Несмотря на едкие слова, в глубине его глаз притаился удивленный огонек, который говорил, что он был не настолько раздражен этим, как хотел казаться.

Девушка вопросительно взглянула на него. Хантер невозмутимо прислонился к столбу, закрыв глаза, и все же ей отчетливо казалось, что он замечает все, происходящее вокруг них, в здании и за его пределами.

— Почему ты стал вампиром? — спросила она, не успев подумать, как следует. — Кто-то обратил тебя против твоей воли?

Он открыл глаза и приподнял бровь в ответ на ее слова.

— Никто не может стать Темным Охотником, не желая этого.

— И ты захотел… — Аманда замолкла, ожидая от него объяснения.

— Принести в жертву маленького любопытного человечка, если она не прекратит донимать меня.

Он должен был бы испугать ее, но в голове продолжали звучать слова Десидериуса о том, что он никогда не причинит вреда человеку.

Было ли это правдой?

Девушка пробежалась взглядом по его шикарному телу, желая знать все наверняка. Они молчали довольно долго, до тех пор, пока Аманда не смогла больше этого выносить.

— Ну, — произнесла она, пытаясь нарушить неловкую тишину. — И как ты думаешь, сколько нам ждать?

— Я не знаю.

— Кому ты звонил, — попыталась девушка вновь.

— Никому.

Аманда глубоко вздохнула, борясь с искушением придушить его.

— Ты не любишь отвечать на вопросы, ведь так?

— Честно? Я вообще не люблю разговаривать. Я бы просто постоял тут в тишине.

— И размышляя?

— Да.

Она смахнула волосы с лица.

— Ну, мне просто стало скучно, и уж если я должна стоять тут и ждать, пока за тобой приедут, мне бы хотелось как-нибудь убить время.

Его взгляд упал на ее губы, а потом медленно скользнул по груди и бедрам. Он прикрыл глаза, но даже так она видела неприкрытый голод в этой полночной глубине. Девушка чувствовала его, такой горячий и требовательный.

— Мне пришел в голову один способ провести время…

Она распахнула глаза.

— Ты же не собираешься укусить меня, правда ведь?

Хантер одарил ее хулиганской улыбкой.

— Я не хочу кусать тебя, agapee—menee. Я хочу нежно покусывать каждый сантиметр твоей обнаженной кожи, особенно твою гру…

Аманда потянулась и остановила его, накрыв ладонью губы. Их мягкость в сочетании с грубостью щетины поразила ее. А от ощущения его кожи под рукой ее пронзило электрическим разрядом. Тяжело сглотнув, она опустила руку.

— Я не знала, что вампиры могут заниматься сексом.

Он поддразнивающе приподнял бровь.

— Почему бы нам не провести небольшой эксперимент и не выяснить все наверняка.

Аманда понимала, что ее должно было оскорбить его предложение. Ей следовало бы разозлиться. Его слова должны были вызвать любую реакцию, но только не возбуждение.

Но, в действительности, эта идея ей очень понравилась, когда она пробежала взглядом по его гибкому, совершенному телу.

Кириан чувствовал ее замешательство. Девушка в самом деле обдумывала его слова. Если бы огонь в чреслах был чуть тише, он мог бы и рассмеяться. Но в его состоянии, он не был уверен, играет ли он с ней или действительно предлагает заняться любовью.

Единственное что знал Хантер, так это то, что ее полураскрытые губы манили его так, как ничто до сих пор.

Не то чтобы он должен был удивляться своей реакции на ее тело. Она была как раз такой женщиной, какие всегда привлекали его. Умная. Храбрая. И просто притягательная.

Кириан бросил взгляд на стену позади нее, и представил, что он ощутил бы, прижав ее к ней, входя в нее быстро и яростно.

Он мог бы поклясться, что уже чувствует себя внутри нее, слышит ее стоны, пока он…

Кириан мотнул головой, отгоняя этот образ. Случались времена, когда он ненавидел свои психические способности. И сейчас определенно было одно из них.

Облизнув пересохшие губы, Хантер припомнил время, когда без колебаний завалился бы в постель с такой женщиной, как она, освободил бы ее от этой безопасной и консервативной одежды и целовал бы каждый сантиметр ее тела, до тех пор, пока она не сошла бы с ума от необузданной страсти. Ласкал бы ее, прижимающуюся к нему и молящую о большем, снова и снова, доводя до самого края.

Кириан стиснул зубы от ощущения пламени, бурлящего в его крови. Как бы он хотел вновь пережить те дни.

Но это было так давно. И не важно насколько сильно он желал ее, эта женщина была не для него.

Он никогда не познает ее тела.

Он никогда не познает ее. Точка. Именно поэтому Хантер не спросил ее имени и не сказал своего. Он не собирался пользоваться им. Она была не больше, чем просто еще один безымянный человек, которого он поклялся защищать. Это было самое близкое знакомство, которое он мог себе позволить.

Он был Темным Охотником, а она — непосвященным человеческим существом. Они не подходили друг другу.

Кириан поднял голову, услышав слабый звук приближающейся сирены. Мысленно он поблагодарил Тэйта за своевременность.

Аманда выглянула из окна, услышав скорую. Странно, но та остановилась прямо перед заводом. Через некоторое время две центральных двери открылись, и машина заехала внутрь.

— Это за тобой? — спросила девушка.

Темный Охотник кивнул.

Когда карета скорой помощи была достаточно далеко, чтобы солнечный свет не достигал ее, высокий афро—американец выбрался из кабины и подошел к ним. Он медленно присвистнул при виде обгоревшего лица Хантера.

— Хреново выглядишь. Должен ли я спросить про наручники?

Темный Охотник подвел ее к водителю.

— Нет, если только не хочешь умереть.

— О’кей, — добродушно согласился мужчина. — Намек понял, но тогда возникает одна проблемка. Ты не сможешь остаться незамеченным в мешке для тел, если они будут на тебе. Люди определенно обратят на это внимание.

— Я уже об этом подумал, — сказал Охотник. — Если кто-нибудь спросит, скажи им, что я умер от сердечного приступа во время секс-марафона с ней.

Странные мурашки пробежали по спине Аманды, когда она припомнила слова Селены, произнесенные днем ранее.

— Что-что?

Хантер бросил на нее довольный взгляд, который красноречиво говорил о том, что тот наслаждался ее мучениями.

— И она не может найти ключ.

Тэйт рассмеялся.

— Я так не думаю, — с жаром возразила девушка.

Хантер одарил Аманду дьявольской ухмылкой, согревшей все ее тело, а взгляд, которым он окинул ее, заставил ее задрожать.

— Посмотри на светлую сторону — мужчины будут становиться в очередь, чтобы встречаться с тобой.

— Не смешно.

Хантер пожал плечами.

— Это единственный выход.

— Для тебя, может и так, — сказала она. — Я могу выйти отсюда сама и превратить тебя в пепел.

Он поддразнивающе приподнял бровь.

— Попробуй.

Аманда попробовала и быстро поняла, что высокие, опасные вампиры не двигаются с места, если сами того не хотят.

— Хорошо, — согласилась девушка, потирая запястье в том месте, где браслет наручника врезался в кожу. — Тогда мы поедем на скорой.

Хантер пошел первым.

Дойдя до хвоста машины, мужчина поднял Аманду с такой легкостью, что это ошеломило ее. Она сдвинулась влево, пытаясь освободить больше места для него, но он был настолько высоким, что ему пришлось согнуться пополам. Одним быстрым движением, Темный Охотник лег на носилки, забравшись в черный мешок, лежавший сверху.

Тэйт молча застегнул молнию.

— Вы двое часто такое делаете?

Мужчина дружелюбно улыбнулся.

— Время от времени.

Аманда нахмурилась, когда Тэйт пристроил мешок так, чтобы ее рука была снаружи, а рука Хантера — внутри. Ей казалось странным, почему он так хотел помочь вампиру.

-как вы встретились? — спросила она водителя.

— Я пировал на трупе, когда он нашел меня, — произнес Хантер из мешка.

Тэйт рассмеялся, выпрямляясь.

— Однажды ночью я был на вызове. Я должен был забрать тело, которое не было мертвым. Если бы не Хантер, это я оказался бы в мешке.

— Заткнись, Тэйт, — рыкнул Кириан, — и веди уже машину.

— Я как раз собираюсь, — ответил тот, как будто совершенно не обижаясь на высокомерное поведение Темного Охотника.

— Знаешь, — сказала Аманда Хантеру, когда Тэйт забрался в кабину и завел мотор. — Ты мог бы попытаться быть добрее с людьми. Особенно, когда они помогают тебе.

Даже сквозь пластик она услышала его раздраженный вздох.

— А разве ты сама не должна следовать этому же совету?

Аманда открыла рот, чтобы ответить, а потом снова закрыла. Он был прав. Она была достаточно несдержанна с ним с самого начала.

— Думаю, ты прав. Может нам обоим стоит попытаться и исправить ситуацию.

Если он и ответил, то она его не услышала, потому что сирена завопила снова. Тэйт довез их до госпиталя в рекордное время, но путешествие прошло далеко не гладко.

К тому времени, когда они доехали, Аманде казалось, что ее бросало из стороны в сторону, словно носки в машинке для сушки.

Тэйт подъехал к задней части больницы, под навес, который защищал их от солнца. Призывая ее вести себя тихо, он осторожно вытащил носилки из машины, чтобы она не повредила руку, спускаясь вниз.

В дверях больницы, Аманда запахнула жакет, чтобы скрыть пятна крови на свитере.

Хантер лежал абсолютно неподвижно и тихо, пока Тэйт толкал носилки через шумное помещение. Аманда шла рядом с ними, и ей хотелось съежиться и умереть от того, насколько заметными были наручники.

Ну, разве им необходимо было так ярко блестеть под флуоресцентными лампами? Разве не мог Десидериус найти хорошие, маленькие полицейские наручники?

Но нет, эти просто должны были быть толщиной в пятнадцать сантиметров и со странными греческими узорами, покрывавшими всю их поверхность. А цепочка, в которой были все двенадцать сантиметров. Любой, кто их видел, определенно подумал бы, что они сошли со страниц странных каталогов Табиты.

Какой ужас! Аманда никогда не была внутри «Frederick's of Hollywood» [5]. По правде говоря, она несколько раз жутко краснела, когда заходила в «Секреты Виктории» [6].

И каждый, мимо кого они проходили, поворачивался, чтобы поглазеть.

— Я такого не видел уже месяцев шесть, — сказал санитар, когда они дошли до регистратуры.

— Я слышал о том случае, — ответил другой, — Интересно, а сколько ему было?

— Не знаю, но, судя по ее внешности, я бы хотел записаться в очередь.

От их смешков у Аманды загорелось лицо. По заинтересованным взглядам, которыми мужчины оглядывали ее тело, девушка могла предположить, что слова Хантера о желающих встречаться с ней, были недалеки от правды.

— Эй, Тэйт? — окликнул молодой доктор, когда они подошли к лифтам. — Мне спросить?

Тэйт покачал головой.

— Ты же знаешь, сколько такой странной фигни проходит через меня.

Доктор рассмеялся, и Аманда закрыла лицо руками.

Как только двери лифта захлопнулись за ними, девушка тихо прошипела,

— Хантер, клянусь, я тебя за это убью.

— Милочка, — пожилая женщина-волонтер произнесла из-за ее спины. — Мне кажется, что ты уже это сделала. — Она похлопала Аманду по руке. — То же самое произошло со мной и моим Харви. Бедняжка. Я тоже по нему скучаю.

Тэйт подавил смешок.

Девушка застонала и взмолилась, чтобы это мучение наконец-то закончилось.

Добравшись до морга, они зашли в полутемную, металлическую лабораторию, и Тэйт закрыл дверь на замок. Хантер открыл молнию изнутри.

— Спасибо,— поблагодарил он Тэйта, сев и освободившись от мешка. Он свернул его и положил на стол.

Тэйт открыл ящик маленького шкафа, стоящего у двери.

— Нет проблем. А теперь, сними плащ и рубашку и дай мне посмотреть, что с тобой случилось.

— Заживет.

Тэйт упрямо поднял подбородок.

— А как насчет инфекции?

Кириан засмеялся.

— Бессмертные не умирают от этого. Я абсолютно неспособен ничего подцепить.

— Ты можешь и не умереть от нее, но это не значит, что рана не будет болеть, да и заживет она быстрее, если ее обработать.

Он одарил Кириана взглядом, который ясно говорил, что переубеждать его бесполезно.

— Отрицательного ответа я не приму. Дай мне осмотреть рану.

Кириан открыл было рот, чтобы возразить, но, если он что и знал о Тэйте, так это то, что тот был чертовски упрям. Решив не тратить свое время, Кириан послушался, до того момента, когда вспомнил, что плащ и рубашка не снимутся полностью из-за наручников.

Он измученно выдохнул и оставил одежду свисать с руки, потом забрался обратно на носилки и откинулся на локтях, ожидая Тэйта.

Наблюдая за Тэйтом, собирающим свои инструменты, он услышал, как сердце Аманды забилось быстрее, а дыхание участилось. Хантер чувствовал ее заинтересованность, когда она проводила взглядом по его телу. Девушка хотела его, и ее горячее желание пробуждало в нем ураган эмоций.

Кириан пошевелился, и у него возникло желание, чтобы его джинсы были на пару размеров больше, потому что черная ткань начала дико впиваться в его эрекцию.

Черт, он забыл эту боль, в прямом и переносном смысле, которую чувствовал, когда поблизости была красивая женщина.

А эта была красивой. С ее очаровательным, эльфийским личиком и большими голубыми глазами.

Его всегда привлекали голубые глаза.

Даже не глядя на нее, Кириан знал, что она облизывает свои пухлые, сочные губы, и у него пересохло в горле, когда он представил их сладость. Ощущение ее дыхания на шее и их переплетенные языки.

О Боги, и он еще думал, что Римляне его пытали! Их лучший палач был любителем, по сравнению с физической и душевной агонией, которую вызывала ее близость.

Тот факт, что она так спокойно все это воспринимала, волновал его даже больше, чем ее внешность. Большинство женщин кричали бы от ужаса при его виде или рыдали бы. Или все вместе.

Но девушка выносила все мучения с храбростью и силой духа, которых он давно уже не встречал.

Она ему действительно нравилась, и это удивляло его больше всего.

Аманда подпрыгнула, когда Хантер встретился с ней взглядом. Эти глубокие, черные глаза слились с ее, оставляя ее разгоряченной и бездыханной.

Он лежал на носилках, согнув одну ногу и, свесив другую. Черная джинсовая ткань облегала длинное, сильное тело.

А эти мускулистые руки…

Хантер был настоящим воплощением мужественной красоты. Его бицепсы были напряжены, когда он опирался на локти. Ей до боли хотелось подойти и коснуться этого тела. Несомненно, он был бы каменно-твердым и шелковистым под ее рукой.

Его плечи были неописуемо широкими, со скульптурно-четкими мышцами, которые дразнили обещанием силы, скорости и ловкости. Грудь и руки были настолько же хорошо развитыми и тугими.

А его живот, о боже! Этот плоский пресс был просто создан для поцелуев.

Не отрываясь, ее взгляд следовал за тонкой полосой кофейного цвета волос, начинавшейся от пупка и исчезающей под туго натянутой тканью. По размеру бугра в его джинсах, Аманда могла сказать, что Темный Охотник был щедро одарен природой, и более чем просто заинтересован в ней.

От этой мысли ей стало еще жарче.

Насыщенный золотистый загар на его коже противоречил тому, что она знала о нем. Как вампир мог быть таким загорелым и привлекательным?

Но даже более соблазнительными, чем его гладкие мышцы, созданные для ласк, были шрамы, пересекающие его тело. Он выглядел, как будто его рвал огромный тигр, или будто его всю жизнь избивали хлыстом. Или и то, и другое.

Хантер лег, когда подошел Тэйт, и она заметила маленький символ, изображающий двойной лук и стрелу, выжженный на его левом плече. Аманда сжалась от мысли о том, как сильно это должно было болеть, и ей было интересно, сам ли он согласился на это или кто-то заклеймил его против его воли.

— Судя по твоим шрамам, я могу сказать, что твои вампирские дружки не очень-то высокого мнения о тебе, — произнесла девушка.

— Думаешь? — с издевкой ответил Хантер.

— Он всегда такая язва? — спросила она Тэйта.

— Вообще-то я считаю, что это он еще мило себя ведет.

Тэйт промыл ужасно выглядящую рану спиртом и приготовился сделать Хантеру местный наркоз.

Темный Охотник перехватил его руку, до того как Тэйт успел сделать укол.

— Не стоит.

— Почему? — нахмурился Тэйт.

— У меня к этому иммунитет.

У Аманды отвисла челюсть.

Тэйт просто потянулся за шовным материалом.

— Ты не можешь этого сделать, — сказала она, прерывая его. — Он же будет все чувствовать.

— Эту рану нужно зашить, — настаивал Тэйт, — Господи, да сквозь нее видно кости.

— Давай, — произнес Хантер со спокойствием, которое поразило девушку.

Ошеломленная, она съежилась, когда Тэйт сделал первый стежок. Хантер стиснул зубы и ничего не сказал. Аманда наблюдала, как Тэйт ухаживает за Хантером. Ее сердце сжималось от мысли, насколько больно ему должно было быть.

— Разве это не больно? — спросила она.

— Нет, — ответил Хантер сквозь стиснутые зубы.

Но по тому, как напряглись жилы на его шее и насколько плотно он сжимал кулаки, она могла сказать, что он врет.

— Вот, — сказала она, взяв его руку. — Просто сожми.

Кириан замер, ощущая мягкость ее ладони. Он не мог вспомнить, когда кто-либо касался его так в последний раз. Он был Темным Охотником так долго, что совсем забыл простую доброту.

Тэйт действовал из благодарности и чувства долга.

Но она…

У нее не было причины держать его руку. Он едва ли сказал ей хотя бы одно доброе слово, но она все равно потянулась к нему тогда, когда никто бы не сделал этого. Это заставило его ощущать нечто странное по отношению к ней. Нежность. Желание защитить.

Более того, ее простое прикосновение зажгло все его тело, и этот огонь добрался до его сердца, заключенного в клетку. Кириан сглотнул и напрягся. Он не мог подпустить ее так близко. Она была созданием света, а он порождением тьмы.

Они двое были несовместимы.

— Так как долго ты уже вампир? — спросила Аманда.

— Я уже сказал тебе, — ответил он сквозь сжатые челюсти, — Я не вампир. Я — Темный Охотник.

— А в чем разница?

Кириан одарил ее тяжелым взглядом.

— Разница в том, что я обычно не убиваю людей, но, если ты не перестанешь доводить меня, то я могу сделать для тебя исключение.

— Ты действительно злобное создание Ночи.

— Я тебя тоже люблю.

Аманда бросила его руку.

— Ну, все, — сказала она, — Я просто пыталась помочь тебе. Боже, ты должен позволить кому-то быть с тобой милым.

Разраженная, она встретила удивленный взгляд Тэйта.

— А ты не мог бы просто отпилить ему руку, раз уж мы здесь и освободить меня?

Тэйт фыркнул.

— Я бы, конечно, мог, но ему рука нужнее. Я бы сначала отхватил твою.

— О, просто чудесно, ты что — его Игорь?

— Фильм не тот, — поправил Тэйт. — Игорь был слугой Франкенштейна. То, о чем ты подумала — это Рэнфилд [7], и, нет, — я не Рэнфилд. Меня зовут Тэйт Беннет. Окружной коронер.

— Часть про коронера я выяснила и сама. Это вполне очевидно, поскольку мы находимся в холодной лаборатории, полной трупов.

Тэйт приподнял бровь.

— И это его ты называешь язвой?

Хантер дернулся, когда тот слишком сильно потянул за нить.

— Извини, — произнесла Аманда, — Я больше не буду его отвлекать.

— Я был бы тебе очень признателен.

Когда Тэйт закончил, Хантер натянул рубашку и плащ. Он скользнул с носилок, только легким шипением показав, как сильно болел его бок.

У Тэйта запищал пейджер.

— Я вернусь через несколько минут. Вам, детки, что-нибудь нужно?

— Я в порядке. — Ответил Хантер. — Но ей, возможно, нужно поесть и позвонить.

У Аманды взлетела бровь. Почему он позволяет ей звонить теперь?

Тэйт быстро убрал за собой.

— Телефон на дальней стене, просто набери девять, чтобы выйти на город. Я захвачу что-нибудь в кафетерии и приду, как только смогу. Оставайтесь тут и держите дверь запертой.

Как только они остались одни, Хантер подвинулся так, чтобы она смогла сесть на маленький стул около телефона.

Моргая, он тер глаза рукой, как будто они были чувствительными к свету флуоресцентных ламп.

— Нам нужно составить план, — тихо произнес он. — Ты случайно не знаешь никого в этом городе, кто мог бы знать способ сломать наручники, выкованные греческим богом?

Привыкнув к его сарказму, Аманда улыбнулась.

— Вообще-то знаю.

Его лицо мгновенно просветлело. Боже милостивый, этот мужчина был великолепен, когда не рычал и не гавкал.

— Это одна из твоих сестер?

— Один из их друзей.

Он кивнул.

—Хорошо, Нам нужно будет это сделать, лучше всего до заката, или, по крайней мере, не сильно позднее. Тебе еще надо позвонить Табите и сказать ей, чтобы она не высовывалась несколько дней.

— Ты знаешь, просто для протокола, я ненавижу выполнять приказы. Но! — Сказала Аманда, прерывая его до того, как он сможет надавить на нее. — Я понимаю, что вляпалась во все это по самые уши. Ты не можешь себе представить, как я ненавижу весь этот сверхъестественный мусор. Поэтому я буду слушаться тебя, но тебе бы лучше начать вести себя со мной, как с человеком, а не с какой-то бестолковой взбалмошной куклой.

Она вытащила его кольцо из кармана и вернула ему.

— И еще одно, мне срочно надо в туалет.

Хантер расхохотался.

— Это не смешно, — накинулась она на него, пока он надевал кольцо обратно на палец. — Есть какие-нибудь идеи, как можно это сделать, чтобы я не умерла от смущения?

— Более того, какая-нибудь идея насчет того, как провернуть это, чтобы меня не арестовали за нахождение в дамской комнате?

Аманда бросила на него злобный взгляд.

— Если ты думаешь, что я пойду в мужской туалет, то забудь об этом.

— Тогда, я надеюсь, ты сможешь потерпеть.

— Я не пойду в мужской туалет!

Пять минут спустя, она была в комнате для мальчиков и проклинала Хантера про себя.

— Ты действительно решил быть задирой, не так ли?

— Это смысл моей жизни, — сказал он скучающим тоном, повернувшись к ней спиной. Его рука была загнута за спину, чтобы обеспечить девушке большую свободу с наручниками.

Аманда уставилась на него. Ее мочевой пузырь вел себя так, как будто вот-вот лопнет, а ей было очень тяжело сделать свои дела при Хантере, зажатом между ней и стальной дверью.

И все это из-за того, что Табита забыла выпустить свою чертову собаку! Если она когда-нибудь выберется из этой переделки, она убьет свою сестру. Насмерть. Разорвав на мелкие клочки.

-что так долго? — спросил Темный Охотник раздраженно.

— У меня ничего не получается, когда ты тут стоишь.

— Тогда пошли отсюда.

— Стой и жди! Раньше или позже, придет твоя очередь, и я собираюсь наслаждаться тем, как ты будешь корчиться.

Он замер в неподвижности от ее слов.

— Детка, ты никогда не заставишь меня корчиться.

Холод в его голосе испугал Аманду.

Это заняло несколько минут, но, когда она, наконец, справилась, ее лицо пылало жарче, чем солнце в летний день на экваторе. Девушка сполоснула руки, делая все возможное, чтобы не встретиться взглядом с Хантером.

— У тебя туалетная бумага прилипла к туфлям, — сказал он, поглядев на ее ноги.

— Ну, конечно, — сказала Аманда. — Можешь намекнуть на что-нибудь еще более личное, чтобы смутить меня посильнее?

Глаза Хантера дьявольски заблестели. Темный, пронизывающий взгляд спустился к ее губам. Она могла поклясться, что чувствовала его голод, его душевную потребность коснуться ее.

Прежде, чем Аманда успела понять, что он задумал, Хантер обхватил ее лицо свободной рукой, провел большим пальцем по нижней губе, и склонил голову, чтобы накрыть ее губы своими.

Когда его горячий язык проник в ее рот, она замерла, не в силах думать и двигаться.

Запах кожи и вкус вампира захватили девушку. Еще никогда в своей жизни она не чувствовала ничего похожего на это. Его поцелуй стал яростным и горячим, когда он притянул ее в свои объятия и терзал ее губы, словно мародер.

Каждый гормон в ее теле пламенем напомнил о себе. Аманда глухо застонала. О, небеса, этот мужчина умел целоваться. А ощущение его твердого тела, прижимающегося к ней, было настолько потрясающим, что девушка вцепилась в его плечи, отчаянно желая большего.

Язык Хантера слился в танце с ее языком, его точеные мускулы перекатывались под ее ладонями, и, когда она случайно коснулась его клыков, неожиданная дрожь удовольствия пробежала по телу Аманды.

В первый раз с того момента, когда она узнала, кто он, девушку возбудила мысль о его укусе.

Но совсем не так, как желание уложить Темного Охотника на холодный, твердый пол и испытать на себе всю эту гибкую силу, пока они оба не станут разгоряченными, потными и усталыми.

Кириан напрягся, вкусив первый глоток рая, который был ему дозволен за более чем две тысячи лет. Он мгновенно ощутил, как ее мягкие, женственные изгибы прижались к его твердости. Почувствовал ее запах — аромат цветов и солнца — вещей, которых его лишили века назад.

В ее поцелуе была магия. Неприкрытая, дикая страсть. Она уже целовалась и раньше, но он был уверен, что ни один мужчина не заставлял ее чувствовать себя так.

Сгорая от желания, Кириан пробежал рукой по ее спине, прижимая девушку к себе. Он хотел ее так, как не хотел никого с тех пор, как перестал быть смертным. Хантер до боли желал касаться всего ее тела, нежно прикусывая клыками шею и грудь. Чувствовать, как она извивается в его руках…

Закрыв глаза, он вдохнул ее сладкий, женственный аромат, и боль примитивного желания запульсировала в нем. Аманда втянула воздух, когда Хантер скользнул рукой по ее груди к талии, а потом ниже, чтобы обхватить ее ягодицы. Она никогда никому не позволяла так с собой обращаться, но все же было что-то в Темном Охотнике, чему она не могла противиться.

Когда он в порыве страсти толкнул ее к стене и прижал своим телом, девушке показалось, что она растает, в прямом смысле этого слова.

Кириан прижался к Аманде грудью, заставляя ее почувствовать свои гладкие, твердые мускулы. Он раздвинул ее ноги одним движением мощного бедра и поднял его, коснувшись центра ее тела так, что она задрожала еще сильнее. Аманда зашипела от удовольствия, когда его страстный поцелуй стал еще настойчивее.

У нее голова пошла кругом, когда она обняла его за шею свободной рукой, притягивая ближе.

Как бы это было — заняться любовью с таким неприрученным хищником? Коснуться руками этих гладкий, упругих мускулов, перекатывающихся с каждым его движением?

Кириан оставил ее губы и прочертил языком дорожку от рта к уху. Девушка почувствовала едва заметное касание клыков на своей шее.

Все тело Аманды задрожало в ответ на его ласки, а ее грудь напряглась, моля о прикосновении. И все это время его бедро терлось меж ее ног, заставляя сгорать от желания. У нее подогнулись колени, и она повисла на нем.

Внезапно раздался стук.

— Эй, вы двое, — произнес Тэйт, со скрипом приоткрывая дверь. — Кто-то идет.

Темный Охотник отстранился с глухим рычанием. И только тогда Аманда осознала, что наделала.

— О, Боже, — выдохнула она. — Я только что поцеловала вампира!

— О, Боги, я только что поцеловал человека!

Аманда сузила глаза.

— Ты что, передразниваешь меня?

— Ребята! — вновь позвал Тэйт.

Хантер взял ее за руку и вывел из комнаты. Заходя в туалет, уборщик странно посмотрел на них, но ничего не сказал.

Тэйт проводил их в свой маленький офис рядом с моргом.

Старый деревянный стол с двумя стульями стоял у дальней стены. Справа находился диван, на котором лежали аккуратно свернутая простыня и подушка, а слева были металлические полки для документов. Тэйт показал девушке телефон на столе, а затем оставил их, чтобы заняться своими делами.

Предпринимая все возможное, чтобы забыть, что произошло в туалете, и насколько приятно было ощущать Хантера в своих руках, Аманда позвонила Табите. Темный Охотник навис над ней.

Конечно же, Табита сразу же наехала на нее из-за того, что та не выпустила собаку.

— Слушай, — раздраженно произнесла Аманда, — Мне жаль, что Терминатор наделал на твой новый диван.

— Конечно же, тебе жаль, — ответила Табита. — Так что с тобой случилось вчера?

— Как? Неужели твои психические способности подводят тебя? В твоем доме меня поджидал один из твоих вампирских дружков.

— Что! — вскрикнула Табита. — Ты в порядке?

Аманда глядела на Хантера и не знала, что ответить. Физически, она была в порядке, но он сотворил с ней нечто странное, чего она все еще не могла понять.

— Я это пережила. Но они ищут тебя, поэтому тебе нужно спрятаться в безопасном месте на пару дней.

— Я так не думаю.

Хантер выхватил у нее телефон.

— Послушай меня, девочка. Твоя сестра у меня, и, если ты не уедешь из дома и не исчезнешь на следующие три дня, я заставлю ее пожалеть о том, что ты меня не послушала.

— Тронешь ее, и я вгоню тебе кол в сердце.

Он едко рассмеялся.

— Не впервой. А теперь убирайся из своего дома и позволь мне этим заняться.

— А Аманда?

— Она будет в безопасности, пока ты делаешь, как я говорю.

Он протянул телефон обратно Аманде.

— Эй, Табби, — робко произнесла Аманда.

— Что он с тобой сделал? — потребовала ответа Табита.

— Ничего, — ответила та, покраснев от воспоминаний о его поцелуе. Ничего, если не считать того, что она чувствовала себя сексуально озабоченной.

— Хорошо, послушай, — сказала Табита, — Я поеду к Эрику, мы соберем команду и найдем тебя.

— Нет! — вскрикнула Аманда, увидев, как на лице Хантера появляется темное, злобное выражение. Ее сердце замерло, когда она осознала, что он может слышать все, что они говорят.

— Ты ее слышишь? — одними губами спросила девушка.

Он кивнул.

Холодок прошел по ее телу.

— Слушай, Табби, я в порядке. Просто сделай, как он хочет. Хорошо?

— Ну, я не знаю.

— Пожалуйста, поверь мне.

— Тебе я верю. Ему? Черт, я даже не знаю, кто он.

— Я понимаю, — сказала Аманда. — Поезжай к маме, а я буду на связи. Хорошо?

— Хорошо, — проворчала Табита, — но, если ты не позвонишь до восьми, я отправляюсь на охоту.

— Договорились, поговорим позже. Я тебя люблю.

— И я тебя.

Аманда повесила трубку.

— Ты все слышал?

Хантер склонился над ней, его тело было так близко, что девушка ощущала его жар. Он впился в нее взглядом.

— Все мои органы чувств очень сильно развиты.

Его взгляд упал на ее грудь и соски Аманды напряглись от этого пристального взора.

— Я могу слышать, как учащается биение твоего сердца, как стремительно течет кровь по твоим венам, когда ты сидишь и гадаешь, обижу ли я тебя на самом деле или нет.

Он был по-настоящему пугающим.

— А ты обидишь? — прошептала она.

Хантер встретил ее взгляд.

— Как ты сама думаешь?

Девушка уставилась на него, пытаясь прочесть его мысли и чувства, но он был, словно каменная стена.

— Честно, я не знаю.

— А ты умнее, чем я думал, — сказал он, сделав шаг назад.

Аманда не знала, что на это ответить, поэтому она позвонила на работу и сказала, что заболела.

Хантер снова потер глаза.

— Свет мешает тебе? — спросила девушка.

Он опустил руку.

— Да.

Аманда вспомнила его слова по поводу органов чувств.

Прежде чем она успела спросить его о чем-нибудь еще, он взял телефон и набрал номер.

— Hola, Rosa. Cómo está? [8]

Испанский? Подумала девушка, ошеломленно. Он говорил на безупречном испанском? Невероятно сексуальное звучание этих слов с его странным акцентом было еще более интригующим.

— Sí, bien. Necesito hablar con Nick, por favor. [9]

Хантер зажал трубку между щекой и плечом, массируя запястье, на котором наручник оставил красную полосу. Ей стало интересно, а осознает ли он, что каждый раз, при виде наручников, в его глазах появляется дикое выражение.

— Привет, Ник, — сказал он через минуту. — Мне нужно, чтобы ты забрал мою машину с угла Ибервиль и Клэй и пригнал ее к больнице Сент-клод. Ты можешь оставить ее на парковке для врачей.

Хантер отпустил браслет наручника и взял трубку рукой.

— Да, я знаю, что работать на меня невозможно, но ты не можешь отказаться от зарплаты и других бонусов. Выедешь в три и после того, как забросишь мою машину, можешь быть свободен.

Несколько минут он слушал молча.

— Захвати еще запасной ящик из кабинета…да, тот самый. Привези его и запасные ключи к больнице и оставь для мистера Тэйта Беннета.

Он напрягся, как будто Ник сказал что-то, что вывело его из себя.

— Да, ты можешь взять завтра выходной, но держи пейджер и телефон включенными на случай, если мне что-то понадобится.

Хантер зарычал.

— Малыш, не заставляй меня сменить тон. Ты забываешь, что я знаю, где ты спишь.

И хотя слова были жесткими, в его голосе звучал юмор.

— Отлично, но смотри, не спали мне опять муфту. Увидимся позже.

Аманда приподняла бровь, когда он повесил трубку.

— Ну, и кто такой Ник?

— Мой мальчик на побегушках.

Девушка распахнула глаза.

— Господи, ты можешь хоть раз ответить на вопрос? Может, стоит позвать Тэйта, пока ты не прикинулся мертвым или немертвым, как вы там вампиры делаете?

— Ха—ха, — произнес Хантер с улыбкой.

Боже мой, он становится таким сексуальным вампиром, когда улыбается…

— А Ник знает, кто ты? — поинтересовалась Аманда.

— Только те, кому следует это знать, знают кто я.

Она обдумала его слова.

— Тогда, я думаю, мне выпала честь.

— «Проклятие» будет более подходящим словом.

— Нет, — возразила Аманда, вновь задумавшись над его словами. — Когда ты не издеваешься, не мучаешь и не запугиваешь меня, с тобой можно иметь дело. — И робко добавила. — Конечно, я не могу судить по тем двум минутам, когда ты не делал ни одну из этих трех вещей…

Выражение его лица смягчилось.

— Не знаю, как тебе, а мне нужно поспать. У меня была длинная ночь, и я совершенно измотан.

Аманда тоже устала, но, поглядев на диван из искусственной кожи, поняла, что они ни за что не поместятся на нем вдвоем.

Хантер скривился.

— Ложись на диван, а я буду спать на полу.

— Ты сможешь?

— Мне приходилось спать и в худших местах.

— Да, но разве тебе не нужен гроб?

Он окинул ее изумленным взглядом, но ничего не сказал и подошел к дивану.

Не успела Аманда лечь, как тут же поняла, что так дело не пойдет.

— Мне не удобно. Я не могу заснуть, когда моя рука свисает с края, и я вдвое длиннее, чем этот диван.

— И что ты предлагаешь?

Она схватила одеяло и подушку и улеглась на пол рядом с ним.

Кириан вздрогнул, когда девушка легла так близко к нему, что он чувствовал жар ее тела. Что было еще хуже, единственное, что можно было сделать, чтобы нормально заснуть, это обнять ее рукой.

Как любовник.

Эта мысль ворвалась в сознание, ужалив его сердце так, что он не мог вздохнуть, вспомнив последний раз, когда он совершил ошибку, оставшись с женщиной, забыв про свою безопасность.

Непрошенные воспоминания о крови, жестокой, непрекращающейся боли разорвали его мозг с такой свирепостью, что Кириан передернулся.

Все это в прошлом, говорил он сам себе. Древняя история. И все же, некоторые вещи невозможно забыть. Даже человек с невероятными психическими способностями не мог похоронить их.

Не думай об этом.

Это было неподходящее время для воспоминаний. Настало время быть практичным.

Десидериус будет преследовать его сегодня, и, если придется спасать Аманду и ее сестру, он должен встретить его бодрым и в полной боевой готовности.

Закрыв глаза, Хантер заставил себя расслабиться. До тех пор, пока девушка не пошевелилась, и ее попка не уперлась прямо в его достоинство.

Кириан стиснул зубы. Его опалило огнем, когда он вдохнул сладковатый аромат роз, исходящий от нее. Так невероятно много времени прошло с тех пор, как он был с женщиной. Так давно он не осмеливался сомкнуть глаз рядом с кем-нибудь из них.

Необходимость — злобная тварь. Но, с другой стороны, этот урок он выучил на собственной шкуре, когда сражался с Римлянами.

Сглотнув, Кириан заставил мозги отключиться. В прошлом не было ничего, что стоило бы вспоминать. Ничего, кроме боли, настолько сильной, что, даже по прошествии двух тысяч лет, она все еще могла поставить его на колени.

Сфокусируйся, — сказал он сам себе, полагаясь на свое прочное армейское воспитание. Нужно поспать.

Аманда напряглась, когда Хантер заворочался, устраиваясь поудобнее. А когда он положил на нее руку, ее сердце замерло. Вся его гибкая мощь прижалась к ее спине самым отвлекающим образом.

Она уставилась на его руку у своего лица. У него были длинные, грациозные пальцы, которые могли бы принадлежать художнику или музыканту. Боже, было очень тяжело не забыть, что он не человек.

Ты лежишь с вампиром!

Нет, он — Темный Охотник.Не то, чтобы она понимала в чем, собственно, разница, пока.

Но она узнает. Так или иначе.

Аманда пролежала несколько часов, прислушиваясь к дыханию Хантера. Она могла точно назвать момент, когда он, наконец, заснул, потому что его рука расслабилась, а дыхание, которое она ощущала на шее, выровнялось.

Девушка слышала людей, перемещающихся туда и сюда за стенами офиса Тэйта, больничную систему оповещения, вызывающую докторов и медсестер.

После полудня Тэйт принес им ланч, но она не позволила ему разбудить Хантера. Съев половинку сэндвича, Аманда прилегла вновь, все это время удивленно размышляя, как она могла чувствовать себя так спокойно с вампиром, которого едва знала.

Она слегка перевернулась, чтобы поглядеть на него. Хантер на самом деле был великолепен. Пока он спал, волосы упали ему на глаза, и на его расслабленном лице застыло выражение, полное мальчишеского очарования.

Взглянув на его совершенные губы, девушка вспомнила их вкус. Их жадное, ненасытное прикосновение к своей шее. Отголоски того поцелуя обожгли ее губы, посылая дрожь по всему телу.

Ее целовали несчетное количество раз, но ни один мужчина не вызывал в ней таких чувств. Аманду бросало в жар от одного ощущения их соединенных губ.

Как это у него получалось? Что же в нем было такого, что против ее воли, заставляло до боли желать его.

Было ли это частью его бессмертных способностей?

Аманда не была нимфоманкой. У нее было совершенно обычные сексуальные аппетиты — не слишком большие, не слишком маленькие. И все же, каждый раз, когда она глядела на него, ей хотелось коснуться его кожи, его губ и волос.

Что же случилось с ней?

Выкинь это из головы.Закрыв глаза, она принялась считать в обратном порядке, начиная с сотни.

Дойдя до минус шестидесяти, Аманда поняла, что это бесполезно.

Вздохнув, девушка рассеянно потянулась, чтобы коснуться кольца на его пальце. Прежде, чем она успела осознать что делает, она уже держала его руку в своих ладонях.

Хантер что-то сонно пробормотал, придвигаясь ближе. Аманда распахнула глаза, когда его горячее дыхание коснулось ее щеки, а эрекция волнующе прижалась к бедру. Хватка на ее руке усилилась за мгновение до того, как он обнял ее и уютно прижал к своему телу, словно защищая.

Кириан прошептал что-то на незнакомом языке, а потом затих снова, все еще во власти сна.

Сердце Аманды бешено колотилось. Еще никто никогда не обнимал ее так. Так собственнически, как будто она полностью принадлежала ему. Ей казалось, что она окружена коконом его силы. Самой странной частью всего этого было то, что где-то глубоко внутри, ей нравилось это ощущение больше, чем она хотела бы признаться.

В колыбели его рук, девушка наконец-то провалилась в сон.

Аманда проснулась, почувствовав, как твердое бедро вклинилось меж ее ног, а горячая ладонь проникла под свитер, изучая живот. Рука Хантера прижимала ее так сильно, что девушка едва могла дышать.

— Я скучал по тебе, — нежно прошептал он, скользнув под ее бюстгальтер и сжимая грудь.

Аманда зашипела от удовольствия, которое доставляли ей пальцы, касающиеся ее кожи медленными, еле сдерживаемыми движениями. Эти прикосновения наполнили ее желанием, и это было все, что она смогла сделать, чтобы не повернуть голову и не поцеловать его.

— Теоне, — с любовью прошептал Хантер.

— Эй, — вскрикнула Аманда. Ее, То, что он осмелился назвать ее именем другой женщины, обидело девушку до глубины души. Если уж он собирался это делать, то ему стоило бы помнить, кого он тискает. — Что ты делаешь?

Кириан замер, полностью согнав с себя сон и широко открыв глаза. Первое, что он почувствовал, это теплую, мягкую грудь, заполняющую его ладонь. Второе — это пульсирующую боль во всем теле, которая требовала разрядки.

О, черт! Хантер резко убрал руку, как будто обжегшись.

Что за фигню он творил?

Его долгом было защитить ее, а не лапать. Особенно не тогда, когда она так удобно лежала в его руках. В прошлый раз, когда он совершил такую ошибку с женщиной, это стоило ему души.

Аманда увидела замешательство на лице Хантера, когда он отстранился и сел.

— Кто такая Теоне? — спросила она.

В его глазах зажегся огонек ненависти.

— Никто.

Ну, хорошо, когда он не спал, Теоне ему не нравилась, но тогда, на минуту…

Он медленно поднялся на ноги и помог ей встать.

— Я проспал дольше, чем собирался. Солнце уже садится.

— У тебя, что какое-то странное паранормальное чутье на солнце?

— Учитывая, что я живу и умираю, когда оно садится или встает, да.

Кириан подвел девушку к двери.

— Ты тогда сказала, что знаешь кого-то, кто может освободить нас?

— Да, я думаю, они должны быть дома. Хочешь, чтобы я позвонила и уточнила?

— Да.

Аманда подошла к столу, сняла трубку и позвонила Грейс Александер.

— Привет, Грейси, — поздоровалась она, когда Грейс ответила. — Это Аманда. Я звоню узнать, вы будете сегодня вечером дома? Я хочу попросить вас о небольшом одолжении.

— Конечно. Родственники мужа зашли в гости ненадолго, но они как раз смогут посидеть с детьми. Ты не хочешь мне рассказать?..

— Не по телефону. Мы приедем, как только сможем.

— Мы? — переспросила Грейс.

— Со мной друг, если вы, конечно, не против.

— Конечно, нет.

— Спасибо. Скоро увидимся. — Аманда повесила трубку.

— Все в порядке, — сказала она Хантеру. — Она живет за отелем Сент-чарльз. Знаешь, где это?

Прежде, чем он успел ответить, вошел Тэйт с черным чемоданом в руках.

— Привет, — сказал тот Хантеру, — я подумал, что вы уже должны проснуться. Парень по имени Ник пришел пару часов назад и оставил это для тебя.

— Спасибо, — ответил Кириан, забирая у него чемодан. Он положил его на стол и открыл.

Аманда вытаращила глаза при виде двух небольших пистолетов, автомата, кобуры, сотового, трех странно-выглядящих ножей и пары маленьких, круглых солнцезащитных очков.

— Тэйт, — произнес Хантер с дружественной ноткой в голосе, на которую, как ей казалось раньше, он был не способен. — Ты настоящий друг.

— Я только надеюсь, что Ник ничего не забыл.

— Не—а, все на месте.

Тэйт кивнул им и ушел.

Аманда наблюдала, как Хантер крепит кобуру на бедра, затем он вынул барабаны и зарядил каждый из пистолетов. Кириан поставил их на предохранитель, прокрутил их на пальцах и закрепил в кобуре так, чтобы плащ скрывал их присутствие.

Потом он взял нож-бабочку и засунул в задний карман. Два других клинка оказались в карманах плаща, а к поясу он прицепил сотовый и КПК [10].

При виде его арсенала Аманда приподняла бровь.

— Я думала, что вампира можно убить только колом в сердце.

— Деревянным колом в сердце можно убить кого угодно. А, если не получится, уноси ноги как сумасшедшая. — Мягко произнес Хантер. — И снова, моя леди, вы смотрите телевизор слишком много. Разве у вас нет личной жизни?

— Да, в отличие от тебя, у меня блаженно скучная жизнь, где никто не пытается меня убить. И знаешь что? Она мне нравится, и я хочу к ней вернуться.

В его глазах заблестели смешинки.

— Ну, хорошо, тогда, давай пойдем и найдем твоих друзей, которые разъединят нас, чтобы ты смогла вернуться к своей скучной жизни, а я — к своей опасной.

Окидывая ее горячим, сладострастным взглядом, Хантер пробежал языком по клыкам. А потом надел солнцезащитные очки.

У Аманды участился пульс. С этими темными очками, он выглядел еще более похожим на вдохновенного поэта, чем когда-либо ранее. Это было все, что она могла сделать, чтобы не броситься к нему в объятия и не потребовать еще один поцелуй.

Хантер сунул ее руку в карман плаща вместе со своей, чтобы скрыть наручники, и вывел из кабинета Тэйта, направляясь вперед по больничному коридору.

Когда он шел, она отметила его скользящую хищную походку. Ауру утонченности. Темный Охотник двигался с чистой, текучей грацией. И это была по-настоящему опасная манера поведения, поскольку она притягивала взор каждой встречной женщины.

Но Хантер, казалось, не замечал этого, устремившись к заднему выходу.

Когда они дошли до парковки, Аманда восхищенно присвистнула, увидев Ламборджини Дьябло на одном из мест. Свет сверху отражался от гладкой черной краски, словно образуя ореол вокруг машины. Она обычно не была повернута на машинах, но Ламборджини всегда был единственным исключением.

Он, должно быть, принадлежал хирургу.

Или так девушка думала, пока Хантер не подошел к автомобилю.

— Что ты делаешь? — спросила она.

— Сажусь в свою машину.

У нее упала челюсть.

— Ты его владелец?

— Нет, — саркастично заметил Кириан, — Я краду его с ключом в руке.

— О, боже, — выдохнула девушка, — ты должно быть очень богат.

Он сдвинул очки на переносицу и одарил ее раздраженным взглядом.

— Удивительно, сколько можно скопить за две тысячи лет.

Аманда моргнула, переваривая его слова. Мог ли он на самом деле быть…

— Тебе действительностолько лет? — скептически произнесла она.

Хантер кивнул.

— Две тысячи, сто восемьдесят два было в прошлом июле, если быть точным.

Девушка прикусила губу, окидывая взглядом его шикарное тело.

— Хорошо выглядишь для старичка. Я бы дала тебе не более трехсот.

Со смехом он сунул ключ в замок.

Пока Аманда ждала, когда он откроет дверь, бесенок в ней не смог удержаться и не подколоть его.

— Знаешь, говорят, что мужчины, которые водят такие машины, таким образом, компенсируют свои маленькие — она многозначительно опустила взгляд вниз, остановившись на бугре в его джинсах, — «наборы».

Кириан приподнял бровь и, отводя дверь вверх, одарил ее кривой улыбкой, которая была теплой, поддразнивающей и лукавой одновременно.

Прежде, чем Аманда поняла, что произойдет дальше, он сделал шаг к ней, оглушая мужским ароматом и силой, а потом взял ее руку, пристегнутую наручником и прижал к своей набухшей плоти.

Не—а. Никакого компенсирования.

Кириан склонил голову и прошептал ей в ухо.

— Если тебе нужно нечто более убедительное…

У Аманды сбилось дыхание от неописуемо приятного ощущения его в своей ладони. В его джинсах точно был несвернутый носок.

Он пристально поглядел на ее губы и обхватил лицо девушки свободной ладонью. В эту минуту, она поняла, что Хантер снова собирается поцеловать ее.

Да, пожалуйста!

— Тук-тук, — раздался из темноты голос Десидериуса.

ГЛАВА 4

— Ну, что за фигня, — спокойным тоном произнес Хантер, стягивая очки и засовывая их с карман плаща. Он двигался с такой намеренной медлительностью, словно давая понять Десидериусу, насколько ничтожной угрозой его считал.

— Я тут пытаюсь поцеловать свою девушку, а ты прерываешь нас. Тебя, что, в сарае воспитывали?

С равнодушием, которое ошеломляло ее, Хантер повернулся лицом к Десидериусу.

— Кстати, только попробуй тронуть девушку или Ламборджини, и ты — покойник.

Десидериус вышел из тени в круг лунного света. Контрастирующий свет фонаря, под странным углом падающий на его спину, придавал ему зловещий вид, несмотря на его ангельскую красоту.

— Хорошая у тебя машина, Темный Охотник, — сказал Десидериус. — Она очень сильно облегчает слежку за тобой. А что до угроз — я уже покойник. — Его идеальные губы скривились в издевательской усмешке. — Как собственно и ты сам.

В модном синем костюме в тонкую полоску, Десидериус выглядел, словно высокооплачиваемая мужская модель. У него была золотистая без изъянов кожа, и волосы более светлого оттенка, чем у Темного Охотника. Его безупречная красота казалась почти нереальной.

Ему, казалось, было не больше двадцати пяти. Мужчина в пике своей силы и сексуальной привлекательности.

Аманда сглотнула, когда по ее спине пробежал холодок страха. Было что-то неправильное в том, что настолько жестокий мужчина, выглядел так совершенно. Единственное, что выдавало его настоящую природу — это заостренные клыки, которые он не потрудился спрятать, разговаривая.

— Я почти ненавижу мысль о том, что придется тебя убить, Темный Охотник. В отличие от других, кому я помог покинуть этот мир, ты обладаешь удивительным чувством юмора.

— Ну, я стараюсь. — Хантер загородил Аманду своим телом. — А теперь, почему бы тебе не сделать все это еще более интересным и не отпустить женщину?

— Нет.

И, вдруг, словно из ниоткуда, их атаковали.

Аманда услышала резкий щелчок.

Потянув ее за пристегнутую руку, чтобы не поранить во время битвы, Хантер поймал первого золотистого вампира носком ботинка. Тот взорвался облаком пыли, и Аманда поняла, что прозвучавший щелчок означал выпущенное Охотником лезвие.

Клинок тут же вернулся обратно.

Движением, словно взятым прямо из голливудского фильма, Хантер прижал другого вампира локтем и метнул его на землю. Одним молниеносным действием, он присел, сверкнул лезвием ножа-бабочки, вогнал его в грудь вампира и защелкнул обратно, когда тот осыпался пылью.

Хантер поднялся на ноги.

Из теней появился третий.

Действуя на голом инстинкте, Аманда развернулась и ударила его ногой. Она попала прямо в пах, и вампир со стоном свалился на землю.

Хантер приподнял бровь.

— Черный пояс по айкидо, — ответила она на его удивленный взгляд.

— В любое другое время я бы тебя за это расцеловал. — Он улыбнулся, а потом бросил взгляд за ее плечо. — Пригнись.

Она подчинилась, и он метнул нож точно в грудь вампира. От того осталась лишь горстка черной пыли.

Хантер вытащил пистолет из кобуры.

— Залезай в машину, — скомандовал он, толкая ее на водительское сидение.

С трясущимся от переизбытка адреналина телом, Аманда забралась внутрь так быстро, насколько ей позволяли наручники и хватка его руки.

Она переползла через рычаг переключения скоростей на пассажирское сидение, пока Хантер стрелял по вампирам. Он забрался внутрь, закрыл дверцу и завел машину. Господи Боже, Хантер был удивительным, совершенно спокойным. Она еще никогда такого не видела. Он был абсолютно невозмутим.

Еще один прекрасный, светловолосый вампир прыгнул на капот, когда Хантер включил заднюю передачу и надавил на газ. Обнажив клыки, вампир попытался пробить ветровое стекло кулаком.

— Разве я вам не говорил не трогать Ламборджини? — прорычал Хантер, резко затормозив, отчего вампир отлетел в сторону.

— А еще говорят, что вы ребята, летать не можете, — произнес он, выравнивая автомобиль и выезжая на улицу. — Думаю, Ашерону, пора обновить свое руководство.

Аманда увидела, что их преследуют две машины.

— О, боже, — выдохнула она, положив руку на мощное, мужское запястье, давая ему столько свободы для передвижения, сколько могла, пока Темный Охотник переключал скорости. Ситуация ухудшалась, и последнее, чего девушка хотела бы, это помешать ему сделать все необходимое для ее спасения.

— Держись, — сказал Хантер, включая радио, и вдавил педаль с пол.

“That Smell” Линирда Скинирда [11]заревела, когда они вынеслись с парковки на дорогу.

Застыв от страха, Аманда начала читать молитвы, несмотря на то, что католичкой не была.

— Фары! — закричала девушка, осознав, что он едет в абсолютной темноте, а его стекла затонированы намного сильнее, чем позволено законом. — Свет был бы сейчас очень кстати!

— Поскольку он ранит мои глаза до такой степени, что я практически слепну, то, поверь мне, — совсем некстати.

— Поверить тебе, смеешься, — огрызнулась Аманда, вцепившись в ремень безопасности свободной рукой так, словно это был страховочный трос. — Не я тут бессмертная.

Хантер рассмеялся.

— Ну, как и я, в достаточно серьезной автомобильной аварии.

Аманда выдохнула.

— Я, правда, ненавижу твое чувство юмора.

Его улыбка стала еще шире.

Они неслись по оживленным улицам Нового Орлеана, перестраиваясь из одного ряда в другой, пока Аманде не стало казаться, что ее сейчас стошнит от страха. Не говоря уже о нескольких моментах, когда она была уверена, что Хантер своими движениями вывихнет ей руку.

Тяжело сглотнув, девушка попыталась сдержать тошноту, прижавшись к спинке кресла.

Огромный черный Шевроле прижался к ним сзади и попытался столкнуть под тягач с прицепом. Стиснув зубы, Аманда подавила вопль ужаса.

— Не паникуй, — произнес Хантер, перекрикивая музыку и выкручивая руль, чтобы проехать под полуприцепом. Он надавил на газ. — Мне такое не впервой.

У Аманды перехватило дыхание, когда они въехали в другой ряд, где красный Firebird [12]уже ожидал возможности протаранить их. Темный Охотник едва не врезался в припаркованный автомобиль.

Аманда была в такой глубокой панике, что могла лишь отрывисто вздыхать. И молиться. Она читала молитву за молитвой.

К тому времени, когда они выбрались на автостраду, вся скучная жизнь Аманды уже пролетела у нее перед глазами. И ей совсем не понравилось то, что она увидела.

Она была слишком короткой. Осталась куча вещей, которые она хотела сделать до того, как умрет — включая намерение добраться до Табиты и выбить из той всю дурь.

Внезапно, вновь появился черный шевроле, пытаясь столкнуть их с дороги. Хантер ударил по тормозам и резко дернул машину в сторону. Они скользнули на обочину.

Желудок Аманды свернулся в узел.

— Знаешь, — невозмутимо произнес Хантер, — Я действительно ненавижу Римлян, но должен признать, их потомки делают превосходные автомобили.

Он вновь вдавил газ в пол, пролетая мимо Шевроле. Они выскочили на центральную полосу, наперерез встречному движению и вынеслись на боковую дорогу так быстро, что Аманда увидела лишь сверкающие пятна света.

Звуки автомобильных гудков и визг тормозов заполнили уши. За ними последовал скрежет металла, громкий хлопок и треск, когда Firebird, полный Даймонов врезался в черный Шевроле. Понтиак толкнул другую даймонскую машину в заградительную стену, отлетев от которой, та упала на полосу движения.

Аманда все еще не могла вздохнуть, когда Шевроле остановился на шоссе, не задев других машин.

Хантер издал ликующий возглас, тронув руль, чтобы развернуть Ламборджини в обратную сторону. Он нажал на тормоза и оглядел хаос, который они оставили позади себя.

С трясущимся от страха телом, Аманда резко втянула воздух.

Хантер выключил радио и с триумфом улыбнулся.

— И ни царапинки на Ламборджини. Ха! Глотайте пыль, пожирающие души ублюдки!

Переключив передачу, он нажал на газ, с визгом развернулся по улице и направился к Кварталу [13].

Аманда сидела в изумлении, с недоверием глядя на него, изо всех сил пытаясь глубоко, равномерно и успокаивающе дышать.

— Ты ведь на самом деле этим наслаждался?

— О, черт возьми, да. Ты видела выражения их лиц? — Хантер рассмеялся. — Боже, как я люблю эту машину.

Девушка подняла глаза к небу, словно моля о божьей помощи.

— Господи, пожалуйста, освободи меня от этого маньяка, пока я не умерла от ужаса.

— Ой, да ладно, — поддразнил Хантер. — Только не говори мне, что все это не зажгло твою кровь.

— О, да. На самом деле, у меня сердце колотится так быстро, что я не уверена, почему оно еще не разорвалось. — Она уставилась на него. — Ты сумасшедший человек.

В этот же момент его смех угас.

— Когда-то был.

Аманда тяжело сглотнула от пустоты, прозвучавшей в голосе Хантера. Сама не желая того, она очевидно наступила на больную мозоль. В подавленном настроении, девушка указала ему дорогу к дому Грейс за улицей Сент-чарльз.

Через несколько минут, они въехали на подъездную дорожку и остановились за черным Рэндж Ровером Юлиана Александера. Задний бампер был слегка помят от его последнего столкновения с фонарным столбом.

Бедный Юлиан, он действительно был угрозой на дороге. Она украдкой бросила взгляд на Темного Охотника. С другой стороны, если сравнивать, Юлиан был не так уж плох. По крайней мере, он никогда не доводил ее до сердечного приступа.

Хантер помог Аманде выбраться через свою сторону машины и повел к двери. Старомодный коттедж был залит светом, и сквозь прозрачные шторы девушка видела Грейс, сидящую в кресле гостиной.

Хрупкая брюнетка убрала свои длинные волосы в конский хвост, а ее живот казался в два раза круглее, чем был в последний раз, когда Аманда ее видела. И, хотя ребенок не должен был появиться еще девять недель, бедняжка Грейс выглядела, словно могла родить в любую минуту.

Она над чем-то смеялась, но Юлиана или их гостей видно не было.

Аманда остановилась, приглаживая волосы рукой, одергивая грязную одежду и застегивая кофту поверх пятен крови.

— Грейс сказала, что у них будут гости, поэтому я думаю, нам стоит попытаться не привлекать внимания, о’кей?

Темный Охотник кивнул, и она нажала на кнопку звонка.

После недолгого ожидания, дверь открылась, открыв взору Юлиана Александера, стоящего посреди коридора. Со своими двумя метрами роста, он также же сильно потрясал воображение, как и Хантер. У него были волосы такого же светлого оттенка и самые ярко-голубые глаза, которые Аманда когда-либо видела. Его лицо обладало совершенными лепными чертами, но, учитывая, что его матерью была греческая богиня Афродита, это совсем не удивляло.

Дружелюбная улыбка на лице Юлиана померкла, когда он увидел Хантера.

У него отпала челюсть.

Аманда повернулась и увидела такую же реакцию Темного Охотника, который стоял неподвижно, словно камень.

— Юлиан Македонский? — недоверчиво спросил Хантер.

— Кириан Фракийский?

Прежде, чем она успела шевельнуться, эти двое сжали друг друга в объятиях, словно давно потерянные братья. Он задрал ее руку вверх, обнимая Юлиана.

— О, боги, — выдохнул тот. — Это правда, ты?

— Не могу в это поверить, — произнес Кириан, отстраняясь и окидывая Юлиана потрясенным взглядом с ног до головы. — Я думал, ты погиб.

— Я? — спросил Юлиан. — А как насчет тебя самого? Я слышал, что римляне тебя казнили. Зевс-громовержец, как ты можешь быть здесь?

Юлиан опустил взгляд и заметил наручники.

— Что за..?

— Именно поэтому мы здесь, — объяснила Аманда. — Мы оказались пристегнутыми друг к другу, и, я надеялась, что ты можешь освободить нас.

— Их создал твой отчим, — добавил Хантер, — есть шанс, что у тебя завалялись ключи?

Юлиан рассмеялся.

— Думаю, что не стоит удивляться. По крайней мере, на этот раз, это не амазонская принцесса с взбешенной матерью, требующей отрезать кое-какие части твоего тела. — Он покачал головой, как отец, отчитывающий сына. — Две тысячи лет прошло, а ты все так же умудряешься попадать в невероятные переделки.

Хантер улыбнулся напряженными губами.

— Некоторые вещи не меняются. Согласишься снова оказать мне услугу?

Юлиан склонил голову.

— В последний раз, когда я считал, я сам задолжал тебе две.

— О да, я и забыл о Примарии.

По выражению лица Юлиана Аманда поняла, что тот не забыл, и ей до смерти хотелось узнать, что же там произошло. Но для этого будет время позднее.

Сначала она хотела освободить свою руку. Девушка с намеком позвякала цепочкой.

Юлиан отступил, запуская их в дом.

— Вам вообще-то повезло. — произнес он, проводя их в гостиную.

Грейс не двинулась из своего кресла, где она сидела с Ванессой на коленях, пока великолепная светловолосая мать Юлиана занимала Никлоса мягкой куколкой. Высокий темноволосый мужчина сидел рядом с Афродитой, держа малыша на руках и смеясь над ними обоими.

Темный Охотник резко втянул воздух при виде этой необычной семейной сцены. Он грубо отпихнул Аманду от себя за мгновение до того, как богиня подняла глаза и выругалась.

Не успела девушка понять, что происходит, Афродита вытянула руку, и из ее ладони вылетело нечто похожее на разряд молнии, поразив Хантера. Удар сшиб его с ног и отбросил на пол, потянув Аманду за ним.

Она приземлилась прямо на его грудь. Девушка увидела ожог на плече и почувствовала запах тлеющей кожи.

Аманда подозревала, что такая рана должна была адски болеть, но он даже не отреагировал. Вместо этого, Хантер быстро стянул очки, столкнул ее со своей груди и попытался оставить как можно дальше от себя.

Поднимаясь на ноги, он загородил ее от Афродиты своим телом.

— Да как ты посмел! — закричала Афродита с прекрасным лицом исказившимся от ярости. Сузив глаза, она вскочила с дивана и приблизилась к Хантеру, словно смертельно опасный хищник. — Ты знаешь, что тебе нельзя появляться в нашем присутствии.

Юлиан схватил Афродиту до того, как она смогла их достать.

— Мама, остановись! Что ты делаешь?

Она сверкнула на него глазами.

— Ты смеешь приводить ко мне Темного Охотника? Ты же знаешь, что это запрещено!

Нахмурившись, Юлиан обернулся на Хантера. Недоверие ясно читалось на его лице.

Кириан бросил взгляд через плечо на Аманду.

— Ты скоро будешь свободна, малышка. — Прошептал он.

Афродита подняла руку.

В ужасе Аманда поняла, что богиня хочет убить его. Нет! Слова застряли в горле, когда ее сердце забилось в панике.

Юлиан поймал запястье матери, до того, как она смогла вновь ударить Хантера.

— Нет, мама, — прорычал он, — Темный Охотник или нет, но он единственный человек, который всегда прикрывал мне спину, когда другие молились о моей смерти. Убьешь его, и я никогдаэтого тебе не прощу.

Лицо Афродиты окаменело.

Юлиан отпустил ее руку.

— Я никогда в своей жизни не просил тебя ни о чем. Но сейчас я прошу, как сын, помоги ему. Пожалуйста.

Богиня перевела взгляд с сына на Хантера. Нерешительность в ее взгляде была почти осязаемой.

— Гефест? — обратился Юлиан к мужчине на диване. — Ты можешь освободить их?

— Это запрещено, — ворчливо сказал тот, — и ты это знаешь. Темные Охотники не имеют душ и, потому, вне нашей власти.

— Все нормально, Юлиан, — тихо сказал Хантер. — Просто попроси ее не позволять разряду пройти сквозь меня и поразить девушку.

Только тогда Афродита заметила Аманду. Ее взгляд упал на наручники.

— Мама, — вновь попросил Юлиан.

Богиня щелкнула пальцами, и наручники исчезли.

— Спасибо, — поблагодарил Юлиан.

— Я сделала это, только чтобы помочь человеческой женщине. — Хмуро сказала Афродита, возвращаясь на диван. — Темный Охотник — сам по себе.

Хантер тихо поблагодарил Юлиана. А потом повернулся и пошел к двери.

— Кириан, постой, — Произнес Юлиан, останавливая его. — Ты не можешь уйти отсюда раненым.

На лице Темного Охотника застыло стоическое выражение.

— Ты знаешь Закон, adelfos [14]. Я хожу в одиночестве.

— Только не сегодня.

— Если он останется, — произнесла Афродита, — нам придется уйти.

Юлиан взглянул на мать и кивнул.

— Я знаю, мам. Спасибо тебе еще раз за помощь. Увидимся позже.

Афродита исчезла в яркой вспышке света. Гефест усадил Никлоса, а потом тоже испарился.

— Юлиан? — позвала Грейс из кресла, — Можно уже отпустить Ванессу?

— Да, — ответил тот.

Аманда наблюдала за грустным выражением лица Хантера, когда близнецы подбежали к отцу.

Никлос довольно притопал к ней, лепеча что-то на своем языке и протягивая ручонки. Аманда взяла малыша на руки и прижала к груди, касаясь губами его мягких светлых кудряшек.

Ванесса, в своей обычной манере, направилась прямиком к Хантеру. Для этого милого создания не существовало незнакомцев. Она протянула ему надкусанное печенье.

— Пече-ння? — спросила девочка отрывистым детским языком.

Присев на колени, Хантер нежно улыбнулся, забирая его с протянутой руки малышки. Он бережно провел ладонью по ее темным волосам.

— Спасибо, милая, — мягко сказал Кириан, возвращая ей печенье. — Но я не голоден.

С пронзительным визгом Ванесса бросилась в его руки.

Даже если бы Аманда жила вечно, она никогда не смогла бы забыть тот отчаянный и страдающий взгляд на лице Хантера, когда тот прижал Ванессу к груди. Это был взгляд полный такой жажды. Такой боли. Взгляд мужчины, который знает, что держит в руках что-то настолько драгоценное, что ни за что на свете не хотел бы отпускать.

Он закрыл глаза и коснулся щекой макушки Ванессы, поглаживая ее спинку, прижимая к себе еще сильнее.

— О боги, Юлиан, ты всегда делал таких прекрасных детей.

Тот ничего не ответил, когда к ним подошла Грейс. Но Аманда заметила непередаваемое страдание в глазах мужчины, наблюдающего за своим другом и дочерью.

Их взгляды встретились.

И что-то пробежало между ними, отголоски пережитого кошмара, о котором Аманда ничего не знала.

Юлиан взял Грейс за руку.

— Грейс, это мой друг Кириан Фракийский. Кириан — это моя жена.

Словно гибкая пантера, распрямляющая лапы после прыжка, Хантер поднялся на ноги, нежно укачивая Ванессу.

— Это честь, встретится с тобой, Грейс.

— Спасибо, — ответила женщина, — Должна сказать тоже самое и о тебе. Юлиан столько рассказывал мне о Кириане Фракийском, что мне кажется, я уже давно знаю тебя.

Хантер прищурившись поглядел в сторону Юлиана.

— Учитывая, насколько часто твой муж осуждал мое поведение, меня трясет от мысли, что именно он тебе рассказывал.

Грейс рассмеялась.

— Ничего особенного. А, правда, что ты однажды уговорил целый публичный дом…

— Юлиан! — взревел Хантер. — Не могу поверить, что ты ей рассказал.

Юлиан абсолютно невозмутимо проигнорировал раздраженные слова Хантера.

— Умение выкручиваться во время допроса всегда было твоей сильной стороной, а не моей.

Грейс резко выдохнула и прижала ладонь к выпирающему животу. Юлиан обеспокоенно потянулся и накрыл ее руку своей.

— Глубоко вдыхая, — Грейс потерла живот и одарила мужа слабой улыбкой.

— Извини, этот малыш лягается, словно мул.

Хантер пристально поглядел на Грейс, и странный свет мелькнул в его глазах. Аманда могла бы поклясться, что они на мгновение сверкнули.

— Это еще один мальчик, — тихо произнес Охотник отсутствующим голосом.

— Откуда ты знаешь? — удивленно спросила Грейс, продолжая поглаживать живот. — Я сама выяснила это лишь вчера.

— Он может чувствовать душу младенца. — Тихо объяснил Юлиан. — Это одна из защитных сил Темных Охотников.

Хантер взглянул на Юлиана.

— Этот будет обладать несгибаемой волей. Он — любящий и щедрый, но абсолютно безрассудный.

— Явно напоминает мне кое-кого, кого я однажды знал. — Произнес Юлиан.

Эти слова, казалось, лишь усилили муки Хантера.

— Пойдем, — сказал Юлиан, забирая у Кириана Ванессу и опуская ее на пол, несмотря на протестующий визг. — Я должен подняться наверх и осмотреть твою рану.

Аманда остановилась в коридоре, не зная, что ей делать дальше. У нее был миллион вопросов, на которые ей хотелось получить ответы, и, если бы не повреждения Хантера, она бы уже была на пути наверх, требуя их. Но Юлиан был прав. Этой ужасно выглядящей ране требовался уход.

Бросив тоскливый взгляд на лестницу, она повернулась к Грейс.

— Учитывая весь этот хаос, ты выглядишь удивительно спокойной. Боги, внезапно появляющиеся и исчезающие, люди в окровавленной одежде, которых забрасывают молниями прямо в твоем коридоре. Я думаю, что к этому моменту, особенно в твоем положении, ты должна была уже сойти с ума.

Грейс рассмеялась, ведя рыдающую Ванессу обратно в гостиную.

— Ну, за последние несколько лет, я уже достаточно свыклась с греческими богами, возникающими из ниоткуда. Также как и с другими вещами, о которых не хочу даже думать. Брак с Юлианом определенно научил меня быть спокойнее.

Аманда без энтузиазма засмеялась, бросая еще один взгляд на лестницу и размышляя о своем таинственном Темном Охотнике.

— Хантер…или Кириан — он тоже бог?

— Не знаю. Из того, что рассказывал Юлиан, я поняла, что он был человеком, но я сейчас также нахожусь в неведении, как и ты.

Когда Грейс села, Аманда услышала голоса мужчин, доносящиеся из «радионяни» в детской.

Грейс потянулась, чтобы выключить устройство.

— Подожди, пожалуйста.

Аманда уселась и начала играть с Никлосом, слушая разговор мужчин наверху.

— Черт, Кириан, — произнес Юлиан, когда тот протянул ему рубашку. — У тебя больше шрамов, чем было у моего отца.

Кириан резко выдохнул, лишь слегка коснувшись ожога на плече, оставленного Афродитой.

Они были одни в детской близнецов, располагающейся в конце коридора. Кириан покосился на ярко—желтые обои с мишками, раздражавшие его чувствительные глаза и потянулся за очками.

Юлиан, должно быть, вспомнил греческую мифологию, потому что выключил верхний свет и зажег маленькую настольную лампу, которая погрузила комнату в успокаивающее приглушенное сияние.

Ослабев от боли, Кириан заметил, что его отражение в зеркале было едва различимо. Неспособность отражаться в зеркалах была одним из маскировочных эффектов, дарованных Темным Охотникам. Лишь усилием собственной воли они могли избежать этого, что было непросто сделать, если Охотник был ранен или изможден.

Он отступил от шкафчика, выкрашенного в белый цвет и встретил любопытный взгляд Юлиана.

— Две тысячи лет сплошных битв обычно сказываются на теле.

— Ты всегда больше полагался на яйца, чем на мозги.

При этих знакомых словах по спине Кириана пробежал странный холодок. Он не мог сосчитать сколько раз Юлиан повторял их на классическом греческом.

Как же Хантер скучал по своему другу и наставнику все эти века. Юлиан был единственным человеком, к которому он когда-либо прислушивался. Одним из тех немногих, кого он действительно уважал.

Кириан потер руку.

— Я знаю, но самое забавное, это то, что я постоянно слышу твой голос, призывающий меня к терпению.

Он понизил голос и передразнил грубоватый спартанский акцент Юлиана,

— Черт возьми, Кириан, разве ты не можешь подумать немного, прежде чем что-либо сделать?

Юлиан замолчал.

Кириан знал, какие мысли блуждали в голове друга. Все те же горькие воспоминания, которые и его мучили по ночам, когда он не мог заснуть достаточно долго для того, чтобы вновь погрузиться в прошлое.

Это были видения мира, который прекратил существовать давным—давно. Образы людей и семьи, которые превратились лишь в смутные воспоминания и утраченные чувства.

Их мир был особенным. Его примитивная красота согревала их сердца. Даже теперь, Кириан чувствовал запах масла, горевшего в лампах, когда-то освещавших его дом. Ощущал прохладный ароматный средиземноморский бриз, овевающий его виллу.

И словно, в противовес мыслям Кириана, Юлиан раскрыл небольшую современную аптечку, чтобы достать пакет со льдом.

Обнаружив его, он нажал на крышку, чтобы появился охлаждающий гель, а затем приложил пакет к плечу Кириана.

Кириан зашипел, когда лед коснулся его пульсирующей от боли кожи.

— Мне жаль, что так вышло с молнией, — произнес Юлиан. — Если бы мне было известно…

— Это не твоя вина. Ты же не мог знать, что я продал свою душу. Я обычно не начинаю разговоры подобным образом — привет, я Кириан. У меня нет души. Я кто ты?

— Не смешно.

— Конечно, смешно, просто ты никогда не понимал моего чувства юмора.

— Это все потому, что ты обычно давал ему волю, только когда мы были на волосок от гибели.

Кириан пожал плечами и тут же пожалел об этом, когда боль рассекла его руку.

— Ну что я могу сказать? Я живу, чтобы дразнить старого доброго Апполиона [15].

Кириан взял пакет со льдом из рук Юлиана и отступил назад.

— Так что с тобой случилось? Мне сказали, что Скипио [16]приказал убить тебя и твою семью.

Юлиан фыркнул.

— Только не говори, что ты поверил в это. Это Приап уничтожил мою семью. Когда я обнаружил их мертвыми, у меня случился один из «кириановых моментов», во время, которого я начал на него охоту.

Кириан удивленно приподнял бровь. Насколько он знал, Юлиан за всю жизнь не совершил ни одного импульсивного поступка. Этот мужчина всегда был спокойным и собранным, независимо от обстоятельств. Это была одна из черт его характера, которую Кириан любил больше всего.

— Ты совершил что-то безрассудное?

— Да, и заплатил за это.

Он скрестил руки на груди и встретил взгляд Кириана.

— Приап наложил на меня проклятие свитка. Я две тысячи лет пробыл секс—рабом, пока моя жена не освободила меня.

Кириан недоверчиво выдохнул. Он слышал о таких проклятиях. Это была адская боль, и его гордый друг наверняка тяжело это переносил. Юлиан никогда не позволял никому управлять своей жизнью. Даже богам.

— И это меня ты называешь сумасшедшим, — произнес Кириан, — По крайней мере я противостоял лишь римлянам. Ты же пошел против пантеона.

Юлиан протянул ему тюбик с мазью от ожогов. Когда он заговорил, его голос звучал глухо и сдержанно.

— Я хотел бы знать, когда я ушел, что случилось с…

Кириан взглянул на него и увидел агонию в глазах друга, в этот момент он понял, чем была вызвана такая боль, что Юлиан даже не мог упомянуть об этом.

Даже сейчас, он сам скорбел о сыне и дочери Юлиана. Голубоглазые и розовощекие, они были настолько прекрасными и полными жизни, что это невозможно было описать. Одни они заставляли сердце Кириана сжиматься от зависти.

Боги, как он хотел свою собственную семью и детей. Каждый раз, когда Кириан видел Юлиана дома, он жаждал такой жизни.

Это было все, чего он всегда хотел. Мирный очаг, дети, которым он мог бы дарить свою любовь и жена, которая любила бы его. Такие простые собственно вещи. И все же, они вечно ускользали от него.

Теперь, когда он стал Темным Охотником, эти желания вообще были неосуществимы.

Кириан не мог представить себе ужас, который чувствовал Юлиан всякий раз, вспоминая о своих детях. Он сомневался, что хотя бы еще один мужчина на свете, обожал своих детей так, как Юлиан. Хантер помнил, как однажды пятилетний Атолик заменил конские волосы на шлеме Юлиана на перья, как подарок, перед тем, как они отправились в бой.

Юлиан был одним из самых опасных генералов македонской армии, однако он предпочел с гордостью носить этот подарок перед лицом своих воинов, чем ранить чувства сына.

Никто не посмел засмеяться. Даже Кириан.

Он прочистил горло и отвел взгляд.

— Я похоронил Каллисту и Атолика во фруктовом саду, выходящем на море, где они обычно играли. Семья Пенелопы позаботилась о ней, а тело Ясона я отправил отцу.

— Спасибо.

Кириан кивнул.

— Это было самое малое, что я мог сделать. Ты всегда был для меня, как брат.

Юлиан неохотно рассмеялся.

— Полагаю, это объясняет, почему ты выпрыгивал из штанов, лишь бы только вывести меня из себя.

— Ну, кто-то же должен был. Даже в двадцать три ты был слишком серьезным и суровым.

— В отличие от тебя.

Кириан смутно помнил того себя, которого знал Юлиан много веков назад. Он был беззаботным и всегда готовым к битве. Пылким и упрямым.

Удивительно, как Юлиан не прибил его. Терпение этого мужчины не знало границ.

— Славные дни бурной молодости. — С тоской сказал Кириан.

Глядя на плечо, он нанес на ожог успокаивающую мазь. Это было неприятно, но Кириан привык к физической боли, и ему приходилось сносить более серьезные повреждения, чем это.

Юлиан изучающее взглянул на друга.

— Римляне схватили тебя по моей вине, не так ли?

Кириан замер от сожаления, читающегося в глазах Юлиана. А затем вернулся к размазыванию лекарства по коже.

— Ты всегда слишком сурово относился к самому себе, Юлиан. Это не твоя вина. Когда ты исчез, я организовал против них кровавый крестовый поход. Я сам решил свою судьбу, и от тебя совсем ничего не зависело.

— Если бы я был рядом, я не дал бы им захватить тебя.

Кириан фыркнул в ответ на его слова.

— Несомненно, у тебя всегда получалось вытягивать меня из неприятностей. Но даже ты не смог бы спасти меня от себя самого. Если бы ты был там, то римляне просто смогли бы казнить еще одного македонского командира. Поверь мне, заключение в свиток гораздо более милосердная судьба, чем та, что приготовили для нас Скипио и Валериус.

И все же, Кириан видел выражение вины на лице друга и хотел бы освободить его от этих оков.

— Что там произошло? — спросил Юлиан. — Исторические сведения говорят о том, что Валериус пленил тебя в бою. Но я этому не верю. Он не смог бы этого сделать, учитывая твои способности в бою.

— А еще историки говорят, что тебя убили воины Скипио. Победители создают свою собственную версию правды.

Впервые за прошедшие века, Кириан позволил своим мыслям вернуться в тот судьбоносный день прошлого.

Хантер сжал зубы, когда волна ярости и боли заново прокатилась по его телу, и он вспомнил, почему запер эти воспоминания в самом дальнем уголке сознания.

— Знаешь Мойры — двуличные стервы. Валериус не пленил меня, меня отдали ему в подарочной упаковке.

Юлиан нахмурился.

— Как?

— Моя маленькая Клитемнестра [17]. Пока ты и я сражались с римлянами на чужбине, она привечала их в своей постели.

Юлиан побледнел.

— Не могу поверить, что Теоне сотворила такое, после всего того, что ты сделал для нее.

— Ни одно доброе дело не остается безнаказанным.

Горечь слов Кириана заставила Юлиана нахмуриться. Это был уже не тот человек, которого он знал в Македонии. Кириан Фракийский был жизнерадостным и добродушным. Мужчина, стоящий перед ним сейчас был измученным. Закрытым. Подозрительным и почти холодным.

— Это из-за ее предательства ты стал Темным Охотником? — спросил Юлиан.

— Да.

Юлиан закрыл глаза, чувствуя сострадание и ярость за своего друга. Снова и снова в его голове проносились видения Кириана, такого, каким он был много веков назад. Его человеческие глаза всегда были наполнены лукавым смехом. Очень немногие любили жизнь так, как Кириан.

Щедрый по духу, добрый по натуре и храбрый сердцем, он сумел завоевать даже симпатию Юлиана, а ведь тот действительно хотел ненавидеть испорченного и заносчивого мальчишку. Но ненавидеть Кириана было невозможно.

— Что Валериус сделал с тобой? — спросил Юлиан.

Хантер глубоко вздохнул.

— Поверь, ты не хотел бы услышать все детали.

Юлиан увидел, что Кириан дернулся, как будто какое-то воспоминание пронеслось в его голове.

— Что?

— Ничего, — резко ответил тот.

Юлиан мысленно вернулся к жене Кириана. Миниатюрная блондинка, Теоне была еще прекраснее, чем Елена Троянская. Он видел ее лишь однажды и то — издалека. Но даже так, Юлиан сразу понял, что в ней привлекло Кириана. Теоне распространяла неотразимую ауру изящества и сексуальной привлекательности.

Кириану едва исполнилось двадцать два, когда он встретил ее, и он сразу же влюбился в женщину, которая была на восемь лет старше. Не важно, что все они говорили о Теоне, Кириан не слушал их. Он любил ее всеми фибрами своей души и сердца.

— А что Теоне? — спросил Юлиан. — Ты смог выяснить, почему она так поступила?

Кириан зашвырнул мазь обратно в сумку.

— Теоне сказала — она сделала это из страха, что я не смогу защитить ее.

Юлиан выругался.

— Мои мысли были еще грубее, — тихо произнес Кириан. — Знаешь, я лежал там неделями, пытаясь понять, что же во мне было такого, отчего Теоне настолько меня возненавидела, чтобы сдать нашему злейшему врагу. Я никогда даже не подозревал, что был до такой степениневыносим.

Кириан стиснул зубы, вспомнив, как его жена смотрела на него, когда началась казнь. Она равнодушно встретила его взгляд, не испытывая никаких угрызений совести.

И тогда он понял, что, несмотря на все его усилия быть лучше, несмотря на то, что он дарил ей всего себя — сердцем и душой, Теоне никогда не давала ничего взамен. Лишив его даже доброты. Если бы хотя бы малейшая искорка сожалений мелькнула в ее глазах, капелька печали.… Но лицо его жены выражало лишь нездоровое любопытство.

Это разрывало сердце Кириана на части. Если даже Теоне не смогла полюбить его, после всего того, что он для нее сделал, значит, он на самом деле никогда не сможет познать этого чувства.

Его отец был во всем прав, от первого до последнего слова.

«Ни одна женщина никогда не сможет влюбиться в мужчину твоего происхождения и богатства. Признай это. Все, чем ты когда-либо будешь — это толстый кошелек».

И до сих пор душа Кириана рыдала от правдивости этих слов. Никогда больше он не подпустит к себе женщину настолько близко. Темный Охотник отказывался позволять любви или чему-либо еще ослепить его настолько, чтобы он забыл, что должен делать. Его долг был для него важнее всего. А сейчас еще больше, чем обычно.

— Мне так жаль, — выдохнул Юлиан.

Кириан пожал плечами.

— Все мы жалеем о чем-то. — Он потянулся за своей изорванной, окровавленной рубашкой.

— Послушай, — сказал Юлиан, останавливая его, — почему бы тебе не принять душ, а я одолжил бы тебе что-нибудь из моих вещей?

— Мне нужно закончить охоту.

— Не обижайся, Кириан, но ты хреново выглядишь. Даже, учитывая, насколько давно я в последний раз сражался, я знаю, что на полный желудок и после горячей ванны делать это гораздо легче.

Кириан заколебался.

— Пятнадцать минут?

— Поспеши.

Кириан позволил успокаивающим струям воды омыть его израненное тело. Ночь едва успела начаться, а он уже чертовски устал. Плечо отдавало пульсирующей болью, а бок чувствовал себя не намного лучше.

И все же, все внимание Хантера было приковано к женщине внизу.

Почему его так тянуло к ней? Он спас бесчисленное множество людей за все эти годы, но никогда не чувствовал к ним ничего, кроме банального любопытства.

А эта женщина с открытым, честным взглядом и притягательной улыбкой, смогла дотянуться до сердца, которое Кириан скрыл ото всех много веков назад. Это было ему совсем не нужно. Темным Охотникам было запрещено заводить постоянных любовников. Необходимые им сексуальные удовольствия ограничивались лишь случайными одноразовыми связями.

Их возвращали к существованию, в котором они шли сквозь времена в одиночестве. Каждый из них знал об этом. Они поклялись жить именно так. И никогда раньше это его не беспокоило.

Лишь однажды за свою долгую жизнь он ощущал такое же странное головокружительное чувство внизу живота от улыбки женщины.

Это воспоминание заставило его выругаться.

— О, прекрати, Кириан, — сказал он сам себе, намыливаясь, — Уходи отсюда, убей Десидериуса и отправляйся домой. Забудь о том, что ты ее когда-либо видел.

Боль пронзила его тело от одной только мысли, что он больше ее не увидит.

И все же, Темный Охотник знал, что должен сделать. Это была его жизнь, и он любил ночь, с которой был связан клятвами. Его обязанностью была его семья. Его нерушимой клятвой — его сердце. Его работа была его любовью, и таковой должна остаться навеки.

— Аманда?

Заставляя свои мысли оставить в покое красивого Темного Охотника, Аманда взглянула на Грейс, сидящую в кресле.

— Ты не могла бы сходить в детскую и принести мне подгузник? — Спросила Грейс. — А то, если я снова поднимусь по этой лестнице, я могу уже не вернуться.

Аманда рассмеялась.

— Конечно, сейчас принесу.

Девушка поднялась по лестнице и направилась по коридору. Она дошла до ванной в тот самый момент, когда из нее вышел Хантер, оборачивая полотенце вокруг талии.

Они столкнулись. Хантер положил руки на плечи девушки, удерживая ту от падения, а его глаза немного расширились, когда он понял, что это она.

Аманда замерла, увидев, что ее серебряный браслет зацепился за петельки махрового полотенца.

Что еще хуже, от вида этой роскошной загорелой кожи и ощущения сильных рук на своем теле, у нее потекли слюнки.

Ее сердце забилось быстрее при виде всей этой гибкой мощи. От аромата теплой, чистой кожи. Его влажные волосы, приглаженные назад, открывали лицо настолько прекрасное, что у Аманды появились сомнения в том, что кто-либо мог бы быть красивее.

Черные глаза Кириана с греховно—длинными ресницами впились в ее лицо. От выражения неприкрытого голода в них девушку бросило в жар, и она задрожала. Он смотрел на нее, словно мог поглотить, и, говоря по правде, она хотела раствориться в нем. Полностью. Без остатка. И с удовольствием.

— О, это становится интересным, — сказал Хантер с ноткой изумления в голосе.

Аманда не знала, что делать, стоя там, с запястьем в опасной близости от внезапно появившегося бугра под полотенцем. Ну почему они все время оказывались привязанными друг к другу?

Ее взгляд скользнул по бесчисленным шрамам, покрывающим тело Хантера, и она не смогла сдержать любопытных мыслей о том, сколькие из них были оставлены пытками, о которых он рассказывал Юлиану.

— Большинство… — прошептал Кириан, проводя ладонью по шее девушки. Аманда почувствовала пальцы, ласкающие ее волосы. Другая его рука слегка сжалась на ее плече.

— Что? — спросила девушка, подняв к нему глаза.

— Большинство из них оставили Римляне.

Она нахмурилась.

— Откуда ты знаешь, о чем я думаю?

— Я подслушиваю твои мысли, точно так же, как ты подслушивала нас с Юлианом.

По спине Аманды пробежал холодок от мысли о его психических способностях.

— Ты это можешь?

Кириан кивнул, даже не глядя на нее, он пристально смотрел на свои пальцы в ее волосах, как будто запечатлевая в памяти ощущение их мягкости.

Его взгляд вернулся к ней так быстро, что девушка вздрогнула от неожиданности.

— И в ответ на вопрос, о котором ты боишься даже подумать, могу сказать, что стоит лишь протянуть руку и ты узнаешь.

— Узнаю что?

— Настолько ли я аппетитенбез полотенца, как и в нем.

Лицо Аманды опалило жаром, когда Хантер ее же точными словами произнес вслух то, о чем она страшилась подумать.

Прежде чем девушка успела хотя бы пошевелиться, он отпустил ее и сбросил полотенце, оставив последнее свисать с браслета.

Аманда выдохнула от вида абсолютно обнаженного Кириана. Его твердое, гибкое тело было совершенным. И она быстро поняла, что его кожа везде была золотистой. Это был не загар, а ее натуральный цвет.

Она отчаянно хотела его.

Все о чем Аманда могла думать, это затащить его в спальню, ощущать его на себе, а потом и под собой всю ночь. О, что она хотела бы сделать с этим мужчиной.

Полуулыбка показалась в уголках губ Хантера, и по его светящимся глазам, девушка поняла, что он прочитал ее мысли. Снова.

Кириан склонился к Аманде, касаясь лицом ее щеки, и горячее дыхание опалило ей шею.

— У древних греков не было проблем с обнажением на публике, — прошептал он девушке прямо в ухо.

Ее грудь напряглась.

Кириан медленно протянул руку, приподнимая ее подбородок. Он удерживал взгляд Аманды, словно пытаясь прочесть что-то у той в голове. Прежде, чем она смогла двинуться, он накрыл ее губы своими.

Аманда застонала от нахлынувших ощущений. Этот поцелуй отличался от предыдущего. Он был мягким. Нежным. Заставлял ее сгорать изнутри.

Хантер оставил ее губы и проложил пылающую дорожку от подбородка к шее, легко касаясь кожи языком. Девушка обняла его за голые плечи и прижалась к нему всем телом.

— Ты невероятно соблазнительна, — прошептал он, обводя языком контур ее ушка.— Но у меня есть работа, которую я должен сделать. А ты ненавидишь все нечеловеческое. И все сверхъестественное. — Кириан отстранился и бросил на нее горящий желанием взгляд. — Жаль…

Он освободил полотенце от ее браслета, перебросил его через плечо и направился в спальню. Аманда стиснула зубы от вида этой совершенно шикарной спины.

Сгорая от страсти, она смотрела ему вслед, пока за ним не закрылась дверь.

Внезапно девушка вспомнила о подгузнике.

Не успела эта мысль сформироваться у нее в голове, Хантер открыл дверь, бросил его ей и закрыл дверь снова.

Кириан прислонился к закрытой двери, сражаясь с яростным желанием, бурлящим внутри. Оно было диким, неприкрытым, и заставляло его желать того, чего он получить не мог.

Вещей, которые лишь ранили бы его еще больше. А за десять тысяч прожитых жизней, он уже достаточно настрадался.

Ему нужно было выкинуть ее из головы.

Но, пока Кириан там стоял, одиночество его жизни вдруг мстительно нахлынуло на него.

«Ты слишком часто позволяешь сердцу управлять собой, мальчик. Когда-нибудь, оно приведет тебя к мукам». Хантер зажмурился от промелькнувшего в голове предостережения отца. Никто из них тогда не подозревал, насколько близки к истине окажутся однажды эти слова.

Я Темный Охотник.

Вот на чем ему нужно было сосредоточиться. Только он стоял между Амандой и ее гибелью.

Десидериус рыскал снаружи и Кириан должен был остановить его.

Но, что ему действительно хотелось сделать, это спуститься вниз, схватить Аманду на руки, отвезти ее к себе, где он мог бы провести всю ночь, исследуя каждый сантиметр ее тела губами, руками, языком…

— Какой же я дурак, — прорычал Кириан, заставляя себя надеть одежду, которую Юлиан ему оставил.

Он больше не позволит себе думать о ней или своем прошлом. У него есть более важное призвание. То, которое нельзя игнорировать.

Он — защитник. И будет жить и умрет, как защитник, а это означает, что физические удовольствия такие, как женщины вроде Аманды, были ему категорически противопоказаны.

Несколько минут спустя, одетый в джинсы Юлиана и черный свитер с v—образным вырезом, Кириан вышел из комнаты с перекинутым через руку кожаным плащом и спустился вниз, где Юлиан, Грейс, Аманда и дети ожидали его.

Юлиан протянул ему бумажный пакет.

— О, — произнес Кириан, забирая его, — спасибо, Папочка. Обещаю быть хорошим мальчиком и хорошо вести себя с другими детьми.

Юлиан рассмеялся.

— Умник.

— Да уж лучше, чем тупица.

Кириан стал серьезным, когда от одного взгляда на Аманду его тело опалила волна жгучего желания. Что же такого было в ней, что не давало ему думать ни о чем другом, кроме вкуса ее губ? Ощущения ее горячего тела в своих руках?

Кириан прочистил горло.

— Она должна остаться у вас до утра. Даймоны не могут войти без приглашения.

— Как насчет завтрашней ночи? — спросила Грейс.

— Десидериус должен быть мертв к этому времени.

Юлиан кивнул.

Кириан повернулся к двери, но прежде, чем он смог дойти до нее, Аманда остановила Хантера, нежно коснувшись его руки своей.

— Спасибо. — прошептала она.

Он склонил к ней голову.

Уходи.Потому, что если он не уйдет, он может сдаться под натиском этой требовательной жажды.

Кириан поглядел на жену Юлиана поверх головы Аманды.

— Было приятно познакомиться, Грейс.

— И мне, Командир.

Когда Темный Охотник направился к двери, Аманда вновь поймала его и развернула к себе. Прежде, чем он понял, что она хочет сделать, девушка поцеловала его в щеку.

— Будь осторожен, — прошептала она, отстраняясь.

Ошеломленный, он лишь моргал. Но, что поражало его больше всего, так это забота, которую он видел в кристально-чистых голубых глазах Аманды, забота, которую чувствовал в ее сердце. Она действительно не хотела, чтобы он страдал.

Десидериус ждет.

Эта мысль ворвалась в его разум. Он должен был уйти.

И все же, покинуть ее, было самым трудным делом из всех, что Кириану когда-либо приходилось выполнять.

— Удачи, Кексик. — сказал он ей.

— Кексик? — оскорблено переспросила она.

Хантер улыбнулся.

— После фразы о «быке-производителе в черной коже», я считал, что задолжал тебе кое-что.

Он коснулся руки Аманды, а потом неохотно опустил ее со своего плеча.

— Сейчас почти восемь, тебе лучше пойти и позвонить сестре.

Кириан отпустил ее ладонь и тотчас же почувствовал незаполнимую пустоту в своей руке.

Он обменялся понимающим взглядом с Юлианом. Это был последний раз, когда они видят друг друга, и они оба об этом знали.

— Прощай, adelfos.

— Прощай, маленький брат.

Кириан развернулся, открыл дверь и в одиночестве пошел к машине.

Когда он оказался внутри, то не смог удержаться от взгляда назад. И, хотя, Темный Охотник не видел Аманду, он чувствовал ее по другую сторону двери, пристально глядящую на него.

Кириан не мог вспомнить, когда в последний раз кто-то жалел о том, что он уходит. Не знал, ощущал ли он когда-нибудь такую сумасшедшую необходимость получить женщину любой ценой.

ГЛАВА 5

После того, как Кириан ушел, Аманда позвонила Табите и заверила ту, что пребывает в полном порядке, потом быстро приняла душ и позаимствовала пару леггинсов с водолазкой у Грейс. Она уселась на диван с тарелкой спагетти, когда Грейс и дети ушли укладываться спать.

Юлиан вернулся из кухни и протянул ей Коку, а потом сел в кресло.

— Ну, хорошо, — произнес он, — с чего мне начать?

Она даже не раздумывала.

— С самого начала. Я хочу знать, что такое Темные Охотники и Даймоны. Откуда появились Апполиты? И как в действительности эти трое связаны между собой?

Юлиан рассмеялся.

— Сразу вгрызаешься в самую суть, так?

Он повертел стакан с холодным чаем в ладонях, обдумывая, как лучше ответить на ее вопросы.

— В такие моменты, я жалею о том, что «Кинигостая» Гомера не уцелела.

— Эта ког-но-что там дальше, что это?

Юлиан снова рассмеялся и отхлебнул из стакана.

— Это записи о рождении Кинигстоси, Темных Охотников, и они ответили бы на большинство твоих вопросов. Эта книга в деталях описывает возникновение двух рас, которые однажды доминировали на планете — людей и Апполитов.

Аманда кивнула.

— Ладно, откуда появились люди, я знаю, но что насчет Апполитов?

— Вечность назад, Апполон и Зевс как раз прогуливались по Фивам, когда Громовержец неожиданно провозгласил величие человеческой расы. Он назвал людей «земным верхом совершенства». Аполлон фыркнул и сказал, что людям еще требуются большие улучшения. Он похвастался, что сможет создать более совершенную расу. Зевс потребовал доказательств. И Апполон нашел нимфу, которая согласилась выносить его детей.

— Через три дня первые четверо Апполитов появились на свет. Еще спустя трое суток они достигли зрелости, а через три дня после этого были готовы стать правителями Земли.

Аманда вытерла губы салфеткой.

— Итак, Апполиты — это дети Апполона. Понятно. А что делает некоторых из них Даймонами?

— Может, подождешь? Ведь это я рассказываю историю, — произнес Юлиан с терпением в голосе, которое, несомненно, приберегал для своих студентов. — Поскольку Апполиты превосходили людей в интеллекте, красоте и силе, Зевс сослал их в Атлантиду, где, как он надеялся, они будут жить мирно. Я не знаю, читала ли ты «Диалоги» Платона…

— Без обид, но я все свои студенческие годы избегала гуманитарных курсов.

Юлиан улыбнулся.

— В любом случае, почти все, что Платон писал об Атлантиде — истинная правда. Они были агрессивной расой, мечтающей завоевать Землю, а потом и Олимп. Апполон не возражал, поскольку в случае их победы стал бы верховным богом.

Аманда знала, к чему он вел.

— Готова поспорить, старый добрый Зевс был от этого в восторге.

— Он был с восхищении, — с сарказмом произнес Юлиан, — но и в половину не так сильно, как бедные греки, которых теснили Апполиты. Сытые этим по горло, они поняли, что сражаются в заранее проигранной битве. Поэтому и разработали план, как привлечь Апполона на свою сторону. Греки выбрали самую красивую женщину из всех, которые когда-либо рождались — Риссу, чтобы она стала любовницей бога.

— Более красивую, чем Елена Троянская?

— Это случилось задолго до Елены и да, записи говорят, что она была более прекрасна, чем любая, появившаяся на свет после нее. В любом случае, Апполон, будучи самим собой, не смог противится ее чарам. Он влюбился, и Рисса родила ему сына. Когда королева Апполитов узнала об этом, она впала в ярость и послала группу убийц уничтожить Риссу и ее сына. Во избежание гнева Апполона королева приказала тем обставить дело так, как будто дикий зверь растерзал их.

Аманда тихо присвистнула, догадываясь, что случилось потом.

— Апполон узнал…

— Да, узнал, и совершенно озверел. Видишь ли, Апполон является также богом эпидемий. Он уничтожил Атлантиду и убил бы всех Апполитов до последнего, если бы Артемида не остановила брата.

— Зачем?

— Потому, что Апполиты — это его плоть и кровь. Уничтожив их, он уничтожил бы самого себя и мир, каким мы его знаем.

— О, — сказала Аманда с расширенными от ужаса глазами, — Это очень плохо. Рада, что она его остановила.

— Остальная часть пантеона испытывала схожие чувства. Но Апполон все еще жаждал мести. Поэтому он лишил Апполитов способности находится под солнцем, чтобы не видеть своих детей и не вспоминать об их предательстве. Поскольку они сделали убийство Риссы похожим на работу дикого зверя, он наделил их животными чертами — клыками, обостренными чувствами…

— А как насчет их силы и скорости?

— Это у них уже и так было, вместе с психическими способностями, которых Апполон не мог забрать обратно.

Это заставило Аманду нахмуриться.

— Я думала, боги могут делать все, что захотят. Разве не в этом вся прелесть?

— Не всегда. У них, также как и у нас, есть свои законы, которыми они связаны. Но в случае с психическими способностями — раз уж этот канал был открыт, закрыть его невозможно. Вот почему, Апполон не отнял дар пророчества у Кассандры [18], когда та отвергла его, а вместо этого сделал так, чтобы никто никогда не поверил ей.

— Ага, это логично. — Аманда отпила из банки с Кокой. — Хорошо, значит Апполиты физически и психически сильны и не могут выходить на солнце. А что с кровью? Они пьют ее или нет?

— Да, но только если это другой Апполит. На самом деле, из-за проклятия Апполона, им приходится делать это каждые несколько дней.

— Фу, — сморщила она носик. — Это отвратительно. — Девушка вздрогнула при мысли о необходимости так жить. — Некоторые из них все-таки пьют человеческую кровь, так ведь?

Юлиан на мгновение задумался.

— Не совсем. Став Даймонами, они могут осушить человека, но то, за чем они в действительности охотятся — это не кровь, а душа.

Аманда приподняла бровь, когда мурашки побежали по ее спине. Кириан не шутил насчет этого. Замечательно.

— Зачем им наши души?

— Апполиты живут всего лишь три раза по девять лет. В свой двадцать седьмой день рождения они погибают медленной и мучительной смертью, когда их тело в прямом смысле в течение суток превращается в пыль.

На этот раз ее действительно передернуло от этой мысли.

— Как ужасно. Думаю, мораль этой истории в том, что не стоит выводить из себя бога эпидемий.

— Да, — хмуро ответил Юлиан. — Чтобы избежать этой судьбы, многие Апполиты совершают самоубийство прямо перед днем своего рождения. Другие решают превратиться в Даймонов. В этом случае им удается обойти свои приговор, вбирая в себя души людей. Пока Даймоны сохраняют их, они живут. Однако проблема с человеческими душами в том, что те не могут существовать в теле Апполита и начинают погибать сразу же, как только попадают туда. Поэтому, чтобы поддерживать в себе жизнь, Даймоны вынуждены продолжать кормиться на людях каждые несколько недель.

Аманда не могла даже представить себе, насколько ужасной была судьба людей, убитых Апполитами — лишиться и тела, и души…

— А что случается с умершими душами?

— Они потеряны навсегда. Именно поэтому нужны Темные Охотники. Их работа — это найти Даймонов и убить, освобождая души, до того, как те исчезнут.

— Они делают это добровольно?

— Нет, скорее их в это втягивают.

Девушка нахмурилась сильнее.

— Каким образом?

Юлиан сделал еще один глоток. Он опустил взгляд, и Аманда увидела промелькнувший в его глазах странный свет, как будто он вспомнил что-то из своего прошлого. Нечто болезненное.

— Когда кто-то страдает от ужасной несправедливости, — тихо произнес Юлиан, — его душа издает крик такой силы, что тот доходит до дворцов Олимпа. Услышав этот вопль, Артемида является тому, кто породил его и предлагает сделку. За один Акт Возмездия обидчикам, он должен поклясться ей в верности и служить в ее армии против Даймонов.

Аманда глубоко вдохнула, услышав эти слова.

— Откуда ты все это знаешь?

Юлиан поднял на нее глаза, и его напряженный взгляд опалил девушку.

— Моя душа закричала в тот самый день, когда погибли мои дети.

Боль и ненависть в его глазах заставили Аманду сглотнуть. Они были настолько явными, что у нее сжалось сердце.

— Артемида явилась тебе и предложила сделку?

— Да, и я отказался.

— Почему?

Он отвел взгляд в сторону.

— Я хотел отомстить другому богу, а этого она не позволила бы.

Аманда очень хорошо знала историю заключения Юлиана в книгу. Но сейчас ее больше интересовал Хантер.

— Кириан обменял свою душу на возможность отомстить жене, ведь так?

Юлиан кивнул.

— Да, но не спеши судить его слишком сурово.

— А я и не сужу. — Честно призналась она.

Аманда не знала, через что пришлось пройти Кириану, но не собиралась клеймить его до тех пор, пока всего не узнает.

— Скажи, Юлиан, а есть ли способ вернуть Темному Охотнику его душу?

— Да, но это очень редко кому удается, и каждый тест абсолютно уникален.

— Это означает, что ты не можешь сказать мне, как освободить Кириана.

— Это означает, что я не имею ни малейшего понятия, как это можно сделать.

Аманда кивала, пока в ее голову не пришла другая мысль.

— А Темные Охотники тоже вынуждены пить кровь?

— Нет, первоначально, будучи людьми, они не обязаны этого делать. Плюс ко всему, если им придется заботиться о поисках крови, это может помешать им охотиться на Даймонов.

— Тогда зачем им клыки?

— Чтобы эффективно выслеживать и убивать Даймонов, они были наделены теми же животными чертами. Клыки — это неотъемлемая часть набора.

Это было разумно.

— Именно поэтому солнечный свет губителен для них?

— Вроде того, но в случае с Темными Охотниками более важно то, что они служат Артемиде, богине луны и являются анафемой для Апполона.

— Это же несправедливо.

— Боги редко таковыми бывают.

Несколько часов спустя Кириан сидел в машине, проклиная свои предательские мысли.

Он все еще видел Аманду. Слышал звук ее нежного, мягкого голоса. Чувствовал ее тело, прижатое к нему, и ощущал упругую грудь в своих руках.

Столько времени прошло с тех пор, как он вот так желал женщину. Кириан думал, что изгнал эту часть себя, в ту ночь, когда стал Темным Охотником.

С течением веков, он лишь изредка чувствовал случайное влечение к женщинам, но научился контролировать и глубоко прятать его.

А теперь эти давно забытые ощущения пробудились от прикосновения искусительницы, смертельно опасной для его благополучия. Мысли об Аманде отвлекали Хантера. Приносили мучения.

Его влечение к ней балансировало на грани отчаяния.

Почему? Что такого было в этой женщине, отчего он так сильно жаждал близости с ней? Темный Охотник не знал об Аманде ничего, кроме того, что у нее было потрясающее чувство юмора и способность великолепно держаться в опасных ситуациях.

И все же его тянуло к ней, как к никакой другой женщине. Даже к жене.

Во всем этом не было никакого смысла.

Заглушив мотор, Кириан выбрался из машины и зашел в дом. Он бросил ключи на кухонный стол и замер. В доме стояла полная тишина, нарушаемая лишь легким щелкающим звуком, доносящимся сверху.

Кириан прошел через темные комнаты, поднялся по резной лестнице красного дерева и оказался перед своим кабинетом. Свет просачивался сквозь закрытую дверь, падая на персидскую ковровую дорожку.

Он бесшумно повернул ручку и открыл дверь.

— Ник, какого черта ты тут делаешь?

Громко выругавшись, его оруженосец выпрыгнул из вращающегося кресла.

Кириан подавил смешок при виде человека ростом в метр девяносто, готового его убить. Голубые глаза сверкнули огнем, когда тот вздернул подбородок, серьезно нуждающийся в бритье. Ник запустил руку в темно-каштановые волосы, спускавшиеся на плечи.

— Блин, Кириан, когда ты научишься издавать хоть какой-то звук при ходьбе? Ты меня чертовски напугал.

Кириан равнодушно пожал плечами.

— Я думал, ты хотел уйти пораньше.

Ник поправил кресло, снова уселся в него и подкатился к столу.

— Я и собирался, но решил закончить для тебя поиски информации на Десидериуса.

Кириан улыбнулся. Ник Готье мог быть сумасбродной, язвительной занозой в заднице, но на него можно было положиться. Именно поэтому Кириан выбрал его в качестве Оруженосца и ввел в мир Темных Охотников.

— Узнал что-нибудь?

— Можно сказать и так. Я выяснил, что ему около двухсот пятидесяти лет.

Кириан удивленно приподнял бровь. Насколько ему было известно, еще ни один Даймон столько не жил.

— Как такое может быть?

— Не знаю. Темные Охотники продолжают охотиться на него, а он продолжает убивать их. Такое чувство, что твоему маленькому даймонскому дружку нравится заставлять вас страдать. — Ник вернулся к компьютеру. — В базе данных Ашерона на него ничего нет и, когда я ранее говорил с Эшем, он сказал, что не имеет понятия, откуда взялся Десидериус или на кого он охотится. Но мы этим занимаемся.

Кириан кивнул.

— О, кстати, — бросил Ник, оглянувшись через плечо. — Ты хреново выглядишь.

— Очевидно, это так и есть, если мне сегодня все об этом говорят.

Ник улыбался, пока не заметил, во что одет Кириан.

— А почему ты не в своем крутом охотничьем прикиде?

Кириану не хотелось развивать эту тему.

— Раз уж речь зашла об этом, я хочу, чтобы ты купил мне сегодня новый кожаный плащ.

Подозрение заклубилось в голубых глазах Ника.

— Почему?

— У старого теперь дыра на плече.

— Откуда?

— На меня напали, откуда еще?

Ник казался менее чем довольным такими новостями.

— Ты в порядке?

— Разве не видно, что я в порядке?

— Нет, ты выглядишь хреново.

От Ника ничего нельзя было утаить.

— Со мной все нормально. А теперь, почему бы тебе не прерваться и не лечь в одной из гостевых комнат? Уже четыре утра.

— Я посижу еще немного — хочу покончить со всем этим. Кроме того, я как раз выясняю, что же такого натворил Закат, чтобы взбесить Эша.

Кириан услышал звук «о—оу», оповещавший Ника о том, что ему пришло новое сообщение.

— Скажи Джессу, чтоб перестал доводить Эша, пока тот не его поджарил.

Ник нахмурился.

— Джессу?

— Настоящее имя Заката — Уильям Джессап Брэйди. Я думал, ты знаешь.

Ник расхохотался.

— Нет, черт возьми. Но я знаю несколько Оруженосцев, которые выложат мне за эту информацию кучу бабок.

В его голубых глазах сверкнуло любопытство.

— Роуг — это ведь тоже не настоящее имя, так?

— Нет, его настоящее имя — Кристофер «Кит» Боуги.

Ник издал восхищенный звук.

— О, это действительно стоит серьезных денег.

— Нет, это стоит серьезной головомойки, если Роуг выяснит, что тебе это известно.

— Да, это точно. Я запишу это в папку с компроматом на случай, если мне когда-нибудь понадобится помощь Темных Охотников.

Кириан покачал головой. Мальчишка был неисправим.

— Увидимся.

— Угу, спокойной ночи.

Кириан прикрыл за собой дверь и направился к себе по длинному коридору. Огромная, роскошная комната поприветствовала его темными, спокойными цветами, не раздражающими чувствительные глаза. Ник зажег три свечи в маленьких настенных канделябрах, и слабый свет тенями ложился на обои оттенка красного вина.

Эта комната была спасением Кириана от солнечного света.

Купив старый довоенный дом в неоклассическом стиле, Кириан тут же вызвал рабочих, чтобы заколотить и прикрыть окна. Ни один Темный Охотник никогда не будет по своей воле спать там, где его сможет достать солнце.

Кириан скинул одежду и лег на огромную кровать, которой владел с четырнадцатого века, но беспокойные мысли не давали ему уснуть.

Десидериус ускользнул от него и теперь будет недосягаем в течение нескольких дней.

Черт возьми. Но он ничего не мог с этим поделать. Ничего, кроме как ждать и быть готовым к моменту, когда Десидериус появится. По крайней мере, его утешало то, что тот сначала придет за ним.

Это даст ему время, чтобы обезопасить Аманду и Табиту.

Аманда.

Ее имя ворвалось в его разум вместе с мысленным образом ярких голубых глаз. Низ живота, прижатый к шелковым простыням, тут же напрягся. Кириан застонал от сжигающей его глубоко засевшей боли.

— Она не моя, — прошептал он.

И по воле всех богов Олимпа, никогда не будет, как бы сильно не желал иного тот маленький кусочек сердца, который у него еще остался.

ГЛАВА 6

Аманда застонала, ощутив сильную горячую руку, скользнувшую по ее обнаженному животу и дальше — к бедру. Сразу же воспламеняясь от желания, она ответила на ласку.

Кириан перевернул девушку на спину и завладел ее губами. От этих прикосновений у Аманды закружилась голова. От ощущения всей этой силы. Еще ни разу в своей жизни она не чувствовала ничего похожего на касания его языка. Или на то, как скользило по ней его потрясающе мощное тело.

Пламя желания разгоралось все сильнее.

Его поцелуй был яростным и страстным, и все же необычайно нежным. Закрыв глаза, девушка вдохнула пряный аромат его кожи, пробуя на вкус жар этого божественного рта.

Она запустила руки в шелк его золотистых волос, восхищаясь тем, как завитки ласкают ее пальцы.

Кириан отстранился и взглянул ей в лицо с выражением всепоглощающего голода, заставляющего Аманду сгорать изнутри, когда великолепные мышцы его плеч напрягались и перекатывались под ее ладонями.

— Ты будешь моей, — голосом собственника яростно произнес он.

— Я ты — моим, — ответила она, улыбаясь и обвивая ногами его узкие бедра.

У нее захватило дух от дьявольской, обнажающей клыки улыбки Кириана. Сжав девушку в объятиях, он перекатился на спину, усадив ее на себя сверху. Аманда закусила губу, вглядываясь в его прекрасное лицо и ощущая его твердое, мужественное тело меж своих бедер.

Она требовательно потерлась о его длинное и напряженное естество. Кириан застонал в ответ на ее ласку.

Он окинул девушку плотоядным взором, потянулся и обхватил ее груди ладонями. Аманда накрыла его руки своими, когда он нежно сжал их.

— Я мог бы смотреть на тебя всю ночь, — прошептал Кириан.

Она определенно ничего не имела против, потому что сама могла бы наблюдать за движениями обнаженного тела Хантера всю оставшуюся жизнь.

Его походка…Его стать… Это было больше, чем простая смертная могла вынести.

Он приподнял ее за бедра, притягивая ближе.

Аманда обхватила себя руками. Она склонилась над ним, и ее волосы упали, образовав над ними темную завесу.

— Вот чего я хочу. — Кириан взял лицо девушки в ладони и притянул для поцелуя. Его рот дразнил ее, нежно, едва касаясь клыками, посасывая ее нижнюю губу.

Аманда застонала от блаженства, когда он провел рукой от груди вниз, к центру ее тела.

— А вот, чего я хочу больше всего. — Кириан погрузил в нее два пальца.

Аманда издала довольное шипение, когда те начали безжалостно терзать ее. Они скользили внутрь и обратно, терлись вокруг, порождая жаркий огонь, поглощающий ее.

Хантер прервал поцелуй.

— А теперь скажи, чего хочешь ты.

— Тебя, — выдохнула она.

— Тогда ты меня получишь. — Кириан опустил руки на ее бедра и прижал тело Аманды к своей эрекции.

Закусив губу в предвкушении, девушка жаждала ощутить его внутри себя. Почувствовать, как он заполнит ее целиком, когда они разделят самый интимный опыт.

Она ощутила, как головка его члена уперлась в нее. И, именно в тот момент, когда она была уверена, что он скользнул внутрь, прозвенел будильник.

Аманда вздрогнула и проснулась.

В замешательстве она оглядела незнакомую комнату, и прошла целая минута, прежде чем девушка вспомнила, что спала в детской дома у Грейс.

Неужели это был только сон?

Но все казалось таким реальным. Она могла поклясться, что до сих пор чувствовала руки Кириана на своем теле, его жаркое дыхание на шее.

— О, как несправедливо, — заворчала она, выбираясь из постели и выключая будильник. Это на самом деле было хорошо.

Как это мог быть всего лишь сон? Просто сон о таинственном незнакомце, прячущем боль за язвительными замечаниями, с глазами такими темными и смертельно опасными, что они захватывали ее.

Изо всех сил пытаясь позабыть о яркости своего бессознательного ощущения, Аманда завернулась в халат подруги и направилась в ванную.

— Откуда это? — спросила Грейс.

Аманда остановилась в коридоре, услышав, как внизу разговаривают Юлиан и его жена.

— Полагаю, все это оставил Кириан. — ответил Юлиан.

Зевая, Аманда спустилась вниз и обнаружила их двоих в гостиной в окружении пакетов и коробок. Юлиан был уже одет для работы в брюки цвета хаки и свитер. На Грейс была голубая ночная рубашка для беременных. Никлос сидел рядом, оттягивая и разрывая оберточную бумагу с кулька, лежащего позади нее.

— Что это? — спросила Аманда.

Юлиан пожал плечами.

— Ты прав, — сказала Грейс, найдя записку в одном из пакетов. — Они от Кириана. — Она прочитала ее и засмеялась. — Тут сказано лишь «Спасибо за лейкопластырь». Она протянула бумагу мужу.

Юлиан сдавленно выдохнул, прочитав записку.

— В наши времена было обычным делом приносить подарки, навещая друзей. Но, черт возьми, мы никогда не дарили столько. — Он пробежал рукой по волосам, изучая гору подарков. — Кириан всегда был щедр, но…черт, — повторил он. — Думаю, он вернулся обратно прошлой ночью и свалил их тут, пока мы спали.

Аманда была поражена. Это было похоже на Рождество…у Рокфеллеров.

Она наблюдала за тем, как Грейс вытягивала десятки игрушек для близнецов. Куклы для Ванессы, кубики для Никлоса. Поезд и игрушечную лошадку.

Из одного из пакетов Грейс достала маленькую коробочку.

— Это для тебя, — сказала она, протягивая ее Юлиану.

Тот открыл коробочку и побледнел.

Грейс взглянула через его плечо и выдохнула.

— Это же твой перстень полководца.

Они обменялись пораженными взглядами.

— Как он заполучил его? — спросила Грейс.

Аманда подошла ближе, чтобы взглянуть на кольцо. Как и у Кириана на нем был алмазный меч и изумрудные лавровые листья на рубиновом фоне.

— Похоже на перстень Кириана, только на том еще есть корона.

Юлиан кивнул.

— Его кольцо отмечено королевской печатью, а мое просто военное.

Аманда взглянула на него с замешательством.

— Королевской?

— Кириан был принцем. — Просто сказал он, — Наследником трона Фракии.

У Аманды отпала челюсть.

— Римляне распяли наследного принца? Я не знала, что они могли это.

У Юлиана дернулась челюсть.

— Теоретически так и есть, но отец Кириана отказался от него в день, когда тот женился на Теоне.

— Почему? — спросила Аманда.

— Она была гетерой [19].

Он увидел, как девушка озадаченно нахмурилась, и добавил,

— Это были женщины ниже классом, которых обучали развлекать и сопровождать богатых мужчин.

— А, — сказала она, понимая, наконец, что могло рассердить его семью. — Он что, искал спутницу, когда встретил ее?

Юлиан покачал головой.

— Кириан встретил ее на вечеринке друга и был очарован ею. Он клялся, что это любовь с первого взгляда. Мы все пытались объяснить ему, что она охотится лишь за его состоянием, но он отказывался внимать нашим словам.

Юлиан горько рассмеялся.

— Тогда он частенько так поступал. Его отец боготворил его. Но, когда Алкис узнал, что Кириан разорвал помолвку с Македонской принцессой, чтобы жениться на Теоне, то пришел в ярость. Алкис сказал ему, что король не может править рядом со шлюхой. Они поспорили и, в конечном итоге, Кириан вылетел на коне из отцовского дворца, прямиком к Теоне и через час женился на ней. Когда Алкис узнал об этом, он объявил, что Кириан для него умер.

У Аманды сдавило в груди от этих слов, боль сочувствия разрывала ее сердце.

— Он отдал все, что у него было, чтобы быть с ней?

Юлиан печально кивнул.

— Но хуже всего то, что Кириан никогда не изменял ей. Никто из вас не сможет понять важность этого. В наши дни такого понятия, как моногамия просто не существовало. Это было неслыханно, чтобы мужчина, особенно такого богатства и происхождения, оставался верен своей жене. Но, женившись на Теоне, Кириан не хотел никого, кроме нее. Он больше даже не взглянул ни на одну женщину.

Глаза Юлиана рассерженно блеснули.

— Он действительно жил и умер для нее.

Сердце Аманды страдало за Кириана, словно чувствуя боль, которую он все еще испытывал.

Грейс протянула подруге три пакета с коробками, завернутыми в подарочную упаковку.

— А это для тебя.

Аманда открыла самую большую коробку и увидела дизайнерское платье-пальто крупной вязки. Она провела рукой по мягкому, темно-голубому шелку. Девушка никогда еще не ощущала ничего подобного. Посмотрев на пакеты, она обнаружила туфли и другие коробки с логотипом «Секретов Виктории». Покраснев, Аманда не осмелилась открыть их при Грейс и Юлиане. Только, если не желала умереть от смущения.

— Как он узнал мой размер? — спросила она, проверяя бирку на платье.

Юлиан пожал плечами.

Аманда замерла, увидев записку, адресованную ей. Почерк был элегантным и четким. «Извини за свитер. Спасибо, что держалась так хорошо. Хантер».

Девушка улыбнулась, несмотря на то, что крошечную ее часть ранило то, что он все равно отказывался использовать с ней свое настоящее имя. Несомненно, это был его способ держать дистанцию между ними.

Ну и пусть. У него было право на уединенность. Право жить своей опасной бессмертной жизнью, не заводя близких отношений с людьми. Если он желает оставаться с ней Хантером, она будет уважать его решение.

И все же, после всего, что они перенесли прошлой ночью…

Глубоко в сердце, ей было совсем не важно, каким именем он пользуется. Она знала правду о нем.

Собирая подарки, она направилась обратно к лестнице, чтобы собраться на работу, но на самом деле, ей больше всего хотелось отблагодарить Хантера за доброту.

После душа, Аманда открыла все свои подарки и обнаружила целую россыпь откровенного нижнего белья. Хантер купил ей голубые шелковые чулки с подходящим поясом для подвязок. Она еще никогда в жизни такой не носила, и несколько минут у нее заняло, чтобы понять, как это работает. Подходящие по цвету, шелковый бюстгальтер и трусики — «танга» завершали комплект.

— Хм…

Для мужчины, пытающегося сохранить дистанцию, он определенно выбрал для нее кое-что очень личное. Но с другой стороны, Кириан был полнейшей загадкой.

Аманда закусила губу, потянувшись за платьем. Она чувствовала себя потрясающе женственной и нежной в этом белье, и мелкая дрожь прошла по ее позвоночнику от мысли, что руки Хантера касались его.

Знать, что его ладонь, возможно, обводила изысканный атлас трусиков в том месте, которое сейчас покоилось меж ее бедер, было невероятно эротично. Что его руки касались внутренней поверхности чашечек, обнимающих сейчас ее грудь.

Как бы она хотела, чтобы он был сейчас с ней, раздевая. Касаясь ее также интимно, как и это белье.

Аманда резко втянула воздух, представив темный, закрытый взгляд с которым он сжал бы ее в объятиях и занялся с ней любовью. Ее грудь напряглась и набухла от одной только мысли об этом.

Она взяла платье и прижала его к себе. На короткий миг, ей показалось, что она уловила слабое присутствие экзотичного аромата Хантера. От этого по ее телу прошла дрожь возбуждения.

Когда Аманда одевалась, шелк платья скользнул по коже, напоминая об увиденном сне. О руках Хантера, касающихся ее тела.

О, как бы ей хотелось, чтобы он был рядом, чтобы она могла увидеть, как этот мужчина расстегивает пуговицы ее платья, чтобы обнажить женщину, скрывающуюся под ним. Но этого никогда не случится. Кириан навсегда вернулся к своей опасной жизни.

Ее желание угасло в одно мгновение, и его сменила глубокая боль в сердце. Боль, которая была бессмысленной и все равно не оставляла ее. Терзающая. Желающая. Нуждающаяся.

Вздыхая, Аманда скользнула в туфли и спустилась вниз, где Юлиан уже ожидал ее, чтобы отвезти на работу.

— Мне жаль, что у вас с Клиффом все так вышло.

Аманда приподняла голову от рабочего стола и сосчитала до десяти. Медленно. Если еще хотя бы одна живая душа произнесет это, она озвереет, рванет прямиком в кабинет Клиффа и разрежет его на маленькие, кровавые кусочки Клифф-кебаба.

Он посветил всех в офисе в детали их разрыва и самонадеянно заявил, что она была слишком опечалена этим, чтобы придти на работу вчера.

У нее было дикое желание его убить!

— Я в порядке, Тамми, — заверила она офис-менеджера, заставляя себя улыбнуться.

— Вот и хорошо, — ответила Тамми, — Держи хвост пистолетом.

Аманда скривилась, когда Тамми ушла. По крайней мере, день подошел к концу. Теперь она могла поехать домой и…

И помечтать о высоком, красивом мужчине, которого она никогда больше не увидит.

Почему от этого ей было больнее, чем от разрыва с Клиффом? Что такого было в Хантере, что заставляло ее так по нему скучать?

Но Аманда знала. Кириан был великолепен, умен и отважен. Он был загадочен и смертельно опасен. И ее сердце начинало биться быстрее всякий раз, когда тот одаривал ее своей головокружительной улыбкой.

И он был потерян навсегда.

Расстроенная, она собралась уходить.

Сложив документы в портфель, Аманда вышла из офиса, направилась к лифту и нажала кнопку, чтобы спуститься в фойе. Девушка не хотела заставлять Грейс с близнецами ждать внизу. Кроме того, она устала от работы.

Это был самый долгий день в ее жизни.

И почему она только решила стать бухгалтером? Селена была права — ее жизнь была ужасающе скучной.

Когда двери лифта раскрылись в застекленном фойе, Аманда вышла и огляделась. Хотя на улице было темно, огни парковки были настолько яркими, что девушка поняла — Грейс еще не приехала. Черт! Она была более, чем готова отправиться домой.

В раздражении Аманда стала у дверей.

Когда она переложила свой портфель, из другого лифта вышел Клифф в окружении своих друзей.

Великолепно, просто великолепно. День становился все лучше и лучше.

Заметив, что девушка одна, Клифф начистил перышки, словно петух, приближаясь к ней.

— Что-то не так? — спросил он, останавливаясь рядом с ней.

— Нет, я жду, пока за мной заедут, — резко ответила Аманда.

— Ну, если тебя нужно подбросить до дома…

— Мне от тебя ничего не нужно, хорошо?

Она вышла на улицу, чтобы ожидать в холодной темноте. Лучше замерзнуть на зимнем ветру, чем провести еще минуту с последним мужчиной на земле, которого она хотела бы видеть.

Клифф потянул ее на остановку у здания. Уличный свет приглушенно блестел на его темно—русых волосах.

— Послушай, Мэнди, нет ведь ничего, что помешало бы нам остаться друзьями.

— Да как ты смеешь корчить из себя само благородство, после того представления, которое ты тут сегодня устроил! Кем ты себя возомнил, решив, что имеешь право рассказывать всем о моей семье?

— Ой, да ладно, Мэнди…

— И прекрати называть меня Мэнди, когда ты знаешь, как я это ненавижу.

Он оглянулся через плечо, и Аманда поняла, что половина офиса стоит позади, прислушиваясь к их ссоре.

— Слушай, ну это же не я остался дома вчера, потому что был морально убит событиями воскресного вечера.

Ее гнев разгорелся еще сильнее. Морально убита? Она? Из-за него?

Аманда пристально на него взглянула. И в первый раз поняла, насколько жалким он был.

— Извини, но я тоже не сидела вчера дома. На самом деле знаешь, где я была? Я провела день в объятиях потрясающего светловолосого бога. Ты уже очень давно пройденный этап.

Клифф фыркнул.

— Вот видишь, это был всего лишь вопрос времени, и твоя семья все же заразила тебя своим помешательством. Ты теперь такая же чокнутая, как и все они. Готов поспорить, завтра ты появишься, затянувшись в черную кожу, и будешь болтать об охоте на вампиров.

Еще никогда в своей жизни Аманде не хотелось никому врезать так, как ему.

Почему ей вообще когда-то казалось, что они подходят друг другу? Он был жесток и груб. Что еще хуже, он был склонен осуждать других. Табита могла быть слегка необычной, но она ее сестра, и, ни один человек, близкий Аманде, не имел права оскорблять ее!

Внезапно, каждый недостаток, которого она раньше не замечала в Клиффе, вышел наружу. Подумать только, она потеряла год своей жизни, пытаясь ублажить этого негодяя.

Она была идиоткой! Тупой, непробиваемой…

Аманда почувствовала, как волосы на затылке встали дыбом за мгновение до того, как она услышала ревущий звук прекрасно отлаженного мотора вдалеке.

Клифф обернулся к дороге и выдохнул.

Она оглянулась, чтобы посмотреть, что привлекло его внимание, и замерла при виде гладкого черного Ламборджини, въехавшего на парковку и остановившегося у тротуара, прямо перед ними.

Улыбка заиграла на ее лице.

Конечно же не…

Сердце девушки забилось сильнее, когда дверь поднялась и Хантер, одетый в вылинявшие джинсы, серый с черным свитер и черную кожаную куртку, выбрался наружу. Этот мужчина был настолько потрясающим, что можно было упасть замертво от одного только вида.

У нее задрожали колени от его смертельно—опасной походки.

— О, детка, — услышала она шепот Тамми, когда Кириан обошел вокруг машины.

Хантер остановился перед Амандой и обжог ее голодным взглядом.

— Привет, сладкая, — произнес он своим глубоким, навевающим воспоминания голосом. — Извини, что опоздал.

Не успела Аманда понять, что тот задумал, как он притянул девушку в свои объятия и прижался к губам горячим, головокружительным поцелуем. Тело загорелось в ответ на ощущение его языка, пробующего ее на вкус, когда он сцепил руки за ее спиной. Потом Кириан чуть склонился и поднял ее на руки.

— Хантер! — выдохнула Аманда, когда он с легкостью понес ее к машине.

Он одарил девушку своей дьявольской улыбкой. Его полночные глаза светились теплом, и в них отражался юмор, смешанный с голодом.

Носом ботинка Хантер открыл пассажирскую дверь и усадил Аманду внутрь. Он забрал ее портфель и сумочку с тротуара, где она бросила их, и протянул ей.

Потом Кириан повернулся и одарил Клиффа многозначительной улыбкой.

— Нужно действительно любить женщину, которая живет для того, чтобы видеть тебя обнаженным.

Выражение лица Клиффа было бесценным, когда Хантер закрыл дверцу и подошел к водительской стороне Ламборджини. Одним скользящим движением он забрался в машину, и они выехали с парковки.

Тысячи эмоций разрывали Аманду изнутри. Благодарность, смех, но более всего, счастье от того, что она видит его снова, особенно после того как Юлиан и собственный разум убедили ее в том, что этого больше никогда не случится.

Девушка не могла поверить в то, что он только что сделал для нее.

— Что ты тут делаешь? — спросила она, когда он выехал на улицу.

— Мысли о тебе сводили меня с ума весь день, — выдохнул Хантер. — Я чувствовал, что ты опечалена и страдаешь от боли, но не знал почему. Поэтому я позвонил Грейс и выяснил, что она должна была забрать тебя с работы.

— Но ты так и не сказал, зачем приехал.

— Я должен был убедиться, что с тобой все в порядке.

— Почему?

— Не знаю, просто должен и все.

Согретая теплом его слов, Аманда потеребила ремень.

— Спасибо за одежду. И за то, что ты сделал там, с Клиффом.

— Мне было приятно.

Сейчас это было единственное, что она могла сделать, чтобы не потянуться и не коснуться его. Не поцеловать своего потрясающего героя.

Хантер переключил передачу и направился подальше от делового района.

— Могу я задать всего один вопрос? Почему такая женщина, как ты, вообще решила выйти замуж за нечто вроде него?

Аманда приподняла бровь.

— Как ты…

— Я обладаю экстрасенсорными способностями, помнишь? Твои настоящие чувства к «тупому придурку» занимают все твои мысли в данный момент.

Она сжалась, мечтая о том, чтобы научиться скрывать то, о чем думала.

— Это я тоже слышал, — поддразнил Хантер, заставляя ее терзаться сомнениями от том, говорил ли он правду или нет.

— Есть что-нибудь, что можно сделать, чтобы ты не лез в мою голову все время? Это действительно меня напрягает.

— Если хочешь, я могу отозвать эту свою способность.

— Правда? Ты можешь просто отказаться от своих сил в любой момент?

Кириан фыркнул.

— Не совсем. Единственная способность, от которой я могу отказаться — это способность читать чьи-либо мысли.

— Если ты это сделаешь, ты сможешь ее вернуть?

— Да, но это будет нелегко.

— Тогда сделай это, приятель.

Кириан рассмеялся и попытался сфокусировать свое внимание на дороге, но все, что он замечал, это разрез ее платья, обнажающий щедрую часть ее затянутого в шелк бедра. Что было еще хуже, Хантер знал, что именно было на ней под этим платьем. Это был еще один образ, который преследовал его весь день, пока он пытался заснуть.

Мысль о ее роскошных изгибах, скрытых под поясом для чулок и трусиками.… От одного этого Кириан исходил слюной. И все, чего он хотел, это скользнуть рукой под безупречно сшитый подол, пока не ощутит тот крошечный клочок шелка, прячущий ее самое интимное место. О, да, Кириан хорошо представлял себе, как сдвинул бы его в сторону, получая полный доступ к ее телу. Или сорвал бы этот практически невидимый, непрочный кусочек ткани с бедер Аманды и погрузился бы в нее, обнимающую его своими затянутыми в шелк ногами.

Хантер заерзал на своем сидении, слишком поздно вспомнив о том, что должен был купить себе брюки посвободнее.

Касаться ее было бы райским наслаждением.

Если только рай был возможен для такого существа, как он.

Хантер сжал руку на рычаге переключения передач, когда эта мысль разорвала его сознание.

«Ни одна женщина не полюбит тебя ни за что, кроме твоих денег. Запомни мои слова, сынок. Такие мужчины, как мы никогда не познают именно этого чувства. Лучшее, на что ты можешь надеяться — это ребенок, который будет любить тебя».

Когда сдерживаемые воспоминания с кристальной четкостью хлынули в его мозг, у него перехватило дыхание. И самые сильные мучения приносили последние слова, которые он сказал своему отцу.

«Как я мог когда-то любить такого бессердечного человека, как ты? Ты ничего не значишь для меня, старик. И никогда не будешь снова».

Кириан не мог вздохнуть от этой боли. Слова, которые он произнес в порыве гнева, которые ему никогда уже не взять назад.

Как мог он сказать их тому, кого любил и уважал больше всех на свете?

— Ну? — Произнесла Аманда, отвлекая его. — Что случилось с Десидериусом прошлой ночью? Ты его нашел?

Кириан встряхнул головой, чтобы прояснить мысли и сфокусироваться на том, что происходило здесь и сейчас.

— Он ушел в Дыру после нашей драки.

— Куда?

— Дыру. Убежище для Даймонов, — объяснил Хантер. — Это астральные проходы между измерениями. Даймоны могут скрываться там, в течение нескольких дней, но когда портал открывается, они должны уйти.

Аманда была в ужасе от его рассказа. Как это было возможно?

— Я не могу поверить, что кто-то одарил Даймонов таким пристанищем, где они могут избежать правосудия.

— Никто этого и не делал. Даймоны обнаружили эти дыры самостоятельно. — Хантер лукаво улыбнулся, — Но я не жалуюсь. Это определенно делает мою работу еще более интересной.

— Ну, раз уж тебе сейчас не скучно, — язвительно произнесла она, — я бы действительно не хотела, что бы твоя работа вообще когда-либо перестала тебя развлекать.

Он бросил на девушку взгляд, заставляющий ту сгорать от страсти.

— Chère, у меня такое чувство, что рядом с тобой заскучать невозможно.

Эти слова потянули за болезненную струну ее души.

— Ты единственный, кто так считает, — произнесла Аманда, припоминая разговор с Селеной. — Мне сказали, что я склоняю чашу весов в сторону Царства Скуки.

Хантер остановился на светофоре и впился в нее проникновенным взглядом.

— Я совсем не понимаю этих слов, потому что ты лишь поражала меня с того момента, как я проснулся и услышал, как ты называешь меня «клевым кожаным мальчиком».

Вспыхнув от смущения, она рассмеялась.

— Кроме того, — продолжил Хантер, — не вини людей за такие слова, когда сама отгородилась от них щитами.

— Извини?

Он переключился на первую передачу и двинулся дальше по улице.

— Это правда. Ты хоронишь ту часть себя, которая жаждет удовольствий под карьерой, которая однажды гарантировано, заменит транквилизаторы. Ты одеваешься в блеклые цвета и водолазки, скрывающие страсть, надежно запертую под замком.

—Это не так, — сказала девушка, ощетинившись от возмущения. — Ты не настолько хорошо меня знаешь, чтобы так говорить. И ты видел меня всего лишь в одном наряде, который я выбрала сама.

— Действительно, но я знаком с твоим типом.

— Ну да, как же, — протестующее пробормотала Аманда.

— И я на себе ощутил твою страсть.

Лицо девушки покраснело еще сильнее. Она не могла отрицать правду. Однако это совсем не означало, что ей должно было нравиться то, что он так легко читал ее сердце.

— Я думаю, ты боишься той другой своей половины, — продолжил Хантер. — Это напоминает мне о древнегреческой нимфе Лите. В ней соединились две половины одного человека. Эти части воевали друг с другом, делая несчастной саму нимфу и всех, кто ее знал, пока однажды греческий воин не объединил половинки. С того самого дня она жила в согласии с самой собой и другими.

— И что, ты хочешь сказать, что я делаю тебя несчастным?

Он рассмеялся.

— Нет. Я считаю тебя восхитительной, но думаю, что ты была бы куда счастливее, приняв свою истинную сущность и перестав так отчаянно сражаться с ней.

— И это мне говорит вампир, который не пьет человеческую кровь? Скажи, разве ты не борешься с самим собой?

Хантер улыбнулся.

— Возможно, ты права. Может, я и был бы счастливее, спустив с цепи зверя, сидящего внутри меня. — Он вопросительно взглянул на девушку. — Интересно, а смогла бы ты принять ее.

— Что ты имеешь в виду?

Он не ответил.

— Куда мне отвезти тебя? К Юлиану, матери или домой?

— Раз уж ты направляешься прямо к моему дому, то я думаю, лучше туда. Я живу в нескольких кварталах от Тулана [20].

Кириан изо всех сил пытался сосредоточиться на движении, но продолжал снова и снова видеть отрывки своего сна. Черт возьми, он не мог вспомнить, когда в последний раз видел такой красочный сон. Хантер проснулся рано утром, сгорая от желания и боли. И он мог поклясться, что ее запах был на его подушке. На коже.

Кириан провел остаток дня, пытаясь заснуть, но в лучшем случае это были лишь кратковременные провалы. Его желание к этой женщине было настолько всепоглощающим, что Охотника трясло просто от ее близости.

Еще никогда в своей жизни Хантер ничего не хотел так яростно, как сделать то, что предложила ему Аманда: спустить себя с цепи и поглотить ее.

Если бы он только осмелился.

Когда стемнело, Кириан вышел на охоту за ней.

В первый раз за свою жизнь, как Темного Охотника, он преследовал человека.

— Знаешь, — произнесла она своим мягким, тягучим выговором, посылая электрические разряды по его позвоночнику прямо к паху. — Тебе ведь совсем не обязательно было меня забирать. Ты мог позвонить в офис и спросить, как я.

Кириан закашлялся, почувствовав, как жар пополз по его лицу. Черт! Она заставила его покраснеть? Он не краснел с тех пор, как был неуклюжим мальчишкой более двух тысяч шестидесяти лет назад.

— У меня не было твоего номера.

— Ты мог найти его в любом справочнике. И, конечно же, он есть у Грейс.

Кириан почувствовал, что Аманда улыбается.

— Да ты даже мог просто прочитать его у меня в голове. — Ее взгляд стал дьявольски хитрым, подозрительным. — Спорим, ты просто хотел снова меня увидеть, так ведь?

— Нет, — ответил он слишком быстро.

— Угу—угу. — Недоверие эхом отдавалось в ее голосе. — И почему это я тебе не верю?

— Может быть потому, что я никогда не умел нормально врать.

Они оба рассмеялись.

Аманда наблюдала, как Хантер ведет машину. Он снова надел маленькие круглые солнцезащитные очки и выглядел более потрясающим, чем любой мужчина имел право быть.

— Скажи мне кое-что, — попросила она.

Он вопросительно приподнял бровь, но ничего не сказал, глядя прямо перед собой.

— Тебе действительно нравится быть Темным Охотником?

Хантер взглянул на нее и улыбнулся так, что показались клыки.

— Скажи, много ли на свете есть профессий, где ты можешь играть в героя каждую ночь. Моя зарплата достигает астрономических цифр, и я буду жить вечно. Что есть такого в этой работе, чего нельзя любить?

— Но разве тебе не бывает одиноко? — спросила Аманда.

— Ты можешь быть одинокой и в толпе.

— Думаю, да. Но все-таки…

Он скосил на нее взгляд.

— Почему бы тебе не спросить о том, что ты действительно хочешь узнать?

— Если ты читаешь мои мысли, почему ты сам не ответишь?

Его губы растянулись в улыбке, как у волка, только что обнаружившего новую добычу.

— Да, милая, я думаю, что ты неописуемо сексуальна. И я ничего не хочу так сильно, как отвезти тебя к себе и сделать так, чтобы пальцы на твоих ногах свернулись в трубочку.

Жар опалил лицо девушки.

— Ненавижу, когда ты так делаешь. Ты еще хуже Табиты. Господи, неужели у всех Темных Охотников есть такие силы.

— Нет, детка, только у меня. — Ответил Хантер, а потом добавил, — У каждого из нас свой набор способностей.

— Должна признаться, я бы действительно хотела, чтобы у тебя был какой-нибудь другой.

— Хорошо, сладкая. На тебя это больше не действует. Никакого чтения мыслей.

Глядя на него, Аманда осознала, что, несмотря на буйный нрав и привычку строить из себя мачо, под всем этим он скрывал благородное сердце.

— Ты хороший человек, Хантер.

— Ты имеешь в виду, хороший вампир.

— Да, но ты не пьешь кровь.

Уголок его губ дернулся.

— Это Юлиан рассказал тебе, так ведь?

— Да. Он сказал, что Темные Охотники в отличие от Апполитов избежали этой части проклятия Апполона.

— Для справки, — бросил он предупреждающим тоном, — Нам не нужна кровь для жизни, но некоторые Темные Охотники, которых называют Кормящимися, пьют ее. — Хантер переключил передачу. — Думаю, прошлой ночью вы с Юлианом проговорили намного дольше, чем следовало бы.

— Возможно.

Но с другой стороны Хантер стал ее любимой темой. Она продержала бедного Юлиана полночи, расспрашивая о Кириане и Темных Охотниках.

— Это правда, что Даймоны живут только двадцать семь лет?

Он кивнул.

— Вот почему они так опасны. Большинство Апполитов готовы на все, лишь бы выиграть еще один день.

По информации, добытой у Юлиана, именно поэтому Темные Охотники были бездушными. Это не давало Даймонам заполучить самые сильные души. Чем сильнее та была, тем дольше жили они.

— Такие, как ты, — сказал Кириан, — это главная приманка для Даймонов. Когда они забирают душу, они вбирают все способности вместе с ней.

Аманда фыркнула.

— Нет у меня никаких особенных сил.

— Ты можешь верить любой лжи, если это сделает тебя счастливой.

— Это не ложь, — сказала, защищаясь, Аманда. — У меня нет абсолютно никаких способностей. По крайней мере, если это не предполагает перемалывания цифр.

— Ну, хорошо, мельница, я тебе верю.

Его слова говорили об этом, но голос выдавал прямо противоположное. Сузив глаза на этого упрямца, она указала ему дорогу к своему дому.

Когда они подъехали ближе, девушка увидела облака серого дыма, поднимающегося в ночное небо.

— Это пожар?

— Да, и, кажется, серьезный.

— О, нет, — выдохнула Аманда, когда они приблизились, и она увидела, что это горит ее дом.

Но Хантер даже не остановился, направившись к дому Табиты, где полыхал еще один пожар.

Слезы затуманили глаза, когда она неуклюже пыталась нащупать ручку двери.

— Табита! — закричала Аманда, в ужасе от того, что ее сестра может быть внутри.

Не успела она моргнуть, как Хантер уже выскочил из машины и вбежал в горящий дом.

С колотящимся сердцем Аманда выбралась наружу.

Скидывая туфли на высоких каблуках, она забежала на крыльцо, но не отважилась войти внутрь с босыми ногами.

— Хантер? — позвала девушка, пытаясь разглядеть что-нибудь сквозь языки пламени. — Табита!

Пожалуйста, пусть с тобой будет все в порядке, Табби. Пожалуйста, будь на работе!

Пока она ожидала увидеть или услышать Кириана, мотоцикл пролетел через двор Табиты и с визгом затормозил у тротуара.

Двигаясь молниеносно, мужчина стащил черный шлем с головы, бросил его на землю и рванул к дому так быстро, что Аманда даже не успела разглядеть его. Он вернулся в тот же момент, как Хантер вышел из дверей, неся на руках соседку Табиты.

Аманда прошла за Кирианом на газон, куда он уложил Эллисон.

— Табиты там нет, — сказал он, склонив голову к неподвижному телу Эллисон. — Она сильно надышалась дымом. Кириан оглядел улицу вокруг; несколько соседей стояли неподалеку, но никто из них не спешил помочь.

— Где эта чертова скорая? — прорычал Хантер.

Терминатор подбежал к ним. Он лизнул в лицо сначала Эллисон, а потом Аманду.

Поглаживая черную с белыми пятнами собаку, Аманда подняла глаза, чтобы разглядеть мужчину, который приехал на мотоцикле. Он был настолько же красив, как и Хантер, и все же, в нем было что-то неземное. Мистическое.

Его светлые волосы были пострижено коротко, кроме двух длинных косичек, спадающих с его левого виска до середины груди. На нем была черная мотоциклетная куртка на молнии с красным и золотистым кельтским орнаментом и толстый золотой торквес [21], охватывающий шею.

Мужчина присел позади Хантера и провел рукой в перчатке в нескольких сантиметрах над телом Эллисон.

— У нее обожжены легкие, — тихо произнес он.

— Ты можешь ей помочь, Талон? — спросил Хантер.

Талон кивнул. Он снял перчатки, и положил ладони на ребра Эллисон.

Через несколько секунд дыхание Эллисон выровнялось.

Талон встретился взглядом с Амандой. Она задрожала, увидев, что у него такие же точно глаза, как и у Кириана.

В этом новом Темном Охотнике было что-то странное и тревожащее.

Он весь излучал спокойствие, словно бездонный пруд. В нем была какая-то невозмутимая безмятежность, которая одновременно и привлекала, и страшила.

И до нее дошло, что должно быть происходило нечто действительно ужасное. Почему бы еще тут в это же время появился другой Темный Охотник?

— Это Десидериус устроил поджоги, так ведь? — спросила Аманда.

Оба мужчины отрицательно покачали головами.

Хантер взглянул на Талона.

— Твоя цель?

— Я бы предположил, что они объединяют силы. Мои пытаются выкурить вас, пока твоя скрывается.

Наконец, пожарные прибыли. Бригада скорой помощи занялась Эллисон, когда они трое отошли в сторону.

— Черт, Талон, это что-то новенькое. — Сказал Хантер, запустив руку в волосы. — Это делает нас абсолютно уязвимыми.

Талон повернул голову к горящему дому Табиты.

— Я знаю. Чертовски неудобно, что они могут объединять силы, в то время, как мы нет.

— А почему вы не можете?

Талон повернулся к Хантеру.

— Как много она знает?

— Больше, чем должна была бы.

— А доверять ей можно?

Хантер вопросительно взглянул на нее, и нерешительность в его глазах больно ранила девушку. Аманда никогда бы не сделала ничего, что могло повредить человеку, спасшему ее жизнь.

— Я получил вчера голосовое сообщение от Ашерона, с указанием давать любую информацию, которую она попросит.

Талон нахмурился.

— Это совсем не похоже на Ти—Рекса.

— Знаешь, Ашерон на самом деле ненавидит, когда ты так его называешь.

— И именно поэтому я так делаю. И мне трудно поверить, что Ти—Рекс дал ей карт-бланш.

— Да, но ты же знаешь Ашерона. В этом определенно есть какая-то необходимость, и в свое время, я уверен, он сподобится просветить нас на ее счет.

-ну, так скажите мне тогда, — настаивала Аманда, — Почему вы, ребята, не можете объединиться?

— Это удерживает нас от драк между собой или использования наших сил на людях или богах. — Объяснил Хантер. — В результате этого, как только мы собираемся вместе, мы начинаем вытягивать силы друг у друга, ослабляя их. Чем дольше мы остаемся рядом, тем слабее становимся.

Аманда открыла рот.

— Это же несправедливо.

— Жизнь редко такой бывает, — ответил Талон.

Хантер повернулся к нему.

— Есть какие-нибудь догадки, где могут быть твои цели?

— Я потерял сигнал слежения тут. Поэтому, думаю, где-то рядом есть дыра.

— Великолепно, — пробормотал Хантер, — просто офигительно великолепно…

Талон был с ним согласен.

— Я думаю, пока звонить Катталакисам и вызывать их обоих сюда.

— Нет, — быстро произнес Кириан. — Мы имеем дело не с обычными Даймонами, и что-то мне подсказывает, что натравить Вер—Охотников на Десидериуса будет равносильно тому, чтобы кинуть гранату на бочонок с динамитом. Последнее что нам нужно, это чтобы он завладел какой-либо из их душ. Ты представляешь, каких дел он может тогда натворить?

— Вер—Хантеры? — Спросила Аманда. — Это как вервольфы?

Талон прочистил горло.

— Не совсем.

— Мы защищаем ночь, — сказал Хантер. — Поэтому нас называют Темными Охотниками. А они…

Он бросил на Талона взгляд, просящий о помощи.

Тот продолжил объяснять.

— Вер—Охотники — они… — Он глянул на Хантера, как будто тоже искал подходящее слово.

Кириан пожал плечами.

— Волшебники?

— По мне пойдет, — ответил Талон.

Ну, для Аманды, которая и понятия не имела о чем они говорят, это совсем не работало.

— Волшебники? Как Мерлин?

— О, черт, — пробормотал Талон и встретился с Хантером взглядом. — Ты уверен, что правильно понял слова Ти—Рекса?

Кириан отстегнул сотовый от пояса, пролистал сохраненные сообщения и протянул его Талону.

— Послушай сам.

Талон прослушал. После некоторого замешательства он вернул телефон Хантеру и повернулся к Аманде.

— Ну, хорошо, попытаюсь объяснить так. Существует четыре основных типа Даймонов: кровососы, те, кто питаются душами, энергией или снами и убийцы.

Аманда кивнула. Это казалось логичным.

— Убийцы — это вы.

Хантер фыркнул.

— Ты что, с пультом от телевизора в руках родилась?

— Нет, — поправил ее Талон, не обращая внимания на сарказм Кириана. — Убийцы — это самые ужасные из всех вампиров, потому что им ничего не надо от их жертв. Они убивают просто ради самого убийства. Не говоря уже о том, что они самые сильные из всех.

Холодок пробежал по ее спине.

— Десидериус один из них?

Хантер отрицательно покачал головой, а Талон продолжил объяснять.

— Чтобы защитить мир, таким, как мы его знаем, были созданы три расы охотников, чтобы выслеживать и уничтожать Даймонов. Нас называют «Пирамидой Защиты». Темные Охотники преследуют тех, кто кормится человеческими кровью и душами. Ловцы Снов идут за теми, кто питается энергией и эмоциями человеческих снов, а Вер—Охотники уничтожают Убийц.

Аманда нахмурилась.

— Думаю, вот чего я не понимаю — почему у вас нет одной группы, которая делала бы все сразу?

— Потому что мы не можем, — ответил Хантер. — Если бы один человек или группа были бы настолько сильными, чтобы перемещаться во всех четырех сферах существования, они смогли бы поработить весь мир. Ничто и никто не остановили бы их. И боги сильно расстроились бы.

— Какие четыре области?

— Время, пространство, земля и сны, — ответил Талон.

Аманда глубоко вздохнула.

— Ну ладно, это уже действительно страшно. Некоторые из вас могут перемещаться во времени?

— А еще в пространстве и снах.

— А, — кивнула Аманда, — Так Род Серлинг [22]был Вер—Охотником?

Они даже не выглядели удивленными.

— Ну, хорошо, — сказала девушка, — Неудачная попытка пошутить. Я просто пытаюсь все это понять.

Талон рассмеялся.

— Даже и не пытайся. Я стараюсь понять уже пятнадцать столетий и до сих пор узнаю новое.

Хантер скривился.

— Ты? Каждый раз, когда я думаю, что разложил все по полочкам, появляется кто-нибудь вроде Десидериуса и полностью меняет правила.

— Правда, — Талон согласился с коротким смешком. Он расправил плечи. — И, если говорить о страшных вещах, мне пора. Мои проводники исчезают, пока мы разговариваем.

Хантер изобразил дрожь.

— Ненавижу, когда ты общаешься с мертвыми прямо перед моим носом.

Талон одарил его притворно-серьезным взглядом.

— Так это ты тот поганец, что послал мне футболку с надписью «Я вижу покойников»?

Хантер рассмеялся.

— Скорее всего Вулф. Я думал, что он пошутил насчет этого.

— Нет, он не шутил. Я получил ее три дня назад. И собираюсь отплатить ему за это.

Талон взглянул на Аманду.

— Держи ее рядом с собой.

Кириан кивнул.

Кельт оглянулся через плечо на одного из пожарников.

— Мне кажется, или Апполит-пожарник слишком пристально наблюдает за нами?

— Да, я тоже заметил. Думаю, надо его допросить.

— Не сегодня. В первую очередь тебе нужно обезопасить женщину. Я сам разберусь с Апполитом.

Хантер удивленно приподнял бровь.

— Ты мне не доверяешь?

Черт возьми, конечно, нет, Грек. Я тебя слишком хорошо знаю.

Талон направился к своему черному Харлей—Девидсону и поднял шлем с земли.

— Я отправлю тебе результаты по е-мейлу.

— Е-мейл? — удивилась Аманда. — Мне следует спросить?

Хантер пожал плечами.

— Мы прошли долгий путь. Когда-то мы платили гонцам, чтобы они передавали информацию между нами.

— А, — сказала она, а потом заметила одинокого мужчину, стоящего в тени, дальше по улице. Вместо того чтобы наблюдать за пожаром, он казался более заинтересованным Хантером и Талоном.

Кельт присоединился к ним.

— Вопрос, — прошептала Аманда, изучая великолепную светловолосую тень напротив. — Даймоны — все блондины?

— Да, — сказал Хантер, — также как и Апполиты.

— Тогда как отличить их друг от друга?

— Если только они не блокируют нас, мы можем чувствовать их присутствие. Но для человека единственный способ отличить одного от другого, это увидеть черный символ, наподобие татуировки, который появляется в центре груди, там, где собираются человеческие души.

— А, — снова сказала она, все еще не отводя взгляда от мужчины, наблюдающего за ними. — Скажите, а вы не думали, что ваши цели могли свести вас вместе, чтобы ослабить силы перед нападением?

Мужчины озадаченно поглядели на нее.

— Почему ты так говоришь?

— Ну, я конечно, не эксперт, но вот тот парень позади вас выглядит как Даймон.

Слова едва успели сорваться с ее губ, когда вспышка света ударила Талона прямо в спину и повалила его на землю.

Хантер выругался и толкнул ее к машине. Он перепрыгнул через нее и побежал к Даймону, атаковавшему Талона. Они сцепились в рукопашной и упали на землю, отчаянно борясь друг с другом.

Аманда подбежала к Талону. Он был покрыт кровью. С колотящимся сердцем девушка попыталась помочь ему встать, но до того, как она смогла сделать это, еще один Даймон атаковал.

Повинуясь инстинкту, Аманда вытащила кельтский кинжал с пояса Талона и ударила Даймона в грудь. Тот зашипел и отступил. Кельт вскочил на ноги. Выхватив кинжал из ее рук, он метнул его в спину убегающему Даймону. Тот исчез вспышкой света.

Хантер вышел из тени, со сбившимся дыханием он поднял клинок Талона с земли и вернул его Кельту.

— Ты в порядке? — спросил он.

Талон скривился, сгибая и разгибая руку.

— Я истекал кровью и посильнее. Ты?

— Я истекал кровью и посильнее.

Талон резко кивнул Аманде.

— Спасибо за помощь.

Он потер лопатку рукой.

— Защити свою женщину. Поговорим позже.

— Хорошо.

Аманда сжалась, наблюдая за тем, как Талон перекинул ногу через сиденье мотоцикла. Его движения были медленными и острожными, и уже одно это доказывало, насколько ему было больно.

— С ним действительно ничего страшного?

— Мы быстро излечиваемся. Большинство ран исчезают менее чем за сутки.

Вдалеке загудела сирена. Кириан оглядел улицу, где мигали огни.

— Это полиция. Нам нужно убраться отсюда до их приезда.

— А что насчет Эллисон?

— С ней все будет в порядке, когда она очнется. Прикосновение Талона может вылечить все, что угодно, кроме смерти.

— А Терминатор?

Хантер свистнул и открыл дверцу машины. Он пустил пса на ее сиденье.

— Придется потесниться, но я думаю, у нас получится.

Аманда села в машину и усадила Терминатора на коленях так удобно, как только смогла. И только, когда Хантер сел рядом с ней, она заметила кровь на его руке.

— Ты ранен?

— Просто поверхностная рана на плече. Заживет.

— Боже, Хантер, как только ты выносишь то, что делаешь?

Он рассмеялся.

— Я уже так давно этим занимаюсь. Если честно, то я даже не помню, как жил до того, как умер.

От этих слов у девушки по телу побежали мурашки.

— Но ты же ведь на самом деле не мертв, правда? Для меня это все так расплывчато. У тебя есть пульс, идет кровь, не говоря уж о том, что твоя кожа теплая на ощупь. Это ведь подразумевает жизнь?

Хантер завел машину и направился по улице, уезжая подальше от полиции.

— И да, и нет. Когда человек умирает, Артемида использует свои силы, чтобы поймать его душу. После того, как та надежно заперта, нас возвращают к жизни.

— Как?

— Не имею понятия, поскольку в то время был мертв. Все что я знаю, это что почувствовал, как все вокруг меня темнеет, а потом очнулся с силой и способностями, которых я не знал раньше.

Аманда обдумывала его слова, теребя уши Терминатора и прижимая голову пса к своему животу, чтобы тот сидел тихо.

— Значит ли это, что ты можешь умереть снова?

— Да.

— И что тогда случится?

Хантер глубоко вздохнул.

— Умирая, не получив обратно свою душу, мы вечно бродим по земле без своих сил. Мы заперты, как Тени, в своих телах, но не имеем материальной оболочки, что означает неспособность касаться чего-либо или быть услышанным кем-то, кроме оракулов. Мы страдаем от голода и жажды, но не можем утолить их. Это быстрый путь от частичного проклятия к абсолютному.

Аманда ошарашено приоткрыла рот от ужаса такой судьбы. Она не могла вынести мысли о том, что подобное могло случиться и с ним.

— Так будет, даже если тебя убьет Даймон?

Он кивнул.

— Это несправедливо.

Хантер бросил на нее взгляд.

— Что же ты жила, малышка, если ты все делишь на справедливое и несправедливое. Жизнь и смерть просто есть. И справедливость не имеет к ним никакого отношения.

В этих словах был какой-то скрытый подтекст.

Сколько же раз он пострадал от несправедливости, чтобы так думать.

За этой мыслью сразу же пришла другая.

— Юлиан сказал, что ты можешь вернуть себе душу.

— В теории, да.

— В теории? — спросила она, когда Терминатор поднял голову, поглядывая на Хантера.

Он потянулся и гладил пса по голове, пока тот не уселся вновь.

— Да, у нас есть «лазейка», но за последние две тысячи лет, лишь горстка людей преуспела в этом.

Аманда нахмурилась. Как ужасно. В его тоне слышалась убежденность, что сам он никогда даже не попробует. Почему?

— Что нужно сделать, чтобы вернуть душу?

Хантер пожал плечами.

— Не знаю. Никто из нас не знает, потому что этот путь к возвращению для каждого Темного Охотника свой. Все, что знаю я, это, что когда наступает момент истины, Темный Охотник либо освобождается, либо остается навек проклятым.

Единственное, чего Кириан не сказал ей, так это, что для того, чтобы освободится, Охотник должен вложить свою душу в руки того, кто его или ее любит. Так жестоко преданный женой, он никогда больше не доверит никому свое тело или сердце, не говоря уже о бессмертной душе.

Он видел слишком много своих, ставших Тенями из-за того, что человек, которому они доверяли, провалил тест.

И в глубине его сознания все еще таилась мысль о том, что ни одна женщина никогда не сможет полюбить его. Хотя бы чуть-чуть. О такой любви, которая смогла бы освободить Кириана, вообще следовало забыть.

— Почему ты на это согласился? — спросила Аманда.

Хантер приподнял бровь.

— Я же говорил тебе — у меня неограниченный доход и бессмертие. Что может меня не устраивать?

И все же Аманду не обманули его слова. Это было слишком просто, а он не выглядел таким недалеким.

— Ты не кажешься мне настолько жадным.

— Нет?

— Нет. Ты слишком основателен для этого. Слишком щедр. Жадные люди не оставляют таких тщательно выбранных подарков, как те, что ты принес Юлиану и его семье.

Она увидела, как Хантер сжал челюсти и поняла, что оценила его верно.

— В любом случае, как тебе удалось вернуть его перстень? Юлиан сказал, что продал его несколько лет назад.

Хантер сидел так тихо, что девушка уже подумала, что не получит ответа. Наконец, он заговорил.

— Я спас человека, носившего его, во время атаки Даймонов около года назад. Я не мог поверить своим глазам, когда увидел этот перстень и предложил выкупить его, но тот мужчина отдал мне его просто так.

Аманда посмотрела на него, сузив глаза, страстно желая, иметь возможность читать мысли Хантера так же легко, как мог он.

— Почему ты захотел его?

Тень пробежала по лицу Кириана, и стало понятно, насколько сильно волнует его эта тема.

— Ну? — Нажала Аманда, когда стало ясно, что он не ответит.

— Что ты хочешь от меня услышать? — спросил он резким и раздраженным тоном. — Что я испытал момент слабости, увидев его? Что на мгновение почувствовал острый приступ тоски по дому? Да, почувствовал. Теперь ты знаешь, что у Темного Охотника, лишенного души, есть сердце. Ты довольна?

— Что у тебя есть сердце, я знала и до этого.

Хантер остановился на светофоре и взглянул на нее. Он яростно нахмурился, пытаясь понять, что она из себя представляет.

— Хочешь верь, а хочешь — нет, — продолжила девушка, — но это проявляется в каждом твоем поступке.

Охотник покачал головой, как будто не мог поверить ее словам, а потом взглянул обратно на светофор.

— Ты ничего не знаешь обо мне.

Это было правдой и все же…

Она была им заинтригована. Зачарована. Этот мужчина, который не был человеком, притягивал и соблазнял ее. Все, чего она всегда хотела от жизни — это быть нормальной. Иметь теплый дом, полный любви и детей. Спокойную жизнь.

Хантер не мог дать ей ничего из этого.

И все же, когда она смотрела на Кириана, когда думала о нем, с ней происходили странные вещи. Это была не просто страсть.

Это было нечто большее.

Что-то необъяснимое, от чего ее сердце становилось чуть-чуть счастливее, нежнее. Что-то, что заставляло ее парить, когда он был рядом.

Девушке было интересно, а чувствовал ли он то же самое.

Даже если и чувствовал, то очень хорошо скрывал это за своей суровой внешностью.

— Можно я спрошу кое-что?

Хантер раздраженно вздохнул.

— Ну что еще? Ты уже спросила обо всем, о чем только могла.

Аманда пропустила его едкие слова мимо ушей.

— Почему ты стал Темным Охотником?

— Я хотел отомстить любой ценой.

— Теоне?

На этот раз выражение боли на лице Кириана нельзя было спутать ни с чем. Его ноздри слегка расширились, и он так сжимал руки на руле, что костяшки его пальцев яростно выпирали из кожи.

Аманда глубоко вздохнула, теребя уши Терминатора. Она не могла винить его за желание отомстить женщине, которая была настолько хладнокровной, чтобы сдать его врагам.

— Юлиан сказал, что боги дали тебе двадцать четыре часа на осуществление мести. Что ты сделал с ней?

У него задергалась челюсть и, когда он заговорил, в его голосе разлилась злость.

— Ради нее я отвернулся от своей семьи. Я отдал трон и обидел людей, которые действительно любили меня. Из-за Теоне, последние слова, которые я сказал родителям, были жестокими и ранящими. И, когда, моему отцу сказали, что я умер, горе свело его с ума. Он выбросился из окна моей детской на камни двора, где сломленный, умер, повторяя мое имя. Моя мать не произнесла ни слова до самого дня своей смерти, а младшая сестра состригла волосы, чтобы показать миру, насколько сильна была ее скорбь. Я не смог возглавить войска, и римляне завоевали мою родину. Мой народ потерял достоинство, национальность и веками страдал от римского гнета.

Хантер бросил на нее быстрый взгляд.

— Скажи, что сделала бы ты с моей женой?

Ее глаза наполнились слезами от боли в его голосе. Как она страдала за него. Господи, никто не заслуживал такого наказания лишь за ошибочную веру в чью-то любовь.

Но больше всего Аманду поражало, что Хантер не упомянул о том, что Теоне сделала с ним самим. Он лишь сожалел о том, чего это стоило его семье и стране.

Она хотела коснуться его так сильно, что не понимала, как еще сдерживается. Вместо этого девушка сосредоточилась на Терминаторе, обнимая пса так, как хотела бы обнимать Хантера.

— Я не знаю, — прошептала Аманда, преодолевая жгучий комок в горле. — Думаю, что тоже убила бы ее.

— Любой бы так подумал.

По ее спине пробежал холодок.

— Ты этого не сделал, так ведь?

— Нет. Я сжал ее шею руками и был уже готов прикончить, когда она взглянула на меня своими заплаканными, испуганными глазами. Только что я хотел убить ее, а в следующий момент, который помню, я вытер ее слезы, поцеловал в дрожащие губы и оставил с миром.

Кириан сжал зубы.

— Вот видишь, ты сидишь рядом с величайшим глупцом, который когда-либо рождался на свет. С мужчиной, обменявшим свою душу на возможность мести, которую так и не совершил.

Весь ужас его прошлого, наконец, дошел до нее. После всего того, что Кириан вынес по вине своей жены, после всего того, что потерял, он все еще любил ее. Сильно.

Не важно, что Теоне сотворила с ним, в конце, он простил ее.

Как мог кто-то предать человека, способного на такую любовь и верность?

Аманда не могла себе этого представить.

— Мне очень жаль.

— Не стоит. Как говорят, я сам постелил себе постель и был на ней распят. Это я был слепцом и глупцом. Я слишком поздно осознал, что она ни разу не сказала мне, что любит меня.

Сожаление и печаль в его голосе разрывали ей сердце.

— Это не твоя вина, — сказала Аманда, когда они въехали в Садовый Квартал. — У нее не было права предавать тебя.

— Теоне не предавала меня. Я сам сделал это.

Боже, насколько силен он был. Она не встречала еще человека настолько желающего взвалить такую ответственность на свои плечи. Как бы ей хотелось преодолеть ту стальную стену, которую Хантер возвел вокруг себя.

С тяжелым сердцем Аманда наблюдала, как они проезжают послевоенные особняки, где огромные дубы и сосны были покрыты гирляндами свисающего бородатого мха.

Хантер въехал на автомобильную дорожку в конце улицы. Деревья заслоняли от нее дом. Две каменные опоры поддерживали тяжелые трехметровые кованые ворота. Высокая стена из красного кирпича окружала двор и казалась бесконечной.

У Аманды перехватило дыхание, когда он проехал по длинной, изгибающейся дорожке, и она, наконец, увидела, где он жил.

У нее отпала челюсть. Дом был просто огромным! Неоклассическая архитектура была лучшей из всех, что она когда-либо видела. Высокие колонны шли по всему периметру дома, а балконы второго этажа были украшены стальным орнаментом.

Хантер объехал вокруг дома, приблизившись к гаражу на шесть машин, в котором она увидела, что у него есть еще Мерседес, Порше, винтажный Ягуар и новенький Бьюик, который странно выделялся на фоне остальных.

Ламборджини, конечно, навел ее на мысль о том, что Хантер богат. Но она никогда не думала, что он живет так.

Как особа королевских кровей.

Эта мысль заставила Аманду вздрогнуть. Конечно же, он жил именно так, потому что таковым и являлся. Принцем. Настоящим древнегреческим принцем.

Когда дверь гаража закрылась за ними, Хантер помог ей выйти из машины. Он спустил Терминатора во двор и провел ее в огромный дом. Девушка попыталась охватить взглядом все сразу, когда они прошли по маленькому коридорчику в кухню, где худая пожилая испанка вынимала из духовки что-то аппетитное.

Его кухня была гигантской, со стальными кухонными приборами, древностями, стоящими в ряд у темно-зеленых стен и мраморными столешницами.

— Роза, — произнес Хантер обвиняющим тоном, — Что ты тут делаешь?

Роза подпрыгнула и потерла грудь.

— Господи, m’ijo, ты меня так напугал, что я на десять лет постарела.

— Я напугаю тебя так, что ты постареешь еще сильнее, если ты не будешь выполнять то, что сказал доктор. Мы же с тобой договорились. Мне что, снова звонить Мигелю?

Она сузила свои большие карие глаза, ставя на плиту поднос с курицей.

— Так, не надо меня пугать. Я родила этого мальчика и не собираюсь позволять ему указывать, что мне нужно делать. Это и тебя касается. Я уже имела свою собственную семью, когда ты только родился. Ты меня слышишь?

— Да, мэм.

Роза замерла, увидев Аманду. По ее лицу расплылась широкая улыбка.

— Как хорошо видеть тебя с женщиной, m’ijo.

Хантер застенчиво взглянул на девушку и подошел к плите, чтобы посмотреть, что Роза приготовила.

— Пахнет замечательно, Роза, gracias.

Женщина гордо улыбнулась, наблюдая, как он отдает должное ее работе.

— Я знаю. Именно поэтому я это и приготовила. Я устала видеть упаковки от полуфабрикатов и фаст—фуда в мусорном мешке. Ты должен есть настоящую пищу, хоть иногда. Эта гадость убьет тебя.

Хантер одарил ее нежной, молчаливой улыбкой.

— Я думаю, что справлюсь с этим.

Роза фыркнула.

— Мы все думаем, что можем. Вот почему сейчас я вынуждена принимать таблетки от сердца.

— Да, и говоря об этом, — произнес Хантер ворчливо, — ты бы уже должна быть дома. Ты мне обещала.

— Я как раз собираюсь. Я поставила салат в холодильник. Там должно хватить для вас двоих.

Хантер взял пальто Розы со спинки кресла и помог ей одеться.

— Завтра у тебя выходной.

— Но как же садовник. Он ведь придет.

— Его может впустить Ник.

— Но…

— Роза, Ник с этим справится.

Она с любовью похлопала его по руке.

— Ты хороший мальчик, m’ijo. Увидимся в среду.

— Но не раньше обеда.

Она улыбнулась.

— Не раньше обеда. Спокойной ночи.

— Adiós.

— Ну, — поддразнила его Аманда, когда они остались одни. — Так ты вообще-то знаешь, как быть с кем-то милым.

Она заметила, как дернулись уголки его губ, когда он подавил попытку улыбнуться.

— Только когда на меня находит.

Хантер взял вилку и нож из ящика и отрезал кусочек курицы.

— О, это божественно, — сказал он, отрезая еще один. — Держи, ты должна это попробовать.

Прежде чем Аманда осознала, что делает, она позволила ему покормить себя. Аромат специй заполнил ее рот в тот самый момент, когда до нее дошло, насколько близкий момент они разделили.

По выражению глаз Хантера она поняла, что до него это дошло через пару секунд после нее.

— Это очень вкусно, — сказала она, отступая.

Без единого слова, Хантер начал доставать для них тарелки. Пока она смотрела на него, весь ужас этой ночи нахлынул на нее.

— Мой дом уничтожен, — выдохнула девушка. — Полностью разрушен.

Кириан отставил тарелки, почувствовав, как ее боль затрагивает и его. Ошеломляющее чувство потери накрыло мужчину волной.

Аманда глядела на него, и в ее глазах плескалось горе.

— Почему он сжег мой дом? Почему?

— По крайней мере, там не было тебя.

— Но могла бы. Боже, Хантер, в это время Табита обычно бывает дома! Что, если бы тебя там не было? Эллисон погибла бы. Табита могла бы быть убита. — Она всхлипывала, оглядываясь, охваченная паникой. — Он не успокоится, пока мы не умрем, ведь так?

Не думая ни о чем, он притянул ее в объятия и прижал к себе.

— Все хорошо, Аманда, я с тобой.

Кириан застыл, осознав, что наделал.

Он назвал ее по имени, и почувствовал, как от этого, его внутренние барьеры разлетелись вдребезги.

Слезы струились по щекам Аманды.

— Я знаю — это просто дом, но все мои вещи были там. Мои любимые книги, одеяло, которое бабушка связала для меня перед смертью. Все, чем я была, осталось в нем.

— Не все. Ты еще здесь.

Она рыдала на его груди. Кириан закрыл глаза и прислонился щекой к ее макушке, пока она цеплялась за него. Века прошли с тех пор, как он в последний раз утешал женщину.

Века с тех пор, как он чувствовал себя так. И это глубоко потрясло Хантера.

— Десидериус может добраться до Табиты?

— Нет, — прошептал он в ее волосы, пытаясь не вдохнуть сладкий аромат роз. У него ничего не вышло и тело мгновенно отреагировало огнем в паху. — Пока она остается в частном, человеческом жилище, он не может достать ее. Это одно из ограничений, которое, проклиная, наложил на них Апполон, чтобы защитить людей.

Аманда прерывисто вздохнула и отстранилась.

— Извини, — сказала она, вытирая слезы.

Кириан стиснул зубы, увидев, как дрожат ее руки. Он мог бы убить Десидериуса за то, что тот так ранил ее.

— Я обычно не плачу в присутствии других людей.

— Не извиняйся, — прошептал Хантер, взяв ее лицо в ладони. — Ты держишься лучше, чем многие могли бы в подобных обстоятельствах.

Аманда взглянула на него из-под этих длинных, темных, влажных ресниц. Сердце Кириана заколотилось от ранимости, которую он увидел в ее глазах. Ранимости, которая затрагивала такие струны его души, о которых он не хотел думать.

Кириан хотел ее. Отчаянно.

Он не чувствовал такого так долго, нет, поправил себя Хантер, он никогда не чувствовал подобного ни к одной женщине. Даже к Теоне. Это было не просто вожделение или любовь. Он чувствовал связь с ней. Они были словно две половинки единого целого.

Но это была ложь. Должна была быть. Кириан больше не верил в любовь. Он ни во что не верил. И все же…

Аманда заставила его хотеть поверить вновь. Заставила его желать вещей, о которых он забыл. Таких, как нежная рука в его волосах, когда он просыпается, ощущение горячего тела рядом во время сна.

Кириан был практически бессилен перед этим.

Его сотовый зазвонил. Хантер стащил его с пояса и ответил.

Это был Талон.

— Женщина с тобой? — спросил Кельт.

— Да, а что?

— А то, что у нас появилась одна большая проблема. Апполит сообщил мне, что пожары были устроены с помощью электронных таймеров, спрятанных внутри домов.

Кириан нахмурился, а потом похолодел, вспомнив, что еще Аманда рассказывала ему вчера.

— Аманда? — спросил он, привлекая ее внимание. — Ты говорила, что Десидериус поймал тебя, когда ты была у Табиты?

Она кивнула.

— В ее гостиной.

Его живот превратился в один холодный узел страха.

— Ты это слышал? — спросил Хантер Талона.

Тот выругался.

— Как такое возможно?

— Кто-то пригласил Десидериуса войти, а это означает, что где-то тут у нас бегает человек, работающий с ним или на него. И чутье мне подсказывает, что Табита не настолько глупа.

— И Эллисон тоже, — вставила Аманда — Она знает, что нужно опасаться подозрительных личностей.

Кириан обдумал это.

— Есть идеи? — спросил он у Талона.

— Не знаю.

— Что говорит твой проводник?

— Кеара ничего не знает. И есть еще одна крошечная проблемка, моя спина не заживает.

Если бы желудок Кириана сжался еще сильнее, то превратился бы в алмаз.

— Как не заживает?

— Меня ударило астральным зарядом. Таким же, как и те, которыми орудуют боги.

Кириан похолодел.

— Я убил не бога, а Даймона.

— Я знаю.

Кириан тихо выругался.

— Во что мы влипли?

— Этот вопрос мне не по зубам, но до тех пор, пока мы не будем знать больше, я считаю, что ты должен держать женщину рядом. С ее нераскрытыми способностями, Десидериус кинет все силы на то, чтобы достать ее. Я уверен, что сейчас он бы скорее взял Аманду, чем ее сестру.

Кириан приложил телефон к другому уху, наблюдая, как девушка усаживается за стол. Боги, он не мог выдержать мысли, о том, что кто-то причинит ей вред. Эта идея вызывала мучительную боль.

— Тебе нужно что-нибудь для твоей спины?

— Нет. Она просто чертовски болит.

Чувство было знакомо Кириану. Его плечо все еще ныло после удара Афродиты.

— Я начинаю понимать, как Десидериус убил последних восьмерых Охотников, преследующих его.

— Да, — согласился Талон. — И я не хочу, чтобы мы стали девятым и десятым.

— Я тоже. Хорошо, я буду охранять Аманду, но у нас по-прежнему остается нерешенная ситуация с ее сестрой.

— Я могу заставить Эрика попридержать Табиту на некоторое время. Просто сделай так, чтобы Аманда оставалась с той на связи, иначе она скорее всего еще больше усложнит нам жизнь.

— Хорошо. — Кириан повесил трубку и швырнул телефон на стол.

— Что-то не так? — спросила Аманда.

Он рассмеялся против своей воли.

— Я думаю, что более подходящий вопрос в данном случае — это есть ли что-то, что так?

— И это значит?..

— Это значит, что твоя скучная жизнь закончилась. И за следующие несколько дней, кажется, ты точно выяснишь, насколько опасна моя.

ГЛАВА 7

— О, нет, — возразила Аманда, приподнимаясь на цыпочки, чтобы столкнуться нос к носу с Кирианом. Она приподняла бровь, взглядом провоцируя его опровергнуть ее слова. И, когда девушка говорила, каждое из них было отрывистым и резким. — Ты так ошибаешься. Я хочу получить обратно свою жизнь. Я желаю, чтобы она была скучной и длинной.

Сила ее духа поразила Кириана, когда Аманда выделила последнее слово. Она была прекрасна, когда злилась, и ему было интересно, долго ли он сможет поддерживать эту краску на ее щеках. Огонь в этих божественных голубых глазах.

Более того, от вида вздымающейся и опадающей под весом ее убежденности груди, в сознании Хантера мелькнули образы других вещей, которые могли бы заставить ее задыхаться.

Он хотел, чтобы у нее сбивалось дыхание. Хотел в полной мере ощутить ее страсть.

Губы Кирина покалывало от желания поцелуя, а руки болью сводило от необходимости касаться тела Аманды, пока та не вскрикнет от удовольствия.

Боги, эта женщины искушала его так, как никто и никогда раньше. А он когда-то так любил соблазны, что это не поддавалось объяснению. За прошедшие века Кириан успел забыть об этом маленьком личном недостатке, но с тех пор, как он проснулся рядом с ней, ему весьма болезненно напомнили о смертном мужчине, которым он когда-то был.

Хантер ощущал, как медленно, один за другим падали барьеры, что он вокруг себя возвел. Кириан ограждал себя от любых чувств веками. И хотя он заботился о смертных все это время, ни один из них не волновал его, как она.

Это было так странно.

Почему она?

Почему именно сейчас? Теперь, когда ему нужна была ясность мысли, чтобы победить Десидериуса.

Мойры опять играли с ним и ему это совсем не нравилось.

Кириан чувствовал, как бьется кровь в его венах, когда он смотрел на влажные, полные губы Аманды. Он уже чувствовал их вкус. Ощущал ее. Боги всемогущие, как он жаждал эту женщину.

Она пробудила голодного зверя внутри него. Ту его часть, которая хотела с рычанием вкушать тело девушки всю ночь, сантиметр за сантиметром, медленно и дотошно.

Но Аманда была человеком, и он ничего не мог предложить ей. Его душа и верность принадлежали Артемиде.

Кроме того, Аманда имела право мечтать о нормальности. О доме и семье с обычным мужчиной.

После того, как у него самого с жестокой мстительностью отобрали все это, он не хотел поступать так же с ней.

Она имела право на свою долгую, полноценную и скучную жизнь. Каждый заслуживал шанса получить то, о чем мечтает сердце.

Кириан сглотнул комок в горле, заходящийся желанием, и в этот момент понял, что должен избавиться от мыслей о ней.

Аманда никогда не сможет принадлежать ему.

Ей было судьбой предназначено вернуться к любящей семье и найти смертного мужчину, который…

Он не смог закончить эту мысль. Даже думать об этом было слишком болезненно.

— Ради твоего же блага, — прошептал Кириан, противясь желанию коснуться ее волос, — Я надеюсь, что это так, но боюсь, что с твоими дикими, непробудившимися еще силами и охотой на вампиров, которой увлекается Табита, следующие несколько дней ты не сможешь жить своей скучной жизнью.

Аманда отвела взгляд.

— У меня нет никаких сил. — Ее голос был резким, но все же, в нем недоставало прежней убежденности.

Он потянулся и приподнял пальцем ее подбородок, пытаясь стереть обеспокоенность с лица девушки, унять страхи, которых она не понимала. Почему Аманда не принимала дар, данный ей?

— Ты можешь не принимать их, милая, но они есть. Ты обладаешь даром предчувствия и предвидения, эмпатии и телепатии. Они во многом похожи на силы Табиты, но твои намного сильнее.

Ее глаза вновь напомнили ему живые сапфиры.

— Ты мне лжешь.

Кириана удивили ее обвинения.

— Зачем мне это?

Аманда сглотнула.

— Я не знаю. Я просто знаю, что у меня нет сил.

— Почему ты так этого боишься?

— Потому что…

Кириан склонил голову набок, когда ее голос прервался, и она не закончила предложение.

— Потому что? — настаивал Хантер.

Девушка подняла глаза, и у него сжалось горло от выражения страдания в их глубине.

— Когда мне было пятнадцать, — произнесла Аманда глухо, — У меня было видение. — Она сморгнула слезы, вцепившись в столешницу позади. — Тогда они часто появлялись. И всегда сбывались. В том видении моя лучшая подруга погибала в автокатастрофе. Я видела ее. Я чувствовала ее панику и слышала последние мысли, промелькнувшие в ее сознании перед тем, как она умерла.

Кириан стиснул зубы от боли, слышимой в голосе девушки. Он взял ее руку с ледяными дрожащими пальчиками.

— Когда я увидела ее в школе, то сделала все, чтобы удержать от поездки домой с Бобби Тибидо. Я даже рассказала ей о моем видении. — Слезы вновь покатились по лицу Аманды. — Она не послушала меня, сказав, что я глупая, подлая и завидую, потому что Бобби выбрал ее, а не меня.

Она покачала головой, вновь переживая тот день.

— Я не завидовала ей, Хантер. Я просто не хотела, чтобы она умерла.

Он погладил ее пальцы, пытаясь согреть холодные руки.

— Я знаю, Аманда.

— Она забралась в машину, а я кричала, чтобы она вылезала оттуда. Все в школе пялились на меня, но мне было все равно. Табита оттащила меня назад, чтобы они могли уехать и все вокруг смеялись.

Аманда облизнула пересохшие губы.

— Они уже не смеялись на следующее утро, когда выяснилось, что те двое погибли по пути домой. Одноклассники называли меня сумасшедшей. Следующие три года никто не хотел общаться со мной. Я была той самой странной девочкой, которая видит разные вещи.

Глаза девушки сверкнули гневом, когда она взглянула на него.

— Скажи мне, какая польза от этих способностей, если из-за них люди боятся меня. Почему я вижу то, чего не могу изменить?Что в этом хорошего?

У Кириана не было ответа. Все, что он мог, это чувствовать ее внутреннюю боль и замешательство.

— Разве ты не понимаешь? — продолжила Аманда, — Я не хочу знать будущее, когда не могу предотвратить его. Я хочу быть нормальной, — настаивала она, и ее голос сорвался на последних словах. — Я не хочу быть такой, как Талон или моя бабушка и слышать, как мертвые говорят со мной. Я не хочу знать, что чувствуешь ты. Я просто хочу жить, как все. Разве ты никогда не хотел того же?

Закрыв глаза от неприкрытого страдания охватившего сердце, Кириан выпустил нежность ее кожи из своих рук и сделал шаг назад.

— Если бы я даже и хотел, это бы ничего не изменило.

Аманда замерла от выражения на его лице. Каким-то образом она ранила его.

— Прости меня, Хантер, я не имела в виду…

— Все хорошо, — медленно произнес он. Кириан придвинулся к стулу, и она видела, как он хватается за его спинку. Аманда ощущала его боль, несмотря на все старания мужчины скрыть ее.

— Ты права, — произнес он, наконец. — Случаются моменты, когда я скучаю по ощущению солнечных лучей на лице. Мне не хватает стольких вещей, что я даже не могу их сосчитать. Я давно выучил — лучшее, что можно сделать — это перестать мучить себя воспоминаниями о них. — Кириан взглянул на девушку, и жар его глаз опалил ее. — Но такие, как мы, владеют особыми силами. Мы не можем стать нормальными.

Аманде не хотелось этого слышать. Ее сердце отказывалось принимать его слова.

— Может быть, ты и нет. Но я могу. Я больше не позволяю себе ощущать эти способности. Они для меня мертвы.

Он горько рассмеялся.

— И ты думаешь, что это я упрямый.

— Хантер, пожалуйста, — взмолилась она, ненавидя агонию, которую слышала в своем собственном голосе, — Я просто хочу вернуться в позавчера. Я бы хотела проснуться и понять, что все это всего лишь ночной кошмар.

В этот самый момент Аманда ощутила нечто, испугавшее ее. На мгновение проявились способности, о которых говорил Кириан. И эти силы рванулись сквозь нее, когда она услышала его мысли.

Хотела бы никогда не встречать меня, ты имеешь в виду.

Аманда потянулась к нему.

— Хантер…

Он уклонился от ее прикосновения и подошел к столику, где лежал телефон. Кириан поднял его и протянул ей.

— Позвони Табите и скажи ей оставаться у матери до пятницы. Она может выходить в дневное время, но после наступления темноты должна обязательно быть внутри.

— Ей это не понравится.

Бешеная ярость разгоралась в глубине его полночных глаз.

— Тогда пусть твоя мать привяжет ее. Мы не с обычными вампирами имеем дело. Эти Даймоны обладают какими-то чрезвычайно опасными силами, и пока я и Талон не выясним, что они из себя представляют, Табита должна залечь на дно.

— Хорошо, я сделаю, что смогу.

Он кивнул.

— Пока вы будете говорить, я переоденусь.

Аманда с тяжелым сердцем смотрела, как Хантер выходит из комнаты. Она не хотела, чтобы он оставлял ее, даже на такой короткий миг. Девушка чувствовала странную необходимость пойти за ним и помочь ему сбросить эту одежду…

Вместо этого она набрала номер сотового Табиты.

— О, слава богу, с тобой все в порядке, — произнесла Табита дрожащим от слез голосом. — Полиция только что сообщила мне о пожарах, и я знала, что ты должна была быть дома в это время.

Глаза Аманды тоже наполнились слезами, но она сдержала их. Плачем нельзя было ничего достичь. Дома были разрушены и никакие слезы в мире не могли их вернуть. На чем нужно было сосредоточиться, так это на том, как избежать гнева Десидериуса.

— Как Эллисон? — спросила она, пытаясь отвлечься от страха.

— С ней все хорошо. Ее мама уже в больнице. Я уже еду, чтобы навестить ее. Никто не знает, что с Терминатором.

— Он у меня.

Табита с облегчением выдохнула.

— Спасибо, сестренка. Я задолжала тебе. Так, где ты сейчас?

Это был вопрос, на который Аманда страшилась отвечать. Табита взорвется, когда выяснит.

— Я бы не хотела об этом говорить, — уклонилась она.

Молчание.

Оно продолжалось несколько минут и все, что слышала Аманда, был гул проезжающих машин.

Табита пыталась прочитать ее. Черт!

Сестра заговорила в тот самый момент, когда Аманда подумала об этом.

— Ты снова с тем вампиров, ведь так?

Аманда сжалась. Как сказать сестре, охотнице на вампиров, что она потеряла голову от одного из них и собиралась провести ночь в его доме?

Тут не было легких путей.

Вздыхая, девушка попыталась придумать, как объяснить это.

— Он не вампир.…Не совсем. Он больше похож на тебя.

— Угу, — протянула Табита. — Чем похож? У него есть грудь? Парень? Или он просто любит убивать?

Аманда стиснула зубы.

— Табита Лэйн Девро, не будь такой стервой. Я знаю, что ты тоже не любишь убивать, и я не собираюсь играть с тобой в «Двадцать вопросов». Тот, кто напал на меня в твоем доме, очень опасен и мне не нравятся другие пугающие вещи, с которыми ты связана. Хантер хочет, чтобы ты сидела тихо и я с ним согласна.

— Хантер? Это тот самый кровососущий гуль, который угрожал твоей жизни в разговоре со мной?

— Он не имел этого в виду.

— О, нет? И ты готова поставить на это свою жизнь?

— Я готова поставить на это обе наши жизни.

— Ты абсолютно сумасшедшая, ты знаешь об этом?

— Следи за тем, что говоришь, девочка. В отличие от тебя, я знаю, что делаю. Я доверяю Хантеру. А этот Десидериус по-настоящему злобный. Как Ганнибал Лектор.

Аманда словно вживую видела, как Табита округлила глаза, фыркая от отвращения.

— Я не боюсь ни того, ни другого.

— Может тебе стоит научиться испытывать немного страха. Одного из них я точно боюсь.

— Тогда почему бы тебе не вернуться домой, где мы могли бы защитить тебя.

Потому что я хочу остаться с Хантером.Аманда не знала, откуда взялась эта мысль. Но она не могла отрицать ее правдивости. Рядом с ним девушка чувствовала себя в безопасности.

Он не предлагал отправить ее в другое место, но Аманда не сомневалась, что если бы она попросила, Кириан отпустил бы ее, и все же… Она не хотела этого.

Но Аманда не осмеливалась сказать это Табите. Отношения между ними и так были натянутыми, поэтому она предложила сестре единственную отговорку, которую смогла придумать.

— Я не могу, пока это существо охотится на нас.

Табита снова выругалась.

— Откуда ты знаешь, что этот Хантер не наложил на тебя какое-нибудь ментальное заклятие?

Аманда расхохоталась, вспомнив слова Хантера на заводе.

— Потому что, так же как и ты, я слишком для этого упряма. Кроме того, он лучший друг Юлиана Александера. Ты же доверяешь Юлиану и Грейс, так ведь?

— Да, конечно.

— Тогда поверь их другу.

— Хорошо, — неохотно согласилась Табита, — но мое доверие быстро испаряется. Я хочу, чтобы ты была в безопасности.

— И я хочу того же по отношению к тебе. Хантер сказал, что днем тебе ничего не грозит, но когда солнце сядет, ты должна быть дома и оставаться там. Вообще-то, я не думаю, что тебе стоит ехать в больницу. Возможно, тебе лучше поехать к маме прямо сейчас.

— Эллисон моя лучшая подруга, я должна повидать ее.

— А что, если ты приведешь их к ней. Может быть, они уже сейчас наблюдают за тобой.

Табита издала глухое ворчание.

— Мне это совсем не нравится, но ладно. Ты права. Я не хочу привести их к Эллисон. Мама что-нибудь придумает. Я развернусь на следующей улице и поеду домой на ночь. Можешь позвонить, если я буду нужна.

— Договорились.

Аманда отложила телефон и забрала тарелку со столешницы, где Хантер ее оставил. Она отнесла ее на маленький кофейный столик, стоящий у огромного венецианского окна, выходящего на прекрасный, старомодный дворик, украшенный вьющимися розами, греческими скульптурами и фигурно подстриженными кустами. Он был освещен античными масляными лампами, отбрасывающими странные блики на белую штукатурку стен.

Аманда сидела в одиночестве несколько минут, пока Хантер не вернулся. Он переоделся в черную рубашку с длинными рукавами, обтягивающую его широкие плечи. Он закатал рукава, и она заметила ужасную рану, тянущуюся вверх по его руке.

— Даймон укусил тебя или это ножевой порез?

Хантер взглянул на руку, садясь напротив девушки.

— Укус.

Она похолодела.

— Его нужно обработать, так ведь?

— Нет, к завтрашнему дню рана заживет.

— Да, но разве от этого ты не станешь вампиром?

Он рассмеялся и одарил Аманду шутливым взглядом.

— Фактически, я уже вампир. А что до обращения, такое возможно только, если ты Апполит.

— Значит, они не могут укусить человека и превратить его в вампира?

— Это сказки на ночь.

Она некоторое время обдумывала его слова.

— А откуда тогда произошли все эти неверные представления о вампирах?

Кириан проглотил немного пищи и отпил из бокала.

— В основном от перепуганных деревенских жителей. С того дня, когда Атлантиду поглотил океан, Апполитов и Даймонов начали преследовать. Были времена, когда во всех греческих городах-государствах люди знали о Темных Охотниках, и мы жили открыто. Но с течением времени Темные Охотники стали избегать общения и воспоминания о нас остались лишь в мифах и легендах. Это больше устраивало Ашерона и остальных. Эш пошел дальше и стал собирать и скрывать древние записи о нас.

— Ашерон? — переспросила Аманда, отрезая кусочек курицы. — Ты все время упоминаешь о нем. Кто он?

— Он — первый Темный Охотник, созданный Артемидой.

— И он все еще жив?

— О, да. Я думаю, что на этой неделе он в Калифорнии.

Она приподняла бровь.

Хантер улыбнулся.

— Он переезжает с места на место каждые несколько дней.

— Как? Почему?

Кириан пожал плечами.

— Думаю, что когда тебе одиннадцать тысяч лет, то многие вещи нагоняют на тебя тоску. Что до того, как он это делает — у него есть вертолет, построенный по спецзаказу, который может преодолевать звуковой барьер.

Аманда переваривала новости и пыталась представить, как должен выглядеть этот самый старый Темный Охотник. Почему-то на ум приходил Йода [23]. Маленькое сгорбленное древнее существо с серо-зеленой кожей, роняющее запутанные мудрые слова.

— Ты когда-нибудь его встречал? — спросила она.

Кириан кивнул.

— Мы все встречались с ним. Он тренирует новых Темных Охотников, и в какой-то степени, он наш неофициальный лидер. Существует теория, что Эш также наемный убийца, которому боги поручают убивать Охотников, когда те преступают черту дозволенного.

Девушке не понравилось, как это прозвучало.

— Преступают как?

— Например, кормятся на людях. У нас есть Кодекс, которому необходимо следовать. Нельзя показывать свои силы в толпе, объединяться с Апполитами и Даймонами и так далее.

Знание о том, что у них существует такая вещь, странно успокаивала. Но мысль, что один из таких парней, обладающий огромной силой, мог сойти с нарезки — пугала.

— Если Темным Охотникам запрещено ранить друг друга и вы вытягиваете друг у друга силы, то как может Ашерон быть палачом?

— Он не влияет на наши силы, — Кириан сделал глоток вина. — Эш был подопытным Темным Охотником. Поскольку он стал первым, боги просто не позаботились о неполадках в системе. Поэтому у него есть некоторые…так сказать, особенные побочные эффекты.

Сейчас Кириан определенно описал какую-то мутировавшую жизненную форму. Маленький шепелявящий горбатый Темный Охотник.

— А сколько вообще существует Темных Охотников?

— Тысячи.

У Аманды отпала челюсть.

— Серьезно?

По блеску его глаз Аманда сама догадалась об ответе.

— И как часто создают новых?

— Не часто, — тихо сказал он. — Большинство из нас живет уже достаточно долго.

— Уау, — выдохнула девушка, — Тогда, если Ашерон самый старший, то кто самый молодой?

Кириан нахмурился, раздумывая над ответом.

— С ходу, я бы сказал, что это Тристан, Диана или Закат, но мне нужно будет свериться с Ашероном по этому поводу.

— Закат? Это кличка или мама очень его не любила?

Кириан засмеялся.

— Он был стрелком, и именно это имя было написано на плакатах, предлагавших награду за его поимку. Власти говорили, что он лучше всего работает после наступления темноты.

— Понятно, — медленно произнесла Аманда. Теперь она представляла себе эдакого Дикого Билла Хиккока [24]. Полный комплект — кривые ноги, лохматая борода и кусок жевательного табака за щекой.

— Я так полагаю, что Темные Охотники никогда не были торговцами или э—э—э…

— Пристойными законопослушными гражданами?

Она улыбнулась.

— Я не имела в виду, что вы недобропорядочны, но суть ты уловил верно.

Кириан вернул ей улыбку. Слово «непристойный» точно описывало те мысли, что были у Хантера насчет его гостьи.

— Нужно обладать определенным поведением и страстью, чтобы стать Темным Охотником. Артемида не желает тратить свое и наше время на тех, кто не сможет выслеживать Даймонов. Думаю, что о нас можно сказать дикие, плохие и бессмертные.

Улыбка девушки стала еще шире, лишь слегка открывая ямочку на правой щеке. Как странно, что он не заметил ее раньше.

— Плохой и бессмертный, с этим я согласна, но разве ты на самом деле дикий?

— Если под словом дикий подразумевать сумасшедший, чтобы ты тогда сказала?

Ее глаза хитро сверкнули.

-тогда ты определенно дикий. Но знаешь, я думаю, что это мне в тебе нравится. Твоя непредсказуемость.

Кириан не знал, кто из них был больше удивлен этим признанием. Аманда отвела взгляд и ее щеки стали ярко—алыми.

Он нравился ей.Эти слова пробудили в душе Кириана по-настоящему юношеские ответные чувства. Он ощущал странные позывы побежать и сказать кому-нибудь, «Я ей нравлюсь, я ей нравлюсь».

О, боги, что же это такое?

Ему было две тысячи лет. Он уже давно должен был перерасти такое поведение.

И все же Кириан не мог отрицать удовлетворение и счастье, которые он ощущал.

Неловкое молчание повисло между ними пока они ели.

Когда они закончили, Аманда сделала все возможное, чтобы не думать о своем доме. О том, что потеряла. Она подумает об этом завтра. В настоящий момент, девушка хотела лишь пережить эту ночь.

— Табита будет держаться в стороне, сказала Аманда, наблюдая, как Кириан отнес свою тарелку к раковине и сполоснул ее.

— Хорошо.

— Ты знаешь, — тихо произнесла она, — той ночью, когда мы встретились, ты так и не сказал, откуда так много знаешь о моей сестре.

Он засунул тарелку и столовое серебро в посудомоечную машину.

— У Талона и Табиты есть общий друг.

Глаза Аманда расширились. Крот…кто бы мог подумать.

— Это один из зоопарка Табиты?

Кириан кивнул.

— Кто?

— Поскольку этот человек на нас шпионит, я не собираюсь тебе об этом рассказывать.

Она засмеялась, а потом сузила глаза, пытаясь вычислить, кто это.

— Готова поспорить, что это Гэри.

— Я ничего не скажу.

Это интриговало ее, но и близко не так сильно, как Темный Охотник, стоящий перед ней. Вздыхая, Аманда вернулась к своей тарелке и разглядыванию богато обставленной кухни, пока Кириан убирал еду. Там была мраморная стойка, смутно напоминающая греческий храм. Она разделяла стол, за которым сидела девушка и остальную часть кухни. Три высоких барных стула стояли около нее.

Все вокруг было строгим, чистым и огромным.

— Это слишком большой дом для одного человека. Давно ты тут живешь?

— Чуть больше ста лет.

Аманда чуть не подавилась.

— Ты серьезно?

— Мне незачем было уезжать. Я люблю Новый Орлеан.

Она встала и отдала ему тарелку.

— Ты обрастаешь корнями, не так ли? Где ты жил до этого?

— Некоторое время в Париже, — ответил Кириан, отставляя тарелку. — Женева, Лондон, Барселона, Гамбург, Афины. А до этого я переезжал с места на место.

Аманда следила за его лицом. Оно не выражало его настроения. Кириан прятал свои чувства от нее, и она размышляла, как бы вытянуть их на свет.

— Должно быть тебе было одиноко.

— Нет, все было нормально.

Все еще никаких внешних проявлений чувств.

— У тебя там были друзья?

— Да нет. Я сменил несколько оруженосцев за все это время, но обычно я предпочитаю одиночество.

— Оруженосцы? — спросила она. — Это как в Средневековье?

— Что-то вроде, — Хантер посмотрел на нее, но лишь мельком, — Как насчет тебя? Ты живешь здесь всю свою жизнь?

— Родилась и выросла. Родители моей матери переехали сюда из Румынии во времена Депрессии, а предки отца были болотными каджунами [25].

Это заставило Кириана рассмеяться.

— Я знавал много таких.

— Готова поспорить, что это так, учитывая, что ты живешь здесь сотню лет.

Аманда пыталась представить себе жизнь Кириана. Все эти века одиночества, когда Хантер наблюдал за тем, как умирают от старости люди, о которых он заботился, абсолютно не меняясь сам. Это должно быть было тяжело.

Но вместе с тем, у его жизни определенно были некоторые преимущества.

— Как это, когда ты знаешь, что можешь жить вечно?

Кириан пожал плечами.

— Если честно, я больше не думаю об этом. Как и большинство людей в мире, я просто встаю, иду на работу, а потом спать.

Как просто это звучало в его устах. И все же в его словах она чувствовала что-то другое. Глубоко—укоренившуюся грусть. Жить ни о чем не мечтая должно быть было мучительно. Человеческому духу необходимы цели, чтобы добиваться их, а выслеживание Даймонов ей таковой не казалось.

Аманда опустила взгляд на стойку, пытаясь представить, как выглядел Кириан, когда был человеком. Юлиан рассказывал ей, как они пили после битв и как сильно Кириан хотел детей.

Более того, девушка видела, как Хантер смотрел на Ванессу.

— У тебя когда-нибудь были дети?

Резкая боль на мгновение промелькнула в его глазах, пока он не вернулся к своему стоицизму.

— Нет, Темные Охотники бесплодны.

— Так ты импотент.

Он возмущенно выдохнул и взглянул на Аманду.

— Нет. Я могу заниматься сексом, но просто не в состоянии зачать ребенка.

— О. — Она сморщила носик и попыталась исправить положение. — Это действительно был личный вопрос. Прости.

— Все в порядке.

Хантер подошел к посудомоечной машине.

— Хочешь, я покажу тебе дом?

— Дом? — переспросила Аманда, недоверчиво приподнимая бровь… — Если это дом, тогда я живу в двухкомнатной лачуге.

У нее перехватило дыхание, когда она вспомнила, что больше уже нигде не живет. Прочистив горло, девушка отогнала эту мысль.

— Да, — тихо произнесла она, — Я бы хотела увидеть его.

Хантер провел ее из кухни налево в невероятно огромную гостиную. Стены, потолочная отделка и медальоны были абсолютно великолепными в своей старомодной изящности и элегантности, но обстановка дома была настолько современной, насколько это вообще было возможно.

Отделка комнаты предназначалась для удобства, а не для того, чтобы потрясти посетителей. С другой стороны, скорее всего, вряд ли вампиры часто принимают гостей.

Одна из стен была занята развлекательным центром, с аудиосистемой JVC, огромным телевизионным экраном и комбо-плейером для видеокассет и DVD.

Хотя повсюду в комнате были лампы, свет исходил лишь от свечей, горящих в трех богато украшенных подсвечниках.

— Тебе не нравятся современные лампочки, не так ли? — Спросила Аманда, когда Хантер подошел, чтобы зажечь канделябр.

— Нет, — ответил он. — Они слишком яркие для моих глаз.

— Свет ранит их?

Он кивнул.

— Глаза Темных Охотников созданы для ночи. У нас зрачки больше и они не расширяются, как ваши. Поэтому наши глаза вбирают гораздо больше света, чем человеческие.

Пока Хантер объяснял это, она заметила окна во всю стену, закрытые черными жалюзи, охраняющими дом от дневного света.

Обойдя вокруг черного кожаного дивана, Аманда остановилась, как вкопанная. Перед ним располагался гроб.

— Это…— Она не смогла закончить предложение. Только не в тот момент, когда перед ее глазами стояло видение Хантера, каждый день укладывающегося туда спать.

Кириан взглянул на него, а потом невозмутимо встретил ее взгляд.

— Да, — ответил он бесстрастно. — Да — это он. Мой…кофейный столик.

Хантер подошел к нему, приподнял крышку и достал пульт.

— Это для телевизора, если ты захочешь посмотреть его завтра.

Аманда покачала головой. Только теперь она заметила, что вокруг валялось множество вампирских штучек. Миниатюрные статуэтки, маленькие арбалеты, даже колода вампирских карт таро на столике.

— Ник считает, что это забавно, — пояснил Хантер, когда девушка взяла колоду. — Всякий раз, когда он находит что-то с вампиром внутри или снаружи, он тащит это сюда и оставляет на видном месте.

— Это тебя напрягает?

— Нет, он неплохой парень большую часть времени.

Аманда начала теряться, следуя за Кирианом по старому особняку из комнаты в комнату.

— Да насколько же он большой? — спросила девушка, когда они зашли в игровую.

— Тут двенадцать комнат и немногим более шестисот пятидесяти квадратных метров.

— Боже, некоторые торговые центры меньше.

Кириан рассмеялся.

В центре комнаты стоял стол для бильярда вместе с коллекцией аркадных игр и огромным телевизором с полным набором всевозможных игровых приставок, стоящих в ряд на кофейном столике перед ним. Но что было необычнее всего, это пара бейсбольных перчаток и мяч, лежащие на столике с откидной крышкой в одном из углов. Аманда подошла к ним.

— Иногда мы с Ником любим побросать мяч, — объяснил Хантер.

— Зачем?

Он пожал плечами.

— Это проясняет мои мысли, когда я пытаюсь в чем-нибудь разобраться.

— Ник не возражает?

Этот вопрос заставил его рассмеяться.

— Ник всегда возражает. Не думаю, что когда-либо он сделал что-то, о чем я просил, не жалуясь.

-тогда почему ты общаешься с ним?

— Я любитель наказаний.

Теперь была ее очередь посмеяться.

— Я бы очень хотела встретиться с этим Ником.

— Завтра ты определенно сможешь это сделать.

— Правда?

Хантер кивнул.

— Если тебе что-то понадобится, просто скажи ему, и он достанет. Если он чем-нибудь тебя обидит, дай мне знать, и я его убью, когда проснусь.

В голосе Хантера прозвучали нотки, которые сказали ей, что это могла быть и не пустая угроза.

Кириан распахнул огромные французские двери и провел Аманду в застекленный атриум. Сквозь прозрачный потолок было видно миллионы мерцающих звезд, а каблуки лениво постукивали по кафельному полу.

— Здесь очень красиво.

— Спасибо.

Аманда подошла к большой статуе в центре комнаты, изображающей трех женщин. Самая молодая лежала на боку со свитком в руках, а две другие сидели спиной к друг другу. Одна из них держала лиру, а вторая пела. Но больше всего девушку восхищало то, как они были раскрашены. Каждая выглядела реальной, и все они были удивительно похожи на Хантера.

— Это из Греции? — поинтересовалась Аманда.

По лицу Кириана пробежала болезненная тень, когда он кивнул.

— Это мои сестры.

Она со сжавшимся сердцем пристально рассматривала их.

Хантер нежно коснулся руки девушки со свитком. Он слегка нахмурил брови, рассматривая статую подростка, выполненную в натуральную величину. Ее голубое платье-тога удивительно подходило к глазам.

— Алтея была самой младшей, — его голос упал на целую октаву. — Она была тихой, застенчивой и слегка заикалась, когда волновалась. Боги, как она это ненавидела, но я всегда считал, что это мило. Диана, — Хантер указал на ту, что держала лиру, — была на два года старше меня и обладала дьявольским темпераментом. Отец говорил, что мы были слишком похожи, чтобы нормально общаться. А Фаэдра была на год младше меня. Она обладала ангельским голосом.

Аманда взглянула на молодую женщину в желтом.

Его сестры лучились нежной грацией. Скульптор словно поймал их в движении. Даже складки одежды были реалистичными и утонченными. Она никогда еще не встречала такого мастерства. Они выглядели настолько реальными, что девушка ожидала, что они заговорят.

Неудивительно, что он так страдал.

— Ты сильно их любил.

Кириан кивнул.

— Что с ними случилось?

Он отодвинулся.

— Они вышли замуж и прожили долгую, счастливую жизнь. Диана назвала своего первого сына в мою честь.

Легкая улыбка показалась на губах Аманды от того, что так поступила та сестра, которая ругалась с ним больше всех. Это многое говорило об их отношениях. Когда Аманда смотрела на женщин, она вспомнила, что Кириан рассказывал про Алтею в машине. Та состригла свои длинные, волнистые светлые волосы, узнав, что брат погиб. Они любили его так же, как и он их.

— Что они подумали о твоем превращении в Темного Охотника?

Хантер прочистил горло.

— Они не узнали. Для них, я был мертв.

— Тогда откуда ты так много знаешь о…

— Я слышал их, пока они были живы. Чувствовал, также как и ты, когда открываешь для Табиты сердце и можешь узнать, когда она попадает в беду.

Девушка напряглась от его слов.

— Как ты об этом узнал?

— Я же говорил тебе, я чувствую твои силы.

Дрожь пробежала по спине Аманды, когда та подумала, а была ли вообще возможность скрыть от него что-либо.

— Ты страшный человек.

Необычный огонек зажегся в глазах Кириана.

— Я не человек. Я отказался от своей человечности, перешагнув черту.

Он говорил так, но Аманда знала Хантера лучше. Может быть, у него и не было души, но сердце его излучало доброту, а он сам был более чем человечным.

— Почему ты согласился стать Темным Охотником, если не отомстил Теоне?

— Тогда это казалось хорошей идеей.

От этих нескольких слов что-то внутри девушки растаяло. Возможно, это было одиночество, сквозившее в его голосе, спокойное приятие своей судьбы, отражающееся в его глазах. Аманда не знала точно, что повлияло на нее, но поняла, что не сможет просто вернуться к своей прежней жизни и забыть этого мужчину.

Она увидела слишком много его доброты. Слишком много боли. И, да поможет ей Бог, чем больше девушка узнавала Хантера, тем больше его желала.

Хотела так, что это не поддавалось объяснению. Они едва встретились, и все же было нечто, связывающее их.

Аманда взглянула в эти измученные глаза, изучающие ее голодным и жарким взглядом. Он был тем, что ее мать называла «недостающей половинкой». Так она описывала их отца. Так Селена говорила о Билле.

И впервые в своей жизни Аманда поняла. Найдя в нем свою «половинку», девушка осознала, что не может просто так его упустить.

Только не без борьбы.

Ничего не подозревая о ее чувствах, Хантер развернулся и отвел ее обратно в дом. Он показал ей спальню на нижнем этаже.

— Можешь лечь здесь. Я принесу тебе более удобную одежду.

Аманда прошлась по роскошной спальне. Кровать королевского размера в колониальном стиле, казалось, сошла с кадров старого фильма. Темно-зеленая краска заставила бы выглядеть крошечной маленькую комнату, но этому огромному пространству она придавала своеобразное уютное очарование.

Через несколько минут Хантер вернулся с черной футболкой и спортивными брюками, в которых она могла бы утонуть.

— Спасибо, — поблагодарила Аманда, забирая их у него.

Он стоял перед ней, пытаясь поймать ее взгляд.

К удивлению девушки, Хантер приподнял руку и коснулся пальцами ее подбородка. Его короткие ногти нежно царапнули кожу, посылая мурашки по ее коже. Она знала, что Кириан хотел поцеловать ее, и поразилась тому, насколько сильно хотела того же.

Но он не поцеловал ее. Он просто вглядывался в лицо Аманды своими темными голодными глазами.

Потом Хантер коснулся ее губ подушечкой большого пальца, и она едва смогла сдержать стон удовольствия от того, насколько приятно было ощущать его. Его запах. Воздух между ними искрился от напряжения. От взаимного желания и жажды. От силы этих ощущений у девушки перехватило дыхание, и она почувствовала себя одновременно ослабевшей и полной сил.

И тогда, когда она была уверена, что Кириан поцелует ее, тот отстранился.

— Спокойной ночи, Аманда.

Ее сердце колотилось, когда она смотрела, как уходит Хантер.

Кириан проклинал себя с каждым шагом, приближающим его к кабинету. Он должен был поцеловать ее. Должен был…

Нет, он поступил правильно. Между ними никогда ничего не будет. Темные Охотники могут наслаждаться женщиной в течение нескольких ночей, но завязывать серьезные отношения им запрещено. Слишком велика опасность.

Женщины могут стать легкой добычей для Даймонов, а чувства ослабляют Темных Охотников. Это делает их осторожными, а при его работе, осторожность ведет к смерти.

Раньше это никогда не волновало его.

Сегодня боль была настолько сильной, что могла сломать.

Кириан ненавидел эти ощущения внутри. Ненавидел чувство потребности в ней. Давным—давно он отгородился от эмоций и предпочитал жить именно так — в безопасном коконе, свободным от беспокойства.

— Я должен выкинуть ее из головы.

Он зашел в кабинет и загрузил веб-сайт Темных Охотников.

Его мессенджер мигал непрочитанными сообщениями и мейл, как всегда, был забит письмами от других Темных Охотников. Технологии — удивительная вещь. Способность общаться с другими была словно подарком богов. Долгие ночи стали более терпимыми и появилась возможность обмениваться информацией.

Кириан уселся в черное кожаное кресло и дважды щелкнул на моргающей иконке. Это было сообщение от Ашерона.

Звонил Ник, сказал, что Десидериус надрал тебе зад. Ты в порядке?

Кириан стиснул зубы и написал в ответ. «Я собираюсь убить его за это. Со мной все хорошо. Десидериус скрылся в Дыре. Что ты о нем знаешь?»

Он убил Кромли несколько лет назад, поэтому ты имеешь дело с серьезной силой. Я поговорил с Оруженосцем Кромли и тот сообщил, что Десидериус вдоволь поизмывался над сознанием Кромли. Д. прикончил его таким способом, о котором лучше не упоминать. Я лично, хотел бы, чтобы Д. пришел по мою душу, мне просто необходим хороший партнер по танцам. Мои Даймоны хромают на обе ноги.

Кириан расхохотался от сухого юмора Эша. Тот действительно терпеть не мог хромых Даймонов. «Талон сказал, что они используют астральные заряды. Ты когда-нибудь с таким встречался?»

За свои одиннадцать тысяч лет, могу честно признаться…нет, черт побери. Это первый случай. Я наведался к оракулам и те пытаются связаться с Мойрами. Но ты же их знаешь. Уверен, те ответят чемо вроде «Когда небо окрасится зеленым, а землю накроет Тьмой, от Даймонов ты потеряешь покой. Чтобы убить искомого тобой великого и злобноаниакального, найди чтоибудь уникальное». Я, в самом деле, ненавижу Оракулов. Если бы я хотел поломать над чемо голову, купил бы себе Кубикрубик.

«Я даже и не знаю, Эш, у тебя это здорово получается. Ты точно уверен, что не хотел бы занять место Оракула?»

Генерал, представь себе картинку — мой средний палец вытянут во всю длину и направлен прямо на тебя. А теперь дай мне поработать. Я еще не всех Даймонов выследил, не всех Темных Охотников довел до бешенства и не всех женщин соблазнил. Поговорим позже.

Не в настроении больше разговаривать, Кириан ушел с сайта Темных Охотников. Он открыл мейл, но читать его ему тоже, на самом деле, не хотелось.

А того, что желал, Хантер получить не мог.

Против своей воли Кириан прошел по коридору и спустился вниз.

Не осознавая, что делает, он очутился у комнаты Аманды. Темный Охотник прижал ладонь к двери черного дерева и развел пальцы. Закрыв глаза, он смог увидеть ее, сидящей в постели, с ногами обнаженными под его футболкой.

Огонь зажегся в его крови. Кириан чувствовал ее боль от потери дома. Страх, когда она думала о Десидериусе, причиняющем страдания ее сестре. Беспокойство о соседке Табиты.

Что было еще хуже, он ощущал сдерживаемые ею слезы. Аманда была такой сильной. Такой одаренной. Хантер никогда не встречал женщины, похожей на нее.

Утренний сон вновь ворвался в его мысли. Он вновь мог чувствовать девушку в своих руках.

Я хочу тебя.

Кириан отдал бы все, что угодно за возможность услышать эти слова. Увидеть, как она смотрит на него, словно способная поглотить его целиком.

Прямо сейчас, единственное, чего он хотел, это снести дверь ударом ноги и заняться с Амандой любовью. Чтобы она смогла коснуться его. Обнять.

Принять его.

Но это было не суждено.

С камнем на сердце, Кириан заставил себя покинуть ее.

У него была работа.

Аманда бросила взгляд на часы. Двенадцать-тридцать. Обычно, к этому времени она бы уже спала. Но для Хантера ночь только началась.

Ей было интересно, чем тот занимался в ночные часы. Конечно же, он не убивал Даймонов каждую ночь. Их было не настолько много, ведь так?

Прежде, чем Аманда поняла, что делает, она уже выбралась из кровати и отправилась бродить по огромному дому. Девушка не знала, где был Хантер. Он не удосужился показать ей свою комнату, проводя экскурсию по особняку.

Но инстинкты подсказывали Аманде, что та наверху. Возможно, настолько далеко от нее, насколько это возможно.

Она почти поднялась наверх, когда услышала странный свистящий звук, доносящийся снаружи.

Возвращаясь назад, Аманда прошла к темной игровой. Света не было, но луна и звезды светили так ярко, что девушка смогла разглядеть скрытую тенями фигуру в атриуме. Ее первым порывом было позвать Хантера, но затем она остановилась.

В этой фигуре было что-то знакомое. Подойдя ближе к французским дверям, Аманда узнала Терминатора и Хантера. Хантер был одет в футболку и тренировочные брюки. Он швырял бейсбольный мяч в раму, затянутую сеткой, которая отбрасывала тот обратно. Когда Хантер кидал мячик, Терминатор следовал за ним, а потом отпрыгивал назад к мужчине.

Аманда улыбнулась. Хантер погладил пса и снова бросил мяч.

Она развернулась, чтобы уйти и не смогла. Вместо этого, девушка со скрипом открыла дверь.

Хантер мгновенно обернулся. Позабытый мячик отскочил и ударил его по голове. Он зашипел, потирая ушибленное место, а Терминатор побежал за мячом.

— Тебе что-нибудь нужно? — спросил Хантер резко.

Мне нужно, чтобы ты поцеловал меня.

Аманда сглотнула.

— Я просто хотела узнать, где ты.

— Теперь ты знаешь.

В его голос вновь вернулся лед. Это был не тот Хантер, что утешал ее недавно, это был Темный Охотник, проснувшийся рядом с ней на заводе. Осторожный и отстраненный.

И это разорвало девушке сердце. Не шишка на лбу сделала его раздражительным — вернулись прежние барьеры. Он отталкивал ее.

Приняв намек, Аманда кивнула.

— Да. Что ж, спокойной ночи.

Кириан провожал девушку взглядом. Он ранил ее. Он это чувствовал и ненавидел себя.

Верни ее.

Но зачем?

Между ними не может быть ничего. Даже дружбы.

Стиснув зубы, Кириан вернулся к мячу. Тренируясь, он пытался сосредоточиться на Десидериусе. Старался силой мысли призвать Даймона к себе.

Бесполезно.

Аманда все еще была с ним. Это ее лицо Кириан видел, закрывая глаза. Ее аромат пронизывал чувства.

Если он не сможет изгнать Аманду из своих мыслей — он погибнет. И, если, он умрет, Десидериус отправится за ней.

Зарычав, Кириан швырнул мячик в сетку и резко развернулся, чтобы поймать его на лету, но прежде, чем он успел схватить тот рукой, яростная боль пронзила его череп.

Кириан выругался. Он потер правый глаз ладонью, сражаясь с болью, и видение ворвалось в его сознание.

Это был Десидериус.

Когда картинка стала более четкой, Хантер замер. С удивительной ясностью, Кириан увидел, как Десидериус убивает его.

И услышал рыдания Аманды.

ГЛАВА 8

Когда Аманда заснула, ее сновидения некоторое время сменялись словно причудливые, искривленные картинки калейдоскопа, сливаясь в неясные очертания и формы. Незнакомые образы, люди, места возникали и сталкивались в ее сознании, пока у нее не закружилась голова.

Через некоторое время они стали более четкими, и девушка ясно все увидела. Неизвестные люди приветствовали ее, когда она проходила мимо.

Все это казалось неописуемо реальным, словно это был не сон, а забытые воспоминания. Несмотря на то, что Аманда никогда не видела этих людей раньше, она знала их по именам. Знала о них такие вещи, которые могли быть известны только другу.

Аманда слышала звуки смеха празднующих что-то мужчин. Чувствовала странную смесь радости и грусти, глядя на выцветшую красную палатку, заполненную солдатами в древних доспехах.

-ты был великолепен, — произнес один из воинов, который был постарше, хлопая ее по спине. Девушка узнала в нем своего заместителя. Мужчину, на которого она могла положиться, и который боготворил ее. Димитрий всегда обращался к ней за советом и поддержкой.

По левой стороне его лица протянулась свежая, открытая рана, но старые серые глаза сверкали. И хотя доспехи его были покрыты кровью, он выглядел удивительно невредимым.

— Жаль, что Юлиана не было с нами, чтобы увидеть эту победу. Сегодня он гордился бы тобой, Генерал. Могу поклясться, весь Рим сейчас утонул в рыданиях.

И тут Аманда поняла, что сон этот не о ней.

Она была Кирианом…

Лицо Кириана было покрыто пятнами крови, пота и грязи, его длинные волосы, перетянутые кожаным ремешком, растрепались. Три длинные, тонкие косички ниспадали с его левого виска до середины груди. Мужчина был просто великолепен в своей абсолютно человеческой красоте.

Его темно-зеленые глаза победно искрились, а осанка выдавала в нем человека, которому не было равных. Человека, рожденного для величия.

Кириан поднял кубок с вином и обратился к воинам в его палатке.

— Я посвящаю эту победу Юлиану Македонскому. Я знаю, что где бы он ни был, он смеется над поражением Скипио.

Мужчины одобрительно взревели.

Кириан отпил из кубка и повернулся к старому воину.

— Жаль, что Валериуса не было вместе со Скипио. Я так мечтал встретиться с ним лицом к лицу. Но не важно. — Он повысил голос так, чтобы все, кто собрались внутри, могли услышать его. — Завтра мы пойдем на Рим и поставим эту стерву на колени.

Раздались крики согласия.

— На поле боя, с мечом в руке, ты непобедим, — произнес Димитрий благоговейно, — Завтра в это время, ты станешь правителем всего мира.

Кириан покачал головой.

— Андрискус станет завтра правителем Рима. Не я.

Старый воин выглядел ошеломленным, а затем склонился к шее Кириана и понизил тон так, чтобы его смог услышать только он.

— Есть те, кто считают его слабым. Те, кто поддержат тебя, если ты решишь…

— Нет, Димитрий, — мягко прервал его Кириан. — Я ценю это, но я поклялся вести армию Андрискуса, и буду следовать этой клятве до самой своей смерти. Я никогда не предам его.

Выражение лица Димитрия отражало его замешательство. Он не знал, стоит ли поаплодировать верности Кириана или проклясть ее.

— Ты единственный мужчина на свете, которого я знаю, способный отвергнуть возможность править миром.

Кириан рассмеялся.

— Королевства и Империи не приносят счастья, Димитрий. Только любовь хорошей женщины и дети могут сделать это.

— И битва, — добавил Димитрий.

Улыбка Кириана стала еще шире.

— Это кажется правдой, по крайней мере, сегодня.

— Генерал?

Кириан повернулся на голос, увидев мужчину, прокладывающего себе дорогу сквозь толпу воинов.

Солдат протянул ему запечатанное письмо.

— Это принес посыльный. Его обнаружили сегодня у римского гонца.

Забирая письмо, Кириан увидел на внешней стороне печать Валериуса Младшего. Он с любопытством открыл конверт и начал читать, и с каждым словом его паника возрастала. Сердце стучало все сильнее и сильнее.

— Моего коня! — заорал он, выбегая из переполненной палатки. — Оседлать моего коня.

— Генерал?

Кириан повернулся к своему заместителю, последовавшему за ним. Он взволнованно нахмурил старую усталую бровь.

— Димитрий, пока я не вернусь, ты остаешься за главного. Отведи армию обратно в холмы, подальше от римлян, до тех пор, пока я не дам о себе знать. Если через неделю меня не будет, веди людей к Панджаре, чтобы объединиться с Ясоном.

— Ты уверен?

— Да.

Мальчишка подбежал, ведя его черного жеребца. С колотящимся сердцем Кириан вскочил в седло.

— Куда ты едешь? — спросил Димитрий.

— Валериус направляется к моей вилле. Я собираюсь помешать ему.

Димитрий в ужасе схватился за уздечку коня.

— Ты не можешь встретиться с ним в одиночку.

— Я не могу ждать вас. Моя жена в опасности. Я не буду медлить.

Кириан развернул коня и галопом промчался через лагерь.

Аманда заметалась в кровати, ощущая растущую панику Кириана. Он должен был защитить жену любой ценой. Дни пролетали в бешеной скачке, он менял коней, каждый раз, когда попадал в новую деревню. Кириан не останавливался, чтобы поесть или отдохнуть. Им словно завладел демон, а в голове билась всего одна мысль. Теоне. Теоне. Теоне.

Он добрался до дома ночью. Измученный и напуганный, Кириан спрыгнул с лошади и заколотил в тяжелую деревянную дверь, чтобы ему открыли.

Старый слуга отворил ему.

— Ваше Величество? — недоверчиво спросил он.

Кириан оттолкнул мужчину, прочесывая взглядом коридор в поисках угрозы. Его наполненный страхом взор не нашел ничего необычного. Все же, он не мог успокоиться. Пока не мог. Он не сможет расслабиться, пока не увидит ее своими глазами.

— Где моя жена?

Старый слуга выглядел озадаченным вопросом. Он открывал и закрывал рот, словно рыба. Наконец, он заговорил.

— В постели, Ваше Величество.

Умирая с голода, измученный и усталый, Кириан пробежал по длинному с колоннами коридору в заднюю часть дома.

— Теоне? — звал он на бегу, отчаянно желая увидеть ее.

Дверь в конце коридора отворилась. Потрясающе красивая и изящная светловолосая женщина вышла из нее. Она закрыла за собой дверь и бросила ворчливый взгляд на его неприглядный вид.

Теоне была жива и невредима. И она представляла собой самое прекрасное зрелище, которое его обожающие глаза когда-либо видели.

Ее длинные, золотистые волосы растрепались, а щеки раскраснелись. Она сжимала в руках очень тонкую белую простыню, скрывающую обнаженное тело.

— Кириан? — резко спросила Теоне.

Чувство облегчения нахлынуло на него и глаза наполнились слезами. Она была жива! Слава богам! Сморгнув слезы, Кириан стиснул жену в объятиях и притянул к себе. Никогда еще он не был так благодарен мойрам за их благосклонность.

— Кириан, — огрызнулась она, вырываясь из его рук. — Поставь меня. Ты так воняешь, что я едва могу дышать. Ты хоть представляешь, сколько сейчас времени.

— Aye, — ответил Кириан, преодолевая тугой комок в горле, когда радость заполнила его душу. Он опустил Теоне на землю и обхватил ее лицо ладонями. Он так устал, что едва мог стоять или думать, но не хотел спать. Только после того, как она будет в безопасности. — И я должен забрать тебя отсюда. Собирайся.

Теоне нахмурилась.

— Куда забрать?

— Во Фракию.

— Фракия? — недоверчиво переспросила Теоне. — Ты спятил?

— Нет, я получил известие, что римляне направляются сюда. Я отвезу тебя к отцу, чтобы защитить. Теперь поторопись!

Она не двинулась. Вместо этого ее лицо опасно потемнело, когда ярость зажглась в серых глазах.

— К твоему отцу? Ты не говорил с ним семь лет. С чего ты взял, что он укроет меня?

— Отец простит меня, если я об этом попрошу.

— Твой отец вышвырнет нас обоих вон. Он публично заявил об этом. Меня достаточно унижали в моей жизни, и мне совсем не нужно, чтобы он назвал меня шлюхой в лицо. Кроме того, я не хочу покидать виллу. Мне здесь нравится.

Кириан пропустил ее слова мимо ушей.

— Мой отец любит меня и сделает, как я попрошу. Вот увидишь. Одевайся.

Теоне бросила взгляд через его плечо.

— Полудус? — позвала она старого слугу, все это время ожидающего за спиной Кириана. — Приготовь ванну для своего хозяина и принеси ему еды и вина.

— Теоне…

Она остановила поток его слов, приложив руку к его губам.

— Тише, мой господин. Сейчас середина ночи. Ты выглядишь ужасно, а пахнешь и того хуже. Позволь нам вымыть тебя, накормить и уложить спать, а утром мы обсудим, что нужно сделать, чтобы я была в безопасности.

— Но римляне…

— Ты видел хоть одного по пути сюда?

— Ну…нет.

— Тогда в настоящий момент никакой опасности нет, ведь так?

Слишком устав, чтобы спорить, Кириан согласился.

— Думаю, что нет.

— Тогда пойдем.

Теоне взяла его за руку и повела в маленькую комнату, в конце основного коридора.

Следующее, что увидела Аманда — это комнату, освещенную небольшим камином и свечами. Кириан откинулся в позолоченной ванне, пока Теоне мыла его.

Он взял ее руку и прижал к своей щеке, покрытой щетиной.

— Ты даже не можешь представить, как я скучал по тебе. Ничто не успокаивает меня так, как твое прикосновение.

Теоне ответила улыбкой, не затронувшей глаза и протянула ему бокал с вином.

— Я слышала, ты отбил Фессалию у римлян.

— Да, Валериус был в ярости. Не могу дождаться, когда пойду на Рим. Попомни мои слова, я завоюю его.

Кириан осушил бокал и отставил его. Сгорая от желания, он потянулся к жене и затащил ее к себе в ванну.

— Кириан! — выдохнула она.

— Ш-ш, выдохнул он прямо в ее губы. — Я хочу поцеловать тебя.

Теоне уступила, но в ней была холодность. Он чувствовал это.

— Что с тобой, любимая? — спросил Кириан отстраняясь. — Ты так далека от меня сегодня. Как будто твои мысли где-то в другом месте.

Ее лицо смягчилось, когда она обняла его за талию и впустила в свое тело.

— Я не далеко, я просто устала.

Он улыбнулся и застонал, когда она двинулась к нему.

— Прости, что разбудил тебя. Я просто хотел знать, что ты в безопасности. Я не смог бы жить, если бы что-то случилось с тобой.

Кириан взял ее лицо в ладони и провел большими пальцами по щекам.

— Я всегда буду любить тебя Теоне. Ты воздух, которым я дышу.

Она, казалось, расслабилась в его руках, медленно двигаясь на нем. И все же ее взгляд пристально наблюдал за ним, как будто Теоне чего-то ждала…

Достигнув пика, Кириан облокотился на ванну, глядя на нее. Он был слаб, как новорожденный щенок. Но он был дома и жена была его силой. Его гаванью.

Как только эта мысль всплыла в его сознании, он почувствовал странный шум в голове. Волна головокружения прошла сквозь него.

И он тотчас понял, что она сделала.

— Яд? — выдохнул Кириан.

Теоне выбралась из под него и вышла из ванны. В спешке она обернулась полотенцем.

— Нет.

Кириан пытался вылезти из ванны, но следующий приступ головокружения захватил его. Он упал обратно в воду. Он не мог дышать, когда мысли беспорядочно роились в его затуманенном мозгу.

Но все это затмевало осознание предательства женщины, которую он любил. Женщины, к ногам которой он положил весь мир.

— Теоне, что ты сделала со мной?

Та приподняла подбородок, наблюдая за ним с холодным выражением лица.

— Я делаю то, чего не можешь ты. Я защищаю себя. Рим — это будущее, Кириан. Не Андрискус. Он не сможет дожить до момента восхождения на трон Македонии.

Тьма окутала его.

Аманда застонала, почувствовав жестокую боль, разрывающую череп. Когда свет вернулся, она обнаружила обнаженного Кириана, лежащего на холодной каменной плите, приподнятой на сорок пять градусов. Его руки и ноги были растянуты на веревках.

Он оглядел среднего размера комнату, остановив взгляд на старом столе в углу, верх которого был завален всевозможными пыточными приспособлениями. Высокий, черноволосый мужчина стоял спиной к Кириану, рассматривая представленные орудия.

Кириан чувствовал себя таким одиноким и преданным. Таким беззащитным.

Это было ужасающее ощущение для того, кто никогда не знал уязвимости.

От жара камина в комнате можно было задохнуться. Каким-то образом Аманда поняла, что на улице было начало лета. Окна были открыты, и легкий средиземноморский ветерок проносился по комнате, заполняя ее ароматами моря, цветов и олив. Кириан услышал смех доносившийся снаружи и все внутри сжалось.

Этот день был слишком прекрасен, чтобы умереть…

Мужчина у стола склонил голову. Внезапно он развернулся и пришпилил Кириана зловещим взглядом. Несмотря на то, что мужчина был невероятно красивым, холодная ухмылка на его лице уничтожала всю его привлекательность. У мужчины были жестокие, сверкающие глаза гадюки. В них застыло бездушное, расчетливое выражение, абсолютно лишенное сострадания.

— Кириан Фракийский. — Злобно улыбнулся он. — Наконец-то мы встретились. Хотя, уверен, что и не совсем при таких обстоятельствах, как ты планировал, не так ли?

— Валериус, — зарычал Кириан, увидев знамя на стене за плечами мужчины. Он узнал бы эту эмблему с орлом где угодно.

Улыбка римлянина стала еще шире, когда тот пересек комнату. На лице Валериуса не было уважения. Только самодовольное удовлетворение.

Не сказав больше ни слова, он повернул лебедку, удерживающую веревки, привязанные к конечностям Кириана. Веревки напряглись, растягивая мышцы Кириана, разрывая связки и выдергивая кости из суставов.

Кириан закрыл глаза и сжал зубы от адской боли, пронизывающей его тело.

Еще сильнее натягивая лебедку, Валериус расхохотался.

— Хорошо, ты силен. Ненавижу пытать сосунков, которые сразу же начинают рыдать и вопить. Это разрушает все удовольствие.

Кириан ничего не ответил.

Закрепив лебедку так, чтобы оставить тело Кириана болезненно натянутым, Валериус подошел к столу, где лежало оружие и орудия пыток. Он взял тяжелый железный молоток.

— Раз уж мы так недавно познакомились, позволь мне показать тебе, как римляне обходятся со своими врагами.

Валериус подошел обратно к Кириану с притворной ухмылкой.

— Сначала мы ломаем колени. Так, я буду уверен, что у тебя не появится искушения пренебречь моим гостеприимством, до тех пор, пока я не захочу этого.

Римлянин опустил молоток на левое колено Кириана, мгновенно раскрошив сустав. Боль, которую невозможно было представить, разорвала его тело. Закусив губу, чтобы не закричать, Кириан схватился за веревки, связывающие руки. Он чувствовал, как горячая кровь бежит из перерезанных запястий по его предплечьям.

Раздробив второе колено, Валериус вытащил из огня железный прут и поднес к Кириану.

— У меня есть только один вопрос. Где твоя армия?

Кириан сузил глаза, но ничего не ответил.

Валериус приложил каленое железо к внутренней поверхности его бедра.

Аманда потеряла счет ранам, пока Валериус пытал Кириана. Час за часом, день за днем, с непоколебимым упорством.

Она и понятия не имела, что человек мог вытерпеть так много и продолжать жить.

Девушка сдавленно вздохнула, когда в лицо Кириана полетела вода.

— Даже не думай, что можешь потерять сознание, чтобы избавится от меня. Или голодать, пока я этого не захочу.

Валериус схватил Кириана за волосы и яростно дернул его голову, а потом начал лить бульон ему в горло. Кириан зашипел, когда соленая жидкость зажгла огнем порезы на его лице и губах. Он захлебывался, но Валериус продолжал вливать отвар ему в рот.

— Пей, черт бы тебя побрал, — зарычал римлянин, — Пей!

Кириан вновь потерял сознание, и снова ледяная вода вернула его в действительность.

Дни и ночи перемешались, пока Валериус продолжал мучить его, снова и снова. Всегда задавая один и тот же вопрос.

— Где твоя армия?

Кириан не проронил ни единого слова. Ни разу не закричал. Он так плотно сжимал челюсти, что Валериусу приходилось раздирать их силой, чтобы накормить его.

— Генерал Валериус, — обратился воин, входя в комнату, когда римлянин вновь натягивал лебедку на руках и ногах Кириана. — Простите, что прерываю вас, мой господин, но посланник из Фракии ожидает встречи с вами.

Сердце Кириана перестало биться. Первый раз за несколько недель появился хотя бы небольшой лучик надежды, переполняя его радостью.

Его отец…

Валериус с любопытством приподнял бровь.

— Это должно быть весьма интересно. Веди его сюда, во что бы то ни стало.

Воин исчез.

Через несколько минут, пожилой, хорошо одетый мужчина вошел в комнату под конвоем двух солдат. Он был так похож на Кириана, что на мгновение Аманда решила, что это его отец.

Как только мужчина приблизился настолько, чтобы разглядеть искалеченное, окровавленное тело Кириана, он резко выдохнул.

Позабыв про чувство собственного достоинства, его дядя подбежал к нему.

— Кириан? — с недоверием выдохнул он, осторожно касаясь сломанной руки Кириана. Его голубые глаза были наполнены болью и заботой. — Милостивый Зевс, что же они с тобой сделали?

Она ощутила чувство стыда и горя, заполнившие Кириана, когда тот увидел печаль дяди. Аманда почувствовала, как хотел бы Кириан облегчить вину, отражавшуюся в глазах Зетеса и умолять дядю попросить отца о прощении.

Когда Кириан открыл рот, чтобы заговорить, все, что он смог — это выдавить хриплый каркающий звук. Его мучила такая боль, что его разомкнутые зубы стучали от тяжести физических страданий.

Горло Кириана саднило и жгло так, что он задыхался, и лишь невероятным усилием воли, он, наконец, смог выговорить дрожащими губами.

— Дядя.

— Как такое может быть, он даже умеет разговаривать, — произнес Валериус, присоединившись к ним. — Он не сказал ничего за четыре недели. Ничего кроме этого…

Римлянин снова приложил раскаленный прут к бедру Кириана.

Стиснув зубы, Кириан дернулся и зашипел.

— Назад! — заорал Зетес, отталкивая Валериуса от племянника.

Он нежно обхватил израненное лицо Кириана ладонями. Слезы катились по щекам Зетеса, когда тот пытался стереть кровь с распухших губ мужчины.

Зетес взглянул на Валериуса.

— Я привез десять повозок золота и драгоценных камней. Его отец обещает даже больше, если вы отпустите его. Я наделен властью сдать вам Фракию. А его сестра, принцесса Алтея, предлагает себя в качестве рабыни. Все, что тебе нужно сделать, это позволить мне забрать его домой.

Нет!Аманда услышала внутренний крик Кириана, но слова застряли в его горящем горле.

— Возможно. Я позволю тебе забрать его домой…После того, как он будет казнен.

— Нет! — возразил Зетес. — Он принц, и ты…

— Он не принц. Все знают, что он лишен права наследования. Его отец заявил об этом во всеуслышание.

— И он отрекся от этих слов, — настаивал Зетес. Он вновь взглянул на Кириана, с добротой и утешением. — Он хотел, чтобы я сказал тебе, что он не имел ввиду то, что сказал тогда. Он был глуп и слеп, когда должен был поверить и прислушаться к тебе. Отец любит тебя, Кириан. Все, чего он хочет, это чтобы ты вернулся домой, где он сможет принять тебя и Теоне в свои объятия. Он умоляет тебя о прошении.

Эти последние слова обожгли Кириана сильнее, чем каленое железо Валериуса. Не отец должен был извиняться. Это не он был глупцом.

Это Кириан жестоко обидел человека, от которого не видел ничего, кроме любви. Мучительная боль снова захватила его.

Да пожалеют боги их обоих, потому что отец был прав во всем.

Зетес бросил взгляд на Валериуса.

— Он отдаст все, что угодно за жизнь сына. Все!

— Все что угодно, — повторил Валериус. — Очень соблазнительно, но насколько глупым я должен быть, чтобы отпустить человека, подошедшего так близко к тому, чтобы разгромить нас? — Он взглянул на Зетеса. — Никогда.

Валериус вытащил кинжал из-за ремня. Он грубо схватил три длинных, тонких генеральских косички на виске Кириана и отрезал их под корень.

— Вот, — сказал римлянин, протягивая их Зетесу, — Отнеси это его отцу и передай, что это все от сына, что он может получить.

— Нет!

— Охрана, проследите, чтобы его Величество вывели отсюда.

Кириан наблюдал, как его дядю схватили и утащили из комнаты.

— Кириан!

Кириан сражался с веревками, но его тело было настолько изранено и изломано, что все, что он мог — это навредить себе еще больше.

Он хотел позвать Зетеса назад. Хотел сказать ему, насколько сожалел о словах, брошенных своим родителям.

Не дай мне умереть, не сказав им.

— Ты не можешь этого сделать! — заорал Зетес за мгновение до того, как, обрывая его, захлопнулись двери.

Валериус повернулся к слугу.

— Приведи мою любовницу.

Как только слуга ушел, он вернулся к Кириану. Он вздохнул так, как будто был разочарован.

— Кажется, наше время подошло к концу. Если твои отец так отчаянно хочет твоего возвращения, тогда это лишь вопрос времени, пока он не выдвинет против меня свои войска. Я же не могу дать ему шанс действительно спасти тебя. Так ведь?

Кириан закрыл глаза и отвернулся от ухмылки Валериуса, светившейся триумфом. Мысленно, он снова видел отца в тот последний, судьбоносный день, когда они оба стояли, друг напротив друга, посреди тронного зала. Юлиан окрестил этот день Битвой Титанов. Потому что ни он, ни отец не желали слушать или уступать.

Он помнил слова, которые сказал отцу. Слова, которых ни один сын не должен говорить родителям.

И эта боль была во стократ сильнее, чем все, что сотворил с ним Валериус.

Пока он скорбел о своих действиях, дверь в пыточную отворилась, впуская Теоне. Она вошла в комнату с высоко поднятой головой, словно королева при дворе. Его жена остановилась рядом с Валериусом и одарила его теплой, соблазнительной улыбкой.

Кириан глазел на нее, когда вся полнота ее предательства обрушилась на него. Пусть это будет кошмаром. Зевс милосердный, не позволяй этому быть правдой.

— Знаешь, Кириан, — сказал Валериус, обнимая Теоне и зарываясь в ее шею. — Я хочу похвалить твой выбор жены. Она несравненна в постели, не так ли?

Это был самый жестокий удар, который ему когда-либо наносили.

Теоне встретила взгляд Кириана без стыда, пока Валериус кружил вокруг нее, сжимая руками ее грудь, лаская. На лице женщины не было любви. Раскаяния. Ничего. Она глядела на него, как будто он был незнакомцем.

Это потрясло его до самой глубины израненной души.

— Пойдем, Теоне, давай покажем твоему муженьку, что он прервал той ночью, когда вернулся домой.

Валериус снял застежку ее химатиона, позволяя тому упасть на пол. Он притянул обнаженное тело женщины в объятия и поцеловал ее.

Сердце Кириана раскололось на части при виде Теоне, снимающей доспехи Валериуса. При виде того, как жадно она принимает его прикосновения.

Не в силах выносить этого, он закрыл глаза и отвернулся. Но он все равно слышал их. Слышал, как его жена умоляет Валериуса взять ее. Слышал, как она стонет от наслаждения. И когда Теоне достигла оргазма в руках его врага, он почувствовал, как его сердце иссохло и умерло.

В конце концов, Валериусу удалось сломить его.

Кириан позволил боли захватить себя. Позволил ей заполнять его, пока он не перестал чувствовать что-либо. Ничего кроме полного и абсолютного опустошения.

Когда они закончили, Валериус медленно подошел к нему. Он вытер влажную руку о лицо Кириана и тот проклял запах, который так хорошо знал.

— Ты можешь хотя бы представить себе насколько я люблю аромат твоей жены на своей коже?

Кириан плюнул ему в лицо.

В ярости, Валериус схватил со стола клинок и беспощадно вонзил его в живот Кириана. Тот выдохнул, когда холодный металл проник в его тело. Валериус со злобой двинул запястьем, проворачивая нож и вгоняя его глубже.

— Скажи мне, Теоне, — спросил Валериус, не отводя взгляда от Кириана, вынимая клинок, оставляя его слабым и дрожащим. — Как мне убить твоего мужа? Может мне обезглавить его, как подобает принцу?

— Нет, — ответила она, заворачиваясь в химатион и закрепляя его брошью, которую Кириан подарил ей в день свадьбы. — Он дух и стержень Македонских повстанцев. Ты не можешь позволить, чтобы из него вышел мученик. Если бы я была на твоем месте, я бы распяла его, как обычного вора. Пусть он на своем примере покажет всем врагам Рима, что атакуя вас нельзя добиться ни доблести, ни чести.

Валериус жестоко улыбнулся, а потом повернулся к ней.

— Мне нравится ход твоих мыслей.

Он легко поцеловал ее в щеку и оделся.

— Попрощайся с мужем, пока я все подготовлю.

Валериус оставил их наедине.

Кириан пытался вздохнуть, превозмогая боль, когда Теоне подошла к нему. Его тело трясло от ярости и боли. И все равно ее взгляд был пустым. Холодным.

— Почему? — спросил он.

— Почему? — повторила она. — А как ты думаешь? Я была безымянной дочерью проститутки. Я выросла в бедности, голодая и у меня не было другого выбора, кроме как позволить любому мужчине использовать меня, как ему заблагорассудится.

— Я защищал тебя, — проскрежетал Кириан сквозь едва приоткрытые окровавленные губы, — Любил тебя. Я ограждал тебя от любого, кто мог бы ранить тебя.

Теоне сузила глаза.

— Я не собираюсь позволить тебе воевать с Римом, пока я буду сидеть дома, в страхе ожидая, что они ворвутся ко мне, пытаясь добраться до тебя. Я не хочу кончить, как жена Юлиана, убитая в собственной постели или быть проданной в рабство. Я слишком далеко зашла, чтобы вернуться к рытью в объедках и торговле своим телом. Я хочу безопасности и я сделаю все, чтобы защитить себя.

Теоне не могла ранить его сильнее. Она никогда не видела в нем ничего, кроме толстого кошелька.

Кириан не мог в это поверить. Он отказывался верить. Должен был быть момент, хотя бы один, когда она заботилась о нем. Конечно же, он не мог быть настолько слеп?

— Ты вообще когда-нибудь любила меня?

Женщинаа пожала плечами.

— Если это хоть как-то тебя утешит, ты самый лучший любовник, который у меня когда-либо был. Мне определенно будет не хватать тебя в моей постели.

Кириан издал мучительный яростный вопль.

— Черт побери, Теоне, — произнес вернувшийся Валериус. — Нужно было доверить пытки тебе. Я так и не смог причинить ему подобной боли.

Вошли солдаты с большим крестом. Они уложили тот рядом со столом, а потом сняли Кириана, обрезав веревки.

С поломанными костями он осел на пол.

Они грубо схватили его и бросили на деревянный крест.

Кириан продолжал наблюдать за Теоне. Даже жалость не отразилась в изгибе ее бровей. Она просто смотрела на него с нездоровым воодушевлением.

Кириан вновь увидел пораженные лица своих родителей, когда он покинул свой дом в день свадьбы. Услышал предложение, сделанное Валериусу Зетесом.

Кириан предал их всех ради нее. А она теперь даже не могла и притвориться, что сожалеет о содеянном. О том, какую цену заплатили за ее предательство его семья и страна.

Он был последней надеждой Греции на то, что они смогут избежать тирании Рима. Единственным, что стояло между его народом и рабством.

Своим предательством Теоне уничтожила все их надежды на свободу.

И все потому, что он был непробиваемым глупцом…

Последние прощальные слова отца звенели в его ушах.

Она не любит тебя, Кириан. Ни одна женщина не сможет полюбить тебя и ты — проклятый глупец, если вообще веришь в обратное!

Солдат приложил железный гвоздь к его запястью и держал тот, пока другой занес руку с тяжелым металлическим молотком.

Римский страж резко опустил его на гвоздь…

Аманда с криком проснулась, почувствовав, как гвоздь проткнул ее руку. Приподнявшись, она схватилась за запястье, чтобы убедиться, что это всего лишь сон.

Девушка потерла руку, пристально разглядывая ее. Та была такой же, как всегда и все же…

Этот сон был реальностью. Аманда знала это.

Ведомая силой, которой не понимала, девушка вышла из комнаты, чтобы найти Кириана. Она пробежала через неосвещенный дом, вверх по лестнице красного дерева и вдоль по коридору. Аманда следовала инстинкту, который вел ее к комнате в западной части дома.

Не колеблясь, она распахнула двойные двери в спальню, которая была в два раза больше ее собственной. Единственная свеча горела рядом со старомодной кроватью, завешенной пологом, отбрасывающим тени на дальнюю стену. Золотистые и коричневые занавеси были раздвинуты и привязаны к столбикам, а прозрачные кремовые шторы скрывали кровать. Но даже так, Аманда могла видеть Кириана, извивающегося на красно-коричневых простынях, захваченного тем же самым кошмаром, что видела и она.

С колотящимся сердцем девушка подбежала к кровати.

Кириан очнулся от кошмара, едва почувствовав нежную, прохладную ладонь Аманды на своей груди. Он открыл глаза и обнаружил, что она сидит рядом, сдвинув брови, изучая его взглядом, потемневшим от ужаса.

Кириан нахмурился, когда ее руки заскользили по его груди. Казалось, что девушка совсем не видит его, как будто пребывая в странном трансе.

Кириан лежал в абсолютной тишине, пораженный ее присутствием.

Аманда стянула с него шелковую простыню и коснулась шрама на животе, слева от пупка.

— Он вонзил сюда нож, — прошептала она, лаская узкую полоску.

Потом девушка схватила его запястье и нежно провела рукой по оставленным там отметинам.

— Они вбили гвозди сюда и сюда.

Аманда перешла к его рукам и потерла кончики его пальцев подушечками своих больших.

— Они вырвали тебе ногти.

Она потянулась к нему и обхватила его небритые щеки ладонями. В ее глазах отражались тысячи эмоций, и от вида этих кристально-чистых глубин у Кириана захватило дух.

Ни одна женщина так на него не глядела.

— Мой бедный Хантер, — прошептала девушка. Слезы катились по ее лицу, и прежде чем Кириан осознал, что она делает, Аманда стащила простыню, полностью обнажая его для своего изучающего взгляда. Он мгновенно затвердел, тело пульсировало от выражения заботы, сквозившей в ее глазах.

Она дотронулась до его израненного бедра там, где однажды Валериус оставил клеймо раскаленным железом.

— О, Боже, — выдохнула девушка, пробегая пальцами по сморщенной коже.

— Это правда. Они действительно сотворили это с тобой…

Она взглянула на него сверкающими от слез глазами.

— Я тебя видела. Я чувствовалатебя.

Кириан нахмурился еще сильнее. Как такое было возможно?

Хантер видел свою казнь во сне, когда Аманда разбудила его. Могли ли их силы объединиться, позволяя ему взывать к ней, даже когда он спал?

Эта мысль пугала его. Если все было так, то это означало, что они были связаны на уровне, намного выше физического.

Это означало…

Кириан не закончил мысль. Не существовало такой вещи, как половинка души, особенно, если один из них таковой больше не обладал. Это было просто невозможно.

Аманда пристально смотрела на Кириана, и каждая клеточка ее тела до самой глубины души разрывалась от боли. Как мог он вынести такие муки и такое предательство?

Кириан пронес их сквозь века. Один. Всегда один. Постоянно страдая и желая, но не получая облегчения.

Без надежды.

— Так много боли, — прошептала Аманда.

Как бы она хотела получить голову Теоне на блюде за все, что та сделала с ним. Но больше всего Аманда хотела утешить Кириана. Облегчить мучения его сердца. Стереть боль прошлого.

Она хотела дать ему надежду. Подарить мечту о детях и женщине, которая полюбила бы его. И да смилостивится над ней бог, она хотела быть этой женщиной.

Не успев себя остановить, девушка склонилась к Кириану и накрыла его губы своими. Он застонал и обхватил ее лицо ладонями, возвращая поцелуй.

Аманда пробовала его на вкус так, как никого раньше. Когда их языки соединились в танце, она смогла почувствовать его всей душой. Аманда никогда не была смелой в постели. Но с другой стороны, никогда она не хотела мужчину так, как сейчас.

Всем своим существом.

Слезы застилали Аманде глаза, когда она зарылась губами в его шею там, где Валериус разодрал ее в кровь своим кольцом.

Такая сила. Такая любовь. Она бы все отдала за возможность быть с мужчиной, который любил бы ее так, как Кириан свою жену.

Говоря начистоту, Аманда хотела, чтобы Хантерлюбил ее. Хотела завоевать его сердце. Желала этого мужчину, понимающего, что такое любовь, что такое преданность и сострадание.

И не важно, признает это Кириан или нет, он нуждался в ней.

Никто не должен идти сквозь вечность в одиночестве. Никто не должен быть ранен так, как был он. Только не тогда, когда единственным преступлением Кириана было то, что он любил кого-то больше самого себя.

Ее дыхание смешалось с его, когда Аманда забралась на него, обхватив талию мужчины ногами.

Кириан застонал, почувствовав, что под футболкой у Аманды ничего нет. Бедра девушки были горячими и влажными, когда она скользила по его обнаженному животу, разжигая в нем пламя, жаждущее ее так сильно, что это пугало.

Оттолкни ее.

Но он не мог. Не сегодня. Только не после кошмара, который все еще был свеж в его сознании.

Правильно это было или нет, но Кириан хотел утешения. Он жаждал почувствовать себя любимым. Мечтал ощутить нежность женских рук на своем теле. Аромат Аманды на коже.

Кириан задрожал, когда она потянулась к нему и обхватила руками.

— О, боги, — выдохнул он ей в губы. Никто не касался его так за две тысячи лет.

Все тело Кириана затрясло и свело до боли, когда Аманда погладила рукой его горячий, напряженный член.

Сегодня, он будет обладать ею. Оттолкнуть Аманду сейчас Кириан уже не мог.

Он тяжело дышал, дрожа от ощущения пальцев девушки, сжимающих его член, ладони, скользящей по нему вверх, а потом вниз до самого основания, где она нежно обхватывала его. Пальцы Аманды едва касались этого места, заставляя его становиться все тверже, воспламеняя еще сильнее, пока Кириану не стало казаться, что он сейчас взорвется.

Мужчина медленно ласкал ее тело, изучая каждую ямочку, каждый изгиб. Наслаждаясь ощущением нежной кожи и футболки под своими ладонями. Он коснулся ее шеи и впервые за все время с тех пор, как обратился в Темного Охотника, почувствовал переполняющую его необходимость вкусить человека.

Звук крови, бегущей по венам Аманды, заполнил уши. Эта первобытная энергия манила Кириана, заставляя Темного Охотника в нем умирать от желания познать вкус ее жизненной силы.

Это было запрещено. Ни один Охотник не имел права проколоть клыками вену человека. И все же, лаская языком ложбинку на шее девушки, он ощущал, как сжигало его это глубоко спрятанное желание.

Кириан прижал клыки к ее шее, и ему потребовалась вся его выдержка, чтобы не попробовать кровь, бьющуюся под его губами. Он почувствовал, как дрожь пробежала по телу девушки, заставляя сосок под его рукой твердеть еще сильнее.

С рычанием отстранившись, Кириан впился в губы Аманды ненасытным поцелуем, скользнув рукой под футболку к темному треугольнику меж ее ног.

Мужчина застонал от ощущения крошечных волосков, щекочущих пальцы, когда он раздвинул их, чтобы впервые коснуться ее.

Аманда подпрыгнула от удивления, а потом застонала с призывным мурлыканием, все быстрее скользя рукой по его члену.

Кириан не мог поверить, что Аманда была уже настолько влажной. Боги, как он желал ее. Хотел попробовать на вкус каждый сантиметр этого тела. Войти глубоко в ее жаркую глубину.

Но он сопротивлялся этому желанию, потому что хотел насладиться моментом. Исследовать ее медленно и нежно.

Кириан мечтал о том, чтобы это утро длилось вечно.

— Ты такая вкусная, — прошептал он, разрывая футболку сверху донизу, стягивая ее с Аманды и бросая на пол.

Кириан проложил губами дорожку от ее шеи к груди.

Аманда выгнула спину, когда он нежно коснулся соска языком и клыками. Ощущение этих острых зубов на коже заставляло ее кипеть и бурлить, словно лаву.

Кириан еще раз пропустил свою руку меж их телами, касаясь ее там, где она больше всего в этом нуждалась. Его пальцы кружили по нежному местечку, дразнили и успокаивали, исследовали и ласкали, воспламеняя девушку еще сильнее, когда он погрузил их глубоко в ее тело.

— Я хочу тебя, Хантер, — выдохнула Аманда в его губы. — Я никогда никого так не хотела.

Он улыбнулся, обнажая клыки, и с легкостью, вызывающей благоговение перекатился так, чтобы она оказалась под ним.

Аманда застонала от ощущения его твердого, гибкого тела на ней. От его веса у нее перехватило дыхание, и она обвила бедра Кириана ногами.

Он был живой мощью, которая изливалась с его тела прямо на нее.

Эти гладкие точеные мышцы сжимались вокруг Аманды при каждом его грациозном движении. Но больше всего ее поражала едва сдерживаемая сила, которую он излучал. Как яростный лев, готовый к прыжку.

Аманда хотела большего. Ее сжигало мучительное желание ощутить Кириана внутри себя. Завладеть им так, как не удавалось ни одной женщине более чем за две тысячи лет. Она хотела сердце этого мужчины.

Больше того, Аманда хотела владеть им так, как никогдане удавалось ни одной женщине. Она желала быть всем, что ему необходимо. Его дыханием, его сердцем, но более всего — его потерянной душой.

Она хотела вернуть ему это. Освободить его от страданий. Избавить его от ужасов прошлого.

Изгибая спину, Аманда, поцеловала Кириана, чтобы случайно не выдать своих мыслей. Если бы он узнал о них, то, несомненно, вновь отгородился бы от нее.

А это было последнее, чего ей хотелось. Поэтому Аманда, впервые за десятилетие, призвала свои забытые силы, чтобы скрыть от него свои разум и сердце, на тот случай, если он все еще мог заглядывать внутрь нее.

Сегодня, она собиралась быть его утешением.

Кириан застонал от ощущения тела Аманды под собой. Так много времени прошло с тех пор, как он в последний раз дозволил себе так довериться женщине.

Пот выступил на его коже, когда он оставил ее грудь и покрыл поцелуями ребра, бедра, а потом вновь поднялся вверх по ее телу.

Он хотел Аманду с нечеловеческой жаждой. Желал таких вещей, которые не осмеливался даже назвать. У него не должно было быть мыслей о том, чтобы завладеть ею, удержать ее подле себя.

И все же они были.

Аманда запустила руку в волосы Кириана. Она прижимала его к себе, пока он прокладывал дорожку поцелуев от ее губ, к шее и ниже, к груди, где задержался, наслаждаясь этой сладостью. Его язык обводил напряженный сосок, поддразнивая, лаская. Кириан не мог насытиться, поглощая ее, словно умирающий с голода на банкете.

А затем он медленно и осторожно спустился вниз по ее телу. Его длинные клыки царапали кожу Аманды с такой нежностью, что это поражало ее. Руки Кириана обожгли ее, когда тот запустил их ей под бедра. Его язык скользнул вверх.

Кириан раздвинул ее ноги шире и медленно проложил влажную дорожку по внутренней стороне бедра. Девушка затаила дыхание, извиваясь от его прикосновений.

Когда Кириан заколебался, Аманда посмотрела на него и увидела, что он пристально вглядывается в ее лицо. У нее перехватило горло от неприкрытого собственнического выражения его глаз.

Он приковал ее взгляд своим, медленно и мягко проводя пальцем по горячей щели. Девушка задрожала в ответ на эту ласку. Кириан раздвинул нежные складочки и коснулся ее губами, не отрывая от нее взгляда.

Аманда закричала от яростного наслаждения, прокатившегося по ее телу. Ни один мужчина не делал с ней такого.

Кириан закрыл глаза и издал стон, который эхом прошел сквозь нее. Его язык скользил вокруг, проталкивался внутрь, заставляя ее тело подергиваться и дрожать с каждым чувственным прикосновением.

Запустив руку в растрепанные локоны мужчины, Аманда выгнула спину, раздвигая ноги шире, предоставляя ему полный доступ к своему телу.

Кириан дрожал от ее вкуса. Он никогда ничего не хотел так, как эту женщину. В ней было что-то, что сводило его с ума.

Но он чувствовал, как поднимаются в нем силы Темного Охотника. Как просыпается Зверь, запертый в его теле.

Именно эти способности Кириан использовал, когда сражался или выслеживал Даймонов. Способности, которые позволяли ему лучше исследовать то, что его окружало. С их помощью он услышал, как колотилось в груди ее сердце. Как сотрясала ее тело мелкая дрожь, когда она отвечала на прикосновения его губ и языка.

Кириан чувствовал удовольствие, которое доставлял ей и от этого его тело запульсировало в унисон с кровью, проталкивающейся по артериям на ее бедрах, на которых покоилась его голова. Кириан закрыл глаза, сражаясь с вновь появившейся необходимостью погрузить клыки в нежное бедро и ощутить вкус крови на языке.

Аманда прижала к себе Кириана, продолжающего доводить ее до умопомрачения. Его клыки нежно царапали кожу, посылая волны дрожи по ее телу. Она открыла глаза и увидела, насколько он захвачен своими действиями. Казалось, Хантер думал только о ней, и ни о чем больше.

Кириан был самим сексом, поняла девушка. Он сосредоточился на ней и ее наслаждении с той же упорностью, с которой, она была уверена, выслеживал Даймонов.

И когда Аманда достигла оргазма, он был настолько яростным, настолько ошеломляющим, что она откинула голову и закричала.

Но Кириан все еще не закончил с ней. Он застонал от ее разрядки, но движения его языка не прекратились. Они лишь стали быстрее и сильнее, пока он пировал на теле Аманды.

Она зашипела от удовольствия.

Девушка кончила еще дважды, и только тогда Кириан остановился. И даже после этого он дождался пока последние волны дрожи покинут ее, прежде чем отстраниться.

Кириан приподнялся над ногами Аманды и медленно, методично прошелся руками по ее телу, словно голодный, мощный зверь, готовый впиться в свой обед.

Его глаза сверкали как черный янтарь, клыки были обнажены, а дыхание стало сдавленным и отрывистым.

— Посмотри на меня, Аманда, — скомандовал Кириан, пробегая пальцами вниз по ее бедру. — Я хочу видеть твои глаза, когда возьму тебя.

Сглотнув, она сделала, как он просил.

Кириан сжал ее лицо в ладонях и страстно поцеловал, а потом взял ее руку своей и направил к напряженной плоти.

Даже без слов, Аманда поняла, чего он хочет. Выгибая бедра, она ввела его в себя, медленно, сантиметр за длинным, тугим сантиметром, пока он не вошел так глубоко, как мог. Девушка застонала он ощущения его мощи внутри. От жадного, требовательного взгляда его глаз.

Аманда начала было убирать руку, но Кириан накрыл ее своей и прижал к себе.

Голодное выражение в его глазах усилилось.

— Я хочу, чтобы ты чувствовала наше соединение, — отрывисто произнес он.

Аманда сглотнула, когда Кириан скользнул меж ее пальцев и вошел еще глубже. Вниз и вверх. Это было самое эротичное, не поддающееся описанию ощущение в ее жизни.

Они застонали в унисон.

Аманда видела выражение наслаждения на его лице, когда он яростно вбивал себя меж ее бедер.

— О, Хантер, — выдохнула она.

Он замер и взглянул на нее.

— Не Темный Охотник сейчас внутри тебя, Аманда. Это я, Кириан.

Радость взорвала все ее существо, когда она поняла, что Кириан предлагал ей. Он впустил ее в себя точно так же, как она впускала его.

Потянувшись к нему, Аманда обхватила его лицо ладонями.

—  Кириан, — выдохнула она.

Он улыбнулся.

— Ты еще приятнее, чем я думал, — произнес мужчина, и Аманда почувствовала, как по его телу прошла дрожь.

Кириан склонил голову и захвати губы девушки нежным поцелуем, яростно и резко входя в нее. Сильно, глубоко. Эти удары пронзали ее, разливая по телу чистое блаженство.

— О, Кириан, — застонала она в его губы, чувствуя, как вновь поднимается в ней волна оргазма.

Не успело его имя сорваться с ее губ, как Аманда ощутила нечто странное. Что-то сместилось внутри нее, и она ощутила всплеск эротической энергии.

— О, Господи, — выдохнула Аманда.

Внезапно она смогла ощутить, что чувствует Кириан.

Как будто они стали одним существом. Аманда ощущала его внутри и могла почувствовать себя вокруг него.

Кириан сражался с дыханием, испытывая то же самое. Они не отрывали друг от друга взглядов.

Аманда пробежала рукой по его спине и почувствовала ласку на своем собственном позвоночнике. Это была самая невероятная вещь, которая когда-либо с ней случалась.

Он усилил толчки, и Аманда прижалась к нему. Они оба сошли с ума от яростной жажды.

Они достигли пика одновременно, в единый миг божественного наслаждения. Кириан откинул голову назад и зарычал, погружаясь глубоко в ее тело. Аманда вскрикнула, когда он задрожал в ее руках.

Она прижала Кириана к себе, когда тот рухнул на нее. Девушка обвила его своим телом, пытаясь обрести ясность мысли.

А потом, к ее глубочайшему сожалению, она почувствовала, как он отдаляется от нее.

— Что произошло? — спросил Кириан.

— Не знаю, но это было чудесно. Потрясающе. Лучшее, что со мной случалось.

Мягко засмеявшись, он приподнял голову, и Аманда нахмурилась при виде его глаз в тусклом мерцании свечи. Они были не черными, а орехово-зелеными.

— Кириан?

Он оглядел комнату и скривился.

— Мои силы ушли, — прошептал Кириан. И именно в этот момент Аманда почувствовала, как его охватывает слабость.

Кириан едва мог пошевелиться.

Что было еще ужаснее, девушка почувствовала, как яростная боль пронзила его череп, когда он прижал ладонь к правому глазу и зашипел.

— О, мой Бог, — выдыхала она, пока Кириан лежал рядом, захваченный невыносимым страданием. — Что я могу сделать?

— Позвони Талону, — выдавил он сквозь сжатые зубы. — Набери двойку и нажми на значок вызова.

Аманда перекатилась, чтобы достать до ночного столика, притянула к себе телефон и быстро набрала номер.

Талон ответил после второго гудка.

По звуку его голоса девушка поняла, что тот крепко спал.

— Что случилось, — спокойно спросил он, когда она назвала себя.

— Не знаю. Я что-то сделала с Кирианом.

— Что ты имеешь в виду? — переспросил Талон, и по его тону Аманда определила, что ему не очень-то верилось, что она могла сделать что-либо с его другом.

— Я не уверена. Его глаза изменили цвет, и он пополам сложился от боли.

— Какого цвета его глаза?

— Зеленые.

Талон молчал несколько быстрых ударов сердца, прежде, чем вновь заговорить.

— Дай мне его.

Аманда протянула трубку Кириану.

Тот сжал телефон, когда новая волна боли прошла по его телу. Он никогда не чувствовал ничего подобного. Как будто обе его половины — человека и Темного Охотника — боролись друг с другом.

— Талон, — выдохнул Кириан.

— Привет, приятель, — ответил Талон, — Ты в порядке?

— Нет, черт возьми. Что со мной?

— С ходу, могу предположить, что ты обнаружил способ избавиться от способностей Темного Охотника. Поздравляю, друг, ты нашел свой выход.

— Ага, и я тоже просто безумно этому рад.

— Не умничай. Главное помнить, что это временно. Ну, я так думаю.

Сомнения в голосе Талона не успокоили Кириана.

— Это надолго?

— Понятия не имею. Мои силы никогда не уходили.

Кириан зашипел от новой волны боли.

— Перестань бороться с этим, — резко сказал Талон. — Ты делаешь только хуже. Просто расслабься.

— Сам бы сначала попробовал.

Талон фыркнул.

— Поверь мне, бывают моменты, когда нужно сражаться, но это не тот случай. Просто прими это.

— Черта с два. Это не так легко. У меня такое чувство, что меня разрывает надвое.

— Я знаю, — произнес Талон голосом, полным сочувствия. — Что ты делал, когда потерял силы?

Кириан прочистил горло, бросая робкий взгляд на Аманду.

— Я…э—э…

Он заколебался. Последнее, чего он хотел, это смутить ее.

Но ему и не пришлось.

— Великий Диармайд уа Дуибне [26], — взревел Талон, — ты переспал с ней, и это осушило тебя, так ведь?

Кириан прочистил горло еще громче, а потом осознал тщетность попыток скрыть что-то от Темного Охотника, способного выяснить абсолютно все, что ему нужно.

— Все произошло лишь в конце.

— А—а—а, понятно, — сказал Талон, растягивая слова, как будто что-то стало ему ясно. Когда он заговорил снова, его голос до странного напоминал Доктора Рут [27]. — Ты знаешь этот момент сразу после того, как кончишь? Когда ты полностью лишен сил, удовлетворен и беспомощен? Могу поклясться, это именно то, что лишило тебя способностей.

И все же, Кириан не мог ничего понять.

— Вы все спите с женщинами постоянно и без каких-либо последствий.

— Да, но у каждого из нас свои болевые точки, ты же знаешь. В своем сознании ты, вероятно, приравнял этот момент высочайшего наслаждения, к тому, что делает тебя Темным Охотником. Либо это, либо ее силы. Может быть, они смешались с твоими и высосали их.

— Это сумасшествие.

— Точно такое же, как и твоя головная боль, которая, кстати, передается и мне. А теперь дай мне Аманду.

Кириан передал ей телефон.

— Он хочет с тобой поговорить.

Аманда взяла трубку.

— Послушай, — произнес Талон резко и строго, — У нас серьезная проблема. Кириан ни на что не годен, пока его силы не вернуться.

— Это надолго?

— Не имею понятия. Но скорее всего это займет некоторое время, а до тех пор, Кириан — человек, а поскольку он не являлся таковым уже два тысячелетия, это ослабляет его. Делает уязвимым.

Ее охватила паника, когда она взглянула на Кириана. Он все еще закрывал рукой глаза, и по его напряженному телу Аманда понимала, насколько мучительной была его боль.

— Он вернется в норму к закату?

— Надеюсь. Потому что, если этого не произойдет, Даймоны доберутся до него.

Горло Аманды сжалось от страха. Последнее, чего она хотела, чтобы ему причинили вред из-за нее.

— Разве ты не можешь помочь ему?

— Нет, это против нашего Кодекса. Мы охотимся в одиночку. Я не могу бороться против Десидериуса, пока жив Кириан.

— Что же это за Кодекс! — заорала Аманда.

— Тот, что обычно не разрывает мои барабанные перепонки, — зашипел Талон, — Черт возьми, девочка, с такими легкими тебя ожидает великолепное будущее оперного сопрано.

— Не смешно.

— Я знаю. Все это не смешно. Послушай, что я скажу. Это может смутить тебя, выдержишь?

Его мрачный тон заставил ее промедлить. Что он собирался сказать ей?

— Думаю, да.

— Хорошо. Я думаю проблемы наши начались с того момента, когда Кириан кончил. Ты ни в коем случае не должна позволять ему сделать это снова. Потому как есть большая вероятность, что он опять потеряет силы. Ты должна держаться от него подальше.

Сердце Аманды заныло от этих слов. Она потянулась и дотронулась до Кириана.

— Хорошо, — выдохнула она.

— Замечательно. Сейчас начало восьмого. Сделай нам обоим одолжение и пригляди за ним, пока не появится Ник.

— Я это сделаю.

Талон попрощался, и Аманда повесила трубку, а потом вернула телефон на столик.

Кириан поглядел на нее и боль, которую девушка увидела в его зеленых глазах, разорвала ей сердце.

— Я только хотела, как лучше. Я никогда не думала причинить тебе вред.

Кириан взял ее руку и нежно сжал.

— Я знаю.

Он обнял девушку и прижал к себе, но она все равно чувствовала напряженность в его теле.

— Ты помогла мне, Аманда, — выдохнул Кириан ей в ухо, — Не позволяй чувству вины отобрать все то, что ты мне подарила.

— Что я могу для тебя сделать?

— Просто позволь немного подержать тебя в объятиях.

Его слова тронули сердце девушки. Она лежала в кольце его рук, ощущая горячее дыхание, касающееся ее горла.

Кириан зарылся лицом в волосы Аманды и вдохнул ее сладкий аромат. Он никогда еще не чувствовал себя настолько слабым, как теперь и все же ее присутствие давало ему силу.

Ты нашел свой выход.Слова Талона звучали в его ушах. Когда Темный Охотник находил что-то, вытягивающее его бессмертные силы, он мог обрести душу. Это было что-то, о чем он до этого никогда не думал. Что-то, о чем не осмеливался мечтать.

Он мог снова стать человеком.

Навсегда.

Но зачем? Он был тем, чем был. Вечным воином. Он любил свою жизнь. Любил свободу и силу, которую она давала ему.

И все же, когда он лежал, убаюкивая Аманду в своих объятиях, прижимаясь своей обнаженной кожей к ее, он начал думать и о других забытых вещах. Тех, что похоронил в самых глубоких трещинах своего сердца.

Закрыв глаза, Кириан увидел, как она держала Никлоса. Она была бы замечательной матерью.

И когда он снова провалился в сон, часть его знала, что она стала бы прекрасной женой.

Аманда проснулась от ощущения, что по ее груди кто-то выписывает медленные, пылающие круги. Она открыла глаза и увидела руку Кириана нежно касающуюся ее тела. Его бедро глубоко зарылось между ее собственных.

Сердце девушки заколотилось, когда он скользнул рукой вниз к ее животу, легко касаясь шеи длинными, заостренными клыками.

— Ты хочешь укусить меня? — спросила она.

Вибрации его смеха прокатились по ее горлу.

— Нет, любимая, я хочу съесть тебя целиком.

Перевернувшись на спину, Аманда взглянула на Кириана и увидела, что его глаза стали еще зеленее, чем раньше. Они были великолепно яркого живого зеленого цвета. Она потянулась и провела пальцем прямо под его правым глазом.

— Почему они изменились?

— Когда я утратил силы, мои глаза вернулись к своему человеческому виду.

Аманда нахмурилась, смутно припоминая цвет из своего сна.

— Такими они были до того, как ты потерял душу?

Кириан кивнул, а потом опустил голову и прижался губами к ямочке на ее шее.

— Разве тебе следует это делать? — спросила она, проводя рукой по его позвоночнику. — Талон сказал, что тебе нужен отдых.

— Я и так отдыхаю.

Аманда резко втянула воздух, когда он раскрыл нежные складки между ее ног и погладил ее длинными, сильными пальцами…

— Ты не отдыхаешь, ты шалишь.

Его взгляд нашел глаза девушки.

— Я хочупошалить с тобой.

— Но разве это не ослабит тебя?

— Не понимаю, каким образом?

— Но что, если…

Кириан остановил этот поток слов горячим, сжигающим поцелуем. Мысли Аманды спутались.

Он прикусил ее губу зубами и отстранился. Взгляд его зеленых глаз проникал прямо в сердце.

— Я больше не чувствую, что у тебя внутри, Аманда. Скажи, что не хочешь меня, и я отпущу тебя.

— Я хочу тебя, Кириан.

Это было явное преуменьшение.

Он улыбнулся и глубоко вошел в нее.

Аманда застонала от мощи, заполняющей ее тело.

У Кириана закружилась голова от ощущения теплоты под ним. Если бы это было возможно, он сказал бы, что сейчас она дарила ему еще больше удовольствия, чем час назад.

Мужчина пристально вглядывался в ее лицо и упивался видом затуманенных страстью глаз. Румянцем на щеках. Она была по-настоящему прекрасна.

Чувство обладания ею рванулось сквозь него яростной волной. Ощущение настолько яркое, что он едва не забыл о нем.

Кириан не мог определить, откуда оно взялось, но это потрясло все его существо.

То, что он когда-то чувствовал к Теоне и рядом не стояло.

Кириан не понимал, почему так происходило, и по правде говоря, не осмеливался копать глубже. Осознание своих чувств могло лишь ранить его еще сильнее.

Аманда обвила талию Кириана ногами, наслаждаясь каждым из длинных, сладострастных толчков. Она никогда даже и не мечтала, что занятия любовью могут быть такими. Никогда и помыслить не могла о настолько сильном удовольствии.

И когда девушка достигла пика, она закричала.

Кириан захватил ее приоткрытые губы своими и тремя мощными ударами присоединился к ней.

Хрипло дыша, он глядел на нее.

— Я думаю, что ты — мой наркотик.

Аманда одарила его улыбкой, от которой сердце мужчины на мгновение перестало биться.

— Эй, Кириан!

Кириану едва хватило времени, чтобы натянуть на них простыни, прежде чем дверь в его комнату распахнулась, впуская высокого, красивого мужчину, которому на вид было не больше двадцати-пяти.

Аманда замерла, встретив взгляд серо-голубых широко—распахнутых глаз Ника. Его длинные темно-каштановые волосы были зачесаны назад, открывая лицо, на котором от улыбки появлялись глубокие ямочки.

— Черт меня побери, ты трахался.

— Ник, — зарычал Кириан, — убирайся вон.

— Да, но у меня есть кое-какие новости о Десидериусе, которые действительно стоит узнать. Почему бы тебе не накинуть что-нибудь и не присоединиться ко мне в кабинете через несколько минут?

Абсолютно не смущаясь, Ник бросил на них еще один насмешливый взгляд и не спеша вышел из комнаты.

— Напомни мне, чтобы я убил его.

Аманда смеялась, пока не встретилась с ним взглядом.

— С зелеными глазами ты выглядишь по—другому, — прошептала она, проведя ладонью по небритой щеке.

Кириан ответил еще одним жадным поцелуем. От требовательных ласк и поддразниваний его языка Аманда слабела и теряла дыхание.

— Что же есть в тебе такого, чему я не могу сопротивляться?

— Мой очаровательный характер? — подколола девушка.

Рассмеявшись, Кириан легко чмокнул ее в носик. Аманда смотрела, как он выбирается из кровати. И, когда мужчина прошел в ванную, ее взгляд был прикован к его обнаженному заду.

Пока Кириан принимал душ, Аманда свернулась калачиком в постели, и просто вспоминала, каково это — ощущать его в своих объятиях. Его запах был повсюду, и девушка упивалась им. Этот аромат заставлял Аманду чувствовать, будто она принадлежит Кириану, и все же девушка знала, что этого не будет никогда.

Он был Темным Охотником, а она бухгалтером. Более неподходящих друг другу людей еще никогда не появлялось на свет. И все равно, ее сердце не слушалось. Какая-то ее часть хотела Кириана на уровне, о существовании которого Аманда даже не подозревала.

И где-то в глубине своего сознания, она не могла сдержать мыслей о том, чего может стоить освобождение от клятвы Темного Охотника.

ГЛАВА 9

Кириан прошел по коридору и открыл дверь в свой кабинет. Ник сидел за античным столом красного дерева спиной к нему. Черное кожаное вращающееся кресло скрипнуло, когда тот устроился в нем удобнее, его пальцы летали над клавиатурой компьютера.

Это было знакомое зрелище.

В интернете Ник был полубогом. В терминологии хакеров это означало, что он мог проникнуть практически куда угодно, не зависимо от того, насколько защищенным был сервер. Из-за этого Нику Готье, Крису Эриксону и Дафне Аддамс было поручено разрабатывать, обслуживать и защищать веб-сайт Темные Охотники.com, где Темные Охотники и оруженосцы хранили все свои данные и общались друг с другом.

Было приятно осознавать, что Ник приносил из колледжа что-то помимо женщин сомнительного поведения.

— Так что заставило тебя вломиться в мою комнату?

Ник с дьявольской улыбкой бросил на него взгляд через плечо.

— Чувак, ты наконец-то трахнулся. Давно пора.

— Забудь об этом.

Продолжая ухмыляться, Ник вновь обратил свое внимание на входящие сообщения.

— Ты — единственный человек из тех, кого я знаю, который спустя десять минут после секса с такой красивой женщиной, может быть в таком плохом настроении. Черт возьми, ты разве не в курсе, что секс обычно заставляет людей чувствовать себя лучше.

Кириан закатил глаза от нахальства своего оруженосца. Правила и нормы совсем не имели значения для Ника Готье. Мальчишка никогда не боялся его. Даже в тут ночь, когда тот узнал, чем является Кириан.

— Ник… — предостерег он.

Ник открыл маленькое окно на компьютере и прочитал сообщение.

— Ладно, ладно. Вот загадка от Оракулов:

Рожден Апполитом и Даймоном вскормлен,

Он тот, кто по горло утопит вас в скорби.

Кровь бога вина в нем навек расплескалась

И он существует, как чистая ярость.

Чтобы навеки обрек он покой,

Вам нужен Бессмертный Охотник с душой.

Загадка заставила Кириана нахмуриться. Это была обычная чертовщина, которую выдавали им Оракулы. Боги, как он ненавиделих. Разве не могли они, хоть раз, выйти и сказать все это на простом, доступном языке?

О, нет. Упаси Зевс, Оракулы вообще-то должны помогатьему защищать человечество.

— И что, черт возьми, все это значит? — спросил он Ника.

Тот развернулся в кресле, чтобы посмотреть на Кириана.

— Ашерон толкует это предсказание следующим образом — только Темный Охотник с душой может убить Десидериуса. Вот почему никто еще не преуспел в этом. Это простое пророчество, а ты знаешь, как они работают.

— Нет такой вещи, как Темный Охотник с душой. В любом случае, не с целой.

— Тогда, согласно Оракулам и Эшу, Десидериус никогда не будет убит.

Кириан медленно выдохнул.

— Совсем не это я хотел услышать сегодня утром.

— Ага, и должен сказать, я чертовски рад, что я не твоем месте. — Ник нахмурился. — Твои глаза стали зелеными. Что произошло?

— Ничего.

Ник склонил голову набок и подозрительно поглядел на Кириана.

— Что-то случилось. — Он потянулся к сотовому телефону. — Мне надо снова звонить Эшу?

Кириан выхватил у Ника телефон и одарил его убийственный взглядом.

— Не ввязывай Ашерона в это. Я могу справиться сам.

— Да, тебе лучше это сделать. Ты действуешь мне на нервы, но я не имею ни малейшего желания дрессировать еще одного Темного Охотника.

Кириан фыркнул.

— Это что? Признание в любви?

— Нет, в верности. Я не хочу видеть тебя мертвым, как это случилось со Стрейгаром.

Эта мысль отрезвила Кириана. Стрейгар был яростным Темным Охотником, которого захватили человеческие вампироборцы и выставили на свет. Его смерть затронула сердца всех: и Оруженосцев, и Охотников.

— Не волнуйся, — заверил он Ника, — Я не собираюсь встречать рассвет. И могу о себе позаботиться.

— Давай поспорим, что Стрейгар говорил так же?

Кириан заворчал.

— Разве тебе не нужно на занятия сегодня?

Ник рассмеялся.

— Чувак, я болотный каджун. У меня, дорогой, никогда не бывает занятий. — Он прочистил горло и густой каджунский акцент пропал. — И нет, сегодня день регистрации. Я должен определиться, какие предметы я буду изучать в следующем семестре.

— Хорошо. Но я хочу, чтобы ты сделал несколько вещей.

— И чем это отличается от любого другого дня?

Сарказм, имя тебе — Ник Готье.

— Мне нужно, чтобы ты прошелся с Амандой по магазинам. Даймоны сожгли ее дом, и у нее нет ничего, кроме того, что на плечах.

Ник приподнял бровь.

— Исходя из того, что видел я, у нее не было ничего не только на плечах, но и на всех остальных местах тоже.

Кириан сузил глаза, глядя на оруженосца.

— Не бесись. — Ник поднял руки в притворной капитуляции. — Я знаю, что она твоя и никогда бы не посягнул на нее, но, чувак, я же не слепой.

— Однажды, крокодилья наживка…

— Ага, конечно…Эта угроза могла бы вообще-то иметь какой-то смысл, если бы я не знал, как сильно тебе нравится командовать мной. Ты же спятишь, если не сможешь доставать меня посреди ночи.

Кириан не мог этого отрицать. Ночи действительно имели обыкновение становиться долгими и скучными, когда не нужно было преследовать Даймонов. А поднимать Ника в три часа доставляло хоть какое-то удовольствие.

Ник вытащил свой Palm Pilot [28]и сделал пометку.

— Так, секретная миссия, сводить женщину по магазинам. — Он поднял глаза на Кириана. — Кстати, за это я потребую прибавку к зарплате, как за вредные условия труда. Я на самом деле ненавижу торговые центры.

Кириан расхохотался.

Этозаметно по тому, как ты одеваешься.

Ник одарил его притворно оскорбленным взглядом.

— Извините, мистер Армани. Так уж получилось, что я люблю стиль гранж.

— Прости, я и забыл, что это модно, выглядеть, словно ты только что выкатился из-под мусорного бака.

Заикаясь от негодования, Ник изобразил обиду.

— Почему бы тебе не вернуть свою задницу в постель и не сохранить так и прущее из тебя обаяние для своей женщины? Потому что, если ты продолжишь в том же духе, я проткну тебя…— а потом, понизив голос, добавил, — когда ты будешь спать.

Кириан скрестил руки на груди.

— Замечательно, ты получишь свою прибавку, но веди себя с Амандой прилично. Сведи свой сарказм к минимуму.

— Да, о великий Господин и Повелитель. — Ник добавил еще одно напоминание — Вести себя хорошо с женщиной, держать рот на замке, — а потом он снова поглядел на Кириана. — Кстати, деньги, что я могу потратить на ее одежду, ограничены?

— Нет. Она может потратить столько, сколько захочет.

— Посетить «Needless-Markup» и «Lord and Taylor». Хорошо, что еще?

— Она должна быть здесь до сумерек или я скормлю твою каджунскую шкуру аллигаторам Талона.

Искра страха мелькнула в глазах Ника. Он ненавидел аллигаторов, но Кириан не имел понятия почему.

— Ладно, это меня действительно пугает.

— Еще мне нужно, чтобы ты съездил к Талону и позаимствовал у него шрад. Сделаем Десидериусу сюрприз, которого он не ожидает.

Ник заметно сжался при упоминании о круговых кинжалах Талона. Это было древнее оружие, по сравнению с которым «Ginsu» [29]можно было назвать ножичками для масла.

— Ты хотя бы знаешь, как с этой штукой обращаться?

— Да. — Кириан глубоко вздохнул. — А теперь мне нужно поспать. Твоя первостепенная задача на сегодня — позаботиться об Аманде.

Ник выключил свой Palm Pilot и пристегнул его к поясу.

— Она тебе нравится, так ведь?

Кириан не ответил. Он не осмеливался. Никому из них не нужно было этого знать.

Вместо этого, Кириан оставил Ника у компьютера и вернулся в комнату.

Аманда наскоро приняла душ и тихо прошла в комнату, чтобы одеться, пока Кириан спал на своей огромной кровати с пологом на четырех столбах.

В спальне было темно, и лишь из ванной проникал свет. Находясь там, никто не мог бы понять день сейчас или ночь, однако Кириан, казалось, всегда знал, когда светит солнце.

Она подошла к кровати, чтобы окинуть взглядом мужчину, лежащего на ней с простыней, накинутой ниже пояса и скрывающей его наготу. О, это тело…

Аманда могла бы глядеть на него целый день и ни капельки не устать от вида этой роскошной, загорелой кожи, которой ей так хотелось касаться руками и губами. Что же в нем вызывало такое притяжение?

Она до боли желала поцеловать эти поэтичные губы и пробежать рукой по золотым волнам его волос, но девушка не хотела тревожить его сон. Кириану была нужна сила.

Аманда вышла на цыпочках из комнаты и направилась вниз, в кухню.

Дневной свет ярко и жизнеутверждающе играл на белом мраморе комнаты.

Роза поджаривала бекон, а Ник сидел на барном стуле, просматривая каталог курсов колледжа.

На вид не старше двадцати четырех, Ник был худощавым и привлекательным. Его темно-каштановые волосы до плеч можно было бы и подстричь, но они странным образом подходили его лепным чертам лица. Он был одет в мешковатый свитер, видавший лучшие дни, и линялые джинсы с дырой на коленке.

— Эй, Роза, — сказал он, не отрывая взгляда от каталога, — если я запишусь на испанский в следующем семестре, ты поможешь мне готовиться?

— Si. Думаю и Кириан тоже.

— Великолепно, — произнес он с сарказмом. — Это и Древнегреческая Цивилизация займут все мое чертово время.

— Ник! — пожурила его Роза. — Что за язык! Это не пристало джентльмену.

— Прости.

Роза поставила перед Ником тарелку с тостами, беконом и яичницей, а потом повернулась и заметила стоящую в дверях Аманду.

— А вот и вы, señorita. Вы голодны?

— Немного.

— Садитесь, — Роза указала на стул рядом с Ником. — Я приготовлю вам завтрак.

— Спасибо, Роза.

Женщину улыбнулась.

Аманда присела рядом с Ником. Он вытер руку о джинсы и протянул ее девушке.

— Ник Готье, — сказал он с очаровательной улыбкой, сверкающей ямочками. — Более известный, как «Ник, тащи сюда свою задницу, мне нужно, чтобы ты…» Впишите необходимое.

Она рассмеялась.

— Кириан любит покомандовать, не так ли?

— Ты и представить себе не можешь. — Ник отстегнул от пояса телефон и протянул ей. — И раз уж мы об этом заговорили, босс сказал, что тебе нужно позвонить на работу.

— Спасибо.

Пока Роза готовила ей завтрак, Аманда позвонила начальнику и рассказала о ситуации с домом. К счастью, директор вошел в ее положение и предоставил ей двухнедельный отпуск, чтобы она смогла позаботиться обо всем.

Повесив трубку, Аманда вспомнила о своей потере и почувствовала, как ее охватывает тошнота.

— Не могу поверить, что они сожгли мой дом.

— Ваш дом? — переспросила Роза. — Кто сжег его?

— Полиция выясняет это. — Послышался голос Кириана из гостиной.

Аманда повернулась и увидела его, стоящего в дверях. Он выглядел бледным и обеспокоенным.

Роза улыбнулась.

M’ijo,ты сегодня здесь. Ник сказал, что тебя не будет.

— Я плохо себя чувствую. — И хотя выражение его лица было нежным, он сузил на Розу глаза. — Ты вовремя пришла этим утром, так ведь?

Роза проигнорировала его вопрос.

— Заходи и присядь. Я приготовлю тебе что-нибудь.

Кириана бросил обеспокоенный взгляд на солнечный свет, заливающий кухню через открытые окна. Он отступил обратно в темную гостиную.

— Спасибо, Роза, но я не голоден. Ник, ты мне нужен на минутку.

Ник бросил на Аманду заговорщицкий взгляд.

— По крайней мере, он не приказал мне тащить к нему мой зад.

— Ник, — сказала Кириан, — Тащи сюда свой зад, парень.

Когда Ник ушел к Кириану, Роза поставила перед девушкой тарелку.

— Бедняжка, Что же ты будешь делать без дома?

— Не знаю. Думаю, мне нужно позвонить в страховую компанию. Найти какое-нибудь жилье…

Голос Аманды прервался, когда она подумала обо всех тех вещах, что ей предстояло сделать.

Ей придется заменить всю свою жизнь. Все. Зубные щетки, туфли, книги, мебель, телефоны. У нее не было даже нижнего белья.

Захваченная этими мыслями, девушка потеряла аппетит.

Что же ей делать?

Ник подошел к столу и взял свой каталог, а потом вернулся к Кириану, стоящему в дверях.

— Мне нужна услуга. Я должен зарегистрироваться в час, поэтому, если мы не вернемся, не мог бы ты записать меня на занятия по интернету? Я знаю, что тебе нужно поспать, но я действительно хочу изучать Греческую Цивилизацию в следующем семестре.

— Почему?

— Доктор Александер читает лекции, а по слухам он очень хорош.

— Юлиан Александер? — спросила Аманда.

— Да, — ответил Ник, обращая на нее свое внимание. — Ты его знаешь?

Она обменялась понимающим взглядом с Кирианом.

— И вполовину не так хорошо, как Кириан.

Ника передернуло.

— О, чувак, только не еще один из вас. Лучше пристрелите меня сейчас и положите конец моим мучениям.

— Не искушай меня. — Кириан взял каталог. — В час. Что-нибудь еще?

— Да, сделай что-нибудь со своими глазами, они меня сводят с ума.

Кириан приподнял бровь в ответ на командный тон Ника.

— Веселитесь.

— Веселитесь? — спросила Аманда, когда Кириан ушел.

Ник снова уселся на стул.

— Мы идем по магазинам.

Он скривил губы и передернулся.

— А что мы будем покупать?

Он отхлебнул апельсинового сока.

— Все, что вам захочется, моя леди. Меха, бриллианты, все, что угодно.

— Бриллианты? — переспросила Аманда, рассмеявшись над этой безумной идеей.

— За все платит Кириан, поэтому я бы посоветовал идти ва-банк. В прямом смысле.

Она улыбнулась.

— Я так не могу. У меня есть свои собственные деньги.

— Да, но зачем тратить их? Ты даже представить не можешь, насколько Кириан богат. Я обещаю, ты можешь скупить весь торговый центр, а он этого даже не заметит.

Аманда не собиралась этого делать. Но ей все же нужна была сменная одежда.

— Хорошо, а мы сможем заехать к моей маме?

— Конечно. Мое задание на сегодня, делать для тебя все, что ты захочешь.

Аманда покачала головой в ответ на его дьявольскую улыбку.

После того, как она позвонила в страховую компанию насчет пожара, Аманда позволила Нику взять ее по магазинам. Но, что огорчало ее, так это нежелание Ника дать ей заплатить хотя бы за что-нибудь.

— У меня есть приказ. — Объяснил Ник в пятый раз. — Ты покупаешь, я плачу.

Она добродушно заворчала в ответ на его слова.

— Ты всегда следуешь приказам?

— Я делаю это настольковсегда, что сам на это жалуюсь.

Аманда опять рассмеялась, когда, выйдя из магазина, они с Ником, несущим ее сумки направились в торговый центр.

— Сколько ты работаешь на Кириана? — спросила она, когда они спускались на эскалаторе.

— Уже восемь лет.

Аманда открыла рот от удивления.

— Правда? Ты не выглядишь настолько взрослым.

— Да, ну, мне едва стукнуло шестнадцать, когда я начал.

— В таком возрасте можно быть оруженосцем?

Ник обернулся, чтобы поглазеть на привлекательную женщину в тугой, короткой юбке, спускающуюся на эскалаторе позади них, а потом одарил Аманду улыбкой с ямочками, прежде чем ответить.

— Я долго не знал, кто он. Я думал, что он просто какой-то сбрендивший богатенький парень, помешанный на помощи несчастным деткам.

Аманда нахмурилась, когда они сошли с эскалатора и прошли по нижнему этажу.

— Почему ты думал так?

Ник поправил сумки, которые нес.

— Перед тобой, моя леди, сын уголовника. Мой отец умер в Анголе одиннадцать лет назад во время тюремного бунта.

Аманда сжалась от мысли о такой смерти отца.

— А твоя мать?

— Она работала экзотической танцовщицей на Бурбон-стрит. Я вырос в задней комнате клуба, где она работала, помогая вышибалам выкидывать клиентов.

Описание такой жизни заставило Аманду вздрогнуть.

— Мне жаль.

Он безразлично пожал плечами.

— Не стоит. У моей матери могут быть свои недостатки, но она хорошая мама и потрясающая леди. Она делал все, что могла с тем минимумом, что мы имели. Мой папаша забрюхатил ее, когда ей было пятнадцать, а ее отец вышвырнул из дома. Поэтому мы жили вдвоем, пока мой отец толкался во вращающуюся туда-сюда дверь уголовной системы. У нас никогда не было излишков, но она всегда любила меня.

Звучащая в его голосе любовь заставила Аманду улыбнуться. Было очевидно, что он боготворил свою мать.

— Так как ты встретил Кириана?

Ник замер на мгновение, как будто собираясь с мыслями.

— Когда я стал подростком, мне до смерти надоело смотреть, как мама опускает от стыда голову. Как отказывается от еды, чтобы я мог съесть еще немного. Я помню совместные походы на работу, когда она жадно заглядывала в витрины магазинов. — Он вздохнул. — У нее были такие голодные глаза.

Взгляд Ника был твердым, пронизывающим.

— Моя мать — самая добросердечная женщина из всех, что бог когда-либо посылал на эту землю. И я не мог выносить, как она разрушает себя, чтобы накормить меня. Не мог смотреть, как мужики все время лапают ее. Выражение ее лица, когда она видела что-то, нравящееся ей, и не могла себе этого позволить. В тринадцать, я не смог больше этого терпеть, поэтому начал воровать.

Горло девушки сжалось. Она не одобряла этого, но и судить Ника тоже не могла.

— Однажды ночью банда, в которой я состоял, решила напасть на пару туристов, и я не смог перейти эту черту. Одно дело таскать вещи из магазинов и вламываться в дома богачей, но я не собирался причинять кому-либо вред.

Ник сохранил честь, даже став вором.

— Что случилось?

Ребята взъелись на меня и решили немного попрактиковаться, выбив мне мозги. И вот я лежу у них под ногами, избитый почти до смерти, а следующее, что помню — этот парень, протягивающий мне руку и спрашивающий как я себя чувствую.

— Кириан?

Ник кивнул.

— Он отвез меня в больницу и заплатил, что бы мне зашили голову и ножевые раны. Он оставался со мной, пока не приехала мама. И пока мы ждали, он спросил, не хочу ли я поработать на него, выполняя поручения после школы.

Аманда хорошо представляла себя Ника язвительным подростком. То, что Кириан смог увидеть доброту за едкой оболочкой, многое могло сказать о его характере.

— Ты согласился?

— Не сразу. Я не был уверен, что хочу околачиваться рядом с парнем, владеющим всеми деньгами мира. Плюс ко всему, мама очень настороженно относилась к Кириану. И до сих пор относится. Она не может представить, с какой это стати он платит мне такую кучу денег, учитывая, что я практически ничего не делаю. — Он рассмеялся. — Она до сих пор наполовину убеждена, что я приторговываю для него наркотиками.

Аманда фыркнула от этой мысли. Его бедная мама.

— И что ты ей говоришь?

— Что он Говард Хьюз [30]с комплексом бога. — Ник посерьезнел и окинул ее суровым взглядом. — Я обязан Кириану своей жизнью. Никто не может сказать, что стало бы со мной, если бы он не нашел меня той ночью. В одном я уверен, я не готовился бы изучать юриспруденцию в Лойоле [31], разъезжая по округе на Ягуаре. Знаю, что Кириан та еще задница, но под всем этим он по-настоящему хороший парень.

Аманда размышляла над его словами, когда они вышли из торгового центра и сложили ее покупки в багажник серебристо-черного Ягуара Ника.

Они сели в машину и она пристегнулась.

— Когда Кириан рассказал тебе, кем является?

Ник завел машину, а потом задом выехал с парковочного места.

— Когда я закончил школу. Он предложил мне постоянную работу в качестве оруженосца.

— А в чем точно заключается работа оруженосца?

Ник выехал на дорогу, и когда он переключал передачи, Аманда заметила странную татуировку, напоминающую паутину, на его правой руке. Она напоминала какой-то необычный греческий узор, и девушке стало интересно, у всех ли оруженосцев была такая метка.

— Наша задача защищать Темных Охотников в дневное время и обеспечивать их всем необходимым. Едой, одеждой, содержать их дома. Когда-то, мы действительно стерегли подземелья, где они спали, что и породило все эти мифы о вампирах, спящих в гробах. Поскольку солнечный свет смертелен для них, они спали в пещерах или изолированных помещениях, чтобы исключить возможность попадания солнца. В обмен за нашу службу, Охотники финансово содержали нас.

— Значит, у каждого Охотника есть оруженосец?

— Нет. Некоторые Темные Охотники предпочитают одиночество. Я первый оруженосец, который появился у Кириана больше, чем за триста лет.

Аманда вздрогнула от мысли, что Кириан провел все это время в одиночестве. Она представляла, как он бродит по этажам своего особняка, словно беспокойный дух, ищущий утешения, но не находящий его.

— А что, если ты захочешь бросить? — спросила она у Ника.

Он втянул воздух между зубами.

— Это не так просто. У оруженосцев есть обстоятельная организация, в чем-то напоминающая Отель «Калифорния» — ты можешь вступить в любое время, но выйти из системы не можешь. Если ты уходишь, они будут наблюдать за тобой до самой смерти. И если ты, хоть когда-нибудь предашь оруженосцев или Темных Охотников, то не проживешь достаточно долго, чтобы пожалеть об этом.

От его зловещего тона по спине Аманды побежали мурашки.

— Правда?

— О, да. Некоторые из этих ребят имеют долгую фамильную историю служения Охотникам, насчитывающую тысячелетия.

— Это похоже на рабство?

— Нет, я могу уйти в любое время, просто не могу нарушить клятву оруженосца. Данная однажды, она нерушима и вечна. Когда я женюсь, моя жена не будет знать, кто такой Кириан, или что я делаю для него, если она тоже не оруженосец. Когда мои дети достигнут совершеннолетия, я могу выбрать, посвящать их или нет. Если мое решение будет положительным, им придется предстать перед Ашероном или Артемидой, которые рассмотрят и возможно примут их заявку.

Ну вот, теперь Аманда действительно испугалась, потому что, когда он произносил эти слова, ужасная мысль пришла ей в голову.

— А как насчет меня? Разве они не подумают, что я могу быть угрозой?

Выражение лица Ника стало убийственно серьезным, когда он остановился на красный свет и повернулся к ней.

— Если ты станешь угрозой, один из оруженосцев убьеттебя.

Аманда сглотнула.

— Это не утешает.

— Оно и не должно. Мы очень серьезно относимся к нашим обязанностям. Темные Охотники это единственное, что стоит между человечеством и рабством или уничтожением. Без них, Апполиты и Даймоны завладеют нами.

Кириан лежал в постели, делая все возможное, чтобы заснуть, но снова и снова чувствовал Аманду внутри себя. Она была у остатков своего дома. Он знал это. Он ощущал ее слезы, ее ярость. Ее отчаяние.

И Кириан страдал вместе с ней.

Как бы он хотел быть с ней прямо сейчас. Утешать ее. Никогда прежде невозможность ходить под солнцем не беспокоила его, но сейчас это произошло. Если бы он не был Темным Охотником, он смог бы стоять рядом с ней, предложить ей свою силу. Свою поддержку.

Закрыв глаза, Кириан глубоко вздохнул, пытаясь подавить боль. В порыве ярости он выбрал свой путь. А теперь выхода не было. Артемида ревниво охраняла свою армию и установила планку настолько высоко, что Кириан знал лишь троих Темных Охотников, кому за все это время удалось вернуть свои души.

Все остальные погибли, пытаясь.

— Да и в любом случае, зачем вообще мне душа? — выдохнул он, открывая глаза, уставив взгляд в коричнево-золотистый полог кровати. — Все, что она может — это ослабить мужчину.

Его жизнь была значимой. У нее была цель.

Тогда почему что-то внутри него так отчаянно, до боли, жаждало Аманду?

Это было чувство, которого он не испытывал веками, и то же самое чувство, что однажды заставило предать всех, кто его любил.

— Я не буду слабым снова, — прошептал Кириан. Не то чтобы он думал, что Аманда намеренно причинит ему боль. Он боялся самого себя: однажды отдав сердце или верность, он никогда не забирал их обратно.

Все это сводилось к одному единственному факту. Кириан страшился самого себя и того, насколько далеко он мог зайти, чтобы спасти эту женщину.

После того, как они посетили остатки дома Аманды и ее мать, Ник въехал в сердце Французского квартала и припарковался у обочины, чтобы они могли дойти пешком до Шартрез-стрит [32]. Он провел Аманду через умеренно заполненную людьми торговую площадь, пока они не дошли до маленького магазинчика, который назывался «Куклы мечты и аксессуары»

Аманда нахмурилась. Они что собирались в магазин кукол? Разве это не странно?

— Что мы тут делаем? — спросила она, когда Ник открыл перед ней дверь.

— Мы собираемся навестить мастера, делающего кукол.

Ну ладно, задай глупый вопрос…

Аманда скептически поглядела на Ника.

— Знаешь, не думаю, что они делают Барби в человеческий рост.

Он фыркнул, следуя за ней в магазин.

— Я не ищу Барби и я здесь не для себя. А для Кириана.

Теперь она действительно заволновалась.

— Почему?

Прежде чем он успел ответить, пожилая леди подняла голову от своего рабочего стола рядом с дверью и полностью захватила внимание Аманды. Она держала куклу Барби, лицо которой перекрашивала.

На голове женщины было странное оранжевое приспособление с лампой и бифокальным глазным щитком. Оно прикрывало ее совершенно белые волосы, стянутые в тугой узел на затылке. Ее старческие, карие глаза светились дружелюбием.

— Малыш Ники, — сказала она с материнскими нотками в голосе. — Что привело тебя сюда сегодня, да еще и с такой прекрасной гостьей? Я уверена, что впервые вижу тебя с женщиной.

Она махнула в его сторону крошечной кистью, которую держала в руке.

— В любом случае, с такой, с которой увидеть стоит. Она очень мила и я говорю не о внешности, если ты понимаешь, о чем я.

Ник запустил руку в волосы и окинул Аманду смущенным взглядом.

— Лиза, любовь моя, — громко сказал он, сверкая в ее сторону дьявольской, чарующей улыбкой. — Разве мне на самом деле нужен повод, чтобы увидеть твое сияющее лицо?

Она рассмеялась.

— Я могу быть старой, Николас Готье, но я пока не отупела. — Она постучала по своей голове, отчего устройство на ней затряслось. — Моя древняя башка еще варит, и прошло больше лет, чем я могу вспомнить с тех пор, как такой мужчина, как ты, наносил мне частный визит. А теперь подойди и пошепчи мне, что тебе нужно.

Ник подошел пошептаться, и только тогда Аманда поняла, что Лиза была туга на ухо. На самом деле, Ник говорил так громко, что Аманда могла слышать каждое слово.

Даже когда он заказал пластичную взрывчатку.

— И запомни, — сказал Ник, — Кириан хочет точно такую же, как у Талона.

— Я слышу тебя, Ники, — добродушно ответила Лиза. — Ты что, думаешь, я глухая? — Она подмигнула Аманде.

— Когда мне забрать заказ? — спросил Ник.

Лиза сжала губы.

— Дай мне пару дней. Сможешь? — Она повертела куклу в руках. — Барби не может ждать Темных Охотников.

Ник рассмеялся.

— Конечно, Лиза, спасибо.

Когда они направились к двери, Лиза остановила их.

— Знаешь, — сказала она Аманде, подходя к ней дрожащей походкой. Ее рост едва достигал полутора метров. Лиза потрепала Аманду по руке. — В тебе есть особая грация. Как в маленьком прелестном ангеле.

Аманда благодарно улыбнулась.

— Спасибо.

Лиза приподняла линзы своего устройства вверх и прошла к полке у двери. Она встала на цыпочки и достала Барби ручной работы. Она была белой с длинными, волнистыми черными волосами, с легкими, воздушными крыльями ангела и белым одеянием из бисера.

Никогда раньше Аманда не видела ничего более красивого или утонченного.

Лиза протянула куклу ей.

— Ее зовут Старла. Я срисовала ее лицо с моей знакомой, которая заходит сюда время от времени.

Женщина поднесла куклу к уху, как будто та разговаривала с ней. Она кивнула, а потом протянула куклу Аманде.

— Она говорит, что хочет пойти с тобой.

У Аманды отпала челюсть. Особенно, когда она увидела четырехсотдолларовый ценник.

— Спасибо, Лиза, но я не могу принять это, — сказала девушка, пытаясь вернуть куклу.

Лиза махнула рукой, отказываясь.

— Она твоя, милая. Тебе нужен ангел, который присматривал бы за тобой.

— Но…

— Все в порядке, — произнес Ник, склоняя голову в сторону двери. А потом добавил, понизив голос, — Не обижай ее отказом. Она любит дарить их.

Аманда обняла пожилую женщину.

— Спасибо, Лиза. Я буду беречь ее, как сокровище.

Они почти вышли, когда Лиза вновь остановила их. Она взяла куклу.

— Я забыла кое о чем, — сказала она. — Старла весьма необычная.

Лиза свела ноги куклы вместе, а потом нажала на голову.

Два тонких, словно карандаши, лезвия выстрелили из ее ног.

— Это для Даймонов. — пояснила Лиза, оттягивая голову куклы назад, пока лезвия не исчезли. — Красоте иногда лучше быть смертельной.

Ну, хорошо, заторможено подумала Аманда. Она не знала, что об этом всем думать.

Лиза отдала ей куклу и вновь похлопала по руке.

— Берегите себя.

— Обязательно, — ответил Ник и на этот раз они все-таки вышли на улицу.

Аманда пристально смотрела на куклу в своих руках, не зная, что и подумать.

Ник хохотал над ней все время, пока они шли к машине.

— Лиза — оруженосец, так ведь? — спросила Аманда, забираясь в Ягуар и очень осторожнокладя Старлу на колени.

— Она на пенсии, но да. Лиза была оруженосцем и Оракулом около тридцати-пяти лет, пока не передала опеку над Ксандером Бринне.

— Это Лиза делает ботинки для Кириана?

Ник покачал головой, заводя мотор.

— Другой Темный Охотник делает большое оружие. Мечи, обувь и все в таком духе. Лиза создает мелкое оружие, как, например, маятники с пластидом. Она настоящий художник и любит делать смертельно опасными украшения и другие неприметные на первый взгляд вещи.

Аманда резко выдохнула.

— Вы ребята — очень страшные.

Ник рассмеялся и посмотрел на часы.

—Уже почти три. Нам нужно заехать к Талону, и я должен привезти тебя до наступления темноты, поэтому лучше поспешить.

—Хорошо.

Они ехали около сорока минут, покинув пределы города и направляясь в глухие болота.

Проехав по длинной, изгибающейся грунтовке, они уперлись в ветхое строение, отдаленно напоминающее дом. Если бы не новые замки, Аманда ни за что не поверила бы, что кто-то использовал его в этом столетии. Ну, это и странный почтовый ящик перед ним. Он был черным с огромными серебряными кольями, проткнувшими его по горизонтали и наискосок.

— Талон — чудак. — Сказал Ник, заметив, что она уставилась на него. — Он считает забавным то, что проткнул свой собственный почтовый ящик.

Ник открыл дверь гаража с помощью пульта прямо из машины. Аманда раскрыла рот, когда они въехали внутрь, и Ник припарковал Ягуар.

Внутри строение было облицовано плиткой и стальными пластинами и вмещало Вайпер, коллекцию из пяти Харлеев и маленький катамаран, пришвартованный в задней части, у болота.

— Уау, — выдохнула Аманда, заметив один Харлей, стоящий отдельно от остальных. Гладкий и черный, он блестел в тусклом свете. Его явно очень ценили, и она вспомнила, что прошлой ночью Талон был на нем.

Ник не обратил внимания ни на машину, ни на мотоциклы, направляясь к катамарану.

Талон живет здесь постоянно? — спросила она, присоединяясь к нему в чистом, прочном доке и заметила, что там было достаточно места для еще одной лодки.

Ник помог ей забраться в катамаран, а потом открыл гаражную дверь, выходящую на болото.

— Да, будучи древним кельтом, он любит природу. Даже, если она вызывает отвращение.

Аманда приподняла бровь.

— Он действительно древний кельт?

— О да. Из пятого или шестого века. Он был главой клана. Его отец был верховным жрецом друидов, а мать главой клана до него.

— Правда?

Ник кивнул, отвязывая лодку, а потом запрыгнул в нее. Когда Аманда уселась, он завел рыпящий мотор.

— Как он стал Темным Охотником? — попыталась она перекричать рев.

— Его предал клан, — ответил Ник, направляя лодку в болота. — Они сказали ему, что должны принести в жертву кого-то из его рода. Либо Талона, либо его сестру. Он согласился, но когда они связали его, то убили его сестру прямо у него на глазах. Талон сошел с ума от ярости, но поскольку был привязан, то ничего не смог сделать. Когда они вернулись, чтобы убить его, он поклялся отомстить им всем.

Господи, неужели никтоиз них не жил счастливо?

— Он убил членов клана? — спросила она.

— Думаю, да.

Аманда безмолвно обдумывала все сказанное. Бедный Талон. Она не могла представить, как бы она чувствовала себя, если бы на ее глазах убили одну из сестер, которых она безумно любила. Они могли раздражать Аманду большую часть времени, но были для нее всем миром, и девушка убила бы любого, кто причинил бы вред любой из них.

Ужас, который чувствовал Талон тогда. Он должно быть до сих пор преследует его.

Ник направлял лодку все глубже в болота, пока, наконец, они не добрались до необычайно маленькой хижины. Она сомневалась, что та достигала хотя бы восьми квадратных футов. Снаружи хижина казалась еще более ветхой, чем гараж, где Ник оставил машину. Грубая древесина была светлого серого, выгоревшего на солнце цвета и, казалось, эта хибара может рассыпаться даже под легким ветерком.

Когда они подплыли ближе, позади хижины Аманда увидела док, с двумя большими генераторами и еще одним катамараном.

— Что он делает во время сезона ураганов? — спросила девушка, когда Ник заглушил мотор лодки.

— Вообще-то ничего. Одна из сил Талона — управлять погодой, поэтому опасность не так велика. Но всегда есть возможность, что это место разнесет в клочки днем, когда он будет спать, не подозревая о погодных условиях. В таком случае, он станет тостом.

— Они любят жить опасно, не так ли?

Ник рассмеялся.

— Требуется определенное воспитание, чтобы делать то, что делают они. Способность флиртовать с опасностью одно из главных требований.

Ник первым выбрался из лодки, предупреждая, чтобы она оставалась на месте. Он осторожно прошел по узкой, старой тропинке, ведущей от дока с двери хижины, а потом махнул ей рукой, подзывая к себе.

— Назад, Бет, — рыкнул он, когда к девушке приблизился аллигатор.

Аманда снова запрыгнула в лодку.

— Все в порядке, — заверил ее Ник. — Они защищают Талона днем. Пока ты со мной, они безобидны.

— Не уверена насчет этого, — сказала Аманда, неохотно покидая лодку.

Четыре огромных аллигатора не сводили с нее злобных глаз и следовали за ней к двери. Горло Аманды сжало от ужаса, когда самый большой из них забрался на порог позади них и рассек хвостом воздух.

Аллигатор зашипел.

— Заткнись, Бет, — отрезал Ник. — Или, клянусь, я сделаю из тебя чемодан.

Он постучал в выцветшую старую дверь.

— Ник, сейчас еще не темно. — Раздался изнутри голос Талона, щедро приправленный акцентом, оставляя Аманду гадать, как он узнал, что это были они. — Что тебе надо?

— Мне нужен твой шраддля Кириана до наступления темноты.

Аманда услышала возню по другую сторону двери. Через несколько секунд, замок щелкнул, и дверь едва приоткрылась. Ник открыл ее шире, и они вошли.

Она пыталась разглядеть что-либо в темноте, но у нее ничего не выходило, пока Ник не включил маленькую настольную лампу.

Аманда замерла, увидев внутреннее убранство комнаты. Стены были окрашены в черный цвет, а само место выглядело, словно армейский пункт управления. Повсюду были компьютеры и электроника. И хотя местоположение и внешний вид хижины не предполагали этого, мужчина был свернут на технике.

Когда ее взгляд упал на Талона, у нее отпала челюсть. Он был абсолютнообнажен.

И выглядел действительно здорово.

Она уставилась на его совершенное тело; левая сторона его торса спереди и сзади и вся левая рука были покрыты необычными красными и черными кельтскими татуировками. Его большой, украшенный головой дракона торк блестел в тусклом свете. И хотя мужчина был греховно красив, он совершенно не возбуждал ее.

Она оценила потрясающее зрелище, которое он из себя представлял, но он не заставлял ее сердце биться быстрее, как это было с Кирианом. Аманда не чувствовала даже малейшего намека на желание.

А Талон абсолютно не стеснялся своей наготы.

Ник усмехнулся.

— Я должен был предупредить тебя, что древние воины не склонны заботиться о своей наготе. Одежда — это современный пунктик, который, кажется, им не знаком.

Он взглянул на Талона.

— Кельт, надень что-нибудь, прежде чем шокируешь ее окончательно.

Талон заворчал.

— С какой стати? Я собираюсь обратно в постель. Бери, что тебе надо и закрой за собой дверь. — Он замер у своего матраса в дальнем углу и окинул Аманду голодным взглядом. — Конечно, если ты захочешь оставить Аманду, то я, возможно, соглашусь не ложиться некоторое время и быть пообщительнее.

Ник фыркнул.

— Черт возьми, Талон, ты, что не можешь и часа прожить без женщины?

— Час — не проблема. Вот когда проходит два или три, тогда я начинаю дергаться.

Талон снова улегся на свой черный матрас. Он повернулся на бок и закрыл глаза.

По крайней мере, до тех пор, пока не зазвонил телефон. Талон выругался, перекатился и ответил, пока Ник прошел в огромный оружейный кабинет и забрал две ужасные круговые штуки, напоминающие кинжалы.

— Вульф, я даже еще не проснулся, — заворчал Талон. — И мне как-то плевать. А вообще, с какой стати, ты спрашиваешь у меня что-то про античную Грецию? Я что жил там? Ответ — нет, черт возьми.Не знаю, мне все равно…Погоди. — Он повернулся и взглянул на Ника. — Ник, слышал что-нибудь о культе Поллукса [33]?

Ник посмотрел на него.

— Тебе лучше позвонить Кириану или кому-нибудь еще из греков.

— Ты слышал? — Талон слушал некоторое время, а потом вновь повернулся к Нику. — Эш недоступен, Бракс, Джэйс и Кирос пропали без вести, а Кириан не отвечает на звонок. Вульф говорит, это оченьважно.

Значение этого предложения, казалось, дошло до обоих мужчин одновременно.

Талон произнес в телефон.

— Когда ты в последний раз пытался дозвониться Кириану?

Ник вытащил свой сотовый и набрал номер.

— Он может быть в душе, — предположила Аманда.

Ник покачал головой.

— Даже если и так, Роза ответила бы.

Через минуту Ник отключил телефон.

— Что-то серьезно не так.

ГЛАВА 10

Кириан проснулся сразу же, как только дверь открылась.

Еще не совсем очнувшись, он почувствовал, что в его комнату вошла Роза, и удивился тому, что она решила побеспокоить его. Роза никогда раньше так не делала.

Он перевернулся на спину.

— Тебе что-то…

Предложение замерло на губах Кириана, когда легкая, мерцающая сеть накрыла его, приковывая к постели. Мужчина застыл, ощущая лишь клубящуюся внутри себя ярость. Он не выносил, когда его держали связанным, особенно распростертого на спине. Жажда крови поднималась в нем со смертельным безумием.

Пока он не увидел Розу.

Та стояла у его кровати, глядя на него потерянными, затуманенными глазами, а на бровях серебрились капельки пота. Вновь и вновь она повторяла испанские слова: « Debe matarle, debe matarle."

Должна убить его, должна убить

Роза сжимала в руке мясницкий нож.

— Роза, — как можно спокойнее произнес Кириан, — Положи нож.

Debe matarle…— Она придвинулась ближе.

Rosa, no haga esto.Не делай этого. Выпусти меня. Déjeme para arriba, por favor.

Женщина сильно дрожала, и Кириан опасался, что с ней в любой момент может случиться инфаркт. Хрупкий организм Розы мог не выдержать такого напряжения.

— Десидериус говорит, что ты плохой, m'ijo. Ты должен умереть.

Кириан пытался придумать, как добраться до нее сквозь эту пелену сумасшествия и вернуть в реальность.

— Роза, ты же знаешь меня лучше.

Она подняла нож выше.

Беспомощный, опутанный сетью, Кириан, не сводя глаз, смотрел на сверкающую сталь, ожидая, когда та вонзится в него. Он хотел умолять Розу, орать на нее, пока она не услышит, но не осмеливался, опасаясь того, что это может сделать со старушкой. Она и без него испытывала достаточный стресс. Кириан скорее умер бы, чем причинил ей вред.

Его сотовый зазвонил.

— Я знаю, Десидериус, — прошептала Роза на испанском. — Я знаю. Он должен умереть.

Она положила руку на грудь Кириана, словно пытаясь удержать его на месте. Как будто он мог пошевелиться. Сеть удерживала его в абсолютной неподвижности.

— Я должна разрезать его на кусочки.

Кириан сжался, когда Роза опустила нож.

Клинок замер на волосок от его груди.

M'ijo,— прошептала Роза. Жизнь вернулась в ее глаза за секунду до того, как они закатились под лоб.

Она упала на пол.

В ужасе от того, что Роза была в опасности, и, паникуя от своей собственной уязвимости, Кириан изо всех сил боролся за свободу. Бесполезно. Это была одна из сетей Артемиды, и, попав в нее однажды, любая жертва оказывалась в неразрушимой ловушке.

Как, во имя богов, Роза смогла заполучить ее? Даже у Десидериуса не должно было быть доступа к ней. Только бог или полубог мог затребовать оружие бессмертных из его священного хранилища, а Артемида особенно хорошо защищала свой арсенал.

И как мог Даймон завладеть разумом Розы и контролировать его из Дыры? Ни один из них не обладал такой силой.

Что за чертовщина творилась вокруг него?

Даже зная, что это тщетно, Кириан пытался выбраться из капкана. И с каждой минутой в нем волнами поднимались воспоминания.

— Как тебе это, Полководец? — Голос Валериуса насмехался над ним из прошлого. — Ты полностью в моей власти. Абсолютно бессилен. Беззащитен.

Кириан все еще видел злобную усмешку на лице римлянина, чувствовал адскую боль пыток.

— Я буду наслаждаться, когда ты склонишься передо мной. Когда я услышу, как ты молишь меня о милосердии.

Зрение мужчины затуманилось, когда он вновь пережил все это. Кириан сражался за каждый вздох. Никто не сможет заковать его вновь. Только не так.

Как одержимый, он боролся с сетью, вкладывая в это каждую крупицу своей силы.

Спустя час после наступления темноты, Ник первым влетел в дом, а за ним по пятам следовали Аманда и Талон.

— Роза? — закричал Ник, пронесшись через кухню и гостиную к лестнице. — Кириан?

Никто не отвечал. Неестественная тишина звенела в ушах Аманды, когда они взбежали по ступеням по направлению к комнате Кириана. Ник с такой силой рванул дверь, что сквозняк всколыхнул полог кровати.

Комната была пуста.

Аманда замешкалась в дверях, оглядываясь. Все было на своих местах, кроме покрывала.

И все же…

Она чувствовала, что что-то не так. Нечто в глубине ее души потревожило до этого дремлющие силы, и девушка ощутила связь с Кирианом. Его тревогу. Его ярость.

Талон подошел к кровати и выругался, поднимая мерцающую, серебристую сеть.

— Невероятно. — Зарычал он, сжимая ее в кулаке.

— Что это?

Диктион.Одна из сетей Артемиды.

Аманда понятия не имела, что это значит, но по лицу Талона поняла, что ничего хорошего. И ее не должно было быть в постели Кириана, когда найти его самого они не могли. Паника рванула сквозь нее еще яростнее, чем раньше.

— Зачем она здесь?

— Понятия не имею, но, если Кириан был под ней, то могу предположить, что его захватил тот, кто ее на него накинул.

Талон наклонился и поднял с пола мясницкий нож.

Паника Аманды возросла, и против ее воли, сила взметнулась в ней, пытаясь найти Кириана. Она ненавидела мысль о том, что психические способности завладеют ею полностью, но ей нужно было знать, что он в порядке. Она должна была узнать хоть чтоо.

Закрыв глаза, Аманда увидела Кириана в стерильном помещении. Он был обеспокоен, но угрозы девушка не ощущала.

— Попробуй позвонить ему на сотовый, — сказала она Талону.

Тот одарил ее таким взглядом, как будто она спятила.

— Я уже сто раз пробовал.

— Попробуй в сто первый.

Выражение его лица сказало Аманде, что ему ни капельки не нравился ее командный тон.

— Хорошо, — неохотно согласился он. — Черт с ним. Тщетность попыток тоже имеет право на существование. — Талон вытащил сотовый из кармана куртки и набрал номер.

— Следов борьбы нет, — произнес Ник, оглядываясь вокруг.

— Кириан, — рыкнул Талон, окидывая Аманду странным взглядом. — Где тебя, черт возьми, носит?

Аманда шагнула ближе, ее сердце забилось быстрее, когда она поняла, что была права.

— Оставайся на месте, пока мы не приедем. — Талон отключился и поглядел на Ника. — Он в больнице. У Розы был сердечный приступ.

— О, Господи, — выдохнул Ник. — Она в порядке?

— Кириан не вдавался в подробности, поскольку в больнице нельзя использовать сотовый. Сказал, что все расскажет, когда мы доберемся туда.

Кириан встревожено метался по приемной. Внутри него боролись гнев и ярость. Он хотел получить голову Десидериуса за это. Так или иначе, он заставит его заплатить.

— Только пусть с Розой все будет хорошо, — выдохнул он в миллионный раз.

— Кириан?

Мужчина обернулся на звук успокаивающего голоса Аманды. Необъяснимые радость и спокойствие затопили его, когда Кириан увидел, как она подходит к нему.

Не успев осознать, что делает, он притянул ее в свои объятия и так сильно прижал к себе, что девушка запротестовала. Но Кириан не мог ничего с собой поделать. Слишком велико было его облегчение от того, что она жива и невредима. Теперь, когда он знал, насколько легко Десидериус мог проникнуть в любой дом, для нее нигде не было безопасного места.

Десидериус мог достать ее везде. Использовать кого-нибудь, чтобы убить ее.

Эта мысль привела его в ужас, и где-то в глубине его сознания тоненький голосок предупреждающе шептал, что Десидериус может использовать Аманду против него самого.

Если только они дадут ему такой шанс.

Кириан обхватил ее лицо ладонями и прижался к губам глубоким поцелуем. Он собирался убить этого Даймона. Как только Десидериус покажет нос из своей Дыры, он — мертвец. И впервые за свою жизнь, Кириан чувствовал, что будет наслаждаться убийством.

Он поднял голову и перехватил осуждающий взгляд Талона. Охотник знал, что было на уме у Кельта. Темные Охотники не должны были эмоционально привязываться к кому-либо. Это было первое, и наиболее важное правило Кодекса. Никто не может рассуждать здраво, когда в дело замешано сердце. Кириан знал это лучше, чем кто бы то ни было.

И все равно это не могло изменить того, что он чувствовал к Аманде.

— Мне нужно, чтобы ты защитил Аманду, — сказал Кириан Талону.

Тот сузил глаза.

— Расскажи мне, что случилось.

— Десидериус использовал Розу, чтобы поймать меня. Он полностью контролировал ее. Если он смог сделать это с Розой, то сможет с кем угодно.

Талон медленно выдохнул.

— И ты еще удивляешься, почему я живу один.

Кириан проигнорировал предупреждающий тон Кельта и многозначительный взгляд, который тот кинул на Аманду.

Он встретился глазами с Амандой и нежно провел большим пальцем по ее щеке.

— Аманда, ты должна позвонить сестре. Скажи ей, чтобы она не оставалась одна и следила за тем, что делается у нее за спиной. Пусть одна из твоих сестер сплетет заклинание защиты или что там еще они могут, чтобы защитить ее от Десидериуса. Мы не знаем, какими еще силами он может обладать.

Он почувствовал беспокойство и страх Аманды. Ее сердце колотилось в груди.

— Я так понимаю, что это не типичные для Даймона способности? — спросила она.

— Нет. Мы никогда с таким не встречались. — Кириан вновь поглядел на Талона. — Я говорил с Д’Алерианом, и он сказал, что Десидериус забавляется с человеческим подсознанием, чтобы ослабить сопротивление к своим силам. Д’Алериан должен помочь, но абсолютной защиты он гарантировать не может. Позвони Ашерону и расскажи, что, как я думаю, один из богов—ренегатов вырвался на волю. Кто-то из них, скорее всего, помогает Десидериусу. Другого объяснения нет. И, если бы мы знали кто и почему, это могло бы помочь.

Талон кивнул.

— Что ты собираешься делать?

— Я собираюсь сделать все, что в моих чертовых силах, чтобы покончить с этим сегодня. Если мне удастся найти его Дыру, я полезу туда.

Выражение глаз Талона было суровым.

— Кириан, ты же не Вер—Охотник. Если ты попадешь туда, то не сможешь выйти обратно. Ты либо погубишь сам себя, либо, что еще хуже, навечно застрянешь между измерениями. Давай я позвоню Катталакисам…

— Я тебе говорил, мы не должны и близко подпускать Вер—Охотников к этому парню. И теперь в этом уверен больше, чем когда-либо. Спаси нас, Господь, если Десидериус завладеет одной из их душ. Это риск, пойти на который, мы не можем.

Кириан бросил взгляд на Аманду и увидел выражение озабоченности на лице девушки. Он защитит ее и не важно, чего это будет ему стоить.

— Второе правило Кодекса: делай то, что должен. Если я погибну, ты займешь мое место. И если так случится — не подведи.

Талон кивнул, а Аманда схватила Кириана за руку.

— Кириан, — прошептала она, — Я не хочу, чтобы ты шел туда в одиночку.

— Я знаю, Аманда. Но он слишком силен и опасен, чтобы оставлять его в покое. Он почти убил Розу.

Кириан опустил ту часть, где она практически убила его. Им не нужно было знать этого.

Слава богам, что Д’Алериан почувствовал нотки безумия в подсознании Розы и пришел на помощь. Если бы не вмешательство Ловца Снов, Кириан все еще лежал бы спутанным на своей постели. А без Аманды рядом это было совсем не то, чего бы ему хотелось.

— Ник, — сказал он, бросая взгляд на Оруженосца. — Позвони мне сразу же, как только поговоришь с доктором.

Мужчина развернулся, чтобы уйти, но Аманда остановила его.

Прежде чем Кириан понял ее намерения, девушка прижалась к его рту в безрассудном поцелуе. Она посасывала губы Охотника, лаская его язык своим. Он чувствовал, как ее руки судорожно сжимают лацканы его плаща. Ощущал страх Аманды за него, и чистое блаженство заполнило его израненное сердце.

— Будь осторожен, — произнесла она с волнением в голосе.

Кириан легко коснулся ее подбородка.

— Я буду.

Аманда смотрела, как он уходит, и все внутри нее болезненно сжалось.

— Талон, ты уверен, что не можешь помочь ему?

— Поверь, я ненавижу это правило, также как и ты. Но, пытаясь вмешаться, я лишь ослаблю его.

Ник протянул Аманде телефон.

— Позвони Табите и предупреди ее.

Когда девушка набрала первые цифры, другая мысль захватила ее.

— Кто такой Д’Алериан и как он может охранять наше подсознание?

— Он один из Ловцов Снов, о которых мы тебе рассказывали. — ответил Талон.

Она нахмурилась.

— А вы можете выбирать, кем стать?

Талон покачал головой.

— Ловцы Снов — это отдельный вид. Рожденные от богов, они никогда не были людьми.

— А Вер—Охотники? Откуда произошли они?

— Они наполовину люди, наполовину Апполиты, которые смогли завладеть по-настоящему плохой магией.

Аманда сглотнула, пытаясь преодолеть страх, который угрожал удушить ее. Это звучало совсем не хорошо.

— Я думала — они из хороших ребят.

— Некоторые да, но среди них есть и убийцы.

— С волшебными силами, которые позволяют им проходить сквозь время и расстояние, — произнесла она, чувствуя, как ее желудок сворачивается в тугой узел.

— А иногда и сквозь сны, — добавил Ник.

Аманда нервно рассмеялась.

— Знаете, я была намного счастливее, когда не знала об этом.

— Вот почему мы пытаемся сохранить все в тайне, — объяснил Талон. — Поверь, люди никогда не смогли бы спокойно спать по ночам, если бы знали, что наблюдает за ними из темноты.

Аманда согласно кивнула, размышляя, а сможет ли теперь и она когда-нибудь спать снова.

В ужасе она закончила набирать номер сестры. Теперь, когда девушка знала больше о том, с чем они имели дело, она должна была убедить Табиту остерегаться Его Величество Короля Говнюка и доверится Темному Охотнику, который был их единственной надеждой.

Кириан провел всю ночь, бесплодно прочесывая улицы Нового Орлеана. Десидериус все еще скрывался в Дыре, ни его самого, ни других Даймонов видно не было. Либо его силы еще не восстановились в полной мере, либо Даймон каким-то образом скрывал свое местоположение. Но что бы там ни было, Кириан не мог взять след. Не помогала даже его электронная система слежения.

Он проклинал свою «везучесть».

Никогда еще за все время существования в качестве Темного Охотника, Кириан не чувствовал себя так неуверенно.

И ему совсем не нравилось это ощущение. Особенно не тогда, когда жизнь Аманды зависела от его способности найти врага и остановить его.

Уставший и раздраженный, он добрался до дома. Было темно и тихо. Аманда была наверху. Кириан ощутил ее присутствие, словно ласку, и даже не хотел задумываться над тем, насколько сильно оно успокаивало его.

Просто знать, что она была там…

Счастье волной поднялось в нем.

Но он не стал искать девушку. Слишком многое нужно было обдумать и решить.

Он вошел в бильярдную, схватил перчатку и бейсбольный мяч и начал бросать его. Сфокусировавшись на движениях, он отпустил свои мысли свободно блуждать по прошлому, заполненному болью, и сомнениям, которые все еще мучили его.

Почему его жена не смогла полюбить его?

С того самого дня, как Теоне предала его, Кириан с подозрением относился к любому, кто приближался к нему. Он отдал жене все, что у него было, и, все равно, этого оказалось недостаточно. Если уж ему не удалось заслужить ее любви, значит он не сможет завоевать ничьей. Он знал это.

За прошедшие века, Кириан убедил себя, что это не важно. Что ему вообще никто не нужен.

Но так было, пока он не встретил Аманду. Она пробила его защиту и теперь перед ней Кириан чувствовал себя обнаженным.

Лишь она смогла освободить его сердце и глубоко затронуть чувства. Кириан хотел ее. Разум. Тело. Душу. Не было ни одной ее частички, которой он не желал бы обладать.

Движение слева привлекло его внимание.

Повернув голову, Кириан увидел, как Аманда, одетая в пижаму, вошла в комнату. Он не мог поверить, насколько сексуальной она казалась ему в таком виде. Аманда заплела волосы в две косы, спускающиеся по обе стороны ее лица. Что-то целомудренное и даже детское проглядывало в том, как она была одета, но в самой женщине, приближающейся к нему не было ничего невинного.

Она потрясла мужчину в нем до самого основания.

— Как давно ты дома? — спросила Аманда.

Кириан ответил бы, но она выбрала именно этот момент для того, чтобы подойти к нему и поцеловать в щеку. Его охватило необычное ощущение. Действия девушки говорили ему о настоящей привязанности.

— Почему ты не спишь? — спросил Кириан. — Уже пятый час.

— Я не могла заснуть.

Аманда оставила его и отошла к противоположному концу атриума. Когда девушка повернулась к нему лицом, Кириан увидел на ее руке бейсбольную перчатку Ника. Она подняла ее, чтобы поймать мяч, словно профессионал.

Он улыбнулся и легонько кинул ей мяч.

Аманда поймала его, а потом ответила быстрым броском, который со звонким шлепком ударил по перчатке и ожег руку под кожей.

— Ой! — потер Кириан саднящую ладонь. Она бросала мячик лучше Ника. — Я впечатлен.

Девушка подмигнула ему.

— Из всех детей моего отца я больше всех напоминала сына. Он научил меня играть.

Кириан снова бросил ей мячик.

— Он научил тебя очень хорошо.

Ее улыбка стала шире. Несколько минут они просто молча перекидывали мяч. Боги, он никогда не думал, что найдет женщину, которая захотела бы заниматься подобными вещами в такой поздний час. Даже Ник жаловался, но Аманде, казалось, просто нравилось быть с ним.

— Ну как все прошло? — спросила она. — Ты нашел его?

— Нет. — Вздохнул Кириан. — Я просто не могу этого понять.

— У тебя получится.

Он заколебался, услышав в ее голосе неподдельную уверенность.

— Ты в этом не сомневаешься?

— Ни капли. Я знаю, что ты не позволишь ему причинить нам вред.

— Я не смог помочь Розе.

— Мне жаль, — сказала она, ловя мяч и посылая его обратно, — Для тебя сложно принять это, но в том не было твоей вины. Ты сделал все, что мог, чтобы защитить ее.

Кириан сжал зубы.

— Это мучит меня. Сильнее, чем я мог ожидать. Я не могу поверить, что он добрался до нее.

Глаза Аманды светились сочувствием и теплотой, когда она грустно улыбнулась ему.

— Полагаю, это объясняет, как он попал в наши дома, чтобы поджечь их.

Он кивнул.

— Возможно он использовал Эллисон. Когда я нашел ее, она лежала без сознания, очень похоже на ситуацию с Розой. Я думаю разум человека не может выдержать такого напряжения.

— Если это поможет, Табита сказала, что Эллисон уже в порядке и вернулась домой, поэтому Роза тоже должна выздороветь и вернуться к нормальной жизни без каких-либо последствий.

— Это хорошо. — Кириан наблюдал за ее игрой. И с каждым новым броском он чувствовал, что пропадает.

Кириан знал, что влюбляется и был бессилен против этого.

На самом деле, чем дольше они играли, тем больше он хотел ее. Мужчина смотрел, как натягивается ее футболка, когда девушка отклонялась назад, замахиваясь для броска. Ему нравилось, как локоны волос падали на лицо Аманды, заставляя ее откидывать их назад. Ее губы были приоткрыты, а дыхание участилось.

Он заметил, что специально кидал мяч выше ее головы, чтобы увидеть, как она приподнимается, пытаясь поймать его. И каждый раз, футболка задиралась, обнажая часть ее живота его жадному взору. А потом она бежала за мячиком, покачивая бедрами, а ее грудь подпрыгивала. Но самой лучшей частью всего этого было видеть ее аппетитную попку, когда девушка наклонялась, чтобы поднять мячик. О боги, у этой женщины была самая потрясающая…

Не в силах больше этого выносить, Кириан швырнул перчатку на пол.

Аманда замерла, когда мужчина направился к ней широкими, уверенными шагами. Прежде чем она поняла его намерения, он приподнял ее в своих руках и яростно поцеловал.

Эти прекрасные, твердые мышцы сжались вокруг нее, когда Кириан оторвал ее ноги от пола. Из-за ее роста, ни один мужчина не мог поднять ее, и все же, Кириан делал это с такой легкостью, от которой сердце девушки сжималось. Ей нравилось, что рядом с ним она чувствовала себя женственной, миниатюрной.

Аманда обвила ногами талию Кириана, когда его язык проник в ее рот. О, блаженство этих твердых, развитых мышц, перекатывающихся между ее бедрами…Этот мужчина был совершенством.

Издавая глухое рычание, Кириан прикусил клыками губу Аманды, а его рука обхватила ее попку.

Он опустил губы и покрыл мелкими поцелуями шею девушки, прокладывая влажную дорожку под ее подбородком. Все тело Аманды растаяло от ощущения горячего дыхания Кириана на коже. О да, это именно то, о чем она мечтала весь день. Просто почувствовать его руки, обнимающие ее. Обнимать в ответ, отдавая всю любовь, которую она к нему испытывала.

Аманда задрожала, жаждая, чтобы Кириан вновь заполнил ее.

Кириан пошатнулся от силы своего желания. Снова и снова он вспоминал, как приятно было скользить в ней. Выражение ее лица, когда она достигла оргазма в его руках.

Кириан сгорал от необходимости взять ее, и все же, не осмеливался сделать этого.

Только не сейчас. Не тогда, когда ему нужна была вся его сила, чтобы сражаться с Десидериусом. И все равно тело не слушало его. Он должен был коснуться Аманды. Почувствовать жар ее кожи.

Не успев остановить себя, Кириан опустился на колени и уложил девушку на холодные плитки пола.

Аманда сглотнула, увидев выражение неприкрытого голода на лице Кириана. Он так быстро снял с нее одежду, что она едва почувствовала на себе его руки. Но как только она осталась обнаженной, все изменилось

Только тогда он замедлился.

Полностью одетый, Кириан пожирал взглядом ее тело, нагое в лунном свете, пробегая руками по грудям, сжимая их, дразня затвердевшие соски ладонями.

— Ты — самая красивая женщина, которую я когда-либо видел, — прошептал он охрипшим голосом.

Аманда не могла поверить ему. Она видела красоту его жены, но осознание того, что Кириан думал о ней так, заставило девушку задрожать. Он был определенно самым привлекательным мужчиной, которого она когдаибовидела. Точка.

Когда Кириан склонился, чтобы страстно поцеловать ее, девушка потянулась к пуговицам его рубашки.

Мужчина перехватил ее ладонь и отрицательно покачал головой. Он знал, что пропадет, если позволит этим изящным, нежным рукам коснуться своего тела.

Вместо этого Кириан поцеловал каждую ладошку по очереди, а потом вернулся к ее горлу и груди. Он пробовал ее тело губами, языком, клыками.

Наслаждаясь ее вкусом, мужчина почувствовал, как внутри волной поднимаются силы. Сжигаемый отчаянным желанием, Кириан проложил ртом дорожку от ее груди, к шелковистому животику, а потом к бедрам. Он услышал, как у Аманды перехватило дыхание от удовольствия, когда она раскрылась для него.

В тот момент, он жаждал обладать ею с яростной необходимостью, которая ошеломила его. Это было примитивное и всепоглощающее чувство. Все, о чем мог думать Кириан — была Аманда.

Пульсация еекрови звучала в его ушах.

Сотрясаясь всем телом, Кириан закрыл глаза и коснулся ртом ее тела, чтобы ощутить тот самый сладостный вкус, которого он так желал.

Аманда застонала от ощущения его языка внутри. Зарывшись руками в волосы Кириана, она приподняла бедра ему навстречу. Мужчина ласкал ее в таком диком исступлении, так яростно и совершенно, что она могла лишь резко, с шипением, выдыхать от потрясающего удовольствия.

В своих жарких ласках, он был абсолютно безжалостен и когда Аманда достигла пика, самый яркий оргазм в ее жизни разорвал тело, заставляя девушку кричать и извиваться.

А Кириан продолжал наслаждаться ее вкусом. Снова и снова. Его язык и губы скользили, дразня, лаская и умоляя ее, пока она не забилась в конвульсиях оргазма, еще более сильного, чем первый. У Аманды закружилась голова и каждый нерв ее тела затрепетал.

Кириан отстранился от нее, а потом медленно скользнул вверх по телу девушки, словно распаленный, задыхающийся зверь. Его глаза стали еще чернее, чем раньше, когда он приоткрыл губы и уставился на ее шею с выражением такого ненасытного голода, что девушка испугалась.

— Кириан? — позвала Аманда.

Кириан едва слышал ее сквозь туман, застилающий его сознание. Все, что он чувствовал — это ее запах. Ее тело, прижатое к его, болезненно пульсирующему от жажды.

Возьми ее. Попробуй ее. Заяви на нее свои права.

Сделай ее своей…

Он сжал зубы, наблюдая, как бьется венка на ее шее. Всего один укус…

Один укус…

Но это будет против ее воли.

— Что-то не так? — спросила Аманда.

Кириан сражался со своим голодом, который требовал ее несмотря ни на что. Его естество сгорало от желания к ней. Его жажда вышла из под контроля.

Запах Аманды был на нем повсюду. Эта женщина была всем, на чем он мог сосредоточится. Всем, о чем он мог думать.

И это делало его опасным. Смертельным.

Тяжело застонав, Кириан собрал остатки своей силы воли и заставил себя отстраниться от нее.

— Беги, Аманда, — прорычал он.

Аманда не колебалась ни секунды. Что-то было не так. Подхватив одежду, девушка побежала в свою комнату.

Кириан лежал на холодном полу и слушал, как удаляются ее шаги. Мужчина прижал руку к своей эрекции, извиваясь от боли.

Он никогда раньше такого не испытывал. Зевс милосердный, еще минута и он погрузил бы свои клыки в ее тело.

Закрыв глаза, Кириан задрожал, пытаясь справится со зверем внутри себя. Зверя, который требовал брать ее снова и снова, независимо от последствий.

Аманда перестала дрожать, только когда добралась до своей комнаты. Она никогда не забудет хищное выражение на лице Кириана, когда он приказал ей бежать.

Она никогда не боялась его прежде, но теперь, она увидела Темного Охотника внутри него, который, она была уверена, мог заставить Даймонов обмочиться от ужаса.

Глубоко дыша, девушка пыталась успокоиться. Все, чего она когда-либо хотела — это нормальных отношений.

Но с другой стороны, требовать нормальности от вампира — это было чересчур.

С колотящимся сердцем, Аманда замерла, перехватив свое отражение в зеркале. Ее губы распухли от поцелуев, а шея покраснела в тех местах, где его щетина терлась о нее.

— Аманда?

Девушка застыла от звука голоса Кириана, донесшегося из-за двери.

— Да? — ответила она нерешительно.

Он приоткрыл дверь, но не вошел.

— Я напугал тебя?

— Честно?

Он кивнул.

— Да.

Его пылающий взгляд пронзил ее.

— Мне очень жаль.

Аманда знала, что он действительно чувствовал это. Девушка видела полный вины взгляд.

— Почему ты не попросилась домой? — спросил Кириан, и его низкий голос, разорвал тихую неподвижность комнаты.

Аманда напряглась от этого вопроса.

— Ты хочешь, чтобы я ушла?

Кириан молчал так долго, что девушка боялась не дождаться ответа. Наконец, он прошептал,

— Нет, не хочу.

В этих трех словах было столько искреннего чувства, что она не удивилась бы больше, даже если бы он признался ей в любви.

Аманда двинулась к нему и он сделал шаг назад. Она поняла, что он все еще не мог полностью контролировать себя. Но не смотря на это, девушка хотела его.

— Тогда я не уйду, пока ты не отзовешь приглашение.

Эти слова заставили Кириана замереть. В глубине его сознания билась мысль, что скорее Земля перестанет существовать, чем он отзовет свое приглашение. А за ней следом пришло осознание того, что когда Земля перестанет существовать, он все еще будет жив, а Аманда…

Кириан вздрогнул, принимая всю правду о бессмертии и понимая, что для них двоих «долго и счастливо» не наступит никогда. 

ГЛАВА 11

Следующей ночью Кириана преследовали мысли о том, что случилось с Амандой.

Он так близко подошел к тому, чтобы потерять контроль над собой. Так близко…

Кириан заставил себя выкинуть это из головы, пробираясь среди ночи по крышам Французского квартала. Порывы холодного ветра хлестали по полам его кожаного плаща, когда он проходил по краю крыш, вглядываясь в узкие улочки внизу.

Словно кот, Кириан часто забирался вверх, где никто не мог увидеть его приближения. По крайней мере, до тех пор, пока не становилось слишком поздно.

Он замер, услышав что-то.

— Не трогайте меня.

Ветер донес слабый звук испуганного голоса, источник которого находился в нескольких домах от Охотника.

Вдвое быстрее и увереннее гепарда, Кириан скользил по крышам, пока не обнаружил говорящего. Для большинства людей все это выглядело бы как обычное уличное ограбление, но зрение Темного Охотника выхватило четырех светловолосых Даймонов.

Заурядность сцены заставила его приподнять бровь. По каким-то причинам Даймоны предпочитали передвигаться вчетвером или вшестером.

Они окружили несчастного человека и загнали его в угол старого, заброшенного здания.

Что-то в нем казалось Кириану странно знакомым.

Едкая вонь разлагающихся отбросов ударила в нос. Мужчина протянул Даймонам свой кошелек.

— Возьмите это, — произнес он нерешительно. — Только не трогайте меня.

Самый высокий из Даймонов рассмеялся.

— О, мы не собираемся трогать тебя, человечек. Мы собираемся убить тебя.

Кириан шагнул с крыши, раскинув для баланса руки. Черный плащ взметнулся на ветру, когда Охотник пролетел три этажа, отделяющие его от переулка внизу.

Он приземлился, бесшумно припав на одно колено позади них.

— Вы ничего не слышали? — спросил один из Даймонов, оглядываясь.

— Это просто звук колотящегося человеческого сердца. — Ответил самый высокий, хватая мужчину.

— Или, — произнес Кириан, медленно выпрямляясь в полный рост. Он откинул полу плаща и положил ладонь на эфес шрада Талона. — Звук четырех Даймонов, которые скоро умрут.

Когда они отступили от своей жертвы, Кириан узнал человека. Это был Клифф.

Тот узнал его в то же мгновение.

— Ты, — взревел он. — Что ты тут делаешь?

Черт бы вас побрал, мойры,подумал Кириан. Последнее, чего бы ему хотелось — это помогать человеку, ранившему чувства Аманды. Она рассказала ему все о своем бывшем женихе. Включая то, как резко отзывался Клифф о ее семье. Этот мужчина не заслуживал его помощи.

Черт бы тебя побрал, Кодекс.

А вслух Кириан произнес:

— Кажется, спасаю твою жизнь.

— Мне не нужна твоя помощь.

Четверо Даймонов обернулись, чтобы взглянуть на Клиффа и расхохотались.

— Ты его слышал, Темный Охотник, — сказал лидер Даймонов. — Ему твоя помощь ни к чему. Так что, давай — убирайся.

Желая уйти сильнее, чем было положено, Кириан медленно выдохнул.

— Да, но, знаете, иногда приходится спасать их даже тогда, когда они сами этого не хотят.

Самый высокий из них атаковал. Кириан метнул шрад, но прежде, чем тот поразил цель, Клифф схватил Даймона и развернул его к себе.

— Теперь я покажу тебе, кто тут крутой.

Он ударил Даймона, который даже не сдвинулся с места, просто посмеиваясь над его попытками.

Шрадотлетел от стены, разделившись на две части. Идиот!Если бы не чертов героизм Клиффа, Даймон был бы уже мертв.

Заставляя себя сделать это, Кириан бросился, чтобы встать между Клиффом и Даймоном, прежде чем последний нанесет удар. Он едва успел. Атака Даймона отбросила Охотника на вялое тело Клиффа.

Они оба упали на землю. Перекатившись, Кириан поднялся на ноги одним стремительным движением, пока Клифф корчился, пытаясь встать.

Кириан подавил желание закатить глаза, глядя на слабака.

— Когда же ты, наконец, сбежишь?

Встав на ноги, Клифф заносчиво произнес:

— Я могу биться с ними также хорошо, как и ты.

Кириан глухо зарычал от его тупости. Для начала, Клифф едва достигал метра восьмидесяти, а все Даймоны были его роста или выше. У Клиффа было тело «диванного» воителя, а Даймоны были натренированными и готовыми убивать.

О, да, Клифф представлял собой ту еще угрозу.

Прежде чем он успел двинуться, два Даймона бросились на него. Кириан ударил первого каблуком ботинка и обратил его в пыль. Другой замахнулся на него мечом.

Кириан подпрыгнул и, перевернувшись в воздухе, приземлился на пожарной лестнице над ними.

— Эй! — крикнул Клифф. — Как это у тебя получилось?

Он не успел ответить, потому что остальные Даймоны вскочили на лестницу вслед за ним. Кириан спрыгнул обратно.

Даймоны сделали то же самое.

Кириан подбирался к ним. Как только лидер приблизился, Клифф подбежал к нему с длинной доской. Он размахнулся, чтобы ударить Даймона в то же самое время, когда Даймоны набросились на Кириана.

Зажатый между ними, Кириан не смог увернуться, и доска Клиффа ударила его прямо по затылку.

Он пошатнулся, и боль пронзила его череп.

Помотав головой, Кириан пришел в чувство за секунду до того, как два Даймона вцепились ему в талию и сбили с ног. Они прижали руки Кириана и распластали его на земле. Паника охватила его в то же мгновение, когда старые воспоминания затопили разум.

— Мы нашли его уязвимое место, — произнес один из Даймонов. — Скажите Десидериусу, что он сходит с ума, когда его руки разведены в стороны.

Они, может быть, и нашли, но никто из них не проживет достаточно долго, чтобы рассказать об этом.

Взревев от ярости, Кириан запрокинул ноги за голову и, перекатившись, встал между ними. Обнажив клыки, он ударил одного Даймона, потом другого.

Последний кинулся бежать по направлению к улице. Кириан метнул шрад прямо в спину Даймону. Тот исчез.

Кириан обернулся и увидел, как Клифф открывает и закрывает рот.

Лицо мужчины побелело, а глаза закатились за мгновение до того, как он потерял сознание.

Кириан с отвращением подошел к нему, чтобы проверить его состояние. Пульс был быстрым, но стабильным.

— Что же она могла в тебе найти? — спросил он, вынимая сотовый, чтобы вызвать скорую.

Несколько часов спустя, убедившись, что Клифф будет жить, Кириан добрался домой.

Десидериуса все еще не было видно. Нигде.

Проклятие.

Он остановился у кухонной двери, с любопытством наблюдая за Амандой. На часах было около пяти утра, а она готовила суп и сэндвичи.

Разве это не странно?

Она двигалась по кухне с грацией нимфы, абсолютно не подозревая о его присутствии. Она мурлыкала под нос нежную мелодию, «В пещере горного короля» Грига [34], если он не ошибался. Странный выбор.

Кириан никогда не видел более притягательной женщины. На ней была шелковая блузка, которая казалась прозрачной, но все равно полностью скрывала от него ее тело. Светло-голубой цвет прекрасно оттенял ее бледную кожу и золотисто-каштановые волосы.

Его тело мгновенно отреагировало, твердея и загораясь желанием.

Чем дольше он смотрел, тем больше хотел ее.

Аманда разлила суп по тарелкам, а потом погрузила в него палец, чтобы проверить, насколько он горячий.

Это было больше, чем бессмертный мужчина мог вынести.

Двигаясь, словно тень, он подошел к ней и перехватил ее руку.

Аманда с резким вздохом подняла глаза и лишь потом узнала его. Улыбаясь ей, Кириан сунул ее палец себе в рот, пробегая языком вокруг него, пробуя на вкус суп и женщину.

— Вкусно, — выдохнул он.

Румянец окрасил ее щеки.

— Привет, милый, как дела на работе?

Кириан расхохотался в ответ на ее подражание Донне Рид [35].

— Опять смотрела Nick at Nite [36]?

Аманда робко пожала плечами.

— Я подумала, что тебе может понравиться хотя бы раз придти домой и нормально поесть. Ты, должно быть, чувствуешь себя очень одиноким, когда тебя встречает лишь пустой, темный дом.

Больше, чем она могла себе представить. Он глядел на нее, на манящие его полураскрытые губы. Века прошли с тех пор, как кто-то ожидал его возвращения. Века невыразимого одиночества.

Одиночества, которое закончилось в тот момент, когда он очнулся на том заброшенном заводе и взглянул в огромные голубые глаза, опалившие его взглядом.

Аманда оказалась абсолютно не готова к последовавшим действиям Кириана. Он поцеловал ее, словно одержимый. Его язык изучал глубины ее рта, лаская, а руки пробежали по спине и сжали ее попку.

Ее до сих пор удивляло, что она позволяла ему вести себя так, и все же, ни капли не возражала. Аманда никогда не считала себя особенно сексуальной. До тех пор, пока не встретила его.

Когда дело касалось Кириана, ей все время было мало.

Девушке хотелось, чтобы он постоянно был рядом. Хотелось обнимать его, касаться, быть с ним.

Если бы она могла, то приковала бы себя к нему наручниками навечно.

Не прерывая поцелуя, Кириан скользнул рукой под ее блузку, пытаясь отыскать жаркое, влажное местечко, которое пульсировало в ожидании его прикосновения. Аманда застонала, когда он дотронулся до нее, а его пальцы заскользили, начиная свою мучительную игру. О небеса, этот мужчина заставлял ее сгорать от желания.

— Кириан, твой суп, — сказала она, порывисто дыша.

Он отстранился, тяжело дыша, с припухшими от поцелуя губами.

— Это подождет.

Сегодня Кириан казался более диким, чем обычно. В нем ощущалось нечто необузданное и грешное. Он перенес ее к столу и уложил сверху.

Кириан стоял меж ног девушки, глядя на нее сверху вниз пылким и голодным взглядом.

— А вот и пиршество, достойное короля.

А потом он опустился на нее. Аманда выдохнула от яростных прикосновений его ищущих рук, которые, казалось, одновременно дотрагивались до всего ее тела. Его ласки возбуждали девушку. Дарили наслаждение и заставляли желать большего.

Поцелуи Кириана сводили Аманду с ума, и она просунула руку между их телами, расстегивая брюки Охотника, чтобы коснуться его тела. Плоть его уже была тверда, как камень и напряженно пульсировала, а когда Аманда обхватила ее рукой, он застонал прямо девушке в губы.

Кириан восхищал ее. Этот бессмертный воин, не нуждающийся ни в ком, но такой нежный в ее объятиях. Этот мужчина, который дрожал, когда она ласкала его член, легонько обхватывая его ладонью.

Кириан не мог думать ни о чем, когда руки Аманды касались его тела. Все что он чувствовал — это ее вкус и аромат. Он хотел ее. Полностью.

Обезумев от желания и, не думая о последствиях, Кириан оторвал руки Аманды от своего тела и вошел в нее.

Девушка почувствовала его внутри себя и застонала от этого восхитительного ощущения. Большой и напряженный, он заполнил ее без остатка. Она обвила талию мужчины ногами, наслаждаясь медленными и уверенными ударами его бедер о свои.

— О, да, Кириан, — простонала она, выгибая спину.

Он пробежал рукой по ее телу, скрытому прозрачной тканью, и сжал ее груди в ладонях, продолжая медленно двигаться в ней.

Они занимались любовью, не спеша. Аманда извивалась от силы его толчков, когда Кириан покрывал поцелуями ее горло, царапая кожу клыками. Закрыв глаза, она вновь ощутила невероятное чувство единения с ним. Они были одним целым.

Кириан задрожал в руках Аманды, и ее имя, которое он выдохнул, коснулось губ, заставляя девушку трепетать от желания.

И она могла поклясться, что, когда мир пошатнулся вокруг них, все вокруг заиграло яркими красками.

Кириан наблюдал за оргазмом Аманды, ощущая, как ее тело прижимается к его. Боги, как он хотел получить разрядку, но не осмеливался сделать этого. Он и так чувствовал, как силы оставляют его. Силы, которые были необходимы, чтобы уберечь Аманды от опасности.

Сжав зубы, мужчина неохотно отстранился от нее.

Кириан молча поправлял одежду, но все его существо снедала боль. Прижав ладонь к джинсам, он безуспешно пытался ослабить натяжение ткани, впивающейся в его набухшее естество.

Аманда жалела Кириана, наблюдая за его напряженными, неловкими движениями. Как мог он доставлять удовольствие ей, обделяя самого себя. Это должно было быть сущей пыткой.

И все же Кириан не проронил ни слова об этом.

И сердце Аманды обливалось кровью, пока он молча ел. Ее несчастный воин.

А в глубине ее сознания раздавался тоненький голосок, предупреждающий о том, что они никогда не смогут быть вместе, как бы она не хотела Кириана.

Аманда проснулась чуть позднее трех. Она встала, приняла душ и оделась, пока Кириан еще спал.

О боже, он был действительно красив. Он закинул одну руку за голову и больше походил на спящего мальчишку, чем на темного бессмертного воина.

Поддавшись внезапному желанию, Аманда склонилась над ним и коснулась поцелуем его приоткрытых губ. Он рванулся к ней, схватив ее за горло. Он держал ее так крепко, что девушка едва могла вздохнуть.

— Кириан? — прошептала она, пытаясь освободиться. — Милый, я скоро посинею.

Он не отреагировал. Аманде потребовалось целых три минуты, прежде чем она смогла высвободить свою голову из его хватки.

— Хорошо. — Выдохнула девушка, когда Кириан повернулся набок. — Напомни мне, чтобы я больше так не делала.

Аманда укрыла его одеялом и на цыпочках вышла из комнаты.

Она обнаружила Ника в гостиной внизу, носящегося на роликах из одного угла комнаты в другой и разбирающего бумаги.

— Что ты делаешь? — спросила девушка.

Он остановился и пожал плечами.

— Кириан бесится, когда я перемещаюсь по дому на скейте.

Аманда рассмеялась.

— Ага. Но я предполагаю, что и от роликов он тоже не в восторге.

— Может и нет, но черт возьми, это место просто огромное, а мне нужно добраться из пункта А в пункт Б, не сбивая при этом ноги.

Она снова рассмеялась. Юмор Ника оказался заразительным, когда к нему привыкнешь.

Он резко развернулся вокруг своей оси и пронесся в кухню. Прежде чем Аманда успела пройти хотя бы половину гостиной, Ник вернулся со стаканом апельсинового сока для нее.

— Спасибо, — поблагодарила она, забирая его. — Что слышно насчет Розы?

— Мигель говорит, что ей лучше. Она смотрела «Колесо Фортуны» [37], когда я звонил.

— Хорошо.

— Да, Кириан будет счастлив.

Внезапно за ее спиной раздался громкий треск. Испугавшись, что это Десидериус вломился в дом, Аманда резко развернулась и увидела огромную кучу золота и бриллиантов на полу, в том месте, где раньше стоял стол двенадцатого века, вырезанный вручную.

— О, черт, — произнес Ник с недовольным видом. — Кириан очень любил этот стол. Он точно взбесится когда-нибудь.

— Что это? — спросила Аманда, подходя ближе к по-настоящему королевским сокровищам, состоящим из золотых слитков и драгоценных камней.

Ник вздохнул.

— Это зарплата.

— Прости?

Он пожал плечами.

— До Артемиды никак не дойдет, что она может просто перевести деньги на счета Темных Охотников. Поэтому, раз в месяц куча золота и бриллиантов сваливается в какое-нибудь совершенно неподходящее место, например, в бассейн. В тот раз было действительно хреново.

— Серьезно, — произнесла Аманда, ощущая благоговение перед этой грудой. — Так же можно ранить кого-нибудь.

— Так и есть. Именно это послужило причиной смерти третьего оруженосца Кириана.

Она обернулась, чтобы поглядеть на него и поняла, что он не шутит.

— И что ты со всем этим делаешь? — поинтересовалась девушка.

Ник улыбнулся.

— Обычно играю в Святого Ника. В городе есть оруженосец, который меняет золото и драгоценности на деньги. После этого большая часть идет на благотворительность. Два процента переводятся на счет фонда Оруженосцев, который заботится о семьях тех из нас, кто погиб, выполняя свой долг и о тех, кто вышел на пенсию. Другие два идут в исследовательскую организацию, которая производит навороченные игрушки для Темных Охотников.

— А сколько Кириан оставляет себе?

— Ни цента. Он живет на проценты с тех денег, что получил еще человеком.

— Правда?

Ник кивнул.

Уау. Он был очень обеспечен в своей смертной жизни.

— Ладно, а могу я задать действительно неприличный вопрос?

Ник улыбнулся.

— Хочешь узнать, сколько я зарабатываю?

— Ага.

— Достаточно, чтобы я чувствовал себя очень счастливым человеком.

Раздался звонок телефона.

Ник укатился на своих роликах, а Аманда взяла сок и села на диван, чтобы почитать газету. Она поставила стакан на черный кофейный столик в виде гроба.

Несколько минут спустя Ник влетел обратно, хмуря брови. Он не произнес ни слова, направившись к шкафу у дальней стены. Он открыл запертую дверцу, демонстрируя целый арсенал оружия.

Аманду охватил ужас.

— Что происходит? Кто звонил?

— Ашерон объявил полную боевую готовность.

Девушка нахмурилась. По его лихорадочным движениям она поняла, что дело плохо.

— Что это значит?

От выражения на лице Ника Аманду бросило в дрожь.

— Ты знаешь выражение «Кромешный ад»?

— Да.

— Оно было придумано для полной боевой готовности. По какой-то причине, в этом районе наблюдается большое скопление Даймонов, покидающих Дыры. А когда такое случается, Даймоны входят в полную силу и начинают кормиться, независимо от того, необходимо им это или нет. Хуже полной готовности может быть только солнечное затмение. Сегодня будет опасно.

В семь часов Аманда на своем примере ощутила, что Ник имел в виду.

Она убирала за Кирианом остатки «завтрака», пока Ник кратко вводил его в курс дела.

Кириан взял вдвое больше оружия, чем обычно, и был уже на пути к выходу, когда зазвонил телефон. Аманды сняла трубку.

— Мама? — спросила девушка, узнав плачущий голос. У нее упало сердце. — Что случилось?

Кириан застыл у двери, а потом бросился к ней.

— Мэнди, — выговорила ее мать сквозь рыдания. — Это Табби…

Аманда не хотела больше ничего слышать. Девушка уронила телефон, когда горло сдавили рыдания. Следующее, что она помнила — это как Кириан обнимал ее, пока Ник разговаривал с ее матерью.

У Кириана помутнело в глазах, когда он услышал нотки истерики в голосе женщины, разговаривающей с его Оруженосцем, и ощутил дрожь, сотрясающую тело Аманды. И когда его кожу окропили слезы девушки, он поклялся убить Десидериуса.

— Все хорошо, — прошептал Кириан. — Она просто ранена.

Она отстранилась и взглянула на него.

— Что?

Кириан смахнул слезы с ее щек.

— Он не убил ее, милая.

И хотя, судя по тому, что он смог понять из слов ее матери, Табита была в плохом состоянии, она выживет.

А вот Десидериус нет.

— Табита в больнице, — сказал Ник, повесив трубку. — К счастью Даймонов было только двое, и ее друзья смогли справиться с ними. — Он взглянул на Кириана. — Знаешь, мне кажется, Дези просто играл с ней, решив взбесить тебя настолько, чтобы ты потерял голову в драке. Другой причины, почему он послал только двоих Даймонов, нет.

— Ник, заткнись, — рявкнул Кириан. Последнее, чего он хотел — это чтобы Аманда расстроилась еще больше. Он легонько поцеловал ее губы. — Ник отвезет тебя в больницу.

Он вытащил сотовый и позвонил Талону, который был уже на пути в город. Кириан попросил Кельта заехать к нему и сопроводить Аманду на случай, если Десидериус будет поджидать их.

— Кириан, — позвала Аманда, когда он поднялся на ноги. — Я не хочу, чтобы ты выходил на улицу сегодня. У меня плохое предчувствие.

Кириан чувствовал то же самое.

— Я должен идти.

— Пожалуйста, послушай меня…

— Ш-ш, — сказал Кириан, приложив палец к ее губам. — Это то, что я делаю, Аманда. Это то, что я есть.

Кириан усадил ее в машину с Ником и Талоном так скоро, как только смог, и направился в центр города, чтобы найти эту кровососущую свинью, крадущую души и сделать, наконец, то, что должен был сделать в ту ночь, когда они встретились.

Уже несколько часов Кириан прочесывал Французский квартал в поисках Десидериуса. Даймоны сегодня пополняли силы, и, рано или поздно, они объявятся на своем главном пастбище.

Десидериус, равно как и остальные его сородичи, предпочитал охотиться во Французском квартале, где можно было найти беспечных и частенько подвыпивших туристов.

Но пока никто не появился.

— Эй, детка, — окликнула его проститутка, когда он прошел мимо. — Нужна компания?

Кириан повернулся к ней, а потом вытащил из кошелька все деньги, что у него были — около пятисот долларов и протянул ей.

— Почему бы тебе не взять выходной и не поесть как следует.

Она ошарашено схватила деньги и убежала.

Кириан вздохнул, наблюдая, как она пробирается сквозь толпу.

Несчастная женщина. Он надеялся, что эти деньги послужат благой цели. А даже если и нет, ей они куда нужнее, чем ему.

Боковым зрением Кириан заметил серебристый блеск. Повернув голову, он увидел в толпе двух парней, которые определенно были людьми.

На первый взгляд они казались обычными юнцами из уличной банды, каким однажды был и Ник, крутыми до невозможности в своих черных куртках, но потом он заметил, как они смотрели на него.

Как будто знали, кем он являлся.

Кириан одарил их таким же пристальным взглядом. Все его инстинкты активизировались. Самый высокий из них, которому на вид было чуть больше двадцати, затушил сигарету и пересек улицу, не сводя глаз с Кириана.

Он обвел тело Кириана холодным взглядом.

— Ты — Темный Охотник?

Кириан приподнял бровь.

— Ты — шестерка?

— Мне не нравится твой тон.

— А мне — твой. А теперь, когда мы покончили с представлениями и сознались в своей взаимной неприязни, почему бы тебе не отвести меня к тому, кто держит твой поводок?

Мужчина сузил глаза.

— И правда, почему бы мне этого не сделать?

Это была ловушка. Кириан это знал. Что ж, пусть будет так. Он хотел этого противостояния. Был более чем готов к нему.

Кириан охотно последовал за ними.

Они вели его глухими переулками, пока, наконец, не дошли до маленького, закрытого внутреннего дворика. Кусты почти полностью скрывали стены, а высокие растения не давали проникнуть свету уличных фонарей.

Кириан не узнавал местность, но это было не важно.

Когда они обошли высокий забор, он увидел ожидающего их Десидериуса. Со злобной ухмылкой, Даймон удерживал охваченную паникой беременную женщину, приставив нож к ее горлу.

— Добро пожаловать, Темный Охотник, — произнес он, поглаживая выступающий живот женщины свободной рукой. — Ты можешь поверить, какая удача мне подвернулась? Две жизни по цене одной. — Он склонил голову и потерся носом о шею бедняжки. — М-м, ты только почувствуй их силу.

— Пожалуйста, — истерически взмолилась женщина. — Пожалуйста, помогите мне. Не дайте ему причинить вред моему ребенку.

Кириан глубоко вздохнул, подавляя ярость, которая требовала утопить руки в крови Десидериуса.

— Дай угадаю, ты хочешь обменять ее жизнь на мою?

— Точно.

Пытаясь отвлечь врага, Кириан устало выдохнул, оглядывая шестерых Даймонов и двух людей-преступников вокруг него. Если бы не женщина, он бы легко расправился с ними. Но одно движение в их сторону и Десидериус без сомнения перережет ей горло. Немного было вещей, которые Даймоны ценили выше, чем душу беременной женщины.

— Ты что, не мог придумать что-нибудь пооригинальнее? — Издевался Кириан, зная, что Десидериус достаточно самодоволен, чтобы оскорбиться. — Я имею в виду, расширь свои границы. Предполагается, что ты должен быть помешанным идейным вдохновителем, и это все, что ты можешь предложить?

— Ну, раз уж ты не впечатлен, может мне стоит убить ее? — Даймон прижал нож к шее жертвы.

Женщина закричала.

— Подожди! — Прорычал Кириан, прежде чем Десидериус успел пустить кровь. — Ты же знаешь, что я не позволю тебе причинить ей вред.

Десидериус улыбнулся.

— Тогда брось свои шрадыи встань к забору.

Как он о них узнал?

— Хорошо, — медленно произнес Кириан. — А зачем?

— Затем, что я так сказал!

Пытаясь понять причины Даймона, Кириан вытащил оружие Талона из-под плаща и, не спеша, подошел к забору. Как только он встал перед ним, два человеческих приспешника схватили его за запястья, оплетая их веревками.

Внезапно его дернули назад, а руки растянули в стороны. Кириан отчаянно сражался. С колотящимся сердцем он дергал веревки, пришпиливающие его к забору. Спокойный, собранный разум Темного Охотника испарился, оставляя Кириана во власти паники. Он боролся с путами, словно дикий зверь, пойманный в ловушку.

Ему нужно было освободиться. Никогда больше он не будет беспомощно болтаться связанным. Только не так. Никогда.

Кириан дергал за веревки, разрывая кожу на запястьях. Ему было все равно. Все, чего он хотел — это свободы.

— Я же говорил, что знаю все твои уязвимые места, — сказал Десидериус. — Вплоть до того, что ты никогда не позволил бы мне причинить вред беременной женщине. — Он наклонился и поцеловал девушку в щеку. — Мелисса, будь хорошей девочкой и поблагодари Темного Охотника за его жертву.

Кириан застыл, когда та выскользнула из объятий Десидериуса и стала рядом с тем человеком, что был постарше.

Она была с ними заодно с самого начала.

Сукин сын, и когда только он научится?

— Готов умереть? — спросил Десидериус.

Кириан обнажил на него клыки.

— Я бы на твоем месте не был таким самоуверенным. Ты меня еще не убил.

— Верно, но ночь только началась, не так ли? У меня еще куча времени, чтобы поиграть с мальчиком на побегушках у Артемиды.

Кириан сжал веревки и дернул изо всех сил, когда еще одна волна паники угрожающе замаячила перед ним. Ему нужно было успокоиться. Он знал это, и все же старые, навязчивые воспоминания о римских пытках мучили его.

— В чем дело? — спросил Десидериус, подходя ближе. — Ты побледнел, Генерал. Вспоминаешь свое унижение? Прикосновения римских палачей, когда те готовили тебя?

— Иди к черту! — Кириан ударил носком ботинка о землю, выпуская лезвие, и попытался пнуть Десидериуса.

Тот отпрыгнул туда, где Охотник не мог его достать.

— Ах, да, я и забыл о твоих ботинках. После тебя, я собираюсь сделать своей следующей жертвой старого доброго Келла. Что же вы все будете делать без вашего эксперта по оружию, если я уберу его со своего пути. — Он склонил голову к девушке. — Мелисса, будь бобра, избавь Генерала от обуви.

Кириан заскрежетал зубами, когда та приблизилась. Законы Темных Охотников позволяли ему защищать себя от людей, если те хотели навредить ему, но он не мог заставить себя тронуть ее, особенно когда она была беременна. Она все еще была маленькой девочкой, хотя и не подозревала об этом.

— Зачем ты разрушаешь свою жизнь, связавшись с ним? — спросил Кириан, пока она стягивала его ботинки.

— Когда ребенок родится, он сделает меня бессмертной.

— Это не в его власти.

— Ты лжешь. Все знают, что вампиры могут подарить или отнять жизнь. Я хочу быть одной из вас.

Так вот как Десидериус вербовал своих человеческих помощников.

— Ты никогда не сможешь стать одной из нас. Он убьет тебя, как только покончит с этим.

Она рассмеялась ему в лицо.

Десидериус поцокал языком.

— Все еще пытаешься защитить ее, даже когда она готовит тебя к убийству. Как мило. Скажи мне, за своих римских братьев ты тоже так переживал?

Кириан бросился на Десидериуса всем телом.

Из тени выступил Даймон с огромным молотком. Кириан замер, узнав его. Он не видел эту вещь более двух тысячелетий.

— Да, — сказал Десидериус, походя ближе к Кириану. — Ты знаешь, что это, не так ли? Скажи мне, ты помнишь, что чувствовал, когда Валериус ломал им твои ноги? — Даймон склонил голову набок. — Нет? Тогда позволь мне освежить твою память.

Кириан сжал зубы, когда Десидериус опустил молоток на его левое колено, мгновенно раздробив кости. Поступив также и с правым, Даймон осмелился встать перед ним.

Кириан удерживал свой вес на руках. Он пытался опуститься на ноги, но боль делала это невозможным.

Десидериус улыбался, протягивая молоток обратно принесшему его Даймону. А потом вытащил что-то из кармана.

Ярость затопила Кириана, когда он узнал древние римские гвозди, которые они использовали для распятия на кресте.

— Скажи мне, Темный Охотник, — произнес Десидериус с ухмылкой, — хочешь, я уложу тебя на ночь?

ГЛАВА 12

Аманда внезапно очнулась. У нее ушла целая минута на осознание того, что она заснула в палате Табиты, прислонившись к Нику. Ее мать спала на кушетке, которую привезли работники больницы, а она и Ник заняли два неудобных кресла у двери.

Табита все еще спала на кровати, на которой доктора решили подержать девушку до утра, чтобы понаблюдать за ее состоянием. Злобный Даймон оставил на щеке Табби длинный порез, который превратится в ужасный шрам. Синяки и раны покрывали ее тело, но врачи заверили их, что Табита выздоровеет.

Сестры уехали домой по настоянию матери, но Аманда осталась на случай, если кому-то из них что-нибудь понадобится. С колотящимся от страха сердцем она подняла голову, когда ее отец вернулся в палату с двумя стаканчиками кофе. Один он протянул Нику.

— Возьмешь мой, Котенок? — спросил он у Аманды, протягивая ей стаканчик.

Доброта отца заставила Аманду улыбнуться, а потом она вспомнила свое видение.

— Все в порядке? — спросил отец.

Девушка глядела на Ника, а сердце ее выпрыгивало из груди.

— Кириан в беде.

Ник рассмеялся, прежде чем глотнуть кофе.

— Это был просто сон.

— Нет, Ник. Он в опасности. Я видела его.

— Просто расслабься, Аманда, у тебя был тяжелый день, и ты переживаешь за Табиту. Это можно понять, но Кириан никогда не ввяжется в дело, с которым не в состоянии справиться. С ним все хорошо. Поверь мне.

— Нет, — настаивала она, — выслушай меня. Я могу говорить, что ненавижу свои способности, но, знаю, что они меня не обманывают. Я чувствую отчаяние и боль Кириана. Нужно его найти.

— Ты не должна выходить, — сказал отец. — Что если Десидериус поджидает тебя снаружи? Что если он пошлет кого-нибудь, чтобы ранить тебя, как Табиту?

Аманда встретилась взглядом с бледно-голубыми глазами отца и одарила его слабой улыбкой.

— Папа, я должна идти. Я не могу позволить ему умереть.

Ник вздохнул.

— Да ладно, Аманда. Он не собирается умирать.

Она залезла в карман его пальто.

— Тогда дай мне ключи от своей машины, и я поеду одна.

Ник играючи выхватил ключи из ее рук.

— Кириан меня прибьет.

— Он не сможет этого сделать, если они убьют его.

Аманда видела нерешительность на лице Ника. Он поставил стаканчик с кофе на пол, потом взял сотовый и набрал номер.

— Видишь, — сказала она, — Он не отвечает.

— Это ни о чем не говорит в такое время. Он может быть как раз в эпицентре драки.

— Или он может быть серьезно ранен.

Ник вытащил свой КПК из чехла на поясе и включил его. Через несколько секунд он побледнел.

— Что?

— Его устройство слежения отключено.

— Что это значит?

— Я не могу вычислить его. Никто из Темных Охотников не выключает «маячок». Это единственный след, ведущий к ним, если они попадают в беду. — Ник вскочил на ноги и натянул пальто. — Хорошо, поехали.

Ее отец встал у них на пути. Ростом он не уступал Нику, и все его тело подобралось, готовое к борьбе.

— Я скорее убью тебя, чем позволю забрать моего ребенка туда, где ее могут ранить.

Аманда обошла Ника и поцеловала отца в щеку.

— Все хорошо, папа. Я знаю, что делаю.

По блеску в его глазах, девушка поняла, что он в этом сомневался.

— Отпусти ее, Том, — произнесла ее мать с кушетки. — Сегодня для нее нет никакой опасности. Ее аура чиста.

— Ты уверена?

Она кивнула.

Отец вздохнул, но все еще выглядел неуверенно. Он пристально взглянул на Ника.

— Не позволяй никому причинить ей вред.

— Поверьте, — успокоил его Ник. — Не позволю. Я отвечаю за ее благополучие перед тем, кто намного страшнее вас.

Ее отец неохотно освободил им дорогу.

Аманда пронеслась через больницу к парковке и подбежала к Ягуару Ника.

Когда они сели в машину, Аманда попыталась вспомнить, где находился Кириан в ее видении.

— Это был темный маленький дворик.

Ник фыркнул.

— Это Новый Орлеан, chère. Такая информация мне ни о чем не говорит.

— Я понимаю. Я думаю, что это где-то в Квартале. Но я не знаю. Проклятье, я просто не знаю. — Она обводила взглядом темные улицы, когда они проезжали мимо. — Есть ли Охотник, которому мы могли бы позвонить и попросить о помощи? Может, стоит вернуть Талона?

— Нет, Талон преследует свою собственную цель. — Ник протянул девушке телефон. — Нажми на повторный дозвон и продолжай попытки связаться с Кирианом.

Она делала это снова и снова, но ответа не было.

Приближался рассвет, и Аманда впала в отчаяние. Если они не найдут его в ближайшее время, он умрет.

Охваченная ужасом, она сделала то, на что никогда не осмеливалась раньше. Девушка откинулась на спинку сидения и целенаправленно потянулась вглубь себя, чтобы проверить полную мощь своих неизученных возможностей. Пугающий разряд энергии прошел сквозь нее, согревая и посылая дрожь по телу Аманды.

Образы сливались в ее голове, некоторые были из прошлого, некоторые невозможно было определить.

И тогда, когда она уже была уверена, что ее способности ничем не помогут ей, в голове сформировался четкий образ.

— Улица Святого Филиппа. — Прошептала Аманда. — Кириан там.

Они припарковались на нужной улице и вылезли из машины.

Аманда не знала, как это у нее получалось, но она вела Ника по переулкам, прямо к темному двору. Они обошли здание и ничего не увидели.

— Черт, Аманда, его тут нет.

Она едва слышала его. Следуя инстинктам, Аманда обогнула высокий забор, а потом встала, как вкопанная.

Кириан висел на нем, все его тело обмякло.

— О, Господи, выдохнула девушка, подбегая к нему.

Она нежно приподняла его голову и резко выдохнула, увидев окровавленное лицо. Они так жестоко избили Кириана, что он едва мог открыть глаза.

— Аманда, — прошептал Кириан. — Это действительно ты или я сплю?

Глаза девушки заполнились слезами.

— Да, Кириан, это я.

Ник выругался, остановившись рядом с ней, и потянулся, чтобы коснуться одного из гвоздей, торчащих из руки Кириана. Он резко отдернул ладонь, прежде чем дотронуться и ранить Кириана еще сильнее. Аманда увидела ярость в глазах Ника, когда он снова выругался.

— Бог мой, они прибили его к доскам.

Девушку охватила тошнота, когда она подумала об этом. По его ранам, она могла точно сказать, что сделал Десидериус. Он воспроизвел казнь Кириана.

— Нам нужно забрать тебя отсюда. — Сказала Аманда.

Кириана охватил приступ удушья, и он закашлялся, выплевывая кровь.

— Недостаточно времени для этого.

— Он прав, — согласился Ник. — Солнце встанет через пять, может быть десять минут. Мы не сможем добраться домой до рассвета.

— Тогда позвони Тэйту.

— Он не доедет сюда вовремя. — У Ника задергалась челюсть, когда он коснулся руки Кириана, в центр которой кто-то вонзил гвоздь. — И я не уверен, что мы сможем снять его, даже если Тэйт успеет.

— Все хорошо, — измученно произнес Кириан. Он сглотнул и встретил взгляд Ника, полный страдания. — Отвези Аманду к Талону, пусть он защитит ее и Табиту.

Ник бегом сорвался с места.

Не обращая внимания на Оруженосца, Аманда сосредоточилась на Кириане.

— Я не позволю тебе погибнуть, — настаивала она высоким, срывающимся голосом. — Черт побери, Кириан, ты не можешь умереть вот так, стать Тенью. Я не допущу этого.

От нежности в его взгляде у девушки перехватило дыхание.

— Мне жаль, что я подвел тебя. Как бы я хотел быть тем героем, которого ты заслуживаешь.

Аманда обхватила его лицо ладонями, и заставила посмотреть на нее. Руки девушки дрожали, когда она вытирала кровь с его губ и носа.

— Не смей сдаваться. Ты слышишь меня? Если ты погибнешь, где гарантии, что Десидериус не убьет и Талона. Борись ради меня, Кириан. Пожалуйста!

Лицо Кириана исказила гримаса боли.

— Все хорошо, Аманда. Я просто рад, что ты нашла меня. Я не хотел умирать в одиночестве…снова.

Сердце девушки сжалось от слов Кириана, и по лицу покатились слезы. Нет! Этот крик эхом отразился в ее душе.

Она не могла позволить ему умереть. Только не так. Не тогда, когда он защищал ее и заботился о ней. Не тогда, когда он стал так много значить для нее.

Снова и снова ее сознание рисовало картины ее любимого Темного Охотника, блуждающего по земле, запертого в ловушке меж мирами, страдающего от вечного голода и вечного одиночества.

Она не могла позволить этому случиться.

Ник вернулся с монтировкой в руках.

— Что ты делаешь?

Ник одарил Аманду тяжелым взглядом.

— Я не дам ему умереть вот так. Я собираюсь освободить его.

Он попытался вытащить гвоздь из руки Кириана.

Кириан застыл от боли.

— Нет! — закричала Аманда.

Ник отлетел в сторону.

— Что за черт?

Прежде чем Аманда успела понять, что происходит, она почувствовала, как сила волной поднялась в ней. Она вышла из под контроля и водопадом хлынула наружу.

В это же мгновение гвозди выскочили из тела Кириана, и он упал прямо в ее руки.

— Помоги мне, Ник, — выдохнула Аманда, пытаясь устоять на ногах и удержать Кириана.

Ник был ошеломлен.

Стряхивая с себя оцепенение, Оруженосец поднял Кириана на руки. Он зашатался под его весом, но двинулся к машине так быстро, как только мог.

— Нам все равно не хватит времени, чтобы довести его домой, — из горла Ника вырывались лишь отдельные слоги.

— Мы можем поехать к моей сестре. Она живет в квартале отсюда.

— Какая сестра?

— Эсмеральда. Ты ее уже видел — та, что с длинными черными волосами.

— Верховная жрица Вуду?

— Нет, акушерка.

Не проронив больше ни слова, Ник в рекордно-быстрое время довез их до дома Эсси. Это было непросто, но им удалось занести Кириана на крыльцо, как раз в тот момент, когда солнце начало всходить над крышей дома напротив.

Аманда заколотила в дверь небольшого дома сестры, построенного в Викторианском стиле.

— Эсмеральда? Быстрее! Открой дверь.

Девушка увидела тень сестры, мелькнувшую за кружевной викторианской занавеской, прежде чем ручка двери повернулась. Аманда толкнула дверь, и Ник, не медля, внес Кириана в коридор.

— Задерни шторы, — приказал Ник Эсмеральде, укладывая Кириана на темно-зеленый диван.

— Простите? — переспросила Эсмеральда. — Это еще что такое?

— Просто сделай это, Эсси, я сейчас все тебе объясню.

Эсси неохотно выполнила приказания Ника.

Аманда коснулась лица Кириана.

— Что же они с тобой сотворили…

— Как Табита? — слабо произнес мужчина. То, что даже в таком состоянии он заботился о ее сестре, глубоко тронуло Аманду.

— Я позвоню в скорую, — сказала Эсмеральда, беря в руки телефон со стола.

Ник выхватил его у нее из рук.

— Нет.

Выражение лица Эсмеральды заставило бы большинство мужчин отступить. Ник, даже не дрогнув, просто смотрел на нее в ответ.

— Все в порядке, Эсси. — уверила сестру Аманда. — Мы не можем везти его в больницу.

— Он умрет, если этого не сделать.

— Нет, — ответил Ник, — не умрет.

Эсмеральда недоверчиво приподняла бровь.

— Он не человек. — Объяснила Аманда.

Эсмеральда с подозрением сузила глаза.

— И кто же он тогда?

— Он — вампир.

Ярость заполнила черты Эсси, когда она накинулась на них.

— Ты привела вампира в мой дом? После того, что произошло с Табитой? Бог мой, Аманда, где были твои мозги?

— Он не причинит тебе вреда, — настаивала Аманда.

— Ты чертовски права. Я собираюсь позвонить в…

Ник встал между Эсмеральдой и телефоном.

— Попробуй позвонить кому-нибудь, и я вырву этот телефон из стены.

— Мальчик, — предупреждающе произнесла Эсси, — даже и не думай, что ты…

— Прекратите! — закричала Аманда. — Кириану нужна твоя помощь, Эсмеральда, и как твоя младшая сестра, я умоляю тебя об этом.

— Ты…

— Эсси, пожалуйста.

Она видела нерешительность в глазах Эсси и знала, о чем та думала. С одной стороны, Эсмеральда не хотела помогать ненавистному вампиру, а с другой — не могла сказать «нет» своей сестре.

— Пожалуйста, Эс, я никогда не просила тебя ни о чем.

— Неправда. Ты выпросила у меня мой любимый свитер, чтобы одеть на матч, в котором играл Бобби Дэниэлс.

— Эс!

— Ладно, — смягчилась Эсмеральда. — но если он укусит кого-то в этом доме, я проткну его колом.

Кириан лежал неподвижно, пока Аманда и ее сестра избавляли его от окровавленной одежды. Боль была настолько сильной, что он едва мог дышать. Снова и снова Кириан видел, как Даймоны атакуют его, и хотел их крови.

Оставим его на солнце.Издевающийся голос Десидериуса звучал в его ушах.

Это ублюдок заплатит за все. Кириан собирался проследить за этим.

Сердце Аманды сжалось при виде ран Кириана.

Предплечья и кисти были покрыты отверстиями от гвоздей.

У нее никогда не было ненависти к кому-либо, но прямо сейчас, она ненавидела Десидериуса с такой силой, что могла бы разорвать его на части голыми руками, случись ему быть здесь.

Она оставила Кириана лишь для того, чтобы позвонить родителям и справиться о состоянии Табиты.

Ник мерил комнату шагами, пока Эсси перевязывала Кириана.

— Что я должен сделать насчет Десидериуса? — спросил он.

— Держись от него подальше.

— Но ты только взгляни на себя.

— Я бессмертен, и я выживу. А ты нет.

— Ну да, конечно, если бы мы приехали минуты на три попозже, ты бы тоже не выжил.

— Ник, — предупредила Аманда. — Ему нужно отдохнуть, а твои слова этому совсем не способствуют.

— Извини, — произнес он, запустив руку в свои взъерошенные темно-каштановые волосы. — Я нападаю, когда волнуюсь. Это защитный механизм.

— Все нормально, Ник, — успокоил его Кириан. — Поезжай домой и поспи.

Ник кивнул, стойко приподняв подбородок и взглянул на Аманду.

— Позвони, если тебе что-то понадобится.

— Обязательно.

Когда Ник ушел, Эсмеральда закончила перевязывать Кириана.

— Это наверняка больно. Что случилось?

— Я вел себя как тупица.

— Ну, хорошо, Тупица, — многозначительно сказала Эсси, — нам нужно зафиксировать ноги, а у меня нет шины.

— Можно мне позвонить? — спросил Кириан.

Эсмеральда, нахмурившись, протянула ему телефон.

Аманда осторожно смывала кровь с его лица, пока он набирал номер.

— Как это у тебя получается мыслить здраво? — удивилась она, — Ты же наверняка испытываешь адскую боль.

— Римляне пытали меня больше месяца, Аманда. Поверь мне, это ерунда.

И все равно, сердце ее сжималось от боли. Как он мог выдерживать все это?

Она прислушивалась к его разговору с неизвестным собеседником.

— Да, я знаю. Скоро увидимся.

Аманда забрала у него телефон.

Кириан закрыл глаза, чтобы отдохнуть, когда Эсмеральда подтолкнула сестру в сторону кухни.

— А теперь я требую объяснений. Почему раненый вампир очутился на моем диване?

— Он спас мне жизнь, я просто возвращаю долг.

Эсмеральда уставилась на нее.

— Ты хоть представляешь, что сделает Табита, если когда-нибудь узнает об этом?

— Я знаю, но я не могла позволить ему умереть. Он хороший человек, Эс.

Щеки Эсмеральды побледнели, и у нее отпала челюсть.

— Нет, только не этовыражение лица.

— Какое выражение?

— Это возвышенно-плаксивое выражение, которое возникает на твоем лице всякий раз, когда на экране появляется Брэндон Фрейзер.

— Прошу прощения? — оскорблено переспросила Аманда.

— Ты увлечена им.

Аманда почувствовала, как щеки ее покрываются краской.

— Мэнди! Где твои мозги?

Она попыталась избежать осуждающего взгляда сестры, посмотрев на диван, где лежал Кириан.

— Слушай, Эсси, я не тупая, и не ребенок. Я знаю, что между нами никогда, ничего не будет.

— Но?

— Что но?

— По твоему виду ясно, что в конце этого предложения должно быть «но».

— Там его нет. — Аманда легонько подтолкнула ее к лестнице. — А теперь возвращайся в постель и поспи немного.

— Ага, как же. Ты проследишь за тем, чтобы Мистер Вампир не закусил одной из нас, пока я сплю?

— Он не пьет кровь.

— Откуда ты знаешь?

— Он так сказал.

Эсси скрестила руки на груди и одарила сестру враждебным взглядом.

— Ну, конечно, и ты принимаешь его слова на веру, не так ли?

— Ты прекратишь или нет?

— Да ладно, Мэнди, — ответила Эсси, махнув рукой в сторону дивана. — Он — убийца.

— Ты его не знаешь.

— Я не знаю лично ни одного аллигатора, но чертовски уверена, что его я бы тоже в доме не оставила. Нельзя изменить то, в чем заключается сущность чудовища.

— Он не чудовище.

— Ты в этом уверена?

— Да.

И все же она видела недоверие в глазах сестры.

— Лучше, чтобы это было так, малышка, или мы все чертовски дорого за это заплатим.

Когда через несколько часов Эсмеральда стала собираться на работу, Аманда приготовила небольшой завтрак для Кириана.

— Я ценю твою заботу, но я действительно не голоден. — Мягко произнес он.

Аманда отставила тарелку на кофейный столик и нежно провела рукой по повязке на его руке, которая уже пропиталась кровью.

— Жаль, что ты не послушал меня и не остался дома.

— Я не могу сделать этого, Аманда. У меня есть клятва и долг, которыми я связан.

Работа. Это было все, что имело для него значение, и Аманда спрашивала себя — защищал ли он ее потому, что заботился о ней или это была всего лишь часть его обязанностей.

— И все равно, ты говоришь, что веришь в мои способности, а потом, когда я говорю тебе…

— Аманда, пожалуйста. У меня не было выбора.

Она кивнула.

— Надеюсь, ты убьешь его.

— Убью.

Аманда сжала его ладонь.

— Твой тон уже не такой уверенный, как был раньше.

— Это потому, что я провел ночь, прибитым к забору и не очень хорошо чувствую себя сегодня утром.

— Не смешно.

— Я знаю, — ответил Кириан. — Меня волнует, что он точно знал, куда ударить, чтобы навредить как можно сильнее. Вплоть до…

Аманда ожидала несколько минут, но он не продолжил.

— До чего? — спросила она.

— Ничего.

— Кириан, поговори со мной. Я хочу знать, как он довел тебя до такого состояния.

— Я не хочу об этом говорить.

Прежде чем она успела настоять на своем, кто-то постучал в дверь.

— Пожалуйста, — тихо попросил Кириан, — впусти Д’Алериана.

— Ловца снов?

Он кивнул.

Охваченная любопытством, Аманда встала, открыла входную дверь, а потом отступила назад. Мужчина на пороге был совсем не таким, как она себе представляла. У возвышающегося над ней Ловца Снов были черные, словно ночь, волосы и настолько бесцветные и бледные глаза, что они практически светились. Одетый во все черное, как Темный Охотник, мужчина мог бы привлечь внимание, если бы ее не охватила непонятная потребность отвести от него взгляд. Это было странно. Действительно странно. Ей приходилось заставлять себя смотреть на мужчину, который должен был бы ввергать любую женщину в чувственный трепет.

Не произнеся ни слова, он прошел мимо нее и направился к Кириану. Дверь сама собой вырвалась из рук девушки и захлопнулась, не позволяя дневному свету проникнуть в комнату.

Д’Алериан скользящими, грациозными шагами подошел к дивану, на котором лежал Кириан. Он скинул свою кожаную куртку и закатал рукава черной рубашки повыше.

— С каких это пор ты стучишься? — спросил Кириан.

— Просто не хотел пугать человеческую женщину. — Д’Алериан окинул взглядом тело Кириана. — Хреново выглядишь.

— Ты не первый, кто мне это говорит.

Лицо Д’Алериана не выражало ни юмора, ни чего-либо другого. Он был еще более спокойным и невозмутимым, чем Талон. Казалось, что он вообще не испытывает никаких эмоций.

Д’Алериан вытянул руку, и одно из кресел придвинулось к дивану.

Не обращая никакого внимания на Аманду, он коснулся плеча Кириана.

— Спи, Темный Охотник.

И прежде, чем Ловец закончил предложение, Кириан провалился в сон.

Аманда наблюдала за тем, как Д’Алериан закрыл глаза, не убирая руки с плеча Кириана. Только тогда она увидела, как эмоции мелькнули на лице мужчины. Он выдохнул и сжался, как будто это именно его пытали. На самом деле, его тело выражало всю боль, которую, как считала девушка, мог испытывать Кириан.

Через несколько минут Д’Алериан убрал руку и, сдавленно дыша, откинулся в кресле. Он закрыл лицо ладонями, как будто пытаясь отгородиться от кошмара.

Когда мужчина взглянул на нее, она подпрыгнула от напряженности, сквозившей в его глазах.

— Никогда, за всю вечность, я не видел такого. — Хрипло прошептал он.

— Какого?

Он глубоко, порывисто вздохнул.

— Ты хочешь знать, как Десидериус справился с ним?

Аманда кивнула.

— Воспоминания Кириана. Я ни в ком еще не ощущал такой мучительной боли. Когда они охватывают его, он слабеет. И пока это будет продолжаться, Кириан не сможет обрести спокойствия в битве.

— Я могу что-нибудь сделать?

— Нет, если только ты не знаешь, как можно стереть эти воспоминания. Если они будут так мучить его и дальше — он обречен. — Д’Алериан бросил взгляд на Кириана. — Он будет спать до вечера. Не беспокой его. Когда он проснется, то сможет встать, но будет слаб. Попытайся удержать его от охоты на Десидериуса на несколько дней. Я поговорю с Артемидой и погляжу, что можно сделать.

— Спасибо.

Он кивнул и исчез, озарив комнату золотистой вспышкой света. Через две секунды испарилась и его куртка.

Заняв освободившееся после Ловца кресло, Аманда подняла глаза к потолку и нервно рассмеялась. Все, чего она когда-либо хотела в жизни — это нормальность. А теперь у нее был любовник-вампир, Ловец Снов, что бы это там не означало, появлялся и исчезал по своему желанию в доме ее сестры, пока еще один вампир пытался убить ее.

Жизнь была полна иронии.

Амандаа повернулась, чтобы наблюдать за Кирианом. Дыхание мужчины выровнялось, а болезненная напряженность покинула его черты. Отметины на его теле были ужасными, но, казалось, даже они стали немого меньше.

Что же Десидериус сделал с ним?

Кириан проснулся, залитый лунным светом, проникающим сквозь открытые окна. Сначала он не мог вспомнить, где находится, пока не попробовал двинуться, и боль не пронзила его тело.

Сжав зубы, он медленно сел и обнаружил Эсмеральду, стоящую перед ним с огромным крестом в руке и ожерельем из чеснока на шее.

— Оставайся на месте, приятель. И даже не пытайся выкинуть что-нибудь из своих ментальных штучек.

Кириан расхохотался, сам того не желая.

— Знаешь, кресты против нас не работают, так же как и чеснок.

— Ну да, как же, — произнесла она, подходя к нему чуть ближе. — Ты сможешь повторить свои слова, если я тебя им коснусь?

Когда девушка подошла достаточно близко, Кириан выхватил крест из ее рук.

— Ай, ай, ай! — притворно запричитал он, а потом прижал его прямо к груди. — Правда, — серьезно произнес он, протягивая крест обратно. — Он совсем не эффективен. А что до чеснока, ну, это же чеснок и он воняет, но если тебя это не волнует, я смогу это пережить.

Эсмеральда стянула ожерелье с шеи.

— Ну, так какое же у тебя тогда слабое место?

— Вот так я тебе и сказал.

Она склонила голову набок.

— Мэнди была права. Ты выведешь из себя кого угодно.

— Тебе надо было поговорить с моим отцом, прежде чем я съел его.

Эсмеральда побледнела и отступила на несколько шагов.

— Он дразнит тебя, Эс. Он не ел своего отца.

Кириан обернулся и увидел Аманду, стоящую в дверях позади него.

— Ты в этом уверена?

Она улыбнулась.

— Полностью, а тебе должно быть уже лучше, раз ты способен на шутки. — Аманда подошла ближе и проверила повязки на руках. — Боже, они практически зажили.

Кириан кивнул, потянувшись за одной из рубашек, которые Ник завез вечером, когда он еще спал, и надел ее.

— Спасибо Д’Алериану. Еще несколько часов и раны исчезнут полностью.

Аманда глядела, как он скользнул с дивана. Только медлительность его движений выдавала то, что он еще выздоравливал.

— Тебе уже можно вставать?

— Мне нужно подвигаться, чтобы расправить затекшие мышцы. — Проходя мимо нее, он едва слышно пробормотал, — Ну, по крайней мере, некоторые.

Она провела его в кухню.

— Эсси, у нас еще остались спагетти?

— Он ест спагетти?

Аманда вопросительно взглянула на Кириана.

— Ешь?

Он бросил хитрый взгляд на Эсмеральду.

— Это, конечно, не то же самое, что присосаться к шее какого-нибудь итальянца, но тоже неплохо.

Выражение ужаса на лице сестры заставило Аманду рассмеяться.

— Лучше оставь ее в покое, а то она пронзит тебя, пока ты будешь спать.

Он уселся за кухонный стол и бросил жаркий, жаждущий взгляд на ее тело.

— Лично я лучше бы пронзилтебя, пока мы еще бодрствуем.

Она улыбнулась его двусмысленности, выкладывая спагетти на тарелку.

— Я так рада, что ты снова поддразниваешь меня. Я боялась, что потеряю тебя, когда мы нашли тебя утром.

— Как Табита?

— Она в порядке. Ее выписывают, пока мы с тобой говорим.

— Хорошо.

По выражению его лица было ясно, что он глубоко обеспокоен.

— Что такое? — спросила Аманда, устанавливая таймер на микроволновке.

— Десидериус на свободе и он снова будет убивать. Я не могу просто лежать и…

Аманда остановила поток слов, прижав ладонь к его губам.

— Если ты погубишь себя, какой в этом будет прок для всех остальных?

— Это поможет Нику, потому что он унаследует все мое состояние.

— Это не смешно.

— Ты часто мне это говоришь.

Она легко улыбнулась.

— Прежде чем ты отправишься за Десидериусом снова, мы должны все продумать. В данный момент он считает, что ты мертв, поэтому у нас есть преимущество.

— У нас?

— Я не собираюсь снова позволять тебе биться с ним в одиночку. Он угрожает мне и моим близким, и я сыта по горло тем, что просто сижу в ожидании его удара.

Кириан потянулся и обхватил ее лицо ладонями.

— Я не хочу, чтобы тебе причинили вред.

— Тогда научи меня всему, что нужно знать, чтобы помочь тебе надрать ему зад.

Кириан улыбнулся.

— Я не сражался ни с кем, кроме Даймонов уже более двух тысяч лет.

— Ну, учиться никогда не поздно.

Кириан фыркнул.

— Старого кобеля новым трюкам не научишь.

— Лучше не откладывать на завтра то, что можешь сделать сегодня.

— Время значения не имеет.

— На бога надейся, а сам не плошай.

Кириан расхохотался.

— Ты не дашь мне выиграть этот спор, так ведь?

— Нет. А теперь дай я покормлю тебя, а потом покажу, что нарыла, пока ты спал.

Кириан смотрел, как она трет сыр на спагетти. Он никогда не встречал женщины, подобной ей.

Когда Десидериус оставил его, последние мгновения, которые он провел, закрыв глаза в ожидании смерти, были заполнены воспоминаниями о том, как она выглядела в его постели. О том, как приятно было ощущать ее в своих объятиях.

Это утешило его сильнее, чем он имел право просить.

Что если тебе снова не удастся убить Десидериуса?

Эта мысль ужаснула Кириана. Аманда останется в одиночестве. Он закрыл глаза и представил ее лежащей в больничной палате, как Табита. Или хуже.

Нет, Аманда была права, он должен был научить ее, как защитить себя.

Десидериус был слишком опасен. Слишком изобретателен. Что еще хуже, этот ублюдок исполнял свои обещания. Он точно знал, куда бить.

— Кириан?

Он взглянул на Аманду.

Она поставила перед ним тарелку со спагетти и салатом, а потом коснулась рукой его брови.

— Не думай об этом.

— О чем?

— О Десидериусе. Ты так усиленно думал о нем, что я практически услышала твои мысли.

Эсмеральда сунула голову в кухню.

— Я ухожу, чтобы принять ребенка Кары. Ты уверена, что ты с ним в безопасности?

— Все будет хорошо, Эсси. Иди, кыш, убирайся.

— Ладно, но я позвоню попозже.

Аманда рыкнула на сестру и взглянула на Кириана.

— Ты когда-нибудь пробовал жить с девятью матерями?

— Нет, не могу о себе такого сказать.

Когда Кириан закончил с едой и позвонил Нику, Аманда повела его наверх, чтобы он мог принять ванну.

Кириан неподвижно стоял, пока она расстегивала его рубашку и снимала ее, потом девушка принялась за его брюки. Он затвердел, когда ее пальцы коснулись плоти.

— Знаешь, я уже несколько десятилетий не лежал в ванне. Я всегда принимаю душ.

— Ну, в этот раз все будет веселее — я обещаю.

Привстав на цыпочки, Аманда легко коснулась его губ.

Кириан следовал за ней, и девушка уложила его в ванну. Горячая вода чудесно ласкала кожу, пока Аманда намыливала мочалку. Он провел пальцами по ее подбородку.

Она разделась и присоединилась к нему.

Кириан сжал ее в объятиях, но, когда девушка придвинулась к нему, старые воспоминания вновь захватили его.

Внезапно он снова оказался в своем старом доме и чувствовал тело Теоне, прижавшееся к нему. Видел ее холодное лицо.

Аманда ощутила, как он напрягся.

— Я делаю тебе больно?

— Дай мне встать, — сказал Кириан, отталкивая ее от себя.

Что-то с ним было не так.

— Кириан?

Он избегал ее взгляда, и Аманда поняла, что имел ввиду Д’Алериан.

Полная решимости избавить Кириана от его демонов, она сжала его лицо в ладонях и заставила мужчину посмотреть на себя.

— Кириан, я не Теоне, и я никогда не предам тебя.

— Дай мне…

— Посмотри на меня, — твердила Аманда. — Посмотри в мои глаза.

Он поглядел.

— Я кормила тебя. Я не отравила тебя. Я никогда не причиню тебе вреда. Никогда.

Кириан нахмурился.

Она двинулась выше, скользнув своим телом по его торсу.

— Люби меня, Кириан, — попросила девушка, положив его руку на свою грудь. — Дай мне стереть эти воспоминания.

Кириан не знал, возможно это или нет, но когда он ощутил ее обнаженную, влажную кожу своим телом, а ее жаркое дыхание опалило шею, то осознал, что не может оттолкнуть ее. Так долго ни одна женщина не утешала его. Так долго он жил без любящего прикосновения.

Аманда потерлась о его тело, прогоняя все мысли.

— Доверься мне, Кириан, — прошептала она, прежде чем скользнуть языком по чувствительной мочке уха.

Его обожгло, как огнем.

— Аманда, — выдохнул Кириан ее имя, и оно слетело с его израненных губ, словно мольба о спасении.

Он так яростно пытался избавиться от своего прошлого, забыть его, и все же, оно всегда было рядом, скрываясь в глубине, ожидая момента, чтобы поразить его именно тогда, когда он меньше всего этого ожидал.

Но не сейчас. Не тогда, когда она была в его руках.

Аманда увидела, как спала пелена с его глаз. Впервые она почувствовала душу мужчины, у которого души не было. Что еще важнее, она видела его разгорающееся желание. То, как он нуждался в ней.

Улыбаясь, Аманда нежно поцеловала его, касаясь осторожно, чтобы не причинить ему еще больше боли.

К удивлению девушки Кириан углубил поцелуй и обвил ее руками. Он зарылся ладонями в ее волосы и прижал к себе так сильно, что у нее перехватило дыхание. Его язык жадно ласкал ее рот, пробуждая собственный голод девушки.

Аманда потянулась рукой вниз и сжала его член ладонью, а потом медленно, сантиметр за сантиметром, ввела в свое тело.

Она двигалась легко и неспешно, помня о его ранах.

Кириан откинул голову и смотрел, как на лице Аманды, скользящей по его телу, появляется удовлетворенное выражение. Потянувшись, он сжал ее лицо в ладонях.

— Ты намного лучше, чем я заслуживаю.

Аманда накрыла губы Кириана своими и жадно поцеловала его, прикусывая их зубами. О боже, этот мужчина умел целоваться. Ее язык терся о его клыки, когда она ускорила движения. Его стон эхом прошел сквозь нее.

Он сжал ее голову ладонями, углубляя поцелуй. Эмоции переполняли девушку, и она достигла яростного оргазма в его объятиях. Кириан поцеловал ее еще неистовее.

— Вот так, Аманда, — прошептал он, обхватив ее грудь рукой и нежно сжимая. — Сделай это за нас обоих.

Аманда открыла глаза и увидела неприкрытый голод в его полуночных глубинах.

— Это так несправедливо по отношению к тебе.

Кириан улыбнулся.

— Я действительно не возражаю. Мне достаточно просто быть внутри тебя.

Не поверив Кириану ни на минуту, Аманда помогла ему выбраться из ванны и вытерла его полотенцем. Она уложила его в кровать в гостевой, а потом аккуратно зашторила окна, чтобы дневной свет не проник сквозь них утром.

Аманда смотрела, как Кириан спит, его израненное тело излечивалось почти на глазах.

Если бы только она могла вылечить его сердце так же быстро.

Черт бы побрал его жену за ее жестокость.

Аманда услышала стук в дверь.

Бросив последний взгляд на своего гостя, она прокралась в коридор и спустилась по лестнице, чтобы открыть дверь. На пороге стоял Ник с маленьким чемоданом.

— Я подумал, что ему потребуется еще одежда и кое-что другое.

Аманда улыбнулась заботливости Ника и впустила его в дом.

— Спасибо. Я уверена, что Кириан это оценит.

Ник поставил чемодан у дивана.

— Где он?

— Наверху, спит, я надеюсь.

— Слушай, — мрачно сказал Ник. — Талон поехал с Табитой к твоим родителям, чтобы убедиться, что с ней все будет в порядке. Я попросил кое-кого из Оруженосцев присмотреть за Эсмеральдой и остальными членами твоей семьи. Теперь, когда Десидериус думает, что Кириан мертв, никто не может сказать, что он сделает дальше, и за кем из вас он будет охотиться. Предупреди своих, чтобы они соблюдали осторожность.

Кириан слушал их разговор, лежа в постели. Он чувствовал страх в голосе Аманды. Беспокойство. И он знал лишь один способ прогнать их.

Если Десидериус узнает, что он все еще жив, он повременит с охотой на сестер Аманды. Кириан был главной целью Даймона, они — всего лишь бонусами.

Медленно, превозмогая боль, он выбрался из кровати и оделся.

ГЛАВА 13

— Кириан, мне бы не хотелось тебя беспокоить… — Аманда оборвала себя на полуслове, открыв дверь в спальню и обнаружив, что кровать пуста.

— Где он? — Спросил Ник, следуя за ней в комнату.

— Не знаю, секунду назад был здесь.

Выругавшись, Ник вытащил сотовый, а потом остановился.

— Черт возьми, он не взял телефон.

— Он же не мог уйти.

Девушка пошла проверить ванную, но красноречивый взгляд Ника остановил ее.

— Еще как мог.

Оруженосец подошел к окну, и они увидели, как Кириан покидает подъездную дорожку на ягуаре Ника.

Первой остановкой Кириана был магазин кукол. Мужчина собирался найти одну из «шестерок» Десидериуса, и последнее, чего он хотел — это встретиться с ними безоружным.

Было начало девятого, когда он распахнул дверь и услышал, как над головой зазвенел маленький колокольчик. Лиза тотчас же вышла из подсобки, ее морщинистое лицо светилось теплотой и дружелюбием, пока она не заметила заживающие синяки на его лице.

— Полководец, — произнесла она обвиняющим тоном. — С тобой все в порядке?

— Все хорошо, Лиза, спасибо. Я просто пришел забрать заказ.

Она нахмурилась.

— Я отдала его Ники еще вчера, он разве не сказал тебе?

Кириан молча выругался. Невероятно. Ник вспомнил о заказе вовремя в тот самый единственный раз, когда Кириан предпочел бы, чтобы тот о нем забыл.

Потом Охотник услышал слабое шуршание за бордовыми занавесками в задней части магазина. Он ощутил необычное волнение, которого уже давно не чувствовал. Шторы раздвинулись сами собой, и по позвоночнику мужчины пробежал холодок. Появившаяся из тени фигура заполнила своим присутствием маленький магазин. При росте более двух метров и одетый во все черное, это был мужчина, приближение которого заставляло любое живое существо либо дрожать от страха, либо вытягиваться в почтении.

Или, как в случае с Кирианом, глядеть во все глаза.

Широкая улыбка расплылась по лицу Ашерона, на котором застыло плутоватое выражение. Несмотря на то, что глаза мужчины были скрыты черными очками «Ray-Ban Predator», женщины все равно падали в обморок от одного его вида. Надменный и яростный, он не брал пленных и редко проявлял милосердие по отношению к кому-либо.

Ашерон обладал кучей странностей, но самой необычной чертой его характера было стремление постоянно менять цвет волос. Это случалось так часто, что многие Темные Охотники делали ставки на то, в какой цвет Ашерон выкрасит их на следующей неделе. Сегодня его длинные, темно-зеленые волосы были заплетены в старомодную косу, свободно спускающуюся на грудь.

— Ашерон, — раздраженно поприветствовал его Кириан. — Пришел проверить, как я?

— Ни в коем случае, маленький брат. Я тут, чтобы осмотреть достопримечательности. Разве не заметно?

— Ага. Выглядишь как турист. Темно-зеленые волосы замечательно для этого подходят.

Сарказм заставил Эша рассмеяться.

— Ну, я подумал, что раз Талон защищает…как ее зовут…Табиту? А ты охотишься на Деси—делай-все-не-так, вам двоим может понадобиться рука помощи.

— В последний раз, когда я о ней просил, Артемида прислала мне отрубленную.

Эш ухмыльнулся.

— Ты же знаешь, что, когда имеешь дело с богами, нужно выражать свои мысли точнее. Кроме того, у меня есть кое-какая информация.

— Ты мог бы послать Е-мэйл.

Эш пожал плечами.

— Мое присутствие здесь ничего не значит. Ты же знаешь, что я не стану вмешиваться в ваши с Десидериусом дела.

И почему это Кириан ему не верил?

О, да, потому что Ашерон Партенопаэус всегда вмешивался не в свое дело, если оно касалось паршивых Даймонов.

— Кажется, я когда-то это уже слышал.

— Хорошо, — ответил Эш, равнодушно пожимая плечами, — Я возьму свою никому не нужную информацию и…

— Я уже слышал, что сказали Оракулы.

— Но ты не знаешь окончания истории, — вмешалась Лиза.

Ашерон хмуро взглянул на нее.

— Какой истории? — спросил Кириан.

Ашерон вынул из кармана плаща пластинку жевательной резинки и начал разворачивать ее. Тщательно.

— Ты же сказал, что не хочешь знать.

— Отлично, тогда я пойду за ним без нее.

Когда Кириан дошел до двери, голос Ашерона остановил его.

— Тебе не кажется странным, что Десидериус обладает силами, которые превышают все, виденные нами у Даймонов до этого?

— О, — ответил Кириан, поворачиваясь к нему лицом, — Дай-ка подумать. Да.

Лиза хихикала, пока Ашерон не кинул на нее косой взгляд. Она выпрямилась, а потом расхохоталась. Извинившись, женщина кинулась в подсобку, заходясь смехом.

Ашерон наблюдал за ее бегством, а затем повернулся к Кириану. Выражение его лица стало серьезным.

— Ну ладно, вот факты. Кажется, у старого доброго Бахуса однажды встало, и он поразвлекся с апполитской крошкой. Девять месяцев спустя у нее появился Десидериус.

— Вот дерьмо.

— Точно, — согласился Ашерон, взяв в руки одну из кукол Лизы, которую она сделала похожей на Артемиду. Поразительное сходство заставило его нахмуриться, и он поставил ее обратно на полку. — Хорошая новость заключается в том, что папочку Бахуса сынуля абсолютно не заботит, учитывая количество уже имеющихся у него ублюдков. Что до плохой — Десидериус немного рассвирепел, когда понял, что любимый папуля совсем не переживает по поводу двадцатисемилетнего предела жизни сына. Поскольку он является полубогом, то считает, что его жизнь должна быть подлиннее. Ну, скажем, бесконечной.

— И он стал Даймоном.

Ашерон кивнул.

— Учитывая его силы полубога, он равен нам в скорости, силе и умении. И в отличие от нас, никакого Кодекса у него нет.

— Это многое объясняет, так ведь? Если ты не можешь добраться до самих богов, нападай на тех, кто им служит.

— Точно. И для Дези мы — цель первостепенной важности.

— Один вопрос.

— Ответ.

Кириан проигнорировал сарказм Эша.

— Почему Десидериуса должен победить именно Темный Охотник, обладающий душой?

— Потому что это — предсказание, а ты знаешь, как они работают.

— Откуда ты все это знаешь?

Взгляд Ашерона вернулся к кукле, которую он рассматривал.

— Вчера я говорил с Артемидой. Это заняло некоторое время, но я вытянул из нее кое-что.

Кириан некоторое время обдумывал слова Эша. Тот всегда был любимым Охотником богини. То, что она предпочитала Ашерона, давно уже вызывало зависть в сердцах многих Темных Охотников. Но Кириан не возражал. Он был благодарен за способность атланта получать информацию у Артемиды и передавать ее им.

— Знаешь, — сказал Кириан Ашерону, — однажды тебе придется объяснить мне эти странные отношения между вами и то, почему ты единственный Темный Охотник, способный появляться в присутствии богов, не боясь быть поджаренным.

— Однажды, возможно. Но не сегодня. — Ашерон протянул ему выдвижной меч и метательный кинжал. — А теперь верни свой зад обратно в постель. У тебя есть работа, которую нужно закончить, и тебе понадобится вся твоя сила.

Кириан повернулся, чтобы уйти.

— О и еще одно, Кириан.

Кириан поглядел на него.

— Не стоит идти домой в одиночку.

— Извини?

— Десидериус знает, где ты живешь. Там больше не безопасно.

— Мне плевать, если…

— Послушай меня, Полководец, — произнес Ашерон с угрозой в голосе. — Никто тут не сомневается в твоих способностях превратить Дези в одно из блюд меню «Road Kill Diner»; однако, ты должен защищать других людей, включая твердолобого каджуна, который слушается приказаний не лучше тебя, и волшебницу с практически непробудившимися силами. Поэтому, хотя бы один раз, ты можешь не спорить и сделать, как я прошу?

Кириан натянуто улыбнулся.

— Только один единственный раз, так что не привыкай к этому.

Ашерон смотрел, как Кириан покидает магазин. Как только он ушел, Лиза появилась из подсобки.

— Почему ты не сказал ему, что забрал его душу у Артемиды? — спросила она.

Эш скользнул рукой в карман, где лежал медальон.

— Еще не время, Лиза.

— А как ты узнаешь, когда оно придет?

— Поверь мне, я пойму.

Она кивнула и распахнула для него занавески.

— А теперь, говоря о тех, кому следует заняться своими ранами, ты должен зайти сюда и позволить мне помочь тебе. Господи, я еще никогда не видела человека, у которого спина была бы в худшем состоянии, чем у тебя. Это выше моего понимания, почему ты позволяешь кому-либо так избивать себя. А я знаю, что ты именно позволил. Темный Охотник с твоими силами не стал бы терпеть такое против своей воли.

Эш не ответил, но он знал причины. Артемида никогда не отпускала своих Охотников просто так. Цена за их свободу была очень высока.

Ему пришлось принести в жертву немного плоти, что бы у Кириана был шанс убить Десидериуса.

Но, что было важнее, его разодранная, покрытая синяками спина, купила Полководцу шанс на счастье. Это был кровавый ритуал, через который он проходил по свое воле каждый раз, когда Темный Охотник или Охотница хотели вернуть свою душу.

Ритуал, о котором никто из них не знал.

Все, что происходило между ним и Артемидой, было тайной. И он всегда будет хранить ее.

Кириан добрался до Бурбон-стрит, где раньше видел приспешников Дези. Боль в боку стихала, но все равно причиняла страдания. Ему потребовалось полчаса, чтобы найти то, что он искал.

А выражение лица «шестерки» было бесценным.

— Вот черт!

Кириан схватил его, прежде чем тот успел убежать.

— Передай Десидериусу, что мы еще не закончили.

Юнец кивнул.

Кириан отпустил его и наблюдал, как тот лихорадочно пробирается сквозь толпу, словно за ним гналась сама смерть.

Он знал, первое правило войны гласит — внезапная атака практически гарантирует победу, и только что сам разрушил всю внезапность. Все же, он отказывался рисковать жизнью Аманды или кого-то из ее родственников, чтобы сохранить свое преимущество. Десидериус не станет преследовать их, пока у него есть возможность сразиться с Темным Охотником.

Хромая, он вернулся к машине Ника, и, наконец, направился к единственному человеку, способному успокоить его.

— Где ты был? — спросила Аманда, как только Кириан вернулся.

— У меня были кое-какие дела?

Ник выругался.

— Ты искал Десидериуса, не так ли? — Он снова разразился проклятиями. — Ты дал ему знать, что жив.

Кириан проигнорировал его, направляясь к дивану и садясь.

— Ты в порядке? — спросила Аманда.

Он кивнул, вытягиваясь.

Ник бросил на него раздраженный взгляд. Он обошел диван, сжимая и разжимая кулаки.

— Черт возьми, Кириан, зачем ты…

— Ник, отвали от меня. Я не в настроении.

Ноздри Ника раздувались.

— Отлично, продолжай в том же духе и пусть тебя убьют. Чего я вообще волнуюсь? Я получу дом, машины, все, что у тебя есть. Давай, иди и скажи ему, что ты полуживой от ран. Знаешь что, почему бы мне просто не оставить дверь незапертой и не пригласить его войти?

— Ник, ты делаешь только хуже, — Аманда попыталась мягко успокоить его.

Она видела боль в глазах Ника. Сыновнюю привязанность, которую тот питал к Темному Охотнику.

— Знаешь что? — выдавил он сквозь стиснутые зубы. — Мне плевать. Потому что мне никто не нужен. — Он ткнул пальцем в Кириана. — Я не нуждаюсь ни в тебе, ни твоих деньгах, ни в какой-либо другой фигне. Мне никогда никто не был нужен, кроме меня самого. Поэтому ты можешь пойти и сдохнуть, потому что мне все равно.

Ник развернулся, чтобы уйти.

Не успела Аманда моргнуть, как Кириан уже стоял перед ним.

Оруженосец злобно взглянул на него.

— Убирайся с моего пути.

Лицо Кириана выражало терпение отца по отношению к непослушному подростку.

— Ник, я не собираюсь умереть на твоих руках.

— Ну да. Как ты думаешь, сколько раз Стрейгар говорил то же самое Шэрон, пока его не поджарили до хрустящей корочки.

Ник стряхнул руку Кириана со своего плеча и рванул прочь из дома.

У Охотника дергалась челюсть, когда он вытащил сотовый и набрал номер.

— Ашерон, — произнес он после небольшой паузы, — У меня тут проблемы с беглым Оруженосцем, который без сомнения направляется сейчас к Кварталу в новом угольно-черном Ягуаре XKR с откидным верхом. Не мог бы ты перехватить его, пока он не натворил глупостей?

Сдвинув от волнения брови, Кириан встретился взглядом с Амандой, вслушиваясь в слова Ашерона.

— Да, спасибо.

То, что он слышал, казалось, сильно раздражало его.

— Да, О Великий Господин и Повелитель, я отдыхаю. — Шокированное выражение появилось на лице мужчины. — Откуда ты знаешь, что я стою?

После небольшой паузы, он фыркнул.

— Укуси меня, Эш. Удачи с Ником.

Кириан повесил трубку. Несмотря на то, что Аманда не слышала точных слов Ашерона, основную идею она поняла.

— Он прав, тебе нужно прилечь.

Черные глаза Кириана блеснули.

— Мне не требуется нянька.

— Отлично. Хочешь сказать мне, что тебе ничто и никто не нужен, а потом тоже сбежать из дома?

Кириан одарил ее смущенной улыбкой.

— Теперь ты понимаешь, почему я терплю его. Мы похожи, как две капли воды.

Аманда рассмеялась, хотя сердце ее болело за них обоих.

— Дай-ка угадаю, ты был таким, как он в его возрасте?

— Вообще-то, он намного более терпим, чем был я. И не такой упрямый.

Аманда прильнула к нему и обняла рукой за талию.

— Пойдем наверх.

К ее удивлению, Кириан позволил ей отвести его в комнату для гостей и уложить в постель.

Раздевая его, девушка увидела розовые, затягивающиеся раны. Взяв его ладонь, она коснулась маленьких ногтевых пластинок.

— Не могу поверить, что ты встал так скоро, после того, что случилось.

Он вздохнул.

— Темного Охотника нельзя удержать в постели надолго.

Аманда едва услышала его слова. Когда она дотронулась до ран, видения захватили ее разум. Девушка ощутила ярость Кириана, его боль. А потом она увидела образ будущего. Кириана, распластанного на стене, во власти Десидериуса. Умирающего Кириана.

Глотая ртом воздух, девушка отпустила его и шагнула назад.

Кириан нахмурился.

— Что с тобой?

Аманда дотронулась до груди, пытаясь сдержать поднимающуюся панику. Девушка старалась подавить свое волнение так сильно, как могла, но все внутри нее кричало от увиденного.

Она не могла позволить ему умереть. Не так.

Заставляя себя успокоиться, Аманда взглянула на Кириана.

— Ты должен отпустить прошлое. Пока ты цепляешься за него, Десидериус может уничтожить тебя.

Он отвел взгляд.

— Я знаю.

— Что ты собираешься делать? Если ты не прекратишь вспоминать об этом, он вновь схватит тебя.

— Я могу с этим справиться, Аманда.

— Правда? — спросила девушка, и ее горло сжалось, когда она снова увидела, как он умирает. О, Господи, пожалуйста, только не это. Она не смогла бы пережить его потерю. Мысль о том, что однажды она не сможет почувствовать его руки, обвивающиеся вокруг нее, услышать его голос…

Его смех.

Это невозможно было представить. Боль стала невыносимой.

— Я могу контролировать себя, — настаивал Кириан.

Но Аманда знала правду. Она на себе испытала его казнь. Что еще хуже, девушка знала, что, на самом деле, он никогда не пытался разобраться с этим. Он просто откидывал от себя все болезненные мысли.

Неожиданно Аманда поняла, как избавить его от воспоминаний. По крайней мере, она надеялась, что это сработает.

— Я сейчас вернусь.

Со смешанными чувствами Кириан смотрел, как Аманда уходит. Лучше, чем кто бы то ни было, он знал свои слабые места. Все, что с ним нужно было сделать Десидериусу — это развести в стороны руки, и его захватит паника. Воспоминания настолько болезненные, что против них он бессилен.

Кириан потер глаза руками. Должен быть какой-то способ выкинуть все это из головы, чтобы встретить Даймона с незамутненным разумом.

Минуты пролетали мимо, пока Темный Охотник обдумывал возможные решения.

Внезапно он почувствовал, что кто-то наблюдает за ним.

Кириан перекатился на бок и увидел Аманду, стоящую в дверях с подносом в руках, одетую в длинный белый атласный халат. С теплой улыбкой на лице она вошла в комнату и поставила поднос на столик.

Кириан нахмурился.

Аманда грациозно подошла к постели, а потом согнула колено, которое при этом выглянуло из разреза халата. Опираясь на кровать, она перекатила мужчину на спину. Но он все равно смотрел на ее ноги, затянутые в чулки и очертания пояса под халатом.

Улыбка Аманды стала шире, когда она запустила руку в карман и вытащила длинный шелковый шарф.

Кириан нахмурился еще сильнее, когда девушка обернула ткань вокруг его запястья.

— Что ты делаешь?

— Собираюсь помочь тебе.

— С чем?

— С прошлым.

— Аманда, — зарычал он, когда она притянула его руку к столбику кровати. Как только Кириан понял, что девушка собирается привязать ее там, он рванулся от нее в сторону.

— Нет!

Аманда схватила его ладонь и положила меж своих грудей.

— Да.

Аманда видела, как паника поднимается в его глазах.

— Нет, — повторил Кириан твердо.

Облизнув губы, она подняла к ним его руку. Приоткрыв рот, она нежно посасывала подушечку его пальца.

— Пожалуйста. Кириан. Я обещаю, что ты не пожалеешь.

Желание клубилось внутри него, когда он смотрел на Аманду. Ее язык порхал по его коже, между пальцами. Затем она провела ногтем по внутренней поверхности запястья и дальше по руке, посылая дрожь по его телу.

Аманда опустила руку Кириана от своих губ к вырезу халата, а потом направила внутрь, к обнаженной груди.

— А если я хорошо попрошу?

Сдавленно дыша, мужчина сжал ее грудь ладонью. Это было все, что он мог сделать, чтобы не забыть, о чем она его просила.

Аманда просила об абсолютном доверии. О том, чего он никому не мог дать более чем за два тысячелетия.

Вспоминая ужас случившегося с ним в последний раз, когда он совершил эту ошибку, Кириан поглядел ей в глаза и почувствовал, что его намерения рассыпаются на части. Предаст ли и она его однажды?

Сможет ли сам он рискнуть?

На этот раз, когда Аманда притянула его руку к столбику, Кириан сжал зубы, но не отодвинулся, пока она привязывала ее к резному дереву. И все же, сердце его колотилось.

Аманда знала, что только что одержала маленькую победу. Улыбаясь, она нетуго завязала шарф.

— Ты можешь освободиться в любой момент, — пояснила она. — Одно слово и я отпущу тебя, но если это произойдет, все сразу же прекратится.

— Что прекратится?

— Сам увидишь.

Аманда взяла другую руку и обвила шарф вокруг запястья. Кириан наблюдал за ней, его дыхание стало резким и прерывистым. К ее изумлению, он ничего не сказал, когда она привязала его, но на лбу выступили капельки пота.

Кириан потянул за шелковые путы, и его мускулы сократились, перекатываясь волнами.

— Мне это не нравится. — Он дернулся, чтобы освободиться.

Забравшись на него, Аманда перехватила его запястья, удерживая их на месте. Она опустила голову и накрыла его губы своими.

Кириан напрягся, почувствовав, как язык девушки быстрым движением скользнул по сжатым губам, моля впустить его. Он приоткрыл рот в приглашении. Мужчина застонал от ее вкуса, от того, как ее язык ласкал его.

Блаженство от ее поцелуев подводило Кириана к дверям рая настолько близко, насколько вообще мог подойти мужчина без души. Аромат роз кружил голову, распаляя, оставляя бездыханным. Время замерло, когда ее руки коснулись его груди, и он ощутил, как ее собственная пышность прижалась к его телу.

И лишь тогда, когда Кириан потянулся, чтобы обнять ее, он вспомнил, что привязан.

Рычанием выражая свое разочарование, Охотник резко дернул шарф.

При звуке разрываемой ткани Аманда прервала свой пламенный поцелуй.

— Запомни, — хрипло произнесла она, — если ты освободишься, ты не получишь ничего, кроме холодного душа.

Кириан тут же прекратил вырываться.

К его досаде, Аманда отстранилась от него.

Она медленно провела руками по халату, сверху вниз, пока не дошла до пояса. Не спеша, девушка развязала его и распахнула халатик, обнажая для него свою грудь.

Тело Кириана загорелось огнем, когда Аманда позволила легкой ткани свободно упасть у ее ног.

К его восхищению, она не была полностью нагой. На ней был голубой пояс с подвязками, который он купил для нее.

От такого зрелища рот Кириана увлажнился.

Девушка медленно и соблазнительно подошла к кровати, и забралась на него, словно чувственная кошка, проводя своей грудью по его торсу. Кириан со свистом выдохнул воздух от ощущения ее тела, прижавшегося к нему, ее груди, ласкающей его.

— Ну и как у нас дела, Полководец?

Он сглотнул.

— Хорошо.

Улыбнувшись, Аманда губами и языком очертила линию его подбородка.

— Мне становится лучше, когда ты так делаешь, — прошептал он, сгорая от ее прикосновений.

Она со смехом отстранилась.

— Как ты смотришь на то, чтобы я заставила тебя ослепнуть от удовольствия?

Кириан натянул путы.

— Похоже, что я весь твой, сладкая.

Как бы ей хотелось, чтобы это было правдой. Аманда покинула постель и подошла к подносу. Когда она взяла с него теплый мед, то вспомнила кипящее масло, которое использовали римляне против Кириана.

Вспомнила выражение лица мужчины, когда они лили масло на его тело, оставляя ожоги.

Сердце девушки сжималось от боли, когда она вернулась к нему, лежащему в ее власти. Она занесла бутылку над грудью Кириана и увидела тень, мелькнувшую в его глазах, когда он тоже все вспомнил.

Кириан невольно сжался, когда теплый мед впервые коснулся его обнаженной кожи. Но обжигающей боли не было. Ни волдырей, ни обгорелой кожи. На самом деле это было приятно.

Расслабляясь, он наблюдал, как Аманда выводит в меду маленькие круги, размазывает густую жидкость по его соскам, царапая их ногтями и посылая дрожь по всему телу, а потом спускается к его животу.

Девушка отставила мед, а потом медленно собрала языком каждую сладкую капельку с его тела. Кириан извивался от райского блаженства, пока она вылизывала его. Ее язык скользнул в его пупок, заставляя член Кириана затвердеть еще сильнее.

Аманда низко рассмеялась, глядя на него поверх живота. Потом она вернулась к его груди одним долгим движением языка, закончившимся на его кадыке. Со свистом выдыхая воздух, Кириан откинул голову, обнажая для нее шею, и, когда Аманда легонько прикусила его кожу, дрожь пронзила его тело.

— Аманда, — выдохнул он.

Улыбаясь ему, она вновь слезла с кровати и взяла небольшую миску.

Аманда не знала, откуда взялась ее храбрость. Она никогда не вела себя так, но сейчас хотела Кириана любой ценой. Кроме того, было что-то странное в том, что она делала это для него. Как будто какая-то часть ее обрела, наконец, свободу.

Отбросив эту мысль, девушка погрузила пальцы в миску со взбитыми сливками, а потом поднесла их к его губам. Она очертила конуры этого прекрасного рта большим пальцем.

Кириан слизнул сливки с губ, когда Аманда оседлала его талию. О, ощущение ее влажности на нем. Она сводила его с ума. А когда девушка двигалась, потираясь о его набухшую плоть, ему казалось, что он умрет от удовольствия.

— Дай я покормлю тебя, Полководец, — прошептала Аманда, а потом медленно поднесла пальцы, покрытые сливками, к его губам.

Кириан судорожно сглотнул, когда эмоции захватили его. Аманда проигрывала пытки Валериуса. Но не причиняла ему боли. Только острое наслаждение, которого он не знал ранее.

Встретившись с ней взглядом, Кириан одарил ее неуверенной улыбкой.

— Зачем ты это делаешь? — спросил он.

— Потому что я беспокоюсь о тебе.

— Почему?

— Потому что ты самый чудесный мужчина из всех, который я когда-либо знала. Конечно, ты упрямый и можешь вывести из себя кого угодно, но в то же время ты добрый, сильный и щедрый. И ты заставляешь меня чувствовать себя так…

Кириан приподнял бровь.

Аманда села и взглянула на него.

— И что это должно значить?

— Что? — невинно спросил он.

— Вот этот твой вид.

Кириан нахмурился.

— Какой вид?

Охотник попытался коснуться ее, а потом вспомнил о шарфах. Как странно, что он вообще о них забыл.

Аманда склонила голову, чтобы поцеловать его.

Кириан застонал от ощущения ее губ, ее языка скользящего туда-сюда, принося с собой вкус взбитых сливок.

Она отстранилась.

— Тебе хорошо?

— Да.

— Тогда это тебе точно понравится.

Он смотрел, как Аманда скользнула вниз по его телу, а потом стала рисовать набедренную повязку на его теле. Ее пальцы легко касались его члена, покрывая его взбитыми сливками.

Кириан застонал от ощущения, которое заставило все его тело вздрагивать.

Аманда раздвинула его ноги шире и осмотрела свою работу.

Она встретила взгляд Кириана, а потом улеглась меж его бедер и нежно коснулась губами яичек.

Ощущение ее языка, лижущего самую нежную часть его тела, заставило Кириана глухо зарычать. Рот девушки сомкнулся вокруг него, а ее язычок кружил, лаская и изучая его, пока она прокладывала дорожку к другой стороне, где нежно втянула яичко губами, обводя его языком.

Кириан сжал путы на руках, когда волны удовольствия накрыли его. Он никогда не ощущал ничего приятнее, чем прикосновение ее рта или языка, пробегающего по его телу.

Закончив слизывать сливки с его мошонки, Аманда взялась за член. Кириан напрягся, когда она сомкнула губы вокруг тугой плоти, наблюдая за взглядом мужчины, направленным на нее.

Она опустила голову, чтобы подразнить языком головку. У Кириана перехватило дыхание, когда девушка обвела им ее контур, а потом втянула в рот всю его длину. Рука Аманды ласкала основание члена. Кириан резко выдохнул воздух и резко дернулся от непередаваемого удовольствия. Он инстинктивно выгнул спину, толкая себя глубже в ее рот. Она не возразила.

Кириан застонал, ощущая, как в нем пробуждается зверь. Он жаждал девушку со слепой одержимостью.

— Аманда, — произнес он хрипло и прерывисто. — Я хочу почувствовать твой вкус.

Она вновь скользнула губами по его плоти, а потом подняла голову, чтобы взглянуть на него.

— Как почувствовать?

Когда Аманда двинулась вверх по его телу, у Кириана участилось дыхание. Она оседлала его талию, обхватила ладонями ребра и посмотрела на него.

— Скажи мне, что ты хочешь сделать со мной, — сказала девушка, краснея от своих слов.

Кириан глядел на нее и ощущал ее эмоции. Она была напугана и неуверенна, но хотела помочь ему любой ценой. Это тронуло его больше, чем должно было бы, и он облизнул губы.

— Я хочу чувствовать твою грудь, — прерывисто ответил Кириан.

— Так? — спросила девушка, приподнимая их для него.

Вид ее рук, ласкающих себя, сжимающих грудь, заставил мужчину застонать.

— Да, — выдохнул Кириан.

Улыбаясь ему, Аманда приблизила груди к его приоткрытым губам.

Кириан натянул шелковые путы, обхватывая губами ее напряженный сосок и пробуя ее на вкус. Божественные звуки удовольствия, которые издавала девушка, подстегивали его.

Он дернул шарфы, натягивая ткань еще сильнее.

Аманда хитро рассмеялась.

— Если ты освободишься, Кириан, я оденусь, и мы на этом закончим. Ты этого хочешь?

Он покачал головой, расслабляя руки.

— Тогда чего ты хочешь?

— Тебя.

Слово, переполненное чувствами, скользнуло с его губ, прежде, чем он успел удержать его.

— Меня? — переспросила она с выражением надежды на лице.

Он не мог обманывать ее, зная, что у них нет будущего, и добавил,

— Я хочу быть внутри тебя.

Кириан почувствовал острую боль ее разочарования и это глубоко ранило его.

— Аманда…

— Ш-ш, — сказала девушка, приложив ладонь к его губам. — Я вся — твоя, — прошептала она, нанизываясь на его возбужденную плоть.

Кириан закрыл глаза от восхитительного ощущения, которое дарила ее влажность, скользящая по всей длине его члена.

Аманда склонилась над ним и захватила его губы своими, медленно и жестко двигаясь на нем. Она покрывала его шею мелкими поцелуями и, ускорив движения, почувствовала языком его стон.

Вращая бедрами, девушка ощущала, как он извивается под ней.

Кириан откинул голову и зарычал, как пойманный в клетку зверь. Он прижал пятки к матрасу и толкнул бедра вверх, входя в нее еще глубже.

Когда Аманда достигла оргазма, его сила заставила ее закричать.

Она почувствовала, что Кириан замер в неподвижности.

— Не двигайся, — выдохнул он.

Аманда послушалась, не задав ни единого вопроса, когда мужчина закрыл глаза и резко сжал зубы. Его тело дрожало под ней, и девушка увидела, что пот еще обильнее покрыл его лоб.

Через минуту, он медленно выдохнул. Кириан открыл глаза и взглянул на нее.

— Теперь я могу освободиться?

Она кивнула, осознав, что он так и не достиг разрядки. Он боролся с ней всеми своими силами.

И хотя Аманда понимала его причины, какая-то ее часть все равно страдала оттого, что он недостаточно доверял ей.

Прекрати! Прикрикнула она на себя. Что это за эгоистичная тупость! Ему нужны его силы.

А сейчас, больше, чем когда бы то ни было.

Удивляя ее, Кириан легко разорвал шелковую ткань и освободил руки. Он тут же притянул ее к себе и сжал в объятиях.

— Спасибо тебе, милая, — сказал он, нежно целуя ее.

Она улыбнулась.

— Это доставило мне удовольствие.

Кириан рассмеялся и уложил ее рядом с собой. Он приник к спине девушки и сжимал так, словно боялся отпустить.

Вскоре он заснул. Его горячее дыхание касалось обнаженного плеча девушки.

Аманда наслаждалась этим и надеялась, что ее сегодняшняя попытка поможет ему пережить следующую схватку с Десидериусом.

Аманда проснулась от телефонного звонка. Отстраняясь от Кириана, она поняла, что они лежали, обнимая друг друга. Ее лицо вспыхнуло, когда девушка вспомнила, что делала с ним. Никогда она еще не была так бесстыдна, но с ним, она не имела ничего против этого.

Выскользнув из его рук, Аманда сняла трубку в комнате Эсмеральды.

— Алло?

Это была Эсмеральда.

— Мэнди, слава богу, ты еще там. У меня сломалась машина. Я стою на обочине. Ты не сможешь меня забрать?

— Конечно.

Аманда записала место, быстро приняла душ и вернулась в гостевую, чтобы одеться.

Она склонилась над Кирианом и поцеловала его в щеку. Когда девушка отстранилась, он схватил ее.

— Куда ты?

— Забрать Эсси.

— Это небезопасно.

— Сейчас еще совсем светло. Со мной все будет хорошо.

Она заметила нерешительность в его глазах.

— Сколько времени до заката?

— Несколько часов.

— Ладно, но сразу же возвращайся обратно.

— Есть, сэр, Командир, сэр.

— Не смешно.

Аманда поцеловала его в губы и вышла.

Вскоре Кириан проснулся. Вставая, он заметил, что раны практически исчезли. Мужчина снял кровавые повязки и бросил их в маленькую мусорную корзину у двери.

— Аманда, — позвал он у двери.

Никто не ответил. Кириан прислушался к звукам в доме, и его приветствовала лишь тишина.

Должно быть, она еще не вернулась.

Схватив одежду, он зашел в ванную.

У него не заняло много времени, чтобы принять душ, побриться и переодеться. Приведя себя в порядок, он не спеша вернулся в комнату. Мужчина замер у двери, увидев Аманду. На ней была пара обтягивающих джинсов и черный свитер, облегающий изгибы, которыми он так любил наслаждаться. Она роскошно выглядела с распущенными волосами.

Охотник тихо подошел к ней сзади, пока она изучала содержимое мусорной корзины.

Не говоря ни слова, Кириан склонил голову, чтобы поцеловать ее в шею. Не успел он коснуться губами ее кожи, как сразу же уловил аромат девушки.

Это была не Аманда.

Это была Табита. 

ГЛАВА 14

Кириан отступил, когда Табита резко развернулась, встречаясь с ним взглядом. Ее избитое лицо все еще покрывали синяки, оставленные приспешниками Десидериуса, а на щеке белела повязка, скрывающая швы. Она встала в напряженную, жесткую боевую стоику.

Боль охватила мужчину от того, что он не сумел защитить одного из самых любимых Амандой людей.

Кириан поклялся, что больше такого никогда не случится.

— Кто ты? — требовательно спросила девушка. — Где Эсмеральда?

Кириан бросил взгляд на зеркало, обнаруживая, что его отражение отсутствует, и поспешно сделал еще один шаг назад, чтобы Табита не смогла этого заметить.

— Ее машина сломалась по пути домой. Аманда поехала забрать ее.

Он слишком поздно понял, что должен был держать рот на замке, потому что, как только девушка уловила его необычный акцент, в ее глазах загорелось пламя узнавания.

— Ты! — заорала она. — Что ты сделал с моими сестрами?

— С ними все в порядке.

— Черта с два! — Табита бросилась на него.

Не желая причинять ей вред, Кириан резко развернулся и побежал по коридору.

— Вампир! — закричала она.

Он услышал шорохи внизу и понял, что Табита была не одна.

— Раздвиньте шторы.

Выкрикивая приказы, Табита схватила шнурок, удерживающий шторы в коридоре второго этажа, скрывающие ряд окон, и резко дернула.

Кириан зашипел, когда дневной свет коснулся его. Перепрыгнув через перила, он приземлился на пол гостиной.

Две пары глаз расширились, оценивая его размеры. Темноволосый мужчина побледнел, но блондинка быстро отреагировала, подбегая к окну, чтобы впустить больше света.

Прежде чем Кириан успел двинуться, Табита прыгнула на него. Она ударила его ногой и попала прямо в больной бок.

— Сдохни, вампирский ублюдок!

Кириан зашипел, обнажая на нее клыки, а потом отскочил от нее и рванул в кухню. В дверях он резко затормозил, увидев, что солнечный свет заливает всю комнату. В этом доме не было места, где он был бы в безопасности.

Что-то резко и неожиданно впилось в его плечо. Охотник с рычанием обернулся, увидев Табиту, сжимающую длинный кинжал. Она замахнулась, чтобы снова ударить его.

Кириан перехватил запястье девушки в то же самое время, когда двое ее друзей бросились на него. Все четверо покачнулись. Кириан отбросил одного из них и вырвался. Он попытался убежать обратно в гостиную, но каким-то образом Табите удалось оказаться прямо перед ним.

Ненависть пылала в ее глазах, когда она размахнулась кинжалом, намереваясь вспороть ему живот.

Кириан отскочил назад в луч света. Боль обожгла спину. Снова зашипев, он оттолкнул ее и помчался в гостиную, стараясь держаться в тени.

Они перехватили его у двери, ударяя о косяк. Слова Десидериуса звучали в ушах Кириана, когда нападавшие повалили его на пол.

«Они будут преследовать тебя, как свора диких собак».

Табита уселась к нему на грудь, сдавливая горло рукой, а ее друзья схватили мужчину за руки, прижимая их к полу.

Если бы они сделали так еще вчера, он обезумел бы от паники. Но сегодня сознание Кириана было удивительно ясным, когда он вспоминал, как его связывала Аманда.

— Что ты сделал с моей сестрой? — потребовала Табита.

— Ничего.

— Не смей мне лгать! Я видела кровь в мусорной корзине.

Изо всех сил стараясь не ранить ее, Кириан приподнял ноги, обхватил ими грудную клетку Табиты и оттолкнул девушку, чудом избегая кинжала, направленного ему в горло.

Он ударил мужчину справа кулаком в живот, а потом швырнул на диван женщину, кинувшуюся к ним. Кириан выругался, когда Табита впилась зубами в его бедро.

Он вырвал нож из рук девушки и глубоко вогнал его в деревянный пол.

— Послушай меня.

— Нет! — взвизгнула она, извиваясь и нанося ему удар за ударом. Все его инстинкты требовали избить ее до потери сознания, но, увидев лицо, так похожее на Аманду, он понял, что никогда не сможет ударить ее.

Этот момент промедления многого стоил ему, потому что друзья Табиты вновь схватили его. Кириан перекатился вместе с ними, вскакивая на ноги в то же самое время, когда открылась входная дверь, впуская в комнату больше света.

Выругавшись, он едва успел добраться до угла.

Раздался яростный крик Аманды.

— Остановитесь!

Люди замерли, услышав голос Аманды, пока Кириан пытался отдышаться. Новые раны болезненно пульсировали, а по спине стекала кровь. Аманда бросилась к нему и скользнула руками по его телу, осматривая повреждения.

Табита вытащила кинжал из пола. Она двинулась к нему решительными шагами, не сводя с него глаз.

— Уйди с дороги, Мэнди. Я собираюсь прикончить этого вампира.

— Ошибаешься, — вмешалась Эсмеральда, закрывая дверь и становясь между ними и Табитой. — Ты собираешься прикончить бой—френдасвоей сестры.

Табита открыла рот и застыла на месте. Она перевела взгляд с Кириана на Аманду.

— Что-что?

Аманда проигнорировала ее.

— С тобой все в порядке?

Охотник провел рукой по залитому кровью плечу.

— Никогда не чувствовал себя лучше.

— С ним? — недоверчиво спросила Табита. — А как насчет меня и ребят? Почему ты не справишься о нас. Он почти оторвал нам головы.

Аманда раздраженно уставилась на сестру.

— Я не заметила, чтобы у кого-то из вас шла кровь. Поверь мне, если бы он действительно хотел причинить вам вред, сейчас вы бы уже лежали.

Табита одарила их усмешкой, полной отвращения.

— Ты защищаешь вампира?

— Я защищаю Кириана, — решительно произнесла Аманда.

Скривив губу еще сильнее, Табита снова взглянула на них обоих.

— Ты что? Спятила? Ты собираешься завести парня, который пьет кровь, живет вечно, убивает ради удовольствия и не может выходить на свет? Знаешь что, Мэнди, я и в самом деле верю, что ты, наконец, нашла Короля Неудачников. Мои поздравления. Я не думала, что кто-то сможет переплюнуть Клиффа.

Это породило целый поток оскорблений и острот.

— Неудачник? Не хочу даже слышать об этом от женщины, встречающейся с парнем, который не задержался ни на одной работе более двух недель за последние три года.

— По крайней мере, у Эрика есть душа.

— А у Кириана есть сердце.

— О, я тебя умоляю. Ты думаешь, что это все исправит? Скажи мне, Мэнди, ты готова бросить все ради него? Свою жизнь, будущее? Что может вампир предложить бухгалтеру? Ты же хотела детей. Он может дать их тебе?

Сердце Кириана упало, когда он услышал, как они ссорятся. С каждым словом, слетающим с губ Табиты, мужчина все яснее осознавал ее правоту.

Охотник взглянул на лучи дневного света, заливающие комнату.

Свет был смертельно опасен для него и жизненно необходим Аманде. Людям он нужен, как воздух. Аманда никогда не будет жить в мире, оставаясь с ним. Ей придется пожертвовать всеми своими мечтами ради него.

Он никогда не позволит ей сделать это.

С болью в сердце, Кириан, крадучись, двинулся к лестнице, все время оставаясь в тени.

— Вы обе прекратите ругаться или нет! — закричала Эсмеральда.

Поднимаясь по лестнице, Кириан больше не обращал на них внимания.

Несколько минут и вагон оскорблений спустя, Аманда осознала, что Кириан исчез.

— Кириан?

— Он поднялся наверх, — сказала Эсмеральда.

Аманда двинулась к лестнице, но Табита остановила ее.

— Ты не можешь так поступить с собой.

— Ты ничего не знаешь о нем, Табби. Он — Темный Охотник, а не вампир.

— Ага, а Юлиан Александер сказал, что особой разницы между ними нет. У всех у них повадки животных и все они убийцы.

— Я не верю, что Юлиан мог такое сказать.

— Мне все равно, веришь ты или нет — я говорю правду. И пока ты обдумываешь это, давай я расскажу тебе, что еще сообщил мне Юлиан. Артемида скорее убьет твоего дружка, чем отпустит его на свободу.

Сердце Аманды кричало, отрицая слова Табиты, когда девушка развернулась и пошла наверх. Кириан был в спальне и собирал вещи.

— Что ты делаешь?

— Ухожу.

— Ты не можешь выйти из дома. Сейчас еще светло.

Его лицо было пустым и холодным.

— Я позвонил Тэйту.

— Кириан…— Она подалась к нему, пытаясь коснуться.

— Не трогай меня, — огрызнулся он, обнажая клыки. — Ты слышала, что сказала Табита. Я животное, а не человек.

— Вчера ночью я не с животным спала.

— Ты уверена?

— Да. — Она коснулась его щеки ладонью.

Аманда видела, как на мгновение Кириан позволил себе насладиться ее прикосновением, а потом его лицо вновь застыло.

— Ты так говоришь, Аманда, но знаешь ли ты, сколько раз я сдерживал себя, чтобы не погрузить клыки в твою шею? Сколько раз я ощущал языком биение твоей крови и жаждал вкусить ее?

Она сглотнула от страха, но отказывалась поддаваться ему. Он просто старался напугать ее.

— Ты никогда не причинял мне вреда, и я знаю, что ты скорее умрешь, чем сделаешь это.

Ничего не ответив, Кириан схватил чемодан и оставил ее одну.

Аманда шла за ним по коридору до самой лестницы.

— Ты не можешь просто так уйти.

— Могу.

Она