КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 412479 томов
Объем библиотеки - 551 Гб.
Всего авторов - 151384
Пользователей - 93997

Впечатления

кирилл789 про Зиентек: Второй встречный (Исторические любовные романы)

после интриг, заговоров, приключений первой книги здесь повествование неспешное. неспешное, но интересное.)
и свои интриги, и уже свои приключения. очень интересный автор.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Федорцов: Крыса в чужом подвале. Часть 2 (Фэнтези)

сюжет разворачивается, а книга закончилась. Когда ждать продолжение?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Ingvarson про Филимонов: Гавран (СИ) (Космическая фантастика)

Написано качественно и интересно, хоть и не ровно. Свежий взгляд на вселенную EVE - в отличии от убого-занудной "Хортианы". Взгляд ГГ на современную РФ - как аналогичный у большинства, не предвзято смотрящим на беспредел вокруг. Не совсем логичны мотивы создания "корпуса" - ну на то воля автора. Жду продолжения.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ASmol про Птица: Росомаха (Боевая фантастика)

Таки бедный, бедный лейтенант, мне его искренне жаль, ведь это голубь(птиЦ мира ёфтить), вернее любая Птица может нагадить на голову или в голову, а бедному лейтенанто-росомахе, мало того, что он, как росомаха, самое вонючее существо в лесу, так ему и гадить придется задрав лапу, *опу подтирать кривыми когтями ... Ё-моё, Ёперный театр, мля, неужели росомахи её вылизывают ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Витовт про Вербинина: Сборник "Иван Опалин" [5 книг] (Исторический детектив)

Спасибо! Но после того как книга готова в FBE 2.6.7., надо нажать на "Сохранить" и тогда видны в выпавшем сообщении что не доделано и каковы ошибки. То есть почему файл не валидный! Успехов, Странник!
Эпиграф в произведении "Московское время" - а именно "Все персонажи и события данного романа вымышлены. Любое сходство с действительностью случайно."-оформлен неправильно, потому валидатор ругается.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Зиентек: Мачехина дочка (Исторические любовные романы)

иногда выскакивающий "папа-баран" вместо "папы-барона", конечно, огорчает, но интрига держит до конца.) или у меня такой неудачный, неотредактированный вариант.
но прекрасно выписанные персонажи интригующий сюжет украшают и не дают оторваться.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Малиновская: Чернокнижники выбирают блондинок (Любовная фантастика)

а ещё деревенская девка своей матери, деревенской тётке, указывает, что готовить на завтрак.) а ещё она, в СЕМНАДЦАТЬ лет (!) гуляет. иногда - до озера и обратно. а её "жених, которому ВОСЕМНАДЦАТЬ, тоже там гуляет! в разгар ЛЕТНЕГО РАБОЧЕГО дня! в СЕЛЕ!
и почему-то деревенская девка купается или в платье, или - голышом. других вариантов она не знает.
а ещё, ей показывают застёжку плаща чернокнижника, который нашли у неё в кармане, и спрашивают: "ты зачем с этим чернокнижником связалась?" а девка не понимает почему на неё злятся.)
то есть: мужик дал плащ прикрыться; застёжка с плаща; чернокнижник; злость и бешенство окружения, задающего такие вопросы; и это у неё в логическую цепочку не связываются.
раньше я думал, что это такой писательский приём. потом думал, что просто неграмотность, необразованность не даёт таким "писательницам" изложить сюжет. сейчас я понимаю, что они просто дуры.
когда я натыкаюсь: споткнулась, упала, стукнулась; если её бьют всё время; если бьют, то исключительно по голове; если сюжет ещё даже не начат, но сопли уже текут; если жрут-жрут-и жрут; бросаю читать. напрасно потерянное время.
неудачницы, неудачно оправдывающие свою никчёмность. НИЧЕГО не делающие, чтобы переломить ситуацию в свою пользу.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Последний вызов (fb2)

- Последний вызов (пер. Любительский перевод) (а.с. Досье Дрездена) 274 Кб, 28с. (скачать fb2) - Джим Батчер

Настройки текста:



Джим Батчер Последний вызов

Всё что я хотел — просто спокойно выпить пива. Разве я многого прошу: выпить одну бутылочку и предаться размышлениям в конце тяжёлого рабочего дня профессионального чародея? Ну, пожалуй, можно ещё и стэйк с сэндвичем, как вы думаете? Но кто-то (или, может быть, Кто-то) не согласился со мной.

Малозаметная дверка в стене паба Мак-Энэлли — как и сотни подобных в Чикаго — находится в подвале офисного здания. Чтобы подойти к ней, предстоит спуститься на несколько ступенек. Когда попадаешь внутрь, то потолок оказывается на уровне глаз, и на нём поскрипывают старые вентиляторы. Нужно сделать ещё несколько шагов, чтобы оказаться в самом баре. Он освещён свечами. Покрытое резьбой дорогое полированное дерево глубокого коричневого оттенка, витражи и свечи позволяют чувствовать себя уютно в этой пещерке.

Когда я открыл дверь, то в лицо мне ударил запах — который я никогда раньше не ощущал в пабе Мака — подгоревшей пищи.

Упомянув о кулинарии Мака, следует сказать и о том, что я машинально проверил, заряжен ли защитный браслет на левой руке и вытащил взрывной жезл из-под пальто. Затем осторожно вошёл в бар, держа жезл наготове. Освещение было хуже, чем обычно — горело всего несколько свечей.

Обычные посетители — члены сверхъестественного сообщества Чикаго — валялись, словно сломанные куклы. С полдюжины людей лежало на полу под странными углами, раскинув руки и ноги, как будто потеряли сознание во время гимнастических упражнений. Пара стариков, которые обычно играли в шахматы за столиком в углу, упали прямо на стол. Фигуры разлетелись, некоторые сломались, а старые шахматные часы разбились вдребезги. Три девушки, насмотревшиеся слишком много серий «Зачарованных» и всегда вместе приходившие к Маку, покоились без сознания в углу, словно забились туда от ужаса, прежде чем их вырубили. Несчастных покрывали похожие на кровь капли.

По крайней мере, я смог услышать несколько хриплых вздохов. Я подождал некоторое время, но ничего не выпрыгнуло на меня из темноты и я не почувствовал внезапное желание крушить всё вокруг, а затем лечь поспать.

— Мак, — тихо позвал я.

Кто-то заворчал.

Я поспешил к барной стойке и нашёл Мака лежащего на полу. Он был жестоко избит. Разбитые губы распухли, нос сломан. Руки отекли и были покрыты синяками — по всей видимости, он прикрывался от ударов. Бейсбольная бита, которую он держал при себе, лежала рядом, перепачканная кровью, вероятно, его собственной.

— Звезды и камни, — выдохнул я, — Мак.

Я опустился рядом с ним на колени, стараясь как можно тщательней осмотреть повреждения. У меня нет медицинского образования, но за несколько лет службы в Стражах во время войны с вампирами Красной Коллегии я повидал больше ран, чем хотел. Мне не понравился один из ушибов на голове, и ещё были сломаны несколько пальцев, но сомневаюсь, что всё это невозможно вылечить.

— Что случилось?

— Безумие, — пробормотал Мак. Одна из трещин на губе вновь открылась. — Жестокость.

Я вздрогнул:

— Не шути так.

Затем взял чистую тряпку из стопки на полке за барной стойкой, смочил холодной водой и стал счищать кровь с лица.

— Они все лежат, — сообщил я про увиденное. — Живые. Это твоё место. Как будем играть?

Из-за сильной боли Маку потребовалась минута на раздумья, прежде чем ответить.

— Мерфи, — наконец, сказал он.

Ясно. Обращение к властям вызвало бы множество вопросов и повышенное внимание, но также и быстрое получение медицинской помощи. Обычно Мак в первую очередь руководствовался интересами клиентов. Но если бы он захотел сделать всё тихо, то я бы понял.

— Я позвоню, — ответил я.

* * *

Власти взялись за дело энергично. Всё произошло в начале вечера, и мы, по всей видимости, оказались первыми пациентами для врачей ночной смены.

— Боже мой, — воскликнула сержант Кэри Мёрфи, рассматривая бар Мака. — Какой ужас.

— Что думаешь? — хмуро спросил я. Живот недовольно урчал, кроме того, я хотел пить, но казалось неправильным что-то есть здесь, пока врачи латают Мака.

Мерфи вздохнула:

— Ну, драки в барах обычное явление.

Вошла внутрь, достала из кармана пиджака фонарик и методично начала осматривать помещение:

— Но, может быть, ты просветишь меня, что произошло на самом деле.

— Мак сказал, что его посетители обезумели. Безумие переросло в насилие.

— Все? Одновременно?

— Так мне показалось. Его было непросто понять.

Мерфи нахмурилась и медленно ходила по комнате, освещая место происшествия:

— Ты осматривал посетителей?

— Когда я пришёл, на них уже ничего не действовало. В этом я уверен. Они лежали без сознания. По всей видимости, незначительные повреждения они нанесли себе сами. Возможно, именно эти девушки избили Мака.

Мёрфи поморщилась:

— Думаешь, он не смог отбиться от них?

— Он мог бы воспользоваться оружием. Вместо этого взялся за биту. Скорее всего, он пытался удержать их от необдуманных поступков, и вот чем это для него закончилось.

— Знаешь, о чём я подумала? — спросила Мёрфи. — Когда в пабах происходит что-то странное?

Она остановилась в углу. Среди сломанных шахматных фигур и разбросанных стульев свет фонарика остановился на паре тёмно-коричневых пивных бутылок.

— Ужас, — прокомментировал я. — Пиво Мака служит силам тьмы.

Она недовольно посмотрела на меня. Посмотрела так, как может только блондинка с вздёрнутым носиком и ростом в пять футов на долговязого колдуна в семь футов.

— Я серьезно, Гарри. Может быть, что-то подмешали в пиво? Наркотики? Яд? Что-то из твоей области?

Я облокотился на стойку и задумался на мгновение. Разумеется, такое возможно. Ряд препаратов может вызвать психотическое расстройство, правда, это маловероятно — всё началось примерно в одно время. Вызвать такое могли только наркотики, что могло привести к смерти или зависимости. А раз так, то люди находятся в опасности.

Касаясь волшебной стороны дела, то были десятки способов воздействовать на людей при помощи выпитого пива, но все они требуют, чтобы кто-то присутствовал, когда Мак его варил.

Вообще-то он сам его готовит.

— Не обязательно дело в выпивке, — заметил я.

— Ты думаешь, что все они ели стейки? Из одной и той же партии мяса? — она покачала головой. — Ладно, Дрезден. Кормят здесь неплохо, но сюда не за едой приходят.

— Мак не стал бы такое делать, — спокойно ответил я.

— Вот как? — также спокойно и тихо спросила Мёрфи. — Ты уверен? Насколько хорошо ты его вообще знаешь?

Я медленно осмотрел бар.

— Ты знаешь его имя, Гарри?

— Черт возьми, Мёрфи, — выдохнул я. — Не можешь же ты вечно всех подозревать.

— Конечно, могу, — улыбнулась она. — Это моя работа. Я должна смотреть на вещи беспристрастно. Ничего личного. Ты же знаешь.

— Да, — пробормотал я. — Знаю. Но ещё знаю, каково быть под беспристрастным подозрением, особенно когда ничего не сделал. Это фигово.

Кэри всплеснула руками:

— Тогда давай выясним, что произошло. Я поговорю с пострадавшим, может кто-то помнит что случилось. А ты займись пивом.

— Да, о’кей.

* * *

После изготовления Мак ставит пиво в деревянные ящики, похожие на те, где хранят яблоки, только потяжелее. В них нет ни магии, ничего подобного. Они просто крепкие и устойчивые. Я вошёл в квартиру с коробкой образцов и приготовился встретить Мистера, моего кота, который обычно изо всех сил бьётся мне в голень, когда я возвращаюсь домой. Мистер огромен, и большая часть его массы это мышцы. Я покачнулся от удара, бутылки зазвенели, но я удержался на ногах. Мыш, мой большой лохматый пёсозавр, спал у камина. Он поднял голову и вильнул разок хвостом, а затем продолжил дремать.

Ну никакой рабочей этики. Впрочем, это не его лишили заслуженного пива. Я понёс ящик прямо по лестнице в лабораторию, сказав:

— Привет, Молли.

Молли, моя ученица, сидела за столиком и работала над парой зелий. В её распоряжении было всего пять квадратных футов лаборатории, но она умудрялась поддерживать чистоту и порядок, и даже осталось место для учебника по латыни, ноутбука и банки явного язычества — «пепси». Причёска сегодня была цвета зелёного криптонита с серебряными прядями, из одежды короткие джинсы и обтягивающая футболка с логотипом Супермена на груди. Одним словом, выглядела она потрясающе.

— Привет, Гарри, — рассеяно отозвалась она.

— Не слишком ли лёгкая одежда для марта?

— Если бы я оделась по-другому, тебе было бы сложнее пялиться на мою грудь, — ухмыльнулась она. Затем подняла взгляд и широко улыбнулась: — Пиво!

— Ты юная и невинная, — твёрдо заявил я, ставя коробку на полку. — Никакого пива.

— Ты живешь неправильно, — ответила Молли и встала, чтобы взять бутылку.

Разумеется, она поступила прямо противоположно моим указаниям. Я внимательно наблюдал за ней.

Эта девочка моя ученица, и у неё есть талант к некоторым тонким магическим аспектам. Она не сможет вырваться из неприятностей при помощи грубой силы, но когда дело доходит до тонкой паутины магии, она впереди меня на пару шагов и продолжает быстро удаляться, а я полагал, что тут как раз требуется кропотливая работа.

Она на секунду нахмурилась, коснувшись бутылки:

— Странно.

Вопросительно посмотрела на меня, и я показал на ящик. Молли провела рукой по каждой бутылке:

— Я чувствую энергию. Что это, Гарри?

У меня была хорошая идея о том, что происходит с выпившими это пиво, но в этом не было смысла. Я не собирался отвечать. Иначе стал бы противоположностью Оби Вана.

— Это ты мне скажи, — улыбнулся я.

Она нахмурилась и вернулась к зельям, побормотала над ними, а затем уменьшила огонь. Вернулась к бутылкам, открыла одну, понюхала содержимое и нахмурилась ещё сильнее.

— Не стоит его пить, — заметил я. — Оно не вкусное.

— Я так не думаю, — отозвалась она тем же тоном, с каким изучала латынь. — Тут что-то есть… некий заразительный фокус.

Я кивнул. Она говорила о магической порче, а не о медицинском заражении. Привлекало внимание следующее: после того, как небольшое количество вещества отделяли от основной части, между ними оставалась связь. Практикующий маг может использовать её для передачи магии в главную часть, а также взаимодействовать с второстепенными, даже если они находились в разных местах. Это было что-то вроде установки передатчика в автомобиле, чтобы потом по нему легче было попасть ракетой.

— Можешь сказать, как сумели заставить это работать? — спросил я.

Молли нахмурилась. Причём весьма симпатично:

— Дай мне минуту.

— Тик-так.

Она махнула рукой, не поднимая взгляда. Я молча сложил руки и ждал. Как обычно, я поставил перед ней задачу и дал время на решение. По моему опыту, ситуации, когда промедление смерти подобно, встречаются уж слишком часто. Я пытаюсь подготовить Кузнечика к реальной жизни.

Это была одна из первых настоящих задач для Молли, но ей не стоило этого знать. Пока она считает, что это очередная проверка — она не будет сомневаться. Я не видел причин поколебать её уверенность.

Бормоча под нос, она перелила пиво в мензурку и поднесла к специальной свече. Затем что-то вычисляла в тетради. И минут через двадцать произнесла:

— Ха. Сложно, но не для всех.

— Что? — спросил я.

— Не буду скромничать, босс, — продолжила она. — Порча выглядит, как обычное принуждение жертвы выпить ещё, но это действительно психическое воздействие.

Я подался вперёд:

— Серьезно?

Молли секунду недоумённо смотрела на меня. Потом моргнула и спросила:

— Ты не знал?

— Я обнаружил принуждение, но оно скрывало второе заклинание на пиве, — я поднял полупустую бутылку и покачал головой. — Я принес его сюда, потому что ты лучше справляешься с подобными вещами, чем я. Мне потребовалось бы несколько часов. — Хорошая работа.

— Но… ты мне не сказал, что всё по-настоящему, — девушка изумлённо покачала головой. — Гарри, а что если бы я ничего не нашла? Или ошиблась?

— Не пытайся прыгнуть выше головы, Кузнечик, — сказал я, поворачиваясь к лестнице. — У каждого есть право на ошибку.

* * *

Мака отвезли к Строкеру, и выглядел он чертовски плохо. Чтобы пройти к нему, мне пришлось прибегнуть к обману — предъявить удостоверение помощника чикагской полиции и заявить, что я расследую это дело.

— Мак, — поприветствовал я больного, войдя в палату и сев на стул рядом с кроватью, — как ты?

Он посмотрел на меня почти полностью опухшим глазом.

— И ещё мне сказали, что ты отказался от обезболивающих.

Он слабо кивнул.

Я рассказал о найденных зацепках:

— Виртуозная работа, Мак. Тут всё запутанней, чем я когда-либо встречал.

Раненый заскрипел зубами. Он, как и я, понимал, что два сложных, встроенных друг в друга заклинания означают вступление в дело опытного игрока.

— Найди его, — с трудом произнося слова, прорычал Мак.

— Есть идеи, с чего начать?

Он помолчал, потом покачал головой:

— Каин?

Я удивился:

— Тот громила с Ночи живого пива? Он был где-то рядом?

Мак заворчал.

— Прошлой ночью. Перед закрытием, — прикрыл глаза. — Крикун.

Я встал и положил руку ему на плечо:

— Отдыхай. Я переговорю с ним.

Мак тяжело дышал, возможно, даже потерял сознание, раньше, чем я договорил.

Я встретил Мерфи внизу в холле.

— Трое проснулись, — начала она. — Никто из них не помнит ничего в течение нескольких часов до того, как они пришли в бар.

Я поморщился:

— Этого я и опасался.

Затем рассказал, что успел узнать.

— Психический проводник? — спросила Мёрфи. — Что это такое?

— Работает, как линия электропередачи, — ответил я. — Отличие в том, что присоединяются напрямую к разуму и кто находится на другом конце связи, решает, что передавать.

Мёрфи слегка побледнела. Она сама была жертвой психического воздействия, и оно не прошло бесследно:

— Сделай всё, что сможешь. Наведи порчу и выследи их.

Я поморщился и покачал головой.

— Не могу, — сказал я ей. — Нужно установить источник выпивки. Если я применю заклинание, то стану и сам уязвимым. Это всё равно, что выпить пиво.

Мёрфи скрестила руки:

— И в любом случае ты не будешь помнить ничего из случившегося.

— Я уже говорил, — продолжил я, — работа высокого уровня. Но у меня есть имя.

— Подозреваемый?

— Уверен, что он тут замешан. Его зовут Каин. Рецидивист. Здоровый, тупой, жестокий и считает себя пивоваром.

Она выгнула бровь:

— Уже имел с ним дело?

— Пересекались примерно год назад, — ответил я. — Было паршиво. Ему пришлось хуже, чем мне. И он сильно невзлюбил Мака.

— Чародей?

— Чёрт возьми, нет.

— Тогда как он может быть замешан?

— Вот у него и спросим.

* * *

Мерфи быстро установила адрес Герберта Орсона Каина, грабителя, насильника и вымогателя: дешевые апартаменты в южном районе Бактауна.

Она постучала в дверь, но ответа не последовало.

— Теперь я почти уверена в его виновности, — сказала она, доставая сотовый. — Получить ордер на арест не составит проблем.

— А что послужит основанием? Подозрение в использовании чёрной магии?

— Чтобы испортить напитки, вовсе не обязательно прибегать к волшебству. Он насильник и не работает в крупной корпорации, а потому у него не будет хорошего адвоката, способного устроить шумиху.

— А может сэкономим время и деньги налогоплательщиков Чикаго, просто осмотревшись вокруг?

— Взлом и проникновение.

— Я не буду ничего взламывать, — пообещал я. — И войду один.

— Нет.

— Но…

Мерфи посмотрела на меня, упрямо сжав губы:

— Нет, Гарри.

Я вздохнул:

— Эти парни не играют по правилам.

— Мы не знаем наверняка, замешан он или нет. Я не собираюсь нарушать правила без полной уверенности в правоте.

Я собирался подколоть её в ответ, когда Каин открыл дверь и вышел на лестничную клетку. Он увидел нас и застыл от изумления. Затем повернулся и собрался уйти.

— Каин! — крикнула Мёрфи. — Полицейский департамент Чикаго.

Он бросился бежать.

Мы с Мерфи были готовы к подобному развитию событий. И кинулись к нему. Он захлопнул дверь, но и это было ожидаемо. Я сконцентрировал силу воли, поднял правую руку на уровень груди и произнёс:

— Форзаре!

Невидимая сила захлопнула дверь, когда Каин пытался проскочить. От неожиданности он отпрянул и врезался в стену.

Реакция Мёрфи лучше, чем у меня. Она успела перехватить беглеца, когда тот собирался нанести ей боковой удар. Я почти пожалел слизняка.

Кэри поднырнула под удар, перенесла весь вес на мышцы ног и сделала ответный выпад — попала в подбородок ладонью и направила голову противника вверх.

Каин был мускулистым, здоровым и жестоким. Он смягчил удар и с рёвом атаковал снова. Мёрфи перехватила его руку, повела сначала в одну сторону, потом в другую, и, воспользовавшись ей, как точкой опоры, отправила громилу на пол. Он приземлился тяжело — даже половицы вздрогнули, и сержант быстро изменила захват, вывернув и подняв руку вверх, придавливая противника ногой.

— Это нападение, — сладко произнесла Мёрфи. — На полицейского при исполнении, ни больше ни меньше.

— Сучка, — отозвался Кейн. — Я тебе сломаю…

Мы так и не узнали, что он собирался сломать, поскольку Мёрфи сместилась на несколько сантиметров и громила закричал от боли.

— Чего вам надо? — выпалил он. — Отпустите меня! Я ничего не сделал!

— Конечно, сделал, — рассмеялся я. — Ты напал на сержанта Мёрфи. Я всё видел.

— Ты дважды неудачник, — продолжила Кэри. — А скоро станешь трижды. Когда выйдешь, сразу вставь новые зубы.

Кейн разразился бранью.

— Во даёт, — сказал я, подходя к нему. — Паршиво. А мог быть полезным членом общества. Ты знаешь, как доказать, что ты не пустое место?

— Пошёл ты, — огрызнулся Каин. — Ничего я вам не скажу.

Мерфи снова надавила на его руку, чтобы он заткнулся.

— Что случилось с пивом у Мак-Энэлли? — вежливо спросила она.

Кейн выдал ещё больший поток ругани.

— Я уверена, что это не так, — продолжила сержант. — Уверена, что ты можешь быть хорошим.

— Отвали, полицейская сучка.

— Сержант Сучка, — ответила Мерфи. — Хорошо будь по-твоему. Держу пари, у тебя куча поклонников в Стейтвилле.

Она нахмурилась, произнося это. Головорезы вроде Каину идут на контакт, когда их припрёт. Они не рискуют получить срок из-за простого упрямства, если есть возможность договориться.

Кто-то, или даже можно сказать что-то, запугало Каина.

Что ж, можно было действовать и по-другому.

У парня выступила кровь в уголках рта. Скорее всего, он прикусил язык, когда Мёрфи ударила его.

Я вытащил белый платок из кармана и, изящно наклонившись, вытер кровь.

— Какого чёрта ты делаешь? — сказал он. Ну или что-то похожее. — Что ты творишь?

— Не волнуйся, Каин. Это ненадолго.

Я взял платок и отошёл на несколько шагов. Присел на корточки и достал из второго кармана кусок мела, чтобы нарисовать круг.

Каин снова попробовал вырваться, но у него ничего не получилось.

— Сидеть, — бросила Мёрфи. — А то выверну тебе плечо.

— Расслабься, — сказал я ей. — Он не сможет далеко убежать.

Затем покосился на громилу и продолжил:

— В животе полно мяса. Ты у нас любитель жирной пищи, так, Каин?

— Ч-что? — спросил он. — Что ты задумал?

— Сердечный приступ не вызовет подозрений, — обратился я к Мёрфи. — Приготовься отступить, как только начнётся.

Я закончил рисовать круг, и он слегка засветился. Пустая трата энергии, как почти со всеми спецэффектами, но это произвело впечатление на Каина.

— Боже мой! — крикнул он. — Остановись!

— Нельзя медлить, — ответил я. — Всё нужно сделать прежде, чем высохнет кровь. Хватит ребячиться. Тебе давали шанс.

Я поднял руку над свежей кровью на платке:

— Так, пора начинать…

— Я не могу ничего сказать! — завизжал громила. — Она узнает, если я скажу!

Мерфи ещё немного выкрутила ему руку.

— Кто? — спросила она.

— Не скажу! Господи, клянусь! Дрезден, не делай этого — я не виноват. Им нужен кровавый камень, и во всём городе только у меня он достаточно чист! Я просто хотел стереть улыбку с лица этого ублюдка!

Я впился взглядом в Каина и оскалил зубы:

— Ты не сказал ничего, за что можно сохранить жизнь.

— Я не могу! Она узнает!

Продолжая пристально смотреть на него, я медленно поднял руку в полном драматизма жесте.

— Интимидатус доркус максимус! — я специально придал голосу резкие замогильные интонации и растягивал гласные.

— Деккер! — закричал Каин. — Меня послал Деккер!

Я опустил руку и откинул голову назад.

— Деккер, — произнёс я. — Вот кретин.

Мёрфи смотрела на меня и продолжала удерживать Каина, хотя пожалуй, ей это уже надоело.

Я кивнул и сказал:

— Пусть валит.

Она отпустила его, и Каин в слезах на карачках побежал по лестнице. Он оступился, и полёт закончился смачным звуком.

Я поморщился от ударившего в нос запаха мочи:

— Ах, аромат истины.

Мёрфи провела руками по джинсам, словно пыталась стереть что-то жирное:

— Господи, Гарри.

— Что? Ты же не хотела вламываться в его квартиру.

— Ещё я не хотела, чтобы ты приставлял ему к голове пушку, — она покачала головой. — Ты ведь не собирался его…

— Убить? — спросил я. Нарушил круг и вышел за его пределы. — Да. Прямо у него на глазах. Смог бы.

Она вздрогнула:

— Боже мой.

— Я бы не стал, — продолжил я. Подошел к ней и положил свою руку на её. — Не стал. Ты знаешь это, Каррин.

Кэри посмотрела на меня; невозможно было понять, какие она испытывает эмоции.

— Ты хорошо всё сыграл, Гарри. Многие бы повелись. Всё выглядело…

— Естественно, — продолжил я. — Само собой.

Она слегка коснулась моей руки:

— Полагаю, мы кое-что узнали?

Я отбросил мрачные мысли и кивнул:

— Имя.

* * *

Магазин Барта Деккера был, пожалуй, самым захудалым из полудюжины контор, торговавших с колдунами Чикаго. В «Контрабандных товарах» гордились тем, что продавали ингредиенты для чёрной магии.

Нет, всё было не столь ужасно, как звучало. Большинство поддавшихся моде самозваных подражателей Пожирателей Смерти в Чикаго или в любом другом городе по факту не обладали талантом даже, чтобы высечь искры с помощью пары камней, про причинение боли я вообще промолчу. Действительно опасные чёрные маги не совершают покупок в местах, подобных «Контрабандным товарам». Большинство ингредиентов можно купить в простом продуктовом магазине.

Но всё же хватало неудачников с тёмными намерениями, которые считали, что в «Контрабандных товарах» есть всё необходимое для создания своей собственной империи зла — и Барту Деккеру доставляло удовольствие брать с них деньги за подобные иллюзии.

Когда мы с Мерфи вошли, то справа увидели запрещённые грибы, слева аквариум с тритонами (ВЫРВИ * #% $ СВОИ ГЛАЗА, гласил знак) и обошли большую полку с полулегальными наркотиками.

Деккер походил на жабу. Он не был толстым, но кожа выглядела слишком вялой для пухлого молодого человека, проводящего много времени в солярии. Он ухаживал за собой, волосы выглядели великолепно — чёрные с серебром — прямо как кролик на капоте «фольксвагена». В чёрных глазах не было ни капли приветливости, увидев меня, он нервно облизал губы.

— Здорово, Барт, — произнёс я.

Здесь было несколько покупателей, и никто из них не выглядел достаточно симпатичным. Мерфи достала значок так, чтобы все могли его увидеть, и сказала:

— У нас есть несколько вопросов.

С тем же успехом она могла крикнуть:

— Пожар!

Магазин опустел.

Мерфи стала расхаживать рядом со стойкой порно-DVD-дисков со скидкой и расстегнула куртку, чтобы была видна наплечная кобура. Взяла один диск, посмотрела и бросила на пол:

— Боже, как я ненавижу тех, кто продаёт такое.

— Эй! — крикнул Берт. — Если сломаешь, то должна будешь купить.

— Ну конечно, — сказала Мерфи.

Я оскалился, когда подошёл к нему и положил руки на стол, за которым он стоял. Своеобразное вторжение в личное пространство. Запах одеколона оказался настолько густым, что в нём пули могли застрять.

— Барт, — начал я, — давай обойдёмся без сложностей, ладно? Просто расскажи мне про Каина.

Деккер выпучил глаза, а всё его тело стало совершенно неподвижным. Как у змеи.

— Каина?

Я оскалился ещё сильнее:

— Здоровяк, нечёсаные волосы, похож на обмочившегося слизняка. Заключил сделку с женщиной по кровавому камню, и ты им помогал.

Мерфи остановилась, рассматривая что-то похожее на небольшие дымчатые кварцевые жеоды. Почти чёрные с фиолетовыми прожилками кристаллы, и назначенная за них цена в несколько сотен долларов была слишком высокой.

— Я не распространяюсь о клиентах, — ответил Деккер. — Это плохо для бизнеса.

Я взглянул на Мерфи:

— Барт. Мы знаем, что ты замешан.

Секунду сержант смотрела на меня, потом вздохнула. И сбросила жеоды с полки. Те рухнули на пол.

Деккер возмутился и начал протестовать, но слова застряли на губах.

— Ты думаешь, что это плохо для бизнеса, Деккер? — спросил я. — А как насчёт здорового парня в сером плаще в твоём магазине по продаже запрещённых товаров? Когда клиенты решат, что на тебя обратил внимание Совет, много их у тебя останется?

Деккер уставился на меня жабьими глазами.

— Упс, — Мерфи уронила очередной кристалл.

— Люди попали в больницу, Барт, — продолжал я. — Среди них Мак, и его избили на территории, объявленной нейтральной в Неписанных Соглашениях.

Барт оскалил зубы. Это было удивление.

— Да, — сказал я. Достал жезл из пальто и направил достаточное количество энергии, чтобы вырезанные по всей длине руны и печати заблестели слабым оранжевым светом. Запахло палёным деревом.

— Ты же не хочешь, чтобы стало жарко, Берт?

Мерфи сбросила очередной жеод и сказала:

— Я хороший полицейский.

— Хорошо, — уступил Деккер. — Господи, только прекрати. Я буду говорить, но больше так не делай.

— Только не разочаруй меня, — я указал светящимся кончиком взрывного жезла на стол, чтобы предать словам вес. — Мне это не понравится.

Берт поморщился при виде чёрных пятен на поверхности стойки.

— Одна тёлка спрашивала про кровавый камень. Но всё что у меня было — дерьмо из Южной задницы. Говорила, что ей нужен настоящий товар, и окрысилась, когда я сказал, что продал остатки Каину.

— Тебя поимела баба, — встряла Мерфи, — и ты отправил её к осуждённому за изнасилование.

Берт посмотрел на неё лягушачьими глазами.

— Откуда ты знал, где можно найти Каина? — спросил я.

— У него есть дисконтная карта. Чтобы её получить, надо заполнить заявление.

Я взглянул на стеллаж с порно и наркотиками.

— Ясно. Что он собирался делать с кровавым камнем?

— Зачем мне знать про подобное дерьмо? — ответил Берт. — Я просто торговец.

— А чем она собиралась расплачиваться?

— Я что, грёбаная видеокамера?

— Нет, ты соучастник в использовании чёрной магии, Берт.

— Дерьмово, — отозвался продавец, слегка улыбаясь. — Я ни в чём не замешан. Я ничего не сделал. Ты ничего не докажешь.

Мерфи пристально посмотрела на Деккера. Затем демонстративно вышла из магазина.

Я подарил Берту самую лучезарную улыбку:

— Теперь это дело серых плащей, Берт. Мне не нужны доказательства. Мне нужен повод.

Берт уставился на меня. Потом по-жабьи сглотнул.

* * *

— Она заплатила «визой», — обратился я к Мёрфи, когда вышел из магазина. — Медитрина Бассарида.

Мёрфи нахмурилась, заметив моё беспокойство:

— Что не так?

— Ты когда-нибудь видела, как я расплачиваюсь кредиткой?

— Нет. Я думала, что у тебя их просто нет.

— Да ладно, Мёрфи, это не по-американски. Я не связываюсь с ними, потому что рядом со мной магнитная полоса размагнитится за несколько часов.

Она нахмурилась:

— Как и вся электроника. И что?

— Раз Каин испугался магии мисс Бассариды…

Мёрфи поняла:

— Почему она может пользоваться кредиткой?

— Потому что она, скорее всего, не человек. Нелюди могут использовать силу повсюду и не ввязываться в неприятности, если они не хотят. Это также объясняет, почему её послали к Каину преподать урок, но вместо этого Бассарида запугала до смерти.

Мёрфи выругалась:

— Но если у неё есть кредитная карта, значит, она в системе.

— В некоторой степени, да, — сказал я. — Сколько тебе потребуется времени?

Кэри пожала плечами:

— Посмотрим. У тебя есть её приметы?

— Сине-чёрные волосы, зелёные глаза, длинные ноги и большая грудь.

Она посмотрела на меня.

— Спрашивай, — доброжелательно разрешил я. Уверен, что она сдержала улыбку.

— Что ты будешь делать?

— Вернусь в бар Мака, он одолжил мне свой ключ.

Мёрфи покосилась на меня:

— А он знает, что сделал это?

Я положил руку на грудь, словно её слова ранили меня.

— Мёрфи, он мой друг.

* * *

Я зажёг подсвечник, пробормотав несколько слов и шевельнув рукой, затем осмотрел заведение Мака. В столовой царил хаос. Стулья перевёрнуты. Соль из разбитого шейкера рассыпалась на пол. Ни один из предметов мебели не был сломан, но знак в рамке с надписью «Нейтральная территория» разбили, и он валялся рядом с дверью.

Интересная деталь.

За баром, где Мак держал холодильники и печь на дровах, всё было также аккуратно, как в хирургической операционной, за исключением нечищенной печи и нескольких тарелок в раковине. Ничего похожего на разгадку.

Я покачал головой и спустился вниз. Взглянул на блюда. Повернулся и осмотрел пустые полки под баром, где по-прежнему стояла пара ящиков пива. Открыл холодильник и уставился на еду — заурчало в животе. Колбасы. Я сделал бутерброд и стоял, перекусывая, глядя вокруг и размышляя.

Ничего дельного не шло в голову.

Я помыл посуду в раковине, хмурясь и закипая. Я не слишком разогрелся, прежде чем меня поразила догадка.

Здесь было совсем мало пива.

Я закончил есть и продолжил размышлять. Оставалось ли ещё пиво? Нет, я забрал полупустую коробку и отнёс домой. Два других ящика стояли там, где и прежде. Но Мак обычно держит большой запас.

А почему сейчас только два ящика?

Я пошёл к дальнему концу стойки, мысль кружилась в подсознании, где я не мог её поймать. У Мака был небольшой кабинет в дальнем углу с рабочим столом, деревянным стулом и парой шкафов. На стене висели лицензии на продажу пищи и алкоголя.

Я сел за стол и открыл шкафы. Начал просматривать записи и книги. Скучно до невозможности, согласен, но я должен узнать, что было до того, как дела пошли кувырком.

И именно сейчас меня озарило — дела действительно шли плохо. Я видел смертных колдунов, которые действовали из мелочной злобы, жадности или иных человеческих страстей, чтобы разрушить бар Мака. Люди могут быть удивительно ничтожными. Но здесь замешаны нелюди, а это уже совсем другое дело.

Тот факт, что это Бассарида расплатилась кредиткой, свидетельствует, что она действует системно. Я имею в виду, что ничего не происходит просто так по мановению руки. У неё было время подготовиться. Такая предусмотрительность указывает на наличие схемы, плана и цели. Разгром бара в Чикаго, относится он к нейтральной территории или нет, был отнюдь не главным для обитателей Небывальщины, когда они тайно проникали к смертным.

Происходит что-то значительное. Бар Мака для Бассариды только один из этапов. Или, может быть, начало.

Мак не был колдуном, зато обладал здравым смыслом. Нужно большее, нежели дешёвые трюки, чтобы добраться до его пива, и готов держать пари, что он сделал немало вещей, чтобы быть в курсе, если кто-то проникнет сюда в его отсутствие. Так что, если кто-то захочет добраться до пива, нужно будет отвлечь внимание.

Например, при помощи Каина.

Он заключил сделку с Бассаридой, полагаю, отдав кровавый камень в обмен за избиение Мака. Таким образом, она причиняет боль Маку и получает взамен камень. Конец истории — все довольны.

Кроме того, что в подобном нет смысла. Кровавый камень не так сложно получить. Зачем сильному волшебнику связываться с Каином и оказывать тому услугу?

Может быть, Каин марионетка — ложный след для преследователей Бассариды. Что делать, если она специально связалась с тем, кто недолюбливает Мака, чтобы я гонялся за ним, пока она… осуществляет задуманное с остальной частью пива?

Что за чертовщина.

Мне потребовалось полтора часа, чтобы найти что-нибудь в архиве Мака — первой оказалась книга. Очень старая книга в переплёте из неокрашенной кожи. Скорее всего, это был журнал с зашифрованными надписями.

Интересно, но сейчас неважно.

Вторая вещь, которую я нашел — чек, на чёртовски большую сумму, а также подробный список того, что было куплено — включая пиво и прочие неземные напитки Мака. Кто-то в «ВордКласс Лимитед» очень много заплатил ему за текущие запасы.

Я достал телефон и позвонил Мёрфи.

— Кто купил злое пиво? — спросила она.

— Дело не в пиве. Оно инструмент. И я не помню, что за компания «ВордКласс Лимитед».

Послышался звук нажимаемых клавиш — Мёрфи вошла в интернет.

— Рестораторы, — ответила она несколько секунд спустя. — Высший уровень.

Я подумал о том, что за хаос может вот-вот наступить на какой-нибудь свадьбе или мицве и вздрогнул.

— Чёрт возьми, — выдохнул я. — Необходимо выяснить, куда они направились.

— Ей-богу, Холмс, — Мёрфи ответила тем же тоном, что я. — А я что делаю?!

— Ах. Извини. Что есть на Бассариду?

— Почти ничего. Нужно ещё несколько часов, чтобы получить информацию по кредитной карте.

— Нет времени. Её не волнует полиция. То, как она всё спланировала, показывает, что она опасается только подобных мне.

— Разве мы не заодно? — проворчала Мёрфи. — Не гони.

У неё получилось.

— Рестораторы сейчас недоступны, — продолжила она. — Они работают в частных апартаментах на игре «Чикаго Булз».

* * *

Я помчался к стадиону «Юнайтед Центр».

Мёрфи могла начать бить во все колокола, но не стала. Полицейские в униформе и так были на арене и должны были вмешаться в происходящее и пересечься с Бассаридой. Кем бы она не была — она им не по плечу.

Она сбежала бы или, что ещё хуже, мог погибнуть кто-то из полицейских. Таким образом, Мёрфи и я бросились туда, чтобы найти плохую девчонку, прежде чем она, как сказали бы в полиции Чикаго, нажмёт на спусковой крючок.

Всё происходило за полчаса до начала игры, и улицы были переполнены. Я остановился у пожарного гидранта и пробежал полмили до «Юнайтед Центра», куда заходили тысячи зрителей. По пути я купил билет у спекулянта за невообразимую сумму, опустошив карманы и заработав примерно миллион недовольных взглядов болельщиков «Булз», когда, лавируя и ныряя, двигался сквозь толпу, чтобы попасть внутрь настолько быстро, как только возможно.

Оказавшись внутри, я спустился на самый низший уровень, где кольцо торговых палаток и туалетов окружали проходы на арену; самым оживленным уровнем сейчас был тот, что вёл на дорогой уровень с частными апартаментами. Как только я отдышался, то начал стучать в первые же закрытые двери. Никто не отвечал, пока одну не открыла блондинка в дорогом бизнес-костюме с глубоким декольте — она явно ждала кого-то другого.

— Вы кто? — удивилась она.

Я сверкнул ей своим удостоверением помощника полиции, слишком быстро, чтобы она что-то смогла рассмотреть.

— Департамент алкоголя, табака и огнестрельного оружия, мэм, — произнёс я тоном чиновника, который был похож на мой обычный голос, только более глубокий и напыщенный. Я слышал его от всех бюрократов. — У нас есть информация про партию испорченного пива. Нужно проверить бар и выяснить, есть ли она у вас.

— А, — сказала она и отступила; действовала и говорила она одновременно. Я предположил, что она, скорее всего, секретарша. — Конечно.

Я вошёл в комнату и направился к бару, подмечая бутылки и открывая кабинеты, пока не нашел одиннадцать тёмно-коричневых бутылок с простой металлической пробкой и литерой «М» — знак Мака.

Я повернулся и увидел, как блондинка протягивает дрожащей рукой двенадцатую полупустую бутылку. Её глаза расширились:

— Хмм. У меня неприятности?

Может быть. Я забрал бутылку и аккуратно поставил рядом с остальными.

— Ты не почувствовала себя больной или что-то подобное? — спросил я, на всякий случай пробираясь к двери — вдруг блондинка возьмёт бейсбольную биту.

Она покачала головой, дыхание участилось. Ухоженные ногти провели по V-образному вырезу блузки.

— Я… я думала, вы знаете, — её лицо покраснело. — Просто с нетерпением жду… игры.

— Угу, — осторожно отозвался я.

Её взгляд вдруг стал тёплым и целеустремлённым. Я не знаю, что это было точно, но она вдруг наполнилась энергией, которая свойственна всем женщинам и не имеет ничего общего с магией и всем с ней связанным. Казалось, что стало жарче градусов на десять.

— Может быть, вам следует осмотреть меня, сэр.

Я вдруг понял, от чего Мак защищался бейсбольной битой. И отчего они озверели.

Чёрт побери, а я думал, что знаю с чем имел дело.

— Фантастическая идея, — сказал я ей. — Ты оставайся здесь и устраивайся поудобней. Я захвачу что-нибудь сладкое и быстро вернусь.

— Хорошо, — проворковала она. Пиджак соскользнул с плеч на пол. — Не задерживайся.

Я улыбнулся ей, как я надеялся, знойной улыбкой и вышел. Затем закрыл дверь, проверил крепления и сосредоточил волю в ладони правой руки. Сконцентрировал внимание на одном крае двери и прошептал:

— Форзаре.

Металл заскрипел, когда деформировалась дверь. Даже при везении потребуется пара парней с ломами и один-два часа, чтобы открыть её, и надеюсь, блондинка потеряет сознание прежде, чем причинит себе вред.

Мне пришлось проверить ещё три двери, чтобы найти одного из сотрудников «ВордКласс» — молодого человека в тёмных брюках, белой рубашке и чёрной бабочке, который спросил, может ли он мне помочь.

Я снова выхватил удостоверение.

— Мы получили информацию, что купленная вашей компанией партия частного пива испорчена. Полиция Чикаго уже в пути, но сейчас мне нужна помощь, чтобы собрать бутылки раньше, чем кто-то отравится.

Молодой человек нахмурился:

— Разве это не бюро?

— Простите?

— Вы сказали, что из департамента алкоголя, табака и огнестрельного оружия. А это бюро.

Чёрт возьми, почему я встретил того, кто способен думать про такое?

— Я могу ещё раз взглянуть на удостоверение?

— Смотри, приятель, — ответил я. — Вы получили испорченную партию пива. Если не соберете его — люди пострадают. Ясно? Полицейские уже в пути, но если посетители начнут пить, то будут неприятности.

Он нахмурился и смотрел на меня.

— Лучше перестраховаться, чем потом сожалеть, верно?

Видимо, его умение мыслить не распространяется дальше, чем задавать глупые вопросы действующему из лучших побуждений колдуну.

— Слушай, хм, лучше тебе переговорить с моим боссом.

— Тогда веди меня к нему, — сказал я. — Немедленно.

Парень был не особо сообразительным, но он не был тормозом. Мы поспешили через растущую толпу в одно из вспомогательных помещений, которое его компания использовала в качестве подсобки. Повсюду множество людей в белых рубашках спешили с тележками и охапками всякой всячины от крекеров с сыром до бутылок вина — дюжина пустых деревянных ящиков Мака стояла у одной из стен.

Мой проводник привел меня к выглядящей усталой женщине в костюме ресторатора, которая нетерпеливо выслушала его и прервала на полуслове.

— Знаю, знаю, — отрезала она. — Слушай, я скажу тоже, что и сержанту Мёрфи. Инспектор городского здравоохранения уже здесь и они уже преступили к проверке, а я не собираюсь терять контракт из-за бессмысленной паники.

— Вы уже говорили с Мёрфи? — спросил я.

— Примерно пять минут назад. Отправила её к женщине из города, вроде на втором уровне частных апартаментов.

— Высокая женщина? — спросил, чувствуя, как сводит живот. — Сине-чёрные волосы? Грудастая такая?

— Знаешь её? — Она отрицательно покачала головой. — Слушай, я занята.

— Да, — ответил я. — Спасибо.

Я выбежал обратно в коридор и побежал мимо ящиков, предназначенных для апартаментов, достав жезл и надеясь, что успею спасти Мёрфи.

* * *

Несколько лет назад я дал Мёрфи в некотором смысле ключ от моей квартиры. Это был маленький амулет, который позволял ей проходить сквозь магическую защиту, что защищала мой дом. Я не потрудился сообщить, что у него было и второе назначение — одна из моих личных вещей, и при необходимости я смогу найти её. Кэри оскорбила бы подобная мысль.

Быстро забежав в мужской туалет, я начертил мелом круг на полу, пробормотал заклинание и вышел на след. Оказалось, что я уже пробежал мимо места, где она находилась, и мне пришлось вернуться. Я подумал о том, чтобы вышибить дверь. Были основания, чтобы ворваться, так сказать, в стиле «Шок и трепет».

Конечно, не стоило проделывать такие вещи на полузаполненной арене, куда продолжали прибывать люди. Так я бы выбил окна, и они упали бы на зрителей. Потому я попробовал просто открыть дверь, и, чёрт возьми…

Она открылась.

Проклятье. Я предпочитаю более драматичное появление.

Я вошёл и увидел богато обставленную комнату с тёмными, густыми коврами, кожаными диванами, баром с закусками, баром с напитками и двумя женщинами, расположившимися на кожаном двухместном диване.

Они подняли головы, когда я закрыл дверь. Выражение Мёрфи было в лучшем случае рассеянным, взгляд затуманился, зрачки расширились так, что вряд ли способны увидеть синий цвет, а губы распухли от поцелуев. Она увидела меня и медленно, чувственно улыбнулась:

— Гарри. Это ты.

Другая женщина одарила меня такой же улыбкой, только более хищной. Её чёрные волосы с синими прядями спускались до плеч. Зелёные глаза с золотыми прожилками смотрели ярко и пылко. Чувственные губы. Одета в серый деловой костюм: юбка с пиджаком и расстёгнутая до неприличия блузка. Она была такой, как её описал Барт Деккер, — высокая и красивая.

— Итак, — произнесла она глубоким грудным голосом, — это Гарри Дрезден.

— Да, — ответила Мёрфи, глотая слова, словно пьяная. — Гарри. И его жезл.

Она хихикнула.

Боже мой, я имею в виду, она захихикала.

— Мне нравится, как он выглядит, — сказала брюнетка. — Сильный. Интеллектуальный.

— Да, — согласилась Мёрфи. — Я уже давно его хочу. — Снова хихиканье. — Его и его жезл.

Я указал волшебным жезлом на Медитрину Бассарида:

— Что ты с ней сделала?

— Я? — спросила женщина. — Ничего.

Мёрфи покраснела:

— Как сказать.

Женщина томно рассмеялась, поглаживая волосы Кэри:

— Мы только начали. Я поделилась с ней объятьями бога, чародей.

— Я хотела надрать тебе задницу за это, — сказала Мерфи. Она посмотрела вокруг, и я заметил разбитую лампу на полу и перевёрнутый журнальный столик, на котором та стояла — свидетельства борьбы. — Но мне сейчас так хорошо…

Матовые голубые глаза посмотрели на меня:

— Гарри. Присядь с нами.

— Сделай так, — пробормотала женщина. — Мы хорошо проведём время. — Она откуда-то достала бутылку пива Мака. — Давай. Выпей с нами.

Боже, всё чего я хотел, так это выпить.

Но это было не то, что я имел в виду. Это было неправильно. Я сказал себе твёрдо, что это неправильно. Даже если Каррин поступит с пистолетом в кобуре на плече, как с остальной одеждой.

Или, может быть, это сделано специально для меня.

— Медитрина была римской богиней вина, — вместо этого сказал я. — А бассаридами называли служанок Диониса.

Я кивнул на пиво в руке и продолжил:

— Я думал, что менады предпочитают вино.

Она улыбнулась широкой искренней белозубой улыбкой:

— Любой дух — это дух бога, смертный.

— Их связывает психический канал, — сказал я. — С Дионисом. С богом пьянства и экстатического насилия.

— Разумеется, — ответила менада. — Смертные забыли истинную силу бога. Пришло время напомнить.

— Если ты решила устроить вакханалию, почему не начала с пива, которое бесплатно раздают на арене? Так ты заполучила бы гораздо больше людей.

Она презрительно усмехнулась:

— Его варят в котлах размером с дом при помощи машин, а затем охлаждают. У него нет души. Оно даже своего названия не заслуживает.

— Ясно. Ты презрительно относишься к пиву.

Она улыбнулась, её великолепные зелёные глаза уставились на меня:

— Мне нужно что-то настоящее. Во что творец вложил при создании гордость и любовь.

На самом деле это имело смысл и с технической точки зрения. Магия базируется на множестве вещей, среди них и эмоции. Как только начинаешь массовое производство, то из-за самой природы этого процесса теряешь чувство личной сопричастности к созданному. Для менады это означало бы, что в массово производимое пиво бесполезно вонзать волшебные зубы, и оно не может послужить основой для заклинания принуждения.

Пиво Мака, конечно, готовили с гордостью, я про настоящую личную гордость, а не про корпоративный слоган.

— Зачем? — спросил я её. — Зачем это вообще делать?

— Я не одинока в своих действиях, чародей, — ответила она. — Такова я.

Я нахмурился и склонил голову поближе к ней.

— Смертные забыли богов, — в голосе появился зарождающийся гнев. — Они думают, что Белый Бог изгнал остальных. Но они здесь. Мы здесь. И мне поклонялись в своё время, смертный.

— Может быть, ты не знаешь, но большинство из нас это вообще не волнует. Молнии с небес уже никого не удивляют.

Она зарычала, глаза засветились ещё ярче:

— Конечно. Мы ушли и оставили мир на ваше попечение, и что стало с ним? За две тысячи лет вы отравили и изнасиловали Мать-Землю, которая подарила вам жизнь. Вы вырубили леса, загрязнили воздух, и даже колесница Аполлона потускнела от дыма ваших кузниц.

— И какое к этому отношение имеют массовые беспорядки на матче «Булз»? — потребовал я.

Она улыбнулась, показывая острые клыки:

— Мои сёстры на континенте уже много лет занимаются футбольными матчами. Расширяем поле деятельности.

Она отпила из бутылки, непристойно проведя по ней губами и удостоверяясь, что я заметил.

— Умеренность. Это отвратительно. Мы должны были задушить Аристотеля в колыбели. Алкоголизм — призыв бога болезней! — Она оскалилась на меня. — Нужно преподать урок.

Мёрфи вздрогнула, её лицо исказила злоба, а голубые глаза уставились на меня.

— Прояви уважение к богу, колдун, — прошипела менада. — Пей. Или я познакомлю тебя с Пентеем и Орфеем.

Греки. Оба были разорваны на куски менадами и их смертными подругами во время экстатической оргии.

Дыхание Мёрфи стало ещё учащённей, выступил пот, щёки покраснели, глаза светились похотью и гневом. Она уставилась прямо на меня.

— Ух!

— У меня встречное предложение, — тихо сказал я. — Сними заклинание с пива и сейчас же убирайся из моего города, и тогда я не отправлю тебя «ФедЕксом» обратно в Эгейское море по частям.

— Если ты не собираешься почитать бога при жизни, — ответила Медитрина, — то ты будешь почитать его после смерти.

Она указала рукой, и Мёрфи бросилась на меня, визжа от первобытной ярости.

Я побежал.

Не поймите меня неправильно. Я сталкивался с множеством вопящих чудовищ. Конечно, никто из них не был симпатичной блондинкой с силой почти как у богини. А у меня оставалось мало вариантов. Очевидно, Мёрфи была не в своем уме. У меня был наготове взрывной жезл, но я не хотел её убивать. Также я не хотел прогуливаться с ней рука об руку. Мёрфи владела боевыми единоборствами, особенно хороша она в ближнем бою и если сумеет меня схватить, то я окажусь в худшей ситуации, чем Каин.

Я бросился к выходу из комнаты в коридор, чтобы Мёрфи не схватила меня и не вывернула руку, как на странном портрете Эшера. Сзади раздался звук разбитого стекла.

Она почти схватила меня, и я, обернувшись, активировал щит в браслете, пытаясь не повредить Кэри. Щит вспыхнул сине-серебряными огнями, когда она приблизилась, а затем отскочила, словно врезалась в твёрдую сталь.

Медитрина следовала за Мёрфи, сжимая в руке разбитую бутылку, белки глаз сверкали зеленью, экстаз и жуткая радость освещали лицо. Она нанесла мне три быстрых изящных удара, и я смог уклониться только от одного. Вспыхнула жгучая боль в подбородке и правой руке — жезл покатился по коридору, отскакивая от ног болельщиков.

Я не эксперт, как Мёрфи, но выучил несколько уроков, и что более важно — побывал в куче передряг. Школа реальной жизни учит быстро, а усвоенное запоминается до мозга костей. Когда я пошатнулся от удара, то использовал его инерцию, чтобы крутануться и подсечь Медитрину. Богиня она или нет, менада была вдвое легче меня и потеряла равновесие.

Мёрфи ударила исподтишка, в груди вспыхнула боль, и она схватила меня за руку прежде, чем я сумел вырваться. Если бы это была моя правая рука, то не уверен, чем бы всё закончилось, но она вцепилась в левую, потому я активировал щит в браслете, фокусируя чистую кинетическую энергию и отбрасывая Кэри.

Мне всё равно, сколько там у вас было занятий по айкидо — они не подготовят к встрече с силовыми полями.

Я сконцентрировал волю и крикнул:

— Форзаре!

Схватил магией пластиковый мусорный контейнер и, резко поведя рукой, швырнул его в Мёрфи. Он тяжело ударил её и отбросил, а я отскочил назад. Медитрина встала на ноги и приближалась с поблескивающей бутылкой в руке.

Она оттеснила меня бару в конце комнаты, и как только её импровизированное оружие устремилось ко мне, я снова поднял щит. Стекло разбилось, и она порезалась — обычный риск, когда пользуешься бутылкой. Но силы удара оказалось достаточно, чтобы пройти сквозь щит и приложить меня спиной об стойку. Я отскочил в какого-то парня, что нёс пиво в пластиковых стаканчиках и весь облился.

Мёрфи прыгнула на меня, навалившись на левую руку, а Медитрина расцарапала лицо ногтями, обе вопили, словно баньши.

Один глаз закрылся, когда его задели, но у меня появился шанс — когда менада сжала горячими, ужасающей силы руками мне горло.

Я выдохнул:

— Форзаре!

И схватился правой рукой за цепочку, свисавшую с вывески на баре.

Тяжёлый деревянный знак, на котором неровными буквами было написано: «Пожалуйста, пейте в меру», покачнулся и по дуге медленно рухнул вниз, ударив Медитрину по голове, словно гигантским кулаком. Когда её оторвало от меня, на моём горле остались кровавые царапины.

Мёрфи изумлённо посмотрела вверх, и я использовал всю свою силу. Мне нужно было убрать её оттуда, прежде чем она присоединится к Бассариде. Я почувствовал, как что-то вывернулось, когда большой палец покинул сустав и взвыл от боли, а вывеска покачнулась назад, хотя и с намного меньшей амплитудой и приложила Мёрфи по макушке.

Затем на нас накинулись посетители, и прибежали полицейские.

* * *

Пока они меня арестовывали, мне удалось их убедить, что пиво Мака испорчено. Они поручили рестораторам изолировать от посетителей напиток, и его отведали совсем немногие. Было несколько случаев бурного поведения, но никто не пострадал.

Меня не ожидало ничего хорошего. В конце концов, я был пропитан «Будвайзером» и напал на двух симпатичных женщин. Меня направили в вытрезвитель, и я был зол из-за того, что так и не получил своё пиво. Окончательно добивал факт, что я заплатил бешеные деньги за билеты, а игру так и не увидел.

В мире нет справедливости.

Мёрфи появилась в первой половине дня, чтобы выпустить меня. У неё были видны синяк под глазом и кровоподтёк на скуле.

— Скажу прямо, — начала она. — После того, как мы посетили «Контрабандные товары», мы отправились на игру «Булз». Там мы столкнулись с менадой, началась драка, и меня вырубили.

— Типа того.

На самом деле не было смысла говорить что-то иное. Испорченная выпивка лишила её памяти о вчерашнем вечере. Правда ей бы не понравилась.

Чёрт возьми, это беспокоило меня гораздо сильнее, чем хотелось бы.

— Что ж, Бассарида сбежала из больницы, — продолжала Мёрфи. — Таким образом, она не сможет выдвинуть против тебя обвинение. И, учитывая, что ты помогал мне в расследовании, и есть сообщения о побочных эффектах, которые похожи на действие наркотика рогипнол или чего-то подобного, и что ты убедил полицейских изъять остальные бутылки — мне удалось исключить обвинение в уголовном преступлении. За тобой пьянство и хулиганское поведение.

— Ух ты, — без всякого энтузиазма прокомментировал я.

— Могло быть и хуже, — ответила Мёрфи. Она помолчала и посмотрела на меня несколько секунд. — Ты паршиво выглядишь.

— Спасибо.

Она посмотрела на меня серьёзно. Потом улыбнулась, встала на цыпочки и поцеловала меня в щеку:

— Ты хороший человек, Гарри. Пойдем. Я отвезу тебя домой.

Я улыбался всю дорогу к машине.