КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг в библиотеке - 350492 томов
Объем библиотеки - 407 гигабайт
Всего представлено авторов - 140473
Пользователей - 78763

Впечатления

ANSI про Вестерфельд: Левиафан (Стимпанк)

Неплохая книга для тех, кому приятно творчество Жюля Верна и Альбера Робиды. Простой язык, стилизованные картинки. А также - шагающие машины )))))

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ANSI про Тертлдав: Оружие юга (Альтернативная история)

скорее - исторические приключения, чем альтернативка... многабукаф, ниасилил... но, глянув, кто аффтор, домучал до конца. Сразу скажу, тут почти нету - попал, пострелял, победил, как в большинстве альтернативок. Да и главная идея - почему пытались изменить прошлое? Чтобы нигеры "на голову не сели"! а скатилось опять же - освободить бедных черномазых...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Тюриков: Полигон (Альтернативная история)

До безобразия инфантильно. Что стиль, что сюжет...

И даже чудеса странные :) - типа идуших на одном аккумуляторе в течение 770 лет часов или чума (!), которую легко вылечили современными антибиотиками, и которой почему-то в средневековом городе болел единственный человек. Всяким нестыковкам - несть числа.

Зря потраченное время.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
каркуша про Медведева: Как не везет попаданкам! (Фэнтези)

Как-то от данного автора хотелось большего...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Трифон про Каргополов: Путь без иллюзий: Том I. Мировоззрение нерелигиозной духовности (Философия)

О чем тут спорить. Название у книги самое что ни на есть неподходящее. То, что автор Христа грязью облил еще не значит, что избавился от иллюзий. Его рассуждения на тему религий так же поверхностны, как и рассуждения на тему древних учений Востока:йоги, даосизма, буддизма. Настоящие знания в этих учениях передаются только через учителя, так что все рассуждения и песнопения в честь возможностей медитации и других методов совершенствования лишь пустой звон.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Любопытная про Алюшина: Счастье любит тишину (Современные любовные романы)

Как то я разочаровалась немного в авторе..
При всем моем уважении к автору, немного в недоумении. Раньше ждала новые романы с нетерпением, но сейчас…Такое впечатление, что последние книги пишет кто-то другой под фамилией автора.
В этой книге про измену столько накручено и смешано . Большая , чистая, всепрощающая любовь после измены???!!! Как оправдание измены присутствует проститутка- суккуба от которой ни один мужик не может удержаться да еще и лесбиянки млеют. Советчица суккуба- бабушка - старая проститутка при членах ЦК и иностранцах...
Религия добавлена по полной программе - и православие и буддизм, причем философские размышления занимают едва не половину книги…. Н-да..

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Любопытная про Банши: "Ад" для поступающих (СИ) (Фэнтези)

Б-э-э..Только увидев обложку, а потом начав читать аннотацию, поняла , что книгу читать не буду, от слова совсем..
Если уж автор предупреждает о плохих словечках в данном опусе и предупреждает о процессе редактирования, но пишет аннотацию с ошибками ( это-э надо написать шара Ж кину контору.., вместо шарашкиной...) , то могу себе представить себе, что там можно встретить в тексте...

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).

Газета Завтра 11 (1215 2017) (fb2)

- Газета Завтра 11 (1215 2017) 607K, 142с. (скачать fb2) - Газета Завтра

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Взгляд из Тегерана


Взгляд из Тегерана

Александр Проханов

16 марта 2017 0

Это не первая моя поездка в Иран. На этот раз меня влекли не дивные сады Шираза, не гробницы сладостного Саади, не могучие руины Персеполиса, в котором зороастрийская вера слилась с античностью, и в солнечном туманном воздухе громоздятся колонны, повисли в пустоте фронтоны несуществующих храмов, а на чёрном камне иранский лев, символизирующий солнце, ломает хребет хрупкой тонконогой лани. В прошлые свои визиты я посещал Бушерскую атомную станцию и на берегу Персидского залива газовые грандиозные месторождения. "Южный Парс" — серебряная чешуя бесчисленных стальных конструкций, цилиндры, сферы, конические реакторы, откуда по зелёной воде залива уплывают танкеры со сжиженным газом.

На этот раз меня интересовал иранский взгляд на сражение, которое развернулось на территории Сирии, где русские бомбардировщики громят ИГИЛ, иранские подразделения и отряды ливанской "Хезболлы" атакуют опорные пункты ИГИЛ, а турецкие танки, перейдя границу, угрожают подавить курдских повстанцев. Меня интересовала природа этого небывалого треугольника, в котором Россия, Иран и Турция образовали шаткое, зыбкое единство, без которого невозможно разгромить ИГИЛ.

Я посещал исламские университеты в священном городе Кум, кабинеты министров, штаб-квартиры политических деятелей. Пытался понять: как сложился российско-иранский альянс, ещё вчера невозможный. А сегодня — речь о вероятности военно-политического союза, когда российские зенитные комплексы С-300 стоят на позициях вокруг Тегерана, а иракские аэродромы открыты для русских бомбардировщиков, которые садятся на эти аэродромы, заправляются топливом и боеприпасами и несутся в Сирию, бомбя ИГИЛ под Мосулом и Алеппо.

В священном городе Кум в своей резиденции меня принял аятолла Джавади Амоли, тот самый, что в своё время привёз в Советский Союз Горбачёву знаменитое послание имама Хомейни, где тот предрекал падение атеистического Советского Союза, убеждал Горбачёва вернуть России религиозное сознание, а русским людям — веру в Небеса.

Аятолла, который принимал меня, был маленький, хрупкий, в белой чалме, с тихим светящимся лицом, и не верилось, что этот светящийся старец был посланцем смерти, оповестившим мир о скорой кончине советской страны. Тогда Горбачёв не внял предупреждениям Хомейни. Этот посланец показался ему смешным чудаком в чалме, явившимся в столицу непобедимого государства из страны экзотических мечетей и пыльных дорог, по которым двигаются блаженные дервиши. Посланник Хомейни был отвергнут, Советский Союз пал и разбился вдребезги.

Стремительное сближение России и Ирана, возникший словно на пустом месте союз двух соседних государства, стал возможен, по мнению аятоллы, лишь с приходом Путина, у которого присутствует религиозное сознание, кто стремится объяснить своё появление во власти и весь ход исторического процесса вмешательством божественных сил. Возникло общее поле ценностей между Путиным и нынешними правителями Ирана. И в этом поле ценностей было достигнуто согласие, которое затем спроецировалось в плоскость экономики, политики и военного дела. Эта встреча в Куме ещё раз убедила меня, что в общении с иранскими политиками, военачальниками, деловыми людьми важно учитывать то, что в сознании иранцев присутствует религиозная метафизическая компонента, которая для нас зачастую не является явной, и накладывает отпечаток на их поступки и решения в сфере бизнеса, политики или геостратегии. Не учитывать этой компоненты — значит ошибаться в переговорном процессе с иранцами, неправильно толковать намерения и обещания иранской стороны, не понимать всей полноты взглядов сидящего перед тобой собеседника.

Мне удалось повидаться с немалым количеством экспертов, работающих в интересах иранской армии, разведки и дипломатии. В разговорах со мной, как мне показалось, они хотели, используя меня как один из каналов, довести до сведения российских политиков и российской общественности взгляд Ирана на сирийскую проблему.

В России, утверждают они, существовали и существуют силы, препятствующие сближению Ирана и России. Россия примкнула к санкциям Запада в связи с иранской ядерной программой. Россия долгое время отказывала Ирану в поставке высоких технологий, тормозила обмен делегациями. И только сирийский конфликт породил лавинообразное сближение двух стран, по мановению руки снял множество накопившихся противоречий. Иранцы рассказывали, что в Тегеран в самом начале конфликта прибыла узкая группа российских аналитиков и разведчиков, которая провела ряд встреч с высшими иранскими руководителями. И те раскрыли перед ними все карты: военные, экономические, геостратегические. Убедили членов этой группы в том, что в Сирии для России открывается уникальный шанс нанести США урон, взять реванш за тот вред, который американцы причинили России, втянув её в долговременный конфликт на Украине, наложив на неё санкции, блокировав её геополитику в Европе и в других частях мира. Сирия является той частью, где Россия сможет нанести ответный удар.

Участники этой закрытой делегации, вернувшись в Москву, сумели довести до Путина иранскую точку зрения и убедить его в уникальности сложившейся на Ближнем Востоке ситуации, после чего Путин стал действовать стремительно и решительно, начал бомбардировки ИГИЛ с воздуха, согласовывая свои действия с наземной операцией иранских войск и отрядов "Хезболлы". С этого времени резко возрос обмен между Ираном и Россией информацией, товарами, в том числе и военными, делегациями на всех уровнях. Когда с российских кораблей в районе Каспия полетели ракеты в сторону ИГИЛ, эти старты состоялись непосредственно у иранской границы, Запад ахал, ибо Иран не только не противостоял этим запускам, но и одобрял их, открыл для русских ракет своё небо. В результате высокопоставленные иранские политики стали говорить сегодня о России как о стратегическом партнёре. А другие давали понять: в недрах этого партнёрства возможен военно-стратегический союз, в экономических кругах рассматривается возможность улучшения по нефти и газу, новой валютной политики обеих стран.

После краха Советского Союза и мучительных усилий по восстановлению государства сегодня Россия в Сирии выходит на качественно-новый уровень отношений. Закрепившись в Сирии, Россия получает возможность мощно утвердиться на военно-морской базе Тартус, в состоянии держать группировку военных кораблей, и на аэродроме Хмеймим, где станут базироваться российские военные эскадрильи. Это позволит России влиять на всю акваторию Средиземного моря, где до недавнего времени безраздельно господствовал 6-й американский флот, воздействовать на стратегически-важные регионы Средиземного моря, на проливы Босфор, Дарданеллы, на взрывоопасный регион Южного Ливана, Израиля, где постоянно тлеет конфликт. Укрепившись в Сирии, Россия получает ключ ко всему Ближнему Востоку с его громадными ресурсами нефти, глобальными коммуникациями, к чувствительному хитросплетению мировых тенденций и устремлений, ибо Ближний Восток — это солнечное сплетение мира. И отсюда, с Ближнего Востока, Россия в состоянии воздействовать и на судьбу России, оказывая давление на русский Крым, на побережье Чёрного моря и Кавказ. К тому же, Ближний Восток — место рождения великих мировых религий, и Сирия, наряду с Палестиной, является святой землёй, откуда свет православия хлынул по всему миру, в том числе — и в Россию.

В Сирии Россия уничтожает тех террористических выходцев с Кавказа и Средней Азии, которые, если вернутся в Россию, будут взрывать дома в самой Москве. Русский народ избавляется от комплекса неполноценности, который ему привили американцы после распада Советского Союза, когда Россия была изгнана из всех районов мира, и её внутренней и внешней политикой управляли другие силы. Здесь, в Сирии, Россия проявляет признаки сверхдержавы, которой она в сознании русского народа и является. Кончились те времена, когда бессильная Россия безмолвно наблюдала, как американцы на её глазах громят дружественную Югославию, уничтожают Ирак и Ливию. Не будь России, та же участь постигла бы и Сирию. Но здесь Россия сказала Америке "нет", и теперь Америка не смеет говорить с Россией с позиции силы, будь то Ближний Восток, Европа или Украина.

Деструктивную роль на Ближнем Востоке играет Саудовская Аравия со своими огромными деньгами, блестяще вооружённой армией, спецслужбами, с опытом подрывных операций. Саудовская Аравия спонсирует ИГИЛ, спонсирует другие террористические организации, организует взрывы мечетей Ирака. Но подрывные ресурсы Саудовской Аравии не безграничны. Через 4-5 лет они иссякнут, и деструктивная роль саудитов на Ближнем Востоке уменьшится. К тому же саму Саудовскую Аравию раздирают противоречия, идёт мучительная внутридинастическая распря, которая чревата распадом страны.

Альянс России и Ирана на Ближнем Востоке рассматривается Соединёнными Штатами как колоссальный вызов, как нарушение их гегемонии, как создание нового центра силы. Подрыв этого альянса является стратегической задачей Америки. ЦРУ получило огромный бюджет специально для его подрыва. Развёрнута пропаганда в мире и в самой России, которая утверждает, что в случае удаления России от Ирана Россия наладит дружественные отношения с Западом, будут устранены санкции, в Россию пойдут высокие технологии, кончится блокада российских товаров и российских корпораций, что в конечном счёте Запад и Америка признают за Россией право владеть Крымом.

Россию пытаются поссорить с Ираном. Недавно в социальных сетях появился вброс, что Россия тайно передала Израилю коды систем С-300, которые обороняют иранское небо. Этот вброс, рисующий Россию как страну обманщиков, отторгающий от России потенциальных покупателей русского оружия, рассчитан на легковерных людей.


Турция является самым зыбким, ненадёжным элементом сложившегося на Ближнем Востоке союзнического треугольника. Участие Турции в этом треугольнике вынужденно, ибо Турция в ходе сирийской войны мечтала завладеть Алеппо и Мосулом, тем самым реанимировать свои мечтания о воскрешении Османской империи. Благодаря совместным действиям Ирана и России эти планы были сорваны: турецкое влияние ограничилось прилежащими к Турции территориями, и Турции предоставили место в этом союзническом треугольнике, чтобы она окончательно не потеряла лицо. Эрдоган ненадёжен. Он играет с американцами, вероломен, упивается властью, непредсказуем, исполнен гордыни. У иранцев есть поговорка, что всякий, кто упивается властью, становится гордецом, а гордец становится сумасшедшим и совершает трагические ошибки. Эрдоган — один из таких. На политику Эрдогана нельзя воздействовать извне, на него можно воздействовать только изнутри. Ещё один военный переворот внутри Турции весьма вероятен.

У Сирии, Ирана и России нет противоречий. Нет зоны конфликтующих интересов, только совпадения, и эти совпадения усиливают возможности каждой стороны. Но существуют две темы, которые тревожат иранцев: не поддастся ли Россия на искушение, которое предлагает ей Запад? Не разменяет ли она свои стратегические отношения с Ираном на новые улучшенные отношения с Западом? Если бы это случилось, то было бы трагедией для региона, для Ирана и для России. Рухнула бы в одночасье вся сложнейшая инфраструктура, которую Россия возводила в Сирии в эти годы. Рухнули отношения, тенденции, сложные взаимодействия. Рухнул весь сложный купол, который возводился на Ближнем Востоке с учётом интересов множества стран и групп. Весь этот купол рухнул бы в одночасье, завалив обломками весь Ближний Восток. Мировому общественному мнению Россия предстала бы как вероломная страна, сдающая своих друзей. А репутация страны входит в состав потенциала, делающего страну сильной или слабой. Самосознание русского народа, наполненного силами и пассионарными энергиями, будет травмировано. Русский народ вновь почувствует себя малым и преданным. И это нанесёт непоправимый урон правлению Путина.

Ещё одна тема — это некоторая самонадеянность, некая гордыня, которую обнаруживает Россия в своих действиях на Ближнем Востоке. В некоторых чрезвычайно важных случаях Россия не согласовывает свою деятельность с союзниками и действует в одностороннем порядке. Так, например, в России была разработана конституция для Сирии, опираясь на которую должна будет развиваться послевоенная Сирия. Этот проект конституции Россия не показала ни Башару Асаду, ни иранцам, а показала вначале Америке. И это больно ранило как иранскую, так и сирийскую стороны. Впредь России следует быть более чуткой и осторожной в своей политике на Ближнем Востоке.

Башар Асад является надёжным героическим партнёром. Президент Янукович при малейшей угрозе бросил страну и бежал с Украины, отдав её на откуп слепых разрушительных сил, уступил Украину стратегическому противнику России. Башар Асад в самые тяжёлые времена оставался и остаётся в Дамаске, куда прилетают ракетные снаряды ИГИЛ и окраины которого превращены в руины.

Иран в сирийском вопросе жертвует самым дорогим для себя — людьми. Молодые иранцы-добровольцы тысячами отправляются на фронт, оставляют семьи, университеты, любимую работу и берут в руки оружие. Они несут потери. Ими движет патриотизм, понимание интересов Ирана, а также религиозное сознание: в Дамаске находятся шиитские святыни, на которые посягает ИГИЛ, разрушает мечети как шиитов, так и суннитов.


…Таково содержание множества разговоров, которые я вёл с иранскими экспертами, просившими не называть их имён.


В Министерстве иностранных дел я беседовал с Джабиром Ансари — заместителем министра, который все эти годы курирует сирийскую тему, участвует в бесчисленных переговорах и встречах. Недавно он был в Астане, его партнёром с российской стороны является заместитель министра иностранных дел России Михаил Богданов — блистательный дипломат, несравненный знаток Востока. Я спросил господина Ансари, почему и каким образом почти одномоментно возник альянс России и Ирана — столь внезапно, что это напоминало чудо. Заместитель министра ответил, что чуда нет, а есть результат громадной, кропотливой, невидимой миру работы, в которой тщательно, по микронам устранялись противоречия и происходило согласование сотен, а может быть, тысяч проблем. Эти переговоры напоминали перенасыщенный раствор, в котором вдруг мгновенно возник кристалл — кристалл в отношениях России и Ирана. Джабир Ансари очень высоко отозвался о российской дипломатии, которая являет собой абсолютно новую школу дипломатии наступления и победы, столь отличную от той дипломатии поражения, что возникла сразу после крушения Советского Союза и сопровождала российское отступление из всех регионов мира. Эта дипломатия арьергарда, дипломатия поражения при Путине превратилась в дипломатию авангарда. И эта дипломатия, играя одновременно на множестве политических шахматных досок, обыграла главного соперника — Запад, и привела к альянсу России и Ирана

Я спросил господина Ансари, каким образом из треугольника Турция-Иран-Россия удалось исключить Америку? Как Америка со своими всемирными амбициями решила покинуть столь важный для Ближнего Востока и для мира район — Сирию? Замминистра ответил, что Америка в последние десятилетия вторгалась во многие районы мира, участвовала в войнах в Ливии, Сирии, Ираке, Афганистане и в этих войнах израсходовала свой ресурс. Америка обескровела, обессилела, не достигла геостратегических результатов, и начался откат Америки из этих районов мира. Приход Трампа знаменует этот откат. Трамп объявил о возвращении Америки в свои берега.

Одновременно с этим в Америке продолжают существовать мощные амбициозные группы, требующие участия Америки в глобальном управлении. И эти два процесса — глобальные амбиции и усталость — складываются во внутренние противоречия, которые разрушают и разъедают Америку.


Израиль является той страной на Ближнем Востоке, которая пользуется плодами разрушительной и трагической войны. На Израиль не упал ни один снаряд ИГИЛ. Израиль молча наблюдал, как разрушаются его традиционные соперники: Ливия, Ирак и Сирия. И может показаться, что Израиль в результате этих кровавых столкновений обретает новую силу и мощь. Но это не так. Сила государства Израиль в двух пуповинах, одна из которых соединяет его с Америкой, и по этой пуповине в Израиль идут колоссальные финансовые ресурсы, технологии, дипломатическая поддержка. Другой пуповиной Израиль связан с сионистским миросознанием, которое легло в проект образования на палестинских землях государства Израиль. Обе эти пуповины засоряются, тромбируются. В Америке в высших эшелонах власти всё чаще раздаются голоса, что Израиль надоел Америке, и Америка готова отключить его от себя, отдать его на откуп стихиям будущего арабского мира. Вторая — сионистская — пуповина тоже начинает мертветь, потому что сионистское сознание, когда-то пассионарное, сегодня чахнет, и всё большее число израильтян наполняется скептицизмом, заражены вирусом потребления, готовы сменить сионистское сознание на интернациональное и потребительское. И это ослабляет Израиль.


Какое будущее можно ожидать от союза России и Ирана? Если этот союз сохранится, упрочится и станет незыблемой реальностью Ближнего Востока, то возникший потенциал может быть использован за пределами Сирии в других ближневосточных странах, таких как Йемен, Ирак и Ливия. Российское присутствие в Сирии обеспечивает ей мощное влияние на сопредельных территориях. А сложившаяся военная концепция, когда мощные российские воздушно-космические силы прикрывают с неба иранскую армию, этот проверенный в боях опыт является новой формой военно-стратегического сотрудничества России и Ирана.

В Иране я встретился с моим давнишним другом, несравненным Ахмадинежадом, который в течение многих лет управлял внешней и внутренней политикой Ирана. Мыслитель, мистик, певец божественной справедливости, он утверждает, что мир вступил в период революции справедливости. Волна справедливости сметает несправедливо устроенные режимы. Происходит схватка идеи справедливости с устаревшими, ветхими идеями насилия, господства и доминирования. Эта схватка является основным идеологическим содержанием внешнего мира. Мы находимся накануне грандиозных, трагических, потрясающих по своей энергетике событий, в недрах которых назревает новое слово жизни. И мы ещё при нашей жизни увидим, как с грохотом разрушается ветхий мир, и в нём рождается новое человечество. Ахмадинежад, переживший опалу, находится в прекрасной политической форме. Он окружён сторонниками. Волна либеральных настроений, овладевших Ираном, начинает спадать, и концепция Ахмадинежада вновь обретает свою актуальность. На предстоящих президентских выборах он не станет выдвигать свою кандидатуру. Об этом он известил в письме, направленном духовному лидеру имаму Хаменеи. Это не значит, что Ахмадинежад ушёл из политики. Он — драгоценная звезда иранского интеллектуализма, иранской воли, великой иранской мечты, которая в высшем своём проявлении совпадает с русской мечтой — мечтой о вселенской, божественной справедливости.

Помощник председателя иранского парламента Шамид Бакаи, устроитель прошедшей в Тегеране конференции, посвящённой палестинскому сопротивлению, поведал мне о сложных перипетиях в рядах палестинцев. Поведал о необходимости преодолеть противоречия между различными группами палестинского сопротивления и активизировать свои действия против Израиля. Именно здесь, на этой представительной конференции, где выступал духовный лидер Ирана имам Хаменеи, а также президент и премьер Ирана, присутствовали делегации из сотни стран Европы, Азии и Америки, прозвучал призыв ко всем арабским странам отозвать своих послов из Америки в случае, если Америка перенесёт своё посольство из Тель-Авива в Иерусалим, исконную столицу Палестины. Именно здесь, с трибуны этого совещания, представители ХАМАС призвали начать тотальную борьбу с Израилем, продолжающим истреблять Палестину. Иран является консолидирующим началом на Ближнем Востоке, объединяющим вокруг себя исламский мир. Стремится преодолеть глубинные, раскалывающие этот мир противоречия, построить новый Ближний Восток, основанный на идеалах справедливости.

Мою поездку по Ирану я совершал в сопровождении замечательного российского политолога, общественного деятеля, ираниста Раджаба Саттаровича Сафарова, который устраивал мои многочисленные встречи, пользуясь огромным уважением среди иранских политиков, журналистов, религиозных деятелей, мог вызвать их на откровения, которые немыслимы были с другим человеком. Его роль в иранско-российских отношениях уникальна. Он действует вне ведомств, вне министерств, вне корпораций. Он со своим обожанием и знанием Ирана стоит между двумя странами как народный посредник, объединяющее Иран и Россию звено. Он способен делать то, что не по силам государственным организациям. Его миссия — в бесчисленных контактах, на которые идут представители иранской и российской сторон, видя в Сафарове знатока и радетеля, положившего свою жизнь на алтарь ирано-российского братства. Его мечта — создать центр российско-иранского единения, изучения двух великих соседствующих цивилизаций, которые при всём своем внешнем различии обладают метафизическим единством, одинаковыми представлениями о смысле человеческого бытия. Этот центр, состоящий из историков, философов, религиозных деятелей, художников, способен сформулировать эту высшую, объединяющую Иран и Россию мечту, исходя из высших религиозно-философских представлений, усовершенствовать экономические, культурные, политические и другие связи между нашими странами. Такой центр могут питать своими энергиями государственные учреждения обеих стран, быть духовным посредником, способствовать нашим отношениям, от глубины и искренности которых зависит судьба региона, а быть может, и целого мира.

…Стихи, которые я сочинил среди мечетей, среди дворцов и тихих тегеранских садов, я посвящаю моему другу Раджабу Сафарову.

 Сладкий дым

Святыни заповедные шиитов,

Лазурь гробниц, мечетей самоцветы.

На голубой стене шелками шиты

Пророков незабвенные заветы.

 *   *   *

Да буду не подвергнут нареканью,

Что не отвёл от персиянки взгляд.

Изгиб ноги под шёлковою тканью,

Девичью грудь скрывающий наряд.

 *   *   *

Мечетей ослепительные грани,

Молитвенные рокоты и гул…

Я рыбой плыл в потоках Тегерана,

Нырял среди разведчиков и мулл.

*   *   *

Весенний месяц золотой, двурогий

Коснулся перламутровой горы.

Мы оставляем обувь на пороге

И медленно ступаем на ковры.

*   *   *

Здесь жёны чернобровы и красивы,

А их мужья стройны и благородны.

Спроси у них: слыхали, где Россия?

И вам ответят: там, где снег холодный.

*   *   *

Мулла в чалме, хасиды в чёрных шляпах,

Два бонзы, кипа и клобук монаха.

Библейский зверь с хвостом, на птичьих лапах,

на нём камзол и красная рубаха.

*   *   *

Несладкий дым и ароматный воздух,

И розовая роща абрикосов…

Но слышен гул российских бомбовозов,

Пикирующих яростно и косо.

 *   *   *

Уйдите прочь, слепые и глухие

Разносчики пустопорожних версий.

Грохочут в небе русские "СУхие",

А на земле идут в атаку персы.

*   *   *

Залив Персидский, солнце, соль и ветер

И чёрно-красный танкер среди вод.

Зачем ты здесь? И я себе ответил:

Закачиваю кровь в трубопровод.

*   *   *

Нет ничего волшебнее и слаще

Моих ночных струящихся видений.

Я прячусь в сон, как зверь в лесную чащу,

Страшась моих внезапных пробуждений.

*   *   *

Я погибал. Во мне кричала рана.

Я был, как перст. Меня слепили слёзы.

Мне принесли цветок из Тегерана,

Цветок душистой белоснежной розы.


(обратно)

Табло


Табло

Служба безопасности "День"

16 марта 2017 0

"Ультрагосударственническое" выступление Путина на расширенной коллегии МВД и "всероссийское празднование" 85-летия Наины Ельциной с публичным поклонением всех масс-медиа "всенародно избранному" первому президенту РФ эксперты СБД рассматривают как стремление Кремля минимизировать внешние и внутренние риски в рамках фактически начавшейся президентской кампании 2018 года, одновременно подчёркивая свою приверженность "либеральной парадигме" и традиционным ценностям российского общества…


Назначение послом США в Москве экс-губернатора штата Юта Джона Хантсмана подчёркивает заинтересованность администрации Трампа в идейно-политической и финансово-экономической экспансии на российской территории, для чего будет максимально задействован потенциал мормонов, ранее сфокусированных на Китае, такая информация поступила из Филадельфии…


Как передают из Шанхая, импичмент президента Республики Корея Пак Кын Хе, арест вице-президента корпорации Samsung Ли Чже Ена, размещение американской ПРО THAAD, санкции Пекина против Сеула и отключение КНДР от международной системы расчётов SWIFT являются свидетельством жёсткого китайско-американского спора за лидерство в Азиатско-Тихоокеанском регионе, что резко снижает шансы экс-генсека ООН Пан Ги Муна занять освободившееся президентское кресло…


Согласно утверждениям наших цюрихских корреспондентов, намеченное на 15 марта заседание Комиссии по открытым рынкам ФРС в случае повышения учётной ставки до уровня 0,75-1% годовых приведёт к обвалу глобальных фондовых рынков и массовому "выходу в кэш"…


Озвученный премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху во время визита в Москву "ультиматум" Путину о неприемлемости участия Ирана и его союзников в процессе сирийского урегулирования "хозяин Кремля" парировал подарком раритетного издания "Иудейской войны" Иосифа Флавия, повествующей о разрушении Иерусалима, отмечают источники в Бейруте…


Ситуация в Евросоюзе и НАТО становится всё более напряжённой, о чём свидетельствуют не только итоги очередного саммита ЕС в Брюсселе, ознаменованного польским "рокошем" и принятием концепции "разноскоростной Европы", но также ситуация с "Брекзитом" и спорами вокруг нового референдума о независимости Шотландии, плюс внезапно разгоревшийся турецко-европейский конфликт, в котором главными целями Эрдогана после встречи с Путиным оказались Нидерланды и ФРГ, сообщают из Лондона…


Эксперты СБД полагают, что заявленный семейным фондом Рокфеллеров вывод своих средств из акций энергетических ТНК, а также визит нового главы ExxonMobil Даррена Вудса в Москву, где он встречался с президентом РФ Владимиром Путиным, министром энергетики РФ Александром Новаком и главой корпорации "Роснефть" Игорем Сечиным, являются очередным ходом в "большой игре" вокруг мировых запасов углеводородов, включая контроль над американской Citgo Petroleum, которая может перейти в собственность "Роснефти" как залог по просроченному венесуэльской PDVSA кредиту…


(обратно)

По праву почвы


По праву почвы

Алексей Анпилогов

16 марта 2017 0

Наталья Поклонская, Константин Затулин и Руслан Бальбек разработали и внесли в Госдуму РФ законопроект, который предлагает предоставлять гражданство Российской Федерации по «принципу почвы»: основным критерием будет являться знание русского языка, а также факт рождения на территории, когда-либо входившей в состав Советского Союза или Российской империи.

До сих пор в России существует сложная и комплексная процедура получения гражданства  — претенденты должны вначале подать прошение на разрешение на временное проживание (РВП) в России, получить квоту (разрешение) на РВП, провести не менее трёх лет в этом временном статусе, а затем получить вид на жительство (ВНЖ). И, наконец, ещё через год после получения статуса ВНЖ мигранту можно было надеяться на получение гражданства.

Такая длительная и многоуровневая процедура натурализации трудовых мигрантов, переселенцев и даже беженцев приводила к тому, что соотечественники, переезжающие в Россию, мыкались на территории страны в различных временных статусах, а то и без каких-либо российских документов — практически на «птичьих» правах. Более того, такая ситуация задавалась и весьма скромным квотированием РВП — так, в 2017 году Россия выделила 110 880 квот на мигрантов, в то время, как только вынужденными переселенцами и беженцами из Украины за последнее время, по разным оценкам, стало от 2 до 4 млн. человек. Нетрудно посчитать, что с такими «квотами на натурализацию» эти люди были обречены десятилетиями оббивать пороги миграционной службы — при весьма ограниченных правах и неясных перспективах получения гражданства.

Кроме общей процедуры получения гражданства, в России есть ещё две программы приёма мигрантов. Это — программа переселения соотечественников и программа носителей русского языка. Программа переселения соотечественников покрывает в основном удалённые или депрессивные регионы страны, где наблюдается нехватка рабочих рук, в том числе и вызванная низким уровнем жизни — даже граждане РФ переезжают из таких мест на заработки в Москву, Санкт-Петербург или крупные мегаполисы. В силу этого, несмотря на то, что по программе переселения соотечественников гражданство получало в последние годы от 100 до 180 тысяч человек в год, эта программа не выполняла своих целей — фактически речь шла о «туризме для получения гражданства», так как по данной программе в отдалённом регионе можно было оформить гражданство РФ в срок от 6 до 12 месяцев — после чего переехать в более благоприятный регион.

В силу этого многие регионы-участники программы стали устанавливать дополнительные требования по приёму таких «соотечественников на час», что сразу же сказалось на количестве людей, получивших гражданство по данным условиям — после пикового 2015 года, когда по этой программе получило гражданство 183 тысячи человек, в 2016 новыми гражданами России стало всего лишь 150 тысяч.

Ну и, наконец, ещё одним практически недействующим вариантом получения российского гражданства стала уже упомянутая программа носителей русского языка. Уже на этапе принятия этой программы под её выполнение было заложено две «мины замедленного действия». Во-первых, в качестве претендентов на получение гражданства в ней были указаны «родившиеся или проживавшие когда-либо на территории Российской Федерации», что сразу же отсекало от участия в программе всех потомков многочисленных русских мигрантов, осваивавших сначала просторы Российской Империи, а потом и работавших на «великих стройках» СССР в самых разных республиках Союза.

Все эти люди оказывались «неправильными» русскими, так как часто не могли показать с документами в руках, что являются согражданами, оказавшимися из-за прихотей истории сперва за пределами административных границ РСФСР, а потом — и государственных границ нынешней Российской Федерации.

Во-вторых, в качестве одной из ступенек в получении гражданства был прописан обязательный выход из гражданства другой страны, что является по сути, дискриминационным требованием — двойное гражданство в России не запрещено. Кроме того, такая препона ставила будущего мигранта в полную зависимость от страны его бывшего гражданства — так, например, жителям Донецка или Луганска крайне затруднительно отказаться от своего украинского гражданства в Киеве.

Эти два момента предлагается теперь отменить в тексте нового законопроекта. Право на упрощенную процедуру предоставления гражданства России теперь могут получить носители русского языка — выходцы или их родственники по восходящей линии из стран постсоветского пространства, которые некогда входили в состав СССР или Российской Империи. Кроме того, в законопроекте предлагается отменить требование обязательного выхода из гражданства другой страны при получении российского паспорта.

Один из авторов законопроекта, Константин Затулин, так прокомментировал предлагаемые изменения: «Нынешние законы отрезают от получения гражданства огромные массы наших соотечественников, живущих на исторических русских землях. Почему мы им отказываем в праве иметь российское гражданство? Потому что в 1991 году они неожиданно узнали, что от них уехало государство? Мы их, как крепостных вместе с деревеньками, передали новым властям независимых государств? Поэтому дать им гражданство — это наш долг. Именно в этом поддержка соотечественников и состоит».

Хочется верить, что эти красивые и правильные слова Константина Затулина обретут вес и мощь закона Российской Федерации — и, наконец, через четверть века после распада СССР пропадут юридические препоны в разделении соотечественников на «категории» и «сорта».




(обратно)

Россия не Титаник


Андрей Фурсов

16 марта 2017 0

7 марта стало известно, что вместо закона о единой российской нации будет разработан закон "Об основах государственной национальной политики".

Когда я впервые познакомился с идеей российской нации, у меня возникла ассоциация с речью Павла Милюкова столетней давности. Мне тоже хотелось задать вопрос: это глупость или измена? Точнее, вместо измены сегодня уместнее слово "диверсия". Хотя всё-таки надеюсь, что, по крайней мере, у академических разработчиков идея российской нации — глупость. Дело в том, что сам термин "российская нация" подменяет историю географией. Россия — это название страны, территории, а нация российской быть не может. Что это такое, по мысли авторов проекта? Желание того, что русские, татары, чуваши, евреи, тувинцы — сольются в одну нацию?

Когда я прочёл название "российская нация", вспомнил историю другого концепта: "новая историческая общность — советский народ". Что получилось с советским народом? Советскость довольно органично легла на русских и, отчасти, на белорусов и русское население восточной части Украинской ССР (которая никогда собственно Украиной не была). Им советскость была привита легко, поскольку соответствовала целому ряду архетипов и кодов. Что касается Прибалтики, Закавказья, Средней Азии — как показали события поздней перестройки и 90-х годов, там советскости, в основном, не было. Грузины остались грузинами, узбеки — узбеками, эстонцы — эстонцами. Они воспринимали советскость, которую отрицали, как русскость, обвиняя русских во всех грехах. Иными словами, получилось, что в Советском Союзе русские оказались победителем, который не получил ничего. И попытка создать схему российской нации — намерение ещё раз наступить на те же грабли, только в худшей ситуации. Прежде мы имели дело с разрушением Советского Союза, ныне схема российской нации потенциально угрожает уже России. В самом понятии "российская нация" заложена бомба замедленного действия, направленная на развал не только России, но и русского народа. Поскольку если мы говорим "русская нация" — не может быть никаких внутрирусских членений. А вот если мы говорим "российская нация", то помимо русских, башкир, татар могут появляться и другие национальности внутри собственно русских. Например, поморы, сибиряки, казаки. Это был бы подарок нашим геополитическим противникам, которые начали бы раскачивать Россию по этой линии.

Неслучайно англосаксы и немцы постоянно говорят о том, что Сибирь и Урал должны стать субъектами международных отношений. А это означает — независимые государства. А если под это ещё подводится некая законодательная база, что единого русского народа нет… Кто-то из разработчиков концепции российской нации даже высказался, что нет единого русского народа, но есть разные субэтносы.

Я полагаю, что у нашей власти сработал инстинкт самосохранения, и поэтому схема "российской нации" убрана. И когда профессор Тишков говорит, что общество ещё не готово к принятию нового понятия — он лукавит. Общество не только не готово — оно не приемлет этого в принципе, как вредную для России, её исторических судеб и судеб русского народа схему. В нашем обществе уже можно встретить персонажей, которые утверждают, что говорить "русский язык" — это шовинизм. Можно сказать, что здесь больше глупости, чем диверсии, но и элемент диверсии, думаю, тоже присутствует. Вряд ли люди настолько глупы, что не понимают последствий. Ведь если у нас есть российская нация, то следующий шаг — российская культура, а не русская; затем российская история; наконец, российский язык, а не русский язык. По сути, это подведение народа под уничтожение. Ведь в планах Запада в течение последних четырёхсот лет главенствуют два элемента — разрушение России и обнуление русского народа. Потому что пока русский народ сохраняется — Россия обязательно возродится.

Поэтому все попытки введения "российского языка" нужно очень жёстко и резко пресекать. А на разговоры "давайте сделаем как на Западе" отвечать так: во-первых, Россия — не Запад, во-вторых, Запад — почти умершая цивилизация, постхристианское, постзападное общество. Концепция плавильного котла и политической нации полностью провалилась в Европе и проваливается в США. Кому нравится бежать с билетом на "Титаник" — пожалуйста. Но из России делать "Титаник" не надо.

Появление политической нации на Западе связано с развитием капитализма. Логика развития капитализма потребовала унификации населения для того, чтобы оно могло функционировать как объект эксплуатации. В России капитализм если и возможен, то только уродливый. В целом капиталистической страной Россия быть не может, возможно только наличие анклавов капиталистического уклада. Как только этот уклад начинает распространяться на общество в целом — деградирует и капитализм, и общество.

Не будем рисовать абсолютно идиллическую картину, но на пространствах Евразии народы выработали некий естественный код национального общежития. В Европе этого не было — им понадобилась политическая нация. Кроме того, была ситуация раскола на протестантов и католиков, которых надо было замирить. Надевать же узкий западный кафтан на мощное российское тело — бессмысленно и вредно.

В ходе обсуждения "российской нации" протоиерей Всеволод Чаплин предложил принять закон о государствообразующей роли русского народа. Вот это, безусловно, необходимость. Русские действительно государствообразующий, державообразующий народ той части Евразии, которая сегодня называется Российской Федерацией. Нужно привести в соответствие реальное положение с юридическим. Что никак не ущемит права других этносов. Русский народ никогда не был националистическим, никогда не угнетал другие народы. И в то же время, если выдернуть державообразующий стержень, то в Северную Евразию придут транснациональные корпорации — и тогда в положении североамериканских индейцев окажутся не только русские, но и якуты, хакасы, чеченцы и все остальные. Кстати, практически все народы, живущие на территории нынешней РФ, это прекрасно понимают.


(обратно)

Дошли до точки...


Дошли до точки...

Ольга Четверикова

16 марта 2017 0

Вице-спикер Госдумы Ирина Яровая внесла в парламент законопроект, предлагающий наказание до 12 лет лишения свободы за доведение несовершеннолетних до самоубийства.

Все эти суицидальные программы — лишь часть общей стратегии, которая сегодня реализуется в отношении наших детей и молодёжи. "Группы смерти" — следствие, а надо смотреть на источник. Возьмите все стратегии, направленные на реформу системы образования, — там нет понятия личности, зато есть "человеческий капитал". Следовательно, не ставится задача воспитания интеллектуально и духовно-нравственной развитой личности, вся идея в том, чтобы сформировать капитал, который будет приносить доход. И вся система образования под это строится, оставляют те специальности, которые нужны "инновационному", "продвинутому" бизнесу. Самая страшная проблема — то, что у молодёжи сегодня нет будущего. Меняется само понимание человека, его предназначения. Торжествует чисто потребительский взгляд: подготовить кадры, которые будут удовлетворять крупный бизнес. Другой задачи в нынешней государственной стратегии я не вижу. Точнее, я не знаю, в какой степени она носит государственный характер, ибо большую часть социально-экономической политики у нас определяет крупный бизнес. А ему нужна дешёвая рабочая сила, а не личности. И через поколение мы получим поколение дебилов, то есть слабоумных.

Всё, что направлено на развращение наших детей, — поощряется. Посмотрите, какие фильмы и мультфильмы смотрят дети, обратите внимание на популярные игры. Это же тотальная дебилизация. Посмотрите форсайт-проект "Образование 2035", который лежит в основе не реформы, а уничтожения нашей системы образования. Это же откровенное человеконенавистничество, но об этом молчат.

Психолог Александр Асмолов говорил, что главное его достижение — подготовка "армии" практических психологов, которые фактически должны заменить преподавателей. А психологи — это люди, которые умеют манипулировать сознанием. Современные психологические практики вышли либо из оккультных методик (посмотрите, что такое НЛП), либо из Фрейда и прочих.

И суициды отсюда. Если детей направляют на то, что они живут в виртуальном мире, что они доверяют этому виртуальному миру как реальному, отсюда и следствие. Нормальный ребёнок смотрел бы такое, подчинялся бы? Нет, конечно, он сразу дал бы негативную оценку. А сегодня дети настолько погружены в этот виртуальный мир, что фактически уже управляются им, да и теми, кто разрабатывает подобные программы. Поэтому ребёнка можно подвести к чему угодно.

Сейчас происходит реализация, внедрение "достижений" четвёртой промышленной революции: роботизация, 3D-печать, когнитивные технологии. Всё это не только меняет сам характер производства, когда с работы выкидывают "ненужных" людей. Далее — сфера социальных услуг в целом. Далее они меняют саму сущность человека. Если делается возможным превращение человека в киборга, то пропадает христианский взгляд на человека как на творение по образу и подобию Божиему. Даже гуманизм, который прославлял человека, отныне тоже устарел. Внедряется трансгуманистическое мировоззрение, которое рассматривает человека не как субъект, а как биологический объект, которое воспринимает его как сущность, приносящую прибыль.

В июле прошлого года проходил Форум стратегических инициатив, где была представлена программа научно-технологических инициатив. На форуме постоянно говорилось, что надо "производить" таланты — наш главный товар. О чём говорить, если детей заведомо рассматривают как товар?

Поскольку я занимаюсь проблемой образования, то знаю, что большая часть родителей в ужасе от так называемых "реформ". Значит, надо научиться открыто и честно об этом говорить. Только своими силами, духовной энергией мы можем что-то изменить. Страшно физически потерять ребёнка. Но ещё чудовищнее, если происходит духовная смерть, и на месте человеческой личности возникают биороботы.

Необходим системный государственный подход, а не разовые реакции на "горячие" факты. Нужна стратегия: что мы хотим, какие задачи ставим. Раньше целью государства декларировалось развитие образованной, нравственной личности. А сегодня нам рассказывают об "инновационной экономике", для которой необходим "инновационный человек". Ну, а дальше речь уже идёт о том, чтобы этот "инновационный человек" был перестроен на совершенно другие принципы. И поскольку в основе лежит сверхприбыль, то нужен человек-объект, способный её принести. Пока транснациональный капитал контролирует многие сферы жизни — "группы смерти" неизбежны. И так пока уже не дойдём до точки, когда выяснится, что и людей как таковых нет, а землю населяют некие неопределённые существа.


(обратно)

Турецкий запал


Турецкий запал

Алексей Анпилогов

16 марта 2017 0

о конфликте Анкары и Европы

Сторонники Эрдогана устроили массовые беспорядки в Нидерландах. Протесты начались после того, как власти сначала не пустили в страну самолёт главы МИД Турции, а затем предписали турецкому министру по делам семьи и социальной политике покинуть королевство.

Около двух тысяч турков, проживающих в Роттердаме, вечером 11 марта собрались неподалёку от турецкого консульства и начали забрасывать полицейских различными предметами. Не менее резким был и ответ президента Турции Реджепа Эрдогана, который обвинил власти Нидерландов в том, что они не осведомлены ни о политике, ни о дипломатии. "Они столь же робки, сколь трусливы. Все эти решения — остатки нацизма и фашизма", — заявил Эрдоган.

Есть старая поговорка: для свадьбы или для последующего скандала нужны всегда двое. В конфликте, который сегодня возник между Нидерландами и Турцией, столкнулись две тенденции — первая, берущая начало в странах ЕС, и вторая, связанная с самой Турцией.

С одной стороны, в современной Европе растёт не просто национальное самосознание, но и уже достаточно серьёзный правый национализм, который воспринимает мигрантов, выходцев из арабских стран, из Турции, из стран Северной Африки как чужаков и как чужеродный элемент для стабильного и устроенного европейского общества. С другой стороны, в Турции именно с приходом к власти Эрдогана и его политической силы осуществляется постепенный демонтаж светского и европейски ориентированного турецкого государства, которое возникло во времена основателя современной турецкой нации Кемаля Ататюрка. При этом турецкие мигранты в Европе ощущают себя не только жителями ЕС, но и участниками этого, скажем прямо, фундаменталистского и исламистского проекта Эрдогана — хотя многие из этих людей живут в ЕС уже годами и десятилетиями, обзавелись там семьями, родили детей, получили гражданство. Однако эти люди сохраняют турецкий язык общения, исламское вероисповедание и массу других особенностей, которые используются правыми силами в Европе для того, чтобы спекулировать на теме мигрантов, их воздействии на европейские ценности и европейскую культуру.

Именно столкновение этих противоположных тенденций побуждает и высвечивает те противоречия, которые выплеснулись в виде голландско-турецкого конфликта, который, шире того, является конфликтом турецко-европейским.

Процесс взаимной радикализации этих отношений практически неизбежен — светская Турция Ататюрка просто "тонет" как в собственной демографии, так и в миграции из сопредельных арабских стран. Турция, будучи ещё двадцать лет назад пятидесятимиллионной страной, в течение следующих 15 лет вполне может достигнуть населения в 100 миллионов — как за счёт собственного демографического роста, так и за счёт мигрантов и беженцев, которые сейчас бегут на территорию Турции из Сирии, Ирака, Йемена и других горячих точек арабского мира. Вся эта масса неустроенных и не имеющих внятного будущего людей радикализирует обстановку в Турции, склоняя её к гораздо более фундаменталистской версии ислама и разрушая светское государство. Кроме того, неизбежным внешним выходом такого процесса является идея пантюркизма, возврат к риторике и образу действий "Блистательной Порты", которые были под строжайшим запретом во времена правления кемалистов. И одной из целей такой мировой экспансии опять-таки становится близкая и тесно связанная с Турцией Европа.

Основа влияния Турции на Европу — это турецкая диаспора. Сегодня только в крошечных Нидерландах проживает порядка 400 тысяч жителей турецкого происхождения, в соседней Германии турков и того больше — порядка 8 миллионов, практически каждый десятый житель страны. И вся эта масса людей настроена во многом про-турецки и анти-европейски, исповедуя фундаменталистский и радикальный исламский подход. Такая ситуация отнюдь не радует Европу и вызывает очень серьёзные опасения у европейцев, поскольку они считают, что вся эта масса граждан Германии (Нидерландов, других стран), имеющих турецкое происхождение, может быть использована как скрытый запал в "цивилизационной бомбе", которая может быть взорвана любым будущим турецким лидером — в достаточно спокойной и привыкшей к управляемой Турции Европе.

Впрочем, как уже было сказано, основу нынешнего противоречия заложили обе стороны. Европа на протяжении всего прошлого и начала нынешнего века весьма умело манипулировала Турцией, используя её в качестве своего бесправного союзника. Бесконечное ожидание "в предбаннике Европы", которое предлагали Турции, было временным рецептом — и оно, безусловно, не устраивало турок. Здесь надо сказать, что турки — это имперская нация, как и русские, они имеют собственную гордость.

Европа же предлагала Турции быть "вечным мальчиком на побегушках", восточным заслоном Европы по отношению к арабскому миру и клином против России, закрывающим русским доступ к тёплым южным морям — при весьма однозначном посыле со стороны ЕС в сторону Турции: "нет, вы не европейцы!". Вот этот подход и привёл к тому, что нынешняя Турция выбирала пусть и не идеальный, но свой собственный путь развития, который уже не ориентирован на Европу.

Поэтому не исключено, что мы сегодня видим крах идеи "единой Европы" — в экономическом, социальном и культурном плане. И началом этого взрывного краха будет турецкий запал, чей фитиль уже подожжён и начинает не просто тлеть, но гореть, грозясь взорвать всю конструкцию Европейского Союза.


(обратно)

Научи учителя!


Научи учителя!

Владимир Архангельский

16 марта 2017 0

25  лет реформ образования не обошли стороной и педагогические вузы страны. В каком состоянии подошла мощнейшая система к 2017 году, что нужно сделать, чтобы не просто сохранить, но и развить лучшие достижения русской и советской школы с учётом всех вызовов современности, —  об этом говорили на днях участники пресс-конференции, посвящённой принятию концепции развития Московского педагогического государственного университета (МПГУ) на 2017-2020 гг.

"Мы хотим — и это одна из важнейших наших задач — сформировать новую модель педобразования, которая отвечала бы новым реалиям в стране и в мире в целом. Мы понимаем, что за последние 25 лет кардинально изменилось всё: общество, дети, наша среда обитания, изменились механизмы общения между участниками образовательной среды в условиях глобального влияния интернета и соцсетей", — об этом заявил в самом начале пресс-конференции исполняющий обязанности ректора МПГУ Алексей Лубков, подчеркнув прямо-таки пожарную необходимость создания новой системы подготовки учителя.

Понять тревогу главы первого педагогического вуза России несложно. За минувшую четверть века по системе подготовки учителей был нанесён ряд серьёзнейших ударов. Порой раздавались даже призывы к уничтожению педагогических вузов. А готовить преподавателей предполагалось в рамках классических университетов. Эти призывы сопровождались действиями, отметили представители МПГУ. Если в начале 1990-х годов в России было около 500 педвузов, то к настоящему времени их осталось менее 40. Правда, сегодня отношение государства к высшей школе начало меняться, и этот процесс в масштабах страны приостановлен, что, безусловно, позитивно, — заявил Алексей Лубков.

Но не только сокращение количества педвузов и их объединение вызвали кризис в педагогическом образовании. "Внедрение новых образовательных стандартов привело к значительному дисбалансу в структуре подготовки педагога, — рассказал нашему изданию первый проректор МПГУ Виктор Дронов. — Крен был сделан в сторону так называемого "компетентностного подхода", когда содержание обучения отходило даже не на второй, а на третий-четвёртый план. Во главу угла ставились умения и навыки, формирование личностных черт педагога". Но разве можно проявлять какие-то компетенции при недостаточном уровне знаний? Ответ, уверен проректор, очевиден: нет.

Есть и другая большая проблема — воспитание. Десятилетиями в России обучение и воспитание шли рука об руку. Постулат о том, что школа невозможна без воспитания детей учителем, воспринимался как аксиома. Сегодня, отметили участники пресс-конференции, образование рассматривается как услуга, а воспитание ушло из школы совсем. И в этом плане мы оказались, в худшем смысле, "впереди планеты всей". "Но нет ни одной школы мира, которая бы не ставила своей задачей воспитание. Попробуйте сказать в любой школе мира, что ученик не должен быть патриотом. Поверьте, вас, по меньшей мере, не поймут, — говорит Виктор Дронов. — А мы сейчас гордимся, что взращиваем какого-то стерильного в плане воспитания и патриотизма человека. Это же абсурд!".

Что делать в этой ситуации педагогическим вузам? В МПГУ выход видят во взвешенном сочетании традиции и новаций. "Мы должны взять всё хорошее, что было накоплено в России и СССР, — говорит Алексей Лубков. — Именно этот ресурс позволит не только выучить, но и воспитать педагога. Главное, что мы планируем сделать в ближайшие три года, это вернуть фундаментальность и системность подготовки педагога по его предмету". Изменения коснутся и базисной, и вариативной части программы обучения. Помимо предметной, особое внимание будет уделено и общекультурной подготовке будущих учителей. Без этого, уверены в МПГУ, настоящего наставника быть просто не может.

Но обращение к наследию мировой культуры отнюдь не значит, что университет "повернётся в прошлое". Напротив, концепция развития МПГУ учитывает все самые современные и острые вопросы, которые ставит перед учениками и педагогами очень непростой и агрессивный информационный мир. "В современных условиях крайне активного влияния виртуальной среды роль педагога возрастает, — продолжает Алексей Лубков. — Интернет-среда — это огромное количество ложного и социально опасного содержания. Педагог призван выступить своего рода экспертом, который должен помочь ученику отделить зёрна от плевел, понять, что в интернете опасно, где можно найти релевантный учёбе контент". Педагогические вузы должны гибко реагировать на существующие и потенциальные векторы влияния на общественное сознание, особенно на детей, и предлагать новые методики образования. В сотрудничестве с Российской академией образования МПГУ намерен не просто готовить педагогов нового поколения, но и поддержать свою славу научного вуза. Для чего планирует заняться исследованиями новых вызовов, которые ставит перед всеми нами меняющийся мир.

Учитель, говорят авторы концепции, должен стать навигатором в глобальной информационной среде, в которой существует современное общество. И, обучая ядру знаний, помнить всегда о личности ученика. "Самое главное — это пространство души, — говорит Алексей Лубков. — Вселенная личности педагога и личности ребенка. Мы должны вернуться к ментальным основам нашей культуры, обратиться к человеку. И это — главное".


(обратно)

Хвала или угроза?

Александр Нагорный 13 марта 2017 года на телеканале CNN состоялась премьера фильма "Владимир Путин — самый влиятельный человек в мире", посвящённого российскому президенту. Сразу после этого CNN ещё раз повторил обвинения против РФ о "незаконном вмешательстве" в президентские выборы США 2016 года, создавая идеологическое обоснование будущему импичменту Д.Трампа.

За сутки до показа на CNN буквально каждые полчаса крутили рекламный ролик этого фильма, автором которого значится "политолог №1" США Фарид Закария. Пафос самой ленты сводился к тому, что Путин — чуть ли не диавол во плоти, который манипулирует странами и регионами мира, избранный 45-м президентом США Дональд Трамп — "ученик" и чуть ли не агент "хозяина Кремля", а несчастная Хиллари Клинтон — жертва путинской манипуляции. Безусловно, это — пропагандистская фальшивка, но фальшивка, которая имела чётко поставленные цели и задачи. Главной из них была диффамация российского президента в качестве антидемократического и антигуманного человека, который мешает всему миру идти путём свободы, толерантности и прогресса. Тем самым вторая задача данного произведения сводилась к тому, чтобы поставить российского президента в ряд "плохих" государственных деятелей, которых США последовательно уничтожали последнюю четверть века.

Надо сказать, что фильм Закария мало чем отличался от аналогичной продукции, уже выпущенной в свет другими западными масс-медиа, — например, фильма BBC "Тайные богатства Путина" (2016). Закария и его комментаторы всеми силами пытались представить президента РФ стремящимся к политическому тотальному диктату, в рамках которого он не гнушается никакими методами и средствами. А потому — подлежащим уничтожению любым способом. Так, как были уничтожены, например, Саддам Хусейн и Муаммар Каддафи, кадры с которыми даются параллельно кадрам с российским президентом, прямо указывая, что Путин должен повторить судьбу этих государственных лидеров, свергнутых либо в результате военной агрессии США, либо в ходе "цветных революций", организованных западными спецслужбами.

Далее Закария перешёл к теме якобы существующего непримиримого конфликта между российским обществом и "путинской властью", главной иллюстрацией чего стали кадры "болотной революции" шестилетней давности, а главной протестной фигурой был подан Борис Немцов. Походя автор фильма фактически обвинил Путина в убийстве Немцова при помощи чеченских боевиков, полностью проигнорировав установленный следствием "украинский след" в этом деле, и тут же сообщил, что Путин готов такими же средствами (то есть вплоть до убийств?) подрывать политическую стабильность в США, в странах Европы и во всём мире. Параллельно воспел Хиллари Клинтон с её заявлением, что у Путина нет души и сердца, потому что он работал в КГБ. В целом фильм следует рассматривать как попытку объявить российского президента "Гитлером сегодня", объявив ему на этом основании тотальную войну.

В конце фильма Закария лично появляется на экране и задаётся сакраментальным вопросом: всё-таки каким же образом Путин стал доминировать в мировой политике? И сам отвечает на него: Россия Путина безмерно слаба по сравнению, например, с США и Китаем, но пользуется бесчестными методами во внутренней и внешней политике. А завершающий аккорд этого "шедевра" сводится к тому, что случится с наиболее крупными странами в случае смерти их руководителей. Закария утверждает, что в то время как в США в случае смерти или убиения президента имеется конституционный механизм преемственности, а в Китае политико-идеологический механизм через Политбюро, то в России после Путина возникает полный политический вакуум. Другими словами, Закария даже здесь ухитрился "наврать" и ввести "элемент смерти" в свои рассуждения.

Вот такую фальшивку осуществила американская телекомпания CNN. Видимо, конфликт между неоглобалистами-"клинтоноидами" и сторонниками Трампа внутри самих США вышел на такой уровень, что речь идёт буквально о "жизни и смерти" проигравшей стороны, а потому те силы, которые правили в США начиная с 1992 года, идут "ва-банк", диффамируя всех, включая Путина и Трампа, кто может помешать им продолжать и скрывать от мира их преступные деяния.

(обратно)

Валерий Фадеев, друг эллинов, враг иудеев


Валерий Фадеев, друг эллинов, враг иудеев

Владимир Бушин

16 марта 2017 0

Чем кумушек считать трудиться,

Не лучше ли, телекума, к своим оборотиться?

В одном из своих еженедельных воскресных телеобзоров событий ведущий Валерий Фадеев ужасно негодовал на американцев и англичан, на немцев и французов: всюду им мерещится вмешательство в их дела России и лично нашего президента. В самом деле, первые голосят о том, что Трамп — прямой ставленник Путина; вторые — что русские устроили выход Великобритании из единой Европы; третьи — что русские продвигают Марин Ле Пен, четвёртые — что мы наслали в Германию сотни тысяч арабов и турок…

И Фадеев обличал: "Это сумасшествие! Это полоумие! Они спятили!"

И всё было справедливо. Фадеев глубоко прав. Они заслужили его гнев за своё враньё. Они действительно рехнулись… Но есть тут маленькая закавыка. Ведущий был в своём негодовании так искренен, горяч и беспощаден, словно живёт в каком-то идеальном государстве Солнца или в благословенной Аркадии, населённой пастухами и пастушками, в свободное время играющими на свирелях и лютнях, и тут совершенно невозможна, немыслима, невообразима умственная и моральная деградация, о которой сказано. И словно сам он вот такой пастушок со свирелью в набедренной повязке из козьей шкуры. Однако, увы — дело обстоит не совсем так.

Когда некоторые его сограждане заявили, что после предательства и удушения советской власти врагов у Аркадии в мире больше нет, а есть только коллеги, партнёры и друзья, мечтающие нас ублажить, во всём потрафить, — разве это не было фактом невиданного в истории сумасшествия?

Исходя из своего убеждения о друзьях во всём мире, руководители Аркадии безо всякого согласования с законодательной властью взяли и уничтожили не ими созданные военные базы в других странах, позволявшие нам держать под контролем чуть не весь мир, — разве это не преступное полоумие?

А кто мог в такое время, как ныне, назначить торговца спальными гарнитурами министром обороны? Может, это сделали американцы?

Когда страна вымирает, а они радостно говорят об "отрицательном росте" населения — разве не понятно, что им просто удалось сбежать из психушки?

Фадеев с презрением, с негодованием говорил ещё о фильме "Лунный свет", получившем на этих днях высшую американскую награду "Оскар". Главный герой фильма — гомосексуалист. Да, только сбрендившие могли дать награду за такой фильм! Но неужели вы, Фадеев, не слышали о постановке у нас в Аркадии чеховских "Трёх сестер", где все три героини изображены лесбиянками? Вы не ходили в театр Райкина, где ставят спектакль тоже о юных геях? Вы не были в МХТ Табакова или в знаменитом ленинградском БДТ, где со сцены несётся мат? Не видели на телеэкране соревнование по величине мужских детородных членов? А демонстрацию скотоложества в программе "Говорим и показываем" на НТВ? Хотя бы прочитайте об этом в статье И.Петровский в "Новой газете". А можете вы представить американскую Статую Свободы, которая держала бы в руке не факел, а фаллос? Я думаю, там это вообразить невозможно. А вот в Петербурге на одном из разводных мостов изобразили, да так, что видно с другого конца города. Подождите, доберутся и до Медного всадника, и до памятника Екатерине Второй, и до Зимнего дворца. Был же случай, когда в Москве в приступе буйного ликования по поводу победы 21 июня 2008 года наших футболистов над голландцами один орангутанг взобрался верхом на памятник Пушкину. И фотографии были в газетах. Разыщите, например, "Советскую Россию" за 24 июня. Там Ек. Польгуева в статье "Добром это не кончится" писала: "В четвёртом часу утра пьяная толпа фанатов из двухсот человек разгромила магазин в Зеленограде. Другая толпа вскрыла офисный центр и избила охранников. На улице Шокальского болельщики стреляли в прохожих из газовых пистолетов. Около тридцати человек были сбиты этой ночью на дорогах столицы. Четверо из них скончались на месте".

Патриарх Алексий II превзошел всех, когда на другой день — 22 июня — заявил: "Сегодняшняя скорбь, связанная (язычок-то!) с началом Великой Отечественной войны, разбавляется нашей общей радостью о (!) вчерашней победе российской сборной". Это же запредельно: три забитых гола "разбавили" скорбь святого отца о гибели 27 миллионов соотечественников!

А можете представить орангутанга на памятнике Гёте в Германии? Гюго во Франции? Сервантеса в Испании? Нет. Мы теперь и в этой деградации впереди планеты всей.

К слову сказать, сейчас идет по телевидению многосерийный фильм о Екатерине Второй. Так ведь сплошь амурные сцены, любовные сюжеты, пастельные эпизоды. Ну да, жизнь царицы дает здесь богатый материал. Но где же великая Государыня и ее славные свершения? О них торопливо и бегло, газетным слогом информирует нас закадровый голос. Авторы словно задались проиллюстрировать известные слова классика: "Она жила довольно блудно…" И это кино? Это искусство? Это воспитание патриотизма? Сравнили бы они то, что смастачили, допустим, с советским фильмом о Петре. Там, как сказал тот же классик:


То академик, то герой,

То мореплаватель, то плотник,

Он всеобъемлющей душой

На троне вечный был работник…


А тут что? Какая работа?

Вы и это не видели, не читали? Да где вы живёте, Фадеев, если ничего подобного не знаете? Или за хорошую плату можете вместе с "властью без мозгов" (Ж. Алфёров) врать или молчать о чём угодно?

Да взять хотя бы и вашу собственную передачу. Вы говорили о многих важных событиях, порой страшных, кровавых, чудовищных. И вдруг вас на полуслове прерывает реклама о слабительном "Фитолакс", об уходе за ногтями, о средстве от пота. Это же насилие идиотов над человеком, попрание его свободы и прав, но вам и в голову не приходит протестовать.

А главное вот в чём. Есть всё-таки большая разница между враньём Запада и нашим доморощенным. Те безмозгло лгут о чужой для них стране, об иностранном политике, который к тому же может им дать и даёт сдачу, а наши и сами клевещут, и поощряют клевету на своих уже умерших сограждан. Согласитесь, маэстро Фадеев: те, конечно, спятившие негодяи, но в сравнении с нашими они всё-таки в данном случае выглядят предпочтительней.


(обратно)

Информационный суверенитет


Информационный суверенитет

Игорь Ашманов

16 марта 2017 0

"Викиликс", ЦРУ и импортозамещение

Сайт Викиликс запустил серию публикаций данных о деятельности Центрального разведывательного управления США. В частности, в этих публикациях рассказывается о существовании глобальной программы для взлома различных устройств.

О том, что смартфоны и другая техника с выходом в интернет способны передавать нашу речь и изображения, компетентным товарищам из ЦРУ было известно ещё до нынешней утечки Викиликс и даже до Сноудена. Те, кто занимается такими вещами, как информационная безопасность, например, разработкой файрволов и прочих средств защиты для смартфонов (как наша компания "Тайга") или средств борьбы с утечками (как компания моей жены Натальи Касперской InfoWatch), всё это знали и раньше. Давно известно, что, скажем, iOS для iPhone содержит в себе изначально поставляемые производителем смартфона библиотеки, которые собирают все данные и посылают неизвестно куда. Ещё пять лет назад было понятно, что смартфон может снимать и отсылать "в центр" фотографии, будучи как бы выключенным, неактивным, с тёмным экраном. То же самое — относительно СМС и всего остального. Наконец, произошёл случай, когда жареный петух клюнул, и произошёл не в первый раз. Первый был, когда выступил Сноуден, но тогда разговоров хватило на полгода или даже меньше, а потом все привыкли: да, слушают — ну и что? Думаю, что и сейчас будет примерно то же самое.

ЦРУ наработало несколько сотен миллионов строк кода, как сообщает Викиликс, всяких вирусов, троянов, систем взлома, эксплойтов нулевого дня и так далее. Управление создало кучу отделов, серверов, которые это всё собирают. Понятно, что они могут влезть в любой смартфон на планете, в любой (или почти любой) телевизор и так далее. Но ЦРУ — это всё-таки разведка, которая действует нелегально и скрытно. А в США есть ещё Агентство национальной безопасности (NSA). "Патриотический акт" от 2001 года предписывает всем, кто хоть что-то делает в интернете, регулярно отчитываться в АНБ. Причём обычно распоряжение сдавать данные приходит вместе с тем, что у них называется gag order, то есть с подпиской о неразглашении. Тебе предписывают наладить поток данных в сторону АНБ, но ты не имеешь права об этом рассказывать под угрозой обвинения в госизмене. Поэтому цэрэушники собирают информацию как бы несанкционированным образом, а АНБ — как бы санкционированным. Со всех серверов Фейсбука, Гугла и остальных американских компаний они получают данные ежечасно и ежесекундно.

Что касается производителей гаджетов. Я не уверен, что все они заранее встраивают шпионские компоненты в свою продукцию. Большая часть производителей, кроме "Эпл", всё-таки работает не на территории и не в юрисдикции США, а в Юго-Восточной Азии. Но у всех стоит операционная система Андроид (если говорить о смартфонах и планшетах). ОС Андроид, хотя формально разрабатывается неким открытым консорциумом, в реальности контролируется Гуглом, а Гугл работает в юрисдикции США, в условиях "Патриотического акта". Поэтому Андроид с этих телефонов передаёт данные в центр. А уж сотрудничают ли LG, Самсунг и прочие в смысле передачи данных для ЦРУ или для АНБ сверх этого — я не знаю. Может быть по-разному. Мы знаем, например, что для того, чтобы производители не ставили приложения Яндекса на свои телефоны, Гугл им легко выкручивает руки. То есть угрожает, что перестанет поставлять непокорным "мобильные сервисы Гугл" (GMS), и они все подписывают тайное соглашение, что не пустят Яндекс на первую страницу своих телефонов. Могут ли им так выкручивать руки, чтобы они отдавали данные в АНБ, не будучи американскими компаниями? Всё возможно. США, англосаксонский мир — это больше половины рынка для того же Самсунга. Поэтому можно воздействовать чисто коммерческими средствами.

Ну, и как нам рассказали на Викиликсе, есть следующий слой: ЦРУ, уже не спрашивая про коммерческие интересы, просто поверх технических решений производителей ставит какие-то хакерские прилады, которые позволяют забирать данные, ни с кем не договариваясь.

Общество пока не слишком напугано тотальным контролем. Многие рассуждают так: "Какая разница, читает, слушает, смотрит меня АНБ или ЦРУ — или нет? Вот ФСБ пугает, а иностранцы за мной, скорее всего, не шпионят, потому что я им неинтересен. А даже если шпионят — подумаешь! Чем они мне могут повредить, я простой человек, скрывать мне нечего, секретов нет". Но здесь есть очень простое рассуждение, заключающееся в том, что современная разведка работает так же, как современные рекламные технологии. Они выкачивают всё — это называется "большие пользовательские данные". И для них важен процент конверсии того, что они собирают, во что-то полезное с точки зрения влияния. То есть они собирают данные на всех, а находят компромат или какие-то слабые стороны только у одного процента населения, условно говоря. А от этого процента через пятнадцать лет 1% станет влиятельным — студенты и школьники подрастут, бизнесмены разбогатеют, мелкие чиновники продвинутся до уровня крупных. И даже если это 1% от 1% — неважно, потому что позволит накопить несколько сотен или тысяч точек влияния на страну на очень высоких уровнях, благодаря собранному компромату.

Так что для России налицо угроза для суверенитета. Или дыра в нём — я бы даже так сказал. Для минимизации этой угрозы требуется то, что называется импортозамещением. За последние годы здесь сделано довольно много. В рабочей группе при администрации президента я это наблюдаю. Создан реестр отечественного программного обеспечения, принят закон, что при госзакупках оно должно иметь приоритет, если нет серьёзных обоснований того, что оно не годится и надо купить западное. Начались первые иски и процессы по пересмотру сделок, в результате которых куплено западное без достаточных оснований. Один из очень хороших итогов — то, что имеется три тысячи программных средств в этом реестре, введённом Минсвязи. Видно, что у нас практически закрыта вся продуктовая линейка. Даже есть несколько операционных систем. По всему прикладному программному обеспечению есть отечественные аналоги — и часто очень сильные. Те, кто этим реестром непосредственно занимается, говорят, что сами были изумлены — сколько у нас, оказывается, всего есть. Просто для этих решений не было ни денег от институтов развития, ни рынка, который закон о приоритете отечественной продукции и должен создать. То есть импортозамещение — очень перспективная история, которая заработает по-хорошему через два-три года.

Уже сейчас информационный суверенитет возникает кусками, точечно, очагами. Например, понятно, что в оборонке и спецслужбах этого суверенитета сильно больше. Если сейчас заработает реестр Минсвязи в сопровождении соответствующего закона, то и в других госорганизациях суверенитета станет больше — будут покупать отечественное. Параллельно нужно ещё защиту строить, то есть спецслужбы должны на это работать. Должны быть приняты законы, защищающие интернет-пространство. Это всё постепенно развивается. Думаю, что на горизонте в три года мы довольно сильно защитимся, быстрее — вряд ли.

На самом верху об этом думают, что заметно даже на бытовом уровне. Большинство чиновников из тех, кто этим занимается, перешли на маленькие кнопочные телефоны, смартфонами в рабочее время не пользуются. Телефоны при серьёзных разговорах сдаются в специальный ящик на входе в кабинет. Суды, следователи, спецслужбы, чиновники уже осознали, что такое интернет, информационные технологии. Только некоторые публичные политики сверкают айфонами… Но солидные, разумные люди давно уже понимают, что к чему.

Про Доктрину информационной безопасности РФ можно сказать: её главное свойство — что мы, "айтишники", теперь явно говорим на одном языке с людьми, которые эту доктрину писали. В ней не было ни одной очевидной глупости, не было никаких технически неверных высказываний — её писали грамотные люди.


(обратно)

Разведка США: преступность, терроризм и новые технологии ближайшего будущего


Разведка США: преступность, терроризм и новые технологии ближайшего будущего

Елена Ларина , Владимир Овчинский

16 марта 2017 0

Российские СМИ уже сообщали о новом докладе Национального разведывательного совета США «Глобальные тренды: парадоксы прогресса», подготовленном офисом директора национальной разведки в январе 2017 года  для представления в Конгрессе США. Совершенно справедливо указывалось на явно антироссийский характер доклада. Россию в докладе обвиняют во всех смертных грехах: в развязывании агрессии в различных регионах, кибератаках на США и другие страны, разжигании новой «холодной войны» и даже … в подготовке к мировой войне!

Эти положения доклада — на совести его составителей.  Но в то же время нельзя обойти вниманием ряд положений, которые являются плодами серьёзной аналитики и представляют значительный интерес для концептуального осмысления проблем мировой безопасности и национальной безопасности России.

Многие выдающиеся ученые (Жак Аттали, Мэтью Барроуз, Элвин Тоффлер и др.) строили свои модели  ближайшего будущего, исходя из того, что   преступность  и терроризм не только  не  уменьшатся, а станут реальными угрозами для человечества. На таких же позициях стоят многие исследовательские коллективы, делающие прогностические оценки в докладе разведсообщества США.

Авторы доклада, например, полагают, что несмотря на технический прогресс последних десятилетий, глобальные тенденции указывают на тёмное и сложное ближайшее будущее. Преобладающая направленность изменений – возрастание напряжённости.

Меняется мировая экономика .  В ближайшем будущем сохранится слабый экономический рост. Крупнейшие экономики столкнутся с сокращением рабочей силы и уменьшением прироста производительности труда. До настоящего времени странам G7 не удалось полностью восстановить экономическую ситуацию после финансового кризиса 2008-2009 гг. Они имеют большие долги, сохраняется слабый спрос. Население высказывает сомнения относительно глобализации.  Низкие темпы экономического роста будет вести к социальной напряжённости  в развитых странах и увеличивать бедность – в развивающихся.

Технология ускоряет прогресс, но усиливает противоречия. Быстрый технологический прогресс приведёт к более быстрым изменениям и новым возможностям. Он также обострит противоречия между победителями и проигравшими в экономической гонке как внутри отдельных стран, так и в глобальном масштабе. Автоматизация и искусственный интеллект способны изменять экономику быстрее, чем система  управления адаптируется к этим переменам.  Прогресс искусственного интеллекта и робототехники ведёт к тому, что число рабочих мест, подлежащих автоматизации намного превышает число вновь создаваемых рабочих мест, связанных с разработкой и обслуживанием сложной техники. Кроме того, автоматизация снижает зависимость развитых стран от миграционных потоков и затрудняет трансферт технологий и капитала для бедных стран.

Управление становится более трудным.  Население потребует у правительств обеспечить безопасность и процветание. Однако невысокие доходы, недоверие, поляризация и разнородность запросов различных групп населения будут препятствовать деятельности правительства. Технологии позволят расширить круг игроков, которые смогут блокировать или обходить политические действия. Регулирование глобальных процессов усложнится, т.к. придётся считаться с неправительственными организациями, корпорациями и небольшими группами. Это приведёт к переходу от международной системы управления и согласований к ситуационному решению по частным вопросам.

Изменится природа конфликтов .  Риск возникновения конфликтов увеличится из-за расхождения интересов среди ведущих держав, увеличения террористической угрозы, длительной нестабильности в слабых государствах и распространения смертельных, разрушительных технологий. Разрушающие общества и несостоявшиеся государства станут более распространённым явлением. Они будут обладать высокоточным оружием дальнего радиуса действия, кибер- и роботосистемами для проникновения в целевые инфраструктуры издалека и более доступными технологиями для создания оружия массового уничтожения.

В течение следующих 20 лет тенденции будут вести в беспрецедентном темпе к увеличению числа и сложности проблем. Наиболее разрушительными из них будут кибератаки, терроризм и экстремальные погодные условия.

Демографические изменения повлияют на работоспособность, социальное обеспечение и социальную стабильность. Богатый мир стареет, в то время как большая часть бедного мира – нет. Всё больше людей живут в городах. Некоторые из них становятся всё более уязвимыми в результате природных катаклизмов. Борьба за хорошую работу приобретает глобальный масштаб, в то время как технологии разрушают рынок труда. Технологии будут способствовать расширению возможностей отдельных лиц и небольших групп объединять людей. В то же время ценности, национализм и религия будут всё больше разделять их.

На национальном уровне разрыв между популярными ожиданиями от правительственных действий и реальными действиями будет увеличиваться. Сама демократия уже не может быть принята как само собой разумеющееся явление. За её сохранение придётся бороться. На международном уровне концентрация власти в отдельных элитных группах ухудшит коллективное взаимодействие против глобальных проблем.

Растёт риск возникновения конфликтов. Война будет всё меньше походить на войны прошлого. Сотрётся разница между миром и войной, тылом и фронтом, между регулярными подразделениями армий и иррегулярными формированиями. Всё чаще конфликты будут происходить не на поле боя, а в киберпространстве, финансово-экономической и ментальной сферах.  Хронические угрозы загрязнения воздуха, нехватка воды и изменение климата станут более заметными. Это приведёт к серьёзным столкновениям.  Среди крупных держав, элит и населения чем дальше, тем больше нет согласия в путях решения глобальных и региональных проблем. Динамика развития приходит в острое противоречие с расстройством системы глобального управления.

Вечно молодое население. В некоторых африканских и азиатских странах средний возраст населения будет 25 лет или меньше. Это относится к  Сомали, Пакистану, Афганистану, Ираку и Йемену и обусловлено одновременным действием трёх факторов. В странах Азии и Африки, особенно где население исповедует ислам, очень высоки темпы рождаемости. Авторитарные режимы, находящиеся у власти в большинстве африканских и азиатских стран, не делают ничего, либо делают мало для развития здравоохранения и социальной помощи. Поэтому в этих странах очень высокий уровень смертности среди всех демографических групп и низкая продолжительность жизни. Наконец, это регионы, где практически не прекращаются войны, внутренние столкновения, очень высок уровень гражданского насилия. (А это означает, что именно эти регионы в опережающем темпе будут пополнять ресурсы террористов, наркомафии и других преступных образований . – Е.Л. и В.О.).

Большинство людей живёт в городах. Демографические тенденции усилят давление на правительства, особенно в сфере услуг и здравоохранения. Половина населения земного шара в данный момент проживает в городах. К 2050 г. прогнозируется рост городского населения до двух третей от всего земного населения.

Стареющие страны, которые приспосабливают здравоохранение, пенсии, благосостояние, военные системы под новые обстоятельства, вероятно, успешно выдержат демографические тенденции, в то время как страны с молодым населением получат большую выгоду, если сосредоточатся на проблемах образования и занятости.  (Это в идеале, но скорее всего молодое население этих стран чаще будет связывать своё выживание с участием в бандах и террористических организациях — Е.Л. и В.О.).

Всё больше людей находятся в движении. Миграция сохранит высокие темпы в течение следующих двух десятилетий. Люди ищут экономические возможности, бегут от конфликтов и ухудшающихся условий окружающей среды. Число международных мигрантов достигло самых высоких показателей в 2015 г. – 310 млн. человек. Получается, что один из 112 человек в мире – это мигрант. Рост числа иммигрантов и беженцев продолжится из-за глобальной экономической дифференциации, постоянных конфликтов и усиливающейся этнической и религиозной напряжённости. Число мигрирующих людей сохранится на высоком уровне или даже увеличится из-за ухудшения экологических условий в предстоящие 20 лет.

Большинство мигрантов – мужчины. Недавнее увеличение доли мужчин в миграционных потоках с Ближнего Востока, из Восточной и Южной Азии сигнализирует о напряжённости.

Бедность эмиграции.  В настоящее время ООН установила уровень нищеты – два доллара в день в расчёте на человека. Десятки миллионов человек в Азии и Африке, а также миллионы – в Латинской и Центральной Америке живут в настоящее время на доход меньший, чем предусмотренный ООН уровень нищеты. В условиях прогресса коммуникаций эти люди стремятся вырваться из нищеты любым способом и любой ценой, пополняя ряды мигрантов  (а те, в свою очередь, - ряды террористов и преступников. – Е. Л. и В.О. ).

Усложнение технологий в долгосрочной перспективе

Большинство крупных мировых экономик будет страдать от недостатка работоспособного населения. При этом все страны столкнутся с проблемой трудоустройства и развития высококвалифицированных рабочих. Автоматизация, искусственный интеллект, а также другие технологические новшества ставят под угрозу существование огромного числа рабочих мест в различных сферах деятельности, в том числе в высокотехнологичном производстве и даже беловоротничковых услугах.

Нахождение новых способов повышения производительности в богатых странах станет более трудным. Факторы, которые действовали после Второй мировой войны, больше не действуют. Технологический прогресс поможет  повысить производительность в развитых и развивающихся странах. Это можно обеспечить при повышении уровня образования, инфраструктуры и практики управления.

Роботы будут всё чаще заменять человека. Это приведёт к снижению уровня  заработной платы, а соответственно – и личных доходов.

Технологии ускоряют прогресс, но вызывают противоречия.

Технологии — от колеса до силиконового чипа — значительно повлияли на ход истории. Однако предсказать, как, когда и где технологии повлияют на экономику, политику и безопасность, не так-то просто. Некоторые значимые предсказания, например, холодный ядерный синтез, до сих пор не сбылись. Другие технологии развивались быстрее, чем эксперты могли себе представить. В последние годы были совершены прорывы в области редактирования и манипуляции с генами, например CRISPR. Это открывает новые широкие возможности в области биотехнологий. Технологии будут продолжать расширять права и возможности отдельных лиц, небольших групп, корпораций и государств, а также ускорять темпы изменений. Это породит новые сложные проблемы и конфликты.

Разработка и использование усовершенствованных информационных коммуникационных технологий, искусственный интеллект, новые материалы, робототехника и автоматизация, усовершенствование биотехнологий и нетрадиционных источников энергии разрушат рынки труда и изменят тип экономического развития. Технологии заставят задуматься над фундаментальным вопросом: как это – быть человеком?

Информационно-коммуникационные технологии повлияют на множество методов и способов работы, используемых человеком. Информационные технологии будут чаще и эффективнее использоваться в транспортировке, разработке, производстве, здравоохранении и других сферах. Мы уже можем заметить внедрение технологий в этих сферах. Они будут усиливать свою значимость, поскольку разработчики стараются заменить всё больше рабочих мест автоматическими компонентами. Рост инвестиций в искусственный интеллект, растущие продажи робототехники и основанных на облачных вычислениях платформ, работающих без местной инфраструктуры, создаст больше опасностей на рынке труда. Интернет вещей вызовет увеличение рисков в сфере безопасности. Вероятно, новые информационно-коммуникационные технологии значительно повлияют на финансовый сектор. Новые финансовые технологии,  включая цифровые валюты, применение блокчейн-технологий для сделок, искусственный интеллект и большие данные для прогнозной аналитики изменят сферу финансовых услуг и окажут  существенное воздействие на системную стабильность и безопасность критической финансовой инфраструктуры.

Биотехнологии  находятся в переломной точке. Достижения в генетическом тестировании и редактировании, катализируемые новыми методами управления генами,  превращают научную фантастику в действительность. Открывается гораздо больше возможностей усиления некоторых способностей человека, лечения заболеваний, удлинения продолжительности жизни и активного долголетия. Учитывая, что самые ранние методы диагностики и наиболее эффективные комплексные методики  продления активного долголетия будут доступны только в нескольких странах, доступ к этим технологиям будет ограничен теми, кто сможет позволить себе путешествовать и заплатить за новые процедуры.

Дальнейшее развитие передовых материалов и технологий производства может ускорить преобразование ключевых секторов рынка, таких как транспорт и энергетика. Мировой рынок нанотехнологий вырос более чем в два раза за последние годы и постоянно расширяется в разных сферах – от электроники до еды.

Революция в сфере нетрадиционной энергетики  увеличивает доступность новых источников нефти и природного газа. В то же время технический прогресс нарушает прямую зависимость между экономическим ростом и расходованием энергии. Например, увеличение использования солнечных батарей решительно уменьшило стоимость солнечного электричества. С появлением новых источников энергии, глобальные энергетические затраты останутся низкими, и глобальная энергетическая система станет всё более эластичной.

Новые технологии потребуют тщательного исследования, чтобы оценивать, как они воздействуют на здоровье человека, общество, государства и планету. В ближайшей перспективе будет необходимо устанавливать нормы безопасности и общие протоколы для новых информационно-коммуникационных технологий, биотехнологий и новых материалов. Немногие организации, будь то государственные, коммерческие, научные, или религиозные, имеют диапазон знаний, необходимых для выполнения системного анализа, не говоря уже о предсказании технологического развития. Это подчёркивает важность объединения ресурсов для оценки и размышления над поставленными перед ними задачами.

Без регулирующих стандартов развитие и использование искусственного интеллекта — даже менее способного, чем человеческий интеллект — будет очень опасно для людей. Оно угрожает частной жизни граждан и подрывает интересы государства. Далее, отказ разрабатывать стандарты для искусственного интеллекта в робототехнике, вероятно, снизит  экономическую эффективность из-за несовместимости отдельных составляющих робототехнических комплексов с искусственным интеллектом и контролем человека.

Биофармацевтические достижения приведут к разногласиям по поводу прав интеллектуальной собственности. Если отказы от патентов и обязательные лицензии станут более распространёнными, это может угрожать появлению новых лекарств и уменьшить прибыль многонациональных фармацевтических компаний. Правительства должны будут взвесить экономические и социальные выгоды от внедрения новых биотехнологий, таких как генетически сконструированные зерновые культуры.

На международном уровне возможность устанавливать нормы и протоколы, определяющие этические пределы исследований и защиту права интеллектуальной собственности, обусловит техническое лидерство.

Восстание идентичностей

Год от года будет неуклонно увеличиваться разнообразие глобальной динамики. Разнообразие будет проявляться во всём: в усиливающихся различиях в экономической динамике между регионами и странами; в конкретных конфигурациях технологических новаций; в динамике доходов и уровне жизни как внутри отдельных стран, так и между странами. При всей важности и наглядности указанных выше процессов, совершенно особая роль будет принадлежать восстанию идентичностей. Экономическая, информационная и отчасти политическая унификация последних 25 лет сопровождалась усилением существующих и появлением новых этнических, культурных, религиозных и иных сообществ. Эти сообщества существуют внутри государственного устройства. В одних странах границы идентичности совпадают с государственными границами. В других – нет.

Идентичность можно определить как устойчивую платформу ценностей, верований и убеждений, определяющих как повседневное поведение людей, так  и их долговременные жизненные программы. Основы идентичности могут быть различными:

- ценностная – свойственна для западной культуры;

- религиозная – характерна для регионов, населённых мусульманами и отчасти православными христианами;

- культурно-языковая – наиболее явно присутствует в Китае, Японии, отчасти Индии и т.п. В этих странах, несмотря на различные религии и гражданские конфликты, удаётся избежать войн из-за того, что глубинным основанием идентичности являются не различные верования, а единые язык и культура.

Восстание идентичностей частично связано с процессами системной динамики. Чем сложнее система, тем более независимы её компоненты. Поскольку мы сегодня живём в сложном мире, компонент идентичности стал более независимым. Его динамика входит в противоречие, например, с экономической динамикой. Последняя требует глобальной унифицированной среды движения товаров, людей, инвестиций и информации. Любая же идентичность в известной степени самодостаточна и старается ограничить влияние внешнего мира на саму себя.  Отсюда очевидное неустранимое противоречие между императивами глобального технологического, финансово-экономического и информационного развития и требованиями выживания культурных, религиозных и иных идентичностей.

Однако это неустранимое противоречие не является полным объяснением восстания идентичностей. В условиях снижения темпов экономической динамики и формирования глобального беспорядка опора на идентичности кажется выходом для многих политиков и власть имущих. Поскольку идентичность предполагает отдельность, опираясь на неё, легко найти внешних врагов. Внешний враг крайне полезен слабым режимам, поскольку, с одной стороны, оправдывает тяготы и лишения населения стран, а с другой – выступает мобилизующим фактором, позволяющим бороться с противниками власти в собственных элитах и за рубежом.

Если ранее опора на идентичность была характерна для режимов авторитарного типа, а также в слабых и несостоявшихся государствах, то в последние годы использование политики идентичности становится нормой для крупных западных стран.

Если в определённых условиях и в определённые исторические периоды для слабых, технически и экономически отсталых государств мобилизационная политика идентичности имеет несомненные преимущества и оправдана будущим, то использование политики идентичности развитыми, зрелыми странами гибельно.

Подавляющее большинство западных стран уже не являются национальными государствами. Для крупных западных государств ушли в прошлое этническая, культурная и религиозная однородности. Современные государства представляют собой переходную форму от этнически, культурно и отчасти религиозно однородных сообществ к гораздо более сложным образованиям. Таким образованиям только предстоит нащупать адекватную политическую форму, которая придёт на смену нынешнему государству.

Использование в развитых странах подхода на основе идентичности ведёт к общественной фрагментации, усилению внутренних противоречий. Всё это раскручивает кризисные явления. Это плохо и для элит, и для населения. Ещё хуже то, что упор на политику идентичности разваливает систему международного сотрудничества, гражданского мира и усиливает, в конечном счёте, глобальный беспорядок. А глобальный беспорядок – это питательная среда для развития терроризма, преступности и усиления безответственных государств.

Экономическая депрессия во всех странах мира является оборотной стороной популизма.  Популистская политика может быть успешной только в случае ведения страной крупномасштабных военных действий. В этом случае она выполняет роль обеспечения внутренней мобилизации. В таких странах, как Великобритания, Испания, Италия, а в ближайшие годы, вероятно, Германия и Швейцария, восстание идентичностей пройдёт под знамёнами антимиграционных настроений и регионального сепаратизма. В Великобритании популистам почти удалось выиграть референдум по выходу Шотландии из состава Соединённого Королевства. В Испании не только баски, но и каталонцы пытаются провести референдумы о создании независимых государств. Требования о проведении референдума по разделу страны выдвигает Северная лига в Италии.

Религиозная идентичность, в отличие от национальной и тем более культурной, имеет собственную логику. Можно сделать несколько прогнозов относительно значения религиозной идентичности.

Если в странах Запада в рамках восстания идентичностей лидирующую роль будет играть популизм, то в кризисных регионах, а также странах незападной цивилизации будет чем дальше, тем  больше доминировать  религиозная идентичность. Эти страны характеризуются стремительным ухудшением экономического положения, подавлением свобод и гражданских прав. Именно вера даёт шанс людям выжить в столь сложной ситуации. Поэтому в ближайшие пять лет стоит ожидать глобального религиозного возрождения. В настоящее время в мире насчитывается примерно 80% верующих. Аналогичный показатель до 2000 г. составлял порядка 60%. При этом следует отметить, что опросы, проводимые ООН, не касались стран Африки, Китая и Ирана.

Совершенно по-разному проявляется влияние религиозной идентичности на Западе и, например, на Ближнем и Среднем Востоке. На Ближнем и Среднем Востоке именно религиозная, а конкретно – исламская идентичность, (связанная с принадлежностью к конкретному течению ислама, например, суннитам, шиитам, суфиям и т.п.) является основой любых общностей. На Западе религия оказывает влияние на экономические, политические и социальные процессы, но не является преобладающим фактором. Например, в Соединенных Штатах, по данным Pew, на результаты выборов оказывает более сильное влияние фактор – относит себя человек к верующим, либо нет, нежели принадлежность к конкретной религии.


Трудности и сложности для государственной власти

В течение ближайших десятилетий власть будет принадлежать по-прежнему преимущественно государственным структурам. Правительствам в условиях неоднозначных перспектив экономического развития будет всё сложнее удовлетворить общественные запросы, обеспечить безопасность, дать отпор преступности и снизить неравенство. Эти усилия будут сдерживаться фискальными ограничениями, растущей политической поляризацией, увеличивающимся разрывом между динамикой технологий и законами, нормами, лежащими в основе государственной власти.

В ближайшие десятилетия следует ожидать появления субъектов, которые впервые за истекшие 200 лет могут если не бросить вызов государствам, как главным субъектам, то, по крайней мере, серьёзно ограничить их возможности и ресурсы. Речь идёт не только о крупнейших корпорациях и наднациональных организациях, типа ЕС. Всё большее значение будут приобретать глобальные религиозно-политические движения, а также субъекты, соединяющие теневой банкинг, транснациональную преступность и неформальную занятость.

Кроме того, государства столкнутся с усилением общественного недоверия и недовольства, связанным с охватившей ведущие страны коррупцией, а также эрозией законодательства. Население развитых стран будет всё более недовольно де-факто сложившимся различием в отправлении законодательства и правосудия применительно к элите и остальному населению. Это также увеличит вероятность протестов, нестабильности и эрозии государственных механизмов управления.

Основные направления конфликтов между государством и населением: громкие протесты, например, в таких странах как Бразилия и Турция, где в течение последнего десятилетия значительно вырос средний класс, показывают, что более состоятельные граждане в большей степени, чем бедняки, критически настроены к правительствам и требуют решительной борьбы с коррупцией. Бедные слои населения, особенно в социальных государствах, таких как западноевропейские страны, Канада, в последние годы – США, в решающей степени зависят от государственных дотаций и пособий и поэтому готовы терпеть коррупцию и кумовской капитализм в обмен на продолжение выплат. Средний класс также требует от государства гарантий собственности и ведения деятельности. Они хотят быть уверены, что государства не отнимут у них то, что они приобрели в последние десятилетия. В то же время замедление экономического роста, давление на заработную плату роботизации и закредитованность ведущих экономик мира сужают возможность манёвра для государств в отношении удовлетворения запросов среднего класса. Кроме того,  в условиях, когда государственный долг большинства ведущих стран значительно превысил размеры внутреннего валового продукта, правительства более не смогут улучшать, а во многих случаях и поддерживать сложившийся уровень доходов бедных слоев населения. В результате правительства окажутся перед двойным вызовом – как со стороны среднего класса, так и бедняков. Это может подорвать стратегию политического управления, реализуемую в большинстве стран G20 в течение последних 25 лет.

Фактором стремительного изменения политического ландшафта уже стал всё расширяющийся доступ к информации о лидерах и ведущих политиках для населения. Негативная информация о них не только подрывает доверие к источникам власти, но и делегитимизирует само государство. Яркий пример – события, связанные с отстранением от власти президента Бразилии в результате коррупционного скандала с «Петробраз». Сочетание уменьшения финансовых возможностей государства с негативным информационным потоком о властвующих элитах неизбежно приведёт к подъему популистского движения по всему миру. Кроме того, технологический прогресс последних 25 лет в значительной степени свёл на нет влияние политических партий и профсоюзов. Власть из согласительной стала технологичной. Это проявилось в росте числа технократических правительств по всему миру.

Разрушение представительной власти  вместе с делегитимизацией элит и деструкцией системы сдержек и противовесов, базирующейся на компромиссе между властвующей элитой и иными общественными группами, партиями, приведёт в ближайшие годы к глубокому кризису демократии. Опросы показывают, что большинство населения в развивающихся странах, особенно на Ближнем Востоке и в Латинской Америке, а также в странах постсоветского пространства, считает, что правительственные чиновники «заботятся только о своих карманах, и им не нужны простые люди». Сходные процессы происходят в Соединённых Штатах и в западноевропейских странах. Согласно опросам общественного мнения, американцы в 2016 г. продемонстрировали самый низкий уровень доверия к президентской администрации за весь период проведения опросов в 1958 г. Причём кризис доверия относится не только к Вашингтону и Демократической партии, но и к законодательной и исполнительной власти на уровне штатов, мегаполисов и крупных поселений.

Угрозу для демократии создают и настроения молодежи . Исследования показывают, что в Северной Америке и Западной Европе молодежь всё меньше интересуется политическими вопросами, отдавая предпочтения досугу и профессиональной карьере.  Растёт число гибридных государств. В них смешаны элементы демократии с чертами авторитарного правления. Как правило, такие гибридные государства склонны к консервации внутренней жизни во всех её проявлениях. В условиях кризиса они разваливаются, оставляя за собой огромные зоны нестабильности. «Freedom house» сообщила, что индекс свободы в 2016 г. в глобальном масштабе сократился на наибольшее значение за последние 10 лет.

Международные институты будут стараться адаптироваться к более сложной среде, стараясь компенсировать неизбежное на интервале 10-15 лет ослабление национальных государств. Эффективность международных институтов может быть повышена в том случае, если удастся сбалансировать интересы и выровнять вклады крупных держав по таким вопросам, как поддержание мира в кризисных регионах и оказание гуманитарной помощи в районах стихийных бедствий и политико-экономических катастроф.

Следует ожидать замедление реформы международных и региональных институтов, а также возрастание препятствий при  создании новых организационных структур международного характера. В решающей степени это будет связано с неизбежным в ближайшие 10-15 лет кризисом национальных государств из-за снижения темпов экономического роста, возрастания долговой нагрузки и старения населения. В этих условиях неизбежен рост популизма и народнических настроений, а  также стремление к возведению таможенных барьеров.

Кризис международных институтов ещё более ослабит национальные государства. Терроризм, киберпреступность, трансграничный криминал не ограничены рамками национальных государств и будут действовать как глобальные структуры. В условиях практически неизбежного кризиса международных институтов и возрастания политического и экономического национализма это чревато не только кризисом международного масштаба, но и внутренними проблемами для всех развитых государств.

Проблема права вето.  Конфликт интересов между слабеющими национальными государствами в рамках разрешения споров ставит на повестку дня вопрос проведения реформы членского состава Совета безопасности ООН.  Сегодня всё большая часть стран и политических сил требует реформировать Совет безопасности ООН и изменить порядок применения права вето. Однако Устав ООН с консенсусным характером принятия решения о подобной реформе делает её практически нереализуемой. В этих условиях роль ООН в ближайшие 15 лет будет падать. Каждая из стран, участвующих в том или ином конфликте, будет стараться предложить собственные площадки для разрешения споров. Поскольку у государств в международных конфликтах имеются различные, иногда противоположные интересы, неизбежна конкуренция площадок. В условиях конкуренции ни одна площадка не может предложить полностью легитимное решение. Поэтому следует быть готовым, что ныне имеющиеся конфликты будут длиться десятилетиями или  вплоть до полного исчерпания ресурсной базы конфликта. Вновь возникающие конфликты будут отличаться большой длительностью, ожесточённостью и иметь тенденцию втягивать в военные действия всё новых и новых участников.

Драматическое отставание юридической и политической системы государств от технологического развития.  Существующие институты не способны эффективно регулировать нетрадиционные вопросы, такие как синтетическая биология, искусственный интеллект, совершенствование человека как в части законодательной и правоприменительной практики, так и в практической деятельности. Темпы технологических изменений значительно опережают возможности  государств, агентств и международных организаций по установлению и применению юридических норм, технических стандартов, управленческой политики. Это порождает всё более увеличивающийся трагический дисбаланс между возможностями и полномочиями государств в новых сферах, благоприятствует наращиванию потенциала террористов, преступников и субъектов кумовского капитализма. Это особенно верно для киберпространства, где частные коммерческие акторы и преступные структуры играют де-факто большую роль в формировании тенденций развития, чем государство.

Многомерная многосторонность.   В условиях кризиса национальных государств и международных институтов наиболее динамичные акторы будут стремиться к заключению многосторонних соглашений по всё ширящемуся кругу вопросов. Сторонами таких соглашений могут быть не только и не столько национальные государства, сколько частные компании, организации гражданского общества и местные, а также региональные органы власти. Например, уже сегодня в Великобритании ведущие ИТ компании, типа «Гугл», заключают прямые соглашения, в которых участвует не правительство Великобритании, а органы власти Шотландии, Уэльса, различные общественные организации и мэрия Лондона.

В следующие 20 лет будут нарастать риски возникновения конфликтов, в том числе межгосударственного характера. Конфликты будет порождать не только соперничество между крупными державами, но и их увлечение гибридными и прокси- войнами. В межгосударственных конфликтах всё шире будут участвовать ЧВК, иррегулярные воинские образования, рекрутируемые из бывших военных и криминала и т.п. Данный фактор в сочетании с нарастанием глобальной террористической угрозы и усилением нестабильности в несостоявшихся и гибридных государствах особо взрывоопасен в условиях распространения смертоносных и разрушительных технологий.

Ожидается перелом тенденции, имевшей место в последние 30 лет и связанной со снижением числа и интенсивности конфликтов. Вероятно, в предстоящие 20 лет число, разнообразие и интенсивность конфликтов увеличатся. Соответственно, заметно возрастёт не только смертность на поле боя, но и потери среди  гражданского населения.

В условиях, когда небольшие террористические, повстанческие и преступные группы могут иметь на вооружении технологии массового поражения, может возникнуть уникальная ситуация, отбрасывающая нас в Средневековье, когда с бандами преступников и отрядами наёмников воевали государства. Эта тенденция уже проявляет себя: количество, интенсивность, человеческие и экономические издержки конфликтов неуклонно растут с 2011 г.

История гражданских конфликтов в Египте, Ливии, Сирии, на востоке Украины показывает, что  для подобных конфликтов характерно стремительное нарастание числа  независимых друг от друга участников, вплоть до полной неразличимости повстанцев, террористов и криминальных группировок. Главная опасность конфликтов подобного типа состоит в том, что в них так или иначе участвуют в виде сил поддержки крупные державы. Неуправляемые локальные конфликты вписаны в глобальный геополитический контекст и  повышают риски возникновения серьёзных кровопролитных конфликтов. Принципиальной чертой следующих 30 лет является стирание граней между военными и невоенными инструментами, между войной и миром, между юридическими нормами, применимыми в мирной и военной жизни. Более того, в ходе таких конфликтов стираются чёткие грани между повстанцами, преступниками и террористами. Это становится огромной проблемой для всех крупных держав.

Будущие конфликты предполагают расширение сферы противоборств. Наряду с военной и дипломатической, противоборства будут происходить в информационной, психологической, экономической и технологической сферах. В будущих конфликтах более слабая сторона будет максимально уклоняться от традиционных военных действий и сосредоточивать свои усилия на террористических атаках против мирного населения и разрушении критической инфраструктуры противника. Инициаторы конфликта будут уходить в глубокое подполье.

Война в физическом пространстве будет приближаться по своему характеру к войне в киберпространстве. Идеалом для инициаторов подобных конфликтов будет ситуация, когда невозможно разобрать, кто, зачем и против кого воюет. Первый пример такого рода конфликта можно наблюдать в настоящее время в Сирии.

Для инициаторов конфликтов нового  типа главным инструментом станет целенаправленное стравливание между собой этнических, религиозных, культурных, экономических и политических групп и их максимальное раздробление. Данная технология позволяет нарушить инфраструктуру общественного сотрудничества, которая является основой функционирования любого государства, возможно, не менее важной, чем сама государственная власть. Такая стратегия направлена на максимальное обезличивание инициаторов при минимизации их расходов с их перекладыванием на население и различного рода группы внутри страны – поля конфликта.

Подрывные группы. В последние годы проявилась тенденция, которая будет оказывать влияние в течение ближайших 20 лет. Негосударственные группы, в том числе террористы, боевики, преступные группировки и активисты будут иметь всё более широкий доступ к разнообразному спектру летальных и нелетальных средств огневого, инфраструктурного и поведенческого поражения. Уже сегодня такие группы как Хезболла и ИГИЛ получили доступ к самому современному вооружению и широкому спектру технологий. Они включают в себя не только противотанковые ракеты, ракеты класса Земля-Земля, дроны, но и современные виды программно-аппаратных средств информационного и поведенческого воздействия. Ранее такие вооружения были монополией государственных армий. Есть основания полагать, что неконтролируемая диффузия вооружений будет продолжаться.

Дополнительным фактором станет повсеместная доступность кибервооружений, которые уже сегодня могут нанести  ущерб, превосходящий разрушения, вызванные огневым оружием. Появление у деструктивных группировок всё более разрушительных вооружений неизбежно будет побуждать государства и коалиции к превентивным, опережающим действиям против них. Это, в свою очередь, начнёт раскручивать спираль конфликта, циклы насилия и придавать им всё более идеологический характер, вплоть до религиозных войн.

Удалённые войны Господствующей тенденцией конфликтов нового типа станет стремление государств и негосударственных акторов вести так называемые неопознанные войны. Неопознанные войны предполагают акцент на дистанционных действиях. Дистанционные атаки будут осуществляться как комбинация кибератак, использования высокоточного оружия, роботизированных систем и беспилотного оружия с применением средств поведенческого и психологического воздействия.

Дистанционные атаки ведут к снижению порога для начала конфликта. В то же время войны как обмен дистанционными атаками ломают равновесие между мечом и щитом. В удалённых войнах гораздо большее, чем в обычных, преимущество получает тот, кто атакует первым. Конфигурация конфликтов такого типа в решающей степени будет зависеть от способности одной из сторон конфликта не позволить другой навязать обычные военные действия или перенести военные действия на территорию напавшей страны. В этой связи, несмотря на кажущийся менее кровопролитным характер войн издалека, они имеют гораздо больший, чем традиционные войны, потенциал неуправляемой эскалации. Кроме того, в таких войнах даже на первом этапе неизбежно будут задействованы не только дисциплинированные воинские подразделения или террористические сети, но и никому не подчиняющиеся повстанческие отряды, сформированные из бывших преступников, или преступные группы, называющие себя повстанческими отрядами.

Будущие кризисы неизбежно будут иметь гораздо больший эскалационный потенциал и меньшую управляемость, чем традиционные войны. Поскольку стороны-инициаторы конфликта будут иметь равные стимулы, чтобы нанести удар первыми, до того, как они подвергнутся нападению.

В удалённой войне целями первого порядка станут телекоммуникации, а соответственно – спутниковые группировки, их поддерживающие.

Проблема нового оружия массового поражения

В ближайшие годы следует ожидать появления новых типов оружия массового уничтожения неядерного характера. Эти виды могут нарушить сложившийся военный баланс между ядерными державами.  В этих условиях государства, обладающие ядерным оружием, будут стремиться к его наращиванию, с тем чтобы отразить риски появления новых типов. Определённую угрозу составляет бряцание оружием со стороны Северной Кореи, а также сохранившаяся неопределённость по поводу намерений и возможностей Ирана заполучить ядерное оружие.

Потенциально самой большой угрозой миропорядку является использование в качестве оружия достижений биотехнологий и синтетической биологии. Эти технологии практически недоступны для международного контроля в его сегодняшнем виде, а по разрушительной мощи не уступают ядерному вооружению. Имеются данные, что стремление овладеть подобного рода оружием  наличествует не только у деструктивных государств, типа Северной Кореи и Ирана, и известных террористических организаций, типа ИГИЛ и Хезболлы, но и у преступных группировок.

В ближайшие два десятилетия вполне возможен крах слабых государств, обладающих определённой научной базой, в том числе на территории Европы и Центральной Азии. Это откроет путь для террористов и преступников к овладению лабораториями и специалистами, способными произвести оружие массового поражения.  Кроме того, возможна несанкционированная передача оружия массового поражения террористам и преступникам из государственных арсеналов в слабых и несостоявшихся государствах.

Конфликты в серых зонах .  Размывание грани между войной и миром, между  армиями национальных государств, ЧВК  и различного рода иррегулярными формированиями, между полноценными военными действиями, спецоперациями и террористическими актами, между непосредственными войнами и прокси-конфликтами меняет динамику современного мира. Чем дальше, тем больше эта разница будет стираться. Многие силы в современном мире заинтересованы в последовательном расширении серой зоны конфликтов. Их наиболее точным определением будет состояние «ни войны, ни мира». Впервые этот термин применил Л.Троцкий в революционные годы.

Характерной чертой конфликтов в серых зонах является изменение соотношения между летальными и нелетальными компонентами конфликта. На протяжении всей истории сердцевиной, кульминацией конфликта выступало применение летального оружия. Именно это подчёркивало высказывание: «Война – это продолжение политики иными средствами».

В ближайшие 20 лет наряду с традиционными военными конфликтами всё большую роль будут играть конфликты, где применение летальных вооружений является вспомогательным компонентом. Основные противоборства будут вестись в финансово-экономической, технологической, информационной, поведенческой, экологической сферах и, конечно, в киберпространстве.

  Проблема воды – ключевой фактор геополитики XXI века

При трёх основных сценариях климатической динамики в ближайшем будущем – соответственно, похолодании, потеплении и усилении неустойчивости климата – в мире будет нарастать проблема обеспечения населения и экономики пресной водой.

Данная проблема выходит за рамки экологии и в значительной степени порождена урбанистикой и социальными процессами. Человечество на протяжении всей истории использует примерно одни и те же водные ресурсы. Проблема состоит в том, что эти же ресурсы используются для решения промышленных, транспортных и иных задач. Кроме того, в последнее 15-летие по экспоненте развивается процесс переструктурирования зон расселения.

Мегаполисы и агломерации всё более сдвигаются из глубин континентов и территорий в прибрежные районы морей и океанов. По некоторым данным, если ещё в 1950 г. в промышленно-развитых государствах в приморских районах проживало не более 15-17% населения, то теперь эта доля перевалила за 50%.  При этом в приморских районах зачастую гораздо более неблагоприятная ситуация с пресной водой, чем во внутриконтинентальных с их реками и озёрами.

Пресная вода, получаемая человечеством из рек и озер, как правило, протекающих по территории нескольких государств, в течение столетий была предметом конфликтов, включая войны. Именно для преодоления конфликтов, связанных с водой, стали заключаться первые крупные международные правовые соглашения. В этом смысле вода в известной степени лежит в основе нынешнего мирового юридического порядка.

Ещё более опасная ситуация сложилась с системами водоснабжения крупных городов и агломераций. По имеющимся данным, в странах G20 не менее трети систем городского водоснабжения находится в руках компаний, связанных, либо замеченных в связях с криминалом. Реальная доля может быть ещё выше.

Принимая во внимание тесную связь криминала с терроризмом, системы городского водоснабжения являются одной из критических систем жизнеобеспечения цивилизации. Кроме того, в западноевропейских странах в 2016 г. до половины работников, обслуживающих системы городской канализации европейских мегаполисов, были мигрантами преимущественно мусульманского вероисповедания. Подавляющая часть их являются гражданами соответствующих стран, зачастую мигрантами во втором и третьем поколении. Однако в условиях нехватки средств в городских бюджетах и наличия связей компаний-эксплуатантов и владельцев систем городского водоснабжения с криминалом в структуре занятых постоянно растёт доля нелегальных мигрантов. Они в значительно большей степени, чем легальные мигранты, подвержены влиянию джихадизма и прямо или косвенно связаны с ультрарадикальными движениями и группировками. Это также ведёт к растущим рискам.


Резонансные тенденции перемен

Глобальные тенденции делают мировую динамику всё менее управляемой и проектируемой. Возрастание числа и сложности вопросов затрудняет их решение в привычных рамках национальных государств и международных организаций. Особенно опасны темпы перемен. Они в течение последних 50 лет стремительно нарастают и  имеют разную направленность. Например, в последние 10-12 лет, после исторической паузы, ускорился технологический процесс. Развитие технологий в значительной степени является автономным и слабо зависит от других факторов. Оно практически не поддаётся управлению в национальном и международном масштабах. В частности это выражается в провале неоднократно предпринимавшихся в последние десятилетия попыток затормозить то или иное направление рискованных технологических новаций.

В противовес технологическому прогрессу, на значительной части планеты нарастают деструктивные процессы, связанные с архаизацией сознания и поведения десятков  миллионов человек. В перспективе 20 лет наибольшую угрозу международной безопасности создаёт не один фактор или процесс сам по себе, а именно их разнонаправленная динамика.

На фоне динамичных и разнонаправленных тенденций и усложнения человеческого общества стремительно нарастает число государств  и иных акторов, способных оказать влияние в геополитическом масштабе. Более того, в мире, где в полной мере проявился закон Тоффлера о нарастании разрушительной мощи технологий, находящихся в распоряжении всё меньших групп людей, вплоть до одного человека, не может идти речи ни о каком однополярном мире.

Динамика технологий ведёт к расширению возможностей отдельных небольших групп и даже лиц, оказывает воздействие не только на другие группы, компании,  либо территориальные органы власти, но и в целом на национальные государства и даже геополитику. Это коренным образом меняет баланс глобального расклада сил, а также характер и природу конфликтов.

Развитые государства начинают чувствовать последствия разрыва социального контракта в обществе, снижение доходов среднего класса и возвышение сверхбогатых. Ответом на эти процессы стала волна популизма и народничества во всех ведущих странах мира. Однако гораздо большие потрясения  могут вызвать внутренние гражданские конфликты в  странах постсоветского пространства во главе с Россией, а также в Южной Африке. В этих регионах имеются значительные слои высокообразованного населения, обладающие навыками работы со сложными техническими устройствами и программной средой. Именно эти страны пострадают больше развитых от неизбежного глобального экономического кризиса.

Подавляющая часть населения этих стран будет опять возвращена в нищету, из которой она с трудом выбралась. Сочетание высокого профессионального общеобразовательного уровня с обнищанием и растущей технологической разрушительной мощью небольших групп – это очень опасная и деструктивная смесь. В первую очередь от неё пострадают страны, где происходят эти процессы, а затем настанет очередь развитых стран.


Новые угрозы национальной безопасности

Возрастание мощи небольших групп, а соответственно – повышение потенциала противостояния террористов, преступников и иных деструктивных акторов национальным государствам и гражданским обществам обусловлено рядом причин. Ключевым фактором повышения могущества малых групп и индивидуумов является развитие информационно-коммуникационных технологий. С одной стороны, развитие этих технологий привело к интернету всего, а соответственно, к возможности не только разрушить, но и взять под управление любые системы, связанные с интернетом через киберпространство. С другой стороны, информационно-коммуникационные технологии резко удешевляют производственные процессы и делают доступными многие изделия, оборудование и т.п. для небольших групп. Наконец, информационные технологии в значительной мере развиваются вне системы защиты интеллектуальной собственности на основе решений с открытым программным кодом. Соответственно, небольшие группы и даже отдельные граждане могут получить новейшие разработки критических технологий, например, искусственного интеллекта, по сути, бесплатно.

Смена технологических, институциональных и юридических основ глобальной финансово-экономической системы открывает возможность для различных акторов – от преступных синдикатов до религиозных групп – бесконтрольно отмывать, накапливать и транспортировать деньги и иные активы. Согласно имеющимся данным, в офшорах, находящихся в основном под британской и голландской юрисдикцией, сосредоточено сейчас примерно 6 трлн. долларов из общей суммы в 19 трлн. долларов. Теневой банкинг набирал силу в течение последних 40 лет. Однако в силу используемых в настоящее время бухгалтерских, финансовых и правовых решений, при наличии политической воли со стороны международного сообщества, все эти 6 трлн. могут быть в течение дня заблокированы. Банки, а соответственно, регуляторы хорошо знают, кому принадлежат эти деньги, когда и в соответствии с каким контрактом они получены. Лишь отсутствие политического решения позволяет современной банковской системе не предоставлять информацию и не осуществлять соответствующие конфискационные действия.

Однако стремительное развитие криптовалют, нерегулируемых платёжных сервисов, множества платформ новых финансов, типа краудинвестинга, краудлэндинга и т.п., ставит крест на банковской системе, базирующейся на господстве центральных банков, национальной юрисдикции и хранимых транзакциях.  Особенность новой финансовой экономики такова, что даже при наличии политической воли понять источники и локацию финансовых средств или иных активов становится всё менее возможным.

Свою лепту вносит многофункциональный характер любой современной технологии. Практически одни и те же механические узлы, компьютерные программы и технологические решения могут быть использованы как в военной и гражданской, так и в преступной и террористической деятельностях. Подавляющее большинство новых высоких технологий появляется на широком рынке даже быстрее, чем у государства. В сочетании с эффективными системами рекрутинга и телекоммуникаций это резко повышает могущество негосударственных деструктивных сил, включая  повстанцев, террористов, преступников и т.п.

В последние два-три года мир стал свидетелем беспрецедентного использования информационной среды для обеспечения управляемой деградации когнитивных процессов в обществе, его фрагментации и дезинформации.

В информационной сфере сегодня возобладали деструктивные процессы. Если в ближайшее время не будут осуществлены решительные действия, то именно они определят информационный ландшафт  двух ближайших десятилетий. Если в течение первых 25 лет развития интернета киберпространство объединяло людей доброй воли и создавало беспрецедентную среду знаний, торговли и общения, то в следующие 25 лет информационная сфера может стать местом разрушения ценностей и основ общества, подрыва любых общих интересов и полем глобальной информационной войны.

Ответственность за происходящие процессы несут такие компании, как  «Гугл», «Фейсбук» т.п. Именно эти компании создали  интернет-пузыри. Именно они в погоне за аудиторией подталкивали сегментацию общества на сообщества. Именно они перечеркнули разницу между реальностью и вымыслом, одинаково представленными в поисковой выдаче и сообщениях в «Твиттере». Именно они открыли дорогу к постправде как к основному содержанию контента нынешнего интернета.

Борьба без правил в информационном пространстве на межгосударственном и внутригосударственном уровне приведёт к тому, что сложившиеся политические классы перестанут существовать, гражданские общества будут дезорганизованы и деморализованы. Соответственно,  выгоду получат небольшие радикальные центры по всему политическому и идеологическому спектрам.

Повышение могущества отдельных лиц и групп имеет преимущественно деструктивный, а не конструктивный характер. Малые группы непримиримо настроены к гражданскому обществу, могут добиться очень многого в разрушении, но не в выработке конструктивных решений или достижении консенсуса  противоречивых интересов, имеющихся в каждом обществе.


Особо уязвимы для малых групп:

- Демократические правительства. Малые группы способны создать большие трудности в любых согласованных усилиях по формированию широких коалиций на основе компромиссных общих интересов. Даже в случае достижения компромисса малые группы способны затруднить их практическое выполнение.

- Политические партии. Малые группы заинтересованы в подрыве традиционных политических партий как инструмента агрегации отдельных групп интересов. Наиболее дальновидные малые группы ведут долговременную работу по захвату политических партий изнутри путём их фрагментации и радикализации отдельных течений.

- Авторитарно настроенные лидеры. Малые группы в рамках многосегментного интернета, появления Р2Р сетей, распространения средств анонимизации способны при относительно долговременной активности расколоть любое информационное единство. За счёт активных действий в информационном пространстве, которые требуют на порядок меньше ресурсов, чем физические действия, малые группы способны создать эффект представления себя в качестве влиятельной политической силы. Данный эффект может быть перенесён, в конечном счете, из виртуальности в реальность. В итоге малые группы, действуя непреклонно и последовательно, могут брать под свой контроль большие сообщества.


Изменение природы силы

Глобальные тенденции затрудняют международное сотрудничество и регулирование. Они ведут к ослаблению и диффузии традиционных форм власти, прежде всего – национальных государств. Это связано не только с институциональными изменениями, но и с сокращением возможностей государств в проведении активной политики как во внешней среде, так и во внутренних делах. Это относится практически ко всем без исключения крупным государствам.

Предстоящее 20-летие вполне вероятно будет характеризоваться в среднем более низкими темпами роста внутреннего валового продукта, расходов на потребление и темпами роста численности населения. Практически не вызывает сомнений, что в ближайшие десятилетия все ведущие государства ожидает тяжелейший глобальный кризис. Выход из него может длиться продолжительное время, вплоть до 7-15 лет.

Неблагоприятные тенденции в области экономического роста будут накладываться на растущее могущество негосударственных акторов, включая террористические организации, преступные сети и сообщества активистов.

Государства и крупные организации, включая корпорации, даже не приступили в настоящее время к разработке программ классификации опережающего распознавания и отражения угроз со стороны компактных групп, включая активистов, преступников, а также групп политического действия и религиозных фанатиков.

В мире предстоящих десятилетий будут действовать как независимые субъекты – национальные государства, международные институты, корпорации, так и наднациональные элитные, в том числе деструктивные организации, новые, в том числе насильственные, религиозные движения, а также небольшие и малые группы, преследующие свои эгоистические интересы. Всё это будет происходить на фоне усиления  неустойчивости, возрастания сложности и падения темпов глобальной динамики.

Аналитики разведсообщества США выделяют наиболее опасные и принципиально новые угрозы народу Соединённых Штатов Америки и другим странам:

- Интегрированные образования глобального или регионального характера, в состав которых входят террористические и  криминальные группировки, легальные общественные организации и религиозные микроконфессии, и даже политические объединения и легальные экономические и финансовые структуры. По располагаемым ресурсам такие группировки могут превосходить некоторые средние, а то и крупные государства. При этом, в отличие от государств, они  будут действовать вне и поверх границ, не соблюдая правовых норм;

- Глобальные религиозно-террористические движения. В настоящее время подобные движения используют в качестве своей общей ценностной базы различные направления ислама. Это известные  ИГИЛ, Аль-Каида, Талибан и т.п. Есть основания полагать, что ИГИЛ – это лишь первоначальная локализованная форма всемирного халифата. Он останется субъектом международной политики на десятилетия. Если сегодня борьба с ИГИЛ предполагает, в первую очередь, удалённые военные действия на ближне- и средневосточном театрах военных действий и контртеррористическую борьбу  в других регионах мира, то в ближайшее время ИГИЛ, вероятно, перенесёт противоборство с крупными державами во все сферы.

Нет оснований полагать, что террористические организации для идеологической подкладки будут использовать исключительно ислам. Такой же потенциал есть у ортодоксальной православной церкви и у некоторых направлений протестантизма. Возможно возрождение на новой основе анархо-террористических организаций, чьей экономической базой является наркотрафик и эксплуатация природной среды, а идеологической – католицизм в форме теологии освобождения в Латинской Америке;

- Локальные, в том числе небольшие группы действия. Такие группы будут состоять из высокообразованных, технически компетентных и профессионально продвинутых людей с экстремистскими убеждениями. Прообразами таких малых групп являются хакерские группировки, а также некоторые группировки цифровых активистов. Историческими предшественниками групп действия были состоящие в основном из интеллектуалов «Красные бригады» в Италии и «Фракция Красной Армии» Баадера – Майнхофа в ФРГ в XX веке. Роль и значение этих групп, масштабы используемых ими ресурсов и возможности воздействия не только на внутреннюю, но и на международную политику будет нарастать от года к году.

Ближайшее будущее: растущая напряжённость

Сочетание отмеченных выше долгосрочных глобальных тенденций с действием вероятного циклического, охватывающего всю мировую экономику экономического кризиса при наличии острых противоречий во многих регионах мира будет определять политический ландшафт в течение следующих пяти лет. Ожидается заметное усиление напряжённости и конфликтности во всех регионах. Эта конфликтность будет носить как международный, так и внутристрановой характер.

На фоне расстройства мирового порядка и ослабления власти национальных правительств будет расти угроза со стороны терроризма и организованной преступности. Национальным государствам будет брошен вызов со стороны транснациональных корпораций на одной части спектра и малых высокотехнологичных групп – на другой.

Усиление напряжённости скажется на государственной власти во всех развитых странах независимо от типа правления. В демократических странах у различных групп интересов и слоёв населения будет углубляться недоверие к традиционным западным институтам политической власти из-за их неспособности  обеспечивать в новых условиях учёт чаяний всех групп и новый социальный консенсус.

В авторитарных странах, в том числе с клановым капитализмом, сочетание экономических трудностей с нарастающими внешнеполитическими, в том числе террористическими угрозами приведёт к падению уровня жизни подавляющей части населения в сочетании с ужесточением авторитаризма правящих элит. Это безальтернативно закончится социальными волнениями, внутристрановой напряжённостью и расколом элит. Этим не преминут воспользоваться внутренние деструктивные силы и международный терроризм.

В следующие пять лет будет нарастать напряжённость в международных отношениях, вплоть до начала новых межгосударственных и международных конфликтов.

В условиях ослабления внутренней политической власти, углубляющегося раскола элит и недовольства населения политическим классом будут возрастать масштабы и разрушительная мощь террористических сетей, преступных организаций и деструктивных малых групп. Вероятно, следующее пятилетие войдёт в историю как пятилетие глобального беспорядка. Он охватит всю мировую систему. В каждом регионе глобальный беспорядок будет иметь свои специфические черты.


Растущая угроза терроризма

Угроза терроризма будет вероятно нарастать во всех регионах планеты. Растущая глобальная нестабильность, затяжные конфликты в различных регионах мира и технологическая революция открывают невиданные перспективы для террористов. Несмотря на то, что терроризм убивает во всём мире людей на порядки меньше, чем не только болезни, но и автомобильные аварии, он признаётся сегодня наибольшей угрозой.

Определённой проблемой, к которой причастно и разведывательное сообщество, является проблема информирования общества. Разведки и правительства всех стран мира столь долго говорили об апокалиптических последствиях террористических актов, что население Америки, не видя массивных терактов с событий 09.11.2001 г., перестало в это верить. Следует чётко сказать: крупные теракты в развитых странах имеют низкую вероятность. Однако подобного рода маловероятные события, когда они всё-таки случаются, могут полностью изменить политический ландшафт, экономическую динамику и просто обыденную жизнь граждан. Терроризм, в отличие от дорожных происшествий, является угрозой, которая разрушительна не только при осуществлении, но и при ожидании.

В последние годы идёт незаметный и совершенно непонятный для политического руководства процесс переплетения, а точнее использования террористическими структурами догматов тех или иных вероучений, прежде всего ислама, его организационных и социальных инфраструктур. На протяжении истории именно вера была наиболее мощным фактором мобилизации элит и масс. Именно вера запускала все основные процессы, перекраивающие карту мира, изменяющие судьбы континентов. За пределами понимания многих аналитиков остаётся тот простой факт, что вера глубже и сильнее воздействует на человека, чем ценности. Вера не сводится к ценностям. Ценности являются лишь одним из её компонентов, но не главным.

Поэтому правительства и гражданские общества Северной Америки и Европы недооценивают угрозу ИГИЛ. ИГИЛ – это террористическая организация, в известном смысле порождённая и пронизанная одним из течений ислама. Для простоты привилось наименование джихадизм. Но оно является неправильным. Джихад – это священная война. В джихаде могут участвовать любые мусульмане, будь то шииты, сунниты, суфии и т.п.

Вследствие недостаточного внимания к анализу теологической проблематики терроризма, Запад не понимает, что ИГИЛ – не одно из ответвлений салафизма или ваххабизма, а уникальное течение ислама, специально адаптированное для быстрого понимания и принятия людьми даже первоначально далёкими от ислама. ИГИЛ рассматривается как террористическая организация. Зачастую даже в документах внутреннего пользования, а тем более в меморандумах, рассчитанных на политическое руководство и широкую публику, западное разведывательное сообщество привыкло перечислять через запятую: ИГИЛ, Аль-Каида, Джебхад ан-Нусра, Талибан и т.п.

На основании анализа всего основного корпуса теологических трудов богословов, близких к ИГИЛ, имеющихся в распоряжении видеокурсов и проповедей, а также практики этой организации, можно сделать вывод, что ИГИЛ не является типичной джихадистской террористической организацией, типа Аль-Каиды, а представляет своего рода военно-религиозный орден.  В отличие от орденов древности и Средневековья, он в своей деятельности использует высокие технологии, опирается на разнообразные организационные структуры и действует по всему миру.

Однако по сути он является именно орденом, т.е. боевой организацией, силой и молитвой распространяющей определённое религиозное учение всюду, где это возможно. Такая постановка вопроса позволяет по-новому посмотреть на стратегию и тактику ИГИЛ. Она позволяет излечиться от иллюзий относительно того, что взятие Мосула или Ракки будет означать победу и конец ИГИЛ. Любой орден предполагает мученичество. Чем  больше игиловцев и мирного населения погибнет в Мосуле и Ракке, тем больше шансов, что ИГИЛ активизирует свои спящие ячейки в Европе, Америке и в России.

Аналитики разведки США прогнозируют: в течение ближайших пяти лет, несмотря на военные успехи, не удастся не только победить, но и сколько-нибудь значительно ослабить терроризм. Террористические насильственные структуры, базирующиеся на тех или иных направлениях ислама, будут оставаться фактором международной политики.  Наиболее опасной, но вполне вероятной тенденцией в течение ближайших пяти лет станет перемещение активности ИГИЛ как наиболее мощной исламистской террористической организации с истощённых войной ресурсных площадок суннитских районов Ирака и Сирии в Ливию и Пакистан. В обеих этих странах сегодня существуют мощные подразделения ИГИЛ, которые контролируют определённые территории и обладают воинскими подразделениями. Выход в Ливию, фактически, открывает для ИГИЛ южное подбрюшье Европы. Оперирование в Пакистане позволяет ИГИЛ вплотную подойти  к овладению ядерным оружием.

Вряд ли в течение пяти лет следует ожидать появления подобных ИГИЛ  военно-религиозных орденов террористической направленности на базе иных вероисповеданий. В более длительной перспективе это практически неизбежно. В то же время возможно, что уже в ближайшие пять лет возникнут первичные ячейки подобного рода орденов в Центральной и Тропической Африке на базе совмещения ислама с местными культами. В Индии – на базе индуизма, особенно шиваистского направления. В России – на базе православия.

В Индии возникновение религиозных террористических организаций нового типа может произойти в ближайшие годы. В настоящее время у власти в стране находится правительство, созданное коалицией партий, тесно связанных с воинственными направлениями индуизма. В случае если правительство столкнется с внутренними и внешними трудностями и в стране усилится социально-этническая напряженность, вполне вероятно, что правительство негласно будет способствовать созданию шиваистских боевых организаций. Эти организации будут нацелены на всемерную поддержку правительства и проведение репрессий против более бедных слоёв населения, принадлежащих к племенам дравидов – коренного населения Индии и Шри-Ланки. Однако за пределами Индии эти организации могут быстро мутировать в террористические структуры экстремистско-сектантского характера. С учётом миллионов индусов, проживающих в Великобритании, Соединённых Штатах это может стать дополнительным фактором, который осложнит и без того напряжённую обстановку в этих странах.

Помимо религии, психологические и социальные факторы будут способствовать усилению террористических организаций и усилению активности наряду с террористическими сетями и орденами небольших групп и даже единичных террористов. К этим факторам относятся:

- Растущий уровень отчуждения и атомизации внутри всех развитых стран. Повсеместно социум всё более фрагментируется и разобщается по всё большему числу признаков. Угнетаемое меньшинство либо наибольшее меньшинство, которому противодействует коалиция малых меньшинств, может увидеть в терроризме единственный способ защиты своих интересов.

- В современных динамичных и фрагментированных обществах для угнетаемых групп и индивидуумов единственной защитой становятся семейные и родовые связи, сообщества выходцев из одного населённого пункта или сельской местности, а также религиозные центры. Они являются важным фактором, вовлекающим индивидуумов в террористические организации.

- Кризис западной идентичности. Потребительская ориентация обществ Северной Америки и Европы вызывает протест у определённых групп населения, в основном молодежи. Те группы, которые склонны к пассивному протесту, как правило, примыкают к различного рода новым религиозным культам, а сторонники активных форм протеста в зависимости от обстоятельств либо вливаются в ряды экстремистских несистемных политических организаций, либо пополняют ряды террористов.

- Кризис государства. Северная Америка и Европа в XXI веке под воздействием экономических сложностей переживают кризис социального государства. Если в XX веке государства в Европе и Америке вкладывали значительные средства и усилия в интеграцию вновь прибывающих мигрантов в западное общество, то в XXI веке победила доктрина мультикультурализма. Это произошло не вследствие несуществующего либерального заговора, а сугубо по финансовым причинам. Мультикультурализм предполагает проживание в рамках одного государства различных этноконфессиональных групп, сохранивших свою идентичность. Это означает, что не надо тратить деньги на интеграцию. Соответственно, легальные и нелегальные мигранты оказываются в странах нового проживания предоставленными самим себе и, испытывая фрустрацию, ищут защиту и поддержку в мечетях, частично находящихся под контролем радикальных и террористических организаций.

- Обострение этнических и религиозных конфликтов. По всему миру в условиях ослабления национальных государств возрастает конфликтность между культурно-религиозными идентичностями.

Технология – всегда палка о двух концах . С одной стороны она облегчает террористам взаимодействие, рекрутинг, материально-техническое обеспечение и осуществление кровопролитных актов. С другой стороны, технологии предоставляют властям, располагающим большими ресурсами, чем террористы, возможность своевременно выявлять и распознавать угрозы, а также эффективно купировать их. Впрочем, если им это позволяет общественность.

В ближайшие годы террористические акты будут перемещаться в киберпространство. Это не обязательно означает, что террористические акты будут осуществляться в киберпространстве.  Это означает, что террористы всё активнее будут использовать уязвимость критической инфраструктуры государственных, корпоративных и частных сетей, соединённых с интернетом всего, для осуществления кровопролитных террористических актов. В отличие от традиционных огневых атак, подобные террористические акты чрезвычайно сложно распознать. Это, конечно же, резко дестабилизирует глобальную ситуацию.

Технологии в целом ведут к постепенной передаче многих функций от иерархических, жёстко организованных структур к децентрализованным сетям. Не вызывает сомнения, что децентрализованные сети слабее защищены от атак террористов, чем иерархические.

В общем, сопоставляя плюсы и минусы для террористов развития информационно-коммуникационных и иных технологий, приходится сделать вывод: в конкретных сложившихся условиях у террористов появляются новые возможности при снижении рисков. Если бы правительства западных стран смогли задействовать всю мощь своего технологического потенциала, терроризм был бы раздавлен. Однако в условиях экономической слабости государств в Северной Европе и Америке, снижения доверия к органам политической власти со стороны населения и развала системы международного сотрудничества, правительственный потенциал, к сожалению, в основном и остаётся потенциалом.




(обратно)

Зияющая пропасть Февраля


Зияющая пропасть Февраля

Андрей Фефелов , Андрей Фурсов

16 марта 2017 0

об уроках столетней давности

"ЗАВТРА". Андрей Ильич, как известно, Первая мировая война стала прологом революции. Без этой войны не было бы потрясений 17-го года…

Андрей ФУРСОВ. Большая европейская война, превратившаяся в мировую, была задумана британскими правящими кругами в самом конце 1880-х годов как двойной удар по Германии и России. Две державы должны были уничтожить друг друга. Поджигатели и заговорщики преуспели: в августе 1914 г. война вспыхнула. В первые месяцы война вызвала в России взрыв патриотизма. Забастовочное движение пошло на убыль. Санкт-Петербург был переименован в Петроград. Самое начало войны было ознаменовано для русской армии славными победами. План Шлиффена предполагал, что немцы должны за 40 дней разбить французов, а потом уже вступить в войну с русскими. Они полагали, что русской армии для мобилизации понадобится 40 дней, но Россия начала войну, не завершив мобилизации. Как говорил лесковский генерал о немцах в гениальном рассказе "Железная воля": "Какая беда, что они умно рассчитывают. Мы им такую глупость подведём, что они и рта разинуть не успеют, чтобы понять её"…

Кампания 1914-го года окончилась вничью, а вот 1915 год выдался неудачным для русской армии: 150 тысяч убитыми, 700 тысяч ранеными. Была выбита значительная часть офицерского корпуса, в армии наряду с крестьянами появилось немало городских люмпенов, начались тяготы тыла. К1916-му году на фронт было мобилизовано 15 миллионов человек — это 40% трудоспособного населения. Посевная площадь из-за нехватки рабочих рук уменьшилась на 12%, сбор хлеба на 20%. Промышленные предприятия также сократили объём выпускаемой продукции. Правительство увеличивало налоги, прибегало к внешним займам, и это усилило зависимость от иностранного капитала. Буржуазия, тесно связанная с поставками на фронт, наживалась, неимоверно и бессовестно завышая цены на товары. Очень показательно, что в 1916 году — в разгар войны! — Фаберже получил максимум заказов на свои изделия. Тут нельзя не вспомнить, как в 2016 году — ровно через сто лет — на пике экономических неурядиц российские богатеи били рекорды по покупке дорогих яхт и автомобилей.

Война обострила противоречия не только между верхами и низами. Правильно писали советские учебники: забастовочное движение активизировалось, однако оно было не столь фатально для власти, как начавшаяся борьба буржуазии против правительства. Согласно исследованиям историка Александра Владимировича Пыжикова, в самой буржуазии развивалось противостояние двух групп — московской и питерской. Если питерская буржуазия, банковский капитал были тесно связаны с правительством, то московская буржуазия, в значительной степени старообрядческая, доступа к высшей власти практически не имела. Она-то и начала борьбу против правительства и питерского сегмента буржуазии.

За развитием ситуации в России внимательно следили британцы и французы, которые, будучи нашими союзниками, тем не менее готовились воспользоваться ситуацией. Их программой-минимум было максимально ослабить Россию, программой-максимум — расчленить её.

Крупная буржуазия, особенно та часть, которая считала себя обделённой, полагала, что власть в стране должна принадлежать ей. Уже в 1915-м году её представители создали главный комитет по снабжению армии на основе земского и городского союза — Земгор. Историки советского времени писали, что то была реакция буржуазии на неспособность царского правительства распределять государственные оборонные заказы. Это не совсем так. То была попытка перехватить контроль над промышленностью в условиях войны. На самом деле Земгор решал не военные, а прежде всего классовые задачи. Власть вскоре осознала, что крупный капитал не просто противостоит ей, а ведёт с ней борьбу в условиях войны. Для того чтобы снизить свою зависимость от него, власть начала реализацию программы генерала А.А. Маниковского по созданию мощного госсектора. Уже к концу 1916-го года буржуазия ощутила очень мощное давление и в лице наиболее активных своих представителей решила нанести удар самодержавию, если получится — смертельный.

В 1915–16-м гг. оформились два заговора. Один в Москве, вокруг Земгора, буржуазный по составу — представителями его были, в частности, Львов, Рябушинский и ряд других. Другой заговор составили социалисты — Керенский, Чхеидзе, Скобелев. Связь между заговорами осуществлялась по масонской линии, о которой в 1939-м году на допросах в НКВД подробно рассказал известный масон Н.В. Некрасов, по совместительству министр путей сообщения и министр финансов Временного правительства, и последний генерал-губернатор Финляндии.

Исследователь российского масонства Виктор Степанович Брачёв пишет, что организовать антиправительственный блок в Думе, а затем приступить к взятию власти без поддержки октябристов и масонов кадеты не могли. Неформальным, но реальным лидером заговора был А.И. Гучков. Техническим организатором — генерал М.В. Алексеев, тесно связанный с этими кругами. Великий князь Александр Михайлович, командующий военно-воздушными силами Российской империи, писал в мемуарах: "Генерал Алексеев связал себя заговорами с врагами существующего строя, которые скрывались под видом представителей Земгора (князь Г.Е. Львов), Красного креста (Гучков), Военно-промышленного комитета (А.И. Коновалов) и другими. Все эти генералы хотели, чтобы Николай II немедленно отрёкся от престола. Это были генералы-изменники".

В октябре 1916-го года заговорщики перешли в наступление, после чего начался штурм бастионов власти. Первым действием можно считать знаменитую речь П.Н. Милюкова "Глупость или измена", произнесённую 1 ноября. Она была запрещена, но тем не менее распространялась в армии. Всё это говорит о том, насколько апатичной и импотентной была самодержавная власть, неспособная себя защитить.

"ЗАВТРА". Власть была либеральной в прямом смысле этого слова.

Андрей ФУРСОВ. Это лишний раз свидетельствует: либеральная власть в России — это мёртвая власть. Или власть, стремящаяся к смерти.

Прогрессивный блок в тот же день, 1 ноября, объявил, что берёт курс на установление в России парламентской модели. Для власти начались сложные времена. Когда-то Парвус писал: "Усиление политической агитации поставит царское правительство в сложное положение. Если оно прибегнет к репрессиям — это приведёт к росту сопротивления. Если же проявит снисходительность, это будет воспринято как признак слабости, и пламя революционного движения разгорится ярче". Ситуация развивалась по второму варианту, и, чувствуя слабость власти, будущие февралисты двинулись вперёд.

Безусловно, их вдохновляла и некая внешняя "злая" сила. Ведь кроме внутрироссийского аспекта заговора, был заговор международный, в котором главную роль сыграли британцы. Интересы Великобритании и крупного российского капитала практически совпадали. Британцы, как и русская буржуазия, были заинтересованы в том, чтобы Россия продолжала войну. Но буржуазия боялась русской победы: "Капитал стремился к власти, — писал генерал А.И. Спиридович. — Победа русской армии ему была страшна, так как она лишь бы укрепила самодержавие, против которого они боролись, правда, тайно, лицемерно". Так же, как и значительная часть русской буржуазии (и думцев), страшились русской победы, которая была не за горами, британцы. В то же время им нужно было, чтобы Россия продолжала войну. Решением этой дилеммы виделось свержение самодержавия и установление в России слабой, зависимой от британского капитала и британского истеблишмента республики. Британцев подстёгивал страх не только перед возможностью сепаратного мира России и Германии (на самом деле, к сожалению, маловероятного), но и контакты России с США, с перспективой переориентации русских с Великобритании на Америку. Тем более что была информация: Россия стремится выскочить из-под британского финансового пресса с помощью американского капитала.

На допросе 13 июля 1939 г. в НКВД известный масон В.А. Оболенский показал, что после разговора с Гучковым ясно понял: "Англия была вместе с заговорщиками. Английский посол сэр Джордж Бьюкенен принимал участие в этом движении, многие совещания проходили у него" (подч. мной. — А.Ф.).

Французская разведка считала, что британцы явно провоцируют революцию в России, чтобы кроме разгрома Германии добиться максимального ослабления России в будущие мирные времена. Согласно сообщениям французской разведки, после отставки британского агента влияния, министра иностранных дел России С.Д. Сазонова Британия "перестала играть роль хозяйки положения". Чтобы компенсировать это, она явно приняла сторону заговорщиков и спровоцировала революцию.

Настоящим прологом Февральского переворота или даже началом его ползучей фазы можно считать убийство в ночь с 16-го на 17-е декабря 1916 г. исключительно важной для царской семьи персоны — Распутина. Символичен состав убийц: князь Ф.Ф. Юсупов, думец В.М. Пуришкевич — из правых (верно заметил И.Л. Солоневич: катастрофа пришла в Россию не слева, а справа) и исполнитель-киллер капитан Райнер, который специально прибыл из Великобритании убить Распутина.

Историк русской армии Антон Антонович Керсновский писал: "Можно и должно говорить о происках врагов России. Важно то, что происки эти нашли слишком благоприятную почву. Интриги были английские, золото было немецкое, еврейское, но ничтожество и предатели были свои, русские. Не будь их, России не были бы страшны все козни преисподней". Кстати, то же самое можно сказать и о разрушении СССР.

На последней сессии Думы, которая длилась с 1 ноября 1916 г. по 26 февраля 1917 г., мысли очень многих депутатов были заняты ожиданием дворцового переворота — он витал в воздухе. Дело дошло до того, что в самом конце декабря 1916 года 16 великих князей дома Романовых провели тайную встречу, на которой признали необходимость устранить Николая II.

У российской части заговорщиков была ещё одна причина торопиться: они опасались социального взрыва, движения снизу, настоящей революции. Гучков, да и не только он, говорил об организации дворцового переворота как о средстве упреждения-предотвращения революционного взрыва. Цели заговорщиков, писал Н.Суханов в "Записках о революции", были в таком кричащем противоречии объективным задачам революции в России, что "революция должна быть остановлена, обуздана, приведена к покорности, покорена под ноги великодержавности. Это дань частному, специфическому проявлению диктатуры капитала".

Странная на рубеже 1916–17 гг. возникла ситуация: небольшая группа самоуверенных незадачливых краснобаев, страшно далёких от народа и от практики управления, возомнила о себе бог весть что. Как в стишке: "Три мудреца в одном тазу пустились по морю в грозу". У заговорщиков, однако, подобно Буратино в "Золотом ключике", оказались коротенькие мысли. Никогда ничем не руководившие кадетские и прочие вожди мнили себя европейцами, а народ — азиатами, забыв, что в самодержавной России единственный европеец — правительство, каким бы оно ни было. На самом деле англоманы и англофилы, все эти набоковы-милюковы-гучковы, показали себя самыми настоящими — по их терминологии — азиатами, причём худшего, колониального сорта, заглядывающими в рот "белым сахибам" с Альбиона. А вот большевики, при всей их для многих несимпатичности, оказались, кто бы что ни говорил, европейцами, людьми длинных мыслей и длинной воли, потому-то они и победили — и февралистов, и белогвардейцев, и Запад. Таким образом, перед нами — четыре заговора: внутриклановый романовский, военный (генералы сыграют ключевую роль), буржуазно-масонский и британский. Агенты двух первых заговоров стремились к чисто дворцовому перевороту при сохранении монархии, двух вторых — к свержению монархии (самодержавия), но до поры не открывали карты, используя генералов втёмную.

"ЗАВТРА". И при этом они имели очень схематичные и примитивные подходы — и политические, и идейные.

Андрей ФУРСОВ. Поэтому их потом с лёгкостью вышибли из России.

С самого начала 1917-го года, несмотря на внешнее спокойствие, напряжение нарастало. Январь сменился февралём. По настоянию Алексеева, Николай II, "хозяин земли русской", как он себя называл, уехал в Ставку. Дважды в канун судьбоносных моментов Николай покидал столицу, позволяя кому-то убедить его сделать это. Первый раз это было в канун 9 января 1905 г., "Кровавого воскресенья", ставшего реальным, боевым началом революции — тогда прокатило. Второй раз — в канун Февральской революции. Этот второй раз стоил царю короны, а в конечном счёте — и жизни.

В складывающейся ситуации заговорщикам был нужен только повод. В середине февраля власти Петрограда решили ввести карточную систему, начались волнения. И вот здесь, как по заказу, в столице возникли перебои с хлебом. Железная дорога не работала, по чьему-то недомыслию часть питерских хлебопёков в феврале забрили на фронт. А в довершение всего некие купцы Левинсон и Лесман вместо того, чтобы продавать муку петроградцам, нелегально и втридорога стали продавали её в Финляндию. Здесь сработало всё вместе: и глупость, и гешефт, и измена.

20 февраля администрация Путиловского завода заявляет локаут в ответ на требование рабочих об увеличении зарплаты. Предыстория такова: в декабре 1916-го года по команде стран-союзников многие частные банки в России прекратили финансирование тех акционерных обществ, что владели промышленными предприятиями. По сути это был двойной удар — подрыв военно-экономической сферы союзника и курс на обострение классовых конфликтов между предпринимателями и рабочими.

"ЗАВТРА". Потрясающий уровень подрывной работы!

Андрей ФУРСОВ. Сразу же после объявления локаута словно ждавшие этого Чхеидзе и Керенский установили контакт с руководителями нелегальных организаций — с А.Г. Шляпниковым и К.К. Юренёвым — и договорились о проведении демонстрации 23-го февраля или 8 марта.

Сначала демонстрации были мирными, но 25-го февраля они стали перерастать во всеобщую стачку, бастовало уже 300 тысяч человек, однако власть не реагировала, и только 26-го С.С. Хабалов, командующий Петроградским военным округом, дал приказ стрелять. Было убито около 50 человек. Это привело к тому, что солдаты запасных полков, расквартированных в Петрограде, стали переходить на сторону демонстрантов.

В столице в опасной близости от центра принятия решений держали полки, которые должны были отправиться на фронт. Офицеров было мало, расхристанные солдаты слонялись по Питеру, лузгали семечки, задевали прохожих, а власти словно не понимали, что рядом — социальный динамит. Правда, в какой-то момент император приказал генералу В.И. Гурко убрать из столицы ненадёжные части, но ни Гурко, ни градоначальник А.П. Балк, ни Хабалов приказ не выполнили, оговорившись, что в казармах нет места и что ненадёжные запасные полки некуда вывести. Сложно однозначно сказать, что это было: саботаж или чиновничье разгильдяйство. Фактом остаётся и то, что Николай на саботаж никак не отреагировал…

Сначала выступил Павловский полк, затем стали бузить другие полки. В Волынском полку, когда солдаты восстали, офицер попытался их утихомирить. Произнеся речь, он развернулся к солдатам спиной, и тогда Тимофей Кирпичников, фельдфебель, взял винтовку и выстрелил ему в спину. Это стало переломным моментом в истории перехода армии на революционную сторону.

Кстати, очень интересно сложилась судьба этого Кирпичникова. Сначала он слыл героем, портреты его выставлялись в витринах магазинов и аптек. После октябрьского переворота про него забыли, но он сам напомнил о себе, явившись на Дон к атаману А.М. Каледину (по другой версии — к А.П. Кутепову) и заявив, что он пришёл бить большевиков и что он, мол, "тот самый" Тимофей Кирпичников. Каледин переспросил: "Тот самый Кирпичников?", — вызвал двух казаков, приказал вывести во двор и расстрелять…

27-го февраля почти 70 тысяч из 180 тысяч солдат перешли на сторону восставших, остальные на следующий день сдались. Интересно сообщение французского разведчика де Малейси об этих событиях: "В дни революции русские агенты на английской службе пачками раздавали рубли солдатам, побуждая их нацепить красные кокарды. Я могу назвать номера домов в тех кварталах Петрограда, где размещались русские агенты британцев, а поблизости должны были проходить запасные солдаты". Хороши союзники! Как пелось в поп-опере "Иисус-суперзвезда": "Welldone, Judas" ("Ты хорошо сработал, Иуда"). Лишний раз вспомнишь нашего знаменитого геополитика А.Е. Едрихина (Вандама) с его бессмертной фразой о том, что хуже вражды с англосаксом только одно — дружба с ним.

Толпа рабочих солдат направилась в Таврический дворец, где в Полуциркульном зале собрались депутаты, отказавшиеся подчиняться царскому указу о временной приостановке работы Думы (данный указ — единственное, что сделал царь). В ответ на царский запрет они сформировали Временный комитет Государственной думы, куда вошла часть депутатов IV Думы и часть депутатов других созывов Думы (весьма странный орган).

Одновременно в том же Таврическом дворце, но уже в другом помещении группа из меньшевиков-думцев, большевиков и левых эсеров создала исполком Петроградского совета рабоче-крестьянских депутатов (Петросовет).

Таким образом, были созданы два органа управления революционной власти, и в обоих заседали масоны. Уже упоминавшийся мной масон Некрасов в 1939-м году показал, что всем масонам был дан приказ немедленно встать в ряды защитников нового правительства. Сперва Временного комитета Государственной думы, а затем Временного правительства. Масон Л.Д. Кондауров в 1930-м году писал, что ещё до революции масонский верховный совет поручил ложам составить список лиц, годных для новой администрации. В результате во всех организациях, участвовавших в создании временного правительства, оказались масоны, а в самом правительстве они составили его радикальное ядро.

Конечно, несмотря на столь выверенную организацию, временная власть первые дни была очень уязвима. Максим Горький писал, что если бы нашлась хоть одна рота во главе с верными власти офицерами, то 27-28-го февраля уже можно было бы очистить Таврический дворец, и на этом всё бы закончилось. Проблема, однако, в том, что верных офицеров не нашлось. Вице-директор Департамента полиции К.Д. Кафафов свидетельствовал: "В февральской революции1917-го года, в сущности, и победы никакой не было, ибо не было борьбы. Власть не сопротивлялась, не боролась, а сдалась без сопротивления". Сдалась, потому что сгнила.

Николай II только 27-го февраля осознал серьёзность ситуации и распорядился отправить в Петроград отряд георгиевских кавалеров в 700 штыков под руководством генерала Н.И. Иванова. Но было поздно, генерал Иванов войти в город не смог.

После этого царь сам двинулся в сторону Петрограда, но и его туда не пустили. В Пскове, куда обманом заманили Николая, его уже ждал главком Северным фронтом Н.В. Рузский, который объяснил: "Теперь надо сдаться на милость победителя". В дело вступил генерал Алексеев, который разослал телеграммы командующим фронтами по поводу отречения Николая от престола, о чём позже писал: "Обстановка, по-видимому, не допускает иного решения. Ответы были утвердительными. Тем не менее, царь колебался. Между тем вечером в Псков прибыли Гучков и В.В. Шульгин, и в 22:40 2 марта Николай подписал отречение".

Некоторые историки, очень симпатизирующие Николаю, пытались отрицать факт, что он подписал акт об отречении, говорили, что это подделка. Но доказать это не удалось. Кроме того, Николай II при желании мог потом дезавуировать свою подпись, но он этого не сделал. Царь отрёкся от трона не только за себя, но и за своего сына, чем нарушил 37-ю статью законов Российской империи. Однако Гучков и Шульгин приняли отставку, сочтя, что это уже пустяки и мелочи.

После этого Николай напишет в дневнике знаменитую фразу: "Кругом измена и трусость и обман". Действительно, его предали все: родственники, политики, Церковь. Но зададимся вопросом: не предал ли сам царь свою страну в 1905 году, когда из-за его самоустранения погибли люди? Не он ли бросил русского мужика под немецкие пулемёты защищать интересы английских и французских банкиров? И разве он не предал свою страну, подписав акт об отречении?.. По-настоящему февральская политическая революция началась в 22.40 2 марта. Всё, что было до этого, — бунт, попытка переворота. Упрись царь, кликни казаков, прикажи арестовать предателей — и ситуация с большой долей вероятности повернулась бы вспять. Говорят, царь боялся за семью, стремился спасти её. У меня на это два ответа. Один — в виде вопроса: ну и как — спас? Второй: царь — не частное лицо, а государь, и думать должен прежде всего о государстве.

Церковь встала на сторону февралистов, предав Помазанника Божия. Какое-то время назад патриарх Кирилл сказал странную, на мой взгляд, фразу о том, что наши тяготы 1941-го года были наказанием за революцию 1917-го года. Я тогда подумал: если использовать его логику и применить её к самой Церкви, получается, что то, что сделала с Церковью советская власть в 20-30-е годы, — наказание за предательство царя!

"ЗАВТРА". Малоизвестный факт, что первыми, кто встал на сторону Временного правительства, были монахи Соловецкого монастыря. Они отослали приветственную телеграмму новому правительству ещё до знаменитого заседания Священного Синода, когда из окна выкинули царский трон.

Андрей ФУРСОВ. Как говорил блаженный Августин: "Наказания без вины не бывает". Вот оно и пришло в 1920-30-е годы. Жаль только, что пострадало много честных, верующих священников, которые не отреклись от веры во Христа и приняли мученическую смерть.

После отречения царя, от престола отрекается и Михаил. Таким образом, заговор думцев, масонов и британцев победил заговор военных и великих князей. Они же рассчитывали на нового царя-регента при Алексее, но ничего не вышло. После этого краха надежд генерал Алексеев написал: "Никогда не прощу себе, что я поверил некоторым людям". Вспоминается обмен репликами между Лафайетом и Фуше. На возглас Лафайета "Так куда же мне теперь идти, предатель?" — Фуше ответил: "Иди, куда хочешь, дурак".

"ЗАВТРА". Надо сказать, что Рузский кричал на Государя, и говорят, что в ночь перед казнью он передал некоему офицеру, который вместе с ним сидел, слова раскаяния и большого сожаления.

Андрей ФУРСОВ. Когда шотландская гвардия сдала Карла I, которого казнили потом, такой стишок был в Англии: "Шотландец клятву преступил, за грош он короля сгубил". "Грошом" для генералов был новый монарх. Их на этом элементарно купили и сделали. Я понимаю: Николай II был малосимпатичный персонаж, военные его не то что не любили — презирали. Однако шла война, причём шла к победе, он был главнокомандующим, а генералы предали главкома, связавшись при этом с кадетской и прочей мразью. Мзда и наказанье не замедлили прийти.

1-го марта Петросовет издал Приказ №1, согласно которому в армии создавались солдатские комитеты. Петроградский гарнизон выводился из-под контроля военного командования, а отдача чести офицерам вне службы отменялась. Естественно, и во время службы офицерам перестали отдавать честь. Тех, кто возмущался новыми порядками, — убивали. Некоторые историки пытались доказать, что этот приказ был ошибкой, демократическим порывом. Однако член Петросовета И.П. Гольденберг откровенно объяснил французскому дипломату, что "Приказ №1 — не ошибка, то была необходимость. В день, когда мы сделали революцию, мы поняли, что если мы не уничтожим старую армию, она раздавит революцию. Мы должны были выбирать между армией и революцией, и мы, не колеблясь, выбрали последнюю и нанесли, смею сказать, генеральный удар". Кстати, таким же образом шельмовали армию и КГБ во времена поздней перестройки. Метода та же.

Британцы откровенно радовались. Ф.Л. Берти, посол Великобритании во Франции, записывает в дневнике: "Нет больше России! Она распалась, и исчез идол в виде императора и религии, который связывал разные нации православной веры. Если только нам удастся добиться независимости буферных государств, граничащих с Германией на востоке, то есть Финляндии, Польши, Украины и так далее, сколько бы их удалось сфабриковать, то, по мне, остальное может убираться к чёрту и вариться в собственном соку".

Ещё дальше пошёл британский премьер-министр Ллойд Джордж. Комментируя в парламенте новость о свержении монархии в России, он откровенно заявил: "Одна из целей войны достигнута".

"ЗАВТРА". Омерзительно. По этому поводу про англичан Блок записал в дневнике: "После этого вы больше не арийцы".

Андрей ФУРСОВ. Пройдёт немного времени, и британцы вторично предадут Николая, отказавшись его принять, тем самым обрекая на смерть. 9-го марта 1917-го года был арестован гражданин Николай Романов, бывший царь. Курировал этот вопрос А.Ф. Керенский, который позднее признал, что решение об аресте царской семьи вынес не Петросовет и не Временный комитет Думы, а могущественная ложа "Петербург". А сам арест было решено обставить нарочито грубо, как демонстративное низложение.

Керенский с самого начала занимал особое положение. Он был одновременно и министром, и заместителем Чхеидзе в Петросовете, то есть как бы стоял и над Петросоветом, и над Временным правительством.

Что такого было в этом человеке, что он оказался "на конец"? Происхождение неясное, мутное. Одни говорили из немцев (не похож), другие — из евреев. По поведению — пафосный неврастеник, истероид, позёр, и к тому же "трёхрублёвый адвокат", малопригодный, по отзывам профессионалов того времен, к юридической профессии. Рассказывают, что в конце жизни на вопрос журналиста "что нужно было, чтобы в России революционный процесс не пошёл?" он сказал: "Нужно было расстрелять одного человека". Журналист спросил: "Ленина?". Керенский ответил: "Нет, Керенского". Даже перед "финальным занавесом" он не захотел признать, что был всего лишь марионеткой могущественных сил, которые выбрали и назначили его калифствовать над страною на белом коне, как образно выразился Есенин в "Анне Снегиной".

Зачинщикам было выгодно представить февральские события бескровной революцией. До сих пор мы нет-нет да слышим подобное ложное утверждение. На самом деле, в первые же дни марта в Петрограде развернулась вакханалия убийств: полицейских, жандармов, офицеров. Расчёт был очень чётким: уничтожалась и запугивалась единственная сила, которая могла противостоять. Кроме того, заинтересованные лица уничтожали полицейские архивы. Генерал К.И. Глобачев пишет: "Те зверства, которые совершались взбунтовавшейся чернью в февральские дни по отношению к чинам полиции, корпусам жандармов и даже строевых офицеров не поддаются описанию. Городовых, прятавшихся по подвалам и чердакам, буквально раздирали на части. Некоторых распинали у стен. Некоторых разрывали на две части, привязав за ноги к двум автомобилях. Некоторых изрубали шашками. Были случаи, что арестованных чинов полиции и жандармов не доводили до мест заключения, а расстреливали на набережной Невы, а затем сваливали трупы в проруби. Кто из чинов полиции не успел переодеться в штатское платье и скрыться, тех беспощадно убивали. Одного, например, пристава привязали верёвками к кушетке и вместе с ней живым сожгли".

Пока народ, точнее та его часть, что поддержала бунт, грабил лавки, февралисты обделывали свои дела. В первые же дни они приступили к реализации диктатуры капитала, которая, как заметил Св. Рыбас, обернулась переизданием государства Витте, только без сдерживающих начал. Временное правительство мгновенно отменило ограничительные для частного бизнеса принципы генерала Маниковского, укреплявшие госсектор. Не удивительно, что Маниковский в последующем оказался с большевиками.

Эйфория прошла очень быстро. Уже в середине марта эти краснобаи поняли, что власть — это не только болтовня, но труд и ответственность. Наступило похмелье и апатия. Очень интересное воспоминание оставил о Петрограде середины марта будущий философ Ф. Степун, тогда офицер, близкий к эсерам. Он пишет: "Я думал, что увижу город гневным, величественным, наполненным революционной романтикой. Ожидания мои не сбылись. Впечатление было сильное, но обратное ожидаемому. Петроград по внешнему виду и по внутреннему настроению являл собой законченную картину разнузданности, скуки и пошлости. Не приливом исторического бытия дышал его непривычный облик, а явным отливом. Бесконечные красные флаги не веяли в воздухе стягами и знамёнами революции, а пыльными красными тряпками уныло повисали вдоль скучных серых стен. Толпа серых солдат, явно чуждая величию свершившегося дела, в распоясанных гимнастерках и шинелях в накидку праздно шаталась по грандиозным площадям и широким улицам города. Изредка куда-то с грохотом проносились тупорылые броневики и набитые солдатами и рабочими грузовики: ружья наперевес, трёпанные вихры, шальные, злые глаза… Нет, это не услышанная мною на фронте великая тема революции, не всенародный порыв к оправданию добра свободою, а её гнусная контртема… это хмельная радость о том, что "наша взяла", что гуляем и никому ни в чём отчета не даём…". Именно в это время Блок пишет строки: "Запирайте этажи — нынче будут грабежи!".

"ЗАВТРА". Почему же февралисты потерпели поражение?

Андрей ФУРСОВ. Этот вопрос, точнее, ответ на него связан со спецификой России, русской власти и русского народа. Замечательный писатель Олег Маркеев (погиб в 2009 г. при невыясненных обстоятельствах) писал: секрет России заключается в том, что "масса не способна порождать пирамиды власти. Их жестокая иерархия и законченность были чужды её аморфной природе. Правители России всегда приносили идею пирамиды извне, очарованные порядком и благолепием заморских стран. Но не они, а сама масса решала: обволочь ли её животворной слизью, напитать до вершины живительными соками или отвергнуть, позволив жить самой по себе, чтобы нежданно-негаданно развалить эту пирамиду одним мощным толчком клокочущей энергией утробы. Вопрос лишь времени и долготерпения массы… Масса только с высоты пирамиды кажется киселём. Внутри она таит жёсткую кристаллическую решётку, из которой куёт стержни, прошивающие очередную привнесённую из-за рубежа пирамиду власти, и только эти стержни дают пирамиде устойчивость и целостность. Стоит изъять их — и уже ничто не спасёт их государственную пирамиду от краха".

Что делала российская власть вместе с капиталом 1860‑х годов? Она расшатывала эти кристаллические решётки самоорганизации населения. И Февраль в этом отношении был кульминацией слома этих связей. По сути дела Февраль следует считать заговором против русской истории. И выражением этой чуждости русской истории стал ущербный Серебряный век, как его назвал писатель Станислав Юрьевич Куняев, — "Любовь, исполненная зла". Зла к народу в первую очередь.

Февральский дворцовый переворот преследовал две главные цели. Во-первых, он должен был утвердить такую буржуазно-либеральную власть, которая увенчает вектор России, стартовавший в 1861-м году, то есть то, что было противно русскому историческому развитию. И в этом отношении Николай II был одновременно и врагом буржуазии, и врагом рабочего класса и крестьянства. Солоневич писал: "Для дворцов, яхт, вилл и прочего отстранение Государя Императора было единственным выходом из положения — точно так же, как в своё время убийство Павла Первого", — который, как мы знаем, стремился ограничить крепостнические аппетиты дворянства.

Во-вторых, февральский переворот должен был заблокировать процесс вызревания социально антикапиталистической революции. А ведь, кстати, были умные люди, которые предупреждали заговорщиков о тщетности их планов. Например, князь П.Д. Долгоруков, председатель центрального комитета кадетской партии, прямо сказал: "Дворцовый переворот не только нежелателен, но скорее гибелен для России. Дворцовый переворот не может дать никого, кто явился бы общепризнанным преемником". Его не послушали, и курс февралистов вверг Россию в социальный ад.

"ЗАВТРА". Кто наиболее выделяется среди февралистов и тех, кто предшествовал Февралю?

Андрей ФУРСОВ. Естественно, Гучков, умный, волевой, но классово ограниченный человек. Что же до основной массы февралистов, то это были далеко не первосортные люди. Об этом с некоторым политическим перехлёстом, но в целом верно сказал Солоневич: "Делала революцию вся второсортная русская интеллигенция последних ста лет… Ни Достоевский, ни Менделеев, ни Павлов — никто из русских первого сорта, при всём их критическом отношении к отдельным частям русской жизни, революции не хотели и революции не делали. Революцию делали писатели второго сорта вроде Горького. Историки третьего сорта вроде Милюкова, адвокаты четвёртого сорта вроде Керенского. Делала революцию почти безымянная масса вроде гуманитарной профессуры, которая с сотен университетских и прочих кафедр вдалбливала в русское сознание русских мысль о том, что с научной точки зрения революция спасительна. Подпольная деятельность революционных партий опиралась на этот массив почти безымянных процессоров. Жаль, что на Красной площади рядом с Мавзолеем Ильича не стоит памятник неизвестному профессору. Без массовой поддержки этой профессуры революция не имела бы никакой общественной опоры".

А вот что пишет Солоневич о Милюкове: "В конце 16-го и начале 17-го года профессор Павел Николаевич Милюков вёл неистовую атаку на проклятый старый режим, не стесняясь никакой измены и базируясь на любую глупость во имя победы западной демократии в союзе с русской революцией над реакционными режимами Вильгельма, Николая. Когда проклятый старый режим был свергнут, и когда великая и бескровная простёрла ризы свои над Россией, профессора Милюкова она выперла вон. Тогда профессор Милюков вынырнул в немецком Киеве и предложил немецкому генералу Эйхгорну борьбу против западных демократий, против великой и бескровной русской революции и в союзе с вильгельмовской реакцией. Генерал Эйхгорн вышиб профессора Милюкова вон. Тогда профессор Милюков вынырнул в деникинском Ростове и предложил генералу Деникину новую комбинацию: борьбу русской реакции против русской революции и против германского милитаризма в союзе с западными демократиями. Генерал Деникин вышиб профессора Милюкова вон. Тогда профессор Милюков очутился в Париже, где предложил западным демократиям борьбу против русской реакции генерала Деникина, борьбу против немецкой реакции Вильгельма, борьбу против великой и бескровной — за демократию, за заветы и гонорары профессора Милюкова. Западные демократии вышибли профессора Милюкова вон".

Позиция Солоневича понятна, он не приемлет российскую интеллигенцию, в которую сваливает всё: и гниль, и здоровое. Однако дело далеко не только в интеллигенции (хотя и в ней тоже), она — элемент, но не целое; проблемы были с целым, с позднесамодержавным строем, который сгнил. Смотрите, что пишет А.С. Суворин: "У нас нет правящих классов. Придворные — даже не аристократия, а что-то мелкое, какой-то сброд. Государь окружён или глупцами, или прохвостами". Генерал А.А. Мосолов: "Помойными ямами были столичные салоны. Русский правящий класс оплевал самого себя как слабоумный больной, умирающий на собственном гноище. Окружение царя в Ставке производило впечатление тусклости, безволия, апатии и предрешённой примирённости с возможными катастрофами".

Когда я читаю о февралистах, то вспоминаю строки Пушкина: "Бедненький бес / Под кобылу подлез, / Понатужился, / Понапружился, / Приподнял кобылу, два шага шагнул, / На третьем упал, ножки протянул". К сожалению, вместе с этим вот "бедненьким бесом" чуть не протянула ножки Россия. России пришлось нырнуть в раскалённый котёл гражданской войны, откуда она уже вынырнула добрым молодцем СССР. А старый строй — "бух в котёл — и там сварился!". Вместе с остатками февралистов, монархистов и белой гвардией. Да, среди этих потерпевших поражение людей было немало достойных, благородных и умных, но у них, в отличие от большевиков, не было проекта будущего. Им нечего было дать Большой системе "Россия", которая, использовав часть большевистской партии, укротила интернационал-коммунистов, земшарников и вырулила — руками сталинского руководства — процесс к "социализму в одной, отдельно взятой стране", к Красной Империи.

"ЗАВТРА". Каковы уроки февраля?

Андрей ФУРСОВ. Уроки Февраля учат нас тому, что кланово-олигархические режимы — а февралистский режим, как и позднесамодержавный, был кланово-олигархическим — обречены. Они не способны отвечать на вызовы времени: ни на внутренние, ни на внешние; они не могут быть по-настоящему суверенными.

Помните, у Гоголя в "Записках сумасшедшего" есть словцо — мартобрь? Так вот, между Февралём и Октябрём лежит "мартобрь" — безумное, бездарно потерянное время. После Февраля Октябрь был неизбежен, систему надо было так или иначе собирать. По иронии Истории её начали собирать те, кто призывал к поражению царского правительства в империалистической войне. Однако став во главе государства, большевики создали Красную армию, затем верх среди них взяли те, кто отказался от идеи мировой революции и начал строить социализм в одной отдельно взятой стране. Красная империя, Большая система "СССР" — это и есть исторический ответ русского народа февралистам, позднему самодержавию, западным буржуинам и левым глобалистам.

Беседу вёл Андрей ФЕФЕЛОВ

Настоящий материал подготовлен в рамках реализации проекта "Научно-просветительская программа "Государство Российское: новый этап". При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации от 05.04.2016 № 68-рп и на основании конкурса, проведённого Общероссийской общественной организацией "Российский союз ректоров".


(обратно)

Красный конь и чёрный квадрат


Красный конь и чёрный квадрат

Михаил Кильдяшов

16 марта 2017 0

о романе Александра Проханова «В островах охотник» («Молодая гвардия», 1984; «Альфа-книга», 2002;«ЭКСМО» (под названием «Матрица войны»), 2007;«Книжный Клуб Книговек», 2010)

Александр Проханов — не только вдохновенный певец, но и искусный мастер. Его романы — это гимны, оды, былины, но это и ювелирные изделия. Проханов — мастер слова. Он помещает его в таинственный луч света, и слово обретает невиданные цвета, играет тончайшими оттенками, насыщает мир новыми смыслами. Проханов — мастер образа. Прохановский образ — магнит, притягивающий к себе из реальности всё самое ценное, самое значимое, то, из чего слагается истина о добре и зле, то, через что связаны небесное и земное, жизнь и смерть. Проханов — мастер идеи. Идеи, которая на шаг или на век впереди действительности. Идея — это бабочка на цветке, ещё не угодившая в сачок ловца. Идея — это "сон золотой", уже навеянный человечеству.

Проханов — неповторимый мастер сюжета. Пока другие в текстах в сотый раз выжимают истощённую реальность или выдувают мыльные пузыри неубедительных фантазий, Проханов являет читателю небывалый опыт. Пока другие, заводя своих персонажей в тупики, топчутся на месте, Проханов создаёт сложный лабиринт сюжета, где герой движется как Тесей с нитью Ариадны. Проханов всегда может соединить отрезком две точки бытия, где бы они ни располагались. Сквозь пласты времени и толщу пространства проходит сюжетная ось, на которой одновременно оказываются прошлое и будущее, Европа, Азия, Африка и Ближний Восток.

Прохановские романы наполнены сюжетными гиперссылками, которые не только ведут читателя от одной главы к другой, но и мгновенно перемещают его из романа в роман. Кликаешь на бабочку — и проносишься через Афганистан, Намибию, Кампучию. Кликаешь на революцию — и перед тобой возникают Амин, Сэм Нуйома, Пол Пот.

По принципу таких гиперссылок построен весь цикл о советском разведчике Белосельцеве, выполняющем задания на всех континентах, куда красный материк "экспортирует революцию". В саге о Белосельцеве публицистический опыт молодого Проханова переплавляется зрелым Прохановым в художественные романы, складывается в "летопись с цветными буквицами". Автор и герой, автор и события разделены значительной временной дистанцией, на которой отчётливо различимы главное и второстепенное, подлинное и мнимое. Потому почти в каждом из этих романов залегают два временных пласта: время боевого майора Белосельцева — время величия Родины, способной протянуть красные нити к любой части света, и время отставного генерала Белосельцева — время крушения Родины, когда огромный континент раскололся на острова, когда мощнейшая империя оказалась разорвана на мелкие удельные княжества.

Таков и кампучийский роман Проханова "В островах охотник". Здесь автором проведены уже не просто две сюжетные линии — кампучийское прошлое и московское настоящее — но созданы две, на первый взгляд, самостоятельные повести — о революции и о любви. Но мастер сюжета Проханов прочертил две параллельные прямые, чтобы они вопреки всем законам в итоге пересеклись.

Майор Белосельцев отправляется на разведзадание в Кампучию, только-только пережившую нашествие "красных кхмеров". Белосельцеву необходимо изучить состояние железной дороги — главной транспортной артерии, связывающей Кампучию, Вьетнам и Таиланд. Интенсивность восстановления полотна будет свидетельствовать о возможной подготовке к большой азиатской войне. Этот регион становится новым фронтом холодной войны, где для одной сверхдержавы стратегическая точка приложения силы — Вьетнам, а для другой — Таиланд.

В кипящем азиатском регионе Кампучия стала самой накалённой точкой. Вожак "красных кхмеров" убеждённый троцкист Пол Пот, в Парижском университете постигавший классиков марксизма, воплощает в Кампучии свой революционный сценарий. Как взрывная волна, на Пномпень обрушиваются вооружённые повстанцы. Их атака "напоминала наступление растений, штурм деревьев, бросок диких птиц и зверей, поднявших восстание против заводов, университетов, железных дорог". "Красные кхмеры" не просто свергают действующую власть, но, "одержимые реликтовой крестьянской мечтой", насаждают совершенно иной уклад жизни. В его основе отрицание всего капиталистического, причём не только банков, торговых отношений или частной собственности. Вредоносным "красные кхмеры" объявляют семью, образование, творчество, религию, городскую культуру. Уничтожаются интеллигенция, буддийские монахи, разрушаются города, университеты и храмы отводятся под тюрьмы и пыточные. Горожан силой сгоняют в деревенские трудовые лагеря, где разлучаются жёны и мужья, дети и родители. Очень скоро наступают голод, эпидемия, что приводит к гибели миллионов. Через четыре года с помощью вьетнамцев правительство "красных кхмеров" будет свергнуто, а их боевые подразделения вновь вытеснены в джунгли.

Вновь с легендой советского журналиста Белосельцев объезжает истерзанную страну. Кажется, что на этой земле когда-то жила таинственная цивилизация, в красной, подобной марсианской почве которой произрастали дивные сады, в полях которой зрели небывалые урожаи, в храмах которой проповедовалось всеобщее благоденствие. Теперь же эта цивилизация бесследно исчезла: либо по небесным тропам переселилась на иные планеты, либо была утянута под землю адскими силами.

В Кампучии Белосельцев осознаёт, что время не линеарно, что история развивается не последовательно, а параллельно, когда гибнет не только мифическая Атлантида, отделённая от нас тысячами лет, но и современная цивилизация, существовавшая с нами в одно время. И в ту минуту, когда ты перечитывал любимые книги из домашней библиотеки, пил душистый чай на даче среди цветущих деревьев, любовался колокольней Ивана Великого — кому-то в другой части света отсекали пальцы, жгли паяльной лампой лицо, пробивали мотыгой голову.

Свет и тьма, прорываясь в разных точках мира, стремятся найти равновесие. Революции приходят в мир, чтобы нарушить или восстановить это равновесие. В Кампучии Белосельцев увидел не красную, а чёрную революцию. Не ту, что устремляет настоящее в будущее, выпуская стрелу времени в небеса, а ту, что гнёт земную ось, беспощадно ломает хребет истории, превращает народ в обездвиженного больного, загоняет настоящее в прошлое. Чёрная революция пробуждает тех, чьё имя легион. Пробуждает духов смерти, пропитывает ими воздух и почву настолько, что становится страшно сделать вдох там, где стоит "запах испепелённого времени", сделать шаг там, где, как мины, под тобой сотни черепов из братской могилы.


Но постепенно духов смерти истребляет "радиация жизни". Кампучия, как больной, впервые увидевший солнце после тяжких страданий, обретает радость бытия. Буйволица рожает детёныша, и все, кто рядом, затаив дыхание, наблюдают за этим сакральным действом, будто на свет после непрерывной череды смертей является первая жизнь. Крестьяне собирают первый после великих потрясений урожай, и на рисовых зёрнах начертано всё знание о Кампучии, о её прошлом, настоящем и будущем. Выживший бонза принимает Белосельцева в восстановленном буддийском храме, куда вестником неведомого Бога залетает дивная бабочка.

С вьетнамскими войсками Белосельцев участвует в разгроме полпотовской партизанской базы. Уничтожаются вражеские солдаты, боевая техника и даже полевой госпиталь с беспомощными ранеными. Этот разгром — последний акт духов смерти. Им больше не за что ухватиться в этой цивилизации. В мировоззрении кхмеров "отсутствует категория ненависти": "если у зла отнять почву, не сопротивляться ему, то оно постепенно погаснет, как огонь без дров". Кхмеры не стремятся отплатить за смерть смертью, они вытесняют из себя тьму. Как начало новой эры, они встречают Новый год. На праздничные улицы города, такими зримыми и осязаемыми, с ними выходят близкие, погибшие от голода и болезни, пули и пыток.

И через все эти события тянется железная дорога. Она становится для Белосельцева не просто стратегическим объектом, но лентой времени, на которой отмерена его жизнь и жизнь всего человечества. По этому полотну из века в век, из цивилизации в цивилизацию несётся заблудившийся трамвай. Он может сойти с рельсов, дать обратный ход или развернуться. Он всегда появляется так же внезапно, как и исчезает. Белосельцев должен отследить маршрут трамвая, восстановить повреждённую колею истории, чтобы на конечной станции постичь тайну мироздания.

Железная дорога делит жизнь самого Белосельцева на будущее и настоящее. По одну сторону — бытие, по другую — инобытие: "Дорога была мерой его жизни, и то, что было справа, состояло из осуществлённой её части, из яркой канвы случившихся событий и дней, а то, что слева, — из невнятных бесцветных образов, в которые, как краска в пустые контуры, втекало его бытие".

В кампучийской гостинице Белосельцев явственно ощутил за собой слежку. Но то был не контрразведчик врага, не опытный, изворотливый противник. За майором Белосельцевым из будущего следил генерал Белосельцев. От такой слежки не скрыться, от такого соперника не уйти: "Личность его раздвоилась. Одна половина пустилась в странствия по военным дорогам, в яростной напряжённой борьбе, среди грохотов и затмений мира, вдоль этой насыпи в джунглях. А другая движется над ней в высоте, среди белых облаков и видений, обретая загадочный опыт неизъяснимых знаний и чувств, созвучных бессловесной молитве. Эти два двойника, пройдя по огромным кругам, встретятся в старости. Сойдутся, узнают друг друга, сложат воедино свой опыт, обретут полноту".

Кампучия сделала Белосельцеву прощальный подарок — тотемное существо. Бабочка, пойманная в азиатской стране, преодолела время и пространство и оказалась в коллекции отставного советского разведчика, пережившего свою страну: "Между ним и бабочкой уже возникло таинственное поле, соединяющее две жизни, сочетающее эти жизни не напрямую, а через множество посредников — придорожный цветок, звезду поднебесную, смерть одной из них".

Покой одинокого стареющего Белосельцева, пространство его холостяцкой квартиры нарушила Дарья Княжая, которую он спас на московской улице от пьяных хулиганов. Дарья возникает перед Белосельцевым, никогда не имевшим семьи, Божьим даром на склоне лет. В его размеренную, однотонную жизнь Дарья вносит новые ритмы и цвета. Люди разных возрастов и эпох, они становятся друг для друга открытием. Опыт Белосельцева и наитие Дарьи, сливаясь, открывают обоим новые смыслы. У Белосельцева происходит "счастливая потеря памяти": из его воспоминаний стираются картины гибели и страданий, остаются в них лишь сказочные впечатления очарованного странника.

Москва, так хорошо знакомая Белосельцеву, открывается новыми гранями, будто он посмотрел сквозь цветное стекло и впервые увидел парки с каруселями и аттракционами. Белосельцев уподобился герою русских сказок, отведавшему молодильных яблок, окунувшемуся в три котла и в одночасье превратившемуся в добра молодца.

Речной трамвайчик и ресторан-поплавок, модный показ и выставка русских авангардистов с "Красным конём" и "Чёрным квадратов", Дашина дача, где она вкладывает в уста Белосельцеву спелые вишни, как запретные плоды — всем этим наполняется жизнь героев. Между ними разгорается набоковская страсть. К Дарье Белосельцев устремляет всю нерастраченную нежность, все мечты о счастливой семье. Через Дарью он получает прощение за всех, кого когда-то обидел, разочаровал, не уберёг.

Но в романе возникает ключевой прохановский мотив ускользающей женщины. Женщина подобна кончику лисьего хвоста: только представил его, и он уже скрылся из твоей фантазии. Женщина — мираж, что манит возможным счастьем и сокрушает счастьем неслучившимся. Женщина — открытая рана, которая постепенно, но мучительно заживает, оставляя алый рубец.


Чистый источник жизни Белосельцева очень скоро оказывается отравлен. Свет и тьма вновь вступают в противоборство, и теперь радиацию жизни сменяет радиация смерти, будто когда-то давно он всё же вдохнул на азиатской земле, как бациллу, смертоносный дух, который теперь проснулся, чтобы уничтожить уже не цивилизацию, а отдельную жизнь.

Дарья не раз признаётся Белосельцеву, что чувствует это разрушающее излучение, что в ней живёт ген колдуньи, что на ней лежит родовое проклятие, что её одолевает неизлечимая болезнь: "Её болезнь коренилась не в тканях плоти, не в расстройстве органов, не в дефекте сознания. Её болезнь коренилась в Солнце, в Луне, в гравитационных полях Вселенной, в древнем недуге сотворённой жизни, в которую из мироздания упала малая ядовитая капля". Чёрная лава вырывается из её сознания, когда они с Белосельцевым на Поклонной горе наблюдают солнечное затмение. Неведомый Бог одождил на землю огнь и жупел. И если много лет назад Белосельцев видел в Кампучии гибель, пришедшую из-под земли, то теперь он её узрел посланной с неба. Так кампучийская и московская части романа зеркально отразили друг друга: в первой показан путь от гибели к возрождению, во второй — от жизни к умиранию.

После затмения Дарья с упоением листает подаренный Белосельцевым альбом Босха, откуда по квартире генерала расползаются мерзкие существа из "Сада земных наслаждений". А дальше будет выставка современного искусства с монструозными экспонатами, откуда Дарья, как похищенная Европа, уедет с молодым художником. А дальше попытка самоубийства и сумасшедший дом. Белосельцев попытается исцелить её бабочками, собранными на разных континентах, составит в подарок отдельную коллекцию: соберёт в ней солнечные лучи Европы, Азии, Южной Америки и Африки. Но это сияние не достигнет Дарьи: после выписки мать увезет её из Москвы, навсегда разорвёт тонкий луч света между дочерью и Белосельцевым.

Время вновь замедлит свой ход. Вернутся одинокие раздумья. Белосельцев, как герой старинной казачьей песни, всю жизнь гулял охотником в островах, ловил знание, как зверя в капкан, а на склоне лет встретил большую любовь: "Он, охотник, разведчик, посланный Господом Богом с секретным опасным заданием — разведать, что же такое жизнь, из каких основ и законов она состоит, по каким дорогам она пролегает, какие угрозы мирозданию в ней таятся". Война и любовь подобны двум кладезям, воду из которых надо слить в один кувшин и, испив, поразиться силе этого совокупного знания.

Гоняясь за истиной по всему свету, Белосельцев думал, что главное — отыскать матрицу, найти тот универсальный оттиск, что во все времена и по всему миру множит войны. И если отыщешь матрицу войны, то непременно постигнешь истину. Но среди множества войн, среди бурлящих континентов никак не возникал универсум. И только в зрелости отставной генерал осознал, что для полноты матрицы нужно сложить войну земную с войной небесной.

Мироздание имеет два полюса — полюс "Красного коня" и полюс "Сада земных наслаждений". На одном вечная Родина и райские смыслы, гармония и справедливость, вера в чудо и чистоту. На другом — адские силы, разрушение, скверна. "Чёрный квадрат" — тонкая грань между двумя этими мирами, хрупкая седьмая печать из Апокалипсиса, в любой момент готовая надломиться, "краткое, в доли секунды, мгновение, отделяющее земную жизнь от Жизни Вечной". Чёрный квадрат — и есть матрица войны, скрывающая подлинный смысл бытия, который "в стремлении к небу, в обретении русского Рая, где пуля обратится в свечу, рана — в алую розу, шинель — в белоснежную ризу". И если "выбелить чёрный квадрат", то матрица может измениться, и множиться будут уже не войны, а нечто светоносное, преодолевающее смерть.


(обратно)

Невзороф.Live


Невзороф.Live

Александр Проханов

16 марта 2017 0

главы из романа

От автора. События, приведённые в публикуемом тексте, являются вымыслом и не имеют ничего общего с действительностью. У персонажей, фигурирующих в повествовании, нет реальных прототипов. Совпадение имён тех, кто фигурирует в тексте, с реально существующими персонами является результатом эстетических ухищрений и ни в коей степени не должно побуждать читателя искать в героях романа реальных людей.

Бесприданница

Александр Глебович Невзороф решил усыновить памятники. Он усыновил памятник Пушкину, памятник Лермонтову, памятник Маяковскому, памятник Достоевскому, памятник Толстому и памятник Карлу Марксу. Он собрал своих детей в одном месте и говорит: "Дети мои, пора вам жениться".

Нашёл для них невест и выдал их всех за своих сыновей. А невесты были работники и дикторы редакции "Эха Москвы" — Ольга Бычкова, Ольга Журавлёва, Оксана Чиж, Нателла Болтянская, Ксения Ларина, Наргиз Асадова и Майя Пешкова. Сначала он устроил смотрины и пригласил всех невест к памятникам. Памятникам они приглянулись, и те взяли их в жёны. Семьи у них были дружные, особенно семья Карла Маркса и Майи Пешковой. Скоро у них родились дети. Причём мальчики — вылитые отцы. Сын Оксаны Чиж и Льва Толстого был с бородой, но только не окладистой и ростом невелик. Сын Маяковского и Ольги Журавлёвой был такой же, как отец, — хулиганистый. Сын Майи Пешковой и Карла Маркса (по отчеству Карлович, но не путать со Сванидзе) был волосатенький и тоже росточком невелик.

Александр Глебович Невзороф любил своих внуков. Он дал им экономическое образование и направил в бизнес. Все они стали предпринимателями и создали организацию "Опора России". Они занимались инновациями. Инновация состояла в том, чтобы в сочинениях их отцов к слову "любовь" прибавить частичку "не", и это меняло смысл всех произведений. Тогда они могли предпринять переиздание отцовских сочинений и на этом разбогатеть. Например, одно из стихотворений Пушкина в новом издании звучало так: "Я вас не любил, нелюбовь ещё, быть может, в груди моей угасла не совсем". В переиздании Лермонтова один из стихов начинался так: "Не люблю отчизну я, но странною нелюбовью".

И все они разбогатели. Только внук Карла Маркса остался не при деле, потому что в сочинениях Карла Маркса не было слова "любовь". Тогда маленький Карлович — его звали Коленька — пошёл на хитрость. Он решил в сочинениях отца к главным словам приписать окончание "-с". Тогда появились такие слова, как капиталс, деньгис, товарс. Он издал сочинения отца огромным тиражом и разбогател больше, чем остальные.

Те обзавидовались и решили его погубить. Хотели нанять киллера, чтобы тот подстерёг Николая Карловича и бросил его в Патриарший пруд. Но об этом узнал Александр Глебович Невзороф и не дал совершиться злодейству. Он созвал своих сыновей, которые были отцами его внуков, и просил обуздать отпрысков. Но отцы отказались от своих сыновей и прокляли их. Тогда Александр Глебович Невзороф созвал матерей и просил их поговорить по-хорошему с сыновьями, чтобы те не делали зла Николаю Карловичу. Однако дети надсмеялись над своими матерями и решили причинить зло Николаю Карловичу.

Тогда Александр Глебович Невзороф прислал к ним проповедника, знаменитого старца Варсонофия, который в миру звался Дондуреем. Проповедник увещевал непутёвых и обратил их. И направил в приют в один из монастырей, потому что все они были трудные подростки из неблагополучных семей. В монастыре они пекли хлеба и окормлялись. Потом все приняли постриг. Имена их были: Феофан, Климент, Аввакум, Иезекиль, Соломон и отец Порфирий — так звался теперь внук Карла Маркса. Став монахами, они зажили честной жизнью и просияли.

К ним в монастырь приезжала Леся Рябцева писать их житие. Она стала было проказничать, но была отлучена и отправлена из монастыря в дальний скит, где сделалась послушницей Феодорой.

Матери этих монахов, супруги памятников, любили своих мужей и пристрастили их к памятнику Столыпина, включая и его реформу. Они решили порвать с общиной, осесть на землю и жить хуторами. Но у них не было подъёмных и не было лошадей, чтобы пахать землю. Тогда они решили пахать на своих мужьях, и в степях Забайкалья, долгое время пустовавших и не знавших плуга, можно было увидеть запряжённые в сохи памятники, на которых редакторы и дикторши "Эха Москвы" возделывали землю. Памятники не выдержали такой работы и все поумирали. И их жёны стали вдовами. Овдовев, они покинули степь и вернулись в столицу, где основали общество имперских вдов. Сначала они жили дружно, а потом стали ссориться: кто из них самый главный и кто должен руководить обществом вдов.

Александр Глебович Невзороф, наблюдая непрерывные ссоры, очень горевал, потому что когда дикторы и редакторы "Эха Москвы" ссорились, от этого страдало дело. Он решил направить к ним в общество вдов вдову Александра Исаевича Солженицына Наталью Солженицыну, чтобы она возглавила это общество, и та согласилась. Но Наталью Солженицыну внезапно полюбил памятник Гоголю и сделал ей предложение. Свадьба их скоро состоялась и была шумной, проходила она ресторане "Прага", что на Арбатской площади, потому что Гоголю там было близко. Когда гости подвыпили и стали кричать "горько", в ресторанную залу сунулся памятник Горькому, который спросил: "Кто меня звал?" — при этом он сильно окал.

Ему всё объяснили, он извинился и, сославшись на глухоту, удалился. Молодые стали целоваться. Памятник Гоголю не умел целоваться. Он целовался не размыкая губ и с зубовным скрежетом. Так вся свадьба проходила под зубовный скрежет, пока молодые не удалились.

Но счастье их было недолгим. Когда памятник Гоголю показал Наталье Солженицыной рукопись второго тома "Мёртвых душ", та обвинили его в плагиате. Она заявила, что памятник Гоголю украл эту рукопись у одного убитого казака. И началось расследование. Расследование обнаружило, что этим казаком был памятник Высоцкому. А надо сказать, что у памятника Высоцкому была одна привычка: он очень любил рубить лозу. Где увидит лозу, сразу мчится и начинает её рубить. А памятник Есенину любил шутить, и шутки его были деревенские. Он подставлял казаку Высоцкому депутатов Государственной думы и говорил, что это лоза. Казак Высоцкий мчался, кричал "любо!", рубил шашкой и отсекал депутатам головы. Памятник Есенину собирал эти головы и сдавал в Музей мозга, где их нумеровали. Таким образом в Думе появилось много вакантных мест, и Александр Глебович Невзороф решил устроить в Думу тех вдов, которые работали на "Эхе Москвы". Он их пристроил, и они писали законопроекты. А когда писательница Алексиевич приехала в Москву, то написала книгу "У Думы женское лицо". Таким образом все были пристроены.

Мёртвые памятники лежали в степях Забайкалья, а на освободившемся месте в Москве устроили платные стоянки. Вдовы работали в Думе и написали много хороших законов про интернет и про антибиотики. Внуки Александра Невзорофа стали архиепископами и разъехались по епархиям. Одна Наталья Солженицына, которую бросил раздосадованный памятник Гоголю, оставалась не при деле. Немного подумав, Александр Глебович Невзороф решил оставить её при себе, потому что Наталья Солженицына пекла очень вкусные пирожки.




(обратно)

Апостроф


Апостроф

Андрей Коробов-Латынцев

16 марта 2017 0

Захар ПРИЛЕПИН. Взвод. Офицеры и ополченцы русской литературы. — М.: Издательство АСТ: Редакция Елены Шубиной, 2017. — 732 с.

Об этой замечательной книге не хочется говорить много — хочется пересказывать истории, которые в ней описаны. Как Денис Давыдов брал Дрезден, как Гаврила Романович Державин воевал с Пугачёвым…

Не раз от этих историй мурашки пробегут по коже читателя.

В этой книге есть какой-то имперский размах, русская широта. Захар Прилепин, без всяких сомнений, проделал работу большую и работу достойную. И главное — можно ждать продолжения. Автор пишет в послесловии, которое и называется показательно: "Александр Пушкин, или Приглашение к путешествию в Золотой век", что эта книга — только первый том. Стало быть, будет и второй, а может, и третий. Но на самом деле это понятно и из предисловия, где Прилепин собрал всех героев своей книги в одной гостиной и пишет: "скоро явится Пушкин".

Так что, как говорят филологи, — вперёд, к Пушкину!

Но на предшественников Поэта надо обратить самое пристальное внимание. Не удержусь и приведу слова из аннотации: "Они сражались на бородинском поле в 1812-м и вступали победителями в Париж, подавляли пугачёвский бунт и восстание в Польше, аннексировали Финляндию, воевали со Швецией, ехали служить на Кавказ…".

Прилепин своей книгой будит в русском человеке его имперское чувство, его одновременно бунтарскую удаль и державную честь (невыносимая русскость бытия включает в себя эти крайности), его, в конце концов, патриотизм. Будит органическое чувство Родины, чувство истории, которую не распилить, не разделить так просто на то, что нравится и что не нравится. Тут надо принимать всё разом, как есть, потому что другой истории у нас нет и другой Родины нет.

Прилепин напоминает читателям о русской литературе как русской победе: "Поэтическое русское слово (мы говорим, конечно, о светской поэзии) возникло не как лирическое журчание, а как победный — в честь ратной, наступательной, победительной славы — салют". Это крайне важное напоминание именно сейчас. Вы сами понимаете, почему, друзья.

Невероятно важны прилепинские замечания и сравнения по ходу книги. Он может, например, сравнить одного из героев книги (не скажу какого, прочитайте — узнаете) с Александром Андреевичем Прохановым; может, рассказывая о подавлении Денисом Давыдовым польского восстания, бегло заметить, как все эти события нелепо воспроизводятся из столетия в столетие, намекая на недавние события "на одной соседней территории, которую поляки считали и по сей день считают своей провинцией"; может убийственно подшутить над нашими нынешними либералами, пытающимися корчить из себя Чаадаева: "Которое уже десятилетие пытаются имитировать Чаадаева: взгляните, я тоже сноб, у меня тоже на лице словно бы усталая иезуитская маска, я тоже, что самое важное, презираю ничтожество России, — ах, разве я не Чаадаев?", и заключить строго: "Имитаторы, фарисеи — куда вам Чаадаев, зачем?".

Всё это крайне актуально сегодня. Актуально — сравнить наше время и то далёкое, золотое, но так похожее на наше (это постоянный рефрен книги Прилепина: времена ничем друг от друга не отличаются, всё то же самое). Это актуально, потому что сегодня, возможно, на фронтах ДНР или ЛНР воюет пока ещё неизвестный поэт, который станет в будущем новым Пушкиным, откуда же нам знать (например, погибший герой Новороссии и России Арсен Павлов "Моторола" писал стихи)!

Мы не верим в то, что может явиться Пушкин, потому что не имеем сил и мужества поверить, а Прилепин хочет, чтобы поверили. Потому что если мы не будем верить в то, что сейчас может явиться Пушкин, то и встретить его не будем готовы. В книге Захара по этому поводу есть замечательные строки: "Поэт уходит, но отвоёванная им Родина и священное место для рождения нового поэта остаются".

Поэтому надо верить. Верить в русских героев — героев всех фронтов, как военных (в буквальном смысле), так и литературных. Ведь это и значит верить в Россию.

Россию, о которой Захар пишет, что о ней создаётся такое впечатление, "что это не огромная Россия, а скученное селение с несколькими всем известными перепутьями, где один поэт по дороге в южную сторону встречает другого, мёртвого, а на обратном пути едва не встречает — третьего, ещё живого".

Конечно, это только лишь впечатление, но какое точное! А создаётся оно потому, что в пространстве нашей России (России Вечной, по замечательному определению Юрия Мамлеева) все встречи — неслучайны, все пути не выдуманы, и сами эти пути есть не что иное, как невидимые нити между людьми, чьими судьбами стягивается весь этот невероятный простор в единое — в Россию.

P.S. Захар Прилепин в интервью не раз говорил, что одним из поводов написать эту книгу было распространённое у "просвещённой публики" мнение, будто русская литература вся сплошь стоит за гуманизм и космополитизм, и вся она об одной только слезинке ребенка, которая, вопреки Достоевскому, стала как бы символом отвлечённого гуманизма (против которого Достоевский постоянно воевал). Замечу, что милитаристский пафос русской литературы вовсе не противоречит другому её пафосу — этическому, нравственному. Или защищать свою Родину противоречит этике? Или гибель в бою за своих собратьев уже не является нравственным подвигом?..


(обратно)

Музон


Музон

Андрей Смирнов

16 марта 2017 0

АДАПТАЦИЯ . "Radio Resistance" (" Выргород ")

3F PROJECT. " Археология геополитики" ("Выргород")

Из двух зол выбираем меньшее

Третьего не дано

Согласно теории заговора

Мне должно быть уже всё равно

В 2017 году актюбинско-питерская группа отмечает аж четверть века своего существования. "Если честно, я не предполагал вначале, что мой панк-рок затянется на столько лет", — признал лидер "Адаптации" (и единственный участник всех составов) Ермен "Анти" Ержанов. Показательно, что разница в возрасте музыкантов последнего состава группы достигает почти тридцати лет. Ержанов родился в 1974 году, Вадим Курылёв — в 1964-м, старый-новый ударник Ибрагим Джанибеков — 1984 года, а басист Павел Борисов, игравший ещё с "Землянами" и Михаилом Боярским и прослуживший тринадцать лет в "ДДТ", в прошлом году открыл уже седьмой десяток.

Юбилей группа встречает в активной фазе, к тому же Ермен последние годы уверенно осваивает новые музыкальные пространства. В конце осени прошлого года "Выргород" выпустил пластинку "Археология геополитики" 3F Project, в котором объединились Ержанов, Курылёв и Сергей Летов. Это запись импровизационного вечера в московском клубе "Точка сборки" от 26 февраля прошлого года. Можно сказать, что в 3F соединился интерес Ермена к мелодекламации и вариации курылёвско-летовского Killdozer’а —"антиглобалистский анархо-футуризм нонконформистской борьбы Звука против Системы". Саундтрек к мировому кризису — "Мне довелось пожить в эпоху перемен", "Вчера правительство ушло в отставку", "Над всей Мордовией безоблачное небо", "Бурлаки и добровольцы", "Я осень вспоротое брюхо" и пр. Однако это цельная программа, не подразумевающая обособления отдельных номеров. Бескомпромиссная перекличка инструментов, игры смысла и нонсенса, волюнтаристский нойз, фри-джазовые и индустриальные элементы. Агония постмодерна от трио художников-интеллектуалов. Геополитика для Ермена, наверняка, "реакционная концепция". Однако при желании на пластинке можно обнаружить даже "конфликт Суши и Моря", не говоря уже о личной истории в отношении "географического рельефа как судьбы". При этом "мировую шахматную доску" 3F Project с удовольствием бы перевернул, сбросив фигуры,  в некотором смысле музыканты именно это и делают.

"Radio Resistance" же — избранная самим Ерменом "десятка", первый сборник лучших песен "Адаптации" из девяностых. Вторая часть планируется осенью этого года.  "Тогда мы смогли придумать эти песни, но не сумели записать их как следует. У нас не было хороших инструментов и профессиональных студий, не хватало умений и навыков. Накануне 25-летия "Адаптации" мне захотелось перезаписать важнейшие старые песни — нынешним нашим составом, в нынешнем нашем звуке. Пластинка, которую вы держите в руках, — это своеобразное подведение итогов и дань памяти тому отчаянному и весёлому времени — времени, когда деревья были большими, а слово "рок" ещё было синонимом слова "свобода".

Ещё один взгляд в лихие девяностые — время ужаса, беспредела и творческой свободы. Те самые песни, по которым зачастую и судят об "Адаптации", — "Панки, хой", "Живой", "Маяк над Соломенным городом", "Будущего нет". Они уже прочно заняли своё место в истории нашей рок-культуры формулами, идеями, образами. Именно с этими песнями у "Адаптации" идёт постоянный диалог, возникают продолжения и  отчасти даже полемика.

Здесь много осмысления личных культурных знаков: неизбежный Летов, "человек по имени Саня Башлачёв", Курт Кобейн. Да и сам Ермен совсем не случайно вошёл в иные программные произведения: на пороге нового века нарушителем "священного покоя и воли всемирного государства" Александр Непомнящий сделал "вьюношу, похожего то ль на Ермена, то ль на Алёшу Карамазова". Притом, что Ермен – автор остросоциальный, политически грамотный, сторонился митинговых трибун и избирательных катавасий, оставаясь, в первую очередь,  художником.  

"Radio Resistance" — звучное, иноземное, но понятное название. Мальчик на обложке, готовый получить свою долю непокоя. Много наива, буйства и бунта. Иной раз ловишь себя на улыбке, но не выключаешь с ироничным высокомерием. Ермен умеет зацепить, даже выдавая трюизмы. Тем паче радикальные надежды молодости у него не отброшены возрастным цинизмом. Скорее, это сложный синтез представлений, разочарований и преодолений. Есть горечь, есть «самое ужасное чувство - чувство погибшей надежды» (Лорка), но и убеждение, что жить - значит сопротивляться. 

Авангардистский жест 3F Project мне интереснее, чем звучание нынешней "Адаптации". "Радио Сопротивление" – это и очередная, небессмысленная попытка захватить новых поклонников. Но там, где многие сложили "оружие", Ермен ищет оригинальные формы воздействия, переосмысливает боевики тревожной юности, словом, действует. Главное, что ему — не всё равно.


(обратно)

Свет во тьме

Галина Иванкина

"О, уподобьтесь Святославу —

Врагам сказал: "Иду на вы!"

Померкнувшую славу

Творите, северные львы…"

Велимир Хлебников

Как должен выглядеть русский образ — символ России, знак вечной Империи? Мы постоянно оказываемся на развилке, избирая не только путь, но и его знамя. То хоругвь, то красный стяг со звездой, а глубинная суть всё та же — вера и самоотречение. Александр Проханов писал, что "метаистория — материнское лоно, откуда чередой исходили Киевская Русь, Московское царство, Петербургская империя, Красное государство Советов. Чрево, где теперь созревает дивный эмбрион Пятой Империи". Каким быть русскому искусству пятой империи? Это не праздный вопрос, ибо любая эпоха входит в историю со своей атрибутикой — именно по ней судят потомки, которым некогда копаться в первопричинах и резонах. Люди предпочитают конкретность изображения. Как и чем представится время Крымской весны и Донбасса? Позволю себе ещё одну цитату из статьи Проханова: "Русское государство, взрастая столетиями, наращивало свою великолепную крону, распускало ввысь и вширь свои ветви, и каждый свой взлёт оно отмечает великолепными распускающимися на древе цветами". Эти цветы — произведения искусства. К сожалению, нынче мы наблюдаем переизбыток гуманитарного шлака — не только откровенной русофобии, но и околопатриотического а-ля рюсс, который, по сути, ещё хуже, чем русофобия, ибо последнюю видно за версту, а вот попса с элементами "любви к берёзкам" занимает солидную нишу в наших масс-медиа.

Сколько раз мне доводилось читать или слышать такое: "Терпеть не могу русское-народное!". Далее смысл разворачивается со всей дилетантской дурью: оно, то бишь русское, — завсегда аляповато, бескультурно, оторвано от цивилизации, крикливо, чрезмерно, красно. "Разве хороши нарочито яркие картинки и бьющая по глазам яркость? Разве можно воспринимать вон ту заливисто вопящую тяжеловесную певицу, которая носится по сцене в блестящем сарафане, фосфоресцирующих полусапожках и высоченном кокошнике со стразами?" Люди, рассуждающие в подобном тоне, ничего не знают о России, хотя и пребывают в ней с момента рождения. Но они — всего лишь заложники "культурной программы", транслируемой телеящиком, интернетом, гламурной прессой. С другой стороны, ещё в эпоху перестройки возник не менее пошлый имидж барской России, "которую мы потеряли", — с гимназистками румяными, корнетом Оболенским да пресловутым "хрустом французской булки". Хотели противопоставиться надоевшему соцреализму, но вышла бесталанная вульгарщина. Этот почерк до сих пор оттачивают создатели киношек и сериалов — об институтках, кавалергардах, Матильдах Кшесинских, фермуарах, будуарах и бонбоньерках. Главная беда — это даже не халтура, но равнодушие к России. Не знают, не любят, не могут, не умеют. Так не беритесь! Безусловно, у нас имеются и великие образы, порождённые в советскую эру. Всё же, как бы ни был силён Пётр Великий из фильма 1937 года, он не актуален — он отвечал своему времени, как и Александр Невский из фильма Сергея Эйзенштейна. Устарели богатыри и славянские боги Константина Васильева — их воспроизводят, копируют вот уже много лет, но всё это в прошлом. Как быть? Куда идти?

"Время аморфных символов заканчивается — им на смену приходят боевые знамёна!" — так звучит лозунг художника Игоря Мирошниченко, чья выставка сейчас проходит в галерее РОСАРТ клуба "Ордынка". Автор самобытен и оригинален. Эту манеру невозможно забыть или перепутать. Вместе с тем в творчестве Мирошниченко нет эпатажа, который нынче трактуется как обязательный признак современного мастера. Своеобразие без эстетического шокирования. Напротив, Мирошниченко глубоко традиционен. И невероятно интересен. Чёрное на белом — и белое на чёрном. Изысканная, но брутальная графика. Это и есть Русь — монашеская, воинская, немногословная. Главное — не имеющая ничего общего с крикливым китчем "а-ля рюсс" и открыточной лепотой постсоветской "белогвардейщины". Среди его героев — цари, князья, богатыри, дети-воители — с иконами и оружием. Время действия — допетровская Русь, эпоха Николая II и наши дни. На пресс-конференции я задала художнику вопрос: "Почему среди ваших героев нет императора Николая I? При нём, собственно, и была сформулирована триада "Православие — Самодержавие — Народность"… Мирошниченко ответил, что в его планах — создание галереи русских государей, среди которых будет и Николай Павлович.

Самая мощная картина Мирошниченко — это, безусловно, "Русская Атлантида". Первое впечатление: из глубины "Чёрного квадрата" проступают светящиеся купола с крестами. Я не склонна демонизировать супрематизм Казимира Малевича, однако его квадрат оказался точным портретом наступавшего ада — здесь же мы видим свет, прорезающий черноту. Прорыв. Победу. Купола будто сотканы из звёзд и метели, рождая космическое ощущение. Маковки растут сами собой — как творение высшей силы…

Прекрасен князь Игорь, напоминающий языческого идола, — он точно вырублен из дерева. Удивительные глаза. Они смотрят внимательно, лукаво и — настороженно. Праистория, которую мы не в силах осознать. Мы не знаем, как выглядели все эти персонажи — нам остаётся только додумывать. Иван Грозный куда ближе к нам по времени, но столь же сложен для восприятия. На картине он выглядит мифическим царём — с гигантской бородой и фантастическими усами. Иван IV давно превратился… в эмблему: для одних он свет, для прочих — тьма, а для историков — сплошная головная боль. Александр Проханов пишет: "Государство Ивана Грозного утвердило себя на пространстве десяти часовых поясов, одолело врагов, соединило Россию в незыблемый монолит и отразило свой триумф в небывалом храме, в котором просиял образ русского рая — огромная клумба райских цветов, небесная, немеркнущая красота, что жила в сердцах созидателей великого царства". По факту Иван Грозный — типичный и не самый жестокий представитель эпохи Ренессанса. Когда наши либералы и примкнувшие к ним западники дружно осуждают Ивана Васильевича, они его рассматривают едва ли не в контексте нынешней морали, почему-то всегда забывая коллег-монархов, не скупившихся на зверства. Казнить соратников и друзей, устраивать резню, разорять города было печальной нормой. Государи XVI века — эти ученики Макиавелли — соединяли в себе высокую образованность с совершенной разнузданностью, а звериный норов — с трепетным отношением к искусству…

На контрасте — изображение последнего императора Николая II. Кем он остался в памяти? Слабым и нерешительным человеком, по вине которого случился коллапс, или же великим страдальцем, принесшим в жертву себя и свою фамилию? На портрете он выглядит спокойным и отрешённым — посреди мрака и холода петербургской ночи. Один во вселенной. Логическим продолжением является работа "Молитва" — на ней представлен мальчик с иконой царя-мученика. И кругом — бесы. Их корчит от любых икон и любых царей, от православия, неба, света, закона, морали. Эта аллегория жизненна и своевременна. Господа, именующие себя "либералами" и "небыдлом", испытывают какую-то утробную, биологическую ненависть ко всему сакральному, "иррациональному" — к тому, что нельзя сожрать, поиметь, измерить в деньгах. Они защищали девиц из "Пусси Райот", ибо те устроили танец в храме. Потом глумились над очередью к поясу Пресвятой Богородицы. Впрочем, их отцы не менее смачно высмеивали очередь в Мавзолей Ленина. Этим — всё равно, какую традицию и какую норму оплёвывать. Им противно всё — от христианства до большевизма, от моногамии и многодетности — до патриотизма и жертвенности. Насмешки над Поклонской с иконой Николая II — из той же серии. Всё та же ироничность — в отношении пионеров-героев, Зои, блокадников, молодогвардейцев. Игорь Мирошниченко написал их подлинные физиономии — с клыками, рогами и пучеглазием.

Далее "Свет во тьме" — кресты, икона, люди в форме. Мрак расступается. Утро грядёт. "Церковь-царь-царство" — ещё одна аллегорическая картина. Царство — люди, объединённые верой в Бога, и двуглавый орёл венчает композицию. Здесь много ярого символизма, свойственного плакату или стихам, как у Велимира Хлебникова: "Вейся, вейся, русское знамя, / Веди через сушу и через хляби! / Туда, где дух отчизны вымер / И где неверия пустыня, / Идите грозно, как Владимир / Или с дружиною Добрыня". Вообще, Мирошниченко — не только художник, он успешный дизайнер. Увы, эта профессия и даже само слово дискредитированы представителями "креативного меньшинства". Но дизайн — создание убедительных образов, примет, знаков. Державный стиль Мирошниченко — это сильно и резко. Восхищает и пугает одновременно. Это стяг общеевропейского традиционализма, который постепенно и с громадным трудом пробивает себе дорогу в нашем лживо-толерантном мире. Вместе с тем художник пишет ясноглазых детей ("Портрет Ивана"). К сожалению, масштабы экспозиции не позволили выставить другие его работы с детской тематикой — "Свечу", "Пасху", "К заутрене". Эти отроки кажутся беззащитными, однако они вовсе не инфантильны. Они готовы к битве со злом, как на картине "Отцовский меч". Не менее занимательны сказочно-мифологические образы — богатыри, царевичи и царевны, хотя их тоже можно принять за исторические фигуры…

Мы живём в переломное и очень сложное время, когда тупики цивилизации стали очевидными, а либерально-фальшивая модель терпит крах везде — даже в Америке. Русскому (и общемировому) искусству нужны принципиально новые имена и смыслы. Об этом лучше всего сказал Александр Проханов, правда, по иному поводу: "Теперь же, когда из чёрного безвременья вновь восходит государство Российское — пятая империя, одолевает тлен, унылое безверие, злой скептицизм и ядовитый сарказм, сегодня государство вновь обнаруживает свою бесконечную силу, своё бессмертие. И оно заслуживает, чтобы ему воздвигли памятник…". Свет во тьме. Пусть светит.

Выставка продлится до конца марта. Проезд: м. "Новокузнецкая", Черниговский пере- улок, д. 9/13, стр.2


Поделиться:Loading...Комментарии: Полемика

(обратно)

Пролетарский фарфор

Геннадий Животов, Галина Иванкина

"ЗАВТРА". Наш разговор будет касаться русского авангарда, а конкретно — советского агитационного фарфора, который представляет собой настоящий культурный феномен и имеет большой спрос у коллекционеров как в России, так и за рубежом. В этом жанре работала целая плеяда художников с мировым именем, хотя сам жанр на первый взгляд кажется странным. Что же это такое и зачем это было нужно?

Геннадий ЖИВОТОВ. Агитационный фарфор привлёк меня с третьего курса, когда я познакомился с работами Сергея Чехонина. Он был графиком очень романтического склада, и его всегда влекло прикладное искусство. Чехонин сочетал в себе тонкость и изысканность Серебряного века с актуальными для наступившего времени тенденциями. Малевич заявил, что искусство не должно висеть в рамах и услаждать вкус буржуазии — оно должно быть функциональным и проявляться везде, от мебели до архитектуры. После этого практически все художники "ринулись" на Императорский фарфоровый завод под Ленинградом. Так и появился феномен русского агитационного фарфора.

Сам фарфор стал местом поиска формы, символики и мифологии новой жизни. Как я обычно говорю, нет истории искусства — есть история заказчика. В ту пору поменялся именно заказчик, им стало государство, а фарфор идеально влился в русло монументальной пропаганды.

"ЗАВТРА". А как обычный человек реагировал на изображённые на блюде серп и молот? Простой обыватель вроде персонажей Зощенко или героев пьес Маяковского "Клоп" и "Баня"? Не хотелось ли ему иметь на императорских тарелках изображения попроще?

Геннадий ЖИВОТОВ. Стилистика этого фарфора имела странный эффект. И я полагаю, что к моменту появления этого фарфора обывателя как такового не было, он появился несколько позже.

"ЗАВТРА". А мне кажется, что обыватель был всегда, со времён пещерного человека. Есть изгой — есть лидер, есть художник — есть обыватель. Просто существуют времена, когда обывателя всячески притесняют, а есть наподобие нынешних, когда его даже активно "подкармливают" через телевидение.

Геннадий ЖИВОТОВ. Элемент обывателя есть в каждом человеке, даже самом прогрессивном. А если развить мысль о заказчике и художнике, то получится, что один обязательно присутствует в другом. Даже самый интересный заказчик вроде Третьякова, мне кажется, просто не реализовал в себе художника. Каждый такой заказчик ищет в художнике или писателе, в любом творце ту часть себя, которую раскрыть не удалось… При условии того, что художник отвечает "духу времени", ему удаётся производить полотна, которые были бы по нраву и по вкусу заказчику.

План монументальной пропаганды был выдвинут Лениным сразу после революции, в 1918 году, и опирался он на "Город Солнца". При этом большое внимание уделялось тексту, а фарфор подходил как нельзя лучше: и по полям, и внутри было легко разместить лозунг.

"ЗАВТРА". Удивительно: человек подпитывается через эти лозунги классовой ненавистью, питаясь в прямом смысле слова! Современные психологи запретили бы есть на таких тарелках.

Геннадий ЖИВОТОВ. У блюд и тарелок, о которых идёт речь, их прямая функция была отнята. Блюда в основном были настенными, заменяли в интерьере фреску или панно.

"ЗАВТРА". Интересная судьба у Чехонина. Он был ведь очень востребован в Советском Союзе, а что случилось потом?

Геннадий ЖИВОТОВ. Видимо, в 1927 году представилась последняя возможность уехать (если не ошибаюсь, уехал он именно с выставкой фарфора). А поскольку там заказы были лучше и судьба, скажем, удачнее, чем у Константина Коровина, он предпочёл остаться. Живя в Париже, он имел много заказов в ювелирном деле и тканях. Вообще, русские художники на Западе раскрывались очень хорошо, даже кинематограф французский спасли. Правда, обилие талантов того времени в России было сосредоточено только в двух столицах.

"ЗАВТРА". А в остальном мире? Ведь искусство всегда было рассредоточено, существовали некоторые точки, массового "наплыва" деятелей культуры не наблюдалось.

Геннадий ЖИВОТОВ. Конечно. Даже я, живя в Кемерово и созерцая изумительную природу, мечтал переехать в Москву, чтобы увидеть тот самый ржавый пруд Левитана. Мы всегда находимся под обаянием книг или выставок…

"ЗАВТРА". Вернёмся к теме фарфора. Ведь мы знаем, что, помимо Чехонина, в этом принимали участие и супрематисты.

Геннадий ЖИВОТОВ. Да. Их особенность — пристальное внимание к форме. Их сервизы представляли собой целые ансамбли, если так можно выразиться. Скульптура вообще процветала, на свет появились даже фарфоровые шахматы, где вместо белых и чёрных фигур были белые и красные. И сейчас все произведения искусства того времени видятся нам шедеврами.

"ЗАВТРА". Интересно ведь, что пролетарскую культуру создали люди непролетарского происхождения?

Геннадий ЖИВОТОВ. Да, но всё это лежало на "матрице" высокой культуры предыдущего века, хотя стоит признать, что все сословия в той или иной степени устали от самодержавия. Так что многих это искусство просто спасло от депрессивного состояния перед революцией. Тот же Блок: ворвался в революцию, но не смог вынести её тягот…

"ЗАВТРА". А художники смогли. Но почему эту деятельность в конце концов прикрыли?

Геннадий ЖИВОТОВ. Скажем так: на фарфор супрематизм лег удачно, а в области оформления площадей проиграл. Для народа полотно Кустодиева было понятнее, чем простой кубик или квадратик. После войны начала развиваться "машина для жилья", была предпринята попытка создать пространство мощных символов: это и проект Дворца Съездов, и высотки, и метро. А индивидуальность, скажем, Мельникова не вписывалась в этот проект новой жизни. Поэтому верным ответом будет вот что: внимание главного заказчика — государства — было сосредоточено на индустриализации, коллективизации, военной промышленности. В 70-х годах Мельников был направлен в Самару преподавать конструкции. Каково это представить?

"ЗАВТРА". После 1932 года начался откат к прошлому, к классике. И в фарфоре…

Геннадий ЖИВОТОВ. …победили реалисты. Конструктивизм, например, Цаплина органичен с чувственной поверхностью и проработкой деталей.

"ЗАВТРА". Сам фарфор сохранился и долгое время казался чем-то странным, тупиковой ветвью: интересно, но… В 30-е над этим откровенно смеялись!

Геннадий ЖИВОТОВ. Реализм в фарфоре победил потому, что переждал это неопределённое время.

"ЗАВТРА". В 60-е годы вспомнили и Чехонина, и Петрова-Водкина, а потому к такому фарфору возродился интерес. В 70-х начали проводить выставки. И даже сейчас в Кускове каждое лето открывается выставка фарфора: и шахматы, и блюда. Наверное, русский авангард снова входит в моду.

(обратно)

Белый кот на воеводстве


Белый кот на воеводстве

Татьяна Воеводина

16 марта 2017 0

Недавно я писала об аренде жилья. Как мне казалось, строительство домов специально для сдачи в аренду наталкивается у нас на чисто финансовые препятствия: цена кредита выше доходности этого бизнеса.

Но недавнее исследование рынка недвижимости, проведённое Финансовым университетом при правительстве РФ, показало, что аренда — вещь вполне перспективная. Это меня лично очень обрадовало: я убеждена, что в больших городах большая часть жилья должна находиться в аренде. Это поможет избежать бессмысленных перемещений, так как люди будут селиться поближе к работе. Прирастание душой к своему району — это сельская черта, а горожанин должен быть подвижен. Но сегодня арендует жильё 9% горожан.

Любопытно: в начале XX века 98% жилья в Петербурге сдавалось в аренду. (Петербург был самый "городской" город империи). Питерцы селились поблизости от работы. Потому вплоть до появления трамвая в 1907 году Петербург с населением более 1,5 миллиона жителей обходился без системы общественного транспорта.

Сто лет назад люди уезжали на дачу — и прекращали аренду квартиры, чтоб по осени найти новую. Об этом забавный рассказец Тэффи "Осенние дрязги". Как ни обременительны переезды, они позволяют избежать ежедневной толчеи в пробках и той злокачественной транспортной усталости, которая высасывает силы из обитателей больших городов.

Съёмное жильё имеет много удобств. Будь оно распространено сегодня, люди смогли бы гибко реагировать как на прибавление семьи, так и на её уменьшение. А то ведь что получается? Молодая семья ещё не выплатила ипотеку, а квартира уже мала. Дети разъехались — стала велика.

Вернёмся к исследованию Финансового университета. Что оно открыло? А вот что. До кризиса господствовала почти религиозная вера в то, что недвижимость может только расти в цене, и многие инвестировали в квартиры. В результате у 4,6% российских семей имеется инвестиционное жилье, купленное для сдачи в аренду или перепродажи. Цифра, надо сказать, немалая. И не следует думать, что это сверхбогатые буржуи: те покупают не "панельки" на этапе строительства, а скорее недвижимость за границей.

А квартиры взяли да и начали падать в цене. Руководитель аналитического центра "Индикаторы рынка недвижимости" О. Репченко прогнозирует, что владельцы простаивающих инвестиционных квартир скоро начнут от них избавляться. Их уже сегодня продают с небольшим убытком. При этом, по мнению Репченко, возрастёт спрос на съёмное жилье.

Президент Гильдии юристов рынка недвижимости О. Сухов считает, что соотношение собственного и арендованного жилья будет меняться. Цены на аренду сегодня быстро снижаются.

Он же считает, что в ближайшие пять лет покупка жилья может уступить место аренде. Сегодня, согласно исследованию, уже построено много жилья для сдачи в аренду. Это непременно понизит цену.

В Минстрое не исключили будущих налоговых вычетов для арендаторов, что тоже повысит интерес к съёмным квартирам.

Мне кажется, сегодня люди, при всех кризисных проторях и убытках, стремятся жить "здесь и сейчас", не откладывая комфорт на потом. Такому жизнеощущению соответствует съёмное жильё, гибко подлаживающееся к текущей ситуации. Кстати, согласно тому же исследованию, жизненный стандарт, к которому стремятся респонденты — жители городов с населением более 250 тыс. — довольно высок: 95,5 кв.м на семью из трёх человек. Реальность — поскромнее, но и она улучшается: за 10 лет размер средней квартиры или дома городской семьи вырос с 49 квадратных метров до 69. Число жильцов осталось прежним — три человека. Горожане стали жить просторнее. Об этом стоит вспомнить, когда захочется в очередной раз поныть.

А уж насколько просторнее стали они жить за сто прошедших лет — даже вообразить мудрено. Сто лет назад в "России, которую мы потеряли", в её тогдашней столице, работающие интеллигентные люди, а вовсе не босяки, не опустившиеся герои Достоевского, которым "некуда уж больше идти", считали нормой снять комнату "от жильцов" или даже угол в комнате.

Наверное, должны появиться разные форматы съёмного жилья: квартиры меблированные, пустые, "под отделку". Полезны дома с обслуживанием — вроде гостиницы, состоящей из квартир. При доме — столовая-ресторан, организована уборка квартир. Может, и детский сад, и кружки всякие для детей и взрослых.

Всё это очень напоминает… дома-коммуны, что строили архитекторы-конструктивисты до самого начала 30-х годов. Один из известнейших — дом Наркомфина на Новинском бульваре, спроектированный М.Гинзбургом. Но придумали такие дома не конструктивисты. Одним из первых домов с обслуживанием был знаменитый дом Нирнзее в Гнездниковском переулке (1908 г.) — с домовой кухней и променадом на крыше. Он жив и поныне.

Этот формат жилья я видела в Дубае. Там можно поучаствовать своими деньгами в строительстве такого дома, чтобы потом получать прибыль от аренды, которую организует управляющая компания.

Сегодня жилья в городах немало. Но используется оно негибко. Нерационально мы живём.


(обратно)

Ополченка, жена ополченца


Ополченка, жена ополченца

Геннадий Дубовой

16 марта 2017 0

герои Донбасса среди нас

"Есть такая профессия   — Родину защищать", — эта крылатая фраза не отражает сути ни одной войны, что приходилось вести русскому народу. Когда Родине грозит опасность — в строй не только профессионалы, все русские — независимо от возраста, пола, социального положения. Так было, есть и будет. И война в Новороссии тому очередное подтверждение.

В Международный женский день мы беседуем с дончанкой Верой Шамбериной, которая вместе с мужем, известным командиром ополчения, а затем армии Донецкой народной республики Сергеем Шамбериным (позывной   — Поэт), прошла всю войну, от стрелка и писаря доросла до замполита Славянской бригады. Ныне она занимается общественной деятельностью: в основном помощью ветеранам прославленного Семёновского батальона. Вера рассказала о самых для неё памятных моментах этой войны, а также поделилась своим видением будущего республик.

"ЗАВТРА". В последнее время как украинские, так и многие российские (и не только либеральные) СМИ всё чаще пишут, что если бы не "вторжение в Славянск боевиков Стрелкова", войны можно было бы избежать и сохранить единство Украины. Что ты, рядовая участница событий, ответишь им?

Вера ШАМБЕРИНА. До переломных событий на Майдане мы с мужем честно пытались быть лояльными гражданами, надеясь, что Украина переболеет национализмом и образумится. Искренне верили: навязывание узконационалистической версии истории — не более чем болезнь роста. Думали: пройдёт время — запад и восток страны через федерализацию или через изменение национально-культурной политики выработают способ нормального сосуществования украинцев и русских. Рядовые граждане и представить себе не могли, что украинская власть сама начнёт рубить сук, на котором сидит, раскалывать свою страну и одну часть населения натравливать на другую.

Когда мы жили в Пскове — муж служил в тамошней десантной дивизии — мне, русской, выросшей в Донецкой области, часто хотелось включить канал СТБ и послушать украинскую речь, увидеть родные пейзажи… Муж, однажды побывав на моей малой родине, сразу же влюбился в донецкую степь, и мы решили переехать. Как и миллионы рожденных в СССР, даже после его разрушения мы психологически остались в едином культурном пространстве, казалось, разделение на уровне государств никогда не приведёт к разрыву на уровне народов. Мы ошиблись.

Во время Второй мировой войны Черчилль сказал: "Мы воюем не с Гитлером, а с духом Шиллера — чтобы он никогда не возродился". И в какой-то момент я поняла и прочувствовала: называя нас, русских жителей Украины, оккупантами, рашистами, ордынцами, азиатами, "свидомые украинцы" воюют с самой сутью русскости, с духом Пушкина, а это значит, что и на физическом уровне война неизбежна.

То, что началась война, мы с мужем поняли ещё в первые дни Майдана. Происходившее там воспринимали как сводки с фронта. На митинги Антимайдана не поехали, потому что категорически не поддерживали криминальную власть Партии регионов, этих "маленьких януковичей" местного разлива, но во всех митингах, организованных Губаревым и его сторонниками, принимали самое активное участие.

А когда узнали о "поездах дружбы", о том, что Крыму (в своё время мы прожили там десять лет) грозит опасность, — намеревались записаться в крымское ополчение. Сказался опыт 90-х годов: во время Чеченской войны муж служил в Псковской дивизии ВДВ, одолеть наших десантников на поле боя боевики не могли — грозили устроить теракты в Пскове, расправиться с семьями. Приходилось нести дежурства по городу, устраивать блокпосты, быть в постоянной готовности к смерти. Поэтому с начала бесчинств на Майдане психологически мы были ко всему готовы и, в отличие от большинства аналитиков (особенно запомнился Николай Стариков, который с непробиваемой уверенностью прогнозировал: со дня на день всё успокоится, гос­переворот в Киеве исключён), нам было ясно, что впереди — страшные потрясения и раскол страны.

Я до войны была равнодушна к военным фильмам и песням, а во время событий на Майдане — отчётливо это помню — в какой-то момент возникло необоримое желание смотреть только военное кино. Смотрела и чувствовала: экранное вот-вот станет реальным, так и случилось…

Стенания многих журналистов и политологов "Войну в Донбассе развязали российские наёмники, Стрелков и его группа" — стопроцентная ложь! В марте, задолго до Стрелкова, до захвата митингующими оружия в СБУ, наши пантелеймоновские ребята остановили на трассе две установки "Точка-У", вызвали милицию, перенаправили ракетные установки в Авдеевскую в/ч под охрану. А на следующий день ракетные установки бесследно исчезли. Если новая власть не собиралась воевать — зачем ей такое оружие?

А боевики Коломойского, в марте-начале апреля стрелявшие в мирных митингующих жителей Краматорска, Красноармейска и других мест — тоже мира хотели? Нам пришлось защищаться, организовывать патрули и блокпосты, к тому же — по примеру майданутых беспредельщиков — и у нас появились те, кому хотелось под шумок поживиться, пограбить. Ополчение вначале создавалось для охраны митингов и защиты от бандитов — как обычных, так и действовавших под политическим прикрытием и названных "Правым сектором". Когда мы проводили референдум, у нас в посёлке только у одного ополченца был автомат без единого патрона. Такие мы "наёмники" и "террористы"…

"ЗАВТРА". А твоя личная война когда началась?

Вера ШАМБЕРИНА. На Пасху 2014 года, в день отъезда мужа к Стрелкову в Славянск, где уже шли бои. Поначалу война была на идеологическом фронте. Я занялась подготовкой к референдуму в нашем посёлке.

Люди у нас, все эти обыватели-предприниматели, в большинстве были политически инертны, активно в первое время помогали исключительно православные, понимавшие природу майданного беснования. Элементарные вещи приходилось объяснять, что голосование на референдуме — законное право, а не преступление. Нам удалось убедить людей. Переломным был День Победы, 9 Мая. Местная власть все праздничные мероприятия в тот день свела к шествию под украинскими флагами и поминовению погибших афганцев, а у памятника воинам, павшим в Великой Отечественной, собрались только мы, пророссийские активисты, сторонники ДНР. Одиннадцать человек против управляемой проукраинскими чиновниками толпы сограждан, смотрящих на нас с ужасом, ненавистью, недоумением, восхищением. Учительница, которая десять лет преподавала мне математику, ткнув пальцем в георгиевскую ленточку на моей груди, сказала: "Чемодан-вокзал-Россия". А в этот самый момент нам сообщили, что в Мариуполе — настоящая война, кровь, жертвы, расстрел из орудий бронемашин здания УМВД…

Мы на листах ватмана написали: "Славянск — герой!", "Мариуполь, держись!", "Донбасс — вставай!", "Фашизм не пройдёт!". И ещё: "Одесса! Помним! Не простим!". Приклеили эти плакатики скотчем на мемориальной доске с именами погибших во время Великой Отечественной. Люди несли к мемориалу цветы — этого власть им запретить не могла — и на глазах менялись. Стали подходить к нам, расспрашивать, что происходит, многие просили и тут же надевали георгиевские ленточки. Мы победили. С того дня никто не смел нам мешать готовить референдум. Украинские флаги мы вскоре все убрали, подняли флаги ДНР и России.

Никогда не забуду, как 2 мая, в день упокоения Матронушки Московской, во время литургии мне позвонил муж, сообщил: "Славянск под артиллерийским обстрелом". Батюшка, глядя на меня, всё понял и — как один все в храме прихожане опустились на колени, моля Бога о православном воинстве, о русском народе, обо всех, кому грозит смерть.

11 мая 2014 года за государственную независимость Донецкой народной Республики в нашем посёлке проголосовало подавляющее большинство.

"ЗАВТРА". Как ты оказалась на фронте?

Вера ШАМБЕРИНА. Уже в разгар боевых действий несколько раз ездила к мужу в Славянск. Познакомилась с Кэпом (Сергей Великородный, сейчас он замминистра обороны), была восхищена им и его подчинёнными, их организованностью, целеустремлённостью, нравственной чистотой. Кстати, всякий раз умудрялась провезти через вражеские блокпосты по десять-двенадцать пачек патронов для ополченцев нашего посёлка, а тогда пачка патронов значила не меньше, чем сейчас РСЗО.

После выхода стрелковцев из Славянска приехала к мужу в Донецк и — осталась в ополчении. Республика висела на волоске, намечались страшные сражения, все понимали: либо-либо, если сейчас не выстоим — смерть, концлагеря, рабство. Как я могла не взять в руки оружие? Хотели меня определить медиком, но в медицине я ничего не смыслю, назначили писарем с правом быть в бою стрелком.

Навсегда запомнила первый и главный приказ: "Чего бы тебе это ни стоило, ни одна из бумаг не должна попасть к противнику". Выслушивая приказ, подумала: "Нужно у Поэта выпросить гранату, если что — подорвусь с документами". Через несколько дней (в десятых числах июля) мы уже были в районе Саур-Могилы, в селе Терновое.

На постое были в доме местного охотника, он там каждый куст знал, все тропочки до сантиметра изучил. Докладывает Поэту и его заму Кедру: со стороны Амвросиевки идёт колонна украинской бронетехники. Связались с командованием, уточнили координаты и — наши мастера-гранатомётчики под командованием геройского парня (позывной — Костыль) раскурочили бронетехнику ВСУ в дымящийся хлам. Радовались победе как дети…

"ЗАВТРА". Женщине на войне труднее вдвойне. Как преодолевала тяготы и страх?

Вера ШАМБЕРИНА. Понимаю, о чём ты. Труднее. К тому же мне давно не двадцать лет. Но это и стимул: я поставила себе задачу ни в коем случае, ни при каких обстоятельствах не быть обузой, во всём соответствовать требованиям, предъявляемым остальным. В регулярной армии, понятно, мне это было бы не по силам, но в ополчении, включавшем как пятнадцатилетних юнцов, так и тех, кому далеко за шестьдесят, это вполне удавалось. Оплошай я в чём-нибудь — что сказали бы о муже-командире, как отразилось бы это на его репутации? Вот и приходилось выкладываться на 101%. Научилась и с оружием обращаться, и маскироваться, и ориентироваться на местности, и по звуку определять тип и направление работы артиллерии.

В Мариновке под первым в моём опыте мощным обстрелом из 120-мм миномётов сама себе удивилась: никакой паники, лишь непроизвольно вырвалось: "Вот суки, пристрелялись!". Сидим как-то в ямке под обстрелом с командиром взвода (позывной — Поляк), а в это время его жена звонит, спрашивает: "А как там Вера, страшно ей, наверное, бедненькой?". А я трясусь от смеха, прошу Поляка: "Скажи ей, да, страшно, аж жуть, трясётся бедненькая Вера, плачет, волосы на себе рвёт…". Но это всё снаружи выглядело забавно, а внутри на самом деле было так тяжко, что нет в словах силы рассказать о том, что тогда чувствовалось…

"ЗАВТРА". Ты заслужила несколько наград, в том числе почитаемую всеми реально воевавшими медаль "За боевые заслуги". Что особенно запомнилось из боёв, в которых ты участвовала?

Вера ШАМБЕРИНА. Ой, много чего можно вспомнить… Но самое памятное — это, конечно, бои лета 2014 года, когда мы пробивались к российской границе.

У нас всегда была проблема со связью и техническим состоянием раций. Я взялась решить эту проблему: точное распределение по группам бойцов, своевременная подзарядка, контроль использования — связью обеспечила всех и все сбои устранила. И вот начался танковый бой в Степановке, в соседнем с Мариновкой селении. Мы остались с Поляком — на двоих два автомата и несколько гранат — ими бы и отбивались в случае прорыва к нам украинских танков…

Слышу по одной рации "Директор" со Степановки вызывает "Осу", тот встречно вызывает "Директора", требует подкрепления, но — безуспешно, радиоволна зыбится, ускользает, а бой в разгаре, ребята гибнут, почти сорок танков пытаются остановить! Без связи — смерть! Проблема: женский голос по рации (к тому же не все меня знали) может вызвать недоверие, выяснения, а на счету каждая секунда! Велю Поляку работать диспетчером, дублировать сообщения через рацию, нормально слышимую всеми, кто в бою. Связь наладили, но силы были уж слишком не равны, и случилось тогда страшное — позиции мы не удержали. Помню… поочерёдно, как свечи, задуваемые ворвавшейся в храм вьюгой, гаснут рации… один позывной исчез из эфира, второй, третий, четвёртый… Потом — раненые, грязные, окровавленные группками стали возвращаться те, кто чудом выжил.

Был среди них один боец, мальчик совсем, я бинтовала его. Шок он испытал не столько травматический, сколько психологический. Когда их группу обстреливали из танковых орудий, он пытался спрятаться в забитом под завязку блиндаже, а его не пустили, мол, места нет. Парень укрылся в овражек неподалёку — это его и спасло: прямым попаданием снаряда блиндаж вскрыло, как консерву, ошмётья тел на сотни метров расшвыряло…

А через пару дней — наша победа. Там, в Мариновке взяли мы несколько украинцев в плен, включая комбрига 93-й бригады ВСУ. Очень интересную в его планшете мы обнаружили карту — захвата Крыма. Украинцы всерьёз планировали одновременно с уничтожением "российско-террористических формирований" на Донбассе начать вторжение на полуостров через Геническ.

История веселая: наши бойцы-семёновцы поменяли местами указательные знаки на пути к Саур-Могиле и Мариновке. Сработало — прямо в гости к нам зарулили набитый по завязку боеприпасами "Урал", БТР и МТЛБ, а в них — собственными персонами начальник штаба и командир указанной "доблестной" бригады. В ходе боя "Урал" с б/к (грохнуло — мама не горюй! — мини-ядерный взрыв…) мы уничтожили, а вот "мотолыга" попыталась удрать, рванула в сторону Снежного. Дальше всё как в крутом боевике: вдогон помчался красный, без дверей, трясущийся от старости автоджихадик "Москвич- 2140", из него высовывается лысый бородатый с "мухой" у плеча ополчуга, долго целится — бабах! вспышка! точно! — свалилась "мотолыга" в огненную кому.

Таких историй лета 2014-го у меня на трёхтомник наберётся. Собираемся с Димой Жуковым (позывной — Кедр), он по гражданской специальности журналист, когда-нибудь книжку написать. Чтобы знали, как всё было на самом деле. Читаешь сегодня о прилепившихся к нашей войне распиаренных "героях нашего времени", ни разу не бывших в бою — изумляешься, откуда эти "герои" взялись, и почему так мало московские издания пишут о реальном героизме?

Из всех взятых нами тогда в плен особенно запомнился рядовой десантник. Достойный противник, отстреливался до последнего патрона, прикрывал своего командира, и тому на БТР удалось из окружения вырваться. Боксёр, боец наш, стал выспрашивать: "Зачем вы пришли на нашу землю?". Украинец спокойно отвечал, что, мол, им сказали: на Донбассе российские наёмники, вторжение, надо Родину защищать. После этих слов к нему потянулись ополченцы, без ругани, без угроз, вежливо каждый представился: "из Макеевки", "из Донецка", "из Шахтёрска" и так далее. Пленный обескураженно таращился на предъявленные паспорта и удостоверения, потом голову опустил: "Простите, если так. Мы думали — бьёмся с чеченцами и русскими…". А ему поясняют: да, мы — русские, живущие в Донбассе, и мы хотим быть с Россией, а не с Украиной — что теперь делать? Всех нас убить? Вы в 1991-м право отделиться от единой страны получили даром, мы право вернуться, восстановить единство русских отвоёвываем кровью. Вы считаете себя не русскими, а европейцами? Бога ради. Но не препятствуйте нам выбирать, с кем и как нам жить. Украинец ничего не ответил, нечего ему было ответить.

Ответ заключался в действиях ВСУ. После очередного штурма приграничного терминала украинцы не позволили нам вывезти раненых и убитых. Договорились: за нашими бойцами прибудет в назначенное место скорая помощь, а когда прибыла — укровояки её расстреляли в упор, показательно, палачески… В тот же день ВСУ начали шквально лупить по нам из "градов". У нас во дворе — связанные пленные, орут в панике: "Спрячьте нас, не бросайте!". Не бросили, рискуя собой, под осколками, всех утащили в укрытие. Вот и вся разница между нами, выбравшими Русский мир с его отношением к врагу, и украинцами, выбравшими европейское, нацистское отношение ко всем, кто с ними не согласен.

Ещё из той поры вспоминается, как мы на пару недель оказались полностью окружены в Дмитровке, почти без еды. Если бы не было у нас присланной на подмогу танковой роты — раскатали б нас укропы в кровавую лепёшечку. Кстати, это наши — бойцы роты Поэта — прорываясь из окружения, обнаружили раскуроченный, обгорелый автомобиль "Рено" с трупами "без вести пропавших" журналистов, среди которых был Андрей Стенин.

"ЗАВТРА". Все погибшие достойны увековечивания их памяти, скорбь о них неизбывна. Но всегда есть те, о ком вспоминаешь в первую очередь, думая: лучше бы я погиб, а не они… Ты о ком-нибудь так вспоминаешь?

Вера ШАМБЕРИНА. Многих вспоминаю с болью. В первую очередь, разведчиков наших Олежку Жиронкина (позывной — Малой) и Грека (имя сохраню в тайне, его мама на вражеской территории). После прорыва к российской границе мы должны были идти на Мариуполь, но вскоре приказ отменили, и нас направили в аэропорт. Потери там были серьёзные. Там и погиб Малой — роту свою вывел из капкана, из ПТУРа сжёг танк, а себя не уберег: ноги ему миной перебило в кисель, кровью истёк. Он часто снится мне — и чувство такое… если бы не была верующей, от одного такого сна уверовала бы… А Грек погиб раньше, в разведке. Прирождённый был воин, не боялся ни-че-го, всегда был в бронике на голый торс и всегда там, куда смертному лучше не соваться. Прослужил он совсем недолго, а сделал столько, что другим за три войны не сделать. Его мне особенно жаль.

"ЗАВТРА". Затишье на фронте в любой момент может смениться очередной попыткой наступления карателей. Как ты оцениваешь военную ситуацию, что подсказывает женская интуиция?

Вера ШАМБЕРИНА. Горячая фаза войны сменилась экономической и дипломатической. Думаю, это надолго. Вспомни последний всплеск активности ВСУ в январе и начале февраля этого года в районе Авдеевки. Причины — чисто экономические, одна группа украинских олигархов пытается оттеснить другую от угольных потоков, хотят получать уголь по той же цене, что и конкуренты. Отсюда транспортная блокада, а до неё — попытка наступления, объясняемая очень просто. Есть три железнодорожные линии, по которым уголь переправляется из республик. Первая, через Горловку, является окружной и слишком затратной. Вторая по маршруту Ясиноватая — Каштановое — Авдеевка — Красноармейск. И третья: Ясиноватая — Землянки — Верхнеторецкое — Новосёловка. Поэтому если и предпримут ВСУ наступление, то с той же, что в начале года, целью и в том же направлении: от Авдеевки в район Ясиноватая — Землянки, чтобы выйти на северную окраину Макеевки и взять под контроль маневровые узлы Донецкой железной дороги — Каштановое и Новобутовку. Оттуда начинают свой путь на север и северо-запад обе железнодорожные линии. Кто ими владеет, тот и распоряжается углём, то есть контролирует экономику республики. Поэтому наибольшая концентрация украинских войск была и будет в Авдеевке, с юго-запада которой они планируют одновременно с прорывом к Макеевке ударить так, чтобы выйти к Партизанскому проспекту, отсечь район шахты им. Засядько, а затем — через посёлки Горняк и Лозовая — отрезать шахту им. Скочинского.

Пойдут ли ВСУ в наступление, будут ли пытаться диктовать нам условия экономических отношений посредством артобстрелов, или ситуация надолго заморозится — зависит от исхода дипломатической войны. Ясно одно: если обиженные украинские олигархи пролоббируют масштабное наступление, оно будет для ВСУ и для всей Украины последним.

"ЗАВТРА". Каким тебе представляется будущее Донецкой и Луганской республик?

Вера ШАМБЕРИНА. Когда слушаю рассуждения всевозможных аналитиков, их — всегда пальцем в небо — прогнозы, поневоле вспоминаю любимого Эразма Роттердамского: "Только дураки рискуют предсказывать будущее". А интуиция моя в отношении того, что может с нами в ближайшем будущем произойти, — молчит, погружена в тяжёлый, как после боя, сон. Пока судьбу республик решают дипломаты, нам нужно быть готовыми к чему угодно и помнить: пока мы остаёмся русскими, нас невозможно победить. Для победы у нас есть всё.

В начале Русской весны никто не говорил ни о самостоятельных республиках, ни о Новороссии. Лозунг, всех объединявший, был прост и всем понятен: "Крым-Донбасс-Россия". Люди на востоке бывшей Украины требовали референдума о присоединении к Российской Федерации. Это уже потом, в силу не от нас зависящих политических причин и международных проблем, пришлось активистам Русской весны на ходу перестраиваться и провозглашать ДНР и ЛДНР как основу будущей Большой Новороссии. Но, опять-таки, воюя за Новороссию, все бойцы, с которыми мне приходилось об этом беседовать, были уверены, что в конечном итоге, когда мы освободим восемь пока ещё украинских областей, новое государство станет частью России, федеральным округом. Сейчас так называемое экспертное сообщество всячески "замыливает" тогдашние настроения политологическими спекуляциями, уверяет, что "народ в большинстве своём хотел федерализации", но мы-то знаем, как было на самом деле, и какую мы ставили перед собой цель. Она не изменилась — мы должны быть в составе России.

Меня, как и тысячи других ополченцев, крайне угнетает, когда пытаются переписать историю и поливают грязью тех, кто участвовал в Русской весне. Стрелков, Захарченко, Ходаковский, Беднов, Пургин, Бородай, Мозговой, Безлер, Пушилин и другие — каждый внёс свой вклад. Все — от лидеров республик до не присутствующих в СМИ рядовых бойцов — достойны уважения и добрых слов. Наши склоки и дрязги на пользу врагу. Не должны сиюминутные и почти всегда ложно понятые интересы заслонять главное: мы создали республики, фундамент Новороссии. Теперь нужно сообща, согласованно строить наше государство, в процессе строительства каждому найдётся дело. Когда люди заняты реальным делом — они не критикуют руководство, а предлагают проекты. Пусть каждый себя спросит, какие он предложил проекты и что сделал для ЛДНР-Новороссии-России? Сразу выяснится, что критиковать мы должны только самих себя.



(обратно)

Оглавление

Взгляд из Тегерана Табло По праву почвы Россия не Титаник Дошли до точки... Турецкий запал Научи учителя! Хвала или угроза? Валерий Фадеев, друг эллинов, враг иудеев Информационный суверенитет Разведка США: преступность, терроризм и новые технологии ближайшего будущего Зияющая пропасть Февраля Красный конь и чёрный квадрат Невзороф.Live Апостроф Музон Свет во тьме Пролетарский фарфор Белый кот на воеводстве Ополченка, жена ополченца