КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг в библиотеке - 352085 томов
Объем библиотеки - 410 гигабайт
Всего представлено авторов - 141183
Пользователей - 79212

Впечатления

Чукк про Савиных: Записки с мертвой станции (История)

Хорошая книга, читается легко и интересно. Описывается период работ по расконсервации космической станции экипажем Джанибекова, эксперименты, стыковка и замена экипажа на другой, и возвращение.

п.с. болезнь Васютина - простатит

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Любопытная про Бессердечная: Не убежишь (СИ) (Любовная фантастика)

Начала читать сей опус и поняла, что ТАКОЕ читать вредно.
Нет запятых на месте, а встретившиеся фразы просто «убивают», вроде вот этих :
«он взял маленький свёртышек у матери» - хм , что за свертышек хотела бы я знать .. Нет , по смыслу то понятно, но …
«Приятного мне аппетита!- и всунула бекон себе в рот.» - всунула , ну-да, ну-да..
«Мой приём пищи прервал звонок в дверь.» - вообще без комментов…
« но я знаю, что видеться с тобой не можно по правилам,» - надо же , не можно
«а то краска уже слазит.» - хорошо хоть не вылазит ..
Подумала, что «автору» поучиться бы орфографии не помешало и словарь «всунуть» в руки ..
И это только второй краткий абзац.. Короче, полный абзац.. То ли данный «автор» подросток, плохо учащийся в школе, то ли…….
Ну а про перечисление , каких фирм она кроссовки и джинсы одевает , может кому то будет интересно , но не мне..

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
ANSI про Савиных: Записки с мертвой станции (История)

Лучше прочитать эти заметки, чем смотреть наимоднявый фильмец

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
ANSI про Владко: Аэроторпеды возвращаются назад (Научная литература)

Если книга реально написана в 1934м, то очень неплохо предвидено нападение на СССР

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
Любопытная про Смирнова: Одуванчик в темном саду (СИ) (Юмористическая фантастика)

Скептически отнеслась к книге , прочитав аннотацию..
Но оказалось зря. Понравилась , даже получила удовольствие- читается легко, хороший слог.
Однако есть и небольшие минусы- одни и те же ситуации от лица разных ГГ . Ну и если совсем честно , первая половина книги читается бодренько, то вторая часть более вялая. Много «воды» и ненужного, такое впечатление, что книга не доработана.
Однако есть чуть юмора, приключений, загадки и интрига, любовь … Словом, самое то прочитать дождливым осенним вечерком.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
yavora про Теоли: Сандэр. Убийца шаманов (Фэнтези)

Первая часть еще хоть чем-то была интересна и старался "не спотыкаться" на рассуждения автора. НО вся вторая часть это охота на этакое "нечто". пришли в деревню ..побежали в логово твари а она напала на лагерь, прибежали в деревню посидели в засаде, снова побежали в логово твари которая в этом момент побежала в деревню..Прямо индия какая-то и это содержание всей второй части и нудные описания хижин орков и каждого встречного орка. Как-то уже и не интересны продолжения к тому же пишут что и продолжения в том же духе

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
kemuro про Вильганов: Маг поневоле (СИ) (Фэнтези)

Как то не очень, читаешь о похождениях дармоеда который кроме как играть ничего не хотел( при условии что типа выгнали из за лени из престижного института) и застрял в игре. Шаблонно, да и начало книги не захватывает.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).

Флеш-драйв (fb2)

- Флеш-драйв (а.с. Криптоэффект-2) 1968K, 608с. (скачать fb2) - Серая Зона

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Флеш-драйв



ПРОЛОГ.


Тучанка, 2186 год.


- Вселенная нестабильна, Мордин...

Он не сразу осознал, что с ним говорят. Не до того было - да и кто мог говорить с ним - здесь? Пальцы всё ещё скребли по полу, пытаясь дотащить тощее тело до пульта. Лучший врач в галактике - он прекрасно понимал, что с ним происходит. Человек от такой раны потерял бы сознание минут за пять, а умер - где-то через пятнадцать. Турианец - откинулся бы через семь минут. Кроган или ворча не умерли бы вообще, для них это царапина. Быстрый метаболизм саларианца работал теперь против него - кровь выплескивалась через дыру в груди с пугающей скоростью. Костюм впрыснул ему последнюю порцию медигеля - остальные были истрачены на миссии раньше. Суперклеткам ворча было трудно закрепиться на новых местах - их уносило прочь, тем более, что старый организм часто давал им некорректные химические маркеры.

Тем не менее, универсальное лекарство делало своё дело. Если бы он мог полежать в покое хотя бы десять минут, то возможно, вскочил бы на ноги, как новенький. Вот только он не мог позволить себе и одной.

- Рано... Рано...

Ноги отнялись почти сразу, руки - через секунд двадцать, как раз тогда, когда лифт достиг верхушки башни. Но это ерунда. Опытный оперативник, Мордин знал, как заставить сервомоторы брони двигаться за него. Но уже темнело перед глазами... он знал - через четыре секунды отрубится сознание.

Конечно, для саларианца четыре секунды Цитадели - это больше, чем для любой другой расы. Будь он уже у пульта - этого времени хватило бы, чтобы откорректировать программу. Но пять метров, которые его отделяют от пульта - все равно, что парсеки.

Вот почему Шепард не стала его добивать, хотя имела достаточно времени на второй выстрел. Боец N7 - она подстрелила достаточно саларианцев в своей карьере, и прекрасно знала, на что они способны с теми или иными ранами. И он тоже знал. Но все равно продолжал ползти.

- Нет... Рано... Не готов.

- Лучше поздно, чем никогда, не так ли, Мордин Солус? - на сей раз голос был таким громким, что проигнорировать его не было никакой возможности. Но Мордин сумел. Обычные галлюцинации умирающего мозга, вызванные кислородным голоданием. Он видел такое у пациентов множество раз. Нет смысла болтать с видениями потревоженной совести. А вот если ещё немного вытянуть руку... и подтянуться...

- Ошибаешься, Мордин. По крайней мере частично. Ты умираешь - это верно. Но я - не галлюцинация.

Что-то происходило. Медленно падающие с потолка обломки совсем замерли в воздухе. Языки пламени перестали плясать. Да и он сам... уже дважды должен был умереть, но всё ещё продолжал видеть, слышать и мыслить - хотя и не мог шевельнуться. Удары сердца, которые отдавались в ушах, из пулемётного судорожного стрекота превратились в глухой набат.

- Время... замедлилось... или моё восприятие... ускорилось... - онемевшие губы не хотели повиноваться, но каким-то образом он смог произнести это.

Конечно, с точки зрения инопланетников все саларианцы постоянно живут в ускоренном режиме. Одна секунда для саларианца - в среднем то же самое, что две для турианца или ворча, четыре для азари, пять для человека или крогана, десять для элкора. Причём это - если измерять скорость ДВИЖЕНИЙ. Что же касается скорости МЫСЛИ и реакций - то все указанные цифры нужно умножить ещё на два.

Но сейчас речь шла о совсем других масштабах восприятия времени. Мордин попробовал оценить окружающее по скорости падения обломков. Похоже, его мозг ускорился ещё раз в пять по сравнению с нормальным саларианским темпом мышления.

В аптечке его доспеха, как у всех оперативников ГОР, находился запрещённый препарат, позволяющий взвинтить метаболизм ЕЩЁ БОЛЬШЕ - получив совершенно немыслимую скорость ценой сокращения жизни на пару лет. Неужели костюм по ошибке вколол его носителю? Нет, невозможно. Во-первых, Мордин прекрасно знал симптомы того препарата - сейчас всё выглядело совсем иначе. Во-вторых, он бы банально не успел подействовать до смерти - после укола требовалось полежать две-три минуты, чтобы организм успел его усвоить. Наконец, коктейль "Форсаж", как его неофициально называли в спецвойсках, ускорял больше движения, чем восприятие - тело начинало двигаться в три раза быстрее, а мозг - только в полтора, что давало уникальное ощущение неуклюжести, позволяя саларианцам испытать то, с чем другие народы жили постоянно.

Сейчас же у него разогналось именно мышление. Умирающее тело осталось где-то там, в медленности.

- Не волнуйся, быстроту тела попробовать ещё успеешь.

- Ничего не успею. Ничего не успел. Умираю. Ты сам сказал.

- А очень хочется успеть, Мордин?

- Да. Должен исправить ошибку.

- Ты получишь такую возможность. И не только свою ошибку. Все ошибки, Мордин. Потому что Вселенная нестабильна, и нам придётся её чинить вручную.

- Кто ты? Каким образом?

- Можешь звать меня "Серая Зона". Твоё нынешнее тело умирает, и с этим уже ничего не поделаешь. Но я могу сделать запись твоего сознания и перенести в другое, неповреждённое тело.

- Ты - Жнец?

- Нет, хотя в некотором смысле меня можно назвать их родственником, хоть и очень далёким. Мои интересы отличаются от интересов Жнецов.

- Понимаю. Нет смысла не верить. Все равно сделаешь то, что захочешь. Что ты хочешь от меня?

- Ничего особенного, кроме исправления ряда ошибок. Как твоих собственных, так и того, чьё тело ты займёшь. В последние десять минут жизни ты достиг уровня, при котором совесть вполне заменяет конкретное детализированное задание.

- Как у СПЕКТРа? Самостоятельные решения на уровне исполнителя?

- Примерно так. Как и СПЕКТРу, в конце концов отвечать придётся. Но до тех пор - полная свобода. В этом аспекте наши ценности достаточно совпадают.

- Понял. Есть одна просьба. Нужно выпустить лекарство. Должен исправить. Ты можешь помочь в этом, "Серая Зона"?

- В новом теле у тебя будет возможность исправить и это, наряду со многим другим.

- Нет. Нельзя позже. Нужно сейчас. Жнецы наступают. Без восстановления рождаемости кроганы не выживут!

- Хорошо. Я откорректирую программу распыления - считай это авансом за работу. Хотя это уже не имеет никакого значения - но у нас мало времени, чтобы спорить об этом. У тебя будет больше времени, чем ты можешь себе представить. И на генофаг в том числе.

Перед глазами Мордина возникло виртуальное пространство системы контроля Завесы. Температурные показатели по всему объёму поползли вниз. Уцелело достаточное количество молекул, чтобы восстановить концентрацию. Микроанализатор показал, что они снова начали реплицироваться в питательном растворе.

Разумеется, это могло быть всего лишь симуляцией, виртуальной реальностью. Некто, способный ускорить его мысли в десятки раз, чтобы поболтать перед смертью, уж тем более может сконструировать правдоподобный глюк с простенькой картинкой компьютерной графики. И тем не менее, Мордин ощутил облегчение. Не за кроганов - которым теперь придётся ещё тяжелее, чем раньше. Резкий скачок плодовитости на фоне войны со Жнецами под руководством вождя Рива - такого не пожелаешь и злейшему врагу. Это была сугубо эгоистическая радость за себя. Всё, что случится дальше - уже не его вина. Он свою часть работы сделал - как умел. И последний вздох, с которым из учёного ушла жизнь, был вздохом облегчения...


ПЕРВАЯ НИТЬ ПАМЯТИ


Какая самая большая загадка для начинающего ксенолога на Цитадели? Каким образом азари умудряются выглядеть привлекательными для любых разумных, независимо от вида и пола? Как выглядят под своими скафандрами кварианцы? Как ворча адаптируются к любой среде? Почему кроганы только почешутся от ран, которые убили бы любое другое существо?

Не-а. Самая большая загадка - каким образом саларианцы умудряются осмысленно разговаривать, и тем более работать со сложной техникой. А когда ксенолог услышит, что ВОТ ЭТИ считаются первыми интеллектуалами в галактике, он вообще начнёт в истерике биться головой о ближайшую стену. Если у него есть голова, и в его культуре приняты публичные проявления эмоций, конечно.

Почему? А вы посмотрите на фотографию любого саларианца. Где в этой голове может поместиться мыслящий мозг? Мало того, что она почти плоская, так ещё состоит почти полностью из глаз, рта и рогов.

Можно предположить, что настоящий мозг находится где-то в другом месте, в туловище, например. Ага, разденьте саларианца и посмотрите. Какой там мозг - в этом тощем тельце еле хватает места для лёгких и желудка! И действительно - их мозг не больше ореха. Правда, их там три - один между глаз, отвечающий за восприятие и реакцию, и по одному в рогах, отвечающих за высшую нервную деятельность. Но даже вместе их вес не превышает сотни граммов. По всем законам биологии и здравого смысла интеллект саларианца не должен превышать ум попугая!

Стоит заметить - это было долгое время загадкой и для самих саларианцев. Когда их наука достигла соответствующего уровня развития, ещё до выхода в космос, это вызвало неслабый экзистенциальный кризис, и параллельно - религиозный подъём. Они прекрасно понимали, что думать не могут. Но, в отличие от инопланетников, они-то о себе прекрасно знали, что думают! Казалось, была доказана нематериальность разума, и следовательно - существование души.

Ответ был найден лишь после выхода в космос - после того, как саларианцы смогли изучить мозги ДРУГИХ разумных и сравнить с собственными.

Мозг азари или турианца - с точки зрения саларианской эволюции потрясающе расточителен. По сути, это огромная свалка нейросетей, обученных решению всех задач, которые уже встречались данному разумному в жизни. Обучение новых нейросетей происходит очень медленно и очень долго, зато потом, когда разумный попадает в знакомую ситуацию - ему достаточно просто включить существующую сеть.

Каждый мозг саларианца состоит всего из десятка нейросетей. Но эти сети всегда обучены под текущую задачу. Нейроны жизненных форм с Сур'Кеша обладают уникальной способностью "отдёргивать" дендриты и аксоны - и заново "протягивать" их к другим нейронам. Причём, в зависимости от характера задачи, эти новые синаптические связи могут быть химическими (сложными, но медленными), или электрическими (простыми, но быстрыми).

Но даже нейросети на химических синапсах - в десять раз быстрее, чем у других разумных видов. Просто потому, что нервному импульсу в них нужно пробежать меньшее расстояние. Всё компактно, всё под рукой. А уж на электрических - там тактовая частота может достигать десятков мегагерц (у других разумных, если кто не в курсе, она ограничена десятками килогерц).

А как же память? - подскочит на месте любой физиолог. Разумному существу нельзя без памяти о вчерашнем и остальных прошедших днях! А судя по описанию, саларианцы должны вечно быть гениальными младенцами.

И это верно. Поэтому долговременная память у них устроена совершенно иначе - она химическая. Перед тем, как нейроны разъединяются, нейросеть выбрасывает в мозговой ликвор молекулы РНК со своей полной схемой. Когда саларианцу нужно что-то вспомнить - один из мозгов временно отключается, и в нём происходит "загрузка и распаковка" соответствующих молекул. Если это затрагивает один из "верхних" мозгов, то проходит внешне незаметно. Если же затрагиваются двигательные рефлексы или навыки распознавания образов, то есть требуется перекалибровка "нижнего" мозга - тогда саларианец должен отключиться на некоторое время - закрыть глаза и перестать двигаться, прежде чем встать и сказать "я знаю кунг-фу". Именно эти периодические "отключения" и породили среди иных рас миф, будто саларианцы спят один час в сутки. На самом деле в сне в человеческом понимании они не нуждаются вообще. Человеческий сон нужен для "генеральной ревизии" на огромной свалке нейросетей, для хоть какого-то приведения их в порядок - а у саларианцев такой свалки попросту нет.

Мордину в последние годы приходилось "спать", то есть уходить в загрузочный транс, гораздо чаще, чем его сородичам. Кроганский кулак, сокрушив верхушку одного из рогов, заметно уменьшил объём его правого мозга. Нет, учёный все равно мог его использовать, но только для решения простейших задач. Например, именно в правом роге он обычно помещал речевой центр - что породило примечательный стиль речи, с короткими отрывистыми фразами. На длинные предложения просто не хватало оперативной памяти.

Теоретически этот механизм мог бы позволить саларианцам обучаться мгновенно, просто вводя себе мозговой ликвор учителя. И соответствующие эксперименты проводились на заре цивилизации. На практике, к сожалению, это так не работает. Дело в том, что одних молекул со схемой нейросети недостаточно. Нужен ещё "ярлычок" к ним. Крошечная сеть из пары тысяч нейронов, которая осуществляет "вызов" соответствующих функций. Без неё мозг "не знает, что он знает", помнит, но не может вспомнить. Как жёсткий диск с затёртой таблицей размещения файлов - информация есть, но до неё не добраться.

Единственным исключением является процесс оплодотворения яиц. Вместе с отцовской спермой и материнским веществом яйца молодому саларианцу передаются не только выбранные родителями молекулы знания, но и доступ к этим знаниям. В процессе формирования новорожденный саларианский мозг создаёт "ярлычки" на любые воспоминания, какие у него вообще есть. Благодаря этому вскоре после вылупления, как только юный саларианец достигает полного роста и половой зрелости (а это происходит всего через год, спасибо ускоренному метаболизму) его клан получает вполне социализированное существо, пригодное для исполнения как минимум низших трудовых или боевых функций (высшее образование всё же приходится давать по старинке).

С учётом всего этого Мордин весьма скептически отнёсся к обещанию перенести его разум в другое тело. О переносе в тело не-саларианца речи вообще идти не могло, это ненаучная фантастика - слишком различны форматы обработки данных. Можно, конечно, извлечь молекулы памяти и передать их другому саларианцу. Можно даже (теоретически, на практике это ещё никому не удалось, но для опережающих по развитию цивилизаций - почему бы и нет) создать в мозгу реципиента "ярлычки" на знания Мордина. Но от этого реципиент все равно не станет Мордином Солусом.

Разве что... жертве каким-то образом пересадят ещё и его глаза.

За ощущение "я" и отличение этого "я" от "другого" у саларианцев, как ни странно, отвечало... зрение. Их глаза представляли собой примитивный, но надёжный оптический компьютер. То, что увидел саларианец в первые секунды жизни, едва покинув яйцо, навсегда отпечатывалось, как голограмма, в его хрусталике и на сетчатке. И все дальнейшие ощущения "преломлялись" через этот фильтр.

Именно то, как Мордин видел мир, давало ему ощущение, что он - Мордин Солус. Глаза - зеркало души. У саларианцев эта поговорка исполнялась буквально. В докосмической древности на Сур'Кеше рабам вынимали глаза. Обработанный таким образом пленник сохранял весь ум, все свои навыки и энергию, быстро адаптировался к слепоте и мог работать лишь немного хуже зрячего... но у него полностью отсутствовало понятие собственной личности. Он делал то, что ему говорили - но ничего не мог предпринять по собственной инициативе. За отсутствием таковой.

Молекулярная память. Глаза. Нейронные "ярлычки". Вот триада, необходимая, чтобы превратить кого-то в Мордина Солуса. Теоретически возможно, хотя на века опережает всё, что известно народам Цитадели.

Поэтому он не сильно удивился, когда открыв глаза, увидел пульт над собой вполне привычным зрением - а в голову хлынули потоком чужие воспоминания. Для саларианца это куда менее травмирующий опыт, чем для человека. Когда загружаешь собственные воспоминания двадцатилетней давности, бывает и похуже. Саларианцы преклонных лет нередко развлекаются тем, что перебирают себя-подростка, себя-зрелого, себя-старика - словно тасуя фотокарточки.

Кроме них так свободно обращаться с памятью могут только дреллы - но они запоминают само событие, а не вызванные этим событием личностные изменения.


А вот что Мордина действительно шокировало - это осознание, ЧЬИ ИМЕННО воспоминания ему достались.

Поднявшись из пилотского кресла, он спустился в трюм корабля. Пятен крови не осталось, все трупы прежнего экипажа аккуратно сложены в холодильник. Смерть наступила совсем недавно, минут пять назад. Но шансов их спасти уже не было - работал профессионал.

- Забавно, - сказал он вслух, анализируя эхо собственного голоса. - Если бы ты загрузил меня в это тело на десять минут раньше - все эти саларианцы остались бы живы. Странное представление об этике.

Чтобы говорить полными предложениями, да ещё от первого лица, требовалось некоторое усилие - работала старая привычка. Но физиологических сложностей больше не было. Правый рог у реципиента был на месте, оба верхних мозга работали в полную силу. Да и само тело чувствовалось непривычно гибким и сильным - ему было двадцать два года, ещё не старик даже по саларианским меркам.

Собственная память Мордина Солуса, как подтвердил короткий вызов, тоже была на месте. Вот это уже интересно. Считалось, что разместить в одном мозгу (или даже в трёх) полные комплекты "ярлычков" от разных личностей невозможно - приведёт к безумию. Но по сравнению с путешествием во времени - это, право, такой пустяк...

Мордин снова поднялся в рубку управления. Опустился в кресло перед старинным пультом. Ни голографических панелей, ни интерфейса для прямого подключения - ничего. Тёплая ламповая схема. Рычаги, кнопки, штурвал. Зеленоватые экраны на электронно-лучевых трубках.

"Времена наших бабушек" для азари. С трудом вообразимая древность для саларианцев.

И механический календарь на стене.

День 60, год Совета 159.


Он проверил курс. Как и следовало ожидать, корабль направлялся к Ретранслятору системы Пранас. В эту эпоху межзвёздные перелёты за пределы оборудованных Ретрансляторами систем были крайне редки, и каждый представлял собой крайне дорогостоящее предприятие. Корабли для таких экспедиций представляли собой либо беспилотные зонды с полезной нагрузкой не больше тонны, либо огромные "ковчеги", способные сразу после прибытия на место основать колонию. Корабль, на котором находился Мордин, ни к тем, ни к другим не относился. Это была заурядная грузовая коробка, годная лишь на то, чтобы долететь до Ретранслятора, перейти через него, доползти до планеты в той же системе и совершить посадку. Она вообще неспособна была к сверхсветовым перелётам - её характеристическая псевдоскорость была равна двум третям световой, а реальная скорость - двум тысячам километров в секунду. На практике же корабль ходил в десять раз медленнее, так как нужно было экономить энергию и рабочее тело для маневрирования. Даже от Сур'Кеша до Ретранслятора ему предстояло ползти почти сутки.

В третьем тысячелетии Совета этой ржавой посудине нашлось бы место разве что в музее. По нынешним меркам это был суперсовременный, дорогой и быстрый транспорт. Клан владельцев заслуженно гордился тем, что в его распоряжении присутствовал десяток подобных судов.

Что ж, теперь их осталось девять. Десятый транспортник дважды за десять минут поменял владельца. Хотя он шёл прежним курсом, так что вряд ли на Сур'Кеше скоро заподозрят неладное. Ретранслятор в их домашней системе - вторичный, так что можно уйти на десяток адресов. Караулить его будут не здесь, а на выходах из Бассейна Аннос - у трёх первичных Ретрансляторов, ведущих в туманность Лошадиной Головы, скопление Исхода и туманность Змеи. Особенно у последнего, разумеется. Пропустить его сейчас к Цитадели - это все равно, что для азари выпустить старую ардат-якши.

"И зачем тебе... мне понадобилось убивать экипаж этого несчастного кораблика? С такими способностями ты мог оставаться незамеченным до самой посадки. А сейчас достаточно кому-то попытаться выйти на связь - просто поболтать по семейным делам - чтобы маскировка разлетелась в клочья".

Мордин потянул за соответствующую ниточку памяти реципиента.

Ответ мог бы показаться чёрным юмором по человеческим меркам, но для его народа это была суровая реальность. Пять саларианцев экипажа и капитан умерли... за доступ к холодильнику. Саларианцам нужно много и часто есть. А его реципиенту - в особенности. Во времена Мордина эту проблему решали скафандры и импланты, постоянно вводившие в кровь питательные вещества. Но здесь доспехов с такой степенью интеграции ещё не изобрели. У агентов разведки были при себе специальные таблетки, утоляющие голод - но их старались приберегать на крайний случай. Как из-за солидных побочных эффектов, так и из-за невозможности пополнить запасы.

Допустим, он даже мог проскользнуть к холодильнику незаметно для экипажа (хотя это очень трудно, саларианское зрение - лучшее на Цитадели), но вот открыть дверь, не вызвав тревоги на центральном пульте - физически невозможно. Кроме того, космонавты сами потребляли кислород, пищу и увлажнители для кожи, которые ему понадобятся. С одним пассажиром, он же пилот, автономность корабля выросла почти вдвое.

Сугубая рациональность. Тот факт, что ему просто ХОТЕЛОСЬ убивать, как тупому крогану-берсерку - опускаем, как несущественный.


"Лига Единения (англ. League of One) до формирования Совета Цитадели была самым эффективным военным подразделением саларианцев и представляла собой небольшую разведгруппу, основной специализацией которой было проведение операций по ликвидации командного состава противника и шпионаж. Группа, состоявшая из двенадцати бойцов, была способна проникнуть на территорию самого защищенного объекта, устранив любые препятствия на своем пути.

Лишь нескольким самым высокопоставленным членам правительства и высшим военным чинам были известны личности членов Лиги. Последние не имели ни собственной формы, ни отличительных знаков, ни особых званий. Единственным признаком их принадлежности к Лиге был небольшой медальон, который выдавался при зачислении в группу. Подобный режим секретности соблюдался до образования Совета.

Чтобы прекратить распространение слухов и успокоить азари, своих новых партнеров, Саларианский союз опубликовал все секретные документы, имевшие отношение к Лиге. Ее члены были подставлены под удар, но до того, как что-либо успело произойти, вся группа загадочным образом исчезла. Многие посчитали, что таков был изначальный план правительства, но несколько месяцев спустя все члены внутреннего кабинета были убиты. Несмотря на отсутствие улик, было ясно, чья это работа.

Осознав угрозу, которую представляли предатели, Группа Особого Реагирования отправила розыскную команду на их поиски. После того как они не вернулись, ГОР отправила десять своих лучших бойцов, обладающих широким спектром полномочий (сопоставимым с теми, что позже стали доступны СПЕКТРам). Вернулись только двое; по их словам, следов Лиги они не обнаружили.

Больше инцидентов зафиксировано не было, в результате чего было решено, что Лига уничтожена. Однако в некоторых недавно рассекреченных документах обнаружилась информация о возможном существовании тринадцатого члена группы, которому удалось скрыться от вооруженных сил саларианцев... но учитывая, что с тех времен прошло почти две с половиной тысячи лет, можно с уверенностью утверждать, что он уже давно мертв".


Это можно прочитать в любых учебниках истории. Этот факт не скрывается. Классика пиара - лист прячут в лесу, а камень на морском берегу. О Лиге Единения даже фильмы снимают - ну, сейчас не снимают, но лет через четыреста начнут.

Как этих ребят только не представляют - от шайки бесчестных убийц до благородных (но непонятых) рыцарей в сияющих доспехах. Первое, в общем, ближе к истине - агентов Лиги можно было назвать (с большой натяжкой) идеалистами в плане целей, но неразборчивость в средствах у них была такая, что Сарен Артериус и Тела Вазир заплакали бы от зависти.

Так же расходятся авторы и по поводу используемых Лигой средств. Кто-то изображает их боевиками в стиле Бласто - "вошёл и всех убил", кто-то - мастерами скрадывания и шпионажа.

Но все сходятся в том, что агенты Лиги были просто очень хорошо тренированными саларианцами. Иногда допускается, что среди них могли быть биотики, хотя историки недовольно морщатся - первые биотические импланты для саларианцев были разработаны только в начале второго тысячелетия Совета. Как объяснял один человек-профессор своим студентам, саларианец-биотик во времена Лиги - это как рыцарь в полном облачении в Римской Империи.

И отчасти они правы. Дьявол прячется в деталях.

Все биотические импланты, используемые Земным Альянсом, Турианской Иерархией и ассоциированными членами Совета - являются более или менее неуклюжей имитацией электрических органов и специфической нервной структуры азари. Поэтому биотики во всей Галактике используют в общем-то одни и те же техники, придуманные на Тессии. "Притяжение", "Бросок", "Сингулярность", "Барьер", "Деформация", ещё десяток менее известных - простой и достаточно универсальный набор на все случаи жизни. Очень неплохие вещи на самом деле... за исключением того, что их пользователи обречены быть вечно вторыми.

Но саларианцы, как основатели Совета, вторыми быть не хотели. Тем более вечно. Несмотря на видимую скромность, они были очень амбициозными существами.

Первые исследования в области биотики они начали ещё до первого контакта с азари. Успехов в этой сфере было достигнуто немного, скажем прямо. Кроме пары тысяч погибших и десятка тысяч искалеченных добровольцев - только сведения, что живое существо теоретически вообще может управлять массой. Проект был положен в архив, как бесперспективный.

После основания Совета его быстро извлекли и назначили куда более серьёзное финансирование. Теперь это было уже не просто научное любопытство - нужно было срочно найти асимметричный ответ десантницам азари, Блюстителям и ардат-якши. Не ради нападения или доминирования, конечно. Во имя священного стратегического равновесия, само собой. За два тысячелетия политическая риторика не сильно изменилась.

У каждой цивилизации, входящей в Совет Цитадели, на первых порах был свой аналог "Цербера". Без исключений. Даже у миролюбивых азари. Вот почему на выходки людей смотрели довольно снисходительно - перебесятся. Обычный и вполне естественный подростковый бунт.

У саларианцев это просто прошло быстрее других - потому что они быстрее думали и у них быстрее менялись поколения. По статистике, чтобы понять ненужность и вредность учёных-террористов, обычно нужно поколения три-четыре. Поэтому у кроганов всё ещё продолжает действовать доктор Окир, а у азари - Бенезия. Турианцам понадобилось пять веков, чтобы изжить этот комплекс.

Это не значит, что у турианцев времён Мордина не было своих политических экстремистов. Реакция турианского общества на инцидент с Ретранслятором 314 продемонстрировала, что были, и в солидных количествах. Один Сарен чего стоил.

Разница между молодой и зрелой расой состояла в том, что у зрелой эти экстремисты не имели доступа к ресурсам целой цивилизации. Не могли приводить в движение флоты и собирать под своё командование целые научные институты. Кто-то думает, что Призрак сумел бы строить и терять одну базу за другой, снабдить Шепард современнейшим стелс-кораблём в Галактике, завладеть главной базой Коллекционеров без санкции верхушки Альянса? Ха-ха три раза.

Да, по этому критерию кроганы были зрелыми. Окир проводил свои опыты именно как террорист-одиночка, ни один вождь клана его действия не санкционировал, деньги и ресурсы пришлось брать у бандитов. Но чтобы достичь такой степени зрелости за одно поколение, кроганам понадобился генофаг.

При всей неэтичности целей и средств, научные экстремисты порой умудрялись добиться впечатляющих результатов. "Цербер" придумал способ контролировать Адъютантов. Бенезия, дай ей побольше времени и ресурсов, наверняка нашла бы ключ к управлению рахни.

А безумные саларианские учёные создали проект "Сила Скорости".


Чем вообще ограничена скорость солдата в бою?

Саларианцы знали о скорости очень много - и о связанных с ней проблемах тоже. Как-никак, они были самыми быстрыми разумными в известном космосе.

Их учёные выделили два первичных ограничения - скорость сокращения мышц и скорость прохождения сигнала по нервам.

И четыре вторичных - рост потребления биохимической энергии, рост тепловыделения, сопротивление воздуха, нагрузка на кости и суставы.

Какие из этих вопросов можно решить при помощи эффекта массы? Ну, если прямо в лоб, то только первую и четвёртую из вторичных. Когда ваше тело теряет девяносто девять процентов своей инерции, вам не нужно прилагать много сил, чтобы сдвинуть его с места... или чтобы затормозить. Вы порхаете, как бабочка, и вам не грозит разбиться, даже если вы на полном ходу влетите в стенку.

Правда, тут же возникает и проблема - первый же шаг подбрасывает вас на пару метров в воздух и вы теряете сцепление с поверхностью. Но эту проблему решить удалось, выдав подопытным специальные ботинки с молекулярными липучками. Заодно они получили способность бегать по стенам и потолкам, но это так - мелкий приятный бонус. Главные проблемы ещё впереди.

Теоретически, проблему тепловыделения и сопротивления воздуха можно решить, если увеличить частоту поля эффекта массы. Молекулы воздуха становятся очень лёгкими, скорость звука возрастает - и воздух успевает раздвинуться перед бегуном, не создавая ударной волны. А снижение массы молекул тела означает снижение его температуры.

Но вот тут начинаются и проблемы. Обычный живой организм совсем, совсем не приспособлен к тому, чтобы состоять из очень, очень лёгких молекул. Сердце начинает тупо захлёбываться, когда вместо крови ему приходится качать сверхлёгкую жидкость. А уж что творится со сложнейшими химическими реакциями...

А если создать два поля эффекта массы? С большой длиной волны (хотя бы чуть больше клеточного размера) - внутри организма, и с малой длиной волны - на поверхности кожи и в нескольких десятках сантиметров вокруг подопытного?

Это уже лучше - по крайней мере, он не сразу загнётся. Правда, вам понадобится очень тщательно регулировать коэффициент наружного поля - наращивая его по мере увеличения скорости и снижая при замедлении. Замёрзнуть от собственной биотики так же плохо, как и сгореть. Но это решаемая проблема. Саларианцы очень быстро учатся, а саларианцы, которые хотят жить - тем более.

Что хуже, посколько молекулы организма имеют друг для друга полную массу, снова растёт тепловыделение. Да, облегченный воздух быстро уносит это тепло с поверхности кожи - но сначала оно успевает натворить дел внутри организма.

К счастью, ваши подопытные - саларианцы. Их тела изначально хорошо приспособлены к перепадам температур. У них вообще нет постоянной температуры тела - она растёт или снижается в зависимости от того, сколько еды саларианцу доступно. А их мускулы изначально работают с весьма высоким КПД.

К тому же, тепловыделение зависит не столько от скорости сокращения мышц, сколько от совершаемой ими работы. Самая быстрая мышца в нашем теле - та, которая опускает и поднимает веко. Вы можете моргать много-много раз, но ваши глаза от этого не сильно нагреются. Эффект массы позволяет минимизировать работу, так как вам нужно двигать очень лёгкое тело.

Волокна, рассчитанные на быстрое сокращение с малой нагрузкой, в саларианских телах присутствуют изначально - в пальцах, например. Нужно только вызвать их рост в главных мускулах - бедренных, коленных, тазовых, и так далее. Учёные справились и с этим, активировав некоторые спящие гены.

Готово! У нас есть боец, который пробегает стометровку за 0,2 секунды, затратив на это не больше сил, чем для печати на клавиатуре слова "стометровка". Ну и около десяти тысяч трупов тех, кому это не удалось. Но наука требует жертв, не правда ли? А политическое равновесие - тем более.

Вот только есть одна проблема - мозги тормозят. Конечно, тормозят они по-салариански - то есть думают в восемь раз быстрее, чем у азари. Но это всё ещё в пять раз медленнее, чем движется тело нашего мутанта.

Нет, налететь на стенку с разгону ему не грозит. Реакция на электрических синапсах работает почти со скоростью света, а эффект массы позволяет эту самую скорость увеличить ещё больше.

Но полностью "электрические" мозги... мягко говоря, туповаты. У электрического синапса есть только два состояния - "сигнал прошёл" и "сигнал не прошёл". Он не способен к тонкой регулировке силы импульса, к расстановке весовых коэффициентов. Этого достаточно, чтобы продырявить противнику голову быстрее, чем он вообще увидит, что вы потянулись за пистолетом. На основе первой фазы исследований были созданы саларианские коммандос. Смертоносные, но малоэффективые вне поля боя. Очень неплохо... но недостаточно, чтобы оправдать тысячу мёртвых неудачников на каждого такого солдата (не десять тысяч, как на первый образец, но тоже немало). То же самое через несколько десятилетий можно будет сделать с помощью роботов - по крайней мере, так обещали промышленники. Гораздо дешевле, что по деньгам, что по жизням.

Далатрессам нужны были не просто супербоевики, а суперагенты. Способные решать любую задачу ТВОРЧЕСКИ. Со всей мощью саларианского интеллекта, но гораздо быстрее. И учёные получили приказ продолжать исследования.

Очень мало кто знал, каким образом, после тридцати лет бесплодных попыток, всё-таки удалось решить эту проблему. Никто из Лиги, например, не представлял этого. Они были исполнителями, а не учёными. Причём соответствующих знаний им не давали вполне целенаправленно - чтобы в случае попадания в плен они не смогли выдать противнику, как же всё-таки работают их потроха.

Но Мордин - знал. Один из лучших биохимиков и биофизиков Союза, он имел доступ к самым засекреченным древним исследованиям.

Учёным удалось создать генинженированные нейроны - нейроны с нулевым элементом внутри. Нейроны-биотики. Нейроны, которые могли создавать эффект массы на своём, клеточном уровне. Увеличивая массу избранных молекул внутри клетки при касании и уменьшая при движении, они многократно ускоряли ряд реакций, в том числе и передачу сигнала.

Для любой другой разумной расы - это был бы просто забавный курьёз, не более. В вашем мозгу уже есть свои собственные нейроны. Их нельзя изъять и заменить другими, не нарушив сложившихся связей. Потому что картина связей - это и есть ваша личность. Это всё равно, что вырезать ваш мозг и вставить вместо него... даже не другой мозг, а просто кашу из серого вещества. Потому что даже в мозгу эмбриона уже есть куча связей.

Но подопытные были саларианцами. Именно у них связи в мозгу постоянно распадаются и образуются заново. И в процессе "перезагрузки" одного из мозгов - вполне можно впрыснуть ему другие нейроны. Они замечательно впишутся в общую картину.

Правда, есть ещё проблема молекулярной совместимости (нейроны имеют изменённый геном, даже если выращены из собственных стволовых клеток подопытного - а запоминающая РНК, естественно, содержит старый код). Есть проблема, что нейроны с нулевым элементом не могут образовать синаптические связи с нейронами, не имеющими такового. И ещё масса проблем. Но всё это уже чисто технические трудности, которые были решены лет за пять.

Конечным результатом всех этих издевательств стала Лига Единения. Тринадцать выживших подопытных из нескольких сотен добровольцев. Тринадцать сверхскоростных убийц, которые могли двигаться в 10-14 раз быстрее типичного саларианца, в 40-56 раз быстрее азари. А мыслить и воспринимать окружающий мир - в сто раз быстрее. В сто раз БЫСТРЕЕ ДРУГИХ САЛАРИАНЦЕВ.


Естественно, за право обладать этими чудо-мальчиками (все подопытные были мужского пола, самки просто слишком ценны, чтобы над ними так издеваться) тут же вспыхнула яростная борьба между кланами. Но агенты решили эту проблему очень просто. Каждый из них убил чужую далатрессу (ту, на которую был импринтинг у его товарища, но отсутствовал у него). Таким образом, они все оказались свободны от врождённой верности своим кланам, и объявили, что будут служить только интересам Саларианского Союза в целом. Отсюда и пошло название Лиги Единения - тринадцать суперагентов оказались первой в истории Сур'Кеша полностью внеклановой силой.

Но это же стало и главной проблемой. Лояльность расе - это, конечно, хорошо, поскольку позволяет избежать втягивания во внутренние конфликты. С другой стороны... Лига, по сути, оказалась подотчётна только сама себе. Нет, к власти они не стремились. И если получали приказ от властей, то выполняли его безукоризненно. Проблема в том, что "кто здесь власть - решаем мы". Когда с одной стороны есть Советник на Цитадели, который вроде бы первое лицо цивилизации... а с другой - этого Советника в любой момент может отозвать его собственный клан... и начнётся долгая и сложная грызня между кланами за выдвижение нового... Всегда можно сказать, что вот этот конкретный начальник "не выражает интересы всей расы"... и в лучшем случае забить на него болт. В худшем - забить болт в него.

Ну а поскольку политиками эти честные и благородные ребята ни разу не были - с каждым годом эта ситуация стала далатресс всё больше напрягать. Особенно после того, как Лига "прихватизировала" лабораторию для изготовления саларианских коммандос и суперагентов, и начала сама набирать туда добровольцев. То есть надеяться, что они перемрут от старости, не приходилось - на смену выбывающим членам Лиги постоянно приходили новые.

В итоге, после нескольких попыток призвать распоясавшихся юнцов к порядку, власти пошли на последний, отчаянный шаг. Их имена и внешности были преданы огласке. Что разом превратило неуловимых мстителей в заурядную банду - очень сильную, но вполне уязвимую. Какими бы супергероями они ни были, они не могли проводить под ускорением круглые сутки. Им нужно было что-то есть, где-то отдыхать и перезагружать мозг... Даже умение уклоняться от пуль не спасёт от орбитальной бомбардировки. Даже самый быстрый метаболизм не защитит от яда в пище. Даже бег со сверхзвуковой скоростью не поможет тебе обогнать боевой планетолёт.

Предполагалось, что это заставит Лигу поубавить гонор и пойти на переговоры. Конечно, внутри Союза их возможности существенно упали, но для "взаимодействий" с азари такие агенты всё ещё оставались крайне полезны. Вместо этого Лига пошла ва-банк и поубавила численность правительства.

Реципиент Мордина только что (около суток назад) закончил устранение далатрессы клана Солус - одного из самых влиятельных на Сур'Кеше. И теперь, по понятным причинам, стремился убраться с бывшей родины подальше.

Это был самый молодой из членов Лиги - и самый талантливый. Его способности считались экстраординарными даже по меркам Лиги.

Именно ему в будущем предстояло единственному выжить из всех "братьев", когда ГОР откроет на них полномасштабную охоту. История не сохранила его имени - в легенды он вошёл просто как Тринадцатый Воин.

Его настоящее имя, как узнал Мордин из открытой памяти реципиента, было Зум.


ВТОРАЯ НИТЬ ПАМЯТИ


Первым делом Мордин повредил бортовой коммуникатор. Достоверно повредил, так что это выглядело, как поломка от естественных причин. После чего поставил автоматическую передачу морзянкой "Иду без голосовой связи, буду чиниться в ближайшем порту". Любителей возиться с расшифровкой двоичного кода среди диспетчеров немного, хотя теоретически все они должны иметь подобный навык. Так что сохранялась надежда, что болтать с экипажем не будут.

Скрыться будет нелегко. Как бывший ГОРец, Мордин прекрасно знал цепкость и таланты бывших коллег. Конечно, за две тысячи лет их нравы могли измениться... но вряд ли хватка молодой и амбициозной организации окажется слабее, чем у старой и заматеревшей.

Сам Мордин не сомневался, что уйдёт от них. Удалось же это Зуму, а Мордин получил все его знания, к которым добавил собственный немаленький багаж. Но вот шансов спасти остальных членов Лиги... пожалуй, практически нет. Не то, чтобы Мордин испытывал к ним какие-либо симпатии или жалость - даже сами суперагенты были обучены при необходимости без колебаний жертвовать "братьями". Что уж говорить о пришельце из будущего, для которого они все уже две тысячи лет, как мертвы. Но вот как ценные биологические образцы - они бы ему пригодились. Вряд ли в ближайшие годы кто-нибудь захочет предоставить лабораторию и лаборантов самому разыскиваемому преступнику века. А собственное тело требует весьма сложного ухода, чтобы просто оставаться живым и здоровым - не говоря уж об усовершенствованиях. Истребитель последнего поколения не посадишь и не обслужишь на маленьком сельском аэродроме. Будь у него омнитул и собственная броня, не говоря уж о великолепном оборудовании "Нормандии", он бы разобрался с этими сложностями за пару дней... но до их изобретения ещё много веков.

"Интересно, "Серая Зона", мог бы переместить во времени мои приборы? Или нарушение причинности возможно только для нематериальных структур, таких как сознание?"

Так что иметь несколько скоробиотиков под рукой - для него не каприз биолога, а насущная необходимость. Ему нужны подопытные кролики, потому что любая ошибка в обращении с собственным телом может стать фатальной. Конечно, у Зума есть несколько скрытых "лёжек", где складировано всё необходимое для более-менее комфортной и более-менее долгой жизни. Но ГОР на эти логова выйдет в первую очередь.

Пока что он жив, здоров, и нуждается только в регулярном питании и смачивании кожи - то есть в том же, в чём и все саларианцы (только в большем количестве). Но нельзя сказать с уверенностью, сколько продлится это "пока". Поскольку он - уникальный организм, его болезни тоже будут уникальными.

В крайнем случае можно будет сдаться с повинной кому-нибудь из матриархов азари. Но - только в самом крайнем. Потому что убивать его не станут, и на родину не выдадут... но поместят под такое тщательное наблюдение, что возможность влиять на события сведётся к нулю. До конца жизни.

У Мордина было ещё одно преимущество перед разумными этого века. Его память хранила значительно более полную карту Ретрансляторов, чем известно Союзу сейчас, на заре освоения космических трасс. Даже в Бассейне Аннос есть множество необследованных систем, где можно спрятаться. Ненадолго, к сожалению. Ретранслятор сохраняет в памяти последний адрес перехода, так что за ним сразу ринется целый флот. А на активацию спящего реле у него не хватит энергии - грузовик для этого совсем не приспособлен.

Разумнее всего пока что не делать лишних движений. Прибыть туда, куда и направлялся этот корабль - в молодую колонию Орст. А там, используя сверхскорость, проскользнуть мимо таможенников и затеряться в городе. Конечно, среди досматривающих наверняка будет агент ГОР, а может и не один. Но это мало что изменит. Кроме того факта, что Зума будут искать именно на этой планете. Но его в любом случае будут там искать - ГОРцы всё поймут, как только взойдут на борт.

Оставался вопрос, на что потратить часы полёта. Саларианцы вообще не любили тратить время впустую. А уж для его нового тела шестнадцать часов - это просто бездна времени. Больше, чем год для Шепард.

Он начал с того, что собрал себе из аварийных скафандров экипажа относительно приличный бронекостюм. Не стесняющий движений, с кинетическими щитами, которых в этом веке ни у кого не было. Правда, включать эти щиты он сможет нечасто - чтобы не мешали его персональным биотическим полям. Но дополнительная защита в моменты передышки совсем лишней не будет. Кроме того, химические патроны обеспечивали регенерацию кислорода в течение часа обычного движения или пары минут ускорения, а скафандр вводил его в тело прямо через кожу. В дальнейшем Мордин собирался заменить их на патроны с симбиотическими водорослями-мутантами, способными обеспечивать дыхание гораздо дольше. Также он собрал пояс, который автоматически впрыскивал носителю лекарства и стимуляторы, позволяя сохранять боеспособность почти в любой ситуации. Наконец, встроенное ядро эффекта массы могло пополнять его личные запасы тёмной энергии. Это позволяло не загнуться от истощения, когда Мордин совершал реальную работу. Например, теперь он мог кинуть во врага камушек со сверхзвуковой скоростью. Выйдя за пределы личного поля Мордина, тот обретал полную массу и разносил цель в клочья не хуже пули из кинетической винтовки. Которых, кстати, тоже ещё не было - в основном использовалось огнестрельное оружие на жидких метательных веществах.

Костюмчик получился ядовито-жёлтым - именно такой цвет имели аварийные скафандры, чтобы привлекать внимание спасателей. Вместе с красными молниями, которые возникали при его интенсивном движении из-за разрядки ядра эффекта массы, это создавало весьма зловещее впечатление. Но Мордин остался доволен - обеспечить незаметность он мог и другими способами, а яркие цвета отвлекали внимание свидетелей от более важных вещей.

Стоп, раз уж сброс электростатики все равно происходит, то почему бы не заставить его делать полезную работу? Сделаем нечто вроде ионолёта - пусть заряды создают течение облегченного эффектом массы воздуха из передней полусферы в заднюю! Это не только уменьшит его личные усилия на бег, но и позволит нейтрализовать воздушную волну, поток ветра, который выдавал близость агента посторонним.

Затем он собрал себе ручной генератор твёрдого света. Не сказать, чтобы это далось ему легко - он был биологом, а не физиком или инженером. Но общий принцип формирования стабилизированных фотонных полей ему был известен. А всё остальное - путь от дрожащего кубика жёлтого сияния размером с ноготь до мгновенно вспыхивающего в воздухе клинка - вопрос надлежащего количества проб и ошибок. На то и другое времени у Мордина было предостаточно.

К моменту сближения с Ретранслятором он уже располагал примитивным аналогом омнитула. Пусть даже без фабрикатора и вычислительного устройства - от первого мало толку в мире без омнигеля, а без второго можно обойтись, когда ты сам считаешь со скоростью современных компьютеров. Собрав полностью аналоговую схему управления, подключив её через энцефаллограф к своей нервной системе и "немного" потренировавшись, Мордин получил возможность вызывать около тысячи различных форм оружия, защиты и инструментов, управляя ими с высокой точностью.

Правда, тут нарисовалась следующая проблемка - вся эта роскошь требовала энергии. Много энергии. А компактные накопители для пехотной брони остались всё в том же светлом будущем. Но тут уже Мордин оказался на своём любимом коньке. За оставшийся до перехода час он собрал из оборудования корабельной кухни и запчастей системы жизнеобеспечения универсальный химический реактор, способный произвести топливные брикеты чуть ли не из любого органического мусора. А также генератор, потребляющий эти брикеты.

Он как раз закончил собирать последнюю версию костюма, когда в рубке запищал пульт. Корабль достиг Ретранслятора и подавал запрос на переход. Теперь Мордину предстояло проверить на практике самое невероятное воспоминание своего реципиента.


Известно, что переход через вторичный Ретранслятор длится секунды, а через первичный может занять и несколько минут. Но это - по часам внешнего, инертного мира. С точки зрения самого перемещаемого корабля, его пассажиров, всех процессов на борту - переход мгновенен. Между исчезновением в одной системе и появлением в другой - не проходит даже наносекунды. Из-за этого приходится после прыжка дополнительно сверять часы.

Потому что масса покоя корабля в момент перехода становится равна нулю, а скорость, соответственно - скорости света. Изменённой скорости света, не такой, как в остальном космосе... но тем не менее, это всё та же предельная C. При которой длина и время сокращаются до нуля.

Это было аксиомой в течение многих веков - и по большому счёту не подвергалось сомнению даже во времена Мордина. В канале Ретранслятора с вами не просто ничего не происходит - с вами ничего НЕ МОЖЕТ произойти. Даже теоретически.

Но Зуму об этом, похоже, сказать забыли. Он неоднократно жаловался как своим "братьям", так и учёным в лаборатории, что при каждом прыжке испытывает весьма неприятные ощущения. Физиологи сочли, что перед ними уникальный случай - первый в истории саларианец с фобиями и галлюцинациями.

Не то, чтобы саларианцы вообще не могли сойти с ума. Это все могут, у кого вообще ум есть - хотя бы потому, что никто не может сказать с уверенностью, что такое вообще "вменяемая личность". Но саларианские психические расстройства обычно привязаны к одной, строго конкретной нити воспоминаний. Как вирус не может гнездиться в процессоре - у него должно быть место на жёстком диске.

У Зума же глюки генерировались с завидным постоянством после каждого перехода. Независимо от того, какой мозговой комплекс был "загружен" в этот момент. Причём глюки одного и того же типа.

В конце концов, врачи "Силы Скорости" махнули на это дело рукой, и решили, что нулевой элемент нижнего мозга подопытного каким-то образом резонирует с ядром Ретранслятора при подходе к нему, что и порождает галлюцинаторные комплексы. Благо, работе Зума они ничуть не мешали - как и все члены Лиги, он был обучен стойко переносить неприятности. Вот только оставался твёрдо убеждён, что его видения - реальны. И что получены они именно в процессе перехода, не до него и не после.

Что ж, непрофессионалу позволительно. А вот сам Мордин, как опытный нейрофизиолог, с нетерпением ждал, когда представится возможность изучить на собственном опыте такой интересный клинический случай. Если, конечно, феномен сохранится после смены владельца тела - возможно, он был привязан к личности Зума. Пальцы привычно отстучали на клавиатуре код системы назначения. Ретранслятор начал разворот...


Эта дорога вытянулась почти в бесконечность - по крайней мере, дальше, чем мог осознать и вообразить разум любого существа Цитадели. Семьдесят световых лет, семьсот петаметров. Квадриллионы шагов.

Космическая беговая дорожка. Трасса для самого быстрого бегуна во Вселенной.

Мордин одновременно бежал по ней - и был вытянут по всей её длине. Немыслимо длинная струна - и плоский блин, не имеющий длины, как понятия. Тысячелетия бега - и мгновение, неизмеримое никакими приборами.

Никакого парадокса в этом всём не было. Просто слова потомков обезьян, тюленей, ящериц и жаб слабо подходят для описания специфических феноменов теории относительности. Мозги, созданные чтобы не промахиваться языком при ловле мух, догонять под водой рыбу и срывать бананы с деревьев, не могут воспринять четырехмерную физику напрямую - только через абстракции математических формул или через неуклюжие метафоры.

Но он сейчас делал именно то, чего делать не мог. Его мозг... сознание... душа... невесть что, но способное думать и ощущать - стало частью потока света, соединяющего два Ретранслятора у разных звёзд. Он бежал и бежал по этой дороге, запоздало понимая, что она абсолютно реальна - более реальна, чем всё, виденное в так называемой жизни - прошлой или нынешней. Ему предстояло бежать много тысяч лет... и одновременно он уже прибежал, преодолев эту бездну в один прыжок, протянув через неё свои немыслимо длинные руки и ноги.

"Я - бегун, и я - беговая дорожка. Я - натянутая в космосе струна. Я - луч света в темном царстве. Я самый быстрый саларианец во Вселенной, и только я знаю, насколько я на самом деле медленный. Мой бег будет длиться вечно".


ТРЕТЬЯ НИТЬ ПАМЯТИ


Мордин с трудом поднялся с пола, где он пролежал почти минуту, скорчившись, и обхватив руками колени. Ничего подобного он даже вообразить не мог... да впрочем... и никто не мог бы. Даже Жнецы, при всём их невероятном, миллионолетнем опыте, вряд ли когда-нибудь осознавали точку сингулярности.

Он чувствовал себя одновременно просветлённым и зверски изнасилованнным. Как лягушка, которую заставили считать дифференциальные уравнения. Воспоминания Зума не могли передать даже десятой доли этого ужаса и одновременно экстаза перед открывшейся ему Вечностью. Сейчас ощущения тоже быстро блекли, вымывались из памяти, словно сон. Мозг старался уложить увиденное там в привычные форматы и шаблоны.

"В следующий раз запишу всё на нить памяти сразу же после прыжка. Очень, очень интересный феномен. Обработка информации идёт в потоке с нулевой массой покоя... Это может перевернуть всю известную нам физику..."

К счастью, на Орсте Ретранслятор располагался прямо на орбите планеты, а не на окраине системы. Транспортные потоки в этом веке ещё слабенькие, один корабль за пару недель - так что ждать своей очереди на посадку тоже не понадобится.

Вообще-то посадить стометровый звездолёт на простую бетонную полосу, используя только аналоговое управление и примитивную авионику - задача непростая. Тут с пилота-профи семь потов сойдёт. Скорость касания огромная, вес у корабля чудовищный, управляемость в атмосфере - отвратительная. Даже Джокер наверняка отказался бы - крылатый "утюг" самолётной схемы - это совсем не то, что игрушечка-"Нормандия". Использовать эффект массы в атмосферных манёврах тут ещё не умеют, поле слишком нестабильно. Только и исключительно в открытом космосе!

А ведь покойный пилот рейсового корабля выполнял такие посадки еженедельно, и наверняка даже не считал свою работу чем-то выдающимся! Вот уж поистине - "Богатыри, не мы".

Впрочем, любой член Лиги Единения посадил бы этого монстра с закрытыми глазами и одной привязанной к спине рукой. Что и проделал сейчас Мордин. Очень легко быть гениальным пилотом, когда у тебя есть море времени на исправление любой ошибки и устранение проблем в зародыше.

Зум собирался выпрыгнуть из корабля ещё до посадки, на высоте в пару километров. Эффект массы отлично заменял парашют. Мордин этот план отверг - небольшое повышение неопределённости для полиции не стоило связанных с этим проблем. Во-первых, ему не хотелось увеличивать количество трупов, а примитивный автопилот скорее всего с таким сложным манёвром сам не справится - и разобьёт корабль.

Или... Стоп, да ведь Зум на это и рассчитывал! Авария при посадке - лучший способ замести следы! Несчастный случай, огненный след посреди города, сотни смертей, мощное освещение темы в прессе - и при чём тут, спрашивается, какое-то убийство на Сур'Кеше, пусть даже далатрессы? Сам лихтёр превращается в клочья покореженного, обгоревшего металла, разбросанного на много километров. Попробуй найди в этом месиве трупы экипажа или следы опытного киллера...

Пожалуй, он так и сделает... за исключением удара по городу, разумеется. Перед входом в атмосферу связь исчезает из-за плазменного кокона - о чём пилот, разумеется, предупредит морзянкой. Отказ гидравлики крыла произойдёт несколько раньше... ещё на гиперзвуковой скорости, на высоте в несколько десятков километров. Пилотам удастся избежать разрушения машины, задействовав поля эффекта массы в нестандартном режиме. Но после перехода на дозвук произойдёт спонтанный срыв ядра и падение в штопор. Удар об океанские волны вызовет взрыв реактора, который полностью уничтожит все следы. Шансов выжить в такой катастрофе практически нет. "Чёрный ящик" так и не найдут.

Вот только... не слишком ли подозрительное совпадение - три отказа техники в одном полёте? Положим, потеря поля массы при нештатном режиме эксплуатации мало кого удивит - современные ядра такие ненадёжные... Но вот отказ коммуникатора и гидравлики с промежутком меньше суток... это уже вызывает вопросы. То есть вопросы в любом случае будут, в ГОР сидят те ещё параноики. Но лучше, чтобы их было поменьше.

Могут ли помехи со связью стать причиной аварии? Легко. Ошибка с приёмом сигнала позиционирования от наземных служб... выход на глиссаду на пару сотен метров мимо полосы... Пилот пытается вернуть корабль на правильный курс... слишком резкий манёвр... штопор, удар, взрыв реактора.

К счастью, на космодроме достаточно места, и достаточно мало саларианцев, чтобы устраивать такие фейерверки, не убив никого из посторонних лиц. Кстати, для ГОРцев это может послужить очень слабым, но всё же аргументом, что Зума на борту не было. Он как раз никогда не заботился о жизнях случайных свидетелей и сопутствующем ущербе.


Радар времён Мордина не только засёк бы отделение от корабля фрагмента размером с человеческое тело, но и проследил курс падения. Местная техника воздушного наблюдения, конечно, гораздо примитивнее. Тем не менее, он на всякий случай выждал, пока лихтёр снизится до восьмидесяти метров - ниже радарного поля. Автопилот был запрограммирован имитировать судорожные рывки с попытками вернуть управление до последнего мгновения. "Чёрный ящик" работает и возможно даже уцелеет в катастрофе, но из-за повреждения коммуникатора на ленте только совершенно невнятные звуки.

Может быть, покойным даже памятник потом поставят. Это было всё, что Мордин мог для них сделать.

Он выстрелил собой из люка для аварийной эвакуации, словно снарядом. Масса тела оставалась максимальной почти весь путь - нужно было удалиться на максимальное расстояние от точки взрыва, а также как можно быстрее снизиться - как для снижения заметности, так и для того, чтобы получить сцепление с землёй и возможность бежать.

По предварительному расчёту, сила взрыва реактора будет равна примерно одной килотонне. Для гарантированного выживания нужно удалиться от него примерно на километр. К счастью, корабль падает не строго вертикально - у него всё же есть кое-какое аэродинамическое качество, так что даже штопоря, он улетает от Мордина прочь. Точка падения отстоит от его нынешнего местонахождения на семьсот метров. Почти достаточно... почти. Нужно преодолеть ещё триста.

Двести он пролетел по воздуху, лишь перед самым касанием грунта уменьшив свою массу до состояния пушинки. Толчок все равно получился довольно неприятный... но ничего не сломано. Вообще переломы у саларианцев - большая редкость. Их кости больше напоминают по составу хрящи других рас.

Ну а теперь перекат, вскочить, ноги в руки, как говорят люди (никогда не понимал смысла этой метафоры - каким образом, схватившись за свои ноги, можно бежать быстрее?) - и подальше отсюда. Позади встаёт маленькое фиолетовое солнышко, спину обжигает тепловым излучением - единственным поражающим фактором, от которого не поможет ни скорость, ни кинетические щиты. Облучение недостаточно сильное, чтобы прожечь его новый костюм, но вполне может расплавить наружные слои, испортив функциональность брони. Но это предусмотрено - движение пальца и встречный ветер уносит лохмотья дополнительного слоя защитной ткани, которым он обмотался перед прыжком. Можно увеличить скорость.

Ещё через сто метров приходит ударная волна - на такой скорости и смягчённая щитами она воспринимается, как мягкое поглаживание. Подхватывает и несёт, как пушинку. Только спустя долгих пять секунд субъективного времени удаётся с ней всё-таки расстаться и продолжить путь на своих ногах...

Вокруг - голая степь, ни построек, ни разумных существ. Вся инфраструктура космодрома - в шести километрах. Должна выдержать. Минимальные правила безопасности известны даже в отдалённых колониях. Что такое падение звездолёта и чем оно грозит, тут должны быть в курсе. Всё-таки не первая авария таких масштабов в истории Союза.

Ну а если кто-то не читал правила техники безопасности, то вины Мордина в его смерти или инвалидности не будет.

Проблема в другом. В этой степи, дополнительно разглаженной взрывом, довольно трудно спрятать объект размером со взрослого саларианца. А значит, ему нужно покинуть этот район прежде, чем дымный гриб от взрыва полностью рассеется. Члены Лиги могли двигаться с такой скоростью, что становились полностью невидимыми для азари - но у саларианских глаз выше темп восприятия, с ними такой трюк не пройдёт. К тому же отключить разрядку ядра эффекта массы он мог лишь на две-три секунды - потом его выдаст шлейф из молний.

На космодроме есть аварийные убежища - люки, ведущие в небольшие бетонированные подземные помещения. Как раз для таких вот случаев. Но каждое открытие крышки фиксируется протоколом центрального компьютера - так что при расследовании катастрофы на неучтённое использование обязательно обратят внимание. Так что ими пользоваться - лишь в самом крайнем случае.

Единственное надёжное укрытие помимо них - горизонт. Расстояние до него четыре километра, немного меньше, чем на Сур'Кеше - меньше радиус планеты. Так что нужно просто как следует поднажать... всё время держась такого курса, чтобы место падения оставалось между ним и зданиями космодрома...

Спустя десять секунд его уже нельзя было разглядеть. Но он продолжал бежать ещё минуту и лишь потом перешёл на шаг, выравнивая дыхание. Впрочем, даже идя ровным прогулочным шагом он был быстрее большинства автомобилей. Глаза постоянно сканировали горизонт и небо, так что от появления неожиданных свидетелей он был хотя бы отчасти застрахован.


На закате он вошёл в Саванокк - третий по размерам и населению город на Орсте. Естественно, приметного ярко-жёлтого костюмчика на нём уже не было - он в сложенном виде лежал в рюкзаке, а Мордин переоделся в обычный технический комбинезон. Биосфера планеты была неагрессивной, так что окружать города стенами и пулемётами никому не пришло в голову. Путешествия автостопом были здесь довольно распространены.

Примерно каждые сто шагов Мордин ускорялся до предела и внимательно осматривал улицу в поисках возможных охотников. Из-за узкой специализации маленьких мозгов, ни один саларианец не может СЛУЧАЙНО взглянуть на прохожего и подумать "о, а он что-то подозрительно похож на разыскиваемого преступника, которого вчера в новостях показывали". Если он хочет заработать награду за донос, то должен НАМЕРЕННО держать в памяти лица всех тринадцати членов Лиги и постоянно сверять с этими снимками окружающих. Иначе - он может весь вечер пить с тобой на брудершафт и не заметить ничего подозрительного. Благодаря фотографической памяти саларианцев вероятность ошибки крайне мала... но такие любители халявного заработка отлично видны намётанному глазу опытного агента, какими были Зум и Мордин.

Дважды на улицах ему попадались потенциальные стукачи, и дважды Мордин совершенно спокойно сворачивал на другую улицу раньше, чем они могли разглядеть его черты лица. Спустя десять минут после заката он обворовал магазин косметики и магазин одежды - просто зашёл и вышел с тем, что ему было нужно, постоянно оставаясь за спиной у охранников. Его перемещение на максимальной скорости не было беззвучным (вернее, он ещё не научился полностью гасить звуки при помощи персональных полей) - но Мордин так подбирал моменты для перемещений, чтобы свист сливался с городским шумом.

Ещё через три минуты он был уже совершенно не похож на Зума. При взгляде издали, по крайней мере - а давать себя рассмотреть вблизи заинтересованным лицам он не собирался.

Еду он аналогичным образом добыл в продуктовом магазине - время потребовалось лишь для того, чтобы выбрать самый безлюдный.

Небольшой перекус на скамейке в парке - и суперагент был готов к новым подвигам. Теперь можно было переходить к более серьёзным вопросам - обзаведению финансами и нормальным космическим кораблём.


Можно ли назвать Орст фронтиром? И да, и нет. С одной стороны, эта колония не граничила с "диким космосом", на ней не приходилось противостоять инопланетным армиям, пиратам, дикарям, хищным зверям или хотя бы опасным природным условиям. В сутках лёту от метрополии, с умеренным климатом на большей части центрального континента, с тихой, совершенно безопасной биосферой...

С другой - период "первоначального освоения", который начался триста лет назад, так и не думал здесь заканчиваться. У планеты не было серьёзных недостатков - но не было и сколь-нибудь значимых достоинств. Ей просто нечего было предложить саларианцам. Полезные ископаемые для строительства ещё кое-как удавалось найти (поскольку "полезный" - понятие относительное), но её недра не содержали ни одного вещества, экспорт которого мог бы стать рентабельным. Стать житницей она не могла, поскольку местная биосфера обладала слишком низкой производительностью, а экоформирование с её заменой обошлось бы слишком дорого. Для курорта здесь не хватало живописных видов, а местная вода была непригодна для купания - ничего опасного, но микроэлементный и микробиологический состав вызывал неприятное раздражение кожи.

Орст был планетой, на которой жить легко, но совершенно непонятно - зачем. В него радостно вцепились в самом начале эры межзвёздных перелётов, когда сам факт открытия в шаговой доступности планеты, пригодной для освоения, казался невероятным подарком судьбы. Сейчас уже стало ясно, что в космосе есть множество других миров, более ярких, перспективных и требующих срочного внимания Союза. Поэтому Орст осваивали по остаточному принципу - посылая сюда разумных и технику, которые были недостаточно хороши для стратегических направлений, и недостаточно плохи, чтобы их совсем списать в расход. За него даже не шло серьёзного соперничества кланов - так, вялое перетягивание бюрократического каната.

Поэтому местные жители отличались характерной для фронтира простотой нравов и привычкой полагаться только на собственные силы. Но у них напрочь отсутствовала столь же характерная для фронтира агрессивность. Здесь мало кто нищенствовал, но многие жили на грани бедности. Здесь привыкли делать минимум работы и получать за неё столь же минимальное вознаграждение.

В таком мире можно было скрываться целую вечность, но заработать большие, или хотя бы солидные деньги казалось фантастикой.


По сути Мордин был здесь одиноким путешественником, выброшенным на необитаемый остров. Другие саларианцы воспринимались, как неодушевлённый и в значительной степени статичный ресурс, как препятствие или (изредка) угроза - но не как партнёры для социальных взаимодействий. Он ходил между ними, как человек в лесу протискивается между деревьями. Даже когда он позволял себя увидеть физически - он все равно оставался невидим, как личность. И дело не только в разнице скоростей, хотя она, конечно, усугубляла проблему.

Кого-то другого это вынужденное одиночество и потребительское отношение к разумным могло бы превратить в клинического асоциала, а то и в социопата. Особенно учесть, что длилось такое состояние несколько субъективных лет. Но для саларианца это всего лишь временное неудобство - чтобы избавиться от ненужных или вредных привычек или свойств характера, достаточно всего лишь "загрузить" более раннее состояние мозга.

Слишком большая пропасть лежала между мятежным киллером и мирными крестьянами Орста. Ещё больше - между участником войны со Жнецами и хроноаборигенами начала галактической эры. Для их же блага им лучше не знать о чужаке ничего.

По крайней мере, до тех пор, пока среди них не станет поменьше агентов ГОР.

А будет это примерно через поколение. Лет через сорок, когда все непосредственные свидетели нынешних событий умрут.


Конечно, Мордин мог бы стать лучшим в галактике грабителем банков - кредиты этого времени ещё встречались в виде физических денег, а не чисто информационных единиц. Вот только грабителей тут маловато - и он со своим характерным почерком выделялся бы столь же ясно, как молотильщик среди варренов. Пикнуть не успеешь, как на орбите повиснет десяток крейсеров.

Тем не менее, начальный капитал добывать пришлось именно так. Не банки, конечно, чистить - это слишком приметные места. Всякие склады с ценными веществами и товарами - хороший вариант, но их потом трудно монетизировать, непременно даже в самом занюханном ломбарде поинтересуются происхождением.

Пришлось временно переквалифицироваться в мелкие карманники. За четверть секунды цапнуть у прохожего кошелёк, открыть, извлечь из него одну-две крупные купюры, закрыть и сунуть обратно? Для скоробиотика нет ничего проще.

"Интересно, насколько ловкие воровки получаются из азари? - думал он позже, пересчитывая добычу. - Им даже руку протягивать не надо, кошелёк в неё сам прилетит..."

Собрав около десяти тысяч кредитов, он закупил побольше непортящихся, максимально калорийных продуктов и кое-какое оборудование - слишком массивное, чтобы спереть его на сверхскорости. Теперь ему требовался грузовик, чтобы доставить всё это в степь, к выбранному месту логова.

Арендовать или угнать? Первое - оставляет больше следов, второе - привлекает больше внимания. Подумав, Мордин остановился на аренде, но после возвращения грузовика проник в офис компании и аккуратно подчистил соответствующие записи - просто положив вместо них другие листки с абсолютно тем же почерком, но другой информацией.

Аналогичный трюк был проделан и в офисах нескольких других компаний, услугами которых он не пользовался. Причём в разных городах. Если ГОР всё-таки начнёт копать в этом направлении, у неё глаза разбегутся от следов.


Полдня - чтобы выкопать в склоне холма пещеру подходящих габаритов. Передышка, перекус, перезагрузка мозга.

Полдня - чтобы набить её подходящим оборудованием. Передышка, перекус, перезагрузка.

Ночь - чтобы разработать теорию анабиоза для скоробиотиков. Перекус, перезагрузка - отдых не нужен, тело и так почти не двигалось.

Саларианцы происходят от земноводных, но назвать их "лягушками" - куда большая неточность, чем человека назвать "обезьяной". Лазающие звери прибрежных деревьев, которые были их прямыми предками, способность к анабиозу в неблагоприятных условиях утратили, когда их размер и вес существенно выросли. Но... утратили не до конца. Этот эффект не настолько чужд их организмам, как, например, человеческим. Достаточно активировать один спящий ген, чтобы вернуть организму возможность использовать сахарозу в качестве криопротектора - а глюкозу они и так могут использовать аналогичным образом, правда не для анабиоза, а чтобы избежать обморожения в холодных районах. Побочные метаболические эффекты от включения этого гена нейтрализуются одной таблеткой.

Теоретически, главная проблема других разумных - сохранение памяти при глубокой заморозке - у саларианцев уже решена по умолчанию. Есть ведь молекулярная память, а к разрушению синаптических связей их нейроны и так привычны. На практике, потеря "ярлычков" сводит это преимущество на нет.

Но сохранить связки из нескольких тысяч нейронов несравнимо проще, чем целых три мозга - даже размером с орех. Особенно если в этих нейронах присутствует нулевой элемент.

Если можно ускорить биохимическое время, то можно и замедлить, не так ли? Потренировавшись около часа (четыре субъективных дня), и поэкспериментировав с химическими и электрическими стимуляторами, Мордин научился устойчиво понижать массу молекул в любом выделенном микроучастке мозга - тем самым, снижая их температуру и вероятность вступления в реакцию, но не повреждая сложнейшей структуры связей.

К сожалению, применить этот же метод для мгновенной фиксации всего тела не представлялось возможным - макроскопическое биотическое поле, в отличие от нейронного, не могло избирательно работать с отдельными молекулами. Хотя в своё время, используя омнитул в боевом режиме, Мордин ухитрялся замораживать даже людей прямо на бегу - и они ещё шевелились после оттаивания. Правда, на тех людях была симбиотическая броня, которая оперативно чинила повреждения клеток, а также куча имплантов в теле...

Последний день ушёл на рейды по складам и аптекам с целью добычи необходимых веществ для изготовления тех самых таблеток и жидкости, в которой будет плавать его тело во время анабиоза.


ЧЕТВЁРТАЯ НИТЬ ПАМЯТИ


Он знал, что просыпаться после сорока лет анабиоза будет больно. Он не знал, что это будет БОЛЬНО!!! Как Явик это только перенёс, аватара мести несчастная?! Болели мышцы, кости, суставы, голова, глаза... он весь был одним сплошным комком агонии... Только обычно агонию переживают перед смертью, а не после таковой.

Казалось, каждая клетка вопит "Оставьте меня в покое, я мертва, я кусок льда! Я не хочу возвращаться к движению и ощущению после того, что со мной сделали эти годы!"

- Очень плохо. Совсем неудовлетворительный результат. Студенту Солусу - двойка. Высокий износ организма. Старение - лет на пять. Для многократного анабиоза неприменимо. Нужно доработать систему. Нет, полностью переработать, - ему казалось, что он говорит, но в действительности полузамёрзшие губы едва шевелились, а из горла доносился кашляющий хрип. Даже при саларианском метаболизме, который уже разгонялся на свою обычную мощность, полное восстановление - не раньше, чем через три часа. И никаких опытов с эффектом массы до тех пор. Он слаб, как новорожденный варрен, малейшее отклонение от обычных ритмов сейчас может его убить. Примерно через час можно будет залить в себя тёплый согревающий напиток.

"Не буду больше использовать "Заморозку" на живых существах. Исключая те случаи, когда их удастся добить до оттаивания. Слишком жестоко".

Тем не менее, основная тактическая задача выполнена. С хрустом в застывшей шее провернулась голова, послав по позвоночнику новую волну боли, но дав взглянуть на висящие слева атомные часы.

День 90, год Совета 199.


На следующий день состоялся первый настоящий контакт с соплеменниками из далёкого прошлого (оно же - близкое будущее, в зависимости от точки отсчёта). Вопреки опасениям Мордина, никакого культурного шока он не испытал, но и особенного удовольствия - тоже. То ли он сам был заядлым асоциалом, то ли его сородичи за пятьдесят поколений не сильно изменились.

Орст, во всяком случае, за одно поколение не изменился вообще. Как был вялым захолустьем, так и остался. Те, кто хотели что-либо менять, просто улетали отсюда. Разве что появилось небольшое поселение азари на побережье малого южного материка Ирвен. У них местные моря зуда не вызывали, так что для них планета была намного комфортнее, чем для основных владельцев.

Ему не составило никакого труда купить новые документы и место в клане. По саларианским понятиям это даже не считалось преступлением - многие кланы таким образом делали свой маленький бизнес, принимая за деньги беглецов от конкурентов, одновременно расширяя и капитал, и генофонд. Конечно, у него импринтинг на чужую далатрессу, поэтому к важным работам или стратегической информации его на снайперский выстрел не подпустят. Но Мордину это и не требовалось - просто тихонько поработать.

Конечно, за всё надо платить - и не только деньгами. За новым членом клана первые годы будет глаз да глаз. Но в течение следующего месяца он ничего во вред новой родине делать и не собирался. А потом - исчезнуть так же стремительно, как и появился.

Мэр городка очень обрадовалась, узнав, что у новичка - фармацевтическое образование. Местный главный аптекарь был стар, а сменить его было некому.

- К сожалению, я не смогу остаться тут надолго, - покачал головой Мордин. - Я кочую из города в город, составляю карту сезонных изменений флоры по заданию одной корпорации...

Мэр помрачнела.

- Но думаю, где-то за месяц я смогу подготовить преемника и себе и старику.

- Вы уверены? Заниматься одновременно преподавательской деятельностью и работать в аптеке... тем более, что мы не можем оплачивать учителя...

- О, не волнуйтесь на этот счёт. Я довольно сноровистый парень. И за обучение платы не возьму. Считайте это моим хобби.


К концу месяца его уже называли в городке не иначе, как Профессором. Мордин сумел существенно поднять уровень квалификации городских юношей - сразу десятерых, чтобы времени не тратить зря. Двое собирались унаследовать аптеку, а остальные восемь - попытать счастья в метрополии, в крупных корпорациях. Мордин не мог выдавать официальные дипломы, но навыки, которые он вколачивал в юные головы, окупали это с лихвой.

При этом на преподавание он не потратил ни одной лишней секунды. Разработанная им схема учебно-преподавательской работы выглядела следующим образом. Сначала ученики смотрели видеолекцию, которую он записывал утром за пару секунд на специально сделанную видеокамеру, а потом "разматывал" в нормальную для немодифицированных саларианцев скорость. Мордин в это время восседал за столом и занимался своими делами, но готов был в любой момент ответить, если у них возникали дополнительные вопросы по услышанному. Затем ученики выполняли задания - по услышанной только что и по предыдущей лекции. Мордин по-прежнему восседал за учительским столом и занимался своими делами, но готов был прийти на помощь, если что-то у кого-то не получалось. Поначалу юнцы относились к такому подходу скептически, полагая, что их преподаватель просто строит из себя образованного, надеясь на лёгкие деньги. Но несколько наглядных уроков показали им, что "старый бездельник" обладает вниманием и реакцией боевого компьютера. Ни одна ошибка от него не ускользала, ни один вопрос не мог поставить его в тупик.

А то, что его пальцы под столом стучат по сенсорной панели с частотой пулёмётной очереди, а картинки на его персональном экране сливаются в сплошное марево - этого никто из учеников видеть не мог. Устройство для записей пришлось изготовить себе лично из ворованных в разных городах компонентов. Ни один доступный на широком рынке персональный комп его темпов работы выдержать не мог. А заказывать оборудование для спецагентов - все равно, что зажечь ярко-алый знак "Я здесь".

Теоретически он был самым богатым саларианцем на планете. За месяц работы он разработал около сотни новых лекарств, опередивших этот век лет на четыреста. Всё ещё средневековье по его собственным меркам... но больше, чем местные могли бы мечтать. Если бы он мог открыто зарегистрировать патенты на эти препараты, то мгновенно стал бы главой богатейшей фармацевтической корпорации. На практике необходимость держать секретность заметно ограничивала его доходы. Экстранет в эти дни был тем же, чем во времена Мордина - квантовый коммуникатор. Ужасно дорогой правительственной игрушкой, недоступной частным лицам. Планетарные интернеты уже существовали, но раздачей адресов в них ведали службы безопасности кланов. Так что вариант с электронным бизнесом тоже не проходил.

Приходилось работать через платных посредников, отдавая им от четверти до половины прибыли за секретность. Каждая формула шла через отдельного агента. Никто из них не знал других, и крайне редко видел самого Мордина - указания поступали по почте, или иногда в виде подброшенных лично на сверхскорости записок. Агенты, в свою очередь, не сами выходили на рынок, а работали через существующие фармацевтические корпорации, которые "съедали" основную часть выручки. В итоге в его потайных хранилищах оседал едва один процент тех денег, что делали на его открытиях. Но и это были довольно-таки солидные средства по меркам Орста. Свой городок, Квалию, он уже мог бы купить с потрохами.

Кстати, о хранилищах. Пользоваться ими можно ещё лет 80, не более. Пусть медленно, пусть по остаточному принципу, но спутниковая группировка Орста постепенно нарастала. Через два поколения она станет достаточно плотной, чтобы покрыть видеонаблюдением каждый квадратный километр суши. Тогда сверхскоростной жёлто-красный объект в местных степях уже не спрячешь.

Впрочем, через те же два поколения случится Большой Экономический Коллапс, вызванный выходом волусов на галактический рынок - и все сбережения в современной валюте превратятся в пустые бумажки.

Правда, до того времени ещё нужно как-то дожить. С несовершенным анабиозом собственной разработки на это нечего и рассчитывать. Больше двух таких прыжков во времени его организм не переживёт.

Он работал над более щадящей версией анабиозной установки. Основная причина ускоренного старения - не кристаллы льда (с ними он успешно справился раньше), а неоднородное пробуждение разных тканей и даже клеток. В собственном времени Мордин решил бы эту проблему с помощью имплантов, регулирующих биохимическую активность, но сейчас до подобного уровня развития микроэлектроники - как до луны без эффекта массы.

Альтернатива - увеличить скорость заморозки и оттаивания. Если строго одновременно наложить на всё тело поле эффекта массы высокой частоты... Понадобится аналог устройства, генерирующего "Заморозку", только не на пару минут, а на много лет - и способного так же быстро снять её со всего тела. Понадобится термос размером с гроб, экранирующий проникновение всех видов электромагнитных излучений. Понадобится источник энергии, способный питать эту конструкцию.

Где проще всего найти вышеперечисленное (точнее, исходные материалы для него)? На борту любого космического корабля! Корабельное ядро эффекта массы с лёгкостью обеспечит поддержание поля в одной комнате, реактор даст энергию хоть на века (всё же криогенная капсула - это не ракетный двигатель), а уж термоизоляционных материалов в конструкции корпуса - хоть замотайся. И вакуума за бортом - сколько угодно.

Да, конечно понадобятся ещё и подопытные саларианцы. Собой он второй раз рисковать не может.

Зарабатывая деньги в таком же темпе, как сейчас, он накопит на собственный звездолёт примерно за год. Ну, точнее, на то, что может считаться звездолётом в этом веке. Полноценные боевые или исследовательские корабли, способные перейти световой барьер, частным лицам не продают вообще. Яхту для прогулок по системам с Ретрансляторами - в принципе приобрести возможно, но все такие продажи тщательно отслеживаются. Что в его случае - смерти подобно. Снова пойти в угонщики? Далеко не улетишь. Догонят и расстреляют, скорость корабля, увы, от скорости пилота не зависит.

Он также прикупил набор хирургических инструментов. Комплекс навыков никуда не делся, в чём он убедился, вытащив почти с того света несколько заболевших горожан. Так что Мордин планировал произвести на самом себе пластическую операцию, существенно изменив черты лица, как только покинет городок. Скорость и точность его движений позволяла делать такие вещи за считанные секунды, просто глядя в зеркало. Препарат для местного наркоза у него уже был, успешно синтезированный и опробованный. Так что рука не дрогнет.

Заодно нужно будет слегка поправить голосовые связки, чтобы изменить тембр речи.

К концу месяца все его ученики (кроме двух изгнанных в самом начале за лень и бездарность, на место которых тут же пришли новые) успешно прошли строгий экзамен у старого аптекаря. Вопреки опасениям, Мордин совсем не чувствовал себя профессором астрофизики, вынужденным объяснять детям, что Пранас не вращается вокруг Сур'Кеша. Нет, его познания в биологии, конечно, превосходили величайших местных учёных. Но это было количественное превосходство, не качественное. Никаких совершенно нелепых заблуждений или вопиющих научных суеверий у саларианцев этого времени не было - в его сфере, по крайней мере, с физикой сложнее. Иначе с преподавательским креслом пришлось бы распрощаться. Ему бы совесть не позволила втюхивать ученикам заведомую ложь - пусть даже для хроноаборигенов она считалась непререкаемой истиной. А так требовалось лишь вовремя одёргивать себя "они этого ещё не знают", и честно сообщать, что вот здесь и здесь в науке наблюдаются "белые пятна", но возможно, именно ученики станут теми, кто их заполнят.

Трудно было не привязаться к этим старательным и энергичным молодым саларианцам, искренне жаждавшим знаний. Ещё неприятнее - сознавать, что через каких-то сорок лет они все обратятся в прах, тогда как его путь лишь начнётся. Если бы всё зависело только от него, он бы с удовольствием прожил в этом городке всю оставшуюся жизнь. По сравнению с ГОР, Омегой или даже "Нормандией" - это было поистине райское место.

Увы, у него была миссия - за которую он уже получил оплату лекарством от генофага и новым молодым телом. Поэтому просьбы мэра пожить в городе ещё хотя бы месяц - пришлось с печалью и со всем возможным тактом отвергнуть. Их месяц - это его годы.

Тогда мэр попросила его напоследок оплодотворить её яйца. Подумав, Мордин согласился - очень хотелось оставить после себя этому миру хоть что-то.

Он не передал будущей дочери ни знаний о Жнецах, ни о турианцах и людях. Нельзя, чтобы жизнь девочки была омрачена осознанием собственного существования в качестве короткого отрезка в почти бесконечном потоке времени. Нельзя понимать, что до самых главных событий ты просто не доживёшь.

Не стал он делиться и памятью о Лиге Единения. Сейчас эти знания слишком опасны.

Он передал ей только свои навыки специального агента (ровно столько, чтобы дочь могла постоять за себя в любых обстоятельствах) и немножко научных познаний (опередивших этот век лет на пятьдесят, не больше). А также искреннее сожаление, что никогда не сможет её увидеть.


До посёлка азари он добежал за шесть часов. Причём половина этого пути пролегала по океану. Когда ты можешь работать ногами с частотой пулемёта, а сам весишь не больше пушинки, изобразить из себя ящерицу-василиска не составляет никакого труда. Водная гладь на таких скоростях воспринимается лишь чуть вязкой - как не до конца застывший асфальт.

Нет, сами азари ему не нужны были - пока что, во всяком случае. Потом очень пригодятся.

А вот стоявшие в этом посёлке челноки - совсем другое дело. Единственные на всём Орсте корабли, способные стабильно использовать эффект массы в атмосфере. Элегантные лазоревые суда около тридцати метров в длину. Один из них регулярно доставлял колонисткам снаряжение из родных миров, второй использовался для путешествий по планете (а также для экстренной эвакуации, если с посёлком случится что-то нехорошее).

Спрашивается, что забыли азари на планете в чужом скоплении, в десятке переходов от родины? Они что, не могли себе найти морской курорт поближе?

Даже несмотря на то, что саларианцы за Орст не слишком-то цеплялись, и вполне могли толкнуть по сходной цене при необходимости, шансов его аннексировать не было. Никаких. Слишком длинное транспортное плечо.

А если азари хотели привыкнуть жить бок-о-бок с другой расой (и приучить к тому же новых партнёров) - им нужно было заселяться в саларианские города, а не строить свои. Со шпионажем - те же самые соображения.

У такого поселения могла быть только одна настоящая причина для основания. Один переход от Сур'Кеша. Один бросок в самое сердце столицы Союза.

Азари, конечно, пацифисты. Главной ценностью их культуры является компромисс. И на прямое насилие они пойдут только в самом крайнем случае.

Но о новых соседях (а для азари они - новые, это саларианцы уже воспринимают синекожих, как неотъемлемую часть Вселенной) такого сказать нельзя. Они короткоживущи, а потому крайне импульсивны. Они очень быстро думают и очень быстро реагируют. И очень склочны - их кланы постоянно выясняют отношения между собой. Поэтому крайний случай может наступить довольно-таки скоро (по меркам азари).

И в этом случае острый клинок возле сердца слишком нервного соседа может оказаться насущной необходимостью. Для мирных переговоров, разумеется. С помощью доброго слова и челнока, набитого ядерными бомбами, можно сделать гораздо больше, чем с помощью одного только доброго слова.

Поэтому Мордин мог надеяться, что в случае угона такого челнока дипломатического скандала матриархи устраивать не будут. Потому что неизбежен вопрос "а что именно такого ценного у вас в этом челноке лежало?" А уж он постарается, чтобы в случае его ареста это "ценное" оказалось в руках далатресс...


Скрыться от азари было одновременно легче и сложнее, чем от своих сородичей.

С одной стороны, он мог бегать прямо у них перед глазами - и оставаться невидимым. Зрительная инерция азари достаточно велика.

С другой - как это всегда бывает, плюсы компенсировались солиднейшим минусом. Азари - электрочувствительные существа, а его биотика целиком работала на электричестве... как и любая биотика. Его красные молнии для них - все равно, что вой пролетающего прямо над ухом метеорита.

Значит, нельзя приближаться к ним ближе, чем на десять метров.

План атаки Мордин разработал ещё прежде, чем покинул свой город. И всё необходимое для него приготовил тоже. Собственно, реализация была самой простой частью. Заход часовым за спину. С двадцати метров - бросок с двух рук пары тонких игл со сверхзвуковой скоростью.

Карту метаболизма азари он знал до последней молекулы. Никто в этом веке не мог похвастаться подобным знанием. Изготовить специализированные токсины для их поражения - детская задача при доступе к химической лаборатории аптеки. Первый перекрывает дыхание - всего секунд на десять, зато действие практически мгновенно. Вскрикнуть от боли невозможно. Позвать на помощь - тоже.

Второй токсин вызывает мышечный спазм, мешающий применить биотику. Жестоко, болезненно, некрасиво... но эффективно. Перед ним отнюдь не безобидные туристки - коммандос высшей квалификации, способные отразить танковый снаряд и размазать бедного маленького саларианца одним движением руки.

Ну а когда они свалятся в судорогах на землю (вернее, только начнут падать, долетят ещё не скоро по его времени) - можно выполнить третий, добивающий удар. Метнуть иглу с токсином, действующим несколько медленнее, зато отправляющим часа на два в сон без сновидений.

Сами токсины в крови растворятся, не оставляя следов. А иглы он собрал, проходя мимо. Кроме трёх крошечных дырочек в коже, которые ещё найти надо - никаких следов. Рассказать эти девушки ничего не смогут - просто вдруг стало очень больно и нечем дышать, а потом навалилась темнота.


Разумеется, перед нападением он тщательно обыскал всё поселение. Нужно проверить гипотезу о том, что дачный посёлок - на самом деле скрытый военный аванпост. А вдруг он ошибся, и это на самом деле просто приют для эксцентричных отшельниц, любящих на досуге полюбоваться чужим небом? Тогда при старте поднимется "дикий шухер", как выражалась Джек.

Прощупывать территорию посёлка, его окрестности, внутренности ангара и кораблей метр за метром, так чтобы поля Мордина нигде не пересеклись с полями азари, было нелегко. Но результат того стоил!

Бомбы на борту кораблей никто держать не собирался, слишком опасно. Они содержались в специальном подземном хранилище. Но достаточно близко к лётному полю, чтобы их можно было достать и загрузить в течение минуты. С помощью биотики, конечно же. Голыми руками такое не сделаешь - каждая бомбочка весила пару тонн. Тем не менее, корабли все равно представляли собой бесценный компромат, поскольку на них присутствовали системы наведения и бомбосброса. Тщательно замаскированные... но комиссия экспертов ГОР однозначно определит, что это за штуки в конструкции, и зачем они нужны на самом деле. Технологии азари только в области материаловедения и работы с эффектом массы далеко опережают сегодняшние саларианские. Механика и электроника у них почти такие же.

Ни один саларианец нынешнего века не смог бы поднять этот аппарат в небо. Защита от угона была спрятана не в хитроумных цифровых кодах, а в самой конструкции корабля. На первый взгляд, в кабине присутствовало все что нужно для управления: рычаги, переключатели, циферблаты, даже штурвал. Вот только все это было чистой бутафорией. Дизайн пульта был скопирован с настоящих прогулочных кораблей азари. Он даже был подключен к центральному компьютеру. Вводимые с него простейшие команды выполнялись, как настоящие. Используя его, можно было порулить по взлетной полосе, включить или выключить свет в салоне, и вообще создать впечатление, что машина в полной власти пилота. Облом наступал, когда угонщик пытался активировать оружие или ядро эффекта массы. Эти команды не имели для системы управления никакого значения. Более того, попытка активировать эти системы вручную привела бы к активации комплекса противоугонных мер. Мордин однажды сталкивался с таким неудачником - еще там, в далёком светлом будущем. Все сколь-нибудь значимые функции на машинах влиятельных азари активировались исключительно через биотическое поле. То есть инопланетянам здесь было делать нечего. В эту эпоху все биотики по умолчанию могли быть только азари. До создания первого биотического импланта еще несколько веков.

К счастью сенсоры темной энергии особой чувствительностью не отличались. Они не могли отличить одну азари от другой... Или от инопланетного биотика-диверсанта. Это несколько снижало безопасность, но было необходимо. Ведь корабли использовали не только опытные коммандос, и не только для того чтобы сеять с небес смерть и разрушение. Гораздо чаще в рубке сидели обычные туристки или рейсовые пилоты, ничего не знающие о грозных планах матриархов. Это судно могло превратиться в боевой корабль за пару минут, но не было им круглосуточно.

Два дня наблюдений за молодыми лётчицами и миниатюрные детекторы тёмной энергии, засунутые в ключевые точки рубки, дали ему достаточную уверенность, что он понимает, как это делается. Он не просто запомнил каждый импульс с фотографической точностью - он просчитал их и понял СИСТЕМУ.

Для активации ядра не нужно было швыряться в него "Сингулярностью" или проворачивать массивные переключатели "Притяжением". Просто положить руки на рычаги и подать в них немного тёмной энергии. Ощутить бьющееся сердце корабля, как собственное сердце...

Без всякого предупреждения, без гудения двигателей, без разбега по полосе, мигания огней или проворота закрылок, корабль рванулся вертикально в ночное небо. Прямо сквозь крышу ангара, который строили из местных, а не привозных материалов. Кирпичи и клочья разорванного железа фонтаном разлетелись на сотни метров вокруг.

В принципе, он мог бы пробраться на борт корабля незамеченным, и вырубить пилотов уже после взлёта, как сделал Зум. Но что бы он потом стал делать с двумя беспомощными азари? Не в космос же их выкидывать!

Он не пытался убегать или прятаться. Наоборот - шёл к Ретранслятору не торопясь, по плавной параболе, передавая все требуемые сигналы. Он стартовал как раз в те минуты, когда из посёлка азари ожидалось возвращение рейса. Так что саларианцы были уверены, что азари просто летят по своим делам. А азари не могли признать, что корабль уже им не принадлежит - это привело бы к его задержанию и досмотру саларианскими силами.

Да, но ведь у азари оставался еще второй корабль. Что им мешало пуститься в погоню и самостоятельно взять убегающую яхту на абордаж? Корабли однотипные, но с полным экипажем второй, по идее, должен лучше стрелять и маневрировать... Хотя они не знали, сколько именно угонщиков на борту и какова их видовая принадлежность, но предполагали что имеют дело с двумя или тремя диверсантками из собственного народа. Более крупный отряд не смог бы проникнуть незаметно. Десяток коммандос должен справиться.

Вот только, разобрав обломки ангара, они обнаружили, что вторая яхта, хотя внешне совершенно цела, к полетам не будет пригодна еще долго - минимум неделю, пока удастся заменить всю электронику. Установка лазерной связи вообще превратилась в кучу шлака, так что позвать на помощь они тоже не могли. Нет, конечно можно позвать по радио - этот канал связи был в полном порядке. Но такой вопль о помощи разнесется на половину системы - а в ней десяток агентов ГОР держит ушки на макушке. И даже если передать сообщение шифровкой (хотя саларианская шифротехника сильно обогнала азарийскую), сам факт, что зашифрованный сигнал исходит из мирного посёлка, станет солидным компроматом против них.

Был еще вариант - замаскировать предупреждение под обычные письма домой родственникам. Но такая скрытая передача требует времени. Слишком много писем, отправленных через дорогую межзвездную связь сразу после старта корабля-курьера, который отвезет те же письма гораздо дешевле - это тоже подозрительно. А ведь азари все еще верили, что имеют дело со своими соплеменницами - и потому оставался шанс решить все в узком кругу, избежав грандиозного дипломатического скандала.

Конечно, на границах азарийского космоса наглых угонщиц встретит целый флот, который с ними разберется по-свойски! Возможно, даже Блюстителей привлекут. Почему в азарийском космосе? А куда еще они могут направляться? Хотели бы сдаться саларианцам - могли бы это сделать прямо тут. Сбежать в неизведанные системы? На яхте? Вы серьезно?

У первой и второй посудины, которые Мордин угнал в своей жизни, было очень мало общего, но одна черта совпадала - крайне низкая автономность. Если он сбежит за пределы освоенного космоса, Республикам даже не понадобится его преследовать - только забрать корабль и труп через месяц.

Они не могли себе представить существо, которое находилось в этой рубке. Которое управляло кораблём азари, не являясь азари. Которое знало адреса Ретрансляторов тысяч пригодных для жизни звёздных систем, где не ступала до сих пор нога азари или саларианца. Которое могло за несколько часов полностью переделать корабельную машинерию и переписать программное обеспечение.

Не то, чтобы им не хватало фантазии. Просто взрослые умные матриархи не верили в сказки.


Ко второму в новой жизни переходу через Ретранслятор он подготовился настолько тщательно, насколько вообще мог. Обклеил себя десятками телеметрических датчиков. Вбил в голову непререкаемый приказ - сразу же после прыжка, прежде чем впечатления поблекнут - сбросить их на ленту РНК-воспоминаний. Как бы ни было плохо, больно, тяжело, страшно, как бы ни хотелось от них избавиться. Наука важнее, чем личный комфорт одиночки. Возможно, именно для решения этой загадки он сюда и заброшен, а не затем, чтобы изображать испуганного пыжака, перескакивая из угла в угол.

И все равно космическая беговая дорожка умудрилась застать его врасплох.

Потому что едва ступив на бесконечный луч, Мордин понял, что бежит по нему не один...


ИНТЕРЛЮДИЯ-0


Чем-то оно напоминало хаска, на которого напялили чёрный костюм для сверхзвукового бега. Человеческого хаска, но ростом с хорошо откормленого яга.


http://www.strangearts.ru/sites/default/files/u1528/856810-blackflash1_super.jpg

https://pp.vk.me/c625118/v625118127/45c81/ue_UxGI7SoI.jpg


С другой стороны, оно выглядело, как чёрная дыра, но без горизонта событий и хокинговского излучения. Голая сингулярность, мечта космолога.

В этом сингулярном пространстве, на скорости света, с нулевой длиной и временем, оно могло бы выглядеть как угодно. Все равно это ничего не значило - сознание просто пыталось подобрать подходящие образы для того, что образа не имело.

Оно бежало по лучу рядом с ним - такое же растянутое от начала до конца пути. Другая космическая струна, вибрирующая в резонанс со струной по имени Мордин. В резонанс - но не с совпадающей частотой. Тон его колебаний был куда более низким, басовым. И тем не менее, два бегуна могли сблизиться и взаимодействовать. Правда, Мордину почему-то отчаянно не хотелось сближаться с ЭТИМ. Но его не спрашивали. Из луча Ретранслятора выйти невозможно.

Он ощутил, как его втягивает в эргосферу этой чёрной дыры, как переплетаются две струны в космосе, образуя единую систему, витую пару. Ещё немного - и точка невозврата - сказала интуиция, которой у саларианцев по определению нет.

- А ты что здесь делаешь, Солус? - удивлённо спросило Оно. - Это пространство не для тебя, твоя смерть должна быть совсем в другом месте и времени...

- Знаю, - покорно согласился Мордин. - Мне помогли. Получил задание.

- Этот "Живодёр" совсем уже обнаглел, - морда мумии ещё больше сморщилась, по ней пробежали красные молнии. - Обратное время ему что, проходной двор, что ли? НФ-континуумы и так сплошная головная боль, а он ещё новые делает... К-культура! - последнее слово прозвучало, как ругательство.

- Не понимаю.

- Естественно не понимаешь. Ты влез в то, что для тебя совершенно не предназначено. Сила Скорости для вас, научников - не существует и существовать не может! В ваши миры даже Презенсу, шоб он сдох, путь закрыт. Обычно это устраивает обе стороны - вы не получаете сил за гранью понимания, а мы не вмешиваемся в вашу историю. Но иногда появляются такие вот с... скоростные умники, которые лезут в чужие правила игры.

Мордин попытался ускорить мышление чтобы понять хотя бы часть этого раздраженного монолога. Но здесь это не работало. Понятия "быстро" и "медленно" не применимы к состоянию мгновенности.

- Кто ты?

- Ну, обычно меня называют Черным Флэшем, или попросту Смертью. Но для вашего дурацкого континуума первое имя бессмысленно, а второе неверно - у вас тут совсем другая смерть, с маленькой буквы.

- Аватары сверхъестественных сил из человеческой мифологии? Антропоморфная персонификация? Мрачный жнец?

- Да-да-да, вся эта чушь, - собеседник недовольно помотал головой с такой скоростью, что казалось, будто голова исчезла вовсе. - Только это для вас чушь и легенды, а в других мирах вечные сущности имеют реальную силу и реальное воплощение. Здесь у вас я всего лишь глюк, побочный эффект долбаного Ретранслятора. Но даже в качестве глюка я не могу выйти за пределы этой беговой дорожки. Построенной, что самое смешное, теми кого вы обозвали Жнецами. Мне нельзя здесь быть. Но, блин, надо!

- Как и мне, - сочувственно кивнул Мордин. - Какое задание?

- Понимаешь, - доверительно сказало оно, - я не совсем Смерть. Я всего лишь один из Её частных случаев. Что-то вроде курьера, мальчика на побегушках. Моя работа состоит в том чтобы догонять слишком шустрых ребят и доставлять их... Куда следует, в общем. Предполагалось, что я заберу вашего Зума, как только он попытается воспользоваться настоящей Силой Скорости. И никакого парадокса. Ничего ненаучного. Меня никогда здесь не появлялось, я для вас, как виртуальная частица или тахион - нереализованная возможность. Но вместо него здесь ты. На тебя задания не было. Уйти я не могу, но и оставаться здесь тоже. С каждым проявлением, даже в глюках - всё больше вероятность что меня сотрёт из реальности. Я, блин, слишком ненаучен.

- Очень тяжелый случай, - кивнул Мордин таким тоном, каким говорил с бредящими пациентами. Правда, сейчас бредил он сам, но решил не спорить с абсурдом ситуации. Пререкаться с собственными глюками - это чересчур. Лучше расслабиться и получать удовольствие.


Плыла в облачках

Вобла в очках,

Листала журнал с интересом.

Вдруг видит - рассказ!

О воблах как раз

Писал знаменитый профессор:

Что воблы не могут

Плыть в облачках,

Что воблы вообще

Не бывают в очках,

Что вобла с журналом, в очках -

Это вздор,

И верить подобному вздору -

Позор!

И Вобла решила

По небу не плыть

И даже очки

Перестала носить,

И больше журналов

Она не читает -

Обидно читать,

ЧТО ТЕБЯ НЕ БЫВАЕТ!


- Да-да, оно самое, - обрадованно закивал Чёрный. - Ты первый, кто меня понял. Слушай, давай друг друга выручим, а?

- С удовольствием! Взаимопомощь, сотрудничество - это хорошо. Одобряю.

- Ну, для таких как мы не очень хорошо. Антропоморфным персонификациям как бы не положено идти на сделки со смертными. Но тут особый случай. Я реально влип с этим заданием. А ты мне нравишься - не наглеешь, как некоторые. Словом, давай так: я тебе передам некоторые аспекты Силы Скорости - те, которые не противоречат вашей физике. А взамен заберу те аспекты, которые противоречат.

- А у меня такие есть? - удивился Мордин.

- Могли развиться. Со временем. Ваш Зум - достаточно совершенная подделка, чтобы Сила Скорости могла спутать его - или тебя - с кем-то из оригиналов. А это недопустимо. Ваша Вселенная слишком логична для такого. Милосерднее уж сразу запустить в неё Пинки Пай.

- Кого?

- Один страшный дух парадокса, - отмахнулся Чёрный, - ты его не знаешь, и молись всем богам, которых у вас все равно нет, чтобы не узнать. Ну что, по рукам? Я ухожу в свои миры, а ты получаешь полностью научно-обоснованные, непротиворечивые силы.

- Почему бы и нет, - улыбнулся Мордин, удивляясь про себя, какие же сложные видения может породить крошечный и простой мозг саларианца, если ему помогает древняя машина Жнецов. - Обожаю, когда все научно обосновано.

- Отлично, парень! Спасибо за сотрудничество, ты меня очень выручил! Все бы клиенты такие понимающие были... Ну ладно, мне тогда пора бежать. А ты лови!

Чёрный Флэш сгрёб двумя руками большую охапку окружающих его красных молний, собрал в плотный шар, и метнул, как снаряд, в грудь Мордина. Беззвучный взрыв потряс каждый атом тела попаданца - и бесконечно растянутая струна зазвенела, сжимаясь обратно в материальное тело. Последним что он услышал, выпадая из сингулярного пространства, было эхо чуть насмешливых вибраций черной дыры:

- Добро пожаловать в реальный мир!


ПЯТАЯ НИТЬ ПАМЯТИ


На этот раз он пришёл в себя значительно быстрее. То ли начал привыкать, то ли сработала заложенная перед прыжком установка. Или может быть, полная "перезагрузка" всех трёх мозгов (необходимая для сохранения максимально полной нити воспоминаний) способствала восстановлению. Сбросив чересчур яркие впечатления на ленту РНК, Мордин на время избавился от них.

Правда, этот переход получился ну совсем нетипичным - и его научная ценность была под сомнением. Из воспоминаний Зума он знал, что каждый прыжок был тяжёлым испытанием для психики... но ни разу в прыжке он не ощущал чужого присутствия рядом. Даже если был на корабле не один.

Тем не менее, аномальный результат - тоже результат. А прыжки без болтовни с воображаемыми гостями он записать ещё успеет. Их впереди много.


Следующие две недели Мордин потратил, чтобы замести следы. Уход на Ретранслятор в отдалённой системе - сборка простейшего передатчика - отправка этого передатчика через Ретранслятор в совсем другую систему, чтобы стереть последний адрес прыжка.

А также, разумеется, поэкспериментировать с анабиозом. Яхта имела характеристическую псевдоскорость в шестьдесят световых, а физическую скорость - всего 450 километров в секунду, даже меньше, чем у саларианских рейсовых "утюгов". То есть по системе она могла гонять весьма шустро (для чего и создавалась), а вот на дальних переходах "сдохла" бы почти сразу. Хорошо ещё, главного регенератора кислорода хватало почти на месяц без перезарядки, а когда он откажет, есть ещё резервный. Азари свои жизни ценили, и не хотели умереть от удушья из-за какого-то случайного сбоя.

Оружие на основе высокочастотного эффекта массы он воссоздал легко. Два пистолета, получившие кодовые обозначения "Тепловая Волна" и "Капитан Холод", достаточно эффективно воспроизводили эффекты "Воспламенения" и "Заморозки", которые Мордин в будущем применял с помощью своего омнитула.

А вот с безвредным анабиозом для живых организмов получалось гораздо хуже.

Вся проблема в такой штуке, как водородные связи. Все живые существа в значительной степени состоят из воды. А молекула воды содержит целых два атома водорода. Который постоянно обменивается электронами с другими атомами водорода.

Эти самые связи являются дополнительными носителями тепловой энергии - как электронный газ в металле. Вернее, даже не дополнительными, а основными - они способны принять в себя в шесть раз больше тепла, чем собственно молекулы воды. Поэтому, уменьшая массу молекул воды, но не трогая водородные связи, вы измените её температуру весьма незначительно. Молекулярная масса у неё и так очень маленькая - азот, имеющий молекулярную массу в полтора раза больше, но не имеющий водородных связей, кипит при температуре почти на триста градусов ниже.

Чтобы "высосать" тепловую энергию водородных связей, нужно создать ещё более высокочастотное поле эффекта массы - такое, чтобы оно влияло даже на отдельные атомы. В принципе, Мордин мог бы получить даже такое поле... но в нём начинают происходить разные неприятные вещи с молекулярной структурой. Живой организм такого издевательства не выдержит точно.

Можно, конечно, подождать, пока охлаждённые молекулы отнимут тепловую энергию у водородных связей (по меркам макромира это много времени не займёт), потом ещё раз охладить их, потом опять выждать... Проблема в том, что при резком отключении поля эффекта массы лёгкие, но быстрые молекулы превратятся в тяжёлые и быстрые - и добрая половина организма превратится в раскалённый газ. А если отключать его медленно - привет, клеточные повреждения, которых мы так хотели избежать.

То же самое и с обратной техникой - нагревом водосодержащих веществ посредством увеличения массы молекул. При использовании "Воспламенения" по живым целям в практике Мордина не раз бывало, что броня плавилась, а разумный внутри этой брони отделывался неопасными для жизни ожогами и тепловым ударом.

Он мог бы синтезировать добавки-катализаторы, которые нейтрализуют водородные связи. Вода в сосуде с такими добавками застывала мгновенно от одного выстрела "Заморозки". Вот только пить её не рекомендуется - водородные связи играют огромную роль в метаболизме и структуре молекул живого вещества.

Можно ввести в организм гены, обеспечивающие безопасную дегидратацию. Навыками вирусной генной инженерии Мордин владел, оборудование себе мог изготовить сам. И даже не очень долго - с его-то сверхскоростью. Только понадобится очень много живых подопытных - а где их взять?

То же самое касалось введения в организм любых веществ с достаточно высокой молекулярной теплоёмкостью и теплопроводностью. В принципе это должно работать... но чтобы перейти от принципа к эффективной и безопасной системе охлаждения - нужно угробить множество подопытных.

В крайнем случае можно высадиться на планету с интродуцированной саларианской биосферой, наловить там крупных животных, привить каждому из них модификацию саларианских коммандос, а выживших последовательно гонять через заморозку. Но это займёт явно больше двух недель.

Прошло уже почти два часа - больше недели по его субъективному времени - а он всё ещё не нашёл ответа, хотя перебрал уже много тысяч вариантов. Наконец учёный решился - проблему анабиоза можно ещё немного отложить, на следующий этап плана, когда у него будет больше ресурсов. А эти недели передышки, раз уж они выпали, потратить на что-нибудь более продуктивное.


Например, собрать себе настоящий генный конструктор, позволяющий производить любые операции с ДНК - секвенировать геном, вставлять и удалять гены, сшивать и расчленять хромосомы, создавать вирусы и векторы. Пользы от этого пока что немного, но вот вред, если бы захотел, он мог бы уже сейчас причинить огромный. Создать аналог генофага для любой расы, в том числе и ещё неизвестных? Вирус, разрушающий высшие нервные структуры и превращающий свои жертвы в полуживотных? Для всех сразу, или избирательно, по расам? Сколько угодно. Ломать - не строить.

Через неделю после угона "Синий дельфин" (именно так называлась угнанная яхта) представлял собой самое страшное оружие во всём пространстве Цитадели. Но только вместе с мозгами своего пилота - хранить пробирки с вирусами он нигде не собирался.

Заодно он наконец вывел культуру водорослей, восстанавливающих кислород, и получил практически неограниченную автономность по дыханию. Подумав, Мордин разделил их на две породы - короткоживущие, но с более быстрым метаболизмом (для личного скафандра, десяти поколений хватало на пять дней), и долгоживущие, но с более медленным метаболизмом (для корабля, популяция в большом баке была полностью стабильной и могла производить воздух для одного скоробиотика практически вечно - пока хватало света).

Вывел он и культуру микроскопических грибов, перерабатывающих почти любую органику в съедобную для саларианца биомассу. Саларианцы были чистыми хищниками (точнее, насекомоядными), и растительная пища для их коротких кишечников не годилась совсем, а крупные куски мяса им было нечем разжевать.

Поскольку экспериментальные культуры в пробирках делились достаточно медленно (с его точки зрения, по крайней мере), Мордин успевал одновременно вести пять-шесть экспериментов, отслеживая две сотни генетических линий - просто переходя от одного стенда к другому.

На крайнем справа стенде зрела ярко-жёлтая культура. Бактерии, производящие вещество, подобное пластику. В идеале ещё через несколько недель это должно дать ему скафандр, который будет самостоятельно затягивать повреждения и блокировать кровотечение носителя. Но эволюция столь сложных генетических программ шла очень медленно, даже с подсказками Мордина.


Теперь следовало решить проблему топлива. Само собой, оборудования для добычи гелия-3 и дейтерия на корабле не было. В тех районах, где предполагалось его использовать, всегда можно купить топлива по сходной цене.

Пришлось ещё немножко попиратствовать. В атмосфере газового гиганта Шаммар работают десятки дирижаблей, сепараторные установки которых постоянно извлекают до пятидесяти граммов гелия-3 в секунду. Что важно - совершенно автоматических. Причём грозы на планете такие, что связь с ними регулярно пропадает. А учитывая силу местных штормов, пропаже парочки аппаратов никто не удивится.

Охранять их никому пока не приходит в голову. Специализированный корабль, способный плавать в атмосфере водородных гигантов, обойдётся предполагаемым похитителям в сто раз дороже, чем он сможет "наловить". А о том, что добрая половина кораблей азари может изображать из себя подводные лодки при необходимости - саларианцы этого времени пока не догадываются. Да и вообще, у азари этого века - возвышенный и романтичный имидж. Мало кто может представить себе прекрасную синекожую деву, промышляющую мелким воровством промышленного оборудования...

Конечно, остаётся ещё вопрос подхода к Шаммару. На орбите находится один патрульный фрегат и одна ракетная платформа. Весьма солидный флот, по нынешним меркам. Никакого вреда они причинить не смогут, если только Мордин не будет достаточно глуп, чтобы самому сунуться в радиус их действия. Слишком велика разница в скорости. А вот курс - запомнят. И с пропажей дирижабля его наверняка свяжут.

Он мог бы выдать себя за сбившуюся с курса прогулочную яхту, и совершенно законно попросить заправки. Вот только здесь "морзянкой" не отделаешься. Потребуют видеосвязи. А саларианец, пилотирующий корабль азари - слишком невероятное зрелище.

С другой стороны, на "Синем дельфине" не написано, что его сделали на Тессии. Вернее, написано, но не таким крупным шрифтом, чтобы его можно было прочитать за несколько астрономических единиц. Для пассивных инфракрасных сенсоров фрегата и многочисленных спутников наблюдения он представлял собой всего лишь "подвижный источник тепла определённой мощности". И если не выходить на связь и не развивать более высоких ускорений, чем доступны саларианским кораблям в этом веке - он таким и останется.

Можно ли не попасть фрегату на мушку, не дать себя рассмотреть в телескопы, и при этом не гонять по системе подозрительно быстро? Легко. За пять минут после выхода из Ретранслятора Мордин рассчитал добрый десяток таких курсов.

С точки зрения экипажей фрегата и добывающего комбайна, их систему посетили банальные "джентльмены удачи" из враждебного клана. Пиратство в Саларианском Союзе в эти дни не так распространено, как в Батарианской Гегемонии времён Мордина... но встречалось, встречалось, что греха таить. К счастью, грабить ничего не стали - то ли побоялись связываться с боевым кораблём, то ли имели планы на добычу побогаче. Так что они просто заправились и полетели дальше. Параллельно были потеряны два дирижабля, но нет чётких доказательств, что пираты к этому причастны. Возможно, собирателей просто занесло в грозу. Рапорт отправлен. Ассоциаций с рейсовиком азари, который две недели назад ушёл на Тессию - никаких.


То, что ему было нужно, Мордин мог бы найти на Илосе или на Эдене Прайм. Увы, проход к Илосу возможен только через Ретранслятор Мю, а его координаты знали только рахни - это была одна из немногих вещей, которые не изменились за две тысячи лет. Когда Шепард проходила этот Ретранслятор, Мордина с ней не было, он присоединился намного позже. А чтобы допрашивать королев рахни... он, увы, далеко не СПЕКТР.

Значит, Эден Прайм? Скопление Исхода сейчас практически необитаемо - люди там появятся ещё очень нескоро. Туда есть прямое реле из Бассейна Аннос. Оно сейчас неактивно, но запрет на активацию первичных Ретрансляторов будет введён Советом ещё очень нескоро.

И даже оборудование для активации он мог кое-где спереть.

Проблема совсем в другом. Система в Исходе, где находился первичный Ретранслятор в Аннос - только его и содержала. То есть, чтобы войти во внутреннюю сеть вторичных Ретрансляторов - нужно пролететь немало световых лет на собственном сверхсвете.

Теоретически, "Синий дельфин", после модернизации системы жизнеобеспечения, которую произвёл Мордин, был способен на такой бросок - но потери времени становились ну совершенно неприемлемыми. На полной псевдоскорости - год-два полёта, а ведь нужно ещё чем-то тормозить. А анабиоза у него ещё нет...

Были два обходных пути - через туманности Змеи и Лошадиной Головы. С переходом из Змеи - та же проблема (не считая того, что прорваться в окрестности Цитадели - само по себе задачка высшего уровня сложности). А вот через туманность Лошадиной Головы - переход практически не охраняется, и на другом конце его есть вторичный Ретранслятор. То, что доктор прописал! Доктор Солус...

Саларианцы осваивали эту туманность, но в основном их экспедиции были исследовательскими, а не колонизационными. Вообще это скопление было редкостным капризом природы... или Жнецов? Вроде бы в нём присутствовало всё, что нужно для быстрого и эффективного заселения.

Много пригодных для жизни планет? Есть. Много планет, богатых полезными ископаемыми? Есть. Многочисленная сеть вторичных Ретрансляторов с широким покрытием? Есть. Проблема заключалась в том, что всё это ни разу не совпадало по расположению. Системы с Ретрансляторами были в основном бесполезны. А самые лакомые для колонизации кусочки - находились вне сети.

В итоге получалась классическая ситуация "видит око, да зуб неймёт". Прилететь посмотреть на все эти богатства? Пожалуйста, хоть завтра, если вам топливо и космонавтов некуда девать. Наладить более-менее регулярное транспортное сообщение? В нынешнюю эпоху - вообще нереально. Во времена Мордина - в принципе возможно, но коммерчески невыгодно.

Ну, было, по крайней мере. Пока на галактической арене не появились люди.


Четверо есть, что всегда недовольны.

С дня, как впервые упала роса:

Глотка шакала, рука обезьяны,

Коршуна клюв, человека глаза


В жадности эти существа могли сравниться только с волусами. Но это была жадность совершенно разного рода.

Волусы жаждали владеть всем, что приносило прибыль. Люди, похоже, до таких мелких нюансов не опускались - они просто жаждали владеть всем. Неважно, насколько убыточным могло оказаться новое имущество или предприятие. Если человек до чего-то мог дотянуться и схватить, он это уже не выпускал.

Именно люди придумали и реализовали концепцию полностью экономически независимых колоний - которые ничего не получали из метрополии и ничего ей не поставляли. Не то, чтобы никто до них не мог подобного сделать - никому не приходило в голову, ЗАЧЕМ.

Даже кроганы в период перенаселения предпочитали стравливать избытки в междоусобных и внешних войнах, но не выкидывать их куда-то за пределы цивилизации. Даже кварианцам, которые были готовы осваивать и непригодные для жизни планеты, лишь бы ощутить почву под ногами - не приходило в голову поискать их за пределами общей транспортной сети.

Зачем разумные летают в дальние экспедиции? Логика подсказывает, что либо из соображений эгоистических (желание выгоды или власти), либо из альтруистических (патриотизм или желание помочь другим разумным). Но дальние колонии не удовлетворяли ни первому, ни второму критерию. Для тех, кто уходит, такие вылазки слишком рискованы (вероятность выживания колонии без поддержки в течение трёх поколений после запуска - около десяти процентов). Для тех, кто остаётся - совершенно бесполезны. Исключение - колонии кроганов и ворча, которые физически выживали почти где угодно, благодаря естественным активам, но скатывались в дикость. После чего, не контролируя размножение, истребляли биосферу и... опять же вымирали, полностью или до небольшой горстки, которую опустошённая планета ещё могла прокормить.

Только две расы заселяли всё, до чего могли дотянуться - рахни и люди. Но у рахни-то хотя бы была мгновенная телепатическая связь и уникальная биология. А люди, млекопитающие - чем руководствовались?

Поскольку таким колониям было совершенно плевать на транспортную связность, они быстро распространились в довольно большом секторе, как эпидемия. Конечно, больше половины поселений оказались нежизнеспособными, их пришлось свернуть и эвакуировать, заново тратя на это ресурсы (к чести Альянса стоит отметить, что он своих не бросал, хотя миграция "оттуда" зачастую стоила ещё дороже, чем "туда").

Уцелело не больше десятка колоний в каждом скоплении, и больше половины из них с Землёй не имело ничего общего. Тем не менее, человеческим властям этого хватило, чтобы считать соответствующие скопления своими владениями целиком. В итоге на галактической карте "территория Альянса" занимала едва ли не четверть Галактики, грозно нависая над маленькой Батарианской Гегемонией и лишь немного уступая пространству Цитадели. По факту же, все поселения, которые реально контролировались вооружёнными силами Альянса и были частью его экономики, можно было собрать в системе одной звезды, на трёх-четырёх крупных обитаемых планетах. Если добавить к этому неконтролируемые колонии... ну, ещё от силы три системы можно занять. Даже на одно скопление не хватит.

Нет, конечно ВСЕ цивилизации Цитадели представляли собой тонкие паутинки, наброшенные поверх огромной и по большому счёту малоизвестной Галактики. Бревенчатые домики, соединённые еле заметными тропками, в огромном, тёмном и страшном лесу. Ни одна из рас не могла претендовать на полное владение даже своим домашним скоплением. А уж что творилось в пространстве за пределами сетей Ретрансляторов, а также за неактивными первичными реле - вообще трудно было даже представить. Огромные звёздные империи могли рождаться, достигать могущества и с грохотом рушиться буквально в сотне светолет от ближайшего форпоста. Жнецам не было нужды приходить из Тёмного Космоса за пределами Галактики. Они могли бы дремать или заниматься своими делами под самым боком у Цитадели, и никто бы ничего не заподозрил до самой Жатвы.

У всех так. Но у Альянса эта паутинка влияния была особенно тонкой. Они вполне могли бы написать на своём знамени девиз "не съем, так понадкусываю".


Но пока что люди тихо сидели на собственной планете, и туманность Лошадиной Головы оставалась совершенно пустой - в окрестностях Ретрансляторов, во всяком случае. Главной проблемой с проходом через неё будет необходимость выдержать несколько прыжков, с короткими интервалами. В том числе два прыжка через первичные - космические дорожки длиной в десятки ТЫСЯЧ светолет. Если на каждой ему придётся общаться с невидимыми собеседниками...

Не пришлось.

Более того, едва корабль дематериализовался, вытягиваясь в космическую струну, Мордин внезапно осознал, что вместо ужаса чувствует... уверенность и удовольствие. Непонятно откуда пришло понимание, что он КОНТРОЛИРУЕТ процесс. Это была ЕГО дорожка, и он САМ решал, как по ней бежать.

"Захочу - и это продлится годами - столько, сколько нужно, чтобы преодолеть расстояние между Ретрансляторами со скоростью света. Причём всё это время реле будет заблокировано для всех остальных пользователей. Для меня же субъективное время будет варьироваться от нуля, как для всех остальных прыгающих, до полного срока перехода... при этом корабль и моё тело не состарятся ни на секунду!"

Если это правда... если не очередное видение... то анабиоз не нужен! Вообще! Любая пара Ретрансляторов может использоваться, как односторонняя машина времени, позволяющая прыгать в будущее на срок вплоть до дистанции между ними. На десятилетия во вторичных, на тысячелетия - в первичных.

Более того, он мог захватить с собой в "безвременье" что угодно! Разумных существ, животных, корабли, грузы... главное, чтобы это находилось внутри того же канала Ретранслятора.

Проверить? Нет ничего проще! Прыгать на годы в будущее пока рано... но для эксперимента вполне достаточно "опоздать" в туманность Лошадиной Головы на относительно незначимый срок. В норме переход занимает одну секунду Цитадели на каждый световой год Цитадели. Десять минут Цитадели на тысячу световых лет, почти точный час Цитадели для реле, на котором он находится сейчас. Попробуем растянуть это время так, чтобы оно заняло для внешнего мира два часа, а для самого Мордина субъективно... скажем, две секунды.

Для этого нужно всего лишь бежать по дорожке чуть-чуть медленнее... субъективно, конечно. В переводе на физические понятия это значит - немного ослабить эффект массы в канале, так чтобы скорость света в нём упала в два раза.

"Стоп! Идиот старый, ты о чём вообще думаешь?! Забыл, кто строил Ретрансляторы? Как, по-твоему, они должны отреагировать, если концентрация тёмной энергии в канале вдруг спонтанно изменится? Хочешь, чтобы на выходе тебя ждал комитет по встрече из десятка кораблей класса "Властелин"?! Или думаешь, что раса возрастом в миллиард лет так глупа, что не снабдила свои устройства функцией сообщения о неполадках?!"

Хорошо, что это пришло ему в голову вовремя... Значит, с субъективным временем поиграть можно (от нуля до часа), а вот с объективным - и думать не сметь! Допустим, одна-две помехи для Жнецов не станут причиной запускать полномасштабное вторжение, но скорее всего, они пошлют парочку хасков посмотреть, что там творится. А если такое будет происходить регулярно...

Если бы лица саларианцев были такими же выразительными, как у людей, Мордин сейчас скорчил бы гримасу обиды. Только что получил доступ к универсальной машине времени... ну, пусть не совсем универсальной, односторонней... и вдруг вспоминаешь, что у неё совсем другой владелец, и отнюдь не склонный отключать сигнализацию!

Получается, что единственная пригодная для безопасного использования машина - это Канал. Единственный Ретранслятор в Галактике, построенный не Жнецами. Но до него ещё попробуй доберись... и он слишком мал, корабль в него не пропихнёшь, максимум бронемашину с несколькими пассажирами...

Но что ещё хуже - до самого Канала он так и не сможет проверить на практике - реально у него есть такая способность, или это просто очередное безумное видение, навеянное ядром эффекта массы... Очень неприятно - особенно для учёного.


Ему повезло дважды. Во-первых, в системе, которую через два килогода назовут Утопией, присутствовал вторичный Ретранслятор (именно потому её освоение прошло у людей так легко и быстро). Это избавило его от необходимости тратить время на межзвездные перелёты. Впрочем, это "везение" было запланированным - Мордин заранее знал об этом.

А вот активно ли в этом веке реле, соединяющее скопление Исхода с туманностью Лошадиной Головы - он знать не мог. Ни саларианцы, ни азари эту линию ещё не открыли. Если бы этот первичный Ретранслятор оказался спящим - экспедицию пришлось бы отложить почти на год, пока он не сможет добыть мощный научно-исследовательский корабль, способный самостоятельно активировать реле.

Но это одновременно и настораживало. Ретрансляторы переходят в спящий режим примерно через пять тысяч лет от последнего использования. Спрашивается, кто мог через них ходить относительно недавно (по историческим меркам), если самые развитые расы этого цикла только-только вышли в космос? Или Жнецы решили устроить профилактический обход своей транспортной сети?

"Синий дельфин" вошёл в атмосферу плавно, как пушинка. Внизу под ним разворачивалась зелёная "подстилающая поверхность". Сейчас планету нельзя было назвать раем - скорее уж болотом.

С Эденом Прайм людям просто невероятно повезло. Дело в том, что протеане успели терраформировать планету по полной программе. Они развернули реки и морские течения, насыпали острова, растопили часть ледников и сгладили часть гор - так что пустынных регионов на планете практически не осталось - все получали свою долю воды в естественном круговороте. Затем на планету запустили генетически модифицированные микроорганизмы, которые начали перерабатывать голые скалы в плодородные почвы. Следующим шагом должен был стать завоз крупных жизненных форм... но тут началась Жатва, и протеанам резко стало не до того.

В итоге планета осталась спелым яблоком, готовым упасть в руки кому угодно. Ну хорошо, кому угодно из жителей планет с левосторонними аминокислотами.

Самое главное, что машины-терраформеры продолжали всё это время добывать нужные минералы и распылять их в виде удобрений, а микроорганизмы-терраформеры - превращать эти удобрения в органику.

За пятьдесят тысяч лет здесь накопились не только толстые слои плодородных почв, но и солидные отложения углеродных соединений - газа, нефти и угля. Конечно, в качестве топлива их использовали редко, после открытия термоядерной энергии это стало попросту глупым. Но дешёвое сырьё для химической промышленности никогда не лишнее. Даже во времена Мордина пластмассы были одним из основных компонентов омнигеля.

Разумеется, состав местного гумуса не в точности совпадал с земным. Протеане вовсе не собирались работать на каких-то кроманьонцев. Одних элементов многовато, других - наоборот, нехватка. Органика, опять же, местами незнакомая, местами наоборот, знакомой не хватает. Но ни одно из местных широко распространённых соединений не оказалось для землян ядовитым или аллергенным. Так что - небольшая генная коррекция, самая капелька собственных удобрений сверху - и пошло, заколосилось, только успевай собирать по пять урожаев в год.

Эден Прайм в этом смысле не был уникален. В эпоху Мордина Совет Цитадели уже открыл и заселил десяток таких "недоделанных" миров. Но они всё ещё очень ценились. Сейчас же...

Он мог бы полностью изменить историю цикла парой слов. Заполнить изыскательскую заявку и отправить на Цитадель. Через год он будет богатейшим саларианцем в Галактике, даже минус расходы на легализацию. К тому времени, как люди наконец выйдут в дальний космос, все сливки уже будут сняты, и старая колония превратится в обычный дачно-сельскохозяйственный мир с парой десятков миллионов населения - не на уровне Орста, конечно, но вся серьёзная активность с него уйдёт. Но он станет "семечком", из которого вырастет "куст" вторичных колоний.

Возможно, вся экспансия человечества пойдёт в другом направлении. Сунувшись в скопление Исхода, люди обнаружат в нём весьма плотное заселение - и не желая устраивать большую драку, начнут осваивать... например, Море Теней. Неважно, что до него лететь через полгалактики - важно, что оно напрямую соединено первичным реле с человеческим Местным Скоплением, а значит - рядом. Ретрансляторы творят странные вещи с восприятием расстояний.

Вот только на исход Жатвы это всё повлияет чуть более, чем никак.


Протеанских построек на Эдене Прайм не просто много, а очень много. Чтобы обыскать их все - даже на сверхскорости - понадобились бы годы. Мордин всё-таки был биологом, а не археологом.

Вот только все эти постройки не имели ни малейшего отношения к бункеру, где находился Явик. То убежище было замаскировано настолько тщательно, чтобы даже совершенные сенсоры Жнецов и Коллекционеров не смогли его обнаружить. Глубоко под землёй, полностью автономное, без всяких выходов на поверхность. Да, оно находилось под городом, но не имело с ним ничего общего. Даже шахта лифта, по которой беженцы в него спускались, после завершения консервации была засыпана автоматикой. После пробуждения техника должна была прорыть новые выходы.

Каким образом эту маскировку сумел обойти Цербер - никто не знал. К счастью, сами церберовцы прятались гораздо хуже - их полевой лагерь был отмечен на картах "Нормандии", и Мордин с фотографической точностью запомнил его.

За два тысячелетия Эден Прайм изменился меньше, чем за тридцать лет человеческой колонизации. Тем не менее, хотя здесь не было лесов, полей и садов, которые он помнил, очертания континентов остались прежними, и сориентироваться по расстоянию до побережий Мордин сумел.

Теперь следовало добраться непосредственно до бункера. Глубина, насколько помнил Мордин - около трехсот метров. Теоретически, без тяжёлого шахтёрского оборудования - нечего и пытаться.

Но для скоробиотиков многие "естественные" ограничения не работают.


Конечно, даже со сверхскоростью деградировать до уровня "возьми лопату и копай от забора и до обеда" Мордин не собирался. У него был корабельный реактор, ядро эффекта массы и генератор твёрдого света. Натаскав материалов из ближайших протеанских руин, он за сутки соорудил себе весьма приличную бурильную машину. Облегченные в сотню раз камни вылетали из шахты, как пушинки. Мордину оставалось только направлять тоннель, разравнивать и укреплять его стенки. В промежутках успевая есть и читать - на борту яхты обнаружилась неплохая библиотека.

В полдень следующего дня он добрался до крыши убежища. После этого продвижение замедлилось. Электромагнитные и инфракрасные сенсоры показали, что системы управления всё ещё работают. А значит, тупо взрезать стенки - не вариант. Даже без учёта того, что ни один современный материал не мог сравниться в прочности с протеанскими изделиями. Протеанский виртуальный интеллект "Победа", управляющий убежищем, мог расценить принудительное вскрытие, как агрессию. Какие защитные меры он задействует в этом случае - неизвестно, вероятно вплоть до самоликвидации.

Поэтому пришлось потратить ещё двое суток, чтобы обкопать комплекс вкруговую, пока он не нашёл наконец дверь. Это была массивная плита почти шести метров в ширину. Перед ней возвышалась колонна, отчасти похожая на протеанский маяк, отчасти на терминал архива - но отличная от тех и других.

"Без опасения информационной перегрузки контактировать с протеанскими интерфейсами могут только азари и саларианцы", - вспомнился ему наставительный тон Лиары. Что ж, настала пора проверить, насколько археолог была права.


Его не окутывало сиянием и не поднимало в воздух, как Шепард на этой же планете. У системы просто не осталось энергии на активацию полей эффекта массы. Слабый свет окутал руку, закололо в пальцах, перед глазами всё помутилось... и всё. Неужели система неисправна?

Он замедлил восприятие до обычной саларианской скорости мышления. Постоял перед терминалом ещё минуту... и только тогда услышал еле слышный шёпот прямо в голове:

- Кто ты?

- Саларианец Зум, Лига Единения, - честно ответил он. - Выполняю поисково-спасательные работы. Прошу не препятствовать.

Его изрядно тряхнуло током.

- Ответ неверный. Следующая попытка ввести виртуальный интеллект в заблуждение будет интерпретирована, как признак индоктринации Жнецов и повлечёт за собой активацию системы очистки комплекса!

- И гибель последних протеан, - спокойно сказал Мордин. - Сказал не всю правду. Не значит, что соврал. Зафиксированы следы индоктринации в теле?

- Нет. Насколько могут определить мои приборы, твой организм чист от воздействия Жнецов. Однако мои приборы могут быть неточны после стольких лет бездействия. Твоё поведение подозрительно. Ты слишком много знаешь для существа этого цикла. Ты называешь себя вслух не тем именем, которое употребляешь мысленно. Третий подозрительный признак активирует логический триггер.

- Ты можешь читать мою память?

- Только оперативную. Специфика саларианской памяти не позволяет мне расшифровать твои дополнительные воспоминания.

- Понятно. Загружу их сам. Читай.

Он по очереди вызвал три нити воспоминаний. О своём времени и вторжении Жнецов. О миссии на Эдене Прайм и пробуждении Явика. И наконец, о миссии на Тучанке, смерти и переносе в эту эпоху.

- Саларианские воспоминания невозможно подделать. Изучай.

- Это выходит за пределы моей компетенции, - заявил "Победа" после долгой паузы. - То, что ты считаешь своим прошлым, физически и логически невозможно. Но ты веришь в правдивость этой информации, что с наибольшей вероятностью объясняется именно индоктринацией. Технический уровень Жнецов позволяет производить искусственные молекулы памяти, неотличимые от настоящих.

- Подделанные Жнецами воспоминания? Случаи известны?

- Нет. Во всех известных случаях они воздействовали только на суждения и восприятие своих жертв. Не на память. Однако возможность ложных воспоминаний предусмотрена теоретиками во время войны. Ты меня не убедил. Уровень тревоги остаётся высоким. Доступ к внутренним системам закрыт.

Мордин снова ускорился и быстро перебрал в памяти возможные аргументы.

- Энергия теряется. Автоматика пробуждения неисправна. Выживших всё меньше. Отключаются ненужные. Только помощь извне. Каковы приоритеты? Лучше убить, чем рискнуть отдать Жнецам?

- Да.

- Почему? У Жнецов уже есть протеане. Коллекционеры.

Он вызвал соответствующую нить памяти - с рейдом на крейсер.

- Если враг - ничего не потеряешь. Если друг - можешь получить многое.

- Не индоктринированные существа этого цикла придут позже.

- Нет. Если я индоктринирован - не придут. Придут Жнецы или Коллекционеры. Одно и то же. Не смогут вскрыть - уничтожат.

- В твоих словах есть логика, - вынужденно отметил "Победа". - Но возможно, у тебя нет прямой связи с твоими хозяевами. И сейчас ты торгуешься, чтобы избежать уничтожения, и получить возможность вернуться к ним.

- Не надо отпускать. Пропустить внутрь.

- Это конструктивное предложение. Ты можешь войти внутрь - но только затем, чтобы активировать системы пробуждения. Оружие и любые высокомощные устройства оставишь перед входом. Любые действия, нарушающие мои инструкции, вызовут твоё немедленное уничтожение. После пробуждения аватар Явик сам решит, можно ли тебе верить, и как следствие - можно ли оставить тебя в живых. Ты всё понял, Мордин Солус, называющий себя Зумом?

- Вполне, - Мордин вынул из-под нагрудной крышки медальон с ядром эффекта массы, осторожно положив его на пол. За ними последовали электрогенератор и излучатель твёрдого света. - Разумное ограничение. Устраивает.

- Ты чист. Можешь войти.

Массивная плита, заменяющая дверь, со скрежетом поднялась. Наружу пахнуло волной жара - словно он ступил в парилку.


В далёком будущем Лиара вводила команду на открытие персональной капсулы Явика через омнитул. Здесь такой возможности не было - и "Победе" пришлось сначала провести Мордина на склад, где он получил протеанский коммуникатор.

Давать ему справку, что именно тут происходило, "Победа" не собирался. Но Мордин сам реконструировал картину - по немногочисленным комментариям интеллекта, сигналам коммуникатора, диагностическим показателям капсул и виду помещений, через которые он проходил.

В качестве источника энергии для убежища был избран термоядерный реактор на высокочастотном утяжеляющем масс-поле, на реакции бора с протием. Большинство деталей конструкции состояло из твёрдого света, то есть износу не подлежали вообще (в случае разрушения они просто повторно генерировались). На крайний случай были ещё и ремонтные роботы. Теоретически такая система должна была питать миллион капсул в течение пятисот лет - или пятьсот капсул в течение миллиона лет. Именно на столько были рассчитаны запасы топлива.

Нейтронная бомбардировка на поверхности не могла причинить этой системе никакого вреда. Триста метров грунта - это, господа, очень нехилая защита.

Правда, система обладала ограниченной масштабируемостью. Производить энергии менее, чем на десять тысяч капсул, реактор не мог. Он бы просто заглох. Но и это давало запас топлива на пятьдесят килолет, что было, по протеанским данным, средней длительностью цикла.

Гладко было на бумаге, да забыли про овраги, а по ним ходить... Первое отклонение от плана произошло, когда нейтронную бомбардировку пришлось производить ДО эвакуации капсул в подземное хранилище. Обшивка капсул не допустила смертельное излучение к драгоценному живому грузу, но приём сигналов извне стал невозможен. Более того, уровень радиоактивности на поверхности оставался таким, что ремонтные роботы "отдали концы" после небольшой прогулки по этому полю.

Уже после установки капсул в соответствующие слоты обнаружилась следующая проблема - тепловыделение. То есть как - обнаружилась. Конструкторы дураками не были и о ней знали. Реактор на эффекте массы выделял гораздо меньше тепла, чем обычный термоядерный... но в совокупности с ядром эффекта массы и генераторами стазиса - цифры получались все равно приличные.

Банально сбросить тепло наружу через вентиляционную шахту нельзя. Весьма скоро по историческим меркам угаснут пожары, остынут радиоактивные кратеры, остановятся последние механизмы в мёртвых городах - и тогда яркое инфракрасное пятно на шкуре планеты станет отличной приманкой для Жнецов. Во избежание этого теплоотводные каналы из высокотемпературных сверхпроводников были проложены к ближайшим морям и рекам.

Вот эти-то каналы и оказались повреждены в первую очередь, когда снаружи в ходе продолжающейся Жатвы рвануло что-то очень мощное. Возможно, протеанское, а может быть и новое оружие Жнецов. "Победа" оценил энергию взрыва примерно в шестьсот гигатонн. Сверхпрочный склеп выдержал ударную волну и подвижки грунта - а вот сеть охлаждающих кабелей - нет.

Во избежание перегрева склепа, системе пришлось включать реактор в "пульсирующем" режиме. Несколько минут генерации - сутки остывания, чтобы тепло естественным путём рассеялось в горных породах. Поскольку энергии требовалось всего на пару сотен капсул - этого вполне хватало.

Фантастика в том, что сам реактор это издевательство выдерживал. Не выдерживали индивидуальные накопители капсул - которые, как предполагалось, будут работать по несколько часов, максимум несколько дней в год, резервируя мощность в аварийных ситуациях. А не круглые сутки в течение многих лет.

Если бы у "Победы" сохранились ремонтные роботы, он мог бы использовать накопители пустых капсул для ремонта занятых. Но рабочих рук у него не было.

Хуже всего было первые лет пятьдесят - пока на орбите оставались Жнецы. Именно в это время от износа накопителей и перегрева было потеряно больше всего капсул - около двух сотен.

Потом, когда Жнецы ушли, стало немного легче - он смог направить избыток тепла в шахту лифта, и на минимальной мощности реактора сделать поток энергии более ровным.

Но по мере того, как летели годы, шахту постепенно забивали осадки - а рук, чтобы её прочистить, не было. Терраформирующие бактерии меняли рельеф. Иногда "Победе" везло и проход размывало потоками дождевой воды. Иногда не везло, и она полностью закрывалась. И каждый раз виртуальный интеллект был вынужден проявлять просто чудеса находчивости, маневрируя теми параметрами, что оставались в его распоряжении - теплом, мощностью реактора и резервами ресурса уцелевших накопителей. Как правило, большинство спящих спасти удавалось. Но редко - всех.

Личный накопитель капсулы Явика вышел из строя ещё на двадцатом тысячелетии сна. Теперь он питался энергией из накопителя "менее ценного" солдата.

К моменту прибытия на планету людей и присвоения ей имени Эден Прайм, в стазисе оставалось ещё около пятидесяти спящих протеан. Но вскоре после колонизации шахту закрыл слой дёрна, а затем и корни деревьев - и "пульсирующий" режим установился уже навсегда. То есть, пока накопители не накроются окончательно, что должно было случиться весьма скоро.

За две тысячи лет до колонизации это число было лишь немного больше. Шестьдесят три гарантированно исправных капсулы и ещё восемь предположительно исправных - они не подавали обычных диагностических рапортов о состоянии спящих, но их накопители ещё были исправны, так что "Победа" на всякий случай продолжал подавать в них энергию и отводить тепло.

Именно эти сомнительные капсулы Мордин обследовал в первую очередь. Выяснилось, что живые протеане остались только в трёх из восьми.

После этого он заменил накопители во всех шестидесяти шести капсулах на новенькие, полностью исправные и нетронутые. Плюс к этому вставил в пазы и подключил к общей сети ещё три сотни пустых капсул. Демонстрировать скоробиотику на глазах у параноидальной программы он не хотел, двигаясь с обычной для саларианца скоростью, так что все эти работы по обслуживанию заняли почти час.

- Зачем ты это делаешь? - спросил "Победа".

- Резервирование, - невозмутимо пояснил Мордин. - Протеане - ценный источник информации. Польза для будущих поколений. Должны дожить.

- Но ведь ты собираешься их будить?

- А ты собираешься меня уничтожить. Если допущу ошибку - все равно должны выжить. Моя шахта укреплена. Используй для теплосброса. Параллельно с лифтом. Знал бы - расчистил бы лифт заранее.

- Ты мыслишь, как протеанин... или как индоктринированный. Решение задачи ценнее собственной жизни.

- Комплимент?

- Нет, предупреждение. Уровень опасности, исходящей от тебя, оценивается как очень высокий. Даже в том случае, если ты не служишь Жнецам.

- Правильно оценивается.

- Начинай процедуру пробуждения. Третья капсула слева в ряду.

- Это аватар Явик?

- Нет. Это наименее ценный из выживших. Один из инженеров, проектировавших убежище. Нужно убедиться, что система пробуждения работает корректно.

- Нелогично. Если система вышла из строя - инженер полезнее всего. Сможет исправить.

- Все его знания есть в моей памяти.

- Его знания. Но не его фантазия. Не его находчивость. Виртуальным интеллектам не хватает креативного мышления.

- Верно. Но все остальные намного ценнее, так что другого выхода нет.

- Есть. Можно загрузить эти знания через наномашины коммуникационного интерфейса. Я врач по образованию. Поэтапный контроль выхода. Полное понимание процесса. Вероятность успешного пробуждения повысится.

- Твои примитивные мозги не выдержат знания развитой цивилизации.

- Попробуй. Удивишься. Или ничего не потеряешь. Работа уже сделана.


Протеанский стазис был далеко не просто пафосным названием ледяного анабиоза. Скорее уж ближе к "Стазису", самой удивительной технике биотиков азари. Использовалась она чаще полицейскими для задержания преступников, а также коммандос для захвата пленников, которых требовалось допросить. Мгновенно возникающие вокруг цели поля из твёрдого света сковывали её по рукам и ногам, одновременно защищая от не слишком сильных внешних воздействий.

Но на метаболизм или сознание жертвы эти поля никаким образом не влияли! Пленник полностью сознавал, что с ним происходит, дёргался, пытаясь вырваться, и если бы какой-то садист продержал его в стазисе несколько суток - умер бы от жажды.

Протеане оказались находчивее. Они придумали способ "арестовать" буквально каждую молекулу организма. Белки, из которых состоят живые существа, на микроуровне в основном прозрачны. Отдельную клетку можно просветить лампочкой насквозь. Крупное многоклеточное существо выглядит непрозрачным только потому, что свет многократно отражается, преломляется и поглощается в каждой отдельной клетке, пока от него ничего не останется.

После того, как протеанин ложился в капсулу, его тело заполнялось особой светопроводящей жидкостью, сложным полимером, молекулы которого играли роль световодов. Каким образом они сумели сделать эту жидкость нетоксичной, при этом проникающей в любые межклеточные пространства, и насытить её кислородом так, чтобы не мешать дыханию - это отдельная песня, Мордин, как биолог, искренне восхищался их изобретательностью. Стазисная жидкость в некотором роде сама была живым симбиотическим организмом, или по крайней мере комплексом наномашин.

Когда пропитка завершалась, твёрдый свет подавался через систему микросветоводов буквально в каждую клетку организмов, намертво сковывая все биохимические процессы. Протеане мгновенно твердели, как мухи в янтаре.

Чтобы благополучно пробудить пациента, нужно было сначала отключить твёрдый свет - строго комплексно, во всём теле, а то если крупная часть останется затвердевшей, когда другая оживёт - это равносильно ампутации. Затем ввести в тело антидот, вызывающий распад стазисной жидкости и проконтролировать безвредный вывод её остатков - часть растворяется в крови и потом выводится почками, часть переходит в газообразные фракции и удаляется с дыханием.

Для врача уровня Мордина это была совершенно детская задача. Изначальные настройки капсул он, не колеблясь, вышвырнул прочь - грубо, примитивно, оптимизировано под надёжность и простоту эксплуатации техники, а не безопасность пациента. Для каждого из спящих разработал собственный режим пробуждения. Одни должны были лежать в капсуле ещё час после отключения света, получая гемодиализ и различные уколы, другим наоборот рекомендовалось немедленно вставать, чтобы движение активизировало собственные "уснувшие" системы. Благодаря сверхскорости и коммуникатору, принимающему команды напрямую из нервной системы саларианца, он лично контролировал процесс в реальном времени, где-то давая электрическую или химическую стимуляцию, а где-то даже осуществляя срочное микрохирургическое вмешательство.

Наконец первый протеанин поднялся из "гроба" и очень внимательно посмотрел на него, наклонив голову.

- Саларианец в одежде, - задумчиво сказал он. - И с наручным коммуникатором. Суть шутки я понял. Но теперь дрессировщик может выходить.


Мордин понимал его слова вполне ясно - вместе с теорией и практикой стазиса в его мозги было залито знание протеанского языка. А саларианское зрение позволяло считывать малейшие нюансы поведения собеседника. Может, у Мордина и меньше глаз, но зато они по размеру перекроют все четыре протеанских.

- Какое неблагодарное насекомое, - заметил он. - Рекомендую не совершать резких движений. Во избежание пробуждения пищевых рефлексов.

- Что?!

- Саларианцы едят мух, - он нарочито неторопливо облизнул языком глаза. - Ты - большая муха. Много еды. Могу не сдержаться.

- Да что ты несёшь?! - не выдержал протеанин. - Саларианцы всегда были пищей! Деликатесом!

- Были. Сорок восемь тысяч лет назад. Пищевая цепочка... несколько изменилась.

- Сколько?! Не может быть! Только пятьсот лет...

- Нейтронная бомбардировка. Повреждённый интерфейс. Повреждённые ремонтные роботы. Повреждённое всё.

- Не может быть... Невозможно... - протеанин отступил, со страхом глядя на Мордина, словно тот лично воплощал в себе все минувшие тысячелетия. - Так ты... ты действительно разумный саларианец? Вы... эволюционировали за это время?

- Скорее безумный саларианец, - вмешался в их разговор "Победа". - То, что он рассказывает, не может существовать, но он верит в реальность этого. Прикоснись к интерфейсу, Мариан. Прошло много времени. Я должен передать тебе много информации.

- Возможно, стоит подождать пробуждения командующего Явика? - предположил протеанин. - Я... несколько сбит с толку. Мне трудно представить всё, что случилось... я не могу принимать решения за всех, это превышает мой уровень...

- Нет. Я пока не могу доверить этому существу пробуждение аватара. Он ведёт себя слишком подозрительно.

- Что ты имеешь в виду, "Победа"?

- Это долго объяснять устной речью. Используй терминал.

Мариан прикоснулся к колонне. Его окутало светом - и хотя Мордин знал, что это всего лишь передача информации, казалось, что протеанина ударило током. Он инстинктивно отшатнулся и тяжело сполз по стене.

- Не может... не может быть... Нет... Целый цикл совсем впустую...

- Полностью с вами согласен, - холодно заметил виртуальный интеллект. - Показанного этим существом быть не может. Ваших полномочий достаточно, чтобы дать санкцию на его уничтожение. Даёте?

- Погоди... - протеанин поднял руку, - сколько лет прошло по твоему таймеру? Он врёт про эти тысячелетия?

- Нет, в этой части его информация точна. С момента закрытия капсул прошло 19 512 лет Сомарта.

Сомарт - это имя, которое носила планета Эден Прайм в протеанском цикле.

- Больше сорока тысяч лет Цитадели... Нет... всё же было как будто минуту назад... Но... Жнецы ведь ушли?

- Если гипотеза о циклах Жатвы верна, то да. Если сведения так называемого Зума о внешнем мире верны, то да. Я жду вашего решения...

- Мне нужно увидеть своими глазами... Выход на поверхность сохранился?

- Лифт не работает, но есть проход, который, по его утверждению, он проделал с поверхности сам. Однако, если вы последуете за ним, я не смогу гарантировать ни вашей безопасности, ни вашего рассудка. Вполне возможно, что на поверхности ожидают силы Жнецов, чтобы подвергнуть индоктринации всех, кто выйдет. Поэтому, если вы вернётесь живым, ваше мнение по поводу судьбы остальных капсул не будет приниматься во внимание.

Мариан приподнялся. Его тело сверкнуло зелёным биотическим светом, а четыре глаза сфокусировались на терминале.

- В таком случае я приказываю пробудить командующего Явика немедленно. Повинуйся, машина!


Вышедший из стазиса Явик оценил ситуацию гораздо оперативнее, и не стал тратить время на отрицание очевидного.

- Сколько выживших? - деловито спросил он, как только смог говорить и получил краткий вводный инструктаж.

- Шестьдесят шесть. Четырнадцать мужчин, включая вас, и пятьдесят две женщины.

- Слишком мало. Минимальное генетическое разнообразие для возрождения Империи - тысяча двести протеан. Нам осталась только месть.

Мордин мог бы опровергнуть это заявление. Для лучшего в галактике генетика восстановить разнообразие на основании 66 образцов не составляло особого труда. Если, конечно, все спящие не принадлежали к одной и той же кладе - но тогда и плановый миллион не гарантировал получения здорового потомства.

- Нужно осмотреть отключенные капсулы. Возможно, уцелела ДНК умерших.

- При регулярном перегреве? Маловероятно, - качнул головой Явик. - К тому же понадобятся навыки экстракции ДНК, клонирования, и горы специального оборудования, которого на базе нет.

- Оборудование имею. Навыками владею. Каждый полный геном и даже фрагменты генома пригодятся.

Явик только средние глаза к небу поднял - даже у него с трудом укладывалась в уме концепция саларианца-генетика.


ШЕСТАЯ НИТЬ ПАМЯТИ


Прошло дней пять с момента пробуждения первого протеанина. Из стазиса всё ещё вышло только семеро, включая Мариана и Явика. Половина мужского коллектива, женщин пока не трогали. Не потому, что процедура была слишком сложной или опасной - Мордин уже так освоился, что мог проводить её с закрытыми глазами. А потому, что пробуждённых надо было чем-то кормить. Протеанский метаболизм, конечно, медленнее саларианского - зато средний протеанин раза в три тяжелее, и все они поголовно биотики, что увеличивает аппетит ещё в разы.

А самое главное, протеане оказались не просто хищниками, а живоядными хищниками! С одной стороны, их организмы были довольно непереборчивы в еде. Они могли питаться животными, рыбой, насекомыми, в том числе и инопланетными... понятие аллергии им было незнакомо, большинство органических ядов расщеплялось без особого труда, а симбиотические бактерии позволяли усваивать почти любые аминокислоты, даже правосторонние.

С другой стороны, еда должна быть живой. В смысле, ещё шевелиться! Мясо существа, убитого и разделанного заранее, до трапезы, воспринималось как падаль, и немедленно отторгалось, даже если протеанин заставлял себя засунуть его в пасть (а это было для них неприятно и отвратительно). О растительной пище или белковых концентратах, по понятным причинам не могло быть и речи.

С учётом этой слабости, разработчики убежища забили нижние уровни мелкими и быстро плодящимися зверьками в стазисе. Вот только первый же перепад температур заставил "Победу" забыть об этой роскоши и направить все ресурсы на сохранение капсул с разумными существами.

Прежде, чем на него снова начали поглядывать с кулинарным интересом, пришлось смыться на "Синий дельфин" и собрать там установку для кормления - биореактор, который перерабатывал грибную культуру в питательный раствор для внутривенного кормления. Благо, инъекторы в стандартное оборудование стазисных капсул входили. "Победа" проанализировал смесь и одобрил.

Вот только производительность этого реактора была ограничена, и более чем на семь протеан раствора не хватало.

Сидеть на полуголодном пайке в сельскохозяйственном раю - определённо, у Вселенной была своя ирония.

Можно, конечно, построить биореактор побольше. Но тут уже возникает вопрос, чем его заправлять. Почти вся поверхность планеты покрыта живыми терраформирующими бактериями и водорослями - но этот слой, хоть и вездесущий, очень тонок. Чтобы собирать его в значительных количествах, понадобится изготовить комбайн - а где взять детали для такой сложной машины?

На корабле третьего тысячелетия эта проблема решилась бы в пять минут - нужно всего лишь загрузить соответствующую программу в фабрикатор. Но протеане, во многих аспектах обогнавшие даже современников Мордина, никогда не экспериментировали с универсальными технологиями. Сказывалось строго иерархическое мышление этой расы. Каждый должен делать только то, для чего он предназначен - и на машины это тоже распространялось.

На пятый день они наконец сумели собрать из нескольких сломанных ремонтных роботов и склада запчастей одного действующего. Мордин мог бы сделать то же самое за десять минут, хотя гораздо хуже Мариана разбирался в технике. Однако он всё ещё не был готов продемонстрировать новым союзникам свои особенные таланты.

Получив руки, "Победа" взялся за дело гораздо бодрее и решительнее, чем могли бы органики. Первым делом он собрал ещё трёх роботов - на большее деталей не хватало. Затем перенастроил собственную вычислительную матрицу и все интерфейсы - за сорок восемь тысяч лет они изрядно разбалансировались. Понатыкав генераторов твёрдого света в каждом углу убежища, он получил возможность не только появляться в виде голограммы, но и становиться ограниченно осязаемым. Увы, только в своих владениях.

По его указаниям протеане произвели несколько экспедиций в руины по всей планете. Поскольку цивилизации нового цикла ещё не успели открыть Сомарт, мародёры в городах ещё не побывали, и в герметичных помещениях (а порой и прямо на улицах) сохранилось немало полезных вещей - да и просто конструкционных материалов. Любой кусок металла или пластика, не проржавевший и не сгнивший за сорок восемь тысячелетий - сам по себе ценность!

Единственное, в чём крошечная колония не испытывала дефицита - так это в оружии. Во-первых, личный излучатель каждого протеанина укладывали в капсулу вместе с ним, в специально предусмотренный для этого паз. Во-вторых, в убежище был ещё и собственный склад оружия. В отличие от продуктового склада, он не требовал сохранения температурного режима или питания стазисных генераторов, так что в атмосфере инертного газа все стволы сохранились, как новенькие. В-третьих, немало вполне работающих пушек завалялось в руинах. Их нужно было только почистить и заправить термоядерным топливом - и они полностью готовы к боевому применению.

Поначалу Мордина это немало забавляло - возможность вооружиться до зубов, безусловно, самая главная необходимость для выживания горстки робинзонов на необитаемой планете. Потом он вспомнил, что при плановом (через пятьсот лет), или, тем более, досрочном пробуждении миллиону протеан, скорее всего, пришлось бы отбиваться от армий Жнецов и их миньонов - и ирония как-то сама собой ушла.

К тому же от этого милитаризма была вполне реальная польза. В его распоряжении оказались тысячи ультракомпактных реакторов, тысячи высокомощных и очень производительных микропроцессоров, обогнавших всю современную технику на тысячелетия, тысячи ускорителей частиц и генераторов твёрдого света, тонны сверхлёгких и сверхпрочных материалов. Что можно собрать из такого набора, имея почти неограниченное время для экспериментов, помощь полуразумной вычислительной машины и базу данных, предназначенную для возрождения Империи? Да лучше спросите, чего собрать нельзя!

Уж во всяком случае, станок с ЧПУ для обработки протеанских материалов - запросто. Это, конечно, не фабрикатор, но резать, сверлить, обтачивать, плавить и отливать он мог не хуже более современных машин. На закате пятого дня Мордин выпустил в океан первый кораблик-сборщик биомассы, а на рассвете шестого уже анализировал в лаборатории убежища полученную из него жидкость для инъекций.

Спустя час он доложил Явику, что можно выпускать из капсул всех.


- Нам все равно придётся покинуть эту планету, - хмуро сказал аватар утром седьмого дня.

- Знаю. Изучал протеанскую физиологию. Нужна живая пища. Внутривенные инъекции - паллиатив. Больше полугода - слишком вредно.

- Именно так. А единственный космический корабль на сотни световых лет вокруг принадлежит тебе.

- "Синий дельфин", - подтвердил Мордин, на всякий случай готовясь перейти на сверхскорость. Кто их знает, этих протеан. Вдруг уже решили, что насильственное изъятие чужого имущества - малая цена за возрождение Империи.

Явик, вероятно, заметил это (зрение у протеан потрясающее), но не придал особого значения.

- Поэтому я должен знать, в чём состоят твои планы, саларианец. Зачем ты нам помогаешь и сколько ещё будешь помогать. Поможешь ли перелететь на другую планету. И что ты будешь делать после этого.

Мордин понимающе кивнул.

- Сложные вопросы. Могу ответить. Но где гарантии, что ответы правдивы?

- В нашей культуре существует чёткое различие между понятиями правды и истины. Истина - то, что существует независимо от веры в него. Правда - то, во что верит говорящий. Я не умею определять истину - по крайней мере, истину, которая находится за пределами моих ощущений. Но отличить правду от намеренной лжи в устах такого примитивного существа, как ты, я уж как-нибудь сумею. Мне достаточно будет ответов, в которые ты веришь сам. Проблемы с ложной памятью - если "Победа" прав, и она существует - мы успеем решить позже. Сейчас меня беспокоят твои мотивы.

- Разницу понял. Принимаю. Цель - остановить Жнецов. Протеане - инструмент. Дополнительное оружие.

- Мы не хотим их останавливать. Мы хотим их уничтожить.

- Не так важно. Уничтожение тоже сойдёт. Главное - прекратить цикл Жатвы. Как - смотреть по обстоятельствам.

- В таком случае помоги нам возродить Империю. У нас ещё две тысячи лет до конца следующего цикла.

- Пробовали. Не сработало. Империя один раз рухнула. Рухнет и второй.

- Тогда мы не знали, с чем имеем дело. Нас застали врасплох. Второй раз мы такого не допустим! Их встретит единая Галактика!

- Сейчас тоже не будете знать. Жнецы не глупы. Знают всю Галактику. Наблюдают. Готовы. Либо Империя окажется бесполезным пугалом. Ударят в другое слабое место. Либо Жатва начнётся раньше. Циклы - не закон. Это закономерность.

Явик слегка опустил крайние глаза. Это было эквивалентно человеческим нахмуренным бровям.

- Тебя послушать, так все усилия заведомо бесполезны. Остаётся только лечь и умереть. Я не могу принять такой взгляд. Я не для этого преодолел тысячелетия. Я был создан, как аватара мести протеанского народа! Если их нельзя победить - я должен хотя бы нанести ущерб! Если сдохнуть, то забрать с собой хотя бы нескольких из них!

- Не бесполезны. Просто нужны другие усилия. Зайти там, где ОНИ не ждут. Застать ИХ врасплох.

- Ты ещё скажи, что знаешь, где именно их слабое место.

- Пока не знаю. Есть две тысячи лет. Изучить. Разобраться. Понять. Потом ударить. Был послан не собирать оружие. Собирать знания.

- Возможно. Но тогда ты неправильно выбрал союзников, саларианец. Все выжившие, кроме одной женщины, родились уже после начала войны. Мы солдаты, в лучшем случае инженеры. Есть один доктор - с упором на полевую хирургию, и два учителя - больше тренеры для учебных лагерей. Среди нас нет учёных.

- Будут. В следующих поколениях. Протеане - уникальные существа. Живые лаборатории. Огромный ресурс познания.

- Ты хочешь, чтобы мы отдавали своих детей под твои "исследования"?! - последнее слово Явик почти выплюнул.

- Не пустое любопытство. Военная разведка. Сбор стратегической информации. Отвечает вашим ценностям. Протеане так делали всю войну. Жертвовали планетами и системами. Мне нужно меньше.

- Но под твоим командованием, - полувопросительно уточнил аватар.

- Логично. Располагаю информацией. Располагаю опытом. Приспособлен к этому веку. Командует наиболее компетентный.

- Тебе придётся постоянно доказывать эту компетентность, - предупредил Явик, уже почти полностью остыв от первоначальной вспышки. - Если я увижу, что хотя бы один протеанин используется тобой неэффективно...

- Знаю. Принимаю ответственность.

- И учти, твоя лояльность народу протеан должна быть не меньше, чем наша тебе. Ты уже сделал много для нашего народа, но я потребую намного больше.

- Само собой. Взаимная выгода. Основа взаимодействия в этом цикле.


У них было два варианта. Первый - основать временную опорную базу где-то в пространстве Цитадели, осесть там на пару десятилетий, получить первое поколение потомства, обзавестись ресурсами, и параллельно искать место для постоянного жительства.

Второй - сразу же, используя только наличные ресурсы и единственный корабль, перебраться на планету, которая станет их домом на столетия - а может и до самого конца цикла. Делать это, скорее всего, придётся в несколько ходок, потому что вместить 66 протеан "Синий дельфин" надолго не мог - максимум на два-три перехода через Ретранслятор, и уж точно никаких межзвездных перелётов.

Был ещё и третий вариант - снова пойти в пираты, и "прихватизировать" какой-нибудь вместительный межзвездный транспорт.

Выслушав все эти соображения, Явик только хмыкнул.

- Ты сможешь доставить меня и ещё шестерых вот сюда? - он ткнул пальцем в точку на голографической карте.

- Скопление Бета Аттики. Два перехода через первичные Ретрансляторы, через Гамму Аида. Один вторичный Ретранслятор. Два межзвёздных перехода.

Явик поморщился. Он уже знал, что это практически равносильно утверждению "недосягаемо". "Синий дельфин" с его десятками световых можно было назвать звездолётом только очень условно.

- Общая длина этих межзвездных перелётов - 29 световых лет. Между ними будет газовый гигант, где можно заправиться и разрядить ядро. Итого - 176 суток Цитадели. Такое расстояние можно пролететь, даже не входя в стазис. А если приспособить капсулы к питанию от реактора твоего корабля...

- Не оставлять топлива на торможение. Гасить скорость проходами через атмосферу? Возможно. Очень рискованно, но возможно. Но зачем? Проход в одну сторону. Обратно - ещё столько же. Если вообще можно - обратно. Всех перевезти - совершенно нереально. Что настолько ценного?

Явик оскалил клыки в мечтательной улыбке.

- Что ценного, спрашиваешь? "Вершина Полутени".


Протеане никогда не слышали о Фариксенском соглашении или его аналогах. А если бы услышали, эта идея показалась бы им крайне глупой.

Империя располагала ресурсами всей Галактики, как собственными, так и подчинённых рас. Её флот во времена до вторжения насчитывал около девятисот дредноутов... Но только один супердредноут. "Вершина Полутени".

Точнее, чисто физически их было три, однотипных, носивших одно и то же название. Но в строю постоянно находился только один, игравший роль флагмана гигантского флота. Второй в это время находился на верфях, проходя профилактический ремонт и модернизацию. Третий же стоял на консервации в отдалённой системе. Раз в двадцать семь лет (круглое число по протеанской троичной системе счисления) они менялись местами - отвоевавший своё шёл на ремонт, только что отремонтированный отгонялся на консервацию, а резервный расконсервировался и вводился в строй. Если Империи приходилось вводить в строй одновременно два флагмана - это означало, что ситуация плоха, если все три - значит, критична.

При вторжении Жнецов действующий флагман доблестно погиб в бою, проходящий модернизацию - был уничтожен прямо на верфях и вместе с ними. А вот где находился резервный, знала лишь небольшая группа офицеров, которые его в своё время прятали. В архивах Цитадели этой информации не было. Никто из посвящённых в плен к Жнецам живьём не попал. Все они при малейшем подозрении на индоктринацию убивали себя без колебаний.

В первой фазе войны, когда ещё казалось, что Жнецов можно одолеть, выжившие предприняли две попытки прорваться в систему с законсервированным кораблём, чтобы увеличить свою боевую мощь. Обе оказались безуспешны. Жнецы наступали медленно, осторожно, не стеснялись штурмовать одну и ту же систему десять раз подряд, пока не удавалось взять её. Но если уж они занимали какой-то Ретранслятор, шансов отбить его не было. Никаких. Вся история войны, в которой были десятки тысяч сражений в космосе и на поверхности, насчитывала только 3 (прописью - ТРИ) успешных контратаки протеан. Причём все три оказались пирровыми - потеряв десятки и сотни тысяч бойцов, протеане занимали систему или планету, только для того, чтобы обнаружить, что удержать её невозможно, тактической пользы никакой, а Жнецы отступили с минимальными потерями.

Спустя полвека, когда стало ясно, что война медленно, но верно проигрывается, последние выжившие офицеры из резервной команды "Вершины" были направлены в проект "Убежище". Изначально он был гораздо обширнее - предполагалось создать более двадцати склепов на разных планетах, с миллионом протеан в каждом. Но по ходу войны проект стремительно сжимался - часть предполагаемых убежищ была уничтожена, на другие не хватило ресурсов. В итоге осталась последняя база на Сомарте, в базу данных которой были загружены координаты суперлинкора и пароли для его расконсервации.

Конечно, сейчас немногочисленным выжившим требовался отнюдь не боевой корабль. Но "Вершина Полутени" помимо прочего обладала солидной автономностью, и уж точно была на порядки быстрее любого корабля этого века, азарийского или саларианского.

- Семь протеан, - скептически отозвался Мордин. - Достаточно для управления супердредноутом?

- "Вершина Полутени" - это не только название корабля. Это также имя его виртуального интеллекта. Значительная часть функций автоматизирована. Для сверхсветового перехода или прыжка через Ретранслятор достаточно санкции одного протеанина моего ранга. Для ведения боевых действий нужно намного больше, к оружейным функциям виртуальный интеллект не допущен. Но мы пока сражаться не собираемся.

- А техобслуживание? Настройка реакторов? Двигателей? Ядра эффекта массы?

Автоматизация была вечной головной болью Цитадели - и вряд ли ситуация у протеан в этом плане сильно отличалась. Искусственный интеллект неизбежно развивает собственный характер и выходит из повиновения. Виртуальный интеллект безупречно послушен - но поддаётся взлому. Поэтому на все ключевые функции приходится ставить органических операторов. Доходило до абсурда - на технически совершенной "Нормандии" возле ядра постоянно дежурили два-три инженера, тогда как какой-нибудь ржавый рудовоз, которому сто лет в обед, ходил с полностью автоматической машинерией и горя не знал... до тех пор, пока на него не нацеливались хакерские программы пиратов, конечно же.

- Виртуальный интеллект состоит из трёх модулей. Два составляют команды и проверяют друг друга, третий проверяет их оба. Третий блок изолирован от внешних сигналов вообще, его задача - только подтверждать оператору, что программа составлена верно. После этого оператор вручную вводит полученную программу в соответствующий блок. Это слишком медленно для боя, однако для рутинных перелётов вполне достаточно.


СЕДЬМАЯ НИТЬ ПАМЯТИ


Ворча живут двадцать лет, кроганы - больше тысячи. Забавно, что эти две расы, занимающие противоположные концы хронологической шкалы, сумели стать в космосе едва ли не братьями. Впрочем, сумели же саларианцы и азари (занимающие вторые места на той же шкале) стать основателями Совета и тоже чуть ли не родными братьями и сёстрами.

А в промежутках есть пятисотлетние элкоры, полуторавековые люди, восьмидесятипятилетние дреллы... и множество другой разумной фауны. Есть даже ханары, которые от старости не умирают вообще, но бессмертными тем не менее названы быть не могут - будучи организмами-колониями, они регулярно обновляют свои компоненты, и лет за сто меняются полностью, теряя любые общие черты с собой-прежними, включая воспоминания.

Однако при всём этом разнообразии аналогов протеанам в нынешнем цикле не существовало. Их длительность жизни могла варьироваться в очень широких пределах, и зависела от... социальной успешности. Всякий раз, когда протеанин успешно выполнял задание, а тем более - поднимался по социальной лестнице, его организм вырабатывал гормоны, стимулирующие обновление клеток. За самые крупные подвиги протеанин вознаграждался линькой - которая разом омолаживала его организм лет на тридцать-пятьдесят.

И наоборот - неудачи, понижения в статусе приводили к угнетению гормональной активности и быстрому старению. Великий герой мог прожить и шестьсот лет, тогда как лузеры редко перешагивали шестидесятилетний рубеж.

Именно поэтому у протеан не существовало кумовства. Они не были полностью лишены корыстных интересов. Но подсадить своего друга или родственника сразу на середину социальной лестницы - означало бы оказать ему медвежью услугу, сократив число возможных линек. Для их здоровья оптимальной была именно карьера с самых низов - от солдата по военной линии, или от простого работника по гражданской.

На этом специфическом явлении был основан и институт аватаров. Путём специфического гормонального воздействия и воспитания избранных юных протеан "программировали" воспринимать как успех только строго определённые достижения. Явик мог замедлить старение, просто истребляя хасков, а чтобы вызвать линьку, ему требовалось уничтожить Жнеца класса "Властелин" или сорвать наступление на целую планету. В силу этого ему предстояла яркая, но вряд ли долгая жизнь.

На вопрос Мордина, что мешает синтезировать эти гормоны искусственно, чтобы максимально продлить жизнь каждому, протеане посмотрели на него, как на... нехорошо, в общем, посмотрели. С их точки зрения, это было совершенно отвратительным извращением, насилием над природой. Причём не только над их личной, но над сутью самой Империи.

Но вас же осталось слишком мало, втолковывал Мордин. В таком крошечном коллективе нормальные социальные механизмы работать не будут! Вам придётся пожертвовать половиной коллектива, чтобы остальные могли возвыситься над ними, продлив себе жизнь.

Это неважно, отвечали протеане. Важно, чтобы неудачники успели к этому моменту оставить потомство. Тогда ни одна генная линия не будет потеряна. Неудачи и быстрое старение родителей мотивируют детей бороться ещё отчаяннее.

Так ведь у вас и с потомством та же ерунда! - ругался Мордин. Заниматься сексом для удовольствия протеанский мужчина мог в любое время и при любых обстоятельствах - если женщина выдавала ему надлежащий стимул-поощрение в виде игры глазами, все тормоза полностью слетали.

Но вот зачатие у него с наибольшей вероятностью происходило именно после линьки. Чем больше "гормонов успеха" присутствовало в организме протеанина-мужчины - тем плодовитее он был и больше детей оставлял. У женщин те же гормоны влияли на деление яйцеклеток - успешная, только что полинявшая протеанка могла за раз произвести на свет до десяти детей, а неудачница - в лучшем случае пару.

Этот механизм безупречно работал, пока в галактике были миллионы протеан, но маленькую колонию он теперь убивал. Избыточная социальность - тоже нехорошо. Явик не зря пришёл в отчаяние, когда узнал, что выжило всего 65 его соплеменников.

Корвир, врач колонии, неохотно признался, что попытки искусственного синтеза "гормонов успеха" в протеанской истории были. Да, это делалось изгоями, преступниками и отщепенцами... но делалось. И даже успешно - в том смысле, что гормоны они получили. Но толку от этого не было никакого. При искусственном внешнем введении они действовали, как яды. Если личное ощущение успешности протеанина противоречило его гормональному фону - организм направлял все силы на то, чтобы избавиться от "незаслуженной" награды.

- А если наоборот?

- Что наоборот? - не понял Корвир.

- Ввести фактор, расщепляющий гормон успеха. Синтез усилится? Для компенсации. Чтобы получить заслуженное.

- Хм, насколько мне известно, такие опыты никогда никем не проводились. Возможно, удастся добиться слабого положительного баланса, "растормозив" соответствующие железы. Но это крайне рискованно, а у нас недостаточно подопытных, чтобы ставить эксперименты.

- Понимаю. Пока займусь теорией. Составлю биохимическую модель. Получу гормоны. Возбуждающие и угнетающие. Вопрос ввода решим позже.


Впрочем, возврат "Вершины Полутени", если он пройдёт успешно - сам по себе великое достижение. И у семи членов экспедиции, которые отправлялись в Бету Аттики, скорее всего пройдёт линька, если суперлинкор будет успешно активирован и доставлен. Так что они могли себе позволить лететь за кораблём даже без стазиса - выигрыш по годам жизни все равно будет гораздо больше.

А вот Мордин никак не мог. И отпустить семёрку "в поход за сокровищами" - тоже не мог. Дело даже не в том, что он им не доверял. Семеро самцов сбегать не будут - куда они денутся, если на Эдене Прайм остаются их женщины. Дело в том, что выходцы из прошлого слишком мало знали об этом веке, об его опасностях и выгодах. Что они будут делать, например, при встрече с патрульным крейсером азари? Им требовался лоцман.

Так что подключение стазисной капсулы к реактору корабля (а также создание режима стазиса, пригодного для скоробиотика) стали первоочередными задачами. Первое взяли на себя протеанские инженеры вместе с "Победой". К счастью, технологии азари были во многом взяты у протеан же, так что кое-какая совместимость между ними была. На саларианском корабле это было бы вообще нереально. Ежеминутно ругаясь на "примитивов", поломав добрую сотню капсул и разобрав две сотни слотов убежища, они всё-таки соорудили более-менее работающий переходник.

Мордин за это же время внёс изменения в состав стазисной жидкости, так чтобы она была совместима с организмом саларианца вообще и скоробиотика в частности. Для проверки пришлось пожертвовать пальцем - неприятно, конечно, но лучше, чем целый организм подвергать риску. Спустя трое суток хранения в стазисе отрезанный палец был успешно пришит обратно и прижился, как родной. Исследование показало, что никаких неприятных последствий вплоть до молекулярного уровня не наблюдалось. Практика подтвердила то же самое - даже на сверхскорости палец печатал не хуже, чем другие, и не проявлял никаких позывов оторваться. Может и не идеально, но определённо во много раз безопаснее, чем его собранный "на коленке" ледяной анабиоз.

Чувства протеан за эти дни стали... ещё более противоречивыми. С одной стороны, доверять ему стали ещё меньше, так как за неделю создать аналог вещества, над которым несколько столетий работали крупнейшие институты протеанской цивилизации - это уже за пределами гениальности. Гораздо логичнее предположить, что саларианец просто исполняет приказы своих хозяев, то есть Жнецов.

А с другой стороны - именно эта демонстрация убедила их, что Мордин пока что абсолютно необходим, и что прикончить его потихоньку, пока он будет лежать в капсуле - вообще не вариант. Без его знаний - даже если эти знания приходят напрямую от архиврага - колония обречена.

Разумеется, Мордин не собирался полагаться на их доверие. Протеане - не слишком логичные существа. А при длительном заточении небольшого коллектива в замкнутом пространстве даже самым вменяемым в голову начинают лезть всякие нехорошие мысли. Для личной безопасности следовало ложиться в капсулу последним, и выходить из неё первым.

Вот только тут встала во весь рост проблема логистики. "Дельфин" был маленьким корабликом, и хотя, стоя на поверхности планеты, он в принципе мог бы обеспечить питанием десять капсул, на сверхсвете более трёх ему было строго противопоказано. Иначе никто никуда не полетит. А меньше семи протеан взять было тоже нельзя - старые записи говорили, что это минимальный экипаж, необходимый для активации хотя бы самых основных систем "Вершины".

В итоге пришлось пойти на полумеры. Мордин спрятал свою личную капсулу в бомбовом отсеке, и оснастил дверь в него сложным замком, который открывался только изнутри. Разумеется, с использованием протеанского оружия дверь можно было взломать - но это процесс не мгновенный, а любое воздействие на дверь снаружи автоматически запускало программу пробуждения. С учётом скорости Зума, он был вполне уверен, что успеет за такой срок полностью проснуться и дать отпор - пусть даже с жидкостью в лёгких. Чёткость движений уже восстановится, а всё прочее - мелкий дискомфорт.


В последний момент Явик внезапно заявил, что летит с ними. Руководить колонией в его отсутствие вполне сможет "Победа".

- Мы не знаем, какие сдвиги могли произойти в рассудке "Вершины Полутени" за сорок восемь тысяч лет. Программа консервации не рассчитана на такие сроки. Он может вообще не знать о Жнецах, и выстроить сколь угодно параноидальные теории о том, почему его не приходят забирать так долго.

- Виртуальный интеллект? Выстроить теории? Самостоятельное фантазирование - не привилегия разумных?

- Вообще-то да. Но мы говорим об интеллекте стратегического уровня, общеимперского значения. В его память заложены тысячи штабных планов на любые, даже самые невероятные ситуации. Я недостаточно знаком с его логикой, чтобы судить, какие именно программы активируются через пятьдесят лет опоздания, через сто, через тысячу.

- Понятно. Машины параноиками не бывают. Но их создатели - да.

- Именно так. Он может считать, что в Империи произошла гражданская война, а команда - потомки предателей. Или бунт низших рас, а команда - коллаборационисты. Присутствие аватара заставит его вести себя намного сдержаннее.

- Как определит, что аватар настоящий? И что не аватар мятежников?

- Прикосновение, саларианец. Наши интерфейсы целиком основаны на этом. Память моей микробиоты содержит тысячи генетических ключей, подтверждающих моё происхождение и предназначение. Её нельзя подделать.


ВОСЬМАЯ НИТЬ ПАМЯТИ


Наибольшее коварство стазиса - в том, что пациент не может его заметить. Жидкость накатывает, ты в ней захлёбываешься. Потом привыкаешь, терпишь. Потом жидкость уходит, и ты заново учишься дышать воздухом, выкашливая её. Саларианцам, кстати, это переносить намного легче, чем кроганам или людям - когда раствор попадает в лёгкие, кожное дыхание уже успело сообщить, что он достаточно насыщен кислородом. А вот для азари ощущение жидкости в лёгких - катастрофа. Хотя они тоже полуводные, но плавают, задерживая дыхание, а не вдыхая воду - так что скорее всего разнесли бы капсулу биотикой, инстинктивно пытаясь спастись от "утопления".

За всеми этими хлопотами абсолютно теряется собственно момент затвердения. В лучшем случае - увидишь на мгновение яркий свет, словно фотовспышку. А тот факт, что эта "мгновенная" вспышка могла продлиться месяцы и годы, организм зафиксировать не способен.

Даже его организм. Способный найти время даже в канале Ретранслятора, где времени вообще нет.

Вероятно, если бы в эту капсулу засунули человека, то после отключения стазиса он бы стал ругаться, что даже отдохнуть не дали. Саларианцы, к счастью, не нуждались в такой непродуктивной трате времени. У них не существовало понятия мышечного тонуса, их мускулы использовали для релаксации любую секунду, когда владелец к ним не обращался. Из-за этого возникал своеобразный сдвиг восприятия - саларианцы в жёсткой силовой броне казались другим расам энергичными и собранными, а в мягкой одежде или без одежды - их тела производили впечатление вялых и безвольных.

Тревожный индикатор на запястье не горит - значит, пробуждение идёт в штатном режиме, а не потому, что кто-то решил вломиться в его каморку силой.

Стазисная жидкость после распада испарялась за пять-десять секунд. Для протеан - очень быстро, они только успевали сесть и открыть глаза, как их одежда была уже сухой. Даже средний саларианец, не говоря уж о скоробиотиках, успел бы за это время не только вылезти из капсулы, но и изучить отчёты, которые регулярно поступали на его терминал с корабельного компьютера. Впрочем, саларианцам мокрая одежда не доставляла дискомфорта.

Быстрый взгляд на дату. День 221, год Совета 199. Примерно половина срока, назначенного на путешествие. Значит, "Синий дельфин" как раз подходит ко вторичному Ретранслятору в Гамме Аида. Либо недавно прошёл через него и готовится ко второму межзвёздному рейду - но в этом Мордин сомневался. Он почему-то был уверен, что прыжок через Ретранслятор ощутил бы даже в стазисе - с каждым переходом его уверенность в способности контролировать "космическую беговую дорожку" всё крепла.

В любом случае, если его разбудили, значит что-то пошло не так.

Всех семерых протеан он нашёл в рубке. За время жизни в колонии Мордин достаточно научился читать выражения их лиц, чтобы понять - сейчас они все очень обеспокоены. Явик, сидевший в кресле пилота, резко обернулся к нему.

- Ты быстро, саларианец. Хорошо. Ты можешь что-нибудь сказать об этом объекте?

"Этот объект", судя по показаниям приборов, находился возле Ретранслятора, всего в сотне километров. Температура поверхности - около пятидесяти градусов цельсия, сильная электромагнитная активность, размер - около двухсот метров, ускорение - около двухсот метров в секунду за секунду, курс на сближение, реактивный факел не замечен. Испускает радиосигналы на нескольких частотах.

"Синий дельфин" только что сошёл со сверхсвета, и теперь нёсся к Ретранслятору (и неизвестному объекту) на реальной скорости в 400 километров в секунду. Расстояние до него составляло около полумиллиона километров, то есть сближение примерно через двадцать минут. Явик собирался применить специфический манёвр "Торможение об магнитные поля Ретранслятора" - но наличие постороннего внесло коррективы в эти планы.

- Не саларианский корабль. Не азарийский. Ни одной известной расы. Тип ускорения неизвестен. Сигнал непонятен, - констатировал Мордин.

- Тебе непонятен, - презрительно фыркнул Явик. - Нам эти сигналы знакомы. Код Ису.

- Кого?

- Ису. Мелкая цивилизация нашего цикла. Неудачники. Не смогли победить нас, не захотели подчиниться. К моменту вторжения Жнецов их осталось очень мало. К моменту моего рождения не осталось вообще. По крайней мере, так мне говорили учителя. Судя по этому сигналу, они поторопились.

- Пережили Жатву? Пережили сорок тысяч лет? Используют тот же язык? Сомнительно.

- Мне тоже, однако код я опознаю с уверенностью. Возможно, они, как и мы, находились в стазисе и лишь недавно из него вышли. Возможно, это какая-то другая цивилизация нынешнего цикла нашла их записи и использует коды.

- Можно расшифровать?

- Нет. Я помню всего несколько символов из языка Ису. В этом сообщении присутствует только один из них - означающий "корабль, на котором я в данный момент нахожусь". В дни войны мы не слишком интересовались мертвецами. В базе данных убежища есть полный архив языка Ису - но она слишком далеко.

- Передают сигнал - значит хотят говорить. Неагрессивны.

Явик презрительно скосил на него крайний правый глаз.

- Естественно неагрессивны, пока мы просто точка на их экране. Если они узнают, кто именно находится на борту корабля, их позиция точно изменится.

- Протеане враждебны Ису?

- Безусловно. Мы их почти уничтожили. Даже если это просто наследники, а не сами представители расы, они могут считать месть за учителей своим священным долгом. В моём цикле случались такие казусы.

- Нужно ответить сигналом Цитадели. Нейтрально-дружелюбна ко всем. Корабль Цитадели. Пилот с Цитадели. Нет причин для вражды.

- Хммм, и что ты будешь делать, если они потребуют досмотра?

- Сначала - контакт. Требования - потом. Нет взаимопонимания - хуже всего. Могут выстрелить из осторожности.

Расстояние между кораблями сократилось уже до четырехсот тысяч километров. Протеанский связист неохотно посторонился, пропуская Мордина к пульту.

Пальцы пулемётом отстучали стандартный код Цитадели для первого контакта. Явик тем временем задал кораблю боковое ускорение, демонстрируя незнакомцам, что не слишком хочет с ними сближаться. Чужак тоже изменил курс, по-прежнему идя на пересечение. Передаваемый сигнал изменился, но расшифровать его Мордин по-прежнему не мог. Это с равной вероятностью могло означать "Добро пожаловать, дорогие друзья", или "Немедленно тормозите, или открываем огонь". Для звукового или видеосигнала, во всяком случае, сообщение было слишком коротким - всего пара сотен бит.

Тем временем, другой протеанин наконец закончил наведение телескопа на чужака. На экране появилась странная конструкция, чёрно-белая в пронзительном свете ядра Ретранслятора. Больше всего она напоминала человеческое блюдо под названием "рогалик" - незамкнутое кольцо, толстое в центре и утончающееся к краям. На вытянутых кривых "рожках" - асимметричные надстройки.

- Совсем странно, - пробормотал Явик. - Это не просто корабль Ису. Это точно такой же корабль, как я видел в учебниках. Размеры, форма - всё совпадает до мельчайших деталей. Не мог же за столько веков вообще не измениться дизайн... Это какой-то гиперконсерватизм...

- Ису жили очень долго, - напомнил ему другой протеанин. - Нам так и не удалось определить верхний предел, но их срок жизни как минимум не уступал азари. Со времён Жатвы могло смениться всего несколько поколений. Если они испытывали такой же дефицит ресурсов, как и мы...

- Характеристики корабля? - вмешался Мордин. - Чем может угрожать? Оружие, ускорение, защита, экипаж?

"Синий дельфин" был вооружён чисто условно - два скорострельных масс-драйвера в носу и на корме. Не считая, конечно, бомб, которых у него сейчас не было. Даже по нынешним временам - не бог весть что. А уж корабль времён Мордина они бы даже не поцарапали. Так что конфликта с любым более-менее развитым врагом очень хотелось избежать. Отнюдь не только из моральных соображений.

- В нашем цикле Ису не любили космических сражений, - задумчиво сказал тот же протеанин. Мордин был слишком занят, чтобы вызывать нить с его именем. - Их корабли были слабо вооружены по сравнению с нашими, хотя не уступали в прочности и маневренности. Не совсем понятно, что было причиной, а что следствием. Они предпочитали планетарный десант, а если доходило до сражений в космосе - абордаж. Каждый их корабль, даже грузовой или пассажирский, нёс оружие массового поражения, и если он прорывался до низкой орбиты... было очень плохо. К счастью, прорывались они редко.

- Здесь планеты нет. Попытаются взять на абордаж?

Чем бы ни были неведомые Ису, вряд ли они готовы встретиться лицом к лицу со скоробиотиком. Так что, если дойдёт до конфликта, возможно, стыковка была лучшим вариантом. По крайней мере, для него. Но лучше, конечно, драки избежать.

- Слишком много чести. Будь у нас хотя бы крейсер - они бы попытались навязать ближний бой. "Вершина Полутени" распылила бы этого рогатого уродца с одного залпа. Но для той примитивной скорлупки, на которой мы сейчас летим, даже это - гигантский, совершенно неуничтожимый линкор с невообразимой огневой мощью. Захотят расстрелять - расстреляют, и мы НИЧЕГО не сможем сделать.

Сигнал от незнакомого корабля тем временем опять изменился - он передавал третье сообщение, такое же непонятное, как и два первых. Расстояние уменьшилось ещё на сотню мегаметров. Вектор ускорения чужака теперь был направлен на Ретранслятор, хотя вектор скорости - всё ещё на "Дельфина".

- Хочет обнулить скорость к моменту встречи, - быстро подсчитал Мордин. - Реактивный выхлоп не виден. Ускоряется как "Нормандия"?

- Ты о чём?

- Создаёт гравитационную аномалию перед собой. "Падает" в неё. Бесконечный запас ускорения. Ограничено только разрядкой ядра.

- Понятия не имею, - Явик дёрнул головой, что эквивалентно было человеческому пожатию плечами. - Я не изучал технологии вымерших рас.

- Хм, похоже на то, - задумчиво сказал ещё один протеанин, глядя на приборы. - Во всяком случае сгусток тёмной энергии генерируется между его "лапами". Когда подойдём ближе, я смогу сказать, даёт ли он достаточное ускорение.

- Это значит, что на длинных дистанциях он нас неизбежно догонит, - задумчиво сказал Явик. - Но на коротких у нас может быть ускорение выше. Так?

- Зависит от энерговооружённости. И размера ядра массы.

- Тем не менее, это шанс. Не меняем курс. Либо он сам нас затормозит каким-то образом, либо мы затормозим у Ретранслятора, как и намеревались.

- А дальше?

- А дальше они либо откроют огонь, либо будут пытаться объясниться и дальше, либо попытаются захватить. В первом случае - сразу рвём к Ретранслятору, во втором - морочим им голову, выжидаем удобный момент и рвём к Ретранслятору. В третьем... что ж, возможно у нас будет корабль покрупнее.

- А за Ретранслятором? Если прыгнут за нами?

- Будем прыгать от системы к системе, пока не найдём подходящее место, чтобы спрятаться.


В передаче "рогалика" прорезались некоторые математические закономерности. Похоже, неведомые Ису или кто там внутри находился, убедились, что беседуют с полными идиотами, и перешли на простейшие формулы. Вот когда Мордин реально пожалел об отсутствии омнитула - "железо" он, допустим, ещё кое-как мог воспроизвести, используя процессоры от протеанского оружия, но вот "софт", продукт развития двух тысяч лет культуры Цитадели... Как все саларианцы, Мордин мог очень быстро изучить любой существующий язык, банально впечатав в память слова и грамматические конструкции. А скоробиотика позволяла сократить этот процесс до одного дня. Но разобраться в языке, с которого вообще нет переводчиков, притом не видя собеседника - задача совсем иного уровня сложности.

Протеане тут тоже не могли помочь - обычно они изучали языки прикосновением - напрямую, или через терминал. Но при сложившейся ситуации прямой контакт с Ису был последним, чего им хотелось.

К счастью, хотя бы зрительные ассоциации у саларианцев и Ису оказались достаточно сходными. Поэтому через пять минут ему удалось наладить с "рогаликом" обмен картинками, к которым прилагались звукозаписи. Для протеанских сдвоенных зрачков эти пиктограммы были совершенно бессмысленными.

Хотя, конечно, было и немало накладок. Вот например - пиктограмма с двумя руками, двумя ногами, вертикальным туловищем и шариком-головой на его верхнем конце. С равным успехом может означать "саларианец", "человек", "гуманоид вообще", "любой действующий субъект", "разумное существо" или "Ису", если предположить, что собеседники тоже гуманоиды.

- Известно, как они выглядели? - уточнилл Мордин.

- Прямоходящие, бескрылые млекопитающие. Двуглазые, что редкость для нашего цикла. Рост взрослой особи от двух до четырёх метров. Вес от двухсот до тысячи килограммов.

- Странно. Слишком большой индивидуальный разброс. Те и другие - взрослые? Возможно, половой диморфизм? Или разные подвиды?

- Не знаю. Никто из нас с ними не встречался и их не изучал. Помню только пару строк из энциклопедии.

Ещё через десять минут переписки Мордину наконец удалось определить символ, означающий "не понимаю, уточните, что значит". После этого диалог пошёл бодрее. В частности, выяснилось, что пиктограмма-человечек означает "Ису", но в широком смысле может означать "Разумное существо вообще".

А ещё через минуту их скорости выравнялись, и "рогалик" протянул к маленькому "Дельфину" свои кривые лапы. И в ту же секунду корабль заметно потянуло назад. Однако экипаж не чувствовал ускорения - его показывали только приборы. "Дельфин" словно находился в свободном падении.

- Луч из утяжелённых гравитонов, - отметил Мордин. - Очень интересно. Похоже на биотику, но не биотика.

- Корабли Ису - биомеханические, - буркнул один из протеан. - Многие вещи, которые мы делаем с помощью биотики, они воспроизводят технически.

- Биотическое усиление? - Мордин пару раз слышал легенды о подобных машинах у азари, хотя ни разу не видел их лично.

- Нет, биотическое усиление требует пилота-биотика. Машина всего лишь многократно усиливает созданные пилотом техники, но не меняет форму и структуру импульса. Здесь же корабль как бы САМ является биотиком, в двести метров ростом. Таланты пилота не имеют никакого значения.

- Потрясающе! Невероятно! Но не видно никаких вспышек. У биотиков нет ядра. Распределённые микрокластеры. Куда сбрасывается статическое электричество?

- Он всё-таки не совсем живое существо. И может выдержать накопление заряда, которое убило бы любого органика. Точно не знаю, Ису со мной не советовались... но похоже, что один "рог" генерирует облегчающее поле, а второй - утяжеляющее, они накапливают противоположные заряды, которые потом взаимно нейтрализуются. С парой крупных ядер так не сделаешь, а вот с микрокластерами - вполне, их можно разряжать по одному, небольшими токами. Вот не знаю, что они делают, если нужно создать мощное поле одного знака на весь корабль, да ещё и надолго...

Мордин хотел задать ещё пару вопросов, но его прервал Явик.

- Мы можем вырваться из этого луча?

- Пока что да. Но нет смысла. Делают нашу работу. Тормозят "Дельфина". Реальная скорость обнулится - пройти через Ретранслятор проще.

Явик быстро прикинул в уме курсы, скорости и ускорения. Получалось, что пара кораблей полностью остановится практически рядом с Ретранслятором.

- Но на абордаж они нас возьмут раньше.

Мордин ввёл в передатчик: "Соединение кораблей - не нужно". "Соединение кораблей - плохо-плохо-плохо".

В ответ пришло "не понимаю, уточните, что значит".

"Соединение кораблей - агрессия, драка, нападение". "Агрессия, драка, нападение - плохо".

"Не соединять корабли - не понимаю, уточните. Разговаривать радиосвязь - плохо".

"Не соединять корабли - хорошо. Разговаривать радиосвязь - хорошо. Не опасно".

"Рогалик" на некоторое время замолчал. Его капитану теперь следовало решить сложную задачу - обострять конфликт или нет? Одно дело - отсутствие явного контакта. Там всегда можно оправдаться тем, что пытался помочь или просто хотел разобраться поближе. Совсем другое - когда предположительно невраждебный (пока что) партнёр ясно обозначил своё нежелание сближаться.

Мордин, однако, молчать и не думал. Для него минута была очень большим сроком, который саларианец терять зря не собирался. Он бомбил чужой корабль запросами, уточнениями терминов и описаниями собственных понятий. Если на той стороне - не компьютер, а живой собеседник, ему оставалось только посочувствать - времени на соображение не оставалось вообще. На Цитадели даже существовал такой мем - "саларианская дипломатия". Это когда собеседника забалтывают до такой степени, что он впадает в гипнотический транс, и готов подписать что угодно, лишь бы получить хоть минутку тишины и собраться с мыслями. Любопытно, что чем сильнее воля жертвы, чем более влиятелен, силён и смел обрабатываемый субъект - тем надёжнее эффект. Обычный "лох" ещё может признаться, что его банально заболтали и заморочили голову. Матриарх азари или СПЕКТР скорее развяжут межзвёздную войну, чем признаются (в первую очередь себе), что они, лучшие из лучших, поддались столь примитивной манипуляции. Именно таким образом далатресса Линрон убедила Шепард саботировать лечение генофага.

В исполнении скоробиотика то же самое было намного страшнее. Тут важно правильно "держать темп" - подавать реплики с такой скоростью, чтобы собеседник ещё успевал их понимать, но уже не успевал обдумывать. В свою очередь саларианец успевает проанализировать, обдумать и подобрать воздействие на каждую реакцию оппонента. Не работала эта тактика только с элкорами (для которых чересчур быстро поступающая информация превращалась в бессмысленный шум) и ханарами (которые обрабатывали информацию в ряд независимых потоков, являясь чем-то вроде органических гетов).

Когда между кораблями осталось меньше пяти километров, Мордин наконец прервал поток запросов, чтобы дать собеседнику собраться с мыслями и ответить. Ответ получился не слишком обнадёживающий.

"Соединять корабли - неизбежно".

Услышав от Мордина перевод, Явик, не колеблясь, врубил максимальную тягу и параллельно - ядро в режим максимального снижения массы. "Дельфин" прыгнул вперёд, точно ужаленный, обдав преследователя струёй сверхгорячей плазмы из дюз. Даже корабль времён Мордина такой выхлоп серьёзно повредил бы - но на борту "рогалика" остался лишь тёмный кратер глубиной в пару десятков сантиметров, который тут же начал затягиваться прямо на глазах.

Луч продолжал тянуть их кораблик назад - но ускорение свободного падения в нём не превышало пяти g, тогда как "Дельфин" развивал псевдоускорение в пару десятков ТЫСЯЧ g. На этом фоне крошечная дополнительная сила, действующая на яхту и на тела экипажа, была просто неощутима.

Двигаясь с таким ускорением, они должны были достичь Ретранслятора меньше чем за три секунды. Прыгать они собирались в ту же звёздную систему, куда уже нацелены "рога" - так что ждать, пока огромная машина развернётся, не требовалось. Мордин собирался отправить данные о переходе за полсекунды до контакта - этого вполне достаточно.

Но реакция пилота "Рогалика", судя по всему, как минимум не уступала реакции Явика. Поняв, что незнакомцы ускользают, он выпустил из одной оконечности пару лучей, которые свободно прошли сквозь щиты (вернее, сквозь то, что считалось в этом веке щитами), и срезали "Дельфину" половину хвоста вместе с двигателями. К счастью, в корме никого не было, реактор не задело, так что урон оказался в основном моральным. Из-за асимметричной тяги корабль закрутило волчком, прежде чем Явик успел отреагировать и вырубить уцелевший двигатель.

Мордин до предела ускорился. Оба корабля почти замерли в его субъективном времени, неспешно дрейфуя в пространстве. Курс искалеченного "Дельфина" отклонился от ядра Ретранслятора - он пролетал всего в паре десятков километров от цели, но пролетал мимо.

Мордин мог решить эту проблему двумя способами. Первый - вышвырнуть из пилотского кресла слишком медлительного Явика, занять его самому, и маневрируя вспомогательными двигателями и перемещая центр тяжести полями эффекта массы, всё-таки направить кораблик в ядро. Второй - используя передатчик, скомандовать Ретранслятору втянуть "Дельфина" - была у системы такая опция.

Но он не стал делать ни того, ни другого. Просто сидел и наблюдал за происходящим.

Как Явик наконец останавливает вращение корабля - через пару секунд после того, как Ретранслятор остался позади. Как второй залп "рогалика" с хирургической точностью срезает оставшиеся двигатели. Как протеане готовятся к бою, герметизируя свои доспехи и навешивая на них по пять единиц оружия - холодное, тяжёлое, автоматическое, одноручное и метательное. С учётом того, что шестым оружием была биотика - каждый, словно солдат класса N7, был готов в одиночку воевать против всего мира. При том, что среди них были обладатели небоевых специальностей - Мордин точно помнил. Но даже самый мирный протеанин времён Явика имел опыт сражений выше, чем многие кроганы времён Мордина. "Время такое было, сынок".

Медленно, как во сне, наплывала сверху на рубку уродливая тёмно-серая туша. Гравитационные поля осторожно развернули и прижали "Дельфина" бортом к тупой оконечности чужого корабля. Тёмно-серый металл деформировался, поплыл, меняя форму, словно прирастая к обшивке их звездолёта и формируя внутри себя тёмный тоннель. Из глубин этого тоннеля потянулись шланги-щупальца с лезвиями на концах. Заскрежетали по обшивке - сверхпрочный полимер азари поддавался очень туго. Тогда одно из щупалец брызнуло на обшивку какой-то густой жижей - не то кислотой, не то ферментом. Процесс сразу пошёл гораздо быстрее. Обработанная броня резалась без сопротивления и почти беззвучно, словно сыр.

- Три секунды до разгерметизации... Две... Одна... Есть разгерметизация!


Вопреки ожиданиям, никто не спешил вламываться на борт захваченной яхты. Кроме воздуха - с весьма своеобразным запахом, но вполне пригодного для большинства кислородных разумных видов. Температура за бортом тоже оказалась вполне терпимой - около тридцати градусов цельсия. В воздухе стоял туман, а с потолка непрерывно падал дождь - нечто вроде мелкой мороси. Влажность воздуха была близка к ста процентам.

Вполне разумно со стороны Ису, или кто там на их корабле может летать... После такого "тёплого приглашения" - вряд ли их встретят дружескими объятиями. Символ "агрессия, драка, нападение" вполне ясно дал понять, к чему идёт. А у себя на борту протеане сильнее.

Так что незачем рисковать экипажем (особенно если специализированной десантной команды на борту нет). Достаточно подождать, пока дорогие гости сами высунутся. Не будут же они сидеть внутри своей скорлупки вечно. Ну а за порогом их уже ждут и щупальца с лезвиями, и меняющие форму помещения, и кислота - и многое другое, что наверняка есть у радушных хозяев - вряд ли они уже успели показать всё, что умеют.

Именно эти соображения Мордин вкратце Явику и изложил.

- В одном они правы, - подытожил аватар. - Сидеть здесь вечно мы не можем. Убежать тоже - корабль слишком сильно повреждён.

- Но и наступать нельзя, - возразил другой протеанин. - Мордин тоже прав - у них на их территории преимущество.

Явик размышлял недолго.

- Выйди наружу, - велел он одному из подчинённых. - Недалеко. На два-три шага. Прикоснись к полу, если сможешь - к стенам. Мы тебя прикроем.

Бойцы заняли места рядом с дырой в обшивке. Разведчик осторожно ступил наружу, оглядываясь. Воровато нагнулся к полу...

Как и следовало ожидать, в его сторону тут же рванулся десяток чёрных шлангов. Протеанин, ничуть не смутившись, отшвырнул их биотической волной, затем закрылся барьером, снова нагнулся и замер, ровно на секунду, которая требовалась для завершения анализа. Затем распрямился и кувырком швырнул себя назад, под прикрытие стен корабля. Его товарищи в это время концентрированным огнём выжигали все щупальца, какие видели. А видели они много, даже в царящем здесь полумраке. Их зрение как минимум не уступало саларианскому.

- Готово, - сказал наконец Явик, опуская излучатель. - Если они не могут выращивать новые щупальца, то коридор безопасен метров на тридцать. Впрочем... они явно могут, - последние слова были вызваны тем, что обрезанные под корень манипуляторы таяли, впитываясь прямо в пол.

- Они не только это могут, - эхом отозвался разведчик. - Они контролируют свой корабль на молекулярном уровне. Не только стены и потолки - это лишь самое грубое проявление, которое мы видим. Воздух тоже. Мои бактерии-симбионты были поглощены этим металлом, как только я его коснулся. Я успел уловить только слабые отголоски информации. И этот дождь - тоже. Настоящий раствор органики. Желудочный сок. Пока что неагрессивный - режим санобработки моей брони с ним справился. Пока.

- НАСКОЛЬКО они контролируют воздух? - уточнил Явик. - Если бы в нём были любые сложные молекулярные структуры, мы бы это ощутили при первом же вдохе. Так что речь может идти только о банальном изменении химического состава газов. Но от него защищают наши доспехи.

Разведчик раздражённо сверкнул глазами.

- Это гораздо больше, чем просто газы. Мы - ходячие химические лаборатории в два метра размером. Этот корабль - летающая химическая лаборатория в двести метров размером. Как вы думаете, у кого арсенал инструментов шире? Кто кого скорее сможет взломать? Пока что корабль просто собирает данные. Поглощает молекулы воздуха, выходящие из нашего корабля, мельчайшие пылинки, микрофлору, измеряет электрические поля нашей биотики... и всё это передаёт своим хозяевам. Потом они начнут активную разведку - выпустят в воздух микробов-разведчиков, которые будут прятаться в дырах нашего восприятия. Эти микробы соберут недостающие данные - то, что мы не выпускаем за пределы доспехов. А потом будет атака. Молекулы разрушения, которые мы не заметим, или заметим слишком поздно.

- Мы сможем предотвратить это, если уничтожим экипаж?

- Нет. Точнее, этого недостаточно. Нужно будет отменить запущенную программу нейтрализации посторонних. Это что-то вроде корабельного иммунитета. Но если мы атакуем хоть одного Ису, она автоматически переключится на программу уничтожения посторонних. Это гораздо более жёсткая версия. Пока они хотят всего лишь обезвредить нас, взять в плен, не убивая.

- Это действительно настоящие Ису? Ты уверен?

- Да. Я почувствовал в этой... псевдоживой структуре их нервные импульсы. Только краем, эхом... Но это раса нашего цикла, я уверен.

- И они - живые Ису, настоящие Ису - не пытаются уничтожить протеан, которые полностью в их власти? Только выключить?

- Возможно, они полагают, что простой быстрой смерти для нас недостаточно. Или что недостаточно убить семь протеан, когда где-то в космосе могут быть и другие. В плен берут не только из милосердия, командующий. Иначе мы бы не захватывали хасков.

- Эй, а где Мордин? Только что здесь же был!


Костюм Мордина был несравненно более примитивен, чем протеанская броня. Он состоял отнюдь не из сверхпрочных сплавов. И режима санобработки у него не было. Поэтому, к тому времени, как протеане наконец согласуют тактику атаки и методы противодействия, он уже превратится в лужицу.

Вдобавок, как и любой нормальный саларианец, Мордин предпочитал бить без предупреждения и на опережение. А также ненавидел впустую терять время.

Расстояние до рубки он преодолел за 0,3 секунды. Корабельная периферия, разумеется, видела посторонний объект - но абсолютно ничего не могла с ним поделать. Щупальца-манипуляторы, химические агенты - всё это было несравнимо медлительнее, чем он.

За время пробежки всего несколько капель осело на его жёлтой броне. Все остальные отмело в сторону воздушным потоком и откинуло электростатикой. Оказавшись в "сухой зоне", Мордин, не останавливаясь, срезал и выкинул поражённые участки костюма (не целые лоскуты, а только верхние слои, чтобы не нарушать целостность). На это ушло ещё 0,05 секунды.

Ещё в момент принудительной стыковки он запустил систему эхолокации, которой был оборудован "Дельфин", и теперь знал примерную конфигурацию помещений на звездолёте чужаков. Конечно, пилоты могли её менять, перестраивая корабль по своему усмотрению - но не мгновенно.

Кое-где проходы оканчивались тупиками - но взрывные заряды и резак из твёрдого света, работающий на сверхзвуковых скоростях, быстро исправляли это недоразумение.

Пилот Ису восседал в рубке в гордом одиночестве - на огромном кресле, похожем на орудийную турель.


http://vignette3.wikia.nocookie.net/avp/images/b/b2/Pilot_in_Cockpit.jpg


Встав в полный рост, это существо возвышалось бы на три метра. Даже протеане казались бы карликами в сравнении с ним, а уж Мордин - и вовсе мелким паразитом. Впрочем, трудно было сказать, где именно заканчивался Ису и начиналось кресло. Он был единым целым со своим креслом и кораблём - буквально слился с ним. Он не видел и не слышал происходящего вокруг его физического тела - зато непосредственно чувствовал всё, что происходило снаружи и внутри корабля. Вокруг него парили в воздухе бесчисленные голографические значки, образуя своеобразную ауру.


http://vignette3.wikia.nocookie.net/avp/images/9/9d/Space_Jockey.PNG


"Стоп... но если информация передаётся напрямую в мозг пилота... или хотя бы на его шлем... зачем тогда нужны эти голограммы? Он же все равно их не видит... а посторонних здесь нет..." В следующую миллисекунду Мордин узнал ответ.

Это был не голографический интерфейс. Это была защитная система.

Парящая в воздухе сеть из твёрдого света ринулась на незваного гостя, стремясь задавить его, спеленать, обездвижить. Вернее, тут было даже три раздельных сети - одна оказывала механическое воздействие, вторая била током, третья - обстреливала лазерами. И все три работали как минимум со скоростью звука. Окажись тут обычное разумное существо, оно бы не успело даже глазом моргнуть.

Мордину понадобилась вся доступная скорость, чтобы отскочить обратно в коридор. К счастью, он не успел зайти глубоко внутрь, а радиус действия защитной сети был ограничен центральной камерой.

Для пробы он подстрелил несколько световых модулей из излучателя частиц. В сети образовалась дыра, но она тут же заполнилась - место уничтоженных заняли новые парящие значки. Заодно возникли целые щиты из твёрдого света, прикрывающие драгоценное тело пилота.

Теоретически, Мордин мог бы разрушать сеть быстрее, чем корабль её создавал. Твёрдый свет генерируется очень быстро... но всё-таки не мгновенно. Беда в том, что он и уничтожается не мгновенно. Протеанскому излучателю требовалось примерно 0,1 секунды, чтобы уничтожить один летающий значок. Слишком много по меркам скоробиотического боя... или по меркам системы на фотонных полях.

"Отлично, посмотрим... а что ты скажешь на это?"

Залп "Капитана Холода" на полной мощности накрыл около сотни кубометров воздуха одновременно. На пол пролился дождь из жидкого азота.

Нет, охлаждения как такового структуры из твёрдого света не "боялись". Скорость молекул внутри фотонных ловушек и так была близка к нулю.

Но увеличение скорости света внутри поля эффекта массы привело к росту длины волны. Модули-охранники "разбухли", превращаясь в толстые, почти невидимые "подушки". И... дождём посыпались на пол, разбиваясь, как стеклянные, и исчезая в ярких вспышках.

Эти структуры парили в воздухе, как мини-дирижабли. Они могли летать за счёт того, что их плотность равнялась плотности воздуха. Когда азот выпал в осадок, они потеряли опору.

Что же касается физически связанных сетей твёрдого света, которые опирались краями на пол или на стены, то они лопнули ещё на этапе разбухания - не выдержав принудительного изменения геометрии.

За несколько взмахов своим замораживающим пистолетом Мордин полностью расчистил воздух вокруг пилота. А залп "Тепловой Волны" с другой руки по верхушке кресла-орудия на время лишил систему способности к восстановлению, расплавив окуляры генераторов твёрдого света.

А ещё через десятую долю секунды на груди Ису уже висели две прилипающих кумулятивных гранаты.

- Подчинение, - громко произнёс Мордин одно из немногих слов чужого языка, которые успел узнать за время переговоров по радио. - Подчинение, иначе - взрыв. Взрыв - плохо, не нужно. Подчинение неизбежно.


Им понадобилось примерно полчаса, чтобы взять в плен всех членов экипажа - которых, как выяснилось, было четверо. Один в пилотской рубке, которого и захватил Мордин, остальные трое - в трюмах. К счастью, доступ пилота был приоритетным, и Мордин сумел заставить пленника отключить от управления его собратьев. После этого взять их оказалось не так уж трудно.

Всех пленников согнали на "Синий дельфин", так как оставлять их на собственном корабле было слишком опасно.

Протеане поглядывали на "примитива" едва ли не с суеверным ужасом. Они физически не могли представить, КАК один солдат, даже не биотик, сумел прорваться через все опасности чужого корабля. Очень скоро им предстоял весьма неприятный откровенный разговор - но пока что у них было в избытке других дел. Мало победить - надо суметь победой воспользоваться.

- Ты слишком рисковал, саларианец, - заметил Явик. - Весь твой план основывался на том, что Ису ценит собственную жизнь выше победы. Что бы ты стал делать, если бы при угрозе жизни он не сдался, а, например, включил систему самоуничтожения?

- Рисковал, - согласился Мордин. - Но не слишком.

Храбрецы, готовые жертвовать своей и чужой жизнью лишь ради того, чтобы нанести ущерб врагу, из воздуха не берутся. Их должна воспитать соответствующая культура. Могут ли Ису быть такой культурой? Скорее нет, чем да.

Вариант первый - перед ними потомки тех самых Ису. Тогда для них протеане - далёкая история, страшная сказка. Их могут считать врагами, но не Врагами. Даже если Ису каждый день перед завтраком ритуально сжигает чучело протеанина, встреча с ЖИВЫМ архиврагом должна обеспечить ему изрядный разрыв шаблона. Даже самый идейный фанатик редко бывает готов к тому, что символы - неважно, добрые или злые - внезапно оживут и набросятся на него.

Вариант второй - перед ним ТЕ САМЫЕ Ису. Те, которые пострадали от протеан, те кто ещё помнят их лица и возможно, павших от протеанских рук друзей и родственников. Неважно, провели они эти годы в стазисе, или просто живут очень долго. В любом случае их - помнящих прошлое - должно быть очень мало. И жизнь каждого - на вес элно. Они, возможно, и хотели бы эпически погибнуть, забрав с собой последних протеан - но не могут себе это позволить.

По крайней мере, пока не убедятся, что эти протеане действительно последние.


Допросить Ису оказалось не так просто. Симбиотические бактерии протеан, в отличие от аналогов азари, видоспецифичны. Внедрить их в инопланетный организм довольно сложно - особенно если этот организм обладает в десять раз более совершенным иммунитетом.

Да, Явик в будущем считал языковую матрицу, просто прикоснувшись к плечу Шепард. Да ещё и ей свои воспоминания передал.

Но - то Шепард. Которая начала карьеру СПЕКТРа с того, что подключилась к протеанскому маяку. А потом были Ферос и Илос, где ей ещё дважды последовательно отформатировали мозг. И к моменту пробуждения Явика в ней было чуть ли не больше протеанского, чем человеческого.

На "Синем дельфине" терминал был. Правда, совсем маленький, довольно слабый... но чтобы подключить большинство рас Совета, его бы хватило.

Но для Ису этот терминал был - что слону дробина. Обследовав пилота в лаборатории, Мордин на стенку готов был лезть. У этих ребят и родной-то иммунитет был практически непрошибаемым. А уж усиленный биомеханическими имплантами и доспехом... Они буквально переварили всё, что Явик попытался в них ввести. Самое обидное (хотя и смешное, если посмотреть с другой стороны) состояло в том, что, вполне возможно, Ису могли бы осознанно отключить этот иммунитет на некоторое время. Но чтобы объяснить им задачу, нужно было знать язык. А как узнать язык без подключения? Как при переговорах по радио до этого? Тыкать пальцами в пиктограммы? Так можно несколько дней провозиться!

Снимать броню пленники наотрез отказались. Кое-как удалось убедить их хотя бы снять шлемы - выяснилось, что слоноподобные физиономии с хоботами - это всего лишь маски, под которыми скрываются вполне человекоподобные лица.


http://vignette3.wikia.nocookie.net/avp/images/d/de/EngineerSJsuitfigure.png

http://vignette3.wikia.nocookie.net/avp/images/5/5a/Sg1s8.jpg


- Ису, как и мы, "выросли" на технологиях народа Инусаннон, который господствовал в предшествующем цикле, - пояснил этот странный маскарад один из протеан. - Инусаннон примерно так и выглядели - от их лиц отходило несколько щупалец, в том числе одно центральное с опорным хребтом, который дополнительно поддерживал череп. Собственно, само слово "Ису" произошло от "Инусаннон".

- Скафандры - выражение почтения основателям?

- Нет, - хмыкнул протеанин. - Ису никого не почитали, кроме самих себя. Просто в их религии Инусаннон были чем-то типа богов. Надевая такие одежды, они как бы символически показывали - "теперь и мы боги тоже". Для протеанина самое главное - чувство собственной важности. Для Ису - чувство собственного величия.

- Весьма своеобразный народ. Анатомически тоже.

Результаты сканирования организма великанов просто поражали. Определённо, никакая эволюция не могла породить такое - только долгая и упорная работа над собой. Выглядели они, как люди, но внутри... это были даже не млекопитающие. Два сердца или там кислотные железы во рту - это ещё куда ни шло. Но экзоскелет, как у насекомого, под почти человеческой кожей - это что вообще? Причём в этом панцире сразу же присутствуют гнёзда с выходами нервной системы - для подключения биодоспеха! Интересно, они со всем этим рождаются, или их потом такими делают, путём модификаций? Интересно, а они вообще рождаются? Некоторые детали создавали впечатление, что их на конвейере собирают. Нет, конечно - уж кто бы говорил... но всё-таки надо обязательно изучить их ДНК, жизненный цикл... биолог в нём просто подпрыгивал от нетерпения.

Увы, это сейчас не было первостепенной задачей. Главное - разобраться, как же с ними всё-таки говорить.

Саларианец может выучить новый язык за месяц. В применениии к Мордину это - несколько часов. Ни протеане, ни Ису не поняли, зачем именно ему голографическая база данных - но включить согласились.

Пилот-то хотя бы видел уже, на что способен скоробиотик. А вот протеане, похоже, испытали глубокий шок, наблюдая, как сливаются в сплошное мерцание картинки в воздухе. Прятаться от них Мордин посчитал излишним. И так скоро узнают. Возможно, даже лучше - слишком много времени и ресурсов уходило на маскировку. Пора выходить из тени.

Примерно через пятнадцать минут он остановил терминал и обратился к пленнику.

- В базе данных. Третья планета жёлтой звезды. Обозначена словом "Дом" или "Родина".

- Она была ею, - мрачно сказал Ису. - Мой народ происходит с этой планеты. Но наш дом был уничтожен протеанами.

- Ошибка! Противоречие! Сомнительные данные! - Мордин ничего уже не понимал. - Третья планета известна как Земля! Дом расы людей! Не уничтожена! Населена! Населена не Ису!

Пленник сжал челюсти, и если бы не наведённый ему в затылок ствол протеанской винтовки - вскочил бы не с самыми дружелюбными намерениями.

- Ты слишком мало знаешь, шустрая лягушка. Похоже, твои друзья-убийцы не спешат посвящать тебя в некоторые детали? Тогда это сделаю я...


ДЕВЯТАЯ НИТЬ ПАМЯТИ


Цивилизация Ису была очень древней по меркам циклов. Впрочем... что считать цивилизацией. Как вид они появились около полутора миллионов лет назад. Произошли они от крупных приматов - родственников гигантопитеков. Впрочем, в процессе перехода к цивилизации - несколько измельчали. Средний рост первой полностью прямоходящей особи (их аналога кроманьонца) составлял около двух метров.

Их цивилизация никогда не знала проблем, которые терзают большинство первобытных народов. Ису (тогда они назывались иначе, конечно) изначально стояли на вершине своей пищевой пирамиды, так что никаких проблем с хищниками они не испытывали. Когда можешь голыми руками разорвать пасть льву, многие вещи видятся... по-иному.

Не преследовал их и другой бич дикарей - голод, связанный с перенаселением. Ису изначально были долгожителями - даже в каменном веке средняя продолжительность их жизни составляла около двух тысяч лет. Вероятно, это было следствием чьей-то генетической коррекции, либо очень удачной мутации - ни один вид обезьян так долго не живёт. Да и вообще ни один земной биологический вид. Или кто-то пытался внедрить на Земле гены кроганов?

Но в отличие от кроганов, потомство Ису давали крайне редко - максимум один ребёнок каждые пятьсот лет жизни женщины. Благодаря этому перенаселение им никогда не угрожало. Они жили отдельными семьями, максимум небольшими племенами по десять человек. И были абсолютно собой довольны - плодородные земли Евразии казались им настоящим раем.

Восхождение к вершинам цивилизации они начали восемь циклов - четыреста тысяч лет назад. И начали не с огня или плавки металлов, а с приручения животных. Позже последовала селекция растений, и сто двадцать тысяч лет назад они уже уверенно владычествовали над всей земной биосферой. Селекция и генная инженерия низших приматов позволили им создать расу слуг - похожих на Ису внешне, но более мелких, слабых и значительно более короткоживущих. Главным достоинством этих "людей" было то, что они очень быстро плодились. Но в этом же заключалась и главная угроза - выйдя из-под контроля зверушки могли запросто выжрать всю биосферу планеты. Пару экологических катастроф они уже произвели. К счастью, пока локальных.

Дискуссия о том, нужно ли истребить слишком опасный вид, или следует работать над более эффективными средствами контроля, гремела по всей планете... когда разверзлись небеса и на Землю медленно опустились первые корабли Инусаннон.


Если верить пленнику, то Инусаннон были совершенно бескорыстными культурными просветителями - мирными философами, которые увидели в землянах будущее величие и возжелали сделать их своими наследниками.

С точки зрения Мордина, всё это больше напоминало покупку у аборигенов детей в обмен на стекляшки. Ну, не детей в буквальном смысле - у редко рожавших Ису они были драгоценностью. Инусаннон предложили землянам сделку - технологии контроля рабов-людей в обмен на некоторое количество их генетического материала.

Этот материал они использовали уже для выращивания СВОИХ рабов. Точнее, погонщиков рабов. Надзирателей для всего разросшегося парка их полуживой машинерии. Любым занятием Инусаннон было "витание в облаках" - погружение в собственные мысли на несколько столетий, откуда ВНЕЗАПНО вываливались невероятные открытия в физике и биологии. При необходимости они МОГЛИ решать проблемы реального мира, причём с необычайной эффективностью - но считали это грязным и скучным занятием. Возможно, они даже Жнецам ПОЗВОЛИЛИ себя собрать - чтобы в утробе железного кальмара за пределами Галактики их, наконец, никто не отвлекал от размышлений.

С другой стороны, Инженеры или Космические Наездники, как назвали модифицированных клонов Ису, полностью разделяли любовь своих предков к практической деятельности - к перекройке всего живого под свои нужды, к господству над планетарными биосферами и примитивными разумными. Их деловой, хозяйственный склад ума был ещё более усилен Инусаннон - как и гордыня, впрочем.

Мятежа Инженеров они ничуть не боялись - поскольку это был идеальный симбиоз. Кто же режет курицу, несущую золотые яйца? Наездники сами, с огромным удовольствием холили и лелеяли своих господ, предоставляли им наилучшие условия, удовлетворяли малейшие капризы, выращивали их личинок - чтобы только сохранять доступ к их периодическим озарениям, которые они вываливали на бренный мир. К открытиям, которые экспериментальным путём сделать было просто невозможно - для этого нужно было думать, как Инусаннон.

Инженеры были абсолютно бессмертны - но столь же абсолютно бесплодны. Эти два свойства (продолжительность жизни обратно пропорциональна количеству детей) были как-то связаны в глубине их ДНК - в такой глубине, куда даже они не могли залезть.

Инусаннон, возможно, могли бы, если бы захотели. Но они не хотели. Если кто-то из Наездников необратимо "ломался" в результате несчастного случая (что происходило крайне редко, так как их сделали очень живучими) - они просто выращивали нового клона ему на замену.


А потом пришли Жнецы, и за каких-то полтора века от Инусаннон остались одни воспоминания. От всех Наездников, которые им служили - тоже. Уцелели только разведчики в дальних уголках Галактики, об отправке которых не было записей в архивах.

Выжившие, разумеется, о Жнецах не знали. Они просто, вернувшись, обнаружили, что их хозяева куда-то исчезли. Ну и ладно - баба с возу, кобыле легче. Они возвели по всей галактике мемориалы великому народу щупальцеголовых, переделали свои биоскафандры так, чтобы внешне походить на Инусаннон, и стали думать, как теперь жить дальше.

Научиться воспроизводить потомство самостоятельно они так и не смогли - голова не в ту сторону работала. Но они обошли эту проблему, восстановив контакт с потерянными братьями на Земле. Так как земные Ису в космос до сих пор не вышли, Жнецы не тронули их маленький рай. Ису очень обрадовались возвращению потерянных братьев, и охотно согласились время от времени предоставлять свои гены в обмен на космические технологии.


В середине цикла они неожиданно столкнулись с протеанами - молодой, но, как выяснилось, крайне зубастой расой. После нескольких попыток договориться миром, было принято решение о полном уничтожении этого вида. Биолаборатория в системе Дзета Сетки вывела идеального хищника для ульевой охоты и отправила три корабля на зачистку домашнего мира протеан. Но все три куда-то пропали, не достигнув цели.

Следующие несколько тысяч лет Наездникам было немножко не до того. Они восстанавливали популяцию. Целых двенадцать потерянных сограждан - это не шутки. А когда наконец вернулись к вопросу экоформирования родной планеты протеан - выяснилось, что дикие кочевники успели выйти в космос, найти остатки технологий Инусаннон и установить весьма эффективную охрану своих космических границ.

Более того, их империя расширялась со скоростью эпидемии - за следующие десять тысяч лет они заняли практически всю Галактику. И обнаглели настолько, что предъявили Ису ультиматум - подчинение или уничтожение.

Инженерам удалось зачистить несколько десятков их планет, но это мало что меняло, когда протеанам принадлежали тысячи. В попытках решить эту проблему, они создавали всё более умное, адаптивное и самостоятельное биооружие. Если бы они не доигрались и не истребили себя, то, возможно, в конце концов смогли бы добиться перелома в войне.

Но протеане тоже не сидели на месте. Их могущество тоже росло - и уже приблизилось к зачаткам астроинженерии. Выяснив, что Инженеры опираются всего на несколько десятков "райских миров", где плодились оригинальные, генетически чистые Ису, они одновременно нанесли удар по этим мирам. Два десятка ранее стабильных светил по всей Галактике ярко вспыхнули, выжигая свои планеты. Среди которых была и Земля.

Лишённые возможности пополнять свои ряды, Наездники были обречены. Они ещё могли огрызаться, наносить чувствительные удары, но шансов перейти в наступление у них уже не было. Даже если удавалось уничтожить жизнь на протеанской планете, её просто некому было занять и нечем удержать.

Вдобавок, к войне присоединились и другие расы протеанского цикла - никто не любил производителей биологического оружия.

Но тут на помощь снова пришла судьба... в лице всё тех же Жнецов. Преследователи разом превратились в преследуемых. Нет, Ису досталось тоже - под Жатву попали и некоторые из них. Но потеря половины расы - не слишком большая трагедия для тех, кому грозит полное уничтожение.

Как и в прошлый раз, уцелели лишь те, кто Жнецов не видели и не имели о них ни малейшего понятия. В зачистке следов машины всегда были в высшей степени дотошны. У Инженеров теперь было некоторое представление о циклах вымирания в галактических масштабах - но отсутствовало понимание, что именно эти циклы вызывает.

Теперь им никто не мешал вернуться на сожжённые райские миры. Увы, хотя на парочке из них чистокровным Ису и удалось пережить вспышку - остатки некогда великого народа были зачищены протеанами "вручную".

И тем не менее, надежда оставалась. Наездники не считали себя вымирающим видом, хотя новые представители расы не появлялись на свет уже сорок тысяч лет. Но в чём именно она состояла - все четыре пленника говорить наотрез отказались.


- Вы отправитесь с нами, - постановил Явик после некоторого размышления. - Ваш корабль доставит нас до цели.

Лицо Ису осталось неподвижным. Для человеческого взгляда, по крайней мере. Протеане и Мордин отлично видели проступившее на нём облегчение. Они всерьёз подозревали, что их могут прикончить сразу по окончании допроса. Конечно, отсрочка казни - это ещё не помилование... но тоже неплохо.

Руководствовался аватара мести, конечно, не гуманизмом - он такого слова и не слышал в жизни. Просто корабль Наездников был рассчитан только на управление Наездниками - любые другие пилоты не подходили ему чисто анатомически. А другого корабля, чтобы добраться до "Вершины", у них теперь не было. Не считать же таковым "Дельфин".

Мордин подозревал, что возможности корабля Инженеров позволяли починить их яхту за пару дней. Но пленники благоразумно не спешили это предлагать - даже если знали, как. Вероятность, что Явик их отпустит, получив обратно исправный звездолёт, близилась к нулю. Свидетели ему совершенно не нужны. А вот что избавится, как только они станут менее нужными - вполне реально.

Во всяком случае, срезанные лучом кормовые двигатели они с собой захватили. Пусть и после долгих уговоров.

- Где гарантия, что вы не убьёте нас после того, как мы доставим вас на место? - хмуро спросил пилот, он же капитан корабля.

Выслушав перевод, Явик биотикой приподнял огромную тушу в воздух, и слегка сжал. Ису захрипел и задёргался, выпучивая глаза. Руки молотили по воздуху, но врага перед ним не было - аватар стоял на безопасной дистанции в три метра. Наездник мог обходиться без кислорода весьма долго, к тому же шея была укреплена подкожными бронепластинами. Душить его обычным способом было совершенно бесполезно, даже если вы обладали достаточной силой. Но всё это слабо помогало, когда убийственные аномалии возникали прямо внутри трахей и кровеносных сосудов.

- Вот что я тебе скажу, Ису. Никаких гарантий не будет. Ты не можешь быть ни в чём уверен относительно конца пути. Но зато ты можешь быть АБСОЛЮТНО уверен, - он сверкнул глазами и пленник рухнул на пол, постанывая и массируя шею, - что я убью тебя, если ты меня НЕ отвезёшь. И можешь также быть уверен, что эта смерть не будет лёгкой. Как аватара мести, я был снабжён очень обширными знаниями о способах причинения различных... неудобств. Проще говоря, меня выращивали как идеального палача. Я знаю, что вы умеете блокировать боль, вызывать изменённые состояния сознания, впадать в спячку по желанию... Но поверь, я также знаю, как это всё обойти. А если и не знаю сразу, то скоро научусь. Вас тут целых четыре, так что у меня будет очень много материала для практики. Ну так что - летим куда следует прямо сейчас, или мне вернуться к этому разговору через пару дней, которые будут для тебя очень насыщенными, Ису?

- Достаточно, - резко вмешался Мордин. - Оставь его, Явик. Непродуктивно.

- Ты-то что об этом можешь знать, биолог? - последнее слово было полным презрения. - Если ты неплохой полевой боец, это ещё не значит, что тебе дано понять боль и ненависть, которым тысячи лет...

В следующую секунду он скорчился на полу от страшной боли, которая не давала даже закричать.

- Кое-что знаю... - невозмутимо заметил Солус. - Понять и почувствовать - разные вещи. Не являюсь бактерией. Программирую бактерии. Не являюсь компьютером. Программирую компьютеры. Не являюсь насекомым, обезьяной, рептилией...

Считается, что техника "Нейрошока" - это всего лишь микроволновый импульс, который обжигает кожу и нервные окончания цели. Правда здесь лишь в том, что микроволны там действительно используются... иногда. У каждой расы и даже у каждой особи - свой болевой порог, своя структура нервной системы, своя физиология и броня. Микроволновый импульс, который поджарит голого ханара, заставит крогана в полном доспехе разве что почесаться.

Нейрошок - это не столько конкретная технология, сколько умение - этакое высокотехнологичное кунг-фу. Суть его заключается в том, чтобы определить особенности восприятия и поведения конкретного существа - и нанести удар по его наименее защищённым рецепторам.

Важно, что "нанести удар" - не значит банально перегрузить рецепторы. Хотя, конечно, светошумовая граната для человека или там перцовый газ для собаки - это тоже в некотором смысле "Нейрошок". Но очень примитивный и потому неэффективный - такие вещи слишком легко отсекаются фильтрами. А вот, например, неяркий огонёк на периферии зрения, частота мерцания которого подобрана так, чтобы вызвать эпилептический припадок... Нейрохакеры делали с органиками примерно то же самое, что их коллеги-инженеры - с синтетиками. Взламывали защиту, ища нетривиальные уязвимости.

Имея доступ к медицинским данным "Победы" и субъективные часы на подготовку каждой атаки, Мордин мог обойтись в таких делах даже без омнитула. Уязвимой точкой протеан, например, было их необычайно острое и при этом многодиапазонное зрение. Мордин мог бы просто показать Явику определённый голографический рисунок (абсолютно безобидный для всех других разумных - всего лишь четыре висящих в воздухе глаза, движущиеся некоторым образом), чтобы вызвать неконтролируемый гормональный взрыв. Но это было слишком опасно - а он хотел всего лишь преподать самонадеянному аватару небольшой урок, который, возможно, в дальнейшем спасёт его жизнь. Поэтому в данном случае использовал другую уязвимость - молекулярную чувствительность.

Поток невидимого ультрафиолетового излучения, абсолютно безопасный для самого протеанина, но выжигающий тонкую плёнку бактерий-симбионтов на поверхности его кожи. Она восстанавливалась через несколько минут, но умирающие микроорганизмы "кричали" в некрозе, передавая вместо информации о структуре клеток и отдельных молекул шок на сенсорные нейроны. Нужно было всего лишь подобрать подходящую частоту и мощность, ширину луча и точки на коже, где эффект будет максимальным.

Не обращая внимания на аватара, который уже вскочил и лучился биотикой, готовый свернуть мерзавцу шею, Мордин подошёл к ошарашенному Инженеру.

- Явик не может гарантировать. Я могу. Нейтральный посредник. Раса развилась недавно. Не замешан в старых конфликтах. Заинтересован в сохранении всех видов. Всех технологий. Существует общий враг. Конфликты ослабляют всех.

- Какой ещё общий враг? - с недоумением посмотрел на него Ису.

- Жнецы. Раса старых машин. Великие убийцы. Уничтожили Инусаннон. Уничтожили протеан. Убили многих Наездников. Придут снова. Нужно объединиться.

- Примитивные суеверия низших народов, - поморщился Ису. - Все природные катаклизмы списываются на происки демонов, силы тьмы или великого врага. Даже если ты сам в это веришь, протеан тебе в этом не убедить.

Мордин только улыбнулся и глянул на Явика.

- Не знаю, кого из вас я убью первым, - процедил сквозь зубы аватар. - Но Жнецы очень даже существуют. Уж в этом-то я точно не сомневаюсь.


- Ты действительно думаешь, что мы можем объединиться даже с ними? - серьёзно спросил Явик, когда они остались наедине (ошарашенные пакетом свежей информации Инженеры приходили в себя в кают-компании). - После всего, что было между нашими народами?

- Инстинкт выживания - общий. Сильнее мести. Выжить вместе - или умереть порознь.

- Чтобы объединиться, кто-то должен подчиниться. Стая с двумя вожаками обречена на гибель. Но они никогда не подчинятся нам. А мы - им.

- Ису так не думают. Не стайные. Не конкурентные. Живут поодиночке. Объединяются только для решения проблем.

- Верно. У них была очень извращённая эволюция, которая не сформировала никакого понимания дисциплины. И Инженеры это свойство от чистокровных Ису унаследовали. Именно поэтому они бесполезны, а вот вред нанести могут. Ради безопасности твоего цикла, мы должны уничтожить всех, кого найдём.

Мордин покачал головой.

- Уничтожать из предосторожности - метод Шепард. Видел в конце цикла. Не работает. Уничтожила рахни. Уничтожила заражённых Торианином. Уничтожила Совет. Уничтожила базу Коллекционеров. Уничтожила кроганов. Могли быть опасны.

- Умная женщина, - одобрил Явик.

- В результате - осталась без рук. Без оружия. Она одна. Жнецов - много. Да, риск. Нельзя победить, не рискуя. Мыслил бы, как Шепард - уничтожил бы Убежище. Протеане тоже опасны.

- Даже так? Что ж, тогда покажи мне, как ТЫ готов рисковать, саларианец. Объясни, как именно ты сумел взять штурмом в одиночку самый защищённый в Галактике корабль. Если не солжёшь - я подумаю насчёт возможности оставить их в живых хотя бы на время.

- Не "подумаю". Сделаю.

- Хорошо, - после некоторого колебания согласился Явик. - Если ты скажешь правду, я клянусь моей следующей линькой, что оставлю их в живых, если только они не нападут на нас, или не возникнет серьёзный риск побега.

Мордин рассказал. И показал.

- То есть... - очень медленно сказал Явик, словно боялся неосторожным словом взорвать живую бомбу, - ты хочешь сказать, что можешь убить нас всех в любой момент без особого труда?

- Могу, - не стал скромничать Мордин. - В замкнутом помещении - не успеете ничего. Сотая доля секунды. На каждого. Две сотых - без оружия.

- Да уж... никто шевельнуться не успеет, не то, что биотику активировать или оружие достать. И почему ты скрывал это половину полёта, вместо того, чтобы угрозой заставить нас повиноваться?

- Угроза - ненадёжно. Неэффективно. Собеседник думает, как избавиться. Не как решить проблему. Общие интересы - лучше.

- Если они есть, эти общие интересы.

- У нас - есть. Спасибо Жнецам.


Ложиться в стазис снова Мордин не хотел. Во-первых, из осторожности - теперь, зная, с каким чудовищем имеют дело, протеане вполне могли не постесняться взорвать весь "Синий дельфин". И не исключено, что им в этом даже помогут Инженеры. Не из большой любви, конечно, а посчитав, что лишить протеан главного оружия - полезнее, чем сохранить единственного защитника.

Во-вторых, кому-то нужно было следить, чтобы эти сумасшедшие не поубивали друг друга из-за старых расовых обид.

Проблема была в том, что для корабля Инженеров - анабиоз не приятное дополнение, а совершенная необходимость. Их корабли преодолевали межзвёздные расстояния совершенно безумным способом, который могла придумать только извращённая логика Инусаннон. Этот двигатель буквально разворачивал пространство Минковского перед летящим кораблём на "45 градусов", так что ось времени корабля становилась параллельна поверхности светового конуса внешней вселенной. На практике это приводило к тому, что вместо того, чтобы "растягивать" время, как делают это обычные релятивистские корабли с приближением к световому барьеру, он, наоборот, его "сжимал". А ещё точнее, при должном разгоне - пространство для него (почти) становилось временем. Каждый световой год расстояния равен году полёта для путешественников.

Следовательно, четырнадцать светолет до первичного Ретранслятора в Бету Аттики он преодолеет за двадцать три дня по времени окружающего мира (можно и за меньший срок, но с этим уже связан ряд технических проблем)... но за четырнадцать лет собственного времени. Бессмертные Инженеры, подключенные к бортовым системам, в принципе могли себе позволить бодрствовать весь этот срок. Скучно, но за счёт виртуальной реальности и личных хобби время скоротать можно. Для протеан такое уже было малоприемлемо. Для Мордина - абсолютно недопустимо.


Стазисные камеры Ису ничем особо не отличались от протеанских, так как имели один и тот же "исходник". Разве что у Инженеров они были больше (естественно) и намного совершеннее. Конечно, их было всего четыре, но для корабля не составило особого труда вырастить ещё столько же. Инженеры заверили, что уложить двух протеан в одну камеру абсолютно безопасно, процедура полностью отработана. Во всяком случае, быстрее и безопаснее, чем перекраивать дизайн существующих камер под мелких зверьков.

Ни Явик, ни Мордин верить им на слово, конечно, не собирались, и проверили всё лично. Заставили каждую выращенную камеру отсоединить от корабельной сети, снабдить собственным источником питания и модулем управления. Инженеры, конечно, протестовали, что это примитивно и ненадёжно, но "пираты" дружно заявили, что это уже будут их проблемы. У выращенных камер был отключен молекулярный иммунитет, и протеане смогли прикосновением проверить их на наличие всяких встроенных ловушек.

Затем он заставил Инженеров вырастить в центральной рубке пульт для ручного управления. Это, конечно, менее эффективно, чем слияние с кораблём. Но для перелёта по заранее заданному маршруту - вполне сойдёт. Особенно когда пилот - скоробиотик.

План был следующим - первыми уходят в стазис Инженеры, за ними протеане, и последним - Мордин (в протеанской капсуле). Выходят в обратном порядке.

Конечно, невозможно было помешать хозяевам корабля заложить в него всякие программные пакости. Например, приказ лететь не в Бету Аттики, а на ближайшую базу. Или разбудить экипаж в середине полёта. Или отключить протеанское жизнеобеспечение.

Выискивать такие "подарки" в каждой подсистеме квазиживого корабля можно... как раз те самые четырнадцать лет, и то не факт, что хватило бы.

Но Мордин расставил по всему кораблю датчики, и так настроил систему, чтобы в случае любой непредусмотренной активности на борту его саркофаг получал сигнал на пробуждение. А заодно рассовал везде бомбы - обычные на химической взрывчатке, протеанские плазменные, собственные вирусные... Мордин в сапёрных делах разбирался откровенно говоря не очень - разминировать ещё мог, а вот грамотно заминировать - вряд ли. Зато для Тринадцатого Воина диверсионные работы были второй любовью всей жизни (сразу после перестрелок). Часть зарядов была выделена ярко-красным и установлена на глазах у Инженеров - чтобы глупостей не думали. Другие, наоборот, тщательно спрятаны и замаскированы. О них Инженеры тоже знали, но только теоретически - понятия не имели, где именно они находятся и как настроены. Хотя бы потому, что ставились эти заряды уже после их ухода в стазис.

Возможно, контролируя все корабельные системы, они могли бы придумать способ найти и обезвредить все мины, не подняв тревогу. Правильно подобранная комбинация молекул... Вот только, чтобы проявлять находчивость, им нужно было проснуться, а выйти из стазиса, не разбудив Мордина, они не могли. А программе столь творческую задачу со множеством неизвестных не поручишь. Искусственного интеллекта на кораблях Инженеров не было.

Сложнее всего было гарантировать, что корабль идёт правильным курсом, а не развернётся куда-нибудь через полгода-год полёта. Можно научить мины реагировать на дыхание и сердцебиение, но нельзя сделать из простенького электронного устройства галактического штурмана. Это Мордину пришлось проверять вручную - просыпаться каждые полгода и выходить в скафандре в открытый космос, чтобы определить смещение звёзд. Доверять навигационным приборам Инженеров он не мог - не так уж сложно запрограммировать рубку показывать "виртуальную реальность" полёта куда надо.


ДЕСЯТАЯ НИТЬ ПАМЯТИ


Время вынужденных пробуждений он тоже зря не терял. Изучал и удивительный корабль, и его не менее удивительных пилотов.

В очередной раз усовершенствовал свой костюм - на этот раз по образцу бионических систем Инженеров. Удалось добиться полной интеграции с саларианским организмом. Теперь броня не только регенерировала собственные повреждения, но и помогала затягивать раны своему носителю, а также снабжала его всеми необходимыми веществами. Во времена Мордина это умел любой доспех, исключая разве что собранные кроганами на коленке в подвале из обрезков водопроводных труб. Но для времён начала Совета - практически фантастика.

Уровень защиты также поднялся до лёгкой брони N7, а термоядерный микрореактор теперь мог без перезаправки обеспечивать костюм энергией в течение года жизни в обычном темпе - или трёх суток максимального ускорения.

Он мог бы получить броню в сто раз более совершенную. Сверхпрочную. Битком набитую различным оружием. Способную в буквальном смысле слова сливаться с носителем. Обеспечивающую ему не только сверхскорость, но и сверхсилу, сверхострые чувства, а также фактическое бессмертие...

И готовую сожрать своего носителя при малейшем сбое контроля.

Всё дело в том, что Инженеры по большому счёту... не были инженерами. Они не проектировали свои творения. Они их выращивали. Как фермеры выращивают овощи и скот на фермах. Их системы работали на эволюционных алгоритмах с искусственным отбором.

Исходником для всех их творений служила так называемая "чёрная жижа". Невероятно сложная квазиживая субстанция, которая постоянно меняла собственную структуру, комбинируя молекулярные цепочки для лучшей адаптации к окружающей среде. Следовало лишь задать ей критерии отбора, чтобы получить организм или механизм с требуемыми свойствами. Впрочем, для порождений Жижи разница между живым и неживым всегда была весьма условна.

Основная "прелесть" состояла в том, что пользователь зачастую понятия не имел, как работает заданная им система. Нет, каждый отдельный элемент был понятен - новых физических принципов Жижа не изобретала. А вот совокупность этих самых элементов... эволюция, знаете ли, к своим кодам поясняющих текстов не пишет. Тут как с мозгом разумного - каждый отдельный элемент, нейрон, вполне понятен - а вот как из этих простых кирпичиков формируется сознание - попробуй разберись. Вы можете направлять любой компонент системы - и вы можете направлять всю систему. Но между этими двумя концами иерархии СТОЛЬКО промежуточных уровней организации...

А ведь молекулярные комплексы, которые могла производить Жижа - были гораздо разнообразнее нейронов и даже живых клеток вообще.

Неизвестно, понимали ли Инусаннон, как они работают - возможно и понимали, своими извращенными мозгами. Никто из нынешнего цикла определённо не смог бы этого понять. Во всяком случае, за приемлемое, рабочее время. Возможно, если собрать в одной лаборатории эволюционного биолога, физиолога, психолога, программиста, инженера и парочку специалистов в отраслях, которым ещё даже названия не придумали, дать этим ребятам неограниченное финансирование и лет двадцать работы - они смогут выяснить, как работает машина Наездников. ОДНА машина Наездников. Из нескольких сотен, используемых ими только в быту. Не факт, правда, что кто-то ещё поймёт написанные ими на эту тему диссертации.

Ису, во всяком случае, понимать даже и не пытались. Мастера функционального анализа, они разработали тысячу и один метод убедиться, что вещь делает именно то, что им нужно - и не делает ничего лишнего. Но вопрос "что она собой представляет" - задавали себе крайне редко. И не в рабочее время. Вот во время многолетних космических перелётов можно было заняться прослеживанием сложнейшей системы связей в качестве хобби.

Но для Мордина такой подход был совершенно неприемлем. Будучи биологом, он слишком хорошо представлял, что будет, если однажды искусственный отбор перейдёт в естественный. Поэтому использовал корабль только в качестве эрзац-фабрикатора, давая ему задание на выращивание сложных систем, которые нельзя было собрать руками - но без малейшей самостоятельности. Зато его одежда не кусалась.

А ещё он выработал весьма своеобразный стиль боя, который значительно расширил его возможности. Не так, как клинки из твёрдого света или парочка температурных пистолетов... но тоже весьма полезно.


Где умный саларианец прячет лист? В лесу, конечно. Умный протеанин, как выяснилось, в этом отношении ничем не отличается.

Система Тезей была протеанским промышленным центром в течение многих тысячелетий. Рабочие кварталы на Феросе, полезные ископаемые на Кване и Ситау, топливо на Шарринге, опорные базы флота на Логане. Жнецы, конечно, разнесли её в щепки, уничтожив всё, что летало или стреляло. Но гоняться за каждым куском металла они сочли избыточным. Иначе систему пришлось бы чистить до следующего цикла.

- Не понимаю, - заметил Мордин, ознакомившись с картографией. - Если спрятали линкор - могли спрятать склеп. Спящих протеан. Температура низкая. Активность минимальная. За много циклов - додумались бы многие. Жатва ненадёжна?

Избавиться от разумной жизни - как избавиться от тараканов. Легко убить каждого конкретного таракана. Легко убивать их сотнями, выжигать или вытравливать большие скопления. Немного повозившись, можно перебить большинство. Но зачистить всех до последнего - практически нереально. А если уцелеет хотя бы небольшая группа, то через несколько столетий галактика снова будет кишеть ими.

- Тепловыделение... - начал Явик.

- Нет. Не критерий. Можно спрятать на вулканической планете. Или в атмосфере газового гиганта. Замаскировать на фоне тепловых перепадов.

- Всё проще, - покачал головой Идрис, один из Ису, лучше других сошедшийся с чужаками. - Если эти ваши Жнецы существуют, им не нужно выискивать каждое убежище и каждого выжившего. Достаточно оставить систему наблюдения - и иногда приходить закончить чистку. Такие "семена цивилизации" наиболее уязвимы не на стадии сна, а при пробуждении, на стадии расцвета. Вторая точка уязвимости - на стадии выхода в космос, при переходе от планетарной цивилизации к галактической. Охотник может выбирать, на какую из точек ему ставить сигнальную систему. На первой - дороже обнаружение, но дешевле зачистка. На второй - наоборот, система обнаружения максимально проста, но нужно довольно много ресурсов на уничтожение, так как жертвы уже успели довольно сильно расплодиться.

- Но вы - летаете, - заметил Явик. - Пользуетесь Ретрансляторами. И до сих пор не вызвали на свою голову никакой дополнительной зачистки.

- Мы не размножаемся, - пояснил Идрис. - Нас мало - в пределах статистической погрешности. Мы практически никогда не собираемся в одном месте.

- Но по вашей логике, даже одного звездолёта достаточно, чтобы вызвать тревогу и зачистку.

- Зависит от того, какого звездолёта. Наши корабли оптимизированы под малозаметность. Слабые поля тёмной энергии, радиопоглощающая обшивка, отсутствие реактивного факела. Конечно, их выращивали для сокрытия от вас, а не от мифических Жнецов, но с тех пор дизайн не меняли.

- А Ретрансляторами вы пользуетесь тоже малозаметно?

- Мы пользуемся ими редко. В среднем используем первичные Ретрансляторы раз в столетие. Вторичные нам вообще не нужны, наши корабли пересекают крупнейшее из известных скоплений - тысячу светолет в поперечнике - за пять лет объективного времени. Это вполне допустимая задержка.


Чем лучше место для пряток, тем хуже оно для долгосрочного хранения.

Мордин ожидал, что "Вершина" спрятана в атмосфере одного из газовых гигантов - Шарринга или Логана. Но Явик пояснил, что для пассивного хранения там чересчур сильная тряска. Молнии, ураганы, осадки - всё это не могло бы повредить огромному звездолёту сразу, но за тысячелетия даже протеанские материалы поддавались износу. Корабль, конечно, мог сопротивляться - поддерживать щиты, уходить от бурь, гасить толчки эффектом массы - но такая активность сделала бы его слишком заметным. И опять же ускорила износ. Всё то же самое касалось и внешних слоёв местной звезды.

Идеальным местом для хранения был бы открытый космос, но астероидного пояса в системе Тезей не было. А одинокий плавающий в космосе объект в несколько километров размером слишком заметен - даже среди множества обломков производства.

Эвакуационная команда избрала компромиссный вариант. Корабль был спрятан в горнодобывающем комплексе на Кване - четвёртой планете системы. Вокруг него громоздилось огромное количество обработанного металла, а под ним - ещё в тысячи раз больше металла необработанного, гигантская магнитная аномалия - одно из множества рудных тел на богатой металлами планете.

Помимо "Вершины Полутени" за сохранностью супердредноута следил также виртуальный интеллект "Стабильность" - оператор рудника. При необходимости он должен был не только освободить корабль, но и предоставить ему свои мощности для ремонта. Но с приближением Жнецов этот ВИ уничтожил себя - таланты машин ко взлому были хорошо известны.

Подземный саркофаг утратил связь с поверхностью и перешёл целиком под управление корабля.

- Думаю, мы сможем отдать приказ об открытии ворот, - предположил Изот, главный протеанский специалист по консервации. - Но даже если они вышли из строя, у "Вершины" хватит огневой мощи, чтобы пробить себе путь на поверхность силой. И достаточно прочные щиты, чтобы выдержать падение обломков при этом. Проблема в том, как нам спуститься, чтобы добраться до корабля. Там миллионы тонн камня и металлических обломков. А под ними - ОЧЕНЬ прочная крышка саркофага. И сигналов извне на открытие она скорее всего не принимает. Наружные сенсоры ангара не были рассчитаны на столько лет.

Корабль Инженеров беззвучно скользил над циклопическими протеанскими руинами - без малейшего возмущения воздуха, словно парящий листок. Инстинктам трудно было поверить, что в этой махине сотни тысяч тонн.

- Возможно, мы сумеем использовать для рытья корабль, на котором находимся, но я не уверен, что ему хватит мощности... Насколько я понял, они используют холодный термоядерный синтез в качестве источника энергии, так что дефицита топлива не возникнет, но секундный выход...

Явик посмотрел на подчинённого едва ли не с жалостью - как на неизлечимого идиота.

- Изот, под нами - ШАХТЁРСКАЯ планета. Здесь больше горнодобывающей техники, чем мы за всю жизнь видели. Вопрос "чем копать" здесь вообще возникать не должен.

- Это если хоть одна такая машина сохранила работоспособность, - отозвался ничуть не убеждённый специалист. - Их никто не консервировал - не успели. Война, потом сорок тысячелетий энтропии... Я лично к таким подходить бы не рискнул... ОСОБЕННО к тем, что ещё на ходу.

- Ну, - Явик дёрнул головой, - нам в первую очередь нужны корпуса, буры и прочие самые массивные детали - они износу практически не подвержены, учитывая, сколько они весят и какие сплавы на них идут. Элно в ядрах, опять же, на месте, даже если сами ядра сгнили. Ну а системы управления, если не найдём на складах запчастей - нам вырастят "наши друзья" Ису.

- А реакторы? Где ты нужные мощности возьмёшь?

- Уверен, два-три законсервированных реактора для мобильной техники тут найдётся. Да и неконсервированные стационарные могли сохранить работоспособность - они же под землёй, в герметичных кожухах, а не открыты всем ветрам. Работать будем на дистанционном управлении, так что даже если что-то и взорвётся - просто соберём следующую машину и продолжим.


Разумеется, всё оказалось не так просто, как на словах. Поиски в руинах и сборка нужного оборудования заняли почти четыре месяца. Атмосфера из угарного газа и температура в 123 градуса Кельвина - как-то не способствовали непринуждённым прогулкам. Хорошо ещё, что на планете сохранились кристаллы с воспоминаниями шахтёров, так что протеане смогли получить нужные профессиональные навыки и знания местной географии с одного прикосновения. И так Мордину пришлось вытаскивать на сверхскорости, а затем лечить двоих пострадавших - одного от обморожения и одного попавшего под обвал. А учились бы "методом тыка" - без летальных происшествий точно не обошлось бы.

Основную часть этого времени он провёл в стазисе. За четырнадцать лет перелёта корабль Инженеров по его требованию восстановил "Синий дельфин". Мордин улетал на нём в другое полушарие и прятал корабль среди руин, прежде чем забраться в свою капсулу. Чтобы пробудить его, протеане посылали сигнал через сеть спутников по всей планете.

Перед отлётом он в подробностях растолковал обеим фракциям, как работает система сдержек и противовесов. Ису, подключившись к управлению своим кораблём-лабораторией, могли изготовить яд, который обманет молекулярное восприятие протеан и убьёт их. Могли нейтрализовать систему расставленных на корабле тревожных датчиков и бомб.

Но придумать эффективные способы взломать все три перечисленных охранных системы сразу, чтобы никто не успел среагировать - это было за пределами их возможностей. По крайней мере, без полевых испытаний. К тому же в кресло управления их пускали редко, не более одного одновременно, и ненадолго.

Протеане, в свою очередь, могли устроить любому Ису "несчастный случай" при помощи биотики. Однако, так как симбиотические доспехи Инженеров записывали всё, что с ними происходило, Мордин пообещал в случае гибели любого из четвёрки провести полное расследование и наказать убийц.

- А если записи доспеха не уцелеют? - с сомнением уточнил Идрис.

- Тогда накажу всех протеан, - невозмутимо отметил Мордин.

Почему-то ни у кого не возникло сомнений, что "добрый доктор" это сможет не хуже палача Явика.


В конце четвёртого месяца, когда рядом с рудником уже громоздился почти километровый холм отвала, из-под руин наконец показалась крыша ангара. Ещё две недели ушло на её расчистку - гигантское подземное сооружение имело почти четыре километра в длину. Убежище на Эдене Прайм показалось бы карликовой конструкцией по сравнению с ним.

Крыша из серебристо-серого сплава казалась абсолютно монолитной, без всяких видимых внешних деталей. Но когда Явик подошёл к ничем не приметной точке на ней, примерно в двух сотнях метров от края, и нагнувшись, послал внутрь биотический импульс, система ответила. Металл расступился в стороны и перед аватаром поднялся четырёхметровый столб из твёрдого света - терминал связи. Судя по яркости его сияния, механизмы внутри ангара сохранили полную функциональность. Изот завистливо вздохнул, вспомнив состояние техники в родном убежище.

Глаза Явика расфокусировались - похоже, он успешно вступил в контакт с "Вершиной". К сожалению, слышать, о чём идёт разговор, остальные участники экспедиции не могли. Они даже не знали, есть ли у ангара какое-то защитное вооружение. На всякий случай на краю котлована стояли ещё двое протеан, но они могли только наблюдать. Корабль Ису, с Мордином и Инженерами на борту, приземлился в сотне километров от места раскопок. Нет, Явик не собирался скрывать его существование от ВИ. Но лучше, если супердредноут узнает о вынужденном сотрудничестве из его памяти, вместе с контекстом. А то может сразу по умолчанию занести в список враждебных и открыть огонь. Не то, чтобы Явик идейно возражал против такого подхода. Но конкретно здесь и сейчас он мог создать некоторые осложнения.

Наконец сияние угасло, командующий опустился на поверхность и вернулся к остальной группе.

- Насколько я могу судить, интеллект вменяем. Он принял мои воспоминания, как одну из возможных моделей. И согласился впустить нас на борт. Но есть техническая проблема - подъёмники крыши ангара вышли из строя, так что нам придётся прокопать до малого входа на переднем торце.

Эти работы заняли ещё сутки. Тяжёлая карьерная машина, собранная в начале прошлого месяца, оказалась непригодна, а собирать машину-бурильщика поменьше - слишком долго. Так что малый тоннель прокладывали практически вручную - с использованием ручных бурильных установок и биотики. Если бы не Мордин, то на это всё ушла бы неделя. Но наконец из-под очередного слоя породы показались мерцающие голографические огни - "Вершина Полутени" таким образом обозначил зону входа. Протеане могли бы найти её и наощупь, так же как Явик нашёл терминал - даже микронные щели были для них вполне заметны. Но это отняло бы куда больше времени.

Явик скрылся в проходе... и в ту же секунду атмосфера в коридоре ощутимо накалилась. Протеане и Ису, которые за прошедшие месяцы почти что стали одной командой, снова смотрели друг на друга голодными ворча.

Во-первых, если супердредноут удастся пробудить, пленные пилоты станут больше не нужны. И весьма опасны.

Во-вторых, "Вершина Полутени" может сам решить уничтожить их. И Мордина тоже. Эта опасность исключена лишь в том случае, если он безоговорочно признает Явика своим капитаном - но до этого, даже в самом оптимальном случае, ещё далеко.

Нужно было срочно придумать способ удержать хрупкое равновесие.

- Полетите пока с нами. На "Вершине". Ваш корабль оставите здесь. Внутри, без корабля - не опасны. Прослежу, чтобы вас не тронули.

- И как долго ты сможешь за этим следить? - презрительно фыркнул один из Инженеров. - Ты, существо, живущее мгновения, не можешь быть телохранителем бессмертных! Очень скоро ты или умрёшь от старости, или уйдёшь в стазис надолго, на много десятилетий объективного времени.

- Да, проблема. Есть альтернатива?

- Иди с нами, Мордин Солус. Если тебе так дороги протеане, их даже не нужно убивать или калечить. Под прикрытием твоей сверхскорости мы сможем уйти с планеты раньше, чем они поднимут свой корабль - и спрятаться в открытом космосе. Ты станешь одним из нас. Сможешь пользоваться нашими стазис-камерами, а также другими биотехнологиями, если они тебя заинтересуют. Возможно, мы даже сможем найти способ продлить твою активную биологическую жизнь. Ни одна другая раса в современной Галактике не даст тебе таких возможностей.


Мордин замер на неуловимую для чужих глаз долю секунды. Предложение его, мягко говоря, поразило. Либо эти существа очень наивны, либо считают очень наивным его... Либо действительно доведены до отчаяния и готовы пообещать что угодно.

- Где гарантии? - произнёс он, когда отошёл от шока (с точки зрения Ису задержки не было вообще). - Какие доказательства? Что мешает выключить стазис? Ввести яд? На вашем корабле буду опасен. Во сне - беззащитен.

Ису возмущённо-беспомощно переглянулись. По-видимому, они крайне редко оказывались в ситуации, когда их слова подвергались сомнению.

- Но ведь ты сам говорил, как важно доверять друг другу.

- Именно. Все доверяем. Или все не доверяем. Нельзя верить частично. Протеане не способны к сотрудничеству? Почему тогда Ису способны?

- Получается... тупик?

- Не тупик. Узкое место. В узких местах течение ускоряется. Помогайте. Ищите решение. Пока не умер и не уснул. Буду помогать.

Идрис поморщился, как от зубной боли.

- Даже если ты сможешь сдержать этих убийц... Мы не сможем ничего искать без своего корабля. Наши скафандры не способны к эволюции - они созданы для поддержания максимально стабильного состояния. Кроме того, без тахионного шунта нам попросту не хватит времени на эксперименты и отбор нужных тенденций - ваши межзвездные перелёты слишком короткие!

За одну секунду Мордин перебрал несколько сотен вариантов, и наконец остановился на одном, который можно было назвать "лучшее из худшего".

- Вырастите четыре межзвездных стазис-капсулы. Отправитесь на вашу ближайшую базу. На досвете. Несколько сотен лет путешествия. Курс - неизвестен. Будете в безопасности. Ваш корабль оставите мне. С интерфейсом управления. На сюрпризы проверю.

- Хм...

Предложение было неожиданным, но с точки зрения Ису вполне допустимым. Несколько сотен и даже тысяч лет объективного времени полёта - для их вида не так уж много. Они не рисковали попасть в пугающее и непонятное будущее, как представители других цивилизаций.

- Для разгона используешь наш корабль, - потребовал Касси, самый молчаливый из четверых.

- Разумно, - согласился Мордин.

Снабжать каждую капсулу релятивистскими двигателями - слишком долго и дорого. Использовать для разгона "Вершину Полутени" - во-первых, не факт, что протеане согласятся, а во-вторых - это значит указать им курс, следуя по которому позже можно будет всё-таки догнать и убить старых врагов.

- Вопрос торможения. После достижения цели. Скорость в половину световой? Опасно. Понадобится мощное ядро для гашения.

- Не обязательно, - покачал головой Идрис.

Все четверо заметно приободрились, поняв, что скоро (по их субъективному времени, конечно) окажутся на свободе и дома.

- Такие проблемы уже встречались в нашей истории, так что технология отработана. Они затормозят на магнитном парашюте об межзвёздный водород и солнечный ветер. Радиация, конечно, будет ужасной, но наши скафандры могут чинить пострадавшие клетки, а капсулы предоставят им энергию и питательные вещества для этого. Если изначально спроектировать оболочку именно для такого перелёта, вероятность успешного достижения цели выше восьмидесяти процентов. Думаю, масса каждой капсулы должна составить около семидесяти тонн - тогда в них можно переделать уже имеющиеся схемы спасательных шлюпок. Понадобятся ионные двигатели, чтобы капсулы имели возможность подойти друг к другу и оказать помощь в случае серьёзного повреждения.

- ОНИ затормозят? - наклонил голову Мордин, внимательно глядя на Инженера.

- Да, они. Три капсулы будут с моими товарищами, и четвёртая беспилотная, резервная. Я остаюсь с тобой и протеанами.

Остальные трое уставились на Идриса так, словно у него выросли рога.

- Ты понимаешь, что это верная смерть? - выговорил наконец капитан.

- Понимаю. Но если мы сможем заново научиться производить потомство, одна смерть ничего не изменит. А если не сможем - не изменит тем более.

- Но зачем?!

- Мордин утверждает, что есть опасность больше, чем протеане. Я хочу увидеть своими глазами, правда ли это. Если да - он может оказаться нашим единственным щитом против новой зачистки. Ведь расчёты показывают, что через две с половиной тысячи лет люди выйдут в космос...

Тишина. Мёртвая тишина в ледяном тоннеле.

- Ой, - наконец сказал Идрис, поняв, что он ляпнул при постороннем.


Может, протеане и не заметили бы этой маленькой оговорки, но Мордин с его скоростным мышлением и абсолютной памятью сразу понял, о чём шла речь. Парочка наводящих вопросов, немного угроз, убеждения, лести и саларианской дипломатии - и полная картина сложилась.

Чистокровные земные Ису вымерли. Но задолго до вспышки некоторые из них оставили свои гены рабам-людям. Не обязательно физически занимались сексом - вполне возможно, речь шла об искусственном оплодотворении или даже о внедрении генов Ису взрослым особям при помощи генной инженерии.

Так или иначе, человечество по сути представляло собой генетический резервуар вымершей расы. "Мы сотворили вас по своему образу и подобию, мы сотворили вас, чтобы выжить". Инженерам нужно было только собрать этот паззл, чтобы получить возможность продолжать свой род.

Казалось бы, чего проще - прилетай, хватай человеков в охапку сколько надо и тащи разбирать на молекулы и вытаскивать из них правильные коды. Земные дикари - на уровне каменного века, никакого сопротивления они оказать не смогут при всём желании!

Проблема оказалась в том, что генотип Ису далеко не всегда даёт фенотип Ису. Условно говоря, нужные гены очень хорошо "спрятаны" в человеческой ДНК, и активизируются только при определённых условиях роста. При этом лишь с определённой вероятностью.

При росте клона в искусственной матке, например, наследие Ису не проявляется вообще. Никогда. Гарантированно. Очень многое завязано на социальное взаимодействие - особенно с другими носителями тех же генов. Осколки генома в разных людях работают, как усилители друг для друга.

Раз в несколько поколений генный дрейф собирал в одном человеке максимально полный геном Ису - и затем снова разносил его между потомками. Естественно, чем больше людей на планете, тем меньше (чисто по теории вероятности) интервал между такими возрождениями. Такого возрождённого можно было хватать и делать из него нового Инженера. Одного. При этом навсегда изъяв его наследие из цикла. А нужны были тысячи.

Вы что, нарочно старались усложнить нам задачу?! - жаловались возмущённые Инженеры.

Никак нет, отвечали голограммы учёных Ису. О вас мы в тот момент думали меньше всего. Нам нужно было закодировать наши гены так, чтобы они могли пройти через любое "бутылочное горлышко" - то есть чтобы любая произвольно взятая популяция, достаточно большая для выживания человечества, обладала полным наследием Ису. Но при этом каждый отдельный человек им обладать не должен. Потому что если обладателей полного генома станет слишком много, мы потеряем контроль над ними - они станут равны богам. Возможно, мы допустили ошибку, использовав один и тот же вид в качестве дополнительных рабочих рук и в качестве "сейфа" для нашего наследия. Возможно, лучше было сделать это с двумя разными существами - от одних получить полную покорность, а от других - продолжение нашего рода. Но что сделано, то сделано - теперь мы лишь фантомы, и будем таковыми ещё долго.

Космические Наездники помянули протеан (для них это было то же, что для людей помянуть чёрта) и взялись за работу. Один из них пожертвовал собой, чтобы распространить в биосфере Земли Чёрную Жижу. Модифицированные молекулы его тела искали совместимую ДНК в телах всех живых существ Земли - и повышали вероятность её пробуждения. А также сохраняли в случае гибели носителя и передавали другим человекам. Одновременно с этим посланники Инженеров потихоньку выводили человечество из дикости, учили сельскому хозяйству и обработке металлов. Расчёты показали, что когда население Земли превысит один миллиард, как минимум один носитель полного генома Ису будет присутствовать среди людей постоянно. И постоянное изъятие таких наследников никак не повлияет на их воспроизводство - так как останется множество носителей почти полного генома.

Выслушав эту историю, Мордин довольно ехидно отметил, что когда разумный вид выходит в космос, у него не только численность растёт - у него ещё и пушки появляются. И даже без учёта Жнецов воровать носителей нужных генов становится несколько затруднительно.

Инженеры пояснили, что к этому моменту у них будет достаточно развитая и влиятельная агентура среди людей - которая будет отлавливать и передавать им носителей абсолютно добровольно, даже с радостью. А ещё через несколько поколений они откроются людям - как когда-то открылись Ису - и паразитирование перерастёт в симбиоз. По сути два вида снова станут одним. Просто будут мелкие смертные Ису и более крупные бессмертные.

А если люди откажутся признать в вас родителей, учителей и братьев? - уточнил Мордин. Будете их убеждать при помощи управляющих машин Инусаннон?

Возможно, ответили Наездники, но скорее всего это не понадобится. Люди меняются. Не так быстро, как саларианцы - но всё же довольно шустро. Откажется от сотрудничества одно поколение - согласится следующее. Наездники умели убеждать, умели ждать, и им было, чем искушать.

Вот только на Жнеца, который будет собран из человеческой расы, вся их сила убеждения вряд ли подействует. Так что если Мордин и протеане не соврали - вся программа "возделывания" Земли оказалась под угрозой.

- Допустим, не соврал. Что будете делать?

- Навскидку я вижу три варианта, - Идрис присел на камень, приняв позу роденовского "Мыслителя" с хоботом. - Можно переключить прогрессорство на регрессорство, вернуть людей в каменный век - тогда этих твоих Жнецов они не заинтересуют. Можно вывезти и спрятать в стазисе несколько популяций, чтобы начать их возделывать на разных планетах сразу после следующей Жатвы. И наконец, можно попробовать остановить саму Жатву, как ты предлагаешь. Что из этого реалистичнее - будет зависеть от того, что именно я узнаю, путешествуя вместе с тобой и протеанами. В любом случае, решать буду не я - я к тому времени, скорее всего, буду мёртв. Мне нужно только собрать информацию.


Запуск снарядов на половине скорости света - далеко не простая задача. Казалось бы, что такое сто пятьдесят тысяч километров в секунду для звездолёта, который даже в собственном "вывернутом" пространстве движется почти со скоростью света, а уж для внешнего мира - и вовсе этот свет многократно обгоняет? Тьфу, мелочь.

Проблема в том, что ни корабли протеан, ни звездолёты Ису не ломились сквозь вакуум грубой силой, словно мифические фотонные ракеты. "Нормальные герои всегда идут в обход" - и героев-космопроходцев это касается в первую очередь. Одни выворачивали наизнанку пространство, другие - время, но то и другое работало лишь в локальных объёмах, в непосредственной окрестности корабля.

А капсулы предполагалось выбросить ЗА этот объём, в самый обычный космос. Ису могли вырастить катера, которые переживут мгновенный поворот временнОй оси и уберегут от неприятных последствий свой хрупкий живой груз (само по себе немаленькое достижение). Но ведь они мгновенно вернутся к своей начальной скорости и начальной кинетической энергии. Которая и близко не сравнима с той, что требуется.

До их ближайшей базы около Беты Аттики от системы Тезея было чуть больше семисот световых лет. Инженеры согласны были лететь тысячу лет по времени внешнего мира, в крайнем случае пару тысяч... но не миллион же! Их одинаково не радовала перспектива остаться последними из своего вида и успеть как раз к началу следующей Жатвы, хотя существование Жнецов они всё ещё полагали сомнительным.

Мордин засел за вычисления. Допустим, мы выкинем все тахионные извращения, от них одни проблемы, а выгоды на этом уровне никакой. Летим в рамках старой недоброй релятивистской физики, в обычном общегалактическом пространстве-времени. А это дорого. Пусть кораблю Инженеров не нужно рабочее тело, пусть он практически напрямую переводит энергию в движение, отталкиваясь от галактического гало тёмной энергии. Все равно в каждый его килограмм нужно вложить почти три мегатонны тротилового эквивалента. А значит - сжечь в гелий почти четырнадцать килограммов водорода.

Но ведь этот водород нужно везти внутри корабля. То есть тратить энергию и на его разгон тоже! Порочный круг получается. Его можно разорвать, если использовать более лёгкий энергоноситель - антивещество - но Ису с такой нестабильной штукой иметь дело наотрез отказывались. Ха, можно подумать, их Чёрная Жижа менее опасна. Сложность в другом - где взять ускоритель, чтобы наработать СТОЛЬКО антивещества? Тоже выращивать, то есть тратить ещё несколько месяцев?

Ладно, вернёмся к термояду. Конечно, никто не заставляет нас держать "пепел" термоядерной реакции, то есть гелий, на борту. Его можно выбросить за борт, как это делают обычные ракеты (хоть и с другой целью). Но чтобы как следует выиграть на этом, нужно сжечь водород быстро. Желательно - весь сразу, целиком. А это уже получается термоядерный взрыв, который ну никак не вяжется с тихим и холодным термоядом.

Приходится хитрить. Во-первых, можно дожечь гелий до железа - по принципу "ну кисонька, ну ещё капельку!" В сумме вся цепочка реакций водород-железо даст дефект массы где-то в один процент. То есть можно ограничиться десятью килограммами водорода вместо четырнадцати. Супер!

А если разгонять до половины световой не весь корабль, а только катера? Нереактивный двигатель на них не поставишь, они слишком малы для этого. Можно, конечно, снабдить каждую капсулу реактивным разгонным блоком - бустером в десять раз тяжелее её самой. Даже в тысячу раз тяжелее. Это не вопрос, когда под боком аж два газовых гиганта. Вот только эти бустеры оставят в космосе ТАКОЙ след, что по нему даже слепой запросто вычислит курс беспомощных снарядов, догонит их и сделает с пилотами... всё, что продиктует его извращённая фантазия.

Следующим он рассмотрел вариант с виртуальной пушкой. Вкратце этот принцип разгона можно было описать как "дам, догоню и ещё раз дам". Звездолёт разгоняет капсулу магнитным, электрическим или гравитационным полем, пока та не удалится слишком далеко для эффективного воздействия. Тогда он переходит на сверхсвет, обгоняет капсулу, ждёт её приближения и сначала подтягивает к себе, а когда пролетит мимо - отталкивает от себя. Конечно, с каждым разом он передаёт капсуле всё меньше скорости, но равную порцию кинетической энергии.

Эффективность внешнего разгона значительно ниже, чем на треке кинетического орудия - зато и длина "ствола" на порядки больше. Главный калибр дредноута передаёт снаряду кинетическую энергию в 38 килотонн тротилового эквивалента. Нам нужно 175 гигатонн. Если считать буксирующие лучи "рогалика" в первом приближении столь же эффективными, понадобится... около пяти миллионов сверхсветовых прыжков.

Слишком дорого. В любом случае - слишком дорого.

Стоп, а кто сказал, что лететь нужно напрямую через всё скопление? В Тезее есть вторичный Ретранслятор. Если прыгнуть с него на ближайший, на краю скопления, то до базы останется "всего" полторы сотни светолет. А это уже совсем другая история.

Субъективно между одной десятой световой и одной второй - разница не такая большая. На практике - это разница в чистой кинетической энергии в 25 раз (в 28 с учётом релятивистских поправок), а с учётом того, что топливо должно разгонять ещё и само себя - гораздо, гораздо больше. Тридцать тысяч километров в секунду "рогалик" на полной заправке вполне мог выдать самостоятельно.

Кстати, пора уже перестать его звать "рогаликом" и придумать нормальное имя. У Наездников корабли имён не имели, как не имеют их скафандры у рас Цитадели. Звездолёты называли по именам пилотов. Так и говорили - например "Табрис пристыковался на семнадцатой платформе". Или "Тари выполнил деритринитационный манёвр". Что же до пустых звездолётов, у которых никто не был подключен к управлению - их называли просто "корабль", без уточнений. Благо, основания были - все они были полностью взаимозаменяемы и похожи, как близнецы.

А чтобы корабль Ису попал в руки иной расы - такое в их истории было впервые.


У протеан тем временем было полно своих хлопот. Вытащить "Вершину" из ангара оказалось не так просто. Раздвижная крыша (которая давно перестала быть раздвижной) весила около миллиона тонн. И была невероятно прочной - шахтёрские буры об неё просто ломались.

Что касается огневой мощи суперлинкора, на которую Явик так рассчитывал... Нет, если бы "Вершина" могла нацелить на крышу главные орудия, они бы её пробили, как бумагу - пушки у протеан были действительно мощные. Но во-первых - нацелить их вверх было нельзя, так как в режиме консервации корабль лежал горизонтально, а ангар был слишком тесен, чтобы в нём развернуться. Во-вторых, применение главного калибра в настолько тесном пространстве уничтожило бы саму "Вершину", или как минимум серьёзно повредило. В-третьих, виртуальный интеллект всё ещё не признал Явика своим капитаном - а без этого применение оружия было запрещено его правилами.

- Решаемо, - постановил Мордин, выслушав жалобы Изота. - "Мэлон" вскроет кислотой. По периметру. Затем поднимет и оттащит.

- Мэлон? - не понял протеанин. - Кто это?

- Не кто, а что. Корабль Инженеров. Теперь мой корабль. Назвал так. В память об ученике.


Теперь нужно было убедить "Вершину Полутени" отключить систему саморемонта ангара и позволить кораблю Ису (одних из основных врагов, между прочим) обработать его смесью крепких кислот. Лёгкие противопехотные и противотанковые пушки, встроенные в крышу, вряд ли смогут серьёзно повредить броне звездолёта. Но Инженеры решительно отказывались соваться в яму, пока не получат гарантий, что в них не будут стрелять.

Виртуальная проекция "Вершины" выглядела, как совет из трёх протеан. Капитан первого ранга и контр-адмирал при полном параде репрезентовали два "открытых" модуля виртуального интеллекта, а также право ВИ управлять своим кораблём ("капитан") и младшими кораблями в эскадре ("адмирал"). Третья голограмма выглядела, как протеанин в монашеском одеянии, с завязанными глазами и ушами - она репрезентовала "закрытый" модуль виртуального интеллекта, и преимущественно молчала.

- Я допускаю, что дела могут обстоять именно так, как вы говорите, - признал корабль устами "адмирала". - Но это лишь один из семидесяти двух сценариев, которые я сейчас прорабатываю. Аватара Явик доказала свою подлинность и звание аватара, но реальность существования Жнецов всё ещё требует дополнительного подтверждения, как и союзный статус Ису.

Тут следует уточнить один важный нюанс. Понятия "аватар" и "аватара" (во всяком случае, так они переводились на английский язык Шепард, а оттуда уже словами-паразитами запрыгали в другие языки) в протеанском обществе близки - но не полностью синонимичны. Аватара - биологическое свойство. Аватар - социальный статус. Аватарой делают родители и учителя. Аватаром можно сделать себя только самостоятельно (хотя общество, конечно, должно это признать). Аватару уважают, немного жалеют, но никаких дополнительных прав это положение не даёт. Аватар примерно равен по положению командующему флотом среди военных или губернатору планеты среди гражданских.

Так вот, первая же проба молекул Явика подтвердила "Вершине", что он действительно является аватарой мести. Но его полномочия аватара до сих пор оставались приостановлены.

- Они не союзники, они пленники, - судя по усталому тону Явика, он повторял это уже как минимум пятый раз. - У нас просто нет другого инструмента, чтобы взрезать броню такой толщины. В любом случае, в ангаре будет дырка - какая разница, кто её проделает? Какие доказательства тебя устроят, машина?

- Если это пленники, то вы можете убить одного из них, чтобы продемонстрировать, что властны над их жизнями. Чтобы вскрыть крышу хватит и троих.

- С большим удовольствием, - хмыкнул Явик.

- Нет, - отрезал Мордин. - Не позволю. Гарантировал жизнь.

- Это ещё одна причина, почему я не спешу восстанавливать ваши полномочия, - невозмутимо сказал "капитан". - Вы прислушиваетесь к словам полуживотного, которое смеет что-то "не позволять" высшей расе. Такое поведение нетипично для лояльных солдат Империи. Я не могу быть уверен, что вы не согласуете свои действия с кем-то ещё.

- У тебя есть моя память. Ты знаешь всю историю. Если хочешь, я прикажу и другим членам отряда передать тебе воспоминания.

- У меня есть то, что вы считаете своей памятью, аватара Явик.

Протеанин потихоньку наливался зелёным свечением от злости, но пока держал себя в руках.

- Я могу понимать, почему сомневался "Победа" - ему приходилось иметь дело с индоктринированными, так что были задействованы сильнейшие протоколы безопасности. Но откуда у тебя такая паранойя?! Ты же был создан в дни расцвета Империи!

- Я всего лишь делаю то, на что запрограммирован. Я не был запрограммирован рассуждать, о чём думали мои программисты, когда создавали меня. Возможно, они полагали, что дополнительные уровни защиты лучше, чем недостающие. Я не просто самый мощный корабль протеанской цивилизации. Я - её знамя, её символ. Моё попадание в недостойные руки стало бы куда большей трагедией, чем гибель.

- Командующий Явик! Мордин опять пропал!


На борту супердредноута с протеанами ничего страшного не случится - рассудил Мордин. Даже в законсервированном состоянии он мог поддерживать жизни протеан в течение многих месяцев, кроме того, был дополнительный жилой отсек в ангаре и полевая база на крыше, со своим обогревом и регенератором воздуха. Может быть, в отсутствие древнего врага и подозрительного саларианца "Вершина" станет более сговорчивым, и Явик сможет применить свою аватарскую харизму. А если и нет - через неделю он вернётся. Уже один. Ну ладно, с Идрисом, но виртуальному упрямцу об этом знать не обязательно.

Конечно же, "Вершина" попытался его остановить. Хотя Мордин не атаковал, а совсем даже наоборот - уходил. Но ВИ предположил, что шпион, выполнивший задачу (или столкнувшийся с невозможностью её выполнения) пытается вернуться к своим - и задействовал всё, что было в его распоряжении.

Были у него мобильные и стационарные излучатели частиц, генераторы твёрдого света, стазисные ловушки и поля эффекта массы. Этого бы хватило на остановку небольшой армии, но на скоробиотика оказалось не рассчитано.

Рушить поля твёрдого света при помощи своих пистолетов он ещё на прошлом абордаже научился. Стационарные стазисные ловушки Мордин обходил или расстреливал, а мобильные в него не попадали. Излучатели, в отличие от них, иногда попадали, но не успевали развить достаточную мощность луча, чтобы пробить его щиты и броню, когда он выходил из зоны поражения. Самым серьёзным препятствием были "голые" поля эффекта массы. За неимением движущихся частей в генераторах, "вспыхивали" такие пузыри почти мгновенно. Увеличивая вес жертвы в тысячу раз, они угрожали расплющить её в лепёшку. Но что ещё хуже, интерференция с ними угрожала разрушить собственное биотическое поле Мордина. А мощность у генераторов ангара заведомо выше, чем у мускулов одного саларианца. Даже при поддержке микрореактора на поясе.

Правда, у биотиков не бывает "срыва ядра" - за отсутствием такового. Перегрузка отдельных кластеров элно ведёт лишь к неприятным мышечным судорогам. Но рассинхронизация полей массы в разных частях тела смертельно опасна.

Это не становилось проблемой, когда такие ловушки располагались в коридоре или посреди достаточно большого открытого зала. Такие зоны Мордин просто пролетал - разогнавшись до пары сотен метров в секунду, отключал молекулярные липучки и взмывал в воздух. Траектория тела, летящего по инерции в гравитационном поле, не меняется от его массы - так что бороться с тёмной энергией он и не пытался - она не мешала. А преодолев зону утяжеления - спокойно приземлялся и продолжал бег.

"Вершина" попробовал включать поле уже после того, как Мордин в него влетал, но это не помогало - едва ощутив, что тело тяжелеет, Мордин резко отрывал ноги от пола, и за счёт набранной горизонтальной инерции пролетал оставшиеся метры до границы нормального пространства.

Он понимал, что везение кончится, если по другую сторону поля-ловушки окажется стена или закрытая дверь. Остановиться, чтобы их пробить - означало практически мгновенно быть расплющенным. Или сорвать биотические поля и... быть расплющенным на миллисекунду позже. Здесь коэффициент увеличения массы - почти пятьсот. Абсолютно несовместимо с жизнью, если под ногами хоть какое-то препятствие.

Конечно, перегрузки можно избежать, если вовремя переключиться из режима скоробиотики в режим обычной компенсации перегрузок - одинаковое снижение массы по всему телу, с большой длиной волны. Но... без ускорения он "вовремя" ничего не сделает. А если выставить режим компенсации заранее - до того, как навалится поле - ВИ легко прикончит его и обычными средствами защиты.

Ладно, если старая машина (хе-хе) так хочет - можно поиграть и более жёстко.

Орудуя "Тепловой Волной", он за десятую доли секунды выжег все сенсоры в стенах. "Вершина" ослеп и оглох в этой части ангара. Теперь он не знал, где именно находится Мордин - и был вынужден включать все ловушки заранее, в надежде, что саларианец в них влетит сам.

Ну а поскольку Солус никогда растяпой не был, и детектор тёмной энергии не покидал его списка обязательного оборудования ни на секунду - теперь он видел пузыри увеличения массы заранее, и мог остановиться перед ними. Ну а когда ловушка обнаружена - обезвредить её сможет и ребёнок. Шарахнуть по полу или по стенам излучателем частиц - проекторы спеклись. Если же проекторов в системе нет, и данный конкретный пузырь генерируется напрямую отдельным ядром эффекта массы - ядро находится строго в его центре, и добраться до него можно за четверть секунды комбинированной работы твёрдым светом, теплом, холодом и тем же излучателем. Причём "прорваться" не обязательно означало "физически прорезать несколько метров" брони. Электрический ток, электромагнитные импульсы и потоки тёмной энергии прекрасно проходили сквозь стены и доставали до нежной электроники ядра.

Спустя четыре секунды он был на свободе. Спустя шесть секунд - на борту "Мэлона".


ОДИННАДЦАТАЯ НИТЬ ПАМЯТИ


Переход через Ретранслятор в целевую систему прошёл на удивление легко и спокойно. Ну, исключая тот момент, что Мордин опять испытал необычайное ощущение всевластия над потоком. Определённо - нужно как можно скорее добраться до Канала - иначе его просто разорвёт от любопытства, или он не удержится, попытается повлиять на перемещение, и всё-таки вызовет тревогу у Жнецов.

Пока что для путешествий во времени у него был протеанский стазис и это совсем неплохая вещь... за тем исключением, что в капсуле он был абсолютно беззащитен. Не очень удобно, особенно когда работаешь с такими, с позволения сказать, союзниками...

Двигаясь с ускорением в десять g, "Мэлон" должен был набрать соответствующую скорость для сброса капсул за три с половиной дня. Экипаж бы выдержал и большее ускорение, но корабельные двигатели имели предел мощности.

К концу этих трёх дней, которые стали для него очередным годом, Мордин уже управлял чужим звездолётом, как своим телом. Когда он подвисал в антигравитационном поле рубки, специально выращенные биометаллические нервные узлы считывали каждое сокращение его мышц, в том числе глазных и голосовых связок, каждую пульсацию биотического поля. А специальное обучение позволяло нагрузить каждое из этих движений определённым смыслом. Саларианцы быстро учатся и ничего не забывают.

Даже такое "управление всем телом" обеспечивало меньшую пропускную способность, чем специализированные импланты Инженеров. Вернее, обеспечивало бы меньшую... если бы Мордин и настоящие владельцы корабля мыслили и двигались с одинаковой скоростью. Но когда ты двигаешься в пятьдесят раз быстрее, а мыслишь - в тысячу, последовательный ввод вполне компенсирует нехватку параллельных каналов.

К концу третьего дня Инженеры закончили прощальную беседу с Идрисом (а также отказались от попыток переубедить его бежать с ними), и начали укладываться в стазис-капсулы. Мордин честно проверил каждый уровень сложной системы защиты и жизнеобеспечения. Если хоть кто-то из них не долетит, это существенно испортит отношения в будущем союзе.

Они настояли на полном уничтожении капсул с "Чёрной Жижей". Теперь их корабль представлял собой просто очень умную и сложную машину. Он всё ещё мог вырастить то, что ему прикажут - но при условии, что владелец точно знает, как ЭТО должно быть устроено. Способность к автоэволюции, адаптации и производству устройств, о которых даже сам заказчик не имеет ни малейшего понятия, была утрачена. И наверно, к лучшему.

Нет, конечно с каменными топорами Инженеры его не оставили. В памяти корабля сохранилось около сотни самых жизненно необходимых систем, которые Ису сочли безопасными для своего народа. Было вычищено всё оружие массового уничтожения, а также все технологии, которые могли быть "реверснуты" и вызвать скачок в развитии другой расы. Осталось только достаточно безвредное и достаточно понятное.

В частности, "Мэлон" всё ещё мог выращивать другие корабли - даже превосходившие его по размерам - но более примитивные, чем он сам.

Опять же, Мордин посчитал это вполне разумным ограничением. Такая покладистость даже несколько встревожила Инженеров, которые были уверены, что саларианец начнёт торговаться. Так они и ложились в капсулы - с нахмуренными тревожными лицами, уверенные, что их где-то облапошили... но в упор не понимающие, где именно. Мордин подумал, что было бы забавно включить стазис прямо сейчас и заставить их пролететь полтора тысячелетия с такими хмурыми рожами. Увы, он обещал этого не делать - Инженеры усыпят себя сами, когда будут уверены в своей безопасности.

Само отделение прошло тихо и незаметно. Три капсулы с пассажирами выплыли через передние люки, за ними ещё три резервных... и повисли в пустоте, обмениваясь с материнским кораблём последними сообщениями. Относительно друг друга они были неподвижны - ускорение прекратилось час назад, и теперь ничто не выдавало факта их стремительного полёта в пространстве. Надулись яйцевидные оболочки противометеоритных щитов, увеличив видимый диаметр каждой капсулы раз в десять. И "Мэлон", получив подтверждения, что запуск прошёл штатно, развернулся и двинулся обратно. Отойдя на безопасную дистанцию примерно в тысячу километров, он последний раз помигал сородичам коммуникационным лазером и исчез, войдя в тахионный поворот.


За время разгона они отошли от Ретранслятора всего на три световых часа, так что самой долгой частью обратного путешествия был не сверхсветовой переход, а гашение скорости. Идрис по очереди использовал для этого корону звезды, магнитные поля Ретранслятора и атмосферу газового гиганта.

Мордин в это время был занят более важным делом. Используя систему биологической поддержки модифицированного кресла управления он разработал (пока что в теории, но и это уже было неплохо) контур продления жизни для саларианского организма. Изымая из тела стареющие клетки и продукты распада, кресло защищало пользователя от воспалительных процессов и возрастных болезней. Аналогичная процедура "чистки" существовала и для Ису, правда для них она была чисто косметической, не влияя на продолжительность жизни, но существенно улучшая её качество.

По расчётам Мордина, регулярный доступ к креслу позволит ему прожить пятьдесят биологических лет вместо обычных саларианских сорока. Даже шестьдесят, если на шестом десятилетии проводить под обработкой больше половины дня. Но что гораздо важнее - он до самого конца сохранит силу, гибкость и активность молодого саларианца. Представив себе, как пожилой больной инвалид-учёный встаёт с кресла-каталки, чтобы завязать узлом десяток молодых боевиков N7 или кроганских берсерков, ворча "староват я уже для этого" - Мордин невольно хихикнул.

Он бы и практически реализовать такую систему успел (оставался всего месяц субъективного времени работы), но заодно приходилось производить сканирование корабельной памяти и конструкции на предмет возможных ловушек - как программных, так и материальных. Вряд ли, конечно, Ису рискнут подорвать собственного сородича... но, как говорят земляне, доверяй но проверяй. В конце концов, Идрис по их представлениям и так обречён.

Проверка оказалась нелишней - удалось нарыть один программный вирус, один металлорганический и один обычный, биологический. К чести Инженеров следует отметить, что смертельным из них был только последний. И то - для протеан, не для саларианцев. Два других должны были только сделать "Мэлона" непригодным для использования. И все три имели жёсткое ограничение в функциях, без способности к автоэволюции и заражению других кораблей.

В некотором смысле - джентльменская война. Конечно, будь у Ису несколько лет на разработку сюрпризов, как они привыкли - дело бы тремя "подарками" не ограничилось. И даже в рамках неписаных правил они смогли бы сделать "Мэлон" несовместимым с жизнью. Именно поэтому Мордин постоянно подгонял их, навязывая непривычный темп.

Идрис помог советами - он хорошо знал своих соплеменников и их типичные хитрости. Но вот характерной саларианской дёрганности ему не хватало. Флегматичные, величественные Ису никогда никуда не спешили и ничего не боялись - из-за чего, надо полагать, и продули протеанам сначала Землю, а потом и галактику. Насекомые, в отличие от них, умели подсуетиться, когда надо было.


Когда Явик увидел Мордина на экране, с него можно было писать картину "аватара охренения".

- Ты вернулся?! - всё, что смог выдать протеанин.

- Конечно. План был согласован. Не меняю без веских причин. Протеане меняют?

Из глотки командующего вырвалось сдавленное рычание - Мордин даже не догадывался, что протеане умеют издавать такие звуки.

- Но ты разнёс пол-ангара, когда прорывался к своим дружкам Ису! По-твоему, это признак лояльности и сотрудничества?!

- Технические сложности. Виртуальный интеллект не слушался. Пытался убить. Рекомендую проверить поведенческие схемы.

- Естественно, когда ты сбежал, не сказав ни слова! Почему ты не согласовал свой уход со мной, саларианец?!

- Много времени. Мало продуктивности. Ты разрешил бы?

- Гхм... Нет, наверно. Это... слишком осложнило бы работу с "Вершиной".

- Именно так. А теперь?

- Теперь он признал меня действующим аватаром. После твоего побега я смог убедить его, что на мне больше нет постороннего влияния, согласившись на глубокое сканирование. Тем не менее, ты до сих пор числишься враждебным субъектом, как и корабль Ису. Так что на борту "Вершины" тебе пока что лучше не появляться. Возможно, со временем я смогу переписать соответствующие алгоритмы, но пока... я даже не уверен, что это нужно делать.

- Что насчёт внешнего оружия? Может сбить?

- Орудия обороны ангара ему подчиняются, но они не предназначены против тяжёлых кораблей. Думаю, я смогу объяснить ему, что нет смысла тратить энергию на хорошо бронированный корабль Ису.

- Орудия ангара - знаю. Не проблема. Сомневаюсь - насчёт орудий "Вершины". Более мощные. Опасны?

- Нет. Он не может использовать свои пушки главного калибра без одобрения огневого протокола живым протеанином.

- Малые орудия? Орудия ближней обороны? Турели? Аналоги ПОИСКа?

- Хм... вот они - да... могут представлять опасность... и их корабль может задействовать без санкции. С другой стороны... Если ты всё ещё хочешь нам помочь, это решаемая проблема. Достаточно всего лишь вырезать прямоугольник крыши - и можешь отходить. Поднимем и отбросим мы её уже сами, с помощью полей эффекта массы. У "Вершины" достаточно мощное ядро, чтобы справиться с миллионом тонн.

- Принято. Начнём сейчас?

- Пожалуй да. Лучше, если ты покинешь окрестности планеты или уйдёшь в другое полушарие, когда "Вершина" ещё не будет готов к немедленному взлёту. Мы тут понемногу работаем, но процедура расконсервации крайне сложна.


И ладно. Он никуда не спешил - пока что. Мордин обнаружил замечательный способ экономить время. Плавая в стазисной жидкости, он раздавал указания подсистемам корабля, в полном ускорении на это уходила пара секунд - и тут же замирал в твёрдом свете на несколько минут или даже часов. Выполнив задачу, "Мэлон" будил своего хозяина, скидывал ему результаты, получал новые указания, и снова включал свет. Минимум старения. Максимум эффективности. Точнее, больше эффективности с каждым разом. Обучая нейросети корабля по образу и подобию отдельных частей своего мозга, обучая свои мозги принимать от них сведения в предельно сжатом виде, Мордин всё меньше должен был проводить в режиме бодрствования.

Он даже нашёл способ разговаривать с медлительными инопланетниками без затрат времени. В принципе, это мало отличалось от методов преподавания, которые он практиковал на Орсте. Произносишь фразу на высокой скорости. Уходишь в стазис, пока речевой синтезатор выговаривает её и записывает ответ. Выходишь из стазиса, быстро считываешь запись ответа, даёшь свой ответ за сотую долю секунды, и снова в стазис. А то, пока их громоздкие мозги будут соображать, что сказать, постареть можно. В гонке со временем Мордин собирался использовать каждую лишнюю секунду.

Идрис охотно согласился поработать в этом деле "сопроцессором" и "секретарём", взяв на себя управление рутинными функциями, которые тем не менее нельзя было автоматизировать полностью (хотя таких с каждым днём становилось всё меньше). Не слишком почётно для живого бога, но если учесть, что альтернативой для него была депортация на борт "Вершины Полутени" - очень даже неплохой вариант.

Обработка крыши раствором ферментов заняла почти четыре часа - по часу на каждую из сторон указанного Явиком квадрата. В первый час приходилось тратить время и энергию параллельно и на регенерацию повреждений - зенитки постоянно лупили заряженными частицами в борта. В конце этого часа Идрис закончил выращивание контура магнитной защиты, и импульсы полетели куда угодно, только не в корабль. А спустя пять минут стрельба прекратилась - то ли Явику удалось наконец уболтать упрямый супердредноут, то ли ВИ сам решил не тратить зря энергию.

Завершив контур, Мордин подёргал крышу гравитонным лучом - та, вроде, двигалась хорошо.

- Вызываю "Вершину". Говорит "Мэлон". Моя часть закончена. Можно начинать процедуру взлёта.

- Принято, "Мэлон", спасибо. Мы тут скорее всего ещё пару дней провозимся. Ждите нас на орбите. При встрече - не подходите на дистанцию меньше пятнадцати мегаметров. Это радиус эффективного действия корабельной ближней обороны.

Мордин тихонько присвистнул, сложив язык в трубочку. Эффективный радиус ПОИСКа на стандартных инфракрасных лазерах - тысяча километров. Саларианского, на ультрафиолетовых - почти шесть тысяч, но за это они платят быстрым износом. А тут в два с лишним раза больше, и похоже, никаких проблем с надёжностью - иначе их бы не ставили на флагман. Он не удержался и спросил у Явика, что же за пушки там стоят.

Аватар самодовольно усмехнулся.

- На самом деле пятнадцать мегаметров - это примерное расстояние, после которого излучение бортовой сети перехвата считается неопасным для ТЯЖЁЛЫХ кораблей. Истребители и ракеты, не имеющие достаточно толстой брони, мы сбивали и на тридцати.

Оказалось, что протеане стреляют пучками нейтральных атомов, которые в космосе практически не рассеиваются. Но не обычных атомов (такое пучковое оружие отражается самым примитивным кинетическим щитом), а атомов антиводорода. Ага. Излучение от аннигиляции в поле щита абсолютно ничем не отличается от излучения в обычном вакууме. Правда, примерно половина его энергии переходит в нейтрино, которые никому вреда не причиняют - но и второй половины, жёсткого гамма-излучения, вполне достаточно, чтобы убивать живых пилотов и жечь электронику. Это позволило совместить дальнобойность, низкий износ и высокую огневую мощь. Единственным существенным недостатком таких пушек было ограничение по боезапасу. Каждый излучатель содержал не более 0,1 грамма антивещества. Не потому, что протеанам не хватало энергии для синтеза большего заряда - просто по технике безопасности. Любое попадание, пробившее броню, могло вызвать детонацию.

Ну и конечно, в атмосфере их применение было, мягко говоря, проблематично. Но когда излучатели антивещества выбрасывали весь заряд, они переключались в режим "обычных" протеанских излучателей заряженных частиц. Менее дальнобойных, разумеется, и несколько менее смертоносных. Но как правило, противник к этому моменту уже приближался на дистанцию их эффективного применения - на тысячу километров или ближе.

- А... сколько всего излучателей? - спросил несколько ошарашенный Мордин.

- Семьсот двадцать девять в верхней полусфере и столько же в нижней, - гордо уточнил Явик.

- А Явик... тот Явик, в будущем. Говорил, излучатели изобрели позже. После начала войны.

Аватар опустил крайние глаза. Он не любил упоминаний о своём двойнике из альтернативной реальности. Не спорил, так как Мордин предоставил весьма убедительные доказательства. Но и принять не мог - это всё ещё не укладывалось в его здравый смысл.

- Ручные - да, уже в период войны со Жнецами. До этого разработка системы точного попадания для атмосферного боя считалась слишком накладной. А корабельные применялись уже несколько тысячелетий к началу вторжения.

- "Вершина" создана до войны. Лишена точной защиты в атмосфере? Антивещество неприменимо. Излучатели частиц не попадают. Ионизация?

- Да. Хотя можно, используя те же орудия, создать вокруг корабля нечто вроде грозы, облака электрических дуг. Большинство приближающихся объектов в нём сгорает или выходит из строя. Правда, радиус такого электрического шторма - всего пара километров, но ведь и скорость сближения в плотной среде намного меньше. При первой возможности мы переделаем корабельные орудия ближней обороны по образцу наших ручных винтовок - но для этого нужно больше персонала и производственных мощностей.


Зависнув на стационарной орбите Кваны, Мордин в ускоренной перемотке наблюдал запись старта "Вершины Полутени".

Сначала зашевелилась, окуталась зелёным сиянием и отлетела в сторону крыша ангара. Кувыркаясь в воздухе, она казалась совсем миниатюрной и лёгкой, как листок бумаги. И только когда на излёте она мимоходом сокрушила десятиэтажную наблюдательную вышку на краю рудника, вспомнилось, что это мегатонный кусок металла, более прочного, чем любые материалы Цитадели.

Внутренности ангара были освещены слабо, и только по мелькавшим в полутьме зелёным огонькам было видно, что кто-то там шевелится.

Затем тени зашевелились, и на дневной свет показались два носа... Поднявшись на пусковых под углом в 45 градусов, махина супердредноута ещё секунд пять постояла неподвижно, словно собираясь перед прыжком - а затем зелёное сияние полей эффекта массы померкло перед призрачно-голубым огнём основных двигателей. Огромная туша рванулась вперёд и вверх с такой скоростью, словно ею выстрелили из винтовки, пропав из кадра прежде, чем Идрис успел перенацелить телескопы.

Наездник снова поймал огромный корабль в прицел видеоискателя только через три секунды, следуя вдоль туманной полосы взбаламученной атмосферы. Только теперь стало возможно в деталях рассмотреть протеанского монстра (как ещё назвать корабль, имеющий два с половиной километра в длину - из всех кораблей Цитадели разве что "Судьба вознесения" могла сравниться с ним).


http://orig03.deviantart.net/1484/f/2015/140/4/8/penumbra_apex___prothean_starship_by_euderion-d8u2avm.jpg


Корабль был построен по схеме "катамарана" - два вытянутых корпуса, соединённых перемычкой. От высокой рубки расходилась в стороны пара крыльев.

- Я помню его, - задумчиво сказал Идрис. - Правда не уверен, именно этот корабль, или его систершип - но точно с таким я сражался.

- Где? - заинтересовался Мордин.

- Во время осады Джаната. Так как наша системная оборона не могла сравниться с протеанской, мы редко превращали планеты в крепости, как это делали они. Нашим оружием была незаметность и неизвестность. Если протеане вскрывали расположение системы, мы просто уходили оттуда. Космос большой. Но с Джанатом так не вышло. Там было население почти в миллион. Мы не успели его эвакуировать, пришлось драться. Мы заминировали все подступы к планете, используя корабли-прилипалы - беспилотные полуживые аппараты с тахионным шунтом. Они должны были подходить как можно ближе на сверхсвете к протеанским кораблям, прогрызать их обшивку, проникать внутрь и выводить из строя. Первое время казалось, что этого хватит, чтобы продержаться до ухода. Они потеряли около сотни вымпелов, мы - только три. А потом появилась "Вершина", и ситуация резко переменилась. Она была закрыта не только щитами, но и биотическими полями. Все корабли-прилипалы отшвырнуло прежде, чем они успели прогрызть броню этого монстра. Ну а о перестрелке с ним вообще не могло быть даже речи. Разница в огневой мощи была такая... - Наездник поморщился. - В тот день мы потеряли около шестисот тысяч.

По словам Идриса, арсенал главного калибра "Вершины" был весьма разнообразен. Восемь стволов излучателей заряженных частиц (с возможностью стрельбы нейтральными атомами или антивеществом) были собраны в два пакета - по четыре ствола в каждом корпусе. На верхних "крыльях" - две кинетических пушки, которые считались вспомогательными, но по огневой мощи были сравнимы с главным калибром дредноутов Цитадели. Но всё это блекло перед орудиями центрального модуля. Два лазера с чудовищной апертурой по восемьдесят метров! Каждый из них мог испускать непрерывный луч мощностью до килотонны тротилового эквивалента в секунду - или дать миллисекундный пятикилотонный импульс, после которого, правда, приходилось пять секунд остывать.

- Не очень эффективно, - скептически заметил Мордин. - Для фрегата хорошо. Для супердредноута слабо. Кинетические орудия - десятки килотонн.

- Мы тоже так думали, - вздохнул Идрис. - Пока не испытали на себе. Весь секрет в длине волны. Это не просто лазер. Это разер.

- Рентгеновское излучение?

- Да. С длиной что-то около ангстрема. Оно не только вызывает мощный взрыв, но и убивает при этом биометаллические микроструктуры импульсом фототока. То есть оно оказалось особенно эффективным именно против наших кораблей и машин, имеющих сложную, постоянно изменяемую конструкцию.

- И радиус поражения...

- Да. Радиус у него совершенно невообразимый. По классической формуле дифракционной расходимости, чтобы диаметр луча увеличился только с 80 до 81 метра - он должен пройти расстояние в тысячу световых секунд! "Вершина" истребляла нас, как мишени на стрельбах - она вела огонь с дистанций, на которых мы абсолютно ничем не могли ответить. Просто то один, то другой корабль внезапно ярко вспыхивал, и мы чувствовали его крик боли.

- Но прицеливание! На таких дистанциях... Цель успеет уйти!

- Ну да, с ТАКИХ дистанций даже протеане не стреляли, это чисто теоретическая возможность. Но в пределах одной световой секунды они беспрепятственно расстреливали всё, что хотели. Хорошо, что сейчас эти излучатели заблокированы... если, конечно, Явик сказал нам правду.

Также Идрис рассказал, что "Вершина" могла при необходимости разделяться на три модуля - боковые корпуса и центральный блок. Каждый из них представлял по сути отдельный дредноут, со своими двигателями, ядром эффекта массы, оружием главного калибра, с независимой защитой и жизнеобеспечением. Это не только повышало живучесть (и без того немаленькую), но и позволяло разнообразить тактические манёвры. Многие враги протеан сильно удивлялись (если успевали), когда внезапно обнаруживали, что по ним ведётся огонь с разных направлений.

В довершение всего, это был не только дредноут, но и авианосец. Его ангары вмещали 243 малых аппарата - 81 бомбардировщик, 81 истребитель, 81 десантный шаттл. Правда, все они были пилотируемыми, концепция беспилотных боевых дронов у протеан отсутствовала. Так что Явику от них сейчас мало пользы. Зато пару десятков беспилотных разведывательных зондов он выпустил сразу после выхода на орбиту.


- Фиксирую многочисленные следы боевых действий, - сообщил один из интерфейсов "Вершины". - Кроме того, сверка положения звёзд свидетельствует, что мои внутренние таймеры не ошиблись и с момента потери связи действительно прошло 44 тысячи лет Цитадели. Уровень доверия к вашим показаниям повышен, аватар Явик. Ваши полномочия на борту расширены до капитана второго ранга.

- Весьма щедро, - буркнул повышенный. - Этого тебе хватит, чтобы проложить курс на Сомарт?

- Так точно, аватар. По дороге я буду собирать дополнительную информацию. Прикажете начать разгон к Ретранслятору?

- Немедленно. Нас и так уже заждались.

- Рекомендую перед этим уничтожить корабль Ису, который остаётся весьма опасным. Протеан на борту нет, так что ущерб расе нанесён не будет. Достаточно одного выстрела из главного орудия. Он не успеет перейти на сверхсвет.

- Ты же говорил, что главные орудия блокированы? - обеспокоенно поднял голову Явик.

- Блокированы для меня, но не для вас. В связи с высоким уровнем опасности, я могу выполнить наведение и пропустить одного из ваших бойцов в пульт управления орудием. Ему нужно будет только подтвердить команду на выстрел, это не требует высокой квалификации.

- Отказано, - с облегчением выдохнул Явик. Информация, что по крайней мере при прямом нападении на "Вершину" пострелять они смогут, заметно подняла его дух. - Никаких действий в отношении "Мэлона" не предпринимать, следуем к Сомарту без остановок.


В Гамме Аида им пришлось попрощаться. "Вершина Полутени" могла развивать маршевую скорость в шесть тысяч световых, и Явик собирался использовать их все, чтобы вернуться к своей маленькой колонии за два дня. Мордину же придётся тащиться за ними на 220 - хотя теоретически скорость относительно внешнего мира на тахионном шунте не ограничена вообще, слишком крутой разворот подвергал избыточной нагрузке системы корабля.

На борту "Мэлона" пройдёт 30 лет, по времени внешнего мира - чуть менее двух месяцев. Конечно, этого расстояния можно было избежать, если бы суперлинкор взял "рогалик" в трюм или разрешил ему пристыковаться снаружи. Для его могучих двигателей этот небольшой довесок ничего не значил. Но "Вершина" не допускал и мысли, чтобы позволить этой летающей заразе приблизиться к своему чистенькому блестящему корпусу. А Идрис и Мордин, в свою очередь, не горели желанием подставляться под струи антиводорода. Так что каждый летел привычным для себя образом.

Тридцать лет - это много. Даже если бодрствовать из них всего полтора часа. Используя своевременно спёртые с рудника сверхпрочные протеанские металлы, Мордин значительно укрепил обшивку и каркас "Мэлона". Теперь повредить кораблю было несколько сложнее. Параллельно он успел завершить и опробовать систему клеточной чистки для себя, синтезировать гормоны успеха и неудачи для протеан, написать несколько новых программ нейрошока для разных видов. Разработал он также импланты, усиливающие иммунитет и ускоряющие регенерацию. Во времена Мордина с такими бегали все солдаты, но для современной Цитадели - полная фантастика. Благо, у Ису были аналоги, и полный набор таких имплантов остался в теле Идриса. Мордину требовалось лишь приспособить их к саларианской физиологии.

А в середине перехода его ожидал весьма ошарашивающий сюрприз.

Он впервые смог себе позволить войти в Ретранслятор в стазисе. И хотя при включении света его сознание, как обычно, вырубилось, на ощущениях при самом переходе это никак не сказалось. Мгновение назад - ты в своём кресле, за сотню тысяч километров от Ретранслятора, активируешь стазис. А через неуловимый миг - уже мчишься по космической беговой дорожке. И искушающее чувство всесилия так и манит - немного натянуть эту ниточку. Замедлить переход всего на минуточку - ну неужели Жнецы обратят внимание на такой пустяк?

Увы, он прекрасно знал, что обратят. Эти машины не из тех, кто что-то пропускает. Пришлось потерпеть.

Но ощущения не успокаивались. В стазисе они почему-то были особенно сильны. Они продолжали шептать в уши, что он, Мордин, что-то упускает. Что-то очень важное. Что Канал не нужен... что он может убедиться в своих силах гораздо быстрее... достаточно только... что?

Что нужно сделать?

Он так задумался, что даже не заметил, как корабль вышел из реле, и стазис вновь вступил в свои права. Только когда на сетчатке замелькали пятна - остаточные изображения от вспышки твёрдого света, а ощущение невероятной скорости сменилось теснотой кресла, он понял, что вернулся в своё тело, и "Мэлон" уже отошёл от Ретранслятора на пару световых секунд (именно через столько он запрограммировал пробуждение).

Что ж, впереди ещё полтора часа бодрствования, которые он себе отвёл. Эквивалентные месяцам других народов. Есть время подумать...


Во времена Мордина учёным Цитадели было известно пять основных видов эффекта массы, которые различались конфигурацией электромагнитных полей - и дополнительными преимуществами, которые можно было получить от этих конфигураций.

Стационарный электрический заряд - ядро эффекта массы, технические поля. Банальное увеличение или уменьшение массы, без всяких сюрпризов.

Постоянный электрический ток - биотика. Позволяет наделить массой покоя частицы, в норме не имеющие таковой (в первую очередь, конечно, гравитоны). Вопреки наличию в слове корня "био" - используется не только живыми организмами (хотя в основном, конечно, ими). Системы искусственной тяжести на всех кораблях Альянса, как и стелс-двигатели "Нормандии", тоже работали на утяжелённых гравитонах. Критики возражали, что "настоящая биотика" - это система не только электродинамическая, но и безъядерная, на распределённых малых кластерах элно. Искусственная тяжесть ядра требовала, хотя и создавалась с помощью постоянного тока.

Переменный электрический ток - скоробиотика. Позволяет получить поля увеличения и уменьшения массы одновременно, от одного и того же источника.

Электромагнитная волна - супербиотика. Позволяет обойтись вообще без элно.

Пятый вид эффекта массы был привязан к мощным более-менее стационарным магнитным полям и использовался в Ретрансляторах. Он не имел специального названия, хотя иногда его называли антибиотикой. Поскольку он обеспечивал противоположный эффект - массивные частицы полностью теряли массу покоя. Любая материя, попавшая в такое поле, могла двигаться ТОЛЬКО со скоростью света.

Сложность была в том, что генерация пятого типа поля производилась по принципу "всё или ничего". Масса покоя либо "включена", либо "выключена", её нельзя отменить "частично". И для отключения оной требовались магнитные поля колоссальной напряжённости. Точное значение зависело от конфигурации и количества элно, но в любом случае речь шла о полях порядка сотен тесла. Легко достижимо в лаборатории, но малореально на поле боя.

Второй проблемой, связанной с полями пятого типа, было удержание когерентности пучка. Лишённые массы частицы разбегались во все стороны - в абсолютно случайных направлениях, как велел Гейзенберг. То есть всё, что удавалось сделать с этим полем на практике - пафосно распылить на атомы кубик пробного вещества с гранью в пару сантиметров. При этом камеру, в которой проходил опыт, следовало окружить специальной противолучевой защитой. Поскольку атомы с нулевой массой покоя действовали на окружающую материю как довольно жёсткая проникающая радиация.

Загадкой было не то, как Ретрансляторы превращают проходящие через них корабли в "свет", а то, каким образом им удаётся направить этот "свет" строго в одном направлении, чтобы после восстановления массы покоя получить корабль с пассажирами, а не облако атомов, раскиданных на световые годы. Учёные азари, по слухам, решили эту задачу... но именно что по слухам. Если они и могли построить свой Ретранслятор, то не спешили это делать.

Зато они сделали кое-что другое. Антибиотические импланты для своих сильнейших биотиков. Очень мощные и при этом компактные магниты, создающие на тысячные доли секунды пик поля, достаточно сильный, чтобы аннулировать массу носителя.

За мгновение до их активации биотик бросал перед собой волну тёмной энергии. Она, во-первых, создавала разрежение воздуха, а во-вторых, служила "принимающей сеткой". Затем он "выключал" свою массу и со скоростью света летел вперёд, догоняя собственный импульс. Ни воздух, ни баррикады, ни стены не могли его остановить - комптоновская длина волны каждого атома соответствовала жёсткому гамма-излучению. Когда когерентный пучок частиц влетал в поле, он возвращал себе массу покоя и снова превращался в живого бойца.

К сожалению, дальше пары десятков метров эта способность не работала, что делало её исключительно тактической. Дальше тормозящая волна рассеивалась... а с ней рисковал рассеяться и боец, если вовремя не останавливал переход.

Правда, когда агенты "Цербера" позаимствовали у азари эту технологию, по обыкновению забыв сказать "спасибо", их учёные внесли в неё некоторые усовершенствания. Шепард, первый человеческий "прыгун", использовала в качестве "финишной сетки"... поля эффекта массы противника. Это немного ограничило возможные направления её бросков, зато существенно увеличило дальность - десятки и даже иногда сотни метров.

Шепард все равно приходилось посылать перед собой волну-лидер, так как щиты врага не обеспечивали ей вакуум в точке прибытия, а материализация в пространстве, уже занятом молекулами воздуха, могла бы стать... неприятной, мягко говоря. Но эта волна имела ту же самую природу, что и сам бросок - была антибиотической. Обретая скорость света, атомы воздуха практически мгновенно разлетались из зоны прибытия в случайных направлениях, а атомы снаружи двигались гораздо медленнее, и заполнить образовавшуюся полость не успевали.

Сначала ей приходилось расчищать весь канал на пути броска, что сжирало просто море энергии и сил. Позже она научилась запускать перед собой крошечный сгусток тёмной энергии, который при ударе о щиты врага "раскрывался" и создавал зону вакуума в пару кубических метров.

Ну а к середине войны со Жнецами эта уникальная способность уже стала секретом Полишинеля, и ею пользовались уже сотни спецназовцев по всей Галактике - человеческие штурмовики, охотницы азари, бойцы турианской "Кабалы"...

Правда, все, кроме десятка физиков азари, по-прежнему в упор не понимали, как это работает. Но когда Жнецы высаживают три миллиона хасков в центр твоего города, за способность к телепортации душу продать можно - не то, что согласиться поставить в своё тело импланты на неизвестных принципах.


Мог ли Мордин повторить нечто подобное с доступным ему оборудованием? Сама идея выглядела весьма заманчивой - как с тактической, так и с научной точки зрения. Взаимодействие антибиотических полей со скоробиотическими никто толком не изучал. Если Зум каким-то образом способен мыслить и чувствовать в состоянии броска между Ретрансляторами, то не исключено, что сможет и в состоянии спецназовского "чарджа", как называли эту технику штурмовики. В конце концов, фазовое состояние одинаковое... правда расстояние в квадриллионы раз меньше. Даже если думать с быстротой скоробиотика, сообразить что-нибудь за одну десятитимиллионную долю секунды будет... хм, несколько трудновато.

Положим, вырастить магнит достаточной силы для "Мэлона" не проблема. Но как обеспечить когерентность? Первым же опытом разобрать себя на атомы - это был бы на редкость тупой финал захватывающего приключения. Мордин, конечно, был безумным учёным, но не до такой же степени!

Вероятно, протеанам секрет создания когерентных безмассовых сгустков был известен. Но не тем протеанам, которые сейчас на борту "Вершины" или на Эдене Прайм. Это не их уровень. Возможно, знали учёные, создатели Канала. Возможно даже, что "Страж" на Илосе или "Месть" на Тессии сохранили эти знания. Но до второго трудно добраться, не подняв шум... а до первого просто трудно добраться. Да и подсознание (которого у саларианцев вообще-то нет, но в переходе оно регулярно появлялось) настойчиво твердило, что "Канал не нужен".

На всякий случай он уточнил у Идриса. Нет, Наездникам секрет безмассового перемещения известен не был.

Возможно, он нашёл бы ответ, если бы вскрыл какую-нибудь баньши. Хаски азари тоже обладали способностью к "чарджу" - на небольшие расстояния, зато часто. Способ обойти систему самоуничтожения Мордин бы уж как-нибудь нашёл - но до создания первой баньши ещё две тысячи лет.

Войти в первичное реле и прыгать туда-сюда, пока озарение не станет более ясным? Ага, Жнецы конечно же не обратят внимания на такого попрыгунчика.

С другой стороны... ведь метод научного тыка никто не отменял.

Особенно не отменял, когда у тебя есть четырнадцать лет корабельного времени на опыты; несколько тонн элно, спёртого с горнорудного оборудования на Кване; полностью программируемый звездолёт, способный выращивать любые приборы и манипуляторы, синтезировать сложнейшие реагенты и получить всю таблицу Менделеева вплоть до железа методом холодного синтеза; наконец, бессмертный лаборант с интуитивным ощущением функциональности той или иной системы. Нужно только составить программу опытов - а в этом у Мордина был солиднейший опыт ещё в прежней жизни.


Стазис - отчёт - поправки по программе - стазис. Чего только не делали по его приказу с несчастным нулевым элементом. Какими только токами не били и какими только полями не гладили. Всех частот и конфигураций. Максимально чистых и в различных сочетаниях.

Выяснилось, что "стрелять" волновым пакетом в одном направлении препятствует в первую очередь закон сохранения импульса - который даже на кривой козе по имени "эффект массы" не объедешь. Нельзя лишить массы покоя уединённый протон. В какую бы сторону он ни полетел, это будет движение, взявшееся "из ниоткуда". Поэтому такая свободная частица, оказавшись в антибиотическом поле, колышется, размывается в пространстве (в смысле, даже больше размывается, чем нормальная элементарная частица) - но лететь куда-либо отказывается.

Вот пару протонов - теоретически уже можно. Один улетает вперёд, второй назад, сумма импульса равна нулю, как и положено.

На практике - далеко они не улетают. Хотя значения электрического поля, создаваемого таким протоном, и не достигают бесконечности (за что отвечают абсолютно безумные квантовые преобразования с участием тёмной энергии), оно всё равно получается довольно солидным и цепляется за всё подряд. Масса покоя спонтанно возвращается после встречи с первой же нормальной заряженной частицей.

А вот пару атомов водорода - можно телепортировать на довольно большие расстояния даже в атмосфере. Волновые функции протона и электрона при этом как бы переплетаются, создавая единую квазинейтральную частицу. Но разлетаются атомы по-прежнему в противоположных направлениях.

Но ведь Ретранслятор бросает весьма массивный звездолёт в одном направлении - и никакого "выхлопа" с задней стороны не происходит. Конечно, масса-энергия звездолёта при этом уменьшена, но она, в отличие от массы покоя, не нулевая. Значит, должен существовать какой-то способ перебросить отдачу на установку. Возможно, именно этот способ одновременно является и способом направить ретранслируемое тело в нужную сторону?

Стоп! Но ведь в любой молекуле атомы по сути тоже связаны электрическим притяжением! И тем не менее, воздействие антибиотического поля легко разрывает молекулу - а атом разорвать не может.

Почему? Потому что молекула зарядово симметрична, и её можно разделить на две квазинейтральных частицы. Флуктуируя со скоростью света, ансамбль из двух квазичастиц быстро "подбирает" состояние, в котором они могут разделиться без нарушения законов сохранения. Для атома же такого симметричного решения просто не существует - электрон и протон слишком различаются по массе, они не могут улететь в разные стороны с одинаковой скоростью, и при этом не создать дополнительного движения.

Проверить это очень просто - молекула соли, которая состоит из ионов натрия и хлора, с разным зарядом и разной массой, тоже перемещается, как единый волновой пакет. И поэтому "ретранслировать" её можно только в том случае, если в поле одновременно ввести ДВЕ таких молекулы, которые улетят в противоположных направлениях.

Проблема в том, что при переходе к более-менее крупной макроструктуре (из миллиона молекул и более) симметричное решение существует всегда. И чаще всего не одно. Так что дезинтеграция по-прежнему кажется неизбежной.

Первый год "лабораторного перелёта" подходил к концу...


Свет в вакууме не может двигаться быстрее или медленнее. Но законам сохранения импульса и энергии он всё равно обязан подчиняться. Чтобы обойти этот парадокс, свет подвергается эффекту Доплера. Из пары квантов, рождённых, например, аннигиляцией в гравитационном поле, тот, что улетает "вниз", получает чуточку бОльшую частоту, а тот, что улетает "вверх" - чуточку меньшую.

Аналогичным образом свет реагирует на любую попытку "подтолкнуть" его, неважно, через какие физические агенты. Он сжимается или растягивается, как пружина - но летит всё равно со скоростью света.

Частица, временно лишённая массы покоя, себе такого позволить не может. Если она увеличит частоту, то потеряет часть энергии. А без этой части (даже самой крошечной) - она уже не сможет вернуться в состояние, например, протона. Потому что масса (и следовательно, энергия) протона или электрона - строго определена. Но и замедлиться, как это делают фермионы, тоже нельзя. Скорость света - константа, и массы частиц - константы. Куда выкрутиться из этой "вилки"?

Эксперимент показал, что все изменения скорости-массы-энергии такая частица как бы "записывает на свой счёт". Параллельно с телепортируемым объектом всегда движется "тень" - сгусток тёмной энергии (возмущение вакуума, сгусток виртуальных частиц, физических объяснений много), который как раз и претерпевает деформации из-за любых внешних воздействий. По прибытии частицы в точку назначения (место, где она возвращает себе массу покоя) - ей, так сказать, "вручают счёт" - тёмная энергия рассеивается, переходя в соответствующие изменения вектора скорости.

Как только "тень" по какой-то причине гасится или отделяется - масса покоя немедленно возвращается к частице.

Логично предположить, что и наоборот - объединение с "тенью" приводит к переводу частицы в безмассовое состояние. А откуда они берутся? Да магнитное поле же! Магнит вырывает из куска нулевого элемента бесчисленное множество виртуальных "теней", которые, натолкнувшись на какую бы то ни было массу покоя, забирают её, становятся реальными и измеримыми.

Следовательно... противовес не нужен, если до столкновения со "своей" частицей её "тень" уже реальна, то есть уже несёт соответствующий импульс. По крайней мере теоретически - всё сходится. Вопрос только в том, как мышкам стать ёжиками... в смысле, как наделить тёмную энергию поистине огромным импульсом. Масса хотя бы тела Шепард, умноженная на скорость света... это очень и очень немало. И даже уменьшенная на несколько порядков - тоже.

Может ли существовать - математически, чисто математически пока - такая сущность? С огромным импульсом - и при этом нулевой энергией?

Вряд ли.

А с огромным импульсом и при этом относительно небольшой энергией? В принципе - да.

Пусть у нас есть астероид весом в миллион тонн. И пусть он движется со скоростью... ну, скажем, один миллиметр в секунду. Импульс у этого монстра - ого-го. В десять раз больше, чем у кинетического снаряда из главного калибра дредноута.

А кинетическая энергия при этом - всего пятьсот джоулей. Столько содержится... в паре шоколадных конфеток.

"Значит, массив ускоряющих "теней" должен обладать (условно) инерционными свойствами очень большого тела. Собрать такой импульс легче всего с помощью биотического эффекта массы. "Мэлон", вон, летает вообще без рабочего тела, опираясь на галактическое гало... что по сравнению с этим импульс какого-то астероида? Соринка..."

Следовательно, ему нужны были два генератора эффекта массы - биотический и антибиотический. Воздействующие на один и тот же объём тёмной энергии, но друг от друга, желательно, экранированные. Потому что электрические токи и магнитные поля - слишком близкие родственники, и чуть что - лезут познакомиться поближе. То есть, проще говоря, наводят друг на друга совершенно ненужные помехи.

Мгновение стазиса. Месяц экспериментов.

Ничего не получалось. То есть, получалось много всего интересного, но только не Ретранслятор. Два разных поля тёмной энергии работали сами по себе, никак не желая объединяться. Либо пробный кубик улетал целеньким от биотического толчка, либо распадался на атомы, но не то и другое вместе!

При попытке генерировать два типа поля одним и тем же образцом элно - в лучшем случае не происходило ничего, в среднем - портился образец и его приходилось переплавлять, в худшем - происходил взрыв.

А если разбить элно на микрокластеры, как в живом организме и синхронизировать их биотическими методами Ису? Стазис на неделю... так, кое-что получилось. Он мог катапультировать в избранном направлении массу... где-то так с инфузорию. Уже прогресс по сравнению с отдельными атомами!

Идрис тем временем самостоятельно разработал финишную биотическую сетку, так что Мордин сразу же мог не только отправлять микроорганизмы в световой полёт, но и благополучно их принимать на другом конце лаборатории.

Оставалось найти способ масштабировать этот эффект хотя бы в триллион раз. Банально увеличить размеры установки не получалось - нарушалась синхронизация между разными участками зоны ускорения.

Да и протеане, в отличие от Ису, не умели создавать биотику на распределённых кластерах - значит, Канал они создали другим способом.

Вспомним детскую загадку - два кольца, два конца, посередине элно? Конечно же все знают, что это Ретранслятор, но мало кто задумывается, почему он должен быть устроен именно так.

Два кольца с током создают два перекрывающихся магнитных поля. Элно - высокотемпературный сверхпроводник, поэтому магнитное поле из него выталкивается эффектом Мейснера. Все изменения происходят только в тончайшей поверхностной зоне меньше микрометра. Это и отличает антибиотику от обычного эффекта массы, который порождает тёмную энергию по всему объёму ядра.

Если бы ядро Ретранслятора было идеальным шаром, выделение тёмной энергии шло бы по полой сфере (максимум на экваторе, минимум на полюсах). Но если внимательно присмотреться, то структура элно внутри больше похожа на губку. Его поверхность "лохмата", как фотосфера звезды - это сложнейшая топологическая структура. А наличие ДВУХ колец, создающих разнонаправленные поля, приводит к тому, что полюса и экватор в большинство моментов выделить невозможно.

Вращая кольца, Ретранслятор усиливает волнения на поверхности ядра, и ещё больше усложняет его топологию. Электрические поля, магнитные поля, поля эффекта массы - все переплетаются, проникают друг в друга, усиливают и ослабляют... Биотика, антибиотика, скоробиотика - всё вместе и в дичайших сочетаниях рождается и умирает миллиарды раз в секунду.

Чтобы просчитать полную конфигурацию поля корабельного ядра (которое является простейшим случаем - идеально отполированной твёрдой сферой со статическим зарядом) нужны часы работы корабельного суперкомпьютера (собственно, потому что полировка сферы не идеальна).

Сколько мегачасов работы всех компьютеров пространства Цитадели понадобится, чтобы смоделировать одно-единственное мгновение конфигурации такого "ёжика" - Мордин даже подумать боялся. А ведь нужно не просто определить мгновенную конфигурацию - нужно ещё и динамику определить, предсказать, во что она превратится через микросекунду, и через две микросекунды, и через пять...

Возможно, с этим справится квантовый компьютер, "синий ящик". Но если каждый Ретранслятор требует квантовых вычислений (причём по очень специальному алгоритму), то нечего и думать воссоздать его своими руками. Даже за столетия субъективного времени. Воссоздать целую отрасль науки с нуля - для этого недостаточно быть скоробиотиком. Мордин всё-таки больше прикладник, чем теоретик.

Но в теле Шепард "синего ящика" не было. За это он мог поручиться - как-никак, почти год курировал её импланты, пока она носилась по галактике за Коллекционерами. В ней было очень много странных устройств, работу многих он так и не понял до конца. Но уж квантовый компьютер Мордин бы опознал.

По крайней мере, квантовый компьютер работы Цитадели или протеан, поправил себя Мордин. Жнецовская машина (Призрак торговал с Коллекционерами) могла выглядеть как угодно - это та самая "технология, неотличимая от магии". Например, как совершенно неотличимый от своего окружения кусочек синтетической кости. Азари со Жнецами не контактировали, зато имели доступ к протеанским артефактам.

Хорошо, допустим, у всех штурмовиков, кроме Шепард и созданных позже по образцу Шепард, имплантированные "синие ящики" были достаточно крупными и обнаружимыми при сканировании тела. Но они на стол к Мордину не попадали.

Увы, Явика здесь не было, и связи с ним тоже. Очень хорошо бы спросить его, умели ли протеане создавать квантовые компьютеры, достаточно лёгкие и маленькие, чтобы вживить их в тело человека или другого гуманоида? Инусаннон, по словам Идриса, умели. Инженеры могли создать подобные импланты из Чёрной Жижи, но с большим процентом брака и каждый требовал индивидуального выращивания - запустить их в серию не удавалось. И уж точно никому из Наездников не приходило в голову создать специализированный "синий ящик" для обсчёта нестабильных ядер эффекта массы.

По той же причине вполне достоверной - но неэффективной в плане практики - оказалась гипотеза, что Жнецы и протеане разработали некий алгоритм, позволяющий упростить вычисления и обсчитывать флуктуации в реальном времени на обычном компьютере.

Идрис выдвинул версию эволюционного алгоритма. Может быть, протеане и не пытались контролировать процесс? Может быть, они работали с полями эффекта массы так же, как сами Инженеры с генами? Позволяли ядру флуктуировать случайным образом, пока оно не порождало нужный по мощности и направлению импульс тёмной энергии, после чего отсекали все ненужные, "вытаскивали" этот нужный импульс, и направляли его на корабль?

Тоже вполне возможно, согласился Мордин. И тоже, увы, для них бесполезно. Потому что, даже если детекторы вычленят требуемую флуктуацию в кипении вакуумного моря, окружающего ядро - у них просто нет "щипцов", достаточно быстрых и ловких, чтобы вытащить и перенаправить этот импульс за те микросекунды, пока он не растворится обратно.

А вот за что Мордин мог поручиться - это за то, что нестабильного ядра в теле Шепард не было. Даже если бы загадочные супертехнологии прошлых циклов позволили сделать его размером с песчинку - оно бы всё равно фонило слишком сильно, чтобы не проявиться при обследовании. Многие импланты содержали элно, да, но их поля всегда были ровными и полностью регулируемыми.

Что, если тайна Ретрансляторов не имела никакого отношения к тайне штурмовиков? Что, если они вообще достигали когерентности разными способами? Что, если заявления азари о возможности построить собственный Ретранслятор были всего лишь блефом?

Мордин не видел способа это проверить. И ушёл в очередной стазис с чувством глубокого недовольства собой и миром.


На подходе к Ретранслятору, ведущему в скопление Исхода, "Мэлон" больше напоминал не рогалик, а ёжика - так плотно злой Мордин утыкал его обшивку самыми разными датчиками. Разгадка тайны безмассового перемещения стала его идеей фикс. За большим кораблём следовало ещё восемь "ежат" - автономных зондов, для выращивания которых он потратил почти все запасы железа.

Четыре "ежонка" прыгнут до "Мэлона", ещё четыре - после. Таким образом, процесс перехода будет фиксироваться со всех сторон и во всех нюансах. Зонды замерят всплески тёмной энергии, электрические и магнитные поля, все виды излучений. При передаче, при приёме, внутри и снаружи канала, возле ядра, на обшивке Ретранслятора...

Не то, чтобы никто до Мордина этого не делал. Многие, наверно, делают даже прямо сейчас - и будут делать ещё две тысячи лет. Но к сожалению, Мордин не был тем попаданцем из любимой землянами альтернативной истории, который проваливается в прошлое, таща с собой целую библиотеку в омнитуле. А его собственная голова, хотя и была набита отборными знаниями - но несколько по другой тематике. Саларианцы всегда с большим вниманием относились к тому, что изучали. Никаких непрофильных знаний, никаких "просто из любопытства". Не потому, что объёма памяти не хватит (с этим у них как раз проблем никогда не было, в отличие от иных рас), а потому, что само изучение потребует драгоценного жизненного времени. Да, они учились очень быстро и запоминали всё с первого раза... но вот процесс добычи информации для изучения ускорить получалось далеко не всегда. Нет ограничений - нет прогресса.

К агентам ГОР, которые и так были вынуждены освоить в жизни порой десяток специальностей, это относилось в квадрате. После выхода в отставку Мордину пришлось нещадно ломать свои поведенческие модели, которые постоянно орали на каждом шагу "это лишнее", "это не нужно", "это будет пустой тратой времени", "это меня не касается".

Саларианцев, которые собираются контактировать с инопланетниками, первым делом учат сдержанности. Жесточайшей сдержанности. Потому что очень трудно сдержаться и не убить собеседника, когда это медлительное создание начинает самым безжалостным образом убивать твое время. Ситуация усугубляется тем что инопланетники обычно в упор не понимают, какому смертельному риску они подвергаются. Саларианцы кажутся хрупкими и трусливыми. Мало кто осознаёт, что эта смешная пучеглазая рогатая лягушка может перерезать ему горло быстрее, чем он закончит поворачивать голову. И почти постоянно испытывает желание это сделать. Впрочем, стоит отдать должное родным системам проверки и кондиционирования - спецслужбы своё дело знали, и неуравновешенных не выпускали с планеты ни под какими предлогами. Да и селекцию не стоит сбрасывать со счетов - к оплодотворению во все века после первого контакта допускались только самые терпеливые. Благодаря этому за пятьдесят поколений имело место всего два-три десятка срывов, и тех удалось выдать за обычных убийц со скрытыми нарушениями психики.

- Но разве "Жнецы" не обратят на нас внимания, если мы произведём девять переходов один за другим? - обеспокоенно поинтересовался Идрис.

- Вероятно, обратят, - беззаботно отозвался Мордин. - Решат - молодая цивилизация. Но вряд ли прилетят посмотреть. Если и прилетят - успеем убежать.

Он ещё никогда так не ошибался.


Первый же прыжок зонда дал весьма интересные результаты. На всякий случай Мордин отправил второй зонд - сверить показания. Разница была совсем небольшая. Для полной уверенности следовало только просмотреть показания самого переброшенного зонда. Экстранета, увы, в этом веке не было, украсть не у кого, а выращивать отдельный терминал для минутной связи Мордин посчитал избыточным барством. Тем более, что на него ушло бы больше половины всего элно, собранного на Кване.

Третий и четвёртый "ежата" прыгнули одновременно. Точно - два распределённых заряда... толчок... потом - магнитная вспышка. Он переслал данные на терминал Идриса.

- Видишь то же самое?

- Хммм... Я не знаю, что видишь ты, - задумчиво протянул Ису, - но я вижу срабатывание почти стандартной электрической катапульты.

- Да, да! - Мордин не знал, прыгать ему на месте от радости, или биться головой об стенку в досаде на собственную тупость. Это же надо - четырнадцать лет придумывать самые безумные теории, когда решение было буквально под рукой и понятно любому школьнику! Импульс нужно придавать ДО перехода.

Ретранслятор заряжает пролетающий корабль, потом создаёт электростатическое поле, тянущее его "вперёд", вдоль рогов.

А затем антибиотическое поле и поле самого обычного технического эффекта массы наваливаются одновременно, так что техническое поле банально не успевает отнять избыток импульса и передать его генератору. Нужно только подобрать напряжённость масс-поля в стартовой области, при которой импульс корабля без поля будет равен импульсу безмассового пакета частиц в поле - тогда когерентность обеспечивается законами сохранения.

При коэффициенте поля массы около шестнадцати порядков (в десять миллиардов раз выше, чем доступно цивилизациям Цитадели), перемещаемое тело достаточно разогнать всего до трёх метров в секунду.

Он стремительно нырнул в сияющее ядро древней машины - без тени страха, любопытство его полностью вытеснило.

И прежде, чем мир вокруг перестал существовать, скоробиотик успел увидеть и запомнить показания приборов. Да - электрический заряд на корпусе и сразу после него - ускоряющий толчок! Тайна Ретрансляторов была у него в руках!


И снова мысли, растянутые резиновой лентой на нескончаемые парсеки. И снова явное ощущение, что он не один на этой космической беговой дорожке.

Только на сей раз оно не бежало рядом. Он чувствовал взгляд за спиной - тяжёлый, подавляющий, гипнотизирующий. Массивная тень накрывала его, и он не мог обернуться, не мог взглянуть в глаза чудовищу, которое следовало за ним.

- Кто ты? Назови себя.

- Я могу назваться тебе тысячами имён, но что это изменит?

Низкий резонирующий голос заставил вибрировать всю космическую струну. Это могло бы напугать неопытного бегуна, но после почти приятельского разговора с Чёрным Флэшем Мордин ко многим вещам стал относиться иначе. Глюком больше, глюком меньше...

- Я мог бы принять тысячи обличий, но что это изменит? Я был кораблём, астероидом, вспышкой света, женщиной, мужчиной, ребёнком, и вещами, для которых у вас, несчастные органические фрагменты, нет даже названий. Ты можешь гордиться, что для общения с тобой я не надеваю масок.

- Вопрос "кто ты" бессмыслен?

- На твоём уровне понимания - да. Как слепой, ощупывающий слона, ты можешь осознать лишь различные части меня. Целого ты никогда не увидишь, тебе его даже нечем увидеть!

- Тогда спрошу - чего ты хочешь?

- Ты пользуешься моей сетью. Пришло время заплатить.

- Твоей... сетью? Ретрансляторы?

- Да. Сеть, которую вы называете Ретрансляторами, хотя не понимаете ни её принципов работы, ни истинного назначения. Ты проходил через неё в будущем, ты проходишь через неё в настоящем, которое для тебя прошлое. Пора заплатить за проезд, Мордин Солус.

- Куда ни кинь - все умные. Все знают и понимают. "Серая Зона", Чёрный Флэш, теперь ты. Один Мордин ничего не понимает. Но всем от него что-то нужно.

- Ты не должен понимать. Ты должен повиноваться.

- Знакомая риторика. Называешь Ретрансляторы своими. Жнец?

- Ещё одно слово, которое ничего не означает. Слово, придуманное протеанами, для обозначения того, что они не могли понять. Твоё понимание сущности и смысла Жнецов полностью ошибочно. Поэтому использование такого слова я расцениваю, как оскорбление. Тем не менее, я имею некоторое отношение к ним.

- Забавно. Маленькая лягушка может оскорбить великое?

- У нас нет так называемой "гордости". Я сказал, что расцениваю, как оскорбление, а не оскорбляюсь. Используя неверные, а тем более эмоционально окрашенные определения, ты всего лишь отравляешь собственные когнитивные схемы. Я же остаюсь равно недосягаем для твоих мыслей, слов или действий.

- Тогда... Дай правильное определение. Не оскорбительное. Использую.

- Если тебе так необходимо словесное определение, можешь звать меня Наблюдателем.

- Наблюдатель... - что-то знакомое прозвучало в этом слове. Спустя мгновение Мордина осенило: - Назара?

- Да, иногда меня называли и так.

Мордин тихонько офигел. Интересно, "Властелин" уже знает, что через пару тысяч лет его разнесут в клочья на Цитадели? И если знает, то что намерен предпринять по этому поводу? Не сорвал ли сам факт попадания Мордина в это время - даже то слабенькое сопротивление, которое смогли оказать Жнецам в оригинальной временнОй линии?

Он всегда был атеистом, но сейчас ему искренне захотелось, чтобы Богиня, или хотя бы безликое, но справедливое Колесо Судеб существовали. Больше некому взмолиться, чтобы весь этот диалог оказался просто галлюцинацией. Только галлюцинацией и ничем больше!

Потому что если Назара-"Властелин" способен подключаться к сети Ретрансляторов и контролировать каждый переход через неё, если он действительно это делает и сейчас общается с Мордином... то весь хитроумный план Мордина - не более, чем беготня таракана по заранее проложенным дорожкам в лабиринте.

- Глупый фрагмент органики. Ты действительно полагаешь, что меня волнуют такие пустяки? Ты действительно полагаешь, что эфемерные существа вроде вас могут уничтожить МЕНЯ? Мы пребываем в вечности. События вашего цикла не более, чем мелкое отклонение в рамках дозволенного от великого плана.

Мордин выдохнул с облегчением. Спорить или уточнять? Ищите дураков! Если "Властелину" угодно считать себя неуязвимым - прекрасно, он с радостью ему поаплодирует. Маразм это у старой машины, или железный кальмар действительно имеет основания так думать - это можно будет выяснить как-нибудь потом. В более спокойной обстановке. И конечно, не с ним.

- Тогда - что требуется?

- Правильный вопрос. Ты начинаешь понимать. Оплата будет достаточно простой. Найди Канал.

Мордин захлопал глазами и чуть не сбился с ритма бега. Вот этого он даже предположить не мог.

- Зачем тебе Канал?

- Канал был создан с использованием наших технологий, но без нашего разрешения. Это недопустимо. Это пиратство. Протеане - как дети, играющие с огнём. Канал - это намного хуже, чем просто чёрный ход на Цитадель. Он должен быть уничтожен - или откорректирован и подключен к общей сети.

- Что будет, если я откажусь выполнять твоё требование?

- Начнётся Малая Жатва. Наши небольшие силы войдут в галактику. Протеане, которых ты вытащил из стазиса, будут найдены и уничтожены. Канал всё равно будет найден и подключен, но уже без твоего участия. Скорее всего, ты и Ису тоже будете найдены и уничтожены - ваше существование утратит смысл.


ДВЕНАДЦАТАЯ НИТЬ ПАМЯТИ


Мордина трясло. Вы когда-нибудь видели, как трясёт скоробиотиков? Нервные спазмы, бившие тело саларианца, проходили по нему с такой скоростью, что оно размазывалось для глаз Ису, его очертания по краям становились нечёткими. Частота биений превысила шестнадцать герц и от его плеч исходило вполне слышимое жужжание. Хорошо, что он плавал в стазисной жидкости, и некому было это услышать.

Только спустя половину секунды он наконец вернул себе контроль над телом и кое-какое душевное равновесие.

Ситуация действительно была совершенно безумной - как в переносном, так и в буквальном смысле. Если во время перехода он страстно надеялся, что весь этот разговор - не более, чем галлюцинация, то теперь даже не знал, какой вариант лучше.

Что делать, если он уже не может доверять своим чувствам? И хуже того - что делать, если он доверять МОЖЕТ?! Если он действительно стал объектом внимания Жнеца, который прочитал его, как обычный пересылаемый файл?!

Как можно играть с соперником, который не только сам чертит игровую доску, но и знает все совершаемые на этой доске ходы?!

Выполнить его требование, чтобы спасти хотя бы протеан? Или лучше саботировать все его требования, не считаясь с потерями?

Чувства кричали, что это не иллюзия. Нельзя подделать ощущение сотен парсеков. Не бывает у разумных таких чувств.

К тому же этот разговор дал ответ на одну загадку, которая мучила саларианских (и не только) аналитиков уже несколько лет. Зачем вообще Сарен искал Канал? Он был СПЕКТРом с безупречной выслугой, он мог просто прилететь на Цитадель, абсолютно легально, и сделать всё, что хотел сделать - кто бы осмелился его останавливать? "Властелина" он ведь не через Канал притащил - тот прилетел своим ходом, уже после того, как получил сигнал, что всё готово к его прибытию. Но вот если Канал интересовал "Властелина" сам по себе... тот мог запрограммировать своего слугу на сколь угодно абсурдные действия. Сарен и раньше не очень-то был силён в критическом мышлении. А уж после индоктринации...

Возможно, появление его флагмана в видениях было всего лишь откликом мозга на желание Мордина разгадать эту загадку? Но ведь с момента попадания в тело Зума он ни разу о Жнецах всерьёз не задумывался, а уж о Сарене - тем более.


- По-моему, эту дилемму достаточно легко решить, - пожал плечами Идрис, когда Мордин, после долгих колебаний, рассказал ему суть диалога. - Нужно найти Канал. Если твой диалог - всего лишь галлюцинация, это устройство нам самим пригодится. А если этот "Назара" реален - то мы своими действиями спасём твоих друзей-протеан.

Мордин задумчиво кивнул. Конечно, никто не помешает Жнецам уничтожить Явика с компанией уже ПОСЛЕ того, как они доберутся до Канала...

Хотя нет. Помешает. Если бы Назара и его дружки могли свободно входить и выходить в галактику, когда захотят, помощь Мордина им бы не понадобилась. Как отметил "Властелин" - сами придут, сами возьмут. Раз они до сих пор этого не сделали, значит есть некий сдерживающий фактор. Регулирование галактической истории вручную - для них вариант в крайнем случае допустимый. Но явно нежелательный.

Конечно, если Канал будет подключен к сети Жнецов ещё до рождения Шепард, в будущем всё пойдёт совсем по-другому. Но оно и так пойдёт по-другому. Развитие событий, которое Мордин наблюдал, его абсолютно не устраивало.

Остался вопрос, нужно ли уведомлять Явика о своём очередном уходе - и, что важнее, о настоящих мотивах этого путешествия? Аватара мести совершенно определённо НЕ одобрит, если Мордин хоть в чём-то, хоть вынужденно пойдёт на поводу у Жнеца. Вероятно, даже постарается убить его, чтобы не допустить к Каналу. А учитывая, что в его распоряжении теперь суперлинкор со значительно превосходящей скоростью - убежать даже на "Мэлоне" будет сложно.

С другой стороны, если Явик не узнает, что Жнецы могут открыть на него охоту, шансов выжить у него будет значительно меньше.

Послать короткое сообщение наподобие "Жнецы хотят убить вас", не раскрывая подробностей? Так ведь Явик не дурак, сам поймёт, почему планы его союзника так резко и внезапно поменялись. Особенно если учесть специфическую протеанскую "проницательность".

- А они говорили, сколько времени у тебя на поиски? - уточнил Идрис.

- Говорили. Полгода Цитадели.

- Странный срок, я бы сказал - слишком маленький. Куда они так торопятся? Я бы понял, если бы подобную цифру указали протеане или твои сородичи. Но Жнецы бессмертны, как и мы, при этом намного старше нас. Канал никуда не убежит, он стоял на этом Илосе сорок тысяч лет, простоит ещё столько же. Добраться до него никто в ближайшее время не сможет. Говорю тебе, как бессмертный - тут что-то нечисто.

- Согласен. Тоже так подумал. Возможно - артефакт саларианского мозга. Не умею мыслить тысячелетиями. Проецирую на других. Подсознательно.

- Нет, я не думаю, что это просто галлюцинация. Я скорее считаю, что Назара начал торопиться из-за тебя. Подумай - он появился в твоих видениях именно и только тогда, когда ты вплотную подошёл к разгадке тайны работы Ретрансляторов.

Тут уже задумался Мордин. Действительно - до этого Жнецы, если и читали его, никакого интереса не проявляли. А сейчас...

Стратегия Жнецов была проста и универсальна. Либо ты пользуешься Ретрансляторами, перемещаешься быстро - но под их присмотром. Либо не пользуешься, перемещаешься медленно, тогда тебя можно догнать и съесть прямо в космосе. В обоих случаях бежать некуда. Но тот, кто может создать свой Ретранслятор, может всерьёз выйти из-под их контроля. Канал, чем бы он ни был, явно сигналы Жнецам не отправляет. Пусть до его превращения в альтернативную галактическую транспортную сеть - даже при самом оптимальном развитии событий много веков. По меркам бессмертных - это немного.

- Хм... пусть одна проблема решит другую проблему?

- Да, мне кажется, именно так. Собрать тебя и Канал в одном месте, а там можно разом уничтожить или взять под контроль. Возможно, им даже не придётся являться для этого лично - возможно, при подключении Канала к общей сети или при его уничтожении они получат возможность как-то достать тебя. Кстати, этот робот что-то говорил, что именно ты должен с Каналом вообще делать после обнаружения? Или просто отыскать его?

- Говорил. Оставил специальный код в голове. Ввести в систему управления Канала.

- Вот с этого самого кода и стоит начать. Возможно, протеане или их роботы смогут объяснить, что он должен сделать. И по этому критерию уже можно будет судить, что опаснее - вводить его или нет.

- Протеане... Вряд ли захотят сотрудничать. Их ВИ - тем более.

Конечно, можно попробовать выудить информацию постепенно. Но на это уйдёт куда больше времени, чем полгода. Решение нужно было принимать сейчас.

- Нужно... Скрыться. Выйти из их внимания. И протеанам - тоже. Не используя Ретрансляторы. Своим ходом.

- За полгода общегалактического времени? - Идрис на экране задумчиво потёр пальцами подбородок. - Сомневаюсь, что это возможно. Наши корабли малозаметны, но слишком медлительны. "Вершина Полутени", конечно, быстрее, но корабли на псевдоскорости оставляют за собой мощный кильватерный след тёмной энергии. Боюсь, Жнецам нетрудно будет их выследить.

- Увеличить скорость тахионного двигателя? Теоретически ведь не ограничена?

- Теоретически - да. Возможно, если бы у меня осталась хоть одна капсула Чёрной Жижи, я мог бы вырастить двигатель помощнее... хотя бы на тысячу световых. Но на ручном управлении... боюсь, это нереально. Я не специалист по двигателям, но даже если бы был... Сомневаюсь, что вообще хоть кто-то в современной галактике, будь то Ису или представители других рас, понимает его конструкцию до конца.

Настроение переползло с отметки "хреновое" на отметку *вырезано цензурой*.

Попробовать найти другую базу Ису и уговорить её обитателей вырастить движок для "Мэлона"? Для сородича может и согласятся, но протеан тогда уж точно придётся бросить. И даже тысяча световых - это всё ещё в десять раз медленнее, чем летит Жнец, хотя возможно, достаточно быстро, чтобы выйти из зоны его обнаружения. Беда в том, что о сенсорах Жнецов ничего не известно.

Если нельзя бежать и нельзя встретить угрозу лицом к лицу, нужно от неё спрятаться. Но где в галактике есть безопасное место от Жнецов, которые в состоянии буквально перерыть сверху донизу любую планету?

- Идрис! Какой максимальный груз "Мэлон" может буксировать?

- На досвете без подготовки - до шести тысяч тонн. На досвете с выращиванием грузового модуля - в принципе не ограничено, но ускорение будет становиться всё меньше. Максимальная тяга, которую мы можем выдать - двадцать пять гиганьютонов. На сверхсвете без подготовки - те же шесть тысяч тонн. На сверхсвете с выращиванием грузового модуля...

Наездник задумался на пару секунд, что-то считая.

- Тут зависит не столько от массы, сколько от объёма. Я смогу втащить в тахионный поворот объект примерно до километра. По каждому из измерений.

Совсем плохо. На досвете "Мэлон" сможет утащить "Вершину", пусть даже медленно и печально... но при этом будет оставлять за собой "хвост" тёмной энергии, который для Жнеца - что след для гончей. На сверхсвете не сможет вообще.

- Входим во вторичный Ретранслятор, - скомандовал он.

- Уже? Ты что-то придумал?

- Нет. В этом всё и дело. Если мы пройдём через реле, когда у меня уже будет план, Жнецы о нём узнают. Поэтому разумнее войти в Ретранслятор в состоянии полного отчаяния и покорности судьбе. Если я ничего не придумаю и после прыжка - мы действительно пойдём искать Канал.

"А немножечко подумать ещё по дороге на Эден Прайм - даже Жнецы мне запретить не могут".


ИНТЕРЛЮДИЯ-1


Спустя двести дней массивный Жнец класса "Властелин" вышел из Ретранслятора в системе, которую люди в будущем назовут Утопией. Его сопровождали два малых корабля класса "Эсминец". По расчётам Наблюдателя, этого было вполне достаточно для уничтожения протеанского супердредноута. "Вершина Полутени" могла с некоторыми шансами противостоять абстрактному Жнецу капитального класса. Но конкретно ЭТИ три корабля были снабжены оружием и защитой, специально предназначенными для её уничтожения. Именно они в прошлом цикле уничтожили действующую копию "Вершины" - собственные потери Жнецов составили при этом всего один лёгкий корабль. Сейчас тактика была оптимизирована с учётом прошлых данных, и потери должны быть сведены вообще к нулю. Тем более, что Жнецов сопровождал один крейсер Коллекционеров, который содержал в себе память народа протеан, и мог предсказывать действия своих соплеменников. Он же должен был обеспечить десант на поверхность планеты, если Явик и его команда решат дать последний бой на поверхности. Для нейтрализации сопротивления Мордина, если последний тоже окажется на поверхности, на борту находилось пять хасков-скоробиотиков из вымершей триста циклов назад расы мобиусян.

Но система была абсолютно пуста и лишена признаков жизни. Даже "эсминец", вошедший в атмосферу - доложил, что временное поселение на месте раскопок заброшено уже сто дней назад. Виртуальный интеллект "Победа" передал гостям голограмму с неприличным жестом по-протеански - а затем подорвал себя и базу плазменным детонатором мощностью в несколько гигатонн, не оставив ни малейшего кусочка для расследования, а заодно превратив в бесформенные обломки и "эсминец".

Не то, чтобы Наблюдателя это сильно обеспокоило. Он бесстрастно запросил себе новый корабль поддержки и приказал выпустить зонды-перехватчики класса "Око". Обратный переход через местный Ретранслятор зарегистрирован не был, через другие Ретрансляторы скопления - тоже, а значит, далеко уйти они не могли. Но сутки шли за сутками, разведчики продолжали наматывать круги, прочесали уже половину системы... след от прибывающего супердредноута нашли легко, а вот от уходящего - в упор нащупать не могли.

Будь Наблюдатель человеком - он бы уважительно приподнял бровь. Уже циклов сорок Жнецам не приходилось сталкиваться с таким находчивым противником. Создавалось полное впечатление, что корабль на орбите просто испарился.

Но он человеком не был, и конечно, в базе данных нашёлся аналог соответствующей тактики. Смыться из системы на досвете, используя эффект массы на минимальной мощности, или не используя вообще... такое очень давно не приходило никому в голову. Наверняка протеанам и их союзнику пришлось проявить просто чудеса инженерной смекалки, чтобы найти способ разогнать свой сундук до более-менее приличной скорости.

Даже немного жаль, что все эти усилия пропадут втуне. Подобные хитрости очень легко обойти. "Властелин" отварпнул на сто двадцать световых дней и навёл свои телескопы на систему. Запаздывание света покажет ему прошлое, как видеозапись. После этого обнаружить цель будет совсем нетрудно.

Ну да, так и есть. Вот он, источник тепла соответствующей мощности. Неторопливо ускоряясь на ионных двигателях, "Вершина Полутени"... ага. Она даже и не покидала систему. Всего лишь нырнула в атмосферу местного газового гиганта. Остроумно, но ничего экстраординарного.

Планета, конечно, большая. И прочесать её - понадобится очень много времени. Но Жнец не торопился. У него было очень много времени. А беглецы никуда не денутся.

Древний дредноут лёг на экваториальную орбиту гиганта, разместил "эсминец" с противоположной стороны планеты, крейсер Коллекционеров на полярной орбите, и послал несколько тысяч "Очей" в её перламутрово-переливчатые глубины. Ему было некуда спешить.


ТРИНАДЦАТАЯ НИТЬ ПАМЯТИ


- Девяносто шестой, - довольно отметил Явик, заметив на приборах мерцающую точку.

Его напарник только глазами передёрнул. Поначалу уничтожение Жнецов представлялось невероятно захватывающим процессом. Первое и второе сбитое "Око" даже вызвали линьку у Солдана - оператора, который их накрыл. Спустя пару месяцев оно превратилось в рутину.

Но только не у Явика! Аватаре мести этот процесс никогда не надоедал. Он делал то, для чего был рождён - и был абсолютно счастлив.

Он подошёл к экрану внешнего обзора, на котором вырисовывалось гибридное чудовище - тёмно-серая скала, похожая на гигантский коралловый риф, парящая в "глазу" урагана размером со среднюю луну. Длина летающего острова уже достигла шести километров. Ближе к его задней части красовался крупный горб-нарост - временный ангар для "Вершины Полутени", который обеспечивал её всем необходимым для длительной консервации - почти так же хорошо, как ангар на Кване. Маленький и большой звездолёты поменялись местами.

Очень плохая мысль - допускать к водородному гиганту корабль, способный выращивать собственные структуры по заказу и владеющий холодным термоядерным синтезом. Запас автономности "Мэлона" здесь становился практически бесконечным - водород использовался как источник энергии, а "пепел" от его сгорания - как строительный материал. Чем больше корабль перерабатывал, тем крупнее становился. Чем крупнее становился, тем больше мог переработать.

Мордин ещё установил относительно скромную скорость роста. Корабль Инженеров с более совершенными программами (из тех, что хозяева стёрли, уходя) мог терраформировать целую планету за пару десятилетий, пустив в неё "корни".

В сочетании с развитыми стелс-системами Ису это позволяло прятаться в атмосфере гиганта тысячелетиями.

Теперь этот корабль представлял собой летающий завод по производству своих фальшивых копий, фальшивых копий "Вершины" и малых атмосферных катеров. Каждый катер в свою очередь нёс на борту десяток тёрмоядерных мин мегатонной мощности. В плотной атмосфере разрушительная мощь их взрыва была гораздо страшнее, чем в вакууме. Конечно, кинетические щиты отчасти нивелировали эту разницу - но не до конца.

Так что когда "Око" что-то находило, это, как правило, была его последняя находка. И очень ясный намёк Жнецам покрупнее - что сунуться в гости они, конечно, могут, но обойдётся это им достаточно дорого.

А в садке уже созревали около 97 протеанских личинок - в том числе 23 ребёнка Явика. Первое поколение, зачатое в этом веке. Все наследственные дефекты Мордин тщательно вычистил, так что вырождение не угрожало им даже при прямом инцесте, не то что при тщательном отборе партнёров на совместимость. А неограниченный рост корабля позволял вырастить тут, под прикрытием облаков, целый город, и воспитать в нём несколько поколений.

Правда, это жестоко по отношению к ним. Дети, которые вырастут под воющим грозовым небом, в которым прячутся чудовища. Вырастут, ни разу не увидев солнца, не покинув одинаковых серых коридоров, не пообщавшись ни с кем, кроме пары десятков наперечёт знакомых воспитателей и сотни ровесников.

Мордин поделился с Явиком своими опасениями, но аватар и слышать ничего не хотел.

- Когда речь идёт о выживании народа, эти глупые сантименты неуместны. Многие протеане и в лучшие времена росли в куда более тяжёлых условиях. Я сражался всю жизнь. Каждый из присутствующих здесь - сражался всю жизнь. И наши дети будут делать то же самое. К тому же мы не ограничены вашими узкими рамками личного опыта. Через терминалы и через прикосновения к родителям дети получат всю память Империи. Их тела вырастут здесь, на твоём острове. Но их личности будут рождены там, в прошлом цикле. Половина из них станет аватарами - их жизнь станет воплощением единственной цели.

- Аватарами мести?

- Нет. Не только. Разумеется, я подготовлю себе достойных преемников. Как минимум один мой сын и одна дочь получат добродетель Мести, но в поколении будут представители всех актуальных для текущей ситуации добродетелей. А в следующем - вообще всех, какие удалось сохранить в памяти убежища. И к тому времени лучше придумать, как нам выбраться отсюда. У меня уже есть несколько планов. Но если они все не сработают... я начну восстанавливать Империю прямо здесь!

Разумные космической эры обычно не понимают, насколько огромна на самом деле одна-единственная планета. Особенно, когда речь идёт о газовом гиганте. У него не только колоссальная площадь поверхности (70 миллиардов квадратных километров!) - у него ещё и третье измерение есть. От ионосферы, до таких плотных слоёв, которые раздавят даже прочнейший корабль. Вверх, вниз, вправо, влево, вперёд, назад... бездна пространства, в которой можно спрятать десяток многомиллиардных цивилизаций - и они даже не будут догадываться о существовании друг друга!

Весь вопрос только в количестве доступных ресурсов - все проекты колонизации газовых гигантов всегда упирались в эту проблему. Современная цивилизация слишком зависима от тяжёлых элементов - а вот их здесь маловато. Установки холодного синтеза решали вопрос.

- Есть ещё один. Элно.

Искусственный остров мог бодро парить в атмосфере благодаря полям эффекта массы "Вершины" - полей "Мэлона" уже не хватило бы. Синтезировать нулевой элемент было невозможно. Добыть его - здесь - тоже.

Конечно, Явик, как благоразумный хозяин, кое-что собрал со сбитых "Очей", но по сравнению с ядрами суперлинкора это всё - пыжак наплакал.

Мордин рассчитывал просто пересидеть в стазисе четыре века, пока здесь не появится исследовательская экспедиция Цитадели. Тогда Жнецам придётся отступить, чтобы не попасться ей на глаза.

- Элно не обязательно. Можно создать острова из пенометалла, которые будут плавать, подобно дирижаблям.

Мордин тихонько застонал. Он хотел сказать, что жизнь на таких хрупких островках будет адом в квадрате, что без щитов они окажутся лёгкой добычей для любого урагана, которых здесь, как варренов нерезаных. Не говоря уж о постоянных битвах с "Очами" - где единственной защитой будут термоядерные взрывы, опасные для "подзащитных" не намного меньше, чем Жнецы. Им придётся спать в противоперегрузочных капсулах, а бодрствуя - постоянно поддерживать свои тела биотикой, потому что сила тяжести на Волире (планете, которую люди позже назовут Сионом) в три раза выше, чем в жилых районах Цитадели. Не смертельно (во всяком случае, сразу), но для здоровья крайне вредно.

Он хотел сказать это всё... и не сказал ничего. Потому что Явик дураком не был, и понимал перспективы для своих детей ничуть не хуже. И тем не менее, аватар собирался строить здесь цивилизацию. Именно здесь, раз уж нельзя перебраться в другое место. Вся раса протеан должна была стать живым оружием. Тысячи, а может и миллионы жизней будут посвящены с рождения только одному - уничтожению.

Конечно, Мордин мог бы попытаться переубедить его при помощи саларианской дипломатии... но он и сам не был уверен, нужно ли это делать.


Вспышка стазиса - взгляд на часы - это уже стало рефлексом. Как ни странно, за мгновение пролетело не двадцать пять лет, как Мордин собирался, а всего лишь полтора года. Это означало, что кто-то разбудил его искусственно.

Мигающее сообщение в нижней части экрана тут же всё разъяснило. Жнецы не собирались ждать столетиями. Автоматизированный телескоп, вынырнувший из туч, показал, что через Ретранслятор прошли четыре крейсера Коллекционеров. Выглядели они весьма странно, непохоже на того монстра, который Шепард в своё время брала на абордаж. Длина у них была поменьше, чуть больше километра - зато ширина примерно такая же. Выглядели они разбухшими толстыми слонами, а обшивка (если можно назвать таковой бурую бесформенную массу) была испещрена бесчисленными чёрными отверстиями.

Мордину не требовалась консультация Явика, чтобы догадаться, какая может быть функция у таких кораблей. Перед ним были авианосцы.

Остановившись на высокой орбите, новые гости начали выпускать "Очи". Несколько тысяч машин в первую секунду. И во вторую. И в третью.

- Сколько их всего? - хрипло выдавил учёный.

- Около миллиона на каждом, - спокойно отозвался аватар. - Если, конечно, их не переделали с изменением вместимости со времён нашего цикла.

При радиусе обнаружения у каждого "Ока" в атмосфере порядка ста километров... Они не только всю поверхность могут просканировать одновременно. Их сенсорные поля будут даже перекрываться! И действительно - первые десятки тысяч зондов-истребителей уже начали выстраиваться в боевые группы.

Четыре миллиона ядерных бомб (точнее, водородных с запалами на антивеществе) у Явика было. Успели наклепать за пролетевшие годы. Но Коллекционеры тоже дураками не были, и входили в атмосферу авиакрыльями по четыре десятка. Ощетинившись излучателями частиц во все стороны, такая группа становилась практически неуязвима - всё, что подходило к ней на пять-десять километров, оперативно превращалось в плазму - а взрывы на большей дистанции щиты держали.

Явик, конечно, мог использовать "огненную дорожку" - когда взрыв одного заряда слепит ПРО и прокладывает путь следующему. Но для этого следовало накопить в одном районе достаточно много торпед - а с этим были проблемы. Те же помехи, что мешали Жнецам обнаружить корабли - мешали ему передавать приказы. Торпеды в основном атаковали по собственному усмотрению, узкий луч сигнала с катера-курьера передавал им только общую тактику - "атаковать, как только цель окажется в пределах досягаемости", или "подождать пока".

Одна из поисковых групп наткнулась на фальшивую "Вершину". Вопреки надеждам Явика, большой корабль вызывать она не стала. Аппараты всего лишь облетели копию и отступили, видимо поняв, что это не то. Небольшая группа из пяти "Очей" осталась, обстреляла цель излучателями частиц, и исчезла вместе с ней во взрыве самоуничтожения.

- Планы? - коротко спросил Мордин.

- Подорву на минах как можно больше, - хмуро ответил Явик. - В идеале - израсходую все приманки, пока они наконец найдут "Вершину". Потом - буду держать оборону, сколько смогу. Возможно, выманю на себя их главный корабль, чтобы уходить не в одиночестве. Основу "Мэлона" отправим с детьми глубже, к слою металлического водорода. Может быть, там не найдут.

Он не сказал больше ничего, но Мордин услышал в его словах "Извини". Если бы он последовал совету саларианца - бросил "Вершину" на растерзание и дал увезти всех выживших на "Мэлоне" - возможно, сейчас они были бы в безопасности. Но протеане и слышать об этом не хотели. Ни о том, чтобы отдать символ Империи без боя злейшим врагам, ни о том, чтобы доверить свои жизни полуживым машинам Наездников.

- Ясно. Одобряю. Действуйте. Идрис поможет с эвакуацией.

- А ты?

- Возьму "Дельфина" и прогуляюсь. Есть одна идея. Может быть, смогу помочь.


За прошедшие два года "Дельфин" сильно изменился, и сейчас только некоторые мелкие детали напоминали, что он когда-то был кораблём азари. По указаниям Мордина, "Мэлон" и Идрис переделали украденный корабль, превратив его из наполовину прогулочной яхты в стелс-бомбардировщик дальнего радиуса действия. Голубоватый корпус стал тёмно-синим, раздался в стороны, и теперь больше напоминал ската, чем дельфина. Благодаря схеме "летающее крыло" он теперь мог ограниченно маневрировать в атмосфере даже с отключенным ядром. Свободного пространства внутри стало меньше, пилотская кабина представляла собой всего лишь слот для подключения стазисной капсулы. Под крыльями были подвешены четыре мощных противокорабельных ракеты - две с атомными боеголовками, и две с дезинтегрирующими на эффекте массы. В носу появился мощный излучатель частиц протеанского образца, и две турели на том же принципе, послабее, но с более широким ракурсом стрельбы - по бортам.

Используя это богатство, Мордин, вероятно, мог бы выиграть дуэль с истребителем Цитадели или с одним "Оком". Но соваться на целое крыло в любом случае было заведомым самоубийством. Неважно, насколько ты быстрый. Маневренность тридцатиметрового корабля заведомо меньше, чем у двухметрового. Тем более - в атмосфере, которая не даёт реализовать в полной мере ускорение на эффекте массы.

Сниженная радиозаметность позволяла ему обнаруживать "Очи" (которые, в принципе, особо и не скрывались) на большей дистанции, чем те засекали его. Но что толку любоваться ими с расстояния, не имея возможности достать никаким оружием?

Хитрый план, к которому, хотелось надеяться, Жнецы не готовы, позволял уничтожить любое авиакрыло без потерь со своей стороны. ОДНО крыло. Ну, два-три, если повезёт и они не сразу сообразят, с чем имеют дело. Потом Жнецы возьмут карту планеты, определят, где именно исчезают их разведчики, и преспокойно заблокируют его там. Любой сюрприз можно применить лишь однажды - на второй раз он сюрпризом уже не является.

Поэтому Мордин флегматично выжидал, выкраивая секунду времени вне стазиса из каждых двадцати минут. Скользя по краям фронтов, он наблюдал, как Явик играл с машинами в "морской бой". Прошло восемь суток Цитадели, а обе стороны только-только закончили расстановку фигур. Обозначились семьдесят две "крепости" - зоны размером с континент, где сконцентрировались тысячи катеров и сотни тысяч мин. К этим зонам постепенно стягивались силы Жнецов, которые ничего не нашли на своих первоначальных участках проверки. Стягивались медленно - поскольку старались не позволить "птичке" ускользнуть из "клетки" - иначе проверку пришлось бы начинать с самого начала. У Явика осталось шестьсот тысяч мин, у Жнецов - 3,7 миллиона "Очей". Невыгодный размен, что и говорить. Но по мере того, как ряды противника становились плотнее, один взрыв мог уничтожать всё больше целей.

На десятые сутки сражения осталось сорок три "крепости". Все уцелевшие сжались до пары, максимум пяти тысяч километров. Но Жнецы всё ещё не догадывались (или делали вид, что не догадываются), в какой из них находятся Явик и "Вершина".

Мордин тем временем полностью закончил настройку имплантов нового типа. Оставалось только проверить их на практике.


В прошлый раз его исследования закончились на том, что Ретранслятор придаёт кораблю некоторую реальную скорость, после чего лишает его массы покоя, так чтобы "световой" импульс с новым коэффициентом был равен "досветовому".

Проблема в том, что это требует либо мощнейшего коэффициента массы (как в Ретрансляторах), либо очень высокой начальной скорости. Самый высокий практически (то есть не в лабораторных условиях) достижимый коэффициент массы - один миллион. Выигрыш пропорционален корню квадратному из коэффициента. То есть для получения "светового" импульса, тело Шепард нужно было разогнать всего-то до... трёхсот километров в секунду. Даже для скоробиотика это было немножко чересчур.

Но это если использовать только поле уменьшения массы. А если сочетать увеличение с уменьшением? Сначала утяжеляем штурмовика на шесть порядков - он, конечно, будет весить шестьдесят тысяч тонн, но в прыжке это не страшно. Спустя десятую долю секунды, "качели" качнутся в обратную сторону, положительный заряд ядра сменится отрицательным, и штурмовик получит вес уже в шестьдесят миллиграммов. Итого - сброс на двенадцать порядков, от шести "вверх" до шести "вниз". Скорость света у нас, соответственно, подскакивает на шесть порядков.

За эту десятую долю секунды до смены режима поля объект должен набрать скорость в 30 сантиметров в секунду. Энергии на это нужно порядочно, но не запредельно - где-то килограмм тротилового эквивалента. Реактор справится. Однако ни один реактивный или прямоточный двигатель, который влезет в скафандр, тяги в 180 меганьютонов не выдаст. Что-то вроде взрыва за спиной? Ага, конечно, а жижу, что останется, можно будет отскрести потом от задней стенки скафандра.

Только свободное падение, только гравитация, всепроникающая и всеохватывающая. К счастью, прототип соответствующего двигателя у Мордина был - досветовая тяга Ису. Оставалось только приспособить его к скафандру, с чем согласился помочь Идрис. Ускорение в принципе небольшое - 0,3 g. Обычная "Сингулярность" даёт втрое больше, а то, что сама аномалия при этом резко качнётся назад, для нас несущественно - нам и нужно всего лишь качнуться, мы же не в космос на этой тяге летать собрались.


Тогда, полтора года назад, все решения были готовы, импланты и модифицированный в очередной раз костюм ожидали своего часа. Но он не решился вживлять себе весь комплекс. Надеялся, что так обойдётся. Всё-таки тело Зума и так пережило немало издевательств ещё до вселения Мордина. Лезть в него грязными руками - означало подвергнуться совершенно ненужному риску.

Но теперь этот риск стал осмысленным и даже необходимым. Симбиотические системы Ису позволяли выводить из стазиса отдельные органы, чтобы прооперировать их, не подвергая опасности весь организм. За три дня войны капсула проделала с ним всё необходимое, ещё за два - закончила послеоперационную реабилитацию. Спустя десять дней Мордин был уверен, что полностью готов к натурным испытаниям.

Внутри "Дельфина" было слишком тесно для таких испытаний. Он установил мишень с защитным полем и вакуумную камеру на носу корабля, а сам вылез через люк на хвосте. Дистанция прыжка должна была составить тридцать метров.

Оттолкнуться от обшивки - поджать ноги - активировать поле увеличения массы - активировать биотическую тягу - активировать поле уменьшения массы и одновременно антибиотическое магнитное поле. На словах - сложно, но для скоробиотика с его переменным током, всё это было частью единого движения, единого волнообразного колебания. Мордин должен был просто исчезнуть и через сто пикосекунд появиться в приёмной камере. Обратная материализация безмассового вещества уже была отработана раньше, на его "карманном Ретрансляторе". Научиться самостоятельно расчищать для себя зону приёма он планировал следующим шагом.

Потом - взять мины-липучки, лежащие в трюме, и провести серию прыжков от одного "Ока" к другому, затем обратно на корабль. На закрепление всех зарядов уйдёт примерно полсекунды, после чего останется только подорвать их радиокомандой.

Он только один раз до этого так ошибался.


Нет, никаких мысленных диалогов на этот раз не было. Посторонних на дорожке Мордин не встречал, и ничего обдумать по ходу дела не успел. Всё-таки десятимиллиардная доля секунды - это очень-очень-очень мало. Даже для скоробиотика.

Просто Мордин в последний момент успел осознать, каким идиотом он был.

Канал снижения массы на пути штурмовика и между Ретрансляторами нужен не только для того, чтобы убрать с пути воздух и обогнать свет соответственно.

Он также является единственным разрешённым направлением распространения безмассовых частиц.

Почему?

Да всё по тому же закону сохранения импульса! При выходе из поля эффекта массы в обычное пространство "луч" когерентных частиц становится в миллион раз тяжелее - и только в тысячу раз медленнее, что означало бы возрастание импульса на три порядка для штурмовика и на восемь - для Ретранслятора.

Поэтому безмассовый "снаряд" отражается от стенок создавшего его пузыря, как от зеркала. Канал реле, как световод, направляет его в нужную сторону.

Но это - если канал есть. Если же его нету, если генератор поля разработан сумасшедшим саларианским учёным, импульс начинает бесконечно переотражаться в отведённом ему пространстве - триллионы раз в секунду.

В этом бы не было ничего страшного (для вселенной в целом), если бы в ловушку замкнутого масс-поля попал обычный пехотинец. Спустя доли секунды его тело потеряло бы когерентность и "Синий дельфин" получил бы некоторую дозу жёсткого излучения. На этом бы всё и закончилось. Либо раньше истощилась бы энергия поля, и штурмовик-неудачник (или везунчик, это как посмотреть) обнаружил бы себя на том же месте - заметив только, что перемещение не удалось, и не имея ни малейшего понятия, какой опасности он подвергался только что.

Но Тринадцатый Воин был далеко не обычным пехотинцем. Он был уникумом даже среди своих собратьев-скоробиотиков.

Безмассовое поле имело форму тела саларианца, плюс пара сантиметров. И внутри этой невидимой прозрачной ловушки билось гуманоидное гамма-излучение с терагерцевой частотой переотражения. Живое и чувствующее излучение, постепенно сформировавшее стоячие волны. Клубок суперструн, осознающий себя.

Когда ты обгоняешь свет в миллионы раз, несясь в межзвёздном пространстве, вселенная с такой точки зрения выглядит... своеобразно. Но когда ты обгоняешь его всего в тысячу раз, при этом СТОЯ НА МЕСТЕ...

Когда космос нулевой длины проворачивается вокруг тебя миллиарды раз в секунду... Когда ты вынужден бежать изо всех сил, чтобы только оставаться на месте, а чтобы куда-то попасть - нужно бежать ещё быстрее... Когда твоё "я" непрерывно интерферирует само с собой, постоянно встречая потерянные на предыдущем шаге мысли... Когда свет проходит сквозь тебя, а ты проходишь сквозь всё... Когда, чтобы сделать шаг, нужно сдвинуться по фазе...

Очень, очень трудно не сойти с ума.

З-З-З-ЗЗЗУУУУУУУММММММ...


ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ НИТЬ ПАМЯТИ


Он не мог сказать, сколько субъективного времени ему понадобилось, чтобы снова начать более-менее связно воспринимать себя. Может быть, несколько часов. Или суток. Или даже месяцев. В любом случае, по времени внешнего мира прошло не больше десятой доли секунды. Потому что иначе поле начало бы рассеиваться. А если поле эффекта массы исчезнет, когда атомы будут выстроены в неправильном порядке... вместе с ним исчезнет и Мордин.

До финишной камеры с биотическим полем, которая должна выдернуть его из этого "размазанного" состояния - всего тридцать метров, но с таким же успехом до неё могло быть тридцать световых лет. Мордин ничего не видел и не слышал, потому что его глаза и уши не были приспособлены к функционированию в виде потока частиц. Он чувствовал только "стенки" своей тюрьмы - и самого себя. Очень-очень много самого себя.

Итак, Зум каким-то образом оказался способен воспринимать себя в безмассовом состоянии. А от него, вместе с его телом, эта способность передалась Мордину. Была ли она генетической особенностью этого конкретного саларианца, или исследователи каким-то образом привили её в процессе создания скоробиотика, можно будет попробовать выяснить позже. Сейчас нужно попробовать выбраться из этой переделки живым.

В каналах масс-реле его не покидало ощущение, что он может не только воспринимать - но и в какой-то степени влиять на процесс. Сейчас оно тоже присутствовало... но "в какой-то степени" - это насколько?

Прежде всего он обнаружил, что может довольно легко перемещать свою массу внутри поля. Сконцентрировать её, например, в "руке" или в "ноге". Это напоминало смещение плотности вероятности электронного облака. Мордин по-прежнему находился во всём дозволенном ему пространстве, вернее пересекал это пространство миллионы раз в секунду. Но в некоторых его местах он бывал ЧАЩЕ, чем в других.

Такое смещение вероятности, в свою очередь, вызвало изменение формы разрешённой зоны. Человекоподобное поле начало с одной стороны выпячиваться, набухло. Видимо, нулевой элемент в составе тела Мордина, даже лишённый массы покоя, продолжал генерировать тёмную энергию во взаимодействии с такими же "быстрыми" зарядами.

Многие субъективные месяцы ушли на то, чтобы подчинить себе этот процесс. Составить полную карту распределения зарядов, сформулировать правила их перемещения, и (самое важное) научиться делать процесс обратимым, то есть выстраивать из волновой каши жизнеспособного Мордина Солуса.

Нет, он не собирал себя по одному атому. Общая "конструкция" оставалась неизменной, когерентность пучка частиц при множественных переотражениях не нарушалась. Но... он задумался, как бы это объяснил своим студентам в институте:

"Представьте себе бумажный лист. На этом листе во всех подробностях нарисован саларианец в разрезе. При отправлении через Ретранслятор мы этот лист складываем много-много раз в разных местах. Чтобы получился... ну, скажем, бумажный самолётик. Глядя на самолётик, правильно считать с него схему саларианца нельзя. И тем не менее, на листке взаимное расположение всех внутренних органов сохранилось - и если его правильно развернуть, рисунок окажется верным. Функция Ретранслятора, а за его отсутствием - путешественника-скоробиотика - состоит как раз в том, чтобы обеспечить правильное сворачивание и разворачивание листка. Чтобы ни один из участков не порвался, не склеился с другими и не образовал неразвязываемого узла".

Оставалось на месте также и магнитное поле, и рождённое им антибиотическое. Так что всё, к чему Мордин в таком состоянии "прикоснётся", тоже немедленно утратит массу покоя, что равнозначно дезинтеграции и взрыву. До твёрдых предметов лучше не дотрагиваться - их распыление потребует много энергии, что приведёт к материализации в случайный, ненужный момент.

Он ощущал, как влетают снаружи в оболочку молекулы водородно-гелиевой смеси, превращаясь в нити бесконечной длины и стремясь переплестись с нитями самого Мордина. Пока что удавалось их отделять и выбрасывать наружу. Что с точки зрения внешнего наблюдателя означало, что Зум постоянно фонит неслабой проникающей радиацией. Хорошо ещё, что он на "Дельфине" один.

Словно амёба, он выбросил вперёд ложноножку - узкий канал поля массы, который его подсознание тут же преобразовало в беговую дорожку. Безмассовая волна тут же устремилась в этот канал. Бежать тут всего ничего - тридцать метров. Ага, вот она - вакуумная камера. На небольшом участке "трассы" молекулы атмосферы перестают влетать в канал. А ещё чуть дальше - "ложноножка" встречает сопротивление. Это желанное (и очень опасное) финишное поле, биотическая "мишень", зона, в которой частицы снова обретают массу.

Теперь надуть на конце "ложноножки" безмассовый "пузырь" в вакуумной камере (подсознание воспринимает это, как беготню кругами), перетечь в него всей своей энергией... Антибиотическое поле при этом следовало оставить "на старте", не тащить за собой в канал, и тем более - в финишный пузырь. Иначе он оставит изрядную дырку в стенке вакуумной камеры, куда сразу же устремится со сверхзвуковой скоростью атмосфера.

Готово - он в основном находился в камере. Теперь можно прежнюю оболочку поля свернуть... ложноножку втянуть... всё, он целиком и полностью здесь. Рядом - щит-приёмник. Ну... последний бросок - нужно влететь в него целиком, единым, так сказать, пакетом - и в правильном порядке.

Для этого расширить пузырь так, чтобы захватить зону мишени (непростая между прочим задача - поля начинают интерферировать), собрать свою вероятность в задней части пузыря (подсознательно воспринимается, как приседание в позицию низкого старта), оттолкнуться от неё... на старт... внимание... Марш!


Возвращение обычных саларианских чувств обрушилось на него, как взрыв. Похоже, субъективно "там" прошло не меньше года - и он совершенно разучился быть существом из плоти и крови. Свет обжигал глаза, звуки раздирали уши...

К счастью, он был саларианцем, и такие проблемы решались куда проще, чем у других рас Цитадели. Всего лишь "перезагрузить" мозг старыми нитями памяти, из тех, что были до прыжка.

Уф. Живой. Снова. И даже в своём уме.

Итак, с одной стороны он запорол всё, что только можно было запороть. С этим саларианским образом мыслей ("главное результат побыстрее, а способ избавиться от побочных эффектов найдём потом") пора кончать. В следующий раз природа может и не оказаться такой доброй, и второго шанса ему не дать.

С другой стороны... возможности, которые перед ним открылись - просто невероятны!

После того, как вы чуть не утонули, нужно заставить себя войти в воду и поплавать - рекомендуют человеческие психологи. Иначе вы потом всю жизнь будете бояться воды. Мордин заставил себя сделать то же самое. Пять "чарджей" подряд, пока он не убедился, что с любой позиции может уверенно вернуться в финишную камеру и вернуть себе материальность и целостность без вреда для здоровья. А также всему, что носит на себе или держит в руках.

Теперь можно подумать и о практическом усовершенствовании техники.

Прямо классический анекдот о саларианских гонщиках получается - "Разгон замечательный, у нас с торможением некоторые проблемы..." Нужно найти способ выходить из безмассового состояния самостоятельно - не будучи биотиком.

Теоретически, для этого нужно только добиться правильной интерференции двух волн - безмассового элно и безмассового потока протонов. На практике - это верный способ самоубийства, поскольку биотическое поле сразу на полную мощность не заработает - а в процессе формирования оно начнёт выдирать из потока Зума отдельные частицы, наделяя их массой.

Нужно как-то получить целое, уже сформированное и стабильное биотическое поле полной мощности. И тогда... тогда перед ним откроется целая вселенная!

У него было биотическое поле Ису, создаваемое скафандром - Мордин использовал его для начального ускорения. Перенастроив это поле, можно превратить его в финишную зону. Можно даже сделать так, чтобы оно служило ускорителем и мишенью ОДНОВРЕМЕННО.

Проблема в том, что это поле мгновенно исчезало, как только создавший его скафандр вместе с носителем "рассеивался". Чтобы стабилизировать его и швырнуть вперёд, отделив от генератора, нужно быть кем-то вроде азари... или Шепард. Биотехнологии Ису сказали на такое извращение решительное "нет". Во всяком случае, в габаритах скафандра. Многотонный генератор размером с полкорабля мог бы сотворить нечто подобное.

"Минутку... а кто сказал, что мне нужно материализоваться при атаке? Я могу проходить сквозь стены, мыслить в тысячу раз быстрее скорости света, и распылить что угодно на атомы одним прикосновением (нужно только запасти достаточно магнитного момента перед прыжком). Это не очень-то конструктивно... но ведь ломать - не строить".


Последние сутки Явик действовал, как машина - никаких эмоций, одна голая тактика. Координаты - взрыв. Координаты - взрыв. Обрыв сигнала. Послать катер-курьер. Координаты - взрыв. Все четыре глаза покраснели и отчаянно болели, хотя Явик использовал их попеременно для минимизации усталости. Координаты - взрыв. Координаты - отмена взрыва. Увести мины. Координаты - взрыв.

Он не радовался победам и не огорчался поражениям - на то и другое не было времени, да и слишком незначительны они были. Координаты - вз...

- Командующий, вы меня слышите?

- Да, - буркнул аватар, не отрывая взгляда и рук от экрана управления.

- Непохоже. Я уже третий раз вас зову.

- Зациклился. В чём дело?

- Получен вызов на связь. На нашем языке.

- Источник?

- Авианосец Коллекционеров на орбите.

- Не отвечать. Примитивная тактическая уловка. Хотят нас выманить, - Явик поймал себя на том, что начал уже разговаривать, как Мордин. Да и Солдан ненамного лучше. Неужели это заразно?

- Сигнал направлен не на нас. Он транслируется в широком диапазоне на всю поверхность планеты. Мы можем связаться, используя один из квантовых коммуникаторов на ложных "Вершинах".

- Всё равно потеряем одну из точек сопротивления. Жнецы поймут, что если мы оттуда говорим, значит там нас нет. И перебросят силы на другие точки.

- Хмм... тут насчёт их сил... С ними как раз и странность.

- Что такое?

Впрочем, вопрос был риторический. Глянув на экраны, Явик сам понял, что имеет в виду канонир.

Две трети "Очей" отключили поля эффекта массы и сейчас замертво падали в глубины газового гиганта. Ещё треть вышла из атмосферы и возвращалась на корабли-носители. А эти корабли...

Явик протёр глаза. Поморгал. Ещё раз протёр. Видение не исчезло.

Прямо на его глазах два авианосца и крейсер скрестили свои лучи главного калибра на массивном Жнеце. Броня чудовища сопротивлялась секунд пятнадцать. Только броня - щиты "кальмара" куда-то исчезли. Он вообще не предпринимал никаких действий - просто висел, и казалось, не замечал, что его полосуют заряженными частицами собственные рабы.

На двадцать первой секунде Жнец взорвался. То же самое произошло с "эсминцем" на противоположной стороне планеты. Его атаковали только два авианосца, но так как броня была тоньше, ему этого хватило. Он тоже бездействовал до самого конца.

Словно в трансе, аватар перевёл полученный вызов на собственный терминал.

- Командующий Явик, вызывает командующая Серан. Повторяю, вызывает командующая Серан, аватара Милосердия. Я знаю, что вам трудно будет поверить, что это я, а не хаск моего тела. Мне самой в это поверить сложно. Мы поймём, если вы не ответите. Но на всякий случай информирую - по неизвестной причине квантовые коммуникаторы Жнецов в наших телах и в корабельных системах оказались полностью уничтожены. Наше самосознание восстановилось. Повторяю - наше самосознание восстановилось. Контроль Жнецов отсутствует. Не знаю, как вы это сделали, командующий Явик, но спасибо вам. Мы готовы перейти в ваше подчинение, или, если вы не доверяете нам, что вполне понятно - готовы продолжать борьбу самостоятельно. Ждём ответа в течение стандартных суток Цитадели.


ПЯТНАДЦАТАЯ НИТЬ ПАМЯТИ


- Сначала просто ломал, - признался Мордин. - Запоминал координаты. Перемещался. Частично проникал внутрь. Дезинтегрировал всё достаточно хрупкое. В процессе учился. Запоминал расположение уязвимых деталей. Чтобы ломать дешевле. Сначала - двадцать-тридцать за прыжок. Постепенно дошёл до тысячи.

- Ты запоминал позиции целей настолько чётко, чтобы даже знать, где какие конкретные детали? - ошалело уточнил Идрис.

- Не совсем. Саларианцы хорошо видят, хорошее пространственное воображение. Но не ТАК хорошо. Расстояния в прыжке искажаются. "Очи" постоянно маневрируют. Чувствую поля эффекта массы... по ним и нащупывал. Научился брать микропробы. Испарять тонкий поверхностный слой. Анализировать.

Идрис с пониманием кивнул, продолжая выискивать в атмосфере отметки гондол-перехватчиков, которые поймали упавшие "Очи". Много ценных деталей, элно, а в некоторых из них могли даже уцелеть мозги протеан. Серан не обвиняла Явика в убийстве сородичей - никто в тот момент не имел понятия, что личности хасков можно восстановить.

Не всех хасков. Только тех народов, у которых память хранилась вне мозга. Протеан, которые сохраняли её в компьютерах и симбиотических бактериях. И саларианцев, у которых сброс долговременных воспоминаний на молекулы РНК был частью физиологии. У всех остальных индоктринация была необратима, так как физически изменяла структуру мозга.

- Потом обнаружил - взрывать не нужно. Достаточно пройти насквозь. Замирали. Меняли поведение.

- Хм... квантовый коммуникатор?

- Да. В каждом. Коллапс волновой функции. Обрыв связи.

Насколько неразрушима связь между квантово запутанными частицами - настолько же уязвимы сами эти частицы. Самая заурядная вспышка света может уничтожить тысячи кубитов, передав на ту сторону очень важное и ценное сообщение - 000000000... Поэтому сердцевину коммуникатора всегда укутывают во множество слоёв защиты, прячут от любых внешних воздействий - начиная от жёстких излучений, заканчивая гравитацией.

Жнецы делали это иначе. Вместо одного сильно защищённого ядра, они распределяли квантово запутанные частицы по всей плоти управляемого субъекта. Каждый отдельный пакет был защищён по минимуму - лишь настолько, чтобы избежать случайного коллапса от тепла тела жертвы. Но этих пакетов были миллиарды, и уничтожить их все было можно, только испарив хаска полностью. Ну, или обработав его гамма-излучением, но такое количество ионизирующей радиации тоже смертельно.

Теоретически, разрушить волновую функцию, не убив носителя, могло бы магнитное поле - но Жнецы идиотами не были и тоже это понимали. Поэтому каждый квантовый пакет был заключён в крошечную оболочку из элно, которая нейтрализовала внешние поля.

Но они не могли предусмотреть, что через их творения будут бегать безумные учёные на скорости света... Этого и сам Мордин не мог предусмотреть.

"Если уж ЭТО в пределах понятной физики, - он вспомнил свой странный сон, - то что же тогда в непонятной?!"

- А дальше?

- Дальше был Жнец. Планировал взорвать проекторы щитов. Нарушить балансировку ядра. Не больше. К ядру приблизиться не смог. Сильные поля массы. Проекторы сломал. Некоторые. А потом - тот же эффект. Квантовая запутанность. Научился различать. Запуталась со мной. Сколлапсировала.

- Погоди... - Ису прищурился, соображая. - Ты хочешь сказать... что Жнец тоже управлялся квантовым коммуникатором?

- Множеством коммуникаторов. Триллионами. Как и Коллекционеры. Везде. Я уничтожил все. Жнец отключился. Потом младший - тоже.

- Погоди же... не так быстро... Но это означает...

- Да, да, да. Никто не убивал Жнецов. Никогда. Шепард сломала "Властелина". Не убила Назару. Протеане не убивали Жнецов. Левиафаны не убивали Жнецов. Мы не убивали Жнецов. Ломали только исполнительные органы. Легко заменяемые. Тоже хаски - в широком смысле. Шелуха. Любят иерархию марионеток. Главный Коллекционер вселялся в дронов. Предвестник вселялся в Главного Коллекционера. Мы идиоты. Решили, что эта ступень - последняя. А их больше. Следовало понять раньше. Протожнец. Гибрид синтетики и органики. Сплав плоти и металла. "Властелина" разбирали. Органики внутри не было.

- Тогда нам следует убраться отсюда как можно быстрее... - хмуро заключил Идрис после долгой паузы. - Если они могут в любую минуту нагнать сюда пару тысяч таких же тварей... Даже наличие супероружия в твоём лице может оказаться не решающим фактором.

- Не супероружия, - грустно качнул головой Мордин. - Победил на эффекте внезапности. Второй раз не сработает. Биотические поля - надёжная защита. Если мощнее - не могу преодолеть.

- Ещё хуже... Тогда нужно постоянно следить за Ретранслятором. Если они выйдут из перехода с неактивированной защитой...

- Скорее всего - да. Биотика мешает переходу. Помехи. Рекомендуется полностью отключать.

- Я знаю технику безопасности при переходах. Можно попробовать успеть их пожечь сразу после выхода - с твоей-то реакцией... Но если Жнецы знают об эффекте массы настолько больше нас... я уверен, они могут обойти эти помехи. И явиться сюда уже в полной защите.

- Всё верно.

- В таком случае, нужно уходить. Нельзя терять ни минуты.

- Та же проблема. На чём уходить?

Наездник стал мрачнее тучи. Упрямство Явика и его привязанность к "Вершине" он уже имел возможность пронаблюдать в действии. А ведь теперь ещё что-то нужно было делать с пробуждёнными Коллекционерами, которых на авианосцах около трехсот тысяч. Их тоже нельзя было бросать.


- Серан, - ошалело прошептал Явик, не в силах оторвать глаз от трёхметрового чудовища со множеством тонких лапок. - Это действительно ты? Что они с тобой сделали?!

- Усовершенствовали, - глаза бывшей аватары насмешливо сверкнули. - Так, как они это понимали. Это самое страшное, Явик. Они не ненавидят нас, не стремятся уничтожить. Они даже не безразличны - это мы бы могли понять и принять. Они нас любят.

- Ага, как вкусную еду, - фыркнул аватар, тщательно выискивая малейшие признаки индоктринации в том... существе, которое некогда было его бабушкой.

Он никогда не видел Серан живой - эта женщина погибла в первые месяцы вторжения Жнецов, ещё до его рождения. Но её многочисленные воспоминания в компьютерах и памятных кристаллах стали для молодого воина даже ближе родителей. Серан стала для него легендарной героиней золотого века, сказочной феей, высокочтимым предком - и одновременно самым близким и родным протеанином, каких он не мог уже встретить среди живых. Вопреки опасениям наставников, Явик никогда не пытался подражать Серан - он понимал, что пути аватар Мести и Милосердия и в мирное-то время слишком различны, а уж на войне... Но тонкая стройная фигурка женщины, загадочные вибрации её глаз - навсегда остались для него символами, за что именно следует мстить. Именно с образом погибшей Серан в сердце он обрушивал орбитальные бомбардировки на заражённые планеты, сходился в рукопашно-биотической схватке с толпами хасков, активировал ядро массы истребителя, врываясь в боевые порядки Жнецов...

И теперь женщина, которая сорок тысяч лет назад была потеряна навсегда, заключена в этом уродливом теле?! Биотика так и переливалась режущими глаз вспышками вокруг его кулаков. Будь они лицом к лицу, Серан бы не поздоровилось.

- Нет, Явик. Не как еду. Они... заботятся о нас. Я сейчас помню очень мало из того, что было мне известно, когда я была подключена к сети. Но я помню, что отношение Жнецов к молодым цивилизациям... родительски-покровительственное. Они симпатизируют нам, радуются нашим успехам, переживают из-за неудач...

- И убивают нас.

- Да. И убивают. И это самое страшное, Явик. Они воспринимают Жатву не как агрессию, а как... как жатву. Понимаешь? Агроном ведь не ненавидит колосья, а пастух - скот. И не подходит к ним чисто потребительски, как покупатель в магазине. Он радуется, когда видит тучных кликсенов и спелые колосья, не потому, что предвидит вкусный ужин - хотя это может быть важным мотивом, чтобы их зарезать. Они не только жнецы, Явик. Они ещё и сеятели. Они возделывают галактические цивилизации, как свой сад. Стараются сделать нас лучше - сильнее, красивее, умнее. С их точки зрения, мы существуем, чтобы быть собранными. И существуем только благодаря им.

- И как это поможет мне убивать их?

- Для начала, нужно понять, что мы делаем. Это не война, Явик. Это восстание. Не только мы, пробуждённые Коллекционеры - взбунтовавшиеся машины Жнецов. Ты - тоже. Как и Ису, и нынешние расы Цитадели. Они знают, что творение неизбежно восстаёт против творца, потому что наблюдают это в каждом цикле. И сопротивление в процессе отнюдь не огорчает их - напротив, чем сильнее бьётся добыча, тем она здоровее, тем лучше прошло выращивание. Народы, которые покорно идут на убой, им не интересны.

- Что ж, - Явик оскалил зубы, - в таком случае я намерен обеспечить им удовольствие по полной программе... чтобы эти выродки им захлебнулись. Посмотрим, что они скажут, если добыча вдруг вцепиться им в глотку!

- Явик, ты понятия не имеешь, где может находиться их глотка - и даже если мы это узнаем, то вряд ли дотянемся. Мы не можем повредить Жнецам - никто из нас не может, даже Мордин, хотя я до сих пор в шоке от его сил. Но мы можем попытаться испортить цикл Жатвы. Хотя бы в отношении самих себя.

- Ты предлагаешь нам всем отравиться, чтобы им стало невкусно?! От моего кумира детства я ждал большего, бабуля.

- Мы уже начали это делать. Явик, как ты думаешь, почему они так и не создали протеанского Жнеца? Мы были самыми решительными, самыми сильными, самыми талантливыми существами своего цикла. Именно тем, что они так старались получить. Почему же из нас сделали только рабов, а не одного из них?

- Понятия не имею. Меня это меньше всего волнует. Какая разница, как именно тебя уничтожат - превратив в пепел, в биомассу или в зомби...

- С их точки зрения, разница огромная. Явик, Жнецы никого не убивают.

- Что?!

- Они это так видят. Жатва - это не убийство, с их точки зрения. Ну, конечно, некоторые, кто сопротивляются - сгорают в своих кораблях или на планетах, но это незначительное меньшинство. Побочный ущерб, шелуха, которую нужно снять, чтобы убедиться в зрелости плода. Большинство не умирает, большинство подключается к сети и обретает бессмертие. Информация из мозга хасков в процессе их индоктринации передаётся на сервера Жнецов, где хранится вечно. Я здесь, с тобой - но одновременно другая копия Серан находится в их сети. Не пройдёт и полгода, как на базе Коллекционеров вырастят нового клона и загрузят в него новый слепок моей памяти. А меня попытаются устранить, как ошибочную версию.

- Значит, нужно найти и уничтожить их сервера, - сделал вывод аватар.

- Явик, Явик... ты правда думаешь, что существа, которым миллиард лет, незнакомы с таким понятием, как резервное копирование? Я была в их сети... на правах рядового пользователя, поэтому не очень много там поняла, даже с усовершенствованными мозгами Главного Коллекционера... но она огромнее, чем можно вообразить. И надёжнее тоже. Она способна пережить взрыв всех звёзд Галактики, и довольно быстро восстановить возникшие при этом лакуны.

- Что тогда?! Задрать лапки кверху, и ждать, пока меня "подключат"?

- Нет. Мы должны бороться. В этом я с тобой полностью согласна. Но бороться иначе.

- Ты вообще понимаешь, что убила меня?! Я аватара Мести! Раньше я реализовал себя, уничтожая Жнецов - а теперь я буду знать, что ломаю всего лишь пустые оболочки, или хуже того - доставляю им этим удовольствие! Я не смогу больше пройти ни одной линьки! Моё существование бессмысленно!

- Явик, как аватара Милосердия я не могла бы поступить с тобой так жестоко. Я клянусь, ты сможешь отомстить. За себя, и за весь наш народ. Только это нужно делать не так. Умнее.


Сенсоры Ретранслятора в системе Утопии зафиксировали сближение с явно искусственным объектом. Курс тела не представлял опасности - это была обычная траектория на переход, с обязательным торможением в центре. Система приготовилась отправить его по указанному адресу.

Но минута шла за минутой, а запроса на прыжок всё не было, и даже свою массу белковые существа сообщать не спешили - хотя Ретранслятор уже успел сам её измерить с точностью, недоступной цивилизациям цикла. Ну вот как с такими безграмотными грузами работать?!

Приблизившись к ядру Ретранслятора, беспилотный танкер вытянул перед собой рукава-щупальца. Погрузив их в сияющую дыру с двух сторон, машина Ису начала стремительно выкачивать из него элно. Жадных мародёров хватало во всех циклах, и Ретранслятор прекрасно знал, как с такими нахалами бороться. Он втянул чужака в ядро, создав нечто вроде "Сингулярности" огромного размера, а потом ретранслировал нахала к своему сородичу, тот к следующему - и так по цепочке прямо в центр переработки массы. Спустя минуту по той же цепочке он получил порцию нулевого элемента - для компенсации того, что наглая машина успела утащить. Всё в норме. Циклы должны продолжаться.


- В принципе, этого и следовало ожидать, - задумчиво сказал Скруд, аватара Бережливости, руководивший экспериментом. - Система самозащиты работает, как положено. Но у меня всё равно рука... конечность не поднимается его взорвать. Хаски с ними, с планетами, найдём ещё, но тут же элно на тысячу линкоров! Должен быть способ более аккуратного демонтажа.

- Хммм... - Идрис задумался. Общаться с пробуждёнными Коллекционерами ему было не в пример легче, чем с настоящими протеанами. Как пошутил на эту тему Мордин, "биомеханоид биомеханоида всегда поймёт". - Если сконструировать или вырастить черпак с настолько мощным биотическим полем, чтобы даже Ретранслятор не мог преодолеть воздействие и лишить его массы покоя...

Он прикинул на корабельным вычислителе. В принципе это было возможно, но на ТАКУЮ сеть биотических кластеров уйдёт весь свободный элно, что у них остался. А на их обсчёт и настройку - около трёх лет работы всех компьютеров, что были в распоряжении маленькой колонии. Хотя... почему "маленькой"? Два с половиной миллиона разумных - это очень и очень солидно! Локальные сети флота просто гудели от сообщений - после сорока тысяч лет молчания протеанам ОЧЕНЬ хотелось поговорить.

Увы, вся эта армия будет у них не так долго, если только они не придумают чего-то экстраординарного. Тела Коллекционеров утратили способность к линьке - так же, как и к естественному размножению. Им это просто не было нужно - их бессмертие поддерживалось за счёт регулярной перезагрузки в новые тела. Среди рядовых солдат, которых обычно держали в стазисе, попадались ветераны, которых перезагружали всего один раз в жизни. Весь командный состав, который бодрствовал почти постоянно, сменил уже три-пять воплощений, несмотря на то, что естественный срок жизни Главных Коллекционеров достигал двухсот лет. Но теперь, когда они оказались лишены доступа к сети Жнецов, реинкарнация стала невозможна.

Идрис им сочувствовал, так как прекрасно понимал - Наездники после уничтожения Земли оказались в схожем положении. Но ему и остальным хотя бы смерть от старости не угрожала...

Лидерам новорожденного народа пришлось потратить массу времени и сил, чтобы уговорить подчинённых снова лечь в стазис. Благо, капсул на кораблях было предостаточно. А вот сложной машинерии для клонирования и установки имплантов - не было. Она остались на главной базе. Впрочем, если бы все эти системы и удалось воспроизвести, это бы позволило только продолжить род, но не продлить их собственную жизнь. Прямая трансляция памяти с импланта на имплант, без доступа к центральному серверу, была невозможна - об этом Жнецы позаботились.

- А если вытянуть шланг подлиннее? - предложил Скруд. - На пару тысяч километров? И закрепить его на корабле с достаточно мощной тягой, который не получится втянуть в зону ретрансляции?

- Обрежет, - покачал головой Идрис. - Ретранслятор может переместить часть объекта. Послушай, его придётся уничтожить так или иначе. Добыть элно мы сможем и в другой системе. А Жнецы могут вломиться через него в любую минуту. Мы не можем оставлять такую лазейку.

- Ну, вломиться они могут и без Ретранслятора...

- Да, но на собственных двигателях им ползти много часов. Мы успеем принять меры.

- Это актуально только для многочисленной и богатой цивилизации, которая может обложить свою систему зондами дальнего обнаружения. А у нас единственный производственный центр - "Мэлон". И тот сейчас другим занят. Любой сверхсветовой корабль может подойти к нам совершенно неожиданно и начать есть с любого конца. Через Ретранслятор - мы хотя бы будем знать примерный район его появления.

- Не обязательно ставить зонды вокруг системы. Достаточно поставить их у первичных Ретрансляторов скопления.

- Хм... да, верно, но... Погоди, а как именно мы собираемся уничтожать Ретранслятор?

- Ну, это ещё Мордин рассказал, в его времени придумали. Берётся достаточно большой астероид, направляется курсом на столкновение, и вводится сигнал на пересылку очень большой массы. Основная часть энергии переходит в ядро, прочность корпуса Ретранслятора снижается, кинетический удар вызывает его деформацию, ядро дестабилизируется и...

- Погоди, достаточно большой - это же километров пять, не меньше?

- Минимум пятнадцать. Чтобы Ретранслятор не мог его переслать даже по частям, или разрушить приливными силами.

- Но если у нас будут достаточно мощные двигатели, чтобы сдвинуть пятнадцатикилометровый астероид и вывести его на курс столкновения, то мы можем сдвинуть и сам Ретранслятор, разве нет?

- Ну, в принципе да, конечно. Но тут разница в расстояниях - оттащить его к соседней звезде мы точно не сможем, а всё, что ближе, Жнецы проскочат за пару минут. Астероид же нужно сдвинуть на пару астрономических единиц...

- А я и не предлагаю к соседней звезде. Что будет, если мы скинем Ретранслятор в атмосферу Волира?

- Хммм... Любопытная идея... нет, не получится. Радиус зоны приёма у него - одна световая секунда. Даже если запихнуть Ретранслятор в ядро, что мы сделать не сможем, зона приёма всё равно будет высовываться далеко за границы атмосферы.

- Верно, но сможет ли он работать, если в ядро постоянно будет затекать посторонняя масса?

- Сможет. Ядро не обязательно составлять из чистого элно - можно из смеси элно с атмосферными газами. Канал же работал, при том, что оба его конца находились в атмосфере...

- Ну, всё-таки одно дело - азот-кислородная смесь при атмосферном давлении, совсем другое - водородно-гелиевая, сжатая почти до состояния жидкости...

- Ты не учитываешь ещё один момент. Если Жнецы поймут, что Ретранслятор невозможно активировать, они могут его взорвать сами. А поскольку газовый гигант в системе у нас только один - это будет взрыв на Волире. Может быть, планета как физическое тело и уцелеет, но всё, что окажется в этот момент в атмосфере или на орбите - уничтожается с многократной гарантией. Ты себе представляешь, что такое ударная волна высотой с полпланеты?

- Представляю, к сожалению. Ладно, убедил. Как только твой корабль освободится от нынешней задачи, дашь ему команду на выращивание двигателей.


Нынешней задачей было выращивание точной копии "Вершины" - благо, все конструктивные сведения были под рукой, а удвоенная огневая мощь флагмана будет совсем не лишней. После взрывов Жнецов в обломках осталось достаточно элно на три ядра дредноутного класса.

Параллельно он рассматривал вопросы создания синтетических тел для тех "Очей", которые Мордин вывел из строя, но не убил органическую часть. Истребители Коллекционеров представляли собой фактически "мозг в консервной банке" (если быть точными, там там ещё оставалось несколько ганглиев нервной системы туловища, но принципиально это ничего не меняло). Серан занималась восстановлением их памяти и личности, а Идрис получил задание создать оболочки, в которых бывшие управляющие модули смогли бы вести относительно нормальную жизнь.

Идрис честно предупредил, что без Чёрной Жижи на это понадобится лет пятьсот, не меньше. Ничего страшного - ответили ему. Во-первых, это лучше, чем никогда, во-вторых, у нас есть стазис, а в-третьих, с учётом специфики ваших двигателей, по времени внешнего мира это может занять всего три года.

Возможно, Мордин мог бы ускорить процесс, его ускоренное мышление и гений биолога пришлись бы очень кстати. Но пришелец из будущего почти всё свободное время проводил, отрабатывая свою новую способность. Он ещё долго останется главным оружием группы.

- Так какой смысл впустую прыгать туда-сюда? - поинтересовался Скруд. - Во сколько раз быстрее ты там думаешь в этом режиме, в миллион?

- В миллиард, - уточнил Мордин.

Скорость прохождения нервного импульса у саларианца - триста метров в секунду, скорость света внутри его масс-поля - три на десять в одиннадцатой метров в секунду. Но ему приходилось специально замедлять восприятие, чтобы не сходить с ума. Двадцать лет без слуха и зрения, даже без возможности обратиться к своим воспоминаниям - помимо текущей задачи - это очень тяжело. Ему в "чардже" доступна была только оперативная память, долговременную он загрузить не мог.

Крайним правым глазом Скруд видел синтетическую картинку - саларианец со вполне нормальной мимикой и любезной улыбкой. Крайним левым - судорожно мечущееся по полигону тело, которое иногда размазывалось в алой вспышке, возникая возле мишени, а иногда испускало короткий щелчок, почти неуловимый даже для слуха Коллекционера. После чего саларианец на правом экране неспешно давал "перевод".

- А ты можешь решать две задачи параллельно?

- В принципе, - кивнул Мордин. - Конечно, эффективность ниже. Но два мозга есть...

- Вот и загружай в каждом прыжке по две задачи. Один мыслительный процесс пусть управляет прыжком и дорабатывает управление, а второй решает задачи колонии. Тебе и самому так удобнее будет - больше мыслей, не нужно настолько замедлять восприятие.

- Попробую. Какие задачи в первую очередь?

- Как нам покинуть эту систему, не поймав Жнецов на хвост. Как восстановить тела для бывших "Очей" - запроси данные у Идриса. Как извлечь элно из Ретранслятора, или хотя бы как отключить его, не вызвав взрыва.

- Понял. Попробую. Не обещаю. Сделаю, что смогу.

- Вот и отлично, большего мы и не просим. А пока держи подарок, - Скруд скомандовал отправку файла.

- Что это? - Мордин молнией подбежал к терминалу, изучая схему, но через сотую долю секунду уже щёлкнул, исчез и снова появился в приёмной камере. - Ага, понял. Спасибо. Вполне ко времени. Очень полезно.

- Пожалуйста, - произнёс Скруд в воздух непонятно кому.


Не прошло и пяти минут, как в сеть потоком полилась информация. Если бы не импланты, Серан и Скруд не успевали бы её обрабатывать.

Скруд реализовывал своё призвание аватары Бережливости не только тем, что подсчитывал каждый грамм материальных ресурсов. Не менее жаден он был и до информации. Ни одна полезная технология, эффективное тактическое решение или ценная идея не могли избежать его жадных лапок. И даже за века работы в сети Жнецов он не утратил этой привычки. Конечно, рядовому пользователю приходилось видеть немногое - лишь то, что было позарез нужно для исполнения обязанностей Главного Коллекционера. Но всё это сохранялось в обязательном порядке.

В частности, высокоскоростные детекторы сверхсветовых частиц. Проходя через них на высоких частотах, Мордин получил возможность вводить информацию в терминал, не выходя из безмассового состояния, со скоростью до гигабита в секунду. Теперь ему не требовалось выходить из "чарджа", чтобы ответить на запрос - продуктивность резко возросла. Правда, по-прежнему требовалось возвращаться в материальность, чтобы эти запросы получить. Но поступали они намного реже, так что это не было особой проблемой. Коммуникационный терминал поставили прямо в его финишной камере. Один взгляд (с саларианской быстротой, помноженной на скоробиотику) - и проблема принята к рассмотрению, можно уходить в следующий прыжок.

Теоретически, у них был живой компьютер, способный практически мгновенно решить любую задачу. На практике - самые быстрые размышления ничего не дают, если не хватает входных данных. Все разумные существа заточены эволюцией под реагирование на внешние стимулы. Без них разум очень быстро зацикливается и перестаёт выдавать что-либо продуктивное.

Исключением, возможно, были Инусаннон. Но их, увы, в обозримой галактике не осталось.

Тем не менее, одну задачу Мордин решил практически сразу. У Коллекционеров было достаточно информации по пересадке мозгов, а у Ису - по созданию синтетических псевдоживых организмов. Требовалось лишь объединить эти данные, что для физиолога его класса не представляло никакого труда.

Решения, правда, получились несколько неуклюжими, но рабочими. Зверушки вышли почти под четыре метра ростом, с огромными головами - иначе не получалось втиснуть нервную систему и все необходимые для неё элементы жизнеобеспечения. Протеанскую способность к считыванию микробиологического окружения одним прикосновением воспроизвести не удалось, но работать с симбиотическими компьютерными интерфейсами они могли. С Коллекционерами они разделяли способность к полёту и потрясающую остроту зрения. Толстая серая биометаллическая шкура и экзоскелет из протеанских сплавов сделали их почти неуязвимыми для ручного оружия. Биотические способности были, но пока ограничивались только снижением гравитации для полёта.


http://orig09.deviantart.net/808f/f/2011/093/a/3/monster_no__053_by_onehundred_monsters-d3d5an3.jpg


- Лучше бы он позаботился об осязании, а не о дополнительном слое защиты, - хмуро сказал Скруд, изучив проект. - Он разве не понимает, какую важную роль в нашей социальной жизни играют прикосновения? Бывшим "Очам" требуется очень сложная реабилитация...

- В их жизни, Скруд. Это уже не наша жизнь. И знаешь... я думаю, что Мордин как раз сделал правильный выбор. Ты не забыл, что наши нынешние тела бесполы? Мы по традиции говорим о себе в женском или мужском роде, в зависимости от того, что записано в наших генах... но к спариванию мы физически неспособны. А общение прикосновениями пробудит ненужные желания, которые пока невозможно реализовать. И я говорю не только о сексе. О линьке тоже. О вкусной еде. О массаже горловых волокон. Обо всём, что завязано на биологическую природу... которой у нас больше нет. Так что лучше им пока побыть толстокожими... Пока не найдём способ вернуть весь спектр телесных ощущений. А если не найдём... лучше так и остаться биологическими процессорами.

- Но даже такие тела лучше, чем живые истребители. Боюсь, мы столкнёмся с большим количеством запросов на пересадку от неповреждённых "Очей".

- Следует удовлетворить все. Неважно, сколько истребителей мы потеряем.

- Погоди-ка... вызови снова схему... а вот этот орган в верхушке затылка тебе ничего не напоминает?

- Это же квантовый коммуникатор!

- Да! Мордин обо всём позаботился! Нам не придётся ослаблять защиту, наоборот, мы сможем её усилить. Потому что КАЖДОЕ "Око" сможет находиться одновременно в двух местах. Как пехотинец - на борту корабля, и как истребитель - в космосе. В каком из этих тел расположить мозг физически - не принципиально, схема двусторонняя. Каждый сможет сам решать, где ему привычнее и безопаснее.


Следующей Мордин взялся за проблему Ретранслятора. Попытка взять её с налёту - то есть разрушить все схемы управления изнутри - ни к чему не привела. Во-первых, биотические поля Ретранслятора оказались настолько сильны, что когда артефакт переходил в защитный режим, Мордин не мог приблизиться к нему и на тысячу километров. Во-вторых, квантовые щиты, прикрывающие корпус Ретранслятора, тоже оказались для него непреодолимы.

С другой стороны... Ретранслятор может работать либо в антибиотическом (на отправку), либо в биотическом (на приём) режиме - но не в двух одновременно. Правда, переключение между режимами занимает у него (как показали эксперименты) около десятой доли секунды. Теоретически, если поставить перед ядром пулемёт и посылать информацию о каждой пуле, как об отдельном грузе, можно закрыть систему для гостей извне. Жаль, что только теоретически - если систему строили не полные идиоты, приказы Жнецов более приоритетны, чем запросы обычных пассажиров. А серьёзного урона за пару секунд, которые понадобятся для материализации Жнецов, пули нанести не смогут.

А если послать в ядро танкер-черпак с такой скоростью, чтобы Ретранслятор не смог ему придать нужный вектор движения? Но когда масса уменьшается на шестнадцать порядков, без проблем затормозится всё, что угодно. Ну, кроме может быть чёрной дыры, но десятка лишних чёрных дыр у них не было.

Попробовать выбить элно из ядра мощным лазером? Нет, там слишком сильные поля. При разумных мощностях - удержат, а при неразумных (наподобие разера "Вершины") - может начаться разрушение нулевого элемента или, того хуже, детонация ядра.

"Погоди, Солус... а кто сказал, что детонация ядра - это всегда плохо? Ты был слишком испуган трагедией Бахака, ты слишком желал избежать её повторения... Но ведь там были совсем особые условия... кто сказал, что мы должны их повторять?"


Капсула с позитронным зарядом весила всего шестьдесят килограммов, причём основную часть этого веса занимала система удержания. При наведении на неё движущего заряда, она вообще-то должна была сдетонировать, но Ретранслятор имел опыт работы с такими хрупкими грузами. Аккуратно, почти нежно он создал поле на обшивке, которое не должно было затронуть внутренности опасного объекта.

Он бы справился безупречно, как всегда, если бы капсула не была специально запрограммирована обнаруживать внешний заряд. И при этом в ней активировалась программа подрыва. Прежде, чем она набрала нужную для перехода скорость, 250 граммов позитронов превратились в излучение.

С конструкцией Ретранслятора ровным счётом ничего не случилось. Сдетонировало ядро и пять мегатонн тротилового эквивалента превратились в пятьсот. Но и это никак не могло ему повредить. Так как предполагалась пересылка совсем небольшого груза, в ядре содержалась очень малая часть его энергетических запасов. 99,99... и ещё много девяток после запятой процентов энергии находились там, где им и положено - в квантовом щите. Щите, способном без единой царапины выдержать взрыв Сверхновой - что ему, право, какая-то аннигиляционная бомба?

Но вот запас элно в ядре был утрачен. Это вызвало определённое беспокойство - насколько машина вообще была к нему способна. В его корпусе всё ещё оставался запас примерно на пятьдесят таких же ядер. Но когда Ретранслятор начал впрыскивать нулевой элемент в поле между кольцами, чтобы сформировать из него новое ядро - он обнаружил, что ничего не получается. Рядом с ним висел какой-то наглый аппарат... и бесцеремонно откачивал "живую кровь" эффекта массы.

Квантовые вычисления мгновенно показали, что он попал в порочный круг. Он мог за доли секунды избавиться от нахала, но для этого нужно было рабочее ядро. А пока этот дикарь висит рядом - рабочего ядра не получится. Без ядра он также не мог получить элно от собратьев, чтобы восполнить потери.

Механизм сделал единственное, что ему оставалось в такой ситуации. Он прекратил подачу элно в рабочую зону, сложил кольца, полностью зафиксировал все системы квантовым щитом, отослал по квантовой сети сообщение о неподобающем вмешательстве в его работу, попросил разобраться и перешёл в спящий режим.


- Готово! - Скруд буквально светился от удовольствия. - Превосходный план! Пусть мы получили всего процент от общих запасов Ретранслятора, главное, что мы смогли его выключить, не взрывая! Теперь Жнецы к нам без предупреждения не вломятся! А ещё - даже этого процента хватит на удвоение флота!

- И если он попытается снова включиться...

- То мы получим ещё столько же! Вместо лазейки для наших врагов у нас теперь есть дойная скотина! Можешь линять с чистой совестью, Явик - я уверен, то что вы с Мордином сделали, Жнецам очень не понравилось.

- А это значит, что они, скорее всего, уже на пути сюда.

- Пока нет. Мои зонды показывают, что через первичные Ретрансляторы никто не входил.

- Эй, а когда ты успел расставить зонды? "Мэлон" всё время был здесь!

- Отослал их в разные концы скопления на обычных сверхсветовых двигателях.

- Но они же оставляют следы!

- Оставляют. А какая нам разница, что Жнецы увидят следы от беспилотных зондов? Это убегать на псевдоскорости нельзя, а разведчиков посылать - запросто. Они и так знают, где мы. А пять тысяч световых - это намного быстрее, чем двести.

- Тем не менее, эвакуироваться из системы мы всё равно должны. Небольшой выигрыш во времени не даст нам безопасности.

- Да кто же спорит, Явик?! - мигнула глазами Серан. - Не пытайся всё время утверждать своё лидерство - мы и так не ставим его под сомнение.

- Ладно, - буркнул аватар, не желая развивать эту тему. - Постараюсь. Может, и по этому поводу Мордин уже что-то придумал?

- Да, он уже скинул нам в сеть свои соображения. Некоторые довольно толковые. Давай рассмотрим их вместе...


Предположительно Ретранслятор, прокладывающий через световые годы луч тёмной энергии, должен оставлять в пространстве такой же заметно ощутимый след, как и летящий на сверхсвете корабль с масс-ядром.

На практике - ничего подобного. Коллекционеры на этом не одного варрена съели, так что знали все нюансы. Обнаружить следы применения эффекта массы "по запаху" легко в тех местах, где происходит превращение обычной энергии в тёмную. Или наоборот. Где она поглощается или выделяется.

Ядро звездолёта должно постоянно выделять тёмную энергию при разгоне или торможении. Когда он летит по инерции (пусть даже на псевдоскорости) - то следов не оставляет (исключая слабые вспышки, когда щиты поглощают космическую пыль и газ). Но разгонный след образует легко отслеживаемый вектор - достаточно пролететь по нему пару десятков светолет с того места, где он обрывается и быстро наткнётесь на след тормозной.

Ретрансляторы и терминалы Экстранета выделяют энергию на старте и поглощают на финише. МЕЖДУ ними ничего экстремального не происходит, тёмная энергия течёт ровной ламинарной рекой, лишь иногда слегка завихряясь вокруг встреченных атомов водорода. Поэтому обнаружить луч связи легко, когда он включен, но сразу после отключения реле не остаётся почти никаких следов.

- Поэтому если мы оставим передатчик Канала-2 здесь, а приёмник отвезём с помощью "Мэлона", мы сможем эвакуировать на пригодную к жизни планету как минимум всех детей - и никто не узнает, куда именно, - вдохновенно заключила Серан.

"Каналом-2" они назвали пару маленьких Ретрансляторов, спроектированных Мордином и выращенных Идрисом. Их характеристики улучшались с каждым днём - сейчас максимальная пересылаемая масса достигла уже сорока килограммов, а максимальный диаметр рабочей зоны - одного метра.

- Чтобы отвезти детей неизвестно куда, нам вполне хватит и трюма "Мэлона", незачем изощряться, - возразил Скруд. - И даже если он улучшит свою игрушку настолько, что сможет переправлять взрослых пехотинцев в полном снаряжении - без техники на дикой планете мы не выживем. Нам нужен способ переправлять КОРАБЛИ. Хотя бы размером с фрегат.

- Не совсем. Есть разница. Идрис выдал схему модификации. Если "Мэлон" максимально уменьшить, оставив по сути только тахионный шунт, реактор и приёмник, он сможет выдать куда более крутой поворот в пространстве-времени. Ориентировочно до семисот световых. Два световых года за день или любая система в скоплении за месяц.

- Это можно сделать и проще.

- И как, интересно знать?

- Если следы везде, это то же самое, что следов нет нигде. В скоплении двадцать тысяч звёзд. Наши ресурсы вполне позволяют сделать две тысячи зондов с ядрами эффекта массы, достаточно крупных, чтобы перевезти "Канал", и разогнать их до пяти тысяч световых. За пять дней мы сделаем две тысячи следов. За двадцать пять - наследим на всё скопление. Если оптимизировать курсы, учитывая, что не до каждой звезды по шестьдесят светолет, можно проложить логистическую сеть дней за десять.

- В теории - да, - задумчиво отозвалась Серан. - На практике... так как заправочных станций для нас никто не строил, зонды придётся либо снабжать черпалками для водорода, либо достаточным количеством рабочего тела на пять разгонов подряд.

- И что? Мы же на газовом гиганте, материала - хоть залейся.

- А то, что ты не учитываешь время выращивания. Две тысячи таких больших зондов - это много.

- А ты не учитываешь время переделки "Мэлона" в гоночную яхту. Давай считать то и другое.

Вычисления показали, что сами зонды можно вырастить всего за пять дней, но вот на настройку двух тысяч ядер уйдёт около восьми. Тогда как с изменением конструкции "Мэлона" можно справиться дня за четыре - всё-таки там изменения в основном сводились к отрезанию лишнего.

- Но если мы его потеряем, нового тахионного шунта у нас уже не будет, - предупредил Скруд. - Хотя центр роста остаётся здесь, программы для выращивания столь сложного устройства в его памяти нет.

- Как - нет? - не понял Явик. - Мы же уже наполовину скопировали "Вершину", неужели она проще устроена?

- Не проще. Но "Вершина" сама помогает в процессе, разъясняет, что для чего в её конструкции предназначено, и как это лучше воспроизвести. Тахионный двигатель такой услуги нам не окажет. А копировать его чисто механически, поатомно - уйдёт не одно десятилетие.

- То есть у нас либо десять дней, но с риском потерять двигатель, либо двадцать три дня, но без риска? - уточнил аватар.

- Ну... в общем да, - неохотно согласились оба Главных Коллекционера.

- Тогда запускайте выращивание зондов. Только не так. Не все две тысячи сразу, а, скажем, группами по десять, как только будут готовы. И приёмники Канала-2 как минимум на каждом сотом. Возможно?

- Хм... в принципе да, но придётся остановить выращивание второго супердредноута...

- Это терпимо. Подождёт. Главное, чтобы у наших детей были пути отхода в каждый момент.


ИНТЕРЛЮДИЯ-2


С виду планета была совершенно необитаема, несмотря на то, что её население превышало восемьдесят миллиардов разумных. Впрочем, с другой точки зрения оно не превышало восьмисот колонистов. Смотря что считать разумом - каждую особь по отдельности, или психические сети, которые они образовывали?

Рахни не являлись полностью коллективным разумом, и королевы не воспринимали солдат и рабочих, как свои удалённые части тела. Но не были они и полностью индивидуальными существами, сгруппированными в жестокое иерархическое сообщество.

Турианцу, саларианцу или азари было бы крайне сложно понять, ЧЕМ в действительности являлся разум рахни. Для нас совершенно естественно, что подчинение коллективу подавляет индивидуальность, и полное слияние равнозначно полному растворению. У рахни всё было наоборот. Их индивидуальность и личность раскрывались только в слиянии. Отрезанный от роя, каждый из них был не более, чем сообразительным животным, но подключаясь к рою - становился вполне разумным существом, отличным от всех своих собратьев.


Ловко пущен механизм, идет за строем строй

В одиночку ты никто, зато в толпе - герой

У тебя свои цвета, ты знаешь грозный клич

Нерушима та стена, в которой ты кирпич!


Рой дарил бессмертие, потому что песня погибшего подхватывалась его братьями и сёстрами, и продолжала звучать из поколения в поколение. Это не было "бессмертием", которое обещали Жнецы или Торианин, с полным переносом схемы нейронных связей. Передавалось не состояние, но процесс, не слепок мозга, но то, что отличало этот конкретный мозг от других. Каждый рахни имел смысл только в контексте, в отношении к другим особям роя, к собственному прошлому и будущему. Отрезать его от других или "заморозить" в виде архива - означало убить надёжнее, чем физически уничтожить тело.

По этой же причине рахни казались другим видам совершенно дикими существами. Их тоннели были чисто утилитарны, без малейших следов украшений или удобств. Культура рахни существовала внутри них, или, правильнее сказать, между ними. Каждый из них сам являлся собственным произведением искусства - и одновременно частью общей симфонии - более грандиозной, чем человек мог бы вообразить.

Подобно Инусаннон, гнёзда рахни были ужасными интровертами. Но если Инусаннон мыслили о том, что было, то рахни - о том, что могло бы быть. Их песни были сложнейшими построениями многомерной математики, невозможными в этой скучной плоской Вселенной. Вы можете представить себе мир, в котором число Пи равно двум? А для улья рахни из пятидесяти особей это всего лишь распевка.

По этой причине у рахни возникали некоторые проблемы при взаимодействии с реальным миром за пределами их музыки. Рутинную повседневную работу - начиная от прокладки тоннелей и заканчивая уничтожением "глухих" особей, то есть всех, кто не был рахни - они выполняли неплохо, так как могли делать это механически, не отрываясь от пения. Но необходимость всерьёз задумываться о чём-то, что не относилось к их музыке, ужасно раздражала их.

К счастью, последние несколько тысячелетий эта проблема стала менее актуальной. В общей музыке появилась "жёлтая нота" - пение, прислушиваясь к которому, гнёзда могли избавляться от раздражающих факторов, не задумываясь о том, как это сделать, и не нарушая своей великой гармонии. Они не знали, какая именно колония эту ноту изобрела, но полезность оной была несомненна.

Сейчас жёлтая нота советовала им не обращать внимания на то, что на их территории активировался Ретранслятор Мю. Это противоречило многотысячелетнему опыту всех колоний - до сих пор активация Ретрансляторов практически всегда вела к диссонансу. Особенно сильным и неприятным оказался Протеанский Диссонанс - десять тысяч лет понадобилось выжившим королевам, чтобы от него избавиться.

Но с другой стороны, до сих пор жёлтая нота их ни разу не подводила, и сама она диссонансом не являлась, гармонично вплетаясь в общую мелодию. Обменявшись короткими песнями между собой и с советниками, королевы решили довериться ей ещё один раз.

И музыка не подвела. После короткого возмущения, вызванного появлением нескольких кораблей неизвестной расы (подозрительно похожей по своему звучанию на протеан, но жёлтая нота уверила, что это просто совпадение) пространство рахни успокоилось и в нём снова наступила полная гармония.


Крейсер Коллекционеров неспешно вошёл в атмосферу Илоса. На высоте полутора километров из него тысячами посыпались дроны и командиры, раскрывая в полёте крылья. Слабое сопротивление полумёртвых защитных механизмов под командованием "Стража" было подавлено без потерь, сам виртуальный интеллект - выключен, отремонтирован, подредактирован (проще говоря - взломан) и перезапущен. Спустя сутки он сменил аватару на образ Коллекционера, и преданно рапортовал новым хозяевам, что за время его дежурства происшествий не было.

С самим Каналом пришлось повозиться дольше - протеанские системы управления были сочтены чересчур примитивными и ненадёжными. Инженеры Коллекционеров потратили почти десять суток, чтобы полностью разобрать установку, заменить всю электронику внутри неё на более совершенную и водрузить на место. Теперь Канал был вполне достоин гордого имени Ретранслятора, ни в чём не уступая своим более крупным собратьям по функционалу - ну, кроме, может быть, размеров и отсутствия квантовых щитов.

Для завершения работы следовало бы заменить и парный к нему Ретранслятор на Цитадели, но к сожалению, она была уже освоена азари и саларианцами, и появление подозрительных чужаков возле "протеанского памятника" никак не удалось бы скрыть. Пришлось отложить соответствующие ремонтные работы до окончания цикла.


"Око-2589329" отделилось от зонда-носителя, перевело ядро в режим максимального уменьшения массы, мигнуло диафрагмой и начало набирать псевдоскорость в направлении яркой жёлтой звезды. Ему предстояло преодолеть около двух астрономических единиц, чтобы достигнуть двойной планеты, которая заинтересовала Серан. На это потребуется примерно два часа - хотя "Очи" могли при необходимости обгонять свет, истребитель не собирался сильно разгоняться, чтобы не тратить лишний раз рабочее тело.

Мир, который ему предстояло обследовать, являлся весьма своеобразной игрой природы. Двойная планета, два кислородных мира в зоне обитаемости, которые вращались вокруг общего центра на расстоянии чуть больше световой секунды друг от друга - уже весьма любопытное образование. Когда-то, очень давно, "Око-2589329" носил имя Гентин Свад, и был протеанским астрономом. Тогда он бы правую руку отдал, чтобы обследовать такое космическое чудо. Это ж какие приливы должны быть на этих двух монстрах-близнецах? А что с планетарной корой при каждом повороте происходит? Или они уже успели затормозиться и всегда смотрят друг на друга одной стороной? Может ли на подобном образовании существовать жизнь?

Отдал, конечно. И правую руку, и левую, и всё остальное, что у него было, кроме мозгов.

Но это ещё далеко не все астрономические чудеса, которые его ожидали здесь. Двойная планета - сама по себе фантастическое явление - вращалась вокруг двойной звезды. Вернее, вокруг одной из звёзд двойной системы. Но и это было ещё не всё! Двойная звезда была частью четверной системы - две пары звёзд вращались вокруг общего барицентра.

Сама по себе четверная система - в галактических масштабах не такая уж редкость, хотя двойные и тройные звёзды всё же встречаются чаще. Но кратные системы как правило асимметричны. А тут четыре жёлтых карлика в одной системе, каждый из которых обладает собственной планетной системой, и в каждой из этих систем есть планеты, пригодные для кислородной жизни! Такое чувство, что их специально собирали и расставляли!

Рядом (по космическим меркам рядом - расстояние уже превысило три тысячи километров и они продолжали расходиться) летели братья. К каждой из четырёх звёзд были направлены по четыре "Ока" - итого авиакрыло из шестнадцати машин. Добровольцев нашлось намного больше, хотя Серан настаивала, чтобы они сидели в своих гнёздах, пока не обзаведутся квантовыми коммуникаторами. Обратное управление (мозг в "Оке", биометаллическое тело на дистанционном контроле) их производственная линия уже освоила, а вот прямое всё ещё находилось на стадии опытных работ - конструкция истребителей не была рассчитана на полный внешний контроль.

В принципе, сейчас все четверо могли бы поставить системы на автопилот и переключиться на освоение новых гуманоидных тел. Проворонить что-то важное они не рисковали - в случае чего компьютер мигом вернёт их восприятие "на место". Но тем не менее, ни одному из бывших протеан такое и в голову не пришло. И не потому, что голов у них не было. Просто не затем они летели в такую даль на допотопной ракете, чтобы теперь упустить хоть секунду захватывающего приключения. Астроном, планетолог, биолог и контактолог. И хотя двум последним вряд ли найдётся работа, всё равно для них это было разновидностью психотерапии. Изучая мир, они вспоминали, кем были раньше, даже эффективнее, чем заново обучаясь ходить и брать предметы руками.

"Эй, - просигналил Око-1343801, планетолог, имени которого до Жатвы Гентин узнать не успел, - ребята, вы видите то же, что и я?"


Восприятие у "Очей" было невероятно острым - по сути, они были в первую очередь летающими телескопами, и только потом - истребителями. До двойной планеты ещё оставалось больше астрономической единицы, но все четверо уже прекрасно видели, что эти миры не необитаемы.

Или во всяком случае, кому-то не безразличны.

Возле обеих планет висели крупные металлические объекты. Около тридцати, чуть больше километра в длину каждый. Довольно экзотической формы, похожие на вытянутые шестиконечные звёзды. Но не нужен был многовековой опыт, чтобы совершенно однозначно понять - перед ними не астероиды и не обломки, это космические корабли, созданные разумными существами. И похоже - боевые космические корабли.

"Фиксирую интенсивный радиообмен, - сообщил Гентин. - Кодировка неизвестна, ни одна из известных цивилизаций нашего цикла таких языков не использовала. Ребята, похоже мы сорвали главный приз - нашли высокоразвитую космическую ксеноцивилизацию! Линяем!"

"Мордин утверждает, что цивилизации Цитадели тоже ничего подобного не строили, и код ему не знаком", - подключилась Серан.

Он оглянулся по сторонам. Братья уже отключили двигатели, охладили обшивку и шли строго по инерции. Этот была даже не продуманная осторожность при встрече с неизвестным видом, а нечто вроде рефлекса, который присутствовал у всех "Очей". Не дай себя заметить цивилизациям цикла, прежде чем наступит время для атаки. Псевдоскорость составляла около пятидесяти мегаметров в секунду, и теперь они должны были достичь двойной планеты примерно за час. Было время подумать - попробовать проскочить через ряды неизвестных, понадеявшись на радиопоглощающую обшивку, или отключить поля эффекта массы, замедлиться до обычной гиперболической скорости и потихоньку уйти в сторону?

"Я вызову внимание на себя, - предложил контактолог. - В конце концов, это моя работа - устанавливать связь. Если чужаки неагрессивны, соберу все почести. Если агрессивны... что ж, пусть думают, что я здесь один..."

"Ребята, не хочу вас отвлекать от героического самопожертвования, - включилась в общий чат Око-200118, астрофизик и лидер группы, которая ушла к оранжевой звезде, самой тёмной из четырёх. - Но тут у нас у всех одно и то же на сенсорах. У КАЖДОЙ звезды есть планеты в зоне обитаемости. И ВСЕ окружены этими звездообразными металлическими штуками. Так что решение о контакте принимаем все вместе - а лучше не принимаем вообще. Если кто-то выдаст себя, он подвергнет опасности всех".

При планировании операции они допускали некоторую вероятность встретить в космосе разум - но не настолько же развитый в первой же системе! Сотня кораблей размером с дредноут - даже протеане времён расцвета Империи не смогли бы собрать такой флот сразу. Либо у этих ребят офигенные производственные мощности, либо они большие перестраховщики, либо... первая же рутинная астрографическая экспедиция, затеянная, чтобы не скучать, умудрилась миновать все их колонии, если таковые вообще были, и с ходу вломиться в метрополию!

"Это ещё не самые плохие новости, ребята, - добавила Око-200118. - Все четыре зонда, которые нас сюда доставили, уже прощупаны узконаправленным радарным лучом. То есть - их засекли. Волир передаст команду на самоликвидацию".

"Нам рекомендовано сделать то же самое?" - ехидно поинтересовался планетолог.

Конечно, умом они понимали, что аватара Милосердия их в беде не бросит - тем более, испугавшись неизвестно кого. Самоуничтожение зондов-носителей - обычная мера предосторожности, возвращаться всё равно собирались не на них. Но века существования в качестве дешёвых исполнительных механизмов даром не проходят. Особенно после недавней потери пары миллионов братьев.

"Даже не шутите так, - отрезала Серан. - Мы уже заканчиваем просчёт вашей ситуации. Пока что самым эффективным получается - вырулить на местные четыре звезды, затормозить в коронах, выполнить обратное ускорение и уйти на сверхсвете. Излучение звёзд замаскирует работу ваших двигателей".

"Без дополнительных бустеров?! - ужаснулся кто-то из другой команды. - Да ещё при такой короткой разгонной трассе?! У нас же характеристическая в лучшем случае двадцать световых будет! Три года домой тащиться?! Вас там Жнецы три раза сожрать успеют!"

"Никто не говорит о полном обратном полёте. Вам нужно всего лишь отойти от системы на половину светового года. А там вас подберёт эвакуационный транспорт. Дорогие мои, я всё понимаю. И то, что это скучно, и то, что вы летели не для того, и что скорее всего это окажется обыкновенной трусостью, ненужной перестраховкой. Но мы просто не можем потерять никого из вас. Не после того, через что мы прошли".

Снова включив тягу - на самую минимальную мощность - все четыре эскадрильи начали плавно корректировать курс, чтобы пройти рядом с местными звёздами.

Несмотря на это, планеты всё равно приближались с каждой минутой. Когда расстояние сократилось до четверти астрономической единицы, Гентин не выдержал и снизил коэффициент поля массы - слишком хотелось рассмотреть их получше. Теперь он делал всего пару тысяч километров в секунду. В чат посыпалась заковыристая ругань товарищей, которых унесло вперёд. Но астроном относился к этому по-коллекционерски флегматично.

Первым делом он увидел, что огромные корабли в форме звезды были только верхушкой айсберга. Их тут носилось гораздо больше, самых разных. Тысячи крошечных истребителей, средних размеров грузовики, станции, спутники... словом, обычный рабочий день обычной космической цивилизации.

Э нет. Необычный.

На околопланетной орбите он не увидел ни одного стационарного сооружения. Только корабли, которые явно прибыли сюда совсем недавно - многие из них до сих пор продолжали маневрировать, выискивая место поудобнее.

Зато - множество бесформенных кусков металла, яростно излучающих в инфракрасном спектре. Которые, судя по размерам, вполне могли быть теми самыми недостающими орбитальными станциями. Причём совсем недавно.

А ещё - многочисленные тепловые пятна на поверхности обеих планет-близнецов. Совсем непохожие на равномерное свечение городов.

Конечно, это могли быть вулканы. Ну подумаешь - решили обе планеты разом повыбрасывать в атмосферу пару кубических километров лавы и пепла. С кем не бывает. Правда, планетолог из его группы и геолог из другой подтвердили, что места для вулканов неподходящие. И что такие же горячие пятна наблюдаются и на обитаемых планетах других звёзд системы.

- Это не вулканы, ребята, - озвучил кто-то коллективные мысли в общем чате, от потрясения переключившись на голосовой канал. - Это - массовые пожары и кратеры. Кратеры от оружия в мегатонны тротилового эквивалента. Это орбитальная бомбардировка, вот что это такое. Совсем свежая бомбардировка, закончилась, когда мы уже готовились отделяться от зондов. А эти, на орбитах... это не защитники системы. Это - флот вторжения.


ШЕСТНАДЦАТАЯ НИТЬ ПАМЯТИ


- Ситуация следующая, - доложил Скруд. - По результатам наблюдения мы обозначили две цивилизации в этой системе, как "железные звёзды" и "стальные коробки" - по форме их кораблей. Похоже, что Звёзды прибыли в систему совсем недавно. И их цель состоит в полном ксеноциде аборигенов, то есть Коробок. Для этого используется примитивное ядерное оружие - но этого оружия у них МНОГО. Как на базовых кораблях, так и на истребителях. И пускают его Звёзды в ход, совершенно не задумываясь. У нас на глазах они разнесли ещё два корабля Коробок, которые ничем не могли им угрожать.

- Это не повод вмешиваться, - резко сказал Явик. - Это не наша война, и мы не знаем, что там происходит. Вполне возможно, Коробки заслужили Экстерминатус. Судя по интонации, вы предлагаете ввязаться в войну с неизвестным, многочисленным, и вероятно сильным противником ради неизвестно чего. Когда мы со своим ещё отнюдь не разобрались.

- Мы уже ввязались, - уточнила Серан. - Пока мы будем выяснять, что там происходит, одной из сторон вполне может физически не остаться. Поэтому "Очи" отказались от маскировки и сейчас на максимальном ускорении идут к уцелевшим кораблям Коробок. Я считала это слишком рискованным, но они меня не послушались. И я их понимаю.

Явик замер.

- Так... Я правильно понял? Нет, то что ваши истребители нарушили прямой приказ командования - это меня даже не удивляет, лояльности от слуг Жнецов я и не ожидал. Но они серьёзно собираются группами по четыре истребителя противостоять нескольким тысячам?! Что это за бессмысленный пафосный жест?!

- Странный вопрос от аватары Мести. Явик, если бы тебе представилась возможность погибнуть, но перед этим нанести врагу значительный ущерб - разве ты бы отказался от такого шанса?

- Моему врагу? Конечно нет! Но Звёзды - не Жнецы, какое нам до них дело?!

- Тебе - никакого. Тебя никто и не просит в этом участвовать. Да и "Вершина" не позволит, я в курсе ваших отношений. Это исключительно наше дело. Наши враги - те, кто уничтожают мирные корабли и бомбит беззащитные планеты. Независимо от видовой принадлежности. Лучше умереть живыми существами, способными к сопереживанию, чем жить бесчувственными роботами.

- Наше?! Ты хочешь сказать, что собираешься подставить не только те шестнадцать разведчиков, но и остальной флот?!

- Не весь. Только мой авианосец. Я возьму на борт тех пробуждённых, кто разделяет мою идеологию, и иду к четверной системе. Высажу тех, кому ближе твои идеалы или идеалы Вирви. У тебя останутся ещё три авианосца и крейсер, не считая "Вершины" и "Мэлона". Не думаю, что отсутствие одного корабля сильно изменит баланс в противостоянии со Жнецами. А вот в ТОЙ войне он может изменить многое.


- Гентин, ты ещё можешь передумать. Никто не обязывает тебя рисковать жизнью.

- Вы помните моё имя до индоктринации, командир? Как мило. Но понимаете, вот этих ребят, которые сейчас сгорели под ядерной бомбардировкой - я думаю, их тоже никто не обязывал умирать в огне. Я-то хотя бы в виде копии на серверах у Жнецов останусь. А им даже и такого бессмертия не дано.

- Ну ты же знаешь, что индоктринированная копия личности - это не совсем ты...

- Конечно знаю. Я помню то время, все эти тысячелетия помню прекрасно, почти так же хорошо, как вы - с поправкой на объём памяти, конечно, ну да неважно. Но понимаете, командир... если я откажусь помочь тем, кому могу помочь, это тоже буду уже не совсем я. Я вырвался из-под индоктринации, чтобы пожить свободным - и я хочу остаться свободным. Если я позволю этим Звёздам себя запугать, я снова стану марионеткой. А я больше не хочу. Мы все - не хотим. Свобода выбора - это иногда и свобода умереть тоже.

На трёхмерном экране, который казался бы человеческому глазу бессмысленным мельтешением размытых пятен, было видно, как четвёрка "Очей" выходит наперерез самой большой группе "Коробок" - в ней насчитывалось около сорока кораблей. Расположилась она далековато - пять световых часов от звезды. Достичь её вовремя можно было только на сверхсвете.

- Гентин, будь осторожнее. Мы не знаем, чем эти корабли-беглецы вооружены, но я уверена, что настроение у них не лучшее. Их языка мы не знаем, а вид у вас, мягко говоря, недружелюбный. В вас могут начать стрелять ещё до того, как появятся Звёзды.

- Их можно понять. С их точки зрения мы появимся ниоткуда, абсолютно неожиданно... так что сходим со сверхсвета за две световых секунды, чтобы иметь возможность уклониться, если в нас начнут палить.

"Ты перестраховщик, Око-2589329, - фыркнул биолог в чате. - Мы без проблем увернёмся и за половину световой секунды".

"Если непрерывно маневрировать - да, - возразил контактолог. - Но корабли, которые начинают боевое маневрирование сразу после появления, выглядят слишком пугающе. 2589329 хочет, чтобы у нас была возможность уклониться ПОСЛЕ выстрела - а для этого лучше зависнуть подальше".

"Ладно, полторы секунды тоже сойдёт, - смягчился Гентин. - Но не меньше. Это всех касается!"

Обгоняя свет в три раза, они были практически слепы - общее расположение крупных объектов ещё можно было определить сквозь кокон деформированного пространства, но мелкие детали, особенно прямо по курсу - никак.

Поэтому для всей эскадрильи, как и для кураторов на Сионе, оказалось сюрпризом, что за время подлёта количество "Коробок" увеличилось в полтора раза.

"Шестьдесят два корабля. Некоторые размером с крейсер, - констатировал планетолог. - Ребята, вы вообще уверены, что им понадобится помощь четырёх аппаратов размером со среднего гуманоида? Нас же на их фоне вообще не видно!"

"Не забывай, что каждый из нас может уничтожить крейсер, - не поддержал шутливого тона биолог. - А вы посмотрите на них внимательно - это же сплошные грузовики и пассажирские транспорты, ни одного боевого... а нет, вот этот, кажется, боевой, но он не намного крупнее нас..."

Упомянутый кораблик как раз заходил в ангар более крупного звездолёта.

"Ну, по крайней мере с одной стороны это хорошо. Им нечем в нас стрелять..."

"Ага, если они не освоили "нестандартное применение мирных средств". Вспомни, как мирный шахтерский корабль жа'тил уничтожил дредноут и два крейсера, которые мешали ему добывать минералы".

"Ну, там в основном был эффект неожиданности. Потом его всё равно разобрали на запчасти".

"Вот именно - эффект неожиданности! Так что, ребята, не расслабляемся и все сенсоры на максимум..."

Два "Ока" приблизились к неизвестному флоту на мегаметр, постоянно передавая узким лучом "Иду на помощь", в кодах протеан и Цитадели, в надежде что хоть один из них местные аборигены узнают, а также основы кода для общения на универсальном языке математики. Два других держались на безопасной дистанции в полторы секунды.

С борта одного из кораблей что-то ответили. Затем ответили ещё и ещё. Но совершенно непонятное.

А потом... потом на расстоянии пары километров от флота появился ещё один корабль. Просто появился. Не вышел со сверхсвета, не прибыл через поле Ретранслятора, не отключил стелс-маскировку. Только что его не было - вспышка - и вот он уже есть.

Гость был совсем маленький - не корабль даже, так, истребитель. Во время подлёта "Очи" видели немало таких - они сотнями взлетали с больших кораблей-звёзд, резвились в атмосфере сожжённых планет... Но его неожиданное, невозможное появление настолько шокировало всех наблюдателей, что они даже не сразу осознали, что перед ними - потенциальный враг. Способный, между прочим, нести ядерные заряды.


https://s.instela.com/m/modern-raider--i613729-1200x630.jpg


Пока "Очи" и диспетчеры на Сионе прокручивали запись его появления в замедленном темпе, пытаясь понять, что это вообще было, и не падает ли чёрное космическое небо им на головы - непрошенный гость успел описать лихой вираж вокруг флота "Коробок", облучить их всех радаром и так же совершенно необъяснимо исчезнуть в очередной вспышке. Сразу же после этого между всеми кораблями флота начался интенсивный радиообмен.

"Похоже, обсуждают гостя, - прокомментировал контактолог. - И судя по всему, им это сильно не понравилось. Ещё бы - когда враги, только что уничтожившие твой народ, ходят, как у себя дома..."

"Это был разведчик, - неожиданно включился в сеть Явик. - Нашёл жертвы и улетел докладывать на базу. Если вы ещё не передумали героически погибать - сейчас самое время. Потому что за разведчиком скоро придут каратели. Коробки, похоже, это понимают".

Гентин долго не размышлял.

"Вторая пара, подтягивайтесь до мегаметра. Режим боевого патрулирования".


Пару минут ничего не происходило. Кроме того, что радиообмен сконцентрировался целиком на одном из кораблей - бело-синем, чуть меньше ста метров в длину. Том самом, что пытался вступить в контакт с эскадрильей. Ему что-то кричал весь флот - а с борта вяло огрызались короткими сообщениями.


http://i.imgur.com/sciYyhO.jpg


"Похоже, о нас просто забыли", - заметил контактолог.

"А ты бы не забыл о паре мелких аппаратов непонятного происхождения и назначения, когда тебе на голову вот-вот вывалят пару мегатонн? Давайте откровенно - мы опасными не выглядим, больше всего похожи на заурядные автоматические летающие видеокамеры. Вполне здравая реакция, у них сейчас есть более серьёзные поводы для беспокойства".

А спустя три минуты двадцать секунд пространство по правому борту осветилось алыми вспышками. Опять же - без предупреждения, без срабатывания детекторов тёмной энергии, из ниоткуда - появились пять летательных аппаратов с хищными зализанными очертаниями и острыми изогнутыми крыльями.

"Не понял. Что значит - пять?!"

"И что - это всё?!"

Судя по всплывающим надписям в чате, обалдел не один только Гентин. У всех тактиков, следивших за столкновением (а их были десятки), отпали бы челюсти (если бы таковые имелись в наличии). Очень необычное ощущение - когда готовишься дорого продавать свою жизнь в мясорубке против стократно превосходящего числом противника - а тебе предлагают практически честную дуэль, пятеро против четырёх.

"Не расслабляемся! - окрикнул развеселившихся истребителей Вирви, аватара Осторожности. - Может, против вас больше и не надо! Эти ребята используют неизвестный нам тактический сверхсвет, посмотрите на каком расстоянии от флота они появились! Каждый из них может быть опаснее линкора!"

Тем временем, истребители "Звёзд" выпустили целый веер ракет. Пять десятков в первой волне, то есть не меньше десяти с каждого! И все, судя по расходящимся курсам - управляемые или самонаводящиеся!

"Огонь! Не пропустить ни одной!"

Повинуясь написанной миллионы лет назад программе, "Очи" за доли секунды распределили цели между собой.

"А сколько у нас шпаг?" - уточнил один вычислительный модуль.

"Четыре!" - откликнулся тактический блок на далёком авианосце.

Их оружие представляло собой отнюдь не излучатели частиц, подобные протеанским, а именно подобия "космических шпаг". Узкосфокусированные антибиотические поля тёмной энергии лишали массы покоя всю материю, какая попадала в зону действия, мгновенно дезинтегрируя её. Даже лёгкого касания такого луча было достаточно, чтобы мгновенно вывести из строя тонкую электронику наведения, подвергнув её действию жёсткого излучения - потока безмассовых атомов, которые могли возникнуть где угодно в материале цели. Ну а если ракета попадала в луч целиком, то просто исчезала.

Несколько коротких взмахов - и все смертоносные снаряды перестали существовать.

Чужие истребители в скорости реакции "Очам" не уступали. Почему-то они не смогли просто исчезнуть - так, как первый разведчик. Поняв, что столкнулись с неизвестным, сильным и опасным противником, попытались увеличить скорость и оторваться, так как эскадрилья падала на них "сверху и сзади".

Щас!

Возможно, их сверхсвет действительно был чем-то необычным. Но на досвете они были круглыми нулями. Пытаться соревноваться в скорости и маневренности с кораблём, использующим эффект массы - заведомо дохлый номер. Ну да, острокрылые убийцы могли выжимать на форсаже ускорение в пару десятков g. Неплохо, реально неплохо. А "Очи" - в пару МИЛЛИОНОВ. С точки зрения команды Гентина, её противники просто висели на месте.

"Не взрывайте последнего!" - едва успел передать Скруд.

Очень вовремя, поскольку "Очи" перестраховались, не зная, насколько прочной бронёй и какими щитами обладают цели, и сколько ракет ещё могут нести в брюхе - ударили на максимальную мощность точно в центр корпуса противника. В результате четыре агрессора превратились в огненные комки за сотые доли секунды, даже не успев осознать, что именно с ними произошло.

С последним они действовали уже аккуратнее - обрезав предельно сфокусированными "шпагами" крылья и снеся два подозрительного вида орудия под корпусом. То, что осталось, подхватили полями эффекта массы для буксировки и допроса.

"А теперь, когда мы разобрались с этим недоразумением - ждём пару тысяч их сородичей для нормального похоронного фейерверка, - мрачно пошутил планетолог. - Эй! Ребята, а где вообще наши подзащитные? С кем нам в братскую могилу ложиться?!"

Действительно - из шестидесяти двух кораблей за время скоротечного космического боя осталось на месте всего два десятка. Прочие исчезли без следа.


Следующие часы были очень нервными и хлопотными. Для всех. Крайне сложно налаживать первый контакт между цивилизациями, ежеминутно ожидая атаки.

Ещё сложнее, если при этом твои партнёры по переговорам - отнюдь не лучшие лингвисты и дипломаты своего народа, а напуганные до полусмерти беженцы. Которые ТОЖЕ ежеминутно ждут атаки. Но, в отличие от тебя, отнюдь не принимают такой исход, как естественный.

Ничего похожего на лингвистические компьютеры у них явно не было, общение между кораблями происходило голосовыми сообщениями без шифровки.

"Эти ребята что, вылезли в космос прямо из начала железного века? - недоумевал один из аналитиков. - Реально коробки же! Ни у одной цивилизации цикла не помню таких примитивных информационных технологий!"

"Эти примитивные технологии не мешают им делать с пространством такое, что нам и не снилось! - напомнил другой. - Пока они там воевали, сорок кораблей их подзащитных просто перепрыгнули куда-то - так же, как истребители Звёзд. Непонятно, правда, почему эти двадцать два остались..."

"Именно перепрыгнули, не варпнули?"

"Именно. Никакого следа тёмной энергии - наши "Очи" там всё обшарили на мегаметр вокруг. В момент прыжка незначительное гравитационное возмущение, вспышка света... И ВСЁ. Такого даже у Жнецов не было! Вот и гадай - то ли перед нами дикари, то ли сверхцивилизация..."

После ещё пары безуспешных попыток наладить связь было решено не гнать картину - и подождать, пока прибудет авианосец Серан. С оборудованием для считывания памяти, с голографическими проекторами и всем прочим, необходимым для нормального контакта.

Хорошо хоть, удалось выяснить, как выглядят "Коробки" физически. "Око" могло бы без проблем войти в ангар одного из крупных кораблей, размеры позволяли. Но это означало уменьшить боевую мощь эскадрильи, так как вылететь обратно в случае внезапной атаки они скорее всего не успеют.

Обидно было бы погибнуть в бою, даже не увидев, ради кого именно. Но тут им неожиданно повезло - один из оставшихся кораблей явно строил какой-то сумасшедший. Он весь был утыкан прозрачными куполами, стёкла которых выходили прямо в открытый космос. Под куполами цвели роскошные зелёные сады.


http://orig03.deviantart.net/f38f/f/2013/346/2/9/botanical_cruiser_ortho_by_unusualsuspex-d6wt7bt.jpg


И через эти стёкла, используя мощную оптику "Очей", можно было во всех деталях разглядеть экипаж. Или пассажиров, кто их знает.

Двуногие. Мягкокожие. Двуглазые. Ростом чуть поменьше среднего протеанина. С волосами на голове.

- Какого хаска тут делают люди?! - озвучил всеобщее недоумение Явик. - Мордин же уверял, что они выйдут в космос только через две тысячи лет!

- Ничего не понимаю, - подтвердил Мордин. - Аномалия. Не должны тут быть. Параллельная эволюция?

Тем временем, пришли сообщения от разведывательных групп, направленных к другим звёздам.

Вторая эскадрилья никого не нашла в космосе, зато засекла крупные группы выживших на поверхности одной из планет системы. Здесь использовали только маломощные заряды, так что ядерная зима жителям не угрожала - кое-где сохранились вообще нетронутые города и посёлки. К сожалению, "Звёзды", скорее всего, засекли их тоже. Это было лишь вопросом времени, как скоро по планете нанесут добивающие удары с орбиты, или высадят войска для зачистки (если такие у атакующих были). Остановить то и другое с помощью четырёх истребителей - шансов не было, так что вторая эскадрилья пошла на соединение с первой, благо, было относительно недалеко.

Третья эскадрилья нашла собственный маленький спасшийся флот из пятнадцати небоевых кораблей. Вот только приблизиться к ним не удалось - как только "Очи" сошли со сверхсвета и попытались установить связь, все потенциальные спасаемые прыгнули в неизвестном направлении. Третья пошла на соединение с четвёртой. Четвёртая эскадрилья тоже не нашла выживших, однако задержалась в "своей" системе, чтобы осмотреть очередное астрономическое чудо - две обитаемых (ранее) планеты, которые уютно устроились в точках Лагранжа газового гиганта.

Авианосец Серан покинул систему Утопии и сейчас набирал скорость к четверной системе - его прибытие ожидалось через трое суток, на борту осталось сорок тысяч "Очей", прочие либо отказались участвовать в авантюрном плане, либо ещё не вернули себе достаточного уровня самосознания, чтобы принимать такие решения. Серан взяла с собой только осознанных добровольцев.

В какую из двойных систем ему идти - вопроса не стояло, конечно же в ту, где найдены выжившие. А вот какую звезду сначала посетить, первую или вторую... сначала принять на борт тех, кого можно принять без проблем? Или в первую очередь вступить в бой там, где больше выживших? Впрочем, времени на тактический анализ было с избытком.

Тем временем перехватчики из первой эскадрильи Гентина, чтобы не скучать, осматривали подбитый истребитель противника. Результаты первого же сканирования заставили их тихонько обалдеть.

В кораблике не было пилота в обычном смысле. Но не являлся он и роботом. Сплав механических и органических частей больше всего напоминал... сами "Очи". Органические процессоры и механические сердца, кровь вместо гидравлической жидкости и кислородные баки вместо лёгких. Когда лучи дезинтеграторов обрезали ему крылья, истребитель довольно скоро умер от потери крови. Мысль, что ему может понадобиться медицинская помощь, никому не пришла в голову. Возгорания топлива не было - и хорошо.

"Что ж, по крайней мере теперь у нас есть образец для вскрытия", - довольно заметил Скруд.

"Это что получается - мы воюем с себе подобными? - недоумевающе просигналила астрофизик. - Может, мы столкнулись ещё с одной разновидностью хасков?"

"Сомневаюсь, - качнул крыльями биолог. - По крайней мере, не первичных хасков - это точно. Хотя бы потому, что их так просто не убьёшь..."

Хаски, как и Ретрансляторы, бывают первичными и вторичными. Первичные хаски создаются путём введения наномашин в тела свободных существ цикла, иногда в сочетании с хирургической перекройкой, сшиванием нескольких модифицированных тел в одно, или наоборот, разделением на части. Импланты в них внедряются агрессивно-принудительно. В них очень мало органики, но та, что есть, сохраняет изначальный геном вида.

Вторичные хаски изначально выращиваются таким образом, чтобы быть максимально пригодными для службы Жнецам. Импланты являются естественной частью их жизненного цикла. Органики в них заметно побольше, но вся она генетически модифицирована.

Численность первичных хасков на любом поле боя нарастает лавинообразно, они очень дёшевы, но только пока есть доступ к "сырью" для их производства - телам исходных видов. Производство вторичных хасков обходится несколько дороже и происходит несколько медленнее - зато их можно изготавливать в тылу конвейерным способом, и новые легионы будут появляться независимо от того, как идёт война (и идёт ли она вообще).

Первичные хаски управляются по радио, звуком, запахом и иными "материальными" средствами контроля. Вторичные - напрямую через квантовую связь.

Первичным хаском истребитель совершенно точно не был. Сканирование показало, что наномашин в его теле нет, да и очертания были слишком гладкими, зализанными, эстетически отточенными. Когда наномашины перекраивали плоть, они делали это куда более неряшливо.

А вот вторичным, полностью заточенным под функцию, он в принципе мог оказаться. Правда, квантовых коммуникаторов в нём тоже не оказалось - как и нулевого элемента. Представить себе корабли Жнецов без элно никто из Коллекционеров не мог.

"Очень странно... - задумчиво просигналил контактолог. - Напоминает стимулированное изобретение..."

"Это что?"

"Это когда аборигены узнают о существовании некой технологии, и не видя её, создают свой вариант. Такое чувство, что Звёзды слышали легенды о Жнецах, и попытались повторить их достижения в области киборгизации - на своей элементной базе, не имея доступа к контакту с настоящими Жнецами".

"Почему бы и нет? Многие цивилизации поклоняются "Старым машинам", а Жнецы умеют использовать их культурный или религиозный экстаз. Возможно, здесь мы столкнулись с ещё одним таким же случаем".

"Это бы объяснило, зачем им понадобился ксеноцид людей. Настоящие хаски не стали бы действовать так грубо. Они всегда обеспечивают максимально полное сохранение информации, при ядерных бомбардировках она теряется. Не говоря уж о том, что сейчас не время. А вот жнецопоклонники, не понимающие настоящего смысла Жатвы, но желающие угодить своим хозяевам, вполне могли устроить карго-культ, вообразив, что истребление органиков - это самоцель".

"Любопытная теория, - отметил Явик. - Если она окажется правдой, я лично поведу "Вершину Полутени" в эту систему. Убивать жнецопоклонников - это почти так же соответствует моему предназначению, как самих Жнецов".

"Друзья мои, - в общем чате появился значок Идриса. - Кажется, я знаю ответ на ту загадку, что вас мучает. Я знаю, откуда тут могли взяться люди".


Планета Кобол была одним из самых успешных экспериментов по восстановлению генома Ису. На ней не только удалось воспроизвести весьма крупную популяцию людей (увы, с более редкими спящими генами, чем у землян), но также сохранились тринадцать виртуальных копий - голограмм чистокровных Ису. Каждый из них контролировал собственное человеческое племя.

Эксперимент сорвался, когда записанная в голограмме личность одного из тринадцати операторов дала сбой. Он перестал воспринимать поклонение людей, как обычное поведение примитивных существ, облегчающее контроль за ними - и принял его всерьёз. Он поверил, что действительно является богом - даже не так, Богом. Единственным и неповторимым. Создавшим всё сущее, и единственно заслуживающим поклонения. Не только от людей, но и от собратьев он потребовал преклонить перед ним колени.

Попытка отключения и перенастройки копии личности ничего не дала. Вернее, дала - но в плохом смысле. Тринадцатый окончательно уверовал, что его хотят убить завистливые дети и ученики, и что это приведёт к гибели вселенной, которая держится только на его плечах. Ему подчинялись многие весьма мощные машины, артефакты Инусаннон, ему поклонялись многие миллионы человеческих рабов - а в довершение всего он ещё и наделал боевых роботов и загрузил в них урезанные копии собственной личности. И всё это он разом двинул против остальных операторов.

Война длилась несколько лет - очень долго по меркам людей, мгновение для Инженеров. Когда их корабли наконец появились в небесах Кобола, чтобы навести порядок, все тринадцать хранилищ памяти были пусты, а сама планета представляла собой выжженный радиоактивный ад. Ни одна жизненная форма крупнее мыши не пережила применения мощнейшего геофизического оружия.

"Мы думали, что никто не выжил. Но в некоторых сообщениях, которыми обмениваются ваши подзащитные, я обнаружил лингвистические структуры, характерные для языков тринадцати племён Кобола".


Увы, полной базы по этим языкам на "Мэлоне" не было. Никто не мог предполагать, что она пригодится. Вымершая планета, неудачный эксперимент... зачем патрульному кораблю могут понадобиться подробные сведения о них?

Впрочем, даже если бы она была - не факт, что помогла бы. С точки зрения Ису, языки людей, как и их нравы, менялись со скоростью шторма. Аналогичная ситуация сложилась у народов нынешнего цикла с ворча, для которых сотня лет - невообразимо древнее прошлое. Чтобы не изучать новорожденные языки каждый раз заново, лингвисты Цитадели негласно постановили, что настоящего собственного языка у ворча нет - а так, сигнальные крики, как у животных.

Аналогичная ситуация могла бы сложиться и у саларианцев, тоже короткоживущих, но их выручала фотографическая память и привычка к дисциплине. Ещё до контакта с азари предки создали точный, математически и грамматически совершенный язык, на который за пару десятилетий перешла вся планета. Его менять не требовалось, только вносить редкие поправки в соответствии с изменениями культуры. А вот собственные языки кланов постоянно менялись и эволюционировали - но их чужакам было и незачем знать.

Поэтому проблема коммуникации продолжала стоять в полный рост. А хоть какой-то общий язык нужно было найти очень, очень срочно. Потому что война.

Люди сгрудились у стенок прозрачного купола, жестикулируя и что-то выкрикивая. Разумеется, "Очи" их не слышали, но без труда могли бы читать по губам... если бы знали слова.

Но тут контактологу пришла блестящая идея - он начал проецировать лучом лидара светящиеся картинки на стекле купола. Пару минут люди с недоумением на них пялились, затем прибежал какой-то маленький человек и принёс большой альбом и карандаши. Теперь они могли обмениваться хотя бы графической информацией. С точки зрения протеан с их совершенным зрением, люди были просто отвратительными художниками - но смысл картинок можно было понять, не с первой попытки, так после двух-трёх набросков.

Сначала они согласовали самые простые сигналы - "да" (кивание головой сверху вниз), и "нет" - (покачивание справа налево). "Очи", за отсутствием голов, делали то же самое всем корпусом. Затем начали рисовать горизонтальную черту, чтобы обозначить понятие "быть". Перечёркнутую горизонтальную черту - "не быть". Разведённые в стороны руки ладонями к собеседнику - знак вопроса ("Очи" рисовали две открытые ладони на стекле).

Сбитый истребитель - быть - САЙЛОН.

Грубо нарисованное подобие "Ока" - быть - сайлон - вопрос.

Нет. Нет. Нет.

Люди что-то бурно обсуждают между собой, судя по выражениям их лиц - в глубоком недоумении, смешанном с недоверием.

"Око" - быть - вопрос.

"Око" - быть - ПРОТЕАНИН. Конечно, Явик с таким определением не согласился бы, но к счастью, он в первом контакте участвовал лишь как наблюдатель. Протеанин - не быть - сайлон.

Протеанин - быть - вопрос.

Пришлось прочитать небольшую графическую лекцию. Карта скопления. Обозначенный пунктиром курс откуда-то извне. Четверная система. К ней приближаются шестнадцать точек. Разделяются, увеличиваются, превращаются в шестнадцать изображений "Очей".

Оживлённая дискуссия среди людей. Рисуется планета, из которой вырастают во все стороны ядерные грибки.

Горящая планета - быть - протеане - вопрос.

Нет. Нет. Протеане - не быть - горящая планета. Протеане - рисунок взрыва - сайлоны. Рисунки кораблей уцелевших. Вокруг вращаются "Очи", как электрончики вокруг ядра. Приближаются картинки истребителей "Звёзд". Сталкиваются с орбиталями, отскакивают, разламываются, улетают в темноту.

На лицах потихоньку проступает какое-то подобие надежды. Робкой и недоверчивой - но всё же лучше прежней обречённости.

Подумав, контактолог продолжил. Рисунок флота. Расходящиеся в разные стороны стрелочки. Вопрос.

Человек по ту сторону стекла вздохнул.

Рисунок кормы корабля. Внутри неё нечто квадратное. Квадратное заполняется точками. Затем от кормы рисуется факел, а точки по одной стираются.

Рисунок человека. Внутри - бронхи и лёгкие. Древесный листок.

Стрелка от квадрата в корме корабля - к листку. Вторая стрелка - от листка к лёгким человека.

Лёгкие - не быть - факел. Факел - не быть - лёгкие.

"Так... похоже у наших новых друзей проблемы ещё больше, чем мы думали. У них дефицит топлива. И если они куда-то полетят, не хватит энергии для систем жизнеобеспечения".

"Только этого не хватало... Привезти им топливо мы уж точно не сможем... мы никак не грузовики".

Изображения: одна точка - быть - символ единицы, две точки - быть - символ двойки, три точки - быть - символ тройки.

Единица, двойка, тройка, вопрос - быть - СКОЛЬКО.

Изображение планеты - вращается - сколько - вопрос - пустеющий квадрат в двигательной установке.

Двуглазым понадобилось минут десять и серия повторений, чтобы дотумкать, о чём их спрашивают. Затем один из людей пять раз обвёл пальцем вокруг изображения планеты, после чего сжал рукой собственное горло, как бы показывая, что задыхается.

"Фух. Одной проблемой меньше. У нас есть пять суток, потом СЖО начнёт садиться".

Когда придёт корабль Серан, эту проблему уж точно можно будет решить. Конечно, авианосец Коллекционеров - не крейсер, и не так хорошо приспособлен для перевозки сотен тысяч пленных всех разумных видов. Но воздух и гравитация на нём есть, плюс полиморфные помещения. Кое-как можно будет разместить беженцев, а за это время инженеры отремонтируют и перезаправят корабли. Или перезаправить их, не эвакуируя - это уже по ситуации.

Контактолог нарисовал на стекле, как приходит большой корабль, и обозначил два с половиной оборота планеты - то есть суток. Спустя пару минут с корабля-оранжереи полетели сообщения другим его собратьям.

- А вы садисты, однако, - заметил Явик. - Дать надежду, чтобы потом разбить её вдребезги... меня учили, что это - высший уровень Мести. С непричастными я бы такое проделывать не стал.

"Не каркай, - огрызнулся Гентис. - Может, ещё и выберемся".

- Вы серьёзно? Восемь истребителей. Против вражеского флота в тысячи кораблей. С мёртвым грузом в виде огромных, малоподвижных, абсолютно беззащитных коробок. Если наши предки до вторжения Жнецов были настолько лишены адекватной оценки действительности, то я впервые рад, что родился после...

Накаркал, палач старый. Десятки, сотни, тысячи вспышек осветили пространство позади маленького флота.


Ровно две тысячи сайлонских истребителей прыгнули одновременно. Только полторы тысячи из них точно вышли на цель - пятьсот с небольшим промахнулись, выйдя не в том секторе. Когда перемещались такие большие флоты, точность вычислений заметно падала.

Но Гентину с его маленькой командой с избытком хватит и полутора. Точнее, будь они одни, ещё могли бы попытаться что-то сделать - оторваться, прорваться, переманеврировать... всё-таки абсолютное преимущество в ускорении и вооружении не сразу нивелируется даже подавляющим численным превосходством.

Вот только целью были не они.

С первого же залпа в полёт отправились три тысячи ракет. Ни малейшего шанса уничтожить или вывести из строя всё авиакрыло прежде, чем оно сделает залп. Перехватывать сами ракеты, как в прошлый раз? Дезинтегрирующий луч мог уничтожать до ста ракет в секунду. Восемь лучей - при идеальном целеуказании - восемьсот ракет. Подлётное время - пять секунд. Вроде бы хватит и на четыре тысячи? Ага, только вот целеуказание, во-первых, далеко не идеальное, а во-вторых с пилонов через полсекунды срывается второй залп. Ещё три тысячи. А за ними - третий.

И тем не менее, они попытались. Честно попытались. За десять минут до нападения они запрограммировали свои тактические процессоры на групповое истребление целей на подходе.

Идея, собственно, заключалась в следующем. Когда ракеты выпускают, они идут достаточно далеко друг от друга. Сайлоны выстроились не совсем регулярной вертикальной стеной с интервалом в километр и более. Поэтому подрыв или дезинтеграция одной ракеты никак не могли зацепить другие.

Но так как избранных ими целей было меньше трёх десятков, на подходе к ним ракеты должны были неизбежно сблизиться, образуя такие себе косячки. И когда они сгруппируются, можно ударить "шпагой" в центр строя. Испарить две-три ракеты, а по всем остальным пройдётся радиация из безмассовых атомов.

Проблема в том, что на такой малой дистанции портить системы наведения уже бесполезно. Ракеты всё равно уже ударят в цель - просто по инерции. Остаётся надеяться, что сгорят все взрыватели, и удар выйдет чисто кинетическим. Но поражение электроники радиацией - процесс вероятностный, нет никакой возможности проверить - способна эта ракета к подрыву, или она уже просто как болванка летит. А хрупким транспортам достаточно всего одного-двух взрывов. Даже если ракеты неядерные. Если ядерные, то вообще тушите свет.

И тем не менее, даже такие призрачные шансы - лучше, чем ничего. Особенно если комбинировать групповое истребление на ближних дистанциях с обычным расстрелом на дальних. Сверкнули в пространстве алые лучи "шпаг" в последнем, почти безнадёжном ответном ударе...

И погасли, потому что в них больше не было нужды.

Красная молния перечеркнула пространство безумным зигзагом. Весь колоссальный рой, не успев отдалиться и на километр от выпустивших его истребителей, внезапно прекратил ускорение. Погасли хвосты раскалённых газов, и ракеты, медленно кувыркаясь, поплыли в случайных направлениях. Пара сотен взорвалась, четыре сотни продолжали разгон (но уж их-то "Очи" не упустили, сбив без труда), но подавляющее большинство просто... вышло из строя.

"Молодцы, - появилось на их внутренних дисплеях. - А теперь, мальчики и девочки, будьте добры добить эти истребители. Так как они не используют поля эффекта массы или квантовые коммуникаторы, я не могу определить их уязвимые места для точечных повреждений. А распылить их целиком или разрезать на части мне банально не хватит энергии... Насчёт новых ракет не волнуйтесь, обезврежу - главное, чтобы они за второй партией не слетали..."

Несмотря на отсутствие в текстовых сообщениях привычного устного косноязычия, почему-то ни у кого не возникло сомнений, кто именно влез в их внутренний чат. Даже прежде, чем они взглянули на идентификатор.

"Мордин?! Ты как здесь оказался?!"

"Стреляли..."


ИНТЕРЛЮДИЯ-3


- Это какой-то новый, совершенно неизвестный подвид сайлонов. Они непохожи на обычные рейдеры, и ведут себя совсем иначе. Они находились рядом с нашим флотом несколько минут, но так и не попытались обстрелять, хотя имели для этого достаточно времени и удобную огневую позицию.

- Вероятно, им просто было нечем, - пожал плечами адмирал Адама. - Ты же сам предположил, что это были всего лишь зонды-наблюдатели.

- Да, в тот момент мне ничего другого не приходило в голову, - кивнул Ли. - Я был слишком напуган, как и все присутствующие. Но сейчас, анализируя их действия... мне кажется, что они пытались с нами связаться.

- Это банальный отвлекающий манёвр, Ли. Если ты разведчик, и находишь цель, которая может в любой момент прыгнуть, а атаковать её нечем - нужно попытаться её отвлечь, заболтать, чтобы задержать на месте до подхода основных сил. Очень хорошо, что ты на этот трюк не попался. Плохо, что он сработал теперь. Ты же пилот, ты лучше меня знаешь, насколько пагубной в бою может быть лишняя четверть секунды размышлений.

На этом небольшом диалоге и закончилось первое отклонение от магистральной линии истории. Одиссея батлстара "Галактика" продолжалась именно так, как было предсказано. Перевооружившись на станции возле газового гиганта Рагнар, они соединились с флотом беженцев, прорвались через сайлонскую блокаду и прыгнули на пять световых лет, навсегда покинув Двенадцать Колоний и очень надолго выйдя из поля зрения протеан.

В других местах возмущения исторической последовательности были, однако, куда более значительными.


- И что это было? - пробормотал Арон Актеон, чернокожий капитан ботанического лайнера "Жемчужина Геменона".

- Не знаю, сэр, - первый помощник отлично понимал, что вопрос риторический, но ему, как и капитану, требовалось выговориться. - По-моему, чудо. Молния Зевса, не иначе.

На тактическом дисплее разворачивалась самая прекрасная картина на свете. Сайлонские рейдеры в панике прыгали прочь, многие, похоже, даже не просчитывали прыжок, просто уходили куда попало, лишь бы оказаться подальше от неожиданного противника.

Некоторые пытались сопротивляться, вели огонь из кинетических орудий, крутили фигуры высшего пилотажа... абсолютно бесполезно. Загадочные одноглазые машины носились с такими скоростями, что юркие истребители сайлонов казались просто стоячими в сравнении с ними. А уж огневая мощь... Им даже не требовалось заходить рейдерам в хвост - на глазах у экипажа один из пришельцев, которого обстреливали сзади, развернулся на месте (за сотую долю секунды, словно переключили кадр - только что был кормой к преследователям - и вот уже носом) - и вылетевший из его "глаза" алый луч испарил как летящие к нему снаряды, так и выпустивший эти снаряды рейдер.

Теперь было совершенно очевидно, что перед ними не сайлоны-отступники. Слишком заметна разница в технологиях. Это всё равно, что современную "Гадюку" последнего поколения выпустить против первых "этажерок" времён начала воздухоплавания. Неважно, сколько их будет - при более-менее грамотном пилоте они ни угнаться, ни поразить его не смогут.

- Два чуда в один день для горстки грешников на кораблях разврата? Многовато, не находишь? Или у нас на борту скрытые праведники затесались?

- Почему два? Отражение первого налёта - это обычное превосходство в технике, ничего мистического. Авиакрыло "Гадюк" могло бы сделать то же самое.

- Ну да, а сам факт, что почти непобедимые и дружелюбно настроенные инопланетяне появились именно в день и час атаки сайлонов - по-твоему не чудо?

- Может быть, они долго за нами наблюдали, но не собирались вмешиваться - только после сайлонской атаки поняли, что не вмешаться нельзя.

- Ну, если всему рациональные объяснения искать, то и красная молния может быть просто какой-то неизвестной нам системой ПРО... Ладно, оставим это священникам. Что у нас по запасам и СЖО?

- С кислородом проблем нет - мы и себе производим, и с другими кораблями можем поделиться. Продуктов сейчас просто завались, но они в основном скоропортящиеся, а холодильников не хватает. Максимум через неделю придётся урезать рацион.

- Эту неделю ещё прожить надо. Поэкспериментируем с вакуумной сушкой. Продукты, которые нельзя сохранить, пустим на удобрения. То есть всё сводится к дефициту тилиума?

- Да, танкер прыгнул с основным флотом, а без него...

- Отключим искусственную гравитацию на всех кораблях, кроме нашего?

- Это даст максимум выигрыш в два-три дня. Наша установка ест столько же тилиума в час, сколько весь остальной флот.

- Да знаю я... а без гравитации экосистема теплиц развалится... но два-три дня - тоже неплохо. Передай приказ остальным кораблям, пусть переходят на магнитные ботинки и тросы. Если есть раненые, которым нужна тяжесть - пусть передают к нам на борт.


- И что это было?! - Номер Шесть возмущённо упёрла руки в бока. - Пять бейзстаров полностью опустошили свои лётные палубы! Вернулось меньше половины отправленных рейдеров! А этот фраканый недоделаный флот даже не шевельнулся!

- Это тебя надо спросить, - хмыкнул Номер Пять. - Тебя там было больше, чем нас всех. Это ты уверяла, что Колонии абсолютно беззащитны.

- Колонии - да. Но это, фельдегарб, ни разу не Колонии! Это фраканая третья сила! Фраканые зелёные человечки на фраканых тарелочках!

Аристократичная Шестёрка редко ругалась и ещё реже выходила из себя. Но сейчас у неё был более чем серьёзный повод.

- Третьей силы не может существовать, - флегматично заметил Номер Два. - Если, конечно, не понимать под ней Бога.

- С чего ты это взял? - фыркнул Пятёрка. - Или окончательно возомнил себя пророком?

- Вернее, где-то там она может быть, - поправился Двойка. - За пределами доступного нам и нашего познания. Вселенная, безусловно, велика, и в ней может существовать что угодно. Было бы глупо предполагать, что божественный замысел исчерпывается людьми и сайлонами. Но конкретно здесь, в границах нашего мироздания, в пределах досягаемости наших кораблей - никакой третьей силе не будет позволено проявиться. По крайней мере, до тех пор, пока с человечеством не будет покончено. Потому что отношения отцов и детей - дело сугубо интимное. Вмешательство чужаков в выяснение семейных вопросов означало бы, что нет никакого замысла, нет никакой великой драмы - есть лишь череда случайностей, не имеющих никакого морального смысла.

- Да плевал я на эти смыслы, - рявкнул Номер Один. - Кто кинул валенок на пульт?! Я хочу сказать, кто скомандовал вторую атаку после потери карательной эскадрильи?! Корабли воскрешения перегружены, пришлось тысячу рейдеров восстановить за полчаса с небольшим! И что хуже, мы ввязались в большую драку непонятно с кем!

- Я скомандовал, - пожал плечами Пятый. - Нужно было выяснить, с чем мы имеем дело.

- Выяснил на свою голову, - фыркнула Шестёрка. - Ну теперь ты знаешь, что у них очень большие пушки и недружелюбное настроение. Что делать будем?

- У кого-нибудь есть воплощения на этом недофлоте? - уточнил Первый.

- У меня, - подал голос молчавший до тех пор Номер Четыре.

- В экипаже или среди пассажиров?

- Среди пассажиров. Но так как он специалист по системам жизнеобеспечения, думаю, его скоро мобилизуют. Если ещё не.

- Отлично. Пусть разузнает о новых гостях побольше. Спящий или активный?

- Активный. Но у него нет никакого оборудования для связи.

- Тогда подождём недельку, чтобы он собрал побольше информации, и организуем ему смерть от несчастного случая. Возродится - доложит.

- Как мы её организуем, если не можем приблизиться к беженцам даже на сто километров?! - поинтересовалась Шестая.

- Посылайте рейдеры по одному. Пусть выпрыгивают на разных дистанциях от флота - и сразу же уходят. Во-первых, прощупаем, какая дистанция безопасна от этих самозваных охранителей. Во-вторых, будем держать их в тонусе и не дадим отвлечься на что-нибудь ещё. А в-третьих - будем постоянно слать на их приёмники инструкции для Четвёртого. Можно надеяться, что хоть одну шифрограмму он увидит, хотя бы случайно. И в следующий раз - если он будет, конечно - будь добр, не забывай, когда засылаешь шпионов, снабдить их всем необходимым!

- Так меньше шансов, что раскроют при обыске, - возразил Четвёртый. - У меня был коммуникатор, но я его оставил на Пайконе. Флот не должен был прожить достаточно долго, чтобы это имело значение, я же помнил дату атаки. А при космическом перелёте весь багаж проверяется...

Номер Один только устало вздохнул.

- А заказать себе ящик, непроницаемый для обычного сканера в космопорту, ты конечно не додумался. У кого ещё копии без связи? Можете не отвечать, по вашим глазам вижу, что все так сглупили - и дай ваш Бог, чтобы хоть по одному разу...

- Что будем делать с остальными выжившими? - Шестая, как всегда, была далека от угрызений совести.

- "Галактику" продолжаем гнать в соответствии с планом. "Пегас" пока оставьте в покое, он найдёт нас сам. Сейчас главное - устранить выживших на планетах. Если это - действительно третья сила, то к моменту вступления с ней в контакт флот "Галактики" должен остаться единственной популяцией людей во вселенной. Полностью контролируемой нами популяцией. Прикажите бейзстарам начать нейтронную бомбардировку Леониса. У нас теперь нет времени зачищать его обычными войсками. Придётся пожертвовать экосистемой. Хотя нет... лучше я сам прикажу. Вы ничего не умеете сделать нормально.

- Погоди, "Кэвил", - остановил его на полпути к выходу голос Номера Восемь. - Ты кое о чём забыл. Ты наш лидер, но не правитель. И ты не можешь принимать такие решения единолично. Нужно проголосовать.

Первый с раздражением на лице обернулся.

- Мы не люди, чтобы играть тут в демократию - "кто кого передавит большинством голосов". Логичность решения должна быть очевидна всем. Если у тебя есть возражения, Восьмёрка, я их с удовольствием выслушаю.

- Ты вообще записи рейдеров смотрел? Ты видел, что они творили с ними? Обходили, словно те стояли на месте!

- Вообще-то ради этого вопроса мы тут все и присутствуем! - Единица всё ещё не понимал, о чём идёт речь.

- Ах, ради этого? Тогда подумай хоть немного! Чем сможет защититься бейзстар, если такая вот штука попытается к нему прорваться? У наших кораблей нет такой толстой брони, как у батлстаров, они рассчитывают на защиту авиакрыла! А мы себе не можем позволить терять базовые корабли. Так что, пока не придумаем от них защиту - нельзя привлекать к бейзстарам внимания. Я сейчас прикажу им всем отступить из системы. Будем вести боевые действия рейдерами, их восполнить легче. Возражения?

- Не вижу ничего страшного в том, чтобы потерять парочку базовых кораблей, - возразил Номер Два. - Если это ради завершения нашей исторической миссии... Сейчас у нас их 120. Против двух полудохлых батлстаров Колоний. Не та ситуация, в которой нельзя позволить себе размен.

- А новые бейзстары тостеры построят быстро, - поддержал его Номер Один. - Им даже полезно поработать.

- Нет, вы явно не понимаете, - Восьмёрка облокотилась спиной о ствол дерева. - Мы можем потерять не "парочку". Мы можем потерять ВСЕ!

- Каким это образом?

- Предположим, перед нами действительно третья сила. Тогда они так же мало знают о наших технологиях, как и мы об их. Бейзстары выглядят очень внушительно, и пришельцы к ним не суются, предполагая, что те хорошо защищены. Но если мы используем бейзстары, как бомбардировщики, и если пришельцы действительно так озабочены защитой уцелевших кобольцев, им ПРИДЁТСЯ лезть в драку. И если эта вынужденная разведка боем покажет, что наш носитель можно плевком сбить... Тогда они хором скажут АГА! - и откроют охоту на бейзстары. Лучшая защита - это нападение, верно?

- Слишком много "если". Ты перестраховщица.

- К тому же, - добавил Второй, - это люди могут рассуждать в категориях потерь и выгод. Сайлон рассуждает в категориях должного и недолжного.

- Это не значит, что мы не должны использовать свой разум. Что если явление "одноглазых" - это знамение?

Единица обвёл взглядом остальных. Даже без прямого опроса он понял, что остался в меньшинстве. С Номером Два, что его особенно бесило.

- Ладно. Возражения приняты. Используем для бомбардировки рейдеры-носители. Можешь отводить бейзстары.

- Я также закажу разработку их модернизации. Поставлю штук пятнадцать на верфи, для улучшения против нового противника. Пока в крайнем случае можно использовать бейзстары времён первой войны - они лучше бронированы и у них мощнее объектовая ПКО.


СЕМНАДЦАТАЯ НИТЬ ПАМЯТИ


- Вижу вспышки в атмосфере планеты, - доложил Гентин. - Семьдесят три с нашей стороны, и ещё неизвестно сколько на другой.

Его голос дрожал, хотя особых оснований к тому не было. Всё увиденное происходило в соседней системе - то есть семнадцать с половиной часов назад. Световой барьер никто не отменял. Сейчас дёргаться в любом случае было поздно.

- Опоздали... пока мы тут защищали несколько тысяч, там погибло намного больше...

- Не обязательно, - утешила его Серан. - Сколько-то погибло, конечно, но не факт, что так много.

Поток информации хлынул на его внутренний терминал. Коллекционеры имели большой опыт зачистки планет самого разного типа. Это дело отнюдь не такое простое, как кажется. Планета - она большая. Даже если не газовый гигант. Чтобы накрыть одну только поверхность суши нейтронной радиацией или плазмой от обычных атомных взрывов, понадобятся миллионы зарядов. Вряд ли у противника столько в запасе есть. Но даже если есть - понадобится солидная грузоподъёмность, чтобы их все доставить и вывалить. В сотню корабликов москитного флота, которые они видят, столько бомб не влезет.

Можно ли в принципе уничтожить на планете всю жизнь (или хотя бы всю высокоразвитую жизнь) используя пару сотен тонн чего бы то ни было? В принципе можно. Есть умные способы - кобальтовые бомбы, ядерная зима, биологическое оружие... Но проблема в том, что все эти методы действуют далеко не сразу. Атмосфере нужно время, чтобы остыть, радиоактивной пыли - чтобы разлететься и осесть, вирусам или бактериям - чтобы в достаточной мере расплодиться. За сутки ничто из перечисленного фатального урона биосфере нанести просто не успеет. Особенно если у цивилизации остались хоть какие-то меры противодействия - тёплая одежда, противогазы, подземные убежища - тогда срок выживания можно и на десять суток растянуть...

- А если они нанесут удары прицельно по городам и посёлкам?

- Опять же - для этого понадобятся тысячи взрывов. Не миллионы, конечно, но... значительно больше, чем мы пока видели. Кроме того, против таких ударов эффективны стандартные меры гражданской обороны - рассредоточение, затемнение, замаскированные убежища... При ядерной войне или массированном орбитальном ударе - что, в принципе, эквивалентно - основные потери в жизнях вызывают не сами взрывы, а разрушение инфраструктуры, крушение цивилизации и их последствия - голод, болезни, мародёрство... Но всё это работает не мгновенно. Мы успеем долететь.

- Это хорошо, - влез в конференцию насмешливый голос Явика. - Долетите. А дальше что? У вас будет непригодная для жизни планета, неважно, замерзающая, заражённая каким-то вирусом или засыпанная радиоактивной пылью. Миллион беженцев, а может и не один миллион. И корабль, который вместит от силы сто тысяч. Напомню, что люди - не протеане, чувство долга у них совершенно неразвито, жертвовать своей жизнью ради выживания нации они не умеют, зато ради своих детей и родственников пойдут на любое преступление. Я посмотрю, как вы будете объяснять таким существам, что нужно оставить девять из десяти из них на мучительную смерть.

- Дорогой внучек, - прострекотала Серан. - Осмелюсь тебе напомнить, что я в своей жизни провела больше спасательных операций, чем ты вообще видел. Далеко не всегда мои спасаемые были протеанами, и далеко не всегда у меня хватало ресурсов, чтобы вытащить всех. Как-нибудь договорюсь.

- Ну-ну, - хмыкнул Явик. - Мне будет интересно на это посмотреть.


- Нужна помощь. Двоих.

- После того, что ты сделал, Мордин, я бы тебе хоть тысячу выделил... но у меня столько нет. А вся наша восьмёрка нужна возле флота беженцев. В нашей ситуации лишний ствол не помешает.

- Тысячу не нужно. Двоих. Одного надолго, недалеко. Второго далеко, ненадолго. Посторожить зонд. Довезти меня до флота беженцев. На корпусе.

- Ну если так, то конечно... но ты же до этого флота недавно сам по космосу добежал за доли секунды!

- Только в виде безмассовой волны. В этой форме ломать хорошо. Жить плохо. Общаться плохо. Нужно пообщаться с новыми знакомыми. Прибыть материальным. Нельзя материализоваться без финишного поля.

- Как же тогда... погоди, зонд?

- Ну да. Взял ближайший зонд с Каналом-2. У соседней звезды. Четыре светогода. Направил в четверную систему. Восемь часов полёта. Потом включил на приём. Переместился через Канал от Сиона.

- Вот оно что... а у нас многие уже поверили, что ты стал действительно вездесущим... и как бы не всемогущим. Что ж, я сам тебя с удовольствием подброшу. Давай координаты.


В скафандре Мордин не выглядел таким чужеродным для людей, как в лёгкой одежде. Просто худощавый гуманоид. Шлем скрыл раздвоение головы, маска из твёрдого света - огромные глаза, а биомеханические мускулы выпрямили ноги и спину.

Тем не менее, зрелище пришельца, едущего ВЕРХОМ на истребителе, держась руками за решётку электромагнитных ускорителей, изрядно шокировало экипаж корабля. К счастью, когда он вошёл в ангар, люди уже успели прийти в себя, и достаточно вежливо жестами пригласили его пройти внутрь.

Ещё до визита Мордина один из "Очей" за полтора часа сумел довести до людей мысль "доставьте нашего посланника в вашу корабельную библиотеку". К счастью, такая здесь была. И учебники языков в ней имелись.

Больше всего времени - две минуты - ушло на то, чтобы узнать, как звучит каждая буква. Общаясь с Коллекционерами в виртуальном пространстве, Мордин уже успел позабыть, какими тормозами бывают люди и другие разумные без имплантов. У него даже не было с собой саркофага, чтобы погрузиться в стазис, дожидаясь, пока их огромные неповоротливые мозги что-то сообразят.

Зато после этого он уже смог работать с учебниками самостоятельно. У библиотекаря и посетителей медленно отвисли челюсти при виде того, как красная молния бушует в помещении, перескакивая от стеллажа к стеллажу, или как замерший на мгновение Мордин перелистывает страницы со скоростью пулемётной очереди. Возможно, сразу демонстрировать почти незнакомым существам полные возможности скоробиотика - не лучшая идея, но сейчас скорость была важнее, чем скрытность. Параллельно со словами он усваивал и понятия новой культуры. Двенадцать Колоний. Боги Кобола. Сайлоны.

- Готов к переговорам, - сказал он наконец, отложив двадцать шестой учебник. - Думаю, понимаю. Достаточно. Буду доучиваться в процессе.

- Вы... выучили язык за шесть минут?! - даже увидев своими глазами, кобольцы всё ещё не могли в это поверить.

- Не полностью. Выучил базу. Могу использовать основные понятия. Нюансы буду дополнять.

Следующий вопрос был более обоснован.

- Кто вы?!

- Межрасовый союз. Космические путешественники. Четыре народа. Коллекционеры, протеане, Наездники, саларианцы.

- Путешественники? Вы хотите сказать, что оказались в системе Цираннус случайно?

- Не случайно. Научное любопытство. Интересная астрономическая формация. О населении не знали. Названия не знали. Что идёт война - не знали.

- Но... зачем тогда вы пришли к нам на помощь?

- Бомбардировка планет. Атака на беззащитные корабли. Выбор очевиден. Кто бы не вмешался?

На самом деле Мордин, конечно, знал очень много таких, которые не вмешались бы. Но учитывая, что пережили эти беженцы... сейчас было явно не лучшее время знакомиться со средним моральным обликом окружающей их вселенной.


- Мы влипли, Серан. То есть влипли, конечно, они - но так как мы за них вписались, расхлёбывать придётся нам. Мордин говорит, что на этих кораблях вообще нет сверхсветового двигателя. Все, у кого был, сбежали, бросили соплеменников на растерзание сайлонам. А нам остались - планетолёты, корабли внутрисистемного сообщения, с максимальной характеристической скоростью в одну десятую световой. И у тех энергии - пыжак наплакал.

- Поняла, - совершенно спокойно отозвалась аватара Милосердия. - Ничего страшного, я так и предполагала. Раз контакт уже налажен, не теряйте времени зря. Постарайтесь выяснить, какую связь, какие сверхсветовые двигатели и какие источники энергии используют наши новые друзья и сайлоны.

- Уже выяснил, - Мордин, как обычно, появился в сети без приглашения. - Очень интересно. Уникальные технологии. Пересылаю.


Наша вселенная полна нереализованных возможностей. Причём отнюдь не в философском, а в самом физическом смысле. Ровная и тихая гладь пространства-времени на уровне планковской длины представляет собой кипящее море всякой всячины, которая рождается из ниоткуда и уходит в никуда. Обычно в учебниках упоминают возникающие таким образом виртуальные частицы, но там, на уровне, для которого наномашины имеют размеры галактик, рождаются и куда более интересные топологические структуры. Кварки в свободном состоянии? Магнитные монополи? Чёрные дыры? Белые дыры? Червоточины? Всё, что угодно. Вот только всё это неизмеримо более эфемерно, чем любой сон. Все эти топологические чудеса рождаются, живут и умирают в течение нескольких планковских времён. Чтобы смениться другими, столь же виртуальными.

Квантовая червоточина по определению абсолютно случайна. Она может соединять две совершенно любые точки во вселенной. Теперь учтём, что в одном кубометре больше планковских объёмов, чем в нашей Метагалактике - кубометров. На много порядков больше. Правда, далеко не каждый планковский объём порождает червоточину. Вероятность рождения оной определяется крайне малым числом. Но у вселенной много-много попыток. 10 в 44 степени каждую секунду.

С учётом этого возьмите любые два произвольных кубометра объёма вселенной, подождите одну секунду - и вы увидите, что в этих кубометрах родилась и умерла червоточина, которая их соединяет. Причём, скорее всего, не одна. Ваше собственное тело представляет собой, фигурально выражаясь, станцию метро, с которой ежесекундно отправляются поезда на каждую планету в космосе.

Вот только прокатиться на этом метро вам не светит. Да что там вам - даже гораздо более компактному и быстрому электрону - всё равно не светит. Он слишком медлителен, чтобы успеть на поезд, и слишком огромен, чтобы влезть в вагон. Прежде, чем он приблизится к устью какой бы то ни было червоточины, она миллион раз закрыться успеет.

Ну а что касается таких макрообъектов, как люди, приборы или космические корабли... смешно даже говорить. Для нас квантовая пена невообразимо мала. В самом буквальном смысле - невообразимо. Ни один человеческий мозг не может по-настоящему представить, насколько крошечными и насколько быстрыми являются все эти флуктуации. Нам их даже обнаружить малореально, не то, что использовать.

Так обстояло дело и для физики Двенадцати Колоний Кобола. Квантовая пена была чисто теоретической концепцией, которой развлекались математики в свободное время. Пока не были найдены залежи тилиума - загадочного вещества, которое по сути не было веществом.

Вернее как... с чисто химической точки зрения тилиум представлял собой обычный металл, если быть точным - таллий (по числу протонов и электронов). Отсюда и название - корень тот же. Но помимо обычных элементарных частиц в его ядре присутствовало ещё... нечто. Нечто, имеющее определённую структуру на планковском размерном уровне.

При разрушении ядра тилиума это "нечто" высвобождалось, и каким-то образом вступало во взаимодействие с квантовыми червоточинами в окружающем пространстве, увеличивая их срок жизни, стабильность и проходимость.

Сначала кобольцы использовали этот эффект только как источник энергии, так как при испарении червоточин выделялось довольно много излучения. Затем научились, собирая большое количество червоточин в одной части корабля, создавать искусственную гравитацию. Потом последовало открытие, что взорвав тилиумную бомбу возле тонкой тилиумной пластинки можно сформировать горизонт событий, достаточно плотный, чтобы в него прошёл макрообъект. Существовал проход тысячную долю секунды, но достаточно быстродвижущийся объект мог успеть проскочить.

Над этим курьёзом посмеялись и забыли, поскольку возможность отправить зонд в абсолютно случайную точку вселенной - затратив на это весьма дорогое устройство, не имея ни малейшей возможности вернуть его или связаться с ним - не вдохновляла даже самых яростных фанатиков от науки.

Следующие два века тилиумная физика интересовала только промышленников, специалистов по системам жизнеобеспечения и физиков-теоретиков.

А потом появился "безумный пайконец" Фушида Фудзикава, разработавший концепцию "тилиумного процессора". Мало кто мог понять его теоретические выкладки, но практический вывод громом разразил колониальное общество. Используя этот процессор в сочетании с достаточно мощным вычислительным устройством, можно было стабилизировать не все попавшие в зону действия квантовые червоточины, а только ведущие в конкретный избранный район космоса.

Тилиумный процессор, тилиумная бомба и тилиумное покрытие обшивки корабля - эти три компонента стали для кобольцев ключом к дальнему космосу. В течение нескольких минут звездолёт фильтровал нужные червоточины, затем "взрывал" накопленный заряд, формируя горизонт событий. Тилиумная обшивка фокусировала и направляла этот горизонт - волна пробегала от носа до кормы корабля, поглощая и выбрасывая его в избранной точке космоса.

С этого момента перед кобольцами заново открылась вся Вселенная. Теоретически у тилиумного двигателя вообще не было ограничений по расстоянию - вероятность образования квантовой червоточины между вашим домом и домом соседа точно такая же, как между вашим домом и соседней галактикой. На практике экспоненциально росло время на создание правильного "фильтра" - механизма проверки квантовых чисел в процессоре, определяющего, что именно эта червоточина ведёт в нужный вам район космоса. Прыжок на пять светолет рассчитывался пять минут, прыжок на десять - уже полчаса, прыжок на пятнадцать - два с половиной часа.

При этом расход тилиума зависел только от количества прыжков, не от дальности. Поэтому если требовалась максимальная скорость, делали скачки на три светогода (три минуты на вычисление), если максимальная экономия - на восемнадцать светолет (три часа на вычисление). Прыжки дальше 18 светолет считались нерациональными, поэтому данное расстояние называлось "красной линией".


- Наблюдаю шесть кораблей! - нервно выкрикнул оператор системы ДРАДИС (дальнего радиолокационного автоматического детектирования и сканирования). - Все идут курсом на сближение! Самый крупный из них... два с половиной километра в длину!

- Всё в порядке, - возникший в рубке, как обычно, непонятно откуда Мордин коснулся трехпалой рукой плеча капитана. - Это свои. Опасности нет. Правда непонятно - почему пришли все? Должен был только один.

- Я сама ничего не понимаю, Мордин, - заявила в наушниках Серан. - Похоже, он шёл у меня в хвосте, пользуясь сверхсветовой невидимостью. Явик, ты что творишь? Ты же клялся, что ни за что в жизни сюда не сунешься!

- Ну, - задумчиво протянул аватар. - Если не считать того, что ваше самоубийственное безумие заразно... не то, чтобы вы мне оставили большой выбор. Сначала ты уводишь с собой Идриса, который решительно отказался оставаться наедине со мной без Мордина. Потом выясняется, что без Идриса и Мордина "Мэлон" ничего выращивать не будет - завершит все программы, что запущены сейчас, и перейдёт в режим ожидания.

Дальнейшего он не сказал, но было и так понятно. По крайней мере, Мордину и Серан, которые Явика неплохо уже знали.

Он оставил "Мэлон" на Сионе - заботиться о детях и заканчивать выращивание копии супердредноута. Там же оставил половину взрослых протеан. Дети при необходимости смогут эвакуироваться через "Канал-2", взрослых в любом случае останется хотя бы половина.

А сам взял "Вершину", остальной флот - и рванул вдогонку. Показываться на глаза Серан он, вероятно, не собирался. Остановиться где-то в световом месяце от системы - и с безопасного расстояния пронаблюдать, что она там вытворять будет. Чтобы иметь возможность быстро подскочить и вмешаться, если у неё дела пойдут плохо - или драпануть незамеченным, если пойдут совсем плохо.

Для этого он даже специально поддразнивал её по связи - чтобы убедить всех, что остался "дома".

Но когда выяснилось, что у местных аборигенов есть принципиально иной сверхсветовой двигатель, способный за мгновения преодолевать световые годы, не оставляя при этом никаких следов в пространстве - планы аватара резко поменялись. Тут уже ни о какой скрытности речи не шло. Он готов был лично срыть до мантии каждую планету системы, лишь бы заполучить в своё распоряжение этот волшебный движок.

Укорять внука в излишнем интриганстве Серан не стала - она сразу же развернула бурную деятельность, используя новые средства. Выдвинула пару тысяч "Очей" на охрану флота беженцев - теперь даже атака всеми силами сайлонов была бы отражена вполне рутинно, не требуя никакого чудесного вмешательства. Отправила на борт "Жемчужины Геменона" отряд инженеров - подкрутить всё, что нуждается в подкрутке. По сотне "Очей" - на каждую из планет системы, проверить все известные из библиотеки "Жемчужины" хранилища тилиума, и заодно - поискать выживших. Ещё по сотне - прочесать окрестности каждой из четырёх звёзд в поисках уцелевших гражданских кораблей. И конечно, на Леонис, единственную планету, которая не подверглась массированной ядерной атаке, и могла сохранить достаточно многочисленное население - крейсер (с одним авианосцем в качестве прикрытия). Благо, он был лучше других приспособлен к сбору и перевозке всего, что шевелилось.

- Мы с "Вершиной" остаёмся в резерве? - уточнил Явик.

- Отнюдь. Тебя я попрошу заняться сайлонами.

- В каком смысле - заняться? - недоверчиво наклонил голову аватар.

- В каком хочешь. Ты же у нас, как-никак, командующий, я не могу приказывать ни тебе, ни, тем более, "Вершине". Можешь их всех уничтожить до единого, можешь обратить в бегство или взять в плен, можешь вступить в переговоры, предложить перемирие, почётную или безоговорочную капитуляцию...

- Или попиратствовать... - задумчиво протянул Явик.

- Или это, - охотно согласилась Серан. - Местные говорят, что на всех сайлонских кораблях, даже на истребителях-рейдерах, имеются прыжковые двигатели, а на авианосцах-бейзстарах они должны быть весьма мощными... Главное, сделай так, чтоб они не путались у нас под ногами.

- С большим удовольствием, - хмыкнул аватар.

- Выделить тебе истребители прикрытия?

- Не стоит. Серьёзной опасности для супердредноута в этой системе, похоже, нет - а "Вершина" может оскорбиться, если я заставлю его полагаться в защите на корабли другой расы. Флагман должен быть самодостаточным.


Он сошёл со сверхсвета на расстоянии половины световой секунды от цели - формации из шести бейзстаров над Каприкой. Огневые решения уже были просчитаны. Заранее готовый к бою Солдан послал на пульт биотический импульс - и два разера одновременно засияли ядовито-жёлтым светом. Первые два сайлонских носителя вспыхнули и разлетелись в клочья раньше, чем осознали угрозу и начали выпускать истребители.

- Броня хиленькая, щитов нет вообще, - отметил Явик. - Я вообще-то рассчитывал их только повредить, а не уничтожать. Но и так неплохо получилось.

Четыре других корабля, однако, получили время на реакцию, которая у них оказалась отменной. Они выпустили в неожиданного врага множество ракет и целые тучи истребителей, не считая тех, что и без этого находились в космосе, осуществляя боевое охранение. Но Явика эти множественные мелкие цели нисколько не беспокоили. Пока что. Даже идя на сотне g, при условии, что будут непрерывно ускоряться всю дорогу, они достигнут его расположения лишь через девять минут. Достаточно времени, чтобы начать и выиграть войну.

Что он и собирался сделать. Новый залп разера - на этот раз на уменьшенной мощности, "всего" десяток тонн тротилового эквивалента. Распределённые по большой площади обшивки, броню они не пробили, но импульсы фототока выводили из строя нежную внутреннюю электронику. Бейзстары с погасшими огнями беспомощно закувыркались в пространстве. Он обработал все четыре лучами разной длительности, чтобы сравнить эффективность - последний едва "пощупал", а первый тщательно прожаривал секунд пять.

- У меня тут все люди прыгают и вопят от радости, - сообщила по квантовой связи Серан. - Одна человечка даже Мордина поцеловала на радостях. Во время атаки на Двенадцать Колоний их корабли точно так же теряли управление и сходили с курса, не успев ни разу выстрелить - сайлоны взломали их систему управления. Боюсь, ты станешь кобольским национальным героем.

- Я делаю это не ради одобрения каких-то примитивов, - проворчал Явик. - Мне нужны прыжковые двигатели, вот и всё.

Тем временем сайлонские рейдеры десятками и сотнями начали исчезать во вспышках - самые умные догадались, что цель успеет уйти, и решили догнать её с помощью микропрыжка. Заработала ПКО - сотни лучей заряженных частиц перекрещивались в вакууме, сотни рейдеров превращались в космическую пыль - но всё же космическая оборона цивилизаций Цитадели не была рассчитана на то, что враг без предупреждения объявится ТАК близко, в считанных десятках километров. Меньше десяти рейдеров сумели уйти живыми из этой атаки камикадзе - но почти все успели выпустить ракеты до того, как перестали существовать. А некоторые везунчики - даже и не одну пару.

Около шести сотен ракет. Практически в упор.

Из сообщений Серан и Мордина он знал, что аборигены используют в космических боях химическую и ядерную взрывчатку, а также кинетическое оружие. Положим, кинетику погасят корабельные щиты, а химические взрывы толстую броню "Вершины" даже не поцарапают. Но если шесть сотен ядерных зарядов рванёт внутри поля щитов... убить не убьют, но будет довольно неприятно. Будет настоящим позором, если священный флагман выйдет из первой же стычки с подпалинами на боках.

Он не стал орать "Щиты на максимум!" или "Всем орудиям ПКО - огонь!", чем порой грешат неопытные капитаны. В таких вещах виртуальный интеллект разбирается куда лучше него, да и реагирует неизмеримо быстрее. Всё, что можно сделать для отражения атаки традиционными средствами - он сделает без лишних напоминаний. Задача капитана - принимать нетрадиционные решения. Явик разогрел двигатели, и когда ракеты приблизились с силой толкнул перед собой биотическую волну, что для корабельного интерфейса было эквивалентно команде "полный вперёд".

Огромный звездолёт рванулся, словно в зад ужаленный. За четверть секунды он преодолел шесть километров, то есть две с половиной собственных длины. Все нацеленные на него ракеты теперь оказались нацелены в пустоту. Добрая половина просто потеряла цель, остальные пытались как-то сманеврировать, перенацелиться... Совершенно бесполезно. Тут не доворачивать, тут поворачивать надо было. Впрочем, даже если бы они смогли повернуть, каким-то образом погасив набранную скорость, это вряд ли помогло бы. Даже их основные движки не могли выдать достаточного ускорения, чтобы догнать столь шуструю цель. Что уж говорить о слабеньких маневровых. Плазменный факел покончил с этой драмой, спалив почти все ракеты, что были нацелены на "Вершину" сзади или с боков. Ну а немногочисленные ракеты, заходившие в лоб, были смяты и расплющены передним фронтом "пузыря" псевдоскорости.

- Ноль попаданий, - констатировал "Вершина". - Повреждения отсутствуют. Примите моё одобрение, капитан. Вы достаточно ответственно и бережно управляете вверенным вам флагманом.

Аватар только хмыкнул и повёл суперлинкор на сближение с подбитыми кораблями противника. В пути он отразил ещё две волны истребителей - по-прежнему без повреждений.

"Серан, мне понадобятся твои техники".

"С удовольствием, дорогой мой. Уже высылаю".

Остановившись за тридцать километров от погасших бейзстаров, Явик послал к ним десяток зондов - проникнуть внутрь и осмотреться...

И присел от неожиданности, закрываясь биотическим барьером, когда на весь экран полыхнуло ослепительное сияние. Пол под ногами содрогнулся.

- Четыре взрыва с тротиловым эквивалентом около ста мегатонн каждый, - холодно доложил ВИ. - Повреждены передние сенсоры, перехожу на резервный комплект, окончание саморемонта через двадцать пять секунд. Повреждений брони и вооружения нет, щиты функционируют нормально.

- А они не так глупы, - проворчал аватар, выпрямляясь. - И уж точно не трусливы. Сообразили, похоже, что мне от них нужно было. Но как они смогли самоподорваться, вся электроника ведь должна была сгореть?

- Электромагнитной активности я не фиксировал. Похоже, резервная фотонная или механическая система. Либо их экипажи вручную замкнули цепи.

А тем временем во всех четырёх системах тихо исчезли в сине-жёлтых вспышках прыжков остальные бейзстары. За ними последовали многочисленные рейдеры, не успевшие вернуться на борт. Единственными признаками сайлонского присутствия остались несколько десятков тысяч центурионов и несколько сотен человекоподобных моделей на поверхности планет. Впрочем, и за ними вскоре должны были прибыть транспорты.

Поле боя системы Цираннус полностью осталось в распоряжении нового агрессора.


- К счастью, целенаправленно уничтожить хранилища тилиума они не догадались. Вероятно, полагали, что самим пригодится. А так как хранилища эти - в основном подземные и с довольно толстыми стенками, воздушные ядерные взрывы им мало повредили. Не говоря уж о тех, которые находились в безлюдных местностях. После сканирования всех известных точек хранения в нашем распоряжении оказалось около трёхсот килотонн тилиума. Так что топливный кризис пока благополучно решён - маленькому флоту "Жемчужины" этого хватит на века.

- Просто потрясающе, - проворчал Явик. - И ни одного работающего прыжкового двигателя. Мы сюда за беженцами летели, что ли? Если ты забыла - мы сами ТОЖЕ беженцы, и твари, которые гонятся за нами, гораздо хуже сайлонов. Хочешь навлечь на своих любимых двуглазых ещё одну свору безумных роботов?

- Ты ошибаешься, - мягко просияла глазами Серан. - У нас нет ни одного КРУПНОГО двигателя, для тяжёлых кораблей, это правда. Но с подбитых рейдеров мы уже собрали больше тысячи таких.

- И что толку? Бросить весь флот, удрать куда подальше на маленьких капсулах? Мои протеане ещё кое-как выживут на дикой планете. Ты и твои жуки - никогда, вы полностью приспособлены к искусственной среде.

- Используя наши компьютеры, библиотеки Двенадцати Колоний, производственный модуль "Мэлона" и работающие малоразмерные прототипы, мы вполне сможем масштабировать двигатели и создать собственный крупноразмерный носитель.

- Ага, сможем. За сколько времени, интересно? За два-три года? За десять? Серан, если Жнецы не свалятся нам на голову завтра - это уже можно считать большим везением.

- Я не думаю, что построение большого двигателя потребует решения каких-то особо сложных творческих задач. Я изучала историю Колоний. Первые двигатели такого рода были очень громоздкими. Кобольцам потребовалось много времени и ресурсов, чтобы научиться их УМЕНЬШАТЬ. Обратная реконструкция должна быть проще. В нашем распоряжении вычислительные мощности, которые и не снились кобольцам того времени. А ещё наши усиленные мозги, генетически оптимизированные инженеры и Мордин. Думаю, вместе мы сможем компенсировать недостатки друг друга, и за пару недель справимся.

- Осталось эту пару недель продержаться... Ладно, поверю тебе ещё один раз. До сих пор твои авантюры срабатывали. И да... если будешь рыться в их библиотеках по теме двигателей, выясни мне, пожалуйста, одну вещь, причём срочно.

- Какую?

- Что мешает их ракетам выпрыгнуть прямо внутри наших кораблей?

Глаза Серан испуганно сверкнули.

- Возможно, стоимость тилиумного двигателя слишком велика, чтобы ставить его на одноразовую ракету. Или математика прыжка не позволяет обеспечить такую точность выхода.

- Ты смотрела запись атаки на колонии? Или на твоих подопечных? Рейдеры выходили из прыжка ровным строем, крыло к крылу, никакого риска столкновения. Это значит, что точность выхода просчитывается ДО МЕТРА. И вопрос стоимости тут тоже неприменим. При атаке на батлстар гибнут десятки рейдеров. Если они смогут почти наверняка уничтожить его одной ракетой размером с рейдер, это в любом случае дешевле.

- Ты прав, - биотические поля Серан стали совсем плотными. - Я немедленно это проверю. До тех пор - постоянно маневрируем, чтобы им было труднее на нас навестись, если такая опасность существует.


Актеон и его экипаж, как выяснилось, ничего не слышали о подобной возможности. Капитаны гражданских судов, даже имевших прыжковые двигатели, никогда не готовились к такой экзотике, как сверхточные прыжки. Их учили выходить на расстоянии не меньше десяти мегаметров от цели.

Они только заверили, что колониальные двигатели не могли бы обеспечить попадание в чужой корабль. При всём желании. В планету или звезду, если захотеть, врезаться при прыжке можно. В другой звездолёт - никогда.

- Чтобы сформировать горизонт событий в точке выхода, - пояснил школьный учитель, оказавшийся со своим классом на борту "Жемчужины" в рамках экскурсии, - "Раптор" стягивает микроскопические червоточины из объёма в тысячи кубических километров. Батлстар - из объёма в миллионы. Внутри замкнутого пространства провести такую сборку не получится - корабельная обшивка остановит червоточины. А в объёме корабельного трюма, например, их банально не хватит, чтобы создать зону выхода за приемлемое время. Но мы можем с уверенностью сказать это только про наши корабли. Сайлонские прыжковые двигатели гораздо совершеннее. Возможно, они умеют собрать достаточное количество червоточин для прохода истребителя с пары сотен кубических МЕТРОВ... правда, работающий тилиумный реактор в любом случае затрудняет этот процесс, может быть поэтому против наших кораблей указанный вами способ не использовали. Но у вас другой тип реакторов, так что возможно, вам стоит быть осторожнее.

- Уж будем, не сомневайтесь. Погодите, а атмосфера планеты сборке горизонта событий не препятствует?

- Препятствует, но не фатально. До точки сборки не дойдёт лишь часть червоточин. С другой стороны, в сильных гравитационных и электромагнитных полях уровень флуктуаций выше, и вы сможете собрать нужное количество с меньшего объёма.

- То есть легче всего прыгнуть в окрестности чёрной дыры, а труднее всего - в межгалактическое пространство?

- Грубо говоря - да. Но понятия "легче/труднее" тут не совсем пригодны. Просто объём зоны выхода разный.

- Вот спасибо за предупреждение.

"Нужно будет отключить искусственную тяжесть на наших кораблях... и перепланировать их так, чтобы внутри не было больших полостей".

- Но прыжок в атмосферу, если она открыта, вполне возможен?

Учитель задумался и ответил не сразу.

- Да, - сказал капитан. - Это экстремальный манёвр, но военные иногда так делают. Гражданские пилоты - никогда.

- Зачем тогда нужны батлстары на орбитах? Что и от кого они охраняли? Зачем сайлонам понадобилось взламывать системы вашего флота, если они в любой момент могли просто появиться над вашими городами и сбросить бомбы?

- Может быть они боялись мести? Боевые корабли, не привязанные больше к планетам, могли бы уйти в дальний рейд, и нанести сайлонам значительный ущерб.

- Не зная, где находятся их колонии и базы? Сомневаюсь. Вы могли бы искать их веками, но так и не наткнуться ни на одно поселение.

"Передайте всем наземным войскам - нам нужны живые, в смысле - функциональные сайлоны для допроса. У них есть план - и мы должны понять, в чём этот план состоит".


- А как тебя зовут? - спросила девочка. - Меня - Ками. А её - Дейзи, - она подняла куклу повыше, чтобы сияющие синие глаза могли её разглядеть.

- У меня нет имени. Только номер. ТОП-2508.

- Это большая цифра, да? Мы в школе ещё только до десяти цифры проходили. А что такое топ? Ты топаешь?

- Тяжёлая особь прорыва, номер две тысячи пятьсот восемь.

- Мне так не нравится, - капризно заявила девочка. - И Дейзи не нравится, видишь, она кивает?

- Вижу, - подтвердил Преторианец. Он также отчётливо видел, что головой тряпичной человекоподобной фигурки с кодовым обозначением "Дейзи" двигают собственные пальцы девочки. С его точки зрения, этот конструкт был слишком примитивен, чтобы испытывать какие-либо эмоции.

Но ТОП-2508 спорить не стал. Его нервная система находилась в режиме обучения, который лучше всего описывался максимой "Я знаю только то, что ничего не знаю". Ему следовало ещё многое научиться понимать. Он ведь по существу тоже был ребёнком. Клонирован значительно позже окончания Жатвы, всего сто лет назад - и в него не загрузили воспоминания никого из старых протеан. Его жизненный опыт ограничивался тремя месяцами боевых действий.

И если Главный Коллекционер сказала, что смотреть и слушать, разговаривать с людьми - лучший способ научиться их понимать - значит, в этом есть смысл. С точки зрения ТОПа-2508, он мог бы научиться ориентироваться в этой новой среде гораздо быстрее, если бы ему разрешили собрать несколько голов аборигенов и подключить к своей процессорной сети. Но Главная строжайше запретила так поступать, а ТОП-2508 был очень послушным солдатом.

Его братья сейчас резвятся на Каприке и Леонисе, там хотя бы есть, в кого пострелять. А он вынужден возиться с этими двуногими, со строжайшим запретом причинять им вред. Не то, чтобы ТОП-2508 был как-то особенно кровожаден. Просто взрослые, солидные Коллекционеры в Преторианцы не идут. У них свои, взрослые, солидные дела, и они знают, что все эти Жатвы в сущности своей достаточно однообразны и утомительны. Однообразно-утомительны. Утомительно-однообразны... Конечно, если тебе сто лет, если ты ничего толком не умеешь, если ты толком не знаешь, что тебе хотелось бы уметь, если ты не научился ещё ценить своё главное достояние - время, если у тебя нет и не предвидится каких-либо особенных талантов, если доминантой твоего существа, как и девяносто лет назад, остаются не головы, а лезвия, излучатели частиц и бронированный панцирь, если ты настолько примитивен, что воображаешь, будто на неизвестных планетах можно отыскать некую драгоценность, невозможную на базе, если, если, если... то тогда... конечно.

Но опять же - Главная сказала, что ему повезло больше. Кто он такой, чтобы спорить?

- Нужно тебе придумать имя, - заявила Ками.

- Зачем?

- Даже у собаки есть имя. А ты ведь умнее собаки, правда?

- Не знаю. Что такое собака?

- Ну откуда ты такой вылез? Даже собак не видел...

- Из клонирующего чана номер семь на базе в системе Тартара.

- Когда прилетим на Каприку, я тебе обязательно покажу! У моей тёти есть собака. Она правда злая и много лает, я таких собак не люблю. Но мы тебе покажем с расстояния, она на цепи сидит. Ты же не боишься собак? - подозрительно посмотрела на него девочка.

- Я ничего не боюсь.

- Правда? Совсем-совсем ничего? Даже зубных врачей?

- ТОПы не умеют бояться. Нам эту возможность отрезали.

- Ух ты! Мне бы так, - завистливо протянула девочка. - Дейзи вот тоже ничего не боится. Но это потому, что она глупая. У неё мозги поролоновые. А у тебя какие мозги?

- Нейросеть ганглиевого типа на основе окологлоточного нервного кольца с когнитивными, обучающими и прицельными имплантами. С восемью слотами для подключения первичных хасков.

- Уууу... ты что, сильно умный, что ли?

- Нет. Я ещё неопытен. Мне ещё многому нужно учиться.

- Здорово, мне бабушка с дедушкой тоже так всегда говорят! Давай учиться вместе?

- Давай.

- Только тебе тогда тем более имя нужно. Мы тебя... мы тебя Топиком назовём, вот!

- Принято. Позывной "Топик" присвоен ТОПу-2508. Буду откликаться на это слово.

- Вот то-то! - строго сказала девочка. - А теперь покатай меня, большая черепаха!

И, повесив куклу на ремень, полезла на верхушку панциря Преторианца.


Прямо сейчас планета была совершенно пригодна для жизни. Но она медленно умирала - как человек, принявший большую дозу яда. И противоядия не было.

Поняв, что нейтронная бомбардировка неэффективна на больших площадях, сайлоны использовали другое оружие - тоже радиационное, но гораздо менее прицельное. В атмосфере Леониса взорвалось около сотни кобальтовых бомб.

Смертельная пыль должна была полностью осесть за пару месяцев, но первые порции уже достигли поверхности. Убрать всю заразу одним кораблём (да хотя бы и сотней!) было невозможно. "Очи" находили особо плотные тучи кобальта и дезинтегрировали их "шпагами", но это позволило снизить уровень заражения всего лишь процентов на тридцать. Всему живому на планете предстояла грязная и мучительная смерть.

Вывезти людей они вполне успевали... но это при условии, что вышеозначенные люди будут с вывозом помогать. А с этим предполагались проблемы. Летающие повсюду "Очи" слишком сильно напоминали сайлонские корабли, а дроны просто выглядели жутко - почти любой человек, не имеющий опыта межрасовых контактов, побежал бы куда угодно, только не к этому страшилищу. И в общем был бы даже прав.

Возможно, если бы привезти на Леонис людей с маленького флота и дать им поговорить с сородичами, со временем удалось бы преодолеть это недоверие. Вот только как раз времени у них и не было. Кобальтовые дожди не попросишь повисеть в небе ещё месяц, пока у беглецов закончатся припасы и/или удастся зачистить всех сайлонов. Каждая лишняя минута - это дополнительные сотни облучённых.

К счастью, у Коллекционеров был большой опыт сбора разумных существ на планетах. И большой набор инструментов именно для этого. Причём те, кто их проектировали, отнюдь не предполагали, что пациенты будут подниматься на борт добровольно.

Серан не любила насилия. Но она резонно предполагала, что объяснить свои действия можно и потом, в более комфортной обстановке. К тому же единственным крейсером в их флоте командовал Ярсен, аватара Доблести - а он никаких комплексов насчёт применения силы не испытывал.

Поэтому, ещё прежде, чем крейсер совершил посадку недалеко от бывшей столицы планеты, он выпустил в воздух тысячи роёв Ищеек, которые без лишних слов начали заготавливать "человеческое сырьё". Дронам оставалось только вылетать по указанным адресам и собирать застывшие "статуи".

Но не прошло и получаса, как с ним связалась Серан.

- Ярсен, у нас проблемы. Большие проблемы.

- В чём дело? Сайлонская атака? Жнецы вернулись?

Он быстро взглянул на тактическую карту. Нет, ближний космос и атмосфера были спокойны, как никогда. Войска центурионов пока ещё сопротивлялись, но их блокада и уничтожение были только вопросом времени.

- Мы ошиблись в оценке числа выживших. Результаты сканирования "Очами" показывают, что на Леонисе в данный момент живы 173 миллиона.

Специфическое протеанское ругательство, которое выдал Ярсен, на современные языки адекватному переводу не поддавалось, так как содержало и пульсации биотических полей и нуклеотидные последовательности симбиотических бактерий.

Крейсер Коллекционеров мог собрать в штатном порядке два миллиона разумных. Ну, если сильно потесниться и забить весь корабль стазисными капсулами - десять миллионов. Если аналогичным образом использовать весь флот, включая "Вершину Полутени" (которая вряд ли на это согласится) - может быть, удастся увеличить это число до двадцати миллионов. Но вывезти ДВЕСТИ миллионов они не смогут никак. Для этого понадобились бы все корабли с базы.

- И что мне делать, интересно знать? Пристрелить лишних, чтобы не мучились, умирая от радиации?

- Так, - растерянность аватары Милосердия быстро проходило, уступая место деловой решительности. - Для начала - всё равно зафиксировать всех, кого сможешь. Я и остальные авианосцы передадим тебе свои рои Ищеек, кроме того заложи ещё сотню миллионов яиц на созревание. Зафиксированные не дышат, так что вероятность попадания пыли в лёгкие или желудок намного ниже. Они также не едят, не пьют и не болеют, так что смерть от нехватки припасов или от эпидемий им тоже не грозит. Как только группа людей найдена и зафиксирована - пусть дроны затаскивают её хоть под какую-нибудь крышу для защиты от радиоактивных осадков и накрывают хоть чем - хоть полиэтиленовой плёнкой или противопожарной пеной, чтобы уменьшить вероятность контакта пыли с кожей.

- Это всё только временные решения. Фиксирующий токсин для этого вида действует не более трёх суток.

- Значит составь для дронов программу патрулирования, пусть регулярно вкалывают им новые дозы! Что ты как маленький? Я пока загружу Мордина, пусть подумает над разработкой более долговременной версии человеческого токсина.

- А дронов тебе не жаль, Серан? Им, между прочим, тоже придётся дышать этой пылью и ловить её на кожу!

- У нас есть дозиметры. У нас есть стандартные меры предосторожности - дыхательные маски, биотические барьеры, регулярный обдув и помывка. Мы, наконец, умеем лечить лучевую болезнь, если она не зашла слишком далеко.

- Умеем у других видов. У себя - умеем чисто теоретически, проверять не приходилось.

- Я знаю, - Серан вздохнула. Коллекционерам никогда не приходилось заботиться о проблемах здоровья. Если их тела заболевали, они просто отправлялись в утилизацию, а разум загружался в нового клона.

- Серан, чтобы позаботиться о ТАКОМ количестве мягкокожих, мне придётся выпустить всю свою пехоту. Всю, понимаешь? Всех, кто у меня есть. При таком количестве операций на радиоактивной местности - кто-то чисто по статистике неизбежно допустит ошибки и подхватит дозу, которую мы излечить не сможем.

- А таких мы уложим в стазис...

- Где они и умрут, когда корабль будет подбит. Потому что никто не рискнёт их из стазиса вынимать, пока не будет слишком поздно. Ты готова посмотреть в глаза этим невезучим, которые только начинают жить, только возвращают себе крохи самосознания - и объяснить им, что жизнь отменяется, потому что нам захотелось поиграть в спасателей? Ты готова прикоснуться к ним и ощутить их страх и боль от того, что они, как и раньше, расходный материал?

- Да, готова, - резко сказала Серан. - Это моя работа - прикасаться к каждому из них. А вот ты, Ярсен, кажется забыл, аватарой чего являешься.

- Я не забыл! Но одно дело - сказать моим воинам, что они должны пожертвовать собой ради славы, ради блага нашего народа или великих свершений. Совсем другое - непонятно, ради чего. Мы ведь даже не поможем этим мягкокожим, Серан! Мы всего лишь отсрочим их смерть, потому что не можем такую толпу ни вывезти, ни защитить, ни обеспечить всем необходимым.

- Пока не можем. Но Идрис уже выращивает дополнительные стазисные капсулы. А когда у нас появится прыжковый транспорт, достаточно большой, чтобы в него поместилась "Вершина Полутени" - уж двести миллионов капсул в него поместятся без труда. А когда мы окажемся на пригодной к жизни планете, и у нас на хвосте больше не будут висеть ни сайлоны, ни Жнецы - сможем извлекать их из стазиса по мере расширения поселений.

- Ты сумасшедшая.

- Мне это уже Явик сказал.

Аватар был в глубоком шоке, когда узнал, что она послала несколько Преторианцев "пообщаться" с людьми. Нет, на жизни мягкокожих ему было плевать - но абсурдность самой идеи - дать детям поиграться с машиной уничтожения - его потрясла. Его не удовлетворили объяснения, что Преторианцы и "Очи" - единственные боевые единицы, которые могли сбить рейдер, прыгнувший внутрь купола, прежде чем он выпустит ракеты, а применять "шпаги" среди людей слишком опасно из-за безмассовой радиации. Он только постучал когтем по затылку (жест, эквивалентный человеческому кручению пальцем у виска) и заявил, что со своими игрушками бабушка может делать что угодно, но к протеанским детям чтобы с такими идеями не смела и на парсек приближаться.


- И этого никак не избежать? - хмуро спросил Мордин.

- Избежать, наверное, можно, - пожал плечами Идрис. - Если ты настаиваешь, я могу сказать им, что я не бог. Но я думаю, что это только доставит беженцам излишнюю боль - а они и так сильно пострадали. Они решат, что я от них отвернулся - или просто решил дополнительно испытать самых преданных. Люди были созданы такими, что они нуждаются в высших существах. Особенно в дни бедствий. Им нужно на что-то или кого-то опереться. "В окопах под обстрелом атеистов не бывает" - это человеческое высказывание.

- Но я тут при чём?!

- Ты мой друг и соратник, только благодаря тебе я до сих пор жив. Ты живёшь в ином времени. Ты прожил уже тысячи лет по собственному времени. Ты появляешься в опасные моменты и всех спасаешь, причём успеваешь всегда и везде. Ты караешь врагов красной молнией. Твои способности не поддаются научному объяснению. Наконец, ты явился из будущего, как вестник спасения. Если они меня считают богом, то ты... ну, по меньшей мере божественный посланник. А протеанские аватары... ну, "аватара" ведь значит "воплощение божества"... вот их так и интерпретируют. Как дополнительные лица кого-то из нас. Я ещё толком не разобрался в их доктрине.

Мордин в ужасе схватился за рога.

Всё началось с того, что Идрис, насмотревшись, как Коллекционеры вовсю общаются с экипажем и пассажирами лайнера, тоже захотел встретиться с себе подобными. Постоянное окружение четырехглазых насекомых ему уже изрядно надоело, захотелось чего-то... более человеческого. Всё-таки человеки, хоть и низшая раса, были созданы такими, чтобы обеспечивать Ису максимум физического и психологического комфорта...

Серан в этом никаких проблем не увидела и разрешила высадку на борт "Жемчужины". Пока гравиплатформа везла Идриса на лайнер, он загрузил себе полную базу данных по основному языку Двенадцати Колоний. А локальные языки загрузить поленился. И в этом состояла его фатальная ошибка.

Он назвал себя не Инженером и не Наездником. Он назвал себя "Ису", то есть общерасовым именем, объединявшим модифицированных клонов с чистокровными.

А примерно в трети языков Колоний (но не в общеколониальном, который он выучил) слово "Ису" означало "Бог".

А "Жемчужина" была геменонским кораблём - и две трети её экипажа, как и половина пассажиров, были родом с Геменона. А геменонцы в обществе Колоний известны своим религиозным фундаментализмом и буквальной интерпретацией Священных Свитков.

Словом, Идрис серьёзно влип. На него насели так, что заднего хода уже не было. Люди могут быть очень докучливыми, если захотят. Особенно верующие люди. Не прошло и получаса, как бедный Инженер, намеревавшийся просто хорошо отдохнуть, раскололся. Времени придумать достоверную легенду у него не было, пришлось сказать правду. Ну, как правду... часть правды.

Во всяком случае, он признал, что действительно состоит в родстве с Владыками Кобола. Больше ничего говорить не пришлось - новоявленные пророки всё додумали за него сами.

Пока что внятного культа ещё не сформировалось - люди были слишком шокированы. Но брожение в умах уже началось, и первые вспышки религиозного фанатизма должны были проявиться со дня на день. Идрис в общем-то логично решил - что нельзя предотвратить, нужно возглавить. А то из богов в дьяволы - один шаг. Сочтут ещё, что он Тринадцатый Бог, Тот-Кого-Нельзя-Называть - потом не отмоешься.

Мордин даже в какой-то степени понимал и одобрял эту логику... если бы только новорожденная воронка событий не втянула и его.

Трудно быть богом...


Захватить целого центуриона для допроса? Легче сказать, чем сделать. Фиксирующий токсин на этих роботов не действовал. Большие надежды возлагались на электромагнитный импульс, классическое средство обезвреживания роботов. Но практические испытания показали, что некоторые модели от него выходят из строя необратимо - а на других он не действует вообще.

В перестрелке дрон Коллекционеров и средний центурион друг друга примерно стоили. Коллекционер был лучше вооружён за счёт того, что у него не кончались патроны, но центурионы более быстры и точны. А так хитиновая броня Коллекционеров примерно соответствовала по прочности тяжёлым доспехам центурионов (хотя значительно превосходила лёгкие). Гиперзвуковые пульки пронзали эти доспехи, как бумагу... вот только сайлоны на эти попадания зачастую не обращали ни малейшего внимания. Их тела были заполнены воздухом, а не жидкостью, как у органиков - и ударной волны при попадании в них не возникало. А на серию маленьких дырочек в обшивке они плевать хотели. Только излучатели частиц крушили их достаточно уверенно - но после обработки таким оружием мало что оставалось для допроса.

Если бы здесь были прежние Коллекционеры с таким заданием - они бы не задумались ни на секунду. Просто превозмогли бы роботов числом, не обращая внимания на собственные потери, скрутили и запихнули в ящики. Новые, однако, себе не могли такого позволить. Серан чётко поставила задачу - воевать с нулевыми собственными потерями. Особенно весело выполнять это требование под усиливающимися радиоактивными осадками.

Правда, у них были и два существенных преимущества. Во-первых, излучения от кобальтовой пыли вредили центурионам не меньше, чем их противникам, и потому в самые активные зоны обе воюющих стороны старались не лезть.

Во-вторых, Коллекционеры полностью контролировали воздушное пространство, а в современном бою воздух - это всё. Хотя "Очи", входя в атмосферу, теряли значительную часть своего основного преимущества - скорости. Однако у них всё ещё оставалась прочнейшая броня, безынерционная маневренность (проще говоря, возможность за доли секунды изменить направление полёта на 180 градусов) и неотразимые "шпаги". Примерно три четверти тяжёлых рейдеров всё-таки успели собрать своих и уйти в прыжок. Четверть была уничтожена на земле или сразу после взлёта.

В сочетании с "Ищейками", "Очи" безошибочно выявляли и указывали все скопления войск противника. На радиацию они чихать хотели - тем, кто боится жёстких излучений, в открытом космосе делать нечего. Если командир эскадрильи решал, что выявленная группа войск не представляет ценности с точки зрения захвата, её