КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 400211 томов
Объем библиотеки - 523 Гб.
Всего авторов - 170197
Пользователей - 90958
Загрузка...

Впечатления

Serg55 про Головина: Обещанная дочь (Фэнтези)

неплохо

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Народное творчество: Казахские легенды (Мифы. Легенды. Эпос)

Уважаемые читатели, если вы знаете казахский язык, пожалуйста, напишите мне в личку. В книгу надо добавить несколько примечаний. Надеюсь, с вашей помощью, это сделать.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про Галушка: У кігтях двоглавих орлів. Творення модерної нації.Україна під скіпетрами Романових і Габсбургів (История)

Корсун:вероятно для того, чтобы ты своей блевотой подавился.

Рейтинг: +1 ( 3 за, 2 против).
PhilippS про Андреев: Главное - воля! (Альтернативная история)

Wikipedia Ctrl+C Ctrl+V (V в большем количестве).
Ипатьевский дом.. Ипатьевский дом... А Ходынку не предотвратила.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Бушков: Чудовища в янтаре-2. Улица моя тесна (Фэнтези)

да, ГГ допрыгался...
разведка подвела, либо предатели-сотрудники. и про пророчество забыл и про оружие

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
PhilippS про Юрий: Средневековый врач (Альтернативная история)

Рояльненко. Явно не закончено. Бум ждать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ZYRA про серию Подъем с глубины

Это не альтернативная история! Это справочник по всяческой стрелковке. Уж на что я любитель всякого заклепочничества, но книжку больше пролистывал нежели читал.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
загрузка...

Последний закат (fb2)

- Последний закат (а.с. Бессмертие-2) 1.5 Мб, 452с. (скачать fb2) - Анна Милтон

Настройки текста:



Анна Милтон Последний закат

Говорят, время лечит… Что все раны постепенно затягиваются, заживают и перестают болеть… Наверное, это правда. Любая, даже самая сильная боль со временем затихает и лишь изредка дает о себе знать. Боль проходит. А шрамы остаются…

Если порезать палец, то пойдет кровь. Ее можно остановить, прижав платок к порезу. Затем ранка затянется, а на ее месте останется маленький шрам, который впоследствии вряд ли вас когда-нибудь побеспокоит. А что делать, если рана не на пальце, а в сердце? Где взять этот заветный платочек, который исцелит сердце и со временем поможет превратить этот порез в шрам? Как человеку остановить этот поток боли? На этот вопрос знает ответ одно лишь сердце. Только оно знает, почему постепенно даже самая глубокая рана заживает и перестает отдаваться болью на малейшее воспоминание о ней.

Раны потихоньку заживают и даже иногда забываются. Шрамы от них остаются навсегда. Чем старше становится человек, тем больше рубцов накапливается на его сердце, тем самым образуя некую карту, по которой можно читать всю его жизнь.

К сожалению, шрамы остаются только на месте глубоких ран. Их нет, когда человек счастлив или весел, они появляются только рука об руку с болью и разочарованием. Каждый удар судьбы, каждое печальное событие в жизни человека – на его сердце. Говорят, есть люди, умеющие предсказывать будущее по линиям жизни на руке. Это дано не каждому. Но если бы нам было дано заглянуть в сердце другого человека, думаю, никакие выдающиеся способности не понадобились бы, чтобы рассказать о его прошлом. Оно все написано в книге жизни, покоящейся в сердце каждого из нас.

Раны заживают и исчезают. Боль утихает и лишь изредка дает о себе знать. Шрамы навсегда остаются… Как будто кто-то нарочно вырезает их на нашем сердце, чтобы мы о них никогда не забывали. Чтобы мы всегда помнили о горьких уроках, которым нас учит жизнь. Не для того, чтобы лишний раз помучить нас или доставить боль. А для того, чтобы мы никогда не забывали о боли. Ведь зачастую плохое постепенно стирается из нашей памяти, освобождая место для новых ошибок, которые иногда как две капли воды похожи на предыдущие.

Шрамы всегда напоминают нам о наших ошибках, не допуская повторения той боли, которой нам довелось испытать. Но, к сожалению, часто люди не прислушиваются к тем тихим и глухим сигналам, которое подает им сердце в попытке предотвратить очередное разочарование. Возможно, это происходит оттого, что мы просто-напросто привыкаем к боли, которую вновь и вновь испытывает наше сердце, и уже не способны воспринимать те легкие отголоски воспоминаний, которые сердце нам так заботливо посылает.

Возможно, мы просто не умеем слушать собственное сердце… Может быть, оно всегда знает правильное решение и наилучший выход из ситуации, но мы постоянно жалеем его, которое вынесло так много разочарований, и просто не позволяем сердцу подсказать нам то, что будет лучше для него самого… В этом, наверно, и заключается наша проблема: мы не прислушиваемся к своему сердцу и тем самым вновь и вновь обрекаем его на страдания, в которых и проходит вся его жизнь…

Пролог

Не надо бояться смерти, она — это продолжение нашего путешествия. Иногда мы задумываемся над тем, для чего мы живем, за кого и почему? Не зря мы родились, и не зря мы умираем. Все имеет смысл — даже лист, который падает с дерева, даже гром среди ясного неба...

Не только живя, мы придаем каждому дню значение. Иногда и смерть, по своему, меняет мир. Иногда и смерть рождает жизнь.

В мгновение, когда тьма заслоняет собой свет — останавливается жизнь.

Кровь застывает в жилах, а сердце замирает.

Вся твоя прошлая жизнь проноситься перед глазами, и ты понимаешь, что это конец. Финал. Второго шанса уже не будет! И именно в этот момент ты начинаешь по-настоящему ценить жизнь. Ценить каждое мгновение, дарованное тебе судьбой. Ценить каждое слово, каждую улыбку, каждый жест…

Глава первая Конфликт

Из гостиной снова доносились крики папы и мамы.

— Как же они мне надоели... — пробурчала я, закрывая подушкой лицо.

С недавних пор почти каждое утро начиналось с криков и ссор родителей. И все из-за того, что маме предложили очень выгодную и хорошую работу в Льюистоне, и она хочет надолго переехать туда. Конечно же, я против этого, но с мамой больше не спорю, а вот папа категорически настроен против ее решения и пытается поставить ее на место. Но каждая попытка с треском проваливается снова и снова...

Разлепив глаза, я посмотрела на часы. Ровно семь утра. И в такую рань я встаю каждое утро, вместо того, чтобы спать до обеда. Разве я не заслужила нормальное лето?!

Я скинула с себя одеяло, и по телу пробежался приятный холодок, оставив за собой волну бодрости. Встав с кровати, я медленно подтянулась и улыбнулась новому дню. Но всю радость тут же уничтожил очередной крик мамы.

— Ник! Я в сотый раз тебе повторяю, что все решено! Мы переедем! — продолжала кричать мама.

Я тем временем вышла из комнаты и на цыпочках пошла к лестнице.

— Ты все решила за всех, Дженнифер! — папа не отступал. — А мы семья, если ты не забыла. И такие решения нужно решать совместно!

— Ник, это больше не обсуждается... — с этими словами она взяла сумку со столика и громко хлопнула входной дверью.

Когда обстановка немного утихла, я решила спуститься.

— Доброе утро, пап, — обратилась я к нему.

Он кивнул и ответил: — Разве оно доброе...

Я тихо хмыкнула.

— Все еще споришь с мамой? Пора бы привыкнуть к тому, что это бесполезно...

— Знаю, — голос папы был таким грустным и безнадежным, что мне стало его дико жаль. — Но переезд в другой город не оставляет меня в покое, Мия! Разве тебе нравится ее спонтанная затея?

— Конечно же, нет. Но пока что, я думаю, с ней не стоит спорить. Пусть она немного успокоится, и тогда мы сможем поговорить все вместе, и принять верное решение.

— Мия, — вздохнул отец, — я все прекрасно понимаю. Но в этом городе у меня хорошая работа, большой дом, друзья. У тебя впереди последний год обучения, ты встречаешься с Дэниэлом, — стоило ему произнести это имя, как я вздрогнула, и все поплыло перед глазами. — Все у всех хорошо. Так твоей маме надо все испортить...

— Маме здесь плохо, — пробормотала я, — она устала сидеть дома. А тут ей представилась такая возможность заняться тем, чем она любит! Думаешь, если бы в Портленде она нашла работу, стала бы она думать о переезде в другой город?

Похоже, папа не знал, что мне ответить, поэтому просто подошел и обнял меня.

— Как же я хочу, чтобы все было как прежде, — пробормотал он мне в волосы, — чтобы в нашей семье не было ссор.

— Я тоже этого хочу, папа, — прошептала я, чувствуя, как на глаза наливаются слезы. Мне пришлось тут же взять себя в руки, чтобы не заплакать.

В доме повисла тишина, которая давила на нас со всех сторон.

— Мия, может, ты поговоришь с ней? — тихо попросил меня папа.

— Думаешь, она станет слушать меня? — усомнилась я.

— Попробуй, пожалуйста, — отец нахмурился.

— Хорошо, я постараюсь. Но ничего обещать не могу, — пообещала я.

— Спасибо, — поблагодарил он. — Кстати, ты не опоздаешь в школу?

— Ох.... точно! Я совсем забыла про нее... — простонала я и пулей побежала в свою комнату.

Сегодня последний день дополнительных занятий в школе. А с завтрашнего дня начнутся официальные летние каникулы средней школы города Портленда.

Зайдя в комнату, я подошла к шкафу.

Понятия не имею, что мне надеть...

Ровно три минуты я стояла перед раскрытым гардеробом и в итоге выбрала темно-красную тунику с треугольным вырезом и светлые джинсы, на ноги надела сланцы. Быстренько закинув пару учебников в сумку, я замерла перед зеркалом. Лишь на секунду мне показалось, что что-то изменилось, но все оставалось прежним. Золотистые локоны волос свободно лежат на плечах, зеленые глаза выглядят уставшим и не выспавшимися, кожа слегка бледная.

Наверно, мне просто показалось.

Я расчесала волосы, и они стали выглядеть еще пышнее. Захватив сумку и заправив постель, я вышла из комнаты. Стоило только подойди к кухне, как в нос ударил приятный аромат выпечки. Кто бы мог подумать... раньше папа близко к плите не подходил, а в последнее время то и делает, что в свободное время торчит на кухне, так как мама постоянно уезжает в Льюистон. Бедный...

— Пап, — крикнула я, — я ухожу!

— А как же завтрак? — донесся его голос с кухни.

— Я не голодна. Пока!

Выйдя на улицу, я заметила, как к моему дому подъезжает знакомая машина. Уф! Успела! А-то Мэри убила бы меня за то, что я опоздала.

Встряхнув головой, я побежала к припаркованному «Лотусу Эвора». Я быстро запрыгнула в машину, и мы тут же двинулись с места.

— Ты быстро сегодня, — ухмыльнулась Мэри, — обычно мне приходится ждать тебя по полчаса!

— Я тоже рада тебя видеть, — вздохнула я, улыбнувшись подруге.

С тех самых пор, когда я лежала в больнице после той злополучной аварии, Мэри всегда была рядом со мной, и за эти месяца мы стали лучшими подругами. Мелисса с семьей почти на все лето уехала в Принстон, так что, к большому сожалению, с ней я увижусь только в начале учебного года.

Мэри, как и всегда, выглядела безупречно. На ней было белое атласное платье, на шее шелковый шарфик с цветочным рисунком. Волосы были заплетены в косу. Если бы не ее ангельская внешность и невероятно бледная кожа — я бы забыла, что она не человек...

— Неужели ты сегодня не в кроссовках? — иронично поинтересовалась Мэри, заводя машину. — И не в футболке?

Я лишь рассмеялась над ее вопросом.

— Не могу поверить, что общаясь со мной, ты начинаешь менять свое отношение к одежде! — воскликнула Мэри.

— По-моему, ты немного перегибаешь палку, — фыркнула я, — я не совсем лишена чувства стиля.

— Это тебе так кажется. Вот, например, ты знаешь, какая одежда будет в моде этим летом?

— Не хватало мне еще и этой ерундой забивать голову... — пробормотала я себе под нос, — и так проблем хватает.

— Хм... — пробурчала она, украдкой поглядывая на меня. Даже сквозь темные очки на ее глазах я могла увидеть, что сестра Дэниэла чем-то недовольна.

Дэниэл... мой любимый вампир... Жаль, что сейчас его нет в городе. Он уехал на несколько дней к своим родителям в Лос-Анджелес, и вернется лишь завтра. А я уже так по нему скучаю! Хоть Мэри и старается изо всех сил веселить меня — у нее ничего не выходит... Лишь иногда мне удается отвлечься от мысли, что я одна.

— О чем думаешь? — поинтересовалась Мэри, отвлекая меня от мыслей.

— О Дэниэле, — вздохнув, грустно пробормотала я, отводя взгляд в сторону.

— Ох, я могла бы догадаться... — пробурчала себе под нос Мэри. — Слушай, — громче сказала она, — Дэниэл приедет только завтра, ведь так?

На ее вопрос я вяло кивнула.

— Может, прогуляемся сегодня? — предложила она.

— Даже не знаю...

— Да брось, Мия! — голос Мэри повысился на пол октавы. — Мы и так целыми вечерами сидим у тебя в комнате и попусту проводим время. А дома вообще скукота! — мне стало смешно, так как когда Мэри злилась, ее голос становился забавным. — Прошу, давай куда-нибудь выберемся!

— Ладно, ладно, — быстро сказала я, чтобы больше не выслушиваться жалостливых просьб Мэри. — Есть предложения?

— Ну, мы можем сходить в кафе, или прогуляться по городу. А! Еще мы можем пройтись по магазинам! — похоже, последняя идея больше пришлась по душе сестра Дэниэла.

— Ммм... — задумчиво промычала я, — еще варианты есть?

— Чем тебя не устраивают эти? — проворчала она, искривив милое лицо.

— Хорошо, — сдалась я, — принимаются все, кроме похода по магазинам.

— Мия! — вскрикнула Мэри так громко, что мне пришлось закрыть уши ладонями. — Ты специально пытаешься испортить мне вечер?!

— Мэри, ты ведь знаешь, что я не люблю бессмысленно таскаться по магазинам...

— Пожалуйста, ради меня! — взмолилась она.

— В последнее время ты всегда так говоришь, — глухо усмехнулась я.

Мэри замолчала. И что же это могло означать? Либо она обиделась на меня, либо размышляет над тем, чем мы займемся сегодняшним вечером.

Судя по суровому и хмурому выражению лица Мэри — она была очень недовольна. Но это ангельское лицо оставалось все таким же невероятно красивым и безмятежным. Когда же я перестану удивляться красоте вампиров?

Вампиры... сейчас я могу говорить об этом с нерушимым спокойствием. Хотя несколько месяцев назад я и представить не могла, что подобные существа действительно существуют. Да и сейчас мне порою кажется, что все это сон, длинный сон... И единственным просветом в этом кошмаре является Дэниэл, который стал неотъемлемой частью моей жизни.

— Хорошо, — звонкий голос Мэри пробудил меня от размышлений, — тогда, что ты предлагаешь?

— Можем покататься по городу на машине, или... — я старалась придумать достойное развлечение на вечер, но в голову ничего путевого не приходило, — я не знаю.

— Ладно, Мия, я что-нибудь придумаю, — задумчиво проговорила она, пристально глядя на дорогу.

Вскоре, мы подъехали к школе. Стоянка была почти пуста. Как же было не привычно не видеть двух шикарных автомобилей — Дэниэла и Мелиссы. Двое дорогих мне людей сейчас очень далеко...

— Э-э-эй, — перед глазами я заметила мелькающую руку Мэри, — мы приехали. Просыпайся!

Я удивленно взглянула на нее и стала выбираться из машины Мэри. Мышцы ног затекли, так как я долго сидела в одном положении. Неприятное покалывание досаждало мне весь путь от стоянки до класса.

У кабинета Мэри оставила меня одну. Ей надо было идти в свой класс. Мы договорились, что встретимся у ее машины сразу после урока.

До начала оставалось десять минут свободного времени. Я зашла в класс и сразу направилась к своей парте. С отчаянием в душе, я смотрела на соседнее место, которое пустовало. С печальными мыслями я достала из сумки тетрадь с дневником и ручкой.

Сегодня должны выставить оценки за прошедший семестр и за весь год. Буду надеяться, что окончу предпоследний год без плохих отметок...

Как только я хотела достать наушники из внешнего кармана сумки, ко мне подошел веселый Гордон, с лица которого не сползала широкая улыбка до ушей.

— Привет, Мия! — радостно поприветствовал меня он.

— Привет, Гордон, — я натянула улыбку на лицо и убрала наушники.

— Как настроение перед летними каникулами? — поинтересовался он, присев за соседний стул. Я машинально отодвинулась назад.

— Нормально, а ты как?

— Трудно сказать, — усмехнулся Гордон. — Неизвестно чего можно ожидать от миссис Грин...

— Это точно, — согласилась я. — Переживаешь из-за оценок?

— Конечно! — воскликнула он. — А ты?

— Еще бы! Я так волнуюсь…

— Я тебя понимаю.

Между нами возникло неловкое молчание, которое мне хотелось тут же нарушить, потому что пытливый взгляд Гордона вгонял меня в краску.

— Как у вас с Дэниэлом? — спросил он осторожно.

— Все хорошо, спасибо, — поспешно ответила я, резко отведя взгляд к окну.

— Кстати, а почему его нет сегодня в школе? — Гордон огляделся и уставился на меня в непонятке.

— У него возникли дела, — сказала я, не решаясь взглянуть на Гордона.

Ох, мне бы не хотелось и дальше обсуждать с Гордоном наши отношения с Дэниэлом...

— Понятно, — только и сказал он. Я вздохнула с облегчением.

Через несколько секунд в класс зашла миссис Грин со стопкой папок в руках. Она строгим взглядом оглядела весь класс и что-то проговорила себе под нос. Потом, ее взгляд остановился на моей парте.

— А где же мистер Брук? — спросила преподавательница, поправляя свои маленькие очки, которые сползли на переносицу.

— Он попросил передать, что не сможет присутствовать сегодня, — ответила я, густо покраснев, так как все взгляды одноклассников были устремлены в мою сторону.

— Спасибо, мисс Эндрю, я вижу, что его нет. Может, скажете мне причину его отсутствия?

— Уехал к родителям в Лос-Анджелес, — сказала я немного тише.

— Хмм, что ж, все понятно... — миссис Грин опустила голову к столу и стала перебирать папки.

Я сделала глубокий вдох и зажмурила глаза.

— С тобой все хорошо? — рядом с собой я услышала шепот Гордона и вздрогнула, когда повернулась к нему лицом. А я совсем забыла, что он до сих пор сидит рядом...

— Да, все нормально, — промямлила я, переводя взгляд на преподавательницу.

Больше Гордон не произнес ни слова. Миссис Грин объявляла оценки за последний семестр и за год. Большинство учеников закончили с тройками. К моему огромному счастью, я не вошла в их число. Могу с гордостью сказать, что этот год я закончила на твердые четверки, и парочку пятерок. Учительница продиктовала мне оценки у Дэниэла. Кто бы мог сомневаться, что он выйдет круглым отличником... За его плечами скрывается трехсот девяностолетнее прошлое, и за эти долгие года он узнал больше, чем кто-либо в этом городе, и, наверное, во всем штате Мэн.

После урока мы с Мэри, как и договаривались, встретились у ее машины. Я была удивлена, что положительные оценки Мэри так взбодрят ее. Мне казалось, что такая мелочь не должна волновать ее. Но чувство счастья так и било из нее ключом, будто она была обычным человеком.

— Мия, это же так здорово! — ликовала Мэри, когда мы ехали домой. — Вот и позади еще один год учебы! А в следующем будет выпускной бал! Это так здорово!

— Если не секрет, сколько раз ты оканчивала школу? — поинтересовалась я с долей иронии в голосе.

— Разве это имеет значение? — похоже, она была по-настоящему счастлива. Я, безусловно, была очень рада за нее. — Кстати, что насчет вечера? Ты так ничего и не придумала?

— Нет, — я помотала головой, — а у тебя есть еще идеи?

— Вообще-то, есть одна, — она хитро прищурила глаза и загадочно улыбнулась.

— Просветишь?

— Ну нет! — она звонко рассмеялась. — Пусть это будет для тебя сюрпризом!

— Очень надеюсь, что это не будет очередной поход по бутикам... — еле слышно сказала я, чтобы Мэри не услышала. Но я забыла, что у нее супер-слух...

— Не волнуйся, — успокоила она меня, — я придумала развлечение гораздо лучше похода по магазинам. Уверена, тебе понравится!

Я кивнула и улыбнулась Мэри.

Через десять минут мы подъезжали к моему дому. Мэри остановила машину у подъездной дорожки. Она развернулась ко мне лицом с довольным выражением.

— Итак, в шесть заедешь ко мне, ладно? — пролепетала девушка.

— Хорошо, — я пожала плечами.

— Вот и славно! — Мэри хлопнула в ладони и хихикнула.

Я вышла из машины. Наклонившись, чтобы взять сумку, я на прощание махнула рукой Мэри. — До скорого.

— Пока, Мия.

Захлопнув дверцу, я направилась к дому.

Открыв ключом входные двери, я застыла в прихожей, прислушиваясь. Но я услышала лишь звук работающего телевизора. Похоже, папа смотрит футбольный матч. Интересно, а мама уже приехала?

Я положила сумку на тумбочку и прошла в гостиную. Папа, развалившись на диване, ел попкорн и смотрел телевизор.

— Привет, пап, — поприветствовала я его.

Услышав мой голос, папа резко обернулся и чуть не опрокинул пластмассовое ведерко с попкорном.

— Ох, я и не слышал, как ты пришла... — пробормотал отец, вставая с дивана. — Как дела в школе?

— Поздравь меня, я твердая ударница! — я постаралась вложить в голос больше радости, но, похоже, ничего не вышло.

— Мия, я так рад за тебя! — папа вытер о свою рубашку руки и раскрыл руки для объятий.

Я рассмеялась и подошла к нему. Вместо того чтобы обнять папу, я выставила кулак вперед. Папа удивленно посмотрел на меня. Я выжидающе смотрела на него, а он громко рассмеялся, запрокинув голову, и стукнул своим большим кулаком по-моему.

— Так держать, дочка! — папа подмигнул мне и присел на диван.

Я кратко вздохнула и присела рядом.

— Будешь? — папа протянул ведерко с попкорном.

— Нет, спасибо, — я провела рукой по волосам. — Ты не знаешь, когда приедет мама?

— Без понятия, — папа тут же нахмурился и напрягся.

Зря я спросила...

— Ладно, я к себе, — сказала я, вставая с дивана.

— Если захочешь есть, еда в холодильнике, — предупредил он, не сводя глаз с экрана телевизора.

— Хорошо.

Я поднялась по лестнице и зашла в свою комнату. Закрыв дверь на защелку, я подошла к окну и открыла его. Взглянув на небо, я заметила, что сероватые тучи стали рассеиваться, но солнце пока что не показалось из-за облаков. Жаль, что ветра совсем не было. На улице было очень душно.

Я подошла к шкафу и достала оттуда футболку с льняными короткими шортами. Переодевшись, я распласталась на кровати, включив негромко музыку в ноутбуке. Постепенно звуки любимый рок-группы распространялись по моему телу.

Я думала о том, что наконец-то наступили долгожданные летние каникулы. Это повод проводить больше времени с Дэниэлом; но и так же огорчение из-за того, что Дэниэлу нельзя находиться на солнце.

Как же я хочу увидеть своего любимого вампира! Как же я соскучилась по нему! Как мне не хватает его нежного взгляда, крепких объятий, робких поцелуев...

Мои мечтания прервал телефонный звонок. Я с неохотой встала с постели и взяла мобильник. Неизвестный номер.

Я поднесла телефон к уху и услышала знакомый голос.

— Мия! — кричала в трубку Мелисса. — Привет, подруга!

— Мелисса! — улыбнулась я. — Рада тебя слышать!

— О, я так скучаю по тебе! — простонала она. — Тут так мрачно без тебя...

— Я тоже соскучилась по тебе. Как дела? Как Принстон? Тебе там нравится?

— Дела нормально. Город превосходный! Но это ничто по сравнению с тем, какие здесь парни! О, такие красавчики!

Я рассмеялась. — Ты только об этом и думаешь...

— Нет, ну серьезно. Ты бы только видела их. Смуглые, мускулистые, накаченные парни, — Мелисса отчаянно хныкала.

— Уже приударила за кем-нибудь? — поинтересовалась я. С моего лица не сходила улыбка.

Как же я была рада услышать свою лучшую подругу!

— В общем, у меня есть один парень на примете, — подруга хихикнула. — Его зовут Алекс. Девятнадцать лет. Учится в Принстонском университете, перешел на второй курс. Он такой красивый, Мия! — я сумела понять лишь половину того, что она мне говорила. — Знаешь, по-моему я влюбилась в него!

— Поздравляю тебя! — искренне обрадовалась я. — А что он о тебе говорит? Вы вообще как с ним общаетесь?

— Гуляли пару раз, обменялись телефонами. Пока что созваниваемся, — пояснила она, и в ее голосе я услышала долю грусти.

— Когда снова собираетесь встретиться? — спросила я, вставая с кровати. Я подошла к окну и села на подоконник.

— Я даже не знаю, — голос подруги стал совсем печальным. — Он сказал, что позвонит либо сегодня, либо завтра. Но я боюсь, что Алекс может вообще не позвонить мне.

— Почему? — не поняла я.

— Он идеальный, Мия, — грустно вздохнула Мелисса. — За ним бегают толпы смазливых девчонок. И я для него лишь одна из них...

— Даже не думай так, — возмутилась я. — Ты лучше всех, Мелисса, и сама знаешь об этом. Покажи себя этому Алексу во всей красе, и тогда он точно не устоит перед тобой! Я в этом уверена.

— Ты думаешь? — усомнилась подруга.

— Я это знаю, — заверила я ее. — Даже не могу поверить, что ты сомневаешься в себе. Значит, этот парень действительно тебя задел...

— Это точно... — пробормотала подруга.

Мы проболтали с Мелиссой еще примерно полчаса. Подруга оживленно рассказывала мне о достопримечательностях города Принстона. Еще несколько раз она заикалась о своем новом предмете воздыхания. Мелисса сказала, что точно решила поступать в Принстонский университет, и будет стараться изо всех сил.

Закончив разговаривать с подругой, я услышала, как хлопнула входная дверь. Наверно, это пришла мама. Может, как раз сейчас стоит поговорить с ней?

Я вышла из своей комнаты, тихо прикрыв двери, и спустилась по лестнице. Я была права — мама приехала из Льюистона. Судя по ее виду, она очень устала. Так же я заметила, что папы нет в гостиной.

Заметив меня, мама слабо улыбнулась.

— Здравствуй, Мия, — сказала мама, стараясь скрыть в своем голосе усталость и грусть.

— Привет, мама, — я подошла к ней. — Снова ездила в Льюистон?

— Да, — вздохнула она, направляясь в гостиную. Мама, сняв с ног туфли на высоких каблуках, села на диван. — Боже, я так устала...

— И как идут дела на работе? — поинтересовалась я, садясь в кресло.

— Пока, вроде, все хорошо, — она слабо улыбнулась.

— Хорошо... — протянула я, смотря в пол.

Мне очень не хотелось начинать серьезный разговор с мамой, но я обещала папе поговорить с ней, да и мне самой не нравилось то, что мама решила переезжать в другой город.

— Что творится у вас с папой? — прямо спросила я, больше не желая медлить.

— О чем ты? — мама сделала вид, что не понимает, о чем я хочу поговорить.

— Вы снова поругались с папой, и не пытайся отрицать этого. Я все слышала.

— Мия, — мама повернула голову в мою сторону, — сейчас не самое лучшее время для таких разговоров.

— Я понимаю, что ты устала после поездки, но я хочу знать, что у вас происходит в отношениях с папой! В последнее время вы постоянно ссоритесь, почти не разговариваете друг с другом. Такое чувство, будто вы совсем чужие...

— Ты ошибаешься, Мия, — отрицала мама, — у нас с Ником все хорошо. Просто возникли некоторые трудности.

— Это из-за переезда?

— Да, — сдалась мама, — Ник не хочет переезжать в Льюистон, как бы я его не уговаривала.

— Я тоже не хочу, — мягко сказала я.

Мама замерла на секунду, а потом громко выдохнула. — И ты туда же! Вы что сговорились?

— Послушай, я против нашего переезда, но я знаю, что эта работа тебе дорога, поэтому стараюсь больше не затрагивать эту тему.

— Тогда в чем проблема, Мия?

— Проблема в папе, — мой голос понизился на пол тона. — В этом городе у него все: дом, работа, друзья. И у тебя здесь все! — я пыталась как можно спокойнее разъяснить маме. — И ты готова оставить все ради работы? А вдруг что-то пойдет не так, и мы останемся ни с чем в чужом городе!

Мама промолчала, наверно, не знала, что ответить. Я все ждала, что она скажет мне что-нибудь, но ответа так и не дождалась.

— Мама, прошу, обещай, что еще раз подумаешь о переезде! — умоляющим голосом попросила я.

— Хорошо, — после минуты упрямого молчания промолвила мама, откидывая голову назад. — Я подумаю.

Я кивнула сама себе, встала с кресла и пошла в сторону кухни. Оказывается, папа сидел там и о чем-то размышлял. Как только я зашла, он тут же поднял на меня задумчивый взгляд.

— Ты поговорила с ней? — спросил он.

— Да, — ответила я. — Она сказала, что подумает.

— Ха, — ухмыльнулся он. Я вопросительно уставилась на него. — Ничего, — ответил он на мой не прозвучавший вопрос.

Я подошла к холодильнику и достала сладкие булочки. Положив на тарелку три штучки, я засунула их в микроволновку. Пока разогревался мой ужин, я сидела за столом и рассматривала стеклянный пол.

Выпив горячего чая с выпечкой, я снова пошла в свою комнату, оставив папу одного на кухне. Оказавшись одной, я пыталась отвлечься от назойливых мыслей о родителях. Вдруг, эти ссоры не приведут ни к чему хорошему? Вдруг, это станет причиной ужасной ошибки — развода?..

Нет, я не буду об этом думать! Этого никогда не случится! Ничто не послужит причиной разлада крепкого союза мамы и папы. Тем более какой-то там переезд в Льюистон...

Я улыбнулась. Было так странно иметь свободное время. Так не привычно, что мне не надо будет делать домашнее задание. Похоже, я не скоро свыкнусь, что наступили каникулы.

Время медленно приближалось к шести часам вечера. Ровно половина шестого я покинула дом, сказав родителям, что ушла гулять с Мэри. Пришлось вызвать такси, ведь моя «Тойота» превратилась в груду железа после той злополучной аварии...

Через двадцать минут я подъехала к большому дому Дэниэла. Свет в окнах горел, значит, Мэри дома. Расплатившись за такси, я направилась к входным дверям. Но не успела я дойти, как передо мной появилась Мэри с широкой улыбкой на лице.

— Заходи! — пророкотала Мэри, приглашая меня в дом.

Я зашла в просторную гостиную, и еще раз с восхищением осмотрела ее.

— Подожди меня минутку, — сказала сестра Дэниэла и упорхнула в свою комнату.

Я присела на мягкий диван и взяла со столика журнал. Одни платья, кофточки, туфли, и прочая ерунда... Сколько же подобных журналов пересматривает Мэри?

Не успела я соскучиться, как Мэри появилась в новом обличии. На ней были серые джинсы дудочки, красная клетчатая рубашка с черным кожаным пояском, и белые балетки. Длинные волосы она заплела в высокий конский хвост.

— Ты готова отправиться в наше небольшое путешествие? — Мэри подошла ко мне.

— В какое? — в полном недоумении спросила я.

— Сейчас узнаешь. Пойдем! — она взяла меня за руку и потянула в сторону входной двери.

Я послушно поплелась за ней на улицу. Мы обошли дом с восточной стороны, Мэри по-прежнему вела меня за руку к какому-то продолговатому предмету, располагавшийся под темной плотной тканью.

— И что это? — сомнительно спросила я.

Мэри задорно улыбнулась, отпустила мою руку и подошла к огромному предмету. Легким движением она стянула темную ткань. И тогда перед собой я увидела нечто превосходное, от чего у меня по телу пробежались мурашки.

Это был шикарный спортивный автомобиль черно-красной окраски. Плавные изгибы машины завораживали с первого взгляда, серебристые диски на колесах отражали вечерний свет.

— Когда ты успела купить... ее? — полностью ошеломленная, пробормотала я, подойдя ближе к машине.

— Правда красотка? — Мэри довольно улыбнулась и провела рукой по гладкой поверхности машины. — Пришлось съездить с соседний штат, чтобы купить эту прелесть. Это «Бугатти Вейрон». Самая быстрая и дорогая машина! Ох, правда Дэниэл меня убьет... — она закусила губу, но потом ее пухлые губы снова расплылись в очаровательной улыбке.

— В соседний штат? — удивилась я. — Ты с ума сошла? И зачем тебе понадобилась эта машина? Она, конечно, классная, но...

— Я сделала себе подарок на окончание учебного года, — опередила она меня. — Разве я не могу побаловать себя?

— И во сколько тебе обошлось это? — я взглядом указала на шикарную машину.

— Это секрет!

— Дэниэл тебя убьет... — тихо я повторила ее ранее сказанные слова.

— Так тебе интересно узнать, чем мы займемся этим вечером? — Мэри просто не могла оторвать восхищенного взгляда от новой машины.

— И чем же? — я сложила руки на груди.

— Мы прокатимся до Бостона! — когда Мэри сказала это, у меня чуть не отвисла челюсть.

— Что? — пискнула я. — Ты с ума сошла? Какой к черту Бостон?! Нам элементарно не хватит времени на это, да и....

— Так, Мия, успокойся, — Мэри, наконец, отвлеклась от машины и посмотрела на меня. Ее лицо было совершенно пустым и спокойным. — Я все просчитала. Мы успеем съездить туда и обратно, если будем ехать со скоростью 209 км/ч, и вернемся домой примерно в пол одиннадцатого. Тебя устраивает?

— Мэри, я не поеду в Бостон! — почти кричала я. — А если мы не успеем? Или что-нибудь случиться с машиной? Меня же родители убьют! Они поднимут на ноги полицию, и тогда мне точно будет крышка!

— Извини, что прерываю твои фантазии, — Мэри подавила смешок, — но мы успеем. Вот увидишь. Тебе даже понравится!

— Я не поеду! — настаивала я на своем.

— Хорошо, — она вздохнула, — тогда выбирай: поход по магазинам, или мы поедем в Бостон.

— Ты ставишь мне ультиматум? — я изогнула левую бровь.

— Извини, но по-другому никак, — Мэри пожала плечами и снова стала пялиться на машину.

Конечно же, этот выбор очевиден. Я лучше поеду с Мэри до Бостона, чем переживу еще один долгий и мучительный поход по магазинам...

— Ладно, — сдалась я, — поехали.

— Ура! Ура! Ура! — радостно воскликнула девушка. — Я так и знала, что ты выберешь поездку в Бостон!

— Ты надо мной просто издеваешься... — проворчала я, подходя к машине.

— Ага, — ухмыльнулась Мэри.

Мэри обошла машину, остановившись у дверцы с водительской стороны. Она плавным движением подняла дверцу вверх и села за руль. Я постаралась открыть дверцу так же плавно и осторожно, но ничего не получилось. Мэри, захихикав и сказав что-то себе под нос, в следующую секунду оказалась рядом со мной и с непринужденностью открыла дверцу. От неожиданного появления Мэри я чуть не упала назад. И когда я только привыкну к сверхскорости вампиров?

Я села на мягкое кресло рядом с Мэри.

— Лучше пристегни ремни, — посоветовала мне Мэри, заводя машину.

Я сделала так, как она сказала, и мы почти моментально тронулись с места. Машина ехала плавно и бесшумно, что могло показаться, будто мы стояли на месте. Но мы неслись через весь город на большой скорости.

Выехав из Портленда, Мэри значительно прибавила скорости. Чтобы не было скучно — она включила стерео систему.

Нам повезло. Дороги были почти пустыми, и мы могли ехать в свободном движении. По истечению двух с половиной часов мы проехали несколько городов. И очень скоро нас ожидал шумный Бостон. Мэри сказала, что мы не будем там надолго задерживаться. Просто прокатимся по окраине города и поедем обратно в Портленд. Мне ничего не оставалось делать, как согласиться с ней.

— У меня к тебе есть одна просьба, — после долгого молчания, обратилась ко мне Мэри.

— Какая? — я терялась в догадках, что же могло понадобиться от меня Мэри.

— Ты можешь не говорить Дэниэлу о нашей небольшой поездки в Бостон? — робким голоском проговорила она, кусая нижнюю губу. — Если он узнает об этом, то свернет мне шею...

— Ох, — я вздохнула с облегчением. Честно говоря, я думала, что она попросит меня о чем-то другом, — да без проблем.

— Спасибо, Мия! — поблагодарила она. — Ты не представляешь, как выручила меня!

— А почему Дэниэл должен был зол на тебя за это? — спросила я.

— Просто он беспокоится за тебя и все такое... — Мэри беззаботно махнула рукой. А мне было приятно слышать эти слова. Я улыбнулась. — Без обид, но последние несколько месяцев он то и делает, что постоянно говорит о тебе. Знаешь, такими темпами это я вскоре сверну ему шею! — рассмеялась она. — С ним толком ни о чем не поговоришь. Все время проводит с тобой, говорит только о тебе...

— Ты ревнуешь? — я усмехнулась собственной глупости.

— Нет, — вполне серьезно ответила Мэри. — Я просто не могу свыкнуться с той мыслью, что Дэниэл теперь совсем другой. Ты очень сильно изменила его, Мия. Раньше я бы никогда не могла подумать, что мой брат способен быть таким...

— Человечным, — закончила я за нее.

— Точно, — кивнула девушка. — Знаешь, вампирам вообще не свойственны какие-либо эмоции и чувства. Мы по сути своей бездушные монстры.

— Но вы не такие, — я помотала головой.

— Да, но мы не единственные вампиры в мире. Нас очень много. Мы научились скрываться среди людей. Только так можно выжить в современном мире, — голос Мэри стал грустным и задумчивым.

Внезапно, в памяти всплыл рассказ Дэниэла о его обращении. И тогда он мне сказал, что спас Мэри от ее мужа, который избивал ее. За все время, что мы общаемся с ней — она не рассказывала мне свою историю.

— А как ты стала вампиром? — осторожно спросила я.

Лицо Мэри стало белее кости. Ее руки впились в темно-красный кожаный руль. Я чувствовала, что Мэри напряжена.

— Давай я расскажу это как-нибудь в другой раз, идет? — процедила она сквозь плотно сжатые зубы.

— Хорошо, — я не стала настаивать и согласилась.

Мэри тут же расслабилась и даже слегка улыбнулась.

— Мы уже в Портленде! — объявила Мэри.

Я с удивлением посмотрела в окно. Хоть и было темно, но я могла узнать знакомые улицы родного города. Посмотрев на часы в телефоне, я вздохнула с облегчением. А я переживала, что мы не успеем! Мы действительно смогли доехать до Бостона и приехать обратно всего за несколько часов!

Как и обещала Мэри — ровно половина одиннадцатого мы сидели в ее новой, супер-классной машине перед моим домом.

— Извини, что спорила с тобой насчет поездки, — смущенно проговорила я. — Мне очень понравилось! Правда.

— Я это знала, — самодовольно сказала она, широко улыбнувшись. Я улыбнулась в ответ.

Пришлось вновь попросить Мэри открыть мне дверцу. Выйдя из машины, было немного неприятно встать на твердый асфальт.

— Увидимся завтра? — спросила Мэри, спустив окно с пассажирской стороны.

— Да, — кивнула я.

— Хорошо. До завтра! — с этими словами Мэри завела автомобиль.

— Пока... — пробормотала я в пустоту.

В считанные секунды новая машина Мэри скрылась из поля моего зрения. Вдохнув свежий воздух полной грудью, я направилась к дому.

Заходя в дом, я боялась услышать очередной скандал родителей. Но в гостиной и кухне стояла мертвая тишина. От этого мне стало немного не по себе, но я постаралась не накручивать себя жуткими мыслями.

— Мам, пап, я дома! — крикнула я. Но мне никто не ответил.

Странно...

Сначала я прошла на кухню. Там никого не было. Потом зашла в гостиную. Тоже никого. Может, они оба в спальне. Но тогда точно не обошлось бы без очередного скандала. Значит, или папы, или мамы нет дома.

Я поднялась по ступенькам и остановилась у спальни родителей. Не решаясь постучаться, я прижалась к двери, пытаясь уловить хоть какие-то звуки. Но ничего не услышала.

Я постучалась и немного приоткрыла двери. То, что я увидела, повергло меня в шок.

Мама сидела на кровати и тихо плакала, закрыв лицо ладонями. Я тут же подскочила к ней.

— Мам, что с тобой? — тихо спросила я, с непониманием глядя на нее.

Сначала она ничего не ответила, только заплакала еще сильнее. Я обняла ее за плечи и терпеливо ждала ответа.

— Пожалуйста, успокойся и объясни мне, что случилось, — мне не хотелось давить на маму, поэтому я старалась говорить предельно осторожно.

— О, Мия... — рыдала мама. — Ник... Ник...

— Что, мам?

— Он... ушел... — с огромным трудом выдавила мама.

— Так, постой, я ничего не поняла... — нахмурилась я. — Прошу, успокойся и расскажи, что произошло.

— Хорошо, — промямлила она, убирая руки от лица.

Вытерев слезы тыльной стороной руки, мама отчаянно посмотрела на меня и снова заплакала. — Я хотела спокойно поговорить с твоим отцом, — начала она. — Сначала все шло нормально. Но потом Ник взбесился и стал кричать на меня... — мама заплакала, закрывая рот рукой.

— Что он сказал? — выпытывала я.

— Он сказал, что ему все надоело, — сквозь рыдания бормотала мама, — и что он хочет... развестись... Я не понимаю, Мия, за что все это?!

— Что? — бесшумно прошептала я. — Развод? Но... — я потеряла дар речи.

Мама снова зарыдала. А я сидела рядом, обнимая ее, и с трудом сдерживала слезы. Похоже, они оба сошли с ума! Что у них происходит? Я не оставлю их в покое, не разобравшись! Завтра же поговорю с ними обоими...

— Мама, пожалуйста, перестань плакать, — попросила я. — Давай я принесу тебе таблетку, и ты ляжешь спать.

— Я не смогу... — прорыдала она.

— Пожалуйста, — взмолилась я, жалобно глядя ей в глаза.

— Хорошо, милая, — после нескольких секунд молчания согласилась она.

Я натянула улыбку на лицо. Выйдя из спальни родителей, я побежала на кухню за снотворным и стаканом воды. Слава богу, что мама быстро успокоилась и почти сразу уснула. Оставив ее одну, я несколько раз звонила папе, но абонент был недоступен. Завтра же поговорю с ними обоими! Я не допущу, что они разводились из-за переезда. Столько лет прожить в счастливом браке и развестись из-за какой-то глупости...

Вернувшись в свою комнату, я долго не могла уснуть. Все мои мысли занимала проблема мамы и папы.

Лишь один человек мог успокоить меня. И жаль, что он сейчас не со мной... Я бы прижалась к нему и забыла обо всех проблемах на свете. Для меня бы существовал лишь он.

Глава вторая Отвлечение

Следующее утро выдалось отвратительным. Ужасно болела голова; совершенно не было сил, чтобы сделать хоть что-нибудь. Мне просто хотелось пролежать целый день в своей комнате, чтобы меня никто не видел и не слышал... Но я понимала, что сегодняшний день станет отчасти решающим. И... сегодня вернется Дэниэл. Поэтому я просто не могу позволить себе быть слабой.

Преодолев в себе всю неохоту и нежелание что-нибудь делать, я скинула с себя одеяло и встала ногами на приятно прохладный пол. Подтянувшись, я подошла к окну, чтобы открыть его. Какое же было наслаждение, когда холодные потоки воздуха обвевали мое тело и избавляли его от зуда. Было трудно сдержать улыбку.

Первым делом я решила принять душ, чтобы смыть с себя вчерашние разочарования и проблемы. Но перед этим я зашла в спальню родителей. Мама до сих пор спала. Это хорошо; ей надо отдохнуть после вчерашнего неприятного инцидента. Заходя в ванную, я услышала, как работает телевизор. Наверно, папа вернулся домой.

Я быстренько приняла душ. Тугие струи прохладной воды приводили мое тело в порядок. Умывшись и высушив волосы феном, я зашла в комнату, чтобы переодеться. Потом я спустилась в гостиную, мысленно настраивая себя на серьезный разговор с отцом.

Я удивилась, когда папа встретил меня будничным голосом.

— Привет, дочь, — сказал он, переключая каналы телевизора.

— Ты можешь объяснить мне, что вчера произошло между тобой и мамой? — требовательным голосом спросила я. Я не желала делать вид, будто ничего не произошло.

Папа положил пульт рядом с собой и откинул голову назад. Он стал тереть виски по часовой стрелке, будто сильно утомился. — Давай не сейчас, ладно?

— Нет! — громко сказала я. Мне жутко хотелось топнуть ногой, но, по-моему, это будет выглядеть очень глупо.

Папа с удивлением посмотрел на меня, но ничего не сказал.

— Ты о чем вообще думаешь? — продолжала я. — Мама весь вечер проревела. Я еле как ее успокоила! Как ты мог вообще заикнуться о... разводе? — последнее слово я произнесла почти шепотом.

— Признаю, погорячился, — меня раздражало то, с каким спокойствием и равнодушием говорил папа. — Дженнифер сама виновата!

— Больше никогда не смей так говорить ей! — почти угрожала я. Мне не хотелось ругаться с папой с самого утра и тем более будить маму, поэтому приходилось сдерживать себя.

— Хорошо, — папа снова взял пульт и стал переключать каналы.

— И как только мама проснется, будь добр, извинись перед ней, — я обошла диван и закрыла собой экран телевизора, чтобы папа обратил на меня хоть каплю внимания.

— Вот этого я делать не буду, — папа встал с дивана и направился в сторону кухни.

Я последовала за ним.

— Нет! Ты помиришься с ней! — я не собиралась отступать от своего.

— Послушай! — папа резко остановился и повернулся ко мне лицом. Он поднял указательный палец в воздух и стал махать им. — Не лезь в наши дела. Мы с Дженнифер сами разберемся в своих проблемах!

Я вздрогнула и пошатнулась назад. В глазах отца отчетливо читалась злость и раздражение. Я не могла поверить, что папа способен кричать и злиться на меня. Такого еще никогда не было, и этот случай, конечно же, заставил меня задуматься.

От пронзительного взгляда папы мне хотелось провалиться сквозь землю. Слезы накипали на глазах, но я не заплакала. Я сжала руки в кулаки и медленно кивнула, стараясь одарить отца таким же злобным взглядом.

Еще несколько секунд он смотрел на меня с лютой ненавистью, а потом пошел на кухню. Я стояла в коридоре, не двигаясь с места. Почему папа такой... злой и равнодушный? Он ведь так переживал из-за ссор с мамой! А сейчас ведет себя так, будто ему вообще нет дела до этого... Как же это странно...

Взяв себя в руки, я пошла к лестнице и поднялась в свою комнату.

Что же происходит с мамой и папой? Они стали такими... непохожими на себя. Раньше их ничто не могло рассорить! Но сейчас... сейчас все по-другому. Все не так спокойно и хорошо. Интересно, в жизни вообще бывает что-нибудь хорошее?

Я провалялась на кровати несколько часов, размышляя над болезненной темой. И как же мне теперь примирить родителей? Как уладить между ними конфликт? Надо поговорить с ними обоими, но они не станут разговаривать друг с другом без ссор.

Может, снова попросить Мэри стереть из их памяти этот промежуток времени, когда они стали ругаться?.. Нет. Нельзя перекладывать свои проблемы на других. Мы должны решить все сами. Ведь мы семья.

Вдруг, я услышала знакомую мелодию мобильника. Вскочив с кровати, я достала телефон с заднего кармана джинс.

— Привет, Мэри, — разочарованно проговорила я. Честно говоря, я ожидала, что позвонит Дэниэл.

— Мия! Мия! Мия! — в трубку радостно пищала она. Я представила ее беззаботное выражение лица и грустно вздохнула. — У меня для тебя прекрасная новость!

— Какая? — без капли заинтересованности спросила я.

— Дэниэл приезжает через час! — ее слова эхом пронеслись в моей голове. Больше мне ничего не надо было слышать. Когда Мэри произнесла эти слова, все проблемы мигом испарились вокруг меня. — Правда он просил не говорить тебе, у него для тебя есть какой-то сюрприз! Черт, я проболталась... — она продолжила что-то говорить, но я не слышала ее. Самым важным для меня было то, что я скоро увижу Дэниэла.

Мэри все говорила и говорила. Я делала вид, что слушаю ее. Но все мои мысли витали вокруг Дэниэла. И только через двадцать минут я смогла отдохнуть от несусветной болтовни его сестры.

Этот час тянулся целую вечность. Я ходила у окна из стороны в сторону. Отмеряла шагами свою комнату. Пересмотрела свой гардероб. Даже успела посидеть за ноутбуком... и я все никак не могла дождаться, когда увижу родные прозрачно-голубые глаза своего избранника.

Уже начинало темнеть, я не знала, куда мне деться, лишь бы избавиться от чувства одиночества и волнения. Вдруг, с Дэниэлом что-нибудь случилось? Или возникли дела? Может, он до сих пор в Лос-Анджелесе? Ну, и остался очевидный вариант, которого я боюсь больше всего. Он просто не хочет видеть меня...

Как бы я ни старалась сдерживать волнение и тоску, одна соленая слеза все же скатилась по моей щеке. Я сидела на кровати, обхватив колени руками, и пристально смотрела на окно, застыв в ожидании, что сейчас подует легкий ветерок, и, откуда ни возьмись, появится Дэниэл.

Каждая секунда ожидания тянулась бесконечно долго. Иногда мне просто казалось, что время остановилось...

Закрыв глаза, я откинула голову назад, и постаралась ни о чем не думать.

— Привет, любимая! — рядом раздался вкрадчивый и сладкий шепот.

Я резко распахнула глаза и не поверила чуду. Прекрасное лицо Дэниэла находилось всего в нескольких сантиметрах. Казалось, что эти любимые прозрачно-голубые глаза смотрят мне прямо в душу; мое сердце бешено заколотилось в груди. Игривая улыбка сверкала на ангельском лице моего вампира.

— Дэниэл! — выдохнула я и бросилась ему на шею.

Я старалась обнять его как можно крепче, но крепче, к сожалению, было уже некуда.

Холодные руки Дэниэла нежно обняли меня за талию. На душе сразу стало спокойно и хорошо, будто Дэниэл никуда не уезжал и всегда был рядом со мной.

— Я так скучала по тебе! — шептала я, обнимая его шею.

— Я тоже скучал, Мия! — его бархатный голос эхом проносился в мыслях. Мне хотелось кричать от радости, что мой любимый, наконец, со мной. — Прости, что заставил тебя ждать. Надо было уладить одно дело с Мэри.

— Это теперь не важно, — пробормотала я, слегка отстранившись от него. — Ты рядом, и это главное!

Лицо Дэниэла озарила ослепительная белоснежная улыбка, от которой у меня захватило дыхание. Я кончиками пальцев дотронулась до его гладкой щеки, Дэниэл блаженно закрыл глаза и выдохнул.

Медленно приближаясь к его лицу, я осторожно прикоснулась к его губам. Дэниэл переместил руки на мои щеки, и те запылали. По телу пробежала волна наслаждения и ликования.

Неужели, я дождалась, когда Дэниэл поцелует меня?

Поцелуй был нежным и хрупким. Мне хотелось быть еще ближе к Дэниэлу, хотелось, чтобы он был полностью моим. Я жадно обнимала его массивные плечи, не в силах устоять перед соблазном.

— Мия, — шепнул Дэниэл, отстранившись от меня. Я потянулась к нему, чтобы поцеловать, но Дэниэл не дал мне сделать этого. Я в недоумении посмотрела на него. — Не переходи рамки возможного, хорошо? Не забывай, кто я, — губы Дэниэла расплылись в полуулыбке.

— Прости, совсем вылетело из головы... — грустно пробормотала я, чмокнув его в губы.

— Ты сводишь меня с ума, — сказал Дэниэл, прижав меня к себе.

— Взаимно, — улыбнулась я.

Мы находились в таком положении больше минуты. Я хотела, чтобы этот момент никогда не заканчивался.

— О, я совсем забыл! — воскликнул Дэниэл. — У меня есть небольшой подарок для тебя.

— Что? Дэниэл, не надо было...

Не успела я договорить, как Дэниэл исчез на мгновенье, а потом снова появился передо мной с маленькой коробочкой в руках.

— Думаю, тебе понравится, — Дэниэл соблазнительно улыбнулся и протянул мне коробочку.

Смутившись, я неуверенно протянула руки вперед и взяла коробочку. Пришлось повозиться минутку, чтобы открыть ее. Тогда я достала оттуда тонкую изящную цепочку из чистого золота с сердечком.

— Дэниэл, это просто... чудо! — в изумлении промолвила я, рассматривая красивый кулон. — Спасибо!

— Открой его, — сказал мне Дэниэл.

Я кивнула и раскрыла сердечко. На левой стороне было написано мое имя, а на правой стороне — Дэниэл.

Закрыв сердечко, я заметила еще одну надпись на другом языке.

— Здесь написано «вместе навсегда», — ответил на мой не прозвучавший вопрос Дэниэл.

— Дэниэл, это так мило! — по моей щеке скатилась кристальная слеза, которую я небрежно смахнула рукой.

— Повернись, — сказал мне Дэниэл и взял кулон.

Я приподняла волосы, и он надел цепочку на шею. Я встала с кровати и подошла к зеркалу. Этот кулон смотрелся превосходно. Дэниэл тихо подошел ко мне и обнял за талию.

— Тебе очень идет, — упоительно прошептал он, покрывая краткими поцелуями мою шею.

Я повернулась к нему лицом и притянула его к себе. Моя настойчивость привела Дэниэла в шок. Но он не стал сопротивляться. Я вновь поцеловала его, на этот раз поцелуй выдался более эмоциональным и страстным. Сильные руки Дэниэла нежно ласкали мою спину, а я таяла в его объятиях.

Поцелуй прервал стук в двери. Дэниэл быстро отстранился от меня, кратко поцеловал в лоб и нырнул в окно. Я пригладила волосы рукой и поплелась открывать двери. Передо мной стояла мама с усталым видом.

— Привет, — растерянно сказала я, выходя из комнаты в коридор.

— Привет, — мама слегка улыбнулась.

— Ты как?

— Вроде нормально, — она слабо пожала плечами. — Я хотела позвать тебя на кухню, поужинать. Составишь мне компанию?

— Да, конечно, — закивала я, — я только на минутку, хорошо?

— Ладно, я жду тебя внизу, — сказала мама и направилась к лестнице.

Я залетела в комнату и стала звать Дэниэла. Через несколько секунд он стоял у подоконника.

— Я отлучусь ненадолго? — я подошла к нему.

— Конечно, почему ты спрашиваешь? — удивился он, обнимая меня.

Ничего не ответив, я лишь улыбнулась и прижалась к нему.

— Тогда, может, я зайду за тобой через полчаса, и мы сходим куда-нибудь? — предложил Дэниэл.

— Хмм, отличная идея, — поддержала я.

— Тогда встретимся через полчаса, — Дэниэл взял меня за подбородок и поцеловал в губы.

Поцелуй длился несколько секунд, потом Дэниэл задел кончик моего носа, подмигнул мне и скрылся за окном. Я стояла, улыбаясь, и смотрела вслед Дэниэлу, который вскоре скрылся за деревьями, располагающимися с другой стороны дороги.

Несколько минут я не могла придти в себя. Неожиданное появление Дэниэла и его подарок привели меня в полный восторг и шок. Я лишний раз утверждаюсь, что нет человека прекраснее, чем Дэниэл!

Улыбнувшись самой себе, я спрятала кулон под футболкой и вышла из комнаты. С затуманенным рассудком я спустилась по лестнице и зашла на кухню. Мама, не торопясь, накрывала на стол. Она поставила большую тарелку сладостей на стол. Увидев меня, мама тепло улыбнулась.

— Садись, — она жестом указала на стул, и сама села рядом.

Я послушно прошла вперед. Мама улыбчиво подвинула мне кружку горячего чая, я вяло улыбнулась ей в ответ и сделала небольшой глоток.

— Как твои дела? — спросила мама, не сводя с меня глаз.

Меня немного удивило ее поведение, но я была рада, что она в хорошем настроении.

— Все нормально, — запоздало ответила я, — а... как у тебя с папой? Вы не помирились?

— Нет, — вздохнула она и опустила глаза. — Он не разговаривает со мной. Только смотрит свой телевизор... Честно говоря, я уже не знаю, что делать.

— Мам, не расстраивайся, — я положила руку на мамину руку.

— Знаешь, может, Ник прав? — отчаяния в голосе мамы было хоть отбавляй.

— В чем?

— Ну... может, нам действительно стоит развестись?

Я нахмурилась.

О чем она говорит? Как она смеет думать о таком, да еще и соглашаться?! Неужели, ситуация столь критична, что ничего нельзя исправить... Нет. Я не могу позволить родителям развестись! Просто не могу...

— Даже не смей думать об этом, мама, — грозно проговорила я, резко встав со стула. — У вас все будет хорошо. Слышишь? Все будет хорошо!

— Не знаю... — засомневалась она, закрыв лицо руками. — Ох, это я во всем виновата! Какой черт меня дернул так цепляться за этот Льюистон? Если бы я знала, чем все это обернется, в жизни бы не согласилась...

— Мама, не вини себя, ладно? — я подошла к ней и обняла ее за плечи. — Нам надо просто поговорить всем вместе. Без криков, без ссор.

— Как я хочу, чтобы все было как прежде... — заплакала она. Папа говорил то же самое...

Как мне было больно смотреть на плачущую мать. Мое сердце обливалось кровью и разрывалось от жалости. Какая-то мелочь может разрушить нашу семью... И мама с папой готовы сдаться без боя за наше счастье. Но я-то нет! Я буду биться до последнего.

— Сиди здесь, хорошо? — шепнула я маме.

— Ладно, — пробормотала она, вытирая слезы.

Я вылетела из кухни и направилась в гостиную. Папа, как всегда, сидел на диване и внимательно следил за баскетбольным матчем. Я решительно подошла к нему, взяла пульт и выключила телевизор.

Папа с удивлением посмотрел на меня. — Что ты делаешь?

— Спасаю нашу семью... — пробурчала я себе под нос, потянула папу за руку и потащила на кухню.

— Куда ты меня ведешь? — лениво поинтересовался он.

Я не ответила ему. Зайдя на кухню, я отпустила папину руку, закрыла дверь и тяжело вздохнула.

— Неважно как, но я заставлю вас помириться! — решительно заявила я.

Сначала оба родителя были в недоумении. Папа сверлил меня недовольным взглядом, а мама находилась в полной растерянности.

— Что ты задумала? — вопросил отец, закатывая глаза.

— Поставить ваши мозги на место! — грубо отозвалась я.

— Не забывай, с кем разговариваешь! — он направил указательный палец в мою сторону.

— Я-то не забываюсь. А вот вы, — я осмотрела каждого, — похоже, забыли про самое главное! Нашу семью. Это ведь самое важное!

— Разве кто-то спорит? — съязвил папа. Ему этот разговор пришелся не по душе. Но мне было все равно. Пока они не помирятся — я не отступлюсь!

— Мама, — я посмотрела на нее с жалостью, — папа, — потом перевела взгляд на него, — может, вам хватит бесчисленно ругаться? И все из-за чего?

— Спроси у своей матери... — папа кивнул в ее сторону.

— Это кое-то воспринимает все очень вспыльчиво! — не осталась в долгу мама.

— Ну вот опять! — их очередной спор прервал мой крик. — Вы опять ругаетесь! Считаете, что это нормально?

Никто не ответил мне.

— Что происходит с нашей семьей? — смягчилась я. — Ведь раньше все было хорошо! Мы были так дружны! А сейчас все разрушилось...

Я видела в глазах отца отблески сожаления, а мама... мама снова заплакала. Отогнав все страхи, я сжала руки в кулаки.

— Я хочу, чтобы вы помирились, — сказала я, еще раз одарив строгим взглядом родителей, — и забыли про все свои ссоры! Я хочу, чтобы в нашей семье снова был мир и покой! Разве я много прошу от вас? Я не требую невозможного, просто будьте счастливы друг с другом! Вот и все.

Я заметила, как папа задумчиво опустил голову, а несколько секунд спустя сомнительно посмотрел на маму. Она, сложив руки на груди, упрямо глядела на стеклянный пол.

— Мама, — обратилась я к ней, — пожалуйста, подожди с переездом! Пусть пройдет немного времени, все наладиться.

— Хорошо, — не сразу согласилась она, наконец, подняв глаза.

Я облегченно кивнула.

— Папа, — взглянула я на него, — обещай, что больше не будешь устраивать скандалы по всякому пустяку. И будь помягче с мамой.

— Ты права, Мия, — выдохнул он. В его голосе отчетливо слышалось чувство вины. — Мы с твоей мамой наделали немало ошибок, за которые страдаешь ты... Прости нас за это?

Честно говоря, я не ожидала услышать таких слов от папы. Сначала я подумала, что он сказал так только для отвода глаз. Но когда я взглянула на него, посмотрела в его виноватые глаза, то поняла, что он говорить искренне.

Папа немного постоял на месте, а потом медленно подошел к маме. В ее глаза блестели слезы, которые она тут же смахнула рукой.

— Дженнифер, прости меня за все, — извинение давалось нелегко отцу. — Я вел себя как настоящий осел, — он горько усмехнулся. На мамином лице появилась слабая улыбка. — Мне очень жаль, что все так вышло...

— Я тоже виновата, Ник, — вздохнула мама. — Все решила сама, хотя в первую очередь я должна была посоветоваться с вами! Отныне работа для меня будет на втором месте. На первом — семья! — мама улыбнулась шире, и папа обнял ее.

Я смотрела на них, и меня переполняли положительные эмоции. Я была довольна, что сумела помирить родителей. Честно говоря, я не верила в это... Надеюсь, что больше подобных ссор больше никогда не будет!

— Что ж, — я взмахнула руками, — вы помирились, и все хорошо!

Мама с папой тепло улыбнулись мне.

— Но если такое повториться, я позвоню бабушке, — я угрожающе сузила глаза, — и тогда вам точно пощады не ждать!

— Это точно, — поддержала меня мама, и все рассмеялись.

Это недолгую идиллию прервал дверной звонок.

— Я открою, — сказала я и побежала в гостиную.

Распахнув входные двери, я меньше всего ожидала увидеть Дэниэла. Он стоял на пороге с букетом красных роз в руках и подарочным пакетом. Его неожиданное появление окончательно выбило меня из колеи. Я замерла перед дверями, не в силах пошевелиться.

— Привет, — немного смущенно сказал Дэниэл, слегка улыбнувшись.

Я продолжала стоять, как вкопанная. Голова стала абсолютно пустой.

— Что ты здесь делаешь? — сказала я то, что первое пришло мне в голову.

Дэниэл удивленно взглянул на меня, а я помотала головой.

— Заходи, — сказала я.

Дэниэл молча зашел в дом. Он скромно встал у дверей. Я посмотрела в его прозрачно-голубые глаза, в которых застыл вопрос, и громко выдохнула.

— Прости, — пробормотала я, — просто возникли некоторые проблемы...

— Все хорошо? — раздался его сладкий мелодичный голос, от которого по всему моему телу пробежались мурашки.

— Надеюсь, — уклончиво ответила я и устало закрыла глаза.

Через несколько секунд я почувствовала рядом с собой слабый холодок, Дэниэл нежно провел рукой по моей ладони. Я открыла глаза. Его божественное лицо находилось всего в нескольких сантиметрах. Я моментально забыла обо всех проблемах, погрузившись в его родные глаза.

— Ты готова? — поинтересовался он, обнимая меня.

— Разве мы куда-то идем? — удивилась я.

— Ты забыла, что мы собирались куда-нибудь сходить? — сказал он так, будто утверждал.

А я действительно забыла...

— Извини, Дэниэл, — простонала я, — у меня совсем вылетело из головы!

— Ничего, я могу подождать, — упоительно прошептал мне на ухо Дэниэл, и я улыбнулась.

Когда я собиралась поцеловать его, со стороны кухни послышались шаги. Я тут же отстранилась от Дэниэла.

— Здравствуйте, Дженнифер, — поприветствовал он мою маму, когда они с папой появились в гостиной, — Ник, — он пожал руку моему отцу.

— Дэниэл! — воскликнула мама. — Я так рада тебя видеть! Как съездил к родителям?

— О, отлично! Спасибо, — вежливо ответил он. — Это вам! — он протянул моей маме букет красных роз.

— Это мне? — не поверила мама, а у самой лицо запылало от радости. — Большое спасибо! Это так приятно! — она принялась вдыхать сладкий аромат цветов.

— А это вам, — Дэниэл отдал папе подарочный пакет, в котором что-то было.

Похоже, что папа тоже не ожидал такой щедрости от моего парня... Тьфу... по-моему, это слово не совсем объясняет наши отношения... Парень... нет, он был мне намного больше, чем просто бой-френд...

— Э-э-э, спасибо... — пробурчал отец, взяв пакетик. Похоже, он смутился.

В прихожей повисла недолгая тишина, которую разрушил приятный тембр Дэниэла. — Я бы хотел пригласить вашу дочь сходить куда-нибудь со мной. Вы не будете возражать?

— Конечно же, нет, Дэниэл, — пролепетала мама, не отрывая пристального взора от цветов.

Я была рада, что мама смогла отвлечься. Она вела себя так же просто и непринужденно, как и до ссор с папой. С моих плеч окончательно упал тяжкий груз проблем.

—Ну, тогда я пойду, переоденусь, — сказала я Дэниэлу. — Подождешь меня здесь?

— Конечно, — кивнул он, напоследок одарив меня довольным взглядом.

Я слегка улыбнулась и направилась к лестнице. Забежав в комнату, я подскочила к гардеробу. Меня трясло от волнения, а сердце готово было выпрыгнуть из груди. Что же мне надеть?!

Поскольку я не знала, куда мы пойдем с Дэниэлом, мне надо подобрать что-то, что подойдет к любому случаю. Футболки, джинсы и кеды здесь точно не подойдут...

Перерыв всю одежду, я пришла к единственному подходящему варианту — летнее платье до колен кремового цвета с босоножками на невысоком каблуке. Волосы я расчесала и оставила распущенными.

Одевшись, я спустилась вниз. Я заметила, что Дэниэл, мама и папа дружелюбно беседуют в гостиной о родителях Дэниэла. Но когда они услышали мои шаги — все взгляды были направлены в мою сторону.

— Можем идти, — робко проговорила я.

Дэниэл медленно осматривал меня с ног до головы, но окончательно его взгляд остановился на моем лице. Его губы расплылись в широкой белоснежной улыбке. Ему нравится.

— Желаю удачно провести время! — сказала мама, вставая с дивана.

— Спасибо, — поблагодарила я.

Отлично. У мамы с попой появится повод, чтобы остаться вдвоем и нормально поговорить между собой.

Она проводила нас до дверей. Только мы оказались на улице, как Дэниэл резко притянул меня к себе и нежно поцеловал. От такого неожиданного поворота событий у меня закружилась голова, и я упала бы, если бы Дэниэл не прижимал меня к себе.

Поцелуй длился недолго, но я осталась довольной.

— Ты прекрасно выглядишь! — взбудоражено сказал он, поцеловав меня в лоб.

— Угу, — промычала я, закрыв глаза.

— Пойдем, — Дэниэл взял меня за руку и потянул к припаркованной «Ауди».

Мы сели в машину и поехали в неизвестном направлении.

— Куда мы едем? — спросила я, глядя в окно.

— В кино, — ответил Дэниэл, лукаво улыбнувшись мне. — А потом посидим где-нибудь.

— Хм...

— Что?

— Вампир идет в кино... — я нервно рассмеялась. — С человеком, — мрачно добавила я.

— Я должен привыкать к человеческим развлечением, — серьезно ответил он. — Тем более что я теперь с тобой, — Дэниэл с нежностью взглянул на тебя. — И... мне хотелось удивить тебя.

— У тебя это получилось, — оправдала я его надежды.

— Приятно слышать, — он облегченно выдохнул.

До кинотеатра мы ехали примерно десять минут. Дэниэл рассказывал мне о том, как он съездил в Лос-Анджелес. Так же он сказал, как был удивлен, когда узнал, что Мэри купила себе новую машину, да еще такую дорогую! Хотя, для них это не так уж и дорого...

Вот, Дэниэл остановил машину у большого здания в центре города. От автомобиля до самой кассы на нас все время глазели. Особенно, когда мы зашли в кинотеатр. И если быть точнее, то смотрели не на нас, а на Дэниэла. Я кипела от ревности, но ни сказала ни слова.

Мы решили пойти на фильм ужасов. Дэниэл предлагал посмотреть романтическую комедию, но я не захотела. Этой смазливой фигни мне хотелось смотреть меньше всего.

Фильм ужасов оказался про зомби. Он длился около двух часов. В нем, как всегда, два главных героя — парень и девушка. Девушка убивает зомби и однажды встречает парня, который держит путь в Канзас, так как там находится группа выживших людей. Весь фильм они сражаются против живых мертвецов, встречают еще нескольких выживших людей, которые в итоге все равно умирали. Я думала, что концовка фильма будет предсказуемой — парень и девушка успешно доедут в Канзас и будут счастливы вместе. Но я ошиблась. В самом конце парня убивает зомби, и девушка остается одна.

По идее, фильм оказался интересным. Впечатления после просмотра остались положительными. А вот Дэниэла, похоже, этот фильм ни капли не зацепил. Наоборот, он немного возмущался о том, как «смешно и нелепо» поставлено кино.

На улице стало прохладнее, когда мы вышли из кинотеатра. Чтобы не ездить далеко — мы зашли в кафе, которое располагалось неподалеку.

Кафе оказалось небольшим, но достаточно уютным. Постельные спокойные тона обоев, слабое освещение, хорошее обслуживание. Нам повезло, так как народу было немного, поэтому у нас было больше выбора столиков. Мы сели у окна в самом дальнем углу кафе, подальше от всех.

— Что будете заказывать? — приветливо поинтересовалась молодая официантка. Она, как и все другие девушки, не сводила глаз с Дэниэла. То и дело, она украдкой поглядывала на него. Меня это жутко бесило, но я молчала, так как моя ревность была бессмысленной.

— Мне только кофе, — сказал Дэниэл и вежливо улыбнулся девушке. Потом, он повернулся в мою сторону. — А ты что будешь?

— Стакан томатного сока и салат с креветками, — пробормотала я, откладывая меню в сторону.

Официантка странно посмотрела на меня, и спустя некоторое время записала все в свой блокнотик. Напоследок она вновь посмотрела на Дэниэла и кокетливо улыбнулась ему. Я смотрела ей вслед и мысленно перемывала каждую косточку. Ревность все росла и росла в моей душе.

От мрачных мыслей меня пробудило прикосновение Дэниэла к моей руке. От его ледяной руки меня бросило в жар.

— Ты чем-то встревожена? — взволнованно спросил он.

— Нет, все хорошо, — для полной убедительности пришлось улыбнуться.

— Точно? — усомнился Дэниэл.

— Да, — уверенно заявила я.

Вскоре нам принесли наш заказ. Салат оказался очень вкусным, и я была жутко голодна, поэтому быстро съела его. Дэниэл все время внимательно наблюдал за мной. Меня это очень смущало, но я не стала ничего ему говорить.

— Знаешь, — начал Дэниэл, — я очень удивлен...

— О чем ты? — не поняла я.

— Я о... твоем разговоре с родителями. Очень... впечатляюще!

— Стоп, — сказала я, нахмурившись, — ты все слышал?

— Да, — признался он. — Прости, я не должен был... Не смог сдержаться.

— Ох... — перед глазами все помутнело.

— Мия, извини, что я подслушал, — испугано попросил прощения Дэниэл. — Я больше никогда так не буду делать. Это вышло случайно...

— Нет, Дэниэл, — перебила я его, — я не обижаюсь на тебя.

— Почему ты мне ничего не сказала?

— Я не хотела, чтобы кто-нибудь знал о проблемах в моей семье.

— Я бы помог тебе.

— Вот именно, Дэниэл! — воскликнула я. Я чувствовала, как меня переполняют эмоции. — Я очень ценю все, что ты делаешь для меня, но я должна была сама разобраться в этом, понимаешь? Я не могу постоянно перекладывать на кого-то свои проблемы. Это очень эгоистично...

— Мне так жаль, — Дэниэл положил свои руки поверх моих. — Ты столько натерпелась!

— Это точно, — усмехнулась я. — Было тяжело, потому что я никому не могла сказать об этом, но я все преодолела. Мама и папа помирились, ты рядом, и все хорошо!

Дэниэл тепло улыбнулся мне и погладил мою руку.

— Тебе понравился сегодняшний вечер? — спросил Дэниэл, когда мы сидели в его машины перед моим домом.

На улице уже было темно. Дневная суета стихла, на город опустилось спокойствие и тишина.

— Конечно! — искренне ответила я. — Вечер был потрясающим! Спасибо тебе.

— Я рад, что ты смогла хоть немного развеяться, — Дэниэл потянулся ко мне, чтобы поцеловать.

Я обвила его шею руками, притянув ближе к себе. Но Дэниэл старался держаться на безопасном расстоянии. Как и следовало ожидать — через несколько секунд он отстранился.

— Твоя мама уже волнуется, — пробормотал он, неохотно отодвигаясь от меня.

— Ты останешься сегодня? — взглянула я на него.

— Думаю, сегодня тебе стоит хорошенько отдохнуть, — Дэниэл мягко улыбнулся, погладив меня по щеке.

Я закрыла глаза и затрепетала. Что может быть приятнее, чем его прикосновения.

Я собиралась выйти из машины, но мешали ремни безопасности, которые я так и не смогла расстегнуть. Пришлось попросить помощи у Дэниэла.

Оказавшись на свежем воздухе, по моему телу прошла волна бодрости, а через некоторое время навалилось чувство усталости и апатии.

Дэниэл обошел машину и остановился рядом со мной. Его руки легли на мою талию.

— Спокойной ночи, — пропел он своим ангельским голосом.

— Спокойной ночи, — тихо повторила я и потянулась к нему, чтобы снова поцеловать.

Дэниэл усмехнулся и кратко чмокнул меня в губы.

— До завтра, — вздохнула я и поплелась к дому.

Мне хотелось обернуться, но я сдерживала себя, так как если я сделаю это, то точно не смогу уйти.

Зайдя в дом, я услышала мамин смех. Это сразу пробудило во мне чувство спокойствия. У мамы и папы все хорошо.

Я на цыпочках прошла через гостиную и поднялась по лестнице. Родители меня не заметили. Они были настолько сильно поглощены общением друг с другом, что не замечали ничего вокруг. Я была счастлива.

Я прошла в свою комнату и включила свет. Подойдя к окну, я увидела, что машина Дэниэла по-прежнему стоит у моего дома. Но самого Дэниэла я не заметила. Мне казалось, что он передумал и решил остаться сегодня. Но уже через несколько минут черная «Ауди» тронулась с места и вскоре скрылась в темноте.

Он уехал. Но завтра я увижу его снова.

Сделав глубокий вдох, я немного приоткрыла окно и подошла к гардеробу. Взяв шорты и футболку, я направилась в ванную.

Я приняла холодный душ, и мне стало гораздо легче.

Сегодня первый день официальных летних каникул. А мне и не верится, что еще один учебный год остался позади... Впереди меня ждет последний год, сдача экзаменов, выпускной бал... А дальше... колледж. Совсем другая жизнь.

Я лежала на кровати, слушала музыку в плеере и размышляла о жизни. Сейчас все хорошо. Все встало на свои места. Мама и папа, наконец, помирились благодаря мне. Дэниэл вернулся из Лос-Анджелеса. Только немного скучно без Мелиссы... И я не увижу ее все лето...

Под быстрый ритм музыки я уснула.

Эта ночь выдалась бессонной. Я то и дело что просыпалась среди ночи из-за жары. Даже открытое окно не спасало...

Я проснулась рано утром; у меня сильно болела голова, и ужасно хотелось спать, так как ночью мне не удалось этого сделать. Лежать в постели без сна было неудобно, поэтому пришлось встать.

Утро оказалось довольно прохладным. Небо затянули серые тучи, которые предвещали небольшой дождь. Слабый ветерок гонял пыль на дорогах, шелестели сочно-зеленые листья деревьев.

Сонная и обессиленная, я спустилась в гостиную и увидела Мэри, что меня сильно удивило. Она сидела на диване рядом с мамой, и они о чем-то оживленно болтали. Мэри первая заметила меня и улыбнулась.

— Доброе утро, Мия! — радостно поприветствовала она меня.

— Привет, — охрипшим голосом пробормотала я.

— Да... ну и видок у тебя! — она отчаянно помотала головой и тяжко вздохнула. — Ох, ладно. Я приехала за тобой.

— Раньше придти не могла? — буркнула недовольно я.

— Ты все равно не спишь, — спокойно сказала она, подталкивая меня к лестнице. — Иди, переоденься, я подожду тебя здесь.

— Зачем? — спросила я.

— Как зачем? У нас сегодня много дел! И они не будут ждать. Так что давай побыстрее!

— Лично я на сегодня ничего не планировала... — не сдавалась я. Что ей от меня надо в девять часов утра?

— Мия, не спорь, и иди, переоденься. Я потом тебе все объясню.

— Нет, скажи сейчас.

— Мы должны подготовиться к очень важной поездке.

— Какой? — не понимала я.

— Наша семья едет отдыхать на остров, — пояснила она, закатив глаза. — Вообще-то, это был сюрприз, но...

— А я тут причем? — перебила я ее.

— Как причем? Ты поедешь с нами! — сказала она таким тоном, будто все уже решено.

— Что? — задыхалась я.

Я шокировано смотрела на Мэри. Она широко улыбалась и что-то говорила, но я не слышала ее голоса. Мой взгляд переметнулся на маму, которая с виноватыми глазами смотрела на меня и пожимала плечами.

Глава третья Остров

— Мия! — я увидела мелькающую ладонь Мэри перед моим лицом. — Ау! Я здесь!

Я несколько раз моргнула и встряхнула головой.

— Что значит — я еду с вами?! — пропищала я.

На данный момент моему возмущению просто не было предела!

— То и значит, — Мэри равнодушно пожала плечами, — ты едешь с нами отдыхать. Билеты уже куплены. Завтра половина одиннадцатого мы вылетаем.

Ее слова все никак не укладывались в моей голове. Я еду отдыхать на остров с семьей Дэниэла... это невозможно!

— Мэри, я... — я не знала, что сказать. Все будто вылетело из головы.

— Знаю, неожиданно, — она резковато улыбнулась. — Пожалуйста, переоденься, и поедем по магазинам. Нам надо столько купить!

Я почувствовала, как пол становится мягким, в ушах заложило, я слышала как быстро и отчетливо бьется в груди мое сердце, и воздуха не хватало, словно я задыхалась. Я стояла на месте, не понимая, что творится вокруг.

— Мне что самой отвести тебя за руку до твоей комнаты, чтобы ты, наконец, оделась, и мы смогли поехать? — Мэри с негодованием смотрела на меня.

— Ладно... я... сейчас... — опустив голову, я развернулась к лестнице и поднялась по ступенькам.

Молча дойдя до своей комнаты, я обдумывала слова Мэри. Дэниэл с семьей едет отдыхать, и они берут меня с собой. Но почему Дэниэл ничего не сказал мне вчера?! Зачем утаил это от меня?!

Я достала из шкафа первые попавшиеся вещи, оделась, причесалась, и спустилась вниз. Мэри терпеливо ждала меня в гостиной. Как только я появилась в поле ее зрения — она тут же подскочила, попрощалась с моей мамой и потащила меня за руку из дома. Я, так ни в чем толком не разобравшись, поплелась за сестрой Дэниэла.

— Мэри, может, ты мне объяснишь, что происходит? — спросила я, как только мы сели в красный «Лотус Эвора» Мэри. Я удивилась, почему она не на своей новой машине, но не стала задавать лишних вопросов. — Какой к черту остров?!

— Тише, Мия, не горячись ты так, — усмехнулась Мэри, заводя машину. Она посмотрела на свое отражение в зеркале и улыбнулась. У меня сложилось такое чувство, будто она вообще забыла про то, что я сижу рядом.

— Ну?

— Виктор и Элизабет приехали вчера вместе с Дэниэлом. И они купили билеты на Галапагосские острова на неделю, а именно на остров Санта-Крус, — начала пояснять она. — Дэниэл не сказал тебе потому, что это был сюрприз. Он хотел сказать тебе сегодня, но я его опередила. Не сдержалась! — Мэри виновата поджала губы. — Я уже поговорила с твоей мамой, и она не против того, чтобы ты поехала завтра с нами.

Я дослушала ее. Мэри иногда поглядывала на меня с опаской. Они провернули все это, и никто мне ничего не сказал... Просто замечательно! Нет слов, чтобы передать то, как я была зла. И на Дэниэла тоже. Он мог бы мне сказать!

— И чья это была идея? — спросила я, сжимая кулаки.

— Если я скажу, то мне не жить... — пробурчала Мэри.

— Дэниэл, да? — было не трудно догадаться.

— Ну... да, — нехотя созналась она. — Мия, только не говори ему, что я тебе сказала! Пожалуйста! Если он узнает, что я все рассказала тебе раньше него, он пришьет меня в ту же секунду!

— Но зачем ему это понадобилось?! Зачем было все скрывать? Утаивать от меня все? Что, нельзя было сказать сразу?.. — я продолжала злиться.

— Он хотел, чтобы для тебя это стало сюрпризом, — грустным тоном пояснила она, — чтобы ты отдохнула от всего. И у твоих родителей появиться время, чтобы наладить свои отношения.

Я была удивлена, когда Мэри упомянула моих родителей. Откуда она знает, что они были в ссоре? Неужели, Дэниэл ей все рассказал?

— Дэниэл тебе сказал об этом? — сквозь плотно сжатые зубы процедила я.

— Нет, твоя мама, — она покачала головой. Я в недоумении уставилась на нее. — Еще давно.

— Ничего не понимаю...

— Разве ты не рада? — в ее голосе присутствовала странная печаль.

— Чему?

— Что у тебя появиться лишний повод побыть наедине с Дэниэлом.

Я задумалась. А ведь это действительно хороший повод, чтобы быть неразлучной с Дэниэлом несколько дней!

— Ты права, — вздохнула я, отвернувшись к окну.

— Так ты согласна? — взбодрилась Мэри.

— Да, — кивнула я. — Просто... все это так неожиданно... Я даже не подготовилась…

— Вот я и вытащила тебя из дома, чтобы мы смогли собраться до завтрашнего дня! — похоже, хорошее настроение вернулось к Мэри. — Нам надо столько купить! Я уже составила план на сегодняшний день. Я тут подумала и решила, что нам стоит поехать в Огасту, так как в Портленде не такой уж и большой выбор, — она скривила недовольное лицо.

— По-моему, это ни к чему, — фыркнула я.

— Но сначала тебе стоит перекусить... — Мэри как будто не слышала моих слов. — Давай заедем в кафе, оно тут, недалеко.

Не дождавшись моего ответа, Мэри завернула за угол. Она остановила машину у небольшого здания с вывеской «У Билли». Ничем не примечательно название для типичного кафе.

Мы вышли из машины и направились к этому зданию. Оказавшись внутри, я удивилась большому пространству кафе, хотя с виду оно кажется небольшим. Оно было обставлено со вкусом, и в то же время просто.

Мэри терпеливо ждала, пока я медленно жевала свой заказ. Мой желудок просил еще еды, но мысленно мне не хотелось есть. Немного успокоив мой голод, мы отравились дальше.

Дорога от Портленда до Огасты была недолгой. На преодоление огромного расстояния у нас ушло примерно полтора часа, так как Мэри гнала как ненормальная. Всю дорогу она молчала, погрузившись в свои мысли. Я сделала то же самое, постоянно думая о Дэниэле, и о неожиданной поездке на остров вместе с его семьей.

И все-таки, это так спонтанно! Мы с родителями никогда не отдыхали подобным образом, потому что денежные средства не позволяли. Хотя моя мама всегда мечтала съездить на море. Полежать где-нибудь на песчаном берегу, загорать под палящими лучами солнца, и купаться в бескрайнем синем море.

Я встряхнула головой, прогоняя от себя мысли, и заметила, что мы проезжаем табличку «Добро пожаловать в Огасту».

— Ты собираешься мучить меня целый день? — с опаской в голосе поинтересовалась я.

— О, да! — с жаром воскликнула Мэри и звонко рассмеялась.

Итак, весь сегодняшний день мы мотались из магазина в магазин. Мэри скупала все подряд. На мои протесты в выборе одежды она не обращала никакого внимания. Иногда у меня складывалось такое чувство, будто она вообще забывала, что я рядом с ней. Вот настолько Мэри была поглощена походом по магазинам!

Под конец дня, когда сумерки опустились на город, мы загрузили машины неимоверным количеством пакетов с летней одеждой, из которых половина была моей. Я была жутко смущена тем, что Мэри купила все на свои деньги, а я не потратила и цента. Но Мэри сказала, чтобы я не парилась по этому поводу. Для нее затраты подобного образа лишь копейки.

На обратном пути я была абсолютно лишена сил. Этот день высосал из меня всю энергию. А перед глазами до сих пор мелькали магазины с огромными полками одежды. Зато Мэри была полна энергии и жизненных сил. Да и настроение у нее было замечательным. Хоть кому-то этот день принес пользу...

Мы вернулись в Портленд примерно половина одиннадцатого вечера.

— Мия, слушай внимательно и запоминай, — Мэри говорила так медленно и четко, словно я была слабоумной. — Ты должна быть готова половина десятого. Дэниэл заедет за тобой в десять. Ну, и мы встретимся уже в аэропорту!

— Постой, — я нахмурилась, — а как же солнце? Разве...

— Нет, — она качнула головой, — завтра будет пасмурно. А когда мы приедем на Галапогосы, там уже будет темно. В общем, Мия, ни о чем не волнуйся, ладно?

— Ладно, — устало кивнула я и зевнула.

— Отлично, — огорчено вздохнула Мэри, — не буду тебя больше задерживать, — она протянула руку и открыла дверцу с моей стороны. — Как только соберешься — сразу ложись спать! — приказала Мэри.

— Ага, — я вышла на улицу.

— Мия! — позвала меня Мэри. Я повернулась к ней. — Не забудь вещи, — она указала на задние сидения.

— О... — ну почему она не забыла про них?

Я залезла в машину и забрала «свои» пакеты с кучей одежды.

— До завтра, Мия, — Мэри улыбнулась мне.

— Пока, — я махнула ей рукой. Через несколько секунд машина Мэри уехала прочь.

Я не спеша поплелась к дому, неся в руках пакеты с вещами. Пришлось постучаться, так как я не смогла достать ключи из заднего кармана джинс. Мама открыла двери, я зашла в дом, и она с удивлением посмотрела на меня, точнее на то, что было у меня в руках.

— Что это? — она не сводила глаз с пакетов.

— Вещи, — хмуро ответила я, ставя их на пол.

— Чьи?

— Мои... Мэри весь день таскала меня по магазинам!

— И сколько она потратила на это денег? — маминому удивлению не было предела.

— Понятия не имею... Я всячески пыталась отказаться от этого кошмара, — я с ужасом посмотрела на вещи, — но Мэри была непреклонна. Мам, зачем ты согласилась? — простонала я, проходя в гостиную.

Я плюхнулась на диван, закинув голову назад, и мама присела рядом со мной.

— Мия, разве ты не хочешь отдохнуть? Я думала, что ты хотела съездить на море, поваляться на горячем песочке! — она облокотилась рукой о спинку дивана, развернувшись ко мне всем телом. На ее лице появилась улыбка.

— Хотела, — кивнула я, — но не за чужой счет! Тем более за счет семьи Дэниэла, — сказала я тише.

— Мия, мы договорились с Ником, и как только он получит зарплату — мы отдадим всю сумму затрат на тебя родителям Дэниэла, — пояснила она.

— Ты уверена, что сможете потянуть такую сумму? — я усомнилась.

— Конечно!

— Не знаю... — я закрыла глаза. — Может, мне все-таки не стоит ехать, а?

— Нет, Мия, — мама погладила меня по плечу. — Съезди, отдохни! Ты должна развеяться. Думаю, ты заслужила нормальные каникулы. Что сидеть дома? Тем более Дэниэл тоже поедет!

Мне не послышалось, или она действительно это сказала? Она не против того, что мы будем вдвоем с Дэниэлом на острове? Обычно, родители опасаются таких случаев, ведь мало ли что их дети могут натворить... Но нас с Дэниэлом это не коснется... Ведь мы не совсем обычная влюбленная пара...

— Тогда, я пойду собираться? — я не спеша встала с дивана.

— Конечно, — улыбнулась мама. — Может тебе помочь?

— Да... — протянула я, осматривая большие пакеты с одеждой. — Помощь мне не помешает.

Несколько часов мы укладывали купленные вещи в огромную дорожную сумку. Я взяла несколько книг, плеер с наушниками засунула во внешний карман. Когда я все собрала, то без сил упала на кровать и тут же уснула, даже не переодевшись. У меня даже не хватило сил на то, чтобы подумать о том, почему Дэниэл не пришел ко мне ночью.

Утром прозвенел будильник, и я подскочила в постели. Пришлось делать все быстро. Я оживленно приняла душ, умылась, почистила зубы, потом положила зубную щетку в сумку к остальным вещам. Высушив волосы феном, я посмотрела на часы. Половина десятого. Я успеваю.

Затем я достала из шкафа шорты цвета хаки, белую футболку с вышивкой, на ноги надела балетки.

Я спустилась вниз и сразу последовала на кухню.

Оказавшись там, я увидела обнимающихся родителей. Заметив меня, они тут же отстранились друг от друга, будто школьники, замеченные родителями. Немного спустя они рассмеялись.

Привет всем, я хотела, чтобы мой голос прозвучал довольно и бодро, но приветствие получилось вялым.

— Привет, милая, — мама подошла ко мне и обняла за плечи. Отстранившись, она широко улыбнулась. — Ну, ты готова ехать?

— Ммм, нет, — усмехнулась я.

— Ладно, садись за стол. Сейчас я тебя покормлю! — она чмокнула меня в щеку и подошла к плите.

Я села за стол. Мой взгляд упал на папу, который пристально смотрел на маму и улыбался. Мое сердце, глядя на то, как он смотрит на нее, забилось быстрее от радости.

— Твои любимые блинчики! — раздался счастливый мамин голос рядом со мной.

Она поставила передо мной тарелку с блинчиками с мясной начинкой и стакан апельсинового сока. Мой желудок, словно по команде, громко заурчал, и я тут же принялась наяривать свой завтрак.

Я старалась есть медленнее, чтобы растянуть время и удовольствие от вкусной еды. Но время словно стало идти медленнее, поэтому всего лишь через несколько минут я отодвинула пустую тарелку от себя и поблагодарила маму.

— Добавки? — спросила она меня.

Я отрицательно покачала головой и встала со стула.

— Пап, — обратилась я к нему, — ты мог бы спустить вниз мою сумку?

— Конечно, — кивнул он и ушел.

Мы остались с мамой одни на кухне.

— Я вижу, у вас с папой все хорошо, — сказала я, подойдя к маме.

— Да, — она радостно улыбнулась.

— Я рада за вас!

— Это только благодаря тебе, Мия. Если бы не ты — я не знаю, что с нами стало бы...

— Главное это то, что сейчас все хорошо.

— Ты права.

Вдруг завтра звонок в дверь.

— Я открою, — сказала я и побежала в гостиную.

Мое сердце неистово забилось в груди. Я протянула руку и открыла двери.

На пороге стоял Дэниэл, немного опустив голову. Но как только я распахнула двери — он поднял на меня свои очаровательные прозрачно-голубые глаза, и его губы изогнулись в полуулыбке.

— Привет, — раздался его робкий голос.

— Привет, — сказала я, пытаясь заглушить в мыслях крик о том, как я рада видеть его. — Заходи.

Дэниэл зашел в дом. Я ожидала, что сейчас он поцелует меня, но он не сделал этого. И все дело было в том, что папа как раз спускался вниз с моей огромной дорожной сумкой. И еще через некоторое время сюда пришла мама. Что ж, все были в сборе.

— Ты готова? — поинтересовался Дэниэл, глядя на меня.

Я кивнула. — Да.

— Тогда пойдем, — сказал он и открыл двери.

Мама, папа, я и Дэниэл вышли на улицу. Как и обещала Мэри — сегодня было пасмурно. Дэниэл взял у папы из рук мою сумку и пошел к машине.

— Мия, я буду скучать по тебе! — мама крепко обняла меня. — Отдохни там хорошенько! И смотри, чтобы голову не напекло!

— Хорошо, мам, — прошептала я, крепче обнимая ее.

Она поцеловала меня в щеку и разжала свои крепкие объятия. Затем я подошла к папе и тоже обняла его.

— Будь осторожнее, ладно? — меня удивило то, каким растерянным был голос папы.

— Хорошо, — кивнула я и отошла от него. — Не ругайтесь без меня, ладно?

— Обещаем, — улыбнулась мама, и папа обнял ее.

Я обернулась. Дэниэл смирно стоял у черной «Ауди» и ждал меня.

— Ладно, мне пора, — вдохнула я, выдавив свою из самых лучших улыбок. — Пока!

— Пока, милая! — в раз сказали родители.

Я повернулась к ним спиной и поплелась к машине Дэниэла. Наши с ним взгляды пересеклись ненадолго, потом он открыл мне дверцу, и я села внутрь. Затем, он быстро обошел автомобиль и сел за руль рядом со мной. Я повернулась к окну, чтобы напоследок посмотреть на маму и папу. В моем сердце поселилась странная печаль, хотя все было хорошо, даже слишком.

Услышав глухой шум мотора, я немного спустила окно и помахала родителям. Они помахали мне в ответ. В следующую секунду мы тронулись с места. Я смотрела на родной дом до тех пор, пока он не скрылся из поля моего зрения. Когда я больше не видело его — мне стало еще грустнее, и я не знала, от чего это. Почему-то у меня сложилось такое чувство, будто я больше никогда не увижу свой дом... Глупо, знаю.

Отчаянно вдохнув, я закрыла окно и повернула голову в сторону Дэниэла. Он пристально смотрел вперед, его скулы были напряжены, бледные руки крепко сжимали кожаный руль. В секунды, когда я смотрела на него, я забыла обо всем на свете.

Дэниэл заметил, что я смотрю на него, и немного расслабился.

— Ты злишься на меня? — расстроено спросил он.

— Не знаю, — честно ответила я.

— Мия, прости меня, что не сказал тебе раньше, — раскаивался Дэниэл. — Я хотел сделать тебе сюрприз!

— По-моему, он не удался... — горько усмехнулась я. — Лучше бы я узнала все из твоих уст, а не от Мэри. Она замучила меня вчера! Целый день таскала по магазинам…

— Прости меня и за это, — голос Дэниэла приобрел более мрачные тона.

— Ты здесь не причем, — я взмахнула рукой. — И не вини себя. Просто не стоило все скрывать от меня.

— Все равно я виноват перед тобой, — он отчаянно помотал головой.

— Эй, — я протянул к нему руку, положив на его плечо, — все хорошо, слышишь? Я не держу на тебя зла!

Как же я могу обижаться на него?! На этого ангела, который по чудесным обстоятельствам оказался моим.

Дэниэл слегка вздрогнул и посмотрел на меня. Стоило мне вновь взглянуть в его голубые глаза, как я окончательно растаяла. Мне тут же захотелось поцеловать его пухлые губы, но я с трудом сдерживала себя от этого.

Я закусила нижнюю губу и улыбнулась.

— Я люблю тебя, — сказала я.

— И я тебя, — я расслабилась, когда не услышала в его прекрасном голосе грусти. А когда он улыбнулся — я была абсолютно счастлива.

Несколько минут мы ехали в полной тишине.

— Похоже, ты вчера сильно вымоталась, — начал первым Дэниэл.

— Ты приходил? — я удивленно приподняла правую бровь.

Он кивнул. — Ты спала как ангел!

— Почему не разбудил меня? — возмутилась я.

— Не хотел прерывать твой сон, — Дэниэл слабо улыбнулся.

— Мэри решила окончательно убить меня, — я закатила глаза. — Мне пришлось целый день таскаться с ней по магазинам... Я думала, что скорее умру, чем дождусь, когда мы приедем!

— Как будто ты не знаешь Мэри, — с сожалением проговорил он.

Оставшуюся часть дороги до аэропорта мы ехали в тишине. Я иногда поглядывала на Дэниэла, а он — на меня. Но никто из нас больше не решался начать разговор.

Вот, мы подъехали к аэропорту, Дэниэл припарковал машину рядом с остальными. Пока я вылезала из автомобиля, Дэниэл успел достать мою дорожную сумку и остановиться рядом. Я осмотрела на огромное полупрозрачное здание, затем услышала шум взлетающего самолета.

Дэниэл подошел ко мне и бережно взял за руку. Мы направились внутрь аэропорта. Мой спутник без особого труда тащил в одной руке тяжеленную сумку, я осматривалась по сторонам, как будто была здесь в первый раз.

— Мия! Дэниэл! — издалека послышался звонкий голос Мэри.

Я стала лихорадочно искать ее, но Дэниэл опередил меня, и уже целенаправленно шел к своей семье, а я плелась за ним, еле перебирая ногами.

Вскоре я смогла увидеть остальным членов семьи Дэниэла — Мэри, Элизабет и Виктора. С моего лица просто не сползала улыбка. Я была так рада увидеть родителей Дэниэла. В последний раз мы с ними виделись при моей выписке из больницы после той ужасной аварии...

Элизабет выглядела, как и всегда, просто шикарно! На ней было простенькое белое платье до колен из шелка, аккуратные туфли на невысоком каблучке, тонкую шею украшал легкий белоснежный шарф. Каштановые волосы свободно лежали на хрупких плечах Элизабет. Губы идеальной формы расплылись в приветливой улыбке, обнажив ряд белоснежных зубов. Кожа, как и свойственно для всех вампиров, неестественно бледная.

Рядом с ней стоял Виктор — глава семейства — обнимая свою жену за плечи. Он был одет просто, но в то же время элегантно и солидно. На нем были бежевые хлопковые штаны, кожаные туфли, легкая рубашка с коротким рукавом. Темно-русые волосы аккуратно уложены, улыбчивое бледное лицо, серые глаза смотрели то на меня, то на Дэниэла, выражая безграничную радость.

Ну а Мэри была во всем своем великолепии! На ней было легкое небесное платьице, босоножки на тоненьком каблучке. Шикарные, длинные, темно-бардовые волосы лежали на левом плече девушки. Она приветливо махала нам рукой, ее очаровательная улыбка завораживала всех вокруг.

И Дэниэл был тоже прекрасен. Его светло-русые волосы были слегка взъерошенными, губы сомкнуты вместе, взгляд сосредоточенный и немного напряженный. На нем была бледно-желтая футболка, светло-голубые джинсы, и сланцы.

Я чувствовала себя скованно. По сравнению с ними я выглядела настолько обычно, что мне становилось дурно.

— Мия! Здравствуй! — когда мы подошли к семье Дэниэла, первой из них ко мне подошла Элизабет. — Я так рада встречи с тобой!

— Я тоже рада вас видеть Элизабет! — искренне сказала я, обнимая ее.

Дальше ко мне подошел Виктор. — Здравствуй, — он обнял меня, легонько похлопав по спине. — Как родители?

— Все отлично, спасибо, — пробормотала я.

— Ну, как настроение? — Мэри подскочила ко мне.

— Отлично. А ты как?

— Еще спрашиваешь? — криво ухмыльнулась она. — Конечно, все замечательно! Разве может быть по-другому?

Я улыбнулась.

Я чувствовала себя словно в своей тарелке, находясь в окружении родных Дэниэла. Да и он казался более расслабленным. И вот я до сих пор не могла поверить, что отправляюсь с ними в недельное путешествие на Галапагосские острова! Удивительно... вампиры едут отдыхать на остров, где целый день светит палящее солнце... И как же они будут там жить?

Наш рейс был назначен на половину одиннадцатого. Самолет прилетел в ровно назначенное время. Мы летели первым классом, что было в новинку для меня. Роскошный салон самолета, высококлассное обслуживание... мне казалось, что я сплю, и все это мне снится.

Но больше всего меня радовало не это. Я была счастлива, что на протяжении целой недели буду с Дэниэлом, и нам никто не сможет помешать. Что может быть лучше для меня!

Два часа и сорок пять минут мы летели до Сент-Луиса. Там была пересадка на следующий самолет. Далее три часа мы летели до Нового Орлеана, и там нас ожидала последняя пересадка. Нам пришлось немного посидеть в аэропорту, и это время мы с Дэниэлом потратили на то, чтобы покормить меня.

Итак, перед нами было еще несколько часов полета и около четырех тысяч километров. Меня клонило в сон, но я сопротивлялась изо всех сил с усталостью. Присутствие Дэниэла, наоборот, убаюкивало меня, точнее его плечо, на которое падала моя голова, не в силах больше бороться со сном.

Вот мы пролетели через Мексиканский залив. Я видела все ночное великолепие этих замечательных мест. Мы пересекли Гватемалу, Сан-Сальвадор, Коста-Рику, и, наконец, далеко-далеко простирался огромные Галапагосские острова, располагающиеся неподалеку друг от друга. А именно наш самолет должен был приземлиться в Административном центре — городе и порте Бакерисо-Морено. А далее нам следует переправиться на главный порт — Пуэрто Айора — на лодке.

Я с нетерпением ждала того момента, когда самолет приземлиться в назначенном месте. Мне хотелось обследоваться абсолютно весь остров! Узнать про его достопримечательности, искупаться в бескрайнем синем море, понежиться под яркими солнечными лучами.

Это ожидание заставило понервничать не только меня. Мэри тоже была встревожена. Ей уже не сиделось на месте, хотя она и старалась делать спокойный вид. Но я-то видела в ее глазах блеск заинтересованности!

Наконец, самолет приземлился в международном аэропорту Галапагосских островов. Он был настолько огромным, что у меня захватило дыхание. Такое чувство, будто я снова попала в Лос-Анджелес. В аэропорту нас уже ждал “свой” человек. С ним мы направились на набережную, чтобы сесть в лодку и поплыть на Санта-Крус.

Мы плыли около двадцати минут. Далее, когда мы выгрузились, водитель вежливо взял наш багаж, погрузил в машину. Поскольку мы все не поместимся в одной машине — Элизабет и Мэри решили поехать на другом автомобиле.

Далее мы сели в такси и поехали в неизвестном направлении. Наш сопроводитель говорил на незнакомом мне языке, а вот Виктор мог свободно общаться с ним. У меня сложилось такое чувство, будто я совсем одна здесь ничего не знаю.

Мы ехали по гладкой асфальтированной дороге, проезжая через весь город Пуэрто-Айора. Я не отрывала взгляда от окна. Пыталась уловить зрением все, через что мы проезжали. Но машина ехала слишком быстро, и плюс к этому было темно, поэтому я толком ничего не увидела.

Дэниэл крепко сжимал мою руку, а мое сердце готово было вырваться из груди от радости и спокойствия. Кто бы мог подумать, что все будет так идеально?

Мы ехали недолго. Вскоре по обеим сторонам дороги стали простираться зеленые джунгли. Мои глаза стали слипаться, и я бы точно уснула, но машина остановилась. Мы приехали.

Я встряхнула головой, пытаясь хоть что-нибудь разглядеть в окне.

— Вот мы и приехали, — шепнул мне на ухо Дэниэл.

Он вышел из машины, а я следом за ним.

Я затаила дыхание, и удивлено приподняла глаза вверх.

Перед нами располагался огромная, шикарная, двухэтажная вилла с большими окнами, а к нему вела каменная тропинка. Со всех сторон дом окружал высокий забор. Но меня заворожило нечто большее... Позади огромного дома открывался чудеснейший вид из всех, которых я когда-либо видела! Песчаный берег, на гладкой морской поверхности отражался огромный лунный диск. Я приоткрыла рот от удивления, наслаждаясь такой дивной красотой.

— Пойдем, — Дэниэл взял меня за руку и потянул к дому.

Я с трудом оторвала взгляд от морского берега и последовала за Дэниэлом.

Вскоре мы остановились перед домом. Водитель помог донести наш багаж, потом Виктор что-то сказал ему на другом языке и вручил несколько купюр. Смуглый мужчина улыбнулся, радостно воскликнул, обращаясь к отцу Дэниэла, и направился к своей машине.

Наступил ответственный момент. Мы зашли в дом. Я была просто убита наповал тем, как уютно была обставлена парадная комната виллы. В ней было очень просторно и светло, даже не смотря на то, что сейчас ночь. Здесь находилась мебель исключительно светлых оттенков. Стены выкрашены в нежно-кофейный цвет. В центре гостиной стоял длинный мягкий диван, со стоящим напротив стеклянным столиком. На нем стояла прозрачная ваза с красивыми цветами. Рядом располагалась кожаная софа. На стене висел большой плазменный телевизор. В южной части гостиной располагался уголок для чтения с мягкими кожаными креслами. У восточной стены стоял компьютерный стол.

— Я отнесу вещи наверх, — сказал Виктор. — А вы пока осматривайтесь, — обратился он к нам с Дэниэлом, улыбнувшись.

— А как же солнечный свет? — не понимала я. — В этом доме столько окон...

— Они не пропускают солнечные и ультрафиолетовые лучи, — пояснил Дэниэл.

Я еще раз осмотрела гостиную и ахнула. — Вау!

— Нравится? — Дэниэл погладил меня по щеке.

И мое внимание привлекло божественное лицо Дэниэла. Я внимательно смотрела на его губы, которые мне очень хотелось поцеловать. Дэниэл смотрел на меня так, будто знал, о чем я думаю. Но в итоге он только рассмеялся.

— Немного терпения, Мия, — хохотал он. — Всему свое время.

Я нахмурилась и опустила голову.

— Пойдем, — сказал он, подталкивая меня вперед.

Мы прошли через гостиную, и я увидела, что рядом находится кухня. Она, как и главная комната, была просторной и светлой, обставлена в небесных оттенках.

Дэниэл подошел к крутой лестнице со стеклянными ступеньками, и остановился, развернувшись ко мне. Он вопросительно взглянул на меня, я с неохотой подошла к нему.

Мы поднялись на второй этаж. Там был просторный коридор, который вел к большому балкону, и пять дверей. Дэниэл остановился у второй со стороны лестнице. Он открыл дверь и стал ждать, когда я войду в ту комнату.

— Это твоя комната, — пояснил он, а я не спеша прошла через порог.

Комната была невероятно большой! Во всю противоположную стену были вставлены огромные окна. У восточной стороны стояла двуспальная кровать с белоснежным постельным бельем и несколькими подушками. По обеим ее сторонами располагались две тумбочки из бамбукового дерева. Напротив кровати располагался большой шкаф для одежды из белого дерева, рядом зеркало со столиком и мягким низким креслицем. В комнате преобладали светлые оттенки бежевого цвета, пол деревянный, на нем расстелился белый пушистый ковер. Рядом с тумбочкой у кровати была чуть-чуть приоткрыта дверь.

— А там что? — спросила я у Дэниэла.

— Ванная, — ответил он, проходя вперед и ставя сумку с моими вещами на пол.

— У меня будет своя ванная? — я постаралась скрыть удивление в своем голосе.

— Да, — Дэниэл пожал плечами. — Желаешь остаться одна?

— Ммм, если можно, — я сцепила руки за спиной.

— Хорошо, — он улыбнулся. — Если я тебе понадоблюсь — то буду в соседней комнате.

Я кивнула. Дэниэл подошел ко мне, кратко поцеловал в лоб и вышел из комнаты.

Я еще раз осмотрела свою комнату, а потом плюхнулась на кровать. Она была настолько мягкой и уютной, что меня тут же потянуло в сон. Но спать пока что было рано. Сначала надо разложить вещи.

С огромным трудом я встала с кровати, взяла сумку и поставила ее на столик. Доставая оттуда вещи, я стала раскладывать их по полкам.

На это у меня ушло около часа. В конце я совсем валилась с ног. И как только я собиралась ложиться спать — раздался стук в дверь.

— Мия? Можно? — из-за дверей показалось лицо Элизабет.

— Конечно! Заходите, — растерянно пробормотала я, пригладив волосы.

Элизабет зашла в комнату и скромно остановилась у двери.

— Я хотела позвать тебя на ужин, — пропела она своим нежным голоском. — Ты голодна?

— Спасибо, я бы не отказалась перекусить.

— Хорошо, тогда я жду тебя внизу, — с этими словами она мило улыбнулась мне и покинула комнату.

Я судорожно вздохнула и подошла к зеркалу. Я взяла расческу, и стала проводить ею по волосам. Уложив их, я поправила одежду и вышла из комнаты. Спускаясь по лестнице, я заметила, что Мэри сидит на диване и читает какой-то очередной модный журнал. Виктор сидел рядом с ней и смотрел новости по телевизору. Дэниэла я не увидела, значит, он наверху. Я прошла на кухню. Элизабет порхала из стороны в сторону, что-то тихо напевая себе под нос. Услышав мои шаги, она тут же обернулась, что немного испугало меня. Но как только добрая улыбка появилась на ее ангельском лице — я расслабилась.

— Садись, — сказала она мне, указывая на высокий стул.

Я послушно села. Она поставила передо мной тарелку с незнакомым мне блюдом. Оно было выглядело изысканно, как в ресторане.

— Что это? — поинтересовалась я, улыбнувшись.

— Это лосось с томанто-пармезановым соусом, — объяснила она. — Надеюсь, ты не вегетарианка? — Элизабет рассмеялась.

Я взяла в руки вилку и стала ковыряться ею в рыбе. Все выглядело очень аппетитно, и мой желудок урчал, но не было никакого настроения есть. Но чтобы не обидеть старания Элизабет — я с огромным удовольствием съела свой ужин. Честно говоря, я в жизни не ела ничего вкуснее!

— Спасибо за ужин, Элизабет, — поблагодарила я ее. — Очень вкусно!

— Я рада, что тебе понравилось, — она забрала мою тарелку, и уже в следующий момент стояла у раковины.

Я еще раз поблагодарила ее, она пожелала мне спокойной ночи, и я вышла из кухни. Поднимаясь по лестнице, я всем пожелала сладких снов. Я собиралась зайти в комнату Дэниэла, но заметила его на балконе. Пройдя по коридору, я остановилась у стеклянных дверей.

Дэниэл стоял, убрав руки в карманы, и пристально смотрел на большую луну. Он слышал, что я стою рядом, но не стал поворачиваться. В моей душе промелькнул необъяснимый страх, что что-то случилось, и Дэниэл теперь не будет таким нежным и внимательным, как раньше. От таких мыслей мне стало плохо, и на глаза навернулись слезы.

— Что с тобой сегодня? — дрожавшим голосом спросила я. Я смахнула одну слезинку с щеки и подошла ближе к Дэниэлу. — Ты... странный.

В ответ он лишь ухмыльнулся.

— Ты не рад, что я поехала с вами? — отчаялась я. — Тогда зачем было все это затевать...

Я не успела договорить, Дэниэл резко развернулся ко мне и поцеловал. Такого поворота событий я точно не ожидала! Я растерялась, но очень скоро сориентировалась, обвив шею Дэниэла руками. Он обнял меня за талию, прижимая ближе к себе. В эти секунды я забыла обо всем на свете. Был лишь только Дэниэл, и эта прекрасная ночь.

Но этому поцелую совсем скоро пришел конец. Дэниэл отстранился от меня, тяжело вдыхая и выдыхая. Я чувствовала, как он напрягся, как сжались его кулаки.

— Ох... это было... неожиданно, — пролепетала я, обескураженная его поведением.

Дэниэл улыбнулся, а я вздохнула с облегчением. Все хорошо. Это всего лишь мои глупые и беспричинные страхи, которых в дальнейшем мне стоит избегать, или иначе я просто сойду с ума...

— Скажи честно, — раздался нежный голос Дэниэла.

— Да?

— Тебе здесь нравится?

— Конечно, — а разве может быть по-другому? — Мне безумно нравится этот остров, и этот дом! И... ты рядом со мной, — я заглянула ему в глаза. — Все прекрасно, Дэниэл! Я счастлива.

— Хорошо, — медленно кивнул он, внимательно осматривая каждый сантиметр моего покрасневшего лица. — Я хочу, чтобы эта поездка стала для тебя незабываемой!

Я встала на носочки, чтобы вновь поцеловать его, но Дэниэл выставил руку вперед. Я удивленно взглянула на него, а он лишь улыбнулся. Какой странный Дэниэл...

— Мия! — раздался звонкий голос Мэри из коридора.

Я машинально отошла от Дэниэла и взглянула на него с пониманием. В следующую секунду на балкон вошла сестра Дэниэла с расстроенным видом.

— Мне нужна твоя помощь, — она подошла ко мне.

— В чем? — я растерянно взглянула на Дэниэла, а он пожал плечами.

— Пойдем, — Мэри взяла меня за руку. По моему телу прошлась волна дрожи из-за ее ледяной кожи.

Мэри с невероятной скоростью потащила меня к своей комнате. Она затащила меня внутрь и посадила на кровать. Сама же Мэри крутилась у гардероба, перебирая вешалки с платьями.

— Как ты думаешь, какое платье подходит мне больше? — ее голос звучал так грустно, будто случилось что-то ужасное. А она всего лишь не может выбрать платье...

— Ты же знаешь, — я скривила недовольную гримасу, — я не советчик в этом деле.

— Знаю, но мне нужен хоть чей-то совет! — простонала Мэри.

— Спроси у Элизабет.

— Какое платье подойдет мне больше? — повторила она свой вопрос, сделав вид, будто не услышала моих слов. — Это? — она кивнула головой на розовое платье средней длины с овальным вырезом. — Или это? — Мэри указала на короткое платье кроваво-красного цвета на лямках и глубоким декольте.

Откровенно говоря, ни то, ни другое платье мне не нравилось...

— Э-э-э... - я сильно растерялась, — розовое.

— Хм... — промычала Мэри, смотря на платья. — Значит, красное!

На ее лице расплылась довольная улыбка, а я сидела на кровати и ничего не понимала.

— И зачем ты спрашивала моего совета? — произнесла я, мотая головой.

— Хотела убедиться в правоте своего выбора, — пробормотала она, убирая розовое платье в огромный шкаф, который был набит разной одеждой. — У меня сложись особое правило насчет твоего мнения в одежде: выбирать всегда то, что тебе не нравится, и тогда я не ошибусь в своих желаниях!

— Что? — не поняла я, сделав сморщенное лицо.

Мэри громко расхохоталась.

— Забей, Мия, — смеялась она.

Я сделала глубокий вдох и нахмурилась. — Разве ты куда-то собралась?

— Вообще-то, да, — Мэри присела рядом. — Сегодня в Пуэрто-Айора устраивается коктейльная вечеринка для туристов.

— И ты хочешь пойти туда? — не поверила я.

— Да, — немного обиженным голосом сказала она. — Все равно мне нечем заняться. А так хоть как-то развлекусь!

— Что ж, желаю удачно повеселиться, — я постаралась вложить в свои слова как можно больше воодушевленности.

— Может, ты составишь мне компанию? — предложила Мэри, широко улыбнувшись.

— Нет! — вскрикнула я. — Даже не думай об этом!

— Ладно, ладно. Я просто предложила...

— Так я тебе больше не нужна? — уточнила я, вставая кровати.

— Ммм, нет, — она беззаботно махнула рукой.

— Тогда я пойду, — я подошла к двери.

— Спокойной ночи! — улыбнувшись, пожелала мне она.

— А тебе не спокойной, — усмехнулась я, а Мэри рассмеялась.

Я вышла из ее комнаты, тихо закрыв за собой дверь. Остановившись, я закрыла глаза и сделала небольшой вдох. Мне тут же захотелось спать. Вот интересно, сколько время? Наверняка уже глубокая ночь... а я еще не сплю, хотя очень хочется.

Я зевнула и качнулась назад. Так, похоже медлить со сном мне больше не стоит.

Я прошла к своей комнате. Зайдя, я подошла к шкафу, достав оттуда ночную сорочку. Затем я почистила зубы, переоделась, и, наконец, легла. Какое же я испытала облегчение, когда мое тело полностью расслабилось. Я разлеглась на кровати, наполовину укрывшись одеялом, подобрала под голову мягкую подушку и стала быстро засыпать.

Этой ночью мне снился кошмар.

Будто я бродила в лесу, абсолютно одна. Я что-то упорно искала и не могла найти. Это потерянное «что-то» доводило меня дикого отчаяния. Я рыдала, кричала, постоянно куда-то бежала. Мне казалось, что лес — это бесконечный лабиринт, а я — подопытная крыса, которая ищет выход из этого мрачного туннеля.

Внезапно, я оказалась на открытом пространстве. Я оглядывалась по сторонам, пытаясь понять, где я нахожусь. Мысленно я чего-то ждала, что сейчас что-то должно произойти, и я была готова к этому.

И вот, неожиданно перед собой я вижу огромного белого волка, который был размером с лошадь. Я смотрела в его глубокие синие глаза, и все вокруг стало постепенно меркнуть. А через некоторое время я провалилась в темноту.

Я помню, что проснулась среди ночи с оглушительным криком. Дэниэл тут же оказался рядом со мной, чтобы успокоить меня, и, почувствовав его присутствие рядом, я вновь уснула.

Проснувшись утром, я ничего не помнила о своем странном сне. Я думала лишь о том, что Дэниэл был рядом. Я не помнила того, что он был со мной, когда я засыпала. Значит, Дэниэл пришел тогда, когда я спала.

Солнечные лучи били в окна, но я не чувствовала от них никакого тепла. Может, это потому, что Дэниэл лежал рядом, пристально глядя в белый потолок. Я тайком наблюдала за ним, воспользовавшись моментом. Дэниэл выглядел расслабленным, и в то же время задумчивым. Я по-прежнему не могла понять причину его поведения.

Итак, сегодняшний день был насыщенным событиями.

Как только я позавтракала, родители Дэниэла отправили меня на экскурсию по главному порту Санта-Крус — Пуэрто-Айора — где проживает большинство жителей Галапагосских островов (приблизительно 16000 человек). Я не хотела идти одна, но Элизабет было невозможно отказать, тем более они столько для меня сделали!

Половина дня прошла за исследованием города. Группа туристов, в числе которых была и я, посетили несколько главных достопримечательностей острова Санта-Крус, такие как: центр разведения гигантских черепах, лавовые пещеры, научно-исследовательский центр Чарльза Дарвина и Национальный Галапагосский парк. Затем мы прошлись по красивому пляжу Тортуга Бэй.

На виллу я вернулась, когда солнце скрылось за горизонтом. Я думала, что на сегодняшний день приключения закончились, и я смогу отдохнуть. Но не тут-то было! Дэниэл пригласил меня вновь поехать в город, и я, естественно, не могла не согласиться.

Мы провели чудесный вечер, посетив шикарный по моим расценкам ресторан. Я поела экзотическую кухню, которая оказалось невероятно вкусной! Мы танцевали, смеялись, смотрели представление, слушали живой джаз.

Далее Дэниэл повел меня на аттракционы. Мы катались на чертовом колесе, я ела сладкую вату. Затем, Дэниэл взял напрокат велосипеды, и мы долгое время колесили по ночному городу. Ну а в завершение этого замечательного вечера мы с Дэниэлом стояли на набережной, любуясь прекрасным видом.

Когда мы вернулись — никого не застали в доме, что удивило меня, а вот Дэниэл вел себя как и всегда.

— Давай прогуляемся? — предложил Дэниэл, беря меня за руку. — Ночь, луна, и только мы... — он вплотную приблизился ко мне.

— Ммм, звучит заманчиво, — пролепетала я, пытаясь поцеловать своего избранника, но он ловко увернулся и улыбнулся мне.

— Так ты согласна? — сладко промурлыкал он.

— По-моему, у меня нет выбора.

— Ты права, — Дэниэл приложил ледяную руку к моей щеке, и по телу прошлась волна облегчения.

Мы вышли из дома и пошли по каменной дорожке к берегу океана.

Был прелестный вид. Огромная белая луна блистала во всем своем превосходстве на черном небе. Песок под ногами был прохладным и казался белоснежным под освещением ночного светила. Вокруг стояла мертвая тишина. Был лишь слышен шум волн и мое приглушенное сердебиение.

Мы шли вдоль берега. Я наблюдала за тропической природой, а Дэниэл пристально смотрел на меня с очаровательной улыбкой на лице.

— Здесь очень красиво! — восхитилась я.

Вдруг, Дэниэл остановился. Он резко притянул меня к себе. У меня закружилась голова, и я бы упала, если бы Дэниэл крепко не прижимал меня к себе.

— Я очень сильно люблю тебя, Мия, — прошептал Дэниэл.

Каждый раз, когда он признавался мне в любви — я была готова провалиться сквозь землю от бесконечного счастья. Невозможно передать те чувства, что творятся у меня в душе, когда Дэниэл говорит, что любит меня.

— Я тоже тебя люблю, — промямлила я, притянув его к себе еще сильнее.

Наши губы соприкоснулись, и по моему телу прошлась приятная волна дрожи. Я обняла его за массивные плечи, задыхаясь от пьянящего аромата его кожи. Холод, который исходил от Дэниэла, был как раз кстати в такую жару.

Честно говоря, я думала, что примерно через минуту Дэниэл как всегда отстранится от меня, сказав, что большее не в его силах. Но на этот раз вместо того, чтобы прервать поцелуй, Дэниэл продолжал целовать мои губы. Мне казалось, что еще чуть-чуть, и я окончательно потеряю контроль над собой. Но на данный момент все было не важно. Дэниэл был рядом, а большего мне и не надо.

Поцелуй с каждой секундой набирал обороты. Я не замечала, как пролетают секунды. Я чувствовала, что Дэниэлу с огромным трудом приходится сдерживать себя, но у него это отлично получалось.

Наши губы двигались необычайно синхронно. В душе нарастало непонятное чувство эйфории. Я понимала, к чему приведет этот поцелуй, и была готова к этому.

Вдруг, Дэниэл отстранился от меня. Я испугалась, что он передумал. Но огромное желание в его прозрачно-голубых глазах тут же отогнали от меня все сомнения.

В следующий момент все поплыло, и на мгновенье я закрыла глаза. А когда открыла их — мы находились в спальне. Я вздрогнула от неожиданности.

Дэниэл, почему-то, не решался вновь поцеловать меня. Он чего-то сомневался.

Кончиками пальцев он дотронулся до моих висков, и тогда в моей голове зазвучал его превосходный голос.

— Да, — ответила я на его не прозвучавший вопрос. Мой голос прозвучал непоколебимо, и это придало Дэниэлу больше уверенности.

Со спокойной улыбкой на лице Дэниэл вновь прильнул к моим губам. Этот поцелуй был нежным, словно хрупкий лепесток розы.

Я полностью ощущала все, что он чувствовал.

И я могла доверять ему, потому что мы были одним целым.

Глава четвертая Развлечения

Проснувшись следующим утром, мне все казалось другим. Солнечный свет, припекавший мои обнаженные плечи, казался более ярким.

Внутри я чувствовала непонятную радость и приятный осадок от прошедшей ночи. В памяти всплывали приятные моменты, и я просто не смогла сдержать улыбки. Я была счастлива. Мне не хотелось открывать глаза, так как я боялась, что этим все испорчу... Но это все глупости!

Я осторожно распахну глаза.

Мой любимый вампир лежал рядом, подложив руки под голову. Его взгляд был устремлен в потолок. Я смотрела на него и не могла поверить в то, что это божественное создание теперь полностью принадлежит мне...

Все цвета приобрели более насыщенные оттенки. И Дэниэл казался мне абсолютно другим. Я как будто стала любить его сильнее, хотя сильнее уже некуда.

— Доброе утро, — пробормотала я, не сводя глаз с Дэниэла.

Он повернул ко мне голову. На его ангельском лице засияла лукавая улыбка, от которой у меня захватило дыхание.

— Доброе, — он наклонился ко мне, чтобы поцеловать.

По телу пробежала волна эйфории, стоило почувствовать на своих губах сладкий привкус мягких губ Дэниэла. Я запустила правую руку в его шелковистые светло-русые волосы, а другой обвила шею. Я думала, что все будет хорошо, как и вчера, но он отстранился через минуту, как обычно сделав глубокий вдох, и убрав от меня руки.

Я была разочарована.

— Это все? — выдохнула я, положив голову ему на грудь.

— В смысле? — Дэниэл гладил меня по волосам.

— Такого больше не будет? — с опаской спросила я.

Дэниэл понял, что я имела в виду.

— Не сейчас, — уклончиво ответил он, поцеловав меня в макушку головы. — Как ты себя чувствуешь?

— Хмм... — промычала я. Я пыталась подобрать более правильные слова для пояснения того, как мне непреодолимо хорошо. — Я счастлива.

— Счастлива?

— Да, — я слабо пожала плечом. Я подняла голову, чтобы взглянуть на Дэниэла. Его брови были сведены вместе, скулы напряжены, а губы сомкнуты воедино. Как же он красив... — Это ночь была самым прекрасным, что когда-либо было в моей жизни!

Я немного отстранилась, чтобы увидеть отразившуюся на лице Дэниэла реакцию после моих слов. Но он лишь скривил губы, а потом издал подавленный смешок.

— Что смешного? — нахмурилась я, не сводя с него глаз.

Лицо Дэниэла тут же стало пустым.

— Ничего, — он слабо помотал головой, а потом его прозрачно-голубые глаза устремились в мою сторону. — Скажи, — Дэниэл слегка приподнялся, — ты жалеешь о том, что случилось этой ночью?

Я выдохнула.

Дэниэл внимательно смотрел на мое лицо, пытаясь узнать, что я чувствую. Но я была лишь безгранично рада! Моему счастью просто не было предела!

Я привстала, придерживая одеяло рукой. Мое лицо оказалось наравне с его глазами. Свободную руку я положила на его бледную щеку, Дэниэл закрыл глаза.

— Я ни о чем не жалею, Дэниэл, — медленно проговорила я. Дэниэл тут же распахнул глаза и посмотрел на меня с недоверием и некоторым негодованием. — Правда! Я... я безумно счастлива!

— Ты говоришь правду?

— Ну, конечно! — воскликнула я.

— Потому что если ты говоришь так, чтобы не расстраивать меня, я... — он не смог договорить, опустив голову.

— Эй, — я взяла его за подбородок, и его пленительные прозрачно-голубые глаза оказались так близко, что у меня голова пошла кругом от этого очарования, — я говорю тебе чистую правду! Дэниэл, пожалуйста, верь мне!

— Мия, я тебя очень сильно люблю, и не переживу твоей лжи...

— Послушай меня, Дэниэл Брук! — я начинала злиться. — Если ты сейчас не замолчишь, то я... я...

Дэниэл с удивлением смотрел на меня. А через минуту молчания он громко захохотал.

— Ты такая смешная, когда злишься, — его руки обвились вокруг моей талии.

Я громко выдохнула, прижавшись к его груди. На моем лице появилась довольная улыбка. Надеюсь, я смогла отвлечь его от мрачных мыслей.

— Я безумно счастлив, что провел с тобой эту прекрасную ночь! — прошептал мне на ухо Дэниэл. Он произнес это с невероятной нежностью и любовью, что я была готова разрыдаться прямо перед ним.

— Я люблю тебя!

Я потянулась к его губам. Дэниэл бережно поцеловал меня.

Очередной день прошел за различными развлечениями. В этот раз я просто нежилась на мягком песочке под палящими лучами горячего солнца; я плавала в море, и даже увидела морского льва; один раз заплыла так далеко, что заметила вдалеке скалистый островок, который мне захотелось немедленно обследовать. Я так и сделала. Только дождалась, когда солнце скроется за горизонтом, так как теперь я могла развлекаться не одна. А закат я встретила на скалистой возвышенности неподалеку от виллы.

Я попросила Дэниэла составить мне компанию. Мы взяли лодку и сплавали до того скалистого острова. Там оказалось невероятно чудесно. На этом островке оказалась пещера с небольшим прудом, где была прозрачно-голубая вода, с исходящим от нее неестественным освещением. В мыслях я тут же сравнила оттенок воды в этом пруду с цветом глаз Дэниэла. Мы просидели там около часа. Потом я проголодалась, и Дэниэл настоял на нашем возвращении. Я взяла с него обещание, что завтра же мы вернемся сюда.

Как только мы пришли, я быстренько перекусила, а потом Мэри потащила меня на прогулку по Пуэрто Айора. Она не оставила мне выбора, поэтому пришлось идти с ней.

Мы прошлись по магазинам, Мэри купила себе кучу новых вещей; заходили в сувенирные магазины, и Мэри снова отоварилась по полной! Потом зашли в небольшой ресторанчик на набережной города. Ужин на открытом воздухе был великолепен! Затем Мэри попросила меня фотографировать ее в окружении местных жителей, и меня заставила. Я даже не хотела смотреть на свои фотографии, так как знала, что плохо вышла на них (так бывало всегда).

Когда мы вернулись — я была напрочь лишена сил, и болело все мое тело, так как я целый день пролежала на солнце. Через несколько дней следует ждать выявление хорошего загара!

Вечер вся семья Дэниэла и я провели за просмотром старого фильма 60-ых годов. Я никогда не смотрела подобных комедий, так как думала, что это скучно и неинтересно. Но как же я ошибалась! Фильм оказался достаточно интересным и смешным.

Ну а после этого Дэниэл проводил меня до моей комнаты и уложил спать, а сам ушел, сказав, что надо помочь Виктору в одном деле. Я не стала вдаваться в подробности, так как была сильно утомлена, и поэтому сразу же уснула.

Третий день пребывания на острове выдался пасмурным, что меня одновременно обрадовало и огорчило. Обрадовало потому, что Дэниэлу и его семье не пришлось сидеть целый день дома. Огорчило потому, что в этот день я не могла поплавать и позагорать. Но то, что целый день мы можем провести с Дэниэлом вместе, гуляя по джунглям или городу, — приходилось мне по душе больше.

Родные Дэниэла тоже обрадовались такому раскладу событий. Мэри тут же отправилась в Пуэрто-Айора, чтобы скупить все магазины. Элизабет и Виктор решили посетить несколько музеев в городе. Ну а мы с Дэниэлом составили подробный план на целый день.

Сначала мы решили исследовать ближайшие джунгли, погулять по пляжу, даже немного поплавать, ну а потом отправиться на скалистый островок, как мы и договаривались с ним вчера.

Отправляясь в джунгли, Дэниэл набрал полный рюкзак еды, в случае, если я захочу есть.

Свое небольшое путешествие мы начали с прогулки по пляжу. Встречали на своем пути Галапагосских морских черепах, морских львов, пару фламинго и пеликанов, Галапагосских конолофов.

Мы бродили по сочно-зеленым джунглям, видели попугаев, ящериц, тропических птиц — древесного вьюрка, галапагосских голубей, галапагосских канюков, галапагосских нелетающих бакланов, а еще забавных маскированных олушей. Я была просто очарована местными растениями: гуайява, авокадо, хинные деревья, пирамидальные охромы, ежевика, различные цитрусовые (апельсин, грейпфрут, лимон), дурман душистый, слоновая трава. Еще нам удалось увидеть кактус опунция гигантских размеров!

После долгой прогулки мы выбрались на дикий пляж, где сделали долгий перевал. Дэниэл позвал меня купаться, и я не могла не согласиться. Вода оказалась не холодной, хотя я думала иначе. Мы плавали под водой, точнее плавал только Дэниэл, так как совсем не нуждался в воздухе, а мне приходилось выныривать каждые две минуты.

После долгого утомительно дня мы вернулись на виллу. Я изо всех сил сдерживала в себе усталость, которая валила меня с ног. А Дэниэл был бодр и весел, как всегда. В эти минуты я жутко завидовала ему.

Дэниэл уговаривал меня закончить на сегодня все дела и отдохнуть, но я была непреклонна. Мне жутко хотелось попасть на тот скалистый островок, чтобы вновь увидеть чудесное свечение прозрачно-голубой воды в пруду. Не знаю, почему меня так сильно тянуло туда, но я была готова забыть про ужасную боль в мышцах и сонливость.

Когда мы стали отплывать от берега на лодке — начался тропический ливень. Это сильно испортило мне настроение, а окончательно оно упало тогда, когда Дэниэл развернул лодку, и мы поехали обратно. Я ужасно злилась в душе, но не стала говорить об этом, так как не хотела ссориться с ним.

Поужинав, я с трудом поднялась на второй этаж, дошла до своей спальни, и сходу рухнула в постель. У меня не хватало сил даже на то, чтобы переодеться. Поэтому я уснула прямо в мокрой одежде.

Следующий день снова был пасмурным, точнее не было солнца — путь лучам преграждали серые тучи, нависшие надо всем островом, поэтому мы с Дэниэлом снова отправились в джунгли. На этот раз мне пришлось буквально бежать за ним, когда мы поднимались на вершину. Но зато после нескольких часов безостановочной ходьбы я была удовлетворенна своим терпением. Когда мы поднялись на вершину — открывался невероятно прекрасный вид на джунгли бескрайнее синее море. Я удивилось тому, какое расстояние нам пришлось пройти от пляжа до этого места.

Обратно мы шли не спеша, так как я очень сильно устала. Мы шли другой дорогой; по пути мы наткнулись на небольшой действующий водопад. Дэниэлу захотелось залезть наверх и прыгнуть. Я отказалась, желая просто посидеть рядом. Я бы непременно прыгнула с ним, если бы на это у меня были хоть какие-то силы.

Дэниэлу жутко понравилось такое развлечения, а вот я чуть не уснула, сидя на огромном камне.

До пляжа я буквально ползла на своем спутнике. Дэниэл, больше не в состоянии смотреть на то, как я мучаюсь от усталости, закинул меня на спину. Сначала я протестовала и просила поставить меня на землю, но Дэниэл упрямо молчал и продолжал идти. Его походка была такой плавной, что я вскоре уснула.

Проснулась я в своей комнате, и первое, что я увидела — это то, что сквозь окна пробиваются солнечные лучи. Первой моей мыслью было то, где сейчас находится Дэниэл. Почему-то я испугалась, что он может быть не в доме, что солнечные лучи убили его...

И все мои страхи тут же испарились, когда он со спокойным выражением лица вошел в мою комнату, спросил, как я себя чувствую, а потом позвал на кухню.

Я с трудом могла передвигаться. Единственное, что мне хотелось на тот момент — это просто лечь спать. Так я и сделала. Конечно, я планировала на вечер отправиться к пруду на скалистом островке, но усталость превосходила мои силы сопротивления в несколько раз, поэтому я просто сдалась.

Я проснулась посреди ночи от невыносимой жары. У меня так болело все тело, что я еле как могла шевелиться. Даже скинув с себя одеяла мне было очень жарко. Ноющий зуд не оставлял меня в покое.

И, словно читая мои мысли, Дэниэл пришел ко мне, лег рядом и обнял меня, крепко прижав к себе. Какое же я испытала облегчение, почувствовав холод его кожи. И я вновь уснула.

На пятый день нашего пребывания на Санта-Крус у меня стал проявляться загар на коже. Это радовало меня! Я разговаривала с мамой по телефону, она спрашивала о том, как я отдыхаю, чем занимаюсь днем. И я перечисляла ей то, чем развлекала себя последние два дня, точнее Дэниэл таскал меня повсюду за собой. Потом мама рассказывала про свои дела, что она сильно по мне скучает. Но больше всего меня волновало то, как они с папой ведут себя без меня. И к моему счастью, мама говорила, что у них все хорошо.

Этот день я провела в доме, валяясь на диване в гостиной. Сегодня мы с Дэниэлом смотрели кино: комедии, романтические фильмы, боевики... в общем, все, что попадалось под руку. Я даже несколько раз засыпала в холодных объятиях Дэниэла.

Единственное, что огорчало меня, это то, что Дэниэл не делал никаких намеком на то, что ночь мы можем снова провести вместе... Я тоже молчала, так как не хотела навязываться, и ждала, когда он первый пожелает этого. Но я не получила ничего, кроме недолгих поцелуев и объятий.

Вечером, когда солнце покинуло небосклон, Дэниэл и его семья уехали в местную больницу, чтобы выкупить донорской крови. И в огромном доме я осталась одна. Я пыталась найти для себя достойное развлечение: просмотрела бесчисленное количество DVD дисков, пыталась прочитать книгу, залезла в интернет... но ничего из этого не смогло избавить меня от тоски.

Я хотела лишь взять лодку, поплыть к скалистому берегу, посидеть у волшебного пруда. В мыслях стояла картинка этой таинственной, светящейся, прозрачно-голубой воды. Но проблема была в том, что Дэниэл приказал мне строго-настрого, чтобы я никуда не выходила, так как вечером обещали шторм.

Я ходила из стороны в сторону, кусала локти, и когда я собиралась совершить отважный поступок — все-таки поплыть на тот островок — начался сильный ливень. Эта ужасная погода разрушила весь мой грандиозный план! И теперь я волновалась лишь за то, чтобы семья Дэниэла удачно вернулась из города.

К сожалению, я так и не дождалась их прихода.

В полубессознательном состоянии я рухнула на кровать, и сон сразу обрушился на меня.

Ночью мне снова снился кошмар, правда на утро я уже не помнила всех подробностей. Поначалу я пыталась вспомнить сон, но потом выбросила из головы эту дурацкую затею.

Шестой день на острове — предпоследний день. Было трудно смириться, что уже завтра мы покинем эти прекрасные места. Поэтому в этот день я обязалась напоследок искупаться в море, немного позагорать, и все-таки отправиться на скалистый островок, на который я не могла попасть два дня.

Я успешно выполнила все, что планировала. Только с последним моим желанием возникли некоторые трудности: Дэниэл был против того, чтобы я плыла одна на островок, поэтому он просил дождаться, когда исчезнет солнце. Но я просто горела от нетерпения! Мне пришлось нудить, умолять Дэниэла, чтобы он отпустил меня туда. И я по-прежнему не могла понять, что так сильно тянуло меня туда...

Дэниэл уступил мне, и я тут же сорвалась с места. По правде говоря, я испытала дикое облегчение, когда увидела тот волшебный пруд. Я решила назвать его «Ночным прудом», так как там было темно, как ночью, а светящаяся вода — словно луна. Конечно, было жаль покидать то чудесное место, но на улице стемнело, и я знала, что Дэниэл жутко переживает.

Я лежала в своей комнате, вспоминая прошедшие дни. Все-таки это были самые лучшие каникулы! И все благодаря Дэниэлу. Если бы не он — я бы не увидела всей прелести этого чудесного острова! И жаль, что я понятия не имею, когда мне представиться возможность вновь побывать здесь.

Мои мысли прервал стук в дверь. Я повернула голову в сторону двери.

— Войдите, — хрипловато пробормотала я.

В комнату вошел Дэниэл. Он закрыл за собой дверь и подошел ко мне.

— Устала? — Дэниэл прилег рядом со мной.

Я тут же прильнула к нему, прижавшись к его груди. Руки Дэниэла нежно обняли меня.

— Угу, — промычала я, закрывая глаза.

Как же было хорошо! Эта прохлада, что исходила от твердого тела Дэниэла, пришлась как раз кстати.

— Мы уезжаем завтра в девять утра, — тихо сказал он, гладя меня по спине. — Так что тебе стоит лечь пораньше.

Я слабо кивнула, медленно засыпая.

— Тебе понравилось здесь? — шепотом спросил Дэниэл.

— Угу, — сон наполовину пришел ко мне, поэтому я слабо понимала, о чем он говорит.

Дэниэл, почему-то, ухмыльнулся, и его грудь затряслась от смеха. Я приоткрыла глаза, а потом медленно зевнула.

— Спи, мой ангел, — Дэниэл уложил меня на подушку и накрыл одеялом, словно я была маленьким ребенком. — Я люблю тебя! — после этих слов он поцеловал меня в лоб. Я бы непременно не позволила ему уйти, если бы у меня хватило на это сил.

— И я... тебя... тоже... — сонно проговорила я.

Даже сквозь закрытые глаза я могла почувствовать, что Дэниэл сейчас улыбается. Напоследок он погладил меня по волосам, затем настала тишина, после чего я услышала, как тихо закрылась дверь. Дэниэл ушел.

Я больше не стала бороться со сном, и позволила ему атаковать меня.

Следующим утром меня разбудил пронзительный и настойчивый крик Мэри. Мне казалось, будто она сидит рядом и специально что-то бессмысленно говорит. Когда я открыла глаза, то я действительно увидела рядом с собой сестру Дэниэла, которая разговаривала сама с собой.

На сборы у меня было всего час. За это время я приняла холодный душ, сложила вещи в сумку, а потом позавтракала.

И вот наступил тот ужасный момент, когда за нами приехала машина, и мы покинули этот огромный дом. Я с диким сожалением в сердце села в такси, и мы направились в сторону города. Через полтора часа мы прибыли в международный аэропорт, еще несколько минут нам пришлось ждать, когда подъедут Виктор и Мэри, так как они поехали на другом автомобиле.

Время рейса было назначено на десять тридцать пять. Поэтому некоторое время нам пришлось ждать в аэропорту.

Когда мы летели в самолете — я слушала музыку, и мне даже удалось поспать несколько раз! Еще мы попали в небольшую турбулентность. Честно говоря, я сильно испугалась, и в мыслях продумала все последствия. К примеру, что наш самолет рухнет в океане, я погибну в жутких муках, ну, а если все-таки выживу, то нас не найдут спасатели, или мы попадем на необитаемый остров...

Когда мы подлетали к Огасте — на улице и вовсе стемнело! В столице штата Мэн лил проливной дождь. В местном аэропорту нам пришлось распрощаться с Виктором и Элизабет, так как они сразу же полетят до Лос-Анджелеса. Ну а я, Дэниэл и Мэри сели в черную «Ауди» и направились домой.

Было так непривычно оказаться вновь в родных местах. По сравнению с Галапагосами здесь было прохладно. Дэниэл подвез меня до дома, проводил до прихожей. На прощание, он поцеловал меня в губы и сказал, что придет сегодня ночью.

Я смотрела, как отдаляется его машина, и вскоре она полностью скрылась в ночи.

Повернувшись, я сделала глубокий вдох и надавила на звонок, совершенно забыв про то, что у меня есть ключи.

Я ждала полминуты, когда мама открыла мне двери. Похоже, что она совсем не ожидала увидеть меня, так как была растерянна.

— Привет, — сказала я, глупо усмехнувшись.

Мама продолжала с удивлением смотреть на меня. Потом, она резко вдохнула, приложив руку на сердце, и широко улыбнулась.

— Мия! — воскликнула она, буквально затащив меня в дом. — Ты приехала! Я так рада видеть тебя! О, милая! Но почему ты приехала сегодня? Я думала, что рейс назначен на завтрашнее утро... Я хотела встретить тебя в аэропорту... — мама продолжала размышлять вслух. Я хотела ответить, но она тут же перебила меня. — Ох, все это не важно! Я безумно рада, что ты приехала! Я так по тебе скучала, детка!

Она крепко обняла меня. Я скинула тяжелую дорожную сумку с плеча и сомкнула руки вокруг мамы.

— Я тоже соскучилась, мам! — я радостно улыбнулась.

— Дженнифер? — из кухни раздался папин голос. — У нас гости?

— Ник! — крикнула мама. — Мия приехала!

Через минуту в прихожей появился отец. Его вид был тоже растерянным.

— Мия? — изумился он. — Ты уже приехала?

Да откуда она вообще знали, что я приеду завтра?..

— Да, — кивнула я, отстраняясь от мамы. — Я думала вы знаете, что я приеду сегодня... Разве нет?

— Это не важно, — вмешалась мама. — Главное, что ты приехала!

— С возвращением, дочка, — папа неторопливо подошел ко мне и крепко обнял меня. — Мы с мамой скучали по тебе.

— И я по вам, — пробормотала я.

Через некоторое время папа разомкнул свои объятия, и я могла вдохнуть с облегчением. Мама не сводила с меня довольного взгляда, а широкая улыбка не покидала ее счастливого лица. Мое сердце готово было разорваться от чувства тоски по своим родителям. Почему-то я только сейчас поняла, как сильно я по ним скучала!

— Проходи, милая, — мама обняла меня за плечо, подталкивая к гостиной. — Ник, — обратилась она к папе, — отнеси ее вещи наверх.

Папа улыбнулся ей, взял мою сумку и пошел к лестнице. Мы с мамой прошли в гостиную. Я плюхнулась на диван, устало опрокинув голову назад. Мама сначала беспокойно крутилась вокруг, а потом, наконец, села рядом.

Когда я открыла глаза, то увидела, с каким огромным нетерпением и любопытством на меня смотрела мама. В этот момент я не могла сдержать улыбки. Уверена, что сейчас она начнет расспрашивать меня о том, как я отдохнула, хотя я в подробных мелочах рассказывала ей обо всем по телефону.

— Ну, рассказывай! — она сложила руки на коленях, а ее левая коленка слегка подергивалась от большого желания услышать от меня хоть слово об острове. — Как остров? Где вы жили? А чем ты питалась?

И... тогда мне пришлось рассказать ей обо всем. Конечно, кроме нашей первой совместной ночи с Дэниэлом.

Я рассказала ей о том, что родители дома арендовали просторную шикарную виллу с чудесным видом на море; что мама Дэниэла откармливала меня, как могла разными изысканными блюдами. Не пропустила я в своем длинном рассказе и об экскурсии по городу, его главных достопримечательностях. Ну и, конечно же, самая основная часть моего отчета была о зеленых джунглях, прекрасных растениях, горячем желтом песке, и о бескрайнем голубом море.

Мама очень внимательно слушала меня, по ходу задавая вопросы. Я жалела о том, что ей не представилась возможность лично увидеть все превосходство острова! То, что я рассказывала ей о Галапагосах — не могло полностью передать все ощущения, когда видишь всю эту красоту вживую!

Потом к нашему разговору присоединился папа, и мне пришлось рассказывать ему все то же самое снова. После утомительного допроса мама отправила меня на кухню. На ужин был цыпленок с запеченным картофелем, а к чаю она подала мне сегодняшние сладкие булочки. Я ела все это с превеликим удовольствием и просто не могла остановиться. Но мне пришлось сделать паузу, так как если бы я продолжала есть всю эту вкуснятину — мой желудок бы просто взорвался.

После небольших посиделок в гостиной перед телевизором, я пожелала спокойной ночи папе и направилась в свою комнату. Мама решила проводить меня. Мы зашли с ней в мою комнату. Я упала на кровать, уткнувшись лицом в подушку, а мама присела рядом. Потом я стала теряться в догадках, о чем же на этот раз захотела поговорить со мной мама.

К моему сожалению, это оказались мои наихудшие опасения...

— Как дела у вас с Дэниэлом? — задала она безобидный вопрос.

— Ммм, да все нормально, — я подняла голову, чтобы посмотреть на ее лицо. Она сидела с опущенными глазами, будто чего-то стыдилась. — А что?

— Нет, просто интересовалась...

Глядя на ее смущенное выражение лица, мне стало смешно.

— Мам, — улыбалась я, — ты что-то не договариваешь. Я права?

— Ну... — она тянула резину.

— Говори уже! — усмехнулась я.

— В общем-то, я хотела поговорить о ваших отношениях с Дэниэлом, — все-таки призналась она.

— Ох...

— Знаю, ты не любишь подобные разговоры, — мамин голос слегка дрожал, — но я на правах твоей матери обязана провести ознакомительную лекцию о...

— О, мама, прошу, не начинай! — вскрикнула я, подпрыгнув на месте.

— Я знаю, тебе неловко об этом говорить...

— Ты просто не представляешь, насколько… — во мне бушевало негодование.

— Давай поговорим об этом, — я удивлялась ее спокойному голосу.

— Слушай, может не сейчас? — в голове я прокрутила массу отмазок от этого нежеланного разговора. — Давай завтра, ладно? Я очень устала...

— Не пытайся увернуться, Мия, — строгим голосом сказала мама.

— Прошу, мама, — я сделала умоляющий голос, — давай поговорим об этом завтра! Я, правда, очень сильно устала, и просто засыпаю на ходу!

Она подозрительно сузила глаза, нахмурила брови. Я постаралась сделать сонный вид, и, похоже, у меня это получилось. Мама клюнула на мою уловку. Конечно, я была готова на все, лишь бы избежать этого отвратительного разговора!

— Хорошо, — сдалась она, погладив меня по руке, — отдыхай. Но завтра мы вернемся к этому разговору!

— Идет, — бодро кивнула я и слегка улыбнулась. — Спокойной ночи, мам.

— И тебе, солнышко, — она ласково улыбнулась.

Поцеловав меня в щеку, она вышла из комнаты. Издав негромкий стон, я рухнула на подушку. Закрыв лицо руками, я пыталась представить себе завтрашний разговор о наших отношениях с Дэниэлом. Ужасным было то, что мама не станет стесняться, и будет задавать довольно откровенные вопросы... Но больше всего меня пугало вовсе не это. Я боялась своей реакции. Мама легко может распознать ложь, которая сразу же проявиться на моем лице. И если (я уверена на все сто процентов) разговор пойдет об... этом — я просто сойду с ума! Меньше всего мне хотелось обсуждать эту тему с мамой...

Неизвестно сколько времени я провалялась на кровати, пытаясь в мыслях ответить на все мамины вопросы, которые ей смогут придти в голову. И даже если у меня все получалось — завтра я буду молчать, запинаться, и смущаться.

Дэниэл пришел ко мне за полночь. Я до последнего ждала его, даже не смотря на то, что очень сильно устала и хотела спать.

— Ты долго, — сказала я, прижимаясь к нему.

— Не мог отвязаться от Мэри, — недовольно проговорил Дэниэл, крепко обнимая меня.

Я положила голову ему на грудь. Даже присутствие Дэниэла не смогло избавить меня от страха перед завтрашним разговором. Мое сердце билось очень быстро, а дыхание постоянно сбивалось. Это не осталось незамеченным Дэниэлом.

— Ты чем-то взволнованна? — поинтересовался он, поглаживая меня по волосам.

— Ну, вообще-то, да, — честно говоря, мне не хотелось рассказывать обо всем Дэниэлу.

— И чем, если не секрет?

— Мама... — единственное слово, проскользнувшее из моих уст, было произнесено с некоторой печалью.

— Что случилось? — Дэниэл приблизил мое лицо к своему. Я была вновь очарована его прозрачно-голубыми глазами. Вся тревога тут же куда-то испарилась, мне вдруг внезапно захотелось поцеловать его, и продлить этот момент настолько долго, насколько это возможно.

Я дотронулась кончиками пальцев до его бледного лица. Дэниэл внимательно и с некоторым сожалением смотрел на меня. В его глазах я увидела смятение, желание, печаль. Будто эти чувства боролись между собой.

— Поцелуй меня, — шепотом попросила я, не сводя с него глаз.

Дэниэл громко сглотнул, не решаясь приблизиться ко мне ближе. В душе нарастало чувство желания оказаться ближе к нему, и я не знала, как сдержать в себе это чувство. Мое сердце неистово билось в груди, а в животе порхали бабочки.

— Думаю, сейчас не стоит... — с огромным отчаянием проговорил Дэниэл, немного отстранившись от меня.

— Почему? — удивилась я. Все хорошее и небесное тут же испарилось из меня. — Ты... не хочешь... меня? — думаю, он понял мой неправильный вопрос.

Дэниэл тяжело вздохнул и встал с кровати. Он не спеша подошел к окну, замерев на месте. В груди появилась паника, я боялась услышать самые худшие слова, которые разобьют мое сердце на мелкие осколки...

— Дэниэл? — чуть громче сказала я. Его молчание смертельно пугала меня.

— Нет, Мия, — многозначащие пробормотал он, повернувшись ко мне лицом. Его лицо было грустным, — ты не правильно поняла меня. Я хочу тебя...

— Тогда что? — не понимала я.

Я медленно встала с кровати и неуверенно подошла к нему. Мне ужасно хотелось прикоснуться к нему, но я почему-то боялась, что Дэниэл отвергнет меня. Поэтому мне пришлось просто стоять рядом и ждать ответа.

— Понимаешь, я боюсь за тебя, — наконец, ответил он. Я облегченно выдохнула весь воздух, который был в легких.

— Но почему? — нахмурилась я. — Разве есть повод для волнения? — я отважилась подойти вплотную к Дэниэлу и положить руки на его талию.

— К сожалению, да, — он аккуратно провел рукой по моей щеке, и та вспыхнула.

— Скажи мне, что останавливает тебя, — я нервно прикусила губу.

Дэниэл закрыл глаза и наклонился ко мне. Наши лбы соприкоснулись.

— Мне страшно, что однажды эта... близость может убить тебя... — почти шепотом промолвил Дэниэл. — Понимаешь?

— Плохо, — я отрицательно покачала головой.

— Той... ночью, — он резко улыбнулся, — я как будто освободился от оков жажды, которая постоянно присутствует, когда я нахожусь рядом с тобой. Чувства победили мои потребности, и я... просто не сдержался... потому что я так сильно люблю тебя! — Дэниэл взглянул на меня из-под опущенных ресниц. Я судорожно вздохнула. — Та ночь была самым прекрасным из того, что я испытывал за все свое существование!

— Прости, но я по-прежнему ничего не понимаю... — перебила я его.

— Мне страшно потому, что я боюсь, что однажды я могу не сдержаться, и... убить тебя, — последние слова он произнес шепотом.

Я непроизвольно вздрогнула.

— Но все ведь было хорошо! — я пыталась найти оправдание этой ситуации. — Разве не так?

— Да, я не отрицаю этого. Но ничто не дает уверенности тому, что в следующий раз все пройдет так же хорошо. Теперь ты меня понимаешь?

Я замолчала. Конечно, с одной стороны Дэниэл был прав. Но с другой... Он ведь не собирается совсем не прикасаться ко мне...

— Ты... я... — я пыталась подобрать более подходящие слова, но в голову ничего не приходило. — Послушай, все будет хорошо! Ты сможешь сдержать себя, если что пойдет не так. Я в тебя верю, Дэниэл!

— Если что-то пойдет не так... — с горькой усмешкой повторил он мои слова. — Значит, ты все-таки не исключаешь того варианта, что я могу не совладать с собой, так?

— Ох... — я закатила глаза и отстранилась от Дэниэла, чтобы взглянуть в его глаза. Он был расстроен. — Тогда... мы знали, на что идем, и мы понятия не имели, получиться ли у нас. Но ты поверил в свои силы, я поверила в тебя, и все получилось!

— Не отрицаю.

— Тогда в чем проблема?

— Я уже все тебе объяснил.

— Не ухудшай все! — скривилась я от недовольства. Дэниэл с непониманием посмотрел на меня. — Только мне стоило понять, что все, наконец, хорошо, что я абсолютно счастлива, так у тебя появляются совершенно глупые сомнения насчет нас... Я расстроена.

— Мия, пожалуйста, пойми меня, — простонал он, — если я что-нибудь с тобой сделаю, я никогда себе этого не прощу!

— Ничего не случиться, — медленно проговорила я, пытаясь донести всю свою уверенность до него. — Мы должны верить!

— Боюсь, что этого не достаточно... — упрямился Дэниэл.

— Ну почему тебе надо все усложнять?! — я топнула ногой по полу, что вызвало удивление не только у меня. Я решила взять себя в руки и успокоиться. — Ладно, тогда, что ты предлагаешь делать?

— Пока что повременить с подобными... занятиями, — тихо пояснил Дэниэл и отвернулся к окну.

Я закрыла глаза и сложила руки на груди.

— Хорошо, я согласна, — сдалась я. А что мне еще оставалось делать? — Теперь ты доволен?

— Да, — спокойно кивнул он.

Хоть кому-то это принесло некоторое облегчение. А вот я была зла, потому что Дэниэл вбил в себе в голову какую-то ерунду... Что ж, тогда придется играть по его правилам.

— Что, даже от поцелуев придется воздержаться? — немного иронично спросила я.

— Думаю, это я могу себе позволить, — слабо ухмыльнулся он.

— И на этом спасибо... — пробурчала я.

Я ждала, когда Дэниэл повернется ко мне, улыбнется, и, наконец, поцелует меня. Но этого не случилось, что огорчило меня еще больше. Ну почему все так? Все же было хорошо! Кому-то что-то надо обязательно испортить!

Я села на кровать, обняв руками колени. Дэниэл не шевелился, словно превратился в неподвижную статую... прекрасную статую.

Прошло несколько минут. За это время я успела сотню раз осмотреть свою комнату. Мне казалось, что если так будет продолжаться дальше — я просто-напросто усну. Честно говоря, дело почти дошло до этого, но вдруг, неожиданно захлопнулось окно, что дико напугало меня. Но это было ничем по сравнению с тем, что творилось в моей душе. Злость, ярость, негодование, обида... все отрицательные чувства собрались во мне, устроив там настоящую бурю.

Дэниэл ушел.

Я долгое время не могла понять, почему он сделал это. Ведь все, вроде как, разрешилось. И я даже почти забыла о своей обиде. Но что заставило Дэниэла уйти? Это спонтанное решение привело меня в дикий шок.

Я решила для себя, что не ослаблю свою обиду до тех пор, пока он не извинится передо мной.

Со злостью в душе я уснула.

Этой ночью мне вновь снился сон про огромного белого волка.

Я снова бродила по лесу, снова что-то искала, и все так же не могла ничего найти. И в самом конце сна я переместилась, оказавшись на свободном пространстве. Через некоторое время вдалеке я увидела огромного белого волка, который пристально смотрел на меня. Я очень хорошо запомнила его большие глаза, которые несколько удивили меня своим оттенком — глубоким синим.

Наверно, я должна была испугаться этого гиганта, но в душе я не чувствовала панического страха. В мыслях я отчетливо понимала, что это причудливое существо не причинит мне никакого вреда. Я как будто доверяла этому волку.

Я долго смотрела в глаза белому гиганту, и мне казалось, что я его знала. Этот пронзительный взгляд напоминал мне кого-то, но я не знала, кого.

Я проснулась ранним утром, когда дневное светило еще не появилось на бескрайнем небосводе. Мое тело горело от зуда, и чтобы избавиться от этого — я решила принять душ.

В доме стояла тишина, когда я выходила из комнаты. Значит, мама и папа еще спят. Что ж, это даже хорошо. Я прошла в ванную. Первым делом, что я сделала — это ополоснула лицо ледяной водой. Мне тут же полегчало, но от душа я отказываться не стала.

После водных процедур я закрылась в своей комнате. Спать мне больше не хотелось, поэтому пришлось чем-то себя занять, чтобы не умереть от скуки. Моей первой мыслью оказалось воспоминания о вчерашнем позднем вечере, когда Дэниэл, ни с того ни с сего, ушел. Что ж, я не собираюсь бегать за ним и выяснять, что с ним произошло. Если он первый захочет увидеть меня, то я всегда буду рада видеть его.

Часы показывали половину седьмого утра. И что же мне делать целый день?..

Я не стала дожидаться, когда голос станет терзать мой желудок, и спустилась на кухню. В холодильнике я нашла вчерашний ужин, достала его и поставила разогревать в микроволновку. Пока мой грелся мой завтрак, я сидела на стуле, пытаясь воспроизвести в памяти сегодняшний сон. Основные моменты я помнила, а вот остальное...

Погрузившись в свои мысли, я не заметила, как на кухню зашла мама.

— Доброе утро... — ее сонный голос заставил меня встрепенуться. — Ты чего не спишь?

— Не хочется, — промолвила я, доставая из микроволновки готовый завтрак.

Я сделала себе чай и села за стол.

— А ты почему так рано встала? — спросила я, медленно пережевывая еду.

— Сегодня у меня запланирована встреча с клиентом, — быстро проговорила она, крутясь у плиты.

— Уезжаешь в Льюистон?

— Да, — ее голос звучал грустно.

— И когда вернешься?

— Даже не знаю... Наверно, поздно вечером. А что?

— Да нет, ничего. Просто интересуюсь, — я уткнулась в тарелку, сдерживая улыбку.

Значит, сегодня мне удастся избежать ужасного разговора с мамой, о котором мы договаривались вчера. Очень надеюсь на то, что она не вспомнить об этом сейчас, пока у нее есть свободное время.

Слава богу, что мама очень торопилась. Она быстренько перекусила, потом потратила час на то, чтобы привести себя в порядок. Она уехала до того, как проснулся отец. Сегодня у него был выходной день, поэтому он решил поспать подольше.

Пока папа завтракал на кухне — я воспользовалась моментом, чтобы посмотреть телевизор. К моему разочарованию, по ТВ показывали бессмысленные идиотские программы, глупые сериалы про любовь. Ни одного нормального фильма...

Когда я закончила переключать каналы — папа вернулся из кухни и занял свое законное место на диване.

— Что интересного по телику? — лениво спросил он, не поворачиваясь ко мне.

— Ничего, — вздохнула я. — Одна ерунда...

— Серьезно? — не поверил он.

— Ага, — я пожала плечами.

— Хм... — он задумчиво промычал. — Постой-ка! Я же несколько дней назад взял несколько дисков с фильмами из видео-проката. Кажется, они лежат в спальне... — продолжая что-то бормотать себе под нос, папа встал с дивана и направился к лестнице.

Я взяла пульт в руки и еще раз пролистала каналы. Моим вниманием завладел показ новостей.

— Сегодня ночью в столице штата Мэн, городе Огасте, было совершено нападению на молодую девушку, некую Эмили Гребсон, — громко говорил женский голос из телевизора. На экране телевизора появилась ее фотография. Ничем не примечательная девушка, лет двадцати. У нее были черные густые волосы, милое лицо овальной формы, большие зеленые глаза. Затем показали несколько кадров с места убийства. Повсюду было много крови, это вызвало у меня испуг. — Эксперты-криминалистики считают, что на нее напало животное: огромная голодная собака, или волк, сбежавший из зоопарка... Только какую же надо иметь силу, чтобы так растерзать тело! — далее показали тело убитой девушки. От ужаса я сильно вздрогнула и приложила руку ко рту. — В городе будут произведены поиски животного, убившего Эмили...

Женщина продолжала говорить дальше, но я услышала приближающиеся шаги папы и отвлеклась.

— Что там? — безучастно поинтересовался он, кладя на диван несколько дисков.

— Убийство, — пробормотала я, поворачиваясь к телевизору. Там уже показывали другие события.

— Где? — нахмурился отец. — Когда это произошло?

— Сегодня ночью в Огасте убили девушку, — пояснила я. — Думают, что на нее напало животное.

— Какой ужас... — пробормотал он. И эта вся его реакция...

Он что-то буркнул себе под нос, а потом стал просматривать диски.

— Что будем смотреть? — заинтересованно спросила я.

— Хм... навряд ли тебе понравится эти фильмы, — возможно, папа пытался избавиться от моей компании в просмотре кино. Он привык в одиночку заниматься подобными делами.

Я улыбнулась.

— Так... сборник ужастиков сразу отпадает... — он отложил в сторону диск с мрачной обложкой. — О-о-о, — протянул он, — боевики. Это уже интересно!

Меня позабавило его размышления вслух. Я сидела рядом и тихо хихикала сама с собой. Похоже, что папа все услышал, так как стал удивленно смотреть на меня.

— Ты не будешь возражать, если я возьму этот диск? — я указала на ужастики.

— Конечно, — папа безразлично пожал плечами, — бери.

— Спасибо, — я взяла диск. — Я буду у себя.

— Хорошо.

Я поднялась наверх и закрылась в своей комнате. Вот и пришло время воспользоваться моим стареньким ноутбуком!

Я включила компьютер и стала ждать, пока он загрузится. Потом я вставила диск в дисковод и стала выбирать фильм, который буду смотреть. У меня было девять вариантов. Три фильма о зомби, два — про серийных убийц, одно кино о призраках, а остальные три — про вампиров.

Фильмы о ночных созданиях сразу отпадали. Мне хватало этого в реальной жизни. Для разнообразия я решила посмотреть кино про призраков.

Фильм длился два с половиной часа. Честно говоря, ничего особенного. Обычный ужастик, стандартный сюжет: группа подростков посещает заброшенный дом, в котором, по слухам, бродит приведение. Никто в этом доме не мог продержаться одну ночь, и поэтому ребята решили доказать, что они способны на это. И с наступлением ночи стали происходить необъяснимые вещи. А потом стало пропадать по одному подростку. В итоге остались парень с девушкой. Наступил рассвет, и они смогли уйти из дома, дав себе обещание, что больше никогда не вернуться туда. Признаться, были и такие моменты, когда сердце чуть ли не выпрыгивало из груди от страха.

Как только закончился фильм, зазвучал мой мобильник.

Высветившейся номер сразу же отразился в моей памяти, я впала в ступор от неожиданности.

Я прекрасно знала, кто звонил мне, но не решалась ответить.

Глава пятая Волшебный рай

Я продолжала бессмысленно пялиться на экран сотового в течение двадцати секунд. Телефон все звонил и звонил. В душе я хотела ответить на звонок Дэниэла, но обида блокировала все действия, поэтому я продолжала неподвижно стоять у кровати.

Наконец, мелодия перестала звучать на всю комнату. Но не прошло и минуты, как телефон зазвонил снова.

Я ответила.

— Алло? — бесцветным голосом сказала я.

— Почему ты не отвечаешь? — на другом конце провода раздался беспокойный голос Дэниэла.

— Почему ты ушел вчера, ничего не сказав мне? — вопросом на вопрос ответила я.

— Прости... я... не знаю, что нашло на меня... — пробормотал он.

Похоже, Дэниэл куда-то ехал, так как я слышала приглушенный звук мотора.

— Ты странный, — выдохнула я, подойдя к окну. Только сейчас я заметила, что на улице пасмурно, и наверное будет дождь. — Разве ты не дома?

— Нет.

— А где ты?

— Через несколько минут подъеду к твоему дому.

— О, — признаться, я была немного удивлена. — Хорошо, тогда я буду ждать тебя.

— Послушай, может, сходим куда-нибудь? — неожиданно предложил Дэниэл. — Сегодня пасмурно, поэтому я могу позволить себе выйти на улицу, — он нервно усмехнулся.

— Ну, эмм, я не знаю, — я отошла от окна. — Есть какие-нибудь предложения?

— Вообще-то, есть одно, — загадочно отозвался он. Сейчас я могла представить себе, что на его лице расплылась довольная ухмылка. — Думаю, тебе понравится!

— Хорошо, — согласилась я. — Приезжай поскорее.

— Люблю тебя, — сказал он в трубку и отключился.

— И я тебя... — запоздало пробормотала я, убирая телефон от уха.

Положив его на тумбочку, я легла на кровать и стала пристально смотреть в потолок.

Вот, у меня снова возникает такое чувство, будто что-то происходит с Дэниэлом. Его поведение... оно пугает меня. То он чего-то боится, то ведет себя через чур уверенно; одно время он нежный и ласковый, а другое ведет себя пренебрежительно и отстранено по отношению ко мне.

Боже, он сводит меня с ума...

Несколько минут я бездумно валялась на кровати. Потом раздался звонок в дверь, и я резко подскочила. В следующую секунду я ринулась из комнаты и быстренько спустилась вниз. Папа опередил меня и уже открыл двери.

— Здравствуй, Ник, — вежливо поприветствовал Дэниэл моего отца с ослепительной улыбкой на очаровательном лице.

— Привет, Дэниэл, — папа пожал руку Дэниэлу. — Проходи.

Я не спеша подошла к своему возлюбленному, не сводя с него глаз. Дэниэл тоже смотрел на меня, и с его лица постепенно уходила улыбка.

— Привет, — проговорил он. — Ты готова?

— Вы куда-то собрались? — раздался папин голос из гостиной.

— Да, пап. Мы немного прогуляемся! — громко сказала я, потом обратилась к Дэниэлу: — Я сейчас.

Он кивнул, и я понеслась к лестнице. Через десять минут я вернулась в гостиную. Дэниэл и папа сидели на диване, смотрели канал спорта.

— Я все, — неуверенно сказала я.

Дэниэл тут же обернулся в мою сторону. Он встал и дивана, папа поднялся следом за ним.

— Не задерживайся надолго, — пробурчал отец.

— Хорошо, — кивнула я, открывая входную дверь.

Мы с Дэниэлом вышли на улицу.

— И куда мы пойдем? — безразличным голосом поинтересовалась я.

Дэниэл открыл мне дверцу, и я села в машину. Через несколько секунд он сидел рядом со мной и заводил автомобиль. Раздался приглушенный рев двигателя, и черная «Ауди» тронулась с места.

— Это секрет, — губы Дэниэла искривились в слабой улыбке.

— Понятно, — я отвернулась к окну.

Никто из нас не проронил ни слова. Я заметила, что мы едем в сторону маяка, и стала мучить себя догадками, куда Дэниэл решил меня отвезти. Может, мы просто погуляем по пляжу. Только я и он. Это времяпрепровождение пришлось мне по душе.

Теперь я точно знала, что мы едем к маяку.

— Мы будем гулять по пляжу? — предположила я, когда машина остановилась у пустого дома бывшего смотрителя.

— Нет, — Дэниэл заглушил мотор.

Я расстегнула ремни безопасности и вышла из машины, громко хлопнув дверцей. Дэниэл поставил «Ауди» на сигнализацию и стал ждать, пока я, медленно перебирая ногами, подойду к нему.

— Будем плавать? — не унималась я.

— Нет, — Дэниэл рассмеялся над моим глупым предположением.

Я нахмурилась и пошла вперед. Дэниэл в ту же секунду нагнал меня, взял за руку и повел в другую сторону. Это привело меня в большее заблуждение.

— Нам туда, — он указал рукой в сторону леса.

— Зачем? — спросила я, глядя на него.

— Узнаешь.

Мы шли довольно быстро, поэтому очень скоро оказались в лесу. Честно говоря, мне было немного жутко, хотя поводов для волнения не было. Ведь Дэниэл рядом, а с ним мне нечего бояться!

Почему-то больше всего я боялась, что мы можем заблудиться. Но это был мой очередной глупый страх. Еще я чувствовала некоторый дискомфорт из-за сегодняшнего сна. В нем я бродила по лесу в полном одиночестве и что-то искала, а потом увидела огромного волка...

Я вздрогнула, вспоминая ночной кошмар.

— Ты чего? — Дэниэл вопросительно уставился на меня.

— Ничего, — судорожно выдохнула я.

— Слушай, — он остановился на месте, — я хотел бы еще раз извиниться перед тобой за мой... уход.

— Да ладно, проехали, — пробормотала я.

— Нет, я вел себя жестоко по отношению к тебе, мне очень жаль...

— Дэниэл, — я взяла его руку, — все хорошо. Серьезно. Я не обижаюсь.

— И тот разговор... — продолжал он. Мне показалось, будто он вообще не слышал меня.

Я понимала, что Дэниэл не скоро перестанет извиняться, и чтобы предотвратить это — я резко притянула его к себе и поцеловала. Дэниэл не ожидал этого и растерялся. Я жадно вдыхала пьянящий аромат его кожи, обнимая его за плечи. Через несколько секунд Дэниэл начал сопротивляться, а потом и вовсе отстранился.

— Насчет вчерашнего разговора... — пробормотал он. — Я не передумал.

Я громко выдохнула и опустила голову.

— Я сдержу свои слова, — продолжал Дэниэл.

— Хорошо. Я... я больше не буду с тобой спорить, — мне вновь пришлось сдаться. Меньше всего сейчас я хотела ругаться с ним.

В моей голове уже созрел план. Я немного подожду, и когда Дэниэл остынет и забудет про обещание, которое он себе дал, он точно от меня не отвяжется.

— Это радует, — Дэниэл мягко улыбнулся. — Пойдем.

Он вновь взял меня за руку, и мы направились сквозь зеленую паутину в неизвестном направление.

Не знаю, сколько времени мы слонялись по лесу. Наверно, около часа. Дэниэл молчал, а я не знала, о чем можно поговорить. Честно говоря, весь путь в неизвестность я думала о своем ночном сне. Он не оставлял мои мысли в покое. Перед глазами стояла картинка, когда огромный белый волк пристально смотрел на меня. И до сих пор у меня складывалось такое ощущение, будто я знаю это невероятно синие глаза. Будто где-то я их уже видела... или увижу. Боже, как это глупо...

Когда он пошел медленнее, я догадалась, что мы почти пришли.

— Мы скоро придем, — оглянувшись, но не остановившись, сказал он, и, развернувшись, целенаправленно пошел вперед. Я как его неуклюжая тень плелась сзади него и постоянно оглядывалась по сторонам.

Прошло еще несколько минут, и Дэниэл остановился перед высокой стеной листвы, которая возвышалась над ним. Я дошла до него и остановилась рядом, бездумно смотря вперед. Перед нами еще одно небольшое препятствие. Я закатила рукава тонкой кофточки и приготовилась раздвигать эту лиственную стену. Дэниэл, наблюдая за мной, тихо вздохнул и опередил меня, с легкостью освобождая мне путь.

В чем же была особенность этого места?

Обычная полянка, в центре небольшое озерцо, вокруг возвышаются могущественные старые деревья, трава насыщенного ярко-зеленого цвета, и еще в нескольких шагах от озера тихо притаился булыжник в форме невеликого холма.

И зачем же так рвался Дэниэл показать мне это место? Да я могу ему тысячу таких полян показать, будь бы мы сейчас в Траверс-Сити! Там таких мест хоть отбавляй!

Я нерешительно ступила вперед и прошла лиственную стену. Дэниэл бесшумно последовал за мной и даже немного опередил меня. Мы прошли немного вперед, и Дэниэл остановился, словно ориентируясь. Потом, он мельком взглянул на меня и присел на траву. Чуть-чуть постоя, я присела рядом с ним.

— Здесь… красиво… — пробормотала я, еще раз осматривая место, до которого мы так долго добирались. Дэниэл недоверчиво усмехнулся. — Нет, правда! Здесь очень мило и чудесно.

— Волшебство еще не началось, — грустно улыбаясь, горько сказал он. — Но осталось совсем чуть-чуть.

— И сколько еще ждать? — не упустила я шанса и спросила. Дэниэл задумчиво посмотрел на небо, а потом на меня.

— Примерно через две минуты. Солнце появиться через две с половиной минуты и медленно освятит своими лучами это место. Вот тогда-то оно по-настоящему будет волшебным!

— Солнце? — ужаснулась я. — Ты с ума сошел? Оно убьет тебя!

— Тише, — Дэниэл приложил указательный палец к моим губам, — я сяду в тень. Не волнуйся, все будет хорошо.

Я хмуро взглянула на него и напряженно кивнула.

Тем временем, Дэниэл снял с себя жилетку и кинул ее на траву рядом с собой. Потом, то же самое он проделал со своей футболкой. Было просто невозможно оторвать глаз оттого великого соблазна. И все время Дэниэл с улыбкой смотрел на меня. Его обнаженный торс так и притягивал к себе мой взгляд. Это прекрасное явление навеяло на меня воспоминания нашей первой ночи, которую мы провели на Галапагосах.

Я слабо сжала кулаки.

Дэниэл встал с травы и сел под раскидистую ель, в тень. Я поплелась за ним.

Потом, он медленно лег на траву, так и не отводя взгляда от моего восхищенного лица, пока я в то время наслаждалась его плечами, идеальными руками, мускулами. Все это сводило меня с ума, и остановиться было невозможно.

Для меня это место стало постепенно становиться волшебным.

Потом, Дэниэл что-то пробормотал, я лишь уловила едва заметное движение его пухлых губ, которые через мгновенье скривились в полуулыбке. Я не могла понять, куда он смотрит. Но затем почувствовала, как солнце постепенно заливает это место солнечным светом, оживляя все вокруг.

Солнце постепенно покрыло озеро своими лучами. Вода оказалась прозрачно-голубой, самой чистейшей во всем мире. Я тут же вспомнила про Ночной пруд в пещере на скалистом островке. А дно было песчаным. На поверхности воды все блестело и искрилось.

Дальше, крадущиеся лучи солнца подбирались и к тому месту, где сидим мы. Было трудно не заметить, как Дэниэл напрягается, да и я вместе с ним. Мне было страшно, что солнце сможет добраться до Дэниэла, я не могла даже и представить, что будет тогда...

К моему огромному облегчению, солнечные лучи обошли нас стороной.

Итак, небольшое местечко вскоре превратилось в волшебный рай, где всю магию создавало солнце, а мы с Дэниэлом сидели и наблюдали за этим очарованием. Словно я попала в сказку, где все мечты сбылись!

Дэниэл медленно повернул голову в мою сторону, а прозрачно-голубые глаза заблестели.

Я судорожно вздохнула и прилегла рядом с ним.

Смотря на него, я забыла обо всем на свете. Был лишь только он, этот волшебный маленький рай, и больше ничего вокруг. Это было так невероятно! А глаза! В его прозрачно-голубых глазах словно рассыпались маленькие бриллианты, и теперь они мерцают.

— Волшебство продлиться еще несколько минут, — с сожалением проговорил Дэниэл.

— Почему? — спросила я, осматривая полянку. Мой взгляд остановился на мерцающем озере.

— Потому что солнце скроется за тучами, — мрачно пояснил он. — Знаешь, я нашел это место вчера вечером. С первого момента моего появления здесь я был очарован этой красотой, — Дэниэл мечтательно улыбнулся и осмотрел полянку. — Я подумал, что ты обязательно должна была увидеть это место! Здесь невероятно красиво, не правда ли?

— Ага, — на выдохе сказала я. — Здесь... просто чудесно…

Дэниэл тихо рассмеялся.

Мой взгляд метался от Дэниэл к озеру, точнее к его поверхности, которая переливалась, блистая на солнечном свету. Во мне возникло растущее желание подойти и дотронуться до воды.

Я заметила, что Дэниэл вопросительно смотрит на меня.

— Ты не возражаешь... — запинаясь, я указала на озеро.

— Конечно. Почему ты спрашиваешь, — он пожал плечами.

Я неуверенно поднялась с травы. В ногах немного покалывало, и это приносило мне некоторый дискомфорт. Я прошла вперед, остановившись у зеркальной глади озера. Посмотрев на свое отражение, я удивилась, так как оно было таким же точным, как и в зеркале.

Я села на колени и медленно протянула руку вперед. Дотронувшись кончиками пальцев до воды, я почувствовала прохладу, которая мгновенно прошлась по всему телу.

Я закрыла глаза и улыбнулась. Во мне появилось непонятное чувство, которое зарождало внутри бодрость и спокойствие.

И вдруг что-то произошло...

Что-то знакомое, что-то, что я уже видела. В моей голове с молниеносной скоростью пронеслась картинка, которую я почти не успела разглядеть.

Я слабо вздрогнула, открыла глаза и отдернула руку. Мое сердце забилось вдвое быстрее, а дыхание стало неровным.

— Все хорошо? — голос Дэниэл пронесся по всей полянке. Похоже, что он услышал мое волнение.

— Да, — тихо сказала я.

На этот раз я увереннее протянула руку и погрузила пальцы в воду.

И снова что-то промелькнуло в мыслях. Хорошо, что мне удалось запомнить смутный образ показанного. Я увидела чей-то огромный силуэт, больше похожий на волчий. И отчетливее всего мне запомнились большие синие глаза, которые, казалось бы, пронизывают до самой глубины души.

Я не стала убирать руку из воды. Я желала увидеть, что мне покажется что-то еще.

В одной странной вещи я определилась точно — вода что-то показывала мне. В этом я была уверена на все девяносто девять и девять десятых процента. Но все-таки одна десятая процента была за то, что у меня просто галлюцинации, или я окончательно свихнулась из-за своего кошмара.

Я просидела примерно минуту, выжидая увидеть что-то еще. Но видения не пришли ко мне. Дэниэл за это время не проронил ни слова, мне даже показалось, будто его вообще нет рядом.

Я почувствовала, что стало немного прохладнее. Мне не хотелось отвлекаться, но я открыла глаза.

Оказывается, что солнце почти скрылось за тяжелыми серыми тучами, которые заволокли все небо. И озеро больше не казалось волшебным, и вода таинственно не мерцала. Зеленая трава потускнела.

Когда солнце и вовсе исчезло — Дэниэл вышел из тени раскидистой ели. Пока он не спеша шел ко мне, я быстро убрала руку из воды и пригладила волосы. Я постаралась скрыть свое волнение и неосознанность того, что происходило со мной последние полторы минуты. Я ведь не сумасшедшая! Я точно знаю, что когда я прикоснулась к воде, то сразу увидела образ волка! Только что бы это могло значить?..

Раньше я даже не стала бы заморачиваться по этому поводу, сразу посчитав, что мне просто показалось. Но в связи с тем, что за последние несколько месяцев со мной произошло столько странного, — каждая необъяснимая мелочь приобретает огромный смысл.

И это видение я тоже не оставлю без должного объяснения! Я обязательно узнаю, что это может значить... По-любому, все это неспроста!

— Что, мы уже уходим? — растерялась я.

Дэниэл странно посмотрел на меня, а потом улыбнулся.

— Ты точно в порядке? — убрав улыбку с лица, он стал серьезным.

— Да, в полном, — заверила я его.

Дэниэл продолжал буравить меня недоверчивым взглядом.

— Ох, это просто замечательное место, — заговорила я, чтобы отвлечь его. — Мы ведь вернемся сюда когда-нибудь, да?

— Если ты этого захочешь, — он подошел ко мне, его руки легки на мою талию.

Я сделала небольшой вдох и приблизилась к его губам. Дэниэл не стал сопротивляться и поцеловал меня в ответ. Я провела левой рукой по его обнаженному торсу, после чего Дэниэл напрягся и немного отдалился. Ну вот, я все испортила!

— Не забывай про наш уговор, — шепотом произнес он.

— Точно... — недовольно буркнула я и сделала шаг назад.

— Пойдем? — спросил он, беря меня за руку.

Я вяло кивнула. Дэниэл на ходу взял с травы футболку с жилеткой. Он разжал мою ладонь, а в следующее мгновенье на нем уже была верхняя одежда.

Напоследок я еще раз оглядела этот маленький волшебный рай, и мы прошли сквозь лиственную стену, вернувшись в суровую реальность. Сразу стало мрачно и серо на душе, и по спине пробежались мурашки от жуткого леса. Единственное что меня согревало — ледяная рука Дэниэла, которая крепко держала мою руку.

Обратный путь занял вдвое меньше времени, чем то, сколько мы шли сюда. Я очень сильно устала, без остановки пройдя час быстрой ходьбой. Когда мы выбрались из бесконечного леса — я испытала огромное облегчение.

Машина Дэниэла ехала так тихо, что я чуть не уснула в мягком кожаном кресле. Хоть и был день, но усталость просто одолевала меня, поэтому, как только я вернулась домой, то сразу легла спать.

Дэниэл обещал придти сегодня ночью.

Дневной сон вновь обратился кошмаром. Точнее его жалким подобием. Наверно, на это сказалась дневная прогулка по лесу.

Я снова бродила в лесу, искала выход оттуда. Еще я звала Дэниэла, будто ощущала его присутствие на подсознательном уровне. Но он не появлялся. Поэтому мне было суждено весь сон бегать в лесу, в поисках выхода. И самым удивительным было то, что в конце сна — перед тем, как я с криком проснулась в своей комнате — я вновь увидела того огромного белого волка с пронзительными синими глазами.

Открыв глаза, я тут же заметило, что стемнело. Сколько же я проспала?

Мне с трудом удалось встать с кровати, так как болели мышцы ног. Я подошла к окну и открыла его. В лицо ударил свежий прохладный воздух, мне полегчало.

Я затронула свой кулон, подаренный Дэниэлом накануне отъезда на Галапогосы, и улыбнулась.

Оказывается, мама уже вернулась из Льюистона. Она привезла с собой прекрасную новость — мы не переезжаем в другой город! Клиентка согласилась на ее условия. Маме понадобиться появляться в Льюистоне всего два раза в неделю. Ей поручено контролировать ход работы.

Эта новость очень сильно обрадовала нас с папой. Особенно его, так как я совсем забыла про это, и мне было все равно.

Еще, мама так устала на своей работе, что забыла про «откровенный разговор», который должен был состояться сегодня. Конечно же, я не стала напоминать ей об этом.

Мы ужинали всей семьей. Папа с мамой беседовали о работе, а я сидела с ними и делала вид, что слушаю их. Есть мне не очень хотелось, поэтому я убрала остатки еды в холодильник и отправилась в свою комнату.

До прихода Дэниэла оставалось не менее трех часов. И мне надо было чем-то занять себя на это время. Я пыталась уснуть — ничего не вышло — только ерзала с места на место. Порыться в интернете — да я умру быстрее, чем он откроет начальную страницу. Осталось только одно — послушать музыку, которую я всю знаю наизусть.

Кажется, я начала засыпать, когда услышала приглушенный звук.

На моем лице расплылась довольная улыбка. Дэниэл пришел.

— Прости, я разбудил тебя, — он тут же оказался рядом со мной, что я немного растерялась. Наверно, мне еще долго придется привыкать к его... скорости.

— Нет, все в порядке, — пробормотала я, прижимаясь к нему. — Я соскучилась!

— Мы не виделись всего несколько часов, — тихо засмеялся Дэниэл.

— И что, — фыркнула я. — Я просто рада, что ты здесь.

Руки Дэниэла крепче сомкнулись вокруг меня. — И я скучал.

Я потянулась к нему, чтобы поцеловать, но он задержал меня, выставив руку перед собой.

— Мия, — мягко сказал Дэниэл.

— Ах, да... извини. Я совсем забыла про наш уговор... — прыснула я, закатив глаза.

— Нет, я не это хотел сказать.

— Тогда, что? — я поджала губы и почувствовала укол вины, что попусту разозлилась.

— Я хотел поговорить с тобой об еще одной важной вещи, — ответил он, немного отстранившись так, чтобы я могла видеть его лицо.

— И о чем? — нахмурилась я, теряясь в догадках.

Дэниэл улыбнулся, увидев любопытство на моем лице.

— Только я не думаю, что этот разговор придется тебе по душе... — вздохнул он.

— Начал — договаривай! — твердо сказала я.

Дэниэл замялся на некоторое время. Я покорно ждала, когда он заговорит, а он молчал, будто специально растягивая мое терпение.

— Ну? — я качнула головой вперед, приподнимая брови.

— Что ты думаешь о... нас? — делая запинку после каждого слова, спросил Дэниэл.

Честно говоря, я плохо поняла, что он имел в виду.

— О чем ты? — уточнила я.

— Я хочу узнать, как ты относишься к вампирам, — пояснил он. — Что ты думаешь о нашей жизни?

За все то время, что мы вместе с ним, я старалась как можно меньше думать о Дэниэле, как о вампире. Похоже, что наступило время на прямую поговорить об этом. И я была не готова к этому разговору.

— Я даже не знаю, — неуверенно проговорила я. — И, честно говоря, я не все еще не понимаю, о чем ты...

Может, я не хотела понимать элементарных вещей потому, что просто не хотела этого?..

— Хорошо, — медленно выдохнул Дэниэл.

Что-то мне не очень нравилось выражение его лица. Я напряглась.

— Ты бы хотела стать... вампиром? — отчетливо и громко вопросил он, чтобы до меня, наконец, дошел смысл этого разговора.

Я вздрогнула. Расширив глаза от удивления, я стала пристально смотреть на Дэниэла. Почему-то я надеялась, что он просто-напросто шутит... Но серьезность в его глазах ввела меня в большее состояние шока.

— Это шутка? — сказала я то, что первое пришло в голову.

— Нет, — Дэниэл помотал головой. — Я серьезно. Ты бы хотела стать вампиром? — он вновь повторил вопрос.

Мне хотелось закрыть уши и попросить Дэниэла больше упоминать это слово — вампир. От этого мне становилось невероятно жутко и страшно, и в мысли врывались воспоминания о Ройсе — вампире, который чуть не убил меня, если бы вновь не появился Дэниэл и не спас меня.

— О-о-о, — протянула я на выдохе. — Я... даже... никогда... не... думала... об этом... — я окончательно выбилась из колеи. Мои руки предательски тряслись, а в голове стало пусто. К чему ведет Дэниэл?..

— Я много думал, взвешивал все «за» и «против», — размышлял Дэниэл вслух. Напряжение не сходило с его бледного лица. — Я подумал, может, ты бы хотела стать...

— Нет! — неожиданно для себя вскрикнула я. Дэниэл тоже удивился.

Я сжала руки в кулаки, сделала глубокий вдох. Было трудно привести свои мысли в порядок, и взять себя в руки. Но я сделала это.

— То есть... я не задумывалась об этом всерьез, Дэниэл, — пришлось приложить усилия, чтобы сделать свой голос достаточно спокойным, чтобы Дэниэл не заподозрил того, как мне страшно говорить об этом. — Конечно, я тоже думала о том, что я могла бы стать такой же, как... ты, — мой голос утих, — и мы могли бы прожить счастливую вечную жизнь, — с моих губ сорвался резкий смешок, — но так не бывает... Так просто не должно быть... Понимаешь, о чем я?

Дэниэл кивнул.

— Я не могу от всего отказаться, оставить родителей, друзей, — продолжила я. Дэниэл внимательно меня слушал. — Я нужна им. И если я вдруг исчезну — мама с папой сойдут с ума. А я не могу так подло поступить с ними! Я слишком многим им обязана, Дэниэл, — мой голос совсем утих.

— Я все понимаю, — вновь кивнул Дэниэл.

— Я люблю тебя, и хочу всегда быть с тобой! — я протянула руку и дотронулась до его лица. — Но я не могу все бросить ради вечности...

Дэниэл поднял на меня прозрачно-голубые глаза, от чего мое сердце забилось очень быстро, что я еле улавливала его стук.

— Я сам не хочу для тебя такой участи, — признался Дэниэл, слабо улыбнувшись. — Просто я подумал, что став вампиром, мы сможем всегда быть вместе. Что больше не будет преград для нашей любви.

Это был единственный и самый серьезный повод, чтобы я была готова стать вампиром. Но в первую очередь я должна была думать не о себе, а о родных мне людях, который будут страдать, если я исчезну из их жизни.

— Прости, Дэниэл, — шептала я, чувствуя, как к глазам подкатывают горькие слезы, — я не смогу пойти на это...

— Ничего, Мия, — хоть Дэниэл и улыбался, но в его глазах по-прежнему присутствовала печаль. И за это я ненавидела себя. — Ты выбираешь правильно. Было бы лучше, если бы я совсем исчез из твоей жизни...

— Что? — пискнула я.

— Но, как я и обещал тебе, — продолжил он, будто не слышал меня, — я буду рядом с тобой до тех пор, пока ты этого будешь хотеть, и пока это будет безопасно для тебя.

— Больше никогда так не говори, слышишь? — заплакала я. — Я не переживу, если ты уйдешь...

— Я всегда буду рядом с тобой, — нежным голосом заверил меня Дэниэл. Он подался вперед, оказавшись совсем близко. Его руки переместились на мои горячие щеки, — пока ты не захочешь, чтобы я ушел.

— Ты же знаешь, что я всегда буду любить тебя. И ничто не помешает этому. Никогда.

Дэниэл посмотрел на меня с диким сожалением, а потом поцеловал так нежно, что я почти забыла про этот разговор. Но вернуться в суровую реальность мне пришлось тогда, когда он отстранился от меня.

— У нас будет много времени, чтобы все продумать, — пробормотал Дэниэл, затем кратко поцеловав в лоб. — Так ведь?

— Целая жизнь, — в знак согласия я кивнула и закрыла глаза.

Глава шестая Возвращение

Эту ночь я провела в твердых и холодных объятиях Дэниэла. И мне не снились кошмары. Возможно ли это из-за того, что мой возлюбленный был рядом? Что я чувствовала себя с ним в полной безопасности, и поэтому мне любые кошмары ни по чем?

В одном я была уверена точно — ничто не могло помешать моему спокойствию.

Даже нежеланный разговор о... вампирах. Такое чувство, будто между нами исчез еще один барьер, препятствующий нашему счастью. Он узнал мое отношение к тому, чтобы стать одной из них. Конечно, в этом безусловно есть свои соблазны. Невероятная скорость, безграничная сила, ловкость, ангельская красота... и для меня возможность провести с Дэниэлом целую вечность! Но ничто и никто не может лишить меня выбора, и я сделала свой — отказалась от всего этого. Даже человеческая жизнь настолько не удерживает меня от этого поступка, как ответственность за своих родителей. Я в огромном долгу перед ними, и перед друзьями.

Сейчас все хорошо, и я не собираюсь все рушить.

Но если обстоятельства сложатся совсем иначе — у меня всегда есть время на то, чтобы передумать. Хотя я очень надеюсь, что такого варианта не представится...

Дэниэл ушел из моей комнаты до рассвета, когда я еще спала. Меня разбудило солнце, прорывающееся сквозь окно. Его лучи залили комнату ярким светом. Значит, сегодня ожидается хорошая погода. Меня это радовало и огорчало. Огорчало, конечно же, потому, что я увижу Дэниэла только вечером.

Единственное, что помешало моему дальнейшему сну — это нетерпимое тепло, исходящее от солнца. Поэтому мне пришлось встать. Стрелки часов показывали, что наступило ровно двенадцать часов дня. Это порадовало меня — хоть выспалась!

Медленно подтянувшись, я не спеша подошла к окну и открыла его, впустив в комнату слабый ветерок. Я взглянула на небо. Не единого облачка. Только бескрайний голубой небосвод.

Сегодня я не планировала никаких дел. В мои планы входило целый день проваляться у себя в комнате, и ни о чем не думать. Но сперва мне надо было перекусить.

Когда я спустилась вниз, то не застала папу. Значит, ушел на работу. И моими мыслями тут же завладел манящий запах, исходящий со стороны кухни. Туда-то я и направилась. Оказывается, мама готовила пиццу.

— Доброе утро, — как и всегда, с улыбкой на безмятежном лице поприветствовала меня мама.

— Привет, — я подошла к ней, нагнулась к духовке и набрала полную грудь воздуха, пропитанного этим чудесным ароматом пиццы. — Ммм, как вкусно пахнет!

— Да, — довольно сказала мама. — Я давно не делала пиццу, вот, решила испечь! Думаю, она получиться безупречной...

— Без сомнений, — согласилась я.

— Подождешь, когда она приготовиться? — спросила мама.

— Угу, — кивнула я, садясь на стул. — Папа на работе?

— Да. Правда, ему не хотелось уходить, — мама улыбнулась. — Он считает, что сидеть дома перед телевизором намного лучше.

— Кто бы сомневался, — ухмыльнулась я.

На кухне повисла сомнительная тишина. Меня это не тревожила, а вот мама ерзала на стуле рядом со мной, будто бы не решалась заговорить.

— Что-то не так, мам? — поинтересовалась я.

— Ник сказал мне, что Дэниэл снова пригласил тебя куда-то, — в ее голосе слышалась неуверенность.

— Ммм, ну да, — я пожала плечами. — Мы просто гуляли. А что?

— Нет, ничего.

Мама снова затихла. А я терялась в догадках, почему она ведет себя так странно.

— Я заметила, что у вас с Дэниэлом довольно серьезные отношения, — вновь начала она, и я сразу же поняла, о чем сейчас пойдет разговор.

— О, мама, прошу, только не это! — простонала я.

— Мия, я еще давно хотела поговорить с тобой об этом, но никак не решалась.

— А тут решилась... — недовольно пробормотала я себе под нос так, чтобы она ничего не услышала. А потом добавила громче: — Послушай, я уже не маленькая. Я все понимаю. Так что можешь не тратить время на этот бесполезный разговор!

— Не пытайся уйти от этого, — в отличие от меня, мама вела себя более спокойно, хотя ей было тоже неловко. — Этот разговор, рано или поздно, должен был состояться.

— Да, — резко кивнула я, — когда мне было четырнадцать, ты мне говорила то же самое!

— Но тогда у тебя не было отношений с парнем, — стала оправдываться мама. — Пойми, я лишь хочу, чтобы ты вела себя ответственно. В наше время молодежь очень легкомысленна. Они выдают не значимое увлечение за настоящую любовь, поэтому совершают по-настоящему взрослые вещи, — мама с намеком взглянула на меня, а я быстро отвела взгляд в сторону, — после чего страдают всю оставшуюся жизнь. Ты, надеюсь, понимаешь, про что я?

Я омрачено кивнула, не поднимая глаз.

— Это хорошо, — голос мамы приобрел более спокойные тона. — Я надеюсь, вы с Дэниэлом не...

— Нет, конечно же, нет! — тут же стала оправдываться я.

— Хорошо, хорошо, — я заметила, как мама расслабилась. — Я просто не хочу, чтобы ты повторила мою участь, и забеременела в столь раннем возрасте. У тебя впереди целая жизнь! Ты все успеешь.

— Мам, я прекрасно тебя поняла, — мне хотелось, чтобы беседа на эту тему как можно скорее подошла к концу.

— В первую очередь ты должна думать об учебе, — продолжала она. — Тебе нужно закончить колледж, найти хорошую работу, и только потом можно спокойно думать о любви и о семье.

— Я все знаю, мам.

— Ты не представляешь, как тяжело растить ребенка, когда тебе всего восемнадцать лет! — мама все говорила и говорила, и мне даже показалось, что она забыла про мое присутствие. — Мы с твоим отцом только оканчивали школу, когда узнали, что у нас появишься ты. Конечно, время для детей было не самым подходящим, но я не могла отказаться от тебя ; от родного чуда, которое шевелиться у тебя в животике! — мама широко улыбнулась, и она с теплотой в глазах посмотрела на меня. — Как ты знаешь, наши родители были против того, чтобы я оставляла ребенка, они были против нашего брака. Поэтому, мы с твоим отцом оказались абсолютно одни. Без всякой поддержки.

— Мне жаль, что все так сложилось, — промямлила я.

— Поэтому я хочу уберечь тебя от этого, понимаешь? — вздохнула она. — Я хочу, чтобы у тебя была счастливая жизнь, любящая семья, хорошая работа!

— Можешь не волноваться, мам, — я пошла на крайние меры. — Мы с Дэниэл ведем себя... правильно. Честно. Наши отношения не такие, как у всех... — меня потянула на откровенность. Но оно того стоило! Я должна была успокоить бдительность своей заботливой матери. — Нам просто хорошо вместе, и этого достаточно, чтобы быть счастливыми.

— О! — воскликнула мама. — Что ж, тогда я спокойна за вас! Я не против ваших отношений с Дэниэлом. Он очень хороший парень, так заботлив и нежен с тобой! Не часто встречаешь таких достойный парней.

— Мне повезло, — ухмыльнулась я, чувствуя, как кровь подступает к щекам, и они заливаются краской.

— Держитесь друг друга, — она положила руку на мое плечо и ласково улыбнулась. — Ой! — вдруг, она резко встрепенулась и соскочила со стула. — Пицца!

Она подбежала к плите, взяла в руки рукавицы и открыла духовку. Потом, мама вытащила оттуда противень с воздушной пиццей, которая, кажется, слегка перегорела.

— Ну вот, — отчаянно проговорила мама, ставя приготовленное блюдо на стол, — она подгорела...

— Да ничего страшного. Выглядит вполне аппетитно! — подбодрила я маму.

— Надеюсь, на вкус она будет тоже аппетитной...

К нашему облегчению, пицца действительно оказалась вкусной, даже очень! Я набила желудок этой вкуснятиной, если бы у меня была возможность — я бы непременно съела еще. Но в конце обеда я не могла спокойно смотреть на пиццу.

Поблагодарив маму за вкусный обед, я поднялась в свою комнату.

Остаться без дел я все равно не смогла. Сегодня я решила прибраться в своей комнате, перебрать вещи, которые не нужны — убрать. Но сначала я полежу на кровати, пока пища полностью не перевариться.

Не прошло даже получаса, как мне надоело валяться без дела. Я принялась за уборку.

Через два часа моя комната была более чем убранной... скорее вылизанной. Я не пропустила ни одну пылинку, ни одну соринку. Все выглядело идеально. Войдя во вкус, я решила заняться уборкой гостиной. В этом деле мне решила помочь мама. Чтобы нам не было скучно — я включила музыкальный канал, и дело пошло быстрее.

К вечеру мы управились, убрав весь дом! Наш труд не остался не замеченным папой. Он похвали нас за отличную работу, а потом снова уселся на диван и погрузился в мир ТВ.

Мама собиралась отправиться за покупками по магазинам, и я напросилась поехать вместе с ней.

На не быстрой машине отца поход за продуктами занял у нас не менее полутора часа. Мы обошли несколько супермаркетов, и вернулись домой с несколькими пакетами, которые были набиты продуктами.

Папа помог нам выгрузить пакеты. Мама, как только зашла в дом, тут же отправилась на кухню. Отец снова пошел смотреть телевизор, а я металась из стороны в сторону, не зная, чем себя занять. Я поступила по-умному: сначала помогла маме с готовкой, а потом присоединилась к отцу. Он решил уступить мне, позволив выбрать то, что мне захочется смотреть. Я отказалась и отдала это право обратно отцу, но сказав при этом, что устроит любой канал, кроме спортивного.

Папа переключал каналы с невероятной скоростью. Я с трудом могла что-либо замечать на экране — только мимолетные картинки. Это навеяло у меня воспоминания о волшебном раю, в который привел меня Дэниэл; когда я прикоснулась к воде в небольшом озере — в моей голове промелькнула картинка с образом белого волка из моего сна, и она исчезла так же быстро и неожиданно, как и появилась, — точно с такой же скоростью папа листал каналы.

— Постой! — сказала я папе, и он замер с пультом в руке. — Оставь здесь, ладно?

— Без проблем, — безучастно проговорил он, пожимая плечами.

Дело было в том, что на этом канале показывали прямой репортаж из Огасты.

— На этой неделе произошло второе убийство с особой жестокостью, — говорил тот же женский голос, что и в прошлом выпуске новостей, который я смотрела. — На этот раз жертвой разъяренного животного стал двадцатипятилетний парень Майкл Дервик, — на экране появилась его фотография. — Нападение на него было совершено поздней ночью, когда Майкл возвращался домой после ночной смены в больнице — он работал санитаром. Его растерзанное тело нашли в том же парке, где был обнаружен труп первой жертвы Эмили Гребсон, — голос женщины затих, и в это время показали кадры с места убийства. И вновь ужасное зрелище...

— Что за чертовщина? — пробурчал отец.

— Полиция уверена — на жертв дважды напал волк, — далее говорил женский голос, — судя по тому, как было разорвано тело, он довольно большой и ужасно голодный. Представители закона проведут осмотр местных зоопарков и леса. Они предполагают, что хищное животное скитается неподалеку от города. И когда оно снова выберется на охоту — специалисты поймают виновника двух смертей и тут же убьют, — на экране вновь показали фотографии убитого парня и девушки. — С вами была Мэлани Джонсон...

Папа тут же переключил на другой канал и убавил звук.

— Уже второе убийство... — пробормотала я. — Ты думаешь это волк?

— Честно говоря, не уверен, — сказал он. — Я не разбираюсь в этом, но по-моему даже волк не мог так, — он сделал акцент на слове «так», — растерзать человека... По силе это напоминает медведя, причем огромного.

— Ну, если бы медведь бродил по городу — все давно бы заметили это. Может, это действительно волк?

— Не знаю, — вздохнул он.

Тут, в гостиной появилась мама, она села на диван между нами с папой.

— О чем разговариваете? — заинтересованно спросила она, переводя взгляд с отца на меня.

— Представляешь, — начал папа, — в Огасте было совершено уже второе убийство!

— О, боже! — изумилась мама, кладя руку на сердце. — Какой ужас!

— Сначала убили девушку, а сегодня ночью нашли труп молодого парня, — пояснял он. — Полиция думает, что эти тела так ужасно растерзал волк.

— Они уже нашли животное? — на мамином лице застыла маска ужаса.

— Нет, — ответила я.

— Но как же так? — в ее голосе слышалось уйма негодования. — А если будут еще нападения? Почему полиция так медлит!

— Они работают, — я встала на защиту представителей закона. — Может, это вовсе не волк. Может, это какой-нибудь маньяк, который убивает людей с такой жестокостью, что можно посчитать, будто это сделало хищное животное.

— В любом случае они должны немедленно отыскать эту... тварь, — продолжала возмущаться мама. — А если в следующий раз жертвой станет ребенок?!

— Мам, успокойся, — сказала я, немного удивленная ее эмоциональным всплеском. — Они обязательно найдут этого... волка, или кого там...

— А вдруг хищник переберется в другой город? В Портленд, например? — мама все никак не унималась.

— Так, Дженнифер, возьми себя в руки, — вмешался папа. Он обнял ее за плечи. — Никто никуда не денется. А полиция обязательно во всем разберется!

— Разберется... — ворчала она, — как же...

Наш спор, который был в самом разгаре, прервал неожиданный звонок в двери. Моей первой и единственной мыслью было то, что это пришел Дэниэл.

— Я открою, — я постаралась скрыть радость в своем голосе и метнулась в прихожую.

Подбежав к дверям, я открыла их, даже не спросив, кто там.

Я ошибалась. Это не Дэниэл.

Передо мной стояла девушка с широкой улыбкой на милом лице. Ее глаза скрывали темные солнцезащитные очки. Шикарная шевелюра была собрана в замысловатую прическу.

— Мелисса? — от изумления я потеряла дар речи.

— Приве-ет! — сказала она так, будто в слове было две буква «е». В ее голосе я не услышала ничего, кроме радости.

Она помахала рукой. Я по-прежнему стояла на месте, и до меня не доходило то, что Мелисса, каким-то невероятным образом, стоит сейчас передо мной и широко улыбается, хотя по идее она должна быть в Принстоне вместе со своей семьей.

— Может, пригласишь меня войти? — ее смущенный голос отрезвил мой рассудок.

— Конечно! — я встряхнула головой. — Проходи!

Она вошла в прихожую. Я закрыла дверь и повернулась к ней лицом.

— Ну, нежданчик? — звонко рассмеялась Мелисса и обняла меня.

Я запоздало обняла ее в ответ.

— Что ты здесь делаешь? — ошеломленно спросила я, отстранившись от нее. — Разве ты не должна быть сейчас в Принстоне?!

— О, так мы приехали сегодня днем, — она легкомысленно махнула рукой. — У папы появились дела в Портленде, поэтому он решил вернуться. Мама не захотела оставаться без него и поехала с ним. Ну, а я не осталась лишь потому, что одной очень скучно, — ее голос немного скис, но уже через несколько секунд Мелисса светилась от счастья.

— Почему ты не позвонила мне? — упрекнула я.

— Хотела сделать тебе сюрприз! — она не обратила никакого внимания на мое возмущение и продолжала улыбаться. — Похоже, у меня это получилось! — засмеялась она. — Ты бы видела свое лицо, когда увидела меня... Как будто лягушку проглотила!

— Тебе смешно, — я не могла долго сердиться на лучшую подругу и улыбнулась.

— Ладно, извини, что не предупредила тебя о своем приезде. В следующий раз такого не будет!

— Мам! Пап! — крикнула я. — Идите сюда!

— Надеюсь, на этот вечер у тебя нет никаких планов? — спросила она тихо.

— Нет, а что? — испугано пробормотала я. Неужели, она меня потащит куда-нибудь...

— Потому что сегодня ты от меня точно не отделаешься! — довольно ответила Мелисса.

— Я не возражаю, — улыбнулась я.

Тут, пришли родители. Мама была жутко рада видеть Мелиссу, как и Мелисса маму. Они обнимались полчаса, потом она предложила Мелиссе пойти на кухню и отведать вкусной пиццы, приготовленной утром. Подруга вежливо отказалась, сказав, что сыта. Конечно, мама огорчилась, но не стала приставать к ней.

Мы с Мелиссой поднялись в мою комнату и закрылись.

— Как же я рада видеть тебя! — пищала она, крепко сомкнув руки вокруг моей шеи.

— Ох, ты меня сейчас задушишь... — прохрипела я, и Мелисса тут же расцепила свою сильную хватку.

— Ты, похоже, не очень-то обрадовалась моему приезду, — ее голос стал грустным.

— Нет! Что ты! Конечно же, я безумно рада, что ты вернулась! — правду сказала я, пытаясь приободрить подругу. — Просто... ты так неожиданно появилась, и я растерялась!

— В моем стиле, — самодовольно отозвалась Мелисса.

Мы удобно расположились на кровати, сев друг напротив друга.

— Ну, рассказывай! — воскликнула я и широко улыбнулась. Искренне. Я была настолько рада видеть подругу, что готова просидеть хоть весь день, слушая ее бесконечную болтовню!

Мелисса взбодрилась и начала рассказывать.

— Принстон просто замечательный город! — восхитилась она. — И колледж такой огромный!

— А что насчет твоего обучения? — спросила я и почувствовала грусть в своей душе.

— Мне сказали пройти собеседование в начале августа. Так что придется упорно готовиться, чтобы не завалить его!

— А что про того парня? Как его звали... Алекс! Да, точно! Как у тебя сложилось с Алексом?

Мелисса потускнела. — Лучше не вспоминать о нем... Он оказался таким идиотом! А я-то думала, что мне, наконец-то, попался нормальный парень — красивый и с мозгами. А этот Алекс оказался лишь невероятным красавчиком, но без капли стоящего ума! — она вздохнула с сожалением, но потом улыбнулась.

— Я думала, тебя в парнях привлекает только милая внешность. Разве не так?

— Уже нет, — она подняла указательный палец. — Возможно это из-за того, что я повзрослела! — Мелисса захихикала. — Теперь я буду искать умных парней с симпатичной внешностью.

— Да... тебе придется хорошенько постараться в поисках. Не часто встретишь идеальных парней.

— Но тебе же повезло! — заметила она, а я смутилась. — Кстати, как у вас с Дэниэлом?

— Все хорошо, — довольно ответила я.

— Не ругаетесь, я надеюсь? — насторожилась она.

— Нет.

— Ладно, — облегченно выдохнула подруга. — Я рада за вас! Правда. Хоть кому-то из нас повезло.

— И тебе обязательно повезет! — я взяла руку Мелиссы.

— Ха! Не в этой жизни, Мия...

— Не говори так, — серьезно проговорила я.

— Хорошо, хорошо, — закивала она, немного улыбнувшись.

— Теперь рассказывай, чем занималась в Принстоне? — я перешла на другую тему, чтобы извлечь из этого разговора грусть.

— Ну... — протянула она, поднимая взгляд вверх, — как сказать... Гуляла по городу, ходила по магазинам, вечера проводила в клубах... Шучу, — ухмыльнулась Мелисса. — Я лишь три раза была на вечеринках. И на одной из них я познакомилась с этим придурком...

— Почему ты так говоришь про него? Он сделал тебе что-то плохое?

— Пфф, — закатила она глаза, — всего-навсего запудрил мне мозги, попользовался мною, а потом кинул, как ненужную игрушку. Ненавижу его, — с ненавистью в голосе ответила Мелисса.

— Вот мерзавец...

— Знаешь, я немного разочаровалась в жизни, — она опустила голову и поджала губы.

— Ты? — не поверила я. — Да брось! Первый раз вижу, чтобы ты расстраивалась из-за какого-то парня...

— Нет, — она улыбнулась, — дело не в этом. Просто я не привыкла, что меня бросают первой, понимаешь?

— Плохо, — нахмурилась я.

— Это повлияло на мою... самооценку.

— Мелисса, не смеши меня! — рассмеялась я. — На твою самооценку ничто не может повлиять! Это просто нереально... Ты же всегда была уверенной в себе! Куда делся прежний настрой?

Она грустно пожала плечами.

— Так, не смей грустить, ясно? — я наиграно пригрозила ей.

— Хорошо, — она выпрямила спину, и ее губы расплылись в улыбке.

— Вот. Так-то лучше!

— Что бы я делала без тебя? — пробормотала Мелисса.

Мы засмеялись.

Мне давно не было так легко, как сейчас. Я улыбалась, смеялась, радовалась от чистого сердца! Не потому, что так надо было, а потому что я очень хотела этого. С возвращением Мелиссы я почувствовала себя по-настоящему счастливой, полноценной. Теперь все было на сто процентов идеально!

— А ты чем занималась в то время, пока меня не было? — Мелисса села в позу лотоса.

— Ммм, да ничего особенного, — я слабо пожала плечами.

— Так уж и ничего? — она недоверчиво сузила глаза и хитро улыбнулась.

— Ну, недавно я ездила отдыхать с семьей Дэниэла на Галапагосские острова. Вроде, ничего интересного больше не произошло... — конечно же, я умолчала о том, что вчера побывала в одном из самых прекрасных мест на земле! И о том, что мои родители пережили кризис в их отношениях.

— На Галапагосах? — пискнула Мелисса. — С семьей Дэниэла?

— Да, — вполне спокойно промолвила я.

— Ничего себе! — на выдохе пробормотала она. — А твои родители не были против, что ты едешь с ними?

— Нет. Мама, наоборот, сама сплавила меня туда, — я криво усмехнулась.

— Ну, и как поездка? — теперь в ее голосе я слышала по-настоящему сильное любопытство.

— Замечательно! — без притворства ответила я. — Море, солнце, пляж... все, как я мечтала.

— И Дэниэл рядом, — с улыбкой добавила подруга.

— Да, — кивнула я, улыбнувшись в ответ.

— Похоже, у вас с Дэниэлом действительно все серьезно!

— Это точно... — пробурчала я, только думая о другой. Если сложить всю ситуацию в общем, то у нас были не просто серьезные отношения... даже не знаю, как можно полностью охарактеризовать наше положение в целом.

— Когда вы думаете о... — Мелисса не договорила.

— О чем? — я изогнула брови.

— О свадьбе? — с энтузиазмом договорила она.

Я подавилась воздухом и стала кашлять. Как у Мелиссы хватило мозгов заикнуться о таком?! Такого вопроса я точно не ожидала...

— Что ты такое говоришь, Мелисса? — кашляла я.

— Что я такого сказала? — удивилась она. — Я думала, что все ведет именно к этому. Разве не так?

— Нет, конечно же, нет!

— Странно, я думала, что ты хотела этого... — кажется, я услышала в ее голосе разочарование. — Вы ведь любите друг друга. Так почему не можете пожениться потом?

— Только не в нашем случае, — сказала я и задумалась.

А ведь действительно — что было бы, если бы мы поженились? Хотя я об этом никогда не задумывалась. Я просто радовалась тому, что Дэниэл рядом, и большего мне не надо для счастья! И какая разница — женаты люди или нет? По-моему, самым важным является то, что они любят друг друга.

— Почему? — голос Мелиссы отвлек меня от размышлений.

— Трудно объяснить... — уклонилась от объяснений я.

Тема про свадьбу заставила меня задуматься. А ведь это все могло... может быть... Просто я не могу представить, как все это будет выглядеть. Я живу сегодняшним днем, не задумываясь о том, что ждет меня завтра. Это, как бы сильно не хотелось, невозможно предугадать, поэтому приходится жить тем, что есть сейчас.

— Ладно, я вижу, что ты не хочешь говорить об этом, так что не буду мучить тебя! — подытожила она, а я удивилась. Честно говоря, раньше ее мало волновало то, о чем я хочу поговорить, а о чем — нет. Она просто говорила обо всем, чем ей хотелось. Кажется, поездка в другой город пошла ей на пользу. И... она действительно повзрослела.

— Ох, слушай, я же совсем забыла! — неожиданно заявила Мелисса. — Завтра вечером будет проходить вечеринка на набережной в честь какого-то там праздника, связанным с городом.

— И-и-и? — протянула я.

— Ты же не сможешь отказать в просьбе своей лучшей подруге? — Мелисса сделала милое лицо и захлопала ресницами. — Ты ведь пойдешь со мной туда, так ведь?

Так вот к чему вела она! Почему я сразу не догадалась? Это же Мелисса! И я должна знать наперед все ее намеки... В этом она ни капли не изменилась!

— Хорошо, — вздохнула я.

Мелисса замерла в одном положении и с удивлением посмотрела на меня.

— Я не ослышалась? — она округлила глаза. — Ты согласилась без криков и споров? Без своей стандартной фразы: «я ни за что не пойду туда!»? Ты меня удивляешь, Мия Эндрю!

— Ничего странного, — фыркнула я, сложив руки на груди.

— Что ж, в любом случае я рада! — она несколько раз хлопнула ладонями.

— Во сколько начнется эта вечеринка? — немного недовольно сказала я. Естественно, я не горела желанием идти туда, но чтобы не расстраивать подругу — я была готова пойти на это.

— В семь часов вечера. Я заеду за тобой половина седьмого. И чтобы ты была готова! — она пригрозила мне указательным пальцем, а потом рассмеялась. — Надеюсь, ты не подведешь меня, так как я собираюсь завтра оторваться по полной! — она развела руки в стороны и опрокинула голову.

— Что ты имеешь в виду? — что-то мне не очень нравилось ее «оторваться по полной»...

— Ничего серьезного, — хихикнула подруга. — Ты по-прежнему воспринимаешь каждую мелочь всерьез!

— Мы не виделись чуть меньше месяца! Я не могла измениться за такой короткий промежуток времени, — я кинулась оправдывать себя.

— Ладно, — Мелисса соскочила с кровати, подошла к зеркалу и поправила волосы. Потом, она взглянула в окно. — Сколько сейчас времени?

— Эмм, — я посмотрела на часы, — одиннадцать.

Так быстро пролетел день? А я думала, что он никогда не закончится... Время, проведенное в обществе Мелиссы, пролетело совсем незаметно!

— Вот черт! — прошипела она. — Я должна быть уже дома!

— Так рано? — мои брови сошлись на переносице. — Насколько я помню, родители никогда не запрещали тебе гулять допоздна...

— О, да я просто обещала предкам быть дома в одиннадцать, — более спокойным голосом объяснила она. — Ладно, я пойду.

Я встала, чтобы проводить ее до дверей.

— Я еще позвоню тебе, хорошо? — сказала она мне, а сама не сводила глаз с экрана телефона.

— Без проблем, — кивнула я. — До завтра.

— Пока, — она оторвала взгляд от телефона и посмотрела на меня с натянутой улыбкой.

Мелисса, помахав рукой, вышла на улицу и поспешила к своей машине. Я подождала, когда она сядет в автомобиль и скроется в ночи, а потом закрыла дверь. Перед тем, как подняться наверх, я пожелала спокойной ночи родителям.

Когда я заходила в свою комнату — меня ждал неожиданный сюрприз. У окна скромно притаился Дэниэл. Его пристальный взгляд был устремлен на улицу. Даже когда я вошла — он не шелохнулся.

Его внезапное появление удивило меня.

— Привет, — я закрыла дверь и подошла к Дэниэлу.

Он повернулся ко мне лицом.

— Здравствуй, — пробормотал он, обняв за талию. — Не думал, что Мелисса вернется так скоро...

— Откуда ты знаешь?

— Видел ее, когда она проезжала мимо парка.

— Что ты там делал?

— Шел к тебе. Я решил не брать машину, чтобы не вызвать подозрения у твоих родителей.

— Ясно, — я уткнулась головой в его твердую грудь.

— Как провела день?

— Отлично. Сначала занялась уборкой в доме, потом таскалась с мамой по магазинам, помогала ей с ужином, — я не стала вдаваться в подробности. — А ты что делал?

— Хм, что может делать вампир днем, — невесело рассмеялся он. — Ничего особенного.

— А если точнее?

— Честно говоря, за сегодняшний день я успел сочинить одно произведение, — его слова повергли меня в шок.

— Произведение? — я застыла в немом изумлении.

— Ну, это конечно не назовешь шедевром, но слушать можно.

— Это же здорово! — обрадовалась я. — Обещай, что когда-нибудь сыграешь мне его?

— В любое время, — прошептал Дэниэл, притянув меня ближе к себе.

Я опрокинула голову, чтобы взглянуть в его глаза, которые в одно мгновение очаровали меня своей невероятной голубизной. Я запустила руку в его шелковистые волосы и нежно поцеловала в губы. Дэниэл нежно провел рукой по моей спине, от чего волна дрожи прошлась по всему телу.

— Погоди, — Дэниэл прервал поцелуй.

— Что? — отстранилась я, сделав глубокий вдох.

— Ты действительно не думала о том, что мы могли бы пожениться?

— Ты... как ты... ты подслушивал? — я потеряла дар речи.

Дэниэл виновато поджал губы.

— Прости, это случилось не специально, — извинился он.

— Не специально... — тихо повторила я.

— Ты злишься? — его голос понизился на пол тона.

— Не знаю, — я действительно не знала, была ли я зла на него. То, что Дэниэл подслушивал мой разговор с подругой, не радовало меня. Тем более что мы обсуждали такую личную тему...

— Так все же, что ты думаешь о свадьбе? — я удивлялась, с каким спокойствием он об этом говорил.

— Ничего, — я пожала плечами и села на кровать.

— Вообще? — удивился Дэниэл.

— А что я должна сказать? — холодно отозвалась я.

Дэниэл подошел ко мне и опустился на колени. Он крепко сжал мои руки в своих холодных ладонях.

— Скажи, ты бы хотела, чтобы мы поженились? — задал он вопрос, а я вздрогнула.

Я молчала и тупо смотрела на него, не зная, что ответить. Я не могла сказать точно, хочу ли я этого, или нет. Это не имеет особого значения для меня! Конечно, свадьба это здорово — торжество, красивое подвенечное платье, медовый месяц...

— Мия? — Дэниэл выжидающее взглянула на меня.

— Я не знаю, Дэниэл, — я слабо покачала головой и опустила ее. — Я никогда не думала об этом, понимаешь? Я очень сильно люблю тебя, и мне хорошо с тобой. Но свадьба... я даже не знаю... Разве с этого что-нибудь измениться? Тем более мне еще нет восемнадцати!

— То есть, ты не хочешь? — взгляд Дэниэла потускнел, хотя он и казался выглядеть обычно.

— Нет. Я не говорила, что не хочу, — я приложила руку к его щеке. — Для меня замужество не имеет особого смысла. Может, это потому, что я еще просто не готова к семейной жизни, и все такое... Может, стоит подождать?

Дэниэл несколько секунд смотрел на меня с непонятным сожалением, а потом закрыл глаза. Он выглядел жутко расстроенным, и я тысячу раз возненавидела за то, что сказала правду.

— А ты? — мой хрипловатый голос разрушил идеальную тишину. — Ты бы хотел, чтобы мы... ну, поженились? — я не могла непоколебимо произнести это слово.

— Да, — кивнул он и поднял на меня свои прозрачно-голубые глаза, от чего я чуть не сошла с ума от наслаждения. — Я и в мечтах не могу представить тот день, когда я бы сделал тебе предложение, и ты ответила мне согласием. Когда я увидел бы тебя в подвенечном платье, такую счастливую! — Дэниэл немного привстал, и получилось так, что наши лица оказались наравне. — И я бы смог назвать тебя своей законной женой!

Внутри меня творилось что-то необъяснимое, от чего вдруг захотелось плакать. Мое тело неистово трясло. Дэниэл с удивлением смотрел на мое исказившееся лицо, но не решался ничего спросить.

— О, Дэниэл! — зарыдала я и кинулась ему на шею.

— Что с тобой? — растерялся он, обнимая меня.

Все, что я хотела на данный момент — продлить эти секунды настолько долго, на сколько это вообще возможно.

— Тише, Мия, не плачь! — Дэниэл гладил меня по голове, будто я была маленьким ребенком. — Ты можешь мне сказать, что случилось? Я чем-то расстроил тебя?

— Нет, Дэниэл! — я хлюпала носом. — Это только я... я во всем виновата...

— В чем? — Дэниэл поместил мое лицо в свои ледяные ладони, от чего мне стало гораздо легче. Но я не могла остановить слезы, которые текли по моим щекам.

Как бы мне хотелось все объяснить ему, но я сама толком не понимала, почему расплакалась без повода. В голове была настоящая каша, которую мне не очень хотелось сейчас расхлебывать.

А что, если бы все было так, о чем мечтает Дэниэл? Что, если бы мы поженились, Дэниэл стал моим законным мужем (только моим)? Мы провели бы свой медовый месяц вдали ото всех, где были бы только мы? Я бы стала вампиром — красивой, сильной, властной, и я не чувствовала бы себя ничтожеством, находясь рядом с Дэниэлом. Моя жизнь стала бы настолько идеальной, что такое могло бы быть только во сне!

И почему я так уверена, что этого никогда не случиться?

Максимум, на что я могла надеяться — так это на то, что Дэниэл пробудет со мной еще несколько лет, пока я буду молодой. А потом он оставит меня, когда я состарюсь. Забудет про свою любовь. И я буду не вправе обвинить его в этом.

Дэниэл продолжал терпеливо ждать, когда я успокоюсь. Преодолев тревожное ощущение в груди, я взяла себя в руки.

— Прости, — дрожа, пробормотала я, вытирая слезы тыльной стороной руки. — Я сорвалась.

— Прошу, скажи мне, почему ты вдруг заплакала? — не унимался Дэниэл, продолжая с тем же удивлением смотреть на меня. — Это я огорчил тебя?

— Нет, что ты! Конечно же, нет. Я сама себя огорчила...

— Чем? Мия, не заставляй меня волноваться!

— Все хорошо, Дэниэл, — я даже смогла натянуть фальшивую улыбку на покрасневшее от слез лицо. — Просто... будь рядом, хорошо?

— Я ничего не понимаю... — нахмурился он.

Я пододвинулась ближе и страстно поцеловала Дэниэла, желая поскорее забыться и растворить в воздухе всю тоску и тревогу, что напали на меня.

Глава седьмая Знакомство

На девяносто девять и девять десятых процента я была уверена, что сплю. Хотя сон был невероятно реалистичным. И он повторялся...

Я находилась на открытой лесной поляне, в центре выжженного круга — на мертвой земле. И я не могла пошевелиться, выйти из круга, — словно я была в ловушке. Все, что мне оставалось — ждать.

И вот, чистое голубое небо вдруг затянулось свинцовыми тучами, где-то вдалеке гремел гром. Я испугалась, что сейчас пойдет сильный ливень, а я абсолютно одна. И Дэниэла нет рядом, чтобы защитить меня ото всех проблем.

Я стала плакать. Мне хотелось закричать во все горло от отчаяния и одиночества, но меня будто лишили голоса; я крутилась вокруг своей оси, пытаясь заметить в деревьях хоть что-нибудь.

Неожиданно сзади я услышала чьи-то приглушенные шаги. Резко обернувшись, я увидела перед собой возвышающегося, огромного белого волка с синими-синими глазами, — и его пронзительный взгляд вновь не вызвал у меня абсолютно никакого страха, будто я доверяла ему.

Почему-то мне тут же захотелось подойди к животному и прикоснуться к его жесткой шерсти. Сказать ему, что все будет хорошо, что мы непременно выберемся отсюда. Смотря в большие синие глаза, я забыла обо всем. Даже о том, что мне было дико страшно. С появлением этого сверхъестественного существа в моей душе поселился покой, я была уверенна, что буду в безопасности, если волк будет рядом.

Я подошла к краю выжженного круга, протянула руку навстречу белому существу. Волк, неуверенно перебирая массивными лапами, подошел чуть ближе ко мне. Он вытянул морду, и кончики моих пальцев затронули его черный нос. Я вздрогнула. Синие глаза были на невероятно близком расстоянии, и теперь они казались мне еще больше. Я стала постепенно тонуть в них.

Волк кивнул, намекая на то, чтобы я погладила его. Я неуверенным движением прошлась рукой по жесткой гладкой шерсти. Существо закрыло глаза и громко выдохнуло. Я слабо улыбнулась.

— Мия? — вкрадчивый голос Дэниэла гулом пронесся в моей голове.

Я распахнула глаза и вернулась в реальность. Дэниэл склонялся надо мной и беспокойно смотрел на мое лицо.

— Привет, — пробормотала я, протирая глаза руками.

— Что тебе снилось? — неожиданно спросил он.

Я замерла.

— Ничего, — почему-то соврала я.

— Ты улыбалась во сне, — спокойно произнес Дэниэл.

— Серьезно? — усмехнулась я, стараясь сделать безразличный вид. — Я, действительно, не помню, что мне снилось… Наверное, ты, раз я улыбалась, — я слабо потрепала Дэниэла по щеке.

Дэниэл приподнял уголки губ, изобразив некое подобие улыбки. Он погладил меня по волосам и поцеловал в лоб.

— Мне пора, — прошептал он, поднимаясь с кровати. — Скоро взойдет солнце.

— Хорошо, — сонно промямлила я, вставая следом.

Дэниэл подошел к окну и остановился.

— Чем займемся сегодня вечером? — спросил он, прикоснувшись к моему лицу.

— Вообще-то, у меня уже есть планы на сегодняшний вечер, — виновато сказала я.

— Какие, если не секрет? — Дэниэл соблазнительно улыбнулся и притянул меня к себе.

— Конечно, не секрет... — фыркнула я. — Мелисса позвала меня на вечеринку, которая будет сегодня вечером. А я не смогла ей отказать. Так что сегодня не получиться. Прости.

— За что ты извиняешься? — удивился Дэниэл. — Конечно, иди! Тебе надо развеяться, а то все свободное ты проводишь только со мной, хотя у тебя есть и другие друзья помимо Мэри. Кстати, она спрашивала про тебя.

— О чем? — нахмурилась я.

— Чем занимаешься, как твои дела, и все такое... — он раздраженно закатил глаза.

— Как будто она не может мне позвонить, или придти, — буркнула я, усмехнувшись. — Передавай ей огромный привет от меня! — я сделала ударный акцент на слове «огромный».

— Хорошо, — тихо засмеялся Дэниэл.

Я медленно зевнула и закрыла глаза.

— Я пойду, — шепот Дэниэла заставил меня встрепенуться.

— Пока, — пробормотала я.

Дэниэл залез на подоконник.

— Я позвоню тебе вечером, — сказал он.

— Хорошо, — вяло кивнула я.

Дэниэл лукаво улыбнулся, кратко поцеловал меня в губы и выпрыгнул в окно. Я выставила голову, смотря, как он аккуратно и приглушенно приземляется на землю, а потом за считанные секунды скрывается за темным переулком.

Я закрыла окно и поплелась к кровати. Пластом упав на подушку, я лениво накрыла себя одеялом и погрузилась в сон.

Когда я проснулась — время было половина двенадцатого. Вставать ужасно не хотелось, но и валяться в постели целый день, ничем не занимаясь, я тоже не смогу.

Преодолев всю неохоту, я заставила взять себя в руки и встала с кровати. Первым, что я сделала — это прямиком направилась в ванную, чтобы принять холодный душ. После этого я немного побыла в своей комнате: заправила кровать, высушила волосы, переоделась.

Закончив приводить себя в порядок, я спустилась вниз, и в гостиной никого не застала, хотя телевизор был включен. На кухне тоже никого не оказалась, что привело меня в заблуждение.

Оказавшись на кухне, я решила за одним перекусить, чтобы утешить жалобное урчание желудка. Я пообедала вчерашней пиццей, после чего поплелась в гостиную.

Как только я села на диван и взяла в руки пульт, хлопнула входная дверь.

— О, милая, ты уже проснулась! — раздался мамин голос за моей спиной.

Я развернулась к ней.

— Привет, — я отложила пульт в сторону, уделив все внимание маме.

Я с удивлением посмотрела на нее. Она была одета в старую грязную одежду, рваные кроссовки, а в волосах застряло несколько зеленых листиков.

— Что ты делаешь? — я облокотилась руками о спинку дивана.

— Решила прибраться в саду, — пояснила она. — Представляешь, там настоящие заросли! Работы не меньше, чем на полдня!

— Хочешь, я помогу тебе? — предложила я.

— Ты просто чудо! — мама подмигнула мне и широко улыбнулась. Вокруг ее глаз и уголков губ собрались аккуратные морщинки. — Только учти — ты сама напросилась, я тебя не заставляла.

— Идет, — рассмеялась я.

— И переоденься, — мама открыла чердак под лестницей и достала оттуда чемоданчик с инструментами по уходу за садом. — Я буду во дворе.

Мы с мамой с душевным ужасом принялись за работу. Я остригала кусты роз, исцарапала все руки, не смотря на то, что была в перчатках. Мама освобождала грядки от сорняков, потом мы вместе садили цветы. Мы окончили свою работу поливкой всего, что успели посадить и сделать.

Ровно в три часа мы освободились. Мне пришлось ждать, когда мама первая примет ванну. В это время я бездумно лежала на диване, а перед глазами стояли картинки зелени и красных роз.

После того, как я второй раз за день приняла душ — мне стало гораздо легче.

В то время как мы с мамой отдыхали в гостиной, раздался телефонный звонок.

Я и мама переглянулись отчаянными взглядами. Никому из нас не хотелось вставать с мягкого дивана.

— Хорошо, я возьму, — с неохотой проговорила я.

Конечно же, звонила Мелисса.

— Привет, — раздался ее звонкий голос.

— Угу, — промычала я.

— А чего так вяло?

— Прости, просто я невероятно устала, — вздохнула я, прижавшись к холодной стене. — Помогала маме в саду.

— Надеюсь, ты не забыла про вечеринку? — с огромным энтузиазмом в голове спросила подруга.

— Конечно не забыла, — сразу ответила я.

Честно говоря, у меня совсем вылетело из головы, что сегодня я собиралась идти на вечеринку с Мелиссой. Я так вымоталась в саду, что могу думать лишь об отдыхе.

— Я заеду за тобой в шесть, хорошо? — ее голос доносился до меня словно из другого конца длинного туннеля.

— Ты же говорила вчера, что полседьмого? — хмыкнула я.

— Какая разница? — воскликнула в трубку она так сильно, что мне пришлось убрать от уха телефон. — Только будь готова!

— Ладно, — я закатила глаза.

— Все. Давай, до встречи! — со скоростью света проговорила она и отключилась.

— Пока... — сказала я, когда пошли короткие гудки.

Медленно повесив трубку, я поплелась в гостиную.

— Я к себе, — обратилась я к маме.

— Хорошо, — безжизненным голосом отозвалась она, смирно расположившись на диване.

Кивнув самой себе, я не спеша поднялась по лестнице. Как только я оказалась в своей комнате — сразу же плюхнулась на кровать лицом вниз. И больше я не шевелилась.

Я пролежала в своей кровати около часа. Когда стрелки часов пробили половина шестого, я решила заняться своими ногтями. На жалкое подобие хорошего маникюра я потратила около двадцати минут. За это время я успела лишь немного подточить ногти и накрасить их.

К сожалению, я не успела полностью подготовиться к приходу подруга. Когда Мелисса постучалась во входную дверь, я только выбирала наряд для сегодняшней вечеринки. Мама опередила меня, открыв двери, и пустила Мелиссу в дом. Подруга сразу поднялась ко мне в комнату.

— Прости, я не успела, — я сделала свой голос жалобным, чтобы выразить сожаление.

Я приготовилась выслушать очередные упреки в мой адрес.

— Ладно, давай я помогу выбрать тебе одежду, — Мелисса, не смотря на меня, прошла к моему шкафу с одеждой и открыла его.

— Погоди, — притормозила я, — ты не сердишься на меня, что я вновь не успела?

— Я все предугадала, поэтому и пришла раньше, — Мелисса кратко посмотрела на меня с улыбкой, а потом вновь принялась за одежду. — Хмм, и давно ты пополнила свой гардероб? — поинтересовалась она.

— Не давно, — ухмыльнулась я, с жалость к самой себе вспоминая тот день, когда перед отъездом на остров Мэри заставила меня целый день таскаться с ней по магазинам.

— У тебя явно появилось чувство стиля... — бормотала она, осматривая вещи. — Это радует! — с улыбкой добавила она.

Я присела на краешек кровати и стала ждать, когда Мелисса закончить копаться в моих вещах.

— Так, — наконец, я услышала ее голос после нескольких минут молчания, — оденешь это с этим? — Мелисса показала многоярусную темную мини-юбку с золотистым рисунком и красный вечерний топ. — Или это и это? — второй вариант мне нравился куда больше. Черные лосины с белой туникой.

— Второе, — ответила я, и Мелисса кинула мне вещи.

— Одевайся, — приказала она.

Через пять минут я была одета. Вещи отлично сидели на мне, хотя я одевала их один единственный раз — в примерочной. На ноги я надела свои белые балетки.

Затем, Мелисса помогала мне сделать вечерний макияж. И у нас это отлично получилось! Посмотрев на свое отражение в зеркале, я просто не узнала себя. Ресницы казались намного длиннее и пышнее из-за туши, форму глаз подчеркивал черный карандаш, на губах блестел розоватый блеск.

Мы были готовы.

Я попрощалась с мамой, и мы вышли из дома. На улице оказалась немного холоднее, чем мне предполагалось. Я заметила, что Мелисса приехала на другой машине. Она ответила, что этот черный Джип — ее отца, а ее машина стоит в гараже, так как случились некоторые неполадки.

Мы направились к набережной. Подруга тихо включила музыку и иногда напевала мелодию себе под нос. Я смотрела в окно и думала о Дэниэле.

Когда мы подъезжали к месту назначения, мне тут же захотелось вернуться обратно. И я сотню тысяч раз пожалела о том, что согласилась идти с Мелиссой на эту вечеринку...

На огромной площади собралось много народу, и что меня удивило — здесь была не только молодежь, но и взрослые люди, от чего я стала чувствовать себя неуютно. На сцене расставлялось нужное оборудование для проведения мероприятия — похоже, что будет выступать какая-то группа. По всей набережной были рассыпаны палатки — кое-какие были предназначены для конкурсов, кое-какие для различный вещей. Еще, что меня раздражало — это громкая музыка, которая настойчиво била по вискам.

А вот Мелисса, в отличие от меня, чувствовала себя среди остальных, как рыба в воде. Она уверенно шла вперед, ведя меня за руку за собой. С ее счастливого лица не сползала довольная улыбка. Она иногда поглядывала на меня, и мне приходилось ей улыбаться, чтобы Мелисса думала, будто мне здесь нравится. А что еще мне оставалось делать? Я не могла позволить себе испортить ей праздник.

Похоже, что мы пришли как раз вовремя. Сцена через считанные минуты была готова, и ведущий начал говорить свою речь. Для начала он поприветствовал всех присутствующих. Оказывается, сегодняшняя вечеринка устраивалась в честь столетия Портлендского маяка. Ну, конечно же! 18 июня 1912 года в Портленде закончили постройку единственного маяка. И сегодня исполняется ровно сто лет с того дня.

Мы стояли ближе к сцене, мне было до такой степени тесно, что я с трудом могла вдыхать свежий воздух. Мелисса забыла о том, что я нахожусь рядом, она внимательно слушала ведущего.

Мужчина средних лет, стоящий на сцене, говорил еще несколько минут. Потом, он объявил название какой-то рок-группы и пожелал нам приятного вечера. Все тут же оживились, включая Мелиссу.

Неизвестная мне музыкальная группа состояла из нескольких молодых парней, которым на вид было не больше двадцати лет. Я их раньше никогда не видела, может, они не местные? Когда эти парни стали петь — все громко зааплодировали. Мелисса прыгала на месте, хлопая ладонями.

Песня оказалась живой и быстрой, поэтому вся молодежь, находившаяся на этом празднике, стала танцевать.

— Ну же, Мия! — Мелисса взяла меня за руки и стала кружить. — Давай танцевать! Ты чего как не живая?

— Да мне не хочется танцевать, — сказала я громко, чтобы она услышала меня.

— Что? — Мелисса приблизилась ближе. — Я ничего не слышу! Что ты сказала?

— Я говорю, что не хочу танцевать! — уже орала я.

Похоже, подруга услышала меня, так как ее лицо стало выражать неодобрение.

— Давай, Мия, потанцуй хоть чуть-чуть! — стала просить она. — Ради меня! Пожалуйста!

— Хорошо, — нормальным голосом проговорила я.

Уж лучше бы я не соглашалась с Мелиссой... Для себя я на все сто процентов поняла, что танцы — это не мое! Когда я пыталась изобразить подобие танцевальный движений, стараясь попасть под живой ритм, то случайно споткнулась и упала на одного парня. Я даже выразить не могу, как мне было неловко!

Как только закончилась песня, Мелисса повела меня к буфету.

— Можно две содовой, и два гамбургера, — сказала она молодой девушке-продавцу. Потом она повернулась ко мне. — Пойдем, найдем столик.

Я молча поплелась за ней. Почти все места были заняты. Мы нашли один столик у воды. Мелисса посадила меня туда, а сама ушла за напитками. Довольно скоро она вернулась с двумя баночками содовой и парой гамбургеров в руках.

Подруга села рядом и стала уплетать гамбургер.

— Слушай, прости, что заставила тебя танцевать, ладно? — Мелисса ела и говорила одновременно, поэтому я плохо понимала, о чем она говорила.

— Да, — невесело усмехнулась я. — Зато посмеялись! — это сейчас я могла так спокойно говорить об этом, не краснея.

— Это точно! — рассмеялась она.

Пока Мелисса жевала свой гамбургер, я тихо попивала содовую и любовалась прекрасным видом на океан. Красновато-оранжевое солнце почти полностью скрылось за горизонтом. На водной глади отразился его яркий диск; зрелище было бесподобным! Я могла бы часами сидеть здесь и любоваться закатом.

— Что ж, — от размышлений меня прервал затянувшийся голос Мелиссы, — чем тогда будем заниматься? Может, просто послушаем группу? — она посмотрела через плечо и с отчаянием вздохнула. — Знаешь, эти парни такие милые!

Я захихикала.

— Ты, как всегда, об этом, — поддразнила я ее, но в моем голосе слышалось странное раздражение.

В ответ Мелисса скорчила мне рожицу.

— Серьезно, пойдем к сцене! — продолжала она. — Я полюбуюсь этими красавчиками вблизи... — она вновь повернула голову, и на этот раз оставила там свой взгляд надолго.

— Прости, но давай без меня, — я виновато сомкнула губы и пожала плечами.

Но подруга никак не отреагировала на мои слова.

— Э-эй! — я стала щелкать пальцами. — Ты слышала, что я сказала?

Она слабо вздрогнула, повернулась ко мне лицом и смущенно улыбнулась.

— Ой, прости, — пробормотала Мелисса, опустив глаза, — я засмотрелась... Так что ты там говорила?

— Я останусь здесь, — на выдохе промолвила я, — а ты иди, развлекайся!

— Что? — удивилась Мелисса. — И оставить тебя одну? И не мечтай!

— А что тут такого? Ты сама видела, что веселиться у меня не очень... получается... — я притихла.

— Ну, вот! — она взмахнула руками, на ее лице застыла огорченная маска. — Я хотела, чтобы МЫ весело провели с тобой время, а в итоге развлекаться буду только я... И получается, я снова испортила тебе вечер...

— Не говори так, — закатила я глаза, — я благодарна тебе, что ты вытащила меня из дома. Здесь, правда, очень здорово! Но... это веселье не для меня. И действительно будет лучше, если я просто посижу здесь.

Мелисса смотрела на меня из-под опущенного лба, она надула губы от обиды и сложила руки на стол.

— Но это будет не справедливо! — не унималась подруга.

— Зато безопаснее, — хихикнула я, и она поняла, что я имею в виду.

Мелисса выдавила фальшивую улыбку, которая не коснулась ее глаз.

— Серьезно, — вздохнула я, — иди! Я буду здесь, обещаю. Никуда не уйду. Если не веришь, может приковать меня к этому столику!

— Нет, — наконец, Мелисса по-настоящему улыбнулась, — я тебе верю.

— Спасибо, — поблагодарила я.

— Ну, я тогда пойду? — Мелисса неуверенно встала со стула.

— Да, конечно, — я небрежно указала в сторону сцены, — иди.

— О! Как же я обожаю тебя! — она подбежала ко мне и чмокнула в щеку. — Будь здесь, хорошо? Я скоро приду!

— Ладно, — крикнула я вслед Мелиссе, которая уже скрылась в толпе людей.

Я вздохнула с облегчением, почувствовав внутри себя приятное спокойствие, — сладкое ощущение одиночества. С улыбкой на усталом лице, я откинулась на спинку стула и закрыла глаза. Постепенно погружаясь в свои мысли, я перестала слышать громоздкие звуки музыкальных инструментов.

Первое, что я почувствовала ; что кто-то трясет меня за плечо. И внезапно слух прорезал писк электрогитары. Я до такой степени испугалась этого звука, что подпрыгнула на месте.

— Ты в порядке? — сбоку от себя я услышала низкий грудной голос парня.

Резко повернув голову, перед собой я увидела высокого юношу лет девятнадцати. У него были черные, как смоль, короткие взъерошенные волосы, которые странно блестели при тусклом освещении, четко-очерченные черты лица, широкие скулы; у парня была смуглая кожа, и что более странно — синие-синие глаза. Это ненароком вызвало воспоминания моих снов, снившиеся мне в последнее время, в которых каждый раз появлялся белый волк с точно таким же цветом глаз. Телосложение юноши достаточно крепкое; на парне была черная футболка с коротким рукавом, поэтому я видела, какие у него огромные мышцы. В первую очередь это нагнало на меня чувство страха.

— А? — я с открытым ртом опрокинула голову, чтобы посмотреть ему в лицо.

Глаза парня обеспокоенно блуждали по моему лицу.

— С тобой все хорошо? — снова раздался его низкий голос.

— Да, — я заторможено кивнула. — А что?

— Просто видок у тебя... уставший, — когда он улыбнулся, на его щеках появились ямочки. — Будто ты не спала несколько ночей!

— Не парься, со сном у меня порядок, — усмехнулась я и удивилась, как было легко в душе.

Обычно, когда я с кем-то разговариваю, то веду себя скромно и скованно. Лишь с очень близкими мне людьми мне удавалось быть веселой и спокойной. Сейчас я чувствовала то же самое — спокойствие и легкость, будто была знакома с этим парнем сто лет!

— Все-таки ты выглядишь странновато, — похоже, парень не собирался уходить. — Ты не возражаешь, если я присяду? — он кивнул в сторону стула.

— Как хочешь, — я постаралась показать все свое безразличие, но почему-то мой голос все равно подрагивал.

— Меня зовут Эрик, — парень протянул свою большую руку, — Эрик Лоуренс.

— Мия Эндрю, — я неуверенно пожала ее. Рука парня была необычайно теплой и мягкой, даже для человека.

— Ты одна здесь? — будничным тоном поинтересовался он.

— Ммм, нет, — я вяло помотала головой, — с подругой.

— И где же она?

— Наверное, танцует, — безразлично пожав плечами, ответила я.

— А ты почему сидишь?

— К сожалению, танцы и прочая ерунда — не для меня...

Тут, парень... Эрик громко захохотал — так, что даже затрясся столик. Смех у него был низкий, уж очень мужественный, что не естественно для парня такого возраста.

— Сколько тебе лет? — задала я нескромный вопрос.

Я тут же замолчала и слегка покраснела. Хорошо, что уже стемнело, и парень не видел моего смущения.

— Вообще-то, невежливо задавать такие вопросы, — издал еще один смешок Эрик и обнажил ровные белоснежные зубы, которые светились в темноте.

— Извини, — пробормотала я, опустив голову.

— Недавно мне исполнилось девятнадцать, — спокойно продолжил парень.

Я осторожно подняла голову и встретилась с его взглядом. Все же эти синие глаза наводили на меня чувство дежа вю. Я была готова провалиться сквозь землю, лишь бы не чувствовать себя натуральной идиоткой...

— О... Ты выглядишь гораздо... старше своих лет, — выпалила я и снова замолчала. — Прости...

— Ничего, — Эрик беззаботно пожал плечами, — мне часто такое говорят!

Я улыбнулась. Хоть я и знакома с этим парнем буквально несколько минут, — мне казалось, что он по жизни улыбчивый и общительный человек. Полная противоположность моему характеру.

— Раз уж разговор зашел о возрасте, сколько тебе лет? — поинтересовался он.

— Вообще-то, невежливо задавать такие вопросы, — с иронией в голосе повторила я его ранее сказанные слова.

Эрик вновь рассмеялся.

— Один — ноль в твою пользу, — успокоился он. — Так сколько, если это не военная тайна?

— Пфф... военная тайна... — фыркнула я. — Семнадцать. В конце августа исполнится восемнадцать.

— Ты выглядишь гораздо старше своих лет, — с кривой улыбкой на лице подначил меня Эрик.

Похоже, он не любит оставаться в долгу.

— Хорошо, один — один, — ухмыльнулась я.

— Так-то лучше! — самодовольно произнес Эрик.

На протяжении долгой минуты мы смотрели друг на друга и просто улыбались. Наверно, со стороны это выглядело довольно странно... И поняла я это только потом, когда резко отвела взгляд в сторону, и мои щеки вспыхнули, залившись розовым румянцем.

Я испугалась, что сейчас придет Мелисса — нагрянет, как гром среди ясного неба, — и тогда мне точно не отделаться от нее. Затем начнутся бесконечные подколы и шутки с намеком в мой адрес...

— Слушай, Эрик, — парень тут же отозвался, стоило мне произнести его имя. В его синих глазах промелькнула какая-то... надежда... — мне надо идти, — я натянула на лицо милую улыбку.

И искры, засиявшие в глазах парня, тут же погасли, что вызвало во мне ощущение разочарования. Я почувствовала укол вины, хотя не понимала, в чем была виновата.

— О... Эмм... Ладно, — растерялся Эрик, и мы в раз встали со стула.

По правде говоря, я не хотела уходить. Общение с ним далось мне легко, будто мы давние друзья. Но если нас увидит Мелисса — все будет намного хуже. Так что выбора нет. Все равно мне придется уйти.

— Может, я провожу тебя? — предложил Эрик, подойдя ко мне. Я с удивлением заметила, что парень выше меня на полторы головы! Так что, чтобы посмотреть ему в лицо мне пришлось поднять голову.

— Думаю, не стоит, — мягко отказалась я, — но спасибо за предложение!

Эрик кивнул сам себе и улыбнулся.

— Мне было приятно познакомиться с тобой, Мия, — он вновь вытянул руку.

— И мне, Эрик, — в ответ улыбнулась я и пожала ему руку.

Ну и хватка же у этого парня!

— До скорой встречи? — сказал он так, будто спросил.

— Надеюсь, — вымолвила я, направляясь к веселящейся толпе людей.

Уходя, я обернулась. Эрик по-прежнему стоял у столика. Увидев, что я мельком смотрю на него, он помахал своей большой рукой и грустно улыбнулся напоследок. Вскоре я исчезла в бесчисленной шумной толпе.

Я искала Мелиссу очень долго. Сначала обошла все шатры и палатки, у буфета ее тоже не было. Моей последней надеждой было найти ее у сцены, куда она так рвалась, чтобы «поглазеть» на красавчиков из рок-группы. Но даже там я ее не нашла...

Отчаявшись, я нашла то место, где припаркована машина отца Мелисса — огромный черный Джип — и направилась туда.

Но и у автомобиля ее не оказалось!

Не зная, что делать, я стала ждать ее у Джипа.

Прошло пять минут... десять... двадцать... Я все ждала и ждала. За это время я успела несколько раз перекрутить в голове знакомство с Эриком, еще раз сравнила его синие глаза с цветом глаз белого волка из моих снов. И все же, было что-то схожее между ними, помимо цвета глаз... Знаю, несу полнейший бред...

Когда я потеряла всякую надежду на то, что дождусь Мелиссу, и собиралась уходить — она появилась тут как тут!

— Где ты ходишь, Мия? — возмущенно кричала подруга.

— Хочу спросить тебя о том же... — буркнула я. — Я везде тебя искала! Где ты пропадала?

— Кое с кем была, — уже спокойнее сказала Мелисса, даже чуть улыбнулась. — Ладно, поехали домой.

— А сколько сейчас время? — я вспомнила, что оставила свой сотовый в черном Джипе.

— Где-то около двенадцати, — объяснила она, садясь за руль.

— Так много? — взвизгнула я и поплелась к пассажирскому месту.

Я запрыгнула в автомобиль, и мы тронулись с места.

— Мама, наверное, волнуется, — бормотала я, глядя на экран телефона. Два пропущенных от нее.

— Не беспокойся, — ободряюще сказала подруга.

— Так с кем ты общалась, пока меня не было? — я сжала в руках телефон и посмотрела на нее.

— С Джонатаном, — расцвела Мелисса.

Да, конечно, это имя мне многое объясняет...

Я вопросительно взглянула на нее.

— С парнем из рок-группы, которая выступала сегодня, — объяснила она, находясь эмоциональном возбуждении. Мелисса посмотрелась в зеркало и улыбнулась своему отражению.

— Так смутный образ ясен. А сколько ему лет? Откуда он? У него есть кто-нибудь? А ты ему понравилась? — задавая эти вопросы, я почувствовала себя Мелиссой — мне было безумно интересно узнать обо всем.

Похоже, что ей нравился мой настрой, и это только накалило обстановку.

— О, это самый классный парень из всех, кого-либо я встречала! — воскликнула подруга.

Почему-то я не удивлена ее словами. Сколько раз я слышала, когда она так говорила? Наверно, раз сто!

— Знаю, я много раз такое говорила, — Мелисса будто прочитала мои мысли, — но я чувствую, что этот парень мне по-настоящему понравился! Такое парящее чувство в груди... Это невозможно передать словами, Мия! Я просто счастлива!

Теперь не имело значение, что очередное увлечение подруги не на долгое количество времени. Самым главным было то, что она действительно счастлива. Я это видела в ее глазах и была безумно рада за свою подругу.

— Ему девятнадцать лет. Девушки нет. Он со своими друзьями — остальными членами группы — живет в Портленде, — дальше стала пояснять Мелисса. — И почему я раньше не встретила его? — к самой себе обратилась она. — Он такой милый, веселый, общительный!

— Вы уже договорились о встрече? — воодушевленно поинтересовалась я.

— Да, — довольно кивнула Мелисса. — Он пригласил меня на свое выступление, которое будет устраиваться через четыре дня в ночном клубе. Джонатан взял мой номер телефона, обещал позвонить.

— Ну вот! А ты переживала, что больше не найдешь себе достойного парня!

— Очень хочу надеяться, что Джонатан не окажется таким же идиотом, что и Алекс... — она произнесла это не со злостью, а с огромной надеждой в голосе.

Мелисса и дальше продолжала болтать о своем новом предмете воздыхания, и я, честно, старалась внимательно слушать ее, но перед глазами стоял образ парня, с которым я сегодня познакомилась по глупым обстоятельствам. И как бы я ни старалась выбросить все мысли о нем из головы — ничего не получалось.

Вскоре Мелисса остановила машину у моего дома.

— Мы увидимся завтра? — спросила она, не заглушая машину.

— Конечно, — устало кивнула я.

— Я позвоню тебе завтра, — она улыбнулась. — Придумаем себе какое-нибудь занятие, идет?

— Буду ждать, — я открыла дверцу и вышла из автомобиля. — Спокойной ночи.

— Пока, Мия, — она помахала мне рукой, и машина резко тронулась с места.

Свет в доме был выключен. Значит, мама с папой уже спят. Ну, так даже лучше!

Зайдя в дом, я тихо закрыла за собой входные двери и на носочках направилась к лестнице. Поднявшись по ступенькам, я прошла к своей комнате.

Я не стала включать в комнате свет — сразу прошла к кровати и легла.

Интересно, стоит ли мне ждать Дэниэла? Или он не придет сегодня?

— Ты задержалась, — раздался тихий и до боли знакомый голос из темноты.

Я подскочила на кровати от страха, мое сердце бешено заколотилось в груди. Из темного угла комнаты медленно выплыла отчетливая фигура.

— Дэниэл, — выдохнула я, — ты напугал меня...

— Прости, — в следующее мгновенье он оказался рядом, его лицо находилось в нескольких сантиметрах от моего. — Как повеселилась?

— Не имеет значения, — я прижалась к Дэниэлу и закрыла глаза.

— Мне очень интересно знать, как ты провела вечер! — искренне проговорил он.

Я заглянула в его прозрачно-голубые глаза — безмятежные, спокойные и невероятно притягательные.

— Давай поговорим об этом завтра, — прошептала я, потянувшись к нему. — Я устала.

— Хорошо, — не стал спорить Дэниэл и позволил мне поцеловать его.

Глава восьмая Неожиданная встреча

Я быстро уснула в холодных объятиях Дэниэла. Он что-то напевал и убаюкивал меня, словно маленького ребенка, а я медленно погружалась в сон.

Интересно, а вампиры могут спать? Я ни разу не видела, чтобы Дэниэл спал, — он всегда был наготове, бодр и полон сил. Хотя, если признаться, мне хотелось бы посмотреть на этого спящего ангела...

Я проснулась от солнечных лучей, которые светили мне прямо в лицо.

От такого расклада событий было не трудно догадаться, что Дэниэл ушел до рассвета.

Я попыталась вновь уснуть; и если бы не настойчивые лучи — у меня бы непременно получилось. Поэтому мне оставалось валяться в постели и придумывать себе занятия на сегодняшний день.

Еще только половина девятого утра! Вот чем мне заниматься целый день?!

Может, сходить в гости к Дэниэлу, заодно ; повидать Мэри. Я чувствовала угрызение совести за то, что давно не виделась с подругой.

Да, именно так я и сделаю! Только ради приличия придется подождать немного времени.

Когда я спускалась в гостиную, то на диване увидела расслабившегося папу.

— Пап? — позвала я его.

— О, дочка, с добрым утром, — пробормотал он, с неохотой отводя взгляд от экрана телевизора.

— Разве ты не должен быть сейчас на работе? — удивленно спросила я.

Папа посмотрел на меня так, будто я сморозила какую-то глупость.

— Сегодня суббота, Мия, — спокойно пояснил он. — Выходной день.

— А-а-а, — протянула я и хихикнула.

Кажется, я окончательно потеряла счет времени...

— А где мама? — я присела рядом с отцом.

— До сих пор спит, — он вновь приковал свой взгляд к телику. — За вчерашний день она очень устала... Кстати, — покосился на меня он, — во сколько ты вернулась домой? Дженнифер жутко извелась, волнуясь за тебя.

— Мы с Мелиссой немного задержались на вечеринке, — виноватым голосом ответила я.

— Понятно. Эмм, детка, ты не могла бы принести мне пиво? Оно в холодильнике на нижней полке.

— Хорошо, — кивнула я и встала с дивана.

Я зашла на кухню, достала пиво, как и просил папа, и поплелась обратно в гостиную.

— Вот, держи, — я протянула ему баночку любимого папиного светлого пива.

— Спасибо, милая! — папа буквально выхватил его у меня из рук и с жадностью сделал несколько глотков.

— Чем думаешь заняться сегодня? — я пыталась завязать разговор, хотя не была уверена, что папу надолго хватит. Зная его характер «от» и «до», я могу уверенно заявить, что он не расположен к разговорчивости и откровенности. Во мне сказались его гены!

— Да ничем, — он лениво пожал плечами и с настороженностью взглянул на меня. — А ты?

— Честно говоря, я без понятия...

— Хорошо, — похоже, что папа не слышал моих слов, так как его глаза пожирали экран телевизора.

Вот и поговорили...

Я не стала надоедать отцу своей ненужной болтовней и направилась на кухню, чтобы позавтракать. В холодильнике я не нашла ничего, чтобы могло разыграть во мне дикий аппетит, поэтому я решила приготовить себе обычную яичницу с беконом и сыром. Я ела прямо со сковороды, навернув все — до последней крошки. Затем я попила холодный чай, помыла за собой посуду и пошла в свою комнату.

Стрелки часов показывали только половина десятого утра... А я собиралась ехать к Дэниэлу хотя бы где-то в час. И что же мне делать до этого времени?

Решение проблем пришло само собой, правда, только через полчаса, когда проснулась мама. Она попросила составить ей компанию в поездке до торгового центра. От нечего делать — я охотно согласилась.

Я не спрашивала, зачем маме вновь понадобилась куча продуктов. Зато она завалила меня вопросами и о том, как прошла вчерашняя вечеринка. Мой рассказ звучал уныло и скучно, но ей не привыкать к моей манере разговоров на подобные темы, — она знала, что все тусовки для меня одинаковы и не вызывают никакого интереса.

Я думала, что мама будет злиться, что я вернулась поздно, но она даже не заикнулась об этом. Конечно же, я тоже не стала напоминать ей.

Я удивилась, когда после торгового центра мы поехали в строительный магазин. Оказывается, они с папой планируют сделать грандиозный — как она сказала — ремонт в их спальне! Спустя многие годы они решились на это... Аллилуйя!

Родители планировали начать ремонт с завтрашнего дня, и я вызвалась помогать им, — все равно большую часть солнечного дня мне нечем заняться, а так хоть потрачу время с пользой!

Все сложилось даже лучше, чем я предполагала. Мы с мамой вернулись домой позже того времени, на которое я надеялась. Но это ничего не испортило! Как только папа выгрузил сумки с задних сидений машины, я сказала маме, что хочу проведать Мэри, и взяла папин автомобиль.

Я чувствовала себя немного не привычно за рулем. Похоже, что я окончательно отвыкла от этого неопределенного состояния — ты никогда не знаешь, что может ждать тебя на дороге; надо быть всегда на стороже! Но еще вождение машины — это способ расслабиться и насладиться ездой.

Не превышая скорости, я вскоре подъехала к дому Дэниэла. Такое чувство, будто я не была здесь целую вечность!

Поставив машину на сигнализацию, я направилась к входным дверям. Я неуверенно надавила на звонок и стала ждать, когда мне откроют. Не прошло и пяти секунд, как входная дверь распахнулась, а за ней скромно притаился Дэниэл — он старался держаться как можно дальше от солнечного света.

— Мия? — судя по его выражению лица, он был сильно шокирован.

— Привет, — промямлила я, выдавив улыбку.

Почему-то я жутко нервничала, поэтому стала щелкать костяшками пальцев рук.

— Проходи, — Дэниэл шире раскрыл входную дверь.

Я зашла внутрь дома и еще раз с нескрываемым восторгом осмотрела огромную гостиную. И только сейчас я задалась вопросом: как Дэниэл и Мэри живут в доме, где так много окон? В моей голове было лишь одно объяснение — наверно, здесь были вставлены особые окна (что и в доме на острове, в котором мы поселились), которые не пропускают солнечный свет, что тем самым уберегает их от опасности.

— Я не ожидал, что ты придешь! — искренне изумился Дэниэл.

— Сюрприз, — слабо воскликнула я.

Дэниэл улыбнулся и обнял меня за талию.

— Но я безумно рад тебя видеть, — его шепот вызвал во мне волну дрожи, прошедшую по всему телу, оставляя за собой напряженное состояние. — А я уже начал думать о том, что сегодня мы, возможно, снова не смогли бы увидеться...

— Почему? — сглотнула я, не сводя глаз с безупречного лица моего вампира.

— Днем солнечно, а вечером ты, наверное, снова собиралась пойти куда-нибудь с Мелиссой.

— Что ж, как видишь, я пришла! — настойчиво проговорила я, собираясь поцеловать Дэниэла.

И почти мне удалось сделать это, так я услышала приближающийся стук каблуков. Мы с Дэниэлом замерли в одном положении.

— О, какой сюрприз! — в звонком голоске Мэри слышалось одновременно негодование и радость. — Мия!

— Здравствуй, Мэри, — я изобразила милое лицо и улыбнулась.

— Неужели решила навестить нас? — явно она была обижена на меня. Мне не нужно было быть экстрасенсом, чтобы понять это. Все ее эмоции и чувства были видны, как на ладони, на ее бледном лице.

— Слушай, прости, что мы так долго не виделись, — искренне попросила я прощения. — Я виновата перед тобой, и готова понести любое наказание! — выпалила и тут же пожалела об этом.

Мэри недоверчиво сузила глаза, обошла мягкий диван и остановилась напротив нас. Дэниэл неподвижно стоял рядом, сжимая одной рукой мою талию. Вдруг, выражение ее лица резко изменилось.

— Ладно, я тебя прощаю! — снисходительно промолвила Мэри. — Но только с одним условием.

Я приготовилась принять самое худшее для меня наказание ; вновь бессмысленно таскаться по магазинам в компании Мэри.

— Проси, что угодно, — теперь мой голос не звучал так уверено, как вначале.

Я крепче прижалась к Дэниэлу.

Мэри молчала некоторое время, словно растягивая мои муки от неизвестности.

— Я буду тебе очень признательна, если ты окажешь мне кое-какую услугу, — наконец, произнесла она.

— Какую? — судорожно выдохнула я. По крайней мере ее голос звучит весьма дружелюбно и спокойно.

Тут, Мэри неожиданно рассмеялась.

— Ты бы видела сейчас свое лицо, Мия! — ее звонкий смех пронесся по всей гостиной.

Мы с Дэниэлом беспокойно переглянулись, а потом уставились на Мэри.

— Ладно-ладно, не буду больше терзать тебя, — улыбалась она. — Ты просто сходишь в библиотеку и возьмешь там некоторые книги. Сейчас я принесу тебе список!

— Погоди-ка, — притормозила я ее, — сходить в библиотеку? Ты серьезно?

— Да, — вполне обыденным тоном ответила Мэри.

— И не будет никаких походов по магазинам, и ничего подобного? — не верила я.

— Нет.

— Странно... — до сих пор не понимала я.

— Что именно? — усмехнулась Мэри.

— Обычно тебе нравится устраивать мне подобные «сюрпризы»...

— Считай, тебе повезло, — с наигранным самодовольством сказала она. Ее шутка никак не задела меня. Мэри закатила глаза. — Похоже, до тебя долго доходит... Забей, ладно?

Я услышала, как Дэниэл тихо захихикал рядом.

— Так ты сходишь в библиотеку? — серьезным голосом обратилась ко мне она.

— Почему ты сама не можешь этого сделать? — вопросом на вопрос ответила я.

— Зачем? У меня же есть ты! — Мэри вновь засмеялась, но почти тут же замолкла, увидев, что выражение моего лица никак не изменилось. — Неудачная шутка. В общем, мне срочно нужны одни книги. Я бы сама сходила в библиотеку, да только она закрывается в семь часов вечера, а солнце садиться половина девятого. Так что вся надежда на тебя! Ну, так ты поможешь мне?

— Ладно, — вздохнула я, — что за книги?

Мэри мгновенно исчезла — будто растворилась в воздухе, и через считанные секунды появилась со сложенным пополам листочком. Она протянула мне его.

— Ого... — я расширила глаза от удивления. — Постой, когда ты увлеклась мифологией?

— Если получиться, то принеси мне эти книги сегодня, — она сделала вид, будто не слышала моего вопроса. — Я на тебя надеюсь!

— Тогда, я прямо сейчас поеду в библиотеку? — я обратила взгляд на Дэниэла.

— Я провожу тебя до дверей, — спокойно кивнул он.

Я еще раз осмотрела список книг, которые мне нужно будет достать для меня, и удивилась.

— Ты знаешь, зачем ей это все понадобилось? — шепотом спросила я, будто боясь, что Мэри услышит нас. Хотя я прекрасно знала, что она и так все слышит...

— Я не знаю, что могло взбрести в голову моей сумасшедшей сестры, — Дэниэл безразлично пожал плечами. — Как будто ты не знаешь, что странности в ее стиле.

— Это точно... — буркнула я. — Тогда, я скоро вернусь?

— Буду ждать с нетерпением, — наконец, я дождалась того момента, когда Дэниэл поцелует меня.

Только стоило мне войти во вкус, как Дэниэл отстранился и как всегда улыбнулся.

Честно признаться, я плохо помнила, где находилась городская библиотека, — с учетом того, что я очень долгое время не появлялась там. Мне пришлось даже спросить у прохожих дорогу (стыд и позор мне)...

Оставив машину на парковке, я с удивлением оглядела огромное здание библиотеки. Раньше оно мне не казалось большим.

Я еще раз просмотрела список книг, сжала листочек в руках и направилась к зданию.

Я вошла внутрь, в библиотеке стояла нерушимая тишина, что привычно для подобных помещений.

— Здравствуйте, — поприветствовала меня пожилая женщина, сидящая на вахте.

— Здравствуйте, — я немного испугалась от неожиданности и улыбнулась.

— Вам нужно что-нибудь подсказать? — вежливым голосом предложила она.

Я судорожно посмотрела вперед. Узкий темный коридор со множеством дверей по сторонам, и лишь в самом центре стояли огромные деревянные двери.

— Где у вас можно взять книги? — почти что шепотом спросила я.

— Сейчас пройдите прямо, — она немного высунула голову, указав пальцем вперед, — и войдете в самую последнюю дверь по правой стороне.

— Большое спасибо! — я кивнула и неуверенно поплелась вперед.

Я зашла туда, куда сказала мне вахтерша, и попала в большое помещение со множеством рядов книг и высоченными потолками. У дверей сидела женщина средних лет. Она выглядела как стандартная библиотекарша — темные волосы убраны в култышку, на глазах миниатюрные очки, спавшие на самый кончик носа, и на ней была ничем не примечательная одежда мрачных тонов.

Как только я зашла в зал, женщина странно покосилась на меня.

— Добрый день, — высоким голоском сказала она.

— Добрый день, — тихо повторила я.

Я еще некоторое время стояла на месте, осматриваясь, а потом принялась за поиски литературы, которую мне надо найти для Мэри.

Я просмотрела список из шести книг. Вроде, их немного, но названия довольно странные. «Сверхъестественный мир», «Вампиры», «Оборотни», «Вампиры и Оборотни», «Вечное противостояние добра и зла», «Бессмертные существа»... И зачем ей все это вдруг понадобилось? Особенно, про вампиров — будто она сама ничего не знает.

Итак, я приступила к поиску. Около десяти минут я искала книжный отдел мифологии — этой теме было уделено семь шкафов высотой около трех метров! И среди них мне предстояло искать именно те книги, которые наказала Мэри...

Не знаю, сколько прошло времени — лично мне казалось, что уже целая вечность — но я так ничего и не нашла. Ни одной книги!

Когда я уже отчаялась и собиралась возвращаться с пустыми руками, я увидела знакомое лицо: черные взъерошенные волосы, смуглая кожа, синие глаза — парень прямо смотрел на меня, и его губы тут же растянулись в лучезарной улыбке.

Парень стоял у стойки рядом с библиотекаршей.

— Мия! — крикнул он, и женщина строго покосилась на парня.

Я удивилась.

Пока я думала, парень подбежал ко мне и остановился рядом.

— Рад тебя снова видеть! — его громкий низкий голос эхом проносился по большому залу.

— Эрик? — я не поверила своим глазам.

— Да, — рассмеялся он. — Ты запомнила меня?

— Ну, конечно! — я невольно улыбнулась, что удивило меня. — Что ты здесь делаешь?

— Хочу задать тебе тот же вопрос! — похоже, парень был рад видеть меня, так как с его лица не сползала белоснежная улыбка.

— Ох, надо найти кое-какие книги, — легко проговорила я, небрежно махнув рукой. Я не могла дать объяснения своему поведению. Даже с Дэниэлом я не веду себя так... просто, легко... — А тебе что понадобилось в библиотеке? Ты, вроде как, не похож на любителя почитать, — я прошлась взглядом по крупному телосложению.

— Ну, тогда спасибо за «вроде как».

— Вроде как не за что, — я улыбнулась.

Эрик смотрел на мое лицо, которое, казалось, покраснело. Я отвела взгляд в сторону.

— Так ты нашла, что хотела? — спросил Эрик.

— Ммм, нет, — вздохнула я. — Я... давно не была в библиотеке, поэтому теперь с трудом могу ориентироваться здесь...

— Нужна помощь? — бодрствовал парень.

— Ты что же, в этом деле профессионал? — я изогнула бровь.

— Нет, — ухмыльнулся Эрик. — Так тебе помочь?

— Да, думаю, что да, — закивала я, переступая с пяток на носочки.

— Хорошо, — он издал громкий вздох, — какие книги тебе нужно найти?

— Вот, — я достала листочек из заднего кармана джин и протянула его Эрику, — эти.

Улыбающееся лицо парня на мгновенье стало пустым, а потом он снова улыбнулся.

— Увлекаешься мифологией? — с недоверием поинтересовался он.

— Оу, эти книги не для меня, — тут же стала отнекиваться я, — это для моей... подруги.

— Значит твоя подруга помешана на всяких вампирах... оборотнях... — он до сих пор пялился на листочек и усмехался. — Что ж, ладно, пойдем, — его большая теплая рука коснулась моей спины и подтолкнула меня вперед, — нам туда!

От этого прикосновения мне стало немного не по себе, но я решила промолчать.

И вот мы снова подошли к шкафам с книгами, у которых я крутилась около часа, но так ничего и не смогла найти.

Эрик уверенным взглядом осмотрел полки и стал доставать одну книгой за другой, изредка поглядывая на листочек. Я удивлялась тому, какими огромными были книгами! Килограмм пять каждая — не меньше, и около тысячи страниц. Наверно, Мэри точно решила посмеяться надо мной, посмотрев на то, как я буду тащить все это до их дома... Хорошо, что я на машине.

Пока Эрик искал остальные книги, я перелистывали те, которые уже нашлись. Очень тонкие страницы, иногда попадались слова на непонятном языке — похоже, что на латыни. Еще встречались ужасающие рисунки.

Я настолько увлеклась чтением одной из книг, что не заметила перед собой огромную стопку из шести толстенных книг. Я с открытым ртом смотрела на этот ужас и не представляла себе, как все это я потащу до машины.

— Вот, я все нашел, — веселым голосом сказал Эрик, отряхивая руки.

— Ого... — пробормотала я.

— Ты сможешь все это утащить? — с некоторой насмешкой спросил парень.

— Честно сказать, я неуверенна в этом...

— Тогда, давай я тебе помогу?

— Я буду тебе очень признательна! — я вздохнула с облегчением.

— Хорошо, пойдем, — Эрик с легкостью взял стопку книг в руки и без особого напряжения потащил в сторону выхода.

Я как тень шла за ним, и моему шоку не было предела — как ему не тяжело нести это? Но стоило мне еще раз взглянуть на его огромные мускулы — все вопросы тут же отпали.

Когда Эрик дотащил книги до стойки, библиотекарша, расширив глаза, посмотрела сначала на книги, а потом на нас.

— Вы будете брать все это? — ее высокий голос повысился на пол тона.

— Да, — резковато ответила я.

— Хорошо, — через несколько секунд женщина отвела взгляд и стала что-то записывать. — Вы были здесь ранее?

— Очень давно, — ответила я.

— Тогда вам нужно будет зарегистрироваться.

На это ушло десять минут, потом, Эрик вновь взял эти громоздкие книги в руки, и мы вышли из большого зала. Мы прошли мимо вахты, и пожилая женщина тоже посмотрела на нас с удивлением. Она вежливо попрощалась с нами, и мы оказались на улице.

— Где твоя машина? — задал вопрос Эрик, когда мы спускались по лесенкам.

— На парковке, — ответила я, заворачивая налево.

Мы подошли к машине моего отца.

— Кидай их туда, — я открыла дверцу заднего сидения.

Эрик кивнул и аккуратно положил книги.

— Спасибо за помощь! — искренне поблагодарила я.

— Да пустяки, — Эрик одарил меня светлой улыбкой.

На стоянке возникла тишина. Мы с Эриком переглядывались, и я все время отводила взгляд в сторону, смущая от пристального взора парня.

— А ты на машине? — спросила я, оглядев парковку.

— Нет, — медленно ответил он.

— О, так давай я тебя подвезу! — над моей головой мигнула лампочка.

— Что ты... не стоит, — Эрик замотал головой.

— Да брось. Ты помог мне, теперь я хочу помочь тебе. Услуга за услугу.

Эрик с сомнением смотрел на меня. Судя по всему, ему было неловко. Но я хотела помочь ему. Не люблю оставаться в долгу...

— Так ты согласен? — я открыла дверцу с водительской стороны.

— Ладно, — нехотя согласился парень.

— Отлично! — я улыбнулась. — Садись.

Я села за руль, Эрик через несколько секунд сел рядом, и мы двинулись с места.

— Ты не возражаешь, если я включу музыку? — спросил он.

— Как хочешь, — я слабо пожала плечами, не сводя глаз с дороги.

Салон автомобиля заполнила тихая музыка — это был рок.

— Это твоя машина? — поинтересовался Эрик, оглядывая машину изнутри.

— Нет, моего отца, — сказала я.

— А у тебя есть?

— Была, — я невесело ухмыльнулась. Он вопросительно уставился на меня. — Недавно я попала в... аварию, и вместо машины осталась только огромная куча железа... Вот такая грустная история.

— Мне жаль твою машину, — Эрик улыбнулся.

Я усмехнулась.

— Сейчас заверни налево, — начал объяснять он, — затем проедешь два квартала прямо и свернешь на улицу Уолтер-стрит.

Я кивнула и сделала так, как говорил Эрик.

Следуя указаниям своего попутчика, мы подъехали к дому у маяка.

— Ты живешь здесь? — удивилась я.

— Да, — вяло кивнул он.

Я остановила машину, не заглушая двигателя.

Эрик вышел из машины и наклонился.

— Может, зайдешь? — он широко улыбнулся.

— Извини, но я не смогу, — в вежливой форме отказала я.

Похоже, мой ответ огорчил парня. Но он постарался не подать этому вид.

— Тогда как-нибудь потом? — с досадой в голосе спросил он.

— Обязательно, — спокойной отозвалась я. Не понимаю, как мне удалось солгать человеку прямо в глаза? Конечно, я прекрасно понимала для себя, что этого никогда не случиться.

— Пока, — пробормотал он, захлопнув дверцу.

Я надавила на педаль и подалась вперед.

Когда я ехала к Дэниэлу, то очень громко врубила музыку, стараясь заглушить свои мысли. А я думала об Эрике. Судя по всему, я понравилась ему. А я не могу даже подумать о том же в его адрес. Я просто не должна так думать. И мне дико жаль, что придется огорчить его. И сделать это надо будет раньше, прежде чем его симпатия не возрастет. Я не хочу давать ему мнимую надежду, а потом все резко испортить. Тогда я точно возненавижу себя! Эрик очень хороший парень, и я не прощу себе, если сделаю ему больно.

Странно, что я так думала о нем — будто он был мне кем-то близким. Конечно, это было не так. Но я считала его очень хорошим человеком, хотя мы знакомы всего лишь второй день.

Мне пришлось ехать через весь город. На это ушло чуть больше получаса.

Остановив машину у дома Дэниэла, я вздохнула с тяжестью в душе — мне придется не раз бегать до машины и обратно, чтобы перетащить все книги. Почему сейчас не пасмурно?!

Сначала я попробовала взять все книги разом, и мне удалось поднять их на сантиметр, а потом они упали на сидения. Я могла потянуть только две книги. Отлично...

С трудом дотащив их до дома Бруков, я постучалась в двери. Через несколько секунд передо мной стояла Мэри. Увидев книги в моих руках, ее лицо озарила довольная улыбка.

— Мия! Ты просто чудо! — пролепетала она.

Как только я зашла в дом, Мэри тут же выхватила книги из моих рук.

— А где остальные? — спросила она.

— В машине, — пыхтела я.

Всего каких-то две книги... а я так устала! Пора заняться спортом...

Я вытянула голову — гостиная была пуста.

— А где Дэниэл? — мой голос поник.

— Играет на рояле внизу, — отмахнувшись, пробормотала Мэри, поворачиваясь ко мне спиной.

— Пожалуйста, принеси мне остальные книги! — из гостиной крикнула она.

Пришлось бегать дважды.

Мэри убрала все со стеклянного столика и разложила на нем книги.

Я плюхнулась на диван рядом с ней. Как же болели руки!

— Зачем тебе это понадобилось? — устало проговорила я, наклоняясь вперед. Я прочитала названия книг. — Хм. Вампиры. Как будто ты мало знаешь о них. А оборотни. Мэри, зачем тебе надо знать про оборотней?

Девушка медленно листала страницы первой книги.

— Для пополнения собственных знаний, — фыркнула Мэри.

— А если серьезно? — я приподняла брови.

— Долго объяснять, — не поворачиваясь ко мне, ответила она. — Да и вряд ли ты поймешь...

— Попробуй объяснить мне.

— Давай не сейчас, — Мэри посмотрела на меня. — Я обещаю, что обязательно тебе все расскажу! Только не сейчас.

— Хорошо, — я встала с дивана. — Я к Дэниэлу.

— Угу... — похоже, Мэри не было никакого дела до меня и до того, что я делала. Она полностью погрузилась в эти странные книжки...

Насколько я помнила — зал находился в подвале дома, рядом с винным погребом. Я нашла крутую лестницу. Спускаясь по ней, я услышала прекрасные звуки, извлекаемые инструментом. Мне хотелось замереть на месте и слушать, слушать, слушать...

Дэниэл, вероятно, услышал мои шаги и перестал играть.

— Мия? — раздался его мягкий голос.

Я спустилась по лестнице и прошла в большое помещение. Тут ничего не изменилось. Два рояля, черный и белый — инь и янь — стояли в центре зала. Дэниэл сидел за черным благородным инструментом.

— Что творится с Мэри? — я прошла к Дэниэлу и остановилась рядом.

— Без малейшего понятия, — его рука обвила мою талию.

Мой взгляд переместился на рояль.

— Ты обещал мне сыграть свое произведение, — напомнила я шепотом.

Дэниэл с пониманием посмотрел на меня, улыбнулся, и его руки нежным касанием дотронулись до клавиш, начиная издавать неземной красоты звуки.

Глава девятая Не приятный разговор

Остаток дня я провела в доме Дэниэла. Я слушала его превосходную игру на рояле, не замечая, как быстро пролетают минуты. Мэри закрылась в своей комнате, полностью погрузившись в чтение этих странных книг.

Солнце скрылось за горизонтом. На Портленд опустился ночной мрак. Дэниэл решил проводить меня до дома. Он сел за руль, а мне пришлось притаиться рядом.

— Ты никогда не пробовал написать свой сборник нот и опубликовать его? — раздался мой хриплый голос в тишине.

— Нет, — засмеялся Дэниэл.

— Почему? Ты прекрасный композитор!

— Мне ни к чему лишняя шумиха, — через некоторое время пояснил он. — Мы должны выставлять себя напоказ, и лишний раз святиться. Ты, надеюсь, понимаешь, к чему все это приведет? — он посмотрел в мою сторону, я понимающе кивнула. — Нам надо быть предельно осторожными. Одно неверное движение — и наш секрет раскрыт.

— Я не представляю, как это — быть вампиром... — тихо сказала.

— Это невероятно сложно и тяжело, — шепотом произнес Дэниэл, и в его голосе присутствовали нотки напряженности. — Особенно, первое время. Ты теряешь голову от всего, что происходит с тобой. Все эти запахи, голоса, биения человеческих сердец... ты слышишь, как по венам людей бежит кровь, и тебе хочется попробовать ее сладковато-солоноватый вкус... и сдержаться от этого соблазна с каждым годом становится все хуже и хуже...

Я вздрогнула.

— Прости, — Дэниэл встряхнул головой. — Я напугал тебя?

— Нет, — соврала я.

— Знаешь, я не хочу для тебя такой участи, Мия.

— Не понимаю, о чем ты? — нахмурилась я, внимательно изучая его лицо. Я не могла определить, что он чувствует сейчас.

— Я не хочу, чтобы ты становилась такой, как я, — холодно произнес Дэниэл.

— Но... ты же сам говорил мне тогда, что хочешь...

— Я хочу всегда быть с тобой, — подчеркнул он. — Хочу разделить с тобой вечность... Но я не желаю для тебя такой жизни! И это приводит меня в заблуждение. Я... я не знаю, что мне делать...

Я смотрела на Дэниэла и ничего не понимала.

— Мы оба понимаем, что человеческая жизнь довольно коротка, — продолжил он, — а по сравнению с вечностью — вообще ничто! — его руки крепко сжали руль, а скулы напряглись. — Я постоянно думаю о том, что с каждым днем жизнь становиться для тебя короче, и я ничего не могу с этим сделать! Ничего... — сколько отчаяния было в голосе Дэниэла! Мне казалось, еще чуть-чуть, и я точно расплачусь...

— Но так и должно быть, — дрожа, сказала я.

— Нет! — взревел он. — Я не переживу, если тебя не станет... Я не могу позволить себе потерять и тебя...

Теперь, я отлично поняла его. Его первая любовь — Анна — прекрасная вампирша, обратившая Дэниэла, так же его первая любовь. У них впереди была целая вечность, и ничто не могло предвещать проблем. Но ее убили, и Дэниэл долгое время не мог смириться с ее потерей...

И спустя огромное количество лет у него появилась я — жалкий человек. В этом-то вся проблема... Он вампир — бессмертное могущественное существо, а я всего лишь человек — в моей жизни нет ничего волшебного и удивительного (поправка — так было до появления Дэниэла). И он мог бы сделать меня подобной ему, но я не захотела. Я никогда не мечтала стать вампиром. Никогда. Даже сильная любовь к нему не сможет разрушить моих принципов. Возможно, если бы я не чувствовала огромную ответственность за своих родителей, если бы я так безумно не любила их и моих друзей, и моя жизнь казалась мне настоящим дерьмом — я бы согласилась, от отчаяния. Но моя жизнь меня вполне устраивает, я люблю своих родителей и друзей, и то, что я человек — не мешает нашим отношениям с Дэниэлом. Если все хорошо — смысл что-то менять в жизни?

— Дэниэл, — я дотронулась до его руки, — мы будем вместе, и неважно, сколько времени. Главное, что мы любим друг друга, а остальное не имеет значение!

Дэниэл оторвал взгляд от дороги и повернулся ко мне. В его прозрачно-голубых глазах, так таинственно блистающих в темноте, отчетливо виднелась боль, страх, отчаяние. Мне захотелось сделать все, лишь бы не видеть Дэниэла таким печальным.

— Ты... права, — с трудом выговорил мой спутник, и снова отвел взгляд на дорогу.

— Я тебя люблю, — улыбнулась я.

Я ждала ответа, но Дэниэл молчал. Не став больше ничего говорить, я отвернулась к окну.

Вот на такой печальной ноте закончился этот вечер.

Дэниэл остановил машину возле моего дома, и тогда стало по-настоящему тихо. Я с опаской поглядывала на него — у меня сложилось такое чувство, будто рядом со мной сидит мраморная статуя с пустым выражением прекрасного лица.

— Пока? — сказала я и почувствовала себя глупо, так как мне показалось, что звучание моего голоса было совсем не уместно в такой... напряженный момент.

— До завтра, — Дэниэл резко нагнулся ко мне. Его мягкие губы холодно и бесчувственно поцеловали меня.

Через несколько секунд он быстро отстранился, открыл дверцу и выскользнул из машины. С непонимающим видом, я сидела в кресле. Только через некоторое время до меня дошло, что Дэниэл ушел. Я выскочила из автомобиля, но его больше не увидела...

— Отлично, — сказала я сама себе.

Я загнала машину в гараж, а потом поспешила в дом.

Я не стала ужинать, пожелала родителям спокойной ночи и закрылась в своей комнате. Настроение было ниже нуля. Почему Дэниэл воспринимает все настолько... эмоционально? Я думала, что вампирам это не свойственно. Похоже, он — исключение из правил.

Размышляя над этой темой, я вскоре уснула.

Следующее утро выдалось бессонным, пасмурным, дождливым и холодным. Первым делом, когда я разлепила глаза, позвонила Дэниэлу. Но он не отвечал, и поэтому мне пришлось набрать номер Мэри. Она сказала мне, что он не появлялся дома со вчерашнего вечера. Это заставило меня не слабо поволноваться за него. Я стала гадать, где он может быть — да везде! Что ж, буду надеяться, что Дэниэл в скором времени объявиться, и все снова будет хорошо.

Из-за полного отсутствия настроения я отказалась от завтрака. Мама несколько раз спрашивала, что со мной, и ей пришлось врать, что всему виной сильный дождь и пасмурная погода.

Поскольку сегодня было воскресенье, и выходной день у папы, мы всем семейством принялись за начало ремонта в спальне родителей. Под активную музыку мы довольно быстро справились с мелкой работой — убрали лишние вещи и содрали обои. А завтра мама должна будет вызвать рабочих, чтобы они вытащили мебель, и мы смогли спокойно продолжить ремонт. Помогая родителям, тем самым избавив себя от свободного времени, я смогла на некоторое время забыть о Дэниэле.

Я освободилась ближе к обеду. После хорошей работы у меня разыгрался сильный аппетит.

И теперь в моем распоряжении был целый день... Ужасная погода, и плюс к этому я не знала, где сейчас Дэниэл.

Когда дождь немного стих, я решила прогуляться. Одевшись потеплее, я попросила у папы машину, сказав, что мне надо помочь Мэри в одном очень важном деле. Конечно же, это была ложь.

Я плохо помнила, как и куда я ехала, но когда пришла в себя, то с удивлением заметила, что остановила машину у маяка. Невероятно, что я настолько была увлечена своими мыслями, что на автомате доехала сюда. Но почему сюда?..

Заглушив мотор, я вытащила ключ зажигания и вышла из машины. Поставив автомобиль на сигнализацию, я посмотрела в сторону дома и вспомнила об Эрике. Так же я заметила, что перестал идти дождь.

У меня было два варианта. Первый — просто прогуляться по пляжу. Второй — попытаться найти то волшебное место, куда недавно привел меня Дэниэл. Но поскольку я абсолютно не помнила дороги, мне оставалось только бездумно бродить по берегу океана.

Я вдохнула свежий воздух, пропитанный прохладой и сыростью, и пошла вперед. В кармане ветровки я нашла наушники и подключила их к телефону. Я включила веселую музыку, чтобы хоть как-то развеять мрак, окутавший меня.

Самым тяжелым для меня было пройти скалистый берег — дело в том, что огромные камни оказались скользкими после дождя, поэтому пришлось быть вдвойне аккуратнее, чтобы не упасть. Все-таки, падений не удалось избежать. Я упала пару раз, заработала несколько несерьезных царапин на ладонях, и запачкала одежду.

Бездумно идя вдоль берега, я смотрела на беспокойный океан. Темная вода то оставалась непоколебимо спокойной, то резко вздымались огромные волны и наплывали на песчаный берег. А небо... это бескрайнее небо затянулось грозовыми темно-серыми тучами. В эти моменты я с диким сожалением вспоминала эти прекрасные дни на одном из Галапагосских островов Санта-Крус, где светило солнце, согревающее всех своим теплом, где мы с Дэниэлом провели первую ночь... где все было так хорошо...

Несколько слезинок все же скатилось по моим щекам.

Почему жизнь — это череда событий, резко меняющих свой настрой? То все настолько хорошо, что даже кажется, будто это сон. А иногда резко возникающие проблемы просто поглощают твою жизнь, превращая ее в сущий ад. И где после этого справедливость? Как после этого оставаться нормальным человеком, если все так сложно и запутанно? Как найти равновесие во всем этом кошмаре...

Я все шла и шла. Забыв о времени, о том, где я нахожусь. Даже музыку в наушниках я больше не слышала. Я блокировала в голове все окружающие меня звуки, мысли — полностью изолировала себя от всего.

Вдали я заметила бревно и целенаправленно направилась к нему.

Оказывается, это было поваленное дерево — почти что целый ствол, с вырванными корнями и обломленными ветками. Оно было выбелено лучами солнца и наполовину зарыто в сыром песке. Я отряхнула рукой “лавочку” и села. Выдернув наушники из ушей, я убрала их вместе с телефоном в карман и облокотилась руками о колени. Зарывшись лицом в волосах, я зажмурила глаза и стала качаться вперед-назад. Наверно, с виду это могло показаться странным, но так мне становилось легче забыть обо всем.

— Какие люди! — услышала я знакомый насмешливый голос.

Я резко убрала руки от лица и резко подняла голову, что она даже немного закружилась.

Ко мне не спеша направлялся парень здорового телосложения и высоченного роста. И на его постоянно довольном лице как всегда сияла улыбка.

Эрик.

— Эрик? — слабо удивилась я.

Он плавно подбежал ко мне и остановился в полуметре. Я подняла голову, чтобы мне удалось посмотреть на его лицо. Парень был одет во все темное и довольно легко, что невольно вызвало у меня дрожь по всему телу. На нем были темные джинсы, черная футболка и темно-синяя толстовка сверху, на ногах — тяжелые ботинки с небрежно завязанными шнурками.

— Привет, — широко ухмыльнулся он. — Похоже, это судьба.

— И не мечтай, — пробормотала я, натянуто улыбнувшись.

Я подвинулась, освобождая место слева от себя. Эрик не растерялся и быстренько пристроился рядом со мной.

— Что ты здесь делаешь? — возмущенным голосом спросила я.

— Эй, ты и дальше собираешься читать мои мысли! — Эрик наигранно изобразил раздражение.

Я скромно захихикала. Вот, по каким-то чудесным обстоятельствам, стоило этому парню появиться рядом, как на душе снова становилось легко и просто. Он, будто лучик солнца среди кромешной тьмы, вновь спас меня от унылости.

— Серьезно, что ты здесь делаешь? — теперь, его голос звучал взволнованно и с некоторым беспокойством.

Я повернулась к нему лицом и вздрогнула, посмотрев в эти синие-синие глаза. И тут я снова вспоминал про свой постоянный ночной кошмар — того белого волка с точно такими же глазами: пронзительными, внимательными, и невероятно знакомыми.

— Гуляю, — промямлила я, не в силах отвести взгляда от его глаз.

Я сжала руки в кулаки и отвернулась, выдавив сильный выдох.

— В такую погоду? — изумился Эрик. — Похоже, ты девушка со странностями...

— Это точно, — невесело усмехнулась я. — А ты? Что ты здесь забыл?

— Просто гулял, — небрежно сказал он, отмахнувшись большой рукой.

— Ясно, — я опустила голову и стала рассматривать свои промокшие и грязные кроссовки.

Эрик тоже замолчал. Хоть я и не смотрела на него в открытую, но краем глаза я замечала, что он частенько поглядывает на меня. И это вгоняло меня в краску.

— Хмм... — вдруг, раздалось его мычание.

— Что? — я не спеша повернула голову в его сторону.

— Случайность, или не случайность... — загадками говорил он.

— О чем ты? — не понимала я.

— Мы с тобой встречаемся третий раз подряд, — спокойным тоном проговорил он. — Вот я и думаю — это случайность, или что-то большее.

— Случайность, — фыркнула я.

— А вдруг нет? — надежда в его голосе заставила меня вздрогнуть.

Я смотрела на него, пытаясь уловить на его лице хоть что-то, что могло намекнуть на то, что это была очередная шутка. Но лицо Эрика была серьезным, а взгляд рассеянным.

— Эрик.... ты... я.... — все, что я смогла выдавить.

— Может, это действительно судьба? — его напряженная усмешка не избавила меня от непонятного сковывающего чувства.

— Сомневаюсь, — сквозь плотно сжатые зубы процедила я.

Я сделала небольшой вдох и встала с бревна.

— Слушай, я, наверное, пойду, — я попыталась уладить дрожь в своем голосе.

— Я испугал тебя, да? — расстроено вопросил Эрик. — Прости, я не хотел... то есть я... — он еще раз усмехнулся, опустив голову.

Потом, парень медленно поднялся и возвысился рядом со мной. — Послушай, ты мне понравилась, Мия, и я...

— О, нет, Эрик... — прошептала я, чувствуя, как меня начинает пробивать дрожь.

— Я не знаю, как мне вести себя с тобой, — продолжал он.

— Эрик, я...

— Нет, выслушай меня, — он не дал мне договорить. — Знаю, звучит странно, что я вот так скоро признаюсь тебе в симпатии... Ох, знала бы ты, каким я чувствую себя идиотом! — резковато захохотал он, но тут же замолк. — Я хотел сказал тебе, что ты мне очень сильно нравишься, и я не знаю, что мне делать с этим.

Я закрыла глаза и сжала кулаки с такой силой, что ногти с болью впились в ладони. Мои самые худшие опасения подтвердились... Я ему действительно нравлюсь... Конечно, с одной стороны это приятно осознавать. Любой девушке лестно знать, что она кому-то симпатична. Но огорчения с моей стороны было больше. Единственное и самое главное это то, что у меня есть Дэниэл. А это сразу дает понять, что с этим парнем у меня может быть только дружба. Да я даже не могу представить себе что-то большее!

— Ох... — выдохнула я. — Все это так...

— Сложно, — договорил Эрик за меня. — Знаю. Со мной такого никогда не было, — грустно промолвил он.

— Эрик, я не хочу тебя огорчать, но ничего кроме дружбы у нас не может быть, — мне с трудом удалось выговорить это. Я никогда не сталкивалась с таким, и эта ситуация была нова для меня.

Вдруг, выражение лица Эрика резко поменялось.

— Почему? — бесцветно спросил он.

— У меня есть парень, — в моем голосе слышалось сожаление? Точнее безысходность того, что я ничего не могу поделать с этим.

Будет справедливее и лучше, если парень узнает все сейчас.

— О-о-о... что ж, все... понятно, — в синих глазах парня промелькнула надежда, которая тут же погасла.

— Мне жаль, что все так вышло, — искренне сказала я.

— Ничего, — Эрик вновь улыбнулся. — Так бывает. Следовало ожидать, что такая девушка не свободна... Но попытка не пытка!

Я знала, что его улыбка фальшива, но все же мне стало немного легче.

— Но я согласен на дружбу, — самодовольно произнес парень и громко рассмеялся.

— Идет, — я протянула руку.

— Друзья? — он крепко сжал ее.

— Друзья, — уверенно заявила я, улыбнувшись.

— Да... — протянул Эрик. — События развиваются довольно быстро!

Я сделала вид, что не слышала его слов.

— Правда, Эрик, я не против иметь такого заводного друга, как ты, — я пыталась изменить выражение своего лица на более дружелюбное и расслабленное, — но ничего...

— Большего не будет, — закончил он за меня и закатил глаза. — Я все понял. Не парься. Ни на что кроме дружбы рассчитывать не буду. Обещаю. Теперь ты спокойна?

— Да, — на выдохе пробормотала я. Конечно, я соврала. Я не буду спокойна. Да и вряд ли у нас сложатся дружеские отношения... Хотя, мне бы хотелось этого.

Эрик резко замолк и нахмурился. Он направил свой сосредоточенный взгляд в пустоту и перестал дышать. Смотря на него, я стала теряться в догадках — что с ним происходит? Может, это запоздалая реакция на мой отказ?

— Кажется, сейчас начнется ливень, — наконец, заговорил Эрик.

И сразу же после его слов вдали загремел гром, и на небе вспыхнула мгновенная кривая линия молнии. Я вздрогнула от неожиданности, и мое сердце бешено и громко заколотилось в груди

— Пойдем, — Эрик схватил меня за рукав ветровки и потянул в сторону, откуда я пришла.

Я хотела возразить ему и сказать, чтобы он отпустил меня. Но все свое внимание я уделила на то, чтобы мои ноги не заплелись, я не споткнулась и не упала.

Все-таки, мы не успели дойти до машины, когда резко начался сильный ливень.

— Пойдем ко мне в дом! — крикнул Эрик из-за шума дождя.

— Нет, я на машине, — в ответ громко ответила я. — Я поеду.

— Пойдем! — настоял он, поведя меня к дому у маяка.

Мы зашли под крышу. По моему лицу стекали капли дождя, а про одежду, которая полностью вымокла, я вообще молчу... Пройтись под таким сильным дождем равносильно тому, что искупать в океане.

Эрик достал из кармана джинс ключи и вставил их в замочную скважину. Промокшая до нитки, я стояла рядом, клацая зубами и дрожа, как осиновый лист.

— Заходи, — Эрик распахнул передо мной двери.

Я неуверенно прошла вперед. Он прошел следом за мной и захлопнул дверь. Все звуки, доносящиеся с улицы, тут же изолировались. Но на их место пришел громкий шум в ушах.

— Проходи, — Эрик подтолкнул меня вперед.

Я сняла промокшую обувь и пошла следом за Эриком в дом. Мы оказались в небольшой гостиной, выполненной в светло-коричневых тонах — довольно простой, но уютно обставленной. Старенький телевизор стоял на тумбочке, напротив него располагался диван с деревянным столиком. На небольших окнах были пожелтевшие занавески. Так же в гостиной стоял книжный шкаф, на нижних полках которого были разбросаны инструменты, еще присутствовало пару старых кресел. На деревянном полу расстелился большой ковер.

— Ты пока располагайся, я принесу тебе теплое одеяло, — быстро проговорил Эрик.

— Хорошо, — кивнула я, прижимая руки ко рту.

Потом Эрик куда-то ушел.

Я еще раз осмотрела гостиную и присела на диван. В доме стояла необычайная тишина, ну, или мне так казалась из-за шума в ушах.

Через несколько минут мне стало гораздо теплее. Только дикое неудобство придавала мокрая одежда.

И когда же, интересно, закончится этот ливень? Все, как и всегда, произошло не вовремя... Просто замечательно...

Что еще меня сильно беспокоило, так это то, где сейчас находится Дэниэл. И злиться ли он по-прежнему на меня? Хотя, я не сделала ничего плохого. Что же с ним происходит? И если я начну об этом разговор, он: а) скажет, что все хорошо, и я просто накручиваю себя глупыми мыслями; б) промолчит или перейдет на другую тему, оставив меня мучиться в сомнениях дальше; ну и в) Дэниэл снова уйдет, тем самым накалив ситуацию до предела... И что же мне с ним делать? Молчать, как прежде, и смотреть, как рушатся наши отношения? Может, я действительно себя накручиваю, но творится что-то неладное. Я это чувствую. Я это знаю.

Мои мысли отвлекли несколько голосов.

Я вздрогнула и обернулась.

Со стороны лестницы, ведущей на второй этаж дома, слышались мужские голоса, которые с каждой секундой становились все громче и громче.

— Идиот! — возмущался высоковатый голос парня.

— Это ты идиот! — далее послышался более низкий тембр.

— Да вы оба придурки! — раздался дикий смех третьего собеседника.

Разве Эрик живет не один? Это его друзья, или братья?

Дальше послышался гул топота, и прерывистые смешки неизвестных парней.

Я застыла в одном положении, когда эти парни резко появились в поле моего зрения. Они, как и я, были сильно ошеломлены увиденным. Вся троица с нескрываемым шоком уставилась на меня, и я с таким же любопытством смотрела на них.

— Э-э-э... ребята, кажется, у нас гости... — пробормотал самый низкий из парней.

Он выглядел как любой другой парень, и в то же время было в нем что-то... необычное, как и в Эрике. Паренек со светлыми волосами и задорными огоньками бездонных черных глазах. На вид ему было лет семнадцать или шестнадцать. Мягкие черты лица, нос классической формы, пухлые губы.

— Ты кто? — задал вопрос другой парень с темно-шоколадными слегка вьющимися волосами и ярко-зелеными глазами. На вид ему было лет девятнадцать, по телосложению чуть крепче светловолосого парня.

— Я... я... — мямлила я, так не сумев выговорить ничего путного.

— Я приготовил горячий чай! — раздался голос Эрика.

Трое парней повернули голову налево. Оттуда, как раз, с пледом в руках выплыл Эрик. Он резко остановился, когда увидел своих друзей... или кто они ему приходились...

— Парни? — удивился Эрик. — Вы дома?

— Ну как видишь, отчаянная домохозяйка, — нахмурился третий парень с темно-рыжеватыми волосами. Его глаза были странного оттенка — янтарного. Я никогда не видела человека с таким цветом глаз! — Может, ты нас познакомишь? — он кивнул в мою сторону.

— О, конечно, — Эрик словно ожил, направившись ко мне. — Парни — это Мия. Мия — это Алекс, — он указал на светловолосого мальчишку. — Доминик, — услышав свое имя, паренек с зелеными глазами странно покосился на Эрика. — И Саймон, — следуя методу вычисления, им оказался самый крайний парень со странным цветом глаз. — Это мои... друзья.

— Привет, — глупо улыбнувшись, пробормотала я.

Неудачное время для знакомства... тем более я в таком виде...

— Привет, — хором сказали парни и тут же громко рассмеялись, переглядываясь друг с другом.

— Вот, держи, — пока друзья Эрика смеялись, он протянул мне плед и сел рядом.

— Спасибо, — тихо поблагодарила я и крепко укуталась теплым одеялом.

— Что же ты молчал, что обзавелся подружкой? — раздался насмешливый голос Доминика.

— Закрой пасть, придурок, — рявкнул Эрик, скривив недовольное лицо. Меня удивила манера его обращения к другу.

— Тише, тише, парень, — Доминик выставил руку вперед. — Это шутка.

— Да ты юморист, — съязвил Эрик.

— Это точно! — ухмыльнулся Алекс, хлопая Доминика по плечу.

— Заткнись! — прошипел Доминик, скидывая руку Алекса со своего плеча.

Похоже, у этих парней есть чувство юмора, которое у меня напрочь отсутствует.

— Мия просто моя подруга, — громко пояснил Эрик, повернувшись ко мне лицом.

Я робко улыбнулась и опустила глаза.

— Да брось, Эрик, не прибедняйся! — вмешался в дискуссию третий парень с янтарными глазами — Саймон.

— Мы действительно просто друзья, — решила сказать я и тут же об этом пожалела, так как три пары глаз уставились на меня.

— Тогда... у меня больше нет вопросов, — подытожил Алекс, пожав плечами.

— А вот мне что-то не очень вериться, что они друзья, — как бы прошептал своему собеседнику Доминик на ухо, и потом они дружно рассмеялись.

— Как же они меня достали, — с искренним разочарованием проговорил Эрик, закатывая глаза и издавая тяжелые вздохи.

Я тихо рассмеялась.

Меня пробивала дрожь — только это было не из-за того, что я замерзла. Это было другое ощущение — ощущение непонятной радости и душевного покоя. Словно я была в кругу своей дружной семьи.

— Кстати, — притормозил Эрик громкий смех парней, — где Мэйсон?

Похоже, этот Мэйсон — еще один друг.

Вдруг, на лицах троицы одновременно появилась маска злости и сожаления.

— Он... снова вышел из себя, — пробормотал Саймон, переглядываясь с Эриком.

Я заметила, как Эрик напрягся и сжал руки в кулаки. Я непонимающе смотрела то на него, то на парней, так и не сумев понять, что могло их так расстроить.

— Понятно, — выдохнул Эрик. — Будем надеяться, что он скоро вернется.

— Думаю, это как раз ни к чему сейчас, — с сомнением произнес Алекс, поглядывая на меня.

Эрик обернулся в мою сторону. — Да, ты прав.

Мне оставалось делать вид, будто я ничего не заметила.

— О! — вдруг, воскликнул Эрик. — В холодильнике оставалась пицца. Ты голодна? — обратился ко мне Эрик.

Не успела я ответить, как Доминик начал говорить виноватым голосом:

— Эмм, тут такое дело... я в общем, ну, это, съел ее...

— Что? — голова Эрика резко обернулась в их сторону. — Всю?

— Ну, да, — парень неуверенно пожал плечами.

— Сколько можно есть? — Эрик развел руками в воздухе, а голос его был возмущенный. — С такими темпами в доме вообще продуктов не останется!

— Прости, брат, — улыбнувшись, извинился Доминик.

— Да иди ты! — закатил глаза Эрик и взглянул на меня так, будто сильно провинился. — Похоже, пицца отменяется...

— Да ладно, — я поджала губы, — я все равно не голодна.

— Уверена? — спросил он.

— Да, — заверила я его, деланно улыбнувшись.

В гостиной повисла неуместная тишина, которую прервало чье-то урчание желудка.

— И тебе все равно мало? — снова возмутился Эрик.

— Я тут ни при чем, — стал оправдываться Доминик.

— Ну конечно...

Было трудно не улыбаться, смотря, как они спорят. Я заметила, что Саймон смотрит на меня. Чувствуя, как к моему лицу приливает кровь, я отвернулась.

— Ладно, — сказала я, стягивая с себя плед. Без него мне стало холодно, и я вспомнила про дискомфорт в мокрой одежде, — мне уже пора.

— Так скоро? — удивился Эрик. — Но дождь еще не закончился...

Я посмотрела в окно. Действительно, дождь не закончился, но такого сильного ливня уже не было.

— Я на машине, — пояснила я, вяло улыбнулась. — Все хорошо, Эрик.

— Ну, тогда я провожу тебя? — почему-то его голос звучал неуверенно.

— О’кей, — я встала с дивана и замерла.

Ноги сильно затекли — будто сотни острых иголок воткнулись в них. Эрик встал следом за мной.

Мы прошли в прихожую, и я надела свои промокшие кроссовки.

— Было приятно познакомиться, — самый младший — Алекс — протянул мне руку.

— И мне, — я неуверенно пожала его ладонь и удивилась, так как она была такой же теплой, скорее даже горячей, как ладонь у Эрика.

— Пока, Мия! — Саймон и Доминик помахали рукой. — Заходи, мы всегда будем рады тебя видеть, — добавил Доминик.

— Обязательно, — ухмыльнулась я. — Пока.

Я вышла на крыльцо. В лицо подул морозный воздух, и все тело затрясло от холода. Я засунула кулаки в рукава и сжала плечи.

Эрик проводил меня до машины и смотрел, как я не могла открыть дверцу автомобиля.

Когда я села за руль, Эрик наклонился вперед, чтобы видеть мое лицо.

— Мы еще увидимся? — с надеждой в голосе вопросил он.

— Не знаю, — честно ответила я.

— Что ж, — он опустил голову, — я буду надеяться, что да, — и улыбнулся.

Я повернула ключ зажигания и завела двигатель. Громоздкий шум мотора отрезвил мой рассудок, и машина тихо завибрировала подо мной.

— Пока, Эрик, — произнесла я.

— До встречи.

Глава десятая Объяснение

Дэниэл не появлялся.

Прошло два дня с тех пор, как я видела его в последний раз.

Что я только не передумала...

Первое: Дэниэл решил бросить меня, так как я ужасно надоело ему своими глупыми разговорами и постоянным присутствием. Если это так — я не в праве его обвинить или осудить за это. Если же так, то виновата только я...

Второе: с ним что-то случилось. Что-то серьезное, так как он бы обязательно мне позвонил.

Третье: у него возникли важные дела, и он решил не просвещать меня в них, решив, что я должна знать об этом.

Четвертое... Пятое... Шестое... Все мои глупые догадки и сомнения сводили меня с ума.

Я звонила Мэри. Первый день она просто не брала трубку. На второй день я все-таки смогла достучаться до нее. И ее ответом были слова, что она не видела его третий день и не понятия не имеет, где он может быть. Похоже, до меня никому не было дела... Ни Мэри... Ни тем более Дэниэлу...

Я чувствовала себя брошенной, одинокой, покинутой... и эти чувства душили меня, не давали мне покоя — ни днем, ни ночью. Я не знала, куда мне деться от этой безысходности...

ПРОШЛА ЦЕЛАЯ НЕДЕЛЯ.

Каждое утро, когда я с ужасом распахивала глаза, мне с огромным трудом удавалось верить, что мною прожит еще один день... невероятно долгий, бесконечный день... Когда я осознавала это — мое ранимое сердце начиналось биться с бешеной скоростью; слезы накатывались на глаза, и я не пыталась их сдерживать.

Дэниэл — я ужасно скучала по нему. И за столько времени он не дал о себе знать... ни звонков... вообще ничего. Порою мне стало казаться, будто я сплю, и мне снится самый ужасный кошмар. И я все надеюсь, что в мыслях прозвучит до боли знакомый голос, я открою глаза и увижу перед собой божественное лицо моего ангела хранителя.

Но я ничего подобного не слышала. Меня никто не будил.

И этот кошмар, длинною больше недели, продолжается до сих пор...

Очередное утро выдалось для меня таким же унылым, как и предыдущие, не смотря на то, что на улице светило солнце, птицы пели свою утреннюю песенку, все процветало, пробуждалось, чтобы встретить новый день... все, кроме меня.

Распахнув глаза, первое, о чем я подумала: «наступил еще один дерьмовый день, который не принесет мне абсолютно ничего, как и в последнее время».

Не смотря на все мое не желание что-либо делать, я заставила себя сделать глубокий вдох, скинуть с себя одеяло и встать с кровати. Надо продолжать жить дальше, как бы тяжело не было.

Я умылась и спустилась вниз, сразу направившись на кухню. Папа ушел на работу, а мама проводила все время в спальне, занимаясь ремонтом комнаты. Это радовало меня, так как у нее не было времени и повода, чтобы заметить мое резкое изменение настроения. Мы почти не видимся с ней, и с папой тоже, так как у них дела, и я все время провожу в своей комнате.

Я не хотела готовить себе завтрак, поэтому решила разогреть то, что было в холодильнике. Слава богу, что оставалось немного остатков от вчерашнего ужина, поэтому я избавила себя от лишней работы.

Пока завтрак разогревался в микроволновке, я сидела за столом и смотрела в пустоту. В мыслях не было ничего, кроме мыслей о Дэниэле.

Позавтракав, я помыла за собой посуду и отправилась в гостиную. Я включила телевизор и как раз попала на канал, где вновь шел прямой репортаж с места очередного убийства в Огасте.

На этот раз был убит семнадцатилетний парень — мой сверстник — в том же парке, что и остальные жертвы. Его звали Сэдрик Хоуп. На вид симпатичный парень, как сказали в новостях — он был круглым отличником, успешно шел на красный диплом. И в эту злополучную ночь он шел от друзей через темный парк, где на него, как до сих пор предполагают врачи-криминалисты, напало животное — волк. И на этот раз у них появилось веское доказательство. На теле... точнее его остатках нашли угольно-черную волчью шерсть. Теперь в столице штата Мэн объявили комендантский час — после десяти часов вечера на улице никого не должно появляться, так как все нападения были совершены ближе к полуночи или позднее. А парк до того, как поймают волка, закрыли.

После того, как закончился выпуск новостей, я выключила телевизор и развалилась на диване.

— Милая, ты уже проснулась? — раздался мамин голос.

Я резко подскочила от неожиданности.

— Ты напугала меня, — в моем голосе не слышалось должного испуга.

Мама с улыбкой на лице подошла ко мне и присела рядом. Она с каким-то непонятным ожиданием смотрела на меня, а я лишь хмурилась.

— Ты что-то хотела? — не заинтересованно спросила я.

— Что происходит с тобой в последнее время? — мама не обратила внимания на мои слова.

— Я не понимаю тебя... — я сделала вид, будто не в курсе всех событий.

— Ты постоянно грустишь, совсем не разговариваешь, все время проводишь в своей комнате... будто ты какая-то... не живая, — я слегка вздрогнула, когда она произнесла последние слова.

— Ты ошибаешься, мама. У меня все хорошо, — на моем пустом лице появилась фальшивая улыбка.

— Тогда почему я не верю тебе?

Я замолчала, отвела взгляд в сторону, чтобы мама не раскусила меня.

— Ты поругалась с Дэниэлом? — похоже, она как всегда обо всем догадалась. Хотя она была права лишь в том, что у меня проблемы с Дэниэлом, а может... мы действительно поругались. Я даже не знаю, как это можно охарактеризовать.

— Нет, — солгала я.

— Я же вижу, что в последнее время он не приходит, вы не созваниваетесь, — продолжала настаивать она на своем.

— Дэниэл уехал по делам. И я... просто скучаю по нему, — правдой в моих словах было лишь то, что я ужасно соскучилась по нему и хочу, наконец, увидеть его.

Мама подозрительно сузила глаза. Да, из меня никудышный лжец...

— И все же мне кажется, что здесь что-то не так... — не унималась она.

— Успокойся, мам, — я раздраженно закатила глаза и отвернулась к окну.

— Ну, хорошо, — она похлопала меня по плечу, — если не хочешь говорить об этом, я не собираюсь тебя заставлять.

“И на этом спасибо” сказала я про себя.

— Кстати, я слышала про очередное убийство в Огасте, — перешла мама на другую тему, а я вздохнула с облегчением, что больше мы к той ужасной теме не вернемся. — Бедный мальчик... погиб таким молодым... Я не представляю, что сейчас чувствуют его родители! Я бы не перенесла такого...

— Мам, — резко обратилась я, — не накручивай себя лишними беспокойствами. Полиция во всем разберется. Это их работа.

— Конечно, разберется, как же... — ворчала она. — Убийства продолжаются, Мия, и расследование не двинулось с места. И это называется работой?

— Они не всемогущи... — говорила я, а думала совсем о другом.

Мама продолжала что-то говорить, но я блокировала ее голос в своей голове, погрузившись в свои проблемы. Я вновь стала мучить себя сомнениями, где же сейчас может находится Дэниэл. И вообще — вернется ли он ко мне.

От мысли, что я могу больше никогда не увидеть Дэниэла, мне хотелось расплакаться прямо перед мамой.

— Слушай, я пойду, прогуляюсь, ладно? — сказала я маме, вставая с дивана.

— Так рано? — удивилась она.

Ничего не ответив ей, я поднялась по ступенькам и рванула в свою комнату. Я взяла первые попавшиеся под руку вещи и переоделась.

Я не собиралась гулять, мой план состоял в том, чтобы отправиться к дому Дэниэла и обо всем напрямую расспросить Мэри. А может быть, я увижу Дэниэла (только в том случае, если он просто скрывается от меня).

Поскольку папа уехал на своей машине, мне придется вызвать такси.

— Я ушла! — крикнула я маме и хлопнула за собой входной дверью.

Я решила немного отойти от дома, чтобы мама ничего не заподозрила. Дойдя до парка, я подловила такси и сказала нужный адрес.

Мы ехали очень медленно по сравнению с тем, как гонит Дэниэл. Ну вот... от очередного упоминания о нем я чуть не заплакала.

Такси все же доползло до дома Бруков. Я расплатилась и как можно быстрее выскочила из машины. Дождавшись, когда уедет такси, я с диким волнением в груди направилась к дому. Трясущейся рукой я постучалась в дверь и стала ждать, когда мне откроют.

Я ждала около минуты до того, как дверь чуть приоткрылась, и раздался тихий голос Мэри:

— Заходи, Мия, — сказала она.

Я прошла в дом и закрыла за собой дверь.

— Привет, — на выдохе пробормотала я.

— Здравствуй, — Мэри стояла передо мной с огромной книгой в руках, которую я брала в библиотеке. — Чего ты стоишь? Проходи.

Я поплелась за ней. Мы оказались в гостиной. Каким же казался пустым этот дом без хозяина.

— Если ты пришла узнать насчет Дэниэла, то он не появлялся, — говорила Мэри, садясь за компьютерный стол, заброшенный какими-то бумагами.

— До сих пор? — отчаянно спросила я.

— Да, — заторможено кивнула она.

— А что Элизабет и Виктор? Они тоже ничего не знают?

— Нет, — наконец, Мэри оторвала взгляд от книги и устало посмотрела на меня. Под ее очаровательными глазами красовались темные синяки.

— Как давно ты пила... кровь? — сглотнула я, машинально отступив на шаг назад.

— Не помню, — задумчиво ответила девушка. — Но ты не волнуйся, я держу себя в руках.

— Тебе надо питаться! — взволнованно воскликнула я. — Иначе ты совсем ослабнешь...

— Да, конечно... обязательно... — она вновь уткнулась в свою книгу.

Я встряхнула волосами и пригляделась к бесчисленному количеству записей, скопившемуся на компьютерном столе. Мэри внимательно смотрела на страницы книги, а потом что-то записывала.

— Что ты делаешь? — спросила я. — Зачем тебе это все понадобилось?

— Это вычисления, — ответила она, аккуратно переписывая что-то из книги.

— Какие?

— Мия, я же говорила тебе, что все расскажу тебе потом, — простонала она.

— Это ненормально... — я покачала головой.

— Нет... Постой, о чем ты?

— Ты из-за какой-то писанины не... питалась уже неизвестно сколько времени! Стала рассеянной и постоянно читаешь эту чушь! Разве это нормально?

— Это вовсе не чушь, Мия, — холодно произнесла Мэри, взглянув на меня. В ее темно-карих глазах читалось раздражение и усталость. — Прости... — вздохнула она. — Я действительно увлеклась. Но это никакая не ерунда! Это очень важно.

— Пожалуйста, объясни мне, — умоляющим голосом попросила я, — может, я смогу тебе помочь.

— Это навряд ли, — и вот, Мэри снова погрузилась в чтение.

— Ты удивляешь меня, Мэри... — буркнула я. — Вы все меня удивляете... Сначала ты, так теперь еще и Дэниэл куда-то исчез! А что тогда мне прикажете делать?! Сидеть и смотреть, как все сходят с ума, и я в том числе?

Мэри издала тяжелый вздох, отложила книгу в сторону и повернулась ко мне лицом.

— Так, Мия, успокойся, — она встала рядом со мной, положив руки на мои плечи. — Дыши глубже.

— Я в порядке, — рявкнула я недовольно.

Она обняла меня за плечо и повела к дивану. Мы присели.

— Послушай, — начала она, — я не понимаю, что твориться у вас с Дэниэлом, и что взбрело в голову моему братцу, но что бы ни случилось — ты в любую минуту можешь обратиться ко мне. Я всегда выслушаю тебя и поддержу!

— Что-то не похоже... — с обидой в голосе проговорила я.

— Да, — она невесело усмехнулась, — ты права. Просто сейчас не самое... подходящее время, Мия... Но впредь я обещаю быть внимательнее к тебе, к Дэниэлу, и ко всему, в общем.

— Ты не должна меняться ради нас, — вздохнула я. — Это я готова свесить на всех свои проблемы, потому что не могу справиться с ними в одиночку...

— Для того и нужны друзья, чтобы делить горе пополам, — улыбнулась Мэри.

— Верно, — согласилась я. — Как ты думаешь, Дэниэл скоро вернется?

— Честно говоря, я не знаю, — она пожала плечами. — Раньше такого никогда не случалось... Если он ушел, значит, он сомневается в чем-то, думает, пытается найти выход из ситуации. И его никто не сможет найти, пока он сам этого не захочет.

Я опустила голову и крепко зажмурила глаза.

— Скажи, вы сильно поругались перед тем, как он исчез? — почти что шепотом спросила Мэри.

— Нет... — я качнула головой. — Мы ехали в машине, говорили, и вдруг что-то изменилось в его настроении.

— А о чем вы говорили?

Я замешкалась.

— Если это очень личное, то можешь не говорить мне, если не хочешь, — сказала она.

— Дэниэл давно затронул эту тему... — начала рассказывать я. — Разговор шел о том, хочу ли я стать... вампиром.

— О-о-о... — Мэри посмотрела перед собой. — И что ты ему ответила?

— Что... не хочу... быть... вампиром... — с трудом выговорила я.

Мэри резко повернулась ко мне.

— Ты так и сказала ему? — удивилась она.

— Ну, да, — я слабо пожала плечами.

— Ох, Мия, — простонала Мэри, — конечно же, это сильно ранило Дэниэла!

— Но... почему он сам не сказал мне об этом? Он... — стала задыхаться я.

— Дэниэл говорил тебе, что не хочет для тебя такой участи? — Мэри точь-в-точь повторила его слова.

— Да, — я с ужасом на лице взглянула на нее. — Мэри! Я уже ничего не понимаю...

Мэри сжала мою руку. От ее ладони исходил холод.

— Понимаешь, Дэниэл неспроста завел такой разговор, — ее голос стал мягче и тише. — Если он задумался о твоем обращении в вампира, значит, между вами случилось что-то серьезное... что-то, что сподвигнуло его на эту мысль. Понимаешь?

И тут я вспомнила. Та ночь, проведенная на острова Санта-Крус, сблизила нас с Дэниэлом. Наша любовь стала еще крепче и сильнее.

— Он хочет провести с тобой целую вечность, — продолжала Мэри. — Ну, может не вечность, но столько, сколько вообще возможно! Дэниэл очень сильно любит тебя, Мия, и если что-то случиться с тобой — мой брат не переживет такой потери. Дэниэл старается уберечь тебя от всех опасностей, и ты для него слишком дорога, чтобы он смог позволить тебе умереть через десятки лет. Поверь, для вампира — это очень маленький срок, — Мэри издала резкий вздох. — Знаешь, если бы Дэниэл не любил тебя так сильно, он бы ни за что не затронул тему о твоем обращении в вампира.

— Но Мэри, — выдохнула я и взмахнула руками, — я не хочу становиться вампиром! Не хочу! Я никогда не хотела этого, и, наверное, никогда не захочу... — к концу я перешла на шепот. — Я понимаю, что Дэниэл любит меня и хочет разделить со мной вечность. Безусловно, я тоже безумно люблю его, и всегда хочу быть с ним... но... я не могу пожертвовать своей жизнью ради этого…

— Я понимаю, Мия, — кивнула она. — Это очень тяжело. И только тебе решать в этом не простом деле. Если в итоге ты выберешь человеческую жизнь, то тебя никто не осудит! Дэниэл будет с тобой до тех пор, пока ты сама не захочешь, чтобы он ушел, — я удивлялась каждому ее слову! Она дословно повторяла слова своего брата. — Но если ты все же решишь стать вампиром — вы проведете самую счастливую вечную жизнь!

— Я... не знаю... — волна отчаяния захлестнула меня огромной волной и утопила в мрачной пучине печали и боли. — Я не могу оставить своих родителей, родных, друзей... Что будет с мамой и папой, когда я вдруг исчезну? Ведь будучи... другой, — я не смогла произнести слово “вампиром”, — я не смогу жить с ними, видеть их... Мне придется оставить их навсегда...

— Этого все равно не избежать, — слабо улыбнулась Мэри. — Равносильно тому, что после окончания школы ты бы уехала учиться в колледж, а через несколько лет у тебя появилась своя семья, свой дом, работа... Самостоятельная жизнь вдали от родителей. Ты бы изредка приезжала к ним со своей семьей по праздникам, чтобы повидаться. И все... — она внимательно смотрела на меня. — Знаешь, почему-то мне кажется, что больше всего ты боишься оставить не родителей, а саму себя. Ты боишься стать другой, получить абсолютно другую жизнь, которая, поверь мне, не так уж и плоха, если встать на правильный путь.

Мэри была права. Я очень сильно боялась той неизвестности, что могла бы ждать меня, если бы я выбрала вечную жизнь в качестве вампира. И... действительно, ничего бы не изменилось, если бы я стала вампиром. Я бы так же раз в год навещала своих родителей вместе с Дэниэлом, допустим, на Рождество. И этого было бы достаточно, чтобы знать, что с мамой и папой все хорошо, что они по-прежнему живут в мире и согласии. Но единственный минус того, если бы я выбрала другой путь — мои родители умрут через десятки лет, состарившись, а я буду все такой же молодой и красивой. И это будет не справедливым. Неестественным.

— Ты права, — мой голос прозвучал так, будто я проглотила лягушку. — Я боюсь неизвестность моей дальнейшей жизни, если выберу предложение Дэниэла. Но мне никак не избавиться от этого страха, Мэри!

— Тебе нужно время, — она погладила меня по спине. — Такие ответственные решения не принимаются за несколько дней. Может, на это уйдут годы...

— Ну уж нет! Если становиться вампиром, то не старше Дэниэла...

Мэри звонко рассмеялась.

— Такой настрой мне больше нравится, — подбодрила она. — Знаешь, я уверена, что у вас с Дэниэлом все будет хорошо!

— Ты не представляешь, как мне хочется верить в это... — пробормотала я.

— И не надо верить, — легкомысленно отмахнулась рукой Мэри. — Так и будет! Я знаю это.

— И давно ты подалась в ясновидящие? — ухмыльнулась я, смахивая слезу со щеки.

— Чтобы знать очевидные вещи не нужно быть ясновидящей, — уверенно заявила она.

— Что ж, тогда я спокойна.

— Вот и ладненько! — Мэри хлопнула несколько раз по моему плечу и поднялась с дивана. — И все же ты подумай над его предложением, хорошо? Не стоит все рушить, Мия. Любовь — очень хрупкая вещь. Ее надо беречь всеми усилиями.

— Обещаю, — кивнула я. — А ты пообещай, что сегодня же съездишь в ближайшую больницу за кровью!

— Так уж и быть, — серьезную вещь Мэри попыталась обратить в шутку. Но взглянув на мое суровое лицо, она перестала улыбаться. — Хорошо. Я обещаю.

— Теперь я действительно спокойна, — протянула я.

— А сейчас мне надо вернуться к работе, — Мэри сделала свой голос задумчивым.

— О, ты серьезно?

— Да, Мия, я вполне серьезно.

Она прошла к компьютерному столу и села, вновь принявшись читать огромную книгу с древним переплетом.

— И все же, что за расчеты ты ведешь? — вернулась я к прежней теме разговора.

— Не сейчас, Мия, не сейчас... — были ее единственные слова.

Я просидела в доме Дэниэла до позднего вечера. Поскольку у меня не было машины, я попросила Мэри отвезти меня до дома. Она, отложив все свои дела, согласилась.

— Прямо сейчас езжай в больницу! — в приказном тоне продиктовала я.

— Ладно-ладно, — Мэри недовольно закатила глаза.

Я открыла дверцу новенькой Бугатти и вышла на улицу.

— Завтра увидимся? — спросила я, наклонившись.

— Если ты сама этого захочешь, — с кривой ухмылкой на мертвенно-бледном лице проговорила Мэри и тронулась с места.

Я стала всматриваться в темному, и мне стало не по себе, поэтому я быстро зашагала к дому.

Когда я заходила в прихожую, мимо проходил папа.

— Здравствуй, милая, — остановился он.

— Привет, — мой голос звучал немного взволнованно.

— Ты была у Мэри?

— Да, — кивнула я, снимая обувь. — Как дела на работе?

— Ммм, сойдет, — пробормотал он и пошел в гостиную.

А я направилась сразу к лестнице. Поднявшись наверх, сначала я зашла в ванную, чтобы ополоснуть лицо.

Оказавшись в своей комнате, я открыла окно, надеясь, что станет чуточку свежее. Сняв с себя одежду, я переоделась в шорты и топ. Я достала из заднего кармана джинс сотовый телефон в надежде увидеть пропущенный вызов от Дэниэла. Но мне пришла всего лишь смс от Мелиссы. Она писала, чтобы я ей срочно позвонила.

Я взглянула на часы. Только половина одиннадцатого. Думаю, Мелисса еще не спит.

Спустя несколько длинных гудков ожидания, я услышала ее обеспокоенный голос.

— О, Мия, ты позвонила! Почему так поздно?

— Прости, я только сейчас прочитала твою смс-ку, — я залезла на кровать. — Что-то случилось?

— Да нет, ничего серьезного.

— Тогда в чем такая срочность? — не понимала я.

— Я просто хотела услышать твой голос, — пояснила она, вздохнув. — Мы больше недели не созванивались с тобой. Я волновалась за тебя.

— Могла просто позвонить мне.

— Я думала, ты мне позвонишь! — обиженно проговорила Мелисса.

— Извини, были сложные... обстоятельства, — уклончиво ответила я, взглянув на окно.

И тут меня посетило навязчивое чувство, что сейчас я на мгновенье закрою глаза, а когда открою — в моей комнате появится Дэниэл. И все будет хорошо, как и прежде.

Я так и сделала.

И когда я открыла глаза — моя комната по-прежнему была пуста.

Я откинула голову назад.

— Что, поругалась с Дэниэлом? — подруга как всегда обо всем догадалась.

— Можно и так сказать, — вздохнула я. — Давай не будем больше об этом, — мне не хотелось и дальше говорить о наболевшей тебе. — Как твои дела?

— О, все замечательно! — я была рада услышать, как приободрился голос Мелиссы.

— Вы с Джонатаном уже встречаетесь? — почему-то я заговорила шепотом, будто это было огромным секретом.

— Да! — пропищала в трубку она.

— Я так рада за вас, Мелисса! — искренне сказала я и улыбнулась.

— Ох, мне надо столько тебе рассказать! — с огромным энтузиазмом воскликнула она.

— Так может встретимся завтра? — вылетело у меня.

— Отличная идея! — поддержала Мелисса. — Во сколько тебе будет удобно?

— В любое время суток, — сразу отозвалась я.

— Замечательно. Я заеду за тобой половина второго. Пойдет?

— Да.

— Хорошо, — я завидовала, с каким воодушевлением говорила подруга. По ее голосу можно было понять, что ее переполняют эмоции. А мне кажется, будто я давно этого не ощущала... — И ты мне расскажешь, что стряслось у вас с Дэниэлом.

— Ладно, — я опустила голову. — Пока.

— До встречи, Мия, — сказала она и отключилась.

Я отстранила телефон от уха и положила его на тумбочку.

Оставшись наедине со своими мыслями, я несколько раз прокрутила в голове сегодняшний разговор с Мэри. Я должна подумать над ее словами. Сейчас, размышляя над всем этим, я почувствовала себя жутко виноватой перед Дэниэлом. Он ведь просто хочет всегда быть со мной, так как сильно любит. А я... я думаю только о том, что будет удобнее мне, не задумавшись по-настоящему о его чувствах... Какая же я эгоистка...

Но как мне побороть тот страх в душе, что терзает меня только об одном упоминании о... вампирах? Я даже думать об этом не могу с непоколебимым спокойствием! А что уж говорить о том, что я стану одной из них? Стану вампиром...

Мне просто надо время, чтобы взвесить все “за” и “против”, и тогда я смогу принять окончательное решение, которое изменит всю мою дальнейшую жизнь.

С этими мыслями я погрузилась в сон.

Следующее утро удалось мне перенести более... спокойно. Теперь во мне присутствовала уверенность, что Дэниэл обязательно вернется, вопрос только во времени.

Этим утром я постаралась вести себя более вежливо и открыто с мамой, помогла ей с ремонтом в их спальне, а затем приготовила обед. В общем, я с пользой потратила свободное время.

Когда время подходило ближе к обеду — я решила принять душ, чтобы привести свое тело в тонус и немного расслабиться. Ну, а после водных процедур я некоторое время валялась на кровати, снова вспоминая разговор с Мэри.

На этот раз я не заставила долго ждать свою подругу. Когда Мелисса заехала со мной, я была полностью готова.

— Здравствуй, — радостно поприветствовала меня она, крепко обнимая.

— Привет, Мелисса, — я была искренне рада впервые за полторы недели увидеть свою лучшую подругу.

— Ну, куда желаешь поехать? — поинтересовалась она, садясь в машину.

— Ты же знаешь, я не спец в этом... — пробормотала я, запутавшись в ремнях безопасности. — Черт!

— Хмм, я знаю одно хорошее местечко на окраине города! — Мелисса завела автомобиль, и мы поехали.

Пока мы ехали до небольшого кафе, я успела заметить, как ясное небо затягивается серыми тучами, и за ними исчезает лучезарное солнце.

— Говорят, здесь делают самые лучшие бургеры во всем Портленде! — ликовала Мелисса, когда мы подходили к небольшому зданию. — Если ты не возражаешь, сегодня мы поедим фаст-фуд.

Как будто это имело для меня значение...

Изнутри кафе выглядело обычно и не примечательно, как и другие подобные заведения. Народу оказалось не много. Мы сели за самый дальний столик.

К нам подошла молодая официантка.

— Здравствуйте, мы ради приветствовать вас в нашем кафе! — вежливым тоном сказала она, постоянно улыбаясь. — Что будете заказывать?

Мелисса быстро и оценивающе просмотрела меню.

— Мне, пожалуйста, пару гамбургеров, грейпфрутовый сок, и картошку фри, — Мелисса сделала свой заказ.

Девушка быстро записала все в блокнотик и повернулась ко мне.

— Мне то же самое, — я робко улыбнулась.

— Вы сделали хороший заказ! У нас делают самые вкусные гамбургеры во всем городе! — сказала официантка, по-прежнему широко улыбаясь.

— Мы надеемся на это, — Мелисса посмотрела на меня и усмехнулась.

Когда официантка отошла, Мелисса чуть наклонилась вперед, сложив руки на стол.

— Ну, рассказывай! — вздохнула она.

— Не-а, — я качнула головой, — ты первая.

Ей, наверное, уже не терпится рассказать об их отношениях с Джонатаном. Что ж, я буду только рада выслушать ее!

— Ты уверена? — я заметила, как она стала нервно теребить локон волос.

— Выкладывай уже!

— Ладно, — она победно улыбнулась. — Помнишь, я тебе рассказывала про выступление их группы, на которое он меня пригласил? — на ее вопрос я молча кивнула. — Так вот, я пришла туда. Джонатан был рад видеть меня. После того, как выступление закончилось, он решил проводить до дома. Ну, и там он признался мне в симпатии, и мы поцеловались, — лицо Мелиссы покраснело от переизбытка положительных эмоций.

— Ничего себе... — ахнула я. — У вас произошло все так... быстро. Это не кажется тебе странным?

— Думай, что хочешь, — она резко изменилась в лицо, — но он действительно мне нравится!

— Эй, я не имею ничего против. Просто мне кажется, что вы сблизились слишком быстро. Это только мое мнение, Мелисса. И... ты же знаешь скучный и довольно предсказуемый расклад моих мыслей.

С этим Мелисса не могла поспорить. Она улыбнулась.

— Мия, я счастлива! — она мечтательно подняла взгляд вверх. — Хоть мы с ним вместе всего полторы недели, но я чувствую себя рядом с ним так, будто мы уже долгое время вместе. Понимаешь? Словно мы родственные души! Это такое необыкновенное чувство... раньше я никогда не чувствовала себя такой... живой, полноценной, — было довольно странно слышать такие слова из ее уст. — С Джонатаном я совсем другая, что сама себя не узнаю!

— Мелисса, — тихо произнесла я ее имя, протянула руку и дотронулась до нее. — Я рада, что все так складывается! Все, чего я хочу для тебя — чтобы ты была счастливой, с кем бы ты ни была. А остальное просто не имеет значения.

— А я рада, что у меня такая понимающая подруга, как ты! — Мелисса тепло улыбнулась мне.

Нашу идиллию прервало неожиданное появление официантки. Она принесла нам наш заказ и тут же исчезла.

Гамбургеры и в правду оказалась очень вкусными! Я бы заказала еще, да только желудок был заполнен “от” и “до”. Это кафе мы покинули довольные и сытые.

Поскольку целый день был свободен, мы с Мелиссой решили прогуляться по центральному парку. Я очень давно там не была, что стала забывать, как он выглядит...

Мелисса в мельчайших подробностях рассказывала о том вечере, когда они с Джонатаном стали парой. Я с особой внимательностью слушала ее, стараясь не пропускать ни одно слово. Не хотелось мне еще и ней поругаться... достаточно того, что Дэниэл по непонятной причине исчез из города и оставил меня абсолютно одну.

После парка мы посетили набережную. Ну, а после ей позвонил ее законный парень и пригласил на свидание. Естественно, Мелисса стала прыгать от счастья, а мне пришлось сказать, что неожиданно появились очень важные дела по дому и попросить ее отвезти меня.

Мелисса подбросила меня до дома, сказала, что еще позвонит, и умчалась навстречу своей любви. Я с доброй завистью в душе поплелась домой.

Мама была рада знать, что я ходила на встречу с Мелиссой. Она постаралась расспросить меня о сегодняшнем дне, но я ничего не рассказала ей и ушла в свою комнату, сославшись на то, что сильно вымоталась и хочу отдохнуть. Она звала меня на ужин, но я отказалась.

И вот я снова оказалась в своей комнате, в полном одиночестве.

Я залезла на подоконник. Взяла в руки телефон, нашла в журнале вызовов номер Дэниэла, который знала наизусть, и нажала на кнопку вызова.

И вот, впервые за полторы недели, послышались длинные гудки. Мое сердце с бешеной скоростью заколотилось в груди, ладони вспотели, а дыхание стало прерывистым. Пришлось открыть окно, так как резко стало не хватать свежего воздуха.

Все мои надежды на то, что Дэниэл ответит, разрушились в пух и прах. После длинных гудков последовали короткие, а затем прозвучал автоответчик. Ну, радовало и то, что он хотя бы включил телефон...

— Привет, Дэниэл, — я решила оставить ему голосовое сообщение. — Послушай, я не знаю, чем я так сильно огорчила тебя, что ты решил исчезнуть, но в любом случае я хочу, чтобы ты вернулся, — я чувствовала себя глупо, что-то говоря и не слыша ничего в ответ. — Я скучаю по тебе, Дэниэл. Ты не представляешь, что я только не думала, когда ты внезапно ушел... И если мои самые худшие опасения оказались правдой, и ты просто решил бросить меня, то наберись смелости и скажи мне все в глаза, — я сделала глубокий вдох и закрыла глаза. — Надеюсь, что ты прослушаешь это сообщение и вернешься. Я буду ждать тебя.

Я положила телефон рядом с собой и закрыла лицо ладонями. Интересно, как скоро Дэниэл прослушает мое сообщение? И решит ли он вернуться ко мне?

— Только не плачь, только не плачь, только не плачь... — успокаивала я сама себя. Только это было бесполезно.

Зарывшись лицом в волосах, я тихо зарыдала на подоконнике.

Возможно, если Дэниэл сейчас где-то поблизости — пусть понаблюдает за тем, как мне больно!

Он же клялся мне, что никогда и ни при каких условиях не оставит меня, точнее только тогда, когда я сама этого пожелаю. Но Дэниэл ушел против моей воли... значит, он нарушил обещание! А я... что я сделала ему плохого? Даже если его так огорчило мой ответ на вопрос, хочу ли я стать вампиром, то это мое право выбора, и Дэниэл должен был поддержать меня в любом случае!

Ну вот... я снова думаю, как настоящая эгоистка!

Сколько можно думать о себе? Пора подумать Дэниэле... ведь он тоже столько сделал для меня, и я безгранично обязана ему.

И что мне делать со всем этим? Как принять правильное решение?

Как же мне хочется отмотать время немного назад, когда все было хорошо, когда проблемы отступили на самое последнее место, когда Дэниэл просто был рядом со мной, и мы просто были счастливы.

Почему жизнь устроена так сложно?

Теперь я понимаю, почему все взрослые говорят, что детство — это самое безответственное время, и ты счастлив, не зависимо оттого, какие важные решения взрослые принимают за тебя. Ты просто ребенок — и этим все сказано.

Я с трудом перебралась на кровать и тут же уткнулась в подушку — она впитает в себя все слезы, что прольются из моих глаз.

Мне снился сон — начало было просто превосходное, а вот концовка мне не очень пришлась по душе.

Когда я проснулась, то уже плохо помнила о сне, но я точно знала, что он был о Дэниэле. Наверно, на это повлияло то, что я постоянно думаю о нем. Что же теперь сделаешь?

Наступил очередной день.

Я нутром чувствовала, что сегодня что-то обязательно должно произойти — не важно, будь это что-то плохое, или что-то хорошее, но это “что-то” обязательно произойдет.

Погода словно подстраивалась под мое настроение — сегодня было пасмурно, холодно, дождливо. И в моей душе точно так же.

Я спустилась и как всегда последовала на кухню.

— Доброе утро, — вяло поприветствовала я маму.

— Добрым это утро не назовешь, — она хмуро посмотрела в окно и подошла к плите. — Какие планы на сегодня?

— Ммм, даже не знаю, а что? — я присела за стол.

— Ничего, просто интересуюсь.

Вот и весь неудавшийся разговор.

Мама разогрела мне завтрак, я старалась как можно медленнее пережевывать еду, но все равно быстро с ней разделалась. После того, как я поела, снова отправилась в свою комнату, чтобы остаток дня провести там.

Чтобы окончательно не свихнуться от скуки — я решила посмотреть какой-нибудь фильм по ноутбуку. Меня не сильно интересовало, какой именно жанр фильма смотреть, поэтому я включила первое попавшееся кино.

Фильм оказался не таким уж и скучным — по крайней мере я хоть немного отвлеклась от повседневного стресса.

Я металась из стороны в сторону, бездумно бродила по комнате, не зная, что мне делать. И как бы я ни старалась отогнать от себя мысли о Дэниэле — я все равно размышляла о нем. Думала постоянно, беспрерывно, и все равно безнадежно.

Я думала поехать к Мэри, но потом изменила свое решение. Наверно, моя компания не совсем уместна и столь желательна для нее. Если бы она хотела увидеться со мной — она давно бы приехала ко мне сама. Мэри нашла для себя новое увлекательное занятие (хотя я не понимала, что именно так заинтересовало ее в этих книгах, которые я брала ей в библиотеке).

Потом, я хотела позвонить Мелисса, и опять передумала. Даже моей самой лучшей подруге теперь нет до меня дела. У нее появился парень — Джонатан — и, наверное, все свободное время он проводит в его компании. И я не осуждаю ее. Когда Дэниэл только появился в моей жизни, я поступала точно так же, забыв про всех друзей и знакомых.

И я еще раз убеждаюсь в том, что осталась одна.

В голову пришла идея.

Раньше — до того, как я встретила Дэниэла — я тоже была абсолютно одна. И было лишь одно место, в которое я могла приходить и находиться там сколько угодно времени.

Мой старый и забытый парк рядом с домом. Я довольно давно не была там, хотя раньше гуляла там каждый вечер.

Туда я и решила пойти.

Я нашла теплую одежду, расчесала волосы и покинула комнату, прихватив с собой МР3 плеер. Маме снова пришлось соврать, что я иду к Мэри.

На улице оказалось еще холоднее, чем я предполагала. Небо затянулось грозовыми тучами, холодный ветер, дующий с океана, пронизывал до глубины души и просачивался сквозь кофту, оставляя за собой неприятные волны мурашек; ледяные капли дождя падали с небес и попадали за шиворот.

Надев капюшон на голову, я плотнее застегнула кофту, надела наушники и включила МР3 плеер. Засунув руки в карманы, я не спеша отправилась в парк.

Странно, что на улице почти никого не оказалось. Так же с сожалением я заметила, что дождь постепенно превратился в ливень.

Мне нужно было срочно где-то переждать дождь, иначе я промокну до нитки и заболею. А болеть мне хотелось меньше всего... Сейчас самый разгар лета, и будет глупо, если я простужусь.

Внезапно, раскат грома пронесся по темному небу. Даже сквозь музыку в наушниках я услышала этот пронизывающий звук и вздрогнула. Ноги сами потащили меня куда-то, и я, словно во сне, побежала по лужам к ближайшему зданию.

Вот и погуляла...

Ливень, на удивление, быстро закончился. Но небо не посветлело. Наоборот, стало еще темнее. Хоть я и не знала точного времени, но с уверенностью могла сказать, что уже довольно поздно, и скоро надо возвращаться домой. Но, честно говоря, я не хотела. Мне хотелось вдоволь надышаться свежим воздухом, так как вновь оказавших в четырех стенах мне вновь станет трудно дышать...

Отбросив неприятные воспоминания в самый отдаленный уголок своего сознания, я поправила кофту, снова включила музыку и не спеша побрела к парку.

Глава одиннадцатая Примирение

Время... Время... Время...

Последние четыре дня мне стало казаться, что минуты стали часами, часы — днями... Время замедлило ход, будто растягивая ту боль, что я терплю. Хотя я каждую секунду уверяю себя, что Дэниэл, рано или поздно, обязательно вернется. Но ожидание меня убивает, нанося на мое сердце глубокие кровоточащие раны.

Я не могу выразить, насколько мне действительно тяжело и больно переносить неожиданный уход Дэниэла. Невозможно подобрать слова, чтобы выразить то, что творится в моей душе. Я стараюсь не подавать виду, что мне больно, потому что иначе я буду выглядеть слабой и одинокой (меня просто выворачивает от этого слова), и мама будет жалеть меня. А жалость для меня — самое гнусное чувство.

Я каждый день, каждую минуту заставляю себя быть сильной и продолжать ждать чуда. Хотя бы на виду... Но стоит мне остаться одной — у меня не хватает духа сдерживать эмоции. И я плачу. Плачу потому, что после этого становится легче. Вместе со слезами уходит боль.

Но, честно сказать, слез больше не осталось. В последнее время я нарыдалась столько, сколько не плакала за всю жизнь!

Где же мне найти спасение? И когда оно вернется? Может, счастье для меня закончилось, и теперь я обречена лишь на боль и страдания? Хотелось бы надеяться, что нет...

Ну вот я снова одна. Я вновь почувствовала на глазах соленый вкус слез. Мой разум и тело давно не пытаются успокоить меня, заставить перестать лить беспощадные слезы. А вот и обычная боль в сердце. Все снова сжалось; в голове вновь звучит иллюзия знакомого голоса... это неопределенность рвет на мелкие части душу. Неужели так мучительно и больно будет всегда?.. Нет... Я не уверена, что человек не может вечно с этой невыносимой болью! Вечность — она мне точно больше не светит...

Прохладное утро.

Наступил новый день, который преподнесет мне очередную порцию боли и переживаний. И вновь я проснулась с предчувствием чего-то странного и ужасного... только я не знаю, чего мне ждать. Вроде боли я уже не боюсь и не удивляюсь тому, с какой силой она наносит удары по моей душе.

Сегодня мне в очередной раз стоит набраться смелости и сил, чтобы вновь встретить боль с достоинством.

Как обычно я встала с постели и открыла окно, чтобы проветрить комнату. И вдруг я замерла, заметив в деревьях на противоположной стороне улицы чей-то темный силуэт, и всего на мгновенье мне показалось, будто фигура смотрит на меня. Но стоило мне моргнуть — там уже никого не было.

Такие видения стали посещать меня несколько последних дней. Теперь я полностью убедилась в том, что схожу с ума... без него.

Я все жду и жду, когда Дэниэл вернется. Но его нет. И мне начинает казаться, что я больше никогда не увижу его прозрачно-голубых глаз, не прикоснусь к нему, не обниму, не прижмусь к его холодному твердому телу, не почувствую сладкий вкус поцелуя... Но я стараюсь переубеждать себя каждый раз, когда мои мысли заходят слишком далеко, в том, что Дэниэл обязательно вернется, и все снова будет хорошо.

Я вздрогнула.

Моргнув несколько раз, я отошла от окна и подошла к зеркалу. На шее висел золотой кулон, подаренный Дэниэлом, внутри которого были написаны наши имена. Я крепко сжала кулон в руке и закрыла глаза. В мыслях появился безупречный образ моего любимого вампира.

Когда же я увижу его...

Почувствовав, как на глаза наливаются привычные слезы, я приказала себе успокоиться и взять себя в руки.

Все эти дни я проводила в доме Дэниэла вместе с Мэри, точнее одна, так как его сестра по-прежнему сходила с ума из-за странных книг и почти не обращала на меня внимания. Мне жутко не хотелось досаждать ей, но я не знала, что мне еще делать. Оставаться одна я не могла, так как знала, что это сильно осложнит мое положение. Мелиссе тоже стало не до меня — все свободное время она проводит со своим парнем Джонатаном.

Я никому не нужна... и, похоже, что даже ему...

Почему он не возвращается? Почему его нет? И почему он вообще ушел? Я не могла так сильно обидеть его... просто не могла!

Если это и в правду из-за того, что я отказалась становиться вампиром, и он подумал, что тем самым я не желаю быть с ним, то это не правда! Я безгранично желаю быть с ним! Всегда. И никто кроме него мне не нужен!

Я стала задумываться; а что, если я стану вампиром? Конечно, думая об этом я не могла обойтись без страха. Но теперь я не представляла себе все это как нечто невероятное — постепенно в моих мыслях укладывался мой образ, только совершенно другой. Но это не самая важная причина, по которой я боюсь стать вампиром. Родители... что будет с ними? Конечно, им можно будет внушить, что на некоторое время я уехала, и вернусь не скоро. И за это время я научусь контролировать себя среди людей.

И еще меня пугало то, что я не знаю, как буду вести себя после обращения. Ведь весь мир станет для меня совершенно иным, и я буду чувствовать совершенно иначе. И мне страшно, что я не смогу справиться с этим... Я боюсь, что на моей совести будет немало человеческих жертв...

— Ау-у! — перед моим лицом мелькала бледная рука.

Я встряхнула головой.

— Ты в порядке? — Мэри беспокойно смотрела на меня.

— Да, — я протерла глаза.

— Точно?

— Вполне.

— Хорошо, — она еще раз с волнением взглянула на меня и принялась дальше смотреть в свою книгу. — Ты начинаешь меня пугать.

— Не понимаю, о чем ты? — я изобразила растерянность.

— Все ты понимаешь, — фыркнула Мэри. — Это из-за Дэниэла, да?

Я промолчала. Зачем спрашивать, если она итак все прекрасно знает.

Мэри со вздохом отстранилась от столика и развернулась ко мне.

— Послушай, я знаю, что его нет уже долгое время, и ты переживаешь за него, но Дэниэл вернется! — Мэри сжала мою руку. — Я сама начинаю волноваться за своего братца... Он никогда не исчезал на столь долгое время.

— Больше всего на свете я боюсь, что он не вернется, Мэри, — опустив голову, призналась я. — Я не смогу без него...

— Эй-эй-эй! — она убрала за плечо выпавшие локоны волос, чтобы видеть мое лицо. — Не смей так думать.

— Но прошло уже две недели! А он все не возвращается... Может, он действительно решил бросить меня? — от этих мыслей мне стало плохо.

— Мия, это не так, — старалась поддержать меня Мэри. — Если бы Дэниэл решил... оставить тебя — он бы сказал все в лицо, а не стал прятаться. Я же тебе говорила, что ему просто нужно время, чтобы разобраться в себе и в своих мыслях.

— Но сколько я могу ждать?! Я устала...

— Я понимаю, — она пододвинулась ко мне и обняла. — Тебе тяжело, ты скучаешь. Дэниэл очень чувствительный и слишком... человечный, что вообще не свойственно вампирам, и я уверена, что ему тоже сейчас не легко.

— Но почему он просто не может вернуться и поговорить со мной? — я крепко сжимала плечи Мэри, и соленые слезы катились по щекам. — Он бы мог все объяснить мне, и я бы все поняла! Но зачем мучить меня неизвестностью? Почему Дэниэл не может дать о себе знать? Хотя бы я должна быть уверена в том, что с ним все хорошо, что ничего не случилось... Но я ничего не знаю... ничего...

— Тише! — Мэри гладила меня по голове. — Только не плачь! Не люблю, когда люди плачут... Это слишком трогательно, даже для вампира.

— Я так хочу увидеть его, — шептала я, захлебываясь в собственных слезах. — И больше мне ничего не надо...

— Послушай, — Мэри отстранила меня от себя, — я постараюсь найти его.

— Как? — я стала вытирать слезы тыльной стороной руки.

— Честно говоря, я не знаю... — пробормотала она, убирая руки с моих плеч. — Но я обязательно что-нибудь придумаю! Может... мне позвонить Элизабет и попросить ее позвонить Дэниэлу? Думаю, он обязательно ответит на их звонок! Да, так и сделаю... — размышляла он вслух.

— Я буду тебе очень признательна, — прошептала я.

— Не обижайся, но как только я найду своего братца-идиота, то сверну ему шею! — яростно прошипела Мэри.

Не смотря на серьезность в ее словах, мне стало смешно, и я слабо рассмеялась.

— Нет, серьезно, — продолжала она, — похоже, он совсем решил распрощаться со своей и без того пустой головой! — наверное, сейчас она пыталась хоть как-то развеселить меня, и у нее это получалось.

Когда я успокоилась, то отправилась на кухню, чтобы чего-нибудь перекусить. Теперь дом Дэниэла стал для меня вторым домом, так как все время я провожу здесь, вместе с Мэри. Она даже предложила мне переехать сюда, чтобы ей не было так скучно одной. Хотя она и не может скучать, так как все время проводит в окружении этих книг... Брр! Как она могла всерьез заинтересоваться этой ерундой? Хотя... может, это вовсе не ерунда, но я не могу узнать этого, так как Мэри мне ничего не говорит.

— Ммм, Мэри? — тихо позвала я ее, вернувшись из кухни.

— Да? — кивнула она.

— Ты не будешь против, если я останусь сегодня у тебя? — с неловкостью спросила я. — Просто... я не могу оставаться одна...

— Конечно, я только “за”! — спокойно, даже с радостью ответила она.

И все... Весь разговор...

Я позвонила маме и предупредила, что сегодняшнюю ночь проведу в доме Дэниэла. Пришлось соврать, сказав, что это Мэри уговорила меня остаться.

Итак, эта ночевка мало чем отличалась от той, что я всегда провожу дома. Но все же я не чувствовала себя совсем одинокой. Меня поддерживала компания Мэри, хотя она всю ночь просидела, читая книги. А я так и уснула в гостиной на диване рядом с ней.

Проснувшись ранним утром, вместе с солнцем, я быстро оделась и поехала домой. Поскольку, когда я вернулась, мама уже не спала, мы с ней сделали последние штрихи и закончили ремонт в их спальне. Признаться, ни я, ни мама не думали, что получиться настолько красиво и аккуратно!

По поводу окончания ремонта мама решила устроить сегодня семейный ужин. А для этого нужны продукты, за которыми она меня и отправила. Я с радостью согласилась, так как для меня это удачный повод потратить свободное время.

До самого вечера мы с мамой провели на кухне, готовя шикарный ужин. Вот папа обрадуется! Я смогла хоть на некоторое время отвлечь себя от ужасных и надоедливых мыслей, погрузившись в готовку.

За несколько часов мы успели приготовить лазанью со стейками, жареную индейку в томатном соусе и пару салатов. Я задалась вопросом: кто все это съест?

Вернувшись с работы, папа был по-настоящему удивлен, но и обрадован, конечно же. Мы все вместе сели за стол и стали поглощать в себя вкуснейшие блюда. После хорошего ужина мы с мамой мыли посуду, а папа отправился в гостиную смотреть телевизор — сегодня был важный матч, поэтому он не должен был пропустить такое событие.

Я старалась все делать очень медленно и аккуратно, чтобы растянуть время. Но это не помогло. Стрелки часов показывали семь часов вечера. Еще все впереди...

Стоило мне вновь оказаться в своей комнате — я почувствовала, как на меня навалилось одиночество. Это ужасно, невыносимо, и так мучительно. Пришлось послушать музыку, чтобы не сойти с ума от тишины, которая давила на мозги.

Посмотрев на часы, я грустно вздохнула. Всего лишь час ночи.

Я сидела на подоконнике и смотрела в окно. Прохлада, окутывающая меня со всех сторон, стала медленно прокрадываться в мое сердце. Что холод хотел там найти? Боль, непонимание, обиду, разочарование... Что холод хотел сделать с моим сердцем? Заморозить его? Ха! Поздно, оно уже застыло, окаменело... Единственное, что хоть как-то согревает мое сердце, не дает окончательно превратиться в лед — лишь маленькая вера в то, что Дэниэл скоро вернется. Даже если мир обратится в прах, я буду ждать и любить его.

И снова в голову лезет вопрос: что мне делать? Смириться и продолжать спокойно жить? Но это уже нельзя будет назвать моей прежней жизнью — теперь каждую секунду я жду подвоха и неприятности.

В моей голове настоящий кавардак, и на разборки просто нет сил и какого-либо желания...

Как же жизнь бывает слишком жестока порою, и это как раз не обошло меня.

Уже наступило утро следующего дня, и я просидела всю ночь у окна, и все думала... думала... думала...

Мне хотелось тут же сорваться с места и поехать к Мэри, чтобы разузнать что-нибудь о Дэниэле. Может, Элизабет удалось дозвониться до него, и теперь они знают, где он находится. В общем, я должна знать абсолютно все о нем.

Нетерпение сжигало мое сердце и жгло все тело адским огнем. Я бродила по комнате, вслушиваясь в пустоту.

Не выдержав, я взяла телефон и набрала номер Мэри.

— Алло? — будничным тоном ответила она.

— Мэри! — я выдохнула с облегчением. — Ты уже звонила Элизабет? — сразу перешла к делу я.

— Да, — в ее голосе я не услышала просветлений.

— И что она говорит? — меня затрясло от паники.

— Виктор разговаривал с ним, — ее слова словно отключили у меня все эмоции. Я застыла в оцепенении и ждала, когда Мэри продолжит. — В общем, ничего хорошего, Мия. Дэниэл сказал, что вернется тогда, когда посчитает это нужным.

Я закрыла глаза. Мэри больше ничего не говорила, и я отключилась.

Значило ли это, что наступил конец? Конец всему... жизни, движению... Время остановилось, и та ноющая боль в сердце затянулась на невероятно долгое время.

Теперь моя уверенность относительно того, что Дэниэл вернется — уменьшилась вдвое. Да чего уж тут таить… я почти утратила веру в это. За каких-то несколько секунд, из-за каких-то нескольких слов... вся моя жизнь подкосилась меньше, чем за минуту.

Я почувствовала, как прохладный пол под ногами становится мягким, как мои ладони крепко сжимаются в кулаки. Жизненные силы разом покинули мое тело, и словно в замедленной съемке я видела, как падаю. А потом темнота...

— Доктор, вы можете сказать, что с Мией? — сквозь толстый слой ваты в ушах услышала я беспокойный голос мамы.

— Скорее всего, она потеряла сознание из-за сильного стресса, — пояснил низкий голос, принадлежащий мужчине средних лет.

— Стресса? — мамин голос повысился почти что на фальцет. — Но у нее не было повода для переживаний!

— Может, Мия с кем-нибудь ссорилась в последнее время? С друзьями, с ее молодым человеком

— Ох... — она издала тяжелый вздох. — Знаете, да. Я давно подозреваю, что она не в ладах со своим парнем... Вы думаете, что дело в этом?

— Вполне вероятно. У нее сложный возраст, и любой стресс может отрицательно сказаться на всей психике!

Мне хотелось рассмеяться над словами мужчины, если бы я могла. Но я лежала на чем-то мягком и не могла пошевелиться.

Я вновь вслушалась в их разговор.

— И что же делать? — раздался отчаянный мамин голос.

— Во-первых, старайтесь не волновать ее, ей нужно больше отдыхать, — стал объяснять доктор. — И... следите за тем, чтобы она регулярно спала. Организм ослаб из-за нехватки отдыха, как будто она не спала уже несколько ночей подряд.

— Хорошо. Спасибо, мистер Остин.

— До свидания.

Убедившись в том, что он ушел, я медленно открыла глаза. Оказывается, я лежала в гостиной. Услышав приближающиеся шаги, я стала готовиться к обвинениям мамы насчет того, что я ничего ей не рассказываю и уже долгое время обхожусь без сна.

— О, ты пришла в себя! — воскликнула она, присев рядом. — Как ты себя чувствуешь, Мия?

— Что произошло? — я ужаснулась, услышав свой охрипший голос.

— Ты потеряла сознание сегодня утром, — объяснила она, приложив руку к моему липкому от пота лбу. — Горячая...

— Сколько сейчас времени? — слабо поинтересовалась я.

— Скоро должен вернуться папа.

Получается, я пролежала без сознания целый день?! Хорошо, что мама не додумалась отправить меня в больницу...

— На, выпей, — она протянула мне стакан с водой и таблетку.

Я приложила все силы, чтобы немного привстать. Я выпила таблетку и попыталась сесть, но ничего не получилось, поэтому я снова рухнула небольшую подушку.

— Врач сказал, что ты не спала несколько ночей, — уголки маминых губ были опущены. — Это правда?

— Ерунда, — хмыкнула я, — просто не хотелось спать.

— Мия! Ты понимаешь, что портишь свой организм? Так же нельзя!

— Ох, да брось...

— Нет, — она решительно покачала головой, — теперь я буду внимательно следить за твоим сном и отдыхом, поняла?

— Хорошо, — сдалась я, так как спорить было абсолютно бесполезно. — Мам, ты не могла бы мне принести перекусить чего-нибудь? — я погладила свой живот, чтобы успокоить урчание желудка.

— Конечно, — мама слабо улыбнулась и легкой походкой пошла на кухню.

Что ж, похоже остаток этого дня мне суждено провести на диване... ну, или мне все же помогут добраться до комнаты. Хотя, лучше лежать здесь, когда папа или мама рядом, и я не одна.

Когда мама принесла еду — аппетит пропал, но я все равно поела. Когда пришел папа, он был удивлен, увидев меня в таком состоянии. Еще, он расстроился из-за того, что не сможет посмотреть телик, развалившись на диване, так как это место было занято мною. Правда, я все равно не пожелала оставаться в гостиной на ночь, так как на диване хоть и было мягко, но все же неудобно. Родители помогли мне подняться по лестнице и довели до кровати. Мама осталась ненадолго, чтобы проконтролировать мое состояние. Перед тем, как уйти, она дала мне таблетку для сна.

Но я сделала вид, что выпила ее, и когда мама ушла — я спрятала ее под подушку. Очередную ночь я планировала провести снова без сна, даже не потому, чтобы сделать себе хуже, а потому что просто не хотела.

Стоило мне на секунду закрыть глаза — и я уснула.

Я думала, что вижу самый чудесный сон! Мне казалось, будто чья-то невероятно холодная рука прикасается к моей горячей щеке, и от этого прикосновения мое сердце бешено заколотилось в груди. И когда я открыла глаза, то увидела перед собой того, кого меньше всего ожидала увидеть.

Божественно-красивое лицо Дэниэла стояло перед моими глазами, и мне казалось, будто это взаправду. Точнее я всей душей этого желала. Эти пухлые алые губы, превратившиеся в тонкую розоватую линию, прозрачно-голубые глаза, светящиеся в темноте, нежные черты прекрасного лица, напряженные скулы... Будто все это я вижу в реальности.

— Дэниэл, — прошептала я, и слеза скатилась по щеке.

Такое чувство, будто я плачу по-настоящему.

— Ты вернулся, — я протянула к нему трясущуюся руку и хотела дотронуться до его лица, но Дэниэл перехватил ее в воздухе и крепко сжал.

Я вздрогнула. То, как пристально смотрел на меня Дэниэл, приводило меня в некоторое заблуждение. Впервые вижу такой реалистичный сон.

— Мия, — прозвучал его тихий мелодичный голос, напоминающий мне гармоничную песнь.

— Это сон, да? — конечно же, это был сон. Вот я глупая...

— Нет, это не сон, — Дэниэл говорил вполне серьезно. И это звучало так, будто я действительно не сплю.

Я крепко зажмурила глаза, а через секунду резко открыла их. И ничего не изменилось. Дэниэл сидел рядом со мной, и его ледяная рука крепко сжимала мою ладонь. Теперь я ничего не понимала... Получается, я действительно не сплю? Но как... как такое возможно? В смысле, как так случилось, что Дэниэл здесь, рядом со мной? Такое может случиться лишь во сне...

Для того чтобы окончательно прогнать от себя иллюзию того, что я действительно сплю, и все это лишь сон, я сильно ущипнула себя за руку.

— Ой! — пискнула я.

И снова ничего не произошло. Дэниэл с удивлением смотрел на меня.

— Мия, это не сон, я здесь! — я не верила своим ушам, слыша его вкрадчивый голос.

— Нет... — бормотала я. — Я сплю... Ты... Нет...

— Я здесь, рядом с тобой, — Дэниэл медленно приблизился ко мне, что у меня захватило дыхание, а пульс резко подскочил. — И это правда.

Я смотрела в его прозрачно-голубые глаза и с каждым мгновением терялась все больше. Получается, Дэниэл вернулся? Значит, что он все-таки не бросил меня!

— Ох, черт... — промямлила я. — Дэниэл, это действительно ты?

— Ну, конечно! — на его ангельском лице появилось некое подобие слабой улыбки.

Я издала громкий выдох. Мой вампир, мой Дэниэл здесь! Он вернулся ко мне!

Я не могла выразить, что бушевало в моей душе. А сердце — оно отчаянно забилось в груди, будто после долгого сна. Счастье, чувство полноценности — вот, что я чувствовала сейчас. Хотя частичка меня до сих пор не верила тому чуду, что я увидела Дэниэла спустя столько времени.

— Боже... — я медленно приподнялась. — Ты вернулся!

— Прости меня, — Дэниэл виновато опустил голову. — Я очень сильно виноват перед тобой, Мия, и не знаю, как смогу искупить свою вину... Мне так жаль...

— Почему ты ушел, Дэниэл? — наконец, я смогла задать этот вопрос, мучивший меня все время, ему в лицо.

— Я... растерялся, испугался, — стал пояснять он. — Твой отказ так глубоко задел мои чувства, хотя я понимал, что это твой выбор, и я не в праве тебя заставить выбрать то, что хочется мне. Ты решила остаться человеком, не смотря ни на что, и это разозлило меня потому, что так мы не сможем быть вместе, — он посмотрел на меня, и я поняла смысл его слов.

— Мне нужно было время, чтобы все обдумать, разобраться в себе и в своих мыслях, — продолжал Дэниэл, по-прежнему глядя на меня. — Понять, чего я хочу.

— Я решил уйти, — его голос помрачнел, и я вместе с ним. — Сначала я просто скитался с места на место, пытался хоть на некоторое время забыться, но все равно думал лишь о тебе и ничего не мог с этим поделать... — рука Дэниэла легка на мою щеку, и я вздрогнула от наслаждения. — Ты заставила меня хорошенько встрепенуться, мисс Эндрю!

Сама того не осознавая, я улыбнулась — потому что именно этого и хотела. И вся обида, злость, которую я копила в себе и хотела выплеснуть, когда был он вернулся, вдруг испарилась.

— Но почему ты не позвонил мне? — спросила я.

— Мне, в некоторой степени, было... не до этого, — горько усмехнувшись, ответил Дэниэл. — Я был настолько убить своим горем... — он скривился.

— Я думала, что ты больше не вернешься, — прошептала я, сделав свой голос жалобным.

— Честно говоря, я тоже об этом думал, — с горечью в голосе признался Дэниэл. Я расширила глаза от удивления и открыла рот. — Несколько дней я терзался сомнениями, пытаясь заверить себя, что если я уйду, то облегчу твою жизнь. Не смотря на сильную боль в душе, я настроил себя решительно на то, чтобы уйти. Хотя я чувствовал вину за то, что ушел, так ничего не объяснив.

— Ты... хотел... бросить меня? — выдавила я, подавляя приступ слез. Ком рыданий подкатил к горлу, и я тут же сглотнула его.

— Да, — кивнул он.

Я закрыла глаза. — Тогда зачем вернулся?

— Я же говорил, что поначалу все время думал об этом, — стал оправдываться Дэниэл. Его рука крепче сжала мою ладонь. — Но я не смог продержаться без тебя и двух недель... Последние дни стали для меня невыносимыми. Я ужасно скучал, думал о тебе и о том, как ты без меня. Я очень сильно хотел увидеть тебя. И это окончательно сломило все мои принципы…

— Невероятно... — застонала я. — Мне было так... плохо без тебя. Я не знала, что с тобой, где ты, с кем ты! Но я продолжала ждать твоего возвращения, — все-таки я не смогла сдержаться и пропустила несколько слезинок. — Я тоже думала, что ты решил... положить всему конец, но сказала себе, что все равно дождусь твоего возвращения, и мы решим все лицом к лицу.

— Прости меня, пожалуйста, — Дэниэл придвинулся еще ближе. — Я знаю, что причинил тебе огромную боль, и не знаю, как мне искупить вину...

Дэниэл задрожал и поток слов остановился на неопределенное количество времени. Он выжидающе смотрел на меня, и его цвет его лица становился другим — более бледным и прозрачным — из-за лунного света.

— Ты нарушил обещание, — пробормотала я. Дэниэл непонимающе посмотрел на меня. — Ты клялся, что оставишь меня только в том случае, когда я захочу. Но ты ушел...

— Я чудовище, — он опустил голову. — Я знаю это.

— Не говори так...

— Нет! — не громко воскликнул Дэниэл, и его лицо исказилось от боли. — Ты не представляешь, как я ненавижу себя! Я омерзителен и ужасен, — мне хотелось возразить его словам, но Дэниэл приложил палец к моим губам и продолжил. — И не надо говорить, что это не так, — он стал колебаться. — Я чувствую себя убитым, убитым своей глупостью и вспыльчивостью. Я все разрушил — ведь нам было так хорошо! Но я все испортил. Я всегда все порчу...

— Замолчи, — перебила я его.

Дэниэл печально взглянул на меня и поджал губы. Я высвободила свою руку из его холодной ладони и дотронулась до бледной щеки. Я попыталась подобрать в своей голове правильные слова, которые помогут мне избавить Дэниэла от безграничного чувства вины, которое будет сопровождать его еще очень долгое время.

— Дэниэл, — сказала я. От звука его имени мое сердце болезненно сжалось, и я знала, что очередного приступа слез не избежать. — Я хочу, чтобы ты знал. Я не виню тебя, и не хочу, чтобы ты считал себя чудовищем. Понимаешь? — на мои слова Дэниэл молчаливо ответил напряженным кивком. — И... еще я хочу, чтобы ты не терзал себя ответственностью за меня.

— Постой, — Дэниэл нахмурился. — О чем ты говоришь?

— Я хочу тебе сказать, чтобы ты не мучил себя тем, что находишься рядом, если тебе этого не хочется... — я была на грани пропасти. Я остановилась, чтобы сделать глубокий вдох, и снова продолжила свою речь. — Я не желаю, чтобы мои чувства к тебе стали для тебя обузой. И если ты хочешь уйти, то я не стану тебя держать, потому что не имею права...

Вдруг, тонкий палец Дэниэла лег на мои губы, и я замолчала. Я с удивлением посмотрела на него — лицо Дэниэл выглядело очень странно, почти что безумно.

— Мия Эндрю, — прошептал он, — я понятия не имею, откуда ты взяла этот... бред, но все, что ты только что наговорила — самое настоящее вранье!

— Теперь я ничего не понимаю... — промямлила я, когда Дэниэл убрал палец с моих губ.

— С чего ты взяла, что я брошу тебя?

— Но ты же сказал...

— Я сказал, что лишь думал об этом, — его безупречно бледное лицо озарила резковатая улыбка. — И, после всего, что между нами было, как ты могла смириться с этим?

— Я и не собиралась мириться с этим, — я сомкнула губы. — Безусловно, мне было бы дико больно, но лучше буду страдать я без тебя, чем ты, находясь рядом со мной...

— Мия, — снисходительно вздохнул Дэниэл, — ты не представляешь, какая ты глупая!

— Ну спасибо...

— Ты глупая потому, что не понимаешь того, как сильно я тебя люблю!

— Тогда почему ты ушел?

— Я, кажется, уже объяснил тебе, — тихо проговорил он.

— Тогда ты идиот! — колко ответила я.

Похоже, Дэниэл никак не ожидал услышать от меня такого... да и я сама от себя не ожидала...

— Как ты мог предположить, что я не хочу быть с тобой? — возмущенно спросила я. — Если я решила остаться человеком, то это не значит, что я отказываюсь быть с тобой! Мне нравится все то, что у меня есть, и я не хочу от этого отрекаться. И ты поставил меня перед таким выбором...

— Я ни перед чем тебя не ставил, — тихо возразил он. — Я лишь предложил тебе.

— Но твоя реакция подтверждает другое...

Дэниэл промолчал. Он надул губы, как маленький ребенок, и опустил голову.

— Человеческая жизнь — это слишком мало для меня, — пояснил он тусклым тоном. — Слишком мало для моей любви к тебе... Я думал... надеялся, что, может, ты согласишься с моим предложением и примешь в дар вечность, и у нас будет долгое и счастливое будущее. Но ты отказалась, от чего я сильно растерялся...

— Но с чего ты решил, что тем самым я отказываюсь от тебя? — на мой вопрос Дэниэл не смог ответить. — Почему ты так не хочешь того, чтобы я оставалась человеком?

— Первое: я не смогу постоянно оберегать тебя, и, рано или поздно, может что-нибудь случиться, — он серьезно взглянул на меня, и я поняла, про что он говорит. — Второе: несколько десятков лет, которые для человека — это целая жизнь, для вампира ничего не значат. И третье, — с меньшим энтузиазмом произнес Дэниэл, — я боюсь того, что вскоре твой интерес ко мне остынет, и тебе захочется чего-то большего — того, чего я не смогу дать тебе. Семью, детей…

— Как ты можешь говорить об этом? — прошептала я. Я постаралась пододвинуться к нему ближе. — Дэниэл, я всегда буду тебя любить! Слышишь? Всегда. И ничто этому не помешает.

— Я тоже очень сильно люблю тебя, Мия! — Дэниэл поместил мое лицо между ладонями и пристально взглянул на меня. — Люблю больше жизни, больше всего на этом свете! Ты для меня словно единственный просвет среди кромешной тьмы. И я не могу представить человека чудеснее и прекраснее, чем тебя. Ты особенная, нежная, милая, добрая, самая лучшая для меня! — каждое слово Дэниэл произносил с особой любовью. — И я безумно счастлив, что мне выпала честь почувствовать твою уникальную и сильную любовь! Не хватит никаких слов на свете, чтобы описать то, что я испытываю к тебе... Если тебя не станет — мне не за чем существовать дальше…

Я начала плакать. Слезы хлынули из глаз и несчастно потекли по щекам.

— Я тоже люблю тебя, — рыдала я. — И не представляю своей жизни без тебя!

— Прости меня, — с этими словами, Дэниэл медленно приблизился ко мне.

Но вдруг, он остановился в дюйме от моего лица. В его глазах я увидела сомнение и страх. Не в силах больше ждать, я обвила руки вокруг его шеи, притянув ближе. Наши губы соприкоснулись друг с другом, и я почувствовала облегчение, которое растеклось по всему телу.

Теперь я действительно уверилась в том, что Дэниэл рядом, что все это — не сон, и не игры моего воображения.

Я чувствовала его нежный поцелуй на своих губах и была безумно счастлива. Все встало на свои места — Дэниэл был снова рядом.

Мое хрупкое сердце выбивало бессвязный ритм, дыхание стало прерывистым, а пальцы жадно блуждали по его гладкому лицу. Я почувствовала его холодное, твердое тело каждой клеточкой своего, и я была безгранично счастлива, что Дэниэл прервал поцелуй. Его руки тоже ласкали мое лицо, спину, руки... И в те мгновения, когда его горячие губы оказывались свободны — он ласково шептал мое имя.

Когда я ощутила легкое головокружение, Дэниэл отстранился. Я упала на подушку и лежала, удивленная, покорно ожидая, когда моё дыхание замедлится, пульс придет в норму, и сердце утихнет.

— Думаю, теперь ты действительно прощен... — пробормотала я, громко вдыхая и выдыхая.

Дэниэл прилег рядом, и я смогла прижаться к нему, положив голову на его твердую грудь. Вновь почувствовав холод, исходящий от тела Дэниэла, я почувствовала себя лучше.

— Теперь-то я точно от тебя никуда не денусь! — сказал он, целуя мои волосы.

— Хотелось бы в это верить, — я обвила рукой его талию.

— Я обещаю тебе.

— Это я уже слышала, — я спокойно закрыла глаза.

— Мия, — над ухом раздался его вкрадчивый шепот, — я клянусь тебе, что отныне никуда не уйду. Без тебя.

— Я тебе верю, — сказала я и стиснула зубы, чтобы сдержать улыбку.

— Спасибо, — более спокойно промолвив Дэниэл. — Ты просто чудо!

Я лежала рядом с самым превосходным парнем на всей Земле и не могла поверить своему счастью. Дэниэл со мной рядом — теперь все снова будет хорошо. И остальных я избавлю от своего присутствия. Мэри, наконец, не придется терпеть мое присутствие каждый день, тем более что в последнее время она зациклилась на своих странных книгах. И мама не будет так сильно переживать за меня. Кстати, со сном, я уверена, у меня тоже все будет нормально.

— О чем ты думаешь? — шепотом поинтересовался Дэниэл.

— Что я счастлива, — сказала я. — А ты?

— Обо всем, что произошло за последние две недели, — ответил он, и я почувствовала, что его тело напряглось. — Не верю, что смог так сглупить и оставить тебя совсем одну...

— В следующий раз мы будет осторожнее, — я слабо пожала плечом.

— Следующего раза не будет, — холодно отозвался Дэниэл, и его рука крепче прижала меня к нему. — Я больше никогда не уйду.

— Если бы Виктор не дозвонился до тебя сегодня — ты бы не вернулся, да? — я сменила тему.

— Нет, — вздохнул он. — Дело не в Викторе. Это было мое решение. Даже если бы он не позвонил мне сегодня, я бы все равно вернулся.

— И что тебя сподвигнуло на возвращение?

— Огромное желание увидеть тебя, услышать твой голос, — произнес Дэниэл, а я таяла, лежа рядом с ним. — Кстати, я прочитал все твои голосовые сообщения.

Я усмехнулась. А я даже не помню, сколько раз мне пришлось общаться с его автоответчиком...

— Было так не привычно — не слышать твоего голоса и все равно продолжать что-то говорить... — сказала я. — Только сейчас я понимаю, как это глупо...

— Еще раз прости меня, ладно? — все никак не унимался Дэниэл.

— Проехали, — я подняла голову, чтобы посмотреть ему в глаза.

Невозможно было без должного наслаждения и очарования любоваться его дивной красотой. Я не сдержала улыбки.

— Ты чего улыбаешься? — поинтересовался он, сделав удивленный вид.

— Ничего, — я отрицательно покачала головой и снова прижала голову к его груди.

— Теперь, — вздохнул он, — расскажи мне, чем ты занималась, пока меня... не было.

— Ничем особенным, — быстро проговорила я.

— А если честно? — не отступал Дэниэл.

— Я говорю вполне серьезно. За две недели не произошло ничего интересного. Эти дни я либо сидела дома, либо приходила к Мэри. Разве она не рассказывала тебе?

— Я еще не был дома. Сразу пришел к тебе.

— Хмм...

— Что?

— Нет, ничего.

— Так, ты была с Мэри, — продолжил Дэниэл. — И чем вы занимались?

— Занималась, — мягко поправила я, — делами увлеклась только Мэри. А я... я просто сидела рядом и смотрела, как твоя сестра постепенно сходит с ума...

— И в чем проявлялось ее сумасшествие? — с легкой усмешкой в голосе спросил он.

— Да в том же. Помнишь, еще до того, как ты... ушел, Мэри попросила меня принести из библиотеки какие-то книги? — я посчитала его молчание согласием и продолжила. — Так вот все эти дни она провела за их чтением, и еще что-то списывала оттуда, вела какие-то подсчеты... В общем, я осталась в заблуждении. Мэри так ничего и не объяснила мне толком.

— Да... — протянул Дэниэл. — Это совсем не похоже на Мэри. Хотя странности в ее стиле.

— Ты не знаешь, что ее так увлекло в этом?

— Нет. Да и не очень-то хочу об этом знать. Хватает своих проблем, — угрюмо закончил он.

Я не могла не согласиться с ним. Но все же не стоит отрицать того варианта, что с Мэри творится что-то странное. Она помешалась на этих книгах! Будто пытается найти в них что-то очень важное...

Я тихо зевнула.

— Ты, должно быть, устала, — обеспокоенно пробормотал Дэниэл, отстраняясь от меня.

— Нет! — вскрикнула я и тут же затихла.

Я заметила, как Дэниэл резко направил сосредоточенный взгляд на дверь, но через несколько секунд расслабился.

— Еще чуть громче, и ты бы разбудила свою маму, — шепотом произнес Дэниэл, накрывая меня одеялом. — А теперь ложись спать.

— Но я не хочу, — возразила я.

— Мия, — он взглянул на меня сверху вниз, — я никуда не уйду. Обещаю. У нас есть завтра, послезавтра, послепослезавтра... и так далее!

— Но я действительно не хочу спать, — упрямилась я.

— Хорошо, — я осталась довольной, когда Дэниэл сдался. — Тогда чем займемся?

Я посмотрела на него, прикусив нижнюю губу, а затем поцеловала его. Но не прошло и минуты, как Дэниэл отодвинул меня.

— Я серьезно, — глубоко задышал он.

— Я тоже, — я вновь потянулась к нему.

— Нет, Мия, — Дэниэл выставил руку вперед, запрещая мне придвинуться ближе.

— Ладно, — огорчилась я, положив голову на подушку. — Тогда покажи мне что-нибудь?

Видимо, сначала Дэниэл не понял, о чем я попросила его, но вскоре его взгляд стал понимающим, и он улыбнулся.

— Что ты хочешь увидеть? — поинтересовался он, вплотную подвинувшись ко мне.

— Что-нибудь приятное, — слабо улыбнулась я.

Дэниэл пробормотал что-то так быстро, что я ничего не поняла. Потом, он кончиками пальцев дотронулся до моего виска, и я закрыла глаза.

Он показывал мне прекрасные воспоминания того времени, которые мы провели на Галапагосском острове Санта-Крус. Я видела себя со стороны — как была обескуражена происходящими событиями; удивлена огромным домом, прекрасным видом на море. Еще я видела картинки сочно-зеленых джунглей, экзотических животных, растений. Видела, как звездной ночью мы с Дэниэлом идем за руку по пляжу и наслаждаемся уединением. Ну, а потом всплыли воспоминания нашей первой ночи... Видя эти картинки, я улыбалась, даже кое-где хихикала от смущения.

И вдруг на меня навалилась тоска, от чего я резко распахнула глаза, чем удивила Дэниэла.

— Что-то не так? — потревожился он.

— Я хочу, чтобы это повторилось, — пробормотала я, и Дэниэл понял, что я имею в виду.

Он убрал руку с моего лица и погладил меня по плечу.

— А теперь спи, — он закрыл глаза и поцеловал меня в лоб.

— Я люблю тебя, — сонно проговорила я, и меня накрыла ночь.

Глава двенадцатая Переполох

Впервые за последние две недели я была рада наступлению нового дня. Обычно, мне хотелось забиться куда-то в угол и закричать изо всех сил, чтобы все прекратилось, и боль оставила меня. Но не сегодня... это утро было особенным. Во-первых, во-вторых, и в-третьих — Дэниэл, наконец, был рядом со мной. Он вернулся (на что я уже перестала надеяться, и стала отчаиваться), и все снова хорошо. В первую очередь я могу заверить себя, что со спокойствием на душе продолжать жить.

Первое, что я увидела, разлепив глаза, это мутный образ будильника, стоящего на тумбочке. Приглядевшись, я заметила, что стрелки часов пробили ровно десять часов. После этого я резко направила взгляд на окно и потом вздохнула с облегчением. Никакого солнца — значит, Дэниэл не ушел (по крайней мере, я желала этого всей душой).

Я резко повернулась на другой бок и побоялась никого не увидеть рядом с собой. Но у меня не должно было быть поводов для волнения — это прекрасное создание лежало на другой половине кровати с какой-то книжкой в руках. Я пригляделась.

— И давно ты начал читать сонеты Шекспира? — опираясь на локоть, спросила я хриплым голосом.

На лице Дэниэла появилась маленькая усмешка. Я улыбнулась. Как же я была счастлива видеть его рядом! И хорошо, что все обошлось...

Дэниэл перевернул страницу и стал читать:

“Когда на суд безмолвных тайных дум

Я взываю голоса былого, —

Утраты все приходят мне на ум,

И старой болью я болею снова.

Из глаз не знавших слез, я слезы лью

О тех, кого во тьме таит могила,

Ищу любовь погибшую мою

И все, что в жизни мне казалось мило.

Веду я счет потерянному мной

И ужасаюсь вновь потере каждой,

И вновь плачу дорогой ценой

За то, за что платил уже однажды.

Но прошлое я нахожу в тебе.

И все готов простить своей судьбе”.

Потом, он захлопнул книгу и отложил в сторону. Я ахнула — с каким чувством зачитывал Дэниэл! Лучше самого искусного чтеца на всем свете!

— Пока ты спала, я был дома, — Дэниэл развернулся ко мне лицом. — Я с ужасом ожидал, что Мэри закатит огромным скандал, но она отреагировала вполне спокойно, даже равнодушно...

— Это все из-за глупого увлечения этими книгами, — пробурчала я.

— Она ничего не сказала мне об этом, хотя я попытался расспросить ее, — Дэниэл пожал плечами. — Но это не важно! — он протянул руку и погладил меня по щеке. — Как ты себя чувствуешь?

— Прекрасно, — а разве может быть другой ответ. — Ты рядом, и все хорошо.

Дэниэл с болью в прозрачно-голубых глазах взглянул на меня.

— Прости, что заставил тебя страдать...

— Хватит извиняться, Дэниэл, — вздохнула я, пододвинувшись ближе. — Я не сержусь на тебя.

— Но ты должна злиться, — я услышала, как стиснулась его челюсть.

— Хватит, — тихо остановила я его, приложив палец к его мягким губам. — Хватит заниматься ерундой. Я безумно рада, что ты вернулся, и не порть все счастье, пожалуйста.

Дэниэл, еще некоторое время, с непониманием и долей разочарования смотрел на меня, не сводя глаз. А потом издал громкий выдох.

— Хорошо, — он натянуто улыбнулся и поцеловал меня в губы.

Я думала, что это будет настоящий поцелуй, но через пару мгновений Дэниэл спокойно отстранился от меня.

— Чем планируешь заняться сегодня? — не сводя взгляда с потолка, поинтересовался он.

— Ммм, не знаю, — я пожала плечами и скинула с себя одеяло. — Есть какие-нибудь предложения?

— Ну, поскольку сегодня будет целый день пасмурно, — после его слов я взглянула на окно, — мы могли бы сходить с тобой куда-нибудь.

— Принимаются любые предложения, — пробормотала я, опуская ноги на пол.

Я встала на деревянный пол и слегка пошатнулась из-за головокружения, которое внезапно обрушилось на меня.

— Ты в порядке? — раздался взволнованный голос Дэниэла.

— Да, — кивнула я, прижав пальцы к вискам.

Я на несколько секунд зажмурила глаза, встряхнула головой.

— Куда бы ты хотела сходить? — довольно холодно и безразлично спросил Дэниэл.

— Можно прогуляться по пляжу, — не заинтересованно предложила я.

— В такую погоду? — сильно удивился Дэниэл.

— Ну, да, — я пожала плечами и подошла к шкафу. — Или можно отправиться в то место, которое ты показал мне.

— Хмм, — промычал он.

— Что?

— Думаю, для того, чтобы отправиться в то место, сейчас не самая подходящая погода. И я уверен, что поход в кино или какое-нибудь кафе тебя не вдохновит, — догадался Дэниэл. — Значит, прогуляемся по пляжу, — я вздрогнула, так как холодные руки внезапно обвили мою талию.

— Хорошо, — пророкотала я. — Дай мне пару минуток. Я приведу себя в порядок.

Дэниэл убрал свои руки от меня и облокотился о шкаф.

— Давай встретимся у маяка, — сказал он, — мне надо кое-что... уладить.

— И что же, если, конечно, не секрет? — я невесело усмехнулась и закатила глаза.

— Я съезжу в больницу, — пояснил он ледяным тоном.

— О... — все, что смогла сказать я в ответ. — Тогда ладно.

Дэниэл улыбнулся и погладил мою щеку, которая тут же вспыхнула.

— Встретимся через час у маяка, — шепотом произнес он, приблизившись ко мне.

Его холодные губы на секунду прикоснулись к моим губам, и я закрыла глаза. А когда распахнула их, то никого рядом с собой не увидела. Я издала довольно громкий вздох и плюхнулась на кровать. Похоже, придется вновь брат машину отца. Хорошо, что сегодня у него выходной.

Я оделась и покинула свою комнату. Еще не спустившись вниз, я могла слышать звонкий смех мамы и папы. Я подкралась к лестнице и увидела их обнимающимися на диване. Мне жутко не хотелось разрушать их идиллию своим приходом, но настойчивое урчание в желудке все же не оставило мне никаких сомнений.

Я постаралась спускаться по лесенкам как можно тише, но мои шаги все равно были услышанными.

— Доброе утро, Мия! — раздался мамин голос.

— Доброе утро, — поздоровался папа.

— Всем привет, — пробормотала я, улыбнувшись.

Мама встала с дивана и подошла ко мне.

— Как твое самочувствие? — ее радостное выражение лица резко сменилось на обеспокоенное.

— Все нормально, — честно ответила я. Мама недоверчиво посмотрела на меня. — Нет, правда! Я прекрасно себя чувствую.

— Ну, хорошо, — все же с сомнение осталось при ней. — Ты голодна?

— Безумно! — с жаром воскликнула я.

Похоже, мой настрой обрадовал маму. Уголки ее губ расплылись в широкой улыбке, собрав вокруг себя крохотные морщинки.

— Пойдем, — она обняла меня за плечо и повела на кухню. — Я приготовила твои любимые блинчики с мясной начинкой!

Я досыта наелась этим изумительным деликатесом и сразу направилась выпрашивать машину у отца. К моему удивлению, он без всяких лишних слов разрешил мне взять автомобиль.

Не теряя времени, я сказала маме, что якобы снова иду к Мэри, и покинула дом. Только когда я стала отъезжать от дома, я поняла, что поехала слишком рано. Что ж, придется ждать Дэниэла там...

Я почувствовала, как завибрировал мобильник в кармане толстовки. Высветился знакомый номер.

— Привет, Мелисса, — проговорила я почему-то поникшим голосом. Хотя я была безумно рада, что она решила позвонить мне.

— Здравствуй, — раздался спокойный голос подруги. — Ты занята сейчас?

— Ну, в некотором роде, да, — пробормотала я. — А что? Что-то случилось?

— Нет, что ты, конечно же, нет, — ее голос звучал странно обеспокоенно и встревожено. — Просто хотела встретиться с тобой. Ты освободишься к вечеру? Где-нибудь к шести?

— Да, — решительно ответила я.

— Тогда я заеду к тебе, хорошо?

— Ладно.

— Пока, Мия, — и она отключилась.

Я с удивлением убрала телефон в карман и задумалась над странным голосом Мелиссы. И все же что-то случилось. Надеюсь, вечером я все узнаю.

Вскоре я доехала до маяка. Я остановила автомобиль неподалеку от дома и заглушила двигатель. Я решила сидеть в машине до тех пор, пока не появится Дэниэл.

Глядя на дом, во мне вспыхнули воспоминания об Эрике, о той прогулке по пляжу, о его признании... Еще, я ощутила в сердце укол вины за то, что давно не виделась с ним. Конечно, мы не были заядлыми друзьями, но я обещала вскоре встретиться с ним. Что более странно — мне самой хотелось увидеть его.

Я ухмыльнулась.

Когда не было Дэниэла — мне ничего не надо было, пусть даже случится конец света! Мне бы было все равно. Но стоило ему вновь появиться, так во мне стали проявляться другие эмоции, чувства, какие-либо желания. Я вновь почувствовала себя живой, ощутила сильную надобность в общении.

От мыслей меня отвлек стук по стеклу. Я вздрогнула от неожиданности и повернула голову. Я думала, что Дэниэл уже приехал, и обрадовалась. Но у машины стоял вовсе не он...

— Эй! — сквозь боковое стекло раздавался приглушенный восклик Эрика.

Я приложила руку к груди, где так отчаянно стучало сердце, и открыла дверцу.

— Ты напугал меня, — бормоча, я вышла из автомобиля.

— Ну, привет! — со вздохом улыбнулся он.

— Здравствуй, Эрик, — я постаралась скрыть раздражение и улыбнуться.

— Я уже думал, что ты не приедешь, — он посмотрел на меня с надеждой в синих глазах.

— Ну... вообще-то, я приехала по другому... делу... — виновато пробормотала я, опустив голову.

— А-а-а, — тускло протянул он. — Извини, я думал, что ты хотела увидеться...

— Давай в другой раз! — я постаралась разрядить напряженную обстановку.

— Ты уже так говорила... — он с огромным сожалением смотрел в мои глаза. Потом, он заговорил громче и увереннее. — Тогда, ладно. Я не стану мешать тебе.

Сказав это, Эрик медленно пошел назад. Его лицо выглядело хмурым, хотя отчетливо виднелась маска безразличия. Мое сердце сжалось — я не хотела делать ему больно.

— Постой! — неосознанно вскрикнула я. Эрик замер на месте в ожидании. — Давай, может, завтра встретимся? Ну, или послезавтра? — я почувствовала, как кровь прилила к моим щекам.

— Ты уверена? — тихо и не уверенно спросил Эрик. — То есть, — он встряхнул головой, — конечно же, да! Я буду очень рад встретиться с тобой!

Смотря на его по-детски счастливые глаза, я не могла сдержать улыбки. Сейчас Эрик был похож на ребенка — этот щенячий взгляд, большие искренние глаза, губы, расплывшиеся в широкой ухмылке.

— Э-э-э, а твой... парень не будет возражать? — спросил он. Слово “парень” Эрик произнес довольно напряженно. Но я сделала вид, что не заметила этого.

— Нет, — выдохнула я. Честно говоря, я не знала, как может отреагировать на это Дэниэл. По крайней мере, я не стану ему об этом рассказывать. Пока. — Мы ведь друзья.

— Да, — он взволнованно кивнул, не переставая радостно улыбаться. — Тогда, встретимся завтра?

— О’кей. Во сколько? Где?

— Ну, надо сначала решить, где мы будем гулять, — Эрик переступил с ноги на ногу.

— Ммм, не знаю, — я огляделась. Надо успеть договориться с Эриком до тех пор, пока не приехал Дэниэл. — Давай пройдемся по пляжу.

— Снова? — удивился он.

— Да, — я равнодушно пожала плечами. — Встретимся завтра, в два, у твоего дома.

— Ладно, — воодушевленно кивнул он. — Забились!

Я усмехнулась.

— Тогда, до завтра? — он протянул руку.

— До завтра, — я пожала руку Эрика в ответ и слегка улыбнулась. Он пристально смотрел на меня, и поэтому мне пришлось отвести взгляд в сторону от смущения.

Вдруг послышался шум приближающейся машины. Я резко повернула голову — черный автомобиль аккуратно припарковался рядом с папиной машиной.

Вот же черт! Что же подумает Дэниэл, увидев меня рядом с Эриком, да еще и держащимися за руку?!

Я выдернула свою руку из теплой ладони Эрика, в груди громко колотилось сердце, а шум в ушах заглушил все мысли. Эрик с удивлением посмотрел на меня — я не сводила пристального взгляда с черного автомобиля. Из него плавной и изящной походкой выпорхнул совершенный парень с ангельским лицом и мертвенно-бледной кожей. Увидев меня, Дэниэл улыбнулся.

Но эта ослепительная улыбка тут же померкла, когда его прозрачно-голубые глаза посмотрели на того, кто стоял рядом со мной.

Я повернула голову к Эрику — его смуглое лицо выражало негодование. Что-то мне все это не нравится...

Дэниэл стремительно приближался к нам, и уже совсем скоро стоял рядом. Я напряглась — Дэниэл впился хмурым взглядом в Эрика — и тот тоже не остался в долгу.

— Привет, Мия, — холодно поздоровался Дэниэл и кратко поцеловал меня. Его губы были очень напряжены. Потом, он снова стал пялиться на Эрика. — Может, познакомишь нас?

Я выдохнула и с опаской взглянула на Эрика.

— Дэниэл, познакомься, это Эрик, — пробормотала я кислым голосом. — Эрик — это Дэниэл — мой... парень.

Лицо Эрика тут же изменилось. Мне даже показалось, будто он побледнел. Я поглядывала то на него, то на Дэниэла.

— Рад знакомству, — процедил Дэниэл, протягивая руку.

Я с широко распахнутыми глазами смотрела, как Эрик с недоверием протягивает руку в ответ.

Их руки соприкоснулись в крепком пожатии. И мне казалось, что даже слишком сильно они сжимали их — я заметила, как мышцы на руке Эрика напряглись. Дэниэл неотрывно взирал на моего знакомого, его челюсти сомкнулись с оглушительным звуком.

— Я тоже, — проговорил Эрик, и они в раз расцепили руки. Он резко посмотрел на меня, и я вздрогнула. — Ладно, Мия. Мне уже пора.

— Еще увидимся, — пробурчала я, слабо кивая.

Эрик снова взглянул на Дэниэла и нахмурился. Потом, он быстро развернулся и направился к своему дому. Я смотрела ему вслед, крепко сжимая кулаки.

— Кто он? — раздался ледяной голос Дэниэла над моим ухом.

Я содрогнулась. И когда пришла в себя, то Эрика уже не видела.

— Мой... знакомый, — тихо сказала я. — Друг, — добавила я позже.

— Почему ты мне ничего не говорила о нем? — тон голоса Дэниэла был по-прежнему тверд.

— Тебя не было рядом, — ровно ответила я, повернув голову.

Дэниэл несколько секунд непонимающим взглядом смотрел на меня, а потом кратко выдохнул.

— Пойдем? — я неуверенно взяла его за руку.

Дэниэл резко кивнула, и мы пошли в сторону дикого пляжа.

— Мне не нравится этот Эрик, — с презрением поделился Дэниэл.

— Почему? — слабо удивилась я.

— Не знаю, — вздохнул он и посмотрел на меня сверху вниз.

Я хмуро взглянула на него. В прозрачно-голубых глазах читалась тревога и раздражение.

— Тебе не зачем переживать, — я пожала плечами, стараясь делать равнодушный вид. — Эрик нормальный парень.

— Что-то мне не очень вериться, — язвительно отозвался Дэниэл.

— И чем он тебе так не понравился? — теперь я была по-настоящему удивлена. Но вдруг над моей головой мигнула лампочка. — Постой, — я резко остановилась.

— Что?

— Ты что ревнуешь? — серьезно сказала я.

Поначалу Дэниэл странно смотрел на меня; в ответ я пытливо пялилась на него. Его глаза блуждали по моему лицу, пытаясь найти причину того, что я пошутила.

— Нет. Конечно же, нет! — воскликнул Дэниэл. — С чего ты это взяла? — он издал резкий смешок. — Я тебя не ревную. Это глупо! — самодовольно хмыкнул он.

Я улыбнулась. Он сам только что выдал свои эмоции. Если Дэниэл нервничает, значит, действительно ревнует. Хотя, у него нет никаких поводов для этого. Но все же мне приятно осознавать это.

— Ты так похож на человека, когда волнуешься, — заметила я с лукавой улыбкой на лице.

Я приложила руку к его холодной щеке, встала на носочки и поцеловала его в губы. Но не прошло и полминуты, как Дэниэл отстранился и убрал руку со своей щеки, крепко сжав ее.

— Правда, — выдохнул он, — я не ревную тебя, потому что доверяю, — и теперь он потрепал меня по щеке. — И... мне действительно не нравится твой новый... знакомый.

— Но почему? — не понимала я.

— Я не могу тебе объяснить, — пробормотал Дэниэл. — Есть в этом... Эрике что-то странное...

— Что ты имеешь в виду?

— Он не похож на обычного человека, Мия. Я чувствовал угрозу.

— Угрозу, — фыркнула я. — Да брось, Дэниэл! Эрик самый обычный парень. В нем нет ничего странного и уж тем более опасного!

— Говоришь так, будто давно и хорошо его знаешь, — Дэниэл закатил глаза. — Послушай, я не доверяю ему.

— Но ведь ты совсем его не знаешь! — возразила я. — Эрик хороший, правда.

— Мия, я останусь при своем мнении, — настаивал он. — Я считаю... Эрика опасным. И я бы хотел, чтобы ты перестала с ним общаться.

— Ты серьезно? — скривилась я.

Дэниэл угрюмо смотрел на меня, значит, он говорит вполне серьезно.

— Нет, ты... — не смогла выговорить я, задыхаясь от негодования.

— Я буду тебе очень признателен, если ты прекратишь с ним общение, — нарочито строго, почти что в приказном тоне продиктовал Дэниэл. — Мне он совсем не нравится.

Я дослушала его. Во мне бушевало непонимание. Почему Дэниэлу так не понравился Эрик? В моей голове был только один вариант — ревность. Но с другой стороны — для этого не причин.

— Послушай, — я сделала глубокий вздох, — я очень ценю твое мнение, но не позволю тебе выбирать за меня друзей, хорошо? — я внимательно смотрела на Дэниэла, он молчал. — Даже если Эрик опасен, как ты думаешь, то это только мои проблемы, и я сама во всем разберусь.

— Мия, ты не понимаешь, что говоришь! — Дэниэл резко повысил голос, что удивило меня. — Этот парень опасен, и ты можешь пострадать, не сумев заступиться за себя.

— То есть, ты считаешь меня не способной постоять за себя? Ну, спасибо... — я тронулась с места и быстрым шагом направилась вперед.

— Постой! — он моментально нагнал меня и дернул за рукав. — Я не это хотел сказать...

— Но ты сказал, — перебила я обиженным голосом.

— Прости, — Дэниэл мягко развернул меня к себе лицом, — я не хотел обидеть тебя. Просто я жутко волнуюсь за тебя.

— Это ни к чему, — фыркнула я.

— Нет, это как раз к чему, — он слабо сжал мои плечи, приблизившись ко мне. — Я отвечаю за тебя, Мия. Я сделаю все, чтобы сохранить тебе жизнь!

— Я тебе не какое-нибудь животное из заповедника, — проворчала я, отводя взгляд на океан.

— Я лишь хотел сказать, что я не переживу, если с тобой что-нибудь случиться, — он слегка потряс меня за плечи. — Как мне еще объяснить, что твоя безопасность — моя главная задача!

— Ты не обязан мне, — я развела руками. — Если со мной что-нибудь и когда-нибудь случалось — это только моя вина. И ты не должен чувствовать себя обязанным сохранить мне жизнь. Это так жалко...

— О, Мия, — простонал Дэниэл и быстро приблизился ко мне. Его мягкие теплые губы впились в мои, и от неожиданности я потеряла голову.

Я обвила его шею так сильно, насколько у меня хватило сил. Больше всего я боялась того, что сейчас Дэниэл отстранится и тем самым испортит прекрасный процесс примирения.

И вот этот неприятный момент наступил — он убрал руки с моего лица и отодвинулся. Я вдохнула и подняла на него глаза.

— Тебя так легко вывести из строя, — улыбнувшись, пролепетал Дэниэл.

— Ах ты! — я, шутя, ударила его по плечу кулаком. Конечно де, он ничего не почувствовал, а вот я ушиблась.

— Ладно, Мия, можешь общаться с Эриком, — снисходительно сказал Дэниэл.

— Ты делаешь мне одолжение? — я изогнула брови.

— Нет, вовсе нет, — он обхватил меня руками, прижимая к себе. — Просто если что-нибудь пойдет не так — сразу же скажи мне. Хорошо?

— Ладно, — промычала я, прижимая голову к его твердой груди. — А ты пообещай, что не будешь вести себя в такой... форме? — я подняла голову, чтобы взглянуть в прозрачно-голубые глаза. Он удивленно смотрел на меня. — Я имею в виду — не будь кем-то вроде крутого парня, — я закатила глаза и усмехнулась.

— С чего ты... — он тут же замолк, когда я нахмурилась. — Ладно-ладно.

— Теперь, может, пойдем? — я отошла назад, взяв за руки Дэниэла. — Погода просто... класс.

Я с сожалением посмотрела на темно-серое небо, на беспокойный океан, на прилив ледяной воды, почти достающей моих кроссовок.

— Пойдем, — согласился Дэниэл.

Прогулка по дикому пляжу длилась не более двух часов. Мы с Дэниэлом нашли тот поваленный ствол дерева, который я обнаружила на берегу, гуляя здесь в прошлый раз. Мы сидели на выбеленном бревне и смотрели на темный океан. Где-то вдали плавали киты и выпускали фонтаны воды наружу — зрелище было потрясающим!

Потом прогремел гром и пошел сильный ливень, чего я ожидала меньше всего на сегодняшний день. Из-за меня нам пришлось тащиться до машины слишком медленно — я спотыкалась почти что на каждом шагу. Но это было только полбеды. Самым ужасным оказалось то, что папина машина долгое время не заводилась, и я испугалась, что она сломалась. Но Дэниэл что-то сделал с двигателем (за какие-то считанные мгновения) и автомобиль завелся. Потом, Дэниэл быстренько залез в свою черную «Ауди» и поехал за мной.

Из-за сильного ливня была очень плохая видимость, поэтому пришлось ехать медленно, чтобы не врезаться во что-нибудь. Можно сказать, что я ехала вслепую.

Когда я стала подъезжать к дому, дождь прекратился, и тучи стали постепенно рассеиваться. Я очень испугалась за Дэниэла, так как слабые лучи солнца стали пробиваться сквозь облака.

Но Дэниэл успел уехать до тех пор, пока солнце полностью не вырвалось из-за туч. Когда я стала выходить из автомобиля отца, то ужаснулась — вся машина была в грязи. Похоже, один ближайший день уйдет на ее мойку.

Как только я вошла в дом — в нос сразу же ударил приятный запах, который пробудил во мне дикий аппетит. Я тут же отправилась на кухню. Мама, как всегда, крутилась и порхала, что-то напевая себе под нос.

— Привет, мам, — сказала я.

Она резко вздрогнула и остановилась у стола. Похоже, я ее напугала.

— Ты уже вернулась? — мама ошеломленно осмотрела меня с ног до головы. — Что с твоей одеждой?

Я взглянула на свои промокшие вещи: кофта, джинсы, кроссовки – все было в грязи.

— Я... упала, — пробормотала я, усмехнувшись.

— Сейчас же переоденься! Не хватало, чтобы ты простудилась.

— Хорошо, — кивнула я. — И... сделаешь мне чего-нибудь? Я проголодалась, — после этих слов в желудке, словно по команде, заурчало.

— Ладно, — мама тепло улыбнулась.

Я вышла из кухни и поднялась по лестнице на второй этаж. Сначала я зашла в свою комнату. Переодевшись в спортивные штаны и футболку, я отнесла грязные вещи в ванную комнату. Потом я снова спустилась в гостиную и побежала на кухню, где меня ждал вкусный ужин.

После того, как я поела, мне позвонила Мелисса. Она сказала, что скоро приедет, и чтобы я никуда не уходила.

Подруга пришла только через полчаса. Я была удивлена ее настроем. Обычно, Мелисса веселая, жизнерадостная, общительная... но сегодня она была совершенно другая.

— Мелисса, — с выдохом произнесла я ее имя, садясь на кровать, — теперь рассказывай, что случилось? Я очень редко вижу тебя расстроенной — только в крайне серьезных случаях...

На лице моей подруги засияла крохотная улыбка. Она небрежно тряхнула пышной шевелюрой и опустила глаза.

— Эй, — я ободряюще потрясла ее по плечу, — рассказывай, что тебя так встревожило? Поругалась с Джонатаном?

— О, — вздохнула Мелисса, — нет. Слава богу, что с ним у меня все прекрасно!

— Тогда, что?

— Это гораздо серьезнее, — она грустно взглянула на меня. — Я уезжаю.

— Куда?

— В Огасту, на несколько дней.

Я выдохнула с облегчением.

— Ну, это не так уж и серьезно, — улыбнулась я.

— Нет, ты не понимаешь, — подруга покачала головой. — От этой поездки зависит вся моя дальнейшая судьба.

— Ты права, — пробормотала я. — Я действительно ничего не понимаю...

— Я так волнуюсь! — отчаянно простонала Мелисса.

— Теперь ты, может, расскажешь мне об этом?

— Прости, — она виновато посмотрела на меня, — но я не могу тебе об этом рассказать.

— Почему? — искренне удивилась я.

— Я не должна... то есть... — замешкалась Мелисса. — Понимаешь, есть такие вещи, о которых никто не должен знать.

Я понимающе кивнула. Я, как никто другой, знала, что такое хранить тайну при наличии лучшей подруги (да еще и с таким характером) и ничего и никому не рассказывать. Это очень тяжело — все, что ты скрываешь ото всех — приходится переживать в одиночку.

— Странно, — как будто сожалея, проговорила я.

— Что именно? — безо всякой заинтересованности уточнила Мелисса.

— Раньше ты никогда и ничего не скрывала от меня. А сейчас у тебя появились какие-то тайны. Это... необычно.

Мелисса промолчала, низко опустив голову. Конечно, мне было интересно знать, зачем ей понадобилось уезжать в Огасту, но не до такой степени, чтобы всю информацию я клещами вытаскивала из нее.

— Если ты когда-нибудь захочешь поговорить об этом — я всегда выслушаю тебя, — мягко сказала я, смотря на грустное лицо Мелиссы.

— Обещаю, я обо всем тебе расскажу, когда вернусь из Огасты, — клятвенно произнесла она.

— Хорошо, — я улыбнулась одним уголком губ. — Насколько ты уезжаешь?

— На три дня, — с готовностью ответила Мелисса.

— Это немного.

— Лично для меня эти дни будут казаться вечностью... — с горькой усмешкой промолвила подруга.

— Учти, — я шутливо пригрозила ей указательным пальцем, — я поймала тебя на слове! — на мои слова Мелисса вопросительно уставилась на меня. — Я про то, что ты все расскажешь мне, когда вернешься.

— Разве я тебя когда-нибудь обманывала? — невинно вопросила она.

Я утвердительно посмотрела на нее.

— Ой, да подумаешь было пару раз... — подруга закатила глаза и отмахнулась рукой.

— И когда ты уезжаешь? — тихо спросила я.

— Завтра утром, — сказала Мелисса.

— Ты уже попрощалась с Джонатаном?

— Еще нет, — голос подруги окончательно паник. — Мы договорились встретиться с ним в парке у твоего дома через... — она взглянула на часы на своей руке, — сейчас... я должна встретиться с ним прямо сейчас!

Мелисса резко соскочила с кровати, схватила сумку и рванула из комнаты. Я с трудом смогла догнать ее у лестницы.

— Постой, Мелисса... — запыхалась я.

— Извини, Мия, я жутко опаздываю, — отчаянно воскликнула она.

— Позвонишь мне, когда сядешь в самолет?

— Думаю, в это время ты будешь сладко спать в своей кровати, — быстро проговорила Мелисса, выйдя за порог. — Я буду скучать! — она крепко обняла меня.

— Ты же уезжаешь всего на три дня, — ухмыльнулась я, обняв подругу в ответ. — Но я тоже буду очень сильно скучать.

Мы простояли так всего несколько секунд, потом Мелисса отстранилась.

— Мне пора, — прошептала она, улыбаясь. — Пока, Мия.

— До встречи, — промямлила я.

Мелисса помахала мне рукой и побежала к своей машине. Я смотрела ей вслед, затаив дыхание. С каждым мигом, когда подруга отдалялась от дома, в душе нарастала паника. А сердце начинало биться громче и быстрее. Почему-то мне хотелось, во что бы то ни стало, остановить ее и не позволить ей уехать. Но было поздно — машина Мелисса тронулась с места и вскоре скрылась за углом.

Я так и стояла с распахнутой входной дверью и смотрела в пустоту.

Следующие несколько часов я провалялась на кровати в своей комнате.

Какой же... напряженной вышла сегодняшняя... встреча меня, Дэниэла и Эрика. И с чего вдруг они так друг другу не понравились? Хотя я уверенна на все сто процентов, что столкновение моего нового друга, которому я симпатична, и моего парня, которому не пришелся по душе мой друг — не выльется ни во что хорошее.

И что мне делать?

Дэниэл ревнует — я знаю это. Может, совсем чуть-чуть, но все же это чувство присутствует у него. И он был очень серьезен, когда говорил, что Эрик ему не нравится. Но что в нем не так, что Дэниэл не в восторге? И все же я склонна к мнению, что все же причина в мужском самолюбии и эгоизме. Каждый мужчина охраняет и оберегает все то, что принадлежит ему, и только ему. И поскольку я являюсь его законной девушкой — он естественное не в восторге от того, что у меня появился новый знакомый, то есть, его потенциальный соперник.

Может, все это лишь мои глупые предположения, или своеобразная женская логика (как думает большинство парней). Не знаю...

От мыслей меня отвлек скрежет по окну. Я так сильно испугалась, что подскочила на месте и вскрикнула.

— Мия, это я, Дэниэл! — раздалось сильное шипение.

Я приложила руку к груди и почувствовала сильную пульсацию. Я встала с постели и подошла к окну.

— Дэниэл! — возмущенно прошептала я, отойдя на шаг назад. — А через дверь никак не войти?

Дэниэл гибко и изящно запрыгнул в комнату и встал рядом со мной.

— Думаю, твои родители были бы несколько удивлены, если бы я появился в такое позднее время, — он странно взглянул на меня.

— Точно, — ляпнула я. — Просто я не ожидала твоего прихода...

— Жизнь полна сюрпризов, — он вплотную подошел ко мне и обвил руки вокруг моей талии.

— Согласна, — я прижалась к нему всем телом и блаженно закрыла глаза. — Как провел остаток дня?

— Скучно, типично, в общем, как обычно, — Дэниэл пожал плечами. — А ты?

— Так же, — фыркнула я. — А чем занимается Мэри?

— Ха! Догадайся...

— Снова сидит за своими книжками, — разочарованно догадалась я. — Сколько можно заниматься этой ерундой? Лучше бы почитала классику, или энциклопедии...

— Попробуй сказать ей это в лицо, — ухмыльнулся Дэниэл, а потом вздохнул. — Я ей говорил, чтобы она перестала сходить с ума, но Мэри делает вид, будто не слышит моих слов. И еще меня волнует то, что она совсем перестала питаться. Только все читает, читает, читает...

— Как? Она снова не пьет... кровь? — удивилась я и под конец заговорила тише.

— Снова? — Дэниэл изогнул идеальную бровь.

— Да, — кивнула я. — Когда ты... уходил, она тоже забыла об... этом, и все из-за этой ерунды. Пфф...

— Мне бы хотелось разобраться во всем, только Мэри ничего не говорит.

— Может, надо попробовать заставить ее?

— Заставить? Мэри? — он тихо рассмеялся. — Не говори глупостей! Это просто невозможно. Как будто ты ее не знаешь. Если она не захочет, чтобы кто-нибудь о чем-нибудь узнал — никто не узнает.

— Ты прав. Но нельзя согласиться с тем, что твоя сестра что-то затеяла.

— Да... с этим не поспоришь, — Дэниэл убрал руки с моей талии и присел на край кровати. — Мэри стала вести себя совершенно по-другому! И она так увлечена этим, будто это действительно что-то очень серьезное.

Я прошла к нему и села рядом.

— Думаю, Мэри скоро обо всем расскажет, — я положила голову на его плечо.

— Надеюсь, — вздохнул он, обняв меня. — Какие планы на завтра? — спросил Дэниэл будничным тоном.

— Буду отмывать папину машину, — обиженно проговорила я.

— Нужна помощь? — он приободряюще потрепал меня по плечу.

— Ну, вообще-то, я планировала заняться этим днем...

— Завтра весь день будет пасмурно, — сразу отозвался он. — Так тебе помочь?

— Ты самый лучший, — я подняла голову и взглянула в его прозрачно-голубые глаза, — знал об этом?

Дэниэл широко улыбнулся и рассмеялся.

— Что? — удивилась я.

— Нет, ничего, — он обхватил меня руками, и наши лица оказались в паре сантиметрах. Я затаила дыхание.

Я ждала, когда он поцелует меня, но Дэниэл с легкой улыбкой смотрел на меня. И больше ничего не произошло.

— И? — протянула я, не сводя глаз с губ Дэниэла.

Он непонимающе уставился на меня, и его улыбка тут же померкла.

— Ты собираешься меня поцеловать? — я приподняла брови.

— Мия, — выдохнул он, — ты просто сводишь меня с ума!

С этими словами он прильнул к моим губам, крепче прижав меня к себе.

Он меня не понял.

Я выставила руки вперед, и Дэниэл не стал сопротивляться, хотя с легкостью смог бы сделать это.

— Что-то не так? — брови Дэниэла сошлись на переносице.

— Я имела в виду совсем другое, — я закусила нижнюю губу.

— Тогда, что? — по-прежнему не понимал он.

Я на секунду закрыла глаза, а потом решительно придвинулась к нему и страстно поцеловала его. Одной рукой я крепко обвила его шею, а другую запустила в его шелковистые светлые волосы. От растерянности Дэниэл оказался совсем беззащитным, поэтому хоть и ненадолго, но я одержала над ним вверх.

Я приподнялась на колени, оказавшись немного выше Дэниэла. Он в свою очередь неуверенно сжимал мою талию. Я повалила его, оказавшись сверху.

Когда мне уже начинало казаться, что я, наконец, добилась своего — смогла переубедить Дэниэла — он мягко отодвинул меня от себя и сделал глубокий вдох.

— Наш уговор по-прежнему в силе, — проговорил он. — И не надейся, что я забуду про него!

Я опустила голову и упала рядом с ним.

— И до каких пор так будет продолжаться? — я кипела от раздражения.

— Послушай, — Дэниэл склонился надо мной, — я тоже... хочу тебя, — уже шепотом произнес он.

— Тогда забудь про свои глупые обещания самому себе! — я приблизила его лицо к своему.

— Не могу, — он вновь отдалился, — прости...

— Не прощу, — я обиженно сложила губы и отвернулась голову в другую сторону.

Затем я услышала тихий стон Дэниэла.

— Если бы я стала... вампиром, то ты бы не стал избегать близости со мной? — после недолгого молчания спросила я.

— Конечно, — бесспорно согласился он.

— Но почему? — я решила взглянуть на него.

— В этом случае я был бы уверенным, что эта... связь не причинит тебе никакого вреда, — стал пояснять он. — Но сейчас, когда ты человек — хрупкая и беззащитная — я не позволю себе большего, чем просто поцелуи.

— Это не справедливо, — я вздохнула.

— Мия, мы уже говорили об этом. И, кажется, пришли к согласию.

— Я знаю, — прохныкала я. — Но Дэниэл, мне теперь... мало... просто... поцелуев, — я осторожно посмотрела на него и почувствовала, как нагреваются мои щеки.

Прекрасное лицо Дэниэла напряглось. В прозрачно-голубых глазах появилось недовольство, скулы напряглись, губы превратились в одну тонкую бледно-розовую линию.

— Давай закроем эту тему, — пробормотал он.

— Но...

— Все, — произнеся одно слово, в его голосе слышалось много холода и твердости.

Сцепив руки, я громко сомкнула челюсти и залезла под одеяло.

— Спокойной ночи, Дэниэл, — хмуро сказала я, подбирая под себя подушку.

— Спокойной ночи, — тихо повторил он, погладив меня по спине.

Я закрыла глаза.

Это утро я встретила с улыбкой на лице. Не было поводов, чтобы огорчаться: светило солнце, значит, на улице тепло; и сегодня должна приехать Мелисса.

Прошло три дня с тех пор, как подруга поехала в Огасту. И эти три дня я встречалась с Дэниэлом только тогда, когда солнце скрывалось за горизонтом.

Я не спеша подтянулась и скинула с себя одеяло, отбросив его в сторону. Свесив ноги, я бодро приподнялась и взглянула на открытое окно.

Раздался стук. Я поплелась открывать дверь.

— Доброе утро, — приветливо сказала мама.

— Привет, — пробормотала я, протирая глаза.

— Держи, — она протянула мне телефонную трубку, — это Мелисса.

— Спасибо, — поблагодарила я, и взяла телефон.

Я прислонила трубку к уху и услышала голос подруги.

— Привет, Мия! — ликующе сказала она.

— Здравствуй, Мелисса, — улыбнулась я и села на кровать. — Когда ты вылетаешь из Огасты?

— В три часа, — ответила она, — а в Портленде буду половина шестого.

— Наконец-то ты приедешь! — искренне обрадовалась я.

— Да, — рассмеялась подруга в трубку. — Слушай, я хотела бы тебя кое о чем попросить.

— Я тебя слушаю.

— Сможешь встретить меня в аэропорту?

— А что Джонатан?

— У него дела, — грустно пояснила Мелисса. — Так ты сможешь?

— Да, конечно.

— Спасибо, Мия! Будь в аэропорту в пять. Вдруг, я приеду раньше, хорошо?

— Без проблем.

— Ты не представляешь себе, как ты выручила меня! — в ее голосе вновь послышалась радость. — Тогда, встретимся в аэропорту.

— До скорого, Мелисса.

Подруга отключилась первая. Я вздохнула и положила телефон на тумбочку, а потом взглянула на часы. Только одиннадцать. Впереди меня ждет целый день... И чем же мне заняться?..

Я по-прежнему чувствовала неуверенность в своих действиях. Почему-то мне казалось, что я поступаю не правильно. Но это было глупо. В этом не было ничего необычного и преступного — я просто хотела навестить друга, с которым не виделась несколько дней, хотя обещала придти, но это совсем вылетело у меня из головы. Но стоит мне вспомнить суровое лицо Дэниэла, как мне хочется вернуться домой.

Я сделала глубокий вдох. Уже поздно передумывать. Я приехала, и обратного пути нет. Я посмотрела в зеркало заднего вида, поправила волосы и потянулась на заднее сидение за пиццей.

Думаю, что Эрик меня не прогонит...

Я вышла из машины отца и, поставив ее на сигнализацию, поплелась к дому Эрика. Поднявшись по ступенькам, я споткнулась и чуть не упала. Но, слава богу, мне вовремя удалось схватиться за деревянный поручень.

Я остановилась у дверей и кратко постучала в двери. От непонятного волнения мое сердце громко забилось в груди. Вскоре послышались приближающиеся шаги, а затем открылась дверь.

Передо мной стоял Эрик с удивленным выражением лица.

— Мия? — произнес он так, будто не поверил своим глазам.

— Салют, — ухмыльнулась я, чувствуя себя полной дурой.

— Я... не ожидал тебя увидеть, — растерялся Эрик.

— Решила проведать друга, — я по-идиотски улыбнулась. — Прости, что не смогла придти тогда, возникли дела.

— Да ничего страшного, — мы обменялись улыбками.

— Эмм, у меня есть пицца.

Эрик по-прежнему пялился на меня с удивлением. Я старалась дышать ровно, но волнение все равно присутствовало.

— Проходи! — Эрик шире распахнул входную дверь, и я прошла в дом. — Раз ты принесла пиццу, то мы можем попить чай, — довольно сказал он, беря у меня из рук белую коробку.

Я улыбчиво кивнула и прошла за ним.

— Будь как дома, — кинул он через плечо, положив пиццу на кухонный стол.

Я села на деревянный стул и стала наблюдать за Эриком. Сначала он поставил чайник, потом взял огромный нож, при виде которого я испугалась, и стал разрезать пиццу.

— Ммм... — Эрик наклонился и сделал глубокий вдох. — С грибами, сыром и ветчиной! Мои любимые ингредиенты. Как ты узнала?

— Вообще-то, я заказала пиццу на свой вкус, — я пожала плечами.

— Вот так совпадение! — Эрик широко ухмыльнулся.

В крохотной кухне появилась неловкая тишина. Я положила руки под колени и стала покачиваться вперед-назад.

— Эй, Эрик! — из гостиной послышался знакомый голос. Кажется, это был Доминик. — Ты заказал пиццу?

— Вот черт... — прошипел Эрик. — Нет, Доминик. Тебе почудилось, — громко заговорил он.

— Да брось, — вновь раздался голос Доминика. Похоже, он направлялся к нам. — Не пытайся меня обмануть! Запах пиццы я знаю лучше всего!

Эрик яростно выдохнул и сжал кулаки.

— Нет, ну когда-нибудь они оставят меня в покое? — бормотал Эрик. Потом, он взглянул на меня и слабо улыбнулся. — Предлагаю сейчас же свалить отсюда, пока Доминик не вошел сюда и все не съел, — заговорчески прошептал мне он.

Я тихо захихикала.

— Мы опоздали, — Эрик вздохнул и положил нож на стол.

В это время на кухню вошел Доминик. Его взгляд тут же упал на стол.

— Ну, я же говорил, что в доме пицца, — самодовольно сказал он. — О, привет, Мия!

— Привет, — пробормотала я.

— Почему так долго не заходила? — Доминик присел рядом со мной.

Когда его рука потянулась к пицце, Эрик грозно взглянул на него.

— Эй! Убери свои руки! — рыкнул Эрик.

— Были дела, — запоздало ответила я.

— Что ж, теперь заходи чаще, — дружелюбно промолвил Доминик, а потом усмехнулся. — А то Эрик уже сходит с ума.

— Заткнись! — похоже, Эрик был не на шутку разозлен.

— Ладно, — Доминик закатил глаза.

Я беспокойно смотрела на лицо хмурого Эрика.

— Вот видишь, что делает отсутствие юмора с человеком, — наклонившись ко мне, прошептал Доминик. — Эрик стал таким раздражительным...

Я повернула голову к Доминику и непонимающе уставилась на него.

— Давайте есть пиццу! — он подмигнул мне и придвинулся к столу. — Я так сильно проголодался...

— Ты всегда голодный, — проворчал Эрик, наливая нам чай. — И тебе всегда мало.

Вместе со словами Эрика кривлялся Доминик, на что было очень забавно смотреть, и я еле сдерживала смех.

— А где все? — через минуту спросил Эрик.

— Алекс отлучился по неотложным делам, — глухо ответил Доминик. — Саймон в своей комнате, слушает музыку.

— Ясно, — Эрик повернулся и поставил передо мной кружку с чаем.

— Спасибо, — сказала я и сделала глоток.

— Чем занимаешься на каникулах, Мия? — буднично поинтересовался Доминик и все же взял кусок пиццы.

— Да ничем особенным, — я поперхнулась. — А ты?

Доминик вдруг рассмеялся. Разве я сказала что-то странное?

— Прости, — Доминик подавил в себе очередной смешок, который едва не слетел с его губ, — просто у нас пожизненные каникулы.

— Как это? — нахмурилась я. — Вы не ходите в колледж?

— Только собираемся, — тут же отозвался Эрик, присаживаясь рядом на соседний стул.

Краем глаза я заметила, как Эрик укоризненно взглянул на Доминика, и тот слабо пожал плечами.

— Поступили на первый курс? — с дурацкой улыбкой спросила я.

— Да, — Эрик переглянулся с Домиником и откусил кусок пиццы.

Как только я открыла рот, чтобы задать свой очередной вопрос, раздался сильный стук входной двери. Все в раз повернули головы.

— Наверное, Алекс вернулся, — хмуро произнес Доминик.

— Посмотри, — кивнул Эрик.

И только Доминик собирался встать, как в поле нашего зрения появился высокий парень с темно-бардовыми коротко-стриженными волосами — он был одет во все черное, что меня немного смутило.

— Мэйсон? — шокировано произнес Эрик.

Я вновь взглянула на парня и тут же заметила его глаза цвета темно-бургундского вина — такие устрашающие, дикие, пугающие... Мне стало не по себе.

— Что? Не ожидали? — раздался его высокомерный и грубый голос.

Тут, его пронзительный взгляд упал на меня. Я сжалась на месте. Мне захотелось сделать что угодно, лишь бы не ощущать его ненавистного взора. И с чего вдруг такая неприязнь?

— Кто это? — Мэйсон сверкнул темно-красными глазами.

Я вздрогнула. Все-таки, мне стоило оставаться дома...

— Моя знакомая, — холодно ответил Эрик, поднимаясь со стула. Он встал к нам спиной и лицом к Мэйсону.

— Знакомая? — яростно прорычал парень, крепко сжимая массивные кулаки. — Ты сошел с ума? Забыл наши законы?

— Успокойся, — вмешался Доминик.

— Замолкни! — рявкнул Мэйсон.

— Мэйсон, возьми себя в руки, — настойчивый голос Эрика заставил меня содрогнуться. — Ты стал... неуправляемым!

— Ха! Ха! Ха! — наигранно засмеялся Мэйсон. — Похоже, что я один остался прежним. Тем, кто придерживается своих правил...

С этими словами Мэйсон кулаком ударил по стене и куда-то поспешил, и через некоторое время раздался оглушительный грохот — захлопнулась входная дверь.

— Черт! — дернулся Эрик. — Доминик, найди его!

Зеленоглазый парень молча кивнул и сорвался с места. А когда он пробегал у лестницы, то наткнулся на Саймона, который с нескрываемым интересом смотрела на нас.

— Что здесь произошло? — Саймон вытащил из ушей наушники.

— Мэйсон, — единственное слово, которое Эрик выдавил с огромным трудом.

Саймон внезапно изменился в лице.

— Он снова ушел? — угрюмо вопросил он.

— Да, — напряженно кивнул Эрик.

— Надо найти его и поговорить. Всем нам.

— Это хорошая идея, — тихо согласился Эрик.

— Догонишь нас, — Саймон кратко взглянул на друга, потом кивнул мне в знак прощания и скрылся из виду.

Я наконец-то смогла пошевелиться. Сделав громкий выдох, я повернулась к Эрику.

— Наверное, мне лучше уйти... — промямлила я.

— Мне очень жаль, что все так случилось, — искренне сказал Эрик.

— Ничего страшного, — я постаралась улыбнуться, но губы отказывались слушаться меня.

— Тогда, повторим как-нибудь в другой раз?

— Обязательно.

Когда мы вышли на улицу, я сразу же почувствовала себя легче. Исчезло то некомфортное чувство удушья, которое сковало горло во время недавнего инцидента в маленькой кухне Эрика. Ветер, дующий с океана, рассеивал туман, окутавший мой рассудок.

— Мия, еще раз извини за неудавшуюся встречу, — сожалел Эрик.

— Ладно, ничего страшного, — я спустилась по лесенкам.

Эрик проводил меня до машины.

— До встречи, — я беспокойно взглянула на него.

— Мы еще увидимся, — пробормотал он, когда я села за руль.

Не успела я закрыть дверцу, как Эрик стремительно побежал в сторону леса. Я внимательно смотрела, как его фигура быстро скрывается за густыми деревьями.

Мои руки напряженно впились в руль, и я надавила на педаль газа, машина двинулась с места.

Всю дорогу до дома я думала о том, что случилось в доме Эрика. Каким же... нервным оказался этот Мэйсон! Никогда не видела столько злобы в человеческом взгляде. И его глаза — темно-красные — наводят смертельный ужас. В этом парне было что-то опасное. К сожалению, мне удалось увидеть и даже почувствовать его злость. Это до жути неприятное ощущение.

И почему Мэйсон так возненавидел меня? Что я сделала ему плохого? Он ведь совсем не знает меня! А уже с такой ненавистью смотрел на меня... Еще, почему его так возмутило то, что я знакомая Эрика? И про какие правила, которых он единственный придерживается, Мэйсон имел в виду?

Снова куча вопросов... и ни одного ответа... А так хочется все узнать!

Это навеяло мне воспоминания о том, что я тоже терялась в догадках, так как тайны Дэниэла не оставляли меня в покое. И я была не в восторге, когда все узнала. Единственное, что радовало меня — это то, что Дэниэл смог доверить мне свой главный секрет. И это тогда, и сейчас, означает для меня очень многое.

Может, у Эрика тоже есть тайны? Мне кажется, что это, безусловно, так. Секреты есть у каждого. Но я терзаюсь вопросом: стоит ли мне знать про это? И готов ли Эрик сам мне рассказать? Ведь я, по сути дела, ему никто.

Я остановила машину. Мне вовсе не хотелось идти домой, но я должна была взять себя в руки, так как мне еще предстояло встретить из аэропорта Мелиссу.

Наступило только три часа дня. У меня в запасе было еще два, и это время я решила потратить с толком. Сначала мне предстояло принять душ (и честно говоря, я не очень торопилась), потом занялась стиркой своих вещей. И лишь тогда, когда время стало поджимать, я начала впопыхах собираться к выходу из дома.

Мне удалось уложиться за полчаса. И этого времени мне хватило. Я выехала ровно в пять, и как раз к тому времени, как самолет Мелиссы приземлился в Портленде, я уже буду в аэропорту.

По дороге туда я разговаривала с Дэниэлом по телефону. Поскольку сегодня закат будет в 21.20, Дэниэл придет ко мне, как обычно, и пробудет до утра. Еще, в разговоре с ним я упустила тот момент, когда сегодня я решила наведаться к Эрику. Если Дэниэл узнает — он будет очень расстроен, и обязательно найдется повод для лишней ссоры, а этого мне не хотелось.

Я удивилась тому, что когда приехала в аэропорт — он был пуст. И как раз сейчас должен был приземлиться самолет, на котором летела подруга.

Но Мелиссу я так и не увидела.

Сначала я думала, что опоздала. Но это предположение тут же отпало, когда люди из самолета, на котором летела Мелисса, стали постепенно заполнять пустой аэропорт. И среди пассажиров я не увидела подругу.

Тогда, может, она просто опоздала?

Я звонила ей несколько раз, но телефон был отключен. И тогда я стала волноваться. Вдруг, с ней что-нибудь случилось? Или, может быть, она прилетела раньше, забыв мне сказать об этом, и сейчас уже дома? Что ж, если это так, то я буду спокойна.

Но я, как честная подруга, дождалась следующего рейса из Огасты. Но Мелиссы вновь не было.

Я отправилась домой, так как ждать ее было бессмысленно. Когда я вернулась и зашла в свою комнату — Дэниэл уже был там. И его присутствие стало единственным успокоением для меня.

Глава тринадцатая Похороны

Прошел день.

Мелисса так и не объявлялась. Мама созванивалась с миссис Гарнес — мамой Мелиссы — и она тоже ничего не знает. Мистер Гарнес подал заявление в полицию на поиски их дочери. И всем нам оставалось только ждать, когда найдут Мелиссу.

За этот день я ужасно вымоталась. Не ела, не пила, ничего не делала. Только думала о том, чтобы с Мелиссой ничего не случилось, чтобы все было хорошо. Мама с папой переживали вместе со мной. Мы просидели в гостиной, напряженно ожидая звонка от родителей подруги. Но спасение так и не услышали...

Дэниэл отвозил меня к родителям Мелиссы, когда раздался телефонный звонок. Я уже было обрадовалась, подумав, что это она. Но номер, высветившийся на экране, был неизвестным. Может, это все-таки Мелисса?

— Алло, Мелисса? — резко вскрикнула я.

Дэниэл с волнением взглянул на меня, а потом отвернулся.

— Нет, Мия, это Джонатан, — послышался печальный голос.

— О, Джонатан, это ты... — я тяжело выдохнула. — Привет.

— Я хотел узнать, есть ли какие-нибудь новости о Мелиссе?

— Я не знаю. Как раз еду к ее родителям, чтобы хоть что-нибудь узнать.

— Ты можешь мне перезвонить, если что-нибудь выяснится? — в его голосе слышалось столько грусти и надежды, что мне захотелось расплакаться.

— Конечно, Джонатан, — я смахнула слезу, которая скатилась по моей щеке.

— Спасибо, Мия. Я буду ждать твоего звонка.

— Пока, — я отключилась первая и сжала в руке мобильник.

— Мия? — на своем лице я почувствовала робкое прикосновение Дэниэла. — Все хорошо?

— Хотелось бы сказать, что да, — пробормотала я, — но нет. Все плохо.

— Я могу тебе чем-нибудь помочь? — искренне спросил он.

— К сожалению, не в этот раз...

— Может, мне помочь с поисками Мелиссы?

— Этим занимается полиция.

— Ну, я же не полиция, — Дэниэл немного улыбнулся. Мне бы хотелось улыбнуться ему в ответ, но сейчас было не самое подходящее время для этого. — Извини, — он нахмурился. — Просто я хотел сказать, что могу отыскать твою подругу гораздо быстрее поисковой группы.

— Как ты себе это представляешь? — занервничала я.

— Мне нужна вещь, принадлежащая ей, чтобы я смог найти ее по запаху, — размеренно пояснил он. — Могу попросить Мэри о помощи — так будет вдвое быстрее.

— Не знаю, Дэниэл, — я закрыла лицо руками и зажмурила глаза.

— Мия, все будет хорошо, — попытался приободрить меня он. — Мелисса найдется!

“Как же я хочу тебе верить” подумала я про себя, а вслух ничего не сказала.

Дэниэл вскоре остановил машину у дома Мелиссы.

— Тогда, может, я проберусь в ее комнату и возьму одну вещь? — словно издалека раздался его голос. Я повернулась к нему. Дэниэл продолжил. — И затем мы с Мэри проверим близжайшие штаты.

— Хорошо, — я громко сглотнула. — Только будь осторожнее.

— Обещаю, — прошептал он, наклонившись ко мне, — я найду ее в целости и сохранности.

— Я верю тебе, — я протянула руки к Дэниэлу и крепко обняла.

Больше всего в этот момент я надеялась, что он говорит мне правду, и Мелисса найдется.

— Береги себя, — шепнула я ему на ухо и вышла из машины.

Дэниэл спустил боковое окно и помахал рукой. Потом, черная иномарка стремительно понеслась дальше. Я развернулась к огромному особняку семьи Гарнес и поспешила к входным дверям. После того, как я постучалась, мне тут же открыли двери. Перед собой я увидела взволнованную маму Мелиссы. У нее были темные волосы средней длины, карие глаза, худощавое телосложение. Пожалуй, сейчас она выглядела, как никогда, хрупкой и беззащитной.

— Здравствуйте, миссис Гарнес, — проговорила я и натянуто улыбнулась.

— Здравствуй, Мия, — выдохнула она. — Проходи, пожалуйста.

Я зашла и в прихожую и закрыла за собой двери. Затем последовала в шикарную, светлую гостиную с огромными панорамными окнами и натянутыми потолками.

— Прошу, присаживайся, — вежливо попросила мама Мелиссы.

— Спасибо, — я присела на край коричневого кожаного дивана.

— Желаешь чего-нибудь? — миссис Гарнес старалась быть дружелюбнее, но невозможно было скрыть печаль, отразившейся на ее усталом лице.

— Нет, я не голодна, — я робко улыбнулась.

Миссис Гарнес села рядом со мной, и я не стала оттягивать разговор.

— Есть какие-нибудь новости о... Мелиссе? — мой голос предательски дрогнул, когда я произнесла имя лучшей подруги.

— Нет, — женщину волной захлестнуло отчаяние, — в полиции ничего не говорят. Прошло еще слишком мало времени.

— Мне очень жаль, миссис Гарнес, — пробормотала я. — Мне так хочется помочь вам, но я ничего не могу сделать, чтобы вернуть Мелиссу, — я опустила голову.

— Ошибаешься, Мия, — мягко поправила она, положив руку на мое плечо. — Ты поможешь, если будешь верить и надеяться!

— Я верю, миссис Гарнес, — прошептала я, — и надеюсь, что ее найдут. Но я чувствую вину за то, что ничем не могу помочь...

— Мы очень благодарны тебе и твоим родителям, что вы поддерживаете нас и беспокоитесь за жизнь нашей дочери, — женщина слабо заулыбалась, сдерживая слезы. — Это важно — знать, что друзья всегда придут в трудную минуту. Я это очень ценю. И спасибо, что сразу предупредила нас о том, что Мелисса не прилетела своим рейсом.

— Я должна была это сделать, — кивнула я. — Как думаете, долго будут идти поиски?

— Не знаю... Но я буду ждать столько, сколько потребуется, и ни за что не сдамся.

Мне всегда импонировал настрой родителей Мелиссы. Ее мама — добрая, понимающая, общительная, волевая женщина. Ее отец — решительный, властный, настойчивый; и они вдвоем не взирая на все преграды, продолжают верить. Это заслуживает похвалы и восхищения.

— Мы с мамой и папой всегда будем рады помочь вам! — я вложила в свой голос как можно больше уверенности и душевности.

— Спасибо тебе, Мия, — миссис Гарнес все же пропустила слезу. — Я очень рада, что у моей дочери есть такая верная подруга, как ты.

Я чувствовала, что сейчас расплачусь, и не пыталась сдержать этого порыва чувств.

Миссис Гарнес крепко обняла меня за плечи.

— Полиция сделает все возможное, — успокаивала она меня, хотя по идее должно быть все наоборот. Я удивилась, как хорошо она держалась.

Вскоре с работы вернулся отец Мелиссы, точнее, он влетел в дом, сказав, что ему звонили сказали срочно приехать в полицейский участок, так как появились новости. Я хотела поехать с ним, но миссис Гарнес сказала, что обязательно позвонит, когда что-нибудь узнает.

С тревогой в душе мне пришлось идти домой. Я решила прогуляться на свежем воздухе, стараясь вытеснить из своей головы ужасные мысли.

Я думала о Дэниэле. Где он сейчас? И вообще, ищет ли он Мелиссу? Если да, то каковы результаты? А что хотели сказать в полиции мистеру и миссис Гарнес? Может, ее уже нашли? А может, с ней что-то случилось?

Нет... я должна думать только о хорошем, чтобы не свихнуться от ужасных предположений.

Я гуляла до тех пор, пока не стемнело. Я бродила поблизости от дома, не решаясь зайти. Мне казалось, что если я войду в дом, то увижу отчаянное лицо мамы, которая может сказать мне самую ужасную вещь. Или же она сообщит мне хорошую весть — что Мелисса жива и здорова, и она дома. Большего желать я и не могла.

Я металась между опасениями и уверенностью в том, что все будет хорошо. Меня колотило от волнения, сердце безутешно щебетало в груди, и дыхание захватило от непонятного ощущения, сковавшего горло.

Еще я ждала звонка, хоть какого-нибудь звонка! Но ни Дэниэл, ни родители Мелиссы мне не звонили, из-за чего я стала переживать еще сильнее.

Но не могу же я вечно прятаться от реальности? Независимо от того, хорошо ли будет, или плохо. В любом случае я должна принять это, как бы тяжело мне не было.

Перед тем, как пойти домой, я решила позвонить Дэниэлу. Поначалу он не отвечал, и я уже стала отчаиваться. И когда собиралась отключиться, Дэниэл ответил.

— Дэниэл! — с облегчением воскликнула я. — Где ты сейчас? Вы нашли Мелиссу?

— Мы с Мэри прочесываем соседний штат, — ровным голосом пояснил он, хотя я слышала шелест листьев, хруст веток, свист ветра. Он бежал. — Пока что ничего.

— Ладно, — я подняла голову. — Возвращайся скорее. Я соскучилась.

— Люблю тебя, — быстро проговорил он и отключился.

Я убрала телефон в карман и последовала к дому.

С каждым шагом напряжение в моей душе нарастало. А когда я увидела полицейскую машину, припаркованную у дома, то замерла. Я перестала дышать, мои руки сжались в кулаки с такой силой, что я чувствовала боль от того, как в ладони впиваются ногти. Мне не хотелось идти вперед, открывать входную дверь... Я так боялась неизвестности, боялась услышать ужасную новость, которая разобьет мне сердце.

Я сделала неуверенный шаг вперед.

Меня начало трясти, когда я зашла в прихожую, тихо, почти что бесшумно, прикрыв за собой дверь. Как же мне хотелось стать невидимой, неслышимой, чтобы спокойно подняться наверх, закрыться в своей комнате, и ничего не знать. Я не хотела ощущать боль.

— Мия, детка, это ты? — раздался из гостиной тихий голос мамы.

Я вздрогнула. Может, мне уйти, пока не поздно?

— Да, — хотелось мне ответить четко, но голос прозвучал хрипло.

Наступила тишина, а затем передо мной появилась мама. Я осторожно взглянула на нее — покрасневшее лицо, зареванные глаза, и слезы, стекающие по щекам. Я сжалась.

— Что с тобой? — шепотом спросила я.

После моих слов лицо мамы скривилось, и она заплакала еще сильнее. А я стояла напротив нее, не в состоянии представить себе, из-за чего так расстроилась мама.

— Мам? — мой голос прозвучал громче. — Скажи, что происходит? Есть новости про Мелиссу, да?

Когда я произнесла имя своей подруги, мама замерла. В ее больших глазах скопилось неисчисляемое количество грусти, сожаления, боли...

— Ты меня пугаешь... — задрожала я.

— Мне так жаль, — еле слышно проговорила она и снова заплакала.

Я по-прежнему стояла на месте, моя голова стала чугунной — я не понимала, что имела в виду мама. А может, что я сама внушала себе, что ничего не понимаю...

Еще некоторое время я смотрела на маму, а потом стремительно направилась в гостиную. В кресле сидел полицейский, а на диване папа. Телевизор не работал. Тишина, повисшая в доме, пробуждала во мне дикую дрожь.

Увидев меня, мужчина в форме встал с кресла.

— Здравствуйте, вы Мия Эндрю? — низким грудным голосом просил он.

Я медленно кивнула.

— Я капитан Томас, — полицейский сделал несколько шагов навстречу мне. Я машинально отодвинулась назад.

— Вы нашли Мелиссу? — я с надеждой взглянула на капитана.

— В общем-то, да, — со вздохом мужчина опустил голову.

Я вздернула брови; казалось, мое сердце замерло в ожидании, голова опустела.

Ну почему же он молчит?! Как будто специально растягивая мои мучения...

— Около часа назад мы нашли мисс Гарнес, — стал пояснять он мрачноватым голосом. — Изуродованное тело вашей подруги находилось неподалеку от Огасты. Мне очень жаль, но Мелисса погибла.

Эти слова убили во мне последние чувства. Я стояла на месте, впав в состояние оцепенения. Мне казалось, будто сейчас я упаду в обморок — перед глазами все плыло и постепенно темнело. И я с нетерпением ждала, когда отключусь — ведь тогда я смогу забыть весь ужас, забыть ужасные слова, после которых стал рушиться мой мир.

Глаза покрыла пелена соленых слез, которые беспощадно хлынули и покатились по щекам. До меня не до конца дошло то, что Мелисса — самый жизнерадостный и веселый человек на свете, моя лучшая подруга, с которой я была неразлучна с самого детства — умерла. Ее больше нет.

— Нет... — беспомощно пошевелила губами я.

Я почувствовала, что сейчас потеряю равновесие и упаду. Но папа и капитан Томас вовремя подхватили меня. Я плохо смыслила и почти не понимала происходящего вокруг, но я отчетливо ощущала каждой клеточкой своего тела, как с невероятной болью разрывается мое сердце. Эта боль была настолько невыносимой, что даже криком не получилось бы выразить эти муки.

— Принесите воды! — скомандовал серьезный голос.

Я плюхнулась на диван, схватившись руками за голову, и стала горько плакать. Внутри возникло дикое желание сорваться с места и бежать, куда только глядят глаза, лишь бы не ощущать, как кровоточит серьезная рана в груди.

Я не знала, куда мне деться, не знала, где найти лекарство от боли, которая будет сопровождать меня отныне и всегда.

— Примите мои соболезнования, — словно из другого конца бесконечного туннеля доносился до меня голос полицейского.

— Когда... — прошептала я сквозь слезы. — Когда это случилось... И... как она... умерла?.. — я чуть-чуть приподняла голову.

— Мы нашли ее сегодня около часа назад, в лесу. Тело девушки было сильно изуродовано, — капитан сделал паузу. Убедившись, что я слушаю, он продолжил, — будто бы напал дикий зверь...

Я ахнула.

Изуродованное тело... Волк. Его предыдущие жертвы тоже были сильно растерзаны, и все убийства тоже произошли в Огасте.

Но почему именно Мелисса? Она ведь собиралась улетать вечером, а не ночью, когда были совершены все убийства, и она была в аэропорту, где много людей.

— Господи, я уже ничего не понимаю...

— Тело Мелиссы пробыло в лесу ровно день, — вновь заговорил капитан Томас. — Мисс Гарнес умирала в страшных муках... Никому не пожелаешь такой смерти...

На секунду я закрыла глаза, а когда открыла их, то зарыдала еще сильнее. В мыслях я представила себе эту ужасную картину, от которой мне становилось еще больнее и тяжелее.

Она умирала в страшных муках… За что ей досталось такая смерть? Почему она вообще умерла? Мелисса не заслужила такой участи... не заслужила...

У моей подруги должно было быть светлое будущее, счастливая жизнь, хорошая семья, дом, работа, дети, любящий и заботливый муж. Почему Бог отнял у нее эту возможность?

— Боже... — рыдала я. — Я не верю! Нет... этого не может быть... Нет! — внутри зарождалась настоящая истерика, и у меня не было сил, чтобы сдержать порыв чувств. И это теперь не имеет значения...

— Тише, милая, тише, — старался утешить меня папа. Он крепко прижал меня к себе, пытаясь оградить от слез и боли.

— С этим тяжело смириться, — медленно сказал капитан Томас, — нелегко принять.

Мне вдруг захотелось рассмеяться. Понимаю... Да что он может понимать? Разве он терял лучшего друга? Знает, каково это — чувствовать, как боль рвет на мелкие кусочки твое сердце?

— Ты должна быть сильной, Мия, — папа поглаживал меня по голове.

В любой другой раз я бы непременно сказала что-нибудь против в ответ... но только не сейчас, когда боль медленно сжирает все светлое и хорошее, что есть в моем разбитом сердце.

— Думаю, мне пора идти, — вот, голос полицейского снова стал хмурым и твердым. — Держись, Мия, — обратился он ко мне напоследок.

Я не слышала, как он ушел. Все, что я могла испытывать, это только жуткую боль.

— Мне так жаль, солнышко, — папа плакал вместе со мной. — Я не могу представить, как тебе сейчас нелегко...

— Я хочу побыть одна, — слабо промямлила я.

— Конечно, милая, — папа помог мне приподняться с дивана. — Пойдем, я провожу тебя до твоей комнаты.

К нам подключилась мама. Она тоже плакала и говорила, как ей жаль меня. Но чтобы избавить себя от лишней боли, я блокировала их голоса. Мне хватало слышать того, как ноет моя душа.

Они отвели меня в мою комнату и уложили на кровать. Мама захотела остаться со мной, но я сказала, чтобы все оставили меня в покое. Родители не стали спорить и ушли.

Вот, я осталась абсолютно одна в своей комнате, наедине со своими мыслями и душераздирающей болью. В душе я кричала, рвала и метала. Мне хотелось заглушить острую боль, но я не знала, как это сделать. Просто-напросто, от этого ужасного состояния было невозможно избавиться.

Очень трудно смириться с потерей самого близкого человека в жизни. У меня больше не будет возможности взглянуть в счастливые глаза своей лучшей подруги, которая была мне почти как сестра. Я не смогу увидеть радостной улыбки на ее безмятежном и красивом лице. Я не услышу ее звонкого голоса и озорного смеха, который согревал мою душу. И у меня не будет возможности сказать ей, что она самый лучший человек на свете, и я не знаю друга преданнее и лучше, чем она.

Теперь всего этого не будет...

Я сжимала в руках одеяло, уткнувшись лицом в подушку, чтобы заглушить отчаянный крик души.

А что будет чувствовать Джонатан, когда узнает, что его любимая мертва?.. Это ведь в тысячу раз больнее и тяжелее... Никому и никогда не пожелаю пережить такое испытание, даже самому злейшему врагу...

И родители Мелиссы... вот им-то как никому тяжело. Потерять единственную, неповторимую и любимую дочь — это равносильно тому, что человека лишить души. Не знаю, как они смогут пережить такое горе...

Моя лучшая подруга... вторая половинка моей души... ее больше нет.

Внезапно я услышала приглушенный звук у окна. Я настолько ослабла, что не могла даже пошевелиться.

— Мия, — я услышала родной и сладкий шепот.

Я медленно распахнула глаза и увидела перед собой опечаленное лицо Дэниэла. К сожалению, даже его неземная красота не смогла меня отвлечь, хотя это всегда помогало.

— Дэниэл, — обессилено шептала я. — Мелисса...

— Я знаю, — закивал он, хмурясь. — Я слышал разговор внизу.

Я шире открыла глаза и еще одна слеза упала с моей щеки. Дэниэл сжал мою ладонь в своих ледяных руках. По моему телу пробежались мурашки, я немного приподнялась.

— Мия, я... мне безгранично жаль, что все так вышло, — Дэниэл пристально смотрел в мои заплаканные глаза. — Мы с Мэри везде ее искали, но... полиция нас опередила, — он вновь нахмурился.

— Ее убили, Дэниэл, — ком рыданий застрял в горле. — Убили... Я потеряла свою лучшую подругу...

Я закрыла глаза и вновь зарыдала.

— Тшш! Мия, пожалуйста, не плачь! — он сел на кровать, посадив меня к себе на колени, и крепко обнял.

— Как я буду дальше без нее? — я уткнулась ему в плечо, обвив руками его холодную шею. — Я не представляю своей дальнейшей жизни без Мелиссы, понимаешь?

— Не говори так, — твердо сказал Дэниэл. — Я всегда буду рядом с тобой, слышишь?

— Но моей подруги уже не будет, — мое лицо скривилось от боли. — Я не смогла уберечь ее...

— Мия, ты ни в чем не виновата, — он немного отстранил меня от себя, сжав мои плечи. Под его пристальным взглядом мне стало неуютно, и я опустила голову. — И не смей приплетать себя в то, к чему ты не имеешь никакого значения!

Дэниэл замолчал. Я закрыла лицо руками, и новые потоки слез полились из глаз.

— Никто не виноват в этом, — уже мягче произнес он. — Так распорядилась судьба, и никто не в силах ей противостоять.

— Чертова судьба! — ненавистно воскликнула я. — Почему она всегда делает мне больно?!

— К каждому человеку судьба жестока по-одиннаковому, — Дэниэл смахнул слезу с моей щеки. — И каждому она, рано или поздно, предъявляет счет.

— Но Мелисса самый добрый и чистый человек из всех, кого я когда-либо знала! Она никому и никогда не делала ничего плохого! И что теперь? Хочешь сказать, что судьба обошлась с ней справедливо?!

— Об этом я, к сожалению, не могу судить, — вздохнул он, не убирая руки с моей щеки.

— Мелисса заслужила счастливой жизни, — дрожащим голосом сказала я. — Но теперь у нее уже ничего не будет... ничего...

Я вновь погрузилась в слезы. Рука Дэниэла переместилась на мои волосы и стала нежно поглаживать их.

— Это уже не первое убийство подобного плана, — пробормотала я, слезая с коленей Дэниэла.

— Да, я в курсе, — кивнул он. Я вопросительно уставилась на него. — Я с самого начала отслеживал убийства, происходящие в Огасте. И на самом деле их было не четыре, а десять.

— Что? — выдохнула я.

— Остальные убийства решили скрыть, так как от жертв почти ничего не осталось, — мрачно объяснил он. — Это очень ужасное зрелище...

— Но откуда ты знаешь об этом?

— Я вампир, — серьезно отозвался Дэниэл, взглянув на меня. — Ничего не помешало мне пробраться в полицейский участок и заглянуть в компьютер.

— Полиция все-таки поддерживается версии, что это сделал волк? — недоверчиво произнесла я.

— Да, — согласился он. — Честно говоря, я так не думаю.

— Почему?

Я вытерла слезы тыльной стороной руки и развернулась всем телом к Дэниэлу.

— Такое серьезное нанесение укусов и ранений не характерно для волка, — на его лице появилась недовольная гримаса. — И я думал, что это мог сделать вампир, или вампиры.

— Ты уверен? — кажется, мне удалось немного отвлечься.

— Нет, я не уверен в этом. Хотя поначалу считал, что в Огасте появился мне подобный, и теперь убивает людей. Но это предположение сразу же отпало, когда я пообщался со всеми знакомыми вампирами из того города.

— Неужели, их так много? — удивилась я, перебив его.

— За столько веков мы научились отлично маскироваться среди людей. Ну, так вот. Я убедился в том, что новые вампиры не посещали Огасту.

— Тогда, если это не животное, и не вампир, то что?

— Не знаю, — он нахмурился и пожал плечами. — Но я обязательно разберусь в этом.

— Только Мелиссу уже не вернуть, — на глазах я почувствовала знакомый солоноватый привкус непрошенных слез.

— Убийца не останется безнаказанным! — клятвенно сказал Дэниэл и прижал меня к себе.

И вот чувства вновь одержали надо мной вверх. Да и я не особо сопротивлялась. С каждой слезой уходила капля боли. Интересно, сколько же мне придется беспрерывно лить слезы, чтобы окончательно избавить себя от мук? Ведь сейчас в моей душе бушует целый океан невыносимой боли.

Сильные руки Дэниэла крепко сомкнулись вокруг моих плеч. Я прижалась к его груди, холодной и твердой, захлебываясь в собственных слезах.

Стоило мне закрыть глаза, как в памяти всплывал идеальный и такой родной образ Мелиссы. Моя подруга широко и ослепительно улыбалась, в ее по-детски искренних глазах сверкали озорные огоньки, и ее безупречное, миловидное лицо не выражало беспокойства — только радость.

В груди кольнуло, и от боли я распахнула глаза.

— Все будет хорошо. Я обещаю тебе, все будет хорошо, — даже упоительный шепот Дэниэла не смогу утешить крик моей души.

И стоило мне вновь подумать о том, что я больше никогда не увижу Мелиссу, как новая порция боли привалила ко мне.

Я не понимала, как мне удалось заснуть, но я не чувствовала никакого облегчения оттого, что наступил новый день, который не принесет ничего хорошего. Погода унывала вместе со мной, на небе не было ни единого просвета, плакал не сильный дождик.

Дэниэл решил остаться со мной, за что я была ему очень благодарна. Его поддержка мне не помешает, потому что если бы я осталась одна, то точно бы сошла с ума.

Я проснулась ближе к обеду. Первое, что я почувствовала, это ужасную боль в голове. Затем, я вспомнила прошедший день, и боль вновь стала разрывать мое сердце. Почему? Почему же это не оказалось ночным кошмаром?.. Почему это — жестокая реальность...

Мама несколько раз предлагала спуститься на кухню и поесть чего-нибудь, но я наотрез отказывалась, так как ничего не хотела. Тишина — с одной стороны она успокаивала меня, а с другой напоминала всем своим осознанием о Мелиссе.

Дэниэл молчал, но он был рядом. Наверное, боялся сказать что-нибудь не то, и тем самым сделать мне хуже. Но хуже было просто некуда... Я чувствовала себя отвратительно, а в мыслях крутилась одна единственная фраза: “Мне очень жаль, но Мелисса погибла...” Сотни тысяч раз эти слова пролетали в голове, после чего я начинала плакать.

Еще, когда мой взгляд натыкался на телефон, мне казалось, что сейчас раздастся звонок, и я услышу звонкий и радостный голос своей подруги. Она, как обычно, куда-нибудь меня пригласит, и мы встретимся. Все будет хорошо, как и прежде.

Но теперь это только мечты — мечты, которые еще несколько дней назад были для меня обыденностью. И теперь я потеряла часть своей жизни, просто не сберегла... А сейчас я вспоминаю каждую минуту, проведенную с подругой, и понимаю, что это были самые счастливые времена в моей жизни. Да что уж там — Мелисса была неотъемлемой частью меня самой.

Я вздрогнула, так как раздался стук в дверь. Мой взгляд тут же метнулся на Дэниэла. Он бесшумно встал в угол комнаты и прижался к стене. Я поплелась открывать дверь.

Это снова мама.

— Милая, там пришел какой-то парень, — сказала она. — Говорит, что его зовут Джонатан.

Я громко выдохнула.

— Хорошо, — растерянно пробормотала я, — скажи, что я сейчас спущусь.

Мама кивнула, и я закрыла дверь.

— Кто такой Джонатан? — мягко поинтересовался Дэниэл.

— Парень Мелиссы, — вяло ответила я. — Я не знаю, как мне все сказать ему...

— Хочешь, я сам поговорю с ним? — он подошел ближе, взяв меня за руку.

— Нет, — решительно отозвалась я, — я сама все расскажу ему.

Но на самом деле я не представляла себе это... Но от этого не убежишь, так что лучше не растягивать наши мучения.

— Я скоро, — вымолвила я и вышла из комнаты.

Спускаясь по лестнице, я пыталась подобрать более правильные слова в мыслях, чтобы мягче пояснить Джонатану о происшедшем. Но кого я обманываю! Не подобрать более подходящих слов, чтобы пояснить ему о... смерти Мелиссы и причинить этой новостью меньше боли.

Когда я увидела Джонатана — мое разбитое сердце болезненно сжалось. У него был такой измученный вид! Огромные синяки под глазами, уставший взгляд, и в глазах столько надежды...

Я сделала глубокий вдох, сжала кулаки и остановилась перед ним.

— Привет, — мне хотелось, чтобы в голосе присутствовали хоть какие-то эмоции, но у меня это не получилось сделать.

— Привет, — Джонатан нервно улыбнулся. — Извини, наверное, я не вовремя, — он прошелся по мне виноватым взглядом. — Я хотел поинтересоваться насчет Мелиссы. Ты не позвонила мне вчера, поэтому я решил придти сам. Есть какие-нибудь новости?

Я взглянула на него — точнее на огромную надежду в его взгляде — и еле сдерживала слезы. Джонатан выжидающе смотрел на меня, а я не знала, с чего начать. Такое чувство, будто мне вновь придется пережить вчерашний кошмар.

— Мия? — раздался голос Джонатана. — Все хорошо?

— Я должна тебе сказать, — да... начало было неуверенное. — Мелиссу нашли вчера вечером...

— Нашли? — последовал облегченный вздох.

— Да, — я опустила голову.

— Тогда, что не так? — его голос дрогнул. — Мия, прошу, скажи мне! Не молчи.

У меня не хватало духа, чтобы сказать ему правду. Но и молчать я не могла... Он должен все знать.

— Ты меня пугаешь... — теперь голос Джонатана не на шутку дрожал.

— Она мертва, — я с огромным усилием смогла выдавить эти ужасные слова. — Ее тело нашли в лесу. Это убийство. Похоже, что напал волк.

Я перестала говорить. Лицо бедного парня побледнело, а в глаза сверкнули слезы. Его руки крепко сжались в кулаки, и губы напряженно сомкнулись друг с другом.

— Как? — выдохнул он, и разбитый взгляд устремился в пустоту. — Как... это... могло... произойти...

— Я не знаю, Джонатан, — по моим щекам скатилось несколько слезинок.

— Этого не может быть! — выкрикнул он, что я вздрогнула. — Не может...

Парень с сокрушительной силой ударил по стене и помчался в неизвестном направлении.

— Джонатан! — слабо крикнула я.

Но он не услышал. Вскоре, Джонатан вообще скрылся из моего вида.

Бедный... Как же нелегко ему придется. Хоть бы он что-нибудь не сделал с собой...

Хоть они с Мелиссой встречались сравнительно недолго, Джонатан успел влюбиться по уши в мою подругу. И этой любви достаточно, чтобы натворить каких-нибудь глупостей.

Вот бы знать, куда он отправился?

Я закрыла дверь и наткнулась на маму. Она беспокойно смотрела на меня.

— Как ты, Мия? — в сотый раз спрашивала она.

Сказав, что все нормально, я солгу. Но и правду говорить не буду, потому что мама потом не отвяжется.

— Родители Мелиссы не звонили? — я решила уклониться от ответа и сменила тему разговора.

— Нет, — она покачала головой. — Мы с Ником хотели съездить к ним вечером. Поддержать, выразить соболезнования, — ее голос дрогнул. — Может, поедешь с нами?

— Я поеду одна, — задумчиво ответила я.

— Хорошо... Может, все-таки поешь?

— Я не голодна, мам, — я фальшиво улыбнулась и поднялась по лестнице.

Когда я зашла в свою комнату, то не увидела Дэниэла, от чего я удивилась. Куда он ушел? И зачем? Может, решил оставить меня одну, чтобы я разобралась в своих мыслях? А этого мне как раз надо избегать — мои мысли возродят новые приступы истерики.

— Извини,— раздался за спиной тихий голос Дэниэла. — Я отлучился ненадолго.

Я чуть вздрогнула и повернулась к нему. На нем была другая футболка и джинсы.

— Я думала, что ты ушел, — я закрыла глаза и обняла его.

— Ну, что ты, — сильные руки Дэниэла сомкнулись вокруг моей талии, — я не оставлю тебя одну!

— Спасибо, — прошептала я. — Я очень благодарна тебе. Не знаю, что бы я делала без тебя...

— Без меня у тебя была бы абсолютно другая жизнь, — с сожалением проговорил Дэниэл.

Мне хотелось возразить ему, и в любой другой раз я бы непременно так и сделала, но оказавшись в твердых объятиях моего вампира, мне хотелось лишь спать. Сон в данной ситуации — единственное лекарство от боли.

— Тебе надо поспать, — будто прочитал мои мысли Дэниэл.

— Нет, — я качнула головой и отстранилась. — Я должна съездить к родителям Мелиссы.

— Ты уверена, что сможешь? — рука Дэниэла проскользнуло по моей щеке. — Давай я поеду вместе с тобой.

— Поддержка мне не помешает, — согласилась я.

Пока я одевалась и приводила себя в порядок, Дэниэл вновь отправился домой, чтобы потом пригнать свою машину к моему дому. Мама некоторое время не отпускала меня, уговаривая поехать с ними, но я была настроена весьма решительно.

Всю дорогу до дома семьи Гарнес мы с Дэниэлом молчали. Точнее молчала я, погрузившись в свои мысли, а он хоть как-то пытался завести разговор.

Дэниэл остановил машину неподалеку, а до дома я пошла одна.

Остановившись у входной двери, я не решалась постучаться. Я не решалась вновь поддаться бесконечным порывам слез — хотя это и так неизбежно.

Я набралась смелости и постучалась. Мое сердце затрепетало в груди от волнения и тревоги.

Вот, дверь распахнулась. Я увидела измученное и заплаканное лицо миссис Гарнес и пошатнулась назад. В сердце что-то защемило — боль снова атаковала меня.

— Миссис Гарнес, — неуверенно произнесла я. — Здравствуйте.

— Мия, — ее голос сильно дрогнул, почти что сорвался. — Я рада, что ты пришла. Заходи, пожалуйста.

Мои ноги подкосились, когда я прошла в гостиную. Теперь здесь все было мрачно. Этот огромный дом опустел без присутствия Мелиссы.

У большого окна стоял ее отец. Услышав нас, он повернул голову и спустя некоторое время подошел к своей жене.

— Мистер и миссис Гарнес, примите мои соболезнования, — скверным тоном произнесла я, громко сглотнув. Меня трясло от боли, царившей в душе.

— Спасибо, Мия, — хмуро и в то же время отчаянно кивнул мистер Гарнес и обнял жену. — Мы очень ценим твою поддержку.

Я смотрела на них, и в мое сердце вливались новые потоки невыносимой боли. Я не представляла, как им было тяжело, но они держались, не сдавались. Не знаю, смогла бы и я так, будь на их месте...

— Дорогая, налей Мие чай, — обратился мистер Гарнес к своей жене.

Она молчаливо кивнула и последовала на кухню. И я мистер Гарнес расположились на диване. В просторной гостиной повисла тишина, которой никогда не было в этом доме. Вместе с Мелиссой исчезли все краски, положительные эмоции и постоянное присутствие радости и внутреннего восторга. Я помню, как каждый раз, когда заходила в этот дом, то чувствовала себя очень хорошо и уютно. Но сейчас это место пропитано утратой, печалью и болью.

— Прости, что не сообщили тебе сами, — угрюмо извинился мистер Гарнес.

— Ничего страшного, я понимаю, — с огромной грустью в голосе сказала я. — Вы... многое пережили вчерашним вечером...

— Это было ужасно, Мия... — его пустые глаза смотрела куда-то вдаль. Мне показалось, будто он вспоминает вчерашний день, который для всех нас стал роковым. — Ее тело, лицо... все было истерзано...

В носу защипало, и на глаза выступили слезы. Я приложила руку ко рту, чтобы сдержать крик.

— Моя... моя Мелисса, — по щеке мистера Гарнеса скатилась кристальная слезы. — Моей маленькой и единственной девочки больше нет... Скажи, — он повернул голову в мою сторону, — почему Бог забирает тех, кто заслуживает счастья? Почему он отнял у меня дочь?!

Я смотрела на мистера Гарнеса и видела дикий ужас в его серых глазах.

Тут из кухни вернулась миссис Гарнес, она поставила передо мной чашечку чая и села в мягкое кресло напротив.

— Спасибо, — поблагодарила я ее и сделала небольшой глоток горячего напитка. По телу прошелся лихорадочный жар, и я немного взбодрилась.

— Похороны назначены на завтра, — обратилась ко мне мама Мелиссы. — Приходи к двенадцати.

— Хорошо, — словно во сне кивнула я.

Мне показалось, будто все это не правда, потому что так просто не должно было быть. Словно я попала в кошмар, который обратился в реальность, и из него нет выхода.

— Как вы? — по-моему это был самый глупый вопрос, который я могла задать в данном случае.

— Трудно, — с тяжелым вздохом ответил мистер Гарнес. — Я не могу поверить, что Мелисса... мертва... Еще несколько дней назад она смеялась, улыбалась, я слышал ее звонкий и светлый голос, а уже завтра я попрощаюсь с ней навсегда...

После его слова миссис Гарнес горько зарыдала. И никто не могу утешить несчастную женщину. Нет ничего хуже, чем пережить смерть своего единственного ребенка.

— Вы тоже думаете, что это животное убило... Мелиссу? — когда я произнесла имя лучшей подруги, у меня возникло такое болезненное ощущение, будто острое лезвие ножа прошлось по моему израненному сердце.

Супруги странно переглянулись друг с другом.

— Нет, — мистер Гарнес нахмурился. — Мы так не считаем.

Честно говоря, их ответ насторожил меня.

— Тогда, что же вы думаете? — спросила я.

— Это сделали вампиры, — наконец, сказал отец Мелиссы.

Я впала в ступор. Если бы я сейчас стояла, то тут же упала бы.

В мыслях крутился вопрос: откуда они знают про них.

-— Что... — еле слышно произнесла я.

Кто они такие, чтобы знать, что вампиры существуют?!

— Так растерзать тело не под силу обычному животному, — продолжил мистер Гарнес. — Я уверен, что мою дочь убило это гадкое, кровососущее существо...

— Откуда вы знаете про... них? — безжизненно спросила я.

Супруги уставились на меня. И с тем же удивлением я смотрела на них.

Вдруг, они знают о Дэниэле и Мэри и думают, что это сделали они? А что, если это так, то родители Мелиссы обвинят меня за то, что я знаю и прикрываю их? Кто же они такие?

— Разве Мелисса не рассказывала тебе про нас? — удивилась миссис Гарнес.

— Что она должна была мне рассказать? — нахмурилась я.

— О нас, — заговорил мистер Гарнес. — Она не говорила тебе, что мы — Хранители?

— Хранители? — я округлила глаза.

— Мы те, кто охраняет людей от подобных существ, которые несут за собой смерть, — объяснил он.

Я сделала глубокий вдох и закрыла глаза.

Получается, что Хранители — это, вроде как, охотники на вампиров. Тогда они точно знают, что в Портленде есть вампиры. И они знают, кто именно ими является...

И Мелисса тоже знала, но ничего не говорила мне? А знала ли она, что я знаю, кем на самом деле является Дэниэл?

Может, именно об этом мне хотела рассказать Мелисса после поездки из Огасты?

— То есть, вы охотники на вампиров? — я открыла глаза и посмотрела на них. — И Мелисса обо всем этом знала?

— Да, — кивнула миссис Гарнес. — Мы думали, что она все сказала тебе.

— Я ничего не понимаю... — промямлила я, закрыв лицо руками.

— Мия, знаю, в это трудно поверить, но вампиры существуют, — тяжелая рука мистера Гарнес легла на мое плечо. — И эти существа бродят среди нас.

Я почувствовала, как волна облегчения накатила на меня. Вероятно, родители Мелиссы не знают о Дэниэле и его семье. Что ж, это хорошо.

— Теперь, когда ты знаешь, я хочу, чтобы ты была осторожнее, — сказала миссис Гарнес. — Мелиссе не повезло... — она вновь зарыдала. — Она погибла из-за этого мерзкого существа! Оно терзало ее... Моя девочка пережила огромную боль...

Мистер Гарнес подошел к своей жене и крепко обнял ее. Она уткнулась ему в грудь и зарыдала еще громче.

— Обещаю, мы найдем эту тварь, — яростно прошептал мужчина, — и убьем.

Я вздрогнула.

Что, если они узнают про Дэниэла? Убьют его и Мэри? Но ведь это не он! Не он убил Мелиссу! И не Мэри... Я должна предупредить их, чтобы отныне они были осторожнее.

— Я пойду... — я вытерла слезы рукой и встала с дивана. — Извините...

Когда я дошла до прихожей, меня остановил мистер Гарнес.

— Мия, — на выдохе произнес он мое имя. Я остановилась, — прошу, никому не выдавай нашу тайну!

— Хорошо, — холодно отозвалась я. — Я обещаю, что никому ничего не расскажу.

— Спасибо, — в его глазах промелькнула благодарность, и я вышла на крыльцо.

Сломя голову, я побежала по лестнице, захлебываясь в горьких слезах. Чувство потерянности внезапно обрушилось на меня, и я не знала, куда мне деться от этого давящего ощущения. Мне хотелось убежать далеко-далеко, забиться в угол и скрыться ото всех, и от своих мыслей в том числе.

Родители моей лучшей подруги — Хранители — охотники на вампиров. И они тесно дружат с моими родителями, которые в прошлом тоже были ими, но Мэри стерла им память и внушила, что они обычные люди и ничего не знают об этом. И сегодня мама с папой собираются пойти к родителям Мелиссы. А что, если мистер и миссис Гарнес начнут разговор о вампирах, и мама с папой все вспомнят? Или родители Мелиссы о чем-то догадаются и будут вести поиски вампиров в Портленде? И тогда они наткнуться на Дэниэла и Мэри, и убьют их...

Когда я увидела черную «Ауди», то рванула к ней. Запрыгнув в автомобиль, я с ужасом взглянула на Дэниэла, а на его прекрасном лице отразилось беспокойство.

— Мия, что случилось? — он взял мою руку.

— Они знают про вампиров, Дэниэл, — на выдохе быстро проговорила я.

— Не понимаю тебя... — его брови сошлись на переносице.

— Родители Мелиссы — Хранители — охотники на вампиров, и они знают, что в смерти Мелиссы что-то нечисто... Они думают, что это сделали вампиры.

— Хранители? — прошептал он, а потом заговорил громче. — Но я бы знал о из существовании в Портленде! Ничего не понимаю...

— Дэниэл! Они найдут вас с Мэри и убьют! — с пылом воскликнула я. — Вы должны уехать из города! Я не хочу потерять и вас...

— Мия, — он пристально посмотрел на меня, — не говори глупостей. Нас никто не найдет и не убьет. Мы хорошо научились скрываться среди людей. Они не смогут нас вычислить.

— Я не хочу, чтобы тебя убили, — с горечью прошептала я.

— Ты не потеряешь меня, — Дэниэл приблизился ко мне, положив руки на мои плечи. — Я клянусь тебе.

— Мне страшно, — промямлила я, не в силах оторвать взгляд от его прозрачно-голубых глаз. — Вы с Мэри должны вести себя аккуратнее, чтобы вас не смогли найти.

— Хорошо. Только не переживай из-за этого.

Я лихорадочно закивала и зажмурила глаза. Дэниэл прошептал что-то невнятное и обнял меня. Его теплые губы прижались к моему лбу.

Остаток дня прошел как во сне.

Все же из-за уговоров мамы и Дэниэла я решила немного поесть. И, действительно, после этого у меня появилось немного сил. Потом, я ушла в свою комнату, а Дэниэл сделал вид, будто уехал домой, но на самом деле он, как обычно, влез в мою комнату через окно.

Еще, я оставила голосовое сообщение Джонатану насчет похорон. Как же мне было жаль этого несчастного парня... Только обрел свое счастье, и тут же его потерял. Не знаю, что было бы со мной, если бы Дэниэла не стало... Ответ один — я сошла бы с ума, не сумев пережить этого.

Эта ночь выдалась бессонной. Я проснулась глубокой ночью с ужасным воплем, и Дэниэлу с трудом удалось утешить меня. Но уснуть я больше не смогла. И остаток ночи я проплакала в объятиях любимого вампира.

Утро следующего дня оказалось снова пасмурным, хмурым и темным. Дэниэл ушел, когда проснулись мои родители. Он сказал, что придет ко мне вечером. Оставшись одной, я постаралась завалить себя делами, чтобы оставить себе как можно меньше свободного времени.

Собравшись всей семьей, мы стали готовиться к похоронам. Я искала для нас с мамой черные платья, а мама занялась смокингом отца.

Когда все были собраны, мы сели в папину машину и направились к дому семьи Гарнес. По пути мы заехали в цветочный магазинчик и купили белые лилии — любимые цветы Мелиссы.

Мы приехали немного раньше, чем следовало. Но в доме к тому времени собралось много человек. И в центре всеобщего внимания была Мелисса. Она смирно лежала в бардовом бархатном гробу, погрузившись в вечный сон. Не смотря на то, что ее истерзало “животное”, она выглядела прекрасно — ее облачили в белое, длинное, атласное платье, шикарные волосы свободно лежали на плечах, а ангельское лицо выражало лишь спокойствие. Она была похожа на спящую красавицу.

От гроба не отходили ее родители. Все присутствующие выражали свои соболезнования. Я стояла у гроба и, не сводя глаз, смотрела на подругу. Слезы сами катились из глаз, хотя я даже улыбалась — лишь потому, что я видела ее. Если бы не люди в доме, не эта траурная обстановка, я бы подумала, что Мелисса просто спит. И сейчас она откроет глаза, улыбнется и скажет что-нибудь нелепое.

Но этого не произошло.

Ровно в двенадцать часов в дом семьи Гарнес пришел церемониймейстер.

Примерно через полчаса прибыл автокатафалк и два пассажирских автобуса. Потом, восемь мужчин взяла гроб и стали выносить его из дома. Первыми шли родители Мелиссы, следом за ними — наша семья. Ну, и затем все остальные. Мне было назначено нести огромную фотографию подруги, мои родители и еще несколько человек несли венки.

Затем родные и близкие Мелиссы остановились у гроба, чтобы попрощаться с ней. Я видела, как миссис Гарнес еле-еле стояла на ногах. Ее муж всячески старался поддержать, но сам заливался слезами утраты.

Потом бардовый бархатный гроб установили на постаменте автокатафалка и закрыли крышкой.

До кладбища мы поехали по строгой поочередности. В первом черном автомобиле поехали я, мама и папа, и еще пару человек, которых я никогда не видела и не знала. За нами ехала еще одна черная машина, автокатафалк с гробом, и только затем ехали два пассажирских автобуса.

Мы добирались около часа. И вот, наконец, вскоре перед нами простирался огромный город мертвых.

Когда все вышли из машин и автобусов, гроб вынесли из автокатафалка, и восемь мужчин вновь взяла его на руки.

Мы шли по кладбищу к назначенному месту. Люди, несущие венки, и я — фотографию, образовали не длинный коридор, по которому пронесли гроб.

Траурный митинг начался с предоставления слова желающим выступить. Первыми свою речь произнесли родители Мелиссы. Я стояла недалеко от них и пристально смотрела на гроб. Миссис Гарнес очень сильно рыдала, обнимала и целовала свою дочь. Мистеру Гарнесу с трудом удалось успокоить свою жену.

После мистера и миссис Гарнес право на прощальную речь предоставили мне.

Я неуверенно стояла у гроба, в голове была самая настоящая каша. Все слова собрались в кучу, и я не знала, с чего начать.

Все с нетерпением ждали, когда я скажу хоть одно слово.

Тут мой взгляд снова упал на Мелиссу, и я стала говорить.

— Хочу сказать, что я не знала человека лучше, чем Мелисса, — сказала я. — Она была такой счастливой, общительной, жизнерадостной, — я кратко и слабо улыбнулась, вспоминая ее светлую улыбку. — Мелисса была самой лучшей подругой для меня. Можно сказать, мы были с ней сестрами. Она всегда была готова помочь мне в трудную минуту, она заряжала окружающих положительным настроем. Мелисса никогда не позволяла мне грустить... Что бы ни случилось, она постоянно говорила мне, что счастье всегда рядом, просто надо протянуть руку навстречу, — я опустила голову. — Мелисса любила жизнь, она ценила каждое мгновение. Она всегда встречала беды с гордо поднятой головой. Даже когда ей было грустно — она улыбалась и говорила всем, что все хорошо, — я заплакала. — Не знаю, почему Бог забрал эту светлую душу... Но я уверена, что Мелисса будет смотреть на нас с небес и оберегать от бед, — я подняла взгляд и посмотрела на свою подругу. — Ты навсегда останешься в наших сердцах. Покойся с миром, моя любимая подруга...

С окаменевшим видом я отошла назад. Я почувствовала на своих плечах чьи-то руки. Мама тихо рыдала рядом, а я пустым взглядом смотрела вперед. Казалось, мое сердце больше не стучит, что я больше не дышу, что я больше не живу...

Еще несколько людей произнесли речь. Затем, ответственный закончил траурный митинг словами: “Мелисса Анабелла Гарнес закончила свой жизненный путь еще совсем юной. Так пусть же светлая, добрая память о ней сохранится в наших сердцах навсегда”.

После этого зазвучала траурная музыка.

Священник закрыл лицо моей покойной подруги. Рабочие закрыли крышкой гроб и аккуратно опустили его в могилу.

Ответственный предложил участникам похорон бросить горсть земли в могилу. Это заняло около десяти минут. Я подошла самая последняя.

В мыслях еще раз представился безупречный образ Мелиссы. Одна слеза скатилась по щеке и упала на гроб. Подул пронизывающий ветер. Начался дождь.

Когда похороны подошли к концу, все расселись по машинам. У могилы Мелиссы я увидела еле заметную фигуру парня. Джонатан склонился над могилой, возложенную венками, и положил одну розу. Он смотрел на надгробье и сжимал кулаки.

Я не знала, что было дальше, так как машина тронулась с места. Но все-таки Джонатан пришел на похороны. Он набрался смелости и простился с Мелиссой — любимой девушкой — навсегда.

Я достала из черной сумочки наушники с телефоном. Включив музыку, я отклонилась назад и закрыла глаза.

Глава четырнадцатая Подозрения

Последующие дни превратились для меня в один единственный затянувшийся кошмар. Все свободное время я проводила в доме Дэниэла. Мэри меньше времени стала уделять своей глупой затее, связанной с книгами. Все было хорошо, но в моем сердце царила пустота. Без Мелиссы стало тяжело и серо, даже не смотря на поддержку Дэниэла и Мэри. И я каждый раз напоминала себе, что надо жить дальше, как и прежде, ведь моя подруга хотела бы, чтобы я была счастлива. И только эта мысль иногда сдерживала приступ истерики.

Родители Мелиссы решили уехать из этого города как можно дальше, ведь дом, в котором они прожили всю свою жизнь, всецело напоминал им о единственной погибшей дочери. Это, определенно, было на руку Дэниэлу и Мэри — они вне подозрений.

Очередной день не предвещал ничего нового.

— Может, сходим куда-нибудь? — обратилась я к Мэри.

Мы сидели гостиной в доме Дэниэла. Мэри расположилась на полу, окружив себя листами бумаги и книгами. А мы с Дэниэлом сидели на диване; я хмуро глядела на его сестру, а он смотрел телевизор.

— Не-а, — промычала Мэри.

— Ну, тогда давай прогуляемся по магазинам, — не отставала я.

Странно, что я сама предлагаю ей подобного рода занятия. Обычно, все происходит наоборот. Но мне хотелось, чтобы Мэри немного отвлеклась. Теперь она единственная подруга, которая у меня осталась. И я хочу проводить с ней больше свободного времени, хотя мне для этого достаточно присутствия Дэниэла.

— Мне не до магазинов, — не поднимая головы пробормотала Мэри.

— Что? Мэри, ты серьезно? — усмехнулся Дэниэл.

— Вполне, братик, — она слабо пожала плечами.

Я безнадежно покачала головой и взглянула на Дэниэла.

— Да брось, Мэри! Прогуляйся с Мией, отдохни от своих книг... — Дэниэл решил взять инициативу в свои руки.

— Либо я сплю, либо все сходят с ума, — Мэри небрежно смахнула с лица выпавший локон волос.

— Если кто и сошел с ума, так это только ты, — Дэниэл закатил глаза.

— Ну да, конечно, — язвительным голосом сказала она.

— Правда, Мэри, — влезла я, — пойдем прогуляемся.

— Вообще-то, я здесь не ерундой занимаюсь! — она обиженно покосилась на нас. — И... сейчас солнечно. Так что я не выйду из дома. Конечно, если вы двое не хотите, чтобы я иссохла...

Мы с Дэниэлом переглянулись. Теперь я на все сто пятьдесят процентов из ста уверена, что Мэри сходит с ума. Ее нужно как-то отвлечь. Только как...

Единственное, в чем девушка была права — сегодня солнечно, и они не могут выйти на улицу.

Мэри собрала в кучу листки и книги, сложила все в стопку, и все это взяла в руки.

— Я буду у себя, — пробормотала она, уходя из гостиной. — Меня не беспокоить!

Когда Мэри хлопнула дверью своей комнаты, Дэниэл повернулся ко мне и вздохнул.

— Что и следовало ожидать, — он закатил глаза. — Моя сестра сошла с ума.

— Эй! Я же все слышу! — раздался приглушенный крик Мэри из ее комнаты.

Дэниэл улыбнулся.

— Есть какие-нибудь предложения на сегодняшний день? — я положила голову ему на плечо.

— На твое усмотрение, — его губы прикоснулись к моим волосам.

— Жаль, что ты не можешь находиться под солнцем...

— Действительно, жаль, — задумчиво отозвался он.

Потом, Дэниэл, вдруг, резко встал с дивана и направился к входной двери.

— Куда ты? — нахмурилась я и отправилась за ним.

Но Дэниэл не ответил на мой вопрос. Он дождался, когда я остановлюсь рядом, и затем быстрым движением открыл дверь. Солнечные лучи пробрались в прихожую. Полоса света разделяла нас с Дэниэлом. Я в непонимании уставилась на него, а он лишь загадочно улыбнулся.

Затем, его рука потянулась к свету. Раскрыв рот, я застыла на месте. Мое тело оцепенело — я смотрела, как тонкие пальцы Дэниэла выступает на солнечный свет и отбрасывают тень на полу.

В следующий момент послышалось тихое шипение. Дэниэл, сцепив зубы, терпел боль, которое ему причиняло солнце. Я смотрела на его пальцы, которое на мгновенье засветились, а потом стали чернеть.

Прошли какие-то секунды, а Дэниэлу становилось больнее. Мне хотелось крикнуть, чтобы он убрал немедленно руку, но в горле застрял огромный ком шока и ужаса, поэтому я молчала.

Когда Дэниэл застонал от боли, я встряхнула головой и рывком закрыла дверь. Он тут же вздохнул с облегчением и прижал руку к себе. Я видела, как буквально через несколько секунд его пальцы вновь стали обычными, будто ничего не было.

— Что... это... было? — я яростно взглянула на него.

— Теперь ты знаешь, как это выглядит, — он сжал и разжал руку, пожав плечами.

— Больше никогда не смей так делать! — мне хотелось, чтобы это прозвучало как угроза, но больше было похоже на мольбу.

— Обещаю, — Дэниэл затронул мое лицо, и я закрыла глаза. — Так ты придумала нам занятие?

— Нет, — вздохнула я, распахнув глаза. — Я не знаю, чем мы займемся.

— Вампиры не самая подходящая компания для людей, — с грустью на лице сказал Дэниэл.

— Чепуха! — фыркнула я.

— Мы из разных миров, но как-то умудрились полюбить друг друга, — он улыбнулся одним уголком губ.

— Хмм... зато это так романтично, — усмехнулась я, приблизившись к нему.

Когда я собиралась поцеловать его, он отстранился, слабо сжав мои запястья.

— Что? — я вскинула брови.

— Только не сегодня, — тяжело проговорил он. — Я... слегка голоден.

— О... — я невольно отступила назад. — Прости.

— Ничего. Похоже, что на вечер тебе придется подыскать занятия без меня. Я собираюсь съездить в соседний штат за... кровью.

— Что ж, ладно, — я нервно улыбнулась.

— Кстати, — Дэниэл сложил вместе ладони, — у меня есть одно предложение. Но я боюсь, что оно тебе не понравится.

— Говори, — вздохнула я.

— В общем, новая машина Мэри — «Бугатти» — стоит без дела, лишь занимает лишнее место. Мы поговорили, и она согласилась на время отдать тебе ее, пока у тебя не появиться свой автомобиль. Ну, что скажешь?

— Ты... серьезно?

— Да, — его губы растянулись в улыбке.

— То есть, как ты мог подумать, что я могу согласиться? — я потрясла головой.

— Теперь я тебя не понимаю, — пробурчал он. — Ты согласна, или нет?

— Конечно же, нет! — я развела руками. — Я ни за что не соглашусь!

— Почему?

— Потому что, Дэниэл, — я покосилась на него. — Я не нуждаюсь ни в чьих подачках. Это... унизительно.

— Это не подачка, Мия, — поправил меня Дэниэл. — Не отказывайся, прошу.

— Это не обсуждается, — я покраснела от негодования.

— Ну ведь тебе нужна машина, — не унимался он.

— Я сама в этом разберусь.

— Ладно. Тогда я сам куплю тебе автомобиль. Только учти, он будет лучше новой машины Мэри...

— Дэниэл! — вскрикнула я недовольно. — Вот только не надо ставить мне условия.

— Я не шантажирую, я ставлю тебя перед фактом.

— Ох... — гневно выдохнула я. — Ты же знаешь, что такое поведение раздражает меня...

— Ты знала, с кем связалась, — Дэниэл игриво пожал плечами.

— Ну, все... я пошла, — я сверкнула глазами и хотела открыть дверь, но он выставил руку передо мной, тем самым преграждая путь. — Пусти по-хорошему, — проворчала я.

— Мия, не злись, — простонал он.

— Хорошо, — я подняла голову, чтобы посмотреть ему в глаза. — Но ты же знаешь мои принципы, и что к подобным делам я отношусь с особым негативом.

— Прости, — лицо Дэниэла стало грустным, и вся моя злость тут же испарилась. — Я просто хочу помочь тебе.

— Дэниэл, — я взяла его за руку и крепко сжала, — я ценю все то, что ты делаешь для меня. Но не надо всегда решать мои проблемы. Я должна сама разбираться с ними. Какой толк от жизни, если все решения принимаются за тебя?

— Ты права, — с неохотой согласился он.

— Значит, закроем эту тему? — улыбнулась я.

— Может, все-таки подумаешь над этим предложением? — он виновато закусил нижнюю губу.

Я тихо зашипела, и Дэниэла это очень сильно рассмешило. Я мерила его суровым взглядом, но холод быстро исчез из моего сердца.

— Ты не отстанешь? — я сложила руки на груди.

— Я выучил твой характер “от” и “до”, знаю все твои слабые места, поэтому нет, — на его бледном лице играла лукавая улыбка.

— Оу, это прозвучало грозно...

— Тебе нечего бояться, — Дэниэл заключил меня в железные объятия. — И если ты не хочешь и дальше выслушивать мое ворчание, то соглашайся!

— А вот теперь ты точно мне угрожаешь, — я стала шутливо отбиваться от него, но хватка Дэниэла была нерушимой, поэтому я так и осталась прижатой к его твердой груди. И это не очень-то меня расстраивало.

— Твое молчание я принимаю как согласие, — над ухом раздался его вкрадчивый шепот.

Я открыла рот, чтобы вновь возразить ему, но Дэниэл приложил ледяной палец к моим губам.

— Прошу, не порть момент, — от его близости у меня захватило дыхание.

— Хорошо, — кивнула я, находясь в плену его прозрачно-голубых глаз, очаровывающих меня.

Дэниэл стал медленно приближаться к моему лицу и — о чудо — он поцеловал меня. От растерянности я отстранилась на секунду, взглянула в его глаза и вновь поцеловала с большим жаром.

Но не прошло и десяти секунд, как Дэниэл отодвинулся от меня, тяжело дыша.

— Отойди, — процедил он, сжимая кулаки.

Я послушно отошла, сделав пару шагов назад, и стала смотреть на то, как постепенно загибается Дэниэл. Внутри меня пробудился страх за него. Впервые я видела, чтобы такое происходило с ним. Впервые мне удалось увидеть, как его мучает жажда крови. Чувство голода.

— Дэниэл? — испуганно позвала я его.

Прислонившись к стене, он с трудом поднял голову, и я ужаснулась еще сильнее. К его потемневшим глазам стали подступать серебряные полосы, а из-за верхней губы были видны выросшие и острые, как лезвия, клыки.

— Сколько ты не пил кровь? — дрожащим голосом спросила я, не сводя глаз.

— В последний раз питался за день до похорон Мелиссы, — прорычал он еле внятно.

Я ахнула.

— Но прошло уже полторы недели! — ужаснулась я. — Почему ты так терзаешь себя?

— Слушай, не волнуйся, сейчас все пройдет, — Дэниэл с трудом выпрямился и с сожалением посмотрел на меня. — Прости, что ты увидела и это...

— Скажи, что ты больше не будешь так изводить себя и сегодня же отправишься в больницу! — я хотела подойти к нему, но Дэниэл выставил руку вперед.

— Думаю, тебе пока не стоит приближаться ко мне ближе, чем на метр, — предостерег он.

— Ты скоро придешь в себя? — меня волновало лишь это.

— Да, надеюсь, что да, — неуверенно сказал Дэниэл. — Как только сядет солнце, я поеду в Донорский центр. Обещаю. Но сейчас тебе стоит уйти. Твой запах... он...

— Ох, конечно, — закивала я.

— Возьми машину, пожалуйста, — даже сейчас, когда он загибается от боли, он продолжает думать о не значимых вещах. — И не спорь, пожалуйста. Я настаиваю.

— Ладно, — согласилась я. — Я позвоню тебе вечером.

— Пожалуйста, будь осторожнее, когда поедешь, — казалось, Дэниэл вообще меня не слышал, — особенно, когда будешь заворачивать. Машина легко заносится.

— Хорошо, — спорить было бесполезно.

— Позвони мне, — на его измученном лице появилась неуверенная улыбка.

Я и представить не могла, какие чувства будут бушевать в моей душе, когда я села за руль «Бугатти». Ощущение скорости и легкости проносилось по моим венам. Это было невероятно — с огромной скоростью нестись по гладкой асфальтированной дороге. Правда, выехав из сектора частных домов, пришлось сбавить скорость.

Когда я проезжала по улицам, все с удивлением пялились на автомобиль. И эти восхищенные взгляды вызывали у меня чувство гордости, хотя машина была не моей.

На улице была прекрасная погода (для людей) — светило солнце, дул легкий ветерок, который пришелся как раз кстати в такую жару. Мне не хотелось возвращаться домой — лишь зря потрачу время, и это будет лишним поводом остаться наедине со своими мыслями.

На мой взгляд, был лишь один вариант того, куда я могла отправиться.

Эрик.

Я давно с ним не виделась — около двух недель. Смерть Мелиссы полностью выбила меня из колеи. А Эрик ведь тоже мой друг. И мне не хотелось растерять всех из-за своего горя. Хотя бы на виду я должна быть обычной.

На «Бугатти» я доехала до маяка вдвое быстрее. Правда, я запуталась, когда открывала дверцу. Если бы у меня была возможность — я бы целыми сутками смотрела лишь на нее. Но я не задержу у меня надолго это машину. Завтра же заставлю Дэниэла забрать ее обратно! Я не нуждаюсь в подачках, тем более со стороны Дэниэла, который и так делает для меня гораздо больше возможного.

Я вышла из машины, с трудом разобравшись с сигнализацией, и сразу же направилась к дому у маяка. К счастью, мне не пришлось долго ждать. Эрик открыл мне дверь. На его лице, как всегда, сияла улыбка, хотя отчасти он был удивлен.

— Мия? Рад тебя видеть! — искренне проговорил он. — Какими судьбами в наших краях?

— Решила проведать старого друга, — я улыбнулась. — Извини, что без пиццы.

Эрик громко рассмеялся. Не знаю, почему, но я засмеялась вместе с ним. Просто потому, что мне так хотелось этого — искренне и без фальши улыбаться, смеяться.

— Давай, прогуляемся, — предложила я.

— О’кей, - подмигнул он. — Только подожди минуту.

— Без проблем.

Не прошло и минуты, как Эрик был уже в другой одежде.

— Куда пойдем? — с энтузиазмом поинтересовался он. — Может, снова на пляж? Сегодня классная погода! Можно даже поплавать. Так ты “за”?

— Конечно, — бодро кивнула я.

Поначалу разговор не завязывался, от чего я чувствовала себя немного неловко. Похоже, что у Эрика возникло то же самое чувство.

— Честно говоря, я уже стал сомневаться, что ты придешь, — с грустной миной проговорил он. — Это из-за той перепалки, что случилась с Мэйсоном? Если так, то не обращай на него внимания. Он у нас немного... вспыльчивый, — затем последовала резкая ухмылка.

— Нет, дело вовсе не в этом, — пробормотала я.

— Тогда, в чем же, если не секрет?

— Это... трудно объяснить... Моя лучшая подруга, она... умерла, — я судорожно выдохнула. — Да и сейчас не самое подходящее время для всего этого... Просто мне нужно немного отвлечься, или иначе я сойду с ума от своих мыслей...

Я заставила себя замолчать, пока окончательно не сказала ему всю правду. Меня переполняли другие эмоции, которым я не могла дать объяснения. Мне хотелось говорить, говорить и говорить. Хотелось поделиться хоть с кем-то своей болью. Но я вспоминала, что не должна перекладывать свои проблемы на других.

— О, Мия, мне так жаль, — Эрик замер на месте. Я тоже остановилась. — Прости, я не знал...

— Ничего.

— Ты... как ты? — его огромная теплая ладонь легла на мое плечо. От этого прикосновения по мне прошлась неистовая дрожь.

— Все хорошо, Эрик, — для правдоподобности я постаралась улыбнуться. — Правда. Ее родителям и парню еще тяжелее... Просто, все произошло так неожиданно... Казалось, еще вчера я видела ее, слышала ее голос, а сегодня... — меня вновь потянуло на откровенность, и чтобы обойтись без слез, я замолчала.

— Я представить себе не могу, как тяжело потерять друга, но я понимаю тебя. Мои родители умерли, когда мне было девять лет.

— Это так ужасно, — жалостливо проговорила я.

— Да, — кивнул он. — И порою мне до сих пор кажется, что они рядом.

— Прости, что задаю подобный вопрос, но кто вы друг другу? — я имела в виду Алекса, Доминика, Саймона и Мэйсона. Эрик понял меня.

— Даже не знаю, как правильно объяснить тебе нашу связь, — он задумчиво улыбнулся. — Мы лучшие друзья, с самого детства держимся вместе. Мы, своего рода, стали одной семьей.

— Наверное, классно иметь таких друзей.

— Это точно! — Эрик засмеялся низким грудным смехом. — По правде говоря, они крутые ребята! Но порою чертовски раздражают...

— А Мэйсон? — я вздрогнула, когда произнесла имя парня со странными темно-бардовыми волосами и глазами цвета дьявольски-красного огня. — Он всегда такой... злой?

— Нет, раньше он было совершенно другим, — на лице Эрика отобразилась печаль. — Веселый, добрый, отзывчивый...

— Что же случилось с ним? — во мне пробудилось чувство заинтересованности.

— Судьба сыграла с ним злую шутку, — загадочно ответил он. — Ты прости, но я не стану рассказывать тебе об этом без его согласия. Это... личное.

— Конечно! Ты не обязан мне все объяснять.

— Спасибо за понимание, — тихо сказал Эрик. — И еще раз извини, что все так вышло в прошлый раз.

— Все хорошо, — заверила я его.

— Твой... парень, — на его смуглом лице промелькнуло раздражение, хотя он и делал равнодушный вид, — не против, что ты общаешься со мной?

— Я никому не позволяю решать за меня, с кем мне дружить.

— Хм...

— Что?

— Ты независимая, — с улыбкой проговорил Эрик, — хотя с виду такая хрупкая.

— Я не слабая! — ненавистно буркнула я.

Мне хотелось вложить в свой взгляд всю злость, когда Эрик смотрел на меня, но это не вызвало ничего, кроме снисходительной усмешки.

— И самоуверенная, — сквозь ухмылку сказал парень, а потом заговорил громче. — Но мне нравятся такие девушки!

— И на этом спасибо... — съязвила я недовольно.

— Эй! Да ты ходячая бомба! — он взмахнул рукам, создав некое подобие взрыва.

Эрик немного обогнал меня и теперь шел спиной вперед и ко мне лицом. Похоже, он был в хорошем расположении духа, и все это лишь шутка. Что ж, тогда я ему подыграю.

— Ты еще не видел меня в гневе... — устрашающим тоном пробормотала я.

— Разве все так ужасно? — Эрик театрально изобразил удивление.

— Зрелище не для слабонервных, — скривилась я.

— Ну, мне нравятся ужастики! — его губы расплылись в широкой белоснежной улыбке.

— Хватит острить! — я шутливо ударила его по плечу.

— Кажется, я кому-то утер нос? — самодовольно промолвил он.

— Это звучит как вызов? — я изогнула брови.

— Допустим, — Эрик пожал плечами, все еще улыбаясь.

— Тогда, берегись!

Не успела я задеть его, как он развернулся ко мне спиной и побежал вдоль берега. Мне ничего не оставалось делать, как бежать за ним.

Он с легкостью смог оторваться от меня; я же впопыхах попыталась догнать его, но остановилась, даже не сумев пробежать и пяти минут. Я осталась стоять на месте, наблюдая, как Эрик быстро отдаляется от меня.

— Ладно, я пас! — крикнула я, ускоренно дыша. Я приложила руку к груди и села на песок. — Ты победил...

Похоже, что Эрик услышал мой слабый крик.

— Один — ноль в мою пользу! — радостно прокричал он в ответ.

А вот мне сейчас было совсем не до шуток. Из-за того, что я резко остановилась, у меня появилось сильное головокружение, сердце отдавало бешеный ритм, и еще в придачу закололо в боку.

— Ты в порядке? — раздался рядом голос Эрика.

Я подняла голову. Из-за солнца я зажмурила глаза.

— Спорт — не моя тема, — горько усмехнулась я.

— Ну, с этим я, пожалуй, соглашусь, — не стал отрицать он и присел рядом. — Серьезно, ты в порядке?

— Думаю, через пару минут приду в норму.

Я упорно ждала, когда дыхание успокоится, пульс станет стабильным. Потом мы сидели в полной тишине, любуясь ослепительным солнцем, бескрайним синим океаном, ясным небом и прекрасной погодой. Никто из нас не решался нарушить эту воцарившую тишину.

Но это продолжалось совсем недолго.

— Мы знакомы с тобой больше месяцы, — Эрик блеснул ровными зубами, — но ничего не знаем друг о друге.

— А это имеет значение? — спросила я.

— Странноватая получается дружба, если я не знаю ничего о тебе, а ты обо мне.

— Ладно, что ты хочешь узнать? — сказала я таким тоном, будто сделала одолжение.

— Все, — неуверенно произнес Эрик.

Я сделала глубокий вдох и... стала рассказывать свою биографию. Точнее я сообщила самое основное, а потом мне пришлось отвечать на бесчисленные вопросы Эрика. Сначала он спрашивал про мои увлечения; и он был удивлен, узнав, что я окончила музыкальную школу. Потом его интересовало, были ли у меня домашние питомцы. К сожалению, мне пришлось рассказать про моего щенка, который потерялся; я жутко переживала тогда, но Джесси — так его звали — мы не нашли. Эрику так же было интересно услышать про моих родителей.

Я удивилась, с каким воодушевлением все рассказывала ему. Но когда пришла моя очередь задавать ему вопросы — я тут же замялась. Я никогда не отличалась буйной фантазией и гиперобщительностью, поэтому у меня возникли некоторые проблемы с вопросами. Да и Эрик не горел желанием поделиться со мной всем. Он рассказал лишь о своих родителях, погибших в автокатастрофе, и друзьях.

Так незаметно пролетел день. С наступлением вечера на берегу океана стало прохладно, а я была в шортах и футболке, поэтому пришлось уходить с пляжа.

Эрик чуть не упал в обморок, когда увидел то, на чем я приехала.

— Разгрози меня гром! — кричал Эрик. — Не верю своим глазам! Это же «Бугатти Вейрон»!

— И что? — меня сильно удивило его поведение.

Эрик был настолько шокирован и рад видеть этот автомобиль, как будто он представлял невероятную ценность... Хотя, стоимость машину действительно огромная.

— Ты шутишь?! — он ходил кругами вокруг автомобиля. — Это же самая дорогая и быстрая тачка из всех, которые я знаю! И поверь, я лучший в этом деле... Откуда она у тебя? Ты не говорила, что твои родители настолько богаты, что могут позволить купить эту ласточку! — он завороженно смотрел на машину.

— О, нет, нет, нет! — я отрицательно замахала руками. — Это не моя машина. Подруга одолжила мне ее на время.

Внезапно Эрик отвел взгляд и посмотрел на меня.

— Серьезно? То есть... кто одалживает на время эту шикарную тачку? — он расширил глаза.

— В этом вся Мэри... — пробормотала я себе под нос так тихо, чтобы Эрик не услышал.

— Боже, не могу поверить! — продолжал ликовать он. Эрик провел рукой по гладкой поверхности бампера и восхищенно ахнул.

— И что особенного в этой машине? — фыркнула я. Нет, я ничего не имела против, просто его реакция ввела меня в заблуждение.

— Это равносильно тому, что ты увидишь платье из какой-нибудь дорогой коллекции, о котором мечтала всю жизнь.

— Я не фанатею от шмоток, — я закатила глаза.

— Просто с самого детства я увлекался машинами, и для меня огромная честь — увидеть «Бугатти» в живую! — с блеском в глазах сказал он.

— Мне все равно не понять, — вздохнула я и сложила руки на груди.

— Мия, — повышенным тоном проговорил он, — я должен прокатиться на ней. Пожалуйста! Всего разок! — он подскочил ко мне и стал слабо трясти за плечи. Сейчас он был похож на маленького капризного мальчика.

— Ладно, ладно, — я скинула его руки с моих плеч и улыбнулась.

— О, спасибо! — Эрик приблизился ко мне, и его сильные руки сомкнулись вокруг меня.

От его медвежьей хватки я стала задыхаться.

— Эрик... пусти... — хрипела я, слабо дергая руками. — Ты же меня задушишь...

— Прости, — он тут же расцепил руки и отошел на шаг назад.

Тишина повисла в воздухе, и виноватый взгляд Эрика смутил меня, вогнав в краску.

— Спасибо, Мия, правда, — уже более спокойным голосом поблагодарил он. — Ты сделала мне огромную услугу. Я твой должник!

— Ловлю на слове, — мой указательный палец повис в воздухе.

— Можно прокатиться прямо сейчас? — в синих глазах Эрика появились огоньки надежды.

— Валяй, — я махом указала на машину.

Эрик тут же ринулся к автомобилю. Затем я кинула ему ключи. Он, в отличие от меня, не стал долго возиться с машиной и ловко запрыгнул в нее.

— Я твой вечный должник! — прокричал он из автомобиля.

— Да-да, я помню, — пролепетала я.

Через несколько секунд раздался приглушенный рев мотора, и «Бугатти» моментально тронулась с места. Я пристально смотрела, как Эрик ловко разворачивает машину и уезжает прочь.

Мои ноги немного затекли из-за того, что я несколько минут стояло в одном положении. Я пошла к дому и присела на вторую лесенку. Подул пронизывающий ветер, и по телу прошла дрожь.

Прошло десять минут. Я все сидела на лестнице и ждала, когда Эрик накатается на «Бугатти» и вернется. Честно говоря, за это время я жутко замерзла.

Наконец, вдали я увидела смутную фигуру парня. Поначалу я думала, что это Эрик. Но тогда почему он был без машины?

Это предположение тут же отпало, когда я увидела парня вблизи. Спутанные темно-бардовые волосы, напряженный взгляд, крепко сжатые кулаки.

Я издала громкий выдох, когда узнала в этом парне Мэйсона. Вспомнив нашу первую встречу, я вздрогнула и поморщилась. А хуже мне стало тогда, когда встретилась с его темно-красными глазами.

— Что ты здесь делаешь? — холодно спросил он, подойдя ближе.

Я судорожно выдохнула и встала с лесенки.

— Я... жду Эрика, — растерянно пробормотала я.

— Эрика? — Мэйсон сузил глаза.

— Да, — неуверенно кивнула я.

— Он все еще общается с тобой?

— Ну, да, мы дружим...

После моего ответа парень, вдруг, засмеялся. И это прозвучало очень зловеще.

— Не смеши, — рявкнул он. — У вас не может быть никакой дружбы!

— Почему? — мой голос предательски задрожал.

— Ты задаешь слишком много вопросов, — Мэйсон почти вплотную подошел ко мне, сверкнув гневным взглядом.

От страха я невольно попятилась назад, наткнулась на лесенки и чуть не упала. Мне с трудом удалось удержать равновесие и не опозориться.

— Скажу тебе прямо — лучше держись от Эрика как можно дальше, — в его низком голосе слышалось столько злости и угрозы, что мне тут же захотелось закрыть уши, чтобы не слышать его.

— Но он... мой... друг, — я дрожала под его пронзительным взглядом, как осиновый лист.

— Я стараюсь быть с тобой добрым, Мия, — на его лице появилась дикая ухмылка. — Кажется, тебя так зовут?

По сравнению с ним я была слабой и беззащитной, хотя во мне кипело раздражение. Мне бы хотелось высказать ему свое недовольство насчет его отношения ко мне, но душу леденящий ужас вселился в мое сердце, как только я посмотрела в его глаза цвета бургундского вина.

— Ты же не хочешь, чтобы у тебя возникли проблемы? — прошептал Мэйсон.

Казалось, мое сердце остановилось на мгновенье, а тело онемело.

С чего вдруг такая лютая ненависть? Что плохого я ему сделала, чтобы в ответ получить злость и неуважение? Его неуместное поведение злило меня, но что я могла сделать против него?..

— Не хочешь, — спустя некоторое время он сам ответил на свой вопрос. — Я вижу страх в твоих глазах. Это хорошо. Люди должны нас бояться.

Я нахмурилась.

Что он имел в виду, говоря: “Люди должны нас бояться”? Может, они — какая-нибудь преступная группировка? Бандиты? Но с виду не скажешь — обычные парни с чувством юмора. И только Мэйсон выделяется среди них своей безграничной недовольностью ко всему.

Хотя... может быть, это действительно не так. Может быть, это я ошибаюсь. Но я всегда делаю выводы из того, что вижу. И в Мэйсоне я с первого момента увидела нескрываемую злобу. Ко мне, по крайней мере, точно.

— Я не понимаю, почему ты так относишься ко мне? — не верю, что смогла произнести... эти слова сами вырвались, я лишь подумала об этом. — Почему ты ненавидишь меня?

— Ненавижу тебя? — он отпрянул. — Это мягко сказано... Я презираю вас всех! Вы лишь жалкие людишки...

Теперь я запуталась еще сильнее... Жалкие людишки? Почему он говорит так странно? Есть в этом парне что-то страшное, нечеловеческая злость точно присутствует! Может, он какой-нибудь псих?

— От вас только одни неприятности, — продолжил свою дискуссию Мэйсон. — Вы вечно лезете туда, куда вам не стоит совать свой нос. Вы как тараканы: мерзкие, противные, ничтожные! Вас надо давить.

От его слов меня пробирала дрожь. Я хотела убежать куда-нибудь, скрыться от его яростного взгляда. Голос Мэйсона пробирался в мое сердце, в мою душу, оставляя за собой полосу холода.

Внезапно эту напряженную обстановку разрядил приближающийся шум автомобиля. Мы с Мэйсоном в раз повернули голову и увидели, как к нам подъезжает «Бугатти».

— Забудь об Эрике, — над ухом раздался четкий и настойчивый шепот Мэйсона. Я вздрогнула. — И больше никогда не приходи сюда. Я предупреждаю лишь раз. Запомни.

Он напоследок одарил меня ледяным взглядом и зашел в дом, громко хлопнув входной дверью.

Когда этот парень ушел, мне стало легче. Напряжение спало, правда, в голове крутилось много вопросов.

— Эй, Мия, это было просто нечто! — восторгался Эрик, подбегая ко мне. — Эта машина — просто зверь!

— Ага... — промямлила я.

— О чем ты задумалась?

Я резко перевела взгляд на него и громко выдохнула.

— Нет, ни о чем, — пробормотала я и решила сменить тему, чтобы Эрик ничего не заподозрил. — Как прокатился? Тебе понравилось?

— Еще спрашиваешь?! Это было незабываемо! — воскликнул Эрик, взмахивая руками. — Слушай, а подруга надолго одолжила тебе машину?

— Даже не знаю... А что?

— Ну, я подумал, может мы могли бы прокатиться с тобой завтра, — его голос сделался смущенным.

— О-о-о... — выдохнула я. — Честно говоря, я думала отдать машину завтра.

— Ммм, тогда ладно, — мгновенно разочаровался он, и искры в его глазах тут же погасли. — Что ж, жаль.

— Хотя... думаю, подруга ничего мне не скажет, если я ненадолго оставлю машину у себя, но по правде говоря, меня уговаривали забрать этот автомобиль. Это чисто моя инициатива — отдать ее завтра законной владелице.

— Что, правда? — голос Эрика вновь оживился.

— Да, — улыбнулась я.

— Это же потрясно! — он подпрыгнул на месте. Его радость вновь пробудила во мне мысль о том, что он похож на ребенка. — Тогда, во сколько завтра встретимся?

— Решать тебе, — я пожала плечами.

— Отлично! Я знаю одно место, где можно покататься без ограничений в скорости. Это недалеко от города. Ты согласна?

— О’кей.

Эрик с благодарностью взглянул на меня и улыбнулся еще шире. Глупо такое говорить, но его улыбка могла бы затмить солнечный свет.

— Ты самая классная девчонка из всех, кого я когда-либо знал! — сделал комплимент он.

— Спасибо, — мои щеки залил румянец. — Немногие так считают. Всех лишь привлекает внешность, как у куклы, дорогую одежду, и так далее...

— Но это лишь обертка. А ты настоящая, — без доли насмешки произнес Эрик. — Тебе не нужно притворяться, чтобы понравится другим. Ты сама по себе излучаешь доброту, независимость, радость.

— Откуда такое просвещение? — пролепетала я.

— Просто я хорошо разбираюсь в людях, — самодовольно ответил он.

— И что же ты можешь сказать о себе?

— Ну, чертовски красив, обаятелен, привлекателен, с отличным чувством юмора, — он загадочно улыбнулся.

Я рассмеялась.

Я не могла понять, почему мне так легко с Эриком. Он отлично понимал меня, всегда старался рассмешить — словно он был моей недостающей частью души. Мой друг. Хороший друг. Так же легко и непринужденно я чувствовала себя с Мелиссой.

Моя лучшая подруга... Вспомнив про нее, я перестала смеяться. Настроение тут же пропало. Разумом я понимала, что уже долгое время пялюсь на Эрика, но вместо него я видела Мелиссу. Ее глаза, счастливую улыбку, доброе лицо...

Огромный ком рыданий застрял в горле, и мне с трудом удалось сглотнуть его. Но слезы — капли боли — все же выступили на глаза, и что не могло сдержать их.

— Мне уже пора, — пробормотала я, низко опустив голову, чтобы Эрик не увидел моих слез.

— Э-э-э, тогда, до завтра? — неуверенно спросил он.

— Да, конечно.

— Когда встретимся? — Эрик проследовал за мной до самой машины. Я вновь запуталась с дверцей автомобиля, и он помог мне.

— Я заеду после обеда, — я села за руль и вставила ключи зажигания. — Пока, Эрик.

Я не дождалась ответной реакции и уехала. Я не могла допустить того, что Эрик увидел меня заплаканной, в истерике. Он и так считает меня слабой, а если увидит этот кошмар.... И еще, он ошибается, говоря, что я настоящая. Это не так. Я вру всем своим видом, будто мне хорошо, будто уже нет боли в моей душе, но это не правда. Я лгу даже самой себе.

Я проплакала всю дорогу до дома. Можно сказать, что я ехала на автомате, так как пелена слез почти что лишила меня зрения.

К счастью, родителям не пришлось объяснять, почему я приехала на такой дорогой машине — их не было дома. Поэтому мне ничто не препятствовало без лишних допросов подняться наверх и закрыться в своей комнате.

Первым делом я настежь распахнула окно, чтобы свежий и прохладный воздух поступил в мою комнату. Так же я заметила, что издалека на город надвигались серые тучи. Это нагнало на меня тоску. Скоро солнце скроется и снова станет холодно. Хотя единственный плюс в том, что Дэниэл сможет придти ко мне раньше. Хотя нет, не сможет... этим вечером он должен посетить больницу.

Мне надо было чем-то заняться до позднего вечера, пока мой принц на черной «Ауди» не приедет и не спасет меня от мирской суеты и жестокости. И я жутко мечтала, чтобы этот момент наступил как можно скорее.

Мои опасения подтвердились — я снова впала в ступор, вспомнив о Мелиссе. Точнее я о ней никогда не забывала, а лишь отгоняла эти мысли прочь, чтобы хоть какое-то время не плакать.

Но сейчас я вновь чувствовала, как огромная волна боли подкатывает ко мне и наносит удар на израненное сердце. Я обняла свои плечи, мои пальцы впились в кожу — физической болью я старалась заглушить душевную. Но это не помогало.

Боль была везде. Она распространилась по всему моему телу — от макушки головы до кончиков пальцев ног. И это было невыносимо...

Мне было просто необходимо чем-то занять себя, чтобы избавиться от адских мук, вновь завладевших мною. Как бы я ни старалась успокоить себя, ничего не помогало. Боль — своеобразный рычаг — был выведен из строя, и я не могла управиться с ним, сколько бы душевных сил не приложила к этому.

Я еле как доползла до кровати и свернулась в клубок. Поскольку в доме никого не было, кроме меня, я позволила себе кричать.

Вместе с криком и горькими слезами медленно уходила боль. И после бесконечных минут страданий, я получила заслуженный приз — сон — лучшее лекарство от всех проблем. И я не стала сопротивляться ему.

Меня заставило пробудиться холодное прикосновение чьей-то нежной руки.

— Прости, я разбудил тебя? — раздался в тишине сладкий шепот.

Я медленно открыла глаза и первое, что увидела — это темный вид улицы.

— Сколько сейчас времени? — с выкриком подскочила я.

— Час ночи, — лицо Дэниэла возникло перед глазами.

Сколько же я проспала...

— Давно ты здесь? — спросила я, снова прижав голову к подушке.

— Около получаса, — спокойно ответил он.

— А ты... ездил в больницу?

— Иначе бы я не пришел к тебе, — Дэниэл пожал плечами.

— Хорошо, — облегченно выдохнула я.

Я закрыла глаза. Через несколько секунд я почувствовала на своих губах сладких привкус губ Дэниэла. Я и во сне мечтать не могла, что он решит, наконец, поцеловать меня. Но от растерянности я распахнула глаза и поперхнулась. Дэниэл резко отстранился и внимательно посмотрел на меня.

— Все хорошо? — его рука заправила локон моих волос за ухо.

— Нет, — я поджала губы. С чего вдруг я сказала это?

— Расскажи мне, что тебя тревожит? — мягким голосом поинтересовался он.

На самом деле поводов для волнения было предостаточно. К примеру, Мэйсон. Его лютая неприязнь ко мне. Но я не стану рассказывать об этом Дэниэлу, потому что нам не избежать очередных выяснений отношений. Еще, причина была в Мелиссе. Этим я могла поделиться с Дэниэлом.

— Я скучаю, — отозвалась я, спустя минуту, — по Мелиссе. Мне ужасно не хватает ее, Дэниэл. Я все время думаю о ней, вспоминаю те ужасные похороны... и мне трудно вновь вернутся к нормальному состоянию, когда речь находит о ней...

— Я понимаю, что ты тяжело переносишь смерть подруги, но не надо так терзать себя, Мия, — нежный голос Дэниэла ласкал мой слух. Каждое слово он произносил так, будто пел. — Ты же не железная. И очень скоро можешь сорваться.

— Буду стараться изо всех сил. Но мне надо время. Как говорят — оно лечит.

Только я сомневалась в этом.

— Ты абсолютно права, — Дэниэл наклонился ко мне и поцеловал в лоб. — А теперь, может, поспишь?

— Нет, хочу немного побыть с тобой, — пробормотала я, прижимаясь к нему.

— У нас впереди весь завтрашний день, — его руки крепче сжали меня. — Будет пасмурно, поэтому давай найдем себе занятие.

— Нет... вообще-то, у меня уже есть планы на завтра, — я поджала губы.

— Хмм, интересно, и что ты собираешься делать?

— Если скажу, ты разозлишься.

— Мия, договаривай, раз начала.

Я отстранилась, чтобы видеть лицо Дэниэла. Пока оно застыло в ожидании моего ответа. Нет, ему точно не понравится то, что я скажу...

— Я собираюсь поехать к Эрику, — быстро проговорила я и прикусила нижнюю губу.

Я терпеливо ждала, когда на прекрасном лице Дэниэла отразится злость. Но оно оставалось непоколебимо-пустым.

— Эрик — это тот парень? — вероятно, Дэниэл пытался сделать вид, что не помнит Эрика. Но я-то прекрасно знала и понимала, что это не так.

— Да, — осторожно кивнула я.

— Я, кажется, говорил, чтобы ты не стала с ним общаться, — наконец, в его голосе я услышала суровость. Хотя это не успокоило меня.

— А я сказала, что сама буду решать, с кем мне общаться, а с кем нет, — твердо отозвалась я. — Мы с ним друзья, Дэниэл. Нет поводов для волнений.

— Это ты так думаешь... — он убрал от меня руки и сложил их на груди. — В этом парне есть угроза. Он...

— Опасен, — раздраженно закончила я. — Я это уже слышала.

— И я не устану повторять, Мия, — он обиженно сверкнул глазами в темноте.

— Хоть раз доверься мне. Может, у меня нет сверхспособностей, но я умею разбираться в людях.

— Хорошо, — вздохнул он. — Давай поговорим об этом завтра. А теперь поспи.

— Мы обязательно вернется к этой теме, — как будто по команде я зевнула.

Дэниэл бережно укрыл меня одеялом и поцеловал в макушку головы.

— Спокойной ночи, — шепнул он, и меня накрыла ночь.

Мне снился ужасный кошмар. Будто бы я бродила в лесу, снова бежала от кого-то. И страх настолько пронизывал мою душу, что я кричала во все горло, но не слышала своего голоса. Этим «кто-то» оказался Мэйсон. Его пронзительный, злобный взгляд всюду преследовал меня, нагонял смертельный ужас. И я хотела найти спасение, выбраться из зеленого лабиринта, но лес все не заканчивался...

С громким выкриком я распахнула глаза и подпрыгнула на месте. Все мое тело дрожало, и пот лился градом. Я судорожно вдыхала и выдыхала воздух, мои глаза растерянно бегали по комнате. В голове застрял образ Мэйсона, его яростное лицо, темно-красные глаза.

— Мия? Мия? — кто-то тряс меня за плечи.

Лицо Дэниэла стало мельком перед моими глазами. Но его прекрасный и неповторимый образ был смутным из-за пелены страха.

— Тебе приснился кошмар? — его тревожный голос постепенно вгонял меня в рассудок.

— Да, — шепнула я, моргая глазами.

— Расскажешь мне? — холодная ладонь Дэниэла прикоснулась к моей пылающей щеке.

Я со страхом в глазах взглянула на него. Он смотрел на меня с такой любовью, нежностью. Слезы сами полились из глаз, и у меня появился шанс отвертеться от ответа.

Дэниэл вздохнул, что-то пробурчал себе под нос так быстро, что я ничего не поняла, и прижал меня к своей груди.

— Мия, что с тобой происходит в последнее время? — устало вопросил он, поглаживая меня по спине.

Его слова заставили меня задуматься. Действительно, в последнее время я стала вести себя совсем по-другому, мир вокруг меня изменился, в худшую сторону. И это повлияло на мой внутренний мир, на мой взгляд к жизни. Особенно, всему причиной стала смерть Мелиссы. Это ужасное событие выбило меня из неуловимого ритма жизни. Теперь я могу целый день прорыдать в своей комнате, стоит только вспомнить ее образ. И это ужасно...

— Ты снова вспомнила про Мелиссу? — спросил Дэниэл.

— Я тоскую без нее, — пробормотала я с болью в голосе.

— Мия, надо когда-то начинать мириться с ее утратой. И чем раньше — тем лучше. Я очень хорошо понимаю тебя, но надо жить дальше.

— Легко говорить...

— Поверь мне, нет. Я тебя прекрасно понимаю. Когда я потерял Анну...

— Только не начинай! — вскрикнула я, резко отстранившись от Дэниэла.

— Что? — он с удивлением взглянул на меня.

— Не надо говорить мне про свою бывшую, — я нахмурилась и собрала вокруг себя одеяло.

— Я лишь хотел сказать, что я очень тяжело переживал ее смерть, — он пожал плечами, — но мне удалось смириться с этим. Хотя вампирам приходится труднее, ведь все чувства обостряются в десятки раз.

— Мне жаль, — с недовольством сказала я.

— Твоя ревность здесь ни к чему, — Дэниэл закатил глаза.

— Я не ревную, — фыркнула я. — И вообще, давай закроем эту тему, — я встала с постели и взглянула на окно. Пасмурно. — Сколько сейчас времени?

— Ровно полдень, — непринужденно ответил Дэниэл.

— Отлично, — пробормотала я и подошла к шкафу.

— Куда-то собралась?

— Да, погулять с Эриком.

Даже не смотря на него, я могла чувствовать его напряжение. Определенно, он не был в восторге. Кажется, сейчас наступило то самое время, чтобы возобновить ночной разговор.

— Ничего не говори, Дэниэл, — сказала я перед тем, как он начнет убеждать меня, что он не ходить на встречу с Эриком.

— Что ж, хорошо, — только и ответил Дэниэл.

— Не верю... Ты даже не будет пытаться переубедить меня? — я не верила своим ушам.

Я развернулась к Дэниэлу лицом и внимательно посмотрела на него, пытаясь найти хоть какой-то признак, что он фальшивит. Но его прекрасное лицо выглядело непоколебимым и уверенным.

— Я тебе верю, — он лукаво улыбнулся и подошел ко мне. — Ты же хотела этого. Разве не так?

— Так, — кивнула я. — Но, честно говоря, не думала, что ты решишь согласиться со мной. Мне казалось, что ты будешь настаивать на своем.

— У меня была целая ночь, чтобы все обдумать, — руки Дэниэла потянулись ко мне.

— И что же ты надумал? — поинтересовалась я, смотря в его хитрые прозрачно-голубые глаза.

— Что не буду возражать твоей дружбе с… Эриком, — его имя он произнес с некоторым отвращением. — Но если что-нибудь случиться, прошу, сразу же скажи мне!

— Идет, — я слабо улыбнулась и обняла его. — Ты самый лучший на свете.

— Приятно слышать, — вкрадчиво промолвил он. — Кстати, сейчас тебе придется объяснять родителям, откуда новенькая «Бугатти» стоит перед вашим домом.

— Ох, черт! — прошипела я. — И что мне им сказать?

— Ну, я бы мог зайти за тобой и сказать, что это моя машина, — Дэниэл задорно подмигнул.

— А как же ты объяснишь им то, что машина стоит здесь со вчерашнего вечера, а ты якобы пришел только сейчас?

— В этом деле мне поможет врожденное обаяние и чуточка юмора. Так что может не переживать за это!

— Ты выручишь меня, — я снова кинулась ему на шею.

— Знаю, — тихо захихикал Дэниэл. — Но у меня есть одно условие.

— Какое? — испугалась я.

Никогда не думала, что от него можно ожидать подвоха.

— Ничего серьезного, — он легкомысленно пожал плечами, — я всего лишь отвезу тебя до твоего... друга.

— Хмм, — на выдохе промычала я. Почему-то я не почувствовала должного облегчения. — Хорошо.

— Вот и отлично! — довольно проговорил Дэниэл и разомкнул руки за моей талией.

Он не спеша подошел к окну и одним резким движением открыл его. Перед теми, как выпрыгнуть из него, он повернулся ко мне.

— Я буду через двадцать минут. Будь готова, — сказал он и в следующее мгновение исчез.

Меня не очень радовала перспектива, что Дэниэл решил подвести меня до Эрика. Пришлось сказать ему правду, что мы хотели покататься на «Бугатти», и Дэниэл снова не возражал. Он остановил машину недалеко от маяка. Дэниэл попросил, чтобы я позвонила ему, когда вернусь домой.

Я была удивлена, когда, подъезжая к дому Эрика, увидела его на крыльце. Только не было похоже, что он ждал именно меня — все его внимание было сконцентрировано на лесу. Он пристально смотрел туда, будто ждал чего-то.

Я остановила машину рядом с домом, и Эрик сразу пошел ко мне. На этот раз у меня не возникло проблем с дверцей, поэтому я беспрепятственно выбралась из автомобиля.

— Привет, Эрик, — бодро поприветствовала я его.

— Привет, Мия, — а вот его голос прозвучал неуверенно. — Я думал, что ты приедешь позднее...

— Если у тебя дела, то мы можем отложить прогулку.

— Нет! Я свободен, — Эрик резковато улыбнулся, снова взглянув в сторону леса, и напрягся. — Просто возникли некоторые проблемы... Но это уже не важно! — он с трудом повернул голову в мою сторону и снова улыбнулся.

— Ты уверен? — спросила я.

— Да, — оживленно кивнул он. — Может ехать!

— Класс, — пробормотала я. — Ты за рулем.

Я отдала ему ключи и села на пассажирское кресло рядом с водительским. Эрик с гордо поднятой головой сел за руль и с восхищением осмотрел салон автомобиля. Потом он аккуратно повернул ключ зажигания. Машина приглушенно взревела и слабо завибрировала под нами.

— Погнали, — сказал он и легонько надавил на педаль газа.

Машина моментально двинулась с места. Признаться, я не знала той дороги, по которой мы ехали. Ясно было одно — вы выехали из города, и нам открывался потрясающий вид на океан.

Эрик остановил машину на середине дороге, которая располагалась у обрыва.

— Ну, хочешь устроить тест-драйв в этой крошке? — с огромным воодушевлением поинтересовался он.

— Ммм, ты первый, — мой голос слегка дрожал.

— С удовольствием!

— Только без меня, хорошо? — я открыла дверцу и вышла из машины. Мое лицо стал обдувать холодный ветер, дующий с океана, и мои губы растянулись в слабой улыбке.

— Уверена? — послышался незаинтересованный голос Эрика из автомобиля.

— Да, — выдохнула я и захлопнула дверцу. — Только будь аккуратнее с машиной. Головой отвечаешь.

— Не беспокойся. Ты доверилась мастеру!

— Очень надеюсь, — пробурчала я и отошла назад.

Далее я услышала восторженный восклик Эрика, и «Бугатти» рванула по дороге вперед. Она очень быстро отдалялась, а потом резко остановилась, сделав петлю. Машина погнала обратно.

Мое внимание привлек океан. Я подождала, пока Эрик уедет достаточно далеко, и перешла дорогу. Пришлось пройти небольшой склон, сплошь покрытый густой травой сочно-зеленого цвета.

Я подошла к самому краю обрыва и ахнула. Казалось, будто я повисла в воздухе и смотрю на эту красоту. Да, здесь было невероятно, хотя небо затянулось грозовыми тучами, и бездонный океан навевал страх. Я взглянула вниз, беспокойные волны бились о скалы с сокрушительной силой и возвращались обратно. Внизу живота возникло странное ощущение, появилось легкое головокружение из-за высоты. У меня появилось желание развести руки в стороны и сделать шаг вперед, ощутить незабываемое чувство полета...

— Решила покончить жизнь самоубийством? — раздался насмешливый голос Эрика позади.

От неожиданности я вздрогнула и пошатнулась вперед.

— Что? О чем ты? — пробормотала я, делая небольшой шаг назад. Но я по-прежнему смотрела на темный океан и думала о полете.

— Все равно не выйдет, — Эрик остановился рядом и вытянул голову. — Здесь нереально убиться, так что подыщи другое место!

— Спасибо за добрый совет, — проворчала я, развернулась и пошла к машине. Эрик последовал за мной. — Как тест-драйв?

— Нет слов! — хоть у кого-то настроение было хорошее. С его лица не сползала по-детски искренняя улыбка, выражающая счастье. — Хочешь попробовать?

— Нет, я пока хочу жить, — невесело усмехнулась я.

— Очень жаль, — искренне расстроился он. — Это дикий адреналин! Я не смогу тебе передать все ощущения... Ты не поймешь, пока сама не попробуешь.

— Не в этот раз, Эрик, — я положила локоть на крышу машины, и устало посмотрела на темный лес.

Лишь на секунду мне показалось, что в тени деревьев притаилась чья-то фигура, которая, как мне казалось, смотрела прямо на нас. Но когда я моргнула и снова посмотрела на то место — уже никого не увидела.

— Куда ты смотришь? — перед лицом замелькала большая ладонь.

Я встряхнула головой и усмехнулась.

— Похоже, у меня начинаются галлюцинации... — я тихо рассмеялась над собственными словами. — Мне показалось, что там кто-то стоял, — я указала пальцем. — Но... там уже никого нет...

— Ты уверенна, что видела кого-то? — хмуро спросил Эрик, смотря в сторону леса.

— Не знаю, — дернула я плечом. — Мне всего лишь на секунду показалось, что там стоит кто-то... Может, мне пора обратиться к психиатру? — я постаралась обратить все в шутку, но Эрик, кажется, не понял меня.

— Хочешь, я проверю? — он уже целенаправленно пошел к тому месту, но я резко схватила его за локоть.

— Нет, не надо. Это лишнее.

Еще некоторое время Эрик напряженно смотрел на лес, а потом медленно повернул голову в мою сторону. Судя по выражению его лица — он был озадачен этим больше меня.

— Правда, Эрик, не стоит. Мне показалось, — попыталась заверить я его, но в моем голосе прозвучали нотки неуверенности.

— Хорошо, — он издал громкий вздох, и лицо снова стало спокойным. Но в синих глазах по-прежнему присутствовала непонятная тревога. — Хочешь остаться, или поедем куда-нибудь?

— Поехали, — ответила я, стараясь делать безразличный вид.

— Тогда, покатаемся по городу, — улыбнулся Эрик. — Ты за рулем.

— Ладно, — пожала я плечами и распахнула дверцу. — Только учти! Я ползу как настоящая черепаха...

— Думаю, я это переживу, — рассмеялся он.

Мы поменялись местами — теперь на водительском кресле сидела я, а Эрик находился рядом. Чтобы как-то разрядить напряжение, которое повисло в машине, я негромко включила музыку.

— Что собираешься делать завтра? — спросил Эрик, когда вы въехали в город.

— Пока что не знаю, — ответила я, — а ты?

— Хотел пригласить тебя куда-нибудь.

— О... — кратко сказала я.

Вероятно, Эрик ожидал не такого ответа. Я не поворачивалась к нему лицом, но боковым зрением уловила его взгляд на себе. Мне стало неловко.

— Но если у тебя есть другие планы, то ты скажи, я не обижусь, — быстро затараторил он. — Ты ведь не обязана все свое свободное время проводить только со мной. Хотя мне бы хотелось чаще видеться с то... — он замолчал на полуслове, громко выдохнув. — Я несу полный бред, так ведь?

— Да, — с улыбкой согласилась я.

— Так что ты скажешь на то, чтобы сходить завтра в кино? — взволнованно спросил Эрик.

— Надеюсь, не на романический фильм? — я сделала недовольную гримасу. — Меня от них воротит...

— Отлично, потому что я тоже не выношу эти сопли! — с отвращением промолвил он и захохотал. — Так ты согласна?

— Не знаю, Эрик. Честно.

— Все понятно, — он закатил глаза. — Все дело в твоем парне...

— Прямо в точку, — я поджала губы. — Он считает тебя... опасным, — с моих губ сорвался нервный смешок. — Только это глупости!

— Ну, знаешь, мне тоже не понравился этот тип, — с должной злостью сказал он. — Есть в нем что-то странное...

— И ты туда же!

— Без обид, но слишком он уже бледный для человека, — хмыкнул Эрик. — Он, случаем, не наркоман?

— Нет, — рявкнула я, сверкнув гневным взглядом. — Бледность у него по наследству.

— Ясно. Прости.

Я нахмурилась и крепче сжала кожаный руль. Отлично, значит, она оба друг друга недолюбливают...

— Как твои дела с Мэйсоном? — я сменила тему разговора.

— Нормально, — холодно ответил Эрик, отвернувшись к окну.

Похоже, я чем-то обидела его. Но я не сказала ничего плохого! И он первый начал этот разговор... А я лишь не позволила ему оскорблять Дэниэла.

Ну почему же в этой жизни все так сложно?..

— И все же я не нравлюсь Мэйсону, — продолжила я.

— Почему? — слабо удивился Эрик.

— Он мне сам об этом сказал вчера.

— Что? — наконец, он посмотрел на меня. — Когда ты с ним разговаривала?

— Ну, когда ты поехал на «Бугатти», я встретила Мэйсона, — я слабо вздрогнула, вспомнив его взгляд, наполненный ненавистью. — И он открыто дал мне понять, что он ненавидит меня. Только я не могу понять причину такого отношения...

— Что он еще тебе говорил? — брови Эрика сошлись на переносице, скулы напряглись, а руки сжались в кулаки.

— Ничего такого, — я сжалась изнутри, и мой голос зазвучал тише. — Просто сказал, чтобы я держалась от тебя подальше, или у меня будут большие неприятности.

— Черта с два! — зашипел он, и в его глазах накипала злость. — Кто его тянул за язык?!

— Да ладно, Эрик, — я была удивлена его поведением. — Это же просто слова. Мэйсон хотел запугать меня, и только. Может, он из тех людей, которые готовы сделать все, чтобы избавится от тех людей, которые не пришлись им не по душе.

— Нет, Мэйсон гораздо хуже, — почти что прорычал Эрик. — Этот парень перешел все рамки...

— Забудь, ладно? — я уже пожалела о том, что решила рассказать ему об этом.

— Нет, Мия! — взревел он. — Я же говорил ему, чтобы на людях он вел себя спокойно, но упрям, как баран!

— Значит, Мэйсон не только со мной так... вспыльчив?

— Да, у него от природы взрывной характер, хотя некоторое время он вел себя спокойно и тихо. Мэйсон никогда не любил новые знакомства. Переезжая, мы часто заводили дружеские отношения с людьми, старались прижиться на новом месте, но появлялся Мэйсон и все портил. Поэтому нам приходилось уезжать в другой город.

— Вы часто переезжали? — удивилась я.

— Да, — с сожалением отозвался Эрик. — Мы приехали в Портленд из Детройта. Огромный был город...

— Наверное, тяжело все время менять место жительства, — я осторожно взглянула на него.

— Это точно, — тяжело вздохнул он, не сводя глаз с дороги. — Не успеешь привыкнуть, как вновь приходится переезжать в другой город. Знаешь, мне хотелось бы надолго остаться в Портленде, — его голос смягчился. — Но боюсь, что не получится...

— Из-за Мэйсона? — догадалась я.

— Совершенно верно, — пробормотал Эрик. — Про друзей так не говорят, но от него одни неприятности... Он не дает нам жить спокойно среди людей, понимаешь?

— Честно говоря, нет.

Эрик слабо ухмыльнулся, а я озадачилась одним вопросом.

— Что ты имел в виду, сказав, что Мэйсон мешает вам жить спокойно среди людей? — я нахмурилась и кратко взглянула на него.

— Мы очень долгое время жили вдали ото всех. И эта жизнь нам нравилась. Мэйсон был тогда совсем другим, — на лице парня всплыла робкая улыбка. — Но обстоятельства сложились так, что всем нам пришлось покинуть то место, где прошли наши счастливые годы жизни. И это отрицательно сказалось на Мэйсоне. Он стал совершенно другим... человеком.

— Мне жаль, что все так сложилось, — кисло проговорила я.

— Самое главное, что мы вместе. И наша дружба останется навсегда, что бы ни случилось, — хоть он и старался делать спокойный вид, я видела в его глазах печаль и боль.

Я уверена на сто процентов, что Эрик что-то скрывает. Но это только его право — ничего не говорить мне. Я не собираюсь мучить его бесконечными вопросами и выносить ему мозг.

— Может, подвести тебя до дома? — предложила я.

— Нет, спасибо, — улыбнулся Эрик, но улыбка не коснулась его глаз. — Надо уладить одно дело

— Какое? — спросила я с заинтересованностью.

Но он лишь вновь загадочно улыбнулся и вышел из машины.

— До скорой встречи, Мия, — попрощался он и скорой походкой направился к парку.

Я сидела в машине и смотрела, как высокая фигура Эрика скрывается за деревьями. Когда он полностью скрылся из моего вида, я завела автомобиль и поехала дальше.

Дэниэл просил, чтобы я позвонила ему, когда освобожусь. Но я решила сделать ему сюрприз и приехать к нему сама.

Я заехала во двор и остановила машину. Потом, с задумчивым видом, я не спеша дошла до входной двери и тихо постучалась.

Дверь распахнулась передо мной буквально через секунду. Я думала, что мой внезапный приход удивит Дэниэла, но он вел себя совершенно спокойно.

— Проходи, Мия, — равномерно произнес он.

Я неуверенно зашла в дом и уставилась на Дэниэла. Странно говорить, но сейчас он выглядел как-то иначе, но оставался все так же прекрасным и красивым.

— Пойдем, — он взял меня за руку и повел в гостиную.

— А где Мэри? — спросила я, когда никого не увидела.

— Она наконец-то решила прогуляться, — радостно ответил он.

— Правда? — удивилась я.

— Я сам в шоке! — Дэниэл негромко засмеялся, и его смех разлился по всему дому.

— Ну, это очень хорошо, — сказала я, а в голосе не слышалось столько довольства.

Дэниэл сел на диван и посадил меня к себе на колени. С ним действительно что-то не так... Но эти изменения мне нравились.

— А теперь рассказывай, как провела день? — с радушной улыбкой на милом лице поинтересовался он. — Чем занималась с Эриком? — и в этот раз его имя он произнес совершенно спокойно, без всякого отвращения.

— Э-э-эм... хорошо, — ошеломленно пробормотала я. — Катались по городу. А ты чем занимался?

— Скучал по тебе, — пролепетал Дэниэл.

Смотря в его прозрачно-голубые глаза, я тонула в их очаровании. Мое сердце забило так быстро и легко, будто крылья бабочки.

— И я по тебе, — промямлила я, не в силах отвести взгляд от его самого прекрасного лица на свете.

Несколько секунд спустя Дэниэл наклонился ко мне и нежно поцеловал в губы. Я стала гладить мраморное лицо, и в животе запорхали бабочки. Я думала, что сейчас мой вампир вновь отстранится и начнет говорить, что этого достаточно. Но этого не произошло. Он, наоборот, сильнее сжал меня в своих твердых объятиях и стал целовать с большим жаром. Я не стала теряться и переместила одну руку в его мягкие волосы. Дэниэл лишь изредка отстранялся, чтобы ласково шептать мое имя, а потом вновь принимался с любовью целовать мои губы.

— Погоди, — выдохнула я и чуть отодвинулась от Дэниэла.

— Что-то не так? — мягко проговорил он, прикоснувшись к моему лицу.

— Нет, все хорошо, даже более чем хорошо... Просто... ты точно готов? — я внимательно посмотрела в его глаза. — Разве ты не будешь снова читать мне лекции о том, что это может закончиться плачевно?

— Ты счастлива? — шепотом спросил он, глядя мне в глаза.

— Да, — прошелестела я, околдованная его красотой.

— Это самое главное, — Дэниэл улыбнулся своей самой соблазнительной улыбкой.

— Но...

Он не дал мне договорить и вновь прильнул к моим губам, и я уже ничего не стала говорить. Я была безгранична счастлива, что Дэниэл решился на это. Хотя я думала, что мне придется еще немного подождать. Если бы я так и не дождалась его первого шага, то мне бы пришлось включить свое природное обаяние и действовать самой.

Но Дэниэл не выдержал первый.

— Я люблю тебя, — прошептал быстро он, и мы с головой погрузились в упоительную страсть.

Пронзительный взгляд... красные горящие глаза, пылающие адским огнем ненависти... тихое рычание, сорвавшееся с губ Мэйсона... Его образ был повсюду. Снова. Его лицо, выражающее ярую злобу, было для меня самым худшим кошмаром.

Вздрогнув, я открыла глаза и с облегчением увидела, что я лежу в комнате Дэниэла. Мой испуганный взгляд был устремлен на окна, и я заметила, что на улице стемнело.

Я почувствовала, как Дэниэл зашевелился, и тут же закрыла глаза. И так я пролежала до тех пор, пока он не поцеловал меня в щеку и не положил руку на мою талию.

Я немного приоткрыла глаза и тихо выдохнула. В мыслях вновь возник образ Мэйсона. Больше всего меня устрашали его глаза — в них и отражалась вся ненависть.

Теперь этот кошмар будет сниться мне каждую ночь? Если же так, то я не буду спать вообще, лишь бы больше не видеть яростного взгляда Мэйсона...

Что же могло случиться с этим парнем, что он так ненавидит людей? И меня в том числе, хотя ничего не знает обо мне...

И все же он странный... и то, как он говорил о людях — жалкие, мерзкие... как будто он сам не человек...

Я вновь вздрогнула. А вдруг, если этот парень —Мэйсон — не совсем обычный человек? Да и Эрик что-то скрывает... Вот только что?

Хотелось бы заверить себя, что это лишь мои глупые предположения, но я понимала одну вещь очень хорошо — моя жизнь больше никогда не будет обычной, и все, что в ней происходит, не с проста. И я должна в этом разобраться.

Глава пятнадцатая Смертельный укус

Я проснулась ранним утром — когда солнце еще не взошло горделиво на небосклон. Дэниэл отвез меня до дома и доставил прямо в мою комнату. Я жутко волновалась за то, что мне придется сказать родителям, когда они проснуться. Мама же весь дом перевернет! Но Дэниэл пообещал, что все уладит.

Я очень хотела, чтобы он остался, но Дэниэл вскоре ушел, так как меньше, чем через полчаса наступит рассвет.

Воспоминания о прошедшей ночи пробудили во мне бурю положительных эмоций, и мне с огромным трудом удалось усмирить в себе безграничное ощущение радости и уснуть.

К моему счастью, мне ничего не снилось. Я не видела гневного взгляда Мэйсона, не слышала его яростного шипения — только тишина и пустота.

Мне пришлось встать из-за оглушительной музыки, которая долбила по вискам. Я думала, что после такого внезапного пробуждения у меня будет ужасно болеть голова, и присутствие усталости и сонливости сведет меня с ума. Но ничего этого не произошло.

Мне даже казалось, будто меня переполняли жизненная энергия. А с лица не сползала довольная улыбка.

Еще, я боялась и того, что когда появлюсь на глаза у мамы, то серьезного разговора о том, что я не появлялась дома ночью, не избежать.

Я на цыпочках вышла из своей комнаты и подкралась к лестнице. Оказывается, это мама врубила музыку на полную катушку. Она под быстрый ритм кружилась по гостиной и пела вместе с исполнителем.

Наблюдая за ней, и я не заметила, как она в свою очередь смотрела на меня.

— Мия? — удивилась она.

Внутри меня все сжалось, и я приготовилась выслушивать ее упреки.

— Ты уже проснулась? — спросила мама. — Ох! Наверно, я включила музыку слишком громко! Прости...

И это все?.. Где же крики, выяснения отношений, и где угроза под домашний арест до конца лета? Неужели, Дэниэл что-то внушил моим родителям?

— Как твоя голова? Не болит? — побеспокоилась мама и выключила музыку.

— Э-э-э... нет, — растерянно пробормотала я.

— И все-таки надо было вызвать врача...

— А что случилось? — осторожно спросила я, спускаясь по лестнице.

— Ты упала в обморок, — она посмотрела на меня так, будто бы я свалилась с луны. — Ты что не помнишь?

— Ах да! — протянула я. — Просто вылетело из головы...

— Может, мне позвонить в больницу? — мама подошла ко мне и одарила взволнованным взглядом.

— Нет! Не стоит, мам. Все хорошо.

— Уверена? — ее хрупкая рука легла на мое плечо.

— Вполне, — кивнула я.

— Ты голодна? — она посмотрела на меня своими добрыми глазами.

— Очень, — с жаром ответила я и улыбнулась.

Я отведала чудесный завтрак, оказывается, мама решила увлечься приготовлением индийской кухни. И могу сказать, что начало просто превосходное!

После сытного завтрака я вызвалась помочь ей с уборкой в доме. Под активный ритм музыки мы быстро разделались с гостиной и затем перешли к уборке второго этажа. Мама должна была убраться в их недавно переделанной спальне и в ванной. А на мне висела уборка моей комнаты. Но и это не заняло у меня много времени, так как я не сильно запустила свою спальню. И я, как любящая и добросовестная дочь, решила прибрать за маму в ванной. Единственное, с чем мне пришлось так повозиться — это разбор вещей из корзины с грязным бельем.

После уборки в доме мы устроили себе небольшой отдых на диване в гостиной перед теликом. Но мама не просидела на месте и часу — побежала на кухню экспериментировать с индийскими блюдами. Но зато я смогла переключить на другой канал, тем самым избавив себя от просмотра романтического сериала.

Еще через пару часов, когда мой мозг стал медленно плавиться от телевизора, мама позвала меня на кухню, чтобы я дегустировала ее новое блюдо.

И так дело подошло к вечеру. Папа вернулся домой в отличном расположении духа, и так же, как и мама, ничего мне не сказал о прошедшей ночи.

И все-таки пол