КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг в библиотеке - 350492 томов
Объем библиотеки - 407 гигабайт
Всего представлено авторов - 140473
Пользователей - 78761

Последние комментарии

Впечатления

ANSI про Вестерфельд: Левиафан (Стимпанк)

Неплохая книга для тех, кому приятно творчество Жюля Верна и Альбера Робиды. Простой язык, стилизованные картинки. А также - шагающие машины )))))

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ANSI про Тертлдав: Оружие юга (Альтернативная история)

скорее - исторические приключения, чем альтернативка... многабукаф, ниасилил... но, глянув, кто аффтор, домучал до конца. Сразу скажу, тут почти нету - попал, пострелял, победил, как в большинстве альтернативок. Да и главная идея - почему пытались изменить прошлое? Чтобы нигеры "на голову не сели"! а скатилось опять же - освободить бедных черномазых...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Тюриков: Полигон (Альтернативная история)

До безобразия инфантильно. Что стиль, что сюжет...

И даже чудеса странные :) - типа идуших на одном аккумуляторе в течение 770 лет часов или чума (!), которую легко вылечили современными антибиотиками, и которой почему-то в средневековом городе болел единственный человек. Всяким нестыковкам - несть числа.

Зря потраченное время.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
каркуша про Медведева: Как не везет попаданкам! (Фэнтези)

Как-то от данного автора хотелось большего...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Трифон про Каргополов: Путь без иллюзий: Том I. Мировоззрение нерелигиозной духовности (Философия)

О чем тут спорить. Название у книги самое что ни на есть неподходящее. То, что автор Христа грязью облил еще не значит, что избавился от иллюзий. Его рассуждения на тему религий так же поверхностны, как и рассуждения на тему древних учений Востока:йоги, даосизма, буддизма. Настоящие знания в этих учениях передаются только через учителя, так что все рассуждения и песнопения в честь возможностей медитации и других методов совершенствования лишь пустой звон.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Любопытная про Алюшина: Счастье любит тишину (Современные любовные романы)

Как то я разочаровалась немного в авторе..
При всем моем уважении к автору, немного в недоумении. Раньше ждала новые романы с нетерпением, но сейчас…Такое впечатление, что последние книги пишет кто-то другой под фамилией автора.
В этой книге про измену столько накручено и смешано . Большая , чистая, всепрощающая любовь после измены???!!! Как оправдание измены присутствует проститутка- суккуба от которой ни один мужик не может удержаться да еще и лесбиянки млеют. Советчица суккуба- бабушка - старая проститутка при членах ЦК и иностранцах...
Религия добавлена по полной программе - и православие и буддизм, причем философские размышления занимают едва не половину книги…. Н-да..

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Любопытная про Банши: "Ад" для поступающих (СИ) (Фэнтези)

Б-э-э..Только увидев обложку, а потом начав читать аннотацию, поняла , что книгу читать не буду, от слова совсем..
Если уж автор предупреждает о плохих словечках в данном опусе и предупреждает о процессе редактирования, но пишет аннотацию с ошибками ( это-э надо написать шара Ж кину контору.., вместо шарашкиной...) , то могу себе представить себе, что там можно встретить в тексте...

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).

Заговор Вудвиллов (fb2)

- Заговор Вудвиллов 498K, 111с. (скачать fb2) - Вера Эльберт

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:




Авторы   Произведения   Рецензии   Поиск   О портале   Вход для авторов


Заговор Вудвиллов пьеса

Вера Эльберт


                                         Историческая пьеса в трёх действиях.



Действующие лица:



Ричард Плантагенет, герцог Глостер – 30 лет; изящный, темноволосый, невысокого роста с красивым, мужественным лицом, одет дорого и со вкусом.


Анна Невилл, герцогиня Глостер, его жена – 27 лет; стройная, изящная, невысокого роста блондинка, с горделивой осанкой и красивым лицом; одета красиво и элегантно; говорит эмоционально, изящно жестикулирует.


Эдуард Миддлхэм, сын Ричарда и Анны Глостер – 10 лет; прелестный, темноволосый мальчик.


Сесилия Невилл, герцогиня Йоркская, мать Ричарда Глостера – 68 лет; высокая, изящная, с царственной осанкой и горделивой посадкой головы, с красивыми и благородными чертами лица; говорит резким голосом, властно жестикулирует; одета в чёрное; из украшений только регалии.


Леди Маргарита Плантагенет, графиня Солсбери, племянница Ричарда Глостера – 10 лет; темноволосая миловидная девочка в золотой диадеме и длинном  шёлковом платье.


Лорд Эдуард Плантагенет, граф Уорвик, её брат – 8 лет; нарядно одетый мальчик.


Леди Эллис Невилл, Баронесса Фицхью из Равенсворта, родная тётка Анны Невилл – 53 года; статная, красивая, с горделивой осанкой; одета бедно, но изящно и со вкусом.


Елизавета Фицхью, леди Парр, её дочь и кузина Анны Невилл – 23 года; красивая, изящная; одета бедно, но со вкусом.


Елизавета Вудвилл, леди Грей, вдовствующая королева, жена покойного короля Эдуарда IV – 46 лет; увядающая рыжеватая блондинка, высокая, изящная, с царственной осанкой и горделивой посадкой головы, с некогда красивыми, но резкими и неприятными чертами лица; говорит с пафосом, резким, визгливым голосом, властно жестикулирует; одета в белое траурное платье без украшений.


Принцесса Елизавета Йорк, старшая дочь короля Эдуарда IV – 17 лет; высокая, рыжеволосая толстушка, курносая, широколицая, вульгарная, с простоватым выражением лица; одевается в платье кричащих расцветок с глубоким декольте.


Генри Стаффорд, герцог Бекингем – 28 лет; красивый, обаятельный, элегантный.


Генри Перси, 4-й граф Нортумберленд – 34 года; обаятельный.


Лорд Уильям Гастингс, бывший Лорд-Камергер и близкий друг покойного короля Эдуарда IV – 43 года; изящный, обаятельный.


Джон Элкок, епископ Вустера и председатель Королевского Совета при Эдуарде IV – 53 года; худощавый, с красивыми и строгими чертами лица.


Лионелл Вудвилл, епископ Солсбери, брат королевы Елизаветы Вудвилл, член Королевского Совета при Эдуарде IV – 37 лет; худощавый, рыжеволосый.


Сэр Томас Грей, маркиз Дорсет, комендант Тауэра и Хранитель королевских сокровищ, старший сын королевы Елизаветы Вудвилл от первого брака – 29 лет; изящный, невысокого роста, рыжеволосый, юркий, жеманный, с глуповатым, женственным лицом, кокетлив, склонен к самолюбованию; одет дорого и вычурно.


Сэр Ричард Грей, младший сын королевы Елизаветы Вудвилл от первого брака – 27 лет; невысокого роста, рыжеволосый, с простоватым выражением лица, глуповатый, нескладный.


Сэр Томас Вогэн, друг Ричарда Грея – 26 лет;


Энтони Вудвилл, барон Скайлс, граф Риверс, младший брат королевы Елизаветы и её ставленник – 43 года; среднего роста, худенький, юркий, рыжеватый блондин, длинноносый, с большим ртом, жеманный, склонен к самолюбованию; одет дорого и вычурно.


Уильям Кэтсби, адвокат Гастингса – 33 года; стройный, изящный с красивыми и строгими чертами лица.


Лорд Фрэнсис Ловелл, друг детства и камергер Ричарда Глостера – 28 лет; высокий, изящный, обаятельный.


Сэр Роберт Перси, друг детства Ричарда Глостера, его телохранитель и командир его персональной гвардии – 29 лет; высокий, стройный, с мягкими, женственными чертами лица.


Роберт Брекенбери, персональный казначей Ричарда Глостера – 31 год; высокого роста, изящный, строгое, миловидное лицо.


Сэр Ричард Рэтклифф, адъютант Ричарда Глостера – 31 год; высокий, атлетического сложения, строгое, красивое лицо.


Томас Лайном, адвокат королевской канцелярии – 39 лет; изящный, обаятельный.


Джон Раус, летописец семьи Невиллов – пожилой человек в облачении бакалавра.


Джейн Шор бывшая любовница короля Эдуарда IV – 37 лет; рыжеволосая красавица; одета ярко и дорого.


Чёрт, галлюцинация Гастингса в тюрьме, во время ломки – худощавый, вертлявый, с резкими чертами лица; одет в ярко-красное трико с красными блёстками, обтягивающую алую шапочку с петушиными перьями и чёрный плащ с капюшоном.


Питер Сноу,  нищий на паперти Вестминстерского Аббатства – пожилой человек с костылём; одет в рубище из обносков бордово-синей ливреи.


Прокурор в Королевском Суде.


Судья в Королевском Суде.


Тюремщик в Тауэре.


Секретарь Ричарда Глостера.


Гонец в замке Понтефракт.


Офицер в замке Понтефракт.


Офицер личной стражи королевы.


1-й рабочий


2-й рабочий


Слуги, придворные дамы и кавалеры, члены Королевского Совета, судьи в Королевском Суде, горожане, офицеры, стражники, монахи в Вестминстерском Аббатстве.



Время действия: с 10 апреля по 6 июля 1483 года.



Место действия: Англия, Лондон: Вестминстер-Холл, Кросби-Холл, Бейнардский замок, Тауэр, Вестминстерское Аббатство. Замок Миддлхэм, Замок Понтефракт, Нортхэмптон.



Примечание: костюмы и декорации соответствуют времени и месту действия, указанным в пьесе.




                                         ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ. Картина первая.



             Лондон, 10 апреля, 1483 года. Галерея в королевском дворце, Вестминстер-Холле. В нишах стоят статуи, рыцарские доспехи, столешница, на которой лежит книга с придворными хрониками. Вдоль стен под потолком висят штандарты с гербами Плантагенетов и Эдуарда IV. Королева Елизавета Вудвилл выходит на галерею в сопровождении своего брата, Лионелла Вудвилла, епископа Солсбери.



ЛИОНЕЛЛ ВУДВИЛЛ.


Я уверяю вас, сестра, что ваши опасения


Напрасны и вызваны печальною утратой


Нашего славного короля Эдуарда,


Супруга вашего.



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Ах, вы не представляете, что вытерпела я,


Во всё то время, пока Ричард, герцог Глостер,


Младший брат короля, здесь был в фаворе!


Супруг мой говорил только о нём!


Он так гордился  службою его!


Особенно шотландскими его победами!


Вот, что здесь пишут в хрониках об этом: (Берёт книгу хроник и читает.)


«Достойный брат наш, Ричард! – так написал


Он папе Сиксту в Рим, – Его победы доказали,


Что одного его похода нам хватило,


Чтоб всю Шотландию поставить на колени!».


А как расхваливал он рассудительность его!


Чуть где, какой конфликт, он сразу пишет: (Читает.)


«... Я доверяю полномочия всецело


Прославленному брату моему,


Ричарду, герцог Глостеру,


Которого я высоко ценю не только


За его близость нам и верность долгу,


Но и за несомненные заслуги в ратном деле


И прочие достоинства его...».


А как расхваливали Ричарда хронисты,


Его за мудрость и отвагу прославляя!  (Читает.)


«...И такова была его известность


В ратном деле, что когда самые


Отчаянные политические меры


Были исчерпаны, решение принимать


Ему и его командирам доверяли». (Закрывает книгу.)


И это лишь умеренные отзывы о нём!


А сколь любим был Ричард при дворе!


Графиня Десмонд всё им восхищалась


И искренне его считала красивейшим


Мужчиной после короля! А в северных


Провинциях, которыми он управляет


Без малого уже двенадцать лет, его


Расхваливают за его нововведения.


При нём весь этот регион считается


Самым спокойным и благополучным


В нашем королевстве! И это несмотря


На столь опасное его соседство


С шотландскою границей, которую он,


Следует признать, довольно крепко


Держит под своим контролем... (Раздражённо.)


Ну так и оставался бы себе там, на границе,


И продолжал нести усердно свою службу!


Но, как назло, вмешалось Провидение,


И в одночасье всё переменилось!


Случилось так, что за три дня до смерти,


Когда к моему мужу, королю Эдуарду,


На несколько часов сознание вернулось,


Он сделал дополнение к завещанию,


В котором сам, своей последней волей,


Назначил брата Ричарда, герцога Глостера,


Регентом Англии и Лордом Протектором


До совершеннолетия нашего сына,


Наследника английского престола,


Эдуарда, Принца Уэльского.



ЛИОНЕЛЛ ВУДВИЛЛ.


Но что же вас смущает так, миледи?


И разве выбор короля Эдуарда неудачен?


Не вы ли только что расхваливали сами


На все лады Ричарда, герцога Глостера?


Мы можем только Господа благодарить


За то, что сей достойный муж будет


Успешно, мудро и надёжно в ближайшее


Десятилетие нашей страною править...



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Вы знаете от чего умер наш король?



ЛИОНЕЛЛ ВУДВИЛЛ.


Врачи считают, от сердечных спазмов...



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Нет, это следствие! А вы причину знаете?



ЛИОНЕЛЛ ВУДВИЛЛ..


Да говорят, что от разгульной жизни,


Которой он безмерно предавался


И этим разрушал своё здоровье...



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Ах нет, не то!



ЛИОНЕЛЛ ВУДВИЛЛ.


Так от чего же?



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Здоровье короля резко ухудшилось после того,


Как в январе этого года король французский,


Людовик Одиннадцатый, расторг помолвку


Сына своего, дофина Карла, что обручён был


С нашей старшей дочерью, Елизаветой,


И перестал выплачивать нам компенсацию


За то, что мы за Францией оставили на время


Две плодородные провинции – Нормадию


И Гиень, что издавна принадлежали Англии.



ЛИОНЕЛЛ ВУДВИЛЛ.


Вы говорите о владениях Плантагенетов?



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Да, именно. За них король Людовик


Ежегодно нам «дань» выплачивал,


Или залог арендный, согласно договору,


Подписанному в Пикиньи пять лет назад.



ЛИОНЕЛЛ ВУДВИЛЛ.


Король Эдуард так огорчился, что заболел


Всего лишь из-за прекращения выплат


И расторжения помолвки дочери?!..



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Да выплата немалая: полсотни тысяч крон!


И это ежегодно! Но дело, впрочем, здесь


Не только  в деньгах, а в том неуважении,


Что проявил к нам, к Англии, король Людовик.


Теперь спросите, почему он нас унизил?!


Как он посмел нам нанести такое оскорбление?



ЛИОНЕЛЛ ВУДВИЛЛ.


И почему же?



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


А вывод здесь только один: он, видимо, узнал,


Что брак мой с королём был незаконным,


И наша дочь Елизавета – рождена вне брака!


Возможно, он узнал о предыдущих тайных


Браках моего упруга, что не были расторгнуты


К моменту нашей свадьбы. Вы знаете,


Что у Людовика Французского шпионы есть


При каждом из правителей Европы?


Наш двор не исключение! И бедный мой супруг,


Король Эдуард, об истинных причинах


Догадавшись и опасаясь страшного скандала,


Который бы последовал за этим и угрожал ему


Разоблачением и скорым отлучением от церкви


За нарушение законов христианских,


Не выдержал свалившегося на него несчастья,


Не справился со страхом ожидания позорной


Участи как для него, так и всей нашей семьи,


И от волнений этих заболел и умер.



ЛИОНЕЛЛ ВУДВИЛЛ (крестится, закатив глаза).


На всё Воля Всевышнего, сестра.


Да, но при чём здесь герцог Ричард Глостер?


И как вы связываете с его назначением


Эту печальную кончину короля?



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Назначив Глостера Лордом Протектором


И Регентом, король неуважение проявил


Ко мне и ко всему нашему клану Вудвиллов,


Который управлял страной последние


Почти что двадцать лет. А это значит,


Что супружеством со мной король


Гнушается, чем подтверждает слухи


О незаконности  рождения наших детей.


А кроме того, этим назначением


Король поставил нас – меня, моих детей


И всю нашу семью, в зависимость


От воли его брата, Ричарда Глостера,


Лорда Протектора и Регента страны.


Но мой супруг ошибся, полагая,


Что я его посмертной воле подчинюсь!


Я вознамерилась решительно и твёрдо


К кормилу власти  Ричарда не допускать!


От должности высокой отстранить,


О смерти брата-короля не извещать –


Узнает сам, когда его в темницу поведут,


После того, как сын мой, Эдуард, принц


Уэльский, здесь станет королём, а я –


Регентом Англии и безраздельною


Правительницей в королевстве.


А до тех пор нам следует как можно раньше


Короновать наследника престола.


После чего я отменю своею властью


И дополнение к завещанию мужа.



ЛИОНЕЛЛ ВУДВИЛЛ.


К чему такая спешка, государыня?



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Боюсь, что коронация сорвётся,


Если в народе слух распространят


О незаконном моём браке с королём.


Тогда и право сына на престол оспорят,


И Ричарду корону отдадут. Будь Эдуард,


Мой сын, сейчас здесь, в Лондоне,


А не в далёком Уэльсе,  в замке Ладлоу,


Я бы могла его короновать хоть завтра,


После чего, став Регентом, назначила бы


Брата своего, Энтони Вудвилла,


Лордом-Протектором. Тогда бы Ричард,


Своей должности лишился, даже при том,


Что государь ему её сам лично завещал!



 ЛИОНЕЛЛ ВУДВИЛЛ (строго).


Вы совершите незаконное деяние, сестра!



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


О чём вы говорите, брат?


И кто ещё будет решать, что здесь законно,


Если я стану в Англии правительницей


Единовластной? Кто, как не мать может быть


Лучшею защитой королю и королевству?


Я не считаю, что неоспоримые заслуги


Ричарда Глостера и его близкое родство,


А также воля короля Эдуарда, моего супруга


Меня обязывают уступать ему правление!


За время своей службы на границе


Он отдалился от двора настолько,


Что в Лондоне для всех уж стал чужим!


И его притязания на власть, пусть даже


В силу королевского указа, будут смешны!


А если так, не лучше ли его совсем


Избавить от этой должности, от власти


И от привилегий, которые она ему даёт?


И если он по отдалённости своей


За власть и за права свои  не борется,


Зачем же для него их сохранять?


Разве не лучше передать всю власть тому,


Кто за неё держаться будет крепко


И яростно сражаться не на жизнь, а насмерть?



ЛИОНЕЛЛ ВУДВИЛЛ.


То есть, вам?



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Да, именно мне! Уж я-то своего не упущу!


Я уничтожу всякого, кто встанет на моём пути!


Иначе меня перестанут уважать мои же дети!


И здесь альтернативы я не вижу.


Зачем, скажите, отдавать всю власть тому,


Кто за неё не борется сегодня,


Когда она свободно переходит из рук в руки?


За власть надо бороться беспощадно!


А не в придачу получать с такой же лёгкостью,


Что и подарок к Рождеству. Известно ведь:


То, что легко даётся, то мало ценится,


А, значит, и теряется легко! А Глостеру


Должность Протектора легко досталась,


В виде посмертного подарка короля.


Не будучи ожесточён борьбой за власть,


Он будет править нами умиротворённо,


С врагами будет слишком милосерден.


И, значит, доверять ему правление опасно!



ЛИОНЕЛЛ ВУДВИЛЛ.


Нет, государыня, я с вами не согласен.


И на Совете буду возражать.



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


С чем не согласны вы, когда здесь всё так ясно?


Подумайте и рассудите здраво:


Какой из Ричарда получится правитель?


Даже при том, что он прямой потомок


Королевской ветви, власть ему с детства


Доставалась даром. Он не привык бороться


За неё! Правителя, который с лёгкостью


И без труда приходит к власти,


Надо ещё учить удерживать полученную


Власть, как учат малолетних королей


Державой управлять под руководством


Опытных наставников в этом опасном деле.


Я так считаю, что в борьбе за власть


Необходимо предпочтение отдавать тому,


Кто наиболее жестоко за неё дерётся!


Только такой правитель нужен королевству!


Кто громче о своих правах кричит


И борется за власть ожесточённей,


Тому и нужно отдавать бразды правления!


Только с таким правителем народ


Почувствует себя надёжно защищённым,


И с благодарностью будет служить послушно!


А Глостер не таков – он слишком щепетилен


Для яростной, неистовой  борьбы.


Поэтому, считаю, будет лучше


Его права в расчёт не принимать!



ЛИОНЕЛЛ ВУДВИЛЛ.


Вы полагаете, что вам это удастся?!..



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Ну сами посудите, милый брат:


Здесь, в Лондоне, в Совете Королевском


Всем заправляем только мы – Вудвиллы,


Мой старший сын, сэр Томас Грей,


Назначен комендантом Тауэра.


Он ведает сокровищницей Англии,


Казной и королевскими регалиями,


Ведёт учёт запасам денег и оружия


В королевстве. А вы, мой дорогой брат,


Заседаете в правлении Королевского Совета.


Другой наш брат, Энтони Вудвилл, –


Друг и наставник будущего короля.


Он, пользуясь его доверием и правами,


Удерживает его под своим контролем


В замке Ладлоу. С момента смерти короля


Страною по закону управляет его наследник


С помощью Совета, где большинство


Опять же составляем мы, Вудвиллы.


Так что у Ричарда просто нет шансов


Разрушить, наш союз, поэтому


Я не считаю нужным оповещать его


О смерти брата, короля Эдуарда.


Зачем сейчас нам лишние заботы –


Аресты, казни  и кровопролития?


Пускай живёт в неведении счастливом,


Пока я здесь не короную сына


И власть не захвачу, став Регентом в стране.


Зато потом, когда узнает Ричард,


Что власть он упустил и должность потерял,


И ничего уже здесь изменить не может,


То для него уже великим счастьем будет


Хотя бы самому в живых остаться, на свободе.


Но я не так глупа, чтобы ему позволить


Собрать друзей и оппозицию создать.


Я постараюсь его уничтожить! А вместе с ним


Пошлю на эшафот его жену и сына!


В борьбе за власть каждый сражается сам за себя!


Здесь компромиссов уже быть не может!



ЛИОНЕЛЛ ВУДВИЛЛ.


А если он получит извещение


О смерти короля окольными путями


И действовать незамедлительно начнёт?



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Тем хуже для него!


Поскольку без официального оповещения


Его попытки  должность получить


Будут считаться незаконным присвоением


Власти. Он этим навлечёт только наш гнев


И осуждение Королевского Совета,


За что и будет арестован по прибытии


В Лондон и казнён в Тауэре.



ЛИОНЕЛЛ ВУДВИЛЛ.


А если ничего он не предпримет


И будет терпеливо ждать оповещения?



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Тогда успеем мы короновать наследника


Престола. И к тому времени, как Глостер


В Лондон вступит, уже захватим власть


И должность у него отнимем. А Глостеру,


Если начнёт отстаивать свои права, на дверь


Укажем! И лучше, если это будет дверь


От его камеры тюремной, в Тауэре,


Куда мы тут же его и отправим,


Вместе с его семьёй – женой и сыном.


Так что им казни всем троим не избежать!



ЛИОНЕЛЛ ВУДВИЛЛ.


Тогда из-за чего же вы волнуетесь,


Сестра? Всё беспокоитесь, переживаете...



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Да разве я волнуюсь?! С какой стати?..


Но мне не терпится наш замысел осуществить,


Чтобы достигнуть поскорей желанной цели!


Идёмте, брат, нас уже ждут в Совете.


Нам надо многое согласовать и узаконить,


Прежде чем Глостер Лондона достигнет!


Не будем медлить! Время нас торопит


И приближает час нашей великой славы


И безграничного, всевластного правления!


И да свершится это поскорей!



Уходят.



                     ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ. Картина вторая.



      16 апреля, 1483 года. Уютная гостиная в замке Миддлхэм, в Северном Йоркшире. Герцог Ричард Глостер с сыном Эдуардом, сидя возле столешницы, играют в шахматы. Его жена, герцогиня Анна, сидит в кресле у камина и занимается рукоделием, её дамы музицируют, сидя в углу комнаты.



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Вы сделали свой ход, милорд?



ЭДУАРД (после некоторого раздумья).


Да. Я пойду вот так. (Передвигает фигуру.)



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Вам мат!



ЭДУАРД. Ой!



АННА.


Ну что, Эдуард, не удаётся


Вам обыграть отца?



ЭДУАРД (смотрит на доску).


Пока не очень.



РИЧАРД ГЛОСТЕР (взъерошив его волосы).


Ну, ничего! Всё ещё впереди!



ЭДУАРД (глядя на доску) .


Жаль, я ошибся и пошёл неверно!


Мне надо было...


Съесть вашу королеву!



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Ну нашу королеву съесть не так-то просто!



ЭДУАРД.


О ком вы говорите, мой отец?


О леди Вудвилл?



РИЧАРД ГЛОСТЕР (с улыбкой).


 А вы догадливы, милорд!



АННА.


Мой ангел, не шутите так! Это опасно!



ЭДУАРД.


Не бойтесь, матушка,


Мы говорим о шахматах, а леди Вудвилл


Мне без причины вспомнилась, случайно!



АННА.


Не вспоминайте её к ночи, друг мой!


И подберите вашего зверька...


Смотрите, он уже ползёт к камину!


Ещё изжарится на углях в своём панцире...



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Что за зверёк?



                     Эдуард подбирает возле камина черепаху и показывает её отцу.



АННА.


Нам привезли его купцы из южных стран,


И я купила Эдуарду на потеху...



РИЧАРД ГЛОСТЕР (разглядывая черепаху).


Его проверили?


Он безопасен для ребёнка?


Он не кусается?.. Не ядовит?..



ЭДУАРД (берёт из его рук черепаху ).


О, нет, отец, он абсолютно безобиден!


Он часто сам чего-нибудь боится


И сразу прячет голову под панцирь.


А ходит так смешно! Но медленно...  (Оборачиваясь к двери.)


Что там за шум?



                               Входит слуга.



СЛУГА.


Послание из Лондона от лорда Гастингса. (С поклоном подаёт письмо.)



             Ричард читает письмо. Анна делает дамам знак удалиться. Дамы, приседают в реверансе и  уходят.



ЭДУАРД (расставляя фигуры на доске).


Какие новости?



РИЧАРД ГЛОСТЕР (строго.)


Они вас не касаются, милорд,


Идите в свою комнату!



ЭДУАРД (испуганно и удивлённо).


Отец, вы говорите мне это серьёзно?



РИЧАРД ГЛОСТЕР (строго).


Вполне! Оставьте нас!


И поскорее! Я не шучу!



ЭДУАРД (почтительно).


Я слушаюсь, милорд.


Простите мне, что спорил с вами. (Откланивается и уходит.)



АННА.


Случилось что-нибудь?



РИЧАРД ГЛОСТЕР (мрачно).


Скончался мой старший брат,


Король Эдуард Четвёртый.



АННА.


Когда?



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Девятого апреля. И вот, что пишет Гастингс:


«Король оставил королевство под вашу защиту.


Вам нужно обеспечить безопасность


Нашего нового и суверенного монарха,


Эдуарда Пятого, и привезти его в столицу.»



АННА.


Король назначил вас Лордом-Протектором


И Регентом?



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Да, судя по письму!



АННА.


Вы подождёте извещение из дворца


С официальным назначением на эту должность?



РИЧАРД ГЛОСТЕР (нахмурившись).


Придётся подождать,


Хоть я и не уверен, что дождусь.



АННА.


Так что же вы предпримете?



РИЧАРД ГЛОСТЕР (встаёт и ходит по комнате).


Я напишу письмо Елизавете Вудвилл,


Что ныне стала вдовствующей королевой,


И выражу печаль о смерти её мужа,


Как того требуют приличия и долг.



АННА.


И это всё?



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Я в Ладлоу напишу, Энтони Вудвиллу,


Наставнику нашего будущего короля,


И с ним договорюсь о месте встречи


На пути следования юного монарха,


Чтоб в безопасности доставить его


В Лондон, согласно праву Регента


И должности Лорда-Протектора.



АННА.


А если не получите ответа?



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Тогда я буду знать, что Вудвиллы


Решили власть захватить в стране!


И действуют вопреки воле короля.


Иначе бы они меня предупредили


О смерти брата раньше,


Чем это сделал Гастингс.



АННА (встаёт, откладывая рукоделие).


А мне обидно, что они так с вами


Поступают! Похоже, всё это грозит


Арестом вам и гибелью нашей семье!



РИЧАРД ГЛОСТЕР (оборачиваясь к ней).


Мне это странно и обидно самому!


Разве не я своим трудом и безупречной


Службой стяжал для них самих, для Англии


И Йорка огромное количество побед


И обеспечил процветание этим людям?


Разве не я на протяжении многих лет


Защитой и опорой был всё тем же


Вудвиллам, которые так подло и коварно


Пытаются сейчас нас обмануть


И удержать в неведении опасном,


Чтобы впоследствии нас устранить,


Расправиться со всей нашей семьёй,


Как некогда они  расправились жестоко


И с моим братом Джорджем, герцогом


Кларенсом, и с бедною его женой,


Твоей сестрою старшей Изабеллой...


Да, Вудвиллов в народе ненавидят,


Но  у них всё же преимущество


В Совете, они же заседают и в Суде!


С тех самых пор, как наша королева


Всех своих братьев провела в Парламент,


Они там заправляют в большинстве.



АННА.


Так что же вы решаете, милорд?


Вы принимаете назначенную должность?



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Да, долг свой перед братом я исполню.


И завтра же я выезжаю в Йорк, чтобы


К присяге привести на верность королю


Всех лордов Севера. А уже там я соберу


И небольшой эскорт в три сотни воинов


И буду ждать приезда короля в Нортхэмптоне.


Он, по моим подсчётам, туда прибудет


Через две недели. А это значит, что уже


Из Йорка я с войском должен выступить


Через три дня. Возможно я успею написать


Кому-нибудь из близких мне друзей –


Уильяму Гастингсу или же Бэкингему,


Чтоб и они меня эскортом поддержали,


Если в дороге осложнения возникнут.



АННА.


А если Вудвиллы навстречу вышлют вам


Большое войско, чтобы короля отбить


И удержать его своею властью?



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Я в Йорке соберу резервные войска,


И они будут следовать за нами


На некотором расстоянии недалёком


И в случае опасности прибудут


И защитят наследника престола.


Я уверяю вас, для беспокойства нет причины.



АННА.


Буду спокойна лишь после того,


Как встречусь с вами в Лондоне.



РИЧАРД ГЛОСТЕР (обнимает её).


Ну разумеется, мой ангел! Мы скоро встретимся.


Вы знаете, я не могу надолго расставаться с вами.



АННА.


А я тем более без вас жить не могу. (Обнимает его.)



РИЧАРД ГЛОСТЕР (целует её).


Пойдёмте, ангел мой, мне ещё надо написать


Всем лордам северных провинций, чтобы


Собрать их поскорее в Йорке. У нас почти


Нет времени на это: пока мои гонцы до них


Доскачут, пока те соберутся и приедут


В Йорк, я их едва успею привести к присяге.


А мне ещё нужно сформировать отряды


И дать распоряжения командирам.



АННА.


Вы выезжаете из Йорка на рассвете


Двадцатого апреля?



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Да, и никак не позже! Иначе я рискую


Разминуться с наследником престола


И позволяю Вудвиллам его перехватить


И удержать надёжно под своею властью.



АННА.


А это приведёт к аресту всей нашей семьи!



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Не приведи Господь! Но не волнуйтесь так,


Мой драгоценный ангел! Ведь если даже


Я не встречу короля в Нортхэмптоне,


Он, вероятно, будет где-нибудь неподалёку.


Я его быстро догоню с моим отрядом,


А там уж буду действовать по обстановке!


Двадцать девятого апреля, я надеюсь,


Я уже буду с ним и присягну на верность.



АННА.


Ну, дай-то Бог! И сразу же письмом


Мне сообщите, чтоб я не волновалась!



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Я не заставлю волноваться вас, мой ангел!


Ну, а теперь пойдёмте поскорее к сыну,


Я должен с ним проститься до отъезда!



                                                   Уходят.



                      ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ. Картина третья.



         20 апреля, 1483 года. Зал Королевского Совета в Вестминстер-Холле. В зале полукругом сидят высшие сановники Англии, светские и духовные особы. В центре, – Джон Элкок, епископ Вустера, он же – Председатель Королевского Совета, справа от него, – лорд Уильям Гастингс, слева от него –  королева Елизавета, её брат, Лионел Вудвилл, епископ Солсбери, и её сын, Маркиз Дорсет.



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (выходит в центр зала).


Высокочтимые и благородные милорды!


Всем вам известно, что своей последней


Волей наш государь покойный, Эдуард


Четвёртый, назначил брата своего,


Ричарда, герцога Глостера, Лордом


Протектором и Регентом страны


До совершеннолетия нашего сына


Эдуарда, принца Уэльского, что после


Смерти своего отца и государя


Здесь станет королём, Эдуардом Пятым.


Согласно принятой у нас традиции,


Наследники английского престола


Живут вдали от королевского двора


Под руководством опытных наставников.


И так же точно, сын мой, Эдуард, принц


Уэльский, наследник и наш будущий


Король находится сейчас в Западном


Уэльсе, в замке Ладлоу, на воспитании


У брата моего, Энтони Вудвилла, графа


Риверса. И под его опекой должен быть


Со всеми почестями для коронации


Своей доставлен в Лондон. Но, принимая


Во внимание опасности безвластия в стране,


Как его мать и ваша королева, я предлагаю


Короновать наследника престола  в замке


Ладлоу И там же совершить помазанье


На царство, чтобы он в Лондон уже был


Доставлен королём, Помазанником Божьим


И полноправным нашим государем.


Уверена, вы с этим согласитесь.



ДЖОН ЭЛКОК.


Но мы не знаем, согласится ли на это


Лорд-Протектор, могущественный герцог,


Ричард Глостер? А что если он будет возражать?



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Ввиду отсутствия герцога Глостера,


Здесь, в Лондоне, его обязанности


Регента и Лорда-Протектора


Я принимаю на себя как королева


И как мать наследника престола,


Нашего будущего короля


И сюзерена, Эдуарда Пятого.


Теперь Я всё решаю за него!


Ещё вопросы есть?



ДЖОН ЭЛКОК.


Да, государыня. Возникла некоторая


Неувязка в распределении должностей


И полномочий. Сегодня мы послание


Получили от Ричарда, герцога Глостера,


Назначенного волей короля Регентом Англии...



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (в панике).


Письмо от Глостера?! Как? Почему?!


Кто сообщил?! Ведь он же ничего ещё


Не знает! Кто сообщить ему посмел


О воле короля?!



ДЖОН ЭЛКОК.


Миледи, я прошу вас, успокойтесь


И выслушайте. В своём послании


К Королевскому Совету светлейший


Герцог Глостер нам напомнил,


Что по обычаю, закону и в согласии


С посмертной волей короля Эдуарда,


Именно он назначен Защитником


И полновластным Регентом нашей


Державы. А потому отныне


Берёт он на себя всё управление страной


И строго предостерегает всех членов


Королевского Совета воздерживаться


От всевозможных правонарушений.


Или иных недопустимых действий,


Противоречащих закону Англии!



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (в сторону) .


О Боже! Всё напрасно! Мы погибли!


О Господи, спаси! (Членам Совета.)


Нет, господа, я с этим не согласна!


И предлагаю отказать Ричарду


Глостеру в должности Регента


И в полномочиях Лорда-Протектора,


Поскольку полагаю своим долгом


Два эти назначения взять на себя!


Они мои по праву! Король Эдуард,


Покойный мой супруг и благодетель,


Был болен тяжело и находился при смерти,


В бреду, когда вверял правление державой


Своему брату, Ричарду, герцогу Глостеру,


И назначал его Лордом Протектором


И Регентом страны. Когда б на тот момент


Он мыслил здраво, он ни за что бы


Этого не сделал! Кто, как не я стояла


У кормила власти и полноправно


Управляла королевством почти что


Девятнадцать лет, когда мой муж,


Разгульной жизни предаваясь,


Не в состоянии был исполнять


Монарший долг? И разве это Ричард,


Герцог Глостер вам помогал добиться


Высоких назначений при дворе?


А может это он многих из вас провёл


В Парламент Англии и сделал Пэрами,


Помог возвыситься вам и разбогатеть?


Кому, скажите, вы сейчас обязаны


Своим высоким положением при дворе


И защищённостью? Ему, иль мне?


Подумайте, что с вами будет, господа,


Когда сюда приедет Ричард Глостер


И, пользуясь высоким званием Регента


И полномочиями своими, низложит вас,


А многих и казнит! И вот тогда вы


Вспомните мои слова и пожалеете о том,


Что поспешили из глупой щепетильности


Своей исполнить волю моего покойного


Супруга и отказали мне в моих правах


И назначениях, которые должны были


Все перейти ко мне! Предупреждаю вас,


Остерегайтесь Глостера! Он с вами


Церемониться не станет! Он отомстит вам


И за смерть своего брата, Георга Кларенса,


Которого вы осудили пять лет назад,


Здесь, на Совете Королевском.


Он вам припомнит и бесчестие всей семьи


Герцога Кларенса: арест его детей,


Лишение наследных прав. Иль вы считаете,


Он вам простит всё это? Так ошибаетесь!


Вы будете на плахе, мешая с кровью,


Свои слёзы лить! И вспоминать мои


Слова, и сожалеть, что не послушались


Моих советов и упустили случай


Всё исправить, и изменить всё к лучшему,


Пока ещё возможность оставалась.


Итак, решайте же, кто ближе вам:


Я, или Глостер?



ЧЛЕНЫ СОВЕТА.


Вы – государыня, какие могут быть сомнения?



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Тогда я с вашего согласия принимаю


С этой минуты должность Регента


В стране и начинаю править Англией


Единовластно! А лорда Глостера


Мы на это время, здесь, в Совете,


Сделаем первым из равных, но только


До коронации наследника. А после


Сразу отстраним его от власти,


Официально нашу волю закрепив.


Нет возражений? Тогда я возвращаюсь


К предложению о предварительном


Миропомазании наследника престола


И коронации его в валлийском замке Ладлоу.



ДЖОН ЭЛКОК.


Но, к сожалению, это невозможно!


Миледи, мы устав нарушим, если


Миропомазание наследника престола


Мы проведём не здесь, а в замке


Ладлоу. Ведь хорошо известно всем,


Что по закону оно должно происходить


Не где-нибудь, а в Лондоне,


В Вестминстерском Аббатстве.



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Пусть будет так. Что ж, я не возражаю.


Тогда давайте мы решим сейчас,


Как поскорее нам доставить принца


В Лондон. Я предлагаю для его


Сопровождения отправить в Ладлоу


Пять тысяч воинов, никак не меньше!


Я полагаю и надеюсь, эта мера


Вполне разумной и необходимой


Предосторожности понятна всем


И возражений ни у кого из здесь


Присутствующих не вызывает?



ГАСТИНГС.


Но государыня, к чему нам посылать


Такое множество солдат в мирное время?


Пять тысяч воинов – это большое войско!


В иных сражениях участвовало меньше!



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (гневно).


Лорд Гастингс!


Как понимать мне ваше возражение?


Вам что, не дорога жизнь будущего государя?!



ГАСТИНГС.


Всемерно дорога, миледи!



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Тогда зачем же вы настаиваете


На сокращении количества солдат?!



ГАСТИНГС.


Для большей быстроты и для удобства


Передвижения принца и эскорта!


Большая армия потребует огромного обоза


И больше мест для размещения на ночлег.


С большим обозом войску будет трудно


Передвигаться быстро, и много времени


Уйдёт на то, чтоб каждый вечер


Разбивать лагерь на пять тысяч человек.



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (распаляясь гневом).


Вы – интриган, лорд Гастингс!


Вы задумали недоброе! Вы, что?


Намерены оставить короля незащищённым?


А может, вы хотите, чтоб государь


Захвачен был врагами нашими, а после


Был отстранён от власти и погиб?


Я это знаю, Гастингс, вижу вас насквозь!



ГАСТИНГС.


О, нет, миледи, нет! Поверьте мне!


Я полагаюсь лишь на здравый смысл!



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (гневно указывает на него пальцем).


Лорд Гастингс, заявляю: вы – предатель!


Иль не способны уже мыслить здраво!


Кто об охране короля радеет, тот не сочтёт


Бессмысленным и неудобным


Передвижение его с огромным войском!



ГАСТИНГС.


Но государыня, вы разве не хотите,


Чтобы король приехал в Лондон поскорее?



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Хочу, конечно!



ГАСТИНГС.


Тогда вам следует существенно


Уменьшить число сопровождающих его


По крайней мере ещё на две трети!



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


На сколько?! Нет! Я этого не допущу!


Клянусь! Об этом даже слышать не хочу!


Пять тысяч воинов ему в эскорт назначим.


И ни солдатом меньше! Он всё-таки король!



ГАСТИНГС.


Да, но с таким эскортом он прибудет в Лондон


Не раньше, чем через два месяца!



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА


Вы шутите, иль говорите правду?


Два месяца?! Нет, это невозможно!


Это слишком долго! Ведь дата коронации


Эдуарда Пятого в Вестминстерском


Аббатстве уже назначена на месяц май


И на четвёртое его число! Я же сама


Установила эту дату и не позволю никому


Её отсрочить!



ГАСТИНГС.


Принц не поспеет к этой дате в Лондон


С сопровождением в пять тысяч человек.


Так что придётся вам, миледи,


С его задержкою смириться,


Или последовать совету моему.



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (раздражённо).


Мы с вами торг ведём, словно на рынке,


Гастингс! Ну хорошо, я уступаю вам


И сокращаю число эскорта


До двух тысяч человек.



ДЖОН ЭЛКОК (королеве).


Миледи, я  проследую с эскортом лично


И привезу наследника престола в Лондон.


При мне его не тронут, обещаю.



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Но чтобы в Лондон прибыли к первому мая!



ГАСТИНГС (в сторону).


К этому сроку вряд ли он поспеет.



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (злобно).


Вы что-то мне сказали, Гастингс?!



ГАСТИНГС.


Нет, я молчу.



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Тогда садитесь, а мы продолжаем.



ДЖОН ЭЛКОК.


У вас ещё есть предложение, миледи?



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


И даже требование!



ДЖОН ЭЛКОК (кланяясь).


Извольте, мы вас слушаем, миледи. (К присутствующим.)


Прошу внимания и тишины, милорды!



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (с наигранной тревогой и серьёзностью).


Милорды, всем вам хорошо известно,


В каком отчаянно тяжёлом положении


Сейчас находится у нас английский флот!


Всем вам известно, как опасно


Нам выходить сегодня в море


Из-за бесчинств и нападения пиратов,


Что осаждают наши корабли


И не дают нашим судам торговым


Благополучно пересечь пролив.


Мы все несём огромные убытки! (С пафосом.)


Страдает экономика страны!


Из-за того, что все наши товары


Гниют на складах, пока корабли


Стоят на якорях в порту без всякой пользы.


Я предлагаю вам зафрахтовать полсотни


Кораблей, чтобы создать военный флот


Специально для борьбы с пиратами


И адмиралом флота назначаю


Моего брата, сэра Эдуарда Вудвилла.



ГАСТИНГС (насмешливо).


Но для чего же фрахтовать полсотни кораблей,


Когда и десяти будет достаточно для этих целей?



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (гневно).


Вы мне опять перечите, лорд Гастингс?! (Всем.)


И слышать не хочу о сокращении!


Не забывайте, что мы все окружены водой!


Живём на острове! И мы без кораблей


Не можем поддерживать связь с континентом


И вести торговлю с другими странами!


Вы все отлично знаете, что Англии


Как островному государству


Необходимо иметь сильный флот! (К Гастингсу.)


И я не понимаю причины ваших возражений,


Лорд Гастингс! Объяснитесь!



ГАСТИНГС (невозмутимо).


У нас нет денег на создание флота!



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Так соберите с населения налог!



ГАСТИНГС (насмешливо).


Но годовой налог уж собран и истрачен!



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Так соберите дополнительный налог! В связи


С особой политической необходимостью!



ГАСТИНГС (насмешливо).


Как скоро вы желаете получить флот?



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Самое позднее, через неделю!



ГАСТИНГС (невозмутимо).


Но это невозможно! деньги от налога


В казну поступят только через месяц.



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (нетерпеливо).


Так заплатите векселями


В счёт будущих налогов!


Мне деньги нужны срочно!


И срочно требуются корабли!



ГАСТИНГС (насмешливо, в сторону).


Чтоб вывезти казну  во Францию...



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (гневно).


Что вы сказали, Гастингс?!..



ГАСТИНГС (невозмутимо).


Напрасно беспокоитесь, миледи!


Для Англии угроза от пиратов,


Совсем не так серьёзна и опасна,


Как вы её расписывали здесь.


На суше ли, иль на воде, но англичане


Везде себя сумеют защитить!



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (на грани истерики).


Лорд Гастингс, по какому праву


Вы издеваетесь сегодня надо мной?! (Протягивая руки, надрывно.)


А что же вы молчите, господа? Или не видите,


Как я несчастна и как одинока?! (С наигранным трагизмом.)


Вы знаете, я выстрадала столько горя!


За эти две недели я потеряла мужа!


Короля! Я беззащитна! Я осталась без опоры!


И хоть бы кто меня здесь поддержал!


О, как мне это пережить! Я так страдаю! (Притворно рыдает.)


Никто меня теперь не пожалеет!


Сочувствия мне не от кого ждать!


О Боже! И за что мне это горе?


О, как мне плохо! Господи, прости!.. (Притворно падает в обморок.)



                    Маркиз Дорсет вскакивает со своего места и устремляется к ней.



ДОРСЕТ.


Матушка, что с вами?


О Боже, господа, ей дурно! Дурно! (Обмахивает её платочком.)


Воды! Несите поскорей воды!


Очнитесь, матушка, прошу вас!


О Господи, она уже не дышит!


Пошлите же скорее за врачом! (Возмущённо к Гастингсу.)


Лорд Гастингс, как же вы могли


Так поступить с ней? Ах, у вас нет сердца! (Осуждающе качает головой.)


Какой же вы жестокий человек!



           Члены Королевского Совета толпой сбегаются к королеве и укладывают её на стулья и скамьи.



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (делая вид, что приходит в себя).


О Боже! Он ещё здесь, мучитель мой,


Неукротимый Уильям Гастингс?



ГАСТИНГС (приближаясь к ней).


Да, государыня, что вы хотели?



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (приподнимаясь и распаляясь гневом).


Я бы хотела вам посмотреть в глаза!


Узнать, до каких пор...



ДЖОН ЭЛКОК.


Миледи, я прошу вас, успокойтесь!


Я уверяю вас, мы всё устроим!


Оплатим векселями корабли.


Через неделю у вас будет флот!



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (расслабленным голосом).


Мне надо раньше, через пять дней...



ДЖОН ЭЛКОК.


Пусть будет так!



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (всё больше расслабляясь).


И чтобы завтра же начать погрузку...



ГАСТИНГС (вкрадчиво).


Погрузку... чего?..



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (испуганно поднимаясь и садясь).


Как чего?.. Кто о погрузке говорит?..


Ах  да, конечно! Надо скорее начинать


Погрузку оружия, солдат и моряков


На корабли. Для борьбы с пиратами!



ДЖОН ЭЛКОК (возвращаясь на своё место.)


Что ж, господа, если вопросов нет


И возражений, собрание Королевского Совета


На этом мы закончим на сегодня...



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (испуганно).


Ах, нет ещё, постойте! Погодите!


Ведь мы же не успели обсудить


Кого мы с вами в Ладлоу посылаем!



ДЖОН ЭЛКОК.


Рассмотрим завтра, на повторном заседании.


А вам, миледи, я рекомендую отдохнуть,


Пройдите поскорей в покои ваши. Вы так бледны!



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (с напускным трагизмом.)


Ах, для меня тяжёлые настали дни! (К Дорсету.)


Прошу вас, Дорсет, проводить меня


В мои покои. У меня нет сил дойти самой... (Тихо ему.)


Да поскорей! Нам надобно ещё поговорить...



                                  Все расходятся.




                  ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ. Картина четвёртая.



           Гостиная в покоях королевы во дворце обставлена с изысканной роскошью. Резная мебель – стулья, кресло, резной буфет. Возле кресел – мозаичные столешницы. На них и на каминной полке – множество драгоценных ваз и шкатулок с драгоценностями. Вдоль стен на столиках золотые и серебряные подсвечники, на стенах ковры и венецианские зеркала, в буфете венецианское стекло и золотая посуда. Королева Елизавета и маркиз Дорсет заходят в комнату.



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Вот, как открылась старая вражда!


О, подлый и коварный Гастингс!


Мой враг заклятый и соперник


Давний в любви ко мне супруга


Моего. Так вот как он мне мстит


За всё былое! Чуть только очи


Короля сомкнулись и отошёл


Правитель в мир иной, как Уильям


Гастингс сразу же переметнулся


На сторону его младшего брата,


Ричарда Глостера, и сообщил ему


О завещании короля, о том, что


Волею его посмертной Глостер


Назначен Лордом - Протектором


И Регентом до совершеннолетия


Его наследника, Эдуарда Пятого,


Ещё не коронованного короля.


Всё это Гастингс сообщил ему


В письме без моего согласия


И в тайне от меня! И этим мои планы


Он разрушил. По замыслам моим,


Глостер не должен был узнать


О смерти брата и оставался бы


В неведении беспечном,


До самой коронации наследника.


А там я призвала бы его в Лондон,


Арестовала бы по ложному доносу


И уничтожила вместе с женой и сыном!


Тогда бы я расправилась с ним сразу,


Легко и быстро! Теперь же мне с ним


Воевать придётся. И неизвестно, чем


Закончится война! Ах Гастингс,


Гастингс! Интриган коварный!


Подлый предатель! Так мне навредить!


Как быстро он сумел разрушить планы,


Что тщательно вынашивала я.


Да, мне сегодня быстро удалось


Склонить на свою сторону Совет


И захватить власть в нашем


Королевстве. Да вот надолго ли?


Что если моя власть недолговечна?


И наш Совет уступит её Глостеру,


Как уступил её сегодня мне? Что если


Ричард Глостер власть удержит


И сможет стать Лордом-Протектором в стране?


Что ж, будем исходить из худших перспектив,


Чтобы уже не обольщаться снова


И не оплакивать несбывшихся надежд,


Что мне сейчас разрушил подлый Гастингс!


Но это я ему ещё припомню (Грозит.)


И расплачусь с ним тою же монетой!


Устрою так, что его самого казнят


По приказанью Регента, Ричарда Глостера,


Его теперешнего друга и моего врага! (Мстительно улыбаясь.)


В твоей крови, мой беспокойный Гастингс,


Омоет руки будущий Протектор.


Клянусь, ты очень скоро пожалеешь,


Что поспешил ему услугу оказать!


Ещё не раз ты проклянёшь тот день,


Когда послал ему эту записку!



ДОРСЕТ.


А вы уверены, что это Гастингс


Глостера предупредил?



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Конечно он, кто же ещё? Больше и некому!


Ведь Гастингс с детства с Ричардом дружил!


Сначала он был другом Эдуарда.


До этого он был его слугой.


А ещё раньше был слугою их отца,


Герцога Йорка. И от него в награду


За службу верную он в жёны получил


Племянницу герцога Йорка и стал кузеном


Его сыновьям и другом их ближайшим.


Все тяготы войны он с ними разделял,


Из замка Уорвика он вызволил Эдуарда,


Отправился за ним, в Бургундию,


В изгнание! Во всех боях участвовал,


Сражаясь за него. А сколько получил


Он должностей доходных от короля!


Наград высоких – всех не перечесть!


Нет, я уверена, что дружба между ним


И Глостером ещё крепка. Гастингс –


Предатель! И он ещё поплатится за это!



ДОРСЕТ.


Ах, успокойтесь, матушка, прошу вас!


Опасности здесь нету никакой!


Мы во дворце, окружены друзьями.


И скоро сын ваш станет королём.



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Опасность нам грозит и во дворце!


Пора бы поискать убежище и понадёжней


И перейти туда, пока ещё есть время.


Мы заберём с собой все наши вещи,


И драгоценности, какие взять удастся,


И ещё треть казны.



ДОРСЕТ.


Но почему же только треть казны?


Можно и больше...



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Две трети увезёт на кораблях во Францию


Мой брат, назначенный сегодня адмиралом,


Эдуард Вудвилл.



ДОРСЕТ.


На кораблях, миледи? На каких?



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


На тех пятидесяти, что выпросила я


Сегодня на Совете под предлогом


Борьбы с пиратами. Сегодня вечером


С тобой и  моим братом Эдуардом


Мы встретимся в сокровищнице Тауэра,


Чтобы уже начать приготовления


К захвату ценностей и их погрузке


На корабли. Дальнейшее я сообщу потом.



ДОРСЕТ (кланяется).


Рад буду вам служить!



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Но прежде я хочу, чтоб ты расстался


С любовницей своею, миссис Шор!


Избавься от неё!



ДОРСЕТ (насмешливо).


Как так, избавиться?.. Совсем?!.. Убить её?


Что вам угодно сделать с этой шлюхой?


Отправить в Тауэр, иль в Темзе утопить?


Только скажите, я всё сделаю, что в силах!



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Ты должен передать её на попечение


Уильяму Гастингсу!



ДОРСЕТ (улыбаясь).


Как?.. Только и всего?


За что же ему этакий подарок?



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (злобно).


Делай, что говорят! Сегодня же она должна


Стать содержанкой Гастингса!


Твоя задача – ему девку передать!


Он был ближайшим другом Эдуарда


Так пусть и унаследует его подстилку.


Пусть позаботится о ней хотя бы  в память


Об умершем друге. Ты меня понял?



ДОРСЕТ (невозмутимо).


Да, матушка! Сегодня же отдам её


Уильяму Гастингсу!



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


И сразу после этого ты пойдёшь в Тауэр.


И там, в своих апартаментах, ты будешь


Ждать меня. Доступ к сокровищнице


У тебя свободный?



ДОРСЕТ.


Да, матушка! И собственный набор


Ключей от всех хранилищ!



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Вот это хорошо. Теперь пришли  мне поскорее


Миссис Шор! Она там где-то топчется в дверях!..



         Дорсет откланивается и уходит. В комнату проходит Джейн Шор и застывает в реверансе перед королевой.



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (злорадно).


А, явилась! Ну, вот что, девонька,


Закончилось твоё разгульное правление!


Власть и любовь супруга моего


Остались в прошлом. Поэтому


Бери своё тряпьё и – вон отсюда!


Чтоб духу твоего здесь не было!


Пошла вон из дворца!!!



ДЖЕЙН ШОР (падает на колени).


О, смилуйтесь, миледи, пощадите!


Во имя нашей дружбы и любви


К супругу вашему и государю...



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


У нас с тобой нет и не будет


Общих связей! Вон убирайся!


А хотя, постой!.. Остались ещё


Драгоценности – подарки короля!


Теперь они мои по праву!


Мой казначей их примет у тебя


Вместе с оставшимся имуществом


По описи...



ДЖЕЙН ШОР (плачет).


Вы обрекаете меня на нищету!..



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Ты ещё молода и заработаешь себе...



ДЖЕЙН ШОР (плачет).


Но государыня, куда же мне идти?



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Куда угодно! Здесь тебе не место!



ДЖЕЙН ШОР.


Но вы позволите хотя бы  мне


Проститься с маркизом Дорсетом,


Старшим вашим сыном


И моим другом по смерти короля?..



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (насмешливо).


Забыла с него деньги получить?..


Нет! Обойдёшься!..



ДЖЕЙН ШОР.


Ах, государыня, мне больше не на кого


Опереться!.. (Целует её руки.) Сжальтесь!..



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (притворно смягчаясь).


Ну ладно, помни мою доброту!


Увидишься ты с Дорсетом сегодня,


И опереться будет на кого.



ДЖЕЙН ШОР (с надеждой и радостью).


Увижусь с Дорсетом? Сегодня?.. Где?..



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (покровительственным тоном).


В доме Уильяма  Гастинса, – бывшего друга


И Лорда-Камергера короля. Там и останешься.


Отныне Уильям Гастингс тебе опорой будет.


А остальное всё зависит от тебя.



ДЖЕЙН ШОР.


О, государыня, как вы добры!



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Это ещё не всё. (Подходит к буфету и вынимает оттуда склянку.)


Вот тебе снадобье.


Ты будешь подливать его в вино


Уильяму Гастингсу по паре капель в день.


Этой бутылочки тебе должно хватить


На три недели.



ДЖЕЙН ШОР.


Всего на три недели? А потом?



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


А после от него держись подальше.



ДЖЕЙН ШОР.


Да, но с кем я буду после Гастингса?



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


А мне какое дело? Я тебе не сводня!


Но если будешь с ним порасторопней,


Сумеешь себе обеспечить состояние


За эти три недели, поняла?



ДЖЕЙН ШОР.


Да, государыня!



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Про капли никому ни слова!


Молчи даже под пыткой!



ДЖЕЙН ШОР (обрадованно).


Да, государыня, не беспокойтесь,


Я вас не подведу!



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Надеюсь!



                         Королева подаёт руку для поцелуя. Джейн её целует и уходит.



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Ну, дело сделано! А всё остальное


Мы предоставим действию напитка,


Который Гастингса лишит рассудка


И превратит сначала в пылкого любовника,


А после – в монстра, охваченного пламенем


Страстей, безумных и отталкивающих


В своём бесстыдстве! Да, не хотела бы


Я оказаться рядом с ним, когда это


Случится! Он потеряет разум, волю,


И способность собою управлять как раз


К приезду в Лондон короля и Регента,


Ричарда Глостера. Тогда узнаем мы,


Как сложится в дальнейшем их давняя


И искренняя дружба! И будет ли с ним


Ричард благодушен, когда столкнётся


С его дьявольским перерождением.


Вот только жаль, я не увижу этого!


Зато я буду уже тем отомщена,


Что Ричард Глостер за былую дружбу


Заплатит незаслуженным позором.


И прослывёт тираном и убийцей.


Он наживёт себе врагов несчётно!


И популярность его быстро упадёт.


А там пущу я в дело клевету.


И слухи распускать повсюду стану


О казнях, беспощадных приговорах,


Что он невинным узникам выносит.


О преступлениях, правонарушениях


И о чудовищной жестокости его,


Которой подтверждение найдётся,


Пусть даже в том его вины не будет.


Ведь что ни говори, а нет на свете


Оружия сильнее клеветы! А я так ею


Ричарда ославлю, что и в пятьсот лет


Он не смоет крови тех злодеяний,


Что ему припишут! Погибнет всё,


Что дорого ему! Всё то, что было свято


И бесценно будет осмеяно и втоптано


Навеки в грязь! Всё, всё погибнет


В бездне клеветы! И рыцарская честь,


Которой он гордится, и репутация,


Которой дорожит, и светлая душа


Христианина, которую готовит он


К бессмертию и райскому блаженству,


Избегая бесчестья, искушений и греха –


Всё это будет предано забвенью,


Утоплено навеки в море лжи!


И даже если Ричард праведником станет


И после смерти будет вознесён на небеса


Под пение ангелов, здесь, в памяти людской,


Он всё равно останется злодеем


И будет предан поруганию и хуле!


И только потому, что в нашем грешном мире


Зло всегда будет во сто крат сильней добра!


И за добро всегда здесь будут платить злом!


Ведь зло свободно от моральных обязательств,


Не сковано цепями нравственных основ.


И потому оно непобедимо и всевластно,


Что от этических запретов освобождено


И полностью подчинено собственной воле.


В то время как возмездие настигает


Преступников здесь либо слишком поздно, –


Когда ещё есть время оправдаться,


Сокрыть улики,  замести следы,


Либо и вовсе не преследует виновных, –


Зависит от того, как повести дела.


Итак, пускай идёт всё своим чередом,


Как я задумала. Пусть месть свершится!


А я посмеюсь потом!



                                  Уходит.



                         ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ. Картина пятая.



   29 апреля 1483 года. Нортхэмптон. Столовая в апартаментах Ричарда Глостера в гостинице. Энтони Вудвилл и Ричард Глостер сидят за накрытым к ужину столом. Двое слуг им прислуживают. Энтони Вудвилл с аппетитом поглощает маленькие пирожные, беря их с блюда двумя пальчиками и жеманно отставляя остальные. Ричард с лёгкой иронией наблюдает за ним.



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Признаться, я был удивлён,


Милейший граф, что государь


Уже покинул город. Он, по моим


Подсчётам, должен был сегодня


Остановиться здесь, в Нортхэмптоне.



ЭНТОНИ ВУДВИЛЛ.


Да, он расположился недалеко отсюда –


В девяти милях по дороге в Лондон,


В Стоуни-Стаффорде. Здесь не нашлось


Квартир для всех его придворных


И не хватило места для его эскорта


В две тысячи солдат.



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


А там, в Стоуни-Стаффорде,


Который в пять раз меньше,


Чем Нортхэмптон, вы полагаете,


Им хватит места?



ЭНТОНИ ВУДВИЛЛ.


Они разбили лагерь возле города.



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Кто вместе с вами короля сопровождал?



ЭНТОНИ ВУДВИЛЛ.


Из членов Королевского Совета только


Джон Элкок, епископ Вустерский.



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Так он один из Лондона приехал?



ЭНТОНИ ВУДВИЛЛ (пьянея).


Не-е-ет!.. С ним ещё был племянник мой,


Сэр Ричард Грей, и друг нашей семьи,


Сэр Томас Вогэн. Их королева лично


К нам определила, как самых преданных,


Про... проверенных людей.



РИЧАРД ГЛОСТЕР (кивая).


Это вполне разумное решение!


В дороге следует быть осторожным.


И, кстати, где же ваша личная охрана


И эскорт?



ЭНТОНИ ВУДВИЛЛ (отмахивается).


Отправил вместе с королём, в Стоуни-Стаффорд.



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Вы не подумали, что вам здесь может угрожать


Опасность?



ЭНТОНИ ВУДВИЛЛ (насмешливо).


Опасность?! От кого? От вас?! Вот ещё


Глупости! Вы, верно, и не знаете, что вы


Уже никто, мой милый Ричард! Вы – ноль! (Отмахивается.)


Вы – пешка, выбывшая из игры!



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


И кто же сделал этот ловкий ход?



ЭНТОНИ ВУДВИЛЛ (с самодовольным высокомерием).


Мы, Вудвиллы! И главным образом,


Моя сестрица, королева! Вы знаете,


Как удалось ей вас от власти отстранить?


Она всего лишь предложила сделать вас


Первым из прочих равных на Совете. И все!.. (Отмахивается.)


И остальные все члены Совета её поддержали! (Злорадно.)


И вот теперь вы, милый мой, никто-о-о!



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Откуда вам это известно?



ЭНТОНИ ВУДВИЛЛ (снова принимаясь за пирожные).


Мне мой племянник, маркиз Дорсет,


Написал в день заседания Совета.



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Где он теперь?



ЭНТОНИ ВУДВИЛЛ (усмехаясь).


Ищите где-нибудь подальше от себя.



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Он от меня скрывается?



ЭНТОНИ ВУДВИЛЛ (ухмыляясь).


Ещё бы! (Язвительно.)


Он тоже требовал вас отстранить от власти.



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Но это незаконно!



ЭНТОНИ ВУДВИЛЛ (невозмутимо).


Да? Ну и что?  Я вам советую, как другу,


Милый Ричард, сейчас же возвращайтесь


К себе в Йоркшир, сидите там тихонько


На границе, несите, как и прежде, свою службу.


И больше никогда не помышляйте о том,


Чтобы стать Регентом или Протектором.


И не пытайтесь даже! Мы с королевой


К регентству вас не подпустим. (Качает указательным пальцем.)


Вы здесь нам не нужны!.. Вам это ясно?



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Не очень! Король своей посмертной волей...



ЭНТОНИ ВУДВИЛЛ (кивает и машет рукой).


Знаю, знаю!.. Про его волю знаю и про то,


Что он назначил вас на обе эти должности. (Глумливо.)


И что с того? Он умер! Отбыл в мир иной!


И теперь всем в королевстве заправляет


Его супруга и моя сестра! Вы спрашивали,


Почему я без эскорта? Он мне не нужен! (Высокомерно, с пафосом.)


Я защищён  надёжно властью королевы, моей


Сестры! И мне теперь уже никто не страшен! (Глумливо.)


И меньше всего – вы, ничтожный человек,


Себя властителем великим возомнивший!



РИЧАРД ГЛОСТЕР


Вы это о себе?



ЭНТОНИ ВУДВИЛЛ (назидательно).


Нет, Глостер, это я о вас! Вы знаете, что


Мой племянник, наш король, был коронован


В замке Ладлоу по приказанию моей сестры...



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


И миропомазан?



ЭНТОНИ ВУДВИЛЛ (напрягая память).


Нет!.. (Поучительно.) Но это ведь не главное!..



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


А что же тогда главное?



ЭНТОНИ ВУДВИЛЛ (широко жестикулируя).


Главное то, что всё самое важное и ценное


В стране принадлежит нам, Вудвиллам!



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


А это как же?



ЭНТОНИ ВУДВИЛЛ (снисходительно).


Ну, посудите сами: юный король здесь


Полностью под моим контролем. Я как его


Наставник направляю все его мысли и дела,


Распоряжаюсь каждым его словом. Он под


Мою диктовку напишет, всё что мне угодно. (Широко жестикулируя.)


Я захочу, он вас пошлёт на плаху и арестует


Всю вашу семью. Я управляю им, его рукой


И волей... Я сам и Регент, сам и Лорд-Протектор –


Фак... факт..  фактический и полновластный


Господин! Так что вы, Ричард Глостер, здесь  (Придвигаясь к нему.)


Совершенно лишний человек. Вы – лишнее


Звено в цепи, и мы вас устраняем! Вам это ясно?



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Вполне! Каких ещё успехов добились


Вудвиллы здесь по захвату власти?



ЭНТОНИ ВУДВИЛЛ (улыбаясь, откидывается на спинку стула).


Казну у вас украли из-под носа,


Милый Ричард!



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Казну украли? Вот как?


Интересно! Кто же украл?



ЭНТОНИ ВУДВИЛЛ (с самодовольной улыбкой).


Сестрица моя, королева! Э... Ик!


Кстати, хорошее вино! Налейте мне


Ещё, вон из того кувшинчика! (Слуга наливает вино.)


Да... вот так... Спасибо.



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


И как же королеве удалось украсть казну?


Кто помогал ей?



ЭНТОНИ ВУДВИЛЛ.


Сынок её, сэр Томас Грей, всё тот же


Мой племянник, маркиз Дорсет. Он был


Назначен комендантом Тауэра с тех пор,


Как она стала здесь королевой. Он и


Сокровищницей, и казной распоряжался,


Как своим кошельком. С его-то помощью


Сестра казну и умыкнула, как только ей


Стало известно, что вы намерены здесь


Встретить короля и в Лондон с ним идти.


А чтобы золото вам не досталось, она


Две трети  всех сокровищ королевских


Отправила во Францию с нашим братом,


Эдуардом Вудвиллом. На том Совете,


Где вас отстранили от регентства, он был


Назначен адмиралом флота и получил


Полсотни кораблей для перевозки


Золота Тюдору... Генриху...



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Тюдору? И зачем же?..



ЭНТОНИ ВУДВИЛЛ.


Для вторжения в Англию... с целью поддержки...


На случай, если вы нас, Вудвиллов... (Пьянея.)


Попрёте с должностей... Ик! Налейте мне ещё


Вон из того кувшинчика. Вот так, спасибо...


Так, о чём, бишь, я?..



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


О вторжении Тюдора...



ЭНТОНИ ВУДВИЛЛ.


Да, он и вторгнется и вас прогонит...


Так что вы лучше поезжайте в Йоркшир


И там сидите тихо... Сегодня же и поезжайте...



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Ещё успею...



ЭНТОНИ ВУДВИЛЛ (надменно улыбаясь).


Как знать, как знать...



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


И что ещё вы захватили в Лондоне?



ЭНТОНИ ВУДВИЛЛ (размахивая руками).


Вс-с-с-сё! Весь Королевский Совет... или...


Почти весь, состоит из нас, Вудвиллов!


Все нас боятся и все уважают! (Устало.)


Ну что вы, Глостер, меня расспрашиваете...


Вы мне надоели... Я спать хочу!..



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Так оставайтесь в моих апартаментах!


Я вас устрою. Будете довольны.



ЭНТОНИ ВУДВИЛЛ (жеманно).


У меня комнаты заказаны вон в той гостинице,


В доме напротив. Я там переночую. Скажите


Слугам, чтоб меня проводили... Я очень устал...


Сам не дойду... (Пошатываясь, выходит в сопровождении одного из слуг.).



РИЧАРД ГЛОСТЕР (другому слуге).


Убери посуду и принеси бумаги и чернил.



СЛУГА  (с поклоном).


Да, милорд. (Убирает со стола и уходит.)



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Да, быстро Вудвиллы прибрали власть


К рукам! Но каков натиск и каков напор!


В три дня  всё захватить! Казну, корону,


Короля и королевство! И, главное, при


Полном одобрении большинства! Как будто


Нет законов в Англии и нет правопорядка!


Как будто так и надо поступать! Кто первый


Власть захватит, тот и правит! О, Вудвиллы!


Чудовищная, мерзкая семейка ланкастерских


Приспособленцев, перехвативших власть у дома


Йорка, пригревшись под его гостеприимным


Кровом! Подлые свиньи, подрывающие корни


У дерева, вскормившего их всех! Разве за это


Мы так долго воевали, теряя близких и родных


В кровавых битвах, чтобы плодами наших


Тягостных трудов воспользовались прихвостни


Наших врагов заклятых? И разве для того мы


Присягали нашим королям, чтобы их жёны


Нас же предавали и отдавали в дар нашим врагам


Всё то, что нам принадлежит по праву – нашу


Страну, корону, власть, законы, нашу казну,


Что собирал народ наш для благоденствия


Своей страны, а не враждебной? Теперь эти


Сокровища английских королей во Францию


Уйдут, чтоб их использовали для захвата


Власти Тюдоры, эти ланкастерские отщепенцы,


Марионетки французских королей, что всё


Ещё желают сделать Англию французским


Подвассальным государством и все успехи


Англичан в Войне Столетней свести к нулю!


И все завоевания предыдущих войн, труды


И жертвы наши окажутся напрасными из-за того,


Что двум английским королевам, что правили


Нашей страной последние полвека, угодно


Было подыграть французским королям


И пользоваться их поддержкой, чтобы


Упрочить свою власть в стране. А их


Покорные и верноподданные англичане


Должны были терпеть их произвол,


Их беззаконие, жестокость и коварство!..


Но, впрочем, хватит сокрушаться о былом!


Надо подумать, как исправить положение!


Сам факт такого нарушения закона и воли


Короля посмертной даёт дурной пример


Для подражания другим. И если эта практика


Будет использована хоть однажды, то на неё


Станут ссылаться и потом. А это значит, что


Всякий раз, когда престол будет наследовать


Ребёнок, страну и защитить-то будет некому,


Поскольку полномочия Лорда-Протектора


Уже упразднены мудрым решением Совета


Вудвиллов! Борьба за власть тогда сведётся


К произволу, что ввергнет королевство


В пучину хаоса и беззакония, за которым


Последует крушение государственных


Устоев и неизбежное уничтожение страны.


Храни нас Бог от этого несчастья! И так уж


Слишком много крови пролито в этой войне


Жестокой! И слишком много сил затрачено


На воссоздание разрушенного государства!


И слишком много жизней  отдано для


Восстановления законного порядка. Всем


Этим рисковать и жертвовать преступно!


А ограничиваться полумерами опасно:


Вудвиллы  рвутся к безграничной власти


И всё сметают на своём пути! Необходимо


Их остановить...



               Слуга приносит письменные принадлежности и расставляет их на столе.



СЛУГА.


Я ещё нужен вам, милорд?



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Да. Позовите ко мне Рэтклиффа и Брекенбери.



СЛУГА (кланяясь).


Да, милорд. (Уходит.)



   Ричард садится к столу и пишет два приказа. Под каждым ставит подпись и печать. Входит слуга и докладывает.



СЛУГА. Сэр Роберт Брекенбери и сэр Ричард Рэтклифф к вашей светлости.



РИЧАРД ГЛОСТЕР. Проси!



                      Слуга уходит. Входят Рэтклифф и Брекенбери



РЭТКЛИФФ.


Что вам угодно приказать, милорд?



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Возьмите из эскорта пятьдесят солдат


И оцепите постоялый двор, где квартирует


Энтони Вудвилл, граф Риверс. Он завтра


На рассвете должен быть взят под стражу


И доставлен в мой замок Понтефракт.


Там граф Нортумберленд его допросит.


Приказ возьмите. (Подаёт приказ.)



РЭТКЛИФФ (с поклоном принимает приказ).


Всё будет исполнено, милорд.



                                  Рэтклифф уходит.



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Вы, Брекенбери, возьмёте пятьдесят солдат


И в Саутхэмптон сейчас поедете, обыскивать


Там порт и корабли.



БРЕКЕНБЕРИ.


Что следует  искать, милорд?



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Сокровища, украденные из казны.


Вряд ли они успели вывезти всё


Золото из Лондона. Возможно, часть


Кораблей ещё в порту осталась.


Вот вам приказ о назначении вас


Комендантом Тауэра, (Подаёт приказ.)


На этом основании вы будете


Проводить дознание и обыск.


Корабли с золотом взять под арест.


Вам всё понятно?



БРЕКЕНБЕРИ (с поклоном принимает приказ).


Да, милорд! (Уходит.)




                             Входит слуга и докладывает.



СЛУГА. Лорд Генри Стаффорд, герцог Бекингем!



РИЧАРД ГЛОСТЕР. Проси!



                               Слуга уходит. Входит Бекингем.



БЕКИНГЕМ (с лёгким поклоном).


Милорд!



                                Ричард подходит и обнимает его.



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Любезный мой кузен, рад вас приветствовать


В Нортхэмптоне.



БЕКИНГЕМ.


И я рад видеть вас, милейший герцог!


Вы получили моё письмо?



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Да, и очень вовремя. Но вы не первый,


Кто мне сообщил о новом назначении.


Лорд Уильям Гастингс вас опередил.



БЕКИНГЕМ.


И только потому, что он раньше меня


Узнал об этом. Вы с государем виделись уже?



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Нет. Он сейчас в Стоуни-Стаффорде.


Я собираюсь быть там завтра утром.



БЕКИНГЕМ.


А с кем-нибудь из Вудвиллов встречались?



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Имел беседу с Энтони Вудвиллом,


Графом Риверсом. Он сейчас здесь,


В Нортхэмптоне.



БЕКИНГЕМ.


И завтра утром он поедет с нами к королю?



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Нет, завтра утром Риверс будет арестован


И под конвоем отправится в мой замок


Понтефракт. За ним туда последуют


И Ричард Грей с Томасом Вогэном, что


Сейчас в свите короля, с его эскортом.



БЕКИНГЕМ.


А если государь за них заступится и спросит,


В чём их вина, что ему вы на это скажете?



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Я расскажу ему о путче, к которому они


Причастны, как это следует из слов Энтони


Вудвилла. Король должен привыкнуть к мысли,


Что справедливость и закон превыше


Родственных симпатий и личных связей...



БЕКИНГЕМ.


Я буду рад присутствовать при этом.


Мне будет интересно увидеть лица


Этих бедолаг, когда им сообщат об


Их аресте. Кто проведёт дознание?



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Нортумберленд. Он сейчас в Понтефракте.



БЕКИНГЕМ.


Вы уже слышали о новостях из Лондона?


О похищении казны и о смещении вас


С должности Лорда-Протектора?



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Мне только что об этом рассказал


Граф Риверс, Энтони Вудвилл.


Прошу прощения, милорд,


Я должен вас оставить ненадолго.


Мне надо в Лондон написать письмо и


Членам Королевского Совета объяснить


Все те причины, по которым я арестовал


Энтони Вудвилла, Томаса Вогэна и Грея.


В своих поступках я намерен следовать закону.



БЕКИНГЕМ.


Не сомневаюсь, что Совет


Одобрит ваши действия.


И их сочтёт разумными,


И правомерными.



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Надеюсь.



БЕКИНГЕМ.


Не буду вам мешать, мой милый друг.


Утром увидимся. (Откланивается.)



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Рад вашей помощи, кузен! До завтра! (Кивнув, уходит.)



БЕКИНГЕМ.


Теперь я близкий друг Лорда-Протектора,


И эта дружба открывает для меня воистину


Блистательные перспективы! Уж больше


Я не буду марионеткой Вудвиллов, которые


Меня заставили жениться на замухрышке


Худородной, леди Кэтрин, младшей сестре


Нашей преступной королевы. С тех пор,


Как я связался с этою семейкой, я сам себе


Уж не принадлежу. Я всем им вечно что-то


Должен, должен, должен! К тем на крестины,


К тем спешить на свадьбу. И хоть бы одни


Похороны! То-то б я радовался, что одним


Вудвиллом на свете меньше стало! Но скоро


Ричард наведёт в стране порядок, и Вудвиллы


Прикусят языки и спрячутся в своей норе


Крысиной. Тогда и я над ними посмеюсь


И расплатиться их за всё заставлю. А там и


С жёнушкой своею разведусь. Зачем мне


Связывать себя с опальною семьёю? Найду


Себе невесту побогаче. А то как вспомню,


С кем я породнился, и как смеялись надо


Мной на свадьбе, когда я под венцом стоял


С дурёхой этой, так от обиды меня в жар


Бросает и провалиться хочется сквозь землю.


А ведь я отпрыск королевской ветви, прямой


Потомок Томаса Вудстока. И куда больше


Прав имею на корону, чем Эдуард Пятый.


Все знают, что он незаконнорожденный, как


И все дети короля Эдуарда и Елизаветы Вудвилл,


Женившихся первоначально тайным браком.


И сами-то они бастарды. Мать бывшего короля,


Сесили Невилл, во всеуслышанье призналась


Как-то, что родила Эдуарда не от законного


Супруга, герцога Йорка, а от рядового лучника


Из его войска. Его жена, Елизавета Вудвилл,


А также её братья все и сёстры, включая и


Мою жену, – тоже бастарды, из-за того, что их


Родители вступили в неравный, тайный брак,


Который церковью был признан незаконным.


Так что и власть досталась им несправедливо.


Дай Бог, чтоб мне недолго ждать осталось!


Надеюсь, Ричард шабаш их прикроет, осудит


Всю семейку по закону и всё расставит


По своим местам. Тогда наступит и моя пора,


И на английский трон я предъявлю свои права!



                                 Уходит.



                         ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ. Картина первая.



     Лондон, 4 мая, 1483 года. Площадь перед Вестминстерским Аббатством оцеплена дворцовой стражей и заставлена телегами с наваленными на них сундуками с сокровищами и золотом из казны и драгоценным скарбом королевы. Королева Елизавета проходит через оцепление в сопровождении сына, Томаса Грея, маркиза Дорсета.



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (оглядываясь).


О Боже! Ничего ещё не сделано!


Мои сокровища не внесены в Аббатство,


А войско Глостера уже вступает в Лондон!


Спаси меня и сохрани, о Боже! Я погибла!


Страшно подумать, что меня ждёт сегодня,


Если сейчас же, до его приезда, я не успею


Найти приют, в святилище Аббатства!



ДОРСЕТ.


Он не посмеет причинить вам зло!



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


И ещё как посмеет! Арестовал же он


В Нортхэмптоне моего брата, Энтони


Вудвилла, а вместе с ним и Вогэна,


И Грэя, что короля сопровождали


В Лондон! Он так же арестует и меня.


За похищение сокровищ из казны,


За подготовку заговора по захвату власти


И за поддержку оппозиции на континенте


Оружием, деньгами, кораблями, меня


По меньшей мере ждёт петля иль плаха.


А если в дополнение ко всему всплывут


И обвинения в колдовстве, то на костре


Меня сожгут, как ведьму. О, Ричард


Глостер тут же  мне припомнит и подлое


Убийство его брата, Джорджа, и арест


Жестокий его трёхлетнего племянника


И сына Джорджа, Эдуарда Уорвика,


И содержание его в тюрьме долгие годы,


И отравление Изабеллы, герцогини Кларенс,


Супруги его брата Джорджа и сестры


Его жены любимой, Анны Невилл.


О, если мне предъявят эти обвинения


И многие другие, я буду казнена позорной,


Страшной смертью, если я раньше не успею


Укрыться от суда в святилище Аббатства.


Но где же дочери мои и младший сын мой,


Ричард, герцог Йорк? Надо спросить о них. (Кричит стражникам.)


Эй, кто-нибудь!..



ДОРСЕТ.


Не беспокойтесь, матушка, они вас


Ждут в Вестминстерском Аббатстве.


Я сам их проводил туда сегодня утром.


Прикажете мне следовать за вами?



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Нет, мальчик мой! Хоть я была бы рада,


Чтоб ты мне был опорой в трудный час,


Но будет лучше, если ты теперь покинешь


Лондон и за морем, в Бретани, найдёшь


Приют у Генриха Тюдора. Туда, к нему,


Мой брат и адмирал наш, Эдуард Вудвилл,


Направил корабли, чтоб отвезти большую


Часть казны, которую мы с тобой прошлой


Ночью из Тауэра вынесли, чтоб Генриха


Снабдить деньгами для вторжения в Англию


И для защиты прав нашей семьи на случай,


Если всех нас оттеснят от трона. Ты будь там


Представителем моим! А заодно и за казною


Присмотри, чтоб не расходовалась зря


В чужих руках. А то ведь пропадут наши


С тобой труды без толку! Напрасен будет


Риск. Ты поезжай туда скорей, поторопись!


В дороге осторожен будь, чтоб не столкнуться


С эскортом короля и с армией Ричарда Глостера.


Ты знаешь, он нам не простит измены. (Целует его.)


Ну вот и всё! (Перекрестив.) Храни тебя, господь!



ДОРСЕТ.


Амен!


Надеюсь, матушка, мы скоро встретимся.



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Дай Бог, чтобы при лучших обстоятельствах!



                      Дорсет уходит. Королева оглядывается по сторонам и подзывает одного из офицеров.



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (гневно).


Вы, сударь, видимо, забыли, кто я,


И подло надо мною издеваетесь?!



ОФИЦЕР.


Но в чём я провинился перед вами?



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


А почему все мои вещи до сих пор


Не внесены в Аббатство?



ОФИЦЕР.


Так ведь телеги не разобраны, миледи,


А на телегах их туда не провезти.



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


А сколько времени займёт их разобрать?



ОФИЦЕР.


Да как их разбирать, если нет места?


Вся площадь загромождена возами!



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


И что же делать?



ОФИЦЕР.


Я не могу сказать, сударыня, не знаю.


Другой вход тоже перекрыт телегами!



           Из-под телеги вылезает нищий калека Питер Сноу, подходит и прислушивается к их разговору.



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (офицеру).


 А можно как-нибудь ещё пройти


В Аббатство?



ПИТЕР СНОУ (вкрадчиво).


Конечно, можно, – через дымоход!


И этот путь вам больше подойдёт.



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (оборачиваясь на Питера Сноу).


Кто этот нищий? Что ему здесь нужно? (Солдатам.)


А ну-ка, выгоните его вон отсюда!



           Солдаты пытаются поймать Питера, но он прячется под телегу, попутно опрокинув тюк. На землю сыплются золотые деньги и золотая посуда. Питер подбирает золото и набивает им карманы.



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (в ужасе).


Смотрите, что он делает! Ловите вора!


И выверните ему карманы! (Оглядываясь.)


Да где же он?..



                     Питер прячется под телегу.



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Найдите срочно! Он золото моё украл!



ОФИЦЕР.


Миледи,  некогда отлавливать воров!


Надо подумать, как доставить золото в Аббатство!



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Ну так решайте же скорей!



ОФИЦЕР (невозмутимо).


Не знаю, право!



             Питер высовывается из-под телеги и запускает руку в мешок с золотом.



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (указывает на него).


Смотрите! Вот он, вот! Ловите его



ОФИЦЕР (невозмутимо).


Миледи, вы решайте сами, что нам прежде


Делать: ловить воров или пропихивать ваше


Имущество в Аббатство?



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Но как нам пропихнуть его? (Озадаченно смотрит на дверь Аббатства.)


А что, если расширить эту дверь?



ОФИЦЕР.


Нет, это невозможно! Это кощунственно –


Ломать стены Аббатства!



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Но мы же только с краешку,


Чуть-чуть расширим двери...



ОФИЦЕР (невозмутимо).


А как мы подберёмся к этой двери?


Подходы к ней завалены вещами!



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Ну подберитесь как-нибудь!


Можно встать на телеги!



ОФИЦЕР (невозмутимо).


А вдруг телеги рухнут под тяжестью


Людей, камней, вещей?



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (в отчаянии).


Да делайте хоть что-нибудь!



       Офицер вызывает солдат из оцепления и они начинают, используя всё, что под руку подвернётся, долбить камень, расширяя проход.



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (к солдатам).


Эй, что вы делаете! Зачем вы взяли эту вещь? (Отбирает у солдата подсвечник.)


Она же золотая! Смотрите, вот и камни уже выпали!


Рубины,  жемчуга! Вы этим не пробьёте стены! (Офицеру.)


Пошлите за мотыгами солдат! И пусть скорее


Приведут рабочих! О Господи, за что мне эти муки?! (Офицеру.)


Ну? Где ваши солдаты?! О, я этого не выдержу!



ОФИЦЕР (невозмутимо).


Терпение, миледи, вот они уже ведут рабочих!



            Появляются солдаты и рабочие с кирками и мотыгами. Рабочие, сняв шапки и поклонившись  королеве, стоят и с интересом разглядывают её.



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (раздражённо).


Ну что уставились? Скорей ломайте стены!



1-Й РАБОЧИЙ (поскребя в затылке).


 Стены Аббатства?



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Ну да! Аббатства! А чего ж ещё?!



1-Й РАБОЧИЙ (качает головой).


Ведь это грех, миледи! Это кощунство! (Поворачивается, чтобы уйти.)


Нет уж, увольте!



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Тогда отдайте ваши инструменты


Солдатам! И пусть они ломают эти стены!



1-Й РАБОЧИЙ (вцепившись в мотыгу).


Я не отдам свою на варварское дело!


А ты, Том?



2-Й РАБОЧИЙ.


Я тоже не отдам! Своя душа дороже.



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Так! Мне всё это надоело! (К офицеру.)


Зови сюда солдат, пусть отбирают


Инструменты силой и ломают стены.


Они на верность присягали мне, пусть


Теперь служат,  выполняют долг! (Указывает на рабочих.)


А этих дураков гоните в шею!



2-Й РАБОЧИЙ (солдату, вцепившемуся в кирку).


Эй, стой! Так дело не пойдёт! А где же деньги?



1-Й РАБОЧИЙ (стоя у мешков с золотом).


Да брось ты, Том! Смотри, вон сколько денег!


И золота! Иди сюда и набивай карманы!



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (всплеснув руками).


Да, что же это?! Эй, вы там! Вон отсюда!


А ну-ка, быстро прочь пошли! Эй, вы!


Оставьте деньги!..  Смотри-ка, убежали!..


Совсем  у людей нет совести!


Одно ворьё кругом! (Офицеру.)


Ну, что? Расширили проход?



ОФИЦЕР.


Расширили, миледи.


Теперь можно телегу протолкнуть.



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Ну наконец-то!.. Ну так проталкивайте же


Поскорей! Чего стоите? Возьмите вон солдат


Из оцепления! И чтобы быстро протолкнули


Внутрь всё! Да осторожней! Не рассыпьте золото!



                     Солдаты быстро пропихивают телеги в Аббатство. Королева бегает между ними и суетится.



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Скорее же! Скорей! И вон там две телеги,


В стороне! Пропихивайте быстро! Да нет,


По очереди, а то опять застрянут!..



                    Вдалеке слышатся звуки труб и крики горожан.



ГОРОЖАНЕ.


Да здравствует король наш, Эдуард Пятый!


Да здравствует наш Регент, Ричард Глостер!



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (бегает и суетится в панике).


Всё кончено! Я опоздала! Я погибла!


О Боже! Ричард Глостер уже в Лондоне!


А я всё ещё здесь, на улице, и не прошла


В Аббатство! О, ужас! Что же делать?!


Куда бежать?.. И где мне спрятаться


От моего позора! Это конец! Сейчас меня


Настигнут! Заключат в Тауэр, а потом казнят,


Как ведьму! И как преступницу – убийцу


И воровку! О Боже! Неужели нет для меня


Спасения! Он уже здесь! Он близко!..



ОФИЦЕР.


Кто – он, миледи?



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Мой враг, ваш новый Регент, Ричард Глостер!


Сегодня он расправится со мной! (Вопит от страха.)


А-а-а-а-а! Я погибаю!..



ОФИЦЕР.


Сударыня, проход уже свободен.


Вы можете пройти в Аббатство!



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (воздевает руки и смотрит вверх).


Хвала Всевышнему, я спасена! (Озабоченно офицеру.)


А вы проверили, со стороны


Другого входа всё пронесли?



ОФИЦЕР.


Сейчас пойду, проверю. А вы не мешкайте,


В Аббатство заходите!



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (жеманно).


Да, да! Иду, иду! (Заходит в Аббатство.)


Сейчас, сейчас! (Выглядывает и кричит вдогонку офицеру.)


И не забудьте дверь закрыть с той стороны!



ОФИЦЕР.


Всё сделаю, не беспокойтесь!



ПИТЕР СНОУ (выходя из-за угла).


Ты посмотри-ка! Вон, как припустила!


И не догнать её! Ого-го-го! Лови! Ату,


Её, ату! Вот дрянь-то, а? Воровка! Стерва!


Награбила казённого добра и спряталась


В Вестминстерском Аббатстве! Ну и дела!


А ещё королева! Дама! Ну, погоди же,


Лиззи Вудвилл! Погоди! Тебе уже недолго


Ждать осталось! Придёт и твой черёд!


Придёт! И очень скоро! Тогда-то ты


Поплатишься за всё! О! Добрый наш


Правитель, Ричард Глостер, тебя заставит


Отвечать перед законом! Он справедлив


И быстро разберётся во всех твоих


Коварных злодеяниях! И всё расставит


По своим местам. Тогда-то запоёшь ты


По-другому! А может и запрыгаешь в петле!


Ведь это ж надо, так народ ограбить!


И поделом ей! Ишь ты, хвост поджала! (Грозит кулаком.)


У-у, кошка дранная! Бродячая чертовка!


Давно пора избавиться от этой ведьмы!


Дай Бог, чтоб Ричард Глостер правил долго


И успешно! Его знавал  я и в былые годы,


Сражался под его знамёнами в двух битвах.


В битве при Барнете, где был стрелою ранен.


И Тьюксбери – там, где я ногу потерял.


А Ричард, – ох! – он и тогда блистал отвагой!


Сноровкой, мудростью и хитростью военной


Намного всех других превосходил!


Да, славный был рубака, каких мало!


И о солдатах, как родной отец, заботился!


Со многими дружил и всех знал поимённо.


И после битвы меня Ричард не оставил!


Мне выхлопотал пенсию большую,


Вполне достаточную, чтобы жить безбедно.


И всё бы хорошо, когда бы не моя старуха,


Что на меня ворчит и деньги отбирает.


И заставляет каждый день на паперти стоять,


Чтоб от моих увечий было больше пользы.


Что ж, взглянем на мой нынешний улов... (Вынимает золотые монеты.)


Вот чудеса! Э, Питер Сноу, ты богач сегодня!


Иди-ка, пропусти вина стаканчик во здравие


И долгие года нашего Регента, Ричарда Глостера!


Бог даст, когда он будет править нами,


Наступит мир и благоденствие в стране. (Встряхивает флягу.)


Э, да тут булькает вино во фляжке! (Находит неподалёку кубок.)


А вот лежит и кубок золотой! (Наливает вино в бокал и поднимает его.)


За лорда Глостера и процветание Англии!


Такой день – настоящий праздник! (Выпивает.)




                            ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ.  Картина вторая.



                  5 мая, 1483 года. Лондон. Тронный зал Ричарда Глостера в Кросби-Холле. Входит герцог Бекингем.



БЕКИНГЕМ (оглядываясь).


А неплохой дворец! Отстроен по последней моде.


Огромный зал и окна фонарём. И много света


В комнатах. Красивое убранство. А будь я королём,


Этот дворец принадлежал бы мне...



                      Входит сэр Роберт Перси и приветствует его поклоном.



 ПЕРСИ.


 Милорд!



БЕКИНГЕМ.


А, Перси! Вот и вы! Ну наконец-то


В этом доме хоть кто-нибудь меня встречает.


Узнайте, примет ли меня сегодня герцог?



ПЕРСИ.


Сейчас спрошу, милорд. (С поклоном уходит.)



БЕКИНГЕМ (насмешливо).


Да, возгордился, Ричард! Теперь уже


Не так-то просто к нему и на приём


Попасть! А ведь ещё недавно


Он был так обходителен со мной,


Так прост и так любезен. А нынче, – (Возмущённо.)


Вот, извольте видеть: я полчаса стою


В его приёмной и жду его соизволения


Принять меня. Нет, Ричард, ошибаешься! (Мстительно.)


Не для того избавился я от опеки Вудвиллов,


Чтобы к тебе в холопы наниматься!


Ты будешь удивлён, когда узнаешь,


Что я веду с тобой свою игру.


По правилам своим, что на ходу меняю


По десять раз на дню. Вот и сегодня


Я приготовил для тебя сюрприз... (Ехидно улыбаясь.)


Всего лишь сделал ловкий ход конём


И завладел племянником твоим и королём.


И поместил его недалеко, –  в острог.


Я знаю, что от этого ты не придёшь в восторг.


Рассердишься, будешь со мной суров.


Но я решил избавиться и от твоих оков.


Не вечно же мне быть твоим слугой.


Придёт и мой черёд командовать тобой!



                                Входит Ричард Глостер.



РИЧАРД ГЛОСТЕР (с лёгким поклоном и приветливой улыбкой).


Рад вас приветствовать, любезный (Обнимает его.)


Мой кузен! Боюсь, я утомил вас долгим


Ожиданием. Уж, не взыщите!



БЕКИНГЕМ (сочувственно улыбаясь).


Я понимаю, мой милейший герцог,


На вас свалилось столько неотложных дел!


Счастлив приветствовать вас в вашем доме. (Оглядывая комнату.)


Он право же великолепен! Давно вы здесь живёте?



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Ещё подростком я поселился здесь, когда


Впервые был призван Эдуардом ко двору.


Но оставим это... Вам что-нибудь известно


О Уильяме Гастингсе? Он был на ужине


По случаю приезда короля, что был вчера


Устроен во дворце епископа? Он почему-то


Не приехал нас встречать... (Нахмурившись.)


Меня это тревожит... Здоров ли он?..


Или на нас за что-нибудь обижен...



БЕКИНГЕМ (всплеснув руками).


Ах, и меня это тревожит, милый друг! Вы


Посылали к нему, справиться о его здоровье?..



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Да, но не получил ответа. Моих посыльных


Дальше порога не пустили. Сказали только,


Что лорд Гастингс никого не принимает.



БЕКИНГЕМ (с притворным беспокойством).


Да, странно...  (Вкрадчиво.)


Но я хотел спросить: как члены


Королевского Совета отнеслись


К аресту сопровождающих короля –


Риверса, Вогэна и Грея?


Вы посылали им отчёт?



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Да. И они признали правомочность


Моих действий.



БЕКИНГЕМ (с притворным облегчением).


Ну... вот и хорошо...


А то я беспокоился за вас...



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Нет повода для беспокойства.


Совет в прежнем его составе


Уже мной окончательно распущен.



БЕКИНГЕМ (вкрадчиво).


А кто же в нынешнем Совете будет?



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Ну, прежде всего, вы, мой дорогой кузен...



БЕКИНГЕМ (кланяется, самодовольно улыбаясь).


Благодарю за честь, весьма польщён!..



РИЧАРД ГЛОСТЕР (прохаживаясь по залу).


И группа наиболее лояльных нам вельмож... (Оборачиваясь к Бекингему.)


Хотелось бы мне также Гастингса ввести в


Совет, но поведение его меня тревожит.



БЕКИНГЕМ (с притворной озабоченностью).


Тогда вам лучше всё-таки не рисковать,


Милорд. Ведь неизвестно, что скрывается


За этим. А вдруг, измена?



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Что ж, подождём и выясним. Ввести


В состав Совета мы его всегда успеем.



БЕКИНГЕМ (угодливо кивает).


Да, милорд. Но вот, что меня беспокоит:


Как будете вы управлять страною без казны,


Что Вудвиллы у вас украли? Треть её, как


Говорят, в Вестминстерском Святилище


Хранится, спрятанная королевой. А две трети


Ушли во Францию, и нам их не достать оттуда.



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Я только что издал приказ, в котором


Обратился ко всем тем морякам, что


Были на кораблях с Эдуардом Вудвиллом,


С воззванием вернуть корабли с золотом


В Англию добровольно. Я обещал прощение


Всем, кто подчинится моему призыву.


Один лишь Эдуард Вудвилл будет осуждён.



БЕКИНГЕМ (с притворным сожалением).


Ну, до него, боюсь, милорд, вам будет


Не добраться. Я полагаю, он уже в Бретани


И сыплет деньги на руки Тюдору.



РИЧАРД ГЛОСТЕР (сурово).


Надеюсь, он поплатится за это...



БЕКИНГЕМ (угодливо кивает).


И я надеюсь... (Вкрадчиво.)


А что же в портах Англии не найдено


Хотя бы части от украденной казны?



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Пять кораблей, гружённых золотом,


Уже задержаны в порту Саутхэмптона


По моему приказу. Сегодня утром


Мне сообщил об этом Брекенбери,


Назначенный мной комендантом Тауэра.



БЕКИНГЕМ (надменно).


Ну... это уже кое-что... Жаль только


Мы из Аббатства не получим золота.



РИЧАРД ГЛОСТЕР (оборачиваясь к нему).


Получим непременно. И очень скоро,


Без всяких трудностей.



БЕКИНГЕМ (с иронией).


Не собираетесь ли вы, милорд, брать


Штурмом Святилище Вестминстера?



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Нет, зачем же? Монахи сами вынесут нам


Золото и у входа сложат. Они имеют право


Скрывать в своих стенах преступников,


Спасающихся от закона, но не украденные


Ими сокровища королевства. И если они


Не захотят пойти под суд как укрыватели


Награбленного, то отдадут безропотно


Казну по первому же требованию.


Так что об этом беспокоиться не стоит.



БЕКИНГЕМ (с притворной радостью).


Ну... вот и хорошо! А то я волновался...



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Но вы не рассказали, как вчера прошёл


Банкет во дворце епископа Лондонского,


Что так любезно согласился предоставить


В нём лучшие покои королю. Надеюсь,


Государь доволен был приёмом? Мне жаль,


Что неотложные дела мне не позволили


Воспользоваться приглашением.



БЕКИНГЕМ (с натянутой улыбкой).


Банкет прошёл неплохо...


Все были рады встрече с королём.



РИЧАРД ГЛОСТЕР (оборачиваясь к нему).


Король доволен был покоями,


Что приготовил для него епископ?



БЕКИНГЕМ (простодушно улыбаясь).


Он их не видел, милый мой кузен,


Поскольку сразу же после банкета


Был отправлен в Тауэр. (Растерянно улыбается.)



РИЧАРД ГЛОСТЕР (отшатнувшись в ужасе).


Отправлен в Тауэр?! Король?!


Но это невозможно! Кто приказал


Его туда отправить?!



БЕКИНГЕМ (глупо улыбаясь).  Я!



РИЧАРД ГЛОСТЕР (гневно).


Вы?! Но по какому праву?! Вы, что же, –


Регент или Лорд-Протектор?! Да как


Посмели вы самостоятельно принять


Подобное решение?! Без моего согласия


И разрешения?! Вы, верно, спятили,


Милорд, или за ужином хватили лишнего?!



БЕКИНГЕМ (невозмутимо).


Нет, отчего же, я в своём уме. Я полагал,


Так будет лучше для нас с вами.



РИЧАРД ГЛОСТЕР (хватается за голову).


О Боже! Я в отчаянии! Я ничего


Не понимаю! (Оборачивается к Бекингему.)


Объяснитесь: зачем вы это сделали?


И кому лучше от ареста короля?!



БЕКИНГЕМ (улыбаясь, качает головой).


Мой добрый лорд, король не арестован.


Я лишь подумал, что до коронации


Ему бы лучше в Тауэре жить. Замок


Надёжно защищён и не доступен


Для вездесущих родственников королевы,


Которые могли бы, к королю пробравшись,


Взять его под своё влияние и клеветою


Против нас восстановить.



РИЧАРД ГЛОСТЕР (жёстко).


Вы не имели права поступать так, Бекингем!



БЕКИНГЕМ (с наигранным недоумением).


Я действовал по вашему примеру.


Вы сами же арестовали мятежных


Родственников королевы и для дознания


Их отправили в свой замок Понтефракт.



РИЧАРД ГЛОСТЕР (жёстко).


В отличие от вас, я был уполномочен


Это сделать! И я арестовал опасных


Заговорщиков, а не ребёнка!



БЕКИНГЕМ (простодушно улыбаясь).


Я повторяю вам, король не арестован.


Он просто в Тауэре будет жить. (С улыбкой, вкрадчиво.)


А я буду о нём заботится и лично отвечать


За его безопасность. Я обещаю вам, что


С головы его и волосок не упадёт!


Поверьте мне, кузен, вы будете


Довольны, когда поймёте, от какой


Беды я уберёг всех нас. (Покровительственным тоном.)


Вы так доверчивы...



Ричард Глостер (нахмурившись).


Да, это правда, я ошибся,


Доверяя вам!.. Я так надеялся,


Что мы с вами будем друзьями


И сподвижниками! (Оборачиваясь к Бекингему, с болью в голосе.)


Мне так нужны надёжные помощники!..



БЕКИНГЕМ (обнимает его).


Мой дорогой кузен, поверьте, у вас


Нет и не может быть помощника


Надёжнее, чем я, ваш лучший друг!


Я вас люблю, как брата! (Целует его в щёку.)


У меня нет никого дороже и ближе вас!



РИЧАРД ГЛОСТЕР (отстраняет его.)


Прошу вас, прекратите, перестаньте!


Сейчас не время. Надо нам подумать,


Как короля забрать из Тауэра и где


Разместить... Так много в Лондоне


Дворцов и замков вполне надёжных,


А вы его послали в Тауэр! Ну что


За глупость! Если ещё не хуже...



БЕКИНГЕМ (простодушно разводя руками).


Что сделано, то сделано... А отменив приказ


И принца возвратив, мы лишь себя унизим (С притворным беспокойством.)


И обнаружим несогласие между нами, а это


Придаст нашим врагам надежду нас разлучить


И восстановить друг против друга, тогда как


Надо нам держаться вместе и быть заодно


Во всём. (С виноватой улыбкой.)


Я обещаю вам, что впредь я буду


Согласовывать все свои действия и ничего


Не предприму, не посоветовавшись с вами. (Доверительно.)


Я это сделал в целях безопасности, поверьте! (С шутливым пафосом.)


На чём хотите, чтобы я поклялся в этом?



РИЧАРД ГЛОСТЕР (раздражённо отворачиваясь).


Не нужно клятв, я верю вам, милорд...



БЕКИНГЕМ (говорит ему в спину, жеманно и вкрадчиво).


Я не хотел вам говорить, мой друг, чтоб вас


Не огорчать, но за последние два дня на мою


Жизнь уже три раза покушались. Вчера два


Раза нападали на меня и мой эскорт, сегодня


Утром чуть меня  не отравили за завтраком.


Моя собака лизнула масло, приготовленное


Для меня, и тут же сдохла!



РИЧАРД ГЛОСТЕР (с испугом оборачиваясь).


О, ужас!



БЕКИНГЕМ (кивает).


Да, милорд. (С притворным беспокойством.)


Поэтому я и  прошу вас,


Стерегитесь! Смените поваров


И из дому не выходите без кольчуги.


Оружие всегда при вас?



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Кинжал и меч.



БЕКИНГЕМ (наставительно).


Всё ж, будьте осторожны, мой кузен!


Сегодня в Лондоне не менее опасно,


Чем в лесу ночью, на больших дорогах. (Со притворным вздохом облегчения.)


Сейчас хотя бы я за короля спокоен. (Вкрадчиво.)


Ведь Тауэр надёжно защищён. Я буду


Заботиться о нашем мальчике. Не стоит


Беспокоиться о нём! С ним будут его


Слуги верные, и гувернёр, и его доктор,


Джон Арджентайн. Я и его любимую


Собачку могу ему оставить, если позволите...



РИЧАРД ГЛОСТЕР (отворачиваясь).


Всё это пустяки, милорд...



БЕКИНГЕМ (назойливо).


 Нет, это не пустяк, поверьте!..



РИЧАРД ГЛОСТЕР (раздражённо хмурясь).


Ну, ладно, хватит говорить об этом!


Будет по-вашему... И пусть всё остаётся


Так, как есть. До коронации его осталось


Ждать не долго, а после он в Вестминстер


Переедет, во дворец.



БЕКИНГЕМ (невозмутимо, вкрадчиво).


Тогда и брата его младшего, Ричарда,


Герцога Йорка, надо доставить в Тауэр.


Пока же он в Святилище Аббатства


Скрывается и вывести его оттуда будет


Трудно. Да, кстати, вам уже известно,


Что Томас Ротерхем, Епископ Рочестера,


Превысив полномочия свои и злоупотребив


Доверием вашим, Елизавете Вудвилл тайно


Отдал Большую Королевскую Печать?


И королева теперь с нею может приказы


Издавать. И даже может совершить подлог!



РИЧАРД ГЛОСТЕР (раздражённо).


Епископ Ротерхэм уже мной арестован!.. (Сдержанно.)


Ну, а печать нам вынесет сын королевы,


Герцог Йорк, когда монахи выведут его


По нашей просьбе. Он не преступник и


Не должен искать себе убежища в Аббатстве.


Но как второй наследник королевского


Престола он имеет право присутствовать


На коронации своего брата, короля. Уверен,


Королева этому препятствовать не станет,


Поскольку заинтересована сама же в том,


Чтобы сын её скорее стал миропомазанным


И коронованным  в Аббатстве королём.



БЕКИНГЕМ (вкрадчиво).


Но королева не получит приглашения


На коронацию...



РИЧАРД ГЛОСТЕР (гневно).


Конечно нет! Она  –  преступница!


И под судом кажется, чуть только


Выйдет за порог Святилища. А срок


Её укрытия в нём небезграничен,


Как и для всех других преступников


В английском королевстве.



БЕКИНГЕМ (вкрадчиво, улыбаясь).


Ну, для неё-то можно сделать исключение!


Пусть посидит подольше. Чем это нам мешает?


Напротив, без неё спокойней. Хоть на меня


И совершались покушения, я всё же чувствую


Себя спокойней и в большей безопасности,


Пока она в святилище сидит.



РИЧАРД ГЛОСТЕР (хмурится).


Посмотрим. Сейчас не время это обсуждать.


Мы ведь ещё не выявили всех заговорщиков.


И неизвестно, какую роль во всём этом играет


Гастингс и остальные родственники королевы.


Пойдёмте, Бекингем, нам ещё нужно многое решить.



БЕКИНГЕМ.


Что, например?



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Нужно составить смету для коронации,


И заказать регалии для короля, и обсудить


Весь список приглашённых и многое другое...


Идёмте же, милорд, нас ещё ждут дела,


А времени совсем не остаётся!..



                              Уходят.



             ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ. Картина третья.



              Гостиная в покоях королевы Елизаветы в убежище Вестминстерского Аббатства. Королева сидит за письменным столиком у окна и пишет письма. У другого окна, развалившись в кресле сидит принцесса Елизавета Йорк. Рядом с ней на столике стоят вазы с фруктами и печением, кувшин с вином и бокалы. Принцесса смотрит в окно, напевая себе под нос, и время от времени берёт со столика печение или фрукты и с аппетитом ест, запивая вином. Принцесса Елизавета, напевая, опирается на подоконник и выглядывает в окно.



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК.


Най-на-на-на... на-най... Уф!.. (Вздыхает.)


Ну?.. Скоро мы отсюда выйдем?! Мне


Надоело уже здесь сидеть! В городе


Праздник! Все к коронации готовятся!


Моего брата, между прочим! Город


Цветами украшают, флагами....


А я вот здесь сижу, как дура, хотя


Могла бы веселиться вместе с ними!


И на банкете пировать, и на балу


Отплясывать! А вот теперь скучаю


Из-за ваших козней! Приспичило вам


Воровать казну! Ведь всё равно у нас


Всё золото забрали! Теперь ещё


Преступницами нас считают!


Сидим тут, прячемся, а люди


Празднуют и веселятся!



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (раздражённо).


Помолчи! (Продолжает писать.)



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК.


Чё помолчи-то?.. Сразу – «помолчи!» А чем


Я виновата, ежели сами вы проворовались?


Я в ваших пакостях и не замешана нисколько!


На мне ведь нет вашей вины, я из убежища


Могу уйти свободно!



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (продолжая писать).


Куда уйти?



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК.


Хотя бы во дворец...



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Ну, уходи...


Да только там теперь небезопасно...



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК.


Другие же живут! А я сижу тут из-за вас,


Скучаю! Могли бы меня с братом отпустить!



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (отвлекаясь от письма).


С каким же братом?



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК.


Да с моим младшим братом!


С Ричардом Йорком. Он будет там


Присутствовать на коронации, а я


Чем хуже?! Вы держите нас, дочерей


Своих, здесь как заложниц! И чё теперь?


В монахини постричься?



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Не говори ты глупостей! Ты сейчас


Здесь нужна!.. Ты старшая из дочерей,


И ты моя опора (Тихо, себе под нос.)


И козырная карта...



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК (отмахиваясь).


Да ну вас! А то вам больше опереться


Не на кого! Оставили бы брата при себе,


Если вам так нужна была опора. А я бы


Вынесла вместо него Большую


Королевскую Печать.



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Но приходили же за ним, не за тобой!


Ведь он – второй наследник нашего


Престола. Ему и следует присутствовать


На торжестве. И нечего ему завидовать:


Он сейчас в Тауэре, а не во дворце  живёт


Почти как узник!



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК.


Да, узник, – скажете мне тоже! Я видела


В окно, как Ричард Глостер взял его на руки,


Когда он из Аббатства вышел, расцеловал


И посадил рядом с собою на коня. А потом


С почестями по всему городу провёз...


Хотела бы я быть на его месте!..



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Всё это для отвода глаз, поверь мне.



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК (оборачиваясь к ней).


И чё?.. И пусть! Вот взял бы меня Ричард


Глостер вместо принца и точно так же


На руки бы поднял, поцеловал и посадил


Рядом с собой на лошадь. И так со мною


Ездил бы по городу, и все бы нам завидовали


И воздавали почести! Вот было б хорошо!



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (насмешливо).


Уж, не влюбилась ли ты в Ричарда


Глостера? Когда ж успела? Ведь вы


Давно не виделись!



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК.


Ну почему – давно? Видались полгода


Назад. Когда он из Шотландии вернулся.


И в Лондоне ему как победителю


Устроили триумф! Я его помню!


И он был так хорош в сверкающих


Доспехах, на белом боевом коне.


А ты зачем-то на него сердилась!



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА


Да проворонил он Шотландию, а вовсе


Не победил её! Да что ты понимаешь!


Он сам, в своих руках держал эту страну,


Когда  взял Эдинбург! А это же в Европе


Самый неприступный замок! Да ещё


Как взял его! Не сделав даже выстрела,


Не потеряв ни одного солдата! Вошёл


Бесшумно в замок – так, словно ему там


Дверь открыли. И принят был шотландцами


Не как завоеватель, а как друг и гость!



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК.


И чё?.. И чем он плохо поступил?



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (гневно.)


Да тем, что нечего там было гостевать!


Когда он был обязан воспользоваться


Преимуществами ситуации и покорить


Шотландцев. И сделать всех их нашими


Вассалами, а не пировать там, сидя с ними


За одним столом! Тоже мне, победитель!


Он даже акций устрашения там не проводил,


А растопил сердца шотландцев, их завоевав


Своею деликатностью и обаянием! Хорош


Завоеватель! Нет, надо было всё-таки отдать


Его под суд, тогда бы Регентом сейчас был бы


Не он, а я. И не сидели б мы с тобой в этом


Аббатстве, словно преступницы, а во дворце


Готовились бы к коронации моего сына


Нашего будущего короля! Ты всё жалеешь,


Что тебя не пригласили на их праздник?


Об этом больше всех должна жалеть не ты,


А я! Я его мать, и я имею право быть с ним!



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК (надкусывая  печенье).


Так значит, Ричард Глостер  покорил


Сердца шотландцев  своею деликатностью


И обаянием? Так вы сказали? (Вздыхает.)


Вот и моё он сердце покорил...



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Да перестань! Забыла что ли? Ведь он женат


И обожает свою хворую супругу! Уж, сколько


Их пытались разлучить, да всё напрасно.


Они всё так же влюблены друг в друга,


Как в день их свадьбы. Ты даже не пытайся


Отбить Ричарда у Анны. Из этого не выйдет


Ничего! Ты только осрамишься, вот и всё!


И хватит жрать! И так ни в одно платье


Не влезаешь! А скоро и в двери Аббатства


Не пролезешь!



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК.


С тех пор, как вы расширили их, матушка,


Мне это не грозит. А что до герцогини


Анны Глостер, она мне не соперница.


Я молода, красива и налита, как яблоко! (Поглаживает себя по груди и бокам.)


И Ричард будет мой, как только захочу! (С ненавистью.)


А жёнушка его чахоточная, скоро сдохнет!



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (оборачиваясь к ней).


Что значит, будет твой?



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК.


А то и значит! (Упрямо.)


Он женится на мне и про неё забудет!



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


То есть, как женится?..


Ты же ему племянница!



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК.


И чё?.. (Облизывая пальцы.)


Его жена тоже его племянница...



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


 Да, но она двоюродная, а ты родная...



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК (невозмутимо).


И чё?..



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


А то, что это слишком близкое родство


И нарушение Божьей Заповеди, которая


Гласит: «Не обнажай своей племянницы».


Ваш брак не будет церковью освещён,


Его все посчитают незаконным.



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК (вылизывая варенье).


И чё?.. Мы можем и без брака, просто так...



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА


Ещё не легче!..



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК (отмахиваясь).


Да ладно вам! (Облизывая пальцы.)


Давно ль вы стали заповеди


Соблюдать?! Забыли сами-то,


Как замуж вышли? И сколько


Тайных жён одновременно


С вами было у моего отца,


Короля Эдуарда?



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (злобно).


Не твоё дело! И отойди прочь от окна,


Дурёха! Лиф застегни! А то ведь


Неприлично будет, если тебя увидят


Полуголой! Кругом монахи!



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК.


И чё?.. Подумаешь, монахи!


Я может их порадовать хочу. (Оправляет платье.)


Сидят здесь целый день в тоске,


В печали, а тут – я! Нате вам,


Наливное яблочко!



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Ну вот что, яблочко, бери своё печенье


И отправляйся к сёстрам! Ты мне надоела!



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК (ноет).


 Ну во-о-от, опя-я-ять... Уф... (Вздыхает.)



                                         Входит монах.



МОНАХ.


Миледи, к вам епископ Вустерский,


Джон Элкок.



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Пусть войдёт!



Входит епископ Вустерский, Джон Элкок и сдержанно  кланяется.




ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК (радостно).


О! Новости из Лондона! Я остаюсь!..



Елизавета Йорк  усаживается в кресло, завернув кверху юбку и  болтая ногами, епископ Элкок осуждающе смотрит на неё.



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (гневно взмахивает рукой).


А я говорю, вон пошла!


И отправляйся к сёстрам!



               Принцесса Елизавета делает обиженную мину, со вздохом берёт со стола вазу и, хрустя печеньем, уходит.




ДЖОН ЭЛКОК (с лёгким поклоном).


Приветствую вас, миледи.



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (гневно).


А, явились! Как вы могли позволить,


Чтобы король прямо с банкета был


В Тауэр препровождён, как арестант


Какой-нибудь?! Кто это сделал?!


Кто распорядился?!



ДЖОН ЭЛКОК.


Лорд Бекингем его туда отправил,


Ссылаясь на приказ Лорда-Протектора.



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Лорд Бекингем – коварная лиса.


Я никогда ему не доверяла. Хоть


И приблизила его к себе, женила


На своей сестрёнке младшей, взяла


В семью, а он мне вон как платит


За всё хорошее...



ДЖОН ЭЛКОК (кротко).


Я полагаю, герцог Бекингем здесь


Ничего дурного не имел в виду.


Вы зря расстраиваетесь так, миледи.


Оба принца удобно размещены в покоях


Королевских. И обеспечены там всем


Необходимым. Там даже трон есть...



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (взрываясь).


Сами подумайте, о чём вы говорите!


По-вашему, не выходя из Тауэра, мой


Сын, король, будет управлять Англией?



ДЖОН ЭЛКОК.


Но ведь до совершеннолетия его


Страною будет править Лорд-Протектор.



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (всплеснув руками).


Ещё не легче! И что же, наш король


До совершеннолетия там будет находиться?!


А вместе с ним и его младший брат?!


Вы, верно, издеваетесь, епископ?!



ДЖОН ЭЛКОК.


Да нет, сударыня, поверьте, всё не так уж


Плохо! Принцы устроены вполне прилично!


Я неотлучно нахожусь при них. За всем слежу


И отвечаю за их безопасность, хотя лорд


Бекингем у меня оспаривает и эту честь!



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Ах вот как! Бекингем уже сюда свой нос


Просунул! Боюсь я, что он принцам навредит.



ДЖОН ЭЛКОК.


Не беспокойтесь, госпожа, не навредит,


Я вам ручаюсь, я за это отвечаю!



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


И Бекингем за это отвечает тоже!.. С кого


Потом мне спрашивать, если беда случится?!



ДЖОН ЭЛКОК (с сочувствием).


Не беспокойтесь, новый комендант Тауэра,


Сэр Роберт Брекенбери, вполне надёжен.


Он молодой и энергичный человек, а не


Полуслепая ключница-старуха, которая


Ключи теряет то и дело и всё равно кому


Их отдаёт. Сэр Брекенбери безупречно служит


Вот уже десять лет хранителем казны Ричарда


Глостера, и герцог доверяет ему абсолютно.



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Ах, если б я ещё могла им доверять!



ДЖОН ЭЛКОК (кротко, с сочувствием).


Мы будем уповать на милость Божью...



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (подаёт ему два свитка).


Вот. Передайте принцам письма от меня.


Жаль, ничего я не могу им подарить!


У меня всё забрали... (С грустью оглядывается.)


Или почти всё...



ДЖОН ЭЛКОК.


Я уверяю вас, миледи, они устроены вполне


Прилично и не нуждаются ни в чём...



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Что слышно в городе?..



ДЖОН ЭЛКОК.


Все говорят о покушениях на жизнь


Лорда-Протектора и герцога Бекингема...



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (с мстительной улыбкой).


О покушениях?.. Что ж, видимо,


Мои ребята там не дремлют, хоть я


Надеялась, что они лучше знают своё дело.


Так Бекингем и Глостер ещё живы?



ДЖОН ЭЛКОК (настороженно).


Да, государыня. А что вас удивляет?


Я слышал, что лорд Глостер и лорд


Бекингем отправили с Ричардом


Рэтклиффом послание в Йорк


С просьбой прислать им подкрепление


Для их охраны личной. В письме том


Говорилось, что за одну эту прошедшую


Неделю на них обоих покушались


Более десяти раз!



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (мстительно).


Так им и надо! Нечего было власть


Перехватывать у меня! А захватили,


Пусть страдают сами. Мне их не жалко! (Мстительно улыбаясь.)


А как там поживает Уильям Гастингс?



ДЖОН ЭЛКОК (с искренним сочувствием).


Он арестован и отправлен в Тауэр за участие


В покушении на жизнь Лорда-Протектора.



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Да, меньшую вину ему простил бы Глостер.


Всё же они близкие друзья и сводные кузены...


А кто ещё проходит по тому же обвинению?



ДЖОН ЭЛКОК.


Сэр Томас Стэнли и Джон Мортон,


Епископ Илийский... И ещё Томас


Ротерхэм, епископ Рочестера.



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (удивлённо).


Оба епископа участвовали в покушении?



ДЖОН ЭЛКОК (болезненно поморщившись).


Или присутствовали. Я не знаю точно.


Но мне известно, что вина их тяжела.



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Теперь осудят их?



ДЖОН ЭЛКОК (помрачнев).


Да, суд над Гастингсом назначен


На тринадцатое число, месяца июня...



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Тринадцатое, говорите вы... Так... (Мысленно подсчитывает.)


Там три недели и ещё десять дней...


Что ж, очень хорошо!



ДЖОН ЭЛКОК (настороженно).


Что хорошо, миледи?



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Да так... не важно... Вы лучше


Расскажите мне о подготовке


К коронации. Что, много


Понаехало гостей?



ДЖОН ЭЛКОК (радостно улыбаясь).


Ох, видимо-невидимо!



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


И где же разместили их?



ДЖОН ЭЛКОК (растерянно).


По замкам и дворцам...


Смотря, кто с кем в родне...



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


А что регалии для коронации?..


Уже готовы?



ДЖОН ЭЛКОК (кротко).


Я видел только, как снимали мерку


Для платья короля и для короны.



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Ну, дай-то Бог, чтоб поскорей


Его короновали...



ДЖОН ЭЛКОК (с ободряющей улыбкой).


Не позже, чем через две недели,


Я думаю...



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Будем надеяться! Благодарю, епископ,


Что посетили меня в убежище моём


Уединенном.



ДЖОН ЭЛКОК (с лёгким укором).


Вам следовало бы помириться


С Лордом Протектором, миледи.



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (резко).


Не раньше, чем он сам предложит это!



ДЖОН ЭЛКОК (качая головой).


Боюсь, что не предложит!



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Ещё  увидим! Прощайте, дорогой


Епископ, и берегите моих сыновей!



ДЖОН ЭЛКОК (участливо).


Я перед Господом за них в ответе,


Госпожа. Вы не томите себя этим


Понапрасну. И не отчаивайтесь!


Я буду навещать вас иногда.



            Епископ с поклоном уходит. Из часовни Аббатства  слышны звуки колокола, призывающего всех на молитву.



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА.


Ну вот! Опять зовут идти молиться!


Ах, кто бы знал, как всё это мне надоело!



                               Уходит.



                     ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ. Картина четвёртая.



  13 июня, 1483 года. Лондон. Тауэр, камера Уильяма Гастингса. Задник авансцены представляет собой каменную стену с дверью и окошком, закрытым решёткой в двери. На рассыпанной на полу соломе лежит, скорчившись,  Гастингс.



ГАСТИНГС (садится, обхватив голову руками, и стонет).


Нет, это невозможно вытерпеть!


О Боже!.. (Стучит в дверь.)


Эй, кто-нибудь! Подайте мне вина!


Ещё еды, изысканной и вкусной!..



                Окошко в двери приоткрывается, показывается лицо тюремщика.



ТЮРЕМЩИК.


Еды обильной, вкусной и вина


Вам подавать не велено.


Уж больно вы буянили при задержании,


Пришлось вас в карцер посадить,


На хлеб и воду.



ГАСТИНГС.


Буянил! Разве тут спокойным будешь,


Когда любимая тебя бросает,


Отказывая  даже в мимолётной встрече?


А тут ещё лорд Томас Стэнли, как назло,


Уговорил меня пойти к Ричарду Глостеру,


Чтобы ему убийством пригрозить,


Иль мятежом, если он тут же, добровольно


Не откажется от должности Лорда-Протектора.


Тут ещё два епископа за нами увязались,


Для представительности нашего посольства, –


Епископ Илийский, Джон Мортон


И Томас Ротерхэм, епископ Рочестера.


Ну вот, нас четверых и повязали,


Когда не удалось нам с Ричардом договориться.


Теперь вот здесь сижу я, как дурак...


О Боже, как же голова болит и ломит тело! (Стонет.)


Нет сил терпеть! Эй, кто-нибудь!


Скорей несите мне хотя б воды и хлеба!


О Боже! Как мне плохо! (Стонет.)


От спазмов выворачивает наизнанку!


И как измучил лихорадочный озноб!


А здесь так холодно и сыро!


И ещё эти судороги мне не дают покоя! (Корчится от боли.)


Боже, пошли мне смерть!


Мне всё равно какую! Лишь бы побыстрее!


О Господи! Я этого не выдержу! Ммм-м!


Мне очень больно! Боже, помоги мне! (Кричит в отчаянии.)


О Господи, ты меня слышишь?



                    Появляется чёрт – галлюцинация Гастингса; в чёрном плаще с капюшоном он ещё невидим в темноте камеры.



ЧЁРТ.


Я тебя слышу!



ГАСТИНГС.


Кто это? Чей это голос? Кто ты?



ЧЁРТ.


Я – твой спаситель!



ГАСТИНГС.


Ты где?



ЧЁРТ.


Я здесь!



                     Чёрт эффектным жестом сбрасывает с себя плащ и появляется в красном свете прожекторов, сверкая красными блёстками на алом трико.



ЧЁРТ.


И я пришёл к тебе на помощь!



ГАСТИНГС.


Но я  молился Богу!



ЧЁРТ.


А услышал я! (Взлетает над его головой.)


Старик последнюю тысячу лет стал


Туговат на ухо и молитв не слышит!


Я выручаю тех, кто помощи Его


Отчаялся дождаться!



ГАСТИНГС.


Чем ты поможешь мне, прислужник сатаны?



ЧЁРТ.


О! Всем, чем хочешь!


Я вызволю тебя отсюда и верну в объятья


Твоей возлюбленной Джейн Шор,


Чтобы ты  снова насладиться мог


Её вином душистым


И запахом её благоуханных прелестей!



ГАСТИНГС.


Про прелести её ты хорошо сказал!



ЧЁРТ.


А сделаю ещё лучше!



ГАСТИНГС.


Что требуется от меня?



ЧЁРТ.


Сущий пустяк –  отшвырнуть Библию,


И плюнуть на Распятие!


Я подскажу тебе, когда настанет время.



ГАСТИНГС.


Здесь в камере нет Библии и Распятия...



ЧЁРТ.


Здесь нет, а в зале суда будет.


И перед тем, как выслушать тебя,


Судьи предложат тебе возложить ладонь


На Библию и клятву дать,


Что ты им только правду станешь говорить.


И вот тогда-то...



ГАСТИНГС.


Что? Что тогда?..



ЧЁРТ.


Ты Библию и отшвырнёшь,


Или запустишь судьям в голову.


А можешь просто плюнуть на неё!


Я разрешаю! И то же самое с Распятьем:


Чем дальше отшвырнёшь, тем лучше!



ГАСТИНГС.


Да ты в своём уме?!


Как я могу решиться на такое?!



ЧЁРТ.


Не хочешь? Ну так оставайся здесь


И дальше мучайся!


А я пойду и развлекусь с твоей красоткой,


С ненаглядною Джейн Шор.


Мы с ней и с королевой давние друзья!



ГАСТИНГС (стонет).


Мм-мм! Адская боль!



ЧЁРТ.


Вот видишь? Ты уже в аду!


Тебе уж больше нечего терять!


А если сделаешь, как я тебе скажу,


Сегодня же вернёшься к миссис Шор


И снимешь эту боль её вином душистым.



ГАСТИНГС.


Ты прав, Лукавый,


Мне уже не из чего выбирать.


А за глоток её душистого вина


Я готов чёрту душу заложить!



ЧЁРТ.


Что ж, по рукам! Вот договор,


Составлен по всем правилам,


А вот тебе перо.


Чернила мы сейчас добудем.


Дай руку... Это ведь не больно?


Вот так! Теперь поставь здесь свою подпись...


Вот так... Вот всё и сделано!


Отныне я – твой адвокат,


А прежнего... Как там его зовут?



ГАСТИНГС.


Уильям Кэтсби...



ЧЁРТ.


Вот сразу же, как только в зал войдёшь,


Этого Кэтсби в шею прогони.


Скажи ему так грозно: «Прочь, дурак!


Я сам буду вести свою защиту!».


И ещё дай ему пинка под зад,


Чтобы он понял.



ГАСТИНГС.


А что я буду говорить потом?



ЧЁРТ.


А дальше смотри только на меня


И повторяй за мною слово в слово!



ГАСТИГС.


А что ты будешь говорить?



ЧЁРТ.


О, я найду, что им сказать, не беспокойся!


Что на язык придёт, то и скажу!


Я много заклинаний знаю,


Что дело выправят верней,


Чем все советы твоих глупых адвокатов.



ГАСТИНГС.


Какие это заклинания?.. Например...



ЧЁРТ.


Есть у меня одно, любимое. Очень простое:


Надо прыжком расставить ноги шире,


Руками замахать, себя по заду хлопнуть


И прокричать: «Каррамба-памба-па!».



ГАСТИНГС.


И что всё это значит?



ЧЁРТ.


А только то, что ты к нему прибавишь


По-английски. Оно подействует сильнее,


Вот и всё! Давай отрепетируем!


Представь, что я – судья, а ты – это ты!


И я тебя ругаю, говорю: «Как вы посмели,


Гастингс, угрожать Лорду-Протектору?!».


И что ты мне ответишь?



ГАСТИНГС.


Не знаю...



ЧЁРТ.


А ты ответь: «Захлопни свою пасть,


Козёл вонючий!». Или скажи:


«Утрись своим дерьмом, старый дурак!».



ГАСТИНГС (качает головой).


Я не смогу, я не сумею так...



ЧЁРТ.


Вот пустяки! На эту тему можно


Придумать ещё  много вариантов!


Ты только на меня смотри и повторяй.


И прыгнуть не забудь,


Руками замахать и хлопнуть,


Когда ты произносишь заклинание.


И не волнуйся так, я помогу тебе.


Сегодня же ты будешь пировать с Джейн Шор,


Я обещаю!



                               ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ. Картина пятая.



                Задник авансцены раздвигается, показывая зал Королевского Суда в Тауэре. Чёрт, обнимая Гастингса, вводит его в зал, а затем отходит от него, стараясь быть в поле зрения. В зале полукругом сидят судьи – члены Королевского Суда – вельможи и епископы, в центре, между судьёй, ведущим заседание, и архиепископом, как Регент и Лорд-Протектор, сидит Ричард Глостер. Слева, у входа в зал, ближе к авансцене, стоит Уильям Кэтсби, адвокат Гастингса. Он пытается приветствовать Гастингса поклоном, но тот отталкивает его и, подбоченившись, высокомерно оглядывает зал, подмигивая чёрту, который многозначительно показывает ему сомкнутые в знак солидарности руки.



ПРОКУРОР (встаёт и обращается к судьям).


Высокочтимый суд! Здесь перед нами


Стоит преступник, осмелившийся посягнуть


На волю короля...



ГАСТИНГС.


Захлопни свою пасть, старый осёл!



ЧЁРТ.


Вот так! А теперь заклинание...



ГАСТИНГС (взмахнув руками и подпрыгнув).


Каррамба-памба-па!



ПРОКУРОР (гневно).


Что вы сказали, сударь?!



ГАСТИНГС (глядя на чёрта).


Утрись своим дерьмом, ублюдок! (Подпрыгивает и хлопает в ладоши.)


Каррамба-памба-па!



КЭТСБИ (Гастингсу).


Милорд, вы нездоровы! Позвольте мне


Вести вашу защиту! Я дело к миру приведу!


Ручаюсь вам!



ГАСТИНГС (отпихивает его).


Иди ты к чёрту, выродок кошачий!


Мне твоя помощь не нужна!


Вон убирайся! (Пинает его ногой.)


Я сам себя сумею защитить!



СУДЬЯ.


К присяге приведите подсудимого!



ГАСТИНГС (возмущённо).


Меня к присяге? Ах ты, помёт собачий!


Свиное рыло! Да как ты смеешь не верить


Мне и моим словам?! Что вы тут мне суёте?



        Гастингс с отвращением смотрит на Библию, которую ему подносит слуга


и отпихивает его.



ГАСТИНГС.


Зачем мне эта книжка?


Возьми и подотрись ею! (Отшвыривает Библию.)



ГОЛОСА СУДЕЙ.


...О Боже! Он безумен! Он бесом одержим!..


...Пусть поднесут ему скорей Распятие!



ГАСТИНГС (судьям).


Что взвыли, дураки? Что выпятились?


У-у, все вы волчья стая!



               Слуга подносит Гастингсу Распятие, тот смотрит на чёрта и, подчиняясь его знаку, плюёт. Чёрт удовлетворённо ему кивает и в знак солидарности поднимает сомкнутые руки.



СУДЬИ.


Нужно немедленно прервать процесс


И вывести его! Он одержим дьяволом!


Пусть его испытают!



ПРОКУРОР.


Зачем испытывать? Он уже всё доказал:


Он одержим дьяволом и должен быть


Разжалован в простолюдины и на костре


Сожжён, как богохульник и еретик!



ГАСТИНГС (злорадно).


А, сучьи дети, головы гусиные, загоготали?! (Кривляется.)


Гу-гу-гу-гу, гу-гу-гу-гу! Вы мне противны!


Я плюю на вас! Тьфу!!! (Повторяет за чёртом.)


Вы недостойны целовать моё...



        Гастингс получает удар от стражника и прерывает речь к великой досаде чёрта.



СУДЬЯ (гневно).


Да выведите же его отсюда! (Стучит молотком.)


Суд объявляет перерыв на полчаса!



ГАСТИНГС (кричит стражнику).


Убери от меня руки! Мразь, холоп,


Дерьмо собачье! Я говорю, прочь


От меня! Да как ты смеешь?! Ты


Что? Забыл, кто я?! Убери руки!.. (Пытается вырваться и его ударить.)



                   Чёрт удовлетворённо ему кивает. Упирающегося Гастингса уводят. Все расходятся. Слуга подходит к Ричарду Глостеру и подаёт ему записку.



РИЧАРД ГЛОСТЕР (слуге).


От кого записка?



СЛУГА.


От Уильяма Кэтсби, адвоката Гастингса.


Он ждёт вашу светлость там, во дворе,


Перед зданием суда.



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Благодарю. Я сейчас выйду.




                                       ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ. Картина шестая.



              Глостер читает записку и выходит на авансцену, задник которой представляет собой наружную стену здания Королевского суда в Тауэре, а авансцена –  ограждённый с двух сторон дворик с  подстриженной зеленной лужайкой. Кэтсби приветствует его поклоном. Глостер кивает в ответ.



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Вы адвокат Уильяма Гастингса?



КЭТСБИ (кланяясь).


Да, ваша светлость...



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


 По правде говоря, не задалась у вас защита...



КЭТСБИ (волнуясь).


Я должен сообщить, что милорд Гастингс


Сегодня не в себе...



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Это заметно...



КЭТСБИ.


И дело тут нечисто...



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Это понятно. Что-нибудь ещё?



КЭТСБИ.


Вас втягивают в опасную игру милорд...



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Поясните! Кто втягивает?..



КЭТСБИ.


Королева через Джейн Шор, которая


Была любовницей милорда Гастингса


В течении последних трёх недель,


Предшествующих вашему приезду в Лондон.


Его безумие, враждебность к вам,


Участие в покушении на вас и богохульство –


Всё это козни  и проделки королевы,


Осуществлённые с помощью Джейн Шор.


А суд над Гастингсом – звено в интриге,


Направленной против него и против вас.



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Подробно объясните, как сложились


Все эти обстоятельства и в чём конкретно


Заключается вина Уильяма Гастингса,


Миссис Джейн Шор и королевы?



КЭТСБИ.


Первоначально вина Уильяма Гастингса


Заключалась в том, что он, милорд, вас


Первым предупредил о смерти короля,


И о назначении вас Регентом и Лордом


Протектором. Когда же о его поступке


Стало известно королеве, в чьи планы


Не входило вас оповещать об этом, она,


По-видимому, поклялась отомстить вам


И Гастингсу. Я говорю предположительно,


Милорд, поскольку сам я в этом заговоре


С королевой не состою, а только наблюдаю


Перемены, происходящие с милордом


Гастингсом, и сопоставляю факты.



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Излагайте факты.



КЭТСБИ (загибая пальцы).


Факт первый: после смерти короля,


Джейн Шор, его возлюбленная бывшая,


Стала любовницей маркиза Дорсета,


Но когда стало всем известно на Совете,


Что господин мой, Уильям Гастингс,


Предупредил запиской вашу  светлость,


Лорд Дорсет навязал ему в любовницы


Джейн Шор...



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


И это было ещё  до того, как он украл казну


И королеву проводил в Святилище Аббатства?



КЭТСБИ.


Всё так, милорд. И в этом не было бы ничего


Необычайного, если бы Дорсет с Гастингсом


Были тогда друзьями: король наш умер, а


Его любовнице необходим сожитель новый,


Вот и находит он ей покровителя.



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


И что же в этом странного?



КЭТСБИ.


В то время Уильям  Гастингс был врагом


И королевы, и её родни, вечным соперником


По милостям и дружбе короля, её супруга.


Его успеху королева всегда завидовала, как


И фавору миссис Шор, и люто ненавидела


Обоих. А тут вдруг через Дорсета она их


Превращает в пару пылких любовников...



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


А вы уверены, что всё это – интрига королевы?



КЭТСБИ.


Дорсет и шагу не ступит без согласия матушки.



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


И что же дальше?



КЭТСБИ.


Лорд Гастингс не хотел брать миссис


Шор в любовницы, но маркиз Дорсет


Ему её буквально навязал, пообещал,


Что тот останется доволен ею, и страсть


Его к новой подружке не угаснет.



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Какое отношение это имеет к делу?



КЭТСБИ.


О, самое прямое, ваша светлость! За эти


Три недели, что длилась связь порочная


С Джейн Шор, лорд Гастингс полностью


Преобразился. Он словно бы почувствовал


Себя юнцом!



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Что ж, видно в том заслуга миссис Шор...



КЭТСБИ.


А еще зелья, которое она ему в напитки


Подливала.



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Откуда вы про это знаете?



КЭТСБИ.


Сам слышал от него: он говорил про


Некое душистое вино, которое она ему


Готовит. И он так к этому вину привык,


Что без него он чувствовал себя больным.


А миссис Шор, этим его пристрастием


Пользуясь, всё повышала цену своему


Напитку и заставляла Гастингса сорить


Деньгами и выполнять любую её прихоть.



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Есть мнение, что миссис Шор


Была связной при королеве


И прочих заговорщиках...



КЭТСБИ.


Исключено, милорд! Ведь миссис Шор


И Гастингс были неразлучны!


В тот день, когда вы, ваша светлость,


И король вернулись в Лондон, она сама


Не выпустила его из постели, она же


Не позволила ему поехать вас встречать.


И на другой день тоже не разрешила ему


Вам нанести визит. Во всё то время, что


Они встречались, она его держала при


Себе. А потом внезапно его покинула.


И он переменился страшно! Он с каждым


Днём страдал всё больше и мучительно


Томился по ней и по её душистому вину.


А потом он начал заговариваться и стал


Разговаривать с самим собой, и слышал


Голоса, и с ними спорил или соглашался.


Им подпевал или под пение их кружился


В танце. Потом стал мрачен и озлоблен.


Его озлобленность усиливалась с каждым


Днём. А после в дом к нему явился Томас


Стэнли и за бутылочкой вина...



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Того же самого? Душистого?..



КЭТСБИ.


Очень может быть... Уговорил его пойти


К вам на аудиенцию вместе с двумя епископами.



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Я остальное знаю.


Но, как вы думаете, мистер...



КЭТСБИ.


...Кэтсби. Уильям Кэтсби,


К услугам вашей светлости! (Кланяется.)



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Скажите, мистер Кэтсби, в чём конкретно


Вы видите интригу, направленную против


Меня? Пока что достаётся только


Несчастному Уильяму Гастингсу...



КЭТСБИ.


Вот именно, милорд, – несчастного


Уильяма Гастингса, близкого друга


Короля, заслуженного перед домом


Йорка человека, королева при помощи


Этой интриги на мучения обрекает,


Чтобы впоследствии его представить


Невинной жертвою кровавого террора


Нового Регента Англии.



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


То есть меня...



КЭТСБИ.


Увы милорд, вы знаете её оружие:


Интриги, клевета...



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


И отравление. И этим средством она


Пользуется не впервые. Это я знаю. (В  раздумье.)


Но как же мы поступим с Гастингсом?


Ведь не прощать же ему богохульства,


Да при свидетелях, публично, на суде!



КЭТСБИ.


А что, если представить это порчей,


Что навела на него ведьма, миссис Шор?



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


И всю его вину на неё свалить?


Допустим. Мне её не жалко.



КЭТСБИ.


Мне тоже. Я видел, как морочила она


Милорда Гастингса.



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Но богохульствовал-то на суде лорд


Уильям Гастингс! И, значит, главная


Вина  на нём!  И он же теперь будет


Осуждён на казнь, как еретик, колдун,


Богоотступник!..



КЭТСБИ.


Вот в этом-то и заключается подвох


Интриги: Гастингса теперь разжалуют


В простолюдины, а после этого сожгут,


Никак не меньше. Или казнят тройною


Казнью, что ничуть не лучше.



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


А после этого его изобразят великомучеником,


А меня – извергом с кровавым топором в руке!


Что же нам делать, Кэтсби? Вы адвокат его,


Вот и подумайте, как приговор смягчить?


Ведь смерти-то ему не избежать!..



КЭТСБИ.


Пусть он умрёт достойно,


По его заслугам бывшим...



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


О чём вы говорите? Объяснитесь!



КЭТСБИ.


Не позволяйте Гастингса разжаловать


В простолюдины, лишать дворянских


И имущественных прав! Пусть остаётся


Дворянином и гордо примет смерть, как


Подобает рыцарю и человеку его заслуг


И сана. Пусть его близкие избегнут


Нищеты и унаследуют его богатства


И титулы, как если б он погиб


В сражении.



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Он и погибнет в битве с королевой.


А вместе с ним и репутация моя.


Боюсь, как бы теперь топор кровавый,


Во мнении англичан, не прилепился бы


К моей руке навеки...



КЭТСБИ.


Милорд, все знают вашу щепетильность,


Заботу о душе и репутации, но вам, как


Подобает Лорду-Протектору Англии,


Необходимо защищать всё государство


Наше от врагов. И прежде всего тех,


Кто хулит Всевышнего...



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


А это значит, Гастингс обречён на смерть...



КЭТСБИ.


Он очень болен и страдает тяжело с тех


Пор, как перестал пить то душистое вино,


Которым потчевала его миссис Шор. И


Быстрая и наименее болезненная казнь


Лишь сократит его терзающие муки.



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Я знаю одну наименее болезненную казнь,


И это – усыпление и утопление в бочке


С мальвазией, как был казнён несчастный


Брат мой, Джордж, в день своих именин.


Но Гастингс как преступник, чья вина


Доказана и засвидетельствована членами


Суда, не может быть оправдан и казни


Избежать не сможет. Единственное, что


Мы можем сделать, чтобы избавить его


От сожжения на костре – это не предавать


Его церковному суду. А чтобы не успел


Он отягчить своей вины новым кощунством,


Ввиду особой срочности процесса, мы будем


Судить его светским судом. Тогда хотя бы


Честь его спасём, а его душу, если он


Болен и безумен, спасёт Господь. А сейчас,


Кэтсби, вернёмся в зал суда, где судьи


Собрались для вынесения приговора...



КЭТСБИ.


Но умоляю вас, милорд, смягчите ему


Приговор, как только можно, ведь это


Также в ваших интересах...



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Всё сделаю, что в моих силах.


И вот ещё что...



КЭТСБИ.


Да, милорд?..



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Я не позволю Гастигса казнить публично,


На Тауэрском холме, под издевательства


Толпы  и злобные насмешки черни. Пусть


Казнь его свершится здесь, на этом дворике,


И сразу же по окончании суда и чтения приговора...



КЭТСБИ.


Ему позволят перед смертью исповедаться?



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Да, разумеется, если он сможет


Поцеловать Библию и Святой Крест.



КЭТСБИ.


И вот ещё, милорд: своей последней волей


Ваш брат, король Эдуард покойный, пожелал,


Чтобы лорд Гастингс захоронен был подле


Него, в часовне Георгия Святого в Виндзоре.



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Да будет так! Исполню волю государя.


Пусть с миром упокоится душа Уильяма


Гастингса.



КЭТСБИ.


А самому ему прибавится почёта


После смерти...



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


А мне – увы, посмертного позора


За казнь невинного, что осуждён


Из-за чужой интриги. О Господи!


Как трудно в нашем королевстве


Быть Лордом-Протектором...



КЭТСБИ.


Увы, милорд...



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Да, и ещё: я сразу же по окончании суда


Хотел бы вас принять к себе на службу,


Мистер Кэтсби. Хотите у меня служить?


Мне требуются умные и преданные люди.


А вы к тому же и хороший правовед!


Ну как, согласны?



КЭТСБИ (с поклоном).


Почту за честь служить вам, ваша светлость!



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Я буду рад вам как помощнику и другу!


Ну а теперь пора вернуться в зал суда.


Всё будет так, как мы с вами решили:


Я настою на мягком приговоре. Семья


Виновного при том не пострадает. И мы


Об этом специально известим народ через


Глашатаев. Гастингс умрёт, но не уронит


Чести... И пусть отныне действует закон,


Что дети за вину отцов не отвечают!



КЭТСБИ (с поклоном целует его руку).


Храни вас Бог за вашу доброту, милорд!



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Амен! Идёмте, мистер Кэтсби,


Нас уже приглашают в зал суда...



                                 Уходят.



                             ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ. Картина первая.



             25 июня, 1483 года. Замок Понтефракт, гостиная в апартаментах коменданта. За столом, накрытом для ужина, сидит Генри Перси, 4-й граф Нортумберленд, в обществе своих «арестантов» – Энтони Вудвилла (графа Риверса), Томаса Вогэна и Ричарда Грея, направленных к нему для проведения дознания по делу об участии в заговоре Вудвиллов. Арестанты мирно беседуют за ужином со своим «дознавателем». Смеются, чокаясь, пьют вино.  Энтони Вудвилл что-то напевает, перебирая струны лютни.



ВОГЭН (смеясь).


А вот ещё забавная история!.. Хотя, нет,


Расскажите вы, Риверс, про то ваше


Смешное приключение, которое случилось


С вами на пути в Святую Землю...



НОРТУМБЕРЛЕНД.


Нет, лучше расскажите про Бургундию,


Куда вы вслед за королём Эдуардом,


Отправились в изгнание. Я вас давно


Хотел об этом расспросить...



ЭНТОНИ ВУДВИЛЛ (откладывая лютню).


Ещё успею рассказать о приключениях.


Надеюсь, что у нас найдётся время...


В дороге и поговорим.



НОРТУМБЕРЛЕНД (улыбаясь).


А мне как дознавателю было бы любопытно


Знать, куда вы собираетесь отбыть отсюда?


Если, конечно, это не секрет...



ЭНТОНИ ВУДВИЛЛ.


От вас, мой дорогой Нортумберленд, скрывать


Не буду, поскольку полагаюсь в этом деле


На ваш совет, поддержку и компанию.



НОРТУМБЕРЛЕНД.


Вот как? И куда мы едем?



ЭНТОНИ ВУДВИЛЛ.


На континент, под покровительство


Бретонского правителя, Франциска.



НОРТУМБЕРЛЕНД.


Зачем это?



ЭНТОНИ ВУДВИЛЛ.


Там собралась компания ланкастерских


Аристократов во главе с Генрихом Тюдором.


И все они хотят отвоевать трон у йоркистов.


Моя сестра снабдила их деньгами, отправив


Туда большую часть казны с Эдуардом Вудвиллом,


Назначенным для этой цели адмиралом...



НОРТУМБЕРЛЕНД (улыбаясь).


Вы говорите про тот самый заговор,


Который мне поручено расследовать?



ВОГЭН..


Да что там говорить! Давайте действовать!


Милейший Генри, поезжайте с нами!



НОРТУМБЕРЛЕНД.


Вы называете меня по имени, сэр Томас?


Не рано ли?



ВОГЭН.


Какие церемонии между друзьями?


Надеюсь, мы – друзья до гроба, милый граф,


Не так ли? А если нет, так нас дорога сблизит!



ГРЕЙ (насмешливо).


Что вы ломаетесь, как девушка, Нортумберленд?


И уговаривать вас заставляете? И разве сами вы


Не прочь поехать с нами? За чем же дело стало?



ЭНТОНИ ВУДВИЛЛ (улыбаясь).


И правда, милый граф, ведь всё куда как просто:


Сейчас берём коней и едем к морю. А там садимся


На корабль и прямиком в Бретань.



НОРТУМБЕРЛЕНД.


А деньги на дорогу?



ЭНТОНИ ВУДВИЛЛ.


Я полагаю, граф, вы нам вернёте всё то, что


Захватили при аресте. А нет, так обойдёмся


Тем, что нам ростовщики отсыплют. Есть у меня


Знакомые повсюду. По старой памяти развяжут


Кошелёк и сумму нужную нам тут же отсчитают.



НОРТУМБЕРЛЕНД (улыбаясь).


Ну, если я решусь поехать с вами,


Я деньги вам верну.



ГРЕЙ.


Тогда в дорогу!



НОРТУМБЕРЛЕНД.


Нет, погодите, я не вижу смысла уезжать отсюда!



ВОГЭН.


И не хотите перейти к Ланкастерам, милорд?



НОРТУМБЕРЛЕНД.


Нет, не хочу! Зачем?..



ЭНТОНИ ВУДВИЛЛ.


За тем, чтоб отомстить за гибель деда вашего,


Генриха Перси, второго графа Нортумберленда,


Что против Йорка в первой битве при Сент-Олбансе


Сражался на стороне Ланкастеров и был убит!



ВОГЭН.


И чтобы отомстить за смерть отца вашего,


Генри Перси, третьего графа Нортумберленда,


Сражавшегося на стороне Ланкастеров,


Погибшего в битве при Таутоне!



ГРЕЙ.


Ещё за тем, чтоб отомстить за смерть вашего


Дяди, Томаса Перси, погибшего в битве


С йоркистами при Нортхэмптоне!



ВОГЭН.


Ещё, чтоб отомстить за смерть его родного


Брата, Ральфа Перси, погибшего в сражении


При Хэджли Мур!



ЭНТОНИ ВУДВИЛЛ.


И чтобы отомстить за смерть другого его брата,


Ричарда, тоже погибшего в битве с йоркистами


При Таутоне!



ВОГЭН.


Ещё вам следовало бы отомстить за то,


Что после смерти вашего отца в битве


При Таутоне, вас ещё ребёнком бросили


В тюрьму, а через три года, перевели в Тауэр,


Где продержали ещё пять лет. За всё то время,


Что вы провели в тюрьме, все ваши замки


И поместья были переданы Джону Невиллу,


Заклятому врагу вашей семьи.



ГРЕЙ.


И до тех пор, пока вы сами не принесли


Вассальной клятвы королю Эдуарду, вам


Не вернули ни клочка земли из ваших


Родовых поместий.



НОРТУМБЕРЛЕНД.


Я сам ходатайствовал о возвращении моих


Имений и титулов, после того, как Йоркам


Присягнул.



ЭНТОНИ ВУДВИЛЛ (насмешливо).


И чем они вас отблагодарили? Вернули земли?



НОРТУМБЕРЛЕНД.


Ну... пока не все...



ГРЕЙ (допив вино и ставая бокал на стол).


И не вернут, не ждите!



НОРТУМБЕРЛЕНД.


Однако, десять лет назад король Эдуард


Восстановил меня в правах на графство,


А год спустя он посвятил меня в рыцари


Ордена Подвязки. С тех пор я занимаю


Много должностей высоких при его дворе.



ЭНТОНИ ВУДВИЛЛ (с иронией).


Настолько важных, что теперь назначили


Вас дознавателем по нашему аресту?



НОРТУМБЕРЛЕНД.


И это тоже.



ГРЕЙ (приобняв за плечи Нортумберленда).


Оставьте всё это, милорд, и поезжайте


С нами! Генрих Тюдор к вам будет


Расположен и щедро вам воздаст,


Помня заслуги всех ваших родных,


Погибших за Ланкастера.



НОРТУМБЕРЛЕНД (с улыбкой).


Но сами-то вы, господа, – йоркисты!


Разве не так?



ЭНТОНИ ВУДВИЛЛ.


Сначала мы стояли за Ланкастеров. За них


Сражался муж нашей сестры, Джон Грей...



ГРЕЙ (указывает на себя).


Отец мой...



ЭНТОНИ ВУДВИЛЛ.


Через три года после гибели его во второй битве


При Сент-Олбансе, сестрица обвенчалась тайным


Браком с королём Эдуардом, Йорком. И мы стали


Йоркистами и нашу Розу Алую мы отбелили так,


Что никто в доме Йорка и  не вспомнил, что


Мы когда-то мы были им врагами.



ГРЕЙ.


А если говорить точней, предпочитал


Не вспоминать, чтоб не навлечь на себя


Гнев королевы, моей матушки...



НОРТУМБЕРЛЕНД.


Теперь вы снова переходите к Ланкастерам?



ЭНТОНИ ВУДВИЛЛ.


Теперь, когда сестра им переправила большую


Часть денег Йорков, мы можем и вернуться


К ним. И я уверен, что Ланкастеры окажут нам


Приём радушный за эту её добрую услугу



НОРТУМБЕРЛЕНД.


Что ж, золото – весомый аргумент.


И с ним вам будет проще доказать


Ланкастерам вашу лояльность, чем мне...



ВОГЭН.


Так поезжайте с нами! Что вас держит?



ЭНТОНИ ВУДВИЛЛ.


У вас гораздо больше оснований отомстить


Йоркистам, чем у всей нашей семьи!



ГРЕЙ (со смехом).


Хоть мы и выпили у них немало крови!


Не правда ли, приятель? (Хлопает Томаса Вогэна по плечу.)



ВОГЭН (Нортумберленду).


Милорд, решайтесь! И скорей в дорогу!


Ланкастеры вам будут рады!



ЭНТОНИ ВУДВИЛЛ.


Мы вас представим им как нашего спасителя


И друга. А там они припомнят и заслуги


Родственников ваших. Ведь многие сражались


Вместе с ними. Ну что? Договорились? По рукам?.. (Протягивает руку.)



НОРТУМБЕРЛЕНД.


Ну... что ж... (Готовится протянуть руку, но замечает офицера, появившегося в этот момент в дверях.)


Простите, господа. Я ненадолго...



                               Нортумберленд  выходит с офицером на авансцену.



НОРТУМБЕРЛЕНД.


Что-то случилось?



ОФИЦЕР.


Гонец из Лондона, милорд!



НОРТУМБЕРЛЕНД.


Зови!



           Офицер подаёт знак гонцу, а сам отходит в сторону и становится на караул у двери комнаты, где пируют арестованные. Гонец подходит к Нортумберленду.



НОРТУМБЕРЛЕНД.


Что у тебя?



ГОНЕЦ.


Важные новости из Лондона. Брак короля Эдуарда


С леди Вудвилл признан незаконным, их сыновья


Отстранены от трона и содержатся в Тауэре.



НОРТУМБЕРЛЕНД.


Кто будет королём?



ГОНЕЦ.


Наследные права Парламент передал


Ричарду, герцогу Глостеру.



НОРТУМБЕРЛЕНД.


Всё решено уже, и герцог – наш король?



ГОНЕЦ.


Да, Ричард Третий, Йорк.


Он будет коронован через десять дней.



НОРТУМБЕРЛЕНД.


Вы привезли мне приглашение на коронацию?



ГОНЕЦ.


Нет, милорд. Я полагаю,


Вам его доставят следующей почтой.



НОРТУМБЕРЛЕНД (кладёт ему руку на плечо).


Вот что, приятель, задержись-ка в замке.


Мне надо дописать отчёт для короля.


Я позову тебя, когда закончу дело.



ГОНЕЦ.


Да, милорд! (Кланяется и уходит.)



НОРТУМБЕРЛЕНД.


Как вовремя доставил мне известие гонец!


Ещё немного, и я бы перешёл на сторону


Ланкастеров и загубил бы всё, чего достиг


При Йорках. Нет, это знак судьбы, – никак


Не меньше! В последний миг мне удалось


Остановиться и избежать предательства


Йоркистам. Теперь я буду Ричарду служить.


А хорошо б до герцога мне дослужиться, –


Земли прибавить, замков прикупить, доход


Повысить. Я слышал, Ричард – щедрый


Властелин, неплохо бы воспользоваться


Этим. Но прежде мне необходимо


Покончить с заговорщиками,  (Приветливо кивает арестантам и машет рукой.)


Свидетелями опрометчивой моей готовности


Примкнуть к Ланкастерам и Йорку изменить.


Потом засяду за отчёт о ходе следствия


По делу Вудвиллов... Да, будет мне,


Чем отчитаться перед королём! (Знаком подзывает к себе офицера.)


Возьмите десять человек конвоя и отведите


Всех троих на эшафот. Даю вам полчаса,


Чтоб обезглавить их. Успеете?



ОФИЦЕР.


Да, милорд!



НОРТУМБЕРЛЕНД.


Доклад о казни принести в мой кабинет


Со всеми подписями. Я приложу его к отчёту.


Вам всё понятно? Исполняйте!



                               Офицер уходит.



НОРТУМБЕРЛЕНД.


Как это неожиданно! Должен признать я:


Только сейчас мы ужинали вместе, словно братья,


И будущие планы обсуждали.


И никаких опасностей они не ждали.


А будущего-то у них теперь и нет...


Вот правда жизни в чём, и вот секрет:


Мы все зависим от изменчивой судьбы.


Тогда не лучше ли ей сдаться без борьбы?


Что ж, решено: я остаюсь на прежней службе,


А случай выпадет, так изменю и новой дружбе.


Но прежде надо этих болтунов казнить,


Чтоб самому на эшафот не угодить!



            Появляется конвой. Нортумберленд указывает им на пирующих арестантов и отходит в сторону. Конвоиры уводят их упирающихся, со связанными руками. Следом за ними уходит и Нортумберленд.



                                     ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ. Картина вторая.



   25 июня, 1483 года. Убежище Елизаветы Вудвилл в Вестминстерском Аббатстве сотрясает шум разбитых стёкол и падающих камней, с улицы доносятся вопли толпы: «Королева – ведьма!», «Злодейку на костёр!», «Сжечь её! Четвертовать!». На полу валяется разбитая и перевёрнутая мебель, осколки посуды и камни. Королева Елизавета сидит на полу в углу комнаты, скорчившись и обхватив голову руками.



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (мрачно).


Возмездие за все мои злодейства


Жестокой поступью грядёт неумолимо


И приближает час моей позорной смерти.


Предвестник мрачный будущих несчастий


День этот летний для меня закроет солнце


И перекроет будущее тьмой, ввергнув меня


В пучину унижения и бесконечных мук,


В которых, к сожалению, виновна я сама,


Позволив алчности собою овладеть.


Всё кончено! Никто мне не поверит,


Что не причастна я к перевороту


И отстранению Ричарда от власти.


И не имею никакого отношения


К краже регалий и сокровищ королевских.


Толпа неистовая на меня устроила охоту


И гонится за мной, как свора разъярённых псов.


Каждый из них готов в меня зубами впиться,


Или отгрызть безжалостно мне руку,


Что захватила деньги из казны.


Что ж, разве не мои они по праву?


И кто наследует имущество супруга,


Как не его вдова и мать его детей?


Тогда зачем они орут и стены рушат?


И ведьмой меня обзывают, и костром грозят?


Или забыли они страх передо мною,


Забыли, как во прахе ползали у моих ног?


О сострадании меня униженно молили,


В глаза глядели мне, как провинившиеся псы!


Ах, виновата я сама в своих несчастьях!


Нельзя мне было прятаться от них


И трусость им свою показывать, и слабость.


Каждый из них теперь себя героем чувствует


И победителем, а меня – мухой,


Которую можно убить одним хлопком.


Ну ничего, я их ещё сама прихлопну,


Да так, что и костей не соберут!


Я доберусь и до зачинщиков скандала,


Узнаю, кто там обвинил меня, и в чём!


И обвинителей жестоко накажу!


Я палачам велю содрать с них кожу


И на кол их живыми посадить,


Чтобы своей они умылись кровью!


Из их голов устрою пьедестал


И по нему взойду к вершинам власти


Могущественной и несокрушимой,


Которую сумею удержать!


В чём и клянусь той первозданной силой,


Что мне поможет к звёздам вознестись


И совершить жестокий, страшный суд,


И над обидчиками учинить расправу.


Пусть преступлений и грехов моих не счесть,


Но я живу, пока пылает в сердце месть!



                               Входит Джон Элкок.



ДЖОН ЭЛКОК (настороженно).


С кем говорили вы сейчас, миледи?



КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА (высокомерно).


Я репетировала свою речь в Парламенте!



ДЖОН ЭЛКОК (присаживаясь рядом).


А разве вы не знаете, миледи,


Что брак ваш с королём Эдуардом


Уже три дня как признан незаконным?


И вы теперь уже не королева,


А урождённая Елизавета Вудвилл,


По первому супругу – леди Грей.



ЛЕДИ ГРЕЙ.


А мои дети?



ДЖОН ЭЛКОК (помрачнев).


Признаны бастардами, лишены титулов


И права унаследовать престол.



ЛЕДИ ГРЕЙ.


Но почему?!



ДЖОН ЭЛКОК (осуждающе).


Открылся предыдущий тайный брак


Вашего мужа с Элеонорой Тальбот-Батлер,


Ему родившей двух дочерей и сына.



ЛЕДИ ГРЕЙ.


С Элеонорой Талбот? Но ведь она мертва


Уже почти шестнадцать лет!



ДЖОН ЭЛКОК (укоризненно).


Она была жива на тот момент,


Когда её супруг на вас женился.


Кроме того, открылся и другой


Побочный брак супруга вашего


С некоей леди Люси, Елизаветой Уайт,


Родившей Эдуарду четырёх детей.


Не говоря уже о договоре короля


С принцессой Боной из Савойи,


Сестрой жены Людовика Французского.


Тот договор был заключён задолго до того,


Как ваш брак с королём, миледи,


Был официально признан.


Король наш оказался многоженцем


И тем разрушил ваши с ним


Супружеские связи.



ЛЕДИ ГРЕЙ (гневно).


Кто сообщил?! Кто эту тайну разгласил?!



ДЖОН ЭЛКОК (кротко).


Епископ Уэльса и Бата,


Роберт Стиллингтон.



ЛЕДИ ГРЕЙ.


Какое он имеет отношение к делу?!..



ДЖОН ЭЛКОК (твёрдо, испытывающее глядя ей в глаза).


Он лично бракосочетание провёл


Для короля Эдуарда и Элеоноры Батлер.


Сейчас он сам признался в том перед народом


И сам скрепил свои слова на Библии


Священной клятвой.



ЛЕДИ ГРЕЙ (вызывающе).


А почему же раньше он молчал?!



ДЖОН ЭЛКОК (кротко).


Не смел ослушаться запрета короля


На разглашение этой ужасной тайны.



ЛЕДИ ГРЕЙ (обречённо).


Когда и где об этом объявили?..



ДЖОН ЭЛКОК.


Три дня назад, на проповеди, в воскресенье,


В соборе лондонском святого Павла


Было объявлено о его прежнем тайном браке


С Элеонорой, леди Тальбот-Батлер,


Графиней Шрусбери, из-за которого


И признан был ваш брак с Эдуардом


Незаконным. В ответ на это объявление


Брат мэра Лондона, монах Ральф Шоу,


В том же соборе проповедовал на тему:


«Ветви бастардов не должны пускать корней»,


После чего ваших детей признали


Рожденными вне брака, титулов лишили


И от наследия престола отстранили.


Теперь трон по закону перейдёт


К наследнику и брату младшему


Почившего навеки короля Эдуарда,


Лорду-Протектору и Регенту страны,


Ричарду, герцогу Глостеру.


И представители Парламента от трёх сословий


Уже направили петицию к нему


С просьбой принять престол.



ЛЕДИ ГРЕЙ (с горькой иронией).


Ах, вот как! Они уж и петицию составили... (Со вздохом.)


Как быстро!..



ДЖОН ЭЛКОК.


Лорд Бекингем сегодня выступал


В Парламенте, в Гилдхолле. И доводы,


Что он привёл, а также красноречие,


Которым он блистал, и побудили


Всех собравшихся тут же составить


Этот документ. Он называется


«Titulus Regius» или «Воззвание к королю».


И в нём подробно перечислены причины


Лишения ваших детей всех прав на трон.


А завершается воззвание обращением


К Ричарду, герцогу Глостеру,


С просьбой занять престол.



ЛЕДИ ГРЕЙ (грустно усмехаясь).


Вот отчего возле Аббатства нынче


Швыряют камни в окна,


Стёкла бьют, меня клянут... (Мрачно потупившись.)


Выходит, я теперь – никто...



ДЖОН ЭЛКОК (мягко, успокаивающе).


Бесчинства очень скоро прекратятся.


Я к лорду Глостеру письмо отправил


И попросил его восстановить порядок. (Крики стихают.)


О!.. Слышите?.. Уже установилась тишина.


Я уверяю вас, что уже завтра


Жизнь в городе войдёт


В привычную нам колею...



ЛЕДИ ГРЕЙ (вызывающе, с упрёком).


Да, ваша жизнь, но только не моя!..


Что ожидает в будущем меня


И всех моих детей?!..



ДЖОН ЭЛКОК (сочувственно).


Настало время тяжких испытаний.


Крепитесь, и Господь поможет вам!



ЛЕДИ ГРЕЙ (грустно усмехаясь).


А я ещё надеялась вернуть величие!



ДЖОН ЭЛКОК (сочувственно).


Будьте величественны в горе и смирении,


И Милость Господа вас одарит сполна. (Встаёт.)


Я известил вас обо всём, миледи.


Теперь прощайте! Да хранит вас Бог! (С поклоном уходит.)



ЛЕДИ ГРЕЙ (печально).


Кто надо мною сжалится теперь


На этом свете?..


А мне не пережить моих потерь... (Со вздохом, качая головой)


Бедные дети!..



                              Уходит.




                        ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ. Картина третья.



               25 июня, 1483 года. Гостиная в Бейнардском замке, в Лондоне. Комната обставлена красивой резной мебелью (стол, стулья, кресла, скамеечка для ног). В стрельчатых окнах отблески летних лондонских сумерек. На стенах ковры, вдоль стен – напольные канделябры со свечами. В комнате беседуют виконт Фрэнсис Ловелл и Уильям Кэтсби.



ЛОВЕЛЛ (высокомерно, насмешливо).


Я, право, удивляюсь, мистер Кэтсби,


Как быстро вы смогли завоевать доверие


Милорда! Вы служите у нас  всего неделю,


А он без вас уже не может обходиться.


Скажите, в чём секрет успеха вашего?



КЭТСБИ (смущённо, сдержанно).


Не знаю, о каком успехе вы говорите...


Мне даже как-то странно это слышать.



ЛОВЕЛЛ (снисходительно).


Не прибедняйтесь, мистер Уильям Кэтсби.


Вы посмотрите на меня, я – лорд, сводный


Кузен милорда Глостера и его близкий друг


С раннего детства. И всё же, я не могу


Похвастаться таким доверием, какое он


Оказывает вам. В чём ваш секрет? Откройте


Вашу тайну! И расскажите, как вам удаётся


Угадывать желания милорда и его мысли?



КЭТСБИ (невозмутимо).


Не понимаю я, о чём вы говорите...



ЛОВЕЛЛ (высокомерно, с вызовом).


А вы хитрец, милейший мистер Кэтсби!


Да только помните, я вижу вас насквозь!



КЭТСБИ (невозмутимо).


Тогда вам не о чем расспрашивать меня.


Читайте то, что видите...



ЛОВЕЛЛ (надменно).


А если мне не нравится то, что я вижу?..



КЭТСБИ (мельком взглянув на него, отворачивается).


Так значит, не под тем углом вы смотрите.


Вы не Господь Бог, чтобы знать мысли


Человека и видеть его душу. И не кощунствуйте,


Присваивая себе мощь и права Всевышнего.



ЛОВЕЛЛ (вызывающе).


Похоже, вы пытаетесь меня обидеть, Кэтсби?



КЭТСБИ (глядя на него в упор).


Я только вас пытаюсь остеречь...



ЛОВЕЛЛ (презрительно).


Я не нуждаюсь в ваших предостережениях!



КЭТСБИ (невозмутимо).


И Слава Богу! Мне забот тем меньше!



ЛОВЕЛЛ (дерзко, насмешливо).


Так вы хотите опекать меня?



КЭТСБИ (строго, сдержанно).


Вы в этом не нуждаетесь, милорд.



ЛОВЕЛЛ (иронично, с вызовом)


Возможно вы и вправду, мистер Кэтсби,


Юрист хороший, но вы скользкий человек!



КЭТСБИ (жёстко, сдержанно).


У меня нет привычки ссориться


С приятелями моего патрона...



ЛОВЕЛЛ (вкрадчиво, злорадно).


Вы меня боитесь?



КЭТСБИ (глядя на него в упор).


Похоже, это вы меня боитесь. Вас


Настораживает быстрый мой успех


На службе у милорда Глостера, и вы


Не знаете, чем это объяснить. Вот вам


И лезут в голову мрачные мысли...



                          Входит слуга и объявляет.



СЛУГА. Её светлость, леди Сесилия Невилл, герцогиня Йоркская.



                В сопровождении придворных дам и семейного летописца, Джона Рауса, входит герцогиня Йоркская и садится в кресло у окна. Джон Раус остаётся стоять рядом с ней. Дамы устраиваются на стульях в углу. Фрэнсис Ловелл и Уильям Кэтсби приветствуют её поклонами.



ЛОВЕЛЛ.


Я счастлив видеть вас, миледи, в добром здравии! (Целует её руку.)


Позвольте вам представить мистера Уильяма


Кэтсби, юриста нового милорда Глостера.



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


Мой сын и сам неплохо разбирается


В законах, но если он вас выбрал


В консультанты, поистине для вас


Это большая честь.



КЭТСБИ.


 Счастлив служить милорду Глостеру,


Миледи! (Раскланивается и целует её руку.)



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


Позвольте мне вас познакомить,


Мистер Кэтсби, с моим семейным


Летописцем, Джоном Раусом. Он


Ведает моим архивом.



       Кэтсби и Раус обмениваются поклонами. Входит слуга и  докладывает.



СЛУГА. Лорд Генри Стаффорд, герцог Бекингем!



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (кивает).


Пускай войдёт!



                Входит Бекингем и приветствует поклонами всех присутствующих.



БЕКИНГЕМ.


Любезнейшая тётушка (Целует руку герцогине.)...


Дамы... (Дамы приседают в реверансе.)


Господа!.. (Раскланиваются.)



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (подаваясь вперёд).


А, племянничек! Иди-ка сюда, милый!


С чего это ты вздумал обо мне дурное


Говорить и сплетни распускать?!


Совсем, что ли, рехнулся?



БЕКИНГЕМ (с притворным удивлением).


О чём это вы, тётушка?



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


Он ещё спрашивает! Не ты ли выступал


Сегодня в палате лордов и общин в Гилд-Холле


И говорил про сына моего, короля Эдуарда,


Ныне покойного, что он – мой незаконный сын?



БЕКИНГЕМ.


Но вы же сами, тётушка, об этом  объявили


Почти что девятнадцать лет тому назад, когда


Хотели отстранить его от власти из-за женитьбы


Крайне неудачной на леди Вудвилл, ненавистной


Вам. Вы сами же тогда признались, что Эдуард,


Король английский, – сын лучника из войска


Вашего супруга, герцога Йорка, и не является


Его прямым потомком и наследником законным.


Вы сами заявили, что Эдуард – бастард! И я


О том же говорил в Парламенте сегодня, чтобы


Его детей не допускать к престолу. Вы полагаете,


Я дурно поступил?



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (отворачиваясь, отстраняет его).


Поменьше бы болтал, было бы лучше!



                                            Входит слуга и докладывает.



СЛУГА. Герцог Ричард Глостер, Лорд- ротектор Англии и Регент королевства.



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


Ну, наконец-то! Мы уж заждались! Проси!



                   Входит Ричард Глостер со свитком в руках, в сопровождении сэра Роберта Перси и Роберта Брекенбери.



РИЧАРД ГЛОСТЕР (с лёгким поклоном).


Приветствую почтенное собрание!


Вас, дорогая матушка, (Целует руку герцогини.)


Вас, мои добрые кузены... (Кивает Бекингему и Ловеллу.)


Дамы... (Кивает дамам, дамы приседают в реверансе.)


Господа... (Кивает Кэтсби и Раусу, те кланяются.)


Прошу меня простить за опоздание,


Что было вызвано причиной неотложной.


Ко мне явились делегаты от трёх сословий,


Составляющих Парламент, и подали петицию. (Показывает свиток.)


В которой меня просят принять наследие


Английского престола и стать королём.


Я обещал им ознакомиться с воззванием


И дать ответ не позже завтрашнего дня.



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


Ну вот и хорошо! Сейчас мы всё обсудим!


Мистер Джон Раус, прошу вас, зачитайте


Нам воззвание. Надеюсь, возражений нет,


Милорды? Мы слушаем вас, Раус, начинайте!



РАУС (разворачивает свиток и читает).  «Его Высочеству, могущественному принцу, Ричарду, герцогу Глостеру...»



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.(махнув рукой).


Так, обращение можно пропустить, письмо


Доставлено по адресу, читайте дальше!



РАУС (читает).


«Мы просим Вашу Светлость рассмотреть


Это воззвание, внять доводам, изложенным


В нём, и дать своё согласие для блага общества


И процветания нашей страны, к благополучию


И радости всех, населяющих её, людей...»



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (нетерпеливо).


Так, с этим ясно! А что дальше следует?



РАУС (бегло осмотрев документ).


А далее, миледи, следует критика правления


Предшествующего короля, Эдуарда Четвёртого,


При котором наш, некогда преуспевающий


И благоденствующий край пришёл в упадок (Читает.)


«…Впал в крайнюю нужду и безысходность.


Кровопролития и распри, следствием


Которых было уничтожение благороднейших


Семей в нашей стране, стали источником


Большого горя и страданий для всех честных


Англичан...»



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (кивает).


Так. Правильно.


Из-за чего всё это приключилось?..



РАУС.


Из-за того, что... (Читает.)


«Вся Англия была поделена...» э... как бы сказать...



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


Читайте, как написано!..



РАУС (читает).


«... Поделена между королём Эдуардом Четвёртым,


и Елизаветой Вудвилл, бывшей женой сэра Джона


Грея, ставшей впоследствии королевой Англии,


Из-за чего порядок политический был извращён


Повсюду, искажены законы Божьи и Церковные,


Растоптаны естественные правила людские


И уничтожены похвальные английские обычаи


И вольности, которыми располагал здесь каждый


Англичанин. Подорваны основы  справедливости


И разума, из-за чего во множестве здесь совершались


Такие преступления, как убийства и вымогательства,


И притеснения, и угнетение бедных и беспомощных


Людей. Так что никто –  и даже благородный человек


Не был уверен ни в безопасности своей, ни в праве


На жизнь и на владение землёй, ни в обеспеченности


Средствами к существованию, ни в верности своей


Жены, ни в чести дочери невинной, поскольку  каждая


Добропорядочная девушка и женщина, жила здесь


В страхе быть развращённой и обесчещенной.»



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (кивает).


Да, всё так и было! Что там дальше?..



РАУС (просматривая документ.)


Здесь во второй часть воззвания приводятся


Причины отстранения наследников Эдуарда


Четвёртого от трона. И под сомнение


Ставится законность заключения брака


Короля и королевы. Читать, миледи?



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (кивает).


Да, это интересно!..



РАУС (читает).


«…И здесь мы предлагаем к рассмотрению


Вопрос о недоверии к браку короля Эдуарда


И Елизаветы Грей, который был заключён


В частном порядке, при дверях закрытых


И без опроса свидетелей, тайно, в мирском


Месте, а не открыто, по законам Божьим,


В церкви, и, следовательно,  в нарушение


Благопристойных традиций Англии..»



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


А это всем известно было с самого начала!


И всех настроило и против самозванки королевы,


И против её брака с  королём! Что там ещё?



РАУС.


Здесь говориться о противоестественном


Влиянии, которое оказывала Елизавета


Вудвилл на короля, из-за чего естественные


Свойства брачных отношений ставятся


Под сомнение, а их воздействие на короля


Эдуарда приписывается влиянию нечистых сил.



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (кивает).


Так, это интересно! Прочтите нам, что они пишут.



РАУС (читает).


«И здесь мы выражаем недоверие к браку


Меж вышеназванным королём Эдуардом


И упомянутой Елизаветой Грей в связи


С заявленным предположением о том,


Что он был заключён без ведома или


Согласия Парламента страны, но при


Посредстве колдовства и черной магии,


Свершаемых указанной Елизаветой Грей


И ее матерью, Жакеттой, герцогиней Бедфорд,


Что, по желанию общественности или


Почтенного собрания, представляющего честь


И славу нашей страны, должно и может быть


Доказано в силу  необходимости, в любое,


Подходящее для этой цели,  время, в любом


Удобном, подходящем месте.».



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (указывает пальцем на свиток).


Вот! Вот это то, что нужно! (К Ричарду.)


Позвольте, сын мой, испытать её как ведьму.


И когда факт её сношения с нечистой силой


Подтвердиться, – а я уверена, что эта гадина


Из-подо льда и водяной воронки выплывет


И с непомерным грузом на ногах, – отправьте


Иск на рассмотрение в церковный суд, и пусть


Её сожгут живьём как ведьму! Так ей и надо! (Обиженно.)


Мне её не жалко!



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


А вы о ваших внуках, её детях, и не подумали,


Любезнейшая моя матушка? Что с ними будет,


Если их мать сожгут как ведьму на костре?



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (растерянно).


Ну... в лучшем случае отправят


В монастырь, замаливать грехи родителей...



РИЧАРД ГЛОСТЕР (гневно).


А в худшем случае отправят на костёр,


Вслед за их матерью!



БЕКИНГЕМ (назидательно).


Они – отродье ведьмы!



РИЧАРД ГЛОСТЕР (жёстко).


Они – мои племянники! И дети брата моего,


Который, умирая, мне поручил заботиться


О них и о его жене! Я не могу подвергнуть


Их жизнь опасности! И не могу её отправить


На костёр! И не позволю никому испытывать


Её как ведьму!



БЕКИНГЕМ (задушевно).


Вам их так жаль?



РИЧАРД ГЛОСТЕР (строго).


Об этом я уже сказал: они – мои племянники


И внуки моего отца.



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (резко).


Неправда!



РИЧАРД ГЛОСТЕР (подавив смущение).


Ну хорошо, пусть только внуки моей матери!



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (обиженно вскинув голову).


Если понадобится, я отрекусь от них, (С пафосом.)


Как отреклась от сына, Эдуарда, при всех


Его бастардом объявив! И всё из-за его


Женитьбы на леди Грей!



РИЧАРД ГЛОСТЕР (кивает).


Что ж, решено! Отправим всех детей


Эдуарда в монастырь, и пусть замаливают


Там грехи родителей! Вы правы, матушка,


Так будет лучше!



БЕКИНГЕМ.


Я предлагаю оставить сыновей Эдуарда в Тауэре.



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


Вот как раз в Тауэре их оставлять небезопасно!


Замок большой, а персонал случайный, да мало ли


Что с ними может там произойти! Случись беда


Какая, все обвинения падут на Ричарда! Скажут,


Что он специально решил избавиться от них,


Чтоб в будущем они не стали соперниками


Для его наследников престола.



БЕКИНГЕМ (с притворной убеждённостью).


Какое будущее, тётушка! Они уже отстранены


От трона и унаследовать престол  не смогут!



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (раздражённо отмахиваясь).


Ах, не учите меня жизни, Бекингем!


И не считайте остальных глупей себя!


Они могут стать жертвой политической


Интриги наших врагов, которые отменят


Их отстранение от трона как раз ради


Того, чтобы с их помощью и захватить


Престол! Детей Эдуарда оставлять в миру


Опасно! Их следует отправить в монастырь!


И мальчиков, и девочек! И чем скорей,


Тем лучше! (К Ричарду.) Ещё до коронации


Прошу вас, сын мой, Ричард, отправьте


Всех детей Эдуарда в монастырь! Беды от этого


Не будет, только польза! Будут молиться


За родителей своих, а там, глядишь,


И выпросят для них прощенье у Господа.


От этого всем будет только лучше!



БЕКИНГЕМ (назидательно).


Такие вещи наспех не решают, милая тётушка.


Пускай пока побудут в Тауэре пару месяцев.


А мы тем временем обсудим основательно


Этот вопрос в Парламенте и с почестями их


Отправим в монастырь, без всякой спешки.



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (распаляясь гневом).


С какими почестями? Что вы говорите,


Бекингем?! Вы что тут дурачка из себя


Строите?! Не может быть, чтоб вы


Не понимали, как может быть опасно


Промедление в этом вопросе? А если


С ними что-нибудь случится ещё до


Пострига? А если их, не приведи Господь,


Убьют?! Вы представляете, какой скандал


Из этого раздуют наши враги?



БЕКИНГЕМ (с притворным удивлением).


Какой скандал? О чём вы говорите?



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (раздражаясь).


Я говорю о политических интригах


И провокациях, что нынче стали делом


Повсеместным! Что если детям навредят


Непоправимо специально, чтобы потом


Скомпрометировать нашего будущего


Короля, Ричарда, и поднять восстание,


Чтоб его власть ослабить?! Ведь это же


Элементарный ход наших врагов и самый


Популярный метод их подрыва власти!



БЕКИНГЕМ.


У вас воображение разыгралось, тётушка,


Вот вам и видятся несчастия повсюду.


Я уверяю вас, что Тауэр надёжен, и ничего


Там детям не грозит! Я предлагаю обсудить


Судьбу их по возвращении государя в Лондон. (К Ричарду.)


Насколько мне известно вам, милорд, придётся


Провести инвеституру вашего сына в Йорке,


Чтоб сделать его принцем Уэльским и первым


Из наследников престола. Не так ли?



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Да. У меня много планов связано с этой


Поездкой. И прежде всего, надо будет


Провести огромную работу на местах


По исправлению ошибок предыдущей


Власти, а также по восстановлению


В стране закона, справедливости и


Правопорядка. Я сомневаюсь, что смогу


Вернуться в Лондон через два месяца.



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (нетерпеливо и повелительно, отмахиваясь рукой).


Ну хорошо, тогда не будем сейчас


Спорить о судьбе племянников! (К Ричарду.)


Милорд, что вы решили по поводу


Елизаветы Вудвилл? Позволите ли


Испытать её как ведьму и осудить?



РИЧАРД ГЛОСТЕР (безапелляционно).


Нет! Ни за что! Безотносительно к судьбе


Племянников скажу: есть очень важная


Причина не обнаруживать связь бывшей


Королевы с нечистой силой.



БЕКИНГЕМ.


Что это за причина?



РИЧАРД ГЛОСТЕР (гневно).


Престиж страны! Я не могу позволить


Доказать тот факт, что державой нашей


Почти что девятнадцать лет управляла


Ведьма! Это позор на всю Европу! Что


Станут думать об Англии и англичанах


За границей, если эта ужасная проверка


Подтвердится? Я знаю склонность


Англичан к нововведеньям! И если здесь


Начнут практиковать казнь королев,


Тогда и короля на плаху потащить недолго!



БЕКИНГЕМ (указывая на петицию).


Они взывают к справедливости, милорд!



РИЧАРД ГЛОСТЕР (раздражаясь).


А я взываю к уважению и неприкосновенности


Особы венценосной! Поймите же, что здесь


Поставлена на карту честь страны, престиж


Монаршей власти и её законность! Страна,


В которой станут убивать монархов, погрузится


В пучину беззакония и в ней погибнет!


Нет, что ни говорите, я этого не допущу!



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (к Раусу).


Так, дальше! Что там ещё написано?



РАУС (просматривая петицию).


Здесь ещё говорится о факте многожёнства


Короля Эдуарда как причины, по которой


Его наследники отстранены от трона.



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (кивает).


Читайте!



РАУС.


«…Известно также, что к моменту


Заключения договора того же брака,


А также и задолго до и после этого,


Король Эдуард состоял в браке


С благородной дамой Элеонорой


Батлер, дочерью Первого графа


Шрусбери, с которым подписал


Он брачную договорённость задолго


До того, как заключил по форме


Свой договор с Елизаветой Грей.


Заявленные отношения здесь были


Всем представлены как истинные,


Хотя на самом деле лишь доказывают


То, что упомянутый король Эдуард,


При его жизни, вместе с  указанной


Елизаветой Вудвилл, сожительствовал


Во грехе, в разврате дьявольском,


Против законов Божьих и церковных.


Поэтому неудивительно, что государь


Наш, будучи таким безнравственным


И вызвал ненависть Всевышнего,


И стал причиной множества бесчинств


И бедствий, что извратили разумное


И правовое  положение вещей, из-за


Чего и создались условия, при которых


Дети указанного короля являются


Здесь незаконнорожденными и потому


Не могут унаследовать престол


И требовать что-либо по наследству,


Согласно праву и закону Англии..».



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (кивает).


Хорошо сказано! А что ещё?



РАУС (просматривает текст).


Здесь говорится о неправедном


Суде над братом короля, герцогом


Джорджем Кларенсом.



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


Читайте, Раус!



РАУС (читает).


«Кроме того, мы заявляем, что от имени


Трёх сословий населения королевства,


Присутствовавших на собрании членов


Парламента, что состоялось во дворце,


Вестминстерском через семнадцать лет


Правления короля Эдуарда Четвёртого,


Король Эдуард для сохранения короны


И королевского престижа составил тогда


Акт парламентский, которым брат короля


Эдуарда, ныне покойный Джордж, герцог


Кларенс, был осужден по обвинению


В государственной измене и лишен прав,


Хотя вина его была намеренно преувеличена


Из опасения, что он бросит вызов правящему


Королю, что и явилось поводом для лишения


Его прав наследия престола, что полагались


Ему по законам и обычаям Англии…»



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


И это всё о нём?



РАУС.


Да, миледи. Дальше идёт обращение к герцогу Глостеру...



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (кивает).


Читайте!



РАУС (читает).


«И принимая во внимание всё


Вышеизложенное, мы призываем Вас,


Как несомненного наследника и сына


Ричарда, покойного герцога Йорка,


Стать полноправным королём Англии,


Наследником короны и статуса, в порядке


Унаследования трона и по причине той,


Что в нынешнее время, другого нет


Наследника, что был бы ближе к трону.


И только вы один по праву можете


Претендовать на трон и статус короля


Как истинный наследник короны Англии.


Вы родились в нашей стране, и мы все


Считаем, что своим разумом и прочими


Достоинствами Вы более других способны


Принести благополучие и процветание


Всем трём сословиям нашей державы, что


Подтверждается и вашим благородством.


И кроме того, мы считаем, что Ваш великий


Ум, благонравие и справедливость, а так же


Царственная доблесть всех ваших памятных


Побед, одержанных Вами в различных


Битвах, которые, как нам известно, Вы


Совершали для защиты интересов Англии,


Даёт Вам это право, которое, как и чистота


И благородство Вашей крови и безупречное


Происхождение ваше, доказывает, что


Вы являетесь единственным достойным


Наследником трех самых прославленных


Престолов в христианском мире, – короны


Англии, Испании и Франции. »



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (кивает).


Всё точно сказано! Что там ещё?!



РАУС (глядя на герцогиню).


Есть заключительная часть воззвания


К Ричарду, герцогу Глостеру, с просьбой


Занять престол...



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (кивает).


Читайте!



РАУС (читает).


«…И пусть же Всемогущий Бог, наш


Царь Царей, по чьей бессчётной Милости


И Промыслу извечному все было в этом


Мире установлено, облагодетельствует


Вашу душу, и предоставит Вам свершать


Всё то, что Вам благоугодно будет в этом


Деле, как и во всех других. А также всё,


Что может Быть благоугодно для Воли


Господа и радости Его, для общей пользы


И для блага Англии, – так, чтобы после


Грозовых туч многих бедствий над нами


Наконец-то воссияло солнце благодати


И справедливости для истинного счастья


И благополучия всех англичан.» (Читает подпись.)


Подписанное представительством от трёх


Сословий Англии, воззвание направлено


Ричарду, герцогу Глостеру, в замок Бейнард,


25 июня, 1483 года от Рождества Христова.



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (к Ричарду)


Как вы ответите на это обращение, милорд?



РИЧАРД ГЛОСТЕР (сдержанно).


Отвечу им согласием и благодарностью


За честь высокую и за доверие. Как


И обещано, ответ они получат завтра. (К Кэтсби.)


Что скажете по поводу воззвания?



КЭТСБИ.


Судя по тексту этого воззвания, я могу


Совершенно точно утверждать, что вы,


Ваша Светлость, милорд Глостер,


Являетесь единственным и всенародно


Избранным королём Англии за весь


Период христианского правления в стране.



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


Дай Бог, чтоб это никогда никем


И не оспаривалось!



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Амен! Теперь, дорогая матушка,


Дамы и господа, я вынужден покинуть


Вас на время для многих важных,


Неотложных дел.



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (наставительно указывая пальцем).


И первое из них – отправить в Миддлхэм


Гонцов за Анной!



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Да. Этим и займётся Роберт Перси. (К Перси).


Сэр Перси, сегодня же отправьте


В Миддлхэм гонцов за леди Анной.


И сами поезжайте ей навстречу


С большим эскортом.



РОБЕРТ ПЕРСИ.


Будет исполнено, милорд! (Откланивается и уходит.)



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Вы, Брекенбери, мне поможете


Составить смету для будущих торжеств.



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


Откуда вы возьмёте деньги на коронацию,


Сын мой? Достаточно ли средств для этого


В казне?



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Из государственной казны я не возьму


Ни пенса. Все торжества будут оплачены


Из моих личных средств.



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


А денег хватит?



РИЧАРД ГЛОСТЕР.


Вот это мы сейчас и рассчитаем.


Пойдёмте, Брекенбери, вы мне


Понадобитесь. Вы тоже, Кэтсби. (К остальным.)


Дамы и господа, я прощаюсь с вами


До вечера. (Кивает присутствующим и хочет уйти.)



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (встаёт).


Нет, погодите! Ещё два слова, сын мой,


Это важно! Я предлагаю всем сейчас


Пройти в часовню и помолиться за успешное


И долгое правление моего сына и короля,


Ричарда Третьего!



ВСЕ ПРИСУТСТВУЮЩИЕ. Да здравствует король наш, Ричард Третий!



            Мужчины преклоняют колено перед Ричардом, дамы склоняются в реверансе.



                        ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ. Картина четвёртая.



        30 июня, 1483 года. Кабинет короля Ричарда III в Вестминстерском Дворце. Резная мебель, стены обиты деревянными панелями. За столом сидит Ричард и работает с документами. Входит слуга.



СЛУГА.


Милорд, по делу подсудимой


Миссис Шор явился её адвокат


И государственный защитник,


Томас Лайном.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Пускай войдёт.



                     Адвокат заходит, преклоняет колено и целует руку королю.



ТОМАС ЛАЙНОМ (подаёт свиток).


Мой государь, я к вам с прошением


От подзащитной моей, миссис Шор.


Она во всём призналась, повинилась


И просит вас смягчить ей приговор.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


И в чём она призналась, повинилась?


В колдовстве? И в том, что напустила


Порчу на лорда Гастингса, который


Богохульствовал в суде и из-за этого


Приговорён был к смертной казни?


На её совести по меньшей мере его смерть!



ТОМАС ЛАЙНОМ.


Мой государь, она призналась в том,


Что выполняя волю королевы, подмешивала


Гастингсу снадобье, как объяснили ей,


Для полноты чувственных ощущений.


Лорд Гастингс – человек немолодой,


Она ему и подливала в вино это зелье.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Которое подействовало так, что Гастингс


Обезумел и свою душу богохульством


Загубил! И вы ещё её оправдываете?!



ТОМАС ЛАЙНОМ.


О нет, милорд, я не снимаю с неё всей


Вины, я лишь прошу смягчить ей наказание


И заменить сожжение на костре церковным


Покаянием. Ей это будет тоже тяжело:


Ходить весь день из дома в дом по Лондону


В одной сорочке, со свечой в руке и каяться


Пред жителями города. Она устанет к вечеру…



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Что-то не нравится мне ваше к ней сочувствие! (Гневно.)


Что на уме у вас? Всё говорите! А иначе пойдёте


По делу этому не как защитник, а как соучастник!



ТОМАС ЛАЙНОМ (в слезах).


Простите меня, государь!


Я скрыл от вас самое главное!



КОРОЛЬ РИЧАРД (гневно).


Что именно?



ТОМАС ЛАЙНОМ (взволнованно).


Я миссис Шор люблю и разрешения


Вашего прошу на ней жениться!



КОРОЛЬ РИЧАРД (удивлённо).


На миссис Шор?!



ТОМАС ЛАЙНОМ.


Да, государь,  я очарован ею!


И не смогу жить без неё! Если она умрёт,


И я погибну! Я не переживу её! (Плача, падает на колени.)


О, будьте милосердны, государь!


Смягчите приговор, я умоляю вас!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


В конечном счёте, она помогала следствию,


Давала показания и указала нам на настоящую


Виновницу чудовищного умопомрачения


Уильяма Гастингса.



ТОМАС ЛАЙНОМ.


Да, государь, во всём виновна королева,


Низложенная Елизавета Вудвилл, а миссис


Шор была только слепым орудием


Её преступной воли!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Действительно слепым?.. Ну хорошо,


Допустим, я смягчу ей приговор,


И вы соединитесь браком…



ТОМАС ЛАЙНОМ.


О, государь, как вы великодушны!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


А как же ваша должность и карьера?


Придётся  вам оставить государственную службу…



ТОМАС ЛАЙНОМ.


Я частной практикой займусь...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Если вы женитесь на миссис Шор, клиентов


В Лондоне у вас уже не будет, вы это знаете…



ТОМАС ЛАЙНОМ.


Покину Лондон и в провинцию уеду…



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Жена ваша откажется столицу покидать..



ТОМАС ЛАЙНОМ.


Что ж, ей тогда придётся выбирать


Между супругом, Лондоном и нищетой.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Нет, нищета ей не подходит.


Она привыкла к роскоши.



ТОМАС ЛАЙНОМ.


Я буду жить в провинции и там  работать,


А деньги посылать ей в Лондон.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Но слухи о скандальной репутации её


Дойдут и до провинции.



ТОМАС ЛАЙНОМ.


Мне всё равно! Лишь бы её спасти!


Я день и ночь готов без устали


Работать, чтоб обеспечить ей


Привычное существование.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


У вас не хватит сил.



ТОМАС ЛАЙНОМ.


Но я на всё согласен!


Лишь бы стать ей мужем!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Мне жаль вас, Том. Конечно, я прошение


Подпишу и даже пожелаю счастья вам


С любимою супругой, если и церковь


Даст согласие на этот брак. Но всё-таки


Подумайте, пока не поздно! (Подписывает прошение.)



ТОМАС ЛАЙНОМ.


Благодарю вас, государь,


За вашу милость и великодушие!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Прощайте, Том! И позовите моего секретаря.



ТОМАС ЛАЙНОМ (радостно).


Да, государь! (Кланяется и уходит.)



                                    Входит секретарь и кланяется.



СЕКРЕТАРЬ.


К услугам Вашего Величества…



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Садитесь, Джон, я продиктую вам письмо.



СЕКРЕТАРЬ.


Кому адресовать послание?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Епископу Линкольна, Джону Расселу.


Готовы? Тогда записывайте:


«Не было границ моему удивлению, когда я услышал от Тома Лайнома о его желании соединиться браком с бывшей женой банкира Шора. Очевидно, она свела его с ума, ежели, кроме неё, он больше ни о чем и ни о ком не хочет думать. Мой дорогой епископ, непременно пригласите его к себе и постарайтесь вразумить его. Если же вам это не удастся и церковь не возражает против их брака, то и я дам ему свое согласие, пусть только он отложит венчание до моего возвращения в Лондон. А пока, дабы не сотворила она чего в случае освобождения, передайте ее под присмотр ее отцу или кому другому, на ваше усмотрение.» Написали? Поставьте дату, и я подпишу.



СЕКРЕТАРЬ (дописывая письмо).


Отправить срочной почтой, государь?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Да, если можно, отошлите побыстрее.


Меня тревожит окружение Джейн Шор


И её связи. Эту особу притягивает всё дурное.


И дружба с нею бедами грозит. Так пусть


Заранее за ней присмотрят или подольше


Держат под замком.




                         Входит слуга и объявляет.



СЛУГА. Её Светлость, герцогиня Йоркская к Вашему Величеству!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Проси!



               Входит герцогиня Йоркская, Ричард подходит к ней, целует руку, подводит к столу и усаживает в кресло.



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


Вы чем-то опечалены, сын мой?


На вас лица нет... Что-нибудь случилось?..



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Не беспокойтесь,  матушка! Всего лишь


День не задался! С утра толпой просители


Приходят и умоляют то участь подзащитных


Облегчить, то сократить им сроки заключения,


То на поруки им отдать преступников! Честное


Слово, матушка, в стране свершился путч,


Плетётся сеть интриг и заговоров, с десяток


Покушений на меня совершено, их чудом


Удалось предотвратить, а вот привлечь


За эти преступления абсолютно некого!


Если и дальше так у нас пойдёт, все будут


Безнаказанно перевороты совершать и


Поднимать восстания и мятежи, и разрушать


Страну, дарованную нам Всевышним! А


Этого я не могу позволить, хоть убейте!


Вплоть до того, что откажусь от власти,


Если всё это будет продолжаться! Вот,


Например, сейчас: мы путч разоблачили,


Его участников арестовали, а все они как


Будто невиновны! Епископ Рочестера,


Томас Ротерхэм, меня заваливает просьбами


Ему срок заключения сократить. При том,


Что тяжела его вина: он взял Большую


Королевскую Печать и отдал её бывшей


Королеве, леди Вудвилл, укрывшейся


В Вестминстерском Аббатства, откуда


Нам извлечь Печать было бы сложно,


А без неё мы управлять страной бы


Не смогли. Тогда как леди Вудвилл,


Самовольно её используя, могла бы


Запросто мутить народ, издав приказ


Подложный за подписью моей, иль


Совершить в стране переворот. Кроме


Того, Епископ Ротерхэм вместе с другими


Участвовал и в покушении на меня. И всё ж,


Мне жаль беднягу Ротерхэма: он тихий,


Безотказный человек и по уступчивости,


Кротости своей был втянут в этот заговор.


Он так меня просил о снисхождении и так


Раскаивался в этом злодеянии, что я


Уступил ему и согласился ограничить


Его заключение минимальным сроком


В четыре месяца. Хотя в любой другой


Стране за это преступление виновного


Казнят четвертованием.



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


Все знают, Ричард, ты мягкосердечен!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Другой виновник многих бед моих, –


Епископ Илийский, Джон Мортон, –


Ужасный человек: опасный интриган,


Шпион Людовика Одиннадцатого,


Злокозненный преступник. Его бы я


Повесил хоть сегодня! Так нет, мой


Друг и мой кузен милейший, Бэкингем,


Уверенный, что может попросить меня


О чём угодно, вцепился в Джона Мортона,


Как гончая в затравленного зверя, и


Не отступал, пока я не позволил ему


Мортона взять на поруки и под его надзор.


И Бэкингем тот час, без промедления,


Увёз епископа в свой отдалённый замок


Брэкон, чтоб наслаждаться обществом его!


Я опасаюсь, нет ли между ними какой


Договорённости? Уж, больно пылко


Бэкингем просил меня его освободить!


Слезу пускал и клялся, и ручался мне


За его лояльность! А вот сейчас сюда


Явился Томас Лайном, назначенный по


Делу миссис Шор защитником, и умолял


Меня смягчить ей наказание и поскорей


Освободить из-под ареста, поскольку


Он влюблён и с ней желает сочетаться


Браком. Просто какая-то Рождественская


Сказка для детей, а не история  моих


Суровых будней! О, Боже! Дай мне силы


Устоять пред искушением быть мягким


И снисходительным к чужой вине! Ведь


Как подумаешь, сколько интриг плетётся


Вокруг престола и сколько преступлений


И зла творится, невольно подозрительным


И беспощадным станешь! А мне так хочется


Быть милосердным к подданным своим!


Так хочется любить их и счастливым быть


Ответно их любовью!



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


Поговорим о милосердии, сын мой...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


О Боже! Матушка! Да неужели и вы


Попросите меня кого-нибудь помиловать?



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


Да, вашего кузена сводного


И моего племянника, Томаса Стэнли.



КОРОЛЬ РИЧАРД (в ужасе отшатываясь и отгораживаясь рукой).


О, Боже! Нет! Просите за кого угодно,


Но только не за него!



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (невозмутимо).


Ко мне сегодня приходил сын Томаса,


Лорд Страндж...



КОРОЛЬ РИЧАРД (раздражённо).


И умолял вас заступиться за него!


О, матушка, все знают вашу доброту!.. (В волнении ходит по комнате.)



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (настойчиво).


И милосердие твоё, мой ангел!


Так будь же милостив, освободи его


Из заключения! Ему так плохо в Тауэре! (С упрёком в голосе, качая головой.)


Его там один раз даже ударили по голове!



КОРОЛЬ РИЧАРД (резко оборачиваясь).


О, да! Сэр Томас Стэнли не привык


Сносить Удары. И потому он в бой


Выходит крайне редко и неохотно.


Предпочитает в безопасности стоять


С резервным  войском и наблюдать


За ходом битвы, чтоб после Боя


К победителю примкнуть. Мне этот


Стиль его давно известен. И если б


Не его призвание к интригам и тяга


К мятежам и заговорам, он был бы


Всем известен в основном, как трус,


Готовый бросить своих союзников


На поле битвы. Что скажете, разве


В сражении при Блор-Хите было не так?



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (с наивной убеждённостью).


Он храбро проявил себя в других сражениях...



КОРОЛЬ РИЧАРД (раздражённо, с презрением).


Не знаю я сражений, где он отличился!


Быть может в битве при Нортхэмптоне,


Где он сражался против короля Эдуарда


Совместно с графом Уорвиком, вашим


Племянником? Так после этого он тоже


Вёл себя позорно: попал в плен и умолял


Короля Эдуарда о прощении. Тогда


Его вину пред Йорком ему простили


Во второй раз. И более того, Стэнли


Так ловко втёрся в доверие к Эдуарду,


Что король стал даже благоволить к нему,


Его назначив Главным судьёю Честера


И Флинта. Но Стэнли ему снова изменил


Уже после вторжения в Англию Кларенса


И графа Уорвика для возвращения трона


Генриху Шестому. Он  вместе с ними


Перешёл на сторону Ланкастера и воевал


В рядах повстанцев, осаждая замок Хорнби


В графстве Чешир. Был побеждён и взят


В плен лично мною. И я, признаться, был


Немало удивлён, увидев нашего «союзника»,


Томаса Стэнли, среди ланкастерцев!


Но он и в этот раз сумел разжалобить


Эдуарда и вымолил себе прощение.  Ему


Поверили, но после поражения Ланкастеров


В битве при Тьюксбери, он снова в плен


Попал к королю Эдуарду и вновь, теперь


Уже в четвёртый раз, смог выпросить себе


Прощение. Я попытался брата остеречь,


Но, вопреки моим советам, он Томаса


Опять помиловал и наградил впоследствии


Доходными владениями и должностями.


Нет, матушка, и не просите за него!.. Том


Стэнли, наперекор всему, пробьётся сам,


Без посторонней помощи! Он ведь из тех,


Кто не горит в огне, в воде не тонет.



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (с наигранной убеждённостью).


А помнишь, как сэр Томас Стэнли тебя


Сопровождал в Шотландию? Он в тех


Походах был вместе с тобой и славу


Громкую твоей победы разделил по праву!



КОРОЛЬ РИЧАРД (резко оборачиваясь).


По какому праву, матушка?! Уж лучше б


Оставался здесь, в Лондоне, при короле!


Ничем особенным он себя там не проявил,


А только под ногами путался и мне мешал!


Нет, что ни говорите, а приговор ему


Смягчать не стану!



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (равнодушно и строго).


И тем не менее, я вас прошу помиловать его! (Жёстко, решительно.)


Я обещала его сыну во что бы то ни стало


Добиться освобождения для Томаса Стэнли, (Повышая голос.)


И я буду настаивать на этом, даже если бы


Он угрожал вам лично!



КОРОЛЬ РИЧАРД (гневно, возмущённо).


Но он и угрожал мне лично! И ещё будет мне


Угрозой в будущем, если помилую его! Ведь


При его способности в доверие втираться,


Упрашивать и убеждать, настаивая на своём,


В его руках любой правитель тает, словно воск! (С ненавистью.)


О! Томас Стэнли, оставшись при дворе, такую


Сделает блестящую карьеру, что сам меня же


Оттеснит и уничтожит! Так что (Решительно.)


Решайте, матушка, чья жизнь дороже вам?


Его, вашего сводного племянника, или моя,


Вашего сына и короля?



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (с напускным безразличием пожимает плечами).


Ну так не оставляйте его при дворе...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Так он на меньшее и не пойдёт, если его


Помилую! А отдалить его – себе же хуже:


Не уследишь за ним! Он натворит такого,


Чуть только выскользнет  из-под контроля,


Что не приведи, Господь!



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (невозмутимо пожимает плечами).


Ну так отправьте его под надзор...



КОРОЛЬ РИЧАРД (с усилием сдерживается).


Боюсь за надзирателя, он его облапошит


И сбежит, или склонит к измене! Нет,


Безопасней от него избавиться! И чем


Скорей, тем лучше. К тому ж никто так


Не заслуживает казни по совокупности


Всех преступлений, как Томас Стэнли!



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (требовательно).


Но я же обещала его сыну! И вам его


Помиловать придётся, чтоб репутацию


Мою спасти!



КОРОЛЬ РИЧАРД (возмущённо).


И погубить свою?! Ведь после этого


Помилования все, абсолютно все,


Будут считать меня врагом и самому


Себе, и королевству! ( В отчаянии.)


В какое положение вы ставите меня,


Вашего сына и государя?!



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (твёрдо).


Он должен быть помилован, милорд!


Я жду согласия вашего! Решайте поскорее...



КОРОЛЬ РИЧАРД (с упрёком).


Когда уже вы за меня решили?.. (С сожалением и ненавистью.)


И здесь он  выкрутился... Вот напасть


Какая! Нет от пройдохи этого спасения!


А так хотелось расплатиться с ним сполна...



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (назойливо, умоляющим  тоном).


Прошу вас пощадить его ради меня!.. (Твёрдо.)


Я обещаю вам, что впредь ни за кого


Из ваших подданных просить не буду!



КОРОЛЬ РИЧАРД (с сомнением).


Ах, если б так!..



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (нетерпеливо).


Так ты помилуешь его?



КОРОЛЬ РИЧАРД (сдерживая раздражение).


Ну, только ради вас, чтоб вас не ставить


В унизительное положение. Но впредь (Жёстко и строго.)


Прошу вас данное мне обещание


Сдержать!



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (с наигранной растерянностью разводя руками).


Но что же делать, ежели все знают,


Как я отзывчива и сердобольна,


И захотят воспользоваться этим?



КОРОЛЬ РИЧАРД (оборачиваясь к ней, с ужасом).


А вы опять не сможете им отказать?.. (Возмущённо.)


Но, матушка, вы только что мне обещали!..



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (с угрозой и  упрёком).


Тогда я вынуждена буду отдалиться от двора...



КОРОЛЬ РИЧАРД (надменно и строго).


Ну разве только в интересах государства...



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (смягчаясь).


Прощай, мой сын, ты будешь добрым


Королём и без моих просьб... (Целует его.)



КОРОЛЬ РИЧАРД (испуганно, с надеждой в голосе).


Но вы же будете на коронации!..



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (растерянно улыбаясь).


Конечно! Я буду счастлива присутствовать


При этом! Такая радость для меня и честь,


Тебя в венце увидеть, милый Ричард! Я этот


День запомню навсегда. (Обнимает его.)


Благодарю тебя за Всё, мой дорогой!



                       Ричард опускается перед ней на колени..



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (кладёт ему руки на голову).


Благослови тебя Господь, мой дорогой сыночек!..


Да ниспошлёт он тебе долгое и мирное правление.



               Перекрестив Ричарда, герцогиня берёт в свои ладони его лицо, привлекает к себе и целует его волосы, лоб и щёки.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Амен! (Склоняется к её руке.)




                                         ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ, Картина пятая.



           5 июля, 1483 года. Покои королевы Анны Невилл во дворце обставлены с изысканной роскошью. Королева Анна примеряет парчовую мантию, подбитую горностаем. Двое портных расправляют её складки. Король Ричард наблюдает за примеркой. Небольшая группа роскошно одетых придворных дам стоит поодаль в углу.



КОРОЛЕВА АННА (глядя в зеркало).


 Что скажете милорд?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Этот наряд будет смотреться лучше


При вечернем освещении.



КОРОЛЕВА АННА.


Тогда его одену на банкет... А на коронации


Я буду в облачении из золотой парчи.



КОРОЛЬ РИЧАРД (восторженно).


Вы будете в нём ослепительны, мой ангел!


По красоте роскошных одеяний затмите всех!



КОРОЛЕВА АННА.


Я слышала, банкет будет большой.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


На три тысячи персон!



КОРОЛЕВА АННА.


А денег хватит? Ведь королевскую казну


Не удалось пополнить с тех пор, как


Её растащили Вудвиллы!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


А мы и не воспользуемся ею. Из наших


Личных средств у нас достаточно найдётся


Денег, чтоб оплатить и коронацию,  и


Содержание двора,  и  многое другое...



КОРОЛЕВА АННА.


Выходит, королева просчиталась, пытаясь


Вас лишить казны и денежные трудности


Создать в стране?



КОРОЛЬ РИЧАРД (обнимая её).


Какие трудности, сокровище моё? Иль


Вы забыли, что я умею делать деньги из


Ничего? С тех пор, как вы со мной, ко мне


Благоволит удача, судьба меня одаривает


Щедро. Даже при том, что мы все эти годы


Благоустраивали северные графства и много


Жертвовали на благотворительные нужды,


Наши доходы от имений и от нашей доли


С торговых оборотов прибыльных компаний


Так велики, что мы могли бы  хоть сегодня


Открыть собственные банки и реформировать


Всю экономику страны, чем я и собираюсь


Заниматься в ближайшее же время! Так что


Расходы наши пусть вас не смущают. Ведь


Коронация бывает лишь один раз в жизни,


И то, не во всякой. А  я хочу, чтоб наше


Торжество было бы ослепительно роскошным,


Достойным вас, моя возлюбленная королева!



                 Слуга подносит ему шкатулку. Ричард открывает её и подаёт Анне.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Я полагаю, эти драгоценности будут


Блестящим  дополнением вашего


Наряда. Наш ювелир меня заверил,


Что это лучшие рубины и сапфиры


Во всей Европе.



                 Анна принимает шкатулку и с восторгом разглядывает украшения.



КОРОЛЕВА АННА.


О, ангел мой, они великолепны! Рубины,


Золото, сапфиры, жемчуг! Очень красиво!


Благодарю вас, мой любимый! (Целует его.)



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Как раз под красно-синие цвета герба


Плантагенетов. Специально для вашей


Коронационной мантии. Примерьте их


Скорее, дорогая! Мне так не терпится


Увидеть их на вас!



КОРОЛЕВА АННА.


Вы меня балуете, мой любимый!


Но эти драгоценности...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Они ничто в сравнении с вашей красотой,


Мой ангел! Вы – моя драгоценность!


Бесценное сокровище моё!..



                  Ричард помогает Анне надеть ожерелье и целует её шею и плечи. Дамы деликатно отворачиваются. Заходит слуга и объявляет.



СЛУГА. Их Светлости, леди Маргарита Плантагенет, графиня Солсбери, и лорд Эдуард Плантагенет, граф Уорвик!



КОРОЛЕВА АННА (радостно).


Наши племянники! Дети моей сестры


Покойной, Изабеллы, и вашего брата,


Джорджа! Ну, наконец-то я увижу их! (Слуге.)


Проси скорей!



                     В комнату заходят Маргарита и Эдуард. Девочка приводит брата, осторожно обнимая его за плечи. Мальчик стоит возле неё, закрыв лицо руками.



КОРОЛЕВА АННА (испуганно) .


О Боже, что с ним?


И почему он от меня закрыл лицо?!



МАРГАРИТА (смущённо).


Его пугает яркий свет, миледи.


К тому же он ещё людей боится


И разучился разговаривать совсем.


После ареста нашего отца его


Отправили в тюрьму трёхлетним


Малышом, и он провёл там


В одиночестве, в кромешной


Темноте пять лет! В тюрьме его


Морили голодом и больно били.



КОРОЛЕВА АННА.


Да это просто чудо, что он выжил!


Бедный ребёнок!..



                       Анна берёт мальчика за руки. Мальчик с воплем вырывается из её рук и подбегает к сестре.



КОРОЛЕВА АННА (растерянно).


Ну вот опять... И отчего он так перепугался?



МАРГАРИТА.


Он одичал, миледи, вы его простите!



                      Анна подходит к мальчику и пытается его обнять, но ребёнок вырывается и, с визгом вцепившись в платье сестры, начинает вопить истошным голосом. Анна растерянно отходит от него.



КОРОЛЕВА АННА.


Не будем его беспокоить.


Пусть понемногу привыкает к людям.


А как он ест?



МАРГАРИТА.


Он уже начинает привыкать к нормальной пище.



КОРОЛЕВА АННА.


Будем надеяться, что он и к людям


Привыкать начнёт! Скорее бы... (К Маргарите.)


Он уже начал разговаривать?



МАРГАРИТА.


Да, иногда он вспоминает простые и знакомые


Слова...  Вы мне позволите быть рядом с ним,


Миледи? Когда меня нет, он постоянно плачет.



КОРОЛЕВА АННА.


Да, разумеется, дитя моё! Сколько хотите!



МАРГАРИТА.


Благодарю вас, государыня за всё! (Делает реверанс и уходит, уводя брата.)



                Королева Анна отпускает придворных дам. Ричард и Анна остаются одни.



КОРОЛЕВА АННА.


Бедный ребёнок! Так изуродовать его


Сознание этим ужасным, страшным


Заключением! И тем не менее, милорд,


Я полагаю, ваше решение остаётся в силе


И этот мальчик станет вашим вторым


Наследником престола?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Да, если у нас с вами не будет внуков


От принца Эдуарда. После него престол


Английский перейдёт к этому мальчику.



КОРОЛЕВА АННА.


Дай Бог ему здоровья! И всё же, я надеюсь,


Что наш сын нас не заставит слишком


Долго ждать и внуками нас скоро одарит.


Ему сейчас неполных десять лет. Так что


Мы можем начинать подыскивать ему невесту...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Пусть раньше подрастёт, а там посмотрим...



                           В комнату заходит слуга.



СЛУГА. Леди Эллис Невилл, баронесса Фицхью из Равенсворта и её дочь, Елизавета Фицхью, леди Парр!



                    В комнату заходят две бедно одетые дамы и склоняются в реверансе. Кивнув в ответ на приветствие, Анна устремляется им навстречу.



КОРОЛЕВА АННА.


Ну наконец-то! Тётушка! Кузина!


А мы вас заждались! Я уже стала


Беспокоиться. Мне так хотелось,


Чтобы вы присутствовали на нашей


Коронации! Вы уже знаете, что вас


Назначили моими фрейлинами и вы


В числе других семи знатнейших дам


Понесёте на коронации мой шлейф?



ЛЕДИ ЭЛЛИС.


Да, государыня, нам уже сообщили,


И мы вам благодарны за такую честь!



КОРОЛЕВА АННА.


Но что вас задержало по дороге?



ЛЕДИ ЭЛЛИС.


Мы заезжали в Равенсворт


И нашли замок наш в ужасном состоянии.



ЕЛИЗАВЕТА ПАРР.


Крестьяне из окрестных деревень


Разрушили большую часть его


Строений, чтоб подкрепить камнями


От него свои дома.



КОРОЛЕВА АННА.


И он уж не пригоден для жилья?!



ЕЛИЗАВЕТА ПАРР.


Совершенно!


Нам даже негде было там остановиться!



ЛЕДИ ЭЛЛИС.


Да, госпожа моя, как ни печально, это так!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Ваши доходы, видимо, невелики, миледи!



ЛЕДИ ЭЛЛИС.


Увы, милорд, наши имения убыточны,


Долгов у нас намного больше, чем доходов.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


А для того, чтоб сделать прибыльными ваши


Земли, нужно вложить в них очень  много


Денег. И получается замкнутый круг.



КОРОЛЕВА АННА.


И как же нам решить эту задачу?


Чем можем мы помочь нашим кузинам?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Поступим так: мы жалование выплатим


Вперёд вам за два года. Вы при дворе ни


В чём не будете нуждаться, а все, от нас


Полученные деньги, разделите на несколько


Долевых вкладов и вложите их в оборот


Торговли тех компаний, которые я укажу.


Доходы с оборотов вы получать начнёте


Уже через два месяца, и вам их хватит и


На покрытие долгов, и на строительство


Разрушенного замка.



ЛЕДИ ЭЛЛИС.


Как нам благодарить вас, государь?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Дружбой и любовью, как некогда в те времена,


Когда вы запросто к нам приезжали в Миддлхэм.



ЛЕДИ ЭЛЛИС.


Вы нам такую щедрую услугу оказали!



КОРОЛЬ РИЧАРД .(улыбаясь).


Мы будем рады видеть вас здесь,


При дворе. По случаю намеченных


Торжеств, распорядились мы для вас


Пошить несколько платьев из дорогой


Парчи и шёлка. А это – драгоценности


К нарядам.



             Король Ричард делает знак слугам и те подносят две шкатулки с драгоценностями. Дамы принимают шкатулки и с восхищением смотрят на украшения.



ЛЕДИ ЭЛЛИС.


Они великолепны, государь! Мы


Благодарны вам за доброту и щедрость!



                    Дамы передают шкатулки слугам и склоняются в реверансе.



КОРОЛЬ РИЧАРД..


Слуги сейчас проводят вас в покои,


Где сможете вы отдохнуть с дороги,


А вечером увидимся за трапезой...  (Кивает каждой в ответ на реверанс.)



                      Леди Эллис с дочерью уходят в сопровождении слуг.  Ричард и Анна остаются одни.



КОРОЛЕВА АННА.


Итак, две дамы уже выбраны для моего


Сопровождения. По протоколу требуется


Семь. Кого угодно вам ещё назначить?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Всего лишь двух. И первая из них, –


Елизавета Тилни, графиня Суррей,


Невестка друга моего, Герцога Норфолка.



КОРОЛЕВА АННА.


И вы поэтому ей  поручаете нести


На коронации мой шлейф?!



КОРОЛЬ РИЧАРД..


Не только! Её супруг, граф Томас Суррей,


Будет держать на коронации мой меч.



КОРОЛЕВА АННА.


Против него я возражать не стану, но


У неё так лживо бегают глаза, что я ей


Даже избегаю смотреть в лицо, чтоб


Не смущать её. Уверена, что если б


У неё была возможность перебежать


На сторону Ланкастеров, она бы это


Сделала одной из первых. А кто вторая?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Леди Маргарет Бофорт, супруга


Нынешняя сэра Томаса Стэнли.



КОРОЛЕВА АННА (в ужасе отступает).


О, нет, нет! Только не она! Ведь у неё


Такие злющие, колючие глаза! Она будет


Ими сверлить меня, глядя мне в спину!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Её вы тоже в чём-нибудь


Подозреваете, мой ангел?



КОРОЛЕВА АННА.


Не сомневаюсь, это именно она


Направила своего пасынка, барона


Странджа, к матушке вашей, чтобы


Он слёзно упросил её уговорить вас


Помиловать его отца, Томаса Стэнли.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Пусть даже так, и что с того?



КОРОЛЕВА АННА.


Да только то, что Маргарет Бофорт –


Коварная и изворотливая интриганка,


Которая всегда знает, как и через кого


Ей нужно действовать, чтобы добиться


Своей цели. А ведь она – мать Генриха


Тюдора, вашего злейшего врага, что


Прячется от вас на континенте. И это


Именно его недавно Вудвиллы оружием


Снабдили и деньгами. Наверняка теперь


Она рассчитывает, что он здесь станет


Новым королём. Она же сделает всё,


От неё зависящее, чтобы Тюдор лишил


Вас трона и короны!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Вы мне рисуете такие мрачные


Картины, дорогая...



КОРОЛЕВА АННА.


А разве вы забыли, что её муж,


Сэр Томас Стэнли, ещё недавно


Был вами осуждён как заговорщик?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


И всё же я помиловал его, и решение это


Обратной силы уже не имеет. Как бы то


Ни было, но сэр Томас Стэнли на нашей


Коронации будет держать мой скипетр


Во время ритуала.



КОРОЛЕВА АННА (с ужасом).


Кто?! Томас Стэнли?! Предатель


Из предателей! Изменник пятикратный


Будет на нашей коронации держать ваш


Скипетр?! А кто вас попросил ему такую


Милость оказать? Позвольте, угадаю...


Ваш близкий друг, лорд Фрэнсис Ловел?


Я не ошибаюсь?



КОРОЛЬ РИЧАРД (изумлённо).


Но как вы догадались?..



КОРОЛЕВА АННА.


Мне удаётся иногда видеть людей


Насквозь и даже узнавать их мысли!


А тут и тайны нет: ведь всем давно


Известно, что сэр Томас Стэнли


С лёгкостью находит покровителей,


Всегда готовых заступиться за него,


Иль выпросить для него всё, что угодно.


А Фрэнсис Ловелл обожает оказывать


Взаимовыгодные, добрые услуги. Поэтому


Такой наушник и фискал, как Стэнли,


Всегда ему полезен может быть, хотя


Тот лучше понимает свой интерес


И выгоду. Прошу, милорд, и умоляю,


Откажите Томасу Стэнли в этом назначении,


Пока не поздно! Не навлекайте на себя


Беду! Прошу вас! (Падает ему в ноги.)



КОРОЛЬ РИЧАРД (поднимает её и усаживает в кресло.)


Что с вами, дорогая, успокойтесь!



КОРОЛЕВА АННА.


Нет, не могу! Чуть только я подумаю


О Стэнли, мне делается вдруг так


Тревожно за вас и так страшно!..


Гоните его прочь! Прошу вас!..



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Ну, успокойтесь, дорогая, и поймите:


Концепция моего правления направлена


На то, чтобы закончить перемирием войну


Алой и Белой Розы и примирить все кланы


Враждующих домов Ланкастера и Йорка.


На нашей коронации и тех, и других будет


Примерно поровну. Поэтому и Стэнли


Как отчим лидера от партии Ланкастеров,


Муж Маргарет Бофорт...



КОРОЛЕВА АННА.


...Будет держать на коронации ваш


Скипетр, чтобы потом его отнять у вас


И передать своему пасынку, Тюдору?!


Нет, это невозможно! Наверняка он


Уже думает об этом!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Поймите, Анна!..



КОРОЛЕВА АННА.


Нет, это вы поймите, что проводить политику


Насильственного умиротворения опасно!


Тем более теперь, когда ни люди, ни условия


Для этого не подготовлены! Ланкастерам сейчас


Не выгодно с нами мириться, когда они поддержку


Получили деньгами и оружием от Вудвиллов,


Которые пригрелись в нашем доме и обобрали


Дочиста его. И большинство наших сторонников


Убили, и захватили их имущество, а вслед за


Тем переметнулись на сторону наших врагов!


Вы захотели с ними помириться во имя мира


В нашем королевстве? Это конечно же


Похвальное решение! И тем не менее, при всём


Вашем желании, они не примирятся с вами.


Они не так наивны и отлично знают, как тяжела


Вина их перед нами, и не поверят вашим добрым


Побуждениям, как ни пытались бы вы это


Доказать! Те, что уже на континент сбежали,


Будут открыто с вами враждовать, а те из них,


Что ещё здесь остались, прочнее приживутся


При дворе, из явных недругов став тайными


Врагами. Ваша концепция политики тотального


Умиротворения опасна и несвоевременна! Вам


Не поверят и никто вас не поддержит в этом.


Все посчитают, что таким способом вы просто


В заблуждение их пытаетесь ввести. И если


Вам угодно заблуждаться самому, они в этом


Препятствий вам чинить не станут, но тут же


Перейдут к тем, кто на вещи смотрит здраво,


Поскольку так надёжнее для них. Так что


Запомните: измены ещё будут! И не одна,


А множество измен, что будут совершаться


В решающие или поворотные моменты вашего


Правления. И постоянно к этому готовы будьте


И не обессудьте: с политикой поверхностного


Примирения вы с толку их сбиваете, поскольку


Они не чувствуют надёжной в вас опоры. А кроме


Того, в ваших действиях они начнут подозревать


Подвох. Желая выяснить ваши намерения, они


Вас часто будут провоцировать на ссору, тем


Проверяя вашу способность защищаться. Им


Нужен сейчас сильный покровитель! Они от вас


Ждут не уступок, а надёжности и силы. Если


Сумеете вы защитить себя, они поверят в вашу


Способность защитить и их. Люди всегда желают


Чувствовать опору и защиту со стороны правителя –


Это их право! Тем более, в условиях войны!..



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Но для того я и хочу войну закончить,


Чтоб прекратить раздоры в королевстве.



КОРОЛЕВА АННА.


И вы для этого идёте на рискованные


И столь опасные для вас уступки? (Резко отворачивается.)


Нет, это невозможно!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Но я хочу быть добрым королём


Для моих подданных!



КОРОЛЕВА АННА.


Быть добрым – ещё не значит быть хорошим!


Добро любой ценой добром не обернётся,


А обесценится и превратится в зло


От неразборчивости в выборе средств


Достижения добра. Любимый  мой! Вы


Стали королём, и от благих намерений


У вас уж закружилась голова! Вам уже


Хочется любить всех ваших подданных


И всех врагов прощать! Но я прошу вас,


Будьте осторожны и не прельщайтесь


Обманчивой любезностью, покорностью


И благодарностью фальшивой всех тех, кто


В недалёком будущем вам может стать врагом!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Мой ангел, я не сомневаюсь в вашей


Способности видеть людей насквозь,


Но всё-таки я вас прошу: не будьте


Так подозрительны!



КОРОЛЕВА АННА.


А вы не будьте таким доверчивым! (Обнимает его.)


Кроме того, что всё это опасно для вашей


Жизни и для королевства, мне всегда


Больно видеть, как тяжело, с какой обидою


И разочарованием вы переносите


Предательство бывших друзей. Вы


Лучше вспомните, сколько сражений


В истории нашей войны проиграно


Из-за того лишь, что во время битвы


Предатель-командир переводил войска


На сторону врагов! И Стэнли с ними


Схож! А по способности выслуживаться


И входить в доверие, а после предавать,


Он не имеет себе равных! Он, словно


Червь, пролезший в яблоко, в любую


Душу проникать способен, чтобы


Оставить там после себя гниль, грязь


И пустоту! Он разрушает всё, во что


Внедряется и всё, чего коснётся. Если


Вам нужно дело загубить, вы поручите


Его Стэнли, он его развалит. Если вам


Хочется нажить врагов, приблизьте


К себе Стэнли, и он с перепугу вам


Начнёт вредить! Он уже скоро вам


И мстить начнёт за то, что был в тюрьме


По вашему приказу! Он не забудет


Пережитых страхов и выпавших


На его долю оскорблений. Наверняка


В своей душе он уже всем святым


Поклялся корону вашу передать


Своему пасынку, Тюдору!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Но, Анна...



КОРОЛЕВА АННА.


Любимый мой, я не хочу, чтоб вы потом


Из-за него страдали и сожалели бы о ваших


Милостях, раздаренных впустую! Их Томас


Стэнли вовсе не достоин! Прошу вас,


Отдалите его от себя! Я так боюсь за вас,


Мой дорогой, сокровище моё! (Осыпает его поцелуями.)


Мой ангел!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Нет, это вы – мой ангел, Анна! Мой Ангел


Хранитель! Я счастлив, потому что вы


Со мной, сокровище моё! Моя бесценная!


Неповторимая! Я жив, пока мы вместе!



КОРОЛЕВА АННА.


Я буду всегда с вами, мой любимый!


Мой единственный! (Обнимает его.)


Здесь, на Земле, и там, на небесах!



КОРОЛЬ РИЧАРД (растроганно).


Я милосердным быть хочу, чтоб


С вами там соединиться! (Целует её.)


Но обещаю, что вопреки здравому


Смыслу я поступать не буду!



КОРОЛЕВА АННА.


Надеюсь! (Замирает в его объятиях.)




                                ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ.  Картина шестая.



                 6 июля, 1483 года. Внутренний двор Вестминстерского Аббатства. В центре задника сцены – вход в Аббатство со стороны двора, по обеим сторонам от него – две галереи. На галерее справа появляется скрывающаяся в Аббатстве бывшая королева Англии, ныне отстранённая от власти, леди Грей. Простоволосая, в рубище, она одета как кающаяся грешница, в соответствии с той мерой наказания, которую ей назначили за грехи.



ЛЕДИ ГРЕЙ.


Похоже, Ричард не спешит меня казнить!


Что ж, для меня оно тем лучше: он мне даёт


Шанс отыграться и возвратить упущенное.


Да, Ричард, очень скоро ты пожалеешь


О милосердии своём, которым ты особенно


Гордишься! Кичишься добродетелью своей?


Воображаешь себя мудрым и справедливым


Правителем? Всеобщим благодетелем своего


Народа? Судьёю праведным? Поборником


Закона? А ты того не знаешь, что людям


Снисхождение государя часто бывает горше


Казни и обидней унижения. Особенно, когда


К нему примешиваются их беспощадной


Совести терзания. За снисходительность


Твою и доброту тебе не раз ещё придётся


Поплатиться, вкусив измены ядовитые плоды.


Ты пощадил меня, но я не собираюсь


Тебе быть благодарной по гроб жизни.


Я буду мстить тебе, пока ещё есть силы


За то, что отстранил меня от власти,


Отринул трон от сыновей моих


И дочерей лишил выгодных партий,


Заставив их с мечтою распрощаться


Об участи замужества завидной


С достойным их величия женихом.


Я буду тебе мстить за унижение


И пережитый страх, мой добрый Ричард,


Вдруг в одночасье ставший королём!


Я буду тебе мстить за нищету, которую


Терплю я, здесь сидя взаперти, в Аббатстве!


Я буду наслаждаться своей местью,


Выдумывая казни для тебя! Я буду злобным


Оговором отвращать от тебя подданных твоих,


Их побуждая против тебя восстать!


Ни днём, ни ночью ты не обретёшь покоя!


Я истерзаю тебя страхом будущих напастей,


И подниму против тебя твою страну!


Я клеветою стану возмущать народ твой.


И раскачаю под тобой твой трон.


Я подошлю к тебе предателей, убийц


И сброшу с головы твоей корону!


Ты, Ричард, скоро горько пожалеешь


О том, что отстранил меня от власти


И объявил ублюдками моих детей!


Я сделаю всё, чтобы втянуть тебя


В пучину искушения жестокостью!


Заставлю тебя развязать в стране террор


И низко пасть в глазах твоих любимых


Подданных, сгубив репрессиями


Всех самых преданных твоих друзей.


Ты хочешь быть правителем великим?


А станешь самым проклятым и худшим


Во мнении народа твоего! Ты хочешь


Милосердным быть? А прослывёшь жестоким!


Ты хочешь честь свою оставить безупречной


И репутацию безвинной сохранить?


Судьба прядёт тебе совсем другую нить!


Прими венец терновый участи твоей,


За то, что отстранил от трона моих сыновей!



                        Под звон колоколов, звуки фанфар и хоровое пение с правой стороны авансцены появляется коронационная процессия. Первыми идут герольды с трубами, следом за ними – епископы, участвующие в коронации, далее следуют король Ричард и королева Анна в пышных одеяниях из золотой парчи и длинных мантиях. Согласно традиции, мантию с гербом Плантагенетов за будущей королевой несут семь дам. Ближе к Анне – Эллис Невилл и её дочь, Елизавета Парр, следующие две дамы средних лет (Маргарет Бофор и Элизабет Тилни), остальные три несут полукруглый конец мантии. Дойдя до середины авансцены, процессия поворачивает направо и направляется ко входу в Аббатство. Ричард и Анна, дойдя до поворота, останавливаются.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Теперь мы, в соответствии с законом,


Должны снять свою обувь здесь,


Ибо ступаем на святую землю.



             С левой стороны на авансцену выходят два пажа и снимают с ног Ричарда и Анны обувь. Ричард и Анна проходят в Аббатство, ступая по ковру, а пажи, взяв обувь, отступают в сторону, чтобы затем, в числе других пажей, проследовать за процессией. За августейшей четой следуют ближайшие сподвижники Ричарда, герцогиня Йоркская со своими дамами, члены парламента, представители высшей знати и духовенства. Бекингем, поравнявшись со входом в галерею, отделяется от процессии и, когда она полностью заходит в Аббатство, появляется на галерее слева.



БЕКИНГЕМ.


Казалось бы, мне больше нечего желать:


Я награждён высокими чинами и титул


Получил высокий Лорда-Камергера


И Главного Констебля Англии. Я дружен


С королём. Его советник тайный, я получаю


Всё, что ни попрошу и даже больше...



ЛЕДИ ГРЕЙ (показываясь из-за колонны).


А вот и новый прихвостень монарха!


О, он ещё сослужит свою службу!


Ждать недолго!...



БЕКИНГЕМ.


Король пообещал вернуть мне графство


Херефорд, принадлежавшее моей


Покойной бабке, Анне Глостер, что


Отказалась от него в пользу Ланкастеров.


Доходы с графства будут поступать


В мою казну уже через неделю, хотя


Приказ формально не подписан. (Хмурится.)


Что это – забывчивость простая  короля,


Иль его замысел, намеренный и дальновидный?..



ЛЕДИ ГРЕЙ.


Ну, вот и началось! Неблагодарность –


Первый враг дарителей. Второй их враг –


Иллюзии, что разрушаются при этом,


А третий враг их – разочарование


В дружбе и в ответной благодарности,


Которая лишь неосуществимый


Вымысел и миф. А правда вот в чём:


Чем больше делаешь добра, тем


Большим злом тебе за это воздают.


Ты, Ричард, эту азбуку ещё не знаешь,


Но скоро ознакомишься сполна!



БЕКИНГЕМ.


А может Ричард мне не доверяет?


Иль разглядел соперника во мне


И будущего претендента на корону?


Ведь мы ведём свой род от общих


Предков. Но он – от старшей ветви,


Я – от младшей. А кровь у нас всё та же,


Королевская...



ЛЕДИ ГРЕЙ.


И что с того? Подумаешь, –  наследник!


И с лучшей кровью не ступали на престол!..



БЕКИНГЕМ.


Но это – пустяки! И кто мне запретит до срока


Напомнить всем, что я – потомок Томаса Вудстока?


Вот и значок его, что я на грудь повесил. (Указывает на свой медальон.)


Теперь пойду на праздник, буду весел.


И виду не подам, что возмущён.


Король доверчив, не узнает он


Какую тайну в сердце я лелею.


Что ж, Бекингем, надейся, требуй, будь смелее!


И путь к великой славе проруби!


И да падут ниц пред тобой все короли!


Земные иль небесные – не важно!


Я цель наметил, к ней и поведу отважно


Корабль судьбы моей уверенной рукой!


Да, Ричард Глостер, я пойду с тобой!


И для отвода глаз буду тебе подмогой.


А там уж перейду и на свою дорогу –


Широкую, просторную, прямую,


Как высший дар небес её приму я!


Она меня к короне приведёт!


А за тобою смерть с косой придёт! (Заходит в Аббатство.)



ЛЕДИ ГРЕЙ.


Да, Ричард, – новоявленный герой!


Свершится всё, что я тебе пророчу:


Увидишь, что свет солнца над тобой


Скоро затмится непроглядным мраком ночи! (Уходит.)



                 Двери Аббатства открываются и под звуки органа и звон колоколов в окружении епископов и придворных появляются коронованные Ричард и Анна. Площадь перед Аббатством заполняется горожанами. Они приветствуют короля и королеву, машут шапками, бросают им цветы. На ступеньках Аббатства появляются епископы и хор. Горожане преклоняют колено перед царственной четой.



ГОРОЖАНЕ. Да здравствует король наш, Ричард Третий! Да здравствует королева Анна!



                  Под колокольный звон и пение хора король Ричард и королева Анна радостно улыбаются подданным и друг другу. Сверху на них сыплются лепестки белых роз.



                                     КОНЕЦ.




© Copyright: Вера Эльберт, 2017


Свидетельство о публикации №217051501996

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Вера Эльберт



Рецензии

Написать рецензию

Другие произведения автора Вера Эльберт


Авторы   Произведения   Рецензии   Поиск   Вход для авторов   Регистрация   О портале       Стихи.ру   Проза.ру


Портал Проза.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и российского законодательства. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.



Ежедневная аудитория портала Проза.ру – порядка 100 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более полумиллиона страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.



© Все права принадлежат авторам, 2000-2017     Разработка и поддержка: Литературный клуб   Под эгидой Российского союза писателей   18+

<div style="position: absolute;"><img src="http://mc.yandex.ru/watch/548884" alt="" /></div>