КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 412076 томов
Объем библиотеки - 550 Гб.
Всего авторов - 150838
Пользователей - 93912

Последние комментарии

Впечатления

Serg55 про Тур: Она написала любовь (Фэнтези)

душевно написано

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Шагурова: Меж двух огней (Любовная фантастика)

зачем она на позднем сроке беременности двойней ездила к мамаше на другую планету для пятиминутного "пособачится", так и не понял. а так - всё прекрасно. коротенько, информативненько, хэппиэндненько. и всё ясно и время не занимает много.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Веселова: Самая лучшая жена (Любовная фантастика)

всё, ровно всё тоже самое: приключения, волшебство, чёткий неподгибаемый ни под кого характер, но - умирающий муж? может следовало бы его вылечить сначала? а потом описывать и приключения и поведение, и вправление мозгов.
потому, что читая, всё равно не можешь отделаться: а парень-то умирает.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
кирилл789 про Старр: Игрушка для волка, или Оборотни всегда в цене (Любовная фантастика)

что в этом такого, если у человека два паспорта? один американский, второй – российский. что в этом такого, чтобы вызывать полицию? двойное гражданство? и что? в какой статье какого закона это запрещено? а, в американском документе имя-фамилия сокращены? и чё? я вот, не журналист, знаю, что это нормально, они всегда так делают. а журналистка нет?? глубоко в недрах россии находится этот зажопинск, в котором на съёмной квартире проживает ггня, и родилась, выросла и воспитывалась афтар. последнее – сомнительно.
а потом у ггни низко завибрировал телефон. и, сидя на кухне и разговаривая, она услышала КАК в прихожей вибрирует ГЛУБОКОЗАКОПАННЫЙ в СУМОЧКЕ телефон.
я бросил читать, потому что я не идиот.
а ещё по улицам ходят медведи, играя на балалайках. а от мысленных излучений соседей надо носить шапочки из фольги, подойдёт продуктовая.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Старр: Игрушка для волка (Любовная фантастика)

что в этом такого, если у человека два паспорта? один американский, второй – российский. что в этом такого, чтобы вызывать полицию? двойное гражданство? и что? в какой статье какого закона это запрещено? а, в американском документе имя-фамилия сокращены? и чё? я вот, не журналист, знаю, что это нормально, они всегда так делают. а журналистка нет?? глубоко в недрах россии находится этот зажопинск, в котором на съёмной квартире проживает ггня, и родилась, выросла и воспитывалась афтар. последнее – сомнительно.
а потом у ггни низко завибрировал телефон. и, сидя на кухне и разговаривая, она услышала КАК в прихожей вибрирует ГЛУБОКОЗАКОПАННЫЙ в СУМОЧКЕ телефон.
я бросил читать, потому что я не идиот.
а ещё по улицам ходят медведи, играя на балалайках. а от мысленных излучений соседей надо носить шапочки из фольги, подойдёт продуктовая.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Антонова: Академия Демонов (Юмористическая фантастика)

сказать, что эта вещь дрянь, это быть до наивозможности деликатным. до конца я дошёл из принципа, за несколько дней. больше на такой подвиг не пойду, но прошёл МЕСЯЦ, а «впечатления» остались.
стукнулась и споткнулась эта ненормальная обо всё. идёт по ровному коридору, споткнулась. шла мимо стола, за угол поворачивала - об угол стукнулась. когда, по ощущениям, спотыканий, паданий, стуканий перевалило за сотню, я думал бросить читать, но пересилил себя.)
кроме того, психическая ещё и калечила себя намеренно. например, видит: второй этаж, и прыгает! под переломы, чем гордится.
но больше всего поразил факт: сидела она на лекции, думала. лекцию не писала. сказать, как раздражает вот это врождённое слабоумие, невозможно. спокойно можно было и конспектировать и думать, но врождённым это не дано. ничего не надумала. и в конце лекции, откинула голову и кааак шмякнется лбом о столешницу!
я тогда онемел, закурил, и понял, как получаются маньяки из преподавателей. которые вот таких вот нефЕлимов, антоновых лидий, вынуждены учить. написана исключительно автобиографичная вещь больного человека.
любой может это попробовать. сесть за стол, размахнуться головой и попытаться удариться о стол. у 100% людей нормальных это не получится. у 75-85% людей с отклонениями – тоже. мозг не позволит. мозг либо остановит голову в сантиметрах пяти от поверхности, либо – на полпути, либо – руки подсунет. в случаях 90 из 100 для всех вариантов пациент просто посмотрит на стол и ПРЕДСТАВИТ, и всё. «что я дурак, что ли».
и вещь дрянь, и автор. они неразделимы.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Serg55 про Попюк: Академия Теней. Принц и Кукла (СИ) (Фэнтези)

продолжение бы почитал...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Его глазами (ЛП) (fb2)

- Его глазами (ЛП) (пер. Любительский перевод) (а.с. Последствия-1.5) 1.15 Мб, 201с. (скачать fb2) - Алеата Ромиг

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Алеата Ромиг Его глазами Серия: Последствия -1,5


Перевод: Serenix, Sofi_ticlow

Сверка: helenaposad

Бета-коррект: lightrainbow

Редактор: Amelie_Holman

Оформление: Eva_Ber


Пролог

 До того, как все началось - осень 2004 года

- Люди, видя глазами, могут знать о многих вещах; но ни один пророк не видит ни того, что произойдет перед событием, ни какой конец его ждет.

Софокл


Частный самолет Энтони Роулингса оторвался от взлетно-посадочной полосы, направляясь на восток, в сторону Индианы. Мужчина окинул взглядом пустующую каюту. Ему редко доводилось летать в одиночестве. Большинство его перелетов были связаны с бизнесом, и, как следствие, его всегда сопровождали помощники, ведущие на встречах переговоры, и адвокаты. Но эта поездка была особенной - внезапной, неожиданной... и конфиденциальной. Единственный человек, который знал об этом путешествии, был одним из его доверенных лиц - пилот Эрик. Он бы не стал обсуждать деловые поездки своего босса с кем-либо, в этом Тони полностью уверен. Но имелись и другие аспекты поездки, которые призывали его соблюдать осторожность.

На протяжении тех долгих лет, что Энтони являлся общественным деятелем, он заработал репутацию серьезного бизнес-партнера, которую необходимо всячески поддерживать. Именно поэтому в его окружении было собрано все только самое лучшее: лучшие люди, лучшие бизнес-решения, лучшие вещи. Каждое сделанное им движение анализировалось, обсуждалось и оценивалось. И все же этот перелет можно было охарактеризовать лишь одним словом... стремительный. Он даже и не задумывался о полете в Индиану, пока не получил телефонный звонок, в котором сообщалось об автомобильной аварии, унесшей жизни Джордона и Ширли Николс. Честно говоря, даже сейчас он не видел необходимости в этой поездке. Позвонив частному детективу, он поставил перед ним задачу присутствовать на похоронах и фотографировать любые передвижения. Тем не менее, когда Энтони повесил трубку, то понимал, что этого будет недостаточно.

Он наблюдал за Клэр Николс вот уже больше года. И сейчас, наслаждаясь свободой уединения, Энтони в сотый раз пролистал доклад, присланный на днях частным детективом. В нем содержались фотографии Клэр - много фотографий. Энтони не мог дать объяснения своему любопытству по отношению к этой девушке; в конце концов, она была еще совсем ребенком - студентка второго курса колледжа! Кэтрин не раз называла его интерес к ней навязчивой идеей, утверждая, что это вредно для здоровья. Также она не раз напоминала ему, что имена в их списке так и должны оставаться просто именами... не нужно отождествлять их с людьми. В принципе, звучало неплохо, и с большинством имен в списке так оно и было. Но не с Клэр Николс. С ней все было по-другому. Его тянуло к ней, он хотел знать о ней больше. Впрочем, Энтони не стал бы классифицировать свой интерес к ней как навязчивую идею - скорее развлечение.

В реальной жизни дел у него было по горло. Компания «Роулингс Индастриз» преуспевала... хорошо преуспевала; Энтони было над чем напряженно трудиться. Клэр Николс же была для него чем-то вроде фантазии, отвлечением, словно экспонат в зоопарке. Хотя, возможно, подобное сравнение не столь удачное. За животными в зоопарке можно только наблюдать. И сначала именно этим по отношению к девочкам Николс Энтони и ограничивался - он наблюдал. Но со временем начал экспериментировать. У него много денег, и что плохого в том, если он использует их для своего удовольствия? Ему хотелось знать, может ли он влиять на жизни людей из своего списка.

Эмили Николс не могла похвастаться привлекательностью, которой так или иначе обладала ее младшая сестра. Сделав несколько звонков, он раздобыл нужную ему информацию. С его-то связями совсем не трудно воспользоваться полученными данными и повлиять на ход истории. Пара звонков, и внезапно у воздыхателя Клэр появляется уникальная возможность пройти стажировку в любой точке их необъятной страны. Это лишний раз доказывает, что Энтони может манипулировать миром Клэр... волнующее чувство. Молодая, жизнерадостная, привлекательная. Он сомневался, что до сегодняшнего дня его влияние вносило какие-то существенные корректировки в ее бытие, но, безусловно, он мог влиять на ход событий в ее жизни. Это знание опьяняло, вызывало зависимость. Невольно Энтони задался вопросом, насколько далеко он может зайти.

Как гласила одна из поговорок, знание - власть, и Энтони Роулингс процветал на власти. В повседневной жизни он имел огромное влияние на своих сотрудников, и будущее целых компаний. Но Клэр Николс так непохожа на все те решения, что принимались за столом генерального директора. Изменения в ее жизни осуществлялись тайно, без ведома Клэр. И риск разоблачения был настолько интригующим, что одна лишь мысль быть пойманным погружала Энтони в эйфорию.

Положив недавно сделанные фотографии Клэр в папку и убрав ее в портфель, Энтони закрыл глаза. Вездесущий голос, что был с ним и днем и ночью - тот самый, что поддерживал в тонусе его внутренний двигатель, нацеленный на успех, - начал заполнять его мысли. Случались мгновения, когда Энтони тосковал по реальной жизни, по живому наставнику, который столь драматичным образом повлиял на его жизнь... но это было невозможно. Его деда, Натаниэля Роулза, забрали у него и других членов семьи, казалось бы, незначительные, не имеющие особой власти люди - люди, которые изменили семью Роулза раз и навсегда. Мало того, они ее уничтожили. Имя Роулзов прекратило свое существование.

И именно это Энтони Роулингс и намеревался вернуть.

Голос Натаниэля снова и снова эхом отдавался в его мыслях... слова, которые Энтони не забудет никогда, слова, обращенные в сторону Шермана Николс и Джонатана Берка. «И не только они – черт побери, нет. Они уничтожили мой мир. Уничтожили мою семью. Их чертовы дети, дети их детей... они все столкнутся с последствиями своих действий!»

Когда-то это обещание было брошено одним могущественным магнатом, которого всего за какой-то короткий период времени понизили в статусе, и не до простого среднестатистического человека, а до обычного заключенного. Натаниэль повторял эту угрозу Антону раз за разом, словно мантру, часто упоминая о том, что теперь его имя, данное ему с рождения, ассоциируется не с чем иным, как с позором. Публичный позор - провал, выставленный на всеобщее обозрение, и все благодаря тем индивидуумам. С рождения Энтони носил имя Роулз - Антон Роулз. Он очень хотел, чтобы его нынешний успех был увековечен этим именем, которое с такой гордостью в качестве солдата и бизнесмена носил его дед. Однако ему уже никогда не вернуть былого уважения. Каждый раз, ставя подпись «Энтони Роулинг» в договоре, законченной коммерческой сделке или на представляющем историческую ценность приобретении, он вспоминал слова своего деда, последнее желание которого все глубже погружалось корнями в его существо. И теперь эти корни пробирались в его плоть и кровь, переплетаясь настолько сильно, что он чувствовал себя с ними единым целым. Энтони не мог вспомнить, в какой именно момент это стремление стало настолько всепоглощающим, вытеснив все другие желания и чувства, что теперь он думал только о мести. Это даже не обсуждалось - желание Натаниэля будет исполнено. В противном случае, жизнь Энтони Роулингса можно считать прожитой зря.

Ему не нужно было перематывать пленку с голосом Натаниэля, который на постоянной основе поселился в его подсознании, дабы не забыть о своем предназначении. Нет. Он каждый день видел живое напоминание своего долга – вторую жену своего деда. Возможно, Энтони даже не осознавал, насколько мудры ее слова. Она никогда не говорила ему, что он подвел деда; наоборот она ненавязчиво напоминала, что он до сих пор не добился желаемого. Признаться честно, ее нетерпеливость раздражала, но Мэри была одной из немногих, кому позволялось высказывать свои мысли вслух - особенно, когда это касалось решений Энтони. В ее чрезмерной напористости он делал скидку на то, что она так же, как и он, потеряла все. Энтони понимал, что если бы не он, она потеряла бы больше, но правда почти каждый день смотрела на него своими серо-голубыми глазами. Именно его неудача в контроле отцовской мести дорого обошлась жене Натаниэля.

Энтони раскаивался, что порой, игнорировал ее напоминания. Он обещал Натаниэлю, что будет заботиться о Мэри. Если бы он только смог остановить возмездие своего отца, все могло бы быть иначе. Энтони подвел Натаниэля, когда Мэри лишилась своей фамилии. А также подвел своих родителей в ночь, когда они погибли. Но больше этого не произойдет. Больше никогда он не подведет Натаниэля.

Энтони полагал, что его планирование или, как говорила Мэри, промедление относительно мести окупилось. Несмотря на то, жена деда настаивала на скором возмездии, ему не раз приходилось напоминать ей, что он работает по собственному графику и достигает свои собственные цели. А их список детей становился короче день ото дня... и все это благодаря естественному отбору. Сначала Джонатан Берк и его жена, потом Шерман Николс и его жена, а теперь Джордан Николс и его жена покинули этот мир. Джонатан и Шерман со своими женами скончались по естественным причинам. У Энтони было предостаточно средств, чтобы наблюдать издалека за тем, как здоровье их подводит, но его истинный интерес заключался в наблюдении за их детьми и внуками. Судя по докладу частного детектива, причиной автомобильной аварии, в которой погибли Ширли и Джордон Николс, стали мокрые листья на скользкой дороге. Энтони было плевать на причину, главное, что теперь он может вычеркнуть их из своего списка, и сосредоточить все свое внимание на следующем поколении.


* * *

Самолет приземлился, и Энтони почувствовал нарастающее предвкушение... вместо бесконечных фото и отчетов сегодня он впервые встретится с Эмили и Клэр Николс лицом к лицу. Пытаясь свести к минимуму свою узнаваемость, Энтони оделся попроще, придав тем самым себе менее формальный вид, и направился к задней части святилища. Ему потребовалось не так много времени, чтобы затеряться в толпе. Судя по переполненности церкви скорбящими, Николс были уважаемыми в обществе людьми. Он мог поспорить, что впервые присутствовал на похоронах с таким количеством людей. Очевидно, Джордон был отличным полицейским, потому что церковь была наполовину заполнена людьми в полицейской униформе. А Ширли была всеобщей любимой учительницей. Все то время, что Энтони находился в церкви, он не сводил глаз с Клэр. Она сидела рядом с сестрой, взявшись с ней за руки. Но не это очаровало и привлекло его внимание. Слева от Эмили сидел мужчина, Энтони знал его, это был Джон Вандерсол, ее давнишний молодой человек. Иногда Эмили давала волю эмоциям, и Джон утешал ее. В то время Клэр оставалась невозмутимой. Да, на ее лице читалась боль утраты, но она лишь изредка склоняла голову, чтобы утереть слезы. Ее стойкость и способность держать себя в руках – вот, что по-настоящему его очаровало. Неужели она действительно была настолько сильна? Каковы ее пределы? Можно ли ее сломить?

Энтони предположил, что не отправь он Саймона Джонсона в Калифорнию, тот бы обязательно присутствовал на похоронах, подставляя Клэр свое плечо. Это было первая попытка Энтони управлять ее жизнью… и это оказалось слишком легко. Он с удовольствием продолжит подыскивать дополнительные возможности.

Пока проповедник говорил, а бесчисленное множество людей приносили свои соболезнования, Энтони размышлял над будущим Клэр и над тем, что он знал о ней. Он не загадывал, как долго будет длиться ее будущее, но в одном был уверен наверняка - теперь оно будет строиться по его усмотрению, и он в некотором роде станет его частью.

Первый его шаг - выбить для нее стипендию в Вальпараисо, ей бы неплохо получить ученую степень. И Энтони уже начал прорабатывать этот вопрос. В конце концов, для того он и прилетел на похороны Николс, чтобы решить, какого рода манипуляции можно и дальше использовать по отношению к их семье. А то, что боги мести благоволили его планам, еще больше укрепило его решимость.

После того как служба закончилась, гробы с телами Джордона и Ширли Николс, в сопровождении семьи, понесли к центральному проходу. Откуда-то сверху заиграла органная музыка, и церковь наполнилась шепотом. Энтони не мог подавить своего любопытства, когда Эмили, Джон, и Клэр направились в его сторону. Совсем скоро они пройдут всего в нескольких шагах от него. Если он обойдет пожилого джентльмена с левой стороны, то ему даже удастся взять Клэр за руку. Но он знал, что это невозможно, даже при том, что она неумолимо приближается к нему, остановившись несколько раз, чтобы подержать за руку скорбящего и принять от него или нее соболезнования. Несмотря на все его усилия оставаться незамеченным, Энтони выделялся из толпы... он не выглядел грустным, не был убит горем от потери в отличие от большинства здесь присутствующих - нет, он был заинтригован.

Но тут, когда семья, наконец, приблизилась, стоящий слева от Энтони мужчина наклонился вперед и произнес:

- Эмили и Клэр, пожалуйста, знайте, как сильно я сожалею о вашей утрате.

Они остановились, и каждая юная леди протянула руки, чтобы обнять пожилого джентльмена. Именно Клэр ему ответила:

- Спасибо, что пришли. Я знаю, что папа и мама были бы рады вас увидеть. - Ее голос был силен и тверд, несмотря на бремя потери.

- Вы же знаете, что я бы не пропустил...

Но Энтони уже не разбирал слов мужчины. Его загипнотизировали зеленые глаза девушки, стоящей перед ним. Он много раз видел их на фотографиях - у него была целая папка с ее снимками. Но сейчас вживую, глядя ей в лицо, Энтони понимал, как сильно те отличались: более яркие, более живые и полные эмоций. Да, в них преобладала печаль, но было что-то еще. Упорство? Целеустремленность? Решительность? Ему хотелось пристальнее изучить их, погрузиться в их глубины, но не успел Энтони заговорить с ней и выразить свои соболезнования, как Эмили печально улыбнулась джентльмену, и они втроем покинули святилище.

Именно тогда, в той церкви Индианаполиса, штата Индиана, Энтони решил, что их пути с Клэр еще пересекутся. И он обязательно выяснит, сможет ли она быть столь же сильна перед лицом большего несчастья.


Глава 1

Опоздание имеет свои Последствия - апрель 2010 г.

(Последствия - Глава 5)


- Чтобы понимать правила игры, вы должны быть образованы.

Эл. Эл Кул Джей


Энтони бездумно провел подушечкой большого пальца по гладкому ободку хрустального бокала. Нет. Он думал не о бокале в своей руке и даже не о бурбоне «Эван Вильямс», образующем водоворот на дне. Все мысли Энтони были сосредоточены на мониторах, висящих над его впечатляющих размеров рабочим столом. С камер, так удачно расположенных в комнате, он наблюдал за перемещениями Клэр.

За все то время, что он провел в Европе, привлекательность нахождения женщины в плену, в его доме, начала угасать. По правде говоря, достигнув, наконец, своей цели, он по возвращении домой чувствовал некоторое разочарование. В конце концов, охота на нее заняла годы, и с каждой частичкой новой информации, каждый раз, когда он управлял ее судьбой, Энтони ощущал прилив сил. Он уже давно знал, что однажды эта цель будет принадлежать ему.

Он мог думать только о похищении, и более того, он мечтал поставить настоящую кульминационную точку! В первую же секунду, как Энтони шагнул в «Красное крыло», он знал, что преуспеет в своей цели. Прежде всего он был бизнесменом с безупречной репутацией успеха, особенно, когда попытка добиться желаемого осуществлялась с полной самоотдачей. Будь то бизнес или удовольствие, Энтони знал, что планирование и терпение являются важнейшими элементами успеха. Прежде чем начать какое-либо дело, Энтони Роулингс тщательно оценивал ситуацию, исключая риски и делая акцент на ресурсы.

Но с этим приобретением дела обстояли иначе. В отличие от стандартной сделки, связанной с поглощением очередной компании, это приобретение имело риски, которых он не мог избежать. Такое иногда случается в азартной игре. Первый риск заключался в том, что он вступил в контакт с Клэр на людях. Сидеть с ней в «Красном крыле», да еще и пригласить ее на ужин, несомненно, было рискованно с его стороны. В конце концов, он был известной личностью, и возможность быть замеченным, даже случайным образом, с пропавшим без вести человеком не соответствовала бы его идеальной персоне.

На самом деле, он мог бы заплатить за исчезновение Клэр Николс - только чтобы увидеть ее вновь у себя дома, - но для этого пришлось бы посвятить в свои планы большее количество людей. А с ее неопределенным будущим Энтони понимал, что чем меньше людей знают об этом, тем лучше. Но, пожалуй, самой важной деталью в этой афере было то, что заплати он кому-нибудь, чтобы те перевезли ее в Айову, он бы не смаковал то чувство эйфории, которое, как правило, наступало после завершения грандиозного дела. Энтони неоднократно испытывал подобное чувство в бизнесе, но оно было ничем по сравнению с теми непередаваемыми ощущениями, когда он подмешал снотворное в ее бокал с вином. В тот миг он знал, что пути назад уже не будет... да он и не хотел этого.

Будучи профессиональным бизнесменом, зацикленным на поддержании своего имиджа, Энтони проработал всевозможные сценарии развития событий, припася несколько резервных планов на случай непредвиденных обстоятельств. То время и силы, что он вложил в приобретение Клэр Николс, можно было исчислять в миллионах, причем в буквальном смысле этого слова. Время Энтони Роулингса стоило невероятно дорого. Внезапно, на губах Энтони появилась улыбка. Может, ему стоит приплюсовать ту сумму, что он потратил на планирование и осуществление похищения Клэр, к ее общему долгу? Но не будет ли это походить на тюремное заключение с пожизненным сроком и плюс еще 1000 лет? Ее первый долг был практически непреодолим; увеличь он его, это добило бы ее окончательно.

Его внимание привлекло движение на экране. Он наблюдал за тем, как Клэр безуспешно пытается открыть бутылку с водой. После нескольких попыток она, вытерев ладони о подлокотники кресла, наконец, сняла крышку. Если бы он приблизил изображение, то заметил бы ее бледный цвет лица, когда она судорожно начала глотать освежающую жидкость. Его грудь заполнило удовлетворение - его опоздание принесло свои плоды. Клэр знала, что он придет к ней, и ее беспокойство, очевидно, росло с каждой пролетающей минутой.

Возможно — всего лишь, возможно — он был неправ, думая, что веселье закончилось. Пожалуй, у него есть много возможностей, чтобы насладиться женщиной в черном платье и на каблуках, на которую он смотрел. Но Энтони напомнил себе, что все это затевалось не только ради удовольствия, ну, по крайней мере, не для ее удовольствия. Нет, Клэр Николс был выставлен счет на оплату... а также ей нужно усвоить пару уроков.

Энтони впервые оказался в подобной ситуации. Образно говоря, он ступал на девственную территорию. В конце концов, никогда раньше он не держал женщину в плену. В этом не было необходимости... да и желания. В его жизни женщины всегда были хорошим аксессуаром и необходимым дополнением для многих случаев. И по прошествии долгих лет многие из тех, кого он мог вспомнить, были готовы выполнять эту роль, а также проявлять внимательность к его физическим потребностям. Конечно, к каждой он относился с уважением. Энтони Роулингс не мог позволить себе вызывать недовольство у женщин, чтобы те потом отзывались о нем в негативном ключе. Каждое расставание происходило по его инициативе: его тарелка слишком полна, у него слишком много обязанностей. Ввиду этого обстоятельства он обычно встречался с женщинами, имеющими определенный статус в его кругах. У них, как и у него, тоже были свои обязанности, связанные с бизнесом, и репутация, требующая осмотрительности в действиях. Пытаясь вспомнить имена половины тех женщин, с которыми он встречался, Энтони мог с уверенностью сказать, что разрыв отношений с каждой из них закончился полюбовно.

К счастью, у него были люди, такие как: Шелли, его пресс-атташе, и Патриция, его личный помощник, - которые напоминали ему, когда он может пересечься на одной из встреч со своей бывшей любовницей. Энтони даже казалось, что порой Патриция находила его отсутствие искренности в отношениях с этими женщинами забавным. Ведь многие из них в какой-то период времени считали его своим парнем. Действительность не могла быть более далека от истины. В сорок пять лет, чтобы Энтони Роулингс был чьим-то парнем... сама мысль об этом казалась смехотворной.

Но это вовсе не значило, что ему неприятно женское общество. Все дело в том, что женщины требовали выполнения определенных обязательств, что уже само по себе было рискованно, а он не желал этого принимать. Энтони был мастером выступлений. Воспринимать женщину как нечто большее, нежели аксессуар для выхода в свет или как объект для удовлетворения своих физических потребностей, значило позволить этой женщине стать частью его персоны - частью его жизни. Такого никогда не было, и что самое интересное, Энтони Роулингс был уверен, что это вряд ли когда-либо произойдет с ним в будущем. Слишком много было поставлено на карту.

Вернувшись мыслями к Клэр, он испытал столь редкое для себя чувство - чувство предвкушения. Уставившись на мониторы и видя, как Клэр делает вид, будто читает - а поскольку по прошествии десяти минут она не перевернула ни одной страницы, Энтони понял, что она не может сосредоточиться, - он признал, что это будет для него без сомнения совершенно новый опыт. Ему просто нужно точно решить, что он будет делать со всем этим - и с ней. На его губах вновь появилась улыбка.

О, он знал, что будет делать с ней - все, что захочет. Главное, как она отреагирует. Хотя она охотно занималась с ним простым сексом в Атланте, но со дня ее прибытия в Айову она была менее послушной и уступчивой. Однако Энтони напомнил себе, что это было раньше - до их двухнедельного перерыва. Уставившись на мониторы и наблюдая за коротким диалогом между Кэтрин и Клэр, когда женщина сообщила ей о скором прибытии хозяина, Энтони решил, что Клэр настроилась на встречу с ним.

На самом деле, Энтони не знал, какой реакции хотел от Клэр, когда войдет в ее комнату. Но то, что она была одета соответствующе, говорило об ее способностях. Наверно, ее можно обучить должным образом, и она отработает не только свой долг, но и получит расчет по платежу, который включал жизнь его дедушки – и, возможно, часть его собственного оплачиваемого времени.

После Энтони торопливо переключил экран на новости Атланты. Первые несколько дней во время путешествий в Европу он уделял им особое внимание. Спустя две недели, что девушка находилась в его владении, он был рад видеть отсутствие новостей, связанных с опасениями по поводу исчезновения Клэр Николс. Похоже, все усилия Энтони увенчались успехом: электронные письма, текстовые сообщения на телефон, сообщения на страничке в Фейсбуке, - все они достигли своей цели. Друзья и родные Клэр поверили, что она покинула город в погоне за новой возможностью трудоустройства - Энтони усмехнулся, когда снова переключил экран на комнату, в которой находилась Клэр, - и их предположения, по сути, оказались верны. Это теперь и есть ее новая работа. На мгновение он закрыл глаза, мысленно прокручивая в голове растущий список должностных обязанностей Клэр. Может, ему стоит продублировать его на бумаге?

Стук в дверь его кабинета вырвал Энтони из его зловещих мыслей.

Он щелкнул кнопкой мыши, и изображение комнаты Клэр на мониторах мгновенно сменилось картинками с графиками, на которых отражались заключительные результаты фондового рынка по «Роулингс Индастриз» и ее многочисленных дочерних компаний. Даже не поинтересовавшись, Энтони нажал кнопку, разрешающую человеку за дверью войти в его кабинет. Сейчас уже 21:00, а это его дом. Ему не нужно спрашивать, кто собирается проникнуть в его святилище, учитывая, что для этого имеется не так уж много возможностей.

- Мистер Роулингс, вы хотели меня видеть? - голос Кэтрин отозвался эхом, когда она ступила в кабинет Энтони. Как только за ней закрылась дверь, женщина приподняла бровь. - Я думала, вы сами разберетесь со всем этим, Антон.

- Я планировал. Но для начала хочу знать несколько вещей.

Кэтрин устроилась на краешке стула рядом с его столом.

- Разве вы не наблюдали за комнатой во время вашей поездки?

- Наблюдал, но есть вещи, о которых невозможно судить по картинке, например: об отношении, поведении, настрое. Расскажи мне, как прошли последние две недели?

Кэтрин улыбнулась.

- Я бы назвала их образовательными. Мне довелось заглянуть в ее комнату несколько минут назад. Вы видели, во что она одета?

- Видел. Ты сказала, что ей надеть?

- Нет, я сказала, чтобы она оделась на свое усмотрение.

Энтони кивнул и откинулся на спинку своего кожаного кресла.

- Что ж, она, похоже, понимает важность внешнего вида - это хорошо. Что насчет общения с другими людьми?

- До сегодняшнего дня, с тех пор как вы уехали, ей удалось пообщаться только с Карлосом. Он приносил ей еду, после чего возвращался на кухню. Остальной персонал входил в ее комнату лишь тогда, когда она принимала душ.

Энтони усмехнулся.

- Карлос... Карлос плохо говорит по-английски.

- Я знаю.

- Очень хорошо, Кэтрин. Аплодирую стоя твоей находчивости.

- Спасибо, Антон. И хоть я не согласна с вашим планом, но, как уже говорила, сделаю все от меня зависящее. Теперь чего вы ждете от нее, войдя в ее комнату?

- Чего я жду? Я жду уважения к власти, которая теперь будет господствовать над каждым аспектом ее жизни. В данную минуту я жду, что у нее хватит ума и здравого смысла, чтобы осознать всю масштабность той ситуации, в которой она оказалась.

Наклонившись вперед, Кэтрин предостерегающе произнесла:

- Звери в клетках дерутся. Я видела царапины на ваших руках... как только она приехала сюда.

- Такого больше не повторится.

- Вы в этом уверены?

Энтони кивнул.

- Да.

Он задался вопросом, попросит ли Кэтрин более подробных разъяснений. Но даже если и спросит, то он не уверен, что поделится с ней своими планами. Потому что именно благодаря им он ощущал растущее в нем возбуждение от предстоящей встречи. Энтони взглянул на часы.

- Ты сказала ей, чтобы она ждала меня в 22:00?

- Я сказала ей, что вы придете где-то между 21:00 и 22:00. Мне показалось, что девушка крайне нуждается во мне, потому что она хотела, чтобы я осталась и поговорила с ней. Уверена, ей очень одиноко.

- Я видел это на видео.

Женщина, за которой он наблюдал в Атланте, была очень общительной, как на работе, так и в повседневной жизни. И ее нахождение здесь, вдали от окружающих, было выгодно для Энтони. Он планировал в очередной раз показать ей, насколько он контролирует ее общение с другими людьми. На его губах вновь появилась усмешка – не было ничего, что он не смог бы контролировать.

- Спасибо Кэтрин. Думаю, дальше я сам со всем справлюсь.

Она встала.

- Это очень рискованно для человека вашего…

- Спасибо, Кэтрин, - перебил ее Энтони. - Это как игра в кости. Высокие риски дают наилучшие результаты. Пора бы мне уже укреплять свою доходность с помощью твоих манипуляций.

Прежде чем выйти из кабинета, Кэтрин улыбнувшись, добавила:

- Уверена, вы бы неплохо заработали на своих инвестициях... мистер Роулингс.

Энтони снова посмотрел на часы - 21:51. Щелкнув последний раз кнопкой мыши, он увидел на экране Клэр Николс, расхаживающую возле камина. Не было ничего, что он бы не знал о ней, начиная с ее семьи и заканчивая историей болезни. Ему было известно, что она с сестрой - это все, что осталось от семьи Шермана Николса. Он также знал, что она любит кофе со сливками и что около шести месяцев назад Клэр вставила противозачаточную спираль. Во время наблюдений он не заметил за Клэр крайней неразборчивости в мужчинах и распутный образ жизни; в рекомендациях доктор что-то упомянула об удобстве. Ухмыльнувшись в сторону экрана, Энтони согласился: спираль очень удобна.

Поднявшись с кресла, Энтони надел и застегнул свой двубортный пиджак. Нет, он ошибся, решив, что достижение цели станет кульминационным моментом – его явно можно дополнить еще много чем!

Энтони нажал кнопку сбоку от двери. Прозвучал звуковой сигнал, и дверь стала открываться. Он заметил, как глаза Клэр широко распахнулись, пока она так и осталась сидеть в кресле возле камина. В последний раз, когда они виделись – лично, - выглядела она, по правде говоря, ужасно: в халате, с взъерошенными волосами и бледным лицом. Сегодня же вечером улучшение было налицо. И дело было не только во внешности, хотя Энтони ее одобрил, а в манере поведения. В то утро, почти две недели назад, Клэр вышла из-под контроля - она требовала, кричала, плакала. Не то, что теперь. Да, Энтони видел в ее глазах страх, но она выглядела более... собранной.

- Добрый вечер, Клэр.

Поднявшись с кресла, она ответила:

- Добрый вечер, Энтони. Присядем?

Шагнув в ее сторону, Энтони услышал, как она резко втянула воздух. В своей уверенной манере он сел на диван и, откинувшись на спинку, расстегнул пиджак. Он внимательно наблюдал за тем, как Клэр с прямой спиной села на краешек стула. Комнату наполнил гул каминного вентилятора, пока он рассматривал женщину перед собой. Без сомнений, Клэр изменилась к лучшему и теперь не шла ни в какое сравнение с той женщиной, которую он оставил на полу этой же комнаты несколько недель назад.

Энтони выжидал, надеясь услышать очередной вздор Клэр, но когда затянувшееся молчание начало давить на нервы, мужчина, наконец, заговорил:

- Как думаешь, ты готова продолжать наше соглашение? Или тебе нужно еще какое-то время в одиночестве, чтобы обдумать всю ситуацию?

- Проконсультировавшись со своим адвокатом, я пришла к выводу, что у меня нет выбора, кроме как продолжить наше соглашение.

Энтони почувствовал, как волосы на затылке встали дыбом. Какого черта? Он метнул взгляд в сторону женщины, у которой хватило смелости хамить ему.

- Клэр, я знаю, что ты шутишь. Но ты и, правда, думаешь, что это хорошая идея? Учитывая твои обстоятельства?

- У меня было много времени на то, чтобы думать, и веселье - единственное, что меня поддерживало.

Он склонил голову. Значит, вздумала дерзить ему — сегодня он ей позволит вести себя так.

- Должен сказать, меня поражает твое поведение. Мне следует обдумать эту новую личность.

Больше не проронив ни слова, Энтони стал размышлять над этой миниатюрной женщиной, сидящей перед ним, которой хватало силы духа поддерживать с ним зрительный контакт и отвечать на его вопросы с оттенком бравады, при этом зная, что она полностью находится в его власти. Или она считала иначе? Может, думала, что происходящее с ней – это некое извращенное реалити-шоу, которое вот-вот закончится? Энтони уставился на Клэр.

- Расскажи мне, что ты узнала за время этих размышлений.

Клэр начала говорить об одежде и еде, в действительности о совершенно несущественных вещах. Поэтому Энтони прервал ее:

- Все это очень хорошо, но что ты узнала о своей ситуации? - Он не мог сдержать своего снисходительного тона... возможно, и не хотел. В конце концов, она должна знать, у кого все ответы. - Ты вообще знаешь, где находишься?

После недолгой паузы, она ответила:

- Я в Айове или, по крайней мере, где-то недалеко от Айова-Сити.

Откуда она знает, черт возьми? Он часами просматривал видео - кто-то передал ей записку? Энтони и представить не мог, что кто-то из его персонала мог отнестись к нему столь непочтительно.

- И... от кого... ты это узнала?

- Я узнала это с “Канала погоды” в передаче “Прогноз на восьмой секунде”. Местная погода для этого региона передавалась для Айова-Сити, штата Айова.

Энтони выдохнул. Черт, он был на грани. Впредь ему нужно быть более осмотрительным.

- Очень хорошо, это избавляет меня от необходимости доносить до тебя эту информацию самому. Для большей ясности, поскольку в прошлом для тебя это было проблематично: знаешь ли ты, что сумма твоей задолженности и условия возмещения определяются лишь мной?

Появившаяся на ее губах улыбка казалась страдальческой, но Клэр удалось сдержать себя и не заплакать. Она кивнула. Энтони ждал ответа. Когда она так и не заговорила, Энтони произнес:

- Я предпочитаю устное подтверждение.

- Я знаю, что ты единственный, кто может решить, когда мой долг будет уплачен в полном объеме.

И хотя слова Клэр звучали слишком спокойно, ее руки так и остались сжатыми. А ведь она даже не догадывалась, насколько этот бессознательный жест мог успокоить ее похитителя. Он хотел - нет, нуждался - знать, что она осознала его власть над ней.

Энтони продолжил:

- Ты же знаешь, что твои обязанности требуют твоей полной доступности, когда, где и как я пожелаю?

Его глаза ни на миг не покидали лица Клэр.

- Знаю.

Он повторил для ясности:

- Ты знаешь, что все время должна подчиняться моим правилам?

- Я знаю, что должна делать то, что мне велят.

А она хороша. Хоть Энтони и не поверил ни единому ее гребаному слову, но должен был признать, что она хороша. Ох, он уже подумывал о том, чтобы активнее продемонстрировать свою власть, но Кэтрин, возможно, права. Клэр Николс одинока и хваталась за любую возможность общения, как за соломинку. Что ж, пожалуй, именно это ее желание он и использует в воспитательных целях. Тем более, у него полно времени – столько угодно - для общения. Наконец, Энтони произнес:

- Очень хорошо, - и поднявшись с дивана, направился к двери.

Но он так и не дошел до намеченной цели, потому что его остановил решительный голос Клэр:

- Подожди.

Энтони повернулся, не в силах скрыть потрясения от ее приказа, и уставился на нее.

Видимо, ей хватило ума понять, насколько неправильны были ее действия, и ее тон тут же смягчился:

- Прости... но можно мне выйти из комнаты?

Извиняется и просит разрешения - да, именно то, что нужно.

- Пока мы находимся в определенных условиях нашего соглашения, и ты следуешь моим правилам и приказам, я не вижу никаких проблем в том, что ты будешь перемещаться по дому. - Он потянулся к дверной ручке. - Он довольно большой. Завтра я буду работать дома. Поэтому твои услуги понадобятся, будь готова к тому, что я тебя позову. Когда у меня будет возможность, я проведу тебе экскурсию по дому и определю твои границы. Думаю, сегодня вечером тебе не стоит выходить. Не хочу, чтобы ты потерялась.

Засунув руку в карман брюк, Энтони нажал на пульт, отчего снова раздался звуковой сигнал. После этого он коснулся ручки двери.

- Энтони? - От решительности, прозвучавшей ранее в ее голосе, не осталось и следа. - А сегодня вечером у меня есть… какие-то обязанности?

- Я недавно вернулся с череды встреч в Европе и довольно сильно устал. Мне приятно знать, что между нами установилось взаимопонимание. Спокойной ночи, Клэр.

Уже закрывая за собой дверь, он услышал, как она произнесла «спокойной ночи».

Направляясь обратно к себе в кабинет, Энтони думал о бурбоне, который так и остался стоять на его столе. А еще его ждали около пятидесяти писем, требующих прочтения и по возможности ответов. На завтра у него запланировано как минимум две веб-конференции. К тому же не мешало бы проверить расписание, что отправила Патриция.

Ах, да, и очевидно его приобретение приспосабливается к своей новой действительности — а это хорошо. Помимо женщины, находящейся наверху, у него хватает вопросов, требующих его пристального внимания. Черт, Кэтрин попала в точку, говоря об изоляции девушки. Возможно, ей стоит доверить почаще бывать в комнате Клэр. Сам же он будет пользоваться услугами дочки Николса, когда та будет вписываться в его график. Кроме того, немного времени наедине - именно то, что доктор прописал.

Проклятье, через полторы недели у него должна состояться встреча в Арканзасе, а он даже не начинал готовить предварительный доклад. У него слишком много других забот, кроме Клэр Николс. Но все же приятно знать, что она приспосабливается к сложившейся ситуации. Энтони решил, что завтра подведет девушку к следующему этапу. Будут ли ее действия столь же любезны, как и ее слова?


* * *

Лучи утреннего света еще не проникли сквозь тяжелые портьеры спальни Энтони, как он повернулся к красному циферблату. Часы показывали 4.42, а сна было ни в одном глазу. В его доме находилась женщина, на которую, он напомнил себе, ему было наплевать. В столь ранний час она, наверняка, крепко спала под его крышей. Сколько ночей он представлял себе, как она окажется в его доме, где он сможет наблюдать за ней, обучать и управлять ею? Теперь она была здесь, этажом выше. Если он пойдет наверх и возьмет то, чего так жаждет его тело, что это изменит? Их знакомство определенно не походило на нормальный сценарий для свидания. Клэр не обратится к прессе и не объявит об его отношении к ней. Она вообще в ближайшее время никуда не выйдет. Кроме того, дело было не только в сексе, хотя сейчас он был невероятно твердым. Все дело во власти. Он контролировал каждое ее движение. Если он захочет ее в своей постели, она будет спать с ним. Если ему нужно использовать ее, он использует ее, не спрашивая на то разрешения.

Но решив войти в ее комнату - нет, не в ее комнату, а комнату, расположенную в его доме, - и утвердить свое господство над ней, оценить ее реакцию на него, Энтони передумал: чем более любезным он будет с ней, тем лучше. Ему совершенно не нравится перспектива длительных ежедневных сражений. Да, ему нравятся некоторые его методы воздействия, но он мог бы использовать свою энергию с большей пользой, если бы она была более послушной.

Кэтрин была права. Появление в офисе с царапинами на лице или руках лишь спровоцирует лишние вопросы. Поднявшись с постели, Энтони подошел к комоду и, открыв верхний ящик, нашел то, что купил в Европе. Он провел рукой по длинным черным лентам из атласа, и в голове тут же всплыли образы со всевозможными вариациями по их использованию. Он купил их не потому, что ему нравились всякие извращения, дело было скорее в самосохранении. В какой-то мере, они были даже полезны. Борьба не помогала Клэр в прошлом, что касалось будущего... Энтони этого больше не допустит. С атласными ограничителями он был уверен в том, что после ухода из ее комнаты его тело не будет исцарапанным, да и сотрудничество Клэр, пусть и вынужденное, пойдет на пользу не только ему, но и ей.

По его мнению, он давал ей выбор. Она приспособится к нему, даже несмотря на то, насколько независимой была до того, как оказалась здесь.

В семь утра Энтони уже спускался по парадной лестнице. Он решил не идти на поводу у своих мыслей, посетивших его насчет Клэр, а вместо этого направился к бассейну. Поплавав, он спустился в тренажерный зал, где сделал несколько подходов со штангой. После, приняв душ и позавтракав, Энтони решил некоторое время посвятить подготовке к веб-конференции. Пока он читал, каждое предложение растворялось в воспоминаниях о прошлой ночи, в невинном изумрудно-зеленом взгляде той, которая спросила: «Прости... но можно мне выйти из комнаты?»

Его мало заботили ее желания. Он придерживался обычной психологии: стимулированное адаптивное поведение. Положительные последствия являются следствием хорошего поведения, негативные – плохого. Ее почтительный тон, поведение и внешность – все они заслуживали положительных последствий. В конце концов, разве не этого он добивался - поощрять положительное и порицать отрицательное?

Он также вспомнил, как сказал ей быть готовой к утру. Выполнит ли она его приказ? Действительно ли она заслужила положительные последствия?

Он нажал кнопку рядом с дверью, и прозвучал звуковой сигнал. Энтони шагнул в комнату, двигаясь бесшумно. Просканировав взглядом комнату, он обнаружил, что Клэр нигде не видно. Первой мыслью было то, что девушка в ванной комнате, но дверь была приоткрыта, и внутри никого не было. Тут Энтони услышал движение в гардеробной. Смотря в том направлении, он стал ждать, когда Клэр выйдет. Наконец, показавшись из-за двери, девушка издала испуганный вскрик и выронила из рук туфли. Энтони улыбнулся.

- Доброе утро, Клэр.

Она была готова - еще один повод для положительных последствий.

- Доброе утро, Энтони, я не слышала, как ты вошел.

Забавляясь, он наблюдал, как девушка, надев маску напускного спокойствия, подняла туфли. Мгновение спустя он перевел взгляд на стол, где заметил несъеденный завтрак.

- Ты готова к экскурсии? Или ты собиралась сначала поесть? У меня через сорок пять минут веб-конференция.

Она

начала расспрашивать его о веб-конференции. Отвечая ей, Энтони едва сдерживал себя, чтобы не рассмеяться над ее поведением. Как будто вести светскую беседу с человеком, который держит ее будущее в своих руках, было обычным явлением. Усмехнувшись про себя, Энтони подумал, что отныне именно так и будет. Возможно, чрезмерная общительность была следствием ее работы барменом. Но как бы там ни было, ее умение легко общаться стало для Энтони приятным сюрпризом. Несколько минут спустя Энтони уже вел Клэр по коридорам, описывая детали интерьера. Рассказывая про мебель и прекрасные произведения искусства, Энтони умалчивал о том, что те первоначально принадлежали его деду. Она не знала, что Энтони потребовались годы, чтобы разыскать значительную часть его истории, после того как предметы, принадлежащие его семье, были проданы с аукциона недостойным их людям. Она также не знала о том, что упоминание о каждой исторической ценности укрепило его решение вернуть себе наследство. Клэр шла рядом с ним, пребывая в блаженном неведении. Энтони на ум пришло сравнение с пауком и мухой.

Они были в библиотеке, когда она спросила что-то о компьютерах. Он не знал, шутит ли она о размерах библиотеки и количестве книг, но в какой-то момент ее неудачно подобранный комментарий больно ранил его. Внезапно Энтони почувствовал необходимость напомнить ей об ее статусе. У нее, может, и есть привилегия находиться в его доме, которой были лишены другие, но она не гостья, и ему хотелось внести ясность.

- Думаю, будет лучше, если у тебя не будет доступа к компьютерам, интернету или телефонам.

Ох, ему хотелось, чтобы она что-то на это ответила, но невысказанное признание его авторитета, что на мгновение затопило ее глаза, удовлетворило ту потребность. Энтони молча поклялся себе, что они обязательно в будущем обсудят необходимость словесных ответов.

Клэр продолжала молчать, пока они не оказались у помещения, где находился крытый бассейн. Энтони никогда не выказывал особого восхищения этой комнатой - это всего лишь бассейн. Окна, плитка и вода. Но когда они вошли внутрь, Клэр ахнула. Он ответил прежде, чем успел подумать:

- Любишь плавать?

- О да. Это изумительно.

- Завтра у тебя будет купальник.

Как только слова слетели с его губ, Энтони задался вопросом, почему он вдруг стал таким обходительным. Она не просила, и одним из его правил было следующее: прежде чем получить что-то, нужно обратиться к нему с просьбой об этом. Тем не менее, он одобрил невысказанный запрос. Энтони, конечно, выполнит свое обещание, он человек слова, но не намерен предлагать большего. Экскурсия по дому и купальник - ее вознаграждения итак превзошли по стоимости ее поведение.

Подойдя к своему рабочему кабинету, Энтони посмотрел на часы и произнес:

- У меня дела, требующие моего внимания. Сейчас семь двадцать пять. Я хочу, чтобы ты вернулась к моему кабинету в десять тридцать. Тебе нужно оплатить часть своих долгов.

Он наблюдал за ее реакцией. И та не заставила себя долго ждать. Мгновение взгляд Клэр был прикован к стене, но она, к своему счастью, быстро пришла в себя.

Энтони спросил:

- Как думаешь, сможешь найти обратную дорогу к своей комнате?

Именно тогда она снова это сделала. Ее голос смягчился, когда она попросила разрешения сходить в библиотеку. Некоторое время в библиотеке и возвращение в его кабинет к 10:30 утра разве можно считать причиной отказать ей в просьбе? Кроме того, это была грамотно сформулированная просьба. Напомнив ей о важности возвращения в надлежащее время, Энтони с опаской согласился, но прежде чем отпустить ее, продемонстрировал свой контроль.

- Мы не обсудили всех правил, относящихся к дому. На этом этапе наружу не выходи. Разрешение выходить на улицу будет зависеть от твоей способности следовать правилам.

Энтони нравилось видеть ярость на лице Клэр при упоминании об ее ограничениях. Да, в его руках были тысячи рабочих мест и средств к существованию этих людей, но впервые жизнь одного человека оказалась полностью в его власти. Ему пришлось признать, что подобного рода власть впечатляла и в ней даже было что-то эротичное.

Веб-конференция затянулась. Наконец разъединившись, Энтони посмотрел на часы. Уже шесть минут, как Клэр должна быть в его кабинете. Он щелкнул пару раз левой кнопкой мыши и набрал код, на экране появилась картинка из библиотеки. Ему потребовалось не так много времени, чтобы найти Клэр. Она блуждала по комнате и, беря с полок книги, изучала их обложки. Уставившись на экран, Энтони наблюдал за тем, как Клэр, раскрыв книгу, прислонилась к книжному шкафу. Цифры на часах изменились. Интересно, она осознает размер его дома? Даже если она побежит, то все равно не успеет оказаться вовремя в его кабинете. Или она думает, что он шутил о возвращении к назначенному времени? Ей даже не хватило ума повернуться и посмотреть на часы, висящие на стене библиотеки.

В 10:37 он вошел в библиотеку. На этот раз Энтони не нашел ничего смешного в том, что снова напугал ее. Она была глупа, думая, что вот так нагло может ослушаться его. Он позволил ей насладиться положительными последствиями - очевидно, этого было недостаточно, чтобы сформировать подобающее поведение. Когда ее глаза встретились с его взглядом, он увидел в них раскаяние.

- О, Энтони, мне так жаль. Меня просто поглотило все, что у тебя…

Оправдания! Он не слушал их, они не имели для него никакого значения. Мужчина ударил ее по щеке. Прежде чем она успела отвернуться, Энтони схватил ее сзади за шею и притянул лицо вплотную к своему.

- Я дал тебе простые инструкции. Возможно, ты еще не готова выходить из своей комнаты.

Он услышал в ее голосе мольбу, когда она начала говорить, что может следовать его инструкциям. Но ее слова не соответствовали ее действиям, и у него не было времени... и терпения нянчиться с ней.

- Следуй за мной в кабинет, сейчас же.

Не дожидаясь ее, Энтони развернулся и быстрым шагом вышел из библиотеки, направившись по коридору к своему кабинету. С каждым шагом он обдумывал свой следующий ход, напоминая себе, что в обучении Клэр настал критический момент. Если сейчас он не продемонстрирует ей свое превосходство, то позже уже не сможет гарантировать ее соответствие установленным требованиям. Разве она не понимает, что все это для ее же блага? Если она не будет следовать его правилам, они никогда не придут к соглашению. И что тогда? Она должна признать его власть!

К тому времени как они достигли огромных дверей, ведущих в его кабинет, взор Энтони застилала красная пелена. Не особо насыщенный, но мир стал с малиновым оттенком. Кэтрин говорила ему, что было неправильно похищать Клэр и привозить ее сюда, в его дом. План Натаниэля был четким, но в Клэр определенно что-то было... что-то, что и очаровало его. Он не провалится и не станет доказывать правоту Кэтрин. Он заставит Клэр вести себя должным образом - и это сработает.

Затолкав ее в свой кабинет, Энтони заговорил самым ровным голосом:

- Так ты говоришь, что можешь соблюдать правила, посмотрим.

Он наблюдал за тем, как она стояла перед ним, дрожа. И задавался вопросом, как она могла дрожать - когда он бывал в ярости, температура его тела всегда подскакивала, вызывая дискомфорт. И тогда он понял, что все дело не в холоде... это был страх. Хорошо. Страх - превосходный фактор мотивации. Он продолжил:

- Начнем с того, что ты снимешь одежду.

Несмотря на дрожащие руки, Клэр не стала спорить и расстегнула молнию. Она хотела уже было отвести взгляд, как Энтони сжал ее подбородок, заставив встретиться с его темным взглядом. Сейчас в ее глазах плескалось столько эмоций, а он не позволял ей скрывать их от него. Он стиснул ее подбородок во второй раз и снова направил взгляд девушки на себя. В этот раз она не стала сопротивляться и не отвела глаза. Как только ее тело покинул последний предмет одежды, Энтони оценивающе окинул его взглядом. У нее была красивая фигура. Казалось, что она даже немного похудела, с тех пор как впервые оказалась здесь. Оставленные им ранее отметины зажили, а тон ее кожи казался светлее - наверно, из-за того, что Клэр была заперта в четырех стенах, не имея возможности выходить на улицу. Да и потом, Айова это вам не теплая Джорджия с палящими лучами солнца.

- Ложись на пол, - приказал он.

Клэр молчала, он видел ее нерешительность, так отчетливо читающуюся на лице. Энтони Роулингс не повторяет свой приказ дважды. Только он собирался ей помочь, как Клэр опустилась на колени.

- Ложись животом на ковер, лицом вниз, и держи глаза опущенными.

Он не знал, было ли это игрой его воображения или время действительно замедлилось, но каждое ее движение казалось ему мучительно неторопливым. По крайней мере, она двигалась. Несмотря на то, что Клэр продолжала дрожать, она, в конце концов, легла, совершенно обнаженная, лицом вниз на ковер.

За всю прожитую жизнь, Энтони мог похвастаться определенной долей впечатлений, выпавших на его век. И все же происходящее сейчас было для него в новинку... неизведанной территорией. Он взял на себя ответственность обучить эту женщину, превратить ее в послушного человека. Кэтрин сказала, что это невозможно. С ее слов, женщины в нынешнее время были слишком независимыми. Наблюдая за неподвижно лежащей Клэр, Энтони чуть не рассмеялся - действительно независимые. Клэр Николс нужно научить, как себя вести.

Возможно, это пришло из детских воспоминаний или он где-то об этом прочитал, но, независимо от источника, при формировании поведения очень часто эффективным считалось физическое отрицательное подкрепление. Даже собака Павлова научилась нажимать кнопку и терпеть удары током, чтобы получить еду. Он научит Клэр Николс слушаться его. Когда ее поведение соответствовало его ожиданиям, она заработала и экскурсию по дому, и разрешение на посещение библиотеки. Однако, разочаровав его, ей придется столкнуться с отрицательным подкреплением.

Энтони медленно вытянул ремень из каждой петли своих брюк. Дело было не в получении удовольствия от этого наказания. Вовсе нет. Все дело в реакции Клэр. Он хотел услышать ее ответ. Когда при первом ударе ремень соприкоснулся с ее спиной, девушка издала полный агонии крик. Это и было подкрепление, подтверждающее осознание его контроля. Возглас Клэр сообщил Энтони: она поняла, что ее поведение было недопустимым. Но он хотел большего.

Он слушал, как ремень снова и снова ударяет по ее коже, но Клэр больше не издала ни единого звука. Она молчала. Переведя взгляд с красных рубцов спины на лицо девушки, Энтони заметил, как она зажала кулак между губ. Он осознал, что она не хочет дарить ему удовлетворение от его действий, и взор мужчины вновь заволокло красной пеленой.

Комната утопала в темно-красном цвете. Черт бы ее побрал! Ей предстоит узнать, что она полностью находится под его контролем. И он научит ее вести себя подобающим образом. Она сказала, что может следовать указаниям, так пусть беспрекословно подчиняется его приказам. Схватив Клэр за плечо, Энтони перевернул ее на спину. Не сводя с нее глаз, он начал раздеваться. Все это время он хранил молчание. Его намерение было очевидно.

По мере того, как шло время, Энтони стал управлять ее движениями. Желаемые им позы требовали от нее податливости. Иногда он говорил ей, что делать, в остальных случаях он просто перемещал ее так, как считал нужным. Время от времени он слышал ее прерывистое дыхание и в какой-то миг ощутил на вкус ее соленые слезы. И все же Клэр не спорила, не просила его остановиться. По крайней мере, она приняла их форму взаимоотношений - все происходящее было по обоюдному согласию.

К тому времени, как он закончил, Клэр уже была неспособна связать и двух слов. Ее глаза опухли от слез и больше не выражали никаких эмоций, на мгновение ее взгляд даже показался Энтони отрешенным. Но его мало заботило ее поведение. Скорее, оно напомнило ему о женщине, которую две недели назад он оставил в комнате своего дома... и ему это не нравилось.

Когда он вернулся из ванной, Клэр все еще сидела на полу, сжимая в руках одежду. Энтони подошел к ней. Ее растрепанный внешний вид и отсутствующий взгляд вызвали у него чувство отвращения. Сейчас больше всего на свете он хотел, чтобы она убралась из его кабинета.

- Можешь идти к себе в комнату, привести себя в порядок и подготовиться к тому, чтобы еще раз продемонстрировать мне свою способность соблюдать правила.

Его слова будто разорвали незримые узы, удерживающие ее на месте, потому что Клэр начала одеваться. Пока девушка механическими движениями натягивала на себя одежду, Энтони изо всех сил старался игнорировать ее редкие прерывистые вздохи. Прежде чем она успела уйти, он с безжалостной ноткой в голосе добавил:

- Не покидай свою комнату, пока я не решу. Твое разрешение гулять по дому отменено.

Потянувшись к дверной ручке, Клэр вдруг обернулась и встретилась взглядом с темными глазами Энтони. С ее губ не слетело ни слова, однако, он увидел сомнение в ее глазах. Только после того, как он кивнул, она открыла дверь и ушла. Спустя пару секунд он услышал стук ее каблуков по мраморному полу. Из простого любопытства Энтони подошел к компьютеру и щелкнул левой кнопкой мыши, на экране появилось изображение с камеры, установленной в холле. Увидев, как Клэр прошла мимо парадной лестницы, прямиком к двойным дверям, ведущим наружу, Энтони, покачал головой и прогуливающимся шагом направился к передней части дома. Ему не нужно никуда спешить. Ей все равно никак не сбежать с его территории. Но он все же только что сказал ей оставаться в своей комнате. Выход на улицу, безусловно, был запрещен. К тому времени как Энтони добрался до холла, Клэр уже была на полпути на второй этаж. Он стоял у перил, наблюдая за ее удаляющейся фигурой, но она так и не повернулась к нему.

С чувством удовлетворения он вернулся в свой кабинет и продолжил работу. Несмотря на огромное количество незавершенных дел, он время от времени выводил изображение с камер на экран монитора, чтобы понаблюдать за происходящим в комнате на втором этаже. С трудом скрывая предвкушение, Энтони изучал Клэр. Приняв душ и переодевшись, девушка сидела на диване. Его губы растянулись в ухмылке... сидела и покорно его ждала.

Энтони Роулингс не потерпел неудачу. Кэтрин была не права. Ему удастся научить Клэр тому, что у всякого поведения есть свои последствия.


* * *

Позже тем же вечером Энтони подверг испытанию быстроту реакции Клэр, когда сжал между пальцами ее твердый сосок. Покрытое испариной тело и недавняя атака ртом ее вершинки позволяли темно-красному бугорку с легкостью скользить между его пальцами. И хотя казалось, что Клэр пыталась предугадать его следующий шаг, по ее вздрагиваниям и выгибаниям было понятно, что она на это неспособна. Она не видела, что он делает с ней – ее глаза были полностью закрыты атласным материалом. Глаза... Энтони тут же представил себе ее зеленые глаза, которые сейчас были спрятаны под повязкой. Смахнув длинные влажные пряди волос с ее лица, он провел большим пальцем по ее припухшим губам. Его загипнотизировал их цвет. Они были словно накрашены, хотя он знал, что помада стерлась несколько часов назад. Приблизившись губами к ее уху, окутывая ее своим теплым дыханием, Энтони увидел, как кожа на ее руках и ногах покрылась мурашками. И хотя во время их предыдущей тренировки она что-то говорила, но сейчас издавала только звуки. Энтони прошептал своим самым обольстительным голосом:

- Я скоро вернусь.

Она кивнула и при звуке его голоса отвернулась.

Схватив ее за подбородок, Энтони повернул ее лицо к себе и спросил:

- Клэр, что я говорил о словесных ответах?

- Да, - прошептала она, - ты вернешься.

Поглаживая ее волосы, Энтони улыбнулся.

- Хорошая девочка. Делаешь успехи.

Поднявшись с кровати, Энтони направился к книжному шкафу. С каждым шагом в мышцах чувствовалось приятное натяжение, сказывалась недавняя нагрузка. Услышав нескончаемую вибрацию своего телефона, Энтони предположил, что это что-то очень важное. Взяв в руки телефон, он уставился на женщину перед ним. Честно говоря, он не возражал против перерыва. После произошедшего днем в его кабинете он был готов к продолжительной и богатой на события ночи. Кроме того, он уже стал наслаждаться ролью учителя. А с проявляющимся послушанием Клэр он в этом преуспеет. Безжалостно усмехнувшись над своей ученицей, Энтони наблюдал за тем, как Клэр пыталась ногами натянуть на себя простынь, чтобы скрыть свое выставленное на показ тело. Он мог ей помочь - подойти и накрыть ее. В конце концов, с привязанными к спинке кровати руками сделать это самой было проблематично. Но не сделал. Ему нравилось то, что он видел перед собой. У нее было привлекательное тело. Нехотя переведя взгляд на телефон, он попытался вчитаться в слова и символы, появляющиеся на экране.

Но все его мысли занимали воспоминания о начале этого урока. Он не знал, были ли эти атласные ленты необходимостью или служили исключительно для демонстрации его контроля. В любом случае, Энтони понимал, что больше не намерен терпеть ее нелепые сражения. Ей предстоит узнать свое место.


Произошедшее днем в его кабинете, видимо, принесло свои плоды - Клэр сделала выводы относительно своего обучения. Энтони понял это по тому, что, когда он обвязывал ее запястья атласной лентой, она не спорила и не умоляла. Он спросил у нее:

- Ты знаешь, почему я это делаю?

Сначала из-за ее слез ему было трудно разобрать слова.

Энтони продолжил:

- Несколько недель назад у меня на руках появились царапины. Этого больше не произойдет.

Ее глаза - пока еще без атласной повязки на них - широко раскрылись.

- Прости, Энтони. Обещаю, я больше не буду царапаться.

- Конечно, ты больше не будешь, но один раз это все же случилось. У всякого поведения есть последствия. Ты помнишь об этом?

- Да.

- Повтори, что я только что сказал.

- У всякого поведения есть последствия.

- Так, кто виноват в том, что сейчас твои руки связаны?

Еще больше рыданий.

- Я, это все моя вина.

Энтони погладил ее по волосам.

- Все правильно. Сегодня утром я сказал тебе быть в моем кабинете в 10.30. Ты сделала так, как я тебе сказал?

Ее плечи содрогнулись при ответе.

- Нет.

- Скажи... какое у меня правило номер один?

Обнаженная грудь Клэр дрожала при глубоких вздохах. Ловя ртом воздух, она произнесла:

- Твое правило... это... делать то, что тебе говорят.

- Ты это сделала?

- Нет, я не сделала того, что мне сказали. Мне так жаль, я… этого больше не повторится.

Энтони заглянул в ее глаза, после чего накрыл их атласной повязкой.

- Все правильно, Клэр. Этого больше не повторится.

Осторожно затянув узелок, избегая попадания в него волос, он произнес:

- И сейчас я расскажу тебе, что нужно делать. Ты будешь следовать моему правилу номер один?

Теперь ее руки были связаны, глаза прикрыты повязкой. Он подумывал над тем, чтобы привязать к кровати и ее лодыжки, но ему больше нравилось, если те останутся свободным и доступными.

- Д-да, - ответила она.

- Да, что?

- Да, Энтони, я сделаю все, что ты скажешь.


Экран телефона вернул Энтони к реальности, просигнализировав о том, что у него два голосовых и три текстовых сообщения. Он посмотрел на часы. Почти семь вечера, а они до сих пор не ели. Сначала он проверил текстовые сообщения. Одна из его помощниц сообщала ему о важном письме, которое отправила ему на электронную почту, относительно предстоящего заседания. Следующим было сообщение от Брента Симмонса, начальника юридического департамента «Роулингс Индастриз» и самого близкого друга Энтони. Тот также сообщал о том, что направил Энтони письмо на е-мейл.

Энтони мог зайти в свою электронную почту и с телефона, но лучше это делать не в присутствии Клэр. Кроме того, ему, возможно, придется сделать пару звонков, если вдруг выяснится, что возникшая проблема действительно требует немедленного решения. Что бы там ни произошло, Энтони уже был раздражен. Посмотрев на кровать, он понял, что звонить из этой комнаты слишком рискованно. Что, если Клэр начнет шуметь? Энтони подошел к постели и склонился над обнаженным телом девушки. Приблизившись, он заметил, что тело Клэр стало неподвижным. Медленно проведя пальцами по ее груди и вниз по животу, он произнес:

- Мне нужно сделать пару звонков. Я сейчас тебя развяжу.

Первым он снял повязку, обнажив ее зеленые глаза. Ее макияж размазался и покрыл щеки Клэр уродливыми черными полосами. Но стоило отметить, что с того момента, когда он снял повязку с глаз, ее взгляд был устремлен на него. Она усвоила важность зрительного контакта. Это стало их первым положительным результатом, приблизивших Клэр на одну ступень к Энтони. Он сравнивал обучение Клэр с приручением дикой лошади - неторопливым, с выбором правильного баланса отрицательного и положительного подкрепления. Улыбаясь, он продолжил:

- Когда я развяжу тебе руки, ты будешь хорошо себя вести?

Ее ответ больше походил на шепот:

- Да.

- Поскольку я ценю устные ответы, то хотел бы, чтобы они звучали четче и конкретнее. Да, что?

Губы Клэр задрожали, и она произнесла:

- Да, Энтони, я буду хорошо себя вести.

Пока он отвязывал ее запястья от спинки кровати, то продолжал давать наставления:

- Я хочу, чтобы ты снова приняла душ и надела пеньюар, желательно черный и длинный. Надеюсь, ты помнишь мои правила относительно одежды? Под пеньюаром не должно быть ничего.

Не дождавшись ее ответа, Энтони провел большим пальцем под глазом, еще больше размазав тушь для ресниц.

- А еще смой макияж. Это не займет слишком много времени. Я скоро вернусь. - Несмотря на то, что Клэр больше не была привязана к кровати, она держала руки сложенными на груди, пока Энтони освобождал ее запястья от атласных лент. - Выпей воды. Не хочу, чтобы у тебя было обезвоживание, но не ложись спать - у меня на тебя планы. Нам предстоит долгий вечер.

Клэр лежала молча. Как только ее руки оказались на свободе, она, растирая запястья, поднялась и взглядом начала искать халат, что остался лежать возле кровати. Но едва она потянулась к нему, как Энтони остановил ее.

- Нет. Я хочу видеть тебя.

Он наблюдал за тем, как она боролась с решением оставить одежду и повиноваться его приказу. Наконец, Клэр начала медленно отходить от кровати. Вдруг он заметил, как она слегка покачала головой, и схватил ее за руку. Девушка застыла на месте.

- Что? - спросил он. - Скажи мне, почему ты покачала головой.

Запинаясь, Клэр произнесла:

- Я… я не делала этого, или, по крайней мере, это было неосознанно.

Хватка на ее запястье усилилась.

- Клэр, ты всегда будешь честна со мной. Я видел, как ты покачала головой. О чем ты думала?

Она закрыла глаза, и по ее щекам заструилось еще больше слез. Открыв их, Клэр прошептала:

- Я подумала.

- Не заставляй меня снова просить тебя о том, чтобы ты выражалась конкретнее.

- Я-я подумала, что все это нереально, что это какой-то кошмар. Этого не может происходить со мной на самом деле.

Энтони отпустил ее руку и заметил красный след, оставленный им на месте захвата. Согнув руку, Клэр начала массировать запястье. Глядя на нее сверху вниз, Энтони произнес:

- Ах, моя дорогая, все реально, и не притворяйся, что тебе это не нравится. Я могу различить, когда человек получает удовольствие... и ты, - приблизившись к ней, Энтони склонив голову, ядовито усмехнулся, - получала удовольствие этим вечером... несколько раз. - Когда Клэр начала отворачиваться, Энтони схватил ее за подбородок и заставил посмотреть ему в глаза. - Разве не так?

- Пожалуйста, я не хочу этого.

- Я не это спросил, - произнес более властным тоном Энтони. – В первую очередь, мне нравится, когда на мои вопросы отвечают. Ты понимаешь, о чем я?

Она выпрямилась. Внезапная решимость, которую он увидел в выражении ее лица, удивила его так же, как и ее ответ.

- Понимаю. И хотя ты считаешь, что я получала удовольствие, мой ответ - НЕТ! Я не наслаждалась происходящим.

Ох, такой пыл необходимо укротить.

Когда Энтони так и не отпустил подбородок Клэр, ее голос смягчился:

- А теперь, пожалуйста, позволь мне пойти и еще раз принять душ?

Удивленный ее искренностью, он ответил:

- Во-первых, моя дорогая, я тебе не верю. Но считаю, что ты сама веришь тому, что говоришь. Поэтому я позволю этой небольшой неискренности с твоей стороны остаться безнаказанной. Но рекомендую запомнить на будущее: я не потерплю лжи и обмана. Если вдруг я замечу это за тобой, тебе не поздоровится. Во-вторых, было бы неплохо поблагодарить меня за положительные последствия... это нормально. Так что, Клэр, ты должна сказать, когда кто-то делает для тебя что-то хорошее, например, развязывает твои руки?

Энтони наслаждался мгновением, когда до нее, наконец, дошел смысл его слов. По-прежнему держа шею прямой, она с долей сарказма и бунтарства проговорила:

- Спасибо, Энтони.

Он отпустил ее подбородок.

- Очень хорошо. Ты помнишь мои указания?

- Да, помню. - Клэр оставалась неподвижной. Когда он ничего не ответил, она добавила: - Я буду тебя ждать.

- Тогда ты можешь идти.

Энтони оценивающе смотрел, как обнаженная девушка зашла в ванную комнату и закрыла за собой дверь. Да, она изменит свое мнение. Возможно, этот процесс будет медленным и мучительным, но оно того стоит. После того как дверь в ванную закрылась, он обошел вокруг кровати и, подняв с пола брюки, натянул их на себя. Ему бы тоже не помешало принять душ. На мгновение Энтони задумался: а не присоединиться ли ему к Клэр. Появившаяся на его губах улыбка имела отношение скорее к ее реакции, нежели к его действиям. У них для этого еще будет достаточно времени. Он сказал ей, что уйдет и вернется, и ему теперь любопытно посмотреть, будет ли она следовать его указаниям. Если нет, что ж, ей снова придется столкнуться с последствиями.

Выйдя из комнаты Клэр, Энтони позвонил на кухню.

- Через час принесите еду в комнату Клэр.


Глава 2

Симфония - Конец мая 2010 г.

(Последствия - Глава 8)


- В природе нет ни воздаяний, ни наказаний, а только последствия.

Роберт Грин Ингерсолл


Из динамика, установленного на рабочем столе, Энтони услышал голос своей помощницы:

- Шелли на третьей линии.

Тот отвлёк его от изучения сводной таблицы, присланной пресс-атташе.

- Патриция, соедини меня с ней.

Через секунду он услышал беспокойный голос Шелли:

- Мистер Роулингс, Дженнифер Макадамс сейчас находится на фотосессии в Италии, и та продлится дольше, чем была запланирована.

- И ты говоришь мне это, потому…

- Потому что, сэр, предполагалось, что она будет сопровождать вас сегодня вечером в театр "Адлер", где будет проходить акция по сбору денег для Симфонического оркестра Четырех городов.

Энтони провел пальцами по волосам. Черт, он совсем забыл, да и стоит отметить, ему всегда было приятно находиться в компании Дженни, в отличие от тех многих женщин, с которыми его видели все эти годы.

- Ну, тогда я отменю ее.

- При всем уважении, но вы не можете этого сделать, ведь мероприятие устраивается из-за вашего пожертвования. Организаторы надеются на ваше участие, и очень много гостей приедет лишь для того, чтобы увидеться с вами...

Пока Шелли продолжала распинаться о важности его присутствия, сам Энтони думал о прогулке. Можно ли эту незапланированную вылазку расценивать, как возможность проверить Клэр за пределами его поместья? Его губы растянулись в улыбке, больше напоминавшей оскал. Его пленница лишь на днях заработала возможность выходить за пределы дома. Честно говоря, Клэр оказалась гораздо способнее, чем он предполагал, и ее прогулка, не ограничивающаяся поместьем, произойдет даже раньше, чем она сама об этом попросила. Энтони немного поёрзал в большом кожаном кресле. Даже малейшая мысль о полном контроле над ее жизнью оказывала на его тело возбуждающее действие.

Голос Шелли вернул его обратно к реальности. Его заинтриговала мысль о том, чтобы таким образом протестировать Клэр. Выйдя за пределы поместья, она окажется вне зоны недавно установившегося комфорта. Кроме того, преуспев в этом, она получит еще больше привилегий. А если потерпит неудачу... что ж, они оба знают, к чему это может привести.

Шелли замолчала. Энтони ждал продолжения ее речи, но когда молчание затянулось, спросил:

- Что ты сказала?

- Хотите, чтобы я позвонила Джулии?

- Нет.

Как и Дженнифер, Джулия тоже была моделью и так же превосходно справлялась со своими обязанностями, чем заслужила симпатию Энтони.

- Вы планируете пойти один?

Энтони боролся со своими мыслями. Что, если он покажется с Клэр на публике, и она потерпит неудачу? Чикаго и Нью-Йорк - не самое лучшее место для проведения воспитательных мер, чего не скажешь о Давенпорте и Айове. В своем поместье ему было бы гораздо спокойнее, там он мог не сдерживать себя и в полной мере насладиться процессом ее воспитания. В действительности же Энтони не был уверен, что Клэр полностью осознает масштабы его власти. Да, она видела его богатство, которое явно говорило о его состоянии, но понимает ли она, какой силой и властью он наделен? Понимает ли, что любая ее попытка сбежать будет немедленно пресечена? Энтони не мог не отметить, что за последние два месяца ее поведение неуклонно улучшалось. Взяв ее на мероприятие, он, человек чести, сможет показать ей воочию глубину и широту своего могущества. Энтони принял решение, время пришло.

- Я буду не один.

- Вы же понимаете, что если вас снова будет сопровождать ваша ассистентка, на этот раз пресса раздует из этого невесть что.

Что? У него даже и в мыслях не было брать с собой Патрицию. Да, она сопровождала его на нескольких мероприятиях, но их отношения были абсолютно платоническими, да и потом, это выгодно им обоим.

- Уверяю тебя, их доводы совершенно не обоснованы. Она сопровождала меня всего несколько раз, и то, это было связано исключительно с бизнесом. В этом нет ничего компрометирующего. Со мной будет другой человек.

- Вы сами спросите у этой леди или хотите, чтобы я ей позвонила?

Энтони подавил смешок, грозящий вырваться наружу. Спросить? Он не собирался ничего спрашивать у этой леди. В этом вопросе у нее нет выбора - впрочем, как и в любом другом. После некоторых затруднений вначале она, похоже, уже смирилась с реальностью. И эта прогулка станет для нее еще одной обязанностью, которую она должна будет выполнить. Признаться честно, Энтони устал от того парада женщин, которые проходят через его руки. Ему хватало сделок на работе, поэтому слушать глупый лепет от очередной куклы ему было неинтересно. Если он возьмет с собой Клэр, то ему не придется ее всячески развлекать. Они просто посетят театр и, насладившись симфонией, вернутся домой. Так будет гораздо проще.

- Нет, никому не нужно звонить.

- Мистер Роулингс, мне нужно имя.

Разумеется, ей нужно имя.

- Ее зовут Клэр Николс. Она из Атланты.

Шелли молчала.

- Ты записала?

- Да, сэр. Что-то еще?

- Нет. Этого достаточно.

- Может, хотите, чтобы я проверила информацию о ней, дабы исключить истории, которые могут негативно сказаться на вас?

- Нет. - Энтони выпрямился в кресле. - Никаких историй нет. Если это все, мне нужно работать.

- Мистер Роулингс, не подскажете, как правильно пишется ее фамилия?

Энтони крепче сжал трубку.

- Н-И-К-О-Л-С.

Он попытался смягчить голос. В конце концов, Шелли платили достаточно, чтобы та поддерживала его репутацию. Никогда прежде он не пренебрегал ее помощью. Энтони произнес:

- Я уже собрал на нее всю интересующую меня информацию, - и шумно выдохнул в трубку. - Ты меня знаешь, Шелли. Я бы не стал так рисковать. Впрочем, она не тот тип женщин, с которыми я обычно появляюсь на публике. Вся эта общественная жизнь ей в новинку. И я не хочу подвергать ее нежелательной огласке.

Шелли выдохнула.

- Да, могу себе представить, как это сложно. Хорошо, ее имени и родного города будет достаточно. Спасибо, Мистер Роулингс. Это все, что меня интересовало на данный момент.

- Очень хорошо.

Энтони повесил трубку. Вот дерьмо! Могла ли ситуация быть еще хуже? Проведя мышкой по коврику, Энтони Роулингс оживил экран компьютера. Комиссия работала днями - возможно, неделями, - собирая данные, но он все равно не видел чисел. Нет, перед его глазами стояла женщина, ждущая его в поместье.

Сначала Энтони работал над тем, чтобы превратить ее в безликую личность, лишить ее работы. Он не раз повторял себе, что она была ему никем. Предоставить Клэр возможность выплатить долг ее семьи не входило в первоначальный план Натаниэля. Но Энтони считал, что для некоторых судьба хуже смерти. Поначалу Кэтрин с ним не соглашалась, но она изменила свое мнение. И хотя он ценил его, деньги Энтони способствовали продвижению их плана. Он сделает так, как хотел, черт побери. Энтони видел, как Кэтрин изменилась в лице, как поджала губы, всем своим видом показывая, что недовольна его решением. Но когда дело дошло до этого вопроса, Энтони продолжал стоять на своем - Клэр особенная.

Но какая ирония: принимая решение относительно Клэр, он основывался на том, что она была уникальна, в то время как продолжал твердить себе, что она не была особенной. Именно поэтому он хотел, чтобы она сопровождала его - потому что она не была особенной. Ему не придется слушать ее болтовню, хотя он прекрасно знал, что Клэр нравилось разговаривать! Ему не придется делать то, что ждут на свидании. Энтони мог делать все, что он хотел - это не было свиданием!

Эта вылазка станет испытанием для нее. Расправив плечи, он взял мобильный и набрал номер Кэтрин. Она ответила после третьего гудка:

- Да, Антон?

Очевидно, она была одна. В компании других людей она держалась более формально.

- Проследи за тем, чтобы Клэр была готова к 18:00. Она сопровождает меня в театре "Адлер" в Давенпорте.

- Что, прости?

Энтони произнес медленнее:

- Я не ясно выражаюсь?

- Я просто думала, что неправильно тебя поняла. Не уверена, что она готова для этого. Ты хоть понимаешь, что может произойти, если…

- Тогда удостоверься, что она готова и что ничего не произойдет. Не думаю, что тебя нужно этому учить.

- Я не придержи…

- Но, - он сделал паузу, - ты поддержала мое решение. И мне хочется верить, что ты, как и я, слов на ветер не бросаешь.

Тон Кэтрин стал тверже.

- Я подготовлю ее.

- К 18:00, на 19:00 запланирован фуршет, в 20:00 начнется симфония. Эрик повезет нас на лимузине.

- Антон, я подготовлю ее, но ты должен быть уверен, что она…

- Ты сомневаешься в том, что я не смогу контролировать ситуацию?

- Нет, я не это имела в виду, - голос Кэтрин изменился. - Мистер Роулингс, она будет готова.

Убрав телефон обратно в карман, Энтони вновь сосредоточился на отчете.


* * *

Энтони взглянул на часы - 17:52. Стоя возле парадной двери, он набирал текстовое сообщение на телефоне - Эрик только что сообщил, что ждет их перед домом, - и уже хотел было нажать на клавишу "Отправить", как услышал кашель с верхней площадки ступенек. Подняв глаза, он увидел, как Кэтрин что-то нашептывает Клэр на ухо, а потом та начала спускаться по большой лестнице. Энтони окинул дочку Николс оценивающим взглядом с головы до ног. Ему понравилась ее прическа. С забранными вверх волосами и несколькими аккуратно ниспадающими локонами прическа идеально подчеркивала ее тонкую шею. Платье же на ней выглядело так, словно было специально пошито для ее миниатюрного тела. Он также отметил туфли на высоких каблуках, которые с каждым сделанным ею шагом выглядывали из-под подола платья. Клэр определенно выглядела соответствующе – она совсем не похожа на ту женщину в джинсах и кроссовках, что он встретил в «Красном крыле» несколько месяцев назад.

В голове Энтони промелькнула мысль о поведении Клэр на людях. Но пока он наблюдал за тем, как его приобретение грациозно спускается по лестнице, его беспокойство растворилось в окутывающей фойе ауре. Он не чувствовал ничего подобного к женщинам, которые обычно сопровождали его. Те источали уверенность - нет, высокомерие, - окружающую их, словно облако духов. Клэр же была их полной противоположностью. Посмотрев ей в глаза, он увидел в них вопрос - ей хотелось услышать от него, как красиво она выглядит. Это был не первый раз, когда он это замечал. Клэр не раздумывала о побеге, она искала его одобрения.

Но прежде чем с его губ слетели слова одобрения, его внимание переключилось на Кэтрин. После их дневной дискуссии он засомневался, что Кэтрин справится со своей работой. Отвернувшись от Клэр, Энтони с довольной ухмылкой поклонился в сторону Кэтрин.

- Моя дорогая Кэтрин, вы превзошли саму себя. Вы - художница.

Он увидел усмешку в ее глазах. Эх, если бы они были одни, то Кэтрин, он уверен, в красках расписала бы, что именно она сделала, чтобы подготовить Клэр, не говоря уже о том, что думала об этой вылазке. Но вместо этого она ответила:

- Мистер Роулингс, художница настолько хороша, насколько и ее холст. Вы сопровождаете прекрасный холст.

- Или мы должны сказать, - он улыбнулся, - она сопровождает меня? - Повернувшись к Клэр, он произнес: - Нам нужно идти, Эрик ждет.

Клэр ничего не ответила, просто кивнула. Когда Энтони предложил ей руку, та покорно вложила свою маленькую ручку в его ладонь и проследовала с ним к лимузину. При виде них Эрик открыл им дверь. Когда они приблизились, Клэр засомневалась. О чем она думала? Много раз он с легкостью мог прочесть ее мысли, настолько те были прозрачны. Однако сейчас, глядя на нее сверху вниз, одетую в великолепное платье, со стильной прической и макияжем, доведенным до совершенства, он не мог не отметить, что его интригует то, что он не может ее прочесть. Показав жестом на открытую дверь, Энтони увидел, как Клэр, кивнув еще раз, расслабилась.

После того как автомобиль тронулся с места, Энтони спросил:

- Ты когда-нибудь ездила в лимузине раньше?

Он знал правду - она ездила в лимузине в Атланте, а еще в Айове, но сомневался, что она помнила об этих поездках… что ж, тем лучше.

- Нет, ни разу. - Она повернулась к нему. - Энтони?

Прежде чем она смогла продолжить, в его кармане завибрировал телефон. Он поднял палец, и Клэр поджала губы. Звонок был от Тома, его друга, который также работал юристом в его компании. Вскоре Энтони погрузился в разговор, обсуждая с Томом некоторые рабочие вопросы его компании, находящейся в Род-Айленде. К счастью у него был с собой Айпад, и он мог просматривать на нем документы. Только когда он ощутил, как машина снизила скорость и повернула, он понял, насколько они близки к своему месту назначения и сколько времени прошло. Будь это свидание, вряд ли бы он уделил столько внимания деловым переговорам. Удовлетворенный своей работоспособностью Энтони с улыбкой выключил планшет и, убрав подальше телефон, повернулся к Клэр.

- Кэтрин продумала на вечер твое поведение так же, как и твою внешность?

Девушка развернулась к нему лицом, ее глаза расширились.

- Она дала мне свои советы, - ответила Клэр, - но будет лучше, если и ты дашь мне свои.

Ему нравился ее уважительный тон.

- Очень хорошо. Когда мы приедем, там, возможно, будут фотографы. Не показывай удивления или потрясения их вниманием. Просто сверкай красивой улыбкой и излучай уверенность. Все время стой рядом со мной. Будут журналисты, которые попытаются узнать твою личность. Моему пресс-агенту известно, когда следует раскрывать любую необходимую информацию. Но это тебя не касается. В основном говорить буду я. Хотя во всем должен быть здравый смысл. Если с тобой заговорят, то тебе нужно будет отвечать, но не делись конфиденциальной информацией. Понимаешь?

- Да.

- Меня попросили принять участие в этом мероприятии из-за пожертвования, которое я сделал для Симфонического оркестра

Четырех городов и Фонда поддержки искусства. Ты когда-нибудь раньше бывала на симфонии?

- Нет.

- Симфония - это восхитительный вечер. Я верю, что тебе понравится музыка. Дирижер невероятно талантливый.

- Спасибо, Энтони, что позволил мне сопровождать тебя в этот вечер.

- Признаю, ты хорошо усвоила уроки. Теперь настало время посмотреть, сможешь ли ты следовать правилам за пределами моей территории.

- Я сделаю все возможное.

Энтони осторожно взял Клэр за подбородок и повернул к себе, медленно произнеся:

- У тебя все получится. Неудача в общественном месте не принимается.

Их взгляды были прикованы друг к другу, Энтони ждал от нее должного ответа, и тот не заставил себя ждать.

- Да, Энтони. Я продолжу следовать твоим правилам.

- Полагаю, что ты и в данный момент придерживаешься всех моих правил?

Он поднял бровь.

Клэр кивнула, ее щеки залились румянцем.

- Мы можем проверить это... позже. - Энтони усмехнулся и положил руку ей на бедро.

Когда его рука поползла вверх, она прошептала:

- Да.

Но Энтони уже знал ответ. Во-первых, Клэр было запрещено надевать нижнее белье, и когда он помогал ей усаживаться в лимузин, то как бы невзначай скользнул рукой от талии к ягодицам. Если бы что-то и было под тканью, украшенной бисером, он бы понял. Упомянув правило, он лишний раз подчеркнул свою власть. Энтони знал от Кэтрин, что его запрет на ношение нижнего белья по-прежнему заставляет Клэр испытывать неудобство. Он хотел, чтобы она помнила, что он полностью контролирует любой аспект ее жизни. Что не было ничего, что бы он не мог с ней сделать или заставить сделать. Демонстрация на публике и нагота под дорогим платьем лишь укрепят его позиции.

Когда машина замедлила ход и остановилась, Энтони прошептал:

- Дождись Эрика, он откроет дверцу и поможет тебе выйти. Я буду рядом с тобой, и в театр мы войдем вместе.

Посмотрев в затонированное окно лимузина, Энтони понял, что недооценил важность этого мероприятия. Даже, несмотря на то, что все происходило в Давенпорте, штата Айова, тротуар был огорожен веревкой и загроможден репортерами. Если вдруг Клэр встанет перед ними и заявит, что он похитил ее... даже он будет не в силах что-то исправить, чтобы избежать последствий.

И хотя Энтони был рад, что только что снова напомнил Клэр о правилах, он волновался, достаточно ли ясно она его поняла. У него не было времени для обсуждения последствий ее провала. Как только они вышли из автомобиля, Энтони положил руку ей на поясницу, направляя ее и уводя подальше от репортеров. Этот контакт также служил ей напоминанием - предупреждением. К 19:00, когда пришло время фуршета, со всех сторон их окружили люди.

Протягивая Клэр бокал с шампанским, Энтони поймал себя на мысли, что его беспокойство постепенно начало сходить на «нет». Посмотрев в ее зеленые глаза - в ее прекрасные зеленые глаза, - он понял, что она все еще ждет от него одобрения. На этот раз Энтони улыбнулся и прошептал ей на ухо:

- Ты действительно прекрасна сегодня вечером.

В этот самый миг он понял, что Клэр не разочарует его. Она не сбежит, не будет делать публичного заявления. Не то чтобы Клэр сказала ему об этом, она молчала. Он понял это по выражению ее лица. Каждый раз, когда он любезно представлял ее людям и парам, встречающимся им на пути, или она что-то говорила, его поражало ее выступление. Как только вспыхнули огни, Энтони, коснувшись ее плеча, повел к их местам. Он там сидел много раз, это было простое театральное ложе. Тем не менее, Клэр рассматривала зал с таким видом, словно ребенок, заглядывающий под елку в Рождественское утро.

Он напомнил себе, что за последние два месяца все, что она видела, было его поместье.

Не успел он подумать о ее поведении и, наконец, с облегчением вздохнуть от ее положительных действий, как в зрительном зале слишком быстро потемнело. Слово предоставили организатору мероприятия - речь шла об Энтони. Внезапно луч прожектора оказался направлен прямо на их ложу, и мужчина сделал то, что делал всегда - преобразился в совершенного джентльмена. Все то время, пока он широко улыбался и махал рукой, он представлял, как Клэр подпрыгивает со своего места и убегает со всех ног. Когда Энтони снова сел, то выражение ее лица показалось ему неожиданно приятным. Наклонившись, он мягко взял Клэр за руку. Честно говоря, не было ничего, что он не мог взять или не взял от нее. Она принадлежала ему - целиком и полностью. Между ними существовала договоренность. И он взял ее за руку по одной лишь причине. Это было негласным предупреждением, как и тогда, когда он коснулся рукой ее поясницы. Контакт являлся безмолвным напоминанием следовать его правилам.

Когда последнее симфоническое произведение подошло к концу, и дирижер развернулся к зрительному залу, Энтони посмотрел на свое приобретение. Вечер прошел даже лучше, чем он предполагал. Он вдруг подумал о том, что если бы все сложилось иначе. Энтони вздохнул с облегчением. Слава Богу, ему не пришлось иметь дело с другой женщиной и ее багажом желаний. При сегодняшнем стечении обстоятельств он мог делать все, что хотел. Но стоило отдать должное Клэр, сопровождая его сегодня, она выступила идеальным компаньоном. Когда девушка прошептала слова благодарности ему на ухо, Энтони понял, что она кое-что заслужила за свое поведение, а именно - положительные последствия.

Уже сидя в лимузине, он наблюдал за тем, как она не находя себе места ерзала, сидя у окна. Уверенность, которую она источала в театре, казалось, рассеялась в прохладе вечернего воздуха. Прежде чем Энтони успел погрузиться в свои мысли, Клэр повернулась к нему.

- Великолепный вечер, спасибо еще раз.

Ее неожиданный всплеск прямолинейности застал его врасплох.

- Ты, правда, так думаешь?

- Правда. Музыка была исполнена прекрасно, и ты был прав насчет дирижера. - Сделав паузу, она спросила: - Я все сделала правильно?

- А ты как считаешь? - поддразнил он ее.

Задумавшись на секунду, она ответила:

- Думаю, я хорошо справилась. Я послушалась и тебя, и Кэтрин.

Нельзя сказать, что он не наслаждался трепетом в ее голосе. Впрочем, если она и дальше будет сопровождать его на встречах, ему стоит подумать о положительном подкреплении. Сегодня он подготовился. Энтони потянулся к своему портфелю и нащупал черную бархатную коробочку. Он не знал, что Клэр будет сегодня его сопровождать, поэтому у него не было времени что-то купить. Тогда он вспомнил о старом ожерелье, которое нашел в ее квартире. Находясь дома и готовясь к мероприятию, он убрал его в свой портфель в ожидании подходящего случая.

Он протянул ей коробочку и, смягчив голос, произнес:

- Я считаю, что ты хорошо справилась. Я говорил тебе, что каждое действие имеет последствия. Они могут быть отрицательными, как мы видели, и положительными. Я полагаю, что ты заслужила положительные последствия.

- Энтони, мне не нужен подарок. Я хотела сделать все, чтобы ты гордился. И если мне это удалось, то я счастлива, и этого достаточно.

- Это подарок, ну или, по крайней мере, я так считал. Хотя он и не новый.

Энтони все еще держал перед Клэр коробочку. С ее ответом его губы растянулись в улыбке. Она была так непохожа на всех тех женщин, которым он назначал свидания. С интересом он спросил:

- Мне всегда будет так сложно заставлять тебя открывать подарки?

Она взяла коробочку.

- Мое любопытство пересилило, что же такое старое ты мне даришь?

Прежде чем он успел ответить, она открыла коробочку. Когда Клэр снова взглянула на него, по ее щекам текли слезы. Он уже видел ее плачущей, но это было по-другому. Подавив волнение, Клэр произнесла:

- Но как? Где ты ее достал? Оно же принадлежало моей бабушке.

- В твоей квартире в Атланте, после того как ее обнесли. Я подумал, что тебе захочется его вернуть. Ведь так?

Энтони наблюдал за выражением лица Клэр, когда до нее начал доходить смысл сказанных им слов. По сути, он только что сказал ей, что теперь с ее прежней жизнью было покончено. Раньше она не спрашивала об этом, а он не торопился сообщать, но теперь это колье было тому подтверждением. Энтони ждал, что она ответит.

- О, конечно!

Ее сосредоточенность на колье и принятие того, что больше у нее нет квартиры в Атланте, устраивало его даже больше, чем он ожидал. Он еще раз убедился, что существование прежней Клэр Николс с каждым днем сходит на «нет», и что ее новый образ ему определенно по вкусу. Испытав неожиданную волну облегчения, Энтони улыбнулся и нетерпеливо спросил:

- Тебе помочь его надеть?

Клэр кивнула и отвернулась, а Энтони надел ей на шею украшение. Если бы месяц назад его спросили, то он бы с уверенностью сказал, что женщина, которую он увез из Атланты, эмоционально неуравновешенна. Теперь же от постоянно улучшающегося поведения Клэр Энтони испытывал гордость. Он сделал это! Нет ни одной проблемы, с которой Энтони Роулингс не смог бы справиться. Возможно, некоторая доля заслуги принадлежала Кэтрин. Так или иначе, он пользовался преимуществами их преданности этому проекту.

Застегнув ожерелье, Энтони кончиками пальцев дотронулся до ее теплой кожи и наконец вспомнил, почему ему нравилось, чтобы волосы Клэр были уложены в высокую прическу. Он наклонился к ее обнаженной шее, которая так и манила попробовать ее на вкус, но не успели его губы коснуться ее кожи, как Клэр наклонилась и достала из своей сумочки маленькую пудреницу. На языке уже крутилось готовое сорваться замечание, когда он понял, что она не отодвинулась от него. Она еще слишком поглощена своим подарком, чтобы понять его намерения.

Переведя взгляд с маленького зеркальца на него, Клэр произнесла:

- Энтони, никакое другое ожерелье из купленных тобой не значило бы для меня так много.

В ее изумрудных глазах он видел множество эмоций, но от увиденного в этот миг он испытал необъяснимое чувство удовлетворения. Он нежно коснулся большим пальцем ее щеки, удостоверившись, что слезы высохли. Неожиданно веки Клэр дрогнули, и она двинулась навстречу его прикосновению. Энтони знал, что много раз ее слова были ложью. Он не считал это обманом, скорее повиновением. Она говорила то, что он ожидал от нее услышать, и делала то, что он ожидал от нее увидеть. Бывало, ей не удавалось скрыть на лице страх, и он видел ее истинную открытую реакцию. Но это мгновение было другим - настоящим, ненадуманным - и, честно говоря, чертовски приятным. Он планировал подарить ей ожерелье в качестве вознаграждения за примерное поведение, но то, что он произнес в следующую секунду, стало неожиданностью даже для него:

- Хорошо знающие меня люди - а их единицы - зовут меня Тони. Ты можешь звать меня Тони.

- Спасибо, Тони, - ответила она, - Это самый лучший вечер в моей жизни. Как я могу тебя отблагодарить?

Энтони привлек ее к себе, чувствуя, как ее грудь вжимается в его грудную клетку. Выключив в салоне автомобиля освещение, он улыбнулся своей дьявольской ухмылкой.

- Вообще-то у меня есть несколько идей.

Взгляд Клэр метнулся к темной стеклянной перегородке, отделяющей заднюю часть автомобиля от передней.

Тони рассмеялся.

- Я обещаю, здесь мы одни. Эрик не слышит и не видит нас.

Он начал наклоняться к ней, и Клэр инстинктивно потянулась к его шее, устраиваясь на длинном кожаном сиденье. Нависнув, Энтони отметил, как ее щеки покрылись румянцем... и его плоть ожила. За последние несколько месяцев Клэр научилась реагировать на приказы Энтони, будь то словесные или любые другие. Бывало, она колебалась. Это произошло как раз тогда, когда она заработала наказание, которое заслужила. Вскинув бровь, Энтони произнес более серьезным голосом:

- Покажи мне, как ты следуешь моим правилам. Я хочу видеть.

Немедленная реакция Клэр лишь укрепила его гордость своим достижением. Не сводя с него взгляда, Клэр опустила миниатюрную ладошку вниз и нащупала подол своего платья.

- Я не могу дотянуть…

Тони не дал ей закончить – он просто не смог. Он должен ее попробовать. Зарывшись пальцами в ее распущенных локонах, он чуть приподнял ее подбородок и услышал тихий стон, прежде чем впиться в ее губы. Отбросив всю осторожность, он брал то, что по праву принадлежало ему. Но этого было недостаточно - он хотел большего. Он провел языком по ее влажным губам, и те разомкнулись, позволив ему глубже проникнуть в ее теплоту. Тони наслаждался ее сладостью, руки Клэр вновь сомкнулись вокруг его шеи. Опустив руку, Энтони схватился за подол ее платья, и салон автомобиля заполнился всхлипами ее предвкушения.

Медленно потянув вверх материю, покрытую бисером, он дразнящим движением легонько коснулся внутренней стороны ее бедра.

- Раздвинь ноги, - скомандовал он.

Она повиновалась, и он продолжил ласкать ее нежную кожу. Приблизившись к месту назначения, Тони почувствовал ее учащенное дыхание и остановился. Выпустив ее волосы, он выпрямился и пристально посмотрел на раскрасневшиеся щеки, размазанную помаду и почти обнаженное тело. Ухмыльнувшись, он прошептал:

- Сегодня, ты великолепна.

Клэр тихо ответила:

- Спасибо.

Уставившись на нее оценивающим взглядом, он напомнил ей:

- Но ночь еще не закончилась. - Его игривый тон исчез. - А теперь подними платье и позволь мне увидеть, действительно ли ты следуешь моим правилам.

Не сводя с него глаз, Клэр медленно начала задирать подол платья. Когда ее тело до талии оказалось полностью обнажено, она произнесла:

- Обещаю, Тони. Я следовала твоим правилам.

Он не мог не думать о том, насколько она была красива, предлагая ему себя. Этого и звука ее голоса, когда она назвала его по имени, было достаточно, чтобы избавиться от болезненного напряжения в брюках. Казалось нереальным, что он был на грани взрыва, а она к нему даже не прикоснулась. На удивление, в эту минуту он хотел совсем не этого. Он жаждал чего-то другого, и они оба знали, что его желания были на первом месте.

Сняв пиджак, а затем галстук, Тони продолжал пожирать Клэр взглядом, в то время как она молча наблюдала за каждым его движением. Медленно и осторожно переместившись на колени, Тони усмехнулся, когда почувствовал ее облегчение. Его это опьяняло почти так же, как незначительное изменение в его выражении лица влияло на нее. В окружении ее аромата к нему вернулся его чувственный голос:

- Да, я бы сказал, что ты была очень хорошей девочкой.

Подняв по очереди ее мягкие и гладкие ноги, наслаждаясь их формой и тем, как на ее идеальных ступнях смотрятся туфли на высоких каблуках, он закинул их на свои широкие плечи. Поняв его намерения, Клэр откинула голову назад на кожаное сиденье. Ее стоны стали громче. Видя, как ее пальцы вцепились в кожаное сиденье, и понимая, что Клэр на грани, Тони остановился. Это была его собственная игра, и она выучила правила.

- Скажи мне, - приказал он.

- Энт… Тони, пожалуйста.

- Скажи, кому ты принадлежишь.

- Тебе, я принадлежу тебе, - произнесла Клэр, ерзая на кожаном сиденье.

- Потому что, - подсказал он.

- Ты владеешь мной.

- Пока?

Он дразнил ее, лаская, целуя и посасывая внутреннюю часть бедра.

- Пожалуйста. - Клэр сделала глубокий вдох. - Пока ты не решишь.

- Скажи это.

- Ты владеешь мной до тех пор, пока ты не решишь иначе.

- Хорошая девочка. Возможно… - он потянулся к подолу, собирая ткань вокруг ее талии.

- Пожалуйста, - взмолилась она, с яростью сжимая кожаное сиденье. - Пожалуйста, не останавливайся.

Ухмыляющийся и довольный Тони возобновил свои пытки. Ох, бывало, он оставлял ее такой неудовлетворенной, заставляя меняться местами и приступать к выполнению своих обязанностей. Конечно, у нее не было выбора, она не могла остановиться и бросать обидные упреки. Еще он мог вывести ее на разговор и попросить озвучить ему сумму, которую он потратил, чтобы обеспечить ее финансовую свободу.

Но не сегодня вечером. Сегодня Тони хотел прочувствовать на себе выгоду от ее положительных последствий. И на это у него ушло не так много времени.


Глава 3

Принятие и отказ - и то, и другое имеет Последствия – июль 2010 г.

(Последствия – Глава 9)


- Неудача - не более постоянное состояние, чем успех! Даже если вы не достигли цели, есть еще один шанс.

Джин Бедли


Не успел Эрик подъехать к дому, как Энтони выглянул в затонированные стекла автомобиля, после чего перевел взгляд на свой айфон - время приближалось к 23:00. Окна из комнаты Клэр выходили на задний двор и лес, так что ему не было видно ни их, ни балкон. Поэтому все, что ему оставалось, это представлять, как женщина, находящаяся в заточении его дома, сидит у себя в комнате, смотрит на окна... и ждет его. Неожиданно Энтони поймал себя на том, что эта мысль все чаще и чаще проскальзывает в его сознании. А почему, собственно, нет? Клэр находилась в его доме исключительно для его удовольствия и наслаждения, а после долгого трудового дня он как никто заслужил потратить время на себя.

Спустя три месяца он признался - хотя бы самому себе, - что эта договоренность сработала даже лучше, чем он мог себе представить. Каждое преподнесенное им испытание укрепляло его контроль и власть над жизнью Клэр. Он контролировал каждый аспект ее жизни... ну, или почти каждый. Тони даже позволил Кэтрин принять, постольку поскольку, участие в этом процессе. Он установил границы, и Кэтрин придерживалась их. Она не могла отменить ни одно из его решений. Тони не хотел, чтобы Клэр считала, будто может настроить одного из них против другого. Кроме того, господство Кэтрин касалось лишь мирских повседневных забот, такие как: одежда и расписание. Тони же контролировал более важные вопросы и, если каким-то образом рушил планы Кэтрин на день, то, само собой разумеется, делал это без каких-либо оговорок.

Это как раз происходило в те дни, когда Тони оставался работать дома. Он не раз объяснял Клэр, что, когда находится дома, она доступна ему в любое время дня и ночи. Вот тогда он рушил не только планы Кэтрин, но и Клэр тоже.

В самый первый раз, когда Тони позволил Клэр свободно перемещаться по поместью, он заметил, насколько она наслаждается этой небольшой свободой. Она смаковала экскурсии, словно они были ее собственным личным спасением. И то, что она охотно и по собственному желанию вернулась в дом в назначенное время, умиротворили его чувство контроля, соблазнив его и дальше позволять ей эту привилегию.

Каждое утро Клэр придерживалась установленного распорядка, который включал в себя плавание и занятие на тренажерах. Тони в полной мере ощущал преимущества от ее тренировок, поэтому у него не было ни малейшего желания запрещать ей заниматься. Однако к 10:00 утра в те дни, что он работал из дома, ее планы больше не имели значения. Она, как и ожидалось, должна была находиться в его кабинете. Иногда ее присутствие становилось слишком ощутимым, а бывало, что он просто не замечал ее. Но все это неважно. В эти дни ее время, ее расписание и ее тело были полностью в его распоряжении. Заставить ее сидеть в его кабинете, впустую тратить свое время в ожидании мгновения, когда он воспользуется ее услугами... Боже, какое опьяняющее чувство! Когда он переводил взгляд с монитора - или во время телефонного разговора - на Клэр, с тоской уставившуюся в окно, этот вид действовал на него подобно афродизиаку. Черт... он представил себе эту сцену, если бы находился в одном из корпоративных офисов.

Пока он шел по тускло освещенному коридору в сторону своего кабинета, ощущение его предвкушения росло. Это был долгий день. И, пожалуй, это самое подходящее описание. Он не был плохим или неприятным, не был хорошим или полезным - именно долгим. Мало того, что весь день он только и делал, что вел переговоры и заключал крупные контракты, Тони еще пришлось посетить деловой обед, который плавно перетек в ужин, подкрепляемый алкогольными напитками... и еще большим количеством переговоров. Все-таки все эти публичные приемы не для него.

Хотя стоит отметить, что благотворительные программы по сбору денег и прочие общественные мероприятия служили еще и определенного рода проверкой... и в последнее время все чаще приносили удовольствие. Будучи экстраординарным человеком, делающим несколько дел одновременно, Тони мог обмениваться рукопожатием, вести разговор и при этом следить за каждым движением Клэр. Тем не менее, его предпочтительное местонахождение на сегодняшний вечер носило более интимный характер и в последнее время становилось все более привлекательным. К концу долгого дня единственное, о чем он мечтал, это побыстрее оказаться по ту сторону железных ворот своего поместья.

В верхнем ящике стола Тони отыскал водительское удостоверение Клэр. Оно давно было припрятано с другими вещами из ее квартиры... как и ожерелье ее бабушки. Пришло время преподнести Клэр новый подарок. Всматриваясь в маленькую карточку в руках, Тони улыбнулся. У водительского удостоверения появится компаньон, точнее говоря, инструмент для проверки. Составляющая пару карта прибыла в его офис в начале недели. Это была платиновая карта «Американ Экспресс» с именем Клэр, выгравированным спереди. А еще Тони собирался сказать ей, что этот подарок - своего рода вознаграждение за ее отличное поведение на публике, и это не было выдумкой. На днях, общаясь с одним из известнейших репортеров, у Клэр была возможность раскрыть свой истинный статус, но вместо этого она решила следовать его правилам. Тем не менее, ограниченный доступ к кредитной карте и ее водительским правам обладал также и другими преимуществами. За последние два месяца Клэр неоднократно сопровождала его на различные мероприятия, ему необходимо было прикрытие. Если она когда-нибудь попытается рассказать общественности правду, то ему нужен будет какой-нибудь козырь, чтобы ее обвинения выглядели неправдоподобно. Разве его деньги не смогут стать лучшим прикрытием? Он погасил ее долг - Тони с легкостью сможет это доказать. С новой кредитной картой для всех она будет выглядеть не только как его спутница, но и как женщина, которая с удовольствием тратит его деньги. Никто не поверит, что она против своей воли наслаждалась его состоянием.

Когда он впервые привез Клэр в Айову, то не был уверен, какими будут его последующие действия. Каждый день преподносил что-то новое: новые выборы, новые решения, иногда же вообще приходилось действовать по ситуации. К настоящему времени Тони, как ему казалось, разработал прекрасный план - тот, который продолжал приносить все новые и новые возможности. Каждая новая ветвь дискуссии между Тони и Клэр занимала определенное место в сознании девушки, отчего всемогущество Тони лишь росло и укреплялось. Не было ни одной детали, которую бы он не предусмотрел.

Убрав ее водительские права и кредитную карту в небольшой женский кожаный кошелек, Тони снял с себя пиджак и, бросив тот на свое рабочее кресло, направился в комнату Клэр. Жара стояла просто невыносимая, поэтому, избавившись от одного слоя одежды, Тони вдруг почувствовал себя свободнее, пока поспешно поднимался по запасной лестнице. На самом деле, в ближайшие несколько минут он планировал избавиться от всей одежды. И желательно по тому сценарию, который он проигрывал в своей голове на протяжении всего ужасного делового обеда. Усмехнувшись, Энтони вспомнил, что именно эта мысль заставила его остаться на месте и не высказать всем присутствующим, что в действительности он думает обо всех их идеях.

Чаще всего по возвращению домой Тони шел в свой рабочий кабинет или к себе в комнату, где час или два просто расслаблялся, прежде чем присоединиться к Клэр. В те дни он включал все камеры, что были установлены в ее комнате, и наблюдал за тем, как она готовится к его приходу. Однако сегодня вечером... сегодня вечером у него совершенно не было времени на то, чтобы подсматривать за ней, да и признаться, он был слишком возбужден, мечтал быстрее воспользоваться ее телом и забыть, наконец, этот долгий день. Все остальное не имело значения. Ее поведение стало успокаивающе предсказуемым.

Открыв дверь в комнату Клэр, Тони застыл на месте, не веря своим глазам... ее комната была пуста. Он подошел к гардеробной, затем заглянул в ванную. С каждым проверенным пространством, в котором также не ощущалось присутствия Клэр, чувство благодарности за ее недавнее послушание быстро сменялось смесью тревоги и гнева. Куда, черт возьми, она подевалась? Почему она не там, где должна быть?

Бросив бумажник - подарок, который он хотел ей преподнести - на стол, Тони выбежал из комнаты. Оказавшись у подножия лестницы, он позвал Кэтрин. Кто как не она должна знать о местонахождении Клэр? Он повернул за угол, и все его внимание тут же переключилось на застекленную террасу... точнее на свечение разноцветных огоньков бассейна. Он заметил движение в воде. А вот и Клэр.

Стоя в затемненной комнате, он наблюдал за каждым движением девушки. Это походило на наблюдение за ней со скрытых камер, но более интимное. Движения Клэр были медленными, она плавала на спине, ее взгляд был устремлен в небо. Не то чтобы он уделял своему приобретению много внимания; впрочем, бывали случаи, когда он был действительно приятно удивлен тем, как Клэр могла находить удовольствие в самых обыденных вещах.

Пока Тони смотрел на нее, его разум вновь заполняли мысли о гневе и предательстве. Она снаружи, наслаждается купанием, в то время как должна быть у себя в комнате, доступна для него! У нее был целый проклятый день, чтобы заниматься всем, чем захочется. Им овладели разочарование и ярость. Возможно, он был неправ, предоставив ей свободу передвижения. Пожалуй, ему вновь стоит напомнить ей об одном из его основных правил.

Скрытый в тени ночи, он вышел из дома и подошел к бассейну. В считанные секунды его льняная рубашка стала мокрой от пота и прилипла к спине. С каждым шагом, удаляясь от прохлады кондиционера, Тони все четче ощущал тяжесть летней жары. Даже в темноте он чувствовал жар полуденного солнца, исходящий от бетонного настила.

- Клэр, какого черта ты тут делаешь? - произнес Тони, но за гулом работающего фильтра бассейна и поющими сверчками его слова не были услышаны Клэр.

Она продолжала лежать в воде без движения, глядя вверх. В какой-то миг Тони проследил за ее пристальным взглядом. Небо и звезды. Она действительно его не замечает.

- Клэр, немедленно выходи из этой чертовой воды!

Каждое ее неповиновение лишь сильнее разжигало его ярость. Выйдя из тени и подойдя к краю бассейна, он впился в Клэр взглядом. Подсвеченная снизу вода слегка колыхалась от размеренного дыхания девушки, омывая ее плоский живот и грудь, скрытую под купальником.

Ее влажные волосы прилипли к лицу. Она не смотрела на звезды - ее глаза были закрыты. Тон Энтони немного смягчился, но все же остался решительным.

- Клэр, ты как никто знаешь мои правила. Ты должна находиться в своей комнате.

На последнем произнесенном им слове глаза Клэр открылись, и она выпрямилась, начав судорожно перебирать руками на месте и крутить головой из стороны в сторону.

- Тони, ты напугал меня. Кэтрин сказала, что тебя не будет дома до позднего вечера.

Он уставился на нее, ожидая, не зная чего: возможно, извинений или объяснений. Продолжая суетиться на месте, Клэр уставилась на него чертовски зелеными глазами. Это не входило в его планы на вечер, но, почувствовав, как капельки пота стекают по его спине, Тони понял, чего он хочет.

Не говоря ни слова, он отступил в темноту и снял с себя одежду. С каждой скидываемой с себя вещью, Тони чувствовал, как усталость, накопившаяся за день, обращается в новый источник энергии. Он становился все ближе к своей цели. Тони знал, чего хочет, и не сомневался, что она будет принадлежать ему. На самом деле местонахождение его завоевания было не таким уж и значимым, тем более, вода казалась все более и более привлекательной. Спустя несколько мгновений он нырнул в разноцветную жидкость и направился в сторону объекта своих поисков.

Ему не нужно было спрашивать разрешения, тратить время на прелюдию в виде разговоров. Клэр полностью принадлежала ему. Всплыв на поверхность в нескольких сантиметрах от Клэр, он сжал ее в объятиях, и она ахнула. Ее мягкая прохладная кожа, казалось, должна была умерить его пыл, но она лишь сильнее разожгла его желание. Развернув Клэр к себе, он впился в ее губы требовательным поцелуем, в то время как его умелые пальцы, атаковав завязки купальника, снимали верхнюю часть. Секунда, и ее упругая грудь оказалась в его полном распоряжении.

Напряжение, что он испытывал после долгого трудового дня, а после и разочарование от того, что он не нашел Клэр в своей комнате, слились воедино и вспыхнули энергией, которую у него не было желания контролировать. Пока их языки сплетались в страстном танце, Тони чувствовал ее твердые соски, прижимающиеся к его груди, и его гнев угас. Он поймал себя на мысли, что нашел новый выход своей ярости. Переместившись на глубокую часть бассейна, Тони таким же легким движением стянул трусики Клэр, и те отправились в вольное плавание, оседая на дно.

Слегка приподняв Клэр над водой, он впился голодным взглядом в ее обнаженное тело. Ее глаза покорно встретились с ним. Энтони ослабил хватку, и руки Клэр тут же легли ему на плечи. Возможно, все дело было в глубине бассейна, поэтому Тони счел движения Клэр машинальными. В его понимании это было молчаливым согласием принять то, что он ей предлагает. Обернув ноги Клэр вокруг своей талии, Тони боролся с желанием взять ее прямо здесь и сейчас. По сути, он мог делать все, что пожелает, но поспешность в действиях не входила в его планы.

Вновь прикоснувшись губами к ее груди, Тони нежно сжал зубами затвердевший сосок и, дразня, начал покусывать его, в то время как его руки блуждали по ее телу, исследуя и лаская. Ее молчаливые стоны возбуждали, и, несмотря на прохладную воду, когда Клэр выгнула спину, предоставив ему лучший доступ, его тело ответило.

Мысли о долгом трудовом дне и деловом обеде быстро отошли на задний план. Даже воспоминания об опустевшей комнате Клэр потерялись в их новом мире. Больше никого и ничего не существовало в этой красочной пропасти. Приободренный звуками, издаваемыми Клэр, Тони усилил свои ласки и стал наблюдать, как ее красивое тело в его руках напряглось и забилось в конвульсиях оргазма. Когда она расслабленно опустилась ему на плечо и, уткнувшись в шею, пыталась перевести дыхание, Тони знал, какое именно из его желаний он исполнит прямо сейчас. Поставив Клэр на ступеньку, он помог ей выбраться из бассейна. Взяв его за руку, она последовала за ним на подгибающихся ногах к одному из больших мягких кресел, скрытых в тени. Даже в темноте он заметил, как дрогнули ее ресницы, когда ее тело приняло его без лишних вопросов. Ему не нужно было говорить, что она должна делать. Простое прикосновение, и она откликнулась на его желание.

Их тела были влажными, они, тяжело дыша, лежали неподвижно. Тони улыбнулся: облако неопределенности рассеялось в изумрудных глазах Клэр, и теперь те блестели... скорее всего, это был отблеск воды в бассейне.

- Добрый вечер, Клэр. - Ее улыбка тут же погасла, когда он добавил: - Признаться, я был не очень рад, не обнаружив тебя в комнате. - Он мягко приложил палец к ее губам, не дав ей сказать ни слова. - Но твоя идея поплавать в столь жаркий вечер оказалась гораздо лучше того, что я планировал.

Когда последнее слово сорвалось с его губ, Тони почувствовал, как ее тело расслабилось, и губы Клэр вновь растянулись в улыбке.

Ухмыльнувшись, Тони спросил:

- Может, нам еще раз стоит вернуться в воду, чтобы охладиться?

- Звучит неплохо, - согласилась Клэр и, охотно вложив свою маленькую ладонь в его руку, последовала за ним обратно в бассейн.

Позже этим же вечером они вернулись в комнату Клэр и приняли вместе душ. Несколько минут спустя лежа на кровати, Тони при виде приближающейся к нему Клэр в одном лишь черном шелковом халате уже почти забыл о подарке, но ему была интересна ее реакция. Он признал, что лучшим оружием в его арсенале, которое действительно работало и делало Клэр послушной, было ее уединение. Даже с обширным пространством его поместья она была ограничена в личном общении. Тони не знал, действительно ли она приняла свою судьбу или же ей настолько одиноко, что она согласна даже на его присутствие. Так или иначе, было очевидно, что Клэр жаждала общения. Когда ей представлялась такая возможность, она могла говорить часами. Иногда она рассказывала о своей семье и своей прежней жизни, но в основном речь шла о книгах и фильмах или же вовсе о какой-нибудь ерунде. В такие минуты у Тони складывалось впечатление, что она специально копила эту информацию день, возможно, неделю, чтобы выплеснуть ее за несколько минут. Но он не возражал. На самом деле, так он узнал много нового о Клэр Николс.

Видя, как Клэр потянулась к поясу халата, Тони откинул одеяло и похлопал по матрасу рядом с собой. Большинство ночей Клэр лежала бы и тихо ждала, когда он придет к ней. Ее глаза тут же впились в его лицо, ища причину его приглашения. Тони лишь улыбнулся в ответ.

Затянув потуже поясок, Клэр села на кровать, на что Тони, нахмурив лоб, покачал головой.

- Нет, Клэр, халат нужно снять.

Несмотря на то, что он так много раз видел ее обнаженной, его всегда поражало то, с какой легкостью она принимала вид скромницы. Ему нравилось подталкивать ее к краю зоны комфорта. Хотя... кого он обманывал? Ему нравилось выталкивать ее из этой зоны. Наблюдать за ее внутренней борьбой между тем, что он сказал ей делать, и тем, что она хотела или чувствовала, было настолько увлекательным занятием, что он мог потратить на него весь день.

Сняв халат, Клэр грациозно подползла к Тони. Он протянул руку и смахнул влажную прядь волос с ее лица. Даже без макияжа ее глаза были потрясающими. Благодаря им, он мог с легкостью ее читать. И сейчас он видел в них вопрос, который пока так и остался невысказанным... тем не менее, он ждал, когда она его произнесет.

- Ты хочешь, чтобы я легла именно сюда?

Тони наслаждался ее непосредственностью. Бог свидетель, что его желание могло быть каким угодно.

- Я хочу поговорить с тобой.

Ее глаза засверкали, как будто кто-то нажал на переключатель.

- Правда?

Тони улыбнулся и жестом пригласил ее сесть рядом с ним. Она прижалась к нему плечом, и он, не сдержавшись, начал поглаживать пальцем ее нежную кожу.

Наконец, Клэр спросила:

- И о чем же ты хочешь поговорить?

- О твоем поведении. - Мышцы Клэр напряглись. Почувствовав это, Тони понизил голос и скомандовал: - Клэр, посмотри на меня. - Ее взгляд медленно встретился с его. Усмехнувшись на ее столь очевидное беспокойство, Энтони заверил:

- Твое поведение было очень хорошим, и я считаю, что ты заслужила награду.

- Тони, я…

- Сейчас я говорю конкретно про мероприятие, которое проводилось в детской больнице Университета штата Айова.

Клэр выдохнула, и ее напряжение рассеялось, она тут же расслабилась рядом с ним. Тони был поражен, насколько ее теплое маленькое тело идеально вписывалось под его руку. Когда она заговорила, в ее голосе слышалось облегчение. Казалось, что в последнее время она уже научилась контролировать свои слова, особенно, когда была чем-то обеспокоена. Однако она, когда ей было комфортно, говорила более свободно. Удивительно, но он счел это одинаково полезным. В конце концов, с кем еще она должна была говорить? Это была еще одна из ее потребностей, удовлетворить которую мог только он. Надув щеки, Клэр произнесла:

- Я так боялась. Боялась, что он заставит меня рассказать что-нибудь или неправильно истолкует то, что я уже сказала. Я не хотела прерывать тебя, но не знала, что делать. Я…

Клэр замолчала и слегка придвинулась к нему, даря ему тепло и соприкасаясь с ним кожей. Приблизившись к ее губам, Тони заверил:

- Это было идеально.

Мягкость, заполнившая ее изумруды, лишь укрепила его намерения.

И хотя его голос звучал мягко, определенная часть его тела напротив становилась очень твердой.

- У меня есть правила, Клэр. Иногда мне нужно быть уверенным в твоей преданности. Поэтому я подкидываю тебе испытания, и в будущем их станет больше.

Когда-то ты будешь справляться с ними... а когда и нет. Что произойдет, если ты допустишь ошибку?

- Будут последствия.

Он ухмыльнулся.

- А что произойдет, если ты справишься со своей задачей?

Ее лицо засветилось.

- Будут последствия... хорошие последствия.

- Очень хорошо.

Подушечкой пальца Энтони медленно прочертил невидимую дорожку от ее уха, вниз по шее, через плечо, по изгибу ее груди, животу и обратно.

С каждым новым кругом он опускался все ниже и ниже. В его властном тоне слышались нотки сексуальности.

- Когда мы находимся в общественном месте, твое поведение - это отражение меня. Как я отношусь к публичному провалу?

Бедра Клэр приподнялись навстречу его прикосновению, но она послушно ответила.

- Тебе... это не нравится.

- Правильно, не нравится. - Тони прикусил ее за шею. - Если это случится, я буду очень разочарован. - Он сжал ее подбородок. - Клэр, ты ведь не хочешь меня огорчать?

- Нет...

Она раздвинула ноги в гостеприимном жесте, позволяя и призывая его действовать.

Тони больше не мог продолжать этот разговор.

- Открой глаза, - она повиновалась. - Ты должна знать, журналист не был запланированной проверкой, - она кивнула. - Но даже если бы и был, знай, ты ее прошла. Вот почему я считаю, что ты заслужила право быть более ответственной за свои поступки и независимой. - Он полностью завладел ее вниманием. - На столе лежит кошелек. Внутри него ты найдешь свои водительские права и кредитную карту. Пользуйся ими, когда меня не будет рядом.

Было очевидно, что Клэр шокирована его подарком.

- Что ты имеешь в виду, не будет рядом?

Тони улыбнулся.

- Нет, Клэр, я не освобождаю тебя, ты по-прежнему должна отработать свой долг, и тебе требуется мое руководство. За это короткое время ты очень многое узнала, но есть масса вещей, которым тебе стоит научиться. Если ты и будешь покидать территорию без меня, то только в сопровождении Эрика и с моего разрешения. В следующем месяце мне придется на неделю уехать. У меня запланировано несколько встреч в европейских странах. А ты хорошо себя вела, - Тони улыбнулся и провел ладонью по ее обнаженному бедру и ягодицам, - очень хорошо. И следовала инструкциям гораздо лучше, чем это было несколько месяцев назад.

Теперь его руки блуждали по всему ее телу, и Клэр, закрыв глаза, охотно отзывалась на его желания.

- На самом деле, - его тон стал игривым, - я считаю, что прямо сейчас ты сделаешь все, что я скажу.

Клэр открыла глаза.

- Да, - промурлыкала она.

Тони задавался вопросом, знает ли Клэр, насколько возбуждающим был ее любезный тон? Чувствовала ли она это на самом деле или просто играла свою роль? Он не знал. То, в чем он действительно не сомневался, так это в своих потребностях и желаниях, и если уж она пребывала в столь покладистом настроении, приказ так и вертелся на кончике его языка.

Усмехнувшись, он произнес:

- Думаю, нам нужно и дальше проверять эту теорию, но для начала я считаю, что ты заработала возможность пройтись по магазинам.

На мгновение Тони показалось, что Клэр погрузилась в свои мысли.

- Клэр? - ее взгляд стал более сосредоточенным. - Давай посмотрим, насколько хорошо ты можешь следовать инструкциям сегодня.


Глава 4

Пойдем в кино? – август 2010

(Последствия – Глава 11)


- Манипулировать можно каждым. И успешнее всего это получается у самых близких.

Алеата Ромиг, Convicted


Тони оторвал взгляд от своего планшета и посмотрел на Клэр; автомобиль, в котором они ехали, петлял по проселочной дороге, ведущей к его имению. Ведя себя тише, чем обычно, девушка уставилась в окно. Тони предположил, что причиной тому была его зацикленность на работе. Не успел их самолет из Нью-Йорка приземлиться, как он тут же включил ноутбук и, загрузив электронную почту, начал просматривать письма. Клэр как никто знала, что его лучше не трогать, когда он работает. Бросив на нее украдкой еще один взгляд, Тони безуспешно попытался прочесть ее мысли, ну или хотя бы разгадать настроение, в котором она пребывала. Ему не нравилось то, что он сейчас видел; она принадлежала ему - всецело, включая мысли. Обычно она была для него открытой книгой, и то, что она время от времени успешно скрывала или маскировала свои истинные эмоции, жутко его раздражало. Как правило, он, глядя на нее, на интуитивном уровне знал, чего она хочет или в чем нуждается. Ее глаза были своего

рода ключом. Иногда в них загорался огонек противостояния, даже когда ее губы послушно шептали то, что он хотел услышать. Потрясающее зрелище - наблюдать за тем, как она сражается сама с собой. Он находил ее внутреннюю борьбу очень увлекательной, хотя та реакция, которую он теперь наблюдал, была довольно необычна. В выражении Клэр, включая глаза, царило полное удовлетворение – хотя нет, скорее равнодушие. В языке ее тела было что-то, что не вязалось с ее привычным поведением.

Может быть, с вчерашним празднованием по поводу завершения сделки он зашел слишком далеко? Он вспомнил, как, войдя в свою нью-йоркскую квартиру, обнаружил Клэр спящей на его кровати. В течение дня он не думал о том, как проведет вечер, но каждое его действие влекло за собой все новое и новое. Да и потом, какое это имело значение. Он мог вести себя с ней так жестко, как хотел. Клэр выполняла свою работу, свою роль, а ее удовлетворение от работы... его мало волновало. Она должна делать то, что от нее требуется, в противном случае ей придется столкнуться с последствиями. Возможно, именно об этом она и подумала, когда он дал ей право пользоваться кредитными карточками, - каждый аспект ее жизни теперь контролировался им. Ох, если бы он только мог подтвердить ее предположения. Ему хотелось знать, что она, наконец, полностью ему уступила, признав его очевидную власть.

Выдохнув, Энтони вдруг понял, что потерял всякий интерес к информации на экране своего айпэда. Закрыв глаза, он попытался охарактеризовать женщину рядом с собой. Она была его приобретением, его пленницей - жертвенным ягненком, принесенным в дар за грехи своих предков. Она принадлежит ему, и его не должно заботить ее эмоциональное благополучие. В конце концов, ее физические потребности более чем удовлетворены. Он потратил целое состояние на избавление ее от долга. Она могла тратить столько денег, сколько хотела, а еще была обеспечена едой, ее гардеробная ломилась от одежды известных кутюрье. У Клэр была активная сексуальная жизнь. И хотя Энтони мало волновало ее удовлетворение, он не мог не отметить, что она хоть немного, но получала наслаждение от занятий сексом.

Почувствовав возбуждение, Тони постарался дать своим мыслям другой ход. До отъезда в Европу у него оставалось много незавершенных дел, и будет правильнее, если благополучие Клэр Николс или его отсутствие не будут маячить на его радаре. Приблизившись к имению, Энтони вспомнил свой последний разговор с Кэтрин. Он знал, что тем утром ее слова имели совершенно иной смысл. В конце концов, она извинилась за них. Снова взглянув на Клэр, Тони задался вопросом: не его ли поведение вчера вечером и ночью спровоцировало эти воспоминания. Он пытался отрицать это, но опасения Кэтрин разъедали его изнутри. Даже сейчас он думал о том инциденте.


В 3:30 утра можно обойтись и без формальностей. Кэтрин, не стучась, открыла дверь в его кабинет и, потуже затянув пояс халата, произнесла:

- Только потому, что тебе не спится, совершенно не значит, что не сплю и я. Скажи мне, с какой стати ты вызвал меня сюда в столь ранний час? И разве ты не должен утром улетать в Нью-Йорк?

- И тебе доброе утро. У меня вылет через несколько часов, и я разбудил тебя потому, что лечу не один, а с Клэр. Ты должна упаковать ее вещи.

Кэтрин покачала головой.

- Что? Ты в своем уме?

- Я забираю Клэр с собой в Нью-Йорк и полагаю, что из нас двоих именно ты не в своем уме. Спишем твою столь крайнюю откровенность на ранний час. У тебя какие-то проблемы с моим решением?

Кэтрин села на один из стульев, стоящих рядом с его столом, и покачала головой.

- Сначала ты спишь в ее комнате. Затем берешь ее с собой на публичное мероприятие. А теперь собираешься взять ее с собой в Нью-Йорк? Пресса уже вовсю строит предположения о вас двоих. Ты пытаешься сделать ее центром внимания?

Тони пожал плечами и слегка усмехнулся.

Кэтрин изогнула бровь.

- Объяснись. Скажи-ка, ты что, влюбился в нее?

- Нет. А как насчет тебя? Ты чувствуешь к ней нерастраченную материнскую любовь?

Кэтрин внезапно встала со стула, с силой оттолкнув тот к стене. Ее серые глаза уставились на Энтони.

- Антон, это невозможно. И ты знаешь, что я не хочу это обсуждать.

- Отлично, - согласился он. - Я не буду строить предположения о твоих мотивах, если ты не будешь делать того же обо мне.

- Мои мотивы. Мои мотивы! - Ее голос повысился. - Я расскажу тебе о своих мотивах. О наших мотивах. Они сдерживают нас обоих от того, чтобы не оказаться в тюрьме. Я серьезно. Если бы ты придерживался нашего первоначального плана, который мы разрабатывали в течение долгого времени, то не возникло бы никаких свидетелей, связей, и мы были бы в безопасности. Это... - Кэтрин взмахнула руками в сторону потолка, - ...не входило в наши планы, и теперь ты делаешь все, чтобы это стало достоянием общественности?

- Моя дорогая Кэтрин, Мари... – специально проговорил Энтони, чтобы поумерить ее пыл. Она больше не пользовалась именем Мари, поскольку то напоминало им обоим о времени, когда его дедушка был еще жив, а потому этот ход обычно помогал успокоить ее нрав. - ...это все видимость. Признаю, что провожу много ночей в ее постели. - Он наклонился вперед. - Если бы ты была на моем месте, то, полагаю, поступила бы точно так же. В этом есть огромное преимущество, нежели спать в одиночестве. Кроме того, если посмотреть с другой стороны, то это моя кровать, в моем доме, в моем особняке, и я могу спать, где захочу.

- Я считаю, что ты уделяешь слишком много внимания этим преимуществам.

Они затуманивают твой разум.

Тони хмыкнул.

- А вот тут ты ошибаешься. Я точно знаю, что делаю. Я вывел ее на публику. Она была замечена со мной. Я сказал ей, чтобы она, пока мы будем в Нью-Йорке, походила по магазинам.

Пододвинув стул, Кэтрин снова села.

- Походила по магазинам? Таким образом ты хочешь, чтобы она была на виду? - Мгновение Кэтрин обдумывала свой следующий вопрос. - Думаешь, ее заметят? Не уверена, что пресса ее признает. Без тебя, я имею в виду.

- Может, и нет, но Эрик заметит. Он будет ее фотографировать. - Тони шире улыбнулся. - Для нас это станет своего рода страховым полисом.

- Она должна будет потратить больше денег, чем в прошлый раз. Если ты захочешь убедить весь мир, что она охотится за твоими деньгами, то ей придется купить что-то более серьезное, чем несколько блузок и пару книг.

- Я подчеркну это в своей директиве. - Энтони откинулся на спинку кресла. - Вера, Мари, главное - верить.

- Хорошо, раз ты берешь ее с собой, такая подстраховка нам не помешает. Просто я считаю, что было бы лучше, если бы ты не показывался с ней на публике. - Женщина встала и направилась к двери. - И еще я считаю, что было бы правильней придерживаться первоначального плана.

- Она не на отдыхе, - напомнил Тони низким, но прямым тоном.

- Серьезно? - Кэтрин повернулась к нему. - Она носит одежду от лучших кутюрье, она палец о палец не ударила и теперь отправляется в путешествие. Как же, ведь она удовлетворяет твои потребности. Не думаю, что она ненавидит что-то... больше.

Тони ухмыльнулся.

- Ты удивлена? К твоему сведению, я мог бы привести длинный список того, что она... не ненавидит.

- Меня должно это беспокоить? Вовсе нет. Просто я... волнуюсь.

- О чем?

- О том, что ты принижаешь тем самым своего охранника. Кто на самом деле контролирует ситуацию? Или все же она манипулирует тобой? Ты - мужчина. А мужчины... ну, иногда они забывают какой частью тела нужно думать. - Кэтрин смягчила голос. - Антон, я не хочу, чтобы у тебя возникали какие-либо сомнения насчет нашего плана, и ты дал задний ход.

Пока Кэтрин продолжала выражать свою озабоченность всем происходящим, Тони вспомнил, как накануне вечером пришел в комнату Клэр. Это был первый раз, когда она добровольно предложила ему себя - и он позволил. Он не направлял ее движения, не давал инструкции. Он позволил ей соблазнить его и теперь берет ее с собой в Нью-Йорк. Может быть, Кэтрин права?

Когда Кэтрин успокоилась, Тони ответил более уверенно, чем чувствовал на самом деле:

- Это просто смешно. Я разбудил тебя не для того, чтобы обсуждать свои указания. А для того, чтобы ты делала то, что делаешь всегда - собрала ее вещи к нашему отлету. Вылет в 6:00. Как думаешь, ты справишься? Сможешь внести свой вклад в этот проект?

- Да. - Ее шея напряглась. - Я сделаю это. - Кэтрин вытерла вспотевшие ладони о халат. – Прости меня. Ты прав. Уверена, что Клэр Николс не манипулирует тобой. У тебя намного больше контроля над ситуацией, чем мне кажется. Я знаю, что ты не хочешь разочаровать Натаниэля. Кроме того, похоже, твои появления с Клэр на публике, хорошо спланированы и продуманы.

Тони кивнул, и Кэтрин вышла из его кабинета, закрыв за собой дверь.


Что с того, что ему нравится спать в постели Клэр? Это не было манипуляцией Клэр, это говорило о его господстве. Он мог разбудить ее в любую минуту и заставить следовать своим правилам. Именно эти мысли крутились в его голове, когда они проезжали через ворота имения; он убрал свой ноутбук в портфель. Несколько мгновений спустя слова Клэр вернули его в настоящее.

- Тони, ты сказал, что построил этот дом около пятнадцати лет назад?

- Да, а почему ты спрашиваешь?

Клэр продолжала глазеть на дом.

- Я не привыкла видеть его с фасадной стороны. Он прекрасен!

- Спасибо.

Когда Эрик остановил машину, Энтони выглянул в окно. Особняк действительно представлял собой архитектурное чудо.

Клэр продолжила:

- Но, как по мне, он выглядит старше пятнадцати лет, я имею в виду стиль.

Он кивнул.

- Я взял за образец дом своей семьи времен моего детства.

Его мысли обратились к Натаниэлю. Он не разочаровал его, дом был тому свидетелем.

Когда они оба вышли из машины, глаза Клэр расширились от удивления. Словно она видела дом впервые, словно и не было тех нескольких месяцев, что она жила в нем.

- Я думала, ты сколотил свое состояние из ничего. Откуда у твоих родителей был такой дом?

Пока он глядел на сочетание искусственных горных пород и камня, его воспоминания норовили вырваться наружу, но он оттолкнул их.

- Он принадлежал моему дедушке, а не родителям. Мой отец был слаб. Однако дом деда и деньги были потеряны двадцать пять лет назад. Дедушка доверился не тем людям.

Тони понятия не имел, что именно сподвигло его поделиться этой информацией.

Скорее всего, виной тому стали его недавние мысли о Натаниэле. И не важно, что он только что сказал правду, поскольку был уверен на все сто - Клэр вряд ли уловит связь во всем этом. Но он-то знал, как все было на самом деле. Пока он шел в сторону своего кабинета, Клэр следовала за ним в нескольких шагах позади. Ее внезапное удивление, вызванное местом, в котором она так долго жила, было забавным.

- Он действительно потрясающий, - произнесла она, - а внутренний интерьер ты тоже взял за основу?

Он пожал плечами.

- По большей части. Я даже нашел и купил несколько оригинальных произведений искусства и антиквариата. Хотя хотел оборудовать свой дом всеми современными удобствами и системой безопасности. Каждый сантиметр этого дома находится под постоянным наблюдением. Я не совершу той же ошибки, что и мой отец.

Подойдя к своему столу, Тони поднял голову и посмотрел в изумленные глаза Клэр. Внезапно ее безмятежный вид исчез. Он почти ощущал, как кусочки головоломки в ее голове сложились в единую картинку. Тони продолжил:

- Разве ты никогда не задавалась вопросом, откуда персонал знает, когда именно заходить в твою комнату?

Ее голос задрожал:

- Т-ты хочешь сказать, что моя комната под наблюдением? Т-там установлены камеры?

Ее страдальческое выражение лица искрило отвращением. Когда их глаза встретились, его улыбка стала еще шире.

- Да, конечно. Все записывается и сохраняется.

Лицо Клэр побледнело; попятившись к стене, она села в ближайшее кресло. Чувствуя удовлетворение от возникшего у нее дискомфорта, Тони добавил:

- Возможно, мы могли бы устроить совместный просмотр, критику и работу над ошибками.

- Тони, пожалуйста, скажи мне, что ты шутишь, что это такая отвратительная шутка.

Он почувствовал, как к нему вернулись силы и контроль. Словно ему только что сделали инъекцию доминантности. Да, вчера и минувшей ночью он овладел ее телом, но он это делал и раньше. Сейчас же на кону стояло намного больше - ее мысли и душа. Именно то, что она так долго и тщательно скрывала от него. Это открытие возвысило его. И в его власти было сейчас либо принять это, либо это произойдет совсем скоро.

- Но, моя дорогая Клэр, - проворковал он с притворным обожанием, - я не шучу. Только теперь у персонала нет доступа к просмотру твоей постели, только у меня. Они видят лишь гостиную, дверные проемы, гардеробную и ванную. Вот так они умудряются приходить и уходить незамеченными.

Ее глаза наполнились слезами, когда она спросила:

- Но зачем? Зачем ты это делаешь? Зачем ты все это хранишь?

- Потому что могу. Я могу смотреть и решать, что мне нравится, а что я могу улучшить. Ты поймешь, когда у тебя появится возможность увидеть самой. Может, сегодня вечером, а сейчас мне пора идти. - Когда Тони направился к дверям, ведущим в коридор, Клэр осталась сидеть неподвижно. Тогда он снова проговорил: - Пора выходить их кабинета. - Увидев, что она сидит неподвижно, добавил: - И если тебе интересно, то да, эта комната тоже под наблюдением, за исключением моего стола. Но мне открывается отличный вид на диван и это открытое пространство. - Он жестом показал туда, где провел для нее первый урок о последствиях ее действий.

Несмотря на ее отчаянный взгляд, который прямо-таки умолял его остаться, ему было пора ехать в Айову. Работа в офисе не станет ждать.

- Клэр, мне нужно идти. Вставай с кресла, сейчас же.

Видимо, она еще была способна подчиняться, потому как молча прошла мимо него к лестнице. Закрыв дверь кабинета, Энтони ухмыльнулся. Кто кем манипулирует? Он не мог дождаться вечернего просмотра.


* * *

Когда Тони покинул кабинет, его мысли непрестанно крутились вокруг его огромной видеотеки. Между телефонными звонками, электронными таблицами и встречами он задумывался о том, что бы выбрать для первого показа Клэр. Он знал, что она не хотела их видеть, или быть на них, или признавать их. Это было видно по ее реакции. До того, как она ответила ему так яростно, он и понятия не имел, что ей ненавистна даже сама мысль об этом. Но как только она это сделала, Тони понял, что нашел недостающую часть головоломки. Что сделало просмотр еще более особенным. Теперь, когда он вынужден был уехать на десять дней в Европу, то мог быть уверен, что без сомнения контролирует ситуацию.


* * *

Идея поужинать во внутреннем дворике принадлежала Тони. Он позвонил Кэтрин еще из машины и попросил подать ужин в патио. Он хотел отвлечься, проведя время на свежем воздухе, поскольку уже давно не испытывал подобного предвкушения относительно своих планов на Клэр. Не сказать, чтобы он не получал удовольствия от всего того, что придумывал с ней сделать, но это было чем-то новым. Если они останутся наедине в комнате или столовой, сосредоточиться на ужине будет слишком сложно. Уличная обстановка сможет его отвлечь. Кажется, с Клэр обстояла другая история. Она не была в своём обычном болтливом настроении. Она хорошо выглядела, одевшись соответствующим для ужина образом, кивала и отвечала в нужных местах, пока Тони говорил о Нью-Йорке, её шопинге, своих встречах и надвигающейся поездке в Европу, но её мысли, очевидно, витали где-то ещё. Как бы ему ни хотелось поднять разговор о предстоящем киновечере, он этого не сделал, отчасти сгорая от любопытства. Ему было интересно, заведёт ли она сама разговор об этом. Несколько раз она удивляла его, безрассудно заговаривая о вещах, которых, по его мнению, должна была избегать. Эта прямота и гибкость поражали его. Сегодня всё было по-другому: от Клэр исходила аура поражения ещё до того, как битва началась. Нет, он не заговорит об этом, слишком приятно наблюдать за тем, как Клэр гоняет по тарелке еду и поцеживает холодный чай. Наверно, она надеется, что, не затрагивая эту тему, сможет ее избежать. Не бывать этому! Его предвкушение было осязаемо.

— Ты мало съела, — заметил Тони.

Она тряхнула головой.

— Я не голодна. Наверно, поездка меня измотала. Думаю, мне просто надо немного поспать.

Он ухмыльнулся.

— Ты и так сегодня вздремнула.

Её глаза округлились, когда она посмотрела на него. Ему понравилась промелькнувшая на ее лице смесь эмоций. За зеленью глаз он видел осознание того, что её только что поймали на попытке повлиять на ход вечера. В качестве бонуса она также получила подтверждение, что у него есть возможность визуально вторгаться во все аспекты её жизни. В действительности же, это Кэтрин сказала ему, что Клэр спала. Но если она решила, что это ещё один пример его вездесущей власти, то он не станет разубеждать её.

Она тихо ответила:

- Да, действительно, но я нехорошо себя чувствую.

Он ухмыльнулся, отодвинув стул, и протянул руку.

— Тогда, моя дорогая, оставим ужин.

Её глаза вспыхнули, когда она взяла предложенную руку и встала.

— Спасибо.

— Ох, нет нужды меня благодарить. Но довольно забавно, что после стольких месяцев ты до сих пор думаешь, что у тебя есть силы управлять мной и менять мои планы.

— Я не знаю, что ты имеешь в виду, — сказала она, исподлобья глядя на него.

Когда они прошли в дом через террасу, Клэр повернула в вестибюль. Прикосновение Тони заставило её сменить направление.

- Нет, моя дорогая, мы не пойдём наверх. - Она вздохнула и опустила взгляд. Тони приподнял её лицо за подбородок. - Я человек слова. Сегодня я обещал тебе нечто особенное и намереваюсь это выполнить.

— Тони, пожалуйста... Я-я правда нехорошо себя чувствую. Думаю, это из-за поездки. Было бы здорово куда-нибудь отправиться, но я не привыкла находиться вне этих стен. Уверена, завтра я почувствую себя лучше.

— Но, видишь ли, — с издёвкой произнес Тони, — завтра меня здесь не будет, так что наш киновечер не может ждать.

Он почувствовал её дрожь, когда они развернулись и направились на нижний этаж.

— Ты замёрзла?

Она тряхнула головой и прерывисто вздохнула

— Н-нет, я не хочу этим заниматься.

Пока они спускались по лестнице, он притянул её ближе. Когда его губы задели ухо, её шея напряглась. Он соблазнительно прошептал:

- Ты и раньше это говорила. Но разве меня это когда-нибудь останавливало?

Она опустила плечи.

— Нет.

— Тогда, моя дорогая, опыт должен подсказывать тебе, что это не заставит меня поменять свои планы и сегодня. Я хочу, чтобы ты увидела, какое удивительное будущее в фильмах ждёт тебя. Ты — звезда! Ты можешь, как критик с телевидения, говорить, что нам понравилось, а что не понравилось в каждой сцене. Конечно, это будет отличаться от полностью объективного взгляда со стороны. То, что нам понравилось снимать эти фильмы, наши субъективные предпочтения будут крайне очевидны. О, увидишь через минуту. - Он отпустил её, позволив сесть в одно из огромных мягких кресел. Хотя её глаза были опущены, щёки покрывала влага, а плечи бесшумно вздрагивали. Он усмехнулся про себя. – Раз уж ты не поела, а сегодняшний вечер похож на премьеру, не желаешь, чтобы я попросил на кухне попкорн?

Она тряхнула головой. Движение было таким слабым. Если бы не покачивание волос возле лица, он бы его не заметил.

Тони прочистил горло, потянулся к её подбородку и убрал предательские пряди.

Он не позволит ей прятать от него свои мысли. Слишком много всего происходило за этими чёртовыми зелёными окнами. Он заговорил медленно, не торопясь, тщательно взвешивая каждое слово.

— Я задал тебе вопрос. Хочешь, чтобы я его повторил?

— Нет, я тебя слышала, — её голос окреп, начавшись с шёпота и перейдя к сильному звучанию. — Нет, я не хочу попкорн. Я хочу, чтобы все это закончилось. — Она начала вставать. — Я хочу, чтобы это закончилось! — она посмотрела ему в глаза.

— Я не хочу, чтобы это начиналось!

Их грудные клетки столкнулись.

— Но это произойдёт.

Тон его голоса не оставлял места для возражений.

Её колени послушно подогнулись, и она рухнула обратно в мягкое кресло.

Когда Тони потянулся к пульту, Клэр спросила:

— Зачем? Какую цель ты преследуешь? Я знаю, что произошло. Зачем ты хочешь, чтобы я смотрела это?

Его зловещая улыбка вернулась, как и напряжение в штанах. Если бы Клэр не была так поглощена разговором, то несомненно это заметила бы.

— Похоже, ты удивилась, что существуют эти видеоролики. Я хочу, чтобы ты поняла: я человек слова. Если я сказал, что что-то существует, то оно существует. Если я сказал, что ты что-то сделаешь, ты сделаешь. Никаких промежуточных вариантов. Понимаешь?

— Да, — она вытерла глаза тыльной стороной ладони. — Я не сомневаюсь в тебе, — её речь прервало рыдание. — Я-я не сомневаюсь в тебе, — ещё больше слёз.

— Мне не нужно смотреть.

— Достаточно, — прорычал он. Он закончил говорить и закончил слушать.

Тони ударил по кнопке пульта, тем самым затемнив комнату, и открыл меню библиотеки с видео. Перегнулся к ней, чтобы подчеркнуть свою мысль.

— Я больше не намерен это выслушивать. Не выводи меня.

Она ничего не ответила, вместо этого, сглотнув, кивнула и повернула своё влажное от слёз лицо к экрану, на котором содержались даты и места.

Он много над этим думал. У них вся ночь впереди. Так почему бы не начать с начала? Тони открыл запись «2010 год, март, 20, комната S.E» и задал время «8:00». Прежде чем нажать ввод, он бросил взгляд на Клэр. Выражение ее лица сообщило ему, что она узнала дату и уже знает, что вот-вот будет смотреть.

Экран ожил, это была комната Клэр.


Она была в белом халате и, свернувшись, лежала на полу возле двери в коридор.

Раздался звуковой сигнал, и дверь открылась. Клэр подскочила, услышав звук, и увидела, как вошёл Тони.

— Доброе утро, Клэр.

Она посмотрела на него.

— Доброе утро, Энтони. Хочу, чтобы ты знал: я решила уйти домой. И уйду я отсюда сегодня же.


Он не смог сдержать подкатившей к горлу усмешки. Очевидно, всё происходило не так, как она планировала.


На экране он посмотрел на неё тёмными глазами, улыбнулся и произнёс:

— Тебе не нравится твое жилище? — он не стал дожидаться ответа. — Не думаю, что ты уйдешь так скоро. Мы заключили юридически законное обязывающее соглашение... — он достал из кармана пиджака салфетку из бара, — датированное и подписанное нами обоими.


— Пожалуйста, Тони, я не хочу это смотреть.

Клэр закрыла глаза руками.

Он предупредил, чтобы она прекратила это нелепое представление. Тони грубо обхватил её запястья и убрал от глаз. Сквозь стиснутые зубы, он прорычал:

— Я обещал тебе эти видео. Я сказал, что ты посмотришь — и ты посмотришь.

Он крепко удерживал её запястья на коленях, пока ролик продолжал воспроизводиться.


Клэр говорила высоким голосом, наполненным отчаянием:

— Еще не конец. Это нелепо. Соглашение не дает тебе права насиловать меня! Я ухожу.

Рука Тони коснулась её левой щеки.


Тони высвободил запястья Клэр, и её рука поднялась к щеке. Он наблюдал за ней, чтобы убедиться, что она не пытается снова закрыть глаза, но она этого не делала. Вернув взгляд к экрану, он увидел, как говорит:


— Возможно, со временем твоя память улучшится. Похоже, с этим проблемы. Позволь мне еще раз напомнить тебе, правило номер один - ты будешь делать все, что я тебе скажу. Если я сказал, конец дискуссии, значит это конец дискуссии. И это письменное соглашение гласит о том, что то, что доставляет мне удовольствие, является согласованным обоюдно, а не изнасилованием. Я решил, что будет лучше, если ты какое-то время не будешь выходить из своего номера. Не беспокойся. У нас полно времени, и двести пятнадцать тысяч стоят этого времени.

Тони посмотрел вниз. Под его ботинком лежал осколок. Он продолжил говорить:

— Я скажу персоналу, что тебе можно принести завтрак после того, как будут убраны осколки, - негромко отозвался он и скрылся за большой белой дверью.

Он покинул комнату Клэр.


— Пожалуйста, останови видео! — зарыдала Клэр. — Пожалуйста, я не могу больше смотреть.

Он ударил по кнопке, и снова появилось меню.

— Но тут так много видео, — он явно забавлялся. — Мы можем смотреть часами. Например... — На экране отобразилось дата «2010 год, март, 19». — Есть предположения, как твоя комната оказалась в таком состоянии? Уверен, мы могли бы выяснить.

— Пожалуйста! — умоляла она. — Пожалуйста... ты завтра уезжаешь. Не лучше ли провести эту ночь, снимая фильмы, а не смотря их?

Когда Клэр вскочила со своего кресла, Тони собирался последовать за ней и сделать выговор. Но вместо этого, она упала на колени у его ног. Всё её существо излучало отчаяние, от красных опухших глаз до сопливого носа. С тех пор как она появилась здесь, он никогда не видел её такой сломленной. Тони ухмыльнулся. Теперь она далека от уверенной в себе женщины, которой была в своей комнате всего несколько дней назад.

Он наклонился и поддразнил её, нарочно оттолкнув.

— Возможно, нам стоит посмотреть ещё — выяснить, что тебе нужно улучшить.

— Я сделаю всё, что ты скажешь, всё, что ты хочешь, чтобы я делала иначе — только скажи. Только, пожалуйста, не заставляй меня смотреть.

Он откинулся на спинку кресла и посмотрел на неё. Несомненно, эти спектакли устарели.

— Ты будешь делать всё, что бы я ни сказал, даже если я говорю смотреть, но, — он помедлил, чтобы подчеркнуть свои слова, — на этой неделе это моя последняя ночь здесь, и я не хочу провести её с тобой в таком положении.

Поднявшись, он безразлично смахнул её с коленей, отчего она упала на ковёр.

— Я буду в твоей комнате через несколько минут.

Клэр встала.

Тони продолжил:

— Поднимись и приготовься. Умойся! Выглядишь ужасно, а что касается одежды... думаю, подойдет какое-нибудь новое бельё.

Когда она начала выходить из кинотеатра, Тони схватил её за руку и остановил. Она встретилась с ним взглядом, и его хватка усилилась. Они проходили через это много раз.

— Клэр, что нужно сказать?

Внезапно за слезами он увидел огонь, она выпрямилась. Это длилось всего мгновенье, а потом она смогла произнести любезности, которых он добивался.

— Спасибо, Тони.

Чёрт бы побрал её и этот огонь. Он ослабил хватку.

— Ты сможешь выразить свою признательность, когда я поднимусь.

Он наблюдал за тем, как она неподвижно стоит. В гнетущей тишине этот огонь затух до простых угольков. Затем он отдал свои последние указания:

- Ты свободна. Теперь можешь идти в свою комнату.


Глава 5

Данные обещания – август 2010 года

(Последствия – Глава 14)


- За каждое обещание приходится платить.

Джим Рон


Тони не был уверен, чего ожидал или желал найти, когда шел по коридору своего особняка. Ему не нужно было проверять мониторы слежения; Кэтрин проинформировала его, как только он прибыл, что Клэр ждет его в своей комнате. Видимо, Клэр пыталась узнать у Кэтрин о его прибытии, но та сказала, что не в курсе подробностей.

С того дня как он привез ее в свое поместье, это был самый продолжительный срок их разлуки. Раньше бывало, что он уезжал на день или два по своим делам, но в этот раз его не было десять дней. Перед отъездом между ними произошел неприятный инцидент, из-за которого он оставил ее не в лучшем состоянии. Да, физически она была в порядке. За последние пять месяцев ее стремление к сотрудничеству значительно сократило необходимость применять физическое давление, не считая того, что могло произойти в пылу момента. Нет, когда Тони оставил Клэр, та была эмоционально потрясена.

Энтони ставил себе цель сломать дух Клэр, и ему это, как ни странно, удалось. Он помнил каждую минуту, проведенную с ней в театре или же в ее комнате. Тони подтолкнул Клэр к грани, несмотря на ее нежелание. Он продемонстрировал силу и наблюдал за тем, как огонь в ее зеленых глазах затухает. А после он специально надавил еще немного. Он вспомнил о записке, оставленной им на ее столе:


«Я убеждён, что мы держим в руках шедевральное кино. Хотя это и трудно сказать, пока мы внимательно не просмотрим весь отснятый материал. Я уезжаю в среду и планирую вернуться через неделю. Если захочешь посетить Четыре города, Эрик в твоем распоряжении. Надеюсь, что вчерашний ночной просмотр напомнил тебе обо всех моих правилах.

Не разочаровывай меня».


Он оставил записку с намерением погасить способный разгореться предательский огонек. В ту минуту его это приободрило.

Потом он ушел, и эйфория, практически сразу, угасла.

Тони не сомневался в своей власти - это было очевидно. Он имел возможность в реальном мире создать для Клэр рай или ад, но не мог в полной мере понять, почему контроль над ней не удовлетворял его так, как это было раньше. С самого начала ее приобретения он думал о ней, как о деловой сделке. Которые он совершал каждый день. Покупались и продавались компании. Они расширялись, закрывались двери. Сотрудник мог как выиграть, так и проиграть - как бы то ни было, это происходило.

Тони убеждал себя снова и снова, что Клэр имеет значение не больше рядового сотрудника, а может быть и меньше. Поэтому, совершив успешную покупку и сокрушив, как ему казалось, ее личность, Тони испытал эйфорию, сопровождаемую ощущением победы. А вот с овладением разумом и мыслями Клэр дела обстояли хуже, чем с получением доступа к ее телу. Казалось бы, его ликования должно было хватить на более долгий срок, нежели на время поездки на машине до самолета. Но это было не так.

В мыслях Тони внезапно поселилось беспокойство.


Тони считал, что это произошло не из-за того, что они не виделись во время его пребывания в Европе, однако мысли о ней постоянно мелькали в его сознании. Через пару дней он решился проверить записи с камер слежения, установленных в ее комнате, полагая, что это удовлетворит его любопытство и позволит ему сосредоточиться на более важных делах. Из-за разницы в часовых поясах Швейцарии и Айовы в то утро он обнаружил Клэр мирно спящей в своей кровати. Очевидно, у нее не было проблем со сном, в отличие от Энтони.

Небольшое наблюдение помогло. Тем не менее, Тони не мог избавиться от мысли о ней, и в его сознании всплывали образы спящей Клэр. Он будет вести переговоры или важные беседы, думая о подоле ее пеньюара, который едва виднелся на небольшом экране. Закрывая глаза, он видел ее расслабленное выражение лица. Он был уверен, что сосредотачиваясь на ее образах достаточно долго, сможет почувствовать запах ее духов, ароматную смесь из ее парфюма, шампуня и секса. Он представлял себе, каково было бы сейчас спать рядом с ней, высвобождая ее мягкую гладкую кожу из шелка, атласа и кружева. Несмотря на то, что он наслаждался видом очерчивающего ее изгибы пеньюара, тот одевался лишь для галочки. Когда он бывал дома, ей редко приходилось спать одетой.

Однако, в течение дня, его новообретенный покой померк. Каждый раз, когда он проверял камеры слежения, даже поздно вечером, то обнаруживал ее комнату пустой. В замедленной съемке он видел обслуживающий персонал, но Клэр так и не появилась. Последние кадры с ней встречались до 9 утра, по времени Айовы.

Когда он собирался уже лечь спать, в Женеве было около полуночи, а комната Клэр все так же пустовала. Странно. В Айова-Сити уже около 5 вечера, и Клэр должна быть на месте - это ее работа! Тем не менее, ее не было. Тони проверил запись с камер библиотеки, театра, бассейна, и садов. Он не мог определить ее местоположение по данным мониторов.

Затем он вспомнил о записке. Он сказал Клэр, что на время его отъезда Эрик в ее распоряжении. Убеждая себя в том, что она уехала за покупками и находится в безопасности рядом с Эриком, Тони попытался уснуть. Даже за закрытыми глазами образы Клэр, мирно спящей с солнечно-светлыми волосами, рассыпанными по подушке, чередовались с мыслями и волнением о ее местонахождении. Наконец, дабы избавиться от сомнений, он позвонил Эрику.

- Да, Мистер Роулингс?

- Я бы хотел знать, куда вы с мисс Клэр направились во время моего отсутствия и когда планируете вернуться в поместье.

- Сэр?

На удивление голос Тони выдавал его обеспокоенность.

- Я сказал мисс Клэр, что ты в ее распоряжении, если она вдруг захочет покинуть поместье. Ты же сопровождал ее, не так ли? Ты и сам прекрасно знаешь, что ее нельзя отпускать одну.

- Сэр, я знаю ее ограничения. Но она не выезжала из дома. И я никуда ее не отвозил.

- Она не была с тобой большую часть сегодняшнего дня и в настоящее время?

- Нет, сэр, - ответил Эрик. – Но я могу найти ее, если это необходимо.

Тони решил пойти в другом направлении. Отпустив Эрика, он нажал отбой. В груди что-то сдавило, из-за чего ему пришлось практически бороться за каждый вздох. Не обращая внимания на физический дискомфорт, он шел по коридору к небольшому бару в гостиной своего люкса. Звякнули бутылки, когда Тони дрожащими руками налил немного бурбона в бокал. Вязкая янтарная жидкость обволокла онемевшее горло и успокоила нервы, исчезнув внутри за один глоток. Он наполнил еще один стакан и потянулся к телефону. Онемевшими пальцами набрал личный номер Кэтрин и нажал вызов.

Кэтрин сообщила ему о пеших прогулках Клэр.

Прогулки? Какого черта? Куда? К кому?

Кэтрин только упомянула о том, что Клэр берет с собой обед и возвращается домой к 6 вечера каждый день.

В ту ночь он не мог заснуть, пока не получил визуальное подтверждение ее возвращения. В Женеве было почти 2 часа ночи, и Тони не был уверен, кто заслуживает выговор за данное нарушение - Клэр или Кэтрин. На следующий вечер Тони сократил свое обеденное время, аргументировав это необходимостью выполнить непомерный объем работы за короткий срок, а не тратить время на просмотр видео. Дальнейшие исследования привели его к тому, что он искал. Начиная с понедельника, после его отъезда, и каждое утро примерно в 9 часов Клэр прогуливалась по саду и уходила через деревья, высаженные по периметру. У него в груди что-то сдавливало каждый раз, когда он смотрел, как она исчезает в серой тьме.

На пятый день он снова позвонил Кэтрин. Время шло к полуночи, и он сделал, возможно, даже больше пары глотков бурбона.

- Она вернулась?

- У тебя проблемы с интернетом?

- Не умничай. Меня беспокоит, что ты становишься слабой в своих суждениях.

- Смею тебе напомнить, что именно ты разрешил ей покидать поместье. Она напомнила мне об этом.

- Прогулки в лес – это не однодневные экскурсии!

Ответ Кэтрин был больше похож на неразборчивый звук, чем на слова.

Даже в подвыпившем состоянии язык Тони был прекрасно подвешен, и его слова так и сочились сарказмом:

- Я наблюдал за вашими переговорами в день отъезда. Ну, разве ты не милашка?

- Может быть, - сказала Кэтрин. - Ты бы предпочел, чтобы я ничего не делала, и она сошла с ума?

В этот раз начал Тони:

- Это было бы не так уж и плохо, - усмехнулся он.

- Именно так оно и было. Она была на грани. Я видела это в ней. И лишь помогла ей понять, что она может выжить.

- Не думаю, что именно это являлось твоей целью.

На мгновение на линии повисла тишина. Наконец, Кэтрин ответила:

- Я привыкла к ней.

- Привязалась? Как к домашнему животному? – Тони уловил в комментариях Кэтрин материнские нотки.

Женщина что-то пробормотала себе под нос. Видимо, она не чувствовала, насколько он сдерживает себя. Тогда он сменил тон.

– Что, если она решит покинуть мои владения?

- Она возвращается каждый день на несколько минут раньше.

- Хм-м. - Он оценивал ее слова. - По крайней мере, она хорошо обученный питомец. Но зачем? Почему она уходит и куда?

- Я могу только предположить: чтобы хоть ненадолго ощутить свободу. Она знает, что ее комната под наблюдением, и понимает, что только за периметром может побыть наедине с собой.

Тони задумался над ответом Кэтрин. Это имело смысл, но ему такой исход не нравился. Он не хотел, чтобы у нее была такая свобода. Он хотел ее всю. Возможно из-за алкоголя, но его тон смягчился:

- Думаешь, ей это помогло?

- Да. Она выглядит иначе: смирившейся со своей участью, может быть даже сильнее.

- А ты знаешь, куда она ходит? Мои владения простираются на много миль.

- Не знаю. Персонал прачечной сообщил мне о купальных костюмах. Может быть, она ходит загорать?

- Она может этим заниматься и в бассейне, - ответил Тони, когда в его мысли ворвались образы Клэр, одетой в один из ее многочисленных купальников и лежащей около бассейна.

- Хочешь, я передам ей, что ты запрещаешь эти прогулки?

Он задумался.

- Ты сказала, что она возвращается домой каждый день к 6 вечера. Почему не к 5, например?

- Я сказала ей возвращаться к 6 вечера. Тебя нет рядом. Она ужинает в одиночестве.

Тогда он кивнул.

- Ладно, все в порядке. Не останавливай ее, пока она не нарушает мои правила. Кэтрин?

- Да?

- В день моего приезда не сообщай ей точное время. И вообще не напоминай ей о моем приезде. Я хочу посмотреть, будет ли она готова. Хочу знать, будет ли она следовать моим правилам. Она знает, что если я дома, то должна быть доступна. Давай посмотрим, что она сделает со своей личной свободой и насколько ею воспользуется.

- Хорошо, Антон. Если ты так пожелаешь.

- Да.

И он нажал отбой.


Когда Тони коснулся ладонью дверной ручки, то сделал глубокий вдох. Возможно, Энтони Роулингс просто боялся, что десять дней назад ему удалось совершить задуманное. Была в ней какая-то стойкость, сила в взгляде, чертах лица, заинтриговавшие его. Это была игра, и он ей наслаждался.

Десять дней назад Клэр казалась побежденной еще до того, как он показал ей видеозапись. Если бы он полностью сокрушил ее, закончилась бы игра? И что бы он тогда делал? Если бы она подчинилась разумом настолько же, насколько своим телом, означало бы это конец игры?

Тони не мог вспомнить ни единого случая, когда так жаждал своей неудачи. Открыв дверь, он осмотрел комнату и застал Клэр за чтением книги на диване. На выдохе он шагнул вперед, зная, что ему придется столкнуться с последствиями своих действий. Их глаза встретились, и его спина выпрямилась. Тони знал. Он видел это в ее чертовых зеленых глазах - ее огонь вернулся!

- Добрый день, Клэр.

Ее движения были нарочито медленными. Она вложила закладку в книгу, положила ее на столик, затем поднялась.

- Добрый день, Энтони. Приятно видеть тебя дома. Как прошла поездка?

Он шагнул вперед, желая оценить ее реакцию. Аромат ее духов усиливался с каждым шагом. Оказавшись всего в нескольких дюймах от нее, он

остановился. Ему нужна была эта близость, чтобы поддерживать визуальный контакт. Без какой-либо посторонней помощи ее подбородок вызывающе поднялся, губы сложились в идеальную улыбку, а глаза ярко горели с силой, которую он искал. Настолько же сильно, насколько он хотел взять ее на руки, он чувствовал, что попался на ее удочку. Это была его игра, и он не мог остановиться.

- Поездка выдалась долгой. Я рад твоей тёплой встрече. Означает ли это, что твоя истерика, имевшая место до моего отъезда, исчезла без следа?

- Да. И я приношу извинения за своё поведение. Это было по-детски, и в этом не было никакой необходимости.

Ему не удалось сломить ее – или может это была всего лишь видимость, - тем не менее, Тони нужно было поднажать, чтобы понять: в действительности ли Клэр так хрупка и на грани, как говорила Кэтрин, или она готовится к бою.

- Насколько я помню, большая часть твоего поведения была далека от детской выходки... - Он сделала паузу – никакой реакции. - А поскольку поездка была долгой, память может меня подводить. Но я знаю, как мы можем это выяснить… - Он вновь замолчал. Никакой реакции. - Или еще раз посмотреть?

Она не попалась на его приманку. Вместо этого она ответила:

- Ты прав. Это были действия взрослого человека. И я буду рада сделать всё, что ты попросишь. Знаю, у меня есть долг, который я должна выплатить, и моя цель – сделать всё возможное, чтобы это произошло как можно быстрее, всеми доступными для этого способами.

Он не мог больше сопротивляться. Он потерпел неудачу - и он никогда не был настолько этому рад. Он быстро притянул ее к себе и стал наблюдать за огнем, полыхающем в ее взгляде. Да, она улыбается, говорит правильные вещи, но ее чертовы глаза полны сил сопротивляться. Это даже лучше, чем он смел надеяться. Он наклонился и приник к ней губами. Он почувствовал неуверенность? Если так, то недолго теплилась его надежда. Вдруг она ответила ему с не меньшей силой. Он поднял ее миниатюрное телом и крепко обхватил, когда ее руки обернулись вокруг его шеи.

Все волнение, которое он ощущал по дороге из своего кабинета до ее комнаты, переросло в безудержное желание. Сейчас он не хотел заставлять ее смотреть фильмы, он хотел записывать новые. Будет ли он их смотреть? Наверное, но это не главное, о чем он думал, прижимая ее к бежевой стене, когда Клэр обхватила его торс ногами. Он молча проклинал ее выбор наряда. Тони отдал бы все свое состояние, чтобы сейчас на ней оказалась юбка.

Но уже в скором времени ее чертовы белые брюки и блузка затерялись на просторах ее комнаты. Она следовала его примеру, не отставая ни на шаг. Она была осторожна, не стараясь возбудить его, но все его предложения, будь то в устной или в иной форме, встречала во всеоружии. Во время ужина он засомневался: вернулась ли Клэр, которую он искал, или же новая Клэр была кем-то другим, гораздо более сильным? Он не был уверен, поэтому не стал тратить время на раздумья.

Примерно в половине седьмого вечера он позвонил на кухню и попросил накрыть ужин в комнате. Полет был долгим и изнурительным, еще и их воссоединение. Около половины десятого он наконец-таки смог заснуть. Провалившись в сладкое небытие, Тони спал лучше, чем в любой другой день во время поездки, и в его сознание прокралось воспоминание о задравшемся подоле. Бросив последний взгляд в сторону Клэр, он увидел ее обнаженные плечи и ухмыльнулся. Сегодня для сна пеньюар ей не пригодится.


* * *

Стук обуви Тони эхом отражался от мраморного пола длинного коридора, пока он направлялся к парадной лестнице. Перед глазами мельками красные вспышки, в то время как каждый следующий шаг звучал решительнее предыдущего. Весь день он провел в размышлениях о встрече с Клэр и изменениях в ее поведении. В течение дня он убедил себя, что она не только признала свое положение, но и получала от этого удовольствие. И будто бы, чтобы доказать его неправоту, он не обнаружил ее в комнате, когда пришел за ней к ужину. Кэтрин заверила его, что Клэр знает, что ужин назначен в 7 вечера. Куда же она подевалась?

Достигнув нижней ступеньки, он собирался позвонить Кэтрин, но остановился. В гостиной его спокойно ждала Клэр, подобающе одетая к ужину. На мгновение он замер и стал наблюдать за ней, оставаясь скрытым от ее взгляда. Ее стройные ноги были скрещены в лодыжках, руки спокойно лежали на коленях. Она выбрала голубое платье без рукавов, подчеркивающее ее загорелые руки. Кажется, она не напряжена, но и явно не расслаблена. Постепенно его ярость затихла. Тони рассудил, что Клэр не ослушалась его, это было что-то другое. Она никогда не взяла бы на себя инициативу спуститься вниз к ужину одной, но так оно и было. Сделав глубокий вдох, он поправил пиджак и вошел в гостиную. Их взгляды незамедлительно встретились.

- Добрый вечер, Клэр.

Она встала и подошла к нему.

- Добрый вечер, Энтони.

Принимая его руку, она положила свою маленькую ладошку на сгиб его локтя, и они направились в столовую. Как только они вошли, он сказал:

- Я заходил к тебе в комнату, ожидая застать тебя там.

Ее накрашенные глаза распахнулись.

- Прошу прощения. Мне передали, что ужин будет в семь часов в гостиной, и я не хотела опаздывать.

Как только Тони задвинул ее стул, он принялся изучать локоны ее волос, игриво касающиеся шеи. Он напомнил себе, что ее светлые пряди, переходящие из каштановых, были признаком новой женщины, которую он создал. Ее очевидное послушание, вероятно, было результатом его требований - прежняя Клэр никогда бы этого не сделала, даже в последнее время. Новая Клэр знала свое место и после инцидента неделю назад была очень осторожна.

Сидя рядом, Энтони изучал свое творение. Он хотел верить ей, но не мог игнорировать маячивший рядом красный огонек. Деловым тоном он произнес:

- Твою пунктуальность трудно не заметить. Такое ощущение, будто моё отсутствие помогло тебе осознать, кто здесь главный и каким рекомендациям необходимо следовать.

- Согласна, твоё отсутствие было полезно во многих отношениях.

Он вытаращил глаза. Какого черта? Не в состоянии опровергнуть ее слова, что облегчило бы их разговор за ужином, он продолжил ждать.

Наконец она заговорила снова:

- Полагаю, твоё отсутствие помогло мне осознать, что я многим тебе обязана, и речь не только о деньгах, которые я должна выплатить в счёт долга, но и об уверенности, которую ты открыл во мне. Уверенности, с которой ты доверяешь мне свои личные убеждения. - Она замолчала и подождала. - Я не предам твое доверие.

Когда в столовую вошли Синди и Кэрол, чтобы накрыть на стол, Тони продолжал рассматривать ее. Он искал какой-либо признак манипуляции с ее стороны. Что же на самом деле она ожидала получить? Когда они снова остались одни, он сказал:

- Клэр, если ты честна со мной, то не перестаёшь меня удивлять. Но если ты играешь, то пожалеешь об этом.

- Тони, что я получу от игр с тобой? Я осознаю, что моё настоящее, будущее, как и моя свобода, находятся только в твоих руках. И приношу извинения за своё поведение до твоего отъезда.

Он опустил взгляд, обдумывая ее слова. Ее глаза не лгали: он видел в них ее душу, но не борьбу. Тони не принял ее предложение, но и не упрекнул за это. Он сменил тему, и они продолжили есть.

После ужина он проводил ее в сад на прогулку. Когда они подошли к тому месту, где она обычно исчезала, он остановился. Тропинка, ведущая отсюда в лес, была протоптанной. Он пристально вглядывался в деревья. С заходом солнца лес выглядел темным и неизведанным, но он знал, что она уходила туда каждый день. Зачем?

Клэр перевела взгляд с точки где-то на границе деревьев на него. Когда от нее не последовало инициативы, Тони спросил:

- Расскажи мне о своих прогулках. Как далеко ты заходила?

- Не знаю… где-то на несколько миль. Сначала я просто гуляла.

- Сначала?

- Во-первых, я пыталась почувствовать размах твоих владений и гуляла в разных направлениях. Я нашла самые красивые полянки, прямо посреди деревьев. Там были цветы, дикие цветы, и…

Он внимательно слушал ее речь, но в ней было что-то еще: какое-то открытие или чудо, о котором не слышал и не видел ранее, он уверен. Это же просто чертовы деревья, которые растут везде, где человек строит что-то действительно захватывающее. Но с описаниями полянок, насекомых, животных ее глаза - нет, все ее лицо – засветилось так, будто бы она описывала самые прекрасные чудеса природы во всем мире.

- Тогда я нашла озеро. О, Тони, оно потрясающее. Оно небольшое, но и немаленькое. В нем плавают рыбки, и там есть небольшой пляж. Я брала туда с собой книги и наслаждалась чтением, сидя под солнцем.

- Озеро? - переспросил он. - Я видел одно, много лет назад, когда облетал свои владения, чтобы выбрать наиболее удобное место для строительства дома.

Он видел, как ее удивление переросло в неприкрытое беспокойство.

- Озеро же находится в твоих владениях?

Он взял ее за руку.

- Да, - заверил он. - Это все еще мои земли. Ты не нарушила моих правил.

При виде того, как в выражении лица Клэр появилось явное облегчение, мысленный красный сигнал замаячил сильнее. Может быть, как сказала Кэтрин, он привязался к ней или скучал по ней? Скучала ли она по нему? Он не хотел спрашивать. Если он спросит, то сможет ли доверять ее словам? А что, если она скажет правду, но это будет не желанный ответ? Лучше даже не спрашивать.

Он полез в нагрудный карман и достал чёрную бархатную коробочку.

- Я нашёл их для тебя в Италии. Думаю, они станут отличным дополнением к твоему ожерелью.

Клэр нерешительно приняла коробочку. Прежде чем открыть ее, она взглянула на него из-под ресниц. Она снова поразила его своей непохожестью на любую из женщин, что он встречал раньше. Они никогда не колебались; они хотели подарков и чем больше, тем лучше. Но с другой стороны, они с Клэр не состояли в отношениях, не так ли?

Открыв коробочку, внутри Клэр обнаружила пару жемчужных серёжек, которые он нашел в небольшом ювелирном магазинчике во Флоренции. Увидев их в окне, он сразу же подумал об ожерелье Клэр. Они не были точной копией, но все же жемчужины были очень похожи и были помещены на небольшие круги из белого золота.

Он пояснил:

- Твоё ожерелье – это крестик. А теперь у тебя есть еще серёжки – нолики. Крестики – нолики, - сказав это, он улыбнулся.

- Спасибо, Тони, - ответила она, захлопнув крышку. - Так любезно с твоей стороны, что ты подумал обо мне во время такой напряжённой поездки.

Он снова взял ее под руку, и они продолжили прогулку по саду. Солнце садилось, и Тони был дома.


Глава 6

День, проведенный с друзьями – сентябрь 2010 г.

(Последствия – Глава 15)


Одно мгновение ссоры может быть столь отравляющим, что заставит позабыть о множестве проведённых вместе приятных минут.

Мелькор Лим

- Я выиграл, - сказал Тони, передавая Тиму кий для бильярда. - Лучше бы тебе в следующей игре с Томом одержать победную серию, или мне придётся поискать нового вице-президента.

Том услышал весёлый голос Тони и присоединился к веселью.

- Всё в порядке, Тим: Тони даст тебе хорошие рекомендации, - засмеялся он, - если только компания не ищет акулу бильярда.

Тим улыбнулся.

- О, я не беспокоюсь. Вы еще не видели мои навыки. Уверен, что к завтрашнему дню найду выгодную работу.

Брент толкнул Тони локтем и прошептал:

- Мне нравится его самоуверенность.

- Ага, в этом малом что-то есть. Рад, что Кортни разрешила тебе его пригласить.

Брент пожал плечами.

Тут из с другого конца комнаты из-за стола для покера окликнул Элайджа:

- Эй, кто готов проиграть немного денег? У нас с Чансом уже есть фишки.

Брент выгнул бровь, посмотрев на Тони.

- Думаю, время показать им, кто тут настоящий карточный мастер.

- Может, нам стоит быть к ним поснисходительней? - предложил Тони.

- Не-а, - в унисон ответили оба.

Когда они приблизились к столу для покера, Тони помедлил.

- Сыграйте пару конов без меня. Я на минуту поднимусь наверх.

- За баром есть ещё пиво, - предложил Брент.

Тони опустил взгляд на свою почти полную бутылку.

- Я в порядке. Это всё потрясающая кухня твоей жены – хочу прихватить еще того сырного соуса.

Брент подозрительно посмотрел на него.

- Конечно, дорогу ты знаешь. Но возвращайся поскорей, как только проведаешь свою девушку. Мы будем ждать.

Тони мгновение пристально смотрел на своего друга. Его девушку? Даже и близко нет. «Спутница». На таком описании он остановился.

- Как скажешь. - Он пожал плечами. - Мне нравится сырный соус.

С этими словами он поставил бутылку пива на ближайший стол и поднялся по лестнице. Когда он повернул в сторону кухни, его остановили голоса. Со своего места он мог только слышать женщин. Внезапно возобладал голос Мэри-Энн: она довольно подробно рассказывала об одном из клиентов Элайджи — о какой-то кинозвезде с телом, за которое можно умереть. Тони ждал и слушал, пока другие голоса высказывали своё мнение. С каждым комментарием, не принадлежащим Клэр, Тони всё больше и больше думал об её сдержанности. Он и не думал, что женщина, которой он обзавёлся в Атланте, смогла бы так долго хранить молчание. Чем дольше её голос не был слышен, тем больше его возникшую гордость накрывала растущая волна паники. Что, если она ничего не говорит, потому что её там нет? Что, если она нашла способ уйти - способ сбежать? Смогла бы она на это пойти?

Он решительно завернул за угол в надежде собственными глазами убедиться в её присутствии. И хотя она сидела лицом к выходу на задний двор, он сразу же увидел её профиль. Она расположилась в углу двухместного плетёного дивана, водя пальцем по краю бокала с вином, и слушала, как все обсуждали сексуальную кинозвезду. Пока он наблюдал, её взгляд был устремлен на женщин, и она внимательно следила за ходом беседы. На долю секунды он подумал о женщине, которую повстречал в "Красном Крыле". Казалось, у этих двух Клэр не было ничего общего. Дело было не только во внешности, хотя эта Клэр была более загорелой и светловолосой — качества, которые он высоко ценил. Желтые пряди, подчёркивающие новый цвет её волос, были его любимым изменением; вот почему он предложил взять её в Чикаго. Солнце уже клонилось к закату, и этот светлый цвет нужно было оживить. Еще эта Клэр была более утончённой и воспитанной: она не встревала в разговоры и не говорила сверх меры. Конечно, она могла больше говорить, когда они оставались наедине, но женщина, сидящая сейчас на террасе, знала свою роль. В ту минуту, когда он уже был готов ступить в кухню, он услышал её имя.

- А ты, Клэр, что думаешь? Он очень горяч, не так ли? - Было что-то такое в голосе Бонни, что действовало Тони на нервы. Он надеялся, что Элайджа и Мэри-Энн смогут отправиться в поездку без этих прилипал.

Тони увидел улыбку Клэр: она не была такой же искренней, как та подаренная ему в машине, но не умаляла её привлекательности. Не имея понятия, что он наблюдает за ней и слушает её ответ, она произнесла:

- О да, очень! Но я не видела этот фильм. - Посмотрев на Мэри-Энн, она извинилась: - Мне жаль. Я не большой киноман.

Тони знал, что сейчас это правда, но, когда он наблюдал за ней в Атланте, она часто ходила в кино с друзьями. Он вспомнил, как взял её на фильм — их закрытый просмотр — около месяца назад. А потом откинул эти воспоминания. Они уже не были столь приятными, как когда-то.

- А Тони? - полюбопытствовала Бонни. - Он киноман? Чем вам нравится заниматься вдвоём?

Прежде чем Клэр смогла ответить, к разговору присоединилась Сью:

- Позволь мне рассказать - я смотрела этот фильм на прошлой неделе. Тим не любит такие фильмы, так что я ходила с подругой...

Тони прекратил слушать, когда его запястья коснулась рука. Обернувшись, он увидел, как Кортни наклонилась к нему и прошептала:

- И где ты её нашёл?

- Что?

Кортни выпрямилась и посмотрела прямо ему в глаза.

- Она же не твой типаж. - Серьёзное выражение её лица перешло в радостное. - И это хорошо. Мне она очень нравится.

- Правда? И что ты подразумеваешь под "моим типажом"? Не знал, что у меня есть какой-то типаж.

- Есть, и большинство из этих типажей не застать за непринуждённой болтовнёй на моей террасе. Клэр очаровательна. Признаю, когда Брент сказал, что ты взял её с собой в деловые поездки в Нью-Йорк, я восприняла это скептически. - Она положила ладонь на его руку. – Ты же знаешь, мы волнуемся о тебе. Просто, некоторые женщины, с которыми ты ходил на свидания...

Тони прервал её:

- Хочешь сказать, что не одобряешь мой выбор? - Хотя его слова и можно было принять за обвинение, голос звучал мягко и игриво.

- Наверно, это не моё дело, но кто-то должен держать тебя в узде. - В её голубых глазах мелькнул огонёк. - Клэр молода, но думаю, она может справиться с этой задачей. Я тебя никогда раньше таким не видела.

- Каким?

- Посмотри на себя. Ты поднялся сюда, чтобы проверить её. В чём дело? Боишься, что она узнает твои тёмные секреты и даст дёру? - Кортни наклонилась ближе. - Не волнуйся, с нами она в безопасности.

- Я не проверяю её. Я-я хотел взять что-нибудь поесть. - Как только эти слова сорвались с его языка, он осознал, что всю еду убрали.

- О, это моя ошибка. - Её ухмылка ясно демонстрировала, что она не поверила в его легенду. - Наверно, то, что ты здесь застыл и подслушиваешь, сбило меня с толку.

Кортни не знала, как ошибалась или почему Тони проверял Клэр — её присутствие и поведение. В конце концов, он впервые предоставил ей столько свободы с кем-то не из домовой прислуги, и это нарушало его спокойствие. Даже когда они были на акции по сбору денег или она совершала шопинг, у неё никогда не выдавалось достаточно времени, чтобы обсудить с кем-то свою ситуацию. И он понимал, что не хотел бы, чтобы она обсуждала её сейчас. Он перевёл взгляд на Кортни, которая быстро подошла к холодильнику. Открыв большую дверь, она спросила:

- Что ты там хотел поесть?

Он знал, что его поймали, не было причины продолжать игру в шарады. Засмеявшись, он ответил:

- Не стоит беспокоиться. Думаю, я обойдусь.

Должно быть, Клэр услышала их голоса. Когда он вернул взгляд к террасе, она смотрела прямо на него. На губах играла улыбка, а в глазах застыл вопрос — она искала его одобрения. Даже не задумываясь, он улыбнулся ей. Плечи Клэр расслабились, она поставила бокал на стол, всё ещё глядя в его сторону, и начала вставать. Но он покачал головой, тем самым говоря ей оставаться на месте. Она послушно подхватила бокал и села обратно, откинувшись на подушку. Он услышал достаточно из их разговора, чтобы утверждать, что она хорошо справилась, а поэтому не хотел прерывать дамский разговор.

Когда он вернул взгляд к Кортни, та пристально смотрела на него.

Прежде чем она заговорила, он произнес:

- Э-э, я, пожалуй, спущусь.

- Да, давай. Надеюсь, тебе понравились закуски.

Будь это кто-то другой, Тони бы огорчился — но не с Кортни. Он действительно ценил дружбу с ней и Брентом. Когда он говорил Клэр, что они одни из его самых близких друзей, то говорил это искренне. В Кортни было что-то такое, что освещало всю комнату. В то время как другие при нём нервничали и испытывали тревогу, она этого никогда не делала. За это он восхищался ею.

Спускаясь вниз, он думал о том, как Кортни оценила Клэр. Его это одновременно озадачило и порадовало. Он нервничал, приведя Клэр на барбекю. Нельзя сказать, что он сомневался в том, что она справится; на протяжении почти шести месяцев её поведение улучшалось в геометрической прогрессии. Большей проблемой было то, что Кортни могла увидеть за ее внешним фасадом. А то, что она ничего не увидела и одобрила Клэр, заставляло задуматься.

Он спустился на нижний этаж как раз вовремя - Тим поднял кий и прицелился.

- Восьмой шар, угловая луза.

Мгновение спустя чёрный шар отскочил от одного борта к другому, успешно избежав раскиданные по столу полосатые шары, и без труда закатился в угловую лунку. Том потряс головой и сказал:

- Похоже, меня только что обыграл ученик.

Уже меньше волнуясь о поведении Клэр, Тони хлопнул Тима по спине.

- Хорошая работа. Можешь быть уверен, что твоя должность в безопасности. Только не думай, что, бросив мне вызов в восьмёрке, поднимешься вверх в «Роулингс Индастиз». Я не планирую в ближайшее время передавать кому-либо бразды правления.

Уже темнело, когда все расселись вокруг костра Брента. Как бы Тони ни наслаждался дружескими посиделками, он не мог перестать думать о том, чтобы забрать Клэр домой и рассказать ей, какую изумительную работу она проделала. Да, но рассказать — не единственное, что было у него на уме. Он намеревался в полной мере показать ей. Он не планировал выражать признательность. Она сделала то, что должна была. Он планировал позитивное подкрепление. За несколько часов она, похоже, очаровала не только Кортни, но и всех его друзей.

Кортни оказалась права, когда сказала, что большинство женщин, с которыми он ходил на свидания, были не из тех, кто с удовольствием бы сидел вокруг костра и слушал разные истории. Эти женщины любили, чтобы их поили вином и кормили ужином, и наслаждались всем, что можно было купить на его деньги. Присутствующие здесь люди понятия не имели, что для Клэр этот пикник значил больше, чем бриллиантовый браслет. Они не представляли, что за долгое время для неё это первое событие, где присутствует так много людей. Он сжал плечи Клэр и не сдержал улыбки, когда она посмотрела на него. Этот день несомненно оказался лучше, чем он представлял или ожидал. Тони прошептал:

- Нам пора идти.

Хотя на лице Клэр и промелькнула тень разочарования, мгновение спустя она согласно кивнула и улыбнулась. Она знала, что лучше не спорить, особенно на людях. Вокруг костра раздались разочарованные голоса остальных друзей. Все хотели, чтобы Тони и Клэр остались подольше.

- Было очень приятно познакомиться с вами, - сказала Клэр за мгновение до того, как Кортни притянула её в объятья.

- Спасибо, что пришла, и постарайся, чтобы Тони приводил тебя почаще, - сказала Кортни, подглядев на Тони через плечо Клэр и подмигнув ему. Когда женщины закончили обниматься, Кортни продолжила говорить, обращаясь к Тони: - И не спугни её. Мне она нравится.

Тони невинно пожал плечами и вовремя поднял взгляд, чтобы увидеть, как Сью сунула в руку Клэр клочок бумаги. Когда девушка развернула его, та сказала:

- Позвони мне, и мы вместе пообедаем.

Следующие несколько минут прошли как в тумане. Сработала потребность Тони соблюдать правила приличия, и он говорил и действовал на автопилоте. Пока он оставался вежливым и прощался со всеми, в его голове кружились мысли о записке. Что в ней? О чём Клэр со Сью говорили? Он проводил Клэр до машины и открыл дверь. Помог ли он ей забраться внутрь? Он не помнил. В ту минуту, когда Тони вырулил с участка Брента, его прочно укоренившаяся забота о правилах приличия испарилась, остались только он и Клэр. Их больше никто не окружал. Хотя солнце уже село, осенний вечер был наполнен красными оттенками, пока они в тишине ехали по просёлочным дорогам. Он не пытался сдержать опасную ярость. Как мог идеальный день так радикально измениться?

Тони не знал, как долго или как далеко они проехали, прежде чем внезапно свернуть на обочину. Грязь и камни застучали по днищу кабриолета, когда он обрушил ногу на тормоз и перевёл рычаг коробки передач в режим парковки. В его голове проносилось слишком много мыслей, слишком много вопросов и слишком много возможностей. Он представлял беседу между Клэр и женой его вице-президента.

- Я не его спутница, он похитил меня. Вы можете мне помочь? Он не такой, как вы думаете!

Возможностей была масса. Не говоря ни слова, Тони протянул руку — он даже не посмотрел на неё. Только не после того, что она сделала.

- Тони... - начала она, передавая ему клочок бумаги.

Он не дал Клэр возможности продолжить. Рукой, в которой была записка Сью, он обхватил её рот и сжал щёки. Если он закроет ей нос... нет, он не этого хотел. В тот миг он не знал, чего хотел. Он знал только, что идеальный день скатился к чёрту за считанные секунды.

- Не сейчас, - сумел сказать он сквозь стиснутые зубы. - Обсудим это, когда приедем домой. - Убрав руку от её лица, он ослабил хватку на руле.

Они ехали в тишине, пока не достигли главного входа в поместье.

Перед поездкой к Симмонсам Тони заключил с Клэр сделку. Это была сделка или угроза? В любом случае он пообещал ей день в спа-салоне Чикаго, если она будет хорошо себя вести. Когда он остановил машину, то даже не потрудился открыть ей дверь. Потому что это не чёртово свидание. Он смотрел прямо перед собой, проговорив:

- Поднимайся в свою комнату. Я скоро буду. Мне нужно кое-что сделать, например, отменить запись в спа-салоне.

Хотя он не обернулся, но знал, что она хотела заговорить, возможно, объясниться. У неё ушло на это несколько секунд. Но вскоре она открыла дверь и пошла к дому — краем глаза он видел, что её голова была высоко поднята, а плечи расправлены. Её самонадеянность перед лицом его силы только подлила масла в огонь. Раз ей хватает наглости так реагировать, зная, что её накажут, почему она не может рискнуть и попытаться освободиться?


* * *

Он целый час наблюдал за ней по мониторам. Кэтрин даже пришла к нему в кабинет и пыталась выяснить причину изменений в его поведении. Но он не мог или не хотел объяснять. Не мог сказать Кэтрин, что она всё это время была права, что Клэр просто сдерживала себя, ожидая возможности освободиться, унизив его при этом. Тони не хотел признаваться в этом даже себе, не говоря уже о ком-то ещё. В конце концов, он взял её в гости к своим друзьям — лучшим друзьям, — и посмотрите теперь, что она сделала!

Он принял решение. Любое поведение имеет последствия, и её нужно наказать. Как? Он обдумывал это, пока не осознал: наказание — это не то, о чём нужно думать, это то, что нужно выполнять без промедления, когда требуется. Это способ пресечь недопустимое поведение. Что бы она ни сказала или сделала, находясь рядом со Сью, было несомненно недопустимо. Клэр знала правила: никакого разглашения личной информации. Раз Сью захотела пойти пообедать, очевидно, с ней поделятся личной информацией, если этого уже не произошло.

Перешагнув порог её комнаты, Тони решил, что позволит Клэр самой выбирать своё наказание: время взаперти или телесное наказание. Принимая решение, она быстрее смирится с ответственностью за свои действия, признает своё неповиновение и согласится с последствиями.

На мониторах Тони видел, что Клэр вышла на балкон. Звук открывающейся двери, должно быть, привлёк её внимание. Он ничего не сказал, но остановился и пристально посмотрел на неё. Это была невысказанная команда, и она услышала её громко и ясно. Распрямив спину и не отрывая от него взгляда, она храбро подошла к нему и остановилась в нескольких сантиметрах. Он поднял подбородок, наклонился вперёд и опалил её щёки свои тёплым дыханием. Тони не хотел недопонимания: она не выполнила свою часть соглашения и заплатит за это определённую цену.

- Что мы обсуждали прямо перед поездкой на барбекю?

В её глазах вспыхнул огонь, но слова прозвучали уважительно.

- Я сказала, что не подведу тебя, и сдержала своё слово.

- Действия имеют последствия. Я говорил тебе об этом. Почему это так сложно запомнить?

- Тони, всё не так! Если…

Он не стал ждать оправданий. Контроль, который он пытался удержать, сидя за рулём и в кабинете, испарился. Он раскрыл ладонь и ударил её по щеке. Пощёчина была не такой силы, чтобы сбить её с ног, но достигла своей цели — Клэр замолкла.

- Действия имеют последствия, - повторил он.

Пока наглядность его аргумента начала проявляться на её щеке, глаза Клэр были прикованы к нему. Тони продолжил:

- И я долго думал о соответствующем наказании.

- Тони, если только ты позволишь мне рассказать. Я знаю, что ты принял решение, но позволь мне рассказать.

Её сила была достойна похвалы. Испытывая почти благоговение, он кивнул и сказал:

- Прекрасно, только быстро.

Её слова не имели значения, он уже принял решение.

- Собираясь на барбекю, я очень нервничала, но отлично провела время. Кортни - замечательная хозяйка и безумно очаровательная. Все были очень добры ко мне. Я, правда, не знала, чего ожидать, - она практически не делала пауз между словами. - Ну, все, кроме Бонни. Кстати, я слышала ее разговор с Мэри-Энн, и каждый был на твоей стороне. В том числе и я. А что касается Сью, то она одинока. Она сказала, что Тим много работает, и заверила, что ему это нравится, но ей одиноко. В какой-то момент она попросила у меня номер моего телефона. Но ты же знаешь, что у меня его нет. Хотя мне показалось, что это будет звучать глупо, ведь у каждого есть мобильный телефон. Поэтому я сказала, что не взяла его с собой, а номера не помню. Я никогда не звоню себе сама. И именно по этой причине, как мне кажется, она и дала мне свой номер телефона. Я, правда, не знала, что она собиралась это сделать. Если бы я знала, разве бы позволила ей сделать это у тебя на глазах?

Он не хотел этого слышать — не так он себе это представлял.

Клэр продолжила:

- Когда Кортни представила меня Тиму и Сью, я сказала Тиму, что слышала от тебя много хорошего о нём. Предполагаю, это только расположило Сью ко мне. Женщины любят слышать хорошее о своих мужьях. Если бы мне дали номер в твое отсутствие, я бы рассказала тебе. У меня все равно нет возможности позвонить. А если я вдруг не позвоню, это покажется нетактичным. Я знаю, как ты заботишься о правилах приличия, - её голос смягчился. Она изложила свою точку зрения, это было похоже на заседание суда. - Я действительно была сегодня на высоте. Это просто недоразумение, а у тебя очень милые друзья.

Тони заглянул в её глаза и попытался отыскать в себе былой гнев, когда её объяснение закончилось. Он хотел наказать её; она это заслужила, разве нет? Он продолжит действовать согласно своему плану.

- Я решил, что ты сама можешь сделать выбор. Возможно, тебе бы хотелось узнать свои варианты?

Её зелёные глаза наполнились потрясением. Такое же выражение лица у неё было на том ужине, после которого он показывал ей фильмы. Окно в её мысли исчезло. Впервые с тех пор, как он зашёл в комнату, она отвернулась, а её голос звучал беспомощно.

- Тони, ты принял решение, мне всё равно.

- Первый вариант - две недели в своей комнате без права покидать её.

Внезапно, огонь вернулся. Она сердито посмотрела на него, встала и встретилась с ним лицом к лицу. Господи, его пленила её сила. Потрясение исчезло. Если будет наказание, она хочет выбрать его.

- Тогда, я выбираю второй вариант.

Тони ничего не ответил. Молчание нарастало. Он хотел её. Хотел сказать, что сожалеет, что погорячился, но тогда это будет не он. Он не мог.

- Очень хорошо. Раздевайся.

Без колебаний Клэр повиновалась его приказу. Сначала она расстегнула блузку, одну пуговку за другой. Затем выскользнула из брюк, всё это время сохраняя с ним зрительный контакт. Она не стала возражать или жаловаться. Тони становилось всё труднее сдерживать возбуждение. Когда тело Клэр задрожало, он поискал в себе остатки гнева. Как и его ярость, тот исчез. Злость Тони растворилась.

- Подойди ко мне, - скомандовал он.

Она подошла. Тони взял её за плечи и заглянул в её зелёные глаза.


- Чёрт возьми, Клэр. - Он притянул её ближе. - Я сделал поспешные выводы, основываясь лишь на том, что видел. Правила приличия важны. Я решил, что ты спланировала что-то с Сью — то, чего бы я не одобрил. Я ошибся. Твоя речь, - он приподнял её подбородок, на этот раз нежно, его голос смягчился, - была очень храброй. - Он наблюдал за сменой выражения на её лице. - Она помогла мне понять, что я сделал неправильный вывод. - Он положил голову на её макушку, и запах горящей древесины напомнил о костре Брента. Он заключил её тело в кольцо своих рук. Она всё ещё дрожала, и ему хотелось согреть её.

Воспоминания об этом дне всплыли на поверхность: её улыбка, то, что сказали Кортни и Брент, даже то, что Сью хотела пообедать с ней. Он был мучительно взволнован всем этим, как и мягким обнаженным телом в своих руках.

Голос Тони по-прежнему был нежным:

- Всё то время, пока Сью не передала тебе записку, я чрезвычайно гордился тобой. Ты была великолепна. Кортни раз десять мне это повторила. - Он почувствовал, как напряжение покинуло её тело, и она расслабилась у него на груди. Клэр подняла глаза и улыбнулась. Он продолжил: - Я хочу, чтобы мы кое-что сделали.

- Что бы это ни было, я согласна.

Он был неправ, но вместо того, чтобы расстраиваться, Клэр испытывала облегчение. Он хотел её больше, чем когда-либо. Тони больше не пытался подавить ухмылку, когда сказал:

- Твои волосы пахнут дымом. Я хочу, чтобы мы вместе приняли душ.

Усмехнувшись в ответ, Клэр взяла его за руку и повела в ванную. Там она потянулась к пуговицам его рубашки, но прежде чем расстегнуть их, вопросительным взглядом нашла его глаза. Она без слов спрашивала разрешения, и он страстно желал дать его и даже больше. Пока она снимала с него одежду, он распустил её косу. Встав под тёплые струи воды, Тони намочил её волосы, после чего взял шампунь и нежно помассировал их.

- У тебя такие красивые волосы, но их нужно постричь. Погода становится холоднее, может, тебе немного их осветлить? Думаю, в спа-салоне тебе понравится. У них очень хорошая репутация.

На её лице застыло выражение невинности и удивления, практически погубившее его, когда она повернулась и спросила:

- Ты не отменил мою запись?

- Нет, я надеялся, что все-таки передумаю.

Это правда? Он надеялся? Или понял, что спа-салон закрыт до утра? В любом случае, пока он наносил кондиционер на её волосы, и цветочный аромат заменял запах дыма, он радовался тому, что у него не было возможности это сделать.

Вскоре его скользкие руки нашли путь к изгибам её груди. Несмотря на тёплую воду, её соски напряглись и затвердели. Его поглаживания спускались всё ниже и ниже. Тони развернул её, приподнял и прижал к стенке душа. Она была такой лёгкой и подходила ему идеально. Когда её ноги обернулись вокруг него, он захотел вызвать в ней то же безумие, что горело в нём. Его язык и зубы дразнили соски, пока пальцы увеличивали скорость. Когда её ногти вцепились в его плечи, он понял, что она была близка к тому наслаждению, которое он тоже желает испытать.

Слегка приподняв её, он нашёл место, где жаждал оказаться. Её стоны наполняли душ и толкали его всё дальше. Всё напряжение этого дня выплеснулась, когда их тела сотряслись от последствий их соития. Клэр положила голову на плечо Тони, и он услышал её прерывистое дыхание. В этот миг ему ничего так не хотелось, как снова услышать те стоны удовольствия.

Всю ночь он получал, что хотел, и удостоверился, что и она осталась довольна.

Тони проснулся раньше звонка будильника. Услышав негромкое дыхание Клэр, он увидел, что та свернулась в комочек на дальней стороне кровати, укрывшись лишь простынёй. В бледном свете луны он рассматривал её волосы, веером рассыпанные вокруг головы, влажные и волнистые. Простыня не скрывала её маленькое, гибкое и податливое тело. Аккуратно приподняв одеяло, он укрыл её, наблюдая за тем, как от его тепла она неосознанно расслабилась и погрузилась в более глубокий сон. Он снова хотел её. Он знал, что может разбудить её, и она выполнит любое его требование. Опустив голову обратно на подушку, он вспомнил секс, который у них был, и задался вопросом, когда же это произошло? Ему больше не хотелось доминировать, только доставлять удовольствие.

Он не осознавал реальную глубину своих чувств, пока не услышал, как извиняется. Энтони Роулингс мог по пальцам одной руки пересчитать тех людей, перед которыми когда-либо извинялся. И теперь эту женщину — объект его плана — можно внести в этот список.

Вместо того чтобы наслаждаться этим открытием, он ругал себя. Кэтрин была права: он должен оставаться равнодушным, доминирующим, главным в ситуации. Но был ли он всё ещё главным? Был. Даже Кэтрин сказала, что он привык к Клэр — так оно и было.

Возможно, он и правда извинился, и все это зашло слишком далеко. В памяти тут же всплыли слова из прошлого: "Только слабые извиняются". Тони поклялся, что не позволит этому снова произойти. Вновь взглянув на женщину, лежащую всего в метре от него, он подумывал её разбудить. Так он продемонстрирует свою беспристрастность и доминантность и подтвердит, что он - не слабый. Он может доказать, что контролирует ситуацию.

Глядя на безмятежное выражение её лица, думая о том, как она раз за разом отдавала себя и уступала, Тони бесшумно вылез из кровати, натянул джинсы и покинул комнату. Шагнув в коридор, он решил с этим разобраться.


Глава 7

Несчастный случай – сентябрь 2010 г.

(Последствия – Глава 19)


- Случайностей не существует; так ошибочно называют судьбу.

Наполеон Бонапарт


Вся чёртова сделка висела на волоске. Столько часов и миллионов долларов потрачено на исследование и рассмотрение этой инвестиции и фондовой компании, и всё развалится из-за глупого разногласия насчёт поглощения прибыли? Сидя во главе длинного стола для переговоров, Тони слушал обсуждение и понимал, что его терпение на исходе.

- Дамы и господа, - его голос перекрыл шум споров, - у вас есть моё предложение. Ваша компания не будет простаивать следующие шесть месяцев. Вы можете согласиться на сделку или объявить о банкротстве. Если вы примете моё предложение, ваши сотрудники получат соответствующее возмещение в обмен на потерю своей прибыли.

- Мистер Роулингс, при всём уважении, вы предлагаете продать нашу компанию за бесценок.

Поднявшись, Тони поправил пиджак и, проигнорировав вибрацию своего личного телефона, ответил:

- Да, мистер Коллинз, так и есть. Больше года я изучал всю подноготную вашей компании. У вас нет других перспектив. Я советую вам принять это предложение. Федеральные суды по делам о банкротстве не будут столь щедры.

Под усиливающееся бормотание за столом для переговоров Тони убрал документы и ноутбук в кожаный портфель и кивнул своей команде. Обращаясь к собравшимся, он объявил:

- Жду ответ завтра к полудню, иначе решу, что вы решили попытать счастья в судах. Хорошего дня, дамы и господа.

Комната погрузилась в потрясённое молчание, пока Энтони Роулингс и его протеже собрали вещи и вышли из-за стола. Когда они миновали стеклянные двери и приблизились к лифту, Тони услышал, как Том вздохнул. Помогавшая ему команда состояла из Тома Миллера, его партнёра, Шэрон Майклс и Дэвида Филда, одного из посредников Тони. В маленький лифт вошла только эта компания. Как только двери закрылись, Том наклонился к Тони и тихо сказал:

- Знаю, тебе известно, как дорого нам обойдётся провал этой сделки. Мы говорим о...

Не теряя профессионализма, Тони встретился с глазами Тома, оборвав его на полуслове и зашипел:

- Мне об этом хорошо известно. Продолжим обсуждение в офисе.

Беседа официально зашла в тупик. Тони не волновало, что ещё только обед, а его встречи расписаны до самого позднего вечера. Он мог только представлять одну и ту же информацию множеством различных способов. У него не было ни терпения, ни желания развлекать придурков в комнате для переговоров наверху. Они хотели то, чего он не желал давать. Он знал, что нужен этой компании больше, чем она - ему. И прямо сейчас ему нужно несколько минут, чтобы успокоиться. Если он этого не сделает, то спишет эти потери, как чертов налоговый вычет.

Они сели в ожидающую их машину, не нарушая тишины. Возвращение в Айову не было запланировано до самого утра, и все понимали, что проведут остаток дня и, возможно, ночь за анализом. Несмотря на комментарии Тони, вложено было слишком много, и решающие кусочки информации могли гарантировать успешный исход сделки. По приблизительным оценкам, у них впереди длинная ночь.

Как только Тони начал успокаиваться, то вновь почувствовал вибрацию в кармане и потянулся за айфоном. Коснувшись экрана, он увидел надпись: «ДВА ТЕКСТОВЫХ СООБЩЕНИЯ».

Оба были от его пресс-секретаря Шелли. Он прочитал первое:

«МИСТЕР РОУЛИНГС, ПОЖАЛУЙСТА, ПРОЧИТАЙТЕ ПРИКРЕПЛЁННЫЙ ПРЕСС-РЕЛИЗ, НА КОТОРЫЙ Я ТОЛЬКО ЧТО НАТКНУЛАСЬ. ОН НЕ БУДЕТ ВЫПУЩЕН В ПЕЧАТЬ НЕСКОЛЬКО ДНЕЙ. ЕГО КУПИЛИ «РОЛИНГ СТОУН» И «ПИПЛ». НЕ ДУМАЮ, ЧТО СМОГУ ЭТОМУ ВОСПРЕПЯТСТВОВАТЬ».

Машина двигалась

рывками. Тони ненавидел автомобильное движение в Нью-Йорке. Это была одна из причин, почему он решил жить в Айове. Конечно, там тоже было движение, но без таких тормозов. Вместо того чтобы прочитать приложение, он открыл второе сообщение, тоже от его пресс-секретаря:

«МИСТЕР РОУЛИНГС, Я ПОЛУЧИЛА ПОДТВЕРЖДЕНИЕ, ЧТО РЕЛИЗ ПРОДАДУТ ОБОИМ ЖУРНАЛАМ. ЕСЛИ Я ПОПЫТАЮСЬ ОСТАНОВИТЬ ПУБЛИКАЦИЮ, МЫ МОЖЕМ СТОЛКНУТЬСЯ С ОТВЕТНОЙ РЕАКЦИЕЙ. ПОЖАЛУЙСТА, ОТВЕТЬТЕ НЕЗАМЕДЛИТЕЛЬНО».

- Они блефуют, - разорвал стоящую в салоне тишину голос Тома.

- Я не блефую, - ответил Тони. - Я лучше расстанусь с предварительными затратами, чем буду иметь дело с этими придурками. Я не пойду у них на поводу. Мы найдём что-нибудь, что заставит их молить о моём предложении, и это случится сегодня.

Том не ответил, как и все остальные. Но Тони и не ждал ответа. В конце концов, он не спрашивал. У них есть миссия, и она будет выполнена. Когда машина остановилась перед высоким офисным зданием, Тони с коллегами молча вошли внутрь. Бесшумный лифт отвёз их на шестьдесят второй этаж к Нью-Йоркским офисам «Роулингс Индастриз».

Симпатичная темноволосая секретарша оставила свои дела, когда Тони со своей свитой вошли в приёмную генерального директора.

Не успела она заговорить, как Тони произнёс:

- Келли, нам предстоит долгая ночь. Закажи еду. Нужно, чтобы доставили сэндвичи и кофе.

- Я займусь этим немедленно, мистер Роулингс. - Келли передала ему тонкую стопку бумаги. - Сэр, Шелли звонила много раз. Она очень хочет, чтобы вы прочитали пресс-релиз. Я взяла на себя смелость распечатать его для вас.

Взяв распечатку, Тони поблагодарил её и прошёл в свой личный кабинет, за ним последовал только Том. Он начал садиться за стол, когда заголовок на странице привлёк его внимание. Внезапно его тело замерло, а из легких вышел весь воздух.

"Ответы получены – загадочная женщина из жизни Энтони Роулингса согласилась на беседу тет-а-тет".

Его щёки побледнели, кровь отлила от лица.

- В чём дело?

В голосе Тома слышалась озабоченность. Хотя их дружба основывалась не только на бизнесе, Тони не чувствовал, что может с ним этим поделиться. Он оторвался от статьи, натянуто улыбнулся и встретился глазами со своим давним другом.

- Мне... - он запнулся. - М-мне нужна минута. Я позову тебя, как буду готов начать.

- Уверен? Если я что-то могу...

- Минута - сейчас, - оборвал его Тони.

Не громкость его голоса требовала действий, а звучавшая в нём властность.

Том кивнул и направился к двери. Через несколько секунд Тони остался наедине с пресс-релизом, которым Шелли так отчаянно хотела поделиться.

Он просмотрел страницы. В глаза ему бросались слова и фразы из разных абзацев: "С мая 2010 года… особенной женщине Энтони… согласилась посидеть… независимой журналисткой… Мередит Бэнкс… Клэр Николс. Кровь Тони закипела. Кончики пальцев побелели и онемели, когда он крепче сжал беззащитные листы.

Он принялся читать дальше: "Благодаря давнишней дружбе, Клэр наконец согласилась сесть и обсудить свои взаимоотношения с одним из самых популярных холостяков мира".

Колени Тони медленно подогнулись, и его высокое мускулистое тело осело на край большого кожаного кресла. Он продолжил читать: "Энтони Роулингс уже давно считается отличной добычей для любой достойной женщины. Он встречался с такими женщинами, как: супермодель Синтия Симмонс и исполнительница Джулия Оуэнс. Однако ни один из его предыдущих романов не длился долго. До тех пор, пока Энтони Роулингс и мисс Николс не стали парой. Впервые эти двое были замечены в конце мая (см. фото) на симфонии Четырёх городов недалеко от большого поместья Энтони Роулингса. И с тех пор они то и дело мелькают на различных благотворительных мероприятиях, в том числе в двух самых больших городах страны: в Нью-Йорке (см. фото) и Чикаго (см. фото)".

В процессе чтения он перелистывал страницы и их с Клэр фотографии вперёд и назад. С каждым словом и изображением его зрение затуманивалось. Со всех сторон проникала красная пелена, угрожая накрыть всё. Страницы, офис - чёрт, вся его жизнь окрашивалась в красный.

Основные правила - как Клэр могла быть настолько глупа, чтобы нарушить самое главное из них? Не похоже, что он многого от неё требовал.

Часть статьи осталась недочитанной, но Тони не мог сосредоточиться. Он представлял Клэр той ночью на ужине в Чикаго. Он помнил её платье - рыжевато-коричневое с блестками, даже пиджак был с блёстками. Они привлекли его внимание из-за того, как отражали свет, пока они прогуливались от башни Трампа до театра Кадиллак Пэлэс.

Вновь сосредоточившись на материале, он увидел то платье - это был совместный снимок - на странице перед собой, и его вот-вот увидит весь мир. Частная жизнь! Неужели так сложно спросить, черт побери? И это касается не только чёртовых репортёров, сделавших это фото. Нет, такое случалось постоянно. Это предательство. Это вероломство — неповиновение!

Тони пытался рассуждать здраво. В тот день на барбекю он поспешил с выводами. Могло ли это быть ещё одним недоразумением? Он посмотрел на часы — 2:37 ночи на Восточном Побережье. Он может быть дома ещё до 18 часов.

Он быстро свернул листки и положил их во внутренний карман пиджака. Следом за этим он позвонил по телефону, стоящему на столе.

- Том, я немедленно должен лететь обратно в Айову.

Понятное дело, Том был поражён. Они ещё не приняли решения по сделке, а на кону - сотни миллионов долларов. Тони не посвятил Тома в подробности, сказал только, что кое-что случилось в Айове, и ему нужно быть там. Том заверил начальника и его друзей, что будет очень стараться удержать сделку на плаву.

Меньше чем через сорок минут Тони уже был на борту и направлялся на запад. Трёхчасовой перелёт предоставил ему достаточно возможностей, чтобы прочитать всю статью и несколько раз ее перечитать. И с каждым разом он улавливал что-то новое:

"Почему Клэр? Что делает её ТОЙ САМОЙ женщиной для Энтони Роулингса?... Не отрицает, что проживает в районе Айова-Сити… Клэр и Энтони очень понравился мюзикл "Злая"… мисс Николс провела большую часть дня в одном из эксклюзивных спа-салонов Чикаго, наслаждаясь всеми благами, которые можно только приобрести за деньги… совершающей покупки в Чикаго в таких магазинах, как: Сакс Пятое Авеню, Анна Фонтейн, Картье, Джорджио Армани и Луи Витон… мисс Клэр Николс проводили на восемьдесят девятый этаж башни Трампа, частной городской квартиры, принадлежащей не кому иному, как мистеру Энтони Роулингсу"

К тому времени, как самолёт коснулся земли Айова-Сити, Тони понял, что ему нужно распечатать для Клэр другую копию пресс-релиза. Тот, что у него, был практически уничтожен его руками. Весь полёт он не желал выпускать его из рук.

Каждый раз, когда Тони говорил себе мыслить здраво, он вспоминал, как месяц назад Клэр сидела в столовой, заверяя его в своей преданности. Он не просил об этом. Во-первых, потому что вообще редко просил, а в-вторых, что более важно, он никогда не предполагал, что получит её. Тем не менее, в тот вечер после его возвращения из Европы она сама предложила.

В тот момент он задумывался над её мотивами. В конце концов, они только прошли через один эпизод, своего рода затруднение, и Клэр стала сильнее и покладистее, чем когда-либо - очень притягательное сочетание. Он вспомнил, как думал о том, что эти затруднения являются полезными элементами в формировании женщины, которую он создавал.

Той ночью в столовой она добровольно заявила:

- Твоё отсутствие оказалось полезно по многим причинам.

Он вспомнил, как пристально посмотрел на неё, ошеломлённый её прямотой и не уверенный в том, куда она клонит. Наконец, она нарушила повисшее молчание:

- Думаю, оно помогло мне осознать, что я в большом долгу перед тобой, не только из-за денег для уплаты моего долга, но и из-за доверия, которое ты мне оказываешь.

Он искал признаки манипулирования, но она не колебалась ни секунды.

Клэр продолжила:

- Доверие, которое ты мне оказываешь, исходя из своих личных убеждений. – Потом добавила: - Я не предам его.

Тони вспомнил, как позволил повиснуть тишине, пока принесли еду, и прислуга оставила их. Как только они вновь оказались одни, он ответил:

- Клэр, если ты говоришь искренне, то ты никогда не перестаёшь меня удивлять. Но если ты играешь со мной, то пожалеешь об этом.

Энтони Роулингс не был бы успешным бизнесменом, если бы не умел читать людей, но как бы он ни пытался увидеть обман Клэр - он не мог.

Когда Тони вошёл в переднюю дверь поместья, то осознал свою ошибку. Не то чтобы он не мог увидеть обман Клэр. Он не увидел его. Он хотел доверять ей - чёрт, да за последний месяц он хотел не просто верить. Он хотел – признался он сам себе - чувствовать. Сейчас же всё ясно, Кэтрин была права: черт возьми, Клэр играла с ним!!!

Тони трясло от этого открытия, пока он шёл в свой кабинет. Ему нужно распечатать читабельную копию пресс-релиза, прежде чем встретиться с Клэр. Он больше не будет лёгкой добычей. К чёрту её смелость и решимость. К чёрту её зелёные глаза, мягкую кожу и сексуальную улыбку.

Он притащил Клэр Николс в Айову по одной единственной причине - за ней должок. И это не чёртовы деньги. За 215 тысяч долларов Тони бы и пальцем не пошевелил. Нет, Клэр Николс - пресловутый жертвенный агнец для всех Николсов, потомок потомка. В голове Тони звенели мысли о кровной мести. Он слышал их снова и снова на протяжении двадцати лет. Ну и что, что он получал удовольствие от наступивших последствий! Это вполне приемлемо. А вот вопиющее пренебрежение его правилами, неповиновение и предательство недопустимы.

За прошедшие несколько недель у него в голове возникала мысль, что их отношения вышли за рамки деловых. Сегодня с этим будет покончено. Тони должен быть сильным и сделать так, чтобы последствия, которые заслужила Клэр, наступили.

Сначала, когда Тони только вошёл в комнату Клэр, он осознавал свою миссию: поговорить с ней по поводу интервью, поддержать идею о недоразумении - по крайней мере, внешне, - а потом провести соответствующее наказание. Это был надёжный план. Но это было так давно. Пока он сидел в кресле возле дивана Клэр, и минуты превращались в часы, а часы тянулись как годы, сдержанность Тони испарилась. С каждой проходящей секундой он всё больше напрягался, а зрение окрашивалось в красный.

Три часа! Он прождал в её комнате три грёбаных часа!

Кэтрин сказала, что Клэр на весь день ушла к своему озеру. Тони глянул в сторону окон, где тьма опустилась на землю и окутала комнату. Чёртов день уже закончился!

За все три часа, что Тони провёл здесь, он не двигался и не включал свет. На самом деле, он размышлял, насколько хорошо его глаза приспособились. Он не мог вспомнить, чтобы ему доводилось переживать каждое мгновение угасающего дня. Когда темнота восторжествовала, краснота перед глазами сгустилась.

Он старался сдержать ярость в груди и в душе. Прошли годы с тех пор, как он испытывал настолько глубокий гнев. Честно говоря, он не двигался, поскольку боялся что-нибудь сломать. Такое случалось в молодости. Он ломал что-нибудь или бил в стену. Один раз в академии Блэр он ударил другого ученика. Тот это заслужил. Он сказал что-то о бабушке Тони. Им помешали чёртовы учителя, и никто серьёзно не пострадал; тем не менее, его дедушку не волновала причина. Он предупредил Антона, чтобы такого больше не повторялось, и оно не повторялось. Было неожиданно просто - держаться обособленно. Именно поэтому он мог покупать компании и увольнять полные комнаты людей. Они - не люди, они - лишь записи в его бухгалтерской книге.

Поначалу с Клэр этот приём тоже работал, но с каждым днём она становилась чем-то большим. Сейчас в безмолвии этой комнаты, когда время замерло, его мысли слились воедино: он позволил ей стать кем-то больше – не просто Николс! Он доверился ей - чёрт, он отправил её в спа-салон, позволил пойти за покупками и даже остаться с ним в Чикаго. Для чего? Чтобы она смогла плюнуть ему в лицо? Чтобы она смогла публично обсудить их отношения? Что ещё она сказала Мередит Бэнкс? Может, она всё это спланировала? Конечно, это было частью плана, как ускользнуть от него.

Возможно... она договорилась об этом из спа-салона - чёрт, он и не думал, что она использовала там телефон или, возможно, воспользовалась телефоном-автоматом. Он снабдил её достаточным количеством налички. Что, если она купила одноразовый телефон? В пресс-релизе говорится, что Клэр и Мередит состояли в университетской женской общине. Может, Клэр для этого с ней и связалась!

Существовало столько возможностей предать его. Он достоверно не знал, как именно это произошло, но конечный результат был ему известен. На его столе лежали бумаги - черно-белое подтверждение её обмана! Она совершенно не подразумевала то, что сказала в тот день в столовой. Вся её проклятая речь о доверии была притворством, а он был чертовски глуп, клюнув на нее.

Поезд его мыслей с визгом затормозил, когда звук открывающейся двери заполнил погруженную в тишину комнату. Пока лунный свет рисовал прямоугольники на мягком ковре, Тони ступил в тень и приблизился к женщине, которая поглощала его мысли последние восемь часов — нет, годы!

Прежде чем она включила свет, он оказался позади неё. Краснота была готова вот-вот взорваться, присутствие и аромат Клэр разожгли в нём ярость и боль. Он обернул одну руку вокруг её горла, а на вторую намотал её конский хвост. Приблизив губы к её уху, Тони попытался говорить сквозь стиснутые зубы:

- Где ты, черт возьми, была?

Тони слышал отчаяние в своём голосе, заполнившем комнату. Это отчаяние подлило масла в огонь его гнева. Ни у одной проклятой женщины, особенно Николс, не должно быть над ним столько власти!

Она не ответила!

Тони развернул Клэр - ему хотелось видеть её лицо, видеть её лживые глаза. Схватив её за плечи, он спросил опять:

- Я задал тебе вопрос. Где ты, чёрт возьми, была?

- Тони, - задыхаясь, проговорила она. - Я думала, что ты не вернёшься домой до завтрашнего дня.

Его терпение закончилось несколько часов назад. Он хотел получить ответы и хотел их немедленно. Он дал ей пощёчину. Чёрт бы её побрал, почему она не извиняется за своё предательство? Почему не отвечает на его чёртов вопрос?

- Я задал тебе вопрос уже дважды. Больше я спрашивать не буду.

Его ладонь пронзила боль от ещё одного столкновения с её щекой и виском. Краснота перед глазами затмевала растущий физический признак более сильного удара. На самом деле, он даже не видел слёз, которые покатились из её умоляющих глаз.

- Тони, пожалуйста, остановись. Я гуляла по лесу.

Отпустив её плечи, Тони толкнул девушку на диван и тут же оказался рядом. Он склонился над её миниатюрным телом, а его слова звучали слишком отчаянно даже для его собственных ушей.

- Думаешь, я поверю в то, что ты до ночи гуляла по лесу?

- Я была в лесу, - ложь. - Садилось солнце, - дерьмо собачье. - Было так красиво.

Он больше не мог это выносить! Ему нужна правда!

- Заткнись! Ты ушла, потому что знала, что я вернусь домой, и тебе не хотелось смотреть мне в глаза после того, что ты сделала!

- Я не понимаю, о чём ты говоришь. Ты сказал мне, что приедешь домой в субботу, сегодня ещё пятница. Я ничего не сделала.

Она лжёт. Он снова ударил. Клэр потянулась к щеке, пытаясь прикрыть лицо. Он схватил её за подбородок и дернул к себе - она не отвернётся! Его дыхание омывало её мокрое от слёз лицо.

- Лгунья!

Он нашёл её глаза. Почему в них нет раскаяния или самодовольства? Она успешно унизила его, нарушив правила - почему она не присваивает себе заслугу за свой обман?

Тони отступил. Он больше не мог смотреть на выражение её лица. Глубоко вздохнув, он заглушил её всхлипы и подошёл к выключателю. Свет заполнил комнату, и Тони сосредоточился на вдохах и выдохах, пока шёл к столу. Возможно, если она прочтёт релиз, то примет на себя ответственность.

Звук ее рыданий на диване смягчил красноту, заставив её ослабеть, но, когда кончики его пальцев коснулись страниц новостного релиза, та вновь хлынула по венам. Он не хотел, чтобы краснота была такой сильной - если он не подавит её, она возьмёт над ним верх. Тони не хотел этого, но был чертовски уверен, что не позволит этого и Клэр. Его шея напряглась. Он отказывался действовать необдуманно, это его выбор. Проклятые эмоции Клэр не удержат его от поисков правды. Сделав шаг в её сторону, он передал страницы и твёрдо сказал:

- Тогда скажи мне, ответь, можно ли это считать недоразумением?

Он тряс зажатыми в руке страницами. Несмотря на огромные усилия, слова с его губ слетали одно за другим.

- В прошлый раз я поспешил с выводами. Объясни мне, почему сейчас происходит то же самое?

Тони не понимал, почему даёт ей возможность выпутаться. Возможно, он хочет столкнуться с этой смелостью. Попытается ли она выпутаться? Большинству людей хватило бы ума этого не делать - они смирились бы с последствиями и оставили его в покое. Стоит ли ему это затевать?

Голос Клэр прервал его внутренний спор.

- Тони, прости меня. Но я, правда, не понимаю, о чём ты говоришь.

Он бросил ей страницы и наблюдал за тем, как те разлетелись по полу возле её ног. Он не двинулся с места. Вместо этого пристально наблюдал, как Клэр опускается на пол. Тони было известно каждое слово - чёрт, он прочитал ее пятьдесят раз. Он смотрел, как она нащупывает страницы, а её дыхание становится неровным.

- Боже мой, Тони, я не соглашалась на интервью.

Он вновь оказался рядом с ней. За какие ниточки она планирует дёргать? Он указал на фото.

- То есть ты утверждаешь, что фотография, где ты беседуешь с этой женщиной, - фальшивка, изготовленная в типографии, и всё это колоссальное недоразумение?

- Это я, но...

Он схватил её за плечи, поднял с пола и пригвоздил к стене. Он не обратил внимания на упавшие снимки и страх в её глазах.

Голос Клэр молил о понимании.

- Я не давала интервью.

Она лгала ему! Он ударил ещё раз! Если придётся, он выбьет из неё правду. Он наклонился, пока их носы чуть ли не соприкоснулись. Хватит ли ей наглости продолжать лгать, глядя ему в глаза?

- Тогда какого чёрта ты там делала? - Он снова встряхнул её. - Клэр, я доверял тебе! Ты сказала, что я могу доверять тебе, и я поверил! Я устроил тебе день в спа-салоне. Вот так ты меня отблагодарила? Нарушив все мои правила? Публичным провалом?

Он резко отпустил её плечи. Он не пойдёт на это. Он не покажет, насколько преданным себя чувствовал. Это даст ей слишком много власти. У неё нет власти, у него она есть. И он докажет это!

Когда он отвернулся, Клэр поспешила поднять бумаги. Он наконец-то обратил внимание на её лицо: оно было красным и в пятнах, однако, она старалась сохранять в голосе самообладание.

- Что это такое?

Прекрасно - он тоже может быть спокойным.

- Это эксклюзивный интернет-релиз будущей истории. Она анонсирована одновременно в журнале "Пипл" и "Роллинг Стоун".

Силясь сдержать эмоции, которых он не хотел ощущать, Тони отступил, подошёл к книжной полке, схватил книгу и бросил её в камин. Эта разрядка послужила небольшой отдушиной. Глубоко вдохнув, он ответил:

- Шелли, мой пресс-атташе, обнаружила его сегодня и тотчас же перенаправила копию мне. Я вылетел домой так быстро, как только смог.

Пока она читала, Тони подошёл к дивану, сел и стал наблюдать за ней. Страницы в её руке дрожали, а слёзы капали на напечатанные слова. Какого чёрта, она думала, что он этого не обнаружит? Что не узнает, как она предала его доверие?

- Тони, я училась вместе с Мередит. В тот день она подошла ко мне и заговорила.

Я не знала, что она журналистка. Я не давала интервью. И я ни слова не сказала о тебе, - она плакала. - Ни разу не упомянула твоего имени!

Не говоря ни слова, Тони кивком головы указал ей на страницы, и она продолжила читать. Чуть позже показалось, что, хотя Клэр наконец закончила, она не двигалась. Не подняла взгляд, не заговорила. Единственным звуком в комнате было их дыхание. Тони задышал тяжелее, а Клэр - более поверхностно. В конце концов, она положила страницы на ковёр, держа глаза опущенными.

Его ярость ослабла. Уже на более твёрдых ногах он подошёл к Клэр.

- Правила приличия, Клэр. Сколько раз я тебе это повторял? Правила приличия значат всё. Есть фотография, где ты сидишь с ней, с автором. И неважно, насколько точно то, что она пишет, но ее слова будут считаться правдоподобными, потому что её видят разговаривающей с тобой.

Он не повышал голос, ему удалось немного справиться с собой, хотя аура ярости осталась. Клэр всё ещё не поднимала взгляд. Он хотел видеть её лицо, но вместо этого видел только макушку. Несколько прядей выбились из конского хвоста и спадали на глаза.

- Встань, - приказал он.

Она не сдвинулась - даже не вздрогнула.

Тембр его голоса стал громче:

- Клэр, встань!

Всё ещё глядя на ковёр, она взмолилась:

- П-пожалуйста, Тони, м-мне очень жаль.

Он потянулся к её руке, поднял Клэр и сказал:

- Всю дорогу до дома я молился, чтобы это было очередным недоразумением. Что ты не могла поступить так со мной после того, как я доверял тебе. Но я понимал, что если это не так, то должны быть и последствия. Должно быть наказание за вопиющее пренебрежение самым основным принципом моих правил.

Клэр не смотрела ему в глаза. Когда он потянулся к её подбородку, она отшатнулась от его прикосновения. Краснота вернулась и заполнила каждую молекулу комнаты. Как она смеет отстраняться от него! Он двинулся ещё раз, но не для того, чтобы поднять её подбородок, а чтобы ударить по лицу. Если она собирается отстраняться, то он будет вести себя соответствующе. Его рука поймала её ожерелье, и Тони наблюдал за тем, как маленькие жемчужины разлетаются по комнате.

Он не просто накажет её физически за предательство. В следующий раз она будет помнить, что надо следовать правилам. Тони подчеркнул свою власть над её свободами, когда продолжил:

- И я считаю, что некоторое время вдали от людей, наедине с собой, помогут тебе запомнить, с кем можно говорить, а с кем - нет.

Предательства в сочетании с ужасом в её глазах было слишком много. Она что-то говорила, но он не слышал. Она боролась с ним или защищалась. Тони уже не был уверен. Он ничего не соображал.

Это было как с тем мальчиком в Академии — только разрасталось сильнее. Это было неправильно, но он не мог остановиться. Поведение Клэр причинило ему боль. В эту минуту он мог думать только о том, чтобы вернуть услугу.

Как долго он её бил? Тони в самом деле не знал. Но не до тех пор, как она перестала бороться, перестала умолять и перестала двигаться, а когда краснота рассеялась.

И осталась только Клэр.

- Клэр, вставай. - Она не двигалась. - Клэр?

Клэр лежала на полу, и Тони потянулся к её плечу. Из её губы капала кровь, а на лице начали проявляться синяки.

Тони упал на колени и потряс её. Она по-прежнему не реагировала. Он попытался снова. На этот раз его прикосновение было мягким и нежным. Он хотел потрясти её сильнее и разбудить ото сна, но не мог. Гнев и ярость, секундой ранее поглощавшие всё его существо, превратились в ничто. Он мгновенно почувствовал пустоту в душе. Затем эта дыра в груди заполнилась. Она наполнилась страхом - страхом, которого он никогда не ведал.

- Боже мой, что я наделал? — пробормотал он.

Нащупывая пульс на её запястье, он молился. Тони не понимал, кому, но в тот момент знал: больше всего в мире он хотел, чтобы она была жива. Не потому, что не заслуживал платы за то, что сделал. Он молился, чтобы она была жива, потому что Клэр не заслужила умереть или страдать так, как он заставил её страдать.

- Пожалуйста, не умирай. О Боже, помоги... Клэр... пожалуйста, пожалуйста, пусть она проснётся...

Прежде чем его пальцы обнаружили пульс, дверь комнаты распахнулась.

- Что ты наделал?

Он встретился взглядом с Кэтрин, но у него не было слов.

Она упала на колени рядом с Клэр и оттолкнула руку Тони. Наконец, она сказала то, что он молился услышать:

- Пульс есть.

Кэтрин встала. Выпрямилась, а выражение её лица стало бесстрастным. Глаза цвета стали смотрели на него сверху вниз, и в них не было ни понимания, ни сострадания, только решимость.

- Антон, тебе нужно подумать объективно. Что нам делать?

Тони не ответил. Его разум ничего не соображал. Кэтрин в самом деле думает, что он этого хотел? Что это было его желанием? Видя скрюченную фигуру Клэр, он не мог вспомнить, что хотел или планировал. Вместо ответа он подхватил на руки её миниатюрное бессознательное тело и понёс к кровати. Кэтрин с громким вздохом последовала за ним и откинула одеяла. Тони нежно положил Клэр на мягкий матрас и смотрел, как она неподвижно лежит там, куда он её положил. Он сидел рядом с ней, втянув голову в плечи. Кэтрин ждала.

Глубоко вздохнув, Тони сел прямо, повернулся к Кэтрин и сказал:

- Звони 911. Ей нужна медицинская помощь.

- Нет! Ты не можешь этого сделать. Разве ты не знаешь, что с тобой будет?

Тони медленно укрыл Клэр одеялами и с нежностью вытащил её руки. Обхватив её ладонь, он некоторое время гладил мягкую кожу большим пальцем. Затем убрал растрепавшиеся волосы с избитого лица и нежно поцеловал в лоб. Сейчас его мысли текли гораздо медленнее, чем до этого, будто из него вышел весь адреналин. Даже его слова звучали будто издалека:

- Она выглядит так, будто спит. - Он посмотрел на Кэтрин в поисках подтверждения. - Так и есть, правда? Она спит?

- Мы можем позаботиться о ней, как я заботилась о...

- Нет, - прервал он. Его решимость вернулась. - Ей нужен врач.

Кэтрин подошла к голове Клэр и прикоснулась к щеке. Здесь нечего обсуждать - он не отступит. Тони видел, как спустя мгновение внутренней борьбы плечи Кэтрин опустились, и услышал легчайший намёк на сочувствие.

- Тогда нам нужно придумать, что сказать. Ты помог мне. Я здесь, чтобы помочь тебе.

- Есть разница. Когда ей станет лучше, она сможет рассказать кому-нибудь правду. Это будет отличаться от того, что происходило раньше, когда у неё не было возможности.

 Тони потянулся за мобильным телефоном.

Прежде чем он успел позвонить, Кэтрин коснулась его руки. Её голос звучал спокойно и обнадеживающе:

- Послушай меня и внимательно. Клэр отправилась на прогулку. Земля была влажной; она поскользнулась. Не пришла домой. Я позвонила и рассказала тебе. Мы беспокоились. Ты примчался домой. Потом пошёл искать её и нашёл - в таком состоянии. Может, кто-то ещё там был?

Тони оглядел комнату. Он будто смотрел на последствия торнадо. Как это всё произошло? Картина, которая обычно висела возле камина, валялась на ковре. Страницы новостного релиза рассыпаны возле дивана. Тряхнув головой, он ответил:

- Нет, я заслужил всё, что бы она ни рассказала властям.

- Если она сможет им рассказать.

- Сможет. Я не пожалею денег. Я дам ей всё, что понадобится. Однажды у неё будет возможность порвать со мной за содеянное.

- А, может, она не станет. Зачем сознаваться сейчас? Давай сначала посмотрим, что будет.

Тони погладил правую щёку Клэр, левая с каждой минутой приобретала всё более тёмный оттенок фиолетового.

- Нужно оказать ей помощь. Она не заслужила этого.

- Тогда позвони доктору Леонарду. Если позвонишь 911, приедет полиция. Просто позвони прямо ему.

Тони кивнул. Клэр сама решит, разговаривать ли с властями. Ему нужно, чтобы для этого она достаточно поправилась. Просмотрев список контактов, он нашёл номер врача. Спустя мгновение он услышал на линии голос доктора Леонарда.

- Здравствуйте, доктор Леонард, это Энтони Роулингс. Мне нужно, чтобы вы немедленно приехали в моё поместье. Произошёл ужасный несчастный случай...


Глава 8

Последующие дни и недели – Сентябрь 2010 г.

(Последствия – Глава 21)


- Обычно приходится ждать того, что стоит ожидания.

Крейг Брюс


Тони поглаживал тыльную сторону ладони Клэр, бездумно прислушиваясь к разговору за спиной. Доктор Леонард негромко говорил:

- Мисс Лондон, я обязан сообщить в полицию.

- Доктор, мистер Роулингс уже связался с Департаментом полиции города Айова. В настоящее время сотрудники прочесывают территорию на наличие следов нападавшего или нападавших, если он был не один. Мы не знаем точно, что произошло.

Прочистив горло, доктор спросил:

- Тогда мистер Роулингс не будет возражать, если я поговорю с ними?

- Вам нужно обсудить это с ним. Но я не уверена, что сейчас подходящее для этого время. Как видите, мистер Роулингс очень переживает из-за состояния мисс Николс.

- Да, вижу.

- Вы можете мне еще раз пересказать вашу версию событий? - спросил доктор Леонард.

- Мы не знаем. Ничего подобного никогда раньше не случалось. Мисс Николс любит прогуливаться по лесу - она делает это довольно-таки часто. Когда она не вернулась, я забеспокоилась и позвонила...

Тони не вслушивался в их разговор, он знал каждое сказанное Кэтрин слово, прежде чем она его произнесла. Он рассказывал эту же историю несколько раз. После вызова доктора Леонарда, Тони позвонил в полицию. В то время как врач оценивал состояние Клэр, два опытных офицера подошли к двери и взяли показания у Тони. Он проводил их в свой кабинет и пересказал им свою версию: пришел домой – лес - нашли ее - не уверен. Они проработали в полиции много лет, а потому были хорошо осведомлены о том, кто такой Энтони Роулингс, и беспрекословно приняли его заявление. Когда они попросили поговорить с Клэр, Тони объяснил, что она находится под присмотром врача и в сознание до сих пор не приходила. Затем они поблагодарили его за потраченное время и, закрыв блокноты, пообещали сделать все возможное, чтобы найти следы нападавшего. Тони объяснил, что его служба безопасности уже проводит осмотр территории, но уточнил, что помощь департамента не будет лишней. Вероятно, сейчас в лесной глуши следов было больше, чем за последние лет десять.

Не удивительно, что ничего не нашли. Однако с каждым пересказом выдуманная история становилась все более правдоподобной. В какой-то момент даже Тони начинал отчасти в это верить … до того, как смотрел на Клэр.

В полиции сказали, что еще раз проверят до рассвета территорию на наличие следов нападавшего. Посмотрев на тяжелые портьеры, Тони понял, что, несмотря на самый долгий день в его жизни, солнце уже вскоре взойдет. Это происходило каждое утро. Единственным, что съедало его изнутри - сидело в глубине души - была Клэр. Когда же она очнется? Прошло уже более шести часов с момента несчастного случая, а доктор Леонард увиливает от ответа по поводу ее диагноза. Даже после всех его диагностик и анализов она осталась той же - застывшей во времени. Единственным изменением стала ее внешность. Области на лице и теле, которые в свое время были красными, потемнели и отекли, исказив черты ее лица так, что Тони никогда не удастся забыть.

Первичный осмотр выявил, что показатели Клэр стабильны, но доктор Леонард хотел бы провести больше диагностик. Он посоветовал сделать МРТ и ряд других процедур, названных аббревиатурами. Тони согласился на проведение любых необходимых анализов и лечения, которые могут быть проведены в поместье. Он отказался везти ее в больницу, но вместо этого предложил любые деньги, чтобы привезти больницу к ней.

Это автоматически означало невозможность проведения МРТ. Но удалось провести обследование при помощи портативных ультразвуковых и рентгеновских аппаратов. Результаты подтвердили, что несколько ребер сломаны. Доктор подозревал, что еще она получила сотрясение мозга, но без обследования не мог подтвердить этот диагноз. На левой руке Клэр была закреплена толстая игла, обеспечивая подачу еды и обезболивающих препаратов. Хотя и казалось, что она блаженно спит, доктор Леонард говорил, что будь она в сознании, то испытывала бы невыносимую боль. Доктор неоднократно предупреждал о возможном отеке мозга - что-то о мозге, запертом внутри черепа без возможности к самостоятельному восстановлению. Он упомянул о возможном нанесении непоправимого вреда, побочных эффектах, возможной смерти. Тони слушал. Для того, кто мог легко удерживать в голове цифры и информацию, слова врача казались слишком необъятными. Он не мог составить прогноз, даже если бы захотел. Это было невозможно. Всего семь часов назад она была в порядке.

Тони неоднократно проклинал этого ублюдка и обстоятельства, которые сделали это с его спутницей.


* * *

У Тони затекли плечи, а в голове стоял гул, когда он открыл глаза и сфокусировался на окружающей обстановке. Потребовалось несколько секунд для осознания реальности, но когда это произошло, боль усилилась вдвое. Где-то после четырех утра он заснул, откинув голову на край матраса Клэр, и его рука держала ее за руку. Она спала не в своей кровати. Нет, доктор Леонард сделал так, как Тони пожелал, и привез больницу к ней. Что означает наличие моторизированной больничной койки и мониторов, которые контролировали ее жизненные показатели. Тони осмотрел Клэр на наличие каких-либо признаков передвижения, но безуспешно. Она лежала точно так же, как и до того, как он уснул.

Лучи солнечного света уже озаряли небо за окном, когда Тони так и не получил ни одного звонка от Тома или Тима, или кого-то еще из «Роулингс Индастриз». Сейчас он даже не знал, что сделал со своим телефоном. Казалось, дело в Нью-Йорке состоялось миллион лет назад. Его больше не заботило, удалось оно или нет. Все это время и все эти деньги вдруг показались несущественными. Единственное, что волновало Тони, это увидеть глаза Клэр открытыми. Уже поздно ночью, когда они остались одни, он приподнял ее веки, чтобы попытаться увидеть зелень ее глаз, но не мог. Он приподнял веко, но все, что увидел, - белое глазное яблоко, налитое кровью. Другое веко он не посмел тронуть. Оно был опухшим и темным, как и область вокруг него.

Желудок Тони дернулся при виде ее синяков, так как они изменили окрас и припухли. Он убедил себя не смотреть на ее внешность и видеть только реальную Клэр. Со временем он больше не видел ни синяков, ни бинтов. Когда Тони смотрел на женщину перед собой, то видел энергичную, волевую женщину, которую любил изводить. Он увидел женщину, которая могла смотреть ему в глаза, когда большинство людей не выдерживали его взгляда. Он увидел красивую блондинку с изумрудно-зелеными глазами. Увидел утонченную женщину, которую создал, - ту, которая идеально подходила для того, чтобы вести ее под руку на общественное мероприятие и идеально выглядела под ним на мягком матрасе. Он представил огонь - он желал в ней огня. Эти образы дали ему ложное чувство надежды, когда царство сна снова забрало его в свои края.

В следующий раз Тони проснулся из-за руки Кэтрин на своем плече.

- Антон, доктор Леонард будет здесь через несколько минут. Хочешь, чтобы я посидела с ней, пока ты приведешь себя в порядок?

Тони взглянул на часы - 8:00 утра. Утреннее солнце освещало импровизированную кровать Клэр и подчеркивало синяки, которые он не хотел видеть. Они были не только на ее лице, руки тоже были ими покрыты. Не нужно быть судебным патологоанатомом, чтобы понять, что один из синяков на левой руке напоминает отпечаток.

Где он был последние несколько часов? Он помнил, что просыпался не так давно, когда воспоминания и сцены заполнили его сознание. Он вспомнил Клэр, описывающую озеро в его владениях. Он вспомнил ее волнение и радость. Они были почти так же заразительны, как и свет в ее глазах и выражении лица. Может быть, ему стоит отнести ее туда? Может тогда она проснется?

Нет, она была там вчера.

Тони сжал руку Клэр. Как это могло быть только вчера? Ее холодный оттенок кожи вызывал жалость и тошноту. Он одобрительно кивнул Кэтрин и помчался в ванную комнату. У него было достаточно времени, чтобы закрыть дверь, прежде чем он оказался с опущенной головой возле унитаза. Не похоже, что он ел недавно, но воспоминания не давали ему передышки.

Она была на озере. Вот где Клэр находилась, когда он ожидал найти ее в комнате. Она провела там длительное время, на берегу озера, в окружении цветов, деревьев. Она не собиралась от него уходить. Она не нежилась в каком-то чувстве предательства. Нет, она искала успокоения любыми доступными ей способами. Клэр пыталась сказать ему, пыталась объяснить - а что сделал он?

Его желудок скручивало снова и снова. Казалось, будто бы его тело пыталось избавиться от части себя - той, которая была глубоко внутри и должна была уйти, той части, знать о которой Клэр не стоило.

С пульсирующей болью в висках, по силе равной которой он еще не испытывал, Тони приложил голову к холодному фарфору и закрыл глаза. Он не знал, сколько прошло времени, но, в конце концов, разобрал сквозь пелену голоса. Тони с трудом поднялся и отправился в душ. Включив воду, он снял с себя одежду. Когда пар заполнил ванную комнату, он шагнул под обжигающие струи. Жидкий огонь опалял его кожу. Но он не убавлял температуру. Нет, Тони желал боли - он нуждался в ней, он её заслужил. Когда его организм приспособился, он повысил температуру. Это продолжалось до тех пор, пока он не услышал стук в дверь. Он даже не знал, сколько прошло времени, пока он беспомощно стоял, принимая обжигающее наказание.

Выйдя из кабинки душевой, он понял, что не взял чистую одежду. Именно тогда вновь услышал стук в сопровождении голоса:

- Антон, я принесла тебе одежду. Доктор Леонард спустился вниз, чтобы позавтракать. Если ты закончил с душем, позволь мне передать тебе вещи, тогда ты сможешь спуститься и присоединиться к нему. Он закончил обследование.

Тони прислонился головой к стене и выдохнул. Слава Богу, у него была Кэтрин. Он никогда не чувствовал себя таким беспомощным. Возможно, когда-то она чувствовала себя так же, но он не знал. Он просто был уверен, что если бы не она, он был бы в тюрьме или вне зоны доступа. В любом случае, она была его опорой, и он был так благодарен, что они поддерживали друг друга.

Когда он приоткрыл дверь, то встретился взглядом с Кэтрин.

- Спасибо, - все, что он мог сказать.

Вместо ответа, она кивнула. Этого было достаточно. Он не услышал ни ликования, ни упреков в том, что ситуация с Клэр вышла из-под контроля. Он и так это знал. Он нуждался в поддержке Кэтрин, и по ее каменному выражению лица понял, что она могла ему ее оказать.

Вытерев с зеркала пар, Тони всмотрелся в него. Незнакомое изображение с покрасневшей кожей и уставшими глазами как бы насмехалось над ним, щеки и подбородок были покрыты однодневной щетиной. На его плечах лежал необъятный груз. Нервозность вокруг восстановления Клэр было более чем психологической. Она была физической, от которой подгибались колени. На мгновение Тони положил голову на туалетный столик и задумался о том, готов ли он продолжать. Затем вспомнил бой - огонь в глазах Клэр, который так жаждал увидеть. Тони знал, что тот был где-то внутри нее. Если у нее хватит сил, чтобы пройти через это - нет, раз она продолжала бороться, чтобы пройти через это – значит, будет и он. Она нуждалась в нем, чтобы быть сильной, нуждалась в том, чтобы он был рядом с ней и помогал. Он не подведет ее, не в этот раз. Через несколько минут Тони спустился в столовую выпить столь необходимую чашечку кофе, пока слушал доктора Леонарда.

В течение следующих дней доктор Леонард переехал на новое место. Кэтрин выделила ему спальню рядом с Клэр, которая служила импровизированным кабинетом. Он сказал большинству своих сотрудников, что взял неожиданный отпуск по уходу за болеющим членом семьи, и другой личный врач любезно согласился взять под наблюдение его пациентов. Только одному из его сотрудников он рассказал об истинной причине. Это были медсестра и помощница. Оба медицинских работника согласились держать это в полной конфиденциальности. Тем не менее, доктор Леонард выполнял свои обязанности. Хотя, выйдя, он ничего не сказал, Тони точно знал, что тот имел в виду: если доктор сможет доказать, что Клэр был причинен вред кем-то в поместье, то он сообщит об этом в полицию.

Помощница доктора Леонарда в имении не осталась, но периодически появлялась, принося доктору все необходимое из его кабинета в больнице. Она также помогала ему в уходе за Клэр. Она меняла мешки с раствором, давала лекарства, передвигала Клэр так, чтобы та не оставалась в одном положении слишком долго, протирала ее тело и меняла ночные рубашки. Поначалу доктор Леонард настаивал на больничной рубашке: так было легче проводить все необходимые тесты, но Тони было неприятно на это смотреть. Он сразу же послал за ночной

рубашкой с длинными рукавами и пуговицами спереди. Доктор Леонард по-прежнему мог проводить все необходимые исследования, но так Клэр выглядела гораздо лучше.

Даже без МРТ врач пришел к выводу, что Клэр оказалась в бессознательном состоянии из-за удара по голове. Способа узнать причину такого удара не было, можно, только основываясь на фактах, с точностью сказать, что это произошло. Он тут же ввел ей дополнительные лекарства, чтобы уменьшить отек мозга. Лечение также включало препараты для поддержания ее без сознания. Доктор объяснил, что это необходимо.

День за днем Тони или Кэтрин сидели рядом с ней. Они выходили из комнаты, только когда доктор Леонард или медсестра настаивали на этом. Даже тогда они выходили лишь на короткий промежуток времени. Доктор не мог с точностью сказать, что Клэр слышала все, что происходит вокруг; тем не менее, Тони постоянно разговаривал с ней. Все казалось неправильным. Обычно комната была наполнена голосом Клэр, а сейчас эта тишина казалась Тони оглушительной. Часто он просил ее проснуться.

- Клэр, поговори с нами. Открой глаза.

Иногда он читал - обычно документы, связанные с «Роулингс Индастриз», - но даже тогда продолжал разговаривать с ней. Комната погружалась в тишину только по ночам. Он больше не спал в своей постели, вместо этого устраивался в большом кресле около ее постели и спал там.

Больше чем на неделю Тони передал управление «Роулингс Индастриз» своему вице-президенту Тиму. Он попросил Патрицию не беспокоить его, если только это не чрезвычайная ситуация. Он получал письма и тоже читал их вслух. Именно так он узнал, что переговоры в Нью-Йорке завершились подписанием договора. Честно говоря, он не был счастлив. Именно эта сделка забрала его из Чикаго, именно из-за этого дела он оставил Клэр одну. Теперь он нес ответственность за состояние женщины перед ним. Несмотря на годы работы и сотни тысяч долларов, Тони сказал Тиму по электронной почте подготовить и продать инвестиции и ценные бумаги фирмы, причем сделать это как можно скорее. Его не волновало, что случится с его сотрудниками, их пенсиями и привилегиями. Энтони Роулингс хотел выгнать чертову фирму из-под укрытия Роулингсов.

Шло время, синяки Клэр стали исчезать. Тони надеялся и молился, что если опухоль снаружи уменьшается, значит, отек внутри - тоже. Внутривенный раствор для Клэр теперь содержал какие-то питательные добавки. По сути, как объяснила медсестра, пища поступает через катетер в организм Клэр, и Тони это не нравилось. Клэр всегда была миниатюрной и с каждым днем, казалось, становилась все меньше. Несколько раз в день он двигал ее руками и ногами, как показала ему медсестра. С каждым разом, когда он поднимал ее конечности, они будто становились все легче и легче. То же было, когда он увидел заднюю сторону, покрытую синяками. Области, которые первоначально были красными, становились фиолетовыми или синими, а потом превращались в желто-зеленые. Каждый раз, когда Тони натыкался на эти отметины, он заставлял себя не обращать внимания на зеленые области. Единственное место на ее теле, которое он хотел видеть зеленым, - это ее глаза

И хотя доктор Леонард и предупреждал, что она может никогда не проснуться, Тони отказывался в это верить. Глаза Клэр откроются, и когда это произойдет, с ней все будет в порядке. Возможные черепно-мозговые травмы, о которых предупреждала медсестра, казались бредом. Клэр была слишком сильна для этого.


* * *

Спустя две недели это наконец-то случилось. Доктор Леонард постепенно приостановил подачу лекарств, чтобы удержать Клэр в состоянии бодрствования. С того момента они видели небольшие признаки движения. Иногда ее веки и пальцы двигались, но потом, однажды, когда Кэтрин и Тони были в ее комнате, она открыла глаза и посмотрела прямо на Тони. Он едва ли мог что-то сказать. Наконец, он нашел в себе силы заговорить:

- Клэр, ты не спишь?

Кэтрин, должно быть, услышала перемену в его голосе, потому что сразу оказалась по другую сторону кровати Клэр.

- Мисс Клэр, пожалуйста, вернитесь к нам.

Тони говорил быстро:

- Она открыла глаза. Я видел это всего секунду назад.

Он протянул к ней руку, та все еще была холодной.

- Клэр, ты меня слышишь? – потом обратился к Кэтрин: - Позови врача. Он что-то готовит на кухне. Дай ему знать, что она наконец-то проснулась. - И уже другим голосом, полным отчаяния и любви, он взмолился: - Клэр, пожалуйста, открой глаза.

Она повиновалась и открыла глаза, но, сделав это, тут же прищурилась. Он вскочил и задернул тяжелые шторы. В оставшемся свете от прикроватной тумбы цвета в комнате выглядели приглушенными, отчего ее синяки казались менее заметными. Тони улыбнулся так нежно, как только мог, и взмолился, чтобы она была в состоянии говорить. Он не хотел думать о предупреждениях медсестры. Отгоняя прочь эти мысли, он поднял руку и сказал:

- Было слишком ярко. Я закрыл шторы. Так лучше?

Она пыталась что-то сказать, но ничего не получалось. Его грудь сдавило, слеза упала из ее снова закрывшихся глаз.

- Это нормально, тебе лучше пока помолчать, - сказал он, пытаясь успокоить ее. - Пожалуйста, открой глаза. Так приятно видеть твои красивые изумрудные глаза.

Тони не знал, было ли это плодом его воображения, но ее рука была теплой. Ее глаза открылись, и взгляд переместился к игле, приклеенной на сгибе левой руки. Он объяснил: - Так в твой организм поступала пища и обезболивающие препараты на протяжении последних двух недель, чтобы облегчить твое состояние.

Эмоции на ее лице сменяли друг друга, начиная с неуверенности и заканчивая, Тони не был уверен, шантажом? Пока ее глаза были широко открыты, он пытался успокоить ее разговорами. В конце концов, последние десять дней он ничем другим не занимался и теперь никак не мог остановиться.

-Ты помнишь, что случилось? С тобой произошел несчастный случай.

Она уставилась на него.

Он хотел знать, что она поняла. Может быть, она даже не знает, кто он? О чем она думает? Он продолжал:

- С тобой произошел несчастный случай в лесу. Когда мы нашли тебя, твои джинсы и ботинки были в грязи, и у тебя были множественные травмы. Ты упала? Или, может, поскользнулась? На тебя кто-то напал? Мы были в лесу и искали следы. Но ничего не нашли. - Он наклонился к ней. - Клэр, мы так волновались за тебя.

В комнату ворвались Кэтрин и доктор Леонард. Доктор шел первым к своей пациентке. Очевидно, он был так же обеспокоен, как и все остальные, ее мыслительными способностями. Сейчас Тони не знал, что и думать. Он лишь понимал, что она, наконец, проснулась. Он посмотрел на доктора и молча прошептал:

- Я не знаю.

- Мисс Николс, я доктор Леонард. Я заботился о вас с того самого момента, как мистер Роулингс нашёл вас в лесу. Вы можете со мной поговорить?

Клэр поднесла правую руку к горлу. Даже от малейших движений она испытывала усталость.

Они все улыбались, Клэр пыталась что-то сказать. Врач проговорил:

- Кэтрин, не могли бы вы, пожалуйста, принести мисс Николс воды?

Вернувшись, Кэтрин передала стакан доктору, который поднес его к губам Клэр и помог с соломинкой.

- Пейте медленно, какое-то время ваш желудок был пустым.

Клэр делала глоток за глотком.

Врач повернулся к Тони.

- Мистер Роулингс, как вы уже поняли, это очень хороший знак. Из-за того, что мисс Николс длительное время находилась без сознания, я был не в состоянии давать вам какие-либо прогнозы относительно ее выздоровления. Я считаю, что мы только что прошли важный этап в ее лечении, и мои прогнозы значительно улучшились. - Он вынул соломинку из ее губ.

- Пожалуйста, мне было так хорошо, - произнесла Клэр.

Комната погрузилась в тишину. Все повернулись к ней.

Тони заговорил первым:

- Клэр, слава Богу. Как ты себя чувствуешь?

- Я чувствую… я чувствую… усталость, и у меня кружится голова. - Ее голос дрожал от неуверенности и боли.

- Мистер Роулингс, я вынужден попросить вас и Кэтрин позволить мисс Николс немного побыть в покое, пока я буду проверять ее состояние.

Кивнув в знак согласия, Кэтрин встала и поспешила к выходу, но Тони остался, сказав, что Клэр не будет возражать против его присутствия. Клэр начала было говорить, что всё в порядке и что Тони может остаться, но доктор Леонард высказал свое мнение:

- Мистер Роулингс, я понимаю, что это вы наняли меня. Однако я врач, и мне необходимо осмотреть и побеседовать с мисс Николс наедине. Мы пригласим вас обратно, как только со всем закончим. -Тони уставился на Доктора Леонарда и тот продолжил: - Мистер Роулингс, она не имеет к вам никакого отношения. Позвольте ей немного конфиденциальности.

Тони знал, что доктор прав. И когда он отпустил её руку, в нем поселилось пугающее чувство, что это в последний раз, когда он ее держит. Единственное, что Клэр нужно для этого сделать - это рассказать доктору правду, и тогда суду не понадобится и недели, чтобы принять решение. Столь длительное время он не знал, что Клэр никогда не сможет сказать правду. Даже сейчас он не был уверен, что она все вспомнила, но ее взгляд, то, как она смотрела на него, пока они были одни, подсказал ему, что она помнит. Он сжал ее руку.

- Простите, вы правы. Просто она так долго была без сознания, что мне бы не хотелось её оставлять. - Поднимаясь, он продолжил: - Но мне придётся. Я буду за дверью. Пожалуйста, позовите меня, когда закончите.

Потом он наклонился и, поцеловав Клэр в лоб, на долгую минуту задержал взгляд на ее красивых зеленых глазах, после чего вышел из комнаты.

Кэтрин ждала в коридоре. Как только он закрыл дверь, она сказала:

- Что ты собираешься делать, если она все расскажет?

- Что значит, что я буду делать? Какой у меня выбор?

Их голоса больше походили на шепот, когда они отошли от покоев Клэр.

-У тебя есть деньги. У тебя много денег. Однажды на эти деньги ты уже купил молчание - можешь сделать это еще раз.

- Доктор Леонард уже знает, что произошло. Знает, но рассказал только мне.

Кэтрин выпрямилась.

- Антон, подумай! Ты не о том говоришь. Тебе нужно молчание не Клэр, а доктора Леонарда.

Его глаза широко распахнулись.

-Что, черт возьми, ты предлагаешь?

Кэтрин покачала головой.

- Дело не в этом. Я предлагаю деньги. Все имеет свою цену. Посмотри на экран телефона и узнай, что она говорит. Будь готов. Ради Бога, неужели ты думаешь, что твой дедушка хотел бы, чтобы ты зашел так далеко, чтобы потерял все из-за одной ошибки с девушкой из рода Николсов? - Она коснулась его плеча. - Это был несчастный случай. Такое бывает. Перестань бранить себя и действовать, как человек, которым, по мнению Натаниэля, ты являешься. - Она сделала глубокий вдох. - Антон, я видела этого человека. Знаю, кто он такой. Я видела, как он добивается успеха вопреки всему. Оглянись вокруг. Ты сделал это. Сделал состояние Натаниэля и даже больше. Ты Антон Роулз - Энтони Роулингс. Не позволяй этому разрушить все.

Ему не нравилось, то, что он слышал, но теперь, когда знал, что с Клэр все в порядке, стало гораздо легче сделать шаг назад. Это был несчастный случай. Они работали слишком долго и одержали слишком много побед, чтобы все распутать. Он кивнул и вытащил из кармана телефон. Пока приложение запускалось, его не покидали мысли о деньгах. Сколько ему это будет стоить? Аварии Кэтрин стоили ему существенной денежной суммы каждый год. Если он может заплатить за ее ошибку, значит, может заплатить и за свою. Доктор Леонард действительно был уважаемым врачом, но деньги могли склонить его отойти от работы на пару недель. И в этом случае, его возможности были безграничны.

Экран был небольшим, но они оба могли слышать и видеть все, что происходит в комнате. Клэр говорила:

- Доктор Леонард, я очень устала, и мои воспоминания размытые.

- Всё хорошо. Позвольте мне опустить спинку кровати. - Нажав на кнопку, чтобы привести кровать в горизонтальное положение, мужчина продолжил расспрашивать её: - Теперь, пожалуйста, расскажите, что вы помните?

- Доктор, меня сейчас стошнит.

Клэр приняла сидячее положение, ее трясло. Мужчина схватил тазик и подставил, когда вся выпитая вода вышла обратно.

Тони ощутил руку Кэтрин на своем плече.

- Мисс Николс, действие обезболивающего ослабевает. Я дам вам ещё немного, но хочу, чтобы вы ясно мыслили. Пожалуйста, расскажите мне, что произошло.

Клэр дрожала и плакала. Тони хотел вернуться в комнату.

- Я должен это остановить. Она сейчас слишком слаба. Почему доктор этого не видит? Он может расспросить ее в другой раз.

- Он мог бы, - сказала Кэтрин. - Но именно поэтому и настаивает. Он надеется услышать правду, сыграв на ее слабости.

Слова Кэтрин заставили его усомниться. Она права. Доктор Леонард - хороший и надежный врач, но метод, которым он хочет выбить признания из Клэр, был сомнительным. Тони сосредоточился на экране. Врач дал Клэр еще воды, но сказал лишь прополоскать рот и сплюнуть в тазик. Клэр заговорила:

- Я пошла в лес прогуляться, мне нравится лес. За день до этого шёл дождь, и земля в некоторых местах была скользкой. Я прекрасно провела время на природе, но пропустила момент, когда стемнело. Я наблюдала за красивым закатом, помню, что тот был малинового цвета.

Она откинула голову на подушку и закрыла глаза.

- Пожалуйста, продолжайте, мисс Николс.

- В общем, к тому времени, как я отправилась обратно к дому, стало темно. Помню, как дошла до полянки, что находится в сорока пяти минутах ходьбы от места, где я была. Солнце… нет, то есть, луна была такой яркой. Я пыталась вернуться обратно. Кэтрин ждала меня к ужину.

Слова выходили из нее с трудом, речь стала невнятной.

Тони уже было направился к двери, как Кэтрин коснулась его руки.

- Слишком поздно, - прошептала она.

Он кивнул, когда его сердце сильнее забилось в груди. Доктор Леонард мягко спросил:

- Мисс Николс, вы смогли вернуться домой?

- Я не помню. - Голос Клэр стал тверже. - Помню, как поскользнулась в грязи. Там торчали корни и ветки. Под деревьями было очень темно. Это последнее, что я помню.

- Пожалуйста, знайте: всё, что вы расскажите мне, останется только между нами. Я связан врачебной тайной, - тихо проговорил он.

- Доктор, я не знаю, о чём именно вы меня спрашиваете или на что намекаете, но я не могу вспомнить, что произошло той ночью. Наверное, я ударилась головой. - Её глаза были открыты и полны слёз. Она чувствовала себя такой уставшей. - Пожалуйста, можно мне отдохнуть?

Удивление, промелькнувшее на лице Кэтрин, было не меньше его собственного. На миг они оба замерли в тишине.

- Что ж, - наконец, произнесла Кэтрин. - Поздравляю, ты сделал это. Я сомневалась в тебе, но ты смог.

Тони убрал телефон в карман и прислонился к стене коридора.

- Мы это сделали.

Дверь в комнату открылась.

- Мистер Роулингс, мисс Николс очень устала, вам лучше зайти к ней позже. Позвольте мне поделиться своими выводами о произошедшем…


Глава 9

Хочешь ли ты – Могу я? – ноябрь 2010 г.

(Последствия – Глава 24)


- Манипулирование, подпитываемое хорошими намерениями, может быть благом. Но используемое со злым умыслом, оно становится началом кармической катастрофы для самого манипулятора.

Т.Ф. Ходж


Тони снова и снова прокручивал в голове идею, появившуюся с тех пор, как Клэр впервые очнулась после несчастного случая. Поначалу это была лишь мимолётная мысль, но затем, стоило ему только вспомнить, каково быть без Клэр, как в его разум просачивалась идея сделать её присутствие более постоянным. Он видел, что Клэр прошла последнюю проверку, когда последовала правилам и оставила личную информацию личной. У неё была возможность рассказать доктору Леонарду, что случилось на самом деле — и не только про несчастный случай. Это была бы только вершина айсберга — одна история потянула бы за собой другую. О, у Тони были планы на случай непредвиденных обстоятельств. Вот почему он умышленно создал образ золотоискательницы, но с такими травмами общественное мнение, безусловно, было бы на её стороне. Возможно, Тони удалось бы удержать эту информацию подальше от печати — он был готов заплатить доктору Леонарду непомерное количество денег, чтобы сохранить свои секреты — однако, благодаря повиновению Клэр, всё зашло не так далеко. У неё была прекрасная возможность разоблачить его, и она этого не сделала.

Начиная с того дня в коридоре, когда он подслушал ее разговор с доктором Леонардом во время выздоровления, а в поездке на луг признал вину за своё поведение, и она проявила благосклонность, Тони понял, что Клэр - та женщина, которую он хочет видеть в своей жизни. А Энтони Роулингс привык получать то, что хочет. Когда после поездки он принёс Клэр в спальню, это стало последней каплей. За все те годы, прожитые в поместье, он никогда не приводил женщину в свою спальню. Ему это было не нужно. Он мог отвезти их в отель или поехать к ним. Для тех редких случаев, когда он приводил женщину в поместье, у него было множество гостевых спален. Никто, ни одна другая женщина, не видела его личную комнату — его основное личное пространство. Клэр этого не знала, но Тони знал. Когда он из машины принёс её в свою комнату, то открыл ту часть себя, которую никогда не показывал никому другому. Это был значимый дар, а она даже не знала, что приняла его.

Несколько месяцев назад он взял сильную молодую женщину и улучшил её. Тони считал, что этот процесс похож на обработку золота, где сильный нагрев удаляет примеси. В своём случае он окунулся с Клэр в огонь и вышел с идеальным партнёром — женой? До недавнего времени он даже не задумывался о женитьбе — ни с кем. До недавнего времени не было никого, кто справился бы с такой задачей. Клэр доказала, что может справиться с этим и даже большим. Она знала, как соответствующим образом вести себя на публике и наедине. На неё приятно смотреть и ещё приятнее с ней быть. Тони и Кэтрин создали идеальную миссис Роулингс, даже не планируя этого.

Такое развитие событий также казалось более реальным, поскольку Тони не мог вечно держать её в заключении. С самого начала он знал, что однажды их соглашение нужно будет закончить. Что может привязать в долгосрочной перспективе лучше, чем обручальное кольцо? Именно это он и объяснил Кэтрин, сказав, что наконец-то решил попросить Клэр стать его женой. Кэтрин стоически напомнила ему о проблемах, которые уже создали изменения в их планах. Он же напомнил ей, что все проблемы под контролем, и заверил, что под контролем они и останутся, когда Клэр перестанет быть Николс.

Для Тони это было лучшей частью плана. На протяжении последних восьми месяцев он успешно убирал Клэр Николс из женщины, которая спала рядом с ним. На самом деле она была той же женщиной, но любой мог увидеть, что она стала новой: начиная с новых практически белокурых волос и худощавого телосложения и заканчивая наиболее важным качеством — поведением. Женщина, оставившая работу барменом в "Красном крыле", больше не существовала. Тони не был уверен, что даже сама Клэр осознавала перемены, через которые прошла.

Женщина, которую он создал, была близка к идеалу, какой он только мог представить. Еще Тони чувствовал уверенность в том, что по прошествии времени, если дальнейшее усовершенствование пройдет успешно, он будет более чем готов способствовать изменению. В конце концов, их система взаимодействия установилась. Он был учителем, а Клэр — ученицей. И это не изменится, когда они поженятся. Но все, несомненно, поменяется в глазах общества: каждый будет знать, что она принадлежит ему.

Доктор Леонард был прав, попросив Тони покинуть комнату после того, как Клэр пришла в себя. Он сказал: «Она не имеет к вам никакого отношения, мистер Роулингс».

Эта фраза снова и снова крутилась в голове Тони. Доктор прав. Тони хотел, чтобы весь мир знал: Клэр принадлежит ему. Никто больше никогда не подвергнет сомнению его присутствие или право быть рядом с ней.

Пока Эрик вёл машину к Нью-йоркской квартире, Тони предвкушал запланированный вечер. Всё было готово, кроме её ответа.

В большинстве рабочих моментов Тони был уверен в том, какие ответы получит, ещё до того, как получал их. С Клэр же он не был уверен на сто процентов. Он обдумывал своё предложение. У него было ошеломительное кольцо от «Тиффани», но он не мог подобрать слова. На протяжении последних восьми месяцев Клэр был предоставлен очень ограниченный выбор. Он размышлял, как можно попросить её выбрать женитьбу, фактически не давая ей выбора. Даже если он так сделает, действительно ли он этого хочет? Её молчание в разговоре с доктором Леонардом определённо можно считать пройдённой проверкой. Если он предоставит выбор между женитьбой и продолжением выплаты задолженности, может ли он быть уверен, что она на самом деле захочет выйти за него? Конечно, нет. Единственной настоящей проверкой искренности её чувств будет предложение другой альтернативы — свободы.

Такая перспектива заставляла его чертовски волноваться.

Что если она выберет свободу? Что если она скажет, что хочет покинуть его и никогда не оглядываться? Куда она пойдёт? Несомненно, она осознаёт, что от её прежней жизни ничего не осталось. Квартира, машина и работа исчезли. У неё ещё остается сестра. Даже это было частью его плана. Клэр не знала, что он пригласил её семью к ним на обед в честь Дня благодарения. Что если она выберет свободу? Без сомнения, ей придётся придерживаться его правил — личную информацию по-прежнему нельзя разглашать. Сможет ли он отпустить её?

Тони не знал.

Зайдя в спальню, он в то же мгновение был загипнотизирован женщиной, стоящей перед зеркалом. Он встал позади нее и уткнулся носом в ее шею. Когда его дыхание омыло её мягкую ароматную кожу, он сказал:

- Добрый вечер, Клэр. Я полагаю, сегодня ты успешно справилась с походом по магазинам?

Наклонив голову, чтобы дать ему лучший доступ, она улыбнулась.

- Да, я провела снаружи большую часть дня и нашла новый наряд для сегодняшнего таинственного мероприятия. Знаешь, - она притворно надула губы, глядя в зеркало, прежде чем продолжить: - было бы проще заниматься покупками, если бы ты побольше рассказал мне о наших планах.

- Всему своё время, дорогая, всему своё время. - Он поцеловал её в щёку и, направившись к гардеробу, прокричал: - Не могу дождаться момента, когда увижу твой сегодняшний наряд.

Когда Тони вернулся в спальню и отправился в душ, то поймал в зеркале пылающий взгляд Клэр. Он научился читать её настроения, и огонь, который увидел в отражении, не был борьбой силы воли — он увидел желание. То, как покраснели её щёки, когда их взгляды встретились, означало, что она поняла, что попалась. Она наблюдала за ним с тем же выражением, с каким маленькая девочка смотрит на витрину кондитерской. Полностью голый, он подошёл к ней, встал позади и обернул вокруг неё руки, пробираясь большими ладонями под тонкий халатик. Лаская её мягкую кожу, он провёл губами по её шее и прошептал:

- Как думаешь, если ты присоединишься ко мне в душе, это испортит твою причёску и макияж?

На ее ногах и руках появились мурашки, когда она, затаив дыхание, ответила:

- Думаю, что да.

- Значит, нам следует оставить это до следующего раза?

Его руки противоречили словам, продолжая спускаться по её телу.

- Или… - Клэр закрыла глаза и откинула голову на его обнажённую грудь. - Мы можем отложить твои планы?

Очевидно, тело Тони воодушевилось от этой идеи, а от того, как она прижалась к нему, его мысли спутались. Но разум восторжествовал.

- О Боже, как бы я хотел, но у нас для этого ещё будет уйма времени. Сегодня у меня на тебя особые планы. - Он медленно отступил, но прежде чем отпустить её, сказал: - И сейчас ты выглядишь просто потрясающе. Что-то подсказывает мне, что этот наряд мне понравится даже больше, чем тот, который ты приобрела.

Сейчас её халат лежал на полу чёрной шёлковой лужицей, щёки Клэр покраснели, а затем она сверкнула скромной улыбкой.

- Уже ноябрь. Мне кажется, я могу простудиться, если мы будем гулять по улицам Нью-Йорка.

- Возможно, но если бы мне и пришлось иметь с этим дело, холод стал бы последним, что бы ты ощутила.

После продолжительного поцелуя Тони исчез в ванной. Он зашёл под душ и со стоном включил холодную воду. Когда он вновь появился, приняв душ и побрившись, Клэр выглядела изумительно! Проведя небольшое исследование, он понял, что она одета во что-то вроде чулок, только эти доходили до бёдер. Оригинально! С каждым актом её подчинения, с каждым разом, когда у неё была возможность ослушаться, а она этого не делала, его надежда и предвкушение её ответа росли.

После того, как они поужинали и посмотрели спектакль, Эрик отвёз Тони и Клэр в Центральный парк. Ночь выдалась намного холоднее, чем планировал Тони; однако он запасся перчатками, шарфами и пледами для поездки в экипаже. Чем дальше они ехали, тем больше Тони был рад низкой температуре. Казалось, будто на улице больше никого не было, и Центральный парк освещался только для них.

Он наклонился ближе и заговорил. До Клэр — ну, до несчастного случая, - он это делал нечасто. Те дни и недели разговоров только ради того, чтобы говорить, что-то открыли в нём. У него не было желания говорить так много с другими, но с Клэр ему этого хотелось. Так что он так и поступал. Пока лошади шли рысью по пустынным дорожкам, он говорил о свиданиях с другими женщинами, и как Клэр отличалась от них. Он объяснил, что она знала его настоящего — мужчину, которого довелось знать немногим людям. Тони хотел, чтобы она поняла, что у него есть чувства — более сильные, чем он испытывал к кому-либо за всю свою жизнь. Во имя беседы и предложения руки и сердца он назвал их любовью. Не то чтобы он считал свою формулировку ложью. Скорее он никогда раньше не испытывал таких чувств и не был полностью уверен, что это, но верил, что это может быть любовь.

- Клэр, однажды ночью ты спросила, забочусь ли я о тебе. Честно говоря, с учётом наших первоначальных договорённостей, у меня не было таких намерений. Но, без всякого сомнения, ты мне не безразлична. - Тони опустил глаза и глубоко вздохнул. Вновь посмотрев на нее, он спросил: - А я тебе? Тебе нравится быть со мной?

Он любил её улыбку и то, что она никогда не отводила от него взгляд.

- Тони, ты мне тоже нравишься. Я хочу, чтобы ты был счастлив, и сделаю всё возможное, чтобы поспособствовать этому. И в такую ночь, как эта, или в любой тихий вечер дома мне нравится быть с тобой. - Её глаза блестели на холоде, на миг отразив свет фонарей на деревьях. - Даже больше, чем просто нравится. Но, - в её глазах отразилось волнение, - если честно, бывают мгновения, когда я не получаю от этого удовольствия. Бывают мгновения, когда я хочу, чтобы ты был как можно дальше от меня или наоборот.

Может, ей и было сложно говорить начистоту, она сделала именно то, чему он её учил, и ни на миг не отвела взгляд.

Тони улыбнулся и склонился ближе. Ему нужно было поцеловать её. Он мог думать только о вкусе её губ. Отстранившись, он все же удержался от продолжения, ему хотелось, чтобы Клэр знала, что он не только ожидает от неё честности, но и жаждет её. В его жизни слишком много людей, которые во всём с ним соглашаются, а эта женщина, которая видела в нём самое худшее, могла смотреть ему в глаза и быть полностью честной.

- Ты самая удивительная женщина. Даже моим вице-президентам, президентам и членам совета правления не довелось столкнуться с таким мной, какого видела ты. Ни у одного из них не хватит мужества, чтобы ответить на этот вопрос так же максимально честно, как это сделала ты. Твоя сила и решимость выводят меня из себя. И эта же сила и стойкость заставили меня влюбиться в тебя. Клэр, я на себе испытал, каково это жить без тебя — после несчастного случая.

Он принял решение. Не Доктор Леонард был последней проверкой, а этот вечер. Она могла уйти — он попытается ей позволить. Он попытается, если она этого захочет, но ему нужно знать. Нужно предоставить выбор.

Он продолжил:

- И я не хочу снова это пережить. Я хочу, чтобы ты сама приняла решение. И сегодня хотел бы предоставить тебе два варианта на выбор: свободу — ты можешь уехать сегодня же ночью, и твой долг будет уплачен, или, - он вытащил купленное кольцо из кармана, - ты можешь согласиться стать моей женой и провести остаток своей жизни со мной. Не из-за обязательств или в силу контрактных договорённостей, а просто потому что хочешь быть со мной.

Возможно, Клэр подумала, что руки у него трясутся от холода. Он ждал. Когда она не ответила, он проговорил:

- Вчера ты сказала, что больше никаких чёрных коробочек, поэтому я достал его оттуда заранее. - Он улыбнулся. - Давай примерим его, чтобы посмотреть, подходит ли оно тебе?

Клэр кивнула и протянула ему левую руку в огромной варежке.

Тони улыбался, пока снимал пушистую варежку и одевал ей кольцо на безымянный палец. - Кажется, подходит. - Тони заглянул в её изумрудные глаза. - Вопрос до сих пор остался без ответа. Хочешь не снимать его и остаться со мной? Хочешь ли ты стать Клэр Роулингс?

- Я… Я так удивлена, - заикаясь, сказала она. - Ты серьёзно просишь меня выйти за тебя замуж?

Он улыбнулся и прижался своим носом к её.

- Да, дорогая. Вся эта ночь была преамбулой к этому предложению. Я наблюдал за тобой, когда ты была наедине со мной, на публике, с моими близкими друзьями, и хочу, чтобы ты всегда была рядом. Я люблю тебя.

- Пожалуйста, - попросила она, - пожалуйста, позволь мне подумать. Обещаю дать ответ в ближайшее время.

Он сделал, как она просила. Не так часто Клэр просила у него что-то, а сейчас ей нужно было время подумать. Пока экипаж медленно кружил по покрытому инеем парку, Тони размышлял, как много времени ей нужно. С каждой минутой он беспокоился всё больше. Возможно, он недостаточно хорошо всё обдумал. Что если она выберет свободу? Сможет ли он выполнить обещание? Сможет освободить её? Когда паника начала выстраивать защитную стену, прозвучал её прекрасный голос, разрушая его сомнения и снимая беспокойство:

- Да поможет мне Бог, да. Тони, я выйду за тебя замуж. - Она обернула руки вокруг него и нежно поцеловала. Когда их губы разделились, Клэр призналась: - Я тоже тебя люблю.

Его грудь заполнило невиданное облегчение. Несмотря на низкую температуру, ему было тепло и радостно. Её признание в любви было самым замечательным, что он когда-либо слышал.

На следующее утро Тони вылез из кровати и отправился в кабинет. Его не заботило, что это утро Дня благодарения. У него имелись свадебные планы, и он хотел, чтобы они были выполнены — немедленно. Беглый взгляд на часы дал понять, что сейчас 7:03 утра, и он знал, кому нужно позвонить в первую очередь.

Он обсуждал свои планы с Кэтрин, и со времени беседы Клэр с доктором Леонардом взгляд Кэтрин на Клэр тоже смягчился. Она даже сказала Тони, и не единожды, что Клэр ему подходит. Забавно, что Кортни сказала то же самое. Но это важнее. Кэтрин часами работала с Клэр и помогала ей восстановиться после несчастного случая. Тони подозревал, что это напомнило Кэтрин о её несчастном случае, произошедшем несколько лет назад. Она из первых рук знала, какой сложный путь прошла Клэр, психологически и физически. Она понимала это так, как Тони никогда не сможет. Этот общий опыт связал этих двух женщин. Конечно, Кэтрин никогда не признается, но, по ее словам, когда Тони был с Клэр, особенно во время её выздоровления, Кэтрин видела в нём Натаниэля. И хотя Тони не видел в то время Натаниэля и Мари вместе, он знал, что это комплимент.

Несмотря на всё это, Тони не знал, что Кэтрин на самом деле чувствует по поводу свадьбы. Он расправил плечи и нажал кнопку вызова. Кэтрин ответила на втором гудке:

- Да?

- Доброе утро, Мари.

- Антон... ты же слышал о выходных, верно?

- Я подумал, что ты захочешь первой услышать мои новости — наши новости.

Кэтрин охнула.

- Ты сделал это, да? Ты попросил, и она согласилась?

- Да, и она очень беспокоится о твоей реакции.

- Ты в самом деле попросил её? - она подчеркнула это слово.

- Да, я попросил её.

- И она согласилась?

Тони улыбнулся в телефон.

- Мне следует обидеться, что тебе так сложно в это поверить?

- Нет, не следует. Я просто… просто… рада. Думаю, ты прав. Так больше не могло продолжаться. В этом абсолютно точно есть смысл. Кроме того, могу сказать... ты этого хотел.

- Да, - согласился Тони.

- Ты предложил ей альтернативу?

- Свободу.

- О, Антон, что если бы она выбрала её?

- Она этого не сделала.

Голос Кэтрин стал твёрже.

- Скажи, что изменится.

- Ничего. Как ты только что сказала, всё продолжается.

- У неё будет твоё имя. Всё изменится.

Хотя дверь его кабинета и была закрыта, Тони понизил голос:

- Она разделит имя Роулингс. Тебе так же хорошо известно, как и мне, что она никогда не сможет разделить моё имя, и мы оба знаем, почему.

- А ты? Ты помнишь? Важно, чтобы ты помнил.

- Мари, как я могу забыть? Я помню, как и ты.

- Ты влюблен в неё?

Тони помедлил.

- Думаю, да.

- И ты думаешь, это ничего не изменит.

- Может, изменит, - признал Тони. - Может, это изменит её роль, но не изменит долг. Теперь этот долг она будет выплачивать всегда. Вот как это работает, верно? Всегда — пока смерть не разлучит нас?

- Нет, Антон, все гораздо глубже. Это я могу тебе обещать.

Он выпрямился.

- Этого не было в изначальном плане, но как только она сказала "да", на одну Николс стало меньше.

- Ты и правда веришь в это?

- А ты нет? - спросил Тони. - Скажи, что мы не изменили её и не сделали из неё Роулингс.

- Она изменилась. Я это вижу, - признала Кэтрин.

- Я помог тебе, а ты помогла мне. Я могу и дальше рассчитывать на твоё содействие?

Голос Кэтрин стал мягче.

- Да, конечно, Антон. Натаниэль сказал нам работать вместе. И я его не разочарую.

- Рад это слышать. Как и я.

Женщина проговорила деловым тоном:

- Мистер Роулингс, пожалуйста, передайте будущей миссис Роулингс, что я очень рада за вас обоих.

Тони улыбнулся.

- Передам. Мари?

- Да?

- Всё сработало гораздо лучше, чем я представлял. И я знаю, что без тебя этого бы не случилось.

- Антон, я со всем согласна, только, пожалуйста, не забудь, как выглядит цельная картина.

- Я сказал, что всё контролирую, и мы не раз видели этому подтверждение — с доктором Леонардом и моим предложением. Сейчас весь мир узнает, что она принадлежит мне — это не будет тайным соглашением.

- Весь мир? - спросила Кэтрин. - Это имеет отношение к электронным письмам от Эмили Вандерсол?

Тони улыбнулся.

- На самом деле, да. Вандерсолы прибудут к нам на обед в честь Дня благодарения. Вскоре они узнают, что Клэр принадлежит мне. Она будет взаимодействовать с ними по моему усмотрению.

- О! - воскликнула Кэтрин. - Как бы я хотела быть мухой на стене.

- Моя дорогая Мари, технологии — удивительная штука. Угощайся.

- Спасибо, мистер Роулингс, думаю, я не откажусь. Я еще раз выкажу будущей миссис Роулингс свою бескрайнюю радость, когда вы вернётесь.

Тони ухмыльнулся.

- Будет интересно на это посмотреть. Мы возвращаемся в субботу. Я дам тебе знать, когда узнаю о свадьбе больше.

- Ты меня знаешь, всегда к твоим услугам, - съязвила она.

Тони улыбнулся и нажал кнопку завершения вызова.

После некоторого количества кофе и лёгкого завтрака Тони сделал еще звонки, и через несколько часов все свадебные вопросы были запущены. Следующее препятствие приближалось быстро. Через несколько часов у него будет возможность встретиться со своими будущими родственниками лицом к лицу. Они не были абсолютными незнакомцами. Он знал о них всё и даже был на их свадьбе. Тони ухмыльнулся; теперь они придут на его торжество. Иногда его восхищало то, как удивительно всё возвращается на круги своя. Хотя это не совсем правда. Он знал, что они будут на его свадьбе, а они этого не знали.

За несколько часов до прибытия неожиданных гостей Тони решил подняться наверх. Он хотел увидеть свою невесту, поведать об их свадебных планах и насладиться тем, что он мог взять её как свою. Кроме того, в связи с грядущими посетителями никогда не будет лишним напомнить будущей миссис Роулингс, что изменение имени не влечет за собой изменение его правил.


Глава 10

 Просто еще один симпозиум – сентябрь 2011 года

(Последствия – Глава 42)


- Каждый должен сам принимать важные решения. Просто должен быть в состоянии принять их без жалоб.

Грейс Джонс


«Риски и неудачи в сфере бизнеса» - такое название дали этому семинару. Тони не мог не удивляться, как можно было придумать такую хрень! Три года назад он оказался почти на самом дне, но выжил. Похоже, некоторые из этих симпозиумов и семинаров пытаются донести до молодых предпринимателей, что неудачи происходят из-за бизнеса. Это не совсем правда, но озвучивание своих истинных чувств не прибавит ему сторонников в необходимых областях. А потому как сейчас, так и потом, он готов играть в их игру и говорить то, что от него хотят слышать.

Вдохновляющий — так организаторы могли его охарактеризовать, когда они очень заинтересовались им и попросили поприсутствовать на их семинаре. Шелли постоянно получала подобные приглашения. Чаще всего она отвечала им отказом. В конце концов, Тони - очень занятой человек; однако она попросила его присмотреться к присутствующим. Она хотела напомнить, что ему необходимо поддерживать связь с обществом. Это помогало не только развивать его популярность, но и находить новые таланты.

Закончив выступление с докладом, Тони упомянул о признании и взвешивании рисков. Он рассмотрел важность восприятия своих конкурентов и противников наравне с клиентами и инвесторами. Важно знать своих противников и конкурентов, а также своих клиентов и инвесторов —предупредил он публику – чтобы самому быть в курсе. Не стать застигнутым врасплох — быть готовым. Люди в толпе ловили каждое его слово. В конце концов, он же Энтони Роулингс.

Акт о разовом выступлении с речью не был чем-то новым; он делал это уже много раз. Необычным было лишь то, что он задумывался об этом гораздо меньше, чем раньше. Он посмотрел влево и увидел изумрудный взгляд, его натянутая улыбка превратилась в подлинный оскал. То, как миссис Роулингс сидела и слушала каждое его слово, затмевала пустота, о существовании которой он даже не подозревал. Многие журналы и таблоиды называют Клэр не более чем дополнением, украшающим руку Тони. Но это не так. Она значит гораздо больше.

Без сомнений, она гораздо умнее того, как описывает ее пресса. Не только благодаря образованности - она с такой же легкостью постигает новое. Тем не менее, когда разговор коснулся ее профессии, Клэр, чему Тони был благодарен, не упомянула о метеорологии. Лишь раз, в одну из ночей, много времени назад, они в баре далеко отсюда обсуждали эту тему. Как правило, Тони нравилось выполнять просьбы Клэр. Он наслаждался процессом. Ему нравилось отвечать на вопросы и наблюдать за ее методами убеждения. Большую часть времени он поощрял ее желания, но если бы она попросила вернуться к миру погоды, то он бы не отказал ей, но сначала хорошенько обдумал ее просьбу. С прошлого декабря вся работа Клэр сосредотачивалась лишь на нем. Она была его женой - миссис Энтони Роулингс, - и на другие дела у нее не было времени.

Когда Тони позволил ей оказаться в центре внимания в качестве своей невесты и жены, он до конца не осознавал весь объём ролей, которые она должна взять на себя. Он не придумывал ее обязанности — они просто были. С каждой новой задачей Клэр успешно справлялась. Будь то благотворительный вечер или же вечеринка, или какое-то другое мероприятие, он был в восторге от ее совершенства. Возможно, так не должно быть. Ведь в роли Роулингс меньшее не может быть приемлемо. Публичный провал не допустим. Она справилась со своими обязанностями.

В таких случаях, как этот семинар, после своего выступления Тони отправлялся пообщаться с участниками. Лишь Клэр владела таким талантом. Она обладала поразительной способностью общаться со всеми и при этом мастерски вести светскую беседу. С улыбкой на лице она перемещалась от одной группы людей к другой, не обременяя их долгим разговором и успевая при этом отстаивать свою точку зрения.

Закончив свою речь, он сел, и маленькая рука Клэр переместилась на его бедро. Никто не видел, что

происходит под столом, пока ее легкое прикосновение в сочетании с красивой улыбкой не принесло ему чувство выполненного долга, которое он ощутил впервые. Улыбка, легкое прикосновение, и вечер стал уже не просто сносным, но и приятным.

Сейчас и во время выступления она что-то шептала ему — большую часть времени это не имело ничего общего с тем, о чем говорилось. Это могло быть наблюдение за кем-то в аудитории или что-то совершенно случайное. Как странно, что такое помогает ему расслабиться. Внешне он был спокоен, уравновешен и профессионален, каким был и всегда. Тони осознавал, в чем причина — она была внутренней.

Иногда его мысли возвращались на полтора года назад, и он находился в полнейшем изумлении. Женщина рядом с ним была абсолютно другой, не той, которую он встретил в Атланте. Клэр превзошла все его ожидания. Тони знал, что то же самое можно сказать и об ожиданиях Кэтрин. Восемнадцать месяцев назад она неохотно согласилась помочь и понаблюдать за Клэр. Сегодня же она стала большой поклонницей Клэр. Она готова наградить Клэр за каждый успех, новое пройденное испытание или проблему. Кэтрин напоминала Тони, как бы им гордился Натаниэль после того, что он совершил. Он успешно стирал с лица земли семейство Николс — каждого ребенка, — при этом держа ее в блаженном неведении о долге.

По мере того как участники расходились, мистер и миссис Энтони Роулингс окружали жаждущие предприниматели. Клэр, похоже, знала, что время на общение с Тони истекает и милостиво, как можно скорее, переходила от одного мужчины или женщины к другому. Своего шанса поговорить с ним ждали еще несколько человек, когда к ним подошел молодой блондин.

- Здравствуйте, мистер Роулингс, рад встретиться с вами. Ваша речь была замечательной и вдохновляющей.

Тони пожал ему руку и вежливо поблагодарил, а молодой человек продолжил:

- У меня необычная просьба. Могу я поговорить с вашей женой в течение нескольких минут?

Свое внимание Тони сразу же переключил на жену. Мгновением раньше она была идеальным компаньоном, но теперь он увидел, как ее маска вот-вот разобьется на тысячи кусочков. В ее глазах, взгляде, было чувство, которое он видел на картинках, а потом оно исчезло.

Все произошло быстро. И потом она никак не могла вспомнить, где находится, и старалась вернуть свою маску обратно. Клэр нежно коснулась плеча Тони и, заикаясь, произнесла:

- О-о Боже… Э-энтони… С-саймон, - она сглотнула. - Энтони, позволь тебе представить Саймона Джонсона. Мы с Саймон вместе учились Вальпараисо — сто лет назад. – Каждое последующее слово звучало быстрее предыдущего. - Саймон, позволь представить тебе моего мужа, Энтони Роулингса.

Двое мужчин закрыли глаза и закрепили знакомство рукопожатием. Уже много лет Тони не видел Саймона Джонсона. На самом деле, они пересекались лишь несколько раз в Калифорнии. Тем не менее, он помнил, что этот человек был полностью погружен в мир игр, и это первое, что всплыло в его голове при упоминании о нем. Тони вспомнил фотографии, которые получил от частных детективов — фотографии двух молодых людей, практически детей, погруженных в любовь. Внезапно Тони пришел в ступор. Была ли любовь, которую он видел на этих фотографиях похожей на то, что он видел в женщине, заявлявшей о своей любви к нему? Даже ее улыбки сегодня были разные. Было ли это результатом возраста и зрелости или же этот мужчина похитил частичку сердца его жены, которая никогда не принадлежала ему? Своим самым спокойным голосом Тони ответил:

- Я считаю, что это решение миссис Роулингс.

Клэр не понадобилось много времени, чтобы предпочесть компанию Саймона. Она охотно, без сожаления, выбрала одного из них и оставила его стоять в полном одиночестве. До посещения таких мероприятий вместе с Клэр он всегда брал с собой Патрицию. Он не наслаждался ее обществом, однако, был уверен, что она бы никогда не оставила его стоять посреди комнаты, полной людей, в одиночестве.

Энтони Роулингс продолжал улыбаться и пожимать руки. Выслушивал вопросы и предложения, говорил правильные вещи, однако, его глаза и разум постоянно возвращались к столу поблизости. На счастье Клэр, когда Саймон попытался вступить с ней в физический контакт, она отстранилась. Тони показалось, что они долгое время занимались самокопанием. Когда Клэр наконец-таки вернулась, он рассматривал выражение ее лица. Оно был прекрасным и пустым. Он никогда раньше не осознавал, что игнорировал этот взгляд, пока не увидел его направленным на кого-то другого. Стоически кивнув, он обратился к своей жене:

- Миссис Роулингс.

Им нужно еще встретиться с несколькими посетителями, и ее имя стало тонким напоминанием о ее титуле и долге. Она принадлежала ему!

Тони взглянул на часы. Клэр вернулась к нему всего лишь восемь минут назад. Это были самые длинные восемь минут за всю его жизнь. За оставшуюся часть вечера она превзошла его ожидания. Она вежливо общалась и легко переходила от одного участника к другому. Что-то было в ее глазах: как будто она находилась далеко отсюда, в другое время и другом месте.

Когда они в ожидании Эрика ступили на обочину, рука Тони покоилась на пояснице Клэр. Его тоже одолевали воспоминания — вспышки фотографий. Он вспомнил фотографии Клэр и Саймона в университете Вальпараисо и отчеты о ее проживании в комнате Саймона или наоборот.

Они сели в лимузин, и Тони принялся ждать. Он ждал, что Клэр поговорит с ним, извинится или что-нибудь скажет. Но она молчала. Не было ее обычного разговорчивого состояния, вместо этого она бесцельно уставилась в сторону окна, загипнотизировано наблюдая за огнями Чикаго. Тогда кровь Тони закипела. Как его жена посмела пойти с Саймоном Джонсоном в общественном месте? Клэр знала, что ее роль - это идеальный компаньон. Сколько правил она нарушила за считанные секунды? Оставив его и уйдя с Саймоном, она нарушила свою обязанность - по факту, не выполнила ее. Она сделала это на людях! Это было публичным провалом! Интересно, как быстро разлетится эта новость?

Наконец он произнес:

- Миссис Роулингс. - Он придвинулся к ней поближе. Их носы почти касались, когда она повернулась к нему лицом. - Как тебя зовут?

Но ее реакции не последовало, словно он ничего и не говорил. Он хотел — нет, желал понять. Тони схватил ее за подбородок, не позволяя отвернуться, и повторил свой вопрос:

- Твое имя. Как тебя зовут?

Он смотрел, как огонь в ее глазах зажегся от тумана воспоминаний.

- Тони, что ты делаешь?

Он держал крепко.

- Я задал тебе вопрос. Один, на который ты почему-то не можешь ответить.

Шея Клэр напряглась.

- Меня зовут Клэр... Клэр Роулингс.

- Пожалуйста, миссис Роулингс, объясните мне, как вы можете сидеть рядом со мной, вашим мужем, носить кольцо, которое я купил, в лимузине, оплаченном моим трудом, думая о другом мужчине.

- Тони, пожалуйста, отпусти мое лицо. Ты делаешь мне больно.

Когда кожа покраснела, он вспомнил свое обещание и отпустил ее подбородок, но дать ей полную свободу не мог. Его большая рука скользнула сзади на ее шею, крепко удерживая за голову, и нарочно потянула за волосы, которые спадали на шею. Тони не любил повторяться и уже сделал это один раз, когда они сели в лимузин. Ради Клэр он не хотел делать этого снова. Он продолжал:

- Я должен повторять каждый свой вопрос, или ты думаешь, что в состоянии ответить хотя бы на один из них?

- Видимо, Саймон застал меня врасплох. Я не думала и ничего не слышала о нем вот уже восемь лет. Тебе не кажется, что это заслуживает некоторого размышления?

Она вздрогнула, когда его хватка ужесточилась.

- Нет, - прорычал он. - Я считаю, что то, что было, осталось в прошлом. Дело сделано, и теперь пришло время сосредоточиться на настоящем.

Он уставился на огонь, который теперь вышел из-под контроля, кабина автомобиля была наполнена едва сдерживаемой яростью. Как она смеет думать о другом мужчине! Он говорил медленно и сознательно, желая дать ей шанс расслышать каждое слово. Энтони Роулингс не будет повторять дважды.

- Сейчас, как мне кажется, ты должна сосредоточиться на том, чтобы доказать мне, что мою жену в первую очередь волнует забота о муже.

Удерживая взгляд, Тони протянул руку к кнопке, закрывающей окно между ними и Эриком. Клэр не отворачивалась, пока не заметила его следующий шаг. Одной рукой удерживая жену за шею, Тони расстегнул молнию на брюках смокинга. Он не думал — он действовал. Это не имело значения. Когда Клэр начала протестовать, он принудил ее. Физически она была ему не ровня, и мысль, что она пытается его оттолкнуть, показалась ему смешной, если бы не подогревала его ярость. Тони схватил ее за руку и заломил назад. Держа ее за шею, он откинул голову назад, погрузил пальцы в ее волосы и побудил к действиям. Ей не понадобилось много времени, чтобы вспомнить его первое правило. Не для всех требований нужны слова. Он хорошо ее обучил.

Прежде чем они покинули лимузин, Тони сказал Клэр подправить макияж; в здании, куда они должны были войти, всё еще находились люди. Мир не должен знать, что его жене для надлежащего поведения требуются курсы повышения квалификации. Покорно выполнив указания, Клэр пошла с ним через вестибюль Башни Трампа. Но когда он нежно обнял ее за талию, она напряглась. Этого было достаточно, чтобы показать Тони, что Клэр усвоила урок не полностью. Он наклонился ближе и прошептал:

- Ты можешь продемонстрировать свою преданность и другими способами, миссис Роулингс. Мы рассмотрим их уже в нашей квартире.


* * *

Ночью Тони проснулся. Они могли бы отправиться в Айову с утра, но в его голову вернулись воспоминания о Саймоне Джонсоне. Как только они зашли в квартиру, Клэр сделала все от нее зависящее, чтобы показать свою преданность. Тони напомнил себе, что она бы не вспылила, если бы Саймон не подошел к ней. Что не освобождает ее от ответственности за свои действия. Он собирался напомнить ей об обязанностях и когда они вернутся в поместье. Нарушения, подобные вчерашним, больше не повторятся. Возможно, ей необходимо в поместье побыть одной, показывая свою преданность мужу, вместо того чтобы проводить время с друзьями или общаясь со своей сестрой. Возможно, это помогло бы укрепить позицию. Ведь он не мог допустить публичного провала.

Слов Клэр было недостаточно, чтобы подавить ярость Тони. Но Саймон Джонсон тоже был виновен. Он имел наглость подойти к его жене на общественном форуме. Тони соскользнул с кровати и направился к своему кабинету, где достал ноутбук.

Он начал поиски Саймона Джонсона. Этот человек сам добился успеха. Он был основателем игровой компании «СиДжо Гейминг» в Пало-Альто, штат Калифорния. Хотя и не был столь богат как Тони, он вел бизнес довольно-таки неплохо. Кажется, он оставил «Шедис-Тикс», дочернюю компанию Роулингс, несколько лет назад. Если он все еще работает под руководством Роулингс, то Энтони может повлиять на Джонсона посредством бизнеса. Ведь Тони поступал так и раньше; однако сейчас дела обстояли по-другому. Успех Джонсона сделал его потенциальной угрозой. Тони хотел, чтобы Клэр полностью зависела от него. Он не мог допустить, чтобы бывший парень с финансовыми средствами помог Клэр, если она его попросит. То, как Джонсон смотрел на нее, а она - на него, не исключало такой возможности.

Так как вторжение в бизнес было невозможно, Тони был вынужден искать в другом месте. В безымянном файле он нашел номер сотового телефона.

Он воспринимал это как деловое решение. Поведение Клэр отразилось на нем, но он должен был поддерживать свою репутацию. Он вложил много времени и денег в свою жену. Как и во всем остальном бизнесе он расценивал факты. Выделить плюсы, устранить минусы. Если противник определен, то он становится обузой. Обязательства могут препятствовать прогнозируемому результату и должны быть удалены.

Правда, это был не совсем звонок, на который он имел право. Саймон Джонсон не был в списке Натаниэля. Но это не значит, что Тони не может оправдать свое решение.

Клэр была в его списке, и пока она хорошо справлялась со своими обязанностями и олицетворяла семейство Роулингс, Тони делал свою часть работы: избавлял мир от Николсов — ребенка за ребенком. Когда ей это не удалось, когда она показывала свою независимость и внутреннюю силу, она напомнила Тони, что он не полностью выполнил указания Натаниэля. Для того чтобы избежать такого рода ошибок в будущем, необходимо избавиться от Саймона Джонсона, чтобы обеспечить успех Клэр. Он помогал ей.

Сделав короткий звонок, Тони пробрался обратно в свою постель. Он почувствовал легкое угрызение совести, когда обнаружил Клэр спящей на краю массивного матраса. Она любила так спать, когда он впервые привез ее в поместье. Он хотел придвинуть ее и извиниться за некоторые свои действия, но тогда она не выучит урок, который должна. Это только показало бы его слабость, а такое недопустимо.

Когда они вернутся в поместье, непослушания Клэр приведут к новым правилам, и границы недавно обретенной свободы нужно будет пересмотреть. В этом есть смысл: ведь все действия имеют последствия. Тем не менее, когда он скользнул под одеяло, тихое дыхание Клэр и сделанный звонок рассеяли последние тени злости. С возникшим чувством спокойствия Тони задремал.


Глава 11

Начало конца… кофе? – Январь 2012 года

(Последствия – Глава 46)


- Чтобы отношения развивались, они должны пройти через ряд разрывов.

Лиза Мориама


Тони вышагивал по своему кабинету. Хотя он и принял решение, но все равно не мог стряхнуть противоречивые чувства, изводящие его изнутри. Он говорил себе, что это проверка — всего лишь проверка. Он заставил Клэр пройти через большее количество проверок, чем мог сосчитать, и когда она пройдёт эту, всё будет, как прежде. Но пройдёт ли она? В душе Тони знал, что эта проверка была непохожа на другие; она крупнее и потенциально могла всё изменить. Это не проверка, это выпускной экзамен — завершение личной сделки, которую он заключил целую жизнь назад. Все началось как мысль, зерно, которое, как это часто бывает, проросло.

Двадцать два месяца назад, когда Тони привёл Клэр в свой дом, он не знал, чего ожидать. Он и за миллион лет не планировал иметь к ней чувств — она была врагом, Николс. Оглядываясь назад, можно было сказать, что Кэтрин предвидела это и предупреждала его. Она поняла, что его заинтересованность в Клэр больше, чем простое любопытство. Как он и говорил, Тони боролся со своими чувствами. Он никогда никому в них не признавался, но в значительной степени Клэр стала его величайшим успехом и величайшим провалом. Он забрал её в Айову, чтобы оплатить искупление грехов её семьи, но в процессе наказания она победила его. Да, он изменил её, но и она изменила его. Теперь он был ей не надзирателем, а мужем. В сущности, она пустила под откос его планы.

В отличие от остальных его провалов, а их было немного, Тони был не против. Он наслаждался ею — не просто наслаждался, он жаждал её. Она заполнила ту его часть, о существовании которой он не подозревал. Но, несмотря на все те способы, которыми он её менял, Тони понимал, что она всё ещё Николс. Она действовала, одевалась и выглядела иначе, но было ли это настоящим? В конце концов, глубоко внутри она всё ещё была той же женщиной, которую он приобрел. Это реальность, от которой он не мог избавиться. Кэтрин сказала что-то вроде: "Я видела фотографию вас двоих в журнале. Клэр так хорошо справляется, вы действительно красивая пара. Иногда я забываю, что она — Николс".

Временами Тони вспоминал маленькое зерно, посаженное десятилетия назад, — зерно, выросшее в высокое дерево с мощными корнями, напоминающее ему о том, что Николсы помогли приговорить его деда к двадцати двум месяцам тюрьмы. Такой срок находил отклик в душе Тони. Двадцать два месяца — время, которое Натаниэль Роулз проиграл штату Нью-Йорк за грехи, взваленные на него Шерманом Николсом и Джонатаном Бёрком. Исходя из этого срока, наказание Клэр практически закончилось. Изначально именно столько времени Тони надеялся удерживать Клэр. Они с Кэтрин даже обсуждали, что случится с ней, когда время выйдет.

С самого начала Кэтрин напоминала Тони, что ему надо осознавать свою публичность. Если Клэр провалится, Тони нужно быть готовым дистанцироваться. Если он не сможет, будет только один вариант. Вариант, который заслуживал внимания два года назад, но сейчас Тони не мог его принять. Несчастный случай с Клэр был слишком травмирующим. Он отказывался рассматривать мысль, что она может пережить что-то хуже; тем не менее, почва на случай публичного позора была подготовлена.

С точки зрения Тони, решение было за ней. Публичный позор ожидал Клэр только в том случае, если она провалит проверку, которую он собирался устроить. Если она её пройдёт, срок наказания закончится, и жизнь продолжится. Попивая виски «Джонни Уокер», Тони убеждал себя, что Клэр справится. Однажды ей уже была предоставлена возможность выбрать свободу, в ту ночь, когда он сделал ей предложение, и она добровольно передала её ему. Стоя возле высокого комода, Тони подлил себе ещё виски на два пальца — может, три, — когда услышал, как открылась дверь его кабинета.

- Антон, уже поздно. Почему ты ещё не спишь?

Он не обернулся; вместо этого, глянул на часы - 2:14. Он и не думал, что уже так поздно.

- Я думаю.

- Где Клэр? - спросила Кэтрин.

- В постели, - он развернулся. - А где ты думаешь она может быть в столь поздний час?

- Она в твоей комнате, так ведь? Ты оставляешь её там одну?

- В чём дело, Кэтрин? Нечего посмотреть сегодня?

Кэтрин покачала головой и села на кожаный диван.

- Антон, ты расстроен. Волнуешься?

Он поднял в ее сторону палец и подошел к столу. Через несколько секунд и несколько паролей он встал и посмотрел на свою самую старую сотрудницу.

- Нет, я не волнуюсь. Я полностью доверяю своей жене. Завтра мы снова будем с тобой обсуждать, как она последовала моим правилам.

- Думаю, ты прав. Но зачем ты это делаешь? - Её плечи поникли. - Почему заставляешь её прыгать через ещё один обруч? - Кэтрин решительно встала и оказалась с ним лицом к лицу. - Клэр любит тебя, а ты любишь её. Пусть этого будет достаточно. Есть другие Николсы, которые могут заплатить. Посмотри, что ты сделал с Джоном, - её глаза сверкнули. - О, Антон, это было гениально.

Тони вздохнул и упал в кресло возле дивана.

- У этого есть свои плюсы, но это тоже этап проверки. Разве ты не понимаешь? Теперь Джон не сможет ей помочь - это уже слишком для его заявления о вечной преданности. И сейчас они с Эмили немного заняты.

- Понимаю! Я понимаю, а Симмонсы? Они всё ещё заграницей. Верно?

Он изучал выражение лица Кэтрин.

- Верно. Какое это имеет значение? Они - мои друзья. Брент работает на меня.

- О, ты прав. Просто я думаю, что Клэр с миссис Симмонс стали очень близки.

Тони пожал плечами.

- Не знаю. Клэр жаловалась на то, как много Кортни болтает, - на его губах появилась небольшая ухмылка. - Теперь, если это не пот...

- Антон, я вижу, как ты всё спланировал. Натаниэль бы гордился тобой. И ты такой храбрый! Ты готов принять яд?

Взгляд его тёмных глаз метнулся от почти пустого стакана к вопрошающему лицу Кэтрин.

- Да. Не думаю, что это понадобится, но, если она заглотит наживку и уедет, я его выпью, - он допил содержимое бокала. - Ты уверена, что знаешь, что делаешь?

Кэтрин кивнула.

- Не то чтобы я на ком-то практиковалась, но да. Не сомневайся, ты просто потеряешь сознание.

- А я не умру? Давай, скажи мне, Мари. В данный момент я выключил наблюдение во всём чертовом доме. Вся система перезапускается. Никто никогда не услышит, о чём мы говорим.

- Антон, я не хочу говорить о твоей смерти - чего и не произойдёт. Как ты и сказал, тебе, возможно, не понадобится пить этот кофе. Но, если ты это сделаешь...

- Если сделаю, то выживу, чтобы увидеть последствия решения Клэр.

Кэтрин кивнула.

- Что насчёт свидетелей?

- Я завтра провожу из дома веб-конференцию. Если она сядет в машину, я буду на виду у людей по всей стране.

Кэтрин потянулась и накрыла руку Тони.

- Если ты уверен, что тебе нужно это сделать, я помогу тебе. Точно так же, как и помогала в прошлом, и как ты помогал мне. Я не позволю, чтобы с тобой что-нибудь случилось. Мы слишком близко к тому, чтобы увидеть осуществление наших целей, - она хлопнула в ладоши возле подбородка. - Только подумай, конец почти рядом. Останется только Эмили.

Тона расправил плечи и выпрямился.

- Помни - только Эмили. С Клэр всё закончится. Больше ничего не будет нужно; её имени не будет в списке.

- Да, конечно. Так ты и сказал, но что если она не заглотит наживку?

Его голос стал ниже.

- Тогда её имени больше не будет в списке. Если ей предоставят путь к свободе, а она не воспользуется им. Нет! Когда ей предоставят такую перспективу, а она не воспользуется ей, я докажу, что Клэр Николс больше нет. - Он почувствовал, как его глаза потемнели, когда подчеркнул последнюю фразу, выделяя каждое слово. - Клэр. Роулингс. Никогда. Не. Было. В. Нашем. Списке.

Кэтрин встала.

- Да, конечно. Сколько времени осталось до включения камер? Я подготовлю всё на кухне.

Тони глянул на часы.

- У тебя около десяти минут.

- Я успею, - сказала она по дороге к двери.

Пока Тони глядел на свой пустой бокал, его разум заполняли картины его самого и его жены. Это были воспоминания о времени вдвоём, времени покоя и дружеского общения. Раньше в его жизни никогда не было такого человека. Он никогда не хотел быть с кем-то рядом или радовать кого-то. Он должен был знать, что в любой ситуации может доверять этому человеку. Но почему же таким человеком стала Клэр? Из всех людей в мире почему именно она должна была стать тем, кого он пообещал сломать?

Закрыв глаза, Тони вспомнил Клэр после несчастного случая. Он сломал её, но в своей истинной манере она поднялась. Эта сила и несгибаемость поражали его. Если она провалит этот грядущий экзамен, то поднимется ли?

Он не хотел об этом думать; вместо этого он представил их будущее. Клэр прошла проверку. Она не заглотила наживку.

Чувствуя себя немного увереннее, Тони подошёл обратно к столу и просмотрел сайты о путешествиях. Клэр любит путешествия. Она не знает, что стоит перед лицом проверки, которая изменит её жизнь, но, когда она пройдёт её, он хочет наградить свою жену. Может, Англия? Они разговаривали об этом. Нет, будет январь. В Объединённом Королевстве будет слишком холодно. На его лице возникла ухмылка, когда он подумал о том, что ей нравится, а что не нравится - ей нравится солнце. Он ввёл в поиске «тропические пляжи». Тони возьмёт её в какое-нибудь тёплое место. Если она спросит, почему, он скажет: потому что она расстроена из-за своего зятя. Однако ему известна настоящая причина - это положительные последствия.

Когда Тони заполз обратно в постель, он прильнул сзади к спящей Клэр и обернул вокруг неё руки. Она идеально подходила ему, когда он потянулся к исходящему от неё теплу. Нежно поцеловав её волосы, он ощутил запах духов, пока его руки блуждали в её волосах и ласкали мягкую кожу. Её тихое бормотание наполняло его сердце надеждой, пока Клэр удобнее устраивалась в его объятьях. Тони с улыбкой представил, что через несколько дней он будет на солнечном пляже со своей женой, одетой только в бикини – а, может, даже и без него. Эти изображения и многое другое наполнили его разум, пока он погружался в сон.

Проснувшись, Тони дольше обычного задержался в тепле их постели. Клэр ещё рано просыпаться, и он поднял голову, положив её на локоть, чтобы понаблюдать, как она спит. Её осветлённые волосы покрывали подушку, несколько предательских прядей пересекали щёку. Рядом с беззащитным лицом из-под множества роскошных одеял выглядывало обнажённое плечо. Тони наклонился ближе, поцеловал её в лоб и с изумлением отметил, как сморщился её нос. Он снова легонько поцеловал её. В этот раз Тони был вознаграждён самым прекрасным стоном, когда она потянулась и повернулась к нему. Хотя Клэр всё ещё спала, но она неосознанно отвечала на его прикосновения. Ему хотелось её разбудить, но он боялся, что, если коснётся её тёплой мягкой кожи, и их тела соединятся, как они соединялись прошлой ночью, он не сможет осуществить свой план.

Убрав светлые пряди от её лица, он прошептал:

- Тебе ещё не нужно вставать. - Когда она не ответила, и он убедился в том, что Клэр спит, Тони добавил: - У тебя важный день, моя дорогая. Тебе нужно отдохнуть. Сегодня мы будем праздновать.

На протяжении всех утренних рутинных дел Тони избегал мыслей о грядущем экзамене Клэр. Для него это была почти формальность - последняя подпись под контрактом всей их жизни. Сделка практически завершена - она принадлежит ему. Жена его не разочарует.

Энтони Роулингс убеждал себя. Клэр не настолько глупа, чтобы его разочаровать, потому что в противном случае он обещал, что будут последствия, а он, как и во всём, - человек слова.

Когда Клэр вошла в столовую, Тони как раз закончил завтракать. Очевидно, она только что выбралась из постели и, по его мнению, была самой прекрасной женщиной в мире. Это было частью её привлекательности, кусочком паззла, который помог Тони осознать, что он на самом деле влюбился. Ей не нужно было носить дизайнерские платья, делать безупречную укладку и макияж. Даже без всего этого глянца она была ошеломительной. Улыбаясь, он произнес:

- Доброе утро, дорогая. Выглядишь сегодня прекрасно.

Она состроила гримасу.

- По-моему, тебе нужно проверить зрение. - Она обернула руки вокруг его шеи, и он вгляделся в изумрудное сияние её глаз. Прежде чем Тони смог заговорить, она поцеловала его в щёку и продолжила: - Я просто хотела застать тебя до того, как ты уйдёшь.

В это время внимание Тони привлекла Кэтрин. Она бесшумно вошла в столовую, и на комментарий Клэр об отъезде Тони её губы сжались в линию. Когда Клэр села, и Кэтрин налила ей кофе, его жена заговорила:

- Я хотела сказать, что очень благодарна тебе за возможность поговорить с Эмили. У них сейчас очень трудные времена, а еще я хотела сказать, что буду скучать по тебе.

Не столько её слова убедили Тони, сколько её улыбка. Она знала, что её связь с семьёй была на его усмотрение, а потому не боролась, а благодарила его. Тони был рад, что Кэтрин это слышала. Нависшая было краснота потускнела. Тони продолжил действовать с большей уверенностью.

- Отличные новости, потому что сегодня я работаю дома. - Он откинулся на спинку стула, когда Кэтрин без слов выскользнула из комнаты. - Так что тебе не придётся скучать по мне.

- Как здорово! - ответила Клэр. - У тебя много работы?

- Несколько веб-конференций и телефонных звонков, но ты не беспокойся. Я знаю, что твой график свободен. У меня есть для нас несколько идей.

Тони знал, что в текущих обстоятельствах его улыбка была слишком широкой, но все равно не мог её сдержать. Клэр пройдёт проверку, и у него в голове было множество идей, как это отпраздновать. Он не мог дождаться, чтобы рассказать ей о предстоящем путешествии. Он нашёл его этим утром, когда должен был готовиться к веб-конференции. Маленький эксклюзивный курорт на Севен-Майл-Бич на западной стороне острова Большой Кайман. В это время года температура там была 30-32 градуса, и прогноз был превосходным. Он представил её восхищение, когда покажет ей сайт.

Клэр ответила:

- Хорошо, мне нужно потренироваться и привести себя в порядок. Я спустилась сюда в спешке, чтобы увидеться с тобой.

- Когда оденешься, приходи ко мне в кабинет, - сказал он.

Встав, чтобы уйти, он потянулся. Бездумно прикоснулся к её плечу, борясь с порывом заняться исследованиями под её мягким халатом. Его желание ускорить время и пройти через экзамен было практически осязаемо.

Она склонила голову к его руке и произнесла:

- Я приду как можно быстрее.

Поцеловав её в щёку, он позволил своему желанию проявиться в голосе.

- Или можешь заглянуть ко мне до того, как оденешься.

Она прикоснулась к его руке.

- Если я так сделаю, ты не выполнишь всего, что запланировал.

Чёрт, она права. У них будет масса времени для реализации его планов.

- Как обычно, дорогая, ты права. Скоро увидимся в моём кабинете.


Когда губы Тони коснулись щеки Клэр, он поднял взгляд как раз вовремя, чтобы увидеть серые глаза, наблюдавшие за ними из коридора. Он неохотно оставил жену и направился в кабинет.

Прежде чем он закрыл дверь, Кэтрин торопливо вошла в коридор. Всё, что они скажут в этом месте, будет на видео. Они оба знали, что поставлено на карту.

- Мистер Роулингс, вы покинули столовую прежде, чем я смогла вас проверить. Вам что-нибудь нужно?

- Нет, Кэтрин, думаю, я вполне доволен тем, что у меня есть.

Она расправила плечи.

- Вы планируете работать из дома? - её интонация превратила утверждение в вопрос. - Или ваши планы поменялись?

- Ничего не поменялось. Я дам вам знать, если мне что-нибудь понадобится.

Кэтрин кивнула и отошла.

После короткого посещения сайта Большого Каймана Тони заставил себя сосредоточиться на текущих делах. У него была конференция с другими инвесторами о совместном предприятии, которое не приносило желаемых результатов. Это была смелая инициатива по восстановлению производства в Мичигане. Отчаянно нуждаясь в помощи, автомобильные компании и штат более чем жаждали пойти на уступки относительно налогов и пошлин. В центре обсуждения стоял вопрос об окончании изначальных договорённостей. Казалось, будто власти штата Мичиган думали о Тони и других инвесторах, как о пресловутых мешках с деньгами. Что касалось Тони, это было недалеко от правды. Просматривая числовые показатели, он знал, что охотнее спишет всё со счетов и закроет двери, чем согласится на непомерные налоги. Он уже закрыл нерентабельный штамповочный завод во Флинте в Мичигане. Неясно, как они могли подумать, что он блефует.

Было почти 10:00 часов утра, когда Тони услышал робкий стук в дверь своего кабинета. Несмотря на то, что у него на носу была конференция, его губы ненадолго расплылись в ухмылке при виде времени на экране компьютера. Его правила о том, что Клэр должна проводить свои дни с ним в офисе, больше не действовали. В конце концов, она его жена, но старые привычки, похоже, трудно искоренить. Когда ей впервые было сказано проводить время неподалёку от него, пока он работает из дома, на случай, если потребуются её услуги, Тони говорил ей всегда быть к 10:00. И хотя утром он не напоминал ей об этом, да ему и не требовались её услуги, её подчинение ещё больше усиливало его уверенность. Он нажал кнопку под столом, и дверь открылась. Прежде чем он смог выразить признательность за её присутствие, ему уже нужно было отвечать одному из инвесторов. Клэр не прерывала его; она лишь улыбнулась и молча села на диван. Позже он заметил, что она читает статью в одном из журналов.

Конференция закончилась около 10:45. Он пытался завершить её раньше, поскольку хотел насладиться каждой проведённой вместе секундой до начала проверки. Должно быть, она услышала, что конференция завершилась, потому что, когда он развернулся на стуле, она смотрела в его сторону. Клэр тотчас же отложила журнал на стол и подошла к нему. Он с ухмылкой пробормотал:

- Ах, голубой - мой любимый цвет. – Тони вдруг обрадовался, что на нем свободные спортивные брюки. – Но ты прекрасна в любом.

Он упивался ею, смакуя каждую деталь. Его глаза остановились на бриллиантовом ожерелье, привезённом из поездки. Он знал, почему Кэтрин выложила его: оно помогало создавать видимость того, что Клэр любит дорогие вещи. Однако оно всегда ему нравилось.

Взгляд Тони опустился к вырезу её пуловера, голос стал страстным:

- Или вообще ни в каком.

Тони положил руки на её запястья, он жаждал притянуть её на колени и прошептать: "Следуй моим правилам, я знаю — ты можешь". Если он так сделает, то испортит проверку? Он мог бы сказать это громко и с гордостью. Энтони Роулингс ни от кого не прятался; вместо этого он погладил её изящное запястье и проговорил:

- У меня в 11:00 ещё одна веб-конференция, а потом два телефонных звонка в обед. Я хотел бы, чтобы ты вернулась после.

Это была не просьба, а требование или настоятельная рекомендация. Он уже не знал.

- На улице так хорошо. Я хотела бы прогуляться, пока ты работаешь.

- Нет, - медленно проговорил Тони. Он не мог выдать себя. - Возможно, телефонные звонки можно будет отложить, это зависит от результатов следующей веб-конференции. Я хочу, чтобы ты была здесь, если я закончу раньше. Мы сможем пообедать и обсудить, чем нам заняться после обеда.

Он повернулся к монитору и, говоря это, принялся читать. Это было сообщение, которое он подготовил, следующий шаг. Когда он уже собирался продолжить, Клэр удивила его, покрыв поцелуями его шею.

Когда она ответила, от её тёплого дыхания пробрала дрожь.

- Тогда можно мне просто выйти наружу? Небо такое ясное, и я могу немного подышать свежим воздухом.

Он не пытался сдержать соблазнительную улыбку.

- Хорошо, только возвращайся к полудню и, - сейчас или никогда, - не могла бы ты принести мне кофе, прежде чем уйдёшь?

Каждое её движение наполняло его надеждой и желанием. Его возбуждение было хорошо скрыто, но как только она выйдет, ему определённо придётся сменить позу. Еще раз поцеловав его в шею, Клэр ответила:

- Хорошо.

В 10:57 Клэр вернулась к его столу с чашкой тёплого кофе. Когда он услышал её приближение, то поднял свой айфон и сделал вид, что разговаривает, тщательно изучая бумаги на столе. Отодвинув телефон, он повернулся лицом к жене. Тело Тони боролось с разумом, пока он сражался со своим личным желанием. Его толкала вперёд уверенность в том, как она поступит.

- Скажи Эрику, что контракты находятся в офисе Айова-сити. Они нужны мне здесь до 13:00 часов. Он должен забрать их немедленно.

На мгновение между ними повисло молчание, Клэр уставилась на него своими большими невинными изумрудными глазами. Голос внутри него вторил, что она разгадала его план, она поняла его замысел. И он ждал, когда голос скажет ему, что она пройдет его проверку. Потом он вспомнил ее просьбу. Клэр не знала о его плане, она хотела выйти на улицу. Напряженно выдохнув, Тони добавил:

- И после этого можешь прогуляться. Только возвращайся к полудню.

Она улыбнулась и чмокнула его в щёку.

- Хорошо. Я передам Эрику и вернусь.

Он наблюдал за тем, как она поспешно вышла. Через две минуты начнётся веб-конференция, но у него такое чувство, будто его жизнь буквально движется к неизбежному. Тони отрегулировал монитор и запустил видеонаблюдение за домом.

Его кофе стоял на краю стола, куда Клэр его и поставила. Тони посмотрел на чашку. Он ни разу не уточнил у Кэтрин, что именно там содержится. У него не было причин сомневаться в ней. Она сказала, что он очнётся после того, как выпьет его. Тони знал, Кэтрин его не разочарует.

Конференция началась с того, что каждый участник представился. Тони без интереса слушал, просматривая их резюме. Ранее он уже пролистал все записи. Он слышал их голоса и соотносил имена с лицами, но при этом наблюдал за маленьким участком экрана, выделенным под гаражи.

После того как он представился сам и дал краткий обзор целей, которых планировал достичь в ближайшие тридцать минут, Тони заметил, как Клэр вошла в гараж. Она бегло оглядела машины и направилась к двери в комнату Эрика. У маленького изображения не было звука, но он видел, как она постучала, и Эрик открыл дверь. Казалось, будто Эрик ответил слишком быстро; в конце концов, он ожидал Клэр, но она этого, похоже, не заметила.

Обмен репликами между ними занял несколько секунд, но, пока чашка кофе насмехалась над ним, Тони чувствовал, будто время замерло. А затем у него на глазах развернулась проверка, которую он приготовил. Эрик схватил пальто и шляпу, открыл панель на стене, забрал связку ключей и захлопнул ее. Тони задержал дыхание, когда маленькая металлическая дверца отскочила и открылась. Это не выглядело очевидным, а Эрик и виду не показал, что заметил. Он по-прежнему говорил с Клэр, когда посмотрел на часы. Потом наружная дверь гаража открылась, и на камеру упал солнечный свет, отчего цвета в углу экрана поблекли.

На большом экране два участника что-то говорили о количественной сводке. Тони это не волновало. Его внимание было приковано к углу, где Клэр, обхватив себя руками за талию, наблюдала, как уезжает Эрик. Когда дверь гаража закрылась, цвета вернулись. Она уже поворачивалась в ту сторону, откуда пришла, но вдруг остановилась и уставилась на открытую панель с ключами.

Тони понятия не имел, что происходило на веб-конференции, когда в ожидании затаил дыхание. Несколько секунд назад время замерло, а сейчас он не мог его замедлить. Клэр потянулась к панели и схватила связку ключей. Они были от нового Мерседеса и специально расположены на видном месте. Фары моргнули, когда она нажала кнопку брелока.

Дверь гаража вновь открылась, и Тони не заметил потери цвета. Его зрение, кабинет, вся его жизнь окрасились в красный. Разочарование было безграничным. Боль от предательства затопила его, пока в голове проносились окрашенные в красный воспоминания. Всё - все двадцать два месяца - были ложью. Клэр никогда не любила его. Если бы любила, не схватилась бы за первую же возможность уйти. Она играла с ним, использовала его и манипулировала. Он был идиотом, поверив, что любовь существует. Он никогда не видел её - ту любовь, о которой поют в песнях и пишут в книгах. Тот взгляд, который она дарила Саймону Джонсону. Всего этого не существовало. Это были фальшивые эмоции, созданные для болванов, которые хотят в них верить, иллюзия - как Санта Клаус. Эта идея приносила людям радость до тех пор, пока они не сталкивались с горькой действительностью и разочарованием от предательства. Разве Тони не знал эту правду давным-давно? Числа реальны. Деньги реальны. Эмоции - для слабых.

Когда дверь гаража закрылась, Тони потянулся к керамической чашке, кофе остыл. Одной рукой он разворачивал окно с веб-конференцией на весь экран, другая неуверенно коснулась округлой ручки, будто та могла обжечь. Он не знал, как долго поднимал чашку или делал первый глоток. Но как только сделал его, внутри взорвалась краснота, грудь сжала резкая боль, и восторжествовала тьма.


Глава 12

Последствия приведены в действие – январь 2012 года

(Последствия – после Главы 46)


- Последствия не утешающие.

Джордж Элиот


Из непроглядной тьмы доносились голоса. Тони боролся за пространство, стараясь освободиться от окружавшей его темноты. Все выглядело так, будто он находится на дне глубокой ямы, наполненной водой, и пытается изо всех сил выбраться наружу. Где он? Когда голоса стали четче, он сосредоточился на них. С трудом оттолкнулся и устремился в их направлении. После нескольких попыток ему наконец удалось высвободиться.

Он смог расслышать слова.

- Доктор, его состояние улучшилось. Лекарства повысили давление до нормального.

- Есть признаки, что он приходит в сознание?

Первый голос звучал менее уверенно.

- Его физические показатели обнадеживают. Результаты ЭКГ лежат в медицинской карте, но до сих пор не было признаков движения.

Тони двинулся вперед. Я здесь. Я вас слышу! Но тьма не позволяла ему говорить. Она безжалостно окутала его, заполнила сознание и никуда не отпускала.

- Доктор, мы знаем, что он проглотил?

- Не точно. Результаты предварительных тестов кофе, найденного на месте, и то, что токсины растворились в желудке, подтверждает, что кофе был источником. Но в силу его физической реакции, мы считаем, что список может быть неокончательным.

- Там был не один токсин?

- Да, тот кто это сделал, явно хотел быть уверенным…

Голоса отдалялись, унося с собой невнятный шум и дезориентируя его в темноте. Истощение одержало верх, и тьма снова его окутала.


* * *

Быстро моргая, Тони пытался сосредоточиться на мире, открывшемся за темнотой. В палате было ярко, слишком ярко, как обычно говорят. Держать глаза открытыми было слишком трудно; вместо этого он обосновался в темноте закрытых глаз и старался хоть что-то расслышать. Он слышал голоса, но их слова были незнакомыми. Медленно стали записывать данные показателей... его сердце - они говорили о его сердце: оно билось.

Это очень обнадеживает, и он был этому рад, но задумался: что было бы, если бы оно остановилось?

Почувствовав, как кто-то касается его лба, он открыл глаза. Женщина в халате. Тони моргнул и посмотрел в ее сторону.

class='book'>- Доктор, пациент пришел в сознание.

Внезапно перед ним оказалось еще одно лицо. У этого человека были яркие глаза, смотрящие очень взволнованно.

- Здравствуйте, мистер Роулингс, мы рады, что вы решили вернуться к нам.

Тони пытался заговорить, но не мог. В груди и горле, которые болели, появились необычные ощущения. Они были больше похожи на дискомфорт, чем на боль. Он попытался не обращать на него внимания и сосредоточиться на чем-то другом. Где-то среди хаоса - за людьми и дискомфортом - он расслышал последовательный писк. Закрыв глаза, он настроился на устойчивый ритм.

- Мистер Роулингс, не покидайте нас. Нам нужно, чтобы вы оставались в сознании. - Это был голос того самого человека, с яркими глазами.

Он посмотрел на нее и моргнул.

- Вы слышите меня?

Поскольку он не мог говорить, то он моргнул еще раз.

- Вы заставили нас поволноваться.

Тони задумался. Что случилось? Где он? Почему они говорили о его сердце?

Его сердце.

Они сказали, что оно билось, но мучительная пустота заставила Тони усомниться в его присутствии. Пока на него смотрели эти глаза, к нему вернулись воспоминания. Он не мог думать ни о чем, кроме проверки Клэр. Она клюнула, уехала и провалила тест. Как эти люди могли быть правы? Как могло его сердце биться, когда Клэр вырвала его из груди и разбила?

Женщина со светлыми глазами снова заговорила:

- Мистер Роулингс, кажется, в ваш организм попал яд. Вы помните, что произошло?

Он моргнул снова.

- Точно? Вы выпили этот яд сознательно?

Он старался держать глаза открытыми.

- Мистер Роулингс, можете отдохнуть. Позже мы снова поговорим.

Позже? Почему они не могут поговорить сейчас? Тогда были люди - гораздо больше людей - в его поле зрения. Он не хотел думать о том, что они делают; вместо этого он закрыл глаза и слушал писк датчиков.

Через некоторое время светлоглазая женщина вернулась.

- Мистер Роулингс, вы можете говорить?

- Д-да, - он мог.

- Вы помните, что пили?

- К-кофе.

Его голос звучал незнакомо - неуклюже и слабо.

- Да, полицейские обнаружили кофе. В нем содержался яд. Полиция хочет поговорить с вами. Но я считаю, что вам нужно сначала отдохнуть. Как вы себя чувствуете?

- Чувствую боль в груди и боках.

Девушка со светлыми глазами кивнула.

- Вы пережили остановку сердца. Препараты, которые вы приняли, негативно сказались на сердечной мышце. Мы должны убедиться, что нет никаких повреждений. Наш кардиолог обсудит с вами ваше дальнейшее лечение.

Тони моргнул и попытался сосредоточиться.

- Лечение? Что вы имеете в виду? Могут остаться долгосрочные последствия от произошедшего?

- Я не хочу беспокоить вас понапрасну, но да. Мистер Роулингс, вам повезло, что вы живы и пережили это. Предполагаю, что, либо вы оказались слишком здоровы для этого токсина, либо доза была недостаточной.

- Хотите сказать, что я мог умереть?

Девушка улыбнулась.

- Я хочу сказать, что вы будете жить, и если для этого необходимо дополнительное лечение, то мы подберем для вас оптимальный курс. Тем временем, полиция штата Айова прислала офицеров, чтобы те дежурили у вашей двери.

- Зачем?

- Мистер Роулингс, кто-то пытался вам навредить. И мы не хотим дать ему еще одну возможность это сделать.

- У меня есть своя охрана. Мне не нужны полицейские за дверью, - сказал Тони.

- Вы можете это обсудить с начальником полиции, но не сейчас. Сначала я хочу дать вам отдохнуть.

Тони оглядел комнату и увидел источник повторяющегося писка.

- Сестра, что это? Почему писк участился? Где мой врач?

Девушка со светлыми глазами вновь не смогла сдержать улыбки.

- Во-первых, сейчас вашему организму требуется чистка. И этот аппарат помогает избавить вашу кровь и внутренние органы от токсинов. Мониторы показывают нам, что происходит у вас внутри. Один пикает быстрее, что говорит мне о том, что вы взволнованы, и мы только что добавили в капельницу лекарства, которые помогут вам немного успокоиться. Ваше сердце не нуждается в излишних напряжениях.

Она и понятия не имела насколько!

Тони попытался сесть, но врач своей миниатюрной рукой толкнула его в плечо.

Он не мог поверить, что эта крошечная женщина могла его пересилить. Он никогда не чувствовал себя таким слабым.

- Мистер Роулингс, послушайте меня. Вам нужно отдохнуть. Позвольте представиться: я ваш врач, доктор Логан, и хочу, чтобы вы следовали моим указаниям.

Его глаза широко распахнулись.

- Ох... я не понимаю. Я просто предположил... о, черт... мне, наверное, лучше замолчать.

Доктор Логан снова улыбнулась.

- Да, мистер Роулингс, я думаю, это хорошая идея. Скоро лекарства подействуют, и вы почувствуете сонливость. Я советую вам отдохнуть. А уже после, когда вы проснетесь, мы подумаем о вашем разговоре с полицией.

- Д-доктор? - Его слова показались нечеткими.

- Да, мистер Роулингс?

- Г-где моя... жена?

Сознание Тони провалилось в темноту.

В следующий раз, когда Тони проснулся, он обнаружил, что в палате был не один. Рядом с его постелью сидел и читал журнал Эрик, одетый в халат. После пары глотков Тони смог произнести:

- Эрик, почему ты тут? Что с Клэр?

Эрик выронил журнал и двинулся к постели Тони.

- Мистер Роулингс, эм, миссис Роулингс возвращается в Айова-Сити.

В груди Тони защемило. Он не знал, была ли эта боль из-за лечения или же из-за утверждения в голосе Эрика.

- Как далеко, Эрик? Как далеко она уехала?

- Мистер Роулингс, я здесь, чтобы обеспечить вашу безопасность.

- Полицейские все еще стоят снаружи? - Когда взгляд Эрика стал озадаченным, он продолжил: - Доктор, она сказала мне о них - до этого.

- Да, сэр, они там. Здесь также несколько агентов ФБР. Я обещал предупредить их о вашем пробуждении. Хотите, чтобы я их позвал?

- Эрик, черт возьми! Ответь на мой вопрос. Когда Клэр покинула поместье, как далеко она уехала?

Эрик наклонился вперед и, понизив голос, сказал:

- Сэр, я не уверен, что агенты ФБР будут довольны, если я это скажу.

- С каких это пор меня волнуют чужие указания?

Все еще шепотом Эрик продолжил:

- Мистер Роулингс, миссис Роулингс была найдена и арестована по подозрению в покушении на убийство.

Тони сомкнул веки, перед глазами все плыло. Все шло по его плану, и его планы, черт побери, никогда его не подводили. Ну, кроме одного раза, но теперь все кончено -

Клэр закончила это. Открыв глаза, он уставился на Эрика.

- Иди и скажи проклятым полицейским и агентам ФБР, и кто там еще с ними, что я готов ответить на их вопросы.

В течение нескольких минут, пока Тони лежал один в больничной палате, он вспомнил сцену в комнате Клэр. Это было еще до того, как они поженились. Они обсуждали брачный договор. Он помнил слова Клэр и почему они не пришли к соглашению. Он сказал, что у них не будет развода - он не оставит ее, а она не оставит его. Он спросил у нее, знает ли она, что будет, если это произойдет. И она ответила «да».

Когда сотрудники правоохранительных органов вошли в его комнату, Тони нажал кнопку, поднял спинку кровати и расправил плечи. Он сделал ставку на Клэр, но она, черт возьми, не имела представления о последствиях своего отказа! Вскоре она узнает, что будет!


* * *

Заявление Энтони Роулингса было довольно простым.

- С утра не было ничего необычного. Я проснулся, позанимался в тренажерном зале, принял душ, позавтракал и принялся за работу.

- Занялись работой? - спросил офицер.

- Да, это именно то, чем я занимаюсь - работаю.

- Мистер Роулингс, вы были в своем офисе?

Тони поджал губы и на мгновение уставился на полицейского.

- Офицер, я, может быть, и лежу на больничной койке, но я не сумасшедший и не глупый. Не задавайте мне вопросов, на которые уже сами знаете ответы. Я не общаюсь с идиотами и в ближайшем будущем не планирую.

Сидевший в кресле мужчина ощетинился и перефразировал вопрос:

- Вы не могли бы рассказать подробней про место, где работаете?

- У меня дома есть кабинет. В таких случаях я работаю именно там. Тем утром я как раз работал из своего домашнего личного кабинета.

- Сэр, кто еще был в доме?

- Моя жена и персонал. - Тони покачал головой. - Никого необычного.

- Вы… - офицер решил перефразировать. - Чем вы обычно завтракаете?

Тони попытался вспомнить.

- После тренировки я выпил бутылку воды. На завтрак, по-моему, ел яйца и бекон. Возможно, еще фрукты, я точно не помню. - Он задумался. - О, кажется, за завтраком я выпил еще стакан апельсинового сока и чашку кофе.

- Это все?

- В то утром у меня была чашка кофе в кабинете.

Плечи офицера напряглись.

- Вы приготовили его сами?

- Нет. - Больше Тони ничего не произнес.

- Сэр, какой кофе вы предпочитаете?

- Черный, иногда со сливками.

Мужчина записал это в своем блокноте.

- Кто принес вам кофе в кабинет?

- Моя жена, - промямлил Тони.

- Так это была ваша супруга?

- Да, моя жена, Клэр Роулингс, в то утро она принесла мне кофе, но если вы или кто-то еще утверждаете, что она сознательно пыталась меня отравить, то вы ошибаетесь.

Его показания записывал не какой-то молодой офицер. Это был пожилой джентльмен, наблюдавший за всем по периметру больничной палаты.

- Мистер Роулингс, мы ничего не утверждаем. Мы лишь пытаемся собрать доказательства.

Тони чувствовал себя намного лучше. Доктор Логан заглядывала к нему в начале дня и разрешила провести допрос, а визит кардиолога был запланирован во второй половине дня. Тони наклонился вперед.

- Кажется, я что-то упустил, - обратился он к пожилому джентльмену. - Вы знаете мое имя, но я не думаю, что нас представили друг другу.

- Агент Харт, ФБР.

- Хорошо, Агент Харт, не могли бы вы поделиться со мной найденной информацией?

- После того, как вы ответите на наши вопросы, мы будем рады поделиться с вами. Во-первых, мы хотим знать, что вы помните.

- Я помню, как до того утра проводил время со своей женой. Я много помню о той ночи, и от нее не исходило никаких намеков на враждебность. Я бы рассказал больше, но из уважения к своей жене, не буду. Я помню, как несколько раз за утро разговаривал с ней, обсуждая планы на день. Помню, как забронировал неожиданный отпуск для нас двоих. Прямо сейчас мы должны быть на Каймановых островах. Я помню, как попросил ее принести чашку кофе и она ее принесла. А теперь скажите мне, почему вы считаете, что женщина, с которой я разделяю свое имя и свою кровать, подозревается в этом преступлении?

Агент Харт кивнул в сторону молодого офицера, который задавал ему вопросы и записывал его слова. Молодой человек собрал свои вещи и покинул палату. Оставшись один, агент Харт качнул кресло и сел в него. Облокотившись на спинку стула, он тихо проговорил:

- Мистер Роулингс, вчера ваша жена была замечена недалеко от Сент-Луиса.

Он выглядел искренне потрясенным. Эрик не сказал ему о ее месте назначения.

- Сент-Луис? Зачем?

- Да, мистер Ролингс, Зачем? Зачем вашей жене выходить из дома в такой спешке, даже не захватив пальто? В конце концов, на улицах Айовы стоит январь месяц. Почему она ушла без кошелька, без своего паспорта и без каких-либо денежных средств или кредитной карты?

Тони не мог ответить, даже при сильном желании. Сент-Луис! Она действительно оставила его. Она взяла машину и уехала так далеко, насколько могла. Наконец, он спросил:

- Как вы нашли ее?

- В ее машине есть встроенный GPS-датчик. Ваш водитель был достаточно любезен, чтобы поделиться информацией, и мы смогли отследить ее машину.

- Что она сказала?

- Не много. Она категорически отрицала свою причастность.

Тони закрыл глаза.

- Где она? Я хочу с ней поговорить.

- Она скоро прибудет в Айову. - Агент Харт взглянул на часы. – Возможно, она в скором времени вернется. Прокурор штата Айова получил ордер на ее арест, и в обед она уже окажется под арестом.

Качая головой, Тони пытался сдерживать водоворот эмоций: разочарование, предательство, гнев, обиду. Это была гремучая смесь.

- Думаю, мне нужно поговорить со своим адвокатом.

- Да, мистер Роулингс, соглашусь с вами. - Агент Харт замер. - Я скажу вашему водителю вернуться, если это необходимо.

- Агент? - голос Тони стал тверже. - Я отказываюсь в это верить.

- Понимаю.

- Я сомневаюсь в ваших действиях. Вы должны выяснить, несмотря ни на что, кто это сделал. И я хочу, чтобы этот человек ответил за содеянное. Он не должен остаться безнаказанным. Вы понимаете?

- Да, сэр, могу вас заверить, я знаю, что делаю.

Как только Агент Харт ушел, и вернулся Эрик, Тони решил сделать пару звонков. Во-первых, он позвонил Тому. Том и Брент были ведущими юристами его фирмы. Тони сказал ему, что ни при каких обстоятельствах никто из его команды не должен вставать на защиту миссис Роулингс.

- Если это сделала она, я не стану бросать ей спасательный круг, ведь она уж точно не стала бы мне помогать!


Глава 13

Это МОЁ решение – январь 2012 года

(Последствия – Глава 48)


- Когда хорошему человеку причиняют боль, от него страдают все, кого можно было бы назвать хорошими.

Еврипид


С каждым проведённым в больнице днём разочарование Тони росло и терзало его. Каждый потерянный час рабочего времени, каждый раз, когда кто-то входил в его палату и выполнял какие-то обязанности, которые были ему не по душе, когда вторгались в его личное пространство или приходила полиция, чтобы задать ещё больше вопросов - каждая минута каждого дня была напоминанием о том, как Клэр обманула его ожидания. Её провал повлиял не только на неё - нет, Тони также страдал.

Он страдал от физической боли, пока яд покидал его тело. Когда Тони глубоко вдыхал или двигался, он страдал от острой боли из-за сердечно-лёгочной реанимации. У него было сломано два ребра из-за чрезмерного повреждения хрящей в грудной клетке. Кроме того, он страдал психологически, когда сносил унижение от бесконечных обследований и проверок. Никогда он ещё не был выставлен напоказ перед столькими людьми. Даже деньги не могли спасти его от любопытных глаз и рук всё новых и новых докторов.

После того как Тони восстановил силы, он заверил полицейский отдел Айова Сити и ФБР, что находится в безопасности со своей собственной охраной. Он объяснил, что это бесчувственно по отношению к жителям Айовы обременять их финансовой ответственностью за его защиту. Власти с ним согласились, и Тони, по крайней мере, освободился от круглосуточного наблюдения любопытных глаз правоохранительных органов.

Симмонсы сократили свой отпуск и поспешили прибыть к постели Тони. Хотя он был рад их видеть, они вошли в его больничную палату сразу после очередной порции обследований и заборов крови. И его поведение с ними не было обходительным.

На их лицах застыла смесь грусти и усталости. Поездка с Фиджи до Айовы была долгой. Кортни заговорила первой, бросившись к Тони и сдавив его в объятьях. Он вздрогнул от дискомфорта. Со слезами на глазах она проговорила:

- О, Тони, слава Богу! Мы так за тебя волновались.

Брент мягко похлопал Тони по плечу.

- Эй, мы поспешили домой, потому что думали, что ты на пороге смерти. Как по мне, так ты хорошо выглядишь.

- Ты пропустил большую часть, - ответил Тони. - По всей видимости, я был дальше, чем на пороге смерти - я его переступил. Доктора сказали, что им пришлось перезапустить сердце.

Из глаз Кортни хлынули слёзы, когда она снова его обняла.

- О! Не могу в это поверить. Что случилось? Со всеми этими разъездами мы слышали лишь небольшие отрывки.

Брент прочистил горло.

- Мы слышали, что Клэр арестовали. Мужик, скажи, что это не правда.

Тони сел прямее и внимательно посмотрел на своих друзей.

- Это правда.

- Нет! - Кортни застыла. - Клэр бы этого не сделала! Должно быть, это какая-то ошибка.

- Я выгляжу так, будто это ошибка?

Голосом, который Тони слышал в судах и на переговорах, Брент сказал:

- Кортни, давай послушаем, что случилось, прежде чем необдуманно делать какие-то выводы.

- Она отравила меня! - Тони заговорил тише. - Прямо перед веб-конференцией я отпил кофе, который мне принесла Клэр, и умер! У меня остановилось чёртово сердце. По моим последним данным - это как раз и есть смерть. Полиция просмотрела все видеозаписи, сделанные в доме, и всё указывает на неё. Маркус Эвергрин был здесь пару раз. Клэр заперли. - Когда никто из его друзей не прокомментировал сказанное, Тони добавил: - Её задержали по обвинению в покушении на убийство. Очевидно, хоть моё сердце и остановилось, но, забившись, оно избавило её от обвинения в убийстве.

Брент обернул руки вокруг Кортни, когда она обняла себя за живот, её плечи дрожали. Наконец, она высвободилась и спросила:

- Но зачем? Зачем ей это делать? Что случилось? Что ты сделал?

Тони видел, как на периферии его взгляда просачивается краснота. Сначала эти чёртовы доктора тыкали и кололи его, а теперь у Кортни нашлась смелость для обвинений! Он только и мог держать губы плотно сжатыми. Когда он отвёл взгляд от Кортни, то встретился глазами с Брентом. Судя по выражению его лица, Тони стало ясно, что друг в курсе его мыслей. Тони не намеревался много говорить в присутствии Кортни, но был чертовски уверен, что скажет Бренту.

Глубоко вздохнув, Тони поморщился и сказал:

- Я говорил с Томом. Деньги Роулингсов не будут использованы для её защиты.

Это подразумевает и личные, и корпоративные. Никто из членов юридической команды Роулингсов не будет ей помогать, включая тебя, - он посмотрел на Брента, - и твою жену.

Кортни покачала головой и отвернулась.

Тони продолжил:

- Лично я надеюсь, что суда можно избежать. Не очень-то хочется, чтобы весь мир узнал, что я женился на психопатке, которая жаждет моей смерти... тем не менее, доказательства налицо. Думаю, нам стоит начать думать о разводе.

- Тони, пожалуйста, - начала умолять Кортни. - Пожалуйста, подумай об этом. Пожалуйста, не принимай решений, о которых пожалеешь.

- Брент, я предпочёл бы поговорить с тобой наедине. - Тони никогда не относился к Кортни иначе, чем с уважением. И не хотел начинать сейчас. Поэтому во избежание возможного противостояния, Тони нужно было, чтобы она ушла. - Кортни, последние несколько дней я только и делал, что лежал в этой кровати и думал. Я обдумывал это со всех сторон. Вы двое путешествовали и, очевидно, утомились. Уверяю, это не скоропалительное решение. А теперь я бы предпочёл переговорить с Брентом.

Брент кивнул Кортни, когда она подхватила пальто и сумочку и направилась к двери. Но прежде чем потянуться к ручке, она сказала:

- Тони, я действительно рада, что с тобой все в порядке. Ты знаешь, как сильно мы о тебе заботимся, но именно ты привёл Клэр в нашу жизнь. Я не бросаю друзей. И не проси меня об этом.

- Я и не прошу. Я прошу лишь поддержать меня.

Её плечи поднялись и опустились, а потом она опустила взгляд и покинула комнату.

Стараясь вернуть контроль над голосом, Тони пристально посмотрел на Брента и подождал, пока дверь захлопнется. Как только они остались одни, он заговорил:

- Держи свою жену в узде! Это не совет и не пожелание – я говорю чертовски серьёзно. Это сделала Клэр. Ни ты, ни Кортни не будете навещать её или помогать каким-либо образом!

Брент кивнул.

- Я тебя услышал. Дай мне поговорить с Корт.

- Поговори с ней, сделай всё, что потребуется, но я не отступлюсь!

Брент выдавил фальшивую улыбку.

- Полагаю, нам больше не нужно беспокоиться о тебе. Очевидно, ты чувствуешь себя лучше.

Тони кивнул.

- Свяжись с Томом и узнай последние новости. Кажется, у Эвергрина всё под контролем, но я не хочу суда. Я хочу сделать всё, чтобы его избежать. Ты знаешь, что я думаю об этой чёртовой прессе - для них это уже необычайная удача. Не хочу давать им ещё больше информации. Я без понятия, о чём думала моя жена или почему это сделала. Она странно себя вела со смерти своего старого друга. А затем, услышав про Джона, должно быть сломалась.

- Про Джона? - Брент с трудом сглотнул. – Возникли неприятности?

- Да, несколько дней назад. Его фирма выдвинула обвинения.

Брент закрыл глаза и тряхнул головой.

- Чёрт, не знал, что это случится так скоро.

- Вуа-ля! Дело не в нём и даже не в ней. Я скоро выберусь отсюда. Выясни, что именно планирует Эвергрин. Он разве что в собственных ногах не путается, когда бы я ему ни позвонил, со всеми этим чёртовыми "да, сэр", "нет, сэр".

- Я выясню, что происходит. Ты снимешь обвинения, чтобы избежать суда?

- В том-то и дело. Я никогда не выдвигал обвинения - это сделал штат Айова. Черт, я потерял над этим контроль и хочу, чтобы ты вернул его мне - завтра.

Брент кивнул и посмотрел на часы.

- Посмотрю, что можно сделать. Телефон при тебе?

- Ага.

- Позвоню тебе позже. Когда тебе разрешат уйти?

- Была б моя воля, это произошло бы завтра. Мой врач - это маленькая пятифутовая петарда, которая отказывается выпускать меня, пока какие-то чёртовы показатели в моей крови не уменьшатся.

Брент улыбнулся.

- Так сотрудникам плевать на твои пожертвования?

- Нет, и они обеспечивают меня всем самым лучшим. Видимо, дело в ней, и она не заинтересована в моих пожертвованиях, а заодно и взятках - я пытался. Наверное, мне стоит заплатить чёртовым лаборантам. Я заплачу, чтобы эти грёбаные показатели понизились.

- Господи, Тони! Послушай эту чёртову докторшу. Держу пари, они хотят, чтобы ты вышел отсюда так же, как и ты сам.

Тони не мог не улыбнуться.

- Вероятно, ты прав, но я все же загляну в лабораторию.

Брент направился к двери.

- Я ухожу. Позвоню тебе после разговора с Эвергрином.

- Брент. - Тони понизил голос. - Делай, как я сказал. Держи свою жену в узде. Не разочаруй меня.

Брент кивнул и вышел за дверь. Тони увидел, что люди из его охраны стояли прямо за дверным проёмом. Закрыв глаза, он вспомнил слова Кэтрин: "Клэр и миссис Симмонс стали близки?" Воспоминания о вопросах Кортни увеличили его дискомфорт. Близки - насколько близки? Клэр сказала Кортни что-то, что заставило ту заподозрить его в том, что он толкнул жену на такую крайность, как попытка убийства? Черт, ему нужно это выяснить. Может ли быть, что Клэр разочаровала его, а он даже не знал? Тони открыл глаза. Монитор возле кровати пищал быстрее и быстрее, когда новая краснота затопила пустую комнату.


* * *

Чёртовы показатели наконец-то подтвердили, что Тони здоров. Но это не означало, что боль ушла. Рёбра болели при каждом вдохе, и кардиолог предупредил о возможных долгосрочных последствиях. Сердце Тони требовало дальнейшего наблюдения, но прогнозы его дальнейшего восстановления были положительными.

Въезжая на подъездную дорогу к поместью, Тони отбросил все эмоции. С уходом Клэр дом казался таким пустым. Он много раз говорил с Кэтрин, и та, к счастью, никогда не тыкала его носом в провал с Клэр. На самом деле она была искренне опечалена таким исходом и беспокоилась о здоровье Тони. Всякий раз, когда он упоминал Клэр, Кэтрин уводила тему к нему и его выздоровлению. Тони заверил её, что все будет хорошо, и никогда в этом не сомневался.

Сосредоточившись на своих обязанностях, которые слишком долго были на плечах Тима, Тони вошёл в переднюю дверь, решив игнорировать заметную пустоту. Слуги, спотыкаясь, спешили удовлетворить все его нужды. Всё было в порядке за те несколько часов, что он провёл в доме, пока он не забрёл в гостиную. Он не собирался смотреть на то, что было над камином - но сделал это. Тони не искал эти зелёные глаза; однако, когда увидел большое зеркало, годами висевшее там, им овладела ярость.

- Где, чёрт возьми, свадебный портрет?

Но никто его не услышал; дом был таким же пустым, каким и казался. Когда он вновь прокричал свой вопрос, прибежала Синди.

- Мистер Роулингс, вы в порядке? Я могу вам помочь?

- Нет! Я не порядке! Где портрет миссис Роулингс?

Он заплатил за этот портрет целое состояние. Он специально заказал его у Софии Росси. Нет, не Росси - Бёрк, а теперь тот пропал!

- Сэр, Кэтрин сняла его. Она подумала, что вы не...

- Мне плевать, что она подумала! Где он?

- Сэр, я-я не знаю?

- Где Кэтрин?

Внезапно появилась Кэтрин, спеша из коридора.

- Синди, я помогу мистеру Роулингсу. Спасибо.

Синди посмотрела на Тони и замерла. Когда он кивнул, она развернулась.

Кэтрин попыталась его успокоить.

- Мистер Роулингс, полагаю, вам нужно отдохнуть.

Он подождал, пока Синди не покинет комнату.

- Где, черт возьми, картина?

- Думаю, ты...

Он сердито посмотрел на неё.

- Я не спрашивал, что ты думаешь. Мне плевать, что ты думаешь! Скажи мне, где картина, твою мать!

Плечи Кэтрин распрямились.

- В её комнате.

Тони закрыл глаза и выдохнул. Вновь посмотрев на Кэтрин, он медленно заговорил:

- Даже не думай хоть что-то трогать из её вещей. Не делай никаких чёртовых предположений о том, чего я хочу или чего не хочу. Это не обсуждается. Её вещи принадлежат мне. Только я буду решать, что с ними случится. И я не хочу снова вести эту беседу - никогда. Мы друг друга поняли?

- Да, сэр.

По её голосу было понятно, что её это оскорбило, но в эту минуту Тони было плевать.

- Портрет нужно принести в мою комнату и повесить над камином. Он останется там, пока я не решу иначе. Ясно?

- Да, сэр.

Он развернулся на каблуках и медленно вышел из гостиной. Борясь с порывом подняться в комнату Клэр, Тони отправился в свой кабинет и стал размышлять над последними открытиями. Если штат Айова не позволит ему решать судьбу Клэр, то это сможет недавно пришедшая ему в голову идея. Он набрал Брента.

Симмонс поднял трубку после третьего гудка.

- Да, Тони?

- Что если она сумасшедшая?

- Прости?

- Я говорю, что она всё больше и больше отдалялась с тех пор, как умер Джонсон. Что если она потерялась?

Брент помедлил и заговорил:

- Эвергрин сказал, что она ведёт себя очень тихо, мало говорит.

Тони улыбнулся. Это может сработать!

- Если она признает свою невменяемость, что может случиться? Мы сможем избежать суда?

- Дай подумать, - ответил Брент. - Ты хочешь, чтобы штат приговорил её к психушке?

- Нет! - ответил Тони слишком быстро. - Я оплачу все. Смысла нет, чтобы жители Айовы оплачивали её расходы.

- А потом... если... ей станет лучше? - спросил Брент.

- Разберемся, но если я плачу, это должно быть моим решением.


Всё, что касалось неё, было его решением, даже до того, как она узнала его имя. И он не потеряет сейчас эту власть.

- Тони, я изучу этот вопрос и свяжусь с тобой. Эвергрин сказал, что на послезавтра назначена предварительная экспертиза.

- Я должен быть там.

- Так не принято.

- Меня не волнует, что принято. Ты изучишь вопрос о признании невменяемости, а я позвоню Эвергрину.

Тони не стал ждать ответа Брента и нажал «ОТБОЙ».


* * *

В нагрудном кармане пиджака Тони лежало письменное решение судьи Рейнольдс. Его не волновало, что Эвергин не хочет, чтобы он присутствовал на предварительной экспертизе. Тони хотел, чтобы Клэр сослалась на невменяемость, и ему нужно было ей об этом сказать. Честно говоря, он не ожидал сопротивления с её стороны или со стороны её адвоката. Эвергрин сказал, что она согласилась на назначенных судом представителей, и они, несомненно, не были лучшими. Пол Таск только после юридической школы, недавно приступил к практике, и у него ещё молоко на губах не обсохло. Его со-адвокатом была Джейн Эллисон. Она провела несколько лет в офисе защитников до и во время учебы в юридической школе. Эвергрин сказал, что она была упорной, но непризнанной и неизвестной.

Когда Тони вошёл в коридор, соединяющий конференц-залы в здании суда, прикреплённом к тюрьме Айова-Сити, его встретили несколько офицеров правоохранительных органов. Никто не поставил под вопрос его присутствие и не прокомментировал поведение его жены. Все приветствовали его, будто давно потерянного друга.

«Здравствуйте, мистер Роулингс. Приятно видеть вас, мистер Роулингс. Могу я вам помочь, мистер Роулингс?»

У него не заняло много времени найти конференц-зал, который занял Эвергрин со своей командой, а также Клэр со своими представителями. В двери имелось небольшое окно. Как только Тони заглянул в него, то сразу её увидел. Она выглядела такой маленькой и хрупкой, сидя у захламлённого стола, окружённая своими некомпетентными адвокатами. Сделав глубокий вдох, который напомнил о боли в сломанных рёбрах, он открыл дверь. Комната, полная перешёптываний, тут же погрузилась в молчание. Потом Маркус наконец-то встал и приблизился.

- Мистер Роулингс, я думал, мы с вами все обсудили, и вы не должны появляться на этом слушании.

- Мистер Эвергрин.

Тони заставил себя смотреть на прокурора, пока они жали друг другу руки. Каждый инстинкт вынуждал его посмотреть на жену. Почувствовав на себе взгляд зелёных глаз, проникающий сквозь его фасад, он продолжил:

- Я ценю вашу заботу о моей безопасности. Но повторю вам то, что сказал судье Рейнольдс: я не верю, что моя жена является угрозой моему здоровью. Я уверен, что если мы сможем остаться с ней наедине на несколько минут, то сэкономим деньги налогоплательщиков штата Айова на расходы, связанные с длительным судебным разбирательством и, рано или поздно, судом. Судья Рейнольдс согласилась с моей просьбой.

Маркус кивнул и повернулся к команде. Они тут же стали отодвигать стулья и подниматься. Адвокаты Клэр начали перешептываться, а затем обратились и к Клэр. Затем Пол Таск встал и встретил Тони грудью. Это было так смешно. Тони старался не улыбнуться, когда мистер Таск, запинаясь, заговорил:

- М-мистер Роулингс, я-я должен убедиться, что судья Рейнольдс на самом деле дала согласие на это посещение. В подобной ситуации...

Ухмыляясь, Тони потянулся к нагрудному карману своего пиджака и передал бумагу испуганному адвокату Клэр.

- Конечно же, мистер Таск, я и не ожидал ничего другого. Вот письменное разрешение от судьи.

Тони старался не замечать трясущиеся руки Пола Таска, когда тот взял бумагу и начал читать. Он закончил, и Тони самодовольно кивнул. Адвокат Клэр повернулся к ней и подтвердил:

- Миссис Роулингс, похоже, всё в порядке.

Пока большая часть людей покидала комнату, со-адвокат Клэр сидела неподвижно. Взгляд Тони сосредоточился на женщине справа от Клэр. В конечном итоге, Джейн поднялась и посмотрела Тони в глаза.

- Мистер Роулингс.

- Мисс Эллисон.

Они обменялись кивками.

- Мистер Роулингс, все это очень неожиданно. Мне бы хотелось несколько минут переговорить с нашим клиентом и убедиться, что у неё есть желание с вами встречаться. Не могли бы вы, пожалуйста, выйти в коридор с мистером Эвергрином и его командой, пока мы с мистером Таском обсудим эту ситуацию с миссис Роулингс?

Кем, чёрт возьми, себя возомнила эта женщина? Тони начал отвечать, но Джейн продолжила:

- И только после этого, если миссис Роулингс согласится на встречу, та произойдёт на её условиях.

Прежде чем Тони заговорил, Маркус положил руку ему на плечо и кивнул. Тони повернулся к Клэр. «Эта женщина думает, что может остановить меня?» Ему не нужны слова, только не с его женой. Тони хотел, чтобы Клэр знала, что факт их разговора не обсуждался. Когда Тони увидел выражение её лица, его щёки покраснели, а улыбка растянулась ещё шире. Она поняла его невысказанное обещание. Он повернулся обратно к её со-адвокату и с жаром произнес:

- Ну конечно, мисс Эллисон, - и шагнул прочь из маленькой комнаты.

Как только он оказался в коридоре, Маркус посмотрел ему в глаза и отступил на шаг.

- Мне жаль, мистер Роулингс, это весьма необычно. Мисс Эллисон...

Тони распрямил плечи и успокаивающе улыбнулся.

- ...делает свою работу. Я уважаю это, но как уже заявил, я не боюсь своей жены. Думаю, её просто переполняли чувства.

Маркус посмотрел на своих коллег, а затем вернул взгляд к Тони. Теперь к нему было приковано всё внимание.

- Понимаете, я много думал об этом. Несмотря на все доказательства, я не верю, что моя жена хотела меня убить. Доктор сказал, что доза яда была рассчитана неверно, а она слишком умна для этого. Я занятой человек. Возможно, это было не более, чем крик о помощи.

- Мистер Роулингс, штат Айова...

Тони положил руку на плечо Маркусу.

- Штат Айова проделал выдающуюся работу по заведению дела. Вы говорили, что она по большей части молчит. Это по-прежнему так?

Маркус кивнул.

- Отлично, мои адвокаты день и ночь работают над этим делом.

- Но... это не ваших адвокатов дело, - ответил весьма озадаченный Маркус.

- Нет, не их. Однако, если, - Тони повернулся, обращаясь ко всей группе, - если моя жена сошлётся на невменяемость - мы можем назвать это временным явлением. Если моя жена сошлётся на временное помешательство, и штат примет это заявление, я думаю, она согласится на лечение, которое ей необходимо и которого она заслуживает. Миссис Роулингс не преступница: она больна. И я хочу, чтобы она получила лучший уход из всех возможных.

Маркус выглядел сбитым с толку.

- Но у нас серьезное уголовное дело.

- Уверен в этом. И уверен, что ни вашей карьере, ни карьере ваших сослуживцев не повредит добавить эту жемчужину в своё резюме. Гарантирую, что поддержка линии защиты с вопросом невменяемости, избежание суда и разрешение моей жене отправиться в частную лечебную клинику также принесёт вашей карьере пользу. Даю слово.

Тони заглянул в маленькое окошко и увидел, как Джейн Эллисон что-то говорит Клэр, а та кивает. Ему хотелось войти в эту чёртову комнату.

- Вы осознаёте, - проговорил Маркус, - что ей недостаточно будет сослаться на невменяемость. Это должно быть подтверждено клинически.

Тони улыбнулся.

- Да, Маркус, осознаю. У меня множество психиатров, готовых её оценить.

- У нас есть назначенный штатом...

Прежде чем он смог закончить, Тони сказал:

- У меня есть их имена, и могу вас заверить, они есть в моём списке.

- Для судей это обычная практика - определять, сколько времени и какое лечение...

Дверь открылась, и Пол Таск с Джейн Эллисон вышли из комнаты, прервав их обсуждение.

- Мистер Роулингс, - сказал мистер Таск, - миссис Роулингс готова с вами поговорить.

Улыбка Тони стала шире.

- Всегда есть исключения, Маркус. Думаю, это можно решить.

Маркус Эвергрин кивнул, и Тони шагнул из коридора в комнату. Закрыв за собой дверь, он пристально посмотрел на жену. Её глаза следили за каждым его шагом. Он уселся за стол напротив неё. Она смело потянулась к нему и сказала:

- Тони, я так рада, что с тобой все в порядке.

Он взял её изящные руки в свои и почувствовал, какие они холодные. На мгновение он захотел согреть её, а затем она продолжила:

- Ты же знаешь, что я никогда бы не причинила тебе вреда?

Он боролся с краснотой. Она оставила его. Отправилась в Сент-Луис. Выставила их брак всем на посмешище! Он смягчил голос.

- Дорогая Клэр, но все, без сомнения, указывает на то, что это сделала ты. Ты дала мне в руки кофе. В кофе был яд.

- Ты сказал мне принести тебе кофе. – И хотя её голос был сильным, Тони видел слёзы, готовые пролиться из её блестящих глаз. Она продолжила: - Я думала об этом миллион раз. Должно быть, яд уже был в кофе... или в сливках. Я просто не знаю. Не знаю, кто бы мог это сделать. Единственными людьми в доме были слуги - слуги, которые работают на тебя много лет, - но все это должно быть зафиксировано на видео. У тебя же камеры на кухне…

Он прервал её:

- Все улики указывают на тебя. А потом видно, как ты бежишь к машине и уезжаешь.

Внезапно, изумруд её глаз погас, когда она опустила взгляд на стол и пробормотала:

- Прости меня. - Она помолчала. Всё ещё не отрывая взгляда от стола, она продолжила: - Я поддалась порыву. Я знала, что не следовало брать машину. Но увидела ключи, а у меня так долго не было возможности посидеть за рулём, и небо было таким голубым, и ты был… жизнь такая непредсказуемая. Я чувствовала, что задыхаюсь, мне нужна была передышка, маленький перерыв. Но честно, Тони, я уже разворачивалась домой. Я хотела быть дома - хотела быть с тобой.

Он поднял её подбородок.

- И как тебе твои апартаменты, Клэр? - его голос звучал низко, но решительно. - Последствия, правила приличия, я полагал, ты уяснила свои уроки лучше.

- Тони, пожалуйста, забери меня домой. Обещаю, я никогда больше не разочарую тебя. Пожалуйста, скажи им, что я никогда бы этого не сделала.

Это была та мольба, которую он хотел услышать, и как только она окажется в психбольнице, он позволит ей подробно рассказать о своём раскаянии. А пока её нужно к этому подтолкнуть.

Клэр продолжала говорить:

- Я знаю, что будут последствия и наказание. Мне всё равно, лишь бы ты был в порядке. Я просто хочу домой. Пожалуйста, пожалуйста, Тони, тебя они послушают.

Он заглянул в глубину её глаз. Он доверял ей, а она его подвела. Тони мягко заговорил:

- Всё происходящее кажется огромной катастрофой. Но я кое-что разузнал. Ты можешь сослаться на невменяемость и получить медицинское лечение вместо тюремного заключения.

Она вскочила со стула и начала мерить комнату шагами.

- О чём ты говоришь? Я не буду ссылаться на невменяемость! Потому что это будет означать виновность и сумасшествие - а у меня нет ни того, ни другого. И это не было катастрофой. Я не пыталась тебя убить!

Он встал, подошёл к ней очень близко. Глядя на неё сверху вниз, он прошептал:

- Клэр, послушай. Я нашёл психиатрическую лечебницу, которая согласна тебя принять. Я буду оплачивать все расходы, а, следовательно, налогоплательщики не будут нести ответственность за твои необдуманные поступки.

- Я здесь уже больше недели. Меня постоянно допрашивают. Я не раскрыла ни капли твоей личной информации. Я следовала всем правилам. Единственная вещь, которую я совершила против твоих правил, - это поездка на машине. Всё!

Она вела себя слишком шумно. Он продолжал говорить на пониженных тонах, стараясь заставить её понять.

- Такое заявление позволит избежать суда. И это понятно. Ты выросла в небогатой семье. Наша совместная жизнь несёт давление и ответственность с развлечениями, благотворительностью и репортёрами - всё закономерно. Ты просто не смогла справиться.

Клэр села. Тони подошёл к ней и наклонился, чтобы посмотреть в её глаза.

- Я должен был распознать сигналы. Наверно, я был слишком занят работой. А когда ты недавно отменила свои дела, я должен был понять, какое напряжение ты на себе испытываешь.

Он боролся с разочарованием, которое подпитывало ненужный гнев. Хотя он пытался говорить успокаивающе, в его голосе преобладала властность. Это было слишком важно. Нужно, чтобы Клэр услышала каждое слово. Именно это он сделал после того несчастного случая; он посадил зерно, и оно покорно пустило корни. Он хотел того же исхода. Ему нужно, чтобы она отвечала своим адвокатам точно так же, как и доктору Леонарду.

- Ты хотела вырваться, и в минуту слабости - нет, в минуту помрачнения рассудка решила, что единственный способ вырваться - это убить меня. Я только благодарен тебе за то, что ты не рассчитала нужную дозу яда, иначе бы добилась успеха. В противном случае меня бы здесь не было, чтобы тебе помочь. - Он выдвинул стул и сел лицом к жене. - Ты не рада, что я могу тебе помочь? И еще, Клэр, - он наклонился ближе, - я слышал, что комнаты в психбольнице больше, чем камеры в федеральной тюрьме.

Тони ожидал какого-то

признака осознания. Он ожидал, что она схватит спасательный трос, который он бросил, и вцепится в него обеими руками. Это подарок. Она разочаровала его - провалила проверку, у всех на виду и за закрытыми дверями - однако вместо того, чтобы уйти, он предлагает ей выход. Такое решение поможет ей и удовлетворит его потребность в контроле. Клэр принадлежала ему - её вещи, её портрет, и, самое важное, она сама. Он злился. Ей предстоял долгий путь, чтобы вернуть его доверие, но несмотря на это, он предлагает ей выход. Клэр нужно понять, что он помогает ей.

Когда она выпрямилась и посмотрела ему в глаза, он немедленно осознал - она не приняла его предложение. Огонь, который он так любил наблюдать, горел ярче, чем когда-либо. Разве она не понимает? Он любит эту силу, но сейчас неподходящее время. Сейчас ей нужно искупить свою вину.

Тони застыл, изумлённый брошенным ему вызовом. Он не станет её умолять! Чёрт бы её побрал. Это важно! Он продолжил, в его тоне слышалось разочарование:

- Воспользуйся временем, которое у тебя есть, чтобы всё обдумать. Не принимай импульсивных и необдуманных решений. Это самое лучшее предложение для тебя, - он постучал в дверь. - До свидания, Клэр.

Она ничего не сказала, пока он возвращался в коридор.

- Мистер Роулингс? - спросил Маркус. - Всё улажено?

Адвокат Эллисон произнесла:

- Это решение не может быть принято без нашего участия.

Тони повернулся к сказавшей это защитнице.

- Тогда я советую вам убедить свою клиентку, что ей предложили подарок, который стоит принять.

С этими словами он кивнул и пошёл по коридору на выход, оставляя за собой группу людей, на мгновение погруженную в молчание. Голос в голове Тони проклинал независимость и неуступчивость Клэр, заставляя его идти всё быстрее и быстрее.

Чёрт бы её побрал! Чёрт бы её побрал! Передышка? Маленький перерыв? Клэр его оставила! А теперь она ещё и упрямилась.

Тони убеждал себя, что ей просто нужно время, чтобы обдумать его предложение. На его лице появилась ухмылка, когда он достиг двери здания суда. Да, время, - вот, что ей нужно, время наедине с собой, чтобы подумать.

Раньше это срабатывало. И сработает снова.


Эпилог

 Потеря контроля – Два дня спустя – январь 2012 года

(Последствия – Глава 49)


- Репутация редко пропорциональна добродетели. 

Святой Франсуа де Саль


- Мистер Роулингс, мистер Эвергрин на линии, - раздался из динамика голос Патриции.

Тони отвернулся от экрана компьютера.

- Я приму звонок.

- Да, сэр, сейчас соединю.

Прошло два дня с тех пор, когда Тони посетил здание суда, два дня как он передал Клэр подарок из внешнего мира. Он знал, что она была расстроена, но верил, что ее здравый смысл в конечном итоге возобладает. Это было первое, что он услышал от прокурора, после того дня.

- Маркус, предполагаю, у вас есть для меня хорошие новости.

Маркус Эвергрин откашлялся.

- Эм, не совсем, мистер Роулингс.

Пальцы Тони крепче сжали трубку, но тон остался дружелюбным.

- Не могли бы вы сказать конкретнее?

- Вы можете подъехать в мой офис?

Тони просмотрел свое расписание. Он уже потратил впустую слишком много времени на весь этот бардак.

- Я только что вернулся к своей работе и пытаюсь влиться в положенный ритм. Вы уверены, что это нельзя обсудить по телефону или по электронной почте?

- Ну, я думаю... посмотрим... я считаю, что это в ваших интересах.

- Маркус, говорите. Время - деньги.

- Мистер Роулингс, просто несколько минут назад я получил предварительное неполное задание Пола. У меня не было возможности прочитать весь документ. Это долго, но того, что я прочел достаточно для…

Тони перебил:

- Скажите мне, что она примет мое предложение.

- В том-то и проблема, сэр. Она отказалась. Она выдвинула обвинения... - Маркус продолжал говорить, но его слова утонули в шуме злости Тони. - Поэтому я подумал, что вы предпочтете, если я расскажу вам об этом лично.

- Маркус, я же говорил вам, что она сумасшедшая. Это смешно!

- Вы хотите, чтобы я написал письмо…

- Нет! Я не хочу, чтобы вы что-то писали или кому-то показывали! Я буду у вас меньше чем через полчаса.

Тони повесил трубку, прежде чем Маркус успел ответить.


* * *

Тони обдумывал свой ответ на заявление Клэр. Повесив трубку, он позвал Эрика. Когда он узнал, что Эрик находится в поместье, Патриция охотно предложила ему свою машину. Все мысли Тони возвращались к Клэр. Что она сказала? Она действительно разгласила личную информацию? Его кожаные перчатки натянулись от того, с какой силой он сжал руль автомобиля. Он не позволит этой информации просочиться в массы. Черт, он даже не хотел, чтобы его адвокаты были вовлечены во все это. Тони думал над вариантами.

Сделав глубокий вдох, он вошел в прокуратуру. Он избегал разговоров с людьми - мужчинами и женщинами в костюмах, движущимися в разных направлениях. Секретарь мистера Эвергрин, молодая светловолосая женщина с бейджиком «Кирстин», стояла наготове. Как только она увидела, мистера Роулингса, то сразу же отвела его в небольшой кабинет. Маркус стоял, когда Тони вошел, и оба на мгновение молча уставились друг на друга. Испуганная молодая девушка, бросив последний взгляд на мужчин, спокойно отступила назад и закрыла дверь, оставив их наедине.

Оказавшись в одиночестве, Маркус протянул руку и несколько смущенно начал:

- Спасибо, что приехали так быстро. Я понимаю, что у вас очень напряженный график.

Тони пожал руку прокурора и пристально посмотрел на него.

- Скажите мне, кто еще видел эти показания?

- Это не настоящее свидетельство. И это не было сказано под присягой.

 Маркус покачал головой, обойдя стол, и показал рукой на небольшой столик.

- Пожалуйста, присаживайтесь. Никто из моей команды не видел. Только я.

- Из вашей команды? - переспросил Тони, положив пальто на один из стульев, и сел.

- Пол Таск и Джейн Эллисон, очевидно, приняли заявление миссис Роулингс, - ответил Марк. - Я не знаю, кто готовил документ.

- Узнайте.

Маркус кивнул.

- Мистер Роулингс, там какие-то серьезные обвинения. Юридически это должно быть передано…

Тони откинулся на спинку стула и расправил плечи.

- Если бы вы планировали сделать это, то не стали бы меня вызывать.

- Просто, - начал прокурор, - я не хочу слушать безумный бред разъяренной супруги, способный нарушить репутацию такого уважаемого человека, как вы.

- Спасибо, Маркус. Я ценю вашу откровенность и предусмотрительность.

- Вы хотели бы прочитать, что она сказала? - спросил Маркус, уткнувшись в ноутбук.

Тони покачал головой.

- Нет... если честно, я бы не хотел. Меня это расстраивает. Не могу представить, что она могла сказать, но должно быть что-то ужасное, раз вы так заинтересовались.

- Это не лестно, - Маркус признался.

- Я не хочу это обнародовать. - Голос Тони не давал места для обсуждений, - Не хочу, чтобы кто-то знал, что женщина, на которой я женился, стала безумной и иррациональной. - Тони подался вперед. - Уверен, вы все видели в СМИ. Давайте не будем доводить до ажиотажа.

- Я вас прекрасно понимаю. Если бы она только приняла ваше предложение…

- Очевидно, - сказал Тони, - еще один признак ее психической невменяемости Я хочу, чтобы вы сделали все, для того чтобы это не вышло за стены зала суда.

Маркус кивнул.

- Сэр, некоторые из этих утверждений показались мне очень надуманными. Можно узнать, имела ли ваша жена возможность общаться с другими людьми?

Тони нахмурился.

- Что за вопрос? Сейчас 2012 год - каждый имеет доступ ко всему.

- Сотовому телефону? Электронной почте?

Тони кивнул.

- Да, - его голос звучал недоуменно, - Разве не каждый?

- Можно узнать ее номер телефона и электронный адрес?

- Да, конечно. Все, что вам нужно, я буду рад предоставить. Уверен, вы сможете найти многое, просто поискав в СМИ. Им, похоже, нравится писать о последних покупках моей жены... или... цвете волос. - Тони посмотрел вниз.

- Мистер Роулингс, простите. Не сомневаюсь, все это крайне сложно. Мы встречаемся с миссис Роулингс и ее адвокатом утром. Чем лучше я буду готов к этой встрече, тем больше у нас шансов остановить все до судебного разбирательства.

Тони сделал глубокий вдох; его ребра ныли. Он зажал рукой бок и сказал:

- Я предполагаю, все ухудшится прежде, чем станет лучше.

- Я буду на связи. Обещаю держать вас в курсе событий.

Тони стоял, потупив темные глаза, а потом взглянул на прокурора.

- Маркус, я обещаю, вы не пожалеете об этом. Я знаю, вы меня не разочаруете, и я не разочарую вас. У штата Айова отличные возможности, а у вас - большие перспективы в будущем.

Плечи Маркуса расправились.

- Спасибо, мистер Роулингс. Я действительно опечален всеми этими событиями. И постараюсь свести список потерь к минимуму.

- Тони, - сказал Тони. - Вы были на моей свадьбе и на моей стороне, когда все это случилось. Пожалуйста, зовите меня Тони.

- Спасибо, Тони. Я дам вам знать обо всех, кто видел эту информацию, и обещаю держать их под контролем.

Тони протянул руку.

- Я не сомневаюсь в ваших способностях. Вот почему я верю, что у вас есть все возможности для великих стремлений. И ваше и мое будущее будут намного ярче. Я с нетерпением жду новой встречи.

Тони забрал пальто и уверенно вышел из кабинета Маркуса, еде сдерживаясь из-за непослушания Клэр. Отлично! Она не хочет принимать его предложение. Но Николс его не сломить! Пусть она сгниет в чертовой тюрьме. Пусть почувствует последствия своего решения - по крайней мере, Тони теперь знает ее точное местонахождение. Однажды ее маленькая передышка закончится, и она освободится от оков штата Айова, но не от него.

Тони это обещает!

Помимо всего остального, Энтони Роулингс был человеком слова.


КОНЕЦ




Оглавление

  • Алеата Ромиг Его глазами Серия: Последствия -1,5
  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Эпилог
  • КОНЕЦ